Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лесли Марианна: " Пленница В Раю " - читать онлайн

Сохранить .
Пленница в раю Марианна Лесли


        # Эвелин Дарси необходимо во что бы то ни стало разыскать девушку по имени Сандра Ламберт. Для этого она приезжает из Нью-Йорка на один из тропических островов в Карибском море. Ей удается достичь цели, но на ее пути встает брат девушки, могущественный и всесильный магнат Луис Ламберт. Перед его сокрушительным обаянием невозможно устоять, и Эвелин не исключение. Но что движет им - чувство или холодный расчет? Об этом ей предстоит узнать, лишь став его пленницей…

        Марианна Лесли
        Пленница в раю


1

        Наступало ее любимое время суток здесь, на острове. Ранние нежно-голубые сумерки рисовали в памяти картинки из прошлого и словно по волшебству превращали город в загадочную, сказочную страну, манящую путника разноцветными огнями. Даже извечные уличные звуки приглушались тропическим ливнем, падающим на мостовую. Но это был и час одиночества. Эвелин овладевало настроение легкой меланхолии и созерцательности. В такие мгновения люди мечтают о доме, где их любят и ждут.
        Меланхоличное настроение Эвелин было нарушено какими-то приглушенными звуками, доносившимися из холла ресторана, где возникла некоторая суматоха, явно возвещавшая о прибытии важной персоны.
        Вместе со всеми посетителями роскошного ресторана она повернулась к дверям и увидела молодого мужчину, входящего в зал в сопровождении метрдотеля.
        Несмотря на то что Эвелин Дарси прилетела на Катанау специально для того, чтобы найти Луиса Ламберта, она не сразу узнала его. Высокий, смуглый, с постриженными по последней моде каштановыми волосами, он выглядел необыкновенно элегантно в белом смокинге. Эвелин мгновенно отметила его широкие плечи, гибкое, стройное тело, но особенно тот вид самоуверенного превосходства, с которым он держался.
        Богатый и всемогущий, цинично подумала Эвелин. Один из тех божьих избранников, кто рожден править и повелевать, мысленно добавила она.
        Его путь лежал мимо ее столика, и она впилась взглядом в его лицо. Наверное, мысли ее в эту минуту подобно острым стрелам пронзали кондиционированный воздух, потому что он вдруг повернул голову и посмотрел прямо на нее. Именно в этот момент она узнала его, почти физически ощутив это.
        Его губы тронула улыбка. Она казалась странно отчужденной и не затрагивала глаз. Зато черты его лица настолько поражали своей красотой и значительностью, что по сравнению с их строгим великолепием все остальное было просто неважно.
        Размазывая по стенкам вазочки фисташковое мороженое с кусочками фруктов - единственный десерт, который она могла себе здесь позволить, - и поглощенная своими наблюдениями, Эвелин все же не забывала об осторожности. Однако взгляд его черных бездонных глаз, встретившись с ее взглядом, вдруг стал настороженным и напряженным. Острый, пронзительный взгляд хищника, высматривающего добычу. Эвелин показалось, что этот взгляд, разрушая все барьеры, пронзает ее насквозь, такую беззащитную и ранимую, давным-давно научившуюся прятать под маской холодного здравомыслия свои истинные чувства. На долю секунды ей даже почудилось, что, поравнявшись с ее столиком, он слегка замедлил шаг.
        Державшая его под руку девушка повернулась к нему и что-то прошептала на ухо, и до Эвелин только тогда дошло, что он не один. Как глупо с ее стороны! Она перевела взгляд на его спутницу и сначала затаила дыхание от восхищения, а потом разочарованно выдохнула. На вид ей было лет двадцать пять - двадцать шесть, значит, это не Сандра Ламберт. Где же сестра Луиса? Неужели ее здесь нет?
        Краем глаза Эвелин наблюдала, как пара прошла к своему столику, отгороженному от остальной части зала решеткой, увитой каким-то экзотическим плетевидным растением, усеянным ярко-розовыми крупными цветами. Спутница Луиса шла раскованной, слегка покачивающейся походкой манекенщицы. Мужчина двигался легко и бесшумно, словно охотник. В воображении Эвелин пронеслись картины непроходимых влажных джунглей, где новичка подстерегает смертельная опасность и где причудливо переплетаются азарт и первобытная страсть.
        Ну и глупости лезут тебе в голову, Эвелин Дарси! - отругала она себя. Несмотря на пронзительный взгляд хищника, Луис все-таки современный светский человек и все его первобытные инстинкты ограничиваются, должно быть, стенами собственной гостиной. И спальни, подумала она вдруг, тут же почувствовав, как к лицу прилила горячая волна. Она попыталась скрыть свое неуместное волнение за равнодушно-дерзким выражением, но не была уверена, что у нее получилось.
        Да, она многое знала о Луисе Ламберте из средств массовой информации. Богатство, власть, привычка потакать всем своим прихотям часто делали его объектом сплетен в колонках светской хроники. Эвелин не пропускала ни одной из них, проглатывая все, что попадалось ей на глаза, даже скучные статьи в финансовых изданиях.
        Он сел за столик, и из ее груди вырвался еле слышный вздох. Восхитительное мороженое с кусочками манго и ананасов совсем растаяло и теперь казалось ей каким-то безвкусным. Она боялась поднять голову, охваченная внезапной паникой и какой-то необъяснимой уверенностью, что его острый взгляд сразу определил, что на самом деле скрывается за ее невинным видом туристки.
        Она с трудом заставила себя доесть холодные фруктовые дольки, подумав, что десерт в этом фешенебельном ресторане обойдется ей в кругленькую сумму. У нее были собственные средства, но по завещанию она не могла свободно ими распоряжаться до двадцати четырех лет и ежемесячно получала от своего поверенного строго определенную, не слишком большую сумму на жизнь. Это да плюс ее небольшая зарплата библиотекаря позволили ей сделать кое-какие сбережения для поездки сюда.
        Как только она доела мороженое, к ней тут же подскочил официант во всем белом. С мягкой улыбкой, которая, как она успела заметить, была на лицах всех местных жителей, он поинтересовался, не желает ли мисс еще чего-нибудь.
        - Нет, благодарю вас. Все было очень вкусно. Если можно, пожалуйста, счет.
        Официант с удивлением воззрился на нее.
        - Разве мисс не останется посмотреть на мака-туку?
        - Мака-туку? - переспросила Эвелин. - А что это?
        - О, это замечательное зрелище, мисс. Очень красивый танец, в котором встречаются два главных божества Катанау - бог зла, Мака, и бог добра, Туку. Они встречаются в вечном поединке добра и зла, и зрелище интересно тем, что никто никогда не знает, какое божество победит на этот раз. Как и в жизни, мисс, - глубокомысленно добавил официант-философ.
        - Да, это в самом деле интригующе, - улыбнулась Эвелин.
        - Кроме того, - заговорщически подмигнул ей официант, - поглазеть на представление приходит много молодых людей. Без спутниц. Все желающие могут принять участие в танцах. У нас тут бывает очень весело, мисс.
        Эвелин нисколько не обиделась на такое предложение. Хотя она только недавно приехала на Катанау, но уже успела заметить откровенную чувственность и раскованность местных жителей.
        Разве она, которую разочарованные поклонники называли не иначе как Снежной Королевой, могла с ними сравниться? Сама она предпочитала считать себя разборчивой, хотя в глубине души знала, что дело не только в этом. Просто она боялась влюбиться и потерять голову. И даже знала, откуда идет этот страх. Только повзрослев, она поняла, почему распался брак ее приемных родителей. Когда Эвелин было восемь лет, отец воспылал страстью к другой женщине, точнее молоденькой девушке, и бросил семью. Она помнила, как мучилась и страдала мать, какой это был для нее удар. Какое-то время после развода родителей Эвелин с матерью жили вдвоем.
        Однако миссис Дарси была не из тех женщин, которые могут долго оставаться одни, и вскоре она тоже нашла себе другого - вдовца с двумя детьми. К несчастью, он сразу невзлюбил десятилетнюю Эвелин, как и два его противных сыночка, и однажды девочка случайно подслушала, как он советовал матери отправить ее в какую-нибудь закрытую школу, чтоб не путалась под ногами. Она ведь тебе не родная, добавил он. Воспоминание об этом по-прежнему причиняло боль, но гораздо больнее ранило то, как легко и просто мать с ним согласилась, и вскоре Эвелин оказалась в частной привилегированной школе для девочек при монастыре Святого Василиска во Франции. Нельзя сказать, что она была там несчастна. Нет, ей нравилось учиться, ее любили преподаватели, у нее было много подруг, к тому же именно в школе у нее открылся музыкальный и певческий талант. Нет, эти годы можно было бы даже назвать счастливыми, если бы не горечь предательства. Именно тогда она приняла решение никогда не позволять себе снова полюбить. Любовь, как она успела понять за свою пока еще недолгую жизнь, та сила, которая ломает и калечит судьбы людей.
        Иногда она думала, что будет, если она все-таки встретит человека, который сумеет убедить ее, что блаженство, которое несет любовь, стоит и страха перед неизведанным, и опасений быть отвергнутым. А пока такой человек ей не встретился, она упорно твердила «нет».
        Она весело улыбнулась официанту.
        - Все это весьма заманчиво, но как-нибудь в следующий раз. Сегодня я хочу пораньше лечь спать.
        - Как вам будет угодно, мисс, - немного, как показалось Эвелин, разочарованно проговорил официант и удалился.
        Она украдкой взглянула в сторону зеленой решетки. Поглощенная своим спутником, красавица с роскошными светлыми волосами цвета спелой кукурузы что-то оживленно рассказывала. С потрясающе яркими голубыми глазами, - явно контактные линзы! - полным чувственным ртом и персиковой кожей, в бирюзовом платье с блестками, она была похожа на какой-то экзотический цветок. Весь ее вид говорил, что она привыкла к всеобщему вниманию и наслаждается этим. Сколько высокомерия и тщеславия светилось в ее торжествующем взгляде, когда она вошла в ресторан под руку с самим Луисом Ламбертом!
        Эвелин отвела взгляд от красивого, холеного лица, и у нее засосало под ложечкой. Возможно, это простое совпадение, но Луис Ламберт тоже наблюдал за ней. И хотя лицо его оставалось непроницаемым, что-то в его выражении подсказывало ей - он обратил на нее внимание. У нее было такое чувство, словно этот взгляд проникал ей в самую душу. Эвелин поспешно отвела глаза. Собрав в кулак всю волю, она заставила себя спокойно дождаться, когда ей принесут счет, и, уже направляясь к выходу, все время чувствовала спиной его пронзительный взгляд.
        До отеля было рукой подать, поэтому она отправилась пешком, любуясь красотами Катанау. Остров и в самом деле был потрясающе красив: удивительное сочетание экзотической природы и цивилизации. Вдоль всего острова тянулся довольно высокий хребет потухших вулканов, коралловые рифы кольцом охватывали прибрежную лагуну с изумрудной водой, а кокосовые пальмы склоняли бахрому своих листьев над сверкающими пляжами белого песка.
        Пассаты охлаждали сонный, напоенный ароматом воздух, шептались в верхушках пальм и гинкго, донося до приветливых прохожих в пестрых одеждах волнующий запах жасмина, гибискуса и гардении.
        Да, остров поражал и завораживал своей красотой, жаль только, что она не сможет в полной мере насладиться ею.
        Вернувшись в отель, она забрала со стойки ключи и отправилась к себе в номер, размышляя по дороге. Где-то внутри нее поселилась смутная тревога. Долгий загадочный взгляд Луиса Ламберта невольно наводил на мысль, что поиски, на которые она с такой решительностью отправилась в одиночку, могли оказаться для нее небезопасными.
        Все выглядело куда проще, когда он был только именем, только черно-белыми снимками на газетных полосах в разделе новостей делового мира. Конечно, она и тогда знала, что он вряд ли придет в восторг от ее непрошеного вмешательства в его жизнь, но явно не рассчитывала на то, что к нему настолько трудно будет подступиться. Может быть, и Сандра такая же угрожающе неприступная? Но нет, не может быть. Ведь ей всего шестнадцать лет.
        - Черт, черт, черт! - воскликнула она, буквально рухнув на кровать. Вообще-то, она считала себя девушкой сдержанной, но сейчас просто не могла отказать себе в этом маленьком удовольствии.
        Всегда, с тех пор как открыла в себе прекрасный голос, Эвелин давала выход своим эмоциям в пении, но здесь, в отеле, не решалась сделать это, ибо понимала, что ее непременно кто-нибудь услышит, а ей не хотелось привлекать к себе лишнее внимание.
        В номере было довольно душно, и она включила вентилятор, проку от которого, впрочем, не было никакого. Он просто перегонял горячий воздух с места на место.
        Днем, когда она лежала на пляже и размышляла о том, как бы ей свести знакомство с мистером Ламбертом и его сестрой Сандрой, все казалось не таким уж безнадежным и она была уверена, что сумеет найти способ. Но, столкнувшись с Луисом практически лицом к лицу, она почувствовала, как внутри у нее все сжалось от страха и дурного предчувствия. Он производил впечатление человека, который может постоять за себя и своих близких. Этому способствовала и власть, которой он обладал, и незапятнанная репутация честного дельца. Ей вспомнилась статья, в которой с восхищением преподносилась «его мягкость и лояльность по отношению к друзьям, с одной стороны, и непримиримая жесткость к врагам - с другой», и она невольно вздрогнула. Что-то подсказывало ей, что если она наберется нахальства вторгнуться в его частную жизнь, то едва ли будет причислена к категории друзей. И тем не менее она собиралась так или иначе это сделать, не зря же так долго готовилась и проделала такой длинный путь. Она зашла слишком далеко, чтобы теперь отступать.
        Перед тем как решиться на это путешествие, она навела какие только можно справки о Ламбертах. Многое из того, что она узнала, выглядело довольно печально, даже трагически. Несмотря на все старания членов семьи избегать публичности, информации о них было более чем достаточно. Она выяснила, к примеру, что Луис Ламберт состоит в родстве с семьей еще одного очень богатого человека, мецената, покровителя искусств, Хью Чантера, который тоже живет на Катанау; что Ламберты имеют на побережье в нескольких милях к востоку от города собственный дом, точнее особняк; что Сандра Ламберт недавно перенесла тяжелую форму гриппа и после болезни набирается сил здесь, на острове.
        Еще она знала, что родители Луиса умерли, и это единственное, что было между ними общего, почему-то подумалось ей. Эвелин тут же отругала себя за глупую мысль. С чего бы ей сравнивать себя с этим крутым дельцом, человеком совсем из другого мира?
        Пять лет назад старшие Ламберты - отец и мать - погибли в дорожной аварии. Луису было тогда двадцать шесть, а его сестре одиннадцать.
        Луис стал владельцем одной из крупнейших промышленных корпораций на мировом рынке, в яростной борьбе наголову разбив своих конкурентов.
        Безусловно, он никогда бы не победил в жестокой, безжалостной борьбе, если бы сам не был жесток и безжалостен.
        Эвелин разозлилась на себя за то, что думает о нем, вместо того чтобы подумать о его сестре, которую она представляла себе смеющейся голубоглазой девушкой с мягкими русыми волосами.
        Но мысли помимо воли то и дело возвращались к высокому, черноволосому мужчине с повелительными манерами и властным взглядом. Когда она наконец уснула, ей снился темный как ночь лес, полный неясных шорохов и неожиданных опасностей, в котором ее преследовал он. Вот он нагнал ее, опустил руку на плечо, развернул к себе и…
        Что было дальше, Эвелин так и не узнала, потому что проснулась вся вспотевшая, с бешено колотящимся сердцем. Сквозь закрытые жалюзи пробивались лучи утреннего солнца. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоить сердцебиение, вся еще во власти ночного кошмара, который явился ей словно предупреждение об опасности. Но даже во сне она не могла не восхищаться этими пронзительными глазами, этими четкими линиями лица, орлиным носом, мускулистыми очертаниями узких крепких бедер, широким разворотом плеч.
        Когда же ее неизменный спутник и советчик, здравый смысл, наконец возобладал над ночными фантазиями, она презрительно фыркнула. Несмотря на ту, почти осязаемую ауру всесильности, которую, без сомнения, давали ему власть и деньги, Луис Ламберт был всего лишь человек. Пусть сила его личности такова, что ее хватило, чтобы обратить ее в бегство, не стоит забывать, что он рос с сознанием того, что унаследует миллиардное состояние. И полюбуйтесь, что оно сделало с ним! Но тем не менее видеть в нем чудовище глупо и необоснованно.
        Эвелин встала и прошла в ванную комнату. Воздух, напоенный ароматами жасмина, экзотических растений и пряностей, приятно обволакивал тело, разглаживал и делал упругой кожу. И опять Луис Ламберт, нарушив покой и душевное равновесие, ворвался в ее мысли. Вновь он возник перед ее мысленным взором: высокий, стройный, смуглый и опасный в своем мужском магнетизме, искры которого, казалось, вспыхивали вчера в ресторане подобно летней молнии.
        Несомненно, ночь он провел со своей красоткой моделью. Интересно, насколько хорош он в постели? Уж наверняка великолепен, отстраненно подумала она. Он производил впечатление уверенного в себе человека, который делает с блеском все, за что бы ни брался.
        Эвелин помимо воли потянуло к зеркалу, и она попыталась взглянуть на себя как бы со стороны. Золотисто-каштановые, слегка вьющиеся волосы, которые спускались чуть ниже лопаток, были, несомненно, ее главным достоинством и украшением. Волосы, да еще, быть может, глаза - зеленые и чуть раскосые. В своем лице она не находила ничего особо привлекательного: обычный нос, обычный подбородок, губы не слишком тонкие, но и не полные, как того требовала современная мода. Кожа, правда, у нее была белой и чистой и сейчас, под жарким тропическим солнцем, начинала покрываться золотистым загаром, который был ей в общем-то к лицу.
        Фигуре ее, надо сказать, недоставало изящества: грудь чуть-чуть больше, чем нужно, а линия бедер, пожалуй, слишком крутая, чтобы удовлетворить изысканный вкус.
        Эвелин нахмурилась. Спутница Луиса Ламберта была красива утонченной, изысканной, броской красотой, тогда как ее внешность самая что ни на есть заурядная, среднестатистическая.
        Вздохнув и отвернувшись от зеркала, она стала натягивать купальник. В конце концов, при чем тут внешность и какое она имеет значение? Она не собирается вступать в состязание с кем бы то ни было, пытаясь добиться его благосклонности. Ей это совсем не нужно. Точнее, ей нужно совсем другое.
        На улице было по-утреннему свежо и не так влажно, как днем. Воздух наполняли восхитительные ароматы. Небо ослепительно синело, как это бывает только в тропиках, а солнечные лучи, отражаясь от гладкой поверхности лагуны, рассыпались снопом сверкающих нитей.
        Перейдя дорогу, Эвелин спустилась к пляжу. От ее ночных страхов не осталось и следа, они улетучились как сон. Луис Ламберт, несомненно, человек непростой и, возможно, даже опасный, но, если она будет действовать осторожно, он ничего не узнает об ее истинных планах до тех пор, пока уже не сможет ничего поделать. Однако прежде всего ей нужно выяснить, где живет Сандра и чем занимается. И дежурный администратор невольно подсказала ей, как это можно сделать.
        Когда она забирала ключи после утреннего купания, та поинтересовалась у нее, не идет ли она на местный рынок. По словам женщины, сегодня там продавали свои изделия ремесленники: бусы из жемчуга, поделки из ракушек, плетеные корзины, всевозможные статуэтки и безделушки. Обычно в такой день на рынок стекаются все женщины, как туристки, так и местные, потому что можно приобрести замечательные сувениры и ювелирные украшения, в особенности жемчужные. Конечно, это стоит немалых денег, но есть и недорогие, но очень милые вещицы.
        А вдруг окажется, что Сандра тоже любит покупать украшения и безделушки? В таком случае вполне вероятно, что она ее там встретит. Что ж, попытка не пытка. Но даже если девушки там не окажется, она сама с удовольствием побродит по рынку.
        Рынок располагался на огромной открытой площадке недалеко от пристани и был до отказа заполнен людьми, в основном туристами. Они восхищенно охали и ахали при виде невероятного изобилия и разнообразия товаров, восторгаясь экзотическим хаосом красок, запахов и звуков. Мимоходом отметив, что все здесь были либо парами, либо в компании, Эвелин постаралась не обращать внимания на кольнувшее вдруг ее чувство одиночества. Выбрав удобное место, откуда хорошо был виден весь рынок, она встала возле одной из лавочек и принялась разглядывать толпу. Нет, она не тяготилась своим одиночеством. Оно было для нее делом привычным, ведь, по сути, она всю жизнь была одинока. Она давно смирилась с этим чувством, полюбила его и даже научилась на него полагаться.
        Дежурная за стойкой оказалась абсолютно права - особенно красивыми были украшения из ракушечного жемчуга, к тому же относительно недорогие. Даже она, с ее ограниченными финансами могла что-нибудь себе позволить, но не сейчас. Сейчас она не должна отвлекаться, чтобы нечаянно не пропустить того, кого ищет.
        Вдруг, словно в ответ на ее мысли, взгляд выхватил из толпы пышную белокурую головку вчерашней спутницы Луиса Ламберта. Высокая красавица оглянулась и что-то сказала кому-то позади себя, но, кто это был, Эвелин не могла разглядеть. Она напряглась и вытянула шею. Тут в поле ее зрения попала другая девушка, тоненькая и тоже довольно высокая, с волосами цвета меди. Как у Арабеллы, промелькнуло в голове у Эвелин. Сомнений не оставалось - это была Сандра, та самая, которую она ищет.
        Сердце ее бешено заколотилось, и она непроизвольно сделала шаг вперед, но тут заметила мужчину, который продвигался в толпе позади девушек. Он был смуглый и коренастый, и его цепкий взгляд то и дело окидывал толпу. Телохранитель, догадалась Эвелин, и все внутри у нее оборвалось.
        Ей тут же захотелось отступить назад и затеряться в толпе, но она подавила в себе этот малодушный порыв. Она здесь не для того, чтобы в последний момент убежать поджав хвост, как последняя трусиха. Стараясь выглядеть естественно и непринужденно, она перевела взгляд на юную девушку, и от волнения в горле у нее пересохло, но в душе все ликовало и пело от счастья. Это Сандра! Наконец-то она нашла ее! В ней бушевала сейчас такая буря эмоций, что, казалось, вот-вот прорвется потоком слез. Эвелин закусила подрагивающую губу.
        Девушка, которую она искала и наконец-то нашла, обернулась. Ее яркие волосы медью блестели на солнце. Она с беспечной улыбкой наблюдала за веселой праздничной толпой. Эвелин увидела, как смеются ее зеленовато-карие глаза.
        Из-под полуопущенных ресниц Эвелин Дарси следила, как две девушки и их телохранитель пробираются сквозь толпу. Стараясь оставаться незамеченной, она двигалась следом и почти одновременно с ними оказалась у прилавка с украшениями всевозможных разновидностей, форм и расцветок. Изобилие было такое, что у нее зарябило в глазах.
        Торговец на все лады расхваливал свой товар, предлагая купить то одно, то другое, но Эвелин была сейчас слишком взбудоражена, чтобы что-то соображать. Она отрицательно покачала головой и отошла в сторону, давая возможность интересующей ее троице подойти поближе. Ее глаза невольно задержались на лице той, которую она пропустила вперед. Сандра благодарно улыбнулась в ответ и кивнула, и Эвелин почувствовала, что сердце ее готово выпрыгнуть из груди. Вот она, игра случая!
        - Вот эта вещица очень милая, - прозвучал чистый, звонкий голос, и Эвелин невольно вздрогнула.
        Сандра стояла совсем рядом. Можно было протянуть руку и дотронуться до нее. Но этого делать нельзя. Не сейчас.
        - Фи, - презрительно изогнула губы блондинка, - тут одни побрякушки из стекла и ракушек. Идем лучше к прилавку с украшениями из жемчуга. Там ты сможешь выбрать что-нибудь действительно элегантное.
        Сандра подняла на нее глаза и спокойно заметила:
        - Луис не одобряет, когда молодые девушки носят дорогие украшения.
        - Ну, тебе явно не составило бы труда переубедить его, верно? - В тоне блондинки проскользнули завистливые нотки.
        Зеленовато-карие глаза Сандры на мгновение задержались на безупречном лице своей спутницы, и в них мелькнуло что-то, похожее на презрение.
        - Уж скорее это легче было бы сделать тебе, Дана, не так ли? Ты могла бы попробовать, - чуть насмешливо сказала она.
        Голубые глаза блондинки - Даны - негодующе вспыхнули, но она тотчас же подавила в себе искры негодования. Сандра слегка пожала плечами и снова повернулась к прилавку.
        Сколько же аристократизма и чувства собственного достоинства было в этой маленькой Ламберт! Впрочем, наверное, это неудивительно, когда постоянно живешь в окружении роскоши и всевозможных привилегий и можешь иметь все, что только душа пожелает.
        - Ты же прекрасно знаешь, Санди, что никому не удается ни уговорить твоего брата, ни переубедить его. У него своя голова на плечах, и он всегда знает, что делать, и свое мнение считает единственно верным и непоколебимым. Спорить с ним абсолютно бессмысленное занятие, - весело отозвалась Дана. Было заметно, что к ней снова вернулось прекрасное расположение духа.
        Санди. Вот, значит, как зовут Сандру в кругу близких. Эвелин несколько раз мысленно повторила имя, словно пробуя его на вкус. И в конце концов решила, что оно ей нравится. Как и его обладательница.
        Эвелин почувствовала на себе чей-то взгляд и, подняв глаза, увидела, что телохранитель смотрит на нее в упор тяжелым подозрительным взглядом. Она похолодела. Охваченная не просто страхом, но самой настоящей паникой, она попыталась лихорадочно придумать, как выпутаться из этой ситуации, чтобы не возбудить ничьих подозрений. Бог мой, неужели она вот так сразу все испортила?!
        Эвелин не придумала ничего лучше, как симулировать обморок. Она приложила ладонь ко лбу, закрыла глаза и слегка покачнулась, и тут же чья-то сильная рука ухватила ее за плечо и слегка надавила, а властный голос произнес над ухом.
        - Скорее сядьте и дышите глубже.
        Она послушно опустилась на землю, положила голову на колени и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Через пару минут, решив, что прошло уже достаточно времени, чтобы прийти в себя, она подняла голову и наткнулась прямо на пристальный взгляд Луиса Ламберта.
        Глаза его были так холодны, что она почувствовала, будто на нее повеяло ледяным дыханием. Она вздрогнула, кровь отхлынула от ее лица. Терзаемая чувством вины за только что разыгранный спектакль и желая только одного - поскорее убежать, скрыться от этого проницательного, всевидящего взгляда, она, чуть заикаясь, пробормотала.
        - М-мне уже лучше… должно быть, перегрелась на солнце… спасибо вам, я пойду.
        - Никуда вы не пойдете, - все тем же властным, непререкаемым тоном отрезал он, затем, заметив ее испуганный взгляд, добавил в свой голос пару градусов тепла - Вы еще очень бледны.
        Не зная, куда деваться от его изучающего взгляда, она опустила глаза и задержалась на его длинных смуглых пальцах. Воображение тут же услужливо подсунуло ей картинку этих красивых пальцев, ласкающих ее. С ума сойти! - ужаснулась она направлению своих мыслей. Только этого не хватало! Вместо того чтобы соображать, как без потерь выбраться из этой ситуации, она забавляется сексуальными фантазиями.
        Сандра встревоженно наклонилась к ней.
        - Что будем делать, Луис?
        - Отведем ее куда-нибудь, где попрохладнее, - последовал краткий и уверенный ответ.
        Эвелин было совершенно ясно, что способность властвовать и повелевать людьми у Луиса Ламберта в крови и независимо от возраста он всегда останется таким. На всем, что он делает, к чему прикасается, лежит печать его сильной личности, подумала она, чувствуя легкое головокружение.
        - Вам лучше? Вы уже можете встать? - резко спросил он, и взгляд его снова сделался холодным и напряженным.
        Она утвердительно кивнула и улыбнулась одними губами.
        - Мне так неловко. Прошу прощения, что задержала вас. Я просто немного посижу в тени и буду в полном порядке.
        - Мы вас проводим, - сочувственно проговорила Сандра. - Правда, Луис?
        - Разумеется, - сказал он бесстрастным тоном, - мы проводим мисс…
        - Дарси.
        - …мисс Дарси в тень. - В его голосе, однако, не слышалось никакого энтузиазма. - Недалеко отсюда есть кафе с кондиционером. Вы дойдете сами, мисс Дарси, или мне вас понести?
        - Нет-нет, что вы… - пробормотала Эвелин, приходя в неподдельный ужас от подобной перспективы. - Я вполне могу идти сама, благодарю вас.
        - В таком случае давайте пойдем все вместе, - с воодушевлением предложила Сандра. - Мне и самой ужасно жарко, и я бы не отказалась выпить чего-нибудь холодненького.
        - Может, тогда лучше отправиться домой? - раздался раздраженный голос Даны. - Мы можем отвезти ее…
        - Где вы остановились, мисс Дарси? - перебил ее Ламберт.
        Пока он помогал ей подняться, Эвелин поймала на себе все еще встревоженный взгляд его сестры и улыбнулась в ответ, давая понять, что все в порядке. Она очень надеялась, что безупречно сыграла свою роль и никто, даже Луис, не заподозрил, что это почти на все сто была симуляция.
        Однако, испытывая из-за этого чувство неловкости и вины, она назвала свою гостиницу.
        - Вот и прекрасно. Это неподалеку, - воскликнула Сандра. - Мы проводим вас после того, как немного остынем и выпьем чего-нибудь.
        Эвелин испытывала трусливое желание поскорее уйти, сказав, что с ней уже все в порядке и что она вполне может дойти сама. Однако она понимала, что судьба дает ей шанс, шанс, о котором можно было только мечтать, и отказываться от него из-за минутной трусости совсем уж глупо. Она оперлась на руку, поддерживающую ее за талию, и в тот же миг почувствовала, как Луис напрягся. Неужели все-таки не верит? Неужели что-то заподозрил? Мельком взглянув на него, она не прочла ничего на его словно высеченном из камня, непроницаемом лице. Но не стоит расслабляться. Надо быть готовой ко всему. Он не привык никому доверять. Поэтому необходимо спрятать свои опасения подальше и вести себя как можно непринужденнее.
        Кафе оказалось довольно уютным и, самое главное, прохладным. Сандра и Эвелин потягивали прохладительный напиток из смеси тропических фруктов, мужчины выпили ананасового сока с содовой, а блондинка Дана заказала себе банановый «дайкири» и сидела с недовольным скучающим выражением лица.
        То и дело Эвелин ловила на себе загадочный изучающий взгляд Луиса, словно желающий проникнуть в самую душу и разглядеть, что же скрывается там. Одна Сандра, казалось, не замечала напряженной атмосферы за столиком и непринужденно болтала, в основном с Эвелин. Они немного поговорили о местных украшениях, потом о летних шляпах, которые плетут на острове из растения, называемого кучаре. Сандра похвасталась, что у нее две такие шляпы и что они прекрасно защищают голову от жары.
        - Непременно куплю себе такую, - улыбнулась Эвелин.
        - Замечательная идея, - подхватила Сандра. - Если бы сегодня вы, мисс Дарси, были в такой шляпе, с вами бы не случилось солнечного удара. Кстати, мы ведь еще даже толком не познакомились. Меня зовут Сандра Ламберт, это Дана Ривз, это мой брат Луис. А это Джей, - немного подумав, добавила она.
        - Очень приятно, - сказала Эвелин.
        Мисс Ривз явно скучала, выражение сузившихся глаз Луиса было далеко не приветливым, но Эвелин не сдавалась, гадая, что бы такое сделать, чтобы Сандра ее запомнила.
        - Меня зовут Эвелин, - проговорила она и улыбнулась.
        - У вас красивое имя, - заметила Сандра. - А как сокращенно?
        Эвелин пожала плечами.
        - Можно Эви, можно Лин, кому как нравится.
        - О, мне определенно нравится Лин, - с воодушевлением воскликнула Сандра. - Можно, я так буду вас называть?
        - Да, конечно, - откликнулась Эвелин, делая над собой усилие, чтобы не показать, как все в ней поет от счастья. Она сделала это! Она все-таки нашла девушку и даже познакомилась с ней.
        - Может, кто-то хочет еще чего-нибудь выпить? - лениво поинтересовался Луис. - Если нет, тогда, я думаю, нам пора.
        Дана с неторопливой грацией поднялась со своего места, не показывая виду, как торопится поскорее уйти отсюда, и направилась к выходу. Сандра послушно последовала за ней, но потом приостановилась и оглянулась.
        - Вы уверены, что уже можете сами идти? Может, мы…
        - Нет-нет, благодарю вас, я уже чувствую себя совершенно здоровой. Пожалуй, даже поплаваю сейчас в бассейне, - сказала она с несколько натянутой улыбкой.
        Однако, не желая быть навязчивой и на случай, если они решили оставить ее здесь, что, без сомнения, жаждали сделать все, кроме Сандры, она слегка замедлила шаг, пока они выходили из прохладного кафе под ослепительное тропическое солнце.
        Выйдя на улицу, Луис тотчас же взял ее за руку и так сильно стиснул ладонь, что Эвелин почувствовала, как невидимые токи раздражения - и, может, даже злости - покалывают ей пальцы. Но больше ничем - ни лицом, ни голосом - он не выдал своего состояния.
        - Джей, подгони машину. Мы подождем вот здесь, под навесом.
        Они обменялись взглядами, и телохранитель отправился выполнять поручение. Идея оставить своих подопечных ему явно не понравилась, но ему ничего не оставалось делать и он подчинился.
        - Может, вы хотите подождать внутри? - спокойным вежливым тоном поинтересовался Луис.
        Но Эвелин видела, что это кажущееся спокойствие. Он сейчас напоминал охотника, поджидающего в засаде свою добычу, чтобы нанести последний, роковой удар.
        - Нет, спасибо, я действительно вполне хорошо себя чувствую. Не беспокойтесь.
        - Это все из-за этой ужасной влажности. Это просто какой-то кошмар. Единственное спасение от нее - не вылезать из бассейна, - защебетала Сандра, вдруг каким-то неуловимым жестом отчаянно напомнив Эвелин ее саму. Словно она увидела себя в зеркале.
        - Да, с непривычки эта влажная жара действует угнетающе. Там, где я живу, совсем иной климат.
        - Вы из Штатов, верно? - полюбопытствовала Сандра. - Я догадалась по акценту. Или я ошиблась? Я бывала там несколько раз.
        - Нет, вы совершенно правы, - подтвердила ее догадку Эвелин, не видя с
        В зеленоватых глазах Сандры светилось обычное человеческое любопытство. Знает ли она, что тоже родилась в Штатах? Скорее всего, нет, подумала Эвелин.
        - О, мне кажется, я неплохо разбираюсь в диалектах и акцентах. В школе у нас есть специальный предмет - языковедение, и мы…
        - Санди, ты не могла бы чуть посторониться? Ты загораживаешь вход.
        Какая-то женщина действительно хотела пройти, но слова брата служили явным приказанием попридержать язык, чему она тут же беспрекословно повиновалась. Пропустив женщину, Сандра снова принялась болтать, но уже о всяких пустяках вроде того, куда нужно непременно сходить на острове, где лучший пляж, что можно купить в качестве сувениров родственникам и друзьям.
        Эвелин последовала ее примеру, стараясь говорить о чем-нибудь легком и приятном, не затрагивая личных тем. Больше всего ей хотелось произвести на девушку хорошее впечатление, сказать или сделать что-нибудь такое, чтобы Сандра запомнила ее и чтобы потом, когда она снова постарается с ней увидеться, узнала ее.
        Но, как назло, в голову лезли одни банальные, ничего не значащие фразы. Она так и не успела придумать ничего умного, когда к входу подкатил роскошный лимузин.
        Они довезли ее до гостиницы, Эвелин поблагодарила своих новых знакомых и попрощалась, сопровождаемая множеством любопытных глаз. Она старательно улыбалась, пытаясь говорить ровным, спокойным голосом, и немного постояла в тени финиковой пальмы, пока машина не скрылась из виду. Но, как только машина исчезла, улыбка сползла с ее лица и к глазам подступили слезы. Теперь она хорошо понимала, что имеют в виду, когда говорят, что сдерживаемые эмоции готовы выплеснуться через край.
        Вернувшись к себе в номер, она пожурила себя. Ну с какой стати она так расклеилась? Ведь сегодня сбылась ее мечта, с которой она жила, которую лелеяла с тех пор, как узнала о том, кто она на самом деле, узнала об Арабелле и обо всем остальном. Она наконец-то увиделась с Сандрой и даже разговаривала с ней.
        Глупо расстраиваться сейчас, когда ее жизнь, в сущности, только начинается. Ее новая жизнь. Теперь она начнет все сначала.

