Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Леоне Лаура: " Тайная Вина " - читать онлайн

Сохранить .
Тайная вина Лаура Леоне


        # В Адаме Джордане было все, что только может быть в мужчине, - ум, блеск, яркая и привлекательная внешность. Он точно самой судьбой был предназначен для красавицы Ли Маккаргер. Однако почему Адам, которого тянет к Ли, точно магнитом, так упорно подавляет свои чувства? Молодая женщина не знает этого, но одно она знает точно - нельзя позволить теням прошлого затмить счастье будущего, а тайной вине - погубить настоящую любовь…

        Лаура Леоне
        Тайная вина

        Глава 1

        Адам Джордан уставился на лежавшую перед ним страницу рукописи. Вереница громоздких, неуклюжих фраз. Он тяжело вздохнул. Похоже, потребуются титанические усилия, чтобы сделать прозу Вербены пригодной для чтения.
        Адам выглянул из окна спальни, в которой жил вот уже две недели. Владения Вербены занимали почти пять акров, густо засаженных деревьями. Он сразу же заметил хозяйку, стоявшую в нескольких шагах от заднего крыльца. Несмотря на возраст, она выглядела удивительно молодо. Седые волосы и желтый спортивный костюм ярким пятном выделялись на фоне летней зелени.
        Он решил было направиться к Вербене, чтобы обсудить ее головоломную прозу, но передумал. Несмотря на репутацию блестящего историка и солидный стаж научной работы, она все еще болезненно воспринимала критику, и Адам не хотел увидеть в ее карих глазах обиду. Особенно сегодня, когда Вербена Маккаргер лучилась счастьем в ожидании приезда единственного сына и племянницы, обещавших прибыть к обеду.
        Адам был уже давно связан с Вербеной деловыми узами, но мало что знал о ее семье. Поскольку она носила девичью фамилию, то он предположил, что Мордред был внебрачным ребенком. Вербена никогда не заводила разговора на эту тему, и он тактично молчал, считая, что все это его мало касается.
        А вот о ее племяннице по имени Ли он знал чуть больше. Вербена не раз пела дифирамбы красоте девушки и рассказывала о ее успехах на научном поприще: аспирантка, к тому же невероятно талантливая и целеустремленная, работоспособная и серьезная. Родители Ли погибли, когда девочке было чуть больше десяти. И как ближайшая родственница, Вербена, естественно, взяла на себя хлопоты по ее воспитанию.
        Свой рассказ Вербена подкрепляла семейными фотографиями. Худенькая и бледная Ли с широко распахнутыми, испуганными темными глазами - снимок был сделан вскоре после того, как она переехала жить к Вербене. На следующем снимке Ли, со все такими же темными и серьезными глазами, гордо держала свой аттестат. Ли и Мордред давно выросли и время от времени приезжали повидать Вербену.
        - Адам! - крикнула Вербена. - Прислушивайся к дверному звонку! Я спущусь к ручью и покормлю енотов. Если приедут гости, позови меня.
        - О'кей, - откликнулся он и улыбнулся, возвращаясь к печатной машинке. Кажется, Вербена подкармливала половину всей живности, водившейся в окрестностях Фингер-Лейкс. Еноты, опоссумы, олени, белки и птицы - все могли получить корм у дома Вербены.
        - Итак, посмотрим, что можно сотворить из этого, - пробормотал Адам себе под нос, как частенько делал, приступая к работе.
        Следующие полчаса он печатал не отрываясь. Кажется, этот кусок удался. Адам целиком переработал его, превратив мертвый текст в живую беседу с читателем.
        Тут раздался громкий звонок в дверь. Дом сразу наполнился шумом и гамом полудюжины любимцев Вербены, которые восторженным мяуканьем и лаем выражали радость по поводу прибывших гостей и гурьбой бросились к входной двери.
        Адам недовольно поморщился и взъерошил пальцами волосы. Он не любил, когда его отрывали от работы.
        Дверной звонок снова заверещал. Адам торопливо сбежал по лестнице, пересек огромный холл с высоким потолком и распахнул входную дверь.
        На пороге огромного старинного дома стояла Ли Маккаргер. На ее лице застыла улыбка, которая при виде незнакомого человека мгновенно исчезла.
        - Привет, Ли, - непринужденно произнес Адам. - А где же Мордред?
        Прежде чем Ли успела что-либо ответить, подскочивший Макбет ласково лизнул ее шершавым языком, а две сиамские кошки, которых звали Тристан и Изольда, потерлись о ее ноги. Перед ней скакали еще две собаки, бывшие явно новичками в этой компании.
        - Я возьму ваш чемодан. - Адам повысил голос, чтобы она расслышала его сквозь поднявшийся шум. - Вам лучше поскорее войти, пока не сбежал Король Джон.
        - Это еще кто? Ну и имя! А кто вы сами? - в полном замешательстве спросила Ли.
        Адам решительно забрал у нее чемодан.
        - Меня зовут Адам, - ответил он так, словно это все объясняло.
        - А что вы…
        - О Боже! Только не это! Он сейчас удерет! - Адам быстро опустил чемодан и выскочил из двери с ловкостью олимпийского атлета.
        Ли удивленно смотрела ему вслед. Она ожидала совсем иной встречи. Однако кем бы ни был этот Адам, внешностью его Бог не обидел: высокий, стройный, мускулистый, со слегка взъерошенными, выгоревшими почти до золотого цвета светло-русыми волосами и бронзовой кожей. А глаза такие голубые, что просто дух захватывает. Однако после долгого и утомительного пути из Калифорнии она бы предпочла увидеть в дверях дома, в котором выросла, родное лицо.
        В этот момент хлопнула дверь черного хода и раздался голос тети:
        - Ли! Ли! Девочка моя дорогая! Это ты?
        - Да, тетя! - ответила Ли, но не двинулась с места - путь ей преграждали дружелюбные и до ужаса любопытные собаки.
        Минуту спустя в холле появилась Вербена Маккаргер. Она так крепко обняла племянницу, что у той чуть не затрещали ребра.
        - Как же я рада видеть тебя, Ли! Надо было все же встретить тебя в аэропорту!
        - После прошлого визита я решила, что будет разумнее взять такси, - заметила Ли. Когда она приезжала сюда два года назад, тетушка так увлеклась перечислением новостей, что съехала с дороги. К счастью, никто не пострадал, но несколько владельцев придорожных лавочек больше недели не здоровались с ними.
        - Где Мордред? - спросила Вербена.
        Улыбка Ли тут же померкла.
        - Он позвонил мне утром из Лос-Анджелеса, перед тем как я выехала из Пало-Альто. Сказал, что задержится.
        Глаза Вербены затуманились.
        - И когда же он теперь появится?
        - Очень скоро, тетя. Он обещал, - заверила ее Ли.
        На самом деле все было не совсем так. Мордред, крайне взволнованный, позвонил Ли и сказал, что не сможет встретиться с ней, как было запланировано, в аэропорту Ла-Гуардиа, где они должны были пересесть на самолет, летящий в Итаку. Он ничего не объяснил и пообещал связаться с ними позднее.
        Ли обеспокоил его странный звонок. Но Мордред тут же положил трубку, так что она не успела выяснить, в чем там дело. Придется подождать с подробностями. А пока не стоит волноваться неизвестно из-за чего.
        - Ты же знаешь, он так занят, - напомнила она Вербене.
        - Да, да, конечно. - Вербена невольно вздохнула. - Ну, по крайней мере у меня есть ты. И это повод для настоящего праздника. Ведь ты не была здесь почти два года.
        - Извини, тетя. Только…
        - Я все понимаю, дорогая. Уж мне ли не знать, что у аспиранток каждая минута на счету, особенно у такой целеустремленной девушки, как ты. Ты, наверное, умираешь с голоду? Мы приготовили отличный обед… - Вербена внезапно смолкла и огляделась. - А где Адам?
        - Он открыл мне дверь, пробормотал что-то про Короля Джона и исчез. - Ли вопросительно посмотрела на тетю: - Кто такой Король Джон?
        - А-а, это хорек.
        - Я так и поняла. А что, скажи на милость, хорек делает в…
        - О! Он такой очаровательный, вот увидишь. Я купила его в зоомагазине прошлой осенью.
        - Тетя, - перебила ее Ли, - кто этот человек?
        - Это Адам, дорогая. Ты не хочешь принять душ?..
        - А что он здесь делает? Работает в саду или помогает по дому?
        - Ни то, ни другое, - произнес мужской баритон за ее спиной. - Хотя я не против того, чтобы помогать, если меня хорошенько попросить об этом. Вот твой хорек, Вербена. Благодаря ему я поддерживаю отличную спортивную форму!
        - Иди ко мне, Король Джон, - нежно проворковала Вербена, забирая длинного пушистого зверька. Король Джон тут же уютно свернулся в клубок, сердито покосившись на Адама.
        - Рад наконец познакомиться с вами, Ли, - сказал Адам. - Я так много слышал о вас, и все только хорошее.
        - О, - выдохнула Ли все еще в замешательстве и пожала протянутую руку, отметив, какая она сильная и твердая, с длинными тонкими пальцами. - Боюсь, мы не в равном положении. Я о вас ничего не знаю.
        - Разве я не сообщила тебе об Адаме, когда звонила? - Вербена рассеянно нахмурилась. - Странно. Ну так позволь мне сразу же все и исправить. Адам - мой коллега, мы вместе работаем.
        - Коллега? Наверное, я чего-то не… Я имею в виду…
        - Мы вместе работаем над книгой, - объяснил Адам.
        - Разве я не говорила, что все лето буду с коллегой работать над книгой?
        - Ты упомянула об этом. Только я не поняла, что…
        - Я полдня потратил на то, чтобы приготовить славный обед, так почему бы нам не сесть за стол? - предложил Адам.
        - Звучит заманчиво. Да и я голодна как волк, - призналась Ли, облегченно вздохнув при мысли, что избежит угощений, приготовленных собственноручно Вербеной.
        Они расположились в комнате, носившей официальное название столовой. Дом, а вернее, особняк Вербены находился в сельском пригороде Итаки, штат Нью-Йорк. Ему было более ста лет. По-старинному просторные комнаты на всех трех этажах отличались высокими потолками и такими же окнами. Под ногами поскрипывали гладкие дубовые половицы. Правда, интерьер, автором которого была сама Вербена, не отличался единством стиля.
        Хотя дом казался громоздким и размерами мог подавить своего владельца. Вербена любила его как раз за вместительность. В шкафах вдоль стен размещалась ее богатейшая коллекция книг по Средневековью.
        Вербена коротко объяснила, что сына задержало какое-то срочное дело. Адам подумал, что со стороны Мордреда просто свинство так огорчать обожающую его мать, но вслух только вежливо поддакнул и любезно улыбнулся Ли.
        На столе появились макароны по-итальянски, салат из овощей и хрустящие булочки. Адам довольно улыбнулся, заметив на лице Ли выражение восторга. По-видимому, девушка заранее готовилась к тому, чтобы все лето стоически терпеть жуткую теткину стряпню. Сам он уже через несколько дней, проведенных в доме, пришел к выводу, что лучше взять заботу о кухне в свои руки, чем умереть от несварения желудка. Инстинкт самосохранения, так сказать.
        Ли оказалась двадцатисемилетней очаровательной женщиной с гладкой матовой кожей и яркими карими глазами. Лицо обрамляли густые каштановые волосы до плеч. Ли была чуть выше среднего роста. Ее стройная, но с округлыми формами фигура в простеньком платьице из хлопка выглядела весьма соблазнительно. Чуть подкрашенные губы вносили изюминку в ее удивительно гармоничный облик.
        - Это ваш последний год аспирантуры? Значит, вы уже завершаете работу над диссертацией?
        - Да. И, само собой разумеется, по истории средних веков, - ответила она, взглянув на Вербену.
        - Осталось лишь доработать тезисы? - спросил Адам.
        - Не совсем, - призналась Ли. - Еще курс по статистике.
        Адам поморщился:
        - Ну как же, помню! Его нам как раз читала Вербена.
        Ли изумилась:
        - Вы из тетиных студентов?
        - Без этого курса по статистике к экзаменам просто не допускали. И должен сказать, что семинар у Вербены - это сущий ад.
        - Ну уж, не преувеличивай, - запротестовала Вербена.
        - Эта очаровательная седовласая леди превращалась в огнедышащего дракона, когда речь заходила о ее предмете. Она не прощала легкомыслия, то и дело избавляясь от плевел, - пошутил Адам. - Я весь год дрожал от страха перед ней.
        - Расскажите мне поподробнее о книге, - попросила Ли.
        - О, мы дали ей рабочее название «Жизненная альтернатива», - с воодушевлением начала Вербена.
        - Я считаю, что нам нужно более броское Название, - тут же перебил ее Адам.
        - Я задумала ее давно и, когда обратилась с этим к Адаму…
        - Это ты обратилась к Адаму? - удивленно перебила ее Ли.
        - Да.
        - Где вы получили докторскую степень, Адам? - спросила Ли. Ведь он просто обязан иметь ее, иначе тетя не удостоила бы его своим вниманием.
        За столом возникла короткая неловкая пауза, прежде чем Вербена ответила:
        - В Баррингтоне, так ведь, Адам?
        - В Баррингтоне? - воскликнула Ли. - О, там великолепная программа для аспирантов! Один мой знакомый осенью приступает к учебе в этом заведении.
        - Правда? - довольно равнодушно отозвался Адам.
        - Да. И долго вы там пробыли?
        - Три года.
        Вопросы были совершенно безобидными, и Ли задавала их обычным тоном, каким и поддерживают беседу за столом, но Адам не сомневался, что она пыталась оценить его.
        - Вы где-нибудь преподаете? - продолжала Ли, заметив, что словоохотливый «золотой мальчик» разом растерял свою живость и помрачнел.
        - Нет.
        Прежде чем Ли успела задать новый вопрос, Адам ослепительно улыбнулся:
        - Почему бы вам не расспросить Вербену о замечательной книге, над которой мы работаем, а я схожу на кухню и принесу десерт? Он тоже отменно удался.
        - Самоуверенности у него хоть отбавляй, - выпалила Ли, как только Адам исчез за дубовой дверью в кухню.
        Глаза Вербены засветились обожанием.
        - Да, этого товара у него в избытке. Он был моим лучшим студентом. И он потрясающий писатель. - Вербена потупилась. - После провала моей последней книги я решила, что мне нужен свежий взгляд на многие факты. Я всегда предпочитала рыться в документах, а не писать. А он обожает придумывать сюжеты, которые удачно подают накопленный материал, так что работать с ним - одно удовольствие. Кроме того, у него много самых оригинальных идей. И, - добавила она, слегка повышая голос, поскольку в комнату вошел Адам, - еще он мне очень симпатичен, несмотря на все свои недостатки и странности характера.
        - Какие еще недостатки? Какие такие странности? - тут же возмутился Адам, ставя на стол блюдо весьма соблазнительного вида.
        Ли принялась за свою порцию десерта и в блаженстве закрыла глаза, почувствовав вкус свежей клубники и вишни со взбитыми сливками.
        - Это пища богов!
        - Очевидно, моя стряпня компенсирует в глазах вашей племянницы все мои недостатки, - ироническим тоном заметил Адам Вербене.
        - Ну, это мы еще увидим! Заранее не обольщайся, - ответила Вербена. - Не так-то просто завоевать доверие Ли.
        - Ого! Она говорит правду или пытается просто запугать меня? - поинтересовался Адам, с любопытством глядя на Ли.
        Ли неопределенно пожала плечами, не отрываясь от замечательного десерта. Краем глаза она заметила какое-то движение возле стола. Приглядевшись повнимательнее, Ли вскрикнула, выронила ложку и мгновенно подобрала под себя ноги.
        - Что это такое?
        Адам проследил за ее возмущенным взглядом.
        - А-а, это, - кисло протянул он, пока застенчивая рептилия ползла к столу. - Это - Пытливая Бестия.
        - Она похожа на игуану, - сказала Ли, с опаской выглянув из-за стола, чтобы разглядеть жутковатую морду животного.
        - А она и есть игуана, - пояснила Вербена. - Я увидела ее…
        - …в зоомагазине, - негодующе продолжила за тетю Ли.
        - И конечно же, пожалела бедняжку, - вставил Адам.
        - Она выглядела такой одинокой, - подхватила Ли.
        - И Вербена в ужасе подумала, что произойдет с милой крошкой, если никто так и не купит ее, - закончил рассказ Адам.
        - Она невероятно робкая, - пояснила Вербена, - но очень привязчивая, стоит ей лишь хорошо узнать кого-либо.
        - Привязчивая? - Ли недоверчиво заморгала глазами. - Привязчивая? - Она умоляюще взглянула на Адама, и тот безжалостно добавил подробности:
        - Она свивается в кольцо у ваших ног, когда вы смотрите телевизор. Наблюдает за вами, когда вы чистите зубы на ночь. Спит рядышком, когда вы пишете или читаете. Любит…
        - Довольно! Пожалуйста, прекратите! - перебила его Ли.
        - Вы, конечно, уже знакомы с попугаем? - спросил Адам, решив сменить тему.
        - С Архимедом? Он прожил здесь уже бог знает сколько лет. И к нему вполне можно привыкнуть. Но игуана? Тетя, неужели ты так ничему и не научилась на примере Кубла-хана?
        - Но Пытливая Бестия такая милая и аккуратная! - возмущенно затараторила Вербена. - Кроме того, у нее вовсе нет гастрономических замашек Кубла-хана!
        - Минуточку, - перебил их Адам, заинтересовавшись. - Кто это такой? Я имею в виду Кубла-хана?
        Ли махнула рукой в сторону тети, чтобы та сама все объяснила.
        - Я подарила Кубла-хана Мордреду, когда ему исполнилось шестнадцать. Кубла-хан был несколько строптивым представителем класса рептилий, с капризами. А больше тут и нечего рассказывать.
        - Кубла-хан, - сквозь зубы процедила Ли, - был бирманским питоном с темпераментом раненого тигра. К счастью, его удалось сдать в зоопарк!
        Желая сменить тему, Вербена поднялась из-за стола и сказала:
        - После такого вкусного обеда всем не помешает чашечка кофе, не правда ли? Я вернусь через минуту.
        Когда Вербена вышла на кухню, Адам улыбнулся Ли:
        - А я-то думал, отчего это сын Вербены так редко навещает ее? Теперь мне все понятно.
        Ли пожала плечами, не споря с очевидным.
        - Мой кузен не выносит животных! В детстве он всякого натерпелся из-за этого зверинца.
        - А где он живет теперь?
        - В Лос-Анджелесе. Он вычислил, что это самая дальняя точка на карте, дальше уже только островная часть США.
        Адам расхохотался:
        - Значит, он в Лос-Анджелесе, вы неподалеку, в Пало-Альто, и оба поддерживаете связь друг с другом?
        - Конечно. Мы с Мордредом с детства были очень дружны.
        В глазах Адама сверкнула догадка.
        - Это вы уговорили его приехать этим летом к Вербене?
        Ли кивнула и нахмурилась, задумавшись. В последнее время Мордред был таким раздражительным! Он столько времени торчал перед проклятым компьютером.
        Спохватившись, что невежливо так резко прерывать разговор, Ли подняла глаза на Адама.
        - Вербена восхищается тем, как вы пишете, - заметила она.
        - В некотором роде - да. Мы, однако, частенько спорим с ней о том, как надо писать исторические книги.
        - Вы читали последнюю книгу Вербены? - спросила Ли.
        Адам невозмутимо кивнул.
        - А вы?
        - Конечно. - Она встретилась с ним взглядом и, сама не зная почему, призналась: - Если честно, то не до конца. - Заметив в глазах Адама лукавую искорку, Ли поспешила объяснить: - Мне надо было прочесть столько материала для диссертации, а ее книга… гм… несколько не по моей теме…
        - Знаю, знаю, можете не объяснять, - с улыбкой перебил Адам. Он знал, что ей, как и большинству, не хватило терпения продираться сквозь словесные заросли Вербены, но признаться в этом она не решалась, считая это предательством по отношению к тетке. - Я и сам был аспирантом. Читаешь столько, что буквы начинают расплываться перед глазами, и через некоторое время начинаешь сомневаться, понимаешь ли то, что читаешь, и уверен ли в том, о чем пишешь.
        - Абсолютно точное описание моего состояния. Так что лето наступило весьма кстати.
        - Значит, вы приехали поработать над своими тезисами?
        - Совершенно верно, - ответила Ли. - Я приехала, чтобы поработать в тиши, не отвлекаясь ни на что постороннее.
        - И я тоже, - мягко отозвался Адам.
        Их взгляды встретились. Кого они хотят обмануть? Они уже отвлеклись. Глаза его задерживались на Ли дольше, чем того требовала вежливость. Интересно, что в ней такого, что она притягивала его к себе сильнее всякого магнита?
        - Работа с Вербеной вам понравится. Это блестящая возможность сделать себе имя, - нарушила молчание Ли.
        - Большая честь для меня, - согласился Адам. - Я был очень польщен, когда она обратилась ко мне со своим предложением, и уже многому научился у нее. После нескольких успешных публикаций я слегка вознесся над простыми смертными, но она быстро спустила меня с небес на землю, - сказал он с усмешкой.
        Ли подперла рукой подбородок. Ей нравилось, что он не таясь уважает Вербену, даже обожает ее. Она ошиблась, подозревая его в корысти. Несомненно, у него есть все основания, чтобы занять столь почетное место.
        - Вы издали несколько своих книг? Может быть, я читала их? - с надеждой спросила она.
        Адам слегка помедлил.
        - Возможно.
        - Под каким именем вы печатаетесь?
        - Под своим собственным. Адам Джордан.
        - Адам Джордан?.. - Глаза Ли изумленно расширились.
        - Вы слышали обо мне? - спросил Адам.
        - «Протяни руку к скипетру», «На радость ее величеству», «Они тоже служили» - вы этот Адам Джордан? - спросила Ли, моля Бога, чтобы он ответил «нет».
        - Да, это я, - подтвердил Адам абсолютно невозмутимо.
        Ли смотрела на него, словно на кошмарное привидение. Адам Джордан был воплощением того, что настоящий, уважающий себя историк должен презирать. Показной блеск, отсутствие глубины и развлекательность сделали его книги бестселлерами. Назвать это серьезным научным трудом было бы кощунством.
        К сожалению, Ли выпалила первое, что пришло ей на ум:
        - Вербена попросила вас о соавторстве? Она, вероятно, совсем сошла с ума!
        Адам нахмурился, в глазах его загорелся недобрый огонек.
        - Что вы, черт возьми, имеете…
        - А вот и кофе! - На пороге появилась Вербена с подносом в руках.
        Неожиданно из кухни раздались громкий писк и лай. Между ног Вербены быстро юркнул хорек, следом за которым гнался мохнатый колли Макбет.
        - Макбет! Стоять! - Адам вскочил из-за стола. Но было уже поздно. Собака стрелой влетела в комнату и сбила с ног бедную Вербену. Поднос опрокинулся, содержимое чашек горячим фонтаном брызнуло на стену. Макбет как ни в чем не бывало продолжал гоняться за Королем Джоном, кружа по комнате и опрокидывая стулья. Адам помог Вербене подняться.
        - Однажды, Вербена, эти сторожевые псы станут причиной вашей гибели.
        - Колли не сторожевой пес!
        - Да кто бы они там ни были! - махнул рукой Адам и с иронией посмотрел на Ли: - Так вы говорите, что планируете поработать здесь в тиши?..



        Глава 2

        Ли решила как можно скорее поговорить с Вербеной о столь опрометчиво выбранном соавторе. Кто угодно, только не скандально известный Адам Джордан!

