Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Ли Джейд / Тигрица: " Страстная Тигрица " - читать онлайн

Сохранить .
Страстная тигрица Джейд Ли

        # Ши По, самая знаменитая в XIX веке наставница и жрица любви, посвятила свою жизнь служению идеалам Дао. Поцелуи, нежные прикосновения, легкое поглаживание - вот ступени к Бессмертию. Обильный ливень инь и жаркое пламя ян помогают человеку подниматься все выше и выше… Но Небеса отказываются принять ее, и она решает покончить жизнь самоубийством. Однако на ее пути стоит сильный и уверенный в себе мужчина - Тэн Куй Ю. Он поклялся, что они с Ши По вознесутся на Небеса, даже если ему придется дарить ей наслаждение дни и ночи напролет до конца жизни. Единственное условие, которое она должна соблюсти, - это не просто заниматься любовью, а по-настоящему любить.
        Джейд Ли
        Страстная тигрица
        Царство Небесное
        Ши По пришлось унять бурную радость, переполнявшую ее, и сосредоточиться на том, чтобы направить стремительный бег тигрицы инь к своей заветной цели. Небесные врата были уже близко. Она знала это, ведь однажды ей уже удалось достичь столь высокого уровня и побывать в Палате тысячи раскачивающихся фонарей.
        Это случилось много лет назад. За долгие годы Ши По даже успела забыть, какое спокойствие и восторг она испытала здесь, да и картина чудесных мигающих огоньков со временем поблекла в ее памяти. И все-таки Ши По до сих пор переполняла огромная радость при одном только воспоминании о чувстве абсолютной справедливости, которое она познала, оказавшись в преддверии Царства Небесного, где можно было выпрямиться в полный рост, свободно дышать и танцевать, не думая о боли в ногах. Да, она давно не испытывала таких необыкновенно счастливых мгновений, которые пережила в прошлый раз.
        Фонарики погасли, и наступила полная темнота. Ши По подалась вперед. Ей очень хотелось узнать, что ждет ее в будущем. Кто поможет ей сохранить статус бессмертной на земле? Кто…
        Ее муж Куй Ю?

        Моему мужу Дэвиду, которому всегда удается рассмешить меня.
        Благодарю тебя, любовь моя.


        Глава 1
        Один бизнесмен пытался научить своего юного сына разговаривать вежливо, но уклончиво, то есть не говорить определенно ни «да», ни «нет».
        - Например, - сказал он, - если кто-нибудь попросит тебя одолжить ему съестные припасы, ты можешь ответить этому человеку следующим образом: «Я не знаю, есть ли у нас что-нибудь. Сначала мне нужно проверить, а потом я смогу дать вам ответ». Мальчик запомнил совет отца, и когда к ним пришел посетитель и спросил у него, дома ли отец, он ответил ему:
        - Мне очень жаль, но отец частично дома, а частично не дома. Сначала мне нужно проверить, а потом я смогу дать вам ответ.

        Шанхай, 1898 год
        Она знала!
        Эта белая женщина знала дорогу на Небеса!
        Ши По бежала вниз по лестнице, ведущей к парадному входу. Ее перевязанные ступни упорно сопротивлялись каждому оглушительному, пугающему, страшному и радостному шагу. Женщина совершенно не понимала, как ей удавалось ощущать все это одновременно, ведь уже многие годы она ничего не чувствовала. Сейчас ее ступни нестерпимо болели, и уже через несколько секунд Ши По пришлось замедлить шаг.
        Если она предстанет перед генералом в таком виде, это будет равносильно самоубийству. Здесь уместен только глуповато-скучающий вид, поэтому Ши По приостановилась, пытаясь придать своему лицу выражение безмятежности и покоя. Она будет выглядеть так, как подобает выглядеть богатой китайской женщине, которую окружающие воспринимают как красивую и бесполезную вещь. Слуги передали ей поднос с чайными принадлежностями, и она быстро вошла в приемную, стараясь не выдать своего беспокойства, хотя на душе было тревожно.
        Генерал показался ей безобразным и отталкивающим. Во всяком случае, именно такое впечатление он произвел на нее, несмотря на то, что внешне этот мужчина был достаточно привлекателен и даже красив. Благодаря крепкому сложению, широким плечам и вообще всей его фигуре - особенно сейчас, когда на нем была кожаная защитная броня, - он имел довольно внушительный вид. У него были черные густые волосы, туго заплетенные у самой головы в маньчжурскую косу. Он был безобразен скорее по своей натуре, и это уродство души отражалось на его лице. Хотя мочки ушей генерала были длинными и мясистыми, Ши По не особенно доверяла этому. Она решила, что его мать постоянно оттягивала их, чтобы изменить судьбу, которая читалась на лице сына.
        И все-таки самым ужасным было не его тело, а то зловоние, которым наполнилась комната. Смешанный запах лошадиного пота, мужского тела и шанхайской грязи был настолько резким и неприятным, что буквально обжигал ноздри. Однако все мужчины в Шанхае, в большей или меньшей степени, источали именно такой запах. Тем не менее, не это, а совершенно другое заставило Ши По втянуть голову в плечи и пожалеть о том, что она не захватила с собой свой флакончик с ароматическими маслами. От генерала исходил гнилостный запах страха, прикрытый гневом. И еще от него пахло застарелой кровью.
        Человек, пришедший в их дом, был убийцей, убийцей невинных людей, а не генералом армии императора Цин. Она даже не сомневалась в этом.
        - Чай, ваша честь, - произнесла Ши По, двигаясь семенящей походкой по комнате. - Это поможет вам скоротать время в ожидании моего мужа, который вот-вот должен возвратиться, - добавила она. Жаль, что ей не хватило времени снять свою модную красную юбку с разрезами и переодеться во что-нибудь другое. У нее не было ни малейшего желания выставлять себя напоказ перед этим мужчиной. С другой стороны, вполне возможно, что именно этот наряд поможет ей притвориться совершенно безобидной глупышкой.
        Но стоило Ши По только взглянуть на густые, сурово сдвинутые брови генерала, как все ее надежды тут же рухнули. Он видел ее насквозь и не обращал внимания на притворную глупость. Даже если незваный гость и обладал проницательностью, он все равно был весьма далек от всех этих штучек. Однако это не мешало ему внимательно рассматривать Ши По. Лицо генерала исказила гримаса желания, когда его пристальный взгляд, скользнув по ее черным волосам, собранным на самой макушке в тугой узел, прошелся по всему ее телу. Она знала, что ее тело кажется невероятно молодым. Несмотря на то, что Ши По было уже почти сорок лет, ее кожа имела безупречно белый цвет, а глаза и губы, умело накрашенные, выглядели сочными и манящими. Хотя у нее была широкая кость, упражнения тигрицы сделали ее тело гибким и эластичным. Молодость и красота стали, если можно так сказать, естественным побочным результатом этих упражнений. Ее ученицы всегда привлекали внимание мужчин своей красотой, но больше всех - сама Ши По. Сейчас она продолжала неподвижно стоять на месте, как будто бесцеремонный взгляд гостя был ей совершенно безразличен.
При этом она ничем не выдавала, насколько сильно болят ее крошечные перевязанные ступни.
        - Значит, ты и есть Тэн Ши По? - требовательным голосом спросил генерал.
        Говорил он на северо-мандаринском диалекте.
        Она почтительно поклонилась. Решив выказать гостю особое уважение, Ши По ответила ему на том же языке, хотя для нее, уроженки Шанхая, этот язык казался трудным.
        - Да, ваша честь.
        - Когда вернется твой муж?
        - За ним послали сразу, как только вы приехали, - вежливо произнесла она и, изящно изогнувшись, села на подушку, лежавшую рядом с низким столом.
        Все подушки в доме Ши По были ароматизированы различными травами, источающими мягкий успокаивающий аромат, и та подушка, на которую она села, не была исключением. Наклонившись, чтобы приготовить для генерала чай (ей нужно было смешать в чашке различные сорта чайных листьев и залить их кипятком), она приготовилась вдохнуть сладкий аромат семян редиса, корицы, си ши и сандалового дерева. Однако вместо этого она снова ощутила все тот же мерзкий запах страха и гнева, поднимавшийся, словно облачко пара, от ее собственной кожи.
        Считалось, что женщины должны служить своеобразными зеркалами, отражающими эмоции мужчин. Ши По с ненавистью относилась к этому убеждению. Женщины в Китайской империи не имели собственного голоса. Они должны были делать то, что им приказывали, и скрывать свои истинные чувства. В случае непослушания китаянки рисковали подвергнуться жестокому наказанию или даже смерти.
        Несмотря на то, что Ши По носила высокое звание верховной тигрицы, ей следовало проявлять такое же раболепие. Но в подобной покорности заключалась особая сила, поскольку женщина, от которой требовалось стать зеркальным отражением другого человека, должна была показать ему то, что он больше всего хотел увидеть, то есть самого себя - свои эмоции и желания. Ши По довела свое умение до такого совершенства, что делала это на подсознательном уровне. Вольно или невольно, но она копировала все, что видела вокруг себя. Поэтому, когда генерал испугался, она тоже разделила с ним это чувство. Его гнев разжег в ней настоящую ярость. И ни запах чая, ни сладкий аромат трав не смогли заглушить этот отвратительный запах, который исходил от их тел.
        Усилием воли заставив себя успокоиться, Ши По твердой рукой налила генералу чай, хотя в ее голове все время крутились мысли о том, как бы сбежать отсюда. Где же ее муж? Его, без сомнения, скоро найдут. Куй Ю не посмеет пренебречь приказом императора, тем более что этот приказ привез самый могущественный генерал Китая. Он скоро будет дома, убеждала себя Ши По, и она вновь сможет спокойно заняться своими привычными делами. Она, словно губка, впитает в себя спокойствие и невозмутимость мужа, ее опасения исчезнут, гнев улетучится, к ней вернется обычное присутствие духа, и все вокруг непременно станет на свои места. Но это произойдет только после возвращения Куй Ю.
        - Не могли бы вы сказать, чем я еще могу вам услужить? - притворно улыбаясь, обратилась Ши По к генералу, заставив себя изобразить чисто женское подобострастие и угодничество.
        Мужчина отхлебнул немного чая и, скривившись, отодвинул чашку в сторону. Она выбрала для него именно те сорта чая, которые помогают очиститься и успокоиться, но он оттолкнул от себя чашку. Очевидно, его душа не желала успокаиваться. Ши По склонила голову и расслабила мышцы, пытаясь исказить зеркало, которым она сейчас являлась. Она не хотела, чтобы генерал увидел, до какой степени он стал грязным и омерзительным.
        Его грубые слова прервали ее мысли.
        - Ты - Тэн Ши По, сестра этого предателя Цэн Жуй По, который был настоятелем монастыря, - сказал он.
        Она вздрогнула и, не справившись со своим волнением, густо покраснела. К счастью, ей удалось принять вид оскорбленной невинности, как будто бы он сейчас обидел беззащитное животное.
        - Почему вы говорите такие ужасные слова? - прошептала Ши По.
        - Потому что это правда! - резко произнес генерал. Его голос прозвучал как гром в ночи. - И он заплатил за все свои преступления! Он и его так называемые монахи.
        Ши По уже знала, что ее старший брат мертв. Несколько дней назад один маньчжур, который был последним учеником брата, сообщил ужасное известие. Он приехал вместе с белой девушкой. О, эта белая девушка! Странная парочка уже умудрилась посеять раздор в ее маленькой скромной школе. Однако Ши По не могла допустить, чтобы генерал узнал об этом, и посмотрела на него, широко раскрыв от удивления глаза.
        - Заплатил? - едва слышно повторила она. Затем, глотнув воздуха и постаравшись придать своему голосу хриплость, спросила: - Прошу вас, господин, скажите, какие преступления он совершил? И как… как он заплатил за это?
        Генерал неожиданно наклонился вперед, чтобы, используя свое превосходство в росте, запугать ее. Но этот маневр не принес ожидаемых результатов, так как теперь Ши По смогла лучше разглядеть его лицо. Оказалось, что у него между верхней губой и носом было очень маленькое расстояние. «Что ж, похоже, этот человек действительно обречен судьбой», - подумала она и воспрянула духом.
        - Твой брат обучал мятежников, принадлежавших к обществу, которое называется
«Белый лотос». И монаха, и всех его сторонников, которых он сбил с пути истинного, казнили. Они пострадали из-за собственной глупости и безрассудства, - медленно произнес генерал, пытаясь таким образом добиться максимального эффекта.
        Ши По невольно оторвала взгляд от его тонких губ. Теперь она смотрела прямо ему в глаза, чувствуя, как взгляд мужчины пронизывает ее насквозь.
        - Они все мертвы, - продолжил он, - за исключением одного его ученика, которому удалось спастись и предупредить всех остальных. - Генерал с шумом поднялся со своего места. - Ты знаешь, где этот человек, Тэн Ши По, и ты приведешь меня к нему. Сейчас же!
        Генерал обладал недюжинной силой духа, и Ши По, как завороженная, начала медленно подниматься на ноги. Но она была всего лишь зеркалом, а это означало, что если сила ее собеседника возросла, то увеличилась и внутренняя сила женщины.
        - Я ничего об этом не знаю, - солгала она. - Вы уверены? Этот Цэн - настоятель монастыря Шиюй?
        Однако генерал не поверил ей. Своей огромной ручищей он с силой схватил Ши По за руку, заставляя ее встать. При этом он ударился ногой о стол, и чай из его чашки пролился на старинный деревянный пол. Но Кэнг даже не обратил на это внимания и продолжал пристально смотреть на нее.
        - Сбежавший монах унес с собой священные свитки. Он пришел к тебе, - сказал генерал. Хотя Кэнг говорил об этом убежденно, как о доказанном факте, его рука дрожала, и Ши По решила, что он все-таки не до конца уверен в своих словах. Этот человек всего лишь надеялся, что его предположения окажутся правильными.
        К сожалению, догадка генерала была верна, он не ошибся. Но Ши По покачала головой, изображая безутешное горе и скорбь по поводу смерти брата, и запричитала:
        - Жуй По! Бедный мой брат!
        Слезы хлынули из ее глаз. Именно так подобает вести себя женщине, оплакивающей смерть родственника. За многие годы она довела свое мастерство до совершенства и могла заплакать в любой момент, когда это было необходимо. Но сейчас Ши По не притворялась. Она по-настоящему оплакивала смерть своего брата. Эта утрата была еще слишком свежа.
        Генерал отпустил ее руку.
        - Я прикажу обыскать твой дом. Причем немедленно, - проворчал он.
        - Но почему? - спросила она, задыхаясь от слез. - Я ничего не знаю о вашем монахе.
        Он повернулся и посмотрел на нее. Казалось, он готов был испепелить ее одним взглядом. Стоя на коленях, она вновь ощутила этот мерзкий запах страха и застыла на месте.
        - Потому что это мой монах, тигрица Ши По, - сказал он.
        Ши По вполуха слушала генерала. Она, словно зачарованная, внимательно всматривалась в этого человека. Сейчас она видела его профиль. Может, ей помог луч света, отразившийся от натертого до блеска пола и осветивший лицо мужчины, а может, в его жестах она уловила что-то знакомое, но теперь Ши По знала его тайну. Во-первых, оба мужчины были маньчжурами, во-вторых - воинами, хотя один из них ушел в монахи. Что ж, тайное стало явным.
        - Вы его отец, - задумчиво произнесла она.
        Именно в этот момент все изменилось. До сих пор Ши По думала, что приютила в своем доме человека, который искал правду, монаха, имевшего связи в политических кругах и нуждавшегося в том, чтобы прийти в себя после ужасной резни. Еще бы, ведь погибли все, кто находился в его монастыре! Этот монах принес известие о смерти ее старшего брата. Сейчас Ши По поняла, что спрятала сына от отца, то есть совершила грех, за который в Китае карали смертной казнью.
        Женщина медленно поднялась. Осторожно переступая на своих крошечных ножках, она вытерла слезы. Генерал молчал. Его сжатые кулаки говорили о том, что он был в ярости.
        - Ты ничего не знаешь о моем сыне! - прорычал он. - Не делай вид, будто понимаешь сильных мира сего, ведьма хань.
        Ши По опустила голову, уставившись в пол. Она вдруг вспомнила, что генерал упомянул ее титул, назвав ее тигрицей. Он знал, кто такая Ши По, знал, чем она занимается, поэтому и обозвал ведьмой. Все же это лучше, чем, если бы он назвал ее шлюхой.
        - Это всего лишь предположение, мой господин, - мягко произнесла она, стараясь придать своему голосу заискивающий тон, отличающий застенчивых китаянок. - Только отец может назвать монаха своим.
        - И только предводительница такого извращенного учения смеет перечить мне, - раздраженно ответил он.
        Она ни в чем не перечила ему. Пока еще не перечила. Те оскорбления, которые ей пришлось выслушать в свой адрес, она просто не воспринимала всерьез. Однако это ничего не меняло. Ши По по-прежнему находилась в очень трудном положении, поскольку она приютила у себя в доме сына генерала Кэнга. Ей даже захотелось выдать этого парня за то, что он навлек на ее дом такую беду.
        - Мой дом, - сказала Ши По, - открыт для вас. Вы можете осмотреть все, за исключением женских комнат. - Она почтительно посмотрела на него, продолжая изображать смущение. Ей больше не хотелось быть зеркалом и отражать его гнев. - Вы - могущественный человек. Вы сильны и душой, и телом. Я не могу подвергать чувствительных и утонченных дам, живущих в моем доме, опасности, ведь ваше присутствие может создать суматоху и панику.
        - Ты имеешь в виду блудниц, которых ты своей извращенной религией сбила с пути истинного?
        Ши По не ответила ему. В самом деле, если генерал так много знает о ней, что даже назвал ее тигрицей, то этого достаточно, чтобы стать посвященным, - конечно, при условии, что он сам захочет. Но Кэнг, похоже, не хотел, и ей ничего не оставалось, как смиренно терпеть обрушившиеся на нее несправедливые обвинения. Таков уж был удел всех китайских женщин - и уроженок Маньчжурии, и женщин хань.
        Сощурив глаза, генерал продолжал пристально смотреть на нее.
        - Меня не интересуют твои женщины. Мой сын не стал бы марать себя, общаясь с такими, как они, - заявил он.
        О, как же ей хотелось открыть генералу правду! Его сын не только запятнал себя общением с «развратницами» тигрицы - он совершил еще больший грех. Он вступил в отношения с белой женщиной. Но рассказать генералу об истинном положении вещей - все равно, что собственноручно дать ему горящий факел, чтобы он сжег ее дом дотла вместе с ней и всеми ее учениками. Поэтому Ши По продолжала молчать, медленно продвигаясь вперед и делая вид, что каждый шаг приносит ей нестерпимую боль, ведь ступни ног у нее были перевязаны.
        Ши По повела генерала через основные комнаты своего дома. Он жестом приказал своим шестерым солдатам следовать за ними. Все это время она была весьма любезна и обходительна, как и подобает женщине, несмотря на то, что солдаты опрокидывали большие урны с рисом и разбивали цветочные горшки. Все домашние слуги и коты в ужасе разбегались в разные стороны. Солдаты заглядывали за каждую штору и тщательно осматривали всю мебель. Переворошив корзины с овощами и груды белья, они, конечно же, ничего не нашли.
        Генерал проявил милосердие, приказав своим людям действовать аккуратно и осторожно, но Ши По просто кипела от злости, наблюдая, как они начали отрывать деревянные половицы и лить воду на каменные полы в поисках возможных тайников. Она ничего не могла сделать и молча стояла, глядя, как ее дом постепенно превращается в груду развалин.
        Внезапно она услышала крик, доносившийся с женской половины. Именно там занимались ее ученики. Эта часть дома состояла из множества спальных комнат, и в одной из них скрывался сын генерала со своей белой подругой.
        Ши По в ужасе встрепенулась и, схватившись за стену, пошатываясь, пошла в ту сторону, откуда донесся крик. Генерал шел за ней. Она ускорила шаг. Хорошо зная свой дом, женщина без труда находила удобные опоры для рук и быстро достигла внутреннего сада. Она пыталась понять, что произошло, хотя уже с самого начала знала, что это должно было случиться. Она до последнего надеялась на то, что вернется ее муж и сможет все это предотвратить, но Куй Ю до сих пор не приехал.
        Ши По стремглав пронеслась мимо фонтана с золотыми рыбками и цветущими лотосами и увидела, что ее лучшая ученица, Маленькая Жемчужина, отчаянно отбивается от схватившего ее солдата. Остальные солдаты генерала врывались в спальни и бесцеремонно вытаскивали оттуда воспитанниц тигрицы Ши По. К счастью, в этот момент все они были одни, без своих партнеров. Слуги уже успели выпроводить оттуда мужчин.
        Всех, кроме одного - монаха. «Нет, - мысленно поправила себя Ши По, - он не монах, он - сын генерала».
        Ши По замедлила шаг, лихорадочно пытаясь что-то придумать. Она не могла допустить, чтобы солдаты учинили здесь обыск, иначе очень скоро им удастся добраться до той комнаты, в которой скрывается монах. И когда генерал подошел к ней, она резко набросилась на него, дав волю своему безудержному гневу. Этого мужчину не проймешь ни мольбами, ни слезами. Поэтому она решила пустить в ход свою ярость.
        - Как вы можете допускать подобную грубость? - пронзительным голосом закричала Ши По. - Вы же пообещали мне, что не потревожите этих утонченных и ранимых женщин! - Тотчас, словно по команде, все ее воспитанницы начали громко и скорбно стенать. Признаться, никто из них не притворялся - они делали это абсолютно искренне. - Неужели слово, данное генералом императора, ничего не значит? - возмущенно спросила она.
        - Примите мои глубочайшие извинения, госпожа Тэн, - произнес Кэнг, внимательно осмотрев все вокруг. От его глаз ничего не укрылось. Он заметил и то, как красивы и стройны были ее воспитанницы, и то, насколько прозрачны и легки их одежды. - Мои люди неправильно истолковали приказ. Они действовали в спешке, - сказал он.
        Ши По ни секунды не сомневалась в том, что солдаты совершенно правильно поняли приказ своего генерала, однако не посмела перечить ему, тем более после того как генерал велел солдатам отпустить учениц Ши По. Они подчинились, но продолжали рассматривать девушек своими похотливыми голодными глазами. Что ж, по крайней мере, никому из ее подопечных они не причинили вреда.
        Ши По выразительно посмотрела на Маленькую Жемчужину, и та, мгновенно сообразив, о чем ее хотела попросить наставница, быстро увела всех девушек из комнаты. Их переоденут в обычную одежду, и все они исчезнут отсюда, разойдясь по своим собственным домам. Те же, кому некуда идти, переоденутся служанками и уже под видом посудомоек с красными воспаленными руками или сирых и убогих нищенок, просящих подаяние, вернутся в этот дом. Не останется и следа от тех грациозных красавиц, которых она учила. Зато они будут в безопасности. Что касается монаха и белой женщины, которые прятались в верхнем этаже ее дома, рассчитывая на то, что Ши По сможет их защитить, то об их дальнейшей судьбе она ничего не могла сказать.
        - Генерал, уберите отсюда своих солдат! На верхнем этаже находятся больные женщины, - солгала Ши По.
        - Болезнь - это естественный результат твоих порочных занятий, - равнодушно ответил они, обратившись к лейтенанту, сказал: - Предупреди их, чтобы они там были поосторожнее со всей этой заразой.
        - Вы же сказали, что они не потревожат женщин! - снова закричала Ши По.
        - О да, - медленно произнес генерал Кэнг. - Это было ошибкой с моей стороны. Никто не пострадает. Мои люди вернутся буквально через минуту.
        И что она теперь может сделать? Да ничего. Только придумать оправдание, почему она не выдала монаха и белую женщину раньше. А Куй Ю так до сих пор и не появился. Уже ничто не спасет ни ее мужа, ни ее саму от верной смерти.
        Ши По собралась с духом и сказала:
        - Генерал Кэнг, уверяю вас, не стоит этого делать. Вы понимаете…
        - Молчать, ведьма! - грубо оборвал он ее. - Тебя никто не спрашивает.
        Для пущего устрашения один из солдат, стоявший к ней ближе всех, вытащил из ножен саблю, и в наполненном нежным ароматом саду раздался противный лязг металла. Все остальные мужчины, стоявшие вокруг Ши По, невольно напряглись, готовые сразиться с любой мистической силой, если таковая вдруг появится из Декоративных кустов или душистой травы. Все это могло бы показаться забавной пантомимой, если бы их лица не были так серьезны. И генерал Кэнг, и его солдаты искренне верили в то, что хозяйка этого дома олицетворяет собой некое мистическое зло, которое они собирались уничтожить, как только ветер зашелестит ветвями деревьев.
        - Прекрасно, - пробормотала Ши По, бесстрашно пытаясь предотвратить неизбежное. Наверняка ей не удастся помочь монаху и его женщине, но она сделает все, что в ее силах, чтобы защитить учеников. - Я должна позаботиться о своих до смерти перепуганных женщинах, - сказала она и повернулась, собираясь как можно быстрее покинуть сад.
        - Вы останетесь здесь и будете ждать до тех пор, пока я не разрешу вам уйти, тигрица, - презрительно усмехнувшись, заявил генерал, снова упомянув ее официальный титул. Из его уст это прозвучало так мерзко, что Ши По предпочла бы, чтобы ее назвали шлюхой.
        Ей очень хотелось сказать ему, что обычно мужчины ждут ее, а не она их, иначе ей не удалось бы стать тигрицей. Ши По уже собралась произнести все это вслух, но тут из дома послышался какой-то шум, и в самый последний момент она все-таки сдержалась.
        - Что-нибудь нашли? - крикнул генерал своим солдатам. Его голос был таким же суровым, как и лицо.
        С верхнего этажа спустился один солдат, потом другой, затем еще двое, но монаха среди них не было. Не было и белой девушки.
        - Мы обнаружили только пустые спальни, генерал. А еще смятые простыни и тазы с водой. Но людей там нет - ни больных, ни здоровых.
        Генерал шагнул вперед, и исходящий от него запах гнева и страха усилился.
        - Вообще никого нет? - спросил он.
        - Никого, господин.
        - Может, остались какие-нибудь следы, свидетельствующие о том, что там находился мужчина? Что-нибудь, что указывало бы…
        - Ничего нет, генерал. Только смятые простыни и вода.
        Ши По слушала, смиренно склонив голову и потупив глаза. Значит, они ничего не нашли. Но где же монах? Где белая женщина? Она подняла глаза и прищурилась, пытаясь понять, где эти двое могут прятаться. Куда могла уйти белая женщина?
        Сейчас ее совершенно не заботил монах. Ей просто хотелось, чтобы он и его отец как можно быстрее покинули ее дом. Ее вообще не волновал бы его побег, если бы он не забрал с собой свою бледнолицую подругу. Ши По выразилась предельно ясно, сказав белой женщине, чтобы она осталась здесь, и та кивнула в знак согласия.
        Ну и где же она теперь?
        Праведный гнев охватил Ши По, и она не замедлила дать ему выход.
        - Как же больная девушка? Та, которая не может говорить? Ее там нет? - спросила она.
        Отвечая на этот вопрос, солдат даже не взглянул в ее сторону, как будто бы не она его задала, а генерал.
        - Там никого нет, господин. Никаких больных женщин и никаких мужчин. Мы все тщательно обыскали, - сказал он.
        Генерал грубо выругался. Его голос громким эхом разнесся по всему саду. Ши По покраснела от стыда, поскольку сама едва сдержалась, чтобы не сделать то же самое. Куда же делась эта женщина? Она должна найти ее! От этого зависит путь к бессмертию.
        Однако сначала ей нужно утихомирить разгневанного донельзя генерала, но, как назло, рядом нет мужа, который помог бы ей справиться с этим трудным делом.
        - Неужели вы не понимаете, что вас просто ввели в заблуждение? - сказала она. - Я не знаю, где ваш… - Она хотела сказать «сын», но генерал злобно прищурился, и его глаза стали похожи на две узкие щелки. Ши По моментально сориентировалась и продолжила: - Вашего монаха нет в моем доме. Посмотрите, вы и так перевернули вверх дном все комнаты. А теперь, будьте любезны, покиньте мой дом и оставьте меня в покое.
        Генерал не торопясь подошел к ней. Он сам, исходивший от него запах, да и само его присутствие отравляли все вокруг.
        - Е я узнаю, что ты лжешь… - с угрозой в голосе произнес Кэнг, но почему-то не закончил фразу. Хотя, честно говоря, в этом не было необходимости. Все хорошо понимали, что он имел в виду.
        Ши По поклонилась.
        - Его здесь нет, и я понятия не имею, где его искать, - сказала она. Самое ужасное заключалось в том, что она говорила чистую правду, ведь белая женщина, вне всякого сомнения, сейчас вместе с ним. Эта парочка скрылась в таком месте, где ни генерал, ни тигрица не смогут их найти.
        Генерал Кэнг уже не обращал на нее внимания. Он резким голосом отдавал приказы и вскоре вместе с солдатами покинул ее дом, оставив после себя полный хаос и разруху. Встревоженные слуги, испуганно крича, бегали по дому.
        Все это время Ши По неподвижно стояла на месте, и только когда он ушел и уже не стало слышно ни лязга оружия, ни ржания лошадей, она смогла пошевелиться. Тяжело ступая, тигрица брела по дому. Везде было пусто. Во всех комнатах царил беспорядок, валялась перевернутая мебель. Ши По не захотела идти в отведенную беглецам комнату. Она и так все поняла, вслушиваясь в мрачную тишину, окутавшую дом.
        Белая женщина исчезла, и теперь Ши По обречена на смерть.
        Куй Ю выпрыгнул из рикши. Он бежал к парадным воротам дома, и длинная черная маньчжурская коса прыгала за спиной в такт его движениям. Тревожные мысли не давали ему покоя, а внизу живота появился неприятный холодок. Что привело генерала императорских войск в их дом? Именно сегодня, когда он был с Лили и его нигде не могли найти?..
        Он пробежал через приемную и оказался во внутреннем садике. Что могла совершить Ши По? Ему следовало бы уделять больше внимания тому, как она проводит время в его отсутствие, ведь мужчина несет ответственность за все, что происходит в семье и в доме. Честно говоря, Куй Ю мало интересовали занятия Ши По со всеми этими женщинами и, тем более, с мужчинами. Наоборот, это вызывало у него стойкую неприязнь и возмущение, поэтому он совершенно не вникал в то, чему учила своих подопечных его жена. Но теперь, когда генерал Кэнг вторгся в их дом, он не сомневался, что это последствия его, Куй Ю, равнодушия и безответственности.
        Он замедлил шаг. Его тревожило какое-то неясное предчувствие - то ли он не мог чего-то вспомнить, то ли испугался представшей перед ним картины. Сначала Куй Ю внимательно осмотрел гостиную. Комната явно изменилась, казалось, что здесь чего-то недоставало, но он не понимал, чего именно. Оглядевшись по сторонам, он прошел в сад, но и там его не покидало все то же странное чувство, не дававшее ему покоя. Что-то было не так, что-то заставляло его волноваться, но объяснить, чем вызвано беспокойство, он не мог. В одном месте Куй Ю заметил сломанную ветку, в другом - камень, брошенный на дорожку. Но что же…
        Тишина! Да, вокруг царила мертвая тишина. Не было слышно ни пения птиц, ни привычного мурлыканья кошек, ни стука колес на оживленной улице, на которой находился их дом. Даже листья на деревьях не шелестели. Это была какая-то совершенно необычная тишина, как будто в доме никого не осталось. Не шумели слуги, не разговаривали ученики в своих комнатах.
        Неужели его дом опустел?
        Нет. Вот появилась горничная. Она как-то испуганно, крадучись подошла к нему. Как же ее зовут? Он не мог вспомнить. Его жена брала на работу женщин со всего Китая: беспомощных, нищих и одиноких девушек, а также девушек, которых считали падшими. Создавалось впечатление, что они сами находили дорогу в их дом. Здесь они начинали новую жизнь и, в конце концов, занимали свое место в обществе.
        И все же, как зовут эту девушку?
        - Хозяин! Хозяин, вы уже дома, - произнесла горничная. Вероятно, она хотела громко позвать его, но ее голос звучал очень тихо, а сама девушка вела себя слишком застенчиво и робко. Горничная уже вплотную подошла к нему, и только тогда он понял, что она что-то говорит.
        - Что случилось? - спросил Куй Ю.
        Девушка испуганно отшатнулась от хозяина и посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Он всегда пытался придать своему лицу выражение спокойствия и радушия, но, несмотря на это, его грубая массивная фигура вызывала у некоторых служанок страх. Еще бы! Ведь он был высоким и сильным мужчиной, с крепким телосложением, обветренным лицом и мозолистыми руками, привыкшими к работе. Но поскольку он хозяин этого дома, подумал Куй Ю, он вправе задавать вопросы и получать на них вразумительные ответы.
        - Где Ши По? - спросил он.
        - Хозяйка в своей комнате для медитаций.
        Куй Ю кивнул в ответ. Он знал, что в случае необходимости Ши По всегда прячется в этой комнате как в убежище. Значит, она все-таки жива и ее не арестовали.
        - Что здесь произошло сегодня днем? Уже все солдаты императора ушли?
        Девушка поклонилась и снова повторила:
        - Хозяйка в своей комнате для медитаций.
        - Да, да, - раздраженно проворчал он. - Но скажи мне… Горничная схватила его за руку - это был довольно дерзкий поступок для такой робкой девушки - и потащила в ту сторону, где находились их личные семейные покои.
        - Хозяйка… - повторила она и замолчала.
        Решив, что ему не добиться от нее более или менее ясного ответа, Куй Ю крепко сжал губы и быстро пошел вперед. Служанка последовала за ним, но вскоре отстала, и он продолжил путь один. Пройдя через сад, Куй Ю вошел в жилую часть дома, где царил полнейший беспорядок, и направился в апартаменты жены.
        В комнате жены все было разбросано. Здесь Ши По давала выход своему раздражению и гневу. На стенах, мебели, одежде - на всем были видны следы этих приступов плохого настроения. Честно говоря, Куй Ю привык к этому хаосу и давно перестал обращать на него внимание. Обычно подушки в комнате жены приходилось менять каждую неделю, так как дольше этого срока ни одна из них не выдерживала. Куй Ю называл эту комнату
«местом дурного нрава», потому что именно здесь Ши По крушила все, что попадалось ей под руку, давая выход своей злости и недовольству. Успокоившись, она тихо направлялась в комнату для медитаций. Здесь она сидела неподвижно, с полузакрытыми глазами, словно статуя, и предавалась размышлениям. Избавившись от отрицательной энергии, она обычно пребывала в состоянии полного покоя и неподвижности.
        То, что в этой комнате все валялось или было сломано, совсем не удивило Куй Ю. Визит генерала Кэнга мог иметь только такие ужасающие последствия. Он прошел мимо обломков дешевого дерева и разорванной в клочки одежды и приблизился к двери, ведущей в комнату для медитаций. Его сердце билось так сильно, как будто готово было выскочить из груди. Он открыл дверь.
        Жена сидела в центре комнаты с открытыми глазами, вытянув перед собой ноги, а, не поджав их под себя, как она делала обычно, когда занималась медитацией. Рядом с ней Куй Ю увидел рисовые лепешки, вино, плод манго и горячие, еще дымящиеся клецки. Все эти яства пахли невероятно вкусно, но Ши По, судя по всему, даже не притронулась к ним. Неподалеку от нее, в темном углу комнаты, стояла статуя богини надежды Квен Инь. Свечи на алтаре уже погасли, и в комнате было темно. Он увидел, что прямо перед Ши По висела веревка с петлей на конце, стоял пузырек с какой-то неизвестной жидкостью, а также клетка с двумя скорпионами. Рядом с ней лежал длинный узкий кинжал.
        Куй Ю замер на месте, изумленный этим зрелищем. Он не мог произнести ни слова. Китайцы никогда не забывают о смерти, постоянно думают о ней, но его жена предавалась размышлениям на эту тему намного чаще, чем кто-либо другой. Увидев предметы, лежащие перед ней, Куй Ю понял, что она решила перейти непосредственно к делу.
        - Ты опоздал, - сказала Ши По ровным безжизненным голосом.
        Он тяжело вздохнул. Его переполняло чувство вины.
        - Я приехал сразу же, как только гонец нашел меня, - ответил он, пытаясь оправдаться.
        - Значит, придется нанять другого гонца.
        Куй Ю знал, что мальчик-гонец ни в чем не виноват, однако кивнул в ответ, поскольку сам постарался сделать так, чтобы его никто не нашел. Не мог же он предвидеть, что к ним с визитом нагрянет генерал императора!
        - Входи, - велела ему жена.
        Он повиновался и, отпустив дверь, уверенным шагом вошел в комнату. Дверь за ним сразу же захлопнулась. Он опустился на колени перед Ши По, не сводя глаз с ужасных вещей, которые лежали перед ней. Вероятно, она приготовила их, чтобы убить себя.
        - Если ты хочешь умереть, то для этого лучше взять одну змею, чем двух скорпионов, - сказал Куй Ю. Он и сам не мог объяснить, как вырвались у него эти слова, ведь ему совершенно не хотелось видеть этих тварей в своем доме. Но такова уж была натура Куй Ю - он частенько говорил, не подумав, или пытался шутить, когда требовалось проявлять чуткость и деликатность.
        Ши По посмотрела на маленькую клетку и нахмурилась.
        - Ты думаешь, что двух будет недостаточно?
        - Тебе потребуется как минимум дюжина скорпионов, - покачав головой, ответил он.
        Жена вздохнула, протянула руку к клетке и осторожно отодвинула ее в сторону.
        - Вот поэтому я и ждала тебя, - спокойно произнесла она. - Ты - мудрый человек.
        Куй Ю обвел взглядом оставшиеся предметы и взял в руки пузырек с жидкостью. Теперь он увидел, что на нем имелась наклейка с названием содержимого, но это название ему ни о чем не говорило. Судя по всему, это был какой-то яд и, скорее всего, смертельный.
        Он поставил пузырек на место и посмотрел на жену.
        - Наверное, тебе лучше рассказать мне о том, что случилось и почему генерал Кэнг явился в наш дом. Гонец ничего толком не объяснил, а когда я вернулся, то первый человек, которого мне удалось найти, - это ты. - Он решил не упоминать о неразговорчивой горничной, встретившейся ему в прихожей.
        Жена устало пожала плечами.
        - Он приехал сюда с солдатами. Ему не понравился мой чай. Потом он вместе со своими людьми обыскал весь дом, но, ничего не обнаружив, уехал.
        - А монах? А белая женщина?
        - Исчезли, - сказала она и в первый раз за все это время посмотрела на него. На какое-то мгновение Ши По утратила над собой контроль и в ее глазах отразились боль и страдание. И хотя она быстро взяла себя в руки, Куй Ю успел заметить этот мимолетный всплеск эмоций. - Они сбежали, - пояснила она. - И надо сказать, сделали это вовремя. - Стараясь не встречаться взглядом с Куй Ю, она снова опустила голову и добавила: - Я попросила ее остаться, но не смогла запретить солдатам обыскивать дом.
        - Так, значит, они ничего не нашли? Я правильно тебя понял? - уточнил Куй Ю. - Ведь генерал не мог знать, что мы прячем эту женщину и…
        - …сына генерала Кэнга.
        От неожиданности Куй Ю вздрогнул.
        - Что? - переспросил он, хотя в этом не было никакой надобности. Он прекрасно слышал, что сказала ему жена, но эта новость была такой ошеломительной, что ему нужно было время, чтобы до конца осмыслить ее. Ши По все поняла и молча ждала, пока супруг оправится от потрясения. - Генерал Кэнг - самый влиятельный и могущественный человек в Китае после императора и его матери, - наконец произнес он.
        Ши По кивнула в ответ, как бы давая ему понять, что он может говорить все, что думает по этому поводу. Именно так они всегда обсуждали самые важные дела - Ши По молчала, а он рассуждал вслух. Сейчас она вела себя так, как и подобает настоящей китайской женщине - молча слушала мужа, радуя его своей красотой. Однако в этот момент Куй Ю предпочел бы, чтобы не он, а жена поделилась с ним своим мнением.
        - Этот монах, - продолжил он, - маньчжур. Ты уверена, что он сын генерала Кэнга?
        В ответ Ши По снова кивнула, и от этого движения ее плечи слегка задрожали.
        - Значит, мы прятали от Кэнга его собственного сына, - задумчиво произнес Куй Ю. Это был не вопрос, а утверждение, поэтому жена ничего не ответила. - И мы свели его с белой женщиной.
        Услышав эти слова, Ши По вскинула голову, и он увидел, как в ее темных глазах зажегся огонь.
        - Это я свела его с белой женщиной! Он хотел пройти курс обучения, поэтому мне пришлось выбрать ему партнершу.
        Куй Ю замахал руками, давая понять, что он не согласен с ней.
        - Это мой дом, Тэн Ши По. Конечно, ты - тигрица, но именно я отвечаю за все, что здесь происходит, - сказал он.
        В ее глазах продолжало полыхать неистовое пламя. Она не желала соглашаться с мужем, но через некоторое время все же потупила взор, пряча от него свои темные как ночь и глубокие, как омут, глаза. Куй Ю понял, что жена пыталась скрыть от него не только свое нежелание повиноваться его воле, но и еще кое-что. Он знал, что ему вряд ли удастся выяснить это, потому что Ши По всегда скрывала от него свои мысли. Ему оставалось только продолжать рассуждать вслух.
        - Что ж… - задумчиво произнес Куй Ю, - если сын генерала сбежал от своего отца, значит, он сделал это по каким-то личным соображениям. И белая женщина сбежала вместе с ним, - добавил он.
        Жена вздрогнула, услышав его последние слова, но уже в следующее мгновение снова замерла на месте. Куй Ю надеялся, что Ши По все-таки объяснит ему хоть что-нибудь, но она упорно молчала. После довольно продолжительной паузы Куй Ю повторил:
        - Итак, они сбежали, генерал не нашел в доме ничего подозрительного…
        - А ему и не требовалось ничего искать, - раздраженно перебила его Ши По. - Он знает о том, какую религию я исповедую, и открыто обвиняет меня в порочности.
        - В таком случае, этот Кэнг просто глупец, - возразил Куй Ю. Честно говоря, он всегда испытывал какое-то двойственное чувство - странную смесь ненависти и восхищения - по отношению к тому нелегкому делу, которое избрала для себя его жена. - А глупцы, облеченные властью, всегда опасны.
        Ши По ничего не ответила, и он, неожиданно нахмурившись, спросил:
        - А как генерал узнал, кто ты?
        В Китае почти никто не знал о культе тигрицы. И очень немногие люди смогли бы принять религию, которая проповедовала сексуальные отношения как способ достижения просветления и бессмертия. Мало кто пожелает, чтобы его учителем стала какая-то женщина. То, что генералу известен высокий титул, который носит Ши По, свидетельствует о том, что он знает и о многом другом. А это уже представляет большую опасность.
        Ши По посмотрела на мужа, и он увидел в ее глазах неизбывную боль, которую она пыталась спрятать.
        - Он казнил моего брата, - помедлив, сказала она.
        Куй Ю глубоко вдохнул. Он подозревал, что все не так просто. Существовали еще и другие источники, из которых генерал мог узнать правду.
        - И причиной стала его ссора со своим сыном?
        - Ты на правильном пути, - согласилась Ши По.
        Куй Ю не собирался скрывать своей тревоги.
        - Выходит, что мы оказались втянутыми в семейную вражду.
        - Когда враждуют великие мира сего, то от их междоусобицы больше всего страдают подданные, - мрачно произнесла Ши По.
        Куй Ю согласно кивнул и перевел взгляд на ужасные предметы, разложенные перед Ши По. Он до сих пор не мог понять, почему они здесь, в комнате для медитаций.
        - Ты собираешься бороться, чтобы защитить нас? - осторожно спросил он, стараясь найти объяснение странному поведению жены.
        Ши По нахмурилась. Похоже, его слова смутили ее.
        - Генерал уехал. Я не боюсь его, и даже если он снова вернется, это не испугает меня, - с твердостью в голосе произнесла она.
        - Тогда кого же ты собираешься отравить или повесить? Или, быть может, заколоть? - осведомился Куй Ю.
        Уже в следующее мгновение он все понял. Веревку можно использовать только для одной-единственной цели. Впрочем, как и яд, имевший отвратительный запах, который ни с чем нельзя было спутать. Что же касается кинжала… Куй Ю взял его в руки.
        - Будь осторожен! - воскликнула Ши По, протянув руку к кинжалу, однако не решилась коснуться клинка. - Я окунула его в змеиный яд, поэтому малейшая царапина…
        Куй Ю внимательно посмотрел на жену.
        - Значит, ты все-таки собиралась использовать змею, - мягко произнес он, всем своим видом стараясь выразить спокойствие и доброжелательность. Ему хотелось, чтобы она доверилась ему и все рассказала. - Тот путь, который ты для себя избрала, никоим образом не порочит мое доброе имя. Почему же ты хочешь лишить себя жизни? - спросил он.
        Он увидел, как Ши По облегченно вздохнула, и понял, что наконец-то затронул тему, которая волновала ее. Наверняка именно об этом Ши По и хотела поговорить с ним.
        - Эта белая женщина сбежала, - начала она.
        Куй Ю пожал плечами, ожидая дальнейших объяснений, но Ши По больше ничего не сказала. Она продолжала неподвижно сидеть, отрешенно глядя перед собой.
        Куй Ю решил не торопиться и повторил:
        - Итак, эта белая женщина сбежала. С сыном генерала Кэнга…
        Ши По закусила губу. Затем, очевидно пребывая в полном смятении, она снова заговорила, и ее слова слегка приоткрыли завесу над тайной.
        - Я предложила ей остаться, но она скрылась, - разочарованно прошептала Ши По.
        Куй Ю нахмурился. Он все еще ничего не понимал.
        - Она сбежала, нарушив твой приказ? Она предпочла общество генеральского сына и не захотела обучаться в твоей школе?
        Ши По кивнула.
        Он в недоумении уставился на жену. Многие ученицы Ши По в конце концов, покидали ее, идя по жизни собственной дорогой. Одни выходили замуж, другие выбирали более легкую и обеспеченную жизнь, став проститутками. Значит, все не так серьезно, как она себе представляет.
        - Почему ты хотела, чтобы эта бледнолицая женщина осталась? - спросил Куй Ю.
        Он намеренно использовал это пренебрежительное слово «бледнолицая», зная, что Ши По верила тому, что говорил о белых людях император Цин, который как-то заявил, что «варвары - это ненастоящие, похожие на привидения люди», что они «сродни животным». Она даже как-то рассказывала ему о том, что один из ее учеников держал у себя в доме белую женщину в качестве домашнего животного и своей рабыни. Значит…
        - Зачем она тебе нужна? - настойчиво спросил Куй Ю. - Я считал, что ее единственным предназначением было проверить генеральского сына.
        Жена опустила глаза и как-то вся поникла. Она посмотрела на свои перевязанные ступни и подергала за край перевязи.
        - Прошлой ночью эта белая женщина практиковалась с сыном генерала Кэнга. Она делала это впервые, однако…
        Голос Ши По задрожал, и она замолчала. И тут Куй Ю наконец, понял, в чем дело.
        - Она смогла вознестись на Небеса, да? - спросил он. - Проделав все эти упражнения в первый раз, она прикоснулась к священному началу всех начал, я угадал? - Достаточно было посмотреть на несчастное лицо Ши По, чтобы понять: он не ошибся.
        Жена только подтвердила его догадку, когда в ответ на эти слова разразилась гневной тирадой.
        - Эта женщина - всего лишь жалкое подобие человека, существо, похожее на привидение! - крикнула Ши По. - Она не способна достичь и малейшей доли того, чего могу достичь я! - с ненавистью продолжила она, произнося каждое слово так, как будто оно отдавалось болью в ее сердце.
        Куй Ю, мягко улыбнувшись, с готовностью кивнул. Он знал, что его жена свято верила в то, о чем говорила сейчас.
        - Однако рабыня Ру Шаня, - продолжала Ши По, повысив голос, - тоже была бледнолицей и тем не менее, достигла бессмертия! Он заставил меня записать ее имя на моей доске! - возмутилась тигрица, махнув рукой в сторону священных свитков, украшавших стены ее комнаты.
        Куй Ю, пытаясь понять причину столь неистовой ярости, осторожно произнес:
        - Ты считаешь, что белые люди не способны достичь бессмертия. И вот две белые женщины - кстати, единственные белые женщины, поскольку других тебе просто не доводилось встречать, - оказались в Царстве Небесном всего после нескольких месяцев тренировок, в то время как ты…
        - Женщина этого мальчишки Кэнга не бессмертна! - запальчиво крикнула Ши По.

«Наверное, так и есть, - подумал про себя Куй Ю. - Эта женщина, очевидно, смогла достичь Царства Небесного. Самой же Ши По удалось сделать это только после долгих лет упорных тренировок».
        - Почему белым женщинам так легко удается сделать это? - спросил он.
        - Я не знаю, - ответила Ши По дрожащим голосом. - Тебе виднее, ведь среди твоих знакомый много белых женщин, не так ли?
        Куй Ю не ответил. Честно говоря, он почти ничего не знал о том, чем она занималась, хотя понимал, что ему следовало бы уделять этому больше внимания. Но он все время был занят своими делами, да и Ши По никогда не поощряла интерес мужа к школе тигрицы.
        - Может, это потому, что они похожи на животных? - предположила Ши По, размышляя вслух. - И им близки и понятны животные страсти?
        Куй Ю продолжал хранить молчание, ожидая, к какому выводу придет жена. Она вздохнула.
        Мне кажется… - произнесла Ши По, - императора неправильно проинформировали. Белые люди не очень похожи на варваров.
        Куй Ю молча кивнул, ничем не выразив своего удивления. Он хорошо помнил, как в один прекрасный день сам пришел к такому же выводу и как это поразило его. И вот теперь Ши По тоже сделала заключение, опровергающее общепринятое мнение. Это его несказанно обрадовало.
        - Ты - мудрая женщина, жена моя. Ты смогла понять то, чего не смогли понять другие люди, - сказал Куй Ю. «Она - сильная женщина, - подумал он. - Ей хватило смелости признать свою ошибку. Не многие мужчины способны на такое».
        Но почему эта догадка натолкнула жену на мысль о самоубийстве? Он вдруг почувствовал, как его сердце сжалось от боли. Ему хотелось поскорее загладить свою вину.
        - Прости меня, Ши По. Мне следовало быть более проницательным, но я всего лишь простой человек, не обладающий большим умом и смекалкой. Прошу тебя, расскажи мне, зачем ты разложила все эти предметы вокруг себя, - мягко произнес он.
        - Я не могу, Куй Ю.
        Он вздрогнул. Она редко называла его полным именем, делая это только в случае крайней необходимости.
        - Я никогда не смогу достичь того, чего удалось достичь этой бледнолицей женщине всего за несколько дней, - прошептала она.
        Ее лицо выражало невыносимое страдание. У нее даже дрожали руки.
        - Но ведь ты постоянно практикуешься, - заметил Куй Ю, - и почти каждый день медитируешь.
        Он задумался. Ши По и в самом деле день за днем, месяц за месяцем неустанно практиковалась, пытаясь достичь бессмертия. Значит, всему этому существует только одно объяснение.
        - Ты решила покончить с собой, потому что считаешь себя недостойной? - спросил он. - Потому что не можешь достичь бессмертия? - Куй Ю покачал головой, не желая верить своему предположению. - Что бы ты ответила своей ученице, если бы та высказала подобные мысли? Ты бы наверняка напомнила ей, что во всем Китае только девять человек смогли достичь бессмертия.
        - Существуют и другие, подобные Будде. И таких людей больше двух сотен. А среди тигриц…
        Она замолчала, и Куй Ю закончил эту фразу за нее.
        - Все они достигали нирваны в разное время. Ты бы рассказала ей историю о Ли Бай и женщине с железным прутом, - продолжил он.
        Ши По подняла голову. Ее глаза горели от гнева. Они оба хорошо знали историю о старой женщине, которая день за днем шлифовала железный прут, пытаясь сделать из него иголку, знали, как эта поучительная история подействовала на юного Ли Бая. Устыдившись, он еще усерднее, чем прежде, принялся за учебу.
        - Великие цели требуют великих жертв - вот в чем мораль, - подытожила жена, однако в ее голосе почему-то слышалось раздражение.
        Куй Ю сделал вид, что не заметил этого.
        - И теперь, после стольких лет преданного служения своему делу, ты собираешься все бросить?
        Она выпрямилась и стала похожа на натянутую струну. Он обрадовался, увидев, какая неистовая ярость полыхает в ее глазах. И совсем не важно, что эта ярость сейчас направлена против него.
        - У меня в жизни есть только мое дело, и я ему безмерно предана, - произнесла Ши По.
        - Тогда почему…
        - Я стану бессмертной!
        Куй Ю ошарашено смотрел на жену.
        - Мертвые женщины не могут стать бессмертными, - возразил он.
        Она покачала головой.
        - Знаешь ли ты, муж мой, почему мы так старательно и самоотверженно трудимся? Почему мы, тигрицы, столько времени посвящаем занятиям и медитации? Потому что только так мы можем достичь Царства Небесного. С тех пор, когда я была еще совсем юной девушкой, и до нынешнего времени я всегда соблюдала правильную пропорцию энергий инь и ян. Глубоко в душе я всегда верила, что бессмертие придет ко мне. Нужно только дождаться этого момента.
        Он пытался понять, о чем говорит жена. Может, Ши По хочет сказать, что в молодости она обладала определенными составляющими, благодаря которым могла вознестись на Небеса? Но свои занятия она начала только десять лет тому назад, когда родился их последний ребенок.
        - Муж мой! Мы постоянно занимаемся, выполняя множество различных упражнений, мы изо дня в день тренируем свой разум и тело для того, чтобы у нас хватило сил вознестись на Небеса, а потом вернуться в свое бренное тело, которое находится здесь, в Среднем Царстве.
        - Ты веришь в то, что все-таки сможешь стать бессмертной?
        Она кивнула в ответ.
        - Да, конечно. Но я уже не смогу вернуться обратно.
        До него наконец-то начал доходить смысл ее слов. Широко раскрыв от удивления глаза, он неотрывно смотрел на жену.
        - Я устала, Куй Ю. Я столько лет самоотверженно тружусь, чтобы достичь своей заветной цели, но все мои усилия не принесли никаких результатов.
        Он покачал головой, изумляясь ее настойчивости.
        - Я стану бессмертной, муж мой. Если я вознесусь, но не смогу вернуться обратно, я все равно сделаю это, - твердо сказала Ши По. Потом она глубоко вздохнула, выпрямилась и снова обвела взглядом предметы, которые лежали перед ней. - Значит, мне остается только один путь - уйти и не вернуться.
        - Ты имеешь в виду смерть и то, каким способом ты собираешься расстаться с жизнью? .
        Она посмотрела на него и печально улыбнулась.
        - Ты - самый мудрый человек на свете, муж мой. Я была уверена, что ты меня поймешь.



22 октября 1877 года

        Пан По…
        Прилагаю к этому письму свои соображения по поводу твоего эссе. Постарайся вспомнить, что философия Конфуция и философия Лао-Цзы очень отличаются друг от друга. Если ты на императорском экзамене перепутаешь цитаты из
«Аналектов[«Аналекты» - книга, составленная учениками Конфуция. Это рассказы о Конфуции, а также его рассуждения о жизни. Считается главной книгой конфуцианства. Ее составление началось после смерти философа. Знание этой книги наизусть было требованием китайского классического образования. (Здесь и далее примеч. пер.)] » и из «Пути[Даосизм возник во 2-й половине I тысячелетия дон. э. Исходной идеей философии даосизма является учение о Дао («Пути») - первооснове и закономерности бытия всего сущего.] », то окажешься в крайне опасном положении.
        Что касается меня, то я обнаружил, что могу возвести строительные леса из бамбука за очень короткое время. Будучи подмастерьем, я могу работать вплоть до наступления темноты. Деньги, которые мне платят за работу, с лихвой компенсируют усталость и боль. Кроме того, мастер щедро платит мне за то, чтобы я крутился возле иноземных начальников и учился у них говорить на английском языке. Зато теперь я лучше всех понимаю этот иностранный язык и поэтому, скорее всего, не задержусь на строительных работах. Но каждый день здесь тянется так долго, словно целый год, и только один светлый образ согревает мою душу и не дает ей окончательно погибнуть. Ты наверняка будешь смеяться, читая эти строки, но пойми: моя жизнь невероятно скучна и однообразна, и этому не видно ни конца, ни края. Мне приходится думать о чем-то приятном, чтобы не сойти сума.
        Я думаю о женщине, точнее, о девушке, которая действительно является воплощением самого хорошего и нравственного во всем Китае. Я мечтаю о той, которая бесшумно ступает своими маленькими ножками по этой земле и ласково всем улыбается. О той, которой не нужно украшать свои волосы искусственными цветами и деревянными бабочками. О девушке, чья кожа цвета парного молока, а ходит она маленькими шажками, покачивая бедрами, подобно великой императрице.
        Ты знаешь, о ком я говорю. Только прошу тебя, не обижайся. Просто знай, что твоя сестра Ши По - самая прекрасная девушка на земле. Она словно божественное вдохновение.
        Ни в коем случае не говори ей обо всей этой ерунде, которая не дает мне покоя. Это оскорбит Ши По и заденет ее девическую гордость. Не дай бог, она подумает, что я просто глупый, неотесанный мужлан. Я, конечно, такой и есть, а она образец неземной красоты. Только ее светлый образ, который все время стоит у меня перед глазами, скрашивает долгие и безрадостные дни моей жизни.
        Ну, пора и честь знать. Ты, наверное, уже с трудом разбираешь мой ужасный почерк и думаешь, что я пью. Возможно, ты прав, но все эти нескончаемо долгие дни и короткие ночи, которые я провожу на бамбуковых жердях, мучаясь от боли и вспоминая о прошлом, укрепляют мой дух и облегчают мои страдания. Да, я все время вспоминаю то счастливое время, когда мы вместе учились, вспоминаю нашего доброго и великодушного наставника. Я до сих пор не расплатился с ним за долгие годы учебы. А сейчас он еще и любезно разрешил нам переписываться через него. Не мог бы ты подарить ему что-нибудь от моего имени? Заработанные деньги я получу еще не скоро, поэтому сейчас мы с матерью сидим без гроша.
        Ты же пока учись за нас двоих. Один из нас, во что бы то ни стало, обязан сдать императорский экзамен. Молюсь, чтобы это был именно ты. Я каждый день вспоминаю первую красавицу Китая.
        Твой преданный друг Куй Ю.


        Глава 2
        Один человек как-то посадил много-много тополей и приказал мальчику-слуге следить за тем, чтобы их не украли. Прошло десять дней, и все тополя по-прежнему были на месте. Этот человек был очень доволен таким поворотом событий.
        - Ты хорошо потрудился. Как тебе удалось сохранить все деревья? - спросил он у мальчика.
        - Каждый вечер я выкапывал их и прятал в доме,- ответил тот.

        Вскоре Ши По почувствовала, как все ее тело расслабилось. Лицо женщины, приняв спокойное выражение, осветилось улыбкой. Так случалось всегда, когда она разговаривала с Куй Ю. Он добрый, великодушный и ласковый мужчина, и она, в свою очередь, платила ему тем же.
        Она жалела китайских женщин, которым приходилось жить с властолюбивыми и грубыми мужчинами. Они не понимали, что женщина становится сильнее, когда она, подобно зеркалу, отвечает добром на добро, а злом на зло, даже если подобная тактика не приносит ей удовольствия. Но она не в силах обучить этому всех женщин Китая. К тому же она больше не является учителем. Ши По склонила голову перед статуей богини надежды Квен Инь, которая одарила ее таким хорошим мужем. Теперь она знала, что ее ученики смогут продолжить свое дело и без нее.
        Закончив молитву, Ши По подняла голову и посмотрела на Куй Ю. На его лице застыло странное выражение. Он с ужасом уставился на нее, и она вся сжалась от напряжения.
        - Куй Ю, - смутившись, обратилась она к мужу, - ты гневаешься?
        Она не понимала, что с ним происходит и как ей реагировать на это. Неопределенность всегда раздражала ее. Муж покачал головой.
        - Нет. Я просто размышляю, - ответил он. Его голос звучал также неуверенно, как и ее собственный. - Расскажи мне, зачем тебе понадобилось… все это.
        Ши По улыбнулась, довольная тем, что он интересуется ее делами. И в самом деле, она не знала другого такого мужчины, который стал бы расспрашивать женщину, вместо того чтобы просто отдавать приказания. Куй Ю хотел узнать правду, и она, как его отражение, сделала то же самое.
        Она слегка подалась вперед и поклонилась ему в благодарность за его великодушие.
        - Такую веревку, - сказала она, - жена обычно использует для того, чтобы покончить с собой. Однако я ничем не опорочила тебя, поэтому и не решилась использовать это средство, иначе люди могли бы подумать, что я действительно совершила нечто предосудительное.
        Куй Ю кивнул, но не стал прерывать жену. Он с рассеянным видом смотрел по сторонам, и Ши По даже показалось, что супруг не слушает ее. Тем не менее, она продолжила:
        - Потом я решила воспользоваться ядом, но существует как минимум две причины, по которым такой поступок может быть неправильно истолкован. Первая причина связана с тем, что я немного напутала с травами…
        - Никто не поверит в то, что ты, настолько опытная в этом деле, могла ошибиться, - возразил он.
        Ши По удивленно посмотрела на Куй Ю. Она никогда не задумывалась о том, что мужу, возможно, известно, какой репутацией она пользуется среди женщин Шанхая.
        - Хочу заметить, что среди окружающих нас людей мало кто догадывается, что я имею в этой области глубокие познания. Все решат, что я просто ошиблась в дозировке, - сказала она.
        - Ты имеешь в виду мужчин. Она кивнула в ответ.
        - Ты сказала, что есть еще одна возможность совершить ошибку, - снова заговорил он, прервав молчание.
        Ши По закусила губу.
        - Яд всегда считался традиционным средством для совершения убийства, - едва слышно произнесла она.
        Его лицо не выражало никаких эмоций и по-прежнему оставалось спокойным. Конечно, он учел и этот вариант.
        - Ты же не хочешь, чтобы люди говорили, что это я тебя отравил, - заметил он.
        Ши По печально улыбнулась.
        - ЭТО означало бы, что у тебя не хватит духу заставить меня повеситься. - Она протянула руку и осмелилась коснуться его плеча. - Я никогда бы не решилась на подобную глупость.
        - Ты всегда заботилась о том, чтобы мое доброе имя оставалось незапятнанным, - задумчиво произнес Куй Ю. Ши По несколько удивил тон, которым были сказаны эти слова, но если бы она попыталась открыто возразить ему, то он бы ее и слушать не стал. Именно это больше всего и раздражало ее в общении с мужем. Ведь он даже не представлял, какие невероятные усилия ей приходится затрачивать на то, чтобы сохранять его репутацию порядочного человека. Ни дня не проходит без того, чтобы не возникали какие-нибудь сплетни. Но подобный тяжкий труд - это удел женщины, и она знала, что мужчине (даже такому умному, как Куй Ю), этого не понять.
        - А как насчет отравленного кинжала? - спросил он.
        - Один-единственный удар, - ответила Ши По, - прямо в сердце. Это самое быстрое и действенное средство, особенно если оружие отравлено. Признаться, я рассчитывала, что ты раньше вернешься домой, тогда бы я смогла сделать это в светлое время суток, - раздраженно добавила она и с упреком посмотрела на него. - Сейчас уже вечер. Люди наверняка подумают, что в дом залезли воры, - пояснила она. Грабежи были обычным делом даже в таком престижном районе Шанхая, как этот. Здесь жили состоятельные люди, и в их домах, обнесенных высокими и прочными стенами, имелась охрана, но и это не спасало от грабителей.
        Куй Ю пожал плечами и вздохнул.
        - Я уже принес свои извинения. Я сделал все, чтобы приехать как можно раньше, - сказал он, невольно вздрогнув. - Значит, ты решила подождать до завтра, чтобы не подумали, что это мог сделать вор, который забрался в дом ночью?
        Она недовольно скривилась.
        - Это зависит от тебя. Впрочем, не имеет значения, как я это сделаю. Все равно возникнут сплетни. Я не хочу, чтобы говорили, будто бы я решила умереть, потому что не выполнила свое жизненное предназначение. Я хочу, чтобы все считали меня человеком, который был глубоко предан своему делу и, конечно же, не сомневались в том, что мне удалось достичь бессмертия.
        - Ты желаешь, чтобы твой уход из жизни был воспринят как акт самопожертвования, а не простая трусость, да? - Голос мужа звучал как-то странно, и она не могла понять, что он хотел этим сказать.
        - Так оно и есть, - осторожно произнесла она. - Ты поможешь мне?
        Вместо ответа он протянул руку и осторожно провел пальцами по рукояти кинжала, изготовленной из слоновой кости. Эта рукоять имела форму дракона, а ножны были сделаны в форме тигрицы, и поэтому, когда кинжал вставляли в ножны, создавалось впечатление, будто бы эти животные сцепились друг с другом в смертельной схватке.
        - А как же наши дети? Ты хочешь, чтобы я сообщил им об этом? - спросил Куй Ю, потирая пальцами спину дракона. - Дети вряд ли поймут, почему их мать пошла на такую жертву. Они считают, что твое предназначение в том, чтобы опекать их и удовлетворять все их потребности.
        Ши По покачала головой.
        - Наша дочь вышла замуж и счастлива в браке. Я ей больше не нужна. Она совершенно спокойно воспримет известие о моей смерти. Что же касается наших двух сыновей, то… то они уже не нуждаются в моей заботе, - сказала Ши По и замолчала. Она просто не могла найти нужных слов, чтобы выразить пустоту и боль, которые охватывали ее всякий раз, когда она проходила мимо комнат сыновей, семь месяцев назад покинувших родной дом. Следуя традиции, она должна была облачиться в черные одежды и удалиться от мира. В конце концов, она исполнила свое жизненное предназначение. Ее дети покинули отчий дом.
        - Но ведь они любят тебя. Они…
        Куй Ю замолчал, услышав, как жена пренебрежительно фыркнула. В Китае не принято прививать детям любовь к родителям, и, разумеется, их дети не были исключением. Гордость, уважение, сострадание по отношению к своим родителям - все эти чувства для них естественны и понятны. Любовь же не имеет к этому никакого отношения.
        Некоторое время Куй Ю смущенно молчал, но после паузы, стараясь говорить спокойно, напомнил:
        - Через несколько месяцев мальчики вернутся от своего наставника. Они взрослеют не по дням, а по часам и скоро станут настоящими мужчинами. - Он кашлянул и добавил: - Нам, наверное, не мешало бы спросить, что они думают по этому поводу, - сказал он.
        - Сыновья сразу же вернутся домой, когда узнают о моей смерти, - сказала Ши По. - Они, конечно, уже достаточно взрослые, но все-таки не настолько, чтобы понять, почему я приняла столь ответственное решение.
        - Твоя смерть заставит их прервать обучение, - заметил Куй Ю.
        Ши По нахмурилась. Как раз это ее и беспокоило. Согласно конфуцианским верованиям, классическое образование является процессом длительным, скучным и утомительным. После новогодних праздников мальчиков отослали к их наставнику, и они должны будут жить у него и обучаться до тех пор, пока не сдадут императорский экзамен. Им просто необходимо получить образование. Желание Ши По во что бы то ни стало достичь бессмертия и необходимость выполнять свои материнские обязанности, по сути, были для нее несовместимы. Но дети уже выросли, и теперь пришло время подумать о бессмертии и о том, чтобы обеспечить сыновьям достойное будущее.
        - Мальчикам нет необходимости оставаться здесь все сорок пять дней, как того требует соблюдение траура, - заметила она.
        Куй Ю покачал головой.
        - Ты меня не поняла. Даже взрослые люди часто обращаются к матери, когда им необходимы поддержка и утешение, - сказал он. - Они почитают и помнят своих матерей…
        - И у них есть для этого все основания, - прервала его Ши По. - Особенно если она, то есть я, достойно уйду из этой жизни.
        Он продолжал говорить, не обращая внимания на ее слова.
        - Дети обязаны заботиться о своей матери до глубокой старости. Ты хочешь лишить их возможности исполнить этот священный долг? Сыновние обязанности закаляют и укрепляют характер. Ты намеренно хочешь избавить их от этого? - В голосе мужа звучало осуждение. - Нет, твоя смерть прервет их обучение не на сорок пять дней, а на более длительное время.
        Ши По вздохнула. Даже если бы его слова были правдой, означает ли это, что она должна отложить достижение бессмертия до тех пор, пока ее сыновья не станут взрослыми и пока они не смогут занять достойное положение при императорском дворе? Но на это уйдет много лет! Ши По была уверена, что Куй Ю не потребует от нее такой жертвы.
        Посмотрев на мужа, она поняла, что ошиблась. Образование сыновей было для него делом первостепенной важности - он больше всего на свете хотел, чтобы мальчики успешно сдали императорский экзамен. Ни одна мать, если она желает добра своим детям, не станет мешать им в достижении высоких целей. И все же…
        - Я не могу так долго ждать, - заявила Ши По и пронзительно посмотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает. - Ты преувеличиваешь мою роль в этом деле.
        - Уверяю тебя, что ты ошибаешься, - ответил Куй Ю.
        - Я никогда не причиню зла своим сыновьям! - воскликнула она, понимая, что эти слова скорее предназначены для нее самой, чем для мужа.
        - Не сомневаюсь. Именно поэтому я заговорил с тобой о родительском долге. Ты должна осознавать последствия своих поступков.
        Ши По потупила взгляд, молча теребя подол своего шелкового платья.
        - Ты всегда находишь правильное объяснение всему, чтобы наставить меня на путь истинный, - вздохнув, сказала она. - Я рада, что дождалась твоего возвращения.
        Куй Ю ответил ей только после того, как она подняла голову и удивленно посмотрела на него, не понимая, почему он молчит. Когда он, наконец, заговорил, его слова крайне изумили ее.
        - Я думаю, что ты неправильно понимаешь бессмертие, - заявил он.
        Ши По буквально взвилась от ярости.
        - Ты что, пытаешься учить меня тому, чему я посвятила всю свою жизнь?
        - У меня и в мыслях такого не было, - спокойно возразил Куй Ю. - Я говорю о том, во что верю. И еще одно… - произнес он, сощурив глаза. - Это очень короткая история, но я хочу, чтобы ты внимательно выслушала ее.
        Ши По гордо выпрямилась, чувствуя себя оскорбленной.
        - Я никогда не забывала о том, что жена обязана внимательно слушать своего мужа. Лишь в этом случае она сможет понимать не только его слова, но и его мысли, - сказала она.
        - Совершенно верно.
        - Я всегда была почтительной и покорной женой. Я учила детей уважать тебя и заботливо вела домашнее хозяйство. Я…
        - Я знаю, - мягко прервал ее Куй Ю. - У меня никогда не возникало причин сомневаться в этом.
        Они оба знали, что это ложь. Уже сам факт, что она была тигрицей, бросал тень на его доброе имя. Однако они никогда не обсуждали то, чем занималась Ши По, и никогда не упоминали о том, что она была, не так уж чиста и невинна, когда выходила за него замуж. Непристойностям, как и некоторым другим порокам, в Китае просто не придавали значения, как будто их вообще не существовало. Поэтому Ши По всегда делала все, что было в ее силах, лишь бы угодить мужу. Она глубоко уважала и ценила его за то, что он никогда не обращал внимания на ее ошибки и промахи.
        - Ты готова выслушать меня, Ши По? - спросил Куй Ю. Он подождал, когда она поднимет голову и посмотрит ему прямо в глаза, а потом произнес: - Прекрасно. Вот моя история…
        Он начал свой длинный и обстоятельный рассказ, изобилующий какими-то неизвестными ей названиями строительных материалов и именами людей, которых она никогда в жизни не видела. Ши По изо всех сил старалась понять, о чем он говорит, но все эти тонкости строительного дела, которым занимался Куй Ю, были слишком сложны для нее. Она прищурилась и посмотрела на мужа, надеясь, что это поможет ей сконцентрировать внимание. Чем меньше она будет отвлекаться на посторонние вещи, тем лучше поймет его. Куй Ю все говорил и говорил. Она открыла рот, намереваясь задать какой-нибудь простой вопрос, чтобы привести свои мысли в порядок.
        - Прошу тебя, позволь мне закончить, - резко сказал он.
        Ей ничего не оставалось, как молча дослушать его до конца.
        - Ты понимаешь, жена моя? - спросил он, закончив повествование.
        Ши По была в полной растерянности. Поняла ли она его?
        - Ты… ты построил какое-то сооружение, - запинаясь, произнесла она. - И это сооружение рухнуло…
        Она хорошо помнила, как он злился, когда это произошло. Беда случилась через год после их свадьбы. По совету одного из своих друзей Куй Ю купил дом, который требовал ремонта. Этот же друг не только порекомендовал ему рабочих, которым предстояло сделать ремонт, но и сам взялся руководить всеми работами. Этим другом был не кто иной, как бестолковый Лунь По, младший брат Ши По. Лунь По был известным неудачником. Через год дом рухнул и унес с собой в небытие все их деньги.
        - Так ты понимаешь? - не отставал от нее муж. Она вздохнула и отрицательно покачала головой.
        - Прости меня, Куй Ю. Я всего лишь женщина и совершенно не разбираюсь в тонкостях деловых операций.
        Услышав ее слова, он улыбнулся.
        - Это вполне нормально, жена моя. Мораль же этой истории такова: дом, который изначально был построен неправильно, уже невозможно улучшить, какие бы усилия к этому ни прилагались. Его нужно разрушить до самого основания и возвести заново, иначе никак не исправить допущенные когда-то просчеты.
        Ши По нахмурилась. Почему он сразу не сказал этого?
        - Я почти ничего не знаю о том, как ты начала всем этим заниматься. Ты уверена, что изначально все было сделано правильно?
        Она недоуменно уставилась на него, снова и снова мысленно повторяя его вопрос, но это не дало никакого результата.
        - Почему ты решила стать тигрицей? - спросил он.
        - Это не имеет значения, - резко выпалила Ши По и тут же, устыдившись своей грубости, мысленно одернула себя. Понимая, что Куй Ю задал этот вопрос из чистого любопытства, она сменила гнев на милость. Теперь все ее существо снова стало отражением мужа. Однако Куй Ю продолжал молчать, ожидая от нее вразумительного ответа.
        - Твои мысли мудры, муж мой, - начала она, сомневаясь в том, так ли они мудры на самом деле. - Ты думаешь, что я похожа на тот несчастный дом, о котором ты рассказывал. - Ши По вдруг задумалась: «Может, я действительно на него похожа?», но вслух продолжила: - И прежде чем продвигаться дальше, мне следует вернуться к самому началу, чтобы проверить все заново, так?
        - Я просто считаю, что такой вариант возможен.
        - Но ты в этом уверен, - настаивала она.
        Куй Ю медлил с ответом, положив руки на колени. Его пальцы не дрожали. Они не дрожали…
        Теперь для Ши По все стало ясно. Пальцы мужа все еще оставались неподвижными, хотя его руки всегда находились в движении. Этого нельзя было не заметить, стоило только более внимательно к нему присмотреться. Он всегда много жестикулировал, придавая дополнительную выразительность своим словам и акцентируя внимание слушателей на главном.
        Но сейчас…
        - Где моя бутылочка с ядом? - спросила она, только сейчас заметив, что исчезла не только она, но и кинжал, и веревка. Куда же все это делось? Между ней и мужем осталось пустое пространство и клетка с двумя несчастными скорпионами. Она метнула на него гневный взгляд. - Зачем ты забрал все это?
        Куй Ю растерянно смотрел на жену, словно не понимая, о чем она говорит.
        - Тебе нужен был мой совет. Я хочу, чтобы ты выбрала самое действенное средство.
        - Верни все на место.
        - Ты обратилась ко мне за помощью.
        - Куда ты дел все эти вещи? - спросила Ши По, внимательно рассматривая его одежду. Его накидка была достаточно широкой для того, чтобы он мог надежно спрятать все эти предметы.
        - Они мне нужны, - коротко ответил Куй Ю.
        Она пожала плечами.
        - Но я легко могу найти им замену.
        - Я думаю, тебе не следует этого делать.
        Ши По пристально смотрела на мужа, ругая себя за то, что не заметила, как потеряла бдительность. Ей нужны были все эти предметы!
        - Куй Ю, мне кажется, ты слишком взволнован и ведешь себя неразумно.
        Он раздраженно фыркнул и скрестил руки на груди, показывая, что его терпению пришел конец.
        - Я действительно взволнован и опечален, жена моя, и поэтому сегодня вечером решил серьезно поговорить с тобой.
        Она нахмурилась.
        - Это все из-за того, что в доме был обыск?
        Куй Ю так крепко стиснул зубы, что она даже услышала, как они заскрипели.
        - Да, это из-за генерала Кэнга, но еще и потому, что его визит стал одним из звеньев в цепи неприятностей, случившихся за этот месяц. На редкость несчастливый месяц выдался, тебе не кажется?
        Она склонила голову, пытаясь вспомнить, чем же в последнее время занимался ее муж. Как это ни печально, но пришлось признать, что ее интересовало только то, как достичь бессмертия, ну и еще сын генерала. Она совсем не обращала внимания на то, какие трудности приходилось преодолевать Куй Ю. День заднем она все больше и больше отдалялась от мужа, мечтая только о том, как достичь своей цели. А ведь ей так хотелось лучше понимать его! Тогда бы она знала, почему его взгляд мрачен, а смех печален.
        После довольно продолжительной паузы Куй Ю снова заговорил. В его голосе и манерах чувствовалась такая твердость, что Ши До, будучи его отражением, невольно выпрямилась. И только после того как он замолчал, а она, словно зеркало, отразила все его мысли, до нее наконец дошел смысл того, что она услышала. Ши По даже повторила слова мужа, чтобы удостовериться в том, что правильно поняла его.
        - Ты сказал «я хочу начать заниматься», - произнесла она и подумала: «Странно!» - Ты хочешь, чтобы я обучила тебя всему, начиная с самого начала? Ты хочешь пройти весь путь тигрицы, весь путь дракона?
        Куй Ю прищурился, но она успела заметить веселые искорки в его глазах.
        - Я хочу обучиться всему этому, - заявил он. - Да и ты приняла необычайно мудрое решение - начать все заново. - Он склонил голову в подтверждение сказанных слов. - Мы будем заниматься вместе, как будто мы с тобой новички.
        Ши По нервно теребила пальцами край одежды, чувствуя, как у нее кругом идет голова.
        - Я… - неуверенно начала она и остановилась. Что же она хотела сказать? - Я не могу вернуться к тому, с чего начала, когда была еще ребенком! - воскликнула она.
        - Значит, ты была ребенком, когда впервые вступила на путь тигрицы? - удивленно спросил Куй Ю.
        - Нет, я… - Она вновь замолчала. Как объяснить ему? Да, она была еще ребенком, когда почувствовала себя намного старше своих лет. - Я не могу ясно мыслить, - призналась Ши По, глубоко вдохнув. - Твоя внутренняя дисгармония неблагоприятно действует на меня.
        Он склонил голову.
        - Я прошу прощения, но именно по этой причине я и хочу начать обучение. Так я смогу сбалансировать все свои энергетические потоки.
        - Но… ты не сможешь сделать это!
        - Неужели мне уже поздно начинать обучение? Значит, я должен смириться с тем, что меня ожидает ранняя смерть? - спросил Куй Ю и беспомощно развел руками. - Как ты думаешь, сколько у меня еще осталось времени? Может, не больше года?
        - Ты не можешь умереть! - пылко возразила Ши По. - Кто же тогда будет заботиться о наших мальчиках?
        Муж пожал плечами.
        - Я не могу изменить свою судьбу, - сказал он и посмотрел ей прямо в глаза. - Получается, что тебе придется отложить достижение бессмертия. И на то существует множество причин.
        Ши По резко вскочила на ноги и едва удержалась на своих перевязанных ступнях, сумев сохранить равновесие.
        - Ты искажаешь смысл моих слов и сбиваешь меня с толку, - упрекнула она мужа.
        Куй Ю молчал, но Ши По совершенно не обращала на это внимания. Она лихорадочно вспоминала, какие травы хранятся в ее кладовой, и есть ли среди них ядовитые. И тут муж снова прервал ее мысли. Она почувствовала, как Куй Ю взял ее за локти, и замерла. Ши По даже не заметила, когда он успел подняться на ноги и встать рядом с ней.
        - Я не хочу причинить тебе никакого вреда, Ши По, - произнес он, бережно поддерживая ее.
        Его низкий голос звучал уверенно:
        - Я хочу дать тебе возможность выбора.
        Она нахмурилась, не скрывая удивления.
        - Я тебя не понимаю, - сказала она.
        - Вместо того чтобы добиваться бессмертия и постоянно терпеть неудачи, почему бы тебе не вернуться к самым истокам и заниматься вместе со мной? Такое прекрасное начало приведет к быстрому прогрессу, к тому же ты сбалансируешь мои энергетические потоки. - Он широко улыбнулся и добавил: - Я стану здоровым, сильным человеком и смогу прожить долгую жизнь. Даже если ты решишь покинуть меня, я смогу позаботиться о наших детях.
        Внезапно Ши По почувствовала, как сила его страсти наполняет ее мужской энергией ян. Эта энергия струилась сквозь его пальцы и текла по рукам Ши По, обжигая ее кожу даже через одежду. Более того, она ощутила, как ее энергия инь ответила на этот призыв. Решимость женщины ослабла, и все ее существо - и тело, и разум - приготовились принять его вторжение.
        - Я не верю в то, что это поможет, - пробормотала она.
        - Подумай о том, сколько пользы может принести твое согласие! Пойми, хуже не будет!
        Он пытался сломить ее сопротивление, как когда-то его дракон взломал все преграды и вошел в ее алую пещеру. Теперь ей остается только покориться ему. Она его жена, и ее обязанность - принимать его ласки. Однако она не просто сосуд, вмещающий в себя его мысли и семя. Она - зеркало. Недаром же она потратила столько лет, чтобы научиться превращаться в зеркальное отражение других людей, показывая им их истинное лицо. И это происходило даже в тех случаях, когда она использовала свою способность для того, чтобы учиться самой.
        В этот момент Ши По была зеркалом мужа и сознательно сосредоточилась на том, чтобы отразить всю силу его энергии ян и укрепить свою решимость. Она выпрямилась и вплотную приблизилась к Куй Ю. Сейчас она должна была своей длинной ногой обхватить его бедра и прижаться к нему, но она не сделала этого.
        Она вдруг почувствовала, что ее кинжал, вставленный в ножны, спрятан в длинном кармане его брюк. Подняв глаза, Ши По пристально вгляделась в лицо мужа. Как ему удалось повлиять на ее решение? Ведь в самом начале их разговора она готова была осуществить задуманное, несмотря ни на что. Но сейчас ее решимость куда-то исчезла. Он сумел внушить ей свои мысли, и она вдруг почувствовала себя свежевспаханным полем, на котором земля всегда мягкая и податливая, но при этом плодородная и богатая.
        Он внушил ей эти мысли…
        - Ты сделаешь это, Ши По? - требовательно спросил Куй Ю. - Ты будешь учить меня? Ты останешься со мной?
        Наконец она поняла, как ей следует поступить, и кивнула в ответ. Она не просто сосуд, принадлежащий Куй Ю, она - его зеркало. Именно это противоречие стало причиной того, что она смогла вплотную приблизиться к бессмертию.
        - Я стану твоей партнершей, Куй Ю, начну все заново, словно молодой тигренок, который только учится управлять своей силой.
        Она почувствовала, что муж расслабился и вздохнул с облегчением. Этот вздох был подобен ласковому летнему ветерку, ворвавшемуся в маленькую душную комнату. Она выдержала паузу, дожидаясь, когда этот ветерок утихнет и его тело окончательно избавится от напряжения. Как только последнее легкое дуновение коснулось ее виска, Ши По бросилась в атаку: осторожно засунув руку в карман его брюк, она быстро вытащила кинжал и, стремительно обнажив его, крепко сжала рукоять. Теперь она держала блестящее лезвие прямо перед собой.
        Куй Ю тоже засунул руку в карман своих брюк, чтобы вытащить клинок, но она опередила его. Ши По прижала лезвие к своему горлу - как раз там, где начинался вырез ее платья, - и ждала, пока он успокоится.
        - Что ты делаешь? - спросил он, тяжело дыша. Его тело вновь напряглось, приготовившись к действию.
        - Знаешь ли ты, Куй Ю, зачем я ждала твоего возвращения? - спросила она. - Знаешь ли ты, почему я не воспользовалась этим кинжалом днем, когда приняла такое важное решение?
        Он покачал головой, впившись глазами в острие клинка, прижатое к ее горлу.
        - Глядя на кинжал, который лежал передо мной, я думала о том, что ты, муж мой, всегда и во всем можешь найти скрытые возможности. Там, где я вижу всего только два возможных варианта, ты вдруг обнаруживаешь еще и третий. Если я считаю положение безвыходным, ты можешь найти сразу несколько способов уладить положение. Вот какой силой ты обладаешь, и я высоко ценю это.
        Куй Ю отвел взгляд от кинжала и смущенно посмотрел ей в глаза.
        - Значит, ты останешься? - спросил он, собираясь задать еще один вопрос. Однако он промолчал и снова посмотрел на кинжал. Почему она продолжает прижимать оружие к своему горлу, если решила не умирать?
        - Я хочу доказать тебе, что всегда найду способ исполнить то, что задумала. Ты не смог повлиять на мое решение. Просто сейчас я выбрала другой путь для осуществления поставленной цели, - заявила Ши По, с удивлением обнаружив, что ее глаза наполнились слезами, а сердце сжалось от боли. - Я стану бессмертной, Куй Ю! Ничто не сможет заставить меня надолго отложить столь важное дело.
        - Но что, если… - произнес он. Она резко прервала его:
        - Выбирать буду я, Куй Ю! Ты просто будешь находить возможные варианты.
        Она глубоко вздохнула, догадавшись, что он так и не понял ее до конца. Да и чего можно было ожидать от простого мужчины? В этом отношении она была выдающейся женщиной. И все это благодаря тому, что за многие годы ей удалось накопить достаточно энергии ян, и теперь она, в отличие от других женщин, стала сильной и решительной.
        - В любом случае это мой выбор, Куй Ю. И я не отступлю от принятого решения, - сказала она. Такое объяснение удовлетворяло их обоих.
        Она посмотрела на Куй Ю и заметила, что он успокоился, хотя выглядел печальным и разочарованным.
        - В Китае огромное количество людей, которые борются со смертью. Они хотят жить. Почему же ты так решительно настроена на то, чтобы умереть? Неужели твоя жизнь совсем не приносит тебе радости? Неужели тебе не дороги твои сыновья, наш дом и благосостояние нашей семьи?
        Она внимательно посмотрела на него и еще больше убедилась в том, что он почти ничего не понял.
        - Нельзя даже сравнивать то, за что борются все эти люди, и то, чего пытаюсь добиться я. Самые почтенные мужи Китая мечтают о том, чтобы достичь этого. Они хотят стать бессмертными и вознестись на Небеса.
        - Однако для этого они не приставляют кинжал к своему горлу.
        - Некоторые из них намеренно заставляют себя голодать. Другие подвергают свое тело смертельным болезням. Все они страстно желают сделать последний шаг на пути к бессмертию. И я такая же, как они.
        - Ты совершенно не похожа на них, жена моя. Ты всегда отличалась от других людей.
        Куй Ю наблюдал за тем, как Ши По взяла кинжал и засунула его в ножны. Он все еще волновался, и его сердце учащенно билось в груди. Он мог бы забрать у нее оружие в тот момент, когда она отвела лезвие от своей шеи, но дело в том, что Ши По необходимо всегда самой контролировать ситуацию. Поэтому он позволил ей оставить кинжал у себя, хотя это стоило ему невероятных усилий. От Ши По не укрылось, как он крепко сжал кулаки, пытаясь сохранять спокойствие.
        Она наблюдала за мужем, как бы проверяя, насколько хватит его силы воли. Он мягко улыбнулся, но его терпению, похоже, пришел конец. Жена обязана сохранять мир и спокойствие в доме. Он и так предоставил Ши По слишком много свободы, особенно с тех пор как сыновья покинули их дом. Но сейчас… нужно положить этому конец. Он не намерен больше терпеть ее выходки.
        И все же, так ли часто он проявлял твердость по отношению к жене, заставляя ее беспрекословно повиноваться его воле? Его решимости обычно хватало всего на несколько минут, а потом она улыбалась ему, ее тело становилось мягким и податливым. Она приносила ему чай, поправляла простыни на его ложе, и гнев исчезал без следа, уступая место страстному желанию и сладким мыслям о том, что должно произойти дальше.
        Он посмотрел ей в глаза, надеясь на то, что она уже успокоилась. Так происходило всегда - какую бы трагедию она ни разыгрывала, какие бы трудности им обоим ни доводилось преодолевать в течение дня, в конце концов, все страсти утихали. Жена обычно брала его за руку и усаживала за обеденный стол, затем поила чаем или укладывала в мягкую постель. Уже через несколько минут в их доме воцарялись мир и спокойствие. По крайней мере, спокойствие, если не любовь.
        Но в этот раз все было по-другому. Хотя Ши По отложила свой кинжал в сторону, она так и не стала прежней - спокойной и ласковой женщиной. Его жена казалась какой-то опустошенной. Ее глаза были темными и пустыми, словно две пещеры. Ши По глубоко погрузилась в свои размышления. Она выглядела потерянной, испуганной и одинокой.
        - Так что же… что сделали генерал Кэнг и его солдаты? - услышал он собственный голос. - Надеюсь, они не причинили тебе вреда?
        Ши По покачала головой, но этот вопрос, похоже, разозлил ее.
        - Они не представляют опасности. Генерала интересовал только его сын, - сказала она.
        Куй Ю понял, что жена не обманывает его, и успокоился. Китаец хань не мог противостоять маньчжурским завоевателям. Маньчжуры Цин прочно утвердились в Китае как правители, и любая жалоба могла только привлечь к этому делу нежелательное внимание.
        К счастью, генерал уехал, Ши По не пострадала, да и ее ученики тоже. Тогда почему она сжимает в руке кинжал и жаждет смерти? Безрассудство какое-то! Для мужчин женщины всегда были загадочными и странными существами.
        Куй Ю переминался с ноги на ногу, пытаясь сообразить, как ему выбраться из этой ситуации. К несчастью, ничего не приходило на ум, и он решил вернуться к началу их разговора, стараясь вспомнить все подробности. Что он сказал, что сделал для того, чтобы отсрочить осуществление безумства, которое задумала жена? Однако сейчас, когда она решила последовать его совету и подождать, Куй Ю никак не мог вспомнить, что же он ей говорил.
        Куй Ю тяжело вздохнул, но в этот момент его словно озарило, и память вернулась к нему. Он пообещал Ши По начать заниматься ее религиозной практикой с самых азов! И с ней вместе…
        Сама мысль об этом вызывала у него отвращение. Ее религия была предназначена для женщин. По правде говоря, он видел, какие чудесные превращения происходили с ее ученицами - даже немощные дурнушки становились сильными и красивыми женщинами. Но он, крепкий и уверенный в себе человек, не нуждается в этом! Он уже нашел свою дорогу в бурном и изменчивом мире. Стоит ли ему еще чему-нибудь учиться?
        Но он дал слово. Посмотрев в темные, полные отчаяния глаза жены, Куй Ю понял, что если он не найдет для нее достойное занятие, требующее приложения как физических, так и умственных сил, то она снова попытается покончить с собой. Одержимая идеей бессмертия, Ши По, не раздумывая, оставит его и их детей и уйдет в мир иной.
        - Так мы начинаем? - спросил он.
        Она вздрогнула и, оторвав взгляд от кинжала, посмотрела на него.
        - Что?
        - Твои занятия или как ты там это называешь, - неуверенно произнес он, пожав плечами. - Ты должна ввести меня в курс дела.
        Похоже, она почувствовала, что у него нет особого желания заниматься, и смиренно сказала:
        - Не стоит беспокоиться. Ты же понимаешь, что эти занятия предназначены для женщин.
        Куй Ю замер на месте, чувствуя, что его незаслуженно обидели. Невероятно, но она смогла прочитать его мысли.
        - Не секрет, что среди твоих учеников были и мужчины. Например, Чэнь Ру Шань. Он был твоим… твоим…
        - Нефритовым драконом.
        - Ты занималась вместе с ним, - сказал Куй Ю, чувствуя, что краснеет.
        Она покачала головой.
        - Не очень удачно. И совсем не долго.
        - Но все это происходило не так давно, - возразил Куй Ю.
        Он хорошо помнил тот день, когда Ши По пришла к нему и попросила дать ей денег, чтобы помочь своему нефритовому дракону решить какие-то финансовые проблемы. Его даже не беспокоило то обстоятельство, что этот человек был его ближайшим деловым конкурентом. Тогда она что-то говорила ему о возможности получения прибыли и денежной гарантии возврата долга. Откуда жена набралась всех этих знаний, Куй Ю понятия не имел, однако было видно, что она ясно понимала явную выгоду от подобной сделки. Если Ру Шань не вернет долг, то его лавка перейдет в собственность Куй Ю. Если же Ру Шань расплатится в срок, что он и сделал, то проценты, которые ему придется заплатить за предоставление кредита, выльются в весьма солидную сумму.
        Поразмыслив, Куй Ю согласился дать деньги в долг. Таким образом, он предоставил партнеру своей жены (и своему конкуренту) необходимые средства, на которые тот смог продержаться целый год. С помощью этих денег Ру Шань не только спас от банкротства свою лавку, но и смог найти себе жену и достичь бессмертия.
        Куй Ю, благодаря полученным процентам, значительно укрепил финансовое положение их семьи. Но его жена неожиданно превратилась из спокойной, доброй и терпеливой наставницы в угрюмую, подверженную частым переменам настроения женщину, одержимую идеей достижения бессмертия. Именно по этой причине он недолюбливал Ру Шаня, хотя Ши По всегда защищала его.
        - Я занималась с Ру Шанем недолго, - сказала Ши По. - Он смог достичь бессмертия со своей белой женщиной, - добавила она, сделав над собой усилие, чтобы успокоиться. - С англичанкой Лидией Смит.
        Она говорила правду. Он заметил, с какой горечью жена произнесла эти слова. Однако Куй Ю знал, что Ру Шань не бросил свою наставницу ради белой женщины. Напротив, насколько он понял, Ру Шаня заставили это сделать.
        Он нахмурился.
        - Если это не Ру Шань, то кто же тогда был твоим партнером в последнее время? - спросил он.
        Жена покачала головой, отказываясь отвечать на этот вопрос. Некоторое время Куй Ю внимательно смотрел на нее, и вдруг его осенило. Эта догадка поразила его до глубины души.
        - Все это время ты не практиковалась!
        И снова в глазах Ши По вспыхнул неистовый огонь.
        - Я занималась еще больше, чем когда-либо, - возразила она. «Нуда, она занималась как одержимая, - подумал Куй Ю, - особенно после того, как Ру Шань и его белая женщина смогли достичь бессмертия». Тем не менее - он знал это наверняка - у нее не было партнера. Во всяком случае, все признаки указывали на то, что он не ошибся. Например, его жена всегда заливалась ярким румянцем, когда он интересовался, как она провела день. Долгие дни и ночи, которые Ши По посвящала занятиям, невероятно истощили ее. И самое главное то, что ее не было в доме в довольно непривычное время. Он знал всех ее учеников - и новеньких, и тех, которые, закончив обучение, покинули их дом. Со стороны состоятельного мужчины было бы непростительной глупостью не следить за тем, чем занимается его жена. Однако среди них не было никого, кто мог бы стать ее новым партнером. Был только Ру Шань, который покинул Китай несколько месяцев тому назад. Ему все стало предельно ясно.
        - Значит, в течение долгого времени ты медитировала в одиночестве. Тебе самой приходилось смешивать энергии инь и ян. Но почему? - спросил Куй Ю. Если она так хотела достичь бессмертия, то почему пренебрегла самым главным компонентом?
        Ши По гордо выпрямилась во весь рост, а она была женщиной высокой - всего сантиметра на два ниже его самого. Теперь перед ним стояла независимая, состоятельная женщина, истинная дочь своих знатных родителей, внучка придворных, которые служили славной императорской династии Мин. Когда же она заговорила, в ее голосе чувствовалось благородное негодование и страсть. Ши По была достойной наследницей своего аристократического рода.
        - Ты осмеливаешься расспрашивать меня о моих занятиях?
        Куй Ю не смог сдержаться и улыбнулся. Его всегда восхищала ее сила и храбрость.
        - Я не хотел тебя обидеть, - мягко произнес он, постепенно приходя в себя. - Я просто хочу понять, чем ты занимаешься. Кроме того, я сам решил начать занятия, а ученик может познавать новое, только задавая вопросы своему наставнику.
        Ши По зло прищурилась, однако ей не удалось запугать его. Прошло уже много времени с тех пор, когда ей в последний раз удалось сделать это. Куй Ю тоже выпрямился, расправил плечи и вдохнул полной грудью влажный шанхайский воздух. Он принял окончательное решение.
        - Настало время начинать занятия, жена. Учи меня.
        Она пристально смотрела на него. Ее изумлению не было предела. Она уже и забыла, когда в последний раз он приказывал ей. Вероятно, это было очень давно. Он с невероятным волнением наблюдал за тем, покорится она его воле или нет.
        Женщина явно боролась с собой. Он видел это. Она смотрела на него во все глаза, не зная, что ей предпринять. Но, в конце концов, скромность и сознание того, что долг жены - во всем повиноваться своему мужу, взяли верх. Она склонила голову, признавая его главенствующее положение.
        - Хорошо, муж мой, пусть будет так, как ты желаешь. Пожалуйста, разденься и начинай спокойно медитировать, - сказала Ши По. - Не прекращай медитацию, что бы я ни делала с твоим телом, - добавила она и посмотрела на него так, словно бросала ему вызов.