2

        Следующие два дня прошли спокойно и размеренно. Эвелин валялась на пляже, плавала в бассейне, лакомилась местными деликатесами, осматривала достопримечательности острова. Однако в полной мере насладиться отдыхом на райском, экзотическом острове ей мешала неугасающая надежда, превратившаяся почти что в навязчивую идею, еще раз встретить Ламбертов.
        Она ругала себя последними словами, убеждала, что уже сделала все, что могла, что цель достигнута. Она увидела Сандру, разговаривала с ней, возможно даже произвела на нее благоприятное впечатление, и наверняка, если им еще раз доведется встретиться, та ее вспомнит.
        Самым правильным в такой ситуации было бы смириться с тем, что члены семьи миллионеров недоступны для простых смертных и поэтому ей вряд ли удастся еще раз увидеться и поговорить с Санди. Я непременно должна убедить себя в этом, думала Эвелин, как следует отдохнуть, потом вернуться в Нью-Йорк и с новыми силами приступить к работе.
        В конце концов она все-таки приняла это разумное решение и купила билет на морскую прогулку в Розовую лагуну, которая называлась так из-за розоватого оттенка, придаваемого воде микроскопическими водорослями. Хватит уж предаваться меланхолии, твердила она себе, надо жить дальше.
        Ранним утром, когда вода в лагуне еще была серебристо-серой, она стянула свои роскошные рыжеватые волосы в хвост, надела широкополую шляпу местного плетения, которую приобрела по рекомендации Сандры, и отправилась на пристань, где экскурсантов уже поджидал красивый белый катамаран. Веселая, пестрая толпа, состоящая в основном из американцев и нескольких европейцев, была решительно настроена получить от жизни максимум удовольствий, и излучала ту отпускную беззаботность и жизнерадостность, когда так легко завязать разговор с совершенно незнакомым тебе человеком.
        Взойдя вместе со всеми на судно, Эвелин окончательно утвердилась в мысли, что поступила правильно. Она больше не намерена предаваться унынию. Здесь, на Катанау, столько всего интересного, и она не собирается сидеть взаперти и тешить себя пустыми надеждами. Рядом с ней пожилая пара обменивалась впечатлениями по-французски, и Эвелин, которая много лет провела во Франции и говорила на этом языке, как истинная француженка, вступила с ними в беседу.
        Шум мотора тонул в шуме воды, и катамаран плавно скользил в направлении небольшого кораллового рифа. Вода здесь и впрямь имела розовый оттенок. Эвелин любовалась морем и красотами тропического острова и чувствовала, как настроение у нее поднимается с каждой минутой. Она улыбнулась и вновь похвалила себя за правильное решение.
        Вокруг Катанау было разбросано большое количество мелких и совсем крошечных островков, и они сделали остановки на двух из них. На первом - для желающих понырять и поплавать с аквалангом; на втором - для желающих пособирать экзотические раковины. Здесь же, под кронами кокосовых пальм, был подан обед из только что пойманной рыбы и самых разнообразных восхитительных на вкус овощей и фруктов.
        Эвелин с аппетитом поглощала деликатесы, слегка кокетничая со своим соседом, молодым человеком из Техаса.
        На обратном пути, после того как все искупались, смыв с себя полуденную жару, а катамаран подошел ближе к берегу, экскурсовод стал показывать им местные достопримечательности, попутно сообщая некоторые факты из истории острова, открытого и завоеванного в начале семнадцатого века испанцами.
        - А чей это дом, вон там, на склоне горы, такой белый, с островерхой крышей? - полюбопытствовал один из ее соотечественников.
        Их бойкий гид отчего-то вдруг смутился. Заинтригованная этим обстоятельством, Эвелин посмотрела туда, где на пологом берегу среди густых тропических зарослей виднелся большой дом. А внизу, в меленькой бухточке стояла на якоре ослепительно белая яхта.
        - Э-э… дом принадлежит одному важному лицу, - уклончиво ответил экскурсовод.
        - Какая красота! - воскликнул еще кто-то из группы. - А можно подойти поближе и посмотреть на него?
        Гид окончательно стушевался.
        - Видите ли, это частные владения, и я не думаю, что мы вправе нарушать их. Если же вам хочется полюбоваться на тропический лес, у нас имеется специальный туристический маршрут в глубь острова. Там вы сможете наслаждаться джунглями, сколько вашей душе угодно.
        - Могу поспорить, что это владения Ламбертов, ну, тех миллионеров, которым принадлежит весь этот остров чуть ли не со всеми потрохами, - завистливо ухмыльнулся мужчина-американец. Что-то я такое читал, что их род берет начало отсюда.
        - Насчет последнего вы совершенно правы, - подтвердил экскурсовод. - Ламберты - потомки последнего короля острова.
        - Так, значит, это их дом? - не унимался настырный американец.
        Эвелин внимательно наблюдала за изменением выражения лица их смуглого экскурсовода.
        - Да, сэр, это его дом, - с большой неохотой согласился он после некоторой паузы.
        В эту минуту Эвелин в голову пришла одна замечательная идея. Она была настолько неожиданной и авантюрной, что Эвелин тут же постаралась выбросить ее из головы как совершенно абсурдную и весь остаток пути внимательно слушала рассказ экскурсовода и даже поддерживала, хотя и несколько рассеянно, беседу со своим новым знакомым из Техаса.
        Однако на его предложение сходить куда-нибудь вечером она ответила вежливым, но твердым отказом и по возвращении в гостиницу сразу же забыла о нем.
        Уже когда Эвелин лежала в кровати, идея, пришедшая ей на ум во время экскурсии, вновь посетила ее, и, немного поразмыслив, она призналась себе, что не такая уж она и бредовая. По воде до особняка Ламбертов совсем недалеко, но осмелится ли она? И насколько это осуществимо?
        Она начала перебирать в уме возможные осложнения. Так, во-первых, охрана. Естественно, территория надежно охраняется и посторонних туда не пускают. Она вспомнила бульдожьи глаза телохранителя Джея и поежилась.
        Что еще? Сторожевые собаки? Вполне возможно. Ну не растерзают же они ее прямо на месте? Наверняка собаки, если таковые имеются, хорошо обучены и без команды хозяина в горло не вцепятся. К тому же она всегда умела ладить с животными.
        Что, если нанять небольшой катер и совершить водную прогулку в сторону владений Ламбертов, а потом под каким-нибудь предлогом высадиться на берег в той маленькой бухточке внизу?
        Конечно, вполне возможно, что ей и шагу на берег не дадут ступить и вежливо попросят покинуть территорию. Ну что ж, тогда она признает свое поражение и вернется, но попробовать стоит. Попытка не пытка. Чем черт не шутит, а вдруг у нее получится и она еще раз увидит Сандру?
        Эвелин вспомнила юную стройную девушку с медными локонами и зеленовато-карими глазами. Карий цвет ей явно достался от Ламбертов, а вот зеленый - от Арабеллы. Как и ей. С этой мыслью Эвелин и уснула.
        Как оказалось, осуществить ее замысел было до смешного легко. На следующий день, после обеда, она взяла напрокат маленький катамаран, пообещав вернуть его не позднее шести часов. Облачившись поверх купальника в шорты и майку, она как следует обмазалась защитным кремом, надела соломенную шляпу и отправилась в путь.
        Убеждая лодочника в том, что она прекрасно умеет ходить под парусом, Эвелин ничуть не солгала. В элитной школе во Франции, где она училась, спорту, в том числе и парусному, уделялось большое внимание и даже устраивались регаты. Эвелин добилась неплохих результатов и вполне успешно участвовала в соревнованиях. Правда, после того как она стала усиленно заниматься музыкой и пением, спорту уже не уделяла столько времени, но навыки остались. Уже через несколько минут она поняла, что управлять катамараном гораздо проще, чем школьным парусником, что он покорно слушается руля, и почувствовала себя гораздо увереннее, тем более что теплый ровный ветер не предвещал никаких неприятных сюрпризов.
        С искрящимися в предчувствии опасности и приключений глазами, ощущая небывалый прилив сил и душевный подъем, Эвелин скользила по гладкой зеленоватой поверхности моря, постепенно удаляясь от города. Поначалу ей казалось, что за ней неотступно кто-то следит, и с трудом удавалось заставить себя не оглядываться. Но потом она поняла, что ее опасения смехотворны, ибо вокруг было столько всевозможных яхт, катеров и лодок всех размеров и разновидностей, что на нее никто не станет обращать никакого внимания.
        Катамаран неспешно приближался к береговой линии, и вскоре среди пышной зеленой растительности на склоне горы показался большой белый дом. Дом, в котором живет Сандра Ламберт. Время от времени Эвелин приподнималась и, щурясь от яркого солнца, пыталась определить, какое там дно. Вода была прозрачной и слегка розоватой, и это казалось таким удивительным, что она не могла налюбоваться этим чудом природы.
        Мимо нее проплыло несколько катеров с туристами, и она весело помахала им в ответ на их приветственные возгласы. Когда они скрылись из виду и шум моторов затих, она наконец-то смогла вздохнуть с облегчением. Кругом царили тишина и покой, и только внутри у нее все дрожало и трепетало, словно крылья сотни бабочек. Жара стояла невыносимая, и от нее не спасала ни шляпа, ни тень от паруса. Когда солнце начало клониться к западу, она почти достигла цели своего путешествия.
        На берегу не было ни души, но, чувствуя, что чьи-то зоркие глаза пристально наблюдают за ней из зеленой массы леса, она нарочито медленно и небрежно как человек, уверенный, что не делает ничего плохого, развернула суденышко и вошла в устье бухты. Все так же неспешно обогнула белоснежную яхту, восхищаясь ее совершенством и мысленно ужасаясь той несметной, по ее представлениям, сумме денег, которая была вложена в это поистине великолепное произведение судостроительного искусства. Борт яхты украшала сделанная золотыми буквами надпись
«Белая птица». Какое романтичное и точное название. Наверняка летящая по волнам с поднятыми парусами, она и впрямь похожа на птицу.
        Как заправский турист, которому все любопытно и который всюду готов сунуть свой нос, Эвелин направила катамаран к берегу.
        Казалось, все застыло под палящим зноем. Пока что не было видно никаких признаков охраны: ни собак, ни людей. Мелкие волны лениво набегали на сверкающий на солнце золотистый песок и так же лениво откатывались назад, оставляя за собой влажный след. Впереди виднелась плотная, непроглядная масса тропического леса. Со странной смесью опасения и восторга первооткрывателя она ступила на горячий песок.
        Но едва только ее ноги твердо встали на землю, неожиданная, непрошеная паника охватило все ее существо, а сердце заколотилось так неистово, что казалось, будто оно стучит где-то в ушах.
        Чтобы успокоиться, она набрала полную грудь воздуха и медленно выдохнула, потом сняла шляпу, немного обмахнулась ею как веером, убрала со лба вспотевшие волосы и снова водрузила головной убор на голову. На такой жаре немудрено и в самом деле получить солнечный удар. Если она снова свалится в обморок, пусть даже на этот раз и по-настоящему, это и впрямь будет выглядеть подозрительно. И уж тогда ее наверняка и близко не подпустят к членам семейства Ламбертов.
        Закусив слегка подрагивающую нижнюю губу, она пристально вглядывалась в непроходимые заросли тропического леса, закрывавшие склон между берегом и домом. Вдруг откуда-то сбоку раздался какой-то шорох. Эвелин испуганно повернула голову, но, к своему удивлению, никого не увидела. От страха у нее перехватило горло, но с грехом пополам ей удалось справиться с собой. Не для того она проделала этот путь, решилась на эту авантюру, чтобы сейчас бросить все и задать стрекача словно пугливый заяц.
        Так, надо подумать. Что бы сделал обычный турист на ее месте? Наверняка прошелся бы по берегу, потом углубился чуть дальше и посидел в тени деревьев.
        Но сначала она должна вытащить свое суденышко на берег. Это оказалось не таким уж легким делом. Песок был мокрый и липкий, а катамаран довольно тяжелый. Когда она наконец справилась с этой задачей и спустила парус, чтобы не хлопал на ветру, волосы и майка прилипли к телу. Она снова обмахнулась шляпой и немного постояла, переводя дух. От волнения ноги плохо слушались ее, и только глаза внимательно изучали подступающие к берегу густые, немного зловещие заросли. Отсюда дома видно не было.
        И вновь она услышала шорох. На этот раз он был чуть ближе, и ее сердце ушло в пятки. В следующую секунду из зарослей прямо на нее выскочили два огромных ротвейлера.
        И, хотя она и ожидала чего-то подобного, все равно от страха у нее все внутри оборвалось. Но она знала, что нельзя обнаруживать своего страха, потому что собаки его чувствуют, и кое-как справилась с собой. Мощные, черные с рыжими подпалинами, они одним своим видом излучали угрозу. В этот миг Эвелин почувствовала себя такой хрупкой и уязвимой, что вся сжалась в комок в ожидании неминуемой развязки.
        Однако собаки были прекрасно обучены. Не издав ни звука, даже не зарычав, они остановились прямо перед ней. Ничего не предпринимая, они не спускали с нее умных, внимательных глаз.
        - Привет, собачки, - проговорила она тихим ровным голосом. - Вы тоже решили прогуляться?
        Один ротвейлер, подавшись вперед, с любопытством обнюхал ее. Слегка расслабившись, но продолжая оставаться настороже, Эвелин стала восхищенно нахваливать их стать и красоту. Тот, что понюхал, успокоенный ее ласковым голосом, уже готов был по-дружески завилять своим хвостом-обрубком, но другой все еще держался на расстоянии.
        - Да вы, я смотрю, не только красавчики, но еще и умницы, - продолжала она свои дифирамбы.
        Однако на этом ее намечающаяся карьера укротительницы закончилась. Откуда-то из леса раздался негромкий свист. Собаки тут же повернули головы и навострили уши. Эвелин тоже посмотрела в ту сторону. Из-за деревьев появился человек. Высокий, стройный и смуглый, окутанный каким-то зловещим сумраком джунглей, он окинул ее холодным изучающим взглядом.
        Она ожидала увидеть охранника, может Джея, но это был сам великий и всемогущий Луис Ламберт. От волнения во рту у нее пересохло, а ладони, напротив, взмокли. Всем своим видом выражая полную покорность, она с возрастающим страхом наблюдала, как он не спеша, с ленивой грацией дикой кошки спускается на берег. Ягуар! Вот кого он ей напоминает. Сколь великолепный, столь и опасный. Смертельно опасный. По сравнению с этой приближавшейся опасностью собаки показались ей безобидными ручными хомячками.
        Конечно, она всегда знала, что ее поиски чреваты многими опасностями и что ее может ожидать что угодно - от радости до разочарования. Но насколько проще все это выглядело дома, в Нью-Йорке. Мучимая нехорошими предчувствиями, она стояла и как завороженная наблюдала за его приближением. Он остановился в нескольких шагах от нее, и даже на расстоянии она ощутила исходящую от него угрозу.
        Сейчас Эвелин готова была отдать все на свете, чтобы исчезнуть, провалиться сквозь землю или оказаться у себя дома, на Стратфорд-стрит.
        - Это частные владения, - нарушил он тишину. Его голос прозвучал холодно и бесстрастно, словно они никогда не встречались раньше. - Что вы здесь делаете?
        - Как видите, меня взяли под стражу, - ответила она, позволив себе нотки негодования в голосе. - Поверьте, мистер Ламберт, я и представить себе не могла, что здесь меня ожидает такой прием!
        - А чего еще вы ожидали? Ведь вы же знали, что здесь находятся частные владения, - возразил он. - Обычно всех туристов предупреждают, что здесь нельзя выходить на берег, - заметив ее растерянность, проговорил он чуть более миролюбивым тоном.
        - Но меня никто не предупреждал, - покачала она головой, почувствовав некоторое облегчение.
        - Вы хотите сказать, будто не знали, что этот участок береговой полосы принадлежит мне?
        Он сказал это таким тоном, словно не сомневался, что она заявилась сюда исключительно ради его персоны, что она преследует его. Самовлюбленный, надутый павлин! Эвелин почувствовала, как негодование горячей волной поднимается в ней, и поэтому не ощутила особых угрызений совести от того, что солгала.
        - Да, именно так, не знала.
        Нервы Эвелин были натянуты словно струны, ибо она не представляла, что он предпримет дальше. Судя по его виду, ничего из того, на что она надеялась, отправляясь на эту небезопасную авантюру.
        - Понятно, - проговорил он официальным, отстраненным тоном.
        Эвелин облизнула пересохшие губы. Как глупо было с ее стороны полагать, что она сможет провести его. Наверняка он не достиг бы таких высот в бизнесе, если бы был мягкотел и доверчив.
        Молчание затягивалось. Его пристальный немигающий взгляд, казалось, прожигает ей кожу, и, хотя жара стояла невыносимая, у нее по телу пробежала дрожь.
        - Ну что ж, в таком случае давайте поднимемся в дом, - наконец выдавил он.
        В его голосе по-прежнему не было никакого намека на эмоции, и тем не менее в этой фразе слышался скорее приказ, чем приглашение. Что это может означать?
        Из огня да в полымя, пронеслось у нее в голове. Но разве не за этим она сюда приехала?
        - Благодарю вас. Я бы не отказалась от стакана воды, после чего немедленно покину ваши владения и больше никогда не нарушу их, обещаю, - поспешила заверить она его, прежде чем инстинкт самосохранения приказал ей бежать отсюда, не медля ни секунды.
        Он ничего не ответил, но она по-прежнему чувствовала на себе его горящий взгляд из-под полуопущенных век.
        - Я уже могу пошевелиться или они тут же набросятся на меня? - слабо улыбнулась она.
        - О, можете, конечно. - Неожиданно такая ослепительно белозубая улыбка осветила его лицо, что он сразу стал похож на обычного человека. Причем невероятно обаятельного. - Роби, Дэззи, ко мне, ребята!
        - Кажется, у меня затекла нога, - сказала она, сделав пару шагов и слегка покачнувшись.
        Он тут же оказался рядом и подал ей руку.
        - Спасибо, - смущенно пробормотала она, схватившись за него. Почувствовав, как он сразу напрягся, она отдернула руку и вся залилась краской. О господи, неужели он считает ее вульгарной охотницей за богатым женихом?! Неужели она похожа на одну из них?!
        Ростом он был почти на целую голову выше нее, и в данных обстоятельствах это тоже ее несколько угнетало. Она мысленно смерила его взглядом: футов шесть, если не больше, широкие плечи, узкие бедра. Свободная, обманчиво ленивая грация движений скрадывала его внушительные размеры. Странное, доселе ни разу не испытываемое ощущение, которому она не находила названия, горячей волной разлилось по всему ее телу.
        Не успели они ступить на дорожку, ведущую через густой и сумрачный тропический лес к дому, как тишину нарушило изумительно красивое птичье пение. Звуки замирали в неподвижном знойном воздухе и вновь взлетали ввысь восхитительной переливчатой трелью. Очарованная этим прекрасным пением, Эвелин замерла и не смела пошевелиться, пока сказочные звуки не замерли где-то вдалеке. Это было так красиво и неожиданно, что она буквально лишилась дара речи.
        - Что это? - наконец вымолвила она, когда пленительные серебристые, словно колокольчики, звуки вновь прорезались сквозь сумрак тропического леса как какой-то смутный, ускользающий зов в далекий и недостижимый рай.
        Луис стоял так близко, что Эвелин отчетливо видела холодный блеск его глаз, пристально изучающий ее лицо, на котором светился неподдельный восторг.
        - Что же это? - снова прошептала она, когда последняя нота растаяла вдали.
        - Это птица тока-тау, - проговорил он своим глубоким бархатным голосом с отчетливым английским акцентом. - Она редко встречается на побережье, обитает обычно в горах и поет ранним утром или в полнолуние. И почти никогда - днем. Местная легенда гласит, что в ней живет дух девственницы, которая прославилась своим восхитительно сказочным голосом. Отец хотел выдать ее замуж за сына вождя Катанау, но, к несчастью, она полюбила другого - бедного рыбака, который сочинял для нее песни. Они сбежали, надеясь укрыться где-нибудь в горах, но их настигли и обоих убили. Умирая, они запели. И песня эта была столь прекрасна, что их палачи пали ниц и стали молить влюбленных о прощении. Те пообещали, что каждый, кто услышит эту песню, не позже чем через год найдет свою любовь. С того дня на острове появилась птица тока-тау - так звали девушку с удивительным голосом. Местные жители свято верят в эту легенду, потому что тока-тау очень редкая птица и никогда не показывается на глаза людям. Она находит свою пару однажды и навсегда, причем эти птицы никогда не поют в одиночку, а только вдвоем.
        Несмотря на его ироничный тон, Эвелин была очарована как безыскусной прелестью этой легенды, так и изумительными звуками пения. Отчего-то ей стало невыносимо грустно.
        Видимо, заметив ее состояние, Луис сказал:
        - Давайте поднимемся в дом. Так недолго и обгореть. Здешнее солнце довольно коварно, в чем, впрочем, вы и сами уже успели убедиться. - Проговорив это, он бросил на нее загадочный взгляд.
        Сердце Эвелин ёкнуло. Неужели догадался, что ее обморок был ненастоящим? Да нет, успокоила себя Эвелин, она была весьма убедительна, не зря же принимала участие во всех школьных спектаклях.
        Ведущая в гору тропа была не слишком крутой и вполне удобной для подъема. Эвелин легко одолела весь путь, лишь слегка запыхалась. В тени деревьев было прохладно, поэтому идти было нетрудно. Однако нервы и напряжение давали о себе знать.
        - Как вы себя чувствуете? - поинтересовался он, заглядывая в ее побледневшее лицо.
        - Все в порядке, просто, наверное, немного устала. Не следовало мне заплывать так далеко.
        - Кто не рискует, тот не пьет шампанского, - с иронией проговорил он, вскинув бровь.
        - Не знаю, как насчет шампанского, - слабо улыбнулась она, - но от стакана воды я бы не отказалась.
        - Потерпите еще немного, мы уже почти пришли, - успокоил ее он.
        Несмотря на волнение и усталость, при виде дома она застыла в немом восхищении. Большой, белый, с остроконечной крышей из зеленой черепицы, он был воплощением могущества и власти его хозяина. По всему периметру дома, насколько она могла видеть, тянулась открытая терраса, увитая диким виноградом.
        Дом был окружен садом, где розовые и лиловые цветы соседствовали с причудливыми экзотическими лианами. Влажный теплый воздух был напоен сладким ароматом гардении. Ее мелкие цветы мерцали среди глянцевых листьев, как опустившиеся на землю звезды. В одном углу сада росло большое дождевое дерево, чьи похожие на папоротник листья были раскрыты, несмотря на дневную жару. В тени его причудливой кроны стояли плетеные кресла и диваны. Ползучие лианы, усыпанные разноцветными мелкими цветочками, обвивали этот райский уголок. Откуда-то доносился тихий звук льющейся воды, мелодичное журчание которой и освежало, и услаждало слух.
        - Как красота! - восхищенно воскликнула она.
        - Благодарю вас, - отозвался он голосом, лишенным каких-либо эмоций.
        Эвелин вся мгновенно сжалась, словно улитка, желающая забиться в свою раковину. Все ясно. Он считает, что она, совершенно посторонний человек и к тому же незваная гостья, не имеет права восхищаться его домом, но простая вежливость заставила его ответить на комплимент. Она упрямо сжала рот. Нет, она не будет расстраиваться из-за его пренебрежительного отношения.
        Она прошла за ним в дом. Каждая ее клеточка была напряжена, глаза возбужденно блестели, ноздри трепетали, улавливая неповторимый аромат тропических растений и тонкий дразнящий запах, принадлежавший Луису Ламберту. Ей казалось, что она может попробовать на вкус этот воздух - теплый и свежий, густо напоенный обещанием чего-то неизведанного.
        В доме стояла тишина. Они прошли по широкому длинному коридору через весь дом и пришли в очень красивую комнату, стены которой были отделаны светлыми деревянными панелями, а пол выложен мозаичной плиткой. Повсюду было множество всевозможных растений. Какое-то глубоко спрятанное ощущение, словно она уже когда-то была здесь, видела все это, вдруг пробудилось в ней. Но как такое возможно?
        Эвелин стряхнула с себя наваждение и оглядела комнату. Интересно, здесь ли Сандра. Пока она не заметила никаких признаков чьего бы то ни было присутствия.
        Почувствовав на себе его пристальный взгляд, она едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть, словно он мог прочесть ее мысли.
        - Может быть, желаете принять душ? - поинтересовался он тоном любезного хозяина.
        - О, с огромным удовольствием. Я вся в песке и соли.
        - Тогда вам нужно вернуться в тот конец коридора, откуда мы пришли, а я пока приготовлю что-нибудь освежающее.
        Хотя в его голосе по-прежнему проскальзывали резковатые нотки, улыбка казалась искренней, а глаза не отрывались от ее лица.
        Она судорожно сглотнула и поспешно выскользнула из комнаты, услышав, к своему полному смятению, у себя за спиной его негромкий смех. Он что, пытается заигрывать с ней? Да нет, уверила себя Эвелин, ей просто показалось. Что может найти в ней, Эвелин Дарси, такой человек, как Луис Ламберт, окруженный самыми красивыми в мире женщинами. Нет, она, конечно, тоже по-своему привлекательна, но уж точно не для таких, как он. Наверняка миллионеры, которым доступно почти все, не обращают внимания на простых девушек. Зато на него нельзя не обратить внимания. Внутренний голос подсказывал ей, что даже если бы этот мужчина был обычным рядовым тружеником, то все равно не утратил того мощного обаяния, той способности нравиться без всяких усилий со своей стороны, которые так неотразимо действуют на слабый пол.
        Эвелин нашла ванную комнату, которая располагалась в конце коридора и, вопреки ее ожиданиям, оказалась вполне обыкновенной, без мрамора и золотых кранов, без всяких изысков и излишеств.
        Она взглянула на себя в овальное зеркало в плетеной оправе и едва не вскрикнула, увидев свое отражение. Вид у нее был действительно дикий: волосы спутались, глаза горят, зрачки расширены, на скулах лихорадочный румянец, кожа сухая и обветренная. Теперь понятно, почему он так смотрел на нее.
        А всему виной волнение вкупе с дурными предчувствиями. Она сцепила пальцы, закрыла глаза и заставила себя успокоиться. Только когда сердце забилось чуть ровнее, она сбросила с себя одежду и встала под прохладные освежающие струи.
        Внезапно перед ее мысленным взором возникло яркое видение: мужчина с лицом Луиса Ламберта среди джунглей. Во всем великолепии своей наготы, солнце играет на его стройном, мускулистом теле…
        Образ был настолько реальным и отчетливым, что ее пронзила безотчетная дрожь. Она мельком взглянула на себя в зеркало и с ужасом увидела, что все ее тело заливает краска волнения.
        - О нет, только не это, - в панике прошептала она, отгоняя непрошеные видения. Она прекрасно знала, что это означает, хотя сама раньше никогда не испытывала сексуального возбуждения.
        В детстве отвергнутая теми, кого любила, она не принимала сознательного решения избегать близости с мужчиной, но до сих пор еще никому не удалось разбудить и привести в движение дремавшие в ней желания. Она всегда устанавливала эмоциональный барьер, за который не пускала никого, будь то мужчина или женщина. С тех пор как ей исполнилось десять лет, она наблюдала за миром из-за возведенных ею баррикад, преисполненная решимости никогда никого не пускать к себе в душу, чтобы не дать возможности причинить себе боль.
        И это полностью устраивало Эвелин. Она была вполне довольна своей жизнью и работой в публичной библиотеке, а в последнее время у нее появилась цель, и потому она должна самым решительным образом подавить в себе это неожиданное физическое влечение к Луису Ламберту. Не хватало ей еще влюбиться в него и присовокупить ко всем своим жизненным невзгодам еще и разбитое сердце.
        С неожиданной силой на нее вдруг накатил страх. А вдруг он знает или догадывается? Нет, этого не может быть. Откуда ему знать? Сейчас ей нужно мобилизовать все свои душевные силы, чтобы убедить Луиса Ламберта, что она вполне подходящая компания для его младшей сестры и что ее не стоит опасаться, к тому же надо постараться произвести наилучшее впечатление на саму Сандру.
        Настроенная самым решительным образом, Эвелин вытерлась полотенцем, влезла в свою одежду и расчесала волосы. Она не стала стягивать их резинкой и, чтобы поскорее просохли, оставила распущенными.
        Прежде чем открыть дверь ванной, она сделала глубокий вдох и вышла в коридор. Хозяин дома уже шел ей навстречу. От волнения ладони у нее сделались влажными. Она застенчиво пошла по направлению к нему, испытывая легкий нервный трепет под его откровенно оценивающим взглядом. Приблизившись, она собрала остатки самообладания и взглянула в его бездонные черные глаза.
        Я тебя не боюсь, мысленно проговорила она и упрямо вздернула подбородок. В это мгновение она позабыла, что на карту поставлено все, и не отвела взгляда.
        Он остановился. Окинул внимательным взглядом ее посвежевшее после душа тело, лицо с пылающим на нем румянцем, мокрые волосы. Выражение его лица было спокойным и несколько отчужденным, однако, когда он улыбнулся, на нее вновь обрушился мощный поток его неотразимого обаяния, перед которым трудно было устоять.
        - Ну как, все еще хотите пить? - спросил он.
        - О да, ужасно. Готова выпить целое озеро, - попыталась пошутить она, чтобы хоть немного разрядить ту напряженную, наэлектризованную атмосферу, которая установилась между ними.
        - Даже так? - еще шире улыбнулся он, заставляя ее сердце забиться еще быстрее. - К сожалению, озера предложить не могу, но, надеюсь, напиток, который я приготовил, вам понравится. Идемте. - Он взял ее за локоть и повел в глубь дома.

