Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Ли Джейд / Тигрица: " №06 Непокорная Тигрица " - читать онлайн

Сохранить .
Непокорная тигрица Джейд Ли
        Тигрица #6
        Анна Томпсон, молодая англичанка, выросшая в Китае, стала приемной дочерью опиумного короля, который приучил ее к отраве и заставил заниматься распространением наркотика. Анна понимает, что ей нужно покончить с пагубной привычкой и начать новую жизнь. Но как? Только истинная любовь способна победить любое зло…
        Джейд Ли
        Непокорная тигрица
        МОЕМУ МУЖУ ДЭВИДУ, КОТОРОМУ ВСЕГДА УДАЕТСЯ РАССМЕШИТЬ МЕНЯ.
        Благодарю тебя, любовь моя
        В Ксанаду хан Кубла повелел
        Основать курорт роскошный:
        Там Альф, священная река, течет
        Среди пещер и гротов, число которых
        Сосчитать не в силах человек.
        Течет он к морю темному и мрачному.
    Сэмюель Тейлор Коулридж
        Этот отрывок, как и множество других, которые уже не восстановить в памяти, сочинен под влиянием мечтательного настроения, появившегося после приема опиума. Его обычно принимают в целях предотвращения дизентерии.
    Сэмюель Тейлор Коулридж, 1797 г.
        На пути к познанию
        Наклонив голову, она посмотрела на свое тело и недовольно насупилась. Грудь как грудь — обычной формы, обычного размера. Однако на душе у нее почему-то стало радостно. Ей нравилось, что он считал ее тело красивым. Умом она понимала, что все это глупо и даже странно, однако его слова приятно согревали ей сердце.
        — Это часть обряда тигрицы?  — спросила она, пытаясь расстегнуть последний крючок. Она сняла с себя блузу и оказалась по пояс голой. Вечерний воздух приятно холодил кожу, и она подумала о том, как он оценит ее правую грудь, покажется ли она ему такой же удивительной, как левая, или нет.
        — Никакого обряда не существует,  — ответил он.  — Просто желание.
        — Желание попасть на Небеса,  — уточнила она.
        — Желание пробудить твою энергию инь,  — сказал он.
        Она промолчала. Ей многого хотелось в этой жизни. Хотелось, например, вернуться в Англию и воссоединиться со своей семьей. Она уже почти двадцать лет собирается это сделать и, тем не менее, до сих пор еще в Китае. Однако даже если бы она смогла уехать, семья вряд ли приняла бы ее. Как показывает опыт, одного желания мало.


        Пролог
        В состоянии опиумного опьянения есть одно несомненное преимущество — человек под воздействием наркотического дурмана способен делать чрезвычайно мудрые умозаключения о нашей земной жизни. Это считается моментом наивысшего просветления. Именно в таком состоянии Анне Марии Томпсон показалось, что мысль, пришедшая ей в голову, является вершиной человеческой мудрости. А мысль эта такова: смерть может быть просто нелепой. Несчастный губернатор Вань вот-вот должен принять крайне нелепую и ужасную смерть от рук императорского палача.
        — Не выглядывайте в окно, сестра Мария, и отойдите от него подальше. Он увидит вас.
        Анна кивнула в ответ, однако продолжала стоять на месте. Она не могла двигаться и поэтому просто легла на обитый шелком диван, стоявший возле окна. Ей совсем не хотелось идти куда-то. Особенно теперь, когда ей в голову пришла еще одна гениальная мысль: смерть, конечно, может быть нелепой и ужасной, однако последние минуты жизни — тот момент, когда человек осознает, что он сейчас умрет и смерть эту уже не предотвратить,  — ужаснее самой смерти.
        Эти самые последние минуты земного существования, похоже, действительно были страшными для несчастного губернатора Ваня. Он стоял на коленях в своем роскошном саду, где произрастало множество умопомрачительно красивых декоративных растений и экзотических цветов, и что-то быстро и невнятно бормотал. Вид у него при этом был весьма глупый и жалкий. Неистово брызгая слюной, он то умолял сохранить ему жизнь, то ругал последними словами семью императорского палача. Он заливался слезами, кричал, просил о пощаде, однако все его усилия были тщетны. Хладнокровный и беспощадный слуга императора оставался глух к его мольбам.
        Анна неотрывно смотрела на мужчину, который гордо возвышался над рыдающим губернатором. Вот тот самый человек, которого боятся все наркокурьеры. Торговцы опиумом, к которым принадлежала и сама Анна, называли его по-разному, но все эти имена и прозвища означали одно: этот человек — убийца. Он постоянно убивал людей, которые занимались контрабандой, привозя в Китай опиум, и действовал при этом невозмутимо и безжалостно. Если те, кто употреблял опиум, еще могли рассчитывать на помилование, то с курьерами и поставщиками обычно расправлялись с предельной жестокостью.
        Палача невозможно было ни запугать, ни подкупить. Именно такие меры воздействия губернатор Вань поначалу и применял. Однако самым ужасным было то, что палачу всегда удавалось уничтожить весь его товар.
        Сгрудившиеся вокруг Анны жены губернатора выли от ужаса, наблюдая за тем, как палач поливал керосином шесть килограммов опиума. Потом он швырнул все это в печь и схватил любимый цветной фонарик четвертой жены губернатора. Он бросил фонарик в огонь, и при этом на его смуглом лице не дрогнул ни один мускул — оно выражало холодное спокойствие. Когда послышалось шипение пламени, женщины в панике отскочили от окна.
        Анна, в отличие от них, не сдвинулась с места. И это тоже было одним из приятных последствий опиумного дурмана. В таком состоянии она не могла двигаться, и ей оставалось только равнодушно наблюдать за тем, что происходило вокруг. В эту самую минуту она зачарованно смотрела на освещенное пламенем лицо палача. Его точеные черты казались какими-то зловещими.
        Императорский палач был на удивление молод. Его лицо ничем не отличалось от сотни других лиц молодых китайских мужчин — такая же гладкая кожа, острые скулы и широкие брови, напоминающие два черных мазка на бледном полотне. Вот только глаза у него были необычно большими. Казалось, что он видит яснее и дальше других. Потом он прищурился, так что глаза, сузившись, стали похожими на его брови, на эти идеально точные мазки, сделанные рукой гениального художника.


        Как бы это ни казалось странным, но Анна заметила, что он отнюдь не был спокойным и бесстрастным, каким виделся всем, кто знал этого человека. Напротив, она разглядела в его глазах неистовый, потаенный гнев. У нее даже мелькнула мысль, что он видит и знает все, и это вызывает в нем дикую, безудержную ненависть, которая доводит его до умопомрачения.
        — Вам нужно уйти, сестра Мария,  — снова сказала госпожа Вань. Ее голос звучал требовательно.  — Мы должны спрятать вас, пока этот убийца не пришел сюда.
        Анна удивленно посмотрела на хозяйку дома и едва заметно улыбнулась.
        — Но ведь он говорил, что не причинит вам никакого вреда. Он пришел за вашим мужем.
        Она повернулась спиной к окну в тот самый момент, когда палач взмахнул двумя ножами, рукоятки которых были сделаны из оленьего рога. Огонь, пожирающий опиум, окрасил две тонкие, острые полоски стали, по форме напоминавшие полумесяцы, зловещим красным цветом. Анна снова улыбнулась и некоторое время, словно околдованная, смотрела на яркий свет, который палач держал в своих руках. Все произошло так быстро, что она даже не успела заметить, когда смертоносная сталь перестала отражать свет огня и покрылась густой темной кровью: губернатор Вань покинул бренный мир.
        Она еще не успела до конца осознать происшедшее, как ее тут же осенила гениальная мысль: ушел из жизни самый главный в провинции торговец опиумом.
        — Уходите же, сестра Мария,  — прошептала госпожа Вань, в третий раз пытаясь заставить Анну встать с дивана.  — Мы должны спрятать вас в безопасном месте.
        — Но зачем?  — спросила Анна.
        — Если вас не станет, то кто же тогда будет поставлять нам опиум?
        Анна кивнула, и в ее затуманенном мозгу промелькнула еще одна мысль. Она вдруг поняла, что губернатор Вань не был самым лучшим поставщиком опиума.
        Лучший поставщик — это она.


        Глава 1
        …не только тюремные стражи и рядовые солдаты, но и все чиновники, начиная от мандаринов и заканчивая военачальниками высокого ранга, курили опиум; они были раздражительными, спустя рукава относились к своим служебным обязанностям, а временами даже проявляли настоящую жестокость.
    Джек Бичинг
        Анна Мария Томпсон втянула голову в плечи и, плотнее укутавшись в тяжелый мандаринский жакет, съежилась. Возле Великого Китайского канала воздух был необычайно холодным. Однако больше всего ее донимал песок. Этот твердый черный песок проникал сквозь легкие соломенные сандалии и впивался в ее ступни, оставляя на них глубокие трещины. Морщась от боли при каждом шаге, она упорно продолжала идти вперед. Промедление для Анны было смерти подобно.
        Куда же ей все-таки пойти? Справа от нее находилась каменная дамба, а слева — длинная вереница изможденных полуголых кули с обвязанной вокруг тела веревкой. Эти бедняги сотнями приходили сюда в поисках работы. Они тащили по Великому каналу лодки, напевая тихую, похожую на стон песню. Анне же казалось, что это бьется сердце огромного чудовища.
        Женщина закрыла глаза и представила, что этот монстр, имя которому Китай, проглотил ее и она, словно попавшая в силки птичка, отчаянно бьется, пытаясь освободиться, однако петля все плотнее и плотнее сжимается вокруг нее. Скоро, очень скоро она уедет отсюда и снова обретет свободу. В мыслях она уже находилась на корабле, который на всех парусах мчался в открытое море. Свежий морской ветер обжигал лицо, скрипели мачты, а внизу стремительно неслись волны. О, этот милый сердцу плеск воды! Анна пока не думала о том, куда именно она поплывет на этом корабле. Главное — уехать из Китая, а уж потом видно будет.
        Плотнее прижав к груди узел с вещами, она осторожно приблизилась к какой-то китайской семье, состоявшей из пяти человек, и стала возле маленькой девочки с коротенькими черными косичками. Она хотела улыбнуться малышке, но вовремя вспомнила, что ей нельзя показывать свое лицо. Поэтому Анна просто стала рядом с девочкой, так чтобы со стороны казалось, будто она тоже член этой семьи и доводится девочке тетей или еще какой-нибудь родственницей.
        Она слегка потерлась подбородком о поднятый воротник своего жакета и тут же пожалела об этом. Грязь, въевшаяся в кожу, вызвала сильный зуд, а ей ни в коем случае нельзя было соскребать ее и чесаться. Она уже давно научилась спокойно переносить эту нестерпимую пытку. Ни при каких обстоятельствах ей не следовало показывать свои волосы. Кожа может потемнеть от загара, свободная и широкая одежда скроет большие груди и крепкое, здоровое тело, однако ни грязь, ни даже краска не сделают вьющиеся каштановые волосы черными и прямыми, похожими на волосы китайских женщин. К счастью, солдаты императора утомились после первого часа поисков, а сейчас был почти полдень. Хотя солдаты продолжали осматривать собравшуюся толпу, пытаясь найти белую женщину, они действовали не так активно, как утром. Если она ничем не будет отличаться от остальных людей, то у нее появится шанс на спасение. Никому и в голову не придет осматривать содержимое ее карманов, потому что к поясу ее жакета привязан тяжелый мешок, в котором собрано все ее нехитрое имущество. И только она одна ощущает приторно-сладкий аромат, который исходит от
ее кожи. Анна с ужасом подумала о том, что этот стойкий запах въелся не только в ее кожу,  — им насквозь пропиталось все ее существо.
        Маленькая девочка, шедшая рядом с ней, споткнулась о камень, и Анна инстинктивно протянула руку, чтобы поддержать ее. Но страх и смятение, которые в последние дни были ее постоянными спутниками, так сковали все тело, что она не смогла разогнуть онемевшую спину. Колени и ступни ног сильно распухли, поэтому Анна двигалась довольно медленно. Ей не удалось предотвратить падение ребенка. Девочка уронила свою куклу и оцарапала себе обе коленки, прежде чем Анна успела схватить ее за курточку. Тем не менее она собственным телом преградила дорогу этой бесконечной веренице людей, которые упрямо продолжали тащиться вперед. Какой-то мужчина, пытаясь обойти их, наступил своей огромной толстой ногой прямо на живот кукле и, даже не обратив на это внимания, быстро прошел вперед. Малышка громко завопила от возмущения, стараясь привлечь внимание мамы, папы и обоих братьев.
        — Айе!  — испуганно воскликнула мать девочки и поспешила ей на помощь.
        Протянув руку, Анна подняла куклу, успев спасти ее, но на разорванном платьице все-таки остался грязный отпечаток ноги, который уже невозможно было стереть. Малышка выхватила из рук Анны куклу и горько разрыдалась, а женщина принялась отчитывать дочку на ломаном мандаринском наречии.
        И в этот момент Анна совершила ошибку. Она посмотрела прямо в глаза матери девочки. Именно так поступает любой посторонний человек, когда хочет отвлечь внимание от безутешно плачущего ребенка. Во всем мире женщины в этом случае обычно обмениваются быстрыми взглядами и улыбаются друг другу, выражая тем самым понимание и сочувствие. Однако цвет волос Анны выдавал ее европейское происхождение, и скрыть это было невозможно, как невозможно было изменить цвет ее светло-карих глаз. Ее глаза никогда не превратятся в черные глаза миндалевидной формы, оттененные тонкими черными и мягкими, словно шелк, бровями. От своих предков-англичан она унаследовала широкие брови каштанового цвета и круглые глаза, в уголках которых залегли едва заметные морщинки.
        Мать девочки, вздохнув от изумления, в ужасе отшатнулась от Анны. Это привлекло внимание отца малышки. Интересно, как скоро солдаты заметят всю эту необычную возню?
        Анна инстинктивно опустила глаза, хотя понимала, что ничего уже не изменить. По опыту она знала, как можно уладить подобное недоразумение. Быстро схватив женщину за руку, Анна высыпала ей на ладонь монеты, даже не считая их, а потом тихо заговорила на мандаринском наречии, пытаясь как можно точнее подражать акценту, который она уловила в голосе китаянки.
        — Я — обычная женщина и просто хочу покинуть вашу страну. Я еду домой. Прошу вас, пожалуйста, не мешайте мне.
        Китаянка испугалась до смерти. Она обняла девочку и, не мешкая ни секунды, увела свою семью подальше от Анны. Малышка, похоже, обиделась на грубое обращение матери и пронзительно вскрикнула. Анна закрыла глаза и начала молиться.
        Господь наш, Иисус, и ты, пресвятая Дева Мария, помогите мне!
        — Что случилось?  — послышался громкий рассерженный голос отца девочки.
        Анна по-прежнему не решалась открыть глаза и поднять голову. Она продолжала усердно молиться. Умоляю, дай мне возможность уехать. Затаив от страха дыхание, она вся сжалась и, наклонив голову еще ниже, попыталась отойти подальше от этой семейки. Однако ее попытка была обречена на провал. Во-первых, свободного места было очень мало, и Анна не могла далеко уйти, а во-вторых, отец семейства, заподозрив что-то неладное, схватил Анну за руку. Он так крепко сжал ее, что тонкая ткань рукава треснула. Пальцы мужчины, словно железные тиски, впились в ее кожу, и Анна сжала зубы, чтобы не закричать от боли.
        Дева Мария, Иисус, спаситель наш…
        И тут вмешалась его супруга. Судя по ее решительному виду, женщина приняла какое-то решение. Она резко и раздраженно крикнула, обращаясь не к белой женщине, а к мужу:
        — Забери свою никчемную дочь! Девчонка уронила куклу.
        Казалось, муж китаянки пребывал в нерешительности и не спешил подчиниться приказу жены. Анна почувствовала это, но не посмела повернуться и посмотреть на него. Она еще ниже склонила голову, сжавшись от страха.
        Господь наш всемилостивый…
        Потеряв терпение, мамаша подняла все еще хнычущую дочурку и сунула ее в руки мужу. Отцу семейства пришлось отпустить Анну, так как малышка крепко обхватила его шею своими тоненькими ручонками. Анна не стала терять время даром и быстро пошла вперед. Тем не менее этот маневр не принес желанного результата. Уже через несколько шагов она снова оказалась в ловушке. Она шла, медленно передвигая ноги, и чувствовала, что ей так просто не отделаться от этой супружеской четы. Она понимала, что и муж, и жена с нескрываемым любопытством смотрят ей вслед. А женщина вдобавок поглядывала на нее с откровенной жадностью. Анна просто спиной ощущала их колючие, пронзительные взгляды.
        Анна понимала, что подвергается сейчас огромной опасности. И так будет до тех пор, пока эта маленькая семейка не потеряет ее из виду. Однако сделать это было практически невозможно. Анна не могла ни уйти вперед, ни отстать настолько, чтобы оказаться далеко позади. В этом случае родители девочки наверняка начали бы оглядываться и тревожно перешептываться между собой, привлекая тем самым всеобщее внимание к Анне.
        Нет, ей лучше держаться впереди. Так она будет менее заметной. Пусть они пялятся на нее, оставаясь за ее спиной, решила она, и продолжила тихо молиться.

        Тау Чжи-Ган слушал, как поют кули, и чувствовал, что его тело двигается в такт их песне. Слова у песни были простыми. «Подставь свое плечо»,  — пелось в ней. Песня звучала все громче и сильнее, и вслед за ней в небеса уносилась его ликующая душа. Казалось, что это Китай дышит своей огромной грудью, и его энергия кви парит в воздухе над сотнями и тысячами людей, занятых тяжелым трудом на благо своей любимой страны. Сидя в паланкине на берегу Великого Китайского канала, Чжи-Ган ощущал себя смиренным и жалким, но в то же время могущественным и свободным от всяческих предрассудков и суеверий. Однако всеми его чувствами управлял неукротимый и тщательно скрываемый гнев.
        По этому каналу в Китай попадало самое большое зло, имя которому опиум. Эту отраву доставляли корабли, ее привозили люди, и иногда даже казалось, что она просто прилетает сюда по воздуху. Все, начиная от императорских чиновников высочайшего ранга и заканчивая самыми несчастными бедняками-крестьянами, во что бы то ни стало стремились заполучить этот серо-коричневый западный яд. Его разделяли на небольшие горстки и упаковывали в плотную бумагу. Несмотря на то что по цвету это снадобье напоминало обычную уличную грязь, а по вкусу было и того хуже, все население Китая постепенно поддалось его пагубному влиянию.
        Чжи-Ган тяжело вздохнул, рассеянно наблюдая за едва уловимой игрой света и теней. Его близорукие глаза больше ничего не различали. Он не мог видеть того, как белые люди распространяли заразу по всему Китаю, но он ощущал ее так же явственно, как ощущал биение собственного сердца. Он — императорский палач, и поэтому ему необходимо найти эту заразу и покончить с ней, а иначе покончат с ним самим. Так сказал сам император Китая.
        Охранник, стоявший рядом с палачом, вдруг напрягся. Это не укрылось от внимания Чжи-Гана. Что же такое он увидел? Скорее всего, ничего необычного. Его охранники проявляли сверхъестественную бдительность, желая таким образом выслужиться перед ним. Они не знали, что за последнее время положение Чжи-Гана при императорском дворе значительно ухудшилось. Но это не имело особого значения. Для них самым главным было видеть внешние проявления власти и могущества. По правде говоря, даже самые зоркие из всех китайских палачей не могли разглядеть все тюки, набитые мерзким коричневым опиумом, которые перевозили по Великому каналу.
        Не поворачивая головы, Чжи-Ган скосил глаза в сторону своего друга-слуги, который нерешительно переминался с ноги на ногу. Так как Фэн Цзин-Ли стоял очень близко от него, его фигура казалась ему неясным и бесформенным пятном.
        — Что ты видишь?  — спросил Чжи-Ган, словно пытаясь проверить его.
        — Я вижу женщину. Она… не похожа на остальных,  — прошептал Цзин-Ли.
        — Интересно, чем же?
        — Она идет как-то уж слишком уверенно и твердо, хотя, как и подобает женщине, низко склонила голову. На ней старая, поношенная одежда, но все вещи довольно чистые и совсем не похожи на нищенские лохмотья,  — ответил он и замолчал.
        Чжи-Ган понял, что его друг пытается более внимательно рассмотреть эту странную женщину.
        — Она совершенно одна. Ее никто не сопровождает,  — снова заговорил Цзин-Ли.
        — Она пытается скрыться?
        — Вполне возможно. Какая-то супружеская пара затеяла из-за нее ссору, однако она упорно продолжает идти вперед.
        — Это уже интересно.
        Цзин-Ли кивнул в знак согласия и тут же громко и отчетливо, как подобает слуге, произнес:
        — Глубокоуважаемый господин, наша лодка ждет вас. Все уже приготовлено для вашего превосходительства. Мы можем отплывать.
        Чжи-Ган метнул на друга недовольный взгляд и поморщился. Цзин-Ли строго придерживался этикета, хотя сейчас этого можно было бы и не делать. Они здесь не для того, чтобы произвести официальную проверку по приказу вдовствующей императрицы. Но некоторые формальности чисто внешнего характера все-таки необходимо соблюдать. Поэтому он, как важный государственный чиновник, должен стоять на высокой дамбе и строго взирать на простой люд, толпившийся у его ног. Правителям Китая нравится показывать народу своих палачей. Выполнение же других формальностей, как, например, проведение строгой проверки и поисков, считается не только излишним, но и крайне вредным. Невозможно найти опиум, просто сидя у Великого канала и наблюдая за тем, что здесь происходит.
        Чжи-Ган вздохнул и инстинктивно засунул руку внутрь своей куртки, туда, где находился потайной мешочек. Стоявший рядом с ним Цзин-Ли побледнел от страха.
        — Глубокоуважаемый господин, мне кажется, что здешний воздух вреден для вашего здоровья,  — обеспокоенно произнес он.  — Вы плохо выглядите!  — воскликнул Цзин-Ли, наклоняясь вперед. Он прижал одну руку к спине Чжи-Гана, а другой рукой крепко схватил палача за локоть.
        Чжи-Ган замер от неожиданности, продолжая сжимать тяжелый деревянный футляр, который всегда находился на его груди.
        — В самом деле…  — произнес он, однако в этот момент Цзин-Ли еще крепче стиснул его руку. Своим поведением он ясно давал понять, что сейчас нельзя пользоваться этим секретным прибором. Вокруг них слишком много посторонних глаз.
        — Он не представляет никакой опасности,  — прошептал Чжи-Ган.
        — Все, что приходит к нам с Запада, таит в себе опасность,  — сердито пробормотал Цзин-Ли.
        Что ж, в этом есть доля правды. Чжи-Ган разочарованно вздохнул и подчинился требованию друга. В конце концов, они ведь сейчас находятся на высокой дамбе и наблюдают за многотысячным потоком китайских крестьян, собравшихся на берегу. Если он на глазах у них начнет пользоваться этим европейским изобретением, то может вызвать среди них недовольство и даже бунт.
        Он вернул футляр на прежнее место.
        — Я чувствую себя намного лучше,  — холодно произнес он, обращаясь к своему слуге. В ответ Цзин-Ли только низко поклонился и отступил в сторону.  — Приведи ко мне эту странную женщину,  — решительно приказал палач, повернувшись к своему охраннику.
        Приказ явно озадачил охранника. Однако, несмотря на то что эта женщина уже давно была потеряна из виду, он вскочил и быстро побежал вперед, повинуясь воле своего господина. Он не имел ни малейшего понятия о том, какая именно женщина нужна была императорскому палачу. Что касается Чжи-Гана, то он спокойно ждал, пока выполнят его приказ, и при этом весело поглядывал на Цзин-Ли. Интересно, его друг так и будет неподвижно стоять, делая вид, что ему это не интересно, или все-таки придет на помощь охраннику? А может, он решил посмотреть, как этот бедняга, желая угодить хозяину, схватит первую попавшуюся на его пути женщину?
        Цзин-Ли недовольно выругался и сделал это нарочито громко, чтобы его услышал Чжи-Ган. Он пробормотал что-то по поводу непомерно распухших яичек, а потом раздраженно поморщился и указал рукой на собравшуюся толпу. Охранник кивнул и помчался вперед. Чжи-Ган едва сдержался, чтобы не прыснуть от смеха. Потом он расслабленно откинулся на спинку своего жесткого бамбукового кресла и посмотрел на рассерженного друга. Палач был явно доволен собой и почти забыл о женщине, которую велел привести, когда неожиданно вернулся охранник, притащив с собой несчастную жертву и бросив ее к ногам Чжи-Гана.
        Палач наклонился вперед, чтобы получше рассмотреть ее. Она стояла на коленях, низко склонив голову, поэтому он смог разглядеть только ее темную тунику, длинные руки и необычно большие ладони, которыми она упиралась в острые камни. Поняв, что придется воспользоваться не только зрением, но и другими органами чувств, он недовольно скривился и выругался. Когда Чжи-Ган прислушался, он сразу уловил ее учащенное дыхание. Женщина была явно напугана. Затем он ощутил ее запах — от нее исходил сладковато-кислый аромат. Он даже смог почувствовать ее кви, эту почти неуловимую, но невероятно мощную энергию, которая окутывает все живое. Он мысленно прикоснулся к ее кви и позволил себе погрузиться в этот ясный свет. Сладкая свежесть, окружавшая эту женщину, навела Чжи-Гана на мысль, что под нежной оболочкой скрывается податливая, но прочная сила, имя которой — воля к жизни. Именно она составляет основу естества этой женщины. Ее воля, конечно, не такая твердая, как воля мужчины, но она более живая и деятельная. Палач невольно улыбнулся, осознав, что эта женщина, в отличие от других, сможет перенести любые
трудности и выстоять.
        Внезапно ее энергия изменилась. Какое-то время он еще изучал ее, а потом решил, что ему и так все понятно. Но в тот самый момент, когда он прикоснулся к ее энергии, женщина задрожала, в испуге отпрянула от него и только через несколько секунд, укутавшись толстым слоем холодного мерзкого снега, снова направилась к нему. Чжи-Ган почувствовал, как изменяется его собственная энергия. Все происходило так быстро, что он даже не понимал, каким образом она изменяется и почему. Одно ему было совершенно ясно — в нем происходят кардинальные преобразования. Меняется сама его сущность, и в этой перемене ему чудился отголосок бессмертия.
        Поняв эту простую истину, Чжи-Ган в ужасе отшатнулся. Теперь он точно знал, что странная женщина — трепещущее от страха несчастное создание, лежавшее у его ног,  — обладает способностью изменять все вокруг до неузнаваемости. Палач пока еще не понимал, как ему удалось почувствовать это, однако он точно знал, что не ошибся. Она может изменить его жизнь.
        И еще он понял, что эта женщина — белая.
        Он не видел ее лица и знал о ней только то, что сообщил ему Цзин-Ли. Однако мудрые люди никогда не сомневаются в том, что говорит им энергия кви. И палач без малейших колебаний отдал приказ.
        — Убейте ее!  — раздраженно крикнул он. Его лицо выражало такую холодную решимость, что у потрясенного Цзин-Ли, стоявшего рядом с ним, от страха перехватило дыхание. Тем временем охранник уже вытащил из ножен саблю. Чжи-Ган неотрывно смотрел на женщину. Услышав приказ палача, она резко вскинула голову, испуганно посмотрела на него и открыла рот, как будто намеревалась издать истошный крик. В ее глазах блестели слезы.
        — За что?  — громко спросила она на мандаринском наречии и поползла вперед.
        Охранник успел схватить несчастную за тунику и, придавив женщину коленом к земле, заставил остановиться. Она упала лицом в дорожную грязь и оцарапала подбородок об острые камни. Чжи-Ган увидел, как из тонких ранок начала сочиться кровь, мгновенно впитываясь в сухую землю. Однако женщина не покорилась и, взглянув на него своими полными смятения и отчаяния глазами, снова заговорила.
        — За что?  — повторила она свой вопрос.  — Ведь я ничего не сделала!
        И тут одновременно с ней заговорил еще кто-то. Услышав какое-то неясное бормотание, Чжи-Ган понял, что это Цзин-Ли. Палач не слышал слов, но понимал их смысл. Друг говорил о том, что императора посадила в тюрьму его собственная мать, а он, Чжи-Ган, будучи императорским палачом, тесно связан с сыном, а не с матерью. Таким способом Цзин-Ли хотел напомнить ему, что им не следует лишний раз привлекать к себе внимание.
        И это правда. Убийство, совершенное возле Великого канала, не останется незамеченным. Даже если они сделают вид, что совершают официальную казнь, сотни людей, собравшихся здесь, станут невольными свидетелями кровавой расправы. К тому же им сначала придется представить отчет местному мировому судье, а потом сделать необходимые распоряжения насчет захоронения тела, на что потребуется немало времени. И тогда палач вынужден будет задержаться здесь еще как минимум на один день.
        Чжи-Гана в данный момент интересовало совсем другое. Он пристально смотрел на пылающее от гнева лицо женщины. Он ожидал, что она начнет рыдать, умолять о пощаде, словом, пустит в ход все уловки, которые обычно используют женщины, когда хотят произвести впечатление на мужчину. Но вместо этого он увидел смятение, ужас и едва сдерживаемый гнев.
        Он не мог разглядеть ее глаза, но не сомневался в том, что они светлого цвета и необычной формы. Эти ужасные круглые глаза казались какими-то неестественными. И теперь в его памяти возник образ другой женщины — его сестры. В этот момент она виделась ему такой, какой была много лет тому назад — маленькой девочкой с черными миндалевидными глазами, в которых полыхала неистовая ярость к тому, кто взял ее в плен. Чжи-Ган, в ту пору еще слишком маленький, не мог бороться с мужчиной, у которого были огромные сильные руки и тяжелые кулаки. А его сестра, хрупкая и миниатюрная девочка, боролась с ним из последних сил и все время говорила: «Нет!» и «За что?»
        И вот сейчас белая женщина, стоявшая перед ним на коленях, снова и снова повторяла те же самые слова, а охранник, подняв свой меч, направил его прямо на нее. Разумеется, он знал, как убивать пленников, и понимал, что меч — это не топор. Он крепко схватил меч за рукоять, высоко поднял его и устремил острое лезвие прямо между лопатками женщины. Он пригвоздит ее к земле, как животное, и она будет лежать в этой черной грязи, истекая кровью.
        Облака разошлись, и на сумрачном небе заблестело солнце. Не нужно быть мудрецом, чтобы понять, что таким образом Небеса благословляют смертоносную сталь, одобряя убийство. Чжи-Ган молился, чтобы это было правдой.
        — За что?  — в последний раз крикнула женщина, и этот крик потряс палача до глубины души, больно ранил сердце и отравил его кви. И все же Чжи-Ган усилием воли заставил себя смотреть на эту казнь. Он не отвернется и не будет смотреть в сторону, когда меч пронзит ее тело. Он будет наблюдать, как умирает эта белая женщина.
        Охранник еще сильнее сжал рукоять меча и резко опустил его вниз. Раздался сильный удар. Чжи-Ган содрогнулся всем телом, почувствовав, как меч ударился о землю. Казнь свершилась. Жертва мертва. Ее горестные рыдания затихли так внезапно, словно она захлебнулась ими. Вокруг воцарилась тишина.
        Только сейчас он осознал, что у него закрыты глаза. Как же это глупо! Зачем было закрывать глаза, ведь он и так почти ничего не видит. Собравшись с духом, Чжи-Ган открыл глаза и посмотрел на распростертое на земле тело, вокруг которого расползалось темно-красное пятно. Потом он увидел, как напрягся охранник, пытаясь вытащить глубоко вонзившийся в землю меч. Однако, опустив глаза, он заметил, что Цзин-Ли, став на колени, склонился над телом женщины. Он весь дрожал от ярости.
        Чжи-Ган еще больше пригнулся и увидел, что женщина была жива. Широко раскрыв от ужаса глаза, она бессильно глотала ртом воздух, пытаясь что-то сказать, но не могла произнести ни слова. Ему показалось, что она почти не дышала.
        — Что все это значит?  — удивленно спросил Чжи-Ган, обращаясь к своему другу-слуге.
        Цзин-Ли отвесил ему низкий поклон, едва не коснувшись лбом земли. Потом он заговорил подобострастным голосом, в котором звучала почти рабская покорность.
        — Глубокоуважаемый господин наш,  — произнес он,  — ваш гнев вполне оправдан, ваша неистовая ярость так велика, что ей внимают Небеса. Вне всякого сомнения, эта развратница должна умереть, ее кровь принадлежит вам по закону. Однако прошу вас, сдержите вашу карающую руку. Прежде чем ваша наложница умрет, она должна сознаться в своем обмане. Ибо только тогда мы сможем понять, насколько глубоко она погрязла во лжи и как долго отравляла своими мерзкими речами уши ваших друзей и членов вашей семьи.  — Цзин-Ли говорил, высоко подняв голову и внимательно глядя на палача, как будто пытался предупредить его об опасности.  — Вы можете убить ее позже, великий господин. В любое удобное время. Я лично прослежу за тем, чтобы ее смерть была мучительной. Но сейчас вы не должны заражать людей, которые нас окружают, ее нечестивым духом.
        Чжи-Ган не ответил и, плотно сжав губы, смотрел на свою жертву. Он испытывал такое глубокое отвращение, что у него внутри все просто кипело. Умом он, однако, понимал, насколько абсурдно и даже глупо ведет себя сейчас. У него нет никаких оснований убивать эту женщину, нет никаких причин ненавидеть воздух, которым она дышит. И все же он ненавидел ее.
        Он понял, что сейчас видит перед собой свою сестру. Он до сих пор не мог забыть ту китайскую девочку, которая рыдала и умоляла пощадить ее. Именно ее он хотел убить, а точнее память о ней. Память о том, что с ней случилось. Все, что напоминает ему о ней, должно быть безжалостно уничтожено. Поэтому он приказал убить ни в чем не повинную белую женщину. Но такая ли невинная овца эта женщина? Он был абсолютно уверен, что его сомнения далеко не беспочвенны.
        Палач встал со своего кресла и пошел вперед, неуверенно передвигая ноги по зыбкой насыпи. К этому времени охранник уже вытащил из земли свой меч. Подойдя ближе, Чжи-Ган увидел, что женщина была лишь ранена в шею. Скорее всего, Цзин-Ли предотвратил смертельный удар. Выхватив меч из рук изумленного охранника, Чжи-Ган оттолкнул своего друга в сторону и ударил его ногой.
        — Прошу вас,  — произнес Цзин-Ли, пытаясь отдышаться.  — Ваша наложница…
        — Моя наложница?  — сердито прорычал Чжи-Ган. Это, конечно же, была ложь, однако весьма полезная ложь. Если все остальные будут думать, что белая женщина его наложница, то есть принадлежит ему по закону, то он сможет сделать с ней все, что захочет. Он сможет даже убить ее, не чувствуя при этом ни страха, ни угрызений совести.  — Да, она моя наложница!  — подтвердил он.
        Чжи-Ган с трудом удерживал тяжелый меч. Его влажные от пота ладони скользили по рукояти, и он никак не мог выбрать удобную для удара позицию. Эта чертова штуковина была намного тяжелее, чем его ножи с рукоятками из оленьего рога. Наконец он крепко сжал руками меч и высоко поднял его над головой. Женщина настолько обезумела от ужаса, что не могла произнести ни слова. Она попыталась отползти от него, однако охранник (на этот раз уже другой) прижал несчастную к земле, наступив ногой ей на спину. К нему подбежали еще два охранника и тоже поставили на нее свои ноги. Все собрались вокруг жертвы, чтобы посмотреть на кровавое зрелище.
        «Что я делаю?» — внезапно подумал Чжи-Ган, повторяя мучивший его вопрос снова и снова, но не находил ответа, ибо в его мыслях, как и в блеклых водянистых чернилах, не было самого главного — основы. Все казалось туманным и зыбким. Ему нужно убить эту женщину, ведь он уже убедился в том, как сильна и чиста ее энергия кви. Она принесет ему смерть. Она изменит весь его мир до основания. Он просто не сможет пережить еще одной кардинальной перемены.
        Тем временем Цзин-Ли наконец отдышался и на этот раз в самом деле бухнулся лицом в грязь.
        — Господин Тау! Господин Тау, вы поступаете неразумно!  — пробормотал он.
        «Вся моя мудрость покинула меня,  — подумал палач,  — и я не могу понять почему». Он почувствовал, что меч выскальзывает из рук, но при этом не сомневался, что независимо от его желания этот меч вот-вот свершит свое дело. Чжи-Ган напрягся всем телом, намереваясь убить жертву одним мощным ударом. Одновременно он ощутил, как к горлу подкатывается тошнота, но сумел с ней справиться. В какой-то момент он встретился глазами со своей пленницей. Он стоял очень близко от нее и хорошо разглядел ее глаза — круглые, светло-карие, красные от слез. Ручейки слез, стекавших по ее грязному лицу, оставили на щеках светлые влажные полоски. Теперь он увидел, что у нее была бледно-молочная кожа, увидел ее шершавые, распухшие и потрескавшиеся от солнца губы. Она искусала их так сильно, что кровь струилась по ее белым зубам. Она выглядела просто ужасно, и все же, несмотря на это, Чжи-Ган понимал, что эта женщина красива. В ней было нечто такое, что воспламеняло его тело, заставляя кровь бурлить в жилах, и оттого палач злился еще больше.
        — Я проклинаю тебя,  — прошипела она по-китайски.  — Я проклинаю тебя, и теперь ты всегда будешь чувствовать на своих губах вкус слез всех женщин земли, будешь чувствовать боль их сломанных ног и вкус крови всех тех, кого лишил девственности. Я проклинаю тебя. Из всех мужчин Китая именно ты отныне и всегда будешь чувствовать ту боль и страдания, которые причинил мне,  — сказала она, сплюнув кровавую слюну прямо на его ноги. Потом она гордо выпрямила шею, ожидая удара занесенного над ней меча.
        Охранники, все как один, в ужасе отшатнулись от нее. Они панически боялись проклятий, а проклятия умирающей женщины были особенно страшны. Никто из них не хотел разделить участь человека, которого она проклинает.
        — Так тому и быть,  — согласился Чжи-Ган, принимая наказание. Потом он размахнулся и со всей силой ударил мечом.
        Но и он не достиг своей цели. Несмотря на то что Цзин-Ли был ниже его ростом, он обладал большей подвижностью, чем Чжи-Ган. У Цзин-Ли было слишком мало времени, чтобы подняться с колен и предотвратить удар, и все же ему удалось крепко схватиться за меч руками. Отчаяние придало слуге дополнительную силу. Некоторое время они стояли друг против друга, крепко вцепившись в меч и пытаясь вырвать непривычное для них обоих оружие. В конце концов Цзин-Ли победил в этой схватке. Он с силой швырнул меч на землю. Смертоносная сталь ударилась о бамбуковое кресло и угрожающе зазвенела.
        — Вы не можете принять на себя такое проклятие!  — закричал Цзин-Ли.  — Этим вы убьете всех нас!  — Он посмотрел на охранников, как бы призывая их поддержать его.  — Посадите женщину в нашу лодку и прикажите заковать ее в цепи. Я сам ее убью.
        Все было исполнено с невероятной быстротой. Женщину увели, меч вложили в ножны и убрали с глаз долой. Даже кресло исчезло. Его тоже унесли заботливые и преданные слуги. Остались только Чжи-Ган и Цзин-Ли. Они продолжали стоять, сверля друг друга глазами.
        — Ты совсем утратил разум?  — хрипло произнес Цзин-Ли. Он был так разъярен, что с трудом дышал.
        И тут Чжи-Ган совершил очередное безрассудство. Грязно выругавшись, он швырнул друга на землю. В гневе Чжи-Ган обретал невероятную силу. Потом он подошел к повергнутому Цзин-Ли и низко склонился над ним, так что его разгоряченное дыхание обжигало тому губы и шею. Ему нечего было сказать другу, и это злило его еще больше.
        — Ты не прикоснешься к ней!  — злобно прошипел Чжи-Ган.  — Я убью ее собственными руками. Я выдавлю всю кровь из тела этой женщины и съем ее сердце,  — охрипшим голосом произнес он и еще ниже опустил голову. Теперь его лоб почти касался лба Цзин-Ли, на который налипли комья грязи.  — Если ты снова посмеешь вмешаться, то именно тебя закуют в цепи и доставят в качестве особого подарка вдовствующей императрице,  — выдохнул он.  — В словах палача звучала неподдельная угроза.
        Он немного помедлил, давая Цзин-Ли время на размышление. Его друг должен крепко-накрепко запомнить эти слова. Потом Чжи-Ган снова выругался, быстро развернулся и двинулся вперед, гордо выпрямив спину. Он шел, с силой впечатывая шаги в каменистую почву. До боли сжав кулаки и сощурив глаза, он мысленно молился, чтобы не споткнуться.
        И дело тут было не только в том, что из-за слабого зрения весь окружающий мир представал перед ним размытым и туманным. Ему казалось, что его душа покрыта липкой и мерзкой чернотой. Она окутала все его мысли, отравила его ум. Из-за этого он постоянно пребывал в дурном расположении духа. Разве может человек ясно мыслить, когда его разум затуманен злостью? Находясь под ее пагубным влиянием, он хотел убить женщину просто потому, что она — белая, просто потому, что она оказалась на берегу Великого канала, куда белым запрещено приходить. К тому же она напомнила ему другую женщину — ту, которая отчаянно молила о пощаде, но все равно не смогла спасти свою жизнь. Почему же он должен проявлять жалость к незнакомке, если его сестре было в этом отказано?
        Чжи-Ган резко остановился, закрыл глаза и попытался успокоить свою кви. Ведь он — императорский палач, и сам Сын Небес поручил ему искоренить то ужасное зло, которое угрожает Китаю. Как же он сможет очистить Китай, если ему не под силу очистить собственную душу? И что он собирается делать с этой белой женщиной, которая оказалась там, где белым запрещено появляться?
        Все эти многочисленные вопросы роились в голове палача, отвлекая его от главного и отравляя душу. Однако, несмотря на то что тревожные мысли не давали ему покоя, в глубине души он понимал, что все это совершенная ерунда. Самый важный вопрос Чжи-Ган решился задать себе только напоследок, ибо все, о чем он думал, было лишь прикрытием, попыткой заглушить то странное волнение, которое он теперь постоянно испытывал.
        Он прикоснулся к ее кви и понял, что она изменит его жизнь. Она изменит в нем все, не оставив камня на камне от его прежнего мира. И в первую очередь основательным переменам подвергнется его душа. Подумать только — белая женщина изменит его жизнь!
        Нет. Нет! Тысячу раз нет! Он просто не даст ей этого сделать. Он убьет ее и ничего не произойдет. В этом он был абсолютно уверен.

        4 января 1876 г.

        Дорогой мистер Томпсон,
        С глубоким прискорбием извещаю Вас о том, что Ваша жена и Ваша дочь умерли при родах. Не имея на этот счет распоряжений от родственников, мы вынуждены были похоронить их на кладбище при нашей миссии, совершив над их телами все необходимые христианские обряды.
        Однако мне известно о том, что у Вас есть еще одна девочка. Ее зовут Анна. Во время родов она находилась в доме женщины, которая живет по соседству с нашей миссией. Я знаю, что любая богопослушная женщина прежде всего хочет иметь свой дом, однако Ваша жена выразила опасение насчет того, как сложится дальнейшая судьба Анны. Дело в том, что эта женщина-соседка уже имеет четверых детей. Если Вы захотите отдать дополнительные распоряжения христианского характера, то в нашей миссии всегда готовы прийти Вам на помощь.

        С искренними соболезнованиями,
        во имя Бога нашего Иисуса Христа, мать Фрэнсис.
        Обитель Святой Агаты, Шанхай, Китай


        Глава 2
        Итак, пять миль плодородной земли опоясаны дважды
        Стенами каменными с высокими башнями:
        А за стенами этими сады разбиты прекрасные,
        Где, извиваясь, ручейки текут прозрачные.
        Там множество деревьев цветет, источая
        Сладчайший, как фимиам, аромат;
        И леса есть старые и мрачные,
        Такие же старые, как холмы,
        Окружающие озарённые солнцем поляны.
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Анна закрыла глаза. Она не могла плакать. У нее уже просто не было слез. Ей казалось, что у нее даже душа высохла. Но теперь, по крайней мере, она может дать отдохнуть своим распухшим ногам. Сидя со смеженными веками, Анна чувствовала, как покачивается на волнах лодка, и представляла, что она плывет на корабле по огромному океану прочь из этой ужасной страны.
        Вздохнув, она открыла глаза и сразу увидела свои руки, закованные в железные кандалы. К лодыжке ее левой ноги была привязана веревка. Другой конец этой веревки был прикреплен к бамбуковому каркасу китайской лодки. Такая лодка, кажется, называется вупан или сенпан. Она точно не знала. Однако было понятно, что это двухъярусное судно предназначалось для увеселительных прогулок. Анна находилась на самом верхнем ярусе, укрытом бамбуковыми циновками, которые использовались в качестве навеса. Напротив нее на полу было устроено ложе из шелковых подушек. Рядом с ним лежала стопка китайских книг. Она решила, что ее заперли в спальне уже знакомого ей мандарина с определенной целью. Он либо хотел перерезать ей горло, чтобы этого никто не видел, либо хотел заняться с ней совершенно другими делами. А может, он собирался сделать и то и другое.
        Будь что будет. Теперь ей уже все равно. Безумная ярость, которую она испытывала до этого, исчезла без следа. Ей даже не хотелось молиться. Сейчас ее донимал только раскаленный, неподвижный воздух да тяжелый мешок с опиумом, который все еще был привязан к ее талии. Именно это угнетало ее душу, и она не могла молиться. Мешок с отравой обрек ее на верную смерть, ей уже ничто и никто не может помочь. Она понесет заслуженное наказание.
        Дело в том, что европейцам не разрешалось посещать отдаленные провинции Китая. Туда пускали только миссионеров. И она тоже проповедовала Евангелие и с утра до вечера трудилась в госпитале, облегчая страдания тяжелобольных, обреченных на смерть людей. Она даже подумывала о том, чтобы стать невестой Христа и навсегда отречься от мирской жизни. Однако это была всего лишь маскировка. А правда заключалась в том, что, переодевшись миссионером, Анна перевозила опиум. Иисус Христос ничем не помог ей в жизни. Да и с какой стати он должен ей помогать? Ведь она лгунья и мошенница. Она — контрабандистка, которая распространяет в Китае опиум, прикрывая свои грязные делишки религиозной деятельностью. За подобное преступление людей подвергают смертной казни. Сейчас ей хотелось только одного — покурить то, что находилось в ее мешке.
        Она облизнула пересохшие губы, представив, как опиум обжигает язык, как дымом наполняются рот и легкие. Она знала, что при этом сразу же улучшается настроение, тело расслабляется, а душа уносится высоко-высоко, в прекрасное голубое небо. Все ужасы и тяготы жизни земной просто исчезают. Именно так Анна хотела бы принять свою смерть. Если не в мире и покое, то хотя бы находясь в блаженном забытьи.
        Ей казалось, что бег времени остановился. Однако это блаженное состояние было лишь иллюзией, и все, как всегда, закончилось тем, что она снова вспомнила черные глаза палача и его окровавленные ножи. Он долго и упорно преследовал ее… Сейчас она уже никуда от него не убегает… Она остановилась и повернулась к нему лицом… Она разделась перед ним медленно и эротично. Потом они долго целовали и гладили друг друга, пока наконец не слились в порыве бешеной, почти животной страсти. Его жгучие ласки заставляли ее кожу гореть огнем. Ее тело стало легким как пушинка, и, оторвавшись от земли, полетело вверх. На этом самом месте ее сладкий сон был прерван странным звуком. В ее маленькую, похожую на пещеру комнатку вошел какой-то мужчина. Он приподнял гобелен, закрывавший вход, и она ощутила дыхание свежего, прохладного воздуха. Но не успела Анна поднять голову и подставить лицо под эту благодатную струю, как все закончилось. Остались только воспоминания и, конечно же, этот сладкий сон.
        Ей поневоле пришлось открыть глаза. Она прищурилась, пытаясь повнимательнее рассмотреть темную фигуру вошедшего. Это был тот самый мандарин, но теперь еще более суровый. На нем была темная одежда — широкие штаны, свободный, расшитый узорами жакет, а под ним туника. Так же, как и жакет, она была украшена вышивкой. Анна знала, кто этот человек. Она слишком хорошо запомнила его лицо, потому что он часто являлся к ней во время ночных кошмаров. Однако она и представить себе не могла, что ее страшные сны когда-нибудь станут явью. Именно императорский палач оказался тем человеком, который хотел убить ее. Ей был хорошо знаком взгляд этих черных проницательных глаз и его длинные тонкие пальцы. Вот уже три месяца, начиная с той самой ночи, когда он казнил губернатора Ваня, этот человек постоянно приходил к ней во сне.
        Однако при нем сейчас не было его любимого оружия — двух длинных ножей с рукоятками из оленьего рога, которые он всегда привязывал к своему поясу. Что ж, судя по всему, он не собирается убивать ее прямо сейчас.
        Анна облегченно вздохнула и расслабилась. Она действительно была благодарна этому человеку за то, что он позволил ей пожить еще немного. Страх постепенно ослабел, и ее снова охватило сильное желание. Это казалось невообразимым — испытывать страсть к мужчине, который собирается ее убить. И все же, несмотря на это, Анна все время вспоминала его жгучие ласки и представляла, как она занимается с ним любовью. Медленно, наслаждаясь каждым мгновением.
        Палач не произнес ни слова. Он просто стоял, уперев руки в бока и широко расставив ноги, и смотрел на нее. Затем он раздраженно выругался и засунул руку под рубашку. Анна застыла от напряжения, понимая, что этот жест не предвещает ничего хорошего. Она знала, что мужчины имеют обыкновение прятать под одеждой пистолет. Однако не успела она и глазом моргнуть, как он вытащил деревянный футляр. Этот футляр был не из бамбука, а из полированного красного дерева. Пренебрежительно фыркнув, палач быстро открыл его и вытащил очки в тонкой золотой оправе. Он аккуратно надел их, привычным движением закрепил тонкие дужки за ушами, а футляр положил во внутренний карман.
        Только после этого он пристально посмотрел на нее и скривился от отвращения.
        — От тебя ужасно воняет!  — недовольно воскликнул он.
        — Вы — жестокий человек!  — запальчиво крикнула Анна и тут же пожалела о том, что не сдержалась.
        Казалось, палача удивили ее слова, и он отступил назад.
        — Пленники должны хранить молчание!  — грозно прорычал он по-китайски и дважды хлопнул в ладоши.
        Шелковый гобелен, закрывавший вход, поднялся, и в комнату быстро вошли слуги. Один из них нес кресло, а другой — небольшой столик. Потом появился еще один слуга. Он держал в руках свиток и письменные принадлежности. Слуги ловко расставили все по местам, низко поклонились и вышли из комнаты. Остался только один слуга. Этого высокого парня она уже видела. Именно он бросился к своему господину, не дав ему убить ее там, возле канала.
        Слуга развернул свиток и, стоя рядом с палачом, почтительно молчал, наблюдая, как его хозяин быстрой и уверенной рукой пишет иероглифы. Анна, словно зачарованная, тоже не сводила с него глаз. У этого человека, убийцы, императорского палача, были на удивление изящные руки с длинными и тонкими пальцами. Даже не видя того, что он писал на бумаге, она понимала, что это, вне всякого сомнения, похоже на произведение искусства. Этот человек — не жестокий убийца. Он — поэт, который убивает людей. Столь неожиданное единство противоположностей вызвало у нее чувство восхищения. Как же это чудесно, что палач, который свершит над ней казнь, так красив!
        Даже не взглянув в ее сторону, он обратился к ней по-английски, попросив назвать свое имя.
        Она не ответила. Какой смысл называть имя, если ее все равно убьют? Она решила напоследок доставить себе небольшое удовольствие и позлить надменного мандарина.
        Палач поднял голову и бросил на нее нетерпеливый взгляд. Его брови сурово сдвинулись на переносице.
        — Назови свое имя!  — сердито крикнул он.
        Анна гордо вскинула подбородок, но не проронила ни слова. Однако не успела она насладиться своим триумфом, как к ней подбежал слуга и резко ударил ее тыльной стороной ладони.
        — Немедленно отвечай!  — заорал он по-китайски.
        — Твой господин сказал, что пленникам не разрешается говорить!  — закричала она в ответ, закипая от злости. Анна злилась на себя за то, что от боли и унижения ее глаза стали влажными от слез.
        — Ты — не пленница,  — спокойно произнес палач.
        Она была совершенно сбита с толку и часто заморгала, пытаясь сдержать слезы.
        — Я…
        — Назови свое имя!  — грозно повторил слуга.
        — Сестра Мария,  — ответила она. И это была чистая, но далеко не полная правда. Дело в том, что это христианское имя ей дали в тот самый день, когда она начала мыть полы в шанхайской миссии. Анне тогда было восемь лет.
        — Значит, ты — миссионер?  — требовательным голосом спросил слуга.
        Она раздраженно поморщилась. Этот надоедливый парень постоянно отвлекал ее внимание от палача. Она даже не посмотрела в сторону слуги, сделав вид, что его вообще нет в этой комнате. Однако, не получив ответа на свой вопрос, тот попробовал засунуть руку ей под блузу. Оторвав наконец взгляд от мандарина, Анна попыталась оттолкнуть его, но у нее не хватило на это сил. К тому же он еще раз довольно ощутимо ударил ее по голове. Она резко отшатнулась и врезалась головой в бамбуковую перегородку. Боль была настолько сильной, что у нее перехватило дыхание. Однако даже в таком состоянии она чувствовала запах имбиря, исходивший от его толстых и неуклюжих рук, когда он расстегивал воротник ее блузы.
        Он зацепил пальцем грубый шнурок и поднял вверх висевший у нее на шее тяжелый деревянный крест. Этот крест сильно оцарапал ей грудь, а шнурок глубоко врезался в шею, когда слуга вытаскивал его, чтобы показать своему господину. От боли у Анны на глаза снова навернулись слезы.
        — Она — миссионер,  — презрительно усмехнувшись, сказал Цзин-Ли. Затем он крепко сжал шнурок в руке и резким движением сорвал крест с ее шеи.
        Анна вздохнула и снова посмотрела на мандарина. Несмотря на грубость слуги, ее душа была спокойна. Она почувствовала, что ей стало легче, когда с нее сняли крест. Она не должна умирать с этим бутафорским символом веры, висящим у нее на шее. Тем временем палач громко постучал по столу пальцем, желая положить конец всей этой суете.
        — Назовите свою фамилию,  — спокойным голосом произнес он по-английски.
        Анна покачала головой и крепко сжала губы. И тут слуга поднял руку, снова намереваясь ее ударить.
        — Я просто сестра Мария!  — крикнула она ему.  — У меня нет фамилии,  — солгала она.  — Я — сирота.
        Слуга так и не опустил руку, однако не ударил ее. Он бросил взгляд на своего господина, который спокойно и внимательно смотрел на Анну. После паузы палач что-то тихо пробормотал и обмакнул кисть в чернила.
        — Мария Смит,  — громко произнес он, вырисовывая иероглифы на бумаге.
        Она была немало удивлена тем, насколько хорошо он владеет английским языком. Ему даже были известны самые распространенные английские фамилии. Анна поразилась, услышав, что он говорит по-английски практически без акцента, хотя и знала, что в высших кругах китайского общества это было довольно распространенным явлением. Ну а то, что он дал ей фамилию Смит… что ж, это весьма забавно.
        — Значит, вы говорите, что я не пленница?  — спросила Анна.  — Но свободных людей никогда не заковывают в цепи,  — недовольно скривившись, добавила она по-китайски и протянула вперед руки, ожидая, что с нее снимут цепи.
        Палач не ответил ей. Он просто закончил писать свой документ, а потом аккуратно вымыл кисть и положил ее на место. Как ни странно, но Анна вновь, будто зачарованная, следила за всеми движениями этого человека. Она даже не заметила, как слуга отошел от нее и стал возле своего хозяина. С важным видом он открыл какую-то китайскую книгу и вытащил оттуда печать, сделанную из слоновой кости. Мандарин поднял печать и опустил ее в густую красную краску, которую использовали вместо чернил. Потом так же торжественно прижал печать к только что написанному документу.
        Поставить на документе печать было равносильно тому, что и собственноручно подписать его, поэтому Анна вытянула шею, пытаясь увидеть, что же в нем написано. Однако ей почти ничего не удалось разглядеть, к тому же она плохо понимала китайские письмена. Там была длинная цепочка иероглифов и только два слова — Мария Смит — были написаны по-английски.
        Она удивленно вздохнула.
        — Вы умеете писать по-английски?
        Господин и его слуга испуганно переглянулись. Потом слуга быстро свернул документ и засунул его в бамбуковый футляр. Покидая маленькую комнатку, он даже не посмотрел на нее, но, остановившись на пороге, возбужденно прошептал своему палачу:
        — Убейте ее скорее.  — И удалился.
        От страха у Анны мурашки поползли по спине, однако она не придала этому значения. Она так долго находилась в постоянном страхе за свою жизнь, что научилась скрывать истинные чувства под напускной храбростью. Она гордо выпрямила спину и снова протянула вперед руки.
        — Я — не пленница,  — заявила она,  — снимите с меня цепи.
        Палач даже не сдвинулся с места. Он откинулся на спинку бамбукового кресла и вперил в нее свой пронзительный взгляд. При этом на его лице играла какая-то зловещая улыбка.
        — Ты не пленница,  — холодно произнес он.  — Ты — моя вторая жена. Согласно нашим, а также вашим законам, я имею право не только заковать тебя в цепи, но и подвергнуть еще более суровому наказанию.
        Он говорил по-китайски, поэтому Анна не сразу поняла, что он сказал. Но когда до нее дошел смысл его слов, она похолодела от ужаса.
        — Что? Жена?  — испуганно закричала она.  — Мы не муж и жена!
        — Именно муж и жена. А что я, по-твоему, сейчас подписал?  — Он жестом указал на стоявший перед ним стол.
        — Неужели вы имеете в виду тот документ?  — изумленно прошептала Анна.  — Это был наш брачный договор?
        Палач утвердительно кивнул в ответ.
        — Но ведь при этом обязательно присутствует священник, а новобрачные произносят клятву. Мы…  — Ошеломленная услышанным, Анна замолчала на полуслове. Какая же она глупая, ведь китайцы — язычники. Они могут совершенно безнаказанно обменивать и даже продавать женщин. И нет абсолютно никакого различия в том, кто она — первая или вторая жена. В любом случае ее могут продать или выбросить на помойку, как выбрасывают старые вещи. Богатый китайский мужчина может написать на бумаге фальшивый брачный договор, а потом, не нарушая закона, убить свою новую жену. Палач, несомненно, считает, что все это вполне в духе времени и именно так поступают цивилизованные люди.
        — Вы не можете жениться на белой. Ваши китайские друзья будут просто шокированы. Вы будете изгнаны с императорского двора. Вы…  — бормотала она, пытаясь найти какой-нибудь убедительный довод, чтобы покончить со всем этим фарсом.
        Выслушав ее, он только удивленно пожал плечами.
        — Нам иногда дарят белых женщин. Обычно это проститутки, но они такие же красивые, как и ты. В конце концов все они умирают от неизлечимых болезней, причем независимо от того, какому мужчине принадлежали — китайцу или англичанину.
        Она пристально смотрела на него, понимая, что все, что он сказал, чистая правда.
        — Я — не проститутка,  — пролепетала Анна.
        — Конечно нет,  — спокойно согласился он.  — Ты — моя вторая жена.
        — До тех пор, пока вы не убьете меня.
        Палач вдруг оживился, и на его лице появилась какая-то странная улыбка.
        — Совершенно верно,  — подтвердил он.
        Анна понятия не имела о том, что за человек этот императорский палач. Может, он просто сумасшедший? А может, и то и другое? Анна ничего о нем не знала и поэтому решила переключиться на то, что было в ее власти. Она снова протянула свои связанные руки.


        — Ваша новая жена не должна быть закованной в кандалы,  — заметила она.  — Ведь вы занимаете довольно высокое положение.  — Сказав это, она тут же мысленно упрекнула себя: «Какая же я глупая! У меня все равно нет никакой надежды на спасение». И действительно, находясь на этой большой лодке, где повсюду снуют солдаты и слуги, она вряд ли смогла бы совершить побег, даже если бы с нее сняли цепи. И все-таки в ней еще теплился крохотный огонек надежды. Нужно избавиться от этих оков, а там видно будет.
        — И от нее не должно так ужасно вонять,  — медленно, растягивая каждое слово, произнес палач.
        — Тогда разрешите мне принять ванну.
        Чжи-Ган не ответил. Он по-прежнему продолжал смотреть на нее. Его взгляд уже не был таким напряженным. Казалось, он смотрел сквозь нее, думая о чем-то другом, и все же она явственно ощущала на себе его взгляд. Он давил на нее так, что у Анны появилось ощущение, как будто на ее плечах лежит тяжелый груз. Она потерлась спиной о стену. Как бы ей хотелось занять более удобное или, скорее, более достойное положение. Ей хотелось, чтобы с ее рук сняли цепи, чтобы ей позволили принять ванну. А лучше и то и другое. Все что угодно, только бы не думать о…
        — Неужели ты не можешь просто спокойно сидеть?
        Анна замерла на месте, пытаясь понять, что ему от нее нужно, и с нескрываемым интересом посмотрела на палача. Она прожила в этой стране уже десять лет и считала, что понимает китайцев лучше, чем кто-либо другой. Однако этот мужчина казался ей каким-то особенным. То он был жестоким и беспощадным, то спокойным и рассудительным. Там, где нужно проявлять хладнокровие и ясность ума, он почему-то демонстрировал безудержную ярость… Прищурившись, Анна внимательно посмотрела на него. Сейчас он был абсолютно спокоен, и она поняла, что последняя вспышка гнева была всего лишь демонстрацией силы, не более того. Но зачем ему это нужно?
        А самое главное, почему это так волнует ее? Какое ей дело до того, что задумал этот человек? По своему опыту Анна уже знала, что высокопоставленные китайские чиновники всегда что-то замышляют. Если она даже разгадает его намерения и сможет понять человека, который с детства приучен хитрить и изворачиваться, то какую пользу извлечет для себя?
        Анна вновь потрясла руками, и ее цепи громко зазвенели.
        — Какой смысл обреченной на смерть второй жене сидеть спокойно?  — пытаясь поддеть его, спросила она.
        — Чтобы приготовиться к смерти.
        Значит, в этой игре призом является ее жизнь.
        — А что, если я уже приготовилась к смерти?  — спросила она и тут же испугалась, ибо знала, что совершенно не готова к этому.
        — В таком случае твои тело и душа должны пребывать в мире и покое в ожидании последнего суда.
        — Вы рассуждаете совсем как христианин,  — задумчиво произнесла Анна. Конечно, миссионер не должен говорить подобные вещи, но она все-таки не сдержалась. Внутри нее словно загорелась какая-то искра, проснулся интерес к жизни. Такого она уже давно не испытывала.
        Пока она была занята своими мыслями, мандарин медленно наклонился вперед и с силой обхватил руками маленький столик. В его глазах появился темный огонь. Анна заметила, как от напряжения у него даже побелели костяшки пальцев.
        — Неужели ты думаешь, что только христианам дано понять, что такое проклятие?  — спросил он. Произнося слово «христиане», палач презрительно усмехнулся.  — Разве ты не знаешь, что китайцы тоже верят в то, что после смерти все люди предстают перед судом Божьим? Даже будучи закованной в цепи, ты проявляешь высокомерие и надменность! Я презираю тебя за твое тщеславие!
        Анна невольно отшатнулась, подняв от удивления брови, хотя внутренне она оставалась совершенно спокойной. Размышляя над тем, почему ее слова вызвали у него такую бурную реакцию, она поняла, что этот человек интересует ее все больше и больше. Видимо, она задела его за живое, коснулась больного места или чего-то очень важного для него.
        Повинуясь какому-то внезапному порыву, Анна вскочила на ноги. Ей не помешала даже веревка, стягивающая ее лодыжки. Теперь она стояла перед палачом, гордо выпрямившись, и молча смотрела на него, как смотрит на расстрельную команду осужденный на казнь человек. Именно в этот момент Анна приняла решение.
        Она хочет жить! Несмотря на то что перевес сил сейчас явно не в ее пользу, а в душу уже заползли смертельный холод и темнота, она хочет жить! И ради этого она готова на все — абсолютно на все,  — лишь бы обрести долгожданную свободу и уехать из Китая как можно скорее. Она будет лгать, изворачиваться, воровать. Она готова заплатить и более высокую цену за свою свободу. Кроме того, всеми этими грязными делишками ей уже приходилось заниматься. Однако сейчас она вполне сознательно решила ни перед чем не останавливаться. Она будет убивать, заниматься проституцией, делать все что угодно, только бы убежать из этой проклятой страны. И когда она окажется на корабле, увозящем ее из Китая, у нее начнется новая жизнь. Она постарается искупить все свои грехи и заслужить прощение. Может быть, она даже станет монахиней. Но сначала ей нужно попасть на этот благословенный корабль, а для этого она должна перехитрить императорского палача и его верного слугу.
        Ей было очень нелегко решиться на такое. Возможно, это решение было самым трудным в ее жизни, ведь она понимала, что готова совершить любое преступление, лишь бы приблизиться к заветной цели. Тем не менее Анна приняла его, почти не раздумывая, и, сбросив с души тяжелые оковы христианской морали, уже в следующее мгновение ощутила такую опьяняющую легкость, порочную, рожденную безнадежностью, что даже улыбнулась.
        Тем временем палач, похоже, успокоился. Вспышка гнева была весьма непродолжительной. Пообщавшись с ним всего какие-то считанные минуты, она поняла, что он подвержен частым переменам настроения. Его лютая, необузданная ярость быстро проходила. Он бросил на нее недовольный взгляд, явно не понимая причину ее радости. Анна снова улыбнулась. На ее лице появилась широкая лучезарная улыбка. Решив поиграть с ним, она придала своей позе большую раскованность. Может, добавить немного кокетства? В конце концов, он ведь мужчина и его не может не привлекать соблазнительное женское тело.
        Однако палач презрительно фыркнул и отвернулся.
        Значит, секс ему не нужен. Тогда чем же она может завоевать его расположение? Ответ напрашивался сам собой. Мешок с опиумом, висевший у нее под юбкой, это тяжелое бремя, которое угнетало ее и держало в постоянном страхе. Она знала, что палача этим не задобрить. Ей говорили, что его вообще невозможно подкупить. А как насчет слуг, матросов и солдат? Она допускала, что их, скорее всего, можно подкупить. Правда, ей придется действовать очень осторожно. Если кто-нибудь узнает, что у нее есть опиум, то его просто отберут, оставив ее ни с чем. А если, не дай бог, об этом узнает палач, она и глазом не успеет моргнуть, как он отсечет ей голову.
        Нет, сейчас ей нужно придумать что-нибудь другое, оставив опиум на крайний случай. Знать бы только что… Она задумчиво склонила голову, обдумывая свое положение.
        — Вы ведь не просто так подарили мне жизнь,  — наконец заговорила Анна. Ее голос звучал непринужденно и даже весело.  — Вам, судя по всему, что-то нужно от меня. Могу я узнать, что именно?
        Мандарин пожал плечами в ответ.
        — Может, я нужна для того, чтобы как-то развлечь вас и скрасить это утомительное путешествие?
        В этот момент матросы затянули какую-то заунывную песню. Сначала они просто перекликались друг с другом на своем жаргоне, а потом начали петь. Анна облегченно вздохнула, и на ее лице появилась искренняя улыбка. Теперь лодка плавно скользила по воде, и уже не было резких толчков, как тогда, когда ее тащила против течения сотня несчастных кули. Это значит, что они плывут на юг, постепенно приближаясь к Шанхаю и к тому кораблю, который увезет ее из этой страны.
        — Тогда нам помогут сказки «Тысяча и одна ночь»,  — внезапно сказала она.  — Я согласна.
        Он явно не понял, о чем она говорит, и ей пришлось объяснить:
        — Есть такая книга. В ней рассказывается об одной женщине, которая попала в плен к богатому и влиятельному мужчине. Она должна была развлекать его каждую ночь, но с одним условием: если рассказанная история покажется ему скучной, то утром ее ожидает казнь.
        — Как долго ей удалось продержаться?
        — Тысячу ночей, а потом ей вернули свободу,  — солгала Анна.
        — Из-за того, что она рассказывала сказки?
        Она кивнула в ответ.
        Палач откинулся на спинку кресла и скрестил на груди руки.
        — Такое развлечение не для меня. Я не люблю сказки.
        Анна и не надеялась удивить его этим, однако нужно же с чего-то начинать.
        — Вы в этом уверены?  — поддразнила она палача.
        Он улыбнулся. Но не сразу. Медленно, как бы нехотя, его губы растянулись, и на лице заиграла широкая и радостная улыбка.
        — Совершенно уверен, но ты можешь попробовать.
        — Тогда вы должны сейчас уйти и дать мне возможность принять ванну. Еще мне нужна чистая одежда и дорожный сундук для моих вещей.
        Он посмотрел на нее, удивленно вскинув брови.
        — Я должен выполнить все твои требования? С чего бы это?
        — Артисту нужны декорации. Я хочу придать моим сказкам большую привлекательность и для этого собираюсь воспользоваться некоторыми вещами, которые желательно сохранить в тайне,  — объяснила Анна, понимая, что ей обязательно нужно убедить палача выполнить ее требования.  — В мой сундук никто не должен заглядывать, иначе я не смогу удивить вас,  — добавила она.
        Чжи-Ган пристально смотрел на нее своими черными, как два глубоких омута, глазами. Эти глаза были совершенно непроницаемыми. Она молча ждала ответа, стараясь ничем не выдать своего волнения.
        — Очень хорошо,  — кивнув, спокойно произнес он, и ей показалось, что она уловила в его голосе нотки… разочарования.  — Все будет исполнено.  — Он резко поднялся с кресла и добавил: — А еще я прикажу Цзин-Ли наточить мои ножи для твоей казни.

        18 сентября 1876 г.

        Дорогой мистер Томпсон,
        Прошло уже девять месяцев с тех пор, как Ваша дорогая супруга Кэсси покинула этот мир. Все это время я заботилась об Анне как о своей собственной дочери. Она сидела с нами за одним столом, спала в одной кровати с моей Бет и даже ходила с нашей семьей по воскресеньям в церковь.
        Дело в том, что мой Сэм человек небогатый, да к тому же мы ожидаем прибавления в семействе. Скоро у нас родится еще один ребенок. От Вас же нет никаких вестей, Вы не помогаете нам деньгами. Поэтому мы не можем больше держать ее у себя.
        Выла бы она тихим и спокойным ребенком — другое дело. Мы, может быть, оставили бы ее в нашей семье. Знаете, мои мальчики обожают ее, но вот моя Бет боится Анну. Она пугает ее своим громким голосом и грубыми мальчишескими манерами. Вы все время проводите в море и редко бываете дома, поэтому, наверное, и не знаете, что Ваша Анна — девочка с характером. Вспышки гнева у нее часто сменяются угрюмым молчанием. Мы не можем понять, чем вызваны эти внезапные перемены настроения.
        Я отвела ее в миссию монахов-бенедиктинцев и оставила там с матерью Фрэнсис. Возможно, общение со святыми сестрами пойдет девочке на пользу и ее характер улучшится. Тогда, может быть, мы возьмем ее обратно в нашу семью, если, конечно, получим от Вас соответствующую денежную компенсацию. К тому же она очень много ест.
        Мать Фрэнсис отнеслась к ней с пониманием.

