Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лесли Марианна: " Любовь На Утином Острове " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь на Утином острове Марианна Лесли


        # Случайные обстоятельства предопределили встречу Дженни и Алана. Эта встреча вовлекает их в бурный водоворот страстей, опасных приключений, чудесных открытий. Могли ли они предположить, что в этом хитросплетении интригующих событий, проблем и душевных волнений родится всепоглощающая страсть и искренняя нежная любовь?..

        Марианна Лесли
        Любовь на Утином острове


1

        Стояла золотая осень. Краски были настолько яркими, что, казалось, деревья охвачены гигантским пожаром. На пылающем озере сновали утки, собираясь улетать в теплые края. А необъятное небо было пронзительно-синим.
        По живописной тропинке, петляющей среди вековых кедров и пламенеющих огнем кленов и осин, полого спускающейся прямо к озеру, шел незнакомец с рюкзаком за плечами, одетый в потертые джинсы, клетчатую байковую рубаху и ветровку защитного цвета.
        Дженни вытянула лодку подальше на берег, села на мостки, которые она гордо именовала причалом, и стала наблюдать за приближающимся мужчиной.
        Она отметила, что незнакомец высокий и худой, но довольно крепкий. Несмотря на заметную хромоту, вид у него был вполне внушительный и, насколько она могла судить на расстоянии, надменный и самодостаточный. Впрочем, первое впечатление часто бывает обманчивым, напомнила она себе.
        Дженни мысленно отругала себя за то, что гадает о характере незнакомца, когда ей следовало бы насторожиться и задуматься, что он здесь делает. В это время года мало кому из посторонних придет в голову приехать сюда, в эту глушь. Она могла бы поспорить на что угодно, что этот заявившийся невесть откуда и зачем незнакомец не из ее потенциальных клиентов, по крайней мере он не походил ни на одного из них. Правда, пансион «Кедры» привлекал на неделю-другую некоторых городских жителей, уставших от бесконечной суеты, мечтающих порыбачить и ищущих уединения. Но этот угрюмый русоволосый горожанин, судя по всему, отродясь не держал в руках удочки и весь его облик как-то не вязался с окружающей действительностью.
        Когда он подошел ближе и его резкие, мужественные черты лица стали яснее видны в осенних сумерках, Дженни почувствовала, что мужчина в любом месте был бы белой вороной.
        Внутренний голос шепнул ей, что этот человек, который нигде не находит себе покоя, возможно, слишком много пережил и повидал на своем веку. А его угрюмость была, скорее всего, итогом одиночества, и оно казалось столь глубоким, что, пожалуй, могло соперничать с ее собственным.
        Дженни мысленно встряхнулась. С какой это стати она пытается проводить параллель между собой и этим незнакомцем? С чего вдруг решила заняться психоанализом? Осторожнее, Дженифер Моррис, предостерегла она себя, пока еще не вполне понимая, что именно в нем возбуждает ее интерес. Вместо того чтобы стоять тут и глазеть на странного незнакомца, лучше бы сбегала в сарай и взяла ружье, которое она держала заряженным на случай, если придется отпугивать иногда забредавшего на территорию пансиона медведя.
        Да, что-то она непростительно расслабилась, чего с ней раньше не случалось. Наверное, все дело в том, что сегодня она слишком устала. Мне не нужно никаких сложностей. У меня их и без того с лихвой, подумала она, привязывая лодку к металлической опоре мостков. Руки почему-то плохо слушались ее. Морской узел, которому когда-то давно научил ее отец, никак не хотел завязываться. Она негромко, но отчетливо выругалась.
        Снупи, спавший до этого в траве в нескольких шагах от нее, проснулся. Рыжий ньюфаундленд резко подскочил, длинная шерсть у него на загривке встала дыбом при виде незнакомца. Дженни готова была расцеловать пса за то, что он привел ее в чувство. У Снупи по крайней мере здоровые рефлексы, поэтому он оскалил зубы и предупреждающе зарычал.
        Мужчина замер на месте. Он бросил взгляд на Снупи, который, спасибо ему, отлично сыграл роль надежного защитника.
        - Могу я вам чем-нибудь помочь, мистер? - спросила Дженни, безуспешно пытаясь как следует затянуть скользкую веревку. Вытирая руки о шорты, она с легкой заинтересованностью взглянула на незнакомца, пытаясь отделаться от странного тревожащего чувства, которое он у нее вызывал.
        Дженни встретилась с пронзительным взглядом, и это лишь усилило ее тревогу. Глаза у незнакомца были серо-стальные, каким бывает небо поздней осенью при приближении снегопада. Взгляд был жестким и тяжелым, в глазах угадывалась какая-то глубокая внутренняя неудовлетворенность, какая-то неукротимость, которая напоминала волны на озере во время бури. Дикие, дерзкие, изменчивые.
        - Для начала было бы неплохо, если бы вы приказали своей собаке отойти.
        Голос его уже не явился для нее неожиданностью. В полном соответствии с ее представлениями он оказался низким, хрипловатым и довольно резким.
        Ей потребовалось сделать над собой усилие, но она встретила его каменный взгляд не моргнув глазом.
        - Снупи не тронет вас, если вы будете хорошо себя вести.
        - То есть если не буду делать резких движений и не стану приставать к вам? - уточнил он.
        - Вот именно, - подтвердила Дженни, хотя на самом деле не чувствовала никакой уверенности. Надо было знать Снупи. Эта собака была самым дружелюбным существом на свете, и ее сторожевых рефлексов хватало не более чем на пару минут. Вот-вот его грозное рычание сменится дружеским поскуливанием. Шерсть на спине уже не стояла дыбом, и Дженни подозревала, что ему уже стоило больших усилий не завилять хвостом.
        Она подошла к Снупи, делая вид, что собирается придержать его.
        - У вас ко мне какое-то дело?
        Он прищурился. Озеро ярко блестело в лучах заходящего солнца.
        - Именно, малышка. И я непременно расскажу тебе, зачем я здесь, как только смогу убедиться, что псина не голодна и я не стану ее ужином.
        Малышка?! Дженни сжала зубы, ее глаза орехового цвета потемнели от гнева. Она уже забыла, что чувствовала усталость, забыла о том, что несколько минут назад ее тронула ранимость в глазах незнакомца. Она даже забыла, что должна быть настороже. Темные глаза сверкнули. Может, его предупредить, что ему скорее нужно опасаться ее, чем ньюфаундленда?
        Дженифер Моррис никогда не заблуждалась на свой счет. Она прекрасно отдавала себе отчет, что ее внешность самая что ни на есть заурядная. Правда, от матери, в чьих жилах текла индейская кровь, ей досталась смуглая кожа приятного оттенка и черные вьющиеся волосы, которые она коротко стригла, потому что ей было недосуг за ними ухаживать. Но черты ее лица были не более чем приятными - большой лоб, широко посаженные глаза, нос с небольшой горбинкой, обыкновенные губы, чересчур, на ее взгляд, широкие скулы. Росту она была небольшого, тело ее благодаря тяжелой физической работе было крепким и поджарым, слишком худощавым и угловатым, чтобы быть женственным. В общем и целом она походила на мальчишку не только внешностью, но и повадками. Но, черт побери, она терпеть не могла, когда ее называли малышкой!
        Наверное, она почувствовала бы себя менее оскорбленной, если бы ее приняли за мужчину. Дженни работала, как мужчина, иногда даже ругалась, как мужчина, и выглядела, как мальчишка, мысленно закончила она, окидывая взглядом со стороны свои рабочие шорты, свободную рубаху навыпуск с закатанными рукавами, бейсболку, низко натянутую на лоб, из-под которой торчали непослушные кудри.
        А чего, собственно, она ожидала? Его поведение в данном случае было характерно для мужчин, которые либо играли перед ней роль старшего брата, либо относились к ней как к одному из своих приятелей.
        Но этого мужчину нельзя было назвать типичным представителем противоположного пола. Как ни крути, а приходилось это признать. И ее реакция на него тоже отнюдь не была типичной. Он ей нравился. Едва лишь она взглянула в его суровое, неприветливое лицо, как сразу же угадала за этим выражением уязвимость и потребность в человеческом общении. Но то, что он даже не попытался разглядеть в ней женщину, задело ее гордость, как бы она ни пыталась убедить себя, что это ей совсем не нужно.
        Спокойно, Дженни, тебе не привыкать, сказала она себе. Она поднялась во весь свой небольшой рост и подставила лицо теплому вечернему ветерку, заигрывающему с озером, в надежде, что он прояснит ей голову. Тем временем Снупи перестал притворяться сторожевой собакой, бросил на нее вороватый взгляд, после чего поджал хвост и поковылял к незнакомцу, который слегка усмехнулся и похлопал его по холке.
        Предатель, вынесла молчаливый приговор Дженни. Она окинула негодующим взглядом мужчину и собаку, и тут до нее неожиданно дошло, зачем пришел незнакомец. Вероятно, он прочел ее объявление.
        - Если вы насчет работы, - раздраженно проговорила она, - то даже не знаю. Вряд ли вы подойдете. - Она бросила выразительный взгляд на его хромую ногу, потом жестом обвела десять разобранных бревенчатых домиков и главное строение. - Как видите, тут уйма работы.
        Снупи, этот несчастный предатель, совсем позабыл о том, что должен охранять хозяйку, и уже валялся в ногах у незнакомца, задрав кверху лапы в ожидании, когда ему почешут брюхо.
        - Нет, я не по поводу работы, - отозвался незнакомец и поморщился от боли, наклоняясь, чтобы погладить несносного пса. - Я ищу Дженифер Моррис. В Седар-плейс мне сказали, что я могу найти ее здесь.
        К Дженни сразу же вернулась настороженность, сердце забилось быстрее, она внутренне вся подобралась. С самой весны, когда она вернулась из Детройта, к ней не раз заявлялись незнакомые люди, требующие оплатить счета, которые ее отец выписывал щедрой рукой, но оплатить не мог, потому что бесконечное пьянство истощило все его финансы. Ей было пятнадцать лет, когда он просто исчез. А теперь, когда она вновь приехала сюда и в округе прошел слух, что Дженифер Моррис собирается возродить пансион, незадачливые кредиторы потянулись к ней в надежде, что она расплатится с ними.
        Теперь все ясно: этот человек просто очередной коллекционер счетов, а она-то думала… Впрочем, неинтересно, что именно она думала, это уже не имело значения. Идиотка несчастная - так разволноваться из-за его приятной, мужественной внешности и холодно-загадочных серых глаз, в которых она усмотрела печаль и одиночество. Дженни тихонько вздохнула, смиряясь с реальностью.
        - Итак, какие еще плохие новости вы мне принесли? - спросила она.
        Незнакомец поднял голову. Его серые глаза смотрели вопросительно.
        - Ну, вы ведь пришли, чтобы получить деньги, которые давали взаймы моему отцу, не так ли? Или вы думаете, что вы первый приходите ко мне с этим? Увы, не первый и, как я подозреваю, не последний. Это уже стало для меня частью здешней жизни.
        Он медленно выпрямился, в его взгляде отразилось явное сомнение и, как ей показалось, сожаление.
        - Значит, это вы Дженни Моррис?
        - По крайней мере, до сих пор была ею, - с вызовом ответила она. - Простите, если разочаровала вас.
        Он покачал головой.
        - Не в этом дело. Просто вы совсем не такая, как я вас себе представлял. Вы не похожи на своего отца.
        Дженни стащила с головы бейсболку. И непокорные черные кудри вырвались из плена и рассыпались упругими шелковистыми спиралями.
        Казалось, он разглядывал ее целую вечность. У Дженни неожиданно загорелись щеки от его слишком пристального изучающего взгляда, которым он медленно обвел ее голые лодыжки, линию бедер, затем грудь, которая, ничем не сдерживаемая, отчетливо выступала под тонкой хлопковой рубашкой. Прекрасно сознавая все недостатки своей внешности, Дженни решительно расправила плечи. Кто он такой, этот нахал, который разглядывает ее так, словно пришел свататься?
        - А какой же вы меня представляли?


        Алан Маклей пристально разглядывал девушку, которая в свою очередь сверлила его таким разгневанным взглядом, что, казалось, еще немного - и она пробуравит его насквозь.
        Так, значит, эта маленькая черноволосая, кареглазая смуглянка с крепким мальчишеским телом и острым язычком и есть дочь Джейка Морриса.
        Она снова взглянул в ее ореховые глаза и прочел в них вызов. Тебе нужно быть такой же крепкой духом, как и телом, девочка, мысленно пожелал ей Алан, потому что то, что я собираюсь тебе рассказать, не из приятных. Впрочем, зря беспокоюсь. Не будь у этой девчонки силы воли и характера, она ни за что не решилась бы приехать сюда, чтобы восстанавливать эти руины практически в одиночку.
        Он слегка пожал плечами, чувствуя себя несколько не в своей тарелке. На темных аллеях и городских улицах он чувствовал себя как рыба в воде. Та среда была ему хорошо знакома: нескончаемые потоки транспорта, неоновые светящиеся вывески, шум, гам, автомобильные клаксоны и кругом люди, люди… Здесь же было лишь необъятное синее небо, серебристое озеро, воздух, напоенный хвойным ароматом, кареглазая девочка, похожая на подростка, и тишина. Тишины он боялся.
        Но сейчас не время было углубляться в свои впечатления, у него масса других забот. И в первую очередь его чертова нога, которая горела огнем. Ему повезло, что удалось подъехать на попутной машине до поворота на пансион, а уже оттуда пришлось ковылять пешком. Врачи настоятельно советовали первое время щадить ногу, но он не послушался, и теперь она ему мстила адской болью.
        Он снял куртку.
        - Я и сам точно не знаю, - ответил Алан на ее вопрос, затем спросил: - Вы не против, если я на минутку присяду?
        В ее глазах на миг промелькнуло сочувствие, словно она догадывалась, какую боль он испытывает, но потом они снова стали непроницаемыми. Она небрежно пожала плечом, давая ему понять, что он может располагаться как ему удобно.
        Он сделал несколько шагов по направлению к стоящей неподалеку скамейке, каждый из которых отдавался острой, жгучей болью в ноге. К горлу подступила тошнота. Стиснув зубы, он сел.
        Когда боль немного утихла, Алан поднял голову, чтобы посмотреть на Дженифер. Она качала ручку старой водокачки, и вид ее поднимающихся и опускающихся в такт движениям маленьких ягодиц вызвал неожиданную вспышку желания.
        Э, дружище, да ты, видимо, слишком долго был без женщины, если даже такая пигалица тебя заводит.
        Он решительно отмахнулся от невесть откуда нахлынувших ощущений и постарался просто расслабиться. Но едва он стряхнул с себя это наваждение, как снова чуть не растерял вновь обретенное самообладание, когда увидел озабоченность в глазах Дженни, протягивающей ему ковш с водой.
        Вода приятно и, главное, своевременно охладила его. А небольшой отдых пошел ему на пользу: в ноге перестало так сильно дергать. Алан вытер рот тыльной стороной ладони, кивнул головой в знак благодарности и посмотрел на Снупи, свернувшегося у его ног.
        - Напугать он умеет, - сказал он, потрепав добродушного пса по загривку, - но сторож из него никудышный. - Когда он вновь встретился с Дженни глазами, они, к счастью, снова были непроницаемыми.
        Бросив обвиняющий взгляд на пса, Дженни скрестила руки на груди и оперлась на водокачку.
        - К тому же ему недостает преданности. Но я уверена, что вы пришли сюда не для того, чтобы обсуждать достоинства и недостатки моей собаки. Вы искали меня, значит, у вас должно быть какое-то дело. Буду очень признательна, если вы поскорее изложите его мне, чтобы я могла вернуться к работе. Как вы понимаете, у меня ее очень много.
        Да, несомненно, его привело сюда дело, и это дело не доставляло ему никакого удовольствия. Он бы предпочел находиться сейчас где угодно, только не здесь, перед этой кареглазой девочкой-подростком.
        Стараясь не смотреть ей в глаза, Алан тянул время, разглядывая деревянное строение. По рассказам Джейка, в свое время здесь был вполне приличный, процветающий пансион. Сейчас же его взгляду предстало лишь обветшалое главное здание и руины гостевых хижин.
        Однако озеро, следовало признать, завораживало, как и окружающий его хвойно-лиственный лес, выросший прямо посреди скал и спускающийся к кромке воды.
        Озеро Гурон. Как часто ему приходилось слышать от Джейка о его любимом озере с холодной водой, в котором отражается синее-синее небо. И его дочери Дженни, которая была светом его жизни, его маленькой принцессой. Он вынужден был оставить девочку у своей сестры в Детройте, потому что больше не мог ничего ей дать.
        Алан поднял на нее глаза и вдруг почувствовал себя таким старым рядом с этой полуженщиной-полуребенком, в которой не было ровным счетом ничего от маленькой принцессы.
        Она вся состояла из кудрявых черных волос и больших ореховых глаз, которые смотрели на него раздраженно и нетерпеливо.
        Дженифер нельзя было назвать красавицей по классическим канонам красоты, в ее лице, казалось бы, не было ничего особенного. Но никому и в голову бы не пришло счесть ее дурнушкой. В ней было столько яркости, жизни и энергии, что она напоминала живительный источник, к которому тянуло приникнуть и пить - пить из него не отрываясь. Не тонкие, но и не слишком полные губы, небольшой носик с маленькой горбинкой, чудные ореховые глаза, обрамленные густыми черными ресницами, может чуть широковатые скулы - все это вместе делало ее лицо если не экзотическим, то по меньшей мере ярким. Лицо, на котором отражались и невинность, и дерзость, и вспыльчивость, и неуемная гордость. Алан был достаточно опытным человеком, чтобы понять, что под маской гордости, дерзости и вспыльчивости скрывается пылкая, темпераментная женщина, которая была бы подарком для любого мужчины. Но только не для него. Желания завоевать эту дерзкую малышку у него не было.
        Он посмотрел на нее и напомнил себе, что она дочь Джейка Морриса, а он, Джейк, тертый калач. Не исключено, что яблоко от яблони недалеко упало. Но вот энергии в ней хоть отбавляй. А она ей точно понадобится, чтобы возродить к жизни эти руины. И не было никаких сомнений, что она в состоянии постоять за себя, чему Алан почему-то был несказанно рад, ведь вокруг не было никого, кто мог бы сделать это.
        - Итак, какое у вас ко мне дело, мистер…
        - Маклей, - сказал он, понимая, что тянуть больше нельзя. - Алан Маклей. Я друг вашего отца.
        Она даже не вздрогнула. Даже дыхание не сбилось. Но что-то при упоминании об отце вспыхнуло в ее ореховых глазах - удивление, боль, может злость.
        Дженни оттолкнулась от водокачки и пошла к установленной возле берега лебедке, к которой была прикреплена лодка. Она отвязала веревку и стала тянуть ее, пытаясь вытащить лодку из воды.
        Алан закатил глаза к небу. Ну и упрямица! Однако встал и прихрамывая направился к ней, чтобы помочь. Он решительно забрал веревку из ее рук. Руки у Дженни, как и вся она, были маленькими, но сильными. Когда они случайно соприкоснулись, она отдернула руку, будто обожглась. Он и сам ощутил нечто вроде слабого электрического разряда, но не стал задумываться над этой странностью.
        Повисло напряженное молчание. Дженни позволила Алану натягивать веревку через блок, а сама тем временем закрепила лодку футах в двух над водой. Пока они работали сообща, он не мог не оценить ее сноровку и экономичность движений, быстроту и уверенность. А еще ему нравились очертания ее бедер под шортами.
        Алан окинул взглядом лодку и покачал головой.
        - Ну и посудина, - проговорил он, чтобы прервать затянувшееся молчание и разрушить некие магические чары, которые окутывали его рядом с этой девушкой. Неужели во всем виновато первозданное очарование окружающей природы?
        Она показала неровную выбоину на днище лодки.
        - В этом озере полно скал. То и дело на них налетаешь. Тут уж ничего не поделаешь. - Дженни повернулась и подошла к небольшому деревянному строению, которое было, насколько Алан понял, лодочным сараем и местом для хранения инструментов. Впрочем, напомнил он себе, все это ему совсем неинтересно. Важнее был тот факт, что Дженни, похоже, желает говорить о том, что привело его сюда, не больше, чем он.
        Черт, может, плюнуть да и уйти той же дорогой, что притопал сюда?! Но проделать такой неблизкий путь и не довести дело до конца по меньшей мере глупо.
        - Послушайте, Дженни, - начал он, жалея, что у него нет волшебной палочки или на худой конец крыльев, чтобы оказаться сейчас подальше отсюда. - Мне тоже нелегко об этом говорить, поверьте.
        Дженни развернула садовый брандспойт и щелкнула выключателем старого электрического насоса, который начал шумно качать воду из озера.
        - Может, тогда и не стоит?
        Осторожно переставляя поврежденную ногу, он подошел и стал смотреть, как она моет пристань.
        - К сожалению, это необходимо. Ваш отец очень болен. Он в больнице в Чикаго.
        Молчание длилось так долго, что Алан заподозрил, что она его просто не расслышала. Но в конце концов она с явным усилием проговорила:
        - Боюсь, вы только зря потеряли время, мистер Маклей. У меня нет отца. Мой отец давно умер.
        Избегая смотреть ему в глаза, Дженни прошла мимо него к лодочному сараю, отключила насос и начала сматывать шланг.
        - Но разве вы не дочь Джейка Морриса?
        Было заметно, как напряглись ее худые плечи. Она тяжело вздохнула.
        - Ну и что с того? Когда мне было двенадцать лет, моя мать умерла, и вскоре после этого отец тоже решил умереть: утопил себя в алкоголе.
        Алан знал эту историю. Он слышал ее от Джейка, слышал много раз, когда тот хотел излить ему душу и посетовать на судьбу. Он горько раскаивался в содеянном, но прошлое не вернешь и не изменишь.
        Избегая смотреть в глаза дочери Джейка, чтобы не увидеть таящуюся там боль, Алан устремил свой взгляд на озеро. Он не собирался слишком сильно во всем этом увязать. Он хотел просто выполнить поручение Джейка, а потом спокойно уйти.
        Но он уже понял, что не сумеет вот так легко и просто оставить ее. По крайней мере, не сразу. И только не под взглядом этих удивительных глаз, которые безмолвно вопрошали его о смысле так глупо растраченной жизни Джейка.
        - Он часто говорит о вас, Дженни.
        Боль в ее глазах сменилась гневом.
        - Неужели? В таком случае, может, он заодно поведал и о том, как спихнул меня на тетку, сказав ей, что скоро заберет меня? А я ей на фиг не нужна была. Не рассказывал ли он случайно и про то, как растратил все имевшиеся средства, довел до упадка этот пансион, позволив ему превратиться в кучу развалин? И единственное, что мне о нем постоянно напоминает, так это нескончаемая череда кредиторов. - Дженни неожиданно замолчала, очевидно сообразив, что сказала слишком много. Зажмурив глаза, чтобы сдержать предательские слезы, она стиснула зубы и чертыхнулась про себя. Потом взяла себя в руки и проговорила, стараясь не смотреть на него: - Не стоило ему присылать вас сюда.
        Если бы она действительно вычеркнула отца из своей жизни, подумал Алан, вряд ли сейчас так сильно разволновалась бы. Поняв это, он решил не останавливаться.
        - Джейк не посылал меня сюда. Я сам напросился. Думал, может, вы захотите поехать и встретиться с ним.
        Однако упрямство, написанное на ее лице, ясно говорило, что даже если она и хочет увидеться с отцом, то ни за что не признается в этом. Надев на себя равнодушно-презрительную маску, она пожала плечами, всем своим видом давая понять, что это было его ошибкой.
        Да, ну и болван же он, если думал, что из этой затеи что-нибудь выйдет. Впрочем, винить некого, кроме самого себя. Злясь на себя за глупую идею приехать сюда, в этот медвежий угол, разыскать ее, и все только для того, чтобы услышать ее решительное «нет», Алан сделал последнюю попытку:
        - Для вас не имеет значения, что это ваш отец, что, возможно, он нуждается в вас?
        Боль, которую причинила ей эта фраза, была почти осязаемой. Он не собирался так глубоко задеть ее чувства, просто хотел привлечь ее внимание, как-то расшевелить. Кажется, ему это удалось.
        Наступило долгое и напряженное молчание. Когда она заговорила, голос ее срывался, потому что она всеми силами пыталась скрыть переполнявшие ее эмоции.
        - А разве для него имело значение, что в нем нуждается пятнадцатилетняя дочь, еще совсем ребенок? Впрочем, не важно. Как я уже сказала, мистер Маклей, для меня мой отец умер.
        Если бы он заметил хоть какую-то слабинку в ее обороне, он бы продолжил наступление. Ее упрямство и гордость злили его, но он принял ее решение, лишь пожав плечами.
        - Очень жаль, что тебя, малышка, никто не научил прощать, - сказал он.
        Дженни побледнела, потом прикрыла глаза. Она обхватила себя руками, отвернулась и устремила взгляд на позолоченную лучами заходящего солнца озерную гладь.
        - До свидания, мистер Маклей. Всего хорошего.
        Он некоторое время смотрел на ее напряженную спину, затем проговорил:
        - Что ж, будь по-твоему.
        Раз такое дело, он умывает руки, с некоторым облегчением подумал Алан. На прощание он погладил Снупи по голове, потом взял куртку и свой рюкзак и захромал по подъездной дорожке, проклиная ее упрямство и гордость, свою глупость и больную ногу. Пройдя уже почти половину подъездного пути, он вдруг услышал, как она окликнула его:
        - Мистер Маклей.
        Он остановился и оглянулся. По ее напряженному лицу нельзя было ничего прочесть, да и расстояние не позволяло.
        - Вы приехали на своей машине? - спросила она со скрытой надеждой, хотя уже знала ответ и он ей не нравился.
        - Нет, на попутке.
        Дженни тихо, но вполне отчетливо выругалась, затем невесело улыбнулась.
        - Значит, сегодня вы никуда не едете.
        - Это почему? - нахмурился он.
        Она тяжело вздохнула, давая понять, что ей это нравится не больше, чем ему, но иного выхода нет.
        - Потому что, во-первых, уже довольно поздно и в это время суток здесь транспорт почти не ходит. А во-вторых, здесь после наступления темноты по дорогам лучше вообще не шататься.
        Алан непонимающе уставился на нее, и она объяснила:
        - Медведи. Здесь они хозяева леса. Не пройдет и получаса после захода солнца, как они начнут бродить по окрестностям. Вы же не хотите украсить их однообразное меню? - Она угрюмо сжала губы, повернулась, чтобы закрыть и запереть лодочный сарай. - Хижина номер один в приличном состоянии. - Дженни указала в сторону домика на самом берегу озера. - Можете в ней заночевать. Сейчас я приберусь там и приготовлю ужин. - Видя, что он продолжает стоять, не двигаясь с места, она уперла руки в бедра и заметила с изрядной долей язвительности: - Поверьте, мне это нравится ничуть не больше, чем вам. Но я не желаю стать невольной виновницей вашей смерти и до конца жизни мучиться угрызениями совести. Только не думайте, что это гостеприимство.
        - Гостеприимство? - пробормотал он себе под нос, глядя ей вслед, когда она, не дожидаясь его, повернулась и направилась к домику. - Да мне такое и в голову не приходило, чернявая.
        Однако, когда его взгляд заскользил по очертаниям ее хрупкой фигурки, ему в голову пришла другая, совсем уж глупая мысль. Ему нравилось, что появилась возможность здесь задержаться. Значит, на самом деле не так уж он и хотел уезжать. Значит, эта строптивая смугляночка заинтриговала его куда больше, чем он хотел в этом признаться.

2

        Поздно вечером Алан сидел на пороге хижины, вытянув перед собой здоровую ногу и закинув руки за голову. Взгляд его был устремлен на озеро, простиравшее перед ним свои бескрайние темные воды. Вокруг стояла удивительная, почти оглушающая тишина, нарушаемая лишь усыпляющим плеском волн о металлические опоры причала и скалистые выступы.
        Ночь была звездной, но безлунной, поэтому темной. Алан сидел, впитывая окружающие его цвета и звуки, и думал о Дженни Моррис. Дженифер. Девушке с лицом и телом подростка, выдержкой мужчины и упрямством осла.
        Еда, которую она приготовила, была горячей и вкусной, общество ее вполне сносным, хотя, нельзя сказать, что они много общались, да и то в основном на расстоянии. Алан вынужден был признать, что Дженни прекрасная хозяйка и знает свое дело. Еще он пришел к выводу, что она на самом деле такая жесткая и несгибаемая, какой кажется.
        Когда Дженифер устраивала его на ночь, она управлялась со всем быстро и сноровисто, не выражая никаких эмоций по поводу его присутствия - ни положительных, ни отрицательных. Она просто подчинялась обстоятельствам. Возможно, где-то глубоко внутри нее и бурлили какие-то эмоции, но она их не показывала, явно не желая признавать, что они существуют. Что ж, это его вполне устраивало. Приезд сюда оказался бесполезным. Завтра он уедет.
        Вначале у него была мысль уйти еще до рассвета, но Дженни заставила его поверить в существование медведей, когда аккуратно собрала остатки ужина и унесла их в дом. Ну что ж, значит, как только начнет рассветать, он сразу же отправится в путь и очень скоро забудет и эту угрюмую девицу, и эти глухие места.
        Но чем дольше он сидел в темноте, тем очевиднее ему становилось, что не так-то просто будет ее забыть.
        Природа северного края имела особенность неуловимо притягивать своей красотой, спокойствием, нетронутостью, но в то же время пугала изолированностью, суровостью и непокоренностью.
        То же самое можно было сказать и о девушке. В ее внешности, несмотря на резкие манеры, угадывалась неиспорченность и чистота, но суровый климат вкупе с неменее суровой и неприглядной действительностью преподал ей уроки выживания, сделав ее грубее, упорнее, жестче.
        В ее ореховых глазах, когда она смотрела на него, читался явный вызов. Она так старательно подавляла в себе женское начало, что ему невольно захотелось, чтобы нашелся мужчина, который показал бы ей, как прекрасно быть просто женщиной и наслаждаться этим. Чтобы эти глаза вспыхивали не гневом, а огнем желания. Огнем страсти.
        В постели эта девушка будет горячей и неукротимой, как тигрица, размышлял он. И столь же требовательная, как и щедро дарующая. Его тело непроизвольно отреагировало на картину, возникшую перед его мысленным взором: длинные стройные ноги, маленькие груди, вздрагивающие от прикосновения, сильное смуглое тело, извивающееся на белых простынях, и шелковистая копна черных кудрей. Видение было настолько ярким, что не могло не вызвать вспышки желания. Алан поспешил отогнать видение и подавить желание. Возможно, кто-то и покажет ей, но это будет уж точно не он.
        Внезапно послышался скрип открываемой и закрываемой двери. Алан повернул голову и замер, прислушиваясь к ее шагам, судя по звуку которых Дженни направлялась к озеру. Потом он увидел ее в темноте и, к своей досаде, почувствовал, как только что утихомиренное желание вновь дало о себе знать.
        Стройный темный силуэт струился среди деревьев и вновь разжигал огонь в крови. Черт, про себя выругался он, что за наваждение!
        Остынь, Маклей, приказал он себе, она же еще почти ребенок, а ты стреляный воробей не первой молодости. Эта девушка не для тебя.
        Дженни уселась на мостки и, скрестив ноги, стала смотреть на водную гладь. Снупи подбежал к ней. Алан сжал челюсти, понимая, что должен уйти, но чувствуя странную, необъяснимую потребность остаться. Рыжая шерсть Снупи поблескивала в свете звезд.
        Она была уверена, что одна, и сейчас еще больше напоминала ребенка, чем при свете дня. Она сидела, трогательно обхватив ньюфаундленда за шею.
        Что-то внутри у него сжалось, дрогнуло, когда она зарылась лицом в густую собачью шерсть. Уезжай, Маклей! - твердо приказал он себе. Ты ей ничем не поможешь. У тебя хватает своих проблем, так зачем тебе еще и чужие?
        Однако сердце его тем не менее тяжело билось, гулко отдаваясь в груди, а горло сжалось, когда он услышал тихое сдавленное всхлипывание.
        Значит, и у этого крепкого орешка есть свои слабые места, подумал он. Впрочем, нельзя сказать, чтобы его это удивляло. А вот неуместное желание подойти к ней вызывало раздражение.
        Он тихо поднялся и бесшумно похромал в свою хижину, старательно делая вид, что ничего не слышит и не знает о ее уязвимости.
        В темноте своей комнаты он лежал на кровати и снова и снова повторял себе, что завтра, едва забрезжит рассвет, его уже здесь не будет. Завтра Дженни Моррис и пансион «Кедры» станет для него не больше чем воспоминанием. Ее боль, ее слезы его не касаются. Эта девушка, какой бы она ни была, не имеет к нему никакого отношения.
        И его не касается, что он ощущает ее боль и ее одиночество как свое собственное, что эти чувства сродни его переживаниям и что, возможно, впервые за многие годы он нашел родственную душу.