30 ноября 1877 года

        Лунь По…
        Ты получил за свое эссе прекрасные оценки, но боюсь, что допустил одну серьезную ошибку. Династия Цин ведет свою родословную от маньчжурских завоевателей. Они не дадут тебе высокую должность в правительстве, если ты в своей экзаменационной работе будешь прославлять наших предков хань. Им также не понравится, если ты будешь сравнивать их династию с династией Мин. Это сравнение будет не в их пользу. Для того чтобы успешно сдать экзамен, тебе нужно узнать как можно больше о маньчжурской культуре. Тебе следует понять, почему это кочевое племя наездников стало таким сильными влиятельным и как они смогли приспособиться к оседлому и размеренному образу жизни нашего Императора. У меня есть несколько предположений на этот счет. Я знаю, что их довольно много, но уверен в том, что хотя бы некоторые из них окажутся полезными для тебя.
        Признаться, я был крайне разочарован, узнав, что ты сказал своей сестре о том, что я часто думаю о ней. Яне верю тебе, что она громко смеялась по этому поводу. Она скромная и утонченная девушка и не позволила бы себе так грубо отреагировать на твои слова. Ты снова дразнишь меня. Однако будь осторожен, дружище, не рассказывай своей сестре всяческие небылицы обо мне. Ведь Небеса могут разгневаться и сделать меня твоим зятем! Да, тогда тебе придется несладко. Это, конечно, шутка. Но иногда по воле Небес происходят самые невероятные вещи, поэтому сначала думай, прежде чем что-нибудь сказать.
        Наконец пришло время, когда мне уже больше не нужно гнуть спину на стройке. Я узнал, что мастер берет взятки и не позволит мне занять более высокую должность из боязни, что мне могут предложить его место. Он правильно делает, что боится. Ты ведь знаешь, что я человек амбициозный и не остановлюсь на достигнутом. К тому же я не собираюсь благодарить его за то, что он держал меня на самой низкой должности, чтобы я не попадался на глаза иностранным начальникам. Именно поэтому я и решил пойти против его воли.
        Знаешь, что я сделал? Я дал понять иноземцам, что умею говорить по-английски. Они ко всему относятся с подозрением. По этой причине меня всегда ставили работать в том месте, где располагались иноземцы, чтобы я шпионил за ними. Рано или поздно они бы все равно обнаружили, что я знаю их язык. Так зачем же мне ждать, пока Небесам будет угодно помочь мне, если могу сделать это сам? Особенно сейчас, когда я уже так хорошо говорю по-английски. Я все время посещаю миссионеров, чтобы лишний раз потренироваться и поговорить с ними на их языке.
        Мой план удался, Лунь По! Теперь я буду служить у белого человека. Буду изображать слугу бледнолицего варвара, который, к слову, сказочно богат! Бог знает, чему я смогу у него научиться и что смогу купить на его жалкие подачки!
        Я уже кое-что купил, Лунь По, предвидя перемены в моей судьбе. Приближаются новогодние праздники, и я знаю, что ты ищешь подарок для своей сестры. Прошу тебя, позволь мне выбрать для Ши По подарок. Я понимаю, что это не совсем прилично, но ее светлый образ помогает мне переживать все эти ужасные ночи, когда моя натруженная спина просто горит огнем, а руки так слабы, что я даже не в силах отмахнуться от мухи. Только мысли о ней помогают мне выжить. Только ее красота помогает мне каждое утро вставать и снова приниматься за работу. Поэтому прошу тебя, позволь мне выбрать новогодний подарок для твоей сестры.
        Твой преданный друг Куй Ю.


        Глава 3
        Даосский наставник как-то сказал своим ученикам, что им достаточно будет выучить всего одну или две цитаты из Конфуция. Тут вперед вышел один юноша и сказал:
        - А я бы и не согласился учить больше. Вы даже не представляете, сколько пользы принесли мне всего две фразы из Конфуция, которые я выучил.
        - И что это за фразы? - спросил наставник.
        - Что он Ничего не имеет против того, чтобы для него приготовил ирис как можно вкуснее, а мясо порубили как можно мельче.

        Ши По увидела, как округлились от ужаса глаза ее мужа, когда он услышал ее приказ, однако не придала этому никакого значения. Многие годы она тщательно оберегала Куй Ю от своей религии, стараясь, чтобы ее ученики находились подальше от него, а его самого держала в счастливом неведении по поводу всего, чем она занималась. Ши По постоянно твердила о том, что искренние дружеские отношения между партнерами не должны иметь места, поскольку, согласно священным писаниям, духовная близость связывает людей, живущих в этом бренном мире, отвлекая их от высшей цели.
        Куй Ю согласился с этим. Он видел ее учеников, платил за огромный дом, который служил одновременно и жильем, и школой. Он даже как-то посетил один из ее уроков. Ши По тогда рассказывала о том, в каком состоянии может находиться мужской дракон, и демонстрировала соответствующие рисунки. Увидев это, Куй Ю покраснел до корней волос и моментально покинул комнату. Позже он объяснил ей, что ему неинтересно наблюдать за их занятиями. Для него главным было то, что после обучения в школе Ши По люди становились счастливыми (по крайней мере, он так думал). К тому же ей нравилось иметь своих учеников и быть наставницей.
        Так было до сегодняшнего дня. Сейчас Ши По пришлось отказаться от надежды обрести земное счастье. Она приняла свое небесное предназначение и смирилась с потерей всех земных радостей. Именно в этот момент Куй Ю решил присоединиться к жене, чтобы тренироваться вместе с ней и познать то, что знает она.
        Ши По, конечно, просто тянула время, понимая, что Куй Ю еще не готов потерять ее. Однако она, будучи его женой, должна исполнить эту странную просьбу. Как женщина, Ши По не могла отрицать того, что он все еще нравился ей.
        Прекрасно. Пусть он научится контролировать себя, познает муки и страдания, которые испытывают те, кто решил обрести бессмертие. А когда Куй Ю поймет, какого неимоверного труда все это требует, и откажется продолжать занятия, он действительно сможет оценить достигнутые ею результаты. В конце концов, он поймет и согласится с тем, каких невероятных усилий стоило ей вознесение на Небеса и осуществление ее желания присоединиться к другим бессмертным. Таков был ее план, поэтому она отошла в сторону и наблюдала за тем, как он медленно раздевался.
        Сначала он снял мандаринскую[Мандарин - китайский чиновник.] куртку. Эту голубую куртку она подарила ему по случаю рождения их первого сына. Яркая изысканная вещь часто выручала Куй Ю в непогоду. Она обрадовалась, увидев, что он аккуратно свернул куртку, прежде чем отложить ее в сторону.
        Затем Куй Ю снял свой простой халат из хлопка. День был очень жарким, но на халате почему-то не было пятен пота. Он быстро расстегнул его и, явно смущенный, со злостью стащил с себя. Ши По молча наблюдала за ним. Увидев его широкую и мускулистую грудь, она, как ни странно, почувствовала, что ее рот увлажнился и внутри начала подниматься горячая волна желания.
        Когда же в последний раз она видела своего мужа раздетым в светлое время суток? Она вспомнила, как много лет назад наблюдала за ним, когда он работал. Тогда Куй Ю был еще бедным кули. Ей, дочери богатого и знатного человека, нельзя было там находиться. Ши По самовольно сбежала из дому, чтобы, спрятавшись в укромном месте, посмотреть, как Тэн Куй Ю работал под лучами палящего солнца. Она видела, как напрягались его мускулы, и не могла оторвать глаз от широких плеч и упругих ягодиц этого сильного парня. Вскоре она заметила и то, что он отличался от других рабочих. Хотя Куй Ю был всего лишь обычным грузчиком, находившиеся рядом с ним мужчины - старше и опытнее его - то и дело обращались к нему с вопросами, и он объяснял им, что нужно делать.
        И вот, двадцать лет спустя, он снова стоял перед ней. Его плечи были такими же широкими, как и в молодости, кожа на теле сохранила свою упругость, а лицо осталось худощавым. Хорошее питание сделало свое дело - тело Куй Ю слегка округлилось, исчезла прежняя угловатость. Теперь он был состоятельным человеком и на его лице светилась широкая улыбка вместо привычного для кули выражения крайней усталости. Но сейчас Куй Ю не улыбался. Он стоял неподвижно и смотрел на Ши По, давая ей возможность насладиться видом своего прекрасного тела. Муж словно бросал ей вызов, подстегивая к дальнейшим действиям. К слову, все окна в комнате для медитаций были открыты. С них сняли бумажные занавески, прикрывавшие замысловатые решетки, которые были установлены на окнах, поэтому сюда могли заглянуть и слуги, и ученики.
        Однако за занятиями тигрицы часто кто-нибудь наблюдает, впрочем, как и за занятиями дракона. Это значит, что Ши По не позволит ему расслабиться.
        - Твоя грудь все такая же широкая, - с восхищением произнесла она и добавила: - Но я попросила тебя снять всю одежду…
        Он удивленно вскинул брови, потом положил руки на талию и быстрыми рывками начал развязывать пояс брюк. При этом его длинная черная коса перекинулась через плечо, и Ши По почувствовала непреодолимое желание прикоснуться к ней. Какой контраст она составляла сего великолепной кожей! Так же, как и много лет назад, Ши По неудержимо захотелось погладить его тело.
        В это мгновение брюки Куй Ю соскользнули вниз, обнажив его дракона, который был твердым и тяжелым от возбуждения. Куй Ю, похоже, больше не смущался, он просто смотрел на нее своими черными глазами, как бы спрашивая, как далеко она способна зайти и что еще собирается предпринять для того, чтобы еще сильнее унизить его.
        Ши По молчала. Осмотрев тело мужа, вернее, не тело, а его красного вздыбленного дракона, она ощутила, как ее саму охватила сильная дрожь. Тем временем Куй Ю быстро снял туфли и отбросил одежду в сторону.
        - Что дальше, жена моя? - сохраняя невозмутимость, спросил он.
        Ши По несколько смягчилась. Несмотря на всю свою решимость, ей не хотелось портить их теплые доверительные отношения.
        - Ты твердо решил, Куй Ю? - спросила она, как бы давая ему последнюю возможность изменить свое решение. - Ты раньше никогда не проявлял желания научиться всему этому.
        - А ты никогда раньше не проявляла желания достичь бессмертия, - парировал муж, бросив на нее укоризненный взгляд, и она поняла, что он вряд ли теперь передумает. - Ты-то сама не откажешься от этой мысли?
        Ши По покачала головой.
        - Я не могу.
        - Тогда я должен понять, что же это за сила, которая пытается отнять у меня жену и мать моих детей.
        Ши По молчала, не в силах произнести ни слова. Она просто смотрела на обнаженного мужа. В лучах заходящего солнца его кожа казалась золотисто-розовой.
        Она задержала дыхание и прижала руки к его бедрам, пристально глядя на дрожащего дракона. Ей нужно было оценить состояние его здоровья. Будучи тигрицей уже много лет, Ши По делала это почти машинально. Голова его дракона была полной, она имела приятную форму, напоминающую шляпку гриба, и светлый оттенок, свидетельствующий о том, что тело Куй Ю находится в абсолютной гармонии. Это все благодаря тому, что с самых первых дней их супружеской жизни Ши По кормила его здоровой пищей и поила очистительными чаями. Шея его дракона была слегка наклонена вправо, однако несколько недель специальных упражнений наверняка помогут исправить этот незначительный дефект. Больше ей ничего не удалось рассмотреть, так как почти весь половой орган был покрыт волосами.
        - Ты должен каждый день бриться, - сказала она ему.
        Куй Ю слегка вздрогнул, и его дракон покачнулся.
        - ЭТО необходимо для твоего же здоровья, - объяснила Ши По. - Еще ты должен регулярно мыться, - добавила она. Очень многие китаянки заражались половым путем: болезнетворные микробы попадали в их организм от мужчин, с которыми они занимались любовью. Ши По всегда требовала, чтобы ее ученицы мыли и брили своих партнеров даже в том случае, когда не планировали совершать полноценный половой акт.
        Однако ее муж не был похож на других, и поэтому все эти размышления никак не повлияли на ее сексуальное желание. А Куй Ю возбуждался все больше и больше. Его дракон вытянулся и поднялся вверх. Сейчас он идеально соответствовал форме ее алой пещеры, которая не отличалась большими размерами. К тому же дракон Куй Ю сильно вздыбился (обычно такое бывает только у молодого мужчины), и его необычайная активность приятно удивила Ши По.
        Она посмотрела ему в глаза и, улыбнувшись, произнесла:
        - Твоя энергия кви бьет ключом. Ты обладаешь отменным здоровьем и проживешь долгую жизнь. Тебе необходимо познать секреты дракона, чтобы продлить свою жизнь…
        - Оставим пустые разговоры, жена, - прервал ее Куй Ю. - Они не имеют ничего общего с занятиями - Чуть помедлив, он усмехнулся и спросил: - И это все, что обычно делает тигрица со своими партнерами? Она просто дает разъяснения?
        Ши По гордо вскинула голову, показывая такую же непреклонность, какую сейчас проявлял и ее муж. Куй Ю, глядя на жену, не стал скрывать своего удивления.
        - Я не один десяток лет обучалась своему искусству. Не пытайся умалить достоинства этой науки, не успев даже пройти посвящение.
        - Так, значит, меня посвящают? - прорычал он. - Что же еще ожидает меня?
        - Тебя специально заставили раздеться догола, чтобы ты привык к виду своего обнаженного тела и дракона, - пояснила она. - Возможно, со временем ты будешь гордиться своими формами.
        Куй Ю немного расслабился, и она даже заметила легкую улыбку, мелькнувшую на его лице.
        - Мальчики всегда гордятся своими драконами, - сказал Куй Ю. - Мужчины же считают, что это просто один из органов их тела, не более того. Они не воспринимают его как символ мужественности и силы.
        - Вот в этом ты как раз и ошибаешься, мой маленький тигренок, - произнесла Ши По своим обычным назидательным тоном. Конечно, она чувствовала себя непривычно в роли наставницы собственного мужа, но быстро поняла, что в этом нет ничего трудного. Ей нужно на время забыть об их долгой совместной жизни, о том, какой длинный путь им пришлось проделать, прежде чем они смогли достичь богатства и благополучия, а также о том, что вырастили троих детей. Тогда она сможет относиться к Куй Ю как к обыкновенному мужчине - еще одному ученику, еще одному дракону и еще одной душе, жаждущей просветления.
        - По тому, какой у мужчины дракон, можно судить о его здоровье. Твой, как ты говоришь, орган является средоточием твоей мужской энергии ян и еще одной более важной субстанции, которую невозможно отыскать на земле.
        - Мой дракон?
        - Да. Именно твой пенис производит и извергает энергию ян при каждом испускании семени.
        Немного помедлив, Куй Ю кивнул. Она надеялась, что муж понял смысл ее слов. Жаль, что она не рассказала ему об этом раньше. Ведь они уже прожили вместе столько лет, а он до сих пор ничего не знает о том, чем она занимается.
        - Следующее упражнение поможет тебе укрепить свою энергию, чтобы ты мог распалить свой внутренний котел созидания и сделать ян обжигающей…
        - Но я не должен освобождать ее, - продолжил он ее мысль.
        Признаться, она удивилась его сообразительности. Наверняка Куй Ю знает кое-что из того, чему она обучает других. Прищурившись, Ши По внимательно посмотрела на него и заметила, что он покраснел от смущения.
        - Я прочитал твои священные писания, - после довольно продолжительной паузы признался он. - Это было много лет назад, когда ты только стала учителем.
        Ши По ничего не ответила. Мысли вихрем кружились в ее голове. Она начала обучать других втайне от него, потому что в то время они очень нуждались в деньгах. Ее тетя Сун Мей Тин постоянно приводила к ней проституток, которых необходимо было обучить самым элементарным вещам. Она даже не догадывалась, что Куй Ю знал об этом. Он тогда был занят ремонтом их рухнувшего дома, а потом занимался его продажей. Муж покупал и продавал дома до тех пор, пока это дело не начало приносить значительную прибыль.
        Неужели он прочитал ее священные рукописи? Причем сделал это втайне от нее! Она не знала, что и думать.
        - Я покажу тебе упражнения, которые называются «захват» и «удар». Ты должен выполнять их два раза в день, - сказала она и строго взглянула на него, подчеркивая важность своих слов. - Во время выполнения этих упражнений тебе необходимо удерживать свое семя и не позволять ему извергаться.
        - Я понимаю, - спокойным голосом произнес Куй Ю.
        Трудно было определить, о чем он сейчас думал.
        - И ты понимаешь, для чего это нужно?
        - Для того чтобы достичь бессмертия, - ответил муж. - Однако я не до конца понял весь процесс.
        - Женская энергия инь и мужская энергия ян подобны двум сильным лошадям. Они должны соединиться в одно целое, чтобы ты смог достичь Царства Небесного. Тигрица… - сказала Ши По, указывая на себя, - или дракон… - она выразительно посмотрела на него, - должны накапливать в себе эти две субстанции до момента возбуждения.
        - То есть до того момента, когда мы еще не вступили в половую связь? - уточнил он.
        Она кивнула в ответ.
        - Половой акт подобен двум диким лошадям, несущимся с бешеной скоростью. Инь и ян нужно направить так, чтобы они помогли вознестись на Небеса.
        - И как же можно управлять энергиями инь и ян?
        - Силой разума, муж мой. Ты сразу же почувствуешь, когда обе эти лошадки начнут свой стремительный бег. Мы называем их двумя кругами. Ты должен представить себе две беговые дорожки. По одной из них бежит одна лошадь, а по второй - другая.
        - Твоя женская энергия инь и моя мужская энергия ян.
        Она ласково улыбнулась ему.
        - Каждый человек имеет в себе и инь, и ян. В каждом человеке есть и мужское, и женское начало. Все зависит от того, в какой пропорции они смешаны.
        - Однако у тебя имеется огромное количество энергии ян, - возразил он. - Ты получила ее от других мужчин.
        Ши По кивнула, решив сказать ему правду. Он крепко сжал губы, а она продолжила свою лекцию:
        - Лошадь ян бежит по более длинной дорожке, по так называемому «большому кругу». Лошадь инь мчится по более короткой дорожке, по «малому кругу», но она направлена в противоположную сторону. Обе лошади несутся с огромной скоростью и возбуждают духовную энергию человека. Она начинает бурлить, обретает невероятную силу и…
        - …человек достигает бессмертия.
        Ши По улыбнулась: ее муж все правильно понял.
        - Да, достигает бессмертия. И после длительных тренировок духовное начало становится таким сильным, что человек может достичь Царства Небесного.
        - Значит, ты делаешь упражнения для того, чтобы укрепить свой дух?
        Она протянула руки к его все еще вздрагивающему дракону.
        - Эти упражнения помогут очистить твою энергию ян. Тебе придется заниматься с партнершей, чтобы накопить больше энергии инь. Однако ты должен будешь еще больше тренироваться, стараясь укрепить свой дух, поскольку только тогда тебе удастся попасть в Царство Бессмертных.
        Он нахмурился.
        - Но ты занималась без партнера. Разве такое возможно?
        - Как ты уже заметил, я накопила достаточное количество энергии ян. Круги, по которым циркулируют эти два вида энергии, могут быть созданы как между двумя партнерами, так и внутри одного человека. Просто если у человека нет партнера, то ему приходится больше трудиться для того, чтобы сделать это.
        - Я понимаю.
        - Тогда я начинаю, - сказала Ши По. - Сохраняй спокойствие до тех пор, пока я не закончу.
        Она увидела, как напряглись все мышцы его тела в предвкушении того, что ему сейчас предстоит испытать. Эта реакция - вполне нормальное явление. Она не шла ни в какое сравнение с тем смятением, которое переживала сама Ши По, которая чувствовала, как у нее дрожат руки, и сводит живот. Она была рада, что может опуститься перед ним на колени, так как ноги уже не держали ее.
        Что происходит? Почему она волнуется? Ведь они вместе зачали троих детей. Почему же это простое упражнение вызвало у нее такое беспокойство? Она ничего не понимала и буквально заставила себя продолжить начатое дело.
        Подавшись вперед, Ши По прикоснулась к дракону мужа. Он был большим, тяжелым и немного потемнел. Его головка высунулась из своих ножен дальше обычного.
        - Обхвати своего дракона так, как это делаю я, - сказала она, и ее рука заняла исходную позицию.
        Она обхватила пальцами его стебель, а большим пальцем прижала заостренную крайнюю плоть, слегка отодвинув ее в сторону.
        Когда она начала поглаживать его орган, Куй Ю не сдвинулся с места, а сама Ши По, постепенно возбуждаясь, ощутила сладкую истому внизу живота и почувствовала, что ее алая пещера покрылась росой. Давно она не испытывала такого сильного возбуждения.
        Она сильнее сжала руками его орган.
        - Ты должен больше напрягать эту сторону, чем противоположную. Тогда он выпрямится и исчезнет этот наклон вправо.
        Куй Ю не ответил, но, взглянув на него, она увидела, что он все понял. Неожиданно для себя Ши По залилась густым румянцем, словно юная и застенчивая девушка. Какая глупость, ведь она давно уже не девственница!
        - Я выполню это упражнение сорок девять раз. В некоторых инструкциях сказано, что это необходимо делать семьдесят два раза, но я чувствую, что твоя энергия ян уже достаточно чиста, - пояснила она. - Ты готов?
        - Я уже десять минут как готов, жена. Это ты все еще пребываешь в нерешительности, - ответил Куй Ю, и ей показалось, что он просто дразнит ее.
        Она снова взглянула на него.
        - Я проверяю, есть ли еще какие-либо отклонения.
        - Нашла что-нибудь? - спросил он, удивленно вскинув брови.
        Он смотрел на нее, и в его глазах плясали веселые искорки.
        - Если бы у тебя были еще какие-нибудь дефекты, то я никогда бы не стала твоей невестой, - рассердившись, огрызнулась она.
        - Но… но как бы ты узнала об этом? - удивленно спросил он, слегка отступая назад.
        Она невольно улыбнулась, и в ее памяти всплыла картинка из прошлого.
        - Помнишь, как мой брат уговорил тебя пойти поплавать? Он тогда был очень настойчив, - сказала она.
        Куй Ю насторожился. Он, конечно, помнил тот день, когда Лунь По позвал его искупаться.
        - Ты что, заставила его осмотреть меня?
        Ши По лукаво улыбнулась.
        - Конечно, - сказала она и, напустив на себя притворное спокойствие, снова вернулась к своей работе. - Но и тогда я не поверила, что Лунь По мне все честно рассказал. - Она, как ни в чем не бывало, продолжала поглаживать его дракона. - Я решила спрятаться в кустах и понаблюдать за тобой.
        Куй Ю, изумленный этим признанием, отшатнулся, но его дракон остался в руках Ши По.
        - Так, значит, ты там была? И как долго?
        - Мне нужно было увидеть своего воздыхателя обнаженным, а это был самый удобный способ, - усмехнувшись, произнесла Ши По и снова погладила его орган. В ответ на ее действия по его телу пробежала дрожь желания.
        - Но мы тогда были мальчишками. И ты слушала нашу болтовню о женщинах и смотрела, как мы сравнивали наши… мужские достоинства? - спросил он, чувствуя, как краска заливает не только лицо, но и его тело.
        - Если ты помнишь, то все это придумал мой брат, - сказала она и улыбнулась. - Да, он уверял меня в том, что его мужской орган больше, чем у тебя. - Ши По вдруг громко расхохоталась, чего уже давно не случалось с ней. - Честно говоря, учитывая пикантность ситуации, я сомневалась в том, что Лунь По будет со мной предельно честен.
        - Но… - растерянно произнес Куй Ю. Он явно нервничал. - Если ты была там, то наверняка видела… - сказал он и, наклонившись, положил свою руку на ее пальцы, заставив прекратить поглаживания. - Ты видела, что у меня… что мой…
        - Что твой орган не такой уж большой и длинный? - смеясь, спросила она.
        Он смущенно кивнул.
        - Это чисто мужское заблуждение. Мужчины считают, что чем длиннее у них половой орган, тем лучше. В отличие от вас мы, женщины, знаем, что, прежде всего дракон мужчины должен соответствовать размерам алой пещеры его жены. И если его дракон будет слишком длинным, то это будет причинять неудобство и даже боль, а в случае, когда пенис слишком короткий, просто ничего не получится, - сказала она, осторожно убрав его руки со своих рук. - Муж мой, я уже тогда понимала, что наши половые органы почти идеально подходят друг другу.
        Куй Ю нахмурился.
        - Ты уже тогда понимала?.. - повторил он. - Но ведь ты была совсем еще ребенком! Мы все тогда были детьми.
        Ши По закусила губу, вспомнив давние сомнения и страхи. Она почувствовала, что на глаза навернулись слезы, но усилием воли заставила себя успокоиться.
        - Ты ведь знал еще задолго до нашей первой брачной ночи, что я… я не совсем обычная девушка, - сказала она, глубоко вздохнув. - Неужели по прошествии стольких лет тебя все еще беспокоит это?
        Она не решилась посмотреть на мужа и смущенно опустила глаза. Однако глупо стыдиться того, что произошло давным-давно. Ведь именно это позволило им пожениться и на долгие годы сохранить свой счастливый брак. И все же всю свою сознательную жизнь Ши По постоянно испытывала чувство стыда. Куй Ю пристально посмотрел на нее.
        - Я всегда гордился тем, что ты у меня необыкновенная женщина. Я никогда в жизни не позволю себе оскорбить или унизить тебя. - Его голос звучал решительно и твердо. Он погладил ее по щеке. Даже этой скупой ласки хватило для того, чтобы развеять все ее сомнения. Он смотрел на нее светящимися от счастья глазами, и его энергия ян окружила ее плотным кольцом.
        У нее внутри все дрожало, а ее энергия инь бурлила, словно кипящий котел. Этот мужчина обладал невероятной силой, заставляя ее моментально откликаться на его призыв и трепетать от желания. Как же она могла забыть о его силе? Удастся ли ей защитить себя, когда его энергия ян полностью очистится? Сейчас ей казалось, что даже дыхание Куй Ю обладало могущественной силой.
        - Я сбилась со счета. Не могу вспомнить, сколько раз я уже погладила твой орган, - пробормотала Ши По. За долгие годы практики такое произошло с ней впервые!
        - Восемь, - ответил он.
        Она изо всех сил пыталась успокоить свою инь.
        - Тогда я начну считать с девяти.
        Однако не успела она окончательно совладать с собой и продолжить упражнение, как он наклонился и медленно протянул свою руку.
        - Наверное, мне стоит сделать это самому.
        Ши По отдернула руку, отпуская его дракона. Ей приятно было держать в руках его разгоряченную плоть, но она ничего не сказала и только сжала губы, снова превратившись в требовательную наставницу. В этот момент она не могла сказать, правильно ли он держит руку и достаточно ли тверда его хватка. Ведь он должен успокоить свою энергию ян, а не возбудить ее. Ши По видела только его глаза. Он просто гипнотизировал ее своим взглядом. Все ее мысли были обращены к нему, и каждое его движение разжигало в ней настоящий пожар. Ее дыхание участилось и стало таким же мягким и напряженным, как и дыхание Куй Ю. Она облизала губы, почувствовав, как потекли ее женские соки. Он посмотрел на ее губы, и в его глазах зажегся огонь желания. Конечно, Ши По понимала, что его энергия ян бурлит также сильно, как и ее энергия инь. Они действительно прекрасно подходили друг другу как партнеры.
        Но ведь он был мужем, а не партнером, разделяющим ее религию, поэтому ценой невероятных усилий она все же заставила себя успокоиться. Они с ним супруги, и их очень многое связывает. Эти земные связи так крепки, что они не смогут вместе достичь бессмертия. Именно поэтому в качестве своего партнера она выбрала Ру Шаня, который был конкурентом ее мужа в деловых вопросах. С этим мужчиной ее ничего не связывало, а значит, и не существовало никаких препятствий для достижения желанной цели.
        Но с Куй Ю… Она понимала, что малейшее его движение только укрепит их земные связи. Он лишь провел рукой по своему дракону, а в ее теле разгорелся такой огонь, как будто бы он коснулся алой пещеры.
        Внезапно Куй Ю остановился. Он два раза прерывисто вздохнул и выпустил из рук свой орган. Она с недоумением уставилась на него.
        - Сорок девять, - произнес он низким, слегка охрипшим голосом.
        Ши По кивнула.
        - Теперь проделай то же самое другой рукой, - прошептала она.
        Она пристально смотрела на мужа, не в силах отвести глаз от его лица. И все же она заметила, как он поднял другую руку и, вместо того чтобы коснуться своего дракона, погладил ее по щеке. Она понимала, что должна убрать его руку, но продолжала неподвижно стоять, словно завороженная.
        В следующее мгновение его указательный палец скользнул по ее губам. И тут разгорелся пожар. Инь и ян соединились вместе, образовав взрывоопасную смесь. Произошла мощная реакция, в результате которой появилось не пламя, а обжигающе горячий поток, и он потек прямо в лоно Ши По. Дракон Куй Ю вздрогнул, и из него выделилась маленькая, похожая на белую жемчужину, капелька.
        Тело Ши По продолжало заряжаться его энергией. Она поглощала энергию ян и в ответ на это выделяла все больше и больше своей энергии инь. В глазах Куй Ю вспыхнул огонь. Это полыхала вышедшая из-под контроля энергия ян. Еще немного, и она хлынет бурным потоком. Ши По уже не могла сопротивляться и, уступив своему желанию, обхватила губами его палец и начала ласкать его языком…
        - Нет! - закричала она, резко отстраняясь от него.
        Она пошатнулась и упала. От долгого сидения на корточках у нее затекли ноги. Она сильно ударилась об пол, и у нее буквально искры посыпались из глаз. К счастью, боль от удара остудила разгоревшийся в ней пожар.
        - Я не могу пойти на это! Мы не можем быть партнерами! - тяжело дыша, воскликнула Ши По.
        Куй Ю побледнел и замер на месте.
        - Ты считаешь меня недостойным и слабым? Ты испытываешь ко мне отвращение?
        Она отрицательно покачала головой.
        - Значит, это с тобой что-то не так? Ты плохая наставница? Ты отрекаешься от звания тигрицы?
        Ши По снова покачала головой. В ней боролись два одинаково сильных чувства - гнев и страдание.
        Внезапно Куй Ю опустился перед женой на колени и с нежностью посмотрел на нее. Его голос звучал тихо и ласково:
        - Тогда получается, что нам удалось найти причину твоих несчастий. Так сказать, корень твоей проблемы.
        Услышав его слова, она так и взвилась от злости, что утратила над собой всякий контроль.
        - Моей проблемы? Это ты сейчас занимаешься, а не я, - напомнила она.
        - Однако именно ты пребываешь в нерешительности. Наверное, твоя практика не дала тебе возможности укрепить себя настолько, чтобы ты могла поддерживать себя.
        Ши По быстро вскочила на ноги, ощутив нестерпимую боль в ступнях.
        - Это ты засунул мне в рот свой палец. Это ты…
        - А ты чего-то явно боишься, - произнес Куй Ю тихим и спокойным голосом, похожим на дуновение легкого летнего ветерка. Он постепенно успокоился, и Ши По, будучи его отражением, сделала то же самое. Теперь она была беззащитна перед силой его мужской силы и обаяния.
        - Я ничего не боюсь, - прошептала она, прекрасно понимая, что в ее словах нет и капли правды.
        Она действительно боялась. Она просто содрогалась от страха, но совсем не из-за того, о чем он подумал. Ее не пугала бурная реакция, которая произошла между ними.
        - Я боюсь того, что связывает меня с тобой, - призналась Ши По, открывая только часть правды. - Между мужем и женой, как и между тигрицей и драконом, неизменно возникает привязанность. Что же ты будешь чувствовать, если я вознесусь на Небеса без тебя?
        Она пристально смотрела на мужа, наблюдая за тем, как до него постепенно доходит смысл сказанного ею. Его лицо стало печальным.
        - Разве ты не можешь остаться, Ши По? Забудь о том, что ты хотела достичь бессмертия, и снова стань моей любимой женой. Я буду очень скучать по женщине, которая вырастила и воспитала моих детей, которая все эти годы заботливо ухаживала за мной, - произнес он, протянув руки и намереваясь обнять ее. - Ты вновь будешь преподавать свою науку, и помогать девушкам определиться в жизни…
        - Своим тигрятам, - поправила его она, придвигаясь ближе к нему.
        Он пожал плечами.
        - Как бы ты их ни называла, они все равно останутся твоими ученицами. Ты не можешь покинуть их.
        - Как же я могу учить других тому, чего я сама не смогла достичь?
        - Так же, как и до этого. Ведь ты уже много лет преподаешь и ни разу не задумывалась о том, чтобы уйти из жизни. Почему же сейчас ты хочешь все изменить?
        Она закрыла глаза, прислушиваясь к тому, как бьется его сердце. В самом начале их супружеской жизни, когда они испытывали нужду и лишения, она часто клала голову ему на грудь и, пока он крепко спал, устав от изнурительной работы, слушала стук его сердца.
        Ши По и сейчас помнила этот звук, похожий на шумное дыхание дракона. В те далекие годы он успокаивал ее. Она считала его признаком того, что он любит ее.
        Так продолжалось до тех пор, пока однажды Ши По не поняла, что это всего лишь самообман, и ей придется заняться тем, что было для нее неприемлемым и ненавистным. Ритм его сердца и сила его дракона не могут спасти их от голодной смерти. И Куй Ю в этом не виноват, как не виноват и в том, что рухнул их дом, и они почти полностью разорились. Нет его вины и в ее решении прибегнуть к такому странному способу зарабатывания денег, потому что не мужу, а судьбе было угодно сделать ее тигрицей. Однако только сейчас Ши По поняла, что всегда обвиняла мужа, считая его неспособным довести начатое им дело до конца. Ей казалось, что он не обладает достаточной силой и не может действовать без посторонней помощи. Ши По хотелось, чтобы муж был богом, а не обыкновенным мужчиной. Это и стало первым препятствием на пути к достижению цели. Именно поэтому она сейчас пребывала в таком незавидном положении.
        Ши По отстранилась от мужа, пытаясь успокоиться и привести в порядок свои мысли. Он отпустил ее, и она, шатаясь, медленно встала на ноги.
        - У меня в голове все перепуталось, - призналась она. - Раньше ты мне говорил о том, что существует еще одна возможность. Я просто не могу сейчас думать об этом.
        - Ши По… - произнес Куй Ю, но она покачала головой, давая понять, что разговор окончен.
        Ей больше не хотелось слушать советы мужчины, который руководствуется логикой дракона.
        - Ты сказал, что я должна вернуться к началу, - напомнила она. - Ты считаешь, что мне нужно разрушить все, чего я достигла за долгие годы тренировок, и, исправив свои ошибки, начать все заново. Очень хорошо. Я сделаю так, как ты хочешь, потому что ты попросил меня об этом. Ты - мой супруг, и я должна во всем повиноваться тебе. - Ши По выпрямилась во весь рост. - Но ты не будешь моим партнером, потому что эти занятия так сильно привяжут нас друг к другу, что я не смогу покинуть тебя даже ради Царства Небесного.
        Собираясь выйти из комнаты, она отвернулась от него и направилась к двери. Но с перевязанными ступнями Ши По не могла быстро двигаться, к тому же, не имея возможности быть отражением Куй Ю, она ощущала холод и пустоту. Поэтому Ши По не стала торопиться и замедлила шаг, что дало Куй Ю возможность снова заговорить с ней.
        - А что, если я тоже хочу вознестись на Небеса вместе с тобой? Что, если я тоже мечтаю стать бессмертным? Ты согласишься быть моей партнершей, чтобы помочь мне?
        Она посмотрела на него через плечо. На лице Куй Ю застыло выражение крайнего замешательства. Казалось, что он сам не поверил в то, что только что произнес.
        - Не пытайся достичь невозможного, Куй Ю. В священных рукописях говорится о том, что мужчине, который вознамерился вознестись на Небеса, необходимо приложить гораздо больше усилий, чем женщине. Ему придется потратить целый год, чтобы добиться результатов, на достижение которых у женщины ушел один день. Ты не сможешь, стать бессмертным зато время, которое понадобится мне, чтобы пройти весь путь с самого начала. Ни один мужчина не обладает такой силой.
        - И все же я попытаюсь, - твердо произнес Куй Ю. Она печально вздохнула, прежде чем сказать ему:
        - Утром я найду для тебя подходящую партнершу.
        У него будет другая партнерша! Куй Ю смотрел, как жена, повернувшись к нему спиной, медленно удалялась из комнаты. Она имеет в виду какую-нибудь девочку, которой сначала следует ВЫЙТИ замуж, чтобы муж любил ее, защищал и учил уму-разуму. Именно это и нужно всем ее ученицам, а не странная религия, проповедуемая Ши По. Он, кстати, тоже в ней не нуждается. Он хочет, чтобы рядом с ним была жена, мать его детей. Если бы ему нужна была неопытная молоденькая девочка, он бы уже давно женился во второй раз. Многие состоятельные мужчины имеют четырех жен. Но он решил, что ему достаточно и одной. И вот сейчас она хочет подобрать ему в партнерши какую-нибудь маленькую развратную девчонку, которая всего боится!
        Куй Ю быстро схватил флакончик с ядом, принадлежавший Ши По, и с силой швырнул его о стену. Крошечный фарфоровый сосуд разлетелся на осколки, вспыхнув, как молния, в темном углу комнаты. Когда осколки со звоном упали на пол, он почувствовал, как кровь застучала у него в висках, вызвав сильную головную боль.
        Однако он все-таки победил! Ши По пообещала, что останется с ним еще на какое-то время и начнет все заново. Жаль, что он лишен возможности пройти через эти тернии вместе с ней. Ему не нужно будет сдерживать свою энергию ян до тех пор, пока его яички не станут гореть огнем, а дракон не начнет испытывать нестерпимую боль.
        Однажды Куй Ю попробовал проделать все это. После того как он тайно прочитал священные рукописи жены и, спрятавшись за гобеленом, подслушал наставления, которые Ши По давала своим ученикам, Куй Ю решил проверить, сможет ли он добиться таких же результатов, какие были у Ру Шаня, и стать сильным мужчиной, чтобы его жена могла гордиться им. Но он потерпел неудачу. Он не смог перенести столь долгого воздержания и постоянно думать о том, чтобы не дать выхода своей энергии ян. После этого Куй Ю решил больше никогда не читать священные рукописи и не обращать внимания на то, чем занимается его жена. Он полностью ушел в работу и стал искать, как можно заработать деньги для содержания семьи. По крайней мере, он знал, что это ему под силу и что на этом поприще он обязательно достигнет успеха.
        Так он думал до сегодняшнего дня, пока генерал Кэнг не ворвался в его дом, а он, хозяин этого дома и глава семьи хань, в это время находился неизвестно где, так что его никто не мог найти.
        А все потому, что Куй Ю в это время был с белой женщиной. Он разговаривал с ней, совершенствуя свой английский, и получал удовольствие, раздвигая ее молочно-белые бедра. Вот чем он занимался, когда его жене и ее ученицам угрожали солдаты, а их дом подвергли обыску, круша все имущество. Это привело к тому, что Ши По твердо вознамерилась покончить с собой, чтобы прекратить свои земные страдания.
        Это еще больше подорвало его душевные силы. Что же такого ужасного должен совершить мужчина, чтобы его жена думала только о том, чтобы вознестись на Небеса? Что он такого сделал, если она решилась пренебречь своими супружескими и материнскими обязанностями?
        Нет, ему не нужна сопливая девчонка, которую она соблаговолит назначить ему в партнерши. Он больше не будет искать утешения в объятиях проститутки и сидеть, сложа руки в ожидании, когда его жена найдет себе другого любовника для того, чтобы укрепить свою энергию инь.
        Неужели ни один земной мужчина не обладает достаточной силой, которая поможет вознестись вместе с ней на Небеса? Возможно, так оно и есть, но он, Куй Ю, уверен, что может это сделать. Он, ее муж и отец ее детей, готов поклясться в этом.
        Он сумеет сдержать пламя, бушующее в его драконе, он укротит клокочущую внутри него энергию ян, несмотря на то, что его яички готовы будут разорваться от боли, а глаза полезут на лоб. Он выдержит все это. Он будет ласкать лепестки лотоса Ши По до тех пор, пока ее энергия инь не достигнет своего пика. И тогда она, наконец, поймет, какой он сильный мужчина.
        После этого она будет дорожить им еще больше и не захочет оставить его одного.



15 февраля 1878 года

        Дорогой Лунь По…
        Я несказанно рад, что твоей сестре понравилась эта резная вещица из слоновой кости. Мне пришлось изрядно побегать, прежде чем я нашел эту штучку с пятнадцатью подвижными шариками, которые находятся один внутри другого. Ты, вне всякого сомнения, самый заботливый брат на свете. Я очень удивился, узнав, что твой отец пригласил предполагаемых женихов на новогодний обед. Ши По еще так юна и невинна, что мне даже трудно поверить в то, что она стала невестой. А между тем ей уже исполнилось пятнадцать лет.
        Непременно расскажи мне обо всем. Мне очень интересно, кого пригласили на этот обед и как каждый из них показал себя. Могу представить себе, что чувствовала твоя сестра, сидя за женской ширмой. Она, наверное, покусывала от страха своими маленькими жемчужными зубками нижнюю губу, пытаясь угадать, кого же выберет ее отец.
        Давай, Лунь По, заключим с тобой соглашение. Если ты расскажешь мне в мельчайших подробностях о том, как прошли смотрины твоей сестры, то я расскажу тебе все о дочерях своего хозяина-иностранца. Эти бледнолицые девушки такие странные. Они постоянно обмахиваются веером, носят платья с большими вырезами на груди, а бедра затягивают специальными приспособлениями из проволоки. Такие же приспособления прикреплены и с задней стороны платья. Когда же они поворачиваются ко мне спиной, то я просто умираю от смеха, потому что они напоминают мне морских тюленей.
        Неужели они считают себя привлекательными? Тем не менее, я видел, с каким обожанием смотрят на них белые мужчины, как они послушно следуют за их пышными, покачивающимися при ходьбе юбками. Белые женщины не могут быстро ходить, потому что эти проволочные каркасы так сильно сдавливают их, что им очень трудно дышать. Мне кажется, что это похоже на то, как наши женщины перевязывают себе ступни ног. Однако белым женщинам приходится еще труднее, чем нашим: они не могут ни сесть нормально, ни вдохнуть полной грудью. Нашим женщинам в этом плане больше повезло, ведь они от природы более миниатюрные, чем белые. Им не нужно так плотно затягивать свое тело, чтобы казаться изящными и тонкими.
        О, как же мне не хватает общества моих соотечественников! Хотя я узнал много полезного о том, как белые ведут свои дела, и научился считать с помощью цифр, а не на счетах, составлять всякие описи и товарные накладные, я все равно скучаю по нашему старому учителю. Знаешь, мне очень хочется снова услышать, как скрипят его старые кости, взять в руки свою ученическую кисть для письма и ощутить запах свежеотпечатанной рисовой бумаги. Я помню, в какие оживленные пересуды мы с тобой обычно пускались, если вдруг нам доводилось увидеть стройную маленькую ножку. Как же мне сейчас не хватает всего этого!
        Известно ли тебе, что иностранцы точно также обсуждают женские прелести, как и мы с тобой? Они тоже сравнивают их формы, размеры и цвет кожи. Очевидно, бледнолицым людям тоже нравятся красивые женщины. Однако я был крайнее изумлен, когда услышал, как белые восхищались огромными полными грудями одной женщины. Мне кажется, что если женская грудь по размерам больше цветка хризантемы, то это просто нелепо и смешно. Такую грудь нельзя считать красивой! Что касается меня, то мне нравятся маленькие и скромные женщины с крошечными ножками и приятной улыбкой.
        Прошу тебя ответить как можно быстрее и поподробнее описать всех женихов твоей сестры. Я просто сгораю от нетерпения, так мне хочется узнать, как в будущем устроится ее судьба. Если ты не выполнишь мою просьбу, то я подумаю над тем, а не приехать ли мне на следующий обед, который будут устраивать для ее женихов. А почему бы и нет, ведь я теперь занимаю приличную должность и деньги сами плывут ко мне в руки - успевай только подставлять эти самые руки!
        Твой друг Куй Ю, который вскоре станет богачом.


        Глава 4
        После того как Зень Гуань, вор и разбойник из провинции Фудзиянъ, сдался властям, ему пожаловали высокую должность. Поскольку среди своих подельников он славился умением писать стихи, они попросили его по этому случаю написать поэму. Вот что он написал: Отличаюсь от остальных чиновников и военачальников. По крайней мере, только одним: Их превосходительства стали бандитами после того, как заняли свои высокие должности, Я же сначала стал бандитом, а потом получил свою высокую должность.

        Обед прошел тихо и спокойно, с соблюдением всех правил конфуцианского этикета. Ши По лично позаботилась об этом. Они с мужем, как водится, немного поговорили о погоде, о его здоровье и ее нарядах. Однако как Куй Ю ни старался перевести разговор на более интимную тему, Ши По все время отказывалась и многозначительно смотрела на горничных, которые прислуживали им во время обеда. Этим она давала понять, что не может говорить в их присутствии. В конце концов, он понял ее намеки и замолчал.
        Молчал Куй Ю до тех пор, пока не приехала ее тетя.
        Сун Мэй Тин не стала ждать, пока слуга объявит о ее приезде, и буквально ворвалась в столовую. Она громко стучала своими перевязанными ступнями по полу, а деревянные бабочки в ее крашеных волосах сползали все ниже и ниже. Ши По немедленно вскочила на ноги, удивляясь неожиданному появлению своей тетки, которая довольно редко бывала в их доме. Обычно, когда тетя Тин была чем-то взволнована, она старалась избегать общества мужчин, не говоря уже о богатом муже своей племянницы. Куй Ю тоже поднялся из-за стола.
        - Что случилось? - требовательным голосом спросил он.
        О! - воскликнула Мэй Тин, попеременно глядя то на свою племянницу, то на ее мужа. - Прошу простить меня, - пробормотала она. - Я не ожидала застать вас дома в столь ранний час. Куй Ю поклонился ей.
        - Сегодня исключительный день, - сказал он.
        - Да, - подтвердила Мэй Тин. - Я пришла сразу, как только обо всем узнала. Я беспокоилась о вашей безопасности.
        Ши По прекрасно понимала, что ее тетку мало заботили проблемы их семьи, но предпочла промолчать и жестом дала понять гостье, что она может сесть за стол и разделить с ними трапезу. Тем временем Куй Ю отодвинул от себя тарелку и сказал то, что и должен был сказать в такой ситуации воспитанный человек.
        - У меня есть одно срочное дело, - негромко произнес он и пристально посмотрел на Ши По. - Но если вы хотите, чтобы я остался…
        - Совсем нет, - прервала его жена. Она знала, что Сун Мэй Тин никогда не расскажет об истинной цели своего визита в присутствии Куй Ю. - Я прикажу подать чай в твой кабинет.
        Куй Ю поклонился, но в его глазах читалось неприкрытое беспокойство. В последнее время это стало его обычным состоянием, и сегодняшний день не был исключением. Сейчас ему придется поступить так, как требует этикет. Он поклонился и вышел, предоставив право Ши По самой во всем разобраться. Она невероятно ценила в муже эту уступчивость, хотя иногда ей хотелось, чтобы он проявлял большую твердость.
        Тетя Тин сразу перешла к делу. Как только за Куй Ю закрылась дверь, она тут же схватила Ши По за руку. При этом ее необычайно длинные ногти впились в кожу племянницы.
        - Ты что, совсем сошла с ума? О чем ты думаешь? - воскликнула она.
        Ши По глубоко вздохнула. Ее тетка всегда наводила на нее невероятную скуку, но сейчас эта женщина была просто в ярости. Честно говоря, такое с ней случалось крайне редко. Теперь Ши По оставалось только спокойно ждать, какое еще невообразимое несчастье должно свалиться на ее голову.
        - Отвечай мне, дитя мое! Как ты могла допустить, чтобы случилось такое? Что ты еще замышляешь? - воскликнула она, схватив Ши По за руку. - Пойдем, Я должна сама просмотреть все твои записи, чтобы понять, сколько глупостей ты успела натворить!
        Эти слова вывели Ши По из состояния замешательства. Она выдернула свою руку из цепкой хватки Сун Мэй Тин и улыбнулась ей самой безмятежной улыбкой.
        - У меня нет никаких записей, тетя, - солгала она. - Так же, как и ты, я полностью подчиняюсь своему мужу. Он руководит всеми моими действиями.
        Ши По всегда прибегала к этой уловке (и нужно заметить, весьма полезной), когда какая-нибудь женщина проявляла излишнее любопытство по поводу ее занятий. Она просто упоминала имя Куй Ю - или какого-нибудь другого мужчины, - и женщины уже не могли давать свои оценки ее поступкам.
        Однако ее тетя была явным исключением.
        - Мужчины! Фу! - прошипела она и плюнула в чашку, из которой Куй Ю пил чай. - Они всего лишь ходячие половые члены! Твой муж - золотой ходячий член. Господь хотя бы наградил его умением зарабатывать деньги. Разве они способны разбираться в важных вопросах?
        Ши По пожала плечами. Если тетя считает ее мужа таким искусным, то кто она такая, чтобы хвастаться своим богатством? Поэтому Ши По с готовностью кивнула, как бы давая понять, что согласна с ней, и продолжала хранить молчание, пока тетка продолжала разглагольствовать.
        - Твой дядя не мог даже надолго удержать свой пенис в штанах, не говоря уже о том, чтобы зарабатывать деньги. Твои братья ничем от него не отличаются. Шаолиньцы довольно милы, но у них за душой нет ни гроша. А что касается Луня По… - сказала она, выпучив глаза, - то не думай, что его заступничество спасет тебя. Он отправит тебя в тюрьму и даже глазом не моргнет.
        Ши По снова ничего ей не ответила. По поводу их родственников Сун Мэй Тин была абсолютно права. Все они ни на что не годились.
        - Значит, именно мне, неразумное дитя, придется вытаскивать тебя из этой переделки. Итак, давай покончим с этим. Какое еще несчастье должно обрушиться на наши головы по твоей милости?
        Ши По часто заморгала, притворившись смущенной.
        - Я в полной безопасности, тетя Тин.
        - О! - воскликнула женщина, и бабочки в ее черных крашеных волосах снова покачнулись. - Значит, развлекать генералов императора для тебя дело привычное? И ты всегда отправляешь своих девочек искать убежище в моем заведении…
        Наконец-то Ши По поняла, куда клонит тетка. Некоторые из ее учениц, должно быть, прибежали в бордель Сун Мэй Тин. Лучшего места, чем дом терпимости, и придумать нельзя: во-первых, можно беспрепятственно продолжать свои занятия и, во-вторых, собрать богатый урожай мужской энергии ян.
        - Я надеюсь, что благодаря им тебе удалось получить неплохие деньги, тетя. И все это потому, что мои тигрята хорошо знают свое дело, - сказала она.
        - Я бы могла купаться в деньгах, - проворчала Мэй Тин, - если бы не боялась, что меня арестуют! Страх стал моим постоянным спутником. Сегодня мне пришлось отпустить всех своих девочек. Правда, я надеюсь, что они снова ко мне вернутся. Вот что ты наделала, глупая девчонка! Своими безрассудными поступками ты обрекла меня на нищету и голод.
        Ши По почувствовала, как у нее внутри все сжалось. Но это же просто нелепо! Сколько раз она убеждала себя в том, что ее тетка не имеет над ней никакой власти и что все, что случилось когда-то давно, никогда больше не повторится. Она уже позаботилась об этом. Однако у этой женщины сильная энергия инь, к тому же она располагает такими запасами энергии ян, что может подчинять своей воле других людей. Поэтому даже Ши По было трудно противостоять Сун Мэй Тин.
        Она решила, что самым лучшим решением будет спастись от нее бегством.
        - Со мной все в порядке, тетя. Генерал Кэнг уехал, и ты можешь получить с его солдат приличные деньги. Тебе не стоит бояться, - сказала она, поднимаясь со своего места.
        Ши По уже собралась уйти, как вдруг тетка протянула руку и ущипнула ее за ягодицу. При этом она специально крепко сжала пальцы, чтобы племянница ощутила сильную боль. Ши По застыла на месте как вкопанная, а тетка тем временем начала что-то злобно шипеть.
        - Ты глупая, бестолковая девчонка! Неужели ты думаешь, что на этом все закончилось? Он обязательно вернется. Он нагрянет в твой дом среди ночи! Он заберет все твое имущество! И тебе крупно повезет, если он просто убьет тебя!
        Ши По вздрогнула, она почувствовала страх, который охватил Сун Мэй Тин, и поняла, что в ее словах есть доля правды.
        - Но у меня нет того, что он ищет. Я не…
        - Тогда найди то, что ему нужно! - злобно прошипела тетка. - Для тебя это единственное спасение. Корми их, ублажай их, дай этим диким собакам то, чего они хотят, - только тогда ты избежишь смерти!
        Ши По наклонилась вперед, пытаясь в свою очередь испугать единственного человека, которого она боялась.
        - У меня нет того, что ему нужно! - зло рявкнула она в ответ. - И я не знаю, где это можно найти.
        - Ты имеешь в виду маньчжурского монаха, - медленно произнесла тетка и плюнула на пол, едва не попав на ноги Ши По. - Зачем ты спрятала его у себя? Зачем ты подсунула ему эту белую шлюху? Чего ты хотела добиться?
        - Я надеялась, что смогу обучить его! - огрызнулась в ответ Ши По, пытаясь защитить себя. Почему Сун Мэй Тин, которая намного дольше ее исповедовала религию тигрицы, не может понять самых простых вещей?
        - Ты что, хотела его? - завопила тетка, вскакивая из-за стола и отчаянно жестикулируя. - Ты хотела попробовать маньчжурскую энергию ян? - спросила она и скривилась от отвращения, обнажив свои желтые прокуренные зубы. - Это, конечно, ужасно, ноя, по крайней мере, могу тебя понять. Но зачем ты навязала ему эту бледнолицую свинью?
        Ши По нечего было сказать в свое оправдание. Некоторые ее поступки не поддавались логике. Она просто делала то, что велело ей сердце, и только потом находила разумное объяснение своим действиям. Зато ее тетка было стратегом. Она предпочитала действовать по заранее разработанному плану и всегда добивалась успеха. Правда, бессмертия ей так и не удалось достичь.
        Вспомнив об этом, Ши По ощутила прилив новых сил.
        - Тетя Тин, - твердо сказала она, - ты знаешь, что я никогда никого не принуждаю. Все, кто приходит ко мне учиться, поступают по своему усмотрению: они сами выбирают себе партнеров и занимаются так, каким удобно, - произнесла она и зло прищурилась.
        Она бросала вызов этой старой женщине, которая когда-то была ее наставницей. - Тебе, как никому другому, известно, что может себе позволить тигрица, а чего не может.
        Тетка невольно выпрямилась, услышав обвинения в свой адрес, но она была настолько уверена в себе, что решила не обращать на это внимания.
        - Ты что, совсем дурочка? Неужели ты забыла свое предназначение? Ты - земная женщина. Таких, как ты, пруд пруди. Ты руководствуешься только своими необузданными желаниями и тем огнем, который горит внутри тебя. Только благодаря мне тебе удалось заполучить такого золотого мужа. Если бы не я, то они бы сбагрили тебя тому идиоту. Всем, что ты сейчас имеешь, ты обязана мне.
        - Тетя Тин…
        - Слушай меня, глупая девчонка. Тебе нужно немедленно покинуть Шанхай. Сегодня же вечером. Пока с тобой не случилось ничего ужасного…
        - И с тобой тоже? - вызывающе спросила Ши По. Она точно знала, чего боится ее тетка.
        - Конечно! Отплати мне добром за добро - предотврати нависшую над нами беду. Ты же…
        - Но я не вижу никакой опасности! - воскликнула Ши По. - Генерал Кэнг…
        - Опасность существует всегда! - злобно проворчала Сун Мэй Тин. - Там, где появляются маньчжуры, всегда страдают люди хань. - Она покачала головой. Было видно, что она охвачена паникой. - Похоже, что ты совсем потеряла бдительность, - мрачно произнесла тетка. - Это все из-за того, что ты имеешь свою идиотскую школу и богатого муженька. Ты думаешь, что тебе нечего бояться, однако, честно говоря, именно ты и являешься самым уязвимым человеком. Именно ты, глупая девчонка!
        Похоже, тетка разошлась не на шутку. Ее лицо налилось кровью и покраснело, ее энергия инь полыхала огнем. Ши По понимала, что теперь долго не сможет унять свою родственницу. Она не прекратит бушевать, пока в дело не вмешается Куй Ю.
        Именно так и произошло. В тот самый момент, когда ярость Сун Мэй Тин достигла высшей точки, он вошел в комнату и приветливо улыбнулся. Но Ши По видела, что в его глазах отражалась твердая решимость. Куй Ю отвел взгляд в сторону, чтобы Ши По не заметила этого, однако она уже догадалась, что он все это время стоял за дверью и подслушивал. По всей вероятности, муж слышал все, о чем они говорили, и его терпению пришел конец.
        С другой стороны, Ши По прекрасно понимала, что ни один мужчина, в том числе и ее муж, не признается, что он подслушивал. Наблюдая за Куй Ю, который притворился добродушным простачком, она мрачно улыбалась в ожидании его дальнейших действий. Он держал в руке пустую чайную чашку.
        - А-а, вот ты где, жена моя. Мой чай имеет какой-то странный привкус. Ты уверена, что горничная правильно смешала чайные листья? Возможно, эта смесь предназначена исключительно для женщин? Не случится ли такого, что я завтра утром проснусь с большой грудью? - поинтересовался он.
        Ши По поморщилась, услышав эту грубую шутку. Специально для ее тетки он разыгрывал из себя наивного и глуповатого человека. Такое поведение возымело свое действие, и тетя Тин обратила свой гнев на него.
        - Ты достойный сын своего отца, - язвительно произнесла она, явно пытаясь обидеть его. Действительно, Куй Ю происходил из очень простой бедной шанхайской семьи. - Я невероятно горжусь тем, что мне удалось устроить ваш брак. Вы просто созданы друг для друга.
        Куй Ю прищурился, закипая от злости. Но ни он, ни Ши По не могли отрицать того, что тетя Тин сыграла значительную роль в их судьбе.
        Куй Ю подошел к жене и протянул ей пустую чашку.
        - Ты так мало времени проводишь со своей тетей, - медленно произнес он. - Жаль, что я вынужден прервать вашу встречу.
        Это была ложь, но он даже не пытался как-то завуалировать ее. Когда Куй Ю повернулся, Ши По увидела, что он был совершенно спокоен и даже несколько расслаблен. Она уже по опыту знала, что сейчас он перейдет в наступление.
        - Я до сих пор не могу понять, как могло случиться, что моя жена, будучи еще юной девушкой, перешла жить в ваш дом. Ее родители всегда проявляли огромную заботу о своих детях и старались оградить их от дурного влияния. Как вам удалось уговорить их, чтобы они позволили вам на целый год заменить ей мать? - спросил он.
        У Ши По от неожиданности даже перехватило дыхание. Она отшатнулась от Куй Ю и уставилась на свою тетку. Неужели он все знает? А может, просто что-то подозревает? У нее внутри все похолодело от ужаса, чего нельзя было сказать о ее тетке. Дело в том, что тетя Тин была непревзойденным мастером говорить полуправду. За свою долгую жизнь она довела свое умение до совершенства.
        - Ах, - притворно улыбаясь, произнесла Сун Мэй Тин. - Дело в том, что Бог не дал мне ни дочери, ни сына, поэтому моя сестра решила поделиться со мной своими детьми.
        - Могу себе представить, каким великим благом стала для вас моя жена. Наверное, она утешала вас после смерти вашего мужа.
        На густо напудренном лице тети Тин заиграла довольная улыбка.
        - Не представляю, как бы я смогла справиться со своим горем, если бы Ши По не было рядом, - подтвердила она.
        На Ши По нахлынули воспоминания о прошлом, иона содрогнулась от ужаса. У нее подкосились ноги, и она едва удержалась, сумев сохранить равновесие. Она боролась с собой, пытаясь отогнать навязчивые мысли, и даже не заметила, что уже не стоит, а сидит. На нее накатила такая слабость, что ее чуть не стошнило. Тем временем Куй Ю подошел к ней и положил ей на плечо свою большую руку.
        - Значит, вы многим обязаны моей жене, - сказал он.
        - Ах, - произнесла тетка, - мы с ней просто как мать и дочь. В случае необходимости мы всегда поддерживаем друг друга. - Сун Мэй Тин наклонилась вперед, и ее маленькие глазки грозно сверкнули. - Ши По нуждалась в моем совете, Куй Ю, и я ей помогла. Видишь, какая она бледная? Она понимает, что накликала на твой дом беду. Она знает, что тебе нужно немедленно покинуть Шанхай. Проведай своих сыновей, которые живут в доме наставника, купи в Кантоне что-нибудь новое из вещей, делай все что угодно, но только уезжай отсюда.
        Куй Ю нахмурился и перевел взгляд на Ши По.
        - Ты боишься генерала Кэнга? - тихо спросил он. - Мы можем…
        - Нет, - быстро ответила Ши По. Она не собиралась покидать свой дом из-за того, что эту старуху мучают какие-то страхи. - Этот монах сбежал. Генерал обыскал весь наш дом. Мы ему больше не нужны.
        - Генерал не поверил тебе, - не отступала от своего тетка. - Он наверняка все еще думает, что ты спрятала…
        - Он тщательно обыскал весь дом, - перебила ее Ши По, - но если ты все-таки боишься, тогда беги из этого города. Мы поможем тебе деньгами…
        - Маленькая идиотка! - злобно проворчала тетка. - У меня в десять раз больше золота, чем у твоего мужа…
        - В таком случае вам не нужна наша помощь, - вмешался Куй Ю. - Удачи вам, миссис Сун. Когда найдете надежное укрытие, прошу вас, напишите нам и сообщите, где вам удалось приютиться, - сказал он и, крепко взяв женщину за руку, повел ее к двери. - Мы больше не задерживаем вас, ведь вам необходимо собрать вещи.
        Наконец Сун Мэй Тин покинула столовую, и Куй Ю последовал за ней. Он, без всякого сомнения, проводит ее до самых ворот. Ши По осталась одна. У нее дрожали руки, а во всем теле чувствовалась невероятная усталость. Дело в том, что ее тетка все время чего-то боялась, но каждый раз, когда она приходила в их дом, эти вечные страхи передавались и Ши По. Неужели вследствие неудовлетворенности, жестокого обращения старая женщина повредилась в уме? А может, все ее страхи действительно имеют под собой серьезные основания?
        Ши По не знала этого. Она молча сидела и вертела в руках чашку, оставленную мужем. Так продолжалось до тех пор, пока в комнату не вернулся Куй Ю.
        - Почему ты разрешаешь ей приходить сюда? - строго спросил он. - Почему она так с тобой разговаривает?
        Ши По посмотрела на мужа и увидела в его глазах полыхающую энергию ян. Он стоял, уперев руки в бока и расставив ноги. В нем ощущалась огромная сила, его власть над ней была очевидна, но, несмотря на это, он вел себя сдержанно и задавал ей вопросы. Сколько раз вот так же, уперев руки в бока, стоял и ее дядя, даже когда у него дрожали ноги и ему с трудом удавалось сохранять равновесие? Сколько раз он пытался заставить Сун Мэй Тин признать его власть и заставить свою племянницу подчиняться его приказам? И что из всего этого вышло?
        - Я самая счастливая женщина на земле, потому что у меня такой замечательный муж, - пробормотала Ши По. - Мне следует благодарить за это Небеса, - добавила она. И это была чистая правда. А может, и неправда…
        Куй Ю недовольно поморщился и сжал губы.
        - Что между вами произошло? - спросил он, сев напротив Ши По.
        - Она опасается, что генерал Кэнг может причинить ей какой-нибудь вред, чтобы досадить мне.
        Куй Ю кивнул, но ее ответ не удовлетворил его.
        - Нет, я хочу знать, что произошло, когда ты была еще ребенком. Почему ты позволяешь ей запугивать тебя? Ты выказываешь ей больше уважения, чем Лунь По, хотя он является главой вашей семьи.
        Ее губы скривились в презрительной улыбке.
        - Мой брат просто идиот, а моя тетка умная женщина.
        - Твоя тетка очень напугана. Она отравляет твою энергию инь. Услышав его слова, Ши По искренне удивилась. Ее поразило, что муж так много знает об энергиях инь и ян, а также о том, что их можно очистить или отравить.
        - Откуда тебе известны все эти названия? - поинтересовалась она.
        Куй Ю покачал головой, не желая отвлекаться.
        - Расскажи мне всю правду, Ши По. Ты действительно боишься генерала Кэнга? Он что, на самом деле может нагрянуть среди ночи в наш дом?
        Ши По закусила губу.
        - Монах сбежал. И белая женщина вместе с ним…
        - Мы можем уехать. Прямо сейчас. У меня тут поблизости припрятано золото.
        В ответ она лишь покачала головой.
        - У него нет оснований врываться к нам после такого тщательного обыска.
        Куй Ю согласно кивнул, хотя было видно, что он не разделяет ее уверенности.
        Ши По встала, обошла вокруг стола и, коснувшись лица мужа, провела пальцем по его брови, отдавая ему свою энергию инь, чтобы сбалансировать энергию ян, которую тетя Тин всегда пробуждала в каждом, кто встречался на ее пути.
        - Не бойся, муж мой. Я позабочусь о том, чтобы мои занятия не причинили нашей семье никакого вреда.
        Он повернулся и схватил ее за руку.
        - Неужели ты не понимаешь, что защищать свою семью - это обязанность мужчины? Мужчина должен заботиться о твоей безопасности, - сказал он и прижался губами к ее руке. - Я твой муж, и я позабочусь…
        - Не существует никакой опасности, - твердо заявила она. - Я точно знаю, что нужно делать.
        Он еще сильнее сжал кулаки.
        - Я могу защитить нас с тобой. Мы можем уехать отсюда. Ши По резко отступила назад и почувствовала, что его рука еще крепче сжала ее пальцы. Ему пришлось отпустить ее, иначе у нее на руке могли остаться синяки.
        - Поверь, это женское дело и только женщина может все уладить, - сказала Ши По, выпрямляясь.
        Он ничего не ответил и просто молча смотрел на нее своими темными глазами. На его лице медленно проступила густая краска гнева. Ши По гордо стояла перед ним, полная решимости осуществить свой план. Однако она ни на секунду не забывала, что Куй Ю ее муж и ей надлежит уважать его. Поэтому она спокойно ждала ответа, хотя для себя уже приняла решение.
        - Очень хорошо, - после паузы произнес, Куй Ю низким печальным голосом, в котором ощущалась едва сдерживаемая злость. - Ты можешь улаживать свои женские дела, я займусь мужскими.
        Ши По нахмурилась, пытаясь понять, что он имел в виду, но муж больше ничего не сказал, а просто встал и решительным шагом вышел из комнаты. К сожалению, она ничего не знала о его делах. Он торговал с белыми - продавал шанхайский хлопок за золото, а шелк за… она точно не знала. Одно время Куй Ю покупал медикаменты, а вот чем он занимался сейчас, Ши По затруднялась сказать. Он стал таким скрытным - впрочем, как и она сама.
        Ши По слышала, как Куй Ю позвал гонца. Наверное, он собирается написать кому-нибудь письмо, подумала она. У него были свои какие-то «мужские» планы и
«мужские» намерения. Так оно и должно быть, потому что он - мужчина. Но у нее тоже были собственные планы, а значит, ей, как опытной тигрице, нужно прыгнуть выше дракона.