3

        Эвелин думала, что они направляются в ту же уютную гостиную, куда он привел ее вначале, однако они свернули налево и, пройдя через широкие двери, вышли на террасу, прячущуюся в тени экзотических растений, названия которых Эвелин не знала, и изысканно-прекрасных, грациозных орхидей на длинных стеблях.
        - Какая прелесть! - невольно вырвалось у нее. Она оглядела террасу и сглотнула слюну при виде стоящего на столе запотевшего кувшина с прозрачной золотистой жидкостью.
        - Будете только сок или, быть может, хотите чего-нибудь покрепче?
        Она улыбнулась.
        - Только сок, пожалуйста. Неразумно было бы пить спиртное в такую жару, тем более что мне еще предстоит вернуть назад взятый напрокат катамаран, ведь я…
        - Об этом можете не беспокоиться, я уже обо всем позаботился. Катамаран будет доставлен на место, а вас обратно отвезу я.
        Она густо покраснела, понимая, что доставляет ему массу хлопот, и чувствуя себя крайне неловко.
        - Нет-нет, это лишнее, я не могу так злоупотреблять вашим гостеприимством. Я и так уже отняла у вас массу драгоценного времени.
        - Ерунда, - отрезал он тоном, не допускающим возражений. - Мне ведь тоже иногда требуется отдых. В любом случае я уже все устроил и обещаю, что буду вести себя вполне пристойно, но за это вы должны со мной поужинать.
        Он сказал «со мной», а не «с нами», отметила про себя Эвелин. Где же все остальные? Надменная красавица Дана? Сандра? Ее так и подмывало расспросить его, но она прекрасно понимала, что этого делать ни в коем случае нельзя, поэтому решила пойти обходным путем.
        - Это очень любезно с вашей стороны, но мне кажется, что не совсем удобно. Возможно, вашим домашним не понравится, что я…
        - Об этом не стоит беспокоиться, - небрежно бросил он. - Дана улетела в Европу на очередной показ мод, а Сандры сегодня вечером здесь не будет.
        Чтобы скрыть разочарование, она сделала несколько глотков восхитительного напитка из смеси тропических фруктов. Напиток был прохладным, чуть кисловатым и прекрасно утолял жажду. Поставив стакан на стол, она уже смогла непринужденно улыбнуться.
        - Мне действительно неудобно доставлять вам столько хлопот, мистер Ламберт. Вы очень добры, но мне бы не хотелось нарушать ваше уединение.
        - Глупости! - воскликнул он. - Я буду только рад такой очаровательной компании.
        Что-то подсказывало ей, что она не должна оставаться, что в его предложении скрывается какой-то подвох, некий скрытый, пока не ясный ей замысел. Но какой? Вряд ли она ему нравится. По сравнению с утонченной красавицей Даной она кажется ничем не примечательной простушкой. Может, ему просто стало скучно теперь, когда та уехала, и он решил немного развлечься?
        Почувствовав, как к щекам приливает горячая волна, она неуверенно взглянула на него и заметила на его лице понимающую улыбку. Догадывается о ее колебаниях?
        Если она сейчас испугается и сбежит, то может навсегда потерять шанс на продолжение знакомства с Ламбертами. В конце концов, чем она рискует? Даже если он надеется на мимолетный любовный эпизод, не будет же он настаивать, если она откажется? Наверняка он не из тех, кто станет применять силу.
        - В таком случае я согласна, - ответила она, принимая отчаянное решение и глядя на него с дерзкой усмешкой. - Благодарю за приглашение, я с удовольствием поужинаю с вами.
        Он медленно, обаятельно улыбнулся, и в голове у нее снова зазвенели тревожные колокольчики. Либо Луис Ламберт записной дамский угодник, что маловероятно, либо он старается ей понравиться. Но последнее предположение еще более абсурдно.
        Ей было совсем не просто сохранять равнодушный вид, особенно учитывая то обстоятельство, что он оказался прекрасным собеседником. Пока они любовались заходом солнца, он рассказывал ей о своем предке, морском капитане и пирате Дугласе Мартино, наполовину англичанине, наполовину португальце, который первым из европейцев ступил на эту землю, женился на дочери вождя и вскоре был назначен губернатором острова. Власть, которую он получил благодаря родству с правителями острова, перешла к его детям. Он смог весьма умело организовать здесь добычу жемчуга, что принесло острову славу и процветание.
        Когда Луис рассказывал о своем прославленном предке, в его словах время от времени проскальзывали завистливые нотки.
        - Вы сожалеете, что не родились в то время? - осмелилась высказать она свое предположение вслух.
        - Почему вы так решили? - спросил он, и его лицо озарила улыбка. - Полагаете, мне в жизни недостает авантюрных приключений? Ну да, возможно, моя жизнь не так ярка и богата событиями, как у моего предка Дугласа, но, уверяю вас, сражения, в которых мне приходится участвовать, столь же жестоки, а подчас и кровавы, а ответственность, лежащая на мне, столь же велика. Как, впрочем, и необходимость защищать тех, кто от меня зависит.
        Значит, в глубине души он все-таки романтик, подумала Эвелин. Это открытие было весьма неожиданным и странным и совсем не соответствовало ее первому впечатлению о нем.
        - Знаете ли вы, сколько людей зависит от процветания корпорации Ламбертов? Мы оказываем поддержку целым правительствам, которые рассчитывают на нас, боремся за права человека, выступаем за замораживание непопулярных мер, оказываем посильный вклад в борьбу с терроризмом.
        - Да, теперь я вижу, что ваша жизнь не менее насыщенна и опасна, чем у вашего предка, и что вам незачем ему завидовать. Но вот о себе я не могу сказать то же самое. Несмотря ни на что, мне кажется, тот мир был гораздо проще и понятнее, чем современный. Мне бы хотелось быть отважной и безрассудной, как капитан Мартино, и бороздить моря в поисках приключений.
        - Об этом мечтают многие мужчины, но мне всегда казалось, что женщины предпочитают покой, устроенность и стабильность.
        - Покой и устроенность не всегда связаны с внешним миром, чаще они зависят от нашего внутреннего состояния. - Она произнесла эти слова пылким голосом, окрашенным далекими воспоминаниями, и вдруг с ужасом обнаружила, что он пристально наблюдает за ней из-под полуопущенных ресниц, а в его черных глазах таится нечто непостижимое и загадочное.
        - Вы странная девушка, - наконец проговорил он. - Расскажите о себе. Вы живете в Штатах? Где именно?
        - В Нью-Йорке.
        - А где работаете?
        - В публичной библиотеке.
        - И вам нравится ваша работа? - поинтересовался он.
        - Да, очень. В университете я училась на факультете искусств.
        - А увлечения, мисс Дарси? У вас есть увлечения?
        - О да, разумеется. Я увлекаюсь музыкой.
        Он вскинул черную бровь.
        - В самом деле? И как давно?
        Эвелин на секунду задумалась.
        - Пожалуй, лет десять. В школе у нас была учительница музыки, наполовину француженка, наполовину итальянка. Это она буквально заразила нас своей любовью к музыке.
        - Вам повезло. Почему же вы не сделали музыку своей профессией? - спросил он.
        Потому что не хочу пойти по стопам Арабеллы, подумала она, но вслух произнесла с улыбкой:
        - Потому что книги я люблю больше. - Она не могла рассказать ему, что хотела посвятить себя музыке, хотела стать певицей, но только до того, как узнала, кем была ее настоящая мать.
        - Понятно, - отозвался он и ненадолго умолк.
        Ей не надо было смотреть на него, чтобы понять: он внимательно наблюдает за ней. Она кожей ощущала этот обжигающий взгляд, словно он не смотрел, а дотрагивался до нее. Эвелин почувствовала какое-то смутное волнение, возбуждение.
        Однако она не собиралась поддаваться его молчаливому натиску и упорно продолжала смотреть на море. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, тени стали длинными, и в воздухе повеяло освежающей прохладой. Смолкло птичье пение, и стало необычайно тихо, лишь рокот прибоя нарушал тишину.
        На протяжении всего их разговора Эвелин явственно ощущала, что их тела ведут свой безмолвный диалог. Никогда раньше не испытывая ничего подобного, она была смущена и встревожена своими ощущениями и старалась не обращать внимания на то, как все ее существо откликается на неведомый призыв, заставляя сладко замирать сердце.
        Пока они разговаривали, ей это удавалось, но сейчас, когда тишина сумерек опустилась на них, обступая со всех сторон, приходилось признать, что какая-то неведомая сила непреодолимо и властно влечет ее к нему.
        Эвелин как бы ненароком скользнула по нему взглядом и увидела на его резко очерченном вечерним светом лице уже знакомую ей улыбку хищника, уверенного в том, что намеченная жертва уже никуда от него не денется. Усилием воли она заставила себя спокойно выдержать этот красноречивый взгляд, притворяясь, что ничего не замечает. Он не отрывал от нее своих гипнотических глаз, но что-то подсказывало ей, что она ни в коем случае не должна показывать Луису Ламберту, какое воздействие он на нее имеет.
        Что-то сильное и мощное, чему пока не было названия, но что уже невозможно было отрицать, опалило ее изнутри. Влечение, которое она пыталась побороть в себе с того момента, как увидела его в ресторане, стремительно перерастало в страсть.
        Она едва сдержалась, чтобы не застонать вслух. Нет, только не это. Страсть - извечное проклятье всей ее жизни. Она, эта страсть, толкнула ее мать на безумства; из-за этой страсти развелись ее приемные родители, а потом и бросили ее, Эвелин. Повзрослев, она стала понимать, сколь безжалостна и разрушительна эта необузданная стихия, и твердо решила никогда не становиться ее рабыней. До сих это было совсем не трудно. Она просто старательно обходила стороной любого мужчину, от которого исходила подобная угроза.
        Как же так случилось, что тот, кому удалось пробить брешь в ее годами выстраиваемых укреплениях, оказался именно братом Сандры? Или, в отчаянии подумала она, это произошло как раз потому, что он брат Сандры? Он усыпил ее бдительность, а она была настолько поглощена мыслью любым способом познакомиться с Сандрой, сблизиться с ней, что не придала значения тому впечатлению, которое производит на нее брат девушки. А теперь слишком поздно.
        В отчаянной попытке найти какой-нибудь выход из западни, в которою она так глупо угодила, Эвелин снова взглянула на небо, где золотисто-алые отблески заката окрашивали все в какие-то фантастические цвета.
        - Как красиво! - восхищенно воскликнула она.
        Луис поднялся.
        - Идемте на край скалы, - предложил он. - Оттуда лучше видно.
        Дав себе слово, что после сегодняшнего вечера она больше никогда не увидится с Луисом Ламбертом, Эвелин прошла вслед за ним по усыпанной ракушечником садовой дорожке и остановилась под ветвями раскидистого дерева.
        Закат был просто великолепен. Теплый воздух, пронизанный легким ароматом моря, смешивался с буйством запахов тропического леса. Догорающий солнечный луч скользил по их лицам.
        Вдруг все погасло. Темнота плотно окутала их, словно накрыла черным покрывалом.
        - Давайте вернемся в дом, - сказал Луис, - сейчас станет совсем темно.
        Они вновь вошли в дом через террасу, но не задержались там, а перешли в соединенную с ней комнату, которая оказалась чем-то совершенно необычным. Это была большая комната в форме шестиугольника, пять стен которой выходили прямо в ночь. В ней не было окон, вместо них висели полупрозрачные темно-синие шторы, слегка поблескивающие на свету и напоминающие ночное небо. На выложенном синей с золотистым узором плиткой полу лежали циновки с замысловатым орнаментом - явно работа местных мастеров. Современная мебель, стулья с деревянными спинками, диваны, обитые бело-голубой тканью. Пышная зелень в керамических и глиняных горшках различной формы и величины создавала в ней необыкновенный уют. Напольная ваза, искусно покрытая глазурью - явно старинная и очень ценная, - своим рисунком напоминала россыпь звезд на фоне цвета индиго и перекликалась с цветовой гаммой всей комнаты.
        Еще тут было несколько скульптур. Одни - современные, другие, изображавшие людей и животных, были вырезаны из черного, похожего на эбонит дерева. Над всем этим великолепием парила островерхая крыша, словно уходящая в небо.
        Всем своим существом Эвелин ощущала, как напряженно пульсировало ее тело в ожидании чего-то нового, неизведанного, как быстро бежала по жилам кровь. В комнату ворвался легкий ветерок, принеся с собой жалобные трели какой-то птицы, которые, задевая тончайшие струны, проникали прямо в душу.
        Так вот, значит, в чем все дело, внезапно поняла она. Влечение, которое она сейчас испытывала, было не что иное, как естественный интерес восприимчивой женщины к сильному, мужественному, зрелому мужчине, подогреваемый романтической обстановкой. Если это действительно так, то она совершенно напрасно пребывает в таком смятении.
        - Какой странный у вас взгляд, - пробормотал он.
        - Странный? Возможно. Просто я никогда не видела ничего подобного. Какая удивительная комната!
        Он улыбнулся, ничего не ответив, и в течение всего ужина обращался с ней с подчеркнутой любезностью хозяина. Наконец-то она снова смогла овладеть собой. И в самом деле, глупо было с ее стороны так разнервничаться. Влечение - это физиология, оно возникает так же непроизвольно, как и чувство голода. Впервые в жизни она столкнулась с таким мужчиной - сильным, властным, неотразимым, к тому же еще в тот самый момент, когда ее чувства находились в полном смятении от встречи с Сандрой. Вполне естественно, что ее ответная реакция оказалась столь бурной.
        Почувствовав огромное облегчение, Эвелин расслабилась. Она с большим удовольствием попробовала все изумительные блюда, что подавались за ужином, выпила немного белого вина и обнаружила, что легко поддерживает с ним непринужденный разговор. Она даже с удивлением отметила, что подшучивает над ним, при этом ее лицо искрилось от смеха. Он явно не привык, чтобы над ним подшучивали, но его колдовские глаза, смотревшие на нее, светились неподдельным весельем.
        Он хотел подлить еще вина в ее бокал, но она покачала головой и приложила ладони к своим пылающим щекам.
        - Вино великолепное, но я и так уже выпила более чем достаточно. Как только я чувствую, что у меня начинают гореть щеки, значит, уже хватит.
        - Какая разумная девочка!
        - Женщина. - Она дерзко вздернула подбородок. - Благодарю за комплимент.
        - Прошу прощения, но с этими пылающими щеками и искрящимися глазами вы и впрямь выглядите ровесницей Сандры.
        - Да, я знаю. На самом деле мне двадцать три, а вам?
        - Тридцать один.
        - Наверное, непросто быть главой такой огромной влиятельной компании?
        Он слегка пожал плечами, не сводя с нее глаз.
        - Это то, к чему меня готовили, хотя я никогда не думал, что так скоро приму на себя обязанности главы корпорации. После смерти моих родителей совет директоров хотел раздробить ее на отдельные предприятия, нарушив то единство, добиться которого отцу стоило стольких усилий и времени. Я не мог допустить этого, и, к счастью, мне удалось настоять на своем, но это было непросто.

«Непросто» применительно к той ситуации, слишком мягко сказано. Типично английское выражение сдержанности. Эвелин удивленно приподняла брови.
        - Мне кажется, я что-то читала об этом в газетах. Если я правильно помню, они писали, что эта борьба больше напоминала войну, причем не на жизнь, а на смерть.
        - Что ж, я люблю, когда мне бросают вызов, - проговорил он.
        Эвелин улыбнулась.
        - Я начинаю приходить к убеждению, что в вас гораздо больше от вашего прославленного предка Дугласа Мартино, чем вы думаете.
        Он усмехнулся.
        - Надеюсь, вы правы. А вы, маленькая Эвелин… Вы позволите мне вас так называть? - И, не дожидаясь ответа, продолжил: - Вы любите бросать или принимать вызов?
        - Пожалуй, нет, - ответила она после короткого раздумья. - Бурные течения и шторма не по мне. Я предпочитаю тихие, спокойные воды.
        - Как? - Он удивленно поднял брови. - Разве не вы говорили мне не более часа назад, что хотели бы походить на моего дерзкого и отчаянного предка и мчаться по волнам навстречу приключениям?
        Она бросила на него беспокойный взгляд. Он по-прежнему улыбался, от души веселясь, как ловко заманил ее в ее же собственную ловушку.
        - Ну ладно, - со вздохом согласилась она. - Вы правы, во мне есть авантюрная жилка, хотя, столкнувшись с реальностью современного мира, моя романтическая страсть к приключениям несколько поутихла.
        Он негромко рассмеялся, после чего попросил ее разлить кофе. Когда с кофе было покончено, она решительно поднялась.
        - А теперь мне пора. Могу я вызвать сюда такси?
        - Не беспокойтесь, Джей отвезет вас.
        - Нет-нет, - смутилась она, - я и сама прекрасно доберусь.
        - Но вы же остались здесь по моей просьбе. Не волнуйтесь, это будет для него совсем нетрудно и не займет много времени.
        Ей ничего не оставалось, как согласиться, и она вышла вслед за ним в сумрак наступившего вечера. В небе сияла яркая луна, словно огромная жемчужина среди россыпи мелких алмазов - звезд. Рыбаки, вышедшие в море на ночной промысел, расставляли сети и издалека были похожи на светлячков. Виднеющиеся в темноте силуэты скал казались удивительно белыми на фоне чернеющего океана.
        Эвелин повернулась к Луису.
        - Благодарю вас за ваше гостеприимство, мистер Ламберт, и за этот чудесный, незабываемый вечер! - воскликнула она в порыве вдохновения.
        - Я рад, что вам понравилось, - отозвался он.
        Это прозвучало так, словно он и вправду был рад.