        Благослови Вас Господь. Миссис Сьюзан Миллер


        Глава 3
        Употребление опиума — это не пагубная привычка, а скорее утешение и даже благо для трудолюбивых китайцев.
    Из пресс-релиза, сделанного британской компанией «Джадайн, Мэтисон энд Ко» в 1858 году. Эта компания была самым большим поставщиком опиума в Китай.
        Чжи-Ган решил сделать так, чтобы белая женщина почувствовала себя в безопасности, и создал видимость, будто за ней никто не наблюдает. Он приказал слугам принести ванну и даже велел Цзин-Ли освободить для нее небольшой сундук. Однако он не вчера родился на свет и прекрасно понимал, что она не миссионер, а самый обычный наркокурьер. Палач повидал немало людей подобного сорта, многих из них он лично предал казни, поэтому безошибочно мог распознать их по внешнему виду и даже по выражению глаз. Но в этой женщине было нечто особенное. Чжи-Гана непреодолимо тянуло к ней, и это приводило его в бешенство.
        Чтобы пленница расслабилась и смогла спрятать свой опиум или деньги, а может, и еще кое-что похуже, он дал ей понять, что она в полной безопасности. Признаться, для палача это уже не имело никакого значения, ему расхотелось раскрывать ее секреты. Цзин-Ли все равно все найдет. Но он хотел, чтобы его загадочная белая женщина была необычной, ни на кого не похожей. Только так он мог оправдать то непреодолимое влечение, которое испытывал к ней, несмотря на то что она была всего лишь жалким наркокурьером и заслуживала жестокой смерти. Он знал это, но не убил ее. Она вызывала у него отвращение, и, тем не менее, он признавал ее право на личную жизнь. Именно поэтому он разрешил ей надежно спрятать все свои тайны.
        Чжи-Ган был человеком весьма переменчивого нрава и ненавидел себя за это. Он прекрасно знал этот свой недостаток и поэтому решил немного посидеть возле средней мачты. Здесь и ветер дул сильнее, и стук барабанов, задающих ритм гребцам-кули, был не таким оглушающим. Сейчас хорошо было бы что-нибудь почитать. Только во время чтения он не пользовался очками и поэтому особенно ценил эти минуты полной ясности и спокойствия.
        Вся команда знала о том, что он носит очки, и никто уже не боялся этого новомодного зла. Однако Цзин-Ли, и не без основания, все время беспокоился, когда палач при людях пользовался какой-нибудь вещью, привезенной из Европы. Сейчас наступили такие времена, когда стало небезопасно проявлять симпатию к белым варварам, а тем более пользоваться их изобретениями.
        Чжи-Ган улыбнулся. Если Цзин-Ли боялся одного вида западных очков, то как же он тогда отнесется к его белой жене? А ведь именно Цзин-Ли предложил взять ее с собой на лодку. Правда, он преследовал вполне определенную цель — хотел, чтобы никто не видел, как ее казнят. Он и представить себе не мог, что Чжи-Ган сохранит этой женщине жизнь. У самого палача не хватило бы смелости убить ее, несмотря на то что он отдал такой приказ.
        Чжи-Ган сидел, прислонившись к мачте. В какой-то момент он вдруг резко подался вперед, пытаясь разглядеть что-то своими близорукими глазами. Его внимание привлекли неясные силуэты, внезапно появившиеся на корме. Однако он не увидел ничего странного и не услышал никаких подозрительных звуков — ни женских криков, ни ругательств. Не услышал он и тихого плеска воды.
        Вскочив на ноги, он быстро побежал вперед, перепрыгивая через лежавший на палубе бамбуковый канат. Он двигался по палубе почти на ощупь. Ему пришлось много времени провести на этой лодке, поэтому он знал каждую дощечку, каждый мостик на палубе. Когда же он оказался на корме, то его охватил какой-то панический ужас.
        — Цзин-Ли!  — испуганно закричал он, совершенно не заботясь о том, что это проявление беспомощности и страха может повредить его репутации.  — Цзин-Ли!
        — Я здесь!  — отозвался его друг и, подбежав к Чжи-Гану, упал перед ним на колени. Он почтительно склонил голову, коснувшись палубы. В его действиях не было ничего необычного. Он вел себя так, как и подобает верному слуге. Но он был явно раздражен.
        — Чем ты занимался?  — требовательно спросил Чжи-Ган.
        — Выполнял ваши приказания, господин. Наполнил водой ванну, принес шелковый халат,  — ответил Цзин-Ли и осмелился слегка приподнять голову. Он молчал, однако выражение его лица было красноречивее всяких слов. Его слуга пребывал в состоянии полного замешательства.
        Чжи-Ган прищурился, пытаясь вглядеться в лицо друга.
        — Чем ты занимался?  — снова спросил он, понизив голос до шепота.
        Цзин-Ли нехотя произнес:
        — Тем, что у меня получается лучше всего.  — Видя, что Чжи-Ган продолжает молчать, слуга решил во всем признаться.  — Я подглядывал,  — прошептал он.
        Чжи-Ган нахмурился, пытаясь понять, о чем он говорит. Когда же до него дошел смысл слов Цзин-Ли, он почувствовал себя полным тупицей. Конечно же, в крошечной комнатке, находившейся на верхней палубе, имелись маленькие смотровые отверстия. Ведь ее стены были сделаны из бамбуковых циновок! Цзин-Ли нашел эти небольшие отверстия и через них подглядывал в спальню Чжи-Гана. Так вот, значит, чем он занимался! Его слуга шпионил. Однако нужно заметить, что только благодаря его таланту они избежали смерти и не сидели сейчас под арестом вместе с императором в Летнем дворце, а выполняли важное поручение и плыли на лодке в один из южных портов. Но Чжи-Гана это все-таки разозлило.
        — Где именно?  — сердито спросил он. Схватив Цзин-Ли за руку, он заставил его встать с колен.  — Покажи мне.
        — Вы ведь господин,  — прошептал Цзин-Ли.  — Это недостойно…  — пробормотал он, хотя прекрасно понимал, что Чжи-Гана уже не остановить. Тяжело вздохнув, слуга повел его к маленькой комнатке.
        Проходя возле тонких бамбуковых перегородок, они двигались как можно тише. Здесь, на самом верху, между бочками с водой, имелось небольшое пространство. Цзин-Ли даже принес сюда старое одеяло и, свернув его как подушку, положил на пол для того, чтобы шпиону удобнее было сидеть.
        Чжи-Ган нахмурился.
        — И как часто ты подсматривал за мной? Неужели ты наблюдал даже за тем, как я испражняюсь?
        Цзин-Ли пожал плечами.
        — Моя жизнь в ваших руках. Ваша безопасность для меня превыше всего,  — сказал он и начал отодвигать одну из бочек, чтобы хватило места для двоих.
        Чжи-Ган схватил друга за руку и сказал:
        — Пойди узнай, когда мы прибываем в провинцию Цзянсу.
        Цзин-Ли был искренне удивлен.
        — Но… почему?
        Чжи-Ган не ответил ему. Сколько раз, находясь в своих апартаментах в Запретном городе, они вместе подглядывали за женщинами еще более низкого происхождения! Когда им было лет по тринадцать — пятнадцать, дом тетки Цзин-Ли был их излюбленным местом. В стенах этого дома были проделаны смотровые отверстия, чтобы можно было наблюдать за тем, что происходит на женской половине дома.
        Однако этот случай был особенным. Да и женщина была особенной. Чжи-Ган не желал потакать похотливым желаниям своего друга. Он не мог понять почему, но ему казалось, что это может опорочить белую женщину. Его раздражало, что сам он не способен найти этому объяснение, но решения своего менять не собирался.
        — Ты не будешь подглядывать за этой женщиной.
        Лицо Цзин-Ли потемнело от злости, и он крепко сжал кулаки.
        — Наслаждайся ею, Чжи-Ган, но смотри, чтобы это не переросло в сильное увлечение,  — предупредил он друга.  — Она должна умереть еще до того, как мы приедем в Цзянсу.
        Чжи-Ган, понимая, что это чистая правда, вдруг почувствовал, как в нем закипает ярость, сильная и жгучая.
        — Не смей указывать мне!  — раздраженно крикнул палач.  — Если бы не я, ты бы сейчас лежал мертвым рядом с охранником императора!  — напомнил он Цзин-Ли. Несмотря на то что тот был опытным шпионом, спастись им помогли только острые ножи, которыми Чжи-Ган, будучи императорским палачом, казнил преступников. Им удалось спастись самим, но не удалось спасти императора.
        Цзин-Ли очень хотелось возразить другу, однако он промолчал. После довольно продолжительной паузы он поклонился и зашагал прочь, напоследок бросив Чжи-Гану:
        — Попользуйся ею. Только сделай это грубо, друг мой. Я же позабочусь о том, чтобы ее смерть была похожа на экстаз, мощный и впечатляющий.
        Чжи-Ган едва сдержался, чтобы не нагрубить в ответ на эти оскорбительные слова. В отличие от других мужчин, равных ему по возрасту и социальному положению, он никогда не предавался жестоким постельным утехам. Когда он видел истекающих кровью и сплошь покрытых синяками женщин, его энергия кви приходила в такое волнение, что он чувствовал себя больным. Самым развращенным его соотечественникам нравилось душить своих партнерш во время любовных утех. Столь жестокое развлечение привезли в Китай белые варвары. Для Чжи-Гана эти «забавы» были неприемлемы, хотя он знал, что, если его жена умрет подобным образом, ему не придется давать каких-либо объяснений: ее смерть будет воспринята как вполне естественная.
        Внимание Чжи-Гана отвлекли какие-то звуки, доносившиеся из его спальни. Услышав тихий вздох и плеск воды, он отчаянно пытался заставить себя не смотреть на белую женщину, однако ему так хотелось увидеть ее, что он в конце концов поддался искушению. Ему нужно было понять, что же в ней так сильно привлекало его. Моментально забыв о своей перепалке с Цзин-Ли, он поудобнее уселся на одеяле и прижался лицом к смотровому отверстию. На самом деле здесь было два смотровых отверстия, чтобы шпиону было удобнее наблюдать. Однако Чжи-Ган ничего не видел. Тихо выругавшись, он надел очки. Когда очертания комнаты стали более четкими, а неясный свет ярким, он наконец смог разглядеть, что происходит внутри.
        В комнате никого не было. Он видел только деревянную ванну, но… Внезапно из воды появилась длинная нога. Он ее отчетливо видел. Но видение быстро исчезло. Стол, стоявший в комнате, мешал обзору. И зачем он только поставил этот чертов стол в комнате?
        В этот момент Чжи-Ган снова услышал громкий плеск воды. Видимо, женщина вынырнула из воды. Он не понимал, почему ему так хорошо все слышно. До него доносились звуки падающих на пол капель, ее дыхание. Он слышал, как с ее волос стекает вода.
        Она была такой… подвижной, что ли. Это первое, что пришло ему в голову, когда он ее увидел. Принимая во внимание его мужские устремления, возраст и общественное положение, было понятно, что Чжи-Ган имел сексуальные отношения со многими китайскими женщинами. Все эти женщины походили друг на друга: они были маленького роста, с миниатюрными ручками, маленькой грудью и перевязанными ступнями ног. Но эта женщина была совершенно иной. Казалось, что ванна, в которой она сидела, была мала для нее. Ее ноги, насколько он мог видеть, были крепкими, руки довольно крупными, а плечи широкими. Однако более всего его поразили ее груди. Большие и тяжелые, они все время подпрыгивали, когда женщина выжимала воду из своих волос.
        Чжи-Ган был очарован. Четкая, красиво изогнутая линия спины. Наверное, она голодала, потому что на ее худом теле хорошо были видны ребра. И все же, несмотря на это, ее груди качались, как два спелых грейпфрута. Интересно, ее кожа такая же упругая, как и их кожура? У него даже руки зачесались — так ему захотелось прикоснуться к ее груди. Он только на секунду представил себе, какие ее груди сладкие на вкус, и у него, что называется, слюнки потекли от удовольствия. Он мог бы гладить и гладить эту прекрасную плоть, а потом еще долго ласкать ее языком и губами, слегка посасывая.
        Наконец она отжала воду из волос и, подняв руки, закрутила тяжелую массу узлом на затылке. Сейчас, когда ее руки были подняты, груди тоже поднялись вверх, и Чжи-Ган впервые увидел, какие у белых женщин соски. Он думал, что они будут такими же бледными, как и ее кожа, однако теперь понял, что это не так. Ее соски были темными, как чернила, сделанные из чайных листьев. Они сжались от холода и приняли необычную форму, став более круглыми и выпуклыми, однако от этого не потеряли своей привлекательности. Чжи-Ган долго смотрел на них, пытаясь вспомнить, на какой же из известных ему цветов похожи по форме эти маленькие коричневые головки. Он так ничего и не придумал, хотя ему безумно хотелось взять их в рот и поласкать языком.
        От напряжения у него бешено колотилось сердце, он широко раздвинул ноги для того, чтобы его орган чувствовал себя более свободно. Ему очень хотелось самому к нему прикоснуться и унять боль, которую вызвала эта женщина, но Чжи-Ган решил воздержаться от этого. Не подобает такому мужчине, как он, занимающему высокое положение в обществе, удовлетворять себя, сидя в укромном месте на палубе.
        Но не смотреть на нее он не мог. Женщина наклонилась над краем ванны и своими длинными пальцами попыталась достать что-то лежавшее на полу Мыло. Это был кусок простого китайского мыла. Таким мылом обычно пользуются жены рыбаков. И в первый раз с тех пор, как он сбежал из Пекина, Чжи-Ган пожалел о том, что не захватил с собой розовое европейское мыло. Ее кожа после купания источала бы сладчайший цветочный аромат.
        Обильно намылившись, женщина энергично терла свое тело. Он слышал о том, что белые люди всегда очень тщательно моются, однако то, что он увидел, превзошло все его ожидания. Не пропуская ни одного изгиба, ни одной впадинки на теле, она все терла и терла себя до тех пор, пока ее кожа не порозовела. Он уловил это нежное розовое свечение даже на расстоянии. В результате такого упорного труда ее лицо, длинная шея, белые плечи и изящные руки теперь, казалось, горели огнем. И он почувствовал, что его член стал тяжелым и затрепетал от возбуждения.
        Потом она принялась за свои груди, но им было уделено не так много времени, как другим частям тела, и Чжи-Ган разочарованно вздохнул. И все же наблюдать за тем, как женщина поглаживала их и поднимала вверх, было истинным наслаждением. А когда она сжала руками мочалку и струя воды полилась ей прямо на грудь, он едва удержался, чтобы не испустить семя. Он не мог оторваться от этой прозрачной струи воды, которая омывала ее груди, а потом, стекая на бедра, разбивалась на мелкие капельки.
        По правде говоря, Чжи-Ган не видел всех этих подробностей — скорее, его воображение дорисовало прекрасную картину. Он мысленно представлял, как слизывает с ее кожи сверкающие капельки, и наслаждался необыкновенным видением. Должно быть, он слишком громко вздохнул или пошевелился, ибо женщина внезапно замерла и испуганно огляделась вокруг. Согнув ноги, она встала на колени и крепко схватилась руками за края ванны. Потом она наклонилась и, медленно поворачивая голову, начала внимательно осматривать полутемную комнату.
        У Чжи-Гана, который не сводил с нее глаз, кровь просто вскипела от возбуждения. А женщина тем временем медленно поворачивалась, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, словно давая ему возможность полностью рассмотреть ее прекрасное тело. Он смог хорошо разглядеть ее груди, наблюдая за тем, как они легонько подпрыгивают при каждом движении, и представил, что прелестные капельки воды, блестевшие на ее теле, это капельки волшебных духов с чарующим ароматом.
        Потом женщина успокоилась, поверив, что, кроме нее, в комнате больше никого нет, и, запрокинув голову, прислонилась спиной к стенке ванны. Подтянув ноги, она плотно прижала колени к груди. Ее груди стали похожими на две пухлые подушки.
        После этого она медленно вытянула обе ноги вверх, чем привела Чжи-Гана в полный восторг. Скорее всего, она сделала это для того, чтобы мыльная вода стекла с ее ног в ванную. Боже мой, какие же у нее длинные ноги! Он и не предполагал, что они могут быть такими длинными. Это и понятно, ведь ей все время приходилось сутулиться, низко склоняя голову, чтобы скрыть свой рост. Она же пыталась выдать себя за китаянку.
        Стол, стоявший в комнате, больше не мешал ему наблюдать за ней. Ее ноги сейчас находились над поверхностью стола. Она двигалась так плавно, что он даже не замечал, как сжимаются и разжимаются мышцы под ее гладкой фарфоровой кожей. Спустив одну ногу за край ванны, она слегка покачала ею. Другую же ногу она подтянула к себе так, как будто бы собиралась ее намылить. Чжи-Ган обратил внимание на ее крошечные пальчики и на большую, сильную ступню. Ему никогда не нравился обычай китайцев хань бинтовать ступни ног, и он улыбнулся, увидев, как она просовывает пальцы рук между маленькими пальчиками ног.
        Как же прекрасна эта большая, полная ступня! Он хорошо помнил, как кричала от боли его сестра, когда ей бинтовали ступни. С тех самых пор вид искалеченных ступней, приобретавших со временем форму золотого лотоса, вызывал у него тошноту и головокружение. Однако большие ступни этой женщины нравились ему, а ее сильное тело казалось прекрасным.
        Тем временем она принялась намыливать свою ступню, медленно сгибая ногу и пытаясь дотянуться до нее руками. Потом, разогнув ногу, она стала поднимать ее все выше и выше, а ее руки при этом медленно заскользили вниз от лодыжки к колену. Слегка согнув колено, она намылила внутреннюю поверхность бедра.
        Чжи-Ган затаил дыхание и широко раскрыл рот, увидев, как женщина опустила в воду мочалку. При этом ее нога оставалась поднятой. Он пришел в дикий восторг, когда она подтянула к себе ногу, высоко подняла руки (при этом ее груди тоже поднялись) и выжала воду из мочалки. Этот поток воды стал для него долгожданным облегчением, и он восторженно вздохнул.
        На ее лодыжке он заметил большой мыльный пузырь. Пролившийся поток воды смыл его, и он исчез навсегда, но только не для Чжи-Гана. Он мысленно все еще видел его, представляя, как вода скользит по ее ноге от лодыжки до колена, а потом еще ниже, к тому островку темных волос, который был скрыт от глаз. Он так ясно все это себе представил, что ему пришлось приложить немало усилий, чтобы подавить вырвавшийся у него стон. А затем он вообразил, что кладет свои руки на ее бедра и глубоко входит в нее, и его снова охватило сильное возбуждение. Его дракон опять зашевелился, высоко поднял свою голову и вытянулся во весь рост. Он проткнет этот мыльный пузырек, который находится между ее бедрами. Он раздвинет ее бедра так, чтобы она смогла сомкнуть свои длинные ноги на его талии. После этого он возьмет в руки мочалку, проведет ею сначала по ее груди, потом по животу и опустится прямо к лепесткам лотоса.
        Чжи-Ган снова и снова представлял себе все это. Она же тем временем намылила вторую ногу, потом тщательно потерла ее и ополоснула водой. Китайские женщины так основательно моются только перед тем, как… У него снова все помутилось в голове. Не может этого быть! Неужели белая женщина приготовилась отдаться ему в обмен на свою свободу? Это слишком заманчиво для того, чтобы быть правдой. Она очень красива, и он, глядя на нее, уже достиг пика наслаждения. Его семя излилось прямо на нижнее белье.
        Внезапно женщина насторожилась и пристально оглядела комнату. Чжи-Ган не мог понять, зачем она это сделала. Может, она слишком разволновалась? Или ей просто очень хотелось осмотреть комнату? Нет, скорее всего, она чего-то испугалась и решила еще раз оглядеться по сторонам. Только оказавшись в плену, женщина может поверить в то, что за ней никто не наблюдает. Однако его учитель-англичанин рассказывал ему о том, что белые женщины в детстве ведут чрезвычайно уединенный образ жизни. Наверное, эта женщина действительно является монахиней. Скорее всего, сестру Марию еще в раннем детстве поместили в один из христианских монастырей. Только так можно объяснить то, что она совершенно ничего не знает о мирской жизни.
        Потом он увидел еще более захватывающее зрелище. Женщина положила обе ноги на край ванны и вновь запрокинула голову, как будто ей хотелось отдохнуть. Но ее руки продолжали двигаться. Одной рукой она коснулась шеи и медленно опустила ее на грудь, а другой обхватила левую грудь и сжала ее так, что большой палец коснулся соска.
        Чжи-Ган обратил внимание на то, что ее движения были какими-то неуклюжими. Она не была похожа на рабыню, которая заученными и хорошо отработанными движениями пытается соблазнить своего господина. Она не предлагала свою грудь наблюдавшему за ней человеку, кокетливо поглядывая на него из-под полуопущенных ресниц. Сестра Мария плотно смежила веки. Казалось, что все это она проделывает исключительно для собственного удовольствия.
        Через несколько секунд она подняла свою правую руку и положила ее себе на бедро. Край деревянной ванны частично закрывал ее длинные пальцы, а затем они и вовсе исчезли.
        Она же не собирается… Чжи-Ган замер в предвкушении. Именно этим она и намеревалась заняться. Уже в следующее мгновение он увидел, что ее кожа покраснела от напряжения, услышал тихий плеск воды. А еще он увидел, как она выгнула шею, откинув назад голову, и прижала руку к своему интимному месту. И это окончательно убедило его в том, что он не ошибся.
        Он еще сильнее прижался лицом к бамбуковой стенке, так что дужка очков больно врезалась в переносицу. Чжи-Ган видел, как женщина закусила губу (скорее всего, чтобы не проронить ни звука), однако он все равно слышал ее. Его воображение быстро дорисовало недостающие детали. Она ласкала себя своими длинными пальцами, и ее бедра то поднимались, то опускались, подчиняясь четкому ритму. Она двигалась все быстрее и быстрее, и в такт ее движениям из ванны выплескивалась вода. Он заметил, как сжалось ее горло, и представил, что сейчас целует эту впадину под округлым подбородком. Ему нравилось прижиматься ухом к щеке женщины и целовать жилку, пульсирующую на шее. Ему нравилось слушать прерывистое дыхание и ощущать языком, как бьется ее сердце.
        В какой-то момент она убрала левую руку с груди и схватилась ею за край деревянной ванны. От напряжения у нее даже побелели кончики пальцев. При этом ее бедра двигались в бешеном ритме, а рот был слегка приоткрыт от волнения.
        Именно в этот миг она достигла кульминации. Потом, устало потянувшись, женщина снова легла в ванну. Ему очень хотелось, чтобы она приподняла свой живот над водой, так чтобы он хотя бы на мгновение смог увидеть средоточие ее энергии инь. Сейчас ему помогло бы все что угодно — ее дрожащий белый живот, длинные и гибкие пальцы, напрягшаяся грудь. Но больше всего Чжи-Ган хотел увидеть алые сморщившиеся лепестки ее лотоса, которые так манили его, когда он отдался во власть своего воображения.
        Женщина продолжала неподвижно лежать в ванне, и он, конечно же, ничего не увидел. Однако он ясно представлял все, что ему не удалось увидеть, и, крепко сжав руку, входил в нее все глубже и глубже, пока, как и она, не достиг желанного облегчения. У него зашумело в голове и потемнело в глазах, и из-за этой темноты он уже не видел ее. Но он вообразил, что все еще находится внутри нее, и осторожно сжимал пальцами свой орган. Так обычно сжимают флейту, когда играют на ней. Так сжимало бы его дракона ее лоно. А еще он целовал ее трепетные губы, воздавая дань уважения ее доброй душе и прекрасному телу.
        Когда Чжи-Ган успокоился и его сердце перестало учащенно биться, она уже вылезла из ванны. Резко, как будто бы устыдившись того, что она сделала, женщина схватила полотенце и укуталась в него по самую шею. Он уже не видел ее тела, не видел того, что секунду назад мысленно целовал и ласкал. Однако это внезапное проявление скромности сделало ее еще прекраснее, и Чжи-Ган, затаив дыхание, еще сильнее прижал свои очки к бамбуковой перегородке, молясь о том, чтобы увидеть еще хотя бы кусочек ее тела.
        Но он так ничего и не увидел, хотя она одевалась прямо перед ним. Она слишком низко наклонилась, и злополучный стол снова закрыл весь обзор. Но теперь Чжи-Ган уже не жалел об этом. Ее образ навсегда запечатлелся в его душе, и он не сомневался, что запомнит этот день на долгие-долгие годы. День, когда он в первый раз увидел свою белую жену.
        Он ощущал в душе невероятную легкость. Это состояние длилось почти целый час. Этого времени хватило на то, чтобы белая женщина успела одеться и расчесать свои волосы. Что касается палача, то он погрузился в легкую дремоту и, усыпленный мерным покачиванием лодки, заснул, несмотря на то что сидел в неудобной позе, зажатый между деревянными бочками. Он ощущал такое блаженство, что с трудом открыл глаза, когда Цзин-Ли приставил нож к горлу его жены.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН
        22 февраля 1880 г.

        Сестра Мэри заставила меня записывать все мои грехи. Она хочет, чтобы я покаялась во всем на бумаге и попросила прощения у Господа нашего милостивого, Иисуса Христа. Вот мои грехи.
        Я ненавижу Сюзанну. Эта девчонка считает, что она лучше меня, потому что у нее есть мать, которая навещает ее. Она не сирота. Но ведь у меня тоже есть отец. Моя мама похоронена на кладбище возле часовни, а мой папа подарил мне кольцо с жемчужиной, когда последний раз приплывал в наш порт. И еще он подарил мне куклу, которую привез из Индии. Это самая красивая на свете кукла. У меня есть отец, и он жив, слышите, жив. Поэтому я и ненавижу Сюзанну.
        Я терпеть не могу читать Библию. Мне нет никакого дела до того, что Иисус исцелял больных и излечивал калек, так что потом они снова могли ходить. Все это происходило давным-давно и далеко от Китая. Он больше никому не помогает. Молюсь я или нет, но мне все равно приходится вычищать блевотину, вытирать мочу и еще много чего похуже. Так зачем я буду изучать деяния того, кто уже давно умер и больше никому не помогает?
        Как плохо, что я белая! Китайские девочки приходят сюда и сидят рядом со своими матерями. Они перемешивают в чанах белье и играют со своими братьями и сестрами. Они не грязные язычники, как говорит про них сестра Моулефейс. Они здоровые и счастливые и живут в своей родной стране. Как жаль, что я не китаянка.
        Моего отца уже нет четыре месяца, две недели и четыре дня. Это значит, что я уже один месяц, одну неделю и три дня смотрю на дорогу, не идет ли он. Он сказал, что по пути из Англии привезет мне новую куклу. Он самый лучший папа на свете. Он намного лучше, чем эта глупая мама Сюзанны, которая выглядит как куча навоза, хотя от нее и пахнет цветами.


        Глава 4
        Вы только посмотрите! Под сенью рощи кедровой
        Таинственная пропасть протянулась
        к подножию холма зеленого.
        Дикое место! Такое же священное и чарующее,
        Как призрак демона-любовника, вечно преследуемый
        Под ущербной луной
        Плачущей о нем женщиной!
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Анна посмотрела на свои руки, а потом слегка похлопала себя по бедрам, ощутив под пальцами мягкий струящийся шелк и чисто вымытое тело. Ей еще никогда в жизни не приходилось носить ничего похожего на это чудесное платье из желтого шелка. Прошло уже больше года с тех пор, как она последний раз принимала ванну. Именно так — долго и в свое удовольствие. Она должна была чувствовать себя расслабленной и отдохнувшей, по-особенному чистой, но вместо этого ощущала какую-то неясную тревогу. Не то чтобы она чувствовала себя виноватой, нет. Просто не такой добродетельной, как раньше.
        К счастью, чувство вины ей было хорошо знакомо, и Анна уже научилась не обращать на него внимания. У нее даже имелось оправдание — она поклялась, что сделает все возможное, чтобы спасти свою жизнь. Чего стоит этот маленький спектакль по сравнению с ее жизнью? Если, удовлетворяя себя, она сумела понравиться палачу, любителю эротических сцен, то, значит, так тому и быть. Она не должна испытывать по этому поводу никаких угрызений совести. Она просто спасает свою жизнь.
        Она сделала это специально, желая подразнить мандарина, который наверняка за ней подглядывал. Зачем она так поступила? Зачем засунула пальцы между ног и совершила то, против чего предостерегают священники в каждой своей проповеди со времен основания Церкви? Да потому, что ее собираются казнить. Какая же она глупая! В первую очередь нужно думать о том, как дожить до завтрашнего дня, а не о том, чего ей это будет стоить. Однако, стараясь быть честной с самой собой, Анна призналась, что в последние часы жизни ей хотелось получить хотя бы немного удовольствия и перед окончанием своего земного существования пережить экстаз. Все это, конечно, глупо, но она не смогла себя остановить. Ей необходимо было облегчение. Она должна была почувствовать — пусть даже с помощью собственной руки,  — что же делает жизнь прекрасной. Когда она коснулась себя, ее эротическая мечта снова предстала перед ней, наполнив содержанием последние в ее жизни сладостные минуты.
        И вот теперь ей предстояло принять смерть. Анна даже не вздрогнула, ощутив прикосновение холодного лезвия, которое скользнуло по ее плечу, целясь прямо в горло. Она почувствовала свежее дыхание ветра, когда ее враг приподнял тяжелую занавеску и вошел в комнату. Она ясно слышала его тяжелое дыхание и видела, как он занес над ее головой сверкающий клинок. Кто-то же должен был прийти, чтобы убить ее. Это, наверное, кара Господня за ее распутство.
        А может, и нет. Она быстро ударила нападавшего локтем по ребрам, и нож не успел коснуться ее шеи. Кроме того, этот человек — теперь она видела, что это был Цзин-Ли,  — очевидно, совершенно не знал, как нужно перерезать горло. Он как-то неуверенно держал нож в руках, да и ее не сумел схватить так, чтобы она не смогла даже пошевельнуться. Ей легко удалось выбить у него оружие. Потом она вырвалась из крепких рук и с силой ударила мужчину в грудь.
        Цзин-Ли пошатнулся, отклонился назад и ударился о ванну. Конечно, было бы лучше, если бы он упал плашмя, однако этого не произошло. Что ж, значит, все это быстро закончится. К несчастью, он попытался остановить падение и вытянул руку вперед. Но рука оказалась полностью под водой, и он ударился подбородком о край деревянной ванны. Стараясь восстановить равновесие, Цзин-Ли быстро перебирал ногами по мокрому полу, чтобы найти точку опоры, и, естественно, поскользнулся. Так как ноги уже не держали его, он наклонился вперед и с размаху ударился шеей о край ванны. Когда Цзин-Ли застонал от боли, ей даже захотелось помочь ему. Разумеется, Анна не собиралась убивать этого человека, ей нужно было только обезоружить его. Но его ноги так сильно дергались, что она побоялась подойти к нему поближе. Потом он свалил стол, на котором, к счастью, не было ни чернильницы, ни кистей, и углом этого тяжелого бамбукового стола ей придавило юбку. Хотя слуга отчаянно кричал и громко ругался, Анна все же услышала треск материи. Посмотрев вниз, она едва сдержалась, чтобы не выругаться самой.
        Ее юбка разорвалась именно в том месте, куда упал край стола, и дыра эта по форме напоминала перевернутую букву V. Теперь левая нога Анны была абсолютно голой. К тому же тяжелый стол оцарапал ее кожу до крови. Она и сама не понимала, что ее раздражало больше.
        В этот момент кто-то резко сорвал вышитую шелком занавеску, закрывавшую дверь, и комната наполнилась ярким светом. В нее ворвался палач, похожий на карающего ангела возмездия. Его лицо выражало безграничную ярость, а длинная черная косичка резко подпрыгивала и билась о спину. Внезапно он куда-то исчез.
        Анна не сразу поняла, что палач просто грохнулся на пол. Он так спешил ей на помощь, что поскользнулся на мокром полу. Однако, в отличие от своего слуги, он упал очень аккуратно, успев вытянуть вперед руки, как будто собирался отжиматься от пола. У него была хорошая координация, и он быстро вскочил на ноги, а потом снова упал, подтянув под себя колени. Через несколько секунд он-таки встал на ноги и теперь уже выглядел совершенно спокойным, хотя его дорогая шелковая одежда намокла и потемнела.
        В следующее мгновение палач сделал такое, что ей и в голову не могло прийти. Он громко рассмеялся, а потом, едва отдышавшись, снова захохотал.
        — Хорошо, что ты не палач, Цзин-Ли. Иначе ты бы просто умер от голода,  — сказал он и снова залился веселым безудержным смехом.
        С трудом подняв отяжелевшую голову от края ванны, слуга наконец посмотрел на своего господина. Его мокрое лицо было перекошено от злобы, а шея счесана до крови. В общем, Цзин-Ли выглядел не лучшим образом. Анна не знала, что у него такие большие руки, пока не увидела его кулаки. Неужели он осмелится ударить своего господина? Когда слуга решительным движением убрал прилипшую к лицу косичку, она с ужасом подумала, что так оно и будет. Разозлившись, этот человек полностью терял над собой контроль. Он превращался в бешеного быка, который мог сокрушить все, что попадалось ему на пути.
        Но палач продолжал смеяться, не обращая внимания на угрожавшую ему опасность. Анна быстро осмотрелась по сторонам, пытаясь найти нож. Она увидела, что он лежит под одной из подушек, и незаметно пододвинула его к себе. Так, на всякий случай. Возможно, он ей еще понадобится.
        Конечно же, ее движение не укрылось от палача.
        — Видишь, Цзин-Ли,  — сказал он по-китайски, указав на нее рукой.  — Она теперь вооружена. Мы с тобой просто глупые мальчишки, ведь нас смогла победить белая монахиня!
        Слуга посмотрел на нее, прищурив глаза. С него уже не стекала вода, однако лицо было мрачным и злым. Анна сжала рукой нож и медленно вытянула его перед собой. Она понимала, что вряд ли сможет спасти себе жизнь, но надеялась, что сумеет ранить кого-нибудь из них. Во всяком случае, пока не прибегут на помощь другие слуги.
        Она заняла удобную позицию и приготовилась к сражению. Глядя на нее, палач перестал смеяться и замолчал. Эта гнетущая тишина окончательно вывела из себя Цзин-Ли, побледневшего как полотно. Он выжидающе посмотрел на своего господина. У него дрожали губы не то от злости, не то от волнения. И тут тишину нарушил мандарин.
        Он слегка наклонился вперед и заговорщически прошептал:
        — Что бы сказала твоя тетка, если бы она увидела нас сейчас?
        Слуга покачал головой.
        — Она бы ничего не сказала. Нас бы просто выпороли и уложили в постель.
        — Но что бы она поведала своим дамам?
        Цзин-Ли улыбнулся.
        — Рассказала бы им все до мельчайших подробностей.
        — И конечно же, преувеличила бы.
        — Сказала бы, что я чуть не утонул…
        — И что я упал прямо на тебя, придавив своим телом, так что ты оказался под водой…


        — А монахиня стала бы старой слепой женщиной, которая и нож-то не может удержать в своих немощных руках.
        Они оба снова залились веселым смехом, а Анна незаметным движение спрятала нож в складках своей юбки. Тем временем слуга поднялся на ноги и помог подняться своему господину.
        — Ты получил по заслугам,  — сказал ему палач.  — Я запрещаю тебе убивать ее.
        Слуга недовольно поморщился, глядя на своего хозяина.
        — Ты не должен оставлять ее в живых. Она привлекает слишком много внимания.
        — Мы можем спрятать ее в паланкине. Никто не увидит ее лица.
        Слуга от досады развел руками.
        — Ты, наверное, совсем лишился рассудка? Белая женщина будет для нас обузой!  — воскликнул он, шагнув вперед и громко топнув ногой.  — Похоть затуманила твой ум! Женщины хань, белые женщины, красавицы с большими грудями и с маленькими ступнями — любые. Все они будут твоими, но только после того, как мы приедем в Шанхай!
        Он закончил свою тираду и глубоко вздохнул. Мужчины стояли друг против друга. Палач был немного выше, зато его слуга и друг имел более крепкое сложение. Или, по крайней мере, так казалось со стороны. Но чем больше кричал и волновался слуга, тем хладнокровнее казался мандарин. Его лицо оставалось невозмутимым. Он не шевелился, а стоял спокойно и даже несколько расслабленно. Однако когда он заговорил, сразу стало понятно, на чьей стороне сила.
        — Ты, наверное, забыл, что назвался моим слугой. Поэтому попридержи язык.
        Они разговаривали на мандаринском диалекте, на той его разновидности, на которой общались при императорском дворе. Они, очевидно, думали, что Анна ничего не понимает, а она старалась этого не показывать. Она знала, что китайцы, как и англичане, часто держат у себя слуг целыми семьями. Дети при этом очень часто воспитываются вместе, и поэтому между ними складываются дружеские, даже весьма фамильярные отношения. В том числе между слугой и господином. Но мандарин произнес слово «назвался». Друг, который назвался его слугой. По всей видимости, здесь что-то нечисто.
        Тем временем слуга недовольно поморщился. Говорил он теперь более спокойно и даже почтительно, но его лицо продолжало пылать праведным гневом.
        — Слишком опасно оставлять ее в живых.
        — Она — моя жена, и ты не посмеешь к ней прикоснуться до тех пор, пока я не прикажу тебе.
        — У тебя есть другие жены,  — проворчал слуга.
        Анна изо всех сил пыталась сохранять спокойствие. Конечно же, она — младшая жена. Третья, четвертая, а может быть, сто четвертая. Какое, однако, это имеет значение? И все-таки, несмотря на то что палач рассказал о своих бывших женах, отрекшись от них одним легким движением руки, она расстроилась.
        — Две моих жены умерли, а третья сбежала,  — сказал он, нахмурившись.  — Где она сейчас?
        — Сопровождает мою мать в поездке в Кантон. Она все еще ругает на чем свет стоит твои яички и клянется, что отрежет их, если ты снова приедешь за ней.
        Мандарин пожал плечами и ухмыльнулся.
        — Слава богу, такого никогда не случится,  — сказал он и посмотрел на Анну.  — Значит, у меня достаточное количество жен, и сейчас я могу наслаждаться теми женщинами, которых я хочу,  — упрямо произнес он. А затем, обратившись к ней, заговорил непринужденно и даже весело: — Ты осознаешь это, жена? Твоя жизнь целиком и полностью зависит от меня.
        Анна не ответила, делая вид, что не поняла, о чем идет речь. Конечно, у нее не возникало никаких сомнений относительно того, что ей вряд ли удастся одурачить мандарина, однако его друг, пожав плечами, продолжал гнуть свою линию.
        — Зачем ты играешь со смертью? Она — женщина из племени белых людей. От них всегда одни только неприятности.
        — Ты сейчас повторяешь слова своей тетки, а твой ум молчит. Как ты сможешь жить среди белых в Шанхае, если ты о них такого мнения?
        Цзин-Ли нарочито тяжело вздохнул.
        — Боюсь, что многие из них — больные люди. Я тоже, скорее всего, умру через год,  — сказал он и бросил на Анну мрачный взгляд.  — И тебя ожидает такая же участь, если ты не перестанешь потакать своим плотским желаниям, связываясь с кем попало,  — добавил Цзин-Ли и наклонился вперед, как бы давая понять палачу, что он должен прислушаться к его словам.  — Мы не можем взять ее с собой в Цзянсу. Это слишком маленький городок. Нам не удастся ее спрятать.
        Мандарин пристально посмотрел на слугу и весь как-то напрягся. Однако уже через минуту его волнение улеглось.
        — Я знаю это,  — после паузы сказал он.
        Анне очень хотелось выйти вперед и потребовать объяснений по поводу того, что она сейчас услышала. Как далеко находится Цзянсу и сколько ей еще осталось жить? Но какой смысл спрашивать их об этом? Они ей все равно не ответят, да к тому же она еще выдаст себя, дав им понять, что знает придворный мандаринский диалект. Закусив губу, Анна размышляла над тем, что же ей делать, и решила, что нужно бежать, причем прямо сейчас. Однако куда она пойдет? Ей будет трудно сбежать с этой огромной лодки, кишмя кишевшей слугами палача. Нет, лучше уж тянуть время и молиться о том, чтобы ей представился удобный случай.
        — Оставь нас, Цзин-Ли,  — сердито произнес палач.  — Я заключил с ней сделку. Развлечения в обмен на ее жизнь.
        Его друг смотрел на него широко раскрытыми от удивления глазами.
        — Она уморит тебя историями про белых богов, а когда ты заснешь, перережет тебе горло.
        — В таком случае тебе не следует так небрежно обращаться со своим ножом,  — заметил палач и протянул руку к Анне, по-видимому, требуя вернуть оружие.
        Она недоуменно уставилась на него и покачала головой.
        — Я говорю только на северном диалекте цзинь,  — сказала она.
        Анна прекрасно знала, что этот человек — императорский палач, однако в последнее время он вел себя, скорее, как ученый муж или высокопоставленный чиновник. Она видела, что он прислушивался к своему другу-слуге. Она уже забыла, что он — императорский убийца, и поэтому оказалась совершенно не готова к тому, что он может так поступить. Он двигался с невероятной скоростью. Не успела она и глазом моргнуть, как он уже был рядом с ней. Одной рукой он обхватил ее за грудь, ближе к шее, а другой крепко сжал ее руку как раз над рукояткой ножа. Затем он вонзил большой палец руки в ее запястье прямо у основания ладони, и она тут же ощутила сильную боль.
        Ей ничего не оставалось, как разжать руку и выпустить нож. Он со звоном упал на пол, и его мгновенно схватил Цзин-Ли. Анна стояла не шевелясь и ждала, когда палач отпустит ее. Однако он не отпускал ее, а потом сердито зашептал ей прямо в ухо:
        — Согласно твоей религии, сестра Мария, ложь считается грехом. Если ты обманешь меня еще хоть раз, я убью тебя за то, что ты нарушаешь обеты, данные тобой твоему белому богу,  — добавил он на придворном мандаринском диалекте.
        Она растерянно заморгала, не зная, что ей делать. Пока она раздумывала, его рука поднималась все выше и выше и, скользнув по груди, медленно обвилась вокруг ее шеи. Анна закричала от боли, но это не остановило его. Он все сильнее и сильнее сжимал ее горло.
        — Признавайся, маленькая монахиня! Проси прощения за свой грех.
        Она понимала, что ей сейчас нужно просто молчать. Даже самая правдоподобная ложь все же останется ложью. Со временем она даже сможет убедить себя в том, что сказала чистую правду. «Молчать!» — мысленно приказала себе Анна.
        Но она не могла молчать. Ей все труднее и труднее было дышать. Проведя свободной рукой по телу женщины, палач положил ее на живот Анны. Она почувствовала, что у нее внутри все горит огнем. Палач же так плотно прижался к ней, что его возбужденная плоть уперлась ей в бедро. Мужчина словно окутал ее собою — казалось, что он прикасается к ее спине, животу, шее, щеке и даже к уху. Она ощущала на своем лице его горячее дыхание.
        — Да!  — простонала Анна на мандаринском диалекте и, резко повернувшись, с силой толкнула его. Однако он даже не сдвинулся с места.  — Да, я понимаю твою лживую речь. Я знаю, что ты убьешь меня, несмотря на то что пообещал сохранить мне жизнь. Не пытайся уличить меня во лжи, потому что ты сам постоянно лжешь.
        Он отпустил ее. И не потому что она начала отчаянно вырываться из его рук, а скорее по какой-то ему одному известной причине. Он даже торжествующе улыбнулся и хлопнул в ладоши.
        — Великолепно!  — закричал Чжи-Ган, но Анна так и не поняла, что он имел в виду.  — Мы попросим Цзин-Ли навести здесь порядок, а потом начнется вечернее представление.  — Он томно прикрыл глаза и добавил: — Я надеюсь, ты не станешь докучать мне всеми этими россказнями о белом боге?
        Анна молчала, не зная, что ответить.
        — Нет,  — наконец прошептала она.  — Никаких поучительных проповедей. Мои истории совсем не похожи на церковные проповеди.
        Палач улыбнулся.
        — Мне уже не терпится их услышать.
        Анна закусила губу, понимая, что ей лучше промолчать. Однако она была слишком напугана и взволнована и очень хотела понять, что же он задумал. Ей надо было убедиться в том, что для нее это не представляет опасности.
        — Понимаете, это всего лишь истории. Монахини… Монахини не…  — Анна замолчала, понимая, что все это может показаться нелепым после того, что она проделывала, сидя в ванной. Но некоторые мужчины получают удовлетворение просто от того, что смотрят на женщину. Она догадывалась, что ей не стоит на это рассчитывать, но все же надеялась, что не ошиблась в своих ожиданиях.  — Если я поклялась никогда не лгать, то это значит, что я должна соблюдать обет целомудрия,  — сказала она, высоко вскинув голову.  — Вы принимаете мое условие? Вы обещаете относиться ко мне с должным уважением?
        Она знала, что палач не согласится на это. Ведь еще минуту назад он прижимал свой возбужденный горячий орган к ее бедру. И все-таки она ждала ответа. Он же в эту минуту внимательно изучал ее. Цзин-Ли тоже смотрел на нее, напряженно сдвинув брови. Он явно что-то замышлял. Ей очень хотелось посмотреть на этого друга-слугу, чтобы понять, что он намеревается предпринять, но она не могла отвести взгляд от палача. Одно его присутствие, даже его молчание лишало ее воли. Ей казалось, что ему каким-то образом удалось пленить ее. Это ощущение было таким сильным и пугающим, что ей как можно скорее захотелось услышать его ответ.
        В конце концов он просто кивнул в знак согласия и слегка наклонился вперед.
        — Конечно, я уважаю обеты служителей церкви как мужского, так и женского пола. Если я буду с пренебрежением относиться к таким вещам, то это плохо повлияет на мою энергию кви.
        Удивившись собственной смелости, Анна вдруг раздраженно спросила:
        — Что же случится с вашей кви, если вы убьете священника?
        Он недовольно поморщился.
        — Фэн-Ду жестоко наказывает за такие преступления. Она нахмурилась, пытаясь понять смысл его слов.
        — Фэн-Ду — это такое место, куда после смерти попадают души людей. Там их судят и наказывают. Демоны подвергают страшным пыткам души тех, кто при жизни совершал преступления.
        — Это ад,  — сказала Анна.  — Мы называем это место адом.
        Чжи-Ган как-то натянуто улыбнулся и снова слегка склонил голову.
        — Совершенно верно,  — сказал он, а потом повернулся к Цзин-Ли.  — Убери здесь все, слуга,  — велел он, пренебрежительным жестом обведя комнату. Палач ухмыльнулся, довольный тем, что заставляет друга выполнять свои приказания.  — Я думаю, что мне пора отдохнуть.
        Цзин-Ли напрягся. Его лицо потемнело от злости.
        — Ты слишком серьезно воспринимаешь всю эту игру!  — возмущенно крикнул он.  — Ты ничем не лучше меня! К тому же мой род более знатный, чем твой.
        Мандарин удивленно вскинул брови.
        — И чем же тебе сейчас может помочь твое знатное происхождение? Ты прячешься от императрицы на судне палача.  — На лице Чжи-Гана появилась кривая улыбка.  — Ты назвался слугой, вот и веди себя так, как подобает слуге.
        — Мы ведь друзья!  — злобно прошипел Цзин-Ли.
        Мандарин снова стал серьезным. Судя по всему, он пытался ответить на вопрос, который так никогда и не был задан вслух.
        — Мы найдем тебе новое место, Цзин-Ли,  — мягко произнес Чжи-Ган.  — Вдали от императрицы ты снова станешь свободным. Только не здесь и не сейчас,  — добавил он и, сняв свои шелковые штаны, швырнул их другу.
        Изображая из себя скромную монахиню, какой она на самом деле никогда не была, Анна заставила себя отвернуться и сделать вид, будто ее не трогает эта весьма интересная беседа. К тому же монахине не пристало пялиться на стройные ноги мандарина. Поэтому она стояла спиной к нему и продолжала внимательно слушать, надеясь побольше узнать о мужчине, который взял ее в плен. Однако ничего полезного она не узнала. Тихо засмеявшись, Чжи-Ган устроился на подушках.
        Она слышала, как он вздохнул, а затем, заложив руки за голову, засмеялся, наблюдая за работой своего друга. Анна вдруг подумала, что он смотрит на нее, шаря глазами по ее телу, закутанному в китайский шелк. Ей стало как-то не себе. Между лопатками возникло какое-то неприятное напряжение, груди стали твердыми, а в животе разлилось обжигающее тепло. Она подобрала под себя ногу, чтобы та не выглядывала из-под ее разорванной юбки, но это не помогло. Юбка была слишком сильно разорвана, и мандарин прекрасно видел всю ее ногу от колена и ниже.
        На самом деле не было ничего необычного в том, что ее ноги оставались открытыми. Это на севере Китая люди были вынуждены кутаться в тяжелые и плотные ткани, а в южных провинциях китайцы одевались совершенно иначе. В Шанхае, например, многие женщины носили узкие юбки с разрезами до самых бедер. Особенно женщины определенного сорта. По сравнению с ними голое колено Анны выглядело вполне невинно. И все-таки она, чувствуя на себе его пристальный, полный сексуального желания взгляд, не смела повернуться и посмотреть на него. Она просто боялась обнаружить, что все это всего лишь плод ее воображения. К тому же она не хотела привлекать к себе внимание.
        Анна знала, что ей это не поможет, и, раздраженно пробормотав себе под нос какие-то ругательства, побрела к упавшему на пол столу. Она быстро поставила его на место и села на стоявший возле него стул. Устроившись поудобнее, Анна позволила себе посмотреть на мужчину, который постоянно являлся ей во сне, а теперь мучил наяву.
        Его глаза были плотно закрыты, он спокойно и размеренно дышал. Этот человек спал.

        Чжи-Ган спал так, как обычно спят люди, чувствующие себя в полной безопасности,  — глубоко и безмятежно. Пока он лежал на подушках, вытянувшись во весь рост, Цзин-Ли закончил уборку и вышел из комнаты. Анна сидела на стуле, рассеянно думая то об одном, то о другом. На самом деле ей очень хотелось спать. Она много дней провела в дороге и теперь просто валилась с ног от усталости. В конце концов она не выдержала и, осторожно встав со стула, свернулась калачиком на полу. За минуту до этого ей удалось незаметно стащить у мандарина одну подушку, которую она положила себе под голову.
        Совершенно обессиленная, она моментально заснула и спала так же крепко, как и палач. Проснувшись, пленница почувствовала, что все ее тело затекло, оттого что она долго пролежала в одной позе. Она услышала, что совсем близко от нее кто-то поет заунывную песню. И поет довольно громко, причем таким гнусавым баритоном, каким обычно любят петь китайцы. Однако ее больше заинтересовал запах, исходивший от дымящейся сковородки с клецками.
        Она открыла глаза и снова увидела ванну, стоявшую в самом центре комнаты. А еще она увидела расплетенную косу палача, закрывавшую его спину. Сначала ей даже показалось, что она видит перед собой женщину. Она и подумать не могла, что у мужчины могут быть такие красивые длинные волосы. Но потом он затянул следующий куплет песни (наверное, это была ария из какой-то китайской оперы), и Анна поняла, что это все-таки мужчина. Он поудобнее улегся в ванне, и она увидела его широкие мускулистые плечи. Эти плечи она хорошо запомнила.
        — Я разбудил тебя, маленький миссионер, или ты еще спишь?  — пропел он.
        Она не сразу поняла, что эти слова не из песни.
        Анна попыталась вытянуть затекшие ноги и скривилась от боли. Неужели она спала, свернувшись калачиком? Наверное, так и было, потому что она с большим трудом смогла разогнуть не только ноги, но и руки. Тем не менее она постепенно возвращалась из страны грез в реальную жизнь.
        — Я думал, что монахиням все время приходится спать на твердом полу,  — пропел Чжи-Ган.  — Ты хочешь сказать, что твое тело не привыкло к подобным испытаниям?  — снова затянул он, меняя ритм хорошо известной мелодии.
        Анна поморщилась, не понимая, как он узнал, что она проснулась, если продолжал сидеть к ней спиной. Ей наконец удалось немного размяться и встать на колени. Потом она попыталась покачать головой, чтобы разогреть мышцы шеи… И вдруг она застыла как громом пораженная.
        У него было зеркало! Правда, не очень большое. Как раз такое, какое ему было нужно, чтобы наблюдать за ней. Оно стояло на другом стуле, и его держали чьи-то руки. Без сомнения, это были руки Цзин-Ли. Зеркало было направлено определенным образом, чтобы палач мог ее видеть… Анна снова села на пол. Чжи-Ган предстал перед ней совершенно нагой — начиная от талии и выше.
        Он посмотрел на нее и улыбнулся. В его глазах зажглись веселые искорки. Потом он взял губку и выжал ее над своим лицом. Вода заструилась по его рукам, по мускулистой груди, гладкой, с золотистым оттенком коже. На его теле не было ни единой складки, как у тех здоровенных мужиков, которые работали у ее приемного отца. Похоже, палач был физически сильным и при этом очень гибким… Ей очень нравилась его красивая фигура… очень нравилась. А особенно то, что он был идеальной машиной, предназначенной для убийства.
        Анна опустила глаза и попыталась пошевелить ступнями. Кровь снова свободно циркулировала по венам, и вскоре она почувствовала легкое покалывание в области бедер. Левая ступня все еще не двигалась, но Анна смогла ее расшевелить. Жгучая боль в ногах помогла ей окончательно прийти в себя, и она стала медленно подниматься. Ее движения были довольно неуклюжими, однако она ни обо что не ударилась и ничего не опрокинула.
        Палач жестом велел Цзин-Ли развернуть зеркало так, чтобы она могла полностью видеть его оголенный торс. Он, вероятно, тоже хорошо ее видел. Анна закусила губу, пытаясь разгадать, какую игру затеял палач. Со своего места она разглядела его мускулистую грудь и блестящие, ниспадающие на спину черные волосы.
        Догадавшись, что она украдкой наблюдает за ним, Чжи-Ган улыбнулся и откинулся на стенку ванны. Затем, подняв руки высоко над головой, сказал:
        — Боже мой, Цзин-Ли, я и не предполагал, что пение так утомит меня.
        — Хвала Небесам,  — в тон ему пропел друг-слуга, по-прежнему державший зеркало.
        — Интересно, чем еще можно заняться в ванне, чтобы скоротать время?
        Анна озадаченно посмотрела на палача. В его глазах светились шаловливые огоньки. Похоже, он решил поддразнить ее, вынуждая… что-нибудь придумать. Очевидно, он знал, чем она занималась, принимая ванну. По выражению его лица Анна поняла, что ее догадка верна. Он, конечно же, подглядывал за ней. Странно, но это совсем не беспокоило ее. Он так откровенно насмехался над ней, что она должна была чувствовать себя оскорбленной. По правде говоря, именно такое отношение слегка задевало ее самолюбие, но при этом она одновременно ощущала какое-то странное возбуждение. Вероятно, это было еще одним проявлением жизни в той игре, которую она затеяла с жестоким мандарином.
        Она хорошо знала, что китайцы, как и англичане, не любят, чтобы их сексуальные игры проходили при свидетелях. Они придерживаются на этот счет даже еще более строгих правил. Однако когда муж и его жены остаются наедине, они частенько устраивают настоящие оргии. Особенно это распространено среди богатой аристократии. Замужние дамы, думая, что она не слышит их, шептались между собой, рассказывая друг другу такие пошлости, которые ей и не снились. Палач, без сомнения, принадлежал к китайской элите. К той самой откровенно развратной элите.
        Она старалась не смотреть на него, а он специально делал руками нескромные движения, чтобы привлечь ее внимание. Она не видела, действительно ли он ласкал себя,  — край ванны загораживал ей обзор.
        Анна продолжала нервно покусывать губу, не зная, как ей быть. Будучи миссионером, она уже не раз видела обнаженные мужские органы. После работы в госпитале всю ее застенчивость как рукой сняло. Но она выдавала себя за монахиню, а монахини, как известно, скромны и целомудренны. Анна, конечно, не была такой невинной, как хотела казаться. Особенно принимая во внимание то, чем она занималась в ванне.
        Она перестала кусать губу и вскинула вверх подбородок. Ее нерешительность уже начала действовать ей на нервы. Это просто еще одна изощренная пытка. Зато теперь она поняла, что ему нравится все необычное. Мандарин, похоже, пришел в восторг от того, что она проделывала во время купания. И сейчас он дразнил ее с вполне определенной целью — ему хотелось, чтобы она выкинула еще какую-нибудь необычную штучку. Очень хорошо. Она придумает нечто особенное. К тому же ей придется развлекать его сегодня вечером, а она никогда не пасовала перед трудностями.
        Анна вышла из-за стола и посмотрела прямо на отражение палача.
        — Добрый вечер, великий господин,  — заговорила она официальным тоном.  — Благодарю вас за то, что позволили мне поспать. Вы проявили невероятную доброту.
        Она находилась чуть в стороне от ванны, однако чем ближе она подходила к ней, тем больше могла увидеть в зеркале. Еще один шаг, и… да, теперь ей уже не мешает край ванны и она видит самые интимные части его тела. Точнее, увидела бы, если бы ей не мешала его рука и мочалка.
        Анна опустила глаза и, бросив взгляд в зеркало, удивленно вскинула брови, давая ему понять, что не ожидала от него такой стыдливости. Чжи-Ган радостно улыбнулся. Ему определенно нравилась ее игра.
        — Ты выглядишь такой прекрасной, когда спишь. Прямо как ребенок, который утомился от игр и заснул прямо на полу, свернувшись калачиком. Я просто не осмелился тебя разбудить.
        — Это так великодушно с вашей стороны,  — пробормотала Анна, медленно обходя стол. Она довольно улыбнулась, заметив, как он слегка сдвинул мочалку.  — Так, значит, Цзин-Ли происходит из более знатного рода, чем вы?
        Похоже, своим вопросом ей удалось удивить палача, ибо его рука неожиданно замерла на месте. Что касается Цзин-Ли, то он совсем не удивился. Наоборот, склонившись над зеркалом, он открыто ухмыльнулся.
        — Я спросила об этом, потому что вы проявляете невероятную доброту ко мне, а я ведь всего лишь ваша вторая жена. К товарищу же своему проявляете невиданную жестокость, хотя, судя по всему, вы знаете друг друга с… самого детства,  — сказала Анна. Она всего лишь строила догадки, но из их недавнего разговора поняла, что это чистая правда. Она сделала еще один шаг вперед.  — Скажите, великий господин, наверное, тяжело сознавать, что твое общественное положение ниже, чем у других, и ты не так богат, как другие, просто потому, что твои родители не принадлежат к высшим кругам общества?
        Мандарин прищурился и посмотрел на Цзин-Ли.
        — Да,  — просто ответил он, но в этом коротком слове крылось много невысказанного.
        — Ваше счастье, что вы не родились женщиной,  — задумчиво произнесла Анна.  — Я думаю, что вы бы не выдержали всех этих мучений. Умной женщине всегда приходится трудно.
        — Вот еще!  — возмутился Чжи-Ган, расплескивая воду.  — На свете не существует умных женщин.
        Анна незаметно подобралась еще ближе к ванне. Теперь она смогла бы увидеть абсолютно все, если бы он не прикрывал мочалкой самые интимные части своего тела.
        — Вы действительно так думаете?  — удивленно спросила она.  — Вероятно, вы убеждены в том, что мы, женщины, не можем быть храбрыми и дерзкими. Такими, как вы… Ведь вы — мужчина в самом расцвете сил, к тому же еще и ученый.
        Мандарин пожал плечами.
        — Именно так я и думаю.
        Она посмотрела на Цзин-Ли, удивляясь мужской самонадеянности. Однако Цзин-Ли молчал и недоуменно пожимал плечами. Наверное, он разделял мнение своего друга. Анна осторожно расправила юбку и опустилась на колени возле ванны. Мандарин слегка повернулся, чтобы хорошо видеть ее. Она осталась довольна: это было как раз то, что могло приблизить ее к заветной цели.
        — Вы до сих пор не встретили женщину, которая была бы умнее вас?  — после небольшой паузы спросила Анна.
        Палач презрительно усмехнулся.
        — А женщину более храбрую, чем вы? Может быть, это ваша мать. Она совершила храбрый поступок, произведя вас на свет.
        — Согласен. Но рожать детей — это предназначение женщины. И если женщина боится этого, то она является абсолютно бесполезным человеком.
        — У меня в жизни другое предназначение. Его можно назвать мужским,  — сказала Анна и, быстро опустив руку в ванну, убрала мочалку с того места, где она лежала. Заметив, как она смотрит на его отяжелевший, возбужденный орган, Чжи-Ган улыбнулся. В его глазах снова зажглись веселые огоньки.  — Ты увидела то, что так хотела увидеть, а я получил большое удовольствие, разрешив тебе осуществить тайное желание.
        Анна кивнула, как бы подтверждая, что она не сомневалась в том, что он разрешит ей посмотреть на свое абсолютно нагое тело. Наверное, она действительно в этом не сомневалась. Только уверенный в себе мужчина может раздеться донага и принимать ванну на глазах у женщины. Она отбросила в сторону мочалку, а потом начала осторожно — ей очень мешала узкая китайская юбка — усаживаться на пол. Этот процесс занял некоторое время, но она в конце концов села и, положив руки на край ванны, уперлась в них подбородком.
        — О-о,  — с притворной досадой пробормотала Анна.  — В таком случае пойдем дальше.
        Чжи-Ган сдвинул брови, не понимая, о чем она говорит. Ей удалось одурачить его! У нее внутри все ликовало от радости, но она изо всех сил старалась скрыть это.
        — Я думала, что вы все это спланировали заранее,  — испуганно сказала Анна.
        — Конечно!  — ответил он и еще больше откинулся на стенку ванны, разрешая ей смотреть на свой орган. Он, скорее всего, подумал, что таким способом она попытается купить свою свободу.
        На этот раз Анна слегка улыбнулась.
        — Что ж, тогда докажите, что я ошибаюсь. Докажите, что я не такая храбрая и умная, как вы.
        — Женщина, ты глупа, и в твоих поступках нет логики,  — заявил Чжи-Ган, скрестив на груди руки.  — Неужели ты не знаешь, чего тебе хочется?
        Анна пожала плечами, притворившись смущенной.
        — Я не уверена,  — тихо произнесла она.  — Я знаю, что вы наблюдали за мной сегодня. Честно говоря, я сознательно пошла на это, чтобы доставить вам удовольствие.  — Анна на мгновение замолчала.  — Итак, вы утверждаете, что умнее и храбрее меня?
        Палач недоуменно прищурился, а потом широко раскрыл от удивления глаза.
        — Ты не собираешься?..
        Она чуть отклонилась назад.
        — У меня не было помощников. Неужели вы не можете сделать это самостоятельно? Ай-ай-ай!  — сказала она и покачала головой.  — И вы продолжаете настаивать на том, что мужчины более искусные и сообразительные, чем женщины?
        Лицо палача потемнело от злости. У Цзин-Ли ее выходка вызвала обратную реакцию: он просто прыснул от смеха.
        — Он в состоянии сделать это самостоятельно, женщина. В детстве только так и…
        — Вон отсюда!  — заорал мандарин.
        Цзин-Ли осторожно поставил зеркало и поклонился.
        — Конечно, Чжи-Ган,  — тихо произнес он.  — Это очень смелый и разумный поступок,  — добавил он, усмехнувшись.  — Я понимаю, что тебе не нужны свидетели. А вдруг ты не сможешь…
        — Вон!
        Продолжая смеяться, Цзин-Ли выбежал из комнаты. Анна же осталась стоять возле ванны, в которой сидел мандарин и поглядывал на свой торчащий из воды возбужденный половой орган. Она внимательно посмотрела на палача, пытаясь понять, что он сейчас чувствует. Похоже, он уже не злился. Его лицо стало каким-то задумчивым. В его взгляде сквозило любопытство. Казалось, что он тщательно изучает ее. А еще на его лице читалось такое откровенное желание, что она едва не утратила присутствия духа. А может, совсем наоборот. Ее соски напряглись под его пристальным взглядом, и она облизала языком свои пересохшие от напряжения губы.
        — Ты хочешь увидеть представление?  — спросил он, поддразнивая ее.
        Она отвела глаза в сторону.
        — Я хочу просто развлечь вас, благородный господин. Я…
        Мандарин не дал ей договорить, схватив рукой за подбородок. Потом он медленно повернул голову Анны и заставил ее посмотреть ему прямо в лицо.
        — Ты снова хочешь спрятаться, разумная женщина?
        Она вздохнула. Что ж, назвался груздем — полезай в кузов.
        — Я бы никогда не стала прятаться от вас. Мне будет интересно все, что бы вы ни показали мне.
        Он застонал от удовольствия, как будто она пообещала ему больше, чем просто свое внимание. Она не успела даже удивиться, когда он начал медленно опускать ее голову. В этом не было никакого насилия, он просто заставил Анну положить подбородок на ее руки, лежавшие на краю ванны.
        — Ты хотела посмотреть? Так смотри же,  — сказал он и, обхватив рукой свой орган, начал поглаживать его.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        14 декабря 1881 г.

        Сегодня к нам приехал один человек. Его зовут Сэмюель Фитцпатрик. У него очень добрая улыбка. Он сказал, что работал вместе с моим папой и поэтому знает, что у него есть дочь. Он сказал, что папа…
        Он сказал мне…
        Он очень сожалеет…
        Я не могу написать такое! Этого не может быть! Однако Сэмюель привез мне куклу, но не из Англии. Он сказал, что это итальянская кукла и что мой папа привез бы мне такую куклу, если бы смог. Но этого не может быть, потому что…
        Сэмюель сказал, что всему виной желтая лихорадка. Многие моряки умерли от этого. А еще Сэмюель сказал, что папа очень любил меня и что он слышал от капитана о том, что его последние слова были обращены ко мне. Он говорил, что очень любит меня.
        Я сказала ему, что он врет. Я швырнула куклу и выбежала из комнаты. Наверное, он оставил эту куклу, когда уходил, потому что, вернувшись, я увидела, что ее забрала Сюзанна. Она говорит, что эту куклу ей подарила мама, но я же знаю, что это вранье. Она просто мерзкая обманщица. А мой папа не умер. Он НЕ умер!
        Сэмюель рассказал мне еще кое-что. Он сказал мне, как называется корабль, на котором плавал мой папа. Я собираюсь завтра посмотреть на этот корабль. Я уйду сразу после вечерней молитвы. Я знаю дорогу к доку. Я найду этот корабль и моего папу тоже. Он не умер. Он подарит мне настоящую английскую куклу. Такую, как обещал.
        Я не сирота! У меня есть отец!

        Глава 5
        Мы должны преподать хороший урок этим вероломным ордам, чтобы они запомнили, что если невозможно решить все полюбовно, то отныне в их стране слово «европеец» будет свидетельством страха.
    Зе Таймс оф Ландан
        Чжи-Ган одной рукой обхватил своего дракона, а другой коснулся плеча сестры Марии. Он сделал это якобы для того, чтобы заставить ее наклониться. На самом же деле ему просто хотелось ощутить тепло ее кожи и как можно лучше понять, как эта женщина отреагирует на его действия.
        Положив подбородок на руки, она смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами. И только благодаря тому, что его рука лежала на ее плече, ему удалось уловить легкую дрожь волнения, охватившую прекрасную пленницу. Она вовсе не была такой спокойной и уверенной в себе, как это казалось поначалу. Сделанное им открытие привело Чжи-Гана в настоящий восторг. Он довольно улыбнулся.
        Эта мнимая монашка весьма странная дама. Ей, вероятно, уже доводилось видеть мужской дракон. Во всяком случае, когда она убрала мочалку и увидела его орган, на ее лице читалось всего лишь легкое любопытство, а не ужас девственницы. И все же она была не такой развращенной, какими обычно бывают курьеры, доставляющие опиум.
        — Ты работала в госпитале при миссии?  — неожиданно спросил Чжи-Ган.
        Услышав его вопрос, Анна вздрогнула. Она подняла глаза и посмотрела на него.
        — Что… Я…  — пробормотала она и покраснела, увидев, что он улыбается.  — Да, работала.  — Потом она пожала плечами, пытаясь сделать вид, будто ее это совершенно не волнует.  — Я видела немало мужских органов. Есть мужчины, у которых они намного большего размера, чем ваш.
        Он кивнул в ответ, давая понять, что верит ее словам.
        — Я и не сомневаюсь. Однако это все равно что смотреть на склад холодного оружия. Ты видишь аккуратно выстроенные в ряд клинки, сравниваешь длину их лезвий, проверяешь прочность рукоятей и оцениваешь, хорошо ли заточены их концы. Однако до тех пор, пока ты не увидишь, на что способен клинок, когда его берет в руки мастер (то есть человек, который знает его так же хорошо, как тело своей возлюбленной), тебе так ничего и не удастся узнать об этом оружии. Ты согласна со мной?
        Анна слегка прищурилась, обдумывая услышанное. Когда же до нее дошел смысл его слов, ее лицо покрылось легкой краской стыда — такое вот проявление девственной чистоты, несмотря на большой опыт работы в госпитале и довольно дерзкий характер. Слишком дерзкий, поправил себя Чжи-Ган. Она снова смотрела на то, как он массирует своего дракона, медленно проводя по нему пальцами.
        — И вы, конечно же, претендуете на звание мастера,  — не скрывая иронии, сказала она.
        — О нет,  — ответил Чжи-Ган, явно скромничая.  — Я еще слишком молод для того, чтобы получить этот статус. Я скорее ученик, пытающийся овладеть искусством постельных утех,  — добавил он и, замедлив движения, начал слегка пощипывать рот своего дракона. Он делал это до тех пор, пока из него не появилась жемчужная капелька ян. Увидев ее, Анна замерла от удивления.  — Однако я очень способный ученик,  — произнес он, наклоняясь вперед. Протянув руку, он посадил эту жемчужину на свой указательный палец и прошептал: — Вот это мой дар для тебя.  — Чжи-Ган поднес священную субстанцию к ее губам.
        Анна не знала, что ей нужно сделать, однако, будучи человеком сообразительным, поняла его намек. Ему не нужно было прикасаться к ней для того, чтобы понять, какая борьба сейчас происходит в ее душе. Девственницам не часто доводится видеть выделение ян. Однако Анна пыталась убедить его в том, что она в этих делах человек опытный, и ему захотелось определить степень ее осведомленности.
        Она недовольно посмотрела на его палец, и ее ноздри слегка раздулись. Очевидно, она пыталась уловить запах этой жидкости. Потом медленно, словно нехотя, она высунула кончик языка. Похоже, она совершенно не имела понятия о том, как возбуждающе действует на мужчину подобное зрелище — подрагивающий женский язычок, готовый прикоснуться к нему. Готовый на…
        Чжи-Ган не выдержал и убрал свой палец. Боже, как прекрасен был ее приоткрытый ротик! Он видел ее белоснежные зубы и мягкий полумрак нёба.
        Пока он любовался ее ртом, она встала на колени и схватила эту жемчужину. Она не прикоснулась к ней своим язычком, а резко подавшись вперед, взяла в рот его палец.
        Палач почувствовал, как ее влажный язык обвивает его палец, и его бросило в жар. Слегка пососав палец, она дернула за него, и у него появилось ощущение, что вместе с жемчужиной ян белая женщина втянула в себя его душу.
        Внутри него вспыхнул настоящий пожар, и его дракон выпустил обжигающую струю ян. Его переполняли прекрасные, совершенно новые чувства. Чжи-Ган вздохнул с облегчением, когда вся эта сумятица чувств выплеснулась ему на грудь, потом стекла в воду вместе с его кви. Все впустую! Энергия ян и его мужское семя останутся неиспользованными.
        Однако его энергия не исчезла. Он почувствовал, как она вошла в нее, затянутая внутрь какой-то белой магией. Казалось, что его сознание тоже соединилось с ней. Он вдруг ясно увидел душу этой женщины — ее трепещущее смущение и невероятную красоту. А еще он словно бы разглядел в ней какой-то непроницаемый мрак. Что-то раздражало и злило эту женщину, отравляя ее душу.
        Впрочем, с ним происходило то же самое. Его душу тоже переполняли раздражение и злоба. Темнота, словно огромное растекающееся чернильное пятно, постепенно заполняла их души. Внезапно он ощутил странное родство с белой женщиной и задрожал от волнения. Его тело теперь было каким-то пустым, лишенным чего-то самого важного. Чжи-Ган понимал, что неожиданно начавшийся процесс уже не остановить. Во всяком случае сам он не сможет этого сделать.
        Когда эта женщина была рядом с ним, его энергия кви била ключом. Такого с ним еще никогда не случалось. Никогда прежде он не чувствовал столь полного единения — пусть даже на короткое мгновение — с другим человеком. Чжи-Ган неотрывно смотрел на нее, даже не пытаясь скрыть своего искреннего изумления, однако где-то в глубине души он осознавал, что отныне они навсегда связаны друг с другом. Два человека, потерявшиеся в темном тумане жизни, теперь соединились вместе, и связь эта была глубокой и прочной.
        Какие все-таки нелепые и одновременно божественно прекрасные мысли приходят ему в голову! Когда энергия кви струится бурным, полноводным потоком, все, о чем он думает, посылается ему свыше. Теперь он в этом уже не сомневался. Тем не менее осознание того, что только этой женщине дано вывести его из темноты, в которой он пребывает, испугало Чжи-Гана. Тяжело вздохнув, он в ужасе отшатнулся от нее.
        Затем он выпрыгнул из ванны, подняв при этом целый фонтан брызг. Ослабевшие ноги не смогли удержать его, и он споткнулся обо что-то. Пытаясь предотвратить падение, он схватился за ее плечо и тем самым еще больше укрепил их странную связь. Сейчас это ощущение уже потеряло свою остроту. Остался только слабый отголосок, едва слышный шепот понимания — как будто душа обращалась к другой душе. И он снова в страхе отстранился от Анны.
        — Цзин-Ли!  — громко закричал он.  — Цзин-Ли!
        Отбежав от ванны, Чжи-Ган схватил большое полотенце и обмотал его вокруг бедер. Боясь даже взглянуть на странную женщину, он решительно повернулся к ней спиной. Однако он знал о каждом ее движении. Призвав на помощь свое воображение, палач дорисовывал недостающие детали — то, чего он не видел и не слышал. Она, наверное, сейчас неподвижно стоит, широко раскрыв от изумления глаза, смущенная и сбитая с толку тем, что ей довелось только что пережить. А может, она медленно и грациозно поднялась на ноги и на ее лице появилась коварная улыбка. Она прекрасно понимала, что впитала в себя его мужскую энергию, соединила их кви и таким образом связала их навечно. Теперь он не сможет ее убить, потому что, убив ее, он убьет самого себя и уничтожит свою душу. Однажды соединившись, их души навсегда останутся связанными.
        Он соединил свою душу с душой белой женщины! Неужели она все это заранее спланировала?
        Чжи-Ган не знал, что и думать. Он быстро повернулся и внимательно посмотрел на нее, пытаясь разгадать ее истинные намерения. Кто же она на самом деле — демон, посланный для того, чтобы заманить его в ловушку, или ангел, который выведет его из тумана сомнений? Однако он ничего не понял и ничего не увидел. Она исчезла.
        Он огляделся по сторонам, а потом быстро прошелся по комнате, заглядывая в каждый уголок. Ее нигде не было. Схватив свои очки, Чжи-Ган поспешно водрузил их себе на нос и еще раз обвел комнату внимательным взглядом. Но все его усилия были напрасны. Белая женщина исчезла.
        — Цзин-Ли!
        Неужели он так долго стоял к ней спиной? Нет, совсем недолго, однако ей этого хватило для того, чтобы сбежать. Неужели даже Цзин-Ли не успел схватить ее? Очень может быть, что не успел. Сейчас он все узнает.
        — Цзин-Ли!  — снова крикнул он, но его друг так и не появился.
        Палач выбежал из комнаты, забыв о том, что он совершенно раздетый, если не считать обмотанного вокруг бедер полотенца. Судовая команда, естественно, никак не отреагировала на это. Все просто отвернулись, чтобы не смотреть на его необычное одеяние. Ему не было до них никакого дела. Куда же подевалась эта женщина?
        — Цзин-Ли!  — продолжал звать Чжи-Ган, но тот, кто ему был больше всего нужен, так и не откликнулся.
        Внезапно Чжи-Ган почувствовал, как мерзкий холодок страха заползает в его душу. Может, его друг решил ему помочь? Может, Цзин-Ли в этот самый момент убивает ее?
        Он схватил первого подвернувшегося под руку матроса. Этот человек бил в барабаны, задавая ритм гребцам.
        — Женщина!  — закричал палач.  — Где эта женщина? Где моя жена?
        Однако барабанщик только испуганно покачал головой в ответ. До Чжи-Гана не сразу дошло, что тот просто не понимает мандаринский диалект. У моряков был свой собственный язык. Этот язык понимал только Цзин-Ли.
        Отпустив барабанщика, Чжи-Ган внимательно осмотрел всю палубу и скалистый берег, вдоль которого проплывала лодка. На ночь они обычно причаливали, и вот теперь, привязав к лодке канаты, полсотни кули тянули ее к берегу. Любой мальчишка мог выбраться на берег с помощью каната, а там легко затеряться среди камней и темных скал.
        Однако вытащить на берег сопротивляющуюся женщину не так-то просто. Лучше, конечно, оглушить ее чем-нибудь, чтобы она потеряла сознание, а потом нести ее, как мешок с рисом. И тут Чжи-Ган увидел свисавшую с борта лодки веревочную лестницу. Как же он сразу не догадался! Кому-то очень нужно было попасть на берег. Неужели Цзин-Ли вытащил женщину на берег, спрятал там за большим камнем и перерезал ей горло? Его друг, наверное, думает, что он окажет услугу, выполнив неприятную обязанность вместо Чжи-Гана.
        — Цзин-Ли!
        Умом Чжи-Ган понимал, что на это понадобилось бы слишком много времени. Он наверняка услышал бы, если бы сестру Марию ударили по голове, а затем потащили вдоль борта лодки. Он точно что-нибудь услышал бы! Но где же она? И куда пропал Цзин-Ли?
        А что, если она попыталась сбежать? Это очень похоже на нее. Цзин-Ли, скорее всего, стал свидетелем побега и последовал за ней. Потом, дождавшись удобного момента, он набросился на нее. Он очень хорошо владеет ножом, поэтому сделал все быстро и тихо.
        — Цзин…
        — Ты рычишь, как раненый буйвол!  — проворчал друг. Его голова показалась над бортом лодки. Чжи-Ган быстро подбежал к нему и увидел, что он поднимается по веревочной лестнице.  — Что ты здесь делаешь и что на тебе за странное одеяние?  — спросил Цзин-Ли.
        — Эта женщина, сестра Мария… она сбежала.
        Цзин-Ли усмехнулся.
        — Да, я знаю,  — понизив голос до шепота, сказал он и, преодолев последнюю ступеньку, спрыгнул на палубу.  — Мне известно об этом лучше, чем кому-либо другому.

        Наступив на что-то скользкое, Анна почувствовала, как ее ноги разъезжаются, и услышала характерный треск материи. Это разорвалась ее юбка, а она сама, скатившись с обочины, стояла теперь по колено в грязи посреди поля, на котором росли лотосы. Анна бежала почти всю ночь, и теперь ее великолепное желтое шелковое платье стало грязным и рваным, несмотря на то что она очень старалась не испортить его. Оно было единственной ценной вещью, которую можно было продать. Осмотрев платье, она увидела огромные ошметки черной грязи, прилипшие как раз в том месте, где на шелковой ткани были изображены прекрасные летящие журавли, и застонала от досады. Кроме этого платья, ей больше нечего будет продать.
        Недовольно поморщившись, Анна вытащила ногу из жидкой грязи и заметила раскрывшийся цветок лотоса, который плавал в мутной воде. Она знала, что здесь есть цветы, потому что ее вторая ее нога запуталась в толстых вьющихся стеблях этих растений. Ей также было известно, что корни лотоса вполне можно есть. В последние десять дней ей часто приходилось есть лотосы, и воспоминание об этом вызвало в ее животе голодный спазм.
        К несчастью, она не знала, как их нужно собирать и готовить. Для этого, наверное, нужен нож, а его у нее нет. Она даже не знала, достаточно ли растения вызрели, чтобы их можно было употреблять в пищу. По правде говоря, хотя Анна родилась в этой стране и провела здесь всю свою жизнь, она совершенно ничего не знала о том, как можно выжить в суровых условиях Китая. Ей часто приходилось лечить крестьян, занимавшихся выращиванием лотосов. Они постоянно страдали от различных инфекционных заболеваний. Она видела сухую, потрескавшуюся кожу на их натруженных ногах, видела их руки, сплошь покрытые язвами. Однако она никогда не задумывалась над тем, как они управляются с этими растениями. Зато Анна хорошо знала, как лечить укусы водяных насекомых. Но сейчас эти знания ей ни к чему.
        У нее снова свело от голода желудок, и она решила больше не думать о еде. Нужно было украсть у палача несколько горячих клецек. Ведь сковорода стояла прямо перед ней, но она была тогда слишком напугана. Как это, однако, глупо с ее стороны…
        Анна вспомнила о своем мешке с опиумом, который остался на лодке. Вот бы сейчас лечь на спину, опустить ноги в прохладную воду и выкурить трубку. Как прекрасно… Но она напрочь забыла о зелье. В данный момент ее голова была занята совершенно другими мыслями, и она даже не вспомнила о том, что деньги можно заработать, не только продав свое платье. Существует еще один способ. Кроме того, ей уже не нужен был опиум. Она больше никогда не будет курить.
        Прогнав мысли о наркотике, она снова выбралась на твердую землю и медленно побрела по водоразделу, проложенному между полями. Совершенно не приспособленная к жизни, Анна не знала, в какую сторону следует идти, но при этом понимала, что ей нельзя останавливаться.
        Когда мандарин повернулся к ней спиной, она решила воспользоваться представившейся возможностью и пулей вылетела из комнаты. Ей до сих пор не верилось, что никто не видел, как она прыгнула за борт. Правда, было уже достаточно темно, но… Анна тряхнула головой и поблагодарила Господа за то, что он дал ей шанс что-то изменить и убежать.
        Выбравшись на берег, она помчалась так быстро, что даже не посмотрела, нет ли за ней погони. Она старалась не попадаться на глаза путникам, которые собирались небольшими группами в поисках удобного места для ночлега. Она бежала и молилась, чтобы никто ее не остановил.
        Приближался рассвет. Анна шла по сельской местности, находившейся довольно далеко от Великого канала. Сейчас было самое время для того, чтобы подумать об отдыхе и найти для этого подходящее место. Если будет на то Божья милость, она обязательно найдет какую-нибудь христианскую миссию или китайский монастырь. Но вокруг нее были только бесконечные, утопающие в воде рисовые поля и поля лотосов.


        И тут в полумраке, словно указующий перст Господа, перед ней возникло какое-то строение. Оно было высоким и узким и находилось в самом центре между четырьмя полями. Анна прищурилась, пытаясь рассмотреть его более внимательно. Это был сарай, в котором хранился инвентарь. Такие встречаются сплошь и рядом на рисовых полях. Однако этот был необычно высоким. В нем даже имелся второй этаж, с которого хорошо просматривались все поля. Ей редко доводилось видеть такие высокие и прочные сараи. Чаще всего их высота достигала человеческого роста. Анна улыбнулась. Более подходящего места для отдыха и вообразить невозможно. Да какая ей, собственно говоря, разница, ведь она просто валится с ног от усталости.
        Остается только надеяться, что сегодня на этих полях никто не будет работать, а если даже сюда и придут люди, то они вряд ли станут заглядывать в сарай. Она пробралась внутрь сарая, вознося Богу хвалу за то, что на двери висел обычный китайский замок, а не тяжелый металлический, сделанный в Европе. Китайский замок представлял собой две соединенные вместе металлические коробочки. Открыть такой замок можно было ключом или просто какой-нибудь остро заточенной палочкой.
        Ей пришлось довольно долго возиться, прежде чем она смогла открыть этот замок. Потом, осторожно оглядевшись по сторонам, Анна буквально ввалилась внутрь. К сожалению, она потратила много времени на то, чтобы плотно закрыть за собой дверь. Наконец, когда ей удалось это сделать, она забралась по бамбуковой лестнице наверх и села, прислонившись к оконной раме.
        Что ж, ее положение не из лучших. Посмотрев вниз, Анна заметила на полу узкую полоску света. Наверное, она недостаточно плотно закрыла дверь, и если кто-нибудь посмотрит на окно, то сразу увидит ее. Она сидит здесь, как Рапунцель в башне. Но теперь уже ничего не изменишь. Анна смежила веки, вспомнив мандарина и его дымящиеся клецки. Стоило ей только подумать об этой восхитительной еде, как клецки тут же превратились в мешок с опиумом. Она протянула руку и задумалась над тем, чего же ей больше хочется…
        Ее разбудили громко кричавшие женщины и дети с палками в руках.
        — Привидение! Привидение!
        Яркое солнце светило прямо в глаза, и Анна прищурилась. В голове стоял такой туман, что она совершенно ничего не понимала. Она чувствовала только то, что у нее адски болят спина и ноги. Она посмотрела вниз, пытаясь разглядеть неистово оравших крестьян. Одна из женщин стучала палкой по металлическому котелку, и эти звуки отдавались в голове Анны резкой болью. Какая-то девочка и ее мать били палками по стенам сарая.
        У Анны кружилась голова, во рту стало сухо, как в пустыне. Недовольно поморщившись, она откинула волосы с лица и застонала от боли.
        — Ей больно!
        Они стали кричать еще громче. Женщины схватились за стену сарая и начали ее трясти, издавая при этом жуткие вопли. Строение натужно заскрипело, плетеный пол изогнулся и стал проваливаться. Анна быстро уперлась в стены руками, чтобы занять устойчивое положение. Однако сарай, сделанный из бамбука, мог рухнуть в любую минуту.
        — Прекратите!  — закричала она по-китайски. Анна говорила на северокитайском диалекте, а не на их языке, который, как она успела понять, был похож на шанхайский диалект. Неужели она забралась так далеко на юг?
        Это несказанно удивило женщин. Две девочки завопили от ужаса и убежали прочь. Однако мальчишки — трое маленьких озорников — не испугались. Она принялись орать и улюлюкать еще сильнее. Потом самый старший из них взял камень и бросил в Анну.
        Камень пролетел мимо и с силой ударился о стенку сарая. Анна в ужасе отшатнулась. Увидев, что женщина испугалась, ребятня только раззадорилась. Мальчуганы стали подбирать камни, палки и даже комья грязи, а потом швырять все это в нее.
        — Прекратите! Прекратите немедленно!  — закричала Анна на шанхайском диалекте. Однако это не возымело никакого действия. Женщины, которым поведение сыновей придало смелости, начали расшатывать сарай с удвоенной силой. И даже те две девочки, которые убежали, снова вернулись и теперь колотили палками по металлическим котелкам с такой силой, что на них даже остались вмятины.
        Кто-то снова бросил в нее ком грязи. Он летел ей прямо в лицо. Анна, с детства отличавшаяся быстрой реакцией, успела наклонить голову и услышала, как этот ком грохнулся позади нее. Она вытянула ногу, собираясь спуститься по лестнице вниз. По крайней мере, там она спасется от камней.
        Но следующий ком пролетел прямо над ее плечом, забрызгав грязью и лицо, и платье. Платье, которое она так старалась не запачкать. Раздраженно выругавшись, Анна поднялась на ноги и стала ждать следующего снаряда. К счастью, мальчишки были еще недостаточно сильными и не могли метать тяжелые камни.
        В этот момент в нее бросили еще один камень. Он летел как раз на нужной высоте и с нужной скоростью. Изловчившись, Анна протянула руку и поймала его прямо на лету. Потом, снова выругавшись на шанхайском диалекте, она швырнула камень назад. Он попал мальчику прямо в живот. Однако удар был не очень сильным и не причинил ему никакого вреда. Но озорник был так потрясен, что замер на месте, широко раскрыв рот. Женщины и девочки тоже изумленно уставились на нее, на какое-то время забыв о том, что они делают.
        Это замешательство продлится недолго, усмехнувшись, подумала Анна. Пройдет всего каких-нибудь пять-шесть секунд, и крестьяне поймут, что она не призрак, а человек, который может обороняться. Анна решила воспользоваться наступившим затишьем и обратилась к своим мучителям на их диалекте, хотя не разговаривала на нем уже больше года. К счастью, она быстро его вспомнила, и теперь ее голос звучал громко, четко и уверенно.
        — Как вам не стыдно!  — воскликнула она.  — Вы позорите своих отцов и мужей! Может, мне стоит наслать на вас проклятие? Во имя Сына Неба я могу привести сюда солдат, и они уничтожат все ваши поля. Как вы посмели бросать в меня камни и грязь? Неужели вы не видите, какое на мне великолепное шелковое платье? Неужели вы не знаете…
        — Белый демон! Она убьет всех нас!  — закричала молодая женщина и, схватив двух маленьких дочерей, быстро побежала прочь.
        Анна с довольным видом смотрела ей вслед, надеясь, что и остальные сделают то же самое. Однако они оказались не такими пугливыми. Женщины снова начали поднимать камни. Что ж, ей по меньшей мере удалось запугать детей. Она быстро сменила гнев на милость.
        — Я готова простить вас,  — уже более спокойно сказала Анна.  — А мой муж щедро наградит вас, если вы поможете мне.  — Прищурив глаза, она начала внимательно осматривать всю эту толпу. Когда-то приемный отец говорил ей, что людям всегда нужен кто-нибудь, на кого при случае можно свалить всю вину. Значит, ей просто необходимо найти козла отпущения. Поразмыслив, Анна выбрала самого старшего мальчика. Того, кто первым бросил в нее камень.  — Ему придется много потрудиться, чтобы получить от меня награду. Но другие…  — Анна сделала паузу и, выпрямившись, широко развела руками.  — Если вы поможете, то вас щедро наградят,  — пообещала она и посмотрела на женщину, которая была одета хуже всех. Та была очень худая и слабая.  — Ты. Отведешь потерявшуюся жену к ее мандарину?
        Женщина пребывала в замешательстве. Она явно боялась, однако ее, похоже, заинтересовало предложение Анны. Еще одна ободряющая фраза, еще одно обещание, и она бы согласилась, но на это у Анны уже не было времени. К ним по рисовому полю бежали двое мужчин. Один с мотыгой, а другой с мечом. Их вел мальчик, указывая на нее рукой. Мужчины громко кричали и быстро приближались к ним.
        Женщины, конечно же, стали ждать мужчин, чтобы те во всем разобрались. Ах, черт побери! Секс и слезы — вот две вещи, с помощью которых можно договориться с мужчинами. Анна не собиралась использовать первое средство, хотя и понимала, что вряд ли ей удастся разжалобить их слезами. Что ж, на этот раз ей придется постараться.
        Быстро спустившись по лестнице, Анна вышла из сарая.
        Подбежав к самой бедной женщине, она начала громко всхлипывать и при этом отчаянно жестикулировать. Настоящие слезы трудно вызвать, но через несколько секунд они все же появятся. Тем временем Анна несла всякую чепуху, все, что взбрело ей в голову. Жалобно причитая, она рассказала о том, что потеряла свой любимый веер из слоновой кости, когда вместе со слугами высадилась из этой ужасной лодки на берег, чтобы немного отдохнуть. Заикаясь от волнения, она говорила, что пошла искать его, а злая первая жена даже не разрешила ей взять с собой слугу. А потом — теперь уже появились настоящие слезы — она потерялась, долго шла, упала, порвав свое платье. И вот теперь оно испачкано грязью. Она так испугалась, что до сих пор вся дрожит. О, у нее есть прекрасные нефритовые серьги, которые будут великолепно смотреться в чудесных ушках любой женщины. Ее муж подарил ей карманные очки. Это такое чудесное устройство, привезенное из Европы. По правде говоря, много лет назад ее послали, чтобы она отнесла мандарину эти карманные очки в качестве подарка, но вместо очков он захотел получить ее. Поэтому ее выдали замуж за
этого мандарина, и теперь ее отец и ее муж вместе ведут дела…
        У одного из мужчин даже заблестели глаза — так его заинтриговал рассказ незнакомки. Он, очевидно, понимал, какого рода делами занимается мандарин вместе с белым мужчиной. Интересно, как много опиума доходит сюда, в эту деревню, находящуюся между Великим каналом и Шанхаем? Анна была уверена в том, что очень мало. Она улыбнулась ему, и он опустил свой меч.
        — Мой отец,  — мягко произнесла она,  — всегда считал меня своей самой любимой дочерью. Он наградит всех, кто мне поможет.
        Бросив меч на землю, мужчина рассмеялся.
        — Глупые женщины,  — сказал он, покатываясь со смеху.  — Приняли потерявшуюся женщину за привидение!
        — Но… но…  — заикаясь, пробормотал мальчик.  — Она…
        — Из племени варваров-иностранцев,  — подсказала ему Анна.  — Да, так оно и есть, но я не призрак и не демон. Вот…  — Она протянула ему руку.  — Прикоснись к моей коже. Ты увидишь, что я такая же теплая, как и ты.
        Мальчик явно боялся. Закусив губу, он нерешительно посмотрел на своих односельчан. Затем, помявшись, он все-таки протянул дрожащую руку и осторожно прикоснулся к Анне пальцем.
        — Она мягкая!  — закричал он и снова притронулся к ней. На этот раз он не так быстро отдернул свою руку.  — И теплая!
        Мужчина просто взорвался от смеха.
        — Конечно, женщина мягкая и теплая,  — сказал он, похлопывая мальчика по спине.  — Какой еще она может быть?
        Их окружили другие дети, и каждый из них хотел прикоснуться к Анне. Женщины с любопытством рассматривали ее волосы и одежду и уже не спешили отгонять от нее своих детей. Все они смотрели в одном направлении — наверное, там была их деревня. Послышались разговоры о еде, и у голодной Анны снова сжался желудок. Она пошла в ту сторону, куда они ей указали. Но дети обступили ее плотным кольцом, и ей трудно было идти. Наклонившись, Анна взяла на руки самую маленькую девочку, и они зашагали быстрее.
        Теперь ее уже никто не боялся. Крестьяне относились к ней как к человеку, который поможет им немного обогатиться и внесет некоторое оживление в их тяжелую и однообразную жизнь. Анна вздохнула с облегчением, хотя в любой момент — если, конечно, потребуется — готова была снова горько разрыдаться и заставить себя робко и застенчиво улыбаться.
        Вдали послышался чей-то крик. Он донесся оттуда, куда убежали дети. Анна не расслышала слов. Она все прекрасно понимала, когда говорил один человек, но разве можно что-нибудь разобрать, когда одновременно звучат голоса десяти человек? Слова превратились в какой-то звуковой поток, и она изо всех сил пыталась удержаться на плаву.
        Через какое-то время Анна поняла, что это невозможно, и решила переключиться на мысли о еде. Однако голоса постепенно утихли, окружавшие ее дети разбежались в разные стороны. Сначала беглянка почувствовала облегчение, ведь теперь она могла свободно двигаться, не наталкиваясь на маленькие тела. Но потом девочка, сидевшая у нее на руках, тоже убежала прочь, и Анна остановилась, вслушиваясь в неожиданно наступившую тишину.
        Продолжая мечтать о горячих клецках, она недоуменно подняла глаза и… увидела троих мужчин. Они не походили на крестьян и были лучше вооружены — хорошо смазанными мечами и тяжелыми кулаками. По всей видимости, и питались они намного лучше — у всех были широкие плечи, бугрившиеся огромными мускулами. А что хуже всего — ими нельзя так легко манипулировать с помощью привычных для нее приемов. Эти крепкие мужчины наверняка повиновались только двум силам — деньгам и власти. У нее же не было ни того, ни другого.
        И Анна сорвалась с места, даже не дав себе время подумать о том, куда ей следует бежать. Она просто помчалась, как ветер. Но ей мешала узкая юбка, дрожащие ноги и ребенок, стоявший у нее на пути.
        Она свернула в сторону, а потом споткнулась.
        И ее поймали.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        16 декабря 1881 г.