3 декабря 1878 года

        Дорогой Лунь По…
        Меня несказанно огорчило известие о болезни твоего дяди. Ты пишешь, что твоя сестра решила отложить свое замужество, чтобы помочь своей тете ухаживать за больным. Только самая разумная из всех дочерей на свете способна пожертвовать собственным будущим и прийти на помощь старому больному человеку. И в самом деле, Ши По заслуживает того, чтобы во всем Китае знали, какая она скромная и послушная дочь. Я даже написал по этому случаю поэму, но она показалась мне настолько неудачной, что я предал свою рукопись огню. Я понимаю, что мои упражнения в поэзии - всего лишь жалкие потуги по сравнению с теми стихами, которые писал один из твоих предков. И все же мне нравится это занятие. Мне постоянно приходится переводить какие-то документы на английский язык, и, когда я устаю от этой бесконечной писанины, моя кисть сама начинает выводить слова, складывающиеся в стихи. Для меня это подобно глотку свежего воздуха. Ши По всегда была моей музой-вдохновительницей. После длительного общения с англичанами меня всегда тянет к сочинительству.
        Я специально сохранил свое лучшее стихотворение. Оно, конечно, ужасное, но другого у меня нет. Прошу тебя, присоедини его к новогоднему подарку. В конце страницы я специально оставил место, чтобы ты мог поставить свою красную печать. Я думаю, что ты должен подписать это стихотворение своей рукой.
        В качестве подарка для Ши По я выбрал отрез тончайшего красного шелка. Уже после того, как я его приобрел, мне стало понятно, что такой дорогой подарок ты не смог бы купить. Однако я тут же придумал для тебя прекрасное оправдание. Ты можешь сказать своей сестре, что, собираясь купить ей подарок, экономил деньги, которые тебе давали на еду. Если же она не поверит этому, то ты смущенно признаешься в том, что пишешь стихи на заказ и продаешь их.
        Теперь я должен вернуться к своей работе. Мне нужно отобрать лучшие шелковые ткани для отправки в Европу. Знаешь, я понемногу начал разбираться в лошадях. Похоже, что белые хотят уподобиться маньчжурам. Они считают, что настоящий вкус жизни можно ощутить только в том случае, если сидишь в седле, верхом на этих огромных и сильных животных. Они, как и маньчжуры, обожают запах вонючего сыра!
        Я считаю, что пристрастие белых людей к нашей высокой и утонченной культуре обернулось для нас настоящей бедой. Они, как и все варвары, хотят все взять под свой контроль. Даже то, чего не могут понять. Я думаю, что именно поэтому Китай всегда будет привлекать завоевателей. К счастью, мы, китайцы хань, научились сохранять свои национальные черты, даже будучи порабощенными другими народами. Я уверен, что со временем мы научимся у них военному искусству и коммерции и станем настолько сильной нацией, что сможем занять почетное место среди других народов мира.
        Твой преданный друг Куй Ю.

        Одинокий цветок цветет среди тысяч себе подобных.
        Прекрасная жемчужина скрыта от глаз на дне морском среди ракушек и песка.
        Только мудрецу дано оценить ее совершенство и изысканный цвет.
        Купец может назначить цену для этой жемчужины.
        Бедняк же постоянно плачет от непосильного труда.


        Глава 5
        Жил на свете один великий военачальник, который очень любил своих детей и поэтому постоянно их баловал. Как-то раз он вернулся домой и увидел, что его сын стоит на коленях в снегу, да еще и без пальто. Он начал расспрашивать сына о том, что случилось, и сын признался, что бабушка наказала его за непослушание. Услышав это, военачальник снял свой плащ и, опустившись на колени, стал рядом со своим сыном. Мать, узнав о таком странном поступке сына, вышла к нему и спросила, почему он так поступил.
        - Ты заставила моего сына страдать и мерзнуть от холода, - ответил великий военачальник, - поэтому я заставил страдать и мерзнуть от холода твоего сына.

        Ши По маленькими шажками мерила классную комнату. Она провела рукой по пустой стене. Во время занятий на этой стене висел свиток со священными иероглифами. Она закрыла глаза, пытаясь вспомнить, что в нем написано.
        Тот, кто сможет одновременно двигаться, дышать и извергать семя, станет бессмертным.
        После каждого урока она обычно снимала со стены свитки и прятала их. Многие люди считают тигриц странными и порочными существами, которые навлекли на себя гнев Будды. Они уверены, что порядочный человек просто обязан осуждать таких, как она. Ши По не обижалась на людей за их невежество.
        Повернувшись спиной к пустой стене, она направилась в соседнее помещение, которое по размерам было больше классной комнаты. Именно здесь она обычно занималась со своими «тигрятами». Как и соседняя комната, оно тоже было пустым и неприветливым.
        Оглядевшись вокруг, Ши По поняла, что в окружении этих голых стен она и сама похожа на огромное пустое пространство. В этой комнате ее ученицы достигали нирваны, познавали свое тело и тело мужчины. Они доказали, что женщина способна на большее, чем просто быть женой и матерью (в Китае считалось, что именно этим должна ограничиваться сфера деятельности женщин), они научились сами зарабатывать себе на жизнь, а некоторые их них даже достигли бессмертия.
        Ей и самой многое удалось сделать. Она родила троих детей, прекрасно управлялась со своим большим домом и стала хорошей женой своему мужу. Однако сейчас Ши По ощущала какую-то невероятную опустошенность. Так же, как и эта комната, утратившая былой уют, она словно бы тоже лишилась всего, что связывало ее с этим миром. Ей осталось выполнить только одну, последнюю, обязанность.
        Именно этим она сейчас и занималась. Ей понадобилось довольно много времени для того, чтобы найти своему мужу новую жену. Задача была не из легких. Женщина, которая займет ее место, должна будет не только заботиться о Куй Ю и его сыновьях, но и стать вместо нее тигрицей и продолжить начатое Ши По дело. Новой жене Куй Ю предстоит выполнить обещание, данное ею Ши По, - вырастить здоровых и сильных сыновей, которые станут опорой ее бывшему мужу в старости, а также обучать прекрасных и страстных молодых женщин, обладающих достаточной духовной и физической силой для того, чтобы выполнить свое жизненное предназначение.
        Необычайно трудно найти подходящую кандидатуру, но неожиданно для Ши По все оказалось значительно проще. Дело в том, что она доверяла только одной женщине, и ею была Маленькая Жемчужина. Именно по этой причине Ши По подписала документ, в котором передавала все свои права Маленькой Жемчужине и назначала ее партнершей Куй Ю.
        Она не сомневалась, что, в конце концов, они поженятся. Маленькая Жемчужина сразу же поймет, что от нее требуется, а Куй Ю всегда легко сходится с людьми. Он быстро привяжется к своей новой партнерше. Не пройдет и двух месяцев, решила она, как они объявят о своей свадьбе.
        Ши По оставила этот документ на небольшом возвышении, на том месте, где она всегда стояла, когда вела занятия. Рядом с документом она положила свой кинжал. Теперь можно было заняться и другими делами.
        Прежде всего, нужно определить, где ей предстоит умереть. Она задумалась, мысленно подбирая место, которое лучше всего подойдет для вознесения на Небеса. Но вместо того чтобы осмотреть какое-либо конкретное место, она положила кинжал возле листка бумаги со списком наставлений, предназначенных для Маленькой Жемчужины, и стала бесцельно бродить по этому большому темному помещению.
        - Я знал, что ты придешь именно сюда.
        Услышав тихий голос мужа, Ши По резко обернулась и с удивлением посмотрела на него. В темноте она не могла разглядеть его лицо. Он стоял в дверном проеме. На нем был его вечерний костюм, переливающийся в лунном свете.
        Неужели она опять ждала его, надеясь, что он все-таки придет и попрощается с ней? Может, она еще сомневается в правильности своего решения и хочет, чтобы он уговорил ее отказаться от него? На самом деле Ши По уже ничего не понимала, и это заставляло ее волноваться. Невозможно вознестись в Царство Небесное, если у тебя неспокойно на душе. Это значит, что ей придется отложить осуществление своего плана до тех пор, пока она не уладит свои отношения с мужем.
        - Я ждала тебя, - негромко произнесла Ши По, чувствуя неожиданный прилив сил. - Я хочу, чтобы мы с тобой выяснили все до конца.
        В комнате было темно, но луна светила так ярко, что Куй Ю, обладавший острым зрением, сразу заметил кинжал, который лежал рядом с ее прощальными наставлениями.
        - Ты все-таки решила осуществить свое намерение, несмотря на то, что пообещала начать все заново, - сказал он, с укоризной глядя на жену.
        Она покачала головой.
        - Просто нет необходимости начинать все сначала. Осталось лишь достойно уйти.
        - Если бы существовала возможность исправить совершенные ошибки и прожить свою жизнь заново, сколько бы людей с радостью воспользовались ею…
        В ответ на его слова Ши По невольно улыбнулась, удивившись тому, что даже в такой напряженный момент мужу удалось завладеть ее вниманием.
        - Но я не совершала ошибок. Я все старалась делать наилучшим образом.
        - О! - воскликнул он, заходя в комнату. - Я иногда забываю, что ты - самая великолепная жена, о которой только может мечтать мужчина.
        Ши По медленно приблизилась к тому месту, где он стоял.
        - Я не говорила, что была прекрасной женой. Я только сказала, что сделала все, что задумала. И сделала это хорошо, - твердо произнесла она, хотя в глубине души сомневалась в истинности этого утверждения. А правда ли это? Действительно ли она сделала все, что могла, и добилась всего, чего хотела?
        Пока она вела этот внутренний спор с самой собой, Куй Ю взял ее за руки и спокойно сказал:
        - Ты еще многого можешь добиться, Ши По. Ты даже не представляешь, сколько можешь совершить в будущем.
        Она с грустью покачала головой.
        - Мои дети уже выросли. Моя школа тигрицы процветает. Теперь мне осталось только достичь бессмертия. - Повернувшись к нему спиной, Ши По прошла через комнату к возвышению, на котором лежал свиток с ее наставлениями. Взяв его в руки, она снова заговорила, но смотрела мимо Куй Ю, как будто обращалась к пустой стене:
        - Я назначила тебе в партнерши Маленькую Жемчужину. Она научит тебя… А-а!
        Куй Ю схватил ее руками за шею, и она едва не задохнулась. Потом он с силой притянул ее к себе. Ее руки теперь были плотно прижаты к его груди, и она даже не могла ими пошевелить.
        - Ты моя партнерша, Ши По! И другой мне не нужно, - прошептал он ей в самое ухо.
        Она не ответила и безвольно опустила голову. Она не будет сопротивляться, ведь он не собирался душить ее. Таким способом Куй Ю просто пытался привлечь ее внимание. И ему это удалось, только и всего. Она не изменит своего решения.
        Через несколько секунд они оба успокоились. Он все еще стоял рядом с ней, крепко сжимая руками ее шею.
        - Куй Ю…
        - Ты дала обещание, - прошептал он. В его голосе слышалось отчаяние, а не гнев. - Ты сказала, что подождешь.
        - Я так и сделала. Я ждала до тех пор, пока не смогла разрешить все то, о чем ты упоминал. Но сейчас, когда все выяснилось…
        - Еще ничего не выяснилось! - воскликнул он и, волнуясь, заставил ее поднять голову и посмотреть ему в глаза.
        У нее помутилось в голове. Ей трудно было стоять на своих перевязанных ступнях, но он, как всегда, поддержал ее. Заглянув в его темные зрачки, она увидела в них боль и страдание.
        - Я все равно уйду, Куй Ю, - сказала она. - Ты найдешь…
        И тут он прижался губами к ее губам. Сначала Ши По решила сопротивляться, подумав, что эти любовные ласки только принесут ему боль, но ощутила неожиданно сильный прилив энергии инь, и ее тело сразу обмякло. Потом она рассудила, что так все и должно быть, что, наверное, богиня Квен Инь послала его к ней. Он поможет возбудить ее энергию инь, и ей будет легче перенестись в Царство Бессмертных.
        Так и должно быть… Конечно, именно муж должен помочь жене осуществить переход из одной жизни в другую. Ши По расслабилась в его сильных руках, выгнула спину и прижалась к нему. Она открылась ему навстречу так, как раскрывается женщина перед мужчиной, которому она доверяет.
        - Ты доставишь меня на Небеса, - пробормотала она.
        Куй Ю на мгновение замер, но его губы были все еще прижаты к ее губам. Он кивнул, и она почувствовала его дыхание на своей коже.
        - Я сделаю это вместе с тобой. Я помогу тебе вознестись в Царство Бессмертных. Мы посмотрим, что нужно для этого сделать, - едва слышно прошептал он.
        Она улыбнулась, довольная тем, что он понял ее.
        - Начни с…
        - В этом деле я не нуждаюсь ни в чьих наставлениях. Я знаю, как нужно заниматься любовью с женщиной.
        - Но это…
        Он с нежностью коснулся пальцами ее губ, заставив замолчать, а потом пронзительно посмотрел на нее и отстранился.
        - Поверь мне, Ши По. Я прочитал твои свитки. Я могу так возбудить твою энергию инь, что она превратится в могучий водопад, и мы оба утонем в нем.
        Ши По кивнула, понимая, что таким образом муж хочет попрощаться с ней, и незаметно для себя расслабилась, став невероятно нежной и податливой. Любое проявление чувств с его стороны она готова была принять как драгоценный подарок. Ведь это все, что она может сделать для него. Она понимала, как сильно будет страдать Куй Ю, когда ее уже не будет рядом с ним.
        Нужно только, чтобы кинжал находился рядом с ней в тот момент, когда энергии инь и ян достигнут своего пика, тогда она сможет вознестись на Небеса так, как того требует ритуал. Именно поэтому она и окунула кинжал в яд. Это придаст оружию такую смертоносную силу, что она сразу же окажется на Небесах.
        Ши По коснулась воротника своей шелковой блузы и начала расстегивать ее. Она делала это непривычно медленно, зная, что мужчинам нравится смотреть, как женщина раздевается. И в самом деле, Куй Ю внимательно следил за ее движениями, с удовольствием разглядывая каждую складочку на ее нижней сорочке. Это была тонкая, почти прозрачная газовая сорочка ромбовидной формы. Ши По сбросила на пол шелковую блузу и начала развязывать пояс юбки. Однако юбка застряла на бедрах. Только извернувшись, словно змея, сбрасывающая с себя свою кожу, Ши По смогла протолкнуть ее до колен, и юбка упала на пол.
        Теперь она стояла перед мужем в одной нижней сорочке, которая прикрывала ее тело от груди до пупка. Зная, какое воздействие это может произвести на него, она переступила через юбку и стала так, чтобы ее лучше было видно. Теперь Ши По была окутана бледным сиянием луны и ее кожа, казалось, излучала легкий серебристый свет.
        Взгляд Куй Ю, скользнув по ее лицу, опускался все ниже и ниже, пока не остановился на ее нижней сорочке, как раз в том месте, где были вышиты две порхающие бабочки. Край сорочки был украшен бахромой, и он смотрел как завороженный на эти слегка подрагивающие кисточки. Потом Куй Ю перевел взгляд на татуировку в форме тигрицы, которая находилась ниже этой шелковой бахромы. Начинаясь ниже пупка, татуировка протянулась между ее бедрами, так что хвост тигрицы находился на спине, скручиваясь колечком у самого копчика. Сама не осознавая, что делает, Ши По начала медленно двигаться, исполняя танец тигрицы.
        Потом она решила не заигрывать с ним подобным образом и остановилась. Все эти хитрости сейчас неуместны. Они должны быть честны друг с другом.
        Куй Ю протянул руку и провел пальцами по глазам вытатуированной тигрицы, медленно опускаясь к выбритому лобку Ши По. Он продвинулся еще дальше и погладил своим длинным пальцем живот тигрицы. Затем его палец скользнул ниже, в ее плоть, проникая все глубже и действуя все настойчивее, пока у Ши По не задрожали ноги.
        Она стояла и смотрела, как он изучает ее. Она почувствовала, как его средний палец начал поглаживать ее плоть, а остальные пальцы, развернутые веерообразно, ласкали пещеру наслаждения. Ей казалось, что он прочно держит в своих руках не только ее тело, но и всю ее душу. Ши По хотела заговорить, но не смогла произнести и слова, так как у нее пересохло во рту. Она хотела прошептать что-нибудь ласковое, но ничего такого еще никогда не слетало с ее губ. По крайней мере, тогда, когда она не притворялась и не лукавила. И сейчас она не будет обманывать Куй Ю.
        Поэтому она молча стояла и с замиранием сердца следила за каждым движением его пальцев, пока они не оказались у самого входа в ее пещеру.
        Ее пещера была влажной, но вход в нее по-прежнему был узким, как у девственницы. Для того чтобы добиться такого результата, Ши По пришлось долго и упорно заниматься. Однако ее энергия инь изливалась обильным дождем, и его палец легко проскользнул в ее щель. Куй Ю выжидательно посмотрел на нее, но она продолжала хранить молчание.
        Она понимала, о чем он сейчас думает. Уже много лет она никому (даже Куй Ю) не разрешала проникать в свою пещеру. Ни дракон, ни палец, ни даже шар тигрицы не попадали в нее. Она позволяла это делать только своим собственным рукам, чтобы помыть свой половой орган. Следует ли ей принять его вторжение? Должна ли она…
        Ши По напряглась. За годы тренировок она научилась плотно сжимать свои мышцы для того, чтобы он не мог проникнуть в ее лоно. Почувствовав ее реакцию, он замедлил свои действия. Она схватила его за руку.
        - Позволь мне отдышаться, - прошептала Ши По, надеясь, что, восстановив дыхание, она сможет контролировать свое тело.
        Куй Ю неподвижно стоял, пока она дышала носом и цитировала про себя стихи тигрицы. Она разрешит своему лотосу раскрыться. Она позволит своей росе увлажнить его лепестки. И она почувствует, как пчела…
        Он был уже внутри нее.
        Ее так поразило это неожиданное вторжение, что она еще сильнее сжала его руку, чтобы успокоить себя. Он проникал все глубже и глубже. Его пальцы поворачивались, изгибались, стараясь занять более удобную позицию, и она ощущала каждое их движение на лепестках своего лотоса.
        Другие его пальцы тоже не бездействовали. Они раскрылись, словно веер, и ласкали такие места на теле Ши По, о которых ничего не упоминалось в ее священных свитках и которые не смогли бы отыскать даже опытные руки. Однако Куй Ю, который не обучался никакой специальной технике, просто ласкал все ее тело, возбуждая Ши По. Вскоре его большой палец присоединился к своим собратьям и начал умело протискиваться внутрь. Эти движения вызывали вспышки энергии инь, которая расходилась по ее телу горячими волнами.
        Ши По очень хотелось лечь и раздвинуть ноги, чтобы Куй Ю мог беспрепятственно продолжать исследовать ее тело. Ее инь была уже достаточно сильна, но она знала, как сделать ее еще сильнее, чтобы это пламя раскалилось добела. Однако ей не удавалось сосредоточиться и облечь свои мысли в слова. Ей не хотелось прерывать его, хотя она с трудом стояла на своих перевязанных ступнях и чувствовала, как сильно дрожат ее ноги. Учащенно дыша, она с благодарностью принимала изысканные ласки мужа.
        Тем временем Куй Ю проникал все глубже и глубже. Ши По и не знала, что у него такой длинный палец. Она чувствовала, что он достает до самого ее лона, продолжая изгибаться и скользить, осторожно нащупывая дорогу. Внезапно все закончилось. Резким движением он вытащил свои пальцы.
        Ши По вскрикнула, отчаянно пытаясь сжать бедра и задержать его руку. Однако он был сильнее ее и действовал быстрее.
        - Ужасное ощущение, не так ли? Теперь ты понимаешь, каково это - неожиданно лишиться того, к чему привык? - спросил он.
        Она поняла, что он имеет в виду ее решение в скором времени покинуть его. Куй Ю хочет, чтобы она почувствовала, какие страдания он будет испытывать после ее смерти.
        Она покачала головой.
        - Ты, муж мой, никогда не был человеком, который превыше всего ценит покой и уют. Даже если бы это было правдой, почему ты не хочешь ничего изменить в своей жизни?
«Только тот, кто недоволен своей жизнью, растет и развивается дальше. Человек, который ни к чему не стремится, становится ленивым и бездеятельным», - процитировала она.
        В глазах Куй Ю появился холодный блеск.
        - Похоже, что я, разговаривая с тобой, только попусту трачу время. Я бы мог просто запретить тебе лишить себя жизни, но ты не подчинишься моему приказу. Я мог бы запереть тебя в твоей комнате и связать тебе руки, но это только укрепило бы твою веру в свою правоту. Поэтому я решил последний раз насладиться твоим телом. Я заставлю твою энергию инь бурлить, словно полноводный поток, а свою энергию ян превращу в мощнейшую силу, и тогда мы посмотрим, кто из нас первым достигнет Царства Небесного: ты, которой для этого пришлось столько лет упорно заниматься, или я, который просто вдоволь напьется твоей энергии инь.
        - Именно я смогу сделать это первой, - прошептала она. - И ты прекрасно понимаешь почему.
        Куй Ю пожал плечами. Его глаза горели лихорадочным огнем.
        - Я бы на твоем месте не был таким самоуверенным! - зло крикнул он. - У меня такой же большой запас энергии ян, как у тебя твоей очищенной энергии инь. Сегодня вечером я намерен взять то, что хочу, а завтра перенесусь в лучший из миров.
        Ши По кивнула в ответ, принимая его вызов, и с удивлением заметила, что этот разговор так взволновал ее, что она буквально задыхается от возбуждения. Путь тигрицы довольно скучен и однообразен. Этот опыт, по крайней мере, обещает стать чем-то новым и необычным.
        - Что ж, так тому и быть, - сказала она, понимая, что сейчас, словно зеркало, отражает его непреклонную решимость.
        Когда она подняла руку и, дотянувшись до шеи, хотела ослабить верхний шнурок своей нижней сорочки, Куй Ю остановил ее, крепко сжав своими руками ее запястья.
        - Я сам раздену тебя, жена. Тогда, когда я захочу, и так, как я захочу, - заявил он.
        Он ослабил хватку, и она медленно опустила руки. Ши По нахмурилась. Ее начало беспокоить все, что сейчас происходило. С Куй Ю явно было что-то не так. Казалось, им овладела какая-то темная и могущественная сила. И эта сила была темнее сегодняшней лунной ночи. Она на минуту задумалась, вспомнив об окружающем мире, и задалась вопросом: а знает ли она, чем Куй Ю занимается в Шанхае? Ведь он уходит из дому утром и возвращается только поздно вечером. Его глаза утратили свою былую яркость. Они стали темными и тусклыми.
        - Куй Ю… - прошептала она, но не успела закончить фразу.
        Он дотянулся до возвышения, находившегося у нее за спиной, и схватил кинжал. Потом он резко выдернул лезвие из ножен, так что послышался звенящий скрежет металла о металл.
        - Куй Ю! - закричала Ши По, увидев, что он положил на свою ладонь обнаженное лезвие. Смертельный клинок холодно поблескивал в лунном свете. - На лезвие нанесен яд, - предупредила она. - Достаточно малейшей царапины, чтобы умереть.
        - Я знаю, - спокойно сказал Куй Ю, продолжая рассматривать смертоносное оружие. Затем он поднял голову и жестко произнес: - Приготовься, жена моя. Тебе нужно лечь на спину.
        Ши По в недоумении огляделась вокруг. Выразительно посмотрев на холодный деревянный пол, она предложила:
        - Давай лучше перейдем в нашу спальню.
        Не говоря ни слова, Куй Ю быстро подошел к стене, в которой имелась потайная ниша. Он прекрасно знал, где она находится и что в ней хранится. Одним рывком он вытащил оттуда шелковый гобелен, который украшал стену во время занятий, и с силой швырнул его на пол.
        - Ляжешь на него, - сердито произнес он, разворачивая гобелен.
        Ши По не стала с ним спорить и послушно опустилась на мягкую белую ткань. Потом, посмотрев на мужа, она легла, ощутив спиной холодок старинного шелка. Когда она вытянула ноги и широко раздвинула их, между ними оказалось слово «семя», вышитое на гобелене. Куй Ю навис над ней. Его лицо было мрачным, а глаза напоминали два темных бездонных колодца.
        - Оденься! - непререкаемым тоном приказал он.
        Ши По вздрогнула. Всего несколько месяцев назад ей так хотелось, чтобы это произошло, а сейчас она дрожала от страха. Зная, что родник ее энергии инь высох, она все же решила не сопротивляться. Да и вряд ли это было возможно, ведь она сидела на символе, который назывался «соединяться вместе», а ее ступни касались слова «нерушимый».
        - Ложись.
        Она подчинилась, ощутив неприятную дрожь в животе, немного ниже бахромы, которой была украшена ее нижняя сорочка. Вытянув шею, чтобы лучше видеть этого мрачного незнакомца, который возвышался над ней, она почувствовала, что его душа тоже пребывала в смятении. Он резкими движениями срывал с себя одежду. Может, если она сейчас дотронется до него, он снова станет тем человеком, которого она знает? Человеком, который всегда заботился о том, чтобы ей было хорошо и уютно, и который в случае необходимости немедленно пришел бы ей на помощь.
        Она хотела что-то сказать ему, но в тот момент, когда Куй Ю повернулся и грубо коснулся ее ног, у нее слова застряли в горле: муж был абсолютно голый. Он опустился на колени между ее бедрами, и она почувствовала, как его волосатые ноги коснулись ее нежной кожи, вызвав горячую дрожь во всем теле.
        - Молчи, - приказал он. - И дыши спокойнее.
        Ши По послушно кивнула, ощущая себя такой же слабой, как и тигрица, которая была вытатуирована на ее теле. Получалось, что эта тигрица сейчас лежала, выставив на всеобщее обозрение свой живот. Потом он достал отравленный кинжал и положил его на живот Ши По острием к ее шее. Рукоять кинжала, выполненная в форме дракона, была направлена в сторону его дракона, который слегка подрагивал от переполнявшего его желания.
        - Я хочу посмотреть на твою грудь, жена моя. Сегодня я раскрою все твои секреты, - сказал Куй Ю и, взяв в руки кинжал, легко разрезал шелковую бахрому ее сорочки.
        В этот момент Ши По запросто могла лишить себя жизни. Стоило ей лишь вздохнуть поглубже, и острие кинжала сразу же вонзилось бы в ее горло. Потом бы она быстро втянула живот и слегка приподняла грудь (это было одним из ежедневных упражнений тигрицы). Этого было бы достаточно для того, чтобы лезвие вошло еще глубже. Яд попал бы в кровь, и она умерла бы.
        Но Ши По понимала, что еще не готова к этому. Она лежала на полу, и ее энергия инь быстро остывала. В такой момент бессмысленно лишать себя жизни: вместо того чтобы вознестись на Небеса, она попадет в холодную могилу.
        Нет, она не станет сейчас протыкать себя кинжалом. Посмотрев на сосредоточенное лицо, Куй Ю, она поняла, что он тоже догадался об этом. Даже несмотря на то, что они часто спорили друг с другом, ни один человек на свете не понимал ее так хорошо, как муж.
        Итак, все продолжалось: холодное лезвие скользило по ее дрожащему телу, все дальше и дальше разрезая ее нижнюю сорочку, пока, наконец, она не распалась на две отдельные части. Ши По молчала, широко раскрыв глаза. Она хотела видеть все, что делает этот незнакомый мужчина, принявший обличье ее мужа. Ей хотелось прочитать его мысли, чтобы понять, что он собирается делать дальше.
        И вот, наконец разрезанная сорочка, скользнув по ее груди, упала на пол. Холодный воздух коснулся сосков Ши По, и они затвердели. Из одежды на ней остался только воротник от сорочки. Он был прошит двойным швом, и поэтому его было трудно разрезать. Куй Ю приставил кинжал к самому основанию ее шеи.
        - Выгни спину, жена моя, - громко произнес он. - Приподними свою грудь, покажи мне белизну твоей шеи.
        Ши По беспрекословно повиновалась ему. А разве могло быть иначе? Она не станет подвергать себя бессмысленному риску. Однако, выполняя его приказания, она все-таки действовала по-своему. В конце концов, она была тигрицей и за годы тренировок многому научилась.
        Прижав к полу ступни, Ши По сначала приподняла бедра, а потом и спину. В этот момент она почувствовала, как кинжал скользнул вниз между ее грудями, но не остановилась и продолжала подниматься все выше и выше, пока ее дрожащие соски не оказались на уровне его рта. Запрокинув голову и выставив вперед шею, она выгнулась всем телом и замерла.
        - Ты именно этого хотел? - ласковым голосом спросила Ши По, прекрасно понимая, что это совсем не то, что ему было нужно. Она явно перестаралась, зато сумела обрести над всей этой ситуацией хотя бы частичный контроль. Мужчиной, которого обуяло неуемное сексуальное желание, легко управлять, не ущемляя при этом его амбиций.
        Однако ее муж, похоже, не пребывал во власти своей похоти. Он продолжал наклоняться все ниже и ниже, пока Ши По не ощутила на своей груди его горячее дыхание. При этом ее соски затвердели. Он стал перед ней на колени, а кинжал продолжал медленно скользить по ее телу, продвигаясь все выше и выше. Наверное, он вот-вот коснется ее шеи. Она чувствовала холодное дыхание смерти, приблизившееся к ее подбородку.
        - Да, - прошептал Куй Ю низким, чуть охрипшим голосом. - Ты как раз то, что мне нужно.
        Потом он срезал с ее тела остатки сорочки и швырнул клинок в дальний угол комнаты. От напряжения у нее начала болеть спина, потому что ей трудно было находиться в таком изогнутом положении. Но Ши По чувствовала, что горячая энергия ян, исходящая от Куй Ю, обжигает ее замерзшее тело. Это помогало ей выгибаться все сильнее и сильнее, не обращая внимания на боль в мышцах. Несмотря на всю странность своего положения, несмотря на то, что ее муж все еще находился во власти гнева, Ши По всем телом чувствовала, как в Куй Ю бурлит энергия ян. Она испытывала неукротимое желание прижаться к нему, слиться с ним в одном порыве. Она просто хотела его. Но он не снизойдет до нее, а она не сможет слишком долго оставаться в таком положении.
        К счастью, ее спина не выдержала нагрузки, и она снова легла на пол. Именно в этот момент Куй Ю последовал за ней, и она, закрыв глаза, почувствовала, как он начал ласкать ее языком. Его изысканные ласки заставили ее застонать от наслаждения.
        Он взял в рот ее левый сосок. Не касаясь других частей ее тела, он обхватил ртом эту маленькую вершинку и начал ласкать ее языком. Сначала вверх, а потом вниз - так двигался его язык. При каждом движении он слегка посасывал ее сосок.
        Ши По чувствовала, что с каждой секундой ее энергия инь, набирая силу, начинает прибывать. Вскоре ее инь полилась, как настоящий ливень. Наслаждение дало выход тому, что было сковано страхом. Даже живот татуированной тигрицы задрожал от сильного желания. А Куй Ю все продолжал и продолжал свои атаки.
        Вверх-вниз. Вверх-вниз.
        Потом он остановился. Сжав губы, он потянул ее сосок вверх, а вместе с ним и ее грудь. Он тянул его все выше и выше. Тело Ши По изогнулось, и она уперлась руками в пол, чтобы продержаться подольше в таком положении.
        Затем он резко отстранился от нее, и она упала на пол, сильно ударившись. Открыв глаза, Ши По пыталась понять, что он собирается делать дальше. Она увидела, как его жемчужно-белые зубы поблескивают в тусклом вечернем свете, и догадалась, что он усмехается. На какое-то мгновение ей показалось, что Куй Ю больше похож на животное, чем на человека. Сейчас он скорее был драконом, а не ее мужем.
        Подняв левую руку, он случайно задел ее правую грудь.
        - А ведь тебе нравится это, не так ли, жена? - спросил он. Его голос звучал спокойно, хотя в нем все-таки чувствовалось удовлетворение, оттого что ему удалось подчинить ее своей воле. В голосе любого другого мужчины она бы ничего не почувствовала, но он был ее мужем, а кроме того, они были знакомы с самого детства. И она сразу уловила злорадные нотки, несмотря на то что Куй Ю пытался скрыть это.
        Как ни странно, но этот факт совсем не огорчил ее. Пусть он порадуется немного, ведь она, в конце концов, его жена и он должен получить наслаждение от их последней встречи. Ши По блаженно улыбнулась, чем несказанно удивила его.
        - Да, Куй Ю, - промурлыкала она. - Мне нравится это. Очень нравится.
        Он пристально смотрел на нее, а его рука в это время лежала на ее груди.
        - Мы с тобой никогда еще об этом не говорили, - медленно произнес он. - Я всегда делал то, что мне нравилось, и ты позволяла мне это, - улыбаясь, добавил он. Потом он начал осторожно мять ее грудь рукой, время от времени обхватывая пальцами сосок, сжимая его и быстро ослабляя хватку. Он повторил это несколько раз.
        - Это тебе тоже нравится?
        У него были большие ладони. Она уже забыла, какие прекрасные ощущения они могут дарить ей.
        - Мне нравится познавать твое тело, Куй Ю, - призналась Ши По и, протянув руку, коснулась его лица. - Мне нравится прикасаться к этой жесткой щетине на твоем подбородке. - Подняв ноги, она коснулась ими его ног. - Мне нравится дотрагиваться до твоих бедер, чувствуя под рукой жесткие волосы, которые покрывают их. - Ши По взяла в свои ладони его другую руку и положила себе на грудь. Теперь Куй Ю сжимал ее груди обеими руками. - А больше всего я люблю твои руки.
        Пока Куй Ю ласкал ее груди, играя с ними, она закрыла глаза и наслаждалась тем, как энергия инь, подобно океанскому приливу, становилась все сильнее и выше. Она понимала, что это против правил. Таких упражнений нет в инструкциях тигрицы, да и действия Куй Ю были слишком грубыми. Все, что он делал, могло привести к тому, что ее груди станут дряблыми и отвислыми. Однако сейчас Ши По было все равно. Ей нравились все его ласки, особенно когда он пощипывал ее соски.
        - У тебя грубая кожа, - размышляла она вслух, наверное, больше для себя, чем для него. - Она затвердела от тяжелой работы.
        Куй Ю замер и растерянно пробормотал:
        - Извини…
        - Ты меня не понял, - перебила его Ши По и поднесла к своим губам его руку. Она раздвинула все пальцы и по очереди нежно поцеловала подушечку каждого из них. - Я всегда любила твои руки. Нежные, надушенные руки моего брата вызывали у меня отвращение.
        Ши По видела, что муж внимательно смотрит на нее, обдумывая ее слова, поэтому спокойно продолжила свое дело. Она провела языком по его руке, исследуя углубления между пальцами, потом прошлась по линиям ладони и закончила тем, что пососала пальцы, поочередно беря каждый из них в рот.
        Это заняло довольно много времени, но Ши По не останавливалась. Она взяла другую руку Куй Ю и проделала с ней то же самое. Он позволил ей ласкать себя таким образом. Однако когда она начала облизывать его левую руку, он своей правой рукой коснулся ее груди. Потом его рука начала медленно скользить по ее телу, опускаясь все ниже и ниже. Он погладил голову вытатуированной тигрицы, находившуюся на животе Ши По, затем провел рукой между ее ногами.
        Наблюдая за женой, Куй Ю начал повторять все ее движения. Когда Ши По проводила языком между его пальцев, он своими пальцами ласкал лепестки ее лотоса. Когда ее язык скользил вдоль линий его ладони, он поглаживал своим большим пальцем жемчужину тигрицы. Когда же она засовывала его палец себе в рот, он забирался своей рукой в алую пещеру.
        Вскоре внутри нее образовался малый круг, по которому начала циркулировать энергия инь. Этот круг начинался на ее груди, затем проходил через матку, головной мозг и замыкался снова на груди. Ши По наслаждалась этим удивительным потоком, который распалял ее желание, заставляя выгибаться и поднимать живот. От его ласки она дрожала все сильнее и сильнее, испытывая невероятное возбуждение.
        Она провела языком по краю его ладони и слегка прикусила зубами мясистую плоть. Куй Ю тихо застонал и, широко раскрыв лепестки ее лотоса, сжал большим и указательным пальцами ее жемчужину. У нее задрожала челюсть, и она укусила его за руку. В ответ на это он еще сильнее стиснул пальцами жемчужину, а потом осторожно потер ее. Энергия инь окрепла, с бешеной скоростью циркулируя по ее телу. Ши По едва сдерживала восторженные стоны.
        Однако большого круга, по которому должна течь река ян, чтобы потом, смешавшись с ее энергией инь, составить с ней единое целое, еще не было. Если его не будет, она не сможет вознестись на Небеса. Ей необходимо сформировать круг энергии ян. Для этого ей нужно продолжить свои ласки и довести мужа до экстаза, чтобы создать два энергетических потока. Ши По убрала его руку со своего тела и попыталась сесть.
        - Нет, - тяжело дыша, произнесла она. - Круг энергии ян… он не…
        - Я знаю, - ответил Куй Ю хриплым голосом. Одной рукой он прижал Ши По спиной к полу, заставляя лечь, а другую руку снова просунул между ее бедрами и продолжил свою сладкую пытку, лаская лепестки лотоса. - Сегодня не будет никакого круга энергии ян, жена, - произнес он, удерживая Ши По, и снова начал пощипывать и поглаживать ее жемчужину.
        Если бы Ши По была одна, то с помощью медитации заставила бы энергию ян, которую она накопила в своем теле, циркулировать по кругу. Но сейчас у нее просто не было времени. Она должна положить конец этой муке. Зная, что река инь забирает много энергии и ее запасы могут истощиться, прежде чем она успеет создать круг энергии ян, Ши По решила, что медлить нельзя, иначе она лишится всей своей силы, накопленной долгими тренировками.
        Однако Куй Ю не отпустил ее. Энергия инь увеличивалась и крепла, словно океанский прилив. Достигнув своего пика, она, словно гигантская волна, накрыла Ши По. И все это случилось очень быстро! Невероятно быстро!
        Он знал, что делает. Это было последнее, о чем она подумала перед тем, как оседлать тигрицу инь. Ши По почувствовала, как сжалось ее тело, как участилось дыхание, но Куй Ю, не обращая на это внимания, продолжал свое дело. Одной рукой он прижимал ее бедра, а другой все глубже и глубже проникал в ее лоно и ласкал жемчужину инь.
        Это было так чудесно - ощущать неудержимый бег тигрицы инь. Но сейчас это не принесет ей никакой пользы. Без круга энергии ян Ши По не сможет вознестись на Небеса. Поэтому она слезно умоляла мужа отпустить ее и прекратить эту пытку.
        Он не слушал Ши По, и у нее сердце сжалось от горя, хотя ее тело содрогалось от восторга и неописуемого наслаждения. И вот наступила кульминация, похожая на взрыв оглушительной силы.
        Все исчезло. Все потеряло смысл. Осталось только это томительно-сладостное удовольствие и необузданная радость.
        Что же это?
        Энергия инь начала постепенно убывать. Тело Ши По уже не содрогалось, а ее дыхание стало ровным и спокойным. Однако в ее голове все еще бушевала настоящая буря.
        Что это было?
        Ши По раздвинула ноги и расслабила мышцы. Ее груди уже не дрожали. Татуированная тигрица подалась вперед, когда она расслабила спину и в изнеможении распласталась на полу.
        Что же такое сделал Куй Ю?..
        Ши По спокойно дышала, а энергия инь уже не бурлила, как прежде, а просто приятно согревала все ее тело. Она открыла глаза и посмотрела куда-то в темноту, поверх головы Куй Ю, не замечая его лучезарной улыбки.
        Именно в этот момент она поняла, что в ней самой произошли какие-то существенные, крайне важные для нее перемены.
        Она пока еще не могла дать им оценку, а тем более описать свои новые ощущения.
        Что же такое сделал с ней ее муж?



9 июля 1879 года

        (Это письмо было послано патриарху Ценю по случаю возвращения его дочери Ши По, которая в течение сорока девяти дней после похорон своего дяди жила в доме тетки.)
        Многоуважаемый господин Цень!
        Прошу вас принять этот скромный подарок. Я понимаю, что он не сможет передать ту радость и огромное счастье, которыми наполнился ваш дом после возвращения вашей горячо любимой дочери.
        С огромным уважением, Тэн Куй Ю.
        (К этому письму прилагался скипетр, искусно вырезанный из благородного нефрита. Он состоял из трех частей овальной формы. Первая его часть была выполнена в форме трехпалого дракона, а последняя - в виде птицы феникс, выпустившей свои острые когти. Между этими двумя фигурами в центральной части скипетра находилась магическая жемчужина, от которой в разные стороны исходили небесные ленты - символ власти и могущества.)



10 сентября 1879 года

        (Это письмо было послано патриарху Ценю, когда его сын уехал из дому для того, чтобы сдать императорский экзамен.)
        Уважаемый господин…
        Прошу принять этот скромный подарок. Этот подарок, конечно, не сможет выразить, сколь полезным было для меня общение с вашим необычайно эрудированным сыном Лунем По. Мы с ним учились вместе, и меня всегда поражали его глубокий ум и эрудиция.
        С нижайшим поклоном, Тэн Куй Ю
        (К этому письму была приложена редкая копия книги Конфуция «Аналекты».)



24 января 1880 года

        (Это письмо было послано патриарху Ценю по случаю его пятидесятилетнего юбилея.)
        Я испытываю двойную радость, оттого что могу поздравить Вас с этой славной датой.
        Небеса прославляют Вас радостным пением птиц.
        Земля дарит Вам изысканную красоту своей природы.
        А Ваши дети во всем похожи на своего благородного отца.
        (С этим письмом была доставлена мандаринская куртка из красного шелка, богато расшитая золотыми и серебряными нитями. Это была модная, изысканного покроя куртка с застежками из слоновой кости.)


        Глава 6
        Один человек спросил столяра, сможет ли тот сделать стол, используя для этого меньше деревянных досок, чем обычно требуется для такого изделия. Этот человек хотел сэкономить свои деньги.
        - Я могу сделать такой стол, но у него будет всего две ножки, - сказал мастер. - Если прислонить такой стол к столбу, то он будет достаточно устойчивым. Как-то раз выдалась прекрасная лунная ночь, и этот человек захотел накрыть стол во дворе своего дома. Но как быть? Его стол не сможет стоять во дворе. Он послал за мастером и пожаловался ему на свою беду.
        - Сидя дома, легко экономить деньги, - сказал мастер. - Гораздо труднее это сделать, когда ты покидаешь свой дом.

        Куй Ю увидел испуг в глазах жены. Когда она радовалась, то становилась невероятно привлекательной. Такая красота достойна, быть увековеченной в стихах и музыке. В минуты радости и счастья Ши По излучала какой-то необычайный свет, и все, кто находился в это время рядом с ней, попадали под ее волшебное обаяние.
        За всю их совместную жизнь ему довелось только четыре раза наблюдать это магическое свечение. Три раза во время рождения их детей - в то самое мгновение, когда ребенок появлялся из чрева матери. При этом все младенцы были похожи на сморщенные, пронзительно орущие мокрые комочки. Но когда Ши По брала их на руки и прижимала к своей груди, они сразу же успокаивались, и Куй Ю казалось, что на него нисходит Божья благодать. Глаза его жены излучали безмерное счастье. Ему казалось, что в этот момент она с утроенной силой желает, чтобы все люди на свете могли испытать то же самое. Радость же самой Ши По просто не знала границ. И она распространялась не только на новорожденного ребенка, но и на Куй Ю, и на весь мир в целом. Она всех приглашала разделить с ней радость рождения их очередного ребенка.
        Эти мгновения он никогда не забудет, как не сможет забыть и тот день, когда, подняв вуаль, закрывавшую лицо жены, он увидел, что женился именно на Ши По. Он не знал, радовалась ли она в тот день так же, как и он, но ее глаза излучали поистине божественный свет. Какое, однако, счастье, что он взял в жены именно эту женщину!
        Сегодня он увидел это необыкновенное свечение в пятый раз. Все началось с разочарования и неудовлетворенности, а закончилось тем, что снова появились красота и гармония, заставившие его смириться и признать свое поражение. Он видел, что ее лицо и трепещущее тело выражали одновременно и страх, и удовлетворение. Он ощутил непомерную гордость, оттого что своими большими и загрубевшими от тяжелой работы руками смог доставить удовольствие этой утонченной женщине. А главным было то, что, когда ее радость коснулась его, сразу же рассеялись все сомнения и он уже не чувствовал себя одиноким и покинутым. Но вскоре все это исчезло. В глазах Ши По появился страх, который она очень быстро скрыла под привычной маской спокойствия и уверенности.
        - Почему ты прячешься от меня, Ши По? - спросил он, понимая, что это глупый вопрос, но слова эти вырвались как-то помимо его воли. Нельзя победить страх, действуя такими грубыми методами. Это только еще больше испугает и даже разозлит человека, заставив его замкнуться в себе. Он знал об этом, но не смог удержаться и задал свой вопрос.
        Опершись на локти, жена отодвинулась от него.
        - Мне нечего скрывать! - сердито крикнула она. - Ты забыл, что я лежу перед тобой обнаженная?
        Он ничего не сказал, чувствуя, что Ши По снова обретает свою былую силу. Существуют ли в этом мире такие качества, как доброта и снисходительность? Как можно помочь человеку, душа которого наполнена только болью и страданиями? Из-за постоянного страха душа Ши По была истерзана до предела. И в том, что ей хотелось покинуть этот мир и вознестись на Небеса, нет ничего удивительного. Только там, по ее мнению, она будет чувствовать себя в безопасности.
        Эта мудрая мысль как-то совершенно неожиданно пришла ему в голову. Все долгие годы их совместной жизни он не понимал и не замечал этого, так как думал только о том, как приумножить благосостояние своей семьи. Но сейчас, глядя на прекрасное тело жены, мерцающее в лунном свете, Куй Ю словно бы прозрел.
        Его жене нужно чувствовать себя защищенной! Эта догадка поразила его, как гром небесный. Несмотря на то, что Ши По была верховной тигрицей, несмотря на все его богатство и многое другое, страх сделал ее беспомощной. Он ожесточил ее душу. Именно поэтому она так злилась сейчас. Ей не нравилось, что он ласкал ее так, как ему хотелось, а не так, как учит ее религия. Она чувствовала себя защищенной только в том случае, когда могла полностью контролировать его.
        Куй Ю даже выпрямился от неожиданности. Он никак не мог поверить, что все усилия, которые он потратил на то, чтобы сделать свою семью богатой, ровным счетом ничего не значат. Оказывается, все это время он занимался не тем, чем нужно.
        Что же должен сделать мужчина, чтобы защитить своих близких?
        - Я устал, Ши По, - сказал он.
        Ему не хотелось, чтобы она полностью отстранилась от него, и положил свою руку на все еще дрожащее бедро жены. Он был благодарен ей за то, что она не отодвинулась и не убрала его руку.
        Он нежно прикоснулся к ее ноге. Ему нравилась мягкая и нежная кожа Ши По, ее стройные и сильные ноги. И вот он дошел до ее перевязанных ступней. Не думая о том, что он делает, Куй Ю начал снимать стягивающие их повязки.
        - Что ты делаешь? - испуганно закричала Ши По.
        Он остановился и удивленно посмотрел сначала на жену, а потом на свои руки. Если еще минуту назад Куй Ю не отдавал себе отчета в своих действиях, то сейчас он делал это совершенно осознанно и не желал останавливаться.
        - Я твой муж и имею право увидеть твои ступни, - голос Куй Ю прозвучал довольно холодно. Почему он злится на нее?
        - Конечно, ты имеешь на это право, - мягко произнесла Ши По, - но ты же не хочешь…
        - Конечно, хочу, - сердито сказал он и плотно сжал губы, пытаясь унять свою злость. Но это не помогло ему. По резким и быстрым движениям было видно, что Куй Ю в ярости.
        Ши По это явно не нравилось, и она беспокойно заерзала на месте.
        - Тебе больно? - осведомился он. Если бы жена сказала, что он причиняет ей боль, Куй Ю немедленно бы остановился.
        Он видел в ее глазах какую-то нерешительность, наверняка порожденную страхом. Потом она опустила глаза и уставилась на свои ноги.
        - Нет, - едва слышно ответила она. - Мне не больно.
        - Тогда что же…
        - Дело в том, что мои ступни грязные. Это не самая красивая часть моего тела. Ни одна женщина не хотела бы предстать перед мужчиной во всем своем безобразии.
        Он не понял ее.
        - У тебя красивые ступни, - уверенно заявил он и снял с ее ног последнюю повязку. Он наклонился и понюхал ее ступню. Запах был неприятным. Ее ступни имели красивую форму, напоминающую лотос, но это почему-то показалось ему смешным.
        - Остановись, Куй Ю, - умоляла Ши По. - Оставь мои ноги в покое. Они неприятно пахнут.
        Он кивнул в ответ, соглашаясь с ней, и поднялся с пола.
        - Оставайся здесь, - приказал он и быстро вышел в соседнюю комнату, предназначенную для тренировок. Ученики Ши По могли приходить сюда в любое время суток. Сейчас здесь никого не было, потому что после визита генерала Кэнга все ее подопечные покинули дом. Однако в этой комнате должна была быть чистая вода и полотенца.
        Он схватил все, что было нужно, а также чистые повязки для ног и таз и быстро вернулся обратно. Увидев, что жена все еще сидит на гобелене, Куй Ю с облегчением вздохнул. Она не убежала. Она сидела и теребила в руках одну из повязок.
        - Выброси ее, - сказал он. - Я принес чистые…
        Ши По ничего не ответила, а только продолжала устало смотреть на него. Когда он снова сел на гобелен возле ее ступней, она, наконец, заговорила.
        - Ты не должен ходить по дому голым. Это неприлично, - резким голосом произнесла она.
        Он кивнул в ответ. По правде говоря, Куй Ю просто забыл, что он голый. Сейчас он думал только о жене.
        - Очень хорошо, - улыбнулся он. - Я разрешу входить в таком виде только в кухню.
        Ее, конечно, удивил этот дерзкий ответ, но она ничего не сказала. Ши Поуже не выглядела такой испуганной, как несколько минут назад, хотя ее страх не исчез полностью. После того как Куй Ю взял ее правую ступню и быстро снял повязки, она вновь напряглась.
        Повязки, которые он принес, так же неприятно пахли, как и те, которые он снял с ее ног. Поэтому он отбросил их в дальний угол комнаты. Ши По наклонилась, чтобы помыть ноги. Она налила в таз воду, уселась поудобнее, но Куй Ю остановил ее.
        Уже больше десяти лет он не видел ее голой ступни. Когда он стал ее новым женихом, то ему, конечно, показали ее ступни, но он тогда не прикасался к ним, так как его больше интересовали другие прелести невесты. После свадьбы он еще один раз увидел ее ступни. Ему даже удалось потрогать их, но жена была достаточно искусной женщиной и смогла отвлечь его внимание от этих частей ее тела.
        Сегодня ей это не удастся, решил Куй Ю. Он будет смотреть на них и трогать их руками. А еще он обязательно выскажет свое мнение, так как его жену, судя по всему, смущал размер ее ступней.
        Он взял ее ступни и осторожно поставил их в таз с водой. Ши По пыталась сопротивляться, но он дал ей понять, что настроен решительно. Он крепко держал ее за ноги, и она, в конце концов, раздраженно фыркнув, уступила его силе.
        - Тебе не нужно делать этого, - протестующе заявила Ши По.
        - Нет, нужно, - ответил Куй Ю. Ему нужно успокоиться и унять свой гнев. Сегодня все должно быть честно, поэтому он, осторожно протирая мочалкой ее крошечные, размером не более пятнадцати сантиметров, ступни, говорил с непривычной для него искренностью.
        - Как ты могла подумать, что у тебя большие ступни? - спросил он. Ему было приятно держать в своих руках ее ножку. Его ладонь была почти в два раза больше ее ступни.
        Услышав его слова, Ши По дернула ногой, пытаясь освободить ее, однако Куй Ю удержал ее, успев схватить за лодыжку.
        - Не будь глупцом, - сердито проворчала она. - Я знаю, что мне слишком поздно перевязали ступни и сделали это неправильно.
        Он кивнул, так как знал печальную историю Ши По во всех подробностях, потому что слышал, как она рассказывала ее их дочери. Лаская ее ступни, эти два крошечных золотых лотоса, он начал неторопливый рассказ.
        - Четыре пальца были загнуты под большой палец, - произнес Куй Ю и, приподняв малюсенькие подушечки ее пальчиков, помыл их.
        Ши По шумно вздохнула, и он быстро посмотрел на нее, пытаясь понять, чем она обеспокоена.
        - Не спеши, Куй Ю. Они очень чувствительные.
        Куй Ю знал, что Ши По говорит правду. Все, что долго прячут, становится таким чувствительным, что даже легкое дуновение ветерка или прикосновение воды становится весьма ощутимым.
        - Потом дошла очередь и до большого пальца, - продолжил он. - Его загнули под маленькие пальцы. - Куй Ю осторожно обхватил пальцами ее большой палец так, как обычно берут бутон прекрасного цветка. - А потом к твоей ступне прижали осколок разбитого горшка для того, чтобы вызвать заражение и сделать ее мягкой. - Он разогнул ее пальцы и коснулся влажного и горячего пятачка в центре стопы.
        Метнув взгляд на Ши По, он начал растирать ее ступню, прикасаясь к ней с величайшей осторожностью и омывая ее теплой водой, которая смягчала ставшую уже привычной боль. Ши По неподвижно сидела и молчала до тех пор, пока он не принялся тереть ее ступни мочалкой. Тогда она громко фыркнула, и Куй Ю понял, что для ее чувствительной кожи это было невыносимо.
        - Плоть становится все мягче и мягче, потом кости ломаются, и ребенок перестает плакать, - сказал он.
        - Мы никогда не перестанем плакать, Куй Ю, - прошептала она. - По крайней мере, до тех пор, пока все это не закончится.
        Он знал, что жена права.
        - Вскоре рана начинает гнить. Потом ступню разрезают, удаляют осколки, промывают рану и перевязывают тугими повязками. Вот таким образом ступня приобретает великолепную форму, напоминающую цветок лотоса.
        Он подумал, что Ши По уже не сердится, и удивился, когда она резко выдернула свою ступню из его рук. Похоже, она действительно злилась на него.
        - Откуда ты все это знаешь? - спросила она. Куй Ю удивленно посмотрел на нее.
        - У нас есть дочь. Я пришел туда для того…
        - Тебе не следовало там находиться! - в сердцах воскликнула Ши По. Затем она вздохнула и опустила глаза. - Это женская работа.
        Куй Ю не мог не согласиться. Действительно женская. Однако он слышал, как жалобно всхлипывала их дочь, слышал каждый ее крик, даже видел, как его прекрасная маленькая девочка падала, заново учась ходить. Он все слышал, видел и даже чувствовал, чтобы вместе с ней терпеть эту боль.
        Но потом, как и все китайские мужчины, Куй Ю с головой ушел в свои дела, думая только том, как заработать деньги, чтобы построить надежный и уютный дом, о котором он давно мечтал.
        И ему это удалось. Ши По тоже великолепно справилась со своей задачей. Их дочь удачно вышла замуж и теперь счастлива в браке. Ее крошечные ступни в форме цветка лотоса понравились свекрови и принесли ей богатство и великолепное будущее.
        В свое время мать Куй Ю не знала, что нужно обязательно осмотреть ступни своей будущей невестки, потому-то она понятия не имела, что лотосы Ши По были слишком большими и далеко не безупречной формы. Куй Ю вообще не обращал на это внимания, но Ши По очень беспокоилась по этому поводу и постоянно прятала от него свои ступни.
        Он взял другую ее ступню и прижал к себе. Он крепко держал ее своими сильными руками, и жене пришлось уступить ему, но сделала она это весьма грациозно.
        - Моя мать просто глупая женщина, - раздраженно сказала Ши По. - Заставить меня вытерпеть всю эту боль, чтобы неправильно… - Она закрыла глаза, едва сдерживая злые слезы.
        - Все это говорит о твоей силе, Ши По, - быстро произнес он. - Твои ступни для меня - это символ женской решимости и силы. Я смотрю на них и восхищаюсь тем, что ты смогла сделать, и тем, что женщины обрекают себя на такие страдания ради удовольствия мужчин. - Куй Ю покачал головой, будто бы ему все еще трудно было в это поверить.
        - Дело в том, что у нас нет выбора, Куй Ю. Девочки подвергаются всем этим пыткам в очень юном возрасте, когда они еще ничего не понимают.
        Куй Ю, разумеется, знал об этом, но у него просто в голове не укладывалось, кому нужны такие страдания.
        - Я бы никогда не решился проделать это ни с нашей дочерью, ни с любым другим ребенком. Ты обладаешь силой, которой нет у меня, - сказал Куй Ю, пожав плечами. Он все еще продолжал сжимать в руках ее малюсенькие ножки. - Я знаю, что женщине, у которой большие ступни, никогда не выйти замуж за приличного мужчину. Эта женщина обречена на голодную смерть, если, конечно, она не сможет зарабатывать себе на жизнь, занимаясь проституцией. Если же ей все-таки удастся выйти замуж, то ее супруг станет объектом насмешек и презрения. Ши По, я преклоняюсь перед твоей силой духа и решимостью. К сожалению, вместо того чтобы поддерживать тебя, я с головой ушел в дела. Я зарабатывал деньги, чтобы подготовить нашей дочери хорошее приданое, а ты в это время делала все возможное, чтобы привлечь к ней женихов.
        - Это твоя обязанность, - сказала Ши По. - Отец всегда должен заботиться о приданом дочери.
        Куй Ю покачал головой, понимая, что она никогда не поймет этого. Он посмотрел на жену и увидел, какая необычайная сила скрыта в ее миниатюрных ступнях и в ее гордой осанке. Ши По всегда с поразительной стойкостью боролась со всеми жизненными трудностями. Он восхищался женой, держа в руках ее крошечные ножки, и одновременно испытывал стыд за свою слабость.
        И все же, глядя на нее, Куй Ю все яснее понимал, что она не сможет понять то, о чем он сейчас думает, и, скорее всего, просто не поверит, что мужчину могут волновать подобные вещи. Поэтому он промолчал и не решился сказать жене, что ему совершенно все равно, какого размера у нее ступни - пять сантиметров или двадцать пять. Их форма, будь она совершенной или, возможно, причудливой, является отражением стойкости ее духа, и он не может не восхищаться этим.
        Куй Ю так и не поделился с Ши По своими мыслями. Он просто не нашел для этого нужных слов. Поэтому, снова посмотрев на ее ступни, он решил невысказанные слова превратить в нежные прикосновения и ласки. Его пальцы ласкали каждую ложбинку, каждый изгиб и каждый твердый бугорок на ее маленьких ножках. Он не пропустил ни единого местечка и вскоре услышал, как она тихо застонала от наслаждения.
        Подошва перевязанной ступни является самым чувствительным местом на теле женщины, за исключением, конечно, ее жемчужины. Мужчина, который обучался по системе дракона, знает, как нужно ласкать ступни женщины, чтобы вызвать у нее сексуальное возбуждение. Куй Ю прочитал рукописи, предназначенные для будущих драконов, и хорошо знал, что нужно делать, хотя сейчас он применял эту технику впервые. Он был очень доволен тем, что ему удалось добиться того результата, о котором говорилось в этих свитках. Ши По тяжело дышала, ее бедра вздымались от нахлынувшей энергии инь. Во влажном воздухе все сильнее и сильнее ощущался запах ее желания, смешавшегося с его ян. Куй Ю почувствовал, что у него закружилась голова, а его дракон стал твердым и сильным.
        Ему нравилось наблюдать за тем, как горячая волна инь захлестывает ее с головой и она теряет над собой контроль. Поэтому он повернулся к Ши По и начал еще усерднее ласкать ее стопы, массируя пальцами каждый изгиб, каждую ямочку на ее ножках-лотосах. Несмотря ни на что, Ши По внимательно наблюдала за его действиями. Ее глаза все еще были ясными, хотя горячая волна инь уже затуманила ее сознание, а живот татуированной тигрицы покрылся блестящими капельками пота.
        - Энергия инь уже бурлит, - тяжело дыша, произнесла она. - А что же происходит с энергией ян?
        Он покачал головой. Его жена не сможет вознестись на Небеса без большого круга энергии ян. Если он не отдаст ей энергию ян, она останется здесь, на земле, вместе с ним. Таков был замысел Куй Ю, и несколько минут назад ему удалось его осуществить. Однако он не учел того, что Ши По была женщиной решительной и искусной.
        Ее маленькая ножка вырвалась из его рук, и, не успел он опомниться, как она оказалась возле его дракона. Стоило ей легонько погладить его орган, как энергия ян превратилась в огромный пылающий костер и у него помутилось в голове.
        Куй Ю прерывисто дышал, пораженный силой воздействия ее прикосновений. Неужели он, сильный мужчина, разумный человек, который поклялся пройти весь путь дракона, не сможет побороть сильное желание, которое вызвала в нем энергия ян? Он никогда не позволит себе вонзиться в тесную и горячую женскую половую щель, словно необузданное животное, которое хочет утолить свою похоть. Он не сделает этого! И все же, не успел Куй Ю до конца осознать, что с ним происходит, как его дракон уже попал в плен. Обхватив дракона ступнями, Ши По начала нежно массировать его своими золотыми лотосами. Она не скрывала своей цели и старалась как можно сильнее возбудить его.
        - Нет! - закричал Куй Ю. Или ему просто показалось, что он закричал? Во всяком случае, он слышал только хриплые стоны удовольствия, которые издает мужчина, охваченный страстным желанием.
        Перед его глазами танцевала, плавно выгибаясь, ее татуированная тигрица. Алая пещера Ши По источала манящий аромат.
        Он не может… Перед глазами все поплыло. И все же, когда Куй Ю, наконец, понял, что происходит, было уже поздно. Круг энергии ян успел образоваться. Энергия текла от его дракона к голове и обратно, и Куй Ю буквально кипел от непреодолимого желания. И все же это было пока не самым худшим. Через несколько секунд образовался еще один круг, по которому мужская энергия ян стала перетекать в тело Ши По, а из ее тела к нему потекла сладкая энергия инь. Даже такой неопытный человек, как Куй Ю, без особого труда распознал и саму эту энергию, и траекторию, по которой она циркулировала.
        Ши По получила его ян. И чем дольше она ласкала его дракона своими чувствительными лотосами, тем сильнее и сильнее возбуждалась ее инь.
        Она уже почти достигла своего пика. Куй Ю слышал, как они оба тяжело и прерывисто дышали, но глаза Ши По оставались ясными, и в них отражалась твердая решимость. Он знал, что она готовится осуществить свое намерение. У нее есть ее инь и, получив его ян, она сможет вознестись на Небеса.
        Куй Ю с ужасом увидел, что она протянула руку и попыталась что-то взять. Куй Ю думал, что ее кинжал лежит довольно далеко, но она, наверное, нашла его и положила рядом с собой, когда он выходил из комнаты. Глупец! Как же он не заметил этого?
        Он понял, что собиралась сделать его жена. Когда энергии инь и ян достигнут своего пика, она уколет себя кинжалом. И совершенно не важно, в каком именно месте. Главное, что яд сразу же попадет в кровь. В момент смерти произойдет мощный энергетический взрыв, и она достигнет бессмертия. Она вознесется на Небеса, а его оставит на земле.
        Он должен остановить ее, во что бы то ни стало. Быстро наклонившись вперед, Куй Ю схватил жену за запястье. Поймав ее руку, он сильно прижал ее к полу, а другой рукой отбросил кинжал в сторону. Он успел. Он смог остановить ее. Во всяком случае, ему хотелось верить в это.
        Однако он не учел, насколько упорной в достижении своей цели была Ши По, с какой настойчивостью она шла к осуществлению задуманного.
        Она метнула на него гневный взгляд и злобно прошипела:
        - Меня ничто не остановит.
        После этого она снова начала ласкать его. Те волшебные ощущения, которые он испытывал, когда жена ласкала его своими ступнями, не шли ни в какое сравнение с тем, что она проделывала сейчас. Она ласкала его дракона. Своими ступнями она сняла ножны, и появилась его голодная голова. Совершая круговые движения, она поглаживала центром своей стопы-лотоса жемчужину ян. Пальцы ее ног находились возле головы дракона, и она массировала ими его гребень, а пяткой - его тыльную сторону, совершая вращательные движения в противоположную сторону. Таким образом, она стимулировала свою энергию инь и заставляла его энергию ян бить ключом и проникать в ее тело через маленькую чувствительную стопу.
        Ши По, по сути, крала у Куй Ю энергию ян для того, чтобы покинуть его, а он никак не мог помешать ей. Он мог только поглотить ее энергию инь. И сделать это нужно сейчас, когда она еще не успела накопить достаточное количество ян, чтобы вознестись на Небеса, а он еще мог контролировать себя и крепко сжимал ее запястье.
        И средство для осуществления этого замысла находилось прямо перед ним. С самого начала сладкий аромат ее инь кружил ему голову и ему приходилось бороться с этим дурманящим запахом.
        Дело в том, что он сейчас стоял в такой позе, при которой источник этого аромата находился прямо перед ним. Ему нужно было только наклонить к нему свою голову и сделать так, чтобы ее энергия инь потекла быстрее и не смогла совпасть с потоком его ян.
        И Куй Ю сделал это. Обе его руки были заняты. Левой рукой он поддерживал тело Ши По, а правой сжимал ее запястье. К счастью, ему понадобились только его рот и язык.
        Он прижался губами к ее жемчужине и начал ласкать языком все, что находилось рядом с ней. Ее реакция была мгновенной. Ши По изогнулась и громко вскрикнула. Она не ожидала такого грубого вторжения в ее инь, а он продолжал свои ласки с удвоенной силой, чтобы как можно быстрее довести ее до экстаза. Она же тем временем пыталась бороться с ним, используя все свое мастерство, но ощущение того, как извивается ее тело под воздействием его языка, уже само по себе было мощным оружием.
        Образовался еще один круг. Энергия инь вошла в тело, и мозг Куй Ю через рот вместе с ароматом его жены. Она была внутри него, вызывая всплеск энергии ян в его крови, которая в свою очередь текла прямо в тело Ши По.
        Неужели Ши По уже накопила достаточно энергии ян? Нет, она не могла этого сделать. И все же он все сильнее и сильнее прижимался к ее ступням, чувствуя приближение кульминации, несмотря на то, что упорно старался остановиться. Он чувствовал, что скоро хлынет водопад энергии ян, и она получит необходимое ей количество его энергии. Он должен пересилить ее и заставить энергию инь пролиться первой. Он просто обязан сделать это.
        И он начал посасывать, покусывать и поглаживать языком ее плоть. Он делал все, что было в его силах, хотя Ши По всячески сопротивлялась его действиям.
        Он услышал ее крик и почувствовал, как напряглось, а потом задрожало тело Ши По, - это хлынул водопад энергии инь. Ши По проиграла, в ее голосе звучало отчаяние. В этот момент Куй Ю почувствовал, что его сражение тоже проиграно. Наступила кульминация, он низверг свое семя на ее ступни, и энергия ян потекла сквозь его тело к ней.
        Но этим все не закончилось. Потом…



9 апреля 1880 года

        Дорогой Лунь По…
        Я в отчаянии. Твой отец так и не захотел принять меня. Я потратил почти все свои деньги на покупку подарков для него, я сочинял ему стихи. Я даже нашел императорский нефрит и подкупил торговца, чтобы он продал мне его. А ведь нефрит сам по себе стоит огромных денег! Я хочу уйти от своего хозяина-англичанина. Я собираюсь открыть собственную лавку. Но я не могу накопить достаточное количество средств, потому что все свои деньги я трачу на подарки для твоего отца, который отказывается даже впустить меня в свой дом!
        Лунь По, ты должен помочь мне попасть на следующий обед, который будут устраивать в вашем доме для женихов. Ты просто обязан мне помочь, иначе я приду без приглашения и тебе придется вышвырнуть меня вон. Ты только представь себе эту ужасную сцену!
        Не подведи меня, мой старый друг. Окажи мне эту маленькую услугу, и я до конца жизни буду в долгу перед тобой.
        Твой безутешный друг Куй Ю.



13 апреля 1880 года

        Дорогой Куй Ю…
        Держи себя в руках, старина. Ты происходишь не из древнего и знаменито города, да и руки твои загрубели от тяжелого труда. Ты работаешь на белых варваров и не такой образованный, как я. Неужели ты думаешь, что мы отдадим самый прекрасный цветок нашего рода в руки человека, который каждый день общается с белыми дьяволами?
        С великим сожалением, Лунь По.


        Глава 7
        Когда-то давно жил один человек, который очень верил в хиромантию. Прежде чем что-либо сделать, он всегда советовался с хиромантом и во всем искал добрые либо дурные предзнаменования. Как-то раз он сидел возле стены и ему на голову посыпались кирпичи.
        - Помогите! - закричал он.
        Тут же прибежали его слуги, а потом убежали обратно. Рядом с ним остался один слуга. Вот что он сказал своему хозяину:
        - Потерпите, пока мы не спросим совета у хироманта. Должны же мы знать, можно ли сегодня носить тяжести.

