Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лебедева Елена: " Утомленная Балом " - читать онлайн

Сохранить .
Утомленная балом Елена Алексеевна Лебедева


        # Елизавета Вересова, супруга известного архитектора, вполне довольна семейной жизнью. Она с удовольствием занимается домашними делами, ладит с детьми, общается с любимой подругой Анастасией, навещает маменьку и сестру Анну.
        Между тем в поле ее зрения попадает отставной офицер Дмитрий Панин. Увлекшись молодым человеком, Лиза оказывается втянутой в интриги: жизнь Лизы подвергается опасности.
        Лизе предстоит разгадать тайну супружества Дмитрия, встретиться с загадочной женщиной по имени Ефросинья, избежать смерти во время пожара и стать фрейлиной императрицы.

        Елена Алексеевна Лебедева
        Утомленная балом


«… Не отдавай души моей
        На жертву суетным желаньям…»

    Д.В. Веневитинов



        Пролог

        Ясным июньским утром 1830 года к воротам Летнего сада подъехал экипаж. Первой из экипажа показалась степенная немолодая женщина, одетая в строгое платье. Следом появились две стройные белокурые девицы. Старшая держалась скромно: ее угловатые движения свидетельствовали о юном возрасте - девушке едва ли было больше двадцати. Младшая не утратила еще детской непосредственности, однако в лице ее уже наметились перемены, которые происходят с девочками в двенадцать лет.
        - Разве куклы умеют разговаривать? - улыбалась старшая. - Ни за что не поверю.
        - Если дождешься полуночи, Апполинария Васильевна расскажет тебе еще и не такую историю.
        - Ах, Аннушка, ты меня уморишь.
        - Нет, это правда, правда! Маменька, Лиза иногда бывает просто несносной! Ну что ей стоит согласиться?
        Женщина смотрела на дочерей поверх пенсне.
        - Лиза забыла, что в детстве тоже беседовала с игрушками.
        - Вот! - Анна торжествующе показала сестре язык.
        В это же время возле Летнего сада случайно оказался Дмитрий Петрович Панин, корнет Н-ского полка. Веселая болтовня сестер привлекла внимание офицера. Он попридержал жеребца, прислушиваясь к разговору. Взгляд молодого человека остановился на милом лице старшей девушки.
        Нетерпеливый жеребец, вынужденный топтаться на месте, решил показать норов. Он дернулся, заржал, после поднялся на дыбы и попытался скинуть седока. Корнет нелепо взмахнул руками, что резко контрастировало с прекрасной военной выправкой, потерял равновесие и рухнул навзничь.
        Лиза и Аннушка, переглянувшись, бросились на помощь.
        - С вами все хорошо? Может быть, вам нужен врач?
        Панин вскочил и принялся отряхивать мундир.
        - Нет, благодарю вас, не стоит беспокоиться.
        - Могла я вас раньше где-нибудь видеть? - Лиза совершенно забыла о наставлениях матушки, запрещавшей дочерям уличные знакомства.
        - Разрешите представиться, Дмитрий Петрович Панин, к вашим услугам. Позвольте узнать, как вас зовут?
        - Елизавета Павловна, - Лиза присела в реверансе.
        Офицер обратился к младшей девушке:
        - А вас?
        - Анна, - прошептала та, залившись краской.
        - Пойдемте, я познакомлю вас с матушкой, - Лиза, взяв за руку Анну, поспешила обратно.
        - Александра Александровна Нелицкая, - женщина протянула руку для поцелуя. - Надеюсь, вы не слишком расшиблись? Будьте осторожны, молодой человек, плохо вышколенные жеребцы имеют привычку взбрыкивать.
        Офицер смутился:
        - Вы ошибаетесь, сударыня. Мой Быстрый - прекрасный скакун.
        - И все же держите с ним ухо востро, мой вам совет!
        - Дмитрий Петрович Панин… - Лиза наморщила лоб. - Ваше имя кажется мне знакомым…
        - Петр Ильич Панин - не ваш ли батюшка? - Нелицкая оживилась. - Достойный человек! Обстоятельный и деловитый.
        - К несчастью, батюшка скончался прошлым летом.
        - Ах, примите мои соболезнования, - Александра Александровна растрогалась. - Как замечательно, помнится, мы с вашим батюшкой танцевали мазурку… Так что же вы, Дмитрий Петрович? Не заедете сегодня к нам на обед? Мы будем вам рады.
        - Вы так добры, сударыня. Я обязательно воспользуюсь приглашением. Возможно, завтра. А сейчас вынужден откланяться, меня ждут дела, - Панин заторопился.
        - До свидания, Дмитрий Петрович. И не забудьте о своем обещании!
        - Ни в коем случае! - офицер взял под козырек, щелкнул каблуками. На миг их с Лизой взгляды встретились. После чего он вскочил на коня и, гарцуя, исчез за поворотом.
        - Какой милый молодой человек, не правда ли, Лиза? - Нелицкая взяла дочерей под руки и повела на прогулку.
        С Лизой происходило что-то непонятное. Девушка, конечно, подумывала о замужестве. Встреча с привлекательным офицером запала в душу, но пока не разбудила сердце. Дмитрий Петрович был для нее просто одним из многих статных красавцев, которыми так славилась столица. Если бы молодой офицер проявил настойчивость, у него были бы шансы занять место в сердце Лизы, но… девушка решила, что уличное знакомство не может иметь продолжения.
        Повернувшись к сестре, Лиза принялась обсуждать новые фасоны платьев из французского журнала мод.



        Глава 1

        Молодая женщина застыла перед старым запылившимся зеркалом. Она внимательно разглядывала отражение, словно пыталась привыкнуть к тому, что видит. Маленькие пятнышки, выступившие на лице, пока ее не портили. Между тем женщине не нравилось это лицо, этот миниатюрный нос, узкие, невыразительные губы, почти незаметный, словно срезанный подбородок. Конечно, беспокоили и проявляющиеся признаки болезни. И только собственные глаза она считала красивыми: выразительные, как на иконах, писанных древними мастерами.
        Повернувшись, она уперлась взглядом в Валериана:
        - Вы будете спать здесь, на диване? Хорошо, тогда я размещусь в спальне.
        Женщина подошла к круглому столу, стоявшему в центре невзрачной комнаты, и со вздохом опустилась на стул.
        - Я хотел умолять вас… Я лишь прошу позволить любить вас…
        Голос Валериана волновал женщину, но она предпочитала сдерживать чувства.
        - Не будем сейчас об этом. Разве вы не знаете, Валери, что любить меня - смертельная опасность?
        - Знаю, конечно, знаю. Но я не боюсь этого. Дорогая, я прошу лишь позволить…
        Женщина сделала отрицательный жест рукой.
        - Нет-нет, ни в коем случае не называйте меня по имени, забудьте его! Прежняя жизнь осталась в прошлом. Теперь я - просто Ефросинья.
        - Ефросинья Егоровна, я полагаю?
        - Пусть будет так.
        Женщина поднялась со стула и медленно направилась в соседнюю комнату. Вернувшись, она поставила на стол массивную шкатулку, инкрустированную жемчугом и изумрудами, которая уже сама по себе была драгоценностью и странно смотрелась в этом убогом жилище.
        Ефросинья открыла шкатулку и достала ассигнации.
        - Это все, что удалось взять из дома. Надеюсь, нам хватит денег на следующие несколько лет. Если не хватит, продадим драгоценности.
        - Вы не боитесь воров? Здесь, мне кажется, их много.
        - Валери, как нам позаботиться о своей безопасности, если мы находимся в таком положении? - и, словно отвечая сама себе, продолжила. - Мы будем жить скромно, одеваться скромно, чтобы никто, слышите, никто не заподозрил нашего прошлого.
        - Но ваша речь и манеры, милая Ефросинья… Они выдадут вас с головой!
        - Не беспокойтесь. У мужа я переняла актерские навыки, он был хорошим учителем. Его уроки я прекрасно запомнила. А теперь, - она протянула одну ассигнацию спутнику, - позаботьтесь о том, чтобы нам было на что жить в ближайшее время. Нужно разменять эти деньги на мелкие, и чем мельче, тем лучше.
        Ефросинья достала еще несколько ассигнаций.
        - Эти деньги отнесите в банк и положите под проценты на свое имя. Со мной может случиться все, что угодно, а я хочу, чтобы и после меня вы смогли жить безбедно.
        Валериан подошел к Ефросинье и порывисто привлек к себе, но та уклонилась от поцелуя.
        - Нет, нельзя, вы же знаете. Постарайтесь держаться от меня на расстоянии, это для вашего же блага. Вот, возьмите деньги.
        Когда Валериан взял протянутые ему бумажки и бережно убрал их во внутренний карман сюртука, Ефросинья продолжила отдавать распоряжения.
        - Продайте лошадей. Они уже ни на что не годятся после нашей долгой дороги, - купите новых. Найдите конюха и конюшню, но не рядом, а где-нибудь в получасе ходьбы. Не расплачивайтесь пока с конюхом, обещайте денег, но не давайте. Знаю я эту братию! И позаботьтесь о том, чтобы у нас была карета на полозьях. Зима будет холодной и снежной.
        Когда Валериан собрался уходить, надевая на иссиня-черные волосы лохматую шапку, Ефросинья его остановила.
        - Да, и еще… Помните, что я вам доверяю и нуждаюсь в вас, как ни в ком другом. Будьте осторожны.
        Валериан поцеловал белоснежную женскую руку и со смешанным чувством любви и смятения вышел из комнаты.
        Ефросинья достала из сундука дневник в кожаном переплете с вензелями и, подумав, села за покрытый зеленым сукном стол. Свеча, единственная на столе, горела ярко. Обмокнув гусиное перо в чернила, женщина принялась писать. Буквы из-под пера появлялись ровные, аккуратные:



«Двенадцатое декабря восемьсот тридцать пятого года. Сняли квартиру, впрочем, она мне не нравится. Тесно и неуютно. Но теперь я не могу выбирать, поэтому постараюсь привыкнуть ко всему, что меня ожидает. Часть времени придется посвящать размышлениям: нужно понять, почему господь выбрал для меня именно это наказание? За какие провинности лишил всего? Разве я вела себя плохо? И еще меня беспокоит чувство, которое испытываю к мужу. Мне хочется любой ценой оказаться рядом, вернуть его угасшую любовь. Понимаю, что это бесполезно. Более того, опасно. Опасно не для меня, для него. Потому что я на многое способна и в состоянии дойти до края, за которым смерть. Зреющий в голове план страшен. И времени на его осуществление немного. Но я обязана успеть. Господь услышит меня и поймет. Буду уповать на его божественную милость».


        Ефросинья отложила перо. Встала и подошла к иконе, висевшей справа от стола, в углу, в окружении горящих свечей. Опустилась на колени, шепча слова молитвы. Тонкие влажные полоски заблестели на щеках, отражая блики огня. Скорбный лик, безразлично смотрящий на нее, казался грозным и оттого заставлял еще усерднее молиться. Лицо ее стало хмурым и некрасивым. Сгорбившаяся фигура в черном простом платье ничем не напоминала прежнюю девушку из богатой дворянской семьи, имевшую все, чего душа пожелает. Теперь у нее была другая, никому неизвестная судьба.
        Одно Ефросинья знала наверняка: никто не спасется от возмездия.



        Глава 2

        Николай Степанович Вересов несколько часов не покидал кабинета. Он сидел за массивным, красного дерева столом и перебирал бумаги. Иногда он брал в руки карандаш и энергично правил или делал заметки на полях.
        Не замечая, что за двумя узкими окнами уже темнеет, он только разворачивался ближе к огню, если переставал разбирать мелкие надписи на чертежах.
        Рядом с рабочим столом, в глубине комнаты, находился еще один стол, на котором одна на другой лежали папки с бумагами, чертежи, свернутые трубками и аккуратно уложенные в некое подобие карточного домика.
        Вдоль стены тянулись стеллажи с иностранными книгами по архитектуре и искусству. На других стенах были развешены карандашные зарисовки Исаакиевского собора, выполненные самим Николаем Степановичем. У дальнего угла комнаты стоял обитый малиновым бархатом диван. На нем хозяин кабинета мог иногда отдыхать, закрыв глаза, или вздремнуть минут с пятнадцать, забывшись неглубоким сном.
        Николай Степанович был талантливым, востребованным архитектором и вот уже несколько лет под руководством великого Монферрана трудился над возведением Исаакиевского собора.
        Работа шла медленно. Это был уже четвертый Исаакиевский собор: три его предшественника не нравились прежним государям, но сейчас появилась надежда, что четвертый удовлетворит изысканные вкусы Николая Первого. Часть стены, оставшейся от третьего собора, высочайшим повелением было разрешено сохранить, и по этой причине конструкцию приходилось время от времени подправлять, добавляя новые детали. Но сейчас, накануне 1836 года, дело сдвинулось, и почти удалось подвести здание под купол. Это не могло не радовать архитектора.
        Работу Николая Степановича неожиданно прервали: двойную дверь кабинета распахнули, и на пороге показалась миловидная девушка с нежными чертами лица и изящной белокурой головкой.
        - Николенька, ты совершенно изводишь себя чертежами, тебе нужен отдых!
        Она подошла к столу и наклонилась к мужу, привычно целуя его в затылок.
        - Лиза, ты же знаешь, у меня много работы.
        - Да, знаю, но снова прошу тебя ехать со мной в Зимний.
        Николай Степанович привлек жену к себе и, бережно обняв за талию, усадил на колени.
        - Ты можешь ехать одна. Только возьми с собой горничную. И потом, я доверяю тебя Стаси - она опытна в подобных делах.
        - Ах, Стаси, - воскликнула Лиза, - она совершенно переменилась! Мне думается, у нее появилось сердечное увлечение.
        - Увлечение? У Ледяной Стаси? Как это на нее непохоже. Впрочем, тебе виднее, вы же подруги.
        Лиза прижалась к мужу и снова его поцеловала.
        - Поедем со мной, Николенька, без тебя я буду скучать.
        - Скучать на балу? Пустое, - Николай Степанович тихо рассмеялся, - уверяю тебя, Лиза, скучать тебе не придется.
        Лиза встала и в задумчивости направилась к двери. Робко оглянулась.
        - Раз ты настаиваешь, я поеду одна. Прикажи няне как следует смотреть за детьми.
        После минутного раздумья в проеме двери Лиза направилась обратно:
        - Может быть, поедем вместе…
        Николай Степанович встал из-за стола, отложив чертежи, подошел к жене и снова ее обнял.
        - Лиза, - он выбирал слова, умиляясь ее настойчивости и нежно улыбаясь, - ни о чем не беспокойся; поезжай, веселись. Но очень тебя прошу, не кокетничай с царем, это опасно. Не кокетничай с военными, я буду ревновать. Впрочем, ни с кем не кокетничай, - он внезапно сделался серьезным, - поезжай.
        Поцеловав жену в обе щеки, прикоснувшись губами к ее руке, Николай Степанович снова вернулся к работе, а Лиза, тихо покинув кабинет, направилась за ширму, где при помощи горничной Любаши переоделась.
        Внезапно послышался топот маленьких ножек и сердитое ворчание пожилой женщины. Вместе с потоком воздуха в комнату ворвались шум, гомон, крики двух ребятишек, которых никак не могла усмирить строгая пожилая няня Агриппина Тихоновна.
        Подвижная, похожая на милого ангелочка малышка быстро взобралась на руки к Лизе и крепко ее обняла.
        - Мадемуазель, постойте… Сонечка… Не нужно так быстро бегать, - ворчливым тоном, запыхавшись, говорила Агриппина Тихоновна, - посмотрите, что стало с вашим платьем, мадемуазель!
        - Ах, mama! - капризно звенел голосок Сонечки. - Скажите няне, чтобы перестала ворчать! Злая, злая старуха! Противная старая женщина!
        - Мадемуазель, как вам не стыдно! Где ваши манеры? - с напускной серьезностью отчеканила Лиза. - Не следует такой хорошенькой девочке говорить подобные слова!
        - Соня - бяка, она меня обижает! - присоединился к разговору Сашенька. - Она взяла лошадку!
        - Дети, не следует так кричать. Что скажет ваш papa, когда закончит работу? Думаю, ему не понравится, как вы себя ведете, - лукаво прищурив глаза, проговорила молодая женщина.
        - Извините меня, Елизавета Павловна, это я виновата, позволила мадемуазель вести себя неприлично… Если вы разрешите, мы пойдем в детскую? - переведя дух, добавила няня Варвара.
        - Ступайте… И не забудьте переодеть детей во все сухое. Им нельзя простужаться.
        Лиза вздохнула и мысленно улыбнулась. Ну разве не очарование - ее дети? А Соня, до чего же она хороша, особенно, когда от быстрого бега розовеют ее нежные абрикосовые щечки. А Сашенька? Как он похож на отца, такой же темноволосый и задумчивый. А как игриво закручиваются его темные локоны! Ах, за разговором с детьми она совершенно забыла, что нужно ехать…
        Лиза заторопила Любашу, приказав ей быстрее собираться и подавать к подъезду сани.


* * *
        Всю первую половину дороги Лиза изводила кучера Митрофана, чтобы тот подгонял лошадей; она так боялась опоздать, ведь именно сегодня ее первый бал в Зимнем. Убедившись, что сделала все возможное, Лиза немного успокоилась и принялась рассматривать проплывающие мимо знакомые здания.
        Пошел плотный, тяжелый, декабрьский снег. Сначала снега было немного, но скоро он повалил крупными хлопьями, попадая в глаза, на лицо, за отворот воротника. Лиза плотнее укуталась в пушистую шубу и поправила меховой плед, укрывающий ноги. Она любила снегопады, несмотря на все неудобства, которые те причиняли. Снежные бабочки, поблескивая в желтоватых лучах фонарей, кружились в сказочном хороводе. Они словно забавлялись друг с другом молчаливой игрой: слетались и разлетались, устраивали таинственный, ритуальный зимний танец.
        Лиза задумалась. Она думала о себе, о муже, о детях, потом начала раздумывать о младшей сестре и матушке, после ее мыслями завладели думы о лучшей подруге Стаси.
        Ах, эта Стаси! Ей бы, Лизе, такую стать, такую яркую, почти цыганскую внешность! От матери Анастасия Романовна Северина унаследовала подчеркнуто прохладную утонченность, выразительную, строгую линию профиля, а от отца - бархатистые, слегка влажные глаза. Лиза считала Стаси красавицей. Была ли та красива на самом деле? Возможно. Но в толпе фрейлин мадемуазель Северина ничем не выделялась, разве что цветом платья.
        Лиза улыбнулась своим мыслям. Подруга любила играть роли, у нее это получалось как-то естественно, без напускного жеманства. Но только Лиза знала, какой ценой эти роли даются Стаси, что у нее на самом деле на душе. Бедная, нежная подружка!
        Анастасии Романовне Севериной самой судьбой было предназначено стать фрейлиной. Еще совсем ребенком, после трагической гибели родителей, она попала в приют для дворянских детей-сирот. Получив прекрасное образование и зная нескольких иностранных языков, Стаси была взята во дворец, где на нее возложили обязанности фрейлины при императрице.
        Несмотря на то, что Стаси была немного замкнутой и не любила шумные общества, ей приходилось это тщательно скрывать. Фрейлине не полагалось показывать зубки, а присутствие на балах, празднествах и других развлечениях стало обязанностью.
        Сани остановились. Отдав распоряжения Митрофану, Лиза поспешила по мраморной лестнице наверх, в фрейлинскую квартиру подруги. Дверь распахнула сама Стаси, бледная и встревоженная.
        - Мадам Лизи, ты же прекрасно знаешь, что мы не можем сегодня опаздывать!
        Многочисленная прислуга в несколько быстрых рук начала на ходу раздевать не успевшую опомниться Лизу. Долой шубку, шляпку, перчатки, платье, сапожки. Лиза стояла посреди прихожей в нижнем белье, удивляясь, как она умудрилась не остаться совершенно обнаженной.
        Стаси властно потянула Лизу за руку через затемненный будуар в спальню. Здесь, на широкой кровати, она увидела необычайной красоты платье - точную копию того, что было на мадемуазель Севериной.
        - Скажи же что-нибудь, не правда ли, чудо?
        Лиза несколько раз приходила к подруге на примерку, а заодно и в гости, но ни разу не видела платья в готовом виде.
        Изумительное, белое с красными вставками платье было сшито умелыми руками портнихи в стиле старинных боярских одеяний времен Иоанна Грозного. Вместо тяжелого, расшитого золотыми нитями шелка портниха использовала самые легкие ткани, благодаря чему платье не утратило воздушности, необходимой для исполнения сложных танцевальных па. По велению современной моды платье дивно облегало фигуру и открывало плечи. Мелкий жемчуг, рассыпанный по горловине и краям рукавов, томно поблескивал, играя в лучах зажженных свечей. Тонкие, невесомые золотые нити, которыми были расшиты рукава и передняя планка платья, нисколько не утяжеляли наряда, придавая ему парадный блеск.
        Лиза воскликнула:
        - Чудесное платье!
        Стаси будто бы ждала этого и сразу сделала знак слугам, чтобы те начали одевать Лизу: одни подхватили платье, другие занялись корсетом, третьи извлекали из прически шпильки.
        Все это время Стаси внимательно следила за действием, отдавая распоряжения, Лизе же оставалось следовать им. Она наслаждалась предвкушением перемен, ей чудилось, что жизнь только начинается, обещая волнующие мгновения.
        Наконец преображение завершилось. Узнать прежнюю Лизу было невозможно: белокурые волосы аккуратно собраны и украшены кокошником, талия изящно подчеркнута силуэтом платья, обнаженная шея и плечи совершенной формы…
        Стаси оставалась задумчивой, приложив указательный палец к губам.
        - Чего-то не достает… Ах, право же, я совсем забыла!
        Она на минуту вышла, а когда вернулась, в руках ее сверкало изящное бриллиантовое колье.
        - Это мой подарок, дорогая!
        Фрейлина привычным движением застегнула украшение на шее подруги и восхитилась, аккуратно его расправив:
        - Вот теперь ты по-настоящему прекрасна.
        Лиза довольно улыбнулась. Вгляделась в собственное отражение, плавно провела рукой по бриллиантам. Она без сомнения очень недурна собой, и парадное фрейлинское платье выгодно подчеркивает ее достоинства. Только вот от чего-то глаза странно блестят, а вид стал холодным и - о, ужас! - слегка надменным. Словно женщина в зеркале старше самой Лизы на несколько лет.
        Лиза мгновенно отогнала это выражение лица прочь:
        - Стаси, я так тебе признательна! Ты даже не можешь представить!
        - Не говори этого, Лизи. Я не хочу этого слышать, - в глазах темноволосой фрейлины блестели озорные огоньки, - скажешь после. А теперь поспешим, дорогая, мы едва успеваем!
        Всю дорогу Стаси не замолкала; Лиза не переставала удивляться изменениям, произошедшим с подругой.
        - Вообрази, Лиза, я влюбилась! - шептала она взволнованно.
        - И в кого же?
        - Ты его совсем скоро увидишь. Ах, Лиза, он так хорош, так восхитителен… и оказывает мне знаки внимания!
        - Сегодняшний день богат на сюрпризы. Стаси, холодная и непреклонная Стаси - и вдруг влюбилась?
        - В него невозможно не влюбиться!
        - Да кто же он?
        - Он… - Стаси выразительно вздохнула, вкладывая в сказанное скрываемое до поры чувство. - Понимаешь, что это означает?
        У Лизы на мгновение замерло сердце. Лиза знала, что это значит и что за этим последует. Он - это император Николай Павлович, самодержец, Его императорское величество.
        - Почему ты позволила себе… Как можно было в него влюбляться?
        - Это против меня, - Стаси задыхалась, прибавляя шаг, - но это часть меня! Лиза, я сгораю…
        - Не мне тебе напоминать, что бывает с фрейлинами, которых выбирает император. А в результате ты окажешься замужем за послом в какой-нибудь забытой богом стране.
        - Да, я знаю… И хочу этого.
        - Ты безумна, Стаси, - Лиза говорила с придыханием, но совсем тихо.
        - Лиза, а ты любила когда-нибудь так, чтобы все забыть, растворившись в любимом?
        - Так не любят - это прихоть, влюбленность, болезнь, но не любовь.
        - Не торопись, - тоном провидицы произнесла Стаси, - когда-нибудь и тебя настигнут стрелы Амура.
        Подруги замедлили шаг. Перед ними открылся огромный зал, полный богато одетых вельмож. Зал поразил Лизу роскошью, однако заполнявшие его люди переговаривались шепотом и держались настороженно, будто бы боялись ослушаться высочайшего приказа.
        Фрейлина наклонилась к уху подруги и зашептала:
        - Держись подле меня.
        Они вошли в зал и заняли указанные им места. Распахнулись массивные двери, по залу пронесся легкий восторженный шепот: первыми появились император и императрица, за ними проследовали члены императорской фамилии и наиболее приближенные особы.
        Лиза впервые видела императора так близко. Разогретая разговором с подругой, она из-под полуопущенных ресниц с интересом разглядывала его, убеждая себя, что в нем нет ничего такого, что могло бы внушить страсть или хотя бы смутить чувства.
        Николай Павлович был высок и строен; Лиза отметила, что у него открытое лицо с крупными, серьезными глазами. Император смотрел прямо перед собой, взгляд его был быстр. Когда же он повернулся, отвечая на чье-то приветствие, взору Лизы предстал художественный профиль. Не было в облике императора ни надменной важности, ни ветреной торопливости; Лиза ощутила в государе неподдельную внутреннюю строгость.
        Монаршая чета приближалась, и сердце Лизы колотилось сильнее: что она скажет, как представится? Как отреагирует император?
        Наконец государь поравнялся с подругами, девушки присели в реверансе. Николай Павлович знаком велел им подняться, приветствуя легким кивком головы.
        - Итак, Анастасия Романовна, вы сегодня не одна. Кто ваша очаровательная спутница? - император внимательно изучал Лизу.
        Лиза снова склонилась, произнесла взволнованно:
        - Елизавета Павловна Вересова, Ваше императорское величество.
        - Супруга архитектора Вересова, я полагаю?
        - Да, ваше величество.
        - Что же вы раньше у нас не бывали?
        Лиза окончательно смутилась:
        - Если будет угодно вашему величеству…
        - Угодно! Это Анастасии Романовне замечание: что же вы, милая, не приводили подругу раньше?
        В разговор вступила Стаси, в ее голосе слышалось плохо скрываемое обожание:
        - Николай Павлович, государь, простите великодушно, я исправлюсь.
        Романов рассмеялся, весело глядя ей в лицо:
        - Не сомневаюсь. И все же, Стаси, почему вы перестали читать императрице по вечерам? - он посмотрел внимательно на супругу, но та оставалась равнодушной к разговору, раскрыв пушистый веер.
        - Анастасия Романовна всю неделю жалуется на головную боль.
        - Это правда? - удивился Николай Павлович. - А я вижу, что ей гораздо лучше. Завтра она может читать Вашей светлости что-нибудь из Гете. Я и сам зайду послушать.
        Лиза видела, что глаза подруги загораются огнем ликования и что уже невозможно это скрыть: Стаси сияла от счастья. Лиза поняла, что император просто не может этого не замечать и что, возможно, даже императрица в курсе сердечных дел фрейлины. Бедная Стаси, что ее ожидает?
        Императорская чета начала удаляться, периодически обращаясь к присутствующим с приветствием. Лиза почувствовала, что кто-то настойчиво тянет ее за локоть.
        - Ты слишком волнуешься и привлекаешь внимание. Держись естественно.
        - Тише, ты тоже привлекаешь внимание. Возможно даже больше, чем я.
        Стаси с негодованием отвернулась, прикрыв лицо веером, но легкая улыбка скоро сменила надменное выражение лица. Фрейлина не пропустила ни единого жеста, сделанного императором.
        Скоро императорская чета закончила обход гостей, и был объявлен первый танец.
        Лиза очутилась в паре с незнакомым седовласым вельможей, который ни на секунду не отводил взгляда от ее лица. Во время перерыва между танцами вельможа решил представиться:
        - Антон Андреевич Звенигородько, к вашим услугам.
        Лиза слегка склонила голову:
        - Елизавета Павловна Вересова.
        - Вы так похожи на одну прекрасную женщину, - Звенигородько задумался.
        - Да, отмечают, что я похожа на матушку. Возможно, вы говорите о ней.
        - Как зовут вашу матушку?
        - Александра Александровна Нелицкая.
        - Я знал когда-то вашу семью. Но женщина, на которую вы похожи, к ней не имеет никакого отношения.
        - Вы меня заинтриговали. Кто же она?
        Звенигородько не успел ответить - загремела музыка, Лиза снова закружилась в танце. Музыка с каждым новым тактом становилась все громче. Постепенно девушка перестала волноваться и на шестом танце совершенно освоилась, мило улыбнувшись в ответ своему кавалеру.
        Пары сменились, сменился темп и ритм танцев. Лиза все больше увлекалась, и ей теперь казалось, что музыка будет литься бесконечно, что тело ее - лишь крохотная частица, уносимая в водоворот прекрасных звуков.



        Глава 3

        Дмитрий Петрович Панин не был в столице более полутора лет. Возвращение в родной город наполняло сердце воодушевлением. Парадная помпезность особняков Невского проспекта не раздражала, напротив, роскошные здания радовали глаз: где в России, помимо Петербурга, можно увидеть такое количество образцовых произведений искусства? Еще совсем недавно он чувствовал себя провинциалом и был готов покориться судьбе, но недавние события изменили всю его жизнь. Несмотря ни на что, он был рад! И даже отставка не повлияла на его приподнятое настроение.
        Он остановился недалеко от Казанского собора, спрыгнул на мостовую, предоставляя Быстрому возможность немного отдохнуть. Торопиться некуда - хотелось вобрать в себя весь Петербург, ведь с этим городом связано столько во споминаний!
        Митя некоторое время любовался храмом. Собор хоть и был недавно построен, но быстро завоевал любовь прихожан. Вот и Дмитрий Петрович в прежние времена любил здесь бывать, молясь за упокой дорогого батюшки.
        Митя надеялся, что возвращение в столицу оправдает его ожидания. Он уже составил план, что надобно сделать в первую очередь, и теперь представлял, как это может быть сделано. Не последнюю роль он отводил прекрасным дамам. Необходимо было заполучить расположение тех, чьи рекомендации могли повлиять на его карьеру в высшем свете.
        Неподалеку бойко щебетали румяные красавицы, и Митя им смело улыбнулся, чем вызвал сдержанный смех и лукавые взгляды. «Я все еще нравлюсь женщинам!» - весело подумал он.
        Митя не преувеличивал: высокий рост и правильное телосложение сразу делали его заметным среди окружающих. Строгий костюм для верховой езды только подчеркивал его достоинства. Светлые волосы средней длины, слегка прищуренные серые глаза, узкие, но достаточно выразительные губы, благородные манеры… Он вполне мог бы позировать самому Карлу Брюллову.
        Свернув с Невского, Дмитрий Петрович остановился у дома с мезонином.
        Не успел он подняться по ступеням, как его уже встречали многочисленные слуги. Одетый в богатую ливрею дворецкий вышел вперед:
        - Дмитрий Петрович, давненько вы не были у нас! Здравия желаем.
        - Что хозяин - Павел Николаевич, дома ли? - Дмитрий передал старому слуге верхнюю одежду.
        - Дома, они с утра никуда не выходили. Софья Петровна скоро родить должны-с, вот они и чаевничают в гостиной.
        - Софья? И давно она в тягости?
        - Да уж девятый месяц пошел, со дня на день ждем-с!
        Дмитрий не стал дольше выслушивать подробности, которые дворецкий охотно бы ему сообщил, а быстро взбежал по широкой лестнице, ведущей на второй этаж. Распахнув двери гостиной, он сразу увидел пополневшую, но на удивление хорошенькую темноволосую Софью, рядом с которой восседал старый приятель Павел Николаевич Шиманов.
        Оба разом обернулись. Павел вскочил с дивана и заключил друга в объятия.
        - Дмитрий Петрович! Митя! Дружище, ты совсем не изменился. Разве что теперь без мундира, который тебе был к лицу, - Шиманов немного подался назад, оглядывая Дмитрия с головы до ног, но потом вновь крепко прижал к груди. - До меня дошли слухи, что ты теперь в отставке. И какова же причина, позволь узнать?
        - Причина одна - пошатнувшееся здоровье. Как говаривал наш полковой лекарь:
«Печенка уже не та!»
        - Твоя печенка?! Эх, Митя! Не разучился ты, друг, лукавить! Ну да ладно, настоящую причину ты мне все равно не скажешь, так что поверим на слово. Как поживает твоя любезная женушка? Почему ты не взял ее с собой в столицу?
        Павлу Николаевичу на секунду показалось, что в глазах близкого друга промелькнуло что-то нехорошее, чужое. Но Митя уже от души смеялся:
        - Ты тоже не изменился, дружище. Почему не взял с собой супругу? Это долгий разговор, поговорим об этом после. А ты все больше становишься похожим на отца, такой же домосед, - Митя похлопал друга по спине, - не удивлюсь, если ты нигде не бываешь!
        Вырвавшись из крепких рук приятеля, офицер подошел к молодой женщине, смотревшей на него снизу вверх чуть лукаво из-под густых ресниц.
        - Павел, надеюсь, ты позволишь поцеловать Софье Петровне ручку?
        И не дожидаясь согласия мужа, Митя опустился на одно колено перед темноволосой красавицей, бережно заключая ее белоснежную ручку в свои руки и нежно целуя ее.
        - Софья, простите, я прежде должен был поздороваться с вами. Вы, моя милая, право, совершенно не изменились. Она еще более похорошела, деликатное положение пошло ей на пользу, - проговорил Митя, уже обращаясь к приятелю и приглушая голос. - Как вы себя чувствуете, дорогая?
        - Ах, милый Митя, вот уже несколько месяцев я скрываюсь от глаз посторонних, в свете не бываю, все больше скучаю, - в глазах молодой женщины читалось искреннее отвращение к собственному положению. - Очень неудобно. Чувствую себя старой и немощной.
        - Полно, Софьюшка! До настоящего времени я представлял вас совсем юной - такой, как на венчании. Насколько женщину меняет замужество! Эти два года вам явно пошли на пользу. А Павел, каков молодец!
        Шиманов все это время молча выслушивал комплименты в адрес собственной жены с нескрываемым удовольствием. Он подошел к супруге сзади и ласково обнял ее за плечи.
        - Моя Софи действительно достойна всяческих похвал. Последние несколько месяцев ей приходится совсем нелегко, но она мужественно вынашивает нашего сына.
        - Сына? - переспросил Дмитрий.
        - Конечно, мы ждем сына, - проворковала улыбчивая женщина, - доктор все время говорит, что будет сын.
        - Видишь ли, Митя, у врачей есть свои приметы: форма живота, вид женщины, цвет кожи, по которым они безошибочно определяют, кто должен родиться, - проговорил Павел Николаевич, переходя на шепот и увлекая приятеля подальше от жены.
        - Подумать только! И что же, определяется мальчик?
        - Да, мальчик.
        Митя развернулся вполоборота и начал исподтишка разглядывать Софью. Она действительно похорошела, несмотря на большой, выступающий на фоне объемного платья живот. Ему вспомнилась нежная, синеглазая девочка с изящной талией и плавными движениями. Когда-то в юности он был влюблен в нее…
        Это были замечательные годы. Загородные имения обеих семей находились поблизости, и Митя с Павлом все лето проводили в бешеных скачках по полям, в выездах на охоту. Потом оба влюбились в Софью, которая позже предпочла Павла. Годы влюбленности и первых любовных переживаний!
        От воспоминаний Митю отвлек голос Софьи:
        - Павел Николаевич, что же вы Дмитрия Петровича в гостиной держите? Он с дороги и наверняка проголодался, - Софья позвонила в колокольчик, стоящий рядом на резном столике. Через некоторое время появилась прислуга.
        - Вот что, милая. Скажи на кухне, что мы будем сегодня обедать раньше. Пусть через полчаса накрывают в столовой. Да чтобы по высшему классу. У нас очень важный гость, - Софья бросила выразительный взгляд в сторону Дмитрия, который сразу выделил особое отношение, вкладываемое хозяйкой дома в сказанные слова.
        Через полчаса действительно накрыли в столовой, и молодые люди проследовали к столу. Митя с удовольствием принялся разглядывать серебро приборов и разнообразие яств: копченые перепела, маринованные грибочки, соленые огурчики идеальной формы, черную икру, поданную в причудливой посуде, хитро приготовленную телятину. Обилие свежей зелени и фруктов в это время года удивило особенно. Нужно отдать должное хозяйке, в доме Шимановых умеют принимать даже нежданных гостей.



        Глава 4

        Нелицкая проснулась засветло. Ее испугал страшный сон, который к тому же сулил несчастье. Приснился покойный супруг: Павел Янович свежевал старого мерина. Нелицкая открыла лежащий рядом с кроватью сонник. Оказалось, что лошадь - ко лжи, сырое мясо - к болезни, а умерший - к перемене погоды.
        Проснувшись окончательно, Нелицкая встала, разбудила горничную и умылась. Распорядилась, чтобы приготовили кофе. Без аппетита поела. Сходила прогуляться на улицу. Вернувшись, застала дочерей в библиотеке; те развлекались гаданием по книге Жуковского.
        Нелицкая спустилась в гостиную. Тревожило вчерашнее заявление Лизы, которая поссорилась с мужем и потому вечером не вернулась домой, а заночевала у матери.

«Ах, доченька, милая моя деточка. Как же я не убедила тебя в том, что замужество - это обязательства и покорность? И клятва, данная у алтаря, - не пустые слова! Господи, спаси и помилуй ее. Просветли разум и направь ее помыслы! Лиза так наивна. И что такое ей взбрело в голову: «Брак - это цепи, которые даны на всю жизнь!» Где она только этому научилась? Неужели, это влияние Анны? Такой юной, но уже очень самостоятельной Анны, которая с детства умеет довести любого до слез?»
        Глубоко вздохнув, Нелицкая опустилась в кресло. Мысли продолжали мучить ее.

«Ах, эта проказница Анна. Только папенька мог с ней справляться. После его смерти эта особа совершенно отбилась от рук. Словно ее существование - один бесконечный протест. Господи, и эту мою дочку направь и образумь, умоляю тебя!»
        Нелицкая закатила глаза и начала самозабвенно перечитывать «Отче наш». Наконец, она успокоилась и даже воспряла духом. Как же ей раньше не пришло в голову, как же можно быть такой близорукой! Младшую дочь нужно быстрее выдать замуж.
        В этот момент в поле зрения Александры Александровны попал дворецкий, который несколько минут стоял рядом, не решаясь прервать молитву хозяйки.
        - Ну что тебе? Что снова произошло в этом доме? - Нелицкая смотрела на смущенного человека поверх пенсне.
        - Извините, госпожа, там, в прихожей…
        - Ну что, что такое в прихожей? - Нелицкая начинала терять терпение. Кажется, что и слуги, сговорившись, решили вывести ее из себя.
        - Может быть госпоже лучше самой посмотреть?
        Нелицкая решительно направилась из комнат, на ходу проклиная слуг.
        - Вокруг одни бездельники! Почему я должна всем заниматься!?
        Дворецкий пробежал вперед и распахнул перед хозяйкой все закрытые двери; когда дверь в прихожую также была распахнута, Нелицкая остановилась и развела руками, ее лицо выражало крайнее удивление.
        - Боже мой, откуда все это?
        Прихожая благоухала экзотическими запахами. Множество роз, орхидей, лилий, фиалок и других свежесрезанных цветов, редких в это время года, предстали перед взором изумленной Александры Александровны. Сзади послышался голос дворецкого:
        - Здесь записка…
        - Давай же ее скорее! - Нелицкая сразу сообразила, что у одной из дочерей появился тайный почитатель. Быстро пробежав глазами послание, она воскликнула:
        - А где же он сам?
        Распорядившись занести цветы в гостиную, Нелицкая поспешила по широкой лестнице наверх, где в это время находились дочери.
        Светловолосая девушка разглядывала молодого человека, который вот уже несколько минут гарцевал прямо под окнами библиотеки.
        - Лиза, посмотри, какой красавец. Бог мой, какая выправка! Иди же скорей сюда, - Аннушка прильнула к стеклу.
        Лиза оказалась рядом. Она мгновенно оценила и безупречный костюм, и умение держаться в седле, и красоту молодого человека. Выражение лица гостя оставалось безразличным, между тем он резко поднял скакуна на дыбы, тело его напряглось.
        Аннушка прищурила глаза:
        - Что-то в его облике кажется мне знакомым… Лиза, помнишь, несколько лет назад… - Анна мечтательно возвела глаза к небу, наматывая непослушный локон на тонкий пальчик, - Летний сад, июнь, молодой офицер… - снова развернувшись к окну, она отчеканила. - Да, это он, определенно!
        - Дмитрий Петрович Панин, я хорошо помню этого человека. Как я могла его не узнать? - Лиза обняла Анну за талию и положила подбородок к ней на плечо. - А он очень хорош, этот Панин. Интересно, что он здесь делает?
        Ответом на вопрос была реплика вошедшей в библиотеку Нелицкой.
        - Лиза, Анна! Гостиная сейчас благоухает ароматами, а у меня в руках письмо от человека, который прислал эти цветы.



«Сударыня!
        Хочу выразить глубочайшее почтение вашему дому, а также воспользоваться приглашением, которое получил несколько лет назад в Летнем саду. Позвольте засвидетельствовать уважение лично.
        Не откажите принять у себя своего почитателя, Дмитрия Петровича Панина, с отцом которого вы были некогда знакомы.
        Искренне Ваш, Д.П.»


        Аннушка оживилась:
        - Это же тот бравый офицер, который гарцует у наших окон, матушка!
        Нелицкая выглянула на улицу и стала торопить дочерей.
        - Нужно принять гостя, иначе он совершенно замерзнет.
        Через некоторое время все сидели в гостиной и пили чай: Аннушка - смущаясь и краснея, Лиза - спокойно оглядывая гостя, Нелицкая - ведя доброжелательную беседу. После того, как суматоха, связанная с неожиданным визитом, улеглась, Александра Александровна велела приготовить гостю кипятка в огромном самоваре, который внесли прямо в гостиную и водрузили посередине стола. Нелицкая проявила к Мите теплоту и доброжелательность, поблагодарив за цветы и неожиданный визит.
        - Боже, как давно и как недавно это было, - повела разговор Александра Александровна, - точно вчера мы виделись в Летнем саду, и вот уже моя младшая дочь - Аннушка, подросла и стала настоящей красавицей!
        Дмитрий Петрович вежливо улыбался, поддерживая разговор:
        - А ваша старшая дочь - Елизавета Павловна - еще не замужем?
        Лиза хотела ответить, но Нелицкая ее опередила:
        - Нет, милый Митя, могу я вас так называть? Лиза несколько лет замужем за достойным человеком. Я так рада, - Нелицкая выразительно посмотрела на дочь, - да, я рада, что покойный отец не ошибся с выбором.
        - Как жаль! - в глазах Дмитрия Петровича читалось искреннее разочарование, но на губах продолжала играть улыбка.
        Окинув взглядом присутствующих, Митя продолжил:
        - Надеюсь, я не позволил себе ничего лишнего? Напросившись в гости, я надеялся застать Елизавету Павловну свободной и даже начал строить планы…
        Нелицкая погрозила гостю пальцем, сохраняя благодушное настроение:
        - Ну что же, Митя, вы, конечно же, ошиблись по поводу Лизы, увы… - она сделала выразительный жест, - но… это не значит, что вы не сможете бывать у нас, в этом доме, - Александра Александровна специально подчеркнула последние слова.
        - Благодарю вас, сударыня, я обязательно воспользуюсь гостеприимством и побываю в ваших стенах еще раз, - Панин выдержал паузу, - вместе с супругой.
        Нелицкая чуть было не пролила чай на свое атласное платье.
        - Как, Митя, вы женаты?!
        В то время, как на присутствующих дам сказанное произвело эффект разорвавшегося снаряда, - Аннушка и Лиза пытались скрыть удивление и разочарование, - сам Митя, казалось, получал огромное удовольствие от собственных слов, наблюдая за женщинами.
        - Да, сударыня, у меня чудесная супруга, просто ангел.
        Нелицкая замолчала. Она начала рассматривать гостя, потом поймала себя на мысли, что так поступать невежливо. «Какой странный молодой человек, - думала она. - Что привело его к нам, если не желание продолжить знакомство с дочерьми? Старая любовь к Лизе? Но его душевные разговоры о супруге… Нет, положительно, он не так прост, как кажется».
        Александра Александровна была человеком прямым и бесхитростным, поэтому решила сразу выяснить причины, по которым гость нанес им визит.
        - Дмитрий Петрович, скажите, что в таком случае привело вас к нам? Удовлетворите мое старческое любопытство.
        Митя отодвинул чашку, одернул одежду и несколько подался назад. Он не ожидал, что от него потребуют прямого ответа. Он думал, что сможет продолжать приятную беседу, потом, возможно, его пригласят отобедать и, возможно, он сможет регулярно бывать у Нелицких. Но вопрос поставил его в тупик.
        - Милейшая Александра Александровна! Я считал, что слово, данное офицером, превыше всего… что мое обещание навестить вас… и ваше гостеприимство… - наконец, он решился, прямо посмотрев в глаза женщине, - не хотите же вы сказать, что принимали меня только потому, что у вас есть дочь на выданье?
        Нелицкая смотрела на Митю, раскачиваясь на стуле. Она тщетно пыталась побороть нарастающий гнев, и желание куда-нибудь исчезнуть наконец пересилило. Поэтому она встала, удалилась внутрь гостиной, к роялю. Напряжение висело в воздухе, казалось, сейчас разразится гроза… Но ничего не случилось, Нелицкая вернулась на место.
        Немного помолчав, она устало произнесла:
        - Да, Митя, вы правы. Конечно, я так не думала, прошу меня простить. Я нарушила законы гостеприимства, это не в моих правилах. Вы можете бывать в моем доме так часто, как только захотите. В конце концов, действительно, нет никакой разницы…
        Она достала платок и промокнула навернувшиеся на глаза слезы.
        - Я стала слишком подозрительной после смерти мужа, мне везде чудятся тайны… Ах, бог с ними… Вы же так молоды и наверняка неспособны лукавить…
        Теперь встал Митя и, обойдя стол, опустился на одно колено перед расстрогавшейся женщиной:
        - Сударыня, я недостоин ваших слез. Разрешите и мне в свою очередь принести извинения за то, что был невежлив с вами!
        Лиза и Аннушка многозначительно переглянулись. Нелицкая же замахала руками.
        - Что вы, Митя, встаньте! Сейчас же встаньте… Я уже забыла этот разговор, и мы начнем веселиться! Лиза, милая, садись за ноты, а ты, Аннушка, исполни для нас что-нибудь мелодичное!
        Лиза села за клавиатуру и взяла несколько нот, чтобы дать сестре настроиться на мелодию. Спустя короткое время ее пальцы забегали по белым клавишам, изредка дотрагиваясь до черных. Полилась тихая, но душевная мелодия, а Анна запела чистым, не слишком громким, но хорошо поставленным голосом один из тех романсов, что был довольно популярен в петербуржских гостиных.
        Митю в этот день действительно пригласили отобедать, и он с удовлетворением заключил, что наверняка сможет бывать в гостях у этого чудесного семейства еще не один раз.


* * *
        Вечером, когда настало время разъезжаться, Митя вызвался проводить Лизу до дома. Не успела та сесть в сани, как Аннушка на минутку пристроилась рядом и быстро зашептала ей на ухо:
        - Узнай у Стаси, на ком женат Панин. Стаси все знает.
        - Постараюсь, иди домой, - зашептала та в ответ.
        Всю дорогу до дома Лиза не услышала от Мити ни слова. Он, словно верный оруженосец, скакал позади саней.
        Лиза заметила мужа в окне первого этажа. Николай Степанович тоже увидел подъехавшую Лизу и сразу же бросился навстречу, выбежав из дома в распахнутую парадную. Встретившись глазами с мужем, Лиза ужаснулась, так быстро менялись на его лице чувства: от удивления до с трудом сдерживаемого негодования.
        - Лиза, ты не одна?
        - Познакомься, Николенька, это Дмитрий Петрович Панин, сын старого знакомого матушки.
        Митя спешился, направился к Николаю Степановичу, протягивая руку и широко улыбаясь. Николай Степанович не только не протянул руки в ответ, но даже не посмотрел в его сторону. Лиза поняла, что может случиться недоразумение, и поспешила исправить создавшуюся неловкую ситуацию, подойдя вплотную к мужу и взволнованно зашептав:
        - Николенька, это ангаже Аннушки, она в него, кажется, влюбилась…
        - Мне показалось, - так же тихо в ответ произнес Вересов, - что этот ангаже больше заинтересован тобой, нежели твоей сестрой.
        - Тише, - зашипела Лиза, - что ты такое говоришь! Молодой человек проявил благородство, проводив меня до дома.
        Митя следил за супружеской перепалкой с большим интересом, нисколько не смутившись и не показав недовольства. Напротив, эта стихийная ссора его, похоже, развлекала.
        Наконец Николай Степанович все же решил обратить внимание на спутника Лизы, протянув ему руку:
        - Мне очень неловко за эту вынужденную паузу, молодой человек, но я желал получить у жены объяснения и я их получил. Благодарю вас за любезность и не смею дольше задерживать.
        Митя по-военному щелкнул каблуками.
        - В таком случае, и я не смею вас дольше задерживать, сударь, всего хорошего. И вам, сударыня, всего наилучшеш, - Митя поклонился Лизе с преувеличенной любезностью.
        - Спасибо вам, Дмитрий Петрович, - только и смогла сказать молодая женщина, не сводя с него взгляда. А Митя, не оглядываясь, вскочил на коня и, пришпорив его, быстро исчез в сумраке декабрьского вечера.