«Я слишком долго отсутствовала», - виновато подумала Ли. Дом пришел в полный упадок. По нему бегают игуаны, хорьки и бог знает кто еще. А сам он давно нуждается в капитальном ремонте. В довершение ко всему в нем поселился Адам Джордан, чума для любого респектабельного историка. Он, видите ли, новый соавтор Вербены.
        - Прямо как в Книге Иова, - пробормотала Ли, оттирая кофейные пятна со стены в столовой. - Не знаешь, какое следующее несчастье обрушится тебе на голову.
        - Например, потолок, - пророкотал Адам с невыносимо жизнерадостным выражением, обходя Ли с совком и веником в руках.
        - Тетя, а что случилось с Дженни Харпер?
        Во время последнего приезда Ли договорилась с жившей по соседству женщиной, что та будет дважды в неделю наводить порядок в доме и по меньшей мере раз в неделю закупать продукты. Иначе тетя будет продолжать счастливо работать, даже если все покроется слоем грязи, а уж насчет пищи у нее запросы еще непритязательнее: станет закупать только полуфабрикаты с вредными консервантами и пить кофе из пакетиков с убийственным количеством сахара.
        - Она уволилась.
        - Трудно даже представить себе, с чего бы это, - невинно заметил Адам.
        Ли пронзила его сердитым взглядом. Вербена растерянно развела руками:
        - Вообразите, она стала утверждать, что в доме водятся привидения. Честное слово!
        Ли ошеломленно уставилась на тетю, стараясь не обращать внимания на Адама, которого буквально распирало от смеха.
        - И когда же это случилось?
        - Нынешней зимой.
        - Бог мой! - воскликнула Ли. - Почему же ты не наняла еще кого-нибудь?
        - А никто больше не соглашается работать в моем доме.
        - Но почему? - удивилась Ли. Уж ей ли не знать, что тетя Вербена - самый щедрый, самый дружелюбный человек на земле.
        Вербена поморщилась и неохотно проговорила:
        - Такое количество животных в доме действует всем на нервы.
        - Вот глупые люди! - усмехнулся Адам и, склонившись, поцеловал Вербену в макушку с фамильярностью, какую Ли сочла просто возмутительной.
        Вербена с надеждой в глазах посмотрела на племянницу:
        - Дорогая, может быть, ты сумеешь найти кого-то другого на это место, а? А еще лучше - убедишь Дженни Харпер вернуться. Мои зверюшки обожали ее.
        Ли вздохнула:
        - Посмотрим, может быть, мне и удастся что-нибудь сделать, тетя.
        Вербена расцвела и ангельски улыбнулась племяннице:
        - Там еще накопилась куча писем из налогового управления, чеков, извещений из банка и прочей ерунды. Они в кабинете на столе. Ты же знаешь, у меня душа не лежит ко всем этим бумажкам.
        Темные глаза Вербены засияли от радости, когда Ли согласилась взять на себя и эту неприятную работу.
        Убрав столовую и помыв посуду, Ли решила распаковать вещи и принять расслабляющую ванну, с часок понежиться в благоухающей воде. Адам предложил отнести наверх ее чемодан. Обе женщины молча двинулись вслед за ним. Ли не могла отвести глаз от играющих мускулов на теле Адама, пока он поднимал по лестнице тяжелый, набитый книгами чемодан. Это впечатляющее зрелище лишний раз свидетельствовало: соавтор тети проводил в библиотеке не больше пяти минут в день за всю учебу. Ей стало обидно за Вербену.
        Обогнав Адама, Ли зашагала к знакомой спальне, в которой всегда ночевала, когда жила у тети. Она распахнула дверь и остолбенела.
        В комнате царил неописуемый беспорядок. Кровать была не застлана, повсюду валялась чья-то одежда, все имевшиеся в наличии поверхности были завалены горами книг, тетрадей, журналов и газет. На полу на редких свободных от бумаг островках стояли грязные чашки из-под кофе и пустые консервные банки. Из печатной машинки торчал лист с каким-то текстом, рядом лежала стопка исписанной бумаги, под столом валялись скомканные клочки, не попавшие в мусорную корзину.
        - Боже милостивый! Что здесь случилось? - ахнула Ли.
        Хотя она уже несколько лет не жила в этом доме, в душе продолжала считать спальню своей.
        - Ли! - раздался за ее спиной голос Адама. - Ох, еле догнал вас.
        Выражение ярости на ее лице мгновенно подсказало ему, что что-то не так.
        - Это ваша спальня? - осторожно спросил он.
        - Да. И она еще никогда так не выглядела! - Ее темные глаза сверкнули на него. - Вы здесь расположились?
        - Да. Прошу прощения, Ли. Когда я приехал, Вербена предоставила мне любую комнату на выбор. А здесь просторнее всего, есть где разложить бумаги.
        Ли оглядела комнату с нескрываемым отвращением.
        - Поскольку вы уже расположились здесь, я займу другую комнату, - выдавила она из себя.
        - О Боже, это ведь та комната, в которой ты любишь останавливаться! - воскликнула подошедшая к ним Вербена. - Как я могла забыть!
        - Ничего страшного, тетя. Ты ведь тогда не знала, что я приеду погостить. Кроме того, у тебя столько забот, что не до таких мелочей.
        - Я переберусь в другую спальню, - решительно заявил Адам.
        - Спасибо, мне не нужны такие жертвы, - вежливо ответила Ли.
        - Но я настаиваю. Если это ваша любимая комната…
        - Нет! - Ли уже не скрывала своего раздражения. - Эти авгиевы конюшни не очистить и за неделю!
        На мгновение она с тоской посмотрела на кровать - единственную в доме, которая была с нормальным, а не водяным матрасом, и с решительным видом повернулась к двери.
        Адам стоял нахмурившись. Да будь оно все проклято, если он станет уговаривать эту высокомерную девчонку! Мисс Маккаргер всем своим существом излучала неодобрение и уже основательно истощила его терпение, а ведь провела в доме всего несколько часов. Какая жалость, что свойства ее характера не соответствовали ее ангельской красоте.
        - Думаю, что самый разумный выход в этом случае - другая спальня, - поспешила разрядить обстановку Вербена. - Почему бы тебе не расположиться в желтой комнате, дорогая? Из нее такой чудный вид на сад позади дома.
        - Отлично, тетя. Извините за вторжение, - бросила она Адаму, который замер у стола и явно ждал, когда его наконец оставят в покое. Странное выражение на его лице слегка удивило Ли.
        - Вы ничуть не помешали. - Он широко улыбнулся. Женщины покинули его комнату. Как только дверь за ними закрылась, Адам поспешно сел на стул и углубился в рукопись Вербены. Прочитав ее записи в третий раз и снова ничего не поняв, он отшвырнул их в сторону и откинулся на спинку стула. Его мысли невольно вернулись к племяннице Вербены.
        Вот уж где контраст на контрасте. Темные волосы и бледная кожа, стройная фигура и пышные округлости во всех полагающихся местах, полные темперамента взгляды и слова словно ледяной душ. В отношении к Вербене она проявляла ангельское терпение. А общаться с этой эксцентричной дамой было непросто. Вербена тут же начала перекладывать на девушку уйму нерешенных проблем: по-видимому, старушка привыкла к ее нежной заботе.
        Однако что касается самого Адама, то девушка отреагировала на его присутствие в доме крайне негативно. Причем, к его удивлению, с самого первого момента. И ее враждебность возросла, стоило ей узнать, кто он. Такое отношение больно задело его, поскольку сыпало соль на так и не затянувшуюся рану.
        Когда-то он с уважением и трепетом относился к научному миру, собираясь стать его частью. До одного памятного дня в Баррингтоне, почти шесть лет назад. В тот черный день он представил законченную докторскую диссертацию своему научному руководителю.
        Он снова задумался над мучившим его вопросом: не лучше ли ему открыться Вербене? Исповедаться со всеми подробностями? Он набрал полную грудь воздуха и попытался расслабиться. Завтра же, поклялся он себе.


        Наутро Ли проснулась с тяжелой головой и не сразу поняла, где находится. Она повернулась на бок, и тут же матрас под ней заплескался и заходил волнами. Как во время морского прилива.
        - О-о! - жалобно простонала она.
        Когда Ли была еще подростком, у Вербены появилось увлечение водяными матрасами, якобы благотворно влиявшими на позвоночник.
        Мордреду удалось после ожесточенных споров отстоять одну «нормальную» кровать в доме. А позднее Ли приложила немало сил, чтобы эта кровать осталась в ее спальне. С тех пор они с Мордредом всякий раз сражались, лишь бы во время приезда к тете заполучить именно эту спальню. И не стеснялись прибегать к всевозможным уловкам.
        Сейчас Ли от всей души пожалела, что не согласилась на великодушное предложение Адама освободить для нее любимую спальню. Спала бы как нормальный человек и не мучилась из-за идиотского матраса. А все проклятая гордость.
        Собравшись с духом, Ли попыталась выбраться из кровати. Не тут-то было! Матрас послушно прогнулся под упершимися в него локтями и гигантской волной подбросил ее вверх, так что она оказалась в крайне неприличной и неудобной позе. Все ясно. Вербена давно не проверяла количество воды в матрасе, а той явно не хватало для его нормального функционирования.
        Ли с досадой плюхнулась на подушку. Результатом столь неосторожного движения было то, что матрас бушевал вокруг нее несколько минут. Пока вода плескалась под ней, Ли раздумывала, как ей лучше всего выбраться из лап этого монстра.
        Она перевернулась на живот, но ответная волна тут же вернула ее в исходное положение. Вот если бы она весила фунтов на двадцать побольше, то ее маневр имел бы шансы на успех. Полный идиотизм! Интересно, как Вербена справляется с выкрутасами матраса?
        Тут Ли услышала чьи-то неуверенные шаги в холле и вздохнула с облегчением: Вербена! Тетя завела эти матрасы, вот пусть и выручает ее!
        - На помощь! - завопила Ли. - Тетя Вербена! Помоги мне!
        Дверь в комнату распахнулась. На пороге стоял Адам. Какое-то время Ли и Адам молча смотрели друг на друга. Судя по всему, Адам только что проснулся. Вид у него был сомнамбулический. Волосы смешно торчали в разные стороны, подбородок потемнел от выросшей за ночь щетины. Глаза Адама бессмысленно моргали, он совершенно не понимал, кто перед ним и что от него нужно. Наконец что-то щелкнуло в его мозгу, и он выдавил из себя неподражаемым басом:
        - Э-э, кажется, племянница Вербены?
        Ли кивнула, не совсем уверенная, можно ли ждать от него помощи в таком состоянии.
        - Ли? - уточнил Адам, постепенно приходя в себя.
        - Да, да, это я, - с готовностью подтвердила Ли.
        - И вы звали на помощь, - неуверенно пробормотал он.
        - Я не могу выбраться из этой проклятой кровати.
        Он нахмурился.
        - А что вам мешает?
        Она пожала плечами и беспомощно закачалась на волнах, вызванных даже столь невинным жестом.
        - Ого, - удивился Адам, на которого это произвело впечатление. - Вам удалось хоть чуточку выспаться?
        - Самую малость. Адам, как вы думаете, вы сумеете…
        - О, конечно.
        Он, спотыкаясь, двинулся к кровати. Куда только девалась его вчерашняя грация! А казалась врожденной. Да уж, Адам Джордан явно не относился к «жаворонкам» и с трудом переносил ранний подъем.
        - Дайте мне руки, - велел он.
        Она послушно выполнила его приказ, и он крепко стиснул ее гладкие белые ладони. Она даже поморщилась от неожиданно крепкого пожатия - полусонное состояние не повлияло на его основные рефлексы.
        - Минуточку, вы можете запутаться. - Он склонился и сдернул с нее простыню.
        Ли охнула, удивленная его сноровкой. Теперь она лежала перед ним в скромнейшей ночной сорочке, сбившейся и щедро обнажившей ее плечи и бедра. В глазах Адама вспыхнул интерес.
        Моментально проснувшись, он наслаждался зрелищем прекрасной женщины, вытянувшейся на кровати. Ее темные волосы разметались по подушке и плечам, образуя чудесный контраст с гладкой матовой кожей. Хлопковая ночная сорочка скрывала самое важное, провоцирующе намекая на прятавшиеся под мятыми складками прелести. Ее длинные ноги, гладкие, стройные и потрясающе сексуальные, заскользили по простыне в беспомощной попытке сесть. От этого кровать снова заходила ходуном. Это было так соблазнительно.
        Понимая, что нервирует ее своей медлительностью, он пробормотал:
        - Какая вы красивая! - и выпрямился, рывком выдернув ее из кровати.
        Не имея точки опоры, Ли рухнула на Адама. Он обхватил ее обеими руками и постарался удержаться на ногах.
        Почувствовав себя в безопасности, Ли слегка толкнула Адама в грудь. Та напоминала скалу из гранита.
        - Адам, вы можете отпустить меня.
        - Сию секунду, - пробормотал он и пристроил ее голову на своем плече, а щекой прижался к ее макушке.
        Ли даже опешила от неожиданности. Прижатая к его груди, она пыталась понять, в чем дело. Адам застыл. Вероятно, опять уснул. Стоя. Не двигаясь и не пытаясь ее соблазнить, не настаивая и на том, чтобы снова уложить ее в кровать.
        Его объятия были, однако, слишком интимными, чтобы не чувствовать неловкости, тем более что они познакомились лишь вчера. Но Ли не обманывалась. Объятия были скорее ласковыми, успокаивающими, чем сексуальными. Кроме того, ведь она сама позвала его к себе в спальню. Короче, Ли понимала, что не имеет права сердиться на него.
        А если быть совершенно честной, то ей это даже нравилось. Руки Адама были такими теплыми, а объятия такими уютными!
        - Адам!
        Но в ответ раздавалось лишь равномерное, глубокое дыхание.
        - Адам, проснитесь! - Ли ущипнула его за руку.
        - Ой! - Он расправил плечи, слегка отодвинул ее от себя, чтобы возмущенно заглянуть в глаза. - Что? В чем дело?
        - Вы уснули стоя, - раздосадованно объяснила Ли, почему-то почувствовав себя оскорбленной.
        - О! - Он взъерошил волосы и посмотрел на нее с укором. - Почему вы такая аккуратная? Почему ваши волосы не растрепались? Почему глаза не слипаются после сна? Почему ночная сорочка не помялась?
        - Не знаю, - растерянно ответила она.
        - Вы и вчера были точно такая же, - продолжал мистифицировать ее этот чудак. - И это после целого дня в пути, пересадки с самолета на самолет! Однако на вас не было ни пылинки, когда вы прибыли сюда! Вы выглядели совершенством!
        - Благодарю за комплимент. Если это, конечно, комплимент.
        Он сверкнул на нее глазами.
        - Но это ненормально! Так не бывает! Что вы за человек? - С этими словами Адам выскочил из ее спальни.
        Ли какое-то время молча смотрела ему вслед, затем закрыла дверь и оглядела комнату, словно ища ключ к пониманию только что разыгравшейся сцены.
        - Господи, ну и начало дня, - пробормотала она. Мало того, что новый соавтор Вербены имел сомнительную репутацию и был неряхой, он еще к тому же и непредсказуем. Есть ли предел его недостаткам?


        С головой погрузившись в первоочередные дела, Ли так и не выбрала времени потолковать с Вербеной. Поспешно позавтракав, она отвезла тетю в город, чтобы закупить продукты и чистящие средства. Затем они провели полчаса в зоомагазине, покупая корм для домашних животных, а заодно и для всей живности в окрестностях Фингер-Лейкс, рассчитывавшей на милость Вербены.
        - Боже, тетя! Просто чудо, что ты еще не стала инвалидом, таская мешки с кормом для всех этих монстров!
        - Да уж, аппетит у них отменный, - согласилась Вербена. - Но эти деньги потрачены не зря. Мы же не сможем спать спокойно, зная, что бедняжки бродят голодными? И в конце концов, я могу себе это позволить.
        Что было правдой. Ли не знала точной суммы доходов тети, но к ее зарплате в университете добавлялись авторские гонорары за предыдущие книги, проценты с вкладов в книги других авторов, а также начисления за лекции. За год набегала солидная сумма. Все это позволяло ей жить, не заботясь о деньгах.
        По дороге домой Вербена пролистала свой деловой календарь.
        - О Боже! - вдруг воскликнула она в ужасе.
        - Что случилось?
        - У меня совершенно вылетело из головы, что сегодня на ленч приедет Мелькиор Браунинг.
        - Профессор Браунинг? Автор «Социальных расслоений в период правления Генриха Шестого»?
        - Да.
        - Это же замечательно! Его книга вдохновила меня на многие идеи моей диссертации. Будет приятно познакомиться с ним лично.
        Вербена хмуро молчала.
        - Тебя что-то тревожит, тетя? - Ли слегка притормозила и свернула на дорогу, ведущую в сторону тетиного особняка.
        - Мелькиор совершенно не выносит животных. Но что гораздо хуже, они его тоже ненавидят.
        - Да? - Ли прикинула в уме: колли, две собаки шитцу, две сиамские кошки, хорек, игуана, попугай и по меньшей мере четыре безымянные кошки, которых она заметила утром. Многовато. В такой ситуации трудно уберечь гостя. Кому-нибудь да удастся укусить беднягу.
        - Это еще не все, - сказала Вербена с легким смущением. - Только не отвлекайся от дороги, дорогая.
        - Уж кто бы меня поучал, только не ты. Так что там еще?
        - Мелькиор и Адам тоже не выносят друг друга. И даже не скрывают своей вражды.
        - Правда? - удивилась Ли.
        - Не понимаю, почему два таких интеллигентных человека не могут найти общего языка, - заявила Вербена, совершенно позабыв о яростных словесных баталиях, которые иногда вела сама с другими историками, не говоря уже о спорах с собственным сыном. Ли не стала напоминать тете о таких мелочах.
        - Не хотелось бы расстраивать тебя еще больше, но Адам показался мне утром очень раздраженным, - заметила она.
        - Ты видела его утром?
        - Да. Он совершенно неуправляем.
        - В действительности Адам всегда уравновешен и собран, но по утрам он бывает не в форме. Иногда мне кажется, что, пока он не примет душ и не выпьет кофе, он не в состоянии даже вспомнить свое имя. А сегодня утром у него тем более плохое настроение.
        - Почему? С чего ты взяла?
        - Мои китайские собачки, Тай и Чай, разбудили меня посреди ночи. Пришлось вывести их на двор. И я слышала, что машинка Адама гудела, как паровоз.
        - Он работает над книгой по ночам?
        - Он работает, когда приходит вдохновение. И не останавливается, пока не рухнет от усталости. Или пока не кончатся идеи. Других причин не бывает.
        - Это кажется мне не очень разумным.
        - Мы не вправе критиковать гения, - спокойно заметила Вербена.
        - Сомневаюсь, что Адама Джордана можно причислить к гениям. Нет, нет, подожди. Поскольку мы заговорили об Адаме, то я хотела бы кое-что уточнить.
        - Зелень завянет… И наши зверюшки уже, наверное, умирают с голоду. - Вербена выпрыгнула из автомобиля с потрясающей для своего возраста живостью и ловкостью.
        - Но это не займет у нас много времени!
        - Я совершила глупость, пригласив сегодня Мелькиора. Но ты ведь поможешь мне устроить милый и приятный ленч, да, дорогая?
        - Конечно, о чем речь. Только… - Ли замолчала, потому что Вербена подхватила два пакета с зеленью и овощами и ушла. Кажется, она неспроста постаралась избежать этого разговора.
        Ли с трудом донесла свой груз до веранды и ударила ногой в дверь, надеясь, что Адам услышит ее. И действительно, через пару секунд дверь с готовностью распахнулась, на пороге стоял Адам.
        - Где хорек? - автоматически спросила она.
        - На заднем дворе. Что это вы приволокли?
        - Скупили половину свежей продукции на западе штата Нью-Йорк. Вы разгружайте машину, а я размещу все на кухне.
        - А кто же останется защищать Вербену от неприятностей?
        - Очень смешно. - Но все же уголки ее рта невольно приподнялись, и Ли поспешно ретировалась в кухню.
        Полчаса спустя Адам разгрузил машину, а Ли заполнила все полки в кухонных шкафах. Вербена тоже не теряла времени даром и накормила толкущихся на заднем дворе зверей. Улучив момент, Ли загнала Вербену в уголок залитого солнцем кабинета, не обращая внимания на попугая, который делал дамам неприличные предложения, причем на староанглийском.
        - Тетя, мы можем наконец поговорить?
        Но тут в кабинет вошел Адам. Его красивое лицо на этот раз было мрачным, без обычного добродушия или искорок юмора в глазах.
        - Вербена, мне нужно кое-что срочно обсудить.
        Ли удивленно посмотрела на него:
        - Это не может подождать?
        - Боюсь, что нет.
        Вербена, глядя то на Ли, то на Адама, приняла собственное решение.
        - Адам, мужайся, - неожиданно заявила она. - Сегодня ты должен будешь проявить бездну терпения.
        Он удивленно вскинул голову:
        - О чем это ты?
        Вербена сделала глубокий вдох и выпалила:
        - Сегодня на ленч приезжает Мелькиор Браунинг, и хочу, чтобы ты был с ним вежлив.
        Теперь Ли представилась возможность увидеть разгневанного Адама.
        - Браунинг? Сюда? Какого черта?
        Вербена не ошиблась. Враждебность так и вибрировала в его голосе. Ли нахмурилась. Да как он смеет так себя вести?
        Он друг и коллега моей тети, вот почему, вызовом ответила она.
        - Хорошо. Конечно, я буду с ним вежлив, Вербена. Ведь я, как и он, гость в твоем доме.
        - Я знала, что могу на тебя рассчитывать. - Вербена жизнерадостно улыбнулась. - Так что ты хотел со мной обсудить?
        Он непонимающе уставился на нее, затем вспомнил, но продолжал молчать.
        - Адам! - напомнила о себе Вербена.
        Он рассеянно пожал плечами:
        - Это подождет, Вербена.
        Ли многозначительно посмотрела на тетю. Она по-прежнему считала Адама неуравновешенным и непредсказуемым типом. Впрочем, все авторы бестселлеров такие. Адам не успел сделать и нескольких шагов, как замер, услышав следующие слова Вербены:
        - А нельзя ли попросить тебя о любезности приготовить ленч для всей нашей компании, Адам? Ты же знаешь, что кухня не моя стихия.
        Адам уперся рукой в дверной косяк и наклонил голову вперед. В такой позе, залитый солнечными лучами, он напомнил Ли языческого бога, тем более что его кожа отливала золотом. Его плечи начали мелко трястись, и Ли было решила, что с ним что-то неладно. Но потом изумленно сообразила, что он смеется. Беззвучно. Наконец он захохотал в полный голос, явно находя в ситуации бездну забавного.
        - Вряд ли подобная наглость сошла бы безнаказанно кому-нибудь еще! - проговорил он сквозь смех и, взглянув на Ли, добавил: - Разве что твоей племяннице.
        Выпустив напоследок эту парфянскую стрелу, Адам исчез в холле. Он еще долго продолжал посмеиваться сам над собой и над комизмом ситуации.