        Она поднималась на Небеса! И все это благодаря ее мужу. Куй Ю оказался удивительно умелым и помог ей образовать малый круг энергии инь. Она и не знала, что он был настолько искушенный в любовных утехах. Жаль, что она не проявляла к нему должного внимания, однако сейчас у нее не было времени думать об этом. Ее поглотила волна энергии инь и понесла на Небеса. К счастью, ей удалось, несмотря на сопротивление, Куй Ю, заставить его энергию ян образовать большой круг. Она смешалась с ее женской энергией инь, и теперь у нее достаточно энергии для того, чтобы попасть на Небеса! И ей даже не понадобилось вводить в свою кровь яд! Это означает… Неужели она сможет… стать бессмертной?
        Ши По пришлось унять бурную радость, переполнявшую ее, и сосредоточиться на том, чтобы направить стремительный бег тигрицы инь-ян к своей заветной цели. Небесные врата были уже близко. Она знала это, ведь ей уже удавалось достичь столь высокого уровня и побывать в Палате тысячи раскачивающихся фонарей.
        Это случилось много лет назад. За долгие годы Ши По даже успела забыть, какое спокойствие и восторг она испытала здесь, да и картина чудесных мигающих огоньков со временем поблекла в ее памяти. И все-таки Ши По до сих пор переполняла огромная радость при одном только воспоминании о чувстве абсолютной справедливости, которое она познала, оказавшись в преддверии Царства Небесного, где можно было выпрямиться в полный рост, свободно дышать и танцевать, не думая о боли в ногах. Да, она давно не испытывала таких необыкновенно счастливых мгновений, которые пережила в прошлый раз. Как было бы хорошо, если бы она могла остаться здесь навсегда и кружиться в вихре наслаждений. Она бы наверняка смогла это сделать, если бы Куй Ю позволил ей воспользоваться кинжалом и отравить свою кровь. Возможно, тогда она осталась бы здесь или в другом месте, находящемся дальше этой комнаты.
        Однако она не сделала этого. Ее остановил, Куй Ю.
        Фонарики погасли, и наступила полная темнота. Ши По подалась вперед. Ей очень хотелось узнать, что ее ждет в будущем. Что поможет ей сохранить статус бессмертной на земле? Что…
        Куй Ю?
        Куй Ю! Ее муж тоже был здесь. Он стоял на лестнице, ведущей в Царство Небесное, и разговаривал с каким-то неземным существом. Это была божественно красивая и могущественная женщина. Может, это Квен Инь - богиня надежды?
        Невероятно! Куй Ю удалось вместе с Ши По вознестись на Небеса! И тут она поняла, что он, очевидно, оказался здесь раньше. Ведь он один, без нее, разговаривал сейчас с богиней.
        В душе Ши По началась настоящая буря. В ней боролись два чувства - зависть и злость. Все, что с ней произошло, как ни странно, не только радовало, но и пугало ее. Она была счастлива, что благородный Куй Ю смог вознестись вместе с ней, но не могла понять, как ему удалось опередить ее. Ведь он был новичком в этом деле и сегодня вечером впервые проделал все необходимые упражнения. О чем он сейчас говорит с лучезарной богиней?
        Ши По испытывала двойственное чувство - ей очень хотелось подойти к мужу и в то же время она была готова отвернуться от него. Ему удалось во всем опередить ее! Неужели он мог лишить ее Царства Небесного? Но, с другой стороны, она должна радоваться успехам Куй Ю. Но это почему-то не радовало ее. Или нет, все-таки радовало. Если уж ты попала в преддверие Царства Небесного, то должна проявлять великодушие. И все же, как такое могло случиться?
        Ши По охватила настоящая паника. В полном смятении чувств, с путаницей в мыслях, она не могла сосредоточиться и, потеряв над собой контроль, упала с тигрицы инь.
        Ее падение было стремительным и страшным. Впрочем, как и в прошлый раз. Ей уже были знакомы все эти ощущения, которые она испытывала сейчас, покидая преддверие Царства Небесного. Вокруг нее была кромешная тьма и пронизывающий холод. После светлого бессмертия, пусть оно длилось всего лишь мгновение, возвращение на землю казалось ужасным. В один миг сияющее великолепие превратилось в серые будни, а божественное стало тленным. Ши По тяжело дышала, ее грудь как будто вжалась в спину. Холодные мрачные мысли, темнота - и ничего больше. Ей снова захотелось умереть.
        Однако в этот раз все было еще хуже, поскольку она знала, что оставляет Куй Ю на Небесах. Он будет гулять в садах Небесных, а она, низвергнутая в глубокую пропасть под названием отчаяние, снова вернется к своей безрадостной, наполненной страданиями жизни.
        Жаль, что она не смогла стать счастливой ради своего мужа. Он сумел очистить свою душу, а у нее ничего не получилось. Ши По чувствовала себя несчастной и покинутой, и душевная боль снова заставила ее подумать о кинжале. Она понимала, что после смерти уже не сможет попасть в Царство Небесное, но смерть хотя бы принесет ей покой.
        Так она размышляла, пока ее мятежная душа окончательно не вернулась в свою земную оболочку. Легкие Ши По наполнились воздухом, а сердце снова забилось в груди спокойно и ровно. Как жаль, что Куй Ю все еще крепко держал ее за руку, так что она не могла даже пошевелиться, а иначе ей наверняка удалось бы вонзить кинжал в свое сердце. Но постепенно жизнь и силы снова вернулись к ней. Не важно, что на земле темно и холодно, главное, что она жива, а значит, не все еще потеряно.
        Возможно, она снова попытается вознестись на Небеса. Во всяком случае, сегодня ей удалось достичь гораздо большего, чем много лет назад.
        Ши По, не открывая глаз, тихо застонала и попыталась пошевелиться, но не смогла, потому что ее ноги были придавлены тяжелым телом Куй Ю. Совершенно голая, с широко разведенными ногами, она по-прежнему лежала на шелковом гобелене.
        Такая поза была не только неудобной, но и доставляла ей боль. Как ни странно, Куй Ю все еще крепко сжимал ее запястье.
        - Куй Ю, - позвала она тихим охрипшим голосом. Ей хотелось спихнуть его с себя, но она забыла, что его тело будет неподвижным, словно у мертвеца, пока он не возвратится из Царства Небесного. Если он, конечно, вообще когда-нибудь вернется.
        Ши По нахмурилась и отогнала от себя мрачные мысли. Конечно, он спустится с Небес и вернется к ней. Он не отравлен, поэтому узы, связывающие его с земным телом, все еще сильны. Она просто будет ждать его возвращения. Будет спокойно лежать и ждать. И не важно, как долго это продлится, не важно, что ее затекшее тело будет сильно болеть. Она не станет мешать возвращению Куй Ю и не лишит его этой возможности.
        Ши По глубоко вздохнула и, вспомнив о том, что тигрица должна иметь ясный ум, попыталась расслабиться и привести в порядок свои мысли. Затем она прислушалась к своему дыханию. Оно было глубоким и ровным. У нее болели ступни, которые были прижаты к полу обмякшим телом мужа. Эта боль была довольно сильной. Потом она осмотрела свои плечи, руки и лицо. Ее щеки были холодными и влажными.
        Слезы? Неужели она плакала? Наверное, помимо ее воли печаль изливалась бурным потоком. Ши По нахмурилась и, подняв свободную руку, стерла с лица энергию инь, которой были пропитаны женские слезы.
        И тут она услышала смех и звук шагов. Все вокруг нее пришло в движение.
        Ши По открыла глаза и тотчас прищурилась, потому что ей в глаза ударил яркий свет сразу трех фонарей.
        Мужчины!
        Она попыталась сосредоточиться и, оглядевшись вокруг, содрогнулась от ужаса.
        Воины императора! Солдаты генерала Кэнга! Они окружили ее! Самый молодой из них, пытаясь сдержать смех, наступил на ее кинжал. А она, голая, лежит под бездыханным телом своего мужа.
        Перед Ши По стояла нелегкая задача. Ей нужно было чем-нибудь прикрыться и выгнать незваных гостей из своего дома, но она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. К тому же ей нельзя было беспокоить Куй Ю. Как бы Ши По ни завидовала мужу, она знала, что не позволит себе возвратить его на землю раньше отпущенного ему срока. А это означает, что ей самой придется искать выход из непростой ситуации. И сделать это нужно тихо и спокойно, не меняя положения тела, чтобы не потревожить мужа.
        Ши По откашлялась и попыталась придать своему голосу силу и властность.
        - Как вы посмели ворваться в нашу спальню? - прошипела она. - Вон отсюда!
        Самый старший из солдат вышел вперед. Этому мальчику было лет двадцать. Он ухмыльнулся и, поклонившись ей, сказал:
        - Приносим свои извинения, но это не спальня…
        Ши По вздрогнула, услышав его резкий голос, и внимательно посмотрела на него. Сейчас ей хотелось одного - чем-нибудь прикрыть свое тело. Хорошо, что ее ступни были спрятаны под телом Куй Ю, однако все остальное оказалось выставленным на всеобщее обозрение.
        - Это мой дом, - произнесла она низким голосом. - Выйдите вон, пока вы не побеспокоили моего мужа!
        Солдаты снова захихикали, а их командир, помедлив, обратился к ней.
        - Но мне кажется, что господин Тэн… - пробормотал он.
        - Он мертв! - прервал его солдат, который ухмылялся больше всех.
        Остальные же громко захохотали.
        - Прекратите! - закричала Ши По. - Куй Ю не умер! Он не мог умереть! - Она попыталась сесть и прикрыться, насколько это было возможно, шелковым гобеленом. Но она могла двигать только одной рукой, потому что Куй Ю все еще крепко держал ее за запястье. Ши По помахала свободной рукой перед его лицом.
        Солдаты молча наблюдали за ней. Ши По догадывалась, о чем они сейчас думали. Наверняка они решили, что господин Тэн действительно мертв, а она насмехается над ним в то время, когда его дух все еще находится где-то неподалеку. Такое поведение может навлечь на человека и на многие поколения его семьи страшное проклятие.
        Их страх передался и ей. Ши По тоже начала волноваться, несмотря на то, что ощущала тепло его тела. Она не сможет успокоиться, пока не услышит, что он дышит. Она должна убедиться…
        И тут горячее дыхание обожгло кончики ее пальцев. Куй Ю дышал! Он все еще жив! И по тому, как он тихо и прерывисто втягивал в себя воздух, Ши По поняла, что он все еще пребывает на Небесах. А это значит, что его ни в коем случае нельзя тревожить.
        - Вы должны уйти, - резко произнесла она, обращаясь к солдатам. - Мой муж… - Ши По не знала, как ей все это объяснить. Ведь они опять начнут смеяться, если она скажет, что ее муж достиг бессмертия. Большинство людей верит в то, что этого можно достичь только с помощью воздержания и медитаций, а, не расположившись между ног женщины. - Он болен, - наконец сказала она, решив, что ей удалось придумать подходящее объяснение.
        - Я тоже болен, - пошутил один из солдат. Его товарищи снова разразились хохотом, который разнесся эхом по соседним комнатам.
        Ши По не знала, что послужило тому причиной - то ли их громкий смех, то ли ее неосторожное движение, когда она вздрогнула, но Куй Ю проснулся. Сначала он не мог понять, в чем дело, и поэтому еще сильнее сжал ее руку. Ей стало больно. Для тех, кто достиг бессмертия, возвращение на землю представляет собой медленный и деликатный процесс, и если его грубо прервать, то результат может быть непредсказуемым.
        - Куй Ю, - тихо произнесла Ши По. Она старалась говорить спокойным голосом, хотя ее запястье просто разрывалось от боли. - Куй Ю, ты на земле. Ты вернулся.
        Солдаты, стоявшие вокруг нее, отпускали по этому поводу пошлые шутки, однако она не обращала на них внимания. Сейчас ее заботило только одно - ничто не должно помешать ее мужу вернуться на землю. Ши По вспомнила легенду о том, что если прервать возвращение бессмертных на землю, то они могут сойти с ума. Она задрожала от страха и нежно провела рукой по лицу мужа.
        - Куй Ю, - снова обратилась она к нему. - Постарайся дышать как можно чаще и ни о чем другом не думай.
        Она не знала, услышал ли он ее, но постепенно его дыхание стало спокойным и ровным. Потом он разжал свою руку, которой держал ее запястье, и вслед за этим пошевелил другой рукой, лежавшей на внутренней стороне ее бедра.
        - Ничего не говори, - предупредила его Ши По. - Ты был болен.
        - Нет… - пробормотал Куй Ю. - Нет…
        Его реакция была вполне понятна, ведь он не был болен - он был на Небесах. Однако Ши По не могла позволить ему громко произнести это вслух в присутствии солдат. Кто знает, как они отреагируют на его слова и что скажут генералу Кэнгу.
        - Ты был болен, - настойчиво повторила Ши По, хотя видела яркое сияние, которое исходило от него. У него блестела кожа, и светились глаза.
        - Я не болен, - повторил Куй Ю все еще хриплым голосом. - Я…
        - Здесь чужие люди, - прервала его Ши По. - Это солдаты генерала Кэнга.
        Она не смотрела на мужчин, стоявших вокруг них, но кожей ощущала их присутствие. К счастью, Куй Ю быстро пришел в себя. Оглядевшись, он широко раскрыл от удивления глаза. А удивляться здесь было чему. Он лежал на ногах жены, оба они были обнажены, а рядом столпились солдаты.
        Куй Ю попытался встать. Она знала, что его тело занемело и ему трудно двигаться. Ее тело тоже затекло, и она ощущала сильную боль. Тем не менее, он быстро поднялся, взял гобелен и накрыл им Ши По. Свое же собственное тело он даже не пытался прикрыть. Совершенно не смущаясь, Куй Ю выпрямился во весь рост, хотя был абсолютно голым, а его кожа влажно блестела от собственного семени.
        - Почему вы потревожили нас? - требовательно спросил он, пытаясь заслонить собой жену.
        Солдаты сразу же повернулись к нему. Они, конечно, не видели исходившего от него небесного свечения, но подчинились его строгому и властному голосу.
        - С вами хочет поговорить генерал Кэнг, - сказал их командир.
        Ши По совсем не удивилась, услышав его ответ. Она предполагала, что это может случиться. Однако она едва сдерживала дрожь, когда под гобеленом торопливо вытирала себя и перевязывала свои ступни. К несчастью, ее одежда находилась в дальнем конце комнаты.
        - Вы что, совсем стыд потеряли? - набросился на солдат Куй Ю. - Как вы посмели помешать мужу и жене заниматься своим делом? Вон отсюда! Подождите в приемной. Мы поговорим с вами позже.
        Послышался звук шагов, но солдаты не покинули комнату. Наоборот, они плотнее придвинулись друг к другу, сжав рукояти своих сабель. Вид у них был весьма угрожающий.
        - При всем нашем уважении к вам, - произнес командир, - мы не можем выполнить ваше требование. Вы больны, и мы останемся здесь, чтобы помочь вам.
        Разумеется, они останутся, и будут следить за ними.
        Ши По быстро намотала последнюю повязку на ступню. Она пыталась понять, что могло понадобиться генералу Кэнгу, который уже обыскал их дом. Если бы он хотел отомстить им, то и ее, и Куй Ю зарубили бы еще тогда, когда они лежали на полу. Очевидно, солдаты получили приказ задержать их, но зачем? Что это даст генералу Кэнгу? Нет, Ши По ничего не понимала. Но она знала: если сильные мира сего гневаются, то при этом чаще всего страдают ни в чем не повинные люди.
        - Моей жене не нужна ваша помощь. Отвернитесь, чтобы она могла выйти.
        Ши По с благодарностью посмотрела на мужа, ее очень тронула его попытка принять удар на себя. Женщина прекрасно знала, что во всех бедах, свалившихся на их головы, виновата именно она. Куй Ю обладал всеми прекрасными качествами, какими только может обладать китайский мужчина, в то время как шанхайскую тигрицу обвиняли во всех смертных грехах.
        Поэтому, обернувшись шелковым гобеленом, она встала и передала мужу его брюки.
        - Я прошу дать нам только несколько минут для того, чтобы мы могли одеться, - спокойно обратилась она к солдатам. - Я пойду с вами, а мой муж должен проведать нашего сына, - солгала она. - Он был в отъезде, и мальчик очень соскучился по нему.
        Куй Ю вздрогнул, услышав ее слова, но продолжал, как ни в чем не бывало одеваться.
        Командир презрительно скривил губы и произнес:
        - Пусть вашим сыном займутся слуги. Генерал Кэнг потребовал привести вас обоих.
        - Но ведь мы… - начал было Куй Ю.
        - Мы должны… - вмешалась Ши По.
        - Немедленно! - заорал командир, и его лицо покраснело от злости.
        Куй Ю не испугался. Он не торопясь натянул брюки на бедра и оглянулся в поисках ремня, который лежал где-то на полу. Без ремня он был похож на бедного грузчика. Тем не менее, он прошел между солдатами, гордо вскинув голову, как будто был наследником императорского престола.
        - Вы не заставите внучку наместника Ценя пройти голой по улицам города, - раздраженно произнес он. - Вы окажете ей уважение, которого достойна одна из самых красивых женщин Китая.
        Дедушка Ши По умер много лет назад, и ее семья давно утратила свое былое могущество и славу, однако в голосе Куй Ю звучала такая уверенность и сила, что солдаты, растерявшись, отступили назад. Они даже убрали руки с рукоятей своих сабель.
        В отличие от своих подчиненных лейтенант продолжал разглядывать полуобнаженное тело Ши По.
        - Китаем правит маньчжурская династия Цин, господин Тэн! - рявкнул он. - Нет необходимости выказывать уважение мертвым наместникам и их внукам. - Он повернулся к Куй Ю, и Ши По увидела, что у него были типично маньчжурские черты лица.
        Куй Ю, по всей вероятности, этого не заметил или не придал этому факту большого значения. Он молниеносно схватил своей рукой правую руку лейтенанта и сжал ее. Ши По видела, как напряглись мышцы Куй Ю, когда он удерживал маньчжурского офицера.
        - Никто не заставит самых лучших женщин Шанхая идти по улице голыми. Особенно когда в городе полно иностранцев. Не важно, кто мы - маньчжуры или хань, - мы все остаемся китайцами. Такое отношение даст иностранным варварам лишний повод презирать нас, - произнес он и слегка наклонился вперед, чтобы придать вес своим словам. - Только глупец может пренебрегать подобными вещами, а генерал Кэнг не любит глупцов.
        В комнате стало тихо. Все ждали, что будет дальше. Генерал Кэнг действительно славился тем, что ненавидел все иностранное. Однако лейтенант был молодым парнем с крепкими нервами. Он кивнул солдату, который первым начал хихикать, и тот принес одежду Ши По.
        Этот смешливый солдат быстро передал ей вещи, осторожно держа их двумя пальцами, как будто боялся подхватить какую-нибудь заразу.
        - Отвернитесь, - сказал Куй Ю.
        Солдаты не подчинились ему, и только когда командир сделал им знак, они повиновались. Отвернулись все, кроме Куй Ю и лейтенанта. Ши По сбросила на пол шелковый гобелен, понимая, что нет никакого смысла прятаться и смущаться, поскольку все уже успели рассмотреть ее с головы до ног. Сейчас ей необходимо как можно быстрее одеться, поскольку ее муж нервничал и едва сдерживал себя.
        Куй Ю пристально смотрел на солдат, как бы определяя расстояние между собой и этими шестерыми воинами. У него почти не было шансов справиться с ними, но Ши По чувствовала, что именно это он и замышляет. Куй Ю напрягся и сжал кулаки. Потом он посмотрел на нее и перевел взгляд на тех двоих солдат, которые стояли к нему ближе остальных. Конечно, ему не удастся убить их всех. По крайней мере, один из них успеет схватить жену. Ши По увидела, что Куй Ю опустил голову, как бы признавая свое поражение: сейчас он не сможет справиться с ними.
        Она надела свою шелковую юбку и постаралась побыстрее завязать все ленты.
        - Возможно, это не все солдаты, - шепнула Ши По, давая понять, что она согласна с решением мужа. Он ничего не сказал и только коротко кивнул.
        Кроме этих шестерых в доме действительно могли быть солдаты. Скорее всего, они стояли за дверью или где-нибудь поблизости от этой комнаты. Итак, она продолжала одеваться, а Куй Ю наблюдал за непрошеными гостями.
        Ши По понимала, что им не удастся спастись. Была уже поздняя ночь. Солдаты, наверное, успели расправиться со всеми их слугами. И если даже кому-нибудь из них удалось спастись, то вряд ли им сейчас помогут. Ни один человек в Шанхае не рискнет пойти против воли генерала Кэнга, а это означает, что их арестуют. По крайней мере, ее уж точно арестуют. Но тогда и Куй Ю окажется в тюрьме, потому что он не оставит ее одну. Она видела, как дрогнули мускулы на его лице, когда он посмотрел на лейтенанта. В счастье или в горе, муж всегда будет с ней. Ей остается только молиться, чтобы Куй Ю не поплатился за это своей жизнью.
        Если они оба погибнут, кто же тогда будет заботиться об их сыновьях?
        Ши По закончила одеваться и решила не приводить в порядок свою прическу. За такое короткое время она вряд ли сможет как следует причесаться. Поэтому она бросилась собирать одежду Куй Ю. Она подошла к тому месту, где лежала его рубашка, и быстро подняла ее. К несчастью, лейтенант все время наблюдал за ней. Если он позволил ей одеться, это не значит, что подобную милость он готов оказать и Куй Ю. В тот самый момент, когда она дотянулась до куртки мужа, офицер начал громко отдавать приказания.
        Солдаты повернулись и, перед тем как выйти из комнаты, окружили их плотным кольцом. Ши По только успела кинуть Куй Ю его рубашку.
        - Но он даже туфли не надел! - взволнованно воскликнула Ши По. Обувь Куй Ю стояла рядом с ней. Если бы они только разрешили ей… Но лейтенант не позволил Куй Ю обуться, и их с мужем повели через сад и внутренний двор к центральным воротам, за которыми пленников ждали другие солдаты, гарцевавшие верхом на лошадях.
        Сопротивляться было бессмысленно. Некого было даже позвать на помощь. Вокруг них сновали люди генерала Кэнга. Ши По грубо схватили и усадили на лошадь впереди сидящего в седле всадника. К своему стыду, она даже закричала от ужаса. Ее, как внучку наместника, должны были везти в паланкине, ведь она никогда не сидела верхом на лошади. Солдат обхватил Ши По за талию своей сильной, пропахшей конским потом рукой и, не церемонясь, приказал сидеть смирно, а иначе она может упасть с лошади и разбиться.
        Ши По подумала, что он преувеличивает опасность. В конце концов, даже дети ездят на лошадях… Тем временем Куй Ю связали руки, перекинули его через седло, и вся кавалькада понеслась, как ветер. Половина солдат все-таки осталась возле их дома. У Ши По не было времени подумать, что они там собирались делать. Перед глазами, словно в бешеном вихре, проносились улицы Шанхая. Шум, который производил отряд, был таким громким, что она невольно сжалась от страха. Если бы Ши По была хоть чуточку смелее, то, наверное, спрыгнула бы с лошади. Она легко могла бы вырваться из рук державшего ее всадника и… свалилась бы на землю, словно мешок, так как устоять на перевязанных ступнях ей все равно бы не удалось. А потом ее бы насмерть забили копытами другие лошади. Ши По стиснула зубы, понимая, что спастись таким способом она не сможет.
        Вскоре они прибыли на место. Это был темно-серый каменный дом, который примыкал к стене, окружавшей старый город. Из дома вышли какие-то люди, чтобы встретить их. Ей было интересно, сколько на этом небольшом пространстве может поместиться всадников и лошадей. Ее грубо столкнули с лошади. К счастью, кто-то уже стоял рядом и подхватил ее, не дав ей упасть.
        Она увидела привязанного к седлу Куй Ю, которого сбросили на землю, словно мешок с рисом. Ши По постоянно подгоняли, и она все время спотыкалась, но солдат держал ее достаточно крепко, так что его руки больно впились в ее тело. Ее мужу никто не помог подняться. Он сам кое-как встал на ноги, и его сразу же толкнули к двери. Ей хотелось подбежать к нему, чтобы быть рядом с ним, как и подобает жене. Но она не могла этого сделать, потому что ее поволокли к другой двери. В конце концов, Ши По втолкнули в маленькую темную камеру с тяжелой железной дверью.
        Никто не сказал ни единого слова, никто не ответил ни на один ее вопрос, и женщине ничего не осталось, как просто сидеть и сожалеть о том, что случилось.
        Куй Ю испытывал непомерные страдания. Он мучился не столько физически, сколько морально. Не видя никакой надежды на спасение, он решил, что будет лучше, если тюремщики подумают, что их пленник тихий и покорный. В настоящий момент он даже не знал, куда увели Ши По, поэтому тихо сидел в маленькой камере, уставившись на пустой стол и стул, стоявшие у противоположной стены, и пытался сосредоточиться, чтобы понять, что же с ними произошло.
        Стремительное возвращение с Небес на землю было ужасным. Его нерешительность стала причиной того, что он слишком быстро покинул это чудесное место, свалившись вниз, словно тяжелая гиря. И мысль об этом угнетала его и мешала ясно мыслить. Умом он, конечно же, понимал, что произошло, однако был уверен, что ночной кошмар - это реальность, а все остальное - всего лишь плод его фантазии.
        У него болело все тело, но он не обращал на это внимания. Больше всего его волновало, где сейчас Ши По и что с ней происходит. Куй Ю мысленно представлял, как она, бледная, но решительная, стоит перед тюремщиками, и не сомневался в том, что образ жены поможет ему преодолеть все жизненные невзгоды. Ши По является смыслом и целью его жизни, и ее безопасность для него превыше всего. Мысли о ней помогли Куй Ю немного успокоиться, хотя он пребывал в полном смятении и отчаянии.
        Он услышал, как за его спиной открылась дверь, но даже не шелохнулся. Прошло несколько мгновений, прежде чем он увидел генерала Кэнга. Куй Ю почему-то думал, что этот человек выше ростом. Возможно, он казался таким приземистым и крепким, потому что на нем была массивная защитная кольчуга. В его лице он не заметил ничего примечательного. Это было обычное лицо стареющего мужчины - широкий нос, массивные скулы и густой волосяной покров. Все это выдавало его маньчжурское происхождение. Однако этот человек не был придворным вельможей. Судя по всему, он был чем-то крайне обеспокоен - его огрубевшее на солнце лицо словно окаменело.
        - Тэн Куй Ю! - радостно воскликнул этот человек. - Что такое? Они связали тебе руки? Глупые мальчишки, - пробормотал он и, достав из-за отворота сапога кинжал, перерезал веревку. - Они так хотели мне угодить, что явно перестарались.
        Куй Ю не ответил ему, понимая, что это радушие было наигранным. Он молча растирал затекшие руки. Тем временем генерал Кэнг тяжело опустился на стул, стоявший напротив, и уставился на пленника. Несмотря на дружелюбный тон, глаза его были злыми и колючими.
        - Ах да, я и забыл, что уже поздняя ночь, - сказал он и пожевал губами. - Хотите выпить? Меня, признаться, мучает жажда. Лин! Принеси подогретого вина для нашего гостя, - приказал генерал и посмотрел на кровавые следы, оставшиеся на руках Куй Ю от тугих веревок. - И еще принеси ханшизан. Будем лечить его раны.
        Куй Ю покачал головой. Он слышал название этого наркотического снадобья от Ши По. Если он попробует этот «холодный порошок» генерала Кэнга, его сознание затуманится, и он не сможет себя контролировать.
        - У меня больной желудок, - солгал Куй Ю. - Стоит мне принять хотя бы небольшое количество опия, и я надолго слягу в постель. - Тяжело вздохнув, он сделал вид, будто очень сожалеет, что не может составить генералу компанию. - Это обычно мешает проводить деловые переговоры, - добавил он, чуть помедлив.
        - Мне жаль вас, - скривившись, сказал генерал Кэнг и посмотрел на солдата, который принес вино, наркотический порошок и две чашки. - Вы действительно не хотите попробовать? Наши знахари, которые разбираются в травах, утверждают, что это самое сильное снадобье. Куй Ю пожал плечами.
        - Ваша честь, мне бы не хотелось доставлять вам лишние хлопоты. Ведь вам придется возиться с больным человеком.
        Генерал кивнул в ответ и, не притронувшись к флакончику с наркотиком, налил вино в чашки. Потом он заставил Куй Ю взять одну чашку.
        - Выпей, выпей, а потом мы поговорим.
        Генерал Кэнг долго смаковал вино. Куй Ю притворился, что делает то же самое, хотя не сделал ни одного глотка. Он не пил даже слабые алкогольные напитки, не говоря уже о крепком горячем вине.
        Тем временем генерал откинулся на спинку стула, вытянув вперед свои короткие ноги, и блаженно улыбнулся.
        - У вас красивая жена, господин Тэн, - произнес он. - Очень красивая. Все мои солдаты заметили это.
        Куй Ю кивнул. Бессмысленно отрицать очевидное.
        - Должно быть, тебе нелегко держать в повиновении жену. Красивые женщины имеют особую власть над мужчинами. Они всегда используют свою красоту, чтобы добиться того, что им нужно.
        Генерал внимательно посмотрел на Куй Ю, ожидая, что тот сейчас начнет рассказывать ему обо всех уловках и хитростях, на которые пускается Ши По. Но Куй Ю только пожал плечами и процитировал известную пословицу:
        - Красота - это великая сила.
        Генерал кивнул в ответ.
        - Это уж точно. Да, красивая женщина для мужчины сродни болезни. Они иногда за нашей спиной такое выделывают! У них всегда имеются свои, так сказать, маленькие секреты.
        Куй Ю изо всех сил старался сохранять спокойствие, однако в голове у него был сплошной туман.
        - Я очень доволен своей женой, генерал. Секреты у нее такие же, как и у других женщин, - кремы от морщин, упражнения для поддержания стройности фигуры и всяческие декоративные краски для того, чтобы выглядеть привлекательной.
        - А как насчет мужчин? - раздраженно спросил генерал. Ему явно надоело строить из себя любезного и обходительного хозяина. - Я имею в виду тех мужчин, которых она приводит в твой дом. Что она с ними делает?
        Куй Ю продолжал изображать простофилю-мужа, который безумно влюблен в свою жену и поэтому не замечает ничего, что происходит вокруг.
        - Моя жена иногда приводит домой нуждающихся и больных людей. Она очень хорошо разбирается в лечебных травах и чаях. Она лечит их, а потом они уходят, - сказал Куй Ю и посмотрел на своего тюремщика. - Радушие и желание помочь тому, кто нуждается в этом, всегда считались большим достоинством женщины, - с подчеркнутым уважением произнес он.
        Генерал с такой силой ударил рукой по столу, что стоявшие на подносе чашки задрожали, и на стол пролилось вино, наполняя комнату резким запахом алкоголя.
        - Монах! - зарычал он. - Соратник ее брата! Его содержали в твоем доме под охраной. Его и белую женщину! - Он в сердцах плюнул на пол. - Где он? - спросил генерал, вскочив на ноги и склонившись над Куй Ю. - Я могу убить тебя за то, что ты держал его под стражей.
        Куй Ю решил, что больше не стоит разыгрывать из себя дурачка. Генерала все равно не обманешь. Поэтому он открыто посмотрел в глаза Кэшу и спокойно ответил, взвешивая каждое слово:
        - Я осознаю, что вы можете убить нас без всякой на то причины. Вы обладаете для этого достаточной властью. Поэтому давайте говорить начистоту, мы оба устали от притворства и недомолвок. Что вы хотите узнать о монахе?
        - Значит… он все-таки был в вашем доме? - спросил генерал с необычайной настойчивостью.
        Куй Ю пожал плечами.
        - Я понятия не имею, - солгал он. - Мужчины иногда посещают наш дом. Моя жена оказывает им помощь, а затем они уходят восвояси.
        - Возле двери его комнаты стоял охранник! - гневно крикнул генерал. - Вот что мне рассказал один из ваших слуг: монаха и белую женщину закрыли в комнате, чтобы они там занимались развратом.
        Куй Ю презрительно фыркнул.
        - Никакого мужчину мы не заставляли заниматься развратом с белой женщиной. Этим мы бы просто подписали себе смертный приговор, потому что бледнолицые люди очень заботятся о том, чтобы их дочери сохраняли девственность. А что касается охранника, то вы бы, наверное, тоже приняли меры предосторожности, если бы согласились приютить в своем доме незнакомых людей.
        - Мой дом закрыт для этих мерзких бледнолицых варваров! Куй Ю кивнул. Он по достоинству оценил праведный гнев Кэнга. Белые чужеземцы принесли с собой много зла. Однако не это сейчас главное. Ведь не белые же чужеземцы вытащили его из дому среди ночи.
        - Если моя жена привела домой какого-то монаха и какую-то белую женщину, то сделала это из чистых побуждений…
        Генерал недовольно фыркнул.
        - Ваша жена…
        - Так же добродетельна, как и ваша, - сердито сказал Куй Ю. - Однако если она совершила нечто предосудительное, то я сам позабочусь о подходящем для нее наказании.
        Генерал прищурился и подозрительно посмотрел на своего пленника. В этот момент Кэнг напоминал мангуста, взгляд которого был прикован к змее. Не говоря ни слова, он пристально смотрел на Куй Ю, и его лицо при этом становилось все мрачнее и мрачнее.
        В конце концов, Куй Ю вздохнул, делая вид, что генералу удалось напугать его.
        - Что же вы хотите узнать? - спросил он.
        - Где сейчас этот монах?
        - Он все еще в моем доме? - спросил Куй Ю.
        - Нет.
        Куй Ю помнил о солдатах, которые остались в его жилище. Сейчас они, скорее всего, разбирают его по кирпичику, пытаясь найти исчезнувшего монаха.
        - Значит, если он и был в моем доме, то давно уже покинул его. Ни я, ни моя жена ничего больше не знаем о нем.
        Генерал сурово сдвинул брови - похоже, он обдумывал слова Куй Ю. Но это длилось всего несколько мгновений. Он снова начал сверлить пленника своим тяжелым взглядом.
        - Иметь красивую жену - дело довольно хлопотное, - произнес он, заставляя себя говорить спокойным голосом. - Женившись на ней, ты сделал правильный выбор. У ее семьи хорошие связи. Они, должно быть, помогли тебе разбогатеть.
        Куй Ю не ответил. Они оба знали, что это ложь.
        - Ты все-таки стал богатым, - продолжал Кэнг. - Наверное, ты был бы не прочь найти себе еще одну жену, более молодую. Такую, которую не смогла бы развратить твоя первая жена.
        Куй Ю до боли сжал губы. Он хорошо знал, что многие его знакомые считали, что он имеет только одну жену, потому что Ши По может приобщить к разврату любую молодую девушку, которую он приведет в их дом.
        - Я избавлю тебя от этой головной боли, - предложил генерал. - Ши По просто исчезнет. Ее арестуют, и она будет опозорена. Ты можешь воспользоваться этим, - тихо, почти шепотом произнес он, наклонившись вперед. - Я сейчас предельно откровенен и говорю с тобой как мужчина с мужчиной. Я следил за твоей женой. Она далеко не так добродетельна, как тебе кажется.
        Куй Ю неприятно было слушать подобные высказывания. Они оскорбляли его и вызывали сомнения. Он покачал головой.
        - Я сам разберусь со своей женой.
        - Ты не знаешь того, что знаю я, - в низком голосе генерала послышались недовольные нотки. - Другие мужчины смеются за твоей спиной. Ши По заводит себе любовников, а ты ничего не знаешь об этом. Можешь ли ты, положа руку на сердце, сказать, что знаешь обо всем, чем она занимается? Что она делает, когда ты на работе?
        Куй Ю понял, что, несмотря на все его старания, ему не удалось обмануть генерала. Что ж, значит, игра окончена. По правде говоря, он сам себе часто задавал подобные вопросы. Чем же с таким усердием целыми днями занимается Ши По? Что она уже успела сделать для того, чтобы стать бессмертной? И что ее связывало с этим монахом и его белой женщиной?
        Генерал, должно быть, заметил, что Куй Ю терзается сомнениями. Наверняка заметил. Он вздохнул, откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки, изображая глубокую печаль.
        - О эти женские секреты! И один из них - как прикинуться девственницей в первую брачную ночь.
        Куй Ю в гневе вскочил со стула. Но уже в следующий момент ему стало страшно. Этот человек, похоже, очень много знает о Ши По. Интересно, что ему еще известно?
        Конечно, он не стал расспрашивать генерала и решил, что больше не будет так яростно защищать жену, поскольку это выглядит, по меньшей мере, странно. Прежде всего, Куй Ю заставил себя успокоиться и говорить, взвешивая каждое слово, как будто бы он принял важное и жесткое по отношению к Ши По решение.
        - Освободите меня, генерал Кэнг. Дайте мне время, и я понаблюдаю за своей женой, - произнес он.
        Однако это не убедило генерала.
        - Ты считаешь свою жену изменницей?
        Куй Ю предпочел промолчать, так как знал, что не в силах обмануть этого человека.
        - Ты подозреваешь, что она изменяет тебе… В конце концов, такова природа всех красивых женщин, - сказал генерал и прищурился. - Я уверен, что Ши По приворожила тебя своей красотой и поэтому ты не можешь ее наказать так, как она того заслуживает, - заявил он напоследок и направился к двери. - Я отдам ее тебе. Пусть это будет моим подарком.



5 мая 1880 года

        Лунь По…
        Боюсь, что мне не удастся помочь тебе с твоими занятиями. Я знаю, что у тебя впереди императорский экзамен, и понимаю, что от его результата зависит твое будущее. Честно говоря, я не верю слухам о том, что ваша семейная казна опустела, ведь такой знаменитый род должен обладать несметными богатствами, несмотря на то, что их торговые дела идут не лучшим образом. Поэтому не стоит обманывать себя. От результата сдачи экзамена зависит другое - удастся ли тебе не посрамить честь своей семьи, но никак не ее благополучие.
        К несчастью, меня переполняют печальные мысли о твоей сестре. Если я не смогу на ней жениться, то за кого же тогда она выйдет замуж? Только богатый и влиятельный мужчина сможет покупать ей одежду, кормить ее и заботиться о ее здоровье.
        На этом заканчиваю свое письмо. Похоже, что мой бледнолицый хозяин доволен мной. Он собирается подарить мне еще больше золотых монет.
        С глубоким прискорбием, Куй Ю.


        Глава 8
        Главный цензор Чэнь Чжи был человеком горячим и не сдержанным. Он каждый день бил своих слуг. Он наказывал их даже за малейшую провинность, пуская вход свои крепкие кулаки. Один человек, который хорошо знал Чжи, решил помочь ему обуздать свой горячий нрав и подарил ему деревянную трость, на которой были вырезаны слова:
«Сдерживай свой гнев». С тех пор Чэнь Чжи бил своих жертв именно этой тростью.

        - Итак, я снова удостоился чести оказаться в обществе шанхайской шлюхи.
        Ши По стояла перед генералом Кэнгом, опустив голову и скрестив на груди руки. Она давно поняла, что ему нужно. Такому мужчине нравится иметь непокорную жену, которая, постоянно проявляя свой несдержанный характер, дает ему возможность подавлять эти вспышки гнева. Его дочери похожи на молчаливых и испуганных мышек. А его сыновьям поневоле приходится во всем подражать отцу, и они со временем превратятся в еще более страшных чудовищ, чем он сам. Однако если они окажутся сильными духом, то смогут стать полной противоположностью собственного родителя. Жена генерала Кэнга заслуживает всяческих похвал за то, что смогла воспитать буддистского монаха Кэнг Цзоу Туня. Всего месяц назад Ши По хотелось узнать, от кого он убежал. Теперь она не только знала этого человека, но и поняла, почему его сын это сделал.
        Ши По подняла голову и посмотрела прямо в глаза генералу. В конце концов, он будет только рад, если у него появится возможность подавить ее сопротивление. Улыбнувшись, она обратилась к Кэнгу:
        - Если я - шлюха, тогда как можно назвать человека, который дважды врывался в мой дом и дважды учинял мне допрос? Вы - алчный, ненасытный человек!
        Как и предполагала Ши По, он не обиделся на нее, а изобразил на своем лице счастливую улыбку.
        - Твой муж отдал тебя мне, чтобы я наказал тебя, - сообщил он.
        Она притворно вздрогнула, понимая, что именно такой реакции от нее и ждали. Куй Ю никогда не предаст ее, она была в этом уверена. Однако, несмотря ни на что, генерал все равно накажет ее.
        Приняв глуповатый вид, Ши По снова улыбнулась.
        - Я всего лишь женщина и плохо разбираюсь в мужских играх, - покорно произнесла она. - Пусть мой муж скажет мне это прямо в лицо, и я подчинюсь его воле.
        Генерал Кэнг не ответил ей. Она стояла перед ним неподвижно, словно статуя. Он обошел вокруг женщины и, оказавшись у нее за спиной, наклонился и обнюхал ее.
        - Духи и секс. От тебя пахнет, как от дешевой шлюхи, - сказал он и, протянув руку через плечо Ши По, хотел схватить ее за грудь.
        Она быстро дернула плечом, отбрасывая его руку. Генерал замахнулся, чтобы ударить ее, но Ши По, надеясь на то, что в нем осталось хоть что-то человеческое, выпалила:
        - Неужели вы будете мочиться в фарфоровую вазу Мин?
        - Не сравнивай себя с произведением искусства, - презрительно усмехнувшись, сказал Кэнг.
        Ши По пожала плечами.
        - Я - единственная внучка наместника Ценя и скромная жена Тэна Куй Ю, - сказала она и посмотрела ему в глаза. - Так чего же вы хотите от меня?
        Кэнг медленно опустил руку и внимательно посмотрел на нее.
        - Твоя семья ничто по сравнению с моей семьей. Сейчас страной правит династия Цин, а я - маньчжур.
        - Конечно, ваше превосходительство, - сказала Ши По и отвесила ему легкий поклон. - Чем я могу быть полезна своей стране?
        Генерал встал прямо перед Ши По и, сурово посмотрев на нее, приготовился бросить ей свои обвинения.
        - Монах пришел в твой дом! Его содержали там под охраной вместе с белой женщиной! - Закипая от гнева, Кэнг снова чуть наклонился и прошипел: - За это я могу убить тебя.
        Если он хотел еще больше запугать ее, то ему это не удалось. Он мог бы убить ее прямо сейчас, придумав любую причину. Ши По уже давно поняла это и опустила голову в знак согласия.
        - Как вам угодно, ваша честь, - покорно произнесла она. Он схватил Ши По за подбородок и резко поднял ее голову.
        - Мы будем совокупляться на полу, как собаки, или мне отдать тебя своим солдатам, чтобы они позабавились с тобой так, как им хочется? А может, мне отдать тебя бледнолицым? Я от души посмеюсь, когда они будут испытывать на тебе свою черную магию. Интересно, твои чары сильнее, чем их колдовство?
        Все ее тело содрогалось от страха, но она не проронила ни слова. Ши По боялась, что голос выдаст ее чувства.
        Он с силой отшвырнул ее от себя и, скривившись в презрительной ухмылке, наблюдал за тем, как пленница, быстро переступая своими перевязанными ножками, наткнулась на стул и грациозно упала на пол. Упершись головой в стену, она поняла, что не сможет увернуться от своего тюремщика. Комната была слишком маленькой.
        - Что вам от меня нужно? - сдавленным голосом спросила Ши По.
        - Где мой сын?
        Она покачала головой.
        - Я не знаю.
        - Он был у тебя! Ты держала его под стражей! Куда он уехал? - закричал генерал.
        Она снова покачала головой.
        - Я не знаю.
        Генерал подался вперед, едва не наступив своими сапожищами на ее руки.
        - Где он?
        - Я не знаю…
        Он вцепился в воротник ее блузы и поднял Ши По на ноги.
        - Монах приехал в твой дом! - повторил он.
        Ши По с отвращением отвернулась от него. Его дыхание было насквозь пропитано грязной энергией ян.
        - Я никогда не спрашиваю ничьих имен, - солгала она.
        - Ты держала его под стражей вместе с какой-то белой сучкой! - продолжал вопить генерал.
        - Люди сами выбирают себе партнеров! - в ответ закричала Ши По.
        Одним движением генерал разорвал воротник ее блузы и уставился на ее оголившуюся грудь. Он разжал руки, и Ши По упала на пол, а он так и не смог оторвать глаз от ее груди.
        - Только попробуй солгать мне еще раз, - мягко произнес он, как бы дразня ее.
        Ей очень хотелось прикрыть свою грудь, но она не стала этого делать. Нужно вести себя так, чтобы он понял: ее можно взять только силой. По-другому бороться с такими людьми, как он, она не намерена.
        - Что мой сын сказал тебе?
        Ши По вздохнула.
        - Этот человек пришел в мой дом, потому что искал убежища. Вот и все. Он привел с собой раненую женщину. Я дала им комнату, чтобы они могли отдохнуть, и целебные травы. Потом они ушли.
        - Когда?
        - Два дня назад, - солгала она.
        Он выругался и топнул ногой, как норовистый конь.
        - Что ты знаешь о том, чем занимается твой муж? - сердито пробормотал он.
        Ши По захлопала ресницами, удивившись его вопросу.
        - Я простая женщина. Что я могу знать о том, чем занимаются мужчины?
        - Шлюха! - заорал генерал и схватился руками за подол ее юбки. Ее он тоже разорвал, и теперь Ши По была абсолютно голой. Он впился глазами в ее вытатуированную тигрицу, и его тело начало дрожать от прилива горячей энергии ян.
        - Только попробуй солгать мне еще раз, - прошептал он и быстро раздвинул ее ноги.
        Слезы на щеках Ши По моментально высохли. В слезах тоже содержится энергия, но она не отдаст ему ни капли своей инь.
        - Я не знаю, где сейчас ваш сын, - повторила она. Это была чистая правда.
        Генерал плюхнулся на колени между ее ног. Она попыталась отползти назад, но уперлась в стену. Ши По не оставалось ничего больше, как просто лежать и с ужасом ожидать, что произойдет дальше.
        Он положил руки на ее бедра и широко раздвинул их.
        - Не пытайся обмануть меня, - вкрадчиво произнес Кэнг. - Говори, какие дела ведет твой муж с белыми?
        От ужаса у нее перехватило дыхание. Она понятия не имела, каким способом Куй Ю зарабатывал деньги в последнее время. Кажется, он покупал у белых людей дешевые ткани, продавал одежду и строил дома. Но, может, он еще чем-то занимался? Вариантов было много, и все они могли иметь ужасные последствия. А вдруг Куй Ю предал Китай и продался белым? Но ради чего? Неужели ради лекарств для их детей? А если дело обстоит еще хуже?
        Генерал впился глазами в ее лицо. Ши По не понимала, что он хотел там увидеть, но Кэнг вдруг с отвращением отвернулся от нее. Скривив губы, он окинул ее презрительным взглядом и сказал:
        - От тебя так воняет, что меня тошнит.
        Затем он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
        Ши По с трудом передвигалась на своих непослушных ногах, идя по коридору. Женщине приходилось придерживать руками свою разорванную юбку. Охранники, которые сопровождали ее, прекрасно видели, в каком состоянии она была, и отпускали по этому поводу пошлые шутки, которые заставили бы покраснеть любого человека, но только не Ши По. Дело в том, что ее тетка была содержательницей борделя, и она там такого наслушалась, что эти насмешки уже не могли обидеть ее.
        Однако они не только насмехались над ней, но и позволяли себе трогать ее руками. Не везде, конечно. Скорее всего, охранники думали, что она принадлежит генералу Кэнгу, поэтому не решались грубо лапать ее руками. Ведь на ее теле могли остаться синяки, и их командир заметил бы их.
        Нет, они действовали осторожно. Они щипали ее, тыкали в нее пальцами, сопровождая свои движения сальными комментариями. Ши По никак не могла защитить себя. Ей хотелось сбросить одежду и предстать перед ними нагой, чтобы они вдоволь насмотрелись на нее. Пусть увидят то, чего никогда не получат.
        Но она понимала, что в создавшейся ситуации не стоит делать поспешных выводов. Солдаты вполне могут воспользоваться своим положением, тем более что весь этот кошмар еще не скоро закончится. А она сейчас не настолько сильна, чтобы справиться с ними. Напуганная и уставшая, Ши По горько сожалела о том, что не прислушалась к советам своей тетки и не убежала из Шанхая.
        А нужно было прислушаться…
        Она часто заморгала, пытаясь сдержать слезы. Где сейчас Куй Ю? Что с ним случилось? Жив ли он еще?
        Охранники остановились перед какой-то железной дверью. Ши По узнала ее. Это была дверь в камеру, в которой она сидела перед тем, как ее увели к генералу. На двери камеры были решетки и специальное окошечко, служившее для того, чтобы охранники могли в него заглядывать. На самом деле ее это совершенно не тревожило. Как только солдаты окажутся по другую сторону двери и оставят ее в покое, пусть смотрят сколько угодно. Ей очень не хотелось заходить внутрь, но она решительно шагнула к двери, лишь бы поскорее избавиться от этих назойливых хамов.
        Двое солдат остались возле нее, а остальные пятеро отступили на несколько шагов назад. Пока один открывал замок, другой в это время держал Ши По. Его руки шарили по всему ее телу, и она чувствовала, как его длинные пальцы щупают ее грудь. Один раз она уже попыталась оттолкнуть его, но потеряла равновесие и невольно прижалась к нему. Ей больше не хотелось прикасаться к охраннику, поэтому она закрыла глаза и усилием воли заставила себя сдержаться.
        Ши По сосредоточила все свое внимание на звуках: вот загремели ключи, вот заскрипели дверные петли. Скоро она окажется в камере и будет там одна. Скоро…
        Внезапно до нее донеслись какие-то неясные голоса и шум борьбы. Потом послышались глухие удары и стон. Она встрепенулась и напрягла слух, но ничего не могла понять, потому что видела одни только неясные тени в конце коридора. Здесь было довольно темно, поскольку помещение освещалось фонарями, которые висели на двери караульного помещения, а оно находилось далеко отсюда.
        Похоже, что там была драка. Какой-то по пояс голый и босой мужчина дрался с солдатами, одетыми в кожаные кольчуги. Он победил в этой схватке.
        Куй Ю! Это мог быть только он.
        Солдат, который держал пленницу, закричал что-то своим товарищам, а потом оттолкнул ее от себя. Чтобы не упасть, Ши По прижалась к влажной стене. Она не сможет помочь своему мужу, если просто упадет на пол, поэтому Ши По вцепилась в стену и начала оглядываться по сторонам, пытаясь понять, как ей отсюда убежать.
        Увидев, что из караульного помещения выскочили другие солдаты, Ши По попыталась преградить им дорогу, но все это было бессмысленно. Разве могла она, слабая женщина, остановить их? Ее оттолкнули, и она довольно сильно ударилась головой о стену. Ши По заплакала от боли.
        - Ши По!
        Она внимательно смотрела на пляску теней, пытаясь увидеть Куй Ю и понять, что же там происходит. На полу, за спиной ее мужа, лежали двое солдат. Лицо Куй Ю было испачкано грязью. Развернув свои широкие плечи и сжав огромные кулаки, он готовился отбить новую атаку солдат.
        Он сражался, как лев. Нет, сейчас он скорее был похож на взбешенного уличного мальчишку, который отбивался ногами и пускал в ход кулаки. Он так быстро действовал, что Ши По не могла уследить за его движениями, но она все слышала: крики, стоны и другие звуки, которые обычно сопровождают мужские баталии.
        Когда до Ши По донесся звон сабель, которые солдаты доставали из ножен, она закричала.
        У Куй Ю не было оружия, а значит, его могли убить. Он был один против семерых! Шансы явно неравные.
        - Нет, - рыдая, произнесла она. - Остановитесь, прошу вас!
        Солдаты действительно остановились, но не потому, что она их об этом попросила, - просто они победили ее мужа. Куй Ю стоял на коленях, одна сабля была прижата к его шее, другие кололи его бока и спину. Даже в полумраке коридора Ши По разглядела, что его лицо и руки были в крови.
        - Остановитесь, - прошептала она.
        Слезы застилали ей глаза, и она уже ничего не видела.
        - С тобой все в порядке? - услышала она голос Куй Ю.
        Один из солдат лягнул его в бок, и он застонал, согнувшись от боли. Ши По, пошатываясь, прошла вперед и упала на колени перед мужем. Она прижалась к нему и, оглянувшись, посмотрела на тюремщиков.
        Она молчала. У нее не было слов. Дотянувшись до клинка, упиравшегося в тело Куй Ю, она оттолкнула его в сторону. Солдат, державший его, позволил женщине сделать это и посмеялся над ее наивностью. Как только она отталкивала один клинок, охранники тут же приставляли к нему другой, нанося Куй Ю небольшие раны.
        В конце концов, Ши По поняла, что все это бессмысленно, и в отчаянии посмотрела на мужа. Он крепко прижимал ее к себе, с ненавистью глядя на тюремщиков. В его глазах полыхала неистовая ярость - Ши По еще никогда не видела его таким злым.
        - Мы пойдем в камеру, - сказала она солдатам, а потом обратилась к Куй Ю: - Пойдем в камеру.
        Однако он не мог сдвинуться с места, потому что ему мешали клинки, прижатые к его телу. Ши По с замиранием сердца ждала, чем же все это закончится.
        Потом заговорил Куй Ю. Спокойным и уверенным голосом он сказал:
        - Она - женщина генерала Кэнга. Он убьет каждого, кто к ней прикоснется.
        Ши По просто задохнулась от ужаса. Неужели это правда? Он что, действительно отдал ее генералу Кэнгу? Наверное, Куй Ю решил, что лучше отдать свою жену генералу, чем смотреть, как ее бездыханное тело качается на веревке. Она вытерла слезы, заставляя себя успокоиться. Тем временем один из солдат кивнул, а другой открыл дверь камеры. Потом клинки, мешавшие Куй Ю двигаться, приподнялись вверх, но не очень высоко.
        Им позволили… вползти в камеру. Когда Ши По одной рукой обхватила мужа, она почувствовала, как напряжены его мышцы, и поняла, что он с трудом сдерживается. Догадавшись, что муж готов продолжить драку с солдатами, Ши По еще сильнее прижалась к нему, осознавая, что ее тело стало единственной защитой Куй Ю. Сражаться с солдатами, вооруженными саблями и одетыми в защитные кольчуги, было настоящим безумием. Она не позволит, чтобы это произошло.
        Очевидно, Куй Ю понял ее и, опустив голову, что-то сердито пробормотал. Обнявшись, они вместе переползли через порог и оказались в камере.
        Куй Ю все еще стоял на коленях, когда от его тела отвели последний клинок. После этого он так стремительно вскочил на ноги, что испугал не только Ши По, но и охранников. Они поспешно выбежали из камеры и с силой захлопнули за собой дверь. Потом послышался скрежет ключа в замке, и пленников наконец-то оставили в покое. Куй Ю подбежал к двери и схватился руками за решетки, но так ничего и не сказал. Задыхаясь от злости, стиснув кулаки, он смотрел, как уходят солдаты.
        Понимая, что это бесполезно, он все-таки с силой рванул дверь, а потом, бросив взгляд на Ши По, быстро вернулся к ней. Жена сидела на полу, не в силах даже пошелохнуться. Когда он подбежал к двери, она упала и, совершенно обессиленная, оставалась на том же месте. Ши По настолько устала, что не могла двигаться и просто сидела, скрестив на груди руки.
        Куй Ю подошел к жене и, дотронувшись до ее плеча, неожиданно вздрогнул.
        - Ши По, - тихо позвал он ее. - Ши По, что с тобой?
        Она покачала головой, удивившись тому, что не может говорить, хотя мысленно уже разговаривала с ним. На ее губах появилась вымученная улыбка, и она заверила Куй Ю, что с ней все в порядке. Затем Ши По подумала о том, что нужно осмотреть его раны. Она знала, что муж пострадал в драке и ей следует промыть раны, однако продолжала неподвижно сидеть.
        - Почему ты отдал меня ему? - с горечью спросила она. Куй Ю через плечо посмотрел в сторону двери, а потом обвел взглядом стены камеры, пытаясь что-то объяснить ей, но она не понимала его.
        - Я должен был это сделать. Он хочет тебя. Он может даже жениться на тебе, - громко сказал он, но при этом протянул руку и нарисовал какой-то знак на тыльной стороне ее ладони.
        Она догадалась, что это какое-то слово, но не смогла расшифровать его.
        - Поднимайся, Ши По. Давай сядем на топчан.
        Обхватив жену руками, он поставил ее на ноги. Она отшатнулась от него. Ей не хотелось, чтобы сейчас кто-нибудь прикасался к ней, но Куй Ю не убрал руки и помог ей подойти к топчану, на котором лежал грязный соломенный тюфяк. Он снял покрывавшее тюфяк тонкое одеяло и сел рядом с ней. Потом он укутал ее в одеяло и обнял, несмотря на то, что Ши По все еще пыталась вырваться из его объятий.
        - Ты нравишься генералу Кэнгу, - продолжал Куй Ю. - Он хорошо знает тебя и хочет, чтобы ты принадлежала ему. - Наклонившись вперед, он осторожно откинул в сторону лоскут изорванной юбки и коснулся ее бедра. - Генерал хорошо заплатит за тебя, - добавил он.
        Но на бедре жены Куй Ю пальцем написал: «Это ложь». Он снова и снова писал эти слова, а вслух объяснял причину их пленения.
        - Генерал Кэнг арестовал нас для того, чтобы запугать меня и заставить продать ему тебя.

«Это ложь», - снова вывел он на ее бедре.
        - Мне пришлось согласиться, но мы еще не договорились о цене.

«Это ложь».
        Ши По схватила его за руку, давая понять, что она прочитала эти слова. Куй Ю многозначительно посмотрел на нее и указал на дверь. Она и сама давно поняла, что солдаты под дверью подслушивают их разговор. А иначе, зачем бы их поместили в камеру, которая находится рядом с караульным помещением? Она, соглашаясь с ним, кивнула.
        - Я так устала, - громко произнесла Ши По.

«Он тебя обидел?» - написал муж на ее ноге.
        Она покачала головой, но поняла, что Куй Ю не поверил ей. Она коснулась рукой его скулы, и он вздрогнул. В этом месте была кровоточащая рана.
        Он схватил ее руку и прижал к губам.
        - Со мной все в порядке, - прошептал он.
        Ши По, в свою очередь, тоже не поверила ему. Ей вдруг стало страшно, и она задрожала. Куй Ю притянул ее к себе, коснувшись лбом ее лба, и поцеловал в щеку.

«Что же нам делать?» - быстро написала Ши По на его груди.
        Муж пожал плечами. Глядя на Куй Ю, она попыталась успокоиться и заставить себя не плакать.

«Прости меня, прости, прости!» - написала Ши По на его груди. В том, что с ними случилось, виновата только она. Она считала, что ее тетя преувеличивает, и не верила, что в этом городе на каждом углу шпионы. Она думала, что генерал Кэнг не посмеет схватить их. Она надеялась, что, покончив с собой, вознесется на Небеса и Куй Ю будет в безопасности.
        Однако она жестоко ошиблась, и теперь все потеряно. Их дети станут сиротами, а ее ученики лишатся своей наставницы. Она уничтожила плоды своего многолетнего труда. Все, чего удалось достичь Куй Ю, будет разрушено.

«Прости меня, прости, прости!»
        Он сжал руку жены, чтобы она прекратила лихорадочно писать одни и те же слова. Прислонившись спиной к стене, он крепко прижал ее к себе и не отпускал. Ши По не сопротивлялась. У нее просто не было на это сил. Он повернул ладонь тыльной стороной и написал на ней: «Надежда. Послание. Брат. Надежда».
        Она вздохнула. Если бы он послал сообщение Лунь По, то они были бы обречены. Она написала ответ на его груди: «Мой брат - идиот».
        Куй Ю тихо хихикнул и погладил ее по спине. Затем он взял ее руку и на запястье написал: «Спи».
        Ши По удивленно посмотрела на мужа, но он только пожал плечами и снова прижал ее к себе, чтобы еще раз написать на руке: «Надежда».
        Через какое-то время они, наконец, заснули.
        Ши По смеялась, и ее радостный звонкий смех уносился высоко в прекрасное голубое небо. Ей снова было семь лет. Тоненькие косички прыгали по ее плечам, когда она начинала вертеть головой. Она ненавидела их, потому что братья всегда хватали ее за косички, когда хотели поймать сестренку. Тете Ши По это тоже очень нравилось.
        Но сегодня у них ничего не получится. Сегодня она так быстро бегает, что ее родственникам не угнаться за ней. Она стремительно несется вдаль. Как птица, как ветер - такая же свободная и счастливая.
        Она чувствовала под своими ногами землю и слышала глухие удары шагов. Отталкиваясь от земли, она широко расставляла ноги. За ней летело облако пыли, и Ши По это очень нравилось. Она заливалась радостным смехом.
        Интересно, куда она бежит? Куда может бежать ребенок, который безмерно радуется свободе и не обращает внимания на своих родственников, протягивающих к нему руки и пытающихся его остановить? Ши По понятия не имела, куда и зачем она несется, но ей было абсолютно все равно. Она подсознательно понимала, что это всего лишь сон и что к ней уже протянулась другая, рука, чтобы поймать ее и вернуть обратно.

«Куда ты спешишь, малышка?» - спросила Ши По саму себя, а потом заливисто засмеялась и еще быстрее понеслась вперед. Ее косички снова весело запрыгали по плечам.
        Теперь Ши По знала, куда она мчится. Ее цель находилась далеко впереди. Сначала она увидела темный ковер, на котором мерцали многочисленные огоньки. Затем, когда Ши По бежала по этому ковру, она чувствовала, как огоньки обжигали пальцы ее ног. Она надавливала на него и видела, как качаются звезды. «Господи, какая красота», - подумала она и понеслась дальше, вперед. Там было преддверие Царства Небесного, ослепительно яркое и недосягаемое. Она была совсем близко от него.
        Ши По видела, что ворота были закрыты, но ее это не смущало. Она бежит так быстро, что сможет через них перепрыгнуть. Один прыжок - и она будет внутри. Ши По, шумно дыша, подбежала почти вплотную. Она знала, что настало время прыгать.
        Она согнула колени, сжалась в маленький комочек, напрягла спину и, с силой оттолкнувшись, прыгнула. Ее ноги выпрямились, и она полетела…
        Такое Ши По могла проделать только во сне, ибо только во сне ее ступни были большими и сильными и совсем не болели. Но Ши По не смогла перепрыгнуть ворота. Она схватилась за них, чуть-чуть не дотянувшись до вершины. Она висела на решетке, подобно мухе, приклеившейся к липкой ленте, и чувствовала дрожь в руках. Она понимала, что не сможет долго висеть, как не сможет и вскарабкаться наверх, но все-таки решила попытаться сделать это. Она готова была вгрызаться в ворота зубами, лишь бы доползти до вершины.
        И все же Ши По знала, что не сможет преодолеть это препятствие. Этот сон снился ей много лет подряд. И каждый раз она пыталась продвинуться хоть немного дальше, чтобы попасть внутрь. Даже если это просто сон, для того, чтобы попасть в Царство Небесное, можно пожертвовать абсолютно всем.
        Однако она всегда терпела неудачу. Как бы Ши По ни старалась перелезть через ворота, она всегда срывалась и падала в грязь.
        В этот раз все было несколько иначе. Сейчас она любовалась Царством Небесным через решетку. Если раньше Ши По смотрела вверх, стараясь увидеть вершину, то теперь, глядя через витые прутья, она наблюдала за тем, что происходит за центральными воротами.
        Она всегда видела там необычайно яркий свет. Для нее Царство Небесное неизменно было прекрасным и притягательным. Но сейчас она разглядела там какого-то человека, точнее двоих.
        Они находились слишком далеко, и ей трудно было распознать, кто это. Однако эти люди не стояли на месте и стали медленно приближаться к ней.
        Теперь, вместо того чтобы карабкаться к вершине, Ши По вцепилась в прутья решетки и попыталась протиснуться сквозь них.
        За решеткой стояли двое. Она знала их. Это Куй Ю и Квен Инь - богиня надежды.
        - Куй Ю! - позвала она. - Куй Ю!
        Муж услышал ее. Он и богиня Квен Инь повернулись и посмотрели на нее, а она, словно какая-то букашка, застряла между прутьями ворот. Куй Ю, заметив ее, приветливо улыбнулся.
        Ши По засмеялась, радуясь тому, что он узнал ее. Теперь он придет ей на помощь.
        Он помахал ей рукой, но она не отважилась помахать ему в ответ, так как боялась, что упадет с ворот. Она увидела, что его лицо стало печальным. Он продолжал ей махать, все сильнее и сильнее.
        - Куй Ю! - закричала она. - Куй Ю!
        Но в этот момент он остановился, его лицо сделалось еще более печальным, оттого что она не отвечала ему. Его рука опускалась все ниже и ниже.
        - Я не могу махать! - закричала она. - Я упаду!
        Куй Ю не ответил. В конце концов, он пожал плечами, отвернулся от нее и пошел к богине.
        - Куй Ю! - кричала она, но его уже не было. Он и богиня уходили все дальше и дальше вглубь Царства Небесного, оставив ее висеть на решетке.
        Ши По решила рискнуть, хотя понимала, чем это может закончиться. Она освободила одну руку и, протиснувшись между прутьями, замахала ею, крича изо всех сил:
        - Куй Ю, оглянись! Куй Ю!
        Однако он не оглянулся, и Ши По упала, приземлившись прямо на свои ступни, которые сломались под тяжестью ее веса. Она упала в мерзкую вонючую грязь.
        Она пыталась выбраться из нее, но не смогла удержаться на своих сломанных ступнях и снова упала в нее. Она чувствовала, как ее затягивает все глубже и глубже. Она протягивала вперед свою тонкую руку, но ей не за что было ухватиться. Ши По отчаянно пыталась выбраться, но грязь быстро засасывала ее, пока не накрыла с головой.
        Ши По закричала и проснулась.
        Чьи-то руки, словно стальное кольцо, сжимались вокруг Ши По. Она снова закричала, но на этот раз от злости. Она смутно понимала, что ее держит Куй Ю, однако, несмотря на это, отчаянно пыталась освободиться. Благодаря невероятному усилию, она все же вырвалась из его рук и упала на пол. Из-под ее ног выскочила крыса и, пронзительно пискнув, бросилась наутек.
        - Ши По! - позвал ее муж. - Это всего лишь сон.
        Дрожа всем телом и тяжело дыша, она покачала головой.
        - Это был сон, - снова повторил Куй Ю. - Ты в безопасности.
        Она засмеялась. Неужели? Здесь, в вонючей камере, отданная на милость злобного генерала, она в безопасности? Или, быть может, он имел в виду земляной пол, на котором она сидела и даже не могла вздохнуть полной грудью, потому что не знала, какая зараза может попасть в ее легкие?
        Ши По застыла на месте, уставившись в одну точку. Ее охватил смертельный ужас. Женщина вдруг поняла: что бы она ни делала, все обречено на неудачу, и никто не в силах ей помочь, даже Куй Ю. Муж мог бы протянуть руку и помочь ей встать, но он, совершенно измотанный, отвернулся, так и не поняв, что с ней происходит.
        И Ши По зарыдала от горя.



9 июля 1880 года

        Куй Ю…
        Мой отец не изменит своего решения и в следующий раз обязательно побьет меня, если я опять затрону эту тему. Прости меня, старина, но я ничем не могу тебе помочь. Однако во имя нашей давней дружбы прошу тебя помочь мне написать экзаменационное эссе. Я уже получил тему, но не могу подобрать нужные слова для того, чтобы выразить свои мысли.
        Я сэкономил немного денег и могу заплатить тебе за работу.
        Пребывающий в великой тревоге, Пунь По.



12 июля 1880 года

        Пунь По…
        Мне не нужны твои деньги. Мой английский хозяин платит мне столько золота, что я не успеваю его тратить. Но если бы у меня была женщина, на которую я мог бы потратить свое богатство… Я имею в виду жену из знатного рода. Она станет матерью моих детей и озарит своей красотой и умом мою унылую жизнь. Тогда я стану таким счастливым, что поделюсь стобойсвоейрадостьюисвоимизнаниямииобязательнопомо-гутебеподготовитьсякэкзамену.
        С тревогой, Куй Ю.


        Глава 9
        Как-то раз плыл по реке паром и напоролся на камень. Вода начала заливать трюм. Все пассажиры очень испугались. Не испугался только один человек. Он смеялся над всеми остальными и говорил: - Не стоит так волноваться. Это нас не касается, потому что это не наш паром.

        Куй Ю смотрел, как плачет жена, и в нем закипала злость. Ши По была сильной женщиной и никогда не плакала. Генерал Кэнг поплатится своей жизнью за то, что заставил ее так страдать. Мысли о мести несколько облегчили душевные муки Куй Ю, но его жена продолжала безутешно плакать. Куй Ю опустился на холодный каменный пол и стал перед ней на колени.
        - Это был всего лишь сон, Ши По, - сказал он. - Ты уже проснулась.
        Ши По покачала головой, и он увидел, что она дрожит. Когда же он попытался обнять ее, она, всхлипнув, отстранилась от него.
        - Этот ублюдок обидел тебя! - намеренно громко сказал Куй Ю, хотя понимал, что этого не следовало делать.
        - Нет! - едва слышно прошептала Ши По, но он все равно ее услышал. После паузы она повысила голос и покорно произнесла: - Я должна стать наложницей Кэнга. Ты ведь собираешься продать меня ему. Зачем же ему портить то, что он собирается купить?
        Куй Ю нахмурился. Похоже, жена наконец-то поняла его, сообразив, что он специально придумал эту историю, чтобы охранники оставили их в покое. Но, увидев, как быстро исчезли ее слезы, он вновь засомневался: так поняла Ши По его или нет? Куй Ю уже ни в чем не был уверен. В глазах Ши По он видел ненависть и злость, но больше всего в них было боли и страха.
        - Я надеюсь, что с нами ничего не случится, - прошептал он. Она побледнела и медленно встала.
        - Что она сказала, Куй Ю? Что сказала тебе богиня?
        Куй Ю, морщась от боли, тоже поднялся на ноги. Из-за поломанных ребер он с трудом дышал, но еще хуже было то, что нестерпимая боль мешала ему сосредоточиться.
        - Но здесь нет никакой богини.
        - Я говорю о прошлой ночи, - пояснила Ши По. - Я видела тебя там. Ты вознесся на Небеса раньше меня. Что сказала тебе богиня Квен Инь?
        Куй Ю вздохнул, он понял причину ее злости. Осторожно сев на влажный тюфяк, он подождал, пока боль немного утихнет и можно будет дышать полной грудью.
        - Ну же!.. - сердито прошептала Ши По.
        - Сядь рядом со мной, - устало сказал Куй Ю. Конечно, он видел, в каком отчаянии находится жена. - Это все не так легко объяснить.
        Ши По кивнула. Она села возле мужа, стараясь не касаться его. Он посмотрел на нее печальными темными глазами и сквозь разорванную блузу увидел ее груди. Его тело сразу напряглось, в нем закипела энергия ян, однако Куй Ю попытался подавить свои чувства, понимая, что сейчас не время для этого. Но, глядя на нее, он не мог не вспомнить о прошлой ночи. Ее прикосновения, ее ласки…
        - Позволь мне прикоснуться к тебе, - прошептал Куй Ю.
        Она покачала головой.
        - Я понимаю, Ши По, и думаю сейчас о другом. Я твой муж, и моя обязанность защищать тебя, но мы оказались здесь, в тюремной камере. Я ничего не могу сделать, чтобы освободить нас, я не могу разогнать твои тяжелые мысли. Я даже не в силах сдерживать свое желание, видя тебя, полунагую, рядом со мной, - вздохнув, произнес он. Что же он хотел сказать ей? - Смилуйся надо мной, жена. Я расскажу тебе все, что ты хочешь. В этой холодной камере подари мне хоть чуточку своего душевного тепла.
        Ши По покраснела и опустила голову, но он успел заметить, что она уже не злится на него. Он знал, что она все равно придет к нему.
        - Я никогда не понимала тебя, Куй Ю. В этой камере не холодно. У тебя все тело изранено, и, если я прикоснусь к тебе, твои раны начнут болеть еще сильнее.
        - Никогда, - прошептал он и раскрыл свои объятия.
        Она стыдливо прильнула к нему, положив руки ему на грудь. Она была такая теплая, что это тепло не только облегчило боль, но и разбудило его дракона.
        Куй Ю наклонился и поцеловал ее в висок.
        - Когда я вспоминаю прошлую ночь, мне не хочется думать о Царстве Небесном.
        Ши По ничего не сказала и только написала на его груди одно-единственное слово -
«лжец».

«Это правда, - написал Куй Ю в ответ. Затем, чуть помедлив, добавил: Ты - чудо, а Царство Небесное - странное место». Он давно хотел сказать ей об этом, сказать, как много она для него значит. Как странно, что он смог признаться в этом только в мрачной тюремной камере, да и то не вслух, а в письменной форме.
        - Расскажи мне все, - потребовала Ши По.
        Куй Ю вздохнул. Он знал, что она не верит ему и не понимает, насколько глубоки его чувства. Она очень красивая женщина. Мужчины разных возрастов и сословий всегда восхищались ею. Однако Ши По была напрочь лишена тщеславия, и это не могло не радовать его. И все же сейчас она не понимала, что он ей говорит.
        Жена начала нервничать, и Куй Ю, почувствовав, как напряглось ее тело, поспешил начать свой рассказ. Он медленно писал слова на ее коже, чтобы выиграть время и все хорошо обдумать.

«Я злился, - написал он. - Я был груб с тобой».
        Ши По засмеялась.
        - Ты не знаешь, что такое настоящая грубость, - пробормотала она. - Прошлой ночью произошло то, чего я так долго хотела. Я тоже вознеслась на Небеса.
        Он слегка отодвинулся, чтобы увидеть ее лицо. «Ты стала бессмертной?» - написал он на ее ладони.
        Ши По, опустив голову, сразу поникла и попыталась вырваться из его объятий. Но Куй Ю не отпустил ее, а наоборот, еще крепче прижал к себе, не обращая внимания на свои поврежденные ребра. Он молча обнимал жену за плечи, думая о том, как облегчить ее страдания. Он понял, о чем думала Ши По, которая так и не стала бессмертной и поэтому сильно переживала.
        Затем Ши По притронулась к нему, и он почувствовал, что ее прикосновения приносят ему боль. «Ты стал бессмертным?» - написала она.
        - Нет, но я понял, почему ты так много работала для того, чтобы попасть туда. Это место… Эта комната с фонариками…
        - Это преддверие Царства Небесного. Палата тысячи раскачивающихся фонарей, - испуганно произнесла она.
        Куй Ю кивнул. Именно туда он и попал.
        - Такое чувство, что свет проходит сквозь тебя. Даже в темноте там светло и торжественно. Ты тоже очень красивая, - добавил он и покачал головой. Как можно описать то, что описать невозможно? - Это похоже на… Это как…

«Хорошо, - написала она на его груди. - Когда ты попадаешь на Небеса, то тебе кажется, что все хорошо».
        - Да, - пробормотал он. - Мне действительно казалось, что я счастлив.
        - Что она сказала, Куй Ю?
        Куй Ю взял ладонь жены и написал на ней ответ. Дело в том, что он не знал, подслушивают ли их сейчас охранники, а такие признания не предназначены для посторонних ушей. Поэтому он медленно водил по ее ладони, чтобы его ответ могла узнать только Ши По.

«Богиня задала мне один вопрос».
        Ши По сразу же подняла голову и с любопытством посмотрела на него. На ее лице отражался живой интерес, и ему пришлось продолжить.

«Она спросила, от чего я готов отказаться».
        Щи По застыла на месте и, поразмыслив, написала: «Повтори». Затем она протянула ему свою ладонь, чтобы он ответил ей.

«Богиня спросила, от чего я готов отказаться», - снова написал Куй Ю.
        Он почувствовал, как задрожали руки Ши По, однако не понял причины ее волнения. Может, она разволновалась, потому что он к ней прикоснулся? А может, этот вопрос для нее имеет какое-то особое значение? Куй Ю подождал немного, но жена ничего не объяснила и задала еще один вопрос: «Для чего? Что ты получишь взамен?»
        Он вздохнул и решил, что свой ответ должен произнести вслух.
        - То, что нужно мне больше всего, - сказал Куй Ю, предвидя следующий вопрос жены. После паузы он добавил: - Я не знаю, что это такое, и поэтому не ответил ей. Ну а потом спустился на землю.

«Нас прервали солдаты», - написала Ши По на его груди.

«Нет, - ответил он. - Меня низвергли на землю. Без объяснений».
        Она подняла голову и удивленно посмотрела на него. Он решил опередить Ши По и, не дожидаясь, пока она задаст следующий вопрос, поцеловал ее. Он прижался губами к губам жены и крепко обнял ее. Он не позволит ей сбежать от него!
        Как и предполагал Куй Ю, Ши По сразу выгнула спину. Ее реакция была вполне естественной. В Китае считалось, что поцелуи - это подготовка к половому акту и прелюдия к зачатию детей. Но они уже давно этого не делали.
        Тем не менее, Куй Ю проявлял настойчивость. Ему нравился вкус ее губ, ее запах, особый и неповторимый. Ее губы были плотно сжаты, но он нежно провел по ним языком и сразу почувствовал, что она вновь задрожала, на этот раз еще сильнее. Ши По вздохнула и разомкнула губы. Как только она сделала это, его язык проник ей в рот. Куй Ю хотелось завладеть ее ртом и ощутить реакцию Ши По.
        Но жена не ответила на его ласки. Повернувшись, она положила руки ему на грудь и с силой оттолкнула его. Куй Ю опрокинулся, едва не ударившись головой о стену. У него снова дико заболели ребра. Ши По отстранилась от мужа и, вцепившись руками в свою разорванную юбку, с укоризной посмотрела на него.
        - Зачем? - тяжело дыша, спросила она.
        Он нахмурился.
        - Что зачем?
        - Зачем ты целуешь меня? - прошипела она, сощурившись. - Ты хочешь вернуться на Небеса?
        Что он мог ответить ей? Только сказать правду, не более того.
        - Я - мужчина, а ты - женщина, да к тому же моя жена. Почему я не могу тебя поцеловать?
        - Значит, теперь ты знаешь ответ? - спросила она. - Знаешь, чего ты хочешь?
        Ему нужна была только она - ее тело, ее аромат, ее страсть. Но Ши По не понимала, зачем ему нужны были все эти ласки. Она всегда занималась любовью с определенной целью - либо для того, чтобы зачать ребенка, либо для того, чтобы вознестись на Небеса. Других причин для нее просто не существовало.
        Куй Ю не стал ничего объяснять, просто пожал плечами и сказал то, что ей хотелось услышать.
        - Да, я хочу еще раз поговорить с богиней. Ши По недовольно скривилась.
        - Ты что, хочешь заняться этим прямо здесь?
        Куй Ю окинул взглядом темную душную камеру. Он знал, что за дверью стоят охранники и, скорее всего, наблюдают за ними, надеясь услышать что-нибудь важное, чтобы потом доложить своему начальнику. Он понимал это, но ему было абсолютно все равно.
        - А зачем откладывать? Сейчас наша судьба зависит от генерала, который либо помилует нас, либо нет, - сказал Куй Ю. Между тем он молился о том, чтобы Лунь По оказался все-таки умнее, чем был на самом деле.
        Ши По задумалась над его словами. Наконец она поняла, что имел в виду муж. Они действительно ждали решения генерала. Он может посадить их в тюрьму на долгие-долгие годы (всем известно, что Цин часто забывали о своих пленниках), а может и казнить.
        Она вдруг вскочила и, быстро подбежав к двери, закричала в слуховое окошко:
        - Охрана! Я хочу немедленно поговорить с генералом! Охрана!
        Ей никто не ответил.
        - Охрана!
        Куй Ю тоже подошел к двери. Жена плотно обернула свои бедра разорванной юбкой, но это было бессмысленно, потому что от нее остались одни лохмотья. Поэтому он взял одеяло и укутал ее. Теперь он стоял рядом с Ши По, обняв ее одной рукой, и ждал ответа.
        - Охрана! - снова закричала она.
        И снова ни звука в ответ. Куй Ю не знал, был ли у нее какой-нибудь план или она просто хотела убежать. Но какое это имеет значение? Он был готов поторговаться с генералом.
        - Охрана! - закричал Куй Ю.
        Наконец они услышали тяжелые шаги и лязг оружия. В окошке появилось лицо охранника. Это был какой-то незнакомый солдат. Он был старше тех, с которыми дрался Куй Ю.
        - Я должен поговорить с генералом Кэнгом, - решительно заявил Куй Ю. - У меня есть к нему предложение.
        Солдат презрительно ухмыльнулся.
        - Еще бы, - сказал он, впившись глазами в грудь красивой пленницы.
        Ши По сжалась и отошла вглубь камеры, а Куй Ю, шагнув вперед, жестко произнес:
        - Тебя это не касается. Просто передай ему мои слова.
        По правде говоря, Куй Ю понятия не имел, что он мог сказать генералу. Похоже, что Кэнга невозможно подкупить. Этот вояка хотел только одного - узнать, где его сын. И все-таки стоит попробовать договориться с ним.
        Прошло несколько секунд, но пожилой охранник даже не сдвинулся с места. Он просто смотрел на них и хихикал.
        И тут заговорила Ши По. Она снова приблизилась к окошку, несмотря на то, что Куй Ю пытался преградить ей дорогу.
        - Скажите, господин, почему вы над нами смеетесь? - ласковым голосом спросила она. Женщина с нежностью смотрела на охранника своими большими выразительными глазами, и тот неожиданно умолк.
        - Генерал сегодня утром уехал в Пекин. Он получил какое-то важное известие, - объяснил солдат.
        - Он уехал? - переспросил Куй Ю. - Значит, нас нужно отпустить, - уверенно заявил он.
        Охранник ничего не ответил. Наверняка генерал не отдавал своим людям такого приказа, но Куй Ю не оставлял мысли о попытке договориться с ними.
        - Вас будут держать здесь до его особого распоряжения, - заявил охранник.
        Ши По снова вышла вперед.
        - Но, господин мой, вы же сами понимаете, что это невозможно. У меня дома остались дети.
        - И золото, - добавил Куй Ю. - Я мог бы…
        - Закрой свой рот. Если кто-нибудь поможет вам сбежать, то его сначала высекут кнутом, а потом повесят. Генерал не любит взяточников.
        Куй Ю наклонился поближе к окошку и тихо сказал:
        - Он ни о чем не узнает. Ты спрячешь золото…
        - Генерал сказал, что если вы сбежите, то он все равно повесит меня и даже не будет разбираться в том, помогал я вам или нет. И всю мою семью вместе со мной.
        - Цин очень жестокие люди, - пробормотал Куй Ю, пытаясь вызвать сочувствие в своем соплеменнике хань.
        Но охранник только усмехнулся в ответ.
        - Он хорошо платит за то, чтобы мы беспрекословно выполняли все его приказы. Мне не пристало жаловаться на Цин, - ответил он и, повернувшись, ушел в караульное помещение. А может, он просто отошел в сторону, чтобы они его не видели, и решил подслушать, о чем они будут говорить. Однако теперь пленникам было уже все равно, поскольку без генерала им из тюрьмы в любом случае не выбраться.
        Наверное, им придется просидеть в этой камере еще очень долго.
        Куй Ю погладил жену по спине и почувствовал, что она как-то неестественно напряглась. Он испугался.

«Надежда, - написал он на ее спине, - Надежда».
        Ши По не ответила. Она молча стояла и смотрела сквозь зарешеченное окошко. В ее глазах застыло отчаяние.
        - Ши По… - позвал он, хотя не знал, сможет ли утешить ее.
        - Убей меня, - вдруг сказала она и резко повернулась к нему. - Убей меня. Нас здесь держат из-за меня. Кэнг думает, что я знаю, где его сын.
        - Ши По… - Куй Ю снова произнес ее имя, но она даже не услышала его, думая о чем-то своем.
        - Ты должен выйти на свободу, чтобы позаботиться о наших детях. Если я умру…
        - Перестань! - закричал Куй Ю и закрыл руками глаза. Она все поняла и замолчала. Он отчаянно пытался найти выход из безнадежного положения, в котором они оказались. - Ты ведь знала, что это опасно, - медленно произнес он. Она кивнула. - Прошлой ночью ты хотела покончить с собой, надеясь, что после этого генерал Кэнг не арестует меня. Если бы я не разгадал твой замысел, ты бы сейчас уже была мертва.
        - Ты еще можешь…
        - Хватит, - тихо сказал Куй Ю. У него болели раны, и он просто валился с ног от усталости. Кое-как добравшись до соломенного тюфяка, Куй Ю тяжело опустился на него и с твердостью в голосе произнес: - Мы больше не будем говорить о смерти.
        Ши По подошла к нему и сказала:
        - Сейчас я хочу умереть не для того, чтобы стать бессмертной, Куй Ю. Я забочусь о наших детях и о тебе…
        - С мальчиками все хорошо. Они живут в доме своего учителя. Они проведут там еще целый месяц.
        - Ноты…
        - Генерал Кэнг уехал! - воскликнул он и глубоко вздохнул. Она стояла перед ним, опустив голову. - Генерал Кэнг уехал в Пекин, - медленно повторил Куй Ю. - И ему теперь все равно, умрешь ты и нет. - Он посмотрел на жену. У него внутри все просто кипело от злости. К тому же ему хотелось, чтобы она почувствовала его состояние. - Но мне не все равно, Ши По. И я запрещаю тебе говорить о смерти.
        Жена молчала. В какой-то момент Куй Ю даже показалось, что она его просто не слышит. И вдруг она задрожала и опустилась перед ним на колени.
        Он вздрогнул. Она всегда умела превратить свою слабость в грозное оружие. Вот уже много лет подряд, когда Ши По опускалась перед ним на колени, его мужество и твердость куда-то исчезали, и он готов был сделать все, о чем бы она его ни попросила. Куй Ю напрягся и ждал, что же она скажет ему на этот раз.
        - Ты говоришь, что теперь это не имеет значения, потому что генерал Кэнг уехал? - прошептала Ши По. Ее тихий голос проникал в самую душу. - Или потому, что именно я послужила причиной нашего ареста?
        - Не будь глупой, женщина! - сердито воскликнул Куй Ю. Потом наступила оглушительная тишина. Он закрыл глаза и прислонился спиной к стене. Он слишком устал и не смог сдержать своего раздражения. «Вот так всегда», - подумал он и вздохнул. Ши По села рядом с ним на тюфяк.
        Они очень хорошо знали друг друга. Часто ли он называл ее «женщиной» и раздраженно кричал на нее? Один-единственный раз, и то только потому, что чувствовал свою вину. Да, это была его вина.
        Куй Ю открыл глаза. Ши По неподвижно сидела рядом с ним, напряженно всматриваясь в темноту. Он решил, что она медитирует. Однако она, как и подобает послушной жене, спокойно сидела и ждала, что он скажет ей. Куй Ю ненавидел эту ее покорность.
        - Не стоит изображать из себя тихоню, - пробормотал он. - На меня это не подействует.
        - Тогда что же мне делать? - холодно спросила Ши По.