4

        Все дорогу, пока они ехали до гостиницы, Джей не проронил ни слова и, открывая перед ней дверцу машины, ответил на ее улыбку с отстраненной вежливостью. Ну, в конце концов, на то она и охрана, чтобы никому не доверять, подумала Эвелин, входя в холл гостиницы.
        Оказавшись у себя в номере, она сразу же прошла в ванную и долго плескала водой на свои пылающие щеки. Выйдя оттуда, она взглянула на часы и увидела, что еще довольно рано, да и едва ли ей удастся уснуть в таком возбужденном состоянии.
        Что-то явно не давало ей покоя. Какое-то смутное, подсознательное беспокойство, которое она затруднялась выразить словами. Она передернула плечами, как бы желая отделаться от этого ощущения. Прямо паранойя какая-то, усмехнулась она про себя.
        Чувствуя, что слишком взволнована, чтобы оставаться в четырех стенах, Эвелин решила пойди в бассейн поплавать. Немного физической нагрузки пойдет на пользу, к тому же поможет избавиться от странного волнения, охватившего ее.
        Она переоделась в халат и не торопясь направилась в сторону бассейна, откуда доносились радостные возгласы, пронзительные визги и смех.
        Несомненно, причина ее теперешнего взбудораженного состояния Луис Ламберт, да и неудивительно. Любая бы на ее месте чувствовала и волнение, и беспокойство, и смятение. Он дал ей богатую пищу для размышлений.
        Несколько пар резвилось в бассейне. Эвелин сняла халат и, осторожно войдя в прохладную голубоватую воду, поплыла вперед, делая сильные взмахи руками. С удовольствием поплавав минут пятнадцать, она вылезла из бассейна, вытерлась полотенцем и, набросив халат, прошла на террасу, где, опершись о деревянные перила, постояла, любуясь ночным звездным небом.
        После энергичного плавания напряжение немного отпустило ее, но беспокойство по-прежнему сидело внутри, терзало ее, жгло. Где-то неподалеку, по-видимому в танцевальном зале, звучала музыка. Пульсирующая мелодия тонула в напоенном тяжелыми ароматами воздухе, и до ее слуха долетал лишь настойчиво выбиваемый ударником барабанный ритм.
        Эвелин со вздохом оттолкнулась от перил террасы и вернулась в свою комнату. Отчего-то к глазам подступали глупые непрошеные слезы.
        Уснула она почти сразу, но, проснувшись, поняла, что с наступлением дня дурные предчувствия не исчезли, а лишь усилились. Глядя на рассеянный солнечный свет, пробивающийся сквозь шторы, она попыталась проанализировать свои ощущения и определить, когда возникли эти нехорошие предчувствия. Они никак не были связаны с Луисом и вообще с Ламбертами. И тут вдруг она поняла. Они появились, когда вчера она вошла к себе в номер. Эвелин нахмурилась, припоминая, что было накануне: вот она вошла в ванную, сняла с себя шорты и майку и положила их в корзину для грязного белья… Точно, корзина. Она ясно помнила, что последней вещью, которую она туда клала, был сарафан, что она надевала на экскурсию и испачкала фруктовым соком. Вчера же сверху лежали носки, это она прекрасно помнила.
        Кто-то рылся в ее вещах! Внутри у нее все оборвалось. Кто это мог быть?!
        Она вскочила с постели, тщательно осмотрела всю комнату, проверила всю одежду. Все было на месте, ничего не пропало. Впрочем, брать у нее особенно нечего - обычные летние тряпки да бижутерия, а все остальное - паспорт, билеты, чековая книжка - хранилось в сейфе у дежурной.
        Наверное, это горничная, подумала она. Да, скорее всего. Убирала номер и - возможно, из любопытства или еще по какой-то причине - переложила вещи в корзине.
        Она решила все-таки спуститься вниз и проверить, все ли на месте в сейфе. Дежурная была удивлена ее странной просьбой, но все же проверила. Да, все на месте. Эвелин поблагодарила ее и повернулась, чтобы вернуться в номер, да так и застыла на месте. В нескольких шагах стоял Луис Ламберт и смотрел на нее. Сердце ее забилось, словно пойманная в клетку птица.
        - Доброе утро, Эвелин, - проговорил он своим мягким низким голосом. - Вы уже вернулись?
        - Д-доброе утро, - заикаясь пробормотала она, еще не оправившись от шока, затем недоуменно подняла брови, когда смысл его вопроса проник в ее сознание. - Вернулась? Я никуда и не уходила.
        - Просто я пытался дозвониться к вам в номер вчера вечером, но никто не брал трубку, а номер вашего сотового я не догадался спросить.
        Зачем я ему понадобилась? - лихорадочно пыталась она сообразить, вслух же предположила:
        - Видимо, вы звонили, когда я была в бассейне.
        - Тогда понятно, - отозвался он вежливо-безразлично, хотя в глазах его отчего-то промелькнули веселые искорки. Или это просто игра света? - Я вас не задерживаю? Вы никуда не торопитесь?
        - Да нет в общем-то, - осторожно ответила она, не понимая, к чему он клонит.
        - Я хотел бы поговорить с вами. Давайте сядем вон там, - сказал он и, не дожидаясь ее согласия, взял за локоть и повел к уголку отдыха, состоящему из нескольких диванов и кресел, в центре которого красовалась раскидистая пальма в кадке.
        Она утонула в мягких подушках кресла. Он сел напротив и загадочным пристальным взглядом стал рассматривать ее, что, естественно, никак не уменьшило ее нервозности. Она беспокойно поёрзала. Щелкнул выключатель, и под потолком, набирая обороты, закрутился огромный вентилятор.
        - Что-нибудь случилось? - поинтересовался он, сверля ее взглядом, без сомнения заметив, что она чувствует себя не в своей тарелке.
        - Нет, - слишком поспешно ответила она. - А что такого могло случиться? Хотя я, признаться, слегка удивлена тем, что вижу вас здесь.
        - Я приехал убедиться, что у вас не возникло никаких проблем с тем лодочником, у которого вы брали напрокат катамаран.
        Эвелин покраснела.
        - Я… э-э… еще не виделась с ним. Только собиралась это сделать. Наверное, ему нужно что-то заплатить?
        - Нет, зачем же. Вы заплатили ему за прокат, больше ничего не нужно. Катамаран на месте, так что он ничего не потерял.
        - Благодарю вас, - пробормотала она, чувствуя себя ужасно глупо и скованно в его присутствии.
        Он улыбнулся.
        - Вы сумеете как нельзя лучше отблагодарить меня, если согласитесь покататься сегодня со мной на яхте.
        Несмотря на работающий вентилятор, Эвелин почувствовала, что ей нечем дышать. Она могла представить, как выглядит со стороны: потрясенный вид, вытаращенные глаза, открытый от изумления рот.
        - На вашей яхте? - глупо переспросила она, боясь, что ослышалась.
        - На моей, - с улыбкой подтвердил он.
        - Вдвоем? - Эвелин почувствовала себя полной дурочкой.
        - Да, вдвоем. Сандра решила еще на несколько дней задержаться у друзей.
        Мозг ее лихорадочно заработал. Самым первым и сильным желанием было ухватиться за такую возможность и тем самым укрепить с ним отношения, чтобы потом снова встретиться с его сестрой, но врожденная осторожность подсказывала, что с ним будет не так-то легко справиться, если она останутся наедине.
        Дыхание ее участилось.
        - Мне кажется… я думаю, это не совсем удобно… то есть… Я хочу сказать, это было бы не совсем… осмотрительно с моей стороны, - запинаясь проговорила она.
        - Отчего же?
        Она закусила губу.
        - Заверяю вас, что я не имею привычки навязывать себя женщинам. Если вас смущает именно это, то даю слово, что мы будем не одни.
        - Вы возьмете с собой Джея? - спросила она охрипшим от волнения голосом и залилась краской, втайне надеясь, что он ничего не заметил.
        - Вы совершенно правы. Он не только мой водитель, но еще и отличный моряк.
        И к тому же телохранитель, язвительно добавила про себя Эвелин. Впрочем, она прекрасно понимала, что таким людям, как Луис Ламберт, без охраны никак нельзя. Хотя наверняка в некоторых ситуациях он и сам мог бы за себя постоять.
        Ее взгляд непроизвольно скользнул по его крепкому, мускулистому телу. В белых брюках и бежевой рубашке с короткими рукавами он смотрелся внушительно и эффектно. У нее закралось подозрение, что он тщательно продумал свой костюм, чтобы выгодно подчеркнуть бронзовый загар и крепкие мускулы рук и бедер. Судя по всему, он уже давно носил этот костюм и чувствовал себя в нем комфортно. Он ничуть не походил на фотомодель из модного журнала, но тем не менее от него невозможно было отвести глаз. Смуглый, уверенный в себе и, как всегда, дерзкий и решительный. Он неотразим, подумала она с замиранием сердца.
        Очнувшись от своих мыслей, она густо покраснела и поспешно проговорила:
        - В таком случае я согласна поехать.
        - Вот и славно. Скорее надевайте что-нибудь легкое и не забудьте взять шляпу. Вода очень сильно отражает солнечные лучи, так что даже в тени без головного убора нельзя находиться.
        Надев белые джинсовые шорты и легкий топ салатного цвета и прихватив с собой тонкий жакет и брюки, она быстро спустилась в вестибюль. На голове у нее была та самая соломенная шляпа, которую она купила по совету Сандры, а на ногах босоножки на плоской подошве. Большие солнечные очки закрывали чуть ли не пол-лица и защищали не только от солнца, но и от его острого, пронзительного взгляда.
        Увидев, что она спускается по лестнице, Луис поднялся с дивана и пошел ей навстречу. Эвелин заметила, каким многозначительным взглядом провожала их дежурная, когда они выходили на залитую жарким солнцем улицу.
        - Яхта ждет нас в доке, - небрежно сказал он, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих. Казалось, он не замечает, что все женщины провожают его восхищенными взглядами, а мужчины посматривают с завистью и уважением.
        Она в ответ кивнула, вспомнив красавицу «Белую птицу», которой любовалась вчера, обходя на своем катамаране. Неужели это было только вчера?
        Пока они шли вдоль пристани, Луис здоровался со многими мужчинами на местном диалекте. Эвелин старательно улыбалась, но чувствовала на себе их любопытные взгляды. Наверное, они думают, что она очередная пассия Луиса Ламберта, его постельная подружка. Вспомнив грациозную, чувственную красавицу Дану, Эвелин решила, что они все, должно быть, пребывают в недоумении, что стало с его безупречным вкусом.
        Джей отправился проверить кранцы на корме. К удивлению Эвелин, он даже улыбнулся ей, хотя во всем его облике чувствовалась некая сдержанность и настороженность. Она не без ехидства подумала, уж не собирается ли он завести на нее досье. Разве не для того существует служба безопасности, чтобы проверять всех и каждого, кто приближается к их боссу? Что ж, флаг ему в руки. Вряд ли он отыщет в ее биографии что-нибудь стоящее внимания. Многие бы назвали ее скучной. За исключением одной детали. Но об этом, она надеялась, никто не знает и никогда не узнает.
        Луис шел впереди. Он легко и грациозно перескочил через бортик пристани на палубу. Обернувшись, протянул ей руки. Эвелин не хотела принимать его помощь, потому что его прикосновения странно смущали и волновали ее, но была в его позе какая-то настойчивая требовательность, так что она, слегка покраснев, подала ему руку и шагнула вниз. На полпути он подхватил ее за талию. Мускулы его плеч и рук напряглись, когда он мягко опустил ее на палубу. Руки его слегка помедлили, а потом легли ей на плечи.
        - Добро пожаловать на «Белую птицу», мадам, - с учтивостью галантного кавалера проговорил он.
        - Спасибо, - пробормотала Эвелин.
        - Поднимайся на мостик, - велел он Джею - Я отчалю сам. - Затем снова обратился к ней: - Сумку можете оставить здесь. Джей отнесет ее вниз, как только убедится, что я не слишком попортил корпус, ударившись о пристань.
        Джей усмехнулся и, ничего не сказав, отправился на корму.
        - А это для чего? - полюбопытствовала Эвелин, глядя на довольно высокое сооружение над мостиком.
        Луис усмехнулся.
        - Это башня для наблюдения за косяками стайных рыб вроде тунца или сельди. Верхняя подпорка отделяется, чтобы придать судну устойчивость, когда оно выходит в открытое море.
        - А куда вы на нем ходите?
        - На рыбный промысел вдоль линии островов и в Мексиканский залив. К сожалению, мне самому очень редко удается выходить на нем, но все же изредка я позволяю себе это удовольствие.
        Эвелин окинула взглядом удобные сиденья, внушительного вида штурвал и множество всяческих измерительных приборов. Да, дорогая игрушка, с ноткой цинизма подумала она, не для простых людей вроде нее.
        - Вам не нравится? - услышала она его голос.
        О господи, в его присутствии ни на секунду нельзя расслабиться. Его настороженные, проницательные глаза видят ее насквозь, проникают в самую душу, а этого нельзя допускать. Надо быть осторожнее, иначе он догадается, как его неукротимое мужское обаяние действует на нее, делая до смешного чувствительной и беспомощной перед ним. Догадается и воспользуется этим в своих целях. В каких - она пока не знала, но ведь зачем-то он пригласил ее к себе на яхту. Единственное, на что ей оставалось надеяться, так это на то, что он не заметил происходящего с ней.
        И тем не менее не в силах устоять перед искушением, она улыбнулась ему одними уголками губ, слегка поддразнивая его.
        - Ну что вы. Разве такая прекрасная яхта может не нравиться?
        В ответ он иронично усмехнулся и отвернулся к пульту управления. Эвелин молча и с интересом следила за его маневрами, пока он отчаливал от пристани. Беспокойство Джея по поводу его неумелого отчаливания было явным преувеличением, ибо, на взгляд Эвелин, он делал все просто превосходно. Джею вовсе не пришлось орудовать привальным брусом, чтобы уберечь яхту от повреждений. Он оставался внизу, пока Луис выводил судно из крохотной гавани мимо других яхт и даже нескольких крупных судов, пришедших откуда-нибудь из Рио-де-Жанейро, Нью-Йорка или даже из Лондона.
        Через некоторое время они разговорились о яхтах и морских путешествиях. Эвелин твердо вознамерилась сыграть роль интересной и остроумной собеседницы, проявить сейчас всю свою сообразительность, используя манеру легкого флирта как своеобразную защиту. Он подыгрывал ей в этом, хотя порой у нее возникало ощущение, что он прекрасно понимает, зачем и почему она это делает.
        И один неприятный момент все-таки возник. Когда они проплывали мимо того острова, на котором высаживались во время туристической морской прогулки, Луис заглушил мотор и как бы между прочим спросил:
        - Вы ведь уже видели, какие тут чудесные коралловые рифы, да?
        Он чуть было не ответила утвердительно, но вовремя вспомнила, что говорила ему у него дома, и сразу же осеклась, чувствуя, как краска стыда заливает ей щеки. Сделав вид, что не расслышала его вопроса, она отвернулась.
        - Не видели? - спросил он после несколько затянувшейся паузы. - Ах да, я помню, вы же говорили, что не поехали на экскурсию. Ну ничего, зато сейчас посмотрите. Там, куда мы направляемся, не менее интересно.
        Она кивнула, надеясь, что развевающиеся по щекам локоны скроют от него ее пылающие щеки. Боже, он все понял! - в панике подумала она, чувствуя и стыд, и какой-то непонятный, нерациональный страх. Но, когда она осмелилась поднять на него глаза, он ответил ей такой ослепительной, такой завораживающей улыбкой, что все тревоги и опасения мигом вылетели у нее из головы.
        Он снова стал таким же веселым, радушным хозяином, продолжая подшучивать над ней, и она, совсем успокоившись, отвечала ему тем же. День был великолепный. Легкий бриз приносил прохладу, и было не так жарко, а взору открывался восхитительный, захватывающий вид: вдали горная гряда, одетая в платье из зелени и шапку из белоснежных облаков, вокруг расстилается сверкающая серебристо-зеленая гладь залива. Некоторое время Луис следовал за экскурсионной яхтой, но, когда та быстро направилась вдоль побережья, он отстал, обращая ее внимание на встречавшиеся на пути местные достопримечательности.
        Рассекая носом воду, белоснежная яхта, словно птица в небе, плавно и легко скользила мимо цепочки мелких островков, тянущихся вдоль всего рифа и издалека похожих на разной формы бусины. На каждом из них росли кокосовые пальмы, склоняющие свои верхушки в сторону воды. Когда время приблизилось к полудню, их яхта плавно заскользила в сторону одного из островов. Изменившийся шум мотора возвестил о том, что скоро будет остановка. Снизу на палубу поднялся Джей.
        Эвелин совершенно расслабилась и от души смеялась шуткам Луиса. Она поймала себя на мысли, что приятно удивлена тем, что с ним оказалось так весело и что присущее ему остроумие может быть не только колючим, но и мягким и терпимым к человеческим слабостям.
        Если он и дальше будет таким, то недолго и влюбиться, решила она и подумала, что в этом нет ничего удивительного. Она посмотрела в сторону маленького острова. Ей понравилась его тишина, и уединенность, и экзотическая красота.
        Джей сменил Луиса у руля, и тот стал взбираться по лестнице.
        - Куда вы? - воскликнула Эвелин.
        - Наверх. Оттуда лучше видно, как мы будем пробираться сквозь коралловые рифы. - Хотите сюда ко мне? - И он посмотрел на нее сверху.
        Она колебалась, не зная, как поступить, но в глубине обращенного на нее сверху взгляда прочла откровенный вызов. Ну что ж, будь что будет. Она подняла голову, кивнула и решительно вскарабкалась наверх как раз в тот момент, когда он вставал к штурвалу.
        Огороженная металлическими поручнями площадка была совсем крошечной. Палуба осталась далеко внизу. Еще ниже было только море. Даже самое легкое боковое движение судна ощущалось здесь настолько сильно, что по сравнению с этим качка на мостике казалась сущим пустяком.
        Эвелин изо всех сил вцепилась в металлические поручни, боясь даже пошевелиться. Негромкий смех Луиса заставил ее поднять голову.
        - С вами все в порядке? - спросил он.
        Она только кивнула, почувствовав раздражение на него. Ему-то, конечно, легко удержаться на ногах. Прекрасно балансируя, он чувствует себя комфортно на этой раскачивающейся «пизанской» башне.
        - Подойдите сюда, встаньте рядом со мной, - позвал он, - и внимательно наблюдайте за верхушками коралловых рифов. Сейчас будем входить в этот темно-зеленый коридор. Здесь глубже. Глядите: вот там, по правому борту, хорошо видно, как мы огибаем риф.
        - Здесь довольно узко, - немного нервно воскликнула она.
        - В самый раз, - сказал он, бле
        Она сглотнула слюну, напряженно следя, как он неторопливо и умело поворачивает штурвал.
        - А что, разве не существует приборов, с помощью которых можно было бы определить, куда плыть?
        - Есть, конечно, но они не заменят острого глаза и твердой руки. И потом, что за радость пользоваться приборами, когда можно справиться самому?
        Она внимательно посмотрела на него, подумав, насколько многогранен и непредсказуем этот мужчина. Сейчас перед ней был совсем не тот человек, которого она впервые увидела в ресторане или который угощал ее вчера ужином.
        - Эй, вы не туда смотрите! - Он укоризненно покачал головой и усмехнулся. - Если мы налетим на риф, виноваты будете вы.
        Она смущенно и поспешно отвела от него глаза и стала смотреть на темно-зеленую полоску воды, неровно тянущуюся среди лиловых пятен, свидетельствующих об опасных скоплениях грозных коралловых рифов. А когда наконец заглохли моторы и загремела якорная цепь, она повернула к нему свое светящееся торжеством лицо.
        - Прошли! - воскликнула она и тихо рассмеялась, все еще взволнованная острым ощущением близкой опасности.
        Он наклонился и громко чмокнул ее в нос.
        - Поздравляю.
        Она онемела от неожиданности и тревожно взглянула на него широко распахнутыми глазами. Вдруг что-то неуловимо изменилось, стало другим. Она не могла так сразу понять, что именно, но чувствовала, что это неблагоприятный знак. Он внимательно, изучающе всматривался в ее лицо, при этом оставаясь совершенно бесстрастным.
        - Вы сейчас похожи на маленького испуганного зверька, - наконец сказал он, насмешливо улыбнувшись. - Пожалуй, на котенка. Да, точно, на котенка. И совсем не похожи на удалого пирата, бороздящего моря в поисках счастья и удачи.
        Потрясенная тем, что произошло, чувствуя внутри странный трепет, она не сразу нашлась с ответом, затем немного нервно произнесла:
        - Зато вы похожи на пирата.
        Он вскинул черную бровь.
        - В самом деле?
        - Да, несомненно, - более уверенно подтвердила она, немного придя в себя.
        Он усмехнулся.
        - Ну что ж, тогда давайте сойдем на берег и захватим этот остров. Обещаю, что буду добрым и великодушным пиратом.
        Когда они сошли на палубу, Джей уже спустил на воду небольшую шлюпку и загружал в нее коробки с продуктами и рыболовные снасти.
        Интересно, куда столько еды? - удивленно подумала она.
        Луис поймал ее взгляд и, как всегда, прочел мысли, отразившиеся на ее лице.
        - У Джея прекрасный аппетит, - пояснил он с улыбкой.
        Неожиданно этот мрачный великан, до сих пор державшийся с ней отстраненно и настороженно, широко улыбнулся, и Эвелин поразило, сколько веселости и теплой мужской привязанности было в его искренней улыбке.
        - Кое-кто тоже не может пожаловаться на отсутствие аппетита, - парировал он, бросив лукавый взгляд на своего босса.
        В ответ Луис только добродушно хмыкнул.
        Остров был немного больше других островков в цепи, но все равно довольно маленький. Под кокосовыми и банановыми пальмами рос кустарник с плотными глянцевыми листьями.
        Прежде чем отправиться в глубь острова, Луис подошел к коробкам с провизией и, к удивлению Эвелин, достал несколько пакетиков с арахисом. Пару сунул в карманы брюк, а два отдал ей.
        - Вот возьмите-ка это.
        - Спасибо, но зачем? Я вполне могу потерпеть до обеда.
        - Пригодится, - загадочно ответил он.
        Эвелин недоуменно пожала плечами и взяла орешки. Не успели они сделать нескольких шагов по тропинке, уходящей в глубь зарослей, как что-то ворсистое коснулось ее голой голени и чья-то рука потянула за шорты. Взглянув вниз, Эвелин, к своему ужасу, увидела сморщенную старушечью ручку. Она едва не вскрикнула, но потом поняла, кто это.
        - О, смотрите, это же обезьяна! Она совсем ручная?
        Луис с улыбкой покачал головой.
        - Нет, эти обезьяны не ручные. Лучше не трогайте их. Они больно кусаются. Просто они привыкли, что их угощают.
        Так вот для чего нужны были орехи. Эвелин надорвала один пакетик, всыпала немного на ладонь и протянула обезьянке.
        К ее великой радости, обезьянка аккуратно собрала сморщенными пальчиками орехи и положила их себе за щеки.
        В ветвях ослышался шорох, и еще две обезьяны спрыгнули с веток на землю возле их ног и протянули лапы за подаянием, совсем как маленькие попрошайки.
        - Только не протягивайте им все сразу, - предупредил Луис, - не то они могут ухватить весь пакет. И пойдемте, иначе нас сейчас окружат со всех сторон.
        И это не было преувеличением. Пока они поднимались по тропинке, возня вокруг них возрастала. Эвелин только и делала, что наделяла маленьких попрошаек арахисом. Когда свои орехи у нее кончились, Луис отдал ей еще два пакета из своих карманов.
        Обезьянки были очень милые. Было заметно, что каждая особь представляет собой личность и занимает свое особое место в социальной структуре обезьяньего сообщества. Эвелин завороженно наблюдала за этими существами, в первую очередь за матерями с детенышами. Они приближались к людям с опаской, держа на руках малюток и наблюдая за происходящим большими круглыми глазами.
        Ей хотелось погладить малыша, но это было невозможно. Обезьяны-матери протягивали только одну лапу за подаянием, другая была наготове, чтобы в случае чего защитить свое дитя.
        Когда орехи закончились, обезьяны - умные создания - тут же все исчезли, словно их и не было, и только покачивающиеся ветки да пронзительные взвизгивания говорили о том, что они прячутся в зарослях.
        К приятному удивлению Эвелин, они вышли к маленькому домику с тенистой террасой, окруженному низким цветущим кустарником - розовым жасмином, от которого исходил восхитительный аромат. Терраса была просторной и, несмотря на полное отсутствие какой-либо роскоши, очень уютной.
        - Какая прелесть! - восхищенно воскликнула Эвелин. - А чей это дом?
        - Дом принадлежит нашей семье. Его построил мой отец. Они с мамой любили иногда уединяться и отдыхать от всех и вся.
        - Как романтично, - вздохнула Эвелин, - но это не для меня.
        - Вы бы предпочли для отдыха какой-нибудь фешенебельный курорт? - неожиданно холодно поинтересовался он.
        Она пожала плечами и посмотрела сквозь заросли вниз, на берег, где Джей все еще суетился возле шлюпки.
        - Я только имела в виду, что еще не встретила человека, с которым мне хотелось бы проводить время в романтической обстановке, - сказала она, дерзко вздернув подбородок.
        - Вы никогда ни в кого не влюблялись? - В его голосе сквозило удивление, смешанное с недоверием.
        - Никогда, - ответила она без колебаний. - Даже в подростковом возрасте и в юности, когда все мои подружки влюблялись, со мной этого не происходило. Нет, я не мужененавистница, - поспешно сказала она, заметив его скептический взгляд. - Мужчины мне могут нравиться, но чтобы влюбиться - нет, как-то не получается. Наверное, со стороны это выглядит странно, но меня это устраивает. Зато моя жизнь течет плавно и спокойно, без всяких встрясок.
        - Ах да, вы же говорили, что предпочитаете тихую, спокойную жизнь. Но неужели вам, как большинству женщин, не хочется выйти замуж, иметь детей? Или вы не любите детей?
        - Нет, почему же, детей я очень люблю. Что касается замужества… - Она покачала головой, и в лице у нее появилось что-то насмешливое и отчужденное. - Нет, это не для меня. Оно не стоит тех переживаний, которые с ним связаны. Люди женятся и надеются, даже верят, что будут счастливы, но проходит всего несколько лет - и их надежды рушатся словно карточные домики. Они чувствуют, что до смерти надоели друг другу, но многие продолжают жить в браке ради детей. А некоторых, - в ее голосе послышалось отчаяние, - не останавливает даже то, что они наносят неизлечимые душевные травмы детям. Они расстаются с болью и злобой, страдают сами и заставляют страдать детей, не оставляя им в жизни якоря и надежного прибежища. Если я когда-нибудь выйду замуж, то при одном условии: мы с мужем должны будем заключить соглашение, что не сможем развестись до тех пор, пока все наши дети не вырастут и не встанут на ноги. - Она невесело усмехнулась, глядя в морскую даль. - Сомневаюсь, что найдутся мужчины, которые согласятся заключить такой договор, поэтому едва ли мне суждено стать замужней женщиной. К тому же брак в наше время
далеко не единственная альтернатива для женщины.
        - Что-то подобное произошло с вами? - спросил он необычайно мягко. - Ваши родители развелись?
        - Да, обычная история. - Она слабо улыбнулась.
        - Но вам она принесла много страданий, не так ли?
        Смущенная и одновременно рассерженная на себя, что невольно проговорилась, раскрылась перед ним, Эвелин намеренно безразлично пожала плечами.
        - Пожалуй, но все уже в прошлом.
        - Я бы так не сказал. Мне кажется…
        - Простите, но мне больше не хотелось бы говорить на эту тему. И сегодняшний день, и этот остров слишком прекрасны, чтобы портить впечатление неприятными воспоминаниями. - Она сделала глубокий вдох и поинтересовалась, глядя на качающуюся на волнах шлюпку: - А почему Джей не поднимается сюда?
        - Он собирается немного порыбачить. Может, вы хотите подкрепиться или погулять по острову?
        Она нерешительно взглянула на него и успокоилась, не заметив на его лице никаких признаков того, что он удивлен вспышкой ее откровенности.
        - Нет, я пока не хочу есть. Давайте лучше погуляем по острову, пока Джей будем рыбачить. Поищем ракушки, а потом можно искупаться.
        Под ногами хрустел золотистый песок. Они нашли несколько раковин самых сказочных оттенков: розоватого, кремового, голубоватого. Им попадались водоросли причудливого рисунка, кусочки кораллов, отколовшихся от большого рифа. Луис рассказывал ей, как вокруг вулканических островов в процессе длительной эволюции образовывались коралловые рифы. Он был великолепным рассказчиком. Его низкий бархатистый голос обволакивал и завораживал ее, острый ум и чувство юмора расцвечивали все, о чем он говорил, яркими живыми красками.
        Неторопливо гуляя с ним по острову - этому райскому уголку - и слушая его голос в наполненном истомой воздухе, Эвелин забыла, зачем она приехала на Катанау, забыла обо всем на свете, кроме радости и прелести этих мгновений.
        Потом они отправились купаться, а Джей все еще ловил рыбу неподалеку от берега.
        - Надеюсь, ему удалось что-нибудь поймать, - с улыбкой проговорила Эвелин чуть хрипловатым голосом, стараясь не обращать внимания на то, как странно сжались мышцы ее живота, когда Луис небрежно скинул шорты и остался в черных плавках, плотно облегающих его крепкие ягодицы.
        Сложения он был просто великолепного - истинный образчик мужской красоты. Прекрасно развитые мускулы - результат многочасовой работы над телом - прибавляли ему силы и уверенности, которые, как она уже успела заметить, были такой же неотъемлемой частью его существа, как иссиня-черные волосы или чеканные черты лица.
        Она была в изумрудно-зеленом с золотистой отделкой закрытом купальнике, который прекрасно сочетался с ее зелеными глазами и рыжеватыми волосами. Это был скромный, без всяких изысков купальник, хотя она подозревала, что его нарочитая простота лишь подчеркивала все волнующие изгибы ее тела. Ее подозрение усилилось, когда она заметила, каким огнем вспыхнули глаза Луиса, когда она сняла шорты и майку. В купальнике, впрочем, не было ничего неприличного: не слишком глубокий вырез, который лишь слегка приоткрывал грудь, вырезы на бедрах тоже довольно скромные. Однако четкие, облегающие линии делали его в воде похожим на вторую кожу.
        Они надели ласты и маски и поплыли вдоль кораллового рифа, любуясь его красками и маленькими разноцветными рыбками, снующими туда-сюда. Эвелин тронула заботливость Луиса, который внимательно следил за ней, пока не убедился, что она уверенно чувствует себя в воде. Несмотря на свою жесткость и высокомерие, он был внимателен в мелочах, что так редко встретишь в наше время, и именно это, как осознала Эвелин, особенно нравилось ей в нем. С тех пор как ей исполнилось десять лет и ее отправили в частную школу, у нее в жизни не было никого, кто уделял бы ей такое внимание и вообще заботился бы о ней, и она считала, что уже давно перестала в этом нуждаться. Зависимость от кого бы то ни было означала кратчайший путь к слабости и боли. Ей преподали горький урок, и она не хотела пережить это еще раз.
        Решительно отбросив предательские мысли о том, как хорошо было бы иметь рядом такого надежного человека, на которого можно было бы всегда опереться, она стала любоваться красотами подводного мира и забыла обо всем.
        Ее так захватило открывшееся взору пестрое, удивительное зрелище, что она даже слегка вздрогнула, услышав рядом голос Луиса:
        - Мне кажется, пора выходить. У вас уже покраснели спина и плечи, да и Джею, по-моему, не терпится похвастаться уловом.
        Она подняла голову, стянула и маску и, не в силах сдержать восхищения, со смехом воскликнула:
        - О, это было нечто потрясающее! Я еще никогда не видела ничего столь удивительного. Всю жизнь бы, наверное, могла любоваться такой красотой.
        - Неужели никогда не надоело бы? - вкрадчиво спросил он.
        Она нащупала ногами дно и встала.
        - Ну ладно, может, когда-нибудь все-таки и надоело бы. Но, согласитесь, этот остров напоминает рай на земле. Сколько же в мире красоты!
        - Вполне с вами согласен. - Он скользнул взглядом вдоль ее стройных ног, женственных изгибов талии и бедер, выпуклости груди.
        Неизъяснимое беспокойство, ощущение какой-то лихорадки в крови настигло и заполнило все существо. Глаза вдруг затуманились, дыхание участилось, стало прерывистым. Ей показалось, что они остались совсем одни в этом мире и есть только ласковое прикосновение воды, яркий, ослепительный свет солнца и плен его глаз, проникающих ей прямо в душу.
        - Пойду оденусь, - сказала она чуть резче, чем намеревалась.
        На обед они ели рыбу, пойманную Джеем, запеченную на огне с овощами и зеленью и посыпанную сушеной мякотью кокоса. Ничего более вкусного Эвелин в своей жизни не ела, и она снова почувствовала себя свободно и непринужденно. Луис с Джеем ели много и с большим аппетитом, лишь изредка перекидываясь парой-тройкой фраз. Глядя на них сейчас, никто бы не догадался, что один из них хозяин, а другой слуга, подумала Эвелин. То, что между боссом и его подчиненным существует еще и крепкая мужская дружба, не оставляло никаких сомнений.
        Картина была мирная, почти идиллическая. Ровное, успокаивающее потрескивание хвороста в костре, вздохи ветра в верхушках пальм, солнечные блики на воде, прозрачная синева неба и серебристая зелень воды в лагуне - все это было так красиво и романтично, так ласкало взор и услаждало слух, что у нее и впрямь промелькнула мысль, что она могла бы остаться здесь навсегда. Глупость, конечно. Она пожалела, что в спешке забыла взять фотокамеру, но, разумеется, невозможно запечатлеть на пленке того ощущения умиротворения и первозданной райской красоты, что окружала ее.
        Эвелин попыталась представить себе жизнь, связанную с бесконечным риском и напряжением, которую, должно быть, приходилось вести Луису, и как он должен дорожить такими вот мгновениями покоя, когда его веселый, чуть насмешливый голос вывел ее из глубокой задумчивости и она поняла, что задремала. Он предлагал отнести ее в лодку.
        - Нет-нет, что вы, - встрепенулась она, с трудом открывая слипающиеся глаза. - Я уже проснулась. Прошу прощения, я не думала… Мне не следовало засыпать… Который час?
        - Пора возвращаться. - Луис тихо засмеялся, и смех его прозвучал неожиданно ласково в теплом неподвижном воздухе. - Просыпайтесь, соня.
        Она улыбнулась ему лучезарной улыбкой и, чувствуя себя полной дурочкой, поднялась на ноги и откинула с лица волосы. По крайней мере, у меня хватило ума переодеться в рубашку с брюками, которые я взяла с собой. Она подумала, что эта одежда будет ей защитой, своеобразными доспехами, и оказалась права, так как она защищала ее не только от коварных солнечных лучей, но и от его настойчивых взглядов.
        Она позволила переправить себя на яхту и продолжала пребывать в каком-то оцепенении, пока примерно на середине лагуны не обнаружила, что они идут в противоположную от города сторону. На какое-то мгновение ее охватил глупый, невесть откуда взявшийся страх.
        - Куда мы плывем? - спросила она, и все остатки сонливости разом слетели с нее.
        - Домой, - с улыбкой ответил Луис. - Отсюда до моего дома гораздо ближе, к тому же в доках сейчас час пик и велика вероятность надолго застрять там в пробке. Если мне не удастся уговорить вас поужинать с нами, значит, отвезу вас в гостиницу.
        С нами? Он сказал «с нами», значит, Сандра будет обедать тоже? Значит, она снова ее увидит?
        - Боюсь, я неподобающе одета для официальной трапезы, - угрюмо заметила она.
        - Никакой официальности, уверяю вас. Все совершенно по-домашнему. К тому же, как только мы приедем, вы сможете принять душ. - Он помолчал, затем добавил: - Если пожелаете, моя экономка может принести вам саронг, который, по-моему, вам чрезвычайно пойдет.
        Она бросила на него подозрительный взгляд, но, не почувствовав в его словах никакого скрытого смысла, немного расслабилась и позволила себя уговорить. Ну что ж, саронг так саронг. Кстати, саронг весьма удобная и комфортная одежда в этом климате, в чем она уже успела убедиться на личном опыте, ибо приобрела себе парочку и надевала в самую жару.
        Да только зря она размечталась, что вновь увидит Сандру. Девушки и на этот раз в доме не было. Как объяснил Луис, она звонила, сказала, что задержится еще на один день, и попросила брата забрать ее на следующее утро. Это не могло не расстроить Эвелин и у нее возникло какое-то тревожное нехорошее предчувствие, хотя она не могла понять, с чем оно связано. Она провела чудесный день, Луис вел себя как джентльмен, Джей почти неотлучно находился рядом. Так откуда же вдруг взялась эта тревога?
        Постепенно она начала сознавать, что то напряжение, в котором она жила последние несколько лет и которое подталкивало и помогало ей в ее поисках, незаметно изменило свою направленность. Пока она принимала душ и потом заворачивалась в совершенно новый, персикового цвета саронг, на нее постепенно снизошло озарение и она поняла, что за странная тревога зиждется глубоко внутри нее и не хочет отпускать. Приходилось признать, что то место, которое занимала в ее мыслях Сандра, медленно и неуклонно вытеснил Луис, став главным объектом ее мыслей, ее желаний.
        Нет, желание видеть Сандру отнюдь не уменьшилось, просто другая цель стала для нее важнее. Чем больше она узнавала Луиса, тем больше хотела знать о нем; чем дольше находилась с ним рядом, тем сильнее жаждала его общества. Он увлек ее, занял все ее мысли, заинтриговал, заинтересовал, чего не удавалось до него ни одному мужчине.
        Этот вечер стал повторением предыдущего, но, как ей показалось, на этот раз они чувствовали себя друг с другом намного свободнее. После ужина они остались вдвоем в большой гостиной. Шторы были подняты, и сквозь пышную листву сочился серебристый лунный свет.