        Глава 3

        Вербена заперлась в кабинете, чтобы ответить наконец на корреспонденцию, накопившуюся за последний месяц. Ли добавила воды в свой матрас, позвонила кровельщикам, слесарю-сантехнику, в контору по обслуживанию дымоходов, чтобы вызвать трубочиста, и в контору, занимавшуюся покраской домов. Со всеми ей удалось договориться. Затем, чтобы не ударить лицом в грязь перед известным ученым, которого ждали к обеду, она приняла душ и надела эффектное платье из хлопка весьма необычной расцветки: фиолетовое с оттенком индиго.
        При виде ее Адам даже присвистнул и со значением выгнул брови.
        - Сногсшибательно, мисс Маккаргер! И все это для дорогого гостя?
        На нем самом были выцветшие джинсы, серая майка и разношенные туфли.
        - Конечно. А ваш наряд тоже приурочен к приезду профессора?
        Он усмехнулся:
        - Нет! Никакой намеренности с моей стороны. Я вообще ни для кого не наряжаюсь. Впрочем, если бы эту прическу вы соорудили ради меня, то я отступил бы от правил. - Он наклонился вперед и добавил: - Конечно, если бы ко мне на ленч должны были прибыть Кэтлин Тернер или Софи Лорен, я бы тоже постарался ослепить их.
        - А-а… Но поскольку мы ждем в гости лишь профессора, то вам незачем тратить время на переодевание. В таком случае принимайтесь за дело.
        Ли вручила ему кастрюлю. Адам подозрительно осмотрел ее со всех сторон, затем с зажегшимся в глазах интересом спросил:
        - А может быть, вы умеете готовить? В отличие от тети?
        - Я сделаю салат. - Она сознательно не стала отвечать на его вопрос, поскольку не возражала, чтобы он пока продолжал заниматься стряпней.
        Адам обреченно вздохнул и наполнил кастрюлю водой.
        - Как вам сегодня спалось? - спросил он.
        Ли удивленно подняла брови.
        - Вы уже спрашивали меня об этом.
        - Не может быть!
        - Сегодня утром.
        Адам на мгновение замер, затем в его памяти стали постепенно вырисовываться недавние события.
        - Да-да, припоминаю! Что-то насчет матраса… Вы застряли в постели. - Он неожиданно усмехнулся. - Вы были неподражаемы в своей крошечной сорочке.
        - Вовсе она не крошечная. И очень скромная, - убежденно заявила Ли, вспомнив тем не менее, что его взгляд словно прожигал тонкую ткань насквозь.
        В глазах Адама загорелся лукавый огонек.
        - Да, но у меня богатое воображение! К тому же ваша соблазнительная поза весьма способствовала…
        - Что вы решили приготовить на ленч? - перебила его Ли, чувствуя смущение.
        Адам довольно усмехнулся. Пусть он ей и не нравится, но и равнодушной она к нему не остается.
        - Макароны «примавера».
        - Опять? - спросила она срывающимся от волнения голосом и по его глазам поняла, что от него не ускользнуло ее состояние.
        - Боюсь, это единственное блюдо, которым я могу блеснуть перед гостем. Я готовлю сносно лишь в сравнении со стряпней Вербены.
        В надежде хоть как-то успокоиться Ли подошла к раковине и начала мыть листья салата.
        - Насколько я понимаю, самому вам не удалось выспаться? - Под глазами у Адама темнели круги, и в уголках глаз притаилась усталость.
        - Не удалось, но зато я хорошо поработал. - Он виновато улыбнулся ей. - Кажется, умудрился еще и вас озадачить. Я почти ничего не соображаю по утрам.
        Прозвенел телефон. Адам поднял трубку:
        - Алло? Да. Может быть, позвать Вербену? Хорошо. - Он передал трубку Ли. - Это Мордред. Почему-то он не хочет говорить с матерью, только с вами.
        Сердце Ли учащенно забилось. Может быть, хоть теперь ей удастся что-либо узнать?
        - Ли! Слава Богу, ты уже приехала! - В голосе Мордреда звучала тревога.
        - Ты где, Мордред?
        - Пусть это тебя не волнует! У меня совсем мало времени, поэтому слушай и не перебивай. Что ты сказала маме?
        - Что тебя задержали срочные дела. Послушай, Мордред…
        Он перебил ее:
        - А кому-нибудь еще ты об этом рассказывала?
        Ли посмотрела на Адама. Тот стоял к ней спиной и мелко нарезал овощи.
        - Никому.
        - Ты уверена? Слушай, Ли. Передай всем, что я не приеду!
        - Мордред! Ты же обещал! Мы же все с тобой обсудили…
        - Я приеду, но ты никому не должна об этом говорить.
        - Ничего не понимаю, - беспомощно произнесла она.
        - У меня нет времени объяснять все подробности. Но очень прошу тебя, сделай это. Ладно? И никому не говори о нашем сегодняшнем разговоре. Ну, пока.
        - Мордред! - в отчаянии воскликнула Ли, но тот положил трубку.
        - Неприятные новости? - спросил Адам.
        Ли взглянула на него. «Никому ничего не говори» - вот о чем просил Мордред. Глупейшая ситуация! Но пока болтать действительно не стоит.
        - Нет-нет, все в порядке, - торопливо проговорила она, но было видно, что Адам ей не поверил.
        В этот момент раздался звонок в дверь, и Ли выбежала из кухни.
        Однако Вербена опередила ее и сама открыла дверь гостю.
        Внешность профессора оказалась столь же внушительной, как и его репутация. Примерно пятидесяти пяти лет на вид, он держался очень прямо, было что-то аристократическое в его осанке. Среднего роста, крепкого телосложения, волосы с проседью аккуратно зачесаны назад. Все в нем как бы говорило о том, что перед вами - профессор университета: и усы, и козлиная бородка, даже твидовый пиджак с кожаными заплатками на локтях.
        Он поклонился Вербене и поцеловал ей руку. Галантность профессора резко контрастировала с дружеской фамильярностью Адама.
        - Это моя племянница Ли. Она работает над докторской диссертацией в Стэнфорде, - с гордостью сказала Вербена.
        Профессор Браунинг взял в руки ладонь Ли, но не поцеловал ее - это было бы по отношению к только что представленной ему девушке слишком экстравагантно. Тем не менее он заставил Ли почувствовать себя женщиной и этим очень польстил. Она улыбнулась и пробормотала обычное приветствие, чувствуя, что стоящий рядом Адам буквально кипит от злости.
        - Счастлив познакомиться с вами лично. - Профессор Браунинг говорил с утонченным, великосветским британским акцентом, который отличал королевскую семью. - Вербена неоднократно расхваливала ваши способности и так увлеклась, что забыла упомянуть, что вы к тому же еще и красавица.
        - Благодарю вас, - расцвела от удовольствия Ли. Прекрасное настроение, однако, тут же испортил Адам, стоявший за спиной профессора. На его лице появилась отвратительная гримаса.
        - Полагаю, вам знаком коллега моей тети, Адам Джордан, - суховато представила его Ли.
        Профессор Браунинг резко повернулся к Адаму, и Ли заметила, как мгновенно изменилось выражение его лица. Да, неприязнь между Адамом и профессором была весьма ощутимой.
        - О, конечно. Вербена упоминала, что вы пользуетесь ее гостеприимством, мистер Джордан.
        - Для вас я доктор Джордан, - спокойно ответил Адам.
        Возникла неловкая пауза. Тут Ли и Вербена заговорили разом, пытаясь отвлечь мужчин от враждебного противостояния и не допустить неприличной и банальной ссоры. Вербена срочно отослала Адама на кухню, провела Ли и профессора в столовую и разлила по чашкам чай со льдом.
        Она, Ли и профессор дружелюбно беседовали, когда в столовой появился Адам с ленчем.
        Пусть макароны «примавера» и были единственным блюдом, которое Адам мог приготовить для компании, но готовил он его так, что пальчики оближешь. Вербена рассыпалась в комплиментах. Ли подозревала, что тетя это делала специально. Действительно, ее стратегия оказалась столь успешной, что профессор вынужден был вежливо похвалить угощение. Все это привело к тому, что мужчины наконец заговорили как два воспитанных человека.
        - Где вы теперь работаете? - спросил Мелькиор.
        - В Бостоне. А вы?
        - Все там же.
        - А где именно? - поинтересовалась Ли.
        - В Баррингтоне, Коннектикут.
        - Ну конечно! - воскликнула Ли. - Вы же декан исторического факультета Баррингтонского университета, не так ли?
        - Совершенно верно.
        Ли заметила, что на лице тети появилось странное выражение, но не придала этому особого значения и задала свой следующий вопрос:
        - Адам, вы, кажется, работали над докторской именно в Барринттоне?
        Адам на секунду остановил свои глаза на профессоре Браунинге.
        - Да.
        Снова возникла неловкая пауза. Ли сидела и не понимала, почему ни Адам, ни Мелькиор не предаются воспоминаниям и не рассказывают университетских баек. Ведь они наверняка были близко знакомы в те годы. Она выжидающе посмотрела на обоих и лишь по выражению их лиц сообразила, что скорее всего именно в те годы и зародилась их неприязнь.
        Чтобы как-то поддержать беседу за столом, Ли сказала:
        - Я восхищаюсь вашими работами, профессор.
        На деле она прочитала всего одну его книгу, но зато самую последнюю. Нормальная книга, солидная и по-настоящему научная, хотя в ней и не было ни новых фактов, ни новых выводов.
        - О, пожалуйста, не так официально, - поднял руки профессор. - А то я сразу чувствую себя старцем. Зовите меня Мелькиор.
        - Ваш труд о религиозных театральных представлениях пятнадцатого века помог мне в выборе моей темы.
        - Правда? Весьма польщен. Приятно чувствовать, что можешь вдохновить молодого ученого.
        - Возможно, вы могли бы дать мне совет или рекомендацию.
        - Буду только рад сделать это, моя дорогая.
        - Я исследую политический радикализм, маскирующийся под религиозную мораль, в мистических представлениях четырнадцатого века.
        - Хм, хорошая тема. Буду только рад оказаться полезным. Что вас интересует?
        - Я уже подыскала отличный фактический материал - государственные указы, церковные записи. Но мне бы хотелось привлечь и более частные документы: письма, записки актеров, воспоминания очевидцев.
        - Гм! Такие источники крайне редки.
        Профессор задумался и так долго молчал, что Ли засомневалась, не слишком ли непосильную задачу поставила перед собой в диссертации.
        - Есть ли вообще шанс отыскать что-нибудь интересное на эту тему? Сталкивались ли вы в своей практике с чем-то подобным?
        - Придется покопаться в своих записях. Это, конечно, займет некоторое время, но я уверен, что найду для вас что-нибудь подходящее. - Он подбадривающе похлопал ее по руке.
        - Еще макарон, Вербена? - громко спросил Адам.
        - Да, спасибо, дорогой. - Ли заметила, что Вербена предостерегающе посмотрела на Адама, и удивилась: что бы это могло означать?
        - Как насчет добавки вам, Ли? О, вижу, что не надо. Вы едва прикоснулись к еде. А вам, профессор?
        - Немного. Я вынужден следить за своим весом, - с улыбкой произнес Мелькиор.
        - Мне кажется, что вам лучше следить за своей памятью, профессор, - тут же отреагировал Адам, накладывая ему добавку.
        - Прошу прощения? - ледяным тоном переспросил Мелькиор.
        - Еще чаю со льдом, Адам? - вмешалась Вербена.
        Но он не слушал ее.
        - Я насчет источников, профессор. - Глаза Адама возбужденно блестели, и Ли поняла, что он сейчас наговорит кучу неприятностей. - Я просто поражен, что во время подготовки к публикации своей книги - кстати, я читал ее - вы ни разу не сочли нужным обратиться за подтверждением своих выводов к Джону Шерборну.
        - А кто это? - спросила у Адама Ли.
        - Он был священником. В тысяча триста сорок восьмом году церковь обязала его присоединиться к труппе бродячих актеров и докладывать об их деятельности. И часть его писем-докладов архиепископу пережила это смутное время и находится сейчас в Британском музее. Надеюсь, вы сносно владеете староанглийским, Ли. Ведь до сих пор никто не удосужился перевести эти документы на современный язык.
        Адам через стол посмотрел на профессора Браунинга с нескрываемым презрением.
        - О… - растерянно произнесла Ли и посмотрела на тетю. «Сделай же что-нибудь!» - молили ее глаза.
        - Я, конечно, слышал об этих письмах, - холодно ответил Мелькиор, - но эта тема лишь второстепенная в моей книге. В любом случае кто может поручиться за достоверность этого источника? - Он на секунду смолк, чтобы затем ядовито добавить: - Но вас это вряд ли смутило бы, не правда ли?
        Вербена неестественно оживилась:
        - Что у нас на десерт?
        - И все же вы цитировали гораздо менее достоверные, но более доступные источники в своем кратком комментарии о том периоде, - стоял на своем Адам.
        - Кому кофе? - в свою очередь, сделала попытку вмешаться Ли. Она уже пожалела, что завела беседу об этих злополучных документах.
        Вербена с готовностью вскочила со своего стула.
        - Да-да, кофе и десерт. Это было бы чудесно, - заворковала она. - Ну же, Адам, давай уберем со стола эти тарелки. Нет, Ли, дорогая, ты останься здесь. Мы всего на минутку. - Она буквально уволокла Адама на кухню.
        Оставшись наедине с Мелькиором, Ли тотчас перевела разговор на нейтральную тему:
        - Что вас привело в наши края, Мелькиор? От нас до Баррингтона не близкий путь.
        Недовольное выражение на лице профессора тут же сменилось любезной улыбкой.
        - Я буду читать лекции в здешнем университете как часть специальной летней программы. Возможно, вы захотите поприсутствовать на одной из них? А позднее мы могли бы обсудить все, что касается вашей диссертации.
        - О, это было бы просто чудесно. Где вы остановились?
        - У коллеги. Вербена, конечно, предлагала поселиться у нее, но я отнюдь не в таком восторге от животных, как она. Кстати, куда они все подевались?
        - Все на заднем дворе, кроме попугая.
        - Слава Богу!
        Адам и Вербена возвратились с двумя подносами, на которых стояли чашки с кофе и великолепный пирог с лимонным желе. Вербена и Ли купили его во время утренней поездки в город. Адам не чувствовал себя виноватым. Он явно не собирался раскаиваться в затеянном споре, однако вел себя достаточно вежливо. Так что пирог съели в относительно мирной обстановке, наслаждаясь чудесным кофе.
        - Говорят, в колледже Миррэл недавно разразился скандал, - сообщил Вербене Мелькиор.
        - Да? Я об этом ничего не слышала.
        - Пока еще не было официального сообщения.
        - Иными словами, это сплетни, - спокойно заметил Адам.
        Глаза Мелькиора мгновенно стали холодными, как у змеи. Он в упор взглянул на Адама.
        - Думаю, это слишком простое определение тому, что может стать причиной краха чьей-либо карьеры.
        - Что вы имеете в виду, говоря о крахе карьеры? - спросила Вербена.
        - Это скандальная новость. Там у них появился новый сотрудник, молодой человек. Прибыл он с безупречными документами и прекрасными рекомендациями. И сразу стал популярен у студентов, главным образом благодаря своей весьма смазливой наружности. Большинство его самых верных защитников во всей этой некрасивой истории - девушки.
        - Что за некрасивая история? - прищурив глаза, спросил Адам.
        Мелькиор промокнул губы салфеткой и сделал паузу.
        - Совершенно случайно выяснилось, что его документы - сплошная липа. Оказывается, он никогда не защищал диссертации и не получал степени!
        - Да? - изумилась Ли. - И все же преподавал в таком дорогом частном колледже?
        - Это всех неприятно поразило. Декан исторического факультета, принявший его на работу, превратился во всеобщее посмешище. - Профессор Браунинг выразительно покачал головой и вздохнул. - Да, такие люди наносят огромный вред респектабельному ученому миру, ибо подрывают имидж настоящего ученого.
        Адам усмехнулся:
        - Это уж точно, если у него, кроме имиджа, ничего другого за душой нет и не было!
        Ли бросила в его сторону убийственный взгляд. Тут она взглянула на Вербену и всполошилась:
        - Тетя, что с тобой? Тебе плохо?
        Вербена побелела и словно оцепенела.
        - Какая гнусная история, Мелькиор, - сухо проговорила она.
        Ли заметила, что Адам помрачнел, а Мелькиор излучал торжество. Вербена встала из-за стола и как-то неуверенно предложила посидеть в гостиной.
        - Я уберу посуду со стола, - пробормотал Адам. Он составил на поднос чашки и тарелки и исчез на кухне. Ли посмотрела на Мелькиора, считая, что нужно извиниться за поведение Адама, но вовремя сообразила, что если кто и должен сделать это, то не она, а Вербена. Спустя полчаса спокойной беседы на различные темы Мелькиор поднялся и сказал, что ему пора возвращаться домой. Адам так и не появился в гостиной, но Ли подумала, что это к лучшему.
        Прощаясь с Мелькиором в холле, они услышали, как на заднем дворе раздался яростный лай. Через секунду что-то загрохотало на кухне.
        - Не смей! Макбет! - раздались кряки Адама. - Тай! Чай! Ну ка вернитесь сюда, негодные!
        Никто не успел и глазом моргнуть, как в холл выскочил Король Джон и стрелой помчался к двери, у которой стоял Мелькиор.
        - Господи Иисусе! - в ужасе воскликнул профессор, когда к нему метнулся огромный лохматый Макбет, пытающийся догнать хорька, а следом подскочили и два рычащих шитцу. - О-ох! - вырвалось у Мелькиора, когда Макбет в погоне за хорьком сильным броском сбил его с ног. Профессор рухнул на пол. Хорек успел выскочить.
        - Боже, только не это! - воскликнула Вербена, когда Тай и Чай вскочили на грудь упавшему Мелькиору. Тай залаял ему в лицо, а Чай вцепился в галстук и начал с рычанием мотать головой из стороны в сторону.
        Адам выбежал в холл из кухни и расхохотался при виде открывшегося ему зрелища.
        - Как вы можете! - возмутилась Ли и бросилась на помощь профессору. - Вы в порядке, Мелькиор?
        - Плохая собачка! Плохая собачка! - пыталась угомонить своих питомцев Вербена, но те не обращали на хозяйку никакого внимания.
        Ли удалось отопить настырных шитцу и усадить Мелькиора. Захлебываясь от смеха, Адам с искренней нежностью подхватил Тая и начал гладить собачонку. Чай тем временем с какой-то непонятной яростью впился зубами в дорогой ботинок Мелькиора.
        - Мелькиор! Да скажите же хоть что-нибудь! - кричала Вербена, опустившись перед профессором на колени.
        Мелькиор смотрел на всех стеклянными глазами, без всякого выражения, бородка его торчала, словно это до нее, а не до галстука добрался возбужденный Чай. Когда наконец в его глазах появился проблеск разума, он ткнул пальцем в сторону Адама и фальцетом пропищал:
        - Это ваши козни!
        Адам покачал головой:
        - Успокойтесь, Мелькиор! Я тут ни при чем. Это всего лишь маленькая неприятность. - И, расплывшись в довольной улыбке, добавил: - Но я не смог бы придумать лучше!
        Вербена посмотрела на него с мольбой:
        - Адам, прошу тебя!..
        - Не волнуйся, Вербена! Я ухожу и не буду вам мешать. Пойду поймаю этого проклятого хорька.
        - Э-э, а это еще что такое? - возопил Мелькиор, когда в холл выполз еще один питомец Вербены.
        - А-а, это Пытливая Бестия, Мелькиор. Даже вы наверняка читали Уайта. Или признаться в этом недостойно имиджа настоящего ученого? - С этими словами Адам вышел из дома и направился вдоль лужайки в поисках сбежавшего Короля Джона.



        Глава 4

        Вербена с Ли закрылись в кабинете на первом этаже, где постоянно проживал говорящий попугай Архимед. Адам хорошо представлял себе, о чем беседуют дамы. Ли утверждала, что он совершенно не подходящий для Вербены соавтор, невоспитанный грубиян с отвратительными манерами. Вербена наверняка заламывала руки, защищая Адама и оправдывая его поведение, потому что… Впрочем, он и сам не знал почему.
        Возможно, чутье подсказывало Вербене, что в нем ее спасение.
        Адам толкнул ногой дверь и вышел на заднее крыльцо. Он был все еще взволнован, ему не сиделось на месте, не говоря уже о том, чтобы сосредоточиться на работе. Он решил прогуляться.
        Рассказ Мелькиора о скандале в почтенном колледже явно шокировал Вербену. При мысли об этом Адам почувствовал себя неуютно. Но еще больше его раздражало то, что Ли ловила каждое слово этого ретрограда. Неужели он купил ее своей насквозь фальшивой ученостью? Почему такой, к Мелькиор, мог завоевать ее уважение, в то время как на Адама она упорно смотрела сверху вниз?
        Почему она так судит о нем? Адам терялся в догадках. Эти темные глаза искрились теплотой, когда смотрели на Вербену или на тех же зверюшек, но в них вспыхивала подозрительность Всякий раз, когда они обращались на него.
        Дойдя незаметно для себя до самых границ владений Вербены, Адам наткнулся на заброшенный сарай. Там лежал старый хлам, пара растоптанных туфель и стопка журналов десятилетней давности. На какое-то время это отвлекло его мрачных размышлений.
        Полуденное солнце навевало мысли о ленивом отдыхе. Гамак, натянутый между двумя дубами, показался Адаму непреодолимым искушением. Он стащил с себя майку, скинул туфли и прилег. Он так мало спал прошлой ночью, а утро выдалось таким суматошным, что теплые солнечные лучи и мерное покачивание гамака почти мгновенно убаюкали его.


        Ли закрыла за собой дверь в кабинет и прижала ладони ко лбу, пытаясь прогнать головную боль. Она не понимала, почему Вербена так преданно защищала Адама и не хотела слышать никакой критики в его адрес. Ли в тысячный раз пожалела, что рядом с ней не было Мордреда. Уж он бы сумел заставить Вербену прислушаться к голосу разума.
        Мордред! В голове Ли снова зазвенело, когда она вспомнила о странном утреннем звонке кузена. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Ее силы были на исходе. Самое лучшее, что она могла придумать в таком состоянии, - отправиться в сад и вздремнуть в гамаке. Это был ее любимый уголок в усадьбе, он обладал истинно волшебным даром возвращать ей спокойствие и умиротворение.
        Ли прошла через кухню и вышла в сад. Ее губы дрогнули, когда она увидела Макбета и маленьких ши-тцу, грызущих собачьи бисквиты, выложенные перед ними горкой. Значит, Адам решил, что они заслужили награду?
        Увидев его в гамаке, Ли подумала, что перед ней сказочный принц, - так он сиял на солнышке. Шумящая от легкого ветерка листва старых дубов совершенно заглушала его дыхание, но и безмятежная поза, и мерно поднимавшаяся и опускавшаяся грудь свидетельствовали о том, что спит он крепко и безмятежно.
        - Вам нравится то, что вы видите? - раздался хриплый голос.
        Ли перевела взгляд на его лицо. Голубые глаза были широко раскрыты, но их выражение…
        - Я… я думала, что вы спите, - стала она оправдываться.
        - Поэтому и решили изучить меня? - с усмешкой спросил он.
        Она моментально вскипела:
        - Сначала вы заняли мою комнату, теперь отобрали мой гамак. Чего ждать дальше?
        - Сожалею, но я понятия не имел, что это ваш гамак. - Однако сожаления в его голосе не прозвучало.
        - Я натянула его между этими дубами двенадцать лет назад. И с тех пор это мой самый любимый уголок, - отрезала Ли.
        - А я осквернил его? Не хотите прилечь? Здесь вполне хватит места нам двоим.
        - Не испытывайте моего терпения, Адам.
        - Вы смотрели на меня так, словно у вас зародилась занятная идея, - уверенно заявил он. Ли отвела взгляд от его дразнящих глаз. - Ну что же вы, Ли? Вы находите меня привлекательным. Я вас тоже. Что в этом плохого?
        Ее карие глаза потемнели от гнева.
        - Я нахожу вас наглым, а ваши манеры - отвратительными.
        Он нахмурился:
        - А я считаю вас истеричной и пристрастной. Так что и не жду от вас справедливости.
        Это уязвило Ли, но она решила проигнорировать его выпад.
        - Как вы посмели так себя вести с гостем моей тети?
        - Кому-то же надо было поставить его на место. Вы были заняты тем, что с благоговением внимали всему, что нес этот старик.
        - Я наслаждалась обществом талантливого ученого!
        - Талантливого? Господи, да он никудышный педагог, бездарный писатель и недобросовестный исследователь.
        - Что дает вам право так говорить? То, что его книги не входят в список бестселлеров газеты «Нью-Йорк таймс»? Или то, что вы указали на неизвестный ему источник? Но ведь Мелькиор сказал, что ему он не внушает доверия.
        - Еще бы, надо же было как-то оправдаться. Он никогда и не слышал про эти письма. И я знаю много других документов, о которых он понятия не имеет.
        - О, прекратите это хвастовство, Адам.
        - Он насквозь лживый. Вы не обратили внимания на его акцент?
        - Он… Я… Какое это имеет значение?
        - Он вырос в Айове и за всю жизнь провел в Англии не более нескольких недель. Так почему же вас не удивляет, что он говорит с акцентом герцога Йоркского? Это все игра, Ли, он выдумал себе имидж и четко придерживается его.
        - Даже если то, что вы говорите, правда, добиться такого положения с помощью одного имиджа невозможно.
        Адам встал и подбоченился.
        - Значит, вам удалось убедить Вербену вышвырнуть меня из дому после этой идиотской стычки с Мелькиором?
        Ли покраснела. Она должна была сообразить, что ему сразу станет ясно, с какой целью она решила побеседовать с Вербеной. И едко заметила:
        - Если безделье на солнце и есть форма вашего соавторства, то удивительно, что тетя до сих пор этого не сделала.
        - Я честно выполняю свою часть работы. Это касается и книги, и хозяйства, от которого голова идет кругом.
        Ли не могла отрицать, что Адам помогал так, как трудно ожидать от гостя, но ей стало не по себе после этого сердитого обмена мнениями, и она повернулась к нему спиной.
        - Пойду в дом. Извините, что помешала.
        Он схватил ее за локоть и развернул к себе лицом.
        - Вы не умеете не мешать. В этом вы такая же, как и все из вашего племени.
        Она попыталась вырваться из его железных рук.
        - Мое племя? И что это должно означать?
        - Ученый мир, снобы. Я пишу книги, понять которые не требуется ученой степени, значит, я не достоин даже сидеть за столом с вами.
        - Вы пишете то, что отдает дешевой сенсацией, развлекательностью, ловко стряпаете то, что приносит деньги и успех…
        - Какой восхитительный набор слов. И какую же из моих книг вы прочитали, чтобы стать столь авторитетным критиком?
        - Я не прочла ни одной из них и не собираюсь этого делать. А теперь пустите меня.
        Он еще крепче стиснул ее, не сводя с нее горящего взгляда. Оба тяжело дышали от злости.
        Адам прищурил глаза с густыми золотистыми ресницами. Ли нервно облизала губы и тут сообразила, что он не отрываясь смотрит на них.
        - Отпустите меня, - проговорила она сдавленным голосом.
        Не обращая внимания на ее слова, Адам коснулся ее щеки и медленно провел пальцем по подбородку. Его прикосновение было теплым и легким, словно перышко птицы.
        - Ваша кожа нежная, как шелк, - зачарованно пробормотал он. - Ваши щеки пылают. - Он наклонился и коснулся ее мягким и слегка влажным поцелуем. - Можно обжечься.
        - Прекратите. - Ее голос прозвучал так слабо, что он вряд ли ее услышал. Надо немедленно предпринять нечто более решительное, а не умолять еле слышным голосом. Она должна вцепиться ему в волосы и резко оттолкнуть от себя.
        Как только ее пальцы коснулись его кожи, она совершенно забыла про свои планы отпора и, закрыв глаза, погрузилась в блаженство. Он тоже замер, она лишь чувствовала его теплое дыхание на затылке.
        Ли коснулась губами волос на его голове. Кровь зашумела у нее в ушах, когда она изучающе провела ладонями по его груди. Кожа его была гладкой, под ней чувствовались крепкие тренированные мышцы. Курчавые жесткие волоски на его груди щекотали ей пальцы, обвиваясь вокруг них, когда она попыталась пригладить их рукой.
        Глаза их встретились. Его глаза - цвета ясного неба - вдруг потемнели. Она и представить себе не могла, что они могут стать такими. Секунду-другую он вопросительно смотрел на нее, а потом притянул к себе. Ли бросило в жар, ее грудь начала вздыматься и опускаться, а руки упоенно гладили плечи этого золотого язычника, этого любовника из сказки. А он делал с ней что-то такое, от чего все ее тело пело чувственный гимн и ликовало.
        Большие ладони обхватили ее затылок, слегка взъерошили волосы и оттянули их назад, так, что она подняла лицо ему навстречу. Он склонился и поцеловал ее. Не ощущалось никакой неловкости, какая бывает при первом поцелуе; его язык скользнул внутрь и принялся по-хозяйски исследовать ее рот. Ли так была поглощена этим, что не могла думать ни о чем другом.
        Когда его язык снова принялся за свое колдовство, Ли задрожала от возбуждения. Услышав сдавленный стон, вырвавшийся откуда-то из глубины его груди, она невольно вонзила ногти в его плечи. Руки Адама скользнули вниз и стали ласкать ее бедра.
        Ли вскрикнула, испытав почти болезненное, до дрожи, желание, пронзившее ее до кончиков пальцев. Кожа ее запылала, слезно опаленная огнем.
        Адам прижал ее лицо к груди и зашептал ей что-то на ухо.
        - Что? - выдохнула она, сама занятая тем, что скользила ладонями по его спине, наслаждаясь ощущением твердых мышц.
        - Не здесь и не в доме, - задыхаясь, сказал он и проложил дорожку из поцелуев от ее виска до подбородка.
        - Что? - повторила она в полном замешательстве.
        - Куда мы могли бы пойти?
        Ли оцепенела. Значение его слов дошло наконец до ее затуманенного страстью сознания.
        - Я нашел неподалеку отсюда старый сарайчик. Там нам никто не помешает, - пробормотал он, водя губами по ее растрепанным волосам.
        Ли подняла голову и посмотрела ему в лицо:
        - Что?
        Он ослепительно улыбнулся ей:
        - Ты все время твердишь одно и то же. - И мягко поцеловал в губы, снова чуть не лишив ее рассудка.
        - Сарай? - повторила она сквозь стиснутые зубы. Значит, ему хотелось затащить ее в сарай, как последнюю шлюху?
        - Ли! - Голос Адама дрогнул.
        Нет! Она отпрянула назад, в ужасе глядя вокруг себя. Как она могла допустить такое? Да, все начал он, но она никогда не лицемерила перед собой и сейчас не хотела свалить всю вину на него одного. В столь страстных объятиях участвуют двое!
        - Я не собираюсь извиняться, Ли, - с трудом переводя дыхание, произнес Адам.
        - Я и не ждала от вас извинений! - Не могла же она отрицать, что это помутнение мозгов было взаимным.
        - О, конечно же, нет! Теперь я фигурирую в ваших мыслях первобытным дикарем, набрасывающимся на женщин всякий раз, как только представляется шанс, - едко произнес он.
        - Лихость, с которой вы все проделали, свидетельствует о большом опыте!
        Ли тут же пожалела о своих словах. Достаточно того, что она попалась на его крючок.
        Лицо Адама помрачнело, брови гневно сошлись на переносице.
        - Вербена наверняка все еще сидит в кабинете. Почему бы вам не побежать к ней и не сообщить, что в довершение ко всему я еще и ловелас, который вам проходу не дает?
        - Я не имею привычки жаловаться! - отрезала она.
        - Я уже это заметил. Где Мордред? - снова перешел он в наступление.
        - Вас это не касается. И очень прошу исключить имя Мордреда из ваших бесед с Вербеной. - Он склонил голову, словно демонстрируя, что его терпение на исходе. - И очень надеюсь, что данный… инцидент останется между нами.
        Его глаза снова сверкнули, на сей раз с холодной яростью.
        - Да, это касается только нас с вами. Ли.
        - Этого больше не повторится.
        Не стоит обманывать себя. Это только начало.
        Огорошив ее на прощание, он направился к дому, кипя гневом.
        Ну почему последнее слово всегда остается за ним?


        Адам проявил неожиданную тактичность, исчезнув до конца дня. Когда Ли вечером спустилась к столу, Вербена непринужденно сообщила племяннице, что Адам ужинает с кем-то в городе. Они вдвоем наслаждались покоем, болтая обо всем на свете. Ли давно мечтала о таком ужине в тихой, мирной обстановке, за интересной беседой. Но почему же тогда ее сердце так и замирало от тревоги?
        Всю ночь Ли ворочалась на уже до отказа наполненном водой, но все равно колышущемся матрасе. Всякий раз, когда она начинала засыпать, перед ней представали затуманенные страстью голубые глаза Адама. И его голос снова начинал нашептывать нежные слова. Измученная, Ли заснула только на рассвете.


        - Проснись! Да вставай же, соня! - весело щебетала Вербена, тряся матрас.
        Ли приоткрыла глаза и, увидев возле кровати свежую и жизнерадостную тетю, простонала:
        - Оставь меня в покое!
        - И позволить тебе проспать весь день? В этом ты хочешь уподобиться Адаму?!
        Один лишь звук его имени мгновенно заставил Ли сесть. Матрас заколыхался под ней.
        - Который час?
        - Уже десять.
        Ли застонала, щурясь на солнце. Проклятый Адам! Она с трудом поднялась с постели, приняла душ и спустилась вниз, надеясь, что ей оставили чашечку кофе. За столом сидел Адам и с отсутствующим выражением лица слушал болтовню Вербены.
        - Я сварила свежий кофе, дорогая. Свой я выпила несколько часов назад, - проворковала Вербена, наполняя чашку Ли и подливая новую порцию Адаму.
        - Доброе утро, - хрипло проговорила Ли.
        - М-м-м… - послышалось в ответ. Он зевнул. - Вы выглядите уже не такой отутюженной, как обычно.
        - Бедняжка почти глаз не сомкнула этой ночью, - озабоченно проговорила Вербена, пытаясь заставить племянницу съесть хоть один тост.
        - Я не голодна, тетя. Так что лучше дождусь ленча.
        - Вам не спалось? - спросил Адам, и Ли с раздражением заметила появившийся в его глазах интерес.
        - Да, не спалось, - с каменным липом ответила она.
        - Интересно, почему? - Вопрос был задан самым невинным тоном.
        - Она страдает от переутомления. У Ли за спиной такой напряженный год, - уверенно заявила Вербена.
        - Странно, я тоже долго не мог уснуть этой ночью. - Адам немного помолчал и вкрадчиво добавил: - Как вы считаете, здесь есть какая-то связь?
        - Нет, - ответила невольно напрягшаяся Ли и резко встала из-за стола. - Ты, кажется, хотела заняться сегодня покупками, тетя?
        - Да, дорогая. Не хочешь проехаться с нами в город, Адам?
        - Нет, спасибо. Мне нужно поработать, - ответил тот.
        - Но ты мог бы…
        - Глупости, тетя, - перебила ее Ли. - Если он намерен наконец приняться за работу, вместо того чтобы лежать на солнце или терроризировать твоих гостей, то не стоит его отговаривать.
        Ли буквально вытащила тетю из кухни, довольная, что на этот раз последнее слово было произнесено ею. Правда, триумф был неполным: Адам громко расхохотался ей вслед.


        В конце недели позвонил Мордред. Ли подождала, пока Адам покинет кухню, прежде чем начала беседу с братом.
        - Где ты пропадал? - прошептала она. - Я уже не знаю, какую причину выдумать для твоего отсутствия.
        - Я не могу тебе сказать, где я, - был ответ.
        Ли нервно сжала трубку.
        - У тебя неприятности?
        - Не забивай себе голову моими проблемами, Ли, - сказал он тоном оскорбленного в лучших чувствах английского лорда.
        Ли отодвинула от уха трубку и недоверчиво уставилась на нее: не ослышалась ли она?
        - Когда ты приедешь сюда? - нерешительно спросила она.
        - Боюсь, что у меня ничего не получится в этом году.
        Ли нахмурилась. Голос у Мордреда звучал очень странно.
        - В чем дело, Мордред? Ради Бога, объясни толком…
        - Я отправляюсь в Боливию! - неожиданно прокричал тот в трубку. - Понимаешь, в Боливию!
        - В Боливию?
        - Это единственный для меня выход. И не ищи меня, Ли. Передай всем, чтобы не пытались меня разыскивать. Это мой прощальный звонок, дорогая.
        - Но ты никого там не знаешь! Ты даже не говоришь на испанском!
        - Уже поздно что-либо менять! Вспоминайте с мамой обо мне.
        - Мордред! - закричала Ли, но он уже повесил трубку. Она задумалась. Все в этом безумном разговоре: и тон, и дурацкое заявление, что он уезжает в Боливию, - было так не похоже на ее капризного кузена. Может, он попал в беду и ему грозит опасность? Или это всего лишь глупый розыгрыш? Тогда держись, Мордред! Она разрежет на кусочки все его шикарные свитера от Кардена!
        А если он действительно попал в беду?..
        Ли вздохнула и выпрямилась. Ей в любом случае придется сообщить Вербене, что Мордред не сможет приехать. Проклиная легкомысленного кузена на все лады, она отправилась в кабинет, где Адам и Вербена работали над книгой.
        Вербена, конечно же, расстроилась. Ее темные глаза налились слезами. Она извинилась и сказала, что, пожалуй, пойдет развеется, а заодно и покормит енотов. Когда Ли попыталась выйти из комнаты вслед за тетей, Адам преградил ей путь.
        - Вы что-то скрываете от Вербены! Что случилось с Мордредом?
        - Это чисто семейное дело, вас оно совершенно не касается! - возмутилась она, пытаясь обойти Адама.
        - Подождите. - Он положил руку на ее плечо, нежно, но твердо. - На сей раз вы правы. Меня это действительно не касается, и я прошу прощения за то, что вмешался. Просто… мне жаль Вербену.
        Его робкие извинения и искренняя забота о тете тронули Ли.
        - Я… я тоже погорячилась. Мне приятно, что вы так переживаете за Вербену. Но я знаю Мордреда, а вы нет. Уверяю вас, сколько бы мы ни говорили о нем, это ничего не изменит.
        Он кивнул и пристально посмотрел ей в лицо.
        - А нам и без того есть о чем поговорить, не так ли? - Голос его звучал удивительно мягко.
        Ли опустила глаза. Он прикоснулся пальцами к ее подбородку и слегка приподнял его, заглядывая ей в глаза.
        - Что нужно сделать, - задумчиво произнес он, - чтобы заставить вас верить мне так же непоколебимо, как вы верите Вербене и Мордреду? Как добиться вашей преданности?
        - Не знаю, - беспомощно прошептала она.
        Он наклонился и легким мгновенным поцелуем коснулся ее губ. Ли закрыла глаза, когда он прошел мимо нее. Она прижала пальцы ко рту, словно запечатав этот поцелуи, и стояла, вслушиваясь в эхо его шагов по лестнице.



        Глава 5

        - Где Адам? - громко спросила Ли, поспешно входя в кухню.
        - Ты выглядишь, как будто сошла с обложки журнала мод, дорогая. Как прошла твоя встреча с Мелькиором? Надеюсь, отлично?
        - Да, это была интересная встреча. И очень познавательная.
        - Такие контакты всегда полезны, - отозвалась Вербена, скармливая Пытливой Бестии кусочки папайи.
        - Даже больше, чем ты думаешь. Где Адам?
        - В кабинете. А зачем он тебе?
        - У меня к нему срочный разговор. - Ли направилась прочь из кухни, затем вдруг остановилась и спросила: - А где будешь ты?
        Тетя озадаченно посмотрела на племянницу:
        - Не знаю, дорогая. Вероятно, здесь же. Это важно?
        - Отлично, - проговорила Ли, - отлично.
        Конечно же, он был в кабинете. Только использовал его весьма своеобразно - лежал на софе с раскрытой книгой на лице. «Валяет дурака, как всегда», - неприязненно подумала Ли. Она сняла с его лица книгу и прочитала название: «Норманнское влияние на англосаксонские социо-сексуальные отношения».
        Ли презрительно фыркнула. Вряд ли Адам мог понять, о чем идет речь в этой монографии. Этот «золотой мальчик» был актером, и весьма талантливым. Стольких людей он заставил поверить, что он настоящий историк!
        Адам открыл глаза и потянулся.
        - Вам нужна эта книга, Ли?
        - Нет. Но очень сомневаюсь, что и вам она пригодится.
        Он провел ладонью по лицу, пытаясь окончательно проснуться.
        - Действительно, большой потери не будет. Жуткое занудство.
        - Я сегодня встречалась с Мелькиором Браунингом.
        Его сонное состояние тут же прошло. Он быстро спустил ноги на пол и встал.
        - Выкладывайте.
        - Он поведал историю, которая меня лично шокировала. И я на сто процентов уверена, что Вербена ни о чем не знает.
        - Неужели? - сухо проговорил Адам.
        Она встретилась с ним глазами, не скрывая своих чувств к нему.
        - Согласно сведениям профессора, вы так и не получили докторской степени. Вас, как он утверждает, исключили из аспирантуры.
        - Ничего подобного. Я сам подал заявление об уходе, - возразил он.
        - Ах вот как? - спросила Ли с едким сарказмом. - А то, что вы убедили целый свет, включая и мою тетю, что обладаете докторской степенью всеми уважаемого университета, в действительности ее не имея? Всякий согласится, что быть исключенным из аспирантуры не то же самое, что уйти оттуда по собственной воле. Наверное, поэтому вы и набрались наглости величать себя доктором?
        - Я не величаю себя доктором.
        - В этом доме, под этой крышей я собственными ушами слышала, как вы сказали Мелькиору, чтобы он называл вас доктором Джорданом, - напомнила она ему.
        - Значит, этот собиратель грязных сплетен пригласил вас поболтать с ним? И как только вы вошли в дверь, тут же выпалил: «Ли, дорогая, я вынужден предупредить вас, что соавтор вашей тети - подлый обманщик!»
        - Нет!
        - Нет? Тогда каким же образом он ввернул эту новость в вашу «глубоко научную» беседу?
        - Это имеет значение?
        - Для меня - да. Больше, чем вы думаете.
        Ли сплетала и расплетала пальцы, неожиданно очутившись в положении человека, вынужденного защищаться.
        - Мы беседовали о моих тезисах, и, поскольку вы были аспирантом на его факультете, я, естественно, спросила его о вашей диссертации.
        - Вы? - искренне удивился Адам, на мгновение забыв о главном предмете их разговора. Но уже в следующее мгновение его лицо снова помрачнело. - Вы хотите сказать, что спросили его, стоила ли моя работа названия диссертации?
        - Я сформулировала свой вопрос в более изящной форме, - ответила она, чувствуя себя крайне неловко.
        - Но главную мысль я выразил правильно!
        - Не пытайтесь сбить меня с толку! Вообразите мое удивление, когда я узнала, что ваша диссертация была так плоха, что профессор Браунинг посоветовал вам провести еще год в университете и переделать ее заново. Но вы отказались.
        - А он не рассказал вам, что отказался разрешить мне представить диссертацию ученому совету и попытаться защитить ее, считая, что его мнения достаточно, чтобы поставить крест на моей научной карьере? Он пытался использовать свое положение, чтобы диктовать мне, что и как я должен писать!
        - Адам, - раздраженно воскликнула Ли, - именно для этого и существуют научные руководители! Это их работа. Если я делаю глупые или безответственные выводы в моих тезисах, то именно мой научный руководитель обязан предупредить меня о них и посоветовать не представлять их ученому совету.
        - Он сказал, что я сделал глупые и безответственные выводы в своей диссертации? - настойчиво допытывался Адам.
        Она сделала глубокий вдох.
        - Ну, не совсем в таких выражениях.
        Какое-то время они молча смотрели друг на друга.
        Наконец Адам устало произнес:
        - Какой бы серой посредственностью он ни был, вы все равно предпочитаете верить ему, потому что вас раздражает то, чем кончилась моя карьера. Ведь дело именно в этом?
        Горечь в его голосе пронзила ее, заставив, как ни глупо, тут же пожалеть, что вообще затронула эту тему. Но она должна быть твердой, поскольку дело касалось Вербены и ее книги.
        - Значит, все, что он сообщил, - чистая правда?
        - Что меня исключили? Я уже сказал вам, что это не так. Я подал заявление, что не желаю и дальше терять время на их факультете.
        - Но вы ведь так и не получили докторской степени?
        - Мелькиор заявил вам именно это?
        - Да.
        - И только?
        - Да.
        Адам перевел дух и горько рассмеялся.
        Ли расправила складки нового льняного платья.
        - Чем закончилась ваша карьера, меня совершенно не волнует. Но как вы собираетесь и дальше работать с моей тетей? Ведь вы рискуете тем, что сделаете из нее посмешище всего ученого мира! Что же вы за человек?
        - Вы уже решили для себя, что я за человек, так что незачем и спрашивать!
        - Но как вы могли так поступить с ней?
        - Вы задали вопрос, только вот выслушаете ли мой ответ на него? Ведь вам это совсем не интересно!
        - Да, не интересно. Я хочу лишь защитить Вербену, чтобы ее имя не трепали все, кому не лень. Так что вам придется исповедаться перед ней. Исключили вас или вы покинули факультет по собственной воле, важно одно вы недостаточно квалифицированны, чтобы работать с ней и она имеет право на то, чтобы знать это и сделать соответствующие выводы.
        Он подошел к окну и прислонился лбом к стеклу. И глубоко вздохнул.
        В эту минуту раздалась звонкая трель телефона. Ли чуть не подпрыгнула от неожиданности. После двух продолжительных звонков все стихло. По-видимому, Вербена сняла трубку на кухне.
        Адам отошел от окна и повернулся к Ли.
        - Вы совершенно правы. Я действительно должен рассказать всю эту историю Вербене. Немедленно.
        - Она мягкий человек, так что я уверена, что она не станет очень сердиться на вас, - сказала Ли, сама не понимая, с какой стати вдруг решила утешать его.
        Его это тоже позабавило.
        - Я совершенно не боюсь Вербены, Ли. Я не боюсь даже вас.
        - Очень смешно.
        - Но мне будет жаль и себя, и Вербену, если мы так и не напишем вместе эту книгу.
        Ли предпочла никак не комментировать его высказывание, потому что была убеждена, что лучшее, что может произойти с Вербеной, - это раз и навсегда избавиться от подобного соавтора.
        - Тогда не стоит тянуть с признанием. Пойдемте, - . сказал Адам. - Вы ведь наверняка хотели бы послушать, что я ей скажу, не так ли? Хотя бы для того, чтоб убедиться, что я не делал попытки оправдаться.
        - Только не представляйте меня злодейкой из мелодрамы, - ответила, защищаясь, Ли. - Мелькиор всего лишь проболтался. Ну а я беспокоюсь о репутации Вербены.
        - Как же ей повезло, что вы вовремя приехали, чтобы спасти от меня!
        Ли бросила на Адама гневный взгляд, но он уже повернулся к ней спиной и вышел. И снова последнее слово осталось за ним!
        Когда они вошли в кухню, Вербена разговаривала по телефону. Как только она повесила трубку, Адам сказал:
        - Вербена, я должен кое в чем тебе признаться.
        - Это нельзя отложить на потом? - спросила Вербена и тяжело опустилась на стул. А когда подняла лицо, то они испугались: по мертвенно-бледным щекам Вербены катились слезы.
        - Тетя! - охнула Ли. - Что случилось?
        - Этот звонок… из Англии. Говорила сестра Гримли.
        Ли судорожно сглотнула. Адам переводил непонимающий взгляд с одной женщины на другую.
        - И что с ним? - спросила Ли.
        - Он на следующей неделе ложится в больницу на операцию. И они боятся, что его положение намного серьезнее, чем кажется на первый взгляд.
        Ли подошла к Вербене и обняла ее за плечи. Ничего не понимая, Адам, однако, сообразил, что в данный момент вопросы неуместны. Он просто сел за стол.
        После нескольких минут молчания Вербена отодвинулась от Ли.
        - Хватит хандрить. Пора собирать вещи, - сказала она.
        - Собирать вещи? - переспросила Ли.
        - Конечно. Я должна быть рядом с ним в столь трудный час. Будь так добра, дорогая, позвони в аэропорт и закажи билет. Я хотела бы вылететь уже сегодня вечером. - Вербена поднялась и вышла, оставив Адама и Ли на кухне в полном замешательстве.
        - Кто такой Гримли? - спросил наконец Адам.
        Ли опустилась на стул, где недавно сидела Вербена.
        - Гримли Крамер, знаменитый антрополог.
        - Это ваш родственник?
        Она заколебалась, но потом все же ответила:
        - Отец Мордреда.
        - Что-о?
        Ли вздохнула:
        - Это длинная история. Он и Вербена повстречались лет сорок назад. Он был студентом Кембриджа. А Вербену наградили грантом для обучения в этом заведении. Они полюбили друг друга, объявили о помолвке и чуть было не сыграли свадьбу.
        - И что же помешало?
        - Да многое. У него настроение менялось едва ли не каждые пять минут, он был очень упрям, но главное, - Ли не удержалась от смешка, - он на дух не выносил животных. Однако больше всего ее не устраивало то, что он решил провести всю жизнь в джунглях Амазонки, изучая культуру сохранившихся там племен. Так что Вербена разорвала помолвку и возвратилась в Америку.
        Адам снова нахмурился.
        - Но откуда же тогда взялся Мордред?
        - Когда Вербене было тридцать с хвостиком, она была на конференции в Париже и встретила там Гримли, который докладывал о своих находках какому-то финансирующему его институту.
        - И выяснилось, что их гормоны по-прежнему настроены друг на друга?
        - Что-то вроде этого. В результате появился Мордред.
        - И Гримли не предложил ей выйти за него замуж?
        - К тому времени, когда Вербена поняла, что беременна, Гримли был уже посреди своих драгоценных джунглей, где нет никаких телефонов и почты. Так что она родила сына и стала растить его одна. Мордреду было около пяти лет, когда Гримли и Вербена снова встретились.
        - И что же произошло?
        - Насколько я поняла, Мордред и Гримли не сумели поладить друг с другом. Уже через несколько дней выяснилось, что они втроем не могут ужиться.
        - Так что Гримли снова отправился в свои любимые джунгли?
        - Да. Но несмотря на все это, Гримли был и остается любовью всей жизни Вербены. Так что я не удивлена, что в трудную минуту она решила поддержать его.
        - В таком случае вам лучше немедленно отправиться за билетом на самолет в Англию.
        Следующие несколько часов прошли в страшной суматохе. Надо было упаковать вещи, подробно записать, кого, как и когда кормить из многочисленных питомцев Вербены, пройтись по графику лекций, чтобы выяснить, что отменить, а что передвинуть на более поздний срок.
        Они очень спешили, когда ехали в аэропорт. Всю дорогу Вербена записывала для Ли самые важные телефоны и адреса.
        Перед посадкой она повернулась к Адаму и сказала:
        - Чего мы не успели - так это обсудить следующую главу!
        - Не волнуйся, я справлюсь, - успокоил ее Адам.
        - Ты не забудешь найти подтверждение всем тем фактам, о которых мы говорили вчера?
        Адам кивнул.
        - Тетя! Посадка вот-вот закончится. Позвони, когда прилетишь. Передай от меня привет Гримли.
        - Хорошо, дорогая. - Вербена обняла племянницу. На глазах у нее блестели слезы. - Я так ждала твоего приезда, и вот теперь вынуждена тебя покинуть.
        - Ничего, скоро Гримли станет лучше, и ты вернешься.
        - Да, конечно, дорогая. Адам, - Вербена обняла своего соавтора и поцеловала его в щеку, - постарайся побольше отдыхать и не позволяй никому намекать, что ты не…
        - Тетя, стюардесса уже в бешенстве!
        Адам чмокнул Вербену в щеку.
        - Счастливого полета. И привези нам из Англии что-нибудь интересное.
        Ли ехала домой молча, сосредоточившись на дороге. Адам тоже помалкивал, высунувшись из окна и подставляя лицо ветру. Ли развернулась у крыльца, затормозила и выключила мотор. Молчание между ними вдруг стало невыносимым.
        - Вы действительно собираетесь продолжать работать над книгой? - спросила наконец Ли.
        - Да. Вербена же просила меня об этом.
        - Но она не знает всей правды о вас.
        - Вы уверены, что она вышвырнет меня, как только я ей признаюсь?
        Ли пожала плечами. Привязанность Вербены к Адаму была сильной, в этом она уже убедилась. Ли выскочила из автомобиля и вошла в дом. За ее спиной Адам громко хлопнул дверцей. Она испуганно повернулась.
        - Это сразу же привлекло ваше внимание, - сухо объяснил он.
        - А вы этого и добивались?
        - Да. Я довольно уравновешенный человек, Ли, но вы выведете из себя и святого.
        - Думаю, мы оба согласимся с тем, что вы отнюдь не ангел.
        - Совершенно верно. И ради мира и покоя в доме, пока Вербены нет здесь, думаю, нам надо кое в чем разобраться.
        - В чем же именно?
        - Вы раскритиковали мои книги, не дав себе труда прочесть их, вынесли суровый приговор моему прошлому, не пожелав выслушать меня. Вас интересует только Вербена? Можете не волноваться, я никогда сознательно не причиню ей боль. Потому что уважаю ее, что бы вы там обо мне ни думали. А если уж быть совсем откровенным, то вряд ли еще какой-нибудь идиот взвалит на себя заботу о ее доме и зверинце в ее отсутствие, соавтор он ей или нет!
        Он был абсолютно прав, хотя Ли и не хотелось признавать это.
        Они вздрогнули, услышав пронзительный писк, доносившийся с заднего двора. Макбет и Король Джон были в своем амплуа. В холле появилась испуганная игуана и шмыгнула мимо них в кабинет. Через мгновение оттуда вылетел возмущенный попугай, и, то падая к полу, то взмывая вверх, громко выкрикивал непристойные ругательства на староанглийском.
        Адам и Ли, прекрасно понимавшие его, покраснели.
        - Боже! Опять светопреставление! - вздохнул Адам.
        - Видимо, нам придется заключить временное перемирие и объединить силы, чтобы справиться со всем этим.
        Он кивнул. На его лице появилась знакомая усмешка.
        - О'кей. Вы постараетесь поймать попугая, пока он не перепачкал все вокруг, а я пойду разнимать колли и хорька.



        Глава 6

        Их перемирие оказалось недолгим. На следующий день Ли встретила Адама на заднем дворе.
        - Что это такое? - сердито спросила она, махая перед его носом измятым клочком бумаги. Он выпустил из рук пятидесятифунтовый мешок с отрубями и потянулся за бумагой. Это было письмо.
        - А я-то везде его искал! Спасибо, Ли! Где оно было?
        - В пасти у нашего Тая!
        Адам бросил недовольный взгляд на Тая, который крутился у ног Ли.
        - Плохая собака! - сказал он довольно добродушно. - Твое счастье, что у тебя такая милая мордашка!
        - Поскольку в вас не десять фунтов и у вас нет четырех лап, покрытых шерстью, то я требую объяснений! - заявила Ли. Адам даже и не думал смущаться, и угрызений совести в нем не ощущалось - вот что выводило ее из себя.
        - Понятия не имею, как он добрался до него. Придется впредь складывать все письма в папку с застежкой…
        - Я не об этом, - перебила его Ли. Она снова выхватила письмо из его рук. Не обратив внимания на эту невежливую выходку, Адам поднял с земли мешок с отрубями и потащил его к кормушкам, которые располагались неподалеку от заднего крыльца особняка.
        Ли, потеряв всякое терпение, громко прочитала вслух:


«Дорогой Адам, мне очень понравились первые главы вашей «Жизненной альтернативы». Совершенно согласен с тобой, что «Находчивые монахини» - более удачное название. Постарайся убедить в этом своего соавтора…»



        Она бросила на него испепеляющий взгляд, прежде чем продолжить чтение:


«С нетерпением жду нашей встречи для обсуждения контракта на эту книгу. Сумеешь ли ты выбраться в город к концу месяца?»



        Насыпав полную кормушку отрубей, Адам выпрямился.
        - Ну и что из этого следует?
        - Это же издательство «Лэвиш букс»!
        - Разумеется, - ответил он.
        - И это все, что вы можете сказать? - Ли всплеснула руками.
        - Успокойтесь, Ли, в этом состоянии вы похожи на сверхмощный вентилятор, - произнес Адам, подхватив мешок с зерном, и исчез за углом дома.
        Ли чуть не лопнула от злости. Она ожидала чего угодно - отречений, оправданий, - только не абсолютного равнодушия. Он застыл у кормушки, когда она снова поравнялась с ним.
        - Что надо класть сюда: зерно или семена подсолнуха?
        - Не знаю. Какая разница?
        Он поднял брови.
        - Это ведь вы вчера записывали все, что касается корма любимцев Вербены.
        - Птичий корм - он и есть птичий корм! Может быть, мы поговорим о более серьезных делах?
        - О чем, к примеру?
        - О том, как вы спекулируете тетиной книгой, предлагая ее этому грязному, потакающему самым низким вкусам публики, узколобому издателю!
        - Это мой издатель, Ли.
        - Я именно это и имею в виду!
        Адам поморщился, затем пожал плечами и стал с невозмутимым видом наполнять следующую кормушку. Закончив свою работу, он зашагал мимо Ли к крыльцу.
        - Боже, даруй мне терпение, - сказала Ли, обращаясь к ясному летнему небу.
        - Если в те кормушки мы положили зерно, то тогда эти надо заполнить семечками? - спросил Адам.
        - Вербена знает?
        - Наверняка, ведь это же ее птицы. Но если вы потеряли все те записи, которые делали под ее диктовку…
        - Знает ли она о «Лэвиш букс»? - процедила сквозь зубы Ли.
        - Пока нет. Я собирался сказать ей вчера, но тут столько разом всего навалилось, что я попросту забыл сделать это.
        - Адам, эти отговорки смехотворны!
        Он резко повернулся к ней лицом. Прежнее дружелюбие мгновенно испарилось.
        - Ли, книга должна быть опубликована. Я, конечно, не собираюсь подписывать что-либо без согласия Вербены. Речь идет всего лишь о том, чтобы заранее привлечь к ней читательский интерес. Теперь, когда у нас готовы несколько глав, мы можем вступать в переговоры с издателями.
        - Но с респектабельными издателями.
        - Издатель «Лэвиш букс» и есть респектабельный. Я издал у него четыре книги и получил за них хороший гонорар; благодаря отличной рекламе тираж разошелся в рекордный срок. Что еще нужно, чтобы заслужить ваше одобрение?
        - Вербена ни за что не согласится подписать контракт с такого рода издателем.
        - Какого рода? У вас это прозвучало так, словно он издает подпольную порнографию!
        - Такие издатели хороши для шпионских детективов или биографий звезд экрана! Вербена же пишет серьезный исторический труд.
        - Она знала, когда обращалась ко мне с предложением о соавторстве, что именно это издательство опубликовало мои книги. Знала и о том, что они - возможные издатели нашей книги. Позвольте предположить, что вы чересчур сгущаете краски!
        Он набрал целый совок семян подсолнуха и направился к очередной кормушке. Ли уселась на ступеньках крыльца и задумалась. Когда он вернулся, она успела успокоиться до такой степени, что смогла атаковать его с другого бока:
        - Не кажется ли вам, что вы слегка поторопились?
        - Пытаясь удачно пристроить книгу?
        Она кивнула. Он пожал плечами. К нему вернулось самообладание.
        - А вам не приходило в голову, что Вербена сама захочет продать свою книгу за хорошие деньги и будет искать издательство с разработанной системой рекламы и сбыта? И обратится в то же «Лэвиш букс». - Выражение лица Ли тут же сказало ему, что она уже думала об этом. - Поскольку вы взяли на себя труд распекать меня за то, что вас совершенно не касается… - продолжил он.
        - Кто-то же должен…
        - Понимаю. Кто-то же должен приглядывать за бедной, глупенькой и совершенно беспомощной тетей Вербеной, которая слишком наивна, чтобы самостоятельно решить подобный вопрос.
        Ли широко раскрыла глаза. Слова Адама больно задели ее.
        - Я… Я никогда… - заикаясь, начала оправдываться она. - Я испытываю к ней любовь, уважение и восхищение. Она так полагается на меня и рассчитывает… э-э…
        - Я заметил это, - сухо сказал Адам. - Но чего я никак не могу понять - так это того, как здоровая и молодая женщина, у которой и у самой дел по горло, может до сих пор испытывать потребность защищать ее? Вы ведь уехали отсюда несколько лет назад?
        - Да.
        - И все же она до сих пор жива, процветает, с ней не случилось ничего ужасного, более того, она, как и раньше, является светилом в своей области. Вам не приходило в голову, что она не так уж и нуждается в вашей страстной опеке?
        Ли не отвечала, изо всех сил пытаясь не взорваться в ответ на его замечание. Наконец Адам сам нарушил молчание:
        - О'кей, вероятно, это действительно не моего ума дело.
        Ли продолжала молчать, но желание сражаться с ним уже исчезло.
        - Вам не надо помочь с кормлением? - мягко спросила она, пытаясь перевести разговор в другое русло.
        Адам улыбнулся, и Ли с внезапной нежностью подумала, что у него неисчерпаемый запас дружелюбия. И обаяния.
        - Разумеется. Неужели вы надеялись свалить все это целиком на меня?
        - А кто там остался?
        - Еноты.