        За все те годы, что Дженни провела в Детройте, пик тоски по дому, по озеру Гурон всегда приходился у нее на сентябрь. Осень была ее любимым временем года. Кроме ни с чем не сравнимого буйства красок что-то такое появлялось в воздухе - бодрящая прохлада, аромат опавшей листвы и морозные утренники, предвещающие скорую зиму, - все это сочетание можно было найти только здесь, в краю озер.
        Этим утром, погрузившись по самый подбородок в воду озера, она все-таки пожалела, что сейчас не июль, уж очень холодной была вода. А еще она злилась на себя, что не может не думать об Алане Маклее.
        Нет, конечно, она не ждала, что он станет прощаться с ней перед уходом. Что еще за глупые сантименты! - размышляла она, рассекая поверхность воды и направляясь в сторону от пристани на помощь утке, беспомощно барахтающейся ярдах в сорока от нее.
        Маклей поступил весьма благоразумно, ускользнув ранним утром. Она была рада, что не пришлось испытывать неловкость прощаясь, она была рада, что он уехал, и все-таки… Все-таки что? Все-таки ей хотелось увидеть его еще раз, верно?
        Нет, конечно нет, что еще за глупости? У нее не было никакого желания видеться с ним еще раз, твердо сказала она себе, чувствуя, как тело ее замерзает, несмотря на энергичные движения.
        Этот человек одинок, он не в ладах с самим собой - об этом говорил весь его облик. Он не мог бы принести ей ничего, кроме страданий, а ей это совершенно ни к чему. Дженни не желала больше думать о нем, не желала возвращаться к тем воспоминаниям об отце, которые он в ней пробудил. Ничего этого ей не нужно. В данный момент ей надо сосредоточиться на задаче освободить несчастную утку и при этом не утонуть.
        - Ну-ну, малыш, тише, успокойся, - проговорила она сквозь стучащие от холода зубы, подплывая к перепуганному селезню. - Ты устал, бедняжка. Позволь мне тебя распутать. - Очень медленно и осторожно, чтобы не спугнуть изнуренного се
        Дрожа от холода, она подплыла еще ближе. До селезня оставалось не более пяти ярдов. В любую минуту он мог удариться в панику. Если же его вовремя не освободить, он умрет, а если начнет отчаянно сопротивляться, то может и ее утащить под воду. Утки - создания небольшие, но ужасно упрямые. Птица, конечно, была измотана, но силенки для борьбы у нее еще явно оставались.
        Дженни сделала глубокий вдох и нырнула. Последние пять ярдов она проплыла под водой и вынырнула совсем рядом с перепуганной уткой. К счастью, от усталости реакция птицы была замедленной. Дженни обхватила ее руками, прижав крылья к спине.
        Одним ловким и быстрым движением она вытащила нож из ножен, прикрепленных к бедру, и одним махом перерезала леску.
        Теперь ей стало ясно, что именно произо-шло. Какой-то рыбак, очевидно, зацепился леской за острый выступ под водой и ничтоже сумняшеся перерезал леску. Отрезанный кусок почти невесомой лески в конце концов всплыл на поверхность, и проплывающий мимо селезень угодил в нее как в ловушку.
        Пытаясь вырваться, он дергался, нырял и запутался сильнее, чем она думала. Чтобы распутать леску, ей придется плыть вместе с ним до берега и там закончить работу. Да уж, задал ты мне работенку, подумала Дженни, клацая зубами от холода. А главное, его подружка решила, что он в беде, и приготовилась к активным действиям.
        Перевернувшись на спину, Дженни прижала к груди сопротивляющегося селезня. Она понимала, что надо скорей попасть на берег, иначе она и сама может выбиться из сил, поэтому стала грести как можно энергичнее.
        Обратный путь был не из легких. У нее в руках бился селезень, под водой ее с разных сторон атаковала его верная подруга, и она уже начала сомневаться, что сумеет благополучно добраться до берега.
        Когда она во второй раз погрузилась под воду и вынырнула, отплевываясь от попавшей в рот воды, у нее промелькнула мысль, что помощь ей сейчас явно не помешала бы.
        И уже в следующий момент она пришла. Сильная рука подхватила ее и приподняла над водой.
        - Что… - Увертываясь от утиного клюва, она резко повернула голову. - Алан?
        - Собственной персоной, - прозвучал возле самого ее уха его низкий, хрипловатый голос.
        От звука этого голоса по ее телу пробежала дрожь или это просто от холода? Дженни была безмерно удивлена его неожиданному появлению и, как ни прискорбно признать, обрадована.
        - Я думала… была уверена, что вы уже давно ушли, - промямлила она, пытаясь справиться с охватившими ее чувствами, когда он крепкой рукой обнял ее чуть повыше талии и прижал к себе.
        - А я был уверен, что у тебя хватит ума не подвергать свою жизнь опасности из-за какой-то утки, - проворчал он. - А теперь закрой рот и не дергайся. Дай мне отбуксировать тебя к берегу.
        - Отбуксировать?! Меня?! Ну знаете ли! Да я прекрасно плаваю и сама преспокойно доберусь. Мне не нужна ваша помощь! Отпустите меня немедленно!
        - Не отпущу, малышка, потому что, хочешь ты того или нет, тебе все-таки нужна моя помощь, так что утихомирься и просто наслаждайся поездкой, - ухмыльнулся он.
        - Малышка?! Наслаждаться?! Ну вы и нахал! - Разозленная донельзя не только его словами, но и самодовольной ухмылкой, Дженни стала отчаянно вырываться, при этом чуть не выпустив из рук спасенного селезня и снова глотнув воды. Но, сообразив, что помощь ей все-таки нужна, она перестала сопротивляться, вытянулась на воде и позволила доставить себя к берегу.
        Прошло несколько долгих минут, во время которых она успела почувствовать и силу его руки, крепко обнимающей ее грудную клетку, и жесткое бедро, плотно прижатое к ее бедру. Но эти долгие минуты прошли - они добрались до берега. Только твердо встав ногами на дно, Ален отпустил Дженни.
        Продрогшая, стуча зубами, Дженни, пугливая как утка, которую она держала, вырвалась из его рук. Уверяя себя, что дрожит от холода, а вовсе не от того, что ее тело соприкасалось с телом Алана, она стала подниматься вверх по скалистому берегу к дому. Алан остался по колено в холодной воде.
        - Твоя благодарность просто не знает границ, - саркастически заметил он.
        - А я не нуждалась в вашей помощи, - бросила она через плечо, убирая с лица мокрые волосы. - Я бы и сама прекрасно справилась, не впервой. И не ждите, что я стану сушить вашу одежду. Мне еще надо освободить эту злосчастную утку.
        - Я и не жду, малышка. Сам обсохну.
        Разозлившись на «малышку», она обернулась, чтобы сразить его наповал какой-нибудь язвительной репликой. Но, когда увидела его, насквозь мокрого, стоящего на холодном сентябрьском ветру, с раскинутыми в стороны руками и дрожащего как осиновый лист, она смягчилась.
        А он, оказывается, не лишен чувства юмора. Если бы Дженни не была такой замерзшей и злой, то могла бы даже рассмеяться. Впрочем, если подумать, смешного в этой ситуации было мало. Она полагала, что его давно уже и след простыл, а он, оказывается, не ушел. Почему? И почему, как бы она ни пыталась это отрицать, она этому рада?
        Сосредоточившись на первой половине вопроса и решив пока не заниматься самоанализом, она поспешила в лодочный сарай. Когда она услышала у себя за спиной его тяжелые неровные шаги, сердце у нее ёкнуло.
        - Вон там лежат махровые полотенца. - Кивком головы она указала на настенный шкаф. - Возьмите и вытритесь.
        - Ты сама заботливость… - И снова сарказм сочился из каждого его слова.
        - Если вы простудитесь и умрете от воспаления легких, ваша смерть опять же будет на моей совести, - угрюмо проворчала она.
        Дженни освободила место на заваленной хламом скамье и начала заниматься уткой, но краем глаза следила за Аланом. Хромая он вошел внутрь. Наверное, у него ужасно болит нога, подумала она, и в этом есть доля ее вины. Дженни вспомнила, как она брыкалась под водой. Впрочем, сам виноват. Никто не просил его помогать ей. Она сама бы прекрасно справилась с ситуацией, как всегда справлялась. Она привыкла рассчитывать только на себя и не надеялась ни на чью помощь.
        Вот так легко избавившись от чувства вины, Дженни прислушалась, как он открывает шкаф и достает полотенца.
        Вытащив одно, он сделал пару шагов к ней и положил полотенце ей на плечи, потом пошел за другим - для себя.
        Ей совсем не хотелось, чтобы этот жест как-то расслабил или смягчил ее, потому что она злилась на него, но ничего не могла с собой поделать: ей было приятно ощущать на своих плечах его большие руки, которые немного задержались, укрывая ее.
        Дженни постаралась сосредоточиться на своей задаче. Распутать селезня оказалось совсем не так просто, как она надеялась. Надо будет потом насыпать возле дома какого-нибудь корма - кажется, у нее где-то здесь есть баночка с кукурузой, - чтобы птица поела и немного восстановила силы, прежде чем лететь дальше.
        И ей нет никакого дела, обиделся Алан или нет. Его, видите ли, не поблагодарили! Подумаешь, какие нежности!
        Однако она не утерпела и бросила взгляд украдкой, чтобы проверить выражение его лица, и это было ошибкой, потому что она уже не смогла отвести глаз.
        Намокшие рубашка и джинсы плотно облегали поджарое, мускулистое тело, а мокрые волосы, отброшенные назад, полностью открывали лицо, которое казалось слепленным сплошь из углов, словно было высечено из камня. Слишком густые для мужчины ресницы обрамляли глаза стального цвета, в которых не было и намека на мягкость.
        Но Дженни уже поняла, что где-то под этой суровой, бескомпромиссной внешностью все-таки скрывается и мягкость, и человечность. Он, очевидно, питал дружеские чувства к ее отцу и только что продемонстрировал, что и она ему небезразлична. Не каждый бы полез в холодную воду, чтобы помочь ей. И уж совершенно определенно мало кто согласился бы тащиться в этот медвежий угол, чтобы сообщить ей неприятные новости.
        Он стоял босой, продрогший, стараясь спрятать поглубже свою уязвимость, и она вдруг ощутила прилив какого-то странного, доселе неизведанного чувства, которое можно было бы назвать смесью сочувствия и нежности.
        Боже, да что же со мной такое?
        А ну-ка, Дженифер Моррис, немедленно возьми себя в руки! - приказала она себе. Скорее всего, он столь же уязвим, как медведь-гризли, и столь же опасен.
        Но, как бы там ни было, он очень привлекателен, и ей следует быть осторожнее.
        - По правде говоря, - вынуждена была признаться она, тщетно пытаясь распутать затянутые узлы лески на утиных лапках, - я бы не отказалась от вашей помощи.
        Он скептически вскинул бровь.
        - Да неужели?
        - Не задавайтесь, Маклей. Я прошу не за себя, я думаю о нем, - она кивнула на селезня. - Надо поскорее его освободить, а то бедняжка совсем измучился и проголодался.
        Прихрамывая он подошел к верстаку, взял кусачки и на удивление осторожно стал разрезать ими перемотанную леску.
        - Как это с ним случилось?
        Они вместе освобождали селезня, и она все пыталась убедить себя, что мягкость тона необходима для того, чтобы хоть немного успокоить насмерть перепуганную птицу.
        - К счастью, такое происходит нечасто, - закончила она свой рассказ. - Ну а уж если случается, то далеко не всем уткам везет так, как этому красавцу. Обычно я нахожу их, когда уже слишком поздно.
        Он иронически хмыкнул.
        - Бьюсь об заклад, никто не стал бы расковать жизнью ради спасения утки.
        - И ничуть я не рисковала жизнью, - возразила она. - Ну не могла же я спокойно смотреть, как птица погибает медленной и мучительной смертью. Это озеро принадлежит им. Они не должны погибать из-за людской небрежности. Это противоречит всем законам природы.
        И тут она совершила все ту же ошибку, вновь поглядев на него. В его глазах она совершенно ясно увидела вопросы, как если бы они были там написаны черным по белому.
        А по каким же законам, спрашивали его глаза, ты поворачиваешься спиной к Джейку, когда вы оба так нужны друг другу? Как можешь печься о какой-то несчастной утке и не думать о собственном отце?
        На эти вопросы у Дженни не было ответов. Терзаемая угрызениями совести, в чем ей не хотелось признаваться, она отвернулась от его красноречивого взгляда. Ей не хотелось, чтобы он догадался, что глаза у нее покраснели не только от купания в холодной воде, но и от пролитых ночью слез. Слез об отце. О том отце, которым он был когда-то. И о том, что его не было рядом, когда он был так ей нужен.
        Избегая смотреть в глаза Алану, она отмахнулась от своих невеселых мыслей и сняла последний кусок лески с селезня.
        - Ну вот и все, малыш. Твоя подружка, наверное, уже заждалась тебя.
        Она вынесла селезня из сарая и осторожно поставила на ноги. Впервые за последние несколько часов почуяв запах свободы, он пронзительно вскрикнул, отряхнулся, расправил крылья, затем направился к своей подруге и присоединился к ней, жадно набросившись на еду.
        Дженни оперлась о дверной косяк и стала наблюдать за ним, заметив краем глаза, что Маклей наблюдает на ней. Он так долго и пристально смотрел на нее, что она в конце концов не выдержала и с вызовом обернулась к нему. Он все продолжал ее разглядывать, словно пытался понять, что в ней такого особенного. Но потом их взгляды встретились, и выражение его лица неуловимо изменилось. Не слишком опытная по части мужчин Дженифер не могла бы точно сказать, что именно произошло, но в одно мгновение его взгляд стал темным, напряженным и опасным, как летняя молния. Сердце забилось быстро-быстро.
        Ни один мужчина еще никогда не смотрел на нее так. Этот взгляд разбудил в ней женщину. Это был голод, ничем не прикрытый, жаждущий утоления. Это было желание, горячее, обнаженное и незнакомое.
        Сердце ее гулко колотилось в груди, когда она наблюдала, как странное сочетание раздражения и желания делает эти глаза серебристо-дымчатыми.
        Дженни была настолько потрясена, что застыла словно изваяние, не в силах вымолвить ни слова. Она твердила себе, что этого не может быть, что у нее разыгралось воображение, что ей просто показалось.
        Напряженное молчание затягивалось. Лихорадочно придумывая, что сказать, чтобы разрушить эти странные чары, она наконец выдавила:
        - Я… почему вы не ушли?
        Он на мгновение прикрыл глаза, а когда вновь открыл, его взгляд снова был мрачным и непроницаемым. Она почувствовала облегчение и в то же время разочарование.
        - Хороший вопрос. Я и сам задаю его себе.
        Наваждение прошло, и ей вдруг снова стало холодно. Она поплотнее закуталась в полотенце.
        - И каков же ответ?
        Он слегка пожал широкими плечами.
        - Если б я знал. Это не поддается объяснению.
        Потянулись секунды затянувшейся паузы, прежде чем он оторвал глаза от ее лица, перевел их на озеро, затем окинул неторопливым, придирчивым взглядом полуразрушенные домики.
        - Ты вроде что-то говорила насчет того, что тебе требуется рабочий. Весьма разумная мысль, малышка. Без дополнительной пары рук тут никак не обойтись.
        Это было настолько неожиданно, что она даже пропустила мимо ушей «малышку». Утихомирившееся было сердце вновь забилось птицей в груди.
        - Не хотите же вы сказать, что собираетесь наняться ко мне на работу? - проговорила она с недоверчивыми нотками в голосе.
        Он надменно вскинул бровь.
        - Возможно. И не смотри так скептически. Я не инвалид. Хромота не помешает мне справляться с работой.
        Почему-то она ничуть в этом не сомневалась. По всему видно, что Алан Маклей не из тех, кто пасует перед трудностями, и в этом они с ним схожи. Нет, ее недоверие было вызвано совсем иными причинами. Неужели он и вправду хочет наняться к ней на работу и остаться здесь? Или это просто шутка такая? Но она не расположена шутить. Следует немедленно все выяснить.
        - Постойте-ка, давайте разберемся. Вы что, всерьез хотите работать на меня? - спросила она, вновь обретая самообладание.
        - Почему бы и нет? Может, я и пожалею об этом, но таково мое решение. Ты же прекрасно знаешь, что тебе одной тут ни за что не справиться. Здесь требуется мужская рука, - самодовольно заявил он.
        Этот мужчина обладал необыкновенной способностью вызывать в ней самые противоречивые чувства и доводить их до крайности. В одно мгновение чувственное возбуждение уступило место злости. У нее прямо руки зачесались двинуть кулаком ему под дых, чтобы стереть это выражение мужского превосходства с его красивого лица. Конечно, едва ли она нанесла бы ему большой урон, зато получила бы ни с чем не сравнимое удовлетворение.
        - Если вы пытаетесь завоевать мое расположение, начав с оскорблений, то подумайте еще раз. Боюсь, вы выбрали неверный подход.
        Он выгнул бровь.
        - Я не пытаюсь никого оскорбить, просто называю вещи своими именами. Это место сущая дыра, и ничего больше. Тут чертова уйма работы. Тебе нужна помощь, малышка, и я могу тебе помочь.
        Она закрыла глаза и сосчитала до десяти, чтобы побороть раздражение. Случайно или намеренно, но он нажал как раз на ту кнопку, которая вывела ее из равновесия. Жаль только, что огонь, бушующий внутри нее, не мог согреть совсем закоченевшие ноги. Она вытерла лицо полотенцем и подумала, что губы у нее, должно быть, посинели от холода.
        - Я не смогу вам много платить. Могу предоставить только жилье и питание, - проговорила она.
        Он даже глазом не моргнул.
        - Деньги меня не волнуют.
        Дженни поняла, что он вполне серьезен и что предложение о работе не шутка. Она решила предпринять еще одну попытку:
        - Вы должны знать, что я не позволю вам прохлаждаться или бросить работу, если она придется вам не по душе.
        Его глаза угрожающе сверкнули.
        - Ты, девочка, должна усвоить обо мне одну вещь - я всегда довожу начатое дело до конца и не пасую перед трудностями.
        В этом она не сомневалась. Но вот сознает ли он сам, что начинает, оставаясь здесь? Дженни вновь почувствовала дрожь, но на этот раз причиной явно был не холод.
        Она пустила в ход свой последний аргумент:
        - Вы уверены, что хотите провести следующие несколько недель, занимаясь тяжелым физическим трудом? Вы ведь сами сказали, что здесь уйма работы.
        - Будем считать, что временно эта работа устраивает меня и соответствует кое-каким моим целям.
        - В таком случае мне бы хотелось знать, что это за цели. Если вы не в ладах с законом, я не желаю заработать кучу неприятностей, наняв вас. У меня своих проблем выше крыши.
        - Можешь не беспокоиться на этот счет, - усмехнулся он. - С законом у нас полное взаимопонимание. Никаких неприятностей или проблем я тебе не принесу.
        Не принесет, как же! Да он сам, с его серыми то холодными, то вспыхивающими желанием глазами, одна сплошная проблема. В остальном же она ему поверила. Чутье подсказывало ей, что этот человек благонадежен и не опасен. Она не ощущала страха перед ним, по крайней мере физического. Что же касается эмоций… Что ж, придется засунуть их подальше и постараться не обращать внимания на те странные, незнакомые чувства, которые он в ней вызывает.
        Вдруг Дженни осознала, что больше боится того, что он уйдет, чем того, что останется, но продолжала упорно цепляться за остатки рассудительности, благоразумия и сомнений.
        Что он все-таки за человек? Что заставило его приехать сюда, в такую глушь, когда вполне можно было ограничиться телефонным звонком? И почему он вдруг передумал уезжать и решил предложить ей свою помощь?
        Похоже, ее колебания начали его раздражать.
        - Слушай, девочка, тебе ведь нужна помощь, это и ежу понятно. А мне нужно чем-нибудь занять себя, чтобы пожить месяц-другой вдали от города. Не ищи в моем предложении никаких скрытых мотивов, все предельно просто: тебе нужен работник, а мне жилье и работа. Ну так как, берешь меня?
        Она встретила его пристальный взгляд и сама удивилась собственному ответу.
        - Да, беру.
        Он кивнул с таким видом, словно она согласилась с его утверждением, что сегодня хорошая погода. Для нее же то, что произошло, было сравнимо с прыжком с огромной высоты без парашюта.
        - Хижина номер один меня вполне устраивает, - сказал он, наклоняясь, чтобы поднять с земли свой рюкзак и куртку.
        - Прекрасно, - отозвалась она, но, когда он направился к домику, она решила, что последнее слово должно остаться за ней.
        - Эй, Маклей! - окликнула она его.
        Он приостановился и обернулся. Мокрая прядь волос упала ему на глаза.
        - Не обольщайтесь на свой счет. У меня просто нет другого выхода, иначе я бы вас ни за что не наняла.
        Он перебросил рюкзак через плечо и перенес вес на здоровую ногу.
        - Ну да, я понял. Тебе вовсе не нужна моя помощь, и, предоставляя мне работу, ты просто делаешь мне одолжение.
        Она не смогла сдержать улыбку.
        - Примерно так.
        Он повернулся, чтобы идти.
        - И еще кое-что, Алан.
        Он снова обернулся и нетерпеливо вздохнул.
        - Ну?
        Она строптиво вздернула подбородок и встретилась с ним взглядом.
        - Я не желаю, чтобы вы называли меня малышкой. Я уже говорила, что мне это не нравится. Ясно?
        Неожиданно он улыбнулся широкой, обезоруживающей улыбкой, совершенно преобразившей его лицо.
        - Слушаюсь, леди-босс.
        Он ушел, а она все стояла, пытаясь справиться с наплывом какого-то теплого, непонятного чувства, которое охватило ее, когда он улыбнулся.
        В этот момент из леса выбежал Снупи. Увидев поднимающегося на крыльцо Маклея, он остановился, принюхался, а затем, виляя хвостом и радостно лая, ринулся к нему.
        - Несчастный предатель, - пробормотала Дженни.
        Дрожа от холода, она направилась к дому, чтобы принять душ и переодеться. Медленно, но неуклонно до нее начало доходить, что она натворила. Она взяла на работу мужчину, который странным образом воздействует на нее, вызывая непонятные эмоции. Физическое влечение только осложнит ей жизнь, а лишние осложнения ей совершенно ни к чему. У нее их и без того хватает.
        Алан. Она мысленно повторила его имя, вспоминая прикосновение его мускулистого тела под водой, то, как темнели его глаза, когда он смотрел на нее.
        Ругая себя за собственную слабость, Дженни расчесала свои черные кудряшки, заколола на висках заколками, чтобы не лезли в лицо, и направилась к двери. Никакие непрошеные мысли о серо-глазом мужчине не заставят ее позабыть о деле.

3

        Алан совершил в своей жизни немало ошибок, но, пожалуй, не многие из его сомнительных поступков повергали его в такое смятение, как решение остаться в
«Кедрах».
        Прошло уже несколько дней с того утра, как он вытащил Дженни из озера и объявил о своем решении остаться, но до сих пор так и не смог разобраться в себе.
        Он убеждал себя в том, что остался здесь только потому, что ему требуется отдых и уединение, а вовсе не потому, что ему приглянулась черноволосая, кареглазая девчушка с острым язычком и командирскими замашками.
        Он здесь вовсе не потому, что от чего-то бежит или скрывается. Он никогда ни от чего не скрывался: ни от служебных командировок в разные части света, ни от сложностей в личной жизни, ни от дурных вестей. А вот Элиза не выдержала и сбежала, но он ее не винил.
        Здесь, в лесной глуши, на скалистом берегу озера, среди дикой природы, его прежняя жизнь казалась такой далекой и словно нереальной.
        Он приложил очередную доску, и перед его мысленным взором вспыхнула четкая картина, которая последние несколько месяцев неотступно преследовала его днем и ночью, не давая покоя и лишая сна: мертвый, залитый кровью Слейд, лежащий на раскаленном песке, и юноша, совсем еще мальчик, падающий от его пули.
        Несмотря на то что утро было прохладным, Алан почувствовал, как на лбу и на висках выступил пот. Он вытер его нетвердой рукой и еще раз повторил себе, что ни от чего не скрывается.
        Он вспомнил, как несколько дней назад его вызвал к себе лейтенант Тейлор, который являлся его начальником и другом вот уже двадцать лет. Зная о том состоянии, в котором пребывал Алан, он попытался убедить его, что в гибели Слейда нет его, Алана, вины, уговаривал не превращать его смерть в трагедию собственной жизни, но все было бесполезно. Даже Сэму, человеку, который заменил ему отца, которого он любил и уважал и к чьему мнению всегда прислушивался, не удалось убедить его. Чувство вины преследовало сержанта Маклея повсюду, мысль о том, что если бы не его промедление, Слейд был бы жив, когтями рвала душу. То, что он сам мог оказаться на месте Слейда, не имело значения. Он-то жив, хоть и ранен в ногу, а Слейда, весельчака, балагура и любимца женщин, нет. А все из-за него. Секундное замешательство стоило его товарищу жизни.
        Так и не сумев переубедить его, Боб Тейлор посоветовал ему уехать куда-нибудь подальше, желательно на природу, чтобы залечить не только физические, но и душевные раны, тем более что после ранения он был отправлен в долгосрочный отпуск.
        Неожиданно для себя Алан послушался друга, упаковал свой рюкзак, созвонился с Джейком и, узнав, что его состояние вполне удовлетворительно, сел в поезд до Детройта и уже через несколько часов шагал по лесной дороге к самому красивому, по словам Джейка, озеру, чтобы увидеть строптивую девицу с ореховыми глазами и копной черных кудряшек.
        Все правильно. Боб как всегда был прав. Ему действительно необходим отдых вдали от города. Озеро и северный пейзаж вдохнули в него новые силы. Здесь жизнь была чистой, тихой и простой. Чувство вины немного отступило, хотя и не ушло.
        В настоящий момент его больше всего беспокоила малышка Дженни. Алан улыбнулся, вспомнив, как она злится, когда он называет ее малышкой.
        Он поднял глаза и посмотрел ей вслед. Улыбка сползла с его лица. Да, пожалуй, в ней действительно гораздо больше от взрослой женщины, чем от ребенка, и только слепой мог не заметить этого.
        На ней, как обычно, были джинсы и рубашка навыпуск с закатанными рукавами. На голову она повязала зеленую косынку, чтобы волосы не лезли в глаза. Единственным желанием Алана в эту минуту было коснуться этих непослушных кудряшек, чтобы убедиться, на самом ли деле они так шелковисты, как кажутся.
        Роль колючего кактуса ей удивительно подходила и удавалась, но Алан чувствовал, что среди шипов и колючек притаился восхитительный, нежный бутон, который ждет своего часа, чтобы раскрыться и превратиться в прекрасный, соблазнительный цветок. Цветок, живительный нектар которого мог бы исцелить любого мужчину. Даже с такой потерянной душой, как у него.
        Господи, да что это с тобой, Маклей? - разозлился он на свои глупые сентиментальные мысли. У тебя от свежего воздуха крыша съехала? Куда тебя понесло? Тебе уже тридцать восемь лет, ты старый солдат, повидавший на своем веку такое, что и врагу не пожелаешь, ты вымотался и износился, тебя давит груз вины, ты трижды был ранен, и в последний раз совсем недавно, а она юная невинная девочка, наверняка втайне мечтающая о прекрасном принце, хоть и не признается в этом под страхом смерти. А уж ты, братец, на прекрасного принца никак не тянешь, скорее уж на какого-нибудь злого великана.
        И на роль старшего брата или дядюшки-опекуна ты тоже не подходишь, напомнил он себе. У тебя никогда не было детей, и ты не знаешь, как с ними обращаться. А уж нянчиться со взрослыми строптивыми девицами и подавно не для тебя.
        Алан с размаху треснул молотком по гвоздю, вымещая на нем свое раздражение. Так почему же он все-таки здесь? В какой момент решил остаться? Может, когда увидел ее в озере, обессилевшую, с селезнем в руках? От одной мысли, что с ней могло случиться, не окажись он рядом, ему становилось плохо.
        Значит, остается единственная причина, заставившая его задержаться, и она ему не внушает оптимизма. Может, все дело в том, что у него слишком давно не было женщины? Или главная причина в невинной привлекательности самой девушки? Как бы там ни было, для него здесь горит красный сигнал «стоп».
        Он мысленно повторил то обещание, которое дал себе, когда надумал остаться. Дженифер недосягаема. Что он может ей предложить, кроме кратковременных отношений?
        Он, конечно, достаточно опытен, чтобы заметить, что девушка неравнодушна к нему, как бы ни старалась это скрыть. Ну и что с того? Она заслуживает гораздо большего, чем одна-другая ночь в его постели.
        Даже если это убьет его, он не притронется к ней и пальцем! - поклялся он, украдкой поглядывая на ее маленькие покачивающиеся ягодицы, когда она в очередной раз проходила мимо.
        Стоял один из таких дней, которые, если бы это было возможно, Дженни спрятала бы куда-нибудь, чтобы потом, в промозглую дождливую погоду, достать и наслаждаться им в свое удовольствие.
        Озеро было пастельно-голубым и спокойным, как на картине. В нем, как в зеркале, отражалось небо, на котором сияло солнце. Воздух был теплым и напоенным запахами надвигающейся осени.
        Мужчина, сидящий рядом с ней, казался расслабленным, и его обычная угрюмость уступила место задумчивости, взгляд где-то блуждал.
        Она накрыла обед на столике для пикника с видом на озеро. На столе стояла тарелка с бутербродами и чизбургерами, миска с чипсами и бутылочка с соусом. Снупи лежал поблизости, явно рассчитывая, что и ему что-нибудь перепадет.
        Появись здесь кто-то посторонний, он решил бы, что застал семейную трапезу. Муж, жена и их собака. Подобная мысль могла бы насмешить Дженни, но не насмешила. Она ей понравилась.
        Муж. Ее муж.
        Поставив локти на стол, она жевала бутер-брод с ветчиной и недоумевала, с чего вдруг это ей пришло в голову. С каких это пор она стала воображать себя в роли главной героини романтической сказки со счастливым концом? Пожалуй, с тех пор как на сцене появился Алан Маклей, ответила она себе.
        У Дженни пропал аппетит, и она бросила недоеденный бутерброд Снупи, который поймал его на лету и одним махом проглотил. Возможно, когда-то давно она верила в подобные сказки, но с тех пор она выросла. Однажды она уже обожглась, когда мужчина, в котором она видела порядочность, глубину и нежность, на самом деле оказался подонком и от ее романтических грез остались лишь осколки. К счастью, до физической близости у них дело не дошло, но сердечная боль от этого не была меньше.
        Теперь она повзрослела, поумнела и поняла, что прекрасно может обойтись без мужчины, тем более такого угрюмого волка-одиночки, как Алан Маклей.
        Он уйдет так же, как и пришел - чужим для нее человеком.
        Она будет скучать по нему, вынуждена была признаться себе Дженни, любуясь его мужественным, словно выточенным из камня профилем.
        Его лицо представляло собой образец симметрии: прямой римский нос, высокий лоб, красиво очерченные губы, твердый подбородок. Солнце, освещая его угловатые черты, не уменьшало его грубоватой привлекательности. Более того, оно добавляло глубины и характера, подчеркивало его уязвимость, так тщательно скрываемую. Но в то же время под лучами солнца становилось особенно очевидно, что если его впалые щеки и могли быть отлиты из бронзы, а подбородок высечен из гранита, то сам он не был сделан из камня. Он был из плоти и крови.
        Она старалась не думать о нем как о человеке, испытывающем боль и сожаление. Но с каждым днем ей все труднее становилось убеждать себя, что он угрюм, циничен и заносчив - такой, каким показался ей вначале.
        В лучах сентябрьского солнца он выглядел значительно моложе, чем она предполагала. Ему около сорока, подумала она. Как Дженни уже успела заметить, у него было молодое, сильное тело. Он был поджарым и мускулистым, на спине, груди и руках бугрились рельефные мышцы. Под солнцем кожа Алана приобрела приятный золотистый загар. Взгляд ее задержался на его больной ноге, и она в который раз задалась вопросом: как же он умудрился проделать столь долгий путь с такой хромотой?
        Подняв глаза, она, к своему смущению, увидела, что он заметил ее взгляд. Что-то неуловимое, непонятное в его лице заставило ее сердце забиться сильнее. Несколько томительных секунд он не отводил глаз, потом отвернулся. Дженни была настолько поглощена собственными мыслями и ощущениями, что не сразу сообразила, что он ее о чем-то спрашивает.
        - Извините, я не расслышала, что вы сказали…
        - Я спросил, ты действительно надеешься извлекать из этого приличный доход? - Он жестом обвел территорию полуразрушенного пансиона.
        Ага, значит, он решил завести беседу на отвлеченную тему, про себя улыбнулась она. Что ж, ее это вполне устраивает. Видимо, он тоже несколько сбит с толку тем напряжением, которое установилось между ними, и пытается пробиться сквозь него. Она мысленно поблагодарила его за это.
        - Конечно, - ответила она. - Как только пройдет слух о том, что пансион «Кедры» вновь открывает сезон и находится даже в лучшем состоянии, чем был раньше, старые клиенты завалят нас заказами. Что? - Она не смогла скрыть улыбку при виде скептического выражения его лица. - Вы не видите такой перспективы?
        Он прожевал кусок чизбургера и проглотил.
        - Единственная перспектива, которую я вижу, - это полное банкротство.
        - Совершенно верно. - Она отправила в рот несколько чипсов. Пансион был ее любимой темой, и она была рада, что ей есть с кем поделиться своими планами.
        - Именно поэтому мне и удалось заполучить его назад в свое пользование.
        - Из-за банкротства?
        - Ага. - Немного расслабившись, она откинулась на спинку деревянной скамейки и открыто взглянула на него.
        Он отвел глаза, но она поняла, что эта тема заинтересовала его, и терпеливо стала ждать следующего вопроса.
        В благодарность за ожидание она получила очередную порцию сарказма Алана.
        - Не хочешь поделиться со мной подробностями или твоя лекция по экономике уже закончена?
        Она положила в рот еще немного чипсов, наслаждаясь тем, что ей-таки удалось разжечь его любопытство.
        - Ну почему же, с удовольствием продолжу, просто я не думала, что вы интересуетесь экономикой.
        В его удивительных серебристых глазах вспыхнуло нечто, подозрительно похожее на искорки смеха. Ей нравилось это сдержанное чувство юмора, которое иногда проскальзывало в его скупых фразах. Словно завороженная, она ждала, что будет дальше.
        - Ну, экономикой как таковой, может, я и не слишком интересуюсь, но мне просто любопытно, какие перспективы ты нашла в банкротстве.
        Чувствуя, что напряженность между ними уменьшается с каждой минутой, она пустилась в объяснения:
        - Банкротство оказалось мне на руку, потому что банк просто передавал счета отца от одного владельца к другому, а в их руках пансионат приходил все в большее и большее запустение. Этой весной мне удалось убедить кредиторов, что у меня больше шансов возродить это дело, потому что родом я из этих мест и хорошо знаю «Кедры». Я знаю, что нужно, чтобы пансион начал приносить доход.
        - Если этим развалинам что-то и нужно, так это бульдозер, - пробормотал Алан.
        - Вот тут вы ошибаетесь. Если к концу месяца я сумею привести пансион в относительный порядок, то банк предоставит мне кредит на покупку земли, которая первого ноября будет продаваться с аукциона.
        Алан откусил большой кусок бутерброда, а остальное бросил Снупи.
        - С аукциона? - переспросил он.
        - Да, первого ноября.
        - До сих пор было все понятно, хозяйка, но тут я что-то затормозил. Зачем выставлять на продажу собственность, которая уже вроде бы принадлежит тебе?
        - Ну, это довольно сложно объяснить.
        - А ты попытайся.
        - Ну хорошо, слушайте. У банка я покупаю здания. С аукциона же пойдет земля, на которой они построены. Озеро Гурон окружено национальным заповедником. Более того, государству принадлежит и берег озера и оно сдает в аренду землю здешним владельцам пансионов и домов, расположенных по берегам озера.
        Алан сосредоточенно нахмурился, переваривая информацию, а тем временем Снупи подошел к нему и положил голову на колени, выпрашивая еще угощения.
        - Значит, тебе принадлежат постройки, но не земля, на которых они стоят. Но, на мой взгляд, это не слишком надежная основа для открытия бизнеса.
        - В том-то и дело. Такое положение дел никого не устраивает, поэтому государство под давлением лобби-арендаторов готово продать землю…
        - На аукционе первого ноября, - договорил он за нее, уловив суть. - Но для чего нужен аукцион? Почему просто не предложить землю арендаторам по справедливой рыночной цене?
        - Весной, когда я только начинала, так и предполагалось сделать, но положение изменилось после вступления в силу закона, по которому все государственные земли должны выставляться на аукцион.
        - Значит, - заметил он, бросив еще кусок бутерброда Снупи и обдумав все сказанное, - ты можешь вложить кучу времени, денег и сил в этот пансион, а потом кто-нибудь возьмет и выкупит его прямо у тебя из-под носа?
        Она пожала плечами, пытаясь казаться спокойной.
        - Теоретически такое вполне возможно. Но оглянитесь вокруг, Алан. Кто в здравом уме захочет купить это место?
        - Так-то оно так, - отозвался он, продолжая хмуриться.
        - Думаете, почему я, находясь здесь с самой весны, до сих пор не начала ничего делать? Государство оставило вопрос о владении здешним пансионом открытым до конца августа - это был первый этап аукциона. Каждый заинтересованный в этих землях приезжал, осматривал все и… качая головой, удалялся.
        - Значит, на саму собственность аукцион уже не распространяется?
        - Совершенно верно. Первого ноября пансион «Кедры» в программе аукциона окажется лишь цифрой. Всякий, кто побывал здесь, сочтет за лучшее не иметь дела с таким запущенным хозяйством. Я останусь единственным претендентом.
        Снупи нетерпеливо тявкнул. Алан бросил ему еще кусок булки.
        - Одно мне в этом не нравится.
        - Только одно? - скопировала она его саркастические интонации и отодвинула тарелку подальше от него, пока он не скормил всю оставшуюся еду собаке.
        - Мне кажется, девочка, что ты слишком много надежд возлагаешь на удачу. А ну как кто-нибудь из возможных претендентов окажется более дотошным и поймет истинную ценность этих земель? Что будет, если они начнут состязаться с тобой?
        На лице Дженни оптимизм уступил место задумчивости. Алан слишком ясно обозначил главную опасность. Она, конечно, и сама догадывалась о возможности такого развития событий, просто не хотела смотреть правде в глаза.
        - Тогда мне придется продать постройки покупателю по той цене, которую назначит государство. Но этого не случится. - Это просто не может случиться, успокаивала она себя. Тем не менее угроза нависла над ней и стала вполне реальной и осязаемой, а ее легкомысленное настроение улетучилось. По угрюмому взгляду Маклея она поняла, что он считает ее глупой, а всю эту затею авантюрой. Ну и черт с ним! Она внезапно разозлилась. Ты и в самом деле ненормальная, если хоть на секунду подумала, что можешь хоть в чем-то рассчитывать на мужчину! - сказала себе Дженни. Она вскочила и сложила остатки еды в корзину. - Хватит прохлаждаться, пора приниматься за работу.