        Глава 5

        На следующий день, так рано, как только возможно, Лиза отправила записку Стаси с просьбой встретиться в Гостином дворе. Лиза планировала сделать покупки к Рождеству, и разговор с подругой удачно вписывался в общие планы.
        Лиза в сопровождении Любаши приехала на несколько минут раньше и принялась рассматривать многочисленные елочные украшения, разложенные на витрине. Ее привлекли сделанные вручную белоснежные снежинки и несколько разноцветных шаров, расписанных звездами.
        От выбора елочных украшений Лизу отвлек знакомый голос:
        - Купила что-нибудь? Милые игрушки, они наверняка понравятся твоим детям, - Стаси небрежно взяла один из шаров, но, не глядя, быстро положила на место. - Что же ты хотела узнать у меня, Лиза?
        Лиза расплатилась и отдала шуршащий сверток горничной, чтобы та отнесла покупки в сани, а сама, взяв Стаси под руку, настойчиво повлекла подругу в укромный уголок.
        - У меня есть к тебе дело. Только не пойми превратно, Анна просила узнать у тебя…
        Стаси сделала самое что ни на есть внимательное лицо.
        - Ты что-нибудь слышала о Дмитрии Петровиче Панине?
        - Конечно. Знать все обо всех - входит в негласные обязанности фрейлины, - она мило улыбнулась. - Дмитрий Петрович некоторое время назад был переведен из столицы на службу в провинциальный город Градбург. Там он удачно женился на дочери местного губернатора - Екатерине Львовне Виноградовой. Девице посредственной внешности, но очень недурного ума. Ее отец, генерал, не жалел денег ни на образование дочери, ни на что-либо другое. Я слышала, что эта девица - весьма вздорная особа.
        - Почему Митя женился на ней?
        Стаси искоса посмотрела на подругу.
        - Катрин из зажиточного купеческого рода, моя дорогая. Дед давно умер, деньги достались матери… Та вышла замуж за офицера, который впоследствии энергично продвинулся по службе, получил дворянство. Взяв Катрин в жены, господин Панин сделал блестящую партию. Перед ним открылись все двери в Градбурге. У него впереди стремительная военная карьера…
        - Теперь уже нет.
        - Может быть скажешь, зачем тебе эти сплетни? - у Стаси, похоже, заканчивалось терпение.
        - Аннушка просила узнать…
        - Тогда передай Аннушке, что Дмитрий Петрович не для нее, - он слишком хорош, да к тому же женат. Зачем ей женатый мужчина? Если в свете узнают, репутация Анны будет испорчена. Лиза, ты должна повлиять на сестру, - проговорила очаровательная фрейлина, слегка коснувшись подруги перчаткой.
        - Да, я передам, конечно… Скажи, а что Панин… почему он вернулся в столицу?
        - Вернулся? - теперь настала очередь Стаси удивляться, - я этого не знала. Должно быть, случилось нечто важное, если он оставил семью накануне Рождества.
        - Кроме того, во время вчерашнего визита Панин не упоминал о проблемах в семье. Напротив, обещал познакомить с супругой.
        Стаси повела Лизу к выходу из лавки.
        - Не верь мужчинам. Они, случается, лгут. Знаешь, - она возвела глаза к потолку, - у меня было столько обожателей, что теперь я с легкостью отличаю обман от правды. Сейчас мне подсказывает сердце, что Панин водит тебя за нос.
        Стаси развернулась к подруге, внимательно ее изучая.
        - И еще сердце подсказывает, что Панин тебе небезразличен.
        Лиза сделала пренебрежительную гримасу.
        - Что за вздор ты говоришь? Я же замужем!
        - Ну так что? Сколько замужних дам вокруг позволяют себе увлечься…
        - Нет, Стаси, это не для меня!
        Стаси миролюбиво рассмеялась.
        - Ну хорошо, хорошо! Будем считать, что разговора не было. Но ты, Лиза, не будь такой доверчивой. Ну все, дорогая, мне пора. Прощай!
        С этими словами Стаси, быстро поцеловав подругу, покинула лавку елочных украшений. Лиза из окна наблюдала, как та садится в сани, как кучер трогает, как расступаются люди.
        Стаси, конечно, права. Панин Лизу интересует. Но почему?
        Лиза заторопилась к выходу. Спешно подобрав подол шубы и потеснив сидящую в санях Любашу, она приказала Митрофану ехать домой.
        Не прошло и пяти минут, как им встретилась княжна Мари Лисицкая, давняя приятельница Аннушки. Лиза спешилась, велев кучеру попридержать лошадей.
        - Я рада тебя видеть, Лиза. Как муж, как дети? Здоровы ли? Вообрази, сегодня все наши домашние только и говорят, что о Дмитрии Петровиче Панине. Аннушка утром привезла новость о нем. Говорят, он женат? - Мари была милой, но достаточно любопытной девушкой.
        - Да, это правда, но относительно его супруги я ничего не знаю.
        - Согласись, вернуться в Петербург и не взять с собой супругу, это по меньшей мере странно. Она не больна? Ах, да, ты ничего и никогда не знаешь! Милая Лиза, у тебя совсем не женский характер. Ты не любопытна.
        - Мари, - рассмеялась Лиза, - ну что мне за дело до супруги малознакомого человека? Возможно, она больна, или находится где-нибудь на лечении, или не сопровождает мужа по причине… деликатного положения, - от поразившей ее догадки Лиза сделала круглые глаза и чуть было не выдала свой разгорающийся интерес к семейству Паниных. Конечно, ей безумно хотелось знать, по какой причине Панина не сопровождает супруга, ведь, с его слов, он вернулся в родной город надолго.
        Мари склонилась ближе к Лизиному уху и зашептала:
        - Деликатное положение - уважительная причина для отсутствия.
        После разговора с княжной Лизе расхотелось возвращаться домой. Сама не понимая почему, она расстроилась. Настроение, как позже стало ясно, было испорчено этим случайным разговором. Лиза решила ехать к Исаакию. Она с прошлой недели не была на строительстве, рождественские приготовления отвлекли Лизу от других планов. Кроме того, погода вполне располагала к поездкам: воздух был влажный и совсем не морозный. От мысли, что муж обрадуется знакам ее внимания, Лиза воспряла духом.
        - Митроша, едем на Сенатскую!
        Тот ничего не ответил, только повел глазами, покрасневшими от долгого пребывания на ветру. Он давно привык к капризам хозяев и поехал бы куда угодно по первому их требованию.
        Лошади рванулись с места, чуть было не сбив с ног зазевавшихся прохожих. Люди, до этого спокойно прохаживающиеся рядом, в испуге бросились врассыпную.
        - Тише, Митрошеиька, тише! Ты передавишь половину Невского!
        Лиза погрузилась в раздумья. В семействе Паниных хранили тайну, которая являлась причиной возвращения Мити в столицу. И тайна наверняка связана с Катрин, раз эта особа не сочла возможным составить мужу компанию в его путешествии. Деликатное положение Митиной супруги казалось Лизе совсем не очевидным: Митя не упоминал в разговорах о прибавлении в семействе.
        Да и сама Катрин, какая она? Своенравная, избалованная, богатая наследница огромного состояния? Или скромная, не слишком хорошенькая, но умная девушка, сумевшая очаровать Митю настолько, что он захотел жениться? И действительно ли он женился на Катрин только потому, что супружество открывало перед ним все двери в Градбурге, как утверждает Стаси?
        Сани, свернув с Невского, въехали на бульвар перед Адмиралтейством, повернули к зданию строящегося собора и наконец остановились у его северного фасада, на площади перед Сенатом. Лиза, поправив шубку, оказалась на заснеженной мостовой.
        Ей оставалось только разыскать мужа, что не составляло труда; Николай Степанович обычно был в гуще строительства, на виду. Вот и теперь Лиза сразу увидела мужа и поспешила к нему, обходя столпившихся вокруг строящегося храма зевак.
        Архитектор Вересов был не просто сильно расстроен, он пребывал в том жутком расположении духа, когда хочется кого-нибудь отругать или, пуще того, спустить на окружающих собак. Сегодня утром, за полчаса до рассвета, с лесов упал рабочий, разбившись насмерть. Перед его глазами до сих пор стояла страшная картина: распростертое тело с раскинутыми руками; из-под расколовшейся головы текла кровь, превращаясь в грязное озерцо, похожее на вчерашние щи, выплеснутые кухаркой.
        Вересов поморщился. Конечно, ему было жаль рабочего, ведь у него осталась многочисленная семья, которую Вересов сам лично когда-то размещал в строительном общежитии. Но этот несчастный случай был всего лишь продолжением череды неудач, связанных со строительством собора; и этот случай не был, увы, редкостью.
        Пару часов назад на строительство подъехал Монферран. Узнав о падении с лесов, он сильно разгневался; его короткие светлые волосы растрепались, глаза налились кровью, щеки пылали: «Почему у нас до сих пор гибнут рабочие? Как вы, Николай Степанович, уважаемый вы человек, могли такое допустить?! Вы думаете нас оконфузить перед государем?!»
        Вересову не хотелось вспоминать эти слова, но они сами возникали в памяти, еще больше выводя из себя. Он понимал, что невозможно бороться с погодой; приходилось работать в условиях влажного северного климата с его периодическими туманами. И даже сейчас, зимой, эти туманы продолжали иметь место, наступая в результате внезапного потепления и утреннего подтаивания снегов.
        Вересов думал о том, что о нелепой гибели рабочего уже наверняка доложено государю, и что, возможно, тот уже едет к Исаакию, чтобы лично разобраться в ситуации.
        Лиза захотела увидеть мужа абсолютно не вовремя. Ей бы вернуться, заметив во взгляде Николая Степановича гнев, но она этого не сделала. Наоборот, поспешила обнять мужа, прижавшись к нему всем телом.
        - Лиза, зачем ты здесь? - неожиданно прогремел муж, отстраняя ее от себя.
        - Хотела тебя видеть… - Лиза смутилась.
        - Сейчас же езжай домой и жди меня там!
        - Но… почему?
        - Ты выбрала дурной день для свиданий, - Вересов сжал кулаки, пытаясь не сорваться на жене, - у меня нет времени заниматься сейчас экскурсиями.
        - Ты обиделся на меня… Но за что? - Лиза не знала, что и думать.
        Николай Степанович принял угрожающую позу, проклиная весь женский род за недогадливость.
        - Лиза, я не обижен на тебя, - Вересов опустил голову, подчеркивая это важное
«не», - однако я не могу сейчас уделить тебе внимание. Прости, - добавил он, смягчившись, - ну ступай же, Лиза, ты меня задерживаешь.
        Лиза отвернулась, на ходу сглатывая внезапно подступивший к горлу комок, и, не сказав мужу ни слова, поспешила к оставленным на площади лошадям.
        На середине огромного, свободного пространства перед храмом она запрокинула голову и начала рассматривать постройку. И хотя со времени ее последнего визита сюда мало что изменилось, перед Лизой открылось величественное зрелище.
        Опутанный плотной паутиной лесов, недостроенный Исаакий стоял, утопая в молочной пелене тумана. Растаявший за ночь снег превратился в полупрозрачную дымку, сконцентрировавшись в районе перекрытий портиков. Возникала иллюзия бесконечности этой постройки, словно пока еще не существующий купол храма подпирал тяжелое вязкое небо.
        Лиза остановилась и некоторое время не могла оторвать взгляда от чудесного зрелища, проникаясь невольным уважением к строительству и людям, в нем участвующим. Но понять мужа она не могла. Почему он не захотел ее видеть? Что случилось? В чем она провинилась?
        Быстро забравшись в сани и погрузившись в свои мысли, Лиза не заметила ни подъехавшего к Исаакию императорского экипажа, ни величавого Монферрана, спешившего навстречу Николаю Первому.



        Глава 6


        Все оставшиеся дни перед Рождеством Лиза обижалась на мужа, не в состоянии забыть его грубость. Ей казалось, что не найдется ни единого слова в его оправдание. Николай Степанович не поощрял Лизино поведение, отмалчиваясь. Впрочем, ему скоро надоела эта игра, и он решил пойти на мировую за обедом в один из сумрачных предрождественских дней.
        - Лиза, ты не находишь, что наша кухарка сегодня слишком пересолила суп?
        Лиза взглянула на мужа, но ничего не ответила.
        - Я слышал, что суп пересаливают только в одном случае.
        Лиза отлично знала, в каком, и решила возмутиться:
        - Ну это уже слишком. Сначала ты отказываешься встретить меня у Исаакия, когда я к тебе приезжаю, и вот теперь обвиняешь в смертных грехах.
        Николай Степанович чуть было не поперхнулся.
        - О чем ты, Лиза?
        - О супе, конечно. Ты же начал этот никчемный разговор.
        Вересов промокнул губы матерчатой салфеткой и добродушно рассмеялся.
        - Вот уж, матушка, рассмешила, так рассмешила!
        - Ничего смешного не вижу.
        - Разве ты сегодня солила суп? Мне думалось, что это должна делать кухарка! Ну же, Лиза, не дуйся. От злости у тебя пропадают ямочки на щеках, а я их так люблю.
        Лиза перестала нервно теребить ложку.
        - Ну так что с того?
        - А то, милая Лиза, что кухарка влюбилась, не иначе. И я знаю, в кого.
        - И в кого же?
        - В нашего кучера.
        Лиза покатилась со смеху. Всю ее напускную серьезность как ветром сдуло.
        - Не смеши меня!
        - А чем же ей наш Митрофан не пара?
        Лиза погрозила мужу пальцем.
        - Митроша на примете у горничной, а у Любаши рука тяжелая, кухарке может не поздоровиться. И потом, кухарка - француженка, - ей подавай повара из дворца, на меньшее она не согласится.
        Николай Степанович казался серьезным.
        - А что, Лиза, давай это выясним? Любаша, зови мадемуазель Жози.
        Горничная, которая во время обеда тихо стояла в углу, ожидая приказаний господ, стремглав выбежала из столовой. Через минуту в дверях появилась смущенная француженка: дама средних лет, плотного телосложения, обладающая быстрыми любопытными глазками.
        - А ну-ка, мадемуазель, скажи нам с хозяйкой, кого из прислуги ты присмотрела в мужья?
        Кухарка залилась краской, но Вересов продолжил расспросы.
        - Нет уж, голубушка, ты не отлынивай от ответа. Вот госпожа Лиза, к примеру, утверждает, что у тебя есть повар на примете.
        - Повар? Да как же, мсье? - отозвалась кухарка. - Я не знаю…
        В разговор вмешалась Лиза:
        - Жози, у тебя сегодня суп пересолен, вот мы с Николаем Степановичем и решили, что ты влюблена, но пока не выяснили, в кого.
        - А я уверен, что в Митрофана!
        Кухарка сделалась пунцовой.
        - Нет, нет, мсье, только не кучер! - она замахала руками, чем еще больше развеселила сидевших за столом.
        - Ну да бог с тобой, ступай. А суп твой, Жози, очень хорош, так и знай. Но все же соли его поменьше, - Вересов протянул через стол руку и взял миниатюрную ручку жены, накрыв ее ладонью другой руки. - Прости меня, Лиза. Ты совершенно напрасно дулась. У меня в тот день случилась большая неприятность - рабочий упал с лесов. И это стало известно государю.
        Лиза сменила гнев на милость.
        - Нужно было сказать мне об этом… Ну хорошо, Николенька, я тебя прощаю. Ты отпустишь меня сегодня к матушке? Пришло письмо от брата с Кавказа, будет кузина Ольга с мужем, надо бы съездить…
        Николай Степанович не просто отпустил Лизу, он сам проводил ее до саней. Убедившись, что Лизе удобно, он бережно укутал ей ноги меховым покрывалом, а когда сани отъехали, долгое время смотрел им вслед.


* * *
        Александра Александровна Нелицкая была женщиной не старой, любила балы и частые выходы в свет. После смерти мужа она выезжала в свет реже, но все с таким же, как и прежде, рвением. Одиночество, как и потерю драгоценного спутника жизни, она переносила с трудом. Именно поэтому Александра Александровна жила вместе с младшей дочерью Анной и со старшей сестрой Клавдией. Дочь Клавдии Александровны, великовозрастную Ольгу, недавно выдали замуж за обходительного молодого человека:
        бедного, но подающего надежды художника.

«Не Бог весть какая партия для Ольги, - ворчала Александра Александровна, - но лучше что-то, чем совсем ничего!»
        Небольшой особняк канареечного цвета с помпезным парадным подъездом и белоснежной колоннадой располагался в самом конце Невского проспекта, недалеко от Лавры. Подъезжая к дому, справа и слева можно было видеть два миниатюрных флигеля, в одном из которых остановилась тетушка Клавдия. Днем тетушка предпочитала разъезжать по многочисленным приятельницам, чем несказанно огорчала сестру. Александра Александровна скучала, изводила прислугу наставлениями.
        Лиза застала Нелицкую за чтением письма от старшего сына Виктора.
        - Как я рада тебя видеть, дорогая доченька! - с искренней радостью в голосе воскликнула Александра Александровна, энергично жестикулируя. Лизе нравились отточенные движения матушки, но иногда она, право, переигрывала.
        - Я начала собираться, как только получила от вас приглашение. Вы уже читали письмо? Лиза скромно присела на край стула с позолоченной спинкой. Точно такие же стулья были выставлены полукругом, эта линия повторяла изгиб выразительного эркера окна.
        - Да, Лиза, я сразу прочитала письмо от Виктора, как только его принесли, - Нелицкая называла сына на заграничный манер, с ударением на последнем слоге.
        - Я вижу, у вас заплаканные глаза, - сочувственно проговорила Лиза.
        - Да, дорогая Лиза, я всегда плачу, когда читаю эти письма с Кавказа. Нет сил сдерживаться. Сейчас, когда твой отец так несвоевременно покинул меня, всех нас, эти письма - единственное, что приносит утешение. И я благодарю господа, что Виктор не ранен! - Нелицкая нервно терзала платок, изредка поднося его к глазам.
        Лиза прощала матушке ее особенную любовь к старшему сыну. Эта любовь казалась безграничной. Если бы так любили ее с сестрой! Лиза никогда не пыталась противопоставить себя Виктору, понимая, что брат действительно заслуживает обожания. Младшая сестрица Анна, напротив, переносила эту матушкину слабость с ярким негодованием, с детства недолюбливая брата и оттого будучи дружнее с Лизой.
        - Матушка, а что же Анна? И приедет ли кузина Ольга с мужем? Я думаю, ты их тоже не забыла?
        - Да, милая, будут все. Ольгу жду с минуты на минуту, они с твоей сестрой отправились к портнихе. Ты ведь знаешь, что скоро бал в немецком посольстве? Мы всей семьей приглашены. Вас с Николя, надеюсь, пригласили?
        - Я рада, что мы там встретимся, матушка. Вам необходимо чаще бывать в свете. И не пропускать ни единого бала.
        Открылись двери, и в комнату вошли две девицы. Обе весело щебетали, обмениваясь впечатлениями. Следом вошел молодой человек, на вид застенчивый и неприметный. В руках он держал толстую папку с рисунками.
        - Ах, вот и Аннушка с Ольгой и Алексисом! Мы вас давно ждем, мои милые, - Нелицкая снова пустила в ход обаяние.
        - Мадам, - проговорил Алексей, целуя протянутые руки, - позвольте выразить почтение. Вернувшись из Градбурга, рад застать вас в добром здравии. Рад видеть и тебя, Лиза, посвежевшей и похорошевшей, - Лиза подставила щеку для поцелуя.
        Нелицкая усадила молодежь на стулья напротив себя так, чтобы видеть всех присутствующих. Алексей устроился поудобнее, положил папку на колени и принялся делать наброски карандашом. Ольга с интересом наблюдала за тем, чем он занимается.
        Неторопливым движением Нелицкая достала письмо, расправила его и начала читать.
        Письмо было коротким. Виктор сообщал, что служба на Кавказе идет своим чередом, горцы усмирены и не пытаются атаковать. Что красоты гор не поддаются его описанию, что погода стоит сырая, и что он очень скучает по дому. Письмо заканчивалось поцелуями, пожеланиями здоровья и приветами всем членам семьи.
        - Как можно усмирить этот свободолюбивый народ?! Виктор наверняка не договаривает. Неужели он ранен? - и после очередной порции слез Нелицкая с гордостью добавила. - Вот видите, дети мои, я всегда говорила, что Виктор - настоящий герой, вылитый папенька…
        На этом официальная часть Лизиного визита закончилась - всех пригласили на чай. После шумная компания поспешила в зал, где матушка устроила концерт: Анна пела, а Лиза аккомпанировала ей на рояле. За неимением других кавалеров, девушки танцевали поочередно с Алексеем, которого такое положение вещей веселило неимоверно. Так прошла вторая половина дня, в разговорах и развлечениях. Лиза не заметила, как зажгли свечи, и только когда вернулась из гостей тетушка, поняла, что уже достаточно поздно. Старшее поколение отправилось играть в карты, молодые же, расположившись в гостиной возле камина, начали наперебой делиться последними новостями. В основном расспрашивали Ольгу о недавней поездке в Градбург.
        - Итак, Оленька, надеюсь, вы съездили не напрасно. Что привезли, какие впечатления? - Лиза с интересом разглядывала новое платье кузины, сшитое, как оказалось, во время поездки. - Я вижу, у тебя много обновок.
        - Чем еще заниматься в провинции? Мне порекомендовали довольно сносную портниху. Вы не поверите, но Алексис снова всех удивил. Ему вздумалось рисовать плакальщиц, и мы, словно большие оригиналы, отправились на похороны!
        - Алеша, милый, зачем нужно было водить молодую жену на кладбище? - удивилась Лиза.
        - Супруг задумал новое полотно. Как ты его называешь? «Слезы по Христу»?
        - Это будет нечто грандиозное, - вставил Алексис.
        - Да-да, но для этого необходима натура. Вообразите, мы с мужем, одетые несообразно случаю, присоединяемся к траурной церемонии. Он достает блокнот и начинает зарисовки. Что делать мне? Я пытаюсь выяснить, кого хоронят.
        - Надеюсь, Оленька, - Анна была настроена язвительно, - ты удовлетворила любопытство?
        - О да! Дорогой, покажи-ка черновики.
        Алексей достал из папки листы и пустил их по кругу, Ольга же важно их комментировала:
        - Вот здесь группа плакальщиц. Посмотрите, как живо они изображены. Он талантлив, не правда ли? Здесь семья умершей стоит у гроба. Обратите внимание, какие скорбные лица! Это приглашенные… Это… И это тоже… А вот, пожалуй, самый интересный персонаж, - Ольга не спешила передавать следующий лист, желая сначала пересказать историю, которую услышала накануне. - Представьте, умерла совсем еще молодая женщина. Смерть ее была ужасной. Поговаривали, что ее убили - отравили индийским ядом, от которого несчастная несколько дней мучилась. Тело так и не показали, настолько яд его обезобразил. Похороны проходили при закрытом гробе.
        - Какая жестокость, - Аннушка заерзала в кресле. - Надеюсь, убийцу поймали?
        - Не тут-то было! Не нашли доказательств.
        - Тогда почему ты решила, что несчастная была отравлена? - Лиза выразила сомнение и тут же поплатилась за недоверие.
        - Какая же ты чудная, Лиза! А от чего, по-твоему, могла умереть молодая, пышущая здоровьем женщина, как не от яда? Говорят, она была сказочно богата! Деньги после ее смерти должны были достаться супругу. - Ольга наконец показала следующий рисунок, - посмотрите, какой это дивный красавец!
        - Это же Дмитрий Петрович! - в один голос воскликнули Лиза с Аннушкой.
        Ольга, желавшая произвести впечатление рассказом, не могла и предположить, что эффект будет настолько бурным. Она с большим интересом наблюдала за Лизой - кузина вела себя так, будто бы речь шла не о постороннем, а об очень близком знакомом. И это выходило за рамки приличия.
        - На тебе лица нет! - Аннушка бросилась к графину с водой.
        Лизе поднесли к губам заполненный наполовину стакан, и она сделала несколько нервных глотков. Опомнившись, Лиза обнаружила, что привлекла внимание, и теперь следовало объясниться.
        - Я напугала вас? Мне показалось странным… Дмитрий Петрович…
        - Так вы знакомы! - Ольга недоумевала.
        - Накануне он приезжал сюда. Во время беседы он и словом не обмолвился о смерти жены. Неужели в столице пока об этом никто не знает?
        - Думаешь, Панин что-то скрывает? - удивились присутствующие.
        - Определенно. Он так рассказывал о жене, что никому и в голову не пришло подозревать его в чем-то… А что тебе известно, Алексис?
        Бывший все это время неподалеку молодой человек подошел к Ольге сзади:
        - Не думаю, что Катрин отравили. Сплетни распускают дальние родственники умершей. Им не досталось денег, они и злятся. А ты, Олюшка, не пересказывай глупостей. Моя версия такова: Панин дома нашел супругу без дыхания, кинулся звать лекаря, но тот, не нащупав пульс, определил смерть от сердечного приступа. Дмитрий Петрович из-за слухов, порочащих офицерский мундир, подал в отставку. Вот все, что известно.
        - Очень странное дело, - Ольга не унималась. - Следователи не усомнились в заключении врачей, мыслимо ли это? В том, что скончалась молодая, здоровая женщина, никто не виноват!
        - И прошение об отставке было недавно удовлетворено, коль скоро Панин оказался в столице, - подытожила Лиза.
        Разговор снова переключился на платья, а Лиза, погрузившись в размышления, изредка вставляла в беседу несоответствующие ей комментарии. Когда часы пробили десять раз, всех пригласили к ужину.
        Нелицкая предложила Лизе ночевать в комнате Анны, на что та с готовностью согласилась.


* * *
        В спальне догорала свеча. За раскрашенным морозом окном начиналась метель. Свет от уличных фонарей настойчиво проникал в комнату и оставлял размытые силуэты на потолке. Лиза отложила книгу, задула свечу и забралась под одеяло. То, что она узнала, необходимо было обдумать. Новость о странной смерти Катрин смутила Лизу, - она перестала понимать, что происходит на самом деле.
        И она снова думала о Мите. Лиза понимала, что смерть Екатерины Львовны напрямую связана с Паниным. Он первым обнаружил бездыханное тело, он наследовал огромное состояние, и после всего ему вздумалось утверждать, что супруга жива! Ей чудился взгляд Мити - смелый, лукавый, завораживающий. В нем читалось нечто неуловимо-притягательное, словно глаза приоткрывали дверь в глубины его души, такой же лукавой и - о, ужас! - порочной. Лиза удивилась открытию. Ведь ничто в Мите не выдавало порока. Наоборот, он казался слишком красивым и оттого положительным. Но глаза… Глаза были другими. Они манили, давали надежду. В этом и был порок, ведь надежда не могла осуществиться. Порок был и в том, что в этой невозможности скрывалось нечто сладостно-запретное, желанное…
        Вскоре она задремала. Сквозь сон к ней пробился голос Анны:
        - Лизонька, ты не спишь?
        Лиза проснулась и тихо зашептала:
        - Ты тоже не спишь?
        Было слышно, как Аннушка встает и на цыпочках подходит к кровати сестры.
        - Можно, я к тебе? - тонкая изящная фигурка быстро проскользнула под одеяло, и нежные руки обвили Лизу за шею. Аннушка взволнованно зашептала:
        - Милая Лиза, я влюбилась! - она громко задышала, уткнувшись носом в Лизино ухо.
        - И в кого же?
        - В Дмитрия Петровича. В его лицо, фигуру, руки… А какие у него глаза, ты заметила? И главное - он свободен и просто обязан сделать мне предложение! Подожди, подожди, дай сказать, - Аннушка зажала Лизе рот рукой. - Мгновенно полюбила Дмитрия Петровича, когда увидела его - прекрасного, подтянутого, помнишь? В тот самый день, когда мы гуляли в Летнем саду.
        Лиза возблагодарила господа, что было темно, и Анна не могла видеть выражение ее лица.
        - И что ты собираешься делать?
        - Лиза, я буду просить матушку, чтобы она свела нас!
        - Милая, а тебя не смущает, что Дмитрий Петрович женат… м-м… был женат? И что обстоятельства смерти его супруги достаточно запутанные?
        - Нет, что ты, Лиза, напротив. Я буду любить его любого. Мне безразлично его прошлое. Главное, я обязательно добьюсь ответной любви! Вот уже несколько ночей я не сплю, все думаю и думаю…
        - О чем?
        - Мне грезится зеркальный зал, а в центре него я и Дмитрий Петрович. Он предлагает мне руку, обнимает, и мы кружимся в вальсе. А потом взмываем ввысь, уносимся куда-то далеко-далеко…
        Лиза в темноте силилась разглядеть, как Аннушка закатила глаза. Лиза живо представила себе Анну в объятиях Мити, и от этого ей стало нехорошо.
        - И насколько далеко, сестрица, завели тебя мечты?
        - Не слишком далеко, ведь я многого не знаю. Поэтому прошу рассказать, что бывает между влюбленными? Как это было у тебя с Николаем Степановичем?
        Лиза прекрасно понимала, что казалась сестре взрослой, умудренной житейским опытом женщиной. Однако говорить на темы близости она совсем не хотела.
        - Разве с Ольгой ты об этом не говорила?
        - Что ты, Лиза, как я могу об этом говорить с Ольгой… Ты только посмотри на Алексиса, и все станет ясно. Думаешь, почему у них до сих пор нет детей?
        Лизу душил хохот, но она не подавала вида.
        - Тогда, наверное, матушка тебе объяснит…
        - Матушка настолько занята домашними делами, что ты и твой опыт - моя последняя надежда.
        - Мой опыт… Анна, ты преувеличиваешь.
        - Ну, Лизонька! Ну, пожалуйста!
        Лиза чувствовала рядом горячее дыхание сестры и вдруг поняла, что та действительно женит на себе Панина, что это девичье тело попадет в его руки.
        Лиза глубоко вздохнула.
        - Венчание, дорогая сестрица, - не единственное желание новобрачной. Если говорится, что в браке мужчина обладает женщиной, то это так и есть.
        - Ты выражаешься загадками, говори яснее. Я знаю, что разделю с мужем постель…
        - Делить с мужем ложе - половина супружеского долга. Должно произойти нечто, от чего у женщины родятся дети… Как ты думаешь, это происходит?
        - Расскажи мне!
        Лиза вздохнула. Нужные слова никак не находились. Ей не хватало смелости рассказать о близких отношениях с мужем, ведь это была их тайна. Разве можно говорить о том, чего она сама не до конца понимала? Вдобавок Лиза не была уверена, что сестра действительно ничего не знает. Ей казалось, Анна специально вызвала ее на разговор, чтобы выведать планы.
        - Жаль, что гувернантка тебя не просветила. Супруги должны быть очень близки, чтобы женщина смогла зачать.
        - Я, кажется, поняла. О боже! - Анна взволнованно задышала, но понять, какое значение она придавала сказанному, было нельзя.
        - Анна?
        - Мне стало нехорошо… Делить с мужем постель, думаю, не страшно, но это! Ты ничего от меня не скрываешь? - тревожилась девушка, еще больше прижимаясь к сестре.
        - Ну что ты, конечно, нет, - произнесла Лиза вслух, а про себя подумала: «Просто я перестала верить в твою искренность».
        Аннушка нежно поцеловала Лизу в лоб, потом положила голову к ней на грудь. Сестры обнялись, прижимаясь друг к другу и думая об одном и том же человеке.
        Именно так их утром застала Александра Александровна, когда по старой привычке зашла поправить дочерям одеяло: обнявшихся во сне милых белокурых девочек, похожих друг на друга и таких близких ее материнскому сердцу



        Глава 7

        Экипаж на полозьях, запряженный парой вороных лошадей, двигался от Сенатской площади мимо строящегося Исаакия к наплавному мосту. Ефросинья, закутанная в меховую накидку, под которой кроме потрепанного суконного плаща, вязаного платка да старого шерстяного платья ничего не было, тревожно вглядывалась в затянутый утренней дымкой Васильевский остров - конечную цель путешествия. Новый экипаж и прекрасные лошади странно оттеняли женщину в темном одеянии, больше похожую на нищенку, чем на его владелицу.
        Преодолев обледеневший мост, экипаж свернул налево. Дальше путь лежал мимо здания Двенадцати Коллегий и заканчивался в небогатых переулках, заселенных бедными художниками, разорившимися дворянами и прочими представителями разношерстной массы столичной публики.
        Спешившись и подойдя к дверям, ведущим в полуподвал одного из зданий, Ефросинья начала стучать. Делала она это как можно громче, чтобы живущие в подвале люди ее услышали.
        Стучать пришлось долго. Наконец дверь отворилась, и на пороге возникла полная женщина средних лет. Она старательно вытирала руки о фартук, но, узнав гостью, всплеснула ими и запричитала:
        - Господи, пресвятой Боже! Барыня!
        - Тише, Марфа, пойдем скорее к тебе, я замерзла, - Ефросинья взяла женщину за плечи и легонько подтолкнула вперед.
        Обе оказались в мрачном коридоре с дверьми, ведущими в такие же мрачные комнаты. Одна из дверей не была закрыта, и Марфа направилась туда. Ефросинья проследовала за ней.
        - Так значит, здесь ты живешь?
        - Здесь, барыня.
        Посреди комнаты, на невысоком столе, словно откормленный сытый кот, распластался большой, наполненный мыльным раствором таз, в котором плавали недо стиранные Марфой вещи.
        - Так ты прачкой стала?
        - Обстирываю господ помаленьку.
        - Хорошо, очень хорошо, - Ефросинья заглянула в соседнюю комнату. Там находилась единственная кровать, да коричневый, обитый кованым железом сундук. - А мужик твой где?
        - Ваня мой? На строительстве Исаакия. Плотник он, леса мастерит.
        - Отчего же детей не нажили?
        - Да Бог, барыня, не дал.
        - Что ж, хорошо. Ты, надеюсь, не забыла, кто дал тебе вольную?
        - Как же, барыня, вы сами и дали!
        Ефросинья приняла величественную позу, что абсолютно не вязалось с ее небогатым одеянием.
        - Пришло время расплачиваться.
        - Да чем же, барыня, у меня ничего нет…
        - Знаю. От тебя потребуется еще раз послужить мне. Обещаю, что после тебя не трону, живи своей жизнью.
        Марфа согласно закивала, готовая на все, лишь бы ее оставили в покое.
        - Что делать-то надо, барыня?
        Ефросинья удовлетворенно хмыкнула, давая таким образом Марфе понять, что приняла ее покорность и готовность ей послужить.
        - Знаешь ли ты дом, что на углу Садовой и Невского? Нужно наняться туда прачкой: к господам, что живут в первом этаже.
        - А к чему это? - тихо, склонив голову, спросила Марфа.
        - Не твоя забота, милая. Твоя забота - как ты будешь туда наниматься. И помни, я плачу за это хорошие деньги.
        - Нет, барыня, на подлость я не согласна!
        Ефросинья звонко рассмеялась:
        - С чего ты взяла, что я… прошу совершить подлость? Видишь ли, я хочу быть в курсе дел этой семьи. Подумай, там тебе тоже заплатят деньги. Но ведь и я заплачу за то, что будешь мне докладывать. Разве это плохо для тебя?
        Марфа совсем смутилась, мечась между желанием заработать и опасением попасть в дурную историю. Она ясно ощущала опасность, исходившую от бывшей хозяйки. Но мысль о том, что они с Ваней смогут, наконец, жить, не перебиваясь с хлеба на воду, решила ее сомнения.
        - Хорошо, хозяйка, я согласна.
        - Собирайся, поедешь со мной. Я покажу тебе дом. Повезло тебе, Марфа, ох, повезло.


* * *
        Любаша в доме Вересовых считалась не только горничной. Ей доверили присматривать за остальной челядью: наказали докладывать хозяину о делах, связанных с прислугой. Именно поэтому она пользовалась особенным расположением хозяйки.
        Совсем еще юную Любашу взяла к себе в дом из загородного поместья Александра Александровна. Сперва в обязанности Любаши входило прислуживать Лизе, но когда Лиза вышла замуж, то не захотела расставаться с любимой горничной. Нелицкая отдала Любашу в дом Вересовых, ни секунды не пожалев об этом. С тех пор горничная пользовалась особенным доверием Николая Степановича, сумев завоевать и его расположение.
        В тот день Любаша сильно озаботилась тем, что прачка, которая раньше прекрасно обстирывала семью, включая прислугу: няню, кухарку и саму горничную, стала относиться к работе «спустя рукава». То пятно на выстиранную простынь поставит, то забудет отбелить рубашки хозяина. Любаша ломала голову над тем, что же делать с отбившейся от рук прачкой: приближались важные праздники, а это означало, что белье в доме необходимо привести в порядок.
        На счастье в дверь постучалась Марфа. После разговора по душам Любаша прониклась состраданием к этой тихой, аккуратной женщине, оказавшейся к тому же работящей, ответственной и, что немаловажно, бездетной. С соизволения господ Марфа переехала в комнату, расположенную в подвале. Когда хозяин услышал, что муж Марфы работает на строительстве, то это решило судьбу и плотника Ивана.



        Глава 8

        - Елизавета Павловна, гости! - Любаша застала хозяйку за штопаньем халата мужа.
        Лиза отложила работу и поднялась.
        Кто?
        - Молодой господин. Назвались Дмитрием Петровичем. Спрашивают хозяина.
        - Но мужа нет дома.
        - Велите не принимать?
        - Нет, это неудобно… Зови.
        Митя вошел в комнату и огляделся. Взгляд скользнул по женскому силуэту, на мгновение застыл на отложенном Лизой халате, после переместился на картину, изображающую Николая Степановича.
        - Дмитрий Петрович, чем обязаны?
        Митя шагнул к Лизе и приник к ее руке. Выражение лица его сделалось любезным.
        - Оказывается, муж ваш - известный архитектор?
        - Я этого не скрывала, - осеклась Лиза.
        - Как думаете, могут его увлечь старинные чертежи? - продолжал допытываться визитер.
        - Вероятно, - Лиза недоумевала.
        - Третьего дня случилось приобрести любопытные бумаги… Был в книжной лавке, увлекся, и букинист, к слову, редкостный шельмец, всучил мне их вместе с другой книгой. Позже я понял, что поторопился с покупкой, но вспомнил о вас.
        - Вспомнили про Николая Степановича? Тогда вам стоит его дождаться, если никуда не спешите.
        - Если позволите, я подожду.
        Лиза предложила Панину сесть, но тот принялся расхаживать по комнате, разглядывая обстановку. Удовлетворив любопытство, он подошел к картине и замер.
        Лиза вернулась к работе. Впрочем, пальцы ее отчего-то втыкали иголку неровно, дрожали и под конец полностью отказались подчиняться хозяйке. Чувствуя, что дрожь не унять, Лиза бросила занятие и сложила руки на коленях. Она начала исподтишка наблюдать за Митей, который все это время стоял к ней спиной.
        То, что видела Лиза, вгоняло ее в краску: прекрасное телосложение, высокий рост и плечи…
        Жаркая волна притекала к щекам, заставляла пылать уши. Грудь вздымалась все чаще, а лоб покрылся испариной.
        Казалось, Митя всецело поглощен увиденным. Портрет, который изображал Вересова на фоне Исаакия, был и вправду хорош. Лиза его любила и часто сама разглядывала детали. Но Митя вскоре охладел к портрету и начал поглядывать в сторону безмолвствующей женщины.
        Французская речь вывела Лизу из оцепенения - Митя обращался к ней тихо, искусно подбирая слова:
        - Никто раньше не намекал на ваше сходство с лесной нимфой?
        Лиза робела, не смея поднять глаз. Заручившись молчанием, Панин продолжал:
        - Вы очень красивы, Лиза. Нежны и белокуры, как нимфа с картин Ботичелли. В свете мало найдется красавиц, подобных вам.
        Помолчав, он добавил уже по-русски и с большим чувством:
        - Художественный изгиб вашей шеи, сударыня, способен навеять множество романтических идей. И не только человеку с творческим складом ума. Эта чудесная линия, протянувшаяся от юного подбородка и до… - здесь Панин осекся, не находя слов, - эта линия, нарисованная Создателем, заставляет увериться в его гениальности.
        Лиза бросила прямой взгляд на Панина, но не удержала его, осознав, что щеки пылают все больше. Дмитрий отступил в глубину комнаты, подошел к Лизе сзади и чуть наклонился вперед. Лиза замерла, чувствуя, как сердце готово вырваться.
        - Ради всего святого, не смущайте меня… - трепетала она, чувствуя его дыхание у себя на шее.
        Но Панин, казалось, не слышал ничего. Он касался ее волос и порывисто шептал:
        - Когда я смотрю на вас сзади, сударыня, поражаюсь округлости плеч, чувственности этих локонов на затылке.
        - Вы забываетесь, - воскликнула Лиза, вставая. - Такие слова непозволительно говорить даже девушке на выданье, а я - замужняя женщина!
        Она смерила его презрительным взглядом. Гнев скрыл смущение, и Лизу это обрадовало. Чего доброго, Панин подумал бы, что она готова ответить на чувства.
        - Сударь, я удаляюсь. Если угодно, подождите супруга в одиночестве.
        Она направилась прочь из комнаты, но Дмитрий Петрович решительно преградил ей путь к отступлению.
        - Неужели, Елизавета Павловна, - снова переходя на французский, выпалил он, - вы покинете меня, не простившись?
        Разгневанная «нимфа» выразительно ухмыльнулась, всем видом показывая, что Панин перешел грани приличия. Она не собиралась больше поддерживать разговор.
        - Прощайте, сударь!
        Не дав Лизе опомниться, он решительно завладел ее рукой и легонько прикоснулся губами к пальцам:
        - Всего один знак внимания, и я удаляюсь…
        Лиза закрыла глаза и впала в беспамятство. Пульс колотился в висках, точно ударяли в бубен. Голова склонялась на мужскую грудь, подкашивались ноги. Ее обнимали за плечи, ее покрывали поцелуями…
        Митин голос послышался совсем близко:
        - Подари мне ответный поцелуй, Лиза!
        Лиза теперь желала сопротивляться, но вместо этого не сделала ни единого движения. Она только беззвучно шелестела губами:
        - Что вы делаете…
        Дмитрий Петрович прильнул к ее пылающим губам, наслаждаясь долгим взаимным поцелуем. В эти мгновения Лиза словно провалилась под лед, и все вокруг стерлось из памяти, осталось лишь ощущение падения в бездну.
        Сколько длилось падение, Лиза не знала. Несколько мгновений, минуты, часы? Наконец она открыла глаза, ощущая сладкую истому. Рядом никого не было. Нежный человек, только что с пылом обнимавший ее, исчез. Порыв, и Лиза уже готова броситься за ним вслед…
        Что с ней? Как она позволила другому целовать себя? Как могла забыть о супружеской верности, о чести женщины? Лиза попыталась найти в своем сердце крупицы стыда, но не находила их. Все ее существо наполнилось мягкой обволакивающей негой, жаждало новых поцелуев и объятий.
        Лиза встретилась взглядом с портретом мужа и впала в оцепенение. Николай Степанович теперь смотрел на нее грозно, а не с любовью, как раньше. Лицо супруга покрылось морщинами, одряхлело. Портрет мгновенно состарился и принял угрожающий вид. Сейчас Вересов казался Лизе жестким, беспощадным судьей, готовым лишить супругу радостей жизни. Она впервые боялась Вересова до дрожи в коленках.
        Лиза рухнула на пол. Мысли путались. Оцепенение, надолго сковавшее ее, не позволяло шевелиться.
        Неужели она… полюбила? Любовь все объясняет: и странное волнение в присутствии Панина, и горячее тепло, разливающееся по телу, и дрожь от случайной близости Мити. Но как она позволила себе полюбить? Разве возможно такое? Она замужем и любит мужа…
        Или… она больше не любит Николеньку? Ведь невозможно одновременно любить двух мужчин? Сбитая с толку, Лиза все больше запутывалась в рассуждениях.
        Понимая, что в комнату может войти кто угодно, Лиза встала и вернулась к шитью. Заставила себя успокоиться. Нужно заканчивать штопку, халат требовала прачка для стирки.
        Закончив рукоделие, она в первый раз за долгое время отправилась сама погулять с детьми, а, вернувшись, занялась на кухне с кухаркой.
        Вечером, с поцелуями встретив в прихожей мужа, Лиза сообщила:
        - Заходил господин Панин. Ты помнишь его по декабрьскому вечеру? Тогда ты злился, что он меня провожал…
        - Панин? Ах, ангаже Аннушки! Но зачем я ему понадобился? - Вересов снял шинель и бросил ее на руки Любаше. - Что за вздор, мы едва знакомы!
        - Он приносил бумаги, думал показать их. Наверное, они важны для тебя.
        - Бумаги? Какие бумаги от него мне интересны, позволь спросить? - Николай Степанович начинал злиться, проходя в комнаты.
        - Кажется, это были старинные копии чертежей купола собора святого Петра.
        - Чертежи купола? Интересно, - Вересов внимательно посмотрел на Лизу, - откуда у Панина эти бумаги?
        - Он по случаю приобрел их у букиниста.
        - Разве Панин имеет отношение к архитектуре? - продолжал допытываться Вересов.
        - Отнюдь. Он в отставке.
        - Тогда зачем держать на руках чертежи, в которых он не разбирается?
        Лиза задала себе тот же вопрос. Она не подумала о странности ситуации и только сейчас начала понимать, что Панин использовал бумаги в качестве предлога.
        Вересов крикнул из кабинета:
        - Ну да бог с этим, спрошу его при встрече. А на чертежи хотелось бы непременно взглянуть. Лиза?
        Лиза прошла за мужем и затворила за собой дверь.
        - Надобно послать за Паниным, - Николай Степанович что-то быстро писал за столом, - извини, Лизонька, дела! Сходи, распорядись.
        Лиза не верила собственным ушам. Панин снова будет здесь, сегодня! После всего, что произошло между ними? Конечно, Вересов оставит его до вечера; пообедав, они закроются в кабинете и поведут долгий разговор об итальянской архитектуре.
        Этого нельзя допустить. Она не сможет владеть собой, она выдаст себя.
        Лиза быстрым шагом вышла из кабинета, позвала одну из девушек, чтобы та съездила с приглашением к Панину. Адреса Лиза не знала, но оказалось, Панин оставил в прихожей записку с извинениями, в которой помимо всего прочего значилось и его место проживания.
        Глубоко вздохнув и уняв дрожь в руках, Лиза вернулась к мужу, который сейчас напомнил ей гордого старого ворона:
        - Забыла сказать… Мне срочно нужно к матушке.
        Вересов рассердился:
        - Опять капризы? Почему я снова должен тебе об этом напоминать? Ты обязательно должна быть сегодня за обедом в качестве хозяйки дома. Да и как я останусь здесь без тебя? Нет, это невозможно.
        Лиза продолжала уговаривать мужа:
        - Да, я понимаю. И прошу тебя извиниться перед Дмитрием Петровичем. Утром я получила записку от матушки, в которой она просила приехать. К тому же, есть повод передать те деньги, которые мы ей обещали.
        Вересов сменил гнев на милость:
        - Ах, вот оно что. Тогда поезжай. Митрофан тебя отвезет. Но не засиживайся у маменьки долго. Надумаешь там ночевать, сообщи.
        Вересов достал из сейфа денежные бумаги и отдал жене:
        - Спрячь их подальше.
        Лиза начала собираться. Примерила одно платье, потом другое, но решив, что первое - бирюзовое ей больше к лицу, закончила с выбором. Маменька не станет разглядывать ее туалеты, а сестрица и так будет рада.
        Митрофан ждал хозяйку в санях, и Лиза попросила кучера ехать помедленнее. Ей вздумалось заглянуть по пути в несколько магазинов, чтобы порадовать сестрицу подарком. Выбор пал на китайский веер, простой, но довольно изящный.

«Кавалергарды будут в восторге, - подумала Лиза, - впрочем, Аннушка тоже».
        По пути Лизе встретились знакомые, незамужние еще девицы, чинно прогуливающиеся в сопровождении кавалеров, и она обменялась с ними последними новостями и тут же получила приглашения в гости.
        Отъехав от дома на приличное расстояние, Лиза погрузилась в думы о Мите. Что Панин за человек? Она так плохо его знает. Возможно, он играет с ней, забавляется ее неопытностью в вопросах флирта? Ведь невозможно дельному человеку так быстро забыть об умершей супруге и расточать признания другой женщине? Зачем он так скоро перешел к поцелуям?
        Что он ищет теперь в столице? Карьеры? Брака? Или скрывается от кого-то?
        Ни на один свой вопрос Лиза не находила ответа.
        Сани подъезжали к Аничкову мосту. Лиза обернулась назад и обнаружила, что за санями следует карета. На месте кучера сидел хорошо одетый мужчина в надвинутой на глаза шапке. Лиза после еще несколько раз оборачивалась, но карета так и ехала следом, а возница быстро опускал голову в ответ на пристальные взгляды.
        Ночью Лизе снилось, будто кто-то подглядывает за ней через окно спальни. Лицо человека обезображивали шрамы и язвы. Лиза просыпалась, вставала и подходила к окну, потом снова ложилась.
        Ближе к утру ей приснился другой сон: огромный безлюдный пустырь и она - босая, в тонкой ночной рубашке, и лишь Любашин цветастый платок согревает озябшие плечи. Появляется собака, подбегает ближе, лижет руки. Нет, это вовсе не собака, а косматый мужик, который замахивается длинным шестом и… Лиза летит в пропасть.