        На следующее утро Ли решила приступить к генеральной уборке дома.
        - На мою помощь не рассчитывайте, - заявил Адам. - Я и так кормлю всю живность западной части штата.
        Одной Ли было не справиться с огромным домом Вербены, так что она связалась с Дженни Харпер, и та зашла к ней в полдень.
        - …она ужасна только с виду, но такая забавная и так быстро привязывается, - говорила Ли, когда Адам заглянул на кухню.
        - Это вы обо мне? - поинтересовался он, не расслышав начала фразы.
        - О Пытливой Бестии. Познакомьтесь. Это - Дженни Харпер.
        Дженни было около тридцати, и она была до сих пор без ума от мужа, однако Адам произвел на нее неизгладимое впечатление. Она зарделась, словно школьница, и пустилась с ним кокетничать. Адам отвечал ей дружескими шутками и улыбками. Ли внезапно ощутила нечто вроде ревности, на которую, казалось бы, не имела никакого права.
        Миссис Харпер пришла в полный восторг, когда на кухню проскользнул Король Джон. Она радостно защебетала над ним и зацокала языком от удовольствия, когда он позволил ей погладить себя. Ли и Адам обменялись над ее головой многозначительными взглядами. Они должны любой ценой вернуть Дженни в этот дом.
        - Дженни, так, может, вы все же согласитесь остаться у нас? - робко спросила Ли.
        - Только после того, как будет изгнан злой дух этого дома, - заявила Дженни. - Если вы не против, я приведу с собой эксперта в этой области, и мы очистим помещение.
        - Извините, Дженни, - неуверенно проговорила Ли, - я выросла в этом доме, но ни разу не замечала в нем чего-нибудь необычного. - Адам лишь рассмеялся в ответ на это замечание. - Я имею в виду - не заметила ни привидения, ни духа. Ни разу.
        - Но он есть, - заверила ее Дженни. - Ваша семья не чувствительна к нему, и слава Богу. Но я ощущала его все время. И это очень враждебный дух, он тянется ко мне и смущает мой покой.
        Адам и Ли снова переглянулись.
        - Хорошо, - вздохнула Ли. - Приводите своего эксперта. Вы начнете работу сразу, как только дух будет изгнан?
        - Немедленно. Клянусь. Здесь давно пора навести порядок.
        - С чего же мы начнем? - спросил Адам.
        - Необходимо определить размеры его силового центра, - объяснила Дженни. - У вас есть складной метр?
        На взгляд Ли, «изгнание духа» и складной метр мало сочетались друг с другом, но она послушно принесла метр. Затем они молча отправились на третий этаж.
        - Душновато здесь, - заметил Адам. - И пыль вековая.
        - Никто же не пользуется этими комнатами, - объяснила Ли.
        - Вот в этой комнате, - решительно заявила Дженни, остановившись перед дверью с выцветшей надписью.
        Адам оглянулся на Ли и усмехнулся:
        - Уж не здесь ли жил легендарный Кубла-хан?
        Ли кивнула:
        - Мордред сделал эту надпись. С тех пор я не переступала порог этой комнаты.
        - Может, это враждебный дух Кубла-хана чувствует Дженни? - шепотом спросил Адам.
        - Не болтайте глупости. Кубла-хан жив и прекрасно себя чувствует. И возможно, в эту минуту счастлив выше меры, заставляя трепетать от страха бедного владельца зоопарка.
        Дженни измеряла комнату, бормоча что-то себе под нос и изредка издавая какие-то странные звуки. Спустя десять минут они возвратились на кухню, и Дженни, прощаясь, обещала появиться через несколько дней в обществе эксперта по нечистой силе.


        Новый день принес новую проблему.
        - В ванной завелась ящерица, - заявил Адам.
        Ли оторвала глаза от своей чашки кофе. Было видно, что Адам только что проснулся - взъерошенный, сонный, теплый и такой желанный! Поскольку по утрам он мало соображал, что говорил и делал, она просто налила ему кофе и снова углубилась в газету.
        - Вы слышали меня? В ванной завелась ящерица.
        - Конечно, конечно, - миролюбиво согласилась она.
        Он целую минуту смотрел на нее. Наконец Ли подняла на него глаза. Было видно, что хотя ему и трудно, но он старается сосредоточиться.
        - Я встал и отправился в ванную…
        Он надолго умолк. Кажется, забыл, о чем хотел сообщить.
        - Продолжайте, - подбодрила его Ли. - Вы включили воду и…
        - Ах да. - Он вспомнил, о чем хотел сказать. - Я переключил на душ, встал под него. И на меня напала ящерица. Хотела укусить. Если не верите, пойдите и взгляните сами.
        - Хорошо, - со вздохом согласилась Ли.
        Наверняка наступил на одну из резиновых игрушек для ванн, которые почему-то обожала Вербена, думала она, поднимаясь по лестнице. Войдя в ванную, Ли отодвинула в сторону клеенчатую занавеску и заглянула внутрь. Жутковатая рептилия зашипела ей в лицо. Ли выскочила из ванной и с шумом захлопнула дверь.
        - Да, там действительно засела ящерица!
        - Интересно, как она туда попала? - недоуменно пробормотал Адам.
        - А мне интересно, как ее оттуда вынуть.
        - И что с ней делать, когда достанем ее оттуда? - добавил Адам. - Я не слабонервный, но обнаружить эту тварь у себя в постели мне не хочется: ей явно не импонируют двуногие.
        Они сошлись на том, что лучше всего выпустить ее на свободу у ручья. Приготовили садовые перчатки, сеть, клетку для перевозки кошек и спрей с эфиром и снова пришли в ванную, где Адам решительно брызнул струей в шипящую рептилию. Усыпленная ящерица слегка посопротивлялась, но им удалось вытащить ее, поймав в сеть, и переложить в клетку. Заперев дверцу, они поздравили друг друга с успешным завершением операции и понесли свою добычу к ручью.
        Когда пленница выбралась из клетки на травку, то немедленно соскользнула в ручей и исчезла. Ли закричала «Ура!» и от восторга стиснула руку Адама.
        - Из нас получилась отличная команда спасателей!
        Он с улыбкой посмотрел на нее. У него тут же перехватило дыхание. Щеки Ли раскраснелись от возбуждения, темные глаза сверкали, а лицо лучилось от радости. Она еще никогда не выглядела прекраснее, чем в этот миг. Поддавшись импульсу, он прижал ее к себе и прильнул к губам. От неожиданности Ли сначала оцепенела, но затем ответила на его пылкий поцелуй.
        Адам целовал ее, пока у нее не закружилась голова, потом легко отстранился и с улыбкой заглянул ей в лицо.
        - У тебя растрепались волосы, - сказал он, убирая со лба выбившиеся пряди.
        - Неудивительно, ведь я расправилась с аллигатором.
        - Это я с ним расправился, а ты лишь давала указания.
        Он снова поцеловал ее.
        Ли было хорошо с ним, ей нравилось, как он целовал ее и что она при этом ощущала. Но она не знала, как отнесется к этому завтра. Поэтому она выскользнула из его объятий со словами:
        - У меня еще уйма дел на сегодня.
        - Моя помощь нужна? - спросил он, направляясь следом за ней к дому.
        - Нет, я сама справлюсь.
        Десять минут спустя она укатила в город на машине.


        Ли распаковывала на кухне покупки, когда зазвонил телефон.
        - Алло? - сказала она в трубку, пристраивая ее между плечом и ухом, чтобы свободной рукой отогнать от свежего лыса кошку.
        - С кем я говорю? - спросил незнакомый мужской голос.
        Решив, что набрали неправильный номер, Ли строго спросила:
        - А вы кто?
        - Я друг Мордреда Маккаргера.
        - О! Боюсь, я вас разочарую, его здесь нет.
        - А когда он появится?
        У нее по спине вдруг побежали мурашки.
        - Трудно сказать…
        Возникла продолжительная пауза. Наконец незнакомец сказал:
        - Когда он объявится, мэм, то я был бы очень благодарен, если бы вы сообщили мне об этом. У него неприятности. Но он почему-то упрямо не хочет принять мою помощь. Запишите мой телефон, по которому мне можно позвонить.
        - Нет! - в испуге воскликнула Ли. - И не смейте больше звонить сюда! - Она с силой бросила трубку.
        - Неприятные новости? - раздался за спиной голос Адама.
        - Нет! - резко ответила она и, спохватившись, добавила уже спокойнее: - Все в порядке, Адам.
        Ли боялась, что Адам не отступится и постарается выпытать у нее, в чем все-таки дело. Но он словно нехотя прошел к задней двери и начал спускаться по ступенькам. Она судорожно вздохнула и опустилась на стул.
        Снова пронзительно зазвенел телефон. Она уставилась на него. А он звонил и звонил, пока она наконец не сняла трубку.
        - Ли? Это Мелькиор Браунинг.
        - А-а, добрый день, Мелькиор, - облегченно сказала Ли.
        - Добрый день. Я узнал, что Вербена уехала по какому-то срочному делу.
        - Ее старому другу должны сделать сложную операцию.
        - Понятно. Надеюсь, все пройдет благополучно. Вербена собиралась дать мне на время кое-какие книги, пока я здесь, в городе. Я хотел бы заехать за ними.
        - Конечно, конечно, - ответила Ли.
        Они договорились, когда это удобно сделать.
        Положив трубку, Ли задумалась о брате. Скрывающийся от всех Мордред и не знает, что его отец серьезно болен и Вербена, как никогда, нуждается в его поддержке.
        Не хотелось бы, чтобы преследователь Мордреда поймал его. Впрочем, она и сама не отказалась бы от удовольствия хорошенько отлупить кузена.



        Глава 7

        Нежелание Ли поделиться с Адамом своими тревогами из-за странного телефонного звонка привело их к заметному отчуждению, но не надолго, ибо они по-прежнему делили обязанности по уходу за домом Вербены, а это требовало согласованных действий.
        Несколько дней они вообще не ссорились. И тем не менее Ли молила Бога, чтобы Вербена поскорее вернулась домой. Впервые в жизни она хотела найти защиту у тети. От чего? Этого она и сама толком не знала.
        - Ли! Сколько можно сидеть в четырех стенах! Ты пропустила и ленч, и ужин. Трудолюбие - это прекрасно, но сейчас почти полночь, пора бы и передохнуть!
        - Да, ты прав. - Она потянулась и сморщилась от боли в позвоночнике.
        - А-а, все ломит? Еще бы! - Он встал у нее за спиной и начал энергично массировать ее плечи.
        Ли опустила голову, пока его пальцы творили чудо, изгоняя из затекших мышц усталость от слишком долгого сидения над книгами.
        - Боже! У тебя просто волшебные руки!
        - Как подвигается твоя работа?
        - Без особых успехов, - нехотя призналась Ли и недоумевающе нахмурилась. - Я просмотрела все источники, которые подсказал мне Мелькиор… Все не то, что мне нужно. Один написан почти два столетия спустя после интересующего меня периода, а другой не содержит никаких конкретных фактов.
        - Ага, значит, Мелькиор не такое уж и светило?
        Ли промолчала, не желая снова спорить с ним.
        - Ты как-то упоминал письма на староанглийском. Те, которые хранятся в Британском музее, - робко напомнила она.
        - У меня там есть хорошие знакомые. Завтра же позвоню им и попрошу сделать копии. Их можно передать сюда с Вербеной. А чтобы ты не теряла времени зря, я припомню название одной интересной монографии, которая наверняка есть в университетской библиотеке.
        - Спасибо, Адам. Я очень ценю твою помощь, особенно если вспомнить, как я… - Она неловко замолчала, не зная, как закончить фразу. - К сожалению, я выбрала тему, в которой Вербена мне не помощник.
        - Тогда это действительно малоисследованная область.
        - Да. Обычно из тетушки сведения так и сыплются.
        - Но она еще и редкостная умница. Не каждому дано так сопоставлять и анализировать факты. А как она интерпретирует их!
        Ли блаженно прикрыла глаза: его теплые, сильные пальцы успокаивали и словно развязали узел, в который скрутились усталые мышцы. Заметив, что ее клонит в сон, Адам прекратил массаж и, обняв ее, прошептал:
        - Думаю, тебе уже пора в кровать.
        - Да, - сонно пробормотала она.
        Он поцеловал ее в мочку уха.
        - Хочешь, я донесу тебя на руках?
        Ли мгновенно пробудилась от этих слов.
        - Нет! Спасибо, я и сама доберусь. Спокойной ночи. Спасибо за массаж. - И с этими словами она устремилась к двери.
        Адам не сомневался, что, выйдя из комнаты, Ли бросилась бегом в свою спальню. Вряд ли она боялась его, но что-то все же мешало ей сделать следующий шаг в их отношениях. Причина могла быть какой угодно. Несмотря на тесный контакт, племянница Вербены все еще неодобрительно относилась к нему как к человеку. И у нее была от него какая-то тайна. Как, впрочем, и от Вербены.
        Адам беспокойно зашагал по кабинету. Еще одна бессонная ночь…


        Около полудня заявилась Дженни Харпер под руку с обещанным экспертом. Им оказалась дама в очень странном одеянии.
        - Я думал, она приведет священника, - тихо заметил Адам.
        - Что ты! Дженни - современная женщина.
        - Ли, Адам, познакомьтесь с Ралу, - важно произнесла Дженни.
        - Привет. Какое чудное платье, - сказал Адам.
        Ли наступила ему на ногу, чтобы он прикусил язык. На одеяние Ралу ушло около тридцати ярдов белого полотна. Оно было обернуто вокруг ее тела и широкими складками ниспадало к ногам. Еще несколько ярдов шлейфом волоклись за ней. Ли со страхом подумала, что после прогулки по дому Вербены этот белый шлейф и непомерно длинный подол будут иметь самый неприглядный вид.
        - Рада познакомиться с вами, - вежливо ответила она.
        Ралу сделала глубокий вдох и закрыла глаза. С минуту все напряженно молчали, не мешая ей сосредоточиться. Затем она сказала:
        - Да, это правда. Вы действительно рады видеть меня. - Ли и Адам удивленно переглянулись. - Но вот оно совсем не в восторге от моего визита, - заявила Ралу. Вытянув правую руку перед собой, эксперт по нечистой силе решительно двинулась вперед.
        - Ну разве она не чудо? - восторженно прошептала Дженни.
        - В жизни не видел ничего подобного! - искренне признался Адам.
        - Пойдемте же, - возбужденно заторопила их Дженни.
        Ли взглянула на Адама. Его глаза сияли.
        - Да я ни за что на свете не пропустил бы такого зрелища! Ты идешь?
        Она покачала головой:
        - Должен зайти Мелькиор Браунинг.
        - Тогда даже хорошо, что мне есть чем развлечься, пока он здесь. - И Адам зашагал наверх.
        Через четверть часа прибыл Мелькиор. Ли удалось отыскать ему книги за несколько минут. Единственное место, где в доме Вербены царил порядок, были книжные полки.
        - Как продвигается ваша работа? Пригодились вам те источники, которые я назвал?
        - Да, - солгала Ли. - Огромное спасибо за внимание и помощь.
        - У вас интересная тема. Как и тема новой книги вашей тети. Она ведь об обычае отправлять женщин в монастырь, если я не ошибаюсь?
        Ли совсем загрустила, когда Мелькиор удобно расположился в кресле, рассчитывая мило поболтать. Ей необходимо было вежливо выпроводить его из дома до того, как Адам спустится вниз.
        - Это лишь часть исследования. Вербена говорит, что в основном книга о том, как монахини приспосабливались к монастырской жизни. И как менялось к ним отношение мирян.
        - Да-а… - Мелькиор со значением посмотрел на девушку. - Остается лишь жалеть, что для столь заманчивого проекта ваша тетя избрала такого, мягко говоря, невыдающегося партнера.
        Вдруг с верхнего этажа дома раздался громкий вопль, мгновение спустя за ним последовало пение, переходящее в заунывное скандирование.
        - Бог мой! Что здесь творится? - изумился Мелькиор.
        - Это долгая история.
        Мелькиор понял, что не дождется объяснений странным звукам, доносившимся с третьего этажа, и затеял беседу об истории. Поскольку Ли приходилось делить внимание между собеседником и шумом наверху, она слушала профессора краем уха, рассеянно поддакивая в ответ.
        Теперь, когда у нее было время поразмышлять о профессоре, ей и самой показалось странным, что уроженец Айовы говорил с псевдобританским акцентом. Скандирование и завывания наверху стихли. Интересно, сеанс продолжится или сейчас все участники толпой спустятся вниз?
        - Но у меня совершенно нет времени заниматься этими изысканиями. Человека в моем положении буквально раздирают на части…

…И этот пижонский пиджак с заплатками на локтях. Кому еще могло прийти в голову разгуливать в таком в жаркий летний день?
        - Но я был бы счастлив оказать Вербене посильную помощь.
        - Что? Вы имеете в виду «Находчивых монахинь»? - Видя замешательство Мелькиора, Ли пояснила: - То есть «Жизненную альтернативу»?
        - Да-да, я именно об этом.
        - А когда это она обращалась к вам за помощью?
        - Э-э, она еще этого не делала. Но ведь ясно же, что она вскоре будет вынуждена искать другого соавтора!
        - Почему вы так думаете?
        - Но вы ведь рассказали ей о мистере Джордане?
        - Я? Нет.
        Внезапно у него на лице проступило нескрываемое раздражение.
        - И почему же вы этого не сделали?
        Ли сердито посмотрела на собеседника. Ей очень не нравился его тон.
        - Я полагала, вы беседовали со мной конфиденциально.
        Это заявление на миг охладило его пыл.
        - Все так и было. Но я считал, что вы расскажете обо всем тете.
        - Тогда почему вы не сообщили ей об этом сами? Ведь на карту поставлено доброе имя Вербены!
        Он попытался увильнуть от прямого ответа, картинно возмутившись:
        - Вот именно! Вы должны немедленно сообщить ей обо всем!
        Ли сощурила глаза.
        - И когда она все узнает, то немедленно избавится от Адама, не так ли? Тут-то вы и появитесь на сцене, чтобы утешить ее, и, конечно, немедленно займете освободившееся место. Я правильно поняла ваш замысел, профессор?
        - Мне решительно не нравится ваш тон, юная леди, - возмущенно произнес тот.
        - Лично преподнести ей эти сведения вы не решились бы - все шито белыми нитками, да? Поэтому вы и использовали меня!
        - Как вы смеете обвинять меня в подобных вещах?
        - И вам хватило дерзости прийти в наш дом и требовать, чтобы я пересказывала грязные сплетни Вербене, которой сейчас и без того нелегко! Что же вы за человек?
        - Я тоже не раз задавался этим вопросом, - раздался голос Адама.
        Ли резко обернулась и увидела, что он и Дженни поддерживают Ралу, обессилевшую после сеанса.
        - С ней все в порядке? - заволновалась Ли.
        - Пустяки, десять лет реанимации - и она как новенькая, - ответил Адам. - Давайте, Дженни, доведем ее до кресла.
        - Я отказываюсь дальше оставаться в этом доме и подвергаться вашим оскорблениям! - напыщенно произнес Мелькиор.
        - Я вас не задерживаю, - холодно ответила Ли. - И верните книги. Не думаю, что Вербена захочет одолжить их вам.
        - Ах вот как? - воскликнул он.
        - Не стоит так переживать, Мелькиор. Они невыносимо скучны, - миролюбиво заметил Адам, усаживая Ралу в кресло.
        - Вы мне ответите за все, Джордан! - Мелькиор побагровел, казалось, его вот-вот хватит удар.
        - Оставьте его в покое! - крикнула Ли в гневе, так что оба в изумлении посмотрели на нее.
        Адам покачал головой и произнес:
        - Да-а, поистине волнующий день!
        - Вы еще пожалеете об этом, дерзкая девчонка! - угрожающе прошипел Мелькиор.
        - Сомневаюсь, - вмешался Адам. - Я живое свидетельство тому, что ваши низкие интриги не могут сломить человека.
        - А вы, - взвизгнул Мелькиор, - не имеете никакого права называть себя доктором наук!
        - Я себя так и не называю. Но по иронии судьбы именно вы заявляете мне об этом!
        Они испепеляли друг друга взглядами. Мелькиор первым отвел глаза и, ни слова не говоря, покинул дом.
        - Не думал, что доживу до того дня, когда ты выступишь в мою защиту. Ты была великолепна!
        - Это словно сметающий все на пути ураган! - вдруг воскликнула Ралу. Все немедленно повернулись к ней. - Какая сила, мощь, сколько энергии…
        - Это что? Реклама автомобиля? - поинтересовался Адам.
        - Тс-с, - зашикала на него Дженни. - Она выходит из транса.
        - А-а… Может быть, глоточек виски, Ралу? - предложил он.
        - Адам, прекратите! - возмутилась Ли.
        - Ралу не отравляет свой организм алкоголем, - многозначительно произнесла Дженни.
        - Хм, значит, ошибся, - пробормотал Адам.
        Разыграв настоящий спектакль, Ралу открыла глаза. Ее лицо приняло обычное выражение.
        - Ну что? Нечистая сила… покинула нас? - с надеждой спросила Ли.
        Ралу тяжело вздохнула:
        - Нет. Злой дух, к сожалению, обладает способностью восстанавливать силы.
        - И вы не можете избавить нас от него? - заволновалась Ли.
        Ралу обожгла ее негодующим взглядом.
        - Конечно же, я могу изгнать злого духа. Но для этого потребуется несколько сеансов. Сегодня было лишь начало.
        - Придете еще? И что вы будете делать в следующий раз? - моментально заинтересовался Адам.
        Ралу благосклонно улыбнулась ему:
        - Ваша бесстрашная поддержка, когда я сражалась с силами тьмы и зла, просто неоценима, Адам. - Затем Ралу свысока взглянула на Ли: - А вам необходимо побороть в себе недоверие и глупые предрассудки, моя дорогая.
        - Я нравлюсь ей больше, чем ты, - шепотом похвастался Адам Ли, когда Ралу стала собираться домой.
        - Нашел чем гордиться, - сухо ответила Ли. - Извините, Ралу. Не могли бы вы сказать, сколько еще сеансов потребуется, чтобы очистить дом?
        - Это зависит не от меня, - величественно ответила Ралу и белым полотняным шаром выплыла за дверь.
        - Как ты думаешь, во сколько это все обойдется? - озабоченно спросила Ли.
        - Ну, как колдунья или ведунья она может потребовать даже твоего первенца, - невозмутимо отозвался Адам.
        - Убирайся к черту со своими шуточками!
        - Ты пропустила такой спектакль наверху. Хотя у тебя внизу тоже разгорелась настоящая баталия. - Их взгляды встретились. В его глазах светилась надежда. - Ли, тебе не кажется, что мы…
        - Я еду в библиотеку, - перебила его она. - Я позвонила в университет, и они сообщили мне, что у них есть та книга, которую ты рекомендовал. - Она схватила кошелек и ключи от машины. - На мою долю ужин не готовь. Я наверняка задержусь допоздна в читальном зале и перекушу где-нибудь по дороге.
        В библиотеке она получила книгу и засела за работу. Однако вскоре поняла, что не может сосредоточиться. Факты путались в голове и не желали поддаваться анализу. Зато перед ее глазами с необыкновенной ясностью то и дело всплывал образ золотого языческого бога, который ночами лишал ее сна, а дни наполнял радостью существования.
        Еще ни один мужчина не смог отвлечь ее от работы. С этим надо что-то делать. Это было сродни наваждению.
        И кто всему виной? Адам Джордан! Полная ей противоположность!
        По дороге домой Ли вдруг вспомнила, что отказалась выслушать его рассказ о случившемся в университете Баррингтона. И подумала, правда, без особой надежды, что, может быть, ему удастся как-то оправдаться, обелить себя в этой истории. Чем ближе она подъезжала к дому, тем больше убеждалась в необходимости выслушать Адама.
        Хитрый хорек поджидал ее под дверью. Ли ловко подхватила его на руки и захлопнула дверь.
        - Ли? - позвал Адам со второго этажа. - Ты не могла бы на минутку подняться в мою комнату? Мне нужен твой совет.
        То, что предстало ее глазам, заставило ее замереть на пороге и от прилива чувств так стиснуть хорька, что тот возмущенно заверещал и начал царапаться.
        Комната Адама сверкала чистотой. Ни пятнышка, хоть с лупой ищи. Адам старательно запихивал какие-то вещи в маленький чемоданчик.
        - Ты уезжаешь? - пролепетала она. И почувствовала, как на нее наваливается ощущение огромной потери.
        - Как думаешь, мне нужно надеть галстук?
        Она не понимала, какая связь между его бегством и попыткой поразить кого-то элегантностью.
        - Ты уезжаешь?
        - Ненавижу эти удавки. Но я ведь собираюсь потребовать от них уйму денег, так, может, имеет смысл выглядеть более респектабельно? Как ты считаешь?
        - Ты едешь на встречу с издателем? - внезапно догадалась она. - Когда?
        - Завтра утром. Так что ты мне посоветуешь насчет галстука?
        - Так скоро? - охнула она. Если бы она знала об этом, то не стала бы торчать столько времени в библиотеке, причем без толку, как оказалось. - И надолго?
        - Три дня. Так как ты считаешь…
        - Целых три дня?! Почему же ты не предупредил меня?
        - Потому что ты вылетела из дома со скоростью света и провела остаток дня в почти недосягаемом месте, - возразил он.
        - Сила привычки.
        Она опустила хорька на пол и внимательно рассмотрела галстук.
        - Адам, это нельзя надевать. Приличный человек не носит такого. Они подумают, что у тебя либо катастрофически не хватает денег, либо ты намеренно решил оскорбить их.
        - Да? Тогда придется обойтись без этого лоскута.
        - Ты мог бы купить себе новый.
        - Я подумаю, - рассеянно пообещал Адам.
        Ли стояла посреди комнаты и молча наблюдала за ним, скрестив руки на груди. Когда он повернулся к ней, чтобы что-то сказать, она отскочила от неожиданности.
        Он заглянул ей в глаза:
        - В чем дело?
        Как Ли ни старалась, но голос все равно предательски дрожал, когда она выдавила из себя:
        - Ни в чем.
        Адам продолжал внимательно изучать ее, будто собираясь во что бы то ни стало докопаться до правды.
        - И все же что случилось? - с мягкой настойчивостью повторил он.
        И словно поддавшись давлению его воли и забыв про свою, она прошептала:
        - Ты уезжаешь.
        - Ты будешь скучать без меня?
        Его рука коснулась ее лица, погладила щеку. Другой он прижал ее к себе, его губы прильнули к ее губам.
        Их заполнило сладкое чувство волшебства происходящего, но очень скоро эта же магия разбудила в них страсть. Ли почувствовала, как руки Адама сжали ее ягодицы, затем снова вернулись к плечам, зарылись в волосы, нетерпеливо задвигались по ее спине.
        Она со вздохом разжала губы, и его язык мгновенно проник в ее рот. Было приятно и щекотно. Она отважилась ответить на ласку и принялась изучать его рот. Ощущение было просто ошеломительным - медовая сладость. Слегка кружилась голова. Вот она и пустилась в очередные изыскания, наслаждаясь его стонами удовольствия.
        - Я хотел бы заняться с тобой любовью, - мягко прошептал он.
        Она смотрела на него широко раскрытыми глазами и молчала.
        - Ли, девочка моя, ты не могла бы из человеколюбия и доброго отношения ко мне, - глухо произнес он, - подумать и решить этот вопрос за несколько секунд? А?
        Это заставило ее улыбнуться, и он вдруг понял, что все у них будет хорошо. Она как-то трогательно-робко потупила глаза, он же пришел в восторг, так это ему показалось обольстительно и мило.
        - Свет, - пробормотала Ли.
        За окном ярко светила луна. Даже если он уступит просьбе Ли и выключит электричество, их комната будет залита волшебным лунным сиянием. Так что можно и пойти на уступку робкой женщине. Он нажал на выключатель, а затем запер дверь.
        - На тот случай, если вдруг Пытливой Бестии захочется составить нам компанию, - объяснил Адам.
        Они на секунду замерли, не сводя друг с друга глаз. Как перед прыжком в неизведанное, когда сладко ноет сердце. Адам повернулся лицом к кровати.
        - Я все ночи мечтал увидеть тебя на этой кровати. И воображал, как твои волосы размечутся по подушке. Или на моей груди. - Ли с шумом втянула в себя воздух, задыхаясь от этих жарких слов. Он провел пальцами вдоль ее спины, заставив затрепетать. - Я представлял себе, как ты будешь лежать, залитая лунным светом, такая теплая и мягкая, рядом со мной, в моих объятиях… подо мной.
        Она страстно обвила его шею и прошептала:
        - Я мечтала о том же!
        Он был более опытен и ловок. С минуту он восхищенно разглядывал ее кружевное белье, а затем со звериной грацией подхватил Ли на руки и понес к постели.
        Как только она коснулась головой подушки, Адам жадно опустился на нее всем телом. Он долго целовал ее, прежде чем отпустил и слегка приподнялся, чтобы снова бросить на нее восхищенный взгляд. Теперь он еще больше напоминал ей языческого бога. Опираясь на локти, он возвышался над ней и наслаждался тем, что открывалось его взгляду. Луна отражалась серебряным светом от его бронзовой кожи и золотых кудрей. Он казался любовником из когда-то прочитанной сказки. Он погрузил пальцы в разметавшиеся по подушке волосы и пробормотал:
        - Почти так, как я и воображал себе.
        Еще быстрее Адам избавился от ее трусиков и восхищенно выдохнул:
        - Мое воображение просто блекнет перед реальностью!
        Он потянул Ли за руку и заставил сесть. Ее грудь притягивала его, словно магнит. Он мягко подразнил розовые пики большими пальцами. Эта ласка дала мгновенный результат: соски набухли и затвердели. Ли восторженно вздохнула. Ее рука невольно потянулись к молнии на его джинсах.
        - Осторожнее! - Он стиснул зубы. - Мне там сейчас очень тесно.
        Ли рассмеялась. Ей еще никогда не доводилось переживать такую пьянящую смесь страсти и веселья. Но с Адамом иначе и не могло быть. Она все еще пыталась расстегнуть молнию, но он схватил ее за руки и приковал к подушке поцелуем. Затем скатился с кровати и быстро расстегнул джинсы. На секунду он замешкался, заглянул ей в глаза, а затем стащил с себя джинсы и выпрямился перед ней полностью обнаженный.
        Смотреть на него было истинным наслаждением, ибо он был прекрасен. В нем поражало все: крепкие мышцы загорелого тела, пропорциональность линий и какая-то особая грация движений. Кожа Адама была золотистой и сияла здоровьем. Ли скользнула взглядом к более густой поросли волос внизу живота и внутренне ахнула от яркого свидетельства его желания, которое вызывала у него именно она.
        Они катались сплетенные по кровати, смяв простыни и скинув на пол подушки. Адам касался ее повсюду, изучая каждый изгиб ее тела и призывая ее делать то же самое.
        Он потянулся губами к ее порозовевшим соскам и приласкал их языком, сначала один, затем второй. Ли выгнулась ему навстречу и громко застонала.
        Адам провел ладонями по ее животу и пробрался к шелковому треугольнику волос. Она охнула и услышала свой хриплый голос как бы со стороны - он бесстыдно умолял Адама заняться с ней любовью. Его пальцы деликатно обследовали влажный тайник между ее ног. И то, что он там нашел, зажгло его так же, как ее распаляли его прикосновения.
        Сильным рывком он проник в нее. Она впилась пальцами в его напрягшиеся мускулы. Они созданы друг для друга, внезапно подумала Ли.
        Адам занимался любовью так же, как делал все, - самозабвенно, с полной отдачей сил. Забыв обо всем на свете, они взлетали и опускались в экстазе. Наконец, когда их чувства оказались до предела напряжены от сладкой муки ожидания финала, Ли затрепетала и вскрикнула, ее тело воспарило и поплыло, подхваченное волной страсти.



        Глава 8

        Не успела Ли ужаснуться совершенной глупости, как руки Адама снова заскользили по ее бедрам, а губы прижались к ее губам. И она снова желала его и искала его ласк так страстно, как будто и не было недавних жарких объятий.
        Когда мир перестал вращаться перед глазами, Ли увидела, что они оба, тесно обнявшись, лежат головами в изножье кровати. Адам протянул руку и поднял свалившуюся на пол подушку. Они поделили ее, слишком усталые, чтобы перебраться в изголовье.
        Он обнял ее, а она уютно прильнула к нему. Она чувствовала полную умиротворенность, и ничто на свете не смогло бы нарушить ее блаженное состояние. Адам перекатился на бок, чтобы получше видеть ее лицо. «И это тоже Ли», - восхищенно подумал он. Утонченная, критичная, преданная, изводящая его подозрениями, неустрашимо взваливающая на себя бремя чужих забот, готовая грудью защищать своих близких - все эти качества он уже успел обнаружить в ней и полюбить. Он догадывался, что за деликатными манерами девушки, привыкшей полагаться лишь на себя, скрывается страстная и чувственная натура. Но был несказанно удивлен и восхищен, когда открыл, что она еще и может быть такой раскрепощенной и дикой. Это был подарок судьбы, который ему и не снился.
        - У меня так легко на душе! - Он чмокнул ее в лоб.
        - И у меня тоже.
        - Ты слегка растрепана, но и в этом случае выглядишь самим совершенством. Как это у тебя получается?
        - Это признак возвышенной души.
        Он застонал.
        - А почему твоя комната блестит от чистоты? - спросила она.
        - Я не мог заставить себя сосредоточиться на работе, когда ты уехала, - ответил он. - Вот и дал занятие своим рукам.
        - Со мной произошло то же самое. Я прочитала в библиотеке целых двести страниц, но не запомнила ни слова.
        - Это тебе в наказание за то, что ты не считаешься с основными инстинктами! - проворчал Адам.
        Когда ему наконец удалось задремать, сон его был неглубоким и беспокойным. Как следствие он был еще бестолковее, чем обычно, когда Ли с трудом разбудила его на следующее утро.
        - Адам, Адам, проснись, - безжалостно трясла она его за плечо, теряя терпение.
        Наконец он повернулся на бок и открыл глаза. Выражение полного недоумения появилось у него на липе.
        - Что ты здесь делаешь?
        Его взгляд скользнул по растрепанным волосам Ли, перешел на ее обнаженное тело, на смятые простыни и заметил беспорядочно валявшиеся на полу подушки. Через минуту он начал вспоминать.
        - Ого! - тихо произнес он. Затем расплылся в довольной улыбке и заглянул ей в глаза. - Ого! - сказал он с еще большим восторгом. - Ты сегодня просто восхитительна. Прекрасна и светишься, как само солнце. Чертовски неприлична и еще более соблазнительна.
        Он потянулся к ней, обхватил руками и звучно поцеловал. Она ответила на его поцелуй.
        - Я чувствую себя необыкновенно бодрым этим утром, - подмигнул он и слегка прижался к ней, чтобы она ощутила, какой он бодрый.
        - Когда вылетает твой самолет? - невозмутимо спросила Ли.
        - Какой самолет? - Его руки самозабвенно сжимали ее ягодицы.
        - Тот, на котором ты летишь в Нью-Йорк.
        Он нахмурился. Затем в его глазах зажглось понимание.
        - О Боже! Я же лечу сегодня в Нью-Йорк! Который час?
        - Восемь часов.
        - Утра?
        Ли кивнула на залитое солнцем окно и снова посмотрела на Адама. Он мгновенно сел в постели.
        - Мой самолет улетает в девять!
        - Все в порядке, успокойся, - мгновенно отозвалась Ли, по привычке беря ситуацию под контроль. - Ты сейчас отправишься в душ, а я уложу твой чемодан.
        - Ты? - с сомнением в голосе спросил он.
        - Адам, если бы не вчерашняя ночь, то я бы не поверила, что ты взрослый и самостоятельный мужчина. Даже четырехлетний малыш в состоянии упаковать чемодан лучше.
        Он все еще был слишком сонным, чтобы ответить на это обидное замечание, поэтому молча накинул махровый халат и, выходя из комнаты, с надеждой спросил:
        - А может, мы примем душ вместе?
        Она улыбнулась. Ей нравилось быть объектом его фантазий.
        - Тогда ты уж точно не успеешь на свой рейс.
        Он вздохнул и отправился в ванную. Ли быстро натянула на себя одежду и принялась энергично упаковывать его вещи. Затем заскочила в свою комнату, чтобы привести себя в порядок. Она как раз успела приготовить горячий кофе, когда Адам спустился в кухню.
        - Ты решил надеть это?
        - А почему нет? Что тебе не нравится?
        На нем были джинсы и белая рубашка из хлопка.
        - Я думала, ты хотел выглядеть респектабельным и пустить пыль в глаза своим издателям.
        - Я встречаюсь с ними завтра. Сегодня меня интервьюирует «Таймс».
        - О! - Ли внезапно вспомнила, что, несмотря на постоянные нападки Мелькиора да и ее самой, он был и остается весьма известным писателем, пользующимся большой популярностью у многих не столь привередливых, как она, читателей. Слава Богу, хоть Вербена относилась к нему с любовью.
        Она снова взглянула на него. Адам сидел все такой же сонный, попивая горячий кофе, словно это был эликсир жизни. Лишь выражение его глаз слегка изменилось. Куда бы она ни шагнула, эти глаза следовали за ней и лучились теплом.
        Она еще раз наполнила его чашку и посмотрела на часы.
        - Быстрее глотай свой кофе. Нам уже пора.
        Они доехали до аэропорта в благостном молчании: оба были заняты собственными мыслями. Когда Ли припарковала машину, Адам положил ладонь на ее колено и сказал:
        - Не провожай меня. Аэропорт - самое неподходящее место. Там даже поговорить нельзя спокойно.
        - О'кей. - Она стиснула его ладонь и встретилась с ним взглядом. Чувствовалось, что он волнуется.
        - Как все это не вовремя. Если уж лететь, то лишь с тобой.
        - Да, но кто еще согласится взвалить на себя заботу о ненасытном зверинце? Кому-то нужно остаться, чтобы держать оборону.
        Адам улыбнулся и жадно поцеловал ее.
        - Я позвоню, - пообещал он. - И нам многое надо будет обсудить, когда я вернусь.
        Вместо слов, которые почему-то не шли с языка, она наклонилась и страстно поцеловала его.
        В этот момент объявили рейс Адама. Он легким поцелуем коснулся губ Ли, выпрыгнул из машины и решительно зашагал на посадку.


        После обеда позвонила Вербена, чтобы сообщить, что Гримли перенес операцию с поднятым флагом. Опухоль оказалась доброкачественной, Гримли уже почти пришел в норму и начал ставить свои условия больничному персоналу. В общем, он был в своем амплуа. Вербена, однако, планировала задержаться и немного покопаться в библиотеках.
        Следующим позвонил Адам. Он сообщил, что в Нью-Йорке жарко и грязно, но интересно. Его интервью прошло блестяще, он был очарователен и скромен, как всегда.
        - Хорошо, - улыбнулась Ли, - развлекайся на всю катушку, потому что когда вернешься, то расплатишься за всю ту работу, которую я теперь вынуждена делать одна.
        - А тебе придется расплатиться за прошлые бессонные ночи.
        Он едва сумел расслышать ее тихий ответ:
        - Буду ждать.
        Ли так и сидела у телефона, словно это делало ее ближе к Адаму. Снова раздался резкий звонок. Ли вздрогнула и подняла трубку.
        - Алло?
        - Мисс Маккаргер?
        - Да, - ответила она.
        - Где ваш кузен?
        Вопрос в лоб изумил ее.
        - Не знаю.
        - У нас есть сведения, что он связывался с вами, Ли.
        То, что незнакомец знал, как ее зовут, и имел представление о происходящем в их семье, испугало ее.
        - Кто вы?
        - Когда увидите Мордреда, скажите, что ему лучше сдаться нам добровольно.
        Незнакомец бросил трубку. Ли опустила голову и увидела, что пушистый Чай увлеченно грызет шнурки на ее кроссовках. Она взяла его на руки и начала гладить, скорее для того, чтобы успокоиться самой.
        Похоже, Мордред попал в какую-то ужасную историю и сейчас его жизнь в опасности. Может быть, обратиться в полицию? Но что ей известно? Мордред по непонятным причинам летит в Боливию, а два незнакомца названивают ей и требуют, чтобы он сдался на их милость.
        Откуда они узнали, что Мордред звонил ей? Неужели и правда подсунули «жучка»? Или устроили слежку? И кто эти люди?
        Как жаль, что рядом нет Адама. До сих пор она отказывалась нарушать слово, данное Мордреду, но теперь ей вдруг стало страшно.

«Не смей поддаваться страху!» Ли напомнила себе, что дом полон животных. Хотя какой от них толк? Тай и Чай радостно заскачут, даже если в дом проникнет Джек Потрошитель! От хорька вообще одни беспокойства, не успеешь и глазом моргнуть, как устроит дебош и убежит. Попугай - полусумасшедший. Наиболее спокойная в этом зверинце - Пытливая Бестия, но она уж очень боится незнакомцев.
        К Ли подошел Макбет в надежде выпросить бисквит. Она радостно обняла огромную собаку.
        - Ты мой самый верный друг! Я ведь могу на тебя положиться, да?
        Этой ночью Ли решила не мучиться на дурацком матрасе в своей спальне и, войдя в комнату Адама, устроилась на его постели. Вряд ли он стал бы возражать.
        Матрас здесь был твердым и удобным, а простыни еще хранили запах Адама. Она обняла подушку и вдохнула восхитительный аромат мужчины. Ее мужчины. Обведя глазами темную спальню, Ли мгновенно вспомнила все, что произошло в ней прошлой ночью. Увлеченная этими приятными воспоминаниями, она наконец задремала.
        Следующий день выдался пасмурным. Небо хмурилось с раннего утра, а к обеду стало ясно, что надвигается буря. Ли чувствовала себя разбитой. Завывания Ралу, проводившей очередной сеанс, доходили почти до визга, и, когда почтенная дама наконец удалилась, голова Ли раскалывалась от боли.
        В довершение всего заболела Пытливая Бестия. Позеленевшая, с остекленевшими глазами, она упорно отказывалась от еды. Пришлось взять ящерицу и отправиться с ней на биофак университета. Рентген высветил у нее в желудке пуговицу. Сотрудники кафедры предложили сильное слабительное, не взяв за это ни цента. Не так уж часто им доводилось возиться с больной игуаной. Бестия выглядела повеселевшей по дороге домой, но Ли заметила немало подозрительных взглядов, брошенных в их сторону. Будто она везла на сиденье не игуану, а летающего дракона.
        Дождь застал их в пути. Гремел гром, сверкали молнии, и таблетка аспирина, выпитая Ли перед поездкой, уже не могла ее спасти.
        - Это результат стресса, - устало произнесла она. - Следующие каникулы надо провести в Бейруте или еще где-нибудь, лишь бы подальше от дома Вербены.
        Она накормила животных, навела порядок в кухне и села работать. Когда раздался очередной оглушительный раскат грома, погас свет.
        - Только этого не хватало, - пробурчала Ли и попыталась вспомнить, где обычно хранятся свечи.
        Раздалась трель телефона. Ли уставилась на аппарат, похолодев от страха.

«Возьми себя в руки!» - отругала она себя. Ну, пусть темно и ураган разыгрался не на шутку. Ну и что? Вербена, например, любила бури. Она садилась к окну и наблюдала за потрясающим зрелищем, когда ураганный ветер гонит облака по мрачно-свинцовому небу.
        Телефон не умолкал. Ли заставила себя снять трубку. Стоило поднести ее к уху и отозваться, как линия отключилась.
        Это испугало Ли еще больше. Кто-то пытался выведать, дома она или нет.
        - Немедленно отыщи свечи, - хрипло напомнила она себе.
        В небе снова сверкнула молния, осветив ей путь. На мгновение она увидела перед собой чью-то бесформенную тень. Но уже в следующую секунду тень исчезла, словно это был обман зрения, шутка молний, плод разыгравшегося воображения.
        Добравшись до двери кухни, Ли замерла. Что-то ее насторожило.
        Внезапно Макбет прекратил испуганно жаться к ее ногам и бесшумно двинулся вперед. Откуда ни возьмись в нем появились вдруг повадки настоящей охотничьей собаки. Он напрягся, глаза его засверкали от азарта и уставились на широкую деревянную дверь, ведущую на кухню.
        Дверь. Ли совершенно четко помнила, что оставила ее открытой. А теперь она закрыта. Сердце у нее испуганно зачастило. «Думай! Не могла ли она захлопнуться сама по себе? Ты уверена, что не закрывала ее?»
        Макбет выпрямился. И впервые на памяти Ли зарычал. Это испугало ее еще больше.
        И тут она услышала то, что несколькими секундами раньше насторожило чуткого зверя. В кухне кто-то был. И к тому же шарил по полкам. Это ударило по нервам бедной Ли. Угроза. Опасность. Смертельная. На кухне они держали все ножи.
        Ли почувствовала слабость в коленях, ей захотелось плакать. Или с громким воплем помчаться по коридорам. Зачем только она согласилась приглядеть за домом и животными Вербены!
        Дрожа от страха, Ли поискала глазами какое-нибудь оружие, чтобы в случае чего можно было защититься. Ага, вот этот тяжелый подсвечник - как раз то, что нужно. Он, кстати, никогда ей не нравился, а сейчас может пригодиться.
        Ли распахнула дверь и с криком вбежала на кухню. В этот момент она больше всего напоминала фурию с развевающимися волосами и высоко поднятым подсвечником в руке.
        Кто-то громко ахнул. Раздался страшный грохот падающей посуды.
        Макбет рванулся через темную кухню и прыгнул на черневшую у стены фигуру нарушителя собственности, но вместо того, чтобы укусить его, начал вдруг с любопытством обнюхивать. Ли рванулась следом за собакой.
        - Не надо! - завопил незнакомец.
        Ли удивленно замерла, узнав родной голос. Сверкнула молния и на мгновение осветила комнату. Нарушитель поднял голову, и она увидела искаженное ужасом лицо Мордреда. Неожиданно он разразился руганью:
        - Какого дьявола ты носишься по дому? Ты сейчас похожа на сумасшедшую из романа
«Джен Эйр»!
        - Мордред? - слабо проговорила Ли. Ноги ее подкосились, и она стала медленно оседать на пол.