        Вот глупая девчонка, думал Алан, наблюдая, как она поднимается по тропинке к дому, а вслед за ней трусит Снупи. Эх, молодо-зелено! Ну как в таком деле можно полагаться только на удачу?! С таким же успехом она могла бы возложить надежды на приливную волну и ждать, когда та остановится. Он вдруг обрадовался, что задолго до первого ноября уже будет далеко отсюда и, что бы ни случилось с Дженни Моррис и ее драгоценным пансионом, его это не будет касаться.
        Он потер ладонью щеку с отросшей за день щетиной и оглядел хвойно-лиственный лес вокруг, окинул взглядом хижины, которые начинали приобретать мало-мальски приличный вид, озеро, которое было столь же переменчиво, как бродяга-ветер. И подумал о Дженни, которая просто умрет, если потеряет все это.
        Ночью он почти не спал, размышляя о ней и ее упрямом нежелании взглянуть правде в глаза. Он лежал без сна и безуспешно пытался отогнать от себя ее образ - то ли девочки, то ли женщины, невинной и соблазнительной.
        Он вспомнил, как она выглядела, когда он вытащил ее из воды. Мокрая рубашка была почти прозрачной и плотно облепляла маленькие красивые груди с напрягшимися и потемневшими сосками. Ее лицо обрамляли мокрые короткие пряди черных волос - и это лицо, несмотря на ее невинность, было лицом женщины.
        Сердце его учащенно забилось при воспоминании о ее крепком смуглом теле, длинных ногах, аккуратных маленьких ягодицах, обтянутых старыми шортами. Он лежал и гадал, насколько податливой оказалась бы ее плоть под его требовательными губами, какие ощущения он испытал бы, заключенный в кольцо ее стройных сильных ног. С этими мыслями он и уснул.
        На следующее утро эти мысли продолжали неотступно преследовать его даже во время работы, когда они молча трудились бок о бок. Алан как раз безуспешно пытался отогнать свои ночные видения, когда она бросила на него любопытный взгляд.
        - Где вы познакомились с моим отцом?
        Он взглянул на нее, радуясь тому, что, во-первых, она отвлекла его от ставших навязчивыми образов, а во-вторых, наконец решилась затронуть эту болезненную для нее тему.
        Да и пора бы уж, мрачно подумал он. До вчерашнего дня она упорно избегала любых тем, которые не имели непосредственного отношения к строительству. Алан не сомневался в том, что Дженни постоянно думает об отце. Вопрос был в том, разбудит ли это любопытство ее лучшие качества.
        Он не спешил с ответом. Не то чтобы хотел ее помучить, просто не знал, как лучше начать.
        - Однажды я выручил его из одной передряги, - наконец сказал он. - С тех пор мы подружились.
        Дженни потянулась за инструментом, не глядя на него.
        - Означает ли это, что вы тоже… злоупотребляете спиртным? - спросила она.
        Он хмуро усмехнулся.
        - Я не пьяница, если ты на это намекаешь, девочка. Правда, однажды, несколько лет назад, я едва не стал им, но вовремя сумел взять себя в руки.
        Она довольно долго рассматривала его, затем повернулась и, направившись к дому, бросила через плечо:
        - Если вы здесь закончили, залатайте дыры в крыше третьего домика. А еще надо сделать новые карнизы.
        - Как прикажете, леди-босс, - ответил он, глядя ей вслед.
        Интересно было бы узнать ее истинные чувства, подумал он. Притворяется этакой крутой девицей, а на самом деле подскакивает и убегает, словно пугливая лань, при малейшей угрозе.
        А почему, собственно, его так волнует, что она думает и чувствует, в особенности в отношении его? - задал он себе вопрос, и, когда ответ пришел, он ему очень не понравился. Он понял, что ему это небезразлично, и осознание этого было словно удар по больному месту.
        Прошло еще два дня, прежде чем она с ним заговорила. Он застал ее, когда она пыталась затащить по лестнице на крышу большой кусок рубероида. Алан предложил помочь, но она раздраженно бросила:
        - Занимайтесь своим делом, Маклей. Я не нуждаюсь ни в вашей помощи, ни в ваших советах, так что можете засунуть их куда подальше. Здесь я отдаю приказы, а вы их получаете.
        Он отдал честь и тем не менее попросил ее быть осторожнее. Она не обратила на его слова никакого внимания и чуть не сломала свою упрямую шею, пока лезла на крышу.
        Вечером, во время ужина, подавая картошку и жареную курицу, она сказала:
        - Послушайте, Алан, я прошу прощения за то, что так набросилась на вас сегодня днем. Я понимаю, что вы лишь хотели помочь. И я была не права: мне нужна ваша помощь.
        Он намазал хлеб арахисовым маслом и пожал плечами.
        - Все нормально. Не бери в голову.
        - Понимаете, просто я привыкла все делать сама… - продолжала она оправдываться.
        - …И не привыкла, чтобы тебе помогали, тем более указывали, что и как делать, - закончил он за нее.
        Дженни кивнула с несчастным и виноватым видом.
        - Я заметил.
        Они продолжали есть в молчании, вернее он ел, а она просто возила вилкой по тарелке.
        - Вы сказали, - проговорила она наконец, - что выпивка не представляет для вас проблемы. Это правда?
        Он усмехнулся.
        - А что, чернявая, я так сильно похож на алкоголика, что тебе трудно в это поверить?
        Она смутилась.
        - Да нет, просто если вы дружны с моим отцом…
        - Ну, во-первых, подружились мы с ним не на почве выпивки, а во-вторых, Джейк сейчас не пьет. Уже несколько лет он посещает наркологический центр, к тому же у него нелады со здоровьем. А что касается меня, проблемы с выпивкой у меня нет, но вот сам я был, есть и буду проблемой, так что ты, девочка, поосторожнее.
        Она бросила на него короткий рассеянный взгляд, но, к счастью, не стала интересоваться, что он имел в виду. Похоже, сейчас все ее мысли были заняты отцом.
        - Знаете, когда отец запил, а потом ушел из дому, я вначале думала, что это из-за маминой смерти. Но, став постарше, начала сомневаться. Мне стала приходить в голову мысль: а вдруг это из-за меня? Может, это я виновата в том, что отец ушел?
        И этот вопрос до сих пор не дает тебе покоя, девочка, догадался Алан. Ему не хотелось переживать ее боль, но, похоже, от этого никуда не деться.
        - Алкоголизм - это болезнь, Дженни, и в этом нет ничьей вины.
        Она отодвинула стул, встала и начала убирать грязную посуду.
        - Он уже год не пьет, - добавил Алан, на этот раз стараясь удержать ее.
        Отвернувшись к раковине, она схватилась за ее края и опустила голову. Он ощущал ее напряжение, как свое собственное, и чувствовал, каких усилий ей стоило держать себя в руках.
        - Один год из десяти, - тихо проговорила она. - Слишком мало, слишком поздно, разве не так? Вы ведь видели, во что он превратился?
        Он отодвинул стул, и скрип ножек по деревянному полу нарушил тишину. Он отнес свои тарелки в раковину, затем прислонился к стене, скрестил руки на груди и поглядел на нее сверху вниз. Рядом с ним она казалась совсем маленькой и хрупкой. Хрупкой и ранимой. И неожиданно он понял, что клятва не касаться ее невыполнима.
        - Дженни, - проговорил он, легонько дотрагиваясь до ее щеки. Она дрожала. Эта дрожь передалась и ему. Он взял ее за хрупкие плечи и повернул к себе. - Когда имеешь дело с болезнью, тем более такой, как алкоголизм, невозможно иметь никаких гарантий. Но Джейк сумел преодолеть трудности. Если бы не осложнения с печенью…
        - Никаких гарантий? - оборвала она его переполненным горечью тоном. В ее ореховых глазах плескались боль и отчаяние. - Сожалею, но мне необходимы гарантии. Только не думайте, что я не понимаю, чего вы хотите добиться. Вы пытаетесь заставить меня поверить в то, что я скучаю по нему, что отец мне необходим и я должна забрать его сюда. - Она попыталась вырваться, но он не отпустил. Ее глаза потемнели. - А вы гарантируете мне, что по возвращении сюда мой отец станет тем человеком, которого я знала до того, как он начал топить свое горе в бутылке? Вы гарантируете мне, что он никогда больше не будет пить? Если да, то я с удовольствием приму его под свою крышу. В противном случае можете забыть об этом. Я не желаю наблюдать, как он день за днем опускается все ниже и ниже, как теряет человеческий облик, превращаясь в жалкое подобие человека. Не желаю смотреть, как он умирает. Я больше никогда на это не пойду. Никогда!
        Голос ее дрогнул, а глаза подозрительно заблестели, и, как и в первый день, он подумал, что она еще, в сущности, ребенок.
        - Сколько тебе лет, чернявая? - спросил он, не надеясь на ответ.
        - Вполне достаточно, чтобы знать, что сказки - это всего лишь выдумки. - Она опустила ресницы, которые отбросили густую тень на ее щеки.
        - Значит, ты должна знать, что жизнь не дает никаких гарантий, - сказал он ровно. - Многие обещания часто бывают невыполненными, а благие намерения так и остаются всего лишь намерениями.
        Она подняла на него взгляд, в котором светилась решимость.
        - Я уже давно поняла, что единственный человек на этом свете, на которого я могу рассчитывать, это я сама. - Он молчал, и она задиристо вздернула подбородок. - Как? Вы не хотите оспорить это утверждение? А разве вы сами не пример того, что человек может быть сильным, что он может победить обстоятельства? Вы ведь нашли в себе силы, чтобы побороть тягу к спиртному! Почему же он не смог?
        - Джейк тоже смог, только ему потребовалось для этого много лет.
        - Слишком много. Почему? Вы мне можете сказать почему?
        - Не могу, девочка, и никто не может. Такова жизнь и таковы люди. Все мы разные, и каждый справляется со своими трудностями как может. - Он заглянул в ореховые глаза, в которых была и боль, и надежда, и смятение, и вдруг почувствовал сожаление от того, что должен будет оставить эту девушку. Но сейчас глаза ее о стольком говорили, о стольком спрашивали, столько пытались понять, как будто он мог ей дать ответы. Он и сам искал ответы и не мог найти.
        Но в эту минуту он внезапно осознал, что ее широко открытые глаза спрашивают не о гарантиях. Они спрашивают, нужна ли она ему. Они молят не оставлять ее одну гореть в этом огне. И Алан понял, что просто не может сказать «нет». Он не может отказать себе, не может отказать ее горячей безмолвной мольбе, которая светится в ее глазах, не может обмануть ее долгого ожидания.
        Он проклинал ее соблазнительность, проклинал свою неспособность - и нежелание - побороть этот соблазн, но уже знал, что проиграл. Он наклонил голову и со стоном прильнул к ее губам.
        Сердце его на миг замерло, дыхание прервалось, когда он почувствовал ее мягкие, податливые губы, ощутил ее легкое дыхание. Ее невинный отклик заставил его сердце ожить и забиться быстрее, зажег давно забытый огонь в крови.
        Безнадежно проиграв битву со своим желанием, он привлек Дженни к себе и стал жадно ласкать хрупкое, совершенное тело, с которым каждый вечер мысленно ложился в постель с того самого дня, как впервые появился тут.
        Наконец-то он получил возможность ощутить ее в своих объятиях, чувствуя, как распаляется от одного ощущения ее маленьких крепких грудей у себя на груди, от ощущения ее бедер и живота, прижимающихся к его твердеющей плоти.
        Она была гибкой, податливой и ненасытной, она слегка потиралась о него, удовлетворяя свое изумление и свой голод, пока желание не выплеснулось за грань разума и не превратилось в дикого, неукротимого зверя.
        Дженни теснее прижалась к нему. С полным доверием и полным отсутствием страха она открывалась ему, давая выход так долго подавляемому желанию. Его настойчивый язык проник в глубь ее рта, получил в дар все ее сокровища, позволяя ему упиваться сознанием того, что глубина ее страсти не уступает его собственной.
        Он обнимал не ребенка. Он обнимал женщину, сильную, живую и полную огня. Женщину, которая никогда не позволит мужчине ничего против своей воли. Но ему она позволяла, причем делала это страстно, отчаянно, и их поцелуй становился все глубже, длился все дольше, уже выходя за грань физического слияния и потому становясь значительно более опасным. В их объятиях преобладали чувства. Глубокие чувства, которые никогда не проявлялись при свете дня, сейчас вышли наружу. Одна мысль удерживала его у самого края, помогала не затеряться в ее запахе и трепещущем теле - мысль о том, с какой легкостью она вверяла ему себя и как тяжело и невыносимо будет потом видеть ее боль. А боль обязательно будет. Если он позволит себе зайти слишком далеко, то, когда наступит момент расставания - а он обязательно наступит, - будет боль.
        Осознав все это, он резко оторвал от себя Дженни.
        Глаза ее были затуманены страстью, дыхание, как и у него, было тяжелым и частым.
        - Ты говорила, что не можешь рассчитывать ни на кого, кроме себя, малышка? - выдохнул он злым и хриплым шепотом. - И правильно, ты совершенно права. Теперь ты убедилась, что и на меня нельзя рассчитывать. Буль я сильным и порядочным, я бы не стал тебя целовать, не уступил бы своей похоти, а сдержал бы обещание, данное самому себе, и не тронул бы тебя даже пальцем.
        Она была смущена, сбита с толку и уязвлена. Она смотрела на него широко открытыми глазами, в которых по-прежнему светилось доверие, и это разозлило его еще больше.
        - Зачем ты позволила мне сделать это, черт побери?!
        - Затем, что я сама хотела этого, - тихо сказала она.
        Алан стиснул руки в кулаки и повернулся к ней спиной.
        - Тебе нужны гарантии, малышка? Так чтобы в будущем не испытывать разочарования, я дам тебе один совет: никогда на меня не рассчитывай, я только подведу тебя - это я могу тебе гарантировать.

4

        Самое разумное, что она может сделать, думала Дженни на следующее утро, это держаться подальше от Алана Маклея. Она дала ему краткие распоряжения относительно того, что нужно сделать, и, круто развернувшись, ушла в противоположном направлении, понимая, что этот человек ничего, кроме беды, ей не принесет.
        К сожалению, еще никогда в ее жизни беда не была столь привлекательной.
        День еще только начинал вступать в свои права, а Дженни уж вынуждена была признаться себе, что, проложив дистанцию между ними, она не решила проблемы.
        Сидя в лодочном сарае и разбирая ящик с рыболовными снастями, она вновь и вновь мысленно возвращалась к тому, что произошло накануне.
        Никогда не рассчитывай на меня, предупредил он. Я только подведу тебя.
        Она знала, что он прав. Еще в самый первый день, когда он прихрамывая появился на дорожке, ведущей в пансион, Дженни поняла, что с этим человеком не стоит связываться. Но она все же не послушалась своего внутреннего голоса и связалась с ним, и теперь неизвестно, к чему все это приведет.
        Не раз ловила она себя на том, что гадает, каково это было бы - стать частью жизни этого мужчины, быть любимой им. Недовольная собой за подобные глупые мысли, Дженни попыталась призвать на помощь здравый смысл. В конце концов, что в нем такого особенного, что могло привлечь ее?
        Она была достаточно проницательна, чтобы понять, что за сдержанно-холодным фасадом скрываются доброта, сострадание и сила, но он не хочет, чтобы кто-нибудь узнал о них. Этот человек ни с кем не делится своими проблемами и никому не открывает своих переживаний, а за цинизмом прячет свою боль.
        Она ощутила эту боль прошлой ночью, почувствовала, что он нужен ей. Его поцелуй затронул какие-то глубокие, потаенные струны в ее душе. И хотя Алан и пытался побороть свои чувства, женское чутье подсказывало ей, что она тоже глубоко задела его. Долго, так пронзительно долго держал он ее в своих объятиях, как будто она самое дорогое, что есть у него в этом мире. Но потом к нему вернулся рассудок, и он отпустил ее, вернее оттолкнул. Когда она увидела свое отражение в окне, то сразу поняла, почему он это сделал.
        С оконного стекла на нее смотрели большие глаза, слишком широко расставленные, чтобы быть красивыми, лицо слишком смуглое, чтобы быть утонченным, нос слишком неправильной формы, чтобы быть женственным.
        Дженни на минуту прикрыла глаза, чтобы не видеть грустной действительности, и напомнила себе, что мужчины, подобные Алану Маклею, не станут тратить свое время на такую женщину, как она. На малышку, как он ее сразу назвал. На глупую, неопытную девчонку, которая недостойна внимания, хранимого для зрелой женщины.
        Она потрогала дрожащими пальцами свои губы, вспоминая вкус поцелуя. Этот поцелуй доказал ей, что он лжет, называя ее ребенком. Это был поцелуй, которым мужчина целует женщину. В этом поцелуе заключалась страсть, таился соблазн. Его пылающее, тесно прижатое к ней тело тоже говорило о многом. Совершенно очевидно, что он желал ее, желал отчаянно, до боли, на какие-то несколько мгновений позабыв обо всем.
        Но потом, печально напомнила себе Дженни, он отпустил ее.
        Какая же она дурочка! - отругала себя Дженни. Ей бы стоило радоваться, что мужчина проявил здравомыслие, чего нельзя было сказать о ней. Пытаясь не обращать внимания на сладкую тянущую боль внизу живота, Дженни вернулась к работе, еще раз напомнив себе, что этот мужчина не для нее.
        В этот момент с дороги послышалось урчание мотора - приехал Арчи Лэндер на своем пикапе. Он затормозил у задних дверей дома, и ей не пришлось слишком долго предаваться грустным мыслям.
        Дженни знала, что, едва успев выпрыгнуть из машины, Арчи помчится на кухню варить кофе, поэтому высунула голову из сарая и крикнула:
        - Я здесь. Бери кружку и приходи сюда.
        - Тебе тоже принести? - прокричал Арчи, прежде чем скрыться за дверью.
        - Нет, спасибо, я уже пила.
        Кофеина с нее, пожалуй, уже достаточно, а вот Арчи появился весьма кстати - он отвлечет ее от печальных размышлений. Ей не хотелось больше думать об Алане и о том, что между ними, скорее всего, никогда ничего не будет.
        Оставив работу, она вышла, чтобы поприветствовать Арчи. У нее ёкнуло сердце, когда она увидела, как двое мужчин направились в ее сторону. Темноволосый улыбающийся Арчи появился из дома и шел, держа в руке дымящуюся кружку кофе. Алан, русоволосый и озабоченный, шел прихрамывая от девятой хижины, где он чинил водопровод, - в руке у него был гаечный ключ. Снупи, деливший свою привязанность между Аланом и Дженни, трусил рядом с ним.
        Столкнувшись почти нос к носу, мужчины приостановились, окинули друг друга пристальными взглядами и обменялись молчаливыми кивками вместо приветствия.
        - У тебя ко мне какое-то дело? - поинтересовалась Дженни у Арчи, пытаясь рассеять вдруг повисшее в воздухе напряжение.
        - С каких это пор я не могу заехать к тебе без всякого дела? - отшутился Арчи, и в его тоне явственно послышались собственнические нотки.
        Алан недовольно нахмурился, и это окончательно сбило с толку Дженни. Или ей это просто показалось? Она решила поддразнить Арчи.
        - С тех пор как часть уплачиваемых мною налогов идет на твою зарплату, офицер Лэндер. Мне не нравится, когда мои служащие бьют баклуши во время работы.
        - Да ладно тебе, мисс контролерша, я как раз заступаю на дежурство, так что побереги свои колкости для того, кто сумеет их оценить. - Замечание никому конкретно не предназначалось, но красноречивый взгляд в сторону Алана был яснее слов.
        - Ой, извини, - спохватилась Дженни, вспомнив о правилах хорошего тона. Но, вместо того чтобы представить мужчин друг другу, она стала сравнивать их: Алана, с его суровой внешностью и небрежной одеждой, и безупречного, одетого в офицерскую форму Арчи, с его типично американской привлекательностью. Почему же ее влечет к Алану? - Арчи, это Алан Маклей. Он помогает мне привести в порядок пансион. Алан, это Арчи Лэндер, мой старый приятель. Он неплохой парень, когда не разыгрывает из себя слишком строгого блюстителя порядка и не усложняет мою жизнь.
        Алан обтер запачканную руку о джинсы и протянул ее Арчи.
        - Маклей.
        Арчи пожал его руку и смерил взглядом с ног до головы.
        Дженни прислонилась к косяку и потрясенно смотрела на двух мужчин, с трудом веря своим глазам. Арчи вел себя по-хозяйски и немного покровительственно. Он глядел на Алана так, словно желал бы препроводить его отсюда в наручниках.
        Но что самое странное - на лице Алана была написана откровенная ревность.
        То, что Алан вздумал ревновать ее к Арчи, было смешно. Арчи - это просто Арчи. Они вместе выросли, вместе лазили по деревьям, играли в индейцев и в походах спали в одной палатке. Он был ей как брат. А вот ревность Алана наводит на размышления. Прошлым вечером он вполне ясно сказал ей, что между ними ничего не может быть.
        Значит, одинокий странник, оказывается, не так уж рьяно стремится к одиночеству, подумала Дженни, ощутив при этом неожиданный прилив радости. Находясь под впечатлением этого открытия, она широко улыбнулась.
        Но внезапно, словно волна на берег, на нее нахлынули ее собственные проблемы и вернули с неба на землю. Она нахмурилась. Чему она радуется? Просто в Алане при появлении другого мужчины взыграл первобытный инстинкт собственника, вот и все. Это еще ни о чем не говорит. Или говорит?
        Дженни не знала. Единственное, в чем уже не было сомнений, это что она медленно, но неуклонно влюбляется в Алана Маклея.
        - Я слышал, что ты наняла какого-то человека себе в помощники. - Голос Арчи прорезался сквозь ее мысли. - Маклей, - он снова повернулся к Алану, - вы нездешний. Из Детройта?
        Алан покачал головой.
        - Нет, из Чикаго.
        - Чикаго?! - присвистнул Арчи. - Далековато вас занесло.
        - Да. - Алан повернулся к Дженни. - У тебя нет других гаечных ключей?
        - Гаечных ключей? - переспросила она, все еще не до конца вернувшись к действительности. - Ах да, конечно. Они в сарае. А что, какие-то проблемы?
        Алан, не замечая ее рассеянности, с мрачным видом похромал к сараю.
        - Нет, просто для этих труб мне нужны ключи другого размера.
        Арчи стоял молча и хмурился, пока Алан искал ключи. Наконец он вышел, держа в руках то, что ему было нужно. Кивнув Лэндеру, он зашагал по тропинке к домику.
        Арчи проводил его взглядом и повернулся к Дженни. Его темные глаза сузились.
        - Надеюсь, ты не влюблена?
        - Нет, - пробормотала она, больше стараясь убедить в этом себя, чем Арчи. - Надеюсь, что нет.
        Все еще потрясенная, она наблюдала за удаляющимся Аланом, размышляя, понимает ли он, что оказался втянутым в ее жизнь и проблемы больше, чем он этого хотел бы.
        - Кто этот парень? - недовольно проворчал Арчи. - Откуда он взялся?
        Дженни перевела взгляд на приятеля.
        - Он ведь только что тебе сам сказал.
        - Дженифер, не пытайся увильнуть. Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. К тому же мне не нравится, как он на тебя смотрит. - Он бросил взгляд в сторону удаляющейся спины Алана.
        - А… как он на меня смотрит? - У нее вдруг перехватило дыхание, и она ничего не могла с этим поделать.
        Арчи потер рукой подбородок.
        - Как кот на сметану, вот как.
        Ее лицо расплылось в торжествующей улыбке, и с этим она тоже ничего не могла поделать, хотя и понимала, что со стороны это выглядит довольно глупо. Приходилось констатировать неоспоримый факт, что ее корабль стремительно идет ко дну.
        Арчи чуть не застонал.
        - Ну что за легкомыслие, Дженни? Как можно было вот так взять и нанять на работу совсем незнакомого человека? Его вид не внушает никакого доверия.
        - Внешность бывает обманчива, - возразила она.
        Арчи презрительно фыркнул.
        - А бывает - и нет. Ты хотя бы навела справки, прежде чем брать его на работу?
        - Успокойся, Арчи, с Аланом все в порядке. Он не преступник, если ты это имеешь в виду.
        - Откуда тебе это известно?
        - Просто знаю - и все. Можешь назвать это женской интуицией.
        Арчи закатил глаза к небу.
        - Я бы скорее назвал это женской глупостью и беспечностью. Откуда ты…
        - Он друг моего отца, ясно тебе? - перебила она его. Дженни не собиралась делиться с Арчи полученной новостью об отце и сама не хотела об этом думать.
        - Твоего отца? - удивился Арчи. - Каким образом?
        Она как можно короче и бесстрастнее изложила ему историю появления здесь Алана.
        - И больше я не желаю об этом говорить, - добавила она решительным тоном, чувствуя, что Арчи готов продолжить расспросы.
        Очевидно, Арчи услышал решимость в ее голосе. Зная, какой упрямой она может быть, попросил:
        - Ну хотя бы пообещай мне позвонить, если у тебя возникнут с ним проблемы или если он причинит тебе какие-то неприятности, хорошо?
        - Хорошо, но можешь не волноваться. Все будет в порядке.
        - Хотелось бы верить, - проворчал Арчи себе под нос.
        Из-за угла дома показался Алан. Он посмотрел на нее, и она сразу же превратилась в лгунью, потому что с ней уже давно не все в порядке - с тех самых пор, как этот мужчина впервые взглянул на нее. В груди вдруг стало как-то горячо, сердце бешено заколотилось, когда он прошел мимо нее в сарай.
        То, что она чувствовала к Алану, не поддавалось объяснению. Она понимала, что должна разобраться в себе и в их отношениях и для этого ей нужно остаться с ним наедине.
        Она одарила Арчи фальшивой улыбкой.
        - У тебя нет никаких срочных дел? Или ты собираешься торчать тут целый день и мешать мне работать?
        Краем глаза она заметила слабую усмешку Алана.
        - Э, Дженни, у меня есть кое-какие новости, - пробормотал Арчи, - но, боюсь, они тебе не понравятся.
        Она насторожилась.
        - Выкладывай, в чем дело.
        Арчи поколебался, затем тяжело вздохнул.
        - Дэвид Пойнтер наводит справки о протяженности твоей береговой линии.
        Холодный страх накатил на нее, на время вытеснив мысли об Алане. Активность Пойнтера могла означать только одно: он хочет купить пансион «Кедры» с аукциона.
        - Дэвид Пойнтер? - повторила она, и сердце гулко забилось у нее в груди. - Ерунда какая-то. У него нет ни капитала, ни опыта управления подобным заведением. - Она с минуту обдумывала свои аргументы, затем продолжила: - И потом он же уже пенсионер. Человеку в его возрасте нипочем не справиться со здешним объемом работы.
        Арчи мрачно посмотрел на нее.
        - Говорят, что он старается не для себя, а для какой-то фирмы в Детройте.
        Страх уступил место панике, которая прочно угнездилась у нее в животе.
        - Как называется фирма?
        - Точно не помню, но, кажется, что-то связанное со словом «озерный».
        Дженни сразу поняла.
        - «Лейкслэнд». - Кровь стучала у нее в ушах, отрезая все окружающие звуки: плеск волн о берег, чириканье птиц, шорох ветра в ветвях. - Они специализируются на том, что ремонтируют и возвращают к жизни маленькие места отдыха по берегам озер, превращая их в дорогие закрытые пансионы для богатых людей.
        - Это пока только слухи, Дженни, - попытался успокоить ее Арчи.
        - Да, конечно. - Дженни опустилась на ступеньку, чувствуя, как разлетаются в прах ее надежды и последние силы покидают ее. Она устремила невидящий взгляд на озеро.
        Снупи, почувствовав ее состояние, стал тыкаться носом ей в руки, пытаясь ободрить хозяйку.
        - Послушай, - сказал Арчи, - мне жаль, что я рассказал тебе все это. Но мне не хотелось, чтобы ты услышала это от кого-то другого.
        Она поставила локоть на колено и подперла голову рукой.
        - Ты в порядке? - спросил он.
        - Да. - Не глядя на Арчи, она махнула рукой. - Езжай работать. Со мной все нормально.
        Но, разумеется, это была неправда. Чувствовала она себя препаршиво. Ее мечта - восстановить пансион и стать его владелицей - развеялась в мгновение ока, как туман над озером под лучами утреннего солнца.
        Самое ужасное, что от нее уже ничего не зависит. Она не может повлиять на ход событий. Ей нужно подумать. Нужно побыть одной и хорошенько обдумать, как быть дальше, внезапно решила она. Но в присутствии Алана это невозможно.
        Как только Арчи уехал, она решительно поднялась, обошла лодочный сарай и вытащила лодку из-под тента.
        Алан последовал за ней на пристань, догадавшись о ее намерениях.
        - Ты всегда убегаешь от проблем, чернявая?
        Разочарованная и злая на весь свет, она сорвала злость на том, кто оказался под рукой.
        - Отвяжитесь, Маклей! Вас это не касается!
        Перенеся вес тела на здоровую ногу, Алан наблюдал, как она садится в свою старенькую лодку.
        - Дженифер, я понимаю, что ты очень расстроена, но сейчас не время для водных прогулок. Ты слышала прогноз погоды на сегодня?
        - Да, слышала.
        - Значит, должна знать, что на озере тебе делать нечего.
        Он был явно встревожен ее безрассудным поведением, но в данную минуту ей было решительно все равно.
        - Я вернусь задолго до начала бури. Просто хочу подышать свежим воздухом и проветрить голову.
        Она надвинула бейсболку поглубже и хотела оттолкнуть лодку от пристани, но Алан ухватился за борт посудины и не позволил ей сдвинуться с места.
        Она сверкнула глазами.
        - Послушайте, Маклей, я не нуждаюсь в вашей заботе. И мне не нужна ваша помощь.
        - Я знаю, что тебе нужно. Нужно как следует надрать тебе задницу, чтобы ты наконец подумала не ею, а головой.
        - Я уже большая и в состоянии сама о себе позаботиться. И не ваше дело, о чем я думаю. Вы не мой опекун.
        - Это вовсе не значит, что тебе не нужен опекун, - заметил он, бросив озабоченный взгляд на темнеющее небо, а затем оглядев бесконечное водное пространство.
        Воспользовавшись тем, что он на секунду отвлекся, Дженни резко оттолкнулась от причала и высвободила лодку из его рук.
        Он чертыхнулся и забормотал что-то об ослином упрямстве и куриных мозгах, но она уже была вне пределов его досягаемости и он ничего не мог поделать.
        - Эй, Алан, не беспокойтесь обо мне! - крикнула она, удаляясь от берега широкими гребками и направляясь на середину бухты. - Со мной ничего не случится!