«Просто быть моей женой», - хотелось ему сказать. Но ведь она и так была его женой, хотя он, честно говоря, всегда мечтал о большем.
        - Дай мне свою руку, - требовательно произнес Куй Ю.
        Ши По моментально подчинилась, и он накрыл ее руку своей большой ладонью и провел большим пальцем по ее маленьким пальчикам. И тут на него нахлынули воспоминания.
        - Ты помнишь, когда я впервые взял тебя за руку? - спросил Куй Ю.

«Я тогда продавал товары белым людям», - написал он на ее ладони.
        - Ты много раз держал меня за руку, муж мой, - озвучила Ши По свой ответ. - Я не помню, когда это произошло в первый раз, - добавила она и приготовилась написать свой вопрос. Она сидела слишком далеко, и Куй Ю помог ей придвинуться поближе. Теперь Ши По сидела лицом к нему. Ее бедра были прижаты к его бедрам. Своей маленькой ручкой она расстегнула его разорванную рубашку и написала на его груди:
«Ты занимался контрабандой?»
        Куй Ю пожал плечами и ответил: «Можно сказать и так». Однако он не хотел вспоминать прошлое. Когда Ши По вот так прижималась к нему, он мог думать только о ней.
        - Это случилось в день нашей свадьбы, Ши По, - сказал он, поглаживая ее хрупкие пальчики. - Во время свадебного обеда.
        - Когда ты взял меня за руку, - тихо сказала она, - вся моя семья была шокирована. Тетя Тин заявила тогда, что этим ты выказываешь свое низкое происхождение. Тебе нужно было дождаться, пока мы удалимся в спальню, и не прикасаться ко мне на людях.

«Генерал обвиняет тебя в еще более страшном преступлении», - написала она на его груди. Куй Ю на мгновение замер. «В еще более страшном преступлении?» - переспросил он.
        - Я тогда не знал, что это была именно ты. Я вообще не знал, на ком я женился, - вслух произнес он.

«Поэтому ты решил взять меня за руку?» - спросила Ши По и написала: «Он не сказал ничего конкретного, просто намекнул».
        - Понимаешь ли, мне очень хотелось сделать это. Я не знал, кто сидит рядом со мной - ты или какая-то другая девушка, - ответил Куй Ю и написал: «Вероятно, генерал пытался выудить у тебя какие-нибудь сведения».
        - Кто же мог сидеть рядом с тобой, кроме меня? - улыбнувшись, спросила Ши По.
        - Твоя тетя, - ответил он.
        - Моя тетя? - Ши По удивленно посмотрела на мужа и отстранилась от него. - Ты думал, что мой отец хотел женить тебя на тете Тин?
        Он кивнул.
        - Она тогда была бедной вдовой, а я - самым незавидным женихом.
        - И поэтому ты решил взять меня за руку.
        - Я хотел убедиться, что это рука юной девушки, а не пожилой женщины. Какая на руке кожа…
        - Морщинистая или нет? - быстро спросила она.
        - Да.
        Ши По запрокинула голову и громко рассмеялась.
        - Но тетя Тин красивая женщина. По ее руке тебе все равно ничего не удалось бы определить.
        Куй Ю не ответил. На самом деле ее тетка была настоящей ведьмой, но многие почему-то считали ее красивой. «Твоя тетка смогла сохранить свою молодость и красоту, потому что она тоже тигрица?» - написал он вопрос.
        Ши По ненадолго задумалась, а потом ответила: «Она тратит большие деньги на чудодейственные эликсиры и, если необходимо, пополняет свои запасы энергии ян».
        Куй Ю уже знал об этом. Сейчас он хотел спросить жену о другом, задать ей более важный вопрос, который требовал от него определенной смелости.

«Ты жалеешь, что вышла за меня замуж?» - написал Куй Ю на ладони Ши По.
        Жена нахмурилась. Даже в полумраке камеры он увидел, как напряглось ее тело. Она покачала головой и ответила: «Никогда не жалела». Помедлив немного, она спросила:
«А ты?»

«Нет, не жалел».
        Они оба уверенно, почти без колебаний, ответили на этот вопрос, однако Куй Ю знал, что оба лгали. Почему она сказала, что не жалела об этом? Он-то уж точно жалел, и у него на это были тысячи причин. Не может быть, чтобы Ши По ни разу не пожалела о принятом решении.

«Чем ты сейчас занимаешься?» - спросила она.
        В этот момент Куй Ю был слишком погружен в свои мысли и не понял ее. Она еще раз повторила свой вопрос, но он так и не ответил ей.
        - Я сейчас не могу ясно мыслить, - наконец признался Куй Ю и написал на ее ладони:
«Я не знаю». - Здесь очень нездоровый воздух, - добавил он. - Он отравляет и тело, и энергию.
        И тогда Куй Ю понял, что он скажет жене. Это будет самый лучший способ скоротать время и уладить их отношения. «Мы должны попрактиковаться, чтобы очистить наши инь и ян», - написал он и сразу почувствовал, как напряглась Ши По. «Маньчжуры считают эти упражнения порочными. Они могут убить нас», - ответила она.
        Куй Ю едва сдержался, чтобы не рассмеяться. «Если муж и жена занимаются любовью, то это вполне нормально», - возразил он.
        Он знал, что ей, как тигрице-наставнице, часто приходится наблюдать затем, как другие занимаются сексом. Тем не менее, Ши По никогда и никому не позволяла наблюдать за ее тренировками. Зная, что за ними постоянно подглядывают охранники, она ни за что не согласится заниматься любовью здесь, в тюремной камере.
        Однако только таким способом он сможет понять, что ее беспокоит, и только так сможет снова вознестись в Царство Небесное и ответить богине Квен Инь на ее вопрос. Но без помощи Ши По он туда не попадет. Значит, он должен ее уговорить.

«Иначе мы не сможем очистить наши энергии», - написал Куй Ю на ладони жены.
        Она кивнула, соглашаясь с ним: да, другого способа не существует.
        Куй Ю с нежностью смотрел на нее и перебирал ее хрупкие тонкие пальчики. Сквозь разорванную блузу он видел ее груди. Он хорошо знал, что нужно делать, поскольку внимательно изучил священные рукописи. И даже каждый день втайне наблюдал за тем, как она выполняет свои упражнения. Но позволит ли она ему это? Он ясно видел, что Ши По еще не приняла решение.
        Продолжая поглаживать руку жены, он оголил ее до самого плеча, но Ши По отстранилась от него и вся как-то сжалась. Он не стал трогать ее груди. Вместо этого он коснулся ее подбородка, провел рукой по изгибу шеи, заставляя Ши По выпрямиться, а затем притронулся пальцем к губам.

«Ты хочешь попасть на Небеса? - написала она на его груди. - Для этого тебе нужна моя энергия инь».
        Куй Ю не стал отрицать этого, хотя знал, что она ошибается. Он просто хотел ее, и ему не было никакого дела до глупого религиозного обряда. Но стоит ли сейчас спорить с женой?

«Эти упражнения не дадут тебе энергию инь, - написала она. - Они только…»
        Свободной рукой он поймал ее руки. От прикосновения к ее маленьким пальчикам у него помутилось в голове. Он почувствовал, как увеличился приток энергии ян, а его дракон начал подниматься вверх, распаляемый желанием. Если бы ему хотелось исполнить религиозный обряд и вернуться на Небеса, чтобы поговорить с богиней Квен Инь, как предполагала жена, тогда бы он просто сдержал свою ян. Он бы научился контролировать себя и в первую очередь запретил бы Ши По ласкать его.
        - Я знаю, что нужно делать, - прошептал Куй Ю. - Ты разрешишь мне?
        Признаться, он очень удивился, увидев, что Ши По улыбается. Когда же в последний раз он видел эту ослепительную улыбку? Как давно на ее прекрасном лице не было выражения такой безграничной радости? Очень давно. И вот теперь по иронии судьбы это произошло в тюремной камере, а не в их богатом роскошном доме.
        - Я знаю свои обязанности, - ответила она и гордо выпрямилась. При этом его рука, соскользнув вниз, оказалась на ее правой груди.

«Обязанности?» - написал он на ее груди. «Мои занятия», - ответила она.
        Хотя Куй Ю заранее знал, что она ответит на его следующий вопрос, он все-таки не мог удержаться и спросил:
        - А как же любовь?
        Они сидели так близко друг от друга, что он почувствовал, как вздрогнула Ши По.
        - Что? - удивленно спросила она.
        - Любовь, - повторил он. - Ведь секс - это неотъемлемая часть любовных отношений.
        - Мы даже не упоминаем о подобных вещах! - высокомерно заявила она.
        Куй Ю кивнул - он знал, что она говорит правду. Представители высшего сословия Китая никогда не опускаются до таких примитивных чувств.
        - Но я простой человек и поэтому спрашиваю об этом.
        Ши По покачала головой.
        - Мои занятия не имеют к любви никакого отношения, - твердо произнесла она. - Любовь - это земное чувство, и оно мешает вознестись на Небеса. - Наклонившись вперед, она положила свои руки на руки мужа. - Именно поэтому мужья и жены никогда вместе не занимаются. Партнер тигрицы - это ее помощник, и только. Намного легче сосредоточиться, когда тебе в этом помогает партнер. Тигрица и ее партнер не испытывают друг к другу никаких чувств.
        Он понял, что Ши По, которая говорила совершенно искренне, сама верила в это. Значит, все ее сексуальные партнеры были всего лишь помощниками?
        - И между ними никогда не возникает никаких чувств? - оживившись, поинтересовался он.
        - Конечно нет! - Ши По недовольно поморщилась. - Чувства привязывают нас к земной жизни, а наша цель - вознестись на Небеса.
        Он хотел спросить ее об их отношениях. Была ли между ними любовь? Но, глядя на упрямо сжатые губы жены, Куй Ю так и не решился: после стольких лет супружеской жизни слишком больно узнать о том, что она никогда не любила его.
        - Ши По… - произнес Куй Ю, когда она прижала его пальцы к своим соскам.
        - Начинай, - прошептала она.
        Но он, погруженный в свои невеселые мысли, даже не пошевелился. В конце концов, он мужчина и должен стойко переносить удары судьбы. Вот и сейчас он преодолеет свой страх и прямо спросит ее об этом:
        - А как же мы с тобой, Ши По? Что будет с нашей любовью? Она улыбнулась.
        - Мы постараемся избавиться от нее.
        Что ж, она ответила на его вопрос. Если между ними когда-то и была любовь, то религиозная практика Ши По уничтожила это чувство. Теперь он понимал, почему она хотела покончить с собой. Ежедневные занятия все дальше и дальше отдаляли ее от него и от их детей, от всего, что связывает женщину с земной жизнью.
        - А если я не хочу избавляться от своей любви? Ведь я люблю тебя всем сердцем, я просто не смогу жить без тебя.
        Не скрывая удивления, Ши По отстранилась от него.
        - Нельзя останавливаться на полпути, Куй Ю. Либо ты вознесешься на Небеса, либо останешься на земле, - произнесла она тоном суровой наставницы, которая отчитывает своего нерадивого ученика.
        - А любовь - это земное чувство?
        - Конечно, - сказала Ши По, терпеливо ожидая, когда он примет решение.
        Куй Ю с грустью посмотрел на нее. Похоже, что для себя она уже все решила. Много лет назад она убедила себя в том, что должна оставить Куй Ю, избавиться от своей любви (если она вообще когда-нибудь его любила). Любовь связывала ее с бренным миром и мешала беспрепятственно вознестись на Небеса. Возможно, муж мог бы отговорить ее от этого и с помощью ласковых слов и нежных поцелуев наверняка добился бы того, чтобы она осталась с ним. Однако Куй Ю хорошо знал, что его жена никогда не меняла принятых ею решений.
        Значит, он навсегда потерял ее. Что ж, ему остается только одно - попытаться понять, что за неведомая сила отняла у него любимую женщину.
        Он вздохнул, внутри у него все дрожало. Прошлой ночью они начали заниматься этими ее упражнениями, ведомые гневом и отчаянием, но сегодня все будет по-другому. И совершенно не имеет значения, что они сейчас находятся в тюремной камере, что за дверью стоят вооруженные охранники, а над ними нависла реальная угроза смерти. Сегодня он сам решил познать религию Ши По. Он возвратится на Небеса, чтобы понять, ради чего жена пожертвовала их любовью. Куй Ю уже знал, что он ответит богине Квен Инь.
        В сторону сомнения и все эти нежные чувства! Его цель - Царство Небесное. Повернувшись к жене, он начал ласкать ее грудь.



20 июля 1880 года

        Куй Ю…
        У моей тети есть всякие женщины - высокие, низенькие, дорогие и дешевые. За деньги они с радостью выполнят любое твое желание.
        Приходи в четверг в Сад благоухающих цветов. Я представлю тебя им.
        Твой преданный друг Лунь По.



26 июля 1880 года

        Лунь По…
        У меня самого имеется столько благоухающих цветов, что я даже не знаю, что мне с ними делать. Они с готовностью сбрасывают свои лепестки для богатых мужчин и используют свои стройные стебельки, чтобы покрепче привязать их к себе.
        Я же хочу получить милый и скромный китайский цветок, источающий нежный и легкий аромат.
        Куй Ю.


        Глава 10
        Жил да был один лентяй, который искал себе какую-нибудь непыльную работу. Один из его друг посоветовал ему устроиться на кладбище.
        - Легче работы, чем эта, ты просто не найдешь, - сказал он.
        Парень последовал его совету, но вскоре бросил свою работу. Когда его спросили, почему он это сделал, молодой человек ответил: Это просто несправедливо! Они там все спокойно лежат, оставив меня в полном одиночестве!

        Ши По закрыла глаза, чтобы расслабиться и начать свои обычные упражнения. Она согнула ноги, поставив их в нужное положение, и плотно прижала левую пятку к своей алой пещере. Ее спина была выпрямленной, дыхание ровным, а к обеим грудям были прижаты руки Куй Ю.
        Через какое-то время она вдруг поняла, что у нее ничего не получается. Дело в том, что эти упражнения Ши По всегда выполняла сама и никому не позволяла делать важную работу по очищению вместе с ней. Сегодня же она просто была не готова.
        Ши По не понимала, почему ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы Куй Ю прикоснулся к ней. В ожидании его ласк у нее отяжелели груди и затвердели соски. Почувствовав, как свело низ живота, она изо всех сил старалась успокоиться.
        В свою очередь Куй Ю, сосредоточившись, принялся задело. Мягкими кругообразными движениями он поглаживал ее груди. Его пальцы описывали концентрические окружности, очищая ее инь от негативной энергии.
        У него были натруженные мужские руки с длинными пальцами и широкими ладонями. Когда Куй Ю прикасался к ней своими грубыми ладонями, ей казалось, что этими руками он не только может поднять тяжелый тюк с хлопком, но и разгладить тончайшую шелковую ткань. Ши По видела, как ее муж делает и то, и другое, и все же была уверена, что к ней он относится еще нежнее и бережнее, чем к своим тончайшим шелковым тканям.
        Она закрыла глаза и представила, как он пальцами прикасается к центру ее инь. Своей кожей она ощутила тепло энергии ян, и ей захотелось сильнее прижаться к его рукам и впитать его энергию. Однако ей нужно было правильно выполнять упражнение, и она постаралась справиться с волнением. Ши По сделала несколько глубоких вдохов, наполняя свои легкие энергией ян.
        - Сорок девять, - сказал Куй Ю.
        Она открыла глаза и удивленно посмотрела на него. Неужели она сбилась со счета? Как же это произошло? Тем не менее, по окончании счета Ши По убрала ступню от своей алой пещеры, покрытой росой инь, и пробормотала:
        - Прости меня, я сбилась со счета. Наверное, моя инь очень сильно загрязнена.
        Куй Ю улыбнулся, и она увидела, что его глаза просто светятся от удовольствия.
        - Мне нравится, когда ты сбиваешься со счета, - сказал он. - Твое лицо заливается румянцем…
        - Это огонь энергии ян…
        - А твои губы становятся ярко-алыми.
        - Когда соединяются энергии инь и ян, выделяется столько тепла…
        - И ты начинаешь что-то бессвязно бормотать.
        - Это потому… - сказала Ши По, захлопав ресницами. - И вообще, я ничего не бормочу…
        - Конечно, нет, - смеясь, произнес Куй Ю. - Я, наверное, ошибся.
        Она удивленно посмотрела на него, пытаясь изобразить оскорбленную гордость. Однако ее муж никогда не обращал внимания на подобные оттенки в ее поведении, и поэтому Ши По просто улыбнулась ему в ответ.
        - Ты очень странный человек. Как ты можешь говорить мне такое? - весело спросила она.
        - Потому что тебя, прекрасную утонченную женщину, совершенно не обижает моя грубость, - ответил он.
        Она снова радостно улыбнулась и, как ни странно, почувствовала, что ее охватила сильная дрожь.
        - Похоже, мне нравится все грубое, - сказала Ши По.
        - Правда? - изумился Куй Ю.
        - Ты не знал этого?
        Он покачал головой, опустив руки на ее бедра. Он хотел что-то сказать, но смутился и промолчал. Было видно, что его что-то тревожило.
        - Куй Ю…
        Он не поделился с ней своими опасениями и продолжал молча смотреть на свои руки.
        - Ты хочешь, чтобы мы продолжили? - спросил он. Конечно, она этого хотела, но тоже ничего не сказала. Вместо этого Ши По просто схватила своими маленькими ручками его руки.
        - Если мы партнеры, то нам следует быть предельно откровенными друг с другом, - солгала она. На самом деле совместные тренировки предполагали только обмен энергиями инь и ян. Никто не требовал от партнеров откровенности.
        К счастью, Куй Ю не знал этого.
        - Я грубый мужчина низкого происхождения, - наконец произнес он хриплым голосом.
        Он взял левую руку Ши По и прижал ее пальцы к своей ладони.
        - Вытяни пальцы, - попросил он.
        Она подчинилась и увидела, что ее самый длинный палец достал только до сустава среднего пальца Куй Ю.
        - Женщина должна быть мала в том, в чем ее муж велик, - заметила она. - Мы просто цветы по сравнению с…
        - Огромным быком? - сказал он и засмеялся. Она отстранилась от него.
        - Ты не тупое животное.
        Куй Ю вздохнул.
        - Я большой…
        - А я маленькая. Да. Мужчина… Женщина…
        - Рабочий… Ученик…
        Она кивнула, поскольку хорошо знала его историю, и не стала перебивать, давая ему высказаться.
        - Я родом из бедной семьи, я грубый и невоспитанный, а ты богатая и уточенная женщина.
        Ши По вздохнула.
        - Мы с тобой совершенно разные, Куй Ю. И это только к лучшему.
        Наконец он поднял голову и посмотрел на нее своими печальными глазами.
        - Именно поэтому ты и выбрала меня - потому что мы с тобой разные?
        Она молча покачала головой, как бы уклоняясь от прямого ответа.
        - Мой отец выбрал тебя. О моем желании никто не спрашивал…
        Куй Ю быстро прижал свои пальцы к ее губам. Он не причинил ей боли, но несказанно удивил тем, что таким способом прервал ее ложь.
        - Между нами должна быть полная искренность, помнишь?
        Ши По не ответила. Иногда человек так привыкает к своей лжи, что ему трудно с ней расстаться. Однако она сама потребовала от него откровенности, и теперь у нее не было выбора. Ведь она - зеркало, значит, нужно отвечать искренностью на искренность. Ши По убрала его руку со своих губ.
        - Ты сильный. У тебя сильное тело, острый ум и мощная энергия ян. Если такой человек окружен слабыми людьми, то для них он все равно, что путеводная звезда.
        Куй Ю посмотрел на нее, и их руки замерли в воздухе. Она не знала, о чем он думает, и поэтому не могла ничего отразить в своем зеркале.
        Они не проронили больше ни слова. Таким уж человеком был Куй Ю - молча впитывал в себя все новое и говорил только в случае необходимости. Если она - зеркало, то он - ветер. Просто слушает и никого не трогает. Но так продолжается до поры до времени. Ветер может превратиться в ураган и смести с лица земли целые города.
        Его ласки стали более изысканными, когда он начал поглаживать ее груди. Горячий ветер согреет ее, а его мощная ян укрепит ее инь. Длинные пальцы Куй Ю снова стали двигаться по спирали от центра груди, но на этот раз спираль постепенно уменьшалась и уменьшалась, пока он не коснулся ее сосков.
        Ши По чуть не замурлыкала от удовольствия.
        Соединив вместе четыре пальца, он сначала массировал ими соски, а потом опустился чуть ниже, поглаживая всю грудь. Многолетние занятия сделали свое дело - кожа Ши По до сих пор была нежной и эластичной, а груди высокими и упругими, несмотря на то, что она выкормила троих детей. Она расслабилась от удовольствия, и ее груди слегка обмякли.
        Но Куй Ю, похоже, не обращал на это внимания. Посмотрев на него, она увидела, что муж был полностью поглощен тем, что делал. Затем ее взгляд скользнул вниз, и Ши По заметила, что его дракон жадно поднял свою голову. Куй Ю продолжал ласкать ее груди, двигаясь от центра груди все ближе и ближе к соскам.
        Все выше, все плотнее.
        Когда его руки касались нижней части груди, Ши По делала вдох, а когда они поднимались вверх - выдох. Она ждала, когда же наступит финал.
        И вот этот момент настал.
        Его пальцы были уже рядом с сосками, а ее алая пещера сжалась в предвкушении того, что должно произойти. Внезапно Куй Ю остановился и положил свои руки в центр грудной клетки.
        - Что ты делаешь? - удивленно спросила она. Ей это явно не понравилось.
        Он нахмурился.
        - Это упражнение…
        - Тебе нужно закончить поглаживания! - приказала Ши По.
        - Я уже закончил, - уверенно произнес муж.
        Она взяла его руки и положила их на прежнее место, рядом со своими сосками.
        - Ты должен сжать их, - сказала она.
        - Но об этом ничего не сказано в тех священных текстах, которые я читал.
        Ши По сделала вид, будто задумалась. Она знала, что в свитках об этом действительно не упоминается, однако ее учили, что нужно делать именно так. Своим ученикам она предоставляла право выбора, но сама всегда после легкого поглаживания до боли сжимала груди.
        - Так должно быть, - повторила Ши По.
        - Но…
        - Я всегда так делаю.
        Она испугалась, что муж может не подчиниться ей. Но Куй Ю кивнул в знак согласия и снова положил свои руки ей на грудь.
        - Это нужно сделать по окончании поглаживаний? - уточнил он.
        - Да, - ответила Ши По, подумав о том, что она все-таки тигрица и должна оставаться спокойной. Она знала, как следует вести себя в ожидании, когда наступит кульминация.
        Куй Ю начал все заново: широкие поглаживания от центра груди к вершине, потом вокруг нее и вниз. Его руки продвигались все ближе и ближе к соскам. Она дышала в такт его движениям, чувствуя, как под кожей разгорается настоящий пожар.
        Его пальцы уже были возле сосков. А потом…
        Потом она почувствовала, как он мягко сжал ее соски. Ей показалось, что в нее ударила молния и ее лоно начало наполняться пылающей энергией инь. Но этого было недостаточно. Даже несмотря на столь бурную реакцию, он слишком нежно сжал ее соски.
        - Что ты делаешь? - раздраженно спросила Ши По.
        - То, что ты хотела, - в том же тоне ответил Куй Ю.
        - Нет! Ты должен сильнее их сжать, - сказала она и, взяв его руки, снова положила их на свои груди, а потом заставила сжать их. Сильно сжать.
        Он сопротивлялся.
        - Сильнее сжимай! - приказала она.
        На этот раз Куй Ю сильнее сжал ее груди, но затем так быстро убрал руки, что она всего лишь вздрогнула, вместо того чтобы забиться в конвульсиях.
        - Нет, - снова раздраженно пробормотала Ши По, потому что уже сама не понимала, чего она все-таки хочет.
        Она резко сбросила с себя руки мужа и самостоятельно выполнила это упражнение. Ши По уже много лет обходилась без посторонней помощи, и ее движения были выверенными и казались какими-то механическими. Наконец она успокоилась, и ее мысли потекли в привычном направлении. Когда ее руки приблизились к соскам, у нее участилось дыхание, и она не только сильно сжала соски, но и слегка загнула их.
        От боли у нее даже перехватило дыхание, но она так и не смогла достичь пика наслаждения. Ощущалась только приятная боль.
        - Вот как это нужно делать, - сказала Ши По скорее самой себе, чем Куй Ю.
        - Но это может причинить боль.
        Она открыла глаза и посмотрела на смущенного мужа.
        - Так меня учили, - с невозмутимым видом пояснила она.
        - Но это больно.
        Ши По наклонила голову, проследив за тем, как ее руки выписывают круги, а потом снова сжала соски и уже не отпускала их. Да, они покраснели, а их темные вершинки увлажнились.
        Она подняла глаза и посмотрела на мужа.
        - Это еще одно напоминание о том, что все в этой жизни приносит боль. Без боли нельзя зачать ребенка, нельзя произвести на свет младенца, поэтому даже такие упражнения должны заканчиваться болевыми ощущениями. Такова жизнь, - сказала она.
        - Об этом ничего не говорится в священных текстах, Ши По, - нахмурившись, заметил Куй Ю. - Кто научил тебя этому?
        Ей не хотелось говорить, потому что она заранее знала, как муж отреагирует на ее признание.
        - Искренность, Ши По, и только искренность. Ведь мы же пытаемся выяснить причину всех твоих неудач и ответить на вопрос, почему ты не можешь попасть в Царство Небесное, - спокойно сказал Куй Ю и пристально посмотрел ей в глаза.
        Ши По не знала, что ответить мужу. Однако когда она заговорила, с ее губ сорвались совсем не те слова, которые вертелись у нее на языке.
        - Знаешь, почему мы не можем заниматься вместе, Куй Ю? Ты задаешь слишком много вопросов. Ты…
        - А ты слишком долго шла по ложному пути. Когда же, наконец, ты изменишься?
        Он был прав. Ши По плавно опустила руки, и теперь они покоились у нее на коленях.
        - Меня научила тетя Тин, - после довольно продолжительной паузы призналась она.
        - Тетя Тин? Женщина, которая содержит бордель? Ши По кивнула.
        - Ты получила первые уроки у этой старой жабы? Ши По выпрямилась и гневно выпалила:
        - Она знает о том, как доставить наслаждение, больше, чем кто-либо из знакомых мне женщин и мужчин.
        Куй Ю скривился.
        - А еще она очень много знает о разврате и болезнях, - резко произнес он, наклонившись вперед. - Я никогда не причиню тебе боли. В жизни и так слишком много горя. Зачем же сознательно заставлять себя страдать?
        - Потому что… Потому… - Ши По растерялась, не зная, что ответить.
        Ей просто нечего было сказать. Тетя Тин научила ее этим упражнениям и объяснила, зачем их нужно делать, когда Ши По была совсем юной девушкой. Ей тогда не исполнилось и пятнадцати. К тому же Ши По даже не задумывалась, какие последствия может иметь это обучение.
        Куй Ю продолжал настойчиво расспрашивать жену, пытаясь разобраться в вещах, в которых она никогда не пыталась разобраться самостоятельно.
        - Неужели ты совсем ничего не чувствуешь, когда я слегка сжимаю твои соски? - спросил он.
        Ши По покачала головой.
        - Просто… - начала она и замолчала. Как же ей это объяснить? - Дело в том, что это не больно. Боль не притупляет чувства, она лишь вызывает возбуждение.
        - Разве это хорошо? - спросил он, невольно поморщившись.
        - Не испытывая боли, я не смогу себя контролировать.
        - А тебе необходимо себя контролировать? - Куй Ю смотрел на нее, не скрывая своего удивления.
        - Я должна направлять тигрицу. А иначе как я попаду на Небеса?
        - Наверное, тигрице не нравится, когда ей делают больно, - мрачно пошутил Куй Ю.
        - В ином случае тигрица не будет мне подчиняться, - возразила Ши По. - Ты когда-нибудь видел, чтобы лошадью управляли без помощи хлыста? Или вели вола, не вставив ему в нос кольцо? Или гоняли гусей без прута?
        Он покачал головой.
        - Но ведь ты не тупое животное, Ши По. Разумному человеку нужны не болевые ощущения, а другие стимулы, - уверенно произнес Куй Ю.
        Услышав его слова, она едва сдержала смех. Что за глупости! Как можно заставить кого-то повиноваться, не причинив ему боль? Тем не менее, она вспомнила, что муж никогда не бил их детей. Он даже не повышал на них голоса, но они все равно слушались его. По правде говоря, дети и ее всегда слушались, но отца они уважали больше.
        - Ты всегда был вежливым и обходительным, - пробормотала Ши По, зная, что благодаря именно этим качествам Куй Ю пользовался авторитетом среди окружающих его людей.
        - Боль не поможет тебе вознестись на Небеса, - твердо сказал он и, протянув руку, погладил ее соски, причем совсем не так, как сказано в священных свитках. - Давай попробуем сделать по-другому и посмотрим, что из этого получится.
        Ши По заранее знала, что из этого получится. Она знала, какой силой обладают ласки, которые не причиняют боли. Не она ли зачала вместе с ним троих детей? Не она ли прошлой ночью чуть не утонула в водопаде его энергии ян? Ей вряд ли удастся разубедить Куй Ю, а значит, придется подчиниться. Ши По почувствовала холодок внизу живота, глубоко вздохнула и подняла голову.
        - Если я не буду испытывать боли, то, как я смогу себя контролировать?
        - Я буду тебя поддерживать, - ответил он. - Я буду охранять тебя.
        И Куй Ю приступил к делу. Он прижал пальцы к ее груди, и в тот же миг она почувствовала, как его тепло заставило учащенно биться ее сердце. Его руки ласкали ее груди со всех сторон, выполняя привычные кругообразные движения в довольно быстром темпе, стараясь согреть ее тело, а не причинить боль. Она уже не стала сравнивать то, как ласкает ее муж, с тем, как она сама это делает. Куй Ю всегда все делал по-своему.
        Ши По старалась сопротивляться его обольстительным ласкам, ведь энергию инь нужно контролировать, чтобы управлять ею. Но сейчас, когда его руки все ближе и ближе подбирались к ее соскам, ее сопротивление заметно ослабло. Он управлял ее телом, согрел его и заставил очищенную энергию инь бурлить, словно кипящий котел. На самом деле это было не кипение, а мягкое приятное тепло. Дыхание жены участилось не потому, что он чем-то напугал ее, а потому, что она пыталась подавить стоны наслаждения.
        Наконец Куй Ю коснулся ее сосков. Он не щипал их, не мял, а просто слегка потянул, как будто держал в руках саму реку инь. Он расширил ее берега и заставил ее слиться с его рекой ян.
        Ши По почувствовала, что задыхается. Без его прикосновений она не могла дышать. Без него она уже не только ничего не ощущала, но даже думать не могла.
        - Отпусти меня, - пробормотала она, когда Куй Ю снова начал свои кругообразные поглаживания. На этот раз круги становились шире, а не уже. Эти мягкие прикосновения заставили ее расплакаться.
        Почему ей так тяжело? Почему хочется вырваться из его рук? В ней вдруг проснулось желание открыться ему и просто радоваться, не сдерживая себя. Однако все ее тело до сих пор дрожало от напряжения. Ши По сопротивлялась тому, что он с ней делал. Она смотрела на Куй Ю, положив на бедра руки, сжатые в кулаки. Внезапно она потянулась к мужу, чтобы ухватиться за него и занять более удобное положение, а затем машинально начертила иероглиф на его ноге. Это был ответ на все вопросы:
«Страх».
        Куй Ю остановился. Груди Ши По были напряжены от желания, река инь заполонила ее сердце и разум. Он поднял руку и, коснувшись ее щеки, вытер слезы. Она уже давно поняла, что плачет. Потом он наклонился и прижался губами к ее губам, бормоча ей какие-то слова. Она не поняла, что он ей сказал, да ее это и не интересовало. Все, что ей сейчас было нужно, - это его ласки и его нежность.
        И все ее страхи исчезли.
        - Возьми ее, - прошептала она. - Энергия инь очень сильна. Возьми ее.
        Он слегка отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо, но Ши По схватила его за запястья и придвинула ближе к себе.
        - Еще, - сказала она и положила его руки на свои груди. - Прямо сейчас.
        Теперь она направляла его руки, заставляя их двигаться не по спирали, а так, как мужчины обычно массируют мышцы, когда они болят, или выпрямляют скрученный шнур. Ей все-таки немного хотелось почувствовать боль, но она быстро подавила это желание. Куй Ю ласкал ее груди, слегка сжимая их, поглаживая и поднимая. Она отклонилась назад и легла на тюфяк, а Куй Ю лег на нее.
        - Возьми ее, - повторила она. - Я не могу держать все это в себе. Прилив энергии инь был таким сильным, что стал похож на огромный разбушевавшийся океан, готовый выйти из берегов. Она утонет в нем, если он не поможет ей.
        Куй Ю с готовностью откликнулся на ее призыв. К счастью, он сам все понял и ему ничего не потребовалось объяснять. Ши По так тяжело дышала, что не могла говорить. Выгнув спину, она протянула к нему руки, касаясь его лица, шеи и широких плеч, и отчаянно умоляла спасти ее.
        - Прошу тебя, - пробормотала она, опуская голову. Теперь он ласкал ее груди всей своей рукой.
        Он медленно сжал их пальцами, и она застонала. Его пальцы все ближе и ближе придвигались к ее соскам.
        Потом он наклонился и взял в рот один сосок.
        Ее лоно судорожно сокращалось, а энергия инь все прибывала и прибывала. Резко дернувшись, она села, нечаянно сбросив с себя, Куй Ю. Эта потеря была столь ощутимой, что Ши По даже вскрикнула, испугавшись.
        Он снова придвинулся к ней, и она, схватившись руками за его плечи, плотно прижалась к нему. Когда она обхватила ногами его талию, он почувствовал, как ее алая пещера прикоснулась к его бедрам.
        Ши По терлась своими бедрами о его тело, и ее энергия инь пульсировала все сильнее и сильнее.
        - Сейчас, - задыхаясь, произнесла она. - Возьми ее прямо сейчас.
        Он повиновался и, взяв в рот ее левый сосок, начал посасывать его, одновременно массируя своей рукой ее правую грудь. Она же в это время ритмично двигала бедрами вперед и назад в такт его действиям.
        А потом хлынул безудержный поток энергии инь. Эта бурная река изливалась прямо из ее лона. Она текла к ее соску, который Куй Ю ласкал своим языком. Он с силой сжимал его губами, а река инь соединяла их тела в одно целое. Тело Ши По превратилось в мощный насос, направляющий женскую энергию инь в его рот, в его тело и в его душу.
        Ши По с радостью отдавала ему свою энергию инь. У нее этой энергии было слишком много, а у Куй Ю слишком мало. Но именно он превратил ее инь в полноводный поток, а она в благодарность за это щедро наградила его. Она уже не пыталась управлять тигрицей инь и контролировать поток энергии, а просто сильнее прижалась к мужу, ощущая, как в ее теле бурлит поток инь. Ши По отдавала всю себя ему, отдавала легко, грациозно и с таким иступленным восторгом, что на какой-то момент сама слилась со своей инь. Это была уже не Ши По, не его жена и не пленница генерала Кэнга. Отдавая Куй Ю свою бурлящую жизненную энергию, она словно бы стала извечным женским началом.
        Ей постоянно казалось, что вот сейчас ее инь иссякнет, ведь не может в теле одной женщины содержаться такое несметное количество энергии. Однако инь все прибывала и прибывала. Когда же Куй Ю начал ласкать вторую грудь Ши По, энергии стало еще больше.
        Наконец она почувствовала усталость. Река инь продолжала течь, но тело женщины уже не двигалось. Казалось, что этот поток будет течь вечно, а она будет плыть по его волнам все дальше и дальше.
        Куй Ю целовал ее груди, плечи, подбородок и губы. Она чувствовала тяжесть его тела, а он изумленно смотрел на жену, понимая, что они все еще соединены друг с другом.
        И тут произошла странная вещь. Ши По и представить себе не могла, что такое может случиться. Ее энергии инь было так много, что ей просто необходимо было еще каким-то образом выразить себя, найти еще один выход. И энергия потекла через ее сердце и рот.
        Ши По радостно засмеялась.
        Его жена спала, а Куй Ю смотрел на ее безмятежное и такое прекрасное лицо. Он вспомнил, как она смеялась. Это был не тихий, чуть сдавленный смех, типичный для китайских женщин, не глупое хихиканье, а искренний, громкий и радостный смех, заполнивший собою всю камеру. Эти звонкие и выразительные звуки до сих пор эхом отзывались в его голове. В них слышалась огромная неподдельная радость.
        Это было настоящим чудом, и он никак не мог понять, что же все это значило.
        Может, Ши По стала бессмертной? Скорее всего, нет, но Куй Ю не был в этом уверен, ведь он только два дня выполняет эти странные упражнения.
        Он сел, прислонившись к холодной каменной стене. Все его тело затекло, а плечи горели огнем, потому что ему пришлось опереться на локти, чтобы удержаться на весу и не придавить лежавшую под ним жену. Его губы и скулы просто задеревенели, а дракон высоко поднял вверх свою голодную голову. Похоже, он не обращал внимания на то, что Ши По уже крепко спала. Он явственно ощущал ее аромат - он был такой терпкий и манящий. Стоило только протянуть руку, и Куй Ю прикоснулся бы к ней. Он хотел ее, его желание было сильным и мучительным.
        Неужели ему теперь всегда придется воздерживаться? Конечно, придется, потому что именно так и должен поступать настоящий дракон. Он читал об этом в священных свитках. Ему нужно держать в себе свои флюиды, иначе он потеряет целый год жизни.
        По правде говоря, год жизни не стоит такого титанического воздержания.
        Куй Ю снова посмотрел на жену. Что же такого необыкновенного он должен сделать, чтобы смеяться так же радостно, как и его жена? Что нужно совершить, чтобы снова вернуться на Небеса?
        Он покачал головой. Ши По проповедовала странную религию, много лет подвергавшуюся насмешкам и презрению со стороны общества. За столько лет совместной жизни ему даже в голову не пришло поинтересоваться, счастлива ли она. Кто мог предположить, что все эти женщины нашли дорогу на Небеса посредством сексуальных утех? Это просто нелепо! Однако факт остается фактом - и он, и его жена тоже смогли вознестись на Небеса.
        Куй Ю глубоко вздохнул, и ему снова ударил в нос спертый воздух тюрьмы. Он посмотрел на маленькое зарешеченное смотровое окошко, через которое был виден узкий коридор. Ему просто необходимо выбраться отсюда. Никто, кроме него, не сможет управлять всеми его коммерческими предприятиями. Он должен заботиться о своих сыновьях и приглядывать за своим зятем. К тому же у него есть жена, которая меняется прямо у него на глазах - сначала она угрожает покончить с собой, а потом дарит ему минуты необыкновенного счастья.
        Но как им отсюда выбраться? Крики и протесты здесь не помогут. Охранник ни за что, даже за очень большие деньги, не нарушит приказ генерала Кэнга. Разве может простой купец хань тягаться с маньчжурским генералом? Понятное дело, что не может.
        Неужели они с женой застряли в этой тюрьме надолго? В них, однако, еще теплилась слабая надежда на то, что брат Ши По прекратит на некоторое время свое распутство и пьянство и замолвит за них словечко. Сама мысль об этом была такой нелепой, что Куй Ю едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Тяжело вздохнув, он лег рядом с Ши По.
        Согнув колени, он придвинулся к ней поближе, прижавшись грудью к ее спине и своим трепещущим от возбуждения драконом к ее теплым ягодицам.
        Странно, но когда он закрыл глаза, ему было уже все равно. Тот дискомфорт, который он сейчас испытывал, был всего лишь мизерной ценой за возможность снова обнять любимую женщину и почувствовать невероятную радость, которая исходила от нее и наполняла его душу. Ради этого он мог даже смириться с тем, что они оказались в этой тюремной камере.
        Интересно, конечно, как долго это будет продолжаться и сможет ли Ши По оставаться такой же радостной, не поддаваясь унынию и отчаянию из-за того, в каком ужасном положении они находились!



2 августа 1880 года

        Друг Куй Ю…
        Моя сестра не такой уж невинный бутон, как ты думаешь. Она отвратительное создание с мерзким языком и большими уродливыми ступнями. Любой, кто назовет ее своей невестой, будет обречен на позор и вечную бедность.
        Искренне твой, Пунь По.



3 августа 1880 года

        Пунь По…
        Я встречусь с этой мегерой, а потом найду тебя и побью за клевету. Встретимся в четверг в парке, в том месте, где мы когда-то играли.
        Куй Ю.


        Глава 11
        Как-то раз один учитель заснул во время урока. Проснувшись, он сказал своим ученикам:
        - Мне приснился принц Чжоу. На следующий день во время урока заснул один из его учеников. Учитель разбудил его, ударив своей деревянной тростью.
        - Как ты посмел заснуть на уроке! - воскликнул он. - Мне тоже приснился принц Чжоу, - ответил ученик. - Что он тебе сказал?
        - Он сказал, что вы с ним вчера не встречались.

        Во время смены караула Куй Ю проснулся. Теперь он старался бодрствовать. Ему хватило одного дня, чтобы отоспаться после бессонной ночи. Шел уже восьмой день их заключения, и он просто сходил с ума от безделья.
        Для них с Ши По единственным источником информации были сплетни охранников. Приветствуя друг друга, те обычно обменивались новостями о том, что происходит в тюрьме и за ее пределами. Куй Ю знал уже более чем достаточно о том, какой урожай вырастил один солдат и о том, как сильно болит зуб у другого. Словно старые друзья, они откровенно обсуждали все свои телесные недуги.
        К сожалению, никто из охранников не знал, когда вернется генерал и что же произошло в Пекине. Куй Ю не услышал от них ничего утешительного, и эта неизвестность пугала его все больше и больше. Куй Ю и Ши По вынуждены были сидеть в темноте и вслушиваться в тишину.
        Они мало разговаривали, зато много практиковались, поскольку здесь совершенно нечем было заняться. И это раздражало Куй Ю еще больше. Его дракон находился в постоянном возбуждении. В первый день это состояние просто доставляло ему определенные неудобства. На четвертый день он начал чувствовать нестерпимую боль. Когда же прошла неделя, то достаточно было малейшего толчка, чтобы его разгоряченная ян начинала бешено пульсировать. Он испытывал такое неутолимое желание, что едва мог стоять и ходить.
        Ши По, конечно, знала, что с ним происходит. Дома у нее имелись специальные травы, помогающие унять боль, и чаи, благодаря которым можно было успокоить разгоряченную ян. Куй Ю мог бы облегчить свои страдания, если бы смог уединиться и прекратить тренировки (хотя Ши По убеждала его, что все молодые драконы проходят через это испытание). Но Куй Ю находился в одной камере со своей женой, а эта женщина с каждым днем становилась все привлекательнее и привлекательнее.
        Он никак не мог понять, как ей это удавалось. Ее совершенно не беспокоило то, в каких ужасных условиях их содержали, какую мерзкую еду им приходилось, есть и даже то, что по ночам их кусали клопы. Ши По думала только о своих упражнениях. Когда они не занимались вместе, она тихо сидела и медитировала. Создавалось впечатление, что их тюремное заключение было ей на руку, потому что она теперь не тратила время на своих учеников и домашние дела и могла заниматься собой целыми сутками.
        Его поражало хладнокровие жены. В то время как он просто места себе не находил от отчаяния, она сохраняла завидное спокойствие и присутствие духа.
        И все же Куй Ю не понимал, как можно радоваться, находясь в таком плачевном положении. Как ей удается терпеть все тяготы тюремного заключения? Откуда в ней эта стойкость и мужество? И почему Ши По можно избавляться от своей энергии инь, а он должен накапливать в себе свою энергию ян и постоянно мучиться от боли и неудовлетворенного желания, наблюдая за тем, как распухает его дракон?
        Однажды она предложила облегчить его боль, поскольку знала, что путь нефритового дракона, избранный ее мужем, очень труден и Куй Ю испытывает сейчас невероятные муки. Но он отказался от предложения Ши По, потому что решил не сдаваться и пройти этот путь до конца. И не потому что это поможет ему вознестись на Небеса и что в этой чертовой дыре больше нечем было заняться, а потому что в первый раз за всю их совместную жизнь жена гордилась им и действительно была счастлива. Он просто не посмеет огорчить ее и будет терпеть эти ужасные мучения столько, сколько потребуется.
        Куй Ю глубоко вздохнул, и Ши По, вздрогнув, прервала свою медитацию. Она неподвижно сидела на тюфяке в позе лотоса. Несмотря на то, что ее глаза были открыты, она все еще казалась застывшей статуей, немой и холодной.
        Он отвернулся от нее и перевел взгляд на зарешеченное окошко в двери камеры.
        - Они должны дать нам одежду, - раздраженно сказал он.
        Куй Ю постоянно жаловался, что изорванная донельзя одежда жены почти не прикрывает ее тело и ей приходится закутываться в это тряпье, чтобы согреться.
        Он требовал, чтобы им принесли новую одежду, но охранники не обращали внимания на его просьбы. Он постоянно предлагал ей надеть его рубашку и брюки, но Ши По уверяла мужа, что ее совершенно не смущает ее нагота и что ей так даже легче выполнять некоторые упражнения.
        В результате все прелести жены постоянно были у Куй Ю перед глазами. Ее остроконечные груди и татуированная тигрица находились от него на расстоянии вытянутой руки. Он вдыхал ее аромат, видел ее упругие соски и мог коснуться ее алой пещеры, когда его охватывало желание. И он прикасался, желая проверить, насколько сильна его воля.
        Однако сегодня он не решился этого сделать, потому что огонь его ян раскалился просто добела. Усилием воли он заставил себя отвернуться от нее и, глядя на дверь, что-то сердито бормотал. Жена тем временем с невозмутимым спокойствием наблюдала за его поведением.
        Внезапно Куй Ю ударился головой о каменную стену и, как ни странно, почувствовал облегчение. Потом он ударился еще раз, и еще… Он не понимал, зачем ему это нужно, - просто бился головой о стену и все. С каждым ударом он по чуть-чуть избавлялся от негативной энергии, переполнявшей его.
        - Прекрати, Куй Ю, - мягко произнесла Ши По.
        Но он, не слушая ее, ударился головой о стену еще сильнее.
        - Хватит, Куй Ю!
        Куй Ю вздрогнул от неожиданности, но дракон держал его в таком напряжении, что он просто не мог остановиться. Пусть лучше у него будет болеть голова. Эту боль переносить намного легче, чем ту, которая мучает его с первых минут их пребывания в камере.
        - Куй Ю! - воскликнула Ши По и протянула руку, так что ее ладонь оказалась между его головой и стеной. Ему пришлось остановиться, чтобы не раздавить пальцы жены.
        - Оставь меня, Ши По, - предупредил он. - Я не в духе.
        - Твоя энергия ян стала такой сильной, что затуманила разум, - сказала она. - Ты должен прекратить это безрассудство.
        Он быстро повернулся и посмотрел на нее.
        - Именно этому учит твоя религия, не так ли? Именно через такое испытание проходят все молодые драконы, да? Они учатся сдерживать свою мощь и от этого становятся все сильнее и сильнее.
        Ши По недовольно скривилась.
        - Да, но в этом им помогают специальные травы и время, - заметила она.
        - Я такой же сильный, как твой Ру Шань! - раздраженно крикнул Куй Ю.
        Она вздохнула, и он посмотрел на ее груди.
        - Ру Шань никогда не был моим…
        - Хватит! - рявкнул Куй Ю, вскочив на ноги. При этом его охватила такая боль, что ему показалось, будто его тело разрывается на части.
        Жена продолжала молчать, однако он спиной ощущал на себе ее взгляд. Куй Ю чувствовал ее присутствие, представлял ее руки, влажный манящий рот…
        Он со стоном бросился к двери и, схватившись руками за железную решетку, громко закричал. Он уже ничего не мог сказать. Теперь им руководили только животные инстинкты. Он снова громко закричал, но все было напрасно. Охранники не откликнулись.
        Куй Ю с силой прижался к решетке и задрожал. Откуда же он мог знать, что религия его жены окажется такой трудной?
        - Вернись на топчан, - произнесла Ши По, стараясь, чтобы ее голос звучал мягко и спокойно.
        Он знал, что собирается сделать жена: она будет соблазнять его, чтобы заставить испустить семя и тем самым закрыть ему дорогу на Небеса.
        И ей почти удалось исполнить свой замысел. Почти. Однако он больше не поддастся ее чарам. Он вспомнил, как она смеялась. Она прямо светилась от радости. В священных свитках написано, что женщина может достичь такого блаженства только с помощью искусного партнера, чья энергия чиста. А это значит, что ее партнером должен быть он, Куй Ю. Но сейчас он не позволит ей дотронуться до него, по крайней мере, до тех пор, пока не научится контролировать себя.
        - Оставь меня, - устало пробормотал Куй Ю.
        Ши По пошевелилась, но не поднялась с тюфяка. Он не видел жену, однако в последнее время научился хорошо чувствовать ее и мог уловить малейшее ее движение и самый тихий вздох. Он понял, как она отреагировала на проявление его раздражительности и злости. Как и подобает мудрой тигрице, Ши По просто молча наблюдала за тем, что происходит.
        - Помнишь ли ты, когда мы с тобой в последний раз вот так же взволнованно метались по комнате? - спросила она.
        - Я помню только эту камеру, - ответил Куй Ю, с трудом выговаривая каждое слово и не понимая смысла ее вопроса.
        - А я помню другую комнату. Это было в нашем доме много лет назад, - продолжила она.
        Куй Ю прищурился, пытаясь в полутьме всмотреться в лицо жены. Ши По улыбалась, устремив свой взор куда-то в темноту. Похоже, она о чем-то вспоминала.
        - Наша дочь была больна. У нее был сильный кашель.
        Он вздрогнул, услышав эти слова, потому что до сих пор хорошо помнил все, что тогда произошло.
        - Я не смогла вылечить ее своими травами, - задумчиво произнесла Ши По. - А затем попыталась восстановить ее энергию кви, но и это не помогло. Я была уверена…
        - Перестань! - в сердцах воскликнул Куй Ю. - Ты сделала все, что могла. Мы с тобой - самые счастливые родители, ведь у нас трое детей и все они живы и здоровы. Редкая семья может похвастаться тем, что никто из их детей не умер. Мы тоже не смогли уберечь своих детей от всех болезней.
        Ши По кивнула, хотя он понял, что она с ним не согласна.
        - Наша дочка выжила, - добавил он, - и это главное.
        Ши По рассеянно переводила взгляд с одной каменной стены на другую. Когда же она заговорила, ему показалось, что ее голос доносится из какого-то глубокого и темного колодца.
        - Ты тогда пришел, чтобы помочь мне справиться с бедой, хотя у нас, в Китае, отцу запрещено заходить в комнату дочери. Тетя Тин считает, что это извращение, однако я знаю, что ты очень волновался за малышку. Ты дорожил своей дочерью.
        - Все родители дорожат своими детьми, - раздраженно пробормотал Куй Ю. - А мужья - своими женами, - добавил он.
        Но Ши По знала, что это не так. Ее муж во многом отличался от других мужчин. Отцы, как правило, пренебрегали своими дочерьми. Некоторые из них даже не помнили их имен.
        Ши По пожала плечами.
        - Ты все время навещал наших детей. И не только наших сыновей, но и Ли Ши. А потом она заболела.
        Куй Ю подошел к жене и сел на тюфяк рядом с ней.
        - Наша дочь такая же сильная, как и ты. Она победила свою болезнь и выздоровела.
        Ши По покачала головой.
        - Я помню, Куй Ю. Я помню, как ты всю ночь взволнованно ходил по комнате. Мы с тобой стояли возле ее кровати, молились и просили…
        - И плакали. Я хорошо помню твои слезы.
        - Ты держал ее на руках, вытирал ее лицо и вздрагивал каждый раз, когда она кашляла.
        Он взял Ши По за руку, желая прекратить этот разговор.
        - Девочка выздоровела, ведь она у нас сильная.
        Жена снова кивнула и, повернувшись, посмотрела на него. В ее глазах была такая же бездонная пустота, как и в ее голосе. Ничего больше не сказав, она написала свой ответ на его ладони: «Я знаю, что ты тогда сделал».
        У Куй Ю перехватило дыхание. Ши По не могла знать, ведь она тогда спала!
        Он покачал головой.
        - Я так же, как и ты, молился.
        - Конечно, - громко сказала она, но на его руке написала совсем другое: «Ты купил лекарство у белых людей».
        Куй Ю не стал возражать, потому что все так и было. «Ты давал это лекарство и нашим сыновьям», - снова написала Ши По.
        - Я был в отчаянии, ведь она умирала. Жена улыбнулась.
        - Я знаю, что ты был в отчаянии, - прошептала она. - Ты очень беспокоился за нашу дочь.
        Куй Ю, наконец, понял, к чему клонит Ши По. Он нарушил закон, запрещавший общаться с белыми варварами, и, рискуя своей репутацией, купил у них лекарство. И все это он сделал не ради сына, а ради дочери. Любой другой отец на его месте даже пальцем не пошевелил бы, чтобы спасти свою дочь.
        - Это лекарство белых людей спасло ее, - громко сказала она. - И наши предки.
        Он покачал головой. Этого никто не мог знать наверняка, потому что девочка еще долго болела. Однако вполне возможно, что ей помогло именно это лекарство. Он и своих сыновей водил к белым врачам из боязни, что они тоже могут заболеть каким-нибудь тяжелым недугом. Как-то раз он днем забрал их из школы якобы для того, чтобы поиграть с ними, и тайно отвел их к белым людям, которые сделали им прививки.
        Он не знал, будет ли польза от этих прививок, но не хотел еще раз пережить весь тот ужас, который охватил его у постели больной дочери. И вот, оказывается, Ши По знала его тайну.

«Именно поэтому нас сейчас держат здесь? - написала она на его руке. - Из-за того, что мы принимаем лекарства белых?»
        Он нахмурился. Неужели генерал Кэнг узнал об этом?

«Чем ты расплачивался за это лекарство? - быстро написала она. - Что ты им отдал?»
        Куй Ю не понял ее вопроса и удивленно посмотрел на нее. «Деньги», - ответил он.
        Ши По не поверила ему и покачала головой.

«Ли Ши выжила, - снова написала она на его руке. - Ни один человек на свете - даже белый варвар - не отдал бы такое волшебное зелье за обычное золото».
        Куй Ю просто оцепенел от ужаса. Неужели она думала, что он предал их страну? Неужели Щи По считает, что он совершил бесчестный поступок ради того, чтобы спасти жизнь их дочери? Как она могла подумать, что он способен на такое?
        - Я отдал им деньги, - громко сказал Куй Ю. - Только деньги, - для убедительности повторил он и отодвинулся от нее, почувствовав, как боль пронзила его грудь.
        Ши По нахмурилась и, когда он отвернулся от нее, снова принялась что-то писать на его руке. «Я понимаю, - вывела она пальцем, - и согласна, что иногда приходится идти на некоторые жертвы, но я должна знать, что ты сделал».
        - Ничего! - закричал Куй Ю, взвившись от злости. Он схватил ее за предплечья и, резко дернув, поставил на ноги. Он не собирался причинять ей боль, ему просто хотелось, чтобы жена выслушала его.
        - Для белых людей только деньги имеют значение, - громко и решительно заявил он. - И у меня нет с ними никаких других дел.
        Это была ложь. На самом деле Куй Ю очень активно общался с белыми и вел с ними дела. У него было множество интересных планов, связанных со строительством в Китае.
        Однако он никогда не предавал свою страну! К несчастью, он никак не мог доказать свою невиновность и поэтому нервно расхаживал из угла в угол по тюремной камере. Жена пристально наблюдала за ним. Куй Ю чувствовал, что она не верит ему, и это злило его еще больше.
        - Я не совершил ничего предосудительного, - простонал он, пытаясь убедить в этом не только ее, но и самого себя. Потом он подошел к топчану и быстро сел на него. - Ничего!
        - Я знаю, - ласково произнесла Ши По.
        Похоже, что она, наконец, поверила ему.
        Он прислонился спиной к стене и задумался. Неужели генерал Кэнг знал так много о его деловых связях с иностранцами? И что же все-таки послужило причиной их ареста - неосмотрительность Ши По, которая приютила в их доме сына генерала, или тот факт, что Куй Ю заработал свое состояние, занимаясь торговлей с белыми? Кто виноват и как им теперь выйти на свободу?
        Он в очередной раз ударился головой о стену, осознавая свое бессилие. Если бы он сейчас был свободен, то наверняка смог бы узнать правду. Ему помогли бы его деньги и влиятельные друзья. Однако здесь, в камере, он может только строить догадки и смотреть на полуголую жену и своего возбужденного дракона.
        Яркое солнце, чистое небо, птицы, деревья и звенящий осенний воздух. Запах свежескошенной травы и веселый детский смех. Полная тишина и безграничная радость. Куй Ю дышал полной грудью. Он чувствовал, как чистый деревенский воздух наполняет его легкие, хотя понимал, что это всего лишь сон, а может, именно потому, что это был сон. А иначе как бы он мог оказаться здесь? Да еще вместе с Ши По…
        Она вышла к нему из темной пещеры. Даже в его снах она не чувствовала себя свободной, но зато была счастлива. Одетая в серебряное платье, расшитое золотом и украшенное красными лентами, Ши По выглядела, как богиня.
        Однако Куй Ю не обращал внимания на ее одежду. Он все время смотрел на ее лицо. Никогда еще он не видел Ши По такой спокойной и расслабленной. У нее была гладкая кожа и такая нежная улыбка, что у него на глаза наворачивались слезы. Она шла, широко раскинув руки, как будто собиралась обнять весь мир. Она приветствовала его улыбкой, выражая свою любовь и признание.
        Когда она посмотрела на Куй Ю, он понял, что все ее светлые чувства соединились в одно целое, чтобы сфокусироваться на нем. Огромный мир, который обнимала Ши По, сузился, и теперь она видела только его. Даже сияние, исходившее из ее сердца, этот свет любви, переполнявший ее, ушел внутрь и сжался, превратившись в узкий луч, направленный на Куй Ю. Этот лучик постепенно утончался, пока, наконец, не стал маленькой блестящей точкой. Яркий свет, исходящий из этой точки, слепил глаза. Похожая на крошечный бриллиант необыкновенной красоты, она так и осталась внутри Ши По. Вскоре светящаяся точка почти исчезла из виду, однако Куй запомнил это зрелище на всю жизнь.
        Что касается самой Ши По, то ее небесное одеяние куда-то исчезло. Теперь она стояла перед ним во всем своем земном великолепии. От ее обнаженного тела исходил мерцающий жемчужно-белый свет, красные чувственные губы влажно блестели, упругие острые груди слегка покачивались, а ее алая пещера манила его, обещая неземное наслаждение. Ши По слегка запрокинула голову, и ее черные волосы, сколотые на макушке, освободившись от пут, потекли вниз по спине, подобно черной блестящей реке.
        Ши По посмотрела на него и ласково улыбнулась. Ее лицо было таким естественным, что казалось, будто она ничего не боится и ничего не знает обо всех ужасах этого мира. Она была невинной, как младенец, и протягивала ему руку. Он осторожно взял ее за руку, потому что не мог не откликнуться на этот призыв. Когда их руки соприкоснулись, его одежда тоже куда-то исчезла. Вот таким невероятным был его волшебный сон.

…Ши По не знала, что делать. Она осторожно провела пальцами по его груди - просто так, из любопытства - и радостно улыбнулась, увидев, как задрожали его мышцы. Потом она легонько коснулась его соска и захихикала, услышав тяжелое, прерывистое дыхание.
        Но Куй Ю стоял спокойно, позволив ей исследовать свое тело. Она нежно погладила его грудь, широкие плечи, а затем ее руки поднялись выше. Ши По усмехнулась, проведя пальцами по его небритому колючему подбородку. Когда она в шутку щелкнула его пальцем по носу, они оба, как маленькие дети, весело засмеялись. Она придвинулась ближе к нему и запустила свои пальцы в его волосы. Теперь его черные и блестящие, словно шелк, волосы скользили между пальцами Ши По, а ее сладкое дыхание согревало его подбородок.
        Она была так близко от него, что он не смог удержаться и, обхватив руками ее тонкую талию, притянул Ши По к себе. Затем он положил свои руки ей на грудь, и она замерла, широко раскрыв от удивления глаза. Однако кроме удивления он заметил в ее глазах еще и любопытство, особенно когда она посмотрела вниз и увидела, как он ласкает руками ее груди и соски.
        Ши По задрожала, и ее груди начали слегка подпрыгивать. Она улыбнулась и подняла руки. Куй Ю не понял, зачем она это сделала, но не мог не признать, что это движение было невероятно грациозным, а ее тело казалось изящным, стройным и молодым. Ши По потянулась, выгнув спину, и он, ощутив сладкий аромат, исходящий от нее, почувствовал, что его захлестывает жгучее желание.
        Куй Ю наклонился, как это обычно делают, молясь перед алтарем. Однако сейчас перед ним был не алтарь, а трепещущее от возбуждения тело жены, ее нежная кожа и острые груди. Он взял в рот ее сосок и начал ласкать его языком и посасывать, получая от этого невероятное удовольствие.
        Ши По застонала от наслаждения, и он услышал ее учащенное дыхание. Куй Ю обхватил ее руками, чтобы поддержать, когда она подняла к нему свою грудь. Потом он положил ее на траву. Они находились на тропинке, разделявшей два поля. На одном из них росли великолепные лотосы, протягивавшие свои широкие зеленые листья навстречу солнцу. На другом поле рос рис. Это поле было похоже на огромный зеленый океан, нежный запах которого до сих пор сохранился в его памяти.
        Посреди всей этой красоты лежала его жена и доверчиво смотрела на него своими большими глазами. Она широко развела ноги, и ее неповторимый аромат смешался с пьянящим запахом окружавшей их природы.
        Она посмотрела на Куй Ю и протянула руку. Ей было очень интересно сравнить их формы. Его дракон был толстым и напряженным. Куй Ю задрожал от удовольствия, когда она погладила его голову и стебель. Он тяжело дышал, чувствуя, как на него накатывает волна наслаждения, но продолжал спокойно стоять на месте, чтобы не мешать Ши По ласкать его. Ее наивные ласки пробудили в нем неуемное желание, но он приказал себе: «Не двигайся. Еще не время».
        Разумеется, он понимал, что это ненадолго, но все равно был доволен тем, что ему каким-то образом удалось выполнить собственный приказ. И вот Ши По наклонилась к нему и ее маленькие ноздри чуть заметно вздрогнули, когда она понюхала его грудь.

«Не двигаться», - снова сказал он себе, чувствуя, как ее рука скользнула вниз по его животу.
        На лице Ши По появилась счастливая улыбка. Потом она вытянула свой розовый язычок и начала лизать его дракона так, как котенок обычно лакает из блюдечка молоко.

«Не двигаться. Не…» - мысленно повторял Куй Ю, но уже в следующее мгновение, не в силах больше терпеть, резко присел и раздвинул коленями ее бедра. Она охотно подчинилась ему, и на ее лице появилась восторженная улыбка.
        - Возможно, тебе будет больно, - сказал он. Ему не очень нравилось, что даже в таком прекрасном сне ему приходится говорить правду.
        - Ты никогда не сделаешь мне больно.
        Куй Ю вздрогнул. Она была такой юной, такой непорочной.
        - Я хотел сказать… - начал было он, но Ши По прервала его, прижав свои пальцы к его губам.
        - Не будет никакой боли, - твердо произнесла она и, плавно выгнувшись, прижалась своей трепещущей плотью к его дракону.
        Теперь их уже ничто не могло остановить. Он окунулся в ее тепло, а его дракон наслаждался ее влажным и ласковым телом. Куй Ю не стал себя сдерживать, особенно когда почувствовал, как ее ступни заскользили вверх по его ногам. Она притянула его к себе и с силой обхватила его бедра ногами.
        Куй Ю вошел в нее. Он проник так глубоко, как только было возможно, и теперь дрожал от восторга, познав это невыразимое счастье, имя которому Ши По.
        Она покорила его своим теплом, своей красотой и невинностью. Теперь она смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.
        - Тебе было больно? - тихо спросил он.
        Она улыбнулась, а когда он опустил голову, чтобы поцеловать ее, прошептала ему прямо в ухо:
        - Ты никогда не сможешь причинить мне боль, ведь ты такой хороший.
        И когда она произнесла эти слова, он и сам поверил, что это правда.
        Выгнув свои бедра, она прижалась к нему, и в этот миг он познал настоящее счастье. И не потому, что это было так удивительно и ее тело стало для него самой соблазнительной и желанной подушкой, а потому что он погрузился во что-то совершенно чудесное, подарившее ему не только наслаждение, но и доброту, силу и любовь Ши По. Да, ее сила вдохновляла его.
        Ее сила?..
        С каких это пор чистота и невинность стали символами силы? Даже во сне ему пришлось столкнуться с этой загадкой, и он опять не смог ее разгадать. Во все времена невинность считалась символом слабости, а не силы. Только тяжелые жизненные испытания способны закалить человека и сделать его сильным.
        И пока Куй Ю размышлял над этим, его сон развеялся. Ему не хотелось просыпаться и отпускать от себя юную Ши По, чистую и непорочную, но он понимал, что удержать ее невозможно. Она исчезла, растворившись в той легкой прозрачной дымке, которая ее сотворила.
        Куй Ю проснулся и увидел, что лежит между ногами жены, погружаясь все глубже и глубже в ее алую пещеру. Ошеломленный, он взглянул на Ши По и увидел, что она смотрит на него широко раскрытыми глазами.
        - Нет! - воскликнул Куй Ю, пытаясь отстраниться от нее. Он должен продолжать выполнять упражнения дракона! Он обязан пройти этот нелегкий путь! Он не…
        Однако сейчас он испытывал такое неземное наслаждение, какого не испытал даже тогда, когда ему удалось вознестись на Небеса. И если бы у него хватило сил разжать ее ноги, обхватившие его плотным кольцом, вряд ли бы он смог контролировать своего дракона. Он был уже внутри нее. Его энергия ян бурлила, как разбушевавшийся океан, и Куй Ю задержал дыхание, приготовившись к тому, что его дракон вот-вот начнет извергать семя.
        У него хватило сил только на то, чтобы на несколько секунд задержать наступление кульминации. Ему нужно было задать один-единственный вопрос.
        - Почему? - задыхаясь, спросил он.
        - Потому что это очень важно, - ответила Ши По.
        У него не было времени для того, чтобы потребовать у нее объяснений, но она и не собиралась ему что-либо объяснять. Обхватив руками его голову, жена наклонилась к нему и впилась в его губы жадным поцелуем. Куй Ю был потрясен.
        Она хотела его! Ей самой это было нужно. Он не знал, что и думать, ведь после того как десять лет назад родился их последний ребенок, она все время отказывала ему в интимной близости.
        После стольких лет воздержания Ши По почему-то передумала и решила отдаться ему прямо здесь, в этой грязной камере. Однако у него больше не было времени на размышления, потому что в нем все сильнее и сильнее разгорался огонь энергии ян и его дракон стал твердым от наполнившего его семени.

«Еще не время. Не сейчас», - уговаривал себя Куй Ю.
        Он хотел понять, не притворяется ли жена, симулируя непомерное возбуждение и страсть. Положив свою дрожащую руку между их телами, он начал гладить и мять ее груди, пока не почувствовал, что она действительно достигла пика наслаждения. Ее глаза широко раскрылись, тело напряглось, и она закричала. Это был крик радости и удивления.

«Вот теперь пора», - сказал он себе.
        Его энергия ян мощной волной прокатилась по его телу, сметая на своем пути все преграды, и вырвалась наружу. И эту огненную волну, всю без остатка, сразу же поглотила ее плоть.
        Теперь все это принадлежало Ши По.
        Как только этот огонь исчез, его дракон стал слабым и вялым. Куй Ю устало рухнул на топчан, едва успев откатиться в сторону, чтобы не придавить жену. Необычайная легкость и пустота - это все, что он сейчас чувствовал.
        Он познал настоящее блаженство.
        Потом он начал кашлять. Кашель был не сильным, Куй Ю скорее хрипел, чем кашлял, и ощущал какую-то тяжесть в груди. Честно говоря, все эти ощущения были ему хорошо знакомы. Еще несколько дней назад он почувствовал приближение болезни. Последний приступ случился у него десять дней тому назад, но он знал, что, как только настанет благоприятный момент, болезнь обязательно вернется. И вот теперь, когда им приходится сидеть в сырой камере и питаться какими-то ужасными объедками, которые даже черви не стали бы есть, болезнь снова дала о себе знать. Он даже удивился, что приступ не произошел намного раньше.
        Признаться, Куй Ю не видел в этом ничего ужасного. Все было, как всегда. Но, посмотрев на жену, он увидел, что она побледнела как полотно и у нее от страха задрожал подбородок. Даже ее тело стало холодным, как лед.
        Она уже не раз слышала, как муж кашлял, хотя он изо всех сил старался скрыть это от нее. Сейчас, когда ее тело было плотно прижато к его телу, она, скорее всего, почувствовала, насколько сильными были хрипы в его груди, когда он дышал.
        Она все поняла.
        Это был конец. Надеяться больше было не на что.

        Любовь при свете луны
        Чан Чиу-лин (678-740)

        Золотая луна восходит
        Над озером; темно-синим
        Пологом ночи укрылись небеса.
        Этой ночью я вместе со своей
        Возлюбленной, хотя она сейчас
        Далеко от меня и я не в силах
        Пережить эту длинную ночь.
        Ведь ночью я могу думать
        Только о ней.
        В такую светлую ночь не стоит
        Зажигать свечу. Я встаю с постели
        И быстро выхожу из дома. Мое лицо
        Становится мокрым от росы.
        Как бы я хотел собрать букет из
        Лунных лучей и послать его своей
        Возлюбленной! Но я не могу этого
        Сделать и возвращаюсь в дом,
        И снова ложусь спать, мечтая о том,
        Что настанет такой день,
        Когда я назову ее своей женой.



4 августа 1880 года

        Дорогая Ши По…
        Я пишу тебе это письмо, пребывая в ужасной панике перед нашей первой встречей. Мы с тобой уже очень давно знакомы, я разговариваю с тобой каждую ночь, а каждое утро меня будит твоя прелестная улыбка. Я боготворю твое прекрасное лицо с того самого дня, когда впервые увидел тебя. Ты тогда еще была стеснительной маленькой девочкой с косичками. В тот день ты принесла своему брату обед.
        Я не мастер говорить красивые речи, и знаю, что когда мы с тобой встретимся, то от волнения не смогу произнести и слова. Поэтому я решил написать тебе письмо, чтобы ты смогла понять, что я предлагаю. Твой отец никогда не захочет принять меня, ведь он считает, что я не достоин его дочери. Но я говорю тебе открыто и честно, что все те мужчины, которых он выбрал в качестве твоих женихов, просто дураки. Один из них пьяница и распутник, а другой курит опиум. Их дома не так уж и богаты, как они об этом рассказывают, и никакие родственные связи не помогут этим идиотам получить хорошие должности.
        Ты, я думаю, понимаешь, как трудно живется семье, которая после прихода к власти маньчжуров утратила свое богатство и былое величие. Ты также знаешь, как это ужасно, когда твоя судьба зависит от юноши, который никогда не держит своего слова. Вот что я тебе скажу все твои женихи вылеплены из того же теста, что и твой брат.
        Я родом из простой семьи и, по правде говоря, не настолько богат, как это кажется. Ши По, тебе придется выйти замуж за мужчину, который привык к жесткой экономии. Поэтому ты должна знать, что тебя ожидает в будущем.
        Я много думал о том, чем мне стоит заняться в ближайшие годы. Твой брат и твои женихи тоже строят планы на будущее. Разница между нами в том, что у меня есть четкий план и средства для его осуществления, а у них - только красивые мечты.
        Для осуществления моей цели, Ши По, мне необходимо решить только две проблемы: во-первых, ты всегда должна быть рядом со мной, чтобы твоя красота вдохновляла меня, помогая преодолевать трудности; во-вторых, я нуждаюсь в твоей славной фамилии, чтобы завершить свою последнюю сделку. В будущем я хочу открыть магазин готовой одежды. Мне удалось скопить достаточное количество денег, чтобы купить ткани и нанять портных. Я даже придумал, каким будет внутреннее убранство магазина. Я знаю, как там нужно все расположить, чтобы золото иностранцев потекло к нам рекой. Однако я не могу ни купить дом, ни получить разрешение местных властей. Для этого нужно иметь родственные связи - такие, например, какие имеет ваша семья. И, конечно же, огромные деньги.
        Чтобы заработать такие деньги, мне придется еще много лет гнуть спину на своего английского хозяина. Ноя все тщательно продумал: там, где можно будет подкупить чиновников, я буду давать взятки, а там, где нельзя, буду уповать на помощь Господа Бога. Я уверен, что через пять лет я смогу открыть свой магазин. Но все это время, пока я буду бороться за осуществление своей мечты, придется во многом себе отказывать.
        И все же я обещаю тебе, Ши По, что через пять лет мой магазин будет приносить прибыль. Я недаром столько времени провел с этими дьяволами-иностранцами, у которых многому успел научиться. Я знаю, как переложить их золото в свой карман. У тебя будет обеспеченная старость. Это я тебе обещаю. Наши сыновья получат богатое наследство, а у наших дочерей будет большое приданое. И я клянусь, что с самого первого дня, как только ты станешь моей женой, тебе не придется ни голодать, ни терпеть лишения.
        Я не трачу время на женщин и выпивку, а запах опиума на дух не переношу. Я буду работать не покладая рук, чтобы твоим маленьким ножкам не пришлось много ходить. Я клянусь, что смогу сколотить огромное состояние, если только каждое утро буду видеть твою улыбку, а каждый вечер принимать чашку чая из твоих рук.
        Мое будущее зависит от тебя.
        С надеждой и любовью, Тэн Куй Ю.


        Глава 12
        Как-то ночью в дом мистера Вудхеда залез вор, однако украсть он ничего не успел, потому что вернулся хозяин. Испугавшись, вор убежал, но оставил свою шубу. Мистер Вудхед очень обрадовался тому, что ему бесплатно досталась такая вещь. С тех пор, возвращаясь, домой и, видя, что в доме полный порядок и все вещи на месте, он разочарованно говорит:
        - Проклятие Сегодня ночью никто не захотел меня ограбить.