        Глава 9

        Ли сидела на полу, приходя в себя, и не сводила глаз с кузена. Стройный, темноволосый и темноглазый, Мордред выглядел исхудавшим, промокшим, нечесаным, измотанным и мертвенно-бледным. Цвет лица, пожалуй, отдает в белизну из-за рассыпанных муки и сахара, которые запорошили его с головы до пят. Ли не выдержала и расхохоталась.
        - Что здесь смешного? - возмутился Мордред.
        - А с чего тебе взбрело в голову прокрадываться сюда, словно ты вор и боишься быть застигнутым с поличным? И все это в полной темноте?
        - Свет никак не зажигался. А крался я потому, что не хотел, чтобы мамино зверье учуяло меня, пока я ищу свечи.
        Макбет наконец узнал Мордреда, заскулил и несколько раз лизнул его. Но так и не дождался ответной ласки.
        - Ты не могла бы убрать эту собаку подальше от меня? - взмолился Мордред. - Боже! А это что еще за уродливые бородавки? - вдруг завопил он.
        Ли оглянулась через плечо.
        - А-а, это Пытливая Бестия.
        - Но она выглядит как огромная игуана!
        - А она и есть игуана.
        - Боже! Ли! Ну неужели ты не можешь повлиять на маму? Должна же она наконец понять…
        - Почему ты не уехал в Боливию? - перебила его Ли.
        - Я и не собирался уезжать туда. Что мне там делать? Я там никого не знаю. И по-испански не говорю. И климат там, я слышал, отвратительный.
        Ли поднялась с пола и оттащила от брата Макбета.
        - Тогда зачем ты мне сказал, что уезжаешь в Боливию? Я до смерти испугалась.
        - Я не думал, что ты воспримешь все так близко к сердцу. Я же обещал тебе, что обязательно приеду, просто не хотел, чтобы об этом разнюхал кое-кто еще. И тут до меня дошло, что они вполне могли поставить на телефон «жучка», так что надо было срочно сбить их с толку, запутать следы.
        Ли зажгла две свечки и опустилась на стул напротив Мордреда.
        - Кто это «они»?
        Он беспомощно пожал плечами:
        - Я и сам не знаю точно. Может быть, ЦРУ или ФБР. Но с таким же успехом это может быть и Национальная гвардия, министерство обороны или частные детективы…
        Ли похолодела.
        - Мордред! Что ты натворил?
        - И опять я не могу сказать тебе ничего определенного. Я воспользовался модемом компьютера, чтобы разыскать необходимую моей фирме информацию. И наткнулся на одну секретную систему защиты. Из любопытства решил заглянуть в нее. Никаких дурных целей не было, просто… ну, вызов интеллекту, понимаешь? В общем, я взломал эту систему.
        - Ты влез в чужие компьютерные файлы, к тому же секретные? - в ужасе повторила Ли. - Чьи это были файлы?
        - Да в том-то и беда, что не знаю. Но кто бы они ни были, их не убедить, что я не шпион. У них нет чувства юмора.
        - Как они нашли тебя?
        - Это-то как раз самое легкое. Э-э… видишь ли, система оказалась такой занятной и заковыристой, что я еще несколько раз входил в нее и, конечно, наследил… А их больше всего взбесило, что я так легко сумел проникнуть в их секретные файлы…
        - Тебе угрожали?
        - Четверо верзил с мрачными лицами, которые, похоже, вообще не умеют улыбаться, приходили ко мне на квартиру. Видела бы ты их: пиджаки - хуже некуда, да еще карманы оттопыриваются, потому что там припрятаны устрашающего размера пушки. И заявляют, что хотели бы побеседовать со мной. Ну, у себя дома я ориентируюсь получше, чем они, вот и умудрился от них скрыться.
        Он с надеждой посмотрел на Ли: может быть, она восхитится, что ему удалось перехитрить профессионалов, - но ничего подобного не произошло. Он вздохнул и продолжил:
        - Они обложили мою квартиру так, что нечего было и пытаться соваться туда. А через день они навестили и мою подружку. К концу недели все мои друзья-приятели и места, где я имел привычку появляться, были под их наблюдением.
        - И ты решил заявиться домой, но при этом все должны были думать, что ты здесь не появишься. - Тут она вспомнила кое-что, охнула и вцепилась в его рукав. - Они знают, что ты здесь! Чуть раньше был странный звонок…
        - Это я звонил. Хотел убедиться, что ты дома.
        - Я чуть с ума не сошла от страха! Прежде было еще несколько странных звонков. Неизвестный человек очень жаждал связаться с тобой. Потом стал советовать, чтобы ты добровольно сдался им. Ох, Мордред! На этот раз ты действительно влип!
        - Ты должна спрятать меня! - воскликнул он.
        - Нет! Я не могу! Это же полиция, представители закона! Тебе придется сдаться. Ты наверняка сумеешь объяснить им…
        - Объяснить?! Ох, Ли, какая же ты наивная глупышка! Да они запрут меня в таком бункере, что я до конца своих дней не увижу белого света! А ключ от этого бункера попросту выбросят. Но прежде меня подвергнут пыткам и основательно профильтруют мозги! Сделают полным идиотом! Ты разве не видела «Три дня Кондора»?
        Чем больше она настаивала на том, чтобы он сдался в руки властям, тем беспокойнее он себя вел. Наконец Ли отступила. Пусть отоспится несколько дней и придет в себя, а там, может быть, ей удастся его уговорить.
        - Я так хочу оказаться в своей постели, - жалобно сказал он.
        Тут Ли снова охнула:
        - Адам! Тебе нельзя будет остаться в доме, потому что завтра вернется из Нью-Йорка Адам.
        - Что за чертовщина? Кто это такой?
        - Соавтор Вербены. Он живет здесь, в моей старой комнате. Вербена сейчас в Лондоне… Мордред, боюсь, что должна сообщить тебе неприятные новости. Гримли был очень серьезно болен, ему сделали операцию, но сейчас ему уже значительно лучше.
        Мордред с минуту помолчал, затем помотал головой:
        - Что ж, мне жаль, что матери досталось. Но если честно, то мы с Гримли совершенно чужие друг другу.
        Ли понимающе кивнула:
        - В любом случае тебе нельзя ночевать в доме. Адам моментально заметит тебя.
        - А может, я спрячусь в комнате питона? Уж туда-то никому не придет в голову соваться.
        - Не выйдет. - Она со вздохом рассказала о сеансах Ралу.
        - Боже! Ты разыгрываешь меня!
        - Клянусь, все это чистая правда.
        - А как насчет погреба?
        - Исключено. Только представь себе, что случится, если Адам заскочит туда, чтобы взять мешок с зерном или пополнить запасы собачьего корма на кухне.
        - Может, мне вообще убраться отсюда и не докучать вам своими проблемами? - взвился Мордред.
        - Сарай! - вдруг воскликнула Ли. - Тот, что в самом конце сада. Мы там любили играть в детстве.
        - Он еще не развалился?
        - Нет, цел. Адам даже сказал, что видел там пару простыней.
        - А еще мышей, крыс, ползучих гадов и, конечно, енотов. Ни за что! Абсолютно исключено!
        Все же Ли удалось уговорить Мордреда обосноваться в сарае. Он долго ворчал, проклиная все на свете, но, когда Ли закончила уборку сарая, уже крепко спал.
        Она провела беспокойную ночь, ворочаясь и взбивая подушку, но уснуть смогла лишь под утро. Какой уж тут сон, когда она, по всей видимости, стала соучастницей преступления, укрывая Мордреда от представителей закона.
        На следующее утро Ли проспала и опоздала в аэропорт. Адам уже дожидался ее у стоянки машин, когда она подкатила туда. Жизнерадостный Адам широко улыбнулся, помахал рукой, подбежал к машине, прыгнул в нее и стиснул Ли в объятиях.
        - Как тут без меня шли дела? - спросил он.
        - Отлично, - солгала она и даже зажмурилась, ожидая, что ее немедленно поразит молнией за бесстыдную ложь. Но этого не случилось. Очевидно, боги прощают ложь во имя доброго дела.
        - Скучала по мне? - настаивал Адам.
        - Как все сложилось в Нью-Йорке? - вместо ответа спросила она.
        - Великолепно, - ответил он. И не преувеличивал. «Лэвиш букс» предложили щедрый гонорар за «Находчивых монахинь», но Адам уже достаточно хорошо знал Ли, чтобы помалкивать об этом.
        Ли сообщила все новости о домашнем зверинце и долго описывала ураган. Рассказала, что электролинию уже починили. А он, в свою очередь, подробно описал интервью
«Таймс».
        Возле дома их ждали. Незваные гости выглядели довольно мрачно. Они сидели в черной машине и загораживали проход к крыльцу. Сердце Ли бешено заколотилось. Мужчины вышли из машины одновременно с Ли и Адамом. Это игра воображения или у них действительно бугрятся пиджаки под мышками?
        Ли побелела как полотно и слегка задрожала, не в силах выговорить ни слова.
        - Чем обязаны? - наконец обратился к мрачной парочке Адам, поскольку Ли молчала.
        - Мы из спецотдела безопасности и разведки, сэр, - ответил один из незнакомцев.
        Адам представил Ли и себя.
        - Мисс Маккаргер, мы разыскиваем вашего двоюродного брата Мордреда Маккаргера. Мы подозреваем…
        - Но он же в Боливии!
        - Его там нет, мисс Маккаргер. Нам кажется, что он обязательно объявится у вас.
        - Нет-нет, вы ошибаетесь. Мордред заявил мне, что не собирается заезжать домой.
        Адам молча слушал эту беседу, которая длилась несколько минут. Гости упорно пытались разузнать, не успел ли Мордред уже повидаться с сестрой. Ли, выглядевшая так, словно вот-вот упадет в обморок, продолжала упорно отрицать, что имеет известия от брата.
        - Если вы все же увидитесь с ним, - сказал один из них, - то пусть он позвонит нам вот по этому номеру. Ваш брат попал в серьезную передрягу, мисс. И будет гораздо разумнее, если он перестанет скрываться.
        У Ли в голове мутилось от страха за Мордреда и оттого, что пришлось дойти до откровенного вранья официальным властям.
        Она испытала невероятное облегчение, когда незнакомцы сели в машину и уехали, но оно продлилось недолго: подозрительный взгляд Адама, казалось, сверлил ее насквозь. Ли поспешила в дом. Он шел за ней по пятам. Стоило ей только закрыть входную дверь, как Адам произнес:
        - Та-ак, и что все это значит?
        - Как тебе сказать, - ответила она, направляясь в кухню. - Видимо, Мордред попал в какую-то скверную историю.
        - Прекрати, Ли. Ты чуть не упала в обморок, когда эти типы вылезли из машины. Уверен, ты знаешь куда больше, чем рассказала.
        - Ты голоден? Ах да! Сейчас, пожалуй, еще рановато для ужина. Может быть, выпьешь чаю со льдом? У тебя, наверное, в горле пересох…
        - Ли! - Он схватил ее за руки и притянул к себе. - Ты не хочешь довериться мне? Я по глазам вижу, что ты знаешь о Мордреде гораздо больше. Ну почему ты считаешь, что обязана тащить на себе этот груз? Почему его проблемы должна решать ты? Однажды они раздавят тебя своей тяжестью!
        Сочувствие в его голосе, сила теплых рук и такие уютные объятия поколебали решимость Ли. Она прижалась щекой к его плечу и наконец призналась:
        - Я поклялась Мордреду, что не скажу никому ни слова.
        - Нам нужно поговорить, - решительно заявил Адам.
        Ли хватало неприятностей, уже выпавших за день, но в душе она понимала, что Адам прав, и молча кивнула.
        Они сели в тени под деревом.
        - «Лэвиш букс» не поскупились, назначив сумму гонорара, - сообщил Адам. - Я не ожидал от них такой щедрости. Ни в одном другом издательстве Вербене не предложат больше. Так что, если даже она и откажется работать со мной, я все равно порекомендую ей подписать контракт именно с «Лэвиш букс».
        К великому удивлению Адама, Ли даже не повернула головы. Наконец она кивнула и сказала:
        - Но тебе все равно придется во всем сознаться Вербене. Иначе это было бы нечестно. - Опустив голову, она добавила так тихо, что он еле разобрал: - Лучше бы мне вообще ничего не знать об этом. Жаль, что Мелькиор был столь услужлив.
        Сердце Адама радостно забилось, он преисполнился нежностью к Ли. Непонятно, как это произошло, но она включила его в узкий круг людей, которым хранила глубокую верность. Эту верность ничто не могло поколебать, даже ее сомнения в его порядочности.
        - О, Ли, - пробормотал он.
        Она подняла на него мокрые от слез глаза, а он с готовностью раскрыл ей объятия. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он потянулся к ее губам и опрокинул на траву. Блаженствуя от медового вкуса ее поцелуя, он совершенно потерял голову и забыл обо всем.
        Руки Адама с восторгом заскользили по ее телу, подразнив возбужденные соски, погладив восхитительно плоский живот, и спустились по стройным бедрам. Он поднял ее платье, намереваясь забраться под него.
        - Боже, ты словно из шелка, - прошептал он ей прямо в губы.
        Поглаживая ее, он добрался до кружевных трусиков и прижался пальцами к мягкому и влажному жару, который чувствовался и сквозь ткань. Они заглянули друг другу в глаза.
        Она заставила себя приоткрыть отяжелевшие веки, и от страсти в его горящих глазах у нее захватило дух. Его руки не знали покоя. Она ощутила тепло его пальцев в самом интимном месте, вот он пробрался сквозь шелковистые завитки и проник в жаркую, влажную впадинку.
        Ли вновь закрыла глаза. Адам зашептал ей в ухо, и его слова вызвали у нее столь яркие видения и такой прилив желания, что она уже не чувствовала границы между реальным и воображаемым. Его ласки становились все более настойчивыми, касания более откровенными.
        - О-о! - выкрикнула она, когда волна экстаза захлестнула ее тело, и благодарно обвила его шею руками. Скользнув ладонями вниз, она почувствовала, как напряжены мышцы на его спине, как сильны его руки, обнимавшие ее. Они завороженно смотрели друг на друга, потом она медленно и грациозно опустилась на него, двигаясь так, как подсказывали его руки.
        Они сплелись, отдавшись медленному ритму. Но вот их дыхание участилось, стало беспорядочным. Ли закрыла глаза и откинула голову назад, все яростнее бросаясь навстречу его сильным рывкам.
        Наконец, содрогаясь в экстазе, она рухнула на Адама. По ее щекам заструились слезы.
        Он с каким-то благоговением в голосе пробормотал ее имя, а потом зарылся лицом в ее волосы. Усталые и потрясенные, они крепко обнялись и не разнимали объятий, пока их не сморил сон.


        - Ли, просыпайся, - разбудил ее несколько часов спустя Адам.
        Она открыла глаза. Он лежал под ней на траве и улыбался. Блаженство, написанное на его лице, потрясло ее до глубины души. И лишь в следующую минуту она заметила, что уже наступили сумерки.
        - Боже мой! Который час? - сонно произнесла она.
        - Не знаю. Около половины девятого, похоже.
        - Не может быть! - Она резко села, потянулась за своим бельем и начала натягивать его. - Тай и Чай разнесут весь дом, если мы немедленно не покормим их. Да и Пытливой Бестии час назад следовало принять лекарство.
        - Обязанности, сплошные обязанности. - Адам встал, быстро оделся и потянулся. - Я чувствую себя великолепно. И умираю с голоду. - Он с надеждой посмотрел на нее. - Как насчет ужина?
        Из всех предстоящих дел это оказалось самое легкое, и Адам решил взять его на себя. Ли кормила собак у заднего крыльца, когда он вышел с сообщением, что ужин будет скоро готов.
        - И что же у нас в меню?
        - Пицца.
        Она возмутилась:
        - Это чистой воды жульничество! Я-то думала, что ты сейчас хлопочешь возле горячей плиты.
        - Нам доставят пиццу на дом.
        - Обычно в наши края отказываются ехать. Дорога занимает около часа.
        Адам подошел к ней сзади и обнял за плечи.
        - А этого часа нам как раз хватит, - он скользнул руками по ее животу, - чтобы принять душ.
        Стоя под горячим душем, они с наслаждением терли друг друга мочалкой. Затем набрали полную ванну и начали плескаться, безумно хохоча от удовольствия.
        Наконец вода остыла, и они покинули ванную. Адам без стука вошел в спальню Ли. Он вытер ей волосы, затем набросил полотенце на голову и, опрокинув на заплескавшийся под ними матрас, начал щекотать ее. Ли со смехом отбивалась. Все вокруг них булькало и ходило волнами, а они хохотали и боролись, так что и не заметили, как свалились с дьявольского матраса на пол.
        - Я выиграл! - заявил Адам, возбужденно блестя глазами. - Теперь нам надо решить, какая награда ждет победителя!
        - И у тебя хватает наглости требовать награды за то, что напал на меня в моей собственной комнате?
        - Хорошо, я пойду на уступку. Можешь в ответ напасть на меня в моей комнате. Если честно, мне эта идея с каждой минутой нравится все больше. Предупреждаю сразу: победителю достается все!
        В этот момент позвонили в дверь.
        - Прибыл наш ужин, - пробормотала Ли, но Адам не сдвинулся с места, продолжая смотреть в ее темные, полные нежности глаза. - Лучше будет, если заказ приму я. А ты постараешься за это время прийти в себя.
        - Ты невыносима, - буркнул он, когда она спихнула его с себя. - До смерти рада удрать.
        - Где твой кошелек? Твоя идея купить ужин - вот и плати.
        - Возьми у меня на столе.
        Когда Ли выходила из комнаты, волосы у нее были в беспорядке, халат измялся, губы припухли от поцелуев, но она даже не заметила этого.
        Он встал и подошел к окну. Отсюда весь задний двор просматривался как на ладони. Вдруг ему показалось, что кто-то чиркнул спичкой за деревьями. Он пристально всмотрелся, но больше ничего не заметил. Небо было усыпано звездами. Еще одна чудесная ночь. Он очень надеялся, что остаток этой ночи Ли проведет с ним. А ведь он собирался затронуть весьма щекотливый вопрос, который мог привести и к ссоре. Как она отнесется к нему после этого? Останется милой или холодно отвернется? Ли должна понять его. А если нет, то им никогда не быть вместе. Она не сможет уважать его, а это - самое главное в их отношениях. И лучше уж все знать, прежде чем с головой увязнуть в своих чувствах.
        И тут до него дошло, что он уже увяз так, что глубже некуда, и сознание этого гранитной глыбой навалилось на его плечи, когда он начал спускаться по лестнице.



        Глава 10

        - Что ты будешь пить? - спросила Ли у появившегося в кухне Адама. Она уже сервировала стол и как раз вытаскивала пиццу из коробки. - О, ты заказал мою любимую!
        Адам сел и молча смотрел, как она выкладывала на его тарелку кусок горячей пиццы. Он уставился на этот кусок, лихорадочно соображая, с чего начать.
        - В чем дело? - спросила наконец Ли.
        Он набрал в легкие побольше воздуха.
        - Я не голоден.
        - Странно. Час назад ты утверждал, что умираешь от голода.
        - Нам нужно поговорить. Я… хотел рассказать тебе все это еще в полдень, но тут мы… слегка отвлеклись. Мне дьявольски трудно сосредоточиться, когда ты рядом.
        Поняв, что разговор будет серьезным, Ли отложила в сторону вилку и приготовилась слушать.
        - Это о том, что тогда произошло в Баррингтоне.
        Ли неловко заерзала на стуле и опустила глаза.
        - Я прошу прощения за то, что так упрямо настаиваю на своем, Адам, но ты должен понять, что все это непременно отразится на репута…
        - Знаю, знаю. Но если честно, то сейчас меня гораздо больше волнует, как это отразится на наших отношениях. Мне кажется, что Вербена гораздо охотнее простит мне мой маленький обман, чем ты. А я хочу добиться именно твоего понимания.
        - Можешь начинать, - хриплым от волнения голосом сказала Ли.
        - Я попал в Барринтон потому, что у меня были лучшие баллы в Корнелле. И я не бездельничал, а много занимался, хотя и испортил отношения со многими профессорами на факультете. Баррингтонский университет считается престижным заведением, но его преподаватели - закоснелые и абсолютно лишенные воображения люди. Я знаю, что мы с тобой расходимся во мнениях о том, как следует писать исторические книги. Но я верю в правильность своего подхода.
        - Я должна была давным-давно понять это, - тихо сказала Ли. Адам не походил на хитрого и ловкого писателя, использующего науку в своих корыстных целях.
        - Когда я выбрал тему своей диссертации, то был полон энтузиазма. Моим научным руководителем назначили Мелькиора Браунинга. Мне пришлось долго убеждать его, что моя тема имеет научную ценность и что я смогу раздобыть необходимые достоверные источники. И я их разыскал. И убедил.
        - И что же произошло дальше?
        - Мы не смогли найти общего языка. Я считал, что его советы совершенно бесполезны. Он не мог ничего доказать, а лишь занимался пустым разглагольствованием. И я до сих пор убежден, что он заурядный демагог, у которого нет ни одной оригинальной мысли. Единственный человек, которого мне хотелось бы видеть в качестве своего научного руководителя, взял тогда творческий отпуск. Так что оставался один выход - заниматься самостоятельно. Что я и сделал. Мы практически не встречались с Мелькиором в последние восемь месяцев, пока я работал над тезисами. Я закончил работу в срок. Сдал все необходимые экзамены на «отлично». Оставалось лишь представить свою работу ученому совету и защитить ее. - На его лбу залегла горькая складка. - Мелькиор пролистал диссертацию и отказался рекомендовать ее к защите. Он буквально возненавидел мою работу. Пытался заставить меня выбрать новую тему и начать все сначала, теперь уже под его неустанным контролем с первого абзаца до последнего.
        - А почему она ему так не понравилась?
        Адам пожал плечами:
        - Мне он назвал множество причин. Вероятно, он перечислил их и тебе. Со всей полагающейся аспиранту скромностью считаю, что он возненавидел ее новизну, оригинальность, живой, доступный язык, каким она была написана.
        - И что же ты сделал? - спросила Ли.
        - Я категорически отказался стать его последователем. Я много работал над темой и выразил в ней все свои самые заветные мысли. Я мог поручиться за каждое слово.
        - И тогда ты подал заявление об уходе? Решил сдаться? Не очень-то на тебя похоже!
        - Меня вызвали на заседание всего профессорского состава факультета и нескольких шишек из администрации университета. Они решили провести свое частное расследование. Расследование, представляешь? - Он всплеснул руками, все еще негодуя, хотя прошло столько лет. - Тема моего исследования уже не имела никакого значения. Внезапно я оказался в самой гуще смехотворных закулисных игр среди профессуры.
        - И тогда ты написал заявление?
        Он кивнул:
        - Да, когда все решительно отказались даже взглянуть на мою работу. А на мой взгляд, все как раз и упиралось в нее. - Адам грустно посмотрел на Ли. - Я мечтал стать профессором истории с семнадцати лет. Я восхищался учеными типа твоей тети так же, как большинство подростков восхищаются звездами эстрады. Я хотел стать частью этой жизни, полной увлекательных исследований, тяжко завоеванных грантов, белых от мела досок в аудиториях, гудящих как улей общежитий… - Он пожал плечами. - Таким мне виделось мое будущее. Но я был уже вполне взрослым человеком, когда столкнулся с полным непониманием и безразличием.
        - И поскольку ты завершил работу над диссертацией, то решил, что имеешь право называть себя доктором, - тихо подытожила Ли.
        - Ничего подобного. Когда я покинул Баррингтон, то раз и навсегда распрощался с академическим миром. Был сыт им по горло.
        - Тогда я не понимаю, как ты… почему Вербена…
        - Я резко изменил свою жизнь. У меня не было даже степени, чтобы как-то оправдать проведенные в университете годы. И мне пришлось срочно искать способ зарабатывать деньги. Студентом я иногда подрабатывал на стройке и вначале снова вернулся к этому проверенному способу. И все это время пытался как-то упорядочить свою жизнь, найти новый стержень. У меня есть старый друг, который работает в издательстве в Нью-Йорке. Он и предложил мне переделать свою диссертацию в исторический роман, пробы. И обещал дать почитать его редакторам.
        - И тебя опубликовали?
        - Да. Конечно, мне повезло, что у меня есть знакомства внутри издательства. Но независимо от этого книга пришлась по душе читателю и очень хорошо раскупалась. Никто даже не ожидал этого. Так что, когда я принялся за «Протяни руку к скипетру», издательство «Лэвиш букс» предложило мне внушительный аванс и заключило со мной выгодный контракт. Я и не надеялся заработать такую сумму! - Он горько усмехнулся. - И тут Мелькиор и другие «великие умы» в Баррингтоне, увидев, что мои романы стали бестселлерами, а меня самого ждет бешеная популярность, сообразили, что я могу весьма подпортить их репутацию, если разоткровенничаюсь о том, как они по-свински обошлись с «блестящим молодым писателем-историком», которого вдруг все кинулись интервьюировать. Так что Мелькиор и его приспешники усмирили свою гордыню и тихо присвоили мне почетную степень доктора философии, чтобы как бы возместить мне ту степень, в которой они мне когда-то отказали - которую я, однако, честно заработал. Подсластили пилюлю, что называется.
        - О небо! - охнула Ли полушепотом.
        - Меня так и подмывало сообщить им в деталях, что они могут сделать со своей так называемой почетной степенью. Но видишь ли, эта степень очень много значит для моих родителей. Мой отец - простой сварщик, брат работает на стройке, а сестра - танцовщица. Я единственный в семье посещал колледж. И они так гордились мной и всячески старались помогать деньгами. Моя мать мечтала о том дне, когда сможет сказать: «Мой сын, доктор наук…» Вот я и решил, что они заслужили право гордиться своим сыном. Так что я принял эту степень и помалкиваю. Но Мелькиор Браунинг - единственный человек на земле, которому я не позволю обращаться к себе иначе как к
«доктору» Джордану.
        - Кажется, у меня совершенно пропал аппетит. - Ли отодвинула в сторону свою тарелку и вдруг изо всех сил стукнула кулаком по столу. - Этот лицемер!
        - Кто? - на всякий случай уточнил Адам.
        - Мелькиор! Я и тогда возмутилась, но сейчас, когда знаю, что именно он лишил тебя всех шансов на получение степени, а потом пытался заткнуть тебе рот почетным званием… Как же у него хватило наглости сообщить мне о твоем «обмане»? Господи, попадись он мне сейчас, так бы и задушила его собственными руками!
        - Какая у меня появилась защитница!
        - Ох, Адам, мне так стыдно, - виновато пробормотала она.
        - Пустяки! Я действительно ушел из университета, чтобы они не выгнали меня с позором. И не заслужил ту степень, которую они мне присудили. Как ты сама догадалась, это была обыкновенная взятка.
        - Единственное, чего я не понимаю, - почему ты не рассказал обо всем этом Вербене.
        - Но это давно уже не занимает мои мысли, Ли. Не довлеет надо мной и не тяготит. Я и думать об этом забыл, потому что у меня голова забита новыми идеями и планами.
        - Адам, извини, пожалуйста, если это как-то заденет тебя, но мне интересно, почему все же Вербена выбрала именно тебя?
        Он чуть улыбнулся.
        - Этот вопрос куда безобиднее тех, что ты задавала мне раньше. Ответ прост - ей нужен именно я.
        На лице Ли отразилось недоверие.
        - Это чистая правда, - спокойно продолжил он. - Она - великолепный и непревзойденный преподаватель, потрясающий исследователь, чудная женщина, но пишет еще хуже, чем готовит. Ей нужен настоящий писатель в качестве соавтора. Она умная женщина и мигом поняла это.
        - Наверное, это действительно так, - задумчиво сказала Ли. - Меня волнует лишь одно - чтобы никто, включая тебя, не смог причинить вред тетиной репутации.
        - Тебе никогда не казалось, - спросил Адам, решив затронуть проблему, которая больше всего волновала его, - что твоя совершенно слепая преданность Вербене лишь причиняет вред тебе и ей?
        - Я считаю, что слово «слепая» - в данном случае преувеличение, Адам.
        - Тогда почему тебе не хватило духа сказать ей, что последний ее труд никуда не годится? Только подумай, от скольких унижений и слез ты могла бы спасти ее, поступи ты так, как советовала тебе твоя совесть, и скажи ты ей, что книгу надо бы переделать заново.
        - Как ты смеешь предполагать, что я…
        - Или ты слишком боялась, что вы поссоритесь? Что она обидится или, что еще хуже, разочаруется в тебе? Ты не стала рисковать даже ради того, чтобы помочь ей?
        Ли побледнела.
        - В том, как отношусь к семье и как я… я…
        Адам не отступился.
        - Ты ведешь себя так, словно в душе чувствуешь вину.
        - Я знаю, но…
        - Что «но»? Ты думаешь, Вербена умрет, если ты чем-то огорчишь ее? Ли, неудивительно, что тебя не было дома целых два года. Деньги тут ни при чем. Вербена могла бы тут же выслать тебе оплаченный билет туда и обратно, без проблем. И могла бы делать это каждый уик-энд, если бы была уверена, что ты приедешь. Но ты знаешь, что по приезде сюда тебе сразу придется стать терпеливой, любящей и взваливающей на себя столько ответственности, что любой другой человек уже давно бы не выдержал этого. Естественно, тебе этого не хочется. Вербена любит тебя. И прекрасно справляется со всеми делами в твое отсутствие.
        - Я чувствую себя такой виноватой, - призналась Ли. - Каждый раз, когда я лишь думаю о поездке домой, на меня наваливаются усталость и апатия. Но я люблю Вербену. И люблю этот дом. Только…
        Адам поцеловал ее ладонь.
        - Пора тебе избавляться от своих кошмаров, Ли, так же как от других предрассудков, если мы хотим, чтобы наши отношения переросли в нечто большее, чем летний флирт.
        Их глаза встретились… Он только что облек в слова ее заветное желание, но все же в душе ее царила полная сумятица.
        - Все меняется так быстро, с тех пор как я встретила тебя, - прошептала она.
        - Со мной творится то же самое.
        По ее щекам потекли слезы.
        - Я уже ни в чем не уверена и не знаю, что для меня хорошо, а что плохо.
        - Ли! - Он встал и обогнул угол стола. Она вскочила со своего стула и бросилась к нему в объятия. - Я тоже жутко боюсь, тихо признался он ей.
        - Ты… мне так нужен.
        Он схватил ее на руки. Ли беспрестанно целовала и гладила Адама, пока он нес ее в спальню. Там они рухнули на свежие простыни и торопливо избавились от одежды.
        Эта ночь была особенной для них. Страсть бурлила в их телах, словно молодое вино, дурманила головы. Они отдавались любви все с той же увлеченностью, переживая бесстыдные экстазы страсти в объятиях друг друга.
        Потом они лежали рядом, не чувствуя сил на новые любовные подвиги, и наслаждались каждой минутой этой близости, все больше узнавая друг друга, заново открывая для себя предмет своей любви.
        - Кстати, ты не подумывал о преподавательской работе? Не теперь, а когда-нибудь? Ты сейчас в зените славы, так что тебе обязательно предложат какое-нибудь место. Не все университеты такие консервативные, как Баррингтон, - вдруг заговорила она.
        - Консервативные? - развеселился он. - Ты только послушай себя со стороны! Ты снова защищаешь меня!
        Она промолчала.
        - Не знаю, займусь ли я когда-нибудь преподаванием. Но думаю, мне бы это понравилось. Мне кажется, что я бы сумел сделать свой предмет увлекательным и даже захватывающим для многих студентов. Но пока мне некогда думать об этом. Я ведь постоянно занят - пишу, работаю в библиотеке, читаю лекции, выступаю перед читателями, консультирую на телевидении. А ты бы хотела преподавать?
        - Очень. Но это и неудивительно. Я ведь выросла в такой среде, где это естественно.
        - Ты станешь очень хорошим преподавателем, - заверил ее Адам. А затем поморщился и добавил: - Сначала все ребятишки будут трястись от страха перед тобой, а потом парни поголовно влюбятся в тебя, а девчонки будут приходить, чтобы поболтать о своих проблемах.
        - А как насчет моей блестящей академической карьеры?
        - А это само собой разумеется. Тебе сам Бог велел стать профессором истории! У тебя есть то, что большинству из них и не снилось!
        И он руками обвел эти «достоинства», чтобы пояснить свою мысль.
        Их голоса звучали все тише и тише, и наконец они уснули, забыв о потрясении, пережитом ими прошлым вечером, убаюканные счастьем, обретенным в объятиях друг друга.
        Однако подсознание Ли продолжало работать. Она проснулась посреди ночи от кошмара, в котором случилось все самое худшее, что только могло произойти: она потеряла Вербену, Мордреда, Адама и была абсолютно беспомощна что-либо изменить. Адам спокойно посапывал рядом, обнимая Ли и прижав ее к кровати мускулистой ногой. Внезапная тревога, как заноза, вошла в Ли, прогнав остаток сна. Мордред! Она не видела его с самого утра! Он уже мог трижды умереть с голоду!
        Медленно и нежно Ли начала высвобождаться из рук Адама.
        - Куда ты? - сонно спросил он.
        На секунду Ли замерла от страха.
        - Никуда, - прошептала она.
        - Нет, ты куда-то уходишь, я чувствую.
        По его голосу было заметно, что ее ответы не успокаивают его, а все больше настораживают. Обреченно вздохнув, она снова прижалась к нему и позволила крепко обнять себя. Придется Мордреду дождаться утра.
        Неожиданно для себя Ли проснулась позже Адама. Собственно, он и разбудил ее. Да еще так, что она не скоро вспомнила о Мордреде.
        Пока Адам был в ванной, у нее имелся шанс исчезнуть незаметно. Ли крикнула ему, что переоденется у себя в комнате, а сама метнулась на кухню, где наготовила множество бутербродов и нарезала овощей для салата. Неизвестно, когда еще ей удастся повидаться с Мордредом. Адам ничего не должен заподозрить. Иначе ей придется врать ему, а этого ей очень не хотелось делать.
        Адам сунул голову в комнату Ли, чтобы сообщить ей, что ванная свободна и она может принять душ, если хочет.
        - Ли? - сказал он, озадаченный тем, что в комнате ее не оказалось.
        Через распахнутое окно он расслышал, как хлопнула задняя дверь. Он подошел к окну и выглянул во двор, решив окликнуть Ли. Но стоило ему увидеть ее, как слова замерли у него на губах.
        Она сгибалась под тяжестью нагруженного едой подноса. Адам нахмурился, недоумевая, с чего это она решила вдруг наготовить столько еды.
        Тут она прошла как раз под окном, и он заметил на подносе еще и свечи. Зачем они ей? И вместо того чтобы опустить тяжеленный поднос возле гамака, она потащила его дальше, за деревья. Жуткое подозрение проснулось в нем, когда он внезапно вспомнил, что вчера вечером заметил в саду вспышку спички. А может, это был огонек свечи, который тут же прикрыли ладонью?
        Адам кубарем скатился по лестнице и выскочил через заднюю дверь, полный решимости выяснить, кого это там она прячет от него. Шагая босиком по траве, он вдруг почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд. Ощущение не из приятных.
        Но решил пока не обращать внимания на такие мелочи. В конце концов, это ведь он преследовал, а не его.