        Когда, спустя несколько часов, небо затянулось черными тучами и стало темно как ночью, а озеро вскипало вокруг ее лодчонки, словно ведьмин котел, она все твердила и твердила как заклинание: со мной ничего не случится.
        Но следовало признать, что если она и совершала в своей жизни ошибки, то это была одна из них, причем самая большая. Она могла стоить ей жизни.
        Рекламная брошюра, которую Дженни подготовила для следующего сезона, описывала пансион как тихое, уединенное место на берегу живописного, спокойного озера с холодной водой. Но эта черная бурлящая субстанция, которая вскипала и пенилась за бортом ее каяка, мало чем напоминала сейчас спокойный рай для отдыхающих, описанный в брошюре. Не успела она и глазом моргнуть, как ровная зеленоватая гладь ожила, сразу делая понятным, почему индейцы когда-то называли озеро Торатока - бурлящая вода.
        Она выросла здесь, на берегу озера, и была хорошо знакома с его темпераментом. Дженни знала все приметы. Еще утром она распознала опасные признаки надвигавшейся бури, но расстроенная новостями, полученными от Арчи, не обратила на них внимания.
        Буря налетела внезапно и застала ее далеко от берега. У не
        Огромная волна, одна из сотен или, может, даже тысяч, захлестнула нос лодки, окатив ее ледяной водой. Дженни потеряла счет этим холодным свирепым волнам, налетающим на нее, словно разъяренные фурии. Выровняв лодку и поглубже опустив весло, она стиснула зубы и поплыла дальше.
        В лицо ей ударил новый порыв ветра. Дженни поправила кепку, которую чуть не унесло ветром, и вгляделась в даль. Впереди, насколько она могла видеть, было лишь черное небо да бесновавшиеся волны. Злобный ветер продолжал налетать, рвал из рук весло, словно помогая своим рассвирепевшим подружкам-волнам опрокинуть лодку и сбить ее с курса. Она начала выбиваться из сил. Одного адреналина уже было недостаточно, чтобы помочь ей прорваться к спасительному острову.
        Если бы только она смогла доплыть до участка суши посреди озера, называемого Утиным островом потому, что в теплое время года там гнездились тысячи диких уток.
        Мысль об острове придала ей сил. Наверняка она уже близко к цели.
        Дженни подумала об Алане. О том, каким взглядом он провожал ее сегодня. О том, что она сказала ему, и о том, что, быть может, уже никогда не скажет. Сейчас, среди всего этого грозного, бушующего безумия, все на свете потеряло значение: и вероятность того, что ей не достанется пансион, и отчаяние, и боль за отца. Все, кроме Алана.
        Не смей раскисать, Дженифер! - приказала она себе. Ты выкарабкаешься. Ты сильная. Не время умирать сейчас, когда ты, кажется, встретила наконец-то свою любовь.
        Эта мысль ненадолго укрепила ее силы, но тут очередная огромная волна накрыла лодку, едва не перевернув ее.
        Слезы отчаяния текли по ее онемевшим от холода щекам, смешиваясь с водой и ледяными дождевыми струями. Она продолжала упорно бороться с охватившим ее ужасом, со слабостью, с трусливыми мыслями отказаться от борьбы.
        Паника не поможет, напомнила себе Дженифер. Исключительно из-за своего упрямства оказалась она в этой переделке. То же самое упрямство поможет ей из нее выбраться.
        - Борись, Дженни, черт бы тебя побрал, давай! - кричала она сама себе сквозь рев ветра и волн, мысленно молясь, чтобы очередной взмах весла оказался последним и чтобы нос лодки наконец уткнулся в сушу.
        Вдруг что-то произошло, и озеро под ней перевернулось. Каяк захлестнуло водой, и он ушел под воду, тяжело обо что-то ударившись.
        Удар застал ее врасплох, и не успела она опомниться, как оказалась в воде. Заработав руками и ногами, она вынырнула на поверхность. Она отплевывалась и тяжело дышала, а стихия вокруг нее так бушевала и трещала, словно сразу сотня лодок разбилась о скалы. Каяк всплыл, затем перевернулся на бок.
        Дженни откашлялась, продолжая колотить руками по воде. Кажется, лодка налетела на скалу. Твердую, непотопляемую скалу. Она спасена!
        По грудь в воде, она почувствовала под ногами скользкое, илистое дно. Ноги увязли, она с трудом вытащила их, перелезла через скалы и тяжело упала на берег.
        Обессиленная, почти не чувствуя, как песок и острые камешки царапают ей лицо и голые ноги, она прижалась к земле, мысленно вознося благодарственную молитву Всевышнему за свое спасение.
        Ветер завывал. Дождевые струи немилосердно хлестали, но холод и боль удерживали ее в сознании, вползая внутрь и растекаясь по жилам. Она лежала и дрожала, пока инстинкт самосохранения не заставил ее подняться на колени. Она понимала, что нужно найти укрытие, пока силы окончательно не оставили ее.
        Дрожа от холода и изнеможения, она с трудом встала, скинула с себя спасательный жилет и вытащила на берег лодку. Когда буря уляжется, ей придется возвращаться домой, хотя сейчас она затруднялась сказать, когда это произойдет.
        Цепляясь за ствол березы, она немного отдышалась и прищурилась, вглядываясь в темноту. При свете дня Дженни хорошо ориентировалась на Утином острове - ребенком она провела здесь немало веселых часов, бегая и играя. Это было ее любимое тайное местечко, и она знала его почти так же хорошо, как территорию вокруг пансиона. Но в непроглядной тьме среди бушующего дождя остров превратился в незнакомую землю.
        Наконец, немного сориентировавшись, она поняла, куда надо идти. Отправившись в избранном направлении, она все шла и шла. Казалось, она идет целый час. Остров небольшой, но она могла и заблудиться. В темноте все скалы похожи одна на другую, деревья и подавно. Обескураженная, она уже готова была вернуться, когда впереди замаячил силуэт домика.
        - Благодарю тебя, Господи! - Она подняла глаза к небу и вздохнула с облегчением.
        Испытанный бурями и ветрами, немного покосившийся домик со скрипучими ступенями из сосновых досок и крышей из кровельной дранки приветствовал ее как старый друг.
        Мечтая об укрытии, Дженни ускорила шаги. Нетерпение и усталость гнали ее вперед, заставив забыть об осторожности. Она споткнулась о выступающий корень и упала. Острая боль пронзила правую руку, и Дженни невольно вскрикнула.
        Свернувшись в комочек, она прижала поврежденную руку к груди и подавила приступ тошноты. Либо сильный вывих, либо перелом.
        Горячие слезы потекли из глаз.
        - Дура! Идиотка! - закричала она, поддаваясь злости, но не боли.
        Эта злость заставила ее подняться на ноги. Смахнув с лица прилипшие мокрые листья, она пошла дальше. От холода ее била дрожь, но, став осторожнее, она без происшествий дошла по скользкой тропинке до хижины. Тело окоченело, рука онемела, и Дженифер уже не ощущала боли, когда наконец подошла к крыльцу.
        Она поднялась на ступеньки и тяжело оперлась на перила. Уже почти ничего не видя перед собой, она просто толкнула дверь плечом и ввалилась внутрь.


        Он солдат. Он пехотинец. Он воевал, убивал людей, пусть и не по собственной воле, а выполняя свой долг. Он жесткий и бескомпромиссный. Но, несмотря на это, ни разу в жизни он не поднял в гневе руку на женщину. Но сегодня, преодолевая бурю, Алан торжественно поклялся, что если только не утонет и наконец найдет эту маленькую сумасбродку, то с огромным удовольствием перебросит ее через колено и выпорет ее по соблазнительной заднице.
        А потом прижмет к себе и возблагодарит Бога, что она жива и невредима.
        Если только она жива…
        Она должна быть жива, твердил он себе, не допуская даже мысли, чтобы может быть иначе. Она должна была спастись.
        Он проклинал собственную беспомощность. Проклинал эту протекающую лодку и ее кашляющий мотор. Ледяные дождевые потоки и непроглядная тьма только усиливали отчаяние. Озера он не знал, и это подогревало его страх, что ему не удастся ее найти. Вокруг были разбросаны десятки островов и бесконечная береговая линия - она могла найти себе укрытие в любом месте. Но он держал курс на Утиный остров.
        Он возлагал все надежды на этот остров, вспоминая, как однажды вечером она рассказала ему о хижине на острове. Она даже поведала, что в детстве очень любила уединяться там, если была чем-то расстроена.
        Сегодня она тоже была расстроена, поэтому вполне возможно, что она направилась именно туда. Через пару часов после ее отплытия началась буря. Она не вернулась. Алан не мог больше оставаться в доме. Он взял одну из ее протекающих посудин, побросал в непромокаемый вещмешок все, что оказалось под рукой: еду, одежду, кое-какие припасы, спальник. Затем сорвал со стены карту и, не обращая внимания на волны, ринулся к Утиному острову.
        Плети дождя и взметающиеся волны хлестали его по лицу, по плащу, а маленькая моторка убийственно медленно перекатывалась с волны на волну, пробираясь к острову.
        Не раз, когда очередная волна захлестывала его, он думал, что, вполне вероятно, утром кто-нибудь обнаружит его бездыханное тело, выброшенное на берег.
        Алана охватил новый приступ страха за Дженифер. Куда вел его этот страх, он не знал наверняка. В течение целого часа не было ничего, кроме сплошной, чернильной черноты. Уже давно Алан потерял какое бы то ни было ощущение направления.
        Он чертыхался и оглядывался вокруг, и вдруг в какой-то миг перед ним как будто распахнулось окно. Алан увидел берег, заросший деревьями. Переключив мотор на максимальную скорость, он сделал бешеный рывок к острову, впервые с наступления вечера завидев просвет.
        Лодка подскакивала на волнах еще несколько бесконечно долгих минут, и он уже начал думать, что потерял ориентиры, когда внезапно деревянное дно со стуком ударилось о сушу. Лодка с разгону въехала на берег, затем скользнула чуть назад и замерла. По инерции перелетев через носовую часть, он упал на землю.
        Алан лежал на спине, пытаясь восстановить дыхание, чувствуя, как камни больно врезаются в спину, а дождь хлещет по лицу и струями стекает по шее. Он встал на четвереньки и тут нос к носу столкнулся с предметом, который сразу же заставил его позабыть и гулкие удары сердца, и горящую боль в ноге. Перед ним лежал ярко-оранжевый каяк, спрятанный в подлеске.
        Он нашел ее.
        Чувство облегчения затопило его. Он на миг прикрыл глаза и призвал обратно отступившую было злость.
        Он ей покажет, где раки зимуют. Он устроит ей взбучку за то, что ей взбрело в голову прогуливаться по озеру перед бурей, за то, что подвергла свою и его жизнь опасности, за то, что заставила его трястись от страха за нее. Она заплатит ему за то, что вселила панику в мужчину - самое уязвимое существо на свете, когда он боится за жизнь женщины.
        Алан встал на онемевшие от холода ноги, порылся в лодке и вытащил мешок. Мрачный как туча, он зашагал вперед, перекинув рюкзак через плечо.
        Вскоре впереди показалась хижина. Не поднимая головы под беспрестанно хлещущим дождем, он хромая поднялся по ступенькам. Злость прямо-таки душила его, когда он распахнул дверь и шагнул внутрь.
        Внутри было темно, как в пещере, а тишина была такой настораживающей, что страх вернулся.
        - Дженифер! - крикнул он.
        Порыв ветра ворвался в открытую дверь, с силой ударив ею о стену. Снова тишина, а потом чуть слышный изумленный шепот:
        - Алан?!
        Он услышал шелест мокрой одежды в дальнем углу и вздох облегчения, вырвавшийся из ее груди, когда она поняла, что Алан на самом деле здесь.
        - Алан! - Она выскочила из темноты и бросилась ему на грудь.
        От ее неожиданного натиска он пошатнулся и, потеряв равновесие, оперся спиной о стену. Ее рука обхватила его шею, и она зарылась лицом в мокрый плащ.
        Он обнял Дженни защитным жестом и вдруг понял, что уже не испытывает желания отхлестать ее по заднице. Злость на какое-то время отошла на задний план. Главное чувство, охватившее все его существо, было чувство огромного облегчения. Она здесь. Она жива.
        Не выпуская ее из объятий, он захлопнул дверь, через которую врывался ветер и дождь.
        - Ты в порядке? - спросил он, снова прислоняясь к стене.
        Дрожащая, она еще крепче обняла его и молча кивнула.
        Он словно утонул в ней, ощущая ее всю, живую, здесь, у него в руках. Он закрыл глаза и коснулся губами ее волос.
        - Мне бы следовало отлупить тебя как следует.
        Но на самом деле ему этого уже совсем не хотелось. Он осторожно пощупал плечи, спину, бока, ища возможные повреждения. Под его пальцами вздымалась и опускалась узкая грудная клетка. Он даже ощутил частые удары сердца под своей ладонью.
        И его сердце гулко забилось в груди.
        - Черт бы тебя побрал, Дженифер! - прорычал он, приподнимая ее голову за подбородок и прижимаясь к ее лицу.
        Убрав за ухо короткие мокрые пряди, он отыскал в темноте ее глаза. Они горели и сверкали - но не от боли, а от неутоленного желания. Он наклонился и прижался ртом к ее губам.
        В этот поцелуй он вложил всю свою сдерживаемую страсть, весь свой страх, который он пережил, пока не отыскал ее, всю свою злость, которая гнала его сюда.
        Он напирал, подталкивал ее до тех пор, пока она не уперлась в стену. Он придавил ее своим крепким телом к стене, прижимаясь так сильно, словно собирался расплющить. Губы его стали требовательнее. Руки ласкали ее тело, а она стонала, не отрывая губ от его рта, требуя все новых ласк и взамен даря ему свои.
        Он погладил ее шею, спустился вниз и обхватил ладонью маленькую упругую грудь. Она так идеально ложилась в его ладонь, словно была создана специально для него.
        Дженифер все время что-то шептала, выгибаясь под его рукой. Ее хрупкое тело пылало сквозь мокрую одежду, словно раскаленная печка, а твердый сосок вызывающе и призывно упирался ему в ладонь.
        Алан застонал и глубже проник в ее рот, не помня себя, мечась между рассудком и яростным желанием.
        В конце концов ее податливость и полнейшая доверчивость привели его в чувство. Голос рассудка зазвучал громче, предостерегая, что если он сейчас же не остановится, то уже не сможет это сделать и овладеет ею прямо здесь и сейчас. И пусть она сама хочет этого, он не может так поступить.
        Тяжело дыша, он оторвал ее от себя. Единственным его оружием против ее уязвленного взгляда была злость, и он дал ей волю.


        Когда Алан оттолкнул ее и отошел, Дженни снова стало холодно. Она съежилась, прислушиваясь к его шагам.
        Послышался какой-то скрип, затем чиркнула спичка и вспыхнуло пламя. Острый запах серы, смешанный с запахом керосина, наполнил комнату, когда он зажег фитиль лампы. Ее желтовато-голубое пламя осветило помещение неясным светом, отбрасывая на Алана нечеткие, пляшущие тени.
        Всего минуту назад она чувствовала в нем нежность, его крепкий торс прижимался к ее телу, он был полон безумного неутоленного желания. Его недавнее возбуждение было столь же очевидно, как и злость, взявшая над ним верх.
        По спине Дженифер пробежал холодок, когда Алан открутил лампу, чтобы сделать огонь побольше, повернулся и взглянул на нее серо-стальными глазами. Лицо его было таким же напряженным и каменным, как и профиль, освещаемый светом лампы.
        Не понимая, чем вызвана столь резкая перемена в его настроении, Дженифер подпрыгнула от неожиданности, когда он швырнул к ее ногам рюкзак.
        - Я принес сухую одежду, - бросил он тоном, каким тюремщик разговаривает с заключенным. - Переоденься.
        Замерзшая, сбитая с толку и растерянная, она стояла, пытаясь разобраться в том, что произошло.
        Скрестив руки на груди, он стоял и смотрел на нее сурово, словно грозный надсмотрщик, пока взгляд его не упал на ее мокрую рубашку с короткими рукавами. Она была смята его руками и, казалось, все еще хранила жар его страсти.
        - Алан…
        Его острый стальной взгляд остановил ее, когда он перевел его на ее лицо.
        - Переодевайся, малышка, - проскрежетал он, и резкий звук его голоса словно пилой прошелся по ее оголенным нервам. - После такой веселенькой прогулки у меня нет ни малейшего желания нянчиться еще и с безголовой курицей, у которой не хватает мозгов сообразить вовремя вернуться домой.
        Все еще не понимая, чем вызвана столь резкая перемена в его настроении, она тоже разозлилась.
        - А я и не прошу со мной нянчиться. Я уже не раз говорила, что вполне могу сама о себе позаботиться.
        - Не сомневаюсь, - процедил он саркастическим тоном, потом окинул ее насмешливым взглядом. - Результат этой твоей заботы налицо. У тебя просто потрясающее умение попадать в передряги, малышка. Давай-ка снимай с себя мокрую одежду и переодевайся в сухое. И не беспокойся, - добавил он насмешливо, - твоя добродетель под моей надежной охраной. Я избегаю связываться с женщинами. - Бросив на нее пренебрежительный взгляд, он резко отвернулся, словно она была не более чем пустое место.
        Но, после того как Алан поцеловал ее, она знала, что он лжет, и не собиралась отступать.
        - А, так, значит, минуту назад ты прижимал к себе не женщину?
        Лишь чуть заметное движение плеч свидетельствовало, что он ее услышал, но это ее не остановило.
        - А может, - со злостью продолжала она, - у тебя какое-то другое объяснение того, что тут только что произошло?
        Он резко повернулся, и их взгляды скрестились. Пламя керосиновой лампы шипело и подрагивало от порывов ветра, проникавшего сквозь щели в бревенчатых стенах.
        - А ничего особенного не произошло, - заявил он решительно и безапелляционно. - Обычный адреналин, ничего больше, ясно тебе, девочка? Адреналин - вот что это было. И не стоит принимать это за что-то иное.
        Это было уже слишком для дня, переполненного несчастьями. Она продрогла. В руке немилосердно дергало. Было ужасно больно и обидно.
        - В последний раз говорю тебе, Маклей, что я не маленькая девочка, и тебе это хорошо известно! - Глаза ее наполнились слезами, и она была не в силах их удержать.
        - Я знаю только то, что ужасно продрог и устал. И прежде чем снова задрать кверху свой упрямый маленький подбородок, подумай дважды. Я не в том настроении, чтобы играть со мной. Так что лучше меня не трогай, а не то я просто переброшу тебя через колено и отшлепаю хорошенько. - Он поднял рюкзак, развязал завязки и вытряхнул содержимое на пол. - Если ты сию же минуту не снимешь с себя мокрое и не переоденешься, пока я буду разводить огонь, то, клянусь, я сам тебя раздену!
        На мгновение у нее мелькнула мысль, что она, пожалуй, не стала бы возражать против такого развития событий.
        Он снял и повесил свой мокрый плащ, затем повернулся к очагу и начал разводить огонь.
        Тихо, но твердо она произнесла:
        - Я женщина, Алан, и если ты наконец поймешь это и признаешь, что желаешь меня как женщину, то, думаю, нам обоим будет легче.
        - Настоящая женщина не стала бы улепетывать от проблемы, как ты сделала сегодня. - Его голос напомнил ей холодную гладкую и опасную сталь. - Она бы смело посмотрела ей в лицо и решила бы, как с ней справиться. А легче мне станет, когда я выберусь с этого богом забытого острова, расстанусь с тобой и вернусь к своей обычной жизни.
        Эти слова больно ранили ее. Дженифер понимала, что именно этого он и добивается. Но понимала она и еще кое-что. Не только она убегает от своих проблем. В его жизни тоже есть нечто такое, от чего он убегает, что его пугает. А сейчас его пугает она и ее чувства.
        - А где твоя обычная жизнь, Алан?
        Он молчал довольно долго.
        - Где угодно, только не здесь.
        Проглотив боль, она тихо спросила:
        - Зачем же ты тогда здесь? Зачем приплыл сюда за мной?
        Он повернулся к ней, и взгляд его был холодным и тяжелым.
        - Черт бы тебя побрал, Дженифер! Неужели ты настолько глупа и упряма, чтобы не соображать, что ты вполне могла погибнуть?!
        На этот раз в его тоне прозвучала мука, которая сказала ей то, в чем он ни за что не хотел признаваться.
        - А тебе это было бы небезразлично, - смело проговорила она, глядя ему в глаза, затем шагнула чуть ближе к нему. - Тебе это не нравится, но моя судьба тебе небезразлична.
        Он отступил назад, словно боясь ее, этих слов и того, что за ними скрывается, словно желая убежать от всего этого.
        - Нет, небезразлична, - признал он устало и обреченно. - Ты права, малышка. - И он резко и решительно отвернулся от нее, как будто отгородился глухой стеной.

5

        Алан стал разводить огонь в очаге. Он медленно и методично подкладывал дрова, пока не убедился, что вновь владеет собой. А потом услышал звук расстегиваемой молнии джинсов. Когда он подкладывал следующее полено, его руки подрагивали. Звук падающей на пол мокрой одежды заставил его приподнять голову. Его сердце стучало быстро и отчаянно.
        На какой-то миг он вновь представил ее тонкое, хрупкое тело, зажатое между ним и стеной. Несмотря на то что она промокла и продрогла, она была горячей и ее жар, проникая в него, разжигал пожар в его крови.
        Сейчас она стояла у него за спиной совсем рядом, стоило только протянуть руку. Сделав над собой усилие, он попытался представить ее маленькой девочкой. Девушка, которая выглядит столь юной и невинной, наверняка еще не знала мужчину, тем более такого, как он. Понимая тщетность своих усилий, он все же отчаянно пытался поместить ее в ту часть своего мозга, где находились дети и куклы.
        Она конечно же не была ни куклой, ни ребенком, и с каждой проходящей минутой он все отчетливее это понимал.
        Вдруг Алану с тоской подумалось, что она именно та, которая всегда была нужна ему. Но сам он совсем не тот, кто нужен ей.
        Пусть она станет презирать его, но оттолкнуть ее - то единственно правильное, что он может для нее сделать. Если он этого не сделает, то потом она его возненавидит.
        Алан обернулся и с облегчением увидел, что она уже переоделась и с головы до ног укутана в его теплый свитер и брюки. Стараясь не обращать внимания на ее огромные, полные боли глаза, он отыскал среди оставшейся одежды свои шерстяные носки и бросил ей, а затем достал термос и пакет с едой.
        - Ешь! - приказал он.
        Он повернул фитиль, и огонь стал ярче, осветив комнату, которая была довольно чистой и аккуратной, но, безусловно, знавала лучшие времена. Выгоревшие занавески в зеленый горошек слегка колыхались от порывов ветра, проникавших сквозь щели в окнах. Стены и потолок были обшиты нестругаными досками. Комната была единственной, она служила и кухней, и спальней, и гостиной. На полу лежал потрепанный, вытертый коврик. К счастью, тяга в очаге была хорошей и комната постепенно нагревалась.
        Он подошел к кровати и стащил покрывало с кучи постельных принадлежностей. С мрачной решимостью подтащил к очагу два обнаруженных матраса, положил их рядом и накрыл одеялами, а сверху бросил еще и спальный мешок.
        Алан понимал, что она пережила потрясение и ей необходимо как следует согреться и поспать. Руки у нее так дрожали, что кофе выплескивался из кружки.
        Он осторожно забрал кружку из ее рук, подвел к импровизированной постели на полу и уложил. Затем вернулся к очагу и подбросил еще дров в огонь. Зная, что ей в первую очередь необходимо согреться, он в полной тишине снял с себя мокрую одежду, лег рядом и прижал ее к себе, стараясь не обращать внимания на свои чувства.
        - Ал-лан, - стуча зубами, проговорила она, - мне т-так ст-тыдно. Я втянула тебя во в-все это.
        - Тсс, тише, - прошептал он, стараясь не поддаваться нахлынувшим эмоциям. - Спи, малышка, поговорим об этом утром.
        Она доверчиво прильнула к нему и очень скоро уснула.
        Но к Алану сон не шел, и прошло несколько часов, прежде чем он осмелился закрыть глаза. Это были длинные, томительные часы, когда он ощущал, как она постепенно оттаивает, как шевелится и вздрагивает рядом с его теплым телом. Это были долгие часы нескончаемой муки, когда он лежал рядом, твердый как камень, и отчаянно пытался не думать о бархатистой нежности ей кожи под свитером, о маленькой совершенной груди.
        За стенами хижины выл ветер, стучал в окна и дребезжал стеклами. Снаружи буря была в самом разгаре. А здесь Алан Маклей мужественно сражался с бурей, охватившей все его существо.


        Утро было серым и унылым. Дождь прекратился, но ветер стал еще свирепее. Словно невидимый разъяренный великан, молотил он в стены кулаком и сотрясал окна и дверь хижины. Отдернув занавески, Алан увидел, что поверхность озера бурлит и пенится еще больше, чем вчера.
        Шорох на постели возвестил о том, что Дженни проснулась. Он обернулся, почувствовав на себе ее пристальный взгляд. Сколько он выдержит, находясь вот так с ней рядом и не имея возможности прикоснуться?
        Она приподнялась и села, помятая и взъерошенная, с торчащими во все стороны волосами. Вид у нее был немного растерянный и… невозможно сексуальный.
        У нее заурчало в животе. Смутившись, Дженни схватилась за него руками и ойкнула от боли.
        - Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался он нейтральным тоном.
        - Спасибо, неплохо.
        - Кажется, твой желудок требует пищи.
        Она смущенно улыбнулась.
        - Да, похоже на то.
        - А когда ты собиралась сказать мне, что повредила руку?
        Смущение в ее глазах сменилось строптивостью, но предупреждение, которое она прочла у него на лице, остановило ее.
        - А о чем тут рассказывать. Ничего страшного. Пройдет, - пожала она плечами.
        Несколько мгновений он понаблюдал за ней, затем проговорил:
        - Насчет вчерашнего вечера… - Он ненадолго замолчал, подбирая слова. - Я не знал, жива ли ты, увижу ли я тебя, да и за свою жизнь я бы не дал и ломаного гроша, поэтому извини, если я был чересчур резок и груб. Просто я так перепсиховал, что… В общем, как я и сказал, это был выброс адреналина, и ничего больше. Ты разбудила во мне зверя, чернявая.
        Она отвела глаза.
        - Я не обижаюсь. Я сама во всем виновата. Не соображала, что говорю, что делаю.
        Алан присел рядом с ней на корточки и задумчиво провел по бархатистой щеке костяшками пальцев. Горячие иголочки побежали по руке там, где они соприкоснулись с ее мягкой кожей. Он торопливо отдернул руку.
        - Просто у тебя был стресс. Теперь уже все в порядке, но мы пока еще не можем выбраться отсюда. Ветер окреп, так что какое-то время нам придется пробыть здесь. - Он улыбнулся уголками губ. - Придется нам на это время заключить перемирие, чернявая.
        Дженни прижала к груди спальный мешок.
        - Не знала, что мы ведем войну.
        - Мышцы на его лице чуть заметно дрогнули, как если бы он старался сдержать улыбку.
        - Ну, это нельзя назвать войной. Так, парочка небольших перестрелок.
        Эта шутка вызвала слабую улыбку у нее на лице.
        У него возникло желание лелеять и защищать эту девчонку, которая в данную минуту была похожа на нахохлившегося галчонка, и это желание уже не вызывало удивления, как, впрочем, и желание забраться с этим галчонком под одеяло и предаться любви.
        - Давай-ка руку, я посмотрю.
        Не колеблясь ни секунды, она протянула ему руку. Он осторожно взял ее, подумав при этом, что, пожалуй, война в данном случае была бы для него гораздо безопаснее мира. Но, когда он осмотрел ее руку, тревога вытеснила все остальные мысли.
        - Черт побери, Дженни, похоже на перелом!
        - Что-то в этом роде я и подозревала, - вздохнула она, потом поморщилась.
        Он действовал крайне осторожно, но понимал, что ей все равно очень больно, хотя она и старалась не подавать виду. Была повреждена кость у основания большого пальца. Он внимательно посмотрел на нее.
        - Почему ты не сказала, что тебе больно?
        - А что тут говорить? От нытья все равно ничего не изменится.
        Она была упряма, как тонкое деревце, которое гнется, но не ломается под напором ветра. Она, как и дерево, крепко стоит на земле, держась за нее корнями. Алан всегда считал себя твердым как скала и несгибаемым, но оказалось, что даже такому закаленному воину, как он, есть чему поучиться у Дженифер Моррис.
        - Попробуй пошевелить пальцем.
        Она прерывисто задышала носом, и лишь это и указывало на то, что она сделала попытку.
        - Так, хорошо, а теперь спокойно, не шевели им! - приказал Алан. Он встал коленями на пол, облизал пересохшие губы и мысленно приготовился к тому, что сейчас сделает. Ей будет чертовски больно, но ждать не стоит. - Так, молодец. А теперь самое время проверить, насколько хорошо ты знакома с нецензурной лексикой. Я собираюсь поставить сместившуюся кость на место, поэтому будет очень больно. - Без дальнейших колебаний он дернул ее за палец.
        Дженни вскрикнула, затем смертельно побледнела. Закусив губу, она стала делать глубокие вдохи и выдохи.
        - Вот и хорошо. Ты просто молодчина. Теперь все хорошо, - повторял он как заведенный, чувствуя ее боль как свою собственную. - Самое страшное позади. Теперь осталось потерпеть, пока я наложу тугую повязку. Я забинтую руку, и боль уменьшится. Ты слышишь меня, Дженни?
        Она слегка кивнула.
        - Хорошая девочка, умница. - Приговаривая ободряющие слова, он быстро соорудил шину из кусочка дерева и умело и аккуратно забинтовал руку бинтом из аптечки
«скорой помощи».
        - У тебя ловко получается.
        Он обрадовался, услышав, что ее голос снова звучит ровно, и ответил не задумываясь.
        - Ранение обычная вещь во время военных действий, поэтому каждому бойцу необходимо иметь навыки первой медицинской помощи. Например, в Ираке некоторые из наших пехотинцев… - Он резко остановился на середине фразы, только сейчас сообразив, что именно он говорит. Их глаза встретились. - В общем, я много чего умею.
        В глазах Дженни читалось множество вопросов, но, к ее чести, она не задала ни одного.
        Алан завязал бинт и проверил свою работу.
        - Ну как, не очень больно?
        - Нет, ничего, терпимо.
        - Догадываюсь, что больно ужасно, но потерпи немного, скоро станет легче. - Он еще раз проверил повязку. - Не слишком туго?
        Она покачала головой.
        - Где-то здесь я видел аспирин, - сказал Алан, роясь в аптечке, пока не нашел то, что искал. - Вот, доктор Маклей прописывает тебе аспирин. Прими сразу две таблетки, чтобы немного облегчить боль, к тому же это снимет опухоль руки вместе с отеками от царапин, которые ты наверняка получила, выбираясь из воды.
        Она взяла у него таблетки.
        - Спасибо, Алан. Я не привыкла, чтобы обо мне кто-то заботился.
        Да и он не привык заботиться о ком бы то ни было, кроме своих подчиненных, и ему не хотелось бы к этому привыкать - слишком уж ему это понравилось. Поднявшись, он налил ей холодного кофе и посмотрел, как она проглотила аспирин.
        - Сколько тебе лет? - неожиданно спросил он и сразу же пожалел об этом. Он вспомнил, как уже однажды спрашивал о возрасте.
        - В июле мне исполнилось двадцать пять, поэтому даже и не надейся, что я прощу тебе «малышку» и «маленькую девочку», - ответила она, сдержанно улыбаясь.
        Ей понравилось его удивление, а Алан был доволен, что к ней вернулся боевой дух.
        - По сравнению с моими тридцатью восемью ты все равно еще ребенок и все твои выходки типичные выходки незрелого подростка.
        Опустив веки, она уставилась в свою чашку.
        - Понимаешь, Алан, «Кедры» мой единственный дом. Мне больно и страшно думать, что очень скоро я могу его потерять.
        Он постарался сделать вид, что не замечает тоскливых ноток безысходности в ее голосе, и не обращать внимания на комок в горле.
        - Может, просто не судьба.
        Дженни глубоко вздохнула, затем прошептала:
        - Может, и так.
        Алан понимал, что должен немедленно проложить расстояние между ними, иначе он не сдержится и совершит какую-нибудь глупость, например заключит ее в объятия и исцелит ее боль своей любовью.
        Он накинул плащ и пошел к двери.
        - Пойду проверю лодку и твой каяк. Хочу посмотреть, нельзя ли из их останков слепить что-нибудь одно, способное плыть.
        - Алан.
        Ее тихий голос остановил его у самой двери. Она окликнула его еще раз, прежде чем он обернулся, чувствуя, что комок в горле достиг угрожающих размеров.
        - Спасибо тебе.
        Это чувство, захватившее ее, подчинившее ее себе, похоже на болезнь, подумала Дженни, когда дверь за ним захлопнулась. Оно пленило ее сердце и душу и уже стало угрожать самой жизни. Это чувство проникло даже в мысли. Название этой болезни - Алан. И, похоже, она неизлечима.
        Дженифер медленно поднялась с постели, встала на пол, чувствуя боль во всем теле от синяков и ссадин, полученных во время бури. Она прошлепала к окну и стала глядеть вслед Алану, который, втянув плечи и слегка наклонившись вперед, медленно шел против ветра по направлению к берегу. Лицом к лицу со стихией он казался несгибаемым. Но он совершенно ясно и недвусмысленно дал ей понять - вчера резко и грубо, сегодня спокойно и ласково, - что у них нет никакого будущего. Умом она понимала это, понимала и принимала мудрость его решения. Он появился здесь на время. Он здесь чужой, как появился, так и исчезнет. Она знала это, но почему-то постоянно об этом забывала.
        Она прижалась лбом к холодному стеклу и стала размышлять о непостоянстве судьбы. Судьба привела к ней Алана. Она же заберет его обратно, как всегда забирала у нее все, что ей было дорого: маму, отца, «Кедры».
        Ну что ж, ее проблемы это ее проблемы, они не имеют к нему никакого отношения. И она не решит их, если станет хандрить или, как правильно заметил Алан, убегать от них.
        Дженни отвернулась от окна. Он прав. Пока не утихнет ветер, им придется остаться здесь, на острове. Даже если лодку удастся починить, плыть на этом ненадежном суденышке по бурным водам озера чистое безумие и ненужный риск. Можно поспорить на что угодно, что в ближайшее время больше никто не появится на острове. Пройдут дни, прежде чем кто-нибудь их хватится. Когда же обнаружат их пропажу и сообразят, что они потерялись где-то на озере, нет никакой гарантии, что их сразу найдут - вдоль побережья разбросаны десятки островов. То, что Алан нашел ее, просто невероятное везение, улыбка судьбы.
        Вот и снова это слово - судьба. Она поблагодарила Бога за эту малость.
        Вспомнив, что она хочет есть, Дженифер порылась в сумке с едой, извлекла оттуда пирог и съела его, затем легла в постель и заснула.