        Я нашла этот корабль. Я нашла корабль папы, и они все действительно были очень добры ко мне. Меня, наверное, на месяц посадят на хлеб и воду, но это того стоит.
        Я сбежала именно так, как и планировала. Это оказалось очень легко! А потом я взяла рикшу и приехала в доки. Я очень-очень долго искала корабль, однако мне очень помогло то, что я говорю не только на английском, но и на китайском языке. Всегда найдется кто-нибудь, кому нужен переводчик. Даже рикши бесплатно возят меня, если я помогаю им заполучить богатого белого клиента.
        Я долго искала нужный корабль. А потом, когда я хотела пробраться на этот корабль, меня поймали. Эти двое матросов настоящие грубияны. Они хотели выбросить меня за борт, но капитан остановил их. Он был очень добр ко мне, потому что я вспомнила его имя. Я сказала ему, что ищу своего отца и что мне нужно поговорить с ним. Я сказала, что я дочь Фрэнка Томпсона. Потом он пригласил меня к себе в каюту и даже угостил каким-то черствым печеньем.
        Там он и рассказал мне о моем папе. Сначала я ему не поверила. Все вокруг лгут. Но он показал мне записи. Люди обманывают на словах, а вот пишут всегда только правду. У этого капитана имелась книга, в которую он записывал имена всех, кто был на его корабле, а также то, сколько денег получил каждый из матросов.
        Отцу заплатили год назад, и с тех пор он больше не появлялся. Я не знала, что мне делать. Если отец не плавает на корабле, то где же он тогда? Я начала плакать — большие английские мужчины всегда помогают, когда плачет маленькая девочка.
        Однако капитан мне не помог. Он не знал, куда подался мой отец и почему. Он сказал, что в Шанхае случается много плохих вещей и что мне нужно наладить связь с моей семьей в Англии. Он говорил, что это моя единственная надежда. Потом он дал мне целую гинею и сам отвез в миссию. Я сказала ему, что могу взять рикшу, и даже открыла секрет, как можно бесплатно прокатиться, но он настоял на своем.
        Наверное, мне следовало сбежать. Мне нужно было пробраться в кровать так, чтобы никто этого не заметил. Но капитану хотелось, чтобы монахини знали о том, что я сбежала. Матушка Фрэнсис была очень вежлива с ним и благодарила его. Она даже пообещала ему, что не будет меня наказывать. Ха! Как я уже говорила, все лгут, даже матери-настоятельницы.
        И все же я ни о чем не жалею. Я знаю, что мой отец где-то в Шанхае. Или, по крайней мере, был там. Я думаю, что во вторник я поеду искать Сэмюеля Фитцпатрика. Именно по вторникам сестра Кристина ведет утреннюю молитву. Она ляжет спать очень рано и к семи часам уже заснет. Тогда мне будет легче сбежать.


        Глава 6
        И из этой пропасти с непрерывным шумом, бурлящим
        Так, как будто это земли тяжелое дыхание,
        Мощный фонтан вдруг забил.
        Между теми вздохами прерывистыми и быстрыми
        Огромные куски прыгали, как ад летящий
        Или зерно пустое из-под цепа молотильщика.
        И посреди этих камней танцующих
        Вырвалась из плена река священная.
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Каюта капитана, находившаяся в трюме, вся насквозь пропахла опиумом. Чжи-Ган презрительно скривил губы, почувствовав знакомый запах и сладковатый привкус дыма, который наполнял каюту. Такого здесь еще не было. Он плотно закрыл за собой дверь. Сейчас ему не нужны были очки, чтобы понять, что здесь происходит. Он заранее знал, что он увидит в каюте: капитан, его жена и их ребенок лежат на кровати и сладко дремлют, одурманенные опиумом. Рядом с ними, развалившись на подушках, сидит Цзин-Ли. На его лице застыла глуповатая улыбка. В руке он держит тонкую курительную трубку.
        — Где ты взял это?  — сердито прошипел Чжи-Ган, подходя к нему. Оказавшись рядом с другом, Чжи-Ган увидел то, что и предполагал увидеть: богатый юноша в роскошной обстановке покуривает трубку.  — Где ты взял опиум?
        Цзин-Ли пожал плечами.
        — Это вознаграждение. Нельзя обманывать моряков. Это принесет несчастье. Они проклянут наше путешествие.
        Быстро наклонившись, Чжи-Ган схватил своего друга детства за воротник и резко поднял его на ноги. Глядя ему прямо в лицо, Чжи-Ган обнаружил, что покрасневшие глаза Цзин-Ли не утратили своей ясности, а это значит, что он не так сильно одурманен, как хочет казаться.
        — Где ты его взял?
        — У тебя есть деньги для того, чтобы заплатить капитану?  — огрызнулся Цзин-Ли.
        Чжи-Ган не ответил. Они оба хорошо знали, что у них почти не осталось денег.
        — Нас послали сюда по очень важному делу! Я — императорский палач! Я убиваю людей, продающих отраву. Ты не имеешь права так открыто употреблять эту гадость!
        В ответ Цзин-Ли широко и безмятежно улыбнулся, обнажив белые зубы. Чжи-Ган с отвращением швырнул его на пол. Он слышал, как ударилась об пол курительная трубка, и повернулся, намереваясь найти ее. Вот она! Он с силой наступил на трубку ногой, и она раскололась на две части. Он хотел раздавить каблуком эти осколки, но трубка была сделана из очень твердого дерева, а его сапоги — из мягкой кожи. Один из острых осколков впился в кожу, и Чжи-Ган, выругавшись, отскочил в сторону.
        Ему пришлось поднять ногу, чтобы вытащить осколок. Наблюдавший за ним Цзин-Ли не выдержал и засмеялся. Это было такое веселое и добродушное хихиканье, что Чжи-Ган, искоса посмотрев на друга, насторожился. Когда последний раз он так весело смеялся? Когда они оба последний раз чувствовали себя такими счастливыми и беззаботными, что могли запросто развалиться на полу, наслаждаясь бездельем? Как давно это было — несколько месяцев назад или несколько лет?
        — Есть еще, если ты хочешь,  — сказал Цзин-Ли низким, необычайно завораживающим голосом. Затем, пробормотав какое-то ругательство, он наклонился вперед и дернул Чжи-Гана за ногу. Потеряв равновесие, Чжи-Ган упал на кровать. Он молча лежал и смотрел, как его друг вытаскивает осколок из его ступни.
        — Цзин-Ли,  — спросил Чжи-Ган, когда тот завершил процедуру,  — где опиум?
        Друг предпочел не отвечать. Он наклонился и поднял с пола другую трубку, которая лежала рядом с кроватью. Скорее всего, ее курил капитан. Трубка еще не погасла и слегка дымилась. Чжи-Ган мог бы забрать у него и эту трубку, чтобы тоже раздавить, но Цзин-Ли быстро схватил ее и сунул в рот.
        — Еще немного для меня,  — произнес он и, мечтательно закрыв глаза, сделал глубокую затяжку.
        Чжи-Ган почувствовал, как у него от злости сжимаются кулаки. Он должен узнать правду. При других обстоятельствах он мог бы вызвать друга на поединок. Но какая от этого будет польза? Цзин-Ли курит уже больше часа. Он сейчас в таком состоянии, что даже полуслепой Чжи-Ган уложит его на обе лопатки за считанные секунды. И что потом? Сейчас все ощущения Цзин-Ли притупились, и он не почувствует боли. Даже если Чжи-Ган переломает ему кости, друг все равно не скажет, где находится тайник.
        К счастью, это не единственный способ разузнать о том, что ему нужно. И потом, разве можно винить друга за то, что он на один день решил забыть о тяготах жизни? После ареста императора Цзин-Ли лишился всего — и своего состояния, и своей семьи. Все это пришлось оставить и убежать на юг. Чжи-Ган, по крайней мере, родился в бедной семье. В отличие от богатого и изнеженного Цзин-Ли, он привык терпеть нужду и лишения и неустанно трудиться для того, чтобы преуспевать в этой жизни.
        Чжи-Ган вздохнул и, повернувшись к другу спиной, вышел из капитанской каюты. Ему не следовало разрешать Цзин-Ли скрываться от своих врагов, притворившись слугой. Палач может путешествовать с другом или компаньоном. Что касается Чжи-Гана, то он никого, кроме слуг, с собой обычно не брал. Зачастую он не брал с собой даже их. Он привык работать в одиночку. Сам судил и сам наказывал виновных. Компаньона могли бы заметить шпионы вдовствующей императрицы, и тогда Цзин-Ли нашли и убили бы.
        Поэтому Цзин-Ли пришлось стать просто одним из слуг императорского палача, который, как и прежде, продолжал искать торговцев опиумом. На этот раз он искал их в Цзянсу. Все сложилось как нельзя лучше, и им удалось спрятаться от врагов. Нужно сказать, что Чжи-Гану действительно нравилась такая компания. Общество Цзин-Ли было ему по душе. Правда, только в том случае, когда друг был трезвым.
        Сочно выругавшись, Чжи-Ган надел очки и начал медленно и методично обыскивать всю лодку. Он найдет тайник друга и уничтожит его содержимое. И тогда Цзин-Ли снова будет внимательным и рассудительным. Вдалеке от многочисленных искушений и злачных мест Пекина Цзин-Ли начнет новую жизнь и станет тем человеком, каким он должен был стать.
        Поиски длились несколько часов, и в результате Чжи-Гану удалось найти тайник с опиумом. Он находился в сундуке сестры Марии. Ему следовало сразу проверить этот сундук, но он почему-то боялся, что его опасения подтвердятся. Обыскав всю лодку, проверив каюту команды, обшарив все углы и закоулки, Чжи-Ган в конце концов вынужден был признать горькую правду.
        Когда палач развязал мешок сестры Марии и обнаружил, что тот наполовину пуст, он глубоко вздохнул. Затем, поднеся мешок к лицу, он закрыл глаза и почувствовал сладковатый запах опиума и запах прелой мешковины. Однако сильнее этих запахов был неповторимый аромат сестры Марии. Он до последней секунды верил в то, что она была настоящей монахиней. Сейчас он окончательно убедился в том, что ошибался. Эта белая женщина — наркокурьер, а потому обречена на смерть.
        Медленно пройдя по всей лодке, палач оказался на корме. Прислонившись к перилам, он вглядывался в темноту ночи и мысленно представлял себе сестру Марию. Он помнил каждую минуту из тех недолгих часов, которые они провели вместе. Помнил, как отчаянно она защищалась, помнил ее откровенную чувственность и даже то, как она спала, свернувшись калачиком. Теперь он осознал, что она — настоящая красавица. Именно такую женщину он давно искал по всему Китаю.
        Он выбросил за борт мешок с опиумом. С шумом ударившись о воду, тот начал медленно опускаться на дно Великого канала. Задумавшись, Чжи-Ган снял очки и вновь увидел перед глазами прекрасную сестру Марию. Она тонула вместе со своим мешком опиума.

        — И ты здесь жил?  — презрительно поморщившись, спросил Цзин-Ли.  — Да это просто грязная дыра!
        Двое слуг, тащившихся позади них по дороге, по которой обычно перегоняют скотину, закивали в знак согласия. Чжи-Ган продолжал хранить молчание. Цзин-Ли наконец-то начал приходить в себя после наркотического дурмана, а это значит, что целый день он будет раздраженным и придирчивым. Поскольку они, как правительственные чиновники, приехали в деревню Хуай-ань провинции Цзянсу с официальным визитом, высокомерное поведение Цзин-Ли только способствовало тому, что их легенда казалась более правдоподобной. Однако, несмотря на это, Чжи-Ган пребывал в довольно мрачном расположении духа.
        Хуай-ань — действительно грязная дыра. Чжи-Гану даже без очков было понятно, что это и в самом деле так. Здесь повсюду пахло навозом, а чумазые крестьяне пялились на них, открыв от удивления рты и показывая свои гнилые, прокуренные зубы. Эти люди были глупы и невежественны, а их дети ходили нагишом. Он все еще не мог поверить в то, что родился в этом захолустье и до сих пор жил бы здесь, если бы его отец не совершил ужасный грех. Мысль об этом всегда приводила Чжи-Гана в дурное расположение духа.
        — Итак, именно здесь ты жил?
        Чжи-Ган махнул рукой в сторону севера. Когда-то, очень давно, во времена его деда, а может, и еще раньше, это была богатая деревня. До того, как реки повернулись вспять и Господь лишил местных жителей своего покровительства. Для Цзин-Ли эта деревня была грязной дырой, а для Чжи-Гана местом его ночных кошмаров.
        — Чайный дом находится там.  — Палач жестом указал в сторону небольшой группки домов. Он вспомнил, что когда-то это место казалось ему загадочным и прекрасным. Стены двухэтажного, построенного из гладкого дерева дома были украшены затейливыми рисунками. Там всегда очень вкусно пахло. До тех пор пока он не увидел Запретный город, этот дом был для него самым красивым домом на свете.
        Именно там Чжи-Ган хотел отпраздновать свое славное возвращение. Он стал богатым мандарином, императорским палачом и человеком, которого уважают и боятся все жители Китая. И он собирался похвастаться своими достижениями перед людьми, которые издевались над ним в детстве.
        — Вонючая дыра,  — пробормотал Цзин-Ли, когда они повернули за угол и увидели чайный дом.
        Чжи-Ган не мог не согласиться с ним. И почему раньше это строение казалось ему таким красивым? Что может быть красивого в потрескавшихся бревнах и нелепых полудетских рисунках, на которых были изображены драконы? Он думал, что, когда они подойдут поближе, дом не будет выглядеть таким ужасным. Но вскоре понял, что горько заблуждался. Сам дом находился еще довольно далеко, однако они уже ощутили жуткое, невыносимое зловоние. Пахло прогорклым маслом, дешевым чаем и мочой. И что это там шевелится на полу? Входя в дом, он прищурился. По полу неспешно расхаживала курица. Похоже, ей удалось вылезти из клетки. Чжи-Ган поддел ее ногой, отшвырнув в сторону, и прошел дальше, внимательно глядя под ноги.
        — Нет, я тебе не верю,  — медленно произнес Цзин-Ли, сопровождавший его.
        Чжи-Ган снова не ответил ему. Он быстро поднялся по лестнице, с детства помня каждую ее ступеньку, и подошел к самому красивому в этом доме креслу. В детстве ему казалось, что это кресло, стоявшее на втором этаже, по красоте ничем не уступает Трону Дракона. Потом ему довелось увидеть Трон Дракона собственными глазами. Это зрелище вызвало у него какой-то благоговейный, почти детский восторг, и он даже посмел прикоснуться к нему. Теперь он понял, что деревянное кресло, огромное, наспех сработанное, было всего лишь жалкой пародией на него.
        Палач презрительно скривился и, отбросив ногой подставку для ног, уселся в кресло. Он понимал, что ему не следует выражать столь откровенное презрение ко всему, что его окружает. Это самое лучшее из того, чем владеют несчастные люди, и все эти вещи кажутся им сказочно прекрасными. И если бы мастера Тао попросили назвать самого большого мошенника в округе, то он бы назвал не хозяина этого чайного дома, а Чжи-Гана собственной персоной, потому что тот смог достичь своего высокого положения благодаря преступлению. Что же касается вопроса о богатстве, то у Чжи-Гана не было ни буйвола, ни лошади, на которой он мог бы ездить, поэтому выходило, что местные крестьяне гораздо богаче императорского палача.
        И все-таки это был момент его триумфа, его славное возвращение. Он сполна насладится своим торжеством, невзирая на то, что это всего лишь видимость, не имеющая ничего общего с реальным положением вещей. Итак, Чжи-Ган уселся в кресло, широко расставив ноги. Так обычно сидят воины. Его знаменитые ножи с рукоятками из оленьего рога, привязанные к поясу, довершали общую картину, придавая палачу более внушительный вид. Цзин-Ли тоже был вооружен. У него был меч его отца. Когда он занял место позади Чжи-Гана, этот клинок с тихим звоном ударился о стену. Двое слуг, которые пришли вместе с ними, встали по обе стороны от кресла. Казалось, что они настоящие телохранители, а не простые моряки, к тому же плохо вооруженные. Чжи-Гана удивило, что к ним так до сих пор никто и не вышел. Он не мог понять, куда подевались жители деревни. По дороге сюда они не встретили ни одного человека.
        И тут на лестнице появилась чья-то фигура. Чжи-Ган подождал, пока эта фигура приняла ясные очертания. Оказалось, что это женщина. У нее была большая грудь, а во рту не хватало нескольких зубов. Судя по всему, она очень спешила и поэтому не успела тщательно вытереть лицо и пригладить волосы. Через всю ее левую щеку тянулась грязная полоса, а на волосах блестели капельки свиного жира.
        — Благородный господин! Какая огромная честь видеть вас здесь!  — прохрипела она.
        Цзин-Ли кивнул, а потом повернулся к своему так называемому господину и прошептал ему на ухо:
        — Помнится, ты говорил, что все здешние женщины просто красавицы.
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Восьмилетнему мальчику любая грудь кажется красивой.
        Цзин-Ли в ужасе отшатнулся от него.
        — Это полная ерунда,  — сказал он и обратился к женщине: — Чай для мандарина!
        — Чай для мандарина!  — закричала женщина визгливым голосом.
        — Чай для мандарина!  — повторил еще чей-то голос, доносившийся с нижнего этажа.  — Чай для мандарина! Чай для…  — Эти слова эхом разнеслись по всему дому.
        — А может быть, еще клецки? У нас великолепные клецки, ваша честь. Лучше, чем в Запретном городе.
        Чжи-Ган, честно говоря, очень сомневался в этом. К тому же ему сейчас хотелось совсем другого, чего-нибудь попроще, того, что напомнило бы его бедное детство. Он посмотрел на Цзин-Ли и тихо передал ему свою просьбу. Его друг-слуга широко раскрыл от ужаса глаза, однако не посмел перечить. Чуть помедлив, Цзин-Ли громко застонал и повернулся к женщине.
        — Мандарин просит подать ему рисовый отвар…  — сказал он и, собравшись с духом, продолжил: — И творог.
        — Нет! Нет!  — потрясенно пробормотала женщина.  — Все это недостойно его превосходительства! У нас есть прекрасные клецки! Такие горячие…
        Чжи-Ган улыбнулся. Он решил, что настало время раскрыть инкогнито.
        — Признаться, я хорошо помню вашу овсяную кашу, мадам Суй. Я даже рассказывал Цзин-Ли о том, как вы прекрасно готовите. Ему не терпится попробовать вашу стряпню,  — добавил он.  — Неужели вы не помните маленького Тау Чжи-Гана, который часто воровал у вас клецки?
        Мадам Суй бросила на него неодобрительно взгляд, и ее круглое лицо в одно мгновение как-то сжалось. И все же она осмелилась подойти к гостю поближе, чтобы рассмотреть его более внимательно. Чжи-Ган ждал, затаив дыхание. Вот и наступил тот самый долгожданный момент, о котором он так долго мечтал, момент его славного возвращения в родные места.
        На лице хозяйки появилось какое-то странное выражение. Она натянуто засмеялась, а затем, явно смутившись, пробормотала:
        — Конечно, конечно…  — Ее голос звучал неуверенно.  — Маленький Жу…
        — Чжи-Ган. Еще у меня были два брата и сестра. Мы жили немного севернее…
        — К северу от нашей деревни находятся только какие-то развалины и…
        — Да, да, развалины. Это наш дом. Мы продали его, когда мне было десять лет.
        — Сильный ураган разрушил этот дом. Теперь там остались только развалины,  — произнесла мадам Суй и, улыбнувшись, хлопнула в ладоши.  — Я сейчас принесу вам клецки, достойные самого Сына Небес! Горячие клецки для мандарина!  — закричала она.
        — Горячие клецки для мандарина!  — повторил ее слова чей-то голос.
        Чжи-Ган смотрел на удаляющуюся женщину и чувствовал, что у него от злости все просто закипает внутри. И тут он услышал смех Цзин-Ли.
        — Она даже не помнит тебя!  — воскликнул он, давясь от смеха.  — Интересно, как долго ты мечтал об этом? Наверное, все ночи напролет думал о том, как вернешься домой, в свою маленькую деревушку, и будешь…
        — Молчать!  — в гневе закричал Чжи-Ган и, видя, что друг не собирается подчиняться приказу, схватил его за воротник и встряхнул.  — Найди мне работорговца,  — злобно прошипел он.  — И больше не упоминай ни о каком возвращении домой.
        Цзин-Ли перестал смеяться, но в его глазах все еще горели озорные огоньки.
        — Ты сказал, что в этот чайный дом приходят все.
        — Да,  — подтвердил Чжи-Ган и отпустил друга. Он снова сел на это забавное кресло — его трон.
        — Значит, он сам придет к тебе.
        — Я хочу, чтобы ты нашел его!  — крикнул Чжи-Ган.  — Вы, все трое, уходите!  — приказал он, окинув комнату тяжелым взглядом.
        Цзин-Ли продолжал стоять на месте и переминался с ноги на ногу.
        — Но ты останешься совсем один. Без защиты…
        Да к тому же еще наполовину слепой.
        — Неужели ты думаешь, что я не справлюсь с горсткой полуголодных крестьян?  — спросил Чжи-Ган.  — Уходите!
        Цзин-Ли пришлось подчиниться. Друг-слуга кивнул в знак согласия, хотя по его лицу было видно, что он очень беспокоится за Чжи-Гана. Помедлив, он все-таки покинул комнату. Что касается Чжи-Гана, то он не придал значения его беспокойству. Он был уверен, что здесь с ним ничего не случится. Даже несмотря на то, что у него не было очков. В этой забытой Богом деревушке, затерявшейся между Великим каналом и провинцией Цзянсу, никто не помнил его.
        Тем временем мадам Суй принесла ему клецки и чай, похожий на отвратительное пойло. Он даже не посмотрел на еду.
        — А где все жители деревни?  — спросил Чжи-Ган и посмотрел в окно.  — Я уверен, что кто-нибудь из них обязательно вспомнит меня.
        — Я помню вас, благородный господин,  — солгала хозяйка.  — Вы были самым вежливым и самым умным…
        — Где все люди, мадам Суй?  — перебил ее палач.
        Женщина недовольно скривилась и огляделась по сторонам.
        — Я точно не знаю,  — ответила она,  — но в деревне, кажется, болтали о привидении. Кто-то якобы увидел привидение на полях лотосов возле Хуай-ань.
        Чжи-Ган почти не слушал ее, думая о работорговце и о цели своего приезда сюда. А еще он ни на минуту не забывал о сестре Марии. Где она сейчас? Как она сможет выжить без денег и без опиума? И… тут он понял, о чем говорила мадам Суй. Только сбежавшую белую женщину крестьяне могли принять за привидение!
        Вскочив на ноги, палач отпихнул в сторону стол и схватил мадам Суй за руку.
        — Покажите мне это привидение!
        — Но… но…  — заикаясь, пробормотала она,  — я не знаю…
        — Я смогу защитить вас от белого демона. Нам в Пекине уже приходилось с ними сталкиваться,  — сказал он, еще крепче сжимая ее руку.  — Это дело не терпит отлагательств. Я вас щедро вознагражу!
        — Хорошо, хорошо,  — кивнув ему, сказала мадам Суй и быстро побежала вперед.  — Дорогу мандарину!  — закричала она.
        Он бежал за толстухой, внимательно осматриваясь по сторонам, поскольку надеялся увидеть сестру Марию.
        — Прочь с дороги!  — продолжала кричать мадам Суй.  — Дайте дорогу ман…
        — Прекратите кричать!  — сердито прервал ее Чжи-Ган.  — Все эти церемонии меня раздражают.
        Она повернулась к нему и удивленно заморгала.
        — Шум отпугнет привидение,  — пояснила женщина.  — Я пытаюсь отогнать его.
        Только сейчас палач понял, что она и раньше кричала по той же самой причине, а вовсе не для того, чтобы выказать ему уважение. Мадам Суй отпугивала привидение.
        — Мы ищем демона,  — сказал он.  — Я не хочу, чтобы он испугался и исчез.
        — О-о,  — пробормотала она, пожав плечами.  — Очень хорошо. Идите сюда.  — Судя по выражению лица, мадам Суй определенно считала его сумасшедшим, однако изо всех сил старалась угодить ему, ибо рассчитывала получить щедрую награду. Она повела Чжи-Гана вниз по лестнице на первый этаж, где ему снова пришлось разгонять кур, а потом они обогнули дом и направились в сторону полей.
        — Мадам Суй, не могли бы вы идти побыстрее?
        — Айе, благородный господин, нет. Я старая женщина, и у меня ноги уже не такие сильные!  — воскликнула она. Женщина опять лгала. Очевидно, она боялась демона и не верила в то, что Чжи-Ган сможет ее защитить. К сожалению, он ничего не мог придумать для того, чтобы заставить мадам Суй двигаться попроворнее, а потому плелся позади нее и тихо стонал от досады.
        Все шло абсолютно не так, как он планировал. Постоянно случались какие-то неприятности и непредвиденные задержки. Не получилось ни чудесного воссоединения с родиной, ни блистательного возвращения с целью отомстить за смерть сестры. Даже самое обычное путешествие по Великому каналу не обошлось без приключений.
        И тут он увидел ее (а может, ему просто показалось, что это она)  — грязный ком желтого шелка и каштановые волосы, прижатые к земле телом какого-то здоровенного потного мужчины. Рядом стояли еще двое мужчин, а чуть поодаль Чжи-Ган увидел толпу людей — женщин, отгоняющих детей, и мужчин, которые отвернулись, чтобы не смотреть на то, что происходит. Однако Чжи-Гана уже никто и ничто не могло остановить. Его реакция была мгновенной, а движения, как результат многолетних тренировок, точными, несмотря на то что он сейчас почти ничего не видел.
        Издав яростный крик, палач выхватил оба своих ножа и бросился в атаку. Мужчинам не сразу удалось вытащить мечи. Они просто не ожидали, что кто-то может на них напасть. Для Чжи-Гана они были просто препятствием на пути к его настоящей цели — к тому мужчине, который навалился на сестру Марию. Согнув руку, Чжи-Ган быстро взмахнул ножом и ударил одного из них. В тот же миг он почувствовал, как лезвие ножа пробило толстую кожу, и ощутил мерзкий запах крови.
        Мадам Суй начала бешено прыгать. От ее истошного крика у Чжи-Гана едва не заложило уши. Но ее вопли пришлись как нельзя кстати.
        — Нет, нет!  — сверкая глазами, кричала она.  — Не трогайте его! Он пришел, чтобы убить демона!
        Второй мужчина замер с мечом в руке, глядя то на истекающего кровью товарища, то на мадам Суй. Это короткое замешательство спасло ему жизнь. Чжи-Ган с силой оттолкнул его, резко ударив плечом, а потом набросился на своего главного врага.
        Этот мужчина станет легкой добычей, ибо он был так занят, пытаясь сломить сопротивление сестры Марии, что ничего не видел и не слышал. Одной рукой он держал ее руки, а другой шарил между ее животом и своими ногами. Одним прыжком Чжи-Ган преодолел разделяющее их расстояние и вцепился в насильника. Несмотря на то что он держал в обеих руках ножи, у него еще хватило силы и ловкости, чтобы взять одной рукой этого ублюдка за косу и поднять его голову вверх. Замахнувшись другой рукой, он с силой ударил его ножом по шее и рассек ее до самой спины.
        Хлынул фонтан горячей, липкой крови. Чжи-Ган невольно подумал, что эта жестокая казнь тоже станет его ночным кошмаром. Он грубо отпихнул обмякшее тело ногой и опустился на колени рядом с сестрой Марией. Она тяжело дышала и, широко раскрыв от ужаса глаза, смотрела перед собой. Ее лицо было залито кровью, но это была не ее кровь.
        Краем глаза Чжи-Ган заметил у себя за спиной какое-то движение. Он быстро поднял нож, чтобы отразить атаку, но на него никто не напал. Это был его друг Цзин-Ли, а с ним двое слуг. Они окружили палача, отгородив его от возбужденной толпы. Стоявший рядом с Чжи-Ганом мужчина застыл от ужаса, глядя на обезглавленное тело своего товарища.
        — Уходи отсюда и больше никогда не возвращайся,  — злобно прошипел Чжи-Ган. И, сжав рукоятку ножа, для большей убедительности добавил: — Я, к твоему сведению, также умею очень метко бросать ножи.
        Мужчина, не проронив ни слова в ответ, пустился наутек. Он даже ни разу не оглянулся. Другой поковылял за ним, придерживая рукой кровоточащую рану на боку. Чжи-Ган тут же забыл о них и повернулся к лежавшей на земле женщине.
        — Они не ранили тебя? Ты можешь дышать?  — озабоченно спросил он.
        Грязными руками Анна вытирала липкую кровь с лица. Он взял ее за плечи и почувствовал, что она дрожит всем телом. Она по-прежнему молчала, и Чжи-Ган подумал, что ей тяжело дышать.
        — Дай мне твой кушак,  — сказал он, посмотрев на Цзин-Ли. Его собственная одежда была вся в крови.
        Цзин-Ли побледнел, посмотрев свой украшенный тонкой вышивкой кушак.
        — Но…  — начал было он, однако под суровым взглядом Чжи-Гана осекся и, тяжело вздохнув, начал разматывать кушак, который поддерживал его штаны.
        Чжи-Ган снова обратил свое внимание на сестру Марию. Просунув руку под спину женщины, он помог ей сесть. Сделать это было совсем нетрудно. Она была легкой как пушинка. Но его беспокоило другое: она выглядела какой-то слабой и вялой, словно кукла. Чжи-Ган уже открыл рот, собираясь ей что-нибудь сказать,  — признаться, он понятия не имел, что именно,  — но в этот момент подала голос мадам Суй.
        Она выкрикнула несколько бессвязных фраз и на какой-то миг замолчала. Слава богу, что она начала кричать именно сейчас, а не тогда, когда он убил того негодяя. Затем она быстро подбежала к палачу, ударила его по лицу, как обычно наказывают непослушных детей, и начала ругаться.
        — Ты что, сошел с ума? Зачем ты убил его? Он ведь пытался побороть демона! Он был моим лучшим клиентом! За что ты меня так наказал? Айе, айе!
        Чжи-Ган напрягся. От ярости у него просто кровь закипела в жилах. К счастью, он держал в руках сестру Марию, иначе хозяйке чайного дома не поздоровилось бы. Цзин-Ли подал Чжи-Гану кушак и оттеснил от него мадам Суй.
        — Ты не имеешь права вмешиваться в дела мандарина!  — воскликнул он.
        Однако эта женщина не собиралась так просто сдаваться и продолжала кричать. Тогда Цзин-Ли, имевший богатый опыт по укрощению строптивых слуг, грозно произнес:
        — Ты заслуживаешь хорошей порки, женщина! Принеси воды второй жене мандарина. И сладкий чай! Давай, показывай дорогу! Быстро!
        Чжи-Ган обнял сестру Марию и легко поднял ее на руки. Он не сводил с нее глаз. Ее лицо было белым как полотно. Это было отчетливо видно даже сквозь запекшуюся кровь. Глаза ее были открыты, она спокойно дышала и не оказывала ему никакого сопротивления. Он подумал, что она вряд ли сможет удержаться на ногах. Дрожащими руками она взяла кушак Цзин-Ли и начала вытирать им лицо. Это мало помогло, потому что кровь была повсюду, но немного успокоило ее. Чжи-Ган сильнее сжал ее в своих руках и пошел к чайному дому. Он даже не посмотрел на мертвое тело насильника, просто аккуратно обошел его.
        — Мы помоемся в чайном доме,  — сказал он Цзин-Ли. В голове у него все перепуталось. Он помнил о том, что хотел сделать что-то важное, но забыл, что именно.
        — А потом ты приведешь ко мне работорговца. Я хочу его кое о чем расспросить.
        Шедшая впереди них мадам Суй резко повернулась к ним и, прищурившись, спросила:
        — Работорговец?
        — Гань. Он называл себя мистер Гань.
        Она презрительно скривилась и издала какой-то странный звук. Палач решил, что мадам Суй смеется.
        — Вы не получите никаких ответов от мистера Ганя,  — сердито заявила она.
        Цзин-Ли подошел к ней и поднял руку, собираясь ударить ее.
        — Не смей насмехаться над мандарином!  — закричал он.
        — Но почему?  — вмешался Чжи-Ган.  — Неужели он уехал из этой местности? Он занимается своим ремеслом и в других местах? Скажу тебе только одно. В каком бы отдаленном уголке Китая он ни спрятался, я его все равно найду!  — Он говорил с такой уверенностью, как будто произносил клятву. Клятву, которую он дал много лет тому назад. В его голосе чувствовалась неприкрытая ярость. Но вдруг Чжи-Ган ощутил какое-то странное беспокойство и подумал о том, что мадам Суй вряд ли стала бы дерзить императорскому палачу без причины.
        — Тогда начинай, мандарин,  — проворчала женщина, указывая на мертвое тело.  — Вот он. Посмотрим, сможешь ли ты что-нибудь узнать у него.
        Чжи-Ган резко повернулся, в висках застучало от напряжения. Тяжело смотреть на человека, которого ты только что убил. Еще труднее разглядеть залитое кровью лицо и сравнить его с тем лицом, которое видел двадцать лет тому назад. Это лицо навсегда запечатлелось в его памяти. В следующее мгновение он почувствовал, что у него подкашиваются ноги.
        Неужели он перерубил единственную ниточку, которая вела его к сестре?

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        21 декабря 1881 г.

        Я не смогла найти Сэмюеля. Я обыскала все доки, расспрашивала всех пьяниц и нищих, которые попадались мне на пути. Все они хорошо его знали. Наверное, он был важным человеком в порту. Однако никто не знал, где его можно найти. Я оставила для него весточку, попросив передать ему, что дочь Фрэнка хочет его видеть.
        Вряд ли это поможет мне. Ему нет до меня никакого дела, но я должна была это сделать.

        Глава 7
        С радостью могу сказать, что теперь, похоже, главный управляющий совершенно спокойно относится к торговле наркотиками.
    Торговец опиумом Уильям Джадайн, самый влиятельный британский чиновник в Китае
        Она почувствовала на лице струю теплой, немного вязкой жидкости. Эта жидкость пахла желчью и имела медный привкус. Анна зажмурилась, пытаясь сосредоточиться на том, что она сейчас ощущает, и забыть о прошлом. Эта жидкость не кровь, а теплая вода, смывающая с нее грязь. А еще она почувствовала запах кипящего масла и жирных клецек. Никто больше не кричит от страха — во всяком случае она уж точно не кричит. За стеной, в кухне, кто-то тихо разговаривал. Она сидела на жесткой скамье за чайным домом и мыла себя какой-то простой тряпкой, окуная ее в ведро с грязной водой.
        Ополоснув тряпку в темно-красной воде, Анна подумала: «Интересно, мои руки тоже станут красными?» Она понимала, что не станут, и все-таки не могла отделаться от навязчивой мысли. Да и на что ей еще было смотреть, чтобы отвлечься? На стоявшего рядом охранника мандарина с черными злыми глазами? На грязные лачуги этой маленькой деревушки, где дети в ужасе разбегались от нее, а женщины закрывали перед ней двери своих домов? Нет, они ей не помогут. Скорее всего, опять начнут швырять камни в «привидение».
        Анна полностью сосредоточилась на этой кровавой воде, которая на самом деле была не липкой, а скорее холодной. По правде говоря, когда она работала в госпитале при миссии, ей часто приходилось смывать с себя запекшуюся кровь. Поэтому все эти ощущения были ей хорошо знакомы и руки двигались как-то сами собой. Ей много раз доводилось купаться в людской крови и нечистотах. Очень много раз…
        Но такое случилось впервые. Мужчину, который лежал на ней, убили, однако она не испытывала к нему никакой жалости. То, что он делал… То, что он хотел сделать… Анна зажмурилась, стараясь отогнать от себя ужасные воспоминания. Опиум. Вот что ей сейчас было нужно. Ей хотелось затянуться покрепче, чтобы потом ощутить невероятную легкость во всем теле. Навязчивая мысль о блаженном отдохновении для тела и ума прочно засела у нее в голове. Она уже не могла думать ни о чем другом, кроме зелья. Ей нестерпимо хотелось как можно быстрее получить желаемое. Все это было так мучительно, что ее начало трясти. В этот момент она была готова сделать что угодно, сделаться кем угодно, лишь бы ей дали трубку.
        — Вы помылись, благородная леди?  — спросила мадам Суй.
        Голос у нее был грубым и резким, но Анна схватилась за него, как за спасительную соломинку. Она быстро повернулась к хозяйке заведения, мысленно представив, что та держит в руках дымящуюся трубку.
        Но женщина протягивала ей тарелку с покрытыми застывшим жиром клецками, а не спасительную трубку. Это, наверное, было лучшим из того, что могла предложить мадам Суй, и Анна была благодарна ей за это. Она заставила себя взять тарелку из рук женщины, думая о том, как бы завоевать ее доверие. Она обязательно найдет торговца опиумом в этой грязной, забытой Богом деревушке, и тогда…
        — Я принесла вам одежду, благородная леди. Это одежда моей дочери. Конечно, это не тонкий шелк, однако она чистая. Я ее только на прошлой неделе стирала.
        Скорее всего, эту одежду стирали не меньше месяца тому назад, а затем еще успели поносить. На тунике, сшитой из обычного хлопка, имелись красивые складки и темные масляные пятна, от которых пахло прокисшим соевым соусом. Анна отставила в сторону тарелку с едой и начала расточать комплименты по поводу того, как хорошо сшита любезно предложенная ей туника. Она сказала, что в ней она будет выглядеть почти такой же красивой, как прелестная мисс Суй.
        Женщина приняла все ее похвалы за откровенную ложь. Дело в том, что туника и юбка были довольно большого размера. Юная мисс Суй была, судя по всему, в талии сантиметров на двадцать пять толще Анны. Тем не менее эти комплименты тронули материнское сердце.
        — Однако вы ничего не едите!  — воскликнула мадам Суй.  — Скорее съешьте клецки, пока они не остыли!
        Клецки — это совсем не то, что ей сейчас было нужно, и все же Анна заставила себя взять один полумесяц. Он показался ей жирной и мерзкой личинкой, но она быстро отогнала неприятные мысли. А еще ей почему-то казалось, что мужчина, которого убил палач, перед смертью тоже ел клецки. Сегодня в этом маленьком чайном доме, похоже, собрались почти все жители деревни. Она слышала, как они о чем-то громко беседовали.
        — Ешьте, ешьте!  — настаивала мадам Суй.
        И Анна начала есть. Именно здесь она, возможно, узнает, где достать опиум. Владелица чайного дома знает обо всем, что происходит в этой провинции, поэтому Анна нахваливала ее клецки. Она даже сказала, что это самые вкусные во всем Китае клецки. А потом она начала плакать. Сначала с ее ресниц сорвалось несколько капелек, но вскоре слезы потекли ручьем.
        По правде говоря, она не собиралась рыдать как белуга. Настоящие леди должны плакать так, чтобы слезы, словно капельки утренней росы, только слегка увлажняли глаза, как бы намекая на тяжелую душевную боль. Леди также не должны громко рыдать, всхлипывать и биться в конвульсиях. Анна же содрогалась всем телом, у нее свело желудок, и она не кричала только потому, что ей трудно было дышать. Мадам Суй не на шутку встревожилась. Даже охранник испуганно отступил в сторону. Честно говоря, Анне не хотелось пугать этих людей, но у нее случился настоящий истерический припадок. Она продолжала всхлипывать, содрогаясь всем телом, и едва не захлебывалась от слез.
        Затем она уткнулась в юбку, пряча лицо от стыда. Правда, стыдилась она не того, что дала волю своим чувствам, а того, что не смогла взять себя в руки. Но это всегда было ее самой большой проблемой. Анна не умела остановиться вовремя.
        Взволнованная мадам Суй хлопотала вокруг нее.
        — Благородная леди… Благородная леди…
        Анна хватала ртом воздух, пытаясь успокоиться, но все ее усилия были напрасны. В отчаянии она подняла глаза, показывая, какие ужасные муки испытывает ее несчастная душа.
        — Опиум,  — прошептала она.  — Прошу вас…
        Мадам Суй сразу успокоилась и понимающе посмотрела на нее. Анна слегка выпрямилась и бросила на женщину полный надежды взгляд, а потом протянула к ней руки.
        — У вас есть хоть немного? Не могли бы вы…
        — Что ж, я вижу, вам стало лучше,  — внезапно раздался чей-то спокойный голос. Это был он — палач. Чжи-Ган вошел в комнату через заднюю дверь. После того как он принес ее сюда на руках, она перестала его бояться. К тому же он остановил того мужчину, а потом… Анна сразу же вспомнила и все остальное — горячую струю крови, мерзкий запах,  — и ей вдруг захотелось, чтобы он убрался отсюда к чертовой матери и навсегда оставил ее в покое.
        Она даже не повернула голову в его сторону и продолжала смотреть на мадам Суй, которая собиралась что-то сказать. Наверное, хозяйка хотела предложить опиум, но не успела. Анна увидела, как мадам Суй быстро опустила глаза и попятилась, давая дорогу мандарину.
        Да, Анне хотелось, чтобы он убрался отсюда как можно скорее. Она бросила на него злобный взгляд. От неожиданности он даже остановился, широко раскрыв глаза. Однако он тут же взял себя в руки и подошел к ней поближе. Возможно, заметив, что она так до конца и не смогла отмыться от грязи, он презрительно поморщится, а потом просто повернется и уйдет? Тогда она снова попытается договориться с мадам Суй. Но вопреки ее ожиданиям Чжи-Ган не ушел. Он сел перед ней на корточки — совсем как кули,  — широко разведя колени и почти касаясь задним местом пола. Они смотрели друг другу в глаза, хотя его голова находилась немного ниже. Коснувшись рукой ее подбородка, палач слегка приподнял его.
        — Все это было для тебя слишком тяжелым испытанием,  — мягко сказал он.
        У нее на глаза снова навернулись слезы, и она едва не произнесла свою просьбу вслух. Доведенная до отчаяния, Анна была готова попросить палача, чтобы он достал ей опиум, но в последний момент передумала и решила не терять благоразумия.
        — Мы снова вернемся на корабль?  — тихо спросила она. Там остался ее мешок с опиумом. Она намеревалась его продать, чтобы уехать из этой Богом забытой страны. Но какая теперь разница? Если ей дадут опиум, то почему бы не покурить?
        Чжи-Ган укоризненно покачал головой и нежно провел пальцем по ее щеке.
        — Не сейчас. Мы должны дождаться губернатора и поговорить с ним.
        К ним подбежала мадам Суй, ее глаза блестели от волнения.
        — Губернатор! Он приедет сюда?  — удивилась она и, повернувшись к ним спиной, быстро затараторила что-то по-китайски. Она говорила так быстро и с таким сильным акцентом, что Анна почти ничего не поняла, расслышав только слова «клецки» и «побольше вина».
        Анна отвернулась, утратив интерес к происходящему. Теперь она снова смотрела прямо на палача, который продолжал поглаживать ее по щеке. Посмотрев на ведро с водой, он скривился.
        — Мадам Суй!  — закричал он.  — Принесите чистой воды. Эта вода грязная!
        — Да, да, ваша честь. Конечно!  — пробормотала хозяйка и, подбежав к ним, схватила ведро. Анна посмотрела на нее, и их глаза встретились.  — Вы, благородная леди, дождитесь губернатора. Он вам поможет,  — сказала мадам Суй, которая немного задержалась возле Анны, чтобы передать ей это сообщение.
        Анна нахмурилась, пытаясь понять, что она имела в виду. Неужели губернатор привезет ей опиум? Конечно! Какая же она глупая! Поставщики опиума всегда сотрудничают с местными властями. Нелегальная торговля процветала только благодаря тому, что местные чиновники всегда охотно брали взятки.
        У нее снова появилась надежда, и в глазах загорелись яркие огоньки. Однако вместе с этой надеждой появились и вопросы, на которые ей не терпелось найти ответы. Знает ли губернатор, что этот мандарин — императорский палач? Неужели губернатор такой же правильный и добропорядочный, как палач? Может, совсем наоборот? Тогда он наверняка отблагодарит ее, если она предупредит его об опасности. Анна снова покосилась на мандарина. Нужно попытаться выведать у него что-нибудь.
        — Этот губернатор — ваш друг?
        Анна знала, что Китай — довольно странная страна. В системе управления этого государства сочетались феодальные и демократические принципы. Китаем управлял император, но его правление осуществлялось с помощью губернаторов, которые властвовали над огромными провинциями. Это был самый настоящий феодальный строй. Простые люди платили налоги мэрам городов, те в свою очередь платили налоги губернаторам, а губернаторы — императору.
        Каждый губернатор назначался лично императором из числа тех, кто сдал экзамен Государственной Службы. Поэтому любой человек, который выдерживал этот экзамен, мог стать губернатором. Казалось бы, весьма демократичный подход. Но на самом деле в Китае только богатые люди могли позволить себе получить образование и заплатить за экзамен. Это, в свою очередь, означало, что почти все губернаторы — представители высших слоев общества, которые хорошо знают друг друга.
        Задав этот вопрос, Анна на самом деле хотела выяснить, придерживается ли губернатор тех же моральных принципов, что и палач, или он принадлежит к числу коррумпированных правителей, которые сами зачастую употребляют опиум. К сожалению, таких было гораздо больше.
        Мандарин покачал головой, и она уловила какой-то странный блеск в его глазах. Может быть, он хитрит?
        — Нет, губернатор мне не друг,  — ответил он.  — Но разве ты не пришла бы повидаться со мной, если бы я приехал в твой город?
        Анна глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и вернуть ясность мыслей. Для того чтобы сосредоточиться, сбросить наваждение и вернуться на грешную землю, она посмотрела прямо ему в лицо. Как это ни странно, но ей не хотелось убегать от него. Сейчас, когда он вот так сидел на корточках напротив нее, она желала только одного — смотреть на него, вглядываясь в тонкие черты лица. Его брови были похожи на изящные мазки кисти и еще больше подчеркивали выразительность ярких глаз. У него был длинный тонкий нос и красивая линия губ. Он был похож на прекрасную картину, нарисованную китайской кистью для чернил,  — изысканную, изящную…
        Может, она что-то упустила? В его лице, в выражении его глаз было нечто особенное…
        — Ты убежала от меня,  — тихо сказал Чжи-Ган, стараясь, чтобы никто, кроме Анны, не услышал его.
        Она быстро заморгала, пытаясь оторваться от столь загадочного лица и понять смысл его слов.
        — Я не сделала ничего плохого,  — солгала она.  — У тебя нет оснований задерживать меня.
        — Ты — моя жена, и я могу делать с тобой все, что захочу.
        Она сощурилась, так что глаза превратились в узкие щелки, через которые она видела только темные дуги его бровей и светящиеся зрачки.
        — Ты не имеешь права жениться на белой женщине. Ты — высокопоставленный китайский чиновник, мандарин и советник Трона Дракона. Евнухи с огромными мечами просто выгонят тебя из Запретного города.
        Он вздрогнул, и это мистическое «что-то» исчезло. Теперь его лицо было напряженным и даже злым.
        — Когда-то давно я любил одну женщину. Она должна была стать моей первой женой и избранницей моего сердца, но она употребляла опиум. От этого она и умерла. Она была племянницей вдовствующей императрицы.
        Он продолжал нежно поглаживать ее щеку, но при этом его голос звучал довольно твердо.
        — С того времени у меня появилась цель, и эта цель стала самой главной целью моей жизни,  — сказал мандарин.  — Моя задача — положить конец торговле опиумом в Китае. Сын Небес и его вдовствующая мать возложили на меня эту важную миссию. До тех пор пока я выполняю свою работу, нахожу и уничтожаю это зло, я могу делать все, что захочу. Я могу убить любого по своему усмотрению.  — Чжи-Ган отвел руку от ее лица.  — Я даже могу жениться на белой женщине,  — добавил он после небольшой паузы.
        Анна глубоко вздохнула и внимательно посмотрела на него. В его глазах полыхал огонь. В них отражалось все — и непоколебимая преданность своему делу, и свобода от необходимости оправдывать свои действия и решения. Ей нужно было что-то ответить, и она сделала вид, что не боится его.
        — Я не верю тебе,  — солгала Анна.  — Никто в Запретном городе не признает мужчину, у которого белая жена.
        — Мы не в Запретном городе,  — заметил Чжи-Ган и резко встал на ноги, так что его длинная коса подпрыгнула за спиной.  — Приведи себя в пристойный вид, жена. Нам предстоит встреча с губернатором.
        Он ушел, и она вновь с ужасом осознала, что оказалась в безвыходном положении. Неужели отныне она полностью зависит от этого мужчины? Ее жизнь, ее безопасность, ее будущее — все это находится в руках палача. Она не могла бы сказать однозначно, хорошо это или плохо, но в дикой стране, которая называется Китаем, он, будучи императорским палачом, олицетворял собой закон.
        Странно, но сейчас его занятие уже не казалось ей таким ужасным, как раньше. Палач убивает людей, но делает это с определенной целью — он стремится положить конец торговле наркотиками. И она не может ненавидеть его за это. Ей было известно, что торговцы опиумом продают еще и маленьких девочек. Странно, но когда Анна решила смириться со своим положением, она почувствовала себя намного увереннее. Если теперь ее жизнью будет распоряжаться палач, то она будет помогать ему во всем, ожидая удобного момента, чтобы осуществить задуманное.
        Она сделала все возможное, чтобы тщательно вымыться, а потом занялась туникой, которую дала мадам Суй. Зная, что ей предстоит встреча губернатором, Анна постаралась подогнать одежду по своей фигуре, чтобы она не висела на ней, как мешок. Закончив приводить себя в порядок, она в сопровождении охранника поднялась на второй этаж к своему так называемому мужу-мандарину. Войдя в комнату, она увидела, что он разговаривает со своим другом-слугой. Цзин-Ли выглядел усталым. Он сидел, понурив голову. От его обычной веселости не осталось и следа.
        — Оба сбежали,  — говорил Цзин-Ли палачу.  — А теперь, когда работорговец мертв…  — Он замолчал, качая головой.
        Анна замедлила шаг. Работорговец? Значит, напавший на нее мужчина, чью кровь она никак не может смыть с себя, работорговец? Ее могли избить, изнасиловать, а потом продать в какой-нибудь бордель. Она украдкой посмотрела на палача. Сообразив, что мандарин спас ее от ужасной участи, она почувствовала себя не в своей тарелке. Больше всего Анну раздражало то, что она, вспоминая об этом страшном происшествии, пропускала самые неприятные моменты и думала только о том, как палач держал ее на руках. Он крепко обнял ее своими сильными руками, и ей сразу стало тепло и уютно. Он что-то говорил ей, но она не могла вспомнить, что именно. Скорее всего, он пытался успокоить и подбодрить ее.
        Все это было так необычно, что просто не укладывалось в голове. Анна чувствовала себя совершенно сбитой с толку. Ей просто хотелось уехать, хотелось вернуться в Англию. Там, по крайней мере, не случаются такие странные вещи. Об этом ей рассказывали в миссии. Сестры говорили, что в Англии живут цивилизованные люди, и жизнь там подчинена строгому распорядку. Она не понимала, что это значит, но не оставляла надежды побывать в далекой стране и посмотреть на ее жителей собственными глазами. Ей не терпелось узнать, что же такого хорошего есть в этой Англии. Но поскольку у нее не было возможности туда поехать, то сейчас все ее мысли были заняты тем, как бы достать опиум и выкурить трубку. Однако вместо курительной трубки неожиданно явился ее загадочный супруг, который с каждой минутой казался ей все более и более… привлекательным.
        Тем временем Цзин-Ли продолжал что-то тихо бормотать.
        — Нам не стоит оставаться здесь. С нами никто не станет разговаривать. Нужно ехать в Шанхай.
        Палач удивленно посмотрел на него.
        — Подожди там,  — сказал он, указав другу на дверь.  — Поешь пока рисового отвара.
        Цзин-Ли охватил такой ужас, что, посмотрев на него, Анна чуть не засмеялась. Мандарин же не удержался и прыснул от смеха. Затем он перевел взгляд на нее, и у Анны перехватило дыхание. Во рту сразу появилась какая-то сухость, а сердце стало биться медленнее. Она не понимала, почему ее тело так странно реагирует на внимание этого мужчины. Но когда он смотрел на нее, у нее все замирало внутри.
        И тут палач засмеялся еще громче.
        — Ты выглядишь, как мокрая цапля, которую завернули в мешок,  — произнес он сквозь смех.
        Анну обидели его слова, хотя она, конечно, понимала, что он прав. Мокрые пряди волос прилипли к голове, а туника из грубого полотна, которую она подвязала веревкой, чтобы хоть как-то подчеркнуть свою талию, действительно напоминала мешок. Когда Анна осмотрела себя, она не могла не согласиться с этим замечанием. Но она очень старалась придать себе более привлекательный вид. Она хотела…
        — И все-таки ты очень красивая,  — неожиданно сказал мандарин и добавил: — Даже в этом одеянии. Мне еще ни разу не приходилось встречать белую женщину, на которую я смотрел бы, затаив дыхание.
        Анна облегченно вздохнула. Этот мужчина был таким непредсказуемым, что она не понимала, как реагировать на все его выходки. Он мог засмеяться в самый неподходящий момент, он всегда говорил то, что думает. Казалось, у этого человека весьма переменчивый нрав, а сам он ограничен и лишен проницательности. И все же под этой маской таился холодный, расчетливый ум и нечто… темное. Очень темное. Оно притягивало ее. Помедлив, Анна плавной походкой направилась к нему.
        — Я сделала все, что было в моих силах,  — глядя ему в глаза, сказала она.
        Мандарин уже не смеялся.
        — Как ты себя чувствуешь?  — спросил он и приветливо улыбнулся ей.
        Анна вздохнула, пытаясь унять бушевавшую в ее душе бурю противоречивых чувств.
        — Я хочу уехать из Китая,  — призналась она, а потом, испугавшись, что выдала себя с головой, крепко сжала губы. Что с ней, в конце концов, происходит? Нужно думать, прежде чем говорить!
        Улыбка сразу же исчезла с лица палача, и все его тело словно бы обмякло.
        — Жить в Китае, конечно же, небезопасно. Поживи со мной хотя бы некоторое время, и я подумаю, как тебе помочь.
        Она заставила себя улыбнуться. Конечно, он сейчас солгал ей, и они оба понимали это. Но, посмотрев ему в глаза, она почти поверила.
        — Вы — очень хороший бизнесмен,  — пробормотала Анна. Она хотела сказать «мошенник», но не знала, как это звучит по-китайски. К тому же ее приемный отец всегда, когда пытался обмануть чиновников, называл себя бизнесменом.
        Мандарин в ужасе отшатнулся от нее.
        — Ты всегда намеренно обижаешь тех, кто хочет тебе помочь?
        Она недоуменно захлопала ресницами. В окружении ее отца это слово считалось самым большим комплиментом. Но, как выяснилось, не для палача.
        — Однако…  — пробормотала она.
        — Я — ученый, белая женщина! Я изучал Хуана Ди Цзиня и Сюнь Цзы. Я вел дискуссии на темы морали с самим императором! Я — последователь учения Конфуция и сторонник…  — Он еще какое-то время продолжал говорить громко и страстно, перечисляя какие-то неизвестные имена и названия. Она же изумленно смотрела на него, забыв даже извиниться.
        Когда же он, желая подчеркнуть важность последних слов, ударил кулаком по столу, Анна вздрогнула и сказала первое, что пришло на ум:
        — Неудивительно, что мы первыми изобрели военные корабли.
        В комнате воцарилась напряженная тишина. Эта тишина действовала ей на нервы. Наконец она не выдержала и, пристыженная, опустила голову. Кто она такая, чтобы давать этому человеку советы по поводу того, как нужно управлять страной? От него сейчас зависела ее жизнь. Нужно быть последней идиоткой, чтобы так дразнить его. Но теперь уже поздно сожалеть. Слово не воробей, вылетит — не поймаешь. Краем глаза она заметила, как Цзин-Ли шагнул к ней и поднял руку, собираясь ударить. Она зажмурилась и съежилась в ожидании удара. В конце концов, она вполне заслужила подобное обращение: недопустимо быть такой глупой.
        Но ее не ударили. Вместо этого она услышала громкий голос палача:
        — Объясни, что ты хотела этим сказать.
        Анна подняла голову и изумленно посмотрела на него. Дело в том, что она уже забыла, о чем шла речь. Подумаешь, брякнула какую-то ерунду. Она посмела оскорбить мандарина в его собственной стране. Это ни к чему хорошему не приведет. Хотя то, что она сказала, совсем не ерунда.
        — Я жду объяснений!  — требовательно произнес он.  — По поводу ваших военных кораблей.
        Она пыталась найти какие-то подходящие слова и в конце концов решила сказать ему чистую правду.
        — Вы — важный человек в этой стране. Императорский палач. Вы считаете себя ученым и с пренебрежением относитесь к ремесленникам и торговцам. Вы размышляете, учитесь и ведете умные беседы, но всем остальным людям нужна еда, разные инструменты…  — «И опиум»,  — мысленно продолжила она этот перечень и выдержала небольшую паузу.  — Среди белых людей тоже есть ученые. Однако нашей страной управляют деловые люди, которые разбираются в инженерном деле, в производстве оружия, в том, как выращивать различные сельскохозяйственные культуры,  — сказала она и подумала, что опиум — самая лучшая на земле культура. Она приносит наибольший доход. По крайней мере, так говорил Сэмюель.
        — Варвары!  — презрительно произнес Цзин-Ли и плюнул в сторону. Посмотрев на него, Анна поняла, что у него так и чешутся руки ударить ее. Она быстро перевела взгляд на мандарина. Как это ни странно, но слуга оказался более жестоким, чем сам палач.
        — Я — женщина и совершенно не разбираюсь в мужских делах,  — солгала она.  — Однако, руководствуясь только соображениями высокой морали, вы вряд ли сможете понять, что такое безнравственность и варварство. А это значит…  — Анна замолчала, пожав плечами.  — Варвары изобрели оружие намного мощнее вашего и смогли захватить вашу несчастную страну.
        — Вы смогли захватить Китай совсем не потому, что у вас есть военные корабли,  — пылко возразил мандарин.
        Она услышала, как презрительно фыркнул Цзин-Ли, сидевший рядом с ним. Палач вздохнул и искоса посмотрел на друга.
        — Военные корабли, конечно, помогли вам в этом деле, но нашу страну разрушило другое зло. Ваш проклятый опиум.
        Едва Анна услышала это слово, как у нее во рту начала выделяться слюна. Сейчас она испытывала такую сильную потребность, что едва сдерживала себя, чтобы не вскочить на ноги. И все же она заставила себя сосредоточиться на непростом споре с мандарином.
        — Образование — это великая вещь. Но поскольку я женщина, у меня нет возможности получить хорошее образование,  — сказала Анна. Так оно и было, хотя она знала гораздо больше любой китайской женщины.  — Тем не менее я могу понять то, чего не можете понять вы. Я имею в виду нужды бедных и обездоленных людей.  — Она снисходительно улыбнулась, ибо говорила сейчас горькую правду, которую палач и его друг не могли не признать.  — Если женщине нечего есть, то она купит себе наркотик, лишь бы забыть о голоде. Если ей не на что надеяться, она скорее заплатит за то, чтобы немного поспать, прежде чем наступит еще один безрадостный день. И если ее жизнь — это сплошной кошмар, то почему не покурить, чтобы хоть немного расслабиться?
        Анна отвернулась, пытаясь сообразить, не слишком ли она разоткровенничалась. Неужели мандарин догадался, что она говорит о собственной жизни? А может, он успел понять, что она чувствует большую привязанность к самым бедным китайским крестьянам, а не к людям белой расы?
        — Подойди сюда, жена,  — ласково произнес мандарин и жестом пригласил ее сесть на скамейку, которая стояла возле кресла, похожего на трон.
        Она без возражений подчинилась ему. И не потому что он приказал ей это сделать, а потому что его лицо выражало понимание и сочувствие. Все это, конечно, сплошное притворство, ничего более. Она решила не поддаваться на эту уловку, однако сопротивляться такому сладкому обману было бесполезно.
        Анна подошла к нему, но не успела сесть, так как Цзин-Ли отбросил скамейку в сторону.
        — Жена должна сидеть на полу!  — заявил он, злобно посмотрев на нее. Затем он повернулся к мандарину.
        Чжи-Ган, даже не удостоив его взглядом, глубоко вздохнул и обратился к Анне:
        — Прости его, жена. Он всегда следит за тем, чтобы мне выказывали должное уважение.
        Анна склонила голову. Ей хотелось выглядеть смиренной и послушной. Особенно сейчас, когда на лестнице раздались чьи-то шаги. Она сначала не расслышала их, потому что ее внимание было приковано к мандарину, и теперь с интересом наблюдала, как в комнату с великой помпой входил какой-то мужчина в сопровождении четырех охранников. Наверное, это губернатор, подумала Анна и решила вести себя как хорошая китайская жена, дабы упрочить высокий статус мандарина. \
        Она уже собиралась сесть на пол у ног палача, но он остановил ее, схватив за локоть.
        — Здесь очень грязно,  — пробормотал Чжи-Ган.  — И пол очень твердый.
        Он снял свой жакет. Под ним оказалась украшенная вышивкой туника. Но именно жакет привлек всеобщее внимание. Когда он вывернул его наизнанку, все увидели официальную эмблему, ярко засверкавшую на солнце. Потом он свернул его и положил ей под ноги. Анна услышала изумленный вздох Цзин-Ли, но мандарин только пожал плечами.
        — На нем пятна крови. Обычная грязь по сравнению с этим просто ничто.
        Цзин-Ли ничего не сказал ему, но весьма неодобрительно посмотрел на мандарина, когда тот помог Анне сесть. Даже сквозь ткань туники она чувствовала жар его руки. Казалось, что горячие пальцы палача выжгли клеймо на ее коже. Даже после того как он убрал руку, она еще долго ощущала его прикосновение.
        Она старалась не думать о нем, но понимала, что это невозможно. Мандарин сидел рядом с ней, и она каждой клеточкой своего тела чувствовала его присутствие. Находясь в одной комнате с этим человеком, она не могла не ощущать его энергию. Интересно, насколько сильно она будет чувствовать ее, сидя рядом с ним? Сможет ли эта сила заставить ее забыть об опиуме? Вскоре Анна поняла, что сможет, поскольку сейчас она думала только о нем, а не о сладком дурманящем наркотике. Эта сила заставила ее забыть обо всем на свете.
        — Приветствую вас, губернатор Бай,  — сказал он.  — Кажется, мне удалось убить крысу, жившую в вашем саду.
        Губернатор поклонился в знак приветствия и сел напротив мандарина. Сидел он точно так же, как Чжи-Ган,  — широко расставив ноги. С его пояса свисал безобразно длинный меч.
        — Приветствую вас,  — громко произнес Бай гнусавым голосом.  — О да, эта крыса недавно завелась в моем доме. Я все никак не мог найти время для того, чтобы лично извести ее.
        — Конечно, конечно. Только боюсь, что она жила здесь гораздо дольше, чем вы думаете.
        Губернатор удивленно вскинул брови. Анна тоже поразилась не меньше, чем он. Крайне невежливо выказывать недоверие человеку, находясь у него в гостях, но мандарина, похоже, это совершенно не волновало. Он продолжал нести всякую околесицу.
        — Лет десять, я думаю, или даже больше,  — сказал он, наклоняясь вперед.  — Десять лет назад отсюда увезли маленькую девочку. Младшую дочь одного бедного ученого. Увезли и продали в…  — он понизил голос. Намек мандарина был понятен: он хотел выяснить, куда именно ее продали. В какой бордель работорговец поставлял свой живой товар.
        Анна сдержала вздох удивления. Палач, конечно, был человеком умным, но совершенно не умел вести переговоры. Такого рода сведения лучше добывать в другой обстановке. Например, наслаждаясь вкусной едой и хорошим вином. А он сейчас просто взял и открыто выложил губернатору, что ему очень нужно знать, где находится эта девочка. Взглянув на хитрое лицо губернатора, Анна поняла, что мандарин теперь заплатит высокую цену за интересующую его информацию.
        Но что сделано, то сделано. Затаив дыхание, все теперь ждали, что же ответит губернатор. Мандарин тем временем протянул руку и погладил Анну по щеке. Это был такой непроизвольный жест, как будто он погладил любимое животное, и Анна застыла на месте от обиды. Однако она не отстранилась от него. Ей ни в коем случае нельзя было подрывать авторитет мандарина.
        Губернатор Бай довольно откровенно смотрел на нее, прищурившись, а затем сказал:
        — Какая странная у вас… компаньонка.
        Бросив на Анну удивленный взгляд, мандарин воскликнул:
        — О да! Это моя вторая жена.
        — Белая? Вы не боитесь за свое здоровье?
        — Это подарок, от которого я не мог отказаться,  — как ни в чем не бывало пояснил Чжи-Ган и, улыбнувшись, пожал плечами.  — Я не боюсь белых людей.
        Анна изо всех сил старалась сохранять спокойствие, хотя ей очень хотелось надерзить мандарину, который вдруг превратился в жестокого и расчетливого дельца. Каждым своим словом, имевшим двойной смысл, каждым своим прикосновением палач давал понять, что с белыми людьми он на короткой ноге. Однако что он хотел этим сказать? Что ему было нужно?
        Впрочем, губернатор Бай хотел того же. Всплеснув руками, он вскочил на ноги.
        — Пойдемте отсюда!  — воскликнул он.  — Не можем же мы разговаривать прямо здесь, распивая этот странный чай с налетом пыли! Мы отправимся в мой дом и поговорим как цивилизованные люди. Я даже распоряжусь насчет паланкина для вашей прелестной второй жены.
        — Айе,  — произнес мандарин, вздохнув, и Анна поняла, что он задумал какую-то хитрость.  — К несчастью, ваша крыса причинила нам некоторые неудобства. Эта женщина очень расстроена и напугана, а наша одежда…  — Чжи-Ган покачал головой, показывая, насколько он потрясен все этим.
        — В моем доме мы сможем привести вашу одежду в порядок!  — пылко заверил его губернатор.  — Там есть шелковые платья и украшения из нефрита, которые помогут успокоить расстроенные нервы вашей жены. Еще у меня есть прекрасный пекинский чай — подарок самого главного евнуха императора,  — добавил он, намекая на то, что находится в дружеских отношениях с самим Сыном Небес.
        — О да, Ле-Цзы всегда охотно угощает чаем императора. Лично я предпочитаю особую смесь вдовствующей императрицы,  — сказал Чжи-Ган, давая понять, что он более тесно связан с императрицей.
        — Конечно, конечно. Однако когда я в последний раз был в Пекине, мне показалось, что вы находились рядом с императором. На самом деле,  — медленно произнес губернатор, в голосе которого звучала явная угроза,  — я в этом просто уверен.
        Анна нахмурилась, сделав вывод, что губернатор Бай — опасный человек. Она почувствовала, как мандарин крепко ущипнул ее за щеку, но не могла понять почему. Потом она все вспомнила. Примерно месяц тому назад император заболел и переехал в Летний дворец, где его здоровьем занялись многочисленные доктора. Ходили даже слухи о том, что его отравила собственная мать — вдовствующая императрица, которая теперь управляла страной от имени сына. С тех пор не проходило и дня, чтобы мать не отменяла какой-нибудь из реформаторских указов императора.
        Короче говоря, вдовствующая императрица совершила государственный переворот. Революционное движение за обновление Китая было подавлено, проводилась твердая политика закрытых границ, направленная на искоренение влияния европейцев. Анну не интересовали все эти события, потому что она собиралась уехать из Китая. Однако этим двум мужчинам необходимо было решить, чью сторону принять — либо свергнутого императора, либо победившей императрицы. И от того, насколько правильным будет это решение, зависело очень многое.
        Поэтому она не удивилась, когда мандарин в конце концов сдался. На самом деле Анна подозревала, что он специально делал все, чтобы попасть в дом этого человека. В общем-то, его желание было понятно. Где еще он сможет вкусно поесть, получить новую одежду и выспаться на мягкой кровати? Но она была уверена в том, что мандарин явно задумал что-то еще.
        — Очень хорошо,  — медленно произнес Чжи-Ган.  — Но только на одну ночь. Дело в том, что я выполняю срочное поручение императрицы-матери.
        — В таком случае позвольте мне как можно скорее сделать необходимые распоряжения,  — сказал губернатор, вставая. Он намеренно задержался и окинул Анну таким взглядом, что ей показалось, будто ее облили каким-то липким жиром.  — Я сделаю все, чтобы вам было удобно, благородная леди,  — пробормотал Бай.  — Очень удобно,  — добавил он и, поклонившись мандарину, вышел из комнаты.
        Именно в этот момент Анна поняла, какого рода сделку заключили мужчины. Она ощутила такую жгучую боль, словно ее грудь пронзила стрела, выпущенная из мощного арбалета. Ее только что продали! Палач получит всю необходимую ему информацию о работорговце и пропавшей девочке. В обмен на это он разрешит гнусному губернатору Баю провести с ней ночь.
        Она резко повернулась и посмотрела на мандарина. Нет, это неправда. Он не мог вот так просто взять и продать ее. Ведь он только что убил работорговца, который собирался сделать с ней то же самое. Сердцем она не хотела верить, что это правда, но умом понимала, что не ошиблась в своей догадке. Их брак — сплошная фикция, поэтому палач может поступать с ней так, как ему заблагорассудится. Для многих китайцев белые люди были чем-то вроде животных, которые, на их взгляд, немногим отличались от обычных обезьян. Конечно, он может продать ее, чтобы получить необходимую информацию. И помешать ему она никак не сможет. Она снова попала в ловушку, хотя сейчас ее уже не окружает толпа разъяренных крестьян.
        — Нет,  — с ужасом прошептала Анна, даже не успев понять, что она попыталась возразить ему.
        — Всего одну ночь,  — сказал палач и понимающе улыбнулся.  — А затем мы подумаем, как помочь тебе уехать из Китая.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        25 декабря 1881 г.

        Он пришел! Сэмюель пришел! И принес мне ПОДАРКИ!!!!! Так много подарков еще никому не приносили. Другим детям он тоже принес подарки, но у меня их было больше, чем у всех остальных. Он принес куклы, платья и огромный окорок — чтобы всем хватило.
        Матушка Фрэнсис была не очень-то любезна с ним, потому что она настоящая мегера. Она сказала, что Сэмюель не верит в Бога. Она просто ничего не понимает, ведь он принес нам все, о чем мы только мечтали! Мне он подарил ожерелье — нитку настоящего жемчуга. Я теперь никогда не снимаю его, потому что Сюзанна может украсть его так же, как украла мою куклу.
        Но самое главное то, что он сказал, чтобы я называла его отцом. Он объяснил, что они с моим папой были друзьями и мой отец хотел, чтобы он стал моим новым папой. И это просто великолепно! У меня теперь снова есть папа! И он живет в Шанхае! Теперь он может приходить ко мне, когда захочет. Матушка Фрэнсис сказала, что она ни за что бы не разрешила мне жить с этим человеком, потому что он не ходит в церковь.
        А мне все равно. Я собираюсь переехать к нему. Он станет мне самым настоящим отцом! А еще он сказал, что в своем новом платье я выгляжу очень красиво! У меня теперь есть ПАПА!!!!!

        Глава 8
        Пять миль, как лента, извиваясь и петляя,
        Через долины и леса священная река течет
        К пещерам и гротам, число которых
        Сосчитать не в силах человек.
        Потом впадает с шумом в безбрежный океан:
        И среди шума этого Кубла расслышал
        Далеких предков голоса, предвещавших войну!
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Чжи-Ган неспешно попивал чай, удобно устроившись в главной гостиной дома губернатора Бая. Хозяин не лгал. Им действительно подали любимый чай императора. Видимо, губернатор хорошо знаком с Ле-Цзы, и ему, возможно, известно о том, что Чжи-Ган и Цзин-Ли являются лучшими друзьями императора, которым пришлось пуститься в бега во имя спасения своей жизни. Но если Бай знает о том, что Чжи-Ган — палач, то он наверняка дрожит как осиновый лист, боясь расправы. Тем не менее это всего лишь предположение, ибо трудно сказать, о чем сейчас думает губернатор.
        Чжи-Ган улыбнулся хозяину дома, делая вид, что наслаждается вкусом этого особенного чая. На самом же деле он только слегка смочил губы. Сейчас ему было не до чая. Ему нужно было разработать план дальнейших действий. Он совершенно ничего не понимал в придворных интригах, предпочитая обсуждать вопросы государственной политики и конфуцианской этики. Однако для того, чтобы выжить в Пекине, ему все же пришлось кое-чему научиться. Он уже насладился вкусным обедом, предварительно удостоверившись в том, что пища не отравлена. Чжи-Ган так до сих пор и не понял, собирается ли губернатор Бай убить его прямо сейчас, а потому наслаждался приятным напитком и обсуждал последние новости. Правда, при этом он старался внимательно осмотреть дом губернатора.
        Этот человек был явно не чист на руку, любил роскошь и имел слабость к женскому полу. Чжи-Ган слышал о том, что у него пять жен, и уже сам этот факт свидетельствовал о том, что губернатор берет взятки. Ни один китайский мужчина не в состоянии содержать нескольких женщин только на одно официальное жалованье. Вспомнив о том, как губернатор пожирал глазами Марию, несмотря на то что на ней была эта мерзкая бесформенная туника, Чжи-Ган задумался.
        В конце концов он решил, что ему стоит согласиться на сделку. Ведь женщина — это всего лишь вещь, созданная для того, чтобы ублажать мужчину, который может распоряжаться ею по своему усмотрению. Именно такое отношение к женщине ему внушили еще в раннем детстве. Именно так поступали все мужчины из высшего общества. Все, но только не Чжи-Ган. Особенно теперь, когда к нему снова вернулись его ночные кошмары. Он никогда не забывал, что его родную сестру продали в рабство, а потому не мог позволить, чтобы белую жену постигла та же участь.
        Тем не менее он все-таки предложил ее Баю. Она послужила приманкой для того, чтобы заинтересовать и слегка поддразнить губернатора. Это дало ему возможность проникнуть в дом Бая и обыскать его. Цзин-Ли уже, наверное, начал свое собственное расследование. Скорее всего, он сейчас расспрашивает прислугу. Вдвоем они обязательно найдут немало компрометирующей информации, чтобы потом шантажировать этого продажного пса. А это значит, что его маленькая жена-наркокурьер будет принадлежать только ему одному.
        И Чжи-Ган улыбнулся в предвкушении истинного наслаждения. Тем временем Цзин-Ли начал насвистывать смешную арию из своей любимой оперы. Это был сигнал, означавший, что Цзин-Ли удалось кое-что разведать. Что ж, это прекрасно, но он вряд ли воспользуется добытыми другом сведениями, ибо сам уже достаточно разузнал. Он видел, что Цзин-Ли занял очень удобную позицию: он стоял возле двери, закрыв проход. Итак, пришло время переходить к активным действиям.
        Чжи-Ган отпил несколько глотков из своей наполненной до краев чашки и слегка откинулся на диванные подушки. Так ему легче будет достать свои ножи, которые, как всегда, были привязаны к его поясу. Их с хозяином дома разделял только стол, а это достаточно маленькое расстояние, чтобы он прекрасно видел даже без очков и действовал наверняка.
        — Вы не солгали,  — сказал Чжи-Ган, указывая на чашку с чаем.  — Это действительно любимый чай императора, и вы, по всей вероятности, на хорошем счету у Сына Небес.
        Губернатор был явно доволен собой.
        — Вам, я полагаю, известно, что император заболел и теперь его матери, многоуважаемой вдовствующей императрице, приходится править страной вместо него?
        Губернатор кивнул в ответ. Все, даже губернаторы, знали о том, что в этой тихой заводи образовалась брешь.
        — Значит, вам также известно, что все это — ложь.
        Губернатор Бай даже подался вперед.
        — Правда? Что конкретно вы имеете в виду?
        Вспыхнув от ярости, Чжи-Ган выплеснул чай прямо в лицо этому идиоту, а затем в мгновение ока оказался по другую сторону стола и прижал оба своих ножа к мясистому подбородку губернатора. Бай не успел произнести ни звука. Чжи-Ган уже не скрывал своего гнева.
        — Не лги мне, изменник Китая! Ты подал мне чай императора, отравленный наркотиками, и думаешь, что я не догадался, кто ты такой?
        — Нет, нет!  — закричал Бай, задыхаясь от волнения.  — Чай чистый! Я сам все время его пью!
        Это была явная ложь. Губернатор заваривал этот чай только для особо важных гостей, желая удивить их. Он не стал бы понапрасну тратить столь драгоценную смесь. Обвинения Чжи-Гана тоже не имели под собой никаких оснований, однако палач еще сильнее прижал нож к подбородку Бая и сделал вид, будто собирается нанести ему смертельный удар.
        — Глупец! Я знаю, что в него подмешана отрава белых людей. Она ослабляет волю человека, и у него сразу же развязывается язык.
        Бай испуганно смотрел то на Чжи-Гана, то на дверь. Он никак не мог понять, куда подевались его охранники. Похоже, Цзин-Ли позаботился о них. Отвлечь ленивых охранников не составило большого труда. Стоявший у двери Цзин-Ли вышел из тени, и губернатор увидел его.
        — Признавайся во всем, губернатор,  — произнес Цзин-Ли.  — Только так ты сможешь спасти свою жизнь.
        — Признаваться?  — заикаясь, пролепетал Бай.  — В чем признаваться?
        — Нам все известно. Мы знаем, что ты находишься в сговоре с императором, и вы хотите отравить все население Китая…
        — Нет!
        — Мы знаем, что ты покупаешь у белых варваров опиум и продаешь его китайским беднякам, которых поклялся защищать.
        — Айе…  — Они так и не поняли, что хотел сказать губернатор, но по его лицу было видно, что он признает свою вину.
        — И рабов тоже покупаешь,  — продолжал свою обвинительную речь Чжи-Ган.  — Девушек, цвет Китая, ты продаешь белым! И помогала тебе в этом та крыса, которую я убил сегодня утром.
        От злости глаза губернатора налились кровью, но он обеими руками вцепился в Чжи-Гана и умоляюще прошептал:
        — Это не я…
        — Мерзкая собака! Неужели ты не понимаешь, что мы уже все знаем? Или ты думаешь, что я убил работорговца, предварительно не добившись от него признания? Нам все известно о твоих преступлениях!  — воскликнул Чжи-Ган, а затем, понизив голос, нанес последний удар: — Я — императорский палач! Я имею право убить тебя за совершенные тобой преступления.
        Он увидел, что губернатор несколько оправился от шока и теперь, прищурившись, внимательно рассматривал лицо Чжи-Гана.
        — Но… но…  — пробормотал Бай и побелел как полотно.  — Но палач носит очки!  — наконец произнес он.  — Мне об этом сказал Ле-Цзы!
        Чжи-Ган ухмыльнулся.
        — Если ты хочешь, то я надену очки.
        Губернатор что-то бессвязно пробормотал, обводя глазами комнату. Его охранники так и не появились. Чжи-Ган позволил ему еще немного понервничать и начал свой допрос.
        — Расскажи мне о тех девочках, которых ты продал.
        — Да это дело и гроша ломаного не стоит!  — пробормотал Бай.  — Крестьянские девочки, которых продали родители…  — Он так и не закончил, онемев от изумления, когда Чжи-Ган пустил ему кровь. Алое пятно на лезвии поблескивающего в свете фонаря ножа становилось все больше и больше.
        — Это просто безобразные крестьянские девчонки,  — прошептал губернатор.  — Ни одной, которая была бы достойна внимания…
        От гнева у Чжи-Гана потемнело лицо и задрожали руки. Он едва сдерживался, чтобы не перерезать горло этому ублюдку. Бай просто мерзавец, порочащий звание губернатора, и важный винтик в системе нелегальной торговли людьми, которую пытался уничтожить император. На самом же деле Чжи-Гану было невыносимо тяжело даже на какую-то минуту представить, что эта ужасная система поддерживается Сыном Небес. Но он объявил себя преданным слугой вдовствующей императрицы, а это значит, что гнездо коррупции, находящееся во вражеском лагере, то есть в лагере ее сына, должно быть уничтожено.
        И все-таки Бай обладал очень важной информацией, поэтому Чжи-Ган, которому порядком надоела эта грязная игра, кивнул Цзин-Ли, давая другу понять, что настала его очередь вести допрос.
        Цзин-Ли молча пересек комнату и подошел к дрожащему от страха губернатору.
        — Кто купил этих девочек?
        Губернатор не ответил, и Цзин-Ли, накрыв ладонью руку Чжи-Гана, слегка надавил на нее. Только сейчас Чжи-Ган понял, как крепко он сжимал шею губернатора. Этот человек не посмел произнести ни звука, боясь, что палач перережет ему горло. Однако Чжи-Ган так и не смог ослабить хватку. Вместо этого он наклонился вперед и прошептал то, что ему хотелось громко крикнуть:
        — Знаешь ли ты о том, что убиваешь Китай? Каждая взятка, которая согревает твое тело, забирает еду у других людей. Каждый раз, когда ты куришь трубку с опиумом, ты открываешь двери Китая для белых грабителей, уничтожающих нашу страну. Ты хуже собаки, потому что ты продаешь наших детей белым дьяволам. За это ты поплатишься жизнью, губернатор Бай.  — С этими словами Чжи-Ган потянулся к поясу, снова собираясь вытащить ножи и покончить со всем этим, однако ему помешал Цзин-Ли.
        Желая предупредить об опасности, друг посмотрел ему прямо в глаза, как бы говоря: «Не нажимай на него слишком сильно. Численный перевес на их стороне, а наши друзья сейчас далеко отсюда».
        Чжи-Ган тяжело вздохнул. Коррупция уже давно стала неотъемлемой частью Китая. Она существовала еще во времена правления династии Цинь. Один человек, тем более такой, как Чжи-Ган, был не в силах искоренить это зло, несмотря на то что он ощущал жгучую потребность внести в благородное дело посильную лепту. Вот и сейчас, осознавая, что Цзин-Ли прав, он был вынужден остановиться. Презрительно фыркнув, палач отошел в сторону и повернулся спиной к негодяю, не без помощи которого была продана его сестра.
        — Ты можешь спасти свою жизнь, губернатор,  — тихо произнес Цзин-Ли, стараясь, чтобы его слова слышали только они втроём.  — Расскажи нам об этих девочках. Куда их увели отсюда? Кто купил их?
        — Я… я знаю только три места. Это бордели в Шанхае, где… где меня обслуживали бесплатно.
        — Назови их.
        И Бай все рассказал, причем с такой легкостью, как это обычно делают постоянные клиенты. Чжи-Ган не сводил с него своего пронзительного взгляда.
        — Когда ты приходил туда заниматься развратом, как ты мог смотреть в глаза этим девочкам? Узнал ли ты в них детей твоих слуг, которые приносят тебе воду, и детей крестьян, которые выращивают для тебя хлеб? Видел ли ты их? Вспомнил ли ты их, когда шарил у них между ногами?
        Губернатор недоуменно смотрел на него, явно не понимая, о чем он говорит. Чжи-Ган терпеливо ждал, когда он ответит ему.
        — Но они всего лишь крестьянские девчонки,  — наконец выдавил из себя Бай.
        Чжи-Ган отреагировал молниеносно. Он прыгнул вперед и, сам не сознавая, что делает, перерезал этому мерзавцу горло. Второй раз за сегодняшний день он убил человека в порыве неистовой ярости. На этот раз кровь полилась на пол, а не на лицо женщине.
        — Черт возьми! Дерьмо собачье!  — закричал Цзин-Ли и отпрыгнул в сторону.  — Ты считаешь своим долгом убивать каждого смердящего пса, который повстречается на твоем пути? Так ты скоро превзойдешь самого генерала Кэнга по количеству трупов. И что же мы теперь скажем его женам?
        Чжи-Ган аккуратно вытер свои ножи о шелковые штаны, обтягивающие толстые ноги Бая.
        — Скажи им правду,  — спокойно произнес он.  — Скажи, что императорский палач признал их мужа виновным в измене Трону Дракона и, приговорив его к смерти, привел этот приговор в исполнение,  — добавил он.  — И вели приготовить мне ванну.