        Тигрица никогда не чувствует себя виноватой. Она никого не предает и ничего не крадет. Она просто питается энергией ян, которую ей совершенно добровольно отдают мужчины, а она взамен дарит им свою энергию инь. Это вполне равноценный и честный обмен.
        Во всяком случае, так ей говорили наставники. Ведь в те годы мужчины охотно выбрасывали свое семя. И в самом деле, многим это так нравилось, что они не задумывались о последствиях, а потом, обессиленные и больные, умирали.
        Так ей говорили учителя.
        Но сейчас своей жизнью жертвовал ее муж. И хуже всего было то, что именно она стала виновницей его болезни. Она совратила его, когда он спал, и теперь Куй Ю должен будет распрощаться с жизнью.
        - Это всего лишь кашель, - сердито пробурчал он. - Я не собираюсь умирать.
        Ши По не ответила, только недовольно поморщилась, когда он быстро вытащил своего ослабевшего дракона из ее лона.
        - Я недавно начал кашлять, - сказал он. - Это все из-за того, что в камере сыро.
        Она прищурилась и внимательно осмотрела его тело.
        - Ты уже давно болеешь, не так ли? И ты не сказал мне…
        - Я здоров! - раздраженно воскликнул Куй Ю и, повернув голову, посмотрел на нее. - Но ты… - медленно произнес он и глубоко вздохнул, чтобы унять свой гнев. - Зачем ты сделала это? Зачем ты… - Он замолчал, продолжая сверлить ее взглядом.
        Ши По сдвинула ноги и, как смогла, прикрыла свое тело. Однако Куй Ю не сводил с нее глаз, в которых горел злой огонь, и она чувствовала свою вину в том, что случилось с мужем. Ведь теперь он может умереть.
        Он внимательно осмотрел бедро жены и быстро схватил ее за ногу. Она бы успела увернуться, если бы не была зажата между мужем и стеной. Он увидел темное пятно на ее коже и потер его пальцем.
        - Это кровь! - тихо произнес Куй Ю, словно разговаривая с самим собой. Он быстро взглянул на нее и спросил: - Тебе было больно?
        Ши По покачала головой и села, подогнув под себя ноги. Он снова посмотрел на пятнышко крови на своей руке.
        - Но… Как такое могло случиться? - спросил он. - Ведь ты родила троих детей.
        - Прошло уже двенадцать лет, - ответила Ши По. - Все мои упражнения направлены на то, чтобы вернуть молодость, - продолжила объяснять она, но Куй Ю ее не понял. - И на то, чтобы восстановить… ну, сделать… маленькой и узкой…
        Куй Ю недоуменно уставился на жену, а она вся сжалась, пытаясь унять боль, которую причинил ей его большой дракон.
        - Но… у тебя идет кровь.
        - Такое иногда случается.
        Куй Ю ничего не сказал. Они просто молча сидели и смотрели друг на друга. Им очень о многом хотелось поговорить, но они продолжали молчать. И тут Куй Ю снова закашлялся.
        Ши По вздрогнула, а он прижал руку ко рту, пытаясь приглушить кашель. Если бы они сейчас были дома, она напоила бы его целебным чаем и уложила в постель. Именно так она лечила его десять лет назад. Тогда у них родился второй сын, и отцовские обязанности так утомили Куй Ю, что это сказалось на его здоровье. Однако здесь, в тюрьме, она может только смотреть, как муж будет слабеть день ото дня, и обвинять себя в том, что соблазнила Куй Ю, забрав у него последние силы.
        Муж застонал, и Ши По, оторвав взгляд от его сморщившегося дракона, подняла голову и посмотрела ему в лицо.
        - Это тоже вполне нормально, - раздраженно произнес он, указывая на свой значительно уменьшившийся в размерах орган.
        - Я знаю, - ответила она.
        - Я не умираю.
        - Конечно, нет, - тихо произнесла Ши По.
        Куй Ю чертыхнулся, потом вскочил с кровати и начал ходить по камере из угла в угол. Она хотела сказать ему, чтобы он сел и не тратил попусту свои силы, но знала, что из-за своего глупого упрямства муж сделает все наоборот. Поэтому она просто наблюдала за ним, страдая от чувства собственной вины.
        Куй Ю остановился прямо напротив жены, уперев руки в бока. Надо сказать, что он все еще был голым.
        - Зачем ты сделала это? Зачем ты заставила… если знала, что это может убить меня?
        Ши По вздохнула и посмотрела ему в глаза.
        - Ты был очень раздраженным и злым. Это отравляет энергию ян, - призналась она и часто заморгала, пытаясь остановить слезы. Она понимала, что ее слова могут разозлить его еще больше. - Я не знала, что ты уже был слабым и больным.
        - Я не слабый! - закричал Куй Ю и снова закашлялся. Ши По вскочила, но так и не посмела прикоснуться к мужу, боясь услышать в ответ более резкие обвинения. Глядя на него, она пыталась успокоить себя тем, что у него, по крайней мере, был сухой кашель, а значит, болезнь сосредоточилась в верхней части груди и пока не задела легкие. Если они будут действовать осторожно, то даже здесь, в тюрьме, смогут предотвратить несчастье.
        Она хотела обнять Куй Ю, чтобы согреть его своим телом, но он оттолкнул ее. Ши По отошла от него, плотно сжав губы. Лучше она будет молчать и не накалять глупыми разговорами обстановку. Оглядевшись по сторонам, Ши По решила, что если она будет стоять посередине камеры, то ему придется сесть на топчан, чтобы не сталкиваться с ней.
        Куй Ю не сделал ни того, ни другого. Выпрямившись во весь рост, он застыл на месте и погрузился в свои мысли.
        Потом вдруг все изменилось. Ши По с ужасом наблюдала за тем, как муж внезапно побледнел, опустил плечи и устало сел на тюфяк. Ши По снова подбежала к нему, но Куй Ю так посмотрел на нее, что она застыла на месте.
        - Я не смогу победить, Ши По, - обреченно сказал он. - Я принял твою религию только для того, чтобы вернуть тебя. А теперь, когда все закончилось, ты начала суетиться вокруг меня, испугавшись, что я могу умереть, - с горечью произнес он и заглянул ей в глаза. - Чего ты добиваешься, Ши По?
        Она не знала, что ему сказать, и тяжело вздохнула. И тут Куй Ю снова заговорил. В его голосе звучало отчаяние:
        - Все эти годы я не мешал твоим занятиям. Ты собирала энергию ян и очищала свою энергию инь. И чем все это закончилось? Ты захотела покончить с собой. Поэтому я решил помочь тебе, пожертвовав собою, а ты просто взяла и остановила меня на полпути. И вот теперь, когда все случилось так, как тебе хотелось, ты все равно несчастна. - Он устало прислонился к стене. - Что тебе нужно от меня? Что я должен сделать еще?
        Ши По молчала, продолжая смотреть на мужа. Ну почему он не понимает этого, ведь он так хорошо ее знает!
        - Ты уверен в том, что можешь сделать меня счастливой? - спросила она.
        Куй Ю удивленно заморгал.
        - Если мужчина не может установить мир и спокойствие в своем собственном доме…
        - Если тебе нужен был покой, Куй Ю, то зачем ты женился на мне? Уверена, что ты уже тогда знал, что я тебе не подхожу.
        - Ты мне подходишь, - сердито огрызнулся он, и Ши По в изумлении отшатнулась от него. Его слова показались ей такими знакомыми, как будто она слышала их много раз.
        - Тебя осуждали за то, что ты на мне женился? - осторожно спросила она. Неужели его репутация так сильно пострадала?
        - Нет, - пробормотал Куй Ю, хотя она поняла, что он лжет. Ши По уже не могла стоять и медленно опустилась на колени.
        - У меня и в мыслях не было хоть чем-то навредить тебе, - сказала она.
        Он долго смотрел на коленопреклоненную Ши По, а потом сказал:
        - Ты не сделала мне ничего плохого. И в самом деле, я мог бы умереть, если бы не твоя постоянная забота и внимание.
        Ши По гордо подняла голову, решив изобразить праведный гнев.
        - Ты просто смеешься надо мной! - воскликнула она. - И ты все еще хочешь познать мою религию? Ты ничего не знаешь о том, что я каждый день делаю для тебя! Тебе неведомо, как я определяю состояние твоего здоровья, как я готовлю для тебя еду, чай и постель! Но здесь… - раздраженно произнесла она и жестом показала, что имеет в виду их камеру, - я ничего не могу сделать, поэтому ты снова начал кашлять. Это небесное проклятие, муж мой! И ты не бессмертен, хотя во всем остальном можешь превзойти любого смертного человека…
        Окончив свою страстную тираду, Ши По содрогнулась от злости. Почему он не может понять самых простых вещей? Она понизила голос и продолжила говорить с ним медленно и спокойно, как будто бы он был самым молодым тигренком из всех, которых ей пришлось обучать.
        - У тебя очень сильный организм, Куй Ю. Он намного сильнее, чем у других мужчин твоего возраста, - сказала она. - После каждой твоей коммерческой сделки на наши головы сыпался золотой дождь. Даже твоя первая попытка достичь бессмертия… - Ши По сделала паузу, пытаясь подавить чувство горечи и не выдать своего волнения. - Ты достиг преддверия Царства Небесного раньше, чем я, и разговаривал с богиней Квен Инь, - напомнила она и села на тюфяк рядом с ним. - Однако ты знаешь, что тебе не во всем сопутствует удача. Пребывание на Небесах почему-то сделало тебя слабым и уязвимым. По-другому и быть не могло, а иначе как бы боги доказали свое превосходство?
        Куй Ю взял ее за руки и сказал:
        - Мой организм до сих пор крепкий и выносливый, потому что я продолжаю работать. Пока другие хозяева толстеют, лежа в своих кроватях, я тружусь наравне с простыми рабочими, чтобы быть уверенным в том, что я все делаю правильно. Я расплачиваюсь за это своими надорванными мышцами и в награду получаю травмы, когда падаю со строительных лесов.
        Ши По кивнула. Она хорошо помнила, сколько бессонных ночей ей пришлось провести у постели мужа, втирая целебные мази в его натруженное тело.
        - Не все мои коммерческие предприятия дают прибыль. Многие из них с треском проваливаются. А те, что уцелели, приносят довольно скромные доходы, да и то лишь благодаря тому, что я постоянно слежу за их работой. Тем, что у нас с тобой сейчас есть, мы обязаны тебе, Ши По. Это ты дала мне деньги, чтобы я начал свое первое дело. А потом, уж позже, после того как друг твоего брата… - сказал он, покачав головой, - после того как рухнул первый дом, мы разорились. И снова ты принесла деньги в семью, а не я.
        Она вздрогнула, услышав его слова. Они никогда не обсуждали ни их начальный капитал, полученный Куй Ю в первую брачную ночь, ни то, чем ей позже пришлось заниматься, чтобы поправить финансовое положение семьи.
        - Что касается твоей религии… - произнес Куй Ю и пожал плечами. - Богиня Квен Инь приходит не только к успешным людям, но и к неудачникам. Мне удалось добраться до ворот Царства Небесного только благодаря чистоте твоей инь. - Он поднес ее руки к своим губам и поцеловал их. - Самой большой удачей в моей жизни было то, что ты согласилась выйти за меня замуж.
        Ши По просто онемела от изумления и во все глаза смотрела на мужа, пытаясь понять, действительно ли он верит в то, что сейчас сказал. Судя по выражению его лица, он был предельно искренним и на самом деле считал, что своим успехом обязан именно ей.
        - Куй Ю, ты глупец.
        - Значит, я счастливый глупец, - возразил он. - Скажи мне, что тебе нужно.
        Ши По неожиданно засмеялась. Она смеялась безудержно, и в этом смехе слышались и ее боль, и ее радость, поэтому он не был ни радостным, ни грустным - просто всплеск чрезмерных эмоций. Теперь настала очередь Куй Ю, который пораженно смотрел на нее, как будто жена была самой большой загадкой всей его жизни.
        - Ты не сможешь сделать меня счастливой, как бы упорно ты ни добивался этого, - сказала Ши По. - Уверена, что ты понимаешь меня, - добавила она. Однако он не понял ее, хотя это была простая философская истина, которая не имела никакого отношения к религии тигрицы. Она была известна всем, кто исповедовал буддизм, но Куй Ю тем не менее, не знал этого. - Каждый человек должен сам себя спасать. Ты не сможешь сделать это вместо меня.
        Он хотел ей возразить, но она опередила его.
        - Куй Ю, мне не нужна твоя помощь, - заявила Ши По. Он нахмурился и метнул на нее недовольный взгляд.
        - Но ты ведь сама попросила меня помочь тебе. В самом начале, когда ты выбирала, каким способом тебе… решала использовать яд, или кинжал, или…
        Она вздохнула.
        - Мне нужен был только твой совет, потому что ты мудрый человек, - сказала Ши По. Как же объяснить ему то, чего она и сама еще до конца не понимает? - Ты управляешь людьми. Ты отдаешь им приказы, и они беспрекословно их выполняют.
        Она вся сжалась от ужаса, услышав его громкий и веселый смех.
        - Люди подчиняются только власти золота, Ши По! И пока оно у меня есть, я…
        - Это неправда, - перебила его жена. - Люди подчинялись тебе еще тогда, когда ты был маленьким мальчиком. Даже мой брат слушался тебя. Ты был единственным человеком, который мог заставить его ходить в школу. И всех остальных тоже.
        Он покачал головой.
        - Я не мог платить нашему учителю, поэтому мне пришлось помогать ему всеми возможными способами. Он разрешил мне остаться при условии, что я буду хорошо учиться и заставлять учиться других мальчиков.
        Ши По кивнула. Она знала об этом.
        - Но зато ты научился руководить людьми. Он снова покачал головой.
        - Ши По…
        - Послушай меня! - воскликнула она, схватив его за руку. Ей так хотелось, чтобы он понял ее. - Удача, словно Божья благодать, сопутствует тебе в жизни. Ты сильный человек, тебе на роду написано стать счастливым. Но я устроена совершенно иначе, муж мой. Я - женщина, и у меня взрослые дети. Как мне найти цель в жизни и добиться уважения?
        - Ты достойна уважения, потому что вырастила хороших детей. Своей добротой и великодушием ты прославила свой дом и своего мужа, - сказал он. Что ж, его ответ был в лучших традициях конфуцианской морали, но это совершенно не утешило ее.
        - Куй Ю, не пытайся отнять у меня то, чего я так долго добивалась, - заявила Ши По. Он нахмурился, и жена снова попыталась объяснить ему, что она имела в виду: - Ты не можешь вот так взять и преподнести мне то, что я хочу. Если ты сделаешь это, я уже не буду нуждаться в нем.
        Куй Ю сидел, прислонившись к стене, и смотрел куда-то в темноту.
        - Женская логика, - пробормотал он.
        Она не стала возражать.
        - У тебя есть твоя работа, Куй Ю. Почему ты хочешь забрать у меня мою?
        Он посмотрел на нее грустными глазами.
        - Твоя работа не приносит тебе радости.
        - А разве твоя работа приносит тебе радость - каждый день, каждое мгновение?
        - Конечно же, нет. Ни один мужчина не может похвастаться этим.
        - И ты все-таки не бросаешь ее. Даже после многих месяцев разочарования и безысходности.
        Он покачал головой.
        - Твое недовольство с годами становится все сильнее и сильнее. Ты прячешь свои слезы, однако я все замечаю. Ты хочешь сделать так, чтобы все было как раньше. Тогда в твоей душе царили мир и гармония.
        Ши По нахмурилась. Неужели все, что он сказал, - правда?
        - Возможно, когда мы были молодыми, ты не до конца понимал меня.
        Куй Ю пожал плечами.
        - Возможно. Но ведь ты не станешь утверждать, что с годами стала еще счастливее? Что твоя радость…
        - Нет, - прервала она его. - Я не могу этого сказать. А ты?
        Он кивнул.
        - У меня интересная, насыщенная событиями жизнь. Меня беспокоит только то, что моя жена несчастна. Да еще эта мерзкая камера…
        - В этом тоже есть моя вина.
        - Я не обвиняю тебя, Ши По! Я просто пытаюсь найти выход, - раздраженно крикнул Куй Ю и снова начал кашлять.
        Все бесполезно. Что бы она ни говорила, он все равно хочет сам решать ее проблемы. Не желая больше спорить, Ши По крепко обняла его. Она согреет мужа своим телом и в его крепких объятиях попытается обрести мир и спокойствие.
        Они просидели так довольно долго. Потом Куй Ю поцеловал ее в лоб и сказал:
        - Однако мы так ничего и не решили.
        - Иногда случается, что решения просто не существует, - ответила она.
        Он промолчал, и в камере снова воцарилась тишина. Ши По зевнула, у нее начали слипаться глаза.
        - Я очень рад, что могу вот так просто сидеть и обнимать тебя, - сказал Куй Ю.
        Ши По едва не прыснула от смеха.
        - И это в тюрьме? - поддела она мужа. - Когда за дверью стоят шпионы, которые ловят каждое наше слово и следят за каждым нашим шагом?
        Он поцеловал ее в лоб.
        - И все-таки я рад, что могу заключить тебя в объятия и прижать к своему сердцу.
        В ее глазах появилось неподдельное любопытство. Куй Ю говорил, как влюбленный юноша, как жених, которым он был много лет назад. Он наклонился и поцеловал ее в губы. Это был искренний поцелуй. Они уже много лет не целовали друг друга, и она почти забыла, какие прекрасные ощущения могут дарить сладкие прикосновения языка и губ.
        Он еще крепче обнял ее, а она еще плотнее прижалась к нему. Ши По чувствовала, как его шелковистые волосы касались ее лица, но эти прикосновения не шли ни в какое сравнение с теми, которые дарили ей его губы. Он ласкал языком ее сомкнутые губы, пока Ши По не разжала их. Она все-таки уступила его напору, хотя долго пыталась сопротивляться, стиснув зубы.
        Повинуясь многолетней привычке, Ши По снова взяла себя в руки. Это она должна возбуждать своего партнера и своими ласками разжигать в нем огонь. Но только не сейчас. Куй Ю целовался просто мастерски. Его язык схватился с ее языком и подчинил его себе.
        Однако она была его зеркалом и привыкла все время контролировать себя. Отразив желание мужа, она тоже начала бороться. Их языки снова вступили в схватку, переплетаясь и поглаживая друг друга. Все это привело Ши По в такое возбуждение, которое ей еще ни разу не доводилось испытывать.
        Неужели один-единственный поцелуй смог вызвать такое обильное выделение росы инь? И почему она улыбается, думая о том, как происходит борьба между женой и мужем? Она почувствовала, что Куй Ю тоже улыбался, хотя при этом продолжал свою атаку.
        Внезапно муж снова начал кашлять. Сначала очень тихо, а потом все громче и громче. И хотя Куй Ю, как обычно, пытался сделать вид, будто ничего страшного не происходит, его тело сотрясалось от кашля, а грудь, высоко вздымаясь, словно бы пыталась вытолкнуть засевшую в нем болезнь.
        Куй Ю отстранился от жены, чтобы отдышаться. Ши По провела рукой по спине мужа и почувствовала, как напряжены все его мышцы и как тяжело ему дается каждый вдох. Помимо этого она почувствовала в нем какую-то внутреннюю скованность.
        И причиной тому был не кашель. Куй Ю было неловко, оттого что все это происходит на глазах Ши По.
        Наконец его дыхание восстановилось. Она молчала и просто ждала, когда он поднимет глаза и посмотрит на нее.
        - Я посещал проститутку, - вдруг сказал Куй Ю.
        Ши По часто заморгала, решив, что ослышалась. Казалось, что он сам удивился своему признанию, а потом нахмурился и, схватив ее за руку, быстро притянул к себе.
        - Я… - заикаясь, произнес Куй Ю. - После того как десять лет назад родился Шэнь Цзань, ты отказалась… - Он скривился. - С тех пор тебе больше не нужна была моя ян.
        Она задумалась.
        - С тех пор ты начал кашлять. Я бы никогда не сделала тебя таким слабым.
        Он покачал головой.
        - То, что я занимаюсь любовью, не может сказаться на моем здоровье, Ши По. Я… - произнес он, опустив глаза, - ждал тебя, но ты все свое время посвящала заботам о нашем новорожденном сыне.
        - Ты обвиняешь меня в том, что я пренебрегала своими супружескими обязанностями? - спросила она. Если бы на месте Куй Ю был другой мужчина, то такое обвинение было бы вполне понятным, но он не такой, как все.
        - Нет, просто я хочу во всем разобраться. Ты не приходила ко мне даже когда… - Он замолчал на полуслове, но она поняла его.
        - Да, я отказывала тебе, - сказала Ши По, вспомнив, как она придумывала разнообразные причины, чтобы избежать близости с ним. Она говорила, что дети постоянно требуют ее внимания, что она заболела или просто устала. Она использовала все средства, лишь бы он оставил ее в покое. Нет, она по-прежнему хотела мужа, однако боялась, что интимная близость может ослабить его. Куй Ю тогда очень сильно кашлял.
        - Я пошел к твоей тете Тин, - произнес он тихим голосом, все еще не осмеливаясь смотреть ей в глаза. - И сделал вид, что ищу тебя.
        Ши По почувствовала, как в ней закипает злость. Она догадалась, что могла сделать ее тетя, вернее, что она сделала.
        - Она познакомила меня… - сказал Куй Ю и, глубоко вдохнув, продолжил уже более уверенно: - То, что я отдавал свою энергию ян, не могло сделать меня слабым.
        - И часто ты там бывал? - спросила Ши По, не понимая, как у нее вырвались эти слова.
        Куй Ю пожал плечами.
        - Несколько раз в месяц, - сказал он и уставился на свои руки. - Именно поэтому курьер и не смог меня найти, когда к нам явился генерал Кэнг.
        - Ты был в саду моей тети? С…
        - Нет, не там, но… Да, я был там.
        Ей показалось, что ее тело заледенело от холода.
        - Зачем ты рассказал мне об этом? Почему ты признался мне именно здесь и сейчас? - спросила она.
        Куй Ю не решался ответить на ее вопрос.
        - Для того чтобы ты поняла, что освобождение энергии ян…
        - Я знаю, что ты об этом думаешь! - раздраженно воскликнула Ши По, понимая, что это далеко не вся правда.
        Он явно хотел сказать ей что-то еще.
        Но Куй Ю ничего не сказал. Он написал на ее ноге: «Она белая».
        Ши По изумленно смотрела на мужа, ничего не понимая.
        Тогда он снова написал свое признание: «Это белая женщина».
        - Кто? Проститутка? - задыхаясь, спросила она. Эта проститутка - белая?

«Я практиковался в английском языке. Мне необходимо было многое выяснить. Ведь я веду коммерческие дела с белыми людьми», - через некоторое время написал он на ее ноге, несмотря на то, что Ши По сильно дрожала.
        Она не сводила с него глаз.
        - Ты с ней просто разговаривал или занимался любовью? - уточнила она, удивившись тому, как ровно и спокойно звучит ее голос.
        - И то, и другое, - ответил он.
        И то, и другое. Но если она белая…
        - Так вот что послужило причиной, - задумчиво произнесла Ши По. Она имела в виду, что именно из-за этого их и арестовал генерал Кэнг. Куй Ю был с белой женщиной! Она знала, что в Китае мужчин за это убивали.
        Куй Ю только пожал плечами. Он ничего не знал.
        Они пристально смотрели друг на друга, невольно вслушиваясь в напряженную тишину, которая повисла в камере. Было слышно, как по коридору ходил охранник и что-то бормотал себе под нос. Однако ни Ши По, ни Куй Ю не обращали на это внимания. Солдат часто проходил мимо двери их камеры, специально громко звенел ключами и выкрикивал всякие бранные слова, но Ши По уже научилась спокойно реагировать на подобные выходки.
        На этот раз, загремев ключами, охранник открыл дверь их камеры.
        - Вставайте, мерзкие паразиты, - сказал он и грязно выругался. - Вас поведут на казнь.



14 августа 1880 года

        Куй Ю…
        Мой отец никогда не возьмет себе в зятья человека, который работает с белыми. Мы принимаем золото этих варваров, но никогда не подчинимся их приказам. И тут я не в силах что-либо сделать.
        Ши По.


        Глава 13
        Один очень жадный чиновник нажил нечестным путем огромные деньги. Когда же срок пребывания на высокой должности истек, он вернулся домой и увидел среди своих родственников странного старика.
        - Кто ты? - спросил он.
        - Я бог земли той страны, в которой ты правил. - Ты пришел, чтобы воздать мне хвалу? - спросил чиновник. - В моей стране не осталось ни одной зеленой лужайки, ни одного поля. Я вынужден был прийти сюда, чтобы жить здесь вместе с тобой.

        Куй Ю не терял времени даром. Несмотря на то, что все эти дни ему пришлось просидеть на топчане, он запросто мог ударить головой охранника. Он давно бы уже сделал это, если бы не лелеял надежду, что все еще может решиться мирным путем. Когда же эта надежда исчезла, он был готов уничтожить своего врага любыми подручными средствами. Как только охранник открыл дверь, Куй Ю сразу же бросился в атаку.
        Он так сильно ударил солдата головой в грудь, что сломал тому ребра. Он продолжал бить его до тех пор, пока не прижал к стене. Когда его противник рухнул на пол, потеряв сознание, Ши По быстро подошла к нему, забрала саблю и передала ее мужу.
        Куй Ю был поражен до глубины души. Он думал, что жена испугается, увидев ужасную сцену насилия, но вопреки всем ожиданиям Ши По действовала весьма хладнокровно. Он бы поцеловал ее, если бы им сейчас не нужно было спасаться бегством.
        Они побежали по коридору, зная о том, что единственный выход здесь был слева от караульного помещения. Он вел в главное здание. Если им повезет, то они никого не встретят на своем пути…
        Им не повезло. В караульном помещении находилось больше дюжины солдат, и некоторые из них собирались выйти в коридор. Куй Ю заслонил собой жену, несмотря на ее сопротивление.
        - Ты не должен с ними драться, - сказала она. - Они убьют тебя.
        У него не было времени спорить с ней, доказывая, что они все равно осуждены на казнь. Оставалось только сосредоточиться и приготовиться принять на себя удар. Их единственной надеждой был узкий коридор. В нем одновременно могли поместиться только двое солдат. Но все они были моложе его, хорошо владели оружием, и к тому же на них была защитная броня.
        Куй Ю сражался отчаянно. Ши По изо всех сил помогала ему. Когда он одолел первого охранника, она схватила его саблю. Однако с самого начала Куй Ю был обречен на поражение. Ему просто не под силу было победить всех этих солдат. Очень быстро его повалили на пол и начали бить кулаками по голове.
        Потом он успел увидеть, как солдаты вырвали у Ши По из рук саблю. Она не могла далеко убежать со своими перевязанными ступнями, а солдаты были сильными, быстрыми и беспощадными. Ее швырнули на пол и сорвали с нее остатки одежды.
        Куй Ю громко закричал. В порыве гнева он вскочил на ноги, но ему тут же нанесли сильный удар сзади. Он слегка подался вперед и рухнул на пол. Ударившись лицом об пол, он вывихнул себе левое плечо и громко закричал от боли. Но его тут же заставили замолчать, ударив коленом в спину. Кто-то из охранников наступил тяжелым сапогом ему на шею.
        Куй Ю испытывал нестерпимую боль. Если бы он только мог освободиться и сразиться… Нет, он уже ничего не сможет сделать. Он даже не видел Ши По, потому что солдаты стояли вокруг него плотным кольцом. Он только слышал ее крик. А затем до него донесся голос…
        Он услышал, как кто-то громко и повелительно крикнул, обращаясь к солдатам на маньчжурском наречии. Куй Ю ничего не понял, но солдаты сразу же расступились в стороны.
        Неужели это…
        Нет, это был не генерал Кэнг. Это был пожилой мужчина в форме капитана с лицом, покрытым шрамами. Он внимательно посмотрел на Куй Ю, а потом перевел взгляд на Ши По.
        Куй Ю весь напрягся. Он не знал, что ему предпринять. Собрав всю свою волю в кулак, он старался держаться, чтобы не потерять сознание. Он просто обязан что-нибудь сделать. Он не даст этим маньчжурским собакам прикоснуться к его жене.
        Еще одна громкая команда эхом разнеслась по коридору. Один из солдат вышел вперед и протянул своему командиру какой-то сверток. Командир даже не прикоснулся к нему и кивком указал на Ши По. Солдат тут же бросил этот сверток к ее ногам. Это были брюки и рубашка кули. Ши По схватила вещи и прижала к своей груди.
        - Оденься! - приказал ей солдат на шанхайском диалекте. Она повиновалась, надев сначала рубашку, а потом брюки.
        Они позволили ей встать, чтобы она могла одеться. Охранники слегка отступили назад, освобождая для нее место, а капитан пристально смотрел на нее своими черными глазами.
        Куй Ю вздохнул с облегчением. Если бы они собирались изнасиловать Ши По, то вряд ли бы стали одевать ее.
        А это означает… Может, их оденут соответствующим образом, чтобы казнить? Однако маньчжуры обычно не устраивают официальных казней. Заключенные просто исчезают из тюрьмы. Может, они просто хотели, чтобы Ши По выглядела достойно, когда ее поведут на место казни? Но зачем создавать себе лишние хлопоты? Зачем одевать женщину, которая очень скоро умрет?
        Наверное, охранник солгал, сказав, что их собираются казнить. Скорее всего, их собираются кому-нибудь показать. А может быть…
        И тут капитан громко выкрикнул следующую команду. Солдаты быстро подчинились и перевернули Куй Ю на спину. Теперь солдат, который придавливал сапогом его шею, поставил свой сапог ему на грудь, а кончик сабли прижал к щеке Куй Ю немного ниже глаза.
        Куй Ю лежал спокойно, несмотря на жгучую боль в плече. Когда капитан подошел к нему, он едва дышал. Куй Ю не мог рассмотреть его лица из-за того, что ему мешала сабля, прижатая к щеке.
        Капитан взмахнул рукой, и солдат убрал ногу с груди Куй Ю. Но пленник все еще не мог свободно дышать, потому что солдаты держали сабли наготове буквально в нескольких миллиметрах от его тела.
        Капитан шагнул вперед и еще раз взмахнул рукой. Пленника перевернули на здоровый бок, при этом клинок просвистел возле самого лица Куй Ю.
        - Не трогайте его! - закричала Ши По и тут же получила удар кулаком.
        Куй Ю нужно было что-нибудь сказать, чтобы подбодрить жену. Он понял, что с ними собираются сделать, но все еще никак не мог в это поверить. К тому же ему трудно было дышать и он вряд ли смог бы что-то объяснить ей. В это время к нему подошел капитан и пнул его ногой в бок. А потом, не дав ему отдышаться, схватил его поврежденную руку и с силой дернул ее.
        Плечо Куй Ю снова стало на место. Он почувствовал это, но уже ничего не слышал, потому что громко кричал от боли.
        Боль. Снова боль.
        Его перекинули через седло лошади, как мешок с рисом. Теперь он лежал на животе и его голова болталась из стороны в сторону. Его только что стошнило. Приступы тошноты накатывали на него волнами в такт движению лошади.
        Он попытался пошевелиться, но не смог, потому что был крепко привязан к седлу. Перед его глазами быстро проносилась земля.
        Боль. И снова эта боль.
        Земля была твердой и холодной даже возле костра. Больше не было бешеного лошадиного галопа. Чьи-то мягкие руки сбрызнули его лицо водой. Потом он услышал лязг металла. Неужели его заковали в цепи?
        Ши По.
        Он хотел дотронуться до нее, но его руки были крепко связаны веревками. Все его тело просто ломило от боли.
        - Ш-ш-ш, - прошептала она. - Спи.
        Он вглядывался в темноту. Ему нужно было во всем разобраться. Он должен что-то сделать. Он должен защитить ее.
        Куй Ю глубоко вдохнул и хотел что-то сказать, но вместо слов из горла вырвался сильный кашель.
        Боль была просто нестерпимой.
        Боль. Снова боль.
        Он лежит на лошади. Его опять тошнит, но у него в желудке уже пусто, и он не может вырвать. Сильно кружится голова. Опять этот сухой кашель!
        Когда же закончатся его мучения? Боль. Снова эта боль.
        Жар.
        Она произнесла именно это слово. Он слышал. Это богиня Квен Инь улыбается ему и омывает его лицо.
        Чем бы ты смог пожертвовать ради исполнения своего самого заветного желания?
        Снова боль.
        Кашель.
        Ши По.
        И вновь кашель. Обжигающая боль в груди привела его в сознание.
        Боль.
        Теперь он не на лошади. Он лежит на кровати. Такая мягкая кровать и простыни приятно пахнут.
        Он дома?
        Нет, не дома. Тогда где же?
        Он слышит, как громко плачет женщина. Куй Ю нахмурился. Нет, это не женщина. Это ребенок. Какая-то девочка. Кто она?
        Его тошнит, у него кружится голова. Он вспомнил, как занимался любовью. Он в тюрьме? Снова лошадь?
        Как долго он болеет? Несколько дней?
        Чай. Он горький и холодный. Его губы и рот стали влажными. Куй Ю с трудом сделал глоток. В следующий миг он снова потерял сознание.
        Больше не будет темноты! Нужно сосредоточиться.
        Где он находится?
        - Пей, - приказал ему чей-то голос.
        Это Квен Инь? Ши По?
        Он снова сделал глоток. На этот раз боль была терпимой. Жидкость имела отвратительный вкус. Однако все целебные чаи его жены были неприятными на вкус. Горькая жидкость самая полезная. Так она говорила.
        Когда же этот ребенок перестанет плакать?
        Он снова сделал глоток. Потом еще один.
        - Хорошо, - сказала она и осторожно опустила его голову на подушку.
        Он попытался что-то сказать, но не смог и только вздохнул. Она улыбалась. Это была его прекрасная жена.
        - Поправляйся, муж мой, - сказала она. - Ты мне нужен.
        Куй Ю кивнул и попытался сесть на кровати, чтобы помочь ей. Сейчас он встанет и сделает все, что ей нужно. По крайней мере, так он думал. Через некоторое время стало понятно, что все это ему только кажется. Его глаза закрылись, и он заснул.
        Ши По прижала ладонь ко лбу Куй Ю и с радостью обнаружила, что у него наконец-то спал жар. Но, несмотря на то, что он чувствовал себя намного лучше, его все еще мучил кашель. Тем не менее, он мог спокойно спать, и Ши По молилась Будде, чтобы они больше не ездили на этих ужасных животных. Лошади были самой главной забавой маньчжуров. Она слышала, что они ели, спали и даже спаривались на лошадях. Люди, которые сопровождали их, такого не делали. Они просто привязывали животных рядом со своими закованными в цепи пленниками.
        Ши По потерла свои запястья. Как только они приехали, с нее сняли цепи. Так распорядилась жена генерал Кэнга. Ши По не поняла ее, поскольку она редко говорила на мандаринском диалекте, но смысл сказанного был ясен. Капитан приказал солдатам снять с них цепи, а потом повел Куй Ю в отведенную для них комнату.
        Ши По, конечно, все время находилась возле постели больного мужа. Ей даже удалось приготовить довольно сносный чай, который должен был облегчить его боль. Однако ничего больше, что могло бы помочь Куй Ю, ей сделать не дали. Последние несколько часов она просто сидела возле него и смачивала губкой его горячий лоб.
        А еще она слушала рыдания маленькой девочки. Малышка так горько плакала, что у Ши По разрывалось сердце. В конце концов Ши По встала. Это же смешно! Сколько можно сидеть взаперти! Она решила, что больше не будет стесняться и прятаться в этой комнате. Ей необходимо осмотреться, а затем помыться и переодеться в чистую одежду, а Куй Ю нуждается в укрепляющем отваре, который она должна приготовить. К тому же следует сказать, чтобы кто-нибудь позаботился об этом несчастном ребенке.
        Она в последний раз посмотрела на спокойно спящего мужа. Слава Богу, горячка уже прошла. Возможно, он проспит еще несколько часов. Это пойдет ему на пользу. Однако ей почему-то не хотелось уходить от него. Они много лет прожили в одном доме, почти не встречаясь друг с другом, зная только о том, что оба живы. Рано утром, когда она еще спала, Куй Ю уходил на работу. По вечерам Ши По, как всегда, занималась со своими учениками, а муж ужинал в полном одиночестве. Если бы Куй Ю не заходил в детскую, чтобы поболтать с детьми, то они бы вообще никогда не встречались. Он был мастером на все руки и не боялся никакой трудной работы…
        Если она считает себя умной женщиной, то ей обязательно нужно разузнать побольше о том, где они оказались и что с ними будет дальше. Их спасение сейчас зависит только от нее.
        Да, ей необходимо уйти. Ши По понимала это, но после двух недель безотлучного дежурства у постели мужа ей было трудно это сделать. А что, если она уже не вернется к нему? Вдруг Куй Ю снова начнет кашлять, а ее не будет рядом? Кто возьмет его за руку, кто вытрет испарину с горячего лба? К сожалению, это не так уж много… И все же…
        Ши По заставила себя встать. Она больше не будет зеркалом, отражающим болезнь мужа. Он спит, а ей нужно собрать все свое мужество и начать действовать. И Ши По решительно отвернулась от него и пошла к двери, с удивлением обнаружив, что она довольно быстро передвигается. Так ей не терпится приняться задело.
        Имение генерала Кэнга было построено в традиционном китайском стиле. Жилые помещения располагались вокруг центрального внутреннего двора, за которым находились ворота и был разбит сад. За садом - еще одни ворота и караульное помещение. Все это она успела увидеть, когда они сюда приехали, Услышав разговор, который велся на мандаринском диалекте, Ши По поняла, что они находились в сельской местности недалеко от Пекина. Комната, которую им отвели, располагалась в правом крыле дома, построенном специально для гостей. Поэтому-то она и удивилась, услышав плач ребенка. Почему эта девочка не в детской половине дома?
        Ши По брела по узкому коридору в поисках плачущего ребенка. Она нашла девчушку довольно быстро, несмотря на то, что та сидела под столом. Она уткнулась лицом в гобелен и горько рыдала, содрогаясь всем телом.
        Ши По не собиралась разговаривать с девочкой, поскольку была уверена, что она не знает шанхайского диалекта. Ей хотелось лишь убедиться, что с ней все в порядке, и уйти. Должен ведь, в конце концов, кто-нибудь из взрослых найти ребенка и позаботиться о нем. Но когда Ши По увидела эту маленькую девочку (ей было не больше четырех лет), то уже не смогла уйти. Малышка лежала на боку, обняв руками колени, и ее маленькие плечики сотрясались от громких всхлипываний. Когда Ши По приблизилась к ней, девочка еще сильнее уткнулась в гобелен. Наверное, она хотела спрятаться.
        Как часто в детстве ей самой хотелось стать совсем маленькой и незаметной и спрятаться так, чтобы ее никто не смог найти! Она знала только одну причину, по которой может так безутешно плакать дочь богатых и влиятельных родителей.
        Но почему маньчжуры перевязали ступни своей дочери? Ведь император Цин уже давно отменил этот обычай, назвав его порочным.
        Ши По это очень заинтересовало, и она решила перейти к более решительным действиям. Для того чтобы все хорошо рассмотреть, она наклонилась и, не удержавшись на ногах, плюхнулась на пол. Поджав под себя ноги, Ши По протянула руки и, несмотря на отчаянное сопротивление малышки, взяла ее и посадила к себе на колени.
        Ши По знала, как можно успокоить девочку, которой недавно перевязали ступни. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что ее ножки сейчас находятся в самом ужасном состоянии - ей просто туго перевязали ступни, но еще не сломали кости. Она была слишком маленькой для этого, но некоторые матери начинают приучать своих дочерей ко всему тому ужасу, через который им предстоит пройти, уже с самого раннего возраста.
        Девочка, разумеется, все поняла и начала противиться тому, что с ней сделали. Ребенок, который привык свободно бегать, начинает снимать с ног повязки. Она будет капризничать и плакать, будет отказываться ходить и попытается улучить момент, чтобы избавиться от повязок. И действительно, Ши По заметила на руках девочки синяки. Очевидно, ее уже наказывали за непослушание.
        Похоже, наказание подействовало, потому что девочка побоялась снять тугие повязки со своих ножек.
        Ши По вздохнула и погладила ее по головке. Ей снова захотелось изменить этот жестокий мир, чтобы девочкам больше не калечили ноги, но она понимала, что это всего лишь несбыточная мечта. Только те девушки, чьи ступни имеют безупречную форму и длину не более двенадцати сантиметров, могут выйти замуж за богатого мужчину. И только женщины, имеющие богатых мужей, имеют возможность вырастить сильных и здоровых детей.
        Такой вот заколдованный круг, который решил разорвать император Цин. Говорили, будто бы император считает, что перевязанные ступни выглядят просто отвратительно. Однако в Китае веками поддерживалась эта традиция, и один человек, даже если он император, не сможет так просто взять и отменить ее. Тем более этого не сможет сделать обыкновенная женщина.
        Ши По держала девочку на руках и, легонько укачивая ее, повторяла вслух цитаты из Конфуция о том, как должна вести себя женщина. Эти слова, конечно, не имели никакого значения ни для этой девочки, ни для самой Ши По. Она вспомнила, как перевязывала ступни своей дочери и как ее бабушка небрежно, на скорую руку, выполнила свою работу, в результате которой ступни Ши По стали большими и бесформенными.
        Наконец девочка затихла. Ши По все еще держала ее на руках. Когда малышка протянула свою ручку и вытерла слезы Ши По, она поняла, что им все-таки удалось поладить друг с другом.
        - Твоя мама китаянка хань, - сказала Ши По, внимательно рассмотрев лицо девочки. Вне всякого сомнения, ее мать была хань, ведь только они перевязывают ступни своим дочерям. Однако отец явно был маньчжуром. Наверное, это генерал Кэнг.
        Девочка ничего не поняла, и Ши По заговорила на ломаном мандаринском диалекте. Они находятся недалеко от Пекина, и девочка, наверное, понимает официальный язык.
        - Меня зовут госпожа Тэн, - сказала она. Девочка широко раскрыла глаза.
        - Меня зовут Вэнь Аи, - официально представилась она, а потом, отклонившись немного назад, посмотрела на Ши По и решила отбросить в сторону все церемонии, чтобы просто поболтать. - Почему ты оказалась в моем доме? - спросила она.
        - Я не знаю, - искренне призналась Ши По. - Ты поможешь мне это узнать?
        Девочка снова горько заплакала и покачала головой.
        - Я не могу ходить, - прошептала она. - Я не могу прыгать и бегать и… и… - пробормотала она, жалобно всхлипывая, и Ши По еще сильнее прижала ее к себе.
        - Скоро ты снова сможешь и бегать, и прыгать, - прошептала Ши По, повторяя слова, которые говорят всем маленьким китайским девочкам. - Тебе просто нужно потренироваться, - добавила она и показала свои ноги. - Мои ступни очень большие по сравнению с твоими. Они широкие и безобразные. Твоя мама поступила мудро, перевязав твои ножки именно сейчас. В скором времени у тебя появится много богатых женихов. У тебя будет большой дом и здоровые, упитанные детки, а твой муж будет дорожить тобой как своим самым большим сокровищем, потому что у тебя будут крошечные ступни идеальной формы, - сказала она и взяла девочку за подбородок. - Разве все это не стоит нескольких слезинок?

«Нет, не стоит», - говорили глаза девочки. Однако ее хорошо вышколили, и она знала, что нельзя высказывать свои мысли вслух. Такое поведение просто недопустимо. Глядя на девочку, Ши По вдруг почувствовала, как ею овладевает безмерное отчаяние. Она ощутила ужас, отвращение и страх. И все это потому, что она поняла одну простую истину: жизнь - несправедливая штука.
        Особенно она несправедлива к женщинам.
        Забавная мысль, не так ли? И это понимают даже маленькие девочки. Отец Ши По просто обожал ее придурковатого брата, а на нее саму обратил свое внимание всего один раз, когда приказал, чтобы ей перевязали ступни.
        Да, она знала, что жизнь несправедлива к маленьким девочкам. И сейчас, став взрослой женщиной, Ши По утвердилась в мысли, что это касается не только девочек, но и всех китаянок вообще. Где, в каком законе написано, что вдова не имеет права выходить из своего дома и показываться на людях? Неужели женщину можно заклеймить позором за то, что у нее нет мужа? Почему китаянка не имеет права получить образование? Кто сказал, что ее главная обязанность заключается в том, чтобы заниматься собственной внешностью и пустыми разговорами? Почему девушкам следует во всем подчиняться своим отцам, братьям и мужьям? Кто придумал, что женщин нужно ценить только за их красоту и покорность мужской воле?
        Никто этого не говорил и нигде это не написано, однако все китайские женщины вынуждены подчиняться этим правилам. Просто безумство какое-то! И своих дочерей они учат соблюдать их. Если же какая-нибудь женщина дерзнет хоть на йоту отступить от суровых ограничений и традиций, ее сразу заклеймят позором. И обычно это делают сами же китаянки.
        Вот почему жизнь Ши По была такой же скованной и ограниченной, как и ее туго перевязанные ступни. Хотя, конечно, она немного преувеличивала. В отличие от других, Ши По пользовалась определенной свободой - проповедовала религию тигрицы, обучала других женщин этой своеобразной форме свободы и даже могла достичь бессмертия. Только ей одной дали такую свободу. И сделал это ее муж Куй Ю. Он разрешил своей жене заниматься тем, что ей нравится, несмотря на общепринятое мнение, утверждающее, что подобные занятия порочны.
        Вот за это она и любила Куй Ю.
        Эта неожиданная мысль поразила Ши По до глубины души и стала для нее настоящим откровением. Она любила своего мужа. И эта любовь привязала ее к Куй Ю крепче любой веревки или стальной цепи, помешав ей, известной в Шанхае тигрице, достичь бессмертия. Слишком сильны ее связи с земной жизнью, слишком крепка ее любовь к мужу.
        Значит, Куй Ю был настоящей причиной того, что она не смогла добиться своей цели. Он был тяжелым якорем, который тянул ее душу вниз, и для того чтобы вознестись на Небеса, ей нужно просто разорвать то, что ее с ним связывает. Ей необходимо разлюбить мужа, а ему - ее, ведь только взаимное чувство рождает такие прочные связи.
        Да, они действительно любили друг друга. И если она хочет успешно завершить дело всей своей жизни, то должна разлюбить его раз и навсегда. Короче говоря, ей предстоит сделать выбор - либо Куй Ю, либо бессмертие. Что для нее важнее? Она не может иметь и то, и другое.
        Ши По горько зарыдала.
        Девочка растерялась, увидев, что взрослая женщина плачет. Это было так необычно, что она немедленно вскочила на свои перевязанные ножки и, хныча от боли, начала громко звать маму.
        Очевидно, ее мать была где-то неподалеку, потому что очень быстро пришла на зов дочери. Ши По даже не успела вытереть слезы. И вот теперь мать и дочь стояли рядом с ней и с таким удивлением смотрели на нее своими темными глазами, как будто никогда в жизни не видели плачущей женщины.
        Ши По глубоко вдохнула и закусила губу. Она заставила себя отвлечься от грустных мыслей о муже и успокоиться. И тут мать девочки сделала шаг вперед и решила первой начать разговор.
        - Ты - ведьма Ши По из Шанхая, - сказала она.
        Ши По покачала головой, чувствуя, что снова может расплакаться.
        - Я просто глупая женщина, - сказала она. - Я госпожа Тэн. А как ваше имя?
        - У Хэ Юнь, а мою дочь зовут Вэнь Аи.
        - У Хэ Юнь? Но вы не… - Ши По замолчала, но было уже слишком поздно. Вероятно, эта женщина была служанкой генерала Кэнга, а не его третьей или четвертой женой. Несмотря на то, что женщина и ее дочь были богато одеты, с таким именем и внешностью хань она вряд ли могла быть женой генерала. Ши По совершила непростительную оплошность, а все потому, что не думает о том, что говорит.
        Женщина прижала к себе ребенка, решив, что теперь Ши По имеет полное право относиться к ней с презрением.
        - Примите мои глубочайшие извинения, - быстро произнесла Ши По. - Я совершенно не думаю, что говорю. Мой муж болен, и я… - произнесла она, не зная, как ей объяснить, насколько затруднительным оказалось их с Куй Ю положение. - Я здесь чувствую себя такой потерянной… - Ши По поднялась на ноги. - Пожалуйста, расскажите мне, что здесь происходит, - попросила она, коснувшись руки женщины.
«Если ей известно, кто я такая, то, возможно, она что-нибудь знает о планах генерала», - мелькнуло в голове Ши По.
        - Ты станешь его новой женой, - сказала Хэ Юнь.
        - Но я не могу выйти за него замуж. У меня уже есть муж, - возразила Ши По, подумав, что генерал Кэнг не оставил бы Куй Ю в живых и не привез бы его сюда, если бы хотел на ней жениться.
        Женщина кивнула.
        - Он всегда так делает. Находит женщину, которая ему нравится, а потом привозит ее сюда вместе с ее мужем и заставляет мужа смотреть на…
        Ши По похолодела от ужаса.
        - Такой позор не каждый выдержит, - сказала Хэ Юнь. - Мой муж…
        - Нет… - простонала Ши По. Ей не хотелось больше слышать об этом.
        - Можно воспользоваться оружием. Однако убежать отсюда нельзя - здесь очень много солдат.
        Ши По все поняла. Кэнг играет со своими пленниками, как кошка с мышью. Он якобы предлагает им выбор, но выбрать они могут только то, каким способом лишить себя жизни. Куй Ю либо погибнет в схватке с солдатами, либо совершит самоубийство.
        - И что же выбрал ваш муж? - спросила она. Ей нужно было знать, что здесь произошло, иначе не понять, есть ли у них с Куй Ю хоть какая-то надежда на спасение.
        - Мой муж дрался с солдатами. Он схватил саблю, но солдаты опередили его. Он… - У женщины задрожали губы.
        Ши По погладила ее по руке. Она не хотела причинять Хэ Юнь боль, но ей нужно было выяснить все до конца.
        - А как же вы? Что случилось с вами? И что ожидает меня? - спросила она.
        - Если ты ему понравишься, то он не убьет тебя, - сказала Хэ Юнь. - Я должна узнать все секреты тигрицы, - со всей серьезностью заявила она.
        Ши По покачала головой.
        - Я умру, но не стану игрушкой этого мужчины. Женщина еще сильнее прижала к себе свою дочь.
        - Тогда сделай это как можно быстрее. Он держит детей в качестве заложников, - сказала Хэ Юнь, и ее глаза заблестели от слез. - У меня есть сын. С ним все хорошо. Во всяком случае, мне так сказали.
        У Ши По от ужаса перехватило дыхание. Она испугалась за своих сыновей.
        - И часто он такое проделывает? - спросила она.
        - До меня были две женщины и после меня еще одна, - печально произнесла Хэ Юнь.
        - Как вам удалось выжить?
        Она подняла голову и смущенно захлопала ресницами.
        - Я шпионила за новыми женщинами, а потом все ему рассказывала, - призналась она.
        Ши По невольно отшатнулась. Она никак не ожидала, что женщина открыто, признается в содеянном.
        - Мы можем с тобой договориться, - продолжала Хэ Юнь. - Ты расскажешь мне свои секреты, а я расскажу тебе секреты генерала.
        - Почему я должна отдавать свою силу? Самое ценное для меня - это секреты тигрицы.
        Хэ Юнь пожала плечами.
        - Без моей помощи ты не узнаешь о том, что собирается делать генерал Кэнг. Он делится со мной своими тайнами, а я могу поделиться ими с тобой. Однако для этого я должна рассказать ему какой-нибудь важный секрет. У тебя нет выбора, - заявила она, - с тобой больше никто не будет водить дружбу.
        То, что она предлагала, рассудила Ши По, нельзя назвать дружбой, но Хэ Юнь и правда лучше осведомлена о том, что происходит в этом доме. Поэтому Ши По нужно сделать вид, будто она принимает ее предложение. Она кивнула и посмотрела на маленькую Вэнь Аи - единственное невинное создание во всем большом доме.
        - Ты надеешься, что у твоей дочери жизнь будет лучше, чем у тебя? Поэтому ты перевязала ее ступни?
        Хэ Юнь пожала плечами.
        - Так приказал генерал. Ему нравятся маленькие ножки, и еще он думает, что девочки слишком быстро бегают.

«Жестоким людям нравятся жестокие обычаи», - подумала Ши По. Что ж, очень хорошо. Теперь она знала, что можно предложить этой женщине.
        - Я знаю рецепт одного целебного чая, - сказала она. - Он помогает успокоить боль. Особенно он полезен для девочек, у которых перевязаны ступни. После него они перестают плакать, - добавила она.
        Хэ Юнь с интересом посмотрела на нее.
        - Расскажи мне, как его приготовить, - прошептала она. - Пожалуйста. Генерал не любит шумных детей.
        - Не только генерал. Все мужчины не любят, - согласилась Ши По. Ее собственные перевязанные ступни до сих пор болели после этой сумасшедшей езды на лошади. К тому же она много дней не меняла на них повязки. И ей самой очень хотелось чаю.
        Хэ Юнь, ножки которой были обуты в крошечные туфельки длиной не больше десяти сантиметров, сразу все поняла. Страдания Ши По были ей не в новинку.
        - Мы помоем ножки Вэнь Аи и вместе приготовим для нее чай, - сказала она.

        Бессонница
        Чэнь Юй-И (1090-1138)

        Наши лодки стоят на якоре у пристани Хуа Цзюн,
        И над озером льется яркий лунный свет;
        Холод не дает мне заснуть, и я стою, задумчиво
        Слушая шелест тростника; я думаю о том, как много
        Разочарований мне довелось испытать в этой жизни,
        И меркнет красота ночного пейзажа; уже третий час ночи,
        Я наблюдаю, как яркие светлячки летают надмогильными Холмами.
        Взглянув на небеса, я вижу Млечный Путь,
        Скрывающий великую тайну.
        Я помню, что именно здесь
        Окончил свои дни Цао Цао, правитель Вэй, и эти молчаливые
        И величественные холмы и реки стали ему памятником;
        Расцвет и упадок сменяют друг друга - так стоит ли бедному
        Ученому радеть об улучшении мира? Но как же нам
        Остановить все эти войны? Не могу я найти ответ на этот
        Вопрос, хотя волосы мои давно поседели.



16 августа 1880 года

        Прекраснейшая Ши По…
        Я не могу бросить свою работу прямо сейчас. У меня не хватит денег, чтобы открыть магазин. Остается только один вариант - торговать опиумом, но я никогда не буду этим заниматься. Не можешь ли ты отложить свое замужество на несколько лет? Женщины всегда могут придумать какую-нибудь причину. Может быть, ты скажешь, что все еще глубоко скорбишь о смерти своего дяди?
        Я каждую ночь молюсь Будде, чтобы он сотворил чудо.
        С огромной любовью, твой Куй Ю.

        Прощальная песнь
        Ду My (803-856)

        Ты так юна, и
        Твое прелестное тело
        Гибкое, как виноградная
        Лоза ранней весной;
        Налетевший на Янчоу
        Теплый бриз сорвал
        Занавески со всех дверей
        На улицах. Скольких
        Красавиц тогда я
        Смогу видеть, но
        Ни одна с тобою
        Не сравнится.

        Легко ли скрыть настоящую любовь?
        Как мы можем улыбаться во время
        Прощального ужина?
        Даже свечи разделяют нашу печаль:
        Они будут вместе с нами ронять слезы
        До самого утра.



20 августа 1880 года

        Куй Ю…
        Мой дядя был прекрасным человеком. Я никогда не воспользуюсь его смертью в собственных интересах даже для того, чтобы отложить свое замужество. Это было бы подло. Неужели ты обо мне такого низкого мнения, что даешь подобные советы?
        С печалью, Ши По.


        Глава 14
        Один ученый муж готовился сдавать экзамен и очень переживал, поэтому поводу. Его жену очень удивило сильное беспокойство мужа.
        - Посмотри на себя, жалкий негодник, - возмущенно сказала она. - Ты, наверное, думаешь, что мужчине труднее написать эссе, чем женщине родить ребенка. Конечно, женщине легче, - тяжело вздохнув, ответил ее муж.
        - Твой живот полон, потому что ты носишь ребенка, а у меня в голове пусто. Как же я могу придумать, что мне написать?

        Куй Ю слышал, как вернулась жена. Она старалась не шуметь, но он только слегка дремал, ожидая ее. Он испугался, что Ши По вообще не вернется. Если бы он не был таким слабым, то мог бы и сам о себе позаботиться. Однако сейчас у него не было сил, чтобы самостоятельно воспользоваться ночным горшком. Несмотря на то, что жар спал, его плечо все еще ныло от боли. Когда же Куй Ю пытался пошевелить рукой, его тело пронзала такая резкая, похожая на удар молнии боль, что у него перехватывало дыхание и темнело в глазах.
        Господи, каким жалким и беспомощным он был! Когда ему наконец-то представилась возможность показать жене, на что он способен, болезнь разрушила все его планы.
        Ши По провела своей маленькой ручкой по его щеке. Она проверяла, нет ли у него температуры, и осматривала его распухшее плечо. Куй Ю сравнивал ее прикосновения с ярким блеском бриллианта - они были такими же мимолетными и едва уловимыми, но запоминающимися.
        Он непременно посмеялся бы над своими забавными мыслями - его часто тянуло на высокопарные сравнения, когда он думал о своей жене, - однако сейчас Куй Ю занимало другое - он пытался поймать маленькие пальчики жены и поцеловать их.
        - Ты проснулся! - удивленно пробормотала Ши По. - Я думала… - Она замолчала, наблюдая, как он покрывает ее ладонь нежными поцелуями. - Куй Ю… я… - снова пробормотала она, чувствуя, что начинает плакать. Он не видел лица жены, но не потому, что в комнате было темно, - просто она отвернулась от него и опустила голову.
        Куй Ю продолжал держать ее за руку.
        - Что случилось? - спросил он требовательным голосом, сев на кровати.
        - Ничего, - ответила она.
        - Не пытайся обмануть меня, - сказал Куй Ю. Он не помнил, чтобы его жена когда-нибудь плакала. Даже собираясь покончить с собой, Ши По вела себя уверенно и спокойно. Несмотря на то, что эта женщина казалась мягкой, ласковой и женственной, она умела справляться со своими эмоциями. Сегодня это случилось впервые.
        - Что произошло? - повторил свой вопрос Куй Ю, стараясь подавить раздражение.
        Жена подняла голову и с грустью посмотрела на него. Даже в полумраке он заметил, что ее глаза были красными и распухшими от слез.
        - Они тебя обидели? - Куй Ю внимательно посмотрел на нее. Ши По была одета в простое шелковое платье, которое казалось немного великоватым для нее.
        - Зажги фонарь, - приказал он, не сводя глаз с ее бледного лица. Она покачала головой.
        - Здесь нет фонаря.
        Нужно было бы попросить жену принести какой-нибудь фонарь, но ему не хотелось отпускать ее от себя.
        - Сядь на кровать, - велел он и, снова взяв Ши По за руку, написал на ее ладони:
«Давай поговорим».
        Она все еще стояла в нерешительности, но Куй Ю заставил ее сесть и опять написал на ее руке ту же самую фразу. Ему хотелось убедиться, что с ней действительно все в порядке.
        - Как ты себя чувствуешь, Куй Ю? - спросила Ши По, сумев справиться с волнением. - Я видела там, за дверью, поднос…
        - Принесли обед. Я поел, и мне уже лучше, - ответил он, хотя с его больным плечом было настоящей пыткой держать в руках палочки для еды. Тем не менее, он все-таки смог преодолеть боль и немного поел.
        - Я не хотела уходить от тебя надолго, - призналась Щи По. - Я встретила одну женщину - она служанка, - которая дала мне это платье. Она живет в другом доме, который находится неподалеку отсюда. Это платье ей уже не нужно. Она перевязала ступни своей маленькой дочери, и я ей помогла. Ты ведь знаешь, что девочкам это не нравится, и они всегда отчаянно сопротивляются.
        Ши По бормотала что-то бессвязное и нервно жестикулировала. Куй Ю понял, что за этой болтовней скрывается нечто важное. Она пытается ему что-то сообщить. Женщина-служанка, которая выбрасывает дорогие шелковые платья и у которой есть дочь хань? И все это происходит в доме, хозяин которого маньчжур? Она - любовница Кэнга, и Ши По смогла подружиться с ней!
        Он снова взял руку жены и написал на ладони: «Ты узнала слишком много», а потом добавил: «Будь осторожна».

«Кэнг играет с нами. После того как он насладится нашими муками, он убьет нас», - написала в ответ Ши По.
        Куй Ю кивнул. Он уже давно подозревал, что именно так все и будет. «Тебя кто-то обидел?» - снова спросил он.

«Просто устала», - ответила Ши По, проведя пальцем по тыльной стороне его ладони, и отстранилась от Куй Ю.
        Он смотрел, как жена раздевается. Ее силуэт был четко виден в лунном свете, который заливал комнату. Святые Небеса, как же она прекрасна! Покатые плечи, изящная спина, грациозные руки. Он с восхищением смотрел на ее заостренные груди, тонкую талию, стройные бедра и длинные ноги.
        И его дракон снова зашевелился. Хотя Куй Ю начал выздоравливать, он все еще ощущал в голове какую-то тяжесть, мешавшую ему ясно мыслить. Неужели Ши По действительно плакала? Он не мог в это поверить. Однако он видел ее слезы, несмотря на темноту, которая окутала их комнату. К тому же он слышал, как дрожал ее голос.
        Может, она плакала из-за него? Но жена знала, что он не умрет. Может, он чем-то обидел ее, сказав или сделав что-то не то?
        По всей видимости, так оно и есть. Куй Ю вспомнил их последний разговор перед тем, как в их камеру ворвались солдаты. Он признался ей, что встречался с Лили и что регулярно давал выход своей энергии ян. Какого черта он вообще ей это сказал? Как теперь он сможет оправдаться?
        Он, как муж и хозяин дома, имел полное право ничего ей не объяснять. Кроме того, многие китайские мужчины посещают проституток и их жены воспринимают это как должное. Некоторые китайцы даже женятся на своих любимых шлюхах, и эти несчастные женщины получают более или менее приличный общественный статус.
        Но Ши По была совершенно не похожа на других женщин, да и брак их был не совсем обычным. Каждый раз, когда Куй Ю приходил к Лили, его охватывало чувство стыда, как будто он был в чем-то виноват. И все-таки, несмотря ни на что, он продолжал к ней ходить.
        Он вздохнул, услышав, как скрипнула кровать, и Ши По легла рядом с ним. И только сейчас, когда жена забралась под одеяло, она показалась ему какой-то нервной. Он понял, почему у него возникло такое ощущение. Она злилась на него из-за Лили и не знала, как вести себя в такой ситуации. А еще она обиделась на него, потому что он давал выход своей энергии ян где-то на стороне.
        Ей не следует дуться на него. Ведь если бы она разрешила ему избавляться от своей ян дома, он никуда бы не стал ходить. Куй Ю вздохнул. Для него все было ясно и понятно, ведь он мужчина, а женщины, конечно, думают по-другому.
        Она лежала рядом с ним с открытыми глазами и смотрела в потолок. Ее тело казалось твердым, как бревно. Ему каким-то образом нужно обязательно помириться с ней. Они сейчас находятся в очень трудном положении, и эта ее тихая ненависть, которая и в обычной обстановке доставляла ему массу волнений, только ухудшит ситуацию.
        Он повернулся на бок и, сцепив от боли зубы, протянул руку и обнял жену. Ему просто очень хотелось прижать к себе ее обнаженное тело, такое знакомое и желанное, и как можно скорее помириться с женой. Помириться прямо сейчас.
        Как ни странно, его план удался. Вместо того чтобы оттолкнуть его, Ши По повернулась к нему лицом и, прижавшись своими губами к губам Куй Ю, засунула свой язык в его рот. У него от неожиданности перехватило дыхание. Она целует его! И он… Ему необходимо немедленно воспользоваться создавшейся ситуацией, не требуя никаких объяснений.
        Он тут же начал ласкать своим языком ее язык. Потом он обвел языком ее губы и зубы и глубоко погрузил его в рот Ши По. Он услышал, что она вздохнула и тихонько застонала. Никогда ему еще не доводилось слышать, чтобы жена стонала. Даже тогда, когда ее энергия инь изливалась подобно мощному водопаду. Их переполняло неутоленное желание и непомерная радость. У него просто кровь закипала в жилах.
        Ши По хотела его. Плотно прижавшись к нему, она с готовностью раздвинула свои бедра. Он перевернулся и лег на нее сверху, при этом, не отрывая своих губ от ее губ. Им стало трудно дышать, и Ши По прервала этот страстный поцелуй. Однако он продолжал целовать ее шею, опускаясь все ниже и ниже, до самой ложбинки между ее грудями.
        Понимая, что нужно занять более устойчивое положение, Куй Ю оперся на обе руки и сразу же почувствовал, как острая боль пронзила все его тело. Он быстро лег на бок и, закрыв глаза, сжался от нестерпимой боли. Когда же боль постепенно утихла и Куй Ю смог свободно дышать, он, открыв глаза, увидел мертвенно-бледное лицо Ши По.
        - Все уже прошло, - сказал он, но она в ответ покачала головой и слегка отодвинулась от него. Он не хотел отпускать ее, хотя больное плечо не давало ему покоя, все время, напоминая о себе.
        - Ши По, я правда… - начал было Куй Ю, но она прервала его.
        - Нет. Ты еще не выздоровел до конца. Тебе нельзя тратить свою энергию, - уверенно заявила она.
        - Я буду спокойно лежать, а ты сама будешь делать все, что нужно.
        Посмотрев на нее, он с удивлением обнаружил, что Ши По просто кипит от злости. А ведь всего несколько минут назад она страстно прижималась к нему, как будто в нем заключалась вся ее жизнь. Сейчас же она возмущенно фыркнула и отвернулась от него.
        - Уже поздно. Тебе нужно отдохнуть, - произнесла она, выдержав паузу.
        - Я отдыхал целый день, - пробормотал Куй Ю, тоже начиная злиться. К тому же он чувствовал, как его голодный дракон поднимает голову. Ну что прикажешь делать с этой женщиной? Она то пылает от страсти, то становится холодной как лед. Он ведь не может заставить ее силой. И все же…
        Опершись на свое здоровое плечо, Куй Ю задумчиво смотрел на жену. Какая же она странная! Иногда бывало, что он не понимал, почему Ши По поступала так или иначе, хотя знал, что она всегда тщательно продумывала все свои действия. Ши По нельзя было назвать человеком настроения - если она злилась на него, то это могло продолжаться несколько дней или даже целую неделю. Если же она радовалась, то ее радость не была мимолетной.
        - Что случилось, Ши По? - стараясь, чтобы его голос звучал мягко, спросил он.
        - Ничего, - резко ответила она.
        Куй Ю понимал, что она лжет, но предпочел промолчать.
        - Я устала, - добавила жена. - Все эти дни я ухаживала за тобой, и у меня просто не было времени отдохнуть.
        На самом деле все так и было. Он погладил ее плечо, потом спину и, опускаясь все ниже и ниже, дошел до бедер. Какая у нее гладкая кожа и мягкое тело! При этом его дракон еще сильнее вытянул свою шею.
        Теперь рука Куй Ю начала двигаться в обратном направлении. Он снова погладил ее бедра, коснулся рукой талии и провел ладонью по спине. Как было бы замечательно, если бы другой рукой он мог сейчас ласкать ее груди! Но не успел он об этом подумать, как Ши По свернулась калачиком и плотнее укуталась в одеяло.
        Куй Ю вздохнул и убрал руку. Он предвидел, что сейчас должно произойти. Его жена никогда и ни в чем не останавливалась на полпути. Не станет она терпеть и полуправду. Ему придется рассказать ей все от начала и до конца. Ши По недостаточно того, что он признался ей в своей связи на стороне, ей обязательно нужно знать, когда он посещал Лили, а самое главное - зачем.
        Он закрыл глаза. Ему не хотелось начинать свой рассказ, глядя ей в спину.
        - Когда я пришел к твоей тете… - громко произнес Куй Ю, не сомневаясь, что Ши По поймет, что он решил продолжить их последний разговор. - Десять лет назад я выплатил долг. Тот, который я брал, когда рухнул дом и начались все наши беды, - пояснил он.
        Он почувствовал, что Ши По сжалась, а ее тело словно окаменело.
        - Твоя тетя была очень довольна. У нее жила одна женщина… - произнес он. А потом написал на ее спине: «Лили». - Она была подругой твоей тети.
        Как же ему рассказать обо всем остальном? Ведь жена не обращает на него никакого внимания. И он написал на ее спине: «Это была белая женщина. Я с ней разговаривал по-английски, чтобы попрактиковаться, потому что мне нужно было вести переговоры с капитаном Джонасом».
        На самом деле все так и было, когда он впервые встретил эту несчастную белую женщину. Ему действительно необходимо было совершенствовать свой английский, а еще (в то время Куй Ю собирался торговать с белыми) ему нужен был надежный человек, который бы помогал ему вести переговоры с белыми капитанами. Историю жизни Лили Куй Ю узнал намного позже. Бедность и долги заставили Лили и ее мужа уехать за границу. Они отправились в Китай в надежде начать новую жизнь. Но по дороге ее муж умер, и она - совершенно одна, без денег, не умея ничего делать, - очутилась в бедном районе Шанхая. А еще через год ее презентовал тете Тин в качестве подарка один из ее постоянных поставщиков, сказав, что Лили девственница. Тетя Тин, зная, что на белых женщин большой спрос, не пожалела денег и привела Лили в порядок. Однако чуть позже обнаружилось, что Лили беременна от какого-то китайца.
        Именно Куй Ю уговорил тетю Тин не выгонять Лили обратно на улицу. В то время он был уже достаточно богат и выкупил ее из неволи, а через несколько лет устроил сына Лили юнгой на корабль капитана Джонаса.
        - Я точно не помню, когда все это началось…
        Все он прекрасно помнил. «Ру Шань, - написал Куй Ю на спине жены. - Это началось, когда Ру Шань стал твоим партнером». Он почувствовал, что начинает злиться, и добавил: «Именно тогда я впервые увидел Пили».
        Когда ее ребенку исполнилось четыре месяца, тетя Тин сказала, что не хочет больше держать его у себя. Она считала, что детям не место в ее заведении.

«Я помог, Лили бежать, - написал он, - в католическую миссию».
        - Сейчас она вместе со святыми отцами заботится о сиротах, - прошептал он.
        Ши По продолжала молчать. Он опустил руку, ему не хотелось прикасаться к ней во время рассказа о том, чем закончилась вся эта история.
        - Знаешь ли ты, как тяжело приходится людям, которые не имеют надежды на то, что их жизнь когда-нибудь изменится к лучшему? - спросил он. - Когда я встретил Лили, она была в отчаянном положении. Сейчас она заботится о детях, которые наверняка умерли бы без ее помощи, - произнес Куй Ю и замолчал. Он собирался сказать совершенно другое, но не смог найти подходящих слов.
        После затянувшейся паузы он продолжил:
        - Она всегда очень много говорит. Рассказывает о своих чувствах, надеждах, страхах, о том, что она сделала сегодня, что собирается делать завтра. Она сообщает мне о том, чем занимаются дети и святые отцы, как себя чувствуют деревья, которые она посадила. Она старается не упускать даже мельчайших подробностей… - Куй Ю снова задумался. Как же ему все это объяснить? Для него это было так удивительно - слушать Лили и познавать ее чистую душу. Эта молодая женщина делилась с ним абсолютно всем, чего нельзя было сказать о его жене.
        - Она разговаривала со мной, - произнес Куй Ю, и в этот момент его дракон вытянул свою шею и оказался между бедрами Ши По.
        - О чем же ты с ней разговаривал? - прошептала Ши По, не поворачиваясь к нему.
        Он пожал плечами.
        - Да так, ничего особенного. Мы говорили о торговых делах, о том, какие товары загружают на корабль, об удачных сделках и о прочей ерунде.
        - Все богатые мужчины имеют несколько жен или заводят себе любовниц. Ты становился все богаче и богаче, и я была уверена, что у тебя со временем появятся другие женщины.
        Куй Ю знал, что это правда. Только белые варвары имели одну жену. Однако он все равно не мог простить себе того, что сделал.
        - Мне нужна была только ты одна, - вздохнув, произнес он. - Но ты отвергла меня, и я чувствовал себя одиноким. Наверное, мне нужно было проявить настойчивость, а не искать другую женщину.
        - Мне не следовало отталкивать тебя, - с грустью сказала Ши По и добавила: - Я люблю тебя.
        Куй Ю переживал такое глубокое раскаяние, его так терзало чувство вины, что он не сразу понял, что сказала жена.
        Она любит его?..
        Ши По перевернулась на спину и молча лежала, сосредоточенно уставившись в потолок.
        - Знаешь, какое несчастье случилось сегодня? Я поняла, что ты хороший человек и что я тебя люблю, - сказала она, и Куй Ю уловил в ее голосе сожаление, гнев и страх. Она горько заплакала, и по ее щекам потекли слезы. Это настолько удивило его, что он не сразу поверил своим глазам. Прикоснувшись к мокрой щеке Ши По, он провел по ней пальцем, чтобы убедиться, что она на самом деле плачет. Ее слова эхом отдавались в его голове. Она его любит?..
        Ши По посмотрела на него. Ее глаза были полны печали.
        - Я думала, что не смогу покинуть тебя, потому что ты очень сильно привязан ко мне, что ты еще не готов к тому, чтобы отпустить меня. Но оказалось, что… - начала она и, грустно улыбнувшись, умолкла.
        Он понял, что хотела сказать Ши По, и был поражен до глубины души. Женщина, которая последние десять лет была для него чужой, открылась ему с совершенно неожиданной стороны.
        - Значит, это ты связана со мной и поэтому не можешь вознестись на Небеса, - задумчиво произнес Куй Ю.
        - Ты любишь меня? - испуганно спросила Ши По.
        Он удивленно посмотрел на нее. Китайцы никогда не говорят о подобных вещах. Во всяком случае, взрослые люди. Любовь - это детская фантазия, которая кружит головы юношам и девушкам, когда они вступают в пору полового созревания. Любит ли он жену? Он хотел сказать, что любит, что всегда любил ее, но почему-то не нашел слов, чтобы объяснить свои чувства к ней. Теперь их разделяли годы отчуждения и непонимания.
        - Нет, - сказал Куй Ю и сам удивился своему признанию. - Нет, - еще раз повторил он, изумившись тому, какая огромная пустота образовалась в его душе, там, где раньше хранился ее прекрасный образ. - И все же… - Он вытер слезы на щеке жены.
        - И все же?.. - словно эхо, повторила Ши По.
        - Я не хочу, чтобы ты умирала. Мне пришлось приложить столько усилий, чтобы ты осталась в живых, жена моя, - сказал Куй Ю и пристально посмотрел на нее. - Не стоит лишать себя жизни из-за всего этого. Ты нужна мне, - твердо произнес он, однако не стал вдаваться в объяснения, зачем она нужна ему. Дело в том, что он еще сам не понимал этого.
        - Теперь я знаю, почему ты вознесся на Небеса раньше меня. Потому что твоя связь со мной уже разорвана.
        Он нахмурился. Юноша, потерявший любовь, обычно испытывает горечь и злость. А что чувствует зрелый мужчина, когда в его сердце больше нет места для любви? Куй Ю не мог ответить на этот вопрос. Ему оставалось только одно…
        Уже в следующее мгновение он лежал на Ши По, а еще через секунду вошел в нее. Он действовал резко и грубо, как примитивное животное, но не мог остановиться, да и она, судя по всему, тоже.
        Ее тело, готовое принять его, не ожидало такой жестокости. Однако на его грубость Ши По отвечала еще большей грубостью. Его толчки были подобны ударам молота, но их сила утраивалась, когда она охватывала его своими бедрами и резко дергала его на себя. Не желая опираться на больное плечо, Куй Ю в конце концов, просто упал на жену, придавив ее своим телом. Он думал, что раздавит ее, поскольку был намного массивнее и тяжелее жены, но она не испугалась. Крепко обняв мужа, Ши По вонзилась в его спину своими острыми ногтями. Если бы он попытался вырваться из ее цепких ручек, то на его спине остались бы глубокие кровоточащие раны.
        Она выгнулась и крепко прижалась к нему, что-то бормоча ему на ухо, всхлипывая и вздыхая, но все это было так бессвязно, что Куй Ю ничего не понял. Тем не менее, все эти звуки так возбуждали его, что кровь в его жилах кипела. Такого сумасшествия ему еще никогда не доводилось испытывать.
        Уже имея определенный опыт, он сразу почувствовал, когда внутри него начал образовываться круг энергии ян. Она текла сквозь все его тело, как раскаленная добела лава. Эта огненная река ян начиналась у него в паху и перетекала прямо в Ши По. В ее теле она увеличивалась до тех пор, пока Ши По не пропиталась ею с головы до пят. Куй Ю ощущал ее вкус на коже Ши По. Он слизывал ее с шеи жены, чувствовал, как она пульсирует у нее во рту, он дышал ею. И все это продолжалось до того момента, когда она потекла обратно к его дракону. Круг замкнулся.
        Он почувствовал, как энергия входит в его тело в том месте, где жемчужина инь прижималась к основанию его дракона, как разгорается огонь. Никогда раньше он не вспыхивал так быстро и не горел так ярко. А поток инь становился все полноводнее и быстрее, пока, наконец, не потек обратно к Ши По. Энергия инь вытекала из его груди и втекала в ее грудь, образуя круг.
        Еще один всплеск энергии - и все закончится.
        Куй Ю отчаянно пытался оттянуть этот момент, поскольку все происходило слишком быстро. Он должен это сделать. Только не…
        Нет, слишком поздно.
        Его дракон испустил белое пламя. От этого взрыва все его тело содрогнулось. Огненная волна накрыла Куй Ю, ее нельзя было остановить, от нее невозможно было уйти. Он чувствовал только силу огня инь и ян и то, что он поднимается на Небеса.
        Однажды он уже шел по этой дороге и знал, что темнота согреет его и успокоит. Но на этот раз Куй Ю пытался сопротивляться. Он не хотел снова встретиться с богиней Квен Инь, потому что до сих пор не был готов ответить на ее вопрос.
        Перед тем как его веки смежились, он подумал, что нужно открыть око души, чтобы увидеть Палату тысячи раскачивающихся фонарей. Его дракон продолжал извергать огонь ян, однако Куй Ю знал, что подходит к вратам Небесным, чтобы встретиться с…
        Неужели здесь никого нет?
        Он был в полном одиночестве. Наблюдая за мерцающими огоньками, Куй Ю почувствовал, как его душа наполняется радостью. Но где же богиня Квен Инь?
        И тут, подобно удару молнии, появилась яркая вспышка. Темный небесный полог раскрылся, и Куй Ю увидел богиню. Она стояла далеко-далеко от него. Он улыбнулся, и его душа полетела к ней. Но он заметил, что Квен Инь не одна.
        Рядом с ней стояла Ши По! Какое, однако, странное зрелище! Богиня излучала чистый и яркий свет, но это было не божественное сияние, а свет чистой красоты. Потрясенный изумительным зрелищем, Куй Ю перевел взгляд на жену, от которой исходил совершенно иной свет - это сияла ее истинная душа.
        Куй Ю смотрел на причудливую игру теней и света, и ему казалось, что Ши По не только ослепительно прекрасная женщина, обладающая божественной красотой, но она более материальное, земное чудо по сравнению с бесплотной Квен Инь. Ши По была похожа на прекрасный драгоценный камень, который извлекли из недр земных, и камень этот теперь освещал всех своим лучезарным сиянием.
        Рядом с его женой Квен Инь казалась какой-то призрачной и нереальной. Но разве такое возможно? Разве богиня может в чем-то уступать обычной женщине?
        И тут Куй Ю все понял - Ши По была такой же прекрасной, как богиня Квен Инь. Они были равны между собой. Единственной разницей между ними было то, что каждая излучала свой особенный свет.
        Значит, он женился на женщине, которая похожа на богиню? Эта мысль повергла его в шок. Поднимаясь вверх, Куй Ю все смотрел и смотрел на жену. Отсюда можно сделать только один вывод - Ши По действительно подобна богине. Он женился на богине!
        Куй Ю остановился и упал на колени перед этими двумя созданиями, приветствуя их традиционным низким поклоном. Только сейчас он задумался о том, что его жена могла говорить Квен Инь. О чем беседуют эти две богини?
        Он знал ответ на свой вопрос. В конце концов, он только что сказал жене о том, что не любит ее. Господи, как это ужасно! Как можно не любить богиню?
        В голове у него все перепуталось, и он почувствовал, что начал падать на землю. Инстинктивно подняв голову, Куй Ю пытался найти что-нибудь, за что можно было зацепиться и остановить падение. Как же ему хотелось задержаться на Небесах хотя бы еще на несколько минут! В этот миг он посмотрел на Ши По. Их глаза встретились, и Куй Ю понял, что уже не падает, что он все еще находится в преддверии Царства Небесного. Его удерживала здесь воля его жены-богини.
        Надолго ли он останется здесь? Куй Ю понимал, что если будет сомневаться, то их связь с Ши По ослабнет. Захочет ли она видеть его возле себя? Вернется ли вместе с ним на землю?
        Может, именно это обсуждают сейчас богини? Что ж, все вполне понятно. Богини должны находиться на Небесах. Если его жена - богиня, то она все равно оказалась бы здесь. И неудивительно, что Ши По с таким упорством стремилась попасть на Небеса. Она делала все возможное, чтобы приблизить этот момент. Ради этого она даже хотела лишить себя жизни с помощью яда или кинжала. Это ее родная стихия. Она должна быть здесь. Но без него…
        Сам Куй Ю, видимо, оказался в преддверии Царства Небесного случайно. Его подняла сюда ее энергия инь. Он точно знал, что без помощи Ши По никогда бы не вознесся на Небеса.
        - Не оставайся здесь, - умоляющим голосом произнес Куй Ю. Он понимал, что жена, скорее всего, не слышит его, но она вздрогнула и, широко раскрыв глаза, удивленно посмотрела на него.
        Куй Ю снова полетел вниз. У него осталось всего лишь несколько мгновений, чтобы сказать ей что-нибудь, однако мысли его путались, и он не мог найти нужных слов. Он чувствовал только боль и страх. С таким тяжелым грузом на душе он упадет на землю быстрее, чем выпущенная из лука стрела.
        Что ж, он упустил свой шанс.

        Сын
        Ку Куан (725-814)

        У Фукиень родился сын,
        И когда он вырос, один чиновник
        Купил его для того, чтобы сделать евнухом;
        If хотя благодаря мальчику его
        Хозяин разбогател, в жизни он не видел
        Ничего, кроме жестоких наказаний; его
        Просто использовали, как какую-то вещь;
        Небеса наверняка не ведали о том, как он
        Страдал и был унижен. Боги не понимали,
        Что его боль и муки только забавляли других людей!

        Когда-то отчаявшийся отец решил продать его,
        Рассудив, что лучше послушаться совета
        Соседей и не воспитывать ребенка самому, однако
        Сейчас он скорбит о своей потере, и эта
        Скорбь хуже смерти; сын же сказал отцу, что
        Его сердце истекало кровью, потому что он
        Знал: они расстаются навсегда и никогда уже
        В этом мире им не суждено встретиться. Никогда!



4 сентября 1880 года

        Прекраснейшая Ши По…
        Прошу тебя, не обижайся на мои глупые слова. Я уверен, что ты не способна на обман, и я бы просто не посмел предлагать тебе подобное. Я уже знаю, что ты глубоко скорбишь о смерти своего дяди. С моей стороны было бы просто подло советовать тебе использовать столь грустное событие как предлог для устройства своих дел. По сравнению с тобой я просто ничтожный червь. Однако нет на свете человека более несчастного, чем я.
        Я боюсь, что мне не удастся решить эту сложную проблему. Поэтому я молюсь, день и ночь, чтобы свершилось чудо, ибо только чудо сможет нам помочь. Мне пришлось в течение десяти дней продавать опиум. Если у человека есть связи, он может зарабатывать хорошие деньги - и мой хозяин-англичанин поможет мне, если мой план понравится ему. Но я не могу находиться в этом месте больше десяти минут. Я вижу такое презрение в глазах этих мертвых людей, которые еще дышат!
        Нет, я не могу заниматься этим, Ши По. Я буду чувствовать себя последним негодяем, если соглашусь способствовать распространению ужасного наркотика. Я ненавижу иностранцев зато, что они привезли эту заразу в нашу страну. Скольким людям она искалечила жизнь! Ты и представить себе не можешь, сколько китайских мужчин, женщин и даже детей целыми днями находятся в опиумному угаре. Я не могу здесь больше работать, хотя понимаю, что если я уйду отсюда, то не смогу тебе помочь.
        Как бы я хотел, чтобы твоя семья не была столь благородной и знатной! Тогда у меня оставалась бы хоть какая-то надежда. Ты для меня - звезда на ночном небе. Я же простой человек, который отчаянно пытается дотянуться до этой звезды, но ее свет ускользает из моих рук.
        Пребывающий в глубоком отчаянии, Куй Ю.