5

        Эвелин поймала себя на том, что неотрывно смотрит на Луиса, не в силах отвести глаз, и почувствовала, как краска заливает ей шею и лицо. Наверное, вот так же кролик смотрит на удава, мелькнула у нее абсурдная мысль, перепуганный, завороженный, не знающий, как вырваться из этого гипнотического плена. Он улыбнулся так дерзко и торжествующе, что по его глазам было понятно: он удовлетворен произведенным впечатлением.
        Однако взгляд его оставался холодным. Интересно, подумала Эвелин, приходилось ли ему в жизни испытывать нечто такое, от чего его взгляд наполнялся теплом? Радость, нежность или, быть может, страсть? Как бы ей хотелось стать той, кто растопит осколки льда в этих бездонных черных глазах.
        Он не произнес ни слова, но она словно сомнамбула встала и пошла к нему. Ее зеленые глаза потемнели и мерцали в теплом полумраке комнаты, губы слегка подрагивали. Одетый в темные брюки и светлую льняную рубашку, он был как всегда неотразим и резко выделялся на фоне бежевой обивки кресла. Он сидел, вальяжно развалясь и закинув ногу на ногу, и, будь на его месте кто-то другой, Эвелин сочла бы эту позу несколько развязной. Но у него она выглядела свободной и непринужденной. Когда она подошла совсем близко, он опустил ногу и откинулся на спинку кресла. Остатки здравого смысла слабо шевельнулись где-то на задворках ее сознания. Она остановилась, не решаясь подойти ближе, но он поймал ее за руку, притянул к себе и, не давая возможности вырваться, крепко сжал коленями ее ноги. Страх и возбуждение, которого она никогда прежде не испытывала, боролись в ней в эту минуту.
        Все ее инстинкты, кроме одного, кричали о том, что нужно бежать, но тот единственный оказался сильнее всех остальных. Он удерживал ее, не давая пошевелиться. Сквозь подрагивающие ресницы она смотрела в его жесткое, уверенное, красивое лицо и злилась на себя, злилась на него и в то же время желала его и боялась, что зашла уже слишком далеко и что ей теперь не выбраться из этой пропасти, в которую ее затягивала ее собственная слабость и сила его магнетизма.
        Все это началось еще тогда, когда я впервые увидела его в ресторане, тоскливо и безнадежно подумала Эвелин.
        Он сидел совершенно неподвижно, ни один мускул на его лице не дрогнул. Он наблюдал, как она всматривается в его черты, наверняка видел все сомнения и страхи, отражающиеся на ее лице, и только едва заметная довольная улыбка подрагивала в уголках его губ, словно он был уверен: стоит ему только поманить пальцем - и она будет готова на все.
        И самое ужасное, что он не ошибался.
        - Какой у вас взгляд, - пробормотала она слегка охрипшим от желания голосом. - Если вы на всех женщин так смотрите, то неудивительно, что они падают к вашим ногам.
        Он отчего-то перестал улыбаться, не дав ей насладиться его смущением, потом взял ее за руки, потянул на себя и усадил к себе на колени. Одна рука обвила ее за талию, а другая скользнула по руке до плеча.
        Она замерла, не в силах пошевелиться. Казалось, ее видения воплотились наяву: вот он, мужчина, о котором она грезила. Эвелин вспыхнула и перестала дышать, поняв, что он снова читает ее, как раскрытую книгу, прекрасно понимает все, что происходит с ней. Широко раскрытыми глазами она молча смотрела на него.
        Его близость притягивала, манила. Она чувствовала тепло сильных рук, державших ее. Он сквозь тонкую ткань саронга ощущал жар ее стройного тела и не отрываясь смотрел на призывные, чувственные губы. В волнении Эвелин вздрогнула, дыхание стало прерывистым - ее мысли метались, взгляд тонул в черной бездне его глаз.
        Жаркая волна захлестнула ее, охватив обжигающим пламенем все тело. Внезапно испугавшись, она попыталась сопротивляться, но его жесткий, властный рот не дал ей ускользнуть, обратив в ничто все ее слабые попытки протеста.
        Его поцелуй то с ненасытной жадностью терзал ее рот, то мягко замирал в какой-то пленительной истоме, и тогда уходили прочь все ее страхи и она отдавалась этому гибельному соблазну, перед которым чувствовала свою беззащитность.
        - Раскройся для меня, Эвелин, - настойчиво шептал он, касаясь губами ее дрожащего рта, - раскрой мне свои губы. Как только я их увидел, я захотел почувствовать их вкус.
        Она подняла отяжелевшие веки. Его опущенные ресницы скрывали от нее магическую глубину его зрачков.
        Она украдкой облизала пересохшие губы и этим едва заметным движением выдала себя. Он улыбнулся, словно она отдавала ему что-то необычайно редкое и ценное, склонился к ней, заставив ее раскрыть ему навстречу губы, и его влажный язык окунулся в их сладкую глубину.
        Эвелин прильнула к нему, и по ее телу разлилось упоительное наслаждение. Она положила ладони ему на грудь, пальцами теребя ткань рубашки. Под своими ладонями она чувствовала, как гулко стучит его сердце, сливаясь с бешеными ударами в ее груди. Сознание того, что тайные грезы стали осязаемой реальностью, хмельным вином ударило ей в голову, и ее мысли закружились в безумном хороводе.
        Губы его приникли к ее губам, обследуя, пробуя на вкус, полностью подчиняя себе, делая хозяином всех ее ответных реакций.
        Казалось, воздух вокруг них гудит, переполненный их страстью, страстью, повелевавшей забыть все предостережения ума и сердца и подчиниться ее дикой стихии. Эмоции, державшиеся в заточении, бурно выплеснулись наружу. Она почувствовала, что ее охватывает неукротимое желание - желание узнать, что значит близость с мужчиной, с этим мужчиной, открыть ему все самые сокровенные уголки своего тела, сдаться в этот сладкий плен, отдаться ему здесь же и прямо сейчас. С ужасом осознавая желания своей плоти, она чувствовала, как пульсирует кровь, как сладко ноет тело, страстно требуя завершенности. Рука, обвившая ее талию, медленно скользнула вверх и дотронулась до ее груди. Она замерла.
        - Я не смотрю так на всех женщин, Эвелин. Только на тебя. Когда я смотрю на тебя, это получается само собой.
        Эта ложь странной болью сжала сердце. Неужели она научилась так хорошо чувствовать его? Ведь его голос звучит ровно, в нем ничто не указывает на обман. И все-таки она ощутила фальшь. Значит, это не более чем хорошо продуманный экспериментальный спектакль.
        - Я вам не верю, - медленно выговорила она. Голос ее звучал хрипло, мозг лихорадочно работал.
        - Ты не веришь, что я хочу тебя? - Грудь его беззвучно вздымалась. - Я хочу тебя с той минуты, как только увидел там, в ресторане. Пока я шел через зал, все время чувствовал твой взгляд, но, когда поравнялся с твоим столиком, ты уткнулась в свою тарелку и я увидел только твои ресницы, такие густые и темные на фоне шелковистой матовой кожи, и еще эти манящие губы. Потом мы встретились на рынке. Ты упала в обморок, и, когда открыла глаза, они были похожи на сияющие, чистые изумруды. Эти глаза, эта нежная кожа, шелк волос и мягкие губы - все говорило о скрытой чувственности, о затаенном желании. О боже, Эвелин, когда я говорю, что хочу тебя, это даже в малой степени не передает того, что я чувствую к тебе на самом деле.
        Его теплое дыхание щекотало ей щеку. Она подумала о неистовых, беспощадных ураганах и циклонах, время от времени налетающих на эти острова и сметающих все на своем пути. Вот и этот мужчина, подобно урагану, способен причинить ей такие беды, которые она не могла даже себе представить.
        Собрав всю волю в кулак, она вырвалась из его объятий.
        Он не пытался остановить ее, но его запах, такой мужской и бесконечно притягательный, его стройное крепкое тело рядом с ее мягкой податливой плотью, его гладкая кожа сводили ее с ума. Одного этого было достаточно, чтобы позволить ему делать с ней все, что он захочет.
        Теперь с невыразимой ясностью она поняла, почему ее приемные родители, делая свой выбор, с легкостью переступили через нее. Это не означало, что, осознав это, она точно так же могла бы бросить своего ребенка - нет, никогда. Но эти мгновения в его объятиях открыли ей, почему физическая страсть одна из самых могучих сил в мире. Она обращала в прах целые королевства, ломала и губила человеческие судьбы, приводила к падению и гибели династий и религий.
        И все же против нее должна быть какая-то защита, ведь разум и логика тоже обладают силой. Именно эта мысль заставила ее встать и нетвердой походкой направиться к двери. Только когда она уже дошла до дверей, он окликнул ее.
        - Эвелин.
        Она остановилась не оборачиваясь.
        Его голос звучал мягко и ровно, но решимость, которая слышалась в нем, заставила ее невольно содрогнуться.
        - Ты все равно будешь моей, Эвелин. Однажды я открою для себя все твои тайны, завладею всем, что у тебя есть, всем, что ты есть.
        Его холодная самонадеянность, его уверенность в том, что он рано или поздно добьется своего, разозлила и напугала ее. Она сделала глубокий вдох и процедила сквозь сжатые зубы:
        - Этого не будет.
        - Посмотрим…
        Не успела она и глазом моргнуть, как он в одно мгновение оказался у нее за спиной, резко развернул ее к себе и, взяв за подбородок, притянул ближе, пристально вглядываясь в ее лицо, пытаясь прочитать на нем нечто очень важное для себя. В этом взгляде было что-то первобытное, что-то дикое и хищное.
        - Я думаю, ты прекрасно знаешь, как действуешь на большинство мужчин. И я не исключение. Я хочу увидеть, что скрывается за этими ресницами, хочу целовать эти губы до тех пор, пока они сами не раскроются мне навстречу в безумном желании.
        Ее ресницы взметнулись вверх. В его глазах было столько неутоленной страсти, что она невольно вскрикнула. Этот тихий вскрик, похоже, лишил его последнего самообладания.
        Теперь его рот не был так ненасытен, как в первый раз. Он слегка коснулся губами ямочки на ее шее, там, где пойманной птицей бился пульс. Она задыхалась. Ей хотелось сделать глубокий вдох, но вместо этого удалось вобрать в слабеющие легкие лишь немного воздуха, чтобы не потерять сознания и продлить эту сладкую, адскую пытку.
        Он не делал ей больно, он даже не слишком крепко сжимал ее в объятиях. Почему же она не может уйти?
        Она еще раз попыталась перевести дыхание, потом тихонько застонала, когда кончик его языка коснулся пылающей кожи на шее.
        - Какая ты хрупкая, - прошептал он, слегка покусывая ее плечо. - Похожа на жемчужину. Такая же гладкая и мерцающая, такая же редкая и драгоценная. Мужчины готовы на все, чтобы обладать ею. Прекрасна, как лунный свет, и так же опасна. Любой готов отдать за нее свою душу, гордость и честь.
        Сладчайший мучительный трепет сотрясал все ее тело от макушки до самых кончиков пальцев, зарождаясь там, где его зубы нежно терзали ей кожу. Не в силах больше владеть собой, она коротко всхлипнула. Он слегка повернул ее к себе.
        Узел, стягивающий саронг на груди, сбился набок, тонкая ткань, словно ласка возлюбленного, заскользила вниз, вдоль нежной матовой кожи, послушная его смуглой руке, уверенно движущейся в направлении ее груди. Она задохнулась от пронзившего ее сладостного чувства и, глядя в его непроницаемое лицо, почувствовала, как болезненно налились ее груди, как напряглись и затвердели соски.
        - Вот видишь, радость моя, твое тело лучше знает, чего оно хочет. Оно не лжет, Эвелин. А теперь попробуй убедить себя, что ты меня не хочешь.
        Она молчала, смущенная тем, что собственное тело выдает ее, не слушая никаких доводов разума. Неведомые ей раньше ощущения охватили ее, жестокие, дикие муки страсти жаждали утоления.
        Снова и снова ловила она ртом воздух, когда сначала нежно и осторожно, а потом жадно и ненасытно он начал ласкать губами ее сосок, а потом отпустил его, пульсирующий от возбуждения и твердый, и стал целовать его коралловый ореол, лаская ее груди и с восторгом любуясь их пышной округлостью.
        - Ты пробуждаешь во мне такие желания, о которых я никогда раньше и не подозревал, - страстно выдохнул он. - Ты должна быть моей…
        Это откровение потрясло ее, мгновенно вырвав из адского пламени сводящей с ума, головокружительной чувственности. Она подняла на него затуманенный взгляд и увидела на его лице дикую, животную страсть. Она мгновенно напряглась и вдруг увидела себя со стороны: полураздетая, дрожащая, с влажным, полуоткрытым в томительной страсти ртом, податливая и готовая уступить любым его желаниям.
        - Нет, - с трудом выдавила она, вырываясь из его объятий.
        Он не шелохнулся, не удержал ее. Она с замирающим сердцем следила, как он борется с охватившим его диким желанием и выходит победителем из этой борьбы. И только что-то страшное качнулось в глубине его зрачков.
        Закрывая рукой обнаженную грудь, она потянула вверх легкую ткань. От пережитого ее пальцы дрожали. Она облизала языком пересохшие губы.
        - Нет, я не могу, - прошептала она. - Пожалуйста…
        Ее плечи ныли от напряжения. Она прислонилась спиной к стене, не в силах освободиться из плена его глаз. Острое желание вновь пронзило ее. Словно сквозь пелену тумана, она ощущала, как его желание давит на нее, приводя в смятение все ее мысли. Но даже сейчас она понимала, что, уступив ему, станет рабой таких чувств и желаний, темная необузданная сила которых таит в себе страшную опасность. Этого безрассудства, этого всепоглощающего порыва отдаться страсти, которая знойной аурой окружала сейчас их обоих, она и боялась всю жизнь. И ему стоило только взглянуть на нее, чтобы в глубине ее тела предательски завибрировали, задрожали запретные струны.
        Открыв глаза, она резко отвернулась от него.
        - Я не собираюсь становиться вашей любовницей, - твердо проговорила Эвелин. - И кратковременная связь мне тоже не нужна. - Она замерла и вся напряглась в ожидании ответа.
        - Почему? - послышался его мягкий, вкрадчивый голос у нее за спиной.
        Ее ничуть не удивило подобное отношение. В наш эмансипированный век многие мужчины - да и женщины тоже - считают, что свобода означает вседозволенность и, если мужчина и женщина нравятся друг другу, логическим продолжением этого непременно становится постель. Однажды она даже попыталась объяснить одному своему приятелю, почему так осторожна, а в ответ услышала пространную лекцию о пользе противозачаточных средств. С тех пор со знакомыми мужчинами она старалась не заходить дальше легких, ни к чему не обязывающих отношений, предлагая лишь дружбу и симпатию, а если кто-то начинал требовать большего, без сожаления уходила.
        Но этот мужчина… Как ей объяснить ему, какой найти ответ, чтобы он мог принять его. В конце концов она решила прибегнуть к обычной логике и здравому смыслу.
        - У каждого человека есть свои принципы. Один из моих принципов - не ложиться в постель с малознакомыми мужчинами. А вас я почти совсем не знаю.
        - Но ведь ты же хочешь меня, не отрицай. - Его голос прозвучал тихо и почти мягко, а черные глаза с расширившимися зрачками затягивали словно омут.
        - Глупо было бы отрицать очевидное, не так ли? - Она передернула плечами, стараясь не выдать голосом волнения и смятения. - Ну и что с того, что хочу? Это ровным счетом ничего не значит.
        Ему не понравилось то, что он услышал, и жесткие линии вокруг рта обозначились еще отчетливее.
        - Быть может, я забыл о чем-то важном? - И, когда она подняла на него удивленные глаза, неторопливо добавил: - Обещаю, ты не останешься внакладе.
        Она отшатнулась, словно он ее ударил, и бросила на него испепеляющий взгляд.
        - Это вполне в вашем духе, не так ли, мистер Ламберт? - проговорила она ледяным тоном. - Вы полагаете, что все на свете можно купить за деньги. Уверяю вас, не все.
        Сделав два шага, она уже хотела переступить порог, когда его руки вновь удержали ее.
        - Отпустите меня, - сказала она безжизненным голосом.
        Он повернул ее к себе, не выпуская из своих мягких и в то же время властных объятий. Она стояла, закусив губу, не в силах поднять голову, не в состоянии посмотреть на него, чувствуя себя так, словно ее вываляли в грязи.
        - Я виноват, извини, - проговорил он, пытаясь заглянуть ей в глаза. - Посмотри на меня, Эвелин.
        Она подняла на него глаза, в глубине которых таились боль и разочарование. Она смотрела на него и в то же время куда-то мимо него. Он приподнял ее голову за подбородок и заставил посмотреть прямо на него. Когда она это сделала, он вдруг улыбнулся, и у нее внезапно промелькнула дикая, безумная мысль, что сейчас, пожалуй, впервые он позволил ей увидеть его истинные чувства. Его пальцы легко коснулись ее лба, потом волос. Что-то похожее на нежность было в этом прикосновении.
        - Может, начнем все сначала? - спросил он, уронив руку и серьезно глядя ей прямо в глаза.
        Справиться с этим было потруднее, чем с опаляющей своим пламенем чувственностью, так как ей казалось, что под маской внешнего сожаления он наблюдает за ней холодным, оценивающим взглядом, следя за тем, как она будет реагировать, когда он нажмет на очередную кнопку.
        Он явно смущен тем, что его уловки не помогают, подумала она. Как хитро и ловко он действует, дразня, смущая, сбивая с толку, не давая ей ни вздохнуть, ни задуматься над тем, что она делает.
        - Не считаю это хорошей идеей.
        Довольная, чуть дразнящая улыбка заиграла у него на губах.
        - Ну что ж, пусть будет так, если таково твое решение, не смею настаивать. Просто я подумал, что тебе хотелось бы еще раз увидеться с Сандрой, да и она с удовольствием снова встретилась бы с тобой. У нее здесь нет друзей, а после вашей встречи она довольно много говорила о тебе, так что у меня создалось впечатление, что ты ей понравилась. Она ведь тебе тоже понравилась, не так ли?
        Ресницы ее дрогнули и опустились, скрывая выражение глаз от его пронзительного, всевидящего взгляда. Судьба давала ей в руки еще один шанс, шанс, которого она так ждала, и было бы верхом глупости отказаться от него теперь, когда она столь близка к своей цели.
        Эвелин не стала слушать внутренний голос, который настойчиво нашептывал ей, что она, возможно, совершает ошибку, приняла решение и сказала:
        - Да, она мне понравилась. Она очень милая девушка.
        - Ну вот и славно, - медленно проговорил он, словно подвел черту. Его рука сжала ее плечо, затем снова опустилась.
        Не успела она ничего понять, как он наклонился и быстро поцеловал ее. Она почувствовала на своих губах лишь скользящее прикосновение его твердых губ, но и этого оказалось достаточно, чтобы ощутить, какая жаркая волна опять заливает ее, предупреждая о том, что она поступила правильно, не поддавшись его напору.
        Однако все это больше напоминало лишь временную передышку, отсрочку казни, которая неминуемо должна совершиться. Она перевела дух, и, прежде чем заговорила, он сказал:
        - Я отвезу тебя в гостиницу.
        К ужасу Эвелин, язык отказывался слушаться ее.
        - Спа-сибо, - заикаясь вымолвила она, затем чуть тверже: - Я… могу добраться на такси.
        - Я не буду приставать, обещаю. Я все не так понял и прошу прощения, хорошо?
        Она медленно подняла на него свои большие зеленые глаза и кивнула.
        Через каких-то тридцать-сорок минут она уже была у себя в номере, где наконец-то смогла перевести дух и немного расслабиться. Всю обратную дорогу он был обходителен и мил, как будто и не было тех безумных мгновений, когда он сжимал ее в своих объятиях. А может, для него такого рода эпизоды ничего не значат? Чего нельзя было сказать о ней.
        Тем не менее очевидно, что те слова, которые он произнес охрипшим от страсти и волнения голосом, были сказаны всерьез. И в тот момент она не сомневалась - он хотел ее. Может, все дело в том, что он умеет легко и просто справляться с обуревающими его страстями, усилием воли отсекая их от себя и всегда держа их под контролем трезвого, холодного рассудка? Быть может, страсть для него что-то не слишком ценное, что-то такое, к чему не стоит относиться всерьез?
        Эвелин совершила все необходимые приготовления ко сну, легла, но долго не могла уснуть. Острое чувство разочарованности и опустошенности томило ее, наполняя воображение мучительными образами, дразня неосуществленной мечтой, неудовлетворенным желанием. В конце концов она забылась тяжелым, беспокойным сном и проснулась на заре. Все ее невеселые мысли, терзания и сомнения тут же вернулись к ней, прогнав остатки сна.
        Эвелин поднялась и, уютно устроившись на подоконнике, стала смотреть, как постепенно светлеет небо над горной грядой. Она торопила рассвет с какой-то неожиданной для себя страстью, которая была сродни отчаянию. Наконец-то с наступлением дня она сможет отвлечь себя чем-нибудь, чтобы не думать больше о том, что произошло прошлым вечером. А еще сегодня она снова увидит Сандру.
        Этого достаточно. Должно быть достаточно.
        Она спустилась вниз, поплавала в бассейне и, прежде чем выйти к завтраку, тщательно подкрасилась, скрывая следы переживаний и бессонной ночи. Аппетита совсем не было. Она заставила себя съесть немного рисового пудинга с фруктовой подливкой, ананасовый йогурт и чашку зеленого чая, который предпочитала за завтраком всем остальным напиткам. Здесь, в тропической зоне, воздух всегда был так влажен, что трудно было дышать, но по утрам он благоухал, напоенный множеством ароматов, обещая искрящуюся томность полдня и темный бархат вечернего заката.
        Когда она уже допивала чай, к ее столику подошла официантка и с улыбкой сказала:
        - Мисс Дарси, вас ожидают в вестибюле.
        Это был Луис, небрежно и вместе с тем элегантно одетый в темно-коричневые брюки и терракотовую рубашку.
        - Я подумал, что вы, возможно, захотите поехать со мной к моему кузену Хью Чантеру и забрать оттуда Сандру, - сказал он.
        Эвелин очень хотелось поехать, но она заколебалась, не зная, как поступить.
        - Я бы с удовольствием, но…
        - У вас какие-то другие планы на сегодня?
        - Нет, никаких планов, просто… я подумала, удобно ли это…
        - Уверен, Сандра обрадуется. Она только что звонила мне, и я сказал, что приготовил ей сюрприз. - Он выжидательно посмотрел на нее. - Ну, что скажете? Едем?
        - Ну тогда - конечно, - улыбнулась она, вспомнив милое лицо девушки. - Я только пойду переоденусь.
        Он улыбнулся ей, и глаза его заискрились, дразня и зачаровывая.
        - Зачем? Вы и так великолепно выглядите.
        Эвелин вскинула брови. Он шутит? В этом простеньком хлопковом сарафане? Однако, не став с ним спорить, покорно последовала за ним, сжимая в руках сумочку.
        Сначала дорога петляла по узким городским улочкам, а потом, за чертой города, неожиданно вырвалась на простор. Под ровное пение мотора они пронеслись мимо банановых плантаций, отбрасывающих густую тень, и стали подниматься в гористую часть острова, куда вела вымощенная, довольно узкая дорога, на которой то и дело попадался неторопливо двигавшийся, а то и вовсе лежавший домашний скот. Эвелин не могла сдержать улыбку, глядя на мирно устроившуюся чуть ли не посреди дороги длиннорогую корову, меланхолично работавшую челюстями и взиравшую на проносившиеся мимо автомобили с философским безразличием.
        - Ночью еще хуже, - заверил ее Луис, который не только великолепно вел машину, но и мог заранее предугадать, какой трюк собирается выкинуть то или иное животное. - Они укладываются спать у обочин, и фары машин пугают их. Перепуганные, они совершенно не соображают, в какую сторону бежать, и несутся прямо под колеса. Вы даже не представляете, какой бедлам может устроить на дороге обезумевшая свинья.
        Эвелин рассмеялась.
        - Не думаю, что это хуже, чем аварии в больших городах. Мне как-то довелось быть свидетельницей одной такой в Париже. Жуткое зрелище. - Она поёжилась.
        - Да, пожалуй, нет ничего хуже, чем движение в больших городах.
        И все-таки он выглядел типичным горожанином, готовым к любым неожиданностям, которые могут случиться в городе. Сидя рядом с ним, она не могла удержаться и время от времени украдкой поглядывала на него. Однажды их взгляды на мгновение встретились, и она заметила, как в его сузившихся глазах полыхнул огонь. Она смутилась, быстро отвела взгляд и почувствовала, что краснеет.
        Вдали показалась небольшая деревушка. Высокие, крытые пальмовыми листьями крыши прекрасно гармонировали с застывшим в полуденном зное, сонным тропическим пейзажем. Садики перед домами выглядели чистенькими и ухоженными. Вокруг росли пышные цветущие кустарники и тянулись низкие живые изгороди.
        Вся эта экзотика была совсем не похожа на чопорность европейских поселков. Вероятно, подумала она, первооткрыватели, прибывшие сюда несколько веков назад, решили, что попали в земной рай.
        - Выходит, вы бывали в Европе, - как бы между прочим заметил он.
        - Да, - поглощенная красотами окружающего пейзажа, она рассеянно кивнула.
        - Чем вы там занимались, если не секрет?
        - Вначале училась, потом путешествовала, - уклончиво ответила она. Она не собиралась рассказывать ему, что она ездила то на велосипеде, то автостопом, останавливалась в дешевых пансионах и студенческих общежитиях. Несомненно, Луис Ламберт привык путешествовать с комфортом и останавливаться в фешенебельных отелях, названия которых известны на весь мир. Правда, надо отдать ему должное, до сих пор она не заметила в нем никакого снобизма, но тем не менее не хотела давать ему повода для этого.
        Машина продолжала подниматься вверх, пересекла основной горный хребет и теперь продвигалась среди гор, которые становились все круче. Впереди виднелись поросшие непроходимыми джунглями острые вершины, которые даже в такой знойный солнечный день окутывал туман, а в тех местах, где туман рассеивался, взору открывались зияющие пропасти, при одном лишь взгляде на которые сердце уходило в пятки.
        - Почему ваш кузен живет так высоко в горах? - полюбопытствовала Эвелин, наблюдая, как из углубления между зубцами скал в смертельном броске на равнину обрушивается водопад.
        Машина свернула с основной дороги и стала взбираться по узкой, ухабистой колее. Огромный мощный «лендкрузер», предназначенный для подобной езды, легко справлялся с такой задачей.
        - Ему нравится горный воздух. Впрочем, у него есть дом и на побережье, но большую часть времени они с женой проводят здесь. Я подумал, что вам будет интересно посмотреть, как выглядит остров изнутри, так сказать, без того налета туристического лоска, который присущ побережью. - Он коротко взглянул на нее. Я ведь прав? Вам интересно?
        - О да, я в восторге. Меня восхищает эта дикая, первозданная красота, - с энтузиазмом отозвалась она. - Спасибо, что взяли меня с собой.
        - Не за что. Вас не укачало? Голова не кружится?
        - Нет, все в порядке, - ответила она, поудобнее устраиваясь на сиденье. Она полностью доверяла его умению вести машину, хотя и не собиралась говорить ему об этом.
        Еще с полчаса они ехали по узкой дороге, извивающейся сначала вдоль долины, а потом тянущейся по самому краю пропасти.
        - Это очень старая дорога, по которой можно проехать через весь остров, - сказал он, когда они проползли через узкое место на повороте. Он неожиданно свернул к обочине и выключил мотор. - А теперь можете выйти и полюбоваться открывающимся отсюда видом.
        Здесь, наверху, было значительно прохладнее от постоянного легкого бриза и дышалось намного легче. Эвелин глубоко вздохнула и, перейдя дорогу, направилась к узенькой площадке, край которой был огорожен металлическими поручнями.
        Кругом царила тишина. Эвелин неподвижно стояла на краю площадки и смотрела вниз, в разверзшуюся у нее под ногами и наводящую ужас пропасть. Она почувствовала, что Луис стоит у нее за спиной. Внизу, в долине, среди блестящих ярко-зеленых зарослей извивалась тонкая нитка ручья, прокладывающего себе путь к морю. Низвергающиеся со скалы водопады напоминали горящие на солнце серебряные нити, а разлетающиеся брызги собирались в облака тумана, когда искрящийся поток разбивался на мириады сверкающих осколков.
        - Здесь все утопает в зелени, - восхищенно сказала она. - Даже скалы и те зеленые. Наверное, именно так и должен выглядеть рай.
        - Да, но не стоит забывать, что у рая есть и обратная, темная сторона, - охладил он ее восторг.
        Она слегка повернулась и поймала на себе его странный взгляд. Что он хотел этим сказать? - недоуменно подумала она, отворачиваясь, но так и не успела додумать мысль, почувствовав укол в шею. Она вскинула руку, но тут же уронила. Последнее, что она помнила, был ее собственный вскрик - вскрик боли, отчаяния и бессилия - бессилия перед предательством, - растворившийся в сгущающейся перед глазами темноте.
        Когда сознание вернулось к ней, в голове гудело, во рту было сухо, а к горлу подступала тошнота. Краешком затуманенного сознания она отметила, что лежит на жесткой кровати животом вниз. Когда тошнота немного отступила, она попробовала закричать, но не смогла произнести ни звука.
        У нее возникло ощущение, что где-то поблизости кто-то есть, она почувствовала присутствие человека у себя за спиной и, хотя сознание путалось и она снова погружалась в сон, успела сообразить, что, каковы бы ни были намерения того, кто присутствовал в комнате, он не собирается помогать ей и утишить ее боль. Впрочем, так было всегда, почти всю мою жизнь, промелькнула у нее безрадостная мысль, прежде чем она вновь уснула.
        Когда она проснулась во второй раз, в комнате было темно. Теперь ей с трудом удалось вспомнить, что же с ней произошло. Губы запеклись, боль в голове перешла в тупую пульсацию, тошнота прошла. Во всем теле чувствовалась какая-то неестественная пустота и слабость, как будто из нее вынули все внутренности.
        Она лежала с закрытыми глазами, но, стоило их открыть, как то, что с ней произошло, вставало перед ней во всей своей страшной реальности. Она лежала неподвижно, не в силах пошевелиться, прислушиваясь к долетавшим до нее звукам. Судя по тихому журчанию, где-то неподалеку протекал маленький ручей. Слышалось переливчатое птичье пение. Постепенно она отчетливо расслышала чье-то свистящее дыхание. Она почувствовала, как страшная, дикая паника сдавила ей горло своими когтистыми лапами. Что он задумал? Зачем привез ее сюда?
        У нее в голове не укладывалось, зачем миллионеру Луису Ламберту понадобилось похищать такую обыкновенную, ничем не примечательную девушку, как она, Эвелин Дарси. Зачем было устраивать весь этот спектакль с похищением высоко в горах, когда он прекрасно знал, что окажись он чуть понастойчивее, и она сама пришла бы к нему.
        Эвелин тяжело и прерывисто дышала, приказав себе думать. Какую угрозу для себя он мог усмотреть в ней?
        - Эвелин, - вдруг услышала она его голос и оцепенела от ужаса и неожиданности. - Я знаю, что вы уже не спите.
        Она медленно подняла тяжелые веки. Ее разум противился, отказываясь принять то, что с ней произошло, как будто это могло хоть как-то изменить жестокую реальность.
        Яркий свет ослепил ее, больно ударив по глазам. Она снова закрыла их и, закусив губу, тихо застонала.
        Но он был беспощаден.
        - Все, давайте просыпайтесь.
        Поморщившись от боли, она открыла глаза, повинуясь его жесткому голосу.
        - Негодяй! - произнесли ее дрожащие губы.
        - Сожалею, - проговорил он безразличным, равнодушным тоном. - Понимаю, что вам сейчас очень плохо, но это скоро пройдет.
        Внезапно она осознала, что лежит под тонким покрывалом совершенно голая. Ее прошиб холодный пот. Дрожа всем телом, она судорожно сглотнула и хрипло спросила:
        - Что вы со мной сделали?
        - Ничего. Только раздел. Я постарался сделать это как можно быстрее и даю вам слово, что не дотрагивался до вас больше, чем это было необходимо.
        Значит, он ее раздел. Раздел быстро и цинично, а потом так же быстро овладел ею.
        К горлу снова подступила тошнота. Он подошел к стоявшему возле двери столику и вернулся со стаканом воды.
        - Выпейте, - сказал он, протягивая ей стакан.
        Ей не хотелось принимать ничего из его рук, но он приподнял ее голову над подушкой и поднес стакан к губам. Чувствуя, что, если она попытается отказаться, он вольет в нее насильно, она сделала несколько глотков. Кроме того, во рту у нее все горело от страшной сухости. Когда она выпила всю воду, он поставил стакан на пол, сел на стул возле кровати и посмотрел на нее в упор.
        Отводя в сторону глаза, чтобы не смотреть на него, она огляделась по сторонам. Комната была небольшой: голые стены, забранное деревянными ставнями окно, кафельный пол. Из мебели только кровать, единственный стул и маленький столик у двери. Ничто в комнате не указывало на ее предназначение. Не было ни картин, ни каких-либо украшений или безделушек. Ничего такого, что делает помещение жилым и уютным.
        Тюремная камера, подумала она, и от ужаса у нее засосало под ложечкой.
        - Зачем… почему вы сделали это? - прошептала она.
        - Мне кажется, вы сами прекрасно знаете почему, - ответил он жестким, непреклонным тоном после долгой паузы, в течение которой, видимо, обдумывал ответ. - А если не знаете, что ж, так даже лучше.
        Прежде чем она успела сообразить, что это могло означать, он поднялся и направился к двери.
        - Постойте, - закричала она, обезумев от страха и попытавшись сесть. Все закружилось у нее перед глазами, и она снова рухнула на подушку.
        - В чем дело?
        - Что вы собираетесь со мной делать?
        - Ничего такого, о чем вы могли подумать. - В его голосе проскользнули язвительные нотки. - За дверью ванная. Когда захотите есть, вас накормят. А пока лежите и поправляйтесь. - Он ушел.
        Она закрыла глаза и снова забылась тяжелым сном.
        Когда Эвелин проснулась, в комнате было совсем темно и только из-под полуоткрытой двери пробивался свет. Она с трудом поднялась с постели и, слегка пошатываясь, направилась к двери, босыми ступнями ощущая приятную прохладу кафельного пола.
        Ванная была совсем маленькой, даже крошечной, и вмещала только самое необходимое. Она вымыла руки, умылась и, набрав в ладони воды, попила. Утолив жажду, с облегчением отметила, что болезненные ощущения в голове исчезли, хотя она по-прежнему оставалась тяжелой. Мысли еле шевелились, и Эвелин со смутной тревогой подумала, что, наверное, он вколол ей какую-нибудь гадость.
        Сразу пришла мысль о наркотиках, но, не зная точно, каково бывает их воздействие, она не могла сказать ничего наверняка. Нет, подумала она, скорее всего, это было какое-то мгновенно действующее сильное снотворное.
        Она пощупала то место на шее, где почувствовала укол, но не обнаружила ни отека, ни болезненности. Видимо, укол был сделан профессионально. Что, всех миллионеров учат хитроумным приемам работников спецслужб?
        Но главная мысль, которая тревожно сверлила мозг, не давая ей покоя, была: зачем он сделал это? Какую такую опасность она может представлять для кого бы то ни было? Что за бред?
        Она не находила никакого ответа, никакого объяснения произошедшему. Ведь не может же он в самом деле знать, зачем она хотела познакомиться с Сандрой. Или может? От этой мысли все внутри у нее похолодело.
        Эвелин подергала ручку и громко позвала его по имени. Она напряженно ждала ответа, отчаянно надеясь, что вот он сейчас появится и скажет, что дверь заклинило, а все остальное ей просто приснилось и не было никакого похищения. Но по-прежнему было тихо, и надежда растаяла, словно туман с первыми лучами солнца, и она не находила никакого выхода из ситуации, в которой оказалась.
        Страх заставил ее сильнее подергать ручку, но дверь не поддавалась. Она бросилась назад в комнату, чтобы проверить замок на ставнях. Они тоже были заперты на ключ и сделаны из такого крепкого дерева, что сломать их было невозможно.
        Эвелин невидящим взглядом обвела комнату, ставшую теперь ее тюрьмой.
        Она всхлипнула, проглотив застрявший в горле ком, на негнущихся ногах подошла к узкой кровати и села, обхватив голову руками.
        Зачем? Зачем? Зачем?
        В голове вертелись всякие жуткие предположения, одно другого страшнее, но все они казались неправдоподобными. Коварный дьявол, ведь наверняка он знал, что никто не ждет ее возвращения и не хватится ее! Она больно закусила губу, проклиная свою наивность. Ну что, что ему от нее нужно?
        Луис Ламберт производил впечатление совершенно нормального человека, чтобы можно было заподозрить его в каких-то тайных извращениях, для которых он заточил ее здесь. Но, с другой стороны, она же знает его всего несколько дней. Как она может быть уверена, что он не страдает какими-нибудь отклонениями? Неужели он получает извращенное сексуальное удовлетворение от того, что таким вот образом запугивает женщин?
        Черный ползучий страх пробирался ей в душу. Она начала всхлипывать и закрыла глаза, не желая верить в этот кошмарный сон. Собрав в кулак всю волю, она постаралась подавить в себе этот гнетущий страх. Да это просто смешно. Конечно, она недостаточно хорошо знает этого человека, но в том, что Луис никакой не садист, она совершенно уверена. Да, он жестокий, но не извращенец. Нет, нет и еще раз нет.
        А это значит, что у него были какие-то свои причины привезти и закрыть ее здесь.
        Сердце ее сжалось. Только сейчас до нее дошло, почему Луис Ламберт, этот богач и плейбой заинтересовался такой незначительной особой, как она, Эвелин Дарси. Вовсе не потому, что он хотел ее как женщину. Все проще. Он умело и целенаправленно пробуждал ее чувственность, использовал ее глупую, безнадежную влюбленность, чтобы заманить сюда, потому что что-то заподозрил.
        Ее мозг лихорадочно заработал. Догадался ли он о том, что она симулировала обморок на рынке, чтобы подстроить их первую встречу. Если да, то тогда понятно, почему все эти дни Сандры не было. Он отправил ее куда-то от греха подальше. А если даже обморок и не вызвал в нем подозрений, то после того, как в следующий раз она появилась возле его дома, он должен был окончательно убедиться в том, что все это неспроста.
        И это похищение - неизбежное следствие ее опрометчивого поведения.
        Она закрыла лицо дрожащими руками и сидела так довольно долго, пока не заныли напряженные пальцы. Опустив руки, Эвелин невидящими глазами уставилась в пространство.
        Что же теперь будет?
        Что, если он собирается учинить ей расправу? - нашептывал ей ее измученный мозг.
        Она отказывалась в это поверить. Одолеваемая страхами, она снова прилегла на кровать, силясь припомнить, что он говорил ей, но вихрь ее мыслей кружился, как в заколдованном круге. И прежде, чем Эвелин успела вспомнить что-то важное, она вновь погрузилась в сон.
        Когда она проснулась, судя по звукам за закрытым окном, было раннее утро. Она полежала, вслушиваясь в мелодичное птичье пение и вспоминая птицу тока-тау. Горькая улыбка тронула ее губы. Вот тебе и легенда о чудесах этой песни. Что-то не похоже, чтобы в ближайшее время она встретила свою любовь.
        Сон развеял последние следы вчерашнего дурмана, и, хотя она все еще чувствовала себя усталой и разбитой, мозг работал четко и ясно. Ей больше не лезли в голову дурацкие мысли о самосуде над ней. Возможно, он жесток и беспощаден, и события последних суток доказали это, но на убийство он определенно не способен. Теперь уже она не сомневалась, что у него были какие-то свои веские причины похитить и заточить ее здесь.
        Вот еще знать бы только, что это за причины.
        На этот раз, когда она вышла из ванной, на полу возле двери стоял поднос с завтраком. Она почувствовала такой зверский голод, что, схватив поднос, с жадностью набросилась на яичницу с беконом и помидорами, потом съела все фрукты и запила все это большим стаканом сока манго. Съев все до крошки, она вдруг почувствовала, как на нее вновь накатывает вялость и усталость и, поставив поднос на пол, свернулась калачиком на своей узкой кровати и крепко уснула.
        Проснулась она со смутным подозрением, что ей дали какое-то успокоительное. Похоже на то. Видимо, его подсыпали ей в сок.