        Анна низко склонила голову в знак благодарности первой жене губернатора. Она бы с радостью еще ниже поклонилась этой сучке с перекошенным от недовольства лицом, если бы это принесло пользу. Но она знала, что тем самым уронит свое достоинство в глазах этой женщины. Лучше делать вид, что ее статус намного выше статуса первой жены губернатора, и пусть эта ведьма лебезит перед ней.
        Во всяком случае именно таков был план Анны. Она находилась в роскошных покоях первой жены, а все остальные жены, начиная со второй и заканчивая пятой, слонялись где-то неподалеку. Самой старшей из них было далеко за пятьдесят, а самой младшей, пятой жене, едва исполнилось шестнадцать. Все они разоделись в свои самые красивые платья и сидели, делая вид, что вышивают одежду для детей губернатора. На самом же деле они смотрели на нее во все глаза, запоминая каждое ее слово и каждое движение, чтобы потом все это подробно обсудить между собой.
        Анна старалась есть как можно аккуратнее, изображая из себя избалованную аристократку в платье с чужого плеча. Это было великолепное платье из тончайшего черного, как антрацит, шелка. Скорее всего, оно принадлежало миниатюрной четвертой жене. Волосы Анны вымыли, расчесали и туго намотали на бамбуковую доску. Такую прическу носили маньчжурские правители. К левой стороне этой доски прикололи изящную бабочку — подарок второй жены.
        Пока Анна ела сладкий рис со свининой и горячий овощной суп, женщины ходили вокруг нежданной гостьи, не сводя с нее своих черных раскосых глаз. Они внимательно рассматривали незнакомку, ловя каждый ее вздох, как если бы она была какой-то невиданной диковиной. Признаться, так оно и было. Подумать только — белая вторая жена высокопоставленного китайского чиновника! Вы когда-нибудь слышали подобное? Они не отходили от нее ни на шаг, наблюдая, как она одевается, шептались за ее спиной, когда она отворачивалась, а сейчас смотрели, как она ест.
        Анна воспринимала все это с аристократической невозмутимостью, делая вид, что привыкла всегда быть в центре всеобщего внимания. Одновременно она украдкой следила за этими женщинами, ибо ее занимал очень важный вопрос: у кого из них есть опиум.
        А он у них точно есть. Анна в этом даже не сомневалась. Самая младшая, пятая жена, похоже, была наркоманкой. Об этом свидетельствовало все: ее впалые щеки, сухие губы и невероятная худоба. А еще — и это было самое ужасное — Анна разглядела на ее руках и лице следы мужских кулаков. Одному Богу известно, что вытворял с ней ее ублюдок муж. Слегка остекленевшие глаза молодой женщины тоже выдавали в ней наркоманку. Она, скорее всего, принимала много опиума для того, чтобы заглушить боль и выполнять обязанности служанки и няни при первой жене.
        Жена номер четыре все время вздрагивала, ей явно хотелось принять дозу, однако она вынуждена была воздерживаться. Анна определила, что она приблизительно на шестом месяце беременности. Бедная женщина! У нее уже сошли синяки, но она все время сутулилась, и это придавало ей несколько испуганный вид.
        Вторая и третья жены тоже выглядели какими-то затравленными и так же, как и остальные, были все в синяках. Вторая жена ко всему прочему еще и хромала. Она ходила, опираясь на трость, и была самой изможденной. Она казалась даже более худой, чем пятая жена. Анна не сомневалась в том, что женщина недоедает.
        Сразу напрашивался вопрос: кто же их избивал? И сразу хотелось обвинить в этом трижды клятого губернатора. Очевидно, он любил давать волю кулакам. И доказательства его рукоприкладства были слишком очевидными. Однако первая жена тоже могла быть дамой крайне жестокой и намного более изобретательной в отношении того, как побольнее унизить младших жен.
        Анна нисколько не сомневалась, что первая жена управляет всей женской половиной дома, а значит, у нее хранится самый большой запас опиума. И Анна решила, что ее первостепенная задача — снискать дружеское расположение этой женщины. Если она не сможет добыть у нее опиум, то ей придется искать тайники других жен.
        Анна доела рис, удивившись тому, как она быстро расправилась с едой. Она и не подозревала, что была настолько голодна. Поглощая все, что стояло на столе, Анна попутно превозносила до небес повара первой жены в надежде заполучить ее в союзницы. И это сработало. Первая жена была явно польщена и с довольным видом поглядывала на младших жен, кокетливо поправляя свои черные, очевидно крашеные волосы.
        Потом настал черед расточать похвалы детям. Ей показали двоих сыновей. Анна смотрела на них с нескрываемым восхищением. У второй жены, конечно, тоже есть сын, но его оставили в детской, потому что, по словам первой жены, у мальчика больные легкие и он, вероятно, скоро умрет.
        Затем последовал длинный рассказ с перечнем болезней и жизненных тревог первой жены. Женщина жаловалась на то, как тяжело ей живется. Анна активно выражала ей свое сочувствие, поощряя женщину говорить как можно больше и как можно подробнее обо всех нанесенных ей обидах. В результате она получила полное представление о жизненном распорядке и распределении полномочий в этом доме.
        Губернатор, по-видимому, был настоящий сукин сын. И в этом нетрудно было убедиться. Всю свою жестокость он обычно вымещал на той из своих жен, которая в настоящий момент играла роль его фаворитки. Первая жена жаловалась в основном на болезни, которые чаще всего появляются в преклонном возрасте, и сожалела о том времени, когда она была единственной женой своего мужа.
        Судя по всему, в настоящее время любимой женой губернатора, а значит, его очередной жертвой была самая младшая из женщин, которая, вероятно, и получала опиум. Сделав вполне определенные выводы, Анна поняла, что ей необходимо притвориться глубоко несчастной и вызвать к себе сочувствие…
        Анна начала вспоминать самые ужасные эпизоды из своей жизни — горячую, липкую кровь на своем лице, гнилостный запах больничной палаты, а также самое ужасное из того, что с ней произошло — запах секса в пропахшей опиумом комнате. У нее мгновенно навернулись на глаза слезы и задрожали губы.
        Как она и предполагала, все женщины сразу отложили свои дела в сторону и изумленно уставились на нее. Анна отвернулась, положила голову на руки, спрятав лицо, и начала тихо всхлипывать.
        — Благородная леди, что вас так сильно тревожит?  — испуганно спросила первая жена.
        Анна решила не лгать, хотя могла бы с ходу придумать какую-нибудь душещипательную историю. Однако говорить правду всегда легче.
        — Ради бога, простите меня,  — пробормотала она.  — Все это так тяжело. Временами от боли я просто не могу дышать. Воспоминания…
        — Что с вами случилось? Неужели что-то ужасное?
        Именно этого они и ждали — им хотелось услышать какую-нибудь историю, которую потом можно будет вспомнить и заново обсудить, скрасив свою унылую, однообразную жизнь. И Анна принялась за дело, стараясь тщательно подбирать каждое слово.
        — Когда-то я была очень счастлива,  — начала она, и ее глаза снова заблестели от слез.  — У меня была мать, которая любила меня. По крайней мере, мне так говорили. У меня были няньки, которые кормили меня сладкими конфетами.
        Все женщины с пониманием закивали. Все они когда-то были прелестными малышками, кто-то даже родился в состоятельной семье. В детстве их тоже любили родители и их няни. Поэтому они благосклонно восприняли начало ее истории, несмотря на то что их гостья была белой и, скорее всего, происходила из не очень богатой семьи.
        — Своего отца я видела довольно редко. Он всегда привозил мне подарки, которыми я очень дорожила. Как-то он привез мне куклу из Кантона, а один раз даже конфеты из самой Англии. Но потом он умер.
        — Он умер от какой-то болезни?  — спросила четвертая жена.
        — Хаш! Вмешиваясь в разговор других людей, ты показываешь собственную невоспитанность!  — раздраженно заметила первая жена.
        Анна покачала головой. Воспоминания нахлынули на нее потоком. Она изо всех сил старалась не утонуть в этом бурном потоке, однако ей не всегда это удавалось. Этих самых воспоминаний было слишком много.
        — Нет, все сложилось гораздо хуже,  — сказала она.  — Случилось что-то ужасное — то ли пропала какая-то большая партия товаров, то ли у него был карточный долг. Я точно не знаю.
        — Значит, его убили,  — констатировала первая жена.  — За долги. А вас продали.
        — Белые люди не продают своих детей!  — с возмущенным видом воскликнула Анна и гордо вскинула голову.
        Первая жена резко отшатнулась, как будто ее ударили по лицу. В это время в разговор вступила вторая жена.
        — Но ведь вас, насколько я понимаю, подарили мандарину,  — усмехнувшись, заметила она.  — Иначе как бы вы стали его женой?
        Анна отвернулась, пытаясь собраться с мыслями. Господи, какая же она глупая! Как она могла забыть ту историю, которую сочинил мандарин? Однако рассказать правду о том, как они встретились, она просто не могла.
        — Я жила в миссии,  — после довольно продолжительной паузы сказала Анна.  — Именно туда обычно и попадают белые дети. И я писала письма. Много писем. Я писала родственникам моего отца, которые жили в Англии. Они хотели, чтобы я вернулась к ним.  — Она опять гордо вскинула голову.  — Хотели, чтобы я переехала к ним…
        — Но… как же вы тогда смогли выйти замуж? Как вам удалось стать женой китайского императорского ученого?  — спросила вторая жена. Несмотря на свой жалкий внешний вид, эта женщина явно обладала проницательностью и острым умом.
        — В миссию приехал деловой партнер моего отца. Он сказал…  — произнесла Анна и пожала плечами,  — он сказал мне, что я очень красивая и что ему нужна моя помощь. Этот человек солгал сестрам-монахиням, заявив, что он мой настоящий отец и что он хочет забрать меня домой, в Англию.  — В глазах Анны вновь появились слезы — правда, на этот раз неподдельные.  — Я ничего не знала об этом. К тому же он очень хорошо ко мне относился.
        — Он продал вас,  — зловещим голосом прошептала пятая жена, и Анну охватил могильный холод — такой безнадежностью веяло от ее слов.
        Анна посмотрела на ее избитое лицо, на тусклые, безжизненные глаза и не смогла сказать правду. Она не могла лишить эту девочку надежды, хотя реальная жизнь — штука довольно жестокая, а потому не стоит лелеять какие-то несбыточные надежды на светлое будущее. Выдержав паузу, она решила рассказать то, что они хотели от нее услышать — красивую сказку.
        Глубоко вздохнув, Анна покачала головой.
        — О нет,  — возразила она.  — Мой новый отец оказался ужасным и очень скупым человеком.  — И это была чистая правда.  — Но прошло довольно много времени, прежде чем я осознала это. А потом…  — произнесла Анна, пожав плечами,  — я сбежала.
        Все женщины как одна открыли от удивления рты. По их глазам она поняла, что они и сами втайне мечтали об этом. Они надеялись, строили планы, обращались к Богу с молитвами, но в конце концов так и не смогли осуществить свою мечту. Да и потом, куда им было идти? Они вряд ли сумели бы выжить в этом жестоком мире.
        — Я сбежала,  — твердо повторила Анна и добавила: — Я украла некоторые ценные вещи, которые смогла унести, и побежала так быстро, как еще никогда в своей жизни не бегала.
        — Но как вам это удалось?  — тихо спросила самая младшая жена.
        — Я шла пешком. Иногда подъезжала в экипаже. Я продала кое-что из вещей, чтобы заплатить за проезд на корабле, который плыл по Великому каналу.
        — Вы бежали из самого Пекина и смогли добраться сюда, в наши края?  — спросила вторая жена, прищурившись. Она явно не верила Анне.
        — Ваш отец, судя по всему, очень влиятельный человек. Ведь он послал мандарина для того, чтобы поймать вас,  — вставила первая жена, недовольно скривившись.
        Анна покачала головой.
        — Нет, он не влиятельный. Он просто очень богатый человек. Далеко не каждый мандарин так богат, как хочет казаться. Кроме того, этого мандарина за мной никто не посылал. Его послала сюда вдовствующая императрица по совершенно другому делу. Честно говоря, он наткнулся на меня случайно.
        — Подумать только,  — фыркнула первая жена. Она не поверила Анне, да и другие дамы, похоже, сомневались в ее правдивости. Ну и бог с ними. Эта история придумана для того, чтобы возродить в этих женщинах надежду и завоевать их доверие. И не важно, правда это или выдумка.
        — Однако я не понимаю,  — подала голос третья жена,  — как вы оказались вместе с мандарином?
        — Мы полюбили друг друга,  — ни секунды не колеблясь, ответила Анна. Она и не думала, что лгать так легко. Ей даже не пришлось делать над собой никаких усилий — эти слова просто сами вырвались у нее. Она затараторила, не давая женщинам возможности засыпать ее вопросами. Она увлеченно рассказывала им о том, как мандарин красиво за ней ухаживал, какая у них была свадьба, которая, кстати, состоялась на корабле. На миг задумавшись, Анна уточнила, что все это случилось несколько лет тому назад и что теперь они с мужем живут в Пекине. А потом она добавила, что подарила мандарину сына.
        Они не поверили ей. В этой стране никто бы не поверил в то, что богатый китайский чиновник может опуститься до такой низости, как женитьба на белой женщине. Взять в жены бледнолицую женщину из варварского племени? Да это просто невозможно! И все-таки им очень хотелось ей поверить, поэтому они с нетерпением ждали продолжения столь необычной истории. В конце концов, если кто-то, кого считают ничуть не лучше обезьяны, может выйти замуж по любви за высокопоставленного китайского чиновника, то куда проще придумать счастливый конец для китайских женщин, у которых есть деньги и драгоценности. Все внимание губернаторских жен было приковано к Анне, и они слушали ее рассказ так, как будто пили терпкое вино или вдыхали сладкий наркотический дым, скрывая за внешним спокойствием душевную боль и отчаяние.
        — Вы не можете любить друг друга!  — заявила первая жена.
        Анна кивнула, заставляя себя поверить в это. Эта пекинская жизнь, которую она придумала для себя и своего мужа, казалась такой прекрасной, что ей просто до боли захотелось, чтобы удивительная сказка стала былью. Так же сильно ей когда-то хотелось попасть в Англию. Размечтавшись о неземном счастье, она едва не забыла о самом главном. Ведь она придумала всю эту историю для того, чтобы женщины прониклись к ней искренним сочувствием и наконец дали ей опиум. К счастью, вторая жена сама напомнила ей об этом.
        — Если у вас все так хорошо складывается в жизни,  — сказала она,  — то почему же вы тогда плачете? Почему вы бежали по полям, спали в сарае, а крестьяне бросали в вас камни?  — Она пренебрежительно фыркнула.  — Мне рассказали об этом охранники мужа.
        Так оно и есть. Вторая жена действительно самая умная из всех этих женщин. У нее, конечно же, были свои осведомители. Их наверняка было не очень много, но зато они всегда снабжали ее достоверной информацией. Анна внимательно посмотрела на женщину с искалеченной ногой, пытаясь придумать, как бы завоевать ее доверие. Помедлив, она намеренно тяжело вздохнула и опустила глаза.
        — Я… я рассказала вам еще не всю правду,  — призналась она.  — Мы действительно были очень счастливы с мужем, однако даже мандарину было не под силу сделать меня своей первой женой.  — Анна с грустью посмотрела на вторую жену.  — И моя свекровь…  — произнесла она и содрогнулась от ужаса.
        — Вы убежали от них?  — возмущенно спросила первая жена.  — Вы убежали от женщин, которые стали вашими сестрами благодаря вашему мужу? От женщин, которые делили с вами кров и пищу, с вами, белой…
        — Вы не понимаете!  — закричала Анна.  — Вы самые добрые и самые благородные жены на свете! Вы просто не представляете, какими жестокими могут быть люди!  — Она вытерла притворные слезы и продолжила жаловаться на свою несчастную долю: — Они щипали и били меня! Они заставляли меня делать ужасные вещи!  — взахлеб говорила Анна, глядя на женщин округлившимися от ужаса глазами.  — И я все это терпела. Я не знаю, может быть, я заслуживаю такого к себе отношения,  — сказала она, тяжело вздохнув.  — Я убежала из-за своего отца.
        — Но ведь он умер!  — удивленно воскликнула третья жена.  — Его убили из-за карточных долгов.
        Анна недовольно скривилась.
        — Я имею в виду своего приемного отца. Того, кто забрал меня от сестер-монахинь. Он все это время продолжал искать меня. Он хотел вернуть назад свои вещи. Те, которые я продала, когда убежала от него.
        — И что это за вещи?  — не скрывая любопытства, поинтересовалась вторая жена.
        — Он нашел меня месяц тому назад. Дело в том, что в Пекине все знали историю о мандарине и его белой жене. Везде только об этом и говорили. Но никто не верил в то, что мы могли полюбить друг друга.  — Анна на мгновение замолчала и, обведя женщин грустным взглядом, сказала: — Это произошло позже, когда меня увидели красиво одетой, с нефритовыми украшениями в волосах. Вот тогда-то многие поверили, что это правда.
        Первая жена понимающе кивнула.
        — Тот, кто ищет, всегда находит. Вам не удастся от них убежать.
        — Но ведь мне удалось это сделать. И несколько лет я была абсолютно счастлива! Но он нашел меня. Сэмюель нашел меня.  — Анна с такой ненавистью прошептала это имя, что женщины в ужасе отшатнулись от нее. Она тоже содрогнулась от страха. Реального, а не придуманного ею страха.  — Месяц тому назад он нашел меня и потребовал возместить убытки.
        — И что же вы продали?  — снова подала голос вторая жена.
        — Я уговорила своего мужа взять меня с собой, когда он отправлялся в поездку на юг. Я сказала ему, что мы чудесно проведем время и сможем зачать еще одного сына.
        Первая жена догадалась, что случилось потом. Впрочем, как и все остальные жены тоже.
        — Ваш отец бросился за вами в погоню. Ему не составило труда узнать, куда именно вы поехали. Всем всегда известно, куда и по какому делу направляет вдовствующая императрица своих подчиненных. Да вы просто глупая девчонка! Неужели вы не понимали, что вас быстро найдут?
        Анна кивнула.
        — Я отдала отцу все свои драгоценности. Они стоили намного больше того, что я когда-то у него украла, но ему даже этого было мало.
        — Мужчинам всегда мало, о чем бы ни шла речь,  — пробормотала пятая жена.  — Они всегда возвращаются, чтобы получить еще что-нибудь.
        Анна посмотрела на нее и молча кивнула в ответ. Наверное, этой молодой женщине часто доставалось от мужа, редкого мерзавца.
        — Да,  — подтвердила Анна.  — Он потребовал еще денег, но у меня больше ничего не было. И тогда он избил меня,  — сказала она, демонстрируя кровоподтеки на руках. Те самые, которые остались у нее от рук работорговца и от камней, брошенных в нее крестьянами.
        Четвертая жена закончила за нее рассказ:
        — Он собирался похитить вас. Он схватил вас и хотел сбежать, но мандарин пустился за ним в погоню. Муж нашел вас…
        — А потом он убил вашего приемного отца,  — вставила пятая жена.  — Убил этого злого Сэмюеля.
        — И поэтому вы оказались здесь?  — усмехнувшись, спросила вторая жена.  — Я не верю вам. Почему муж не отвез вас домой или на ваш корабль, чтобы засыпать там подарками с головы до ног?
        — Потому что все это случилось совсем недавно!  — вмешалась первая жена.  — Неужели ты не заметила, что, когда он пришел сюда, его жакет был весь в крови? А на ней было какое-то похожее на мешок крестьянское платье. Ей пришлось надеть его, потому что вся ее одежда была в крови злого отца, убитого мандарином.
        Анна не стала вмешиваться в их спор. Сейчас ей нужно было выяснить, кто из женщин на ее стороне. Вторая жена, самая недоверчивая из всех, та, которая никак не хотела верить в счастливое будущее, была явно против нее. Глядя на ее искалеченную ногу, вполне можно было допустить, что у нее имелись веские причины для недоверия. И Анна решила именно ей продемонстрировать всю свою боль и отчаяние.
        — Нет, нет,  — прошептала она.  — Все было совсем не так.
        Женщины не сразу услышали ее слова, но когда все же поняли, что она сказала, моментально притихли, и у Анны снова появились самые внимательные слушательницы на свете. Она поведала им о том, как ее поймали крестьяне, а затем пришел работорговец и хотел ее продать в какое-то ужасное место. К счастью, подоспевший вовремя муж спас ее. Это было нелегко, но, честно говоря, и не так уж трудно. Женщины, затаив дыхание, слушали, как мандарин нес свою белую жену на руках и как ей было тепло и уютно в его объятиях. Ей даже подумать было страшно, что могло бы случиться, если бы он не пришел на помощь.
        В какой-то момент Анна вдруг поняла, что это самая настоящая правда. Мандарин действительно спас ее и очень хорошо к ней относился. Вот только по какой причине? Впрочем, сейчас она все равно не сможет ответить на этот вопрос. Анна снова повернулась ко второй жене и бросила на нее исполненный трагизма взгляд.
        — Он не знает,  — прошептала она дрожащим голосом,  — он не знает, что мой отец до сих пор преследует меня. Он даже не догадывается, что если бы я вернулась на корабль, то мой отец затаился бы где-нибудь неподалеку и ждал подходящего момента, чтобы встретиться со мной наедине.  — Казалось, Анна готова была расплакаться.
        — Так признайтесь во всем своему мужу!  — воскликнула третья жена.  — Признайтесь, и он защитит вас.
        Анна покусывала губу и размышляла. Она знала, что у китайских жен есть давняя традиция — хранить секреты от своего мужа. Они считают себя сестрами и поэтому помогают друг другу скрывать от супруга свои тайные грешки. Наверное, ей стоило сыграть на этом.
        — Он возненавидит меня,  — с горечью в голосе произнесла Анна и расплакалась.  — Он думает… Я никогда не рассказывала ему правду о своем детстве. Он до сих пор верит в то, что я девочка из богатой английской семьи, которая потерялась в Китае.  — Анна сделала вид, будто ей больно об этом говорить.  — У него ужасный характер. Если он узнает правду, то убьет меня.
        Она украдкой изучала лица женщин. Они знают, что такое страх перед собственным мужем, который может убить тебя и даже не испытывать при этом угрызений совести. Именно в этот момент она сделала весьма интересное наблюдение. Третья жена была намного старше четвертой. Двум младшим женам не исполнилось еще и двадцати, а третьей жене было уже где-то за тридцать. Такое обычно бывает, когда мужчина не может позволить себе привести в дом новую жену из финансовых соображений. Или…
        — Вы знаете,  — прошептала Анна,  — вы знаете, что мужчины убивают своих жен, не так ли? У губернатора были и другие жены, правда?
        Женщины как по команде отвернулись от нее. Их явно напугал ее вопрос. Но потом заговорила первая жена:
        — У него было еще две жены. Мы никогда не говорим о них. Фу Си должна была стать шестой, а Ли Бо — седьмой женой. Однако мы стараемся не обсуждать других жен.
        Вторая жена долго сидела, отвернувшись к стене.
        — Мы вообще не говорим о других женах,  — тихо добавила она, продолжая сидеть лицом к стене.
        — Значит, вы меня понимаете,  — сказала Анна.  — Вы понимаете, что я не могу сказать ему правду. Я должна отдать своему отцу то, что он требует.  — Она замолчала и после небольшой паузы с грустью произнесла: — Что ж, придется покориться судьбе.
        Анна вновь вздохнула, а про себя подумала: «Пора заканчивать всю эту комедию». Сейчас как раз самый подходящий момент получить то, что ей было нужно, и исчезнуть отсюда как можно скорее. Они уже готовы отдать ей это. Первая жена явно на ее стороне, да и две самые младшие тоже. Даже если вторая жена заподозрит ее во лжи, другие жены заставят ее замолчать. Кроме того, им всем очень хотелось поверить в ту сказку, которую она придумала. Им также хотелось внести свою лепту в то, чтобы эта сказка воплотилась в реальность. Когда она доберется до Англии, то обязательно купит им что-нибудь красивое — английские кружева для платьев или механические игрушки для детей. Это будет что-нибудь необычное, такое, что сможет возместить им утрату того, что она у них заберет. Она сделает это как можно быстрее. Но сейчас…
        — Чего же требует от вас ваш отец?  — спросила первая жена.
        Анна смущенно опустила глаза, разыгрывая из себя невинную девушку, хотя невинность она потеряла через неделю после того, как покинула миссию.
        — Я не могу просить вас об этом. Вы так добры ко мне.
        — Наш муж — очень богатый человек,  — сказала третья жена.  — У нас всего более чем достаточно. Мы можем поделиться. Скажите, наконец, что вам нужно?
        Сейчас они готовы на все. Об этом только что заявила третья жена. Похоже, они дадут ей все, о чем бы она ни попросила. Анна снова выдавила из себя слезу и с неподдельной искренностью произнесла:
        — Вы были так добры ко мне…
        — Хватит!  — заявила первая жена.  — Мы не станем сидеть сложа руки и наблюдать, как вас будут убивать! Говорите, что вам нужно.
        Анна открыла рот, чтобы ответить. Это слово, такое простое и короткое, ей еще никогда не приходилось произносить вслух. Его произнес другой человек. Тот, который молча слушал их разговор. Тот, который действительно мог убить ее за то, что она только что сделала.
        — Опиум,  — сказал он.  — Ей нужен опиум.
        Анна повернулась и увидела мандарина, стоявшего в дверях. Его лицо, казалось, окаменело, а гнев, который он едва сдерживал, постепенно заполнял комнату, расползаясь подобно огромному чернильному пятну.
        — Мой муж!  — крикнула Анна, надеясь отвлечь его. Однако это не сработало.
        Продолжая пристально смотреть на нее, он обратился к губернаторским женам.
        — Я здесь выполняю важное поручение вдовствующей императрицы. Я ищу тех, кто отравляет Китай этим мерзким зельем,  — сказал Чжи-Ган и шагнул вперед.  — Моя работа — моя священная обязанность — убивать любого, кто хранит опиум,  — добавил он и начал внимательно вглядываться в лица женщин, осматривая каждую по отдельности. Все они в ужасе попятились, низко кланяясь мандарину.
        Анна вздохнула. Она уже хорошо знала эту его торжественную речь. Палач всегда произносил ее перед женщинами и детьми. Он говорил им, кто он такой, и угрожал убить каждого, у кого найдет опиум. Свои следующие слова Чжи-Ган произнес на удивление мягко:
        — Я уверен, что ни у кого из вас нет опиума, не так ли?
        — Нет, ваша честь,  — ответили женщины.
        — Конечно нет, ваша честь.
        — Никогда, ваша честь.
        Он вздохнул. Это был медленный вздох сожаления.
        — Хорошо.  — Голос палача прозвучал еще более мягко.  — Но ваш муж торговал этим ядом, и я убил его собственными руками.
        Анна зажала рот рукой, чтобы не закричать от ужаса. Зная, чем обычно палач заканчивает свою речь, она и предположить не могла, что он скажет это именно сейчас. Неужели всего несколько минут назад он убил губернатора?
        Жены Бая застыли от страха. Они смотрели на мандарина во все глаза и молчали.
        — Мой слуга поможет вам уладить все формальности,  — бросил он напоследок и подошел к Анне.  — А теперь прошу извинить меня. Сейчас мне нужно поговорить с моей женой.

        3 января 1882 г.
        Мистеру и миссис Кент из Оксфорда, Англия

        Меня зовут Фрэнсис. Я — мать-настоятельница госпиталя при миссии в Китае. Меня заставила написать вам глубокая тревога, которая не дает мне покоя. Я надеюсь, что именно вы являетесь родителями Элизабет Кент, которая в свое время вышла замуж за моряка Фрэнка Томпсона. Я знаю, что они с вашей дочерью уехали из Англии, чтобы попытать счастья в Китае, и поселились в Шанхае.
        Писал ли вам мистер Томпсон о том, что ваша дочь умерла несколько лет тому назад? Очень надеюсь, что он все же сообщил вам об этом. Но если он пренебрег этой важной христианской обязанностью, то я с глубоким прискорбием сообщаю вам о том, что ваша дочь и ее младенец умерли вскоре после наступления нового, 1876, года. Они умерли вследствие послеродовой горячки.
        Однако ее старшая дочь, Анна, жива и здорова. Она пришла к нам, когда ее отец отправился в море. Он почти ничем не помогал дочери и, скорее всего, умер от пьянства или распутства, а может, от чего-нибудь более ужасного, я точно не знаю.
        Его дочь Анна осталась у нас. Я уверена, что вы хотите познакомиться со своей единственной внучкой. Она сейчас достигла такого возраста, что может отправиться в дорогу самостоятельно, если вам будет угодно отдать на этот счет соответствующие распоряжения. Я молюсь о том, чтобы вы искренне захотели воссоединиться со своей внучкой. Дело в том, что в последнее время она стала очень часто общаться с одним из друзей ее отца — мистером Сэмюелем Фитцпатриком. Мне не нравится этот человек, у него плохая репутация. Я очень строго слежу за тем, кто посещает моих подопечных. Однако Анна вбила себе в голову, что мистер Фитцпатрик может заменить ей отца. Поверьте, что для вашей внучки будет лучше, если вы заберете ее из этой неспокойной страны как можно скорее и окружите ее своей любовью и заботой.
        Я просто уверена в том, что вы очень хотите познакомиться с Анной.
        Если же мои молитвы все-таки не будут вами услышаны, то, надеюсь, вы сможете хотя бы сообщить мне что-нибудь о семье мистера Томпсона. Может, его родители захотят взять на себя заботы о воспитании их красавицы внучки.
        Да храни вас Господь.
        Мать Фрэнсис, миссия Святой Агаты, Шанхай, Китай

        Глава 9
        К концу тридцатых годов XIX века стало совершенно понятно, что опиум разрушает Китай. К 1836 году туда поставлялось уже более 30000 ящиков опиума. Этого достаточно, чтобы обеспечить 12,5 миллионов курильщиков. Китайская императорская армия проиграла сражение местным повстанцам, потому что все солдаты и офицеры употребляли опиум. Утечка капитала из Китая разрушает экономику всей страны.
    Роберт Трот. Опиумные войны в Китае
        Чжи-Ган подождал, пока жены губернатора покинут комнату. Вскоре из коридора донеслись скорбные вопли и стенания. Видимо, первая жена наконец-то вспомнила о том, что им надлежит оплакивать смерть своего мужа, а не радоваться полной и окончательной свободе.
        После того как он сообщил им эту печальную новость, женщины вздохнули с облегчением. На лице младшей жены появилась слабая улыбка. Даже если бы Чжи-Ган не знал, каким человеком был покойный губернатор Бай, то, глядя на этих женщин, сплошь покрытых синяками и ссадинами, сразу бы понял, что после его смерти в Китае стало на одного мерзавца меньше.
        Как это ни странно, но ложную скорбь обычно выражают гораздо громче, чем настоящее, неподдельное горе. Когда рыдания и вопли превратились в пронзительный, оглушающий крик, Чжи-Ган просто закрыл глаза. Ему показалось, что от этих резких звуков у него вот-вот расколется голова. По традиции жены должны оплакивать смерть мужа в течение сорока пяти дней. Как хорошо, что завтра утром он уедет отсюда. Однако сейчас ему необходимо было допросить свою беспутную жену.
        Одетая в великолепное платье из черного шелка, которое плотно облегало ее полную грудь и было свободным в талии, Анна вызывала у него искреннее восхищение. Если бы они сейчас были в Пекине, то он нанял бы лучших портных и разодел бы ее в платья, которые выгодно подчеркивали бы ее соблазнительные формы. Но он не собирается возвращаться в Пекин. Будучи императорским палачом, Чжи-Ган имел неограниченную власть в отдаленных китайских провинциях, поэтому никто не посмеет ему перечить, если он захочет взять себе белую женщину. В Пекине же все было по-другому. Там руководствовались соображениями высокой политики, и это, как всегда, портило дело. Невозможно предугадать, как отнесутся к его решению жениться на белой женщине вдовствующая императрица и послы европейских государств. Во всяком случае Чжи-Ган предполагал два возможных варианта: либо его будут считать прогрессивным человеком, либо — и это вероятнее всего — устроят показательную казнь, чтобы другим было неповадно.
        Он вздохнул и опустился на стоявший рядом с ним стул. Анна сидела в противоположном конце комнаты, съежившись от страха и напряженно прислушиваясь к каждому звуку. Когда он увидел ужас в ее широко раскрытых глазах, ему стало не по себе. Тем не менее он понимал, что сейчас ничем не может ей помочь. Чжи-Ган во что бы то ни стало стремился узнать правду, но для того, чтобы заставить сестру Марию во всем признаться, нужно было ее как следует напугать.
        Он вздохнул.
        — Ты сочинила чудесную историю. Да у тебя просто талант придумывать небылицы.
        Анна потупилась и до боли сжала руки. Наверное, мелькнуло у него в голове, она не хотела, чтобы он видел, как дрожат ее пальцы. Но когда она заговорила, ее голос звучал так уверенно и громко, что его не могли заглушить даже громкие вопли губернаторских жен.
        — Они хотели услышать красивую сказку. Женщинам просто необходимо верить в то, что на свете существует любовь.
        Палач нахмурился, явно озадаченный ее ответом.
        — Зачем?
        — Потому что люди очень редко находят ее.
        — Значит, ты действительно веришь в то, что любовь существует?
        — А ты действительно собираешься помочь мне уехать из Китая живой и невредимой?
        Чжи-Ган удивленно заморгал, никак не ожидая того, что она посмеет дерзить ему. Все это было так забавно, что он даже улыбнулся. Сестра Мария, однако, крепкий орешек.
        — Я дал слово, что помогу тебе уехать из Китая, и сдержу его. Мне абсолютно все равно, каким образом ты исчезнешь из этой страны — уплывешь на корабле или твое бездыханное тело зароют в землю.
        — Тогда отпусти меня. Я просто хочу уехать из вашей ужасной страны.
        Он покачал головой.
        — Согласно твоей истории, мы с тобой безумно любим друг друга. Что скажут люди, если ты возьмешь и уедешь сейчас?
        Она сидела, низко опустив голову, и молчала. Как это ни странно, но роль послушной китайской жены очень шла ей. Правда, под этой маской смиренной женщины скрывалась…
        — Ты — не монахиня,  — вдруг заявил он.  — Тот опиум, который курил Цзин-Ли, принадлежал тебе.
        Услышав слово «опиум», Анна быстро подняла голову и посмотрела на него. Ее лицо было бледным как полотно.
        — Да,  — настаивал палач.  — Цзин-Ли курил его вместе с нашим капитаном и его семьей. Я нашел и уничтожил твой опиум, но я не уверен, что это был единственный тайник. Я не рискну плыть на этой лодке, пока не очищу ее от заразы. Капитан, обкурившийся опиумом, не может управлять судном. Не хватало, чтобы он посадил его на мель или разбил о скалы.
        Чжи-Ган замолчал и пристально посмотрел на нее. Она изо всех сил старалась казаться спокойной, чтобы скрыть свое отчаяние и страстное желание получить опиум. Ему часто приходилось видеть людей, подверженных этой пагубной страсти.
        Он глубоко вздохнул, чувствуя нестерпимую боль во всем теле.
        — Ты — наркоманка,  — жестко произнес он. И это была горькая правда.
        Анна вздрогнула, но не проронила ни слова. Какой смысл отрицать очевидную истину?
        — Но как это могло произойти?  — не скрывая удивления, спросил он.  — Где и у кого белая женщина может приобрести такое количество опиума?  — добавил он и посмотрел на свою красавицу жену — лгунью и мошенницу.  — По всей вероятности, ты — наркокурьер. Притворившись миссионером, ты доставляла опиум в отдаленные провинции Китая, продавала его, а потом снова возвращалась в Шанхай за новой партией.
        Лицо Анны стало смертельно бледным, однако глаза были ясными, а голос звучал громко и уверенно.
        — Если это правда, то зачем мне нужно было бежать на юг с мешком опиума?
        Всю дорогу до Хуай-ань он задавал себе этот вопрос, но так и не смог найти на него ответ. Все прояснилось несколько минут назад, когда он случайно услышал рассказ сестры Марии о любви и ее желании. Достаточно было внимательно послушать эту историю, и все тайное сразу же стало явным.
        Она говорила о страстном желании, о том, что сильно нуждается в чем-то таком, что для нее является необходимостью, без которой ей не жить. И если это попадет к ней в руки, то она уже не расстанется с ним ни за что на свете. В своем рассказе она называла это любовью, но Чжи-Ган знал, что это неправда. Ей нужен был опиум, она думала только о нем.
        Он засмеялся, однако смех его был невеселым.
        — Ты наркоманка, попавшая в собственные сети. В те сети, которые ты расставляла для моих соотечественников. Ты убежала, потому что не могла продавать наркотик, в котором сама отчаянно нуждалась.  — Он покачал головой, удивляясь подобной глупости.  — Ты прекрасно знаешь, что тебя могут убить. Это сделает либо покупатель, который не получил свой товар, либо тот, кто поставляет тебе опиум. И что же ты собираешься делать, когда израсходуешь весь свой порошок?  — спросил он и снова покачал головой.  — Глупо, все это ужасно глупо.
        — Ты хочешь сказать, что так может поступить только женщина,  — медленно, растягивая каждое слово, произнесла Анна и тоже засмеялась.  — Жить только настоящим и не задумываться о будущем. Умный мужчина обычно оставляет что-нибудь для себя. Это даже в порядке вещей — так сказать, плата за выполненную работу. Можно украсть немного для себя, а остальное продать. В результате мой товар останется целым, я получу свою долю опиума и никому в голову не придет мысль о том, чтобы убить меня. Ты думаешь, что я не могу мыслить ясно, потому что я женщина?
        Так оно и было. Но то, как уверенно она держалась, свидетельствовало об обратном. А если она и в самом деле говорит правду? Нет, это невозможно! Однако ему очень хотелось верить ей.
        — Тогда расскажи мне всю правду. Кто ты? Почему ты развозишь опиум?
        Анна покачала головой, тем самым подтвердив его подозрения.
        — Твой друг Цзин-Ли,  — сказала она, уходя от ответа,  — он ведь тоже наркоман?
        «К сожалению, она права»,  — подумал Чжи-Ган, но сказал совсем другое:
        — Речь сейчас не о моем друге.
        — Неужели он не делает глупостей, когда накурится опиума?  — Анна с присущим ей упорством продолжала гнуть свою линию и не обращала на его возражения никакого внимания.  — Он, наверное, болтает без умолку или молчит как рыба, а может, делится своими, а заодно и чужими тайнами?
        И да, и нет. Палач и его друг до сих пор живы только по одной причине: евнухи думали, что Цзин-Ли, одурманенный опиумом, не понял того, что императрица организовала заговор против собственного сына. Цзин-Ли проснулся слишком поздно и не смог помочь императору, но зато успел спасти Чжи-Гану жизнь.
        — Почему ты об этом спрашиваешь?
        — А что бы ты делал на моем месте,  — ответила Анна вопросом на вопрос,  — если бы тебя с самого детства заставляли заниматься торговлей опиумом? Если бы, кроме этого, в твоей жизни ничего больше не было?
        — У белых людей есть и другие возможности заработать себе на жизнь. Мы не приглашали вас в Китай, и мы не хотим, чтобы вы жили в нашей стране.
        Она кивнула в ответ.
        — Я тоже не хочу здесь жить. Но женщины — англичанки или китаянки, не важно — всегда зависят от мужчин,  — сказала она и, вскочив на ноги, стала быстро расхаживать по комнате с пылающим от злости лицом.  — Я не-на-ви-жу эту страну! Я ненавижу опиум, который мне приходилось доставлять. Я ненавижу людей, покупающих этот чертов порошок и отравляющих им крестьян, которые потом до конца своей жизни попадают в зависимость от этого зелья. Знаешь, я видела всех этих людей — крестьян, их детей, торговцев и даже высокопоставленных чиновников. После нескольких лет употребления опиума все они оказывались в нашем госпитале. В том, что находится в миссии. Я видела, как они медленно умирали и все равно умоляли дать им в последний раз покурить эту отраву. Я видела всех этих людей,  — яростно прошипела она.
        — И ты стала такой же, как они?
        — Да!  — закричала Анна. На ее глазах заблестели слезы, и она отвернулась от него.
        Она еще никогда не была так красива, как сейчас, когда ее душили слезы отчаяния, вызванные тем, что ей пришлось обнажить перед ним свою душу. Тем не менее ничего не изменилось. Она осталась такой же, какой была раньше.
        — И ты решила украсть опиум, который должна была доставить покупателям. Но зачем? Чтобы потом самой его выкурить?
        — Нет… То есть да,  — сказала она, раздраженно взмахнув рукой.  — Я не знаю. Да и какое это сейчас имеет значение?
        Но для Чжи-Гана это имело значение. Сестра Мария призналась в том, что занималась нелегальной торговлей опиумом. Он должен (ведь это входило в его обязанности) казнить молодую женщину за совершенные ею преступления. Торговлю опиумом необходимо прекратить. В этом деле нельзя проявлять мягкотелость и снисходительность, особенно ему, императорскому палачу. Но… ему не хотелось убивать ее. Он во что бы то ни стало стремился во всем разобраться.
        — Куда же ты направлялась?
        Анна не ответила. Подняв руку, она коснулась пальцами шеи. Он помнил, что еще недавно у нее на шее висел крест. Похоже, что она до сих пор по привычке прижимает руки к груди как раз в том месте, где он находился.
        — Куда?  — прорычал он.
        Испугавшись, Анна опустила руку и посмотрела на него.
        — В Англию! Или в Австралию!  — крикнула она, подавшись вперед всем телом. Похоже, она действительно хотела уехать.  — Какая разница, куда именно,  — сказала она и отвернулась от него.  — Я просто хотела уехать.
        — С опиумом?
        — Я больше не могла его продавать!  — воскликнула она.  — Его продавали крестьянам, матерям, людям, у которых просто не было денег для того, чтобы купить опиум. Неужели ты не понимаешь? Мы продаем самих себя, продаем наши семейные реликвии, даже собственных детей, лишь бы купить этот мерзкий порошок! Я не могу больше этим заниматься! Просто не могу,  — пробормотала она сквозь слезы.
        Чжи-Ган резко вскочил на ноги, намереваясь подойти к ней, обнять и крепко прижать к своей груди. Ей сейчас было очень плохо. Он видел, что она вся сжалась от боли и отчаяния, он слышал ее прерывистое дыхание. Однако он — палач, и ему необходимо узнать всю правду до конца. Ему нужно выяснить, кто же она такая и что она сделала. Только тогда он сможет спасти ее.
        — Что ты сделала?  — мягко спросил Чжи-Ган.  — Что ты продала?
        Анна покачала головой, отказываясь отвечать на его вопросы. На этот раз он все же подошел к ней, обнял ее и прижал к себе. Он гладил руки молодой женщины, окружая ее своей силой и успокаивая. И все же он должен выяснить правду.
        — Что ты продала?  — повторил он свой вопрос.
        Чжи-Ган чувствовал, как ее тело напряглось от волнения. Ему следует только немного подождать, и она сама все расскажет. Он понимал это, но, тем не менее, не желал признавать. Ему хотелось помочь ей спрятаться от мучительных воспоминаний о том, что она совершила.
        — Мария…  — произнес он.
        — Анна,  — прошептала она.  — Меня зовут Анна. И я не знаю…
        Он удивленно заморгал.
        — Чего ты не знаешь?
        Он все еще обнимал ее за плечи.
        — Я не знаю, что я продала,  — сказала она, опустив голову.  — Я тогда накурилась опиума. А когда проснулась…  — Она осеклась и замолчала. Похоже, что каждое слово давалось ей с трудом.
        Он обнял ее еще крепче, пытаясь передать свою силу. Вскоре она немного успокоилась и снова заговорила:
        — Когда я проснулась, то увидела, что была совершенно голой. Потом заметила кровь… там, где ее не должно было быть. И у меня болело все тело.  — Она всхлипнула.  — Помню, что я боролась с ним. С ними. Но они были гораздо сильнее меня,  — сказала она, глубоко вздохнув, и слезы ручьем потекли по ее щекам.
        Чжи-Ган осторожно развернул ее к себе. Она даже не сопротивлялась и сразу уткнулась лицом ему в грудь.
        — Тогда я в первый раз попробовала опиум. Потом я попробовала его еще и еще раз…  — произнесла она.  — Для того чтобы забыть о том, что случилось со мной…
        — Кто это сделал?  — решительно спросил он.
        Анна вздохнула.
        — Он тоже курьер. Именно он обучал меня премудростям этого ремесла,  — призналась она. Внезапно выпрямившись, она посмотрела на него полными отчаяния глазами.  — Убей меня, прошу тебя. Только… сделай это быстро. Но сначала дай мне немного покурить. Совсем немного. У первой жены губернатора есть опиум. Я уверена в этом. Разреши ей дать мне немного. Совсем немного, а потом… потом ты можешь делать со мной все, что захочешь. Ты можешь делать это вместе с Цзин-Ли. По очереди. Делайте что хотите, только дайте мне немного покурить… Я не буду сопротивляться…
        И тут Чжи-Ган понял, что случилось с ней на самом деле. Он не знал, когда и как она стала наркоманкой. Наверное, не сразу, а через несколько лет. Продавцы всегда выкуривают немного опиума перед своими покупателями, чтобы показать им, что опиум не отравлен.
        А если продавец — красивая женщина, то ее просили выкурить еще немного, а потом еще и еще. Привыкнув к этому наркотику, она уже не могла остановиться. Разве она способна была сопротивляться, находясь в состоянии опиумного дурмана? Сколько раз ее насиловали? Сколько мужчин — продавцов и покупателей — пользовались ею, прежде чем она дошла до того, чтобы просить палача лишить ее жизни?
        Смерть для нее будет избавлением. По законам империи он должен сделать это немедленно. Торговцам опиумом нет пощады. Быстрым движением выхватив один из своих ножей, он высоко поднял его над головой сестры Марии и даже прижал клинок к ее шее.
        Она вздохнула, и лезвие дрогнуло, но не дрогнула его рука.
        — Что такое?  — усмехнувшись, спросил Чжи-Ган.  — Ты не проклинаешь мои яйца и все моих потомков в последнюю минуту своей жизни? Куда подевалась та женщина, которая три дня назад стояла передо мной на коленях, навевая на всех ужас? Взрослые мужчины хватались за свои члены и испуганно убегали от тебя. Куда же она исчезла?
        — Быстрее, умоляю тебя,  — прошептала Анна.
        Нет, он не сможет сделать это. Он не сможет перерезать горло женщине. И совершенно не важно, кто она такая и какое преступление совершила. Так он уговаривал себя, хотя понимал, что все это ложь. Ему уже приходилось убивать женщин — наркокурьеров и содержательниц борделей, потому что они наживались на страданиях других людей. Он убивал их без всякой жалости.
        Однако эту женщину он не сможет убить — несмотря на то что она заслуживает смерти и сама умоляет его об этом. И не важно, по какой причине. Просто не сможет и все.
        Но ведь и остановить ее он тоже не сможет! Чжи-Ган вдруг резко повернулся и схватил Анну за руку. Потом он вложил ей в ладонь свой нож и снова прижал лезвие к ее шее.
        — Немного отведи руку назад,  — инструктировал он ее.  — Нужно быстро отвести локоть назад, и тогда ты сможешь перерезать собственное горло. Все произойдет быстро, ты почти не почувствуешь боли.
        Затем он убрал руку и отошел от нее. Она смотрела на него округлившимися от ужаса глазами. Он и не знал, что у белых женщин глаза могут быть такими темными. Глаза Анны стали почти черными. Зрачки так расширились, что не было видно радужной оболочки. Он представил, что через эти зрачки заглядывает ей в душу.
        Там, внутри, Чжи-Ган увидел боль и страстное желание, даже потребность испытать еще более сильную боль. Он увидел себя самого — свое отчаяние и все свои страхи. И конечно, свою надежду. А еще он увидел, как она напряглась, закрыла глаза и крепко сжала рукоятку ножа. Она приготовилась к смерти! Она собралась убить себя прямо у него на глазах!
        В следующее мгновение он бросился к ней, чтобы выхватить из ее рук нож.
        Но было уже поздно. Громко вскрикнув, Анна размахнулась и… швырнула нож на пол. Не в силах остановиться, Чжи-Ган налетел прямо на нее, и они оба упали на пол. Обхватив Анну руками, он придавил ее своим телом. Она все еще кричала, и ее голос эхом отдавался в его голове. Женский крик. Нет, это кричит девочка. Нет, женщина. Нет, все-таки девочка. Она все кричала и кричала, пока кто-то не оттащил его от нее.
        Вряд ли все это происходило наяву. Скорее он снова окунулся в один из своих ночных кошмаров. Но на этот раз он должен что-то сделать, дабы предотвратить несчастье. Анна безутешно рыдала. Чжи-Ган крепко прижал ее к себе и держал так до тех пор, пока рыдания не превратились в тихие всхлипывания.
        — Ну что ж,  — прошептал он, касаясь губами ее волос,  — вероятно, ты просто не хочешь умирать. И ты начинаешь понимать, что тебе больше никто не даст опиум.
        Продолжая дрожать всем телом, она молчала.
        — Скажи, ты хочешь жить? Ты хочешь навсегда избавиться от этого кошмара?
        Анна, признаться, не понимала, о чем он ее спрашивает. Он рассказал ей слишком мало, чтобы она могла его понять. К тому же для него это не имело никакого значения. Сейчас ему нужно было услышать от нее только одно слово. И Чжи-Ган молился о том, чтобы, произнеся его вслух, она потом не отреклась от своего обещания.
        Но Анна молчала, уткнувшись лицом ему в грудь. Он чувствовал на своей коже горячее дыхание женщины и едва сдерживал охватившее его волнение.
        — Скажи это вслух!  — потребовал он.  — Ты хочешь жить?
        Она снова содрогнулась всем телом, но он крепко держал ее в своих руках. Еще сильнее сжав ее плечи и слегка откинув назад голову, чтобы посмотреть ей в глаза, Чжи-Ган настойчиво повторил свой вопрос:
        — Ты хочешь жить? Скажи это!
        — Да!  — яростно закричала она.  — Да, я хочу жить!
        — Значит, ты будешь мне помогать?  — не отставал от нее он.
        Анна настороженно посмотрела на мандарина. Лампа светила уже не так ярко, и ее лицо было наполовину в тени. Однако они находились так близко друг к другу, что Чжи-Ган мог разглядеть каждую черточку ее лица. Она была напугана, причем страшно напугана, но он по-прежнему не отпускал ее.
        — Я хочу найти тех, кто поставляет опиум и продает крестьянских девочек,  — сказал Чжи-Ган.  — Я хочу пройти по всей этой цепочке от работорговца до губернатора и обратно, к самому источнику.
        — И куда же ведет этот след?
        — В Шанхай. В этом признался губернатор Бай перед тем, как я его убил. Он сказал, что тех девочек продали в Шанхай.
        Он почувствовал, что Анна снова напряглась, и прижал ее к себе еще крепче.
        — Твой поставщик тоже из Шанхая?
        Она неуверенно кивнула.
        — Даже не пытайся лгать мне.
        — Я тебе не лгу,  — прошептала она.  — Мой поставщик… он живет в Шанхае.
        — Твой выдуманный отец?  — уточнил Чжи-Ган. Он достаточно внимательно слушал ту историю, которую она придумала для жен губернатора.
        Она вновь кивнула.
        — Значит, мы сможем пройти по этому следу до самого Шанхая. Мы найдем этих девочек и твоего мнимого отца. Ты поможешь мне в этом?
        На этот раз Анна кивнула более уверенно.
        — Если ты поможешь мне выявить всю эту порочную цепь от начала до самого конца, то я клянусь, что посажу тебя на корабль, плывущий в Англию или в Австралию. Ты отправишься туда, куда захочешь, подальше от презренных берегов моей родины, и я навсегда забуду о тебе.
        В ее глазах засветились огоньки надежды.
        — Ты клянешься? Клянешься своими предками и… и своими яйцами?
        Он усмехнулся.
        — Клянусь своими молодыми, здоровыми яйцами,  — сказал он и потянулся губами к ее губам. К тому моменту его дракон успел стать тяжелым и твердым, а женщина так плотно прижалась к нему своими бедрами, что он ощутил тепло, пульсирующее у нее между ногами. Он посмотрел ей в глаза и увидел в них неприкрытое желание. Он все еще лежал на ней, придавив ее своим телом, и она затаила дыхание, а потом… Неужели она тоже слегка сдавила его своими бедрами?..
        — Я расскажу тебе о своем так называемом отце,  — сказала Анна. Хотя она говорила довольно быстро, ее слова звучали как клятва.  — Я расскажу тебе все о Сэмюеле Фитцпатрике.
        — Прекрасно.  — Чжи-Ган довольно улыбнулся. Он даже не сдвинулся с места, продолжая лежать между ее бедрами и пристально смотреть ей прямо в глаза. Он чувствовал, как в узком пространстве между их телами начал нарастать жар.  — Ты хочешь опиум?  — спросил он низким завораживающим голосом.
        Анна, пораженная услышанным, уставилась на него.
        — Да,  — прошептала она.  — О да.
        Он быстро вскочил на ноги, легко увлекая ее за собой.
        — Тогда пойдем.
        — Куда?  — Растерявшись, она отступила на шаг назад.
        Он улыбнулся, глядя на ее заплаканное лицо. При каждом вздохе ее груди соблазнительно поднимались. Вид у нее был ужасный, но, тем не менее, Чжи-Ган с удовольствием представлял, как раздвигает ее бедра и кладет свою голову на ее пышную грудь. Мысль эта была довольно порочной, однако его всегда называли порочным.
        — Я — императорский палач, поэтому не могу дать тебе опиум. Если ты все время будешь курить опиум в моем присутствии, то мне придется убить тебя.
        Она кивнула, похолодев от страха.
        — Ты больше никогда не прикоснешься к трубке. Ты понимаешь меня?
        — Да, я понимаю,  — твердо произнесла Анна.  — Опиум убивает человека. Я осознала это еще много лет назад.
        Он больше не наседал на нее. Похоже, она действительно понимает, что играет с огнем. Не многие наркоманы способны на такое.
        — Прекрасно. Теперь, когда мы поняли друг друга, самое время сделать следующий шаг: нужно подумать, как нам поступить с этой сжигающей нас страстью.
        Она удивленно заморгала, даже не догадываясь, что он имеет в виду.
        — Я не заставляю тебя,  — сказал Чжи-Ган,  — но ведь это тебе взбрело в голову придумать красивую сказку.
        — Какую сказку? О чем ты говоришь?
        — О том, что мы страстно любим друг друга,  — напомнил Чжи-Ган, гордо вскинув подбородок.  — Ты рассказывала об этом женам губернатора. Или это я все выдумал?
        — Да, но…
        — Не беспокойся,  — сказал он, предупреждая все ее возражения.  — Я знаю, что нужно делать.  — Чуть наклонившись вперед, он хотел нежно поцеловать ее, но вместо этого прижал свои губы к ее губам и начал ласкать языком ее рот. Он нежно поглаживал ее губы до тех пор, пока она слегка не приоткрыла их. А потом он отстранился он нее.
        — Со мной, прекрасная Анна, тебе никогда не захочется курить опиум.
        Фыркнув, она недоверчиво посмотрела на него.
        — Это невозможно.
        Чжи-Ган усмехнулся.
        — Я принимаю твой вызов. А теперь пойдем, моя возлюбленная жена. Пришло время показать всем, как сильно мы любим друг друга.

* * *
        Анна похолодела от страха.
        — Это всего лишь выдумка,  — мягко произнесла она.  — Мы не любим друг друга,  — пробормотала она и почувствовала, как сжалось ее сердце.  — Жены будут оплакивать губернатора Бая всю ночь. Нет никакой необходимости…
        — Неужели тебе сейчас не хочется опиума?
        О да. Казалось, что это слово, подобно гулкому эху, прокатилось по ее телу и душе. Но она не захотела открыто признаваться в этом.
        — Почему?  — не унимался Чжи-Ган.
        — Что почему?
        — Почему ты хочешь опиум? Когда мы увидели тебя возле Великого канала, ты не была в состоянии наркотического ступора. Ты пронесла опиум через полстраны. Признайся, ты иногда покуривала?
        — Нет,  — заявила Анна. Она постоянно думала об этом, поглаживая мешок с опиумом, но не курила. Один раз ей представился случай, однако…  — Опиум — это моя плата за билет на корабль.
        Он кивнул, как будто заранее знал ее ответ.
        — Тогда почему сейчас тебе так хочется покурить?
        Анна просто задохнулась от злости.
        — Потому что ты хотел убить меня! Потому что ты собираешься…
        — И что же я собираюсь сделать?  — перебил он, провоцируя ее. Она вся напряглась, но в конце концов решилась ответить.
        — Ты собираешься изнасиловать меня!  — бросила она ему в лицо обвинение.
        Губы палача растянулись в мягкой, доброй улыбке. В его глазах светилась неподдельная нежность. Такими же нежными были и его прикосновения. Он ласково провел пальцем по ее щеке и сказал:
        — Я ничего не сделаю против твоей воли. Клянусь тебе.
        Она не поверила ему, но не посмела обвинить его во лжи и сказать ему об этом прямо в лицо. Не посмела она признаться и в том, что ей хотелось, чтобы он прикоснулся к ней. Анна испытывала неукротимое желание понять, что же она почувствует к мужчине, находясь в трезвом уме, а не под действием опиумного дурмана. Сейчас, когда она все осознает и… даже чувствует себя слегка заинтригованной.
        Чжи-Ган отвел руку от лица Анны и заглянул ей в глаза.
        — Мои друзья…  — сказал он, тяжело вздохнув.  — Цзин-Ли, например, принимает опиум, когда ему ни о чем не хочется думать. Я же считаю, что если человек никому не подчиняется и, так сказать, сам себе господин, то у него появляется слишком много свободного времени и он растрачивает свои силы и способности впустую. Другие же, например, евнухи, таким образом пытаются на некоторое время забыть о своей однообразной и беспросветной жизни.
        Анна кивнула.
        — Блаженное забытье,  — прошептала она.  — Все мы хотим о чем-то забыть.
        Он подошел к ней еще ближе, и она, испугавшись, хотела отстраниться от него, но передумала, заметив веселые огоньки в его глазах.
        — Я знаю более приятное средство, которое наверняка поможет тебе забыться на некоторое время. Честно говоря, мне уже не раз приходилось проверять на себе его действие.
        Она презрительно поморщилась.
        — Мужчины забывают обо всем, когда занимаются сексом, но с женщинами такого не происходит.
        — Ты в этом уверена?  — спросил он.
        Нет, конечно. Однако она ничего не сказала ему, а просто еще плотнее сжала губы.
        — А что, если мы заключим с тобой сделку? Всего-то на несколько минут. Этого будет достаточно, чтобы убедить жен губернатора в том, что все, о чем ты им рассказала,  — чистая правда и мы действительно любим друг друга.
        — Но это же просто смешно! Мы не должны им ничего доказывать! Кроме того, они думают, что ты злишься на меня за то, что мой отец шантажирует меня, требуя вернуть ему опиум.
        Чжи-Ган кивнул.
        — Совершенно верно! Однако ты ведь знаешь, как хорошая жена обычно успокаивает своего мужа.
        — Нет, не нужно этого делать!  — воскликнула Анна.  — Все это сплошной обман!  — Сжав кулаки, она уже хотела ударить Чжи-Гана в грудь, но он схватил ее за руки и крепко прижал к себе, так что она ощутила его запах — запах пряного вина. Да, ей казалось, что он него пахнет каким-то пряным, необычайно чарующим вином.
        Они стояли буквально в шаге друг от друга, и он по-прежнему держал ее за локти. Потом Чжи-Ган притянул ее к себе, но она стыдливо отвернулась от него. Он был так близко, что ее сердце бешено забилось от волнения, а губы затрепетали в ожидании его прикосновения.
        Неужели ей нравится этот мужчина? Нет, этого не может быть! И все же в глубине души Анна понимала, что это правда. С той самой минуты, когда она увидела его возле Великого канала, ее голова постоянно была занята мыслями об императорском палаче. Когда она ласкала себя, сидя в ванне, то представляла рядом с собой этого молодого человека. И даже убежав от него, она все время думала о том, ищет ли он ее и что с ней будет, если ей не удастся скрыться от него. А когда он спас ее… Она почему-то была уверена в том, что именно он должен был спасти ее.
        Может, это любовь? Конечно нет. Скорее, это просто какое-то влечение. Возможно… сильное сексуальное желание?
        — Я научу тебя, как можно забыться, не принимая опиум. Я покажу тебе, как сделать так, чтобы ты думала только о моем языке, ласкающем твои соски, о всепоглощающем огне, который обжигает твое лоно. Я постараюсь, чтобы ты не видела ничего, кроме наших слившихся в порыве наслаждения тел.
        — Значит, ты собираешься заменить один грех другим? Ты толкаешь меня на то, чтобы я занималась сексом с кем попало, лишь бы не курила опиум? По-твоему, лучше быть развратницей, чем наркоманкой?
        Чжи-Ган пожал плечами, так и не ответив на ее вопрос. Он решил не говорить, а действовать и придвинулся к ней еще ближе. Анна подумала, что он хочет о чем-то сказать ей на ухо. Но вместо этого Чжи-Ган провел языком по мочке ее уха. Его язык был влажным и холодным. Сначала она подумала, что это вызовет у нее отвращение, но все оказалось совсем наоборот. Ощутив на своей коже его горячее дыхание, она с наслаждением вдохнула исходивший от него аромат.
        Что же ей суждено пережить — ужас или… неземное наслаждение? Может, ночь, проведенная с мандарином, подарит ей такое же блаженство, как и наркотический дурман? А может, все это закончится тем, что она будет испытывать к палачу такое же непреодолимое влечение, как и к опиуму? И во что тогда превратится ее жизнь?
        — Я даже не знаю твоего имени.
        — Чжи-Ган,  — ответил он.  — Тау Чжи-Ган.
        — Палач императора,  — сказала она.
        На какое-то мгновение он замер. Прислушавшись к его дыханию, она поняла, что он сейчас чувствует. Похоже, его охватила какая-то непонятная тревога, смутное беспокойство. Признаться, она даже не могла объяснить, каким образом ей удалось понять, что творится в его душе.
        — Да,  — после довольно продолжительной паузы произнес Чжи-Ган.  — Я жестокий человек. Я убиваю людей. И ты знаешь об этом.
        — Но кроме этого, мне известно, что ты — ученый,  — заметила она.  — Ты изучаешь Конфуция и Лао-Цзы[1 - Лао-Цзы (Ли Эр)  — легендарный автор древнекитайского трактата «Лао-цзы» (VI-III вв. до н. э.), канонического сочинения даосизма. (Примеч. ред.)]. Это, наверное, тяжело — быть ученым и воином одновременно.
        Он чуть отодвинулся от Анны и, заглянув ей в глаза, прошептал:
        — Да.
        — Да,  — повторила она, понимая, что готова подчиняться ему во всем. По правде говоря, она предвидела эту неизбежность. Без опиума Анна чувствовала себя какой-то потерянной, поскольку не сомневалась, что он легко сможет управлять ею. Она просто слабое и жалкое существо. Но когда он коснулся губами ее шеи почти возле самого воротника платья, она уже не чувствовала себя ужасной, потерянной и одинокой. Так трепетно и нежно ее еще никто не целовал.
        Анна знала, что все это сплошной обман, самая большая ложь, придуманная мужчинами. Она все знала, все понимала и все же, едва он погладил ее руки и нежно сжал локти, уже не могла сопротивляться. Ей хотелось верить — пусть даже какое-то короткое время,  — что она его любимая жена, что он просто боготворит ее и что все ее выдумки, предназначенные для других женщин, чистая правда.
        — Я — твоя обожаемая жена?  — полушепотом спросила Анна, чувствуя, как его руки осторожно скользят по ее телу. Потом он нежно сжал ее левую грудь.
        — О да,  — ответил Чжи-Ган низким завораживающим голосом, и по ее спине пробежала легкая дрожь.
        — А кем я стану утром?  — не скрывая иронии, поинтересовалась Анна.
        — Женщиной, познавшей настоящую любовь,  — ответил он.
        При слове «любовь» у нее учащенно забилось сердце. Ложь, все это сплошная ложь, вновь подумала она, однако выбора у нее все равно не было. Либо она проведет ужасную бессонную ночь, мучаясь и страдая, оттого что не сможет покурить опиум, либо попытается облегчить свои страдания другим способом.
        — В таком случае,  — сказала Анна, бросая ему вызов,  — тебе придется очень постараться, чтобы я забыла обо всем на свете и думала только о тебе.  — И она запрокинула голову, предлагая ему свои груди.
        Чжи-Ган улыбнулся и прикоснулся губами к ее коже. Он крепко сжимал ее локти, и она выгнулась, отклонившись назад. Затем, не говоря ни слова, Чжи-Ган обхватил руками ее бедра, и, не успела она открыть глаза, как почувствовала, что он легко поднял ее и, словно мешок с рисом, перебросил через плечо.
        Анна удивленно вскрикнула, когда он просунул руку под ее узкую юбку и его большая горячая ладонь оказалась между ее бедрами. В тот же миг она сильно сжала ноги, не давая ему возможности продвинуться выше. Это несколько отвлекло ее внимание от резких толчков, которые она почувствовала, когда он быстро зашагал к двери.
        Выйдя в коридор, Чжи-Ган даже не обратил внимания на третью жену губернатора, которая, похоже, так удивилась этой встрече, что даже перестала рыдать, и теперь во все глаза смотрела на них.
        — Покажите мне дорогу в спальню,  — приказал он ей.
        Она молча кивнула и быстро побежала вперед. Он последовал за ней, упорно пытаясь продвинуть руку, которую Анна крепко сжимала между ногами, еще выше. Видя, что она упорно сопротивляется, он ущипнул ее и добился своего, продвинувшись немного дальше. Анна тяжело дышала. Эта странная игра ее изрядно утомила. Сколько времени она сможет держать оборону? Интересно, где бы сейчас оказалась его рука, если бы она не сдерживала его натиск?
        Приподняв голову, Анна заметила, что третья жена губернатора все еще смотрит на них, стоя у двери. Однако больше всего Анну удивило то, что в широко раскрытых глазах женщины читалось самое настоящее желание. Казалось, что она, глядя на мандарина, который нес Анну, перекинув ее через плечо, пыталась запомнить все как можно точнее, чтобы потом вспоминать столь соблазнительное зрелище до конца своих дней.
        Анне хотелось ей что-нибудь сказать. Ей хотелось объяснить наблюдавшей за ними женщине, что это всего лишь игра и что Чжи-Ган ничуть не лучше других мужчин. Но в этот момент он подбросил Анну вверх и она, перелетев через его плечо, плюхнулась на огромную кровать. Она успела только вскрикнуть от удивления, потому что его рука все еще находилась меж ее ног.
        Когда она упала на кровать, ее бедра раздвинулись настолько, что он смог просунуть свою руку до самого конца. Потом он стал на колени между ее ногами и развел их еще шире. Анна услышала, как затрещала шелковая ткань, и, тяжело вздохнув, поняла, что ее юбка разорвалась. Чжи-Ган, не обращая внимания на ее вздохи, лег на нее, устроившись между ее бедрами. Она почувствовала сквозь ткань брюк, что его дракон стал большим и тяжелым. Наконец, поерзав еще немного, Чжи-Ган занял удобное положение и посмотрел на нее. В полумраке комнаты его глаза горели темным огнем.
        — Закройте, пожалуйста, дверь,  — попросил он женщину, которая, казалось, не собиралась уходить и смотрела на них во все глаза.
        Чжи-Ган неподвижно лежал, ожидая, когда закроют дверь. Третья жена довольно долго выполняла его просьбу, и все это время Анна пристально смотрела на мужчину, а ее ноги раздвигались все шире и шире, пока она не почувствовала, что его горячий живот прижался к ее интимному месту.
        В конце концов дверь закрылась, и Чжи-Ган улыбнулся ей.
        — Не забывай о том, что ты должна все время кричать,  — пробормотал он.  — Они обязательно будут подслушивать под дверью.
        Анна удивленно заморгала, но не проронила ни слова.
        Он покачал головой.
        — Ну ладно, не думай об этом. Я сам позабочусь, чтобы они получили то, что им нужно.
        Все происходило настолько быстро, что Анна даже не успела отдышаться, не то что обдумать происходящее. Она не считала нужным вникать в смысл его слов и лишь чувствовала, как вибрирует какой-то низкий звук между его грудью и ее животом. Видимо, это к лучшему, решила она.
        Когда Чжи-Ган зашевелился, лежа между ее бедрами, а его горячий орган потерся о ее интимное место, Анна выгнула спину. Потом она почувствовала, что на ее бедре лежит его рука. Неужели она все время была там? Она не знала. Ей уже было все равно. Да и вообще, разве можно отрицать очевидную истину? Она хотела этого. Она хотела его.
        Он слегка приподнялся всем телом, и она неожиданно ощутила своей разгоряченной кожей легкое прикосновение холодного ветерка. Но потом он положил ей на живот свою руку, и его пальцы коснулись ее интимного места. Она почувствовала, как напряглись ее ягодицы и, выгнувшись, еще плотнее прижалась к нему. Ей показалось, что в нее ударила молния и внезапно вспыхнувший огонь, пробежав по спине, обжег ее мозг. Это именно то, что ей было нужно. И ей захотелось ощутить все это еще раз, а потом еще и еще…
        Несмотря на то что у нее все плыло перед глазами, она увидела, что Чжи-Ган улыбается.
        — Великолепно,  — пробормотал он.
        Анна слегка приподняла голову и посмотрела ему в глаза. Затем, глубоко вздохнув, она внезапно поняла, что хочет его так же сильно, как когда-то хотела получить опиум. Ей вдруг нестерпимо захотелось, чтобы он прикоснулся к ней, раскрыл ее, наполнил ее. Она испытывала безудержное желание почувствовать все, что он может ей дать, а затем повторить это еще много раз и заснуть в изнеможении.
        — Тебе придется как следует потрудиться, Тау Чжи-Ган,  — сказала Анна, гордо тряхнув головой.  — Так просто меня кричать не заставишь.
        — Да уж,  — ответил он и усмехнулся.  — И все-таки ты будешь кричать.