        Проснулась Дженни от запаха свежесваренного кофе. Ее ожидало новое испытание. Волнение поднялось у нее в груди, когда она открыла глаза и увидела, что Алан Маклей умывается. Возможно, приличия требовали, чтобы она отвела взгляд, но восхищение взяло верх. Она лежала, не шевелясь и затаив дыхание, следила за ним взглядом и радовалась, что он об этом не знает.
        Раздетый по пояс, в приспущенных на бедра джинсах, Алан стоял перед маленьким зеркальцем, подвешенным над рукомойником. Он как всегда опирался на здоровую ногу. Русые волосы были мокрыми и растрепанными после недавнего мытья. Маленькая капелька, выползшая из-под полотенца, обмотанного вокруг шеи, медленно скатывалась между лопаток.
        Дженни старалась не дышать, наблюдая, как капля сползла по спине и исчезла под поясом джинсов.
        То, что было плохо различимо прошлым вечером при свете лампы, стало великолепно видно при ярком дневном свете, струящемся через окна. Алан - настоящий мужчина с головы до ног. Каждое движение мускулистой руки, каждый как будто вылепленный участок его торса говорили о силе и уверенности.
        Она нервно сглотнула, восхищаясь силой, скрывающейся под его гладкой кожей, затем заметила шрам на боку, начинающийся под ребрами и уходящий вниз.
        Восхищение переросло в возбуждение, но Дженни строго напомнила себе, что подглядывать нехорошо. Она заставила себя перевести глаза на его отражение в зеркале. Все еще не зная, что она наблюдает за ним, он достал бритву - бог знает, где он ее раздобыл, - и начал бриться.
        Сухожилия на шее напряглись, когда он вытянул шею и провел бритвой от впадинки у основания горла до конца подбородка. Выбрив щеки и верхнюю губу, Алан сполоснул бритву и отложил ее в сторону. Стащив полотенце с шеи, он обтер оставшееся мыло и промокнул появившиеся после бритья порезы.
        Наблюдая за ним, Дженни подумала, что в сравнении с лощеными красавчиками-моделями, рекламирующими всевозможные товары и услуги в глянцевых журналах, Алан явно выигрывает.
        У него была очень смуглая кожа, крепкие, рельефные мышцы, узкие бедра и длинные ноги, а в пронзительных серых глазах светился ум, и это в Алане Маклее было не менее привлекательным, чем его мужественная, суровая красота.
        Дженни нервно заерзала под одеялом, и эти звуки привлекли его внимание. Он бросил взгляд в ее сторону.
        - Привет, - сказал он и в последний раз вытер лицо полотенцем. Стоя к ней спиной, он набросил на себя фланелевую рубаху.
        - Привет, - ответила она, почувствовав легкий аромат цветочного мыла и запах смолы из очага. Потом медленно села на постели, наблюдая, как одним, чисто мужским жестом он расстегнул молнию и засунул края рубашки в джинсы. Она почувствовала, что у нее пересохло во рту.
        - Тот, кто в последний раз останавливался здесь, - сказал Алан, - был настолько любезен, что оставил несколько весьма полезных вещиц, в частности мыло и бритву. А нарубленных дров здесь столько, что можно пережить целую зиму. Кроме того, я обнаружил кофе и кое-что из продуктов. - Он прошел в угол комнаты, служившей кухней, и налил ей кофе из старого кофейника. - В подвале есть консервы, не то чтобы очень много, но тем не менее… Например, консервированные ананасы. Хочешь ананасов?
        - Ужасно хочу! - призналась она.
        Он усмехнулся.
        - Я так и думал.
        Его низкий, немного резковатый голос пробудил в ней воспоминания о том, каким он был вчера вечером. Грубый и жесткий, как наждачная бумага, когда злился, и нежный и ласковый, словно весенний дождь, когда держал ее в своих объятиях.
        Отодвинув воспоминания в сторону, она откинула одеяло. Он тут же оказался рядом и поддержал ее, помогая встать.
        - Не спеши, у тебя может немного кружиться голова, - предупредил он.
        Она и кружится, но только не от слабости, а от твоей близости, подумала Дженни, но ему знать об этом не нужно.
        - Алан, со мной все в порядке, - отрезала она. - Перестань носиться со мной словно курица с яйцом. Я сама во всем виновата, вот и расплачиваюсь за собственную глупость. Хуже того, и тебя втянула.
        - Каждый человек совершает в своей жизни глупости под влиянием обстоятельств или еще по каким причинам, так что, если это тебя утешит, знай, что ты не единственная.
        - Спасибо за утешение, - пробормотала она и подошла к огню. - Надо посмотреть, что вон в тех банках на полках. Мне кажется, там должны быть крекеры и супы быстрого приготовления. Правда, сейчас Таккеры уже не наведываются так часто на остров, как во времена моего детства, но их сын приезжает. Он обычно делает все необходимые запасы и появляется здесь каждый год в октябре на уик-энд.
        - Запасливый малый, - констатировал Алан. На полках он обнаружил множество всего - от крекеров и пачек с супами до сухого молока и яичного порошка. Нашлось даже немного муки. - Надо будет не забыть поблагодарить сына Таккеров. Конечно, это не ресторан, но с голоду мы не умрем, это точно. А эти старые мокасины, которые я обнаружил в коробке, гораздо удобнее моих мокрых ботинок.
        Дженни улыбнулась.
        - Как поживают каяк и лодка? - спросила она, стараясь не думать о его привлекательности и той свежести, которая исходит от него.
        - Неважнецки. Лодке кранты. Каяк немного получше, но корпус пробит. Боюсь, моего умения будет недостаточно, чтобы починить его.
        В наступившей тишине они оба обдумывали то, что это означало: им придется оставаться здесь до тех пор, пока кто-нибудь не хватится их.
        - Дженифер.
        Она подняла голову.
        - Не переживай, ладно? В конце концов мы выберемся отсюда. Все будет хорошо.
        - Да, конечно выберемся. - Она повернулась к огню. Как же они станут жить бок о бок в этих стенах? Это так мучительно, все время видеть, ощущать его рядом и не сметь прикоснуться.
        - Ты был прав, Алан. Ты просто мастер на все руки, - сказала Дженни примерно час спустя, почувствовав аппетитный аромат овощного супа, приготовленного Аланом. - Ты, оказывается, и готовить умеешь.
        - Ну, чтобы бросить в кипяток сушеные овощи, большого умения не требуется.
        - Пахнет очень вкусно.
        - Узнаем, когда попробуем. Но овощи еще не проварились как следует, надо подождать еще с полчаса.
        Ну что ж, подождать так подождать. Они оба прекрасно исполняли роли в придуманной ими самими пьесе, суть которой заключалась в том, что они просто хорошие друзья и между ними нет ничего, кроме легкой, необременительной дружбы. Однако соблюдать четко установленные границы было нелегко ни ей, ни ему. Он уже несколько раз сбегал наружу под предлогом того, что ему надо принести дров или еще чего-нибудь.
        Но горячие, выразительные взгляды, то, как они старательно уклонялись от любого, даже мимолетного прикосновения, игнорировать было просто невозможно.
        Для Дженни самое худшее было еще впереди. Пока он был на улице, она оделась в джинсы, рубашку и высохшие кроссовки и совершила вынужденную прогулку наружу. Но, к несчастью, справиться с молнией и шнурками одной рукой она не могла, но и ходить в расстегнутых джинсах и незашнурованных кроссовках - тоже.
        - Мне очень неловко просить тебя… - Она сглотнула, нервно прикусила губу, тихонько чертыхнулась и посмотрела на свою забинтованную руку. - Не мог бы ты помочь мне?
        Ее смущение и неловкость заставили его на время сбросить ту маску безразличия, которую он нацепил на свое лицо. Он задумчиво почесал подбородок и улыбнулся.
        - Иди сюда, малышка. Большой дядя застегнет тебе штанишки.
        Он шутил, но, когда она приподняла полы рубашки и он стал застегивать молнию, она заметила, что его руки дрожат.
        Он посмотрел на ее ноги.
        - И кроссовки тоже? Впрочем, не знаю, позволит ли тебе твоя гордость принять подобную услугу.
        Она взглянула на него, страдальчески улыбнулась, пробормотала про себя что-то, подозрительно похожее на проклятье, и вытянула ногу.
        Когда все было улажено, Дженифер решила лишний раз не попадаться ему на глаза. Сегодня он казался вполне дружелюбным, и в качестве ответной любезности она старалась сделать так, чтобы он не натыкался на нее на каждом шагу.
        Небольшая прогулка определенно пойдет мне на пользу, решила Дженни и отправилась к своему любимому месту на Утином острове. После бури воздух был напоен ароматом палой осенней листвы и влажной лесной почвы.
        Шагая через лес, она размышляла о своем пансионе. Реальная угроза потерять его не давала ей покоя, наполняла тревогой. Думала она и об Алане. Что таится у него на душе, живет в сердце? Почему он так противится их взаимному притяжению? Он упомянул Ирак, значит, он военный или по крайней мере был им, следовательно, ему приходилось воевать, приходилось видеть и переживать много такого, что оставило глубокий след в его душе. Он сам этого не осознавал, но своим молчанием сказал ей больше, чем словами. Она видела, что он переживает не лучший период своей жизни, что он одинок, что его что-то гложет, но он не из тех, кто станет просить о помощи или о сочувствии. Единственное, что она могла сделать, это относиться с уважением к его внутреннему миру. Но чем больше она узнавала его, тем труднее ей становилось противиться своим чувствам.
        Несмотря на резкий порывистый ветер, она прошла обычный маршрут за рекордное время. Выдающийся в озеро мыс из белых скал поднимался к самой высокой точке острова. Она увидела залив и гнездо орла высоко на сосне. Когда Дженни подошла туда, облака рассеялись и небо стало ярко-голубым. Скала уже нагрелась под солнцем, и она присела на камень. Подтянув колени к подбородку, она обняла ноги и устремила взгляд вдаль.
        Орлов в гнезде не было. Наверняка они были где-то поблизости, бороздили небо в поисках еды. Гордые птицы будут охотиться над озером до середины ноября, а потом улетят в теплые края. Их возвращение в апреле всегда возвещает о конце зимы и приходе весеннего тепла.
        Погруженная в размышления о том, где она будет, когда придет весна, Дженни не услышала шагов Алана.
        - Здесь очень красиво.
        Его появление стало очень приятной неожиданностью. Она обернулась, прикрыла рукой глаза от солнца и улыбнулась.
        - Для человека с больной ногой ты весьма резво передвигаешься по лесу.
        - Это все благодаря мокасинам. Они очень мягкие и удобные.
        Она поглядела сначала на кожаные мокасины, облегающие его стопы, затем на русые волосы, золотящиеся на солнце.
        - Только не пытайся уверить меня, что твои далекие предки были индейцами. Для этого у тебя слишком светлые волосы, да и глаза не того цвета. Вот в моих жилах действительно течет индейская кровь. По материнской линии. Помню, мама рассказывала, что ее прадед был из племени криков.
        Алан с интересом взглянул на нее.
        - В самом деле?
        - Угу.
        - Видимо, индейская кровь очень сильная, если она дает о себе знать даже через столько поколений.
        - Видимо, да, - усмехнулась Дженни.
        Они немного посидели рядом в тишине, наслаждаясь неожиданным покоем. Солнце пригревало спины.
        - Как рука? - спросил он.
        Она подняла свою забинтованную кисть и немножко повертела ею.
        - Хорошо. Нет, в самом деле я чувствую себя значительно лучше, спасибо.
        Элементарная вежливость требовала ее задать ему такой же вопрос о его ноге, но она не решилась, понимая, что тем самым нарушит установленные им границы.
        Ей почему-то вспомнилось, как он завязывал ей шнурки на кроссовках. Большие руки были такими нежными, что ее тут же затопило теплое чувство к этому сильному и гордому человеку, который не оставил ее, не позволил в одиночку сражаться со своими проблемами.
        Алан читал в ее лице как в раскрытой книге. На нем были написаны десятки, сотни вопросов. Он чувствовал, как ей хочется получить на них ответы, и восхищался ее сдержанностью.
        Она держалась тихо и скромно, была непритязательна, не проявляла излишнего любопытства и всячески старалась как можно меньше попадаться ему на глаза. Ему нравилась эта ее черта. Он проникся уважением и к тому, как она приспособилась к их вынужденному заключению на острове. Как и он, Дженни предпочитала одиночество и умела быть наедине с собой.
        Еще он понял, какое потрясение она пережила вчера, когда узнала о том, что может лишиться пансиона, который считала своим домом.
        Она сидела, закрыв глаза и подставив лицо осеннему солнцу, а он любовался ею, ее переливающимися под солнцем черными кудрями, ее загорелой кожей, хорошеньким носиком с маленькой горбинкой.
        - Дженни, - позвал он ее.
        Она открыла глаза, повернула голову и взглянула на него из-под густых черных ресниц.
        - Да?
        - Ты поможешь мне в одном деле?
        - Да, конечно, - с готовностью отозвалась она.
        Тепло и благодарность затопили ему грудь. Ее детская доверчивость и готовность сию минуту прийти на помощь пробуждали в нем такие чувства, которые он уже давно позабыл. С тех пор как расстался с Элизой.
        Он медленно поднялся, протянул руку и помог ей встать. Что она делает с ним, эта женщина с невинным лицом и доверчивостью ребенка?!
        Алан очень долго смотрел в эти золотисто-ореховые глаза, любуясь тем, как солнечный свет играет на ее черных ресницах. Слишком долго держал он в своей большой грубой ладони ее маленькую теплую руку, восхищаясь хрупкостью пальцев.
        Что-то происходит с ними. Что-то неправильное, но неизбежное. Он понял, что хочет ее так, как никогда и никого не хотел, даже Элизу. Он стоял и думал лишь о загорелом гибком теле, скрытом под широкой мешковатой рубашкой и тесными джинсами. Он думал о том, как давно с ним не было ничего подобного.
        Алан не знал, откуда взялось это наваждение и почему, но был уверен, что должен сопротивляться ему всеми силами.
        В конце концов Дженни первая опомнилась, и действительность, к его огромному облегчению, вновь обрела свои привычные очертания.
        - Только вначале я бы не отказалась поесть, - неуверенно улыбнулась она. - Я ужасно проголодалась.
        Я тоже, угрюмо подумал он, только мой голод не имеет никакого отношения к еде.
        - Да, конечно, - пробормотал он. - Идем. Суп уже готов.
        По крайней мере этот вид голода они могут утолить.

6

        Крылечко хижины требовало ремонта, и он обнаружил в сарае необходимые инструменты. Алан справедливо полагал, что физический труд займет его руки, голову и время, к тому же даст возможность хоть чем-то отблагодарить людей, в чьем доме они нашли приют.
        Они поели, затем с энтузиазмом взялись за дело. Это казалось Алану самым безопасным занятием, но очень скоро он начал задавать себе вопрос: а достаточно ли мудро он поступил?
        Всякий раз, поворачиваясь за очередным гвоздем, или молотком, или пилой, он любовался игрой света в ее черных кудрях. Расчесанные щеткой, найденной возле умывальника, они лежали блестящими волнами вокруг лица, а когда какой-нибудь непослушный локон падал на глаза, она нетерпеливым движением заправляла его за ухо здоровой рукой, и отчего-то этот жест казался Алану невозможно сексуальным.
        Он представлял, как пропускает эти пушистые шелковистые локоны сквозь пальцы, подносит к губам, нежно касается…
        Э, старик, невесело усмехнулся он про себя, да ты, похоже, совсем пропащий, если тебя так возбуждают одни только волосы.
        Вопросительный взгляд Дженни привел его в чувство и дал понять, что он слишком пристально на нее смотрит.
        Это необходимо прекратить, и как можно скорее. Подобное волнение, юношеская восторженность - все это, в конце концов, просто смешно. Он же взрослый, тридцативосьмилетний мужчина, прошедший огонь и воду, а она пусть и не ребенок, но все еще юная наивная девочка и ей нужен жизнерадостный молодой человек вроде того же Арчи Лэндера, а не такой угрюмый, нелюдимый солдафон, как он. Да и не нужна ему еще и эта головная боль. Хватит с него и той, что есть.
        - Придержи-ка, - попросил он Дженни, кладя отпиленную по размеру доску на место и приготовившись прибить ее.
        Дженни придержала доску здоровой рукой, опираясь бедром о перила.
        - Помню, как отец из кедровых досок делал скамейки, которые стоят рядом с пристанью. Я тогда ему тоже помогала. - Судя по ее тону, это воспоминание было ей приятно. - А ты где научился столярничать?
        - Помогал Джейку в его магазинчике, - коротко ответил он, не вдаваясь в подробности.
        Она ничего не сказала. Волосы вновь упали ей на лицо, и она с досадой отбросила их. И снова этот невинный жест возбудил его, но он попытался спрятать свою неуместную реакцию за недовольством.
        - Тебя не раздражает это? Я имею в виду, волосы. Они же постоянно лезут в глаза.
        Она пожала плечами.
        - Обычно я прячу их под кепку или стягиваю резинкой, но бейсболку я вчера потеряла, а сделать хвост одной рукой никак не получается.
        Так, похоже, у меня нет выбора, подумал Алан.
        Он бросил молоток на землю и неловко поднялся. Боль прострелила больную ногу, которая мстила ему за то, что он заставил ее сгибаться.
        Он подошел к Дженни.
        - Резинка есть?
        - Да. - Она полезла пальцами здоровой руки в нагрудный карман рубашки и извлекла оттуда простенькую голубую резинку, отдала ему и повернулась спиной.
        Он хотел управиться быстро, но едва только его пальцы коснулись волос, как опять началось наваждение.
        Волосы ее не походили ни на что из того, что он когда-либо трогал. Мягкие, словно шелк, душистые, как осеннее утро, казалось, они жили своей собственной жизнью. Алан не мог этого вынести. Он пропустил короткие, блестящие пряди сквозь пальцы, отвел их с шеи, затем отпустил, любуясь, как они, скользя и переливаясь, возвращаются на место. Это был самый неожиданный соблазн, который он когда-либо переживал, соблазн, перед которым невозможно устоять.
        - Какие красивые, - пробормотал он, словно в беспамятстве, испытывая искушение зарыться в них лицом.
        Она стояла очень спокойно, только хрупкие плечи были напряжены.
        - Ну вот, - проговорил он, благоговейно собирая волосы на затылке и завязывая их резинкой. - Это должно помочь.
        - Спасибо. Так значительно лучше, - сказала она, поворачиваясь. - Кажется, становится жарко.
        Тем не менее он заметил, как по ее телу пробежала дрожь, и его тело тут же отреагировало горячим теплом. Слишком хорошо зная, чем это может закончиться, он хотел отвести взгляд от нее, но невольно залюбовался открывшейся тонкой шеей, где выступила легкая испарина, словно бусинки росы.
        У нее была тонкая кожа, а его руки были грубыми. Но ему очень хотелось дотронуться до нее. Он нежно прикоснулся к ямочке у основания шеи своими длинными, мозолистыми пальцами и стер испарину, затем стал рассматривать то место, к которому только что прикасался. Завороженный слабым биением пульса на ее шее, он сглотнул. Ему мучительно хотелось прижаться губами к этой соблазнительной ямочке и попробовать ее на вкус.
        Но голос рассудка вовремя осадил его, напомнив, что как раз это делать ни в коем случае не следует.
        - Что ж, вернемся к работе, - пробормотал он хрипло, стараясь больше не смотреть в ее вопрошающие глаза, затягивающие его словно в омут.
        Они молча продолжили работу, сведя к минимуму обмен репликами, демонстративно не обращая внимания друг на друга. Алан чувствовал, что она так же отчаянно пытается контролировать себя, как и он. По настороженным взглядам, по молчанию, которое свидетельствовало о ее неуверенности, было заметно, что она напряжена.
        К тому времени, когда он наконец заколотил последний гвоздь, в его голове созрело твердое решение: между ними необходимо установить определенную дистанцию, пока они не совершили чего-нибудь, о чем потом пожалеют.
        Собрав инструменты, Алан решил эту проблему самым незатейливым способом. Пробормотав слова благодарности, он, даже не взглянув в ее сторону, направился в лес.
        Дженни смотрела ему вслед. В горле стоял ком, а сердце защемило, когда она вспомнила, как бережно и нежно он трогал ее волосы, собирал их в пучок, теребил своими сильными пальцами.
        С самой первой минуты их знакомства она слишком остро, слишком явственно ощущала притяжение к нему. А по некоторым признакам, в том числе и по этому поспешному бегству, она могла сделать вывод, что и он неравнодушен к ней. Неужели? Она стояла, ошеломленная внезапной догадкой. Неужели этот мужчина желает ее как женщину? Желает, но боится обидеть, причинить боль?
        Медленно поднявшись на обновленное крылечко, Дженни вошла в хижину. Она увидела его постель, задвинутую в самый угол, посмотрела на свою кровать, которую он поставил перед очагом, и спросила себя, сколько же потребуется времени, чтобы он пришел к ней… или она к нему.
        Одно Дженни знала наверняка: Утиный остров покинет совсем не та Дженифер Моррис, которая приплыла сюда.
        Подходя к хижине пару часов спустя, Алан был преисполнен новой решимости и прежних сожалений. Только жесткий самоконтроль позволит ему начать очередной день, который, скорее всего, завершится муками плоти. Дженни юна, чиста и невинна, он же не так уж молод, развращен опытом и отягощен прошлым. Он должен держаться от нее подальше.
        Но тут Алан увидел ее, и вся его решимость лопнула, словно большой мыльный пузырь.
        Она сидела на ступеньках и выглядела лет на шестнадцать, не старше. Стройная фигурка купалась в лучах заходящего солнца. Она сидела, подтянув к груди колени и обняв их руками.
        Он не в состоянии ничего ей дать, но зато очень многое хотел бы взять. И снова Алан мысленно поклялся не трогать ее и пальцем, но, увидев нерешительную ее улыбку, усомнился, сможет ли исполнить свой обет.
        - Привет, - мягко сказала она, глядя на него открыто и простодушно, как, наверное, никто и никогда не смотрел. По крайней мере, он не мог припомнить.
        - Привет, - ответил он и заставил себя пройти мимо нее к двери в хижину.
        - Я разогрела суп на случай, если ты голоден.
        - Хорошо, спасибо. - Он вошел и закрыл дверь, стараясь не думать о том, какими глазами она смотрела на него, будто спрашивала… Нет, он не станет об этом думать. Лучше оставить все как есть, пусть считает его невежей, грубияном, кем угодно, лишь бы не увидеть потом в этих доверчивых глазах разочарование и боль, а это неизбежно, если он нарушит данную себе клятву.
        Неужели ты тот самый Алан Маклей, который всегда гордился умением контролировать свои эмоции и держать себя в руках? - думал он, с остервенением хлопая дверцами шкафа в поисках какой-нибудь посудины. Отыскав миску, он налил супа, сел, поставил локти на стол и склонился над миской, как голодный медведь, охраняющий свой последний горшочек с медом. Съев немного, он тяжело вздохнул и отложил ложку.
        Алан посмотрел на дверь. Что это он так нервничает? И из-за кого? Из-за девчонки? Но это же просто смешно.
        Он резко поднялся, подошел к двери и открыл ее.
        - Ты ела, Дженни? - спросил он, опершись рукой о косяк.
        Она не обернулась, только чуть заметно повела головой.
        - Да, недавно.
        Алан поглядел на ее затылок, затем скользнул взглядом по узкой спине, и желваки заходили на скулах. Сделав глубокий вдох, он вышел на крыльцо.
        - Не возражаешь, если я посижу с тобой?
        Дженни взглянула на него через плечо, пытаясь определить, какое у него настроение.
        - Я могу уйти в хижину, если ты хочешь посидеть один.
        Она хотела подняться, но он остановил ее, положив ладонь на плечо.
        - Нет-нет, оставайся. Ты мне не помешаешь. - Однако руку он поспешно убрал, чтобы ее тепло не затянуло его. Он сел на нижнюю ступеньку и вытянул свои уставшие ноги. Прислонившись к перилам, он тоже стал смотреть на залив. Первая вечерняя звезда засветилась в розовых сумерках. Они молча наблюдали, как последний дневной свет медленно растворяется в серовато-синем темнеющем небе. Тишину нарушал лишь равномерный плеск волн. - Ты уже привыкла к этому? Я имею в виду тишину, одиночество, - поинтересовался он, не глядя на нее. - Тебя это не угнетает?
        Он скорее почувствовал, чем услышал, как она слегка пошевелилась.
        - Нисколько. Вы, городские жители, ведь привыкаете к шуму, суете и загазованности. Мне кажется, весь вопрос в том, что считать естественным. Если ты вырос на природе, в тишине и уединении, то оно вам кажется естественным. Лично я так и не смогла привыкнуть к городской жизни. Я все время чувствовала себя не на своем месте.
        Он повернулся, чтобы заглянуть ей в глаза.
        - Тебе, должно быть, было нелегко.
        Дженни не отрывала взгляда от залива.
        - Не то слово. Это было ужасно, но мне некуда было больше идти. Впрочем, теперь, когда прошло время и я смотрю на это со стороны, возможно, все было не так уж и плохо. В конце концов, тетя дала мне кров, кормила меня, одевала. Просто она старалась делать вид, что меня не существует, а я - как можно реже попадаться ей на глаза. Это единственный вопрос, по которому у нас с ней возникло взаимопонимание.
        Как только я закончила школу, я ушла от нее. Поступила в колледж, бралась за любую работу, чтобы оплатить обучение, а когда закончила, получила работу в туристическом агентстве.
        - А что потом?
        Она пожала плечами.
        - А потом я подкопила немного денег и этой весной приехала домой, чтобы выкупить и восстановить пансион.
        Алан заметил, что, когда она произнесла слово «домой», голос ее смягчился и напряжение ушло.
        - Ты очень смелая и решительная, Дженни, и ты умеешь о себе позаботиться, я убедился в этом.
        - После того как едва не угробила себя, а заодно и тебя? - горько усмехнулась она.
        Он улыбнулся. Ему нравился этот вечер, нравилась Дженни, нравился их разговор.
        - Итак, - продолжил он свои расспросы, - ты приехала сюда, убегая от одиночества или в поисках одиночества?
        - Скорее, уединения, - поправила она его. - А приехала я сюда потому, что, на мой взгляд, наступил подходящий момент для начала действий. Арчи регулярно сообщал мне, что происходит с пансионом, и вот весной я решила, что время настало.
        - Непростая у тебя жизнь, девочка, - заметил он.
        - Ты прав. Жизнь все время бросает мне вызов.
        - И что дальше, Дженни?
        Она вздернула подбородок.
        - Не знаю пока, но что-нибудь придумаю. Я справлюсь.
        - Не сомневаюсь, что справишься. - Он улыбнулся. - И да поможет Бог тому, кто вздумает встать у тебя на пути. Ты слишком упряма и непреклонна, девочка, но это даже хорошо, это к твоему же благу, иначе бы тебе не удержаться на плаву. Думаю, у тебя еще есть надежда. Тебе только надо научиться не отвергать помощь, которую предлагают. Говорю это потому, что приготовил для тебя небольшой сюрприз, который, вероятно, поможет тебе почувствовать себя немного лучше. По крайней мере, физически.
        - Сюрприз?
        - Угу. А пока ты теряешься в догадках, что это такое, разрешаю тебе сказать мне
«спасибо». - Он поднялся, обошел крыльцо и скрылся за хижиной, оставив ее в полном недоумении.
        О каком таком сюрпризе он толкует?
        Утром, роясь в сарае в поисках инструментов, Алан обнаружил в углу старую медную ванну. Пока она спала, он вымыл ее и поставил сушиться на солнце.
        - Ой, Алан! - восторженно закричала Дженни, когда он подтащил ванну к крыльцу.
        - Спокойно, малышка, имей терпение. - Когда наконец вода была нагрета, ванна поставлена перед горящим очагом и наполнена горячей водой, Алан позволил ей войти. - Ванна для храброй, решительной и упрямой маленькой леди с непомерно раздутой гордостью, - проговорил он с мягкой улыбкой.
        Глаза Дженни подозрительно заблестели.
        - Спасибо тебе, Алан.
        - Мне нравится, как ты это сказала. - Не обращая внимания на строгий внутренний голос, он погладил ее по непослушным черным кудрям. - Купайся, сколько захочешь. Я уйду.
        Полная яркая луна висела над озером. Алан долго сидел на берегу, рассчитывая время, чтобы не помешать Дженифер.
        Минуты шли за минутами, час за часом, а он все сидел и смотрел на луну. В конце концов он вернулся и тихо вошел в хижину. Дженни спала на кровати, свернувшись калачиком. Она доела его суп, а миску вымыла, но кастрюлька с супом исходила паром на плите, а на столе на салфетке стояла чистая миска и лежала ложка. Давно забытое тепло разлилось в его груди от ее заботливой предусмотрительности.
        Он не чувствовал голода, но все равно сел за стол и поел супа, не отрывая глаз от ее по-детски хрупкого тела, свернувшегося под одеялом. Поев, Алан разделся и забрался в еще теплую воду, которая пахла мылом и Дженни.
        Он мылся не спеша, представляя, как она сидит в ванне, как вода омывает ее грудь, как она проводит намыленными руками по телу так, как он сам мечтал бы сделать это.
        Мысленно отругав себя за глупость, он вылез из ванны. Старый похотливый козел, эта девушка не для тебя. Заруби себе это на носу и держись от нее подальше.
        Но еще никогда в жизни он так не желал женщину, как желал Дженни. Да и никогда он не желал такую, как Дженни. Обычно желание быстро вспыхивало и так же быстро уходило. Он ничего не чувствовал к женщинам, хотел их только ради собственного удовлетворения и не испытывал потом ни малейших угрызений совести.
        Но с Дженифер все было по-другому. Ему хотелось, чтобы с ней у него все было томительно долго. Хотелось доставить удовольствие не только себе, но и ей. Хотелось прочесть удовлетворение и счастье в ее ореховых глазах. В общем, хотелось того, чего быть не могло.
        Он насухо вытерся и, откинув одеяло на своей постели, лег. Подложив руки под голову, он уставился в потолок и попытался расслабиться, но одна назойливая мысль не давала ему покоя: если она сама придет к нему, хватит ли у него сил сказать
«нет»?