        Глава 9

        Несмотря на ночные кошмары, Лиза вернулась домой в прекрасном расположении духа. Она появилась в прихожей заснеженная и озябшая, но веселая. Любаша бросилась стряхивать снег с хозяйских плеч, но Лиза быстро сняла шубу.
        - Чайку согреть, Елизавета Павловна?
        - Николай Степанович дома еще?
        - Он уехал, хозяйка.
        - Давно?
        - Да с час как. Принесли записку от Монферрана, и он заторопился.
        Лиза скинула сапожки и босиком впорхнула в гостиную.
        Любаша принесла на серебряном подносе почту.
        - Поставь его сюда, на столик… Ступай. Принеси мне горячего чая.
        Лиза взялась разбирать письма; по очереди просмотрела приглашение от Мари Лисицкой, письмо из Флоренции, письмо из Москвы, еще несколько записок - милые пересуды приятельниц.
        Но вдруг Лиза заволновалась, замерла в нерешительности. Очередное письмо было адресовано ей, но почерк она не узнала. Развернув письмо, внимательно его прочла.



«Драгоценная Е. П.!
        Ваше вчерашнее отсутствие ввергло меня в уныние. Разве заслужил я подобное к себе отношение? За что вы наказали меня? За то, что позволил сорвать поцелуй с уст прекраснейшей женщины в мире? Но я намереваюсь получить тысячи поцелуев! Одного мне, как видите, недостаточно. Я хочу сжимать вас в объятиях, хочу рассказать вам, какие фантазии рождаются в моей голове. Не испепеляйте меня презрением. Не гоните меня, умоляю. Не избегайте меня больше! Я этого не вынесу. Прошу вас, покорно преклонив колено.
        Д. П.»


        Лиза закрыла глаза и глубоко вздохнула. Руки, независимо от ее желания, скомкали лист; бумага зашуршала. Она опомнилась, расправила письмо.

«Что он возомнил о себе? Как смеет он обращаться в подобном тоне к замужней женщине?! - Лиза негодовала. - Каков наглец! Как смеет он обвинять меня в жестокости?»
        Но вместе с тем Лиза не могла не признать, что письмо наполнило трепетной радостью все ее существо, каждая клетка ее организма ликовала, наполняясь блаженством. Как будто вся Лиза, каждая ее часть, жила своей, независимой от сознания жизнью. И в то время, как женский ум кричал во весь голос: «Берегись, Лиза, опасность!», тело выражало бурный восторг. «Он нас любит!» - радовались Лизины ноги. - «И нас», - вторили им пальцы на руках. - «И нас тоже», - подхватывали всеобщее ликование раскрасневшиеся уши.

«Тихо, тихо!» - Лиза приказала себе успокоиться и начала размышлять. «Милая Лиза! Да, Панин увлечен и, возможно, страдает. Но почему ты решила, что чувство, которое он испытывает, называется любовью? Ты мечтаешь видеть влюбленного Дмитрия Петровича у собственных ног, но в качестве кого? Кем будет он рядом с твоим мужем? Лиза, побойся бога, это великий грех. Берегись!»
        Снова смяв письмо, она бросила его в горящий неподалеку камин и проследила, чтобы ни единого кусочка, исписанного Митиной рукой, не осталось, чтобы каждая строчка нежного послания прогорела дотла.
        Вошла Любаша с чаем. Хозяйка казалась на удивление спокойной и бровью не повела, заметив, как горничная смотрит в сторону камина. «Шпионка», - подумала Лиза, усаживаясь поудобнее в кресле. В который раз она задавалась вопросом: что будет, если обо всем узнает Николенька? И как мог Митя проявить подобную неосторожность?
        Любаша поставила чай перед Лизой:
        - Елизавета Павловна, дети проснулись.
        - Скажи няне, что скоро буду в детской.
        Возня с малышами временно отвлекла Лизу от назойливых мыслей, между тем от образа Мити, от его воображаемого взгляда избавиться не удалось. И Лиза вдруг поняла, что пропала. Пропала окончательно и навсегда, угодив в цепкие объятия любви.



        Глава 10

        В ожидании Валериана Ефросинья прогуливалась по дорожкам Летнего сада. Вечерело, поэтому людей в парке было немного. Шел снег.
        Желая скоротать время, она погрузилась в воспоминания о замечательных днях юности, о молодом широкоплечем военном, сразившем неопытное сердце.
        Будущий муж отличался блестящими манерами и острым умом, и именно эти качества, а не внешность, повлияли на ее выбор. То, что муж хорош собой, было скорее недостатком. Кажущаяся такой невинной и чистой красота никак не вязалась с лукавыми, быстрыми глазами, вступающими в диссонанс со всей его положительной внешностью. Глаза жениха сразу навели ее на мысль, что человек этот гораздо сложнее, чем на первый взгляд кажется.
        С первого же дня знакомства Ефросинья начала его провоцировать. Она знала, что не наделена такой же прелестью и проигрывает почти всем окружающим девицам, и ее цепкий ум пытался разобраться в причинах, держащих молодого офицера подле нее. Первое, что приходило в голову: его удерживало ее положение в обществе и богатство, данное ей по наследству.
        Правда, жаркие признания кавалера все же сделали свое дело - девичьи «колючки» сами собой спрятались, и Ефросинья со временем обнаружила, что не может и дня прожить без этого лукавого красавца. Все попытки вывести любимого на чистую воду не увенчались успехом. Ей оставалось только сдаться на милость победителя.
        После свадьбы многое изменилось. Муж уже не был так предан и не проводил дни напролет возле нее, отговариваясь делами службы. Теперь ей стало казаться, что и не было вовсе тех счастливых дней до замужества, когда они рвались навстречу друг другу, желая только одного - побыть вместе. А ведь его поцелуи сводили с ума: он был так ловок и смел с ней, что первое время Ефросинья не уставала удивляться, где же он успел этому научиться.
        Несколько позже Ефросинья узнала, что муж продолжает волочиться за хорошенькими барышнями. Она намекнула, что не позволит ему распутного поведения… на что муж рассмеялся и, прямо глядя ей в глаза, посоветовал не верить досужим сплетням, а заняться своими прямыми обязанностями - угождать ему во всем.
        Поймать за руку мужа никак не удавалось, а он продолжал тратить ее деньги, проигрывал их в карты, покупал украшения случайным дамам.
        Именно тогда Ефросинья решила посвятить себя церкви, ища помощи у бога. Ей казалось, что Господь защитит, поможет в трудную минуту. Она жертвовала крупные суммы на благотворительность, устраивала обеды для бедного люда. Именно тогда она поняла, что больна. Однако никто в доме больше не заболел, несмотря на предупреждения врача, что болезнь может передаться домочадцам.
        Ефросинья понимала, почему других беда не коснулась. Это было ее наказание, ее счеты с богом, ее крест. Слишком уж она расцвела в браке, загордилась. И теперь получала от провидения то, что заслужила на самом деле.
        Смеркалось. Вдали показалась мощная фигура Валериана, и Ефросинья облегченно вздохнула. Поравнявшись с ней, Валерьян тихо заговорил:
        - Все прошло удачно.
        - Ты сделал все так, как я велела?
        - Да, моя дорогая. Все точно так, как ты и задумала. Ты не замерзла в ожидании меня?
        - Немного, - она плотнее закуталась в платок, а взгляд ее устремился в небо. - Тучи сгущаются. Я чувствую что-то страшное там, впереди.
        Валериан взял ее руки в свои и поднес к губам, пытаясь согреть озябшие женские пальцы горячим дыханием.
        - Дорогая, ты совсем не бережешь себя. Я устал повторять, что задуманное тобой может причинить вред в первую очередь тебе.
        Ефросинья отдернула руки.
        - Довольно. Больше не желаю ничего слышать, - она отошла на несколько шагов в сторону и пристально посмотрела в глаза растерянного мужчины. - Или я буду продолжать, или нам придется расстаться.
        Валериан нервно выкрикнул, выдавая сильное волнение:
        - Ни в коем случае!
        - В конце концов, Валери, - лукаво продолжала Ефросинья, - ты ничем не рискуешь. Вся ответственность ляжет на мои плечи, а ведь у меня почти не осталось ни времени, ни сил. Когда меня не станет, ты сможешь все списать на бедную Ефросинью.
        - Не говори так, - ответил Валериан, все больше тревожась за спутницу.
        - Всему свое время, - загадочно произнесла женщина, - и мне придет срок умирать, рано или поздно.
        - Но не теперь. Я уверен, времени еще предостаточно. Вероятно, стоит изменить решение и насладиться оставшимися годами жизни.
        - Насладиться? И с кем же? С тобой?
        Валериан смутился. Вопрос прозвучал, как вызов, и ответ не предвещал ничего хорошего. Ефросинья снова отвергла его ухаживания:
        - Нет, об этом не может идти и речи. Кроме того, я несвободна.
        - Но ваши узы фиктивные.
        Ефросинья изобразила гнев:
        - Ты ошибаешься! Я люблю его.
        - Но послушай…
        Женщина не желала ничего слышать. Энергично ступая, она направилась к выходу из парка. Туда, где за оградой находилась карета. Мужчина оставался неподвижным. Наконец, он выкрикнул:
        - Он тебя не любит! Неужели ты не понимаешь?
        Ефросинья остановилась, застыла. Слова больно ранили, но она сдержалась от ответного выпада. Развернулась, нашла в себе силы уверенно произнести:
        - Я его люблю… этого достаточно.
        Валериан сорвался с места. Сердце истекало кровью. Он встал перед ней, взял за руки:
        - Я не могу видеть, как ты страдаешь.
        - Ты не можешь видеть?! Что ты можешь знать о моих мучениях, - глаза Ефросиньи сделались влажными. - Когда каждый день без него - невыносимая мука. Когда думаешь только о том, как быть с ним рядом.
        Валериан притянул рыдающую женщину к себе, попробовал успокоить. Если бы можно было взять ее на руки и прижать к груди, но Ефросинья будто изменилась в лице. Ни женской слабости, ни слез.
        - Теперь ты понимаешь, почему я должна довести задуманное до конца?! Теперь ты видишь, сколько горя принес мне этот человек?! Муки, которые доведется испытать ему, не сравнятся с тем, что ожидает меня, - она доверчиво заглянула в глаза Валериану. - Ты меня не бросишь, не отступишься? Поможешь, как раньше помогал?
        - Даю тебе слово чести!


* * *
        Наступал канун Рождества - Святки. Год назад Ефросинья встречала праздник в кругу семьи: съехались родственники с детьми, пригласили лучших актеров из местного театра - играли «Двенадцатую ночь» Шекспира. После, когда детей уложили спать, начался бал, на который прибыли знатные вельможи с женами и дочерьми. Ефросинье не было до них никакого дела, она всю ночь протанцевала с мужем. На следующий день детей занимали ряженые на детском утреннике, взрослые же отправились в церковь на богослужение.
        Что Ефросинья хотела вытребовать у бога, о чем молилась?
        Она просила, чтобы господь послал ей своих детей, которых женщина пока не могла иметь. Просила, чтобы муж, изменившийся к ней, стал прежним - ласковым, как до замужества. Чтобы любили они друг друга долгие годы, чтобы… Но бог не пожелал ее выслушать - просьб было слишком много. Именно поэтому она сейчас здесь, с Валерианом, а не в родительском доме.
        Теперь Ефросинья входила в церковь с опаской. Следом, крестясь, осторожно ступал Валериан. Женщина намеревалась терпеливо стоять всю службу, истово молясь о том, что собирается сделать.
        Господь знает все, знает и ее планы. И он должен вмешаться; не допустить крови, пощадить людей, которых Ефросинья обрекла на погибель. Ему лишь нужно вернуть ей мужа, разве он этого не может? Нет, он может все! Если же бог не внемлет ее молитвам, значит, так и должно быть. Значит, все задуманное случится с его благословения.
        Лилась протяжная церковная песня. Колоритный бас отца Евлампия выделялся на фоне других голосов и задавал тон всей предрождественской церемонии. Лики святых подернулись отраженным от свечей румянцем. Святые смотрели на Ефросинью с укором, словно предупреждали о чем-то. Она догадывалась, о чем, и поэтому не смела поднять глаз.
        Она уже не может свернуть с пути. Начатое требует продолжения. Все, что с ней случилось, имело смысл только в одном случае - судьба жаждала мести, и ее ущемленное самолюбие требовало решительных действий.
        Еще совсем недавно papa был готов удовлетворить любой каприз дочери: задаривал драгоценностями, души в ней не чаял; и вдруг резко переменился: она стала никому не нужной вещью, с которой можно без сожаления распрощаться. Как случилось, что близкие люди, такие предупредительные еще вчера, сегодня уже не хотят иметь с ней дела? И только врач, чужой, в сущности, человек, способен преданно служить ей и жертвовать всем, что у него есть.
        Дорогу из родного города в Петербург Ефросинья вспоминала с содроганием. Как только Валериану удалось достать фальшивые документы на имя Ефросиньи и Валериана Тихомировых, мнимые супруги тронулись в путь. Не будь этих документов, их бы рано или поздно поймали, ведь облаченный властью губернатор наверняка поднял собственных соглядатаев на ноги. Но с шумом, с размахом искать он ее не мог, это не в его интересах. Нет, он искал ее тайно, с особой тщательностью, чтобы, когда найдет, сделать с ней то, что хотел. Это хорошо для нее, ведь в этом случае Ефросинье не нужно бояться представителей петербуржской власти. Опасными могут стать люди неожиданные, которых не знает она, но которые прекрасно знакомы с ее портретом. А это означает, что свободные передвижения по городу должны быть ограничены. В столице легко затеряться бедняку в небогатых районах, но гораздо сложнее скрыться от внимательных глаз изысканной даме благородного происхождения. Как правильно она поступила, что не стала следовать зову крови, а сменила богатые наряды на потрепанную шубу.
        Валериан… Этот человек нравился ей все больше. Милый доктор. Он так нежен с ней. Что бы она без него делала? Конечно, без его поддержки она не смогла бы проехать и нескольких верст от дома. Почему он так к ней привязан? Неужели действительно любит? Ефросинья могла понять спутника, потому что сама любила. А чувство любви всегда вызывало у нее уважение и трепет. Люди, искренне любящие, приближались в ее глазах к богу. Похоть же, напротив, требовала всеобщего порицания. Их, а не ее, должен был наказывать папенька.
        В последнее время Ефросинья все чаще задумывалась, а не прекратить ли ей скитания, не забросить в дальний угол планы и не жить ли с Валерианом, как муж и жена, по новым документам? Это было так просто. Ни мук от потерянной любви, ни угрызений совести в содеянном… Но всякий раз, когда возникали подобные мысли, Ефросинья говорила «нет». Она должна пройти назначенный путь. Обязана, во имя собственной любви. Иначе перестанет верить в себя, уважать попранное достоинство супруги.
        Тонкая церковная свечка, прогоревшая наполовину, изменила оттенок пламени и начала коптить темным, нехорошим цветом. Ефросинья наблюдала за свечой, не пытаясь что-либо предпринять. Она была заворожена совершающимся на глазах чудом. Женщина знала, что черное пламя - это знак свыше. Ее предупреждают, ей дают понять, что дела и помыслы ее точно так же черны, как пламя этой свечи.
        Вспыхнув в последний раз, маленький огонек потух, оставив после себя пахучую дымную дорожку. Ефросинья посмотрела по сторонам и встретилась взглядом с Валерианом.
        - Ты видел? - Ефросинья тихо зашептала. - Это дурной знак. Господь меня не принимает. Пойдем отсюда.
        Она еще раз перекрестилась, заглянула в осуждающий лик Христа и, повернувшись, стала пробираться к выходу. Истово молящиеся люди провожали Ефросинью недобрым взглядом, но та уже знала, что дороги обратно нет, что бог отказался от нее точно так же, как отказался в свое время papa. И теперь у нее нет ни дома, ни семьи, ни веры. Есть только желание мстить тем, кто был с ней жесток и несправедлив.



        Глава 11

        Рождество, Новый год, Крещенские праздники пролетели, оставив шлейф ярких воспоминаний. Лиза провела дни в обществе родных: мужа, матушки, сестры и детей. Балы, театры, народные гуляния - всего было в избытке.
        Наступил февраль.
        Оказавшись на земле после недолгой дороги, Лиза весело подмигнула детям. Сонечка протянула ей руку, и Лиза помогла дочери вылезти из саней. Вересов взял на руки сынишку.
        Лиза больше месяца не видела Митю и теперь надеялась, что их встреча скоро состоится. Быть может, им удастся поговорить наедине. Она внимательно вглядывалась в толпу в поисках знакомого силуэта.
        На площади перед Адмиралтейством было многолюдно. В ярких, сколоченных из досок балаганах давали представления. Пахло блинами, свежими пирогами, яблоками и сбитнем. Неподалеку играл оркестр, из окон соседнего дома доносилось пение.
        Лиза любила масленичную неделю: разгульная праздность толпы передавалась и ей, а дети особенно жаловали балаганы.
        Сонечка потянула Лизу за шубу:
        - Мама, скорее идем! Смотри, там Петрушка!
        Лиза повернулась к мужу:
        - Николенька, милый, приглядывай за детьми. Людей много, не потеряться бы.
        Муж дружелюбно кивнул и взял дочь за руку.
        Вересовы углубились в толпу, двигаясь в направлении высокой красочной сцены, где лицедеи давали шумное представление. Но Лизу не волновали проблемы кукольных героев; она продолжала оглядываться, ища в толпе Митю.

«Он должен быть где-то близко!»
        Митя действительно находился рядом: в тени соседнего дома, в компании супругов Шимановых. Как только появились сани с Вересовыми, он начал внимательно следить за супругами, ориентируясь по торчащей голове мальчика в пестрой, сшитой из меховых лоскутков шапочке.
        Мите нравились Лизины дети, особенно забавный Саша, который так смешно крутил головой, напоминая живую игрушку.
        Митя улыбнулся. Стоявшая рядом Софи немедленно спросила:
        - Митя, ты меня не слушаешь?
        - Извини, Софьюшка, я задумался. Так о чем ты говорила?
        - О том, как замечательно быть снова свободной, не запертой в четырех стенах.
        - Кстати, как новорожденный? Рад, что врач не ошибся и предсказал мальчика.
        В разговор включился Павел Николаевич:
        - Врачи иногда творят настоящие чудеса!
        - Но так же часто ошибаются. Представьте, однажды приходит ко мне полковой лекарь… - Митя увлекся воспоминаниями о прошедших годах, о внезапно покинутых товарищах.
        Софья его перебила:
        - Так когда мы тебя увидим в роли примерного отца?
        - Поверь, дорогая, это будет не скоро.
        - Отчего же? Разве Катрин не обладает хорошим здоровьем? Разве не она обещала нарожать тебе армию ребятишек?
        Митя понимал, что Софья задала этот вопрос неспроста. Тонкое чутье подсказывало женщине, что с Катрин не все ладно.
        - Видите ли, друзья мои, - Митю утомило внимание Софьи. - Катрин нездорова, вынуждена много лечиться… Именно поэтому она осталась в Градбурге. Но как только поправится, обязательно порадует меня сыном.
        Павел Николаевич похлопал друга по спине:
        - Не отчаивайся, так и случится.
        Панин вымученно улыбнулся:
        - Надеюсь. Однако спешу вас ненадолго покинуть. Нужно кое с кем повидаться. Не уходите далеко. Впрочем, я все равно найду вас!
        Митя быстрым шагом направился в сторону Вересовых.
        Шимановы переглянулись. Софья тревожно спросила:
        - Ты слышал, Катрин нездорова. Что с ней?
        Павел Николаевич поспешил успокоить жену:
        - Ничего серьезного. Катя осенью застудила ноги. Весь октябрь провела в постели. Поэтому Панины не торопятся обзаводиться потомством.
        Софья недоверчиво посмотрела на мужа:
        - Это сам Митя тебе рассказал?
        - А от кого, по-твоему, я узнал? Он, конечно, страдает.
        - Страдает? Нисколько! - ей вспомнился вчерашний званый ужин, на котором Митя неплохо веселил публику.


* * *
        Вдоволь насмотревшись представления с куклами, Вересовы решили перекусить. Лиза подошла к лотку и угостилась блинами с медом. Николай Степанович откусил ломоть от ее блина, но больше пробовать не стал, похлопав себя по животу. Дети запросили пирогов с яблоками, но завидев балаган с живым Петрушкой, забыли про еду и бросились туда.
        Петрушка зазывал народ:

        Представленье даем,
        Денег за вход не берем.
        Веселиться хотите?
        Смелей заходите!
        Лиза удивилась:
        - Интересно, что это за спектакль, за который не берут денег?
        - А вот мы сейчас и посмотрим, - весело отозвался Николай Степанович. - Давайте зайдем?
        - Давайте, давайте! - восторженно затараторили дети.

        Бесплатное представленье,
        Всем на удивленье!
        Публика хохочет,
        Уходить не хочет!
        Публика на обещание бесплатного представления отвечала восторгом. Кроме Вересовых в балагане оказалось около тридцати человек.
        Запустив внутрь порцию желающих, охрана преградила путь остальным. Задернули матерчатые пологи входа. Люди с удивлением осматривались: внутри балагана не было ничего, кроме бочек, сложенных в виде сцены. Несколько минут в помещении стояла тишина - люди ждали обещанного представления. Наконец, на бочки взобрался Петрушка и торжественно разводя руками произнес:

        Наша шутка удалась!
        Эх, толпа здесь собралась!
        Ждете, люди, представленья?
        Не дождетесь, прочь сомненья!
        Мы бесплатно не играем,
        Всех наружу выпускаем!
        Прохожие, случайно попавшие в балаган, нехотя устремились к выходу. Их разочарованные возгласы нисколько не волновали Петрушку. Напротив, там он, вместе с ряжеными опричниками, преградил им дорогу и звонко заголосил:

        Люди, вновь случилось чудо -
        Вас не выпустят отсюда!
        Вы за выход заплатите
        И смелее проходите.
        За выход, разумеется, брали несколько копеек.
        Толпа начала хохотать. Самые бойкие отпускали шуточки в адрес ряженых. Кто-то тянулся к кошельку, слышался звон монет, в балагане становилось свободнее.
        А Петрушка все не унимался и кричал задорнее прежнего:

        Жадность, люди, не порок!
        Вас не пустят за порог.
        Вы за выход заплатите
        И смелее проходите!
        - А не много ли вы берете за выход? - Лиза протянула сидевшему за кассой деньги.
        - Пока никто не жаловался! - отвечал тот.
        - И не пожалуются, - Вересов покатывался со смеху. - Все-таки, Лиза, наш народ - самый изобретательный. Кому бы еще пришло такое в голову?!
        Снаружи собралась очередь. Люди пытались выяснить, что за представление их ожидает внутри. Однако те, что выходили, не торопились делиться тайной и только хитро посмеивались. А поскольку входящих было больше, чем выходящих, дела у бесплатного балагана сегодня шли в гору.
        - Все верно, - продолжал монолог Николай Степанович. - Если я заплатил и оказался дураком, то так ли необходимо раскрывать секрет и делать умным кого-то другого?
        В еще большем восторге пребывали дети: им очень понравился веселый Петрушка, а представление оказалось настолько коротким, что они не успели заскучать.
        - Мама, а мы туда вернемся? - дергал Лизу за воротник сидевший на плечах у отца Сашенька.
        - Нет, милый, не в этом году. На сегодня бесплатных развлечений достаточно.
        - Я предлагаю посетить заведение с фокусами и акробатами. Как бишь зовут этого циркача… Ах, да, Леман, - вспомнил Вересов. - Говорят, это что-то необычное.
        - Необычного нам сегодня хватило, даже слишком, - Лиза взяла дочь за руку. - Но ты прав, детям нужны впечатления.
        Вересовы направились к другому балагану - большому сооружению из новеньких досок, обтянутых яркой тканью. Здесь тоже толпились люди, ожидая очереди на вход. Они весело переговаривались - делились масленичными впечатлениями. Лиза привстала на мысках, чтобы лучше рассмотреть толпу, и сразу увидела Митю, который подходил к кассе, собираясь оплатить билет.
        Внезапно толпа заволновалась: тревожной волной прокатился гулкий рокот, потянуло дымком. И вот уже языки пламени охватили верхнюю часть балагана; огонь поднимался все выше, поглощая строение и складывая его, точно карточный домик.
        Над площадью повисло плотное облако, люди громко кричали:
        - Пожар! Горим! Помогите!
        Началась паника. Вересов подхватил детей, устремляясь в безопасное место, и на ходу крикнул жене:
        - Лиза, не отставай, быстрее!
        Но Лиза, зачарованная зрелищем, не могла сдвинуться с места. Она знала, что людей, желавших посмотреть представление, было много, и что никто из них не подозревал об опасности. Теперь все эти люди оказались в огненном плену и погибали, задыхаясь от жара и боли…
        Но там, в балагане, Митя! Если он стоял у кассы, то успел купить билет и прошел внутрь. Если же этого не случилось, что менее вероятно, - его подхватило людским потоком, и теперь он распростерт на площади, растоптан, истекает кровью…
        Ноги сами несли ее против людского течения - Лиза не понимала, куда и зачем идет. Она хотела пробиться к любимому, чтобы спасти его, уберечь от гибели: слабые искры сознания мгновенно затухали под мощным натиском зова обезумевшего сердца.
        Крепкие руки стиснули ее сзади и потянули прочь из толпы. Лиза стала брыкаться; она не видела человека, который пытался ее спасти.
        - Лиза, очнись! Что ты делаешь? Это же я, Митя!
        Лиза обмякла, сдавшись на милость державшего ее человека. Она наконец поняла, что не нужно никуда стремиться, и что Митя - он здесь, рядом.
        Они пробрались в пустующий пряничный домик - продавец, видно, поддался всеобщей панике и бросился наутек. Здесь было безлюдно, да и запаха дыма почти не было - ветер уносил все запахи в противоположную сторону.
        Митя привлек Лизу к себе:
        - Любимая моя! Милая, славная девочка! Куда ты бежала?
        Он нежно прикасался к ее щекам, покрывал поцелуями лицо, губы, шею.
        Лиза пришла в себя:
        - Я так за тебя боялась! Значит, ты не пошел в балаган?
        Митя еще сильнее прижал Лизу к груди:
        - Так ты боялась за меня? Искала меня? Конечно, я туда не пошел! Я увидел тебя и сразу же поспешил в твою сторону.
        - Слава богу…
        Он слегка отстранился, заглядывая к ней в глаза:
        - Любимая!
        Митя снова прильнул к ее рту, и поцелуй получился жарким. Лиза чувствовала, как ее пожирает огонь, но это не был огонь полыхавшего за спиной балагана. Сжигавшее ее чувство было необыкновенным - ярким, словно солнечный свет, и нежным, словно стайка белоснежных голубок.
        Когда Лиза вновь очнулась, Митя уводил ее прочь от площади. Сани, на которых приехали Вересовы, виднелись неподалеку, но Вересов смотрел не на Лизу, не видя ее, а совсем в другую сторону; он тревожно осматривался, пытаясь разглядеть жену в толпе.
        Митя грустно прошептал над Лизиным ухом:
        - Прощай, там твой муж и дети… Иди к ним.
        Лиза попыталась его задержать, но результата это не возымело. На прощанье он поцеловал ей руку:
        - Прости, это выше моих сил.



        Глава 12

        Лиза любила зиму. Ей были по сердцу снегопады, короткие дни и мороз. Но не только погода привлекала Лизу; зима открывала сезон балов, начинались выезды в театры, на званые вечера, на чай, на обед. Людской поток волновал, внося разнообразие в жизнь.
        Вот и сейчас Лиза томилась в предвкушении. Она, в сопровождении мужа, с легкой руки Стаси, спешила на один из тех светских балов, которыми обычно заканчивался сезон масленичных развлечений. Хозяева такого бала стремились как можно богаче обставить залу, чтобы потом в столице говорили: «А помните бал у княгини накануне великого поста?»
        Поднимаясь по парадной лестнице под руку с мужем, Лиза знала, что увидит Панина. Сердце отчаянно колотилось, руки превратились в лед. Приятное головокружение, которое Лиза испытывала, подстегивало идти быстрее.
        Этикет требовал подойти к хозяйке бала, княгине Бутера, для приветствия. Николай Степанович рассыпался в любезностях, отметив достойную организацию и большое количество живых цветов. Княгиня вежливо поздоровалась с Лизой: «Вы прекрасно сегодня выглядите, дорогая!»
        В просторной, хорошо освещенной зале на Лизу нахлынула робость. Здесь было многолюдно: дамы в шелках и кринолинах болтали друг с другом; их подтянутые кавалеры во фраках, мундирах и галунах разглядывали толпу; пожилые матроны, сверкавшие драгоценностями, обсуждали молодежь.
        Порхание вееров, мелькание кудрей и перьев, ровный, слившийся аромат заграничных духов и одеколонов и едва уловимый, но стойкий запах обуви, начищенной до блеска..
        Лиза заметила среди прочих гостей Натали Пушкину, окруженную молодыми поклонниками. Пушкин, скрестив на груди руки, стоял неподалеку. Он о чем-то живо беседовал с одним из своих знакомых. Эта чета привлекала внимание Лизы, и она в очередной раз отметила, как супруги независимо держатся.
        Высшее общество присвоило Натали титул первой красавицы столицы. Лизе нечего и возражать: черты лица этой юной прелестницы были достойны пера лучших творцов. Неудивительно, что известный любитель женщин - Александр Сергеевич - не устоял перед ней.

«Наверное, и Дмитрий Петрович скоро пополнит список ее верных поклонников», - подумала Лиза.
        Сердце молодой женщины заколотилось; оно подсказывало, что Панин где-то близко. Наконец, она увидела Митю - он направлялся в их сторону.
        Вид Мити вызывал восхищение: дорогой, хорошо подогнанный по фигуре фрак сидел, как влитой, белая рубашка и франтоватый платок соответствовали французской моде.
        Он приветливо раскланялся с Николаем Степановичем и нагнулся для поцелуя к Лизиной ручке, - Лиза почувствовала легкое пожатие и не смогла скрыть улыбки, ведь Митя подавал ей знак, что рад встрече. Между тем нельзя было допустить, чтобы муж заметил эти знаки внимания, поэтому Лиза поспешила спрятать руки за спину.
        Митя вежливо поговорил с Николаем Степановичем о погоде, но вскоре пожелал чете Вересовых наилучшего и удалился.
        - Мне нравится Панин. Он вежлив, умен, способен произвести впечатление. Да и теща мечтает выдать за него Анну. Прекрасная партия для любимой сестры!
        - Возможно, - Лиза смутилась. - Однако сестрице рано строить подобные планы.
        - Не соглашусь. Анна весьма активно взялась за Панина. Что же, пора! Если возникнет обоюдное чувство…
        - Не думаю, что Панин сделает ее счастливой.
        - От чего же?
        - Дмитрий Петрович - вдовец, а вдовцы - не лучшая партия для юной девушки.
        Вересовы еще немного постояли вместе.
        Николай Степанович переминался с каблуков на мыски, лениво наблюдая за толпой. Он считал подобные сборища ненужным времяпрепровождением и выводил супругу в свет только потому, что так было принято. Танцевать сегодня он не планировал, поэтому раздумывал, чем бы заняться во время бала. Неплохо бы встретить знакомых, тогда и время потечет быстрее.
        Лиза решила поискать Анну. Она углубилась в толпу и скоро оказалась позади красивой пары; молодой офицер взволнованно разговаривал с высокой женщиной:
«Уехать? Думаете ли вы об этом? Я не верю этому. Это не ваше намерение».
        Лиза поймала себя на мысли, что страстный шепот отзывается в ее сердце, заставляя его замирать. Ах, если бы с такой же страстью с ней говорил Панин!
        Молодой человек обернулся, и Лиза узнала Дантеса.

«Стаси права. Натали и Жорж безумно влюблены друг в друга».
        Лиза миновала спорящих друг с другом кавалергардов, двух растерянных барышень, молодящегося старика в пенсне и еще нескольких человек. Скоро она оказалась в непосредственной близости от фрейлины Мари Мердер и подошла к ней.
        - Какой чудесный вечер, - Лиза раскрыла веер.
        - Чудесный? Вы находите? Гораздо интереснее наблюдать за Дантесом. Пожалуйста, не поворачивайтесь. Эта пара словно создана друг для друга, - фрейлина вздохнула. - Сегодня так душно и так много гостей, что я здесь надолго не задержусь.
        Лиза простилась с Мари и продолжила поиски.
        Неожиданно для Лизы рядом оказался Митя.
        - Вы кого-то искали, Лиза? Могу я вас похитить? - Панин взял Лизу за руку и увлек за собой.
        Они оказались в небольшой комнате. Задернутые шторы, удобные кресла, полумрак - все это располагало к разговору.
        Лиза села в кресло и осмотрелась; в комнате больше никого не было. Митя расположился возле Лизиных ног на ковре.
        - Что вы скажете в ответ на мои письма?
        Мужские руки нежно прикасались к коленям.

«А если кто-нибудь увидит?»
        Она попыталась избавиться от настойчивых рук, слегка отпрянув назад.
        - Митя, вы забываетесь, - Лиза проявляла беспокойство, - мы здесь не одни…
        - Конечно, мы не одни, иначе моя настойчивость не ограничилась бы этим вопросом, - он придвинулся ближе. - Скажите что-нибудь, Лиза.
        - Я не могу ответить сейчас. Может быть, позже, - она отвернулась.
        - Перестаньте говорить загадками, - Митя крепко обнял ее за колени, - «да» или
«нет»? Понимаете, о чем я?
        Лиза посмотрела Мите прямо в глаза:
        - И что, если «да»? Я ведь замужем.
        Панин вскочил на ноги.
        - Значит, брак - это преграда? И вы ни за что не переступите через условности? - он приблизился к ее лицу. - Неужели, моя любовь ничего не стоит?
        Митины глаза были совсем рядом. Лиза наконец разглядела их цвет: цвет листвы после первого заморозка. Она не думала, что близость влюбленного человека снова заставит ее трепетать. Руки не слушались: хотелось оттолкнуть Митю и встать, но тело словно вдавило в кресло.
        Он нежно погладил ее под подбородком:
        - Знаешь, Лиза, - заговорил он ласковым шепотом, - когда ты так близко, я забываю, что женат.
        Лиза будто очнулась, слово «женат» мгновенно ее отрезвило. Митя допустил оплошность: незачем было вспоминать Катрин. Она проскользнула мимо Мити, шаль слетела с ее плеч.
        - Я напишу вам, сегодня же.
        Вместо того чтобы ее остановить, Митя поймал невесомую ткань и вдохнул запах. Пахло летом: фиалками и орхидеями.
        - Ваша шаль! - крикнул он вслед, но Лиза его не слышала.
        Она пробиралась сквозь плотный поток вальсирующих. Но вместо того, чтобы миновать зал, оказалась прижатой к стене. Переведя дух, вгляделась в танцующих: «Где же Анна?»
        Рядом сидели три пожилые дамы, их лица казались неестественно бледными - толстый слой пудры скрывал не только морщины, но и румянец.
        Послышалось старческое брюзжание:
        - Ах, Евпраксия Самойловна, как я согласна с вами! Натали Пушкина - большая кокетка. Нынешняя молодежь излишне свободна, какие уж тут семейные ценности. В наше время были иные нравы.
        Лиза пригляделась к женщинам. Первая - дама преклонных лет - в прошлом видно была хороша собой, умела держаться с подчеркнутым достоинством и обладала хитрыми глазками. Ее соседка - Евпраксия Самойловна - от души сочувствовала обманутому мужу и не жалела острых слов, отпускаемых в адрес танцующей неподалеку пары. Третья напудренная подружка кивала головой, сжигая Натали и Дантеса негодующим взглядом.
        Лиза спрятала лицо за веером. Разговор пожилых дам смутил ее, и она забеспокоилась, что кто-нибудь из знакомых увидит ее растерянность, краску на щеках и - не дай-то бог! - подумает что-нибудь нехорошее. Словно речь шла не о Натали Пушкиной, а о Лизе Вересовой.
        Вальс к этому времени закончился, объявили мазурку. Лиза опустила веер и обнаружила рядом Панина. Он протянул ей шаль:
        - Прикройтесь.
        Лиза набросила тонкую материю на плечи. Страх оказаться разоблаченной продолжал мучить ее. Однако Митя, вместо того, чтобы удалиться, взял ее за руку.
        - Вы позволите, Елизавета Павловна?
        Лиза закружилась в танце, забыв о пожилых сплетницах. В непосредственной близости находился человек, который стал для нее средоточием мира. Переживания унеслись куда-то, обидные слова, сказанные не в ее адрес, стерлись из памяти, и даже образ мужа, которого Лиза сейчас боялась больше всего, исчез. Ее поглотила мазурка; музыка накатывала, словно морские волны. Возлюбленный был рядом, так близко! Глаза Лизы сияли, она улыбалась, она была счастлива.

«Я бы хотела, чтобы этот танец никогда не кончался!»
        Музыка стихла. Митя вел ее в сторону, нежно придерживая за локоть.
        - Вы искали кого-то?
        Лиза вежливо отозвалась:
        - Извините, Дмитрий Петрович, мне нужно найти сестру.
        Лиза бросила отчаянный взгляд на Панина. Чем быстрее они простятся, тем лучше для ее репутации. Три сплетницы находились поблизости, и Лизе казалось, что именно их осуждающие взгляды пристально следят за ней.
        Лиза продолжила поиски. К счастью, Анна оказалась неподалеку. Она только что распрощалась с офицером, который совсем не хотел уходить.

«Замечательно. Значит, Анна не видела меня с Митей».
        Лиза подошла к сестре:
        - Как успехи?
        Аннушка сделалась озабоченной:
        - Видишь группу кавалергардов? Они танцуют со мной по очереди!
        Лиза погрозила пальцем:
        - Смотри, сестрица, не влюбись!
        - Конечно, нет, ведь сердце уже занято. Ты видела Митю?
        - Он где-то здесь.
        Анна надула губы в притворной гримасе.
        - Мне так хотелось с ним танцевать!
        - Бал не кончился, все впереди. И почему бы тебе не развеять печаль, станцевав с очередным офицером?
        Аннушка бойко затрясла головой, от чего локоны разлетелись в стороны.
        - С кавалергардами покончено навсегда.
        Лиза понимала, что Анна настойчиво добивается Мити. И что если его увидит, то от себя не отпустит. Поэтому решила перевести разговор в шутку:
        - Жалею лишь об одном, сестрица, зачем ты не влюбилась в Дантеса?!
        Аннушка ей подыграла:
        - В Дантеса? Ты мне его представишь?
        Подошел Николай Степанович:
        - Ах, вот вы где! А я искал тебя, Лизонька. Ты сегодня танцуешь?
        - Сегодня танцует Анна. Пока Натали с Дантесом, другие кавалергарды в распоряжении сестрицы.
        - Это правда? - Николай Степанович повернулся к Анне.
        Аннушка смутилась под взглядом Вересова; он казался ей зрелым, опытным и даже почти старым.
        - Лиза, ты не станешь противиться, если я ангажирую Анну? Нужно спасать сестру, иначе мы можем навсегда лишиться ее общества.
        Лиза не стала возражать:
        - Танцуйте, сестре это пойдет на пользу.
        Найдя свободное кресло, она погрузилась в раздумья. Пришло время решить, так ли сильна ее любовь к Мите? И сможет ли она изменить мужу, если Митя будет продолжать настаивать? Лиза знала, что не в силах справиться с чувством, что все попытки спрятаться от действительности завершились неудачно. Ее сжигал огонь, и сегодня Лиза поняла, что если бы не упоминание Митей жены, она бросилась бы в его объятия. Значит, впредь нужно быть осторожней. Главное, сберечь брак, сберечь свою репутацию.
        Митя потребовал признаний. Что он хочет услышать? Неужели он не понимает, что она не может сказать, как сильно его любит, что он для нее - смысл всего!
        Что будет с ее с любовью? Лиза не хотела, чтобы отношения прекратились. Но она также не хотела, чтобы правда открылась, чтобы свет, этот блестящий распутник, сам заклеймил ее позором.
        Рано или поздно, но придется отвергнуть Митю. И либо тянуть время, либо сделать это сейчас…
        - Что вас тревожит, Лиза? - она снова увидела Митю перед собой.

«Да он преследует меня!»
        - Пойдемте, я должна вам признаться…
        - Наконец-то!
        Они направились прочь из залы. Лиза искала уединения. Нельзя допустить, чтобы их разговор подслушали. Наконец она остановилась.
        Митя сложил на груди руки.
        - Дмитрий Петрович… Митя… Я отношусь к вам лучше, чем к кому бы то ни было. Вы мне нравитесь. Возможно, я полюблю вас… Позже… Вы должны проявить терпение.
        - Лиза, скажи, что любишь, - Панин больше не мог сдерживаться и крепко стиснул ее в объятиях. - Не разбивай мне сердце. Не выбрасывай из своей жизни. Я знаю, это любовь!
        - Нас могут увидеть…
        - Что мне до других?
        Лиза молчала. Она смотрела в глаза любимого и видела в них страсть. Митя сжигал ее напором, своей безудержной силой. Лиза любила Митю, она обожала его, готова была открыться, но вместо этого другая - жестокая и бессердечная - Лиза твердым, не терпящим возражений голосом выпалила:
        - Я не скажу ничего! Вы слишком торопитесь!
        Митя поймал ее за руку.
        - Ты совсем не любишь меня?!
        - Думайте, что хотите! Пустите меня, наконец! - Лиза отдернула руку. - Прощайте! Вы так ничего и не поняли.
        Ее душили рыдания, но слез не было - она мужественно сопротивлялась.
        Порыв, и Лиза по длинному коридору мчалась обратно.

«Нужно забыться, затеряться в толпе».
        Начали играть очередной танец. Зал наполнялся танцующими. Лиза опустилась в свободное кресло. Мужчины подходили с приглашением, но она всем отказывала.
        Внезапно она оживилась.
        Красивая пара пролетела совсем близко, оставляя шлейф из симпатии и взаимных улыбок. Лиза сразу узнала Митю, но девушку рассмотреть не успела, так стремительно пронеслись танцующие. Она выпрямилась, вытянула шею, внимательно следя за залом и ожидая нового появления пары.
        И вот снова вихрь из шуток, комплиментов и смеха!
        Лиза напряглась всем телом.

«Боже! Нет, это невозможно!»
        Рядом мелькало знакомое лицо, - счастливое и сияющее, - миловидная девушка смеялась звонко, и смех ее словно искрился. Панин тоже казался веселым, а Лиза ожидала видеть его печальным. Теперь от отчаяния не осталось и следа. Лиза негодовала.
        Только что человек клялся в любви, и вот он любезничает с ее родной сестрой! Фарс!
        Звуки музыки перестали быть громкими и наконец совершенно затихли. Лиза увидела, как Панин подвел Аннушку к матушке, и как щебечущая сестра цепко ухватилась за Митю.
        Лиза не замечала, что Митя совершенно не слушал Анну, а погрузился в свои мысли и отвечал на вопросы только из вежливости. Митя некоторое время беседовал со старшей Нелицкой, потом откланялся и, бросив быстрый взгляд на Лизу, не спеша проследовал к выходу.

«Анна в самом деле серьезно увлечена Паниным, - поразилась Лиза, - все в ее взгляде, жестах и поведении указывает на это!»
        Выпорхнув из кресла, Лиза направилась к Нелицким. Александра Александровна раскраснелась после кадрили и была возбуждена:
        - Лиза, друг мой, ты не танцуешь? Неужели мсье Вересов не позволяет тебе сегодня других кавалеров? То ли дело Натали Пушкина… Подумать только! Дантес не отходит от нее ни на шаг!
        - Я уже танцевала сегодня. Николенька вовсе не запрещает мне…
        - Хорошо, хорошо! Друг мой, но ты грустна, от чего же? Здесь такое веселье!
        - Я не слишком хорошо себя чувствую. Возможно, начинается простуда.
        - Не дай-то бог! Нет, дружочек, ты просто устала, - проговорила Нелицкая, взяв руки дочери в свои, - ты не больна, к счастью. Жара нет. Но не танцуй больше.
        - Да, матушка, конечно.
        Лиза вплотную подошла к Анне.
        - Сестрица, - зашептала она озабоченно, - мне нужно сказать тебе нечто важное.
        - Что же? - Аннушка говорила громко, энергично обмахиваясь веером.
        - Тише, прошу тебя. Надобно поговорить. Ну же, Аннушка! Это важно!
        - Это действительно так важно? - Аннушка последовала за Лизой, которая нашла укромное местечко за колонной. - Что ты хотела сказать? Что за секреты?
        - Видишь ли, милая… Хочу поговорить о Панине. Панин - талантливый комедиант и не принесет тебе ничего, кроме слез.
        - Но он приветлив со мной и так чудесно ухаживает!
        - Показное. На деле Панин другой. Ты даже не представляешь, на что он способен!
        - Не говори так. Я ведь люблю этого человека, - Аннушка перешла на шепот.
        - Я знаю, милая, знаю. Поэтому и предупреждаю тебя.
        Аннушка не могла поверить в то, что услышала. Она ожидала от сестры поддержки. А вместо этого Лиза говорила такое, от чего Анна негодовала.
        - Милая сестрица, не увлекайся этим человеком!
        Сказанная Лизой фраза была последней каплей.
        - Не желаю ничего слышать!
        Подхватив многослойную ткань юбки, Анна поспешила к выходу. Не будь на балу Натали Пушкиной, все взгляды обратились бы к сестре, так живописно выглядел ее внезапный уход.
        Лиза сорвалась с места: «Нужно догнать Анну!»
        Едва поспевая за рассерженной особой, летящей по мраморным ступеням вниз, Лиза пыталась ее вразумить:
        - Анна, вернись. Сейчас же перестань сердиться. Скоро ты увидишь, что неправа!
        Накинув на плечи шубу, которую своевременно подал швейцар, Лиза поспешила в карету.
        Там, забившись в угол, рыдала растрепанная сестра. Анна сейчас совсем не напоминала милого белокурого ангела, коим была, будучи в хорошем расположении духа. Лиза знала, что Анна не настроена выслушивать нравоучения, но все-таки продолжила разговор.
        - Пожалуйста, Аннушка, пойми. Жизнь - это не вечные балы, толпы кавалеров и удовольствия.
        - О, нет! Лиза, не будь такой противной. Ты сама давно ли замужем? Можно подумать, ты никогда не была молодой.
        - Для тебя окружающий мир раскрашен яркими красками, так и должно быть! Но у времени, как и у радуги, есть цвета. В детстве и юности много солнца. Ты радуешься новому миру и не замечаешь полутонов. Но позже, с годами, время приобретает и другие оттенки. Я не могу допустить, чтобы ты была несчастной.
        Злой огонь в глазах сестры сменился беспокойством. Она перестала плакать.
        - Ты говоришь так, словно познала тайны мироздания, - Аннушка сверлила Лизу прямым взглядом. - Признайся, ты несчастлива сама, и я догадываюсь о причине твоих страданий! Вересов… Он тебя не любит?
        - Какой вздор! Николенька меня любит!
        - Тогда почему ты последнее время настолько печальна, что даже прислуга это заметила? Что случилось?
        - Семейная жизнь непроста. Болеют дети, муж слишком занят и часто отсутствует. Я волнуюсь, и это ты прочитала на моем лице, но никак не страдание.
        Анна упрямо твердила:
        - Вероятно, правда настолько ужасна, что…
        - Хватит, мадемуазель. Какой вздор ты вбила себе в голову? Надеюсь, ты не будешь повторять этого при матушке?
        Анна насупилась, губы капризно подрагивали. Но через мгновение она была прежней: ни гнева в глазах, ни агрессивности в чертах лица. Само очарование и кротость.
        - Конечно, нет, милая. Зачем посвящать в наши тайны матушку?
        - И что это за тайны, позволь узнать? - удивилась Лиза.
        - Твоя тайная любовь, - выпалила Анна.
        Лиза не ожидала такой проницательности от сестры. Может быть, Анна решила ее проверить? Ведь с точки зрения неопытной девицы все страдания на земле связаны только с любовью.
        - Моя тайная любовь? - Лиза возмутилась. - Что за вздор! Сестрица, ты читаешь много французских романов.
        Но Анна стояла на своем:
        - Согласись, Лиза, это самое верное объяснение.
        Лизе не пришлось изливать душу; к карете подходил Николай Степанович об руку с тещей.
        - Мсье Вересов, вы были правы. Обе здесь, - Нелицкая выглядела уставшей, обращаясь к зятю. - Хорошо, что не пустились в розыск, а сразу поспешили к выходу.
        - Лиза, что за ребячество, в самом деле? - усаживаясь рядом, Николай Степанович завладел рукой жены и поднес к губам. Потом стукнул в стенку кареты, туда, где должен был находиться кучер, и крикнул:
        - Трогай!
        Освещенные окна начали медленно удаляться. Мимо поплыли матовые огни фонарей, дымка превращала их в причудливые ночные светила. Люди, столпившиеся у парадного подъезда, растекались по каретам, разъезжались, чтобы на следующий день снова отправиться на званый обед или в модный салон.
        Утомленные танцами элегантные дамы мечтали поскорее сбросить стоптанную обувь и расшнуровать корсеты, а кавалеры, бережно поддерживая спутниц под локотки, проговаривали в уме подробности важного разговора, состоявшегося в нужном месте и с нужным человеком. Все же какими полезными бывают порой многолюдные балы!
        На востоке небо начинало светлеть, тьму пронзила тонкая, золотистая линия. Постепенно горизонт весь заполнился светом, поднялось безразличное, красное после сна солнце. Далеко в вышине еще мерцали звезды, но их неровное сияние с каждой минутой становилось тусклее, оттеняемое багровым восходом.
        - Видели Натали Пушкину? - оживилась Нелицкая, обращаясь к дочерям. - Какая же она дивная, чудесная! Сколько в ней грации, сколько очарования! Ни одна из наших светских красавиц с ней не сравнится.
        - Натали хороша, безусловно, - вздохнула Лиза, - но мне больше нравится Полетика. Правда, у Идалии прескверный характер…
        - Внешность обманчива. По этой причине мне совсем не нравится Пушкин, - поддержала разговор Аннушка. - Говорят, он домашний тиран.
        Нелицкая отреагировала на реплику дочери спокойно, и лишь брови ее слегка дрогнули:
        - Александр Сергеевич вовсе не так вздорен, как его преподносит молва. Имея такую супругу, поневоле станешь ревнивцем.
        - А все потому, что супруга открыто флиртует с Дантесом, - Аннушка воодушевленно разглядывала потолок. - Неужели она влюблена в Жоржа? Представьте, сколько мук приносит тайная страсть, сколько слез, сколько горечи в сердце!
        Нелицкая на этот раз не поддержала дочь, ее дремоту как рукой сняло.
        Она возмутилась:
        - Мадемуазель, чем рассуждать о чем-либо, потрудитесь прежде узнать правду. Нельзя судить о человеке, не зная действительного положения вещей!
        Лиза строго взглянула на сестру:
        - Матушка, не волнуйтесь! Аннушка снова преувеличивает. Мадам Пушкина настолько умна, что сможет сохранить безупречную репутацию. Что случится, если она позволит себе несколько танцев с Жоржем? Разве она виновата в том, что Жорж смотрит на нее с обожанием? Натали способна заставить чье угодно сердце биться чаще. Вот и мой Николенька когда-то, - она посмотрела на мужа, не скрывая улыбки, - да, да, дорогой супруг, не возражай. Мой муж тоже пылал к ней страстью.
        Николай Степанович рассмеялся:
        - Лиза, ты ошибаешься. Я верный муж и примерный отец. В мои ли годы ходить влюбленным? Эти вольности для восторженных юношей. Я не спорю, Натали хороша. Но это не означает, что в нее нужно влюбляться!
        - Ах, господин Вересов, что вы знаете о любви! - Аннушка мечтательно повела глазами. - Любовь - это так непредсказуемо.
        Все с улыбкой посмотрели на Аннушку, но Анна прекратила улыбаться. В ответ на прямой взгляд сестры она надменно вздернула подбородок и отвернулась.