        19 апреля 1882 г.
        Матери-настоятельнице миссии в Шанхае
        по поручению семейства Кентов из Англии

        Дорогая матушка Фрэнсис,
        Должен признаться, что Ваше письмо меня несколько испугало. Я вынужден выполнить эту печальную обязанность и сообщить Вам о том, что мистер и миссис Кент ничем не помогут в деле, касающемся Анны Томпсон. По правде говоря, если бы все это не касалось еще одной моей прихожанки, то я и не знал бы, что у Кентов была дочь. Они наотрез отказываются говорить о ней, потому что она когда-то сбежала из дому. Когда я передал им Ваше письмо, то они тут же вернули его обратно. «У нас в Китае нет ни дочери, ни внучки»,  — сказали они.
        Я неоднократно пытался уговорить их изменить свое решение, однако мои доводы не нашли отклика в их сердцах. Побег дочери принес им немало горя. Прошу Вас, постарайтесь их понять. Однако Господь милостив, и у Кентов есть другие внуки, которые их часто навещают. Боюсь, что они никогда не согласятся оплатить дорогу домой для своей потерявшейся внучки.
        Короче говоря, у Анны здесь нет семьи.
        С глубоким сожалением, отец Стентон


        Глава 10
        Тень дворца наслаждения
        Плыла по волнам;
        Там смешался плеск фонтана и гул пещер.
        То было чудо редкостное,
        Солнечный дворец наслаждений с пещерами изо льда!
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Анна закрыла глаза и полностью отдалась новым для нее ощущениям. Ей не хотелось ни о чем думать, поэтому она все время искала это полуреальное, полузагадочное ощущение, которое дает опиумный дурман. Пусть он делает все, что ему хочется, решила она. Она ничего не знает, ничего не чувствует. Она вообще ничто.
        Нет, ей вряд ли удастся впасть в то состояние, которое обычно дарит опиумный дурман. Без этого зелья она не сможет ощутить плавное, легкое покачивание, притупляющее все остальные чувства, возникающие от прикосновения мужских рук, которые раздвигают ее бедра, от жаркого дыхания, обжигающего кожу, и нежного дуновения возле лепестков ее лотоса.
        Анна вздрогнула. Сначала задрожали ее живот и плечи, потом эта волна прокатилась по всему телу. Это было так приятно и так… необычно. Она чувствовала, что Чжи-Ган улыбается, уткнувшись лицом в ее бедра. Ей казалось, что она хорошо знает, что должно произойти после этого, но он не двигался и ничего не делал, и Анна в недоумении нахмурилась.
        — О чем ты думаешь?  — тихо пробормотал Чжи-Ган, обдав ее живот горячим дыханием.
        Она открыла глаза. Он скользнул вверх по ее телу, но при этом продолжал держать ноги Анны разведенными в стороны.
        — Я… я думаю,  — неуверенно произнесла она. Заметив, как его брови удивленно поползли вверх, она, запинаясь, пояснила: — Я не… я хочу сказать, что мне интересно знать… в смысле… что ты сейчас собираешься делать?
        Он, похоже, был изумлен ее ответом.
        — Ты что, еще никогда не делала этого?
        Анна покачала головой, и на ее глаза навернулись слезы — слезы стыда.
        — Делала. Я просто… видишь ли…
        — Ты была под действием опиума и поэтому ничего не помнишь,  — перебил ее Чжи-Ган.  — Неужели ты всегда сама соглашалась на это?
        Она закрыла глаза, чувствуя, как по щекам потекли горькие слезы. Как же ему объяснить?
        — Я не помню,  — наконец призналась Анна. Она и сама не понимала, зачем рассказала ему об этом. Наверное, этот мужчина как-то странно на нее действовал. Ей все время хотелось разговаривать с ним, поддразнивать его и… заниматься с ним этим. Чем же все-таки он отличается от остальных?
        Чжи-Ган тем временем сел рядом с ней. Теперь он пристально и с необыкновенной нежностью смотрел на нее. Однако его рука все еще покоилась на ее теле, согревая кожу и напоминая о том, что должно произойти.
        Она почему-то не испытывала к нему никакой ненависти, хотя его широкая ладонь слишком уж по-хозяйски лежала на ее правом бедре. Разведя пальцы веером, он слегка сжимал выступающую тазовую кость. Нет, в душе Анны не было ненависти. Наоборот, ей нравилось, как он прикасался к ней — действительно всего лишь прикасался без всякого давления и нажима. Его нежность и ласки связали их неразрывными узами на все то время, которое они проведут вместе. По правде говоря, ей казалось, что это… любовь. Она попыталась поднять голову, чтобы посмотреть на его руку, лежавшую на ее бедре.
        — Расслабься и наслаждайся. Я обещаю, что ты не забудешь эту ночь.
        — Я…  — пробормотала Анна. Как же ей объяснить, что она не хочет ничего помнить? Но, посмотрев на его большую и сильную руку, поглаживающую ее, она решила, что ей все-таки не хотелось бы забыть о том, что здесь произойдет. Наконец она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Его лицо выражало нежность и, что самое главное, спокойствие. Глаза Чжи-Гана не блестели, а рука не дрожала от нетерпения. Он просто смотрел на нее и ждал. Признаться, Анна не понимала, чего именно. И она улыбнулась ему, радуясь тому, что должно произойти. Это не вызывало у нее никаких неприятных ощущений.
        — Я не думаю об опиуме, когда я с тобой,  — неожиданно для самой себя призналась она.
        Чжи-Ган улыбнулся.
        — Это просто замечательно,  — сказал он и наклонился, чтобы поцеловать ее.
        Их губы встретились, и она почувствовала, как у нее во рту разливается обжигающее пламя. Она удивленно вздохнула, но не отстранилась. Он медленно провел языком по ее губам.
        Она помнила другие поцелуи: чьи-то влажные губы неумело, с торопливой грубостью трутся о ее губы. Сейчас все было по-другому. Она ощутила сладкую дрожь, и в ней зародилось желание. Внутри все сжалось, и ей захотелось познать новые ощущения.
        Анна еще сильнее прижалась губами к его губам, открыв рот в ожидании встречи с его языком. Почувствовав, что Чжи-Ган сделал то же самое, она подалась вперед и выгнула шею, как бы помогая ему. Однако он не просунул язык ей в рот, а просто потерся губами о ее губы.
        Дрожь улеглась, но после этих прикосновений губы Анны пылали огнем. Она была совершенно сбита с толку. Может, она все делает неправильно? Чжи-Ган ничего не сказал ей, не дал даже малейшего намека на то, что нужно делать. Она больше не могла ждать и начала действовать на свой страх и риск. Она коснулась языком губ Чжи-Гана и просунула его ему в рот, чтобы… чтобы он втянул его туда. Но когда Анна попыталась вытащить язык обратно, не тут-то было. Чжи-Ган сжал зубы и даже слегка оцарапал ее язык, но отпустил его не сразу. Открыв глаза, Анна посмотрела на него. Она опять ничего не понимала. У нее просто кругом шла голова. Чжи-Ган, заметив ее растерянность, лишь усмехнулся. Он неотрывно следил за ней и продолжал молчать. В конце концов она потянулась губами к его губам и, обхватив любовника рукой за плечи, придвинулась к нему поближе.
        Их губы снова встретились, и на этот раз Анна без колебаний провела языком по зубам Чжи-Гана, а затем засунула его ему в рот, полностью отдавшись этой ласке. Вскоре ей пришлось сесть, потому что так было удобнее заниматься тем, чем она занималась. Ей нравилось сидеть, прижавшись к нему, сидеть, так сказать, вровень с ним. Хотя нет, прижавшись к нему плотнее, она оказалась немного выше его.
        Некоторое время Чжи-Ган позволял делать все, что хотелось Анне. Ему, похоже, нравилось поддразнивать ее своим языком. Потом он стал действовать более активно. Анна почувствовала, что свободной рукой он начал расстегивать застежки, находившиеся на ее плече и шее. Первой он расстегнул самую верхнюю застежку на воротнике платья. Потом его руки заскользили вниз по тугому шелку. Она и не думала, что ткань платья настолько сильно стягивала ее грудь. Она хотела поскорее освободиться от этого тесного платья и вдохнуть полной грудью. Ей не терпелось узнать, сможет ли он сделать так, чтобы ее грудь трепетала от возбуждения.
        Не успела Анна подумать об этом, как все уже свершилось. Ее соски стали твердыми, и огонь, полыхавший у нее во рту, перекинулся на груди. Она отодвинулась от Чжи-Гана и принялась расстегивать свое платье. Ее пальцы двигались быстро и уверенно. На какое-то мгновение она остановилась и посмотрела на свои руки. Все было в порядке. Анна прекрасно сознавала, что делает, и отдавала отчет своим действиям.
        Одновременно она украдкой наблюдала за ним. Чжи-Ган тоже замер на пару секунд и окинул ее внимательным взглядом. Просто невероятно! Эта молодая женщина полностью контролировала себя! Как ей это удавалось? Анне не хотелось отвечать на этот вопрос, но разве запретишь думать об этом?
        Чжи-Ган поймал рукой правую руку Анны и медленно поднес ее к своим губам. Потом он коснулся языком ее пальца, выпрямил его и засунул себе в рот. Он пропихнул большой палец своей руки под согнутые пальцы женщины и начал им чертить круги на ее ладони. Посасывая ее палец, он все дальше и дальше засовывал его себе в рот. А потом полностью вытащил его. Или почти полностью. Потом он снова засунул его в рот и снова вытащил. И так повторилось несколько раз.
        Анна поняла, что тем самым он имитирует половой акт, и почувствовала, как при этом напряглось ее тело. Теперь она думала только об этих кругах, которые он чертил влажным пальцем на ее ладони.
        Затем Чжи-Ган левой рукой начал расстегивать последнюю застежку на блузе. Ту, которая находилась почти возле самой талии. Он провел рукой по ее животу, отодвигая блузу, и холодный воздух заструился по узкому каналу от пупка, между грудями и до самого подбородка. Наконец-то она могла дышать свободно! Глубоко вздохнув, Анна почувствовала, как шелковая ткань трется о груди. Одновременно с этим она провела пальцем по его языку, попробовав, какой он на ощупь. Чжи-Ган повторил движение свободной рукой и сдвинул блузу еще дальше. Он расширил канал от живота вверх и стал поглаживать ее ладонью от центра в стороны до тех пор, пока блуза не упала с груди.
        У Анны задрожал живот, когда она представила себе, что он гладит ее не рукой, а китайской кистью для письма. Он пишет на ее коже какие-то иероглифы. Эта надпись означает, что теперь она принадлежит ему, что он… В этот момент Чжи-Ган положил свою руку между ее грудями. Его пальцы широко раздвинулись, и он через всю грудь Анны до самого плеча нарисовал иероглиф, означающий огонь.
        Он ласкал ее руками, отодвигая блузу все дальше и дальше. Однако он не смог убрать ее совсем. Ему мешала согнутая в локте рука Анны. Он снова положил руку на ее живот, но уже с другой стороны, чтобы оголить тело полностью.
        Теперь руки Анны были как бы связаны шелковой тканью за спиной, и ей пришлось выгнуть спину, поднимая к нему свои груди. Она думала, что он будет смотреть на них, но этого не случилось. Не сводя с нее своего пронзительного взгляда, он в последний раз засунул ее палец в рот, а потом медленно вытащил его.
        Влажный палец Анны блестел в пламени свечи, окутанный холодным воздухом. Потом Чжи-Ган заставил ее опустить руку вниз. Она отвела глаза от его лица, чтобы посмотреть, что он сделал с ее пальцем. Он прижал его к ее упругому соску, а потом начал поглаживать им сосок.
        Анна едва не задохнулась от восторга, когда ее, словно молнией, ударило в самое лоно. Однако Чжи-Ган не остановился и продолжил водить ее пальцем вокруг ее же соска, а потом прижал ноготь к самому его центру. Она смотрела на него, как зачарованная. Так же, как и из своей руки, он сделал из ее пальца кисточку. Он заставил Анну писать на коже какие-то символы и слова и тем самым как будто помогал ей создавать саму себя.
        — Ты помнишь, в каком месте ты прикасалась к себе, когда принимала ванну? Я наблюдал за тобой,  — сказал он.  — Никогда прежде мне не доводилось видеть ничего более…
        Чжи-Ган произнес какое-то слово по-китайски. Она не знала, что оно означает, и просто повторила его вслух, словно эхо.
        Он покачал головой.
        — Я не знаю, как это можно назвать по-английски,  — пробормотал он.  — Чувственное. Прекрасное…  — Протянув свободную руку, он обхватил ладонью вторую грудь. Она почувствовала, как его пальцы сжимают ее плоть. Большим пальцем он прочертил линию от грудины до соска, а потом погладил сосок пальцем, поскреб его ногтем и ущипнул. Она же закрыла глаза и наслаждалась теми новыми ощущениями, которые рождали его прикосновения.
        — Расскажи мне о том, что ты чувствуешь.
        — Все,  — ответила она, и ее душа наполнилась страхом.  — Все это такое… настоящее и такое… новое.
        — Говори,  — настаивал Чжи-Ган.
        — Одна сторона холодная,  — сказала она, пытаясь подобрать правильные слова.  — Другая же… такая полная. Ты сделал ее легкой и горячей. И…
        — Это хорошо?
        — Это прекрасно.
        — Продолжай рассказывать,  — настаивал Чжи-Ган.  — Мне нравится твой голос,  — добавил он и, наклонив голову к ее правой груди, взял в рот сосок.
        Сначала она почувствовала прикосновение его волос. Ей показалось, что ее коснулась мягкая шелковистая кисть. Его волосы были заплетены в маньчжурскую косу, и, когда он наклонил голову, она упала Анне на плечо. Потом ее захватили другие, более сильные ощущения. Он ласкал ее сосок языком и слегка посасывал его.
        — Рассказывай мне обо всем, что ты чувствуешь!  — велел Чжи-Ган, посмотрев ей в глаза.
        Анна покачала головой.
        — Это трудно передать словами!  — воскликнула она, но все-таки попыталась описать свои ощущения.  — Моя грудь… Мне тяжело дышать. Мое сердце бьется все сильнее и сильнее.
        Чжи-Ган на мгновение отстранился от нее, а затем прижался губами к ее шее.
        — Здесь?  — прошептал он, и она представила, как под его губами пульсирует тугая жилка.
        — Да,  — еле слышно ответила Анна.  — Однако мой сосок снова стал холодным. Моя грудь такая пустая без тебя,  — добавила она, понимая, что выбрала совершенно неподходящее слово. Но Чжи-Ган, будучи опытным любовником, понял ее и, снова обхватив сосок губами, начал его посасывать.
        Она говорила простыми словами, пытаясь выразить свои беспорядочные, бессвязные, но необычайно приятные мысли. Эти слова проясняли то, что она чувствовала, и заставляли думать только о нем и о ней самой. И о том, что он делал.
        — Эти посасывания… кажется, что бьется еще одно сердце. Твое сердце. Сильно бьется. Это биение притягивает меня к тебе. Всю меня без остатка. Я чувствую каждое твое прикосновение. Чувствую его своей грудью, своим животом. У меня даже пальцы ног сжались.
        Чжи-Ган поднял голову и улыбнулся.
        — Прикоснись к себе,  — приказал он и снова прижал ее руку к ее же собственной груди.  — Ущипни себя, а потом потяни.
        Она сделала все так, как он велел, и увидела, что его глаза широко раскрылись, ноздри затрепетали. Его лицо находилось прямо возле ее руки.
        — Мне нравится смотреть на тебя с такого близкого расстояния,  — пробормотал Чжи-Ган и снова заглянул ей в глаза.  — Я награжу тебя, если ты скажешь что-нибудь необычное.
        Анна замерла от удивления.
        — Что?
        Он не стал ей ничего объяснять, но она все же поняла его. В качестве дополнительного стимула он слегка щелкнул языком по ее соску. Этот быстрый щелчок заставил Анну затаить дыхание и выгнуться, требуя повторить подаренное ей удовольствие. Потом он поцеловал ее руку. Ту, которой она все еще сжимала свою левую грудь.
        — Не забывай о груди. Продолжай ласкать ее,  — сказал он.  — Мне хочется смотреть на то, как ты ласкаешь себя.
        Анна растерялась, не зная, что ответить ему. Но потом, чуть помедлив, все же сделала то, о чем он просил ее — помассировала грудь, сжала пальцами сосок и даже предложила его ему. Затаив дыхание, Чжи-Ган жадно смотрел на нее. Его губы едва касались ее кожи.
        — Скажи что-нибудь,  — требовательно произнес он.
        У нее просто голова шла кругом.
        — Я хочу остаться здесь,  — сказала она и запрокинула голову. Она почувствовала, что выражение его лица изменилось. Чжи-Ган удивленно вскинул брови и наклонился к ее груди.
        — Очень хорошо,  — пробормотал он и в качестве награды снова щелкнул языком по ее соску. Анна затаила дыхание, поражаясь тому, как бурно реагирует тело на его ласки.
        — Я уже много лет хочу уехать из Китая,  — продолжила она.  — Мне кажется, что именно поэтому я и принимаю опиум. Понимаешь, это такой своеобразный способ оказаться далеко-далеко отсюда.
        Чжи-Ган кивнул, и она почувствовала, как он потерся своим жестким подбородком о ее грудь. Потом он обвел языком вокруг соска и взял его в рот. Она ждала, когда он начнет посасывать его, однако Чжи-Ган не сделал этого.
        — Сейчас я не хочу уезжать. Я хочу, чтобы ты продолжал… прикасаться ко мне…  — глухо произнесла Анна и вдохнула.  — Пожалуйста, прошу тебя, пососи мою грудь.
        Он выполнил ее просьбу. Его ритмичные движения доставляли ей такое удовольствие, что она вновь выгнулась, стараясь прижаться к нему плотнее. Когда ее рука замерла, перестав массировать грудь, он слегка прикоснулся к ней, как бы напоминая о том, что нельзя останавливаться. Анна почувствовала дрожь в животе, почувствовала, как сжалось ее лоно. Она принялась пощипывать свою грудь, стараясь делать это в одном ритме с Чжи-Ганом. Уже через несколько секунд лоно увлажнилось и ей захотелось широко раздвинуть ноги. Однако же ей мешала узкая юбка.
        — Я хочу снять юбку. Она слишком узкая.
        Оставив грудь, он начал осторожно поглаживать ее живот.
        — Ты когда-нибудь раздевалась догола перед мужчиной?
        Анна покачала головой и захихикала.
        — Думаю, что в этом деле я невинна, как младенец,  — сказала она.
        Чжи-Ган перестал целовать ее и замер на какой-то миг. Казалось, он обдумывает ее слова.
        Испугавшись своих бесстыдных слов, Анна покраснела как рак. Она подняла руки, намереваясь оттолкнуть его: ей не хотелось, чтобы он видел ее позор. Однако Чжи-Ган остановил ее, поцеловав в живот. А когда он поднял голову, то она увидела, что он улыбается.
        — Это самое приятное из того, что ты сказала мне сегодня. И за это я тебя щедро вознагражу,  — пообещал он.
        Чжи-Ган легко расстегнул юбку и ловко снял ее с Анны. Он действовал с такой быстротой, что она не успела даже вздохнуть, как оказалась полностью обнаженной. Ее разгоряченное тело задрожало, ощутив прикосновение холодного воздуха.
        — Ты прекрасна,  — восторженно прошептал он.  — Ты похожа на изящную статуэтку из слоновой кости, освещенную пламенем свечи.
        Ей показалось, что она уловила в его голосе благоговейный трепет, и тут же подумала, что этого не может быть. Но, взглянув на лицо Чжи-Гана, она поняла, что у нее нет причин сомневаться в его искренности. И тогда на глаза Анны навернулись слезы. Она смутилась и быстро заморгала, пытаясь их сдержать. Это был стыд? Или благодарность?
        — Я не знаю, что я должна чувствовать,  — прошептала она.  — Скажи, что я должна чувствовать?
        Ее охватило невероятное смятение. И все же ей не хотелось ни прикрывать свое обнаженное тело, ни прекращать эту необычную игру. Правда, в какой-то момент у нее возникло желание спрятаться от Чжи-Гана, но потом оно исчезло и ей вновь хотелось оставаться с ним и не скрывать от него своего тела.
        — Не пытайся понять то животное, которое сидит в тебе. Мы — обыкновенные люди со своими естественными нуждами. Видишь ли, можно оставаться человеком разумным и одновременно удовлетворять свои животные потребности,  — прошептал он.
        Она нахмурилась.
        — Из того, что ты сейчас сказал, я не поняла ни единого слова.
        Чжи-Ган невесело улыбнулся.
        — Я — ученый. Нас постоянно заставляли думать, работать головой и при этом игнорировать плотские желания, ибо, как нам объясняли, мозг должен быть отточен до совершенства,  — с грустью произнес он и, пожав плечами, быстро встал с кровати.  — Однако многие китайские ученые просто убивают себя. Они принимают опиум, чтобы ни о чем не думать, или становятся пьяницами и обжорами. Некоторые из них, обуреваемые жадностью, начинают испытывать непомерную тягу к деньгам.  — Чжи-Ган быстро снял свою тунику и добавил: — Довольно часто эти люди проявляют жестокость и злость.
        В приглушенном свете гладкая кожа на его мускулистой груди казалась золотистой. Каким, однако, огромным было его тело! Обычно все маньчжурские одежды шились так, чтобы плечи казались шире, а грудь мощнее. Теперь она поняла, что ему совершенно не нужно прибегать к подобным уловкам. У него были широкие плечи и мускулистая грудь. Словно зачарованная, Анна смотрела на игру теней и света на его обнаженной груди.
        — Я думаю, что это происходит потому, что они игнорируют потребности плоти,  — продолжал рассуждать Чжи-Ган.  — Очищающие чаи. Обет безбрачия. Уф-ф! Только глупец подавляет в себе плотские желания. Мы — люди и поэтому должны внимательно относиться к потребностям своего тела.
        Он быстро снял брюки, и Анна невольно приподнялась на локтях, чтобы получше разглядеть его. Она и не думала, что у него такие узкие бедра, мягкие ягодицы и сильные ноги. Но больше всего ее поразил его дракон — большой, темный дракон, который вытянул свою голову в ее сторону. У самого его основания росли черные шелковистые волосы. Они напоминали ей мягкую кисть, а шея дракона — рукоять этой кисти. Это сравнение показалось ей таким забавным, что у нее на губах заиграла улыбка.
        — Чему ты улыбаешься?  — спросил Чжи-Ган и, опустив голову, посмотрел на себя.
        Уставившись на его орган, Анна весело произнесла:
        — Глядя на него, я вспомнила кисть для письма.
        — А-аа,  — пробормотал Чжи-Ган,  — значит, ты уже не боишься.
        Она удивленно захлопала ресницами и на этот раз пристальнее вгляделась в его лицо.
        — Нет, не боюсь, но…  — Анна осеклась. Да, она уже не боялась, однако ей было немного стыдно. И все же с ним она чувствовала…
        — Расскажи мне о том, что ты сейчас чувствуешь! Я хочу знать!  — требовательно заявил Чжи-Ган.
        Она закусила губу.
        — Мне стыдно и в то же время совсем не стыдно,  — сказала Анна и, протянув руку, попыталась дотянуться до него, но остановилась на полпути.  — Я хочу прикоснуться к тебе, хотя понимаю, что не должна этого делать.  — Она потупилась, не в силах выдержать его пристальный взгляд.  — Я хочу, чтобы ты снова ласкал мои груди, и понимаю, что не должна тебе этого позволять,  — призналась она и бросила на него стыдливый взгляд.  — Объясни мне, что я должна чувствовать.
        — Нет,  — сказал Чжи-Ган и, мягко сжав ее плечи, заставил лечь на спину.  — Это ты будешь рассказывать мне об этом.
        Он снова взял в рот ее сосок, и Анна выгнулась навстречу его ласкам. Она так хотела этого! Она хотела его. Он начал энергично посасывать ее сосок, и вскоре Анна почувствовала, как у нее помутилось в голове. Ее ноги раздвинулись сами собой.
        — Скажи мне еще что-нибудь,  — прошептал он, переходя к другому соску.
        — Я чувствую жар. У меня все тело горит.
        Он погладил рукой ее живот, и она беспокойно задвигала бедрами. Потом он просунул свою вторую руку между ее ногами и провел большим пальцем вдоль лепестков лотоса. Они были влажными и скользкими. Она сжала ягодицы и, подавшись вверх, выгнулась.
        — Скажи мне еще что-нибудь,  — настойчиво повторил Чжи-Ган.
        Анна громко вскрикнула — так ей хотелось, чтобы он снова взял в рот ее сосок.
        — Говори же!
        — Прикоснись ко мне!  — задыхаясь, попросила она. Теперь она знала, что нужно делать. Она всегда делала это, когда ласкала себя. Она почувствовала, как у нее все сжимается в животе. Скоро, скоро она будет готова. Если бы он только коснулся пальцем ее жемчужины. Если бы он только нажал на это место.
        — Нет!  — закричал Чжи-Ган и, подняв ее ноги, широко развел их в стороны. Теперь, когда он стоял между ее ногами, она была полностью открыта перед ним. Обхватив руками ее ноги, он заставил Анну согнуть колени, так что ее интимное место возвышалось прямо над краем кровати.
        — Смотри и рассказывай мне все, что ты видишь,  — приказал Чжи-Ган.
        Он сделал шаг вперед, и его огромный орган потянулся к ней. Его головка была влажной и блестела в неярком свете свечи.
        — Он темнее, чем я думала,  — прошептала Анна.  — И более красный, но с золотистым оттенком.
        — Тебе нравится, как он выглядит? Ты не боишься его? Она покачала головой.
        — Я не знаю. Я…  — пробормотала она, понимая, что сейчас должно произойти, и одновременно осознавая, что на этот раз все будет по-новому.
        Он притронулся головкой своего дракона к лепесткам ее лотоса. Содрогнувшись, Анна прижалась к нему еще плотнее и очень удивилась, услышав, что Чжи-Ган застонал. Она посмотрела на него и требовательно произнесла:
        — Теперь твоя очередь рассказывать о том, что ты чувствуешь.
        — Мои бедра дрожат, но я сдерживаю себя. Мои ягодицы толкают меня к тебе, потому что ты горячая и влажная. Ты словно обнимаешь меня и заставляешь дрожать от желания,  — ответил Чжи-Ган и снова провел головкой своего органа по ее лотосу снизу до самой жемчужины.
        — Еще!  — закричала она.  — Прошу тебя, еще раз!
        Он выполнил ее просьбу. Ощущения были такими сильными, что Анна опять выгнулась. Однако сейчас этого было недостаточно. Она обхватила Чжи-Гана ногами, плотно сцепив их у него за спиной, чтобы контролировать каждое его движение. Но он схватил ее за бедра, сжал их и неподвижно замер. Анна тихонько захныкала от досады. Его орган прижался к ее лотосу как раз возле входа в лоно, но так и не вошел в него. Вопреки ее ожиданиям, Чжи-Ган не стал гладить лепестки ее лотоса.
        — Прошу тебя, Чжи-Ган, сделай что-нибудь.
        Он подчинился и медленно провел головкой своего дракона вдоль лепестков лотоса, пару раз прижав свой орган к ее любимому месту. Потом он остановился. Она же напрягла ягодицы и попыталась приподняться, чтобы снова прильнуть к нему. Но Чжи-Ган с силой надавил Анне на плечи и заставил ее остановиться.
        — Чувствуешь, как ты окружаешь меня даже здесь? Я, как и ты, тоже хочу большего. Однако тепло, трение и удивительно приятное скольжение — все это лучше ощущается самым кончиком моего органа. Это — самое чувствительное место.
        И он снова провел своим органом вниз, а потом слегка просунул его, но не в ее лоно, а поперек, между лепестками ее лотоса. Это было так восхитительно, что они оба одновременно застонали.
        — Смотри!  — приказал он, и Анна быстро открыла глаза, даже не поняв, когда она успела смежить веки. Она увидела, как его орган медленно скользит вниз, и вся задрожала от наслаждения. Почувствовав, что он находится у входа в ее лоно, она замерла от удивления. Если она смотрит на это, значит, понимает, что действует вполне сознательно. Даже намеренно. И она окончательно решила, что хочет, чтобы это произошло. Она хотела, чтобы он вошел в нее.
        — Пожалуйста, сделай это,  — требовательно произнесла она.  — Войди в меня.
        Он продвинулся немного вперед. Сначала она почти ничего не почувствовала, но потом ощутила, что все стало большим и широким. Он открыл ее так, как еще никто и никогда не открывал.
        — Что ты видишь?  — спросил он.
        — Себя,  — ответила она.  — Свои волосы. Свое тело. И тебя. Ты связываешь нас… Ты, словно мост, соединяешь нас.
        Он продвинулся еще немного.
        — Я чувствую твое упругое лоно. Ты сжимаешь меня. Я хочу еще более сильных ощущений.
        Она напрягла мышцы, пытаясь втянуть его еще глубже. Однако это не помогло. Его орган не продвинулся ни на миллиметр дальше. Чжи-Ган, затаив дыхание, улыбался.
        — Ты такой большой,  — восхищенно произнесла Анна.  — Мне нравится смотреть на тебя. Придвинься поближе.
        Он скользнул еще дальше в ее лоно. Она почувствовала, что ее самое чувствительное место растягивается и открывается. Она не знала, что именно он сделал, но это было прекрасно. Все ее ощущения были прекрасными.
        Она напрягла свои бедра, опускаясь на матрас, поближе к нему. Его орган продвинулся еще глубже. Скоро их бедра сольются…
        — Я хочу, чтобы между нами не было этого моста. Я хочу, чтобы ты полностью вошел в меня.
        Сделав последний рывок, его орган окончательно вошел в нее. Она ощутила небольшой толчок, который вызвал целый шквал неимоверно приятных ощущений во всем теле.
        — Тебе нравится?  — поинтересовался Чжи-Ган. Их волосы переплелись, и она уже не могла отличить, где ее волосы, а где его. Она видела мужские бедра между своими широко раздвинутыми ногами, видела его смуглую кожу. Он почти касался ее.
        Она слегка повернулась и протянула руку, чтобы погладить его. Притронувшись к животу Чжи-Гана, Анна провела рукой между его бедрами и потрогала волосы. Она не понимала, зачем делает это. Ей просто хотелось прикоснуться к его горячему телу, чтобы окончательно убедиться в том, что все это происходит на самом деле.


        — Поласкай себя,  — неожиданно попросил Чжи-Ган.  — Так, как ты это делала на нашей лодке.
        Анна посмотрела ему в глаза и увидела в них неукротимое желание. Это желание было таким откровенным, таким сильным, словно его томила иссушающая жажда. Не удержавшись, она улыбнулась. Он хотел ее, и ей это нравилось.
        — Отодвинься немного,  — попросила она.
        Чжи-Ган подчинился и медленно отодвинулся, а она инстинктивно выгнулась. Ей хотелось, чтобы его дракон находился в ее лоне как можно глубже. Однако он остановился, и она облегченно вздохнула, опустившись спиной на матрас. Теперь было достаточно свободного места, чтобы она могла действовать.
        Она погладила живот Чжи-Гана, провела рукой по его волосам и дракону, соединявшему их. Он был скользким и бугристым из-за темных вздувшихся вен. Когда она прикоснулась к его дракону, Чжи-Ган затаил дыхание.
        — Прикоснись к себе,  — приказал он.  — Я хочу посмотреть, как ты это делаешь.
        Анна прижала средний палец руки к его органу, провела им по нему, а затем прикоснулась к лепесткам своего лотоса. Потом она раздвинула их и дотронулась до своей жемчужины. Надавив на нее пальцем, она почувствовала, что по всему ее телу прокатилась горячая волна наслаждения. Он вдруг отпустил ее бедра и схватил руками ее груди. Немного приподняв их, он начал массировать и слегка пощипывать напрягшиеся соски. Ее груди, лоно и жемчужина теперь были связаны воедино. Это ощущение было таким сильным и невыразимо приятным, что Анна громко вскрикнула.
        — Что ты чувствуешь?  — спросил он.
        — Все!  — задыхаясь, пробормотала она и посмотрела на него. Чем дольше они смотрели друг на друга, тем становились смелее и откровеннее.  — Все!  — повторила Анна.  — Но я хочу еще больше!  — воскликнула она и крепко сжала ноги. Она держала его так сильно, что возбужденный дракон глубоко проник в лоно, а рука Анны, оказавшаяся между их телами, сжимала ее жемчужину. Громко вскрикнув, она почувствовала, что у нее все вибрирует внутри. Такое прекрасное, такое знакомое ощущение! Однако ей хотелось большего. Ей хотелось познать то, чего она еще никогда не испытывала.
        Он был внутри нее, он был вместе с ней, он был частью ее естества.
        Убрав руки с груди Анны, Чжи-Ган вдруг схватил ее за бедра и резким движением поднял ее. Рука женщины упала на матрас. Он слегка отстранился, а потом снова вошел в нее. Она почувствовала, как он сильно прижал ее жемчужину и снова глубоко проник в лоно. А потом повторил это еще и еще раз.
        Теперь они двигались в едином ритме. Ее лоно сжималось все сильнее и сильнее, а он проникал в нее все глубже и глубже. Она поняла, что скоро они вместе достигнут пика наслаждения.
        Когда же этот момент настал, Анна громко вскрикнула. Чжи-Ган тоже закричал. Но, несмотря на это, они продолжали двигаться так же быстро и согласованно.
        Наконец все закончилось. Она пришла в себя. Сердце перестало бешено биться, и Анна смогла отдышаться. Открыв глаза, она увидела, что Чжи-Ган неподвижно стоит меж ее ног, закрыв от наслаждения глаза. Он так же, как и она, тяжело дышал. Через некоторое время он тоже пришел в себя и, посмотрев на нее, широко улыбнулся. И Анна с радостью улыбнулась ему в ответ.
        Внезапно она почувствовала какую-то непонятную тревогу. Что-то беспокоило ее, и она не могла унять это неожиданное чувство. Она не могла…
        Чжи-Ган быстро отстранился от нее, и эта потеря была такой ощутимой, что она просто замерла в изумлении. Прежде чем она успела сдвинуть ноги, он опустился на колени. Приподнявшись, она увидела, что его голова находится между ее бедрами.
        Он улыбнулся ей озорной и вместе с тем необыкновенно нежной улыбкой.
        — Ты думаешь, что на этом все закончилось?  — спросил он.  — Нет, прекрасная Анна, все еще только начинается.
        Она не поняла, что он хотел сказать этим. Но когда он коснулся губами лепестков ее лотоса и начал целовать их, ей все сразу стало ясно. Она чувствовала, как его язык ласкает ее. Сначала он проник в ее лоно, а потом коснулся жемчужины и стал тереться о нее. Когда же Чжи-Ган принялся легонько сосать жемчужину, как он делал это с ее сосками, Анну охватила такая сильная буря эмоций, что она в одно мгновение села на кровати и еще крепче прижалась к его губам.
        Ее захлестнула волна наслаждения. Этот мужчина подарил ей свободу, сломав все преграды, развеяв ее сомнения, устранив то, что связывало Анну с реальностью. Он продолжал ласкать ее до тех пор, пока она не задрожала всем телом. Ей показалось, что она взлетела высоко в небо, а потом снова опустилась… к нему. Снова вернулась к реальности.
        К тому, что они сейчас делали.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        3 марта 1882 г.

        Мне уже двенадцать лет! Двенадцать! Сегодня мне исполнилось целых двенадцать лет. За мной приехал отец, и мы отправились с ним обедать. Я чувствовала себя настоящей женщиной. Мы обедали в самом лучшем ресторане Шанхая, и на мне было мое новое платье и жемчужное ожерелье. Он сказал, что я самая красивая девушка в этом ресторане.
        А после обеда он привел меня к себе домой. Я никогда раньше не бывала у него. У него просто ОГРОМНЫЙ дом! В нем столько много места для меня! Однако в нем пахло развратными женщинами, и я поняла, что мать Фрэнсис права. Он не ходит в церковь и не верит в Бога. Знаете, что я вам скажу на это? Мне нет до этого никакого дела! Ты слышишь меня, Бог? МНЕ ВСЕ РАВНО!!! Он — мой отец, и я люблю его. Кроме него, меня никто не навещает. Он приносит подарки мне и другим детям. Он приносит продукты в миссию. Мне наплевать, ходит он в церковь или нет. Он — мой отец, и я люблю его!
        И он дал мне еще кое-что. Правда, он предупредил, чтобы я никому не рассказывала об этом. Он сказал, что раз уж мне исполнилось двенадцать, то я достаточно взрослая. А я ответила ему, что уже знаю про опиум и что я с шести лет время от времени принимаю его.
        Мне почему-то кажется, что он не поверил моим словам. Ну и пусть. Он всегда себя так ведет. С самого начала он знал, что я лгу, но продолжает делать вид, будто верит мне. В конце концов, я всегда признаюсь ему, что солгала, и рассказываю всю правду.
        Итак, он дал мне его попробовать. Это было просто УДИВИТЕЛЬНО! Я попытаюсь поточнее описать свои ощущения. Кажется, что все плохое и страшное просто исчезает. Все, что делает тебя жалкой и ничтожной против твоей воли или глупой, потому что ты чего-то не понимаешь,  — все это исчезает. Остаются же только приятные ощущения.
        Я все понимаю, и мне все нравится. Я начала разговаривать со своим отцом, серьезно разговаривать. И он слушал меня и все понимал, потому что опиум проясняет сознание. Потом вошла какая-то дама — это было подарком для меня — и запела песню. Она так красиво пела, что я даже заплакала. На этот раз все было совсем по-другому. Я не слышала, как она тяжело дышала и путала слова, я не слышала шум, доносившийся с улицы. Я слышала только музыку, прекрасную, чистую и вдохновенную музыку, какой ее создал Господь.
        Жаль, что нельзя принять немного опиума перед мессой. Представляю, как это было бы великолепно. Я тогда могла бы наслаждаться гимном, этой торжественной песней, прославляющей Господа нашего, а не слушать фальшивое пение сестры Кристины. Однако отец сказал, что я могу принимать опиум только в свой день рождения, что его принимают в особых случаях, поскольку он очень опасен.
        Ух-ххх! Как мне не хочется ждать! Я просто не могу ждать до моего следующего дня рождения, ведь только тогда мне еще раз дадут опиум.

        Глава 11
        Война, несправедливая по самой своей сути, со временем покроет эту страну несмываемым позором. Я не знаю, и мне еще не доводилось читать о том, что… наш флаг должен стать пиратским флагом, который защищает эту позорную торговлю.
    Уильям Глэдстоун, депутат парламента от оппозиции, 1840 г.
        Утро началось со скорбного плача, и Чжи-Ган попытался спрятать голову так, чтобы не слышать этих мерзких звуков. В конце концов он прижался к мягкому женскому телу. Скорее всего, это была грудь. Он уловил знакомый мускусный запах. Так всегда пахло после того, как он всю ночь занимался физическими упражнениями (так они с Цзин-Ли обычно называли это). Чжи-Ган смотрел, как поднимается и опускается прелестная женская грудь, слушал ровное дыхание женщины. Когда же оно стало прерывистым, он подумал, что Анна, наверное, тоже сейчас проснется.
        Громкие стенания, доносившиеся из соседней комнаты, не прекращались всю ночь. Вдовы губернатора Бая выполняли свою печальную и крайне утомительную обязанность. Такова была традиция. Чжи-Ган не мог дождаться, когда он сможет унести ноги из этой мерзкой дыры. И хотя ему не хотелось бросать то дело, которым он сейчас занимался, палач был готов в любую минуту уехать отсюда.
        Он потерся лицом о большую и мягкую грудь Анны, которая казалась ему прекрасной, и довольно улыбнулся. В утреннем свете ее белая кожа была еще белее. В том месте, где он коснулся ее своей небритой щекой, она слегка порозовела.
        Анна. Очаровательная Анна.
        Чжи-Ган вспомнил все, что происходило ночью, и его захлестнули противоречивые чувства. Это была какая-то странная смесь восторга и ужаса. Правда, восторга все же было больше. Удовлетворив свои физические потребности, он расслабился, но его мышцы до сих пор болели от перенапряжения. Честно говоря, этой ночью он не делал ничего необычного. И все же такого ему еще никогда не доводилось переживать. Эта белая женщина была какой-то удивительно открытой и с готовностью соглашалась на все, что он ей предлагал.
        В том, что происходило между ними, было нечто особенное. Чжи-Ган вдруг вспомнил все, что она говорила ему. Сначала ее речь была торопливой и сбивчивой, но постепенно Анна успокоилась и стала выражаться яснее и точнее. Она рассказывала ему о том, что она хочет и что чувствует, когда он прикасается к ней.
        Иногда она говорила весьма странные вещи, у нее возникали какие-то необыкновенные ассоциации, но его это не раздражало. Наоборот, так было даже интереснее, более эротично, что ли. Чжи-Ган прекрасно понимал, что все эти ассоциации были вызваны у нее его ласками. Именно он направлял ее воображение. Он думал о том же, что и она. Он делил с ней каждое мгновение этой удивительной ночи, и сам получал необычайно острые ощущения.
        Анна отличалась от всех женщин, к которым он когда-либо прикасался, и это делало ее по-особенному привлекательной. Признаться, он не ожидал, что с ним произойдет что-то удивительное. Он не думал, что эта ночь будет какой-то иной, не похожей на все другие ночи. Но оказалось, что голова Анны переполнена странными и удивительными мыслями, над которыми он готов думать долгими часами. Ее суждения относительно каких-то вещей, как показалось Чжи-Гану, никогда не могут наскучить, не говоря уже о занятиях с ней любовью. Он мечтательно смежил веки, вспомнив, как входил в нее раз за разом.
        Эта было так заманчиво, что он поймал губами ее сосок и стал ласкать его до тех пор, пока он не затвердел. Анна немедленно откликнулась на его ласки, и он услышал ее прерывистое дыхание. Его рука, лежавшая на ее животе, скользнула вниз и оказалась между ее ногами. Он почувствовал, что ее лотос уже стал влажным. Она была готова к его вторжению.
        Чжи-Ган сразу забыл обо всех ужасах утреннего пробуждения. Мир вокруг него перестал существовать, потому что сейчас он ощущал неповторимый аромат женщины, готовой отдаться его ласкам. А потом она снова заговорила, и он уже не мог делать вид, будто рядом с ним просто какая-то очередная любовница. Нет, она была особенной и говорила то, что ему еще никто никогда не говорил. И самое главное заключалось в том, что он страстно хотел ее. Хотел больше, чем дышать.
        — Скажи мне еще что-нибудь,  — пробормотал он, ложась между ее бедрами. Ему было неудобно передвигаться и одновременно ласкать рукой жемчужину инь. Однако он справился с этой нелегкой задачей, и Анна выгнулась, наслаждаясь ласками, которые дарила его рука.
        — Твои пальцы открывают меня,  — сказала она.  — Я представляю это в своем воображении. Ты открываешь меня.
        — Так обычно открывают лепестки бутона. Мне просто не терпится попробовать пыльцу, находящуюся внутри этого цветка.
        Он почувствовал, что ее грудь затряслась от смеха.
        — Я думаю, что это больше похоже на то, как открывают занавес перед бессмертным бассейном Венеры.
        Чжи-Ган вошел в нее. Ему понравилось это сравнение, хотя он понятия не имел о том, кто такая Венера.
        — А сейчас?  — спросил он.  — Что ты видишь сейчас?
        Анна открыла глаза и, посмотрев ему прямо в лицо, прошептала:
        — Тебя. Я вижу тебя и чувствую тебя внутри себя.
        Сжав ягодицы, он начал совершать ритмичные движения — медленно и расслабленно. Ему не хотелось спешить. Он хотел послушать ее, хотел узнать, что она чувствует.
        — Когда я проникаю в тебя и выхожу, то думаю о том, что ты сжимаешь меня, вытягиваешь жизненную силу из моего органа и наполняешь ею мою кровь, мое сердце, мой разум.
        — А мне кажется, что ты забираешь меня с собой — втягиваешь меня в себя, а потом выталкиваешь обратно. И снова втягиваешь, а затем…
        — …затем ты втягиваешь меня в себя,  — сказал он.
        — О да…
        Он улыбнулся.
        — Мне это нравится.
        — Каждый раз, когда ты входишь в меня, ты втягиваешь меня в себя все больше и больше. Каждый раз, когда ты выходишь из меня, ты забираешь с собой какую-то часть меня. И эта часть с каждым разом становится все больше и больше.
        Чжи-Ган покачал головой.
        — Я — мужчина, который изливается в тебя. Моя жизненная сила становится горячей, она обжигает, она готова излиться,  — сказал он и подумал: «Нет, еще не время. Скоро, очень скоро, но не сейчас. Она станет частью меня. Я стану частью…»
        — Ты погружаешься в бассейн Венеры,  — произнесла Анна, сладострастно выгнувшись. У нее внутри все сжалось. Она приготовилась принять его.  — Я — вода, которая окружает тебя.
        — Возьми меня,  — хрипло произнес Чжи-Ган. Теперь он двигался еще быстрее, еще плотнее прижимался к ее бедрам.  — Сожми меня,  — пробормотал он, и она выполнила его просьбу. Ощущения были такими восхитительными, что он широко открыл глаза и откинул назад голову.
        — Наполни меня,  — тяжело дыша, прошептала Анна и задрожала. Сначала эту дрожь ощутил его орган, а потом жаркая волна начала подниматься все выше и выше, становясь все сильнее и сильнее.  — Возьми меня.
        — Куда?  — задыхаясь, спросил он, пытаясь удержаться.  — Куда мы с тобой направимся?
        — Мы полетим!
        — О да!  — воскликнул Чжи-Ган и излился в нее. Казалось, что он отдал ей все свое тело, разум и волю. Его взор затуманился, и он унесся в небеса вместе с ней, ощутив необыкновенную пустоту и легкость во всем теле. Теперь он не чувствовал ничего, кроме этого бесконечного и мощного потока, который изливался в нее. У него появилось ощущение, что она очищает его, и он был несказанно рад своему неожиданному обновлению.
        Наконец все закончилось. Его душа снова вернулась в тело, с глаз спала пелена, и он услышал, как гулко бьется сердце. Он снова стал самим собой и, отдышавшись, заставил себя открыть глаза.
        Он упирался руками в матрас, поддерживая свое тело, а она лежала под ним. Ее лицо заливал яркий румянец, влажные алые губы были слегка приоткрыты. Ее веки вздрогнули, и она тоже открыла глаза. Она удивленно посмотрела на него и улыбнулась, все еще прерывисто дыша. Глядя на ее слегка подрагивающий живот, Чжи-Ган представил, как пульсирует сейчас ее лоно (он чувствовал это ночью), вдохнул исходящий от нее аромат, и понял одну простую истину: он вступил в половую связь с белой женщиной, наркокурьером. Она была связана с сетью торговцев наркотиками и живым товаром, которая опутала всю страну. Вместо того чтобы навсегда выбросить ее из своей жизни и выгнать из Китая, он сейчас лежит между ее ногами. Да он просто подлый лицемер!
        Чжи-Ган почувствовал, что его душа наполняется гневом. Ярость захватила его так же быстро, как и любовная страсть. Он крепко сжал руки, его лицо потемнело от злости.
        Это состояние было хорошо знакомо ему. Так всегда происходило по утрам, когда он смотрел на лежавших под ним женщин. Но, посмотрев на Анну, он вдруг понял, что сейчас все его чувства были еще сильнее и откровеннее, чем обычно. Он не смог бы противиться им, даже если бы от этого зависела его жизнь. Но в то же время он не смог бы беспричинно наброситься на нее и обругать.
        — О чем ты думаешь?  — спросила Анна. Ее слова словно подстегнули Чжи-Гана, всколыхнув в нем жгучую ненависть.
        Злясь на самого себя, а не на женщину, Чжи-Ган попытался скатиться с нее, но она опередила его. Анна так крепко обхватила его ногами, что он не мог даже пошевелиться.
        — Ты не уйдешь, пока не ответишь на мой вопрос. О чем ты сейчас думаешь?  — настойчиво повторила она.
        — О том, что скорбные вопли вдов просто сводят меня с ума,  — сказал он. Женщины действительно проплакали всю ночь, но и теперь, когда наступило утро, продолжили свое печальное занятие.
        Она покачала головой.
        — Зачем ты лжешь мне?
        Он рассматривал ее белую кожу. В утреннем свете она казалась почти бледной, и Чжи-Ган отчетливо видел голубоватые прожилки вен. Подняв голову, он заглянул в ее круглые карие глаза.
        — Ты не та, за кого себя выдаешь,  — внезапно произнес он и удивился своим словам. Он намеревался сказать совсем другое.
        — Я для тебя ничего не значу. Так, обычная белая пленница. Женщина, которой нужен был опиум, но вместо него она получила вот это…  — В голосе Анны не было злости. Похоже, ее что-то беспокоило.  — До этой минуты я даже не вспоминала об опиуме,  — призналась она, и на ее губах появилась радостная улыбка.  — Совсем не вспоминала,  — добавила она и сморщила свой прелестный носик.  — Но я не думаю, что отец Томас одобрит такую замену.
        Все-таки она — странное существо. Ее мысли скачут друг за другом, не подчиняясь никакой логике. Еще минуту назад его это забавляло. Но сейчас ему показалось, что это… Чжи-Ган застонал и боком упал на матрас, наполовину придавив ее своим телом. Он еще ни разу не смог предугадать, что она скажет или сделает, и поэтому ему всегда было с ней интересно.
        Анна повернулась вместе с ним, продолжая крепко держать его ногами. Однако он не чувствовал себя пленником. Даже его злость слегка поостыла.
        — Эти рыдающие женщины когда-нибудь замолчат?  — пробормотал он и выругался.
        Она предпочла не отвечать и только после довольно продолжительной паузы заметила:
        — Ты злишься, потому что я не та женщина, которая тебе нужна. Со мной можно провести ночь и утро, но не более того…
        — Не читай мне нотаций, женщина!  — крикнул он и уткнулся лицом в матрас.
        Похоже, его злость ее удивила, и она замолчала. Затем, тяжело вздохнув, Анна пожала плечами.
        — Ты говоришь прямо в простыню. Я не понимаю тебя.
        — Не читай мне нотаций, женщина,  — медленно и четко повторил Чжи-Ган, приподняв голову. Теперь его слова уже не имели первоначального эффекта, но он понимал, что сморозил глупость. Она не читала ему нотаций. Только Цзин-Ли иногда пытался этим заниматься, но его друг всегда умел выбирать для этого подходящий момент.
        — Значит, у тебя такая вот привычка?  — удивленно спросила Анна, внимательно рассматривая его с головы до ног.  — Ты всегда просыпаешься в дурном расположении духа?
        — Да,  — злобно прорычал Чжи-Ган и нахмурился, осознав, что так оно и есть на самом деле.  — Да, всегда.
        Она кивнула, как будто ничего другого и не ожидала услышать.
        — Утром, когда я просыпаюсь, у меня нет других мыслей, кроме как об опиуме. И это меня всегда злит,  — сказала она и нахмурилась.  — Какая женщина тебе нужна?
        Чжи-Ган вспомнил прелестное личико маленькой девочки. Личико, перекошенное от страха и ужаса; по нему ручьем текли слезы, оставляя светлые полоски на грязных щеках. Он постарался изгнать из памяти это видение, однако не смог удержать в повиновении свой язык. Ему было так легко с этой женщиной, что он высказывал свои мысли вслух, даже не понимая, как это происходит.
        — Девочка. Моя сестра.
        Она в ужасе отшатнулась от него.
        — Ты хочешь заниматься этим со своей сестрой?
        — Нет!  — воскликнул Чжи-Ган и, надавив на колени Анны, оттолкнул ее от себя. У нее не хватило силы удержать его, поскольку он, невероятно взволнованный, действовал очень грубо и резко.  — Нет!  — снова закричал он и замолчал.  — Ты… это…  — пробормотал он после долгой паузы и потер рукой заросший щетиной подбородок. Казалось, он хотел привести свои мысли в порядок.  — Ты отвлекла меня, и я забыл о том, что собирался сделать. Я хочу найти свою сестру, а это… это все только отвлекает меня от поисков.
        — А я думала, что нынешней ночью ты собирался отвлечь именно меня,  — с грустью произнесла Анна.
        Он вполне заслужил подобный упрек. Этой ночью он думал не головой, а своим драконом. Утром все опять встало на свои места. Он должен ехать в Шанхай.
        Чжи-Ган тяжело поднялся с кровати. Холодный утренний воздух взбодрил его обнаженное тело. Расправив плечи, он начал заниматься утренней зарядкой. Его движения были быстрыми, но в то же время плавными. Он старался неукоснительно соблюдать режим, чтобы поддерживать себя в хорошей физической форме. Иначе он просто не сможет управляться со своими огромными ножами. После многолетних тренировок все его движения были отработаны до автоматизма.
        Но сегодня все было как-то по-другому. Сегодня на него смотрела Анна, и он, занимаясь утренней гимнастикой, работал с удвоенной силой — имитируя сильные удары руками, растягивая ноги и даже энергично взмахивая воображаемыми клинками.
        — Где ты научился этому?  — поинтересовалась она, когда он перешел ко второй части своих упражнений.
        — В Пекине. Там я научился всему.
        — Но ведь ты родился в этой деревне, не так ли? Ты, как я поняла, даже жил здесь довольно долго…
        Теперь ему было легко отвечать на ее вопросы. Пока он разговаривал с ней, одновременно занимаясь утренней зарядкой, его злость улетучилась, а вместе с ней и плохое настроение.
        — Да. До тех пор пока отец не научил меня всему, что знал сам. Я уехал отсюда, когда мне было десять лет.
        — А сейчас ты собираешься поехать в Шанхай, чтобы найти там свою сестру?
        — Да.
        — Как ты потерял ее?
        В этот момент Чжи-Ган как раз поворачивался на пятках, опуская плечи перед тем, как сделать один очень сложный поворот, который он великолепно выполнял еще с пятнадцати лет. Услышав ее вопрос, он почувствовал, что у него сжался живот. Он сбился с ритма и потерял равновесие. Ему удалось удержаться на ногах, однако все это привело его в ярость. Покой Чжи-Гана снова был нарушен, и он крепко сжал кулаки, словно действительно держал в руках ножи.
        Он бросился к ней, высоко подняв руки, как будто собирался разрубить ее своими ножами. Анна же видела только его огромные кулаки у самого лица. Однако она не закричала, не убежала и даже не вздрогнула. Просто спокойно лежала на кровати и смотрела на него. Она и глазом не моргнула, увидев, как его кулаки приблизились к ее шее. Они теперь находились от нее на расстоянии вытянутого клинка.
        Она презрительно усмехнулась.
        — Этой ночью ты узнал мою самую большую тайну. То, что мучило меня, мешая спокойно жить,  — ровным голосом произнесла она.  — Я рассказала тебе о том, что совершила и почему хочу унестись в мир грез.  — Анна тяжело вздохнула.  — Теперь ты знаешь, что я принимала опиум только для того, чтобы забыться.  — С этими словами она обхватила руками его кулаки и продолжила: — У тебя тоже есть своя тайна, своя боль, которая гложет тебя, отравляя тебе жизнь и делая тебя злым и раздражительным. Иногда тебе удается скрыть ее. Скорее всего, тогда, когда ты над чем-то задумываешься или преследуешь преступника. Но мне кажется, что ты такой же наркоман, как и я. Мы оба с тобой хотим забыться и не думать об этой нашей тайной боли.
        — Я никогда в жизни не пробовал опиума!  — возмущенно воскликнул Чжи-Ган, потрясая кулаками у самого ее лица, но при этом даже не пытаясь сдвинуться с места. Она тоже продолжала неподвижно лежать на кровати.
        — Я имею в виду не опиум. Ты пытался отвлечь меня с помощью секса. Я думаю, что себя ты тоже отвлекаешь таким способом,  — снова вздохнув, сказала Анна. После этого она легко оттолкнула от себя его кулаки и откатилась на другой край кровати. Чжи-Ган видел, как подпрыгнули ее груди, когда она потянулась за своей юбкой. А потом, когда Анна расправляла смятую шелковую ткань, он, словно зачарованный, смотрел на ее упругие ягодицы.
        — Я не принимаю опиум,  — упрямо повторил Чжи-Ган, хотя прекрасно понял, что она имела в виду совершенно другое. Помедлив, он подошел к ней и провел рукой по ее спине, ощущая под своими пальцами мягкую, теплую кожу. Его дракон мгновенно напрягся и потянулся к ней, и Чжи-Ган без всякой прелюдии плотно прижался к ней. Несмотря на то что его орган был еще недостаточно твердым, чтобы войти в нее, Чжи-Ган знал, что очень скоро он обретет нужную силу.
        Анна не убежала от него, но и прижиматься к нему тоже не стала.
        — Сейчас я совершенно не думаю об опиуме,  — мягко произнесла она.  — Мне больше не нужно отвлекаться таким образом.  — Она слегка повернула голову и посмотрела на него через плечо. При этом ее каштановые локоны откинулись на спину, обнажив белые округлые груди. Он не смог удержаться и, взяв в руку один из этих белых шаров, сжал сосок. Она тихо застонала от удовольствия.
        — Где твоя сестра, Чжи-Ган? Почему, когда ты вспоминаешь о ней, тебе сразу же хочется бежать к первой попавшейся женщине?
        Он мог бы сейчас оттолкнуть ее, грубо выругавшись. Может, даже сильно сжать ее грудь, которую он так нежно ласкал сейчас. Но Анна снова накрыла своей рукой его руку, и вся его злость прошла. Выгнувшись, она прижалась к нему своими ягодицами и начала поглаживать ими его орган до тех пор, пока он не стал большим и твердым.
        — Ответь на мой вопрос, и ты получишь награду,  — тихо произнесла она, повторив то, что он говорил ей этой ночью.  — Что случилось с твоей сестрой?
        Чжи-Ган закрыл глаза, вдыхая пьянящий мускусный запах. Его орган был твердым как никогда, и ему хотелось побыстрее войти в нее. Для того чтобы снова забыться и очиститься.
        Однако она требовала, чтобы он говорил, и Чжи-Ган не мог ей отказать. Наверное, она была первой женщиной, которая заставляла его отвечать на вопросы и тем самым убеждала его в своей правоте. Слегка надавив ей на спину руками, он вынудил ее нагнуться и упереться руками в кровать. Она не сопротивлялась, но и не помогала ему. И Чжи-Ган начал говорить.
        — Мою сестру продали в публичный дом, когда мне было десять лет,  — сказал он и полностью вошел в нее. Ее лоно было еще влажным, и поэтому дракон легко проник внутрь. А еще оно было достаточно тугим и так плотно обхватило его орган, что Чжи-Ган ощутил неземное блаженство. Анна же, затаив дыхание, наслаждалась его движением.
        — Но это еще не все,  — напомнила она ему.
        — О да,  — согласился Чжи-Ган и обхватил руками обе ее груди.
        Анна замерла, и он почувствовал, что она полностью расслабилась.
        — Ты пытаешься разыскать ребенка, которого продали… Когда это произошло?
        — Почти двадцать лет назад.
        Она еще немного прогнулась, и он снова смог двигаться, входя в нее и плотно прижимаясь.
        — Итак, подведем итог. У тебя двойная миссия. Прежде всего, ты — императорский палач, который должен положить конец торговле опиумом в Китае. Но, кроме этого, ты еще хочешь найти в Шанхае свою потерянную сестру.
        — Да,  — подтвердил он, продолжая свои ритмичные движения. Он двигался в быстром темпе, входя и выходя из нее, и это успокаивало его. Чувство вины словно бы улетучивалось. Скоро, совсем скоро память снова очистится от всего, что угнетает его душу.
        — Однако императора посадили под арест. Теперь мать-императрица управляет от его имени и собирается уничтожить всех, кто был близок к нему,  — неожиданно вставила Анна.
        Чжи-Ган уже почти достиг кульминации и вот-вот должен был излиться в нее, но, услышав эти слова, замер в изумлении.
        — Откуда ты знаешь об этом?
        Она засмеялась, и этот смех как бы перетек из ее тела в его тело.
        — Я тоже живу в этой стране. Почему я не могу знать, что происходит в Китае?
        Потому что она — женщина. Да к тому же еще и белая женщина. Он остановился на какое-то время, чтобы как следует обдумать услышанное.
        — Ты не должна знать о таких вещах.
        — А ты не должен использовать женщин для того, чтобы забыться.
        — А ты не должна курить опиум и продавать его моим соотечественникам.
        Анна замолчала, и Чжи-Ган понял, что она так же взволнованна, как и он. И для того, чтобы успокоить их обоих, он решил воспользоваться единственным действенным в этой ситуации средством. Его рука скользнула вниз по ее животу и оказалась между ее бедрами. И она с радостью откликнулась на такой маневр. Однако ответила она ему не словами, а своими тихими, прерывистыми вздохами, от которых у него кровь закипела в жилах.
        Он продолжал свои ритмичные движения и одновременно ласкал пальцем ее жемчужину инь, проникая все глубже и глубже в лоно. Постепенно увеличив темп, он слушал ее учащенное дыхание. И вскоре она закричала, достигнув пика наслаждения и задрожав всем телом.
        Чжи-Ган последний раз глубоко вошел в нее и излил в ее лоно свое семя. В этот миг он вновь почувствовал, что его душа очистилась, а тело содрогнулось от ощущения долгожданного освобождения.
        Сплетясь в экстазе, они какое-то время молча стояли, а потом в изнеможении упали на кровать. Чжи-Ган слегка отодвинулся в сторону, когда Анна безвольно рухнула на матрас. Он устроился рядом с ней, и у него хватило сил только на то, чтобы обнять ее и крепко прижать к себе.
        Он сгреб Анну руками и уткнулся лицом в ее волосы. Он крепко держал ее, думая о том, оттолкнет она его или нет. Она не оттолкнула его. Через несколько секунд Анна глубоко вдохнула и полностью расслабилась.
        Вскоре они оба заснули. Сначала он слушал ее ровное дыхание, потом его глаза закрылись и он тоже заснул. Долгожданное забвение было рядом, и Чжи-Ган поспешил окунуться в него.
        Неожиданно скорбные стенания женщин прекратились.
        Он постоянно слышал этот вдовий плач и уже не обращал на него внимания. Однако только до тех пор, пока он не смолк. Похоже, Анна тоже поняла это, потому что она напряглась и подняла голову. Чжи-Ган задумался. Скорее всего, произошло нечто очень важное, заставившее женщин замолчать.
        После этого он услышал, как кто-то быстро пробежал по коридору. Чжи-Ган насторожился. Неужели это кричит Цзин-Ли? Наконец это слово проникло сквозь стены, и он отчетливо услышал его.
        — …пистолеты!

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        19 февраля 1886 г.

        Мне уже почти шестнадцать, и теперь самое время задуматься о будущем. Почти все девочки-сироты становятся монахинями и до конца жизни остаются здесь или переезжают в другие миссии. Они считают, что это священное призвание и с радостью соглашаются. Это происходит потому, что они слишком безобразны, чтобы понравиться какому-нибудь мужчине.
        К счастью, у меня есть другой путь. Благодаря отцу я познала другой мир, другие возможности. Он говорит, что мне нужно решить, посвящу ли я свою жизнь Господу или буду жить для себя самой. Посвятить жизнь Господу — это прекрасно и благородно, однако жизнь при этом будет довольно скучной. Если я буду жить для себя, то это вовсе не означает, что я плохая. Просто я не святой человек. Многие люди выбирают мирскую жизнь и не полагаются на Небеса.
        Это решение далось мне довольно легко. Некоторые монахини очень хорошие, но они все равно самые противные люди на свете. Они говорят, что я плохая и неблагодарная просто потому, что не хочу посвятить свою жизнь Господу. Но это не так. Сэмюель — хороший человек, как, впрочем, и все его друзья. Просто эти люди не верят в то, во что верят монахини, и не живут для Бога. И это не грех.
        Итак… я выбираю мирскую жизнь. Я хочу жить среди людей, а это значит, что мне нужны деньги. Многие женщины получают деньги от своих мужей, но я не хочу ни за кого выходить замуж. Отец говорит, что я и не должна этого делать и что многие женщины живут без мужей. Им просто нужны деньги. И он знает один способ, как можно заработать много денег. Он сказал, что расскажет мне об этом, когда мне исполнится шестнадцать, а потом я сама решу, подходит мне это или нет.
        Я уже все решила. Я не хочу быть монахиней. Я хочу жить с отцом. А самое прекрасное то, что теперь мне дадут больше опиума, потому что я стала на год старше!
        Этот день рождения будет самым лучшим днем рождения в моей жизни.


        Глава 12
        Деву с цимбалами в руках
        Однажды я увидел:
        Была она служанкой абиссинкой,
        На цимбалах она играла
        И пела о горе Аборе.
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Сначала Анна не могла разобрать ни единого слова из того, что кричал Цзин-Ли, ибо он говорил с акцентом, которого она не понимала. Чжи-Ган вскочил с кровати и начал быстро одеваться.
        — Пистолеты?  — тихо прошипел он скорее для себя, чем для Анны.  — Чьи пистолеты?  — Затем он перевел взгляд на нее и сказал: — Одевайся.
        Анна уже встала с кровати и схватила свою шелковую юбку. Но Чжи-Ган, наблюдавший за ней, тут же закричал:
        — Только не это! Что-нибудь такое, в чем бы ты была похожа на служанку.
        Она с сожалением посмотрела на юбку, которую держала в руках, а потом огляделась по сторонам. Здесь не было никакой другой одежды.
        Чжи-Ган, похоже, понял причину ее замешательства и тихо выругался.
        — Надень на себя все, что сможешь найти,  — сказал он. Сам он уже почти оделся, только не успел застегнуть тунику.
        Быстро подойдя к двери и открыв ее, Чжи-Ган громко закричал:
        — У кого пистолеты?
        Анна подумала, что он, вероятно, обращался к Цзин-Ли, который, громко стуча каблуками, подбежал к их комнате. Она быстро натянула юбку, обулась и теперь напряженно вслушивалась, пытаясь что-нибудь понять.
        — Белые люди,  — тяжело дыша, сказал Цзин-Ли.  — Они говорят на шанхайском диалекте. Они убили охранников, которые стояли у ворот.
        У Анны мурашки побежали по спине, а руки так задрожали, что она никак не могла застегнуть последнюю пуговицу на воротнике своей блузы. Люди из Шанхая? Может, это люди ее отца? В Шанхае много торговцев опиумом, но не каждый из них может заехать так далеко вглубь страны. Пожалуй, только Сэмюель и, возможно, еще пара человек, но не больше.
        — Сколько их?  — спросил Чжи-Ган.
        — У ворот было пятеро, но я видел, что вокруг дома ходят еще как минимум четверо.
        «Нет,  — подумала Анна.  — Наверняка ты видел мальчиков или набитые соломой чучела, но не живых людей».
        — У них пистолеты, которыми обычно пользуются белые люди,  — продолжал рассказывать Цзин-Ли.  — Сейчас с ними разговаривает первая жена губернатора, но они не верят, что губернатор мертв.
        — Ей нужно показать его тело.
        Цзин-Ли, который еще не успел отдышаться, пробормотал:
        — Жены Бая боятся, что их изнасилуют. Они требуют, чтобы мы защитили их.
        — В том, что здесь произошло, виноват их глупый муж. Я уверен, что это его шанхайский поставщик. Бай, наверное, крал у него деньги. Все они время от времени занимаются воровством.
        «И это правда»,  — подумала Анна. Однажды Сэмюель признался ей, что воровство для него является самой большой проблемой. Она вздрогнула от ужаса, вспомнив, что он обычно делал с ворами. Если Бай действительно крал у него деньги, то сейчас он собирался продемонстрировать вору свою силу и показать, каким ужасным будет возмездие за воровство. Все будет зависеть от того, как много Бай украл у него денег. Если достаточно много, то всех женщин в доме изнасилуют, мужчин жестоко изобьют, а потом всех заживо сожгут.
        — Сколько их?  — пробормотал Чжи-Ган и, резко повернувшись к другу, приказал: — Найди жен губернатора. Скажи им, чтобы они спрятали детей, а сами оделись как служанки…
        Чжи-Ган замолчал и перевел взгляд на Анну. Он так пристально смотрел нее, что ей захотелось ответить ему, но она не могла оторвать глаз от двери. Она неподвижно сидела на кровати, так и не застегнув верхнюю пуговицу на воротнике блузы. Анна словно окаменела — она не могла даже пошевелить рукой, не то чтобы бежать куда-то сломя голову. Она понимала, что ситуация требует немедленных действий с ее стороны, но ничего не могла с собой поделать.
        — Анна? Что с тобой?  — спросил Чжи-Ган. Она не ответила, и тогда он быстро подошел и, схватив ее за плечи, встряхнул что есть силы. Она сразу подняла голову и посмотрела на него.  — Ты что-то знаешь?
        Анна покачала головой, и Чжи-Ган увидел в ее глазах слезы.
        — Я ничего не знаю… Я не уверена.
        Он продолжал внимательно смотреть на нее. Она же пыталась унять волнение и подобрать нужные слова.
        — Ты видишь, как они передвигаются?  — наконец спросила она.  — Видишь тех людей, которые сидят на деревьях вокруг дома? Что они сейчас делают?
        Чжи-Ган подозрительно прищурился.
        — Мы не говорили, что они на деревьях,  — сказал он.
        Анна внезапно вздрогнула и кивнула.
        — Их тела, руки… они двигаются?
        В этот момент в комнату снова вошел Цзин-Ли и, бросив на нее снисходительный взгляд, заявил:
        — Все это не имеет никакого значения. Если они пустились на такие хитрости… Солдаты приучены передвигаться тихо и незаметно.
        — Это просто соломенные чучела, которые они выдают за солдат,  — сказала Анна, опустив голову.  — Это излюбленная уловка всех торговцев опиумом. Они… мы не можем разъезжать по Китаю целыми толпами, и если нужно показать свою силу…  — Она пожала плечами.  — Белые люди думают, что соломенное чучело может напугать так же сильно, как настоящий солдат. Иногда мы нанимаем для этого местных мальчишек за пару пенсов на каждого. Им выдают специальную одежду и заставляют сидеть на деревьях.
        Цзин-Ли нахмурился и внимательно осмотрел центральную часть дома.
        — Я проверю,  — коротко бросил он и уже хотел уйти, но вдруг остановился. Подойдя к Чжи-Гану, Цзин-Ли коснулся его руки и сказал: — Первая жена не сможет задержать их надолго. Как ты думаешь, они могут ее убить?  — Он вопросительно посмотрел на Анну.
        Она пожала плечами. Некоторые из людей ее отца действительно способны на такое. Торговцы опиумом — народ непредсказуемый.
        — Иди,  — твердо произнес Чжи-Ган, обращаясь к Цзин-Ли.  — И постарайся узнать, кто нас пытается запугать — дети или соломенные чучела.
        — Погляди, нет ли там повозки!  — крикнула ему Анна.  — Настоящие солдаты не пользуются крестьянской повозкой, чтобы спрятать свой реквизит. Найди самого зоркого человека, и пусть он внимательно посмотрит, нет ли в этой повозке травы.
        — Нужен ребенок,  — сказал Чжи-Ган, засунув руку в карман.  — Дети — самые лучшие шпионы. Найди какого-нибудь мальчишку, который быстрее всех бегает.
        Цзин-Ли ушел, так и не дослушав его. Анна все это время смотрела на Чжи-Гана и видела, как он постепенно превращается из нежного любовника в императорского палача. Интересно, что он задумал? Признаться, она уже догадалась, что именно, и содрогнулась, вспомнив его ножи с рукоятками из оленьего рога, кровь и того беспощадного убийцу, которого она впервые увидела в саду губернатора Ваня. Однако то, что он вытащил из кармана, полностью развеяло ее опасения, а ужасная картина, которую она нарисовала себе, исчезла.
        Это были очки. Чжи-Ган вытащил из кармана туники обычные европейские очки и водрузил их себе на нос. Анна удивленно уставилась на него, захлопав ресницами. Она уже видела эти очки. Он надевал их, когда они были на корабле. Но она совершенно забыла о том, что он носит очки.
        — Ты — ученый,  — задумчиво произнесла Анна, обращаясь скорее к себе самой, чем к нему. Еще недавно она воспринимала его только как императорского палача — солдата и убийцу. Поэтому, увидев его без оружия и в очках в тонкой металлической оправе, которые сидели на самом кончике носа, она была явно озадачена.
        Заметив это, Чжи-Ган скривился.
        — Я действительно хочу им быть,  — с некоторой печалью в голосе произнес он и осторожно вытащил свои ножи.  — Но сейчас мне придется сменить род занятий.
        Когда он заговорил, Анна почувствовала, что постепенно приходит в себя. Она уже могла свободно дышать и двигаться. И думать.
        — Что?  — спросила она.
        — Теперь я обыкновенный солдат!  — почти крикнул он в ответ и, прищурившись, посмотрел на нее.  — Ты можешь драться?
        — Могу, конечно, но солдат из меня точно не получится,  — ответила Анна, не в силах побороть ощущение собственной ничтожности в ситуации, которая сейчас сложилась.
        — По крайней мере, ты — физически сильный человек. Да к тому же еще и умный,  — сказал он и посмотрел на ее ноги.  — И здоровьем тебя Бог не обидел.
        — Ты хочешь, чтобы я помогла защитить детей?  — Это скорее было утверждением, чем вопросом.
        Он покачал головой.
        — Не детей, а жен губернатора. В таком большом доме дети наверняка найдут подходящее место, где можно спрятаться. Они затаятся в укромном уголке и будут сидеть там тихо как мыши. Однако женам действительно угрожает большая опасность. Эти женщины привыкли к грубости и побоям. Я хочу, чтобы ты проследила за ними, ибо они способны наделать глупостей.
        Чжи-Ган схватил Анну за руку и потащил к двери. Он не причинил ей боли, хотя держал ее достаточно крепко, и ей ничего не оставалось, как последовать за ним. По правде говоря, Анне было совершенно все равно, так как только рядом с ним она чувствовала себя в полной безопасности.
        — Ты спрячешься за ширмой на женской половине…  — сказал Чжи-Ган и остановился.  — Кто из жен может нам помочь?
        — Первая жена самая сильная, но вторая жена самая хитрая и умная. Рядом с тобой должна быть именно вторая жена.
        Он покачал головой.
        — Я хочу, чтобы рядом со мной была ты, но ты белая, и тебе будет трудно во всем этом разобраться.
        Она ничего не ответила ему, но вдруг почувствовала необыкновенную легкость во всем теле и ускорила шаг, чтобы не отстать от него.
        — Ты будешь вместе со второй женой наблюдать за происходящим из-за ширмы,  — продолжил Чжи-Ган.  — Как ты думаешь, она способна на предательство?  — спросил он, нахмурившись.
        — Этого не случится, если тебе удастся подкупить ее.
        Он недовольно поморщился.
        — Я лучше промолчу. Ты должна сделать так, чтобы вторая жена стала нашей союзницей.
        Анна кивнула, обдумывая, как это можно сделать.
        — А остальные?
        — Цзин-Ли прикажет им сидеть в женской комнате. Я выделю одного человека, который в случае необходимости будет их защищать. Они должны вести себя тихо и ни при каких обстоятельствах не поддаваться панике.
        Вздохнув, Анна замедлила шаг.
        — Я поговорю с ними. Они меня лучше поймут, если я расскажу им о том, что происходит на самом деле.
        Чжи-Ган замер на месте и, пристально посмотрев на нее, больно сжал ей руку. Анна понимала, что в одно мгновение все может измениться.
        — И что же здесь сейчас происходит, Анна?  — спросил Чжи-Ган. Его голос звучал довольно ровно, однако это спокойствие было обманчивым. Она ясно видела, что он снова разозлился и готов взорваться в любую секунду.
        — Я не знаю,  — честно призналась она.  — Я действительно не знаю! Может, это простая случайность. Если губернатор действительно крал деньги у своего поставщика, то весь этот спектакль устроили только для того, чтобы напугать его, чтобы, так сказать, ему впредь неповадно было.  — Она глубоко вздохнула и добавила: — А может, все это из-за меня…
        — Из-за тебя?
        Она кивнула.
        — Люди Сэмюеля ищут меня. И если им удастся найти меня здесь…  — Анна содрогнулась от ужаса, представив, какое наказание, возможно, ожидает ее.
        Чжи-Ган неотрывно смотрел на нее. За стеклами очков его глаза казались непроницаемо черными. Потом он медленно притянул ее к себе и крепко обнял.
        — Я тебя никому не отдам,  — твердо произнес он.  — Мне все равно, кто эти люди и что здесь должно случиться. Ты мне еще нужна.
        Как это ни странно, но Анну не испугали слова палача, не испугал и мрак, царивший в его душе. Сейчас она даже не думала о побеге, как не думала и об опиуме. Все ее мысли были обращены к Чжи-Гану, и она несказанно удивилась, когда увидела улыбку на его лице.
        — Ты тоже нужен мне,  — торжественно, словно клятву, произнесла она.  — Только не отдавай меня.
        Он смертельно побледнел, и его взгляд стал каким-то рассеянным. Она поняла, что сейчас он вспомнил о ком-то другом. Может, о своей сестре? Однако у нее не было времени задуматься над этим, потому что Чжи-Ган быстро прижался губами к ее губам, а затем повторил:
        — Я тебя никому не отдам.
        — Ах, как романтично!  — крикнул появившийся из-за угла Цзин-Ли.  — Но вот что я вам скажу — нас четверо против целой армии.
        — Значит, солдаты — настоящие?  — спросил Чжи-Ган, быстро повернувшись к своему другу.
        Цзин-Ли кивнул.
        — И они совершенно не прячутся. Я думаю, что они хотят, чтобы мы их заметили.
        — Выходит, что они местные. Скорее всего, не обученные военному делу крестьянские мальчишки,  — сказал Чжи-Ган, отпуская руку Анны.  — Позаботься о женщинах и заставь вторую жену спрятаться за ширмой. Первая жена…
        — Она уже впустила их,  — перебил его Цзин-Ли.
        Анна не стала задерживаться и со всех ног побежала в женскую комнату. Войдя туда, она недовольно поморщилась и про себя пересчитала присутствующих. Все жены, кроме первой, были на месте. Они сидели, прижавшись друг к другу, и держали на коленях детей. В отличие от прошлой ночи, теперь они плакали неподдельными слезами. Их обуревали горе и страх.
        — Где ваши слуги-мужчины?  — спросила Анна, повернувшись ко второй жене. Она единственная не плакала и не успокаивала плачущих детей. На ее лице застыло какое-то отсутствующее выражение, как будто ей было и горько, и досадно одновременно.
        — Сбежали,  — презрительно усмехнувшись, ответила женщина.  — Когда ваш муж убил нашего мужа, они убежали, опасаясь за свою жизнь.
        — Трусы!  — воскликнула Анна и плюнула.  — Что ж, возможно, без них нам будет только лучше. Они все равно не умеют сражаться.
        Вторая жена удивленно посмотрела на нее.
        — Именно это я и хотела сказать. Но теперь мы совсем беззащитные.
        — Вы не беззащитные!  — сердито закричала Анна и сама удивилась тому, откуда в ней взялась эта злость.  — Мой муж и его люди спасут нас,  — добавила она. Жены и дети заметно притихли, и теперь она могла говорить. Анна гордо вскинула голову, стараясь казаться смелой и уверенной.  — Но мы и сами способны защитить себя.
        Вторая жена громко выругалась и сплюнула.
        — Что мы можем сделать?  — Она показала на свою искалеченную ногу, а потом обвела рукой комнату.  — Мы — хромые, беременные, с детьми на руках. Мы обречены!
        Анна глубоко вздохнула, молясь про себя о том, чтобы Чжи-Ган оказался прав относительно детей. Она повернулась и внимательно посмотрела на притихшую ребятню.
        — Вы можете спрятаться где-нибудь и сидеть там тихо-тихо?
        Самый старший мальчик — ему было лет девять — вышел вперед.
        — Я — глава семьи. Я не позволю, чтобы моя мама…
        — Ты же не станешь подвергать опасности свою маму, сестер и братьев?  — ласковым голосом спросила Анна.  — Они слушаются тебя?
        — Конечно! Я же старший!  — ответил он, раздув от гордости щеки.
        — Только не лги мне, мальчик. От твоего ответа зависят наши жизни. Не повторяй ошибок своего отца, которого погубила собственная глупость.
        Для ребенка, который недавно потерял отца, слушать такие слова было невероятно обидно. Но мальчишка, похоже, был довольно смышленым и прекрасно знал, каким был его отец на самом деле.
        — Мой отец…
        Она не поняла, о чем сказал мальчуган, но по выражению его лица догадалась, как он относится к губернатору Баю. Ее догадка подтвердилась, когда он выпрямил спину и, показав рукой на вторую жену, объяснил:
        — Моя мама и первая тетя научили меня всему, что нужно. Мои сестры и братья выполнят все, что я им скажу.
        Анна посмотрела на вторую жену:
        — Он сможет их защитить?
        Женщина кивнула.
        — Он знает, что такое ответственность. И она тоже.  — Вторая жена указала на девочку, которая, скорее всего, была ее дочкой. Маленькая и грациозная, с перебинтованными ступнями, девочка храбро смотрела на Анну своими блестящими черными глазами. Судя по всему, она понимала, что должна во всем слушаться своего старшего брата, дабы ничем не ущемить его мужскую гордость.
        — Очень хорошо,  — довольно произнесла Анна.  — Следующие несколько часов покажут, останемся ли мы в живых или нет.  — Она повернулась к старшему мальчику, но при этом успела окинуть взглядом всех детей. Анна прекрасно понимала, что у нее очень мало времени. Кто знает, что сейчас происходит в гостиной? Но если ей удастся убедить губернаторских жен в том, что их не бросят одних и обеспечат им защиту (даже если это будет делать только она и двое старших детей), то они станут более смирными и послушными.
        — Дети должны спрятаться и сидеть тихо,  — сказала Анна, стараясь говорить как можно убедительнее. Она посмотрела на старшую девочку. Девочки лучше понимают, что значит соблюдать тишину.  — Позаботься о том, чтобы они сидели тихо как мыши.
        Старший мальчик резко повернулся к сестре и поучительным тоном произнес:
        — Представь себе, что отец превратился в ужасное привидение, от которого надо убежать.
        Девочка ничего не ответила. Она уже собирала вокруг себя младших детей и шепотом давала им наставления. Прежде чем убежать вместе со всеми, она повернулась к Анне и пообещала:
        — Мы сможем надежно спрятаться.
        — И чтобы все сидели тихо!  — добавил мальчик.
        Девочка проигнорировала слова брата и выбежала из комнаты вместе с двумя самыми младшими детьми. Анна с облегчением вздохнула. Теперь дети были в надежных руках. Сейчас ей предстояло решить самую трудную задачу, и она обратилась к мальчику:
        — Ты должен спасти своих тетушек. Они очень напуганы. Кроме тебя, им не на кого надеяться. Сможешь защитить их?
        — Конечно!  — сказал он, гордо вскинув подбородок.
        Анна поклонилась ему в знак уважения — теперь он был самым старшим мужчиной в семье.
        — Мой муж пришлет человека, который будет охранять дверь в эту комнату, но его могут отозвать обратно. Тогда ты должен сделать так, чтобы все твои тетушки сидели очень тихо. Если понадобится, тебе даже придется помочь им спрятаться.
        Мальчик уже открыл рот, чтобы ответить ей, как подобает настоящему мужчине, но Анна не стала с ним разговаривать и, повернувшись ко второй жене, взяла ее за руку.
        — Вы должны пойти со мной. Моему мужу нужна ваша помощь.
        Вторая жена удивленно посмотрела на нее, но, тем не менее, поднялась на ноги. Пока они вместе с Анной шли к двери, женщина устроила ей настоящий допрос.
        — Значит, вашему мужу уже все известно?
        — Да. Абсолютно все,  — ответила Анна, и это была чистая правда.
        — Хм-мм!  — недоверчиво проворчала вторая жена.
        — Мой муж сможет защитить нас,  — заявила Анна, удивившись тому, что она действительно верит в это. Чжи-Ган — императорский палач, а потому он обязательно спасет их!
        — Так это ваш отец напал на нас?
        — Да, я думаю, что это он,  — сказала Анна, хотя понятия не имела о том, кто это может быть. Но люди всегда охотнее подчиняются тебе, если ты полностью владеешь ситуацией. И кто лучше может понять мужчину, если не его собственная дочь?
        Вторая жена вдруг остановилась посреди коридора и пристально посмотрела на Анну.
        — Вы доверяете своему мужу?  — спросила она и, повернувшись, посмотрела назад.  — Есть очень хорошее место, где можно спрятаться. Это недалеко, почти рядом. Мы скажем, что просто потерялись.
        Анна задумалась, однако продолжала идти дальше. Ей почти всю жизнь приходилось убегать и прятаться. Она покачала головой.
        — Я доверяю своему мужу.
        Вторая жена некоторое время неотрывно смотрела на нее, а потом, глубоко вздохнув, с завистью произнесла:
        — Вы — счастливая женщина.
        Анна кивнула и задумалась. Она никогда не считала себя счастливой, да и сейчас не считает. Но как же ей было приятно думать о том (пусть всего лишь на какое-то короткое время), что это правда: Чжи-Ган любит ее и сделает все, чтобы защитить любимую женщину.
        Задумавшись, Анна не заметила, что вторая жена повернула не в тот коридор. Женщина уже почти подошла к двери, когда Анна схватила ее за руку.
        — Куда мы идем?  — удивленно спросила она.  — Мой муж ждет вас в гостиной.
        Вторая жена кивнула, но продолжала смотреть на решетчатое окно. Анна уже хотела поторопить ее, но женщина по-прежнему пристально смотрела куда-то вдаль. Анна, проследив за ее взглядом, не выдержала и поинтересовалась: — Что вы там увидели?
        — Я вижу парня на дереве.
        Анна кивнула.
        — Это один из солдат. Сначала я думала, что это просто набитое соломой чучело, но…  — Теперь ей было видно, что этот солдат сидел развалившись и от нечего делать покачивал ногой.
        Вторая жена презрительно хмыкнула.
        — Могла быть и просто солома. Это старший сын Дзеня. Более никчемного парня свет еще не видывал.
        Анна подошла к окну, стараясь оставаться незамеченной. Она внимательно посмотрела на парня. Вторая жена была права. Парень, которому, скорее всего, не было и двадцати лет, совершенно не походил на матерых наемников ее отца. Внезапно ей в голову пришла одна очень интересная мысль. Забыв о своих романтических бреднях, Анна начала думать о жизни реальной.
        — Этот юноша,  — осведомилась она,  — послушает вас? Он будет с вами разговаривать? Он готов подчиниться вам?
        Вторая жена гордо выпрямила спину и презрительно усмехнулась.
        — Я могу заставить этого парня продать отца родного,  — заявила она.
        Анна улыбнулась.
        — В таком случае давайте пойдем по этому пути.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        3 марта 1886 г.

        Я видела это. Сегодня мне исполнилось шестнадцать, и отец показал мне это. Со мной пришел еще один парень. Он немного старше меня. Он наполовину белый, поэтому его называют Половинкой. Он сын проститутки, у него большие руки и огромные глаза. Он почти всегда молчит. Я думаю, что он просто стесняется. Мы вместе пришли к моему отцу для того, чтобы отпраздновать мой день рождения.
        Мы пришли в опиумный дом. Он принадлежит моему отцу. Отец показал нам, как отмерять нужную дозу, как кипятить — в общем, все, что нужно. Он рассказал нам, сколько денег он получает каждый день, и мы смотрели, как один из посетителей зажигает свою трубку. Мне очень хочется снова попробовать опиум. Я уже знаю, каково это! Я думала, что мы пришли сюда для того, чтобы немного покурить.
        Однако нам пришлось смотреть на то, как курит этот человек. Для китайца он был слишком высоким и худым. Когда он улыбался, казалось, что его лицо становилось светлее. Всего одна затяжка, и его глаза засветились от удовольствия, руки перестали дрожать, все плохое улетело прочь. Я видела, как курение действует на него, и запомнила это.
        Потом отец — Сэмюель — спросил у него, нравится ли ему это.
        — Очень нравится,  — ответил мужчина. Теперь у него даже голос изменился. Еще несколько минут назад он был высоким и гнусавым, а теперь стал низким и очень приятным. Люди становятся намного лучше, когда они курят. Я села рядом с ним на скамейку, надеясь, что потом настанет моя очередь курить.
        Но Сэмюель продолжал разговаривать с мужчиной, расспрашивая его о том, как прошла последняя ходка. Этот человек работал на Сэмюеля. Он доставлял опиум в отдаленные районы Китая, губернатору той провинции, в которую белых людей не пускали. Он довольно легко отвечал на вопросы. Он рассказывал о том, как счастлив был губернатор, как много денег он ему заплатил, ну и все в таком же духе. Отец велел, чтобы мы с Половинкой внимательно слушали, и я очень старалась не пропустить ни одного слова. Сэмюель предупредил, что позже проверит, как мы все запомнили. Я слушала и запоминала. Когда этот человек начал рассказывать о женах губернатора, Сэмюель убил его. Заколол ножом, ударив прямо в сердце. Мужчина даже не успел пошевелиться. Только вздохнул и сразу умер.
        Сэмюель вытащил нож, вытер его о штаны курьера, а затем приказал нам с Половинкой оттащить тело на задний двор. Половинка не хотел этого делать. Он просто смотрел на мертвое тело своими большими влажными глазами. Я с семи лет работала в госпитале при миссии и часто видела мертвых. Я их совсем не боялась. И все-таки мне было как-то не по себе. Он… был еще теплым. Мы ведь только что разговаривали с ним!
        Тело этого человека оказалось очень тяжелым. Половинка нашел тачку, на которую нам нужно было погрузить мертвого курьера. Слава богу, что мне не нужно было его раздевать. Это сделал Половинка. Признаться, он управился довольно быстро. Я даже не сомневаюсь в том, что ему уже приходилось заниматься подобным делом. Скорее всего, не мертвецов раздевать, а просто пьяных. Да какая разница? Он сделал это, а потом мы вместе погрузили мертвеца на тачку. Сэмюель пошел с нами к реке, где мы и утопили тело.
        — Еще один мертвый китаец,  — сказал Сэмюель.  — В этой реке плавает много мертвецов. Женщин, мужчин, белых, желтых и полукровок.
        Я тяжело вздохнула и подумала, что меня сейчас тоже бросят в реку, если я не задам свой вопрос. Сэмюель ждал, он знал, о чем я хотела спросить. Впрочем, Половинке хотелось узнать об этом не меньше моего. Наконец я решилась.
        — Почему ты убил своего курьера?
        — Потому что он курил опиум,  — как ни в чем не бывало ответил Сэмюель.  — Он всегда с опозданием доставлял клиентам товар и привозил слишком мало денег, потому что сам чересчур часто прикладывался к трубке.
        — Но ты ведь хочешь, чтобы мы тоже попробовали его,  — сказала я. Не помню, с чего это я так осмелела. Может, потому что этот курьер показался мне хорошим человеком. Не знаю.  — Ты хотел, чтобы мы отпраздновали мой день рождения с твоими клиентами! Ты сам так сказал!
        Когда Сэмюель посмотрел на меня, я просто не поверила в то, что именно этого человека долгое время называла своим отцом. Когда же он заговорил ледяным голосом, то меня пробрало до дрожи. Даже сейчас, вспоминая об этом, я содрогаюсь от страха.
        — Хороший курьер может сколотить себе целое состояние,  — холодно произнес Сэмюель,  — а плохой курьер умирает.
        Я поняла, что он хотел сказать нам. Жизнь за воротами миссии протекает по определенным законам. Если ты нарушишь эти законы, то можешь поплатиться своей жизнью.
        Я все поняла. И даже более того. Я приняла решение.
        — Я пойду по этой дороге,  — твердо произнесла я.
        Я знаю, что поразила его своим ответом. Сэмюель удивленно выгнул брови и улыбнулся. Его улыбка была такой ласковой, как у человека, который в первый раз увидел своего ребенка. Я уже видела подобное в миссии и знаю, что это такое. Сэмюель смотрел на меня именно так, и это даже лучше, чем опиум.
        — Я буду твоим курьером, отец,  — сказала я.  — Я стану самым лучшим твоим курьером.