        Дженни проснулась неожиданно. Она села в кровати, убрала с лица волосы, пытаясь сообразить, что же ее разбудило.
        Мучительные стоны раздавались из угла, где лежал Алан.
        Дженни соскочила с кровати, опустилась рядом с ним на колени и тихо окликнула его.
        Он не проснулся и продолжал стонать.
        Она пощупала рукой его лоб. Он был горячим и покрытым испариной. И сам он был весь в поту, голова металась по подушке, одеяло сбилось на бедра, руки сжимали матрас с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
        Дженни схватила его здоровой рукой за плечо и потрясла.
        - Алан, - позвала она. - Алан, проснись, слышишь?
        Его серые глаза резко раскрылись. Застывший взгляд дико заметался по темной комнате. Он схватил Дженни за запястье, скатился с кровати и, опрокинув ее на пол, прижал своим телом, крепко удерживая ее руки, распростертые над головой.
        - Ой! - вскрикнула она и попыталась сбросить его с себя, но он был гораздо сильнее и крепко держал ее. - Алан, прекрати! Мне больно! Пожалуйста! Это же я, Дженни!
        Он горячо и тяжело дышал ей в лицо, так, что волосы на висках шевелились. Испуг и боль, которыми были пронизаны ее слова, привели его в сознание.
        - Дженни… - Он тяжело перевел дух, продолжая прерывисто дышать. - Дженифер. О боже! Я не покалечил тебя?
        Она покачала головой, и он почувствовал, как гулко бьется ее сердце.
        - Господи, Дженни… - Он медленно отпустил ее запястья. Приподнявшись, он обхватил ее лицо ладонями. Одинокая слезинка выкатилась из уголка ее глаза и скользнула по виску. Он застонал, поймал слезинку пальцем и прижался губами к коже, увлажненной слезами. - Девочка, прости меня.
        - Тебе приснился кошмар.
        Он прижался лбом к ее лбу и закрыл глаза.
        - Да. - Он задержал дыхание. Успокоенный ее близостью, свежим ароматом ее кожи, он ощутил, как постепенно становится ровнее его дыхание и спокойнее пульс. Он напугал ее, наверняка сделал ей больно. Но, подняв голову, он прочел в ее глазах тревогу за него. Он так давно не видел подобной озабоченности в женских глазах, что растерялся. Мысленно благодаря судьбу за то, что привела его в эти края, к этой девушке, он улыбнулся и отвел спутанные локоны с ее лба и висков. - Тебе ведь нравится, когда я за тобой ухаживаю, верно?
        Она улыбнулась и расслабилась.
        - Ты единственный мужчина, которому я могу это позволить, - проговорила она, и в ее голосе послышались какие-то новые, хрипловатые нотки, которых он раньше не слышал.
        Взгляды их встретились. Мягкая улыбка сбежала с ее лица. Она слегка пошевелилась. Ощущение было молниеносным и подобным взрыву. Единственной преградой, разделявшей их, была тонкая рубашка, которую Дженни надела на ночь, да испарина, покрывавшая его тело. Он почувствовал мгновенное возбуждение и застонал.
        - О, Дженни! - Он зарылся в ее прохладную кожу у основания шеи и затерялся в ее бархатистой мягкости. - С тобой так хорошо. - Он поцеловал ее, хотя понимал, что не должен это делать. - Так безумно хорошо, - он притянул ее к себе, - а я так давно не обнимал никого и ничего, кроме плохого сна.
        Маленькие теплые ручки осторожно и неуверенно, как будто сомневаясь, легли ему на плечи. Медленно, словно стараясь запечатлеть в памяти каждый кусочек тела, скользнули по его рукам. Он вздрогнул и дотронулся до соблазнительной ямочки у горла.
        - Прогони меня, Дженни. Отошли обратно в постель, пока у меня еще есть силы уйти от тебя.
        Она повернула голову, подставляя ему шею для поцелуев.
        - Твоя постель вся промокла от пота, - прошептала она. - Ты не можешь туда вернуться. Иди в мою постель.
        На мгновение сердце его остановилось, а потом забилось в ускоренном ритме. Кровь вскипела и запульсировала в чреслах. Он заставил себя заглянуть в ее глаза. Они были широко раскрыты, полны обещания и страсти, но он помнил их невинными, и эта невинность требовала остановиться.
        - Это безумие, Дженни…
        - Ну и пусть.
        Он поцеловал ее в уголок глаза. Густые ресницы мягко коснулись губ.
        - Я не могу обещать тебе никакого будущего. - Он стал покрывать ее лицо поцелуями, словно умоляя: прогони… но не отпускай!
        - Я не прошу тебя о будущем.
        - Проклятье, Дженни! - Он оторвался от ее благоухающей кожи. - Но это неправильно. Я значительно старше тебя, и ты…
        Дрожащими пальцами она прикоснулась к его губам, останавливая.
        - Я достаточно взрослая, чтобы понимать, что это не имеет никакого значения.
        Его глаза вспыхнули.
        - Ты уверена?
        - Да. Ты нужен мне - в этом я абсолютно уверена.
        - Ты уверена сегодня, а что будет завтра?
        Она убрала с его лица влажную прядь волос и разгладила морщинки на лбу.
        - Я не прошу о завтрашнем дне.
        Схватив ее за запястье здоровой руки, он прижал ее к полу над головой.
        - А должна просить! А я должен дать его тебе! Ты стоишь гораздо большего, чем одноразовый, ни к чему не обязывающий секс. А я, кроме этого, ничего не могу тебе дать.
        - Ты дал мне свою честность, а это уже немало.
        Он покачал головой, отчаянно пытаясь поступить правильно и не менее отчаянно желая наплевать на все свои клятвы и запреты.
        - Дженни, девочка моя, - выдохнул он, - ты когда-нибудь…
        - Нет, никогда. Я хочу, чтобы ты был первым.
        Он сглотнул, глядя на нее, и в его глазах она прочла отчаяние. К ней тут же вернулись все ее комплексы и сомнения.
        - Н
        Неужели она могла подумать, что нежеланна ему? Да она, похоже, даже не представляет, насколько соблазнительна и как сильно, до боли, он хочет ее. Хочет обхватить ладонью ее маленькую попку, хочет втянуть в рот ее грудь, хочет ласкать ее везде, довести до умопомрачения, заставить кричать от страсти. Его желание настолько сильно и неукротимо, что он боится напугать ее.
        - Выброси из своей хорошенькой кудрявой головки эти глупые мысли, Дженни. Ты и понятия не имеешь, девочка моя, насколько ты мне желанна, как я хочу тебя.
        - Просто я реалистка. У меня самое обыкновенное, ничем не примечательное лицо и угловатая, мальчишеская фигура. Парни, как правило, не обращают на меня внимания, предпочитают более симпатичных и женственных. Это лицо не заставляет ничье сердце биться быстрее и не учащает дыхания.
        Он прижал ее руку к своей груди, чтобы она послушала, как гулко и часто бьется его сердце.
        - Вот, послушай, - сказал он серьезно. - Если мое сердце забьется еще сильнее, то наверняка выскочит из груди. И все из-за тебя.
        За миг до того, как ее ресницы опустились, он прочел в ее глазах вопрос: почему же ты тогда меня отвергаешь?
        Ее ранимость разбивала ему сердце. Дышать стало тяжело. Злясь, что не в состоянии остановить это безумие, он предпринял последнюю попытку убедить ее отослать его прочь.
        - Ты даже не представляешь, на что идешь, девочка, ведь если я не остановлюсь сейчас, то потом уже не смогу… - Он захватил ее губы в жестком, почти грубом поцелуе, пытаясь показать ей малую толику того, что будет, если он даст себе волю. Он втолкнул язык к ней в рот, стремясь напугать ее, но она не испугалась. Зато сам он испугался той лихорадочной настойчивости, с которой стремился овладеть ею, той податливости, которую встретил с ее стороны.
        Алан отпрянул и заглянул в ее глаза. Они блестели возбуждением и немножко испугом, который ей не удалось до конца скрыть. Ее губы были приоткрыты и уже слегка распухли от его грубого поцелуя.
        - Теперь ты видишь? - Он прижался к ней бедрами, демонстрируя свое возбуждение как последнее предупреждение об опасности. - Теперь понимаешь, что мне от тебя нужно, чернявая?
        Она облизнула губы кончиком языка.
        - Да.
        - Маленькая моя, - простонал он, - сомневаюсь, что ты понимаешь. Ты слишком наивна и доверчива и не можешь представить себе аппетита такого мужчины, как я. Я многое повидал и много испытал. Мне нужно либо все, либо ничего. Если мы вступим на этот путь, то назад уже дороги не будет, а значит, я неизбежно причиню тебе боль, потому что хочу тебя так сильно, что не смогу остановиться. Даже если крыша рухнет нам на голову.
        Она улыбнулась.
        - Крыша не рухнет, а ты не причинишь мне боли, но, даже если и будет боль, я хочу испытать ее сегодня, сейчас, не думая о последствиях. Всю жизнь я только и делала, что пеклась о завтрашнем дне. Хотя бы один раз я желаю сделать то, чего мне хочется, не беспокоясь о том, что будет потом.
        Он склонился к ее лицу.
        - Всю жизнь я брал то, что само шло ко мне в руки. Пусть будет так и на этот раз - и к черту сомнения!
        Дженни обняла его за шею.
        - Да, - прошептала она. - Пусть будет так.


        Вот так он проиграл сражение. Но если это поражение, то оно было сладким.
        Полное доверие, светившееся в ее глазах, разрывало ему сердце. Он дал себе клятву, что скорее умрет, чем сделает ей больно. Он будет продвигаться медленно и осторожно, даже если это убьет его.
        Он нежно поцеловал ее лоб, затем глаза, потом встал и поднял Дженни на руки. Несколько бесконечно долгих мгновений он стоял, любуясь ею, затем отнес и положил на ее кровать. Несмотря на браваду, он чувствовал, что она немного напряжена. Он вытянулся рядом с ней во весь рост и, подперев голову одной рукой, другой нежно провел по ее скуле и подбородку.
        - Мальчик может пройти мимо такого лица, но мужчина - никогда.
        Ее рот приоткрылся. Он легко прикоснулся к нему. Ее губы слегка подрагивали и были прохладными.
        - Ты так восхитительно пахнешь, - пробормотал он, прежде чем прильнуть к ее губам.
        Она чуть приподнялась, потянулась к нему, чтобы продлить удовольствие.
        Алан углубил поцелуй, обводя языком мягкие губы, проникая в бархатные глубины рта.
        - Видимо, все твои приятели были или слепыми, или идиотами, или то и другое вместе.
        Пришла ее очередь улыбнуться.
        - Спасибо, что пытаешься меня приободрить, Алан.
        - Ты такая сладкая, малышка Дженни. - Он снова стал целовать ее, на этот раз более настойчиво, до тех пор пока дыхание у обоих не стало частым и прерывистым.
        Потом он нежно и благоговейно ласкал ее тело, касаясь губами и руками, кончиком языка. Ее кожа была как влажный шелк. Тело его отчаянно сопротивлялось рассудку, которым Алан обуздывал себя. Еще никогда в жизни он не испытывал такого жгучего нестерпимого желания овладеть женщиной, но она была девственницей и заслуживала медленного, нежного покорения.
        Она отнюдь не облегчала его задачу, ибо в своей невинной несдержанности притягивала его все ближе, используя в качестве приема магическое воздействие рта. Она пробовала его на вкус, лизала, покусывала, исследовала до тех пор, пока не почувствовала, как огонь первобытной страсти вспыхнул и стал разгораться где-то глубоко внутри живота.
        Руки Алана двинулись от маленькой упругой груди через плоский живот вниз. Его губы следовали по пути, проложенному руками.
        Когда его язык описал круг у ее пупка, а потом проник внутрь крошечного углубления, она изогнулась навстречу ему и обхватила его голову руками. Он двинулся дальше, скользя рукой по бедру к жестким завиткам между ног.
        Дженни горела в огне, снедаемая безумной страстью. Алан ворковал нежные слова, когда ласкал ее влажную бархатистую плоть, страстно, до боли желая погрузиться в нее и отчаянно сдерживаясь. Когда она стала извиваться под его рукой, он понял, что больше не может ждать. Он приподнялся над ней и побудил ее прикоснуться к нему.
        Жар и твердость его плоти поразили ее, а бархатистая гладкость заставила страстно желать почувствовать эту последнюю ласку.
        - Пожалуйста, Алан, пожалуйста! - хрипло крикнула она.
        - Откройся мне. А-а, да, вот так, - выдохнул он, и его большая ладонь обхватила ее маленькую, когда он вводил себя в нее, затем он отвел ее руку в сторону и крепко прижал Дженни к себе, изо всех сил стараясь двигаться медленно. Она была маленькой и тугой, но в то же время влажной и нетерпеливой. Она изогнулась навстречу ему. Он стиснул зубы и замедлил свое равномерное вторжение.
        - Я не хочу причинить тебе боль, Дженни. Лежи тихо.
        Ощущение его горячей плоти внутри нее лишило Дженни всяческого благоразумия. Она дернулась под ним, и тонкая преграда, сдерживавшая его, была навсегда разрушена. Ее ногти вцепились ему в спину, побуждая проникнуть глубже. Невероятное напряжение, возрастающее в ней, ощущалось сильнее, чем любая боль. Дженни крепко обхватила ногами его ягодицы и почувствовала, как он движется внутри нее. Какое блаженство!
        Алан на мгновение приостановился, но Дженни не вскрикнула, не заколебалась, а лишь побуждала его продолжать - как будто он мог теперь остановиться!
        - Дженифер… - пробормотал он, целиком погружаясь в ее горячую плоть.
        Она двигалась в такт его движениям. Их ласки были бесконечны, как плеск воды о берег, а любовь переполняла тела, души и сердца…

7

        Осторожно, чтобы не разбудить Алана, Дженни высвободилась из его объятий. Она уселась на одеяло, подтянула колени к груди, удобно пристроив на них голову, и с каким-то благоговейным восхищением стала любоваться своим возлюбленным.
        Когда Алан занимался утренним туалетом, он был непозволительно красив и сексуален. Сейчас же, когда он спал, от него просто невозможно было отвести глаз. Подбородок, прекрасно очерченный, не был напряжен, выражение лица - спокойное и расслабленное. Она почувствовала, как в ней поднимается неожиданная, переполняющая все ее существо радость. Это благодаря ей он так спокоен и расслаблен.
        Она обвела ласковым взглядом его золотистое от загара тело. Как могла вся эта мощь раствориться в столь глубоком сне? Как могла вся эта сила превратиться в такую бесконечную нежность? Конечно, она не имела опыта в любви, но женским чутьем поняла, что он давно не был близок с женщиной. Тот порыв, который охватил его, говорил сам за себя. Он боялся причинить ей боль, и именно этот страх убедил Дженни в том, что он любит ее. А она уже не сомневалась, что любит его самозабвенно и безгранично. Так глубоко, что с радостью отдалась ему, хотя он предупредил, что не может дать ей никаких обещаний.
        Она предложила ему себя и свою любовь потому, что он был нужен ей, и потому, что она была нужна ему. Но теперь, после того как они занимались любовью, она поняла, что это не просто физическое влечение и слияние тел. Это духовное единение, о котором она даже и мечтать не смела. Этот угрюмый, замкнутый мужчина сумел пробиться через все ее защитные барьеры, которые она считала нерушимыми. Он проник к ней в душу, поселился в сердце и открыл в ней такие чувства, о которых она не мечтала и без которых собиралась прожить всю жизнь.
        Он хотел ее и честно сказал ей об этом, не обещая вечной любви. Желая лишь сегодня и сейчас. Она с охотой приняла эти условия.
        Дженни встала с кровати, натянула на бедра рубашку, которая пахла Аланом, и подошла к очагу. Она подбросила кедровые поленья в тлеющую золу и понаблюдала, как язычки пламени охватывают их. Как грустно, думала она, что все то восхитительное, что только-только начинается между ними, должно очень скоро закончиться. И лишь несколько бесценных, удивительных дней отделяют сказку от реальности.
        Увы, такова жизнь, и она уже давно научилась не ожидать от нее слишком многого. Все, кого она когда-либо любила, покинули ее. Алан не станет исключением. Этот мужчина - чудесный подарок судьбы, дар богов, ниспосланный ей великодушно, но ненадолго. Надо благодарить судьбу за этот подарок и наслаждаться каждым мгновением.
        Много ли, мало ли времени отпущено им, Дженни не знала, но намеревалась провести его так, чтобы смаковать воспоминания всю оставшуюся жизнь. Она не станет задавать вопросов, не будет требовать обещаний. Она постарается дать Алану все, что он хотел бы получить от женщины, и возьмет от него все, что он захочет ей дать. От этого их жизнь обретет больший смысл, а одиночество, ожидающее впереди, можно будет легче вынести.
        Она смахнула со щеки слезу, отказываясь дать волю чувствам, и стала смотреть на огонь, решив не думать о завтрашнем дне.
        Алан проснулся, как после снотворного - так повлияла на него ночь, проведенная с Дженни.
        Так повлияло на него то, что он занимался любовью с Дженни.
        Он сделал глубокий вдох и понял, что именно этим снова хотел бы заниматься. Ему уже до боли не хватало ее тепла. Открыв глаза, он увидел ее, сидящую на краю кровати. Свет от огня, горевшего в камине, обрисовывал ее силуэт, лаская волосы, обрамляя блестящие черные кудри золотистым ореолом. Как зачарованный он наблюдал за ней, пока в его теле не разгорелся огонь, не менее жаркий, чем тот, что горел в очаге.
        Дженни казалась спокойной. Ему захотелось увидеть ее лицо, чтобы понять, о чем она думает, что чувствует, желает ли его вновь, как он желает ее.
        Ох, девочка, что же я сделал с тобой?!
        Ее плечи были слегка опущены. Сквозь тонкую ткань рубашки соблазнительно просвечивали узкие бедра и хорошенькая маленькая попка. Ему хотелось повторить свое обольстительное путешествие по ее прелестному телу вначале руками, потом языком.
        Ему хотелось заниматься с ней любовью до умопомрачения, доставить ей неописуемое наслаждение, чтобы она стала выкрикивать его имя в экстазе.
        Ох, девочка, что же ты сделала со мной?!
        Сначала, когда они только встретились, у него возникло желание заботиться об этой девушке, вслед за которым пришло желание любить ее. Что ж, он и заботился о ней, и любил ее, но потребность в ней не ослабела, она стала лишь острее.
        Вот и сейчас он вновь испытывал жгучее желание, хотел затеряться в сладости ее тела, открытой щедрости ее души.
        До встречи с Дженифер он чувствовал себя одиноким, потерянным, опустошенным человеком, но она изменила все. Она переполнила его своей щедростью, исцелила своим доверием. Он ощущал себя холодным северным ветром, разбуженным теплом приближающейся весенней оттепели. Как будто тень обратилась в плоть. Он хотел сторицей вернуть все, что она ему так щедро дарила.
        На этот раз он станет любить ее медленно и одарит тем же теплом, что и она подарила ему.
        Приподнявшись на локте, он коснулся ее волос.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он.
        - Хорошо, - последовал тихий ответ.
        - Не жалеешь?
        Дженни посмотрела на него через плечо. Встретившись с ним глазами, она покачала головой.
        - Нет.
        Если бы чувство облегчения было еще слаще, он, наверное, просто умер бы.
        Несколько дней назад он видел в ней лишь юную девушку, нуждавшуюся в защите, но сейчас перед ним была женщина, теплая, страстная и желанная, и он ревновал ее к огню, который невзначай ласкал и согревал ее.
        Алан встал на колени и коснулся губами ее волос. Потом положил руки на плечи и привлек к себе.
        Она затрепетала.
        - Я не пугаю тебя? - Широко расставив колени, он сел сзади, ее лопатки прижались к его груди. Волосы как прохладный шелк ласкали его кожу, когда он сомкнул свои бедра вокруг ее бедер и зарылся лицом в изгиб нежной шеи.
        - Нет, - выдохнула она, а Алан отвел волосы в сторону и начал целовать ее.
        Он прильнул губами к чувствительному местечку за ухом и заскользил ладонями по ее рукам.
        - Ты дрожишь, - прошептал он, ловя ее тонкие запястья. - Тебе не холодно?
        - Нет, - пробормотала она, едва дыша. Она прижалась к нему спиной, а пальцы здоровой руки впились ему в бедро.
        Он губами прикусил кожу на шее.
        - Нравится?
        - Да… Ох, Алан, что ты со мной делаешь?!
        Он усмехнулся и почувствовал, как она вздрогнула, напряглась и в один краткий миг вся превратилась в желание.
        - Я соблазняю тебя, чернявая. И на этот раз я буду соблазнять тебя очень медленно. - Стоя на коленях у огня и прижав ее к своей груди, он любил ее так медленно, как обещал, так умело, как учил его опыт, и так бережно, словно она была драгоценным сосудом. Его руки, сильные и уверенные, ласкали ее талию, затем опустились к изгибам бедер. - Ты такая нежная, - шептал он. - Вот здесь, здесь и здесь. - Он снял с нее рубашку через голову. - Я хочу чувствовать тебя всю. - Страстно и в то же время бережно он обхватил ладонями ее маленькие груди. Ее набухшие соски прижимались к его ладоням. - Ты такая чувственная, такая отзывчивая. Повернись ко мне и обними меня за шею, - попросил он.
        Она подчинилась, повернулась к нему лицом и обвила его шею руками. Ее нежная грудь прижалась к его груди. Он чувствовал и слышал, каким прерывистым стало ее дыхание, когда он начал гладить ей плечи и спину.
        - О, Дженни, - вырвалось у него, когда он прижал ее к себе одной рукой, а другую опустил ниже. Легким движением он запустил пальцы в ее вьющиеся волосы и постепенно стал возбуждать, дразня ее, пока она не переполнилась ненасытным, требующим немедленного утоления голодом. Он пробудил желание, поощряя страсть, которая рвалась наружу. Она неистово жаждала познать радость его прикосновения, утопая в безумных обещаниях его хрипловатого шепота: - Тише, девочка, не спеши. Позволь ощущениям захватить тебя целиком.
        - Алан! - вырвалось у нее, когда он наполнил ее женское естество непередаваемым восторгом. Она вся напряглась, прижимаясь к нему, словно он был якорем в бушующем море, ее единственным спасением, что-то невнятно выкрикивала, вознесенная его ласками в заоблачные выси. Тело ее содрогнулось, когда он, чуткий к каждой безмолвной просьбе, любовно довел ее до вершины блаженства.
        - Сладкая, такая сладкая, - шептал он, вдыхая аромат ее кожи, слизывая испарину любви с ее плеч.
        Она вся дрожала, и он прижал ее к себе.
        - Алан, я не представляла… никогда не думала… что это может быть так… прекрасно.
        Он поцелуем стер ее смущение.
        - Это ты прекрасна, любовь моя, и я рад, что именно мне выпало счастье показать тебе, как это может быть.
        - Я… я… кажется, я вела себя слишком… громко, - пробормотала она, пряча лицо у него на груди.
        Он поцеловал ее в волосы, потом наклонился и прижался губами к плечу.
        - Это был голос любви, дорогая моя девочка, и я уже горю нетерпением услышать его вновь. Пожалуйста, ляг рядом со мной. Я хочу посмотреть на тебя.
        Огонь, пылающий в его глазах, в мгновение ока растопил ее смущение. Она откинулась назад и увидела, как его серебристые глаза подернулись дымчатой пеленой. Он подложил ей под голову подушку и помог удобнее устроиться.
        Свет огня освещал его бронзовое возбужденное тело. Он поднес к губам ее руку, легко поцеловал в ладонь, увлажнив прикосновением языка.
        Утихшая было страсть вновь вспыхнула, когда он начал легонько касаться языком ее пальцев и чувствительной кожи между ними.
        Ни на секунду не задумываясь, она открылась его нарастающей и отражающейся в глазах страсти. Никогда еще не чувствовала она себя такой раскованной и такой желанной.
        Глаза его обежали ее тело, и ей передался огонь его желания. Она ощутила, как языки пламени разгораются в груди и спускаются все ниже и ниже. Несмотря на только что испытанное наслаждение, Дженни вновь была полна желания.
        - Ты такая маленькая и такая совершенная. Мне нравится, как ты откликаешься на мои ласки. Ты - чудо. - Склонившись, он поцеловал ее в губы. Потом, приподнявшись на руках, хрипло попросил: - Открой глаза, Дженни, и посмотри на меня. Я хочу видеть твои глаза, когда ласкаю тебя.
        Она встретила его взгляд и была потрясена тем, что увидела в нем. Переполненный силой страсти и смягченный ее податливостью, Алан был открыт и преисполнен доверия. В его глазах светилась любовь.
        Сердце ее радостно подпрыгнуло, но к сладости открытия примешивалась горечь реальности. «Я не могу обещать тебе будущего»,- сказал он прошедшей ночью, и она понимала, что это, увы, правда. Какие бы призраки ни преследовали его, они имеют над ним власть. Она здесь бессильна: Алан несвободен и не останется с ней.
        Затуманенным взором она наблюдала, как его голова склонилась к ней на грудь. Сердце защемило от переполнявших чувств, пока страсть, которой он так щедро делился с ней, не стала походить на боль.
        Она прошептала его имя, когда он прильнул ртом к ее груди. Язык его был смел и ненасытен, губы мягкими, но настойчивыми, а жажда казалось столь неутолимой, что он все пил и не мог напиться из каждого розового бутона ее груди.
        Она обхватила голову любимого руками и тесно прижала к своей груди, показывая каждым вскриком, каждой лаской, насколько нужна ей его страсть.
        Чувственное наслаждение смешалось с нежностью, и уже стало невозможно отделить одно от другого. Дженни потянула его на себя, и, когда он лег, ее тело с готовностью приняло его. Когда же он наконец наполнил ее собой, она закричала от накала страсти и полноты ощущений.
        Он был сама мужественность, сила и страсть. Она - тепло и нежность. Вместе они составляли одно неделимое целое, и это было чудесно.
        - Дженни, девочка моя, как же я буду жить без тебя?!
        Она теснее прижалась к нему.
        - Как же я смогу отпустить тебя?!


        Потом они спали, а проснувшись с мыслью о неизбежности скорого расставания, снова занимались любовью.
        Покров темноты, нарушаемый лишь неясными бликами огня, позволял им полностью отдаться своим чувствам. Погруженные лишь друг в друга, далекие от всего остального мира, они не думали о завтрашнем дне.
        Не стало правил, которые бы сдерживали их, в чем-то ограничивали или вызывали чувство вины. Они целиком и полностью отдавались восторгу узнавания. Каждый из них видел и понимал пустоту, которая царила в их жизни, и они заполняли эту пустоту друг другом.
        Когда Дженифер вновь открыла глаза, заря лишь занималась, а небо было окрашено в пурпурные, розовые и жемчужно-серые тона. Она с любовью посмотрела на Алана, чья голова покоилась у нее на груди, на его широкие бронзовые плечи. Лениво улыбаясь, она стала поигрывать его русыми волосами. Он стал для нее самым близким человеком на свете, ближе, чем кто-либо другой. Ни с единой душой не была Дженни так близка, как с ним. Ей посчастливилось познать с ним радость физической любви, и значение этого она еще не до конца осознала. И она не готова расстаться с ним. Пока не готова.
        - Ты уже проснулась? - пробормотал он сонно, потом уткнулся ей в живот и мягко пощекотал его носом.
        Окутанная его теплом и еще не вполне остывшей страстью, Дженни наслаждалась своей вновь обретенной раскованностью.
        - Да, проснулась, правда не уверена, жива ли я.
        Он усмехнулся, затем положил ладонь ей на грудь, чтобы ощутить ее горячее тепло.
        - Ты жива, - констатировал он, и в его голосе слышалось удовлетворение и самодовольство.
        Она застонала, настолько необычной была его способность возбуждать ее одним прикосновением.
        - Да, действительно жива, - согласилась она, затаив дыхание, когда его язык стал описывать влажные круги вокруг ее пупка. - И мне очень, очень хорошо.
        - Ты уверена?
        - О да, - простонала она, выгибаясь навстречу его языку, - совершенно уверена.
        Вдруг он замер, поднял голову и серьезно, даже с некоторой тревогой поглядел ей в лицо.
        - Тебе правда хорошо, Дженни?
        - Ты еще спрашиваешь. Мне не просто хорошо, а божественно.
        Он улыбнулся с заметным облегчением.
        - Я рад, что сумел доставить тебе удовольствие.
        У Дженни не было опыта в любовных делах, но все же она была женщиной, поэтому интуитивно поняла, что мужчине требуются заверения в том, что он был на высоте.
        Она ласково обхватила ладонью его чуть шершавую щеку и заглянула в серебристые глаза.
        - Прошедшая ночь лучшее, что когда-либо было со мной. Я никогда не испытывала ничего подобного и не представляла, что так может быть. Ты был великолепен. - Она смущенно замолчала.
        - Это ты была великолепна, моя красавица. Ты и понятия не имеешь, какое наслаждение я испытал.
        С приходом дня к ней вернулись застенчивость и неуверенность.
        - Жаль только, что я такая…
        - Какая, Дженни? Великолепная? Восхитительная? Обворожительная?
        - Что я такая неопытная, - выговорила она наконец, презирая себя за нотки вызова, которые прозвучали в ее голосе.
        Он прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, затем открыл их и посмотрел на нее серьезно и внимательно.
        - Мне не нужна твоя опытность, Дженни. Ты нравишься мне такой, какая ты есть, и мне не нужна другая. А опыт - дело наживное. - Он ослепительно улыбнулся. - И мне искренне жаль тех молодых идиотов, которые не сумели разглядеть в тебе то, что сразу увидел я.
        Она робко улыбнулась.
        - И что же ты увидел?
        - Я увидел нераспустившийся бутон прекрасного цветка, окружавший себя колючками в целях самозащиты, который в умелых руках садовника, что не испугается острых шипов, обещал превратиться в восхитительную благоухающую розу. И я захотел стать этим садовником, но ужасно боялся ненароком причинить вред этому хрупкому и ранимому, несмотря на все угрожающие колючки, цветку.
        Восхищенная и польщенная сверх всякой меры, она как завороженная смотрела на него своими большими ореховыми глазами, в которых светилась такая любовь, что ему пришлось зажмуриться, чтобы ненароком не выдать своих чувств. Когда он вновь открыл глаза, в них заметен был мягкий юмор.
        - Впрочем, нет, я был не прав. Я очень рад, что ни один сукин сын не разглядел в тебе прекрасную, страстную женщину и все это досталось мне одному.
        - Значит, один все-таки разглядел.
        - Кто?
        - Сукин сын. - Ее глаза теперь светились лукавством.
        - Ах ты маленькая плутовка с грязным ротиком. Сейчас я тебя накажу! - шутливо пригрозил он и пригвоздил ее к кровати. Эта новая озорная Дженни ему тоже ужасно нравилась.
        - Да? И что же ты сделаешь? Помоешь мне рот с мылом?
        Он усмехнулся.
        - О нет. У меня совсем другие планы. Я намерен перевоспитать тебя, но другим способом.
        - И каким же? - Она провокационно поерзала под ним. - Может, покажешь?
        - Покажу, если замолчишь. - И он прижался к ее губам требовательно, но нежно. Когда шутка переросла в желание, он попытался раздвинуть ее губы языком. - Тебе больно? - спросил он, когда Дженни не впустила его настойчивый язык.
        - По-моему, ты приказал мне держать рот закрытым.
        - Э… я ошибся.
        Она обвила руками его шею и притянула ближе.
        - Нелегко, должно быть, мужчине признавать свои ошибки.
        - Очень нелегко, однако долг женщины - указывать ему на них. Открой свой хорошенький ротик, киска, но не для разговоров. Единственные звуки, которые я хочу слышать в течение ближайшего часа, это стоны любви.


        Значительно позже тем же утром Дженни лежала на кровати, зевая и потягиваясь, пытаясь сбросить остатки сна. Бурные занятия любовью насытили ее, повергнув в состояние ленивой расслабленности, прежде ей не свойственное. Однако предстоящее удовольствие от принятия ванны, заботливо приготовленной Аланом, взбодрило ее.
        Она села и улыбнулась, поглядев в глаза единственному мужчине, который когда-либо желал ей доброго утра.
        - Ты уже оделся, - заметила она с некоторым огорчением, за что удостоилась ослепительной улыбки.
        Алан присел на корточки рядом с кроватью, лаская взглядом ее тело.
        - А ты еще нет, - отозвался он, сожалея, что отблеск страсти в ее глазах не может заглушить его чувство вины за то, что он лишил ее девственности.
        Одеяло соскользнуло вниз, оставив прикрытыми лишь бедра. Черные волосы спутались и в беспорядке обрамляли личико. Один непослушный локон выбился из общей массы и упал на лоб. Слегка припухшие груди вызывающе торчали. Он заставил себя подняться.
        - Если ты собираешься принимать ванну, то поторопись, иначе я с такой скоростью сейчас нырну к тебе под одеяло, что у тебя голова пойдет кругом.
        - Она у меня и так уже кружится.
        Она не кокетничала. Кокетство было не в ее натуре. Но ночью он разбудил в ней женщину и теперь с удовольствием наблюдал, как она наслаждается своим вторым рождением.
        Она встретила его взгляд, в котором читался откровенный призыв.
        - О, женщина, пощади меня! - рассмеялся Алан, снимая ее с кровати. - Я старый, больной человек.
        - Ну да. Еще скажи - немощный, - поддела она его, залезая в ванну.
        - Этого не скажу, скромничать не буду, - подыграл ей он.
        - Да уж, лучше не надо, - усмехнулась она, опускаясь в воду, - тем более кто ж тебе поверит после сегодняшней ночи?
        Ее тон был насмешливым и непринужденным, и он вздохнул с облегчением: значит, она не стыдится того, что произошло. Относится к этому легко. И он не станет смущать ее извинениями или неуклюжими объяснениями. Алан присел рядом с ванной, намылил руки и начал мыть Дженни.
        - У тебя красивая кожа, - сказал он, когда она закрыла глаза, расслабившись под мягкими движениями его рук.
        - Слишком смуглая, - пробормотала она, не открывая глаз.
        - А мне нравится. Она такая золотистая, словно ее поцеловало солнце. - Он улыбнулся и стал намыливать каждую руку по очереди, стараясь не тревожить забинтованную кисть, очарованный тонкой нежностью запястий.
        Он осторожно провел намыленной рукой по бархатистому плечу, задумавшись над теми бесконечными «если», которые еще ночью стали приходить ему в голову. Эти «если» множились, пока он готовил ванну и смотрел, как она спит. Что, если бы все было по-другому? Что, если бы ему было лет на десять - или хотя бы на пять - меньше? Что, если бы ему не надо было возвращаться в Чикаго и он мог бы навсегда остаться здесь, с ней? Что, если бы он не был отягощен комплексом вины?
        Сожалениями и предположениями ничего не изменить. Нельзя ничего поделать с тем, что произошло между ними и что произошло до того, как они встретились.
        Скоро он покинет ее, непременно покинет, но, по крайней мере, он сумел убедить ее, что она прекрасна и желанна.
        Себя Алану в этом не надо было убеждать. После целой ночи любви он опять хотел ее!
        Она слегка пошевелилась, и вода вокруг ее груди заколыхалась, слегка приоткрывая розовато-коричневые соски. Он медленно вытащил руки из воды и покрыл ее грудь мыльной пеной. В тот же миг, когда его пальцы коснулись ее, глаза Дженни открылись, а соски заострились.
        Не в силах удержаться, Алан склонился над ней и поймал языком струйку воды, стекающую в ложбинку между грудями.
        Она так громко застонала, что он поднял голову и взглянул на нее.
        - Хорошо, - проговорил он, - но, думаю, пока достаточно.
        - Хотела бы я сказать то же самое. - Она смутилась своей смелости и нырнула в ванну по самый подбородок.
        Сейчас Дженни выглядела такой маленькой и беззащитной, что снова напомнила ему ребенка.
        - Когда ты потеряла мать? - спросил он.
        Она на мгновение заколебалась, потом глубоко вздохнула и согнула ногу так, что коленка показалась над водой.
        - Мама умерла от рака груди, когда мне было двенадцать лет.
        Алан наблюдал за ней, ища в ее лице следы прежней замкнутости, но их не было.
        - Мама была значительно моложе отца, - продолжила она. - Ей было двадцать шесть, а ему сорок один, когда они поженились. До этого у него просто не хватало времени на поиски жены. Он был женат на «Кедрах». Пансион поглощал все его время и внимание. Но однажды летом сюда приехала мама. Она была художницей из Нью-Йорка и влюбилась в это озеро по фотографиям и статьям в журналах. Она хотела написать несколько картин, но когда приехала… - Дженни чуть заметно улыбнулась, и он закончил за нее:
        - …То влюбилась в твоего отца.
        Она кивнула.
        - Она собиралась провести здесь недели две-три, но осталась навсегда. Очень скоро они поженились, а через год родилась я.
        Они немного помолчали, погруженные каждый в свои мысли.
        - Потом мама заболела. Если бы она обратилась к врачам пораньше, ее еще можно было бы спасти, но она не придала большого значения маленькому уплотнению, образовавшемуся в груди, и папе ничего не говорила, а когда сказала, он немедленно отвез ее в больницу, но было уже поздно. Ничего нельзя было сделать. Через три месяца она умерла. - Дженни сделала глубокий вдох. - Я помню, как отец плакал и говорил мне, что мама больше никогда не придет, но я все никак не могла поверить.
«Девочка моя, - сказал он мне тогда, - боюсь, я не смогу жить без нее».
        Алан тяжело вздохнул.
        - Он очень сильно любил ее.
        - Да, - проговорила она, чертя рукой круги на воде. - Очень. Мамина смерть была тяжелым ударом для него. После этого он так и не оправился.
        - А потом он ушел от тебя. - Алан прикрыл глаза и довольно долго так сидел. Да, Джейк очень любил свою жену и не мог жить без нее, но он не имел права оставлять пятнадцатилетнюю дочь одну справляться со всеми трудностями. Неудивительно, что она такая колючая и бескомпромиссная. Она рано узнала, что значит рассчитывать только на себя.
        Бедная маленькая девочка, думал он, помогая ей вылезти из ванны. Он бережно завернул ее в одеяло, отнес ближе к огню и сел на стул, держа Дженни на руках. Прижавшись губами к ее волосам, он крепко обнимал ее и баюкал, как ребенка.