        Глава 13

        Митя спрятал лицо в меховой воротник шубы и пришпорил Быстрого. Мысли крутились вокруг разговора с Лизой и не давали покоя. Он прекрасно понимал, что теряет ее, но ничего не мог с этим поделать. Лиза не хотела иметь с ним ничего общего, это очевидно. Ее наивное отношение к жизни, к любви в целом и к мужчинам в частности выводило из себя. Терпение Мити было на пределе.
        О чем она думала, когда позволяла себя целовать? О чем она думала, когда читала и не возвращала его письма, очевидно, пряча их где-то дома? Надеялась снова оказаться в его объятиях? Или решила завоевать его сердце просто так, от скуки, а после посмеяться над ним?
        Лиза, при всей осведомленности и опытности Мити, была выше его понимания. Она могла совершать поступки, очевидно указывающие на одно, а позже утверждать, что и в мыслях не имела подобного. Понять, чего хочет Лиза, Митя не мог.
        Лиза манила его; он видел, как загораются ее глаза при встрече. И одновременно она его отвергала, прикидываясь холодной, точно лед. Когда она бывала настоящей? Когда говорила полушепотом, робко глядя глаза? Или когда резко отталкивала, обжигая презрением? Он не знал. И от этого еще больше мучился, страдал от неуверенности, от желания добиться ее любви.
        Сворачивая с центральной улицы, Митя заметил женскую фигуру, одиноко стоявшую у небогатой кареты. Их взгляды встретились, и женщина, закрыв лицо руками, словно не желая быть узнанной, быстро исчезла за углом соседнего дома.
        Митя остановился, тревожно вглядываясь в полумрак спящего города, но после, упрекнув себя в мистицизме, продолжил свой путь. Что-то в силуэте показалось ему знакомым. Первое, что пришло в голову - Софья - отверг сразу. Софья была достаточно высокой дамой. Да и незачем Софье так рано вставать и уж тем более незачем от него прятаться.
        Это не Аннушка и не Лиза. Но встретившаяся дама была ему хорошо знакома. Вероятно, раньше. Кто она? Митя перебрал в голове всех бывших приятельниц, но вскоре бросил бесполезное занятие. Возможно, это одна из прежних пассий, которую он оставил без объяснений. Если так, то незачем думать об этом.
        Мите расхотелось ехать домой, и он повернул коня, направив Быстрого в сторону особняка Шимановых. Бокал шампанского и легкий завтрак окажутся сейчас кстати.
        Однако Митя не застал друга дома, его любезно встретила недавно проснувшаяся, бодрая Софья.
        - Митя, как я рада тебя видеть! - женщина раскинула руки в приветствии, спускаясь по лестнице из верхних комнат. Нисколько не стесняясь, она расцеловала гостя, так что его щеки зарделись от смущения.
        - Здравствуй, Софьюшка. Я не слишком рано?
        - Нисколько!
        Софья взяла Митю под руку, пригласив в одну из комнат. - Ты хотел видеть Павла? Жаль, его нет дома. Он уехал вчера к знакомым составить им партию в карты, но до сих пор не вернулся.
        Митя нахмурился.
        - Ты так спокойна! Павел дурной картежник. Наверняка проиграется.
        - Отнюдь. За время твоего отсутствия он очень преуспел и гораздо чаще выигрывает.
        - Павел? Выигрывает? Когда он этому научился? Ведь он не бывает нигде!
        Софья погладила Митю по руке, давая ему понять, что тот ошибается.
        - Павел так говорит при мне, чтобы показать, какой он примерный семьянин. На самом же деле он часто и подолгу отсутствует. Карты - его страсть.
        - Павел - картежник! Не могу поверить!
        - Ты этого не знал? - Софья с интересом смотрела на Митю.
        - Конечно, нет!
        Софья решила сменить тему разговора.
        - Не стоит грустить, Митя. Я не вижу в этом нужды. Тем более, после бала.
        - Ты ошибаешься, Софьюшка. Я не грущу.
        - Я редко ошибаюсь в людях. Думаю, не обошлось без женских чар. Расскажи, Митя, что тебя тревожит? Я твой преданный друг, доверься мне.
        Митя смутился, не ожидая от Софьи такого натиска. Но открывать ей сердце не входило в его планы. Он вежливо избавился от рук Софьи и занялся разглядыванием обстановки.
        - Тебе показалось.
        - И более того, - Софья его не слушала, - скажу, что дама вероятнее всего замужем.
        - Как ты узнала? - сорвалось с языка, но было поздно, Софья уличила Митю во лжи.
        Она присела на стул и с удивлением воззрилась на гостя.
        - Значит, я права?! И кто же она? Кто эта новая дама твоего любвеобильного сердца?
        Боже мой, и которая уже по счету?!
        - Имя ее ничего тебе не скажет. И я не собираюсь его называть.
        Понимая, что вытянуть из Мити признание не получится, Софья решила прибегнуть к хитрости. Улыбнувшись и немного помолчав, она равнодушно продолжила:
        - Я знаю эту женщину. Можешь не говорить. Я ее видела… на масленичной неделе… вместе с тобой.
        Митя не верил, что Софья что-либо знает, поэтому держался молодцом:
        - Ну, тогда нет нужды называть ее имя.
        Он принялся пальцем чертить на столике вензеля, не понимая, что случайно рисует букву «е».
        - Ее зовут… Елизавета! - наблюдая за реакцией Мити, женщина поняла, что попала в яблочко. Впрочем, угадать имя, зная одну букву, было несложно - имя было распространено. Софья понадеялась на удачу, и удача ей улыбнулась.
        - Так ты знаешь, откуда?!
        - Милый, у каждой женщины есть маленькие тайны.
        - Софья, - Митя опустился на колено, целуя ей руки, - умоляю тебя, заклинаю всеми святыми, не выдавай тайны, молчи.
        - Конечно, конечно! - женщина поняла, что начинает обретать власть. - Но…
        - Но?! Но что?
        - При одном условии. Ты расскажешь мне все. Я удовлетворю любопытство, а ты… А ты будешь в безопасности. Обещаю хранить тайну.
        - Ну…, хорошо.
        Митя начал рассказ, стараясь не сболтнуть лишнего и не навлечь позор на Лизу.
        - Так значит, Лиза оставила тебя ни с чем?
        - Как видишь.
        - Печально, - Софья казалась искренне озабоченной его проблемами. - Понимаешь ли, Митя, я действительно хочу помочь. Я предлагаю свои услуги и даже знаю, как скло нить любимую тобой женщину к… на твою сторону.
        Здесь было, о чем подумать. Нельзя сказать, что Митя перестал верить в себя, напротив. Но в Лизе он был совершенно не уверен и даже больше: теперь он понял, что она ни за что на свете не нарушит дозволенных норм поведения.
        Ему действительно требовалась помощь. Желание обладать Лизой стало навязчивым. Что будет с ним, если завоевать Лизу не получится? Наверняка он усомнится в собственных возможностях и в безграничной власти над женщинами. С другой стороны, он не мог, не имел права подвергать любимую женщину риску. Что станется с Лизой, если об их связи узнают в свете? Будет ли Софья молчать, сохранит ли тайну? Да и откуда она могла узнать? Что заставило Софью интересоваться его личными делами?
        Наконец, он решился.
        - Что, ты думаешь, нужно делать?
        - Пригласить к себе.
        - Исключено, она слишком горда.
        - А для чего, по-твоему, существуют друзья?
        Софья обстоятельно изложила план, который придумала только что. Выслушав его, Митя с воодушевлением воскликнул:
        - Гениально!
        Снова обретя надежду, Митя направился на поиски Павла. Долго искать друга он не собирался, потому что точно знал, где тот находится. Это игорное заведение он сам неоднократно посещал и даже рекомендовал его как-то Павлу. Настроение заметно улучшилось.



        Глава 14

        Получив утром записку от букиниста, Николай Степанович искренне удивился, откуда тот мог узнать о разыскиваемом им издании? Книгу нужно было сегодня же забрать, иначе букинист не гарантировал, что ее не купит кто-то другой. Довериться прислуге в этом вопросе Вересов не решился и поэтому попросил Лизу лично сходить и проверить, насколько хороша книга. Самому съездить за книгой не представлялось возможным - Исаакиевский собор занимал все его время. Да и Лиза вполне в состоянии оценить качество и содержание иллюстраций.
        Надев по-весеннему легкие сапожки и облачившись в только что сшитое портнихой голубое пальто, Лиза отправилась выполнять поручение мужа. Она захотела прогуляться пешком, радуясь хорошей погоде, поэтому отказалась от фаэтона, решив, что мужу он нужнее в его поездках. Лиза предвкушала удовольствие, с которым станет листать модные журналы и, возможно, приобретет несколько номеров на радость Аннушке.
        Весна была в полном разгаре. С тротуаров исчезли лужи, и прохожие с удовольствием скинули надоевшие за зиму шубы.
        Лиза быстро справилась с заданием, попросив продавца доставить книгу и журналы с посыльным на дом. Выйдя из книжной лавки на Невский, она неожиданно встретилась с Митей.
        - Елизавета Павловна, здравствуйте, - Митя галантно поклонился. - Что вы здесь делаете?
        Лиза хотела задать ему тот же вопрос, но поняла, что ее опередили.
        Смутившись, она ответила:
        - Покупала книги для мужа, вас это удивляет?
        Митя улыбнулся:
        - Удивляет? Напротив! У мужа-архитектора на редкость послушная жена, так и должно быть!
        - Не вижу в этом иронии, - Лиза намеревалась проститься с Митей, но тот упрямо следовал за ней.
        - Лиза, я не иронизирую. Я восхищаюсь вами. И завидую господину Вересову.
        - А что вы здесь делаете, Дмитрий Петрович?
        - Случайно проходил мимо и встретил вас.
        - Случайно?
        - Абсолютно.
        - Тогда нам не о чем больше говорить, прощайте, - Лиза сделала несколько шагов вперед, пытаясь оторваться от Мити и прекратить разговор.
        Внезапно незнакомый мальчишка, взявшийся невесть откуда, с силой толкнул ее в сторону и сразу же скрылся. Лиза, потеряв равновесие, села в лужу. Одежда мгновенно испачкалась, но больше всего пострадало пальто, которым она так гордилась.
        Лиза не могла поверить в то, что случилось. Весеннее солнце хорошо прогрело Невский проспект, избавив его от снега, откуда же могло взяться такое количество воды? Она не могла знать, что сегодня утром на этом месте стояла повозка, груженная бочками с питьевой водой, и что одна из бочек безбожно протекала.
        Митя помог ей подняться, выражая сочувствие. Но Лиза готова была расплакаться:
        - Как я в таком виде пойду домой? Я же сгорю от стыда, пока доберусь! И не один извозчик меня к себе не посадит - побоится, - она с ужасом разглядывала испачканную одежду.
        - Тогда пойдемте ко мне, это гораздо короче. Пять минут, и вы сможете просушить одежду.
        Митя взял Лизу под руку и настойчиво увлек в сторону.
        - Пойдемте же, Лиза, не бойтесь. Я обещаю, что буду вести себя смирно, и вы не сможете на меня пожаловаться.
        - Поклянитесь!
        Он на секунду задумался.
        - Не будьте ребенком, пойдемте.
        Лизе ничего не оставалось, как следовать за спутником. Она надеялась, что быстро просушит одежду и вернется. Митя действительно жил неподалеку, в нескольких минутах ходьбы. Кроме того, они сразу же углубились в пустой переулок, так что Лиза перестала волноваться за свой внешний вид.
        Митя провел гостью в комнаты, которые снимал со дня возвращения в столицу. Лиза отметила их скромное убранство - ничего лишнего, только самое необходимое.
        Оказавшись в передней, Митя помог Лизе снять верхнюю одежду.
        - Сапожки тоже снимайте, я дам вам туфли.
        Туфли оказались женскими и совсем новыми. Лиза подумала, что здесь когда-то жила или до сих пор бывает какая-то женщина.
        - Что дальше?
        Митя смотрел на нее холодно и совсем без интереса.
        - Дальше я повешу вашу одежду к камину, и мы подождем, пока она высохнет.
        Лиза заметила, что подол ее платья тоже совершенно мокрый, это не ускользнуло от цепкого мужского взгляда.
        - Лиза, платье придется снять.
        - Ни за что на свете!
        Митя скрестил на груди руки и в целом показался Лизе изрядно встревоженным:
        - Это опасно, можно застудить ноги. Уж я-то знаю, как это бывает. Моя жена именно так и простудилась.
        Упоминание о жене Дмитрия Петровича ввергло Лизу в замешательство. Лиза отлично помнила, чем все закончилось, но не была окончательно уверена, что стало причиной смерти: простуда или яд.
        Лиза вздохнула и согласилась:
        - Хорошо, во что я могу переодеться?
        Митя подал ей женский халат и указал на соседнюю комнату. Лиза оказалась в помещении с большой, аккуратно застеленной кроватью. В углу находилась ширма, за которой она быстро переоделась.
        Вернувшись обратно, она застала Панина с двумя бокалами шампанского. Он скосил глаза в ее сторону и равнодушно произнес:
        - Вам к лицу это платье. Впрочем, как и все остальное. Выпейте вот это.
        Лиза отшатнулась, плотнее завернулась в халат и поправила ткань на груди.
        - Я не пью шампанского.
        - Отчего же? - в глазах Мити заплескалась улыбка. - Не бойтесь, я не отравлю вас. Попробуйте.
        Лиза посмотрела на него с недоверием, но все же пригубила бокал. Через секунду она с отвращением кривила рот.
        - Это не шампанское. Что это? Очень крепкое, я не буду пить. Какая мерзость!
        - Да, действительно, в вашем бокале не шампанское, - уголки рта Мити ползли вверх. - Это настойка на травах, оттого такой необычный цвет. И вы выпьете сейчас все целиком, чтобы не заболеть. Вы ведь не хотите заболеть?
        Конечно, Лиза этого не хотела, но она также не хотела оказаться отравленной. Мите она не доверяла. С другой стороны, зачем ему травить Лизу?
        - Пейте же! - Панин властно поднес бокал к ее губам, и она, зажмурившись, быстро выпила «лекарство». Потом долго глотала ртом воздух, кашляя и быстро хмелея.
        - Чем вы меня опоили? У меня подкашиваются ноги…
        Лиза действительно почти падала с ног, ей безумно хотелось хотя бы присесть, но опереться о протянутую ей руку она не решалась.
        - Отлично! - воскликнул Митя. - Теперь вы здоровы, а ваше пальто, кажется, просохло, так что никто не мешает вам вернуться домой.
        - Да, именно так я и поступлю…
        Лиза нетвердой походкой направилась к камину, но по пути споткнулась и чуть было не упала. Сзади ее подхватили сильные мужские руки, подняли и понесли куда-то - Лиза не могла разобрать, куда, но догадывалась, что в спальню, - обстановка была знакомой. Очутившись на кровати, она почувствовала себя еще более ослабшей. Митя поправил разметавшийся по покрывалу халат, прикрыв им ее ноги. Лиза из-за внезапно накатившего головокружения не могла сопротивляться.
        - Митя, - говорила она заплетающимся языком, - что… вы… делаете?
        Панин склонился над ней:
        - Помогаю вам сберечь репутацию. Вы ведь этого хотите?
        Но Лиза не расслышала Митю. Ей чудилось, будто Митя с жаром целует ее, а она отвечает на его ласки, всецело отдавшись чувству и не думая о последствиях. Наконец сон окончательно сморил Лизу, и она провалилась в беспамятство.
        Лиза проснулась глубокой ночью, долго пыталась опомниться и встать с кровати. Митя спал в кресле неподалеку.
        Нужно было возвращаться домой.
        Лиза только сейчас осознала, что будет с ней, если она вернется.
        Она вскочила с кровати, на цыпочках пробралась в переднюю, быстро оделась, обулась и, прикрыв за собой дверь, выбежала на улицу.
        Куда ей теперь идти? Домой ни за что нельзя - там ее уже ищут.
        Лиза выбежала на Невский.

«Господи, здесь же полно полиции! - испугалась она. - Меня тот час же арестуют и как женщину легкого поведения отвезут в участок. Боже, что делать?»
        Теперь только Стаси способна ее спасти.
        Лиза вернулась назад и направилась темными переулками в сторону Зимнего дворца.
        Что-то изменилось вокруг: воздух стал плотнее, и Лиза ясно ощутила угрозу, исходящую извне. На первый взгляд ничего особенного не происходило: над головой темнело усеянное ожерельем звезд небо, над крышей соседнего дома висел тонкий месяц, окна этого дома были освещены, там давали бал.
        Лиза почувствовала себя неуютно - была глубокая ночь, а она оказалась на улице в одиночестве. Ее же собственная тень теперь представлялась ей спрятавшимся в подворотне грабителем. Она отругала себя за глупость - нужно было остаться с Митей и дождаться утра. Но не возвращаться же теперь назад?
        Холодный ветер гнал Лизу вперед, подталкивая в спину. Лиза окоченела от холода, но продолжала идти. Только бы попасть в Зимний!
        Зачем она пошла за Митей, почему поддалась на его уговоры? Вероятно, она повредилась умом, если решила так низко пасть. Разве можно оправдать любовью содеянное? Ведь сейчас ее наверняка разыскивает муж, и весь дом поднялся на ноги!
        Сколько раз Лиза говорила себе, что сначала будет думать о последствиях и только потом совершать поступок. И столько же раз она сначала делала что-то и только потом думала.
        От дома на противоположной стороне улицы отделилась фигура, сзади послышались тяжелые шаги. Лиза пошла быстрее. Дыхание участилось, сердце застучало быстрее. Лиза прижала руки к груди, переходя на бег.

«Не оборачиваться, кто бы там позади не был, и изо всех сил бежать!»
        Лиза подхватила подол и бросилась вперед. Человек тоже перешел на бег.
        Сейчас ее догонят и бог знает что с ней сделают…
        Внезапно из-за угла показался всадник. Пришпорив лошадь, человек быстро поравнялся с Лизой и спешился, выхватил из-за пояса пистолет.
        Лиза прижалась к стене и приготовилась к смерти.
        Грянул выстрел. Тело распростерлось на мостовой.
        Перед Лизой, опустив оружие, стоял Панин. Он скорбно следил за распластавшейся фигурой, готовясь снова применить силу, если нападавший начнет двигаться. В его глазах Лиза видела ужас, но замешательство длилось недолго. Как только Митя понял, что человек убит, то сразу же увлек Лизу к жеребцу.
        - Сударыня, не время падать в обморок. Скоро здесь будет полиция. Нужно убираться отсюда как можно быстрее!
        Лиза ощутила подступивший к горлу комок. Никогда еще на ее глазах не убивали человека.
        Митя помог ей взобраться на коня и сам вскочил следом, усевшись сзади. Быстрый помчался галопом вперед, после, направляемый хозяйской рукой, свернул в один узкий переулок, в другой, миновал несколько подворотен и только потом перешел на шаг.
        - Лиза, ты не должна была от меня уходить, - Митя прикоснулся губами к ее уху. - Неужели ты не понимаешь, что с тобой могло случиться? Благородная дама, ночью на темной улице… Об этом даже подумать страшно! Почему ты меня не разбудила?
        - Мне нужно было уйти… Я испугалась… Я и сейчас дрожу от страха!
        - Милая моя, любимая, дорогая Лизонька. Зачем же так рисковать?! Хвала господу, что я проснулся вовремя, что бросился тебя искать. Я знал, что ты не ушла далеко. Подумай, что бы случилось, проснись я на минуту позже?
        Лиза не могла больше сдерживаться и разрыдалась.
        - Мне нужно… было! Я боялась, что муж… не найдет меня… дома…
        - Не плачь, - он ласково гладил ее плечи и покрывал поцелуями волосы. - Все уже позади…
        Панина охватила ненависть к Вересову. Этот человек, который полноправно владеет его любимой женщиной, возможно, действительно сейчас не спит, а сжигаемый страшной ревностью колесит по ближайшим улицам, подняв на ноги весь полицейский участок. Конечно, он имеет на это право; законы морали призывают его презреть неверную супругу, выгнать из дома. Но догадывается ли он, что Лиза чуть было не стала жертвой уличного грабителя, который, не моргнув глазом, мог лишить ее жизни?
        А что же сама Лиза? Она страшно напугана и готова упасть в обморок. Бедное, нежное создание. Она так боится быть разоблаченной! Митя понимал это, но не желал принимать. Одна мысль о том, что Лиза скоро снова станет для него недоступной, сводила его с ума.
        А что, если бежать? Скрыться в другом городе или за границей, жить во грехе, невенчанными? Средства у него есть, на первое время их будет достаточно. Но как жить после?
        Митя не видел будущего для себя. Любовь к Лизе была чем-то невозможным, невероятным. Если бы только он знал, если бы повернуть время вспять!
        Петляя по переулкам, прилегающим к Невскому, беглецы вскоре оказались неподалеку от Зимнего дворца, куда так рвалась Лиза.

«Что ее ждет? Какая судьба ей уготована?»
        Митя молил бога, чтобы все обошлось.
        - Как ты планируешь попасть во дворец? - зашептал он ей на ухо. - Дворец охраняется.
        Лиза проверила карманы, в одном из которых обнаружилась записка от букиниста и обломок карандаша.
        Митя спешился, а потом помог и Лизе спуститься на землю.
        Лиза ласково на него посмотрела:
        - Я собираюсь передать Стаси записку, но для этого понадобится твоя помощь. Милый, поговори с охраной, скажи им, что дело не терпит отлагательств.
        - Сомневаюсь, что получится, но попробую. В какие комнаты просить отнести письмо?
        Лиза подробно объяснила. Митя тут же вскочил на коня, наказав ей быть предельно осторожной.
        Его долго не было, но когда он вернулся, то широко улыбался.
        - Подруга скоро подъедет. Ты спасена.
        Лиза впервые за долгую ночь обрадовалась:
        - Как тебе удалось?
        - Деньги способны творить чудеса. Как только разговор зашел о деньгах, охрана сменила тон, - Митя сиял от счастья. - Теперь остается ждать.
        Лиза не успела опомниться, как вдалеке показался экипаж.
        Митя склонился к ее уху:
        - Итак, я доверяю тебя подруге. Надеюсь, она все уладит.
        Лиза закрыла глаза, ожидая прощального поцелуя, но его не последовало. Вместо этого Митя, лукаво сощурившись, произнес:
        - Ценю твое целомудрие. Это наверняка понравится господину Вересову. Удивительно, как быстро ты изменилась!
        Не получив поцелуй, Лиза бурно возмутилась:
        - Тогда убирайся прочь! И не смей искать со мной встречи!
        Панин развернул коня, иронично раскланялся:
        - Прощай, дорогая! Если захочешь меня увидеть, ты знаешь, где я живу.
        - Не надейся на это!
        Митя хлестнул Быстрого по крупу, и тот резво понес хозяина в сторону дома.
        Почти сразу подъехала Стаси. Она заметила удаляющегося всадника, но предпочла не задавать лишних вопросов:
        - Лиза, я не спрашиваю тебя, почему ты здесь и кто тебя сопровождал. Ты, видно, попала в скверный переплет, и я собираюсь тебе помочь.
        - Это мерзко, Стаси… Я не понимаю, как такое могло случиться со мной?!
        - Да ты пьяна? Час от часу не легче!
        - Не удивляйся. Я тоже себя не узнаю. Но все, что случилось, произошло не по моей вине.
        Стаси молча разглядывала подругу, раздумывая, каким образом можно спасти ее от позора. Потом, взяв за руку, потянула к карете.
        - Хорошо, только не плачь, - Стаси достала платок, - поедем ко мне?
        Лиза отшатнулась:
        - Ни за что! А если меня во дворце увидят в таком состоянии? Пойдут сплетни.
        Стаси поправила на подруге криво застегнутое пальто:
        - Слава богу, Вересов пока до меня не добрался. А ведь это наверняка было первым, что он попытался сделать. Я поздно вернулась из гостей; и если бы твой муж проник во дворец, то меня не застал.
        Лиза облегченно вздохнула:
        - Как камень с души упал. Вероятно, он подумал, что мы где-нибудь вместе.
        - Да, Лиза, замечательно, если бы все так и было! - Стаси воспряла духом. - Это прекрасная мысль, воспользуемся ей. Допустим, мы с тобой были вместе в гостях, и что-то случилось.
        - Я подвернула ногу, - подсказала Лиза.
        - Ты не смогла идти, - продолжила сочинять Стаси, - и мы отправились к врачу.
        - Так поздно? Разве врачи принимают ночью?
        Стаси улыбнулась:
        - Придворный лекарь принимает в любое время. Остается обговорить детали. Едем!
        Стаси распорядилась, и карета тронулась. Через полчаса подруги беседовали с сонным человеком, который старательно пытался вникнуть в их проблемы.
        Лекарь понял одно: если сейчас не спасти от позора рыдающую белокурую женщину, то может случиться непоправимое. Речь шла о чести дамы. В сущности, он не в первый раз оказывал фрейлинам маленькие услуги, да и фрейлина Северина вела себя настолько любезно, обещая осыпать любыми благами, что отказать ей он не смог.
        - Я готов предоставить помощь, - согласился лекарь. - Но для правдоподобия нужно наложить мазь и перебинтовать ногу. Елизавета Павловна, вы не возражаете?
        Лиза была готова на все, что угодно. Она пошла за ширму, чтобы снять чулки, но не обнаружила их на себе. Вероятно, чулки остались на квартире у Мити. Делая вид, что разделась, Лиза села в указанное ей кресло и протянула ногу, а доктор аккуратно наложил бинты на лодыжку.
        - А теперь, уважаемый, вы поедете с нами, - не терпящим возражений тоном распорядилась Стаси.
        Доктор не ожидал такого поворота; он думал, что придется лишь подтвердить факт травмы. Однако отступать было нельзя.
        Стаси первой вошла в дом Вересовых и о чем-то долго беседовала с разгневанным Николаем Степановичем. Благодаря уговорам Стаси, он смягчился. Лизу на руках занесли в гостиную. Настал черед доктора разговаривать с Лизиным мужем. Потом прибыла полиция, и Лизе снова пришлось объяснять, где она находилась. На рассвете дом опустел, и все заснули, кроме самой Лизы.
        Утром Лиза первым делом попросила горничную приготовить ей ванну. Она чувствовала себя отвратительно. Вересов ни словом с ней не обмолвился, и это было дурным знаком. Муж чуть было не уличил ее в позорном падении. И если бы не свидетельства Стаси и придворного доктора, кто знает, чем бы закончилась история. Вересов был человеком добропорядочным, обманывать подобных людей Лиза считала смертным грехом. И она очень боялась, что за грехи провидение когда-нибудь ее накажет.



        Глава 15

        Утро нового дня выдалось прекрасным. Ранняя весна 1836 года решила отвоевать у слабеющей зимы сезонные права, в полной мере наслаждаясь собственной властью. Солнце припекало по-весеннему весело; снег, обильно выпавший ночью, а с утра начавший таять, превращался в бурные ручьи; сосульки оплакивали ушедшую безвозвратно зиму.
        Лизу разбудила барабанная дробь капели по обитому жестью подоконнику. Она открыла глаза и улыбнулась. Чудесный весенний денек! Поднявшись, она направилась в детскую.
        - Дети, вставайте! Грешно спать, когда на улице такая красота! Сегодня папенька повезет нас всех к Исаакию.
        Няня, сидевшая с вязаньем в углу, отложила спицы, чтобы помочь Лизе одеть детей.
        Умывались дети азартно: Сашенька плескался так, что норовил намочить нарядное платье Сони, а потом задорно хохотал над расстроенным видом сестры. Лизе пришлось дважды переодевать дочь.
        Когда дети оказались умыты и собраны, Лиза скомандовала:
        - Замечательно, теперь осталось позавтракать и в путь!
        Всю дорогу дети радостно вскрикивали, видя опьяневших от весны голубей, воробьев и ворон. Сонечка, сидя на коленях у няни, пыталась считать птиц, а Саша, ухватившись за отцовский воротник и напоминая только что проснувшегося птенца, громко озвучивал увиденное.
        Благодаря безоблачному дню, Исаакий хорошо просматривался издали. Лиза старалась разглядеть подробности: стройка напоминала проснувшийся по утру муравейник.
        - Смотри, Николенька, как Исаакий замечательно виден!
        Николай Степанович охотно поддержал разговор:
        - Как только наружный купол достроим и покроем позолотой, Исаакий станет виден из многих точек Петербурга.
        Лиза задумалась. Она думала о будущем Исаакия и о славе Монферрана. Возводимый им храм останется стоять на долгие века, славя его имя и показывая, на что способен талантливый человек. Архитектор не даром так тщательно подбирал людей для его возведения - в деле такого масштаба не могло быть мелочей, здесь нужно учитывать не только каждый гвоздь, но и то, с каким старанием этот гвоздь сделан.
        Николай Степанович смотрел на жену с интересом:
        - Что это ты, женушка? Не ревнуешь ли Монферрана к славе? Пустое! Монферран - гигант архитектуры, а слава - составляющая его успеха.
        - Монферран снимает сливки, а кто-то тащит груз работы на своих плечах.
        Вересов расхохотался.
        - Смотри же, как раскипятилась! Да полно тебе, милый друг. Монферран - мозг проекта, без его мудрого руководства многое пошло бы не так. В нашем точном деле требуется человек, способный направить строительство по правильному пути. Недаром Исаакий несколько раз перестраивали. Не смогли архитекторы построить на этом месте ничего величественного, а Монферран может и строит! Только благодаря Монферрану в Петербурге теперь будет стоять памятник - символ великого города.
        - Да, я знаю, ты боготворишь Монферрана.
        - И есть за что. Через несколько лет ты сама убедишься, когда будет закончено внутреннее убранство. Монферран намеревается привлечь к работе великого Карла.
        - Неужели Брюллова? Но ведь его нет еще в столице!
        - Да, и все мы как раз ожидаем его триумфального возвращения. И тогда величайший из храмов обретет гениального мастера.
        За разговорами они не заметили, как вплотную приблизились к Исаакию. Стаси ждала их в условленном месте.
        Николай Степанович и Лиза вышли на брусчатую мостовую перед храмом, а няне с детьми велели сидеть в коляске.
        - Рады тебя видеть. Извини, что немного опоздали, - Лиза прикоснулась губами к прохладной щеке подруги.
        Вересов поцеловал протянутую ему руку.
        - Обещаю исправиться.
        - Я совсем недолго ждала. Итак, что мы сегодня увидим? Мы с Лизой жаждем зрелища!
        Лиза предложила:
        - Почему бы не взглянуть на город с высоты птичьего полета? С высоты купола собора?
        Стаси возразила:
        - Но это опасно! Да и как мы туда поднимемся?
        - По лесам, - объяснила Лиза. - Так же, как и все рабочие.
        Рядом послышался хохот. Николай Степанович редко смеялся так долго и весело, как сейчас.
        Лиза упрямо повторила:
        - Да, по лесам! И я не отступлю от желания.
        - Лиза, ну что такое тебе взбрело в голову, - Вересов теперь смотрел на жену серьезно. - Что за блажь?!
        - Это не блажь. Я не сдвинусь с места, пока ты не согласишься провести нас наверх.
        Николай Степанович задумался. Иногда Лиза его поражала. Ведь ей далеко не шестнадцать лет, а ведет себя, словно капризный ребенок. После минутного замешательства он сдался:
        - Хорошо, будь по-твоему.
        Вересов взял под руки спутниц, и все трое направились в сторону храма. По пути он, как мог, развлекал их историями:
        - Можете себе представить, что в основание фундамента собора вбили более десяти тысяч свай? Ни одно строение в Петербурге не может похвастаться подобными размахами строительства! Когда начали забивать сваи, одна вдруг бесследно ушла под землю. Что такое? Стали забивать другую, но и та последовала за первой. То же самое случилось с третьей, четвертой, двадцать восьмой, сорок девятой… Каково?! Через некоторое время в Петербург поступает сообщение из Нью-Йорка: «Вы нам испортили мостовую!» - «От чего же мы?» - удивляются строители.
        - «На торце бревна клеймо петербуржской лесной биржи “Громов и К”», - отвечает Америка.
        - Это известный анекдот, - отозвалась Лиза.
        Стаси начала рассказывать другую историю:
        - А я слышала, что Монферран оттого так долго строит собор, что ему проезжая прорицательница предсказала смерть вскоре после завершения строительства.
        - Ну уж это полная несуразица, - рассудил Вересов. - Полно, милая, не верь злым сплетням.
        - Отчего же тогда собор все еще не достроен? - заинтересовалась Лиза.
        - А оттого, что Исаакию придается слишком большое значение, - отвечала Стаси, - в салонах говорят: «Мост через Неву мы увидим, но дети наши не увидят, железную дорогу мы не увидим, но дети наши увидят, а Исаакиевский собор ни мы, ни дети наши не увидят».
        - И с железной дорогой они ошибаются, - подвел черту Николай Степанович. - Согласитесь, ничего подобного Исаакию в Петербурге не было.
        - А Казанский? - спросила Лиза.
        - Для меня Исаакий Далматский - лучшее, что доводилось сооружать. Кроме того, он слишком дорого обходится казне. Если бы его отлили из серебра, он не был бы дороже, чем стоит теперь. Но полно об этом, - компания остановилась у храма. - Вы действительно хотите на леса? Не боитесь?
        Подъем занял долгое время. Лиза опасалась подвернуть ногу, но все же поборола страх и справилась с подступающей к горлу дурнотой. А вот Стаси, бросив затею с подъемом, остановилась на полпути, ожидая, когда ее спутники вернутся.
        Наконец Лиза очутилась на самом верху постройки, не веря, что смогла это сделать.
        Далеко, насколько хватало глаз, тянулись крыши. Бесконечная, низкоэтажная равнина изредка прерывалась, ныряя в разливы площадей и глубины каналов - кровеносную систему города. Искрящиеся купола церквей вносили разнообразие в обыденную монотонность пейзажа.
        Крыши, крыши… Так много крыш, ощетинившихся, точно иголками, кирпичными, дымящимися трубами. Дым при отсутствии ветра поднимался вертикально вверх, напоминая дорожки на небеса. Из каждого дома, в котором были камины и печи, поднималась такая дорожка. Теперь Лиза знала, что именно по таким дорожкам людские души отправляются к богу.
        - Как прекрасно! - она глубоко вздохнула, с удовольствием отметив, что голова больше не кружится.
        - Ты довольна?
        - О, да! Подумать только! Ни одна женщина не поднималась так высоко!
        Она слегка наклонилась вперед и посмотрела вниз. Николай Степанович ухватил ее сзади за талию, опасаясь, что жена может упасть.
        Но Лиза больше не думала ни об ангелах, ни о боге. Ее внимание привлек выезжающий на площадь фаэтон, в котором сидела примечательная пара. Лиза сразу узнала мужчину - это был Митя. Рядом находилась полнокровная и разрумянившаяся, точно крестьянка на покосе, женщина.

«Это же Софья! Не может быть!»
        Митя что-то говорил ей, близко придвинувшись, та в свою очередь внимательно слушала. Лиза не слышала разговора, но знала; Митя умеет владеть женским вниманием и делает это с присущей ему ловкостью. Вот Митя наклонился к Софье, шепча ей что-то на ухо. Вот кокетка взяла его за руку…
        Лиза откинулась назад, попав в объятья мужа.
        - Николенька, пойдем отсюда. Кружится голова.
        Она отвернулась, спрятала лицо. Плакать сейчас было нельзя - неуместные рыдания только подольют масла в огонь.
        Вересов шептал над ухом, бережно поддерживая ее по пути вниз:
        - Потерпи, дорогая… вот здесь не оступись, осторожнее… Тебе все еще плохо?
        Наконец они спустились на площадь.
        Лиза отстранилась от мужа, вдохнула полной грудью. Нужно было осмотреться, не виднеется ли поблизости тот самый фаэтон?
        Вересов продолжал придерживать Лизу за локоть:
        - Как твоя голова?
        - Не беспокойся. Женские недомогания появляются так же быстро, как и проходят. Голова больше не кружится.
        Фаэтона с Митей нигде не было видно. Вероятно, пока Вересовы спускались, он скрылся из вида. Неужели Лиза обозналась и приняла за Митю другого? Но мужчина в фаэтоне был одет так щегольски, да и ткань была та же, что ошибиться вряд ли было возможно.
        Лизу захлестнула волна гнева. Она злилась на себя, на Софью, но больше всего на Митю за его вероломство.
        Софье он тоже признавался в любви? Засыпал письмами? Дарил цветы? А может быть, он уже совратил ее? Лиза не могла в это поверить.
        Николай Степанович не переставал удивляться тому, как жена на глазах менялась:
        - Что с тобой?
        - Я совершила ошибку: дома рассыпала жемчуг, а это к слезам.
        - Пустое, Любаша все соберет.
        - Не сомневаюсь. Но ожерелье больше не будет прежним.
        Подошла Стаси и с тревогой взглянула на Лизу. От ее внимательного взгляда не скрылось, что подруга расстроена, но она деликатно промолчала.
        Лиза взяла под руки спутников и, слегка подталкивая их к экипажу, задумчиво побрела прочь.



        Глава 16

        Весь оставшийся день Лиза бродила по дому, точно сомнамбула. Она принуждала себя думать о чем угодно, лишь бы не о Мите. Но стоило Лизе упасть в мягкое кружево постели, как все моментально изменилось - она оказалась наедине с собой.
        Лиза тихо рыдала, уткнувшись лицом в подушки. Ее сжигала ревность. Светлые бархатистые локоны каскадом рассыпались по нежному шелку белья.

«Как теперь жить без его любви? Каждый миг, каждое прожитое мгновение - кара господня. Где я ошиблась, в чем провинилась? За что мне эта безжалостная любовь?»
        Лиза откинулась на спину; лицо побледнело, взгляд порывисто блуждал по потолку. Но скоро она перестала метаться и погрузилась в глубокое оцепенение: она не спала, глаза оставались раскрытыми.

«Митя теперь с ней. Но почему? Как случилось, что человек, недавно клявшийся в любви, переметнулся к другой, также связанной узами брака? А ведь я ее совсем не знаю… Чем она лучше меня? Может быть, я надоела Мите?»
        Перед Лизой промчались далекие, счастливые мгновения, когда Панин только появился в их доме: вот он стоит у портрета мужа, вот подбирается к ней сзади, подхватывает ее кудри - она встает, оборачивается и оказывается в его объятиях.

«Митины слова ничего не значили. Совсем ничего! Он просто воспользовался случаем, решил поиграть в любовь, посмотреть, что из этого получится. Каков негодяй!»
        Лиза поднесла ладони к лицу, уткнулась в них и затрясла головой.

«Не могу терпеть эту боль, не выдержу, что-нибудь с собой сделаю… Какие муки, господи, за что?!»
        Глотая слезы, Лиза погружалась в сон.

…Там, где она оказалась, было темно и сыро. Древнее подземелье пугало Лизу невнятными шорохами и мрачным эхом чужих шагов. Факелы, оставленные кем-то на стенах, почти не освещали коридор. Тени от факелов казались Лизе живыми. Она чувствовала, что позади кто-то есть. Обернуться она боялась, вдруг там окажется полчище демонов или сам дьявол? Чужое дыхание обжигало затылок, в ушах слышался шепот: «Одумайся, куда ты идешь? Дальше дороги нет!» Лиза послушно остановилась, с отвращением оперлась о стену, но тут же отдернула руку - стена была покрыта мхом и липкой слизью. Тонкие ручейки бежали вниз по стене, образуя лужи. Ноги опутал клубок из кишащих повсюду крыс. Холод сковывал тело, не позволял идти дальше. Но Лиза пыталась сопротивляться и долго брела в неизвестность…
        Лиза открыла глаза. Ярко светило солнце, разгоняя ночные страхи. Голова нестерпимо болела. Она потянулась к графину, стоявшему рядом на столике, налила воду в чашку, сделала глоток, ощущая, как жидкость мягкой прохладой разливается по телу, пробуждая его ото сна.
        Ей все было безразлично, словно внутри что-то умерло. Существование казалось бессмысленным - зачем жить, если невозможно радоваться? Ходить, двигаться, есть, разговаривать - ничего этого не хотелось.
        Где-то в глубине дома, в столовой, большие напольные часы пробили десять раз, и тут же им ответили маленькие позолоченные часики в будуаре, изящные золотые часы с амурами на камине в гостиной. Зашлепали маленькие ножки, за этими легкими шажками послышалось грузное шарканье немолодой женщины.
        Дверь приоткрылась, и в просвете показалось озабоченное лицо Любаши.
        Она громким шепотом поинтересовалась:
        - Вы уже проснулись, Елизавета Павловна? Вам что-нибудь принести?
        Лиза равнодушно отозвалась:
        - Иди, Любаша, мне ничего не нужно…
        Но Любаша не уходила:
        - Николай Степанович зовет завтракать!
        - Нет, я не буду, не хочу есть…
        Дверь за горничной затворилась, но через мгновение полностью распахнулась, и в проеме возник встревоженный Вересов.
        - Лизонька, что я слышу? Ты не будешь есть? - Николай Степанович энергично подошел к кровати и стащил с Лизы одеяло. - Давай, голубушка, поднимайся. Такой дивный день, а ты все еще в постели! Весь дом давно не спит, а она только просыпается!
        Лиза потянулась за одеялом, не спеша подниматься, но Вересов, словно пушинку, подхватил ее на руки:
        - Лиза, милая! Если бы ты знала, как я тебя люблю! Я влюблен, как мальчишка, словно мы с тобой только что встретились. Помнишь, как это было?
        - Помню, - Лиза распахнула глаза, отведя взгляд в сторону. Снова подступили рыдания.
        Вересов нагнулся к жене, чтобы ее поцеловать:
        - Давай закроемся здесь, в твоей спальне и проведем день вместе?
        Но Лиза не поддержала мужа:
        - Прости, мне нехорошо, подкатывает тошнота…
        Николай Степанович усадил ее на кровать, забеспокоился:
        - Друг мой, ты нездорова? У тебя больные глаза!
        Лиза забралась обратно под одеяло:
        - Голова болит и хочется пить…
        - Неужели вчера простудилась? Тогда позовем врача. Вересов кинулся к двери. Лиза торопливо вскрикнула:
        - Николенька, не нужно, пройдет! Пустое. Спала плохо, сон был плохой. Я полежу до обеда, позволишь?
        - Конечно, любимая! Любаша принесет тебе почту. Что-то было от матушки, я не читал.
        Разбирая корреспонденцию, Лиза замерла, заметив письмо от Мити. Сердце отчаянно застучало.

«Письмо? От него? Но этого не может быть!»
        Руки ее дрожали. Она нетерпеливо вскрыла печать и справилась с волнением.



«Драгоценная моя возлюбленная!
        Как я рад писать тебе снова, забыв об осторожности. Надеюсь, ты простишь меня.
        Люблю тебя страстно, так, как никого раньше не любил. День, проведенный без тебя, кажется мне адом, твое молчание - приговором. Хочу тебя видеть, целовать твои маленькие пальчики.
        Неужели ты не сжалишься надо мной и не напишешь хотя бы пару строк?
        Люблю. Навеки твой».



«В это невозможно поверить! - Лиза перечитала письмо. - Однако это так! И этот человек утверждает, что любит меня?»
        Лиза возвращалась к жизни. Она откинула одеяло, быстро встала с кровати и подошла к столику, на котором стояла тонкая фарфоровая тарелка. Лиза еще раз перечитала письмо, запомнив его наизусть, потом с нескрываемым удовольствием разорвала его в мелкие клочья и бросила их на тарелку, а потом выбросила мусор в форточку.

«Митя, прости. Но ты меня не проведешь».


        Лиза не чувствовала ни горечи, ни разочарования. Она могла поклясться, что с того момента, как прочитала письмо, в нее вселился демон. Она чувствовала в себе силы и готовилась к тому, что помогло бы ей снова начать жить. Что это? Азарт? Жажда мести? Лиза не знала. Но она точно знала, что теперь сможет противостоять невзгодам.
        Через минуту Лиза уже энергично трясла колокольчиком для вызова прислуги. Вбежала Любаша.
        - Я еду на Невский. Вели запрягать лошадей!
        - А как же завтрак, хозяйка?
        - Не перечь! Делай, что говорю, да поживее!
        Лиза без промедления умылась, оделась, самостоятельно сложила волосы в простой прическе, слегка припудрила лицо и направилась в прихожую. Из столовой послышался голос Николая Степановича, который в замешательстве кого-то расспрашивал:
        - Что? Уезжает? Но ведь она нездорова… Милочка, задержите ее и никуда не пускайте!
        Быстро набросив на плечи меховую накидку, облачившись в сапожки и на ходу натянув перчатки, Лиза выскочила из дома. Где же карета? Лиза запаниковала. Сейчас ее догонят и вернут обратно, а ей так нужно уехать! Из-за угла выехала открытая коляска. Возница не торопился, поэтому Лиза выбежала на дорогу и замахала рукой, рискуя угодить под копыта. К Лизиному счастью, никто из домашних так и не появился. И только когда коляска с беглянкой свернула за угол, из парадной показался Николай Степанович в наброшенном на плечи полушубке. Любаша, подпрыгивая, поправляла ему криво сидевшую шапку.
        - Где карета, Любаша?! Где кучер?! - теперь уже Вересов начал метаться вдоль дома. - И куда уехала Лиза?
        Любаша выбежала в одном платьице, поэтому быстро замерзла, но не обращала на это внимания:
        - Хозяйка собиралась ехать на Невский. Наверное, отправилась к Александре Александровне.
        - Да, верно, - согласился Вересов, - она поехала к матушке, и потому случилась такая спешка. Ты, Любаша, ступай в дом и жди нас к обеду. Если вдруг Лиза вернется домой раньше, тут же пошлите за мной!
        Подали карету, и Вересов отбыл в совершенно другом направлении, в то время как Лиза двигалась к особняку Шимановых, готовясь к серьезной беседе. Она, конечно, представляла, какой переполох вызвал ее внезапный отъезд: как разволновался муж, как встревоженно недоумевала прислуга, прильнув к окнам, как дети затихли в игровой. И о том, что матушка ее не похвалит, а сестра обидится, она тоже догадывалась. Однако сейчас важнее выведать у «неотразимой» Софи, что она действительно состоит с Митей в порочащей ее связи.
        Невероятно, но раньше Лиза ничего подобного за Митей не замечала. Визиты к Нелицким и легкий флирт с Анной она списывала на желание Мити быть ближе к самой Лизе. Любовь застилала глаза настолько, что она не видела очевидных вещей. Теперь же она проклинала себя за близорукость, за несвойственную ей наивность, за доверие, которое испытывала к Панину, забыв о его прошлом. Достаточно. Больше никакого доверия, никаких откровений!
        Лиза начала успокаиваться. С трудом осознав, что находится у цели - особняк Шимановых уже показался, она вдруг пришла в себя: «Что я делаю? Куда и зачем еду? Что скажу этой женщине?»
        Возница остановил экипаж.
        - Ну вот, прибыли, тпр-р-ру, голубушки! - обратился он скорей к лошадям, чем к своей спутнице. - Прибыли, барышня. Быстрее уж никак не можно было, извиняйте!
        Расплатившись за проезд, Лиза медленно побрела к ажурным воротам.