        Глава 15
        Жила на свете одна женщина, которая никогда не видела зеркала. И вот как-то раз ее муж принес ей зеркало. Посмотревшись в него, она очень удивилась и поспешила к своей свекрови.
        - Ваш сын привел домой новую жену! - сказала она ей.
        - Неужели это правда? - поразилась старая женщина, - Дай-ка я посмотрю, - попросила она и, заглянув из-за спины невестки в зеркало, воскликнула: - Что же нам теперь делать? Ведь мать невестки тоже пришла вместе с ней!

        Ши По медленно приходила в себя. Она застонала, почувствовав земное притяжение. Ее тело снова стало тяжелым, а легкие наполнились воздухом. Она поняла, что вернулась, и это ее огорчило.
        Возможно, это не окончательное возвращение, скорее всего ее, отправили обратно, чтобы она смогла найти ответы на все те вопросы, которые задала ей богиня. Признаться, Ши По не ожидала, что богиня снова начнет расспрашивать ее.
        Ей нужно было отдышаться и вспомнить, почему она так отчаянно цепляется за свою жизнь? Не лучше ли было бы умереть и положить конец бесплодным поискам смысла жизни? Даже если ей не суждено вознестись на Небеса и ее просто забудут после смерти, она почувствует облегчение, потому что больше не нужно будет ломать голову, думая о своем предназначении.
        Да, ей станет легче, но вряд ли она будет удовлетворена подобным исходом. В этот момент Ши По услышала, что ее муж что-то пробормотал. Должно быть, он уже давно разговаривал сам с собой, произнося какие-то бессвязные звуки. Он взял жену за руку и начал целовать ее губы, лицо, шею… При этом Куй Ю о чем-то страстно говорил.
        Ши По провела ладонью по своим щекам - они стали влажными, оттого что муж прикасался к ним губами. Он продолжал взволнованно бормотать и тяжело вздыхал при этом.
        - Я не понимаю, - задыхаясь, говорил Куй Ю. - Богиня, я не знал, что ты родилась на земле. Я женился на тебе, но ты… Ты не можешь снова уйти. Еще не время. Ведь я так до конца ничего и не понял. Пожалуйста, моя милая жена, сжалься надо мной. Побудь со мной еще немного, чтобы я мог боготворить тебя, как ты того заслуживаешь. Чтобы я… чтобы мы… чтобы наши дети и твои ученики… Все мы должны еще многому у тебя научиться. Я ничего не понимаю. Прости мою глупость, Ши По. Прошу тебя, не оставляй нас. Не оставляй меня…
        Обычно после того как она спускалась с Небес, Ши По с усилием открывала глаза и начинала восстанавливать дыхание. Возвращение в этот бренный мир давалось ей с трудом. Однако в этот раз все было совершенно по-другому. Ши По моментально открыла глаза, ее руки и ноги пришли в движение, и она с силой схватила Куй Ю за руку.
        - Что… - начала, было, она, но муж прервал ее.
        - Ши По! - воскликнул он и, облегченно вздохнув, снова осыпал поцелуями ее лицо. - Благодарю тебя! Благодарю тебя за то, что ты благословила нас! Благодарю!
        Наверное, подумала она, нужно остановить его и попытаться понять, о чем он говорит. Но, если честно, ей просто очень нравились его легкие поцелуи и этот бессвязный восторженный шепот. Слова и губы Куй Ю согрели все ее тело от макушки до пяток.
        Потом она удивленно нахмурилась. Почему ее тело было таким холодным? Она знала о том, что на земле все было скованным и тяжелым. Но почему она вся словно бы заледенела? Когда она успела замерзнуть? Ши По пребывала в растерянности, чувствуя, как легкие прикосновения мужа снова наполняют ее теплом.
        Это не было похоже на сексуальную горячку. Она много раз ощущала приливы энергии инь, но сейчас все было по-другому. Это походило на чашку горячего чая, выпитую холодным утром. Такое же тепло она ощущала, когда заворачивалась в мамино меховое пальто или когда обнимала маленького ребенка.
        И все-таки это был ее муж со своей безмерной радостью по поводу того, что она все еще дышит. Ши По улыбнулась, хотя все еще не могла понять, что же с ней происходит. Куй Ю искренне радовался, и она, будучи его зеркалом, по привычке отразила эту радость. И больше ничего. Через какое-то время муж окончательно пришел в себя, но все еще продолжал гладить ее лицо, шею, плечи, как будто был не в силах остановиться.
        - Я не понимал этого, Ши По. Прости меня. Откуда же я мог знать? - бормотал Куй Ю, оторвавшись от ее губ.
        - О чем ты говоришь? - спросила она хриплым голосом.
        - Я не знал, что ты - богиня. Прости меня. Я был глупцом…
        Ши По слегка отстранилась от мужа и внимательно посмотрела на него. Он погладил ее по щеке, потом провел рукой по изгибу ее шеи, спустился ниже к плечу и, наконец, остановился возле локтя. Его ладонь была такой горячей, что у нее даже потемнело в глазах.
        - Почему ты называешь меня богиней? - спросила Ши По. Куй Ю покраснел и смущенно опустил глаза.
        - Я видел тебя вместе с Квен Инь, - сказал он и, глубоко вздохнув, посмотрел на нее восхищенными глазами. - Я видел тебя, - повторил он.
        Она кивнула, постепенно начиная понимать причину его смущения. Хотя ей уже в пятый раз удалось побывать в преддверии Царства Небесного, она еще никогда не разговаривала с Квен Инь, но видела, как это делали другие люди, например, Куй Ю. Находясь рядом с богиней, он не замечал никого вокруг.
        Ей, конечно, не хотелось разочаровывать Куй Ю, но она все-таки решила, что лучше все ему объяснить.
        - Я не богиня, Куй Ю. Ты просто видел дух, в который я превратилась.
        Он машинально кивнул ей в ответ, не вникая в смысл ее слов.
        - Я видел тебя, - с восторгом повторил Куй Ю. - От тебя исходило божественное сияние, которое освещало все вокруг.
        Конечно, Ши По было приятно слушать его, хотя она знала, что все, кто попадает в преддверие Царства Небесного, начинают светиться.
        - Позволь мне рассказать, каким я видела тебя, - сказала Ши По и замолчала, раздумывая, стоит ли говорить ему о том, каким сильным и могущественным был Куй Ю там, на Небесах. Помедлив, она решила, что льстить мужскому самолюбию - дело неблагодарное.
        - Ты видела меня, когда разговаривала с Квен Инь? - спросил он.
        Она кивнула.
        - Ты же видел меня, почему я не могла видеть тебя?
        Муж не ответил и, несмотря на все свои страхи, она решила все ему рассказать.
        - Ты был подобен потоку света, легкому облаку и ласковому весеннему ветерку, муж мой. Глядя на тебя, я видела множество лучей, которые согревали все, к чему ты прикасался. Ты тот, который возрождает к жизни. И в этом ты тоже похож на Бога, как и я, - «И даже больше, чем я, - мелькнуло в голове Ши По. - Ведь здесь, на земле, будучи Куй Ю женой и тигрицей, я только отражала свет, став его зеркалом».
        Куй Ю удивленно смотрел на нее, пытаясь понять смысл услышанного. Она решила помочь ему и призналась:
        - Да, ты видел меня, муж мой, но я была всего лишь твоим отражением.
        Он протестующе покачал головой, но Ши По не отступала, решив открыть ему правду.
        - Именно об этом мне и говорила Квен Инь, - произнесла она.
        - Богиня сказала, что ты являешься моим отражением? Но это… это…
        - Это делают все женщины, муж мой. То, что ты видел, только лишний раз подтверждает этот факт. Мы, женщины, всегда покорны, смиренны и больше отдаем, чем получаем. Главная наша сила заключается в том, что мы просто отражаем все, что видим перед собой.
        Сдвинув брови и нахмурившись, Куй Ю задумался над ее словами. Через пару минут его лицо снова стало ясным, но он ничего не сказал.
        - Квен Инь задала мне тот же самый вопрос, что и тебе, - продолжила Ши По. - Она спросила, чем я согласна пожертвовать, чтобы получить то, чего я больше всего желаю.
        Куй Ю напрягся. Над этим вопросом ему пришлось немало подумать.
        - Но это еще не все. - Ши По была уверена в том, что ей нужно все рассказать мужу. Он мудрый человек и сможет ей помочь. - Мне предстоит сделать выбор, Куй Ю. Я знала это… - Она часто заморгала, чтобы сдержать слезы. - Я не смогу вознестись на Небеса до тех пор, пока я… привязана к тебе, - добавила она. Ей хотелось снова говорить о том, как она его любит, но у нее не было больше сил, чтобы вынести унижение, которое ей сегодня довелось испытать.
        Она смотрела на мужа и не могла понять, что с ним происходит. На его лице отразилась целая гамма чувств: и счастье, и печаль, и смущение, и радость. Если его переполняют все эти чувства, то почему он молчит, почему такой тихий, словно безветренный полдень?
        - Ты понимаешь меня, Куй Ю? - спросила она, слегка наклонившись вперед.
        Он покачал головой.
        - Расскажи мне все, - прошептал он. - О чем еще спрашивала тебя Квен Инь?
        Он знал. Он все знал. Ши По не понимала, как ему удается так тонко все чувствовать. Ведь сама она смогла научиться этому только после многолетних тренировок.
        - Я ответила богине, что еще не сделала выбор, что я не знаю, как поступить. Но… - Она запнулась, сомневаясь, удастся ли ей все это объяснить мужу.
        - Но?.. - повторил Куй Ю.
        - Но потом она сказала, что я могу иметь и то, и другое… - Ши По пристально посмотрела на него. Ей очень хотелось, чтобы он понял ее.
        - Но как? Разве такое возможно? - взволнованно спросил Куй Ю.
        Почувствовав его заинтересованность, она нашла в себе силы продолжить их нелегкий разговор.
        - Квен Инь спросила меня, смогу ли я от этого отказаться, - тихо произнесла Ши По.
        - От чего отказаться? - встрепенулся Куй Ю. - Ты больше не можешь быть тигрицей? Или тебе не нужно больше пытаться стать бессмертной? От чего ты должна отказаться?
        - Я больше не должна быть зеркалом, - ответила Ши По, сделав глубокий вдох для храбрости.
        Куй Ю удивленно смотрел на жену, явно не понимая, что она имеет в виду. Он не знал, что это было одним из самых главных ее качеств. Ей сейчас казалось, что он вообще никогда не замечал этого.
        - Это образ, который я использую, когда провожу занятия, - начала объяснять она. - Женщина должна быть мягкой, уступчивой, во всем подчиняться мужчине и в то же время ей нужно уметь защищать себя.
        - Но… - попытался возразить Куй Ю, однако она перебила его:
        - Мужчины любят покорных женщин. Мужчине необходимо иметь рядом с собой такую женщину, которая дает ему то, в чем он нуждается. Это самое главное качество женщины - все впитывать в себя, все принимать как должное, со смирением и покорностью.
        - Такими качествами должна обладать собака, но никак не женщина, - не скрывая своего возмущения, произнес Куй Ю.
        Она недоуменно пожала плечами.
        - Мужчинам все равно - что женщина, что собака. Услышав ее слова, он весь напрягся, но не стал возражать, и Ши По продолжила:
        - Женщина, которая все пропускает через себя, обречена на раннюю смерть. Впитывая зло окружающего мира, нельзя не отравиться. Поэтому тигрица должна быть выше всего этого. Она должна найти способ, как это можно обойти, - сказала Ши По. Теперь она сидела перед ним, выпрямив спину. - Я стала зеркалом, Куй Ю. Я отражаю то, что вижу перед собой. Если ты злишься, то я тоже становлюсь злой. Если ты проявляешь ко мне доброту, то я отвечаю тебе тем же. Я всегда возвращаю тебе то, что ты мне даешь.
        - Тебе нравится быть зеркалом? - изумленно спросил он. Ши По расправила плечи и пронзительно посмотрела на него.
        - А как иначе женщина может защитить себя и в то же время остаться женщиной?
        Куй Ю не смог ответить ей. Однако уже в следующее мгновение он тоже гордо выпрямился и четко произнес:
        - Квен Инь попросила тебя отказаться от этого? Ты не должна больше… отражать эмоции других людей?
        Ши По коротко кивнула.
        - Но как я смогу сделать это? Я не в силах впитывать в себя все зло окружающего мира. Я просто сойду с ума! - воскликнула она, отчаянно жестикулируя. - Генерал Кэнг скоро вернется. Как я смогу защитить себя, когда встречусь с ним? - взволнованно вопрошала Ши По. - Что я впитаю в себя от него? Что…
        - Впитаешь? Значит, ты просто губка, - заметил муж. - Но этого не… не может быть… - пробормотал он, качая головой. - Ты - зеркало?.. - Ошеломленный этим открытием, он развел руками.
        Ши По смущенно кивнула, глядя на мужа, пребывающего в замешательстве. Как ей отказаться от того, что было для нее самым главным? А с другой стороны, как она может отказаться от Куй Ю или от своей мечты стать бессмертной?
        Куй Ю продолжал удивленно смотреть на жену, а потом вдруг на его лице появилась гримаса недовольства.
        - Женская религия! - раздраженно воскликнул он. - Зеркала, губки! Я и сам, дурак, попался на эту удочку! - Он вскочил с кровати и стал мерить шагами комнату. Несколько раз он порывался что-то сказать Ши По, но резко умолкал, продолжая ходить взад-вперед по маленькому помещению.
        Она знала, что в такие минуты его лучше не трогать. Он походит и постепенно успокоится. Однако сейчас все сложилось гораздо хуже. Куй Ю был мрачнее тучи и просто кипел от ярости. Ши По решила, что ей не надо ждать, пока грянет буря, а первой бросить ему вызов.
        Наконец он остановился перед ней, уперев руки в бока.
        - Почему ты просто не можешь быть самой собою, Ши По? Зачем тебе быть кем-то - зеркалом, тигрицей, бессмертной? Почему ты не можешь быть просто матерью и женой?
        Он хотел, чтобы Ши По ответила ему, но что она могла сказать? Да, она была и тем, и другим, и третьим. И все же…
        - Ши По… - тихо произнес Куй Ю, и она услышала в его голосе едва скрытую злость. - Тебе все равно придется ответить на этот вопрос.
        Она удивленно посмотрела на мужа. Как он догадался, что она сейчас думает только о том, как бы отвлечь его от этой неприятной темы и потянуть время, чтобы незаметно прекратить этот разговор? Ши По покачала головой, чувствуя, что на глаза снова наворачиваются слезы. «Опять эти слезы!» - раздраженно подумала она.
        - Я не могу ответить на этот вопрос, - сказала она и нервным движением вытерла влажные от слез глаза. - Наверное, я просто никто, - вырвалось у нее. Раньше Ши По даже не посмела бы думать об этом, но сейчас она была со своим мужем и, словно зеркало, отражала его мудрость. Ей пришлось взглянуть правде в глаза.
        Возмущенно фыркнув, Куй Ю воскликнул:
        - Ты обладаешь многими достоинствами! Такого названия, как «никто», среди них нет.
        - Откуда ты знаешь? - Ши По гордо вскинула голову.
        - Я бы никогда не женился на женщине, которая ничего собой не представляет. Я бы не смог каждый день видеть в своем доме какое-то ничтожество. Если бы моя жена была такой, я бы никогда не попал из-за нее в тюрьму и никогда бы не вознесся на Небеса вместе с ней! О чем ты думаешь?
        Ши По не проронила ни слова и только смотрела на него.
        Куй Ю тоже не сводил с нее глаз. Постепенно он успокоился, разжал кулаки и опустил плечи. Затем он подошел к кровати и встал перед ней на колени. Ши По не знала, что он собирается делать, и молча ждала, что же будет дальше.
        Ничего не произошло. Он просто протянул руку и погладил ее по щеке. Это было так приятно, что она даже закрыла глаза, вспомнив о горячем чае, о теплых руках матери, о нежных объятиях ребенка и о поцелуе мужчины.
        Поцелуй мужчины?
        Она открыла глаза, почувствовав прикосновение его губ к ее губам. В следующий миг она растворилась в нем и открыла рот, давая его языку проникнуть внутрь. Однако он не стал этого делать и даже слегка отстранился от нее.
        - Если бы мне нужен был «никто», я бы на тебе не женился. Она не знала, что ответить Куй Ю. Она просто слушала мужа и ощущала его ласковые прикосновения. Он вздохнул и осторожно лег на спину, стараясь не потревожить свое больное плечо. Потом он посмотрел на жену и протянул к ней руки.
        Ши По моментально откликнулась на его призыв. Проскользнув под одеяло, она крепко прижалась к нему. Потом она закрыла глаза, наслаждаясь теплом его тела, и вскоре заснула.
        Дверь в их комнату резко открылась, но Ши По даже не вздрогнула. В первый раз за многие годы она так крепко спала, что этот шум не потревожил ее.
        И только громкий голос мужа вырвал ее из мира грез и вернул в суровую реальность, хотя она все еще крепко прижималась к его теплому телу, радуясь, что может хоть ненадолго почувствовать себя защищенной. Тем временем в комнату вошли двое здоровенных слуг.
        - Какое право вы имеете так грубо врываться сюда? - гневно спросил Куй Ю, и Ши По довольно улыбнулась, спрятав лицо под одеяло. Только Куй Ю мог разговаривать таким грозным тоном, несмотря на то, что был ранен и лежал - совершенно голый! - рядом с женщиной.
        - Просим прощения, господин, - довольно наглым тоном произнес один из слуг. - Генерал Кэнг приглашает вас позавтракать вместе с ним.
        Куй Ю кивнул, и его жесткая бородка коснулась ее лба.
        - Скажите ему, что мы придем через… - И он посмотрел на жену, как бы спрашивая о том, сколько ей понадобится времени, чтобы собраться.
        - Через час, - ответила Ши По. Этого времени будет достаточно, чтобы поддержать видимость того, что они в этом доме гости, но при этом не испытывать терпение хозяина. - Нам понадобится вода, мыло и таз, - добавила она. - И еще чистая одежда.
        Куй Ю сразу все понял и немедленно начал отдавать распоряжения слугам.
        - Принесите воду, мыло и бритву. И узнайте, прибыл ли наш багаж, ведь нам нужна одежда, - сказал он. У них, конечно же, никакого багажа не было, однако генерал Кэнг, наверное, даст им какую-нибудь одежду.
        Потом Куй Ю посмотрел на слуг, вопросительно подняв бровь.
        - Немедленно! - раздраженно крикнул он. Ши По был хорошо знаком этот его строгий взгляд. Куй Ю выглядел величественно, словно особа королевской крови.
        И это подействовало. Слуги в мгновение ока подчинились приказу.
        Как только дверь за ними закрылась, Ши По сразу же села на кровати, но Куй Ю задержал ее. Она не стала сопротивляться и только посмотрела на него, стараясь не показывать ему, как ей будет не хватать его теплых и сильных рук.
        Яркий утренний свет заливал комнату и, пользуясь возможностью, она внимательно осмотрела мужа. Кожа на его исхудавшем лице была ровной и гладкой (хорошее питание сделало свое дело), хотя у него уже появились первые морщины. Его вчера очень неаккуратно побрили, и теперь казалось, что лицо было грязным из-за пробивающейся щетины. Волосы Куй Ю были растрепаны и торчали в разные стороны.
        Однако, несмотря ни на что, Ши По смотрела на него, словно влюбленная девушка. Она хорошо знала его тело, помнила ласковые слова, которые он ей говорил, и все нежные прикосновения. Это был ее Куй Ю - мужчина, которого она любила. И каждый раз, когда она на него смотрела, она видела его именно таким. Она улыбнулась, когда он обнял ее и притянул к себе.
        - Ты от меня так быстро не отделаешься, Ши По, - пробормотал Куй Ю ей на ухо, и она так и не поняла, что он хотел этим сказать.
        - Куй Ю, - обратилась она к нему.
        Он ждал, но она молчала. Тогда он сам решил нарушить затянувшуюся паузу:
        - Я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала, жена моя. - Он пристально посмотрел на нее.
        Она вся напряглась, услышав, каким серьезным тоном он произнес эти слова, но спорить с ним не стала.
        - Пообещай мне, что ты подумаешь над тем, о чем мы говорили прошлой ночью.
        Она вздрогнула. Ей хотелось как можно скорее забыть о том разговоре. «Ты любишь меня?» - спросила она, а он четко и ясно ответил: «Нет, не люблю».
        - Богиня Квен Инь предложила тебе сделать выбор, - напомнил Куй Ю.
        Ши По вздохнула.
        - Я никогда не понимала, о чем говорит богиня, - призналась она и снова подумала о муже. - А ты, Куй Ю? Ты уже можешь ответить на вопрос, который задала тебе богиня? Чем ты согласен пожертвовать, чтобы получить то, чего ты хочешь больше всего?
        Он покачал головой.
        - Я уже не помню, от чего мне пришлось отказаться.
        - Ты…
        Она замолчала, услышав, что кто-то постучал в дверь. В комнату вошли слуги. Их было много. Они принесли воду и простую одежду. Потом явился огромный мужчина с бритвой в руках, чтобы побрить Куй Ю. Очевидно, им не хотели давать в руки острые предметы.
        Они прервали свой разговор и быстро оделись, понимая, что сегодня им предстоит тяжелое испытание. После того как они закончили свой утренний туалет, слуги проводили их в семейную столовую Кэнгов.
        Ши По с детства обучали умению оценивать незнакомых людей и дом, в который она попадала впервые. Несмотря на то, что она родилась в Шанхае, далеко от императорского Пекина, Ши По знала достаточно много о нравах и быте маньчжуров, поэтому могла дать оценку и дому маньчжура, и его жене. Как только они переступили порог этого дома, она сразу поняла, что генерал Кэнг очень богатый человек и что слуги очень боятся его. Кроме того, ей показалось, что этот дом построен для того, чтобы производить на гостей впечатление, а не оказывать им радушный прием, из чего следовало, что хозяин был довольно жестким человеком и требовал от своей жены беспрекословного повиновения.
        Но когда они с Куй Ю вошли в столовую Кэнга, она была крайне удивлена, увидев, что жена генерала подает мужу завтрак не из рабской покорности, а потому что она его любит. Эта женщина с нежностью смотрела на него, стараясь предупреждать малейшее его желание. Она поправляла ему подушки и следила затем, чтобы в его чашке было нужное количество чайных листьев. Ее глаза засверкали от злости, когда муж жестом приказал ей уйти и переключил свое внимание на Куй Ю и Ши По, одетую в то самое платье, которое отдала ей его любовница хань.
        Ши По специально задержала взгляд на госпоже Кэнг, изобразив на своем лице понимание и сочувствие. Как, должно быть, ужасно чувствует себя эта женщина, которая, несмотря на свою любовь к мужу и, будучи его первой женой, вынуждена терпеть присутствие любовницы хань в их доме. Уж лучше ненавидеть своего мужа, чем каждый день жить в позоре и молиться, чтобы он хоть ненадолго обратил на нее свое внимание. Такое положение замужней женщины, к сожалению, было вполне типичным для Китая. Поэтому Ши По хотела дать понять жене Кэнга, что она разделяет ее страдания.
        В ответ на это женщина метнула на Ши По такой злобный взгляд, что та, опешив от неожиданности, немедленно опустила голову и уставилась в пол. Госпожа Кэнг не нуждалась в сочувствии, особенно если оно исходит от женщины хань, вырядившейся в платье любовницы ее мужа. «Госпожа Кэнг не поможет мне», - с грустью подумала Ши По, понимая, что ей придется защищать себя самой. Или им с Куй Ю нужно будет что-нибудь придумать.
        Мысль о том, что они с мужем будут действовать вместе, наполнила ее таким теплом и радостью, что она даже улыбнулась, поправляя подушку, на которой сидел Куй Ю. Как всякая примерная жена, Ши По наполнила тарелку мужа едой, налила ему чаю и попыталась понять, не отравлена ли его еда и питье.
        - Приветствую вас, господин Тэн, - произнес генерал Кэнг своим громоподобным голосом, решив разыграть перед ними роль радушного хозяина. - Как вы себя чувствуете? Вам уже лучше?
        - Намного лучше, - ответил Куй Ю и, когда Ши По поставила перед ним тарелку, посмотрел на нее, как бы спрашивая, можно ли есть угощение.
        Ши По покачала головой, давая понять, что не уверена в этом. Куй Ю решил ничего не есть, хотя просто умирал от голода с тех пор, как у него спала температура. Он взял чашку с чаем, которую жена, улыбаясь, протянула ему. Ши По видела, как генерал Кэнг наливал себе чай из того же чайника, что и она, и поэтому была спокойна за здоровье мужа. К тому же генерал начал пить из своей чашки, и это означало, что чай, во всяком случае, не отравлен.
        - Генерал Кэнг, - обратился к хозяину Куй Ю и, чтобы выказать ему уважение, сделал несколько глотков из своей чашки. Похоже, вкус был отвратительным (ведь маньчжуры не умели заваривать чай), потому что он слегка поморщился и поставил чашку на поднос. - Зачем вы арестовали нас и привезли сюда? Мы не совершали никакого преступления против Китая.
        Генерал Кэнг прищурился, очевидно, удивляясь тому, что Куй Ю не стал соблюдать никаких ритуальных формальностей. Они должны были просто спокойно побеседовать за завтраком, а не спорить друг с другом. Однако Куй Ю никогда не соблюдал этикет, да и не знал подобных тонкостей. И, как ни странно, Ши По это нравилось. Она сейчас даже улыбнулась, предварительно, конечно, убедившись в том, что этого никто не заметит.
        Похоже, такое поведение рассердило генерала. Он предполагал, что после того как Ши По и Куй Ю проведут в тюремной камере достаточно долгое время, они люто возненавидят друг друга. Наверное, так бы и случилось, будь на их месте любая другая семейная пара, но им удалось избежать этого.
        - Вы ничего не едите, - притворно-заботливым тоном произнес генерал. - Вы ведь мои гости, и я не могу…
        - Гостей обычно приглашают, - прервал его Куй Ю. - У них есть одежда, и они свободны. Генерал Кэнг, я снова спрашиваю вас: что вам от нас нужно?
        Генерал недовольно поморщился и встал из-за стола. Когда он начал нервно расхаживать по комнате, госпожа Кэнг забилась в угол, как мышка, чтобы не попасть под ноги своему мужу.
        - Ешьте! - злобно прорычал генерал. - Еда не отравлена. Возможно, после завтрака у вас улучшится настроение.
        Куй Ю не поверил генералу, а Ши По, наоборот, решила, что он говорит правду. Поэтому женщина попробовала все, что лежало на тарелке Куй Ю, подумав, что пусть уж лучше отравится она, чем ее муж, который не успел восстановить свои силы. Куй Ю хотел запретить ей это делать, но не успел - она уже начала есть. Он не стал спорить с женой в присутствии радушных хозяев.
        - Я быстрее разберусь, есть здесь яд или нет, - прошептала она.
        Он нехотя кивнул. В конце концов, именно Ши По каждый день использует травы и разбирается в ядах. К счастью, генерал не обманул, и они с аппетитом поели. После многодневного пребывания в тюрьме, когда им приходилось питаться скудной тюремной едой, это угощение казалось достойным императора. Или двух человек, которые совсем недавно спустились с Небес.
        Пока они ели, генерал Кэнг говорил и, похоже, говорил искренне. Как и, предполагала Ши По, он начал свою речь с того, что выразил сожаление по поводу их ареста. Затем Кэнг добавил, что он несчастный отец, который ищет своего потерянного сына, а они, как назло, оказались причастными к его исчезновению.
        - Вы приютили в своем доме моего сына и белую женщину. Я знаю это, - сказал он и сердито посмотрел на них. Потом он глубоко вздохнул и добавил: - Вы приютили его и эту Джоану. - Произнеся имя женщины, он с отвращением плюнул на пол. Тут же подбежал слуга и вытер пол.
        Кэнг резко повернул голову и посмотрел на Ши По.
        - Сын говорит, что они теперь стали бессмертными и что императрица Довагэр послала их в Гонконг, - продолжил он.
        - Что? - Ши По от удивления открыла рот.
        Бессмертными?
        Она повторила про себя слова генерала: «Они стали бессмертными…» Да, Кэнг сказал
«они».
        - Нет, - прошептала она. Ее душа просто разрывалась от отчаяния и злости. Еще одна белая женщина стала бессмертной! А она до сих пор не может продвинуться дальше первого предела Царства Небесного! Это невозможно. Однако, похоже, злость генерала Кэнга была неподдельной.
        Генерал сделал вид, что он очень горд и счастлив.
        - Мой сын должен основать там храм. На этом мерзком скалистом острове. Храм вашей религии, - добавил он, продолжая смотреть на Ши По, с трудом скрывая свою злость. Несмотря на то, что по его лицу ходили желваки, она заметила слезы в его глазах и поняла, что он действительно любит своего сына.
        Куй Ю протянул под столом руку и сжал ладонь Ши По. Он погладил ее пальцы, и она почувствовала, как его тепло наполняет все ее тело. А еще она почувствовала его любовь. Совсем не важно, что он говорил вслух, - нежные прикосновения Куй Ю убеждали ее в том, что он ее любит. Теперь она может забыть обо всех своих неудачах и спокойно смотреть в будущее.
        - Это прекрасная новость, ваша честь, - отозвалась Ши По. - Еще двое бессмертных. Китай поистине благословенная страна.
        Генерал Кэнг не отрывал от нее своего тяжелого взгляда. Он грозно нависал над ней, уперев руки в бока. Ши По инстинктивно съежилась, как и подобает женщине, которая имеет дело с рассерженным мужчиной. Он протянул руку и, грубо схватив Ши По за подбородок, повернул ее лицом к себе.
        Сидевший рядом с ней Куй Ю напрягся и попытался встать. Она быстро положила руку ему на колени и заставила сесть. Генерал Кэнг не собирался ее обидеть, он просто хотел посмотреть ей в лицо. Ши По тоже не преминула заглянуть ему в глаза.
        Она была в безопасности, поэтому старалась успокоить Куй Ю. Краем глаза она увидела, что госпожа Кэнг злорадно ухмыляется. Очевидно, этой женщине нравилось смотреть, как ее муж угрожал другим людям.
        Не отдавая себе отчета, Ши По вдруг обратилась к генералу Кэнгу. Слова как-то сами сорвались с ее языка - зачастую небесные послания именно таким образом и доставляются людям.
        - Вы уязвимы из-за вашей жены, - сказала Ши По. - Одинокая женщина, с которой грубо обращаются, обязательно найдет способ отомстить. Вы научили ее вероломству и предательству, генерал Кэнг. Не удивляйтесь же, когда в один прекрасный день она нанесет вам удар в спину.
        Ши По напряглась, ожидая, что Кэнг ударит ее, но этого не произошло. Рука генерала, которой он сжимал ее подбородок, скользнув по ее щеке, очутилась возле ее рта. Увидев это, Куй Ю напрягся. Он хотел броситься на генерала, невзирая на огромную армию его слуг. Ши По сжала руки и молилась о том, чтобы муж внял голосу разума и не рисковал понапрасну.
        Генерал снова заговорил. Его голос был низким и чувственным, как будто он намеревался соблазнить ее. А может, это была скрытая угроза. Ши По, признаться, с трудом понимала этого человека.
        - Интересная мысль! - оживившись, воскликнул Кэнг. - Стоит, наверное, в этом разобраться, - добавил он и посмотрел на ногу Ши По, которая выглядывала из разреза платья. Может, таким образом, генерал давал ей понять, в чем именно он хотел разобраться?
        У Ши По все похолодело внутри.
        В следующее мгновение он резко отшатнулся от нее и отступил назад, скрестив руки на груди.
        - Расскажи мне о твоей религии, - потребовал генерал, и Ши По от неожиданности захлопала ресницами.
        Кэнг пристально посмотрел на Куй Ю.
        - Тебе, вероятно, не терпится узнать, почему вы оказались здесь? Так вот, я хочу выяснить, что конкретно сбило моего сына с пути истинного, - сказал генерал, и его лицо исказила презрительная гримаса.
        В комнате стало тихо. И тут раздался громкий смех Куй Ю. Он так весело смеялся, что все кто находился здесь, включая Ши По, недоуменно уставились на него, решив, что этот человек просто сошел с ума.
        - Любовь сбила вашего сына с пути истинного, генерал, - произнес Куй Ю в перерыве между приступами смеха. - Любовь! Не какая-то там религия или гнусный заговор. Только большая и настоящая любовь может забрать сына у отца, слугу у императора и монаха из его монастыря. Любовь, генерал. И если вы не понимаете, что он любит эту самую Джоану, то вы не сможете постигнуть ни религию моей жены, ни какую-либо другую религию…
        - Она - белый дьявол! - закричал Кэнг. Он был так взбешен, что у него на губах появилась пена.
        Ши По смотрела на генерала и чувствовала, как ее охватывают паника и отчаяние. Генерала Кэнга совершенно не интересовала ее религия и то, чему она обучала своих подопечных. Он просто хотел найти виновного, человека, который должен понести наказание за все его несчастья. И эта роль, по всей видимости, была уготована именно ей.
        Она вздохнула и решила действовать так, как советовал ей муж и богиня Квен Инь. Она не будет больше зеркалом. Она открыто будет смотреть правде в лицо.
        - Чего вы добиваетесь, генерал Кэнг? Вы хотите, чтобы все считали меня испорченной и развращенной? Но поможет ли это вернуть вашего сына? Вы хотите заставить его снова подчиниться вашей воле и отказаться от своей белой возлюбленной? Вы воспитали сына по своему образу и подобию - он такой же сильный и независимый, как и вы. Может ли что-нибудь заставить вас отказаться от принятого вами решения? Нет, вас ничто не заставит это сделать. Поэтому вам не стоит пытаться вернуть сына. Этим вы только еще больше настроите его против себя. - Она гордо вскинула голову. - Я снова спрашиваю вас: что вам от нас нужно?
        Глаза Кэнга потемнели от злости. Когда Ши По упомянула его сына, лицо генерала перекосилось от злобы и отвращения. Она уже поняла, что не смогла убедить его, поэтому очень удивилась, когда Кэнг отошел назад и распахнул двери. Ши По не поняла, что он сказал солдатам, но те немедленно бросились выполнять его приказ.
        За дверью происходило какое-то движение - слышалось шарканье ног, приглушенный детский плач и злобные крики какой-то женщины. Ши По затаила дыхание, страх сковал ее тело. Она посмотрела на мужа и поняла, что он тоже сильно напуган, хотя оба они изо всех сил пытались сохранить невозмутимость и спокойствие. А потом случилось то, чего она больше всего боялась, - солдаты ввели в комнату их сыновей.
        Ши По вскрикнула от ужаса и бросилась к детям. Куй Ю рванулся вместе с ней. Однако солдаты саблями преградили им путь. Их оружие было направлено не на них, а на детей.
        - Что все это значит? - возмущенно закричал Куй Ю. - Зачем вы привезли их сюда? Они ни в чем не виноваты и ничего не знают!
        Ши По внимательно осмотрела сыновей. Ей хотелось удостовериться, что они не ранены. Она заметила только синяки и грязь, больше ничего. Однако мальчики были до смерти напуганы.
        - Как вы себя чувствуете, дети мои? - спросила она, стараясь говорить спокойно.
        Ее старший сын - Цзяо Лун - кивнул и сильнее сжал руку своего младшего брата.
        - Мы проголодались, - сказал он, упрямо вздернув вверх подбородок. Сейчас он был очень похож на своего отца.
        - Хорошо, - пробормотал генерал. - Тогда ешьте! - воскликнул он и жестом указал на стол. Солдаты немедленно расступились, освобождая мальчикам дорогу.
        Мальчики не сдвинулись с места. Они смотрели на своего отца. Куй Ю кивнул.
        - Подойдите к столу. Если вы голодны, то поешьте. Знайте, что мы с вашей матерью глубоко сожалеем о том, что случилось. Мы сделаем все, чтобы вы остались целыми и невредимыми, - сказал он.
        - Конечно, сделаете, - обрадовался генерал. Все складывалось так, как и предсказывала Хэ Юнь. Он будет держать их сыновей до тех пор, пока не получит то, что ему нужно. А он хотел одного - чтобы его собственный сын Цзоу Тунь снова вернулся к нему.
        - Вы думаете, что ваш сын простит вам то, что вы сейчас делаете? - спросила Ши По, чувствуя, что от волнения у нее просто сердце выскакивает из груди. - Вы уверены, что Цзоу Тунь простит вас, узнав, что вы используете двух невинных детей, пытаясь вернуть его?
        Генерал посмотрел на ее сыновей и презрительно усмехнулся.
        - В вашей погрязшей в разврате семье не может быть невинных детей. Их отец торгует с белыми дьяволами, а мать обучает шлюх, - сказал он.
        - Что вам нужно? - с угрозой в голосе спросил Куй Ю, и солдаты тут же зашевелились.
        Теперь свой гневный взор генерал обратил на него. Ши По же, воспользовавшись моментом, тихо приблизилась к детям. Солдаты, конечно, могли бы остановить ее, но она знала, что никто не станет следить за женщиной, когда в комнате есть мужчина, который представляет для них угрозу. Она просто хотела убедиться в том, что Цзяо Лун и Шэнь Чжань не ранены и у них ровное дыхание. Потом она заключила их в свои объятия.
        - Я хочу пойти к императору и рассказать ему обо всех ваших преступлениях, о вашем распутстве и бесстыдстве. Вы - болезнь, которая поразила Китай, вы - мерзость, которую нужно уничтожить, - напыщенно произнес Кэнг и торжественно прижал руку к сердцу.
        - Это просто смешно, - возразил Куй Ю. - Ши По - внучка великого Ценя. Ее брат каждый день бывает в Запретном городе. Я сам…
        - Имя великого Ценя уже запятнали позором. Одного ее брата убили, потому что он был предателем, а другой ее брат стал наркоманом - он постоянно курит опиум, - сказал генерал, прищурившись. - Боюсь, что до него не дойдет ваша просьба о помощи.
        Ши По вздрогнула. А ведь они так надеялись на помощь Луня По!
        - Император обязательно выслушает меня! - воскликнул Кэнг. - Особенно если… - Он замолчал и сделал знак солдату.
        Двери снова распахнулись, и на этот раз на пороге появилась маленькая женщина с узкими красными глазами. Она пыталась делать вид, что ничего не боится, и гордо подняла голову, но потом, очевидно, страх заставил забыть о гордости и она, опустив плечи, шаркающей походкой вошла в комнату.
        - Тетя Тин! - воскликнула Ши По. Ее совершенно не удивил тот факт, что здесь оказалась и ее тетка, которая, как бы там ни было, была членом их семьи. Если генерал Кэнг решил собрать всех ее родственников, то появление здесь Сун Мей Тин вполне закономерно. И вообще, если на то пошло, то где ее родители? Или двоюродный брат Куй Ю? Зачем…
        - Расскажите мне еще раз об этой семье, госпожа Сун, - приказал генерал и взял в руки свиток. - Расскажите мне, что здесь написано и что я должен показать императору.
        Тетя Тин задрожала и уронила голову на грудь, однако попыталась сопротивляться.
        - Мальчики ни в чем не виноваты, - прошептала она. - Они ничего не знают, - дрожащим голосом произнесла она и подобострастно посмотрела на генерала, как бы ожидая, что он подтвердит ее слова.
        Генерал кивнул и приветливо улыбнулся.
        - Конечно, мальчики ни в чем не виноваты. Именно поэтому император милостиво разрешил мне оставить их у себя и воспитывать как своих собственных детей. В конце концов, они не имеют никакого отношения ко всем преступлениям своих родителей.
        У Ши По подкосились ноги. Одна мысль о том, что этот холодный и злой человек будет воспитывать ее детей, привела ее в ужас. Шэнь Чжань поддержал ее и помог сесть на стул. Одной рукой она обняла его, а другой притянула к себе Цзяо Луна. Ее дети придавали ей силу. Ради них она будет бороться, ради них она постарается найти из этой трудной ситуации какой-нибудь выход. Сама мысль о том, что ее дети окажутся во власти этого человека, была ей ненавистна.
        Тем временем генерал Кэнг продолжал свой допрос, и каждое его слово вызывало в душе Ши По нестерпимую боль.
        - Расскажите нам все! - приказал он.
        Первой заговорила Сун Мей Тин, которая от страха запиналась на каждом слове.
        - Я не знала, что Куй Ю… ведет дела… с белыми людьми, - заикаясь, произнесла она. - Однако деньги льются на него… словно золотой дождь. Скорее всего, он… занимается незаконной торговлей.
        - Вы лжете! - не сдержавшись, закричал Куй Ю, и тетка сжалась от охватившей ее паники. Ши По жалела ее, понимая, что та оказалась сейчас в ужасном положении - словно между молотом и наковальней. Сражались два сильных мужчины, а она невольно была втянута в их драку. К счастью, Сун Мей Тин была мудрой женщиной, и Ши По верила, что она сможет как-нибудь выкрутиться из неприятной ситуации.
        - Я ничего не знаю о его коммерческих сделках, - снова повторила тетка. - Но я знаю кое-что другое. - Она посмотрела не на генерала, а на свою племянницу. - Куй Ю посещал мое заведение. Он имел сексуальные отношения с одной белой женщиной. Он даже выкупил ее у меня и нашел для нее тепленькое местечко.
        Если тетя Тин пыталась оправдать себя таким образом, то она жестоко просчиталась. Ши По знала о Лили, и ей было известно, что так называемое «теплое местечко» - это всего лишь католический храм белых людей. Поэтому она не растерялась и не стала в отчаянии проклинать своего мужа, хотя была поражена коварностью родной тетки.
        - Мой муж поступил благородно! - громко заявила Щи По. - Он спас эту женщину. Ведь в вашем заведении, тетя Тин, ее сделали бы проституткой. Мой муж отвез ее в храм, принадлежащий ее религии. Не наговаривайте на Куй Ю. Ведь это вы сначала купили белую женщину, а потом продали ее. Мой муж спас ее, - повторила она и посмотрела на генерала. - Если император хочет разобраться, кто прав, а кто виноват, то неужели же, ваша честь, он поверит словам печально известной шанхайской мадам, а не всеми уважаемому купцу?
        - Это я-то мадам? - встрепенулась тетка, повернувшись к ней. - А знаете ли вы, почему мне сейчас приходится влачить такое жалкое существование? Это все из-за тебя, грязная шлюха!
        Ты убила моего мужа своей неуемной похотью. Тебе ведь нужно постоянно питаться энергией ян.
        - Хватит! - закричал Куй Ю. Не обращая внимания на солдат, он подошел к генералу и посмотрел ему прямо в лицо. В его темных глазах полыхала ярость. - Я должен поговорить с вами наедине, - сказал он.
        Однако тетя Тин не успокоилась, поскольку боялась как генерала, так и Куй Ю.
        - Спроси ее, - не унималась она, - была ли Ши По девственницей, когда ты женился на ней! Спроси, откуда она взяла деньги на свое приданое. Спроси!
        Ши По молчала, не осмеливаясь даже поднять глаза. Она молча обнимала своих сыновей и плакала. Сейчас она думала не о Куй Ю, который хотел поговорить с генералом, и не о своей распаленной ненавистью тетке, и даже не о своем дяде, который давным-давно отошел в мир иной (у него была приятная улыбка и тоненький слабый дракон). Она думала о своих сыновьях. Что творится в их душах? Сегодня им довелось услышать столько гадостей в адрес своей матери! Какие это может иметь последствия для их неокрепшей психики?
        Ей давно уже нужно было покончить с собой. Жаль, что она в тот день решила дождаться возвращения Куй Ю. Если бы у нее хватило решимости осуществить задуманное, то ничего бы этого не случилось. Ее муж скорбел бы о ее смерти, но у него есть работа, дом, друзья. Ее сыновья тоже были бы опечалены, но они бы не попали в плен к безжалостному маньчжуру и не узнали бы о том, какая у них ужасная мать.
        Ей нужно было сделать это. То, что здесь происходит, - это наказание за ее нерешительность.
        Несмотря на то, что Ши По была погружена в свои мысли, она все-таки услышала голос Куй Ю.
        - Вы поговорите со мной прямо сейчас! - кричал он генералу.
        Кэнг кивнул и повернулся, собираясь выйти из комнаты, но потом остановился и обратился к одному их своих солдат:
        - Отдай эту ведьму своим парням. Они могут делать с ней все, что хотят.
        Ши По похолодела от страха, решив, что он говорит о ней, но потом услышала крик Сун Мей Тин, которую солдаты схватили за руки и поволокли к выходу.
        - Ведь у нас с вами был договор! - вопила тетя Тин. - Я подписала документ! Я сделала все, как вы просили.
        Генерал криво улыбнулся.
        - И в качестве награды я подарил тебе жизнь и возможность заниматься своим ремеслом с моими парнями, - сказал он.
        - Но они причинят мне боль! Я умру! - возмущенно кричала она.
        Кэнг только пожал плечами в ответ.
        - Такая участь ожидает всех шлюх, - самодовольно произнес он, наблюдая, как солдаты потащили ее из комнаты. Как ни странно, но Ши По совершенно не испытывала жалости к этой женщине.
        Она посмотрела на генерала Кэнга и Куй Ю. Эти двое мужчин наверняка смогут договориться. Хорошо зная своего мужа, Ши По была уверена, что он сумеет найти приемлемое решение. В конце концов, Куй Ю не привыкать вести переговоры. А пока они будут разговаривать, она постарается исправить свою ошибку. Падшая женщина может искупить свои грехи только одним способом - лишив себя жизни. Только в этом случае ее позор не падет на головы ее детей.



28 сентября 1880 года

        Куй Ю…
        Как-то раз моя бабушка сказала мне, что мужчины, которые сочиняют стихи, - дамские угодники. Поклянись мне, дай мне какой-нибудь памятный знак. Пообещай, что даже если бы я была ничтожным червем, самым презренным существом, дешевой шлюхой или курила опиум, ты все равно женился бы на мне. Поклянись мне в этом, и я сделаю все, что ты захочешь.
        Если ты готов дать такую клятву, то оставь свой подарок у наставника Луня По, через которого мы обмениваемся письмами. Я завтра верну его тебе, и в следующий раз ты встретишься с моим братом. Делай все, о чем бы он тебя ни попросил.
        С надеждой, Ши По.



30 сентября 1880 года

        Моя драгоценная Ши По…
        У белых людей есть такая поговорка: «Храни свое сокровище на Небесах, потому что там будет храниться и твое сердце». Я решил последовать этой пословице. Это все, что у меня есть. Сердце мое, я ничего у тебя не прошу, но могу предложить тебе все, что ты хочешь. Все будет так, как ты скажешь.
        С любовью, Куй Ю.
        P. S. Не говори своим родственникам, особенно своему брату, о том, что у тебя есть. Если ты не понимаешь, что там написано, то отнеси этот документ в любую религиозную миссию белых людей. Они тебе все объяснят. Только возьми с собой надежного охранника.
        (К этому письму была приложена ничем не примечательная коробочка. Внутри нее лежали десять кусочков императорского нефрита, а на дне находился конверт с чеком английского шанхайского банка на сумму 9436 фунтов стерлингов.)


        Глава 16
        Жил-был один старик, и у него был сын. И оба они были очень упрямы и никому никогда не уступали. Как-то раз, возвращаясь, домой, сын купил мясо к обеду. У городских ворот он повстречался с одним нахальным парнем. Так как ворота были очень узкими, то вместе они не могли пройти через них. Однако ни один из них не хотел пропускать другого вперед. Так они и стояли возле ворот, глядя друг на друга. Прошло довольно много времени, и старик начал беспокоиться, почему его сын так долго не возвращается домой. В конце концов, он отправился на его поиски. Нашел он своего сына у городских ворот, стоящим напротив незнакомого парня. Он сразу же понял, в чем тут дело, и стал рядом с сыном.
        - Пойди и отнеси мясо домой, - сказал он сыну, - а я постою здесь, пока ты не вернешься.

        Обычно кабинет мужчины может многое рассказать о своем хозяине. Куй Ю предполагал, что они пойдут в кабинет генерала. Однако вместо этого Кэнг велел всем выйти из столовой, чтобы они могли поговорить с глазу на глаз. Нежелание генерала пригласить Куй Ю в свой кабинет свидетельствовало о том, что Кэнг был непростым человеком, что у него много секретов, и он никому не позволяет даже приблизиться к месту, где они хранятся. Куй Ю не был уверен, знает ли сам генерал, что таится в самых глубоких тайниках его души.
        Им пришлось подождать, пока слуги уберут со стола. Куй Ю и генерал сидели на неудобных стульях и пили теплый чай, наблюдая, как прислуга суетится вокруг них. Со стороны генерала было очень невежливо не показать своему гостю весь дом. Однако Куй Ю успел понять, что он за человек и почему так поступает.
        Кэнгом руководила не жадность и даже не жажда власти, хотя эти пороки тоже были ему не чужды. Нет, похоже, генералу всегда и во всем хотелось чувствовать себя победителем. И совершенно не важно, что у него не было никаких причин арестовывать Ши По, Куй Ю и их детей. Ведь Цзоу Туня в конце концов, нашли. Однако молодому человеку, вероятно, удалось победить отца, и теперь он жил своей жизнью с женщиной, которую любит. А это означает, что генерал Кэнг дважды потерпел поражение - сначала когда Ши По удалось спрятать его сына, а потом когда Цзоу Тунь сбежал от него на далекий остров и теперь жил там под покровительством императрицы Довагэр.
        По всей видимости, генеральского сына уже невозможно было поймать. Значит, отомстить за свое поражение Кэнг хотел, отыгравшись на Ши По и ее детях. Именно поэтому их посадили в тюрьму, а теперь держат в доме генерала в качестве «гостей». Кэнгу нужно было выведать все их слабые места, чтобы доказать себе, что он все еще могущественный человек, который может победить любого врага.
        И сейчас Куй Ю нужно было убедить генерала в том, что они боятся его, что они всего лишь ничтожные людишки, пыль под его ногами - и победа будет за ним. Он должен убедить генерала, что его семья не представляет для него никакой угрозы. Если ему это удастся, то Кэнг, скорее всего, оставит их в покое и будет искать себе новую жертву.
        Наконец последний слуга вышел из столовой. Солдаты тоже покинули комнату, но Куй Ю понимал, что они все равно находятся где-то неподалеку. Даже госпожа Кэнг оставила их, напоследок бросив на Куй Ю злобный взгляд. Теперь они остались одни. Мужчины сидели за столом и пристально смотрели друг на друга.
        Куй Ю чуть опустил голову, пытаясь как можно естественнее изобразить несчастного человека, побежденного более сильным противником.
        - Что вам нужно от меня, ваша честь? - тихо спросил он. - Может, деньги на покупку оружия? Прекрасные шелковые ткани для ваших женщин? Вы только скажите - и все это будет вашим.
        Генерал прищурился и неожиданно накинулся на Куй Ю:
        - Ты ведь знал все заранее! Знал все еще до свадьбы!
        Куй Ю хотел солгать, но генерал, похоже, знал правду. В то время это считалось просто неслыханным позором.
        - Да, я все знал, - подтвердил он.
        - Однако ты все равно женился на ней. Почему?
        - Вы знаете почему. Ши По происходит из знатного рода. У ее семьи большие связи. Все это помогло мне основать свое дело.
        Генерал, казалось, спокойно пил чай и даже не смотрел в его сторону.
        - За каждую твою ложь я прикажу всыпать твоим детям по десять ударов кнутом.
        - Но я говорю правду! - жалобным голосом произнес Куй Ю. - Ее имя, ее деньги…
        - Не было у нее никаких денег! - закричал генерал. - Ее семья к тому времени давным-давно разорилась!
        - Однако она принесла мне большое приданое, - стоял на своем Куй Ю.
        - Заработала деньги, занимаясь развратом?
        Куй Ю кивнул в ответ, хотя прекрасно знал, что это неправда.
        - Ты был отнюдь не бедным человеком. Тогда ты работал первым помощником у белого варвара. Ты мог жениться на ком угодно, однако выбрал шлюху. Почему?
        - Я любил ее, - признался Куй Ю. Но это была далеко не вся правда.
        - Ты совсем не так глуп, как хочешь казаться, - заметил генерал и сплюнул в сердцах.
        Куй Ю продолжал изображать раболепие и покорность.
        - Она была красивой девушкой из богатой семьи. Я влюбился в нее и женился на ней. Стоит ли вам копаться в моем прошлом? Уверен, что у вас есть более важные дела. Чего вы хотите?
        - Ведь она уже тогда была тигрицей, не так ли? - Генерал уставился на собеседника, сурово сдвинув брови.
        Куй Ю помрачнел.
        - Я так не думаю, - осторожно произнес он.
        - Конечно, была, - настаивал Кэнг. - Тогда она жила у своей тетки Сун Мей Тин. Это она убила своего дядю! Я уверен, что все тигрицы - ведьмы. Они очаровывают мужчин, чтобы полностью подчинить их своей воле. А иначе как тебя могли заставить жениться на такой шлюхе, как Ши По? Кстати, именно поэтому твой бизнес процветает. Все ясно: она - ведьма.
        Куй Ю удивленно посмотрел на него.
        - Если бы это было правдой, тогда она и вас смогла бы околдовать.
        Генерал высокомерно посмотрел на него и сказал:
        - О, я на себе испытал власть ее чар. При виде такой красивой женщины в мужчине просыпается непреодолимое желание. Однако я слишком стар для любовных игр.
        - В этом нет никакого колдовства, генерал!
        - Десять ударов кнутом твоим детям! Охрана!
        Дверь моментально открылась, и Куй Ю вскочил на ноги.
        - Это чистая, правда! - закричал он.
        - Двадцать ударов!
        - Нет!
        Охранник ждал у двери, а Куй Ю и генерал неотрывно смотрели друг на друга. Затем Кэнг наклонился вперед и вонзил в него взгляд своих глаз, превратившихся в узкие щелки.
        - Если она не околдовала тебя, то почему же ты на ней женился?
        - Отпустите моих детей. Не наказывайте их.
        Генерал плюхнулся на стул, который заскрипел под тяжестью его тела.
        - Ты расскажешь мне о своей свадьбе - все до самых мелочей. Я хочу знать, почему ты женился на шлюхе.
        Куй Ю внимательно посмотрел на своего тюремщика.
        - Вам не понравятся мои ответы.
        - А тебе не понравится слушать крики твоих детей, когда их будут стегать кнутом.
        - Отпустите их.
        - И тогда ты расскажешь мне всю правду?
        Куй Ю кивнул. Он поведает генералу свою тайну, если тот отпустит его сыновей.
        - Проследи за тем, чтобы мальчишек никто не обижал, - велел генерал, обращаясь к солдату.
        Тот кивнул и вышел из столовой.
        - Я просил, чтобы вы освободили моих сыновей, - раздраженно произнес Куй Ю.
        - Я их отпущу, если ты действительно будешь говорить мне правду.
        Куй Ю скрестил руки на груди и задумался. Он уже ничего не сможет сделать. Придется сказать генералу правду.
        - Я признаюсь вам во всем, господин Кэнг, но только сомневаюсь, что вы мне поверите.
        - Я генерал армии императора! - воскликнул Кэнг. - Я сумею отличить правду от лжи!
        Куй Ю не был уверен в этом, но понимал, что переубедить генерала вряд ли удастся.
        - Итак, почему ты на ней женился? Куй Ю пожал плечами.
        - Она была девственницей и внучкой наместника императора Мин, - сказал он. - В этом я абсолютно уверен.
        Генерал недовольно скривился.
        - Она занималась проституцией в доме своей тетки.
        - Ши По была прекрасным цветком и к тому же происходила из знатной семьи. Она заслуживала лучшей участи, чем стать женой первого помощника белого варвара. Однако она вышла замуж за меня, получив благословение своего отца. И все были этому очень рады, - сказал Куй Ю и посмотрел на генерала. - А знаете почему?
        Генерал Кэнг, наверное, слышал их историю. В свое время этот скандал наделал много шума и семья Ши По использовала все свое влияние, чтобы погасить нежелательную реакцию в обществе. Однако, посмотрев на недоуменное выражение лица генерала, Куй Ю понял, что он ничего не знает об этом. Его шпионы не имели доступа в высшие слои шанхайского общества, и поэтому Кэнгу так не терпелось приоткрыть завесу над этой тайной.
        - Дело в том, что Ши По сама выбрала меня. В отличие от других девушек ее круга, она была достаточно умна и сумела понять, что я - достойный человек. Учитывая ее характер, никто особенно не удивился, что у нее хватило сил отстоять свой выбор.
        Генерал нахмурился. Вероятно, он не понял, какая связь существовала между желанием Ши По выйти замуж и ее девственностью. Честно говоря, это трудно было понять. Даже сам Куй Ю разобрался, в чем тут дело, только через много лет.
        - Генерал, она была обычной девушкой и не обладала никакими магическими силами. Ее отец сам выбирал для нее женихов и считал меня, человека из простой семьи, недостойным руки его дочери. Но Ши По выбрала меня и сама позаботилась о том, чтобы у нее было богатое приданое.
        Куй Ю посмотрел на генерала. Кэнг внимательно слушал его, не пропуская ни одного слова.
        - Для этого она пошла в бордель к родной тетке и продала свою невинность тому, кто дал за нее самую высокую цену.
        Генерал побагровел от злости - это была типичная мужская реакция на дерзкий поступок женщины. Еще бы, ведь она осмелилась ослушаться родителей и поступить так, как сама считала нужным. Куй Ю продолжил свой рассказ. Он говорил очень тихо, и генералу пришлось наклониться вперед, чтобы все хорошо слышать.
        - Конечно же, ее семья пришла в ужас от такой дерзости. Женихи Ши По моментально исчезли, как только она рассказала всем о своем поступке. Остался один я. Мне было все равно, - сказал Куй Ю и сделал несколько глотков чая. - На те деньги, которые она мне принесла, я открыл свой первый магазин, благодаря чему и разбогател. Мне нужен был стартовый капитал, чтобы начать свое дело. - Закончив свой рассказ, Куй Ю глубоко вздохнул. Он до сих пор восхищался смелым поступком своей жены, той силой воли, которой обладала эта женщина. Ши По не остановилась ни перед чем, чтобы выйти за него замуж.
        - В конце концов, ее родственникам пришлось смириться с этим и дать свое благословение на наш брак. Благодаря ее семье я смог завести нужные связи и начал собственное дело. Если бы она не пожертвовала своей честью, мы никогда бы не смогли быть вместе. - Куй Ю бросил на генерала пронзительный взгляд своих темных глаз. - А ваша жена смогла бы совершить подобный поступок? Смогла бы она пожертвовать собой ради вашего будущего?
        Генерал побледнел. Госпожа Кэнг скорее бы плюнула ему в лицо, если бы он предложил ей такое, и они оба это понимали.
        - Теперь вы все знаете, - произнес Куй Ю. Он был невероятно доволен тем, что ему удалось победить этого жестокого человека. - Я далеко не сразу узнал о поступке жены, но когда все выяснилось, стал уважать и почитать ее больше прежнего.
        Это действительно было правдой. Когда Куй Ю узнал о том, что сделала Ши По, он был так потрясен, что едва не потерял сознание. Как эта девушка, прекрасный цветок Китая, решилась на то, чтобы обесчестить себя? Зачем она это сделала? Позже она сама ему все рассказала. Ши По совершила этот поступок, чтобы они смогли быть вместе. И тогда он понял, что его жена не просто застенчивая красавица, а женщина с невероятно сильным характером. Она смогла преодолеть все препятствия, которые мешали осуществлению ее желания. Не всякий зрелый мужчина обладает такой решимостью, а ведь она была юной и хрупкой девушкой.
        Его жена была наделена такой необыкновенной силой, что это даже испугало Куй Ю. Да и по сей день еще пугает.
        - Она сделала меня сильнее, генерал. И каждый раз, когда мне приходится сталкиваться с трудностями, я вспоминаю ее поступок, и это придает мне силы.
        Лицо Кэнга побагровело от злости, а его глаза снова превратились в узкие щелки.
        - Она просто околдовала тебя! Куй Ю в ярости сжал кулаки.
        - Я люблю ее! Если вы считаете, что это колдовство, то пусть так и будет! - закричал он, чувствуя, как в нем закипает кровь. Он действительно любил свою жену. Он до сих пор любит Ши По! - Мы простые люди, генерал, и недостойны внимания великих людей Китая. Вряд ли вам интересен мужчина, который до безумия влюблен в свою жену. Возьмите мое золото. Купите оружие и все, что вам нужно. Не стоит тратить на нас свое драгоценное время.
        Генерал внимательно посмотрел на него и кивнул. У Куй Ю словно камень с души упал. Но тут генерал снова заговорил:
        - Ты считаешь, что мой сын - идиот?
        - Что?..
        - Ты считаешь, что он слаб и умом, и телом?
        Куй Ю вспомнил о молодом человеке, который за короткое время смог так прославить свой род.
        - Он - шаолиньский монах. Разве он может быть слабым?
        - Многие считали его выдающимся человеком. Он был надеждой нашей империи.
        - О да.
        - До тех пор пока он не встретился с твоей женой… Она его околдовала так же, как и тебя, - произнес он и резко наклонился вперед. - Как долго эта самая Джоана училась у нее? Как передается эта магия?
        Куй Ю изумленно посмотрел на него и произнес:
        - Она не училась у моей жены. Дело в том, что она была больна и ваш сын привел ее к нам.
        Генерал надолго замолчал, и Куй Ю решил, что ему наконец-то удалось убедить его. После паузы Кэнг снова заговорил. Его голос звучал тихо и печально.
        - Она была ранена, когда мой сын привел ее в твой дом.
        - Да, она была ранена в шею.
        - Значит, мой сын нашел ее, а потом она начала тренироваться вместе с твоей женой?
        Куй Ю пожал плечами.
        - Ей показали несколько упражнений для укрепления мышц живота.
        Генерал покачал головой.
        - Нет, живот здесь ни при чем. Эти женщины обладают какой-то особой магией.

«Единственная их магия заключается в том, что они могут страстно любить», - промелькнуло в голове у Куй Ю. Однако генерал, похоже, не понимал, что это такое, и отчаянно пытался придумать какие-то сверхъестественные причины странной
«слабости» своего сына.
        Кэнг угрюмо уставился в чашку с чаем.
        - Твоя жена заставляет мужчин делать то, что она хочет.
        - Какая ерунда!
        - Но ты ведь женился на ней, несмотря на то что она была шлюхой!
        - Она не была шлюхой! - снова повторил Куй Ю, хотя понимал, что объяснять что-либо Кэнгу - дело бесполезное. Генерал для себя уже все решил. Он считал, что во всем виновата магия. Что ж, китайцы хань верили в приметы, в богов и волшебников, почему маньчжуры не должны верить в колдовство? - Генерал Кэнг, клянусь жизнью своих сыновей, в этом нет никакой магии.
        - Значит, ты хочешь, чтобы я в это поверил?
        - Но это чистая, правда.
        Генерал откинулся на спинку стула и, громко икнув, улыбнулся Куй Ю.
        - Я проверю эту ее силу на своих солдатах. Я хочу увидеть собственными глазами, как действует волшебная сила, которой обладает твоя жена.
        - Но у нее нет никакой силы! - повторил Куй Ю.
        - Тебя околдовали, и поэтому ты ничего не знаешь, - с присущим ему упрямством произнес генерал и с презрением посмотрел на своего пленника. - Однако мой сын обо всем знал заранее. Он, должно быть, нашел эту белую женщину и уговорил Ши По, чтобы она раскрыла секреты своего колдовства.
        - Это просто чушь какая-то!
        - А потом он сбежал от тебя, боясь твоего возмездия.
        - Он убежал от вас, генерал, а не от меня.
        - После этого, как всякий верноподданный китаец, Цзоу Тунь приехал к императору, чтобы показать ему свою силу. Однако императрица Довагэр остановила его. Она боялась, что это может быть опасным для его жизни.
        Куй Ю был в отчаянии.
        - Но если ваш сын обладал такой великой силой, то почему он не воспользовался ею для того, чтобы спастись бегством? - спросил он.
        Кэнг радостно улыбнулся.
        - Он так и сделал. А иначе как бы ему удалось добраться до этого далекого острова? К тому же его все время сопровождала личная охрана императрицы Довагэр.
        - Вы просто сумасшедший, - тихо произнес Куй Ю.
        Генерал покачал головой.
        - Я сам увижу, как действует эта могущественная сила. Я обязательно проверю, насколько хорошо мой сын овладел ею.
        - Но как вы сможете это увидеть? Как…
        - Цзоу Тунь сам скажет, как ему это удается. - Генерал встал из-за стола. - Я поеду в Гонконг, и ты поедешь вместе со мной. Мы посмотрим, как действует магическая сила, или…
        - Или?.. - затаив дыхание, произнес Куй Ю.
        - Или я докажу, что эта белая ведьма лишила моего сына разума, - быстро сказал генерал.
        Куй Ю пристально посмотрел на него.
        - И вы действительно в это верите?
        - И тогда он умрет! И эта белая ведьма тоже, - продолжил Кэнг, злобно сверкая глазами. Он исподлобья посмотрел на Куй Ю. - Ты тоже умрешь вместе со своей женой-колдуньей.
        - Вы способны убить собственного сына? - спросил, Куй Ю.
        Кэнг кивнул.
        - Все это зашло слишком далеко. Я не смогу ему доверять, потому что мне все время будет казаться, что на него действует заклятие. - Расправив свою военную форму, господин Кэнг направился к двери. - Если Цзоу Тунь не обладает этой волшебной силой, то он умрет. И ты тоже умрешь. А потом я примусь за воспитание твоих сыновей. По-моему, они умные и послушные мальчики, а я еще не совсем стар и смогу их всему обучить.
        У Куй Ю от ужаса в горле застрял комок.
        - Но ведь они не маньчжуры, а хань. Неужели вы думаете, что…
        - Я в этом уверен. Они будут выполнять мои приказы или умрут.
        - Вам так нравится убивать? Вы убьете своего сына, меня, мою жену, и в результате вокруг вас будут только смерть и горе. И все это нужно, чтобы стать победителем?
        - Ты думаешь, я шучу? - с негодованием воскликнул генерал. - Ты считаешь, что я не смогу убить собственного сына - свою плоть и кровь? - Он почти вплотную подошел к Куй Ю. - Все, что касается моей семьи, для меня свято. Ты просто глупый хань, если думаешь, что такими вещами можно шутить. Я веду борьбу за освобождение Китая от белой заразы, которая на беду поразила даже моего сына и наследника. Генерал печально покачал головой.
        - Если у тебя заболела рука и зараза от нее начала распространяться по всему телу, то ты должен отрубить эту руку. Именно таким образом Китай может избавиться от господства иноземных дьяволов, - жестко произнес он и повернулся к Куй Ю спиной. - Если эти женщины обладают какими-то магическими способностями, значит, они должны служить на благо Китая. Или… их ожидает смерть. - Он подошел к двери и крепко сжал ручку. - Что касается людей, которые испытали на себе действие этой магии, то они тоже должны умереть. На войне именно так и происходит, - добавил он. Похоже, генерал был доволен принятым решением. - Мы уезжаем завтра утром.
        Куй Ю быстро подбежал к нему.
        - Вы не можете так просто взять и обменять моих сыновей на вашего сына. Ведь они живые люди. Вы не посмеете…
        - Ты прав, - прервал его генерал и нахмурился. - Твои сыновья тоже поражены этой заразой, - сказал он и тяжело вздохнул. - Очень хорошо. Я найду других. Твои сыновья умрут вместе с тобой.
        Он резко открыл дверь, собираясь выйти из комнаты, но тут неожиданно натолкнулся на свою жену. Госпожа Кэнг стояла у двери и, вероятно, подслушивала, дрожа от страха. Она знала, что ее муж сумасшедший, и догадывалась о его планах. Но если бы Куй Ю попытался обратиться к ней за помощью, он, безусловно, был бы обречен. Генерал что-то сердито крикнул, и она опустила голову, сложила руки, словно для молитвы, и попятилась, низко кланяясь при этом.
        Куй Ю остался один. Его охватило беспредельное отчаяние. Куй Ю начал разговор с генералом с того, что дал почувствовать этому самодуру свою власть над ними, но все закончилось не так, как он предполагал - Кэнг заявил о своем твердом намерении испытать магическую силу белой женщины. В начале их беседы Куй Ю сказал, что они
«всего лишь пыль под его ногами», а в завершение разговора услышал обещание Кэнга убить всю его семью, если вдруг не удастся доказать, что магическая сила существует.
        Что же произошло? Можно ли предотвратить надвигающееся несчастье?
        Он не знал, что ему делать, и беспомощно опустился на колени. И тут из темноты возникла женская фигура. Госпожа Кэнг тоже опустилась перед ним на колени и протянула чашку маньчжурского чая.
        - Зачем вы сюда приехали? - тихо спросила она, заставляя его взять чашку. - Лучше бы вы вообще не появились на этот свет.
        Куй Ю взял чашку, но не стал пить из нее. Он быстро вскочил на ноги, чтобы отправиться на поиски Ши По. Ему необходимо поговорить с ней!
        И вдруг, словно пораженный молнией, он остановился. Как же, однако, все это забавно! Ему нужно посоветоваться со своей женой? Да, теперь для него во всем подлунном мире существовала только одна женщина - его жена. С каких это пор он стал так высоко ценить ее? Да какая разница? Куй Ю внезапно осознал, что любит ее. И здесь совершенно ни, причем все эти романтические бредни и плотские желания. Все очень просто. Дело в том, что он очень хорошо понимал Ши По. И даже в тех случаях, когда не мог объяснить мотив того или иного поступка жены, он все равно одобрял все ее действия, надежды и желания.
        Он покачал головой. Все это просто бессмысленно, хотя чувства сами по себе зачастую алогичны. Они обычно находят выражение в стихах и песнях. Но сейчас ему не до этого. На карту поставлена жизнь его детей. Ему нужно, во что бы то ни стало найти какое-то решение, но для начала отыскать жену и поговорить с ней.
        Он сочувственно улыбнулся госпоже Кэнг, вернул ей чашку и вышел из комнаты. Куй Ю уже не сопровождали солдаты, однако, пока он шел к отведенной им с женой комнате, перед ним сновали слуги, как бы указывая ему дорогу. Их внимательные глаза наблюдали за каждым его движением.
        Он вошел в комнату и быстро закрыл за собой дверь. Ему очень хотелось избавиться от этого чрезмерного внимания. Однако в комнате никого не было. Где же его жена?
        Ши По не знала, что собирался предпринять Куй Ю, но то, что он решил поговорить с их тюремщиком наедине, свидетельствовало о наличии у него какого-то плана. Что ж, великолепно. Значит, ей можно пока отдохнуть. Она вела Цзяо Луна и Шэнь Чжаня в их комнату, делая вид, будто не замечает солдат, которые следовали по пятам. Ей дали очень мало времени для того, чтобы она могла поговорить со своими сыновьями. Что она может успеть за это время? Только убедиться, что с мальчиками все в порядке, и попытаться успокоить их. Ши По сказала сыновьям, чтобы они не выходили из своей комнаты, посоветовала им отдохнуть, привела несколько цитат из Конфуция и еще раз напомнила им о том, чтобы они ни в коем случае не покидали комнату.
        Когда солдаты вывели Ши По из детской, они не последовали за ней дальше, а стали по обе стороны входной двери в комнату мальчиков. Это означало, что она могла свободно передвигаться по дому Кэнга, а ее дети будут сидеть взаперти под охраной. Теперь им с Куй Ю придется вести себя очень осторожно, иначе могут пострадать их дети.
        Ши По кивнула охранникам, изображая из себя заботливую мать. Это было не очень трудно, хотя она чувствовала себя униженной и несчастной. Однако не все было так плохо. У нее созрел один план, и она постарается выполнить его, несмотря ни на что. Осмотревшись по сторонам, Ши По отправилась на поиски любовницы генерала Кэнга.
        Она решила, что ей нужно идти туда, откуда доносился детский плач. Ши По не ошиблась и очень быстро нашла Хэ Юнь. Мать и дочь делали вид, что играют в куклы. На самом же деле девочка беспрерывно плакала, а Хэ Юнь молча наблюдала за ее страданиями. Она протягивала малышке фарфоровую куклу, будто эта кукла могла вылечить больные ступни девочки. Ши По казалось, что все китайские девочки становятся невероятно чувствительными и капризными после того, как их матери привязывают их пальчики к стопам. Однако она тут же вспомнила, что на свете существует много других вещей, которые могут причинить еще более сильные страдания, чем перевязанные ступни. Хотя их не так уж и много.
        - Госпожа Хэ Юнь, - Ши По поздоровалась с женщиной с подчеркнутой официальностью, как предписывают правила этикета. - Мне очень нужно кое с кем переговорить. Вы не поможете мне?
        - Конечно, помогу, - ответила женщина и вздохнула с облегчением. - Вы хотели поведать мне секреты тигрицы.
        - Я расскажу вам обо всех этих секретах, - пообещала Ши По, - но сначала… - Она снова осмотрелась вокруг. Похоже, что в этой части дома не было слуг, но это нужно обязательно проверить. - Мы с вами одни?
        - Госпожа Кэнг не посылает ко мне горничных, и мне приходится все делать самой, - ответила Хэ Юнь.
        Конечно, госпожа Кэнг не станет этого делать.
        - Может, нам лучше зайти в кладовую? - предложила Ши По. - Я покажу вам еще некоторые травы для вашей дочери, - сказала она, имея в виду, что там они смогут спокойно поговорить.
        Хэ Юнь грациозно встала и взяла на руки ребенка. Девочка сразу уткнулась своим маленьким личиком в шею матери.
        Ши По, глядя на них, почувствовала, как ее охватывает невыразимая тоска. Она еще помнила те времена, когда маленький носик ребенка прижимался к ее щеке, а его ручки крепко обнимали ее за шею. И не важно, сколько женщине лет, потому что такие ощущения не забываются. Проглотив подступивший к горлу комок, она решила, что сделает все возможное и невозможное, чтобы спасти своих сыновей.
        - Что же это за секреты? - нетерпеливо спросила Хэ Юнь. Ши По взяла ее за руку и повела по пустому коридору.
        - Госпожа Кэнг буквально ходит по краю пропасти, и если она все-таки в нее упадет, то вам будет опасно оставаться в этом доме.
        Хэ Юнь опустила голову и остановилась.
        - Я вижу, что вы уже поняли это, - сказала Ши По. Любовница генерала испуганно посмотрела на нее.
        - Что вам удалось узнать? - спросила она.
        Ши По закусила губу. По правде говоря, она абсолютно ничего не знала. Просто понимала, что любая женщина, попавшая в этот дом, рано или поздно начнет испытывать страх. Однако ей нужно было запугать Хэ Юнь, и она сочинила эту небылицу.
        - Я должна знать, что собирается предпринять генерал, - ответила она. - Что он сделает, если я умру?
        Хэ Юнь покачала головой.
        - Нет. Сначала расскажите мне…
        - Я могу помочь вам убежать.
        В первое мгновение женщина растерялась, потом в ее глазах загорелся лучик надежды, но быстро угас.
        - Вряд ли это возможно, ведь здесь генерал… - Она пожала плечами. - К тому же у меня маленький ребенок.
        - Вы можете уехать в Шанхай. К моим друзьям. Они вам помогут.
        Хэ Юнь презрительно усмехнулась.
        - Вы считаете меня дурой? Если бы вы могли убежать отсюда, то давно бы уже сделали это.
        Ши По едва сдерживалась, чтобы не накричать на нее, но понимала, что у нее слишком мало времени.
        - Я не могу убежать, - раздраженно произнесла она. - За мной следят. За мной и всей моей семьей. А вот за вами никто не следит. - Она коснулась руки женщины. - У них есть основания подозревать, что вы собираетесь сбежать? Когда вы последний раз пытались это сделать?
        Хэ Юнь посмотрела на свою дочь.
        - Незадолго до того, как я забеременела. Они знают, что женщина, у которой ребенок полукровка, никуда не убежит. - Она гордо подняла голову и добавила: - Здесь я в безопасности. А если я уйду отсюда…
        - Вы можете поехать в Шанхай. К Маленькой Жемчужине. Она живет в доме Тэнов. Вы ей все расскажете, и она поможет вам и вашему ребенку.
        - С чего это вдруг она будет помогать мне? - спросила Хэ Юнь. - И почему вы предлагаете мне свою помощь?
        Ши По не стала говорить, что после внезапного побега любовницы в доме Кэнга поднимется ужасный переполох, а ей именно это и нужно. Она взяла Хэ Юнь за руку и сказала:
        - Скажите мне, что сделает генерал, если я умру. Он отпустит мою семью?
        Женщина удивленно посмотрела на нее.
        - Он считает, что все мы шлюхи, и поэтому он заставляет нас…
        - Да, да, - прервала ее Ши По. - Но что он сделает, если мне удастся убедить его в том, что я порядочная женщина? Если я убью себя, чтобы не стать его любовницей, он отпустит мою семью?
        Хэ Юнь покачала головой.
        - Я не знаю. Может, и отпустит, - ответила она и убрала руку Ши По со своего запястья. - Но если вы останетесь здесь, они все равно умрут. Генерал будет использовать ваших близких, чтобы заставить вас подчиниться его воле.
        - Но может ли он их убить?
        - Может.
        - Вы уверены? Это точно? Вы…
        - Он уже делал так несколько раз.
        Ши По закусила губу.
        - А что, если я уступлю его домогательствам? Хэ Юнь покачала головой.
        - Я уступила ему, как и другие две женщины, которые жили здесь до меня. Уступила генералу и еще одна несчастная, которая появилась до того, как сюда привезли вас, - сказала Хэ Юнь и, схватив свою девочку, крепко прижала ее к груди. - Кэнг будет издеваться над вашим мужем и детьми…
        - Значит, достойная смерть - это моя единственная надежда?
        Хэ Юнь кивнула.
        - Если вы умрете, то они вряд ли будут нужны генералу. Значит, так тому и быть.
        Ши По приняла окончательное решение. Она снова коснулась руки Хэ Юнь, и они продолжили свой путь. Женщины шли очень медленно и тихо, чтобы их никто не заметил.
        - Соберите все свои драгоценности и бегите. Сегодня же. Пока генерал занят моей семьей, а его жена прислуживает ему.
        - А вы? - спросила Хэ Юнь. Она смотрела на Ши По широко раскрытыми глазами и так крепко вцепилась в платьице своей дочери, что у нее даже побелели костяшки пальцев.
        Глядя на нее, Ши По тоже дала волю своим чувствам. Ее душу переполняло безмерное горе и страх за своих детей. Однако она быстро взяла себя в руки и спокойно сказала:
        - Итак, моя судьба уже определена.
        Хэ Юнь пристально смотрела на Ши По и молчала.
        - Вас будут почитать как верную жену и прекрасную мать, - тихо произнесла она.
        Ши По понимала, что Хэ Юнь говорит совершенно искренне. Даже маленькая Вэнь Аи перестала плакать и смотрела на нее своими огромными бездонными глазами. Да, Ши По будут уважать за такой поступок. Если ее сыновьям удастся вырваться из когтей Кэнга, то никто не посмеет сказать ни одного плохого слова об их матери. Только так она сможет спасти своих детей.
        И все же… Ши По, задумавшись, невольно замедлила шаг, а затем и вовсе остановилась. И все же…
        - В кладовой есть яд, - напомнила Хэ Юнь.
        Ши По кивнула. Она видела его.
        - Есть еще веревка. Она хранится в саду, в сарае.
        Ши По снова кивнула в ответ.
        Хэ Юнь осторожно коснулась руки Ши По.
        - Будьте мужественной. Уважение нелегко заслужить, - сказала она и еще крепче прижала к себе малышку. - Я расскажу вашим друзьям о том, как вы достойно ушли из жизни.
        Ши По молчала. У нее голова шла кругом. Она поняла, что больше не выдержит этого напряжения и взорвется. Чтобы как-то отвлечься, она быстро рассказала Хэ Юнь, кто такая Маленькая Жемчужина и как она сможет найти ее в Шанхае. Ши По добавила, что доверяет Маленькой Жемчужине и что та умеет хранить тайны. Вот теперь, кажется, все, подумала она. Все необходимые приготовления сделаны.
        - Будь сильной, сестра моя, - искренне произнесла Хэ Юнь, назвав ее сестрой, чтобы показать, что их сроднила общая беда. Им обеим нужно быть мужественными, чтобы выполнить задуманное.
        Ши По взяла Хэ Юнь за плечи и повернула к себе спиной.
        - Я знаю, где находится кладовая и где лежит яд. Я сама найду его. А тебе нужно уходить. - Ши По говорила непререкаемым тоном, но Хэ Юнь все еще пребывала в нерешительности. Тогда Ши По подтолкнула ее вперед и твердо сказала: - Беги! - А затем крикнула вдогонку: - Развяжи дочери ступни. Ей тоже придется побегать!
        Вскоре мать и дочь исчезли из виду, и Ши По мысленно пожелала им удачи. Теперь настала ее очередь. Обстоятельства сложились так, что, только уйдя из жизни, она сможет спасти своих сыновей.
        Однако Ши По почувствовала, что у нее нет сил и решимости, чтобы взять яд и подмешать его себе в чай. Она не готова сделать это, потому что ей не хочется умирать. Какое все-таки странное чувство наполняет ее душу…
        Еще несколько недель назад она ни секунды не сомневалась в правильности своего решения и была готова расстаться с жизнью, поскольку преследовала только одну цель - стать бессмертной. А сейчас, когда у нее появились более веские причины для того, чтобы покончить с собой, она вдруг поняла, что не хочет умирать.
        Ши По пыталась заставить себя пойти в кладовую и взять яд, который должен быть у нее под рукой. Если Куй Ю не сможет осуществить свой план, то у нее не останется другого выхода. Единственным спасением для их семьи будет ее смерть. Вот тогда-то ей и пригодится яд.
        Но Ши По так и не смогла пересилить себя и даже не сдвинулась с места.
        Что же с ней происходит? Ведь она уже давно подумывала о том, чтобы уйти из жизни. Сколько различных поучительных историй она слышала о такой вот славной смерти! Ей с самого детства рассказывали о том, как это прекрасно и почетно. И вот теперь она вдруг поняла, что не верит во все эти сказки. Ей хочется жить, а не принять славную смерть. Ей хочется быть со своим мужем, любить своих детей, несмотря на то, что им, возможно, в будущем предстоит терпеть нужду и лишения. Она уверена, что если они будут вместе, то смогут все преодолеть.
        И пока у нее есть силы, ей нужно бороться за осуществление своей мечты. А мечтала Ши По сейчас только об одном - ей хотелось остаться со своим мужем Куй Ю.
        Она понимала, что все еще любит его. Даже если ей придется запятнать свое доброе имя и стать презренной игрушкой Кэнга, даже если ей никогда больше не суждено встретиться с богиней Квен Инь, она все равно хотела быть рядом с любимым человеком. Жить для Куй Ю, жить вместе с ним.
        Нет, она не умрет. Она не наложит на себя руки.
        Выйдя из кладовой, Ши По направилась в отведенную им комнату. Она будет ждать Куй Ю там, чтобы узнать, удалось ли ему осуществить свой замысел. Вместе они обязательно что-нибудь придумают. Они не умрут и смогут вырваться из заточения.
        Они все смогут, если будут вместе и сохранят свою любовь. И если, конечно, останутся в живых…


        Глава 17
        Как-то раз один человек купил листок бумаги, на котором были нарисованы магические символы. Продавец сказал ему, что они отпугивают комаров. Когда же этот человек обнаружил, что эти символы не обладают такой способностью, он снова пошел к продавцу.
        - Ты, наверное, повесил этот листок не ту да, куда надо, - сказал продавец.
        - Куда же его нужно повесить? - спросил этот человек.
        - Внутрь сетки от комаров, - ответил продавец.