6

        Эвелин неподвижно лежала, чувствуя, как постепенно накатывает и захватывает ее волна злости. Эта злость вытеснила страх, и теперь она была свободна от его парализующего гнета.
        Отныне она будет пить только воду из-под крана в ванной. Однако, когда очищающее чувство злости внезапно исчезло, уступив место ужасающей безнадежности, заброшенности и ощущению совершенного по отношению к ней предательства, из-под плотно сжатых ресниц по ее щекам беззвучно покатились слезы. Она немного поплакала, потом строго приказала себе не раскисать.
        Когда принесли ужин, она дремала. Сквозь сон она услышала какой-то шорох, но, когда открыла глаза, ее надзиратель уже скрылся.
        На ужин был овощной салат, мясное рагу и кувшин ананасового сока. Заставив себя съесть ужин, она отнесла кувшин в ванную и вылила сок в раковину. Выходя оттуда с пустым кувшином, увидела, как в комнату бесшумно проскользнул Луис.
        Перед ужином она завернулась в простыню. Было, правда, не слишком удобно передвигаться, но это все же лучше, чем ходить голой, рассудила она.
        Грозный и мрачный, он стоял и переводил взгляд сузившихся глаз с кувшина на ее злое лицо. При его появлении она почувствовала, как внутри ее тела разжалась какая-то туго скрученная пружина. Не соображая, что делает, она с размаху запустила в него кувшином. Он едва успел увернуться. Только он отскочил, как она набросилась на него словно тигрица, целясь ногтями в жестокое лицо, в слепой ярости пытаясь попасть коленом в пах.
        Он, однако, был гораздо более ловким и сильным и двигался стремительно как леопард, с которым она когда-то мысленно сравнивала его. Не принимая в расчет, что перед ним миниатюрная женщина, он крепко схватил ее за плечи, сбил с ног и швырнул на кровать, а сам налег сверху с такой силой, что из ее груди с шумом вырвался воздух. Но она не сдавалась и продолжала яростно отбиваться, хотя каждый вдох давался ей с трудом, в легкие словно огонь ворвался. Словно разъяренная фурия она боролась с ним дико и яростно, чувствуя, как ощущение совершенного по отношению к ней предательства и острая ноющая боль утраивают ее силы. Она впилась зубами в его плечо, и он, злобно выругавшись, резко закинул ей голову назад. Шея ее болезненно выгнулась, но он с силой надавил на нее локтем, почти перекрыв доступ воздуха. Она заплакала. Губы шевелились, но не издавали ни звука, потемневшие от злости и боли глаза дико сверкали на бледном лице.
        - Прекрати сейчас же! - прошипел он.
        Он слегка ослабил нажим своего тяжелого как свинец локтя, и она смогла вобрать немного воздуха в свои измученные легкие. Вжатая тяжестью его тела в матрас, она лежала в мрачной неподвижности, ловя ртом воздух.
        - Вот так-то лучше, - процедил он сквозь стиснутые зубы. - А теперь, если ты успокоилась, ответь мне на несколько вопросов. - Он помолчал, потом выстрелил: - Что ты здесь делаешь?
        - Это, черт возьми, у вас надо спросить! - зло бросила она.
        - Я имею в виду, на Катанау.
        Взгляды их скрестились в безмолвном поединке. Глаза его горели непримиримым, холодным огнем, словно бушующее адское пламя в глубине черной бездны.
        - То же, что и все остальные туристы. Я здесь отдыхаю.
        Этот ответ ему явно не пришелся по душе. Он сильнее надавил локтем ей на горло.
        - Не надо врать, маленькая лживая дрянь. В твоих интересах сказать мне правду. Ты приехала сюда, чтобы подобраться к моей сестре, да? - Он слегка отпустил локоть, но лишь настолько, чтобы она могла говорить.
        Всхлипывая, она судорожно перевела дыхание и кивнула, наблюдая за ним сквозь вздрагивающие ресницы. Дикая ярость перекосила это волевое лицо, не оставив и следа от того самообладания, которое, казалось, было его неотъемлемой частью. К лицу его вначале прилила кровь, а потом оно заметно побледнело, несмотря на загар.
        Вжавшись всем телом в кровать, она на какую-то долю секунды подумала, что сейчас он убьет ее. Словно маленький зверек в лапах безжалостного хищника, она затаила дыхание и, напрягшись всем телом, стала ждать своей участи.
        Однако он усилием воли сумел подавить вспышку ярости и овладел собою. Но это его холодное самообладание было для нее еще страшнее, чем неукротимая злость.
        - Итак, зачем? - прошипел он. - Зачем тебе понадобилось знакомиться с Сандрой?
        Она молчала, и он схватил ее за плечи, сжал до боли и тряхнул с такой силой, что у нее клацнули зубы.
        - Отвечай мне, черт тебя побери, или я за себя не отвечаю. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы заставить тебя заговорить, и меня не будут мучить угрызения совести.
        Захлестнувший волной ужас не давал ей вымолвить ни слова, язык отказывался слушаться ее. В момент их яростной схватки простыня соскользнула с нее, и теперь она лежала перед ним совершенно голая.
        По выражению ее лица он легко догадался, о чем она подумала. Он грубо выругался и ледяным тоном процедил:
        - Я не дотронусь до тебя, даже если ты будешь единственной женщиной на земле, паршивая дрянь! Есть и другие способы, которые заставят тебя заговорить. Что тебе понадобилось от Сандры?
        - Она моя сестра, - через силу выговорила она.
        По его лицу было видно, что он ожидал чего угодно, но только не этого. Последовала долгая, мучительная пауза, во время которой он пытался осмыслить услышанное. Она видела это по выражению дикой злобы, исказившей его черты.
        И, прежде чем он успел обвинить ее во лжи, она торопливо заговорила:
        - У нас одна мать, Белинда Маейрс, поп-звезда восьмидесятых, известная под сценическим псевдонимом Арабелла. Еще до того, как стать популярной, она вышла замуж и родила ребенка - меня. Она выступала в ресторанах и мечтала о том, чтобы сделать певческую карьеру на большой сцене. Ее муж - мой биологический отец - ревновал ее, устраивал сцены и в конце концов ушел от нее. Через некоторое время Белинду заметили и предложили ей крупный контракт на пять лет, который запрещал ей в течение этого времени выходить замуж, и тем более рожать. Тот факт, что у нее уже есть ребенок, Белинде удалось скрыть. Она подписала контракт и отдала меня в приют, намереваясь забрать по его истечении. Но к тому времени меня уже удочерили другие люди, и вскоре она выходит замуж за музыканта из своей группы, Квентина Пентроу, брата вашей матери и вашего дядю. Ну а остальное мне известно из средств массовой информации. Ваша семья не признала этот брак, потому что Квентин был на десять лет моложе Арабеллы, к тому же журналисты упорно распространяли слухи, что она принимает наркотики. Во время одного из гастрольных туров они
погибают в авиакатастрофе, и ваши родители удочеряют их дочь Сандру. Вот и вся история. - Она перевела дух.
        Охватившая его ярость, кажется, немного поутихла.
        Пристально глядя ему в глаза, которые были сейчас так близко, что у нее кружилась голова, она подумала: история, рассказанная ею, настолько неожиданна для него, что ему понадобится время, чтобы все это осознать.
        - Я знала, что, если попытаюсь связаться с ней через Интернет и скажу, кто я, мне не поверят, сочтут либо за сумасшедшую, либо за самозванку, вычислят и не позволят ни на шаг приблизиться к Сандре. К тому же я не знала, известно ли ей, что ее удочерили, а я… - Голос изменил ей и дрогнул, но она взяла себя в руки и договорила: - А мне так хотелось хоть одним глазком увидеть ее…
        Он резко поднялся и, казалось, стоял так целую вечность, глядя на нее, распростертую на кровати, словно видел впервые. Затем вдруг повернулся и стал мерить шагами маленькую комнату, напряженно думая о чем-то. Она схватила простыню и натянула на себя, прикрыв свою наготу, а потом замерла и лежала тихо и совершенно неподвижно, пытаясь осторожно проглотить слюну и прикрывая ладонью свое измученное горло.
        - Почему ты не обратилась в первую очередь ко мне? - спросил в конце концов он, недоверчиво хмурясь.
        - Я же сказала: я была уверена, что мне никто не поверит. Да и не знала я, как это сделать. Думаю, вы и сами прекрасно понимаете, как трудно - практически невозможно - подобраться к таким людям, как вы.
        - Однако ты все же нашла способ, - язвительно проговорил он, остановившись и впившись в нее подозрительным взглядом.
        - Да, - Эвелин опустила глаза, - но это вышло случайно и спонтанно. - Она говорила тихим, хриплым голосом. Ей было больно глотать, и она старалась делать это очень осторожно. Брови его были нахмурены, лицо мрачное и отстраненное, а взгляд безразлично скользил по ее напряженно
        - И все-таки ты могла бы попытаться связаться со мной по электронной почте. В Интернете есть сайт корпорации «Ламберт инкорпорейтед».
        - И оно дошло бы до вас? Да в лучшем случае ваша служба безопасности просто выбросила бы его как не стоящее внимания. Мало ли проходимцев, желающих так или иначе примазаться к славе и богатству великих и могущественных Ламбертов? - Она осторожно сглотнула слюну и продолжила: - А в худшем случае меня бы выследили и
«убедительно» попросили оставить в покое уважаемое семейство. Вы бы сделали все, чтобы я и близко не подступилась к ней. Никаким способом. Я права?
        - Да, наверное.
        - Значит, я поступила правильно, что действовала в обход. По крайней мере, мне удалось повидаться с Сандрой и даже поговорить с ней, - взволнованно просипела Эвелин и села на кровати. - Но даже если я и поступила неправильно и опрометчиво, вы не имели права так обращаться со мной.
        - Ах не имел? - Его глаза злобно сузились, губы сжались в тонкую линию, на скулах заиграли желваки. - Да ты просто дура, если…
        - Не смейте оскорблять меня! - Она вскочила с кровати и, позабыв об осторожности, стала надвигаться на него. Простыня волочилась за ней по полу. - Хватит с меня ваших оскорблений. Я не дура!
        - Не дура? - издевательски протянул он. - Конечно, дура, к тому же наивная. Неужели тебе в голову ни разу не пришла мысль, что я заподозрю любого, кто попытается завязать с ней знакомство?
        - Это почему же? - произнесла она настолько презрительно, насколько это было возможно в ее положении. - Вы полагаете, что каждый, кто приближается к вам ближе чем на пять шагов, непременно представляет для вас угрозу или чего-то от вас хочет?
        Взгляд его стал острым как бритва.
        - Именно так и есть. И, прежде чем высоко задирать свой хорошенький носик, признайся, что и тебе было от меня кое-что нужно. Тебе была нужна моя сестра. И для того, чтобы заполучить ее, ты была готова даже на такие вещи, которые на самом деле и не хотела делать, например поиграть в любовь с братом своей единоутробной сестры.
        От удивления она раскрыла рот, но не успела ничего сказать, как он направился к двери.
        - Стойте! Куда вы? - Она бросилась за ним, но он развернулся у двери и пригвоздил ее к месту испепеляющим взглядом.
        - Мне нужно проверить все, что ты мне здесь наговорила, поэтому, до тех пор пока я не смогу убедиться в достоверности твоих слов, ты останешься здесь. - С этим он вышел и закрыл за собой дверь.
        В приступе бессильной ярости она бросилась на дверь и стала колотить в нее кулаками, однако через некоторое время, овладев собой, почувствовала полное изнеможение и опустилась на кровать, немигающим взглядом уставившись в пол. Мысли бешено кружились у нее в голове.
        Через несколько минут после того, как она приняла душ и закуталась в простыню, в дверь постучали. Она подозрительно посмотрела на дверь и, решив, что это снова Луис, была уже готова послать его куда подальше, но тут на пороге появилась довольно крупная смуглая женщина, явно уроженка острова.
        - Ваша одежда, мадам, - сказала она бесцветным голосом.
        Эвелин не ожидала появления здесь кого-то еще, кроме своего мучителя, поэтому так и осталась стоять с открытым ртом, пока женщина не скрылась за дверью. Затаив дыхание, опасаясь, что все это всего лишь жестокая шутка, она повернула ручку двери. К ее изумлению, дверь открылась. Ее первым порывом было бежать отсюда в чем есть, но по здравом размышлении она все таки решила вначале одеться: натянула сарафан, сунула ноги в босоножки и вышла. Сердце ее бешено колотилось.
        Вначале она попала в узкий коридор, заканчивающийся широкой дверью, которая в свою очередь вела в другой, более широкой коридор, скорее холл. Она не знала, как ей поступить. В доме не было слышно ни звука, ничто не указывало на присутствие в нем людей. Эвелин решительно расправила плечи, таким образом придавая себе смелости. Она тихонько приблизилась к двустворчатой входной двери и подергала ручку.
        Дверь оказалась запертой. Эвелин в отчаянии закусила губу, уставившись на цветные витражи по обеим сторон двери и со злорадством представляя, что скажет Луис, если она сейчас возьмет что-нибудь тяжелое - да вон хоть ту бронзовую статуэтку - и запустит ею в стекло.
        Ее так и подмывало исполнить свое намерение, но здравый смысл в конце концов возобладал. Если она хочет, чтобы ей позволили общаться с Сандрой, надо вести себя как разумный, цивилизованный человек, даже несмотря на то, что с ней обошлись не слишком цивилизованно.
        Что ж, угрюмо подумала она, по крайней мере осмотреть дом я вполне могу. Решительно сжав губы, она вошла в первую дверь налево.
        Дом был довольно просторный, с высокими потолками, огромными окнами, забранными крепкими деревянными ставнями, служившими защитой как от жары, так и от ураганов. Мебель представляла собой эклектическое сочетание предметов викторианской эпохи и современности. Полы из какой-то твердой породы дерева были натерты до блеска, окна и двери на террасу закрыты легкими ставнями, запертыми на ключ.
        Несмотря на простор, здесь она чувствовала себя такой же пленницей, как и в той маленькой комнатке, служившей, возможно, спальней для прислуги.
        В кухне она нашла оставленный для нее поднос с обедом и поела. Горло уже не так болело. Видно, Луис знает, как нужно надавить, чтобы получить максимальный эффект с минимальным ущербом. После обеда она почувствовала сонливость, но никакая сила не могла заставить ее вернуться в ту комнату, которая служила ей тюрьмой, и, продолжая напряженно думать о том, что же ей все-таки делать, она не заметила, как уснула на диване в гостиной.
        Когда Луис вошел в комнату, то застал ее в самом неприглядном виде - заспанные глаза, разрумянившееся со сна лицо, растрепанные волосы, растерянный взгляд. Смущенно прикрывая колени, она даже улыбнулась ему, не замечая, что лиф сарафана сбился на одну сторону.
        Застыв на пороге, он окинул ее пронзительным, горящим взглядом. Она быстро взглянула вниз и увидела свою обнаженную грудь с набухшим коралловым соском. Чувствуя, как краска стыда заливает ее лицо, она торопливо поправила сарафан и резко бросила:
        - Могли бы и постучать.
        - С какой стати? - презрительно улыбнулся он. - К тому же мне понравилось то, что я увидел.
        Когда она резко подняла голову, собираясь выразить свое возмущение, он вскинул руку, останавливая ее.
        - Не заводитесь. Я пришел вовсе не за этим. Я пришел сказать, что все, рассказанное вами, подтвердилось.
        - Что вы говорите? - притворно-ласковым голосом отозвалась она. - Надо же, какое облегчение. Вы даже не представляете, что за камень свалился с моей души.
        - Напрасно иронизируете. Я еще не закончил. Осталось самое главное: решить, что нам с вами дальше делать.
        - Я вам скажу, что делать, - промурлыкала она все тем же обманчиво сладким голосом. - Во-первых, вы должны выпустить меня отсюда, а потом извиниться.
        Ей не понравилось, как он улыбнулся и каким взглядом окинул ее с головы до ног, но то, что она услышала, просто взбесило ее.
        - Извиняться следует вам, а не мне. Вы доставили мне массу хлопот, заставили сбиться с ног всю нашу службу безопасности, сам я находился на грани риска, готовый совершить преступление, и все из-за того, что вы повели себя так глупо и неразумно, сразу не сказав мне, почему хотите увидеться с Сандрой.
        Эвелин резко вскочила с дивана, чувствуя, что еще немного - и она взорвется, а это ни к чему хорошему не приведет.
        - Мы можем выйти на улицу? - спросила она. - Мне нужен глоток свежего воздуха.
        - Конечно, - кивнул он.
        Неожиданно, без всякого предупреждения, как это бывает в тропиках, на землю упали сумерки. Высоко в небе светила луна. Стоя на террасе и жадно вдыхая освежающий вечерний воздух, она огляделась. Гористый ландшафт, где-то далеко внизу мерцают воды лагуны, по неподвижной глади которой как светлячки двигаются вышедшие на ночной лов рыбацкие лодки.
        - Ради бога, объясните мне - зачем? - почувствовав неимоверную усталость и какую-то отрешенность, спросила она. - Зачем вам понадобилось устраивать такую мелодраму с похищением? Для чего вы привезли меня сюда и заперли, словно в тюремной камере, до смерти напугав?
        - Мы не знали, что вы задумали.
        - Господи, да чего же вы боялись?! Какую угрозу я могла нести вам? Это же просто смешно. С чего вы вообще взяли, что я не обычная туристка?
        - Я и сам толком не знаю. Какое-то внутреннее ощущение. Возможно, на подсознательном уровне, - медленно выговорил он после небольшой паузы. И я, и Джей - мы оба это чувствовали. Было заметно, что вас что-то беспокоит, что-то не дает вам покоя. Кстати, мы сразу поняли, что ваш обморок тогда, на рынке, был притворным. Вы даже не побледнели. Мы с Джеем заметили, что ваше внимание было целиком поглощено Сандрой, и это только усилило наши подозрения.
        - Почему?
        - Потому что большинство женщин, пытающихся завязать со мной знакомство, не замечают никого, кроме меня, - огрызнулся он.
        Язвительная реплика уже готова была сорваться с ее языка, но Эвелин все же сдержалась и промолчала.
        - А когда я увидел вас на берегу возле моего дома и вы поведали мне какую-то совершенно невразумительную историю о том, почему оказались там, я уже всерьез забеспокоился. По моей просьбе служба безопасности стала следить за каждым вашим шагом. Я отправил Дану в Англию, Сандру отвез в безопасное место, а сам вытащил вас на прогулку, чтобы постоянно держать в поле зрения. Джей неотлучно был с нами на тот случай, если вдруг оказалось бы, что объектом вашего внимания - по какой бы то ни было причине - являюсь я сам.
        - Просто уму непостижимо, - зло усмехнулась она. - Вы что, в каждом человеке видите зло? Да вы просто параноик!
        - Не спешите судить о том, в чем не разбираетесь, - отрезал он. - Я отнюдь не параноик, и обычно охрана не сует нос в мою личную жизнь, потому что я и сам в состоянии о себе позаботиться. Но в вашей биографии есть одно белое пятно, вот из-за него и возникли подозрения.
        Она недоуменно уставилась на него.
        - Какое белое пятно? О чем вы говорите? Ничего не понимаю.
        - Блестяще закончив первый курс музыкального отделения университета, вы внезапно, но непонятной причине, берете на год академический отпуск и уезжаете неизвестно куда. Нам удалось лишь выяснить, что вы направились в Европу, но там ваш след теряется. Ни в одной гостинице ни одной европейской страны не зарегистрировано ваше имя. По предъявленной служащим различных отелей вашей фотографии вас никто не узнает, следовательно, вы нигде не останавливались. Возникает вопрос: где вы были весь этот год. Вполне логично предположить, что вы могли провести его в одном из лагерей по подготовке террористов.
        Она вытаращила на него глаза, не веря своим ушам. Так они приняли ее за террористку?! Будь ситуация иной, она бы, наверное, рассмеялась.
        - Я провела этот год, путешествуя по Европе с группой студентов-туристов. Мы переезжали из города в город либо на велосипедах, либо автостопом, а ночевали в палатках, или в студенческих общежитиях или в дешевых пансионах. Можете проверить. У меня есть целый диск с фотографиями, к тому же я до сих пор веду электронную переписку с двумя девушками, с которыми подружилась во время того путешествия. Я дам вам их электронные адреса.
        - Проверим, не сомневайтесь. Но это не единственная причина, по которой на вас пало подозрение. Не последнюю роль сыграли дошедшие до нас слухи, что готовится покушение на Сандру. Достоверных сведений, подтверждающих этот слух, не было, как и его источника, поэтому пришлось утроить бдительность. И тут появляетесь вы со своим явным интересом к моей сестре.
        Эвелин побледнела.
        - Покушение?! На Сандру?! Зачем?! Почему?!
        - Ее собирались похитить. Скорее всего, ради выкупа, как вы понимаете. - Эти страшные слова зловеще прозвучали в вечернем воздухе. - Такое бывает, Эвелин. Знаете ли вы, как умерли мои родители?
        Она кивнула.
        - Они погибли в автомобильной аварии.
        - Да, такова официальная версия. На самом деле они были похищены террористами, которые требовали за них огромную сумму денег. Кроме того, они выдвинули требование, чтобы корпорация Ламбертов вышла из состава участников правительственного договора, что должно было дестабилизировать экономическое положение одной из ближневосточных стран настолько, что страна оказалась бы на грани правительственного переворота.
        Кровь отхлынула от ее лица, глаза стали огромными от ужаса. Его ровный голос и непроницаемое выражение лица действовали еще хуже, чем любое, самое бурное проявление эмоций.
        - Что было дальше? - охрипшим от волнения голосом спросила она.
        - Надеюсь, вам больно будет услышать, что они погибли. Правда, и террористы погибли все до единого в результате блестящей, самоотверженной работы службы безопасности компании и помощи правительств нескольких стран. После такого вряд ли найдутся охотники повторить все сначала, но всегда существуют фанатики, верящие, что именно они сумеют довести дело до конца. Если случилось бы так, что они захватили меня, то компания оказалась бы под таким руководством, которое по своему упрямству и непримиримости может сравниться только со мной. И скорее позволит погибнуть мне, чем станет рисковать корпорацией. Но, если бы в руках террористов оказалась Сандра, мне кажется, я бы принял все их условия, только бы спасти ее.
        Эвелин стало холодно, по телу пробежал озноб.
        - Но вы… как вы могли поверить в то, что я… что я способна на такое? - запинаясь прошептала она.
        - Так как вы оказались в некотором роде темной лошадкой, мы не могли быть уверены, что вы именно та, за кого себя выдаете, - зло проговорил он. - Прибавьте к этому ваше настойчивое стремление сблизиться со мной и Сандрой. А если бы вы на самом деле оказались пособницей террористов? Я не хотел, чтобы вы что-то заподозрили и ускользнули, пока мы не выясним всю вашу подноготную. Обсудив ситуацию со своей службой безопасности, я решил, что самым лучшим решением будет изолировать вас на некоторое время, пока мы не получим интересующие нас сведения. Этим объясняется тот несколько мелодраматичный способ, которым я заманил вас сюда, и то, почему все это время вам давали снотворное. Я не хотел, чтобы вы имели возможность с кем-либо общаться.
        Она должна была полностью осознать то, что он ей сказал, выбросив из головы все остальное, чтобы к тому времени, когда вновь обретет способность чувствовать, ей было бы легче справиться с болью.
        - Значит, вы подозревали меня с самого начала? - спросила она показавшимся ей чужим голосом.
        Он молчал.
        - Пожалуйста, ответьте, мне важно это знать.
        - Когда стало ясно, что вы намеренно подстроили нашу первую встречу, нам с Джеем показалось это настолько подозрительным, что за вами установили слежку. Но мы не были уверены, что вы что-то замышляете, до тех пор пока вы не приплыли к моему дому на катамаране. К тому же вы солгали, сказав, что вас не предупредили о запрете высаживаться там, хотя всех до единого туристов об этом предупреждают. Когда вы плыли на катамаране, за вами велось наблюдение.
        Холодным и равнодушным взглядом он наблюдал, как ее щеки заливает болезненный румянец, по всей вероятности ожидая, что она что-то скажет. Жгучее чувство стыда мешало ей говорить.
        - Но тогда мы не знали наверняка, - продолжал он, - являетесь ли вы частью какого-то дьявольского плана, согласно которому кто-то пытается заполучить Сандру, или же вы хотите использовать ее как орудие, с помощью которого вам удастся заарканить меня.
        - Как вы…
        - Деньги и власть сильнейшие афродизиаки, Эвелин, - прервал он ее. - Крупный счет в банке изрядно подогревает сексуальные чувства некоторых. Конечно, это было не самым правдоподобным объяснением, хотя и самым простым, к тому же более тесное знакомство с вами доказало, что вас интересовала именно Сандра, а не я. Вы проявляли к ней повышенный интерес и явно расстроились, узнав, что она гостит у друзей. А с какой готовностью вы согласились поехать со мной, едва я упомянул, что мы едем за ней.
        - Я оказалась плохой актрисой, - пробормотала она, злясь на себя за то, что так легко выдала свои намерения.
        - Да, но ведь вы могли оказаться слепым орудием в руках негодяев или просто дурочкой, захваченной романтикой терроризма, - произнес он с холодным презрением. - Что же касается другой версии, то, когда я попытался проверить вас своими поцелуями, стало совершенно ясно, что это не то, что вас интересует. Конечно, вы мужественно держались, но…
        - Прекратите, - процедила она сквозь стиснутые зубы.
        Он ухмыльнулся.
        - Чувствовалось, что вы напряжены, что вас что-то сдерживает, даже угнетает, поэтому-то у нас и осталась единственная, гораздо более неприятная версия, что вы являетесь частью пока не ясного для нас заговора, цель которого похищение Сандры. Возможно, не здесь и не сейчас, тем более что похитить ее с Катанау так, чтобы об этом не узнала добрая половина острова, невозможно. Тут у нас повсюду глаза и уши.
        - Я потрясена вашей предусмотрительностью, - огрызнулась она.
        Не обратив внимания на ее раздраженную реплику, он продолжил:
        - У нас возникло предположение, что вы, возможно, просто хотите познакомиться с ней, завязать какие-то отношения, подготовить почву для дальнейшей дружбы, чтобы потом, когда вы снова встретитесь, она уже полностью доверяла бы вам. Само же похищение, по нашему разумению, должно было происходить где-то в другом, более благоприятном для вас месте. Когда мы пришли к такому выводу, я предпринял шаги для того, чтобы чем-то отвлечь вас, пока другие обыскивали ваш багаж и не спускали глаз с Сандры.
        Какая-то щемящая боль охватила все ее тело, дыхание стало прерывистым, голова закружилась. Она с силой стиснула перила террасы, чтобы не упасть.
        - Однако мы ничего не нашли, - продолжал он все тем же монотонным, размеренным тоном, словно говорил о чем-то обыденном. - Нам нужно было время, и самый простой способ выиграть его состоял в том, чтобы на некоторое время вывести вас из игры. Вот так вы и оказались здесь. Местные жители считают, что у нас с вами роман, поэтому ни у кого не возникло никаких сомнений или подозрений. Я позаботился о том, чтобы как можно больше людей видели нас вместе. К тому времени, когда мы вернулись с морской прогулки, все уже были уверены, что вы моя новая подружка.
        - Вы продумали все до мельчайших деталей, не так ли? - Она постаралась произнести это как можно более безразличным тоном.
        Он пожал плечами.
        - Сандра моя сестра. Я люблю ее и сделаю все, чтобы ее уберечь.