«Лиза, что тебе взбрело в голову?! Возвращайся обратно!» - кричал внутренний голос. Однако ноги сами несли ее вперед; Лиза не только не остановилась, а напротив, прибавила шагу.
        Дверь ей открыл пожилой лакей:
        - Здравия желаем. Кто вам нужен, сударыня?
        - Доложите, что прибыла Елизавета Павловна Вересова.
        И что мне нужно поговорить с госпожой.
        - Что у вас к ней за дело?
        - Любезный, у меня к ней важный разговор. Нельзя ли войти?
        Старый вояка, до этого времени только приоткрывавший дверь, растворил ее настежь, приглашая Лизу внутрь.
        - Проходите, сударыня. Давайте вашу накидку, вот так-с… Пройдите-с в гостиную, прошу вас… Посидите здесь в кресле… Пойду, доложу хозяйке.
        Лиза присела в предложенное ей кресло и огляделась. Богатый интерьер с мебелью, подобранной со вкусом, почти не удивил Лизу. Она знала, что Шимановы не бедствуют. Удивило другое - на столике лежали пяльцы с вышитым лоскутком материи. Лиза встала и подошла поближе, чтобы рассмотреть работу. Сердце Лизы застучало сильнее, ведь на платке были вышиты буквы «ДП». «Это же Митины инициалы!»
        Лиза вернулась в кресло и начала размышлять, потом сообразила, что ей скорее нужно думать о теме разговора с хозяйкой дома, а она понятия не имела, о чем будет говорить с Софи. Лиза раздумывала над тем, что, может быть, ей следует встать и, ничего не объясняя, уйти? Но было уже поздно. Потому что в гостиную входила слегка полноватая молодая женщина.
        - Здравствуйте, Елизавета Павловна, - спокойным тоном произнесла Софи. - Чем обязана столь ранним визитом?
        - Простите меня, Софья… извините, не знаю вашего отчества.
        - Софья Петровна, - Софи села в кресло напротив. - Так что же привело вас ко мне, милая Елизавета Павловна? Да еще в столь раннее время?
        Лиза видела, что сидящая рядом женщина нисколько не шокирована ее визитом, несмотря на удивление, старательно вкладываемое в слова.
        - Я хотела с вами поговорить.
        - Поговорить со мной? И о чем же? Насколько я знаю, мы с вами до этого момента даже не были представлены друг другу.
        - Да, вы правы. И я очень сожалею об этом. Между тем вы прекрасно знаете, как меня зовут.
        - Да, знаю. Вас это удивляет? На самом деле здесь нет ничего удивительного, и объясняется все просто. У нас с вами есть общий знакомый. От него я знаю о вас все.
        Лиза была сражена такой откровенностью:
        - Софья Петровна, о ком вы говорите?
        - Не делайте таких глаз, Лиза. Я знаю о вас от Дмитрия Петровича… Панина, - добавила она, чтобы расставить все точки над «i».
        Лиза не могла поверить:
        - От Дмитрия Петровича? И что же вы знаете?
        Софи рассмеялась. Потом встала и не спеша подошла к камину, чтобы зажечь свечи.
        - Видите ли, Лиза… Митя - старый друг нашей семьи. Настолько старый, что у него нет от меня секретов. Я знаю Митю с детства: мы вместе росли, наши семьи были дружны, я была в курсе всех Митиных тайн.
        - Всех?
        - По крайней мере, я на это надеюсь. Например, я знаю, что Митя был в меня влюблен. Это было так давно!
        - Был?
        Софи рассмеялась снова.
        - Конечно. Неужели вы думаете, что я, замужняя женщина, могу позволить себе… м-м-м… флирт?
        Лиза не знала, что говорить и как себя вести. Но она продолжала стойко выдерживать осуждающий взгляд этой совсем еще молодой женщины.
        - Так что же вас привело ко мне, мадам? - Софи перешла на французский.
        Нужно было переходить к цели визита, и Лиза, собравшись с духом, произнесла:
        - Я видела вас вместе с Митей. Вы - замужняя женщина - позволяли обнимать себя…
        - Что это я слышу? В моем доме обвиняют меня же в прелюбодеянии?
        Лиза почувствовала азарт и продолжила:
        - Что если это станет известно вашему мужу?
        - Да кто же вам поверит, милая? Вам, которая сама готова в любой момент кинуться в его объятия? А что, если я, в свою очередь, расскажу кое-что вашему мужу? - Софи смотрела прямо в глаза Лизе, словно гипнотизируя ее. - Вы-то сами не боитесь гнева, который может на вас обрушиться? Не боитесь кары, которая может вас уничтожить?
        Лизу словно окатили грязными помоями, какие только могли найтись в последней ночлежке для бездомных.

«Какая жуткая женщина, сколько в ней желчи, сколько ненависти! Как можно любить такое чудовище?»
        - Чего вы добиваетесь, Лиза? - продолжала наступление Софи. - Вы пришли сюда, чтобы меня обвинять? Но ведь это смешно, дорогая. Вы ничего не докажете, ничего! А вот я имею на руках доказательства.
        - Какие доказательства? - дрогнула Лиза.
        - С недавнего времени у меня находится одна занятная вещица, принадлежащая лично вам. Теперь попробуйте догадаться, что это. Не припомните?
        Лиза ужаснулась. Она ясно помнила, как забыла на квартире у Мити ажурные чулки, на которых в свое время вышила собственные инициалы. Если Софи имеет в виду их… То Лиза пропала.
        Пришлось играть по-крупному. Понимая, что исход разговора может ей навредить, Лиза решила блефовать.
        - Ах, это! Безделица! - Лиза изобразила облегчение. - Не стоит и говорить! Какая вы, право, смешная.
        - Что значит, безделица? А ваши инициалы, вышитые вашей же ручкой?
        - Да кто вам сказал, что эта вещица - моя? - Лиза помнила, что на чулках были вышиты только две буквы «Е» и «Н», то есть Елизавета Нелицкая, а не Елизавета Вересова - Никто не видел эту вещь на мне, а инициалы могут принадлежать кому угодно. Да и где сама вещица? Кто сказал, что она у вас?
        - Вот здесь вы заблуждаетесь, - Софи, словно заправский фокусник, извлекла из рукава ажурное кружево, которое Лиза сразу узнала. - По вашим глазам я вижу, что вещица вам знакома.
        - Софи, вам доставляет удовольствие воровать чужие вещи? Для особы столь высокого положения это может закончиться визитом в полицейский участок.
        - Воровать? - Софи рассмеялась. - Если хотите знать, Дмитрий Петрович сам мне это отдал… при определенных обстоятельствах.
        - И каких же, позвольте узнать?
        Софи отвернулась, демонстрируя презрение. Черноволосая бестия сперва хотела только подразнить соперницу, но теперь ей в голову пришла другая, оригинальная мысль.
        - Вы правда хотите узнать? - и, не дождавшись ответа, она продолжала. - Несколько дней назад я была проездом у Мити. Так, дружеский визит, не больше. Митя был подавлен. Он искренне сетовал на одну жестокосердную молодую даму, к слову, замужнюю, - Софи бросила выразительный взгляд на Лизу, - которая обошлась с ним бесчеловечно, сначала приласкав его, а потом оттолкнув. Я возмутилась: «Разве можно так поступать с нашим лучшим другом?» Митя упал передо мной на колени.
«Обожаемая, драгоценная Софи, - сказал он, - теперь я понял, что ни одна женщина не сравнится с вами в великодушии и понимании. Только вы, - продолжал он, - с вашим благородным сердцем способны меня понять». А в доказательство того, что он меня действительно любит, он отдал мне вот это, - Софи бросила Лизе чулок, - возьмите, он мне больше не нужен. Кстати, если соберетесь уходить, не забудьте закрыть дверь.
        Лиза провожала взглядом женщину, удаляющуюся из гостиной с таким преувеличенным комичным достоинством, что в другое время и в другом месте она бы просто расхохоталась. Но теперь ей было не до смеха. Осмеяли скорее ее.
        Лиза не помнила, как покинула особняк. Нанимала ли она извозчика, чтобы вернуться домой? Или прошла весь путь пешком, не помня себя от потрясения? Так или иначе, но дома она оказалась только к вечеру. Прислуга при виде ее забегала, засуетилась. Любаша усадила Лизу в кресло, растерла ей ноги, напоила чаем, потом уложила в кровать и сама отправилась за доктором. Позже приехал Николай Степанович, принял врача, а после просидел всю ночь у ее кровати, так и не сомкнув глаз.
        - Лиза, где же ты была? - твердил он в полудреме.
        Лиза не слышала мужа, погрузившись в тяжелый, похожий на забытье сон, в котором не было ничего, кроме расплывающейся, далекой фигуры Мити. Во сне она сидела на грязных досках - то ли в ночлежке, то ли в приюте для обездоленных - и рыдала. Митя не смел приблизиться к Лизе, а только твердил: «Прости меня, я этого не хотел…» Лиза, всхлипывая, его укоряла: «Как ты мог так со мной поступить? Ведь я тебя действительно любила!»
        Очнулась Лиза только ближе к полудню. Голова опять страшно болела. Казалось, что во всем теле у нее не осталось живого места. Застонав, она попыталась сесть в кровати, но тут же рухнула на подушки.
        - Николенька! - позвала она слабым голосом.
        Муж был где-то поблизости, она это знала. Сейчас откроется дверь и войдет ее Николай, от присутствия которого ей станет легче. Прибегут слуги, напоят ее чаем, дадут лекарство.
        Но вместо мужа в дверях появилась Любаша.
        - Елизавета Павловна, вам записка, - сказала она шепотом.
        - От кого?
        - Не знаю… Странница принесла.
        - Подойди сюда, - Лиза протянула ослабшую руку. - Дай мне листок… Иди… Нет, постой, побудь рядом.
        Она развернула клочок дешевой бумаги, совсем не похожий на те надушенные листы, на которых обычно присылал любовные письма Митя, пробежала взглядом по незнакомому, но все же довольно ровному почерку.



«Оставьте Панина в покое! Ему ничего от вас не нужно, кроме вашей плоти. Побойтесь бога и кары божьей. Его покойная жена унесла с собой в могилу многие тайны, которые вам знать не следует».


        - Любаша, огня! - вдруг крикнула Лиза.
        - Барыня, да что с вами! Вы вся белая…
        - Сожги это! Быстрее, прошу тебя!
        - Да что сжечь-то?
        - Иди сюда, возьми, - Лиза сунула лист в руку растерянной Любаше. - Умоляю, об этом никто, ни единая душа не должна знать. Сожги его, ступай!
        - Хорошо, барыня. Как прикажете, - зажав в руке смятую бумагу, Любаша направилась к выходу. - Все сожгу, не сомневайтесь.
        Прикрыв за собой дверь в господскую спальню, Любаша быстро расправила бумажку и стала суетливо ее читать, все время оглядываясь по сторонам. Потом она нахмурилась и спрятала листок за передник, отправляясь совсем не к камину, а в свою комнату.
        А Лиза снова погрузилась в странный, полный несуразностей сон, уносящий ее в прежние дни.
        Лиза не могла знать, что к ней заходил муж и долго сидел в ногах, думая о чем-то своем. Лизе не доложили, что он терпеливо расспрашивал Любашу, просыпалась ли хозяйка и что говорила - горничная на это ничего вразумительного не ответила, ввергнув Вересова в еще большую задумчивость. В обед был доктор, но не стал будить спящую, а только пощупал ей голову и пульс, потом велел, как только Лиза проснется, послать за ним в любое время суток.
        В доме стало непривычно тихо. Даже дети притихли, напуганные поведением взрослых. Любаша унесла часы с боем из будуара, остановила часы в столовой, выполнив приказание хозяина.
        Лиза проснулась только под вечер, когда за окном воцарился полумрак. В комнате было темно, и только одинокая свеча на столике отбрасывала неясные тени. Лиза не сразу поняла, где находится. Сперва ей показалось, что она все еще в гостях у Софи Шимановой, но поднявшись, Лиза увидела знакомую обстановку и успокоилась. Что же с ней случилось?
        Лиза встала, подошла к окну и отдернула занавеску. На противоположной стороне улицы, вдоль тротуара, останавливались кареты - в доме напротив давали бал. Она не знала этих соседей лично, но слышала от мужа, что там проживает статский советник или кто-то из Министерства иностранных дел.
        Взгляд Лизы остановился на одиноко стоявшей фигуре, человек был закутан в темный плащ. Лиза так и не смогла понять, кто это - женщина или мужчина. В провале накинутого капюшона невозможно было различить лица, но Лиза знала, что глаза из темноты смотрят прямо на нее. Странный холодок пробежал по спине, ноги начали подгибаться. Но Лиза еще плотнее прильнула к стеклу.
        Сзади послышались легкие шаги горничной, и тихий голос произнес:
        - Что с вами, барыня? Зачем вы встали?
        Лиза на секунду отвлеклась, ответив Любаше:
        - Подойди к окну, милая. Посмотри вот туда… Видишь человека?
        Любаша подошла на зов хозяйки и внимательно присмотрелась к людям на противоположной стороне улицы.
        - Какого человека, барыня?
        - В темном плаще, который сейчас смотрит на нас, - Лиза постаралась точнее указать на незнакомца.
        Словно заметив, что Лиза не одна, фигура проворно скрылась.
        - Я никого там не вижу, - задрожала Любаша, - а кто это?
        Лиза отвернулась от окна и оперлась о плечо Любаши. Горничная подхватила хозяйку и со сноровкой, свойственной только здоровым, но бедным девушкам, помогла ей вернуться в кровать.
        - Не знаю, Любаша. Вероятно, мне показалось. Привиделась фигура в темном, как будто это был призрак. Не говори никому.
        - Конечно, хозяйка. Буду молчать. И все-таки вам стоит рассказать об этом случае доктору.
        Лиза встрепенулась:
        - Ни в коем случае!
        - Как знаете, только не волнуйтесь. Давайте я принесу вам куриный бульон.
        Любаша уложила Лизу в кровать, заботливо укрыла одеялом и отправилась на кухню за супом, который был сварен кухаркой в обед. Его быстро разогрели, и горничная собственноручно накормила Лизу с ложки. Девушку мучили вопросы, но она не смела задать их хозяйке, придумав собственную версию происходившего. Недавно появившаяся в доме прачка предположила, что их госпожа стала жертвой любовной интриги, и что всех еще ждет самое главное потрясение. Случай с появлением призрака все еще больше запутал, и прислуга терялась в догадках.
        Смеркалось. На противоположной стороне улицы экипажи все прибывали, свет от двойных фонарей позади карет падал на вымощенный тротуар. Человек в темном плаще вышел из-за кареты, снова обратив свой взор к окнам Лизиной спальни. Не дождавшись ее появления, он не спеша удалился в один из соседних переулков.



        Глава 17

        За прошедшие несколько месяцев Дмитрий Петрович привык коротать вечера в доме супругов Шимановых. Этот вечер не стал исключением.
        Приятели сидели за столиком, специально предназначенном для игры в карты. Софья находилась неподалеку: все время, пока друзья развлекались, делала вид, что самозабвенно увлечена игрой на рояле.
        Принесли подросшего младенца. Софья аккуратно взяла его на руки, поцеловала, затем передала мужу, а тот - Мите. На руках у последнего ребенок громко завопил, поэтому был немедленно возвращен кормилице.
        - Митя, тебе необходимы собственные дети, иначе ты никогда не научишься обращаться с ними, - Софья словно ненароком обронила фразу, но Митя отреагировал мгновенно:
        - Знаю и намерен стать отцом, как только представится возможность.
        - Надеюсь, матерью окажется Катрин, а не какая-нибудь… Глаша, - Павел громко рассмеялся.
        - А хоть бы и Глаша, - Митя хитро подмигнул, - Катя все равно не узнает. Твоя десятка бита, дружище.
        Митя скинул сюртук, оставшись в одной рубашке.
        Софья довольно улыбнулась, она забавлялась разговором:
        - Разве не Дмитрий Петрович ухаживает за всеми знакомыми дамами? Расскажи-ка нам, Митя, что за роман у тебя с Анной Нелицкой?
        - Роман? - Митя насторожился.
        - В свете говорят, будто ты собираешься жениться. Как такое возможно? Разве Катрин тебе не жена?
        Митя обронил карту.
        - Екатерина Львовна - моя законная супруга, что это за сплетни ты пересказываешь?
        Павел встрепенулся:
        - Ну, как же, да и Софья подтвердит, третьего дня я был свидетелем разговора двух важных дам. Они утверждали, что семья Нелицких готовится к свадьбе и собирает приданое.
        Но Митя поспешил разубедить приятеля:
        - Мало ли, что сказывают в свете! Да, я бывал у Нелицких, к чему скрывать? Возможно, позволил себе флиртовать с младшей Нелицкой. Но это ничего не доказывает, друг мой. Анна - прелестное создание. Молода, свежа, резва, и, не будь я женат, действительно сделал бы ей предложение… Но я женат!
        Павел видел, что разговор совсем не нравится другу. Кроме того, Митя начисто проигрался в последней игре, да вдобавок рассыпал колоду. Павел списал внезапную рассеянность на беспокойство друга о здоровье Катрин и поэтому сменил тему:
        - Что ты делаешь завтра?
        - Ровным счетом ничего.
        - Тогда составь компанию Софье. Видишь ли, - Павел пустился в объяснения, - завтра я должен уехать по неотложному делу, дело это обнаружилось сегодня утром. Мы запланировали конную прогулку за город: пикник с няней и младенцем, мясо на углях, шампанское и прочие развлечения на свежем воздухе. Жаль, если поездка сорвется. Выручи меня, дружище. Софья давно хотела выехать на природу. Тем более, что для начала апреля стоят такие нехарактерно теплые дни!
        Панин взглянул на Софью, та улыбнулась в ответ и заговорщически подмигнула.
        - Ну что же, - Митя театрально вздохнул, - я готов. Но ты, дорогой друг, не будешь ли ревновать жену?
        Шиманов громко расхохотался.
        - Ревновать? Софью? Только не к тебе! Нет, ты только подумай, что ему пришло в голову?! Моя Софьюшка - образец редчайшего целомудрия!
        Митя снова посмотрел на Софью. Женщина, сидевшая за роялем, не казалась ему образцовой супругой. Напротив, он неоднократно наблюдал особенное отношение к нему Софьи, и это его не отталкивало. Митю сжигало любопытство: как далеко Софья продвинется в своих попытках и насколько смелыми будут завтра ее речи.


* * *
        На следующее утро процессия из трех перегруженных поклажей карет, - в первой сидели Митя с Софьей, в двух остальных - прислуга, няня, кормилица и младенец, - неспешно двинулась на север. Конечной целью путешествия являлся Каменный остров. Было солнечно, достаточно поднявшееся солнце припекало, даря летнее расположение духа и настраивая на романтический лад.
        Всю дорогу Митя и Софья молчали, демонстративно отодвинувшись друг от друга. Изредка Софья бросала выразительные взгляды, но тут же отворачивалась, как только он собирался что-либо сказать. В один из таких молчаливых диалогов она приложила тонкий пальчик к губам и нежно прошептала: «Не сейчас». Митю интриговало поведение спутницы, он не знал, что и думать. Неужели Софья обиделась? Или она специально откладывала разговор, чтобы полностью насладиться уединением с ним?
        Через некоторое время процессия выехала за пределы города и очутилась на природе. Кареты остановились.
        Прислуга принялась разгружать вещи, превращая облюбованную Софьей поляну в уютное место для отдыха и развлечений. Были расставлены плетеные стол и кресла, повар занялся разведением костра, привлекая к занятию свободных девушек. Кормилица, не тратя времени на приготовления, уселась в кресло, младенец тут же жадно присосался к ее полной груди.
        Софья, все это время не проронившая ни слова, приблизилась к Мите и взяла его под руку.
        - Дорогой друг, - начала она, - пока прислуга готовит угощение, мы можем прогуляться. Как ты смотришь на это? Пешая прогулка в это время года наверняка испортит мой туалет… Поэтому отправимся верхом. Мы с Павлом решили снять здесь дачу на лето. Это совсем недалеко.
        Митя и не думал отказываться. Слуга подвел ему лошадь, на которую тот резво вскочил.
        - Я готов, - проговорил он, глядя на Софью сверху, - куда направляемся?
        Софья взлетела на лошадь, стоявшую рядом, и грациозно откинула растрепавшиеся волосы назад. За прошедшее после родов время она заметно похорошела: в теле ее появилась легкость, а быстрота движений привлекала внимание.
        - Следуй за мной, - только и успела она сказать, мгновенно сорвавшись с места.
        Митя пришпорил лошадь, рванулся вслед. Нагнать Софью не составило труда - та перестала гнать и пустила лошадь шагом.
        - Каково? - женщина довольно щурила глазки. - Ты думал, я ни на что не гожусь?
        - Софья, ты восхитительна! - с чувством воскликнул Митя.
        Глаза Шимановой светились от удовольствия:
        - Правда? Тогда догоняй!
        И она вновь метнулась вперед, обдав очарованного ею спутника потоком весеннего воздуха. Софья летела без оглядки, рискуя загнать животное до смерти. Сердце бешено колотилось, пытаясь вырваться наружу. Она состояла из единого сгустка эмоций, в груди поселилось необычное чувство: она сейчас желала, чтобы ее догнали, взяли на руки и заключили в объятия. Наконец Софья перестала гнать и остановилась.
        Показались первые строения.
        Митя не отставал от нее ни на шаг, включившись в игру и приняв условия спутницы. Он видел, как горят ее глаза, и его глаза загорались в ответ. Он тоже предвкушал нечто сладостно-приятное, и оттого на его душе становилось легко и весело.
        - Дорогая, ты так загонишь лошадь, мы не сможем вернуться.
        Софья развернулась; смело глядя прямо перед собой, приблизилась к Панину как можно ближе.
        - Не хочу возвращаться, - она бросила поводья и раскинула руки, - я останусь здесь, на острове, навсегда!
        Не успел Митя крикнуть: «Осторожнее!», - как лошадь под Софьей, почувствовав, что ее не держат больше, отпрянула в сторону. Шиманова, сама того не желая, оказалась на земле. Она больно ударилась головой и чуть было не потеряла сознание. Митя вовремя оказался рядом, его объятия привели Шиманову в чувство.
        - Софья, дорогая, ты ударилась?
        Страдалица приоткрыла глаза:
        - Я не могу встать. Митя, помоги мне. Кажется, я подвернула ногу.
        Митя нагнулся еще ближе.
        - Я попробую помочь тебе, но сначала…
        И он прильнул к ее губам, вдыхая пряный аромат ее кожи, Софья же обхватила Митю руками и смело отвечала на ласки.
        - Дорогой… Я так ждала этого… Давно…
        - Я тоже ждал… Дорогая…
        Наконец оба очнулись от опьянившего их чувства и медленно поднялись.
        - Ты сможешь ехать?
        - Теперь да. Сейчас у меня ничего не болит.
        Шиманова, прихрамывая, не так резво, как прежде, но все-таки вскочила на лошадь.
        - Поедем, я покажу тебе дачу. Мы ее уже оплатили вперед и скоро туда переберемся.
        Они следовали вдоль решетчатых оград, разглядывая двухэтажные строения.
        - Смотри, Митя, этот дом снимает семейство Пушкина. Я слышала, Натали на дачу потратила уйму денег в этом году. Теперь вся семья живет в долг.
        - Все строения на острове очень дороги. Ваша дача Павлу тоже влетела в копеечку?
        Софья рассмеялась.
        - Пустое, подумаешь! У нас достаточно средств, чтобы жить здесь все лето.
        - Так когда вы перебираетесь?
        - Теперь уже совсем скоро, только соберем вещи. Думаю, в начале мая. Ты будешь к нам приезжать?
        - В свете последних событий - всенепременно! - оба весело рассмеялись.
        Наконец они очутились у резных, оформленных в старорусском стиле ворот, и спешились.
        - Проходи, Митя, чувствуй себя свободно. Пойду, предупрежу сторожа, чтобы нас не беспокоил. Там, в глубине, двухэтажный деревянный особняк с колоннадой. Располагайся и жди меня.
        Митя поймал ее прямой, полный страсти взгляд.

«Как она спешит, как горяча!»
        Однако заходить в дом не стал, свернув на песчаную дорожку.
        Мысли витали далеко: он думал о Лизе, о вчерашнем разговоре с другом, об Анне, которая собралась замуж. Невероятно. Откуда Аннушка узнала, что Митя свободен? Кто мог пересказать ей события, которые произошли в Градбурге? Значит ли это, что и Лиза в курсе его личных дел? Не подозревает ли она его в чем-либо?
        - Митя! - послышалось со стороны дома. - Иди же сюда! Я покажу тебе комнаты!
        Он медленно поднялся по ступеням и остановился на пороге.

«Нет, Лиза его не подозревает. Лиза его любит.
        Разве он виноват? Разве он хотел, чтобы его супругу считали умершей? Только Катя виновна в том, что случилось. И вот теперь он должен строить свою жизнь заново. А ведь мог бы сделать военную карьеру.»
        - Митя! - послышалось из глубины комнат. - Иди же сюда!
        Панин неторопливо скинул перчатки, подошел к зеркалу, поправил прическу.

«Софья положительно намерена оправдать свое гостеприимство. Что же, я пользуюсь успехом у дам. Почему бы не поддаться обаянию Софьи и не сделать ее счастливой? Павел ни о чем не догадывается: он сам просил, чтобы я сопровождал его жену на прогулке. А Софья так хороша и чувственна! Она просто горит желанием оказаться в моих объятиях. Не стоит огорчать влюбленную женщину».
        Митя намеренно оттягивал момент удовольствия, которое ему предстояло. Он понимал, что эти отношения на время разлучат его с Лизой. И потому не торопился.
        Наконец, он принял решение. Вытянулся в струнку, по-военному оправился и шагнул на зов, предусмотрительно закрыв за собой двери.



        Глава 18


«Если бы год назад я знала, в какой дыре окажусь, разве поверила бы в это? Рассмеялась бы, а человека, предсказавшего мне судьбу, прокляла…»
        Ефросинья ухмыльнулась. Валериан не обращал на нее никакого внимания; он с полчаса внимательно читал газету, свободно расположившись на диване. Правая нога Валериана ритмично подрагивала, видимо он что-то неслышно напевал.

«Валериан слишком вжился в роль примерного супруга, - продолжала размышлять Ефросинья, - наверное, я напрасно тяну время. Нужно действовать».
        Она достала из ящика дневник, села к столу и принялась быстро писать, изредка поглядывая на мнимого мужа.



«…Апрель …надцатое число, тридцать шестой год.
        Мне становится хуже, пятна на лице превращаются в язвы. Болезнь прогрессирует, так говорит Валерьян. С трудом и за немалые деньги купленное хаульмугровое масло не помогает. Скоро мой и без того маленький нос совсем провалится. Но я выдержу все. Главное - быть рядом с любимым. Видит бог, этот мелкий, ничтожный человек не заслуживает моей любви. Жаль, что поздно поняла это…»


        Пока Ефросинья писала, тихо подошел Валериан. Он со вздохом опустился перед женщиной на пол:
        - Разреши, посмотрю твои ноги…
        Ефросинья отложила дневник. Она давно привыкла к ежедневным осмотрам, поэтому, не вставая, с готовностью развернулась на стуле и задрала юбку до колен.
        Некрасивые язвы все еще покрывали переднюю поверхность ног Ефросиньи, и это продолжало огорчать Валериана.
        - Почему лекарство не действует? - доктор проявлял недовольство.
        - Не стоит переживать, - сочувственно проговорила Ефросинья. - Ты не можешь остановить болезнь, да и не нужно это.
        Но Валериан и не думал с ней соглашаться:
        - Я уверен, что болезнь отступит.
        - Мне это безразлично, - женщина равнодушно махнула рукой. - Скоро я получу то, к чему стремилась, и успокоюсь.
        Однако доктор, невзирая на протест Ефросиньи, продолжил осмотр. Он отправил ее за ширму и заставил раздеться. Тонкая матерчатая рубашка почти не скрывала наготы, и через ткань просвечивалось то, что должно быть скрыто. Но Ефросинья нисколько не смутилась. Доктор не в первый раз проводил процедуру и давно знал все, что касалось ее тела.
        Валериан внимательно осмотрел каждый участок кожи, нежно размотав пропитавшиеся желтоватой слизью бинты. От его внимательного взора не ускользнуло, где образовались новые пятна, а где углубились старые.
        - Ну-с, теперь перевязка. Еще немного потерпи.
        Процедура отняла не больше времени, чем обычно:
        Валериан умело и осторожно, стремясь не причинить страданий, перевязал Ефросинье ноги, кисти рук, наложил бинты на открытые участки, аккуратно обработал мелкие язвочки на лице.
        - Я похожа на мумию, но мне значительно легче, - печально пошутила женщина. - Не представляю, как бы без тебя обходилась.
        Тот улыбнулся в ответ.
        - Отрадно знать, что я тебе все-таки нужен.
        Ефросинья снова облачилась в платье, Валериан помог застегнуть пуговицы на спине. Теперь это ношенное одеяние казалось Ефросинье инородным, мертвым куском савана, словно прежде кожу скинули, а теперь вновь натянули на кости.
        Но Ефросинья быстро прогнала дурные мысли прочь.
        - Едем! - Воскликнула она, показывая прежний властный характер.
        - Что на сей раз?
        Ефросинья направилась к выходу, быстро набрасывая на плечи темный суконный плащ.
        - Сегодня или никогда!


* * *
        Анна ворвалась в квартиру Вересовых с единственной целью - уничтожить Лизу. Она загодя составила хитроумный план, который по ее мнению должен был вывести сестру
«на чистую воду». И что за беда - родственные узы? Если Лиза совершила такое, от чего у Анны навсегда пропала к ней жалость?
        Анна бесцеремонно отпихнула стоявшую в дверях Любашу и, не раздеваясь, прошмыгнула в комнаты. В детской она остановилась, обнаружив на ковре играющую с детьми Лизу.
        - Пойдем, нам нужно поговорить!
        Анна схватила Лизу за руку, заставив подняться, и потащила ее смежными комнатами в спальню.
        Лиза лишь молча следовала за сестрой.
        Наконец Анна решила излить ярость, толкнув сестру на кровать:
        - Я думала, между нами нет секретов!
        - Что с тобой, дорогая?
        - Ты мне больше не сестра! - Аннушка прекратила метаться по комнате и вплотную подошла к Лизе. - Ты хуже врага!
        - Да что могло случиться, Аннушка? - Лиза всерьез испугалась.
        - Не называй меня так! - Анна продолжала шипеть. - Не смей произносить мое имя! И тебе я полностью доверилась, зачем?
        Она в отчаянии присела рядом с Лизой и сникла. Глаза ее наполнились слезами, а гнев как ветром сдуло.
        Лиза придвинулась к сестре, желая ее обнять, но та, ощетинившись, вскочила и направилась к выходу из комнаты.
        - Нет, милая, ты никуда не пойдешь, пока не объяснишься, - Лиза преградила ей путь. - Скажи, что стряслось?
        Лиза вела себя так уверенно и спокойно, что Анна вдруг усомнилась в том, правильно ли она поступает, решив разорвать отношения. Сестра смотрела на Анну с сочувствием, и это сбивало с толку. Неужели она ни о чем не догадывается? А если догадывается, почему продолжает играть?
        Анна поняла, что пора объясниться:
        - А ты не понимаешь? Не знаешь? Довольно притворяться!
        - Я перед тобой чиста, - Лиза словно надела маску. Ее глаза, до этого живые и чистые, заледенели, словно между ними воздвигли снежную стену.
        Разве это хотела Анна услышать? Разве не мечтала она, как насладится слезами Лизы, ее мольбами, уговорами? Как гордо разоблачит предательницу и заставит ее во всем признаться мужу?
        - Лиза, я знаю все! - выкрикнула Анна с вызовом.
        - Что это - все? Не понимаю, - Лиза пожала плечами.
        - Я знаю все о тебе и Дмитрии Петровиче.
        Не ожидая подобных слов, Лиза на время онемела. Однако, совладав с чувствами, попыталась возразить. Но вместо этого на ее лице отразилась неубедительная гримаса.
        Анна истолковала молчание Лизы по-своему:
        - Значит, я права! - Она принялась громко рыдать. - Я тебе доверяла, тебе одной, никому больше. Ты была для меня святой… А кем была я для тебя? Глупой, несмышленой куклой?
        - Между мной и Дмитрием Петровичем никогда ничего не было, - Лиза казалась искренней, но Анна знала, что ее нельзя слушать.
        - Ничего не было? Я должна в это поверить? А я ожидала, что ты откроешь мне душу… Ведь ты страдаешь…
        - Это не имеет значения, - тускло откликнулась Лиза.
        - Но ведь ты была с ним? До чего ты еще опустилась, сестра?
        Лизе нечего было ответить. Обманывать дальше она не хотела, а правду сказать не могла. Если сейчас излить Анне душу, можно легко обрести врага в ее лице. А этого допускать нельзя.
        - Аннушка, я прошу тебя… Не спрашивай меня ни о чем…. Ради нашей дружбы!
        - Я не верю больше в эту дружбу, сударыня. Вы осквернили ее. Прощайте!
        Лиза бросилась за сестрой, но та внезапно остановилась, протянула ей листок бумаги.
        - Читайте вслух, чтобы все узнали о вас правду. Надеюсь, после вы перестанете изображать несчастную жертву, мадам Вересова.
        Гневно повернувшись спиной к Лизе, Анна Павловна Нелицкая со всем присущим ей природным достоинством без промедления вышла из спальни.
        Лиза развернула записку.
        Первое, что бросилось в глаза, это знакомый почерк и то, как автор тщательно выбирал выражения, стремясь попасть в самое уязвимое место - в сердце:



«Милая, несчастная девочка!
        Как я сочувствую вам и преклоняюсь перед вашим горем. «В чем же мое горе?» - спросите вы. А в том, что рядом живет враг, опаснее которого и представить себе нельзя. Не ваша вина, что в сердце поселилась любовь, это скорее недоразумение. Ваше горе в том, что не вы одна страдаете от неразделенной любви. Но если вы вольны выбирать дальнейшую судьбу, судьба этой женщины давно предрешена. Но эта судьба, как вы изволите позже убедиться сами, ее не устраивает. Ей хочется разнообразия, и это толкает ее на гнусные вольности: на близость с человеком, которого вы любите. Не стану вас томить и назову ее имя. Это ваша сестра, Елизавета Павловна Нелицкая, в замужестве - Вересова.
        За сим разрешите мне закончить письмо.
        Имя мое пусть останется для вас неизвестным».


        Лиза пошатнулась, едва не упав, но вовремя пришла в чувство.

«Кто может знать в мельчайших подробностях мои тайные желания? Кому это нужно? И сколько еще писем разослано?»
        Ее охватила паника. Она представила, что подобное сейчас читают матушка или Николай Степанович.

«Боже мой! - пронеслось у нее в голове. - Нужно догнать Аннушку!»
        Подхватив юбку, Лиза метнулась из спальни, словно птица, подстреленная неумелым охотником. Миновав будуар и пару смежных комнат, Лиза оказалась в передней.

«Счастье, что Николеньки нет дома, - продолжала она размышлять, - иначе не миновать бы объяснений».
        - Любаша! - позвала Лиза горничную. - Иди скорее сюда! Нужно остановить Анну!
        Но горничная вместе с прислугой словно сквозь землю провалилась. Не дождавшись ответа, Лиза выбежала за дверь.
        На улице, возле парадной, метания продолжились. Весь ее облик выражал смятение и крайнюю растерянность. Сестры нигде не было. Либо она приехала в экипаже, либо скрылась в соседнем дворе - других объяснений Лизе в голову не пришло.
        Наконец она успокоилась.
        Что с того, что было письмо? Кто сможет подтвердить предъявленные обвинения? Только сам Митя. А он этого не сделает, если в нем осталась хотя бы толика чести. Да и не станет Анна его расспрашивать! Если бы она захотела, давно бы разыскала Митю. Но раз она приехала к Лизе, значит, сомневалась. Лизе останется лишь окончательно убедить Анну в собственной невиновности.
        Лиза было собралась домой, но отчего-то внимательно всмотрелась в карету, остановившуюся на противоположной стороне улицы. Из кареты появился закутанный в темный плащ человек. Этот человек под взглядом Лизы немедленно застыл, словно его уличили в противном закону деле. Теперь он смотрел прямо на нее, и у Лизы замерло сердце. Неужели это та самая карета, что преследовала ее когда-то на Невском?
        Лиза мгновенно напряглась. Нужно немедленно выяснить, что это за человек и зачем он снова возле дома Вересовых? Ноги сами понесли ее на противоположную сторону улицы.
        Однако незнакомец оказался проворнее: он быстро вернулся назад, и карета сразу же тронулась, не дав Лизе что-либо предпринять. Шторка на заднем окошке кареты сдвинулась, но вместо лица Лиза смогла разглядеть лишь расплывчатое пятно - слишком уж далеко удалился незнакомец.
        В двух шагах остановился другой экипаж, и Лизе протянули руку. Лиза сразу узнала вельможу, предлагавшего ей помощь.
        - Антон Андреевич Звенигородько. Надеюсь, мадам, вы меня узнали?
        Пожилой мужчина галантно привстал, освобождая Лизе место рядом с собой.
        - Какая редкая удача, что я встретила вас! Умоляю, помогите. Любой ценой нужно догнать вон ту карету!
        Мужчина сначала бросил на Лизу проницательный взгляд, словно сочувствуя ей, но потом громко приказал кучеру:
        - Ты слышал, что сказала мадам? Быстрее!
        Экипаж резко тронулся. Кучер, чтобы подбодрить лошадей, закричал что-то нечленораздельное. Мужчина развернулся к Лизе:
        - Почему вы так торопитесь, м-м-м, Елизавета Павловна?
        Лиза сидела в экипаже, словно на иголках. Она только сейчас поняла, что оказалась рядом с малознакомым мужчиной, внешность которого, казалось, предвещала недоброе.
        Антон Андреевич Звенигородько обладал цепкими, посаженными близко к носу глазами. Седые волосы и короткая, остроконечная бородка также не сулили ничего хорошего. Мужчина опирался на трость, сжимая ее в длинных изогнутых пальцах. Человек напомнил Лизе колдуна из детских сказок, которые когда-то рассказывала сестрам няня-француженка.
        Видя, что спутница отчего-то изменилась в лице, Звенигородько расплылся в радушной улыбке:
        - Вы напрасно волнуетесь, мадам. Мы постараемся догнать вашего визави. Но зачем вы преследуете эту карету?
        - Хотела бы я знать, кто в ней! - отозвалась Лиза.
        - Надеюсь, это не связано ни с давним прошлым, ни с делами вашего супруга. К слову, я ведь тоже человек из вашего прошлого, Елизавета Павловна. Я имел счастье быть знакомым с вашим батюшкой, Павлом Яновичем.
        Лиза немного успокоилась, говоря себе, что все знакомые батюшки были достойными людьми. Она поправила платье, села поудобнее:
        - Извините меня, Антон Андреевич, за столь внезапное вторжение в вашу жизнь… Я счастлива вновь встретиться с другом покойного отца.
        - Скажу вам честно, Елизавета Павловна, я не был другом Павла Яновича, я был его кредитором. Я банкир.
        Звенигородько откинулся вглубь экипажа, отдаляясь от Лизы. Лиза расценила это движение как неблагоприятный, угрожающий знак. Словно вельможа установил между ними невидимую глазу стену.

«Какая, в сущности, разница. Главное - узнать, что за человек скрывается в карете».
        Лиза всецело увлеклась погоней. Экипаж мчался в сторону Казанского собора, после чего начал петлять по узким переулкам. Едущие впереди, вероятно, обнаружили преследователей, пытаясь таким образом оторваться от погони.
        Антон Андреевич азартно следил за тем, чтобы экипаж неотрывно следовал за беглецами; он бойко руководил кучером, ругая того за неповоротливость, на что кучер отвечал: «Быстрее никак не можно, Антон Андреич. Перевернемся!»
        Экипаж все дальше удалялся в сторону небогатых районов, где Лиза раньше никогда не бывала. Парадные, украшенные лепниной особняки сменились типовой застройкой, замусоренными узкими улочками, заполненными бедным людом. Экипаж ехал все медленнее, и наконец возница совсем потерял из вида карету.
        Лиза обратилась к Звенигородько:
        - Что же делать? Ведь теперь карету не догнать…
        - Нам следует вернуться домой. Этот район - не место для прогулок. - Он похлопал кучера по плечу, - поворачивай! Едем обратно!
        Лиза расстроилась. Вместо того чтобы найти Анну, она бросилась вслед неизвестной карете. Но и здесь ее поджидало разочарование - карета пропала. Лиза напрасно потратила время, а могла бы давно помириться с сестрой.
        Тишину нарушил Звенигородько:
        - Я думаю, Елизавета Павловна, вам стоит излить мне душу. Поведайте старому человеку, что вас тревожит?
        Звенигородько так искренне выражал сочувствие, что Лиза, отбросив детские страхи, решила довериться незнакомцу. Она коротко рассказала банкиру о собственных злоключениях, не назвав только имени Мити. Как только она завершила рассказ, Антон Андреевич погрузился в молчание, постукивая тростью по полу экипажа.
        - Что вы об этом думаете, Антон Андреевич?
        - Вы мне напомнили меня же в молодости, - он таинственно улыбнулся. - Со мной когда-то происходило подобное, позже я расскажу вам об этом. Но сейчас хочу сделать вам предложение… Вполне пристойное предложение, не беспокойтесь. Соблаговолите сопровождать меня в банк, Елизавета Павловна. Там мы побеседуем за чашечкой вкуснейшего кофе, который готовит мой аглицкий повар. А чтобы вы могли спокойно вернуться домой, я дам вам свой экипаж.
        Лиза некоторое время раздумывала, ведь ее внезапный отъезд наверняка вызвал переполох в доме, но все же решилась принять предложение.
        Экипаж остановился у серого четырехэтажного здания, отстроенного по канонам современной моды. Наверх, к массивным дверям, вели широкие мраморные ступени, преодолев которые, Лиза очутилась в огромной роскошной зале. Второй этаж оказался декоративным - он был всего лишь иллюзией фасада. Окна внутри помещения размещались в два этажа, освещая огромное пространство банка. Рядом суетились служащие: одни с бумагами сновали мимо, другие - те, что за окошечками, что-то разъясняли посетителям.
        Лиза попала в новую для себя, суетную среду, поэтому слегка оробела.
        Над ухом послышался голос Антона Андреевича:
        - Это и есть мой мир, Елизавета Павловна. Добро пожаловать! Нам вот сюда - налево, на лестницу.
        Они поднялись на третий административный этаж. Лиза первой прошла в просторный кабинет, интерьер которого был выполнен в модных красных тонах. У дальней стены находился рабочий стол, вдоль левой стены, полностью заставленной книгами, стояли кресла, у окна располагался изящный чайный столик, окруженный не менее изящными стульями.
        Антон Андреевич распорядился подавать кофе.
        - Присаживайтесь, Елизавета Павловна. Кофе сейчас принесут.
        Банкир поразил Лизу галантностью. Первое нелестное впечатление развеялось, и теперь новый знакомый преобразился в ее глазах: стал изысканным, одетым «с иголочки» пожилым человеком. «Вероятно, ему немногим за шестьдесят, - думала Лиза. - Но как он очарователен!»
        - Это мой второй дом, Елизавета Павловна. Мой драгоценный банк, смысл всей жизни. Как он вам нравится? Вы думаете, что люди, подобные мне, холодны и расчетливы? Что же, вы отчасти правы. Но это другие - не я. Не отрицаю, в делах всегда приходится быть жестким, проявлять характер. Все верно. Но то в делах. В повседневной жизни я такой же домосед, как и вы, как ваш муж, как любой из семейных людей. У меня есть дочь. Она замужем и сейчас живет с мужем в Париже.
        - А ваша жена? - Лизе все больше нравился человек, сидевший напротив. В нем было что-то, напоминавшее отца.
        - Жена скончалась в тридцать третьем году. Долго и тяжело болела. И потом сгорела в одночасье, - в глазах банкира читалась усталость.
        - Простите, что задала этот вопрос… - Лиза смутилась.
        - А вот и кофе! - банкир повеселел. - Сейчас, милая сударыня, я напою вас самым лучшим в городе кофе. Такой кофе умеет готовить только мой повар.
        Антон Андреевич внимательно проследил, чтобы принесший кофе человек, разливая ароматный напиток по чашкам, не пролил ни капли.
        - Спасибо, - Лиза вежливо улыбнулась, поднося чашку к губам, - какой горячий!
        - И вкусный! - в тон ей продолжил фразу Звенигородько.
        - Действительно, просто чудо!
        Лиза наслаждалась знакомым, но довольно оригинальным вкусом напитка. Она совсем перестала нервничать. Атмосфера вокруг Антона Андреевича была настолько дружелюбной, что сами собой пропали все страхи и волнения, Лиза чувствовала себя совсем по-домашнему. Звенигородько все видел и поражался удивительной, магической привлекательности этой не то чтобы красивой девушки, а скорее молодой и очаровательной, и его стареющее сердце невольно колотилось чаще. То ли от воспоминаний, то ли от предчувствия чего-то важного.
        - Лиза, мне хотелось бы вернуться к разговору о нашей погоне и человеке в карете.
        Лиза радостно улыбнулась, заметив, что Звенигородько назвал ее по имени.
        - Этот человек всегда появляется неожиданно. Сейчас, в чудесной атмосфере кабинета, я, наверное, смогу говорить об этом без ужаса. Но дома, когда я смотрела на него из окна, мне было по-настоящему жутко.
        - Вы не видели его лица?
        - Нет, только черный провал капюшона.
        - А рост? Вы не заметили, какого он роста? Возможно, так мы определим, кто это, - мужчина или женщина.
        - Вы допускаете, что тень, преследующая меня последнее время, может быть женщиной?
        - Вполне возможно. Во всяком случае, нельзя этого исключать.
        Лиза допила кофе и отодвинула чашку.
        - Как странно… - она нахмурилась. - Сейчас я подумала о письме, которое получила в тот злополучный день. К сожалению, оно не сохранилось.
        - Что за письмо? - заинтересовался Антон Андреевич.
        - Странное письмо, в котором некто угрожал мне. Требовал оставить… Анина в покое, иначе, по его словам, случилось бы ужасное, - Лиза намеренно изменила все имена. Ей не хотелось, чтобы банкир знал о ней все. - В письме упоминалось об его умершей жене, о какой-то тайне, которую та унесла в могилу…
        Антон Андреевич успокоил Лизу:
        - От этой истории веет средневековой мистикой. Но мы с вами люди современные, читаем Жуковского и Пушкина, поэтому постараемся найти разумное объяснение происходящему.
        Лиза не переставала удивляться Звенигородько. Банкир читает вольнодумца Пушкина. Удивительно! Какие еще тайны хранятся в его сердце?
        Лиза собралась с духом и задала мучивший ее вопрос:
        - Антон Андреевич, откуда писавший мог знать подробности моей и… его жизни?
        - Ответ может быть один - человек близко знает вас или вашего знакомого. Скорее второе, поскольку среди вашего окружения вряд ли есть кто-то, живущий там, где мы только что побывали.
        - Может это быть кто-нибудь из окружения… Фифи Имановой?
        - Фифи - настоящее имя? - поинтересовался Звенигородько. Но потом махнул рукой и продолжил, - впрочем, это не имеет значения. Для меня достаточно того, что вы доверились мне. Что же, возможно, это кто-то из ее окружения. Хотя маловероятно… Если только…
        - Если только? - Лиза заерзала на стуле.
        - Если только мадам Фифи не решила мстить и не наняла человека для этого. Для таких грязных дел нанимают кого угодно. Но до какой низости в этом случае нужно опуститься, трудно себе представить! Если она на такое решилась, Лиза, поверьте, она пойдет до конца.
        - Фифи - женщина непредсказуемая. Я ее плохо знаю, чтобы судить об этом.
        - Именно поэтому нельзя ничего исключать.
        - И еще… Боюсь показаться глупой, задавая этот вопрос… Но вдруг человек в темном плаще - это плод моего воображения? - Лиза затаила дыхание.
        Антон Андреевич ответил не сразу. Сначала он налил еще кофе Лизе, потом себе из оставленного прислугой чайника.
        - Сударыня, до сегодняшнего дня мы даже не были толком знакомы. Но по тому, что я о вас знаю… Право, вы обладаете ясным умом и хорошей памятью! Первое появление человека в темном плаще можно списать на болезнь, но сегодняшний случай… - он рассмеялся. - И если мои впечатления от погони объяснять старческим слабоумием, то уж паре гнедых, которых конюх приводит сейчас в чувство, стоит довериться. Такие погони не забываются.
        Лиза улыбнулась. Какой удивительно легкий человек, как просто и понятно все сразу стало. И в то же время, сколько в нем природной грации, сколько достоинства! Лиза поймала себя на мысли, что начала забывать Митю, увлекаясь новым знакомым.
        - Вы оказали бесценную услугу, выслушав меня… Не возражайте, - сказала Лиза, поднимаясь. - Но мне пора возвращаться домой. Рада была познакомиться с вами.
        Звенигородько приблизился к Лизе, взял ее руку и поднес к губам.
        - Лиза, вы самая чудесная барышня из тех, кого мне довелось знать. И так напоминаете мне одну прекрасную женщину… Не смею надеяться, но очень хотелось бы увидеть вас снова.
        Лиза смутилась:
        - Мы обязательно увидимся, не сомневаюсь в этом… И еще один вопрос… Как мне поступить с сестрой? Ведь она меня не простит!
        - Сестра обязательно поймет вас, не думайте об этом. Я провожу вас и отдам необходимые распоряжения.
        Выходя из кабинета, Лиза обратила внимание, что в приемной, дожидаясь очереди, сидят люди. Лизе стало неловко, ведь она задерживала Антона Андреевича. По пути от кабинета до экипажа люди, видевшие Звенигородько, уважительно с ним здоровались: вставали или снимали шляпы. Некоторые исподтишка поглядывали на Лизу, другие оглядывали ее с головы до ног. Лиза этого не замечала. Она была слишком увлечена человеком, идущим рядом.
        Усадив Лизу в экипаж, банкир раскланялся:
        - Маленький совет на прощанье: если вас дома спросят, где вы так долго пропадали, сошлитесь на меня. У нашего банка безупречная репутация.