        Ши По подбежала к своей комнате. Открыв дверь, она вошла внутрь, и ее тут же обняли чьи-то сильные руки. Она даже не испугалась, потому что сразу поняла, что это Куй Ю. Прильнув к нему, она обняла его с такой же силой и отчаянием. Он прижался лицом к ее волосам.
        - С тобой все в порядке? - спросил он.
        - Да, со мной все хорошо. И с мальчиками тоже все нормально. Их комнату охраняют. Я знаю, как туда можно пройти.
        Куй Ю кивнул.
        - Это хорошо, - произнес он, но она уловила в его голосе нотки отчаяния.
        Отстранившись от мужа, Ши По посмотрела ему в глаза. То, что она увидела, испугало ее.
        - Тебе пришлось уступить, - разочарованно произнесла она и вздохнула. - Ты уступил Кэнгу…
        В его глазах вспыхнула ярость.
        - Никогда, слышишь, никогда даже не думай об этом. Я никогда… - сказал Куй Ю и замолчал. На его лице отразилось безмерное отчаяние.
        - Что случилось? - спросила она.
        - Мы завтра должны уехать в Гонконг. Она нахмурилась.
        - Где это?
        Он пожал плечами.
        - Это остров возле Кантона.[Кантон (Гуанчжоу) - город в Китае.] Мы поедем туда, чтобы встретиться с Цзоу Тунеми его белой женщиной Джоаной. Это там, где…
        - Там, где храм, - догадалась Ши По. - Кэнг говорил, что они там строят храм под покровительством императрицы Довагэр.
        Куй Ю кивнул и, подойдя к кровати, устало опустился на нее.
        - Генерал думает… Он просто сошел с ума… Он хочет вернуть своего сына. Он хочет победить нас - и своего сына тоже… - Голос Куй Ю был наполнен горечью. - А еще он хочет победить белых людей.
        Ши По удивленно посмотрела на него.
        - Все этого хотят, однако это невозможно.
        - Но… он собирается использовать Джоану в качестве оружия. Он считает, что вы с ней обладаете магической силой и можете подчинять своей воле мужчин.
        Ши По не поняла его.
        - Во всем этом есть какая-то магия. Мы используем это слово, однако никогда не подразумеваем под ним оружие.
        - Я знаю это, но генерала невозможно переубедить. Он думает только о том, сможет он применить это в своей войне или нет. Нас, своего сына… - сказал он. - Ведь он вояка, сражающийся с врагом, которого он не в силах победить и которого он не понимает. А сейчас он еще и сына своего потерял.
        Ши По закусила губу. Она поняла, что имеет в виду ее муж - генерал Кэнг сейчас крайне уязвим и поэтому очень опасен.
        - Значит, сейчас он готов использовать все, что угодно, - даже женщину, обладающую магической силой, - произнесла она. И в этот момент до нее дошел смысл того, что собирается сделать Кэнг. Ши По похолодела от ужаса. - Мы должны доказать, что эта магия существует. Он хочет увидеть действие этой силы или… - Она замолчала, хорошо понимая, что может случиться, если им это не удастся.
        - И мальчики тоже, - сказал Куй Ю.
        У Ши По перехватило дыхание. Казалось, что ее разум и душа были заключены в каком-то маленьком пространстве и это пространство продолжало постепенно уменьшаться.
        - Что мы должны сделать? - прошептала она.
        Куй Ю обнял ее и сказал:
        - У меня есть один план. Но… - Он тяжело вздохнул. - Я не уверен, годится ли он в данной ситуации. Может, ты что-то придумаешь?
        Ши По едва не расхохоталась.
        - Муж мой, придумывать - это твоя работа.
        Куй Ю покачал головой, признавая свое поражение. Затем он улыбнулся и поцеловал ее в лоб.
        - А что любовница Кэнга? Она может чем-нибудь помочь?
        - Она сбежала. Я отправила ее к Маленькой Жемчужине. Ее исчезновение отвлечет генерала. Я думала, что ее побег и последующий за ним переполох помогут тебе осуществить свой план.
        Ши По почувствовала, как муж напрягся и ссутулился.
        - К сожалению, все мои планы провалились. Ни твой брат, ни гонец, которого я отправил к императору, нам уже не помогут. Я не думаю, что им удастся встретиться с императором. Кэнг, должно быть, опередил их обоих.
        Ши По вздохнула.
        - В любом случае нам не стоит надеяться только на чью-нибудь помощь, - сказала она. - И, честно говоря, я не верю, что нет какого-нибудь другого способа победить генерала. Может, попробовать как-то убедить его или, на худой конец, заставить страдать?
        Куй Ю молча обдумывал ее слова, а потом покачал головой.
        - Я не думаю, что это получится. У него нет слабых мест. Вероятно, остается только одно.
        Ши По была согласна с ним. Ей тоже ничего не приходило на ум.
        - Что ты имеешь в виду, Куй Ю?
        Муж ласково провел по ее волосам и еще крепче прижал жену к себе.
        - Нам понадобится помощь, - наконец сказал он. - Сами мы не справимся.
        Ши По кивнула.
        - Хорошо. И на чью помощь ты рассчитываешь?
        - Богиня Квен Инь.
        Ши По просто онемела от удивления, чувствуя, как ее сердце начало бешено колотиться в груди. Однако она все-таки продолжила разговор.
        - Ты хочешь поговорить с ней? Прямо сейчас?.. С помощью наших упражнений?
        - А как же еще мы сможем поговорить с Квен Инь? - спросил он. - Ведь нам нужно, чтобы она услышала нас.
        Ши По покачала головой.
        - А ты уверен, что мы вознесемся на Небеса? К тому же, несмотря на успешное вознесение, мы можем не встретиться с богиней. Она…
        - Для этого нам нужно будет прочитать молитву, - сказал Куй Ю.
        - Но… прямо сейчас?
        - Мальчики в полной безопасности, а мы с тобой завтра уезжаем в Гонконг. У нас больше не будет времени.
        - Но… - Ши По не могла объяснить, почему она против его предложения. Повернув голову, она посмотрела на мужа и поняла, что ей нечего сказать.
        - Нет! - решительно произнес Куй Ю и еще крепче прижал ее к себе. - Я не хочу, чтобы ты отражала мои мысли. Не нужно быть зеркалом, Ши По.
        Ши По часто заморгала, поразившись тому, что муж понял, что с ней происходит. Она сделала это машинально.
        - Ты - тигрица, Ши По, а я всего лишь новичок в этом деле. Как ты думаешь, мы сможем это сделать?
        - Я только что решила не убивать себя! - воскликнула она и сама удивилась своему признанию.
        Куй Ю был удивлен не меньше и на какой-то миг отпустил ее. Ши По повернулась к мужу лицом, чтобы он мог видеть ее глаза.
        - Я очень рад, что ты передумала, - медленно произнес Куй Ю. - Это прекрасная новость. Значит… но почему ты такая грустная?
        Она закрыла лицо руками и сказала:
        - Не задавай мне никаких вопросов! Я все равно не смогу на них ответить! Я… - Она замолчала, не зная, что сказать. Похоже, она уже ничего не понимала.
        Потом она почувствовала, что он прикоснулся к ней и начал гладить своими большими и ласковыми руками ее руки, и открыла свое лицо.
        Куй Ю прижался губами к ее носу.
        - Не ломай себе голову, Ши По. Просто расскажи, что ты чувствуешь.
        Она глубоко вдохнула, и слова потекли из нее сами, легко и быстро, как родник из земных недр.
        - Я не знаю. Я просто… решила, что не хочу умирать, - пробормотала она и, подняв голову, посмотрела на него. - Я хочу остаться… с тобой.
        На этот раз он поцеловал ее в губы, и она прижалась к нему. Потом он отстранился от нее и посмотрел ей в глаза. Ши По знала, что он хотел понять, какие чувства обуревают ее сейчас, и покачала головой. Правда, она сама еще не понимала, что с ней происходит, и не могла толком ничего объяснить. Но самое главное заключалось в том, что ей не хотелось вспоминать, кто она такая, кем она собиралась стать. Сейчас она желала только одного - жить вместе с Куй Ю. Она чувствовала необыкновенную легкость во всем теле и в то же время какой-то неясный страх. Наконец она высказалась и плотно сжала губы. Куй Ю все понял.
        - Ты права, - спокойно произнес он. - Сейчас не время для этого.
        Как же хорошо, что он понял ее.
        - Но для того, чтобы мой план удался, нам все-таки нужен помощник, - добавил он. - И нам придется до утра…
        Ши По закрыла ему рот поцелуем. Он хотел попрактиковаться? Ему нужно поговорить с богиней Квен Инь? Что ж, она готова помочь ему. Она сделает все, что он хочет. Она поможет ему победить этого своенравного господина Кэнга.
        - Нет, - сказал Куй Ю и отстранился от нее. - Тигрица Ши, тебе нужно сказать правду. Мы сможем это сделать? Нам удастся поговорить с Квен Инь? Кажется, у тебя появились сомнения.
        - Если я скажу, что у нас ничего не получится, что мы тогда будем делать?
        Он вздохнул.
        - Мы попытаемся сбежать отсюда.
        - Вместе с мальчиками? Куй Ю молча кивнул.
        - Но у меня сложилось впечатление, что генерал только этого и ждет, - сказала Ши По.
        Ее муж нахмурился и какое-то время молчал. На его лице застыло мрачное выражение.
        - Да. И, убив нас, он одержит желанную победу. Он верит в то, что это даст ему необходимые доказательства для того, чтобы заявить: все приверженцы твоей религии - шарлатаны. Вот тогда он сможет уничтожить эту белую женщину по имени Джоана.
        - Он хочет вернуть себе сына, - напомнила Ши По. - Мы не должны этого допустить, но в то же время нам нельзя рисковать своими детьми.
        Куй Ю молчал, но по тому, как муж смотрел на нее, она поняла, что он согласен с ней.
        - Мы обязательно должны встретиться с Квен Инь, - сказала Ши По и начала расстегивать платье. - Мы попросим, чтобы она помогла нам.
        Куй Ю не ответил ей. Он наблюдал затем, как платье соскользнуло вниз, обнажив ее грудь.
        - Значит, это можно сделать? Ши По пожала плечами.
        - Мы попробуем, но я ничего не могу тебе обещать. Однако… - произнесла Ши По и замерла. Она поразилась собственным мыслям. Ведь ей никто и никогда об этом не рассказывал. Откуда же в ее голове появились эти странные мысли?
        - Однако?.. - повторил он.
        Она заглянула ему в глаза, чтобы он заметил ее смущение.
        - Я хотела сказать, что любящая женщина способна на многое, - взволнованно произнесла она. - Я люблю тебя. Я люблю своих сыновей. Наверное, я…
        - Не только ты, мы все, - сказал Куй Ю. - С любовью в сердце мы можем горы свернуть.
        Она восторженно посмотрела на него, однако потом поняла, что ей хотелось услышать другое. Муж не сказал, что любит ее, он просто сказал «с любовью». Однако ей не нужны слова. Достаточно того, что она сама любит.
        - Я слышал, как ты разговаривала с Ру Шанем, - неожиданно сказал он. - Это было в тот день, когда ты внесла его имя в список бессмертных.
        Ши По кивнула. Она хорошо помнила, как записала не только имя своего бывшего ученика, но и имя его белой женщины. Ее звали Лидия. Именно тогда и началось все это сумасшествие.
        - Ру Шань сказал, что любовь помогла им вознестись на Небеса и сделала их бессмертными.
        Ши По снова кивнула. Она тогда не поверила ему, а он оказался прав. Он пытался объяснить ей, что она сможет стать бессмертной только тогда, когда будет любить. И это ее несказанно удивило.
        - Цзоу Тунь и Джоана, - сказал Куй Ю, - тоже стали бессмертными. Если мужчина ради любви отказался от своего отца и от императорского трона, это значит, что он очень сильно любит свою женщину, - задумчиво произнес он. - Он мог бы стать императором, но ради нее он отказался от этого.
        Ши По посмотрела на Куй Ю.
        - Ты думаешь, что главное в достижении бессмертия - это любовь? - спросила Ши По. - Ты думаешь…
        - Я люблю тебя. - Эти слова вырвались у Куй Ю, как будто он больше не мог держать их в себе.
        Ши По закрыла глаза. У нее все сжалось внутри.
        - Ложь нам не поможет, Куй Ю. Партнеры должны быть откровенны друг с другом.
        Он не ответил ей. Его молчание длилось так долго, что она начала волноваться и, подняв голову, посмотрела на него.
        - Это не ложь, Ши По, - проникновенно произнес Куй Ю.
        Она не посмела спорить с ним, тем более что он прижал палец к ее губам и одновременно другой рукой расстегивал платье. Она сама уже успела расстегнуть его до груди, а он освободил от него ее талию и бедра. После этого шелковое платье упало на пол. На ней не было нижнего белья, поэтому она, почувствовав легкое дыхание холодного ветерка, слегка поежилась.
        И тут Куй Ю начал покрывать поцелуями ее шею, плечи, пока не дошел до ложбинки между ее грудями.
        - Оказывается, я тебя совсем не знал, когда женился на тебе. Я и не предполагал, какая ты, - прошептал муж.
        Он прижал ее к кровати и гладил одной рукой ее левую грудь, а его губы в это время ласкали правую грудь.
        - Я тосковал по твоей красоте. Каждую ночь я видел во сне твои острые груди и матовую кожу. Я мечтал о том, чтобы вот так держать тебя в своих руках.
        Он начал обеими руками ласкать ее груди. Он поднимал их, мял, сжимал соски. Внутри нее вздымалась огромная волна энергии инь, от возбуждения у нее задрожали ноги. Ее груди налились, и энергия инь, зажатая под его пальцами, жаждала соединиться с его энергией ян.
        - Как же я хочу попробовать тебя, - сказал Куй Ю, опуская голову к другой ее груди и обводя языком вокруг ее соска. Потом он взял сосок в рот и начал ласкать его языком, легонько посасывая. Тело Ши По содрогалось от невыразимого наслаждения.
        Он осторожно потянул сосок на себя, и она почувствовала, что между ее животом, грудью и лоном образовался энергетический круг. Когда энергия инь стала пульсировать еще сильнее, вздыматься еще выше, он отпустил ее сосок и заговорил:
        - После того как мы поженились, я неожиданно для себя обнаружил, что ты обладаешь незаурядным умом. Однако мыслила ты как-то странно, все перекручивая на свой манер.
        Она открыла глаза и удивленно посмотрела на него.
        - Я… странная?
        Он ухмыльнулся.
        - Наверное, гении все странные, а женщины-гении и подавно. Он положил обе руки на ее груди и начал ласкать их, разжигая в ней огонь инь. Он время от времени сжимал и пощипывал ее соски, и по ее телу пробегали жгучие огненные волны.
        - Я не мог поверить, что женщина может быть такой умной. И я делал все для того, чтобы не выглядеть рядом с тобой глупцом.
        Куй Ю наклонился и начал целовать ее груди.
        - Когда ты рядом, я чувствую себя умнее, - признался он и, подняв голову, посмотрел в ее широко раскрытые от удивления глаза. - Поверь, я был просто ошеломлен. Помнишь, как только мы поженились, я сразу начал во всем советоваться с тобой, познакомил тебя со своими деловыми партнерами и всегда просил тебя высказывать свое мнение.
        - Я думала, что ты, таким образом, выражаешь мне свою благодарность за то, что я вышла за тебя замуж, и даешь мне понять, что я сделала правильный выбор, - улыбаясь, произнесла Ши По.
        Он усмехнулся.
        - И это, конечно, тоже, но мне нужно было видеть твою реакцию и знать твое мнение.
        - Ты имеешь в виду, что я всегда высказывала свое мнение, - даже в том случае, когда меня никто об этом не просил?
        Он улыбнулся и снова начал ласкать ее соски. Сначала левый, а потом правый.
        - Это тоже было признаком того, насколько ты умна. Да и я тоже.
        Она прерывисто дышала, чувствуя, что ее инь становится все сильнее и сильнее. Руки Куй Ю ласкали ее груди, потом они спустились на талию, скользнули к бедрам и там остановились. Ей хотелось еще сильнее прижаться к нему, совершая волнообразные движения.
        - Ты была такая маленькая и хрупкая. Я считал тебя изысканным образцом женственности и идеалом красоты, - продолжал Куй Ю. - Я всегда любил поэтические сравнения.
        Ши По кивнула.
        - У меня слишком широкие бедра и толстые ноги. А мои ступни очень большие и форма у них уродливая, - сказала она.
        Куй Ю внимательно осмотрел тело жены, словно хотел убедиться в правдивости ее слов. Затем он положил руки на ее талию, как бы определяя ее объем. После этого таким же образом измерил ее ноги и бедра.
        - У тебя стройное и прекрасное тело, - заявил он без тени сомнения. - Но самая удивительная вещь - это твоя внутренняя сила. - Он засмеялся. - В конце концов, я здоровенный мужик и мне не хотелось бы в порыве страсти сломать твое хрупкое тело.
        Услышав его смех, Ши По тоже засмеялась. Ее удивило, что она способна смеяться, когда на ее ноги льется поток энергии инь, и что смех даже увеличил силу инь, а не уменьшил ее.
        - Ты не сломаешь меня, Куй Ю, - сказала она. - Ты всегда был очень нежным и ласковым.
        Как ни странно, он продолжал смеяться.
        - Не всегда, жена моя, - сказал он и, резко отодвинув ее ногу в сторону, засунул свой большой палец в ее лоно. От удовольствия Ши По даже закрыла глаза. Она тяжело дышала, извивалась всем телом и все шире и шире разводила ноги, чтобы он мог поглубже в нее проникнуть. И тут она услышала, что он застонал. - Да, - пробормотал Куй Ю скорее для себя, чем для нее. - Как же мне не хватало твоей силы!
        Она поняла, что он продолжает смеяться.
        - Это не сила, Куй Ю. Это… - произнесла она. Как же можно назвать столь чудесные ощущения? Неужели это любовь?
        Он открыл глаза, а его большой палец все глубже и глубже проникал в ее лоно. Другой рукой он продолжал ласкать ее тело.
        - Я всегда становлюсь сильнее, когда я с тобой, - сказал Куй Ю. Согнув указательный палец, он сначала прижал ее жемчужину инь, а потом начал ее осторожно поглаживать. Волна инь прокатилась по всему телу Ши По, и ей стало трудно дышать.
        - Нет, это только телесная сила, - признался он. - Но когда наши тела вот так соединяются, когда мы касаемся друг друга… - Он покачал головой, пытаясь подобрать слова. - Я становлюсь сильнее. Эту силу даешь мне ты. Когда мы с тобой вместе, мы непобедимы.
        Она задумалась. Неужели они действительно укрепляют тело и разум друг друга? Происходит ли это при таком телесном контакте, как у них сейчас? А самое главное - достаточно ли они сильны, чтобы победить Кэнга и спасти своих детей? Ей нужно было коснуться Куй Ю, и она протянула руку. Она дотронулась до бедра мужа, ощутив под пальцами упругую мышцу, и затем инстинктивно начала искать его дракона. Ей хотелось рукой почувствовать силу энергии ян.
        И все-таки Ши По продолжала сомневаться.
        - Ты действительно веришь в то, что вместе мы непобедимы? Его большой палец замер, и она тихонько захныкала.
        - Я… - начал было, он и покачал головой. - Я чувствую это, Ши По. Не знаю, правда, это или нет, но чувствую это своим нутром. - Он резко убрал свои руки с ее тела. От неожиданности она села на кровати. - Когда же мы не вместе, когда ты отвергаешь меня, - сказал он и глубоко вздохнул, - я становлюсь слабым и меня легко сбить с толку. Тогда я начинаю искать тебе замену.
        Ши По опустила голову. В такой момент ей не хотелось вспоминать его белую подругу Лили. Однако он, взяв Ши По за подбородок, приподнял ее голову, и ей пришлось посмотреть ему прямо в глаза.
        - Я ошибался. Мы нужны друг другу, Ши По. Тебя невозможно никем заменить. Я никогда больше не посмотрю ни на какую другую женщину. Я клянусь тебе, - торжественно произнес он.
        И она поверила ему, потому что Куй Ю никогда не обманывал ее.
        - И я тоже, - прошептала она.
        Он наклонил голову и начал целовать ее живот, бедра, а потом ее татуированную тигрицу, изображение которой уже слегка заросло мягкими волосами. Она напряглась, подумав, что муж, возможно, почувствует отвращение, но он начал ласкать ее языком. Он с наслаждением ласкал каждый кусочек ее тела, продвигаясь все ниже и ниже к шее тигрицы и ее жемчужине инь.
        Ей так хотелось, чтобы Куй Ю поцеловал ее жемчужину, однако он не стал этого делать. Он поднял голову и замер в ожидании, когда она посмотрит на него.
        - Когда мы с тобой поженились, я не верил в то, что женщина может заставить меня почувствовать себя таким искусным и совершенным. Мне нужна была именно ты, имя которой красота. Ты просто идеально подходила мне, - сказал он и покачал головой. - Каким же я был дураком. Я читал стихи и не понимал, о чем они. Я думал, что жена может существовать отдельно от меня. Я люблю тебя, и эта любовь наполняет меня силой.
        Она кивнула в ответ. Разве можно с ним не согласиться? Куй Ю был частью ее самой, и вместе они были гораздо сильнее, чем поодиночке.
        - Я люблю тебя, - сказала Ши По.
        - И я люблю тебя, - повторил он. А потом он раскрыл ее лоно еще шире, и тело Ши По затрепетало от восторга. Она прижалась к нему, жадно впитывая энергию, которая текла сквозь ее тело.
        - Куй Ю, давай вознесемся на Небеса прямо сейчас, - предложила она.
        - Но сначала ты должна сделать для меня кое-что другое, - загадочно произнес он.
        Она приподнялась, опершись на локти, чтобы лучше видеть его.
        - Что?..
        - Ты должна засмеяться, жена моя.
        Ши По в недоумении уставилась на мужа. Наверное, она неправильно поняла его.
        - Ты должна засмеяться так, как ты смеялась в тот момент, когда на свет появлялись наши дети. И так, как ты смеялась тогда в тюрьме…
        Она схватила его за руку.
        - Когда ты смеешься, твое тело и твоя душа становятся свободными. Тогда ты отпускаешь от себя свою боль, отчаяние и…
        - Свои земные связи? - спросила она. Куй Ю усмехнулся.
        - Именно так. Ты становишься свободной, Ши По. Я думаю, что только в этот момент твоя душа полностью раскрывается.
        Она раздраженно фыркнула. Его снова потянуло на СТИХИ. Однако его улыбка и слова разбудили ее душу. Именно разбудили. И в ней зажегся маленький яркий кристаллик.
        Она не знала, сможет ли она сейчас рассмеяться. Скорее да, чем нет. Ведь смогла же она рассмеяться тогда, в тюрьме, когда они занимались любовью, думая, что утром их казнят. Она сможет засмеяться. Ши По почувствовала, что внутри у нее что-то засветилось, и вместе с этим светом к ней пришла огромная радость.
        Когда Ши По засмеялась, Куй Ю наклонился и его язык прикоснулся к ее жемчужине инь, а его большой палец вошел в ее лоно. Она задрожала всем телом, и энергия инь забила ключом. Сила инь все увеличивалась и увеличивалась, и ее тело начало извиваться в танце возбужденной тигрицы. Тяжело дыша, она кричала от радости. Ее тело билось в конвульсиях, изгибалось, ведь она оседлала тигрицу и гнала ее вперед. Однако Ши По понимала, что она не сможет подняться на Небеса без партнера. Ей нужен ее муж.
        Куй Ю понял ее. Она видела, как он быстро разделся. Его дракон уже вытянулся во всю длину и стал темно-красным от возбуждения. Она обхватила бедра Куй Ю ногами и открылась ему, а он расположился прямо у входа в ее алую пещеру. Тигрица уже усмирила свой бег, и он удобно устроился между ее бедрами. Однако он не стал входить в нее.
        - Куй Ю! - простонала она.
        - Смейся, - прошептал он в ответ.
        - Я не могу, - задыхаясь, сказала Ши По. Ей действительно было трудно дышать.
        Но он посмотрел ей в глаза и сказал:
        - Я люблю тебя.
        - Да, - пробормотала она. А потом снова появился это мерцающий свет - свет радости. И она засмеялась. Его дракон начал медленно входить в ее пещеру. Она выгнулась ему навстречу, однако он крепко прижал руками ее бедра к кровати.
        - Еще, - прошептал он.
        - Ты просто глупый мужчина, - проворчала Ши По.
        Он провел большим пальцем по животу тигрицы, а затем помассировал ее жемчужину инь. Она вздохнула и засмеялась, а Куй Ю продвинулся еще дальше. Через несколько секунд он снова погладил ее жемчужину и довольно улыбнулся, когда она громко вскрикнула. Чем глубже он проникал в ее лоно, тем громче она смеялась.
        - Я люблю твой смех, - пробормотал он.
        Он полностью вошел в нее, и она запрокинула голову. Волна энергии инь вновь прокатилась по всему телу Ши По, однако на этот раз она была не одна. С ней вместе был муж. Куй Ю чуть наклонился вперед и взял руками ее груди. Его движения были какими-то неуклюжими, но, тем не менее, производили нужный эффект.
        Он сжал ее соски один раз, потом еще и еще, пока не появился круг энергии инь. Она текла от ее грудей к ее рукам, а потом проникала в его тело. И с каждым движением его бедер, с каждым толчком его дракона поток инь увеличивался и становился все сильнее и сильнее.
        Куй Ю усиленно работал. Прислушиваясь к его тяжелому дыханию, она помогала ему, как могла. Плотно обхватив ногами его талию, Ши По заставляла его проникать в нее как можно глубже.
        - Смейся! - приказал он.
        И она засмеялась, громко и восторженно.
        - Еще!
        Ее смехом наполнилась вся комната, и в тот же миг появился большой круг энергии ян. Ши По задыхалась от смеха, радости и любви, чувствуя, как в нее хлынул поток энергии ян. Ее прерывистое дыхание и громкий смех только усиливали его, и Куй Ю сделал последний рывок.
        Его энергия ян понеслась навстречу ее энергии инь, а ее инь понеслась навстречу его ян. Два круга, две души, которые могут стать бессмертными.
        Две души, два тела.
        Одна душа, одно тело.
        Небеса?


        Глава 18
        Как-то раз одного человека в наказание за воровство прогнали по улицам. Его увидел друг и спросил, что случилось.
        - Мне не повезло! - ответил этот человек.
        - Я увидел веревку, которая лежала на земле, и решил забрать ее домой.
        - Но почему за этот незначительный проступок тебя так сурово наказали? - спросил друг.
        - Потому что я не заметил, что к другому концу веревки была привязана корова.

        Ши По сразу поняла, куда она попала. Она уже не раз посещала эту комнату - один раз наяву и много раз во сне. Однако она не ожидала, что попадет в эту комнату, минуя Палату тысячи раскачивающихся фонарей.
        Тем не менее, она снова вернулась в дом своей тетки и с ужасом увидела себя, пятнадцатилетнюю, в доме, где всегда было холодно. Она лежала на кровати и смотрела в потолок, ничего не делая, ни о чем не думая, будучи… просто никем.
        - Где мы? - услышала она чей-то голос.
        Это был Куй Ю.
        Ши По вскочила, удивившись, что в ее ночном кошмаре появился муж. Она всегда была здесь одна. С ней был только ее дядя. Однако он был совершенно другим.
        Что же она скажет Куй Ю, который внимательно осматривал ее маленькую темную комнату? И как она объяснит, почему оказалась здесь? Единственной ее заботой было помогать тете Тин ухаживать за ее умирающим дядей.
        - Что это? - спросил Куй Ю.
        Он присел и протянул руку к лежавшему на полу свитку, который наполовину размотался. Он попытался его поднять, но его рука прошла сквозь него. Было ли это чудом небесным или просто дурным сном - какая разница? Он действительно не мог ни к чему прикоснуться, потому что все это было призрачным и тут же исчезало. Тогда он решил прочитать, что было написано на этом свитке, не прикасаясь к нему.
        Ши По почувствовала, что ее что-то давит и угнетает. Это был холодный как лед стыд.
        - Значит, именно здесь все и началось для тебя, - сказал муж.
        Она кивнула. Тетя Тин дала ей свиток тигрицы, на котором было написано, что нужно делать с мужским драконом, чтобы собирать энергию ян. Там больше не было никаких инструкций. Ши По просто рассматривала рисунки и делала упражнения, не понимая, в чем основной смысл всего этого учения. Только с годами ей открылась эта истина. Произошло это после того, как дом, который строил Куй Ю, рухнул и ей нужно было как-нибудь добыть для семьи деньги. Она вернулась к своей тетке, которая наняла ее преподавать секреты тигрицы для своих новых «девочек». Ши По не занималась проституцией, хотя все обвиняли ее именно в этом. Ей даже была противна сама мысль об этом.
        Итак, она обучала новых девочек. Она не только учила их всем практическим приемам, но и объясняла смысл того, чем их заставляли заниматься. Своему мужу она сказала, что тетя Тин по своей доброте душевной дала им деньги взаймы.
        Будучи наставницей, Ши По нашла и другие священные тексты тигрицы. Она узнала, что тигрицы занимаются не только тем, что собирают мужскую энергию ян, но делают много других вещей. Именно тогда она обнаружила, что у нее просто талант к преподаванию. То, что ей хорошо удаются физические упражнения, она уже знала.
        - Где это место? - спросил Куй Ю, осмотрев обветшавший дом и ее комнату, которая когда-то была роскошной, а сейчас стала жалкой, потому что в ней царило запустение.
        - Это старый дом моих дяди и тети. Они жили здесь, когда еще был жив мой дядя, - пояснила Ши По.
        - Тот самый дядя, который все проиграл в карты?
        Ши По кивнула, хотя справедливости ради попыталась оправдать дядю.
        - Не все. Его болезнь разорила семью, - сказала она.
        - И тебя привели туда, чтобы ты за ним ухаживала…
        Ши По кивнула, выдавая ложь за правду. Но они были в священном месте, а не на земле, и здесь лгать было не так уж легко. Она мысленно перенеслась из этой комнаты к своему мужу.
        Меня привели, чтобы я убила своего дядю.
        Куй Ю так удивился, что у него от ужаса округлились глаза.
        - Это правда? Ты убила его?
        Она снова кивнула, удивляясь своему признанию. Но… тогда она даже не думала, что это неправда.
        Моя тетя не могла сделать это сама. Ей нужна была помощь.
        Куй Ю подошел к жене и коснулся ее руки. Это наполнило ее теплом.
        - Скажи, чем ты занималась в доме Сун Мей Тин? - спросил он, указав на свиток. - Я не имею в виду твои прямые обязанности.
        Конечно, Ши По знала, что она использовала своего дядю для того, чтобы собирать энергию ян. Иногда она делала это даже два раза в день. Но она думала…
        - Моя тетя говорила мне, что я дарю дяде свою энергию, а он дарит мне свою. Я не знала, что потеря энергии ян может привести к смерти. Я понимала только, что становлюсь сильнее и… - Ши По едва не рассмеялась, вспомнив, какой она тогда была наивной, - и что он был счастлив.
        Куй Ю подошел к ней поближе.
        - Твоя тетя Тин привела тебя сюда, чтобы ты… высосала жизнь из своего дяди?
        Ши По стало стыдно. Этот стыд давил на нее, как тяжелый груз. Она не ответила ему. Ведь они сейчас на Небесах и Куй Ю может прочитать ее мысли.
        - Тетя Тин вышла замуж за бездельника и транжиру. Ее муж происходил из хорошей семьи и обладал ангельским характером, но был напрочь лишен каких бы то ни было деловых качеств. К тому же он очень любил азартные игры. Если бы он остался в живых, то их семья умерла бы с голоду.
        - Почему же она его просто не заколола кинжалом? Зачем она впутала в это ужасное дело молоденькую племянницу?
        - Она не хотела оказаться за решеткой. Никто не знал, что мы сделали. Никому бы такое даже в голову не пришло. Все подумали, что это просто роковое стечение обстоятельств. Ведь всем было прекрасно известно, что он был за человек.
        - Поэтому она заставила тебя ухаживать за ним? Она заставила тебя заниматься вот этим? - гневно спросил, Кую Ю, размахивая свитком с инструкциями о том, как нужно стимулировать половой член.
        - Но это помогло. Понадобилось всего несколько месяцев. А главное, что никто ничего не узнал.
        - Сука! - крикнул он и плюнул в сердцах.
        Совершенно неожиданно воображаемая дверь спальни открылась и появилась тетя Тин. У нее было довольно молодое лицо, но волосы уже поседели. Позже, когда ее тетка разбогатела, она начала красить волосы в черный цвет.
        - Он готов, - сказала тетя Тин.
        И тут воображаемая Ши По, эта пятнадцатилетняя девочка, вздохнула, поправила свою прическу и вышла из комнаты. Настоящая Ши По зажмурилась от стыда. Да, ей действительно было стыдно за свою детскую покорность. Какой же она тогда была послушной и глупой! Даже Куй Ю был шокирован ее поведением. Он смотрел на нее широко раскрытыми от изумления глазами и после продолжительной паузы задал вопрос, который она сама себе задавала уже миллион раз.
        - И ты не сопротивлялась? Ты была скромной и благовоспитанной девушкой. Неужели ты даже ни разу не усомнилась в том, что это недопустимо?
        Ши По пожала плечами и снова мысленно вернулась в ту комнату.
        Я знала, что это плохо. Я плакала. Я даже несколько раз оказывала открытое сопротивление. Но…
        Как же ей все это объяснить? Ведь она даже сама до конца всего этого не понимала.
        - Ты была еще ребенком, - сказал Куй Ю. - Кому ты могла пожаловаться? Твои родители отдали тебя тете. А твой отец…
        - Он вышвырнул бы меня из дому, если бы узнал об этом.
        - И ты решила, что лучше молчать и делать то, что она говорит, - продолжил свой допрос Куй Ю.
        Ши По кивнула, соглашаясь с тем, что она просто смирилась с этой ложью. Теперь-то она понимала, что ей нужно было бороться и вести себя более решительно. В конце концов, человек всегда может найти какой-нибудь выход из трудного положения. Но она тогда была юной и глупой. Она покорно выполняла все, что ей приказывали, и молилась богине Квен Инь, чтобы та спустилась с Небес и спасла ее.
        - Я получила то, что хотела, - сказала она, обращаясь к себе самой. - Я просто не понимала, что пути богов неисповедимы и нам, смертным, непонятны их поступки.
        Куй Ю внимательно смотрел на нее, прищурив глаза.
        - Почему ты оказалась здесь, Ши По? - спросил он.
        Она покачала головой, не зная, что ответить. Но все-таки…
        - Ты, Куй Ю, так же как и я, хочешь, чтобы случилось чудо. Ты хочешь, чтобы Квен Инь спасла нас, но это не в ее власти.
        Он нахмурился и посмотрел на юную Ши По, которая шла по коридору.
        - Что произошло? Куда ты идешь?
        Неужели ему нужно знать это? Неужели он хочет увидеть все это своими глазами?
        Наверное, хочет, потому что не успел он задать свой вопрос, как сразу же появился ответ на него. Поменялись воображаемые декорации, и они увидели, как юная Ши По вошла в спальню своего дяди. Куй Ю с интересом разглядывал новую комнату.
        Можно сказать, что здесь были собраны остатки былой роскоши, в которой когда-то жил ее дядя. У него была большая кровать с мягкими покрывалами, а стул, на котором он сидел, походил на большой резной императорский трон. Однако на этом стуле ее дядя казался ничтожным карликом, одетым в шелковый балахон, который он, подражая белым варварам, называл «одеждой для курения».
        Ши По почувствовала, что у нее засосало под ложечкой. Как же она не догадалась, что медленно убивает этого доброго и безобидного человека?
        Она повернулась к своему мужу, который, наклонив голову, рассматривал ее дядю. Этот умирающий человек приветливо улыбнулся юной Ши По и, протянув свою маленькую сморщенную ручку, погладил ее по голове.
        - Пришло время принимать лекарство? - спросил он и сам засмеялся своей шутке. Вскоре его смех превратился в удушливый кашель. А она, глупая девчонка, даже не задумалась о том, что не лечила, а убивала его.
        - Да, дядя. Доктор сказал, это нужно делать не меньше двух раз в день, - произнесла она, кивая ему, как последняя дурочка. Но потом воображаемая Ши По нахмурилась. Похоже, что в глубине души она все же сомневалась в том, что поступает правильно. - Но ты уверен, что тебе это поможет? Ты уверен, что…
        - Совершенно уверен, - ответил дядя. - Это самое удивительное лекарство на свете, - подтвердил он. Потом он поманил ее к себе рукой и раздвинул ноги. - Но нам необходимо начать лечение прямо сейчас. Подойди же скорее ко мне и расскажи, чем ты сегодня занималась.
        Юная Ши По приблизилась к дяде и села к нему на колени, а он начал гладить ее груди и целовать ее шею. Она же тем временем начала рассказывать ему о том, как ходила за покупками, работала в саду, заваривала чай и изучала специи.
        Муж тети Тин был единственным человеком, который слушал Ши По и поощрял ее интерес к изучению трав. Он был так ласков и внимателен к ней, что она просто расцветала, увлеченно рассказывая ему обо всех своих делах и оживленно жестикулируя при этом. Она совершенно спокойно относилась к тому, что он гладил ее тело. Он объяснил ей, что это помогает ему подготовиться к приему лекарства.
        - Остановись! - закричала взрослая Ши По. Она всегда в этом месте кричала. - Остановись немедленно! - в отчаянии кричала она, но никто, как всегда, ей не подчинился. И ее дядя, и юная Ши По с ужасом смотрели на нее. Похоже, что дядя настолько перепугался, что перестал ласкать тело своей племянницы.
        Она знала, что будет дальше. Сколько раз она видела это в своих кошмарных снах! Зачем же ей еще раз терпеть всю эту муку, да еще в присутствии Куй Ю?
        Все будет так, как происходило сотни раз до этого. И тут Ши По быстро вышла вперед, как будто бы ее кто-то подтолкнул. Юная Ши По спрыгнула с колен своего дяди, натянуто улыбнулась взрослой Ши Пои спокойно вышла из комнаты. Стоявший рядом с женой Куй Ю нахмурился и попытался оттеснить ее в сторону.
        - Что ты делаешь? - спросил он.
        Она почувствовала, что у нее все сжалось в груди и стало трудно говорить.
        - То, что я должна сделать. То, что я всегда делала, - сдавленно ответила она.
        Именно так всегда и происходило в ее снах. Юная Ши По была спасена, а взрослая Ши По стала перед дядей на колени и осторожно раздвинула полы его халата. Дракон дяди сразу же вытянулся вовсю свою небольшую длину. Неужели это зрелище не заставило юную Ши По усомниться в правильности своих действий? Почему она свято верила в то, что использует методику тигрицы, дабы укрепить его слабого и вялого дракона, и не видела в этом ничего предосудительного?
        Дело в том, что юная Ши По только начала познавать учение тигрицы и не сомневалась в чудодейственной силе этого «лекарства». Ей объяснили, что у дяди слишком много энергии ян и ее нужно каждый день очищать. Она искренне верила, что помогает своему дяде, который действительно нуждается в этой процедуре.
        И Ши По принялась за дело. Она мастерски владела своими руками и языком. То, что ее муж сейчас наблюдал за ней, одновременно и пугало, и успокаивало ее. Во всяком случае, он, наконец, узнает, почему она так упорно сопротивлялась ему и перестала собирать его энергию ян после рождения их младшего сына.
        Казалось, что весь этот ужас будет длиться вечно, но ее дядя, наконец, возбудился настолько, что уже был готов выпустить свое семя. Он тяжело дышал, а его дракон стал твердым и красным. Ши По закрыла глаза. Она представила себе, как в чреве его дракона зарождается энергия ян, и приготовилась выпустить ее на свободу.
        В то время она еще ничего не знала, но сейчас понимала, что своими ласками дядя возбуждал ее энергию инь, заставляя Ши По достигать наивысшего уровня. У юных девушек малый круг энергии инь образовывался очень быстро. Для этого было достаточно только освободить его энергию ян.
        Еще несколько мгновений - и все закончится.
        Ши По приготовилась принять этот дар своего дяди, освободив его от лишней энергии ян. Ведь ее убедили, что он очень страдает от ее избытка. И вот, наконец, она полилась…
        Неожиданно комната исчезла, а вместе с ней исчез и весь обветшавший дом дяди. В этот момент в Палату тысячи раскачивающихся фонарей вошла юная Ши По.
        Девушка осторожно шла вперед, вдыхая божественный эфир и смеясь от восторга. Ее переполняла такая радость, что она даже пританцовывала в такт небесной музыке. Она, конечно, не понимала, где находится. Она знала только, что здесь щедро награждают тех, кто смог собрать достаточное количество энергии инь и ян.
        Так ей объяснила сама богиня Квен Инь. Куй Ю видел, как богиня подошла к воображаемой Ши По и сказала, что они находятся в преддверии Царства Небесного и что здесь есть еще и другие комнаты, но для того чтобы попасть туда, она должна стать достаточно сильной.
        - Я сильная! - воскликнула юная Ши По. - Я сделаю все, чтобы остаться здесь!
        Она прыгала от восторга и весело смеялась, не замечая ничего вокруг. Не заметила она и того, что лицо богини стало печальным. Однако взрослая Ши По все поняла: именно ей придется остаться с дядей.
        Когда вся энергия ян вышла из его тела, он бессильно откинулся на спинку стула. Ей хотелось убедиться в том, что он действительно умер. Обычно, когда человек испускает последний вздох, его тело начинает биться в конвульсиях, а потом становится холодным и твердым. Однако Ши По могла принять эти предсмертные судороги за привычное состояние возбужденного мужчины, при котором происходит выброс энергии ян. Она не знала, что он умер, и продолжала сидеть на полу между его ногами, прижавшись к деревянному стулу.
        Она слышала, как за ее спиной ругается Куй Ю, однако он уже ничего не сможет сделать. Он просто не успеет ничего сделать. Она знала, что скоро сюда вернется юная Ши По. Эта девочка будет долго сидеть в этой комнате как завороженная, и вспоминать свое чудесное путешествие на Небеса. Потом она, конечно, придет в себя и подумает, что ее дядя спит. Что он, возможно… Но не мог же он… Однако осознав, что он не подает никаких признаков жизни и его тело стало холодным, она оцепенеет от страха.
        Затем она закричит не своим голосом и позовет тетю Тин. Потом пройдет целая вечность, прежде чем появится эта женщина. С довольной улыбкой на лице она будет смотреть на бездыханное тело мужа. Какое счастье - настал конец ее мучениям: супруг, транжира и бездельник, умер!
        Однако тетя Тин еще долго будет дергать, и тормошить своего мужа, но так и не сможет сдвинуть его с места. У этой маленькой женщины не хватит на это сил. Все это время юная Ши По будет сидеть, и ждать, пока тетя разрешит ей покинуть комнату.
        - Уходи отсюда, - приказал ей Куй Ю. Ши По открыла глаза, Но перед собой она видела только ноги своего дяди. Краем глаза она заметила, что ее муж все еще стоит за ними и пытается вытащить сначала ее, а потом несчастного дядю. Однако у него не хватает сил, чтобы вытащить их обоих, и они проваливаются куда-то и летят вниз.
        - Выходи! - отчаянно закричал Куй Ю.
        - Нет, - тихо ответила Ши По. - Пусть эта юная девочка побудет на Небесах как можно дольше. Пусть она еще потанцует там, - сказала она, думая о том, что позже у них будет достаточно времени, чтобы осмыслить происшедшее.
        - Ши По, она не настоящая. Иди сюда.
        - Нет. Я всегда остаюсь здесь как можно дольше. Ради нее.
        - Ши По! - крикнул он, появившись рядом с ней. Она не понимала, как Куй Ю смог попасть сюда, и ее глаза потемнели от страха.
        Она закрыла глаза, не желая на это смотреть.
        - Тебе нужно уйти, - мягко произнесла она. - Поговори с Квен Инь. Со мной здесь ничего не случится.
        - Ши По… Я не оставлю тебя, - прошептал Куй Ю. Она почувствовала, как он прикоснулся к ее лицу. Она не понимала, как ему удалось это сделать, поскольку все еще не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Он погладил ее по щеке, и тепло, исходившее от его ладони, разлилось по всему ее телу.
        - Теперь я все понял, - сказал муж. Она не видела его, потому что так и не открыла глаза, но уловила нотки сочувствия в его голосе. - Теперь я знаю, почему в твоем понимании смерть и Царство Небесное тесно связаны между собой.
        Она задумалась над словами мужа, пытаясь понять, что он хотел сказать.
        - Религия тигриц учит, что попасть в Царство Небесное можно в том случае, если человек будет готов расстаться с земной жизнью. Но это не совсем так, - продолжил он. - Тебе не нужно умирать…
        - Ты никогда не верил в это, правда? - перебила его Ши По. - Ты узнал, что Царство Небесное существует, когда сам побывал там, - сказала она. Где-то вдалеке все еще слышался полный невинной радости смех юной Ши По.
        - Но для тебя, - продолжал муж, - оно всегда означало смерть.
        - Великие цели требуют великих жертв, - взвешивая каждое слово, произнесла Ши По.
        - Совершенно верно, - ответил Куй Ю. - Но это не значит, что для их достижения нужно расстаться с жизнью.
        Ши По не ответила. Что она могла сказать ему? Ведь она сама не была в этом уверена. После смерти дяди она уверовала в то, что ей придется умереть, - только тогда можно стать бессмертной. Ши По повезло, что она оказалась рядом с дядей, когда он отходил в мир иной, иначе ей никогда бы не удалось вознестись на Небеса. Но даже тогда она смогла увидеть только преддверие Царства Небесного.
        Именно поэтому Ши По оставила свои упражнения и занялась преподаванием. А потом Ру Шань и его белая женщина смогли пройти сквозь врата Царства Небесного, и им не потребовалось для этого лишать себя жизни. Сейчас то же самое удалось сделать Цзоу Туню и его белой подруге. Как же они смогли достичь столь высокого уровня? Это просто невозможно, однако факт остается фактом.
        - Уходи оттуда, Ши По, - сказал муж. - Нам не нужно умирать, чтобы поговорить с богиней Квен Инь.
        Она не верила ему. Она понимала, что он прав, - но умом, а не сердцем, - и поэтому даже не сдвинулась с места.
        Она почувствовала, что Куй Ю убрал свою руку с ее щеки. Она уже не ощущала тепла, которое от него исходило. И тут его пальцы коснулись ее шеи и плеч, потом скользнули ниже. Он взял ее руки в свои и крепко сжал их.
        - Пойдем со мной, жена моя, - ласково произнес Куй Ю. - Ты еще можешь двигаться. Поверь, у тебя хватит сил выйти отсюда.
        Она покачала головой.
        - Но тогда юная Ши По должна будет занять мое место.
        - Нет, - уверенно сказал он. - Здесь уже никого не будет. В этом теперь нет необходимости.
        И она поверила ему, но все еще не решалась сдвинуться с места.
        - Просто положись на меня, - голос Куй Ю звучал мягко, но настойчиво.
        Ши По немного помедлила, а потом пошла за ним, осознавая, что она все еще любит его и не хочет причинять ему боль.
        - Здесь уже никого не будет, - шепотом повторила она, чтобы окончательно поверить в это. - И действительно, зачем кому-то сидеть рядом с мертвым телом?
        - Ты выйдешь отсюда и станешь свободной. Как же ей хотелось в это поверить!
        - Открой глаза, - услышала Ши По голос мужа. - Ну, смелее!
        Она с готовностью подчинилась и увидела качающиеся фонарики. Она все еще сползала вниз, но земная обстановка исчезла. Исчез и ее дядя вместе со своим домом. Куй Ю тянул ее за собой, заставляя подняться на ноги.
        Она встала, хотя ей трудно было сохранять равновесие на своих онемевших ногах.
        - Я ничего не чувствую, - сказала Ши По, хотя на самом деле ощущала прикосновение его рук, от которых исходило согревающее ее тепло.
        Она выпрямилась в полный рост. Ей вряд ли удалось бы сделать это без его помощи. Куй Ю взял ее за локти и поднял. Теперь ей нужно было посмотреть ему в глаза, чтобы убедиться в правдивости его слов. Через какое-то время она смогла увидеть, что где-то далеко-далеко все еще танцевала юная Ши По. Даже на таком большом расстоянии она ощутила радостное волнение, которое исходило от этой девушки.
        И Ши По начала смеяться.
        Это, конечно, странно - вот так взять и ни с того ни с сего засмеяться, но она почувствовала такое облегчение, что просто не смогла сдержаться. Ей казалось, что она просидела у ног своего дяди всю свою жизнь, до тех пор, пока муж не помог ей освободиться от этого кошмара.
        - Я люблю тебя, - сказала Ши По, но разве можно было выразить этими простыми словами все чувства, которые сейчас переполняли ее?
        - И я люблю тебя, - сказал Куй Ю, прижимая ее к себе.
        Они крепко обняли друг друга. Теперь они всегда будут вместе - в любви и в радости. Потом они повернулись и снова увидели танцующую юную Ши По. Однако это была уже не она. Вместо нее появилась Квен Инь, чьи небесные глаза светились счастьем и радостью.
        Небесные врата были открыты. Темная комната с качающимися огоньками превратилась в распахнутую дверь, ведущую к свету. Откуда-то издалека слышалась нежная музыка. Она была такой тихой, что ее скорее можно было почувствовать, чем услышать.
        - Добро пожаловать, - радушно произнесла Квен Инь. - Мы рады приветствовать вас здесь.
        Куй Ю сразу же пошел вперед, но потом остановился, увидев, что он идет один. Ши По не могла заставить себя сдвинуться с места, хотя ей пришлось приложить столько усилий, чтобы, наконец, настал этот счастливый момент. Она не решалась сделать первый шаг, и Куй Ю с богиней тоже пришлось остановиться.
        - Если мы пройдем сквозь эти ворота и окажемся в Царстве Небесном…
        - Продолжай. Что ты хочешь узнать? - спросила богиня.
        - Мы умрем?
        - Ты хочешь умереть?
        Ши По покачала головой.
        - Нет, не хочу. Во всяком случае, не сейчас, - сказала она и посмотрела на своего мужа. - Я хочу жить вместе с Куй Ю.
        - Значит, так тому и быть.
        Позже Ши По поняла, что в тот самый момент, когда она поверила богине и шагнула вперед, врата Небесные быстро придвинулись к ней и она оказалась внутри чего-то необычайно прекрасного. Она попала в Царство Небесное и стала бессмертной. И Куй Ю тоже.
        - Мы смогли осуществить задуманное, - едва слышно выдохнула она и посмотрела на своего возлюбленного. - Мы сделали это вместе.
        Куй Ю усмехнулся и огляделся по сторонам. То, что он увидел, не испугало его, а скорее смутило. Ши По тоже смотрела во все глаза, чтобы насладиться неземной красотой Царства Бессмертных. Все вокруг было наполнено благоговейным трепетом, спокойствием, а главное - любовью. И всего этого было в избытке. Эта чудесная дымка окутывала их, они вдыхали ее полной грудью. Как и все, кто находился на Небесах.
        Везде были люди, множество людей. Она увидела своих дедушку и бабушку, которые давным-давно умерли от лихорадки. Здесь была ее младшая сестра, которая умерла в то же время, и ее соседи - очень хорошие люди. Однако, кроме них, Ши По увидела других знакомых, которых вряд ли можно было считать хорошими людьми. Наконец, она узнала своего дядю, находившегося среди тех, кто пришел поприветствовать их. Все они стояли вокруг Ши По, и Куй Ю и улыбались. Через какое-то время люди помахали им и разошлись по своим делам.
        - Неужели все они бессмертны? - удивленно спросила Ши По.
        - После смерти все люди попадают сюда, но потом расходятся в разные стороны. Ведь каждый должен выполнить свою работу, у каждого есть свое задание. Они сейчас все собрались здесь, чтобы поприветствовать вас, - ответила Квен Инь.
        - Но… - произнесла Ши По. Ей хотелось спросить, как все эти люди оказались в Царстве Небесном, если они никогда не делали упражнений тигрицы и дракона. Эти люди просто умерли.
        - Мы можем подняться сюда и спуститься обратно, - прошептал ей Куй Ю. - Но они…
        - Они все здесь, - сказала Квен Инь и повернулась к Куй Ю. - Они пришли поприветствовать вас, чтобы вы все поняли и не боялись.
        - Что же мы должны понять? - спросил Куй Ю у богини.
        - Сначала все приходят сюда, а потом продолжают свой путь дальше, - пояснила богиня и посмотрела на Ши По. - Тигрицы, драконы, императоры и крестьяне - все они приходят сюда, в Царство Небесное.
        - А потом продолжают свой путь, - повторила Ши По. - Значит… все бессмертны.
        Богиня кивнула в ответ.
        - Хотя сюда приходят и те, кто еще жив. Но таких очень мало.
        - Значит, я была права! Если бы я умерла, то попала бы в Царство Небесное.
        Богиня улыбнулась ей.
        - Конечно. Но вам так много пришлось познать, что вы должны вернуться в ваши тела. Немедленно, - сказала она.
        И Ши По начала падать вниз. Рядом с ней летел Куй Ю. В отличие от нее, он пытался сопротивляться. Он что-то кричал и звал богиню.
        - Нет! - кричал он. - Нам нужна ваша помощь. Нам грозит опасность. Наших сыновей хотят убить. Богиня, смилуйся!
        Однако, несмотря ни на что, они продолжали стремительно падать вниз. И чем сильнее кричал Куй Ю, тем быстрее они падали. Но богиня все еще была рядом с ними.
        - Именно потому, что вы теперь знаете тайну, вас пришли поприветствовать все, кто обитает на Небесах, - улыбнувшись, сказала она.
        - Но ты должна спасти нас!
        БОГИНЯ стала почти невидимой, но они все еще слышали ее голос.
        - Спасти вас? От чего? Царство Небесное ждет вас. Чего же вам здесь бояться?
        Потом все исчезло. Они стремительно понеслись вниз, пока не оказались возле своих тел. Затем, словно камни, сброшенные с дороги, они влетели в свою плоть. Ши По застонала и проснулась, а Куй Ю, придя в себя, выругался. Ши По даже не успела восстановить дыхание, а он уже вскочил на ноги и громко заговорил:
        - Нам нужно вернуться обратно! Она не поняла нас!
        - Она все поняла, - возразила Ши По. - Я предупреждала тебя, что Небеса отвечают людям по-особенному. Мы не имеем права задавать вопросы, - добавила она, хотя у нее самой их накопилось великое множество. Впрочем, как и у Куй Ю.
        - Но она должна была нам помочь. Она…
        - Она ничего нам не должна! - не выдержав, сердито крикнула Ши По, изливая свое раздражение на мужа. - Я пыталась объяснить тебе это еще до того, как мы вознеслись на Небеса.
        - Квен Инь не может отказать нам в помощи. Наши сыновья… - Куй Ю замолчал, пытаясь успокоиться. Ши По закусила губу, изо всех сил стараясь не расплакаться.
        - Небеса ждут нас, - пробормотала Ши По. - Нам нужно самим найти путь к спасению или навсегда упокоиться на Небесах. - Она заплакала, и слезы потекли по ее щекам. Она, казалось, не замечала их и качала головой, предавшись отчаянию. Им всем предстояло умереть.
        - Нам во что бы то ни стало нужно вернуться туда, - сказал Куй Ю. - Она должна нам помочь, - упрямо повторил он.
        Ши По покачала головой. Им вряд ли удастся снова вознестись на Небеса, ведь они только спустились на землю. У них просто не хватит на это сил, потому что они потратили на это всю энергию ян и инь. Она до сих пор ощущала внутри себя пустоту и усталость. Куй Ю, вероятно, чувствовал то же самое. Достаточно было взглянуть на его мертвенно-бледное лицо, чтобы удостовериться в этом.
        Он знал, что им не суждено вернуться на Небеса, и понимал, что они обречены.
        - Когда? - спросил Куй Ю, схватив ее холодные руки и прижав их к своей груди. - Когда мы снова сможем вознестись в Царство Небесное?
        Она догадывалась, о чем думает муж. Им предстоит поехать в Гонконг, чтобы продемонстрировать свою силу. У них в запасе осталось всего несколько дней. Может, им снова удастся попасть на Небеса? И если на этот раз они найдут правильные слова…
        - Мы можем попробовать, - неуверенно произнесла Ши По. Насколько ей было известно, между удачными попытками проходят месяцы, а иногда даже годы. Однако они с Куй Ю уже три раза за сравнительно короткое время возносились на Небеса. Возможно…
        Она покачала головой.
        - Не надейся на то, что услышишь от богини какой-нибудь другой ответ. Если нам суждено умереть… - сказала Ши По и замолчала.
        Она знала, что Куй Ю так просто не сдастся.
        - Она не поняла. Она должна спасти наших сыновей. Она должна остановить Кэнга.
        Ши По обхватила колени руками и положила на них голову. Куй Ю был мужчиной, и поэтому его учили подчиняться воле Небес. Но, даже получив ответ богини, он все еще боролся зато, чтобы все было так, как хочется ему.
        - Богиня не подчиняется нашей воле, Куй Ю, - устало произнесла она. Неужели только слабые люди с покорностью выполняют то, что предначертано судьбой?
        - Квен Инь просто не поняла. Она просто… - бормотал он. Ши По не видела его, потому что она горько плакала, закрыв лицо руками. Но так как Куй Ю продолжал молчать, она решила, что он, наконец, понял, что богиня не хочет вмешиваться, а значит, им не стоит рассчитывать на помощь провидения.
        Куй Ю обнял жену, и она почувствовала, как ее наполняет тепло, исходившее от его руки. Она инстинктивно прижалась к нему всем телом, ведь ей так не хватало его силы.
        Много раз, возвращаясь из преддверия Царства Небесного на землю, она начинала плакать. Радость сменялась болью, а земная тяжесть опустошала душу и тело. Вполне понятно, что после такого напряжения на глаза наворачивались слезы. Тем не менее, Ши По никогда не думала, что будет плакать после того, как станет бессмертной. Она была уверена, что… Ей казалось, что такие люди уже не испытывают боли и их не волнуют земные несчастья.
        Как же она ошибалась!
        Она почувствовала, что ее лоб стал влажным. Это были слезы мужа. Он тоже молчал. Страх, волнение, разочарование, усталость - все, что им довелось испытать за сегодняшний день, - переполнило чашу его терпения. Накопившимся в душе эмоциям нужно было дать выход - разозлиться или даже расплакаться. И все же Ши По была несказанно тронута, увидев, как плачет Куй Ю, сильный и уверенный в себе мужчина.
        Ши По крепко обняла его, и они легли на кровать, тесно прижавшись, друг к другу.
        - Богиня должна нам помочь. Она должна понять, - бормотал Куй Ю, вдыхая запах ее волос. Однако в его голосе уже не было злости, осталась только непреклонная решимость найти выход из трудного положения, в котором они оказались.
        Он явно пытался придумать какой-нибудь план. Он не сдавался и продолжал бороться, стараясь все подчинить своей воле. Он так ничего и не понял, подумала Ши По. И все же ее воодушевляло упрямство мужа, она завидовала его силе и готова была всячески поддерживать Куй Ю в этой борьбе. А все потому, что она любила его и любила своих детей и ради этой любви готова была бросить вызов судьбе.
        Они не заснут сегодня ночью. Они просто будут лежать, крепко обняв друг друга, и обязательно придумают, как им вырваться из лап Кэнга и спасти своих детей.
        Солдат, стоявший в ночном дозоре, увидел человека, который шел по улице после объявления комендантского часа. Этот человек объяснил солдату, что он студент и возвращается домой после занятий, которые слишком поздно закончились.


        Глава 19
        - Если ты действительно студент, - сказал солдат, - то я тебя сейчас про экзаменую.
        Студент приготовился отвечать на его вопросы, но как солдат ни напрягал свою голову, он так и не смог задать ему ни одного вопроса.
        - Какая удача, - сказал молодой человек, радуясь, словно мальчишка-школьник. - Сегодня, похоже, экзамена не будет.

        Наступило холодное ясное утро. Ши По и Куй Ю дали теплую одежду, и приказали выйти из комнаты. Им разрешили увидеть своих детей, но запретили разговаривать с ними. Потом солдаты подвели их к лошадям, однако не позволили сесть на них верхом. Пленники просто стояли на прохладном утреннем ветру и ждали.
        Ши По прижалась к своей лошади, чтобы согреться, и прислушалась к тому, о чем шептались между собой солдаты. А говорили они о генерале Кэнге, который пришел в ярость, узнав, что вчера сбежала его любовница хань и забрала с собой свою дочь-полукровку. Мало того что Кэнг не смог этой ночью удовлетворить свои плотские потребности, так тут еще предстояла поездка в Гонконг, что окончательно вывело генерала из себя. Солдаты из его личной охраны с нетерпением ждали, что произойдет через несколько недель. Их единственной надеждой, как они сказали, было то, что на этом отдаленном скалистом острове случится какое-нибудь чудо. Однако, будучи людьми практичными и здравомыслящими, как и подобает воинам, они печально вздыхали. В Китае уже никто не надеялся на чудо.
        Солдаты слегка оживились, когда начали обсуждать, как они развлекались этой ночью с одной женщиной. Из их непристойных намеков Ши По поняла, что тетя Тин не дожила до сегодняшнего утра. Как ни странно, но ни вины, ни печали, ни каких-либо других чувств она по этому поводу не испытывала. В ее душе была только звенящая пустота.
        Ши По отошла от лошади и от солдата, державшего поводья. С ним ей предстояло ехать верхом, и Ши По уже знала, что ей придется сидеть у него на коленях.
        - Я должна поговорить с госпожой Кэнг, - решительно сказала она, хотя сама еще толком не понимала, что собирается предпринять. Она знала только одно - напряженную обстановку в доме Кэнга необходимо как-то изменить. Семья Кэнга обладала огромной властью, и нельзя допустить, чтобы они жили в такой отравленной атмосфере. Кроме всего прочего, генерал Кэнг был единственной надеждой Китая в борьбе с белыми оккупантами. Если он заболеет или сойдет с ума, то кто тогда защитит страну?
        Возможно, ей удастся все это объяснить госпоже Кэнг. В конце концов, существуют методы, которыми обычно пользуется тигрица для того, чтобы привлечь мужчину. Ши По может написать письмо какой-нибудь тигрице, живущей в Пекине, и представить ей госпожу Кэнг в качестве новой ученицы. Если, конечно, та захочет стать просветленной.
        Тогда, наверное, весь их большой дом снова будет жить в мире и согласии. Госпожа Кэнг вернет себе своего мужа, а генерал Кэнг сможет избавиться от излишней энергии ян. Если такое случится, его душа станет мягче и добрее. Но это…
        Это уже не поможет ни ей, ни ее детям. Ши По и Куй Ю умрут, но зато спасут других людей. Ши По вздохнула. Зачем стоять без дела и мерзнуть на холодном ветру? По крайней мере, можно зайти в дом и немного погреться.
        Охранник разрешил ей уйти. Он уже не боялся, что Ши По сбежит, ведь они держали в заложниках ее сыновей. Но когда Куй Ю захотел присоединиться к жене, солдат оттеснил его в сторону, и Ши По пришлось действовать в одиночку. У нее не было никакого определенного плана. Только одно она знала наверняка - ей не хотелось оставаться на холодном ветру.
        За внутренними воротами дома тоже стояла охрана. Когда Ши По спросила у них, где она может найти госпожу Кэнг, солдаты знаками показали, в какую сторону ей нужно идти. Таким образом, Ши По снова оказалась в той комнате, в которой они вчера завтракали. Она открыла дверь и осторожно вошла внутрь, лихорадочно пытаясь придумать, что же сказать госпоже Кэнг. Можно ли говорить о блудливых мужьях с женой своего тюремщика?
        К счастью, ей ничего не пришлось придумывать, потому что она поняла, что в такой момент не стоит беспокоить чету Кэнгов. Госпожа Кэнг в великолепном красном шелковом платье стояла на коленях перед своим мужем и предлагала ему чай.
        Очевидно, это был какой-то ритуал, а иначе, зачем госпоже Кэнг одеваться так официально? Она, судя по всему, очень рано встала, чтобы самым тщательным образом привести себя в порядок. Ее платье было задрапировано замысловатыми складками, к волосам приколоты деревянные бабочки, лицо аккуратно напудрено, а на нижней губе красовалась темно-красная точка.
        Тем не менее, генерал не обращал никакого внимания на изысканный туалет своей жены. Он внимательно изучал какой-то свиток, лежавший перед ним, и что-то раздраженно бормотал себе под нос.
        - Эти бунтовщики совершенно обнаглели! - воскликнул он, прочитав то, что было написано на свитке.
        Госпожа Кэнг терпеливо сидела возле него с чашкой чая в руке. Ее лицо было очень печальным.
        Наконец генерал заметил ее. Он поднял голову и посмотрел на свою коленопреклоненную жену. Ему стало немного стыдно (наверняка это было все, на что был способен этот человек), ион, взяв у нее из рук чашку, быстро выпил ее содержимое. После этого Кэнг встал из-за стола.
        И тут он заметил Ши По.
        - А-а, ведьма, - сказал он, презрительно улыбаясь.
        Она зашла в комнату и склонила голову, как бы пытаясь защитить себя.
        - Я только хотела поговорить с вашей женой, ваша честь. Я… - смущенно пролепетала Ши По и замолчала. Дело в том, что она так и не успела ничего придумать, хотя это уже было не важно.
        Глаза генерала внезапно остекленели, и он начал жадно хватать ртом воздух, как рыба, которую только что вытащили из воды.
        Ши По поняла, что произойдет в следующее мгновение, как и то, что ничего изменить нельзя. Вся эта сцена навсегда запечатлелась в памяти Ши По. Генерал показывал на нее пальцем, но не мог вымолвить и слова. Потом он с грохотом упал на пол, а госпожа Кэнг, зашелестев своим шелковым платьем, замерла перед ним на коленях.
        Генерал продолжал смотреть на Ши По, думая, что именно она является его убийцей.
        И в этот момент госпожа Кэнг прошептала ему на ухо:
        - Теперь никто не убьет сыновей. Ни моих, ни чьих-либо еще. Она взяла своего мужа за руку и ласково ему улыбнулась. Он наконец обратил на нее внимание и умер, глядя на собственную жену, которая смеялась ему в лицо.
        Затем госпожа Кэнг подала условный сигнал и в комнату вошли две служанки - две женщины-крестьянки с крепкими руками и сильными ногами. Они подняли тело генерала и потащили его через боковую дверь в кухню.
        Госпожа Кэнг поднялась на ноги и окинула Ши По ледяным взглядом.
        - Почему я должна жалеть вас? - спросила она.
        - Потому что мы все являемся жертвами вашего безумного мужа, - запинаясь от волнения, произнесла Ши По. - Я не причиню вам никакого зла. К тому же я совершенно не виновата в том, что ваша жизнь превратилась в сплошной кошмар, - добавила она и посмотрела на госпожу Кэнг, чтобы увидеть, как она отреагирует на ее слова. Лицо этой женщины превратилось в маску. - Я позаботилась о Хэ Юнь. Она больше никогда не побеспокоит вас, - добавила Ши По.
        Казалось, женщина немного оттаяла.
        - Я хочу заключить с вами сделку, - поджав губы, произнесла госпожа Кэнг. - Я хочу обменять ваших сыновей на своего сына.
        Ши По кивнула и настороженно посмотрела на нее.
        - Поклянитесь мне, что вы побеспокоитесь о моем сыне. Пообещайте, что с помощью вашей необыкновенной силы вы защитите Цзоу Туня и позаботитесь о его будущем, всячески помогая ему.
        Ши По почувствовала, что в ее сердце затеплился лучик надежды. Конечно же, она поможет Цзоу Туню, который строит храм тигрицы.
        - Вы пощадите нас? Вы не станете преследовать нашу семью? - спросила она.
        - Нет, не буду, - сказала госпожа Кэнг и протянула ей письмо, написанное изящным женским почерком. - Передайте это моему сыну. Ничего не говорите солдатам. Они привезут вас к Цзоу Туню и оставят на его попечение. Если вы предадите меня или моего сына, то во всем Китае не найдется такого места…
        - Я не предам вас. Моя семья будет жить рядом с вашим сыном и помогать ему в его благородном деле, - сказала Ши По, радуясь, что ее желание, похоже, осуществится.
        Госпожа Кэнг задумалась, очевидно, взвешивая все «за» и «против». В конце концов, она кивнула и вышла вместе с Ши По через парадную дверь во двор, где их ждали солдаты.
        - Из Пекина пришло ужасное известие, - объявила госпожа Кэнг, обращаясь ко всем собравшимся. Она говорила тихим голосом, изображая из себя маленькую испуганную женщину. Мой муж приказывает вам ехать в Гонконг, чтобы защитить нашего сына. - Она протянула начальнику охраны другое письмо. - Здесь содержатся все распоряжения генерала, - добавила она и, повернувшись, с презрением посмотрела на Ши По. - А сейчас немедленно заберите этих собак хань из моего дома.
        - Но… - возразил офицер.
        Госпожа Кэнг метнула на него гневный взгляд.
        - Не спорьте со мной сегодня, капитан, - прошипела она. - Слишком много поставлено на карту.
        Он явно был смущен и не знал, что ему следует предпринять. Ши По следила за ним, затаив дыхание. Если он захочет поговорить с генералом Кэнгом лично, если не сможет прочитать эти так называемые распоряжения, если… И еще миллион таких
«если»…
        Но все обошлось. Начальник охраны вытянулся перед госпожой Кэнг в струнку, щелкнул шпорами, а потом схватил Ши По за локоть и повел ее к выходу. Через несколько минут все его солдаты сели на лошадей и ускакали прочь от генеральского дома. Ши По, Куй Ю и оба их сына уехали вместе с ними. Пленников, разумеется, связали и обращались с ними, как с преступниками.

«Он мертв».
        Ши По дважды за этот вечер написала эти слова на ладони Куй Ю. Солдаты сжалились над ними и разрешили им спать вместе. Ши По и Куй Ю лежали посередине, а мальчики, свернувшись калачиком, прижались к родителям. Им дали два одеяла, которые они расстелили возле того места, где стояли лошади. Дети быстро заснули и отодвинулись от них, и теперь Ши По и Куй Ю могли свободно двигаться. К сожалению, у них не было возможности разговаривать, зато они могли переписываться, и Ши По сразу же сообщила мужу об участи, постигшей генерала Кэнга.

«Ты в этом уверена?» - спросил Куй Ю.

«Госпожа Кэнг отравила его, чтобы спасти сына», - написала она.
        Куй Ю молчал. Она поняла, что он размышляет о том, как спасти их семью. Ши По не сомневалась, что он обязательно что-нибудь придумает. Однако сейчас она вспоминала о богине Квен Инь и о том, что же та хотела им сказать.
        Она повторяла про себя вопрос, который богиня задала им обоим, - чем бы они смогли пожертвовать, чтобы получить то, чего они больше всего хотят.

«Я знаю», - написала она на руке Куй Ю и, несмотря на то, что вокруг стояла непроглядная тьма, увидела, как он нахмурился.
        - Я знаю, что мне нужно и чем я смогу пожертвовать, - прошептала она.
        Он немного нагнулся, чтобы лучше видеть лицо жены.

«Ты, - написала она. - Мне нужен ты. Я могу пожертвовать всем, кроме детей».

«Всем?» - спросил Куй Ю.
        Она придвинулась к нему и поцеловала его в губы. Ему нужно было иметь возможность делать все, что он хочет, а Ши По, в свою очередь, сделает так, чтобы Куй Ю не беспокоился о ней. Они слились в поцелуе, и Ши По открыла ему свое сердце.
        - Я люблю тебя, - сказала она, когда их губы разъединились. Потом она повернулась к нему спиной и прижалась к его проснувшемуся дракону.
        - Я хочу тебя. Я тоже люблю тебя. Я знаю, что нужно сделать, - прошептал Куй Ю ей на ухо. Теплое дыхание мужа возбуждало ее не меньше, чем его слова.
        Она замерла, ожидая объяснений, Куй Ю и сдерживая легкую дрожь, когда он написал на ее спине: «Ты действительно можешь пожертвовать всем? Деньгами, своей школой, моим бизнесом?»
        Ши По тихо ответила:
        - Да. - Говоря о своей готовности к самопожертвованию, она, конечно, имела в виду и все то, что он сейчас перечислил.

«Сможет ли Цзоу Тунь защитить нас, если мы будем жить вместе с ним в монастыре?» Ши По снова ответила:
        - Да. - Она не сомневалась, что им придется долго и упорно работать, чтобы построить храм тигрицы, а значит, лишние рабочие руки всегда пригодятся.

«Это монастырь, - написал Куй Ю. - Ты не сможешь возглавить его».
        - Он разрешит мне преподавать, - ответила Ши По. В глубине души она знала, что для нее этого будет достаточно. У нее в школе было много забот, а в монастыре их будет еще больше. Каждому из них хватит работы. Особенно если…

«Ты сможешь бросить свой бизнес?» - написала она на его руке. Куй Ю положил руки на ее бедра. Его дракон сразу же потянулся к ней.
        - Я становлюсь очень набожным, - прошептал он, уткнувшись в ее волосы.
        Она задрожала от восторга и выгнула спину, чтобы он смог войти в нее. Все произошло очень быстро, хотя при этом они почти не двигались. Он стал частью ее, и она теперь не собиралась отпускать его от себя.
        Однако ей нужно было предупредить мужа, и Ши По сказала:
        - Богиня была милостива к нам. Даже не надейся, что она продолжит…
        - Ш-ш-ш, - тихо откликнулся он. - Я знаю. У меня есть ты и наши дети. Мне больше ничего не нужно, - сказал Куй Ю, И его руки, скользнув по телу жены, накрыли ее груди. Он начал осторожно мять и пощипывать ее соски, и она чуть не задохнулась от восторга и возрастающего желания.
        Его дракон все глубже и глубже проникал в ее пещеру, и его шея терлась о ее жемчужину инь. Уже в следующее мгновение поднялась волна энергии инь, а его энергия ян стала горячей, как пламя. Это были не упражнения, а настоящее наслаждение. Но даже сейчас Ши По чувствовала легкое прикосновение божественного начала, тихий шепот - это душа разговаривала с другой душой.
        Это была любовь. И ради нее она готова терпеть любые невзгоды и лишения, преодолеть любую боль. Они вырастят своих сыновей в монастыре на далеком острове под названием Гонконг. Там, вместе с другими бессмертными, они построят храм. Они будут спорить, сравнивать, учиться и любить, а солдаты императрицы Довагэр будут охранять их, и беречь покой их монастыря.
        - Какая хорошая жизнь, - громко произнесла Ши По.
        Она почувствовала, что Куй Ю согласно кивнул, а его дракон вошел в нее еще глубже.
        - Прекрасная жизнь, - подтвердил ее муж.
        А потом они уже не могли говорить, поскольку волна энергии ИНЬ накрыла Ши По, а вслед за ней с такой же силой понеслась волна энергии ян. Их тела сплелись, и оба круга замкнулись - это было волшебство двух любящих сердец.
        Когда, наконец, смятение чувств улеглось, Ши По повернулась к мужу и поцеловала его в губы.
        - Просто великолепная жизнь, - произнесли они в унисон, а потом весело засмеялись.

        notes
        Примечания


1


«Аналекты» - книга, составленная учениками Конфуция. Это рассказы о Конфуции, а также его рассуждения о жизни. Считается главной книгой конфуцианства. Ее составление началось после смерти философа. Знание этой книги наизусть было требованием китайского классического образования. (Здесь и далее примеч. пер.)

2
        Даосизм возник во 2-й половине I тысячелетия дон. э. Исходной идеей философии даосизма является учение о Дао («Пути») - первооснове и закономерности бытия всего сущего.

3
        Мандарин - китайский чиновник.

4
        Кантон (Гуанчжоу) - город в Китае.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к