7

        По крайней мере это Эвелин могла понять. Она дотронулась рукой до своего горла и побледнела, но тут же отдернула руку, когда поняла, что делает, и вздернула подбородок.
        - Сегодня мы проверили то, что вы рассказали о себе. К счастью для вас, все оказалось правдой. Что касается прошлого Арабеллы, она хорошо сумела спрятать все концы, но моим людям все-таки удалось отыскать запись о ее первом браке и рождении ребенка, которого потом она сдала в приют. Как и когда вы узнали, кто ваша настоящая мать?
        - Когда мне исполнилось восемнадцать лет - я как раз заканчивала первый курс университета, - меня разыскал человек, который был поверенным Арабеллы. Он передал мне копии документов, подтверждающих мое происхождение, и письмо от нее, которое она написала на случай, если с ней что-то случится. Она распорядилась вручить его мне, когда мне исполнится восемнадцать. В нем она объясняла, почему так поступила, и просила понять и простить ее. Поверенный сообщил мне, что все мое содержание и плата за обучение идут из трастового фонда, основанного Арабеллой на мое имя. - Эвелин горько усмехнулась. - А я считала, что все оплачивали мои приемные родители, которых мучает совесть за то, что они бросили меня. - Она часто заморгала, чтобы прогнать непрошеные слезы. Ей не хотелось, чтобы он думал, будто она пытается разжалобить его. - Известие это явилось для меня большим потрясением. Мне требовалось время, чтобы осмыслить все, что я узнала, и решить, что делать дальше. До этого я хотела стать певицей и, как вы знаете, училась на музыкальном отделении, но, узнав, как поступила моя родная мать - бросила ребенка ради
карьеры и славы, - я решила, что ни за что не пойду по ее стопам. Я взяла академический отпуск и отправилась в путешествие, чтобы разобраться в себе. - Она помолчала. - Через год я вернулась в университет и перевелась на библиотечное отделение. Вот так все и случилось. Ну а что касается Сандры… Остальная часть биографии Арабеллы не была тайной для средств массовой информации, поэтому я поняла, что Сандра моя родная сестра, и решила во что бы то ни стало разыскать ее. Возможно, вам трудно понять, каково это - знать, что тебя все бросили, что ты никому не нужна, и не иметь ни единого близкого человека, с которым можно было хотя бы поговорить.
        Она повернула голову и обнаружила, что он пристально наблюдает за ней. Внезапно атмосфера вокруг них изменилась. Она видела мужественные черты его лица, резко обозначившиеся в лунном свете, ощущая легкое покалывание в коже от его близости. Ноздри ее слегка подрагивали, пытаясь уловить его запах, такой непередаваемо мужской, с легким ароматом туалетной воды. Он заглушал для нее даже тропическое благоухание цветов - жасмина и гардении.
        Она должна была бы ненавидеть его, но чувствовала, что вот сейчас перешагнула через невидимую пропасть, преодолела пространство и время и оказалась на другой планете, перейдя в иное измерение, иной мир. Она почувствовала, что любит, а не просто, как раньше, повинуется какой-то слепой и могучей силе, притягивающей ее к нему.
        Но сейчас нужно было подумать о другом.
        - А Сандра… ей по-прежнему что-то угрожает? - спросила она. - Эти слухи имеют под собой какую-то основу? Она все еще в опасности?
        - К счастью, нет. Выяснилось, что слухи распространял бывший служащий компании, затаивший на руководство злобу за то, что был уволен. Напиваясь в барах, он всячески порочил меня, администрацию и всю компанию и кричал, что знает способ отомстить. Никто бы не обратил на это внимания, но он хвастался своими связями с некоторыми радикальными группировками. Короче, эта проблема уже решена.
        - А что вы с ним сделали?
        Его глаза странно сверкнули.
        - Его предупредили, и он все понял. Когда трезв, он вполне разумный человек. - В тоне Луиса послышалась легкая насмешка. - А что это вы так разволновались? Решили, что с ним жестоко расправились?
        Она выдержала его пристальный взгляд.
        - Вы же расправились с теми террористами, которые похитили ваших родителей?
        Это был не столько вопрос, сколько утверждение, и он его не опроверг.
        Чувствуя, что ее сотрясает дрожь, она спустилась по ступенькам и пошла по дорожке, ведущей через пышные заросли к небольшому ручейку. Сначала он тихо струился у ее ног, а чуть дальше начинал журчать по камням маленьким водопадом и образовывал пруд. Эвелин остановилась на его берегу, глядя на неподвижную блестящую водную гладь. Прямо от пруда гравиевая дорожка вела к прелестному маленькому домику, похожему на сказочный теремок. Она застыла в восхищении, любуясь им. Почти неслышными шагами подошел и встал позади нее Луис.
        - Какая прелесть! - проговорила она. - Что это за домик? Кто его построил?
        - Один из моих предков для своей возлюбленной.
        - Как романтично. А она жила в этом домике?
        - Нет.
        А почему?
        - Потому что в доме жила его семья.
        - А!
        Его глаза насмешливо сверкнули.
        - Осуждаете?
        - Кто я такая, чтобы осуждать? Впрочем, пожалуй да. Я считаю, что свои обещания нужно выполнять.
        - Совершенно с вами согласен. Но, судя по дошедшим до наших дней сведениям, они все были вполне счастливы. Идемте посмотрим поближе.
        Узкая дорожка, по которой могли пройти только двое, огибала еще один маленький прудик. На его поверхности в обрамлении круглых листьев плавали белые лилии, и острия сложенных чашечками лепестков указывали прямо в небо. В прозрачной воде сновали пестрые рыбки. С трех сторон сказочный домик окружал сад, благоухающий и прекрасный.
        Эвелин снова ощутила дрожь. Он так и не ответил на ее вопрос, но его ответ был почему-то очень важен для нее. Когда они взошли на террасу, она снова спросила его. На этот раз он ответил:
        - Они погибли во время операции по захвату, - сказал он каким-то напряженным, чужим голосом, потом в один миг лицо его побледнело и перекосилось, но, справившись с собой, он продолжил: - Они издевались над моими родителями, мучили мою мать! Прошло уже шесть лет, но даже сейчас я не могу…
        - Прости меня! - Она бросилась к нему, прижимая к себе с такой силой, на какую только была способна, и полным раскаяния голосом проговорила: - Я не должна была спрашивать об этом, прости меня, Луис, я виновата, прости, прости…
        Он стиснул ее в своих объятиях. Словно не привыкший к такому открытому проявлению сочувствия, он пристально смотрел ей в глаза. Столько муки и боли было в этом взгляде, что к ее глазам подступили слезы. Она упивалась жалостью к себе и не подумала, сколько горя и страданий пришлось пережить ему.
        Она поднесла ладонь к его лицу и погладила по щеке.
        - Все уже позади, - мягко сказала она. - Теперь я понимаю и твою подозрительность, и твои опасения на мой счет. Ты не мог рисковать. Все в порядке. Я очень сожалею, что всколыхнула в тебе эти тяжелые воспоминания.
        Он резко качнулся вперед, прижав ее к себе еще теснее, и прикоснулся щекой к теплому шелку ее рыжевато-каштановых волос.
        Она стояла не шелохнувшись, глядя на неподвижное безмолвие пруда и словно парящих на его поверхности лилий, и их окутывал прозрачный и призрачный лунный свет. Внезапно эта сказочная атмосфера, окружавшая их, превратилась во что-то столь же волшебное, но бесконечно земное - безудержную дрожь желания, что призывает мужчину и женщину друг к другу.
        Его жаждущий рот припал к ее губам, стараясь взять все, что она могла дать: свою силу, свою щедрость, готовность принять его сладкий плен.
        Чувства, пережитые ею в эти последние минуты, должно быть, нарушили ее обычное равновесие, так как, несмотря ни на что, она пылко и страстно отвечала на его поцелуй. С обрывающимся, летящим в бездну сердцем, она вдруг поняла, что не осталась равнодушной перед этой отчаянной, несущейся ей навстречу страстью. Потому что полюбила.
        Она была права, так страшась этого. Даже когда его губы жадно искали ее рот, она знала, что именно этого она так боялась всю жизнь - не самой страсти, не любви, а ее собственной реакции на нее. С тех пор как в десять лет она поняла, что осталась совсем одна, она ревностно оберегала от ран свое сердце. Она боялась, что ее может захватить и поработить этот всепоглощающий ураган чувств и эмоций и затопить холодную логику ее рассудка, как это происходит теперь, когда все тонет в сладостной истоме, медленно растекающейся по ее жилам.
        - Ты такая красивая! - Голос его звучал глубоко и взволнованно и был наполнен таким множеством оттенков, что она затрепетала.
        Нежность его поцелуя потрясла ее и словно на крыльях вознесла к небесам. Этот поцелуй был другим, не похожим на предыдущие - такой невесомый и обольстительно сладкий. Расслабившись, она позволила этому магнетическому, колдовскому потоку разлиться по всему телу и, растворяясь в нем без остатка, вновь почувствовала, как губы его коснулись ее губ. Она подняла руки, пальцами погружаясь в черную массу его густых волос, притягивая его лицо к своему.
        Дрогнувшим голосом он прошептал ее имя. Потом снова поцеловал ее, но на этот раз с диким неистовством страсти, когда его горячее желание взывало к ее желанию, и они слились в пламени чувств, поглотившем их обоих. Когда он оторвался от ее губ, чтобы перевести дыхание, из ее горла вырвался тихий приглушенный звук, а глаза мерцали тускло и темно, словно два зеленых озера на бледном лице.
        Кончиком языка она обвела свои губы и тут же спрятала его, почувствовав цепкий взгляд его черных бездонных глаз. Пылающие пятна на скулах, пульсирующая жилка на виске - все подтверждало то, что подсказывала ей женская интуиция: пора остановиться, пока не поздно.
        Если сейчас она скажет «нет», он согласится с ее решением, не станет ни к чему ее принуждать. Но тогда она так и не узнает, что значит его любовь. Она опустила ресницы и склонила голову ему на грудь, благодарная за то, что он позволяет ей самой принять решение.
        С тех пор как она узнала, что ее предали не только приемные родители, но и родная мать, она поклялась никогда не следовать зову страсти, будь то плотская страсть или страсть иного рода, вроде той, что заставила ее мать отказаться от собственного ребенка. Она всегда соблюдала осторожность, никогда не позволяла никому и ничему соблазнить себя настолько, чтобы потом испытывать боль. Сейчас, словно внезапно прозрев, она вдруг обнаружила, сколь многого лишала себя все эти годы. Вместе с боязнью и болью разочарования она изгнала из своей жизни радость и желание. В этом сказочно красивом месте в его объятиях нерастраченный источник ее безрассудства, поток неведомой энергии, струящийся по всему телу, неожиданно вырвался на волю.
        Он наклонился к ней и нежно прикусил кожу за ухом. Ощутив его теплое дыхание, она почувствовала, как ее тело пронзили тысячи крошечных электрических разрядов.
        Она ахнула, ловя ртом воздух, и услышала, как он тихо засмеялся. Смутно ощущая, что он тоже в плену у этой новой, неведомой ему страсти, и осмелев благодаря вырвавшимся наконец на свободу инстинктам, она привстала на цыпочки и кончиком языка дотронулась до ямочки у основания его сильной загорелой шеи.
        Грудь его резко поднялась и опустилась.
        - Ты понимаешь, что со мной делаешь? - На этот раз голос его звучал совершенно серьезно.
        - Да, - выдохнула она, и дыхание ее коснулось его влажной кожи там, где она ласкала его языком.
        То, что случилось потом, было так же естественно, как висевшая в небе луна, как негромкая песнь журчащего ручейка. Таинственный серебристый свет играл на их лицах, когда губы слились в поцелуе. Но настал такой момент - и это было неизбежно, - когда одних поцелуев стало недостаточно. Он коснулся губами пульсирующей жилки у нее на шее, хрупкой округлости плеча. Должно быть, он слышал ее тихие вздохи, но не мог знать, что для ее неопытного тела его прикосновения были пьянящим вином, черной магией, сладким обжигающим пламенем. Она и не думала говорить «нет», не хотела сдерживать ответную дрожь страсти, которая пронзала ее словно молния.
        Его руки - уверенные и ласковые, нежные и неумолимые - прикасались вначале к плечам, затем спустились к мягкой округлости ее груди.
        - Тебе нравится? Да? Скажи мне, что тебе нравится, Эви, и я дам тебе все, чего ты только захочешь, - пылко и хрипло проговорил он.
        Она не могла говорить. Слова казались такими неуклюжими, такими ничего не значащими, когда она смотрела в его мерцающие глаза, свет которых струился ей прямо в душу, сжигая предрассудки и страх, заставляя отдаться во власть неутоленной, давно сдерживаемой страсти.
        - Нравится? - Его рука легко скользнула по ее груди к соскам, едва касаясь их, но она вдруг почувствовала в них такое странное тянущее ощущение и такую тяжесть, от которой подкашивались ноги.
        - А так? - Он нагнулся, и его рот коснулся ее соска, горячего и влажного, сквозь тонкую ткань сарафана.
        Она тихо вскрикнула, а он лениво улыбнулся и протянул:
        - Вижу, что нравится.
        Все закружилось словно в тумане. Она с трудом поняла, что он поднял ее на руки, внес в комнату и положил на мягкий, широкий диван.
        Потом он снял рубашку, небрежно откинув ее в сторону, и опустился рядом с ней. На какое-то мгновение ее вдруг охватил древний как мир страх слабой женщины перед сильным, хищным самцом. Все ее тело невольно напряглось, и он это почувствовал. Лицо его стало почти суровым.
        - Тебе достаточно сказать только слово, и я тебя не трону. Я не беру женщин силой.
        - Извини, - сказала она и постаралась расслабиться. - Просто рядом с тобой я кажусь себе такой маленькой, что мне немножко страшно.
        И действительно, его элегантная стройность была обманчива. Она не могла отвести глаз от его широких плеч, которые заслоняли собой луну, от его сильных рук, крепких мускулов груди, игравших под гладкой бронзовой кожей.
        - Ты боишься меня? - спросил он, нежно накручивая на палец локон ее темных волос.
        - Нет. Уже нет.
        Глаза его странно заблестели, он наклонился и поцеловал ее в шею.
        - Да, ты маленькая и хрупкая, но я тоже боюсь. - Увидев ее ошеломленный, недоверчивый взгляд, пояснил: - Боюсь того, что ты со мной делаешь, малышка Эвелин. Я испытываю к тебе совсем не братские чувства.
        Она скользнула ладонью по его виску и почувствовала, как его рука погладила ее спину. Губы его прижались к ее губам и вдавили ее в подушки. Запрокинув голову, она подставила шею его жадным поцелуям и снова тихо застонала. Доводы здравого смысла захлестнуло ощущение того, что она делает все правильно, что всю свою жизнь она ждала именно этого мгновения, этого мужчину. Свою вторую половинку.
        Скользивший по полу комнаты лунный луч вначале освещал их медленное бесшумное движение навстречу друг другу, навстречу своей любви, но потом, когда он раздел ее, мудрая луна скрылась в облаках и оставила их в темноте. Затерявшись в чувственном тумане его рук и губ, Эвелин сладострастно следила, как его темная голова склонилась к ее груди, а губы коснулись ее так нежно и легко, что она не смогла сдержать тихий вскрик восторга и желания.
        Мышцы у него на спине напряглись, пока он продолжал сладко терзать ее жаркими прикосновениями своего рта. Наслаждение пронзало ее сладостной болью, от которой груди ее налились, как бы прося новых ласк и поцелуев, а тело, словно расплавленный жаром свечи воск, текло, таяло и стонало от дикого желания.
        - Прошу тебя, Луис, пожалуйста, - умоляюще прошептала она.
        Она почувствовала его обжигающее дыхание на своей груди.
        - О чем ты просишь? Пожалуйста - что?
        - Пожалуйста, помоги мне.
        Он замер, словно потрясенный ее словами, но, когда ее бедра сделали легкое движение ему навстречу, он склонил голову и вобрал жадным ртом пульсирующий сосок.
        Эвелин тихо вскрикнула, все ее тело замерло в неподвижности, и волна неизведанных ею ранее ощущений накрыла ее с головой, унося туда, где она могла погибнуть. Но единственной надеждой на спасение, ее соломинкой, ее спасательным кругом в этом безбрежном океане наслаждения был мужчина, который сейчас с такой колдовской чувственностью ласкал ее грудь.
        Она стиснула руки, потом расслабилась и уступила, сдалась, отдавая ему всю нежность своего тела, весь свой огонь, всю свою страсть, которые до сих пор держала взаперти. Все страхи и сомнения были отброшены и преданы забвению.
        Ей предстояло испытать откровение, стать посвященной в вечную, как мир, и юную, как наступающий день, тайну, и все ее существо радовалось и торжествовало от того, что именно этот мужчина, эта ночь и эта луна сошлись сегодня вместе, чтобы помочь ей.
        Луис поднял голову, и ей сразу стало одиноко. Он заглянул ей в лицо, и она поразилась, что в его глазах больше не было привычного холода. Даже в темноте ей было видно, что они похожи на жидкий, расплавленный огонь, в котором было так просто сгореть и который каким-то волшебным образом освобождает ее от стыда и предрассудков, заставляя делать такие вещи, о которых она прежде только читала. Прикоснувшись к нему, как к чуду, она с трепетом провела своей маленькой ладошкой по завиткам волос у него на груди и почувствовала, как он весь замер от ее прикосновения. Эвелин улыбнулась одними уголками губ, слегка распухшими от его долгих поцелуев, и, вся подавшись вперед, наклонилась над ним, чтобы коснуться жаркими губами его соска.
        Кончиком языка она скользнула по его крохотной твердой припухлости и, замерев в ожидании, вновь осмелилась повторить то же самое. Потом тихо засмеялась и так же нежно и осторожно, словно бабочка цветка, коснулась языком другого соска.
        Ее руки блуждали по его груди, чувствуя напряженную упругость мускулов, легко скользнули по ребрам вниз и ощутили стальную твердость мышц живота.
        У самого пояса брюк ее руки замерли в нерешительности, и она, подняв голову, вопросительно посмотрела на него. Черты его лица обозначились еще резче и выражали такое дикое, страстное и неукротимое желание, что к ней снова вернулись ее прежние страхи. Она видела выступившие у него на лбу капли пота, и дьявольское наслаждение, пронзившее ее в эту минуту, сменило собою страх.
        - Я вижу, - резко проговорил он, - тебе приятно видеть меня таким. Давай посмотрим, смогу ли я ответить тебе тем же.
        Он повернулся, заставив ее лечь к нему на руку, и так жадно прильнул губами к ее груди, что она тихонько застонала. Потом поднял голову и посмотрел в ее охваченное восторгом лицо. Его чувственный рот дернулся в улыбке - пугающей, откровенной, обещающей райское наслаждение.
        - Это выше моих сил, - прошептала она, закрывая глаза, чтобы не видеть выражения его почти неподвижного и странно напряженного лица.
        - Я знаю, но мы не сможем удержаться от соблазна испытать это.
        Бережно опустив ее на диванные подушки, он встал, чтобы снять с себя оставшуюся одежду, представ перед ней во всем великолепии мужской красоты. Во рту у нее пересохло. Замерев от восхищения, она наблюдала, как симметрично напряглись мышцы его стройных ног и спины, как поблескивала глянцем его смуглая кожа.
        В ней больше не осталось страха. Все ее тело пело и радовалось неизбежности того, что должно было произойти, зная, что, как только оно утолит свой голод, наступит наконец желанное умиротворение и покой. Эвелин села и стала медленно расстегивать босоножки.
        - Позволь мне, - глухим хрипловатым голосом произнес он.
        Прикосновения его пальцев были сладкой мукой, его рот, медленно и чувственно терзающий ее губы, - наказанием и редчайшим из наслаждений. Она почувствовала, как напряглись и затвердели ее мышцы, и не в силах больше сдерживать себя, ее тело задвигалось призывно и волнообразно, а бедра подталкивали, умоляли.
        Огонь, который он так старательно и искусно разжигал, вдруг вспыхнул с неистовой силой, охватив своим обжигающим пламенем все ее тело. Она восхищенно наблюдала за ним, представшим во всем великолепии дикой, неукротимой страсти, и глаза ее становились все больше и больше. Они безмолвно призывали его к этому пылающему огню, в пламени которого оба они познают сладость насыщения.
        Он заглянул в ее охваченное экстазом лицо. Его собственное в эту минуту напоминало вырезанный из камня лик какого-то древнего божества, готового взять силой то, что не будет положено на его алтарь добровольно. Из груди его вырвался сотрясающий все тело глубокий полувздох-полустон, словно он утратил способность контроля над собой. Он накрыл ее тело своим, и она познала пронзительный восторг слияния двух тел, простого и древнего как сам мир, сокрушающую силу мужской плоти, одержавшей победу и одновременно побежденной ее нежной женской силой.
        Почувствовав его первый яростный удар, она вскрикнула, и звук ее голоса растворился и замер в разогретом мерцающем воздухе. Мимолетная боль пришла и ушла, осталось лишь ощущение легкого дискомфорта, словно внутри у нее все перестраивалось, привыкая к тому, чего так долго она ждала.
        Скоро она перестала удивляться тому, как просто все это было, и, послушная зову своего тела, исступленно отдавалась мощным тактам любовного транса, который, казалось, вырывал ее из привычных основ прошлой жизни и с силой бросал в какой-то другой, новый мир, где правили чувства.
        Он окутал ее плащом из огня и света, и, паря в этом чувственном забытьи, она остро ощущала лишь скользящие прикосновения кожи к коже, шелка к шелку, жар его рук и губ, тяжесть и напряженную силу его мышц. Она растворилась в благоухании их любви, этой восхитительной смеси запахов чистого мужского тела и сладостно-душистой женственности, которые, сливаясь воедино, образовывали такую головокружительную и возбуждающую эссенцию, что с ней не мог сравниться даже знойный аромат тропиков.
        Но сильнее всего она ощущала переполнявший его восторг обладания, его превосходство самца, свою покорность, так необходимую ему в этот момент; то, как восторженно и бесстрашно принимало его ее тело, берущее столько же, сколько и отдающее.
        Но постепенно наслаждение, державшее ее в своем сладком плену, сменилось напряжением. В поисках чего-то иного, чего-то нового, что находилось за гранью затопившей ее страсти, тело ее начало свой огненный танец.
        Выгнувшись ему навстречу, она почувствовала, как хлынувший в нее с силой прорвавшейся плотины поток заставил ее содрогнуться и, подхватив, понес прочь. Каждая клеточка, каждый уголок ее тела были охвачены в этот миг невыразимым наслаждением, обожжены опаляющим огнем. Смятенная, она боролась с уносившим ее потоком, но он подхватил и накрыл ее новой волной, затопляя ощущениями такой силы и остроты, что ей казалось, будто она теряет сознание.
        Упругая сила неожиданно покинула его тело, оно вдруг стало очень тяжелым и, разгоряченное и влажное, в изнеможении опустилось рядом с ней. Она слышала его хриплое шумное дыхание. Тело ее обмякло и ослабело, но внутри она чувствовала такое ликование и такую легкость, что на миг ей показалось, будто она вот-вот оторвется от дивана и воспарит ввысь словно легкое, невесомое облачко.

8

        Постепенно сердце ее стало биться ровнее. Она почувствовала, как в комнату ворвался прохладный, напоенный ночными ароматами воздух, но одновременно с этим она ощутила внезапный холод, который не имел ничего общего со сквозняком, залетавшим с улицы. Этот холод исходил от мужчины, который лежал сейчас рядом с ней - близкий, как шепот, и далекий, словно недосягаемые звезды.
        Она кусала губы, нервничая и не зная, что сказать, что сделать. Ведь не мог же он сначала любить ее - так нежно, так неистово, - а потом вдруг сразу отвергнуть, хотя то ощущение, которое в данный момент волнами исходило от него, было похоже на холодное презрение. Неожиданно все показалось ей отвратительным: их тела, распростертые со сладострастно развязной непринужденностью, страсть, которая, казалось, на короткое мгновение возвысилась над физической похотью, а теперь проявила свою грубую, животную суть.
        Жгучее чувство стыда и унижения пронзило ее. Не в силах унять охватившую ее дрожь, она стала подниматься.
        - Лежи спокойно, - мягко скомандовал он. Повернувшись, притянул ее к себе. - Тебе холодно?
        - Нет.
        - Одиноко? - Он тихо засмеялся, когда она крепко прижалась к нему всем телом. - Я немного в замешательстве, потому что не привык к такому… такой бурной реакции. Неужели я только что свалял большего дурака, чем когда бы то ни было?
        - Ты? - Она приподнялась и с изумлением посмотрела на него.
        - Именно я. - Он криво усмехнулся. - Несмотря на твое не слишком лестное мнение обо мне, должен сказать, что не занимаюсь этим с каждой женщиной, которая встречается на моем пути. - Она промолчала, а он улыбнулся, хотя улыбка была далеко не из приятных. - Я не сплю с каждой, кого приглашаю в ресторан или кто гостит в моем доме. До сих пор мне прекрасно удавалось владеть собой в любой ситуации. До сегодняшнего дня.
        В груди ее вспыхнула надежда, глаза заблестели. Конечно, то, что он сейчас сказал, не имеет ничего общего с любовью, но она была настолько без ума от него, что согласна довольствоваться и этим. Она улыбнулась ему открытой, искрящейся улыбкой. Они лежали в полной темноте, луна спряталась за выступ крыши прямо у них над головой, но Эвелин все-таки сумела разглядеть, что он улыбнулся ей в ответ.
        - У тебя это было впервые?
        Неожиданно смутившись, она кивнула.
        - Я тоже не занимаюсь этим с первым встречным, - сказала она, наблюдая за его реакцией.
        Он лежал совершенно неподвижно, потом, погрузив пальцы в густую рыжеватую гриву ее волос, запрокинул ей голову и решительно прижался к губам в нежном и медленном поцелуе. Еще до конца не веря своим ощущениям, она почувствовала, как ее насытившееся тело снова пришло в движение, а по жилам побежал огонь.
        Она тихо застонала, а он засмеялся таким низким, чувственным смехом, что он еще долго звенел у нее в ушах.
        - Поразительно, правда? - пробормотал он. - Для меня и для такой маленькой девственницы, как ты.
        Ослепительно прекрасный в своей наготе, он встал с дивана и, протянув ей руку, сказал:
        - Идем со мной.
        Без малейших колебаний она вложила свою руку в его сильную ладонь и последовала за ним в темноту дальних комнат. Он открыл дверь и включил свет.
        Она вскрикнула от удивления. Они стояли в комнате, где все было устроено для любви, начиная от выразительной и изысканной картины, висевшей над огромной широкой кроватью и изображавшей сплетенные в объятии тела, и кончая шелковыми и бархатными подушками, разбросанными по кровати, и чувственной фактурой огромных шкур на полу.
        - Тому, кто украшал эту комнату, воздержание было неведомо, - проговорил Луис, глядя с улыбкой на изумленное лицо Эвелин, - поэтому мне кажется вполне естественным, если мы снова займемся любовью. По крайней мере, я не чувствую себя здесь незваным гостем, а ты? Что скажешь? По-моему, эта комната создана для того, чтобы быть раем для двух влюбленных.
        Она была не в силах оторвать от него глаз, чтобы еще раз хорошенько рассмотреть эту удивительную комнату, но, почувствовав слабый мускусный аромат, витавший в воздухе - аромат страсти и наслаждения, - вся замерла и напряглась в сладком предчувствии.
        - Нет, я тоже не чувствую себя здесь чужой и хотела бы быть здесь именно с тобой.
        Он легко поднял ее и бережно опустил на прохладный изысканный шелк покрывала.
        Что-то дерзкое промелькнуло в искрящейся глубине его глаз, что-то, не имеющее названия, но на что она все равно бы откликнулась, даже если бы не доверяла ему.
        - Пусть теперь это будет медленно и нежно, - сказал он, садясь с ней рядом. - Мы будем любить друг друга так, словно это единственный и последний раз, когда мы вместе.
        Какое-то нехорошее предчувствие шевельнулось в ней от этих слов. Что-то было не так, она чувствовала это. Она нахмурилась, пытаясь понять, что ее так тревожит, но он нагнулся к ней и поцеловал в углубление пупка. Лишь только она почувствовала горячее прикосновение его языка, как все поплыло и завертелось у нее перед глазами.
        Он сказал, что не занимается этим со всеми подряд, и она верила ему: он слишком разборчив, чтобы потакать своему малейшему желанию. Но наверняка у него было немало женщин, ибо он слишком искусно умел взять в постели все, что только возможно для своего наслаждения, умело используя свой опыт и чувственность для того, чтобы продемонстрировать те способы, которыми мужчина и женщина могут дополнить друг друга в момент страсти. Она слепо следовала за ним во всем, что он делал, и шептала слова, которые раньше и не мыслила произнести вслух, лаская его с невинной похотью, превознося его тело, его мужскую силу так, как была способна выразить свои чувства в тот момент. Она познала его на вкус, на запах, на ощупь - все великое множество оттенков и ощущений, восторгаясь контрастом своей светлой кожи рядом с бронзовым оттенком его загара, мягких изгибов своего тела рядом с его крепким и мускулистым.
        Он брал ее с пьянящей силой уверенного в себе самца, унося с собой в тот храм чувств и ощущений, в котором оба были верховными жрецами.
        Ей теперь было неважно, что она больше не властна над своим телом, что, окутанная чувственным туманом, она полностью подчинилась ему. Послушная его страстной мольбе, она поменяла положение. Он направил ее на себя, а сам, как султан, уверенный, что ему не осмелятся перечить, откинулся на подушки. Она вначале заколебалась, но только на миг, а потом подчинилась и, гордо держа свое тело, опустилась на него.
        - Так я могу видеть тебя всю, - хрипло пробормотал он.
        Глаза его, устремленные в темноту, расширились, разглядывая ее стройное, разгоряченное страстью тело, шелковистую округлость высоких, гордо стоящих грудей, выпуклость сосков, отвердевших от его яростных ласк.
        Краска стыдливости заливала все ее тело. Он засмеялся и медленно скользнул руками по груди, затем ладонями обхватил узкую талию. Его пальцы крепко держали ее, пока она обнимала его коленями, принимая в себя. Острое как стрела ощущение заставило ее тихонько вскрикнуть и начать двигаться, сперва медленно и неумело. Предательская краска стыда густой приливной волной заливала ей грудь и лицо, пока постепенно они не нашли ритм, устраивающий обоих.
        Это уже были иные ощущения, хотя в чем-то еще более насыщающие, чем в самый первый раз их любовного слияния. Но исход, как и тогда, был неизбежен: экстаз, изнеможение, насыщение такой силы, которую, казалось, невозможно было выдержать.
        Потом она уснула, лежа с ним рядом, и спала так крепко, что ничего не слышала и не чувствовала.
        Когда она проснулась, рассвет еще не наступил, но на кровати рядом с ней никого не было. Она лежала и ждала, что он сейчас вернется, но, не дождавшись, провела рукой по постели рядом с собой и обнаружила, что та давно остыла, словно он уже давно ушел, быть может сразу после того, как она уснула.
        Эвелин встала, пошла в ванную и включила свет. То, что она увидела там, поразило ее. Часто мигая, она стояла, оглядывая удивительное убранство комнаты. Она напоминала грот с водопадом и маленьким прудом, который был окружен камнями и большими валунами и отделан черным мрамором. Среди камней цвели белые, розовые и кремовые орхидеи, росли какие-то растения с необыкновенно пышной листвой и папоротники. Обнаженная женщина, должно быть, выглядела здесь гурией, белокожей, изнеженной и прекрасной, предназначенной исключительно для того, чтобы утолить страсть своего господина.
        Эвелин судорожно сглотнула и на мгновение закрыла глаза. Затем сняла с крючка банную простыню, выключила свет и вышла из ванной. Завернувшись в мягкую махровую ткань, она подошла к окну и, повернув ручку холодными как лед руками, широко распахнула его.
        Прямо перед ней в серо-лиловой предрассветной дымке раннего утра серебрилась и переливалась неподвижная гладь пруда. Из лесной чащи доносились чистые и прозрачные звуки птичьего пения, насмешливые, словно эхо жестоко преданной любви. Это пела та самая легендарная птица тока-тау, которую редко кому удавалось увидеть, птица, которая, как считалось, призывала возлюбленного к тому, кто слышал ее пение.
        Нет, не просто возлюбленного. Эта птица звала свою единственную любовь, свою единственную настоящую страсть…
        Эвелин горько улыбнулась. Что ж, птица тока-тау звала к ней ее возлюбленного, но, как это часто бывает в легендах, она обманула, хотя сначала, казалось, дала то, что обещала. В Луисе Ламберте было все, чего только могла желать женщина: красота, мужественность, безумный порыв, нежность, пылкая страсть и честность. В его объятиях она познала тот восторг, который нельзя было измерить обычными мерками, и то освобождение и покой, которые и радовали и одновременно пугали ее.
        Мягкое и ровное журчание ручейка, чьи струи слегка морщили поверхность пруда, в который впадали, монотонно отдавались у нее в голове, где в сумасшедшем ритме кружились сейчас ее мысли.
        Когда быстро наступивший тропический рассвет разлился над островом во всем великолепии розовых и золотистых красок, она все еще стояла у окна, любуясь прекрасными белыми лилиями, раскрывающими свои лепестки навстречу восходящему солнцу.
        Луису, который в эти минуты шел по дорожке, ведущей от большого дома, она казалась нежным призраком.
        Когда он вошел в эту чудную, напоминающую о недавно пережитых наслаждениях комнату, она не обернулась, ничем не показав, что заметила его приход. И только когда он подошел ближе и встал рядом, подняла на него свои огромные зеленые, полные печали глаза. Он был одет так же, как и накануне - только рукава его рубашки были закатаны до локтей, - и в неярком свете раннего утра казался холодным и суровым. Эвелин внутренне съежилась, приготовившись к самому худшему. Приготовившись к боли.
        - Итак, сколько ты хочешь? - резко, почти грубо спросил он.
        Она ничего не ответила, только ресницы ее слегка дрогнули и опустились. Она знала, что будет боль, была готова к ней, но не ожидала, что боль окажется настолько невыносимой.
        - Ну так сколько? - продолжал настаивать он. - У некоторых мужчин девственность пользуется большим спросом. Меня это, правда, никогда не волновало, но я готов возместить тебе потерю невинности. К тому же сегодня ночью ты была такой обворожительной, такой соблазнительной распутницей, что, не скрою, я получил огромное удовольствие. А за удовольствия, как известно, надо платить, - цинично добавил он.
        Она почувствовала, как что-то сдавило ей горло, голос не слушался ее, от боли и обиды перехватило дыхание, и единственное, что она смогла, - это произнести его имя.
        - Или, затевая все это, ты надеялась на более крупный куш? Быть может, ты считаешь, что, являясь сестрой Сандры, имеешь полное право претендовать на наш семейный капитал?
        Глаза ее вспыхнули яростным огнем. Он улыбался. Как он смеет?! Как может быть настолько бездушным, настолько жестоким?! Выражение его хищного ястребиного лица сковало ледяным холодом ее сердце, ведь совсем недавно на этом лице была страсть и даже нежность.
        - Нет, - проговорила она настолько твердо, насколько позволил ей ком в горле размером с футбольный мяч. - Не бойся. Я ни на что не претендую. Мне не нужен ни ты, ни твои деньги. - Он собирался что-то сказать, но она сделала останавливающий жест рукой и, с трудом проглотив комок в горле, продолжила более твердым, бесстрастным голосом: - Я приехала на Катанау в надежде, что увижу ее. Это все, чего я хотела, что мне было нужно. Когда я узнала, что смогу встретиться с ней, я не могла упустить такую возможность и уехать, не обмолвившись с ней ни единым словом. Я не собиралась говорить ей, кто я. Я даже не знала, известно ли ей, что ее удочерили и кто на самом деле ее родители. Я бы сама никогда не сказала ей об этом. Я просто… просто очень хотела ее увидеть. - Эвелин зло смахнула набежавшие на глаза слезы. - Ведь она единственный во всем мире родной мне человек.
        - А твой биологический отец? Где он?
        - Его уже давно нет в живых. Он был рокером и разбился на мотоцикле еще до моего рождения. Об этом я узнала из письма Арабеллы.
        - Что ж, мне очень жаль, но, как я уже сказал, единственное, чем я могу тебе помочь, это вот… - Он вынул из нагрудного кармана чековую книжку и ручку, черкнул на ней несколько слов, оторвал листок и подал ей. - Возьми. Это с лихвой покроет твои расходы на эту поездку, ну здесь и плата за моральный ущерб, разумеется. Ты уедешь и никогда больше не сделаешь ни одной попытки увидеться или тем или иным образом связаться с Сандрой. - В его холодных глазах не было ни капли понимания или сострадания. - Тебе незачем с ней встречаться. Даже если я и поверю, что у тебя нет никакого меркантильного интереса, посмотри на это с ее точки зрения. Вряд ли она будет в восторге от того, что у нее появилась сестра, с которой ее ничто не связывает, кроме, быть может, того, что они случайно родились от одной матери.
        - Как ты можешь? - выдавила она побелевшими губами.
        Он продолжал холодно смотреть на нее, держа чек в руке, но не делая попытки всучить его ей.
        - Я думаю, для всех будет лучше, если ты просто уйдешь из ее жизни, останешься для нее случайной знакомой, туристкой, с которой ей однажды довелось встретиться. Забудь о том, что ты видела ее.
        - А то, что было между нами? - прошептала она, обнимая себя руками, чтобы унять сотрясающую ее дрожь, но прохлада раннего утра была тут ни при чем. Дрожь сотрясала ее изнутри. Дрожь нестерпимой боли от сознания того, что ее снова - в который раз за ее недлинную жизнь! - предают, бросают. Она боялась, что ее сердце не выдержит, разорвется.
        Он тяжело вздохнул.
        - И это тоже. Конечно, было бы лучше, если бы ничего подобного не произошло, но… это было неизбежно. Мы оба это прекрасно понимали с той самой минуты, когда впервые увидели друг друга, не так ли?
        Она промолчала, и он продолжил:
        - Ты же понимаешь, что при сложившихся обстоятельствах между нами ничего не может быть. Разве что короткая интрижка… Но ты ведь на это не согласишься?
        - Не соглашусь, - отозвалась она бесцветным голосом.
        - Я так и думал, - сказал он голосом, в котором, как ей показалось, прозвучало облегчение.
        Впрочем, ее хваленое благоразумие, которым она всегда так гордилась и которое на время отступило под напором страсти, сейчас вновь вернулось и сказало ей, что он прав. У них действительно нет и не может быть никакого совместного будущего. Они совершенно разные люди из разных миров, и единственное, что их ненадолго объединило, - это безумная, неукротимая страсть, которая пронеслась словно разрушительный ураган, разбив ее бедное сердце, которое сейчас так жестоко и безжалостно топчет этот человек. Человек, которого, на свою беду, она успела полюбить.
        - Что ж, - холодно произнесла она, отворачиваясь, чтобы не видеть любимого, но жестокого лица. - Я сегодня же уеду. - Она сделала шаг в сторону от него.
        - Постой, - резко бросил он и, схватив ее за руку повыше локтя, развернул к себе. - Ты забыла вот это. - И вложил ей в руку чек.
        Эвелин невидящим взглядом уставилась на бумажку в своей руке, краем сознания отметив, что сумма непомерно большая. Так вот, значит, во сколько он оценил ее девственность и ее молчание! Стало быть, он считает, что все на свете можно купить, вопрос лишь в цене? Что ж…
        Когда она подняла голову, глаза ее, потемневшие от гнева, метали молнии.
        - Мне не нужно ни цента твоих денег, ты слышишь, Луис Ламберт?! Если для тебя они так много значат, выходит, тебе они нужны гораздо больше, чем мне! Не все можно купить за деньги, заруби себе это на своем надменном аристократическом носу! Я приехала сюда, чтобы увидеть свою сестру, а не для того, чтобы жить за ее счет, и уж тем более не для того, чтобы продавать себя за деньги даже такому, как ты. Все, что ты получил от меня, я дала тебе сама, по собственной воле, и не подсчитывала, сколько я с этого буду иметь. Мне ничего от тебя не нужно. Потому что ты все равно не в состоянии дать мне даже той малости, которая согрела бы мое сердце… - Она медленно разорвала чек пополам, потом еще и еще, до тех пор пока он не превратился в горсть мелких клочков, и швырнула их прямо в его холодное, злое лицо.
        Он не отшатнулся, только на миг прикрыл глаза, когда бумажки полетели в его лицо. Даже загар не мог скрыть его необыкновенную бледность и побелевшие края губ. Он явно не ожидал ничего подобного. Огромным усилием воли он взял себя в руки и подавил в себе ту злость, которую вызвала в нем ее гневная тирада, и безжалостно произнес:
        - Вот и прекрасно. Я распоряжусь, чтобы приготовили твои вещи. Джей отвезет тебя в аэропорт, где на твое имя уже заказан и оплачен билет до Нью-Йорка. Но прежде, чем ты уедешь, я бы хотел, чтобы ты подписала вот это. - Он протянул ей лист бумаги, на котором размашистым почерком было что-то написано.
        Черные, зловещие строчки прыгали и расплывались у нее перед глазами. В грудь словно вонзили острый кинжал. Она разорвала и этот лист, но на сей раз не стала швырять его ему в лицо, а просто произнесла со всем презрением, на которое только была способна:
        - Я не собираюсь давать тебе никаких обещаний. Как бы ни была велика твоя сила и власть, ты не сможешь удержать меня, если я снова захочу увидеть Сандру, и я ничего не подпишу. Когда-нибудь она узнает правду и захочет побольше узнать о своей семье. И я буду терпеливо ждать, когда это произойдет. Я знаю, ваша семья презирала Арабеллу и была против ее брака с твоим дядей, но, как бы там ни было, ты не в силах изменить того факта, что она родная мать Сандры и что я ее сестра. Да, как бы тебе это ни было противно, мы сестры и имеем право знать о существовании друг друга.
        Взглянув ему в лицо, она похолодела от страха, но не отступила и не сдалась, а, высоко подняв голову, встретила его враждебный, полный нескрываемой угрозы взгляд с необычным для себя гордым высокомерием, рожденным из боли и отчаяния.
        Ей показалось, что в его взгляде мелькнуло невольное уважение, но оно так быстро исчезло, что она подумала, будто ей померещилось.
        - Ладно. Можешь ты мне обещать хотя бы одну вещь, Эвелин? - спросил он неожиданно смягчившимся тоном.
        Она не ожидала такой перемены и удивленно посмотрела на него.
        - Какую?
        - Что ты дашь мне знать, если тебе когда-нибудь понадобится помощь.
        Она не верила своим ушам. Ее плечи, которые только казались такими непреклонными, неожиданно обмякли. Она натянуто рассмеялась.
        - Нет. Я давно привыкла сама заботиться о себе и не нуждаюсь ни в чьей помощи. Ты ведь имел в виду деньги, что же еще? - Она презрительно усмехнулась. - Благодарю, я хорошо обеспечена, об этом позаботилась Арабелла. Через год, когда мне исполнится двадцать четыре, я полностью вступлю в права наследования. Впрочем, тебя это не касается. Запомни одно: даже если бы я умирала с голоду, то и тогда бы не взяла у тебя ни цента.
        - Идиотка!
        Эвелин испытала извращенную радость, что сумела прорвать непроницаемую маску его самообладания. Но он очень быстро справился со своими эмоциями и продолжил голосом, полным нескрываемой злости:
        - Предупреждаю тебя, не пытайся больше увидеться с Сандрой, не то пожалеешь.
        - Вот как? И что же ты мне сделаешь? Заточишь в темнице? Выколешь глаза и отрежешь язык? Или, может, убьешь?
        - Ну зачем же такие радикальные меры? - зло осклабился он. - Есть и другие, более цивилизованные, но не менее действенные способы заставить человека молчать. Не советую тебе проверять, - угрожающе добавил он.
        Она взвешивала его слова, глядя на него огромными, полными боли и гнева глазами. Он выглядел как обычно, суровым и бесстрастным. Весь огонь, вся страсть прошедшей ночи были подавлены железной волей.
        - Ты всегда так расплачиваешься со своими любовницами? - спросила она.
        - Ты не моя любовница, - резко ответил он.
        - А, ну конечно. - Она саркастически улыбнулась. - Девица на одну ночь.
        - Вот именно.
        - Знает ли Сандра о том, что ее удочерили? - Ее начавший было дрожать голос мгновенно окреп.
        - Это не твое дело, Эвелин, - ответил он после недолгого молчания.
        - Наверное, не мое. Но все-таки - я знаю из собственного опыта - об этом лучше узнать раньше, чем позже. И я серьезно предупреждаю тебя: несмотря на все твои угрозы, я собираюсь дать знать о себе Сандре, когда ей исполнится восемнадцать лет.
        - А я серьезно предупреждаю тебя, что со своей стороны сделаю все, чтобы помешать этому. Машина уже ждет. В ней твои вещи.
        - Почему ты так уверен, что я не пойду со всем этим в какую-нибудь газету?
        Он пожал плечами.
        - Потому что ты слишком дорожишь неприкосновенностью своей частной жизни, чтобы позволить копаться в ней посторонним.
        Она промолчала и отвернулась. Он прав.
        Ей оставалось только держать себя в руках, заковать сердце в броню изо льда и надеяться, что этот лед не даст ее сердцу рассыпаться на мелкие осколки. Она должна держаться. Она не позволит торжествовать ни ему, ни любому, кто на него работает, и не доставит им удовольствия увидеть ее сломленной.
        Но, спускаясь по ступенькам террасы, она споткнулась - слезы застилали ей глаза.
        Он подхватил ее, и она вдруг почувствовала такое изнеможение, что у нее подкосились ноги. На короткое мгновение он прижал ее к себе так, что она ощутила живительное тепло его тела, твердость его стальных мускулов, которые еще несколько часов назад она с такой нежностью ласкала. Она тихо застонала и заглянула ему в глаза, которые жгли ей душу. Она видела, как исказилось его бледное лицо, как крепко сжались губы, видела выступившие на лбу капли пота.
        - Черт побери! - прошептал он. - Что ты со мной делаешь? Я больше не собираюсь отдаваться этому безумию.
        Она отстранилась.
        - Прекрасное решение, - процедила она сквозь стиснутые зубы, еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. - Теперь ты можешь со спокойной душой восседать на вершине своей горы и делать вид, что ничто не способно тронуть твое сердце. Великий и всесильный Луис Ламберт, безжалостный, как хищный зверь, и холодный, как змея. Супермен, так прекрасно умеющий владеть собой и своими чувствами, настолько независимый и холодный, что, если до него дотронуться, он может заморозить вас от кончиков пальцев до самого сердца. С виду ты похож на нормального живого человека, временами даже ведешь себя как живой человек, но ничто не сможет убедить меня, что ты не робот, запрограммированный на умелую имитацию настоящей жизни.
        - Сегодня ночью ты ничего не имела против такой имитации, - ухмыльнулся он.
        Она пристально посмотрела на него.
        - Я не говорю, что это была плохая имитация. Напротив, прекрасная. Наверное, это было лучшее, на что ты способен. Твоя сексуальность, твоя техника бесподобны, что, я уверена, тебе хорошо известно. К сожалению, этого недостаточно. Сексуальность без сердца гроша ломаного не стоит.
        Возможно, для заключительной реплики это было слабовато, но это лучшее, что пришло ей в голову в том состоянии, в котором она находилась.
        Всю дорогу, пока она ехала наедине с молчаливым Джеем, она невидящими глазами смотрела на мелькавший за окном пейзаж, не позволяя себе плакать. Она глубоко спрятала свою боль, не позволяя той завладеть собою. Сейчас ей нужно собраться с мыслями и хорошенько обдумать то, что произошло.
        В каком-то смысле она могла понять, почему он так поступил. Будь она на его месте, она бы тоже бросилась защищать Сандру. Но ему не следовало, указав ей однажды дорогу в рай, взять и прямо перед носом захлопнуть заветные врата. То, что сегодня ночью он не смог отказать себе в удовольствии, дорого обойдется ей. За эту ночь она заплатит потерей уважения к себе и своим счастьем. Вот она, темная сторона рая, думала она, глядя из окна машины на красоты горного пейзажа и плещущееся внизу море. Жестокие боги и насмешливые, лживые легенды - та сторона рая, о которой в туристических путеводителях не сказано ни слова.