        Глава 13
        Однако у них не было другого способа добывать деньги на военные нужды, кроме как занимаясь торговлей наркотиками в Китае, и поэтому мы думаем, что правительство Великобритании должно относиться к этому с некоторой долей терпимости.
    Из меморандума, который якобы написал торговец опиумом Джеймс Мэтесон, 1840 г.
        Чжи-Ган внимательно прислушался, однако за женской ширмой было тихо. Он не услышал ни шепота, ни шуршания шелка — ничего. Похоже, Анны там не было. Внезапно он почувствовал, что у него внутри все сжалось от страха. Неужели она воспользовалась очередной возможностью и снова сбежала? Она могла незаметно выскользнуть из дома и попасть в руки этих людей.
        Чжи-Ган тряхнул головой, заставляя себя вернуться к реальности. Он не сможет ее остановить, и она все время будет возвращаться к своему смертельно опасному занятию. Как бы там ни было, но ему все же будет гораздо лучше без этой белой жены. Во всяком случае он пытался себя в этом убедить. Он слегка опустил плечи, чтобы выглядеть менее воинственно. Если эти негодяи признают в нем императорского палача, то немедленно убьют его.
        Первая жена Бая так громко рыдала, что у него разболелась голова. Но с другой стороны, это только помогло Чжи-Гану прикинуться больным. Незваные гости вломились в дом, чтобы посмотреть на тело губернатора. Их было пятеро. Вооруженные до зубов наемные убийцы с маленькими мочками ушей и помятыми лицами, на которых был запечатлен злой рок, судя по всему, беспрекословно выполняли приказ еще более жестокого человека, чем они сами.
        Чжи-Ган внимательно посмотрел на главаря этой маленькой банды. Этот сукин сын, полукровка, был самым высоким среди них и постоянно сутулился. У него был открытый лоб и маленькие черные смышленые глазки. Он держал в руках тяжелый меч, хотя уже один вид его огромных мясистых кулаков до смерти напугал мадам Бай. Чжи-Ган мысленно выругал себя за то, что раньше не пришел на помощь первой жене. Когда он подошел к гостиной, она уже лишила их единственной надежды на защиту, ибо открыла дверь и впустила их в дом. Они, конечно же, говорили, что просто посмотрят на тело губернатора и сразу уйдут. Только наивная мадам Бай могла поверить в эту ложь.
        Сейчас Чжи-Ган ждал удобного момента, чтобы появиться перед незваными гостями, но при этом постоянно прислушивался, не появилась ли Анна. По правде говоря, не было никакой необходимости в том, чтобы она наблюдала за негодяями, которые осматривали тело губернатора, приводя в ужас мадам Бай. Хотя Чжи-Ган понимал, что Анна сейчас в безопасности, он хотел, чтобы она находилась рядом с ним,  — только тогда она была бы под его защитой. Прошло еще немного времени, и он понял: медлить нельзя.
        Чжи-Ган увидел, как главарь-полукровка вытащил кинжал и уже собирался вонзить его в тело губернатора. Возмущенная до глубины души мадам Бай не могла позволить, чтобы мерзавцы, ворвавшиеся в дом, надругались над телом ее мужа.
        — Прекратите немедленно!  — закричала она.  — Я проклинаю вас за то, что вы собираетесь сделать с мертвым человеком! Пусть его душа…
        Она не успела договорить. Получив сильный удар по лицу и закружившись, как юла, женщина отлетела в сторону и натолкнулась на медник, в котором курился ладан. Чжи-Ган подоспел как раз вовремя и поддержал ее, не дав опрокинуть медник. Если бы горящие угли рассыпались по полу, то весь дом сгорел бы буквально у них на глазах.
        — Как вы смеете совершать подобное!  — закричал он.  — Где же ваше уважение к покойному? Неужели вы не боитесь, что его душа накажет вас?
        Первая жена громко и возмущенно сопела, прячась за спиной Чжи-Гана, что неимоверно раздражало его. Хотя она помогла ему, так сказать, выйти на сцену, ей и сейчас угрожала смертельная опасность. Один из этих ублюдков мог перерезать женщине горло просто для того, чтобы заставить ее замолчать.
        — Все это слишком тяжело для вас, мадам Бай,  — повернувшись к ней, сказал Чжи-Ган и ободряюще улыбнулся.  — Вам нужно пойти на женскую половину и успокоиться. Я сам здесь все улажу.
        Первой жене не нужно было повторять дважды. Она так быстро выбежала из комнаты, что Чжи-Ган даже не успел попросить ее найти Анну. Недовольно поморщившись, он повернулся к главарю-полукровке, который безжалостно резал тело несчастного губернатора.
        — Зачем вы издеваетесь над ним?  — спокойно спросил Чжи-Ган. У них было слишком мало времени, и за ночь они успели только кое-как сколотить скромный гроб для покойного. Шелковая ткань, которой был обит гроб, в одно мгновение стала красной от крови.
        В это время полукровка поднял покрывало, скрывавшее лицо губернатора, и прорычал, даже не повернувшись к Чжи-Гану:
        — Ты кто такой?
        — Я — новый губернатор,  — с достоинством ответил Чжи-Ган. Это, конечно, была ложь, но после того как вдовствующая императрица совершила дворцовый переворот, по всей стране поспешно начали менять губернаторов, назначая верных ей людей. Однако сейчас перевес сил был явно не в его пользу. В доме находились в основном только женщины и дети, и поэтому Чжи-Ган пока не мог продемонстрировать свою силу. Это было бы слишком опасно для остальных, и ему вряд ли удалось бы выиграть сражение. Сейчас ему нужно не злить этого человека, а попытаться договориться с ним.
        Здоровяк шмыгнул носом и недовольно поморщился.
        — Значит, тебе придется заплатить долги старого губернатора.
        Чжи-Ган засмеялся.
        — Вы считаете, что деньги появляются из воздуха? Как вы думаете, почему его убили?  — спросил он, указывая на покойника.  — Из-за многочисленных долгов! Все ценное, что было у него, забрал убийца.
        Полукровка поднял голову и посмотрел на него.
        — Ничего, мы еще что-нибудь найдем.
        — Тогда давайте заключим с вами сделку,  — сказал Чжи-Ган.  — Могу предложить опиум, девушек-проституток, даже домашнюю скотину, если хотите. Все это я помогу вам продать. Но вам тоже придется выполнять мои условия. И тогда я не буду тратить полученные доходы, другими словами, мне не нужно будет красть ваши деньги.
        Парень презрительно усмехнулся.
        — Сначала заплати долги.
        — Нет,  — твердо произнес Чжи-Ган.  — Мне кажется, что вам нужно еще кое-что. «Если им нужна Анна,  — подумал он,  — то они сейчас обязательно скажут об этом».
        Главарь вытащил свой меч и злорадно усмехнулся.
        — Нам нужны наши деньги. Если не отдашь, мы убьем тебя.
        Чжи-Ган почувствовал, что у него просто камень с души свалился. Они не охотятся за Анной, но они жаждут крови, а значит, у него нет выбора. Они убьют его, а потом перевернут вверх дном весь дом, если он их не остановит.
        Чжи-Ган так быстро выхватил свои ножи, что охранники главаря не успели даже глазом моргнуть. Двое мужчин упали на пол с перерезанными глотками. Из пятерых врагов осталось только трое, но именно в этот момент Чжи-Ган оказался в безвыходном положении. Оставшиеся в живых выхватили свои мечи.
        Чжи-Ган не сдвинулся с места.
        — Что ж,  — сказал он, пожав плечами,  — у меня вон там и там стоят лучники.  — Он махнул рукой в сторону двери и окна.  — Советую хорошенько подумать, прежде чем нападать на меня. Вас убьют раньше, чем вы успеете сделать хотя бы шаг.  — Презрительно прищурившись, Чжи-Ган посмотрел на главаря-полукровку.  — Ты умрешь первым.
        Парень явно растерялся, однако Чжи-Ган понял, что он был не из робкого десятка.
        — Я оставил своих людей возле дома. Может быть, они уже убили твоих лучников.
        Чжи-Ган намеренно широко раскрыл глаза, якобы удивившись.
        — Если бы их убили, то сейчас именно они лежали бы на полу, истекая кровью. Кроме того, твои мальчишки не способны убить даже собаку. Вряд ли они справятся с моими людьми,  — усмехнувшись, добавил он. Ему приходилось рисковать, но это был оправданный риск. Он поверил Анне, а его прелестная маленькая любительница опиума наверняка разбиралась в этом деле гораздо лучше, чем он. И если все это теперь поможет ему…
        Полукровка задумался. Он явно не спешил с ответом. Чжи-Ган спокойно ждал, чувствуя, как напряглись его ноги, и поглядывал по сторонам, чтобы не быть застигнутым врасплох. Наконец его противник сделал знак своим людям, чтобы они спрятали оружие.
        — Ты даешь нам девчонок — мы даем тебе опиум. По полфунта за каждую.
        Чжи-Ган почувствовал, как в нем закипает ярость. Продавать китайских девочек для того, чтобы покупать опиум,  — да это просто невиданное зверство! Пытаясь скрыть свой гнев, он медленно подошел к одному из мертвых охранников. Схватившись за кинжал, торчавший из окровавленного горла, он попытался вытащить его и сделал вид, будто для него это довольно трудная задача. Все знали, что императорский палач мастерски управляется со своими ножами, но чем меньше он будет сейчас похож на воина, тем лучше. И он продолжил свои переговоры.
        — Ты думаешь, что девочки достанутся тебе так легко? Я хочу десять фунтов за каждую,  — сказал он, сжимая в руках оба своих ножа.
        — Ха!  — презрительно воскликнул полукровка.  — Неужели ты рассчитываешь…
        Чжи-Ган метнул кинжал в шею ближайшего к нему охранника. Теперь врагов осталось только двое.
        — Прекрати немедленно!  — закричал полукровка. Потом, выбросив вперед руку с мечом, он кинулся на Чжи-Гана.
        Единственный оставшийся в живых товарищ главаря находился буквально в шаге от него. Однако Чжи-Ган был готов к такому повороту событий. Он успел уклониться от удара, а потом нанес главарю ответный удар, обезоружив его. Меч полукровки упал прямо в руку Чжи-Гана, так что он вовремя успел отразить удар другого головореза. Его предположение о том, что эти мерзавцы не умеют сражаться, подтвердилось. Они пытались запугать противника своим оружием, но не умели с ним обращаться. Буквально через несколько секунд товарищ полукровки тоже лежал на полу, напуганный до полусмерти. Главарь же оказался прижатым к гробу, и Чжи-Ган, приставив нож к его горлу, медленно произнес:
        — Ты утомил меня. Говори, кто тот кукловод, который дергает тебя за ниточки?
        Парень недоуменно скривился.
        — Что?
        — Он имеет в виду Сэмюеля, идиот,  — раздался знакомый женский голос.
        Все моментально изменилось, когда в комнату вошла Анна. Рядом с ней стояла одна из жен губернатора — скорее всего, это была вторая жена — и долговязый юноша весьма мрачного вида, лицо которого украшал огромный синяк. Похоже, это был след от трости второй жены.
        — Почему ты бросил свой пост?  — спросил главарь у этого юноши.
        За него ответила Анна.
        — Потому что только идиоты нанимают таких тупиц, как он,  — сказала она, выходя на середину комнаты и осматривая свежие трупы.  — Да, вижу, что ты провернул здесь неплохое дельце, Половинка.  — Анна указала рукой на последнего оставшегося в живых охранника и велела: — Ты. Убери их отсюда.
        Охранник в нерешительности топтался на месте. Тогда Анна подошла к нему и хлестко ударила его по лицу.
        — Здесь я отдаю приказы! Пошевеливайся, иначе я убью тебя!
        Парень, явно напуганный, бросился исполнять ее приказ. Чжи-Ган не удивился тому, что Анна командовала с такой уверенностью. У него даже мелькнула мысль о том, скольких людей она успела убить до встречи с ним. Потом он понял, что она, скорее всего, блефует — так же, как и он. Хотя…
        В конце концов, он почти ничего не знал об этой женщине. О белой женщине, которая так смело распоряжалась сейчас… Как там она назвала этого парня? Половинка, кажется. Она ведет себя так, будто хорошо знакома с этим ублюдком, а тот повинуется ей и выказывает должное уважение. Если это правда, то Анна не просто наркоманка или обычный курьер. Чжи-Ган вдруг подумал, что женщина, которую он целовал, с которой занимался любовью этой ночью и которая, возможно, даже забеременела от него, и есть руководитель огромной организации торговцев опиумом.
        Когда он представил себе все это, у него едва не помутился рассудок. Но он продолжал играть свою роль, изображая из себя нового покупателя, который хочет нажиться на этой грязной торговле.
        — Я устал от вас обоих,  — раздраженно произнес Чжи-Ган. И это была чистая правда.  — Где Сэмюель? Я буду говорить только с ним!
        — Вот идиот,  — ухмыльнулся Половинка. Похоже, он не смог подобрать другое бранное слово.  — Сэмюель не может приехать сюда. Он ведь белый.
        Чжи-Ган удивленно пожал плечами.
        — Эта женщина тоже белая, но она ведь здесь.
        Анна пренебрежительно фыркнула.
        — Мы поедем к нему, губернатор. Или вы можете оставить себе ваших девочек и жить без опиума. У нас таких шлюх в Шанхае хоть пруд пруди.
        Половинка раздраженно топнул ногой.
        — Сэмюель не встречается с покупателями! Это моя забота,  — заявил он и, прищурившись, посмотрел на Анну.  — Кстати, что ты здесь делаешь? Мы ищем тебя по всему Китаю.
        И тут вторая жена решила, что настал самый подходящий момент, чтобы начать действовать. Несмотря на то что она хромала и была довольно хрупкой, женщина умудрилась быстро подойти к полукровке и с силой ударить его по лицу. Учитывая, что в сравнении с огромным парнем она выглядела беспомощной, это показалось столь неожиданным, что все присутствующие просто застыли от удивления.
        — Ты, обезьяна-полукровка, нам не о чем больше говорить ни с тобой, ни с ней!  — воскликнула вторая жена, гордо выпрямившись.  — В этом доме траур! Выметайтесь отсюда и обсуждайте свои грязные делишки где-нибудь в другом месте!
        Анна удивленно вскинула брови — почти так, как это делают китаянки.
        — Ну что, губернатор? Вы поедете с нами или будете сидеть здесь без опиума и без денег, живя только на то, что может заработать честный чиновник?
        Это был вызов. Такого ему еще никогда не говорили. Возможно, ему стоит принять это довольно странное предложение? С помощью солидных взяток он легко может получить эту должность и управлять провинцией, где он когда-то появился на свет. А потом навести порядок, чтобы здесь никогда больше не происходило того, что когда-то случилось с его сестрой.
        Или он может, оставаясь императорским палачом, попытаться воплотить в жизнь свою навязчивую идею и положить конец всему этому ужасу. Если, конечно, прекрасная маленькая Анна действительно рассказала ему всю правду. В чем он, однако, теперь сильно сомневался.
        — И что ты сделаешь?  — спросил он.
        На какое-то мгновение ему показалось, что он увидел в глазах Анны страх, но она быстро взяла себя в руки и указала на Половинку.
        — Ты слышал, что он сказал? Сэмюель ищет меня по всему Китаю. Мне нужно все объяснить своему приемному отцу, и я поеду к нему.  — Она долго смотрела ему в глаза, а потом снова заговорила: — Я знаю, что он все равно меня найдет. Я поверила, пусть всего только на одну ночь, что этого не случится. Как это глупо с моей стороны!
        Половинка презрительно скривил губы.
        — Так, значит, ты пыталась сбежать! Сэмюель даже мысли не допускал, что ты могла совершить такую глупость, а я догадался сразу. Я знал…
        — Молчать!  — злобно прошипел Чжи-Ган, сильнее прижимая нож к его шее. Ах, как же ему хотелось всадить клинок по самую рукоятку, но положение было слишком серьезным, и он не мог себе этого позволить.
        Тем временем Анна подошла к Половинке почти вплотную и презрительно посмотрела на него.
        — Я все расскажу Сэмюелю. Только ему, никому другому. Если ты привезешь меня к нему, тебя ожидает одно из двух — либо награда, либо смерть. Выбирай.
        Половинка надулся от злости и надолго замолчал. Сейчас он вряд ли станет оказывать сопротивление. Если бы только Чжи-Ган мог остаться с ней наедине, тогда все было бы по-другому. Помедлив, Анна коснулась руки Чжи-Гана, в которой он держал свой нож, и мягко надавила на нее, заставив его опустить оружие. Ему не хотелось подчиняться ей, но в этот момент его снова с головы до ног окутало исходившее от нее тепло. И он подчинился, даже не понимая, как это произошло.
        — Оставайтесь здесь, губернатор,  — жестко произнесла Анна.  — Предоставьте мне право вести переговоры от вашего имени.
        Неужели она старается защитить его, надеясь, что он и в самом деле станет губернатором и будет вести тихую, размеренную жизнь? Или она просто хочет сбежать от него? Да какая, собственно, разница? Во-первых, Анна еще нужна ему, а во-вторых, он по-прежнему императорский палач, а значит, должен выполнять свои обязанности. Он встретится с белым человеком, который продает девочек и отравляет его страну, а затем раздавит эту мерзкую змею.
        — Я хочу лично встретиться с Сэмюелем!  — заявил Чжи-Ган не терпящим возражений тоном.
        Анна презрительно скривилась.
        — Тебе выпустят кишки так же, как и им, если ты думаешь, что твое высокомерие может подействовать на Сэмюеля!  — воскликнула она.  — Подумай как следует, губернатор. У тебя есть женщины, земля. Тебя ожидает обеспеченная и спокойная жизнь. Ты можешь начать все заново. Ты уверен, что действительно хочешь заниматься торговлей с белыми негодяями?
        Чжи-Ган прищурился и пристально посмотрел на свою жену, пытаясь понять ее. Как это ни странно, но его очки совершенно не помогли ему. То, что она говорила, и то, как она это говорила,  — вот что на самом деле было главным. Чжи-Ган почувствовал скрытое волнение в ее голосе — она как бы предупреждала его, что если он последует за ней в Шанхай, то они, возможно, оба погибнут. И все же, когда он смотрел в ее глаза, то видел в них страх и одиночество. Может, состояние постоянной тревоги — это обычное состояние наркомана? А может, это та же непреодолимая потребность, которую ощущает и он сам? Ему постоянно хочется быть с ней рядом, защищать ее, любить и ласкать. Но как же это нелепо! Императорский палач испытывает сильные чувства к белой женщине! Он не готов к тому, чтобы забыть ее. Нет, он никогда не бросит ее.
        — Я еду с тобой в Шанхай,  — твердо заявил Чжи-Ган.
        Анна кивнула в ответ. Ее лицо было абсолютно спокойным. Но когда она повернулась, собираясь покинуть комнату, вторая жена схватила ее за руку и, указав на Чжи-Гана, воскликнула:
        — Вы обязаны оставить здесь своих людей, чтобы они защищали нас! К нам должны относиться так, как того требует наше высокое положение!
        Чжи-Ган чуть не засмеялся. У нее, как у жены покойного губернатора, не было уже никакого высокого положения, и она не имела права приказывать ему. И все-таки он восхищался мужеством этой женщины. Он прекрасно понимал, что ей тяжело отказаться от своей прежней жизни.
        Вместо того чтобы поставить женщину на место, он склонил перед ней голову.
        — Здесь останется Цзин-Ли. Он будет управлять от моего имени,  — сказал он и, бросив быстрый взгляд на Анну, добавил: — А сейчас прошу вас отпустить мою жену. Ей нужно собираться в дорогу.
        Половинка, который внимательно прислушивался к каждому его слову, открыл от изумления рот.
        — Жена?  — переспросил он.  — Ты — жена губернатора?
        Чжи-Ган заметил, как побледнела Анна. Тем не менее она спокойно произнесла:
        — Я уже все тебе сказала. Ты приведешь нас к Сэмюелю. Мы все объясним только ему, никому другому.
        — Ха!  — презрительно воскликнул Половинка.  — Он либо наградит тебя, либо накажет. Трудно предугадать, что именно он сделает. Ха!
        Анна как-то странно посмотрела на Чжи-Гана.
        — Судя по всему, дорогой супруг, нас с тобой ожидает одинаковая участь. И это приятно осознавать, не правда ли?

        Когда Анна надевала дорожное платье, у нее дрожали руки. Как это глупо! Ведь сейчас она была почти в полной безопасности. Однако, несмотря на то что произошло между ними прошлой ночью, Чжи-Ган все еще был императорским палачом и мог убить ее за преступления, связанные с торговлей опиумом. В соседней комнате находятся люди ее отца, и они наверняка могут ее защитить. С ними ей нечего бояться. Разумеется, только до тех пор, пока она не встретится с Сэмюелем. Они побоятся убивать курьера без разрешения своего босса.
        Но Половинка был человеком довольно непредсказуемым. Впрочем, как и все наркокурьеры. Может, все дело именно в ней самой? Анна задумалась. Ее душа уже давно превратилась в клубок противоречий. А наркоманы такие же ненадежные люди, как и курьеры.
        Она вздохнула и, аккуратно свернув шелковое платье четвертой жены, положила его на кровать. Крестьянская одежда — брюки и туника — гораздо удобнее. Она не стесняет движений, хотя, конечно, шелк намного приятнее.
        — Ты снова думаешь об опиуме?  — донесся из спальни голос Чжи-Гана, который был целительным бальзамом для ее напряженных нервов. Помедлив, она решила бросить ему вызов и гордо вскинула голову.
        — Да,  — солгала Анна, хотя сейчас, для того чтобы успокоиться, ей больше хотелось воспользоваться его методом.
        Чжи-Ган подошел к ней, но когда она подняла к нему свое лицо, предлагая поцеловать ее, он не ответил на этот призыв.
        — Что ты задумала, Анна?
        Она закусила губу, размышляя над тем, готов ли он услышать всю правду. А готова ли она рассказать ему все?
        — Почему ты стал императорским палачом? Ведь это совсем не то, чего ты хотел.
        Он вздрогнул, однако продолжал пристально смотреть на нее.
        — Я хотел изучать труды Лао-Цзы и хотел понять, чем буддизм отличается от даосизма и христианства.
        — Хотел стать ученым.
        Чжи-Ган кивнул.
        — Потом я вырос и уехал в Пекин. Я изучал философию, политику и другие науки.
        — Образование не может превратить человека в… фараона,  — последнее слово Анна произнесла по-английски. Она просто не знала, как китайцы между собой называют полицейских.
        На его лице появилась грустная улыбка.
        — Я встретил девушку…  — сказал Чжи-Ган и вдруг резко наклонился к ней и прижался губами к ее губам. Он целовал ее так, как будто еще раз пытался показать, что она принадлежит только ему.
        Анна замерла от наслаждения. Потом, когда все закончилось, Чжи-Ган прижался лбом к ее лбу, но так ничего и не объяснил.
        — Ты встретил девушку…  — напомнила она.
        — Она умерла,  — сказал он.
        — Это та девушка, которая принимала опиум?
        — Я убил человека, который поставлял ей опиум.
        Он сказал это таким голосом, что Анна невольно вздрогнула. Перед ней сейчас был палач. И с этим мужчиной она флиртовала! С этим убийцей она занималась любовью! Именно этого мужчину она хотела больше всего на свете!
        Анна невольно вздохнула и снова потянулась к нему губами, однако, прежде чем снова поцеловать его, она задала еще один вопрос:
        — Сколько тебе тогда было лет?
        — Семнадцать,  — ответил он и еще сильнее сжал ее руки.  — Китайские женщины совершенно беззащитны. Даже родители не могут защитить своих дочерей. Девочек продают, а женщин насилуют. Многие из них становятся наркоманками.  — Он посмотрел ей прямо в глаза, как бы умоляя понять его.  — Я ненавижу убийства, Анна. Но эти мерзавцы наживаются на несчастных девочках. Кто их остановит, если не я? Кто положит этому конец?
        Она неотрывно смотрела на Чжи-Гана, всем сердцем чувствуя его боль.
        — Конечно, ты. Ты спасешь их.
        Он покачал головой.
        — Слишком поздно. Я уже почти ничего не могу сделать.
        — Ты ведь обыкновенный человек,  — прошептала она.
        Он снова впился губами в ее губы и просунул ей в рот свой язык. Он делал это намеренно грубо. Так, как и подобает палачу. И это могло нравиться только такой испорченной женщине, как она. Анна открыла рот, приветствуя его вторжение. Как и прошлой ночью, она сейчас полностью отдавалась ему, и он принимал этот дар. Какое-то время она пыталась сопротивляться, но это длилось недолго. Он был слишком силен, а она изнывала от желания.
        Через некоторое время они забыли обо всем на свете, наслаждаясь друг другом. Когда Чжи-Ган поднял голову, Анна схватила его за плечи и зарылась лицом в его волосы. Ей казалось, что в тот момент, когда она полностью отдастся ему, он все еще будет крепко держать ее. Представив себе это, она улыбнулась.
        — Если бы мы сейчас были в Пекине,  — пробормотал он,  — то я бы закрыл двери своего дома для всех друзей и знакомых, притворился бы больным, чтобы слуги не докучали мне, и провел бы целый месяц, а может, и больше в постели с тобой.
        — Если бы мы были в Пекине, то я бы согласилась на это,  — прошептала Анна.  — И я бы не думала ни об опиуме, ни о твоей ужасной работе. Я забыла бы обо всем на свете и только бы ублажала тебя.
        Наконец они отстранились друг от друга. Чжи-Ган помог ей поправить грубую крестьянскую одежду, а она в это время начала мазать лицо пеплом. Затем, отступив в сторону, он внимательно осмотрел ее и нахмурился.
        — Ты похожа на мальчишку. На чумазого крестьянского мальчишку.
        Анна кивнула.
        — Только ты знаешь, что скрывается под этой одеждой.
        — Нет,  — сказал он, недовольно поморщившись.  — Другие тоже знают. Этот твой Половинка и его люди.
        Анна отвернулась от него, чувствуя, как в ней закипает злость.
        — Они не мои мужчины,  — отрезала Анна. Ей так хотелось, чтобы он снова крепко обнял ее, и она раздраженно пробормотала: — Я совсем не знаю их.
        — Но ведь они — люди твоего отца,  — продолжал настаивать он.
        — Приемного отца. Да, Половинка был со мной, когда я делала свою первую ходку,  — подтвердила она. Как же ей было противно произносить имя этого негодяя!  — Остальных я не знаю.  — Посмотрев в окно, она увидела, как ветер раскачивает ветки дерева.  — Я хорошо знаю только соломенных солдат.
        — Ты, наверное, довольно часто прибегала к подобной хитрости?  — холодно спросил Чжи-Ган.
        — Очень редко,  — ответила Анна и, повернувшись, посмотрела ему глаза.  — Мы никого не заставляли принимать опиум,  — раздраженно добавила она.  — Они сами приходили к нам и умоляли дать им его.
        — Опиум в обмен на девочек.
        Она вздрогнула.
        — Я никогда не согласилась бы на такую сделку.
        — Неужели?  — Чжи-Ган презрительно усмехнулся.  — Ты действительно не смогла бы этого сделать?
        — Никогда,  — твердо произнесла Анна.  — Девочек, за которых некому было заступиться, продавали в публичные дома?  — Она содрогнулась от ужаса.  — Это просто жестоко... — И она глубоко вздохнула, заставляя себя признать страшную правду.  — Это грязный бизнес. Ведь вокруг столько людей, которые готовы расплатиться деньгами, отдать свои драгоценности и даже шелковые ткани, расшитые золотом. Зачем связываться с девочками, которые на каждом шагу будут упираться и сопротивляться? К тому же они могут оказаться не девственницами.  — Она вдруг поняла, что сейчас настал самый подходящий момент для того, чтобы рассказать ему всю правду.  — Я говорила об этом своему приемному отцу. Знаешь, что он мне ответил?
        Чжи-Ган покачал головой, потрясенный всем, что он услышал.
        — Что смазливая девчонка будет приносить доход несколько лет, а драгоценности можно продать только один раз. Он покупал девочек просто десятками за какие-то гроши.  — Анна прижалась головой к его груди, не в силах сдержать своей ярости.  — Он говорил, что китайцы ценят своих женщин только за то, что те умеют раздвигать ноги. И какая им разница, будут ли они заниматься этим со своими собственными мужьями или с клиентами в публичных домах? Если китайцам нет до них никакого дела, то нам и подавно.
        — Я тот самый китаец, которому не безразлична их судьба,  — сурово произнес Чжи-Ган, и его глаза потемнели от гнева.
        — Я знаю,  — сказала Анна и, повернувшись, взяла соломенную шляпу с широкими полями, которую собиралась надеть, чтобы скрыть свои волосы.  — Поэтому я и хочу, чтобы ты убил его.
        Чжи-Ган удивленно заморгал, а она воспользовалась этим замешательством и нежно поцеловала его.
        — Да, мистер Палач,  — сказала она, улыбнувшись.  — Я действительно хочу, чтобы ты убил моего приемного отца.
        — Почему?  — спросил он, прищурившись.
        — Потому что он отпетый негодяй. Неужели этого недостаточно?
        Он молчал, явно обдумывая ее слова. Она же прервала его размышления, решившись рассказать ему все без утайки.
        — Ты — палач императора,  — начала Анна.  — Ты выслеживаешь торговцев опиумом и уничтожаешь их. Мой приемный отец ведет довольно бойкую торговлю. Сэмюель продает женщин в публичные дома, поставляет губернаторам опиум и одновременно занимается гангстерским ростовщичеством. У него процветающий бизнес, и ты должен положить этому конец.  — Немного помолчав, она добавила: — Насколько я помню, ты поклялся сделать это, разве не так?
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Я поклялся защищать Китай и моего императора.
        — Очень хорошо.
        — Нет в этом ничего хорошего,  — сердито пробормотал он.  — Если ты желаешь своему отцу смерти, то почему сама не убьешь его?
        — Потому что этот сукин сын чересчур подозрителен. Я не могу и близко подойти к нему, не имея на то серьезной причины. Во всяком случае, сейчас…  — Анна замолчала, так и не сказав всего, что хотела сказать. Однако Чжи-Ган понял, о чем она умолчала.
        — Не теперь, когда ты убежала от него, прихватив с собой товар.
        Она вздохнула.
        — Я могу сказать ему, что вынуждена была бежать, что за мной гнался императорский палач,  — тихо произнесла она. И это была чистая правда, хотя она немного и изменила последовательность событий.  — Но он все равно будет относиться ко мне с подозрением и не подпустит меня к себе достаточно близко. Ты же, как новый покупатель, сможешь подобраться к нему, а потом — рра-з и все.  — Она жестом показала, как перерезает ему горло.  — Ты убьешь его своими ножами.
        Чжи-Ган покачал головой.
        — Ты так легко говоришь об этом.
        — Поверь, это не так уж трудно сделать. Сэмюель любит отмечать заключение новых сделок. У нас будет возможность убить его и убежать. Я знаю, о чем говорю.
        Чжи-Ган скрестил руки на груди и сел на кровать, продолжая пристально смотреть на нее.
        — Зачем так рисковать?
        — Это твоя святая обязанность!  — закричала Анна, теряя терпение.
        — Не моя, а твоя. Почему бы тебе просто не сесть на корабль и не уплыть в Англию и забыть об этой жизни навсегда? По-моему, именно таким был твой первоначальный план.
        Закусив губу, она кивнула. Да, она хотела этого. Или думала, что хотела. Анна не знала, когда конкретно изменились ее намерения и она, вместо того чтобы совершить побег, стала мечтать о мести.
        — Именно он дал мне попробовать опиум в первый раз.
        Чжи-Ган удивленно вскинул брови.
        — Зачем ему было приучать к опиуму курьера? Это довольно рискованно.
        Анна горько усмехнулась.
        — Зависимость возникает примерно через год. Он выбирал для этого самые подходящие моменты и делал так, чтобы мне отчаянно хотелось попробовать опиум еще раз,  — сказала она и подумала: «Какая же я была глупая и наивная!» — Он пытался таким образом приручить меня. Ему нужна была красивая молодая девушка, которая доставляла бы опиум вглубь страны и при этом работала бы в миссии, что давало ей возможность подольститься к губернатору.
        — И этой девушкой была ты…
        Внезапно Анна почувствовала невыразимое отвращение к самой себе.
        — Да, Сэмюель получил то, что хотел. Я верой и правдой работала на него почти десять лет.
        — Но сейчас ты хочешь его убить.
        Она кивнула.
        — Убив его, ты не исцелишь себя. Твоя зависимость от опиума не исчезнет. Тебе все еще будет хотеться…
        — Я знаю, кто я такая!  — раздраженно закричала Анна. Быстро подбежав к Чжи-Гану, она посмотрела ему прямо в глаза.  — Мне кажется, что это ты все забыл. Ты — императорский палач или нет?
        Чжи-Ган молчал, продолжая пристально смотреть на нее, и так же, как она, не скрывал своей злости. Потом он так тяжело вздохнул, что у нее защемило сердце.
        — Я был в тот день в Запретном городе.
        — Что?  — спросила она. Ее не столько удивила печаль в его голосе, сколько то, что он сменил тему разговора.
        — В тот самый день, когда императрица арестовала императора Гуансюй, мне нужно было увидеться с ним сразу после утренней церемонии. Я хотел попросить его дать мне больше людей и оружия…  — Чжи-Ган нервно взмахнул рукой,  — больше полномочий. Ты правильно сказала, я всего лишь обычный человек. Сейчас я обрубаю только щупальца этого спрута и не могу добраться до его сердца,  — сказал он и бессильно опустил руки на колени.  — Однако уже слишком поздно. Мы с Цзин-Ли пытались, но…
        — Императрица все взяла под свой контроль,  — вставила Анна.  — Но она благосклонно относится к тому, чем ты занимаешься. Она ненавидит белых людей больше, чем кто-либо другой. Она наверняка окажет тебе помощь.
        Он покачал головой.
        — Сейчас все ее внимание направлено на то, что происходит в Пекине. В первую очередь она занимается политическими вопросами, пытаясь отвести от себя угрозу со стороны иностранных государств. Она не может дать мне людей. У нее их просто нет.
        Задумавшись, Анна медленно села на кровать.
        — Значит, твоего друга императора посадили под арест, а его мать занята укреплением власти. И что же тебе теперь делать? Заниматься своей обычной работой?
        Чжи-Ган кивнул, и она, глядя на него, поняла, как тяжело ему сознавать собственное бессилие. Ему отчаянно хотелось что-нибудь сделать или просто махнуть на все рукой. Анна прекрасно понимала его чувства. Именно поэтому она и стремилась уехать из Китая. Все хорошее, что она делала в миссии, никак не могло компенсировать тот вред, который был нанесен ею жителям этой страны. Лучше уехать, ведь она почти ничем не могла помочь несчастной родине Чжи-Гана.
        — Нам с Цзин-Ли пришлось покинуть Пекин. Мы не можем туда вернуться, пока политическая ситуация не стабилизируется.
        — И поэтому палач решил заняться другим делом — найти девочку, которая потерялась почти двадцать лет тому назад.
        Он кивнул.
        — Да, мою сестру.
        Анна похолодела от ужаса. Эта девочка — его сестра?
        — Ее продали…
        — Ее продали много лет назад, чтобы заплатить за мое образование.
        Неудивительно, что он так люто ненавидит тех, кто обменивает опиум на живой товар.
        — Мы с Цзин-Ли найдем ее, а потом втроем уедем из Китая.
        — Значит, ты больше не хочешь быть палачом?  — спросила она.
        — Я больше не хочу убивать.
        Анна покачала головой. Теперь она поняла, что происходит с ним на самом деле.
        — Нет, это совсем не то. Ты просто думаешь, что от всего этого мало проку. Ты уничтожаешь курьеров и покупателей, вместо того чтобы уничтожать тех, кто возглавляет всю эту сеть. Таких людей, как Сэмюель. Людей, которые организовали эту мерзкую торговлю.  — В порыве волнения Анна схватила Чжи-Гана за руки, пытаясь заставить его прислушаться к ее словам.  — Закончи начатое тобой дело! Убей этого монстра! Убей Сэмюеля, а потом мы вместе убежим. Мы сядем на корабль и навсегда уедем отсюда. Мы с тобой, твоя сестра и Цзин-Ли.
        Она уже представила, как они плывут на корабле, хотя и понимала, что сначала ей нужно закончить свои дела с Сэмюелем. Ей нужно освободиться от него, иначе ей всю жизнь придется убегать и прятаться. А Чжи-Ган всегда будет мучиться мыслью о том, что его миссия императорского палача не принесла никаких результатов. Она стала перед ним на колени и поцеловала его руки.
        — Ты должен продолжать свое дело, в противном случае ты станешь таким, как я,  — потерянным и одиноким человеком, чьи страдания может облегчить только опиумный дурман.
        Чжи-Ган долго молчал, нежно поглаживая большим пальцем руки ее щеку. Потом он наклонился вперед и прошептал ей на ухо:
        — Я сделаю это, Анна. Я поеду вместе с тобой и встречусь с этим белым мерзавцем, который использует тебя в своих грязных делишках. Я притворюсь его новым покупателем, а потом вырву его сердце. У меня хватит на это сил.
        Почувствовав невероятное облегчение, она хотела ответить ему, но Чжи-Ган опередил ее. Поднявшись на ноги, он посмотрел на стоявшую перед ним Анну своими пронзительными черными глазами и торжественно произнес:
        — Я сделаю это, Анна! Но не потому, что это мой святой долг и моя работа…  — Чжи-Ган замолчал, и она затаила дыхание в ожидании, когда он все объяснит. В конце концов она не выдержала и сама задала ему вопрос:
        — Тогда почему? Почему ты будешь рисковать своей жизнью?
        — Я сделаю это ради тебя, Анна! Во-первых, ты попросила меня об этом, а во-вторых, это положит конец твоим страданиям.
        Она гордо вскинула голову, представив, как плюет на мертвое тело своего приемного отца.
        — Да, это положит конец моим страданиям и принесет мне желанное спокойствие.
        — Нет, маленькая Анна. Это принесет нам с тобой еще больше крови,  — вздохнув, возразил Чжи-Ган.
        — Всегда проливается чья-то кровь, Чжи-Ган. Без этого нельзя. Опиум уносит жизни твоих соотечественников. Мы остановим это кровопролитие.
        Она решила, что он не поверил ей. Он уже потерял веру в свое правое дело. И сейчас только она одна понимала, каким беспомощным может быть человек, который пытается сдержать смертоносный поток опиума, захлестнувший всю страну. Ему казалось, что этому не будет конца, ибо, когда он вырывал с корнем одно растение, на его месте тут же вырастало несколько новых.
        — Еще одна смерть,  — прошептала Анна, не понимая, кому она это говорит — себе или ему.  — Еще только одна смерть, и мы покончим со всем этим. Мы оба покинем Китай, эту несчастную землю, и забудем о кошмаре, который преследует нас.
        Наклонившись, он нежно прижался губами к ее губам.
        Однако ей хотелось большего. Поднявшись на ноги, она крепко обхватила его руками за шею и, открыв рот, прижала язык к его зубам. И Чжи-Ган подчинился ей. Неукротимое желание Анны распалило в нем жаркий огонь. Тесно сплетясь, они упали на кровать, охваченные пламенем страсти.
        Когда все закончилось, они нехотя разжали объятия.
        — Я изменил свое решение,  — глухо произнес Чжи-Ган, прижавшись лбом к ее лбу.  — Я убью твоего приемного отца, потому что это моя обязанность. А затем я посажу тебя на корабль, плывущий в Англию. Я даже помашу тебе с пристани рукой, когда ты будешь покидать эту страну.
        — Ты не поедешь со мной?  — тихо спросила она.
        — Нет. Ты ведь знаешь, что я должен исполнить свой долг.
        — Но ты уже не веришь в свое дело,  — напомнила она. Анна вряд ли смогла бы объяснить, откуда она знает, о чем думает и что чувствует этот мужчина. Но она всегда это знала.  — Ты, как и я, устал от бесконечной борьбы. Тебе тоже хочется покончить с этим злом.
        Чжи-Ган кивнул.
        — Но ты — белая женщина. Ты должна уехать. Это не твоя страна.
        Она крепко сжала руками плечи Чжи-Гана. Ей хотелось как следует встряхнуть его, чтобы он понял ее.
        — Но зачем тебе оставаться здесь? Зачем бороться со злом, которое заведомо сильнее тебя? Ты не сможешь его победить, Чжи-Ган. Каждый человек, которого ты пытаешься защитить, борется против тебя.
        Чжи-Ган все прекрасно понимал — она видела это по его глазам. Однако он упорно продолжал молчать.

        — Почему, Чжи-Ган? Почему ты берешь на себя ответственность за все зло, которое творится в Китае? За эту ужасную коррупцию, разъедающую твою страну?
        Его лицо исказилось от боли, причину которой она не могла понять.
        — Ты по-своему искупаешь свои грехи, а я по-своему.
        — Я не понимаю тебя,  — сказала Анна, отстраняясь.
        Он вдруг резко встал и отошел от нее.
        — По крайней мере, Цзин-Ли нашел свое место в жизни. Он останется здесь в качестве губернатора провинции. Конечно, ему будет нелегко управлять без тех денег, которые приносила торговля опиумом, но он хочет попробовать.
        — Разве он не собирается уезжать из Китая? Ведь он бежал от императрицы…
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Это все наркотические фантазии. Императрице сейчас не до этой Богом забытой провинции. Дав кому следует солидную взятку, Цзин-Ли может прекрасно обосноваться здесь просто потому, что он уже приехал сюда.
        Анна кивнула. Это похоже на правду, но…
        — А ты?
        Он повернулся к ней спиной.
        — Цзин-Ли останется здесь,  — повторил Чжи-Ган, не оборачиваясь.  — Для того чтобы управлять этой провинцией и защищать вдов. Мы с тобой вместе с Половинкой и его людьми уедем отсюда, как только ты соберешься,  — добавил он и вышел в коридор.
        Анна некоторое время стояла неподвижно, а потом, почувствовав, что у нее подкашиваются ноги, села на матрас. Она уже оделась. Вещей у нее не было, поэтому на сборы ушло всего несколько минут. Прощаться ей тоже было не с кем. Но она все сидела и сидела. Ей казалось, что она всегда была готова к отъезду. Она помнила, что с самого раннего детства ей хотелось убежать, улететь куда-нибудь далеко-далеко. А сейчас она почему-то просто сидит и молча смотрит в одну точку.
        Какими удивительными вещами они занимались здесь с Чжи-Ганом! В полном сознании и с огромным желанием она исследовала их тела, стараясь понять, как можно достичь наивысшего сексуального наслаждения. Анна счастливо улыбнулась, вспомнив о неземном, величайшем удовольствии, которое ей довелось испытать. Оно и в самом деле было огромным. И если есть на свете такое место, где она хотела бы задержаться на некоторое время, где могла бы спокойно отдохнуть, не думая ни об опиуме, ни об Англии, ни об убийстве приемного отца, так это дом губернатора Бая. Она с благодарностью будет вспоминать эту комнату, этот дом, эту провинцию…
        Хотя, конечно, ее притягивала не столько эта комната, сколько Чжи-Ган, а также его ласки, его неожиданные вспышки страсти и то удивительное понимание, которое она в нем нашла. Когда он смотрел на нее, ей казалось, что он видит ее насквозь. Она же, в свою очередь, говорила ему то, чего он никогда не слышал от других женщин. Нет, ей хотелось остаться не в этой комнате — ей хотелось остаться с Чжи-Ганом. И когда придет время, она попрощается именно с ним.
        Мысль о прощании отдалась сильной болью в груди. Анна сразу же вспомнила об опиуме, о том, что он наверняка поможет ей забыть обо всех невзгодах. Однако, собрав свою волю в кулак, Анна отогнала от себя эту предательскую мысль и, вскочив на ноги, быстро пошла к двери.
        — Я не сделаю этого,  — сказала она себе.  — Я не сдамся просто потому, что я не нужна ему,  — убеждала она себя, идя по коридору.  — У меня в Англии есть семья. Мои родные любят меня. Они хотят со мной познакомиться. Очень хотят. Я знаю это.
        Разговаривая сама с собой, Анна все ускоряла и ускоряла шаг, пока, наконец, стремглав не побежала по коридору. Ей очень хотелось попасть в Шанхай, а затем на корабль, который увезет ее в далекую Англию.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        3 июня 1886 г.

        Сюзанна просто сука! Лживая сука! Я не крала ее ожерелье. Если я только захочу, Сэмюель мне подарит дюжину таких ожерелий. Зачем мне нужно ее старое распятие или это церковное вино? Я ничего не брала, однако все это нашли в моих вещах. А еще там нашли грязное белье, пропахшее вином. Все это обман, сплошной обман! Все подстроено этой сукой, но мне никто не верит! Никто!
        И я ушла. Я не хотела переезжать к Сэмюелю. Я хотела подождать, пока я еще немного подрасту, потому что не все его люди такие хорошие, как он. Монахини сказали, что я могу еще на год остаться у них, но после всего, что произошло… это просто невозможно.
        И я ушла. Они все равно выгнали бы меня. Я слышала их разговор. Поэтому я собрала свои вещи и ушла прежде, чем они успели опозорить меня при всех и вышвырнуть, чтобы другим неповадно было. Именно так и сказала мать Фрэнсис. Они собирались сделать это во время обеда, чтобы все стали свидетелями моего позора.
        А я ушла раньше. Собрала вещи и ушла. И теперь я свободна, свободна, свободна! Это было так легко сделать! Ни драки, ни слез. Я ни с кем не попрощалась, и никто мне не сказал «до свидания». Джейни, наверное, будет плакать. И Сара тоже. Но когда я вернусь к ним с подарками, они сразу вытрут слезы. С большими и красивыми подарками для всех. Конечно, это будет только после того, как я разбогатею.
        Я пошла прямо к отцу. Он уже кое-что для меня придумал. Я пойду в свою первую ходку вместе с Половинкой. Это будет небольшое путешествие, и продлится оно не больше двух дней. А самое смешное то, что мне придется нарядиться монахиней! Только миссионеров пускают вглубь страны, поэтому я должна переодеться монахиней. Половинка будет моим помощником. С нами пойдут еще другие люди, которые будут охранять деньги. И нам придется нанести визит одному мандарину, постоянному покупателю отца, и он заплатит мне золотом!

        Глава 14
        Смогу ли в памяти я воскресить
        Ее мелодию и песню,
        Которая привела меня в восторг неописуемый.
        И с этой музыкой, звучащей громко и долго,
        Я построю дворец воздушный,
        Солнечный дворец с пещерами изо льда!
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        — У меня есть еще немного. Хочешь поделюсь?  — услышала Анна слова Половинки.
        Она в это время чистила лошадей. Переодетая в бедного крестьянского мальчишку, Анна выполняла обязанности слуги. Именно так она всегда маскировалась, когда путешествовала с людьми отца. Иногда она, конечно, одевалась монахиней.
        Раньше все это ее совсем не раздражало. Ей нравилось помогать другим. Живя в миссии, она с раннего детства привыкла выполнять тяжелую работу. К тому же, когда она была одета как мальчик, мужчины не отпускали в ее адрес разные мерзкие шуточки. Однако ей все время приходилось держаться в стороне от других, как, например, сейчас, когда она чистила лошадей после долгого дневного переезда. Именно в такое время к ней всегда приставал Половинка. И вот он снова оказался возле нее.
        — Ты слышала, что я сказал, маленькая Анна?  — тихо, почти шепотом спросил Половинка.  — Я могу поделиться с тобой удовольствием.
        Он имел в виду опиум. Он хотел поделиться с ней опиумом. А потом, когда она будет одурманена настолько, что не сможет двигаться, он начнет двигаться вместо нее. Она не помнила всех подробностей, но обычно он громко рассказывал о том, что делает. Это для того, чтобы остальные слышали. Только таким способом Половинка мог иметь женщин, и он, похоже, находил какое-то извращенное наслаждение в том, что женщина в этот момент была без сознания.
        — Нет, спасибо,  — громко ответила Анна, злясь на себя за то, что сказала это не очень неуверенно. По правде говоря, ей совсем не хотелось опиума.
        Она вздохнула и наклонилась, чтобы почистить живот лошади, и быстро оглядела весь их маленький лагерь. Чжи-Гана нигде не было видно. Он помогал ей весь вечер, несмотря на то что Половинка всячески выражал свой протест, говоря, что если кто-то посторонний окажется рядом с ними, то это может показаться весьма странным.
        Как выяснилось, Чжи-Ган не был изнеженным белоручкой. Он охотно собирал сухие ветки, сам развел костер и даже сварил вполне съедобный суп. Правда, с лошадьми он не умел управляться, но, будучи человеком смышленым, очень хотел всему этому научиться, чего она, кстати, не могла сказать об остальных их спутниках.
        Сейчас он пошел мыть котелок и оставил ее один на один с лошадьми и Половинкой. Остальные трое мужчин уже удобно расположились для того, чтобы покурить на сон грядущий. Кроме Половинки, ей больше никто не предлагал опиум. Сейчас он подкрался к ней сзади и, наклонившись, что-то шептал ей на ухо.
        Она нагнулась еще ниже и пролезла под животом лошади, чтобы оказаться по другую сторону от животного. Половинка не последовал за ней. Он был не таким проворным, как Анна. Но ей здесь хорошо было слышно все, что он говорил.
        — Это моя месть, маленькая Анна. Не стоит убегать от Сэмюеля, иначе он будет злиться. И знай, что теперь я важная птица при нем. Он не будет возражать, если я немного позабавлюсь с тобой. Если ты будешь ко мне хорошо относиться, то я смогу защитить тебя от него.
        — Я к тебе хорошо отношусь,  — ответила Анна, ощутив во рту неприятную сухость.  — Я привела тебе нового губернатора. Сам бы ты с этим не справился. К тому же это тебе нужно хорошо относиться ко мне. Если я скажу хоть одно слово Чжи-Гану, он не задумываясь расторгнет с тобой договор и уйдет.
        Половинка презрительно хмыкнул.
        — За опиум китайцы и мать родную продадут,  — заявил он и, обойдя лошадь, криво улыбнулся.  — Я стараюсь быть с тобой ласковым, а ты избегаешь меня.
        Анна выпрямилась и посмотрела на Половинку. Она удивлялась тому, что когда-то считала этого грубияна приятным парнем. Но тогда ее привлекал не Половинка, а опиум. Она нуждалась именно в опиуме, а не в общении с молодым наркокурьером. Честно говоря, она и сейчас не прочь выкурить трубку. Однако это желание было уже не таким страстным, как раньше, потому что рядом находился Чжи-Ган. Она вдруг подумала, что Чжи-Ган не всегда будет с ней. Скоро он посадит ее на корабль и помашет ей с пристани рукой. И Анна почувствовала, что ее охватило сильное беспокойство.
        От невероятной слабости во всем теле у нее даже помутилось в голове. Она не хотела снова превратиться в ту Анну, какой она была раньше, и делать то, что ей приказывал Сэмюель.
        — Я замужем, Половинка,  — наконец сказала она.  — Оставь меня в покое.
        Анна отвернулась от него и начала чистить другой бок лошади. Однако она по опыту знала, что Половинка так просто не отстанет. А еще она понимала, что больше не сможет сопротивляться. Руки, вопреки ее воле, сами тянулись к трубке, и она уже чувствовала во рту знакомый сладковатый привкус.
        Нет, она не должна этого делать! Она должна пересилить себя! Но как? Ведь она всегда этим занималась! Анна так расстроилась, что у нее на глаза навернулись слезы.
        В этот момент он схватил ее. Она предвидела, что это рано или поздно случится. Половинка не любит, когда ему отказывают. Она почувствовала на себе его руки, но они были какими-то маленькими и с силой сжимали ее пальцы. Она недовольно поморщилась. Но… Эти руки не причиняли ей боли. Они только поддерживали ее.
        Подняв голову, она открыла от удивления рот. Это был Чжи-Ган. Он пристально смотрел на нее. В тусклом вечернем свете его глаза казались непроницаемо черными, и в каждом движении и вздохе она чувствовала тревогу.
        — С тобой все в порядке?  — спросил он.
        У нее просто не было слов, чтобы выразить ему свою благодарность. Она готова была благодарить его тысячу раз подряд за то, что он сейчас встал между ней и Половинкой. Она искренне радовалась тому, что Чжи-Ган еще на один день заслонил собою опиумную трубку.
        — Анна?  — с тревогой произнес он.
        — Все хорошо, не волнуйся за меня,  — после паузы сказала она.  — Спасибо тебе. Только не уходи и не оставляй меня одну.
        — Конечно, я буду с тобой,  — ответил Чжи-Ган и еще раз внимательно посмотрел на нее, чувствуя, что она приходит в себя.
        Анна выпрямила спину и усмехнулась: надо же, а ведь она не помнила, когда успела согнуться. Потом, расправив плечи и гордо подняв голову, произнесла:
        — Я уже почти закончила чистить лошадей. Если ты немного подождешь, я помогу тебе почистить твои сапоги.
        Чжи-Ган улыбнулся.
        — Я сам почищу свои сапоги, Анна, но я с радостью помогу тебе управиться с лошадьми.
        Она уже собиралась кивнуть ему в знак благодарности, но он вдруг резко повернулся и ударил Половинку кулаком в челюсть. Голова курьера дернулась, и он, потеряв равновесие, медленно упал на кучу навоза, словно срубленное под корень дерево.
        Глаза Анны округлились от удивления, но уже в следующее мгновение на ее лице засияла широкая, довольная улыбка. Не многим удавалось так просто справиться с Половинкой. Во всяком случае, в течение последних нескольких лет этого никто не мог сделать.
        Однако Половинка быстро пришел в себя. Охваченный злобой, он сжал кулаки и уже собирался позвать на помощь своих товарищей, но Чжи-Ган его опередил. Не успел Половинка подняться на ноги, как Чжи-Ган прыгнул вперед и наступил ему на горло сапогом.
        — Если ты еще раз посмеешь заговорить с моей женой,  — зло процедил он сквозь зубы,  — я перережу тебе глотку вот этим ножом.  — Чжи-Ган вытащил один из своих ножей и для убедительности взмахнул им перед лицом Половинки. Лучи заходящего солнца окрасили мастерски заточенные лезвия в кроваво-красный цвет.
        Половинка был просто вне себя от ярости. Анна видела, как неистово сверкали его глаза, но сейчас он не мог оказать никакого сопротивления, поскольку Чжи-Ган так и не убрал свой сапог с горла полукровки и размахивал ножом прямо перед его носом.
        — А ты вовсе не такой слабый, каким прикидываешься,  — прошипел Половинка.
        Чжи-Ган наклонился к нему и заговорил очень тихим и мягким голосом, но этот голос был страшнее любого крика.
        — Если моя жена каким-нибудь образом снова попробует опиум — либо его подмешают в пищу, либо дадут ей покурить трубку,  — то я приду за тобой и убью тебя! Ты понял? Мне уже приходилось убивать людей, и я без колебаний снова сделаю это,  — сказал он и коснулся подбородка Половинки блестящим стальным лезвием.  — Я за восемь секунд срезаю кожу с плода манго. Представляешь, что я могу сделать с тобой?  — Чжи-Ган выпрямился, но продолжал давить сапогом на горло Половинки.  — И учти, что после того как я сдираю с человека кожу, я обычно отрезаю его гениталии.
        Половинка оцепенел от ужаса. Он смотрел на Чжи-Гана широко раскрытыми глазами. Он был так напуган, что даже не пытался сопротивляться. Когда Чжи-Ган наконец убрал ногу с его шеи, полукровка, не проронив ни слова, просто перевернулся на бок, а затем неуклюже поднялся на ноги. Испытывая какое-то смешанное чувство радости и страха, Анна смотрела, как он убегает.
        — Он что-то заподозрил,  — чуть слышно произнесла она.  — И возможно, ночью, когда ты заснешь, попытается перерезать тебе горло.
        Чжи-Ган повернулся к ней и лукаво улыбнулся.
        — Вот и хорошо, потому что ночью я не собирался спать, а подумывал заняться более приятным делом,  — сказал он. По озорному блеску в его глазах она поняла, чем он собирается заняться и с кем именно. Анна тряхнула головой, стараясь прийти в себя от пережитого потрясения.
        — Ради меня еще никто такого не делал,  — призналась она. Эти слова вырвались так неожиданно, что она даже не заметила, что произносит их вслух, пока не услышала свой голос.
        Веселые огоньки сразу исчезли из глаз Чжи-Гана.
        — Женщинам в Китае тяжело живется.
        — Жизнь не балует женщин,  — пробормотала Анна и отвернулась. Много лет назад она горячо молилась, надеясь на то, что какой-нибудь храбрый рыцарь приедет за ней на белом коне и увезет ее далеко-далеко. Монахини часто читали своим воспитанницам сказки о прекрасных принцах, неприступных замках и огромных драконах, которых нужно было победить, чтобы наступила счастливая жизнь. Как она тогда мечтала об этом!
        Чжи-Ган осторожно взял Анну за подбородок и повернул ее лицом к себе.
        — Больше не отходи от меня ни на шаг. По крайней мере, пока все это не закончится.
        — Я и не отхожу никуда,  — огрызнулась она.  — Я чищу лошадей. Это ты пошел мыть котелок.
        Чжи-Ган кивнул, соглашаясь с ней, но его лицо при этом оставалось серьезным.
        — Никуда от меня не отходи,  — настойчиво повторил он.  — Я же клянусь ни на минуту не оставлять тебя.
        Эти слова прозвучали подобно торжественной клятве. Ни в одной церкви мира еще никогда не произносили слова, которые имели бы большее значение и силу, чем те, которые он только что произнес. Анна почувствовала, что у нее по спине пробежал холодок.
        — Я никуда от тебя не отойду,  — пообещала она. И в это мгновение ей вдруг показалось, что он действительно является ее мужем, что они связаны друг с другом навсегда. Конечно же, это была всего лишь фантазия, но такая прекрасная фантазия, что ей захотелось, чтобы она когда-нибудь стала реальностью.
        — Хорошо,  — ответил Чжи-Ган.  — А теперь давай закончим наши дела с этим пропахшим потом животным.
        Улыбнувшись, он наклонился и энергично принялся за работу. Он даже насвистывал что-то себе нос, проводя щеткой по бокам лошади. Анна же стояла и смотрела на него, чувствуя, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
        Нет, это просто наваждение какое-то, говорила она себе. Это еще более сильное искушение, чем опиум, после которого утром наступает тяжелое пробуждение. Она прекрасно понимала, что смешанные браки в Китае не приветствуются. У них нет будущего, даже если Чжи-Ган даст ей то, что она хочет. Он просто использует ее для того, чтобы уничтожить сеть торговцев опиумом, а она использует его, чтобы убить своего дракона, своего приемного отца.
        Короче говоря, это нечто временного обмана, игры, не имеющей ничего общего с реальностью, как и ее сестра Мария, в которую она время от времени перевоплощалась. И все же эта красивая сказка пленила ее. Ей в последний раз захотелось поверить в нее.
        — Ты веришь в любовь?  — спросила Анна, думая о том, что сейчас она, наверное, похожа на глупую девочку-подростка.
        Чжи-Ган перестал орудовать щеткой и поднял голову.
        — В любовь? В какую именно любовь? Любовь к родителям, к родине, к политике?  — удивленно спросил он.  — Или в такую любовь, которой мы с тобой занимались прошлой ночью?
        Анна пожала плечами.
        — Разве это любовь?  — Она старалась говорить так же непринужденно, как и он.  — Я думала, что это своеобразный способ отвлечься от тяжелых мыслей.
        Он усмехнулся.
        — И приятная забава.
        — Но не любовь,  — сказала она.
        Чжи-Ган посмотрел ей в глаза, и его лицо снова стало серьезным.
        — Нет,  — медленно произнес он.  — Это не любовь.
        Она кивнула и твердо решила больше не затрагивать эту тему, но все-таки не удержалась и поинтересовалась:
        — А ты веришь в любовь? В романтическую любовь между мужчиной и женщиной?
        — Все ученые мужи верят в любовь. Ты когда-нибудь читала наши стихи?
        Разумеется, она их читала. В них сплошь и рядом рассказывается о несчастных влюбленных, обреченных на бесконечные страдания. То их разлучает война, то злые родители, то боги.
        — Значит, ты не веришь в то, что такое вообще возможно? Что мужчина и женщина могут жить вместе в любви и согласии?
        Чжи-Ган посмотрел на нее своими черными как ночь глазами.
        — Нет,  — ответил он.  — Я не верю в то, что такое возможно.
        — И я тоже не верю,  — заявила Анна и снова принялась за работу. Но не успела она взять щетку, как он крепко сжал ее руку.
        — Однако сегодня ночью мы с тобой поверим в это. Сегодня ночью мы будем безгранично счастливы.
        — А что будет утром?  — спросила она, стараясь сдержать слезы.
        — Утром мы поедем в Шанхай, чтобы встретиться с твоим приемным отцом…
        И убить его. Но Чжи-Ган не произнес эти слова вслух. Утром, после страстных ночных поцелуев и нежных ласк, ему обычно снова приходилось возвращаться к своим обязанностям — уничтожать опиум, наказывать предателей и совершать убийства.
        Крепко сжав губы, Анна продолжала вертеть в руках грязную щетку.
        — Я поеду в Англию, к моей семье,  — сказала она.
        — Конечно,  — спокойно произнес он, но его лицо при этом стало мертвенно-бледным.  — Куда же еще ты можешь податься?
        — Никуда.  — Анна с грустью покачала головой. Ей больше и в самом деле некуда было ехать.

        Чжи-Гану снился сон. Ему снилось, что он стоит посреди гостиной в публичном доме и рассматривает «цветочки». Вся комната была заполнена сладковатым опиумным дымком. Он услышал, как какой-то клиент застонал от наслаждения, и представил, что в этот момент чувствовала проститутка, с которой он развлекался. По ее лицу текут слезы, и она отворачивается, чтобы мужчина не заметил их. Чжи-Ган видел это так ясно, как будто все происходило наяву, хотя и понимал, что он спит.
        Чжи-Ган шагнул в темноту и удивился тому, что ему легко дышится в этом густом тумане. Пристально всматриваясь в полумрак, он прошел в заднюю комнату и увидел то, что и предполагал увидеть: содержательница борделя покупала молоденькую девочку. Девочка эта была напугана до полусмерти и отчаянно сопротивлялась. Это была его маленькая сестра, которую пытались выволочь из комнаты. Он вздрогнул, услышав ее пронзительные крики, гулким эхом отдававшиеся в его голове.
        Каждый раз, когда ему снился этот сон, именно в этом месте он доставал свои ножи и спасал сестру. Она с благодарностью бросалась к нему в объятия, и он уводил ее домой. Однако домой они так и не попадали. Чжи-Ган приводил ее в другой сад наслаждений, где ее снова забирали у него и продавали. И он снова спасал ее, оказываясь в другом доме. Затем опять все повторялось, продолжаясь до тех пор, пока он не просыпался в холодном поту.
        Только не сейчас. Он больше не увидит этот кошмарный сон. Он решил изменить свой сон, хотя понимал, что по-прежнему спит. Но никаких перемен не произошло, хотя он страстно хотел этого.
        И вот Чжи-Ган снова достал свои ножи, чтобы в очередной раз попытаться спасти сестру. Неожиданно для себя он вдруг увидел другую женщину. Это была Анна, одетая, как дорогая проститутка. На ней было великолепное шелковое платье, обтягивающее ее тугие, полные груди и подчеркивающее красивые длинные ноги. Ее губы были накрашены ярко-красной помадой. Он видел, что она взяла в рот трубку с опиумом и блаженно закрыла глаза, наслаждаясь курением. Чжи-Ган почувствовал, как к горлу подступает тошнота, и еще крепче сжал рукоятки своих ножей, угрожая убить всех, кто находился в комнате. Кроме девушек, конечно. Он слышал крик своей сестры и знал, где она сейчас находится и как ее можно спасти. Чжи-Ган не сомневался, что с легкостью выбьет трубку из рук Анны, раздавит ее ногой, а потом заберет любимую женщину из борделя. Даже во сне он сознавал, что ему под силу справиться с этим.
        И все-таки он ничего не сделал. Его сестра продолжала кричать, Анна по-прежнему курила опиум, а он опустил свои ножи, потому что они стали тяжелыми, как камни. Такими тяжелыми и такими большими, что он просто не мог их поднять. Он бросил их на пол в кровавую лужу и направился к двери. «Что ты делаешь?  — мысленно спросил он себя.  — Спаси их!»
        Тот Чжи-Ган, который ему сейчас снился, лишь пожал плечами и пристально посмотрел на него. Все это просто плод его воображения, но такова была красота и ужас ночного видения.
        — Мои ножи слишком тяжелые,  — сказал воображаемый Чжи-Ган.
        — Но им нужна твоя помощь!  — закричал Чжи-Ган.  — Ты им нужен.
        Воображаемый Чжи-Ган не ответил.
        — Они слишком тяжелые,  — повторил он, указывая рукой на свое оружие. Потом он перешагнул через ножи, прошлепал по кровавой луже и покинул сад наслаждения.
        Чжи-Ган громко кричал, возмущался, пытаясь заставить своего двойника оглянуться. Но это не помогло. Тот упорно продолжал идти вперед.
        Затем воображаемый Чжи-Ган сбросил с себя пропитавшуюся кровью одежду и поймал рикшу. Спустя несколько секунд воображаемый Чжи-Ган, к слову, совершенно голый, навсегда ушел от Чжи-Гана настоящего, даже не помахав ему на прощание рукой.
        Двойник Чжи-Гана пристально смотрел вперед, на изумрудное рисовое поле, зеленевшее на горизонте. Молодые побеги риса уже вылезли из воды, и, увидев это, Чжи-Ган улыбнулся.
        А потом все исчезло — и рисовое поле, и публичный дом, и прекрасная Анна. Не стало слышно и криков его сестры. Все исчезло, и настоящий Чжи-Ган оказался в полном одиночестве. Он все еще продолжал кричать, пытаясь вернуть воображаемого Чжи-Гана. Затем он снова отправился в публичный дом, чтобы спасти свою сестру и Анну. Там он просто стоял и кричал, чтобы его услышали. Но вскоре исчезли и его голос, и его мысли, и его воображаемый двойник. Это видение просто растворилось в воздухе. Осталась только огромная серая пустота.
        Все исчезло.
        И он исчез на долгое-долгое время.
        — Чжи-Ган! Чжи-Ган!  — донесся до него чей-то голос, пробившийся в серую пустоту.
        Голос был очень тихим, и он подумал, что это либо эхо, либо, возможно, какое-то смутное воспоминание. А впрочем, какая теперь разница?.. Нет, это не эхо. Голос был вполне реальным, и он побежал на этот звук что есть силы.
        — Чжи-Ган!
        — Анна!
        Он наконец проснулся. Его тело казалось невероятно тяжелым, и ему с трудом удалось выпрямиться, чтобы попасть в ее руки. Она легко поймала его, и это было большой удачей, потому что тело почему-то не подчинялось ему. Его руки были подобны двум огромным каменным глыбам — такие же тяжелые, темные и совершенно бесполезные. И все же ему удалось обнять ее и со всей силы прижать к себе.
        Анна тоже крепко ухватилась за него и держала так до тех пор, пока он полностью не пришел в себя. Тепло, исходящее от ее тела, растопило этот каменный холод, и Чжи-Ган наконец почувствовал, как горячая кровь побежала по его жилам.
        Чжи-Ган обнимал Анну, с удовольствием вдыхая запах мускуса. Потом он резко перевернул ее на спину и раздвинул ей ноги. Женщина удивленно вздохнула, но не стала сопротивляться. Она с нежностью посмотрела на него и сказала:
        — Я не уверена, что ты сейчас готов к этому.
        Он действительно не был готов. Ее сила еще не достигла его органа, но вскоре все изменится. Он обретет нужную мощь для того, чтобы войти в нее. И когда он окажется внутри нее, когда она окутает его своей теплотой, нежностью и чувственной красотой, он забудет свой сон и все, что с ним связано.
        Чжи-Ган улыбнулся ей. В лунном свете прекрасная белая кожа Анны казалась еще белее. В палатке было тихо. Снаружи раздавалось тихое похрапывание их спутников. Издалека доносилось звонкое пение сверчков и цикад. Прислушиваясь к ночным звукам, она с некоторой долей лукавства спросила его:
        — Мне почему-то кажется, что ты не хочешь вспоминать о своем ночном кошмаре. Тебе просто хочется забыть его навсегда. Я права?
        В ответ он резко сдернул с нее грубую тунику. Ложась спать, Анна не надевала нижнее белье, поэтому сейчас лежала под ним совершенно голая. Он улыбнулся, почувствовав, как ее груди затвердели от холода. Когда он снимал с нее тунику, ее волосы растрепались, накрыв подушку, которую они делили на двоих.
        — Думаю, что это означает «да»,  — сказала она, и на ее губах появилась улыбка.  — Но Чжи-Ган…  — Анна вздохнула, когда он взял в рот ее сосок. Он ласкал его языком и посасывал до тех пор, пока эта маленькая вершинка не увеличилась и не затвердела. Анна обхватила его ногами, прижав к своим бедрам, а он, вдыхая чувственный аромат, забыл о своем ночном кошмаре и об этой ужасной серой пустоте.
        — Только ты,  — тяжело дыша, пробормотала Анна, выгнувшись под ним,  — и никто другой не способен заставить меня чувствовать то, что я сейчас чувствую.
        Чжи-Ган еще раз поцеловал ее сосок и, подняв голову, спросил:
        — Что именно ты чувствуешь?
        Она посмотрела на него своими большими глазами и честно призналась:
        — Я чувствую, что хочу этого. Хочу так же, как и ты.
        Она еще плотнее обхватила ногами его бедра и снова выгнулась. Он не сопротивлялся. Услышав ее слова, Чжи-Ган почувствовал, как по всему его телу прокатилась горячая волна желания и, подавшись вперед, тоже прижался к ней. Один сильный толчок — и он сразу же глубоко вошел в нее.
        — Да,  — тихо простонала Анна.
        Чжи-Ган улыбнулся, чувствуя, как все его тревоги и печали уносятся прочь. Он открыл глаза. Ему хотелось убедиться в том, что она смотрит на него. Анна действительно не сводила с него глаз. Он же, как зачарованный, любовался ее прекрасным лицом, чудесными круглыми глазами, мягкими, слегка приподнятыми скулами и полными ярко-алыми губами.
        — Ты прекрасна,  — прошептал он.
        — Ты что, действительно в это веришь?  — спросила Анна, и он почувствовал, что ее голос дрожит.
        — Да, я верю в это,  — сказал Чжи-Ган и нежно поцеловал ее в нос.  — Такое невозможно забыть,  — добавил он, удивляясь тому, что это и в самом деле была чистая правда.  — Я хотел тебя с того самого момента, когда мы впервые увиделись.
        Анна нахмурилась.
        — Почему?
        — Я не знаю,  — ответил Чжи-Ган и осторожно убрал волосы с ее лица.  — Я никогда раньше не хотел белую женщину, но ты изменила меня, ты заинтересовала меня, ты…  — Он покачал головой, не в силах подобрать нужные слова.  — Ты есть ты. И я не хочу с тобой расставаться даже во сне… Видишь ли, я должен быть уверен в том, что снова к тебе вернусь.
        Анна часто заморгала, пытаясь сдержать набежавшие слезы. Больше они не произнесли ни слова. Она крепко сжала его орган, находившийся в ее лоне. Ему было все равно, сделала она это сознательно или нет. Он почувствовал, как по всему его телу прокатилась горячая волна желания.
        Она выгнулась, прижавшись к нему и полностью открыв себя для его желаний. Чжи-Ган слегка приподнялся и снова глубоко вошел в нее. Снова и снова входил он в нее до тех пор, пока не услышал ее восторженный крик.
        Он почувствовал, как по телу Анны пробежала дрожь. Сначала вибрировало ее лоно, сжимавшее его дракона, потом эта волна все разрасталась и разрасталась, и, наконец, тело Анны задрожало от наслаждения. Ему хотелось увидеть, как ее красота содрогается в экстазе, но собственные нужды заставили его войти в нее еще глубже.
        Он чувствовал, как росла его внутренняя сила, чувствовал, как его мужское естество билось у самого порога. И он усилием воли освободил эту силу, отдал ее Анне. Он словно сам выплеснулся в нее, чтобы находиться внутри любимой женщины еще долго-долго. А может, остаться в ней навсегда…
        И в это мгновение он был абсолютно счастлив.

        Анна улыбнулась. Ее тело все еще дрожало от испытанного удовольствия. Она не могла понять, почему это сладостное чувство мог подарить ей только Чжи-Ган. Ей и раньше доводилось испытывать сексуальное удовлетворение. Китаянки частенько перешептывались между собой об этом, и она знала, что нужно делать женщине, чтобы доставить себе удовольствие.
        Но только Чжи-Ган смог подарить ей восхитительное чувство полета. Он превратил приятные ощущения в неземное наслаждение. Она повернула голову и посмотрела на него. Он лежал рядом с ней совершенно обессиленный. Грубая ткань палатки приглушала лунный свет, но Анна все равно хорошо видела четкие черты его лица. Она запомнит их навсегда: проницательные черные глаза, легкий изгиб губ, когда он удивляется, и то, как меняется его лицо в момент неожиданной вспышки гнева.
        Она любовалась им, с нежностью убирая с его лица черные шелковистые волосы, и думала о том, почему с ним все как-то по-другому. Почему, когда они были вместе, у нее возникало чувство легкости и такого безграничного счастья, какое ей еще никогда не доводилось испытывать?
        Ответ на этот вопрос затерялся где-то в ее подсознании. Он дразнил ее, манил, но так и остался чем-то туманным и непонятным. Наклонившись, она поцеловала Чжи-Гана в губы, а потом погладила его небритую щеку. Именно в этот миг она все поняла.
        Она любила его. Она любила его, потому что он заставил ее забыть об опиуме. Еще она любила его за то, что он, зная, какими ужасными вещами ей приходилось заниматься, все же относился к ней с благоговением. Куда бы она ни пошла, Чжи-Ган повсюду следовал за ней взглядом. Анна всегда чувствовала его присутствие — даже тогда, когда не видела его. Он прикасался к ней с глубоким почтением, он целовал ее с такой страстью, с таким откровенным плотским желанием, что у нее ни разу не возникло сомнений относительно его искренности. Он хотел ее. И стоило ей только подумать об этом, как в ней самой начинало просыпаться желание. И любовь.
        Нет, никто и никогда еще не хотел ее так, как Чжи-Ган. Никто так не заботился о ней, как этот мужчина. И уж точно никто другой не сможет бросить вызов банде ее приемного отца и убить его. К несчастью, она испытывала к Чжи-Гану не только благодарность. Она любила императорского палача, и это не радовало ее, а скорее, приводило в ужас.
        Анна вдруг подумала, что нужно рассказать ему об этом. Она решила разбудить его своими нежными поцелуями и поделиться с ним этой чудесной новостью, но так и не сделала этого. Ее чувство было еще слишком нежным и ранимым. Что она будет делать, если Чжи-Ган просто засмеется в ответ? И что будет с ней, когда он посадит ее на корабль и помашет на прощание рукой?
        Ей отчаянно захотелось остаться в Китае. Ей захотелось поверить в то, что это возможно, что она навсегда останется с Чжи-Ганом, что у них будет свой дом и дети, что они будут любить друг друга. Она едва сдержалась, чтобы не растормошить его. Анна готова была рассказать ему о своей мечте и о том, что усилием воли они смогли бы претворить эту мечту в жизнь.
        Однако она устояла перед этим искушением. Отвернувшись от Чжи-Гана, Анна закрыла глаза и снова задумалась. Она почти убедила себя в том, что все это просто приснилось ей, что высокого всепоглощающего чувства любви не существует, и вдруг почувствовала прикосновение его руки. Она сомневалась в том, что он сделал это сознательно. Скорее всего, решила она, Чжи-Ган еще спит. Его дыхание по-прежнему было ровным. Но через секунду его рука проскользнула под ее локоть и он, обняв Анну за талию, крепко прижал ее к себе. Так они и лежали, как две ложки. Он грудью прижимался к ее спине и вдыхал аромат ее волос, а она прислушивалась к его дыханию.
        Она уже почти сказала ему это. Почти прошептала в темноту: «Я люблю тебя»,  — но в последний момент все же сдержалась и произнесла совсем другие слова.
        — Что было в твоем страшном сне, Чжи-Ган?  — спросила Анна.
        Он вздохнул. Анна, конечно, понимала, о чем он сейчас думает: нужно лежать тихо и притворяться спящим, чтобы она в конце концов забыла, о чем спрашивала его. Но Чжи-Ган удивил ее. Он заговорил таким зловещим шепотом, что у нее по коже побежали мурашки.
        — Мне снилось, что я уезжаю из Китая. Мне казалось, что я все бросил для того, чтобы начать новую жизнь.
        Она закусила губу, не решаясь задать ему следующий вопрос. Но все-таки не удержалась и спросила:
        — И это было твоим ночным кошмаром?
        Он кивнул и потерся щекой о ее спину.
        — Худший из всех кошмаров.
        — Я не понимаю.
        Чжи-Ган сделал глубокий вдох, а потом с силой выдохнул. Она чувствовала, как бьется его сердце.
        — Могла бы ты вот так взять и все бросить?  — спросил он.  — Могла бы, забыв обо всем на свете, начать новую жизнь?
        — Я бы и на секунду не задумалась.
        Он прижался губами к ее шее.
        — Именно поэтому ты и уезжаешь из Китая. И именно поэтому я не могу поехать с тобой.
        — Ты не передумаешь? Ты не хочешь поехать в Англию вместе со мной?
        — Я не могу,  — сказал он с печалью в голосе.  — Анна, это мой дом, моя страна. Я должен остаться, чтобы сражаться за нее.
        Анна не ответила. Закрыв глаза, она представила свою любовь и все свои надежды. Добавив в этот образ всю свою силу, Анна увидела яркий свет, который она держала в ладонях. Она держала его очень нежно и ощущала исходящее от него тепло. Это тепло не исчезло даже тогда, когда она решила исполнить свое желание и во всем признаться Чжи-Гану. А затем Анна добавила в нарисованную ее воображением картину образ любимого. Он стоял перед ней и смотрел на то, что она держала в руках. Стоял, выпрямив спину и гордо вскинув голову, как подобает бесстрастному палачу.
        Но уже в следующее мгновение она вдруг резко сжала ладони, и то, что было в ее руках, сплюснулось. Она почувствовала, как этот свет рассыпался на тысячу мелких осколков. И Анна просто выбросила их.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        8 июня 1886 г.

        Я получила свое золото. Это было золотое ожерелье, состоявшее из маленьких колечек. Его дал мне Сэмюель в качестве оплаты. Ожерелье просто чудесное, и оно сейчас висит у меня на шее. У меня еще никогда не было такого великолепного украшения, но, тем не менее, я хочу швырнуть его в шанхайскую грязь. Это, конечно, будет глупо. Я сама выбрала такую жизнь. Я не хочу быть монахиней. Не хочу и все.
        Не хотела я делать и то, что сделала.
        Сэмюель предупредил, что мандарину, может быть, захочется устроить праздник. Он сказал, что, после того как мы получим деньги, мандарин, возможно, пригласит нас повеселиться вместе с ним и нам следует принять его предложение. И вот что случилось потом.
        Этому мандарину и в самом деле захотелось устроить праздник. Он разжег трубку с опиумом и дал мне попробовать. Это было так чудесно! Жизнь казалась прекрасной, а Половинка был робким и застенчивым, почти таким, как раньше. Но нет, пожалуй, он не был робким. Он оказался очень сильным. Когда мандарину захотелось развлечься со мной, Половинка вызвался держать меня. Я громко кричала, потому что мне было больно. Мне было так больно, что Половинка проявил снисхождение и дал мне еще опиума. Мне действительно было очень-очень больно.
        Через какое-то время настала очередь Половинки, а потом тех людей, которые охраняли деньги. Может, был и еще кто-то, я не помню. Я не сопротивлялась. Вместо этого я просто курила трубку и позволила им делать все, что они хотели.
        Я не хочу быть монахиней и поэтому продам это ожерелье, а деньги положу в банк. И я ни за что на свете не пойду в следующую ходку вместе с Половинкой.

        Глава 15
        Ни наркотики, ни алкоголь не являются самым большим общественным злом. Если мы хотим найти первопричину всех наших несчастий, то нам не следует выяснять, принимают ли люди наркотики. Нам следует проверить, насколько они глупы, невежественны, алчны и как сильно любят власть.
    П. Дж. О'Рурк
        У Шанхая есть свой особенный запах и свои неповторимые черты. Чжи-Ган презрительно скривился, почувствовав этот запах. Однако не запах желтой шанхайской грязи вызвал у него тошноту. Это произошло, когда он попал в принадлежавший мадам Тин Сад благоухающих цветов и увидел, как Половинка обращался с девушками, которые там были.
        Очевидно, после таинственного исчезновения мадам Тин именно Половинка управлял этим борделем. А это значит, что он представлял собой ценный источник информации, поскольку наверняка знал обо всех девушках, которых покупало это заведение десять лет тому назад. К несчастью, Чжи-Ган не мог вести с ним долгие беседы, потому что ему постоянно хотелось прирезать этого негодяя. Однако он не хотел перекладывать эту нелегкую задачу на плечи Анны, да и Цзин-Ли не было рядом. Он остался в Цзянсу.
        Чжи-Ган смирился с тем, что ему придется сидеть в маленькой задней комнате вместе с этим сукиным сыном, которого он чуть не убил, и дышать смрадным воздухом, наполненным смешанным запахом пота, старого тошнотворного табака, опиума и сексуального вожделения. Анна ушла вместе с несколькими «цветочками», чтобы смыть с себя грязь и переодеться. Ему казалось, что ей небезопасно находиться здесь и что она снова может сбежать. Чжи-Ган почему-то думал, что если он выпустит ее из поля зрения хотя бы на пять минут, то уже больше никогда не увидит.
        Но его опасения не имели под собой никаких оснований. В течение последних нескольких дней Анна была так увлечена планом мести своему приемному отцу, что ни о чем другом и думать не могла. Теперь она постоянно только об этом и говорила. И еле слышным шепотом, когда они вместе лежали в постели, и хриплым голосом, когда рассказывала о повадках лошади по кличке Иуда, и даже когда просто слонялась без дела, мимоходом рисуя тонкой веточкой какие-то каракули на влажной земле. Казалось, она действительно верила в то, что, если Сэмюеля убьют, ее жизнь моментально изменится к лучшему и в будущем у нее будут только счастливые и безоблачные дни.
        К сожалению, Анна не понимала, что этого не произойдет. Чжи-Ган много раз говорил ей об этом и удивлялся, что, будучи далеко не наивной, она никак не хотела признавать его правоту. Смерть — даже смерть самого отпетого негодяя — не очистит человека от всех его грехов. Но как только он заговаривал об этом, Анна тут же начинала рассказывать свою историю о том, что будет, когда она приедет в Англию. Она говорила, какой прекрасный праздник устроит семья в честь ее приезда, какие чудесные подарки она получит, как много поклонников, претендующих на ее руку и сердце, появится у нее.
        Он слушал все эти россказни, стиснув от злости зубы и делая вид, что верит ей. Он решил, что пусть уж лучше она думает о своей сказочной жизни в Англии, чем об ужасной реальности и о том, что они собирались сделать с ее приемным отцом. Именно по этой причине они приехали в Шанхай и сидели сейчас в борделе, принадлежавшем Половинке. В настоящий момент Чжи-Ган находился в маленькой задней комнате и слушал, как этот ублюдок-полукровка, жадно поедая жирные клецки, хвастался своими особыми привилегиями в отношении девочек.
        — Десять лет назад ты тоже управлял этим заведением?  — осведомился Чжи-Ган, стараясь вернуть Половинку к интересующей его теме.
        — Я здесь с самого рождения,  — ответил тот. В этот миг открылась дверь и в комнату вошла молоденькая девушка лет шестнадцати. В руках она держала поднос, на котором стояли чайные чашки и бутылка американского виски.  — Сэмюель считает меня очень способным человеком и поэтому обучил всему, что нужно для управления таким заведением. Сейчас я — его правая рука. Именно так он меня называет.
        Он явно лгал, но Чжи-Гану нравилось наблюдать за тем, как идиоты наподобие Половинки разглагольствуют о собственной значимости. При этом они обязательно сболтнут лишнее, упомянут какую-нибудь важную деталь.
        — А как насчет новых девочек? Они всегда попадают прямо к тебе?
        — Да,  — с важностью произнес Половинка и довольно ухмыльнулся, наблюдая за тем, как девушка расставляет чашки и наливает виски. Ее лицо было невозмутимо спокойным, а движения неторопливыми и четкими. На какое-то мгновение Чжи-Гану показалось, что перед ним не человек, а машина. Однако Половинка тут же развеял все его сомнения. Когда девушка повернулась, собираясь выйти из комнаты, он обхватил рукой ее талию и, притянув, усадил к себе на колени. Девушка вскрикнула от неожиданности и попыталась вырваться, но он ударил ее кулаком по голове, и она сразу затихла. Хотя он ударил ее не очень сильно, она мгновенно успокоилась. Ее глаза стали какими-то пустыми и безжизненными, а слезы, появившиеся в них, тут же высохли.
        — Что ты делаешь?  — закричал Чжи-Ган.  — Я не буду пить в присутствии женщины.
        — Она все равно ничего не скажет. Пойми, именно об этом я тебе и рассказывал. Я помогал обучать девушек с тех самых пор, как начал превосходить их в весе.
        Чжи-Ган вздрогнул.
        — Меня интересует только одна девушка,  — сказал он, однако Половинка не слушал его. Он был занят другим делом.
        — Они все одинаковые. Просто половые щели, которые нужно открыть,  — сказал он и раздвинул ноги девушки.
        — Ты порвешь платье,  — пробормотала она. Похоже, ее часто били и она привыкла подчиняться.
        — У нас здесь платьев навалом,  — ответил Половинка и задрал девушке юбку, обнажив ее красноватые ягодицы.
        — Я не хочу смотреть…
        — После моих тренировок они могут делать все, что угодно. А если они упрямятся, то для этой цели у нас есть кровати с цепями. Опиум делает их послушными. А еще толпа клиентов, которым очень нравится лишать их девственности,  — сказал Половинка, и на его лице появилась довольная улыбка. Он явно гордился собой.  — Но обычно первым это делаю я. Как говорится, своеобразная тренировка. Ты же знаешь, что у белых мужчин большие члены, и девушки должны быть готовы к этому.  — Ухмыльнувшись, он засунул свой палец во влагалище девушки.  — Они всегда кричат, когда я ими занимаюсь.
        Половинка раздвинул ее ноги еще шире, но девушка совершенно не сопротивлялась. Она просто уставилась в одну точку и молчала. В отличие от нее, Чжи-Ган не мог спокойно на это смотреть. У него внутри все просто перевернулось от отвращения. Он понимал, что Половинка был еще слишком маленьким в то время, когда его сестру лишили девственности, но сейчас ему казалось, что это сделал именно ублюдок-полукровка, который насиловал сотни маленьких испуганных девочек, а потом издевался над ними при каждом удобном случае. Чжи-Ган почувствовал такое непреодолимое желание положить этому конец, что у него даже руки зачесались.
        — Прекрати немедленно!  — крикнул Чжи-Ган.  — Мне совсем не нравится смотреть на это.
        Но Половинка, не обращая на него внимания, продолжал заниматься своим мерзким делом. Тогда Чжи-Ган резко наклонился и схватил его за руку.
        — Все это отвратительно,  — процедил он сквозь зубы и сплюнул.
        — Не хочешь поразвлечься? Она уже готова. Я даже не потребую с тебя денег.
        Чжи-Ган проигнорировал его слова. Он схватил девушку, поставил ее на ноги и одернул задравшуюся юбку. Девушка посмотрела на него, и он заметил в ее пустых глазах вспыхнувшую искорку интереса.
        — Пойди и найди Анну,  — сердито пробормотал он.  — Белую женщину, которая приехала вместе со мной. Расскажешь ей, когда и где ты родилась.
        Девушка продолжала неподвижно стоять, недоуменно уставившись на него. Чжи-Гану пришлось самому развернуть ее лицом к двери и вытолкнуть из комнаты. Плотно закрыв за ней дверь, он обратился к Половинке.
        — Когда ты свяжешься с Сэмюелем?  — спросил Чжи-Ган.  — Я хочу знать время нашей с ним встречи.
        Половинка пожал плечами.
        — Он здесь частый гость. Как только узнает, что я вернулся, сразу же придет навестить меня. Скорее всего, завтра вечером.
        — Точно?  — спросил Чжи-Ган.  — Разве ты не посылаешь к нему гонцов? Неужели он сам является в твой дом?
        — Да,  — ответил Половинка, и его глаза как-то странно заблестели.  — Анну лишил девственности тоже я,  — вдруг сказал он и гадко улыбнулся, очевидно вспомнив, как это произошло.  — Она была тогда моложе — такая маленькая, упругая. Я тогда тоже был еще совсем юным, но уже достаточно большим, чтобы заставить ее кричать. Сильно кричать.
        Потом Половинка наклонился, схватил кружку, до краев наполненную виски, и залпом выпил ее, слегка запрокинув голову. И это было последним, что он сделал в своей жизни. Чжи-Ган выхватил нож и всадил его прямо Половинке в сердце.
        Минут через пять после этого в комнату влетела Анна. Чжи-Ган как раз просматривал расходные книги борделя, пытаясь найти хоть какое-то упоминание о своей сестре. Миссис Тин очень тщательно вела записи, и он нашел массу полезной информации о том, как шли дела в публичном доме. И только когда Половинка взял управление в свои руки, записи начали вести кое-как.
        Когда Анна открыла дверь, Чжи-Ган тут же вскочил на ноги и выхватил свои ножи. Она резко остановилась и с ужасом посмотрела на тело Половинки.
        — Тебя нельзя оставлять одного даже на пять минут!
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Я больше не мог терпеть эту свинью,  — сказал он, бросив взгляд на мертвого полукровку.  — Я позже сам все уберу. Мне нужно еще одно полотенце,  — добавил он. Найдя грубую, сплошь покрытую жирными пятнами тряпку и ведро, он уже успел вытереть почти всю кровь.
        Анна презрительно скривилась и ушла. Буквально через минуту она привела с собой двух слуг с кучей полотенец в руках.
        — Надеюсь, вы знаете, что следует сделать,  — сказала она им.
        Они молча кивнули, однако продолжали неподвижно стоять на месте, недоуменно переглядываясь.
        Чжи-Ган поднял голову от бухгалтерских книг.
        — Теперь я здесь главный,  — заявил он.  — Выполняйте свою работу, и вас за это щедро наградят.
        Как и предполагал Чжи-Ган, слуги просто растерялись, думая, что после смерти Половинки они могут остаться без работы. Но, услышав слова мандарина, сообразили, что с этим по-прежнему все в порядке. Они быстро принялись за дело, и тело Половинки исчезло из комнаты уже через несколько секунд.
        — И скажите девочкам, что сегодня заведение закрыто!  — крикнул им вслед Чжи-Ган.  — Для всех, кроме особых клиентов.
        Они энергично закивали в ответ, бормоча что-то себе под нос, и понесли тело дальше.
        Анна, которая внимательно наблюдала за слугами, с явным удовлетворением произнесла:
        — Видимо, им уже не раз приходилось заниматься подобным делом. После них не осталось ни капельки крови.
        Чжи-Ган облегченно вздохнул, заметив, что Анна ведет себя совершенно спокойно.
        — Шанхайские бордели самые лучшие и в то же время самые ужасные во всем Китае,  — сказал он и бросил на нее вопрошающий взгляд.  — Сейчас ты уже ничего не имеешь против того, что я убил…
        — Я благодарна тебе за это,  — ответила Анна, не дав ему договорить.  — Ты даже представить себе не можешь, как здесь издеваются над женщинами.
        Но для Чжи-Гана, которого постоянно мучили ночные кошмары о проданной в публичный дом сестре, все это было не в новинку.
        — К сожалению, дело усложняется,  — вздохнув, сказал он.
        — Я так не думаю. Что это за «особый» клиент, которого ты ждешь? Сэмюель?
        Чжи-Ган кивнул, и в этот момент его внимание привлекла запись в книге, сделанная красивым каллиграфическим почерком. На одной из страниц он прочитал имя своей сестры и дату ее приезда. Увидев записи, сделанные чуть ниже, он просто похолодел от ужаса. Это были мужские имена, и напротив каждого из них стояла сумма в долларах. Похоже, что не меньше семнадцати человек лишали его сестру невинности. А потом следовала последняя запись, напротив которой была указана невероятно большая сумма.
        — Что это значит?  — спросил он.  — Что это такое?
        Посмотрев через его плечо, Анна тоже заглянула в книгу. Он немного отодвинулся, чтобы не мешать ей, и она начала водить пальцем по странице, читая мужские имена и называя цифры, пока не дошла до самой последней записи. Там было написано всего два слова и указана сумма в долларах.
        — Маленькая Жемчужина,  — прочитала она и, подняв голову, медленно произнесла: — Я думаю, что ее продали Маленькой Жемчужине.
        В тот же миг Чжи-Ган почувствовал, что его захлестнула волна неистовой ярости. Сердце так сильно билось, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Наконец-то он нашел доказательство, что его сестра находится где-то рядом. Скоро, очень скоро весь этот ужас закончится для нее.
        — Кто такая эта Маленькая Жемчужина?
        — Именно об этом я и хотела тебе рассказать,  — произнесла Анна, выпрямившись.  — Я поговорила с девочками, и они сообщили мне, что в Шанхае есть одна учительница, ее зовут Маленькая Жемчужина. Она обучает проституток очень искусным приемам. Это обучение стоит весьма дорого. Похоже, что только у нее мы можем узнать, где находится твоя сестра.
        Чжи-Ган вскочил на ноги.
        — Значит, мы должны найти Маленькую Жемчужину!
        — После того как мы найдем эту женщину, ты и ее убьешь?
        — Возможно,  — с мрачным видом пробормотал Чжи-Ган. Он знал, что содержательницы борделей зачастую ведут себя еще хуже, чем Половинка, позволяя и даже приветствуя самые грубые и изощренные действия.
        Анна вздохнула.
        — Тогда давай подождем, пока мальчишки погрузят на тачку тело Половинки. Мы их возьмем с собой в качестве носильщиков. Я слишком устала и не хочу тащить мертвое тело через весь Шанхай.

        Маленькая Жемчужина жила в китайской части Шанхая в какой-то школе тигрицы. Анне было совершенно все равно, где именно она живет. Будучи белой, она не могла покидать иностранную часть города. Но Чжи-Ган не хотел оставлять ее одну в борделе, и они решили воспользоваться экипажем, принадлежавшим этому заведению. Поскольку экипаж был закрытым, то за соответствующее вознаграждение постовые не станут заглядывать внутрь, и Анна будет с полной безопасности. Тем не менее, на всякий случай, Чжи-Ган тоже сел в экипаж рядом с ней, всыпав целую горсть монет в руку кучера.
        — Дорога займет не более получаса,  — сказал он, устраиваясь рядом с ней.
        Анна кивнула и облегченно вздохнула, когда экипаж тронулся с места. Чжи-Ган удивленно посмотрел на нее.
        — Тебе никогда не доводилось ездить в закрытом экипаже?
        — Всего пару раз. Вместе с Сэмюелем, но это было очень давно,  — сказала она.  — В миссии были только открытые экипажи.
        Чжи-Ган заметил:
        — Миссионерам не нужно было перевозить кричащих девушек и мешки с опиумом.
        И это правда. Анна снова вздохнула и откинулась на тугие подушки. Но на душе у нее все равно было тревожно. Стоял полдень, и яркие лучи солнца проникали сквозь кружевные занавески внутрь экипажа. Она могла выглянуть в окно, но снаружи дул сильный ветер, а внутри экипажа было тепло. И Чжи-Ган сидел рядом с ней.
        Она повернулась к нему и увидела, что он вертит в руках свои ножи, делая привычные движения. Потом он засунул клинки в ножны, но через секунду снова вытащил их. Анна прищурилась. Она поняла, что причиной непонятного беспокойства, которое она испытывала, был именно Чжи-Ган.
        — Пытаешься успокоить свои нервы, чтобы потом убить меня?  — спросила она, желая просто поддразнить его. Честно говоря, она все еще не была уверена в том, что Чжи-Ган действительно не сделает этого. В конце концов, он ведь императорский палач. Однажды он уже сказал, что убьет ее, как только представится удобный случай.
        — Что?  — резко спросил он и, слегка подпрыгнув на подушках, засунул клинки в ножны.  — Нет! Я думаю о…  — Чжи-Ган осекся. Его голос задрожал, и он замолчал. Анна прекрасно понимала, о ком он сейчас думает.
        — Ты вспомнил свою сестру?
        Он кивнул, нахмурившись.
        Выдержав небольшую паузу, Анна все-таки решила заставить его признать горькую правду.
        — Ты сейчас думаешь о том, что ее, наверное, уже нет в живых? Это в худшем случае, а в лучшем — что ее след затерялся навсегда. Ведь последняя запись в книге была сделана много лет назад,  — сказала она. Это были жестокие слова, но Анна считала, что он должен подготовиться к такому исходу событий.  — Нам вообще очень повезло, что мы хоть что-то смогли узнать.
        Когда Чжи-Ган вновь кивнул, она поняла, что он знал об этом. Он с самого начала знал об этом, но что-то все-таки заставило его искать сестру. Может, это просто семейный долг — брат обязан найти сестру,  — но ей показалось, что за всем этим кроется другое. Что-то личное.
        — Ты очень любил ее? Вы были очень близки в то время, когда ее забрали?
        Пожав плечами, Чжи-Ган покачал головой.
        — Я был на год старше сестры. Она все время раздражала меня. Маленькие девчонки всегда раздражают старших братьев.  — Он вздохнул и в очередной раз вытащил из ножен свои ножи.  — Она часто плакала, потому что у нее болели ступни. Они были туго перевязаны и все время сильно болели,  — сказал он и, подняв голову, уставился в стенку экипажа.  — Она очень быстро бегала — даже быстрее меня. По крайней мере, так говорили мои братья. Они говорили, что маленькая Сяо-Мэй бегает быстрее, чем я.
        — Но не с перевязанными же ступнями…
        Он вздохнул.
        — Конечно нет.
        — И что случилось потом?  — спросила Анна.
        Ей хотелось, чтобы он продолжил свой рассказ. Она интуитивно чувствовала, что наступил один из тех редких моментов, когда Чжи-Ган, став совершенно беззащитным, был готов поведать ей ту ужасную тайну, которая разъедала его душу. Анне хотелось узнать об этом, прежде чем они встретятся с Маленькой Жемчужиной, иначе он опять упрячет свою тайну глубоко-глубоко.
        — Мои родители продали ее. Работорговец пришел к нам в дом поздно ночью. Они с ним долго торговались, а потом продали сестру. За нее заплатили высокую цену, потому что у нее были перевязаны ступни. Клиентам нравятся крошечные ножки, но только аристократы могут позволить себе перевязывать ступни своим дочерям.
        — Значит, ты из семьи обедневших аристократов. Вам, наверное, нечего было есть.
        — Сестра пряталась под столом. Мои братья спали, но я слышал, как пришел работорговец. Я тихонько вышел из спальни и наблюдал за происходящим из коридора на втором этаже.
        — Ты видел, как родители продавали ее?  — спросила Анна, содрогнувшись от ужаса.
        — Сяо-Мэй так кричала… Она отбивалась руками и ногами, пытаясь убежать. Но она была всего лишь маленькой девочкой с перевязанными ступнями…
        Анна вздохнула. Она чувствовала, как темнота, словно змея, пробирается в душу Чжи-Гана, и понимала причину его гнева.
        — Ты стал палачом, чтобы остановить все это, чтобы никто больше не мог продавать девушек и опиум. Это прекрасно. Ты, возможно, навсегда потерял свою сестру, но зато благодаря тебе сотни других девушек будут жить долго и счастливо.
        Повернувшись к Анне, Чжи-Ган схватил ее за плечи — не больно, но очень сильно.
        — Да!  — закричал он.  — Из-за нее я стал палачом, но ты все неправильно поняла.
        — Тогда расскажи мне!  — крикнула она ему в ответ.  — Расскажи, что заставляет тебя убивать всех, кто торгует опиумом и девушками.
        Он резко отпустил ее и отвернулся, а она снова откинулась на подушки.
        — Я стал палачом, потому что я умею убивать. Потому что моя первая любовь стала наркоманкой и я убил того, кто снабжал ее опиумом. Моя сестра здесь совершенно ни при чем.
        Анна предпочла промолчать, понимая, что он все равно когда-нибудь расскажет ей всю правду. Тогда, когда сочтет нужным. Сейчас же он молчал, и она, наклонившись, погладила его рукой по спине.
        — Не думай, что я пытаюсь обвинить тебя в том, что случилось, Чжи-Ган. Что бы там ни было, на моей совести еще более тяжкие грехи. Поверь, я хуже, чем ты.
        Он покачал головой.
        — У тебя не было выбора. Я не могу обвинять тебя в том, что ты позволила Сэмюелю одурачить и втянуть себя в этот грязный промысел. Если бы ты не стала на него работать, то просто умерла бы с голоду.
        Анна вздохнула, ибо знала, что еще не во всем призналась ему. Она не рассказала о том, как Сэмюель заманивал ее, как угрожал ей. Только через несколько лет она поняла, что именно Сэмюель подстроил так, чтобы ее выгнали из миссии. Он сделал все, чтобы она оказалась в полной зависимости от него.
        Анна поцеловала сильное, мускулистое плечо Чжи-Гана.
        — Значит, ты прощаешь меня?  — прошептала она, и ее сердце сжалось от страха.  — Что же такого ужасного ты натворил, что до сих пор не можешь простить себя?
        Он вздрогнул всем телом, но она решила, что все равно заставит его говорить.
        — Расскажи мне,  — настаивала Анна.
        — Именно я предложил сделать это!  — закричал Чжи-Ган и ударил себя кулаками по коленям.  — У меня был друг. Его сестер тоже продали. Его надоедливые сестры в один прекрасный день исчезли, и у его семьи появилось много еды и большой кусок земли, которую можно было возделывать.
        Она кивнула.
        — Такое часто происходило в Цзянсу, пока ты не положил этому конец. Всего несколько дней назад ты сделал так, чтобы все это прекратилось.
        Он покачал головой.
        — Слишком поздно. Сяо-Мэй плакала, ей хотелось посмотреть, что я читаю. Она хотела поиграть со своей куклой, но ей трудно было до нее дойти. Она всегда мешала, ей всегда чего-то хотелось. У нас едва хватало еды на всех. Мы не могли нанять того преподавателя, которого я хотел.  — Чжи-Ган поднял голову, и она увидела, как по его щекам катятся слезы.
        — Ты тогда еще не жил в Пекине?  — спросила она.
        — Нет, мы тогда жили в Хуай-ань, но отец понял, что из меня выйдет толк. Он сказал, что я, позанимавшись с хорошим преподавателем, легко сдам экзамен, а потом стану влиятельным человеком, может, даже советником императора. Короче говоря, отец надеялся, что я достигну всего того, чего не удалось достичь ему из-за собственной глупости.
        — Пойми, это отец продал твою сестру, а не ты.
        — Нет!  — простонал Чжи-Ган.  — Все это придумал я! Помню, как сестра плакала, а я сказал ей, чтобы она заткнулась. Я даже припугнул ее, что если она не будет сидеть тихо, то мы продадим ее так же, как продали сестер моего друга. Я смеялся и рассказывал о том, как у нас начнется счастливая жизнь, когда мы получим за нее деньги. Я и предположить не мог, что мой отец, случайно услышавший этот разговор, действительно примет решение продать ее.
        — Но ведь ты был всего лишь ребенком. Ты не понимал того, что говорил.
        — Неужели ты не слышала, что я сказал?  — возмущенно воскликнул Чжи-Ган. Его глаза лихорадочно заблестели — Я был смышленым мальчиком! Я точно знал, как это можно сделать! Правда, мне и в голову не приходило, что они могут пойти на такое!  — Он почти кричал, у него на глазах снова появились слезы.  — Я пытался ей помочь той ночью. Я подбежал к ней, но меня отшвырнули в сторону. Работорговец был очень крупным мужчиной, и я, конечно, не мог его остановить. А потом ее забрали. Мы продали Сяо-Мэй и на вырученные деньги переехали в Пекин. Там мы завели дружбу с нужными людьми и наняли хорошего преподавателя. Вскоре я познакомился с Цзин-Ли, мы стали лучшими друзьями и часто бегали в Запретный город. Я играл с сыном императора. Словом, мы получили все, что хотели.
        Анна вздохнула.
        — Они не могли заплатить за несчастную девочку так много, даже учитывая то, что у нее были перевязаны ступни. К тому же ни за какие деньги не купишь знания и способности. Тебе пришлось усердно трудиться, прилежно заниматься, тебе…
        — Все это началось в тот самый день, когда мы продали Сяо-Мэй в… в…  — Он так и не смог договорить. Они оба хорошо знали, что у проституток жизнь короткая и тяжелая.  — Я начал тренироваться с ножами, как только смог держать их в руках. Именно поэтому я использую ножи, а не мечи. Я тогда был слишком маленьким и не мог управляться с тяжелым мечом, а мне хотелось всегда носить их с собой. Я боялся, что меня еще раз застанут врасплох.
        Анна понимала, что ничем не сможет облегчить боль Чжи-Гана. Его жизнь началась тогда, когда закончилась жизнь его сестры. И разве теперь имеет значение то, что он в своей жизни сделал плохого? Вряд ли. Но он все равно будет чувствовать себя виноватым, ведь страдания маленькой Сяо-Мэй уже невозможно облегчить.
        — Мне очень жаль,  — прошептала она и обняла его.  — Я искренне сожалею о том, что случилось с твоей сестрой, о том, что твоей семье пришлось сделать такой нелегкий выбор. Я понимаю, что тебе пришлось возложить на свои плечи заботу о семье, чья обеспеченная жизнь началась с такого ужасного преступления. Все это отвратительно, Чжи-Ган, но я думаю, что уже ничего не исправить.
        Он долго молчал. Может, он даже плакал. Анна не могла сказать наверняка, потому что его тело оставалось совершенно неподвижным. Он тихо лежал в ее объятиях, пока наконец его тело не обмякло. А потом вдруг он обнял ее и крепко, что есть силы прижал к себе.
        — Я просто хочу найти ее,  — прошептал он.  — Если сестра мертва, то я перевезу ее останки в Пекин. Я похороню ее рядом со своей матерью и высеку ее имя на нефритовом алтаре нашей семьи, несмотря на то что она женщина.
        Анна тяжело вздохнула, чувствуя, как слезы застилают ей глаза. Она хорошо понимала, что вся его семья будет возмущена, если Чжи-Ган сделает это. Выказывать такое уважение проститутке и высекать имя женщины на нефритовом алтаре? На такое может осмелиться только Чжи-Ган — человек, который живет по своим собственным суровым законам чести и заставляет других сознаваться в преступлениях. Надпись на нефритовой плите — это всего лишь ничтожная плата за то, что совершили его родители. И если он хочет публично опозорить их, то, значит, так тому и быть. Вероятно, они того заслуживают.
        — А если выяснится, что она жива?  — спросила Анна.  — Что ты тогда сделаешь?
        — Я выкуплю ее из неволи, чего бы мне это ни стоило. Она будет жить там, где ей положено жить — в доме моего отца. Каждый день, возвращаясь домой, он будет смотреть в лицо своей дочери, и до конца жизни перед его глазами будет живое напоминание о том, что он совершил.
        Что ж, это вполне справедливо. Чжи-Ган, судя по всему, никогда об этом не забывал.
        — А что же будет с сестрой?
        — Я разодену Сяо-Мэй в шелка и одарю ее драгоценностями. Все будут уважать ее за то, что она принесла себя в жертву ради благополучия семьи. Ей будут воздавать почести, которые не воздают даже национальным героям Китая. Я сделаю ее жизнь прекрасной. Это будет моей благодарностью за то, что она сделала ради меня.
        Анна улыбнулась и прижалась губами к его шее. Его кожа была теплой и сухой, как пергамент. Она выражала ему свое уважение, благоговение и любовь, нежно целуя его, шепча ему ласковые слова и слегка покусывая, чтобы разбудить в нем желание. Раньше в этом закрытом экипаже перевозили только опиум и проданных девушек. Теперь же они нашли ему другое применение.
        И когда он глубоко вошел в нее, она прошептала ему на ухо выстраданные в муках слова. Нет, она не рассказывала ему о том, что у нее на душе, она не говорила ему о любви, которую пыталась вытеснить из своего сердца несколько дней тому назад. Анна говорила ему простые и прекрасные слова, и его семя излилось в нее, словно мощный, стремительный поток.
        Она произнесла всего три слова, в полной мере осознавая, насколько они чудесны.
        — Я прощаю тебя,  — сказала Анна и повторяла эти слова до тех пор, пока он не прижался губами к ее губам.  — Я прощаю тебя, прощаю, прощаю.
        Наконец они подъехали к дому тигрицы. Она поправила свою одежду, а Чжи-Ган прикрепил к поясу ножи. Потом они вышли из экипажа и приготовились встретиться с женщиной, которая обучала проституток, а значит, имела самое прямое отношение к этому презренному ремеслу. Анна подумала о том, что им, возможно, придется убить ее.

        Войдя в дом тигрицы, Чжи-Ган меньше всего ожидал встретить там белого капитана, которого все называли Джонас Шторм. Это имя как нельзя лучше подходило ему. Джонас был невероятно огромным (ну просто медведь какой-то, а не человек) мужчиной с темными вьющимися волосами и живыми серыми глазами. Но несмотря на свой устрашающий вид, он был спокойным, словно огромное облако, мирно плывущее по небу. Он поприветствовал Чжи-Гана и Анну, как это было принято в лучших китайских домах.
        Чжи-Ган представился, назвавшись Ланем, и этот белый человек проводил их в приемную. Буквально через минуту им подали чай, и капитан сразу перешел к делу.
        — Что привело вас, сэр, в дом тигрицы?  — спросил он.
        — Мы ищем женщину по имени Маленькая Жемчужина,  — ответил Чжи-Ган.
        Капитан Шторм кивнул в ответ.
        — Теперь мне все понятно. Могу я узнать, зачем вы ее разыскиваете?
        — Я пришел сюда по поручению губернатора провинции Цзянсу и не причиню вам зла,  — солгал Чжи-Ган.  — Однако мне нужно поговорить с ней об одной девушке, которую она, вероятно, хорошо знает.
        Белый мужчина как-то по-доброму прищурился и спросил:
        — Как зовут эту девушку?
        — Прошу извинить меня,  — произнес Чжи-Ган,  — но этот вопрос мне лучше обсудить с Маленькой Жемчужиной.
        — А не с белым мужчиной?  — Капитан бросил на него пронзительный взгляд.  — Ведь вы пришли сюда с белой женщиной.  — Он повернулся к Анне и заговорил с ней по-английски.  — С вами все в порядке, мэм? Вам не нужна моя помощь?
        Чжи-Ган не сразу понял, о чем спрашивал капитан. Он хорошо знал английский, однако Джонас Шторм говорил с каким-то особым акцентом и подбирал такие слова, которые обычно употребляют люди, для которых этот язык является родным.
        Анна тоже не сразу поняла его.
        — Со мной все в порядке,  — после паузы сказала она.  — Прошу прощения. Я просто очень долго не разговаривала по-английски. В миссии мы почти все время общаемся на мандаринском наречии,  — пояснила она и покраснела.  — Мне следует говорить лучше, ведь я собираюсь уехать в Англию. Нужно будет подучить английский язык.
        Чжи-Ган повернулся и взял ее за руку, заставив посмотреть на него.
        — Капитан желает знать, не обижаю ли я тебя,  — сказал он по-китайски.  — Он говорит, что если ты боишься меня, то он может защитить тебя.
        Анна покраснела еще больше и покачала головой.
        — О нет,  — уверенно произнесла она.  — Поверьте, я в полной безопасности.
        По правде говоря, Чжи-Ган не мог сказать наверняка, специально ли она изображает перед капитаном Штормом невинную и скромную девушку или действительно смущается. Однако, если честно, ему было все равно, что именно заставило Анну так густо покраснеть, ибо, глядя на нее, он понял, что еще сильнее хочет эту женщину. Возможно, она и в самом деле очень умело манипулирует людьми, заставляя их делать то, что ей нужно. А может, она вполне искренна и не понимает, почему белый капитан думает, что ей небезопасно находиться в обществе китайца.
        Капитан пристально посмотрел на Анну, и она, в свою очередь, окинула его внимательным взглядом и даже удивленно изогнула брови, давая понять, что все уже заметили их немой диалог. Буквально через секунду капитан облегченно вздохнул.
        — Он ищет свою сестру. Ее зовут Тау Сяо-Мэй,  — объяснила Анна.  — Он действительно не причинит вам никакого вреда.
        Услышав это имя, капитан заметно оживился, однако вскоре на его лице снова появилось невозмутимое выражение. Заметив это, Чжи-Ган вскочил на ноги и хотел было уже потребовать от него объяснений, но Анна схватила его за руку и заставила снова сесть на место.
        — Что вы знаете о моей сестре?  — успокоившись, спросил Чжи-Ган.
        — Если вы подождете здесь,  — сказал капитан, поднимаясь со своего места,  — я приведу Маленькую Жемчужину. Думаю, она сможет ответить на ваши вопросы,  — добавил он и недовольно поморщился.  — Но это займет какое-то время. Она очень не любит, когда ее отрывают от занятий.
        Чжи-Ган кивнул в ответ. С каждой минутой он волновался все больше и больше. От волнения у него даже свело желудок. Он все равно найдет свою сестру и не позволит, чтобы какой-то там корабельный повар или ненормальный капитан помешали ему. Он…
        — Постарайся успокоиться,  — мягко произнесла Анна и накрыла своей ладонью его кулак.
        Но не ее слова, а то, как нежно она прикоснулась к нему, заставило его умерить свой пыл. Анна продолжала что-то говорить и, слушая ее, он постепенно успокоился, понимая, что она права.
        — Мы пришли сюда для того, чтобы навести справки о твоей сестре. Однако эта женщина может ничего и не знать о ней. Я допускаю, что Маленькая Жемчужина просто помогала женщинам, с которыми она общалась.
        Чжи-Ган недоверчиво посмотрел на нее, и она еще крепче сжала его руку.
        — Это вполне вероятно. В этом доме все совсем не так, как мы себе представляли. Интересно, что это за дом такой, в котором хозяйничает белый мужчина? Ведь он находится на китайской половине Шанхая. Прошу тебя, дай этой женщине возможность объясниться.
        — Она обучает проституток, Анна,  — напомнил ей Чжи-Ган и, вскочив со своего места, начал нервно расхаживать по комнате.  — Что это может означать? Она показывает им, как нужно обчищать карманы клиентов? Или как разбавлять вино водой и подмешивать опиум? А может, она учит их вытягивать секретные сведения из императорских наместников?
        Анна спокойно смотрела, как он мечется по комнате.
        — Какое это имеет значение?
        Чжи-Ган резко повернулся к ней и презрительно скривил губы, но она подняла руку, делая ему знак, чтобы он дал ей возможность высказаться.
        — Какое это имеет значение, если она, обучая их, дает силу беззащитным и надежду отчаявшимся?  — сказала Анна и, встав со своего места, подошла к нему.  — Тебе следует все выяснить, а потом уже ты поймешь, стоит ли ее осуждать.
        — Мудрые слова, белая женщина,  — донесся до них чей-то голос.
        Чжи-Ган и Анна дружно оглянулись и увидели, что в дверях стоит миниатюрная женщина с перевязанными ступнями. На ней было простое платье из голубого шелка, однако оно выгодно подчеркивало ее стройную, женственную фигуру. Наверняка это было ее любимое платье. За ней стоял капитан. Он обнимал ее рукой за плечи, тревожно поглядывая на Чжи-Гана и Анну.
        Анна поклонилась женщине в знак приветствия.
        — Вы, как я полагаю, и есть Маленькая Жемчужина?
        Женщина не ответила ей. Чжи-Ган тоже молчал. Он смотрел на эту женщину и видел лицо своей матери — молодое, прекрасное и веселое,  — каким оно было много лет тому назад, когда они еще жили в Хуай-ань. Тогда ее душу еще не тяготила тяжелая вина за то, что ей пришлось продать собственную дочь.
        Маленькая Жемчужина была его сестрой. Она — Сяо-Мэй.
        Чжи-Ган во все глаза смотрел на нее, а она смотрела на него. Перед их мысленным взором пронеслась вся их жизнь — горечь расставания, радость встречи и надежда на прощение. Наконец Чжи-Ган зашевелился. Его колени начали медленно сгибаться, и он опустился на пол. Потом, согнувшись, он прижался лицом к грязному полу.
        Анне же показалось, что он просто падает, и она схватила его за руку, пытаясь удержать. Но, увидев, что он почтительно склонил голову, отпустила его руку и отошла от него. Чжи-Ган пытался что-то сказать, но никак не мог справиться со своим волнением. Он открыл рот, но так и не произнес ни одного слова.
        Он смотрел на свою сестру и не понимал, каким образом девочка, которую продали в публичный дом, могла стать такой красивой. Ведь с тех пор прошло уже почти двадцать лет. Скоро к нему вновь вернется дар речи, и он подробно расспросит ее обо всем. Однако сейчас он может только низко кланяться ей, прижимаясь лбом к полу, и надеяться, что его выслушают и, возможно, поймут.
        Сяо-Мэй первая нарушила это гнетущее молчание. Она заговорила голосом взрослой, умудренной жизненным опытом женщины, хотя больше походила на прекрасную юную девушку.
        — Что ж, дорогой брат,  — сказала она,  — похоже, все изменилось, и теперь ты стоишь передо мной на коленях.
        Чжи-Ган смотрел на нее влажными от слез глазами и по-прежнему не мог произнести ни слова. Сейчас он вспомнил о том, как, скорчившись от боли, лежал под столом и наблюдал, как ее уносили из дому, а она при этом громко кричала и отчаянно сопротивлялась.
        Сяо-Мэй шагнула вперед и улыбнулась ему.
        — Как видишь, я научилась ходить на своих маленьких ножках. Теперь я не только могу дойти до своих кукол, но и управлять большим домом,  — сказала она и, протянув руку, разгладила складку на его тунике.  — Мне почему-то кажется, что я сейчас живу гораздо лучше, чем ты.
        Он был явно смущен и бросил на нее виноватый взгляд, но вновь промолчал.
        Сестра удивленно посмотрела на него и скрестила на груди руки. Этот жест сразу же напомнил ему его мать. У Чжи-Гана от удивления даже перехватило дыхание.
        — О, прошу тебя, встань с колен. Я не могу наклоняться, чтобы разговаривать с тобой. У меня начинает болеть спина,  — пояснила она.
        Сколько раз его мать повторяла ему эти слова! Открыв от удивления рот, Чжи-Ган тут же поднялся на ноги. Анна, стоявшая рядом с ним, прыснула от смеха. Он заметил, что даже в глазах белого капитана запрыгали веселые искорки.
        — Как? Как такое могло случиться?  — наконец спросил он.
        — Айе,  — ответила его сестра.  — Ты совсем не изменился. Никакого уважения к правилам приличия. Поднимайся, брат. Выпей чаю, поешь клецек. Они у нас просто великолепные,  — с гордостью произнесла она.  — И я обязательно все тебе расскажу.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        10 января 1890 г.

        Они продают девушек. Они меняют молоденьких девушек на опиум. Сэмюель очень умело скрывал это от меня. Если бы много лет назад я узнала об этом, то никогда бы не согласилась стать его курьером. Хотя, может быть, и согласилась бы, но ни при каких обстоятельствах не стала бы обменивать опиум на девушек.
        Я сказала ему, что буду работать на кого-нибудь другого, что я — его лучший курьер, а потому быстро найду себе другого хозяина.
        Он вытащил нож и хотел ударить меня. Совсем как в мой день рождения, когда мне исполнилось шестнадцать лет. Однако я вовремя заметила, что он собирается сделать. С тех пор Сэмюель постарел и был уже не таким сильным, да и я успела многому научиться. Я сказала, что не хочу, чтобы он расплачивался со мной девочками. Я принимаю только золото и драгоценности. И никаких девочек.
        Сэмюель согласился. А что ему было делать, когда к его горлу прижали его же собственный нож? Когда я убрала нож, мы заключили с ним договор, и он даже дал мне немного опиума за то, что я проявила такую смекалку. Он предложил мне свою иглу. «Как в лучшие времена»,  — сказал он. Но я уже знала, как пользоваться иглой, и не доверяла ему так, как раньше. И я отказалась. Я предупредила его, что больше не буду принимать участия в развлечениях с клиентами.
        Он улыбнулся в ответ. Как этот мерзкий сукин сын смеет так улыбаться мне! Глядя на меня, он, наверное, испытывал гордость. Он видел, какой я стала, и явно гордился этим. Похоже, я действительно сильно изменилась, и, честно говоря, мне это нравилось. В какой-то момент мне показалось, что он вновь стал моим отцом.
        Потом Сэмюель открыл свою книгу — ту, в которой он записывал все свои доходы и расходы,  — и напротив моего имени черкнул какую-то цифру. Он удвоил мне плату.
        Я нашла свободную комнату и отпраздновала это со своей собственной иглой.


        Глава 16
        И всем, кто слышал, надлежало там увидеть их
        И надлежало крикнуть всем: «Берегитесь! Берегитесь
        Его горящих глаз и вьющихся волос!»
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        Чжи-Ган изумленно смотрел, как его сестра разливала чай. Ее кожа была гладкой и чистой, а тело удивительно молодым. А самым невероятным было то, что ее глаза стали какими-то необъяснимо ясными и чистыми.
        — Ты такая… такая…  — произнес он, но так и не смог подобрать нужных слов.
        И тут капитан Джонас улыбнулся, и в его глазах снова загорелись огоньки.
        — …красивая, просто немыслимо красивая,  — закончил он за него.
        — Да,  — согласился Чжи-Ган, хотя собирался сказать совсем другое.  — Счастливая,  — наконец нашелся он.  — Ты выглядишь очень счастливой.
        Сяо-Мэй грациозным движением поставила на стол чайник.
        — Я очень долго злилась на тебя, брат,  — призналась она, опустив глаза.  — На тебя и на всю нашу семью.
        — Ты невероятно похожа на маму,  — заметил Чжи-Ган.  — Даже еще красивее. Она была очень опечалена после того, как… как тебя не стало. Она так и не оправилась от этого горя.
        Маленькая Жемчужина вздохнула и, скрестив руки, положила их на колени.
        — Я хочу узнать как можно больше о нашей семье,  — прошептала она.  — Но не сейчас. Я должна привыкнуть к тому, что у меня снова есть брат.
        — Сяо-Мэй, это потому, что ты…  — начал он, но она покачала головой.
        — Прошу тебя, просто выслушай меня,  — настойчиво сказала она, и Чжи-Ган с готовностью подчинился.  — Если бы ты появился здесь несколько месяцев назад, я бы, наверное, подсыпала тебе в чай яд, а потом выбросила бы твое тело на помойку и закатила роскошный пир.
        Он посмотрел на свою пустую чашку и спросил:
        — А сейчас?
        Она засмеялась звонким и чистым смехом.
        — А сейчас ты пьешь мой лучший чай и ешь мои самые вкусные клецки. И все это потому, что я больше не сержусь.
        Чжи-Ган внимательно посмотрел на сестру. Он был поражен тем, какими ясными и спокойными были ее глаза.
        — Но почему?  — прошептал он, не понимая, откуда в ней столько благородства и почему она не осыпает его бранью за то, что с ней сделали?
        — То, что когда-то случилось со мной, осталось в прошлом, брат. И мы уже ничего не сможем изменить.
        — Но ты должна… Тебя продали в…  — пробормотал он, но так и не смог произнести вслух название того заведения, в котором ей, наверное, пришлось познать горе и страдания. В этот момент Анна, сидевшая рядом с ним, крепко сжала его руку, пытаясь облегчить боль.
        Маленькая Жемчужина, которая сидела по другую сторону от Чжи-Гана, тоже коснулась его руки. Ее прикосновение было удивительно нежным и легким.
        — Это было ужасно,  — сказала она,  — однако уже давно закончилось. Почти десять лет назад я попала в дом тигрицы Тань.  — Она чуть наклонилась вперед и спросила: — Ты знаешь, чему здесь обучают?
        Он покачал головой. Ему не хотелось говорить о том, что это просто уроки распутства. Похоже, она догадалась о его мнении. Увидев, как брат смутился, Сяо-Мэй улыбнулась.
        — Это не распутство, брат. Это наука о том, как достичь гармонии, ясности ума и наивысшего наслаждения. Ты что-нибудь слышал о тигрицах? Ты знаешь, кого называют драконом?
        Чжи-Ган неуверенно кивнул.
        — В Запретном городе шепчутся о каких-то странных упражнениях, которые продлевают молодость и помогают достичь бессмертия с помощью любовных утех. Женщин называют тигрицами, а мужчин — драконами. Они как-то по-особенному касаются друг друга и называют это неземным наслаждением.
        — У меня есть сестры-тигрицы в Пекине,  — призналась Маленькая Жемчужина.  — Но одних прикосновений совершенно недостаточно.
        От удивления Чжи-Ган вскочил со своего места. У него просто в голове не укладывалось, что она может верить в подобные глупости.
        — Все это обычные женские сплетни и домыслы необразованных людей!
        — В самом деле?  — спросила Маленькая Жемчужина.  — Посмотри на меня, брат. Я стала бессмертной. Ты можешь найти другое объяснение тому, почему я такая красивая и молодая?  — Она улыбнулась и добавила: — И к тому же счастливая?..
        Он не смог ей ответить. Ее красоте еще можно найти разумное объяснение — женщины часто пользуются всякими кремами и бальзамами, носят красивую одежду. Однако счастье Сяо-Мэй и та радость, которой она лучилась, свидетельствовали, что его сестра и впрямь… Нет, в это невозможно поверить… Чжи-Ган упрямо тряхнул головой.
        — Этого не может быть,  — после паузы сказал он. И все же, чем больше он смотрел на сестру, тем больше удивлялся.
        — Это правда,  — вмешался в разговор капитан Джонас.  — Я тоже поначалу не верил во все это, но она очень сильно изменилась. Мы оба изменились.
        Анна беспокойно заерзала на своем месте.
        — С помощью секса?
        — И любви,  — капитан Джонас с благоговением посмотрел на Маленькую Жемчужину, и она улыбнулась ему в ответ.
        — Да,  — подтвердила Сяо-Мэй,  — и любви.  — Затем она перевела взгляд на Чжи-Гана.  — Я могу научить тебя, брат. Если ты только будешь слушать меня.  — Но он ничего не ответил ей, и она удивленно выгнула свои изящные брови.  — Ты не хочешь мира и спокойствия, брат? Ведь тебе наверняка хочется получить ответы на свои многочисленные вопросы,  — добавила она, и на ее губах появилась лукавая улыбка.  — Я очень хорошо помню, что у моего любознательного братца всегда возникали самые разные вопросы.
        Ему вдруг действительно захотелось понять, как Сяо-Мэй удалось стать такой счастливой. Если девочка, которую продали в публичный дом, светится любовью и счастьем, то, может быть, и для него еще не все потеряно? По всей вероятности, в этой ее религии есть какое-то рациональное зерно. Однако все это кажется таким…
        Анна вдруг поднялась со своего места и неуверенным шагом направилась к двери.
        — Анна, ты куда?
        — Я… я… хочу немного прогуляться, чтобы… чтобы не мешать тебе и Маленькой Жемчужине…
        Он пытался понять, о чем она сейчас думает. Тем временем капитан Джонас тоже поднялся со своего места.
        — Наверное, вы хотите отдохнуть,  — вежливо произнес он.
        Анна благодарно кивнула.
        — Это было бы чудесно. Спасибо вам.
        Белый мужчина протянул ей руку, и она улыбнулась ему. Двое белых людей, стоявших рядом, смотрелись очень гармонично. Чжи-Ган быстро вскочил со своего места и встал между ними. Он обнял Анну за плечи и извиняющимся тоном произнес:
        — Прости, я не представил тебя.  — Затем, повернувшись к сестре, добавил: — Сяо-Мэй, познакомься, пожалуйста, это моя жена Анна.
        — Нет,  — прошептала Анна, сжав руку Чжи-Гана.  — Не обманывай ее. Не начинай все заново.
        Он повернулся и серьезно посмотрел на нее.
        — Это не обман. Документ составлен по всем правилам. Наш брак вполне законный. Мы с тобой муж и жена.
        — Но…
        — И поэтому,  — твердо заявил он,  — я хочу, чтобы ты осталась здесь.  — Я хочу, чтобы ты разделила со мной счастливейший момент в моей жизни — воссоединение с моей потерянной сестрой.
        Маленькая Жемчужина встала и, прищурившись, подозрительно посмотрела на них.
        — Белая женщина и китаец вступили в брак? Это невозможно! Только не говори мне, что наша семья одобрила твой брак.
        От удивления у Чжи-Гана так округлились глаза, что на него нельзя было без смеха смотреть.
        — Они ничего не знают. Но меня уже давно не волнует их мнение по поводу того, как я живу и что делаю.
        Он глубоко вдохнул и решился наконец рассказать сестре все, что было у него на душе.
        — Я достиг такого высокого положения только благодаря той жертве, которую ты принесла. Наши братья тоже занимают высокие посты в правительстве. Наш отец целые дни напролет пьет дорогой чай и рассуждает о политике. Я же служу Трону Дракона и уничтожаю торговцев опиумом. Я приехал в Шанхай, чтобы найти тебя и спасти из той неволи, в которую ты попала. Я хотел с почестями привезти тебя домой, но…  — Чжи-Ган с восторгом огляделся по сторонам, рассматривая ее прекрасный дом. Такой роскоши их семья никогда не знала.
        Сяо-Мэй улыбнулась.
        — Я тоже живу очень хорошо,  — сказала она.  — И я совсем не хочу уезжать из Шанхая,  — добавила она, подарив белому капитану еще одну очаровательную улыбку.
        Джонас повернулся к Чжи-Гану и доверительно произнес:
        — Мы с Маленькой Жемчужиной поженились…
        — Тайно!  — выпалила Маленькая Жемчужина.  — Только никому не говори об этом!
        Капитан Джонас кивнул и огромной ручищей обнял свою миниатюрную жену.
        — Она боится кары небесной,  — усмехнувшись, сказал он.
        — Это вполне возможно, потому что мы очень счастливы.
        Маленькая Жемчужина нахмурилась и сделала вид, что хочет освободиться от его объятий. Сидевшая рядом с Чжи-Ганом Анна беспокойно передернула плечами.
        — Наш брак — это просто обман,  — прошептала она.  — Я и Чжи-Ган вынуждены притворяться, будто мы муж и жена, для того чтобы уничтожить опиумного короля,  — пояснила она и посмотрела на супружескую пару.  — Я желаю вам всего самого хорошего, хотя, как мне кажется, у вас уже все это есть.  — Анна отодвинулась от Чжи-Гана и пошла в главный сад.
        Маленькая Жемчужина схватила Чжи-Гана за руку и заставила его снова сесть на место.
        — Глупый братец,  — едва слышно прошептала она,  — не мешай ей. Пусть она идет.
        — Но… Анна!  — закричал он вслед вышедшей из комнаты молодой женщине.

        Анна быстро шагала в сторону главного сада, пытаясь унять волнение. Это просто глупо, невероятно глупо — плакать, когда все складывается как нельзя лучше. С помощью Чжи-Гана она не только сможет уничтожить то зло, которое распространяет ее приемный отец, но и наконец-то уехать в Англию и счастливо воссоединиться со своей семьей. Правда, все это сплошной обман. Она не нужна своей английской семье. Но и Чжи-Гану она тоже не нужна.
        — Осторожно!  — услышала она голос капитана Джонаса, но было слишком поздно. Анна споткнулась об осколок черепицы и рухнула на землю.
        Он в тот же миг поспешил ей на помощь, однако она уже успела оцарапать руки об острые камешки и порвать юбку.
        — Поднимайтесь, поднимайтесь,  — сказал капитан, и она удивилась тому, как по-отечески заботливо он с ней разговаривает.  — Здесь есть скамейка. Я не раз говорил слугам, что нужно привести в порядок эту садовую дорожку. Но садовники, к сожалению, зачастую делают то, что сами считают нужным, и не хотят слушать белого мужчину.  — Он помог ей дойти до скамейки, потом отступил в сторону и засунул руки в карманы.  — Что бы там ни говорили, но это чужая земля. Всем здесь распоряжается Маленькая Жемчужина, а я — всего лишь волосатая обезьяна, которая прыгает вокруг нее.
        — Только не для меня,  — пробормотала Анна и, подняв голову, посмотрела на него. Но ей не хватило мужества заглянуть ему прямо в глаза, и поэтому она уставилась в одну точку, находившуюся над его правым плечом.
        — Что, простите?
        Анна глубоко вздохнула и, собравшись с духом, громко произнесла:
        — Для меня это не чужая земля. Я здесь родилась и нигде, кроме Китая, не бывала.
        — Я понимаю вас.
        — Но Чжи-Ган хочет отправить меня в Англию,  — быстро добавила Анна.  — У меня там семья.
        — О-о, это хорошо,  — прогудел Джонас, и после этого наступила неловкая пауза.  — У меня есть корабль,  — неожиданно сказал он.  — Судно стоит в порту и как раз сейчас на него загружают товар. Фред хороший человек и прекрасный капитан. Он присмотрит за вами, если, конечно, хотите.
        Анна вздрогнула и наконец посмотрела ему прямо в глаза.
        — Я не понимаю вас.
        Наклонив голову, он улыбнулся ей.
        — Я предлагаю вам место на корабле «Попутный ветер». Через два дня он отплывает в Англию. Хотите?
        Она не знала, что ответить ему. Все ее мысли перепутались.
        — Мне удалось скопить немного денег. Я смогу начать в Англии новую жизнь,  — неуверенно произнесла Анна и окинула капитана внимательным взглядом. На вид он казался вполне порядочным человеком, но она уже давно никому не доверяла.
        Капитан Джонас понимающе улыбнулся.
        — Я пошлю Фреду записку. Корабль отплывает через два дня. Вы можете взойти на судно и занять свое место, когда посчитаете нужным.
        Все еще не понимая его, она широко раскрыла глаза и пробормотала:
        — Сейчас? Прямо сейчас?..
        Анна вдруг осознала, что в этот момент, когда Чжи-Гана не было рядом с ней, она может убежать. У нее появилась возможность уехать из Китая и получить все, о чем она мечтала.
        Анна повернулась и посмотрела на дом. Чжи-Ган наверняка сам встретится с ее приемным отцом и обойдется без нее. Она была абсолютно уверена в том, что палач выполнит свой долг перед Китаем и уничтожит человека, который последние десять лет так жестоко использовал ее. За нее отомстят, и она, благодаря счастливому стечению обстоятельств, сможет прямо сейчас начать новую жизнь. Значит, ей нужно действовать без промедления. Она должна схватить свою удачу за хвост и постараться не выпустить ее из рук. Сможет ли она сделать это? Конечно, сможет!
        Анна быстро встала со скамейки.
        Она пошла к центральным воротам, точнее, ноги сами понесли ее в этом направлении, но голова повернулась в противоположную сторону. Она вновь посмотрела на дом, подумав о Чжи-Гане и о том, что расстается с ним навсегда. Она вспомнила также о Маленькой Жемчужине и капитане Джонасе. Она не могла понять, как девушка-проститутка смогла стать такой счастливой с белым капитаном корабля. Ей хотелось разобраться в этом, ей очень хотелось поверить, что такие чудеса все-таки случаются в реальной жизни. Но как же она сможет узнать всю эту история до конца, если собирается уехать?
        Пока она стояла, погруженная в свои мысли, и решала, что же ей все-таки делать, удача упорхнула от нее. Из дома вышел Чжи-Ган. Его пристальный взгляд словно сковал ее железными цепями.
        — Анна, с тобой все в порядке? Ты так быстро ушла.
        Вздохнув, она кивнула в ответ, пытаясь придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение.
        — Все в жизни происходит настолько стремительно,  — задумчиво произнесла она.  — Мне просто нужно было время, чтобы подумать.
        Он обернулся и посмотрел на стоявшую в дверях Маленькую Жемчужину.
        — Нам нужно возвращаться в дом… в дом Тин. В любой момент там может появиться важный клиент.
        — Ты кого-то ищешь?  — спросила Маленькая Жемчужина.  — Какого-нибудь губернатора, наместника или крупного торговца? Сад мадам Тин обслуживает самых престижных клиентов, и им всегда оказывают особые почести.
        Чжи-Ган повернулся, и Анна увидела, что он побелел как полотно. Она могла читать его мысли как открытую книгу. По его лицу она поняла, о чем он сейчас думает. Они с сестрой вспоминали детство, говорили о своих родителях и братьях, и Чжи-Ган почти забыл о том, что его сестру заставили стать проституткой. Сейчас Сяо-Мэй снова напомнила об этом, и ему не хотелось признавать столь жестокую правду.
        Анна подошла к нему и вступила в разговор, чтобы дать ему время опомниться и прийти в себя.
        — Мы хотим положить конец торговле наркотиками в Китае. Сэмюель Фитцпатрик — важная фигура в этом деле, и мы…
        — Он настоящий ублюдок,  — пробормотал капитан Джонас.
        — И это тоже,  — согласилась Анна.  — Но чтобы убить змею…
        — …нужно сначала вырвать ее жало,  — закончил за нее Чжи-Ган и бросил на сестру вопрошающий взгляд.  — Что тебе известно о нем?
        Маленькая Жемчужина пожала плечами.
        — У меня устаревшие сведения, ведь прошло уже много лет с тех пор, когда я была рабыней мадам Тин,  — сказала она и улыбнулась.  — Однако я помню, что ему постоянно хотелось чего-то необычного. Он всегда выбирал новеньких девочек и применял какие-то новые, особо извращенные методы. Даже собирал по всему миру самые необычные вещи.  — Сяо-Мэй прищурилась.  — Попытайтесь заинтересовать его чем-нибудь необычным. Ради этого он готов многим пожертвовать.
        — А жизнью?  — спросила Анна.  — Неужели он не побоится пожертвовать даже собственной жизнью?
        Маленькая Жемчужина пожала плечами.
        — Двадцать лет назад он бы не задумываясь пошел на это, а сейчас… С возрастом мужчины больше думают о своем здоровье.
        Чжи-Ган кивнул. Он снова превратился в палача.
        — Значит, нам нужно будет отвлечь его от этих мыслей.
        Анна посмотрела на него, пытаясь понять, что он задумал. Но у нее не было времени поразмыслить над этим, потому что Чжи-Ган взял ее за руку и повел через сад к их экипажу.
        — Возвращайся скорее, брат!  — крикнула Маленькая Жемчужина, когда они подошли к центральным воротам.
        Чжи-Ган повернулся и посмотрел на сестру. Она тоже не сводила с него глаз. Их немой диалог продолжался довольно долго. Затем он низко поклонился ей в знак глубокого уважения и произнес:
        — Для меня будет большой честью снова посетить тебя.
        Анна стояла за его спиной и радовалась счастливому воссоединению брата и сестры. Она знала, насколько это важно для Чжи-Гана. Потом она поймала на себе взгляд капитана Джонаса и, выглянув из-за плеча Чжи-Гана, заметила, что белый мужчина чем-то встревожен.
        Капитан уже открыл рот и хотел ей что-то сказать, но она покачала головой, делая знак, чтобы он молчал. Она уже знала, что ответит ему. Да, она согласна принять его предложение. Через два дня она поднимется на борт «Попутного ветра» и поплывет в Англию. Но это будет только через два дня.
        — Не сейчас,  — тихо произнесла Анна.
        Он понимающе кивнул ей в ответ. На этом их разговор закончился, потому что Чжи-Ган уже тянул ее за собой. Вскоре они вышли через ворота на улицу и молча сели в экипаж, который повез их в сторону иностранной части Шанхая.
        Анна первой нарушила это гнетущее молчание.
        — Что ты собираешься сделать?  — спросила она, не зная, с кем сейчас говорит — с императорским палачом или со своим любовником Чжи-Ганом. Признаться, ей было все равно, кто из них ответит на ее вопрос.
        В экипаже было достаточно темно, и она не видела его лица, когда он повернулся к ней и, в свою очередь, поинтересовался:
        — О чем ты говорила с белым капитаном?
        Анна вздохнула, чувствуя какое-то непонятное беспокойство.
        — С капитаном Джонасом? Ни о чем. А почему ты спрашиваешь?
        Она увидела, как исказилось его лицо, и поняла, что он обо всем догадался. Но что она может ему сказать?
        — Ты хочешь, чтобы мы не лгали друг другу,  — начала Анна, пытаясь тщательно обдумывать каждое свое слово. Но она была так взволнована, что не удержалась и выпалила: — Ты воссоединился со своей сестрой, и это изменило твои планы, не так ли?
        Чжи-Ган протянул руку и резко раздвинул занавески, закрывавшие окно. Яркий полуденный свет хлынул внутрь экипажа. Вероятно, ему хотелось получше видеть ее. Он повернулся к ней. Его лицо было непроницаемым.
        — Разве это что-то меняет?
        Анна вздохнула. Почему мужчины никак не могут понять, что все в жизни взаимосвязано?
        — Когда ты уезжал из Пекина, ты собирался разыскать свою сестру. Так?
        Он кивнул.
        — И вот теперь ты ее нашел. У нее все хорошо, она счастлива и живет в такой роскоши, которая тебе и не снилась.
        — Да, да,  — раздраженно пробормотал Чжи-Ган.  — Но какое это все…
        — Значит, ты достиг цели, которую поставил перед собой?  — перебила его Анна.  — Ты все еще хочешь встретиться с Сэмюелем?
        — Ты, наверное, забыла, что мы с тобой сидим в экипаже и едем в публичный дом. Я еще не выполнил свой долг перед Китаем. Человек, который организовал торговлю опиумом и девушками, должен понести наказание за свои преступления.
        Она понимала, почему они ссорятся, но не знала, как уладить это недоразумение.
        — Я искал свою сестру много лет. Я всматривался в каждую проститутку, в каждую наркоманку, надеясь и боясь узнать в них Сяо-Мэй. И сейчас, когда я наконец-то нашел сестру и смог вернуть ее уважение…  — Его голос задрожал, и он замолчал.
        — В чем дело?  — спросила Анна.  — Что теперь тебя беспокоит?
        Чжи-Ган посмотрел на нее сверкающими от гнева глазами.
        — Ты,  — ответил он.  — Ты уезжаешь, и я ни о чем другом не могу думать. Только о том, что ты уже не со мной.
        Анна недоуменно уставилась на него. Он был очень зол, и она даже не знала, как ему объяснить, что творится в ее душе.
        — Они так счастливы вместе — твоя сестра и ее капитан. Я… мне тяжело… я не могу…  — пробормотала она, глубоко вдохнув.  — У них есть все, что хочу иметь я, Чжи-Ган. Я не могу оставаться здесь и смотреть на все это. Мне тоже хочется жить в любви и согласии.
        — И ты решила убежать…
        Она кивнула.
        — Я всю жизнь куда-то бежала.
        — Все это уже в прошлом!  — закричал он.  — Ты больше не продаешь опиум!
        — Это правда, Чжи-Ган, но я не знаю, что мне теперь делать.
        Крепко сжав губы, он промолчал, и Анна поняла, что всем ее надеждам на лучшую жизнь не суждено сбыться. Если бы он попросил ее остаться, она бы с радостью согласилась. Она была бы с ним столько, сколько он захотел бы. Но она не нужна ему, и, по правде говоря, в этом нет его вины. Кому нужна жена-наркоманка? Как бы он ни храбрился, доказывая, что его не волнует мнение семьи и императрицы, она хорошо знала, что женитьба на белой женщине будет означать конец политической карьеры Чжи-Гана. Ни один мандарин не может себе позволить иметь белую жену.
        — Белый капитан предложил тебе место на своем корабле,  — резко произнес Чжи-Ган.
        — Да,  — ответила она.  — И я согласилась. Я уплыву на его корабле через два дня после того, как мы с тобой закончим все наши дела.
        Он нахмурился.
        — Закончим все дела,  — повторил он и снова посмотрел на нее.
        Анна поняла его смятение. Она сейчас переживала то же самое. Ей казалось, что они никогда не смогут разрешить свои проблемы. И все-таки ей хотелось окончательно все выяснить.
        — Чего ты хочешь, Чжи-Ган? Ты просишь меня остаться в Китае? Ты хочешь, чтобы я отказалась от своей семьи, которая живет в Англии? Но зачем? Что ты задумал?
        Он не сводил с нее своих черных глаз. Анна могла только догадываться о том, что он сейчас чувствует, ибо его лицо стало спокойным и невозмутимым.
        Когда же он заговорил, его голос напомнил ей какое-то далекое эхо.
        — Я хочу провести эту ночь с тобой. Я хочу убить твоего приемного отца, как только он попадется мне на глаза,  — сказал Чжи-Ган, но она не знала, говорил ли он искренне.  — И я хочу…
        Он замолчал, однако Анна не могла ждать. Ей хотелось немедленно все выяснить, и она решительно наклонилась вперед, коснувшись крепко сжатых кулаков Чжи-Гана, которые лежали у него на коленях.
        — Чего ты добиваешься, Чжи-Ган?
        — Отправить тебя в Англию,  — ответил он и, опустив голову, посмотрел на их руки.  — Белые люди принадлежат их родной стране, а белая женщина принадлежит своей семье. И по-другому просто быть не может,  — добавил он и убрал свои руки из-под ее ладоней.

        В этот день Сэмюель не появился в борделе. И даже не прислал никакого сообщения с просьбой зарезервировать для него девочку. И-Ли, самая старшая из всех «цветочков» в саду наслаждений, сказала им, что в этом нет ничего странного. Он часто исчезает на пару-тройку дней. Похоже, что Сэмюелю нравилось заставлять Половинку ждать и нервничать. Однако Чжи-Ган не был расположен к долгому ожиданию. Особенно сейчас, когда для него все было поставлено на карту, а его надежды и планы зависели от того, как скоро он покончит с этим белым негодяем.
        Они зашли в кабинет Половинки, и Чжи-Ган плотно закрыл за собой дверь. Анна и И-Ли молча смотрели на него, ожидая, когда он заговорит. Наконец он сел за стол и обратился к ним:
        — Осторожно распустите между клиентами слух о том, что здесь появилась одна таинственная девочка. Скажите, что ее якобы обучала пекинская тигрица каким-то особым приемам. И еще скажите, что этот новый «цветочек» будет стоить не меньше тысячи юаней за ночь.
        У И-Ли от удивления округлились глаза, когда она услышала о столь высокой цене. Девушка недоуменно покосилась на Анну, но, будучи хорошо вышколенной, не стала задавать никаких вопросов, а просто поклонилась им обоим и вышла из кабинета.
        Анна вздохнула.
        — Сэмюель наверняка догадается, что это обман.
        — Это не обман,  — тихо произнес Чжи-Ган.  — Разве я не рассказывал тебе о том, что в Запретном городе я был любимчиком императорских жен? Они многому научили предприимчивого юношу. Просто так, скуки ради, чтобы как-то скоротать время.
        Он пристально посмотрел на Анну. Она отвернулась от него и выглянула в коридор. Ее совсем не интересовало, что там происходит, ей просто хотелось спрятать от него свои мысли. Однако он не позволил ей сделать это.
        Подойдя к ней, он осторожно взял ее рукой за подбородок. Она посмотрела на него, и он все-таки успел заметить в ее глазах тревожный блеск. А еще он почувствовал, как сильно забилось ее сердце.
        — Ты знаешь, кто такая тигрица?
        Анна вздрогнула.
        — Это огромная кошка.
        Чжи-Ган удивленно посмотрел на нее и улыбнулся.
        — Да. Однако так еще называют женщину, которая овладела особым мастерством тигрицы. Это что-то наподобие тантрических ритуалов в буддизме. Это учение пришло к нам из Индии.
        Увидев, что Анна ничего не поняла, он продолжил свой рассказ, стараясь подобрать нужные слова и все доходчиво объяснить.
        — Ты ведь слышала, о чем рассказывала моя сестра? Она обучает тому, как достичь Царства Небесного посредством сексуального совокупления.
        Она нахмурилась.
        — Неужели ты веришь ей?
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Этому обучают не только здесь, но и в Пекине. Это учение об энергетических потоках, о том, как нужно направлять энергию тела, чтобы человек смог побеседовать с ангелами.  — Он замолчал, явно подбирая нужные слова.  — Ты заметила, какая Сяо-Мэй красивая, какой ясный свет излучают ее глаза? Разве ты не хочешь стать такой же, как она? Разве не хочешь обрести душевное спокойствие?
        — С помощью секса?  — Анна, не скрывая иронии, недоверчиво уставилась на него.
        Чжи-Ган вполне разделял ее сомнения. В подростковом возрасте его обучали этой технике, и он сразу догадался, на каком именно учении основываются все эти упражнения.
        Анна отвернулась от него, но он не хотел отпускать ее и нежно погладил по руке.
        — Сэмюель придет только завтра. Завтра мы закончим все свои дела, а пока я хотел бы кое-чем заняться с тобой,  — сказал он, глубоко вздохнув.  — Моя сестра верит в то, что в вас, белых людях, есть что-то особенное. Вам намного легче удается достичь Царства Небесного. Она знает, что трем парам — мужчинам-китайцам с белыми партнершами — уже удалось вознестись на Небеса.
        — Неужели ты веришь в это?  — спросила Анна. И хотя она продолжала сомневаться, Чжи-Ган заметил, что в ее глазах зажглась искорка.
        Он вздохнул и убрал свою руку.
        — У меня накопилось много вопросов,  — сказал он.  — И я хочу поговорить с ангелами, чтобы найти на них ответы.
        — Я тоже хочу получить ответы на свои вопросы!  — воскликнула Анна, всплеснув руками.  — Но причем здесь секс? Это просто бред какой-то!
        — Я знаю все эти упражнения и знаю, что человек при этом должен проявить силу воли и, конечно, желание.  — Он испытующе посмотрел на нее.
        — Но зачем?  — не сдавалась Анна.  — Что ты хочешь узнать? Что такого важного в том…
        Чжи-Ган заставил Анну замолчать, прижавшись губами к ее губам, и она в тот же миг почувствовала, как бешено застучало ее сердце, как задрожало тело, охваченное пламенем желания.
        — Неужели ты не понимаешь, что мы созданы друг для друга,  — с придыханием произнес он и медленно отстранился от нее.  — Ни одной женщине, кроме тебя, не удавалось разжечь во мне такую неукротимую страсть. Когда я смотрю на тебя, у меня мгновенно начинает колотиться сердце. Когда я прикасаюсь к тебе, то наши сердца начинают биться в унисон. Поверь, если мы с тобой соединимся…
        — …то достигнем Царства Небесного,  — продолжила она.
        — Я уверен в том, что нам нужно попытаться.
        Анна пристально посмотрела на него.
        — У тебя на это, похоже, есть причина,  — заметила она.  — Но скажи, зачем тебе это? Чего ты хочешь добиться?
        Чжи-Ган покачал головой. Ему трудно было облечь в слова свои самые сокровенные мысли.
        — Я надеюсь, что ангелы подскажут, по какому пути мне следует идти. Я хочу найти свой путь,  — ответил он. Ему хотелось узнать, является ли она его судьбой, его жизненной дорогой.
        Анна удивленно посмотрела на него.
        — Но ты ведь уже нашел свой путь в жизни. Ты — императорский палач, тебя любят в Запретном городе. Ты сам все это выбрал, по доброй воле.
        Он кивнул в знак согласия. Она, конечно, права, но ему почему-то не нравился этот выбор. Наверное, пришло время попробовать что-нибудь другое, и в этом ему помогут ангелы. Тот путь, который он выбрал, принес ему только страдания и кровь.
        — Ты поможешь мне?  — спросил Чжи-Ган.
        Анна, не раздумывая ни секунды, кивнула, хотя он, честно говоря, до сих пор сомневался в том, что она поверила ему.
        — У нас всего одна ночь,  — осторожно напомнил он.  — Все, что можно сделать за это время…
        — …мы сделаем вместе,  — закончила она его мысль.
        Чжи-Ган улыбнулся и, взяв ее за руку, притянул к себе.
        — Прикажи приготовить для нас комнату…

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        21 сентября 1895 г.

        Я не могу остановиться. Я много раз пыталась это сделать, но так и не смогла отказаться от опиума. По ночам мне снятся кошмары, и я трачу на опиум все свои деньги. Я опасаюсь, что в один прекрасный день эта боль станет такой нестерпимой, что я начну красть опиуму Сэмюеля. Нет, мне нельзя этого делать. Он не задумываясь убьет меня.
        Кошмары, которые все время преследуют меня, кажутся слишком реальными. Я вижу мертвые тела, лежащие на грязной земле. Они истекают кровью. Я вижу живых людей, одурманенных опиумом. И я понимаю, что я — одна из них. Такой же человек с остекленевшими глазами, чье сердце еще не перестало биться. А потом, что хуже всего, ко мне снова вернулись ужасные воспоминания обо всех этих мужчинах и о том, какие мерзости я творила. О том, что я позволяла им делать. О том, что сама делала…
        Я еще хуже публичной девки, потому что публичным девкам платят за их услуги.
        Я хочу умереть.
        Я хочу остановить этот кошмар.
        Я должна остановиться, иначе я умру.
        Я должна остановиться.


        Глава 17
        Представьте себе, что какие-то иностранцы привозят в Англию опиум и продают его вашим соотечественникам, а те покупают его и курят. Уверен, что это вызвало бы у вас глубокую ненависть и горькую досаду… По официальным данным, контрабандистов, которые привозят опиум, крайне мало; однако сейчас это зло разрослось до невероятных размеров и эта отрава проникает все глубже и глубже.
    Из письма Линь Цзесюй, верховного комиссара Кантона, адресованного королеве Виктории, 1839 г.
        Анна не знала, что и думать. Мысль о том, что можно достигнуть просветления с помощью секса, казалась ей глупой и даже дикой. Однако ей еще не доводилось встречать такого образованного и мудрого мужчину, как Чжи-Ган. И что самое важное, ему не нужно было обманывать ее для того, чтобы затащить в постель. Зачем ему вспоминать о какой-то религии, чтобы переспать с ней? Может, он действительно верит во все это и думает, что постельные утехи помогут ему поговорить с ангелами?
        Наверное, так оно и есть, ибо, когда они вместе шли в самую роскошную спальню в этом борделе, он был невероятно серьезным. Заведение закрыли на ночь, и все проститутки разошлись по своим комнатам. Наконец-то за долгое время им удастся выспаться. Вскоре в огромном доме наступила тишина. Анне она казалась какой-то жуткой. К счастью, в комнате, в которой они сейчас находились, сделали уборку и поменяли постельное белье. Через открытое окно врывался легкий ветерок и нежно шевелил выцветшие шелковые занавески.
        Анна стояла посреди комнаты возле массивной кровати, и ей почему-то было невероятно смешно. Она изо всех сил старалась не засмеяться, но все ее усилия привели к обратному результату. Ее неуемное веселье так и рвалось из нее.
        — Ты хочешь есть? Я прикажу принести клецки.
        В словах Чжи-Гана не было ничего смешного, но она уже не могла сдерживаться и громко хихикнула. Он удивленно посмотрел на нее. Она сжала губы и покачала головой.
        — М-мм, нет,  — наконец сказала Анна, немного успокоившись.  — Я не голодна.
        Он кивнул и, подойдя к ней, положил руку ей на плечо. Анну словно током ударило, а по спине пробежала дрожь, но одновременно с этим у нее снова вырвался смешок. Она попыталась успокоиться, но вместо этого громко фыркнула. Момент, в общем-то, для смеха был явно неподходящим. И все же, посмотрев на Чжи-Гана, она увидела в его глазах веселые огоньки.
        — Ты нервничаешь,  — заметил он.
        — Я…  — произнесла она нараспев и замолчала.
        — Я понимаю.  — Он протянул руку, собираясь коснуться ее лица, но замер на полпути.  — Все это как-то страшновато. Ведь мы собираемся беседовать с ангелами.
        — Но…  — Анна хотела возразить, заявив, что это не страшно, а просто смешно, однако не стала этого делать. Конечно, Чжи-Ган догадывался, что она думает о предстоящем эксперименте. Но раз уж она согласилась попробовать, то нужно подыграть ему. И она сказала совсем не то, что собиралась сказать: — Это как-то необычно. А меня всегда пугает неизвестность.
        — Ты ушла из сиротского приюта к своему приемному отцу. Ты развозила опиум по всему Китаю. Ты пыталась убежать и сесть на корабль возле Великого канала, имея при себе опиум. Я еще не встречал в своей жизни более необычной женщины, чем ты.
        Анна больше не могла сдерживаться и засмеялась.
        — И все же мне кажется, что это более чем странно, и поэтому…  — Она сделала паузу и, понизив голос, добавила: — Я, признаться, побаиваюсь.
        Чжи-Ган нежно коснулся ее щеки.
        — Тебе нечего бояться, ведь я с тобой.
        Она закрыла глаза и повернулась к нему лицом. Она чувствовала, как его шершавые пальцы гладят ее щеки и подбородок. Потом он осторожно провел большим пальцем по ее губам, и Анна улыбнулась. Странно, что она улыбается, когда перед ней стоит палач. Но на ее губах действительно играла улыбка. Анна осознавала, что это он заставил ее улыбнуться, хотя и не понимала, как ему это удалось.
        — Я не боюсь,  — прошептала она, причем вполне искренно. С ним она чувствовала себя в безопасности. Она испытывала к нему разные чувства, но только не боязнь. И это уже само по себе было необычным.
        Она высунула язык и лизнула его палец. Ее глаза по-прежнему были закрыты, поэтому она не видела, как Чжи-Ган отреагировал на это. Он не убрал свой палец, а легонько придавил им ее губы, а потом засунул его ей в рот. Она снова погладила его языком, ощутив едва уловимый аромат чая и соевых клецек, которыми угощала их Маленькая Жемчужина.
        Подумав о сестре Чжи-Гана, Анна сразу вспомнила и о том, чем они сейчас собирались заняться. В тот же миг она отстранилась от него и, открыв глаза, увидела, что он, как зачарованный, смотрит на свой палец.
        — Наверное, нам не стоит начинать с этого,  — тихо произнесла она.
        Чжи-Ган вздрогнул.
        — Нужно выполнять специальные упражнения,  — сказал он, пожав плечами.  — Сестра говорила, что главное заключается в понимании того, что ты делаешь. А еще нужно чувствовать партнера.
        Анна покачала головой.
        — Я не понимаю тебя.
        — Я собираюсь стимулировать твою энергию инь, чтобы потом смешать ее с моей энергией ян, и эта сила должна вознести меня на Небеса.
        Анна удивленно посмотрела на него. Она ровным счетом ничего не поняла из того, что сказал Чжи-Ган. Да и он, похоже, довольно смутно представлял, как это все должно происходить. Она в недоумении развела руками и спросила:
        — И что я должна делать?
        — Позволь мне прикоснуться к твоим грудям.
        Она и не вспоминала о своих грудях, пока он не произнес эти слова. Теперь же Анна почувствовала, как они напряглись под ее шелковой блузой. Она ощущала их тяжесть и то, как они поднимались и опускались при каждом ее вздохе. Ее соски еще не затвердели, но у нее появилось ощущение, будто они затрепетали, готовясь к тому, что должно произойти.
        — Я… — пробормотала Анна.  — Конечно,  — согласилась она и, посмотрев на свою блузу, начала расстегивать воротник. Он хотел ей помочь, но она покачала головой.  — Нет.  — Ей почему-то не хотелось, чтобы он принимал в этом участие.  — Нет. Я могу сделать это и сама.
        Чжи-Ган кивнул и опустил руки. Анна чувствовала, что он внимательно следит за каждым движением ее слегка подрагивающих пальцев, наблюдает, как постепенно обнажается ее тело. Сначала она расстегнула крючки на воротнике, потом на плече и боку. На ней не было нижнего белья. Наконец обнажилась ее левая грудь, и они оба посмотрели на нее.
        Анна залилась ярким румянцем. Ей казалось, что все это должно выглядеть более привлекательно и невероятно обольстительно, несмотря на некоторую странность. Что ж, похоже, она не справилась даже с самым простым заданием. Неужели она не может раздеваться как-то более эротично? Она не знала, как это сделать, не понимала, как ей следует вести себя, и бросила вопрошающий взгляд на Чжи-Гана, надеясь, что он поможет, и одновременно боясь увидеть его недовольство.
        Однако он неотрывно смотрел на ее обнаженную левую грудь. Ей же все никак не удавалось расстегнуть последний крючок, находившийся почти на самом бедре. Приподняв вверх согнутую в локте руку, Анна пыталась другой рукой нащупать талию. В этой позе не было ничего красивого, но Чжи-Ган продолжал с восхищением наблюдать за ней.
        — Почему?  — прошептала Анна.  — Почему ты, словно зачарованный, смотришь на мою грудь?
        — У тебя такая тонкая, почти прозрачная кожа,  — ответил он, не отрывая глаз от ее груди.  — Я вижу твои вены. Они похожи на тоненькую сеточку, которая находится у тебя под кожей.
        Она так и не поняла, нравится ли это ему или вызывает отвращение. Так обычно говорит врач, когда осматривает пациента. И все же она уловила в его голосе благоговейный трепет, когда он рассматривал ее грудь, освещенную последними лучами заходящего солнца.
        — Все это очень странно,  — пробормотала Анна.
        Чжи-Ган улыбнулся.
        — Я раньше никогда так внимательно не рассматривал женские груди,  — сказал он.  — Да, когда я был мальчишкой, мне очень нравилось смотреть на них. Все они — и большие, и маленькие, и полные, и упругие — казались удивительными, но только потому, что, глядя на них, я чувствовал, как мой член сразу становился твердым, и мне уже ни о чем не хотелось думать, кроме секса. Твоя же грудь…
        — Просто грудь и все…
        Он покачал головой.
        — Да, просто грудь, но она состоит из плоти и тонкой сеточки кровяных сосудов, а еще в ней содержится молоко, которым кормят ребенка. И находится она прямо над твоим сердцем,  — нежно произнес он и снова покачал головой.  — Да, это просто грудь, но она удивительная.
        Наклонив голову, она посмотрела на свое тело и недовольно насупилась. Грудь как грудь — обычной формы, обычного размера. Однако на душе у нее почему-то стало радостно. Ей нравилось, что он считал ее тело красивым. Умом она понимала, что все это глупо и даже странно, однако его слова приятно согревали ей сердце.
        — Это часть обряда тигрицы?  — спросила она, пытаясь расстегнуть последний крючок. Она сняла с себя блузу и оказалась по пояс голой. Вечерний воздух приятно холодил кожу, и она подумала о том, как он оценит ее правую грудь, покажется ли она ему такой же удивительной, как левая, или нет.
        — Никакого обряда не существует,  — ответил он.  — Просто желание.
        — Желание попасть на Небеса,  — уточнила она.
        — Желание пробудить твою энергию инь,  — сказал он.
        Она промолчала. Ей многого хотелось в этой жизни. Хотелось, например, вернуться в Англию и воссоединиться со своей семьей. Она уже почти двадцать лет собирается это сделать и, тем не менее, до сих пор еще в Китае. Однако даже если бы она смогла уехать, семья вряд ли приняла бы ее. Как показывает опыт, одного желания мало.
        — Садись на кровать,  — сказал Чжи-Ган, указав на переднюю спинку кровати. Сам же быстро подошел к кровати и аккуратно разложил на ней подушки.
        Анна смотрела на все эти приготовления, неодобрительно насупившись.
        — Ты хочешь, чтобы я легла на кровать?
        Он улыбнулся какой-то грустной улыбкой.
        — Если ты ляжешь на спину, то у нас ничего не получится. Я просто раздвину твои ноги и быстро войду в тебя, позабыв обо всех своих намерениях.
        Она посмотрела на его штаны и увидела, как туго натянулась ткань. Похоже, что его дракон уже вытянулся в полный рост.
        — Ты так сильно хочешь меня?
        Чжи-Ган кивнул.
        — Неужели ты до сих пор в этом сомневаешься? Я хочу тебя с той самой минуты, как увидел на корабле. Я хотел тебя еще до того, как ты дразнила меня, принимая ванну. Если бы я тебя не хотел, то не стал бы тогда подглядывать за тобой.
        Она улыбнулась, склонив голову. Ей было невероятно приятно, что он так сильно хочет ее.
        — Тогда почему бы нам не покончить с этими упражнениями тигрицы и…
        — Нет!  — воскликнул он.  — Я хочу попробовать.
        Анна ничего не ответила. Забравшись на кровать, она легла спиной на подушки и подтянула под себя ноги. При этом ее груди слегка покачивались из стороны в сторону, а он все смотрел и смотрел на них, не в силах оторвать свой взгляд.
        — Твои ноги не должны быть согнуты,  — предупредил он.  — Тебе нужно выпрямить одну ногу, а вторую прижать к животу.
        Она сделал так, как он сказал,  — вытянула одну ногу, а вторую прижала пяткой к своему самому интимному месту. Однако ей мешала узкая юбка.
        — Мне нужно снять юбку.
        Он кивнул.
        — Наверное, нам обоим следует раздеться.
        Но ни он, ни она не сдвинулись с места. Они просто молча смотрели друг на друга. Анна чувствовала себя как-то неловко. Впрочем, она догадывалась, что Чжи-Ган испытывал похожие ощущения. Наклонившись, он посмотрел на себя, и его лицо залилось ярким румянцем.
        — Да,  — произнесла она, нарушив молчание.  — Нам действительно лучше раздеться.  — Теперь голос Анны звучал более уверенно, и она, встав на колени, быстро развязала свою юбку. Как ни странно, но она хотела именно этого и понимала, что сейчас ее уже ничто не остановит.
        Анна сняла юбку и, совершенно голая, стояла на коленях на кровати. Чжи-Ган тоже полностью разделся и встал прямо перед ней. Последний луч заходящего солнца осветил его великолепное тело. Она рассматривала тугие мускулы, даже заметила несколько выпуклых шрамов на его теле, а потом вдруг вспомнила, что он говорил о ее груди. Да, тело Чжи-Гана тоже было удивительно прекрасным. Широкие плечи, узкие бедра — в течение многих лет он лепил его, словно скульптуру. Каждый день тренируясь со своими ножами, он добился потрясающих результатов. И все-таки Чжи-Ган не воин, а ученый. Его изящные длинные пальцы предназначены для того, чтобы держать тонкую кисточку для письма и выводить на листе пергамента китайские иероглифы.
        В эту минуту она видела в нем сильного и решительного мужчину, способного перевернуть мир. Чжи-Ган опустился перед Анной на колено, как будто собирался пасть к ее ногам.
        — Что ты делаешь?  — прошептала она, восхищенно глядя на то, как черная шелковистая косичка скользит по его плечу.
        Он поднял голову и недоуменно посмотрел на нее.
        — Снимаю сапоги.
        Анна кивнула в ответ и улыбнулась. Он больше не дарил ей себя, потому что она сделала это первой. Она уже давно подарила ему себя. Они обыкновенные мужчина и женщина, которые собираются предаться самым обычным плотским утехам.
        Глядя на то, как он возится с сапогами, она пыталась отогнать от себя эти неприятные мысли. Неужели это правда? Неужели они просто занимаются сексом в борделе, который как нельзя лучше подходит для подобного рода занятий? Нет. Ей все-таки придется признать правду, несмотря на то что она боится этого больше всего на свете. Их связывает нечто большее, чем просто секс.
        Она любит этого мужчину. И она уже давно поняла это. Однако сегодняшний день был особенным. Сегодня они…
        Чжи-Ган поднялся на ноги, и Анна, мгновенно забыв обо всех сомнениях, восхищенно посмотрела на его половой орган. Готовый к бою дракон вытянулся во всю длину и повернул к ней свою голову. По правде говоря, он выглядел как-то странно — влажная и гладкая головка венчала мягкую шею со вздувшимися венами. Затем она окинула взглядом самого Чжи-Гана — его плоский живот, широкую грудь, острый подбородок и смуглое лицо. Он стоял перед ней во всей своей красе. Мужчина, которого она любит, который останется в ее прошлой жизни, когда она уедет из Китая.
        Протянув руку, Анна прикоснулась к нему. Она не смогла дотянуться до его плеча и провела рукой по животу. Все мышцы его тела напряглись, и дракон еще выше поднял свою голову. Ради него она была готова на все. Она готова отдать ему не только свое тело, но и душу. И если он хочет, чтобы она помогла ему поговорить с ангелами, она с радостью сделает это. Потому что она любит Чжи-Гана.
        А еще потому, что она расстается с ним. Сегодня ночью они будут любить друг друга, а завтра попрощаются навсегда. Он ясно дал ей понять, что в его сердце, как и в его стране, нет места для белой женщины. За то время, которое им осталось провести вдвоем, она отдаст ему всю себя без остатка. Воспоминание об этой ночи будет согревать и поддерживать ее всю долгую дорогу до Англии, а может, и всю оставшуюся жизнь.
        Анна посмотрела на него и улыбнулась.
        — Что я должна делать?
        — Расположи свои ноги так, как я тебе сказал.
        Она вытянула правую ногу, сдвинув ее чуть в сторону, и подогнула под себя левую. Анне еще никогда не приходилось прижимать ногу к интимному месту, поэтому все это казалось ей весьма странным. Поза была очень неудобной, она не могла расслабиться, к тому же ей не нравилось, что ее пятка трется о самое чувствительное место. Но если он хочет, чтобы все было именно так, она готова беспрекословно подчиниться ему.
        Анна все еще пыталась лечь поудобнее, когда почувствовала, как он положил свои руки ей на грудь. Обхватив ее груди ладонями и подняв их еще повыше, Чжи-Ган начал поглаживать большими пальцами ее соски. Стоя возле кровати, он пристально смотрел на ее груди. Казалось, что это доставляло ему огромное наслаждение. Потом он внезапно замер и нахмурился.
        — Я должен чертить круги или что-то наподобие этого… Честно говоря, я… я просто не помню.
        — Это действительно очень важно?  — поинтересовалась Анна.
        Чжи-Ган не ответил ей и снова начал ласкать ее груди. Он не выписывал своими руками никаких геометрических фигур, а просто смотрел на ее груди, как одержимый. Казалось, что в этот момент он забыл обо всем на свете. Анна почувствовала, как по ее телу пробежала приятная дрожь. Она не знала, что именно заставило ее задрожать — его страстный взгляд или его пальцы, которые нежно ласкали ее соски. Но какое это имеет значение?
        Она вздохнула и вытянула руки. Анне хотелось прикоснуться к нему, подарить ему такое же наслаждение, какое он сейчас дарил ей. Едва она погладила его, как он тоже задрожал всем телом. Вглядевшись в его лицо, она увидела, что его глаза стали темными, как два глубоких омута.
        Потом Чжи-Ган слегка отстранился от нее.
        — Я стимулирую твою энергию ян и соединяю ее со своей энергией инь,  — медленно, почти нараспев, произнес он.
        Она недоуменно посмотрела на него и убрала свою руку.
        — Я думала, что это у меня энергия инь, а у тебя ян.
        Он пробормотал что-то себе под нос и прижал ладони к ее груди. Потом он начал водить руками вокруг ее грудей, и она почувствовала, как у нее от наслаждения завибрировал живот. Но даже сейчас все это казалось ей весьма странным.
        — Я стимулирую твою энергию инь и соединяю ее со своей энергией ян.
        Не удержавшись, она обхватила ладонями его орган и начала осторожно поглаживать его.
        — Может, мне тоже попробовать стимулировать твою энергию ян, чтобы соединить ее со своей энергией инь?
        — Нет!  — воскликнул Чжи-Ган и отодвинулся от нее, так что она не могла дотянуться до его бедер.
        — Но почему?
        — Потому что все нужно делать по правилам,  — назидательно произнес он.  — По крайней мере, так говорила мне сестра. Я думаю…  — Чжи-Ган глубоко вздохнул и опустил руки.  — Я, наверное, выгляжу сейчас очень смешно?
        Анна удивленно посмотрела на него.
        — Твоя сестра говорит, что все должно происходить именно так?
        Чжи-Ган кивнул.
        — Тогда давай следовать ее советам.  — Положив руки на бедра, Анна осведомилась: — Что я сейчас должна делать?
        Он окинул ее взглядом своих непроницаемых темных глаз и улыбнулся.
        — Смотри на меня. И что бы я ни делал, не отвлекайся. Слышишь? Что бы ни случилось, все время смотри на меня.
        — Что ты собираешься делать?  — невольно вздрогнув, взволнованно спросила Анна.
        Он ободряюще улыбнулся ей в ответ.
        — Мы никогда с тобой не стимулировали свои энергии. Не будем заниматься этим и сейчас. Я думаю, что нам прежде всего нужно установить прочную связь между собой. Мы просто будем смотреть друг на друга, и наши глаза станут тем самым мостом, который соединит наши энергии.
        Анна не поняла ни единого слова из того, что сказал Чжи-Ган, но с готовностью подчинилась ему, ибо уже сделала свой выбор. Теперь она смотрела, как он, наклонившись, поправлял подушки.
        — Ты можешь лечь на спину. Раздвинь бедра пошире,  — велел Чжи-Ган.
        Она послушно легла на подушки и свесила ноги с кровати. Он встал между ее ногами, так что ее колени уперлись прямо в его бедра. Ей хотелось открыть его, обхватить ногами сильные мужские бедра и, плотно прижавшись к нему, заставить Чжи-Гана войти в нее. Еще ей хотелось поменять позу и перевернуться на живот.
        Вскоре Анна осознала, что все дело действительно было в том, как они смотрели друг на друга. Они еще никогда так пристально не смотрели друг другу в глаза. Ей казалось, что она понимает все его мысли и чувства, а он читает ее как открытую книгу. Теперь она поняла, что Чжи-Ган называл энергетическим мостом. Хотя она уже много раз лежала перед ним полностью обнаженной, эта их неразрывная связь посредством взгляда обнажила перед ним не только ее тело, но и ее душу.
        Анна смотрела на него, изумляясь тому, с какой силой бурлили в ней чувства, которые сейчас напоминали полноводный поток. Она хотела сказать ему, что любит его. Ей хотелось громко заявить об этом. Но она все же сдержалась. Похоже, он еще не видел ее любви, а она не могла передать ее на словах. Нет, пока она не могла сделать этого.
        Чжи-Ган низко наклонил голову. Она же приподнялась, чтобы видеть его глаза и постараться не нарушить их визуальную связь. Потом он обеими руками сжал ее груди и, приподняв их, схватил губами ее сосок. Проведя по нему языком, он взял его в рот и начал посасывать. По телу Анны пробежала горячая волна наслаждения, и она в изнеможении закрыла глаза.
        — Смотри на меня!  — крикнул он, на миг оторвавшись от ее груди.
        Анна мгновенно открыла глаза и посмотрела на него. Она тяжело дышала и, выгнувшись ему навстречу, придвинулась поближе, чтобы он мог еще глубже засунуть в рот ее грудь. Другой рукой он начал ласкать второй ее сосок, а она в это время поднимала и опускала свои колени и терлась ими о его бедра с внешней стороны.
        Все эти движения она делала совершенно бессознательно, думая в этот момент только о том, чтобы не утратить их связи, чтобы все время смотреть ему глаза. Ей хотелось взглядом рассказать ему о том, что она чувствовала, о том, чего хотела. И ей показалось, что Чжи-Ган понял ее. Отпустив ее сосок, он слегка отклонился. Его глаза были широко раскрыты. Он так же, как и она, с трудом дышал. В какой-то момент Анне даже показалось, что он смотрит прямо в ее душу.
        — Я погружаюсь в тебя,  — пробормотал Чжи-Ган, и у него вырвался короткий нервный смешок.  — Как я смогу поговорить с ангелами, если я вижу перед собой только тебя? И ничего, кроме тебя?..
        Анна не ответила ему. Подняв ноги, она крепко обхватила ими его бедра. Продолжая смотреть на нее, он взял ее за талию и подтянул к краю кровати. Теперь она была полностью открыта перед ним, и ее живот задрожал в ожидании его вторжения. Однако он не вошел в нее. Вместо этого Чжи-Ган прижал большие пальцы рук к ее интимному месту, а потом, погладив ими лепестки лотоса, открыл его. Поласкав жемчужину, он засунул пальцы в ее влажное лоно.
        Анна едва не задохнулась от восторга, и по ее телу пробежала сладкая дрожь. Но она ни на секунду не отводила от него своего взгляда, стараясь не прерывать эту чудесную связь.
        — Наполни меня,  — прошептала она.
        Его пальцы проникли еще глубже в ее лоно, а потом он медленно вытащил их и снова погладил ее жемчужину. Анна почувствовала, как у нее отяжелели веки, но она усилием воли заставила себя не закрывать глаза. Ведь все, что они сейчас делали, больше нужно было ему, чем ей. Она не имела права забывать об этом и думать только об удовлетворении своих потребностей.
        И он наполнил ее. Она увидела, как у Чжи-Гана затрепетали ноздри, почувствовала, как напряглись ягодицы, и приготовилась принять его. Однако на этот раз все было не так, как она себе представляла.
        Он наполнил ее, но не только тем, что его дракон оказался внутри нее. Душа Чжи-Гана тоже находилась в ее теле. И это проявлялось в том, как он смотрел на нее, как ласкал ее тело, как вздыхал от восторга. В его глазах она увидела отчаяние и неуемное желание. Эти два чувства тесно переплелись между собой. Анна была потрясена, осознав, что любимый мужчина чувствует сейчас то же, что и она, и все ее тело задрожало от восторга.
        Сегодня все было по-другому: они неотрывно смотрели друг на друга и дарили друг другу свои мысли и ласки. Именно в этот момент она почувствовала, что должна открыться ему. Она должна рассказать ему о том, что у нее на душе, потому что все равно не сможет спрятать от него свои чувства. По правде говоря, ей и не хотелось их скрывать. Отныне она без остатка принадлежала ему, и так будет всегда.
        — Я люблю тебя,  — пошептала Анна.
        Он прикоснулся дрожащими пальцами к ее губам. То, что она увидела в его глазах, она уже не сможет забыть никогда. Казалось, они просто вспыхнули. Глаза Чжи-Гана стали огромными, и в них засверкали темные огни, похожие на мерцание свечей. А сам он становился все больше и больше, пока не поглотил ее целиком. Он окружил ее собою, зажег ее, он стал ею.
        Это было сильнее любых наркотиков и слаще плотских утех. Его душа вырвалась наружу и соединилась с ее душой. Она почувствовала, как по всему ее телу разливается тепло. Анна с головой погружалась в любовь. А потом она вынырнула из нее и взлетела на небо. Это чудесное чувство полета просто невозможно описать. Она летела подобно птице. Нет, они оба стали птицами и теперь летели над морями и океанами, поднимаясь выше облаков, к самому солнцу.
        Анна почти не почувствовала ни того, как ее лоно начало сжиматься все сильнее и сильнее, ни его мощных толчков, ни даже того, как в нее излилось его семя. Она, конечно, понимала, что происходит, но все это было лишь слабым отголоском необыкновенного по своей мощи танца их душ. Они радостно соединились в одно целое. И здесь, в бескрайнем небе, она почувствовала огромную, всепоглощающую любовь.

        — У нас получилось?  — тяжело дыша, спросила Анна. Ее тело полностью расслабилось, а душа все еще витала где-то в облаках. Ей не терпелось узнать, удался ли их эксперимент, но при этом не хотелось открывать глаза.  — Ты смог поговорить с ангелами?
        Чжи-Ган не ответил. Упав в изнеможении рядом с ней, он сейчас лежал неподвижно, словно мешок с рисом, придавив ее своим телом, и едва слышно дышал. Его тело было горячим, как огонь.
        Подняв руку, Анна нежно погладила его по спине. Это все, что она смогла сделать. Сейчас она почти не владела своим телом, но испытывала непреодолимое желание прикоснуться к нему, напомнить ему о себе и выразить свое восхищение.
        — У нас получилось?  — снова спросила Анна, открывая глаза. В комнате было темно. Похоже, уже давно наступила полночь. В этой темноте она не видела Чжи-Гана и могла различить только неясные очертания его тела и сероватый блеск его кожи. Тем не менее она сразу уловила момент, когда он открыл глаза.
        — Ты видел ангела?
        Чжи-Ган кивнул. Она скорее почувствовала, а не увидела его движение.
        — Правда?  — удивленно прошептала Анна.  — Ты задал ему свой вопрос? Ты спросил у него, как тебе найти свой путь?
        Глубоко вздохнув, он повернулся на бок и положил свои ноги на матрас. Она облегченно вздохнула, когда с ее тела сняли эту тяжесть, однако ей не хотелось отпускать его.
        Протянув руку, она обхватила его за спину, пытаясь удержать, но у нее ничего не получилось, и он откатился в сторону. Тогда она тоже повернулась на бок, чтобы лучше видеть его.
        — Чжи-Ган,  — прошептала Анна.  — Ты узнал, каков твой путь?
        Он улыбнулся. Его лицо сейчас было смешным и в то же время нежным.
        — Ты что, не понимаешь?  — раздраженно буркнул он и отодвинулся от нее.
        Жаль, что в комнате сейчас так темно, подумала Анна и прищурилась.
        — Что…
        — Я видел тебя. Все время видел только одну тебя.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        9 декабря 1899 г.

        Я снова увидела его. Снова увидела императорского палача. Его теперь хорошо знают на севере страны. Я видела, как он убивает людей. Я видела, как он отсек голову губернатору Ваню, и при этом у него на лице не дрогнул ни один мускул. Он убил также и старшего сына губернатора, потому что парень был наркоманом. Потом он убил еще нескольких мужчин. Они так накурились опиума, что не могли двигаться и не успели спрятаться от него. Он просто вошел в дом и убил их всех.
        Я видела это. Я наблюдала за ним из женской комнаты. Он не вошел сюда. Говорили, будто женские слезы могут его разжалобить. Поэтому мы остались в живых.
        Он перерезал этим мужчинам глотки и, назвав их бездельниками, сказал, что их женам будет легче жить на свете, если они не будут тратить все деньги на опиум. Он убил их. Я думаю, что он сделал это, потому что знал, что все они либо торгуют опиумом, как губернатор Вань, либо являются наркокурьерами. Он просто не поверил в то, что женщина тоже может заниматься этим грязным делом.
        Ну и насмешил же он меня! Женщины — это основная сила, на которой держится весь этот мерзкий бизнес. Некоторые из них приходят в него по доброй воле, а некоторых заставили заниматься этим делом.
        Я ненавижу все это! Ненавижу! Ненавижу!
        Но я не могу остановиться. Это просто выше моих сил. У меня есть ненависть, но нет силы.
        Однако сейчас я уже смогу это сделать, ибо я видела его. Я видела, как императорский палач вырезал сердце несчастного губернатора. Многие думают, что самую главную опасность представляют руки этого человека, которые искусно управляются с двумя большими ножами с рукоятками из оленьего рога. Но это не так.
        Самая большая опасность таится в непроницаемой темноте его глаз.
        Мне никуда не деться от этих глаз. Каждый раз, когда я беру опиум или зажигаю трубку — даже в тот момент, когда просто думаю об этом,  — я вижу его глаза.
        Он — ангел смерти для тех, кто продает опиум. Если я все время буду вспоминать его глаза, то смогу остановиться.
        Уже прошла целая неделя, а я не выкурила ни грамма. У меня дрожат руки, печет в животе, но я даже не притронулась к опиуму. И больше никогда не притронусь.
        Потому что я вижу перед собой глаза палача.


        Глава 18
        Очертите его тремя кругами
        И глаза закройте в благоговении священном,
        Потому что вскормлен он нектаром
        И молоком райским.
    Сэмюель Тейлор Коулридж. Хан Кубла, или Образ мечты.
        — Значит, это и есть мой новый зять?
        Чжи-Ган резко сел на кровати. Лежавшая рядом с ним Анна вздрогнула от неожиданности и испуганно вскрикнула.
        Чжи-Ган спустил одну ногу с кровати и прищурился. Когда же его зрение несколько прояснилось, он замер от неожиданности, увидев, словно в тумане, печальную картину. Уже наступило утро. Они с Анной, совершенно голые, лежали на кровати, а с обеих сторон от их ложа стояли незнакомые мужчины. Один из них, огромный китаец, держал в руках ножи Чжи-Гана с рукоятками из оленьего рога. Другой, белый мужчина средних лет с длинными седыми усами, презрительно ухмылялся. И наконец, третий, жилистый китаец, с равнодушным видом поигрывал пистолетом.
        Почему он не слышал, как они вошли? И где его очки?
        Чжи-Ган смерил взглядом мужчину, который стоял к нему ближе всех и, язвительно улыбаясь, угрожал ему его же собственными ножами. Этот сукин сын делал вид, что он не знает, как управляться с отточенными, стальными клинками. Хотя он сжимал руками не середину рукоятки, его пальцы, тем не менее, лежали совершенно правильно и он в одно мгновение смог бы поменять хватку. Чжи-Ган старался ничем не выдавать своей злости, поскольку понимал, что этот мужчина хорошо владеет ножами и разоружить его будет непросто.
        — И какая же ты у него по счету жена, Анна?  — растягивая слова, медленно произнес белый мужчина.  — Шестая или седьмая?
        Краем глаза Чжи-Ган увидел, что Анна подняла голову.
        — Я его единственная жена,  — с достоинством ответила она.
        Чжи-Ган вздрогнул. Это было не совсем так, но он не располагал временем, чтобы пуститься в обстоятельные объяснения. Приемный отец Анны, Сэмюель, презрительно засмеялся.
        — Сомневаюсь в этом, дочь. Искренне сомневаюсь.
        Чжи-Ган вскочил с кровати, совершенно не стесняясь своей наготы. Хотя для китайца он был довольно высокого роста, белый мужчина оказался не ниже его, а громила, поигрывал ножами, и вовсе гораздо выше.
        — Выйдите из нашей спальни,  — с холодным высокомерием произнес Чжи-Ган. Этому он научился у самого императора. Потом он схватил покрывало и набросил его на Анну. Она закуталась в него, оставив свободными ноги.
        Посмотрев на нее, он невольно порадовался. Другая женщина на ее месте стала бы кричать и биться в истерике, но его жена не опустится до подобных глупостей. Она уже подтянула под себя ноги, приготовившись отражать нападение. Однако никакого нападения не будет. Чжи-Ган подошел к белому мужчине и пристально посмотрел на него. Он увидел, что этот мужчина далеко не молод — вокруг рта залегли глубокие морщины, да и спина заметно сгорбилась. Это уже было кое-что.
        — Подождите за дверью, пока мы оденемся,  — приказал Чжи-Ган.  — Попросите принести вам чай и клецки.
        Сэмюель слегка откинул голову и скрестил руки на своей широкой груди.
        — Уверяю вас, что моя дочь привыкла к тому, что в ее спальне постоянно толпятся мужчины,  — ухмыльнувшись, сказал он.
        — Это неправда!  — крикнула Анна, покраснев от стыда.
        — Меня не интересует, что было в прошлом,  — заявил Чжи-Ган, раздраженно взмахнув рукой.  — Меня интересует только настоящее и будущее.  — И, понизив голос, он добавил: — Или вы немедленно уйдете, или я, несмотря на настойчивые просьбы моей жены, найду себе других поставщиков.
        Сэмюель, окинув Чжи-Гана холодным взглядом, процедил сквозь зубы:
        — Или я прикончу тебя за то, что ты убил Половинку.
        — Половинка был…  — начала Анна, но Чжи-Ган жестом заставил ее замолчать.
        — Этот идиот посмел прикоснуться к моей жене,  — сказал он. Вспомнив об этом, он почувствовал, как в нем закипает злость.  — Если бы вас это действительно волновало, то я был бы уже мертв.  — Чжи-Ган, как и Сэмюель, скрестил на груди руки.  — Уходите немедленно, иначе вы больше никогда не увидите ни вашу дочь, ни меня. Я найду себе других компаньонов.
        Сэмюель огляделся по сторонам, а потом пристально посмотрел на Анну.
        — Для меня это не новость. Я уже давно контролирую провинцию Цзянсу.
        — Губернатор Бай мертв!  — взволнованно крикнула Анна.  — Его убили за то, что он крал деньги,  — добавила она и, повернувшись, посмотрела на Чжи-Гана.  — Теперь он новый губернатор, и тебе придется заключить с ним новый договор.
        Разозлившись, Сэмюель двинулся прямо на нее.
        — Ты смеешь угрожать мне после того, как сбежала с целым мешком товара?
        Анна вздрогнула, но при этом ее голос звучал довольно жестко:
        — Мне нужно было скрыться. За мной гнался палач.
        Сэмюель выругался и сплюнул.
        — Но я еще никогда не возвращалась к тебе с пустыми руками,  — напомнила она, а потом едва слышно добавила: — И ты это знаешь так же хорошо, как и я.
        Сэмюель недовольно скривился.
        — Твой муж — новый губернатор этой провинции. Гм. Посмотрим, что из этого выйдет.  — Он перевел взгляд на Чжи-Гана и сказал: — Я буду в кабинете. Поторопитесь. Я не люблю ждать.  — Плотно сжав губы, Сэмюель повернулся и вышел из комнаты. За ним двинулись его люди. Последним шел мужчина, державший в руках ножи Чжи-Гана.
        Чжи-Ган подождал, пока за ними закроется дверь, и, повернувшись к своей жене, спросил:
        — С тобой все в порядке?
        Анна кивнула и, протянув руку, схватила свою одежду.
        — А с тобой?
        — Не понимаю, почему я не слышал, как они вошли,  — пробормотал он, хотя давно понял причину происшедшего. То, что ему довелось испытать этой ночью, было не только потрясающе прекрасным, но и крайне утомительным. В результате он впал в глубокое забытье. Но даже сейчас он не мог думать ни о чем другом, кроме этой женщины. Даже сейчас, когда эти ужасные люди вышли из комнаты, он не мог оторвать глаз от ее прекрасного тела. Анна как раз надевала юбку. Он смотрел на округлые бедра, на то, как при каждом движении подпрыгивают тяжелые груди, вспоминал ее запах, ее вкус, ее радость.
        Их радость.
        Их любовь.
        Он сел на кровать, стараясь прийти в себя, и начал одеваться. Неужели он действительно полюбил белую женщину? Женщину, которая была наркокурьером и дочерью самого главного опиумного барона? Все это просто в голове не укладывалось. Но разве он не знал об этом?
        — С тобой все в порядке?  — снова спросила Анна. Ее голос проник в его мысли так же легко, как и она сама проникала в него.
        Он молча кивнул, натягивая сапоги. Ему нужно все как следует обдумать. В конце концов он — императорский палач и должен выполнять свои обязанности. От этого сейчас зависели их жизни.
        И все же он постоянно возвращался к тому, что произошло этой ночью. Он никогда не думал, что станет героем китайского любовного романа, где, как правило, герои-любовники испытывают невероятные страдания, но потом все заканчивается их трагической смертью. Ему пришлось много работать, а его семье пожертвовать всем, даже собственной дочерью, чтобы он мог получить высокую должность при дворе и стать влиятельным человеком. Он мог выбрать себе в жены любую девушку. Почему же он связал свою жизнь с белой женщиной-наркокурьером?
        Чжи-Ган завязал тунику так, чтобы она не стесняла его движений, если придется обороняться. Он не позволит Сэмюелю и дальше заниматься мерзкой торговлей. Он заключит с ним сделку, а потом вернется сюда с батальоном солдат. Так будет безопаснее для него. И для Анны. У него сейчас просто нет другого выбора.
        — Ты уже почти оделся,  — сказала Анна, подавая ему очки.
        Он посмотрел на нее и нахмурился. Анна уже полностью привела себя в порядок, даже успела заколоть волосы, чтобы они ей не мешали. Заметив его смущение, она улыбнулась.
        — Мы с тобой уже почти закончили все наши дела,  — тихо произнесла она.  — Нам необходимо завершить только одно, последнее, дело. После этого каждый пойдет своей дорогой.
        Она хотела сказать, что скоро сядет на корабль капитана Джонаса и уплывет к своей семье в Англию. Что ж, так все и должно быть. Он кивнул, но внезапно почувствовал такую боль, как будто его грудь готова была разорваться на части. Эта боль казалась просто нестерпимой.
        — Нам лучше немного задержаться,  — сказал Чжи-Ган, надевая очки. Посмотрев на Анну, он увидел, какой она была невероятно красивой.  — Мы сейчас в невыгодном положении.
        Анна медленно подошла к нему, и он моментально раскрыл ей свои объятия. Прижавшись лицом к ее волосам, он крепко обнял ее и почувствовал, как утихает боль. Анна подняла к нему лицо, и он подумал, что она хочет его поцеловать.
        Однако перед тем как их губы встретились, она прошептала ему на ухо:
        — Мы не можем больше кормить всех этой ложью. Кто-нибудь обязательно узнает тебя, и мы уже никогда не сможем подобраться так близко к Сэмюелю. Нам необходимо прямо сейчас положить всему этому конец.
        Чжи-Ган вздохнул, чувствуя, что его начинает обуревать злость: как в такой момент она может трезво рассуждать и думать о том, чтобы побыстрее расправиться с Сэмюелем? Однако он вынужден был признать, что, будучи сильной женщиной, Анна мыслит последовательно и ясно, а он, в отличие от нее, все еще находится в плену удивительных грез, навеянных воспоминаниями об этой чудесной ночи. Неужели она действительно так спокойна, как хочет казаться? Или…
        Он слегка отстранился от нее и внимательно посмотрел ей в глаза.
        — Ночью ты сказала, что любишь меня.
        Он увидел в глазах Анны явное смятение, но буквально через несколько мгновений она снова взяла себя в руки и спокойно посмотрела на него. Она не стала прятать от него свои печальные глаза.
        — Да, сказала,  — после паузы прошептала она.  — И это правда,  — добавила она и, оглянувшись на дверь, добавила: — Сэмюель не любит долго ждать.
        Чжи-Ган кивнул, понимая, что она сейчас делает то, что и должна делать — отметает назад свое прошлое и думает о настоящем. Но с какой удивительной легкостью она делает это! Ему не мешало бы последовать ее примеру, но его все еще терзали сомнения. Может, он все неправильно понял и она действительно любит его? Но разве это имеет какое-то значение?
        — У меня есть еще жены,  — неожиданно для себя самого признался Чжи-Ган.  — Одна из них уже умерла, а на другой я женился по политическим соображениям. Она для меня ничего не значит, но…
        Анна прижала палец к его губам, заставляя его замолчать.
        — Мне все равно,  — сказала она и, закрыв глаза, прижалась лбом к его лбу.  — Это правда. Я люблю тебя, и мне все равно, есть у тебя другие жены или нет.
        — У меня только одна жена,  — прошептал Чжи-Ган.  — Это ты.
        Ему хотелось поцеловать ее, крепко обнять и признаться в своих чувствах, но на это уже не осталось времени. Одно было понятно — если они останутся в этой комнате, то ничего не смогут сделать. Сейчас нужно разобраться с Сэмюелем. Он снова должен стать палачом. И как только все это закончится…
        Анна уедет в Англию, и это будет правильно.
        Чжи-Ган кивнул, в последний раз вдыхая ее неповторимый аромат.
        — Итак, будь что будет,  — решительно произнес он и, отойдя от нее, повернулся лицом к самому злейшему врагу Китая.

        В кабинете пахло паленым чаем. Анна не сразу узнала этот запах, но, вспомнив его, закрыла глаза и предалась воспоминаниям. Ее родной отец любил турецкий кофе. Сэмюелю Фитцпатрику тоже нравился ароматный напиток, и это, как ни странно, когда-то послужило причиной ее привязанности к нему.
        Стоявший рядом с Анной Чжи-Ган, который, похоже, никогда раньше не пробовал кофе, недовольно поморщился, и ей пришлось объяснить, что это такое.
        — Это турецкий кофе,  — сказала она, посмотрев на мужчин, которые стояли возле двери. У них в руках не было ни пистолетов, ни ножей. Их позвали сюда просто для устрашения, но Анна почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок, когда она вместе с Чжи-Ганом вошла в кабинет. Сэмюель сидел за столом Половинки и, прикрыв от удовольствия глаза, попивал кофе.
        — Приветствую тебя, дочь,  — сказал он и, поставив чашку на стол, посмотрел на Чжи-Гана.  — Приветствую вас, мандарин.
        Чжи-Ган слегка склонил голову, отдавая дань вежливости, и бросил мрачный взгляд на головорезов.
        — Их присутствие здесь обязательно?
        — Да,  — коротко ответил Сэмюель и повернулся к Анне: — Неужели я не заслужил того, чтобы меня поцеловала собственная дочь?
        Анна почувствовала, что краснеет.
        — Конечно.  — Она наклонилась к нему через стол, подумав о том, что этот человек ей не отец. Он использовал ее привязанность к нему в своих корыстных целях. Он… дал ей все, что она хотела, и даже намного больше. Но сейчас она хотела убить Сэмюеля за то, что он с ней сделал, за его преступления против Китая. И все-таки она чувствовала, что между ними по-прежнему существует связь. Сэмюель Фитцпатрик был единственным человеком, который знал ее настоящего отца.
        Все эти мысли пронеслись у нее в голове, когда она наклонилась, чтобы поцеловать его в щеку. Он поднял к ней лицо, и она почувствовала знакомый запах табака, одеколона и опиума. Сам он редко принимал опиум, но всегда имел его при себе и охотно делился зельем с другими. Он даже носил с собой иглу для своих самых уважаемых клиентов.
        Посмотрев на его пиджак, Анна подумала, что знакомая деревянная коробочка сейчас, наверное, находится в его левом кармане. Она выпрямилась, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Может, это проявление отеческих чувств? Или он не доверяет ей? Интересно, что он сейчас чувствует по отношению к ней?
        — Итак, значит, это твой новый муж,  — медленно произнес Сэмюель.  — Расскажи мне, как все это произошло.
        — Конечно, расскажу,  — заверила его Анна и, затаив дыхание, начала сочинять очередную сказку.  — Как я уже говорила, мне пришлось уносить ноги от палача…  — Слова легко слетали с ее губ, потому что эту историю Анна уже много раз прокручивала в голове, начиная с той самой ночи, когда она придумала ее для жен губернатора Бая. История о том, как они с Чжи-Ганом страстно любят друг друга и даже мысли не допускают, что могут когда-нибудь расстаться, стала для нее волшебной сказкой, ее талисманом.
        — И ты сама смогла добраться до Великого канала?  — подозрительно посмотрев на нее, спросил Сэмюель.
        Анна гордо вскинула голову. Вот уж в этом он мог бы и не сомневаться!
        — Если нужда заставит, я могу стать чрезвычайно изобретательной.
        — Что ж, охотно верю,  — сказал Сэмюель и улыбнулся.
        Чжи-Ган вышел вперед, желая продемонстрировать, что ни к чему не обязывающая болтовня раздражает его.
        — Все эти душещипательные истории хороши для женской компании. А сейчас, жена, подойди ко мне и стань рядом.
        Анна вздрогнула, услышав, каким не терпящим возражений тоном говорил с ней Чжи-Ган. Ее нежный ночной любовник исчез. Вместо него снова появился палач. Она повернулась, чтобы исполнить его приказ, но Сэмюель схватил ее за руку и, похоже, не собирался отпускать от себя. Она попыталась вырваться, но он крепко держал ее, не давая уйти.
        — Отец,  — мягко произнесла Анна.  — Я теперь замужняя женщина. Мое место возле него.
        — Он — китаец,  — возразил Сэмюель.  — А я признаю только те браки, которые заключены по христианским обычаям,  — заявил он.  — Стой здесь. Постарайся убедить меня в том, что этот брак — законный.
        Анна недоуменно захлопала ресницами. Сколько раз он вот так, с любовью и нежностью смотрел на нее! Теперь она понимала, что все это сплошной обман. Разве может человек, испытующий к своей дочери нежные чувства, вынудить ее стать наркокурьером, зная, насколько это опасно? Тем не менее Анне почему-то казалось, что Сэмюель действительно любит ее.
        По крайней мере, казалось до тех пор, пока она не встретила Чжи-Гана и не поняла, что значит настоящая любовь и забота. Сэмюель — обманщик, он просто умело манипулирует людьми. И она улыбнулась своему приемному отцу радостной, несколько глуповатой улыбкой, хотя сердцем была сейчас вместе с Чжи-Ганом.
        — Признаешь ты это или нет,  — спокойно произнесла она,  — но мы…
        — Ему это неинтересно,  — вмешался Чжи-Ган.  — Ему просто хочется узнать, действительно ли ты говоришь правду о том, что я готов заключить с ним новую сделку,  — сказал он и посмотрел на Анну.  — Он думает, что я его обманываю.
        — Но почему?  — удивилась Анна.
        — Потому что курьеры — это люди, которых используют для определенных целей,  — ответил Чжи-Ган.  — Ты мне нужна была только для того, чтобы я мог встретиться с ним. И сейчас ты должна уйти, а мы с твоим отцом продолжим вести переговоры.
        Анна прищурилась и посмотрела на Чжи-Гана, пытаясь понять его истинные намерения. Может, это действительно правда? Может, он и в самом деле использовал ее для того, чтобы встретиться с Сэмюелем? Нет, конечно нет. Ведь они так много пережили вместе! Чжи-Ган просто не хочет подвергать ее опасности и рассчитывает расправиться с Сэмюелем в одиночку. У Анны отлегло от души, но в то же время она не собиралась уступать ему. Нет, Чжи-Гану не удастся избавиться от нее. Она хочет досмотреть этот спектакль до самого конца.
        Чжи-Ган сейчас был похож на наемников Сэмюеля. Он стал таким же грубым и расчетливым. Китайцы никогда не выказывают своих истинных чувств. Вежливость у них практически возведена в ранг религии. Ей, однако, казалось, что все эти отрицательные эмоции Чжи-Гана заполнили комнату, как темный, зловещий дым.
        — Вам нужны девочки,  — сказал он,  — а мне нужен опиум. Я теперь новый губернатор провинции Цзянсу и могу поставлять вам необходимый товар. Вы же должны убедить меня в том, что сможете снабжать меня опиумом.
        Сэмюель удивленно выгнул свои густые брови.
        — Вы сомневаетесь в том, что белый человек может поставлять вам опиум?
        — Он все подвергает сомнению,  — вставила Анна, пожав плечами. Она сделала это намеренно, чтобы попытаться высвободить свою руку из рук приемного отца. Ей это не удалось. Руки у него были сильными, и он крепко держал ее рядом с собой. Тогда она повернулась к Чжи-Гану, чтобы продолжить игру под названием «переговоры».  — У него есть опиум,  — твердо произнесла она.
        — У него действительно есть девочки?  — обратился Сэмюель к Анне.  — Я имею в виду молоденьких и смазливых.
        Анна недовольно скривилась.
        — Это бедная провинция, но у крестьян по-прежнему рождается много детей, и они продают своих дочерей. Китай есть Китай.
        Сэмюель презрительно усмехнулся и снова принялся пить свой кофе.
        — Что поделаешь — язычники!
        — Но вы же делаете на этом деньги!  — крикнул Чжи-Ган, находившийся по другую сторону стола.
        Анна удивленно посмотрела на него. Что он делает? Он не сможет сейчас убить Сэмюеля. Их разделяет стол. И он никогда не выйдет из этой комнаты, если Сэмюель заподозрит что-то неладное.
        — А что еще остается делать бедным девочкам?  — вздохнув, сказал Сэмюель и покачал головой.  — Многие из них либо умирают от голода, либо раздвигают ноги, став восьмой или девятой женой какого-нибудь старого мандарина. По крайней мере, в публичном доме им платят за их работу.  — Сэмюель повернулся к Чжи-Гану: — Вы получите свой опиум.
        Чжи-Ган не ответил. Он продолжал играть роль нового покупателя, но Анна видела, что он едва сдерживает переполнявший его гнев. К счастью, лицо Чжи-Гана оставалось абсолютно спокойным. В конце концов он кивнул в знак того, что принимает предложение Сэмюеля, и посмотрел на руку Анны, которую тот продолжал крепко держать.
        — Отпустите мою жену,  — сказал он,  — ей здесь больше не место.
        — Нет, вы ошибаетесь,  — произнес Сэмюель.  — Она — мой лучший курьер. Во всяком случае, была им, пока не стала пробовать товар,  — добавил он и, наклонившись, посмотрел в глаза Анне.  — Так вот почему ты вышла за него замуж? Ты знала, что я больше не дам тебе опиума. После того как ты оставила своего отца ни с чем…
        — Покупатель мертв, отец!  — воскликнула Анна.  — Его разрубили пополам, как кусок мяса, прямо у меня на глазах.
        — Кто этот покупатель?  — спокойно спросил Чжи-Ган.
        — Губернатор Вань,  — тихо ответила Анна. Она очень хорошо помнила ту ночь, несмотря на то что накануне изрядно накурилась опиума. Часто, когда она смотрела на Чжи-Гана в такие моменты, как сейчас, когда его глаза были непроницаемо черными, а на губах играла презрительная усмешка, ей становилось страшно.
        Чжи-Ган пожал плечами.
        — Он просто идиот, а жены у него еще глупее, чем он сам,  — сказал он.  — Мужчине можно простить женитьбу на глупой женщине только в том случае, если он запретит ей показываться на людях и будет держать ее подальше от любопытных ушей. Я имею в виду осведомителей палача.
        — Так что же случилось с губернатором Ванем?  — спросил Сэмюель, поворачиваясь к нему.
        Анна напряглась.
        — Я не знаю,  — ответил Чжи-Ган.  — Но если мне известно, что он и его друзья употребляют опиум — много опиума,  — то и палач запросто мог узнать об этом.
        Сэмюель медленно протянул руку и взял свою чашку.
        — А вы уверены, что сможете избежать подобной участи?  — спросил он, прищурившись.
        Чжи-Ган презрительно засмеялся.
        — У меня нет жены-идиотки.
        Глаза белого человека округлились от удивления.
        — Вы так считаете?  — спросил он.  — Ваша белая жена принимает опиум. Она очень любит его и вряд ли сможет обойтись без него. Я прав, Анна?
        Анна все еще думала о смерти губернатора Ваня. А еще она мысленно задавалась вопросом, когда же наконец ее муж прекратит эту опасную игру с Сэмюелем и начнет действовать. Однако, услышав слова приемного отца, она почувствовала, что ее лицо залилось густой краской стыда.
        — Но ведь ты сам дал мне попробовать эту отраву!  — возмущенно крикнула Анна.
        — Сколько ты принимаешь опиума?  — перебил ее Сэмюель.  — Сколько опиума из той партии, которая предназначалась Ваню, оказалось в твоем желудке?
        — Нисколько,  — прошептала она и, заметив, что Сэмюель презрительно усмехнулся, добавила: — Ни крупицы.
        Похоже, он не поверил ей. Тогда она посмотрела на Чжи-Гана. Он верил ей. Анна поняла это по его темным глазам, по тому, как смягчилось его лицо. Он знал, что она завязала с опиумом и пыталась окончательно подавить в себе пагубную страсть, которая отравляла ей жизнь. Он верил в нее, и в его глазах она нашла поддержку, необходимую ей для того, чтобы доиграть свою роль до конца.
        — Может быть, совсем немного,  — призналась Анна и виновато улыбнулась.
        Сэмюель просто грохнул от смеха.
        — Теперь вы понимаете, на ком женились?
        — Я это делаю очень осторожно!  — крикнула Анна.  — Я только тогда принимаю опиум, когда праздную с клиентом. Ты же сам учил меня этому,  — уже тише добавила она.  — Я не наркоманка.  — Она лгала, но прекрасно понимала, насколько важна сейчас эта ложь. У нее уже выработалась стойкая зависимость от опиума, и ей вновь и вновь будет хотеться испытать то сладкое забвение, которое он дарит. Но больше, чем это чудесное забвение, она любила Чжи-Гана. Его ласки, его нежные прикосновения — все это действовало в сто раз сильнее, чем опиум.
        Она посмотрела на своего возлюбленного. Ей хотелось, чтобы он знал, о чем она сейчас думает, и понял, что она не лжет. И потом, она не так глупа, как думает ее отец. В этот момент Чжи-Ган встал и подошел к ней. Он обнял Анну, прижавшись лицом к ее волосам. Он просто держал ее в своих объятиях, а она ощущала теплоту его тела, его одобрение, его любовь.
        Анна услышала, как переговаривались охранники, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, и почувствовала, как Сэмюель наконец-то отпустил ее руку. Скорее всего, для того, чтобы иметь возможность защищаться, если в этом возникнет необходимость. Но ничего необычного не произошло — просто муж обнимал свою жену. Когда в комнате стало тихо, Анна подняла глаза и посмотрела на Чжи-Гана.
        — Прости меня,  — прошептала она, продолжая играть свою роль.  — Мне уже не так хочется опиума, как раньше…
        — Я знаю,  — ответил он, и по его глазам она поняла, что он отличает правду от той лжи, которую она вынуждена сейчас говорить.  — А теперь иди в нашу комнату. Мы же с твоим отцом закончим свои дела.
        Анна поняла, что он имеет в виду. Чжи-Ган уже стоял возле стола и, наверное, собирался убить Сэмюеля сразу после ее ухода. Она молча кивнула ему в знак согласия. Пришло время для того, чтобы он выполнил свою работу. Прежде чем покинуть кабинет, она повернулась и в последний раз посмотрела на приемного отца.
        — Я всего лишь хотела, чтобы у меня был отец, который любил бы меня. Ты намеренно сделал меня наркоманкой и заставил выполнять для тебя эту грязную работу.
        Сэмюель покачал головой, и на его губах появилась презрительная улыбка.
        — Не стоит обвинять меня в этом, девочка. С того самого дня, как я с тобой познакомился, ты все время откуда-то пыталась сбежать — из приюта, из Шанхая, отовсюду.  — Он ухмыльнулся и посмотрел на Чжи-Гана, давая ему понять, что брак для нее — это просто еще один способ остановиться.  — Я лишь направил твою энергию в нужное русло, и только.
        Анна застыла на месте, потрясенная тем, что услышала. Потом она покачала головой, выражая свой протест. Она понимала: что бы она сейчас ни сказала в свою защиту, ничего уже изменить нельзя. Сэмюель говорил чистую правду.
        Анна снова посмотрела на Чжи-Гана, ища поддержки.
        — Это ложь,  — заявила она.  — Он все подстроил. Он использовал меня…
        Чжи-Ган нахмурился. Но не потому, что он поверил ей и что его возмутило несправедливое отношение приемного отца к своей дочери. Он искренне удивился тому, что Анна отрицала очевидное.
        — Я знал, что ты все время куда-то бежишь,  — сказал Чжи-Ган.
        Такова была неприглядная правда.
        По ее телу прокатилась волна лихорадочной дрожи. Да, она всю жизнь бежит. Сначала она убегала от своей няни, потом из приюта, потом из Шанхая и, наконец, от себя и своей ужасной жизни, что случалось каждый раз после принятия опиума. Прижав руки к груди, Анна вздрогнула, с горечью осознав, что так все и было.
        — Но это не имеет никакого значения,  — мягко произнес Чжи-Ган.  — Иди, Анна. Я скоро к тебе присоединюсь.
        Она посмотрела на него. Его слова поразили ее еще больше. Любимый мужчина предлагал сейчас то, чего ей больше всего хотелось — еще один побег. Она убежит, а Чжи-Ган в это время отомстит за нее. Потом она уедет в Англию. Постепенно дойдет до того, что она снова начнет курить опиум.
        — Нет,  — пробормотала она, чувствуя, как ею овладевает страх, и осознавая, что пришло время остановиться.
        Анна сама не понимала, откуда у нее взялась эта сила. Еще несколько недель назад одна мысль об этом заставила бы ее потянуться за трубкой с опиумом. Однако сейчас, глядя на широкие плечи Чжи-Гана, на черные дуги его бровей и зная, что он поймет и поддержит ее, она могла переложить свое бремя на него. Он с радостью согласится ей помочь, но она знала, что у него на душе тоже лежит тяжелый груз. Ей было известно, какие страдания он испытывает из-за того, что совершил, будучи еще ребенком. Ей известно, что, став палачом, Чжи-Ган не может избавиться от ночных кошмаров. Нет, она не собирается утяжелять его ношу. Она не станет еще одной заблудшей душой, заботу о которой ему придется взять на себя. Пришло время самой нести ответственность за свои поступки и за свою жизнь.
        Анна гордо расправила плечи, чувствуя, что ее сердце просто выскакивает из груди.
        — Ты знаешь, что такого рода дела всегда вызывают у меня головную боль,  — солгала она.  — Дело в том, что, сколько бы вы ни торговались, все равно будет так, как всегда,  — сказала она, вживаясь в роль торговца. Она лучше других знала, на каких условиях обычно заключает сделки Сэмюель.
        — Три девушки в месяц,  — посоветовала она Чжи-Гану.  — Согласен?
        Чжи-Ган кивнул. В его темных глазах она заметила тревогу. Он боялся за нее и не хотел, чтобы она оказалась в самой гуще предстоящей драки.
        Анна ободряюще улыбнулась ему. В первый раз в жизни она собиралась сражаться, а не бежать. Сама по себе мысль об этом была ужасной, но в то же время она вдохновляла ее. Через несколько минут она, возможно, умрет, но по крайней мере умрет не от наркотиков.
        Она повернулась к своему приемному отцу:
        — В какой бордель попадут все эти девочки?
        — Он может привозить их…
        — Нет!  — воскликнула она.  — Говори, в какие именно бордели? Напиши мне их названия. Я проверю, попадут ли девочки туда, куда нужно.
        Сэмюель посмотрел на нее, недоверчиво прищурившись.
        — С каких это пор ты решила заниматься девочками?
        Анна потупилась.
        — Я решила, что нужно принимать мир таким, какой он есть. И еще я хочу доставить удовольствие своему мужу.
        Сэмюель прыснул от смеха.
        — Ты хочешь сказать, что, боясь лишиться опиума, готова заниматься девочками?
        Она укоризненно посмотрела на него, давая понять, что он оскорбил ее.
        — Я смогу вести дело лучше, чем Половинка! Я сделаю так, чтобы у них здесь была вполне пристойная жизнь. Чтобы каждая девочка смогла получить достойное вознаграждение за жертву, которую ей пришлось принести.  — Несмотря на пылкость, с которой она бросилась объяснять причину своего решения, Анна поняла, что Сэмюель не до конца поверил ей.
        Выдержав паузу, она пришла к выводу, что ей следует действовать без промедления.
        — Половинка мертв, отец!  — запальчиво крикнула Анна.  — Я могу взять это дело в свои руки, и ты будешь получать постоянную прибыль. Никто не знает тебя лучше, чем я, и никто не сможет лучше меня управлять всеми этими борделями. Кому еще, кроме меня, ты сможешь доверить это дело?  — Она недовольно сморщила свой носик.  — К тому же мне не нужно будет пробовать этот товар.
        Сэмюель задумался. И Чжи-Ган тоже. Он не понял, что собирается предпринять его возлюбленная. Но для него это уже не имело никакого значения. Он сразу все поймет, когда она передаст ему список борделей своего отца. Таким образом он узнает названия всех притонов, в которых мучают девушек, травят их наркотиками, заставляя заниматься проституцией. И он, будучи палачом, лично будет решать, что необходимо сделать для того, чтобы ни одной девушке больше не довелось пережить то, что пережила его сестра.
        Тем временем Сэмюель, поразмыслив над предложением Анны, нарушил тишину:
        — Я думал, что ты теперь замужняя женщина и не проявишь интереса…
        Она шумно вздохнула.
        — Хватит, отец. Мой муж понимает, что я не хочу всю свою жизнь торчать в такой дыре, как Цзянсу. И мы оба хотим получать хорошие деньги, а это возможно только в Шанхае. Ты не доверяешь мне? Ты не хочешь, чтобы я заняла место Половинки?  — спросила Анна и стала ждать, когда Сэмюель решит, достойна она или нет. И он наконец понял, куда она клонит.
        — Я понимаю, что тебе не терпится отпраздновать,  — сказал он.
        Анна покраснела и, опустив глаза, украдкой посмотрела на левый карман его пиджака.
        — Я могу и подождать,  — тихо произнесла она.
        Он сунул руку в карман и достал оттуда деревянный футляр. В нем лежал стеклянный шприц. Сэмюель положил футляр на стол. Из другого кармана он вытащил маленький мешочек с опиумом. Она чувствовала его запах, ощущала его сладковатый привкус на языке и даже представляла, как он попадает в ее вену. Она только что решила пойти против своего отца, решила действовать, вместо того чтобы убегать, и вот снова теряет свою силу при виде простого бархатного мешочка.
        — Ну так как, начнем?  — спросил Сэмюель.  — Не хочешь отпраздновать, пока мы с твоим мужем закончим наши переговоры?
        — Хочу,  — ответила Анна и подумала: «Нет! Не хочу». Она глубоко вздохнула и сказала то, чего еще никогда не говорила: — До тех пор пока ты контролируешь торговлю опиумом, ты контролируешь меня.  — Посмотрев на Чжи-Гана, она добавила: — И его тоже. Поэтому позволь мне вести торговлю девочками. Ты будешь платить мне опиумом.  — Она протянула руку к бархатному мешочку.  — Мы оба разбогатеем на этом деле.
        Сэмюель схватил ее за тонкое запястье. В этом маленьком мешочке было много опиума. Он не позволит ей так просто заполучить его. Не сейчас. Сначала ему нужно заключить сделку, в которой он был заинтересован. Стоявший рядом с Анной Чжи-Ган напрягся. Он хотел защитить свою жену, и это желание, словно волна, окутывало ее и поддерживало. Когда он был рядом с ней, она чувствовала себя настолько сильной, что могла бросить вызов отцу и сделать то, что следует сделать.
        — Сколько у тебя борделей? Как мне вести эту торговлю?  — не отставала она от Сэмюеля.
        — Сколько опиума ты хочешь?  — в свою очередь поинтересовался Сэмюель.
        Анна пожала плечами.
        — Мы можем продавать тридцать фунтов в месяц,  — сказала она. Услышав эту невероятно огромную цифру, все, кто находился в комнате, засмеялись. Все, кроме Чжи-Гана. Она ожидала именно такой реакции, надеясь на то, что охранники расслабятся и потеряют бдительность. Они знали, как обычно заключаются сделки. Сначала стороны долго торгуются по поводу цены, а потом начинают праздновать. Их помощь уже не нужна, и они могут расслабиться и просто наблюдать за тем, что происходит.
        — Тридцать фунтов — это не смешное число,  — с серьезным видом возразила Анна, но в этот момент Чжи-Ган вышел вперед.
        — За трех красивых девчонок? Двадцать пять фунтов в месяц, не меньше. В Цзянсу большие потребности в опиуме.
        Сэмюель отпустил руку Анны и повернулся к Чжи-Гану. Оба мужчины отчаянно торговались между собой, и, похоже, оба получали от этого истинное удовольствие. Переговоры шли своим обычным ходом, и Сэмюель постепенно расслабился. Он позволил Анне взять бархатный мешочек и деревянный футляр.
        Она же не стала терять время даром и быстро нашла все необходимое в шкафу, который стоял позади стола. Потом она подогрела опиум и наполнила им шприц. Анна действовала быстро и умело — сказывался многолетний опыт. Стоявший за ее спиной Чжи-Ган подошел еще ближе, но не настолько близко, чтобы нанести удар. Анна сейчас стояла между ним и Сэмюелем. Просто возле стола было очень мало места.
        — Мне нужен этот список, отец,  — пробормотала она, делая вид, будто полностью поглощена своими приготовлениями.  — Список всех твоих поставщиков. Тех, которые привозят тебе девочек. Мне нужен не только список борделей. Я думаю, что мне стоит взять под свой контроль все поставки.
        Сэмюель бросил на нее настороженный взгляд, но она даже не повернулась к нему. Сейчас она подогревала опиум, а этот процесс требовал внимания и осторожности. Но Анна поняла, что он решил проверить, не дрожат ли у нее руки. Если бы он заметил хотя бы малейшую дрожь, то сразу бы понял, что она до сих пор сидит на наркотиках, а значит, доверять ей ни в коем случае нельзя.
        Благодаря Чжи-Гану Анна уже несколько недель не принимала опиум, и сейчас все ее движения были четкими и уверенными. Она посмотрела на Сэмюеля.
        — Хочешь снять первую пробу?
        С ее стороны это был тактический ход. Дело в том, что ни один наркоман ни за что на свете не откажется от первой пробы. Таким способом она пыталась доказать Сэмюелю, что она не так глупа, как он думает. По правде говоря, ей нелегко было произнести эти слова, однако она заставила себя это сделать и даже улыбнулась для убедительности.
        Сэмюель покачал головой в ответ. Ему все это явно нравилось.
        — Предложи своему мужу снять первую пробу,  — сказал он.
        Чжи-Ган отказался.
        — Что ж, мне больше достанется,  — сказала Анна, и в этот момент у нее действительно задрожали руки. Искушение было так велико, что она с трудом сдерживала себя. Может, ничего страшного не случится, если она попробует немного? Просто для того, чтобы все это выглядело более убедительно…
        Анна ловко взяла в руки шприц и наполнила его жидкостью. Чистый опиум, попав прямо в вену, подарит ей неземное наслаждение. Потом она повернулась и посмотрела на Сэмюеля.
        — Мне нужны все расходные книги Половинки, отец,  — довольно бесцеремонно заявила она.  — Я хочу внимательно просмотреть их. Мне нужно понять, кто привозит девочек и сколько за это получает опиума.
        — Конечно, конечно,  — ответил Сэмюель, взмахнув рукой.  — Всему свое время.
        Анна снова положила на стол мешочек с опиумом. Затем она отбросила в сторону палочку, с помощью которой подогревала ложку, чтобы расплавить порошок. Она убрала все, кроме шприца. Его она крепко держала в руке, направляя иглу прямо себе в вену.
        — Разве я когда-нибудь делала что-то против твоей воли?
        Сэмюель удивленно посмотрел на нее.
        — Ты всегда была прекрасной дочерью.
        — Итак, это означает «нет»? Но почему? Я всегда точно исполняла твои приказы, всегда делала именно то, что требовалось. И даже, как мне кажется, намного больше.
        Теперь Сэмюель широко и радостно улыбался.
        — Конечно. Я очень беспокоился, когда ты сбежала, но… ты прекрасно устроилась.
        — Я никогда не забывала о тебе,  — сказала она.
        — Да уж.  — Он снисходительно кивнул ей.
        — Тогда позволь мне заняться этим,  — продолжала настаивать Анна.  — Я хочу, чтобы ты убедился в том, что я могу принести тебе большую пользу. Я готова к тому, чтобы ты контролировал все мои действия, но дай мне показать, каким по-настоящему прибыльным делом может стать торговля живым товаром. Скажи, где хранятся все расходные книги Половинки.
        Сэмюель посмотрел на Чжи-Гана, а потом снова на нее.
        — Ты их искала, но так и не нашла, я прав?
        Она кивнула.
        — Потому что они у меня. Вот здесь.  — Он указал на кожаную сумку, стоявшую возле его ног.  — Половинка почти не умел писать. Этот идиот все хранил в своей тупой башке.
        Анна, не скрывая иронии, усмехнулась.
        — И поэтому тебе самому пришлось вести все записи. Поверь, из меня получится прекрасный управляющий.
        Сэмюель снова улыбнулся.
        — Да,  — сказал он и наклонился.
        Анна наблюдала за тем, как он, подняв сумку, поставил ее на стол и открыл. Внутри лежали толстые книги. Анне они были хорошо знакомы. Она помнила, как однажды Сэмюель записал ее имя в одну из книг. Тогда она этим очень гордилась. Это были именно те документы, в которых нуждался Чжи-Ган. Сведения, содержавшиеся в этих книгах, наверняка помогут уничтожить огромную сеть торговцев наркотиками и малолетними проститутками. А это означало, что наступил момент, чтобы покончить с ее приемным отцом и его грязным бизнесом. Теперь она сможет вырваться из-под власти Сэмюеля и стать свободной.
        И все-таки она чувствовала себя не в своей тарелке. Как только дело дошло до того, чтобы убить человека — пусть даже этот человек был самым отпетым негодяем,  — оказалось, что это чертовски трудно. Но Анна вспомнила, как подло он ее обманывал, а еще о том, сколько семей разрушилось из-за его опиума и скольких девочек он сделал проститутками. А самое главное, она понимала, что этот человек никогда не остановится. Кто-то должен положить конец его грязному бизнесу. И это, скорее всего, придется сделать ей. И немедленно.
        Сэмюель сидел, склонившись над своими книгами, и она с размаху воткнула шприц прямо ему в шею. Прежде чем он успел понять, что происходит, Анна впрыснула в его тело огромную дозу чистого опиума. Но он быстро оправился от шока и пришел в ярость.
        Той дозы опиума, которую она ему ввела, хватило бы для того, чтобы убить сразу трех человек. Однако для этого опиум должен попасть прямо в кровь. Анна не смогла попасть в вену, а это означало, что он будет умирать достаточно медленно.
        В следующее мгновение в комнате воцарился самый настоящий хаос. Сэмюель зарычал от злости и, схватившись своей огромной ручищей за шею, пытался вытащить из нее шприц. Наркотик еще не успел подействовать, и он двигался с невероятной быстротой. Свободной рукой он вцепился в Анну и с силой швырнул ее к стене, а другой выдернул шприц.
        — Убейте их!  — закричал он.
        Охранники, которые успели сообразить, что происходит на самом деле, вытащили оружие. Но Чжи-Ган лишил их возможности воспользоваться им. Пока Сэмюель вытаскивал шприц из своей шеи, он схватил со стола мешочек с опиумом и бросил его в лицо того охранника, у которого был пистолет. Белый порошок, находившийся в мешочке, попал прямо в глаза охраннику, и он, закрыв руками лицо, выронил пистолет.
        Но второй мужчина, тот, который держал в руках ножи Чжи-Гана, бросился в атаку. Похожий на огромную обезьяну, он действовал быстро, но очень неуклюже. Пока он махал клинками перед лицом Чжи-Гана, тот ловко отступил назад и схватил Анну за руку. В этот момент Сэмюель поднял голову и посмотрел на Чжи-Гана. Его лицо стало багровым от ярости.
        — Я возьму на себя Сэмюеля!  — крикнула Чжи-Гану Анна. Ее голос звучал уверенно и громко, несмотря на то что после удара о стену у нее слегка кружилась голова и она не могла понять, почему Сэмюель все еще крепко стоит на ногах, а не дергается в предсмертных судорогах, лежа на полу.
        Чжи-Ган хотел ей что-то сказать. Она поняла это по его лицу, но охранник, яростно размахивая ножами, уже подбежал к столу, и ей пришлось прижаться к стене. Единственным человеком, для которого эти ножи сейчас представляли опасность, был Сэмюель, который грозно надвигался на Анну и при этом ловко уклонялся от смертоносной стали.
        Но она заметила, что Сэмюель тяжело дышит и двигается как-то медленно и неуверенно.
        — Ах ты, шлюха!  — заорал он.  — Мерзкая шлюха!
        Он поднял свой массивный кулак, намереваясь ударить ее. Анна хорошо владела несколькими боевыми приемами, которым, кстати, обучил ее сам Сэмюель. Наклонив голову, она резко ударила его плечом в грудь. Он задохнулся от злости и стал молотить ее кулаками по спине. После первого удара у Анны онемело плечо, а второй удар угодил прямо в поясницу. Анна закричала от боли и упала на колени.
        Она с трудом дышала и уже не оказывала никакого сопротивления, покорно снося тяжелые удары Сэмюеля. Она хорошо понимала, что ей нужно продержаться до тех пор, пока не подействует опиум.
        Внезапно обрушившийся на нее град ударов резко прекратился. Краем глаза она заметила, как Чжи-Ган с размаху ударил Сэмюеля кулаком в лицо. В тот же миг ее приемный отец взревел от злости и споткнулся об открытую сумку, которая валялась на полу. Анна подняла голову и ахнула: Чжи-Ган швырнул Сэмюеля на стол, подставив его под ножи, которыми размахивал охранник.
        Испустив вздох изумления, охранник пытался сообразить, что ему теперь делать. Сэмюель же протянул руку и хотел схватить Чжи-Гана. Но ему не удалось это сделать. Скользнув по плечу Сэмюеля, нож охранника вонзился ему в шею. Хлынул фонтан крови, и оба — приемный отец Анны и охранник — громко закричали.
        Анна выпрямилась. Ей нужно было увидеть то, к чему она так стремилась. Она совершенно не жалела о том, к каким последствиям привели ее действия. Но не успела она подняться на ноги, как к ней подбежал Чжи-Ган и, с силой нажав руками ей на плечи, заставил пригнуться. Через секунду раздался выстрел. Стрелял второй охранник.
        Чжи-Ган перескочил через стол и ударил кулаком в лицо перепуганного охранника, который случайно всадил нож в шею Сэмюеля. Анна услышала еще два или три глухих удара — плоть билась о плоть,  — а потом раздался громкий стон и какое-то неясное бормотание. Она взмолилась, чтобы это был охранник с ножами, а не Чжи-Ган, который мог получить смертельный удар. Не может же…
        Подняв голову, она выглянула из-под стола и, увидев направленное на нее дуло пистолета, громко вскрикнула от ужаса. И тут Чжи-Ган, уже державший в руке свой нож, подскочил к охраннику, целившемуся в нее.
        Анна вновь пригнулась и на четвереньках поползла вдоль стола. Она должна помочь ему! Понимая, что именно она заварила всю эту кашу, Анна не могла допустить, чтобы Чжи-Ган сражался в одиночку.
        Однако уже было поздно. Когда она подползла к краю стола, то увидела, что Сэмюель и первый охранник были мертвы. А тот охранник, который целился в нее из пистолета, медленно оседал на пол. В его груди торчал нож с рукояткой из оленьего рога.
        Она изумленно оглядывалась по сторонам. Вид крови и смерти давно стал для нее привычным зрелищем, но ей понадобилось время, чтобы полностью осознать то, что здесь произошло. И она посмотрела на Чжи-Гана. Он резко повернулся, так что его черная косичка свесилась через плечо, и бросил взгляд на охранника. В его глазах полыхал гнев. Затем он протянул руку и, схватившись за рукоятку, вытащил свой нож из мертвого тела.
        — Ты не ранен?  — спросила Анна.
        — А ты?  — Его вопрос прозвучал почти одновременно с ее вопросом.
        И оба быстро ответили друг другу:
        — Со мной все в порядке. Ни одной царапины.
        В комнате стало тихо. Они долго смотрели друг на друга, а затем еще раз огляделись по сторонам. Окончательно осознав, что здесь произошло, Анна тихо сказала:
        — Все. Теперь я свободна.
        — Рано или поздно, но я все равно бы сделал это,  — так же тихо произнес Чжи-Ган.  — Тебе не нужно…
        — Нужно. На твоих плечах и так лежит тяжелая ноша. Этот груз я возьму на себя,  — заявила она, поднимаясь на ноги.  — Теперь мне уже не нужно никуда бежать.
        Он кивнул, глядя на нее своими печальными глазами. Затем, посмотрев на мертвых мужчин, лежавших на полу, Чжи-Ган, словно повинуясь внезапному порыву, подбежал к ней и заключил ее в объятия. Все произошло так быстро, что Анна даже не успела вздохнуть. Она уткнулась лицом ему в грудь и, обхватив руками, со всей силой, на которую только была способна, прижала его к себе.
        — У тебя есть записи Сэмюеля,  — пробормотала она.  — Теперь ты сможешь узнать, откуда еще, кроме Цзянсу, привозили девушек в его бордели. Надеюсь, ты все-таки положишь всему этому конец. Ты…
        Чжи-Ган закрыл ей рот поцелуем. Его губы с такой силой прижимались к ее губам, что она почувствовала, как все ее тело задрожало от восторга. Он ласкал ее своим языком так, как будто заявлял о своих правах на нее. Она всецело принадлежала ему, и его язык, проникнув в ее рот, гладил ее зубы и легонько щекотал нёбо. Она полностью открылась для него. Она наполнялась им, как бы позволяя ему выжечь на себе клеймо, означающее, что отныне она является его собственностью.
        Она теперь душой и телом принадлежала ему. И когда Чжи-Ган, тяжело дыша, отстранился от нее, она посмотрела в его глаза и поняла, что ей снова придется убежать. На этот раз от себя самой. Она уедет в Англию, но, поскольку жизнь в Китае стала частью ее души, она всегда будет вспоминать о ней с болью в сердце.

        ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ МАРИИ ТОМПСОН

        1 января 1900 г.

        Новый год, новый век и новое решение: я уезжаю из Китая. Палач преследует меня повсюду. Я ощущаю на себе его взгляд. Он ищет меня. Это не может быть правдой, ведь он даже не знает о моем существовании. Однако я чувствую его. Я просто больше не могу так жить.
        Итак, я уезжаю. Я сяду на корабль и уплыву отсюда. Мне все равно куда. Наверное, в Англию. Может быть, мои дедушка и бабушка, увидев меня, изменят свое решение. Я стану их блудным сыном, вернее, дочерью. Они крепко обнимут меня и устроят в мою честь праздник. Может быть…
        Но какое все это имеет значение? Я уезжаю, потому что палач идет по моим пятам. Если он найдет меня, то я уже никогда не смогу уехать…


        Глава 19
        Я с ужасом думаю о том, какой страшный приговор ожидает Англию на суде Божьем за все то беззаконие, которое наши соотечественники творили в Китае.
    Уильям Глэдстоун, 1842 г.
        Чудесное исцеление от всяческого зла, несправедливости, тревог, печалей и преступлений против человечества заключается только в слове «любовь». Любовь — это божественная энергия, которая повсюду порождает и возрождает жизнь.
    Лидия Мария Чайлд
        Анна молчала. Трупы уже убрали, стены и пол отмыли от крови, и ее руки еще были влажными после того, как она тщательно ополоснула их. И все-таки сейчас ей почему-то было очень хорошо. Ей казалось, что она выздоровела после долгой болезни или пришла в себя после тяжелой операции. Опухоль вырезали, пациент идет на поправку, и все теперь будет хорошо.
        Она стояла возле двери и наблюдала за сидевшим у стола Чжи-Ганом. Его очки сползли на самый кончик носа. Он был полностью поглощен изучением лежавших перед ним расходных книг. В этот момент у нее снова защемило сердце. В последние несколько часов оно у нее часто болело.
        Пришло время подумать о новой жизни, которая начнется у нее в Англии. Чжи-Гану не нужна белая жена, а у нее нет никакого желания оставаться в стране, где она познала столько горя. Во всяком случае она пыталась убедить себя в этом.
        Сейчас ей не хотелось думать о будущем, и она подошла к нему, сказав то, что ей первым пришло в голову:
        — Ты можешь читать по-английски?
        — Плохо,  — отозвался Чжи-Ган и посмотрел на нее.  — Ты, я вижу, уже собрала свои вещи и подготовилась к отъезду.
        Анна посмотрела на небольшой узел, который держала в руках. Вещей у нее было очень мало — два платья из прочной хлопчатобумажной ткани и шаль, в которую она их завернула. По английским меркам, конечно, крайне мало, но, пока она будет плыть на корабле, ей этого вполне хватит. Как только она снова ступит на твердую землю, то обязательно купит себе что-нибудь в английском духе.
        — У меня есть деньги в Шанхайском банке. Я сниму их со счета и к вечеру буду уже на корабле.
        — Это прекрасно, если, конечно, у тебя достаточно денег.
        Она кивнула в ответ. Денег у нее было вполне достаточно, чтобы обустроиться где угодно.
        — А что собираешься делать ты?  — поинтересовалась Анна и приблизилась к Чжи-Гану почти вплотную. Ей хотелось в последний раз сократить расстояние между ними.  — Тебе придется иметь дело не только с китайцами, но и с белыми. Долго ли ты сможешь водить их за нос, рассказывая эту сказку?
        — Какую сказку?  — спросил Чжи-Ган, прищурившись.
        — О том, что Сэмюель жив и что ты управляешь от его имени,  — спокойно произнесла она, уже догадавшись о его намерениях. Чжи-Ган надеялся, что преступная сеть, сплетенная Сэмюелем, просуществует еще довольно долго и ему удастся выследить всех торговцев опиумом и живым товаром, которые замешаны в этом деле.
        Он медленно покачал головой.
        — Наверное, недолго.
        — Но ты все же хочешь попытаться, не так ли? Ты собираешься…
        Чжи-Ган вдруг напрягся.
        — Я — императорский палач. И я выполню свой долг.  — Эти слова прозвучали как торжественная клятва. И все-таки это была какая-то мрачная клятва, наполненная болью и отчаянием. А та сила, с которой она была произнесена, являлась неотъемлемой частью самого Чжи-Гана. Она определяла предназначение этого человека и в то же время обнажала его сердце.
        По крайней мере, подумала Анна, она облегчила его ношу, сделав хоть что-то полезное для этой несчастной страны. Если бы только…
        — Что ты будешь делать в Англии?  — спросил Чжи-Ган, с утомленным видом вставая из-за стола.
        Анна растерялась от неожиданности.
        — Я… разыщу свою семью,  — сказала она.  — Они примут меня с распростертыми объятиями и устроят праздник в честь моего возвращения. В этом я даже не сомневаюсь. А потом я буду пить чай и есть пончики до тех пор, пока не лопну.
        Он кивнул и встал из-за стола.
        — Ты любишь чай и пончики?
        — О да,  — солгала Анна. Она никогда в жизни не ела пончиков.
        — А как же наш брак?  — неожиданно спросил Чжи-Ган, понизив голос почти до шепота, и она почувствовала, как у нее по коже побежали мурашки.  — Как ты им все это объяснишь?
        Анна повернулась к нему лицом и неуверенно ответила:
        — Не знаю… Они, скорее всего, захотят выдать меня замуж. В Англии так заведено. Я… мм… я скажу им, что я вдова. Тогда, наверное, они поймут, почему я не хочу снова выходить замуж.
        — Но ведь я не умер,  — сказал Чжи-Ган, подходя к ней.
        Она не стала уклоняться от него, хотя ей очень хотелось сделать это. У него же сейчас было несколько странное настроение — не палач и не любовник, а так, нечто среднее между ними.
        И все же у нее больше не возникало желания удариться в бега. Поэтому она гордо распрямила плечи и посмотрела ему в глаза.
        — Ты женился на мне только для того, чтобы получить законное право убить меня.
        Он кивнул.
        — Да, именно так я тебе все это и объяснил.
        Анна бросила на него недоверчивый взгляд.
        — Так это ложь?
        Чжи-Ган смотрел на нее сверху вниз своими темными загадочными глазами.
        — Конечно. Я думаю, мне просто хотелось иметь законные основания для того, чтобы затащить тебя в постель.  — Он чуть заметно пожал плечами.  — Одному Богу известно, почему я это сделал. Во всяком случае мне трудно сказать что-нибудь вразумительное.
        Анна внимательно следила за ним, пытаясь понять, что он сейчас чувствует. Она чувствовала, что в его душе по-прежнему темно, и знала, что эта темнота всегда будет с ним. И не только потому, что он палач,  — просто Чжи-Ган никогда не забудет о том, какие страдания пришлось перенести Маленькой Жемчужине по его вине. И тем не менее она увидела в его душе и нечто светлое — то, отчего блестели его глаза и расплывались в улыбке губы.
        — Теперь ты знаешь, чего хочешь,  — мягко произнесла Анна. Это был не вопрос, а скорее утверждение. Она поняла, что это правда, ибо заметила, каким спокойным и уверенным стал Чжи-Ган.
        — Я всегда это знал. Я хочу положить конец торговле людьми. Я хочу сделать это еще и потому, что работорговля тесно связана с торговлей опиумом.
        Анна догадывалась, что это еще не вся правда.
        — Существует кое-что еще,  — сказала она и, протянув руку, прижала ладонь к его груди. Ей хотелось почувствовать неразрывную связь с любимым человеком, хотелось ощутить, как бьется его сердце.
        Сердце Чжи-Гана билось гулко и часто.
        Она посмотрела на него.
        — Чего ты сейчас хочешь?
        — Ты вручила мне сильное оружие. Если я останусь в Шанхае, то смогу выдавать себя за Сэмюеля и постепенно вырву…
        — Да, да!  — воскликнула она, прервав его речь.  — Я знаю это.
        — Поддерживая миф о том, что твой приемный отец жив, я смогу сделать это намного быстрее, но только при условии, что… что ты будешь помогать мне.  — Чжи-Ган указал на книги Сэмюеля.  — Некоторые из этих записей зашифрованы.
        Анна посмотрела ему в глаза и на этот раз все-таки отошла от него, сделав шаг назад. Но только для того, чтобы не броситься в его объятия. Для нее сейчас важно было понять, чего именно он хочет.
        — Ты хочешь, чтобы я помогла тебе расшифровать записи Сэмюеля?
        — А еще выследить всех курьеров и помочь проникнуть в публичные дома, чтобы я мог выявить тех, кто торгует живым товаром.
        У нее бешено забилось сердце, и сказка о счастливой жизни в Англии в одно мгновение потеряла для нее всякую привлекательность. Теперь перед ней открывались новые, весьма заманчивые перспективы. Она может остаться в Шанхае и помогать Чжи-Гану. И она действительно сумеет оказать ему огромную помощь.
        — Я хочу тебе помочь,  — сказала Анна. Эти слова вырвались у нее помимо ее воли. Ей отчаянно хотелось этого, так же отчаянно, как когда-то хотелось опиума.
        — Тогда сделай это,  — твердо произнес он.
        — Я…  — У Анны задрожал голос, и она замолчала, пытаясь справиться с волнением.  — Неужели ты не понимаешь? Я стремлюсь покончить со своей прошлой жизнью. Я не хочу больше снабжать клиентов опиумом и девочками. Я не хочу быть чужой на этой ужасной земле!  — Она наконец осмелилась облечь в слова свои самые сокровенные мечты.  — Я мечтаю о том, чтобы стать уважаемой женщиной, иметь мужа и детей.
        Чжи-Ган ничего не ответил. Просто погладил ее по плечам. Его ладони были такими теплыми, и гладил он ее так нежно, что она невольно прильнула к нему. Но Чжи-Ган слегка отстранился от нее, и его рука медленно заскользила вниз по ее телу до самого живота.
        — Возможно, это уже случилось и в тебе растет маленький человечек.
        Анна почувствовала, как у нее задрожали руки, и она сжала их в кулаки, чтобы он не догадался, как сильно ей этого хотелось. Она испытывала смешанное чувство страха и радости. Ребенок полуангличанин-полукитаец? И все же, подумав о том, что у нее будет мальчик, такой же страстный и решительный, как Чжи-Ган, или девочка с такими же, как у него, выразительными темными глазами, она ощутила сладкую боль в сердце. А что, если это правда и она действительно беременна? Да, ей хотелось этого больше всего на свете, однако… что же ей теперь делать?
        — Нет, этого не может быть!  — взволнованно воскликнула Анна.  — Я не смогу справиться с этим сама. Я просто не представляю, что я буду делать. Я не могу…
        — Если ты уедешь в Англию, тебе и в самом деле придется нелегко,  — согласился он.  — Там ты будешь в полном одиночестве.
        Она не ответила ему. Вероятно, Чжи-Ган, как и она, догадывался, что у нее в Англии нет никакой семьи.
        — Оставайся со мной, Анна. Мы будем жить вместе с моей сестрой. Ты поможешь мне положить конец страшному злу, которое отравляет Китай,  — сказал он и, нежно погладив ее по животу, добавил: — У твоих детей будет отец и защитник.  — Он пронзительно посмотрел на нее.  — Чего еще тебе желать?
        — Мне больше нечего желать,  — солгала она.
        — Анна…  — произнес Чжи-Ган и убрал руку с ее живота.  — Анна…  — повторил он и осторожно взял ее за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.
        — Ты любишь меня?  — неожиданно для самой себя спросила она. Уже в следующее мгновение, осознав смысл прозвучавшего вопроса, она пришла в ужас. В ее глазах заблестели слезы. Но Анна уже не могла себя сдерживать.  — Я давно тебя люблю,  — прошептала она.  — Помнишь ту историю, которую я рассказывала вдовам губернатора? Так вот, это не просто красивая ложь. Я говорила о том, что на самом деле чувствую,  — призналась она и глубоко вздохнула.  — Чжи-Ган, я люблю тебя и хочу, чтобы ты тоже меня любил. Но я белая. Я развозила по всей стране опиум. Я наркоманка. Во мне собрано все, что вызывает у тебя ненависть, не говоря уже о том, какими ужасными делами я занималась. Ты…
        Чжи-Ган поцеловал ее. Крепко прижав свои губы к ее губам, он заставил ее слегка приоткрыть рот. Его язык, проникнув в нее, снова и снова клеймил ее, как будто Чжи-Ган заявлял свои права на нее. И так же, как раньше, она подчинилась, полностью отдаваясь ему. Этот мужчина был ее спасением, ее любовью, и она умрет, если он не будет любить ее. Он должен нуждаться в ней так же, как она нуждается в нем.
        Анна отстранилась от него и посмотрела ему в глаза, ожидая увидеть в них только сожаление о том, что сказочной мечте о любви не суждено сбыться. Однако…
        — Я люблю тебя, Анна,  — искренно произнес Чжи-Ган. Эти простые слова прозвучали так неожиданно, что она уставилась на него, открыв от удивления рот.
        — Но… Ноя…


        — Да, ты далеко не идеальна, Анна. Но я ведь уже женился на тебе, белая беглянка. И сделал это только потому, что ты вызывала во мне огромную, непреодолимую страсть.
        — Страсть,  — прошептала она.  — Это не любовь.
        — Нет, это любовь,  — возразил он.  — Я люблю тебя. Я полюбил тебя задолго до того, как ты сочинила красивую сказку о нашей романтической любви. Задолго до того, как я искал тебя по всей провинции Цзянсу. Мне кажется, что я полюбил тебя в тот самый момент, когда ты проклинала меня возле Великого канала.
        — Но почему?  — чуть слышно спросила она.  — За что ты полюбил меня?
        Чжи-Ган пожал плечами. Ему совершенно не хотелось разбираться во всех этих тонкостях.
        — Сердцу не прикажешь. Оно живет своей особенной жизнью. Мое сердце выбрало тебя.
        Анна задумалась над его словами и поняла, что он прав. Доказательством тому были его крепкие объятия.
        — Но ты угрожал убить меня!  — воскликнула она и ударила его кулаком в грудь.
        Он кивнул.
        — Такое тоже иногда происходит, когда мужчина влюбляется. Мне очень не понравилось, что я попал в ловушку. Да еще к белой женщине-наркокурьеру.
        — Это не я тебя поймала в ловушку,  — заметила Анна.  — Это ты взял меня в плен!
        Он улыбнулся и прижался лбом к ее лбу.
        — Ты останешься в Китае, прекрасная Анна? Ты поможешь мне уничтожить то зло, которое разрушает эту страну? Ты…
        — Ты хочешь узнать, согласна ли я растить вместе с тобой наших детей, каждую ночь наслаждаться любовью в твоей постели и, проснувшись утром, помогать тебе во всех твоих делах?
        — Да,  — сказал он.
        — Да,  — ответила она.
        А дальше события развивались с невероятной быстротой. Не успела она и глазом моргнуть, как Чжи-Ган подхватил ее на руки. Она выпустила из рук узелок со своими вещами, и он понес ее в спальню. Потом они целовали и ласкали друг друга, восторженно радуясь своему воссоединению. И в этот раз все было еще прекраснее, чем раньше, потому что они по-настоящему любили друг друга.
        И вместе достигли вершины наслаждения.
        Уже намного позже, когда Анна, совершенно обессиленная, лежала рядом с ним, Чжи-Ган поцеловал ее в лоб и сказал:
        — Если захочешь, мы начнем изучать религию моей сестры. Мы постигнем тайну бессмертия и, возможно, вознесемся на Небеса.
        Анна кивнула, с большим трудом заставив себя пошевелиться. Он действительно был удивительным, восхитительным и неутомимым любовником, который мог довести женщину до полного изнеможения.
        — Небеса… это прекрасно,  — пробормотала она и, слегка приподняв голову, посмотрела ему в глаза.  — Скажи мне, чем это отличается от того, что происходило сейчас между нами?
        Чжи-Ган задумался на какое-то время, а потом ласково посмотрел на нее и еще крепче прижал к себе.
        — Ты права,  — после паузы сказал он.  — Мы с тобой уже достигли своих небес.
        Анна усмехнулась.
        — Тогда я остаюсь здесь. Навсегда.
        notes

        Примечания
        1
        Лао-Цзы (Ли Эр)  — легендарный автор древнекитайского трактата «Лао-цзы» (VI-III вв. до н. э.), канонического сочинения даосизма. (Примеч. ред.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к