8

        Озеро Гурон красиво в любое время года. Оно всегда услаждает глаз своим величием и красотой.
        После завтрака Алан помог Дженни одеться, и они вместе вышли из хижины. Природа возвещала о скором приходе осени. Солнце позолотило верхушки деревьев и разлило по поверхности озера жидкое серебро. Аромат сосен и кедров и запах опавшей листвы наполняли бодрящий холодный воздух.
        С озера дул легкий бриз. Он играл с осенней листвой, кружа ее в воздухе, а потом бросал оземь желтые монетки-листья, которые усеивали скалистую тропу, по которой они шли.
        День был окутан той же непостижимой магией, что и прошедшая ночь. Иллюзия продолжалась. Зная, что они вынуждены оставаться на острове до тех пор, пока кто-нибудь не хватится их, Дженни с Аланом решили извлечь как можно больше удовольствия из этого неожиданного уединения. Они не обращали внимания на то, что реальность может вернуться в любой момент, и искали радость в обществе друг друга.
        Решив воспользоваться преимуществами со-лнечной погоды и спокойной воды, они покопались в сарае и отыскали рыболовные снасти. Правда, удилище было довольно старым, но Дженни, как знаток, заявила, что оно вполне пригодно для ловли рыбы. Порывшись еще немного среди всякого хлама, она нашла леску и с жаром стала убеждать Алана наловить к ужину рыбы.
        - Только подумай! - радостно воскликнула она. - Сегодня мы сможем полакомиться жареной рыбой. Это так здорово!
        Ее энтузиазм заразил и Алана, но, когда они уселись на один из камней, выступавший из воды у самого берега, он неохотно признался, что понятия не имеет, как приступить к делу.
        - Я же городской житель, выросший на улицах Чикаго, - оправдывался он. - Может, ты сама все сделаешь?
        Она помахала забинтованной рукой.
        - Тут требуются две руки, парень. К тому же теперь моя очередь играть роль учителя. - Воспоминание о том, чему научил ее Алан этой ночью, заставило ее покраснеть. Яркий румянец разлился под смуглой кожей.
        Заметив это, Алан довольно улыбнулся, прижал ее к себе и крепко поцеловал.
        - Мне нравится, как ты краснеешь. Тебе идет.
        - Не пытайся заговорить мне зубы. - Она рассмеялась и вырвалась из его объятий.
        Он обреченно вздохнул, и Дженни стала терпеливо объяснять, что и в какой последовательности нужно делать.
        Его большие руки, такие ловкие и умелые, почему-то вдруг стали неуклюжими и неуверенными, когда он попытался, следуя ее указаниям, управиться с удочкой.
        - Теперь я понимаю, что означает выражение «руки растут не из того места», - поддразнила она его, когда он неловко попытался закинуть удочку в воду.
        - Мне уже начинает казаться, - проворчал Алан, - что легче самому прыгнуть в воду и схватить рыбину руками, чем закинуть эту чертову удочку.
        Сжалившись над ним, она решила подбодрить его:
        - Для городского парня, никогда не державшего в руках удочки, у тебя в общем-то неплохо получается. Просто тебе не хватает практики. Тут нужна ловкость, а она приходит только с практикой.
        - У меня большая практика в выуживании кошелька из сумки или кармана, а также по свинчиванию колес с оставленных на улице машин. Вот в этих делах я напрактиковался дай бог. Но вот в рыбной ловле, увы, нет.
        - Я с самого начала заподозрила, что у тебя темное прошлое.
        Он рассмеялся.
        - Темнее не бывает. Однако твое маленькое сердечко может не трепетать - в более надежных руках ты еще никогда не была.
        - В этом я тоже не сомневалась, - убежденно сказала она, затем добавила: - Но ты разжег мое любопытство. Чем ты занимаешься в Чикаго?
        Он посерьезнел. В сказку стала проникать реальность.
        - Я военный, сержант по званию. Служу в морской пехоте.
        - Военный, - задумчиво повторила она, - в общем-то я догадалась об этом, когда ты упомянул про Ирак. Ну да, это многое объясняет.
        - Что, например?
        - Например, тот ужасный шрам на ноге и твою хромоту. Ты был ранен, да? А сейчас ты в отпуске по ранению, да? - Ее глаза потемнели от тревоги.
        Он взглянул на нее, понимая, что ей все можно рассказать, но пока не был готов сделать это.
        Должно быть, она почувствовала его колебания, потому что поспешила сменить тему:
        - Значит, начинал ты с воровства кошельков и колес, а потом стал сержантом в лучших, элитных родах войск. Разве такое возможно?
        - В жизни еще и не такое случается, девочка.
        - Ты пошутил, да? Я имею в виду, воровство?
        - Даже и не думал. Я и в самом деле занимался этим, да и кое-чем похуже. Ты видишь перед собой человека, на чье воспитание и образование не было потрачено много денег. В юности я был настоящим хулиганом. В девятнадцать лет меня впервые поймали.
        - И после этого ты исправился?
        - Не совсем. Я отбыл небольшой срок, который получил за мелкое воровство, и сразу же вернулся к прежнему занятию. Тогда мне нравилось то, чем я занимался. В глазах таких же, как я, отщепенцев я выглядел настоящим героем. В той среде другого не знали.
        - А твои родители? Или ты сирота? - поинтересовалась она неуверенно, опасаясь проявить чрезмерное любопытство и причинить ему боль.
        Лицо его помрачнело, затем он пожал плечами.
        - Отца своего я никогда не знал. Мать родила меня в шестнадцать лет. К ее чести, надо сказать, что она никогда не упрекала меня за то, что пожертвовала ради меня своей молодостью, но ее зарплаты прачки едва хватало на скудное пропитание. В конце концов она не выдержала.
        - Она ушла?
        - Нет, покончила с собой. Наглоталась каких-то таблеток. Бог знает, где она их взяла. Однажды я пришел домой, а она лежит на кровати и не дышит. Ее пытались спасти, но было уже поздно. Эй, Дженни… - Алан протянул руку и стер слезинку, выкатившуюся из уголка ее глаза. - Ну-ну, не надо. - Он крепко, но с нежностью прижал ее к своей груди. Никто никогда не плакал о нем. Из-за него - случалось, а вот о нем - никогда. А эта хрупкая телом, но сильная духом девочка, которая стоически выносила все удары судьбы, не роняя слез, сейчас плачет о нем. - Ох, Дженни, не стоит обо мне плакать. В конце концов мне в жизни ужасно повезло.
        Она шмыгнула носом и подняла голову.
        - Правда? А как?
        - Я встретил Сэма Хопкинса, точнее он поймал меня за руку, когда я пытался вытащить кошелек у него из кармана. Он мог бы отвести меня в участок, но вместо этого, узнав, что у меня нет родителей, привел к себе домой и предложил жить у него, только с одним условием - что я пойду служить в морскую пехоту, где и сам он служил в чине капитана. К тому времени он жил один. Жена его давно умерла, а сын погиб - разбился на машине.
        Он очень красочно расписал, что ждет меня, если я не оставлю своего воровского промысла, и сумел убедить, что мне предоставляется прекрасный шанс стать человеком. Я согласился. Вначале служил рядовым, потом Сэм отправил меня на полгода в Нью-Йорк в учебку, из которой я вышел уже сержантом и стал командиром отделения.
        Сэм заменил мне отца, которого у меня никогда не было. Он относился ко мне, как к родному сыну. Если бы он не дал мне шанс выйти в люди, я бы уже давно сгнил в тюрьме.
        - А где он сейчас? Он… жив? - осторожно спросила Дженни.
        Алан улыбнулся.
        - О да, жив и здоров. Он в отставке, купил себе небольшой домик в пригороде Чикаго и ведет кружок по стрельбе в местной школе.
        Она облегченно вздохнула, помолчала немного, потом задала следующий вопрос:
        - Ты служил на Ближнем Востоке, верно? Это там тебя ранили? - Она погладила крепкое бедро, на котором был шрам от недавнего ранения, и подумала еще об одном, старом шраме, который находился в опасной близости от мошонки и с такой готовностью откликался на ее прикосновения.
        Он слегка напрягся, и Дженни поспешно проговорила:
        - Прости, мне не стоило об этом спрашивать.
        Алан был поражен ее чуткостью и уже хотел было сказать, что все в порядке и что он готов рассказать об этом, как тишину нарушило какое-то жужжание и удочка, пристроенная на валуне, дернулась.
        - Ой, Алан, клюет! Скорее вытаскивай, пока рыба не утащила удочку под воду.
        Алан вовремя успел поймать удочку и залюбовался Дженни, которая, вскочив и возбужденно подпрыгивая, сыпала указаниями, как лучше вытащить рыбу, чтобы она не сорвалась. Ее восторг и возбуждение были заразительными. В конце концов общими усилиями рыба оказалась на берегу.
        Это был довольно крупный лещ, и только по счастливой случайности леска не порвалась под его тяжестью.
        - Ой, Алан! - кричала Дженни, прыгая вокруг улова. - Какой ты молодец! Поймать такого леща! Он очень вкусный, уверяю тебя!
        Его прямо-таки распирало от гордости, которую он пытался спрятать за сдержанной улыбкой, удивляясь, почему такая малость, как пойманная на ужин рыба, переполняет его такой радостью.
        - Только ты уж постарайся и не сожги ее, - сказал он, когда они возвращались к хижине.
        - Я? Никогда! - Она рассмеялась и обняла его за шею. - Ты ловишь. Ты чистишь. Ты готовишь. Таков закон леса.
        - Никогда про такой не слышал, - проворчал Алан. - Надеюсь, к тому времени, когда мы придем, ты передумаешь.


        Несколько часов спустя Алан, сытый и довольный, лежал и с мягкой улыбкой смотрел на женщину, которая вытянулась рядом с ним.
        - Поверить не могу, что ты уговорила меня сделать это. Вообще-то тут холодновато.
        - Потерпи немножко, и ты не пожалеешь, - пообещала она. - Представление вот-вот начнется.
        Они лежали под звездным небом, тесно прижавшись друг к другу в спальном мешке.
        После того как они съели жареного леща, Дженни прикинула кое-что и поняла, что предстоящая ночь именно та, которой она ждала все лето. Ей удалось убедить Алана, правда не без труда, что не стоит пропускать волшебное зрелище, которое готовит им эта ночь.
        Обняв крепче, он погладил Дженни по черным кудрям, прижался подбородком к ее голове и почувствовал, как она улыбнулась.
        - Приходилось ли тебе когда-нибудь видеть что-либо подобное? - спросила она чуть погодя, глядя на усыпанное звездами черное небо. - Какая красота!
        Ее шепот при этом никак не нарушал царящей вокруг тишины. Казалось, они стали частью звездной ночи. Глядя в небо, Алан неожиданно для себя заговорил:
        - Я вспоминаю другую, такую же яркую звездную ночь восемь лет тому назад на другом конце света. Наше правительство проводило на Востоке операцию «Буря в пустыне». Я был в составе военного контингента в Ираке. Примерно недели через две пребывания там меня и еще нескольких парней откомандировали сопровождать грузовик с продуктами на дальнюю точку. Где-то на полпути, прямо посреди пустыни, по нашей колонне начали стрелять из противотанковых орудий. Мы не ожидали нападения, потому что вокруг миль на десять не было ничего, кроме песка. Как потом выяснилось, боевики замаскировали орудия под песчаные дюны, накрыв их и присыпав песком. Никаких шансов спастись у нас не было. Нас просто расстреляли в упор. Пятеро наших ребят погибли, а я и еще один солдат были тяжело ранены. Нашли нас только через несколько часов. Жара стояла невыносимая, и у меня начался сепсис. Меня отправили на базу в госпиталь. Врачи думали, что придется ампутировать ногу, но, к счастью, этого не потребовалось. Инфекцию удалось локализовать, правда потом я еще долго валялся по разным госпиталям уже здесь, в Штатах.
        Дженни молчала, и ее молчание было ему приятнее, чем любые слова сочувствия. Рядом с ней ему было хорошо и спокойно и тяжелые воспоминания уже не казались такими ужасными.
        - Тебе еще больно? - спросила она, и столько искреннего сопереживания было в ее голосе, что у него защемило сердце.
        - Нет, боль давно прошла, но…
        - Но?
        - Но инфекция сделала свое черное дело…
        - Что ты имеешь в виду? - не поняла она.
        - Господи, девочка моя, неужели ты не поняла? Мы с тобой столько занимались любовью, а я ни разу не предохранялся. - Его голос звучал безжизненно. - По заключению врачей, я никогда не смогу иметь детей. Неужели ты думаешь, что я позволил бы себе это, зная, что покину тебя, а ты можешь остаться беременной?
        Дженни не знала, что причинило ей больше боли: то, что Алан не может иметь детей, или напоминание о том, что он уйдет от нее. Она не будет задавать вопросов, не будет ни о чем просить. Ведь она с самого начала знала об этом и согласилась жить только сегодняшним днем, не думая о том, что принесет им завтра.
        - Мне очень-очень жаль, - прошептала она и прильнула к его груди. - Жаль, что ты не можешь иметь детей. Ты был бы замечательным отцом.
        Тысячи самых разных чувств охватили его. Ему хотелось вот так прижимать ее к себе всегда, хотелось пить целительный бальзам ее души, который мог залечить его душевные раны. Он вдруг поймал себя на том, что хочет держать на руках их с Дженни ребенка, и от этой мысли ему стало совсем худо. В ушах зазвучал голос Элизы:
        - Я ухожу от тебя, Алан. Я хочу иметь нормальную семью, хочу детей. Извини.
        - Алан, смотри! - Возбужденный шепот Дженни вернул его из прошлого в настоящее. - Начинается!
        Небо цвета индиго прорезала сверкающая белая полоса. За ней еще одна, потом еще и еще. А потом несметное количество огненных шаров с блестящими хвостами рассыпалось по небу. Звезды вспыхивали в ночном небе, словно фейерверк в День независимости. Метеоритный дождь оказался потрясающим, восхитительным зрелищем, как она и обещала.
        - Скажи, тебе когда-нибудь приходилось видеть что-нибудь более прекрасное? - спросила она, завороженная зрелищем.
        Алан перевел взгляд на ее лицо. Блеск вспыхивающих звезд отражался в ее глазах, они светились восторженным восхищением.
        - Нет… пока не встретил тебя.
        А потом они неторопливо и сладостно предавались любви под звездами, и Алана не покидало ощущение, что ничего более прекрасного в его жизни не было и больше не будет. Дни, проведенные с ней, можно будет сосчитать по пальцам, поэтому он решил не терять времени даром.
        По-видимому, Дженифер приняла точно такое же решение.
        На следующее утро, садясь с ним рядом и протягивая чашку кофе, она сказала:
        - Прекрасный день. Давай прогуляемся по острову?
        Он зевнул, приподнялся на локте и посмотрел в ее светящееся энтузиазмом лицо, на котором играла дразнящая, немного вызывающая улыбка. Он запечатлел на ее устах утренний поцелуй.
        Алану нравилось ее веселое, игривое настроение, и он решил ей подыграть:
        - Думаю, я и без прогулки могу все тебе рассказать, чернявая, - проговорил он с ленивой улыбкой. - Справа от тебя - озеро, скалы и сосны с кедрами. Слева - озеро, скалы и березы с осинами. А прямо перед тобой - мужчина, слишком измотанный, чтобы сделать хоть шаг. Единственное, на что он еще способен, - это смотреть на тебя.
        Она выслушала его и лукаво улыбнулась.
        - Очень жаль. Может, есть какое-нибудь средство, способное оживить эти старые кости? - поинтересовалась она, как бы невзначай поигрывая верхней пуговицей своей рубашки.
        - Пощади меня, женщина! - взмолился он, падая на подушку и закатив глаза в притворном испуге. - Еще немного подобных упражнений - и тебе придется кормить меня с ложечки.
        Ее попытка изобразить огорчение вызвала у Алана улыбку. Это была уже не та застенчивая девочка, которая пришла к нему в первый раз. Перед ним сидела настоящая женщина, осознающая свою привлекательность и знающая себе цену.
        - Ну что ж, - преувеличенно громко вздохнула она. - Тогда, может, стоит попробовать возбудить твой интерес по-иному?
        - Я же сказал, что еще немного - и я…
        Она прервала его заразительным смехом.
        - Я имела в виду интригующие тайны этого острова.
        Он недоверчиво взглянул на нее.
        - Тайны? На Утином острове?
        - Именно. Наверняка тебе интересно будет узнать, откуда взялось такое название.
        - Ну, это и дураку понятно: на острове гнездятся утки, в этом нет никакой тайны.
        - Совершенно верно, но это по одной версии, которой придерживаются скучные люди, лишенные фантазии.
        - А есть еще и другая? Интересно какая?
        - Я так и знала, что ты заинтересуешься! - ликующе воскликнула Дженни. - Так вот, слушай. Жил в начале прошлого века в этих местах один авантюрист и разбойник Дастин Клеменс по прозвищу Дак.[Duck - утка (англ.).] Такое прозвище он получил за то, что всегда носил на шляпе украшение из утиных перьев. Говорят, он был убийственно красив и обаятелен и умело этим пользовался: очаровывал доверчивых богатых дамочек, а потом грабил их. Когда денег и драгоценностей накопилось столько, что он стал опасаться за их сохранность, он решил зарыть их где-нибудь. После долгих поисков его выбор пал на этот остров. Вскоре Дак был убит, как гласит легенда, одной из своих обманутых возлюбленных, которая застала его с другой женщиной и пристрелила из ревности. Точно неизвестно, спрятал ли он золотишко на этом острове, но с тех пор, вот уже около ста лет, время от времени здесь появляются люди, слышавшие эту легенду, в надежде отыскать клад. Насколько мне известно, до сих пор это еще никому не удалось. Хочешь попытать счастья?


        - Ты полагаешь, нам повезет больше, чем остальным?
        - Мы могли бы попробовать. - Она улыбнулась, и в ее глазах заплясали чертики. - Если, конечно, у тебя нет других, более интересных предложений.
        - Предложения, может, и есть, но я…
        - Да-да, помню. Ты жалкая, ни на что не годная развалина.
        Одним молниеносным движением он опрокинул ее на кровать и прижал к матрасу, потом припал к ее губам в горячем, страстном поцелуе, от которого у нее захватило дух.
        Когда он поднял голову, в ее широко раскрытых глазах плескалась смесь восхищения и возбуждения.
        - Беру свои слова обратно, - лукаво улыбнулась она.
        - То-то же. - Он поднялся, натянул джинсы и рубашку и снял с гвоздя куртку.
        - Ну так где там ваш знаменитый Дак спрятал свой чертов клад?
        Никакого клада они, естественно, не нашли. Алан начал добродушно ворчать, утверждая, будто он с самого начала подозревал, что она все придумала про сокровища. Тогда Дженни вынуждена была признаться, что действительно немного присочинила, но только в том, что касается места. Никто не знает, на каком из многочисленных островов озера был спрятан клад и существовал ли он вообще, но в том, что касается Дастина Клеменса и его авантюр, она рассказала истинную правду. А остров называется Утиным еще и потому, что с высоты птичьего полета по форме напоминает спящую утку, спрятавшую голову под крыло. А потом она бросилась бежать, и Алан, слегка прихрамывая, погнался за ней. Клад они не нашли, зато нашли уютную, залитую сентябрьским солнцем полянку. Укрытая от ветра зарослями кедров и сосен, поросшая травой и мхом, их постель была теплой и мягкой.
        Они медленно, долго и страстно предавались на ней любви. И только орел, парящий высоко в небе, был единственным свидетелем слияния их тел, душ и сердец.

9

        Дженни лежала на широкой вздымавшейся груди Алана и слушала, как гулко бьется его сердце. Он лениво теребил руками ее волосы, а она, утомленная любовными играми, расслабленно улыбалась и довольно жмурилась, словно сытая кошка.
        Солнышко пригревало ее голую спину. Легкий ветерок дружески ласкал ее. Так приятно было ощущать мужскую силу Алана. Ее мысли унеслись куда-то, и вдруг, совершенно неожиданно для себя, она спросила:
        - Ты когда-нибудь был женат?
        Вопрос удивил его. Он ворвался в настоящее, словно резкий гудок приближающегося поезда, и нарушил их спокойное уединение.
        Он глубже запустил руки ей в волосы и крепче прижал ее к себе, словно боялся, что она куда-нибудь исчезнет. Последовала неловкая пауза, потом он произнес:
        - Ты уверена, что хочешь это знать?
        - Только если ты сам захочешь рассказать.
        Она почувствовала, как вначале напряглись, а потом расслабились мышцы его груди.
        - Да, я был женат. - Он помолчал, но Дженни терпеливо ждала, и Алан продолжил: - Мы познакомились с Элизой в одном кафе в Чикаго, куда я зашел перекусить. Народу в кафе было много, было время ланча, но возле меня оказался свободный стул. Подошла девушка и спросила, можно ли сесть за мой столик. Так мы и познакомились, через месяц обручились, а еще через полгода поженились. Это было за три месяца до моей командировки на Ближний Восток, где меня ранили. Элиза преданно ухаживала за мной, но потом…
        Он сглотнул и опять замолчал. Было заметно, что ему не слишком приятно об этом вспоминать.
        - Дело в том, - продолжил он, - что Элиза очень хотела иметь детей. Она сразу сказала мне об этом, еще до того, как мы поженились, хотела знать, не стану ли я возражать. Я, естественно, не возражал, мне тоже хотелось детей. Но после ранения, когда выяснилось, что я стал бесплоден, она… В общем, она ушла от меня. Нет-нет, не сразу, - предваряя ее вопрос, поспешил добавить он. - Поначалу мы еще надеялись, что врачи ошиблись, но через год надежда угасла, а еще через пару месяцев Элиза попросила меня отпустить ее, потому что не мыслила себе семьи без детей.
        - А ты? - робко поинтересовалась Дженни.
        - А что я? Конечно, я отпустил ее.
        - И ты не знаешь, где она теперь?
        - Почему не знаю? Знаю. Она периодически звонит Сэму, поздравляет его с праздниками. Вскоре после развода со мной она вышла замуж за служащего риелторской конторы и, насколько мне известно, вполне счастлива. У них двое детей.
        Сердце Дженни сжалось от боли и ревности, к глазам подступили слезы.
        - Ты все еще любишь ее, да?
        Видно, почувствовав боль в ее голосе, Алан попросил:
        - Посмотри на меня, малышка. - А когда она отказалась сделать это, приподнял ее голову за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. - Нет, Дженни, девочка моя, я больше не люблю ее. Все давно прошло. Ты мне веришь?
        Она утвердительно мотнула головой, не доверяя своему голосу, который вдруг куда-то пропал.
        Он сделал глубокий вдох.
        - То, что было у меня с Элизой, произошло почти семь лет назад. Больше это уже не имеет никакого значения. Я уже давно не тот человек, которым был тогда. Черт, я даже не тот человек, которым был три месяца назад! Говоря по правде, я не хочу быть прежним… да и не смогу.
        Дженни приподнялась на локте и заглянула ему в лицо. В ее больших ореховых глазах он прочел безграничную любовь, и в груди у него что-то сжалось и защемило.
        - Я не знаю, каким ты был, - сказала она, - но я знаю, какой ты есть.
        Он покачал головой. Внезапно то презрение, то отвращение к себе, которое так долго таилось глубоко внутри, прорвалось наружу. Оно прорвалось неожиданно, вместе со злостью на себя - за то, что так разоткровенничался, так много рассказал ей о себе, на нее - за то, что она так безоговорочно верит ему. Он не заслужил такого доверия и не стоит его.
        - Нет! - отрезал он, решительно хватая ее за плечи и отстраняя от себя. - Ты ничего обо мне не знаешь! Ничего!
        - Ну так расскажи мне. - В ее глазах он прочел вызов, который не готов был принять. - Расскажи то, чего я, по-твоему, еще не знаю.
        Он отстранился, поднялся и натянул джинсы. Она тоже встала, молча оделась, ожидая, когда пройдет его гнев. Не говоря ни слова, он застегнул ее джинсы. Молчание становилось тяжелым и мучительным - оно не вязалось с его нежной заботой. Он опустился на колени и завязал ей шнурки на кроссовках.
        Они продолжали молчать, шагая по лесу к хижине. Ветер шелестел в макушках деревьев, и это походило на музыку. С этой музыкой Дженни выросла. Еще совсем недавно она была чужой Алану, но теперь тоже стала частью его жизни, его сознания. Мелодия ветра заставила его забыть о недавнем гневе и вернула к действительности. Дженни любит его. Уверенность в ее любви наполнила Алана радостью, восторгом… и чувством вины. Если он еще способен на благородный поступок, то непременно должен убедить Дженни в том, что он ее недостоин. Она щедрая, открытая, страстная женщина. Ей нужен здоровый и телом и душой мужчина, который разделит с ней эту страсть и подарит ей детей.
        Он наклонился и поднял с земли кусок бересты. Всю оставшуюся дорогу Алан отрывал один тонкий слой коры за другим. За последние несколько дней он раскрыл перед Дженифер многие стороны своей жизни. Что ж, пора рассказать еще кое-что. Пусть знает, какой он есть на самом деле.
        - Вместе со мной служил Слейд Вернер, мы прослужили с ним бок о бок десять лет. Слейд был отличным парнем, крепким и надежным, из тех, с кем можно пойти в разведку в прямом и переносном смысле. Мы с ним были прекрасной слаженной командой и в трудную минуту не раз выручали друг друга. Во время нашей последней командировки его убили. Он погиб из-за меня. Я был рядом и ничего не сделал, чтобы спасти его. У него остались жена и восьмилетняя дочь. Миссис Вернер стала вдовой, а девочка лишилась отца. И все это по моей вине. Вот что ты должна знать обо мне, Дженифер. Я уже говорил, что я не тот человек, на которого можно положиться, и теперь ты понимаешь почему.
        Некоторое время она молчала, обдумывая услышанное, потом заговорила:
        - Конечно, мне трудно судить о том, чего я не знаю и чего сама не испытала, но, насколько я успела узнать тебя, Алан, гибель твоего сослуживца не может быть твоей виной. Если ты не смог ничего сделать, чтобы спасти его, значит, сделать ничего было нельзя. Война есть война. - Потом ее вдруг осенило. - Так вот почему ты приехал сюда. Тебе нужно было время, чтобы примириться с тем, что произошло, и со своим чувством вины. Но это же глупо, Алан!
        Он нахмурился.
        - О чем ты говоришь?
        - О том, что мне совершенно очевидно: ты не виноват.
        - Я виноват, Дженни! - Он со злостью рубанул ладонью по воздуху.
        - Я уверена, что ты виноват настолько, насколько сам убедил себя в этом. Ты терзаешься, изводишь себя, но этим друга все равно не вернуть. Ты должен трезво оценить то, что произошло, а не топить себя в чувстве вины, как пьяница в бутылке виски.
        - А ты можешь оценить трезво то, что произошло с твоим отцом и с тобой? Ты можешь простить отца за то, что он бросил тебя? Можешь простить себя за то, что он ушел? Можно что угодно говорить, Дженни, но себя не обмануть. Ты до сих пор, как и десять лет назад, винишь себя за то, что он ушел. Тебе кажется, что если бы ты была лучше, если бы любила отца больше, он бы не ушел, я прав? - В ее глазах он прочел печаль, потому что затронул ее больное место, но это не остановило его. Он хотел, чтобы она поняла. - Тебя тоже гложет чувство вины, но между нами есть существенное различие: ты не права, возлагая на себя вину за уход отца, в моем же случае моя вина очевидна.
        - Для кого?
        - Для меня.
        - Я, конечно, не знаю, как там все было, но уверена в одном: на месте Слейда мог оказаться и ты, Алан. Это ведь тогда ты получил ранение в бедро, из-за которого теперь хромаешь? Значит, ты тоже мог погибнуть.
        - Мог, но не погиб. А Слейд был убит из-за моей медлительности.
        Она положила руку ему на плечо и попросила:
        - Расскажи, как все было.
        Он схватил ее за руку.
        - Ну что ж, слушай. В штаб поступили сведения, что в одной из ремесленных лавчонок Старого города боевики прячут целый арсенал. Моему отделению было поручено прочесать одну из улиц. Когда мы со Слейдом зашли в одну лавочку, из-за прилавка к нам вышел парнишка лет четырнадцати. Мы стали спрашивать, есть ли в лавке кто-нибудь из взрослых. Мальчишка замотал головой и ткнул пальцем куда-то за наши спины. Слейд стал оборачиваться, а я увидел, как парнишка вытаскивает из-за спины короткоствольный автомат и направляет его на Слейда. Я мог бы опередить его, но на долю секунды замешкался, потому что все-таки это был подросток! А этот подросток хладнокровно застрелил Слейда и успел прострелить мне ногу, прежде чем я все-таки убил его. Но мое промедление стоило Слейду жизни.
        Глаза его с жаром впились в ее лицо, задавая десятки безмолвных вопросов и каясь в тысяче грехов. Она молчала.
        - Как же мне оправдать свою непростительную на войне медлительность? Как забыть всю эту историю и сказать себе, что я ни в чем не виноват? Как мне жить с таким тяжким грузом, зная, что из-за меня погиб замечательный парень, его жена осталась без мужа, а дочка без отца? И знаешь, что еще? Я еще и трус, потому что до сих пор так и не сходил к жене Слейда, не смог заставить себя посмотреть в глаза ей и его дочери.
        Она схватила его за плечи и попыталась встряхнуть, но это оказалось нелегко, потому что он был значительно сильнее ее.
        - Как же ты не понимаешь, Алан? Ведь это чистая случайность, что мальчишка выстрелил вначале в Слейда. Он мог выстрелить вначале в тебя, и тогда на месте Слейда мог оказаться ты. Или он мог убить вас обоих. Кто бы тогда был виноват?
        - Лучше бы он убил меня. По крайней мере, по мне некому было бы убиваться.
        - Нет, Алан, не говори так, прошу тебя. - Если бы его убили, в ее жизни не было бы этих прекрасных дней, этого восторга, этой любви. Она никогда не узнала бы, что такое счастье.
        - Знаешь, - сказал он чуть погодя, немного успокоившись. - Ты верно догадалась еще в первый день, что я от чего-то убегаю. Я убегаю от самого себя, от своей вины, но это невозможно. Чувство вины живет во мне самом, а от себя не убежишь, как бы далеко ты ни уехал. Я и сейчас все еще бегу. Я страшно боюсь возвращаться в Чикаго.
        - Но ты все равно вернешься, - печально сказала она.
        Он отвел глаза и посмотрел на небо, как будто надеялся найти там решение своих проблем.
        - Да, я вернусь. Я должен вернуться, потому что какой бы паршивой ни была моя жизнь, она пока еще не принадлежит мне. Я должен научиться жить с этим чувством вины и не обременять никого своими проблемами. Я должен сам с ними справиться - может, тогда я наконец обрету покой.
        - И где же ты надеешься обрести покой, Алан? - тихо спросила она. - В пелене собственной вины, которой ты себя окутал? Неужели ты думаешь, что твоя угрюмая замкнутость кому-то поможет или вернет к жизни Слейда? Или ты настолько самонадеян, что считаешь себя обязанным нести ответственность за жизни других людей, но только не за свою собственную? - Она перевела дух. - Когда человек поступает на службу в армию, он прекрасно знает, на что он идет. И жена Слейда знала, когда выходила замуж за военного, что его в любой момент могут убить, разве не так? Они сами сделали свой выбор, и тебе не в чем себя винить. Ты не трус, не предатель. Ты сильный, смелый и честный человек.
        Он резко повернулся к ней, и его серые глаза потемнели, как небо перед бурей. В них смешались вся боль и ярость, которые он носил в себе все это время.
        - Сильный?! Честный?! - зло прокричал Алан. Он хотел убедить ее, что из-за него не стоит терять сон, хотел убедить себя, что должен покинуть ее, хотя от одной лишь мысли об этом у него холодело все внутри. - Ты обманываешь себя, девочка, если видишь во мне эти качества. Думаешь, я не знал, что делаю с тобой, или не понимал, что тебе будет больно, когда я уйду от тебя?
        - Ну нет. - Она решительно тряхнула головой. - Я не позволю тебе причислить и меня к списку твоих промахов и неудач. Я к ним не отношусь.
        - Но ведь я собираюсь покинуть тебя, ты это понимаешь?
        - Прекрасно понимаю. - Она гордо вздернула подбородок. - И разве я просила тебя остаться? - Она обняла себя за плечи и зашагала прочь. - Знаешь, в чем твоя проблема, Маклей? - бросила она через плечо, затем остановилась и повернулась к нему. - Ты нисколько не отличаешься от других мужчин в этом созданном мужчинами мире. Ты никогда не согласишься с тем, что не в состоянии нести на своих плечах, какими бы широкими они ни были, ответственность за все и вся. Ты не отвечаешь за то, что в мире существует зло, что люди убивают друг друга, за то, что некоторых детей с самого рождения учат ненависти и вкладывают им в руки оружие. Ты не можешь переделать этот мир. Это не в твоей власти.
        Она расправила плечи и, помолчав, продолжила:
        - Не стоит делать культ из своих грехов, неудач и слабостей. Тебе не приходит в голову, что и у всех остальных они тоже есть? Мои демоны, возможно, не так велики и ужасны, как твои, но они тоже имеются. Не один ты прячешься и убегаешь от того, что тебя гнетет. Хочешь знать правду, почему я решила приехать сюда и восстановить пансион? - спросила она, сердитым жестом откидывая волосы с лица. - Я подумала, что, если здесь станет все как прежде, возможно, мой отец полюбит меня и вернется домой.
        Вот видишь, - продолжала она, не обращая внимания на его удивление, - не ты один слаб. И ты не несешь за меня никакой ответственности. Я сама отвечаю за себя. Я прекрасно знала, на что иду, когда… пришла к тебе. И тебе не стоит забывать об этом. Я сама пришла к тебе, по своему выбору и желанию, а не по твоему. Это было мое решение, и я ни о чем не жалею и тебе не позволю. Если бы я сама не хотела этого, ничего бы не случилось, ясно? И если я хотела, чтоб ты остался, я бы попросила тебя об этом.
        Поэтому ты можешь спокойно уходить, не отягощая своей и без того перегруженной совести новым ощущением вины. Я рада, что все случилось именно так, как случилось, и, будь у меня возможность повернуть время вспять, повторила бы каждый день, каждый час, каждый миг. Единственное, в чем я могу тебя обвинить, так это в том, что ты принизил то, что было между нами, смешав со своим комплексом вины. - Ее глаза жгли слезы. Она прогнала их и встретила его взгляд с высоко поднятой головой. - Но я уже большая девочка и со всем справлюсь. Я не раз тебе говорила, что в состоянии сама о себе позаботиться.
        Она резко развернулась и пошла дальше, оставив его стоять и в растерянности смотреть ей вслед.