* * *
        Лиза вернулась домой засветло. В доме точно так же, как и с утра, было тихо: ни детских голосов, ни мелькания прислуги. В детской никого не было. В гостиной, кабинете, спальнях - тоже.

«Куда все подевались? Что происходит?»
        Лиза позвала горничную. Любаша появилась не сразу, она рыдала и звучно сморкалась в платок.
        - Почему ты плачешь? - почувствовав недоброе, спохватилась Лиза. - Где дети?
        - Ах, хозяйка, здесь такое происходит! - Любаша продолжала стенать.
        - Что происходит? Скажи, наконец! - Лиза теряла терпение.
        Горничная задержала дыхание и постаралась успокоиться.
        - Вы не волнуйтесь за детей… Они сейчас… с няней гуляют во дворе…
        - Да говори же, что такое? - воскликнула Лиза, проклиная горничную.
        Та закрыла лицо руками:
        - Анна Павловна…
        Лиза схватила Любашу за руки и принялась трясти, пытаясь получить признание:
        - Что-то случилось с Аннушкой? Что?
        - Елизавета Павловна… не трясите меня… я не могу сказать…
        Любаша совсем сникла, но Лиза не отставала, готовясь применить силу, если потребуется.
        - Сейчас же говори, - она занесла руку для удара.
        - Анна Павловна… утром… попала под лошадь… Лошадь наступила ей… на шею… Ее больше нет… - горничная обмякла, упала перед хозяйкой на колени.
        Лиза все еще не могла поверить:
        - Как Анна могла попасть под лошадь? Что значит, ее больше нет!?
        - Она умерла, хозяйка… Анна Павловна умерла…
        Лиза наконец начала понимать смысл сказанного. Она опустила голову и прислонилась к стене.

«Господи, что происходит? Почему? За что?»
        Чувствуя, что ноги подгибаются, и что если она сейчас же не сядет где-нибудь, то обязательно упадет, Лиза протянула руку:
        - Любаша, дай мне на тебя опереться…
        Верная Любаша, сама еле стоявшая на ногах, обхватила Лизу руками.
        - Давайте, хозяйка, я вас отведу в гостиную. Вот так…
        Горничная со всей материнской нежностью, на которую была способна, усадила Лизу в любимое Николенькой кресло, после чего упала к ней в ноги и начала рыдать, громко сетуя на злую судьбу. Наконец, ее рыдания прервал неестественно твердый голос Лизы:
        - Откуда ты узнала про Анну?
        Горничная ответила не сразу, сперва она еще раз утерлась платком и только после этого заговорила:
        - После того, как сначала Анна Павловна, а потом и вы, хозяйка, утром ушли из дома… через некоторое время после этого Анну Павловну принесли сюда на руках без чувств… лицо в крови…
        - Кто ее принес, ты знаешь этого человека?
        - Не знаю… Правда, не знаю! Посторонний с улицы, наверное.
        - Что дальше?
        - Мы ее уложили вот на этом диване. Послали за доктором. Но она была, наверное, уже мертвой… Когда доктор приехал, то ничего не смог сделать. Ее забрали…
        - Где она сейчас?
        - Ее повезли к Александре Александровне. Там ее обмоют, переоденут и уложат в гроб… О, господи… - Любаша перекрестилась.
        Лиза продолжала допытываться:
        - Кто-нибудь видел, как Анна попала под лошадь?
        - Наверное, кто-нибудь видел. Квартальный надзиратель приходил, все расспрашивал. А что я знаю? Хозяев ведь нет дома, - Любаша развела руками.
        - За Николаем Степановичем посылали?
        - Посылали, он теперь уже, наверное, у Александры Александровны. А сначала все вас искал.
        Лиза пыталась сосредоточиться. Нужно собраться и ехать в родительский дом. Она с трудом поднялась.
        - Пускай запрягают лошадей. Поеду туда.
        Лиза переоделась в черное платье, накинула на голову темную шаль, добралась до кареты.

«Что такого сделала Аннушка? За что ты лишил ее жизни, господи?»
        Войдя в материнский дом, Лиза никого не обнаружила. Огляделась. Все в доме, как прежде, но есть что-то незримое, ускользающее. В воздухе тяжелым саваном висит пугающая тишина. Окна зашторены, зеркала задернуты темной тканью.
        Лиза побрела по коридору, заглянула в комнаты и только на кухне наткнулась на дворецкого. Тот молча направился в другое крыло особняка, а после остановился перед закрытыми дверями. Лиза подала ему знак, чтобы он уходил.
        Оставшись одна, она утратила былую смелость. Вместо этого появился переходящий в ужас страх. Ей представилось, что войдя в комнату, она уже оттуда не выберется. Что за порогом вовсе не комната, а адская бездна, ненасытное чрево которой поглотит ее вместе со всеми несчастиями.
        Лиза нашла в себе силы и неуверенно переступила порог.
        Взору открылось овальное помещение без окон: редкие зеркала на стенах задрапированы черными накидками, тусклый свет от свечей причудливо выделяет стоящий в центре комнаты гроб.
        Лиза приблизилась, пытаясь вглядеться в лицо, но тут же отпрянула назад, сдерживая подкатившую к горлу тошноту.
        Милая, наивная, по-детски непосредственная Аннушка! Ее любимая сестра чудовищно изуродована: лицо превратилось в кровавую массу, на губах застыла неестественная улыбка, нос раздавлен и расползся, глаз вовсе не видно.
        Лизу пронзил страх. Она больше не хотела находиться в этом ужасном месте и стремглав бросилась вон, захлопнув за собой двери. Что-то случилось со зрением - глаза отказывались видеть. Лиза по стенке, на ощупь побрела на звуки рыданий. Кто-то подхватил ее и перенес в кресло, в нос ударил резкий запах нюхательной соли. Но Лизе это не помогло, сознание ускользало.


* * *
        Нелицкая была разбита, раздавлена под грузом навалившегося горя. Ее обычно живые глаза потухли, голова налилась тяжестью. Она сидела в кресле, согнувшись, уронив голову на грудь. Сзади стояла Клавдия Александровна, придерживая сестру за плечи.
        Александра Александровна не сразу увидела, что в комнату внесли Лизу. Когда та очнулась, маменька подозвала Лизу к себе.
        - Ты уже видела… ее?
        Лиза опустилась рядом:
        - Да, видела…
        - Глаза ей уже закрыли?
        - Да, маменька…
        - Когда Анну привезли, в ее взгляде было столько отчаяния, - Нелицкая не плакала, говорила очень спокойно, но голос звучал обреченно.
        Лиза посмотрела на тетку, та отрицательно покачала головой.
        С минуту все молчали, но Нелицкая снова встрепенулась:
        - А волосы? Ей причесали волосы?
        - Да, маменька. Анну переодели и причесали.
        - Она и сейчас красива, ты заметила?
        Тут Нелицкая, словно только что осознав утрату дочери, начала задыхаться, руками хватая воздух. Лиза бросилась к ней, обняла, стала говорить слова утешения, но матушка словно не слышала ее и все повторяла:
        - Она так молода еще, так молода!
        Лиза не помнила, сколько провела времени, поддерживая плачущую мать; она не видела, как в комнату прошел муж, что тетушка несколько раз выходила и входила, приведя с собой доктора. Лиза очнулась, только когда стемнело и начали зажигать свечи. Перед глазами стоял растекшийся, разбитый профиль сестры, ее перекошенное лицо, которое позже пытались замаскировать толстым слоем пудры домовые девушки.

«Милая сестра, зачем ты была так неосторожна? Зачем? И почему?»
        Лиза не находила ответа. И все больше винила Митю, который принес столько несчастья ее семье.
        Рядом сидел Николай Степанович и сжимал ее руки. Увидев, что взгляд Лизы стал осмысленным, он наклонился к ней и прошептал:
        - Куда ты ездила утром? Что произошло между тобой и Анной?
        Лиза не сразу поняла, чего от нее хотят. Но муж так взглянул на нее, что Лиза собралась с мыслями:
        - Я была в банке.
        Николай Степанович еще ближе наклонился к Лизе:
        - Прошу тебя, приди наконец в себя. Где ты была утром?
        Лиза смотрела на мужа невинными глазами:
        - Я действительно была в банке у Звенигородько, и это чистая правда.
        - Что за блажь, Лиза! Что ты там делала?! - Николай Степанович говорил спокойно, но в его голосе чувствовалась угроза.
        Лиза задумалась. Конечно, она могла бы сейчас рассказать Николеньке об утреннем приключении, о знакомстве с человеком, который, не требуя ничего взамен, бросился ей помогать. Но у Лизы не было ни сил, ни желания объяснять все остальное.
        - Милый, может, поговорим об этом не сегодня?
        - От чего же не сегодня?! Именно сегодня, ведь сегодня непонятным для меня образом погибла твоя сестра после утреннего визита к нам. А ты, как ни странно, зачем-то отправилась в банк. Объясни мне, Лиза, я не понимаю, что происходит?
        Лиза скорбно вздохнула: не объяснять же мужу, как все было на самом деле? Ее словно загнали в угол, и лучший выход из ситуации - придуманная, похожая на правду история.
        - Утром Аннушка действительно приезжала ко мне для того… для того, чтобы показать письмо… письмо от старой подруги, - Лиза надеялась, что муж «проглотит» этот, шитый из лоскутков лжи рассказ.
        - От которой подруги, ты знаешь?
        - Я не могу выдать имя девушки, которая оказалась в затруднительном положении. Аннушка просила меня, чтобы я съездила в банк и взяла под залог деньги.
        Вересов смотрел на жену пристально, пытаясь понять, говорит она правду или обманывает. Конечно, ему хотелось, чтобы жена открылась ему; некоторое время назад он заметил, что с Лизой происходит что-то неладное, но не мог понять причины.
        - Лиза, ты меня не обманываешь?
        - Ты мне не веришь, я знаю. После всего, что произошло, я не верю собственному отражению…
        Николай Степанович обнял жену и прижал к себе:
        - Попробую тебе поверить.
        Лиза зашмыгала носом и уткнулась лицом в его широкую грудь, такую надежную и сильную. Сколько еще она сможет притворяться? Сколько лживых слов еще будет сказано? И как она может его обманывать? Его? Человека, подарившего ей счастье, сделавшего ее жизнь беззаботной?
        На секунду Лиза забыла, где находится, погрузившись в думы о первых днях ее супружества.
        Странные воспоминания, не подходящие к сегодняшнему дню, посетили Лизу. Ей вспомнилось их с Николенькой венчание, счастливые слезы матушки и довольное выражение лица батюшки, Павла Яновича. Отец старательно подбирал для дочери кандидата в супруги: муж, по его мнению, должен был быть старше и опытнее, умудренным жизнью, обеспеченным материально.
        В тот теплый сентябрьский день было солнечно. Лиза волновалась, особенно когда облачалась в подвенечное платье. Это платье, по утверждению портнихи, было лучшим ее творением. Лиза тогда подумала, что лукавая женщина подобные вещи говорит всем заказчицам.
        Сердце Лизы стучало, голова кружилась. Она молилась со всем рвением и целомудренностью молодой неопытной девицы. Ее пугало новое положение супруги уважаемого в городе человека, звание хозяйки большого дома, но больше пугало то, что придется делить ложе с мужчиной, который до этого так элегантно ухаживал, но которого она так плохо знала.
        Лиза тщетно пыталась успокоить себя уговорами, ведь отец наверняка как следует проверил человека, за которого отдавал дочь. Лиза считала, что послушание - лучшее качество, которым мог наградить девушку господь, что покорностью можно завоевать доверие близких людей.
        Лиза вспомнила свой взволнованный взгляд в зеркале, ободряющие прикосновения рук матушки, наставления отца. Она словно еще раз прошлась по церковной лестнице, услышала слова, произнесенные во время венчания. В тот день она была самой красивой невестой, как и говорила Аннушка.
        Бедная сестра! Ей уже никогда не стоять перед алтарем, не воспитывать детей. Она никогда больше не засмеется, не обнимет ее, не зашепчет ей на ухо очередной свой секрет. Аннушку отнесут в церковь для отпевания, потом опустят в могилу и присыплют землей. Спустя годы лицо ее сотрется из памяти, да и маменька к тому времени утешится…
        Почему так случилось? Кто виноват в ее смерти? Неужели она, Лиза, желая сестре только добра, невольно стала причиной ее гибели?
        Лиза сжала кулаки: «Обещаю тебе, дорогая! Клянусь, стоя у твоего гроба, что никогда больше не помыслю о Мите, не пожелаю его!»



        Глава 19

        Лиза ненавидела черное. Цвет напоминал ей о том страшном дне, когда от сердечного приступа умер отец. В те дни весь дом был окутан, словно саваном, черным. Маменькино лицо почернело от скорби и слез. Лиза тогда впервые узнала, что значит потерять близкого человека. Ей было трудно свыкнуться с мыслью, что тело отца, который еще вчера двигался, думал, разговаривал с ней, зароют в землю. А вдруг он просто заснул и через мгновение проснется, откроет глаза, встанет из обитого красным саваном гроба?
        Смерть Анны возвратила забытые воспоминания. Лиза замкнулась, перестала радоваться энергично ворвавшемуся в петербуржскую жизнь лету и превратилась в затворницу. После похорон она два месяца не выезжала, ежедневно бывая по нескольку часов лишь у Нелицкой. Потом она снова возвращалась домой, сжигала в камине все приглашения в гости и весь вечер до прихода мужа просиживала в его любимом кресле.
        В эти минуты Лиза вспоминала гроб, подвыпивших рабочих кладбища, опускающих Анну в могилу. Она плохо помнила детали, но гроб и завывания плакальщиц терзали ей память и по сей день. И даже дети, с которыми Лиза старалась по возможности больше бывать вместе, не отвлекали ее от скорбных мыслей.
        Затворничество Лизы закончилось в один из непогожих июньских дней. Приехала Стаси, и вместе с ней в дом ворвались ощущение свежести и аромат наступившего лета.
        - Лиза, не верю своим глазам! Разве можно так долго себя истязать? Давай, голубушка, собирайся. Поедешь со мной в Петергоф.
        Лиза обрадовалась приезду подруги, но поездка не входила в ее планы.
        - Я не поеду.
        Стаси сняла перчатки и шляпку, бросила их на стоявший рядом диван.
        - Нет, ты поедешь. И поедешь немедленно! - тон ее голоса не подразумевал возражений. - Я обо всем договорилась с Николаем Степановичем, он разрешил. Собирайся.
        Лиза продолжала отпираться.
        - Я не могу оставить матушку в одиночестве. Она убита горем.
        - Лиза, твою матушку и так опекает слишком много людей, не стоит за нее беспокоиться. Я распорядилась, чтобы ее ежедневно навещал придворный лекарь.
        Лиза оказалась упрямее, чем ожидала Стаси, и все еще сопротивлялась.
        - Нет, я не могу, я не поеду.
        - Поездка просто необходима. Тебе нужно развеяться. Меня беспокоит твое душевное здоровье. Кроме того, совсем скоро торжества по случаю дня рождения императрицы, которые состоятся в первые дни июля. Весь двор уже там. Скажу тебе по секрету, император спрашивал о тебе.
        Лиза впервые за долгое время проявила интерес к разговору.
        - Не может быть!
        - Может, дорогая. Именно поэтому нужно ехать и ехать немедленно. До меня дошли слухи, что тебя хотят сделать фрейлиной. Недавно появилась такая вакансия.
        - Стаси, но я не могу… Не хочу быть фрейлиной! - Лизу посетила догадка. - Я понимаю, кто постарался пристроить меня во дворец.
        Стаси пожала плечами:
        - Можешь не продолжать. Конечно, это была я. То положение, которое я занимаю при государе… м-м-м… позволяет мне немного влиять на него, - она выдержала паузу, - результат на лицо. Тебя желает немедленно видеть императрица.
        Лиза спохватилась.
        - А как же дети?
        - Детей можно взять с собой, а также всех нянь и кормилиц. Вересов не возражает, я с ним разговаривала. Да и обязанности фрейлины тебя ни к чему не обязывают. Ты можешь бывать дома, это не запрещено. Некоторые только числятся фрейлинами, но относятся к пребыванию при дворе безответственно. И я знаю много таких примеров.
        - Хорошо, - Лиза почти сдалась, - но…
        - Не возражай, все уже решено.
        Некоторое время спустя Лиза ехала в роскошной карете Стаси. Следом катилась другая карета, в которой разместились горничная, няня и дети. Всю дорогу фрейлина развлекала подругу историями из дворцовой жизни. К концу пути Лиза поняла, что жизнь коренным образом меняется и что она, несмотря на глубокий траур в душе, рада новому состоянию.


* * *
        Проведя в Петергофе неделю, Лиза пришла в себя. Первые дни она не покидала дома, выслушивая веселые рассказы подруги. Погода сделалась неустойчивой. Было прохладно, то и дело моросил дождь, но грозы, которую Лиза ждала, не было. Настроение от сырости не становилось лучше, однако подробности прошедших месяцев постепенно стирались из памяти. Лиза уже не думала о похоронах с прежней болью, мысли о Дмитрии Петровиче также ее не посещали. Лиза беспокоилась о муже и даже призналась себе, что скучает.
        Стаси, исполнив обещание, показала Лизу императрице. Лиза волновалась, но царственная особа проявила сострадание, узнав о случившемся несчастье. Лизе разрешили подумать, на что та ответила согласием.
        Покинув покои императрицы, подруги отправились в разные стороны: Стаси намеревалась уладить еще одно дело, Лиза решила прогуляться по парку.
        - Лучше езжай-ка домой, - беспокоилась Стаси. - А если пойдет дождь?
        Лиза натянуто улыбалась:
        - Прекрати меня опекать. Ничего не случится, если я немного пройдусь. Прогулка пойдет мне на пользу. Обещаю, что если начнется гроза, то сразу же вернусь в карету.
        На том и разошлись.
        Лиза спустилась к заливу и с удовольствием постояла на большом круглом камне, разглядывая открывшуюся водную перспективу. Там, у горизонта, небо слилось с землей - шел дождь. Несколько парусников плыли из Кронштадта в Петербург. Чайки кружились у берега, высматривая зазевавшуюся рыбешку. По правую руку, невдалеке мальчишки закинули удочки.
        Ветер толкнул Лизу в бок, и она забеспокоилась, а не права ли Стаси и не начнется ли скоро ливень? Она заторопилась вдоль длинного канала к дворцу, но скоро успокоилась и свернула влево.
        Здесь было безветренно, и Лиза медленно побрела по дорожке. Она погрузилась в размышления о том, как же ей жить дальше. Судьба последовательно разлучала ее с людьми, которых Лиза любила. Сначала она переменилась к Мите. Потом погибла Аннушка. Теперь отдалился, с головой ушел в работу муж.
        Внезапный всплеск молнии и ударивший следом раскат грома вернули Лизу к реальности. Прямо над головой повисла черная туча. Лиза протянула вперед руку. Капли дождя были редкими, но крупными и поэтому тяжелыми. Они падали на ладонь к Лизе, сливались, становясь единой зеркальной лужицей, в которой отражалось темное, грозовое небо.
        Лиза задумалась. Если бы увидеть сейчас Митю… Где он сейчас, с кем? Чем занят? Все еще любит ее или утешился в объятиях новой возлюбленной?
        Дорожка под ногами постепенно наполнялась влагой. Лиза наконец поняла, что промокла, так и не воспользовавшись зонтиком. Спохватившись, она ускорила шаг, направляясь к террасе напротив каскада фонтанов. Зайдя под навес, Лиза поспешила стряхнуть ручейки дождя с безнадежно промокшей юбки.
        Хлынувший с неба поток омывал величественный дворец, стекал по ступеням вниз, падал в фонтан. Оттуда, словно противясь налетевшей стихии, другие струи воды дружно устремлялись вверх к заветной высоте, но не достигали ее, превращаясь в искрящиеся брызги.
        Лиза глубоко вздохнула. Какой чистый, наполненный цветочными ароматами воздух! Как хорошо здесь дышится! Окружающая красота настолько поразила Лизу, что она совершенно забыла про возвращение домой. Теперь это не имело значения. Теперь она не думала ни о чем, фибрами души вбирая совершенную красоту.
        Она внимательно вгляделась в окна дворца и улыбнулась. Почему-то ей представилась наблюдающая за ней, огорченная Стаси, которая наверняка теперь переживает за подругу. Стаси и представить себе не смогла бы, насколько захватывающе здесь находиться!
        Между тем дождь не собирался стихать. Он усиливался, обливая мощным потоком деревья. Песчаные дорожки превратились в длинные ручьи, а фонтан и вовсе скрылся из виду за плотной стеной воды. Дворец постепенно терял яркость красок, очертания его размывались, словно кто-то попросту стер его из бытия.
        Лиза еще раз вздохнула и печально прошептала: «Где же ты, Митя?»


* * *
        Дмитрий Петрович собирался просить у государя аудиенции, ведь дело, требующее вмешательства императора, невозможно было откладывать. Секретарь обещал, что император примет Митю в загородном кабинете в Петергофе. Однако, прибыв туда, Митя был вынужден ждать - государь был до сих пор занят. Ему объяснили, что придется подождать еще час или два, пока не решатся дела государственной важности.
        Митя присел на подоконник и посмотрел в окно. Там разбушевалось нешуточное представление: с неба лилось столько воды, что ведущие к фонтану лестницы превратились в настоящий водопад.
        Взгляд скользнул по фигурам фонтана, пробежался по каналу вдаль, вернулся, остановившись на нечетком женском силуэте в глубине террасы. Силуэт был знаком Мите, и это заставило его насторожиться. Митя прильнул к стеклу, пытаясь разглядеть ту, которая так неосторожно попала под дождь.

«Неужели, это Лиза? - удивился он. - Но Лиза должна находиться в городе… И все-таки это она! Это ее руки, ее жесты, ее белокурые волосы… Что Лиза здесь делает?»
        Митя забыл про аудиенцию. Он наспех, не глядя в зеркала, набросил плащ, водрузил на голову цилиндр и бросился к дверям, оставив окружающих в недоумении. Оказавшись снаружи по щиколотку в воде и сразу насквозь промокнув, он сбежал по фонтанной лестнице вниз и направился к Лизе…
        Заметив Митю, Лиза не поверила глазам. Только что она думала о нем, и вот он словно материализовался из воздуха. Первым ее желанием было провалиться сквозь землю или поскорее сбежать. Но дождь не позволил ей покинуть укрытие. Даже если она сейчас раскроет зонт и выбежит на дорожку, дождь мгновенно превратит ее платье в мокрую тряпку.
        Лиза сделала шаг, но громкий голос ее остановил:
        - Нет, Лиза, не уходи!
        Она обернулась на голос и сразу же угодила в объятия.
        - Что вы здесь делаете, сударь?
        От Лизы веяло холодом, и это отрезвило Митю:
        - Вы не поверите, но то же самое я хотел спросить у вас. Лиза, что вы здесь делаете?
        - Я? - Лиза освободилась от объятий, надев маску безразличия. - Разве не видите, что я здесь гуляю?
        Митя усмехнулся, снова становясь прежним:
        - Время для прогулки выбрано вами необычайно удачно.
        Лиза склонила голову набок. Эта ухмылка - визитная карточка Мити - не давала ей сосредоточиться.
        - Так что вы здесь делаете, мсье Панин?
        Митя снова усмехнулся:
        - Я? А я проходил мимо и решил заглянуть. Это всего лишь визит вежливости.
        - Охотно поверила бы, - Лиза нахмурилась, - вот только ваш цилиндр свидетельствует об обратном.
        Митя снял цилиндр, с которого все еще стекали струйки воды.
        - А что с цилиндром? - решил он уточнить.
        Теперь смеялась Лиза:
        - Он совершенно мокрый, как, впрочем, и ваш плащ.
        - И как ваше платье, Лиза. Вы не боитесь простудиться?
        - В это время года? Исключено, - добавила Лиза, чихая.
        - Вот видите, вы уже простудились. Возьмите платок.
        Митя заботливо протянул ей белоснежное кружево с собственными инициалами, и Лиза тот час же его узнала: это был именно тот платок, который она видела в пяльцах у Софи Шимановой.
        - Подарок Софи? Нет, Митя, я прекрасно обойдусь и без вашей помощи, - съязвила она, снова чихнув.
        Лиза выглядела комично: в мокром платье и со сбившейся набок прической она напоминала выбравшуюся из реки белку.
        - Вы неподражаемы, Лиза! Видели бы вы себя в зеркало!
        - Панин, вам действительно доставляет удовольствие отпускать колкости в мой адрес?
        Митя перестал улыбаться:
        - Ни коим образом. Просто ты очень смешная, Лиза. И беззащитная, - он подошел вплотную. - Я должен тебя защищать…
        Лиза оказалась прижатой к колонне. Капли дождя с волос Мити падали к ней на лицо, а его дыхание обжигало щеку.
        - От кого защищать? - спросила она на выдохе.
        - От самой себя.
        С этими словами Митя слегка прикоснулся губами к уголку ее рта, вдохнул запах ее волос, смешанный с волнующим, нежным ароматом духов.
        Снова дотрагиваясь губами до ее рта, он прошептал:
        - Я вернусь к тебе, Лиза. Прошу, подожди немного…
        Лиза закрыла глаза, впитывая теплое прикосновение любимого, чувствуя его каждой клеточкой промокшего тела, запоминая и бережно сохраняя в памяти. А когда возвратилась к действительности, рядом никого не было. Она не помнила, сколько времени находилась в чувственном забытьи, - за это время Митя мог проделать обратный путь до дворца, - но ей казалось, что пролетели секунды, и Митя просто исчез, словно его и не было, словно это был сон.
        Лиза сжала кулаки: «Довольно. Он играет со мной, превращая в послушную куклу. Он думает, что ему позволено так поступать! Глупец. А ведь именно он - причина всех моих бед, и пора платить по счетам. Митя, ты заплатишь за все!»
        Она начала представлять, какой страшной станет настигшая его кара, с каким удовольствием она порадуется его падению: его беспутную душу втопчут в грязь, превратят в пыль. Судьба отомстит Мите за Аннушку, за ту боль и ревность, которую обе они испытали, за смерть сестры, погибшей по его вине, за ложь, за предательство, за все, за все…



        Глава 20

        - Отлично, ты переоделась и, кажется, обсохла, - Стаси присела на стул, приглашая Лизу к разговору. - Теперь, дорогая, мне нужно рассказать тебе нечто важное. Выпьем по чашечке горячего шоколада?
        - Пока я гуляла, что-то произошло? - Лиза опустилась на стул рядом с подругой.
        - Сначала я расскажу тебе все, что узнала, а потом ты задашь мне любые вопросы.
        Лиза не стала возражать и приготовилась внимательно слушать.
        - Это касается Мити. Сразу же после нашего расставания я вернулась во дворец. Нужно было получить кое-какие распоряжения от императрицы, которые к делу не относятся. После этого я направилась к кабинету Его величества, чтобы с ним поговорить. Но император был занят. Разговор, который я подслушала под дверью, показался мне интересным. Лиза, ты только представь: чтобы не спровоцировать охрану, пришлось сделать вид, будто что-то произошло с прической. Пока я ее поправляла, опершись о дверь императорского кабинета, то постаралась рассмотреть говоривших. Что стоило мне седых волос. Но все обошлось. Император стоял ко мне спиной, Дмитрий Петрович - в профиль. Речь шла о разводе. Я прислушалась.


* * *
        Император смотрел на Панина холодно и чуть свысока.
        - Мне доложили, что ваша жена умерла. Разве это не так? И о каком разводе может идти речь?
        Митя чувствовал себя странно под этим пристальным взглядом. Не то, что бы он испытывал робость, но смущение чувствовал точно.
        - Это не совсем так, Ваше императорское величество. Вернее, совсем не так.
        Император промолчал, ожидая дальнейших объяснений, и Митя нерешительно продолжил:
        - Трудно об этом говорить… Было только объявлено, что Катрин умерла.
        - Разве она жива?! - император, который был привычен ко многому, казался по-настоящему удивленным. - Что же произошло?
        Митя начал говорить быстро, предпочитая не смотреть на собеседника. Он прекрасно понимал, чем обернутся его слова.
        - Видите ли, государь… Катрин серьезно заболела. Настолько серьезно, что эта болезнь могла сказаться и на благополучии ее отца. Мог случиться громкий скандал, отставка высших должностных лиц, что угодно. Губернатор поспешил скрыть болезнь дочери. Об этом знали только местный врач, некий Валериан Басов, знал я, знал сам губернатор и еще несколько посвященных. Ее посадили в карету и под присмотром преданных губернатору конвоиров отправили в лечебницу. Однако туда Катрин не прибыла. На каком этапе случился побег, неизвестно.
        Голос императора приобрел угрожающий оттенок:
        - Чем заболела ваша жена?
        - Проказой.
        Император повернулся к Мите и разразился гневом:
        - Да как они посмели скрыть от меня это! - эхо разнесло его крик по дворцу. - Вы почему молчали?
        Митя, видимо, предвидел подобный поворот в разговоре и произнес заранее приготовленные слова:
        - Мне пригрозили, что если проговорюсь, то очень пожалею об этом. Клянусь вам, государь, что говорю правду.
        - Вам угрожали смертью? - император задумался. Потом, заложив руки за спину, продолжил. - Я тотчас же прикажу разобраться и наказать виновных. Можете больше не беспокоиться о своей безопасности. Что-то еще?
        - Прошу вас, найдите Катрин. Она теперь не в себе и… опасна. Отправьте ее в лепрозорий.
        - Ступайте. Я отдам соответствующие распоряжения.


* * *
        Стаси сложила руки, закончив рассказ.
        - Теперь ты знаешь все. Я сильно рисковала, подслушивая, но игра стоила свеч.
        Лиза поставила чашку на столик, у нее тряслись руки. Ей было страшно, бесконечно страшно за Митю. Его шантажировали, ему угрожали, могли лишить жизни. В любой момент он мог погибнуть. А она ни о чем не догадывалась, не могла понять его поведения! А он всего лишь стал жертвой обстоятельств.
        Значит, Катрин жива… Получается, что Митя - человек семейный. Но если император удовлетворит его просьбу…. Митя сможет жениться снова! Он непременно женится, но на ком же?
        Взгляд Лизы прояснился; она обратила внимание на Стаси, энергично расхаживающую по комнате.
        - Стаси, у меня нет слов…
        - Немудрено, я все понимаю. Я давно знаю о вас с Митей, начала догадываться с первого разговора о нем.
        - Ты догадывалась? - удивилась Лиза.
        - Только любящая женщина может понять, что чувствует такое же трепетное сердце. Милая, как я тебе сочувствую.
        Лиза подошла к подруге, обняв ее крепко за плечи, на глаза навернулись слезы:
        - Нет, ты не представляешь…
        - Ты ошибаешься, Лизи, представляю! Возьми платок, - Стаси достала платок и отдала его подруге. - Пойдем, я покажу тебе еще кое-что.
        Они отправились в спальню к Стаси. Там, на изящном туалетном столике лежали письма. Стаси взяла одно из них.
        - Послушай…



«…и вы не можете претендовать на большее, чем я могу вас одарить. Не нужно преследовать меня или пытаться искать со мной встречи. Если мне будет угодно, я сам позову вас. В память о нашей дружбе сожгите все письма. Не стоит хранить их, они могут быть прочитаны третьим лицом…»


        Стаси опустилась на кровать:
        - Он дал мне отставку.
        - Что ты собираешься делать? - забеспокоилась Лиза.
        - Выйду замуж. И чем скорее, тем лучше.
        - За кого же?
        - Да хотя бы за твоего банкира, он ведь свободен? И ты не будешь против?
        - Конечно, нет. Наоборот, я помогу тебе!
        - Анастасия Романовна Звенигородько - звучит? - И обе дружно, но с грустью, рассмеялись. - А теперь поговорим о тебе и Дмитрии Петровиче.
        Лиза, так же подробно, как до этого Антону Андреевичу, рассказала историю подруге, пожалев, что не сделала этого раньше.
        - Неужели ты думаешь, что Панин хочет развестись, чтобы потом жениться на тебе?
        - Ах, Стаси, если бы… Он просто хочет освободиться от брака, покончить с прошлой жизнью, чтобы начать новую.
        Стаси откинулась на подушки, а Лиза села рядом.
        - Ах, Лиза, как у тебя все непросто! И это нас объединяет. Не скажу, что рада этому… Но я уже готова сжечь проклятые письма, что лежат на туалетном столике. И это будет означать, что я тоже не хочу возвращаться в прошлое, а начинаю новую жизнь.
        - Ты думаешь, она будет лучше прежней?
        - Уверена, дорогая, и тебе советую поступить так же. Начни жизнь сначала.


* * *
        Вопреки желаниям Стаси, старая жизнь Лизу не отпускала. На следующий день подруг навестил гость, изменивший ход Лизиной судьбы.
        Подруги завтракали в столовой, когда за дверью послышался громкий бас дворецкого:
        - Без предупреждения нельзя, надобно-с доложить!
        Другой, уверенный мужской голос отвечал:
        - Мне - можно.
        Двери открылись, и на пороге возник мужчина в мундире.
        - Сударыни, простите за беспокойство. Но подобные мне люди являются без приглашения. Разрешите представиться, Афанасий Иванович Стрельников, следователь.
        Лиза и Стаси удивленно переглянулись, а незваный гость продолжал:
        - Кто из вас, сударыни, Елизавета Павловна Вересова?
        Лиза встала, сделала знак говорившему, приглашая его войти.
        - К вашим услугам. В чем, собственно, дело? Чем обязаны?
        Афанасий Иванович без тени смущения сразу же перешел к цели визита.
        - Вам знакома некая Софья Петровна Шиманова?
        - Да, - Лиза на время задумалась, но ответила, - мне случалось с ней разговаривать.
        - Очень хорошо, что вы не отрицаете знакомство, - следователь продолжил расспросы, - в таком случае, когда вы ее в последний раз видели?
        Лиза снова сделала паузу, что со стороны выглядело подозрительно:
        - Я видела Софью около двух месяцев назад.
        - При каких обстоятельствах это случилось?
        - Мы ездили с мужем к Исаакию, там я ее и видела.
        К разговору присоединилась Стаси:
        - Могу подтвердить, потому что тоже была там.
        Следователь развернулся к фрейлине и вежливо улыбнулся.
        - Вы, я полагаю, Анастасия Романовна Северина - фрейлина Ее величества?
        - Да, вы правильно полагаете.
        - А вы когда последний раз видели Софью Петровну?
        - В тот же самый день, с тех пор мы больше не встречались.
        - Скажите, где вы были в прошлый понедельник, накануне приезда в Петербург?
        - Вы уже обо всем осведомлены! - поразилась Стаси. - Я готовилась к отъезду. Кроме того, и это могут подтвердить свидетели, вечером я читала императрице в ее покоях.
        В разговор вмешалась Лиза:
        - Но в чем дело, сударь? Почему столько вопросов о Софи, с ней что-то случилось?
        Афанасий Иванович опустился на диван, рядом присела Лиза. Стаси перебралась в одно из кресел, стоявших неподалеку.
        - А вы, Елизавета Павловна, где вы были накануне отъезда?
        Лиза снова ненадолго задумалась:
        - Вспомнить довольно трудно… Думаю, что целый день была дома.
        - Тому были свидетели?
        - Все домашние смогут это подтвердить. Так что же произошло?
        Следователь взглянул на нее с легким сомнением:
        - Мадам Шиманова была убита несколько дней назад, как раз накануне вашего внезапного отъезда в Петергоф, Елизавета Павловна.
        Лиза в ужасе посмотрела на Стаси, та точно с таким же выражением лица смотрела на нее.
        - Убита? Но как это случилось?
        - Ее отравили. И вот теперь мы опрашиваем всех, кто когда-либо имел с ней дело.
        Лиза не на шутку разволновалась:
        - Расскажите, как это произошло?
        - Мадам в середине дня в обществе незнакомой нам женщины отправилась к кондитеру. Там она сделала покупки, выпила кофе и рухнула на пол без чувств. Женщина, сопровождавшая ее, бесследно исчезла. Кондитер послал за полицией и врачом, но было поздно. Яд оказался быстродействующим.
        - Боже, - Лиза снова посмотрела на Стаси, - кто же эта загадочная женщина, вы установили?
        Афанасий Иванович закашлялся, извинился и продолжил:
        - Мы это выясняем. Пока лишь известно, что на женщине было голубое пальто и голубая шляпка, - он посмотрел на Лизу. - Странное совпадение, не правда ли? Мне доложили, что в вашем гардеробе есть именно такое.
        Лиза не переставала удивляться словам следователя:
        - Да, вы правы… Скрывать не стану - есть…
        - Вы не покажете мне его?
        Лиза понимала, что ситуация не терпит возражений, и безропотно отправилась в гардеробную на поиски. Снова появившись перед Афанасием Ивановичем, она накинула пальто и водрузила на голову шляпку.
        Следователь удовлетворенно констатировал:
        - Да, по описаниям это, должно быть, оно.
        Лиза встрепенулась:
        - Это ничего не доказывает! И… и меня не было в тот день в кондитерской!
        - Что нам и предстоит установить. А пока, госпожа Вересова, потрудитесь не покидать Петергофа, чтобы при необходимости мы могли вас разыскать. К вам, Анастасия Романовна, это также относится. Надеюсь, это не последняя наша встреча, сударыни. Честь имею.
        После прощальных слов следователь откланялся и вышел.
        Лиза подсела к Стаси:
        - Боже мой, я даже представить себе не могла… Софи мертва!
        - Не волнуйся так, дорогая, - успокоила подругу Стаси. - Лучше объясни, как твоя одежда попала в чужие руки?
        - Ты на самом деле считаешь, что убийца была в доме? Но как это случилось? В доме не бывает посторонних!
        - Пальто брал кто-то из своих, - предположила Стаси.
        - Нет, это невозможно!
        - Однако это случилось. Поговори с горничной.
        - Думаешь, Любаша в чем-то виновата? Но она так давно рядом… - Лиза осеклась.
        - Возможно, Любаша знает то, чему не придала значения.
        Следуя совету подруги, Лиза позвонила в колокольчик. Сперва отозвался дворецкий, но Лиза его отправила, веля найти горничную. Любашу скоро привели - она занималась хозяйскими платьями.
        Лиза приступила к расспросам:
        - Милая, ты ведь знаешь, как мы к тебе относимся? Мы ценим твое трудолюбие и доверяем тебе.
        - Да, барыня, знаю, - отозвалась горничная.
        - Только что здесь был следователь. Он тебя о чем-нибудь спрашивал?
        - Он спросил, куда вы ходили перед отъездом в Петергоф. Сказала, что вы целый день просидели дома. И еще про голубое пальто спрашивал.
        Лиза продолжала допытываться:
        - А не спрашивал ли следователь, брал ли кто-нибудь это пальто кроме меня накануне отъезда?
        Любаша нервничала и теребила фартук:
        - Нет, не спрашивал, а пальто, кажется, никто не брал. Вот только… В тот день я относила какие-то вещи прачке… Да, верно, и голубое пальто - прачке требовалось лучше отчистить его от оставшихся пятен. Но она не успела закончить работу и вернула вещи назад.
        Стаси обратилась к подруге:
        - Что за прачка? Ты отказалась от услуг прежней и наняла новую?
        Лиза легкомысленно отмахнулась:
        - Прачка здесь не при чем. Это тихая, добрая женщина, да и муж у нее работает на строительстве Исаакия.
        Но Стаси придерживалась другого мнения:
        - Ты что-нибудь знаешь о ней? Откуда она родом, как, кстати, ее имя?
        Любаша опередила Лизу:
        - Прачку зовут Марфой. Вряд ли хозяйка что-нибудь знает о ней. Прачка раньше была крепостной, но получила вольную.
        - Хорошо, Любаша, ступай.
        После того, как горничная ушла, Стаси взволнованно зашептала:
        - Вот видишь, не обошлось без посторонних людей. Нужно поговорить с Марфой. Я и сама поговорила бы, но не могу уехать: на празднике обязана быть рядом с императрицей.
        Новые обстоятельства дела озадачили Лизу: она понимала, что подруга права, но обещания, данные следователю, не позволяли Лизе покидать Петергофа.
        Стаси была неумолима:
        - Пустое, сделаю вид, что ты все еще в Петергофе. Любашу возьми с собой - она наверняка непричастна к убийству.



        Глава 21

        На следующее утро Лиза собрала только необходимые вещи и отправилась домой, где и оказалась прямо к обеду. За обеденным столом она застала Вересова, поглощавшего ароматный суп с фрикадельками. Радости мужа не было предела: он так соскучился по жене, что был счастлив видеть ее в хорошем расположении духа.
        - Лиза, ты вернулась! Наконец-то, - он крепко ее обнял и расцеловал в обе щеки, - я думал сам к тебе съездить, но раз уж ты здесь…
        Лиза распорядилась подать еще один прибор и с удовольствием села за стол, составив мужу компанию.
        - Я ненадолго, Николенька. Мне нужно разобраться с делами. Как наша прачка?
        - Лиза, ты появилась вовремя. Марфа съехала в тот день, когда ты отправилась в Петергоф. И, представь, мне пришлось выполнять роль экономки, подыскивая ей замену.
        - Съехала? - огорчилась Лиза. - И куда, ты не знаешь?
        - Понятия не имею. С тех самых пор я не видел ни ее, ни Ивана, который тоже уволился со строительства.
        - Это плохо… - Лиза оказалась в худшем положении, чем могла себе представить. Надежда распутать это странное дело постепенно начала угасать.
        - Кроме того, на днях меня вызывали к следователю. Лиза, что ты опять натворила?
        - Ничего, милый, не волнуйся, - Лиза старалась говорить как можно спокойнее. - Просто на свое несчастье я оказалась знакомой с ныне покойной Софьей Шимановой.
        - И это все?
        - Да, это все. Следователь говорил также и со мной, интересуясь знакомыми Софьи.
        - Я не знал, что у тебя были общие дела с семейством Шимановых, - Вересов с интересом посмотрел на Лизу. - Когда ты с ними познакомилась?
        - Теперь уже и не вспомнить. Да разве это так важно?
        - Судя по тому, какие вопросы задавал мне следователь, важно.
        - И о чем он тебя спрашивал?
        - О тебе, о твоих привычках, о твоем гардеробе, о твоих знакомствах. Спрашивал он и о твоей покойной сестре. Конечно, я не стал откровенничать с ним, но, согласись, все это странно.
        - Не думай об этом. Следователь обязан знать все обо всех. Это его работа.
        - Да, это так. Но мне непонятно, что его так заинтересовало в тебе, Лиза?
        - Видишь ли, - Лиза раздумывала, посвящать ли мужа в тайны, но решила этого не делать, - Софью Шиманову убили, и следователь хочет выяснить, кто это сделал.
        - Убили? - Николай Степанович с неохотой съел еще пару ложек и промокнул губы салфеткой. - У меня пропал аппетит. Пожалуй, второе я уже не осилю.
        Он встал и направился к выходу. У дверей он обернулся и бросил:
        - Тогда мне можно не беспокоиться. Уверен, ты непричастна к убийству. Ведь так? - добавил он настороженно.
        Лиза тоже встала.
        - Конечно, дорогой.
        - Мне нужно на строительство. Я вернусь к ужину. Ты надолго приехала? - поинтересовался он из прихожей.
        Лиза проследовала за мужем:
        - На пару дней. Милый, не говори никому, что я в городе.
        - Это почему же?
        - Я так соскучилась по дому… и по тебе, что уехала, не предупредив никого во дворце. Пусть мой отъезд будет нашей маленькой тайной.
        Он привлек жену к себе, наслаждаясь тем, что снова может ее видеть:
        - Дорогая, поклянись, что не попадешь в очередную историю.
        Лиза поспешила его успокоить:
        - Обещаю.
        Вересов крепко сжал ее плечи:
        - Тогда и я обещаю тебе, что о твоем приезде никто не узнает.


* * *
        После ухода мужа Лиза решила побывать в комнате Любаши. Поведение горничной казалось ей подозрительным, и она не была до конца уверена в том, что горничная ничего не знает. Отправив Любашу в кондитерскую за пирожными к чаю, молодая женщина уверенным шагом направилась в ее комнату.
        Небольшое помещение с одним окном, кроватью и шкафом было аккуратно прибрано. Лиза провела рукой по вышитой Любашей салфетке, украшавшей прикроватную тумбочку, и огляделась. Она не знала, что собирается искать. Лиза хотела убедиться, что горничная не прячет компрометирующие ее вещи там, где живет.
        Лиза приоткрыла дверцы шкафа и внимательно просмотрела пространство между вещами. Ничего подозрительного. Чистые рубашки, сложенные стопкой простенькие кофточки, простыни и наволочки. Она заглянула в тумбочку - там находилось нижнее белье; ни к чему его ворошить и нарушать порядок. Она приподняла матрац и провела рукой между ним и пахучими деревянными досками кровати. Ничего.
        Собравшись уходить, Лиза бросила взгляд на лежавшую на тумбочке тонкую книжицу в незамысловатом переплете, наверняка купленную у лоточника возле Гостиного двора.

«Любаша что-то читает. Никогда бы не подумала!»
        Лиза взяла книжицу в руки и перелистала ее… Между страницами промелькнула сложенная вдвое записка. Лиза ее извлекла и тут же застыла в недоумении.



«….Ей хочется разнообразия, и это толкает ее на гнусные вольности: на близость с человеком, которого вы любите. Не стану вас томить и назову ее имя. Это ваша сестра, Елизавета Павловна Нелицкая, в замужестве - Вересова…»


        Лиза думала найти все, что угодно, но вряд ли могла предположить, что обнаружит в комнате Любаши записку, которая косвенно послужила причиной гибели Аннушки. Она поняла сразу, что горничная намеренно сохранила это письмо, вероятно, для того, чтобы потом шантажировать хозяйку. Лиза решила сразу выяснить это, расставив точки над «i». Дождавшись прихода горничной, она предъявила ей записку и потребовала объяснений.
        Любаша мгновенно разрыдалась:
        - Елизавета Павловна, это не то, что вы думаете!
        Лиза была неумолима:
        - Ты шпионила за мной? Хотела продать подороже мои секреты? Чего ты добивалась? Отвечай!
        Любаша растирала по лицу казавшиеся искренними слезы:
        - Это все Дмитрий Петрович!
        - Дмитрий Петрович Панин? - на всякий случай переспросила Лиза.
        - Он, хозяйка. Это он велел мне передавать ему всю приходящую вам подозрительную корреспонденцию.
        - Он платил тебе?
        Любаша перестала всхлипывать:
        - Что вы, нет. Это было еще зимой. Господин Панин встретил меня на улице. Сказал, что вам, Елизавета Павловна, угрожает опасность, и что только он может вас защитить. Но для этого ему нужны приходящие вам письма, которые вы не показываете мужу.
        - И ты согласилась? - Лиза готова была убить горничную. - Почему ты решила, что Дмиртий Петрович сможет мне чем-то помочь?
        - Он так долго меня убеждал, что я уступила, - Любаша слегка зарделась. - И потом я не враг вам, хозяйка!
        - Значит, ты знала об этих таинственных письмах?
        - Да, знала. И хранила молчание.
        Лиза видела, что Любаша не лжет. Но зачем Мите ее корреспонденция? Значит ли это, что он что-то знал, но не предупредил Лизу об опасности?
        Лиза упрекнула Любашу:
        - Ты должна была сразу рассказать мне обо всем! И какие письма ты успела передать господину Панину?
        - Только те, в которых вам угрожали.
        - И что же Дмитрий Петрович?
        - Сказал, что все это очень скверно и что мне не следует никому говорить об этом.
        Лиза снова пустилась в размышления. Панин с непонятной целью перехватывал ее письма. Причем не свои письма с признаниями, что было бы правильнее, а письма другого рода. Возможно, он сам писал их, а потом уничтожал, чтобы не оставлять следов. Но почерк в этих письмах был иной, не похожий на почерк Мити. Конечно, он мог писать левой рукой или иметь сообщника. Так могло быть, но для чего это нужно Мите?
        Тишину нарушила Любаша:
        - Хозяйка, я чувствую себя виноватой. Разрешите мне искупить вину. Кажется, я знаю, кому могло понадобиться ваше пальто.
        - Говори.
        - К Марфе изредка приходила нищенка, которую та звала Ефросиньей. Это была очень странная женщина. По манерам вроде барыня, а разговаривала, точно крестьянка. Эту женщину я несколько раз видела возле наших окон.
        - Так что же ты молчала? - возмутилась Лиза.
        - Тогда я не придала значения ее появлению и только теперь поняла, как ошибалась. Ведь Ефросинья, видно, следила за вами.
        - Странно, - Лиза задумалась. - А вдруг именно Ефросинье понадобилось мое пальто?
        - Не знаю, я ведь не видела ее здесь в день убийства…
        - И все-таки это наша единственная ниточка. Нужно найти Ефросинью и поговорить с ней.
        Любаша молчала. Она никогда раньше так долго не разговаривала с Елизаветой Павловной и была рада, что хозяйка просит у нее совета. Между тем напугавшие ее события: смерть Анны Павловны, странные письма с угрозами, обвинения, - заставляли Любашу постоянно беспокоиться, что в последнее время было особенно невыносимо. Поэтому она, долго не раздумывая, предложила:
        - Разрешите, хозяйка, я сама разыщу Ефросинью? Не престало благородной даме разъезжать по бедным районам и расспрашивать нищих да убогих, а мне это не возбраняется. Только дайте мне в помощь Митрофана.
        Лиза радостно согласилась:
        - Конечно, я разрешаю. Можешь взять наш фаэтон. Найди Ефросинью, и как можно скорее.
        Весь оставшийся день Любаша выполняла поручение Лизы. Сперва она отправилась к Исаакию, чтобы там расспросить рабочих об Иване-плотнике. Рабочие припомнили Ивана, но не знали, где его искать. Один человек предположил, что Иван перебрался на жительство в Коломну, ведь именно туда его семья давно хотела переехать.
        Поиски затянулись до вечера. Теперь уже Митрофан со свойственной ему прямолинейностью вел расспросы. Он наведался в каждый известный ему в Коломне трактир и пропустил там по кружке пива с его постоянными посетителями. Бородатый мужик Акинфий признал по описываемым Митрофаном приметам своего вчерашнего собутыльника.
        - Хороший Иван мужик, правильный. Вот только с бабой ему не повезло. Из-за этой ведьмы ему пришлось переехать, да еще зачем-то бросить работу. Все бабы одинаковы, - подытожил он.
        - А где теперь Иван живет? - не унимался Митрофан, сильно захмелевший от выпитого.
        - Да вон в том доме, в подвале, я его давеча туда тащил. Бедняга так набрался, что едва двигал ногами.
        Любаша несказанно обрадовалась, услышав, что Митрофан разузнал про Марфу. Она рассудила, что наведываться к прачке не стоит, и что вряд ли та знает, где искать Ефросинью. Но раз нищенка часто бывала у прачки, то и сейчас может у нее появиться. Проследив за Марфой, можно выяснить, где обитает сама Ефросинья.
        Наивный расчет Любаши оказался на удивление верен: подежурив пару часов возле окон подвала, они с Митрофаном отследили пролетку, в которой приехала странница.
        Вернувшись домой в десятом часу вечера, Любаша застала хозяйку в гостиной. Лиза сразу же расспросила горничную обо всем, что им с Митрофаном удалось разузнать.
        Внимательно выслушав горничную, Лиза решила назавтра же ехать к Ефросинье и серьезно поговорить с ней с глазу на глаз.


* * *
        Подъезжая к неказистому одноэтажному дому, Лиза раздумывала над тем, как поведет беседу. Она совсем не была уверена в виновности Ефросиньи, скорее та могла подсказать Лизе путь, которым придется следовать дальше. Поэтому и разговор нужно начинать исподволь, чтобы не обидеть ни в чем не повинную женщину.
        Наказав Любаше и Митрофану ждать ее возвращения, Лиза поднялась по деревянным ступенькам ко входу в дом. Дверь была не заперта, и она прошла внутрь, очутившись в небольшом темном коридоре. Квартир здесь было несколько, поэтому Лиза замерла в нерешительности.
        Сзади, со стороны входной двери послышался шум шагов, и Лиза быстро спряталась за угол. Вошедший следом показался ей знакомым: она узнала черноволосого возницу, который когда-то следовал за ней по пятам до особняка Нелицких. Мужчина постучался в одну из дверей, и его пропустили внутрь.
        Лиза покинула укрытие и пошла за мужчиной. Дверь была приоткрыта, словно ее специально приглашали войти. Она нерешительно шагнула через порог и очутилась в комнате. Здесь везде были зажжены свечи: на полу, на столе, на этажерке и даже на диване.
        Со спины послышался голос:
        - Мы вас ждали!
        Дверь захлопнулась, кто-то закрыл задвижку. Отступать было некуда.
        Лиза попятилась и обернулась.
        Темноволосая, невысокого роста женщина в черном смотрела на нее, не отрываясь. Взгляд у нее был тяжелый и властный. Лиза почувствовала себя неуютно.
        - Вы - Ефросинья?
        Ответ последовал незамедлительно:
        - Да, для чужих мне людей. Но что ж вы стоите? Проходите в комнату, садитесь к столу. Разговор будет долгим.
        Лиза послушалась, присела на предложенный ей стул.
        - Ну вот, Елизавета Павловна, вы меня и нашли. Рада, что это случилось. Нужно отдать должное сообразительности вашей горничной. Полагаю, вы приехали, чтобы расспросить меня про убийство Софьи Шимановой? Не беспокойтесь, я расскажу. Но об этом позже. Сначала вы расскажете мне, зачем вы меня искали? Неужели вам так интересно, кто стал убийцей?
        Лиза не могла оторваться от пронзительного взгляда Ефросиньи. Этот взгляд лишал воли и словно парализовал Лизу.
        - Я - одна из подозреваемых. Вернее, единственная подозреваемая.
        - Замечательно, - женщина ухмыльнулась. - И вы захотели сами найти убийцу. Так я и думала. Потрясающая самонадеянность.
        - Неужели? - Лиза теряла контроль над собой.
        - А вам не приходило в голову, что я и есть та убийца, которую вы ищете?
        - Вы?!
        - В этом нет ничего удивительного. Подумайте сами. Сначала я выкрала ваше пальто при помощи Марфы, а потом появилась в нем в кондитерской. Нужно было видеть лицо Софи! Она-то думала, что я нахожусь дома, под присмотром батюшки. Как она ошибалась! Мне не составило труда увлечь ее разговором. Когда она отвлеклась, я подлила ей яда. Через несколько минут все было кончено.
        - Зачем вы это сделали?
        - Вам незачем это знать.
        Ефросинья подала знак, и ее помощник подошел к Лизе со спины. Лизе в лицо ударил резкий запах, дыхание обожгло, сознание помутилось, через мгновение она потеряла сознание.
        Валериан смотрел на неподвижную женщину с состраданием. В его еще не до конца очерствевшем сердце не уживались любовь к Ефросинье и сочувствие к ее жертвам.
        В отвращении скривив рот, он обратился к ней с упреком:
        - Может быть пора остановиться? Прекрати мстить, достаточно крови.
        В ответ послышался нервный хохот:
        - О чем ты? Ради чего я избавлялась от всех предыдущих? Они были ступеньками на пути к главной жертве - Лизе. Она - моя цель. Ее я жажду уничтожить сильнее всего на свете. Посмотри на нее - это же жалкая, ничтожная тварь! За что ее можно любить? - Ефросинья ногтем провела по Лизиному лицу. - Не буду отрицать, у нее красивая шея и нежный подбородок. Но почему это так действует на мужчин? Почему ее предпочли мне?
        Валериан попытался возразить:
        - Тобой движет желание мстить, твой разум затуманен жаждой расплаты. Одумайся. Ты должна остановиться, иначе… Иначе ты не сможешь спастись. Ради меня, ради себя самой, пощади эту женщину!
        Взгляд Ефросиньи обрел осмысленность, дьявольский огонь, только что полыхавший в глазах, потух.
        - Но только при одном условии. Ты свяжешь ее покрепче. Я должна быть уверена, что никто не помешает нам бежать из этого дома. Оставаться здесь больше нельзя. Мы сильно рискуем.
        Ефросинья извлекла откуда-то клубок толстой бечевки:
        - Скорее, прошу тебя, она может очнуться.
        Валериан опустился на корточки, начал спутывать Лизе ноги, делая вид, что тщательно проверяет узлы. На самом же деле он пытался не слишком затягивать веревку, чтобы жертва смогла как можно быстрее освободиться.
        Ефросинья продолжала командовать:
        - Теперь завяжи ей руки!
        Точно так же, без натяжения, Валериан опутал женщине торс и закрепил веревки сзади. Почувствовав давление на грудь, Лиза очнулась и попыталась освободиться.
        - Вот видишь! - Упрекнула Валериана Ефросинья. - Что бы мы делали, не привяжи ты ее к стулу!
        - Где я? - Голос Лизы был слабым, окружающая обстановка виделась ей, словно в тумане. Наконец она сделала над собой усилие и с трудом сосредоточилась.
        - Познакомьтесь, Лиза, это мой врач и преданный друг, Валериан Басов. Возможно, это имя вам о чем-нибудь говорит?
        Лиза начала понимать, кто сейчас находится перед ней, кто эта женщина.
        Ефросинья продолжала:
        - Если бы не он, я сейчас не стояла бы здесь, перед вами. Именно он помогал мне все время.
        Валериан поцеловал протянутую ему руку, и женщина посмотрела на него с нежностью, но когда снова заговорила, в ее голосе послышались торжествующие нотки:
        - Лиза, как вы представляли собственную смерть? Наверное, вы мечтали умереть глубокой старухой, в окружении многочисленных отпрысков?
        Лиза похолодела от ужаса. Неужели ее убьют точно так же, как и несчастную Софью? Она попыталась освободиться, но была еще слишком слаба и только беспомощно шевелила пальцами.
        Ефросинья свысока смотрела на Лизу:
        - Я разочарую вас. Вы не увидите свою старость. Вы умрете молодой, - и уже обращаясь к Валериану, распорядилась, - возьмите вещи и отнесите их в карету. Здесь опасно находиться. Если уж Лиза так быстро нашла нас, то полиции это не составит труда.
        Валериан не торопился уходить:
        - Вы же обещали…
        - Не беспокойтесь. Ступайте же! Ждите на улице.
        Ефросинья выпустила Валериана из комнаты, закрыла за ним задвижку. Подойдя к письменному столу, достала из ящика бумагу и принялась аккуратно раскладывать ее по полу, несколько листов бросила под ноги Лизе. Потом заторопилась, наскоро оделась. Уходя, сделала вид, что случайно задела рукой одну из свечек, расположенных у входной двери на этажерке. Свеча медленно теряла равновесие; Лиза с ужасом наблюдала за ней, не в состоянии помешать Ефросинье. Искры рыжими всплесками падали на бумагу, та мгновенно занялась неестественно ярким пламенем. Ефросинья зачарованно шевелила губами, читая молитву. Наконец, она очнулась и произнесла:
        - Прощайте, Лиза. Я вам завидую. Ваша смерть, в отличие от моей, будет быстрой.
        Дверь захлопнулась, обдав жаром полыхающего огня. Через мгновение занялись занавески, отделявшие комнату от небольшой прихожей. Огонь жадными языками лизал потолок, падал вниз и расползался по деревянному полу. Остальные свечи плавились от жара, пламя разгоралось сильнее, плотным кольцом сжимаясь вокруг несчастной женщины. Становилось трудно дышать.
        Лиза начала раскачиваться на стуле, пытаясь переместиться ближе к окну.
        Послышался стук в дверь, крики, кто-то с силой ударил в нее плечом, дверь распахнулась. На пороге показался Митрофан. Но попасть в комнату ему не удалось, на пути была огненная преграда.
        - Хозяйка, - кричал он, - не бойтесь, мы мигом! Сейчас зайдем с другой стороны!
        В оконное стекло полетел камень, послышался звон мелких осколков. Любаша потянулась к щеколде и, поранив руку, через зияющее отверстие пробралась внутрь. Сначала она вскарабкалась на письменный стол, который преграждал ей дорогу, потом соскочила вниз и быстро, сбивая огонь, подбежала к Лизе, чтобы освободить хозяйку от пут и взвалить на себя. За окном ее уже ждал Митрофан. Любаша толкнула Лизу через подоконник прямо на руки к верному слуге, но сама спуститься не успела.
        Сверху на нее упала потолочная балка, больно ударив по затылку. Любаша обмякла, ноги ее подогнулись, и она потеряла сознание. Последней в ее голове промелькнула мысль, что хозяйка наконец в безопасности.
        Митрофан опустил Лизу на землю и бросился спасать Любашу, но огонь обжигающей стеной преградил ему путь. Как он ни старался вызволить несчастную из огня, ничего не получалось, до нее невозможно было добраться - пламя выхлестывалось из окна и пожирало наружные стены. Из окон соседних комнат стали выпрыгивать люди, ото всюду слышались крики. Дом на глазах выгорал: стены сыпались, крыша оседала и складывалась, одни лишь печные трубы продолжали печально чернеть, возвышаясь над пожаром, словно ритуальные стелы древних язычников.
        Прибыла пожарная служба, люди принялись за работу. Лиза с трудом открыла глаза, мутным взором оглядывая окруживших ее людей. Рядом в отчаянии стенал Митрофан.
        - Нужно ехать домой, - тихо сказала она.
        - Нельзя, Лизавета Павловна, - Митрофан размазал слезу по грязной щеке, - надобно дождаться полиции. А уж полиция этих стервецов найдет и накажет!
        Рядом с Лизой возник невысокий пожилой человек - следователь Афанасий Иванович, которого Лиза сразу узнала.
        - Мне нужно вас допросить, Елизавета Павловна. Следуйте за мной. Я, кажется, дал вам ясно понять, что нужно оставаться в Петергофе. И ты, голубчик, - сказал он, обращаясь к Митрофану, - следуй за мной.
        - Барин, она не может сама идти, ее чем-то опоили.
        - Ну так возьми ее на руки! - распорядился Афанасий Иванович. - Тем более, Елизавету Павловну нужно показать лекарю.
        - Там, на пожаре, сгорела Любаша, наша горничная, - Лиза подала голос. - Как же мы теперь без нее?
        - Об этом после, - следователь был непреклонен. - Давай, голубчик, отнеси ее в экипаж и следуй за мной.
        В полицейском участке Лизу долго приводили в чувство. Следователь не слишком верил ее словам, но Митрофан божился, что было именно так, как говорит хозяйка. На руку Лизе сыграли показания пострадавших от пожара соседей и тех прохожих, которые видели мужчину и женщину, покинувших дом сразу же перед пожаром. Афанасий Иванович перестал подозревать Лизу, теперь под подозрение попала Ефросинья, которую требовалось срочно найти. Он пообещал Лизе, что все силы бросит на поиски преступников, и что об этом деле обязательно доложат государю.
        В коридоре Лизу терпеливо ждал встревоженный Николай Степанович. Он не задавал ей лишних вопросов, ему вполне хватило объяснений Митрофана.



        Глава 22

        Лиза смогла вернуться в Петергоф только спустя неделю. Она долго не могла прийти в себя от пережитого, потом внезапно осознала смерть Любаши и переживала так, словно погиб кто-то из членов семьи. Конечно, она больше ни в чем не подозревала ее. Образ горничной теперь представлялся Лизе в ореоле мученичества и святости. Лиза пообещала, что никогда не забудет ее благородного поступка и обязательно даст вольную всем ее деревенским родственникам.
        Николай Степанович не мучил жену расспросами. Лизу это радовало - не нужно было признаваться в грехах. Возможно, думала Лиза, муж уже догадывается о многом и просто не хочет услышать подтверждение своих догадок из уст любимой женщины. Что-то едва уловимое становилось между ними: недосказанность воздвигала воображаемую стену недоверия, не было уже прежней сердечности и открытости, ушло нечто важное. Оставались лишь привычные обязанности, которые не слишком тяготили Лизу. Она думала, что скоро былые отношения вернутся, что муж станет прежним, и прошлое забудется.
        Однако вопреки намерениям Лизы, Вересов старательно выпроваживал ее в Петергоф, объясняя это желанием императрицы видеть Лизу в числе своих фрейлин. Лизе пришлось согласиться. Она собралась и, сопровождаемая новой горничной, отправилась в путь.
        Стаси встретила подругу с распростертыми объятиями. Не обнаружив при Лизе Любаши, она сразу же поняла, что случилось ужасное, и поспешила скорее ее расспросить.
        Лиза оттягивала объяснения. Ей не хотелось снова пережить весь тот ужас, который она испытала в горящей комнате. У Лизы до сих пор щемило сердце при воспоминании об этом дне, а на глаза наворачивались слезы. Но Стаси настаивала, и Лиза в итоге не смогла ей отказать.
        - Боже мой, это немыслимо! - ужаснулась Стаси, выслушав всю историю. - Страшно подумать, что если бы не Любаша, ты могла бы погибнуть!
        - Слава богу, все позади. Случай с пожаром вернул меня к жизни окончательно. И я намерена продолжить поиски Ефросиньи, чего бы мне это ни стоило.
        - Лиза, опомнись! - воскликнула Стаси. - Ты погубишь себя. Неужели ты не понимаешь, что в итоге из вас двоих только одна останется в живых?
        - Значит погибнет Ефросинья. Я обязательно разыщу Ефросинью снова. Уверена, найдется множество людей, которые сделают эту работу за деньги.
        - Или она разыщет тебя, - подытожила Стаси. - Но в следующий раз доведет задуманное до конца. Собственно, тебя не нужно искать. Все знают, что ты в Петергофе.
        - Ефросинья не настолько глупа, - не согласилась с подругой Лиза. - Когда Любаша ее искала, мы не знали, что это за женщина и на что она способна. Поэтому ей удалось так легко завлечь меня в ловушку. Но теперь я знаю, с кем имею дело. Ефросинья не тронет меня в Петергофе. За мной по пятам следуют соглядатаи Афанасия Ивановича.
        - А если Ефросинья пошлет Валериана Басова расправиться с тобой?
        Лиза снова ответила отрицательно:
        - И этого не случится, Стаси. Валериан Басов намеренно ослабил веревки, которыми меня связывал. Видно, он не разделяет идей своей спутницы.
        - Но почему в таком случае он не выдаст ее?
        - Он ее любит, Стаси. Любит безответно. А ты понимаешь, на что способна любовь!
        Стаси смотрела на подругу с интересом. Она впервые открывала в Лизе ум, который совсем не шел к ее романтической внешности. Лучше бы Лиза оставалась прежней: домашней, нежной и предсказуемой.
        Лиза продолжала рассуждать:
        - Мне кажется, что и смерть Аннушки не была простой случайностью. Страшно об этом думать, но Ефросинья могла… Неужели это сделала она?
        - Боюсь, что ты права, - отвечала Стаси. - Если эта фурия убила Софью, то могла убить и Аннушку. Слишком странной теперь кажется ее смерть под копытами лошади.
        - А письмо, которое Аннушка получила накануне гибели? - вспомнила Лиза. - Не сомневаюсь, что это тоже дело рук Ефросиньи. Жаль, что теперь это уже не доказать.
        - Действительно, жаль, - согласилась Стаси. - Записка слишком тебя компрометирует. Но ведь именно на это рассчитывала Ефросинья; она знала, что ты не решишься обнародовать отношения с Паниным.
        Лиза задумалась. Она винила себя в смерти сестры, ведь не увлекись Лиза Митей, много можно было избежать. Страшная кара, о которой не раз предупреждала Ефросинья, настигла ее, сделав беспомощной. Было очевидно, что именно послание Аннушке, стань оно доступным полиции, могло пролить свет на ее гибель.

«Ради сестры я готова предать гласности это письмо!»
        - Кто сказал, что мы не можем передать улики в руки правосудия? - просияла Лиза. - Не вижу препятствий! Мы уничтожим ту часть письма, в которой говорится обо мне, и передадим оставшееся нашему следователю. Ведь записка могла побывать со мной на пожаре.
        - Тогда придется рассказать, что было в конце записки, - Стаси наморщила лоб.
        - Это будет ложь во спасение. Мы не скажем, чье имя было названо. Ефросинья могла обращаться к Аннушке, не называя имен; человека, о котором писали, могли знать только эти двое.
        - Но Аннушка приехала к тебе, - напомнила Стаси, - и это говорит о многом.
        - Аннушка могла приехать ко мне за советом. Здесь придется солгать, иначе нельзя, - Лиза посмотрела на свои руки. - Эта ужасная ложь прилипла ко мне настолько, что мне уже не отмыться. Что же будет дальше?
        - Наверное, именно поэтому нам с детства внушали, что лгать нехорошо. От этого проблем не становится меньше, они только накапливаются. Но ничего не поделать. Я сейчас же пошлю своего человека в Петербург, - Стаси энергично заходила по комнате, - Лиза, ты должна написать сопроводительное письмо. Мы все это запечатаем, и мое доверенное лицо передаст послание в руки Афанасия Ивановича.
        Следующие полчаса дамы были заняты сожжением большей половины записки и сочинением письма, объясняющего, почему записка пребывает в таком плачевном состоянии, и как она вообще попала в руки Лизы.
        Когда письмо было написано, запечатано и отправлено по назначению, Стаси удовлетворенно вздохнула:
        - Я счастлива, что смогла тебе хоть чем-то помочь. Но как ты собираешься осуществить другую часть плана?
        Стаси не успела договорить. Появился лакей и важно произнес:
        - К Елизавете Павловне Антон Андреевич Звенигородько!
        Одетый с иголочки, надушенный, с накрахмаленным воротником, банкир принес в гостиную предчувствие перемен и терпкий привкус надежды. Раскланявшись, Антон Андреевич сначала припал к Лизиной ручке, шепча предназначенные ей одной комплименты, и только потом в восхищении застыл перед Стаси.
        - Разрешите представить, Антон Андреевич. Это моя подруга, Анастасия Романовна Северина.
        - Рад знакомству, - банкир стушевался и заметно изменился в лице, - ваша подруга, Елизавета Павловна, дивная красавица! И я, несмотря на почтенный возраст, чувствую себя неопытным юношей.
        - Вы вгоняете меня в краску, - Стаси продолжала улыбаться. - Лиза мне о вас много рассказывала.
        - Надеюсь, только хорошее? - банкир, казалось, никого не видел, кроме Стаси. - Я старался произвести приятное впечатление.
        - И вам это удалось! Лиза в полном восторге от вас, Антон Андреевич.
        Закончив обмен любезностями, Звенигородько и Северина вспомнили, что они не одни.
        - Я вас покину ненадолго, - Стаси собралась уходить. - Лизе нужно с вами поговорить.
        Проводив Стаси восторженным взглядом, банкир повернулся к Лизе.
        - Я очарован вашей подругой!
        - Ничего удивительного, - лукаво улыбнулась Лиза, но тут же серьезно добавила: - Мне нужно многое вам рассказать, но прежде объясните, как вам удалось разыскать меня?
        - Меня навестил следователь. Да, Лиза, я уже знаю о смерти Фифи Имановой.
        - Простите, - Лиза смутилась, - я не назвала настоящего имени Софи, потому что…
        - Не извиняйтесь. Я все понимаю.
        - Но как вы узнали, что я в Петергофе?
        - Ваш супруг в разговоре со следователем упомянул, что в день смерти вашей сестры - да, Лиза, и об этом я уже знаю - вы были у меня. Афанасий Иванович не стал расспрашивать про погоню, которая свела нас. Однако он активно интересовался тем, что вы мне потом рассказали, - Лиза собралась было что-то сказать, но Звенигородько остановил ее жестом. - Не волнуйтесь. Я не сказал ему больше того, что он должен был знать. И вот я здесь. Если бы ваша судьба разрешилась благополучно, возможно, мы бы не встретились больше. Но вы попали в скверную историю, Лиза, и теперь я обязан предоставить вам помощь.
        - Спасибо, мой дорогой друг.
        Лизе пришлось снова излагать все то, что было поведано Стаси. Банкир задавал вопросы, и Лиза старательно на них отвечала, словно находилась на уроке перед строгим учителем.
        - Ну что же, теперь многое понятно, - заключил банкир. - Между тем ваша судьба, Лиза, продолжает меня беспокоить. Ефросинья может возобновить преследования.
        - Именно поэтому я так спешу. Если мы сможем опередить Ефросинью, ей не придется меня преследовать. Вы поможете нанять людей и начать поиски?
        - Конечно, я помогу вам, - воскликнул банкир. - Но разыскать эту женщину будет непросто, слишком уж она хитра. Возможно, ее уже нет в Петербурге. На ее месте теперь я бы действовал через сообщника. В любом случае я сделаю все возможное.
        Лиза вздохнула с облегчением. В возможностях банкира она не сомневалась и полностью полагалась на его честное слово… Вот только стало обидно, что помощь эту предложил ей не муж и не Митя, а совершенно посторонний человек. И если Митя мог не знать о ее приключениях, то уж Николенька-то обязан был ее опекать! Однако Вересов ни словом не обмолвился о грозящей ей опасности и только твердил, что следует отправляться в Петергоф.
        - Полно об этом, - банкир смотрел на Лизу с сочувствием. - Вижу, что разговоры совершенно вас измотали. Готов порадовать вас чем-нибудь приятным.
        С легкостью, подходящей молодому и ловкому человеку, он извлек из кармана сверток. Развернув бумагу, Лиза достала миниатюрную коробочку, обтянутую бархатной тканью. Но она не торопилась заглянуть внутрь, задумчиво вертя коробку в руках.
        - Что это? Если это подарок, то я не приму его.
        - Неужели в вас не говорит женское любопытство? Прошу, откройте! Эта милая вещица теперь должна находиться при вас. Считайте ее своим талисманом.
        Наконец Лиза решилась; быстрым движением достала из коробки медальон, изготовленный из золота лучшей пробы и украшенный драгоценными камнями.
        - Боже, какая прелесть! - восхитилась она.
        - Вы не поняли, - банкир протянул руку и вежливо отобрал украшение, нажав при этом на скрытую кнопку. - Теперь видите?
        Медальон раскрылся на две половинки: изящная миниатюра изображала белокурую красавицу. Лиза ахнула. Банкир был доволен, но все-таки он ожидал большего:
        - Что вы теперь скажете?
        Лиза всмотрелась в лицо изображенной на медальоне женщины:
        - Я словно гляжусь в зеркало… Разве это я? Но как такое возможно?
        Глаза женщины, ее светлые волосы и улыбка напомнили Лизе матушку. Такая же мягкость во взоре, такое же восторженное лицо.
        Звенигородько смотрел на Лизу с умилением:
        - Нет, Лиза, это не вы. Это совсем другая женщина. Замечательная, прекрасная, красивейшая из женщин.
        - Кто она?
        - Неужели вы ее не узнали? Это императрица Елизавета Алексеевна, почившая в двадцать шестом году. Неужели, Лиза, никто раньше не говорил вам о потрясающем сходстве?
        - Я сражена, милый Антон Андреевич… Почему маменька никогда не говорила мне о нашем сходстве? Смотрите, мои глаза, мой рот, мой овал лица, только чуть более нежный. Но откуда этот медальон у вас?
        - О, это давняя история, - Звенигородько откинулся назад, - и она также печальна, как ваша.



«Когда-то давно, когда вас еще не было на свете, - начал повествование банкир, - судьба обошлась со мной жестоко. В те времена я жил близ Царского Села. Чудесная природа тех мест и мой еще достаточно молодой возраст располагали к романтическим настроениям. Ежедневно по вечерам я совершал конные прогулки в одиночестве, наслаждаясь свежестью раннего лета и пением соловьев. Спустя неделю я стал наблюдать прогуливающуюся неподалеку печальную молодую женщину, настолько прекрасную и грациозную, что вскоре образ ее полностью заполнил сердце. Впервые я полюбил по-настоящему. Да и как можно было не полюбить этот дивный весенний цветок, служивший лучшим украшением местного парка? Но таинственная незнакомка никого вокруг не замечала. Вскоре мной овладело желание подойти к ней и, презрев все приличия, признаться в своих чувствах. Набравшись смелости, в один из июньских вечеров я приблизился к ней, когда она читала в беседке. Я тайком пробрался как можно ближе и, наблюдая за ней, встал у нее за спиной. Незнакомка меня не заметила и продолжала читать. Глубоко вздохнув, я вошел в беседку, кинулся перед ней на
колени, шепча слова любви. Но не успел я и нескольких слов сказать, как меня схватили и поволокли прочь, а потом бросили в темницу. Позже, на допросе, я узнал, что обожаемая мной женщина была юной супругой императора Александра».


        - И как скоро вас освободили? - спросила Лиза.



«К сожалению, не скоро. В дело вмешался мой батюшка, потомственный дворянин, бывший вельможа двора Ее сиятельства императрицы Екатерины. Не обошлось без влияния тайного покровителя, о котором я не имел ни малейшего представления. Только несколько позже, когда меня, уже освобожденного, посетила фрейлина Елизаветы Алексеевны, умоляя оставить ее госпожу в покое ради собственного же блага, мне открылось, кто помог мне снова обрести свободу. Фрейлина была настолько убедительной, что я покорно склонил голову и клятвенно обещал больше не приближаться к любимой. В благодарность и в утешение мне подарили медальон, который вы сейчас держите в руках. С тех самых пор я ни на секунду с ним не расставался, пронеся любовь через долгие годы. И даже женившись, я продолжал любить. Эта любовь не дала мне ничего, кроме душевных мук. И сейчас я, кажется, освободился от этого чувства. Прошлое нужно оставить в прошлом. Вы, Лиза, помогли мне это понять. А медальон - всего лишь скромная благодарность».


        Лиза надела медальон и лукаво улыбнулась:
        - Все действительно было так, как вы рассказали?
        Звенигородько улыбнулся в ответ:
        - Было немного иначе, но вы ведь ждали красивую сказку, разве я не оправдал ваших надежд?
        Вернулась Стаси. Лиза пересела к окну, оставив ее на попечение банкира. Лиза видела, какой интерес ее друзья испытывают друг к другу, и поэтому не вмешивалась. Наблюдая за происходящим на улице, она краешком глаза следила за подругой. Лизу радовало, что Стаси постепенно увлекается, забывая императора. Возможно, высказанное в шутку желание выйти замуж за банкира осуществится.



        Глава 23

        Вопреки представлениям Лизы о необъяснимом бездействии мужа, Вересов сразу же, как только отправил супругу в безопасное место, начал поиски. Он нанял людей, и они днями напролет разъезжали по городу, ведя расспросы. Но сколько они ни старались, не могли выйти на след. Ефросинья пропала сразу же после поспешного бегства с пожара.
        Прачка Марфа во всем созналась, выдав хозяйку с головой. Афанасий Иванович сначала ее арестовал, но потом выпустил, решив, что прачка может оказаться полезнее, будучи на свободе.
        За Лизу Николай Степанович не волновался - супруга находилась в Петергофе, в полной безопасности. Это место, по сути, было миниатюрным государством, напоминая неприступную крепость. Здесь кругом были военные, обеспечивая дворцу и его ближайшим окрестностям охрану. Любого, кто захотел бы покуситься на Лизу, сразу бы поймали.
        Вересову не давала покоя лишь одна мысль: почему Ефросинья хотела убить именно Лизу? Чем Лиза ей помешала? И каким образом покушение на ее жизнь было связано с убийством Софьи Шимановой?
        По вечерам прислуга перешептывалась: Вересов уединялся в столовой со стаканом водки в нетвердой руке. Кухарка жалела хозяина, ставила перед ним закуску. Он пил долго, небольшими глотками, подперев рукой голову.
        Николай Степанович был рад, когда однажды его одиночество нарушил поздний визит Дмитрия Петровича Панина. Приняв его, как родственника, он сначала предложил тому выпить, а потом, поддавшись уговорам, согласился перекинуться в карты, чтобы скоротать долгие вечерние часы. На следующий день Панин снова приехал, снова состоялась игра, и вскоре они совсем сошлись и уже не мыслили вечера друг без друга. Вересов чаще выигрывал, добродушно подтрунивая над новым приятелем, Митя же вежливо улыбался, делая вид, что все это чистые пустяки и что не стоит беспокоиться о его кошельке, в котором может поселиться ветер.
        - Что же вы, Дмитрий Петрович? Эдак совсем без штанов останетесь! - хохотал захмелевший архитектор.
        - А я займу у вас денег, разве вы мне не дадите? - отвечал ему Митя, подыгрывая. - И мы снова сыграем, вот тогда и посмотрим, чья возьмет.
        - Да вам не выиграть у меня, молодой человек. Вы же играть-то как следует пока не научились!
        - Возможно, но зато я умею составлять хорошую компанию.
        - Что правда, то правда. И что бы я делал без вас? Мне сейчас несладко, Митя! Жену с детьми отправил в Петергоф, а сам вынужден коротать долгие часы в одиночестве. Вы не смотрите, что я выпил. Это от безысходности.
        - Что-то с Елизаветой Павловной?
        - И с ней тоже. Попали мы в скверную историю, милейший. Но об этом молчок. Я обещал Лизе держать язык за зубами.
        - Но мне-то вы можете сказать?
        - Ни вам, ни кому-то другому. Я связан обещаниями по рукам.
        Митя снова сдавал карты.
        - Но хотя бы намекните, этим вы не нарушите слово.
        - Эх, дружище, жена моя - дивное создание. Видит бог, как я ее люблю. Но иногда я ее просто не понимаю. Какие-то женские тайны, странные секреты… И какие могут быть между нами недомолвки? Мы же одна семья, - язык Вересова заплетался, но говорил он вполне внятно, - у нее двое детей от меня, двое! И я хотел иметь еще столько же! Ан нет. Представьте, за последние полгода Лиза так изменилась ко мне. Я даже не знаю, что и думать. Скажите, может быть у нее сердечное увлечение? Ведь так бывает.
        - Да-а, Николай Степанович. Сразу видно, что вы слишком много выпили, - Митя подлил ему еще водки в стакан, не забывая при этом метать карты. - Ведь Елизавета Павловна - ангел, таких женщин, как она, и нет больше. А вы: «сердечное увлечение». Может, она устала от забот, от горя?
        - Может. Я ее не виню. Ей и так слишком досталось за последнее время. Скажу вам по секрету, дружище, сейчас расследую одно дело… Т-с-с… Нет, - Вересов повел рукой, - молчу.
        - Какое дело?
        - Дело как дело. Ничего особенного. Нанял людей, чтобы во всем разобраться.
        - И что же? Продвигается?
        - Что?
        - Это ваше расследование?
        - Нет, пока никаких результатов. Слишком сложно, - Николай Степанович хлопнул по столу, - ну вот, вы опять проиграли! Так я, пожалуй, разбогатею.
        На этом игра закончилась. Вересов чувствовал себя замечательно.


* * *
        На следующий день Николай Степанович прибыл домой позже, чем обычно. Панин уже ждал его в гостиной и коротал время за чтением газеты. Вересов пригласил его составить компанию и вместе отужинать. За едой они выпили за Елизавету Павловну, за старшую дочь Соню и за младшего сына Сашеньку, за то, чтобы расследование, которое затеял Вересов, начало, наконец, давать результаты. Отправляясь, как обычно, в кабинет, оба были уже достаточно навеселе.
        На первых трех вскрытых колодах выиграл Вересов, но начиная с четвертой начал проигрывать, приговаривая:
        - Ну, это вам повезло, любезнейший. Смените колоду и сдавайте карты снова, сейчас я вам покажу, как нужно играть.
        Но ни на пятую, ни на шестую, ни на седьмую он также не выиграл. Потом он проиграл все бывшие Митины деньги, начал проигрывать свои. Отправился к сейфу, чтобы достать еще немного наличных.
        - Ничего, ничего. Сейчас черная полоса закончится!
        В ход пошли ценные бумаги, запонки с драгоценными камнями, золотой брегет, подаренный Лизой. Шел третий час ночи. Удача отвернулась от Вересова окончательно и бесповоротно.
        - Ставлю эту квартиру и все имущество вместе с челядью против вашего.
        - О, это смелый шаг, Николай Степанович. Браво!
        Направо легла трефовая десятка, налево - бубновый валет. Вересов охнул, ударив кулаком по столу. Ну что за невезение! Не нужно было отдавать денег теще, суеверие сбывалось: ведь знал же, что нельзя садиться сегодня за карты.
        Однако Николай Степанович был не в силах прекратить затянувшуюся игру. Он прекрасно понимал, что поступает легкомысленно - в его-то возрасте и при его-то должности! - и что если окончательно проиграется, то будет вынужден платить по счетам. Делать это ему совсем не хотелось. Поэтому он решил, что обязательно вернет все то, что было так легкомысленно проиграно.
        - Эх, как бы был валет! - Вересов поступал неосторожно и говорил шепотом, думая, что его никто не слышит. Он достал из своей колоды валета и положил рядом рубашкой вверх.
        - Так значит, наверное, ставите на валета? - не дожидаясь ответа, Митя вскрыл новую колоду. - Ставлю все против вашего.
        - Мне уже нечего ставить, - Николай Степанович понурился.
        - Так уж и нечего, - Митя хитро подмигнул, - а ваша супруга?
        - О чем вы, молодой человек, при чем тут Лиза?
        - Если вам нечего ставить, можно поставить на кон жену, - предложил Панин. - Если конечно вы желаете вернуть добро назад. Карты вскрыты, любезнейший.
        Николай Степанович растерялся. Первый раз в жизни растерялся по-настоящему. Поставить на кон Лизу? Это неслыханно! Негодование в его взгляде сменилось задумчивостью. Он не раз слышал о том, что именно подобным образом в пух проигравшимся удавалось вернуть состояние. А если удача отвернется и на этот раз? Хмель все больше ударял в голову. Он обязан отыграться, иначе что он скажет Лизе? Что пустил все нажитое по ветру?
        Вересов начал шептать «Отче наш» и призывать провидение себе в помощь. Решение досталось нелегко.
        - Что же, вы правы.
        Митя срезал колоду на две части, перевернул лицевой стороной вверх и сдвинул верхнюю карту направо так, что стали видны две первые. Валета среди них не было. Вересов открыл свою карту, после чего Панин начал метать штосс. Валет оказался седьмым.
        - Ваш валет убит, любезнейший! - противник ликовал.
        Вересов не верил собственным глазам.
        - Да вы шулер, господин Панин! Не могу поверить. Вы подменили колоду и метали баламут?!
        - Вы не смеете меня обвинять, - Митя встал, - я ничем себя не запятнал! А вот вы, похоже, не желаете платить по счетам.
        Вересова душили рыдания. Он не чувствовал под собой земли. Он был раздавлен, уничтожен.
        - Как вы могли воспользоваться моим гостеприимством… Как я мог вам доверять… Да как… да как… проиграться как мальчишка… Дуэль, дуэль непременно!
        - Я готов удовлетворить ваши требования, Николай Степанович, - твердым голосом победителя произнес Панин, - но только после того, как вы расплатитесь со мной. Иначе в свете скажут, что вы пристрелили меня, не пожелав отдать карточный долг.
        - Вы - мерзавец, молодой человек, я вас презираю!
        - Не больше, чем я вас, - Митя смотрел на соперника с нескрываемым презрением, - проиграть в карты жену, да возможно ли такое?!
        Властно глядя противнику прямо в глаза, Панин возвышался над Вересовым.
        - Итак, сударь, завтра же вы подадите государю прошение о разводе. И потрудитесь побыстрее съехать из моего дома.
        - Моего дома!
        - Нет, простите великодушно, теперь уже моего! А если, упаси вас господь от этого, вы не поторопитесь, то в свете узнают, что вы проиграли супругу в карты. Не мне вам объяснять, что станется с ее репутацией.
        Панин взял с тумбочки плащ, цилиндр, трость и перчатки и, не оборачиваясь, вышел.


* * *
        Митя издалека, еще с лестницы приметил, что дверь, ведущая в его комнаты, приоткрыта. Неужели он не запер ее за собой? Подойдя вплотную, Панин заглянул внутрь и, отогнав прочь беспокойство, вошел в переднюю.
        Свечка в руке тревожно подмигнула - невидимые потоки колючего сквозняка заставили ее трепетать.
        Бросив верхнюю одежду на диван, он небрежным движением ослабил натяжение шейного платка. Взгляд натолкнулся на зеркало, которое отражало его нечеткий силуэт. Митя подошел ближе. Отражение не улыбалось, напротив, казалось чужим и отстраненным. Под глазами обозначились круги, волосы лежали небрежно, кончики рта ползли вниз.
        Он был крайне недоволен собой.
        - Ты действительно мерзавец, Панин, - обратился он к отражению, - что ты сотворил с Вересовым? Как ты только мог так поступить, подлая твоя душа?
        Упрямое отражение безмолвствовало, живя собственной жизнью.
        - Что, брат, плохо тебе? - в словах слышалась ирония. - Не нужно затевать игру, заранее зная результат. И что в итоге? Если правда всплывет на поверхность, неизвестно, как поведет себя Лиза.
        Из спальни послышался невнятный шорох. Митя застыл, прислушиваясь. Звуки повторились.
        Он здесь не один?
        В верхнем ящике тумбочки лежал пистолет. Пистолет он сам когда-то зарядил, чтобы при необходимости оказать сопротивление. Нужно всего лишь протянуть руку и выдвинуть ящик на себя.
        - Кто здесь?
        Ответа не последовало, но шорохи прекратились.
        В комнате стоял полумрак; свечу Митя забыл в прихожей, когда раздевался. Как он ни старался, не мог выдвинуть ящик. Вероятно, он был заперт на ключ.
        - Не трудитесь, вам это не поможет, - человек решил выйти из тени. - Вы обречены, сударь! Не двигайтесь, иначе выстрелю.
        В руке незваного гостя показался пистолет.
        - Кто вы и что вам нужно? Хотя бы объяснитесь! - Митя продолжал попытки достать оружие.
        - Проявите мужество и умрите мужчиной, - визитер шагнул вперед.
        - Подождите! Я требую объяснений!
        Митя понимал, что в его интересах потянуть время: ящик скоро выдвинется, должен же он выдвинуться, наконец!
        - Требуете? Вы стоите у края пропасти, а все потому, что растоптали чужие жизни. И вы за это поплатитесь!
        - Кто вы? - замок сломался. Но Митя понял, что не успеет.
        Раздался выстрел:
        - Умрите!
        В этот момент ящик поддался, от чего Митю отбросило в сторону. Пуля, предназначенная в сердце, прошла навылет, слева через плечо. Облокотившись об тумбочку, Митя почувствовал, что сползает вниз. Боль обжигала, забирала силы. Нужно было действовать, не медля.
        Он нащупал пистолет, выпрямился, взвел курок, выстрелил…
        Незнакомец охнул, выронил пистолет и повалился набок. Митя выстрелил метко, и его пуля прошла чуть выше сердца нападавшего, повредив ему одну из важных артерий. Визитер истекал кровью. Прежде, чем сознание помутилось, губы его прошептали:
        - Будь ты проклят!
        Митя дотронулся до раны и поднес ладонь к глазам - она была в крови. Тогда он снял с шеи платок и с силой надавил им на рану, пытаясь остановить кровотечение. Его беспокоила неподвижная фигура, лежащая в луже крови у противоположной стены.
        Митя приблизился, держась за стену. Ногой развернул голову лежащего и тотчас же узнал его, мрачно прошептав:
        - Валериан Басов!
        Затем отступил на шаг, замер. Осознав, что человек, распростертый у ног, умер, прошептал:
        - Так вот кто стоял у меня за спиной!



        Глава 24

        Лиза неспешно прогуливалась по песчаной дорожке. Стояла жара, и ей приходилось прятаться от прямых солнечных лучей под зонтиком. Рядом играли дети, перекидывая друг другу полосатый мяч. Картина напомнила бы Лизе идиллию, будь с ней сейчас Николенька. Дорогой супруг! Как она несправедлива к нему, как жалеет сейчас, что все так обернулось. Лиза многое хотела вернуть, и у нее уже созрел план возвращения в столицу: она намеревалась отказаться от фрейлинской должности, несмотря на риск попасть в немилость к царственной чете.
        Одновременно Лиза с интересом наблюдала за тем, как неподалеку, под навесом, Звенигородько о чем-то увлеченно беседовал со Стаси: как осторожно дотрагивался до ее руки и наклонялся ближе к сидящей рядом красавице.
        Банкир зачастил в Петергоф и в конце концов снял здесь дачу, чтобы быть постоянно вместе с двумя подругами. Как-то, разговаривая с Лизой, он проговорился, что намерен сделать Стаси предложение. На что Лиза ответила: «Не сомневаюсь, мадемуазель Северина ответит вам согласием, но… Мне будет жаль терять вас обоих, вы слишком мне дороги».
        Радостный детский крик отвлек Лизу от раздумий. Дети со всех ног бросились в сторону дома, приведя в смятение няню Агриппину Тихоновну.
        Лиза обернулась. На крыльце дома стоял Николай Степанович, которого мгновенно атаковали дети. Сашенька уже забрался к отцу на руки, обнимая его пухлыми ручками. Лиза, радостно улыбаясь, поспешила к мужу навстречу.
        Вересов опустил сына на землю и обратился к жене.
        - Отведи детей к няне, и поднимемся наверх.
        - Что-то случилось? - Лиза взяла детей за руки.
        - Разговор серьезный, так что поспеши.
        Через несколько минут они уже были в гостиной. Было заметно, что Николай Степанович волнуется и просто не знает, с чего начать.
        - Иногда в жизни обстоятельства складываются так, что изменить что-либо мы и хотим, да не в силах. Я должен уехать.
        - Уехать? Куда? - Лиза вскочила с дивана, но муж попросил не беспокоиться.
        - Прости. Срочные дела в Москве. Монферран начал подъем Царь-колокола, и мне необходимо при этом присутствовать.
        - Но как же Исаакий? Кто будет этим заниматься? Как же я, все мы… без тебя?
        - Вот об этом я и хотел поговорить, - Вересов напрягся, решаясь сказать неприятное. - Забираю детей с собой. И не возражай.
        - Нет, милый, это невозможно! - Лиза всплеснула руками. - Ты только представь: столько дней в тряской карете! Я не выдержу, а уж дети тем более.
        Вересов смотрел на жену так, словно ее участь уже давно была решена:
        - Но ты не поедешь.
        - Не поеду? - Лизе показалось, что она ослышалась. - Объясни мне, почему я не могу поехать?
        На что последовал вполне вразумительный ответ:
        - Разве ты сама только что не хотела остаться? Да и воле государя мы не можем перечить. А эта воля, как ты знаешь, требует твоего присутствия при императрице.
        - Тогда и дети никуда не поедут! Как я могу их отпустить, когда всем нам грозит опасность.
        Вересов снова посмотрел на жену обреченно:
        - Именно поэтому, Лиза, я настаиваю. Уверяю тебя, мы будем ехать так медленно, как только возможно. Дети не устанут. За неделю мы точно доберемся, а по пути будем останавливаться для прогулок, для пикника и на ночлег - Агриппина Тихоновна за ними присмотрит. В Москве нам есть где разместиться - остановимся у Ираиды, сестры. Тебе абсолютно не о чем беспокоиться. Напротив, именно будучи в Петергофе, ты подвергнешь детей большей опасности. Что если убийца станет тебя преследовать?
        Лизе такая мысль в голову не приходила. Губы сами произнесли:
        - Хорошо, пусть будет по-твоему. Да и детям не помешает познакомиться с родной тетушкой. Когда ты собираешься ехать - завтра или на следующей неделе?
        Вересов был доволен разговором. Поэтому он ответил резко, словно скомандовал:
        - Нет, отправляемся прямо сейчас. Раз ты не возражаешь, нужно, не мешкая, собираться в дорогу.
        В доме поднялась суматоха.
        Агриппина Тихоновна привела детей с улицы. Следом вошли Стаси об руку с Звенигородько, который, не успев войти, поспешил откланяться.
        Последующие несколько часов Лиза посвятила сборам. Горничную отправили за молоком для Сашеньки, Агриппине Тихоновне наказали чаще переодевать детей и беречь их от холода и дождя, следить, чтобы они в дороге не простудились. Лиза была не на шутку обеспокоена тем, как дети поведут себя в отсутствие матери. Однако, наблюдая их на коленях Вересова, она немного успокоилась и решила, что Николенька прав: детям будет с ним лучше.
        Малыши бойко галдели, предвкушая веселое путешествие. Вересов, подхватывая их поочередно, усадил в карету рядом с няней, сам же разместился в фаэтоне.
        Лиза торопливо присела рядом:
        - Обещай мне, что будешь внимателен.
        - Таков твой наказ? - Вересов приблизился к жене. - Скажи мне что-нибудь нежное. Мы можем не увидеться несколько месяцев.
        - Неужели так долго?! - Лиза не находила слов. - Я надеялась, к сентябрю ты вернешься…
        Вересов пожал плечами:
        - Многое зависит от Монферрана. Дела могут задержать меня в Москве дольше, чем я рассчитываю, - он взял Лизины руки в свои. - Счастье, моя дорогая, состоит в том, чтобы приспособиться к своей доле. Прости. Больше всего на свете мне хотелось бы остаться, но это невозможно. Обещаю вернуться, как только разберусь с делами.
        Вересов стих, понурился. Потом, словно очнувшись, потянулся ко внутреннему карману сюртука и извлек оттуда конверт.
        - Передай это письмо Панину. И… ни о чем не спрашивай. Можешь прочесть его, разрешаю. Только потом запечатай. Ступай.
        Он поцеловал Лизу, посмотрел ей в глаза преданно, странно и словно надолго прощаясь.
        Лиза, не чувствуя долгой разлуки, поспешила к карете с детьми, но та уже медленно тронулась с места. Экипажи начали удаляться.
        Стаси возникла рядом.
        - Вересов прав - рядом с тобой детям находиться опасно. А в дороге их ждут новые впечатления. Малыши растут, и теперь нет необходимости держать их подле себя все время. - Она обняла подругу за плечи и повлекла к дому, затеяв разговор о званом вечере у одной из фрейлин.
        Лиза согласилась ехать, но собиралась небрежно, и только внимательные руки Стаси помогли подруге выбрать платье, подобрать драгоценности и уложить волосы.
        Письмо Вересова к Панину лежало на прикроватном столике, и Лиза бросала на него полный беспокойства взгляд. Однако прочесть не решалась, боясь узнать страшное. О чем муж сообщал Мите? Какие дела могли объединить их в Лизино отсутствие?
        Тишина, воцарившаяся в доме с отъездом детей, изредка нарушалась Лизиными вздохами и нервным покашливанием. Руки ее не слушались, она рассеянно перекладывала с места на место жемчужные серьги.
        Наконец, Лиза прервала затянувшуюся паузу:
        - Они уехали насовсем… Неужели я их никогда не увижу? А всему виной это письмо!
        Стаси взбунтовалась:
        - Полная чепуха! Вересов объявится скорее, чем ты ожидаешь. Он не сможет без тебя обходиться. Тетка - теткой, но у детей есть прекрасная мама! Будь я на твоем месте, то прочитала письмо как можно скорее и не мучила себя предположениями.
        Но Лиза не последовала совету подруги, а продолжала вслух размышлять:
        - И все-таки, почему муж так спокойно принял решение об отъезде в Москву? Раньше его невозможно было вытащить из дома, а посещение балов, театров, званых вечеров воспринималось им как сущее наказание. Но теперь, вместо того, чтобы побыть здесь несколько дней, он мчится неизвестно куда!
        Стаси присела на табурет и занялась прической.
        - Некоторые вещи выше нашего понимания. Иногда мы не в силах противостоять обстоятельствам.
        - Ты говоришь, как Вересов, - Лиза помогла Стаси справиться с волосами. - Так почему же раньше обстоятельства не могли выгнать его из дома? Или прежде у него не было поручений государственной важности?
        - Были, конечно, - согласилась Стаси. - Вот только ты раньше не попадала в скверные истории, и твои дети не нуждались в защите.
        - Будь добра, не читай мне нотаций, - Лиза слегка дернула подругу за волосы, от чего та вскрикнула. - А вдруг Вересов узнал нечто, от чего решил пуститься в бега?
        Стаси отобрала у подруги расческу.
        - Позволь, Лиза, я причешусь сама. А ты пока распечатай-ка письмо. Возможно, твои догадки подтвердятся.
        Лиза принялась читать вслух.



«Господин Панин,
        вы стали причиной моих несчастий: вы отняли мой дом, имущество, супругу. Как человеку чести, мне следует платить по счетам, и я не отказываюсь от обещаний. Но я также обязан сказать, что презираю вас и намереваюсь уничтожить вас, как только представится возможность. Сейчас, когда вы читаете эти строки, меня уже нет в Петербурге. Еще до прощания с Е.П. я отвез государю прошение о разводе, как между нами и было оговорено…»


        - Стаси, - Лиза, до этого момента мерившая комнату шагами, опустилась на кровать, - да что же это такое?!
        - Я дочитаю, - Стаси выхватила из Лизиных рук послание и продолжила.



«…прошение о разводе, как между нами и было оговорено. Теперь вы вольны распоряжаться новым имуществом, равно как и судьбой Лизы, моей бывшей жены. Я не претендую более ни на что, я лишь прошу удовлетворить мою просьбу и стреляться со мной…»


        - Лиза, это ужасно!



«…P.S. Сегодня я узнал о вашем аресте из-за убийства некоего Валериана Басова. Сожалею, что дуэль откладывается на неопределенное время. Новые обстоятельства внесли коррективы. Я счастлив, что вы оказались за решеткой - небесное правосудие не заставило долго себя ждать. Все это не означает, что дуэль не состоится. Как только… если только вы окажетесь на свободе, что сомнительно, я к вашим услугам.

…P.P.S. Выиграть у меня в карты Лизу - это немыслимо!
        Н.С. Вересов»


        - Лиза?
        Почва ушла из-под ног Лизы, она задыхалась от негодования. Рядом суетилась Стаси: подносила воду, вытирала ей лицо надушенным платком.
        - Какое коварство! Выиграть меня в карты… Боже, я сойду с ума.
        - Тебе нужно отдохнуть. Ложись, Лиза, вот так. Сейчас я пошлю за доктором.
        - Не уходи!
        Стаси села рядом.
        - Прошу тебя, не волнуйся. Я скоро вернусь.
        Лиза откинулась на подушки.
        Как она могла так обманываться в Панине? Как могла оправдывать его? Как случилось, что события приняли необратимый характер? Выиграть ее в карты! До какой низости он опустился! Разве Лиза - вещь? Разве можно вот так, запросто, поставить человека на кон?
        А так ли уж виноват Панин? Он всего лишь испорченный женским вниманием ловелас. Провинилась сама Лиза. Это она с самого начала позволила Панину взять над собой верх. И она обязана высказать ему в лицо, как его ненавидит.
        Ей нужно немедленно ехать, пока время еще не упущено.
        Лиза вскочила с кровати и начала собираться в дорогу. Скоро в комнату в сопровождении доктора вошла Стаси и к своему удивлению обнаружила Лизу в дорожном платье, в прекрасном здравии, полную решимости немедленно отправиться в столицу.
        - Куда ты собралась, Лиза? Тебе нельзя уезжать. Сейчас же раздевайся и в постель! Доктор тебя осмотрит.
        Лиза вежливо поздоровалась с уже знакомым ей человеком, но взгляд молодой женщины не предвещал ничего хорошего. Она взяла Стаси за руку и насильно поволокла в сторону, шепча при этом:
        - Я поеду к нему. Я должна ему сказать… Не удерживай меня, Стаси.
        В разговор вмешался доктор:
        - Вам не стоит спешить с отъездом. Время позднее. Как говорится, утро вечера мудренее. Послушайтесь совета подруги, ложитесь спать.
        - Доктор, вы не знаете всего. Я не могу здесь оставаться. Пусть даже буду всю ночь трястись в карете - высплюсь в дороге.
        - Доктор, не могли бы вы минутку подождать в соседней комнате? - Стаси учтиво проводила позднего гостя и тут же накинулась на Лизу, не дав ей опомниться. - Ты думаешь, можно вот так запросто уехать? Нет, голубушка! Я принесу в твою комнату кресло, поставлю у дверей и буду тебя караулить. И даже не надейся улизнуть. Ты никуда не поедешь, пока доктор не отпустит тебя. И мы поедем вместе, слышишь?
        Лиза упала к подруге в объятия и зарыдала.
        - Я не вынесу. Я должна что-то делать - не могу сидеть, сложа руки. Иначе потеряю все!
        - Ты и так уже потеряла все, что возможно. Успокойся. Раздевайся, ложись, доктор принесет лекарства.
        Лиза послушно разделась и забралась под одеяло, уткнувшись носом в спасительную мягкость подушек. Ей нестерпимо хотелось спать. Выпив принесенную врачом микстуру, она сразу же погрузилась в глубокий сон без сновидений.



        Глава 25

        После гибели Валериана Басова события развивались с быстротой летящей в цель пули. На звуки выстрела в комнату вбежали люди. Суровый квартальный надзиратель, распихивая стоявших на пути, ввалился в прихожую. Митю арестовали и повезли в участок для допроса. Пару недель держали в камере предварительного заключения в ожидании суда. Панин подозревал, что в ход следствия вмешался сам государь, оттого оно так скоро завертелось.
        Через несколько дней к нему явилась Лиза. Их отвели в комнату для свиданий и на некоторое время оставили одних. Митя знал, что их уединение - всего лишь иллюзия, и что за ними зорко наблюдают внимательные стражи порядка.
        Лиза села напротив, ее взгляд был полон скрытой угрозы. Митя догадывался, что она все уже знает, и поэтому не спешил сам начинать разговор, дожидаясь первого выпада с ее стороны. Наконец Лиза нарушила молчание.
        - Господин Панин, я привезла вам письмо от мужа.
        - Вот как?! Разве Николай Степанович еще не покинул столицы? Я надеялся, что он пустится в бега, но… Видно, ошибся.
        - Нет, вы не ошиблись, именно поэтому я здесь. Я бы ни за что не приехала к вам… сюда… в это жуткое место, если бы не просьба мужа.
        Митя улыбнулся.
        - Так, значит, ваш визит входил в его план мести?! Я оценил юмор вашего супруга и готов смеяться. И куда же отправился муж, оставив вас, моя дорогая, в одиночестве?
        - В Москву, по делам.
        Митя расхохотался.
        - Да полно вам, Лиза! И я, и вы - мы оба знаем, что его отъезд - обыкновенное бегство. Но я вас поздравляю! Вы теперь свободны. Ведь вы этого хотели? Вы стремились обрести свободу, избавиться от брака. Что дальше? Вы задумывались, что станется с вами в будущем? Молчите, я отвечу за вас. Да, безусловно, вы это знали. Вы мечтали блистать на балах, покорять мужские сердца. И, возможно, сделать удачную партию: очаровать министра, посла или князя. Бог мой, какое лицемерие! А может быть, Лиза, вы думали стать, извините за прямоту, фавориткой самого императора?!
        - Да как вы смете такое говорить! Вы - негодяй, и я вас ненавижу! - Лиза нагнулась вперед и попыталась ударить Панина, но широкий стол не позволил ей этого.
        - Ну-ну, мадам, - Митя снова смеялся, - я вижу, что любовь не покинула вашего сердца. Ваш темперамент даже меня на мгновение вогнал в краску. Держите себя в руках, дорогая. Здесь столько посторонних глаз!
        - Мне все равно, - Лиза сложила на груди руки. - Как вы могли так со мной поступить?! Я лишилась всего, муж увез детей, и мне негде жить, ведь теперь вы стали хозяином нашего имущества. Я вынуждена жить у подруги, вызывая сплетни при дворе.
        - Отчего же вы не поехали домой? Там все осталось по-прежнему. Слуги с нетерпением ждут возвращения хозяйки.
        - От того, господин мерзавец, что не желаю иметь ничего общего с вами. Вы поступили бесчестно и, как вижу, нисколько не раскаиваетесь. Какое счастье видеть вас здесь. Правосудие, наконец, восторжествовало!
        Панин ненадолго замолчал, собираясь с мыслями. Душевное состояние Лизы его пугало. Сначала он забавлялся разговором, но потом насторожился. Так ли он прав, считая, что Лиза все еще испытывает к нему прежнюю любовь? Но этот гневный взгляд, это напускное презрение! Это же верные признаки сильного, сжигающего ее чувства. Нет, Лиза его любит, он в этом уверен.
        - Лиза, неужели вы не пролили ни единой слезинки, узнав, что я нахожусь в заточении?
        - Хотите знать, о чем я подумала в первую очередь? Я подумала о том, что теперь вы не сможете погубить ни одной несчастной, поддавшейся вашему лживому обаянию. Любовь, которую вы умело внушаете невинным девушкам, больше не поселится ни в одном трепетном сердце. Я счастлива, что вы наконец обрели свой дом, - Лиза раскинула руки, словно пытаясь охватить пространство. - Ведь именно это и есть ваш настоящий дом, он так подходит вам, господин Панин.
        - Замолчите, - Панин склонил голову, пытаясь совладать с раздражением. Он никак не ожидал, что Лиза - его нежная, кроткая Лиза - способна на такое. - Вы действительно так меня ненавидите? Настолько, что готовы рассмеяться, стоя над моей могилой?
        - Но ведь вы еще не умерли, ведь так? Возможно, вам стоит умереть, чтобы узнать это!
        Митя больше не мог находиться в одной комнате с Лизой. Он вскочил и направился к двери, затем резко остановился и, не оборачиваясь, с сарказмом произнес:
        - Я постараюсь умереть специально для вас. Я доставлю вам такое удовольствие. Но перед тем, как это случится, я хочу, чтобы вы знали. Я никогда не любил вас. У меня был план, не скрою, план коварный, это так. Часть его осуществилась, но остальному, видно, осуществиться не суждено. Я воспользовался вами, как пользуются вещью, не больше. Я всегда относился к вам, как к вещи, Лиза… А теперь уходите. Вы мне больше не нужны. Прощайте.
        Лиза в свою очередь встала и твердой походкой, даже не взглянув в сторону Мити, вышла в распахнувшуюся перед ней дверь, оставив в воздухе сладковатый привкус духов. Митя глубоко вздохнул, запоминая этот запах. Возможно, это последнее воспоминание, которое у него останется о Лизе. Запах ее кожи, ее тела, ее волос. Именно так пахнет его любовь.


* * *
        Бросив Митрофану: «Езжай!», Лиза нервно поежилась. Что осталось в ее жизни? Ничего. Сердце разбито на осколки. Но Лиза не чувствовала боли. Сейчас она ничего не чувствовала. Пустота и безысходность поселились в этой некогда веселой женщине.
        Лиза погрузилась в полудрему. Ей снова привиделось длинное подземелье. Лиза ощутила сырость темного коридора, услышала звуки падающих капель и шорох лапок пробегающих под ногами крыс. Но не это ее испугало. Лиза пришла в ужас от того, что не сможет выбраться наверх, найти ту единственную дверь, которая ведет на воздух, к свету. Она судорожно хваталась за кольца в деревянных дверях, тянула на себя, а, открыв дверь, обнаруживала то же мрачное подземелье.
        Экипаж остановился. Оказавшись на мостовой, Лиза окинула взглядом родной дом, в котором была некогда счастлива. Сейчас многое уже не вернуть: дом опустел и словно осиротел. Лиза поднялась по ступенькам и вошла в прихожую, с удивлением обнаружив, что дверь не заперта. Прислуги нигде не было видно. Лиза бесцельно бродила по комнатам, брала в руки и возвращала на прежние места бывшие некогда необходимыми вещи, вспоминала, как и при каких обстоятельствах они появились в доме. Ей было горько оттого, что дом оказался брошенным. Наконец, в одной из комнат Лиза обнаружила женщину. Та обернулась.
        - Марфа? Что ты здесь делаешь?
        - Жду вас, Лизавета Павловна. Я здесь по поручению Катерины Львовны.
        Лиза не могла предположить, что в родном доме ее ждет малоприятная встреча.
        - Что ей от меня нужно? Она все еще желает уничтожить меня?
        - Нет, Лизавета Павловна, она хочет сдаться. Но только при вашем участии. Она так и сказала: «Иди в дом к Вересовым и скажи, что я сдамся, но только после того, как поговорю с Лизаветой Павловной».
        - Она тоже где-то здесь? - Лиза начала озираться по сторонам.
        - Не бойтесь, барыня. Она не посмела здесь появиться. Она ждет вас в Матфиевской церкви, что на Петербургском острове. Катерина Львовна сильно переменилась после ареста мужа. Она больше не хочет вам зла, так и сказала. Иначе я не пришла бы сюда. Ведь я тоже не желаю вам зла, барыня.
        - Я не верю тебе. Ефросинья переменилась? Этого не может быть!
        - Это так, - Марфа смотрела на нее искренне и с легким сочувствием. - Верьте мне, это уже не Ефросинья, это другой человек. Ее трудно узнать.
        Лиза начала размышлять. С одной стороны, арест Ефросиньи решил бы все проблемы, но с другой… Не было никакой гарантии, что это не новая ловушка. Зная характер Ефросиньи, нетрудно себе представить, что может случиться. Однако, глядя в честные глаза Марфы, Лиза начинала думать иначе. Прачка стала оружием в руках убийцы, но искренне сожалела, что все так случилось. А вдруг со лже-Ефросиньей действительно произошли перемены? Вдруг она чудесным образом раскаялась и осознала то, что совершила?
        - Хорошо, я пойду. Когда назначена встреча?
        - Она уже там, Лизавета Павловна, но вы не спешите. Катерина Львовна молится за спасение души, а это, сами понимаете, можно делать вечно.


* * *
        Стоял ясный осенний день, в народе такие дни называли «бабьим летом». Говорили, что господь специально подарил это время тем женщинам, которые не успели собрать урожай.
        Лиза направилась к церкви, присматриваясь к сидевшим у входа нищенкам. Она положила по монетке в каждую нуждающуюся ладонь, шепча при этом: «Господь спасет вас, молитесь».
        Войдя в помещение церкви, Лиза остановилась, огляделась по сторонам. Первое время разобрать что-либо было трудно, глаза не привыкли к полумраку. Наконец, детали проявились.
        Свечи, в большом количестве оставленные утренними прихожанами, колыхали воздух. Эфир казался мистическим. Церковная обстановка внушала трепет. В это время суток, когда утренняя служба уже закончилась, а вечерняя не началась, людей в церкви не было. И только у алтаря Лиза приметила женщину. Это и была Ефросинья.
        - Мы снова встретились, Екатерина Львовна, - обратилась к ней Лиза, встав рядом.
        Обе перекрестились.
        - С божьей помощью, - тихо ответила та.
        Прекрасное черное платье из дорогого атласа, шляпка из французского магазина, кружевные перчатки. Если бы Лиза увидела Ефросинью на улице, то ни за что не узнала.
        Ефросинья приподняла вуаль. Лиза невольно отшатнулась. Крупные, тщательно припудренные язвы, впалый нос, заплаканные глаза.
        - Спасибо, что пришли, Елизавета Павловна. Я позвала вас нарочно. Здесь мне проще говорить, здесь мы ближе к богу.
        - Что с вами? Вы изменились.
        - Я тяжело больна, Лиза, - Ефросинья грустно улыбнулась, - и умираю. Вы знаете, чем я больна?
        - Да, я слышала эту историю.
        - Мне тяжело быть одной, я потеряла все, впрочем, как и вы. Поэтому вы должны меня понять.
        - Вы потеряли все по своей вине, - Лиза повысила голос, но Ефросинья попросила Лизу говорить тише. - Если бы вы не встали на путь преступлений…
        - Я хочу сдаться и готова понести заслуженное наказание. Арест Мити многое изменил. Я умоляла Валериана не вмешиваться. Бесполезно. Без своего доктора я не могу, да и не хочу больше жить.
        - Вы ждете, чтобы я вас утешила? - Лиза смотрела на Ефросинью с любопытством.
        - Ни в коем случае. Я получила то, что заслужила. Нет смысла добиваться Мити. Его отправят в Сибирь, и там он, возможно, погибнет.
        - Я в это не верю. Митя в силах себя защитить.
        - Вы его все еще любите? Скажите мне честно, Лиза, нас никто не слышит.
        Лиза предпочла промолчать.
        - Любите, я знаю. Вы ездили к нему. Зачем?
        Лиза заговорила, не поднимая глаз.
        - Я отвозила ему письмо от мужа.
        Голос Ефросиньи звучал вкрадчиво, в нем слышалось сочувствие:
        - Митя выиграл вас в карты. Не спрашивайте, как я узнала. Известие меня озадачило. С одной стороны, я должна только радоваться, ведь это унизило вас, но с другой… Лишиться всего, благодаря человеку, которого любишь… Теперь мы на равных.
        - Вы не имеете права сравнивать себя со мной! - Лиза решила внести в разговор ясность, избавив собеседницу от иллюзий. - Я никого не убивала. Вы же - хладнокровная убийца.
        Ефросинья постепенно менялась в лице, словно на что-то решалась, и это не сулило Лизе ничего хорошего. От нее можно было ждать чего угодно, и Лиза уже сожалела, что согласилась на встречу.
        - Так значит, только в этом разница?
        Убийца отвернулась, мгновенно извлекла из складок роскошной одежды клинок, который сразу же ярко вспыхнул, играя искрами отраженных от лезвия свечек.
        - Что вы собираетесь делать? - Лиза медленно отступала назад, намереваясь убежать в случае явной опасности.
        - Завершить начатое, - в глазах Ефросиньи разгорался огонь. Лицо, изуродованное язвами, оживилось.
        - Постойте, - Лиза протянула вперед руку, - не делайте этого. Это бессмысленно. Вы сами говорили, что невозможно вернуть прошлое. Отдайте мне нож.
        - Отдать вам нож? - Ефросинья громко рассмеялась. - Для чего?
        - Отдайте мне нож и сдайтесь в руки правосудия, - Лиза повысила голос.
        - Тогда подойдите ближе и возьмите, если не боитесь!
        Лиза страшно волновалась. Она не знала, как поступить. Ведь если повернуться спиной к этой сумасшедшей, то можно получить удар в спину. А если приблизиться?
        Лиза сделала шаг вперед.
        - Идите же сюда, я отдам его вам, клянусь! Бог мой, как вы бледны, как вы боитесь! - Ефросинья снова захохотала. - Но не вздумайте бежать. Я метко кидаю ножи, вам не спастись от меня.
        Лиза снова шагнула.
        - Отдайте скорее нож.
        Ефросинья метнулась вперед и крепко впилась в Лизу сзади, приставив лезвие к шее.
        - Молись, Лиза. Или борись со мной! Выбирай. Ты погибнешь - сейчас я перережу горло, и смерть будет мучительной. Либо у тебя появится шанс спастись. Ну же, решайся! Эта шея сводит меня с ума!
        Ефросинья надавила сильнее. Капли крови показались под лезвием, тонкая струйка потекла за воротник.
        Невероятным усилием Лиза заставила себя сопротивляться. Она ударила убийцу локтем и ловко вывернулась, избавляясь от ножа.
        Руки женщин переплелись в смертельном танце. Нож вспыхивал опасным блеском, приближаясь то к одной, то к другой груди.
        Внезапно Ефросинья ослабила хватку, и Лиза, сама того не желая, вонзила ей острие прямо в сердце. Красная жидкость появилась мгновенно и начала расползаться ярким, влажным пятном.
        Лиза слегка отступила, губы прошептали:
        - Я не хотела…
        Ефросинья держала нож, но не падала, продолжая стоять на ногах.
        - Ты убила меня, за что?
        С этими словами, не размыкая рук, Ефросинья рухнула на пол.
        Лиза попятилась назад. Шаг, другой… Тело, распростертое у ног, билось в конвульсиях. Наконец, движения прекратились, голова запрокинулась, глаза остекленели.
        Лиза зажала рот, боясь закричать. Она, точно воровка, озиралась по сторонам, ища невольных свидетелей сцены. Но в церкви никого не было.
        Тогда Лиза бросилась к выходу.

«Почему так случилось? Проклятье, я стала убийцей… Нужно исчезнуть, бежать. К Стаси! Стаси поможет спастись!»
        Лиза велела кучеру гнать лошадей и не жалеть плеток, только бы поскорее очутиться под крылом у любимой подруги. Экипаж рванулся вперед, увозя заплаканную Лизу от места, куда она поклялась никогда больше не возвращаться.
        И еще одну клятву дала себе Лиза: даже под угрозой смертной казни не говорить никому о том, что случилось с ней сегодня.
        Тело, лежавшее на полу, снова дернулось. Глаза распахнулись. Некоторое время
«убитая» не двигалась, словно к чему-то прислушивалась. Опасности не было.
        Она встала, оправив платье. Достала платок, аккуратно промокнула пятно на груди. Прикрыла его накидкой и спрятала фальшивый клинок, приобретенный накануне у фокусника-факира.

«Ты будешь с ужасом вспоминать Ефросинью до конца своих дней, Лиза. Между тем, как хладнокровно ты с ней расправилась! Дьявол тебя побери, Лиза… Какое же огромное удовольствие я получила от этого представления!»



        Глава 26

        По высочайшему предписанию было велено выслать Митю в составе колонны других каторжников числом в пятисот человек. Путь лежал через Пермь. Дальше - губернские города и визиты к губернаторам. Конечную цель поездки не разглашали, но каторжники догадывались, что ею будет Чита. А значит, путь труден и полон лишений.
        В то ненастное осеннее утро, после ночлега в Перми, колонна каторжан медленно, словно нехотя, тянулась по подъему к стоящей на хребте станции.
        Оказавшись на самом верху, кто-то из каторжан присвистнул.
        - Гляньте, красота-то какая! Эх, мать твою в душу!
        Другой отозвался:
        - Плохая это красота, гиблая. Что угодно отдал бы, лишь бы ее не видеть.
        Митя полулежал на повозке, завернувшись в меховое одеяло. Приподнявшись, он бросил взгляд вниз, и у него засосало под ложечкой. Странно как-то засосало, нехорошо. Что-то страшное было там, внизу. Холодное и неотвратимое.
        Вид, который ему открывался, был прекрасным, как только может быть прекрасна королева лесов, снегов и льдов - Сибирь.
        Вершины вековых деревьев подпирали небо. Их иссиня-лиловые ветви переплетались, образуя замысловатое колючее море. Дорога извивалась змейкой и спускалась вниз, теряясь в исчезающем за горизонтом океане деревьев.
        Кто-то из каторжан попросил пить, и пока начальник колонны улаживал на станции формальности, осужденным удалось пригубить обжигающей холодом жидкости. Воду подавала озябшая девочка, завернутая в плотный, связанный вручную платок.
        - Что встали?! Разморило, чай, от местной водицы-то?! - крикнул один из сопровождавших колонну казаков. - Двигайтесь живее! Ну же, пошли!
        Мужик, сидевший впереди Мити, щелкнул кнутом и крикнул:
        - Эх, Сибирь-матушка, чтоб тебя сто лет не видеть, здравствуй, разнелюбая!
        Невесело каторжане двинулись вниз по размякшей сырой дороге, угрюмо напевая протяжную песню. Они давно уже смирились с судьбой, угодив в цепкие руки закона после того, как его преступили. Немногие решились бы сейчас на побег, да и не было возможности куда-то бежать. В этих непролазных лесах их ждала только смерть: дикие звери не дали бы им, безоружным, ни единого шанса выжить.
        Женщина шла за колонной сгорбившихся, гремящих цепями каторжников очень медленно. Ее ноги, обутые в стертые мужские сапоги, увязали в жидкой грязи. Дорога казалась бесконечной. Небо нависло над головой косматыми тучами. То и дело моросил дождь.
        Женщина больше не чувствовала ног; существовала только долгая, тянущая боль там, где когда-то были нежные пальцы. Сейчас пальцы из-за прогрессирующей болезни искривились, превратились в бесформенные обрубки.
        Она терпела. Понимала, что господь неслучайно послал ей испытание, что после невзгод и потерь она обретет, наконец, любимого.
        Казаки, едущие на лошадях рядом с каторжанами, время от времени переговаривались. Они уже давно приметили странницу, но она им не мешала, разве что была причиной разговоров.
        - Слышь, Михась, странница-то все ковыляет за нами от самой Перми.
        - Ну и шут с ней, на то она и странница. Что ей делать-то в здешних местах? Глянь, Вась, грязная вся, ноги едва волочит. Може, пугнуть?
        - И то верно.
        Двое отделились от каторжников и направились к женщине, державшейся от них на расстоянии. Подъехав, они начали кружить вокруг, создавая водовороты в грязевых лужах.
        - Ну что, мать, что надо-то тебе? - подал голос Михась. - Нечего тебе здесь делать, иди с богом отсюда.
        Женщина вся сжалась под темным сукном, но все же нашла в себе силы и выкрикнула:
        - Не подходите! Что вам, служивым, за дело до божьей странницы?
        - Ты глянь, Михась, а странница-то - молодка, похоже? - и уже обращаясь к женщине. - Не знаю, божья ты или еще какая, бабе здесь не место. Проваливай, пока жива! Смотри, костьми ляжешь!
        - Ты, служивый, не мешай мне, убогой, идти своим путем, - странница затрясла палкой, изображая гнев, - муж у меня там, не могу уйти! Отойди, говорю!
        - Что делать-то будем? Баба все же. За мужиком своим идет, - посочувствовал Михась.
        - Ну и пусть себе идет, черт с ней. Авось, у дальней деревни отстанет.
        - Изголодалась совсем? - Михась наклонил голову.
        Помедлив, он вытащил из сумки увесистый ломоть хлеба и протянул женщине. Та выхватила хлеб и поклонилась.
        - Спасибо тебе, солдат. Господь не забудет твоей доброты. Золотое сердце у тебя, служивый!
        - Эй, каторжане! - выкрикнул Михась. - Чья жена за нами от станции волочится?
        - Да чья ж пойдет? - откликнулся кто-то.
        - Ясное дело, чумовая баба!
        Митя оглянулся. Что-то в этом бесформенном силуэте показалось ему знакомым. «Лиза? Нет, не может быть. Какая глупость! Лиза на такое не способна. Отчего же эта женщина смущает сердце? Вдруг и правда Лиза?»
        Бородатый мужик окликнул Панина:
        - Эй, благородный, твоя, чай?
        - Нет, это невозможно… невозможно…
        Каторжане затянули протяжную песню. Воздух был чистый, от чего печальная мелодия разносилась далеко над верхушками стоявших по обе стороны дороги деревьев.
        Странница подняла голову, пытаясь уловить в общем многоголосье голос любимого. Она не видела его, но знала, что Митя здесь, рядом. От этой мысли становилось легче. Она убеждала себя, что теперь все вынесет. Добрые люди пожалеют ее и, даст бог, не позволят сгинуть.
        Внезапно послышались громкие хлопки выстрелов. Сначала за грудь схватился Василий, рухнув замертво с лошади. За ним следом, не успев перезарядить ружье, прямым попаданием навылет был сражен Михаил. Та же участь ждала и остальную охрану.
        Каторжники в панике хотели бежать, но мешали тяжелые цепи, сковывающие ноги.
        Митя в беспокойстве привстал на повозке: вот бы разглядеть, откуда стреляют! Наверное, это бандиты пытаются освободить товарища-каторжника.
        Неожиданно пронзительной болью обожгло тело. Он понял, что пуля, выпущенная невидимым стрелком, была предназначена и ему.
        Где же нападавшие? Что же так холодно?
        Митя терял силы. Мысли исчезали. В изнеможении он рухнул на повозку и уперся взглядом в небо. Ему удалось разобрать разговор приближавшихся к повозке людей.
        - Сражен наповал!
        - Да ты ловок, Остап, и глаз у тебя - что надо!
        - Другим тоже досталось.
        Двое остановились в шаге от Мити. Их нехорошие, недобрые лица показались Мите знакомыми.
        Остап склонился над раненым.
        - Ну что, Дмитрий Петрович, худо тебе? - он смачно выругался и сквозь зубы процедил: - Осталось тебе, дражайший, жить недолго. Закончилась твоя никчемная жизнь. Предупреждали же тебя держать язык за зубами. А ты, дурак этакий, не сдержал слова!
        - Пошел вон, - Митя еле шевелил губами.
        Стоявший неподалеку человек вскинул ружье и прицелился, но Остап жестом велел ему не стрелять.
        - Не трать патроны. Пущай помучается. Он уже не жилец. Давай-ка лучше уберемся отсюда, - и обращаясь снова к Мите, добавил, - это прощальный подарок тебе от тестя, не поминай его лихом!
        Странница при звуках выстрелов застыла на месте. Хотела бежать вперед, но ноги не слушались.
        Сделав над собой усилие, она миновала сбившихся в кучу каторжников.
        Где же любимый? Он жив? Почему его не видно?
        Повозка, стоявшая в стороне, слегка двинулась, и странница заметила Митю. На мгновение замерла, а потом, подобрав грязный подол, кинулась к нему на помощь.
        - Как же так? Почему? Кто посмел?
        Она забралась на повозку, встав перед раненым на колени. Ей казалось, что она кричит, на самом же деле слова были совсем тихими.
        - Катя, значит это была ты…
        Панин смотрел на жену прямо, без удивления, не отрывая взгляда.
        - Ты ведь хотела меня убить? Признайся.
        - Что? - Катрин не ожидала прямого вопроса мужа и, наверное, впервые за долгое время растерялась.
        - Как бы ты меня убила? Отравила? Столкнула с моста? Или переехала каретой? Ведь это ты убила Анну Нелицкую? И смерть Софьи Шимановой - на твоей совести? Если бы в меня не стрелял Валериан Басов, если бы я сейчас не умирал от пули наемников твоего отца, как бы ты расправилась со мной? - хрипел он из последних сил.
        - Я бы не смогла тебя убить.
        - Не лги…
        - Это правда. Я хотела найти для тебя самую страшную казнь, но не нашла. И теперь нет смысла мстить… Если тебя не станет… Значит, я напрасно лишила жизни всех этих несчастных женщин.
        Митя закашлялся и на минуту замолчал. Потом открыл глаза, собрался с силами и продолжил:
        - Зачем? Зачем столько жертв?
        - Ты хотел начать новую жизнь. Без меня. Ты предал меня. Все эти женщины желали тебя. Но только я, одна я имела на тебя право. Они заслужили смерть!
        - Катя, о чем ты говоришь? Разве совсем еще юная Анна Нелицкая настолько провинилась перед тобой? А Софья? Она только что родила… Как можно было лишать ее жизни?!
        - Все получили по заслугам.
        - Все? И Лиза? Лиза мертва?
        Катрин издала звук, похожий на рычание.
        - О, нет! Твоя драгоценная Лиза цела.
        - Почему ты оставила ее в живых?
        - Для Лизы я припасла другое. Жизнь, которая ей предстоит, хуже смерти.
        Митя попытался подняться, опираясь на локти. Меховая накидка соскользнула, и взору Катрин открылась испачканная кровью рубашка.

«Господи, я ведь могу навсегда его потерять! Жизнь станет бессмысленной. Зачем жить дальше?»
        Катрин бросилась к мужу, обхватила его голову руками, приподняла, подпихнула солому, поправила меховую накидку.
        Митя шептал неразборчиво:
        - Вы все отреклись от меня… все… и Лиза… и Софья… и ты… Прижми меня к себе…, вот так…, крепче…
        Он протянул руку вперед, пытаясь дотронуться до лица Ефросиньи. Рука задрожала и бессильно обмякла. Митя потерял сознание.
        - Тише, тише, - Катрин говорила с мужем, словно с ребенком, краем рукава растирая по лицу слезы, - никто от тебя не отрекся… Тише…
        Вся сила ее характера куда-то пропала. Она не знала, как быть, как помочь истекающему кровью человеку. Стараясь вспомнить, как Валериан ухаживал за ее язвами, Катрин сняла платок, разорвала его на части и попыталась перевязать кровоточащую рану.
        - Боже мой, что же теперь делать? Где искать помощи?
        Катрин снова согнулась над мужем, молясь лишь о том, чтобы кровь быстрее остановилась.
        Митя начал кашлять, кровь выступила на губах.
        - Брось меня… Мне уже… ничем не поможешь.
        - Бросить тебя? Не для того я тебя нашла!
        Катрин пересела на место бездыханного возницы, столкнув того с повозки. Щелкнула поводьями, заставляя испуганную лошадь идти.
        Повозка уверенно двинулась с места. Лошадь, устав стоять на одном месте, охотно трусила вперед.
        Когда Катрин начинало казаться, что сердце любимого перестало биться, она бросала поводья, склонялась к нему, прислушивалась к его тихому, прерывистому дыханию.
        Женщина не обращала внимания на то, что платье ее было насквозь мокрым и совершенно грязным, а ноги онемели. Она лишь крепко сжимала зубы и заставляла лошадь идти быстрее, двигаться вперед до тех пор, пока Митя не получит помощь.
        И Катрин, ни секунды не сомневаясь, была готова отдать свою жизнь, только бы его спасти.



        Эпилог

        Зеркала редко говорят правду. Значительно чаще они превращаются в злых на язык недоброжелателей и, глядя тебе прямо в глаза, омерзительно лгут по поводу твоей и без того не слишком идеальной внешности. Реже они оказываются лживой прислугой и самозабвенно льстят, стараясь выслужиться до чина главного будуарного зеркала. И только самые правдивые зеркала волею судьбы оказываются на чердаке. Со временем их покрывает слой многолетней пыли.

«Правда никому не нужна», - Лиза поняла это, глядя в роскошное, украшенное узорчатым обрамлением зеркало в спальне Стаси. Зеркало сделало карьеру: выслужилось до чина придворного. Лиза знала, что такие зеркала делаются особенным способом, позволяющим отражению становиться привлекательнее.
        Лиза провела тонкими нервными пальцами по прохладному краю рамы. Прошла целая вечность с того прекрасного бала в Зимнем, когда она стояла здесь же, вглядываясь в собственное отражение.
        Теперь Лиза знала, что увидела в зеркале. Гордость. Восхищение. Самовлюбленность. А ведь во всем была виновата эта волшебная игрушка, изменившая ее отношение к себе. А сама Лиза? Разве она непричастна к тому, что случилось?
        И вот теперь она снова здесь, перед тем же зеркалом, словно перед открытой книгой судьбы. Лиза не получила от жизни ничего из того, на что надеялась. Напротив, она осталась в одиночестве, лишившись сестры, мужа, детей…
        Вот теперь и Стаси покидает ее, выходя замуж.
        - Стаси, ты счастлива? - Лиза задала вопрос, зная заранее, что ответит подруга. Но ей хотелось услышать подтверждение своих мыслей, знать наверняка.
        Стаси поправляла кружева на белоснежном подвенечном наряде. Попутно она умудрялась отпускать замечания прислуге:
        - Арина, тише! Ты же не бабушку на исповедь собираешь. Эта ткань легко рвется, будь аккуратнее.
        - Хорошо, Анастасия Романовна, не волнуйтесь, - отозвалась молоденькая девушка.
        - Безусловно, я счастлива. Конечно, я могла быть счастливее, будь мой жених немного моложе, - она приблизилась к Лизиному уху, - ты понимаешь, о чем я.
        Кончики Лизиных ушей зарделись.
        - Не красней так, ты же замужем, во всяком случае… - Стаси запнулась.
        - Зачем сегодня возвращаться к старой теме, дорогая? Государь пока не подписал прошение о разводе. Официально я замужем. Только не знаю, надолго ли…
        - С тобой все будет хорошо. А вот я завтра отправляюсь в путешествие и уже ни в чем не уверена. - Но ведь ты вернешься.
        - Конечно, но… не так скоро. Пока Энтони не уладит дела.
        - Разве вы не в свадебное путешествие едете?
        - Все это так. Но я не знаю, как долго мы задержимся во Франции.
        Лиза догадывалась, что Антон Андреевич приурочит к поездке решение важных дел, связанных с банком. Она также подозревала, что дела эти затянутся на неопределенное время и что в результате Стаси уже не сможет быть фрейлиной Ее императорского величества.
        Они с подругой точно поменялись ролями. Теперь ей, Лизе, суждено всюду следовать за царской четой, отказавшись от личной жизни.
        Лиза давно смирилась с новой участью. Ведь она собственными руками разрушила все то хорошее, что было в ее жизни. На этом месте возникла иллюзия другой женщины, другой Лизы. Лиза словно скинула собственную кожу и облачилась в чужую шкурку.
        А ведь Лизе не нужен ни блеск балов, ни придворные развлечения, ни ухаживания кавалергардов. Она мечтает только об одном - поскорее снова обрести свой дом, свою семью.
        - Чудесное платье. К твоим волосам так идет белый цвет.
        - Мой дорогой банкир уже нанял мастеров для отделки интерьеров в нашем новом доме. Время пролетит так быстро, что ты и не заметишь. А в конце весны начнутся сборы в Петергоф. Попробуй подружиться с фрейлинами.
        - Я постараюсь.
        - Молись за меня, Лиза, как я молилась за тебя.
        - Ах, Стаси, почему ты уезжаешь сейчас, когда так мне нужна?
        Стаси открыла объятья и с чувством расцеловала подругу.
        - Не стоит печалиться, Лиза. Все-таки я выхожу замуж, а не ты. И именно мне по традиции положено плакать! Даже необходимо, иначе какая из меня невеста? - Стаси улыбнулась сквозь слезы. - Обещай, что не станешь расстраиваться?
        Девушки закончили с туалетом хозяйки и тихо замерли вдоль стены.
        - Господи, спаси и сохрани, - Стаси опустилась в углу комнаты перед иконой и некоторое время беззвучно молилась. Потом энергично поднялась, распрямила спину. - Пора!
        Из коридора донесся тревожный шепот прислуги. Дверь хлопнула, послышались тяжелые шаги и властный мужской голос. Девушки, прислуживающие Стаси, сначала кинулись из комнаты на громкие звуки, но, испугавшись, тут же рассыпались по углам.
        Стаси подхватила юбки и решительно направилась к выходу. Однако на пороге комнаты столкнулась с государем.
        - Ваше императорское величество, вы здесь…
        Стаси почтительно склонилась. Ее примеру последовала и Лиза, завидев величественный профиль.
        Николай Павлович прошел мимо бывшей фаворитки, не обращая на нее внимания. Спустя мгновение он уже демонстративно приветствовал Лизу.
        - Мадам Вересова! Приятно удивлен. Оказывается, вы прекрасно справляетесь не только с обязанностями фрейлины.
        - Государь, мадемуазель Северина только что закончила свой туалет.
        - Вижу, вижу. Надеюсь, мадемуазель Северина не слишком торопится? - император бросил быстрый взгляд в сторону Стаси и принялся разглядывать Лизино платье.
        Стаси сохраняла молчание.
        - Я не уверена в этом, государь, - Лиза поняла, что необходимо подыграть императору, поддержать полушутливую беседу, одновременно сохранив уважительную дистанцию.
        Николай Павлович подошел ближе к Лизе.
        - От чего же?
        - От того, государь, что Анастасия Романовна только что сказала: «Пора», - и вы сами изволите видеть, что это означает.
        Романов подошел еще ближе.
        - Раз уже пора, то я бы желал проводить вас, мадам, до кареты, - император предложил Лизе руку и, не глядя на растерянную Стаси, уверенной походкой направился к выходу.
        Невесте оставалось лишь быстро набросить шубку и проследовать за императором. Весь оставшийся до кареты путь Стаси созерцала царственный затылок. Ноги подкашивались. И не от того, что ей суждено предстать перед алтарем. Скорее от того, что пережитое унижение, причину которого она прекрасно понимала, расстраивало больше, чем искренние слезы лучшей подруги.
        Император первой в карету отправил Лизу - Лиза не посмела возразить. Стаси остановилась в нескольких шагах позади и не решалась подойти ближе.
        Николай Павлович даже не соизволил развернуться:
        - Желаю вам счастья, мадемуазель. Надеюсь, брак сложится удачно. Сожалею лишь об одном: зачем вы так поспешили. Мне не нравится ваш выбор. Вы провинились и понесете наказание. Уезжайте же как можно скорее и подольше не возвращайтесь. Уверяю, я о вас больше не вспомню. Прощайте.
        Император резко развернулся и быстрым шагом направился прочь. Стаси же мгновенно очутилась в карете рядом с Лизой и взволнованно зашептала:
        - Дорогая, я никуда не еду. Свадьба отменяется.
        Лиза возразила:
        - Но… но ты не можешь! Ведь все уже готово и тебя ждут!
        - Нет, я не выйду замуж. Я не должна оставлять тебя здесь одну. Лиза, ты поняла, что случилось?
        Лиза попыталась собраться с мыслями и предположила:
        - Он сильно разгневан?
        - Он намерен мне отомстить и уже продемонстрировал, как это сделает.
        - О чем ты?
        - Бог мой! Да завтра каждый извозчик с Невского будет знать, что у императора новая фаворитка. Прислуга разнесет эту весть мгновенно.
        - Кто же эта фаворитка?
        - Ты, конечно, дорогая моя, кто же еще?!
        Лизе не хватало воздуха, голова кружилась.
        - Лиза, именно поэтому я не могу сейчас уехать.
        - Но император приказал тебе…
        - Что мне его приказания? Когда речь идет о твоей чести?
        - Стаси, да ты ревнуешь!?
        - Отнюдь, я хотела посоветовать тебе не отвергать его ухаживаний, это опасно. Речь не об этом. Уверена, дальше демонстративных проявлений внимания дело не пойдет. Государь намерен сделать больно мне, для этого достаточно накоротке сойтись с моей лучшей подругой. Лиза, ты не понимаешь. Твоя репутация может сильно пострадать, ведь ты, в отличие от меня, женщина замужняя.
        Стаси горела беспокойством, лицо Лизы, напротив, на глазах менялось, приобретая счастливое выражение:
        - Мне все равно, что подумают при дворе. Если все будет так, как ты говоришь, муж и дети вернутся.
        В глазах Лизы, недавно таких печальных, появилась радостная одержимость, и Стаси поняла, что может спокойно оставлять ее на попечение государя. С ней ничего не случится.
        Всю дорогу до храма подруги ехали молча. Стаси думала о подруге. Славная, нежная Лиза. И откуда только взялось это упорство, это пламенное желание вернуть мужа? Неужели ей плохо живется здесь, во дворце? Это очередная блажь или решение взрослой женщины? И как далеко она готова зайти? Лиза мечтала о том, что скоро, благодаря протекции императора, сможет расцеловать Сонечку и обнять Сашеньку. Николай Степанович ее конечно же простит. И они всей семьей заживут по-прежнему.


* * *
        Как только Лиза сошла из кареты на землю, кто-то потянул ее за рукав. Обернувшись, она увидела мальчика, прижимающего к груди сверток.
        - Велели вам передать.
        - Кто велел?
        - Сказали, если хозяйка свертка не объявится через полгода, нести Елизавете Павловне Вересовой, лично в руки.
        - Какая хозяйка?
        Но мальчишки и след простыл. Лиза быстро поднялась по ступенькам, распахнула дверь, скинула обувь, верхнюю одежду и босиком отправилась в комнату, на ходу распечатывая конверт. Усевшись поудобнее в кресло, она принялась с интересом листать потрепанную книжицу. Наконец, Лиза раскрыла дневник сначала, взгляд остановился на середине страницы.



«… нужно понять, почему господь выбрал для меня именно это наказание? За какие провинности лишил всего? Разве я вела себя плохо? И еще меня беспокоит чувство, которое испытываю к мужу. Мне хочется любой ценой оказаться рядом, вернуть его угасшую любовь. Понимаю, что это бесполезно. Более того, опасно. Опасно не для меня, для него. Потому что я на многое способна и в состоянии дойти до края, за которым смерть. Зреющий в голове план страшен. И времени на его осуществление немного. Но я обязана успеть…»


        Лиза раскрыла окно настежь, впуская в комнату солнце и свежий весенний воздух.
        Там, на площади, люди торопились жить! Юная барышня, прижимавшая к груди папку с бумагами, в сопровождении гувернантки спешила на занятия. Бравый улан, владелец белоснежного скакуна, только что расплатился с цветочницей и теперь бережно сжимал в руке небольшой букет, словно представлял на месте цветов возлюбленную. Бородатый одноногий мужик, облаченный в потрепанный мундир гренадера, приставал к прохожим, выпрашивая милостыню.
        Торговцы, мастеровые, военные… Так много людей вокруг, и всех объединяет привязанность к женщине, к месту, где они родились и живут, к жизни. Любовь, которую многие из них испытали, была, вероятно, одним из тех сильных чувств, ради которых люди решаются на поступок. Когда-нибудь, спустя долгие годы, они вспомнят ее, такую милую сердцу, такую выстраданную, такую далекую. Вспомнят и подумают, что если бы господь дал им новую жизнь, они прожили бы ее так же.
        Лиза не подозревала, что внизу, прячась в потоке прохожих, находился человек, который жадно ловил каждое ее движение. Этот человек думал о том, как прекрасна женщина, распахнувшая окно после холодной зимы. Он знал, что женское сердце сейчас переполняется радостью, ожиданием тепла и любви, предчувствием чего-то очень хорошего.
        Он прошептал: «Я вернулся, любимая. Теперь многое будет по-другому, обещаю. И то, что случится, тебе обязательно понравится!»


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к