9

        Еще сидя в самолете по пути в Нью-Йорк, Эвелин приняла решение: она станет певицей, как ее мать Арабелла. Она больше не будет зарывать в землю свой талант из-за горечи и обиды предательства, не станет прятаться в свою раковину.
        Эвелин поняла, что больше не испытывает ни ненависти, ни презрения к своей родной матери за то, что она оставила ее. Теперь, познав неукротимую силу страсти, перед которой невозможно устоять, она лучше понимала Арабеллу. Нет, до конца оправдать ее поступок она пока не могла и сама никогда бы не бросила своего ребенка, каковы бы ни были обстоятельства, но по крайней мере теперь она сознавала, что страсть, направлена ли она на человека или на какое-то дело, это та сила, с которой приходится считаться.
        Твердо решив оставить прошлое в прошлом и ни о чем не сожалеть, Эвелин, вернувшись домой, с головой окунулась в осуществление своих новых планов. Первым делом она связалась с известным композитором и продюсером Николасом Делонги, который, как она знала из средств массовой информации, всегда восхищался талантом Арабеллы. Он назначил ей встречу в своем офисе, на которую она пришла с документами, подтверждающими, что она дочь Арабеллы, и предложением стать ее продюсером.
        Николас попросил ее спеть что-нибудь, что она и сделала, и по его загоревшимся глазам и восторженному лицу поняла, что сумела произвести на него впечатление.
        Однако одно дело самому восторгаться ее прекрасным, совершенно уникальным, как он выразился, голосом, и совсем другое - убедить широкую публику в том, что перед ними новая звезда. Для раскрутки требовались, естественно, деньги и старания многих людей. Деньги благодаря Арабелле у нее были, оставалось лишь приложить все силы для осуществления новой цели. Пусть она сама не может быть счастлива, но она может приносить другим людям радость своим творчеством.
        Арабелла была популярна и любима миллионами людей, а ей, Эвелин, еще только предстоит доказать, что она достойна своей матери. И она собиралась посвятить себя этой задаче. Наверняка ее мать хотела бы, чтобы она стала певицей, и Эвелин теперь была исполнена решимости осуществить задуманное.
        Делонги посоветовал ей взять сценический псевдоним, и первое имя, которое пришло ей в голову, было Иден. Оно означало рай.
        Она достала тетрадь, задвинутую далеко в ящик стола, с записями нот и слов песен, которые она сочиняла в разные годы, и они приступили к их записи в студии.
        Кроме того, Эвелин начала посещать школу танца и пластики, занятия в которой проходили четыре раза в неделю, и наняла личного визажиста, который должен был заняться ее внешностью и гардеробом.
        Но где бы она ни находилась - на танцевальных занятиях, в студии, в магазине или в машине, - в голове у нее неотступно вертелась мелодия и обрывки фраз, которые в один прекрасный день вылились в очень красивую, лирическую, берущую за душу песню, которую она назвала «Пленница в раю». Это была песня о женщине, которая познала райское блаженство, была отвергнута возлюбленным, но осталась пленницей этой горько-сладкой любви.
        Когда Эвелин показала эту композицию Николасу, он пришел в неописуемый восторг и авторитетно заявил, что песня гарантированно станет хитом.
        И он оказался прав. Буквально через неделю после того, как они записали «Пленницу» и выпустили в эфир, песня заняла первые строчки во всевозможных хит-парадах. Страна заговорила о рождении новой звезды. На ее сайте в Интернете появились сотни посланий от восторженных поклонников. Журналисты стали преследовать ее. Она изо всех сил старалась уклоняться от их назойливого внимания, ибо эта сторона популярности не волновала ее, скорее, наоборот, раздражала. Ей даже дважды за две недели пришлось сменить квартиру, чтобы сбить со следа настырных папарацци. Это были издержки славы.
        Сердце ее по-прежнему болело, раны на нем кровоточили, но все ее дни были расписаны по минутам и настолько заполнены, что у нее почти не оставалось времени на страдания и воспоминания, чему она была несказанно рада. И лишь ночами боль возвращалась, сжимая тисками сердце и терзая несбыточными мечтами о том, что могло бы быть, если бы он любил ее. Эвелин не раз ловила себя на мысли, что с радостью, не задумываясь ни минуты, отдала бы все то, чего она достигла за эти три месяца, прошедшие после ее возвращения с Катанау, за надежду увидеть нежную улыбку на его суровом лице, услышать его признание в любви, произнесенное горячим, хриплым шепотом.
        Как-то вечером после целого дня бесконечных репетиций она приехала в свою временную, снятую лишь три дня назад квартиру и только успела принять душ и выйти из ванной, как раздался звонок в дверь. Ее новый адрес знали только двое - Николас и его секретарь, поэтому она без всяких опасений подошла к двери, недоумевая, что могло заставить Николаса явиться в такой час, к тому же без звонка, но на всякий случай вначале посмотрела в глазок. Да так и приросла к месту. За дверью стоял Луис Ламберт - внушительный и, как всегда, неотразимый.
        У Эвелин подкосились ноги. Господи, что он здесь делает?! Что ему нужно?! Приехал, чтобы снова угрожать ей?!
        Вновь раздался звонок, на этот раз длиннее и настойчивее.
        - Эвелин, я знаю, что ты дома. Немедленно открывай, не то я вышибу эту чертову дверь! - раздался его раздраженный голос.
        О, прекрасно. Он еще даже не переступил порог, а уже угрожает. Но сейчас они на ее территории, а не на его. Мы еще посмотрим, кто кого, воинственно решила Эвелин и, лязгнув замками, распахнула дверь.
        Он так и впился в нее взглядом, обежав глазами ее всю от мокрых волос до махровых банных тапочек.
        - Здравствуй, Эвелин. Ты позволишь мне войти? - проговорил он неожиданно осипшим голосом.
        - А у меня есть выбор?
        - Не думаю.
        Он вдруг улыбнулся какой-то совершенно не свойственной ему бесшабашной, мальчишеской улыбкой, и у Эвелин защемило сердце. Если он и дальше вот так будет улыбаться, она не выдержит, наплюет на гордость и рухнет к его ногам, умоляя позволить ей быть с ним рядом. В каком угодно качестве.
        - Как ты меня нашел? - выдавила она, отступая в сторону и пропуская его в комнату.
        Он был в строгом деловом костюме и с борсеткой в руке.
        Эвелин вошла вслед за ним в гостиную, жестом предложила ему сесть в кресло, а сама поспешила сесть в другое, чувствуя, что ноги ее не слушаются.
        Луис между тем уже полностью овладел собой и, непринужденно устроившись в кресле, неопределенно махнул рукой.
        - Это не составило большого труда, но я не об этом хочу сейчас говорить.
        - А о чем же ты хочешь говорить? Зачем ты приехал, Луис?
        Он немного помолчал, затем сказал:
        - Я приехал просить тебя выйти за меня замуж, Эвелин.
        Господи, может, это ей снится?! Или у нее начались галлюцинации и ей все это привиделось? Но нет, мужчина, сидящий напротив нее, не был ни сном, ни видением, он был настоящий, из плоти и крови, и, несмотря ни на что, такой желанный… Она на мгновение зажмурилась. Но потом смысл ее слов проник в ее сознание и она ошеломленно уставилась на него, решив, что ослышалась.
        - Ты сказал - замуж?
        - Да. Я прошу тебя стать моей женой.
        - Вот как? - Она решила не уступать ему в хладнокровии. - И что же заставило тебя принять столь неожиданное решение, так сильно противоречащее тому, что ты говорил мне в то последнее утро на Катанау, когда отсылал меня прочь? Если мне не изменяет память, тогда ты считал меня ничтожеством, дрянью, продажной девкой, не достойной даже дышать с тобой одним воздухом.
        - Я никогда так не считал.
        - Разве? Зачем же тогда так унизил меня, пытаясь всучить чек? Зачем? - Она пристально смотрела в его обычно непроницаемые черные глаза, в которых сейчас мелькнуло что-то им не свойственное. Проблеск вины? Да нет, не может быть. Ей, верно, показалось.
        Он отвел взгляд.
        - Эвелин, я…
        - Или сейчас, когда я становлюсь популярной, ты решил, что теперь я вполне достойная для тебя жена, а заодно и сестра для Сандры?
        - Твоя звездная карьера здесь ни при чем. Еще до того, как я узнал, что ты стала певицей, причем популярной, я понял, что ты нужна мне.
        - Зачем, Луис? Ведь ты же не любишь меня…
        Она резко замолчала, когда он буквально слетел с кресла, молниеносным движением схватил ее за руку и выдернул из кресла. Затем ухватил за плечи и встряхнул с такой силой, что у нее клацнули зубы.
        - Не люблю?! Да что ты знаешь?! Все эти три месяца я был сам не свой, не мог ни есть, ни спать, ни работать. Даже мои подчиненные заметили, что со мной что-то не так. Я день и ночь грезил тобой, вспоминал ночь нашей любви. А твое лицо, полное боли и страдания, когда я бросал тебе злые, несправедливые слова, так и стоит у меня перед глазами. Неужели же ты не понимаешь, глупая девочка, что я влюбился в тебя сразу, как только увидел?
        От потрясения она не могла вымолвить ни слова. Лед, в который она заковала свое сердце, начал медленно таять, грозясь пролиться потоком слез. Ничего не видя перед собой, она уткнулась лицом ему в плечо. Он тут же обнял ее и прижал к себе.
        - Почему же… почему же ты не сказал мне? Как ты мог быть так жесток со мной? - Она судорожно всхлипывала. - Я чувствовала себя брошенной, ненужной… такой несчастной.
        - Прости меня, любовь моя. Я знаю, что вел себя как свинья. Пожалуйста, прости. Я тоже чувствовал себя несчастным и злился из-за этого, а когда я зол, то имею отвратительную привычку делать так, чтобы все остальные страдали вместе со мной. - Он крепче прижал ее к себе.
        Они долго стояли обнявшись. Затем он разжал руки, взял ее за подбородок и, слегка откинув ее голову назад, заглянул ей в лицо. По ее щекам медленно катились слезы. Он вытер их подушечками больших пальцев и легким поцелуем коснулся ее губ.
        - Любимая, родная моя девочка, какой же я негодяй, что причинил тебе столько боли… Бедная моя, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?
        Эвелин обвила руками его сильную загорелую шею и прижалась щекой к его чуть шершавой щеке.
        - Я уже простила тебя. И вовсе я не бедная. Я самая богатая женщина в мире.
        - Ну, по-моему, это преувеличение. Думаю, найдется еще пара-тройка…
        Она чуть отстранилась и прикрыла его рот ладонью, не давая договорить.
        - Нет, я самая богатая женщина в мире, но деньги тут ни при чем. Я самая богатая, потому что ты любишь меня. И я люблю тебя не за твои деньги, не за твою власть. Даже если бы ты был обыкновенным простым человеком и не имел бы ни гроша за душой, я любила бы тебя не меньше. Ты мне веришь?
        Она заглянула в его глаза, боясь увидеть там привычное недоверие и цинизм, но в них светились только любовь и нежность.
        - Верю, любимая. А ты действительно простила меня?
        Она нежно обхватила его голову руками и прижалась к его губам в поцелуе.
        - Да, любимый.
        - Значит, ты согласна выйти за меня замуж?
        Еще один поцелуй.
        - Да, любимый.
        - Слава богу, - выдохнул он и с каким-то отчаянием и в то же время с облегчением прижал ее к себе.
        Руки Эвелин пробрались к нему под пиджак и стали гладить его спину и плечи сквозь тонкий шелк рубашки. Он чуть отстранился и заглянул ей в лицо своими бездонными глазами, в которых нежность сменилась страстью.
        - Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь со мной, маленькая плутовка?
        - О да, - промурлыкала она, легонько прикусив его мочку уха, - вполне, ибо то же самое ты делаешь со мной.
        Он на миг прикрыл глаза, затем подхватил ее на руки и понес в спальню, где бережно опустил на кровать.
        Они предавались любви медленно и самозабвенно. Они с наслаждением и страстью ласкали друг друга, чувствуя, как какая-то сила отрывает их от грешной земли и стремительно поднимает ввысь. Эта спальня стала сейчас центром и сущностью вселенной, заключив в свои стены пространство и время. Казалось, не существует больше ничего. И единственное, что ощущала Эвелин в этот миг, было переполнявшее ее радостное желание близости, сладкой болью пронзившее все ее тело, и его отклик - медленный, сдержанный, терпеливый, дико возбуждающий и полностью подвластный ему.
        Наконец, когда она забилась в его руках от страсти и восторга, он тоже отдался своей чувственности, шепча в безумном восторге ее имя и извергая в нее свой экстаз, утоляя ее голод и заставляя парить в каком-то другом измерении, где наслаждение уносило ее на своих крыльях, где все ее тело было расплавленный огонь и мед, где ее губы чувствовали только вкус его губ, ноздри - только его запах, а сердце - его любовь.
        Много позже, когда они лежали в объятиях друг друга, насытившиеся и умиротворенные, а их сердца возвращались к нормальному ритму, она вдруг проговорила:
        - Я так счастлива, что мне страшно, Луис.
        Он приподнялся на локте и с удивлением заглянул в ее лицо.
        - Страшно? Почему?
        Она никогда не думала, что кому-то расскажет об этом, даже ему, которого полюбила всем своим существом, всем сердцем, но слова рвались из нее, словно послушные чьей-то чужой воле.
        - Мысль о том, что я могу любить, хотеть кого-то, приводила меня в ужас. Я выросла, уверенная в том, что любовь - это кратчайший путь к тому, чтобы полностью утратить контроль над собой. - Она повернулась к нему и взглянула в его лицо. - Я боюсь, Луис.
        - Что, позволив себе полюбить, ты обрекаешь себя на новую боль?
        Она кивнула.
        - Я боюсь быть счастливой. Боюсь, что это прекрасный сон, который когда-нибудь закончится, и я снова проснусь одинокая, с болью в сердце от очередного предательства.
        Он прижал ее к себе.
        - Я никогда не оставлю и не предам тебя, любимая, - горячо проговорил он. - Но, если хочешь знать, я тоже боюсь.
        - Ты? - Эвелин немного отстранилась и недоверчиво уставилась на него. - Боишься? Ты самый бесстрашный мужчина на свете. Ты ничего не боишься.
        Он улыбнулся горькой улыбкой и крепче сжал руки, обнимающие ее.
        - А вот и ошибаешься. Я такой же человек, как и все, и ничто человеческое мне не чуждо, в том числе и страхи. Неужели ты думаешь, что я хотел полюбить тебя? Ты могла оказаться террористкой или просто дешевой авантюристкой, но еще до того, как я узнал о том, что это не так, страсть к тебе уже захватила меня. Я думал: боже, ты же влюбился в нее, дурак! И я ненавидел себя за это. Но я уже ничего не мог поделать. Как я мог не влюбиться в мерцающие тайной, изумрудные кошачьи глаза?
        Эвелин обвила его руками, сильно сжала и подняла к нему лицо. Во взгляде, которым он смотрел на нее, светились любовь и нежность.
        - Ты была такой сладкой и спелой, как прекрасный экзотический плод, твои глаза завораживали меня, а твои каштановые с рыжим отливом волосы были похожи на шелк. Ты смотрела на меня в каком-то испуге, и все мое тело изнывало от желания овладеть тобой. Я был в ужасе и намеренно заставлял себя думать о тебе самое плохое. Я хотел, чтобы ты оказалась злонамеренной и порочной, чтобы я мог заставить тебя страдать, потому что я все больше влюблялся в тебя.
        Ее руки сильнее обняли его.
        - Я так и сяк прокручивал в голове план, как заточу тебя там, в горах и, воспользовавшись простым законом притяжения полов, заманю в постель и утолю свой голод настолько, что ты станешь мне противна. Но ты оказалась совсем неопытной и никакой не притворщицей и не обманщицей, ведь даже непревзойденные актрисы не могут краснеть по заказу. - Он прижался щекой к ее волосам, и глаза его потемнели. - И я понял, что не смогу просто так взять тебя, не проявляя к тебе уважения и заботы.
        - Именно поэтому ты и выбросил меня как ненужную, использованную вещь после самого прекрасного, что было в моей жизни, - ночи нашей любви? - Она не сумела скрыть горечи в своем голосе.
        Гримаса презрения к себе исказила его лицо.
        - Я не мог поверить, что все это происходит со мной. У меня были и другие женщины, правда не так много, как пишут газетчики, и, хотя мне было хорошо с ними в постели, это не могло сравниться с тем взрывом чувств, который пережили мы. Твое шелковистое тело горело как в огне, откликалось на каждое мое прикосновение; оно было податливым, страстным и щедрым, и я понял, что пропал. Но ты вдобавок оказалась еще и сестрой Сандры, вот почему ты согласилась поехать со мной, прийти ко мне в дом, вот почему ты улыбалась мне и заставляла смеяться меня - все только потому, что ты хотела увидеть Сандру. Мои мысли были в полном смятении.
        Он замолчал и поцеловал ее так властно и с такой страстью, что она радостно уступила его ненасытному, жадному рту.
        - Я уже тогда знала, что люблю тебя, - прошептала она, оторвавшись от его губ. - Я тоже была в полном смятении - ты держался так холодно, так сдержанно, а потом мы любили друг друга… Это было так, словно мы сгорали на костре нашей страсти. Мы уже не владели собой. И тогда всплыли все мои дурацкие комплексы. Но как ты мог предложить мне деньги?
        Губы его скривились в презрительной усмешке.
        - Мне удалось убедить себя, что ты спала со мной только для того, чтобы снова увидеть Сандру.
        - Несколько странный способ для того, чтобы продолжить знакомство, ты не находишь?
        Голос ее прозвучал сухо, и он невольно засмеялся.
        - Любовь моя, но к тому времени я уже знал, что значит держать тебя в своих объятиях, владеть твоим ласковым, манящим к себе телом и сгорать в нем от дикой, ненасытной страсти. Да, то, как я повел себя потом, было настоящей подлостью. Я предложил тебе деньги, и ты в буквальном смысле швырнула мне их в лицо. Признаться, это был тот ответ, на который я в глубине души надеялся.
        - Тогда почему?..
        Он снова криво ухмыльнулся.
        - Я же говорю, что ничего не соображал. Обладать тобой было для меня все равно, что найти чашу Грааля, прикоснуться к радуге, оказаться в раю; это было то, о чем я мечтал и что надеялся найти, но меня мучили угрызения совести. Ты оказалась девственницей, и, хотя мысль, что брак - это единственное возможное для нас решение, еще не посетила меня тогда, я стал придумывать разные способы, которыми смог бы навечно приковать тебя к себе. Но мне было нужно время подумать, время, чтобы побыть одному, разобраться в себе, не ощущая в крови этого бушующего пожара, который вспыхивал всякий раз, как только я смотрел на тебя. И, мне кажется, тебе это тоже было необходимо. Я прав?
        Она нехотя кивнула, и глаза ее подернулись влажной пеленой, когда она вспомнила прошедшие три месяца, проведенные вдали от него. Какое счастье, что у нее была ее музыка, ее песни, работа, иначе она не перенесла бы всего этого.
        - Я очень, очень скучала, любимый. Мне так тебя не хватало, - прошептала она.
        - Я знаю, потому что тоже ужасно скучал, девочка моя. - Рот его мучительно изогнулся, и она вдруг поймала в его взгляде отблеск того адского огня. - Поверь, я не хотел так легко сдаваться. Я смотрел на самых красивых женщин мира, но не хотел ни одной из них. Когда я понял, что пройдет какое-то время - и я сдамся и приползу к тебе, готовый молить о прощении, это было горькое открытие. Но я еще продолжал сопротивляться неизбежному. Я уехал на Восток и пробыл там полтора месяца, подготавливая и заключая контракты с рядом азиатских стран. Я надеялся, что работа и смена обстановки излечат меня от тоски по тебе. Но ничего не вышло. А вчера, прилетев на Катанау и возвращаясь из аэропорта, я включил радио и услышал песню о пленнице в раю. Я мгновенно понял, что это ты, что это твоя песня и что она о тебе и о нас, и во мне словно плотина прорвалась. Я осознал, что больше не могу ждать ни дня, ни часа, ни минуты. Я завез документы в офис, потом созвонился с Сандрой и сообщил, что мне срочно нужно лететь в Нью-Йорк и помчался обратно в аэропорт. Я несся так, что просто чудом не попал в аварию. - Он
усмехнулся. - А знаешь, до того, как я услышал твою песню о пленнице в раю, я даже и не догадывался, что новая восходящая звезда по имени Иден и моя любимая маленькая девочка Эвелин - одно и то же лицо.
        Она удивленно воззрилась на него.
        - Ты не узнал меня?
        - Возможно, если бы я увидел тебя на экране, то узнал бы, но телевизор я почти не смотрю, поп-музыкой не интересуюсь, поэтому мне и в голову не могло прийти, что новая американская певица, о которой я случайно прочел небольшую заметку в одной английской газете, как раз когда летел в Японию, и есть ты. Правда, там была твоя фотография, но снимок был каким-то нечетким, и на ней ты была совсем не похожа на себя. К тому же я знал, что ты работаешь в библиотеке, и не мог предположить, что ты можешь иметь какое-то отношение к шоу-бизнесу. Но, когда я услышал песню, я мгновенно понял, что это ты. Потом уже я вспомнил, как ты говорила, что музыка - твое увлечение, к тому же ты ведь дочь Арабеллы, следовательно, тебе мог передаться ее талант. Я все понял и страшно испугался.
        - Чего? - спросила она.
        - Испугался, что, став знаменитой певицей, звездой, ты не захочешь меня и видеть. Я представлял тебя в окружении толпы поклонников и страшно злился. Но я решил, что во что бы то ни стало заставлю тебя выслушать меня. Найду способ убедить тебя в своей любви. - Он весело улыбнулся. - Первый раз в жизни я преследовал женщину. До сих пор это они преследовали меня. Правда, большинство из них интересовал не я сам, а мое положение и мой банковский счет.
        Она взяла его лицо в ладони и нежно поцеловала.
        - Как ты можешь так думать? Ты должен знать, что ты самый красивый мужчина из всех, которых я когда-либо встречала. На самом деле я негодовала и возмущалась именно потому, что ты обладаешь всем - характером, который выделяет тебя из толпы обычных людей, физическим совершенством и огромными богатствами. И как со всем этим ты можешь любить меня. Я не красавица, я солгала тебе, я…
        - Ты очень красивая, но, даже если бы это было не так, я все равно любил бы тебя. Я не знаю, но, когда я увидел тебя в ресторане, во мне произошло что-то очень важное, что-то необратимое, как будто все клетки расположились вдруг в ином порядке. Я словно перешел в какое-то другое состояние. Я был уже другим человеком. С тобой ведь случилось то же самое, правда?
        Она кивнула.
        - Да, только я думала, что это страх, так как знала, что постараюсь во что бы то ни стало увидеть Сандру, но, мне кажется, я уже сознавала, что в этом чувстве заключено что-то гораздо более опасное. Я продолжала твердить себе, что я полная дура. Что бы там ни было, это все равно продлится недолго - в этом я не сомневалась.
        - Я тоже так думал, - сказал он мрачно. - Но чем больше я убеждал себя в том, что, как только овладею тобой, я утолю эту проклятую, не дающую мне покоя страсть, тем отчетливее осознавал, что обманываю самого себя. Что не оправдывает, но в какой-то степени объясняет мое жестокое обращение с тобой.
        Она молча прижалась к нему, а он вдруг поднял голову и сокрушенно покачал головой.
        - Ну и осел же я! Я ведь привез тебе подарок, но ты снова так заворожила меня своими колдовскими зелеными очами и восхитительным телом, что все остальное вылетело у меня из головы.
        Она тоже приподнялась и удивленно переспросила:
        - Подарок? Мне?
        - Тебе, любимая. - Во всем великолепии своей мужской наготы он встал с кровати, прошел к стулу, на котором лежала его борсетка, и достал из нее плоский черный футляр дюймов шести длиной. Вернулся к кровати и подал ей. - Прошу тебя, открой.
        Она почувствовала приступ необъяснимого волнения, чуть дрожавшими пальцами открыла крышку футляра… и ахнула. Внутри, на золотистом шелке, лежало изумрудное ожерелье, самое красивое из всех, которые она когда-либо видела.
        - О, Луис, оно прекрасно! - восхищенно выдохнула она.
        Он улыбнулся.
        - Не прекраснее, чем ты, моя дорогая девочка. Давай будем считать сегодняшний день днем нашего обручения, и это мой первый подарок тебе в знак моей любви, преданности и восхищения.
        Эвелин потрогала пальцем мерцающие зеленым огнем камни, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Слезы счастья.
        - Ты правда купил его для меня?
        - Для тебя, любимая. В Гонконге я зашел в один ювелирный магазин из чистого любопытства, не собираясь ничего покупать, но, как только увидел это ожерелье, сразу же понял, что оно будто изготовлено специально для тебя. Эти изумруды напомнили мне твои глаза, и, наверное, именно в тот момент я решил, что ты предназначена мне самой судьбой и что ты должна стать моей женой.
        Он вынул ожерелье из футляра и застегнул у нее на шее. Изумруды засияли каким-то новым, глубоким и таинственным светом на ее светлой, нежной коже.
        - Ты прекрасна, моя Иден, мой рай, мое счастье. - Он нежно и благоговейно коснулся ее волос, лица, плеч. - Потом настроение его изменилось, и глаза лукаво блеснули. - Говорят, после близости с мужчиной у женщины улучшается голос. Я собираюсь бесконечно улучшать твой голос, моя Иден.
        Она пытливо вгляделась в его лицо.
        - Значит, ты не против, чтобы я продолжала карьеру певицы, любимый? - с надеждой спросила Эвелин.
        Он искренне поразился.
        - Я? Против? Да как ты могла такое подумать? Да меня уже сейчас распирает от гордости, что моя возлюбленная, моя будущая жена - звезда, которая обладает таким прекрасным, завораживающим, проникновенным голосом. Но дело не в этом. Даже если бы ты осталась скромным библиотекарем, я бы любил тебя не меньше. Мне все равно, кто ты и что ты, лишь бы ты была всегда рядом и любила меня.
        Но, раз уж ты решила стать певицей, пойти по стопам Арабеллы, я могу только приветствовать такое решение. Я горжусь тобой и обещаю во всем тебе помогать. Могу вложить деньги в шоу-бизнес, это тоже приносит неплохой доход. Наша компания как раз собиралась купить телевизионный канал, но можно купить и студию звукозаписи. Я помогу тебе сделать головокружительную карьеру на эстраде, я хочу разделить твою новую жизнь и идти с тобой рука об руку.
        - О, Луис! - воскликнула сияющая от счастья Эвелин. Она обвила его шею руками. Из глубины ее сердца вырвались слова: - Я всегда буду любить тебя, Луис Ламберт. Что бы с тобой ни случилось, что бы тебя ни ожидало в жизни, я буду любить тебя всегда. - И это прозвучало как клятва.
        Он прильнул к ее губам в медленном, долгом, чувственном поцелуе. Когда наконец они оторвались друг от друга, Луис улыбнулся ей. Его глаза светились любовью.
        - Мне кажется, - сказал он, - что все это похоже на сказку с хорошим концом, которая обычно заканчивается словами «они жили долго и счастливо». Это сказано про нас.
        - Может быть…
        Она почувствовала, как поднялась его грудь, когда он тихо засмеялся. Она ласково погладила завитки волос у него на груди.
        - И не подумай, что я суеверный.
        Она довольно хихикнула.
        - Ну что ты, ни в коем случае.
        - Я благодарю всех богов за то, что они ниспослали мне тебя. Я люблю тебя, Эвелин, - взволнованно произнес он.
        - Я тоже люблю тебя, - отозвалась она.
        В его глазах, глядящих на нее с такой любовью, вновь заблестели веселые искорки.
        - А знаешь, ты ведь вновь моя пленница, только на этот раз навсегда. Ты готова быть моей пленницей навеки?
        - Конечно, любимый, - горячо прошептала она, прижимаясь к нему. - Ведь я буду пленницей в раю.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к