        Мордред с жадностью накинулся на еду, зажмуривая глаза от удовольствия.
        - Мне пришлось дождаться, пока он удалится в душ, чтобы исчезнуть незаметно, Мордред, - обеспокоенно сообщила ему Ли.
        - Тогда почему ты не пришла ко мне ночью, когда он был у себя в спальне? - спросил Мордред, не переставая жевать.
        - Я… э-э… боялась. Он так чутко спит.
        Мордред в изумлении уставился на нее.
        - Но твоя комната на другом конце коридора. Это как же чутко надо спать, чтобы расслышать, как ты ходишь по дому?
        Решив, что эта причина и правда не выдерживает критики, Ли попыталась перевести разговор на другое:
        - Вчера сюда заявились какие-то люди. Сказали, что они из спецотдела разведки и безопасности. Это тебе что-нибудь говорит?
        - Нет. Они все из безопасности.
        - Кажется, они догадались, что я знаю, где ты скрываешься, и не отстанут от меня, пока я не признаюсь им во всем. Мордред, пожалуйста, ради меня, ради себя самого…
        - Ни за что! Ли, даже не проси меня. Я не могу. Мне тогда надо навсегда распрощаться с солнцем и свободой.
        - Мордред! - Ли вскочила на ноги, пытаясь успокоиться. - Вербена улетела в Лондон, и на мою голову свалилось столько всего! Я приглядываю за нервным и способным на самые ужасные поступки хорьком, за гигантской игуаной, изрыгающим непристойные ругательства попугаем, за собаками и кошками, которым просто нет числа. Я поссорилась с профессором, которым раньше восхищалась. Я влюбилась в мужчину, который перевернул всю мою жизнь. Я ни на шаг не продвинулась в работе над тезисами, и это приводит меня в отчаяние. И в довершение всего я вынуждена скрывать от властей беглеца. Как ты думаешь, это не слишком для одного человека? Мордред! Я этого просто не вынесу!
        Ли шагнула к брату и затрясла его.
        - Успокойся, Ли, - откликнулся тот. - Можно же обсудить все это спокойно.
        - Не поступай так со мной! Умоляю!
        Это было первое, что услышал Адам, подходя к сараю.
        Он уже не мог размышлять здраво: в нем вскипел первобытный инстинкт, требовавший, чтобы самец защищал свою самку, если та попала в беду. Адам яростно зарычал и всем телом навалился на дверь.
        Сцена, представшая его взору, ослепленному яростью, и вовсе взбесила его. Он увидел, как Ли боролась с темноволосым парнем. Оба тут же повернули к нему искаженные страхом лица.
        Адам со свистом втянул в легкие воздух и рванулся вперед, готовый убить на месте мерзавца, посмевшего угрожать Ли.
        - Нет! - вскрикнула Ли и бросилась Адаму наперерез. Все трое покатились по пыльному полу, превратившись в клубок из переплетенных рук и ног.
        Незнакомец первым отполз в сторону, прислонился к стене и дрожащей рукой провел по лицу. Он никак не мог отдышаться.
        - Больше никогда не приеду домой, - с отвращением в голосе произнес он. - Здесь меня всегда травмируют.
        Адам, которому попало не меньше, непонимающе заморгал глазами и уставился на незнакомца как на лунатика.
        - Мордред? - глухо прохрипел он.
        - Да, - сердито прошипела ему в ответ Ли. - Это Мордред.
        Морщась от боли, Ли поднялась с пола. Глаза ее встревоженно посмотрели на двоюродного брата.
        - С тобой все в порядке?
        - Ах так? - возмутился Адам. - Тебя волнует, все ли у него в порядке? - Оскорбленная гордость тут же прорвалась вспышкой гнева. - А мне ты только что чуть не свернула шею!
        - А ты чуть не довел Мордреда до сердечного приступа!
        - А что он здесь делает? - потребовал ответа Адам.
        - А кто вы такой и какое вам дело? - тут же взвился Мордред.
        - Адам Джордан.
        - Адам Джордан! Я слышал о вас! И даже прочел две ваши книжки. Мне очень понравилась «Они тоже служили». Скажите, а это правда насчет проституток в шестнадцатом веке? Я имею в виду то, как они использовали…
        - На столь скабрезные темы вы побеседуете в другой раз, - раздраженно перебила брата Ли.
        - Полностью с тобой согласен, - поддакнул Адам. - Лучше ответь-ка мне, чем это ты здесь, черт возьми, занимаешься? Надо совсем потерять рассудок, чтобы прятать его в этом сарае!
        - Не смей разговаривать со мной в таком тоне!
        - Может, ты и правда сошла с ума? - упорствовал Адам. - На этот раз ты зашла слишком далеко. И как долго ты собиралась скрывать это от меня?
        - Эй, послушайте… - начал было Мордред.
        - А ты помалкивай, с тобой разговор будет позже, - перебил его Адам.
        - Не смей с ним так разговаривать! - выкрикнула Ли.
        - Он, судя по всему, взломал защитную систему огромной компании, перепахал им все файлы, содержащие уйму секретных данных, а ты еще защищаешь его и прячешь. - Адам с презрением посмотрел на брата и сестру. - Я даже не знаю, кого из вас стоит задушить первым!
        - Погоди, - вдруг ожила Ли. - Это компьютерная компания?
        - Многопрофильная. Парни, которые были здесь вчера, как раз оттуда.
        - А они сказали, на кого работают? - медленно произнес Мордред.
        - На RMQE, - ответил Адам.
        - Правда? - обрадовался Мордред. - Так это они гоняли меня по всей стране? - Он с укором повернулся к кузине. - Что ж ты мне самого главного не сказала?
        - А кто такие эти RMQE? - беспомощно спросила Ли.
        - Господи, ты читаешь хоть что-нибудь, кроме своих исторических манускриптов? - даже задохнулся от возмущения Мордред. - Это же одна из самых огромных компаний! Космические технологии, оборона, медицинское оборудование.
        - И что ты умудрился натворить у них в файлах?
        - Именно это хотели бы узнать и мы, - раздался за их спинами голос.
        Ли, Адам и Мордред одновременно обернулись. Шестеро мужчин, все как один с мрачными лицами, стояли у входа в сарай. Двое были вооружены. Ли побледнела. Мордред не в силах был пошевелиться. А Адам покачал головой, недоумевая, как так вышло, что он, простой парень из Висконсина, попал в эту историю.
        - Неприкасаемые[Так в США называют агентов ФБР.] , - упавшим голосом проговорил Мордред.
        Мужчина в дверях сделал усилие и изобразил на лице подобие улыбки.
        - Нет, сэр. Меня зовут Гибсон. А рядом со мной Брынярски. Остальные здесь для поддержки. Вас было не так-то легко поймать, мистер Маккаргер.
        Он быстро сообщил по рации, что подозреваемый обнаружен и будет немедленно взят под стражу.
        - Полагаю, что, если я извинюсь, вы все равно меня не отпустите? - спросил Мордред, все еще на что-то надеясь.
        Гибсон покачал головой:
        - Нет. Нам нужно задать вам очень много вопросов, мистер Маккаргер. Так что лучше всего нам пройти в дом.



        Глава 11

        По просьбе Гибсона они все прошли в кабинет и закрыли дверь, чтобы за ними не увязался весь зверинец, встретивший гостей бурным ликованием. Брынярски явно обожал животных, поскольку тут же принялся ласкать собак.
        Гибсон стремился развести хозяев дома по разным комнатам - для допроса.
        - Исключено, так что и не мечтайте, - тут же возразил Адам.
        - Вы не в том положении, чтобы диктовать нам условия, - рассердился Гибсон.
        - А кто вы, собственно, такой, мистер Гибсон? - вмешалась Ли. - Обыкновенный работник компании, которой, несомненно, управляют полуграмотные тираны. Им, видимо, доставляет удовольствие терроризировать людей…
        - Ли, ты не помогаешь, а только все запутываешь, - возразил против ее попытки вмешаться Адам. - Мисс Маккаргер пытается донести до вашего сознания, джентльмены, что мы будем рады помочь вам - при условии, что вы будете вести себя в рамках закона.
        - Мы не хотели афишировать эту историю, только поэтому среди нас нет представителей ФБР, - раздраженно заявил Гибсон. - И это не ради мистера Маккаргера, а для сохранения репутации фирмы. Знаете, какой скандал разразился бы, если бы газетные писаки разнюхали, что наша найновейшая компьютерная система защиты была взломана, и не один раз?!
        - Ну зачем тебе понадобилась эта чертова штука? Это же сущий идиотизм! - обрушился на Мордреда Адам.
        - Любопытство, - попытался оправдаться тот. - Если это пример того, как они защищают сверхсекретные документы…
        - И ты наивно полагал, что они позволят тебе безнаказанно разгуливать по их файлам?
        - Адам, пожалуйста, - попыталась успокоить его Ли.
        - Слава Богу, что они все же не из ФБР, - совершенно не к месту заявил Мордред.
        Голубые глаза Адама заледенели от холодной ярости.
        - И ты примчался сюда, будучи уверен, что у тебя на хвосте фэбээровцы? И тебя ничуть не волновало, что под их прицелом окажется твоя кузина?
        - Но ему больше некуда было деться, - заступилась за брата Ли.
        - Ты тоже хороша! - набросился на нее Адам. - Почему ты ничего не сказала мне?!
        - Я привыкла справляться с трудностями сама.
        Адам шагнул вперед и положил ладони ей на плечи.
        - Ты могла бы посоветоваться со мной. Я для этого у тебя и есть. Или ты собиралась провести остаток жизни, решая абсолютно все проблемы сама? Значит, я хорош лишь для того, чтобы заниматься любовью, а…
        Он замолчал, внезапно поняв, что находится в центре внимания. Все семеро мужчин в комнате уставились на него.
        - Продолжайте, мистер Джордан, - подбодрил его романтически настроенный Брынярски. - Скажите ей, что любите ее.
        Раздалась трель телефона. Гибсон кивком разрешил Ли ответить на звонок, как будто он был хозяином в этом доме. Она сняла трубку, пока Адам и Гибсон заспорили о том, что разумнее всего предпринять дальше.
        Пару минут спустя Ли повернулась ко всем с растерянным видом.
        - Адам, - выдохнула расстроенная Ли. - Звонила Вербена.
        - Профессор Маккаргер? - уточнил Брынярски. - Скажите, мистер Джордан, правда, что вы вместе работаете над новой книгой?
        - Вам уже и это известно? - нахмурился Адам. - Если вы располагаете неофициальной информацией, о которой знает очень узкий круг людей, это говорит о том…
        Брынярски смутился и почувствовал себя крайне неуютно под взглядом Адама.
        - …Что вы прослушивали все наши телефонные разговоры? - охнула Ли. - И те таинственные и угрожающие звонки - ваших рук дело? Вот и верь вам после этого!
        - Так что сказала Вербена? - устало произнес Адам.
        - Она уже в Нью-Йорке и первым же самолетом возвращается домой. Постарается добраться сегодня же и возьмет от аэропорта такси. Встречать не надо.
        Адам задумался. Наконец он решительно произнес:
        - Гибсон, нам надо успеть разобраться с этим делом до того, как Вербена вернется домой.
        Гибсон принял решение забрать Мордреда для основательной беседы в офисе компании.
        - Вы не имеете права! - взвилась Ли.
        - Мисс Маккаргер! Я могу позвонить в ФБР и сообщить им, что ваш кузен гуляет по файлам компании, содержащим информацию о сверхсекретных контрактах с нашим правительством, словно ему сам черт не страшен. Выбор за вами. Или он добровольно отправляется в мой офис, или я звоню в ФБР!
        - Выбор делать не ей, а мне, - быстро вставил Мордред, - а я не вижу причины беспокоить ФБР по таким пустякам.
        - Адам, - умоляюще произнесла Ли.
        - Не волнуйся, дорогая, я еду с ними. А ты оставайся здесь и жди Вербену.
        Ли вздохнула и, слегка нахмурившись, стала наблюдать, как Мордред, Адам и команда из RMQE сели в две машины и уехали. Ее трясло, хотя для нее было большим облегчением узнать, что представители секьюрити хотели бы уладить дело с Мордредом по-тихому, не собираясь засадить его за решетку. Она была бесконечно благодарна Адаму за поддержку, трезвый ум, молниеносные решения и вообще за то, что называется преданностью.
        Необходимо было срочно заняться делом, а то недолго и с ума сойти от тревоги. И она пошла к дальним кормушкам и енотам. Так прошли два часа. По-прежнему ни весточки от Адама или Вербены. Она бесцельно бродила по дому. Садиться за тезисы было глупо - ни одной достойной мысли ей не могло сейчас прийти в голову. Телевизор она терпеть не могла. Зайдя в библиотеку, она поискала глазами, что бы ей почитать. Ее внимание привлекла небольшая книга Адама Джордана «Они тоже служили». Мягкая обложка была потерта, словно Вербена читала ее не один раз.

«Они тоже служили» оказалась чудесной книгой, написанной великолепным, сочным, полным юмора языком. И какое знание материала!
        Ли так зачиталась, что даже не заметила вошедшего Адама.
        - Почему ты портишь себе зрение? Давно пора включить свет!
        Она, вздрогнув, выронила книгу.
        - Адам! Как же ты меня напугал!
        - Ли, уже почти восемь. Как ты только умудряешься различать буквы? - заворчал он, включая свет. Нагнулся и подобрал книгу с пола. И замер на месте, переведя на нее вопросительный взгляд.
        - Я… Мне… надо было как-то отвлечься… Где Мордред?
        - Гибсон привезет его чуть позже, - успокоил ее Адам.
        - Ты оставил его там одного?
        - Не волнуйся. У него все в порядке.
        - А что там вообще происходило?
        - Ну, сначала Мордред в течение почти двух часов демонстрировал им, как легко можно взломать все их коды и заслоны. Показал, как ему самому удалось проникнуть в их файлы. Затем провел около четырех часов, объясняя, как можно улучшить систему охраны, сделав ее недоступной для любого вмешательства. В общем, это технические детали. Он сумел заинтересовать их своими идеями, и дело кончилось тем, что они предложили ему работу в компании.
        - Что-о? - изумилась Ли.
        - А что им оставалось делать? Либо это, либо передать его ФБР. Он же видел все их секретные файлы. Нельзя же отпустить его бегать по улицам, когда у него голова забита их тайнами. К тому же они единодушно решили, что он гений и лучше будет иметь его на своей стороне, так что ему придется дать подписку о неразглашении. - Адам сокрушенно покачал головой. - Глядя на твою родню, я должен поставить свечку за то, что ты выросла совершенно нормальным человеком.
        - Ралу осчастливила нас, сделав свое дело. Завтра здесь появится энергичная Дженни Харпер.
        - Уф, это и правда радостная весть!
        - Стало быть, у нас не осталось ничего, чем можно расстроить Вербену, когда она вернется.
        - К сожалению, это не так, Ли, - решительно возразил он. - Мы обязаны признаться ей насчет моей степени.
        - Я заставлю ее понять, Адам. Ты заслужил свою докторскую.
        - Все в порядке, Ли. С Вербеной я сумею поладить. И вовсе не нужно бросаться защищать меня. Мне просто хотелось, чтобы ты меня поняла. - Он привлек ее к себе. - Брынярски уже все сказал за меня. Но я повторю еще раз: я люблю тебя, Ли.
        Их губы слились в сладостном поцелуе.
        - Я тоже тебя люблю, - прошептала Ли. - И сама скажу Вербене всю правду о тебе. Ты ей нужен больше, чем она тебе. Ты просто потрясающий писатель. - Она подняла книжку «Они тоже служили». - Это замечательная книга. Благодаря ей мне удалось забыть обо всех сегодняшних злоключениях.
        Адам улыбнулся:
        - Мы поговорим о ней позже. А сейчас я просто счастлив, что тебе не придется жить с интеллектуальным изгоем.
        - Жить?
        - Ну да. Я надеюсь, ты выйдешь за меня замуж?
        - Если перестанешь считать меня академическим снобом, то выйду, - серьезно ответила Ли.
        - Я не считаю, - улыбнулся Адам. - Уже не считаю. И обещаю, что даже буду очень мил с твоими коллегами. Сама вежливость и корректность.
        - Нет, это они должны быть вежливы с тобой! - страстно заявила она.
        Адам еще крепче прижал ее к себе.
        - И будут, когда столь уважаемый всеми профессор станет моей женой.
        В этот момент домашний зверинец разом ожил. Животные залаяли, замяукали и дружно двинулись в сторону двери.
        Мгновение спустя Вербена радостно обнимала своих любимцев. Затем поздоровалась с Ли и Адамом.
        - Гримли на следующей неделе отправляется в амазонские джунгли, - сообщила она. - Доктора заявили ему, что это безумие, но ты ведь знаешь, Ли, что Гримли ничто не может помешать выполнить задуманное.
        - Ах, тетя! - воскликнула Ли, когда они сели за стол на кухне. - Я ведь еще не сообщила тебе о приезде Мордреда!
        Лицо Вербены осветилось радостью.
        - Где же он?
        Адам откашлялся.
        - С друзьями. Он вернется домой чуть позже.
        Они с полчаса слушали рассказы Вербены о ее лондонских приключениях. Она радостно похвасталась Адаму, что нашла парочку потрясающих документов в какой-то библиотеке, и вручила Ли копии писем из Британского музея, которые ей рекомендовал Адам.
        - Ну а как вы жили без меня? - наконец спросила она.
        - О, прекрасно! Все было спокойно! - сказала Ли.
        - Как стоячая вода в пруду, - добавил Адам.
        - Я знала, что вы поладите друг с другом, - с улыбкой заметила пожилая дама.
        - Вербена, - начал Адам с решимостью в голосе. - Я кое-что должен сказать тебе.
        - Да-да, нам кое-что нужно сообщить тебе, тетя.
        - Ли, пожалуйста. Это касается только меня, и я сам справлюсь, - укоризненно произнес Адам.
        - Но ведь это я настояла на признании, - возразила Ли.
        - Но я уже говорил тебе, что давно собирался это сделать.
        - Собирался сделать что? - спросила миссис Маккаргер.
        Адам набрал полную грудь воздуха.
        - Вербена, прежде чем решить, продолжать нам совместную работу или нет, ты должна знать, что я никогда не получал докторской степени в Баррингтоне.
        - Я знаю об этом, Адам.
        Молодые люди изумленно уставились на нее.
        - Конечно, я знала об этом. Я помогла тебе попасть в Баррингтон, вот и присматривала за тобой, время от времени интересуясь, как там у тебя идут дела. И естественно, я знала, что они пытались избавиться от тебя до того, как ты подал заявление по собственному желанию.
        - Ты знала? - переспросила Ли. - И все же пригласила…
        - Я избегала обсуждать это именно с тобой, Ли, - созналась Вербена. - Я очень люблю тебя и вовсе не хочу обидеть, но ты временами бываешь невыносимым снобом!
        - Я?.. - Ли даже открыла рот.
        - Не степень делает человека, Ли. И если перед тобой недоступная пониманию книга, это еще не значит, что ее автор - ученый. Адам - талантливый молодой историк, с которым обошлись несправедливо. Именно ученые университетские мужи.
        После паузы Адам беспомощно развел руками и сказал:
        - Если ты все знала, то почему не намекнула об этом?
        - Я думала, что тебе это может быть неприятно. Я ведь полагала, что вы с Мелькиором уладили все свои разногласия, когда четыре года назад он присудил тебе ту почетную степень. И потом никак не могла понять причин вашей враждебности. С вами даже стоять рядом было страшно. А когда он специально рассказал ту гадкую сплетню за столом, я вдруг поняла, всю злобность этих узколобых ученых мужей! И что должен был переживать ты, когда эти болваны поглядывали на твою работу сверху вниз, хотя она намного талантливее их опусов.
        - Ты, как всегда, шкатулка, полная сюрпризов! - усмехнулся Адам.
        - Должна со стыдом признаться, что в течение многих лет разделяла узколобость Мелькиора и ему подобных по поводу исторических книг и ученых званий. Но я изменилась. А с тобой, несомненно, произошло чудо, если ты переборол в себе неприятие ученого мира, который, кстати, уже давным-давно признает и уважает тебя.
        - Я просто устал на них злиться. Да и ты с Ли основательно поработали, чтобы ослабить негативные эмоции. Где уж мне теперь дуться на светочей науки, если с одним из них я пишу книги, а на другом женюсь.
        Настала очередь Вербены широко распахнуть глаза.
        - Ты выходишь за него замуж? - спросила она племянницу.
        Ли кивнула.
        - Ну, я просто… ошеломлена. Поздравляю, дорогие мои!
        Минуту спустя Вербена просияла от пришедшей ей в голову блестящей идеи.
        - Какую замечательную свадьбу мы вам устроим!
        - Свадьбу? - нервно выдавила из себя Ли.
        - Да-да! Я распланирую все до мелочей!
        У Ли все как-то странно перевернулось в желудке.
        - О, нет, нет, тетя. У нас на это просто нет времени. Мне скоро возвращаться в Калифорнию, а там на носу защита…
        - А мне надо найти себе замену в Бостоне. И я улечу к Ли, - подхватил Адам. Мысль о свадьбе, которую берется устроить Вербена, привела в ужас даже уравновешенного Адама.
        - Так давайте устроим все этим же летом! - воскликнула Вербена. - Кто знает, когда нам потом удастся собраться вместе, тебе, мне и Мордреду. Нельзя упускать такой великолепный шанс!
        - Но, тетя, мы не хотим никакой пышной свадьбы…
        - И никакого особого шума, - добавил Адам.
        - Ну уж нет! Что за глупости? Мы устроим церемонию прямо в саду. - Тут она слегка нахмурилась и озабоченно сказала: - Конечно, придется найти судью и пастора, которые не побоятся животных.
        Адам застонал, представив свадьбу, которую почтили своим присутствием любимцы Вербены: китайские собачки, жующие свадебное платье невесты; попугай, поливающий непристойными ругательствами его родителей; пугающая всех огромная игуана…
        - Нет, Вербена, - решительно и строго произнес он. - Кто-то должен начать наводить здесь порядок. А порядок начинается с того, что некоторые вещи пресекаются в корне.
        Глаза Вербены наполнились слезами.
        - Хорошо, Адам, - сказала она. - Если вы не хотите устраивать свадьбу в этом доме, где познакомились и провели вместе столько счастливых часов…
        Адам почувствовал, как его решимость тает на глазах. Он в отчаянии посмотрел на Ли, надеясь на ее помощь, но она лишь хитро улыбнулась.
        Тогда Адам глубоко вздохнул.
        - Хорошо, Вербена. Мы согласны.
        - Спасибо, Адам! - Вербена просияла улыбкой и отправилась наверх, бормоча себе под нос, как неподражаемо будут выглядеть ее любимцы, если повязать им на шеи разноцветные бантики.
        Ли усмехнулась и села Адаму на колени.
        - Ты хоть понимаешь, что теперь придется заняться подготовкой к свадьбе, которую она нам навязала? А еще укорял меня, что я не могу сказать ей решительное «нет»!
        Адам со стоном зарылся лицом в ее волосы.
        - Но она так смотрела! И так грустно говорила! Книгу я буду дописывать, уехав как можно дальше отсюда. Обмениваться мнениями можно и по телефону.
        - Значит, ты уже не хочешь, чтобы я после защиты вернулась сюда преподавать?
        Он побледнел так, что это стало заметно даже под его бронзовым загаром.
        - Думаю, нам лучше всего остаться в Калифорнии. - Тут он вспомнил еще кое-что. - Нет, RMQE собиралась отослать в тамошний филиал Мордреда. Может быть, ты подыщешь себе работу где-нибудь посередине? Тогда хоть можно будет надеяться на нормальную жизнь. - Адам закрыл лицо ладонями. - Нормальная жизнь? Господи, кого я хочу одурачить? Его руки скользнули к ней под блузку. - Я так надеялся, что мы поженимся уже на этой неделе и будем спать в одной постели, не смущая старушку.
        - Я могу пробраться в твою комнату попозже.
        Он поцеловал ее.
        - Отлично, потому что в твою кровать я не рискну пробираться. Плеск будет слышен на всех этажах.
        Его поцелуи стали более страстными, а руки более требовательными, так что пора было что-то предпринимать. Тяжело дыша, Ли оторвалась от Адама и выдохнула:
        - Через полчаса в твоей комнате.
        - Настоящее свидание, - восхитился Адам. Он слегка задержал ее, когда она хотела встать с его колен. - О Боже, сколько же нам еще ждать, пока мы поженимся?
        - Теперь, когда ты согласился на предложение Вербены, - Ли сдвинула брови, - ждать придется долго, пока она не составит полный план свадьбы!
        - Тогда давай поможем ей в этом деле! С завтрашнего дня мы будем заниматься только этим чертовым планом. Если повезет, то мы успеем стать мужем и женой прежде, чем Вербена сообразит, что мы давно уже наслаждаемся прелестями супружеской постели.
        - О'кей. - Она улыбнулась и снова поцеловала его. - А пока это будет наш с тобой секрет.
        И Ли выскользнула из кухни, довольная тем, что на этот раз последнее слово осталось за ней.


        notes

        Примечания


1

        Так в США называют агентов ФБР.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к