        Дженни ушла в хижину, но Алан не пошел за ней. Он схватил топор и стал колоть дрова.
        Целый час он остервенело размахивал топором, пока боль в мышцах не стала нестерпимой, заглушая боль в сердце.
        Он сложил последнее расколотое бревно в поленницу, снял рубашку и вытер пот с лица и шеи.
        Ей нужен молодой человек, который мог бы разделить ее взгляды на жизнь, а не сорокалетний, разуверившийся в себе циник, способный нести лишь бремя собственных ошибок. Ей нужен полноценный мужчина, который может подарить ей детей, а не бесплодный старик, упивающийся чувством собственной вины, которая поглотит и ее.
        Проклиная все на свете, он с размаху вонзил топор в полено. Ее страстная речь не обманула его. Она согласилась с тем, что он уходит, чтобы увеличить дистанцию между ними и облегчить ему задачу. Чтобы он не чувствовал себя виноватым в том, что покидает ее. Она сделала это так решительно, как он сейчас вонзил топор в деревяшку. Поэтому лучшим для него решением будет с этого момента держаться от нее подальше, чтобы не множить обоюдной боли неизбежного расставания.
        Тени становились все длиннее и в конце концов слились с темнотой, когда он подошел в хижине. В окошке светился неяркий свет. Алан смотрел на него, казалось, целую вечность. Наконец он набросил рубаху, не застегивая, взял охапку дров, не обращая внимания на острые зазубрины, которые царапали кожу.
        Потом он медленно взошел по ступенькам, с каждым шагом проникаясь решимостью устоять перед желанием заключить ее в объятия и любить медленно и самозабвенно, до тех пор пока ничто на свете не будет иметь значение, кроме них двоих.
        Открыв дверь, он сразу почувствовал тепло от разведенного в очаге огня.
        - Иди сюда, - позвала она. - Здесь тепло.
        Алан застыл на месте, потрясенный не вспыхнувшим в один миг в груди желанием - нет, это его не удивило, - а ее способностью щедро отдавать, ничего не требуя взамен.
        Дженни стояла возле камина, прелестная и чарующая, в одной фланелевой рубашке, накинутой на только что вымытое тело.
        Неимоверным усилием воли Алан отвел глаза, прошел через комнату и бросил дрова рядом с очагом. Поняв, что в очередной раз проиграл, он повернулся к ней. Она подняла руку и отбросила упавшие на лицо волосы. От этого движения ее незастегнутая рубашка распахнулась. Он стиснул зубы и не отрываясь смотрел жадным взглядом на нежную манящую плоть.
        Открытая и искренняя, Дженни не умела притворяться и недвусмысленно давала понять, чему хочет посвятить оставшееся в их распоряжении время.
        - Далеко не каждому выпадает такое счастье, как нам, - сказала она. - Но мы с самого начала знали, что рано или поздно ему наступит конец. Так давай же не будем тратить драгоценное время на сожаления и взаимные упреки. - Она шагнула ему навстречу и протянула руки. - Иди ко мне и люби меня, Алан.
        Как за такой короткий срок два человека сумели стать настолько близкими друг другу и в то же время создать столько непреодолимых преград, для Алана оставалось загадкой. Она восхищалась им, не признавая ни его вины, ни его сожалений. А теперь она предлагала ему свою любовь. Любовь-дар. Любовь-благословение.
        - Разве я когда-нибудь мог сказать тебе «нет»?
        Она с радостью позволила ему обнять себя.
        - Как жаль, что я хотя бы раз не могу предстать перед тобой не в старой рубашке, а в атласе или шелке, - прошептала она, пробегая пальцами по царапинам, оставленным поленьями.
        Он прижал ее к себе с таким отчаянием, с каким умирающий цепляется за остатки жизни. Погладив волосы, он обхватил ее голову руками и прижался щекой к ее щеке.
        - Ты сама как атлас, - пробормотал он, вдыхая аромат ее кожи и волос. Дрожащими пальцами он стащил с ее плеч рубашку. Она стояла перед ним, прекрасная в своей наготе. Алан опустился на колени и прижался губами к ее животу, лаская языком нежную кожу. Он словно пытался навсегда запомнить изгиб ее бедер, легкий трепет груди, упругость сосков. - И как шелк… - Он подхватил ее на руки и, нашептывая нежные слова, положил на расстеленную у очага постель. - Даже если ты будешь в рваном рубище, ты не станешь для меня менее прекрасной и желанной, - прошептал он, припадая губами к жаждущей его прикосновений вздрагивающей плоти.
        До этой ночи их любовь омрачалась его виной, отчаянием, сожалением о неизбежном расставании. Теперь он знал, что любит ее и поэтому должен покинуть, чтобы дать ей возможность связать свою жизнь с более молодым и достойным человеком и построить свое счастье. Осознание этого делало предстоящее расставание менее болезненным для него.
        Он не в состоянии подарить ей вечность, зато может подарить ночь, полную любви и страсти. То, что нельзя выразить словами, можно передать прикосновениями, ласками, поцелуями. То, что нельзя загладить извинениями, можно смягчить нежностью губ. Его любовь была нежной и в то же время страстной. Если раньше они все же что-то утаивали друг от друга, то теперь между ними не осталось никаких тайн, никаких преград.
        Лицо Дженни пылало от только что пережитого наслаждения, на глазах блестели слезы в тот миг, как она склонилась над ним, и он застонал, когда ее губы и маленькие волнующие груди унесли его в волшебную, заоблачную высь.


        На следующее утро, когда Дженни склонилась к нему с чашкой кофе в руках, от нее исходил его запах, смешанный с тонким ароматом ее тела. Волосы были спутаны и растрепаны. И все равно ему казалось, что нет на свете женщины красивее, и он не мог оторвать от нее глаз.
        - Иди, посидим вместе, девочка. - Он взял ее за руку и подвел к креслу-качалке перед очагом.
        Она устроилась у него на коленях.
        Кресло слегка поскрипывало, они смотрели на огонь и думали каждый о своем.
        - Как-то ты спрашивал меня, как я привыкла к одиночеству, - проговорила она, легонько касаясь губами его груди. - Я думаю, человеку, всю жизнь прожившему в городе, это довольно сложно понять. Я привыкла к длинным зимам, когда на улице холодно и морозно, а снегу столько, что можно неделями не иметь возможности выйти наружу. Единственный способ общения - это телефон.
        - Для горожанина, - сказал он, - понятие одиночества не столько географическое, сколько душевное. После первого ранения и ухода Элизы я едва не сломался, даже одно время начал пить, но вовремя одумался, в основном благодаря Сэму и Слейду, которые совместными усилиями быстро привели меня в чувство. Но я намеренно отгородился мыслями от всего, что стало для меня недоступным: семейный очаг, жена, дети. Словно какая-то часть меня умерла. - Он помолчал, а потом продолжил: - А после гибели Слейда я чувствовал себя так, будто от меня осталась одна пустая оболочка - тело без души. Но потом я встретил одну хорошенькую, гордую, самостоятельную, искреннюю и отзывчивую маленькую леди, которая научила меня вновь радоваться жизни.
        Она прижалась щекой к его груди.
        - Я рада, что сумела помочь.
        Он погладил ее по спутанным волосам.
        - Ты бы и отцу сумела помочь, если б захотела. Ты нужна ему, Дженни.
        Он почувствовал, как она на секунду застыла в его руках, затем снова расслабилась.
        - Он знает, где меня найти.
        Алан вздохнул.
        - Ты стала бы заботиться о нем, а он - о тебе. И мне было бы гораздо легче оставить тебя, если б я знал, что о тебе есть кому позаботиться.
        - Я не нуждаюсь ни в чьей заботе, ты же это знаешь, Алан.
        - Напомни мне об этом, когда я в следующий раз буду завязывать тебе шнурки. - Он почувствовал, как она улыбнулась. - Что ты станешь делать, если потеряешь пансион?
        Она помолчала, потом пожала плечами.
        - Не знаю, я пока еще не думала об этом. У меня была неплохая работа в туристическом агентстве. Когда я уходила, они сказали, что для меня всегда найдется место. Не знаю - возможно, вернусь туда. - Она грустно улыбнулась. - А может, возьму ружье, явлюсь на аукцион и под страхом смерти заставлю всех претендентов на «Кедры» отказаться от своих притязаний.
        Дженни придвинулась ближе, наслаждаясь, быть может, последними минутами близости с Аланом. Озеро последнее время стало совсем спокойным. Еще немного - и кто-нибудь, скорее всего Арчи, приедет за ними.
        Я не буду рыдать, цепляясь за Алана, пообещала себе Дженни. Когда придет время, отпущу его с миром, дам возможность жить без угрызений совести.
        Да, Алан любит меня. Я знаю это твердо. Когда его не будет рядом, эта уверенность поможет мне преодолеть боль одиночества, решила Дженни.
        Быстро-быстро заморгав, чтобы прогнать непрошеные слезы, она хотела было задать Алану очередной вопрос, когда услышала приближавшийся шум моторной лодки.
        Дженни подняла голову, и их взгляды встретились. Глаза сказали все. Ощущение опустошающей, безвозвратной потери на какой-то миг парализовало их. Сказка кончилась. Реальная жизнь продолжается.

10

        Прошло три месяца. Оглядываясь назад, Дженни часто думала о том, что за те несколько дней, которые они с Аланом провели на Утином острове, она прожила целую жизнь. Сейчас ей казалось, что это было давным-давно. От тех дней остались лишь воспоминания. Она бережно хранила в памяти каждый день, каждый час. Сердце ее болезненно замирало при воспоминании о том, как Алан любил ее.
        Он ушел, но воспоминания были не единственным, что он оставил ей.
        С тех пор на нее навалилось множество разных важных дел, времени скучать почти не оставалось. Нужно было многое сделать, чтобы пережить предстоящую зиму, но Дженни не жаловалась. Главное, что ей удалось сохранить пансион. Как и почему случилось это чудо, она до сих пор не могла понять. В день аукциона она уже была готова расстаться со своими мечтами, но угроза, как ни странно, миновала. С аукциона она возвращалась ликующая, и единственное, что омрачало ее радость, это то, что рядом не было Алана, который мог бы порадоваться за нее и вместе с ней.
        Но его рядом не было. И не будет.
        В тот же день, когда на моторке за ними приплыл Арчи с изнывающим от одиночества Снупи, Алан сложил свои пожитки в рюкзак и вернулся в Чикаго.
        Заставив себя сосредоточиться на работе, Дженни открыла рекламную брошюру пансиона
«Кедры», которую готовила вот уже несколько дней. Сегодня она работала над текстом. После Рождества брошюра будет отпечатана.
        Рождество.
        Дженни грустно посмотрела на маленькую елочку, которую поставила в углу. Рождество наступит через пять дней. Запретив себе думать о том, что еще один праздник она будет встречать в одиночестве, она вернулась к тексту.
        Брошюра получилась очень даже ничего. Она помассировала затекшую шею и выключила лампу. Скоро стемнеет.
        Медленно поднявшись из-за стола, Дженни включила гирлянду, которая засверкала, засияла и замигала разноцветными лампочками, подошла к заиндевевшему окну и выглянула на улицу.
        Волшебница-зима уже полностью вступила в свои права. Озеро покрылось льдом толщиной фута в два. Еще целый фут снега плотным белоснежным покрывалом укутал все вокруг. И только следы вездеходов разрисовывали девственно-белые берега озера. Красота была захватывающей и величественной.
        Дженни закрыла глаза и прижалась лбом к стеклу. Она подумала о весне. Когда придет весна, озеро зарыдает и застонет - лед начнет ломаться и раскалываться на куски. Стенающие звуки наполнят весь северный край. Природа примется оплакивать уход зимы, как она оплакивала уход своего возлюбленного.
        Алан ушел и никогда не вернется. Разумом она все понимала, но сердце отказывалось принять это как данность и разрывалось от тоски. Теперь, как никогда, она понимала, что испытывал отец, когда умерла мать.
        Она понимала и желание Алана поскорее уехать. Разрыв был неизбежен, и не имело смысла оттягивать его.
        Послышался громкий и настойчивый стук в дверь. Снупи вскочил и с лаем бросился к двери. Дженни отвлеклась от своих мыслей. Смахнув слезу, она успокоила собаку и пошла открывать, недоумевая, кто мог заявиться к ней в такой поздний час, да еще в такую погоду.
        - Арчи!
        - Ну и холодина! - объявил он, входя и поспешно захлопывая за собой дверь, в которую успел-таки ворваться порыв ледяного ветра. Постучав ногами, чтобы отряхнуть налипший на сапоги снег, Арчи стянул перчатки, отбросил капюшон, отороченный мехом, и расстегнул парку. Щеки его раскраснелись от мороза, черные волосы растрепались. - Не найдется ли у тебя чашечки кофе для продрогшего и умирающего от жажды человека? - спросил он, поёжившись. Пригладив замерзшими пальцами волосы, Арчи направился к камину.
        - Что ты здесь делаешь в такую погоду? - спросила Дженни. - По радио только что объявили штормовое предупреждение - понижение температуры и усиление ветра.
        Арчи вытянул руки к огню, согревая их, потом почесал Снупи за ухом.
        - Вот решил навестить тебя, - сказал он с приятной улыбкой.
        Дженни принесла ему кофе.
        - Спасибо, конечно, только зря ты это.
        - Может, я беспокоюсь за тебя, - мягко возразил он. - Тебе не стоит оставаться здесь одной, особенно теперь.
        Она отвернулась от него и снова подошла к окну.
        - У меня есть все необходимое, и я прекрасно себя чувствую.
        - Не сомневаюсь. А вот я истосковался по человеческому теплу. Поговори со мной. Убеди меня, что не о чем волноваться.
        - Да что, в конце концов, может случиться? - Внезапно она разозлилась на него за то, что он слишком хорошо ее знает, и еще больше - на себя за то, что разоткровенничалась с ним месяц назад одним хмурым долгим вечером. Слезы опять подступили к глазам, и она заморгала, прогоняя их.
        Арчи отвел взгляд, испытывая неловкость, и наконец сел на диван. Он заглянул в кружку с кофе, которую держал в руках, и глубоко вздохнул.
        - Дженни, мое предложение остается в силе.
        Она ничего не ответила.
        - Я знаю, ты все еще любишь его, - продолжил он, - но также знаю, что и я тебе небезразличен. Этого вполне достаточно, Дженни. У нас с тобой очень много общего - немногие люди начинают совместную жизнь с таким багажом. Мы друзья. Мы сумеем поладить.
        - Ты полагаешь, одной дружбы достаточно? - Она покачала головой и грустно улыбнулась. Да, у них с Арчи действительно много общего. Дженни вспомнила, как однажды, когда Арчи было тринадцать лет, он сломал ногу. Дженни тогда вела моторную лодку, а Арчи решил выскочить на сушу на водных лыжах. Но он немного не рассчитал и налетел на пристань. Она была первой, кто пришел ему на помощь. А когда Дженни потеряла мать, Арчи утешал ее. Особая нить, которая часто рвется, когда кончается беззаботное детство и начинается взрослая жизнь, по-прежнему соединяла их. Но то, что он предлагает, невозможно, потому что они не любят друг друга. - Нет, Арчи. Спасибо тебе, ты настоящий друг, и я люблю тебя как друга, но этого мало. Ты заслуживаешь гораздо большего, чем то, что я могу тебе предложить.
        Он внимательно заглянул ей в лицо, а она расправила плечи и заверила его:
        - Со мной все будет в порядке.
        - Тебе придется очень нелегко.
        - Я справлюсь.
        - Но я могу хотя бы помогать тебе?
        Она подошла к нему, села рядом и позволила обнять себя.
        - Конечно.
        Он крепко сжал ее плечи, и голос его зазвучал подозрительно хрипловато:
        - Ну, мне, пожалуй, пора, а то уже темнеет. Дров у тебя достаточно?
        Она кивнула.
        - Не забудь подзарядить свой сотовый, а то при такой погоде стационарная связь ненадежна. Если понадоблюсь, звони мне на мобильный в любое время суток. Договорились?
        - Хорошо, не волнуйся. В случае чего обязательно позову тебя.
        Одеваясь, он не сводил с нее глаз.
        - Дженни, ты уверена, что все будет в порядке?
        - Перестань беспокоиться, мамочка. Разве ты забыл, что перед тобой самая независимая девушка в мире?
        Он обнял ее на прощание.
        - Да, конечно… помню. Ты же не дашь забыть об этом, верно? Береги себя, девочка. Я тебя люблю.
        - Я тоже люблю тебя, Арчи. - Она улыбнулась, закрывая за ним дверь.
        Через несколько секунд заурчал мотор его вездехода. Дженни постояла, прислушиваясь к удалявшемуся звуку.
        Когда она вернулась на кухню, сумерки уже сгустились. Она стала глядеть в окно, любуясь тем, как закат окрашивает снежно-белый покров розоватыми бликами. На плите разогревался суп. Она была не голодна, но заставила себя поесть. Теперь она должна думать не только о себе. Ей надо думать еще и о ребенке.


        Ночь была лучшим и в то же время самым сложным временем суток для Дженифер. Ночью она сильнее тосковала по Алану. Когда она вспоминала его, все обретало реальные черты, как будто он возвращался к ней на краткие мгновения.
        Каждую ночь, лежа в кровати, она прижимала ладонь к животу и думала о ребенке Алана, который рос внутри нее. И улыбалась. Что бы сказал Алан, узнав о том, что они создали новую жизнь? Обрадовался бы так, как радуется она? Был бы счастлив или огорчен?
        Этого она никогда не узнает. Не узнает и Алан. Она не собирается вынуждать его возвращаться из чувства долга. Она не станет для него еще одной тяжкой ношей.
        Дженни натянула одеяло до подбородка и уставилась в темноту спальни, вспоминая тот день, когда они обнаружили, что вполне могут поместиться в старой ванне вдвоем. Они плескались в теплой воде, смеясь и забрызгав весь пол вокруг, а потом долго и самозабвенно предавались любви.
        Дженни заснула, согретая воспоминаниями. Спала она чутко и сразу же услышала предостерегающее рычание Снупи. Глаза тут же раскрылись. Сердце застучало. Она поняла, что в доме кто-то есть.
        Она лежала не шелохнувшись, стараясь вспомнить, заперла ли она входную дверь за Арчи.
        Успокаивая себя и стараясь не скрипеть пружинами, она быстро поднялась с постели и неслышно скользнула на пол. Тихо наклонившись, достала из-под кровати заряженное ружье. На цыпочках прокралась к двери в гостиную и смело шагнула через порог.
        Высокая фигура с неясными очертаниями поднялась навстречу ей в темноте.
        Она вскинула ружье и прицелилась туда, где, по ее расчетам, должно было находиться сердце.
        - Стой, где стоишь, или буду стрелять! - предупредила она грозным тоном, не оставлявшим сомнения в решительности ее намерений.
        От страха сердце подпрыгнуло куда-то к горлу и заколотилось там. Она едва не теряла сознания от страха, глядя на возвышавшуюся перед ней мужскую фигуру.
        - Молодец, Дженни! Узнаю свою бесстрашную девочку. - Знакомый хрипловатый голос наполнил комнату.
        Неверие, изумление, радость, надежда - все в один миг смешалось в ней. Почувствовав внезапную слабость в коленях, она прислонилась к стене и, пошарив рукой, включила свет. Перед ней стоял Алан Маклей в темно-синей парке, с красным носом и серыми смеющимися глазами.
        Он откинул с головы капюшон.
        - Привет, малышка. - Алан окинул жадным взглядом ее лицо и фигуру, затем перевел его на ружье. - Ну сделай же что-нибудь, Дженни: либо пристрели меня, либо поцелуй, только скорее. - За его шутливым тоном угадывалось отчаяние.
        Она не знала, смеяться ей или плакать. Она сделала и то и другое, когда опустила ружье и бросилась к нему на шею.
        - Алан!
        Он зарылся лицом в ее волосы и крепко прижал к себе. Но этого было мало, слишком мало. Расцепив ее руки, он расстегнул куртку и снова обнял ее, потом немного отстранился и заглянул ей в глаза.
        - Бог мой, девочка, как же я соскучился по тебе!
        - Не говори ничего! - попросила она, прикрывая ему рот ладонью. - Не говори, просто обними меня. - К ее ужасу, слезы потекли у нее из глаз и не было никакой возможности остановить их. А потом все ее тело начали сотрясать рыдания, бурные, безудержные. Словно плотину прорвало. - Господи… мне было так плохо… Я так тосковала… - с трудом выговаривала она между всхлипываниями.
        - Я знаю, маленькая, знаю. - Он держал ее так, словно больше никогда не собирался отпускать. Он долго успокаивал ее, потом подхватил и отнес в кресло у огня. Сбросив куртку, он усадил ее к себе на колени и убрал пряди волос с мокрых от слез щек. - Тебе лучше? - спросил он, натягивая ночную рубашку на ее голые ноги, а потом согревая их в своих ладонях.
        Она кивнула.
        - Извини, сама не знаю, что на меня нашло, - улыбнулась она. - Просто ты появился так неожиданно. Откуда ты взялся? Как добрался сюда?
        Он откинулся на спинку кресла. Только сейчас она заметила следы усталости на его лице. Но, несмотря на усталость, еще никогда он не казался ей таким красивым.
        - До Уайт-Пойнта я доехал на машине, но там пришлось ее оставить, потому что меня заверили, что до «Кедров» сейчас не добраться даже на внедорожнике, не то что на
«шевроле». Можно было переночевать в гостинице, а утром приехать на вездеходе, но я не мог ждать до утра, поэтому взял в прокате лыжи и пришел сюда.
        - Господи, Алан! - всполошилась она. - На лыжах! В темноте! Ты же мог заблудиться и замерзнуть!
        - Не мог, малышка. У меня был надежный проводник - мое сердце. Оно безошибочно привело меня к тебе.
        Дженни никак не могла поверить в то, что Алан здесь, с ней, не могла поверить в то, что он говорит. Неужели?.. Она должна спросить.
        - Почему ты приехал?
        Алан нежно обхватил ее лицо ладонями.
        - Я приехал потому, что ни на минуту, даже во сне, не мог забыть этих прекрасных ореховых глаз. - Он с нежностью посмотрел на нее. - Потому что ни на минуту не мог забыть, какая мягкая эта кожа на ощупь… - Он погладил ее щеки костяшками пальцев, потом запустил обе руки в ее отросшие до плеч волосы. - Я приехал потому, что не мог дождаться, когда снова подержу в руках эти блестящие локоны.
        - Я и не знала, что ты поэт, - проговорила она, изумленная и потрясенная.
        Алан улыбнулся.
        - Я и сам этого не знал. Но я не знал и многого другого до тех пор, пока не встретил тебя… и пока тебя не потерял. - Он заглянул в ее глаза, и на его губах заиграла лукавая улыбка. - Я приехал потому, что мне нравится быть на побегушках у маленькой шустрой леди с командирскими замашками. И потому, что мне нравится, как она выглядит в одной моей рубашке, а еще больше без нее.
        Она опустила глаза.
        Он ласковым движением приподнял ее подбородок.
        - И к тому же меня любит твой пес, - добавил он, взглянув на Снупи, положившего морду на спинку кресла и преданно заглядывающего ему в глаза. Но уже в следующий миг вся шутливость исчезла из его голоса: - Я не мог ни есть, ни спать, ни думать о чем-либо другом, кроме тебя, моя маленькая девочка. Я здесь потому, что без тебя в этой жизни мне незачем жить и не за что бороться. Потому, что рядом с тобой я хочу попробовать начать жизнь сначала.
        - Зачем же ты тогда уезжал? - с горечью спросила она. - Мне было так больно, так ужасно плохо без тебя. Ведь я же люблю тебя.
        Он снова прижал ее к себе.
        - Думаешь, я этого не знаю? Просто я пытался сделать то, что считал правильным. Пытался, но не смог. Чем больше времени проходило, тем яснее я сознавал, что именно потерял. В конце концов я все понял.
        Она подняла голову и посмотрела на него.
        - Что же ты понял?
        - Что люблю тебя больше жизни и не могу жить без тебя. Что все аргументы, которые я приводил, оправдывая свое бегство, - ерунда, пшик, ничто по сравнению с тем, что ты нужна мне и что я нужен тебе. Я хочу быть с тобой, Дженифер, всю оставшуюся жизнь.
        Это были самые прекрасные слова, которые она когда-либо слышала. Алан любит ее, нуждается в ней и открыто признается в этом. И он прав. Он тоже нужен ей. Весь, целиком и навсегда.
        - О чем ты задумалась, девочка? - спросил он улыбаясь. - Согласна ли ты выйти замуж за немолодого отставного военного, не умеющего управляться с удочкой?
        - Согласна, - прошептала она, поднялась с его колен и потянула за руку. - Идем.
        - Подожди. - Он ушел и вернулся с коробкой, завернутой в яркую бумагу. - Вот, возьми. Я купил это для тебя. - Он поцеловал ее изумленное лицо и мягко подтолкнул к дверям спальни. - Иди.
        Руки ее дрожали, когда она развязывала ленточку и разворачивала оберточную бумагу. Снимая крышку с коробки, она уже знала, что обнаружит внутри. Тонкие изящные кружева слоновой кости обрамляли глубокий вырез ночной сорочки чистого шелка. Дженифер потрогала ее, потом на секунду прижала нежную ткань к щеке, сняла через голову свою трикотажную рубашку и надела подарок.
        Дорогой, изысканный шелк струился по ее телу как теплая вода. Она поглядела на себя в зеркало. Заметит ли он легкую округлость ее живота, полноту грудей? Проглотив комок, подступивший к горлу, Дженни повернулась и пошла к двери.
        Алан снял ботинки и стоял у камина, глядя на языки пламени. Свитер висел на спинке кресла, рубашка на нем была расстегнута.
        Он поднял голову, когда она вошла. Дженни услышала его прерывистый вздох, увидела, каким светом вспыхнули его глаза, и ощутила прилив жгучего желания.
        Алан окинул медленным, обволакивающим взглядом ее фигуру и лицо.
        - Ты очень красивая.
        - Ты тоже. Твоя рана на ноге зажила?
        Он кивнул и сбросил рубашку с плеч.
        - И у тебя теперь две здоровые руки, чтобы любить меня. - Он стащил с дивана толстый клетчатый плед и расстелил его перед камином. - Однако я буду скучать по застежке на джинсах.
        Она застенчиво улыбнулась.
        - В первый раз я любил тебя при свете огня. - Он сел на расстеленный плед и протянул к ней руки. - Иди ко мне и позволь мне любить тебя. Все это было так давно.
        Дженифер подошла к нему.
        Его большие руки обняли ее и прижали к себе. Губы, касающиеся ее живота, были горячими и жадными. Сильные мышцы его плеч бугрились под ее теплыми ладонями.
        - Подумать только, - прошептал он. - Я чуть было не отказался от своего счастья.
        - А я чуть было не отказалась от любви.
        Он застонал и легонько прикусил сосок сквозь тонкий шелк.
        - Можно теперь снять эту чертову вещицу?
        Она засмеялась смехом уверенной в себе женщины, встала на колени и одним чувственным движением сбросила с плеч тонкие бретельки. Он спустил сорочку ниже и склонил голову ей на грудь.
        - Нет ничего в мире слаще этого, - пробормотал он, скользя губами по ее груди, пока соски не набухли и не затвердели от наполнившего их желания. Он увлажнил их языком и слегка прикусил зубами, но этого было мало. Взяв всю грудь в ладонь, он втянул трепещущую плоть в рот. - Девочка, сладкая моя девочка, - шептал он, и дыхание его было похоже на летний ветерок.
        Она вздрагивала и изгибалась, наслаждаясь и даря наслаждение ему.
        - Скажи, что я нужен тебе… - Он поднял голову, вглядываясь в ее порозовевшее от желания лицо. - Скажи мне!
        - Ты очень нужен мне, Алан, - сказала она, пылая в том же огне, что и он. - Здесь. - Она поднесла его руку к губам и поцеловала. - Здесь. - Она прижала его руку к своей груди, там, где гулко и часто билось сердце. - Здесь, - выдохнула она, подводя его руку к горячему, жаждущему лону. - Пожалуйста, люби меня, Алан. Я так истосковалась по тебе.
        Его не нужно было просить дважды. Он опустил ее на спину и стал целовать, упиваясь шелковистым жаром ее губ и рта. Немного погодя он отстранился и заглянул ей в глаза.
        - Ты даже лучше, чем я помню. Такая сладкая.
        Такое восхищение, такая любовь и нежность слышались в его голосе, что она наконец решилась:
        - Да, я лучше. Потому что я больше не одна. Теперь во мне часть тебя, Алан. Твои врачи ошибались.
        Жар в его глазах превратился в вопрос, вопрос - в неверие, неверие - в изумление.
        Он отпрянул и, опершись на локоть, заскользил взглядом по ее телу от грудей до живота. С осторожностью художника, который рассматривает драгоценный сосуд, он обхватил ладонью ее грудь, разглядывая ее, вспоминая и сравнивая. С благоговейным трепетом он заскользил рукой по ее телу, измерил ладонями чуть располневшую талию и положил руку на живот.
        Когда он вновь поднял на нее глаза, она закусила губу. Глаза ее затуманились, когда, испытующе глядя на нее, не в состоянии вот так сразу постичь то, что он только что услышал и увидел, Алан хрипло выдавил:
        - Но это же… невозможно! - В его осипшем от потрясения голосе смешались надежда и неверие.
        Дженни ласково провела ладонью по его шершавой щеке.
        - Тогда мой гинеколог будет очень и очень разочарован. Он уверен, что через шесть месяцев будет принимать роды.
        До конца своей жизни ей не забыть того взгляда, которым он смотрел на нее. Потом, прикрыв глаза, прижался своей щекой к ее щеке.
        Целую вечность он не отрывался от нее, и удары его сердца гулко отдавались в ее груди. Наконец он склонился к ее животу и прижался к нему губами, потом положил голову на теплую плоть, в которой рос его ребенок. Она ощутила влагу его беззвучных слез и возрадовалась тому счастью, которым сумела одарить его.
        - Представься своему ребенку, Алан, - мягко сказала она. - Нам с ним предстоит заново с тобой познакомиться.
        Он осторожно проник в нее, зная, что скорее умрет, чем причинит ей боль. Ведь эта хрупкая прелестная женщина стала ему дороже жизни. Она стала для него всем. Она сделала его самым счастливым мужчиной на земле.


        Когда Алан проснулся, Дженни сидела на диване, подтянув к себе колени и спрятав ноги в подушках. Перевернувшись на бок, он подпер голову рукой и сонно пробормотал:
        - Что ты делаешь?
        Она улыбнулась.
        - Смотрю, как ты спишь.
        - Почему же ты не смотришь на меня оттуда, куда я могу дотянуться?
        - Потому что тогда я окажусь лицом к лицу с тобой, а я хочу полюбоваться тобой издали. Хочу видеть тебя всего.
        - Я тоже хочу видеть тебя всю, но на тебе снова эта сорочка.
        - Эту сорочку подарил мне самый дорогой для меня человек. К тому же, - она улыбнулась и погладила рукой мягкий шелк, - мне она очень нравится.
        - А мне нравится снимать ее. Иди ко мне.
        Когда она оказалась рядом, он привлек ее к себе на грудь и поцеловал долгим, томительно-сладостным поцелуем, от которого она вся затрепетала. Оторвавшись от ее губ, он спросил:
        - А если бы я не вернулся, ты бы рассказала мне о ребенке?
        Понимая его терзания, она ответила искренне:
        - Себе я сказала, что нет. Я твердо решила не использовать ребенка, чтобы вернуть тебя. Я была так счастлива, узнав, что беременна. Это было похоже на чудо, на подарок богов. Я думала, что если не могу быть вместе с тобой, то у меня хотя бы будет твой ребенок, твоя плоть и кровь. Больше я уже не была одинока. Но я растерялась и испугалась, Алан. Я не знала, какой будет твоя реакция, если я расскажу тебе о ребенке. А вдруг ты не обрадуешься?
        Алан выругался себе под нос.
        - Вот глупая девчонка. Ну как ты могла такое подумать? И что бы ты делала одна с недостроенным пансионом и младенцем на руках?
        - Ничего, как-нибудь справилась бы. К тому же у меня был выбор. Арчи сделал мне предложение.
        - Арчи? - Алан вопросительно вскинул бровь. - Он знает о ребенке?
        - Надо же мне было с кем-то поделиться.
        Алан чмокнул ее в лоб.
        - Я восхищен его благородством, но будь я проклят, если забуду, как он пытался увести мою женщину.
        И только утром он передал ей письмо от отца. Когда Дженни читала его, у нее на глазах блестели слезы.
        - Это он помог тебе сохранить пансион. Ты знаешь?
        - Нет, - удивленно протянула она, подняв голову. - Каким образом?
        - Кажется, один из его давних приятелей входит в совет директоров «Лейкслэнд». Джейк позвонил ему. Уж не знаю, что он там ему сказал, но, должно быть, это были правильные слова, потому что «Лейкслэнд» не стал участвовать в аукционе.
        - Господи, а я-то все гадала, каким чудом мне это удалось! Спасибо тебе, папочка! - Она поцеловала письмо. - Я люблю тебя!
        - Он тоже любит тебя, малышка.
        Дженни немного помолчала, уставившись в одну точку, но, когда перевела взгляд на него, глаза ее сияли.
        - У тебя ведь есть номер его телефона, правда? Пора бы ему уже возвращаться домой.
        Радость и нежность вспыхнули в его глазах, когда он кивнул и привлек ее к себе.
        - Джейку это понравится.
        Она улыбнулась, глядя в серые глубины любимых глаз.
        - Мне тоже все это очень и очень нравится.


        notes

        Примечания


1

        Duck - утка (англ.).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к