Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Ли Миранда: " На Пределе Чувств " - читать онлайн

Сохранить .
На пределе чувств Миранда Ли


        Серджио много лет не общался со своей сводной сестрой Беллой, поэтому ее телефонный звонок становится для него полной неожиданностью. Белла хочет провести отпуск на его вилле в Италии, и у Серджио созревает план мести. Он намерен соблазнить дочь женщины, погубившей его отца.


        Миранда Ли
        На пределе чувств


                
          «Центрполиграф»

        Глава 1

        «Наверное, мне следовало бы чувствовать себя счастливым,  — подумал Серджио, ступая из душевой кабины на мягкий коврик и потянувшись за банным полотенцем.  — Сегодня я стал миллиардером. Двое моих друзей тоже сегодня стали миллиардерами. Если это не сделало меня счастливым, то что сделает?»
        Энергично растирая тело, Серджио нахмурился: почему он не чувствует себя счастливым? Почему не прыгает от радости после того, как они с друзьями получили четыре миллиарда шестьсот миллионов долларов за продажу франшизы «Уайлд овер уайн»? Почему после сегодняшнего подписания контракта он испытывает чувство пустоты?
        Мудрые люди говорят, что нахождение в пути доставляет большее удовольствие, нежели достижение конечного пункта маршрута. Подумав об этом, Серджио небрежно пожал широкими плечами. Несомненно, три члена «Клуба холостяков» достигли своего конечного пункта. Впрочем, это не совсем так. Ни одному из них еще не исполнилось тридцати пяти лет, но этого ждать недолго. До дня его тридцатипятилетия осталось всего две недели.
        Вспомнив тот вечер, когда был создан «Клуб холостяков», Серджио улыбнулся. Тогда они трое были очень молоды, но ни один из них этого не осознавал. В двадцать три года они были более зрелыми, нежели большинство их сокурсников. Обладая привлекательной внешностью и высоким уровнем интеллекта, все трое были целеустремленны и уверены в себе.
        Им было не занимать амбиций. По крайней мере, Серджио и Алексу. Джереми, у которого уже был свой источник дохода, присоединился к ним за компанию.
        «Клуб холостяков» был образован пятничным вечером через несколько месяцев после их знакомства. Они собрались втроем в комнате Джереми, которая была больше и лучше, нежели та, которую делили Серджио и Алекс. Они уже выпили несколько бутылок дорогого французского вина, припасенных Джереми, когда Серджио, который, напившись, имел привычку философствовать, спросил друзей об их жизненных целях.
        — Для меня это определенно не брак,  — заявил Джереми Баркер-Уиттл, потомок многовековой британской династии банкиров, который цинично относился к институту брака.
        Возможно, причиной большого числа разводов в его семье было ее чрезмерное богатство.
        — Меня тоже не интересует брак,  — сказал Алекс Катона, стипендиат Родса из австралийской рабочей семьи, обладающий уровнем интеллекта, близким к гениальному.  — Я слишком занят, чтобы обзаводиться семьей. Моя главная цель — стать миллиардером к тридцати пяти годам.
        — Моя тоже,  — поддержал его Серджио.
        Хотя он был единственным наследником своих родителей, а следовательно, единственным кандидатом на пост руководителя «Морелли мэньюфектчуринг компани», находящейся в Милане, он отдавал себе отчет в том, что дела семейной компании идут далеко не так хорошо, как когда-то. И если он хочет добиться успеха, ему придется все делать самому. Это означало, что, до тех пор, пока он не станет миллиардером, ему тоже придется повременить с созданием семьи.
        Так и появился «Клуб холостяков». Его правила и цели были с энтузиазмом установлены в тот же вечер.
        Правило номер один было весьма сентиментальным, но вполне характерным для парней, которым чуть за двадцать. «Оставаться друзьями до конца жизни»  — гласило оно. Возможно, кому-то это казалось удивительным, но спустя десять с лишним лет они все еще оставались лучшими друзьями, несмотря на то, что вместе вели бизнес. Если их не рассорили большие деньги, то вряд ли уже что-то сможет разорвать существующую между ними связь.
        Следующее правило сейчас вызывало у него смех. «Жить на полную катушку» означало спать с каждой красивой девушкой, которая посмотрела в их сторону.
        В годы своей учебы в Оксфорде они с энтузиазмом выполняли это правило. По окончании университета они стали более разборчивыми. По крайней мере, Серджио теперь предпочитал женщин, способных предложить ему больше, нежели секс. Это были образованные женщины, которые делали карьеру и могли поддержать интеллектуальную беседу. Главным образом он общался с ровесницами. Алекс, напротив, чем старше становился, тем более юных девушек для себя выбирал.
        — В отличие от моих ровесниц девушки помоложе не критикуют меня и ни на что не жалуются,  — сказал он однажды Серджио.  — К тому же они не требуют от меня обязательств.
        Алекс все еще не задумывался о женитьбе. Он не был критически настроен по отношению к институту брака. У его родителей, брата и сестры были счастливые семьи. Он просто пока не был готов связать себя обязательствами.
        Что же касается Джереми, тот всегда был заправским плейбоем. Никто не менял подружек так часто, как он. Он богат, красив и обаятелен и притягивал к себе женщин как магнит всюду, куда бы ни пошел. Они быстро ему надоедали, и он безжалостно разбивал им сердца, поскольку был не способен на ответные чувства. Серджио не одобрял подобной жестокости, но Джереми лишь пожимал плечами и говорил, что всему виной плохая наследственность. Его отец состоял сейчас в третьем браке, а мать в четвертом. Или уже в пятом?
        Таким образом, у Алекса и Джереми не было никаких проблем с соблюдением третьего правила, согласно которому члены «Клуба холостяков» не должны были вступать в брак до достижения ими тридцати пяти лет.
        Когда они устанавливали это правило, им казалось, что до их тридцатипятилетия еще целая вечность. Но Алекс, несмотря на свои переживания по поводу второго брака отца и его развода, всегда знал, что когда-нибудь женится. В конце концов, он был итальянцем и семья имела для него большое значение. Но он откладывал эту мысль в долгий ящик, пока усердно трудился, чтобы достигнуть главной цели членов «Клуба холостяков»  — стать миллиардерами к тридцати пяти годам.
        Сегодня наконец им это удалось.
        Серджио вдруг понял, что достижение этой цели означает виртуальное закрытие их клуба, и на него накатила волна грусти. Да, они трое по-прежнему будут лучшими друзьями, но не смогут часто видеться. Серджио скоро возвращается в Милан, чтобы встать во главе семейного бизнеса, который после смерти его отца в прошлом году находился на грани разорения. Алекс завтра возвращается в Австралию, где будет развивать свой и без того успешный строительный бизнес. Джереми останется в Лондоне. Он планирует купить себе компанию. Возможно, его новый бизнес будет связан с рекламой. Что его точно не интересует, так это банковская деятельность.
        Серджио знал, что, когда сегодня за ужином он сообщит друзьям о своем намерении жениться, они тоже поймут, что «Клуб холостяков» пора закрывать и жизнь каждого из них никогда уже не будет прежней. Это грустно, но ничто не вечно под луной. Перемены неизбежны.
        «Моей новой целью станет женитьба»,  — решил Серджио, выходя из ванной.
        Это будет новый вызов, новый путь.
        «И какая жена тебе нужна, Серджио?»  — спросил он себя, направляясь в огромную гардеробную, которой завидовал даже Джереми. Пройдя мимо длинной вешалки с дорогими деловыми костюмами, он выбрал черные брюки в повседневном стиле. Надевая их, он решил, что его жене должно быть не больше двадцати пяти лет, поскольку он хочет иметь несколько детей. «Она должна обладать привлекательной внешностью»,  — подумал он, доставая белую рубашку. Он не представлял рядом с собой серую мышку, но ослепительная красотка ему тоже не нужна. От красавиц у мужчин одни проблемы.
        Серджио застегивал рубашку, когда зазвонил его мобильный телефон, который он оставил на тумбочке у кровати. Узнав рингтон, он нахмурился. Этот номер знали всего несколько человек. Среди них были Алекс и Джереми. И Синтия. На всякий случай он каждый год менял сим-карту.
        Это Алекс или Джереми. Точно не Синтия. Он порвал с ней полтора месяца назад, и она уже давно оставила попытки возобновить отношения.
        Вернувшись в спальню, он взял телефон, посмотрел на дисплей и обнаружил, что номер звонящего не определился. Его охватил гнев. Похоже, какой-то мошенник незаконно получил доступ к его номеру. Пару раз он уже с этим сталкивался.
        — Кто это?!  — прорычал он в трубку.
        На другом конце линии повисло молчание, после чего женский голос произнес:
        — Это Белла.
        Серджио был так потрясен, что на мгновение потерял дар речи.
        — Серджио?  — продолжила она через несколько секунд напряженного молчания.  — Это ты?
        — Да, Белла, это я,  — наконец ответил он и удивился тому, как спокойно прозвучал его голос.
        Потому что он был далеко не спокоен. Сердце его бешено колотилось, а в голове перепутались все мысли. Потому что ему позвонила ослепительно красивая Белла, которая когда-то была его сводной сестрой. И его мучительницей.
        — Ты сказал, что, если мне когда-нибудь понадобится твоя помощь, я могу тебе позвонить. Ты дал мне этот номер на похоронах своего отца, помнишь?  — произнесла она на одном дыхании.
        — Да, помню,  — ответил он, когда к нему вернулась способность соображать.
        — Я тебе перезвоню,  — выпалила она и внезапно разорвала соединение.
        Выругавшись, Серджио уставился на телефон и едва удержался от того, чтобы не швырнуть его о стену. После этого он пять минут ходил взад-вперед по комнате, ожидая ее звонка и гадая, в какую переделку она попала. По правде говоря, его это не должно было волновать. После развода их родителей она, очевидно, даже не вспоминала о нем. А развод случился одиннадцать лет назад! В прошлом году она приехала на похороны его отца. К Серджио ее приезд не имел никакого отношения, и его раздражало, что он ждет ее звонка, вместо того чтобы ехать в ресторан на встречу с друзьями. Он забронировал столик на восемь часов, и ему следует поторопиться и перестать думать о Белле.
        Выбрав ботинки и носки, он рассмеялся. Разве ему когда-нибудь удавалось с легкостью выбросить из головы мысли о Белле?
        Возможно, если бы она вела тихую жизнь в Австралии, он смог бы ее забыть, но судьба не оказала ему такой милости. Выиграв престижный конкурс талантов на одном из австралийских телеканалов незадолго до того, как ее мать Долорес потребовала у его отца развод, Белла получила работу в музыкальном театре и стала безумно популярной. Она играла главные женские роли в мюзиклах на Бродвее и гастролировала по всему миру. Ее красивое лицо было повсюду: на телеэкране, на афишах, на автобусах. Серджио запрещал себе посещать спектакли с ее участием. Если бы он увидел ее на сцене, это лишь усилило бы сексуальное желание, которое она у него вызывала.
        Однажды это все-таки произошло. Воспоминания о том вечере трехлетней давности до сих пор причиняли ему боль. Джереми уговорил его пойти вместе с ним на королевское эстрадное представление. Серджио не знал, что одним из приглашенных артистов была Белла. Слушать, как она поет, и смотреть, как она танцует, было для него настоящей пыткой. Но худшее ждало впереди. После того как наконец опустился занавес, Джереми сообщил ему, что получил два приглашения на афтепати, которая должна была состояться в отеле «Сохо». Первым побуждением Серджио было отказаться, вернуться в свою новую квартиру в Кэнери-Уорф и напиться до чертиков, но любопытство оказалось сильнее. Он отправился на вечеринку и стал свидетелем того, как Белла вальсирует со своим новым бойфрендом — красивым французским актером, который был больше известен своими любовными похождениями, нежели талантливой игрой. Ослепительная блондинка в воздушном белом платье и жгучий брюнет, одетый во все черное, великолепно смотрелись вместе.
        Серджио долго наблюдал за ней во время той вечеринки. Всякий раз, когда француз к ней прикасался, его охватывала ревность.
        Он не помнил, что сказал ей, когда она наконец заметила его в другом конце зала и, оставив ненадолго своего возлюбленного, подошла к нему. Вряд ли это было что-то грубое, поскольку отец привил Серджио хорошие манеры, когда тот был еще ребенком. Скорее всего, он похвалил ее выступление. Он не обратил внимания на ее ответ, потому что его охватило такое сильное сексуальное желание, что он с трудом его контролировал. Когда ее нетерпеливый бойфренд прервал их разговор и увел ее, Серджио сразу отправился домой. Только там он дал выход своим эмоциям. Разбив кулаком стекло в двери ванной, он сел под холодный душ и заплакал, как ребенок.
        Его рука зажила быстрее, чем он справился со своими разрушительными чувствами к Белле. Ему помог разговор с Алексом и Джереми. Совет, который они ему дали, был типичным для них.
        — Тебе нужно почаще заниматься сексом,  — сказал Алекс.
        — Возможно, она не так уж хороша в постели,  — предположил Джереми.  — Алекс прав. Зачем зацикливаться на одной женщине, когда вокруг так много сексапильных красоток?
        Он последовал их совету. За следующий месяц в его постели побывало больше женщин, чем за всю предыдущую жизнь. Все они были блондинками с голубыми глазами и точеной фигурой.
        Но в конце концов он понял, что такой образ жизни ему не подходит, и остановил свой выбор на привлекательной женщине по имени Синтия, которая хороша в постели. Она разведена и не строила иллюзий относительно того, что он когда-нибудь ее полюбит.
        Он думал, что забыл Беллу, но, когда узнал о ее разрыве с французским актером, вопреки своей воле испытал удовлетворение. Оно было недолгим. Вскоре она закрутила роман с русским олигархом, который заработал несколько миллиардов, занимаясь нефтяным бизнесом, а затем вложил свое состояние в сеть роскошных отелей. По словам Алекса, этот олигарх был ловеласом, который предпочитал известных блондинок. Главным образом это были супермодели и актрисы. Серджио не только расстроился, но и забеспокоился. До французского актера она встречалась с аргентинским игроком в поло, который менял подружек как перчатки, и рок-певцом, который страдал от наркозависимости. Желтая пресса смаковала по крупицам эти скоротечные романы и скандалы, которыми они заканчивались.
        «Найдет ли Белла когда-нибудь настоящую любовь?» Этот вопрос был неотъемлемой частью их отвратительных публикаций.
        Серджио смотрел на молчащий телефон, презирая себя за то, что все еще за нее переживает и хочет снова услышать ее голос. Почему она не перезвонила? Почему так внезапно разорвала соединение? В ее голосе слышалось беспокойство. Наверное, у нее что-то случилось. Может, ее новый бойфренд вошел в комнату и услышал, что она разговаривает по телефону с другим мужчиной? Что, если он ее избил? Белла безошибочно выбирала для себя творческие проекты, но в мужчинах разбиралась очень плохо. И в этом никто не виноват, кроме нее самой.
        Серджио выругался про себя. Черт побери, он перестал нести за нее ответственность, когда его отец развелся с ее матерью. Умом он понимал, что не должен был за нее переживать, но его сердце, похоже, считало иначе.
        Именно по этой причине, когда она год назад неожиданно приехала на похороны его отца и Серджио заметил на ее лице следы усталости, он дал ей этот телефонный номер и сказал, что, если ей что-нибудь понадобится, она может ему позвонить. Он узнал ее не сразу. На ней была широкополая черная шляпа, черный парик и солнцезащитные очки. К его глубокому удивлению, он не почувствовал сексуального желания, когда она подошла к нему, чтобы выразить свои соболезнования. Единственным чувством, которое он тогда испытал, была печаль. Позднее он решил, что из-за горя все остальные чувства притупились. Он хотел поговорить с ней еще, но, когда к нему подошел еще кто-то, она поспешно попрощалась и удалилась.
        Серджио не говорил ни Джереми, ни Алексу, что загадочной брюнеткой в шляпе была Белла. В течение нескольких недель после похорон он находился в подавленном настроении, и ему было не до болтовни. Когда наконец пришел в себя, он пожалел о том, что дал Белле свой номер. Нет, он не думал, что она ему позвонит. Просто из-за своего неосмотрительного жеста он стал чаще о ней думать, тогда как ему следовало оставить ее на задворках своей памяти.
        Негодуя на себя, Серджио положил телефон в карман и направился к двери. Он твердо решил не думать об этой женщине, но только он вышел на улицу, как в его голове промелькнула догадка.
        Может, она ждет ребенка?
        Серджио тут же посмеялся над своей глупостью. Времена, когда беременность незамужней женщины считалась катастрофой, остались в прошлом. Если Белла забеременела, ей не понадобится его помощь. У нее достаточно денег, чтобы нанять хорошую няню. Она определенно не станет просить мужчину, тем более его, жениться на ней. Это лишь его фантазия. За прошедшие годы ему в голову приходило много фантазий, связанных с Беллой, но ни одна из них не имела отношения к браку.
        Женщины вроде Беллы не созданы для брака. Они существуют для того, чтобы ими восхищались. С такими, как она, мужчины предаются любовным утехам, а не создают семьи. Очевидно, Белла в свои тридцать лет не хочет иметь детей. Если бы у нее было такое желание, она могла бы родить ребенка, не вступая в брак. Многие знаменитые женщины так делают, и никто их за это не осуждает.
        Она не хочет обязательств, и это неудивительно, учитывая то, что ее мать делала все для того, чтобы Белла стала богатой и знаменитой. Долорес была просто одержима этой идеей. Серджио подозревал, что она вышла замуж за его отца только потому, что он мог оплатить обучение Беллы в престижной школе танцев и вокала. Долорес соблазнила несчастного вдовца и заставила его на ней жениться из-за беременности, которая чудесным образом исчезла после того, как он надел ей на палец кольцо. Серджио не мог доказать, что она не была беременна. Как только карьера Беллы пошла в гору, она подала на развод. Серджио, естественно, укрепился в своих подозрениях, но ему не хватило духу поделиться ими с отцом. Тому и без того было слишком тяжело, поскольку он очень любил Долорес. И Беллу тоже.
        Серджио не винил Беллу за то, что она стала такой, какой стала. Дети женщин вроде Долорес часто бывают ущербными в том или ином смысле. Белла определенно ущербна. Иначе зачем ей крутить романы с завзятыми ловеласами, ни один из которых неспособен сделать ее счастливой? Серджио раздражало, что она жила напоказ, позволяя папарацци следить за каждым ее шагом. Что рядом с ней всегда были мужчины, которых она интересовала как престижный трофей, а не как личность.
        «Какое ты имеешь право ее судить, Серджио?»  — услышал он голос совести.
        Его она тоже больше не интересовала как личность с вечера празднования ее шестнадцатилетия. В тот вечер она стала объектом его желания, такого сильного, что ни время, ни расстояние, ни близость с другими женщинами никак на него не подействовали.
        «Неужели ты думаешь, что она значит для тебя что-то большее, нежели объект вожделения? Это же смешно!»
        Когда у него зазвонил телефон, его сердце пропустило удар. Достав телефон, он, не глядя на дисплей, отрывисто бросил в трубку:
        — Да?
        — Это Алекс. Мы с Джереми попали в пробку и немного опоздаем.
        — Какого черта?  — отрезал Серджио, немного разочарованный тем, что ему позвонила не Белла.  — Я купил квартиру в Кэнери-Уорф из-за удобного расположения этого места.
        И еще потому, что в многоэтажном доме, где находится его фешенебельная квартира, есть бассейн, спортзал и отличный ресторан.
        — Ты сам знаешь, что творится в городе в час пик. К тому же Джереми долго выбирал, что надеть. Но мы опоздаем не больше, чем на пятнадцать минут, так что подожди нас за столиком и выпей что-нибудь. Судя по твоему тону, тебе это сейчас необходимо.
        — Возможно, ты прав,  — вздохнул Серджио.
        — Что-то случилось?
        — Нет. Просто немного устал.
        Он рассказал бы друзьям о звонке Беллы, если бы знал причину этого звонка. Но он ее не знал, черт побери. И возможно, не узнает никогда. Вполне вероятно, она больше никогда ему не позвонит. При этой мысли его охватило чувство пустоты.
        — Сегодня был трудный день, но знаменательный,  — сказал Алекс.  — Ты отличный переговорщик, дружище. Закажи себе виски и расслабься. Мы скоро приедем.

        Глава 2

        Положив трубку, Белла добрых пять минут дрожала. Ее сердце бешено колотилось, голова кружилась, во рту стало сухо. Никогда прежде у нее не было панических атак, но их симптомы были ей хорошо знакомы. Одна ее коллега испытывала панические атаки перед премьерами.
        Признаться, она немного нервничала и до того, как позвонила Серджио, но это было вполне естественно. Белла все еще испытывала чувство вины из-за того, как ее мать обошлась с его отцом. По правде говоря, она считала, что не имеет права просить Серджио о помощи после того, что сделала ее мать.
        Белла ничего не знала до середины прошлого года. Однажды вечером Долорес давала дочери советы относительно мужчин и брака и упомянула о том, что притворилась беременной, чтобы заставить богатого итальянца на ней жениться. Что она никогда его не любила и вышла за него замуж только из-за денег, которые ей были нужны для того, чтобы сделать свою дочь звездой. До этого она утверждала, что развелась с мужем потому, что он ее разлюбил, и Белла поверила в эту ложь.
        Белла была так потрясена ее откровениями, что почувствовала необходимость разыскать человека, которого когда-то любила и называла отцом, и извиниться перед ним. Найти его оказалось трудно, поскольку о нем не было упоминаний в Интернете. Тогда она прибегла к услугам частного детектива, и тот вскоре сообщил ей, что Альберто Морелли находится в одной из миланских больниц и что он при смерти. Бросив все дела, она полетела в Милан, чтобы попросить у него прощения и искренне поблагодарить его за все, что он для нее сделал. Сказать, что она всегда будет помнить о его любви и доброте.
        Но она опоздала. К тому моменту, когда она прибыла в больницу, он уже умер. Тогда она отправилась на его похороны. Разумеется, инкогнито. Ей не хотелось причинять Серджио неудобства. Если бы папарацци узнали ее, они бы превратили церемонию прощания в цирк.
        Это был один из самых тяжелых дней в ее жизни. Она сидела на скамье в огромном холодном соборе, смотрела на горюющего Серджио и гадала, виновата ли ее мать в смерти Альберто. Говорят, что причиной рака может быть стресс. Очевидно, Долорес попортила своему мужу много крови за восемь лет брака.
        Белла даже не догадывалась, что что-то было не так. К ней Альберто всегда был добр и внимателен, равно как и Серджио, который стал для нее замечательным старшим братом. Он всегда охотно слушал, как она поет, и смотрел, как она танцует. Сейчас она понимала, что он был к ней очень терпелив. Это качество довольно редкое для юношей. Когда Долорес вышла замуж за Альберто, Серджио было пятнадцать лет, а Белла была глупой десятилетней девчонкой. Серджио был сдержанным, рассудительным и очень умным. Он делал успехи в учебе и в спорте. Когда он хотел отдохнуть от занятий, они играли в баскетбол во дворе.
        Когда он улетел учиться в Рим, Белла очень по нему скучала. Ей тогда было тринадцать, и она была очень худой. После этого они с Серджио виделись всего три раза в год. Он прилетал в Сидней, где они жили, на Пасху и Рождество. В июле семья проводила две недели на вилле Морелли на итальянском озере Комо.
        Как же она любила эти каникулы! Им с Серджио было так весело вдвоем. Они много гуляли, купались и катались на лодке. Но во время их последних совместных каникул все было иначе. Большую часть времени Серджио просидел за книгами в своей комнате. За следующий год многое изменилось. Белла выиграла престижный телевизионный конкурс и получила работу в музыкальном театре, Альберто и Долорес разошлись, а Серджио поступил в Оксфорд, чтобы продолжить образование. Отношения между братом и сестрой, которые Белла ошибочно считала прочными, прекратились. Сначала ей не хватало старшего брата, но затем ее карьера начала стремительно развиваться. Она посвящала ей всю себя, и у нее не оставалось времени ни на что другое. В конце концов она забыла о существовании Серджио. Как говорится, с глаз долой — из сердца вон.
        В следующий раз их пути пересеклись много лет спустя. Они случайно встретились на вечеринке после концерта в Лондоне, в котором она принимала участие как приглашенная звезда. Она даже сначала не узнала в элегантном мужественном красавце своего долговязого сводного брата. Черты его лица посуровели, но глаза остались такими же. Забыть эти бездонные темно-карие глаза было невозможно. Ее неприятно удивило то, что они смотрели на нее с холодностью. Ей понадобилось немного времени, чтобы понять, что он все еще злится на ее мать и, наверное, на нее тоже. Он держался подчеркнуто вежливо и похвалил ее выступление, но в этом не было искренности.
        На похоронах Альберто во взгляде Серджио она не увидела холодности. Его глаза смотрели на нее с грустью и добротой, которую она не заслужила. Она почувствовала угрызения совести. К счастью, на ней были темные очки, и он не видел ее слез. Она знала, что ей следовало связаться с Альберто сразу после его развода с ее матерью, чтобы выразить ему свое уважение и поблагодарить его за все. Ей следовало также позвонить Серджио и сказать ему теплые слова. Но она не нашла для всего этого времени, поскольку была слишком занята своей карьерой и свалившейся на нее популярностью. Амбиции ее матери были наконец удовлетворены. И ее собственные тоже. Она не может этого отрицать.
        Она пыталась оправдаться перед собой тем, что ей тогда было всего восемнадцать лет, но прекрасно понимала, что это не может служить оправданием.
        Когда Серджио написал на визитке свой личный номер и сказал, что она может ему позвонить, если ей что-нибудь понадобится, Белла была шокирована. Его великодушный жест едва не лишил ее остатков самообладания, поэтому когда к нему подошла красивая рыжеволосая женщина, чтобы выразить соболезнования, Белла убрала визитку в сумочку, поспешно попрощалась и удалилась. Только оказавшись в номере отеля, она наконец позволила себе дать волю слезам.
        Сейчас на ее глаза тоже наворачивались слезы. Она чувствовала себя несчастной и разбитой. Прошлой ночью она не сомкнула глаз. Белла не помнила, когда в последний раз высыпалась. Так больше не могло продолжаться. Ей нужно было куда-нибудь уехать и спрятаться от всех тех людей, которым было наплевать на ее чувства. Их интересовала только прибыль, которую им приносило сотрудничество с ней. За прошедшие годы вокруг нее образовалась целая свита прихлебателей. Сейчас у нее были собственный менеджер, голливудский агент, личная помощница, специалист по связям с общественностью и личный стилист. И во главе этой свиты была ее мать.
        Всем им было нужно, чтобы она как можно больше работала, поскольку от нее зависело их благосостояние. У нее не оставалось времени для себя самой, для личной жизни. Вообще, для чего-либо, кроме работы.
        В последнее время она стала чувствовать себя белкой в колесе, которое никогда не останавливалось. Она понимала, что должна положить этому конец, если не хочет сойти с ума. И должна сделать это прямо сейчас.
        — Перестань быть трусихой и перезвони Серджио,  — приказала она себе.
        Выпрямив спину, она глубоко вдохнула и потянулась за мобильным телефоном.

        Глава 3

        Серджио сидел за столиком с видом на реку и пытался расслабиться, потягивая скотч, когда зазвонил его телефон.
        Сердце подпрыгнуло у него в груди. Посмотрев на дисплей, он обнаружил, что номер не определился. Это означало, что ему, скорее всего, звонит Белла. Слава богу. Если бы она с ним не связалась, он вряд ли смог бы уснуть этой ночью и совершил бы какую-нибудь глупость. Например, нанял бы частного детектива, чтобы тот нашел ее телефон или адрес.
        — Привет, Белла.  — Его пальцы крепко сжали телефон, но голос прозвучал на удивление спокойно.
        — Боже мой, Серджио! Как ты понял, что это я?
        — У тебя установлен антиопределитель номера. Из тех, кто мне звонит на этот номер, никто не пользуется этой услугой.
        — Ясно.
        — Что произошло? Почему ты так внезапно прервала наш предыдущий разговор?
        — Прости. Моя мама неожиданно вошла в мою комнату, а я не хотела, чтобы она узнала, что я звонила тебе.
        — Твоя мать живет с тобой?  — удивился Серджио.
        — Слава богу, нет. Я живу одна в Нью-Йорке. Несколько дней назад я прилетела в Сидней, чтобы отдохнуть. Это было глупо,  — сухо добавила она.  — Я тебя не отвлекаю? Ты сейчас можешь говорить? Где ты? Я слышу фоновый шум.
        Мимо его столика только что прошла веселая компания.
        — Я жду в ресторане своих друзей. Они опаздывают. В Лондоне в это время ужасные пробки.
        — В Нью-Йорке тоже. Значит, ты все еще живешь в Лондоне?
        — Да, я купил себе здесь квартиру,  — ответил Серджио, все еще не понимая, куда она клонит.  — Чем могу тебе помочь, Белла?  — спросил он прямо.
        — Меня интересует вилла на озере Комо. Ты ее не продал после смерти своего отца?
        — Нет. Я не собираюсь ее продавать. Она принадлежала нескольким поколениям семьи Морелли. Почему ты спрашиваешь?
        — Я хочу отдохнуть в тихом, уединенном месте. Ты не мог бы сдать мне в аренду свою виллу на три-четыре недели?
        Серджио с трудом сдержал свое раздражение. На озере Комо полно вилл, которые сдаются в аренду. Почему она хочет пожить именно в его доме? Одна его часть хотела послать ее ко всем чертям, другая, которая все еще ее желала, не могла упустить возможность увидеть ее снова.
        — И когда ты планируешь туда поехать?  — произнес он небрежным тоном.
        — Как можно скорее. Но я сейчас в Сиднее, так что добираться до Италии буду долго.
        — Полагаю, Долорес не поедет на виллу вместе с тобой?
        — Нет. Я хочу поехать одна.
        Это удивило Серджио. Он думал, что она собирается туда со своим новым бойфрендом. Внезапно он почувствовал странное удовлетворение. Несмотря на свое сильное влечение к Белле, он никогда ее не преследовал. Повзрослев, он мог бы начать это делать. Особенно после того, как их с друзьями бары начали приносить прибыль. В конце концов, она давно перестала быть его сводной сестрой, запретным плодом. Почему он не стал ее искать?
        По многим причинам. Первой была гордость. В конце концов, он итальянец, и, если бы она его отвергла, ему было бы нелегко с этим свыкнуться. Бегать за женщиной не в его духе. Бегать за дочерью алчной женщины, которая разбила сердце его отцу, было бы не только предательством, но и верхом глупости. Говорят, что яблочко от яблоньки недалеко падает. Если бы Белла приняла его ухаживания, он не смог бы понять, искренни ее чувства или нет. Если она такая же, как ее мать, его богатство заинтересовало бы его больше, чем он сам.
        Но сейчас совсем другая ситуация. Она сама обратилась к нему за помощью.
        — Прости, Белла,  — сказал он,  — но я не могу сдать тебе в аренду виллу на ближайшее время. Я собираюсь провести там весь июль.
        — О-о,  — произнесла она с нескрываемым разочарованием.
        — Но можешь пожить там совершенно бесплатно, если ты не против небольшой компании.
        — Компании?  — Она немного помедлила.  — Там будет кто-то, кроме тебя?
        — Только Мария. Но она будет приходить только днем.
        — Та самая Мария, которая раньше готовила и наводила порядок?
        — Да. Та самая Мария. Но она больше не живет на вилле. Она вышла замуж и живет в деревне поблизости, со своим мужем Карло. Он ухаживает за садом и чистит бассейн, когда это необходимо. Мария приходит регулярно, только когда на вилле кто-то живет. С тех пор как умер мой отец, дом пустует.
        Она печально вздохнула:
        — Мне так жаль твоего отца, Серджио.
        Он стиснул зубы. Ему были не нужны ее сожаления.
        Увидев Алекса и Джереми, входящих в фойе, Серджио сказал:
        — Пришли мои друзья, Белла, и я вынужден прервать наш разговор. Если ты дашь мне свой номер, я тебе перезвоню вечером, и мы обо всем договоримся.  — Он вспомнил, что, когда в Лондоне полночь, в Австралии утро.  — Забронируй себе билет до Милана и начинай собирать вещи. И пожалуйста, не говори своей матери, куда ты едешь. Вообще никому не говори. Я не хочу, чтобы вертолет с папарацци кружил над виллой.  — Несомненно, они отдали бы многое, чтобы сделать фото Беллы и ее нового любовника.
        — Что? А-а, точно. Я поняла, что ты имеешь в виду. Они любят делать поспешные выводы. Особенно если это касается меня. Обещаю, что ничего никому не скажу, Серджио. Боже мой, ты даже представить себе не можешь, как я тебе благодарна. Я всегда…
        — Я больше не могу разговаривать, Белла. Пришли мне сообщение со своим номером.
        — Хорошо.
        Он разорвал соединение, отключил звук телефона и убрал его в карман. В следующую секунду к столику подошли Алекс и Джереми.
        Когда он посмотрел на своих друзей, его лицо было спокойным и невозмутимым. Он умел сдерживать свои эмоции. Но сейчас ему было довольно трудно это делать, учитывая то, какие мысли вертелись в его голове. Подумать только! Белла снова вернулась в его жизнь и просит его об услуге. Ему с трудом в это верилось.
        Серджио никогда не считал себя безжалостным и мстительным. Похоже, он плохо себя знал.
        — Прости нас за опоздание,  — сказал Алекс, выдвинув стул.
        На нем были темно-синие джинсы и бледно-голубая рубашка, а Джереми был в костюме. Не в темно-синем в тонкую полоску, который был на нем днем, а в шикарном сером костюме-тройке и фиолетовой рубашке с сиреневым галстуком.
        — Назначал кому-то свидание на сегодняшний вечер?  — спросил Джереми, когда все трое сели за стол.
        — Серджио не ходит на свидания,  — возразил Алекс.  — Он проводит с женщинами только ночи.
        — Вот жмот,  — произнес шутливым тоном Джереми.  — Прежде чем затаскивать женщину в постель, ты мог бы по крайней мере угостить ее ужином. Рассказывай, с кем ты сейчас спишь.
        — Это не ваше дело,  — холодно ответил Серджио, решив не рассказывать друзьям о своем разговоре с Беллой и о том, как он собирается с ней поступить. Он не хотел, чтобы они от него отвернулись.  — Давайте поскорее закажем еду. Я умираю с голоду.
        В этом ресторане Серджио нравилось быстрое обслуживание. В считаные минуты официант принес им бутылку шампанского, откупорил ее и наполнил бокалы. Вслед на ней появились две тарелки с хлебом.
        Серджио получил бы большее удовольствие от вечера, не будь его голова занята совсем другими вещами. Он думал, как будет соблазнять Беллу. По правде говоря, соблазн, как таковой, не входил в число его обычных методов. К умным и привлекательным мужчинам вроде него женщины сами липнут как мухи. Но Белле его ума и привлекательности, возможно, будет недостаточно. Женщинам вроде Беллы всегда мало денег. Он мог бы ей сказать, что он миллиардер, но подумал, что испытает большее удовлетворение, если Белла ляжет с ним в постель, не зная о его богатстве. Если она заинтересуется им самим, а не его деньгами.
        За ужином Серджио размышлял над тем, какой подход ему лучше применить к Белле. Он пришел к выводу, что Белле нравятся плохие парни. Он к ним не принадлежал, но решил, что эта роль ему вполне по зубам. Он переспит с Беллой, причем не один раз. Одного раза будет недостаточно, чтобы потушить огонь желания, который горит внизу его живота. Чтобы ею пресытиться, ему понадобится целый месяц секса. Он заставит ее исполнить каждый его эротический каприз. Несомненно, у нее большой опыт в подобных вещах.
        Когда она ему надоест, он пошлет ее на все четыре стороны и начнет искать себе невесту.
        «Отличный план»,  — подумал Серджио, доедая десерт.
        — Ты сегодня какой-то странный, Серджио,  — заметил Джереми, когда они пили кофе.  — Я знаю, что ты молчун, но обычно ты принимаешь чуть больше участия в разговоре. В чем дело? У тебя проблемы с женщиной?
        Серджио подавил смешок. Джереми даже представить себе не может, насколько серьезна его проблема. До ужина он решил, что не будет рассказывать друзьям о своих планах на жизнь, но сейчас передумал. Сегодня последний день существования «Клуба холостяков». Возможно, их следующая встреча произойдет не скоро. Будучи его лучшими друзьями, Алекс и Джереми имеют право знать о его намерениях.
        — Можно сказать, что да,  — загадочно ответил он.  — То, о чем я собираюсь вам сказать, определенно имеет отношение к прекрасному полу.
        — Звучит зловеще,  — заметил Алекс.
        — Не зловеще, а серьезно. Я решил, что мне пора жениться.
        Алекс резко вдохнул, а Джереми просто улыбнулся.
        — Меня это не удивляет,  — сухо произнес Джереми.
        — А меня удивляет!  — воскликнул Алекс, сердито посмотрев на Серджио.  — Не ты ли после развода своего отца поклялся, что никогда не женишься?
        Серджио пожал плечами:
        — Поначалу я действительно так думал, но жизнь вносит свои коррективы. Теперь, когда моего отца нет в живых и мы продали франшизу, я почувствовал, что мне пора остепениться. Я хочу создать семью, Алекс.
        Алекс вздохнул, затем кивнул:
        — Я тебя понял.
        — И кто счастливая невеста?  — спросил Джереми.
        — Да, кто она, черт побери?  — присоединился к нему Алекс.
        — Понятия не имею,  — ответил Серджио.  — Я ее еще не встретил. Мне бы хотелось, чтобы моей женой стала итальянка из Милана или какого-нибудь местечка поблизости. Как вы уже знаете, я собираюсь жить и работать в Милане.
        Алекс лишь покачал головой, а Джереми кивнул, словно соглашаясь с Серджио.
        — В этом есть резон, Серджио. Итальянки женщины страстные. К тому же из них получаются отличные матери. Ты же хочешь иметь детей, правда?
        — Да,  — ответил он.  — Не меньше двух. Это означает, что моя избранница должна быть довольно молодой. И красивой, разумеется. Также желательно, чтобы она была из хорошей семьи. Я попрошу графиню организовать несколько вечеринок. Она знает всех в нашей округе.
        Графиня, богатая вдова пятидесяти с небольшим лет, была его ближайшей соседкой на озере Комо. Она дружила с Серджио и его покойным отцом. Конечно, он не будет просить графиню устраивать вечеринки до тех пор, пока Белла не уедет.
        — А как же любовь?  — возразил Алекс, который, похоже, был в ужасе от услышанного.  — Ты не можешь жениться на женщине, которую не любишь до безумия.
        — Ради бога, Алекс,  — отрезал Джереми.  — Любовь — худшая из причин для вступления в брак. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. Мои отец, мать и братья постоянно в кого-то влюбляются, но всякий раз эти отношения непродолжительны. Серджио, ты принял правильное решение. Женись на милой девушке, которая будет тебя обожать и наслаждаться ролью твоей жены и матери твоих детей. Девушке, которая не будет требовать от тебя чего-то большего.  — Он внезапно улыбнулся:  — Знаешь, я всегда подозревал, что однажды ты захочешь жениться.
        — Что тебя заставляло так думать?
        Джереми рассмеялся:
        — Когда я часто менял женщин, ты брюзжал как старый дед.
        — Ты по-прежнему гуляешь напропалую,  — фыркнул Алекс.
        — Я этого и не отрицаю. Трудно отказаться от того, что приносит такое большое удовольствие. Вы оба часто критикуете меня за то, что я разбиваю женские сердца, но я могу вам поклясться, что ни одна из моих бывших подружек не думает обо мне плохо. Когда я разрываю отношения с очередной подружкой, я стараюсь быть с ней как можно деликатнее.
        — Как ты думаешь, Серджио? Может, вручим ему премию в номинации «Любовник года»?  — рассмеялся Алекс.
        — Лучше «Любовник десятилетия». У него огромный опыт в этой области.  — Внезапно Серджио в голову пришла одна мысль.  — Как ты это делаешь, Джереми? Скажем, ты желаешь девушку, а она тебя нет. Что ты делаешь для того, чтобы затащить ее в постель? Назови самый эффективный метод из арсенала соблазнителя. Я привел эту ситуацию просто ради примера,  — поспешно добавил он.  — С тобой, наверное, такого никогда не случалось.
        — Что-то не припомню.
        — Но что бы ты сделал, если бы оказался в такой ситуации?  — не унимался Серджио.
        Джереми с задумчивым видом сделал глоток кофе.
        — После нашего сегодняшнего успеха было бы достаточно просто сказать ей, сколько денег на твоем банковском счете,  — ответил вместо него Алекс.  — Она бы сразу упала к твоим ногам.
        Джереми закатил глаза:
        — Какой цинизм. Я никогда не прибегал к столь жестоким мерам, чтобы добиться расположения понравившейся мне девушки.
        — И это говорит баловень судьбы, которому всегда все легко доставалось,  — пробурчал Алекс.
        — Хватит препираться, парни,  — сказал Серджио.  — Я провожу серьезное исследование. Я хочу узнать, какую тактику применил бы Джереми, чтобы добиться расположения девушки. И ты тоже ответь мне, Алекс. Что бы ты стал делать в подобной ситуации?
        — Я бы в первую очередь пустил в ход свое обаяние,  — начал Джереми.  — Сказал бы ей, какая она удивительная. Но я не стал бы расхваливать ее внешность. Красивым женщинам подобные комплименты надоедают, так что лучше уделить внимание другим качествам. Если это не сработало бы, я бы постарался как можно чаще оказываться среди ее окружения и полностью ее игнорировать. Действуй от обратного. Якобы стремясь к противоположному, ты получишь желаемый результат.
        — По-моему, обе эти тактики недостаточно эффективные,  — сказал Алекс.
        — И что бы сделал ты, герой-любовник?  — спросил его Джереми.
        — Во-первых, я бы узнал о ней как можно больше. О ее семье и друзьях, о ее интересах и предпочтениях. Затем я пригласил бы ее на какое-нибудь мероприятие, куда она хотела бы попасть. Например, на концерт мировой знаменитости. Я купил бы билеты на лучшие места. Или я достал бы два приглашения на закрытую премьеру кинофильма с участием ее любимого актера. Если бы все это не сработало, я бы сказал, что восхищаюсь ею и желаю ее, и что, если она не пойдет со мной на свидание, я уеду в Таиланд и стану монахом.
        Не сдержавшись, Серджио рассмеялся.
        — Эта тактика когда-нибудь работала?  — недоверчиво спросил Джереми.  — Ты кому-нибудь грозился, что станешь монахом?
        — Нет, я никогда не заходил так далеко. В этом не было необходимости. Женщины падают к моим ногам без особых усилий с моей стороны.
        Серджио в этом не сомневался. Алекс был невероятно красив. У него были светлые волосы, голубые глаза и тело, доведенное до совершенства благодаря тренировкам в спортзале.
        — Тебе не составит труда заполучить любую женщину, которая тебе понравится,  — обратился Алекс к Серджио.  — Но не торопись с женитьбой. Ты до сих пор ни разу не был женат, и тебя это вполне устраивало. Почему бы тебе не подождать до тех пор, пока в твоей жизни не появится настоящая любовь?
        — Я даже не догадывался, что ты у нас такой романтик,  — сказал Серджио. Он не мог дождаться, когда вернется домой и перезвонит Белле.
        — Я тоже,  — сухо заметил Джереми.  — Похоже, «Клуб холостяков» потеряет в скором времени не одного, а сразу двоих своих членов.
        Алекс просто улыбнулся:
        — Обо мне речь не идет. В ближайшие несколько лет я не планирую обзаводиться семьей. Я слишком занят. Для начала мне нужно взяться за развитие курорта с гольф-клубом. В общем, вы поняли, что я имею в виду.
        — По правде говоря, я не понял,  — признался Серджио.
        — Ты говоришь о гольф-клубе, который ты приобрел после того, как его предыдущий владелец разорился?  — спросил Джереми.
        — Да. Покупка была весьма выгодной. Но задуманный мной проект слишком крупный и поэтому будет требовать моего почти постоянного присутствия на месте. Вдобавок к этому я сейчас строю несколько жилых комплексов в западной части Сиднея. Признаться, если бы в прошлом году я не нашел себе превосходную личную помощницу, которая делает за меня почти всю работу, у меня не оставалось бы времени даже на секс.
        — Гм.  — Джереми задумчиво посмотрел на него:  — Твоя помощница привлекательная?
        — Да, очень. Но Гарри влюблена и помолвлена. К тому же я никогда не смешиваю бизнес с удовольствиями.
        — Разумное правило,  — заметил Серджио.  — Полагаю, ее полное имя Гарриет?
        Алекс кивнул.
        — А как насчет тебя, Джереми?  — спросил Серджио.  — У тебя сейчас есть постоянная подруга?
        — Я хожу на свидания, но ни с кем не встречаюсь подолгу. Поверьте мне, когда я говорил, что до конца своих дней буду оставаться членом «Клуба холостяков», я не шутил. Судя по всему, я, скорее всего, буду его единственным членом.
        — Жениться вовсе не обязательно,  — сказал Алекс.  — Ты можешь просто жить с кем-то под одной крышей, даже завести ребенка.
        — Я не люблю детей,  — ответил Джереми.  — Я не хочу жить вместе с кем-то. Мне нравится жить одному и быть эгоистом.
        Алекс нахмурился:
        — Ты никакой не эгоист. Ты великодушный, надежный и преданный.
        Джереми слегка покраснел от смущения.
        — А тебе, мой друг, нет равных в искусстве убеждения. Ты смог бы продать лед эскимосам. Уверен, что в ближайшее время ты заработаешь еще один миллиард.
        — Я искренне на это надеюсь,  — сказал Алекс.  — В мире полно бедных людей, которым нужна крыша над головой, и талантливых подростков, которые не могут оплачивать свое образование.
        — Твоя благотворительная деятельность вызывает восхищение,  — похвалил его Джереми.  — Полагаю, после нашего сегодняшнего успеха ты скоро обратишься ко мне за пожертвованиями.
        — К вам обоим. Я свяжусь с вами по электронной почте,  — ответил он.  — Не знаю, как вы, а я очень устал. Завтра меня ждет двадцатичетырехчасовой перелет в Сидней. Давайте попросим счет. Поскольку ты, Серджио, получил львиную долю прибыли от сегодняшней сделки, думаю, ты можешь заплатить за всех.
        — С удовольствием,  — ответил Серджио, доставая из кармана бумажник.

        Глава 4

        — Дорогая, я не понимаю, почему ты не можешь мне сказать, куда летишь,  — недовольно пробурчала Долорес.  — Я не понимаю, зачем тебе вообще куда-то лететь. Я думала, что ты приехала домой, чтобы провести здесь отпуск.
        Перестав собирать чемодан, Белла устало посмотрела на мать:
        — Это вряд ли можно назвать отпуском, поскольку ты постоянно твердишь мне о том фильме, в котором Чарли уговаривает меня сняться. Повторяю в тысячный раз, мама, я не снимаюсь в кино.
        — В таком случае зачем ты наняла для себя голливудского агента?
        — Не я, а Джош. Я лишь дала свое согласие, потому что в то время один известный продюсер хотел снять киноверсию «Ангела в Нью-Йорке». В этом фильме я охотно снялась бы, но, к сожалению, проект не состоялся. Я не отказалась от услуг Чарли только потому, что надеялась, что кто-то другой может заинтересоваться этим проектом. Этого до сих пор не произошло, но я не собираюсь сниматься во второсортном мюзикле только потому, что его продюсеры хотят с помощью моего имени сделать ему рекламу и гарантировать кассовый сбор.
        — Откуда ты знаешь, что он второсортный?
        — Я читала сценарий. К тому же песни просто идиотские.
        — В сценарий можно внести изменения, а песни написать заново. Чарли говорит, что они наняли одного из ведущих режиссеров.
        Белла вздохнула:
        — Теперь ты понимаешь, почему я не хочу проводить отпуск дома? Ты мне все уши прожужжала с этим фильмом. Я не скажу тебе, куда еду, но ты сможешь звонить мне на мобильный,  — добавила она, решив, что обязательно выключит телефон, когда прибудет на озеро Комо.  — А теперь оставь меня, пожалуйста, одну. Мне нужно закончить собирать вещи. Уже скоро я еду в аэропорт.
        Это была ложь. Она еще даже не заказала такси, поскольку ей нужно быть в аэропорту только через несколько часов. Она забронировала себе билет до Милана. Прямых рейсов из Сиднея до Милана, разумеется, нет, поэтому ей придется сделать пересадку сначала в Сингапуре, а затем в Риме. Ее путешествие займет около суток, но, возможно, в дороге ей наконец-то удастся немного поспать. Ей оставалось лишь надеяться на то, что Серджио не передумал. Впрочем, даже если он откажется поселить ее на своей вилле, она сможет снять номер в отеле на озере Комо. В последние годы многие старые виллы были превращены в роскошные отели.
        Но в глубине души Белла была уверена, что Серджио ее не подведет. Он всегда был таким же серьезным и порядочным, как его отец. Он полная противоположность ненадежных эгоистичных мужчин, которые ей обычно попадались. До сих пор все ее любовные отношения заканчивались лишь разочарованием.
        — Судя по тому, какую одежду ты с собой берешь, там, куда ты едешь, тепло,  — заметила ее мать, которая по-прежнему стояла у кровати, сложив руки на груди.
        Ничего не ответив, Белла продолжила собирать вещи.
        — Я могу хотя бы надеяться на то, что ты образумилась и решила встретиться с Андреем где-нибудь в Европе? Там ведь сейчас лето, не так ли? По правде говоря, я все еще никак не могу понять, почему ты его бросила.
        Белла сердито посмотрела на мать:
        — Я не бросала Андрея, мама. Мы никогда не жили вместе. Я порвала с ним потому, что в то время, когда он встречался со мной, у него было еще несколько подружек.
        — Ты мне уже об этом говорила. Но богатые мужчины любят разнообразие, и к этому следует относиться снисходительно. Андрей не просто состоятельный мужчина, он мультимиллиардер. Я читала в Интернете, что на днях в Стамбуле он открыл самый роскошный отель в мире. Ты только представь себе, какая жизнь у тебя была бы, если бы ты стала его женой. Ему безразличны все те девицы, с которыми он крутит интрижки. Его интересуешь ты. В конце концов он сделал бы тебе предложение.
        — Нет, не сделал бы, мама. Андрей не из тех, кто женится.
        — Вот почему я советовала тебе забеременеть. Тогда он точно женился бы. Такой гордый мужчина, как он, не захотел бы иметь незаконнорожденного ребенка.
        Белла грустно покачала головой и пожалела о том, что не сказала матери всей правды об Андрее. Да, он действительно гордый мужчина, но он абсолютный эгоист, и у него нет совести. Увидев ее однажды на сцене в Нью-Йорке, он возжелал ее и не давал ей проходу до тех пор, пока она не уступила и не отдалась ему. В то время ей казалось, что он любит ее, а она его.
        Их сексуальные отношения были далеки от идеальных. Разумеется, в этом была виновата она. У нее было намного меньше романов, чем утверждали таблоиды. Всем мужчинам, с которыми у нее был секс, она быстро наскучивала. Все они очень удивлялись, когда узнавали, как она робка в постели. Должно быть, именно из-за робости она оставалась девственницей до двадцати одного года, и соблазнить ее удавалось только очень настойчивым мужчинам.
        Когда Белла сообщила Андрею, что видела в газетах фотографии, на которых он обнимался и целовался с неизвестной красоткой, он заявил, что из-за ее зажатости вынужден спать с другими женщинами. Что он устал от того, что она отказывается пробовать что-то новое в плане секса и выполнять его эротические капризы. Но при этом он добавил, что ему нравится появляться на людях с такой красивой, утонченной женщиной, как она. Что он купит ей квартиру в Париже, если она продолжит с ним встречаться и будет закрывать глаза на его интрижки. Когда Белла заявила, что между ними все кончено, Андрей был потрясен. Обычно он бросал женщин, а не они его.
        Если бы Белла рассказала обо всем этом своей матери, та посчитала бы, что отказаться от квартиры в Париже было большой глупостью.
        Ее мать женщина неудержимая, амбициозная и беспринципная. Она любит командовать и во всем ищет выгоду. Много лет Белла считала свою мать удивительной. Она гордилась Долорес, которая отдалилась от своих родителей и решила стать матерью-одиночкой, после того как случайно забеременела, когда временно работала за границей по окончании школы. По ее словам, ее соблазнил белокурый голубоглазый швед, который, как выяснилось позже, был женат. Она не сказала своим родителям, кто отец ребенка, и наотрез отказалась делать аборт и продолжать жить с ними под одной крышей. Белла восхищалась этим. Правда, в последнее время она стала подозревать, что не все из того, что рассказывала ей о себе Долорес, было правдой. В чем Белла не сомневалась, так это в том, что ее мать много трудилась, чтобы обеспечить ее всем необходимым. Она работала секретарем в приемной, и ей приходилось во многом себе отказывать, чтобы ее дочь могла брать уроки танцев и вокала. Но ей было этого мало. Она считала, что преподаватели, услуги которых она могла оплатить, были недостаточно хороши для ее талантливой Изабеллы.
        Поэтому когда в офисе, где она работала, появился новый босс, овдовевший итальянец, которому его отец поручил руководство австралийским филиалом семейной компании, Долорес нашла решение сразу всех своих проблем. В молодости она была очень привлекательной женщиной, и бедный Альберто не устоял перед ней. Муж Долорес оказался человеком добрым и щедрым. Он оплатил обучение падчерицы в престижной школе музыки и танцев и также уроки актерского мастерства в театральной студии.
        Белле было неприятно осознавать, что Долорес использовала этого замечательного человека в своих корыстных целях.
        Белла посмотрела на Долорес. Несмотря ни на что, она любила свою мать и нисколько не сомневалась в том, что та тоже ее любит.
        — Мама,  — твердо произнесла она.  — Я улетаю не для того, чтобы встретиться в Европе с Андреем. Я не собираюсь тебе говорить, куда я лечу. Я лишь скажу, что лечу туда одна. А теперь, пожалуйста, выйди из комнаты. Если ты этого не сделаешь, я подниму тебя и вынесу отсюда сама.
        Белла вполне могла это сделать. Благодаря танцам она находилась в отличной физической форме. Кроме того, она была на добрых двадцать сантиметров выше матери, чей рост составлял всего сто пятьдесят два сантиметра. Очевидно, Белла унаследовала высокий рост, а также цвет волос и глаз от своего отца-скандинава.
        — Ну ничего себе!  — возмутилась Долорес.  — Мной командуют в моем собственном доме! Тебе не было необходимости мне грубить. Я ухожу. Только когда тебе в следующий раз захочется поплакаться, не приползай ко мне!
        С этими словами она гордо удалилась, хлопнув дверью. Секунд через десять после ее ухода у Беллы зазвонил мобильный телефон. Увидев на экране имя Серджио, она почувствовала облегчение и радостное волнение. Ей не терпелось увидеть его снова, провести время с человеком, рядом с которым она могла расслабиться и быть самой собой.
        — Привет, Серджио,  — мягко произнесла она.  — Я ждала твоего звонка. Мне удалось достать билет на самолет, который вылетает сегодня во второй половине дня.
        — Тебе повезло.
        — Сам знаешь, билет в первый класс проще достать из-за его высокой цены. Но мне придется сделать две пересадки: одну в Сингапуре, вторую в Риме, так что в Милан я прибуду не скоро.
        Серджио ничего на это не сказал, и Белла забеспокоилась.
        — Ты все еще хочешь, чтобы я приехала?  — осторожно спросила она.
        — Конечно. Я жду тебя с нетерпением.
        Белла улыбнулась. Она была рада узнать, что он действительно хочет ее видеть. Что он выполняет ее просьбу не из жалости.
        — Мы сможем наверстать упущенное за то время, что не общались. Я хочу узнать, как ты жил все эти десять лет. Тогда на вечеринке в Лондоне нам не удалось нормально поговорить. Полагаю, ты преуспел. Ты всегда был умным и целеустремленным. На той вечеринке ты выглядел солидно.
        — Я много работал и неплохо устроился,  — ответил Серджио.
        Его скромность удивила Беллу. Она привыкла иметь дело с мужчинами, которые любят хвастаться своими достижениями.
        — Полагаю, ты тоже, Белла. Невозможно не знать о твоих успехах, когда твоя жизнь проходит под прицелом объективов фотокамер. Но давай не будем обсуждать подробности нашей жизни по телефону. Давай лучше сделаем это при встрече. У нас будет для этого полно времени. Перед тем как вылететь из Рима, напиши мне в сообщении, когда примерно прибудешь в Милан. Я пришлю за тобой машину. На какое имя мне сделать заказ? Надеюсь, не Белла?
        — Конечно нет. Билеты я забронировала на имя Изабеллы Кэмерон. Если ты не забыл, меня не всегда звали Беллой.
        — Разумеется, не забыл. Когда мы познакомились, ты была Изабеллой.
        — Да, но ты называл меня Иззи, пока моя мать не запретила тебе этого делать. Она сказала, что «Иззи» звучит ужасно. Она даже пожаловалась твоему отцу, помнишь?
        — Помню. Папа с ней согласился и сказал, что, если я хочу укоротить твое имя, мне следует называть тебя Белла.
        Вспоминая этот инцидент, Белла улыбнулась:
        — Мне это имя понравилось после того, как твой отец сказал, что в переводе с итальянского оно означает «красивая».
        — И «войны».
        — Что?
        — «Bella»  — это множественное число от «bellum», что на латыни означает «война».
        — О-о. Я этого не знала. Не беспокойся, Серджио, меня никто не узнает. Я надену парик и темные очки. Пусть водитель встречает меня с табличкой, на которой будет написано «Долорес Кэмерон».
        — Хорошо,  — сухо ответил он, и она снова почувствовала неуверенность.
        — Ты правда не против моего приезда, Серджио? Только скажи, и я забронирую себе номер в отеле.
        — Не говори глупости. Мне всегда нравилось проводить с тобой время.
        — Правда? А я всегда думала, что отвлекала тебя от учебы, когда просила послушать мое пение или посмотреть мой танец.
        — Ты всегда требовала к себе внимания, но смотреть на твои танцы и слушать тебя было удовольствием, потому что ты выступала талантливо. А вот играть с тобой в баскетбол было для меня испытанием, потому что ты плакала, когда проигрывала.
        — Я не плакала!  — возразила она.
        — Плакала. После нашей первой игры. После этого я время от времени позволял тебе выигрывать.
        — А я всегда думала, что все мои победы заслуженные,  — рассмеялась она.  — Значит, ты мне лгал, чтобы потешить мое самолюбие?
        — Все в той или иной степени лгут, Белла,  — неожиданно серьезно произнес Серджио.
        — Это правда,  — согласилась она, подумав о закулисных интригах и пустых обещаниях продюсеров.  — Ладно, я пошла собираться,  — добавила она с неохотой.  — Я напишу тебе сразу, как только прибуду в Рим.
        Ей доставило удовольствие разговаривать с Серджио и вспоминать старые времена. Более счастливые времена. Белла в очередной раз пожалела о том, что не поддерживала отношения с Серджио после развода их родителей. Но она постарается все исправить и снова с ним подружиться. Хорошо иметь старшего брата, который всегда может дать тебе полезный совет и которому от тебя ничего не надо.
        — Да, Белла…
        — Что?
        — Никому не говори, куда едешь и с кем собираешься провести отпуск.
        — Не беспокойся, не скажу. Ciao[1 - До свидания (ит.).],  — попрощалась она и разорвала соединение.

        Глава 5

        Положив телефон на тумбочку, Серджио лег на кровать и вздохнул. Совесть требовала, чтобы он отказался от своего плана, но дороги назад уже не было. Он прошел точку невозврата, когда разрешил Белле пожить на его вилле на озере Комо.
        Ему сразу следовало сказать ей «нет». Следовало сразу понять, что если он соблазнит Беллу, то ему придется иметь дело с катастрофическими последствиями.
        Беременность, конечно, исключается. Он не настолько глуп, чтобы сделать ребенка женщине, на которой не собирается жениться. Его беспокоят эмоциональные последствия. Последнее, чего он хочет,  — это влюбиться в Беллу. Справиться с сексуальным влечением возможно, разлюбить гораздо сложнее.
        Он может к Белле привязаться, если будет проводить с ней много времени.
        «Тогда не проводи с ней много времени»,  — сказал ему внутренний голос.
        После того как он затащит ее в постель, он будет уезжать утром на работу в Милан и возвращаться на виллу только вечером.
        Это отличная идея. Осталось только затащить ее в постель. Это не так просто сделать, как кажется.
        Очевидно, она все еще считает его своим старшим братом — спокойным, серьезным парнем, который много времени проводил за книгами. Он должен постараться сделать так, чтобы она увидела совсем другого человека. Конечно, абсолютным мерзавцем он не может перед ней предстать. Она вряд ли поверит, что он так кардинально изменился. Но смелым и дерзким он вполне может быть.
        Слова Беллы о том, что на лондонской вечеринке он выглядел солидно, придали ему уверенности. В тот вечер он, разумеется, был в смокинге. Женщин часто привлекают мужчины в смокингах, но сейчас Серджио было нужно, чтобы на нее произвело впечатление его тело, а не одежда. Ему определенно есть чем похвастать.
        Серджио представил себе, как они с Беллой занимаются любовью, и в паху у него вмиг все напряглось. Ему будет трудно уснуть, а завтра, как назло, нужно рано вставать. Он планировал поехать в главный офис компании, которая до сегодняшнего утра принадлежала ему и его друзьям, чтобы поблагодарить сотрудников за хорошую работу и подготовить их к встрече с новыми боссами, которая состоится в понедельник. Сейчас, когда обстоятельства изменились, он сможет провести там всего несколько часов утром. В качестве извинения за свой внезапный отъезд он отпустит их с работы на всю оставшуюся часть дня и оплатит им вечеринку в местном пабе.
        Его мучила совесть из-за того, что он так поспешно покидает людей, которые помогали им с Алексом и Джереми добиваться успеха, но у него не было выбора. Ему нужно было как можно скорее оказаться на вилле на озере Комо, где он не был с Пасхи. Он знал, что Мария содержит дом в чистоте, но ему нужно было самому посмотреть, всего ли достаточно. Он предупредит Марию заранее о приезде гостьи, но ее имени называть не станет, потому что боится возможной утечки информации. Мария большая поклонница Беллы. Узнай она заранее о ее приезде, она могла бы случайно проговориться кому-то из своих знакомых в деревне. Мария всегда обожала Беллу, баловала ее и радовалась ее успехам.
        Мария очень обрадуется, когда он наконец скажет ей, кто их загадочная гостья. Сможет ли он соблазнить Беллу так, чтобы Мария ни о чем не догадалась?
        Это невозможно. Он загнал себя в угол. Впрочем, в этой ситуации нет ничего нового. Белла была для него головной болью с того самого дня, когда впервые появилась в его жизни.
        Нет, Серджио, будь с собой честным. Никаких проблем не было до вечеринки по случаю ее шестнадцатилетия, когда он впервые увидел в ней красивую, сексуальную женщину. Его не было в Сиднее несколько месяцев. Ему больше нравилось проводить свободное время в Риме, чем в доме, где всем заправляла женщина, которую он терпеть не мог. День рождения Беллы приходился на начало летних каникул Серджио, и его отец настоял на том, чтобы он прилетел в Сидней на праздник. После этого они должны были все вместе полететь в Италию и провести несколько недель на вилле на озере Комо. В последний раз Серджио видел Беллу на прошлое Рождество. Тогда она была тощей девочкой-подростком с брекетами на зубах и волосами, собранными в два хвостика.
        В день своего шестнадцатилетия она совсем не выглядела тощей. На ней было пышное белое платье. Светлые локоны мягко обрамляли ее лицо, ангельскую красоту которого подчеркивал легкий макияж. Брекетов больше не было. Она выглядела невинной, как ангел, и в то же время сексуальной.
        Он был застигнут врасплох, когда Белла подошла к нему и потребовала, чтобы он ее поцеловал.
        — Тебе придется это сделать, Серджио,  — произнесла она без малейшего намека на кокетство.  — В день шестнадцатилетия девочку должны поцеловать. Ты здесь единственный мужчина. Папа не в счет.
        Не успел Серджио справиться с потрясением, как она встала на цыпочки и прижалась губами к его губам. На долю секунды ему захотелось прижать ее к себе и поцеловать крепче. В двадцать один год он не был невинным. К счастью, он вовремя опомнился и по-братски чмокнул ее в щеку. Судя по выражению лица Беллы, она была разочарована.
        «Она уже давно не невинная девочка,  — напомнил себе он, направляясь в ванную комнату.  — Теперь ты сможешь делать с ней то, что всегда хотел».

        Глава 6

        Радостное волнение в душе Беллы нарастало по мере того, как такси приближалось к вилле. «Уже скоро я буду на месте»,  — думала она, глядя на озеро сквозь просветы между высокими деревьями.
        К ее глубокому удивлению, усталость куда-то улетучилась. Выходя из самолета в Милане, она чувствовала себя разбитой. В самолете ей удалось задремать лишь на короткое время. К несчастью, она забыла взять с собой снотворное, и это означает, что из-за смены часовых поясов ей предстоит провести без сна как минимум несколько ночей.
        Бессонница — это мучительное испытание. Она терпеть не могла ворочаться в постели, раздираемая неприятными мыслями и чувством одиночества, которое в последнее время было особенно невыносимым. Ей оставалось лишь надеяться на то, что свежий воздух и смена обстановки помогут ей успокоиться, расслабиться и понять, чего она хочет на самом деле. Она поняла, что больше не может жить так, как жила до сих пор.
        Было время, когда она думала, что, помимо головокружительной артистической карьеры, у нее будут надежный, любящий муж, двое замечательных детей и большой уютный дом. Когда ей на прошлой неделе исполнилось тридцать лет, она испытала потрясение, осознав, что не приблизилась ни на шаг к осуществлению своей мечты. Да, у нее была успешная карьера, но она больше не получала от нее радости. Выступления на сцене были для нее теперь не творческим самовыражением, а тяжелой работой.
        Что касается надежного, любящего мужа, об этом ей следует забыть. Таких мужчин просто не существует. По крайней мере, среди тех, которые ее привлекают. Все ее бойфренды оказывались самодовольными и эгоистичными. Отношения с такой известной женщиной, как она, были для них способом потешить свое самолюбие и повысить статус. Они не смотрели на нее как на потенциальную жену.
        Белла знала, что могла бы иметь ребенка, если бы хотела. Для этого не нужен муж. Донора спермы вполне достаточно. Однажды она начала обдумывать эту идею и тут же от нее отказалась. Каждый ребенок заслуживает иметь не только мать, но и отца.
        — Мы почти приехали, синьорина Кэмерон.
        Голос шофера прервал ее раздумья. Его звали Луиджи, и ему было около пятидесяти. Он прекрасно говорил по-английски, хотя и с заметным акцентом.
        — Да, я начинаю узнавать места. Я бывала здесь раньше. Правда, в последний раз я приезжала сюда больше десяти лет назад.
        — Здесь почти ничего не изменилось.
        — Да,  — согласилась она.  — В этом одна из причин очарования озера Комо.
        — Синьор Морелли умер в прошлом году,  — мрачно произнес он.
        — Я знаю. Я была на его похоронах.
        — Вы вроде не родственница.
        — Я давний друг семьи.
        — А-а.  — Он печально кивнул.  — Мне его не хватает. Я работал его шофером в последний год его жизни. Он был хорошим человеком.
        — Да,  — сказала Белла.
        — Его сын тоже хороший человек.
        — Определенно.
        Автомобиль свернул на знакомую подъездную аллею и вскоре остановился перед деревянными воротами в высокой каменной стене. Ворота были новыми, а стена старой. Луиджи вышел из машины и набрал код на встроенной панели. Когда ворота открылись, он вернулся за руль и въехал на территорию виллы.
        Двор украшал огромный фонтан со статуями в центре. Группа состояла из двух женских фигур и одной мужской. Их нагота шокировала Беллу, когда она была ребенком. Каменные женщины с благоговением смотрели на огромное мужское достоинство своего спутника.
        Дедушка Серджио, который был жив и здоров, когда Белла впервые приехала на виллу, утверждал, что натурщиком для этой статуи послужил его предок, который построил эту виллу в XVI веке. В тот же день Серджио сказал ей, что это выдуманная история. Что изначально вилла была монастырем, и семья Морелли купила ее лишь в конце XIX века. Что фонтан был сооружен после Первой мировой войны.
        — Скоро ты убедишься, дорогая Иззи, что итальянские мужчины любят хвастаться,  — добавил он.
        Вспомнив ту их прогулку у фонтана, Белла улыбнулась. Она была согласна с Серджио, но лишь отчасти. Некоторые итальянские мужчины действительно любили похвастаться. Альберто Морелли любил рассказывать всем о своем умном сыне, красивой жене и талантливой падчерице. Но вот Серджио, в отличие от своих отца и деда, похоже, не испытывал необходимости производить впечатление на других. Многие люди на его месте рассказывали бы всем подряд, что у них будет гостить звезда Бродвея. Но Серджио настоял на том, чтобы она не говорила об этой поездке никому, даже своей матери. Это полностью устраивало Беллу, которая сейчас больше всего нуждалась в покое и уединении. Она даже не знала, сказал ли он Марии, кто к ним приезжает.
        Белла получила ответ на свой вопрос, когда машина остановилась у заднего входа, и из железной двери вышла круглолицая женщина с блестящими темными волосами и приветливой улыбкой.
        Глядя на нее, Белла почувствовала, как у нее поднимается настроение. Мария совсем не изменилась. Разве что стала еще полнее. Выйдя из машины, Белла оказалась в таких теплых объятиях, в каких не бывала уже много лет.
        — Я так рада тебя видеть, Долорес!  — воскликнула Мария.
        Белле захотелось рассмеяться, но она сохранила бесстрастное выражение лица, поняв, что это представление разыграно для Луиджи. Бесспорно, Мария узнала ее, несмотря на ее рыжий парик и темные очки.
        Когда Луиджи отнес в дом ее чемодан, она искренне поблагодарила его и дала ему щедрые чаевые. Он протянул ей свою визитку и сказал, что, если она захочет куда-то поехать, она может позвонить ему. Только когда он удалился. Белла сняла парик и очки.
        — Теперь можешь называть меня Беллой,  — сказала она, и Мария захихикала. Белла узнала этот смех, так похожий на детский.
        — Правда могу? Ты же теперь богата и знаменита.
        Белла посмотрела на нее с укором:
        — Если ты продолжишь нести эту чушь, мне придется поговорить с твоим нанимателем. Кстати, где Серджио? Он уже здесь?
        — Да, они с Карло приводят в порядок сад и чистят бассейн. Мы не знали, что Серджио приедет сюда на несколько недель, поэтому не навели здесь идеальный порядок. Он велел передать тебе, чтобы ты нашла его, когда приедешь.
        — О, Мария!  — довольно вздохнула Белла.  — Ты даже представить себе не можешь, как я рада, что приехала сюда.
        — Серджио тоже. Он очень… э-э-э… возбужден.
        Белла решила, что Мария перепутала слова. Серджио не из тех, кто открыто выражает свои эмоции. Раньше ее даже немного раздражали его серьезность и сдержанность. Она помнила, как на вечеринке в честь шестнадцатилетия попросила его ее поцеловать. Это было смело с ее стороны, поскольку она всегда была робкой с парнями. Но на той вечеринке присутствовали все девчонки из ее класса. Некоторые из них сходили с ума по Серджио, который был красивее и сексуальнее, чем все мальчишки в их школе. Итак, она поцеловала Серджио, а он напрягся и чмокнул ее в щеку. Она тогда испытала разочарование, поскольку думала, что выглядит просто сногсшибательно.
        Нет, Серджио совсем не похож на типичного итальянца. Впрочем, главное, что он хороший человек.
        — Я бы хотела освежиться перед тем, как пойду его искать,  — сказала она Марии, которая взяла ее за руку и повела в дом. Только оказавшись в прохладном помещении, она осознала, как жарко было на улице.  — В какой комнате я буду жить?
        — Серджио распорядился, чтобы я приготовила для тебя одну из комнат рядом с его. Он занимает главную спальню.
        «Ну разумеется,  — подумала Белла.  — Теперь он здесь хозяин».
        Когда они были детьми, они спали в небольших комнатах верхнего этажа, в которых, в отличие от трех просторных спален среднего этажа, не было ванных и балконов. Главная спальня была самой большой и располагалась между двумя другими. В ней были огромная кровать с балдахином и роскошная ванная, отделанная черным мрамором.
        — Какую из двух комнат ты приготовила?  — спросила Белла у Марии, когда они поднимались по каменной лестнице.
        — Я навела порядок в обеих, так что можешь выбрать сама.
        — Тогда пусть это будет моя любимая золотая комната.
        Войдя внутрь, Белла обнаружила, что ее интерьер в золотистых и кремовых тонах не изменился. Старинная мебель была прежней, обои и легкие полупрозрачные занавески те же. Быстро приняв душ, Белла надела шелковое платье с запахом. Макияж она делать не стала. В конце концов, у нее сейчас отпуск. Папарацци не знают, где она, и ей не нужно бояться, что ее могут застигнуть врасплох.
        Она прилегла бы ненадолго, но понимала, что из вежливости ей следует найти Серджио и поздороваться с ним. Когда ее самолет приземлился в Риме, она узнала, что рейс до Милана задерживается на час и сообщила об этом Серджио. Но в результате она вылетела всего на полчаса позже, и пилот сократил отставание в пути, так что она прибыла на виллу раньше, чем предполагала.
        Причесавшись, Белла вышла на балкон, откуда открывался живописный вид на прилегающую к вилле территорию и озеро Комо. Ее взгляд задержался на загорелом мужчине, который чистил бассейн. Он был высоким и широкоплечим. На нем не было ничего, кроме плавок. Его густые черные волосы блестели на солнце. Белла отметила, что он находится в отличной физической форме, и почувствовала зависть к Марии, которая нашла себе такого красивого мужа. Ведь это Карло, не так ли?
        В следующую секунду «Карло» поднял голову и посмотрел прямо на Беллу выразительными темно-карими глазами. Она увидела знакомое лицо, и у нее перехватило дыхание.
        Потому что это был не Карло, а Серджио, ее сдержанный сводный брат. Вот только сейчас он был больше похож на знойного мачо, чем на скромного рассудительного парня, который чмокнул ее в щеку в день ее шестнадцатилетия. Волосы у него были длиннее, чем раньше, щеки и подбородок покрывала темная щетина, одним словом, он выглядел очень сексуально.
        — Что ты здесь делаешь так рано?  — улыбнулся он.
        Белла была так потрясена внешним видом Серджио и своей реакцией на него, что потеряла дар речи. Она совсем не хотела, чтобы ее влекло к Серджио. Она приехала сюда, чтобы отдохнуть, и ей не нужны сложности. Она надеялась, что, когда он оденется, ее желание исчезнет. Ее щеки горели, но ей удалось сохранить самообладание и даже улыбнуться в ответ.
        — Пилот всю дорогу превышал скорость,  — произнесла Белла непринужденным тоном и очень этому удивилась. Наверное, Чарли прав, и она на самом деле хорошая актриса.
        — Ясно,  — ответил Серджио.  — Я почти закончил. Спустись, пожалуйста, на кухню и попроси Марию откупорить бутылку моего любимого шабли. Она знает, что это за вино. Мы с тобой выпьем по бокалу на террасе. Я только сначала немного поплаваю. Мне давно не было так жарко. Я бы предложил тебе присоединиться ко мне, но ты, наверное, устала после долгого перелета.
        — Я действительно устала.
        Она понимала, что ей следует перестать пялиться на Серджио, но ее взгляд продолжал скользить по его телу. Он выглядел лучше, чем те мужчины, с которыми она когда-либо имела отношения. У него были широкие плечи, тонкая талия, маленькие упругие ягодицы и длинные мускулистые ноги. Он являл собой образец атлетически сложенного мужчины с рельефными и развитыми, но не огромными, как у культуриста мускулами. Интересно, чем он занимался все эти годы? Если он жил в Лондоне, то вряд ли работал в компании своего отца, поскольку она находится в Милане. А может, Морелли открыли филиал в Лондоне, и он его возглавил?
        Осознав, что все еще стоит на месте, Белла пошла искать Марию, продолжая строить догадки. Она сказала себе, что все дело в простом любопытстве. Что ей просто хочется узнать, как Серджио применил свои незаурядные умственные способности. Что ее совсем не интересует его личная жизнь.
        Но к тому моменту, когда Белла села за столик на террасе, она поняла, что лжет себе. Что на самом деле она больше всего хочет узнать, есть ли у Серджио сейчас любимая женщина.
        «Зачем тебе это знать, Белла?  — спросила она себя, наблюдая за тем, как Серджио быстро плывет от одного бортика к другому.  — Ты приехала на озеро Комо, чтобы отдохнуть, а не чтобы закрутить роман со сводным братом, с которым ты не общалась много лет. Если ты будешь с ним флиртовать, это вполне может произойти».
        Белла знала, что мужчины находят ее привлекательной. Некоторые даже утверждают, что она неотразима.
        «Они так думают до тех пор, пока не затаскивают тебя в постель,  — напомнила она себе.  — После этого они перестают считать тебя желанной и неотразимой. Ты в постели как бревно. Признай это, Белла. Да, ты хороша собой, но мужчине этого недостаточно. Тебя всегда тянуло к высоким красивым брюнетам. К сожалению, это влечение никогда не превращалось в страсть, не избавляло тебя от робости и не заставляло терять над собой контроль».
        Возможно, ей просто не дано испытать безудержную страсть. Возможно, она все-таки унаследовала что-то от своей матери, которую всегда отличали железная воля и самоконтроль. Будучи дочерью циничной, озлобленной женщины, она давно выработала защитную реакцию. Возможно, обнажаясь перед мужчиной, она испытывает вовсе не робость, а нежелание опускать внутренние защитные барьеры из страха, что ей могут причинить боль.
        В этот момент ход ее мыслей прервался, потому что Серджио подплыл к бортику, который находился в трех метрах от террасы и сказал:
        — Я закончил.
        Белла приказала себе отвести от него взгляд, но не смогла. Уперевшись обеими ладонями в края бортика, он подтянулся, ловко выбрался из бассейна и пригладил мокрые волосы. По его загорелой коже стекали струйки воды. Он был так сексуален, что у нее захватило дух. К счастью, в следующую секунду на террасе появилась Мария с бутылкой вина в ведерке и начала расспрашивать ее о том, как она долетела. Белла отвечала ей, но все ее мысли были о Серджио. Она представляла себе, как они занимаются сексом. В этой сцене не было ни любви, ни нежной прелюдии, только безумная страсть.
        Но к тому моменту, когда Серджио появился на террасе в одном лишь полотенце, обмотанном вокруг бедер, она поняла, что должна поскорее избавиться от этих фантазий, потому что они могут испортить ей отпуск.
        Серджио для нее чужой человек. Юноша, с которым она когда-то дружила, стал мужчиной. Они не общались более десяти лет. Она его не знает. У него своя жизнь, свои планы. Наверняка у него есть любимая женщина. Такой мужчина, как он, не может быть один.
        Порвав в прошлом году с Андреем, Белла поклялась себе, что больше не будет повторять прежних ошибок. Настало время проверить свою решимость.
        Сделав над собой усилие, она придала лицу невозмутимое выражение и протянула Серджио бокал:
        — Ты отлично плаваешь. Впрочем, ты и раньше хорошо это делал.

        Глава 7

        Взяв у Беллы бокал, Серджио заглянул в ее красивые голубые глаза и увидел в них ледяное спокойствие, которого не было всего несколько минут назад. Когда он вылез из бассейна, она смотрела на него с вожделением. Сейчас от этого огня не осталось и следа.
        В цветастом шелковом сарафане она выглядела элегантно и сексуально. По мнению Серджио, она была слишком худой, как и большинство знаменитых женщин, но это совсем ее не портило, поскольку ее худоба сочеталась с гибкостью и грацией. На ее гладкой коже не было и следа макияжа, а светлые волосы были собраны в небрежный узел на затылке, что давало возможность полюбоваться ее длинной шеей. Серджио представил себе, как покрывает поцелуями эти шею, плечи, грудь, и в паху у него все напряглось.
        — Помнится, ты сама плавала как рыба,  — сказал он, сделав глоток холодного вина, но оно не остудило его пыл, равно как и купание. Когда он выбрался из бассейна и поймал на себе взгляд Беллы, мокрые плавки показались ему слишком тесными.
        Но он привык к тому, что Белла причиняла ему боль.
        На террасе появилась Мария с трубкой радиотелефона.
        — Это графиня,  — тихо сказала она Серджио, протянув ему трубку.
        Брови Беллы поднялись, и недовольство Серджио, вызванное неожиданным звонком, вмиг улетучилось. Ничто так не повышает интереса женщины к мужчине, как интерес к нему другой женщины.
        — Прошу прощения,  — извинился он перед Беллой и приложил трубку к уху.  — Клаудия, я так рад, что ты позвонила,  — мягко произнес он в трубку.
        — Что за секретность, Морелли?  — пожурила его графиня.  — Ты приехал сюда надолго и не предупредил меня об этом заранее. Если бы ты это сделал, я бы организовала вечеринку в честь твоего приезда.
        — Прости, но мне сейчас не хочется умного веселья. Как ты смотришь на то, чтобы поужинать вдвоем? Может, завтра вечером? Скажем, в восемь часов?
        — Да, давай в восемь. Я распоряжусь, чтобы Анджела приготовила для тебя что-нибудь особенное. И я открою кьянти, которое Джованни заложил в подвал на хранение незадолго до своей смерти.
        Муж Клаудии умер десять лет назад, значит, у этого кьянти будет великолепный вкус.
        — Буду ждать с нетерпением нашей встречи, Клаудия. Мне нужно идти. Я только что закончил чистить бассейн и хочу принять душ.
        Прежде чем она успела спросить, почему он выполняет работу Карло, он разорвал соединение. По правде говоря, он решил сам почистить бассейн не просто так. Шофер, встретивший Беллу в аэропорту Милана, написал ему в сообщении, когда они прибудут на виллу. Белле всегда нравились высокие мужчины с темными волосами, и Серджио не сомневался, что она найдет его привлекательным, если он предстанет перед ней в одних плавках. Его план сработал. Белла пожирала его взглядом. Но этого, разумеется, мало. Белла красивая успешная женщина, и ей нет необходимости бегать за понравившимся ей мужчиной. Она привыкла к тому, что мужчины волочатся за ней, делают ей подарки, говорят комплименты. Серджио мог бы поступить так же, но он был уверен, что подобные вещи давно ей наскучили. Ему хотелось быть более оригинальным. Учитывая то, что они несколько недель будут жить под одной крышей, ему рано или поздно представится возможность соблазнить Беллу.
        — Графиня, Серджио?  — спросила Белла.  — У нее, случайно, не рыжие волосы?  — В ее голосе слышались сардонические нотки.
        Серджио нахмурился:
        — С чего ты взяла?
        — На похоронах твоего отца рядом с тобой была рыжеволосая женщина.
        Серджио этого не помнил, а Белла помнила. Как интересно.
        — Да, у Клаудии действительно рыжие волосы. Она живет на вилле на холме слева от нас. Мы с ней не только соседи, но и очень хорошие друзья.
        — Граф тоже твой хороший друг?
        Серджио улыбнулся. Похоже, она ревнует. Ей не нравится, что вскоре после ее приезда он идет ужинать к другой женщине. Сам того не сознавая, он последовал совету Джереми.
        «Действуй от обратного. Якобы стремясь к противоположному, ты получишь желаемый результат».
        — Граф умер несколько лет назад,  — ответил он.
        — Ясно,  — сухо произнесла Белла.
        Разумеется, она ничего не поняла, но Серджио это устраивало. Пусть она думает, что их с Клаудией связывает не только дружба. Белла видела эффектную графиню на похоронах его отца, и ей незачем знать, что Клаудии за пятьдесят и что у нее отличный пластический хирург.
        К столику подошла Мария с двумя тарелками брускетты, и Серджио вдруг понял, что голоден. Что после ланча прошло уже несколько часов.
        — Почему ты вдруг решила уехать и спрятаться от остального мира?  — спросил он Беллу, когда они снова остались одни.
        В ее голубых глазах промелькнуло смущение, словно она забыла причину своего приезда сюда. Затем она неожиданно рассмеялась. Это был странный смех. Горький, ироничный.
        — Это трудно выразить словами. Полагаю, я просто устала от всего. От работы, от жизни у всех на виду, от мужчин. Особенно от мужчин.
        «Вот черт»,  — подумал Серджио. Похоже, соблазнить Беллу будет сложнее, чем он думал.
        — Я мужчина,  — сказал он и тут же пожалел об этом.
        — Я это знаю, Серджио.  — Ее плечи поднялись и тут же опустились.  — Но ты… другой.
        — Я не так сильно отличаюсь от других мужчин, как тебе кажется.
        — Ты не стал бы лгать женщине о том, что любишь ее, только для того, чтобы затащить ее в постель, правда?
        — Нет, не стал бы.
        — Вот видишь? Ты не похож на тех беспринципных негодяев, с которыми я по собственной глупости пыталась построить отношения. Ты джентльмен.
        — Но я все равно мужчина. Если я безумно хочу женщину, я не всегда веду себя как джентльмен.
        — Я в это не верю.
        — Тогда ты и вправду глупая.
        Увидев в ее глазах боль, он почувствовал угрызения совести.
        — Прости. Мне не следовало так говорить. Но я не святой, Белла, а ты очень красивая женщина.
        В ее взгляде промелькнула паника. Он не знал, хорошо это или плохо.
        — Наверное, мне не следовало останавливаться у тебя,  — пробормотала она.  — Пожалуй, я лучше забронирую номер в отеле.
        Неужели она думает, что он ее отпустит? Если они не будут жить под одной крышей, он не сможет ее соблазнить.
        — Не говори ерунды, Белла,  — произнес он мягким тоном, который всегда нравился женщинам.  — Я не собираюсь на тебя набрасываться сразу, как только Мария уйдет домой. У меня сейчас нет девушки, но я зрелый мужчина и вполне способен месяц обходиться без секса. Так что можешь расслабиться и чувствовать себя как дома.

        Глава 8

        Раздираемая эмоциями, Белла сосредоточилась на еде. Проблема состояла в том, что она хотела, чтобы он начал к ней приставать.
        «Скажи мне, что хочешь меня. Раздень меня. Овладей мной на столе или на полу. Я не стану сопротивляться. Я не буду ждать от тебя заверений в любви и верности. Просто сделай это».
        Что с ней такое творится, черт побери? Она не может хотеть всех этих вещей. Наверное, эти желания существуют лишь в ее мыслях. Если бы Серджио к ней прикоснулся, она бы, наверное, убежала.
        Но если это желание вызвано только мыслями, почему ее соски ноют под одеждой, а внизу ее живота разлилось приятное тепло? Ощущения были реальными, и это ее беспокоило.
        Ей придется уехать. Конечно, не сейчас. Она не может обидеть Серджио, который радушно ее принял. Через пару дней она скажет ему, что ей позвонили из Голливуда и сделали предложение, от которого она не смогла отказаться. Пока она постарается проводить с ним поменьше времени. Хорошо, что он завтра идет в гости к графине. Серджио свободный мужчина, и если он займется сексом с привлекательной вдовой, в этом не будет ничего предосудительного. Тогда почему ей неприятна одна лишь мысль об этом? Она ревнует?
        Снова подняв глаза, она обнаружила, что Серджио с интересом на нее смотрит, и произнесла первое, что пришло ей в голову:
        — Во сколько мы сегодня будем ужинать?
        — Во сколько захочешь. Я не буду просить Марию готовить. Последние два дня она много работала. В доме все сверкает чистотой. Я подумал, что мы с тобой могли бы поужинать в деревне. За последние годы там открылось несколько хороших ресторанчиков. Но если ты не хочешь выходить из дома, я могу сам что-нибудь приготовить.
        — Ты умеешь готовить?
        Серджио пожал плечами:
        — Конечно умею. Я тридцатипятилетний холостяк, а на дворе двадцать первый век. Конечно, мои кулинарные способности ограничиваются простыми вещами вроде стейка и салата,  — добавил он с озорной улыбкой.
        Белла не доверяла себе. Если они останутся вдвоем на вилле, она может подчиниться зову плоти. Лучше не рисковать и поужинать в общественном месте. В этом случае Серджио определенно оденется во что-нибудь приличное. Сейчас жарко, и дома он, вполне возможно, ходит в одних шортах. Постоянно смотреть на его обнаженный торс может быть опасно для ее самообладания.
        — Я, конечно, люблю стейк и салат,  — произнесла она, долив в свой бокал вина,  — но мне бы хотелось прогуляться до деревни. Только я сначала немного посплю.
        — Хорошо. Почему ты не ешь?
        — Я не голодна. Я устала и хочу пить.  — Поднеся к губам бокал вина, она осушила его залпом, надеясь, что алкоголь ослабит желание и поможет ей уснуть. Затем она поднялась из-за стола и обнаружила, что ее ноги стали ватными.  — Я лучше пойду в свою комнату.
        — Возьми с собой тарелку с брускеттой. Тебе нужно поесть.
        — Ты хочешь сказать, что я слишком худая?  — отрезала Белла, которую в последнее время начали раздражать замечания по поводу ее худобы. Когда она испытывала стресс, она почти ничего не ела и теряла в весе. Зато в тех редких случаях, когда у нее было спокойно на душе, она наслаждалась едой.
        — Ты могла бы себе позволить набрать пару килограммов.
        — А ты мог бы себе позволить быть повежливее. Я жду критику от прессы, а не от друзей.
        Он виновато посмотрел на нее:
        — Ты права. Обычно я более тактичен. Я просто о тебе беспокоюсь. Как я уже говорил, ты очень красивая женщина, Белла. Сколько бы ты ни весила, ты все равно была бы красивой. Очевидно, ты слишком много работаешь. Тебе нужно побольше есть и отдыхать.
        Ее охватило негодование.
        — Позволь мне напомнить тебе, что ты больше не мой старший брат, и мое здоровье не твоя забота. Так что избавь меня от своих нудных лекций. Если бы мне хотелось слушать нравоучения, я бы осталась в Сиднее с матерью. А теперь, если не возражаешь, я пойду наверх отдыхать.


        «Молодец, Морелли. Ты все правильно сделал. Лучший способ соблазнить женщину — сказать ей, что она слишком худая»,  — мрачно усмехнулся Серджио, глядя вслед удаляющейся Белле.
        По крайней мере, она больше не считает его своим братом. Она назвала его другом. Это уже что-то. Но от дружбы до секса очень длинный путь.
        На террасу вышла Мария и сердито посмотрела на тарелки с нетронутой едой.
        — Оставь,  — сказал Серджио, когда она потянулась за тарелкой, предназначавшейся для Беллы.  — Я голодный как волк.
        Мария зацокала языком:
        — Эта девочка очень худая.
        — Я тоже так считаю и сказал ей об этом,  — произнес он и откусил большой кусок брускетты.
        Мария посмотрела на него так, словно он спятил.
        — Вот тупица!  — воскликнула она, вскинув руки в воздух.  — Как ты сможешь затащить Беллу в постель, если будешь говорить ей подобные вещи?
        Серджио чуть не подавился. Ему следовало сразу понять, что ему не удастся обмануть Марию. Она умна и наблюдательна.
        — Как давно ты знаешь?  — спросил он.
        — Что ты влюблен в Беллу?  — Она пожала плечами:  — Я всегда это знала. Ты любишь ее с детства. С тех пор как она появилась в твоей жизни, ты стал другим. Она наполнила светом твое сердце.
        Серджио рассмеялся:
        — Я не влюблен в Беллу, Мария. Я любил ее, когда был мальчишкой. Разве можно было ее тогда не любить? Но Белла уже не та ангелоподобная девочка, которой она была когда-то. Она стала прагматичной карьеристкой. В ее постели побывало множество мужчин. Да, она очень сексуальна, и я не отрицаю, что мне бы хотелось с ней переспать. Но это все, чего я хочу от нее.
        — Ох уж эти мужчины! Вы никогда не знаете, чего хотите и что чувствуете. Возьмем, к примеру, моего Карло. Он тоже думал, что испытывает ко мне лишь сексуальное влечение, но, когда я родила ему ребенка, понял, что любил меня с самого начала.
        — Ты говоришь обо мне, дорогая?
        На террасе появился муж Марии. Это был привлекательный мужчина средних лет, с вьющимися темными волосами. В молодости он менял женщин как перчатки, но, женившись на Марии, стал примерным семьянином.
        — Да, Карло,  — улыбнулась ему Мария.  — Я говорила Серджио, что ты прекрасный муж и отец.
        Лицо Карло просияло.
        — Я стараюсь. Уроки в школе скоро закончатся, и мне нужно ехать за моими дьяволятами.
        — Лодка готова?  — спросил Серджио.
        Пока он чистил бассейн, Карло занимался моторной лодкой его отца.
        — Да. Я проверил мотор и все почистил до блеска.
        — В таком случае на сегодня ты свободен,  — сказал Серджио, отметив про себя, что в последнее время Карло стал лучше говорить по-английски. На вилле они с Марией никогда не говорили по-итальянски. Мария объясняла это тем, что теперь, когда на озере стремительно развивается туризм, они оба должны бегло говорить по-английски.  — Большое тебе спасибо, Карло. Ты хороший работник.
        — А ты хороший босс, Серджио. Всем пока.
        — Но глупый,  — закатив глаза, добавила Мария, когда ее муж ушел.
        Серджио вздохнул:
        — Я все понял, Мария. Тебе нет необходимости это повторять.
        Что-то пробормотав себе под нос, Мария удалилась.
        Серджио переполняло отвращение к самому себе. Алекс и Джереми смеялись бы над ним, если бы узна ли, какую ошибку он совершил. Ни один из них не стал бы критиковать фигуру женщины, которую хотел соблазнить.
        «Думай, Серджио, думай».
        Доев брускетту, он пришел к выводу, что у него есть два возможных подхода к Белле. Он может действовать медленно, терпеливо. Сначала поговорить с ней по-дружески, задать ей вопросы о ее карьере, проявить интерес к ее жизни. Узнать, что она планирует делать в будущем. Он часто замечал, что женщинам нравятся мужчины, которые умеют слушать.
        Либо он может начать изображать плохого парня. Это означает, что, когда они в следующий раз останутся наедине, ему нужно будет начать с ней заигрывать. Никакой грубости, разумеется. Только смелые оригинальные действия. Это рискованно, но игра стоит свеч. Серджио подозревал, что не сможет долго сохранять терпение, зная, что Белла спит в соседней комнате. Проблемы со сном ему гарантированы.
        Грустно рассмеявшись, он поднялся, положил пустые бокалы в ведерко с бутылкой, взял тарелки и отнес все на кухню. Мария, которая сидела за столом и составляла какой-то список, подняла на него глаза.
        — Что тебя так насмешило?  — спросила она.
        — Жизнь, Мария. Жизнь,  — ответил он, ставя бокалы и тарелки в посудомоечную машину.  — Ступай домой. На сегодня твой рабочий закончен. Завтра приходи к ланчу. И пока ты не начала спорить, скажу тебе, что я в состоянии приготовить нам с Беллой завтрак.
        — Ты уже забронировал столик в ресторане? Сегодня суббота, поэтому многие будут ужинать вне дома.
        — Я еще туда не звонил, но позже обязательно это сделаю. В любом случае мы отправимся ужинать поздно вечером. Белле нужно как следует отдохнуть. А теперь иди домой.
        Когда Мария удалилась, Серджио почувствовал облегчение. Он устал разговаривать и думать. Он примет душ и ляжет отдохнуть. Возможно, ему даже удастся немного поспать. Обычно выпитое днем вино к этому располагает.
        Но в сегодняшнем дне нет ничего обычного.
        Серджио вздохнул, покачал головой и направился к лестнице.

        Глава 9

        Белла ворочалась на кровати. Из-за смены часовых поясов она никак не могла уснуть. Больше всего ей сейчас нужно было забыться. Только сон мог избавить ее на время от мучивших ее мыслей. Она все еще никак не могла поверить в то, что возжелала Серджио. Да, с годами он стал еще красивее, но ей не следует забывать о том, что когда-то был ее сводным братом. Неправильно желать человека, который великодушно разрешил ей пожить на его вилле, несмотря на то что после развода их родителей она перестала общаться с ним и с его отцом. К ее удивлению, он совсем не держал на нее обиды.
        Сидя в самолете, она предвкушала их долгожданную встречу. Представляла себе, как они будут весело проводить время, наверстывая упущенное, болтать о том о сем. Думала, что рассудительный Серджио посоветует, что ей делать дальше.
        Ей даже в голову не приходило, что Серджио может заинтересовать ее как мужчина. Она безумно хотела заняться с ним любовью, и это делало ее проживание в этом доме невозможным. На ее глаза навернулись слезы разочарования. Она так хотела остаться. Что ей делать? Для начала встать и принять душ. Просто сделать что-нибудь. Какой смысл валяться на кровати и жалеть себя?
        Стиснув зубы, Белла поднялась и направилась в ванную. Она долго стояла под струями теплой воды и, когда вышла из душевой кабины, почувствовала себя немного лучше. Высушив волосы феном, она собрала их в узел на затылке и надела белую шелковую пижаму, состоящую из шорт и топа на бретельках. Когда она вернулась в спальню, солнце уже начало садиться, и комната была наполнена мягким светом. Теплый ветерок легонько покачивал шелковые занавески.
        Белла вышла на балкон, чтобы полюбоваться озером. Оно, как всегда, было прекрасным. По его темно-бирюзовой глади скользили лодки, паромы и катера. Немного понаблюдав за ними, она переключила свое внимание на противоположный берег с роскошными виллами среди деревьев. Позади них возвышались горы. Несмотря на летнюю жару, они были увенчаны снежными шапками.
        — Вижу, ты тоже не можешь уснуть,  — послышался рядом с ней голос Серджио.
        Повернув голову, она обнаружила, что на нем нет ничего, кроме шорт, которые закрывали чуть больше, чем плавки, в которых он чистил бассейн.
        — Не могу,  — призналась она.  — Обычно я принимаю снотворное, но я забыла его взять с собой. У тебя, случайно, нет снотворного?
        — Нет,  — ответил Серджио.  — Я не страдаю бессонницей. По вечерам я хожу в спортзал или плаваю. Когда я не могу уснуть, я прибегаю к способу, подсказанному природой-матушкой.
        — Не думаю, что ромашковый чай может мне помочь.
        Он рассмеялся, и его темные глаза заблестели. В них было не только веселье, но и что-то еще. Что-то обжигающее.
        — Я имел в виду не ромашковый чай, а секс. После пары оргазмов засыпаешь довольно быстро, правда?
        Белла не знала, что на это сказать. Она никогда не испытывала оргазма. Несколько раз она была близка к этому, но ни разу не чувствовала полного удовлетворения. Только полное разочарование.
        — У меня сейчас нет бойфренда,  — сказала она первое, что пришло ей в голову.
        Серджио пристально посмотрел на нее, и ее сердце забилось так сильно, что он наверняка услышал его стук.
        — Для того чтобы заниматься сексом, бойфренд не нужен. Нужен всего лишь здоровый половозрелый мужчина. Если хочешь, можешь использовать меня. Я мужчина, и я абсолютно здоров.
        Белла потрясенно уставилась на него. Кто бы мог подумать, что Серджио может быть таким озорным?
        — Ты не можешь говорить серьезно,  — пробормотала она.
        — Я абсолютно серьезен.
        — Но я… мы…
        — Мы не родственники,  — закончил за нее он.  — По крайней мере, нас никогда не связывали кровные узы. По правде говоря, я всегда тебя хотел. Что там говорить, большинство мужчин на свете желают прекрасную Беллу. Думаю, для тебя это не новость.
        Белла была так потрясена, что потеряла дар речи. Даже в самых смелых своих мечтах она представить не могла, что Серджио предложит ей себя в качестве сексуального партнера. Искушение было велико. Она очень хотела ответить «да», но произнести это короткое слово вслух оказалось так сложно.
        — Я обычно не ложусь в постель с мужчинами, с которыми меня не связывают романтические отношения.
        Он лишь пожал плечами:
        — Все когда-то происходит в первый раз.
        Охваченная паникой, Белла принялась лихорадочно искать причину для отказа.
        — Я… я не знаю, Серджио. Говорят, что секс — это самый простой способ разрушить дружбу между мужчиной и женщиной.
        — Разве нас с тобой можно назвать друзьями, Белла? Когда твой отпуск закончится, ты вернешься в Нью-Йорк, и мы, возможно, не увидимся еще лет десять.
        Белла нахмурилась. Ей совсем не понравилась эта мысль.
        — Знаешь, как можно назвать то, что я тебе предлагаю?  — Улыбаясь, Серджио взял ее за плечи и притянул к себе.  — Дружба с привилегиями.
        Белла ничего не смогла ответить, потому что в следующую секунду он накрыл ее губы своими.

        Глава 10

        Серджио старался не торопиться и сохранять здравомыслие, но разве это было возможно, когда он целовал Беллу? Его опасения насчет того, что она может его оттолкнуть, улетучились, когда она прижалась к нему и издала тихий стон. Взяв в ладони ее лицо, он поцеловал ее крепче. Его язык ворвался в глубь ее рта, и ее язык скользнул по нему. Серджио мгновенно возбудился и застонал от боли и наслаждения. Затем он сделал над собой усилие и оторвался от ее губ, иначе не сдержался бы и овладел ею прямо здесь. Но ему не хотелось разочаровывать Беллу, поэтому он решил дать ей небольшую передышку.
        — Ничего себе, Белла,  — непринужденно произнес он, положив руки ей на плечи.  — Ты классно целуешься.  — Бесспорно, у нее большая практика.  — Если ты не хочешь заняться сексом прямо на балконе, я предлагаю переместиться в спальню.
        Она тупо уставилась на него. Ее взгляд затуманился, щеки раскраснелись.
        — Пойдем в твою комнату или в мою?  — спросил он, не дождавшись ее реакции.
        Белла снова ничего не ответила. Она выглядела растерянной. Возможно, она не ожидала, что ей понравится с ним целоваться. Судя по ее реакции, ей это определенно понравилось. Вполне вероятно, что и дальнейшее доставит ей удовольствие. С этой мыслью Серджио поднял ее на руки и понес в главную спальню. Она не сопротивлялась, но, когда он опустил ее на огромную кровать с черными атласными простынями, ее глаза расширились.
        — Послушай, Белла, если ты из тех женщин, которые не любят разговаривать во время секса, скажи мне об этом прямо сейчас,  — попросил он, ложась рядом с ней.
        — Я не люблю разговаривать во время секса,  — произнесла она охрипшим голосом.
        Он пожал плечами:
        — Жаль. Хорошо, когда во время первой близости знаешь, что женщине доставляет удовольствие, а что нет.
        — Ясно.
        — И что тебе нравится, кроме поцелуев?  — спросил он.  — Я понял, что они тебе нравятся.
        Белла нахмурилась, словно не знала, что на это ответить.
        — Не совсем,  — наконец произнесла она.
        — Хорошо. Тогда что еще тебе не нравится?
        Ее губы дрогнули в еле заметной улыбке.
        — Разговаривать.
        Серджио рассмеялся:
        — Хорошо. Больше никаких разговоров.
        Его это вполне устраивало. Благодаря этой небольшой передышке к нему частично вернулся самоконтроль.
        Опершись на локоть, он расстегнул верхнюю пуговицу на ее пижамном топе и сказал себе, что не должен смотреть на ее грудь. Что ему просто нужно ее раздеть.
        Если бы только она не застонала, когда он расстегнул ей топ и избавил ее от него. Если бы только она не закрыла глаза и не запрокинула голову. Если бы ее грудь при этом не поднялась, побуждая его к дальнейшим действиям. Не смотреть на эту красоту было сложно, не прикоснуться к ней — еще сложнее.
        Когда он склонился над ней и принялся ласкать губами ее затвердевшие розовые соски, она выгнулась дугой и вцепилась пальцами в его волосы, словно боясь, что он может уйти. Жаждая продолжения, он стянул с нее пижамные шортики и отбросил их в сторону. Когда он раздвинул ей ноги, она тихо вскрикнула в знак возражения, но, после того как он приник ртом к складкам между ее бедер, из горла начали вырываться стоны наслаждения.
        Доведя ее до экстаза, Серджио завершил самую интимную из всех возможных ласк. Наконец Белла открыла глаза, и он прочитал в них изумление.
        — Я понятия не имела, что может быть так,  — призналась она.
        — Как?  — спросил он, любуясь ее прекрасным обнаженным телом.
        Белла тут же сдвинула ноги. Ее лицо выражало смущение.
        — Я думала… Я думала, что нужно быть влюбленной для того, чтобы… чтобы… В общем, ты понял.
        Как тридцатилетняя женщина с большим сексуальным опытом может быть такой наивной?
        — Иногда секс без любви лучше,  — сказал Серджио, хотя не знал этого наверняка.  — Ты можешь сосредоточиться на ощущениях, а не на эмоциях. Эмоции все только усложняют.
        — Возможно, ты прав,  — пробормотала она.  — Ты когда-нибудь был влюблен, Серджио?
        — Нет,  — отрезал он.  — Мне нужно сходить в ванную. Через минуту я вернусь, и мы продолжим.

        Глава 11

        — Боже мой,  — прошептала Белла после того, как за Серджио закрылась дверь ванной.
        Что случилось с той Беллой, которая стеснялась раздеваться перед мужчиной? С Беллой, которая терпеть не могла оральный секс? С Беллой, которая никогда не испытывала оргазма?
        «Ее больше нет»,  — подумала Белла с довольной улыбкой.
        Она прикоснулась пальцами к ноющим соскам, затем слегка раздвинула бедра, просунула между ними ладонь и удивилась тому, насколько влажными были складки у входа в ее лоно. Закрыв глаза, она начала вспоминать приятные ощущения, подаренные Серджио.
        Вдруг сильная рука схватила ее за запястье. Открыв глаза, она увидела стоящего у кровати Серджио. В его темных глазах читалось неодобрение.
        — Сегодня никто, кроме меня, не должен касаться этого места.
        Неожиданно он поднял ее руку и начал поочередно целовать пальцы. У нее захватило дух. Похоже, он наслаждался ее вкусом.
        Только когда он присоединился к ней на кровати, Белла поняла, что он тоже полностью обнажен. Она догадывалась, что символ его мужского естества большой, но не подозревала, что настолько. Он предохранился, и она мысленно поблагодарила его за то, что он позаботился о ее безопасности. Она принимала противозачаточные таблетки, но они, как известно, не могут уберечь от всех последствий незащищенного секса.
        — Итак, на чем мы остановились, моя красавица?  — протянул Серджио, обжигая ее взглядом, от которого ее сердце бешено заколотилось. Раньше она испытывала чувство стыда, когда мужчина смотрел на ее обнаженное тело. Сейчас это доставляло ей удовольствие.
        Не дожидаясь ее ответа, Серджио раздвинул ее бедра, слегка их приподнял и вошел в нее.
        «Только не останавливайся»,  — взмолилась она про себя, резко вдохнув.
        — Обхвати меня ногами,  — сказал он.  — Я не хочу сделать тебе больно.
        Она не испытывала боли. Она чувствовала себя прекрасно, и ей хотелось, чтобы он погрузился в нее глубже. Она сделала, как он велел, и ее желание тут же исполнилось. Он задвигался, и она, приоткрыв рот, учащенно задышала. И все же ей было этого мало. Ей казалось, что он движется недостаточно быстро. Она не хотела нежности. Ей была нужна страсть.
        — Быстрее,  — скомандовала она голосом, в котором с трудом узнала свой собственный.  — Быстрее.
        — Я думал, ты не любишь разговаривать во время секса,  — пробурчал Серджио.
        Белла выругалась, и он рассмеялся.
        — Вот дерзкая девчонка.
        Внезапно вышел из нее, и она растерялась, не зная, что послужило причиной этого. Она хотела возмутиться, но он внезапно перевернул ее и поставил на колени. Ей было все равно, как он ее возьмет. Главное, чтобы он это сделал. Когда он спросил, устраивает ли ее эта поза, она так растрогалась, что с трудом сдержала слезы и вымолвила «да». Все это было так необычно и волнующе, но она не успела проанализировать свои эмоции, потому что в следующий момент он снова погрузился в нее. Почувствовав его внутри себя, она забыла обо всем остальном. На этот раз он двигался быстро. К тому моменту, когда он схватился за ее грудь, она уже находилась в другом мире — мире эротических наслаждений. Она покачивалась взад-вперед, постанывая и ожидая завершения этой сладостной пытки.
        Когда напряжение в глубине ее женского естества достигло предела, там словно лопнула пружина, и все тело затряслось. Мгновение спустя Серджио издал низкий гортанный звук и достиг своего собственного экстаза. Затем они, по-прежнему слитые воедино, рухнули на матрас и долго лежали, восстанавливая дыхание. В конце концов ее пульс выровнялся, и по ее телу разлилась сладкая истома. Ее руки и ноги стали ватными. Прежде чем погрузиться в сон, она подумала, что Серджио прав: секс без эмоций действительно лучше.

        Глава 12

        Поняв, что Белла уснула, Серджио облегченно вздохнул. В течение нескольких минут он неподвижно лежал, погруженный в нее, и с наслаждением вспоминал моменты их близости. Разумеется, это только начало. Ему еще многое предстоит сделать для того, чтобы заставить Беллу желать его так сильно, как он желал ее.
        Это сложная задача, учитывая тот факт, что до их близости Белла не была стыдливой девственницей, не знавшей эротического наслаждения. Как можно сделать зависимой от секса женщину, которая, скорее всего, не отстает от него в плане сексуального опыта? Которая испробовала всевозможные позы и познала многочисленные удовольствия?
        Джереми ошибся, когда предположил, что Белла, возможно, не горяча в постели. Она была просто великолепна. Главное, что он смог убедить ее в том, что, для того чтобы получать удовольствие от секса, не обязательно любить своего партнера. Учитывая то, чья она дочь, совершенно непонятно, как в ее голове могла возникнуть подобная мысль. Долорес не любила его отца, но, по словам Альберто, ей было хорошо с ним в постели. Именно поэтому Альберто был так шокирован, когда Долорес заявила, что хочет с ним развестись. Оглядываясь на прошлое, Серджио пришел к выводу, что Долорес просто умело притворялась.
        Он мог утверждать на сто процентов, что в реакциях Беллы никакого притворства не было. Вспоминая о том, как она дрожала и стонала во время их близости, Серджио снова почувствовал напряжение внизу живота. Ему захотелось ее разбудить и снова заняться с ней любовью, но он решил, что это было бы неправильно. Белла утомилась после долгого перелета со сменой часовых поясов. Другими причинами ее усталости были напряженная работа и постоянное разочарование в мужчинах, которые, очевидно, не отвечали на ее чувства.
        Серджио нахмурился. Кем были все эти кретины, в которых она была влюблена? Чем они занимались? Чего добились в жизни? Вполне возможно, они были отличными любовниками.
        Почувствовав что-то похожее на ревность, Серджио стиснул зубы и мысленно отругал себя. Ну и что с того, что до него у нее были опытные мужчины? Он тоже далеко не новичок во всем, что касается секса. Ему следует пользоваться ее опытностью, а не переживать из-за этого.
        «Возьми себя в руки, Серджио, и следуй своему плану».
        Сказав себе это, он, чтобы не разбудить Беллу, осторожно вышел из нее и направился в ванную.

* * *

        Когда Белла наконец проснулась, было уже темно. Серджио лежал рядом с ней на спине. Но она тут же закрыла глаза и притворилась спящей. Ей нужно было собраться с мыслями перед разговором с ним.
        Оказывается, интимная близость может доставлять огромное удовольствие, если безумно желаешь своего партнера. Вспомнив невероятные ощущения, которые она испытала, когда Серджио овладел ею, Белла с трудом сдержала восторженный стон. Ей всегда нравилось быть объектом желания, но сама она никогда не испытывала безудержной страсти. До сегодняшнего дня.
        То, что произошло сегодня между ней и Серджио, открыло ей глаза на многое. Ее удивили не только собственные ощущения, но и Серджио, который оказался совсем не таким, каким она его считала. В его действиях было озорство, которое сделало его еще привлекательнее. В то же время он оставался джентльменом. Другой мужчина на его месте использовал бы ее по полной программе, заставил делать то, к чему она пока не была готова.
        Когда она отказала Андрею в самой интимной ласке, он разозлился на нее и заявил, что она его не любит. Сейчас она поняла, что действительно не любила его. Что она смотрела на него как на существо высшего порядка, и ей льстило его внимание к ее персоне.
        Ее Серджио, напротив, был к ней очень внимателен. Сменив позу, он спросил, устраивает ли ее это.
        «Он не твой Серджио,  — строго напомнила она себе.  — Вас связывает лишь дружба. Дружба с привилегиями, как он выразился. Он предложил тебе это, потому что сейчас у него нет подружки. Тебе не следует думать, что ты что-то для него значишь».
        Ее главным открытием стало то, что можно получать удовольствие от секса и не любя своего партнера. По правде говоря, оно немного ее шокировало. Тогда она сказала себе, что они с Серджио нравятся друг другу. Что в том, что они делают, нет ничего плохого.
        Если все будет продолжаться в таком же духе, за эти несколько недель она превратится в развратницу. Вспомнив, как она приказала Серджио двигаться быстрее, Белла захихикала.
        — Я знал, что ты уже давно проснулась,  — сказал Серджио, задвигавшись рядом с ней.  — Я могу узнать, о чем ты думала все это время?
        — Нет,  — ответила она, открыв глаза и посмотрев него.
        Он лежал на боку. Его горящий взгляд скользил по ее телу, и она, к своему удивлению, обнаружила, что совсем не хочет прикрыться. Что ей хочется показывать ему свое тело.
        — Я мог бы заставить тебя сказать. Я мог бы щекотать тебя до тех пор, пока ты не признаешься.
        Белла дерзко подняла брови:
        — А я думала, что ты подвергнешь меня более извращенной пытке.
        Она не ожидала от себя такой смелости и тут же пожалела о своих словах. Ей совсем не хотелось, чтобы Серджио считал ее распутницей.
        Его брови взметнулись вверх.
        — Ты этого хочешь?
        Ее охватила паника.
        — Нет!
        — Тогда зачем ты это сказала?
        — Я просто флиртовала с тобой. Я не имела в виду ничего конкретного.
        — То есть ты не хочешь, чтобы я привязал твои руки к столбикам кровати и подвергал тебя сладостным эротическим пыткам до тех пор, пока ты не расскажешь мне обо всех своих тайных фантазиях?
        По телу Беллы пробежала приятная дрожь, глаза широко распахнулись. Неужели она хотела бы этого?
        — Не хочешь?  — переспросил Серджио.
        Должно быть, он решил, что она была потрясена. Отчасти это было так. Белла поняла, что действительно хочет, чтобы он сделал то, о чем говорил, и испытала шок. Не меньше ее шокировало то, что ему в голову пришла подобная мысль. Наверное, он не такой серьезный и правильный, как она всегда думала. Или, может, все мужчины превращаются в плохих парней, когда дело касается секса. Белла решила, что должна взять ситуацию под свой контроль. Она не хотела, чтобы Серджио плохо о ней думал.
        — Нет,  — твердо произнесла она.  — Довожу до твоего сведения, мой дорогой Серджио, что у меня нет тайных фантазий. Меня нельзя назвать распутницей. Теперь я хочу принять душ. Потом я бы перекусила.
        — Отличная идея. Я закажу пиццу,  — сказал он, и Белла почувствовала облегчение.  — Ты ведь любишь пиццу, не так ли?
        — Люблю, если это хорошая пицца.
        — Это Италия, дорогая. Здесь не делают плохую пиццу.
        Белла перебралась на край кровати, свесила ноги и неожиданно почувствовала стеснение. Ей придется обнаженной пересекать комнату на глазах у мужчины.
        В конце концов она сделала над собой усилие, поднялась и медленно зашагала по мраморному полу, понимая, что ее бедра при этом соблазнительно покачиваются.
        Серджио присвистнул, и ее щеки вспыхнули.
        — Я начинаю думать, что ты никакой не джентльмен,  — бросила Белла через плечо.
        В ответ он просто рассмеялся, не сводя при этом глаз с нижней части ее тела. К ее удивлению, чувство неловкости улетучилось. Закрывая за собой дверь ванной, Белла почувствовала, что улыбается. Осознание того, что Серджио ее желает, придавало ей уверенности. Похоже, ее ждет лучший отпуск в жизни.

        Глава 13

        — Пицца просто объедение,  — промямлила Белла с набитым ртом.
        — Si[2 - Да (ит.).],  — ответил Серджио, заново наполняя ее бокал шампанским, которое он открыл, чтобы отметить начало их романа. Пока ему нравилось, как все складывалось.
        Они сидели за столиком на балконе. Белла снова надела белую шелковую пижаму, а Серджио натянул джинсы. Ему не было необходимости расхаживать перед ней в одних трусах. Она и так уже увидела все, что нужно.
        Прожевав и проглотив кусок пиццы, она улыбнулась:
        — Ты в курсе, что это первое итальянское слово, которое ты произнес с момента моего приезда? Ты знаешь, что у тебя полностью пропал акцент? Впрочем, он никогда не был особенно заметным. Даже когда вы с отцом только начали жить с нами в Сиднее, у тебя, в отличие от Альберто, его почти не было.
        — Это потому, что в восьмилетнем возрасте меня отправили учиться в английскую школу-интернат.
        — Точно. Я смутно помню, как ты об этом упоминал. Тебе там понравилось?
        — Я ненавидел интернат, поэтому очень обрадовался, когда наши родители поженились, и я переехал в Сидней вместе с отцом.  — Он радовался до тех пор, пока не понял, что Долорес не любила ни его отца, ни его. Что ее проявления нежности и заботы были притворством. Если бы не общество Беллы, он бы чувствовал себя несчастным.
        — Какое-то время ты говорил как настоящий австралиец,  — улыбнулась она.  — До тех пор, пока отец не отправил тебя в Рим. Когда ты вернулся, у тебя был итальянский акцент.
        — Правда? Я этого не замечал.
        — А теперь ты говоришь как урожденный англичанин.
        Серджио пожал плечами:
        — Это потому, что последние одиннадцать лет я жил в Англии.
        Белла положила на тарелку недоеденный кусок пиццы:
        — И чем ты занимался все это время, Серджио?
        Прежде чем он успел понять, правильно ли поступает, Серджио начал рассказывать ей о том, что делал после развода их родителей и своего отъезда в Лондон. В первую очередь он рассказал ей о своей дружбе с Алексом и Джереми и об образовании «Клуба холостяков». Он только не стал говорить, что их обещания, данные друг другу, имели временные рамки. Также он не сказал ей, что в ближайшее время начнет искать себе жену.
        Потом он объяснил ей, как они с друзьями организовали свой бизнес. Вскоре после создания «Клуба холостяков» Серджио и Алекс обнаружили, что неподалеку от территории университета продается захудалый бар, и вечером рассказали об этом Джереми. Они убедили его в том, что, если подобрать правильный дизайн интерьера и ассортимент напитков, бар сможет стать популярным главным образом среди студентов и приносить неплохой доход. Они знали, что Джереми получил довольно большое наследство от бабушки, и быстро смогли убедить его вложить средства в покупку бара.
        — Согласно нашей договоренности, мы с Алексом сами сделали ремонт,  — сказал Серджио.  — Мы отшлифовали и покрыли лаком деревянные полы и покрасили стены и потолок в черный цвет.  — При воспоминании об этом он рассмеялся.  — Мы скупили всю черную краску в местном магазине хоз товаров. Потом мы повесили на стены постеры с изображениями виноградников и винных заводов и обтянули стулья искусственной кожей темно-фиолетового цвета. Еще избавились от всех зеркал за барной стойкой. Они нам показались лишними. После этого мы отправились за мебелью на барахолки и в магазины, торгующие подержанными вещами. Мы решили, что нашим потенциальным посетителям нужно уютное местечко, где они смогут поработать за ноутбуком, потягивая недорогое, но хорошее вино. Позаботившись об освещении, мы наняли красивых девушек в качестве официанток и одели их в простые белые блузки и черные юбки.
        Обнаружив, что Белла смотрит на него с удивлением, он спросил:
        — Что такое?
        — Я была в баре, который очень похож на тот, который ты описываешь. Только он находится не в Оксфорде, а в Нью-Йорке неподалеку от Бродвея. Я живу в тех краях. Бар называется «Уайлд овер уайн».
        — Да, это сеть баров. В Нью-Йорке их два.
        — Они принадлежат тебе и твоим друзьям?
        — Нет. Они работают на основе франшизы, которую мы выгодно продали. После успеха нашего первого бара мы купили второй, затем третий. Поначалу все бары наши располагались неподалеку от университета, но затем стали покупать помещения, имеющие выгодное местоположение. Джереми был отличным финансовым директором, но в конце концов работы стало так много, что мы перестали с ней справляться. Тогда мне в голову пришла идея с франшизой. Мы ее осуществили, и вскоре бары «Уайлд овер уайн» начали открываться по всей территории Великобритании. Благодаря Алексу несколько баров появилось в Австралии и Новой Зеландии. Я упоминал о том, что Алекс австралиец?
        Белла кивнула.
        — Алекс обладает даром убеждения. Мы с Джереми шутим, что он может продать лед эскимосам. В последнее время бары стали появляться в Америке. Должен признаться, они и там пользуются популярностью.
        — Не сомневаюсь. Я была в одном из них. Мне очень понравились атмосфера и обслуживание, но я бы не сказала, что вино дешевое.
        — В конце концов мы пересмотрели некоторые из наших идей. Мы учли интересы состоятельных клиентов, обладающих взыскательным вкусом. Те, кто не может себе позволить дорогое вино, по-прежнему имеет возможность покупать дешевое. Кроме того, в качестве фоновой музыки мы стали использовать классическую. За нее не нужно платить отчисления авторам,  — рассмеялся он.
        — Вот это да!  — воскликнула Белла.  — Я даже представить себе не могла, что ты станешь преуспевающим бизнесменом. Я думала, что ты сделал научную карьеру. Раньше ты был настоящим книжным червем.
        Серджио постарался не обижаться на нее. В юности он действительно много времени уделял учебе.
        — А я всегда знал, какой путь ты для себя выберешь. Еще когда ты была ребенком, было ясно, что тебя ждут успешная артистическая карьера, всемирная слава и богатство. Твои многочисленные успехи меня никогда не удивляли.
        Его комплименты немного ее смутили.
        — Мне очень приятно это слышать, Серджио, но, откровенно говоря, жизнь артиста не такая веселая и беззаботная, как все думают. В ней есть не только богатство, популярность и всеобщее восхищение. Когда ставится новый мюзикл, я работаю с раннего утра и до позднего вечера. Возвращаясь домой, я падаю с ног от усталости. У меня нет времени ни на общение с друзьями, ни на личную жизнь.  — Усмехнувшись, она взяла бокал и сделала глоток шампанского.  — Уверена, ты думаешь, что у меня было множество мужчин. На самом деле это очень далеко от правды. За последние десять лет у меня было только три серьезных романа. И все три мне бы хотелось забыть.
        Серджио не знал, что сказать. Ее признание вызвало у него удивление и недоверие.
        Кем были эти трое счастливчиков? Определенно у нее были отношения с французским актером и русским олигархом. Кто третий? Аргентинский игрок в поло или американский рок-певец? Если он спросит ее прямо, она вряд ли станет лгать. У нее нет для этого причин.
        — Я читал, что одно время ты встречалась с Ча-ком Ричардсом,  — произнес он небрежным тоном, чтобы ее не обидеть.
        — Это неправда. Я никогда не встречалась с этим подонком. К несчастью, мой пиар-менеджер решил, что интерес публики к моим выступлениям возрастет, если мое имя будет связано в СМИ с именами выдающихся людей. В то время Чак находился на пике популярности. Его имя не сходило с газетных полос. Меня уговорили пойти вместе с ним на церемонию вручения престижной музыкальной премии. Мой пиар-менеджер не знал, что Чак кокаиновый наркоман. Когда я возвращалась в его сопровождении в свой отель, он меня облапал в салоне лимузина. Выбравшись наконец из машины, я высказала ему в лицо все, что о нем думаю. Пресса преподнесла это как размолвку влюбленных. Чак ничего не отрицал. Напротив, он сказал журналистам, что мы встречались втайне от всех несколько недель. Я уволила того пиар-менеджера, но новый оказался не намного лучше.
        — Зачем тебе пиар-менеджер?  — спросил Сер-джио.
        Белла пожала плечами:
        — В американском шоу-бизнесе так принято. Ты пустое место, если у тебя нет агента, пиар-менеджера и личного стилиста. У меня есть даже голливудский агент.
        — Ты собираешься сниматься в кино?
        «Она спятила? Она ведь и без того чувствует себя как выжатый лимон».
        — Возможно. Если подвернется подходящий фильм.
        — Не нужно одновременно заниматься многими вещами, Белла,  — посоветовал ей Серджио, который искренне за нее переживал.  — Я сам это понял в прошлом году. Когда умер мой отец, я решил, что должен вернуться в Милан и попытаться спасти семейный бизнес, который находился на грани банкротства. Причиной этого была не глупая мужская гордость, а тот факт, что от компании Морелли зависит благополучие множества семей. Как и большинство стран в мире, Италия испытывает сейчас экономические трудности. Я понял, что не смогу одновременно заниматься «Уайлд овер уайн» и семейным бизнесом, что я должен выбрать что-то одно.
        — И что ты сделал?
        — Я поговорил с Алексом и Джереми, и мы продали франшизу вместе с принадлежавшими нам барами.
        — Надеюсь, вы выручили приличную сумму.
        Он широко улыбнулся:
        — Давай просто скажем, что главная цель «Клуба холостяков» была мгновенно достигнута.
        — Вы все стали миллиардерами?
        — Да.
        Скрывать это от Беллы не имело смысла. В конце концов, для того чтобы ее соблазнить, ему не понадобились деньги.
        — Это замечательно. Ты молодец. Теперь тебе осталось только спасти семейный бизнес.
        — Да,  — произнес он без какого-либо самодовольства.  — Это будет нелегко сделать, но я приложу максимум усилий.
        — Я в этом не сомневаюсь. Ты планируешь жить здесь?
        — Только в выходные. У моей семьи есть дом в Милане. В будни я собираюсь жить там.
        — Ясно.  — Белла с задумчивым видом откусила пиццу.  — Ты сказал «у моей семьи», Серджио, но ты единственный из оставшихся Морелли. Одного человека вряд ли можно назвать семьей. Ты хочешь в будущем жениться? Завести детей? Определенно ты не можешь хотеть оставаться холостяком до конца своих дней.
        Серджио не собирался говорить ей о том, что в ближайшее время начнет искать себе жену. Это было бы цинично. На мгновение его охватило чувство вины, но он тут же подавил его. Белла наслаждается отдыхом на вилле в его компании, а он делает то, что всегда хотел.
        — Когда жизнь бросает мне очередной вызов, я становлюсь одержимым. У меня не будет времени на жену и детей, пока я буду заниматься возрождением семейного бизнеса. На это может уйти несколько лет. Мне всего тридцать четыре. У меня еще полно времени, чтобы обзавестись семьей.
        Белла поморщилась:
        — Не могу сказать того же о себе. У женщины не так много времени для того, чтобы завести ребенка. В прошлом месяце мне исполнилось тридцать. Мои биологические часы тикают.
        Серджио едва удержался от того, чтобы не сказать Белле, что, если она так хочет ребенка, он готов поучаствовать в его зачатии.
        — Пойдем, Белла,  — сказал он.  — Судя по всему, у тебя до сих пор не было времени не то что на создание семьи, а даже на секс.
        — Это правда,  — рассмеялась она, глядя на него блестящими глазами.  — Так было до сегодняшнего дня. Я до сих пор не могу поверить, что у нас все так замечательно получилось.
        Подумать только! Еще минуту назад они ели и спокойно разговаривали, а сейчас он снова ее хочет. К счастью, Белла не догадывается, какую власть над ним имеет.
        — Как ты смотришь на то, чтобы принять еще одну дозу природного снотворного?  — спросил он, озорно улыбаясь.
        На щеках Беллы проступил румянец.
        — Ты еще не устал?
        — Нет.  — Он допил остатки вина.  — Может, на этот раз пойдем в твою комнату? В этом случае тебе завтра не придется объяснять Марии, почему твоя постель осталась нетронутой.
        Она еще сильнее покраснела.
        — Боже мой. Мне это даже в голову не пришло.
        — Тебя не должно беспокоить, что может подумать Мария.  — Протянув руку, Серджио помог ей подняться:  — Все, что тебе нужно делать сегодня,  — это наслаждаться привилегиями нашей дружбы.

        Глава 14

        Когда они оказались в золотой спальне, Серджио отпустил руку Беллы, но лишь для того, чтобы начать расстегивать пуговицы на ее топе. Ее сердце бешено колотилось, тело дрожало. Она так сильно желала Серджио, что ей казалось, что она вот-вот взорвется. Ей хотелось сорвать с себя пижаму и поскорее предстать перед ним обнаженной. Наверное, она перебрала шампанского.
        — Мне нужно в ванную,  — произнесла она дрожащим голосом.
        Его темные глаза сузились.
        — Ты ведь не собираешься мне отказать, правда?  — спросил он.
        — Конечно нет.
        — Тогда возвращайся голой. Мне нравится, когда моя женщина голая.
        Беллу задели его слова, и она резко вдохнула и вскинула подбородок. Поняв, что обидел ее, он протянул к ней руку, нежно провел пальцем по ее щеке и добавил:
        — Но только когда она красива, как ты, моя прекрасная Белла.
        Его комплимент никак не подействовал на ее уязвленную гордость. Он уподобил ее другим женщинам, которые у него были. Несомненно, их было много.
        — С некрасивой тебя невозможно представить,  — отрезала она.
        Серджио дерзко улыбнулся и убрал руку:
        — Ты права. Но это типичный недостаток холостяков. И красивых женщин. Я не могу тебя представить в объятиях некрасивого мужчины.
        На это Белла не смогла найти ответ. Ее бой-френды были высокими и красивыми. Но их у нее было всего три, тогда как в постели Серджио, наверное, побывало множество девушек. Кто бы мог предположить, что серьезный парень, помешанный на учебе, однажды станет плейбоем и миллиардером?
        — Давай не будем ссориться,  — сказал он, не переставая улыбаться.  — Иди в ванную, а я схожу кое за чем в свою комнату. Встречаемся через пару минут на этой кровати без одежды, договорились?
        Белла терпеть не могла, когда ею командовали, но обижаться на него было невозможно. Она обнаружила, что стала зависимой от наслаждений, которые Серджио дарил ей в постели. Ей не нравилось, что он был плейбоем, но у его большого опыта была и положительная сторона. Он знал, как доставить партнерше удовольствие. Белла не могла сказать того же о себе, но она была готова учиться.
        До нее вдруг дошло, что ее предыдущие мужчины тоже были опытными любовниками. Но она ни с одним из них не испытала оргазма. Ни одного из них она не хотела так сильно, как хочет Серджио. «Почему так бывает?»  — гадала она, раздеваясь перед большим зеркалом. Впрочем, этот вопрос недолго занимал ее мысли. Больше всего ей сейчас хотелось вернуться в спальню и заняться любовью с Серджио.
        Он уже ждал ее на кровати, полностью обнаженный. На его огромной восставшей плоти не было предохраняющего средства. Когда Белла уставилась на нее, вместо того чтобы присоединиться к нему, он указал ей на кучку пакетиков из фольги на прикроватном столике.
        — Мы воспользуемся одним из них в самый ответственный момент,  — пояснил он.  — До этого мы получим большее удовольствие, если не будем предохраняться.
        Как он может быть столь практичным в такие минуты? С другой стороны, наверное, именно это и позволяет ей полностью расслабиться и получать удовольствие от близости. Когда она с Серджио, она не задается вопросом: любит он ее или нет? Потому что она точно знает, что он ее не любит!
        Что ж, она тоже будет вести себя непринужденно и раскрепощенно. Пришло время проявить смелость и взять контроль в свои руки. Впервые сделать то, что мужчины любят больше всего. От этой мысли у нее пересохло во рту.
        — Хорошо,  — сказала она, забравшись на кровать.  — Ляг на спину, Серджио, и я попробую тебе помочь избавиться от проблем со сном.
        К удивлению, ее притворная решимость придала ей уверенности. Склонившись над символом его мужского естества, она почувствовала тот же прилив адреналина, который сопровождал каждый ее выход на сцену. Выступая перед зрителями, она испытывала приятное волнение. До начала шоу она никогда не нервничала, потому что на репетициях оттачивала свою игру до мельчайших деталей.
        Роль, которую она собиралась сыграть сейчас, была для нее абсолютно новой, так что ей придется импровизировать.
        «Я справлюсь»,  — твердо сказала она себе, прогоняя остатки паники.
        Когда губы Беллы коснулись головки его восставшей плоти, Серджио задрожал.
        «Неужели я думаю, что смогу это выдержать еще хотя бы несколько минут?»  — спросил он себя.
        Она прикоснулась к нему снова, и он стиснул зубы, получая удовольствие от этой сладостной пытки. Затем она медленно направила символ его мужского естества себе в рот.
        — Нет,  — пробормотал он, чувствуя, что вот-вот достигнет экстаза.
        Она тут же отстранилась и посмотрела на него блестящими глазами. Ее губы были влажными и припухшими.
        — Нет?  — смущенно спросила Белла. Разумеется, она растерялась. Мужчины, с которыми она до сих пор была, наверное, требовали от нее этой ласки, но ему это было не нужно.
        — Нет,  — произнес он хриплым от желания голосом.  — Хватит это делать. Я хочу оказаться внутри тебя более естественным способом.
        В ответ Белла лишь пристально посмотрела на него, затем пожала плечами и потянулась за одним из маленьких пакетиков.
        — В таком случае тебе нужно немедленно предохраниться.
        Похоже, она тоже возбуждена до предела. С этой мыслью Серджио разорвал пакетик и быстро сделал то, что она велела.
        — Что тут смешного?  — спросил он, заметив на ее лице улыбку.
        — Я просто подумала, что, когда делаешь что-то много раз, это получается мастерски.
        Он хотел сказать, что то же самое относится и к ней, но вовремя остановился. Женщину легко обидеть неосторожным словом.
        Вместо этого он лег поверх нее и слился с ней воедино.

        Глава 15

        Кухня на вилле была большой и уютной. В ней были шкафчики из сосновой древесины, мраморные рабочие поверхности и огромный стол, за которым спокойно могли разместиться восемь человек. Когда Белла пришла туда в полдень, Сер-джио сидел за дальним концом стола. На нем были яркие шорты и белая футболка. Его щеки и подбородок покрывала темная щетина. Его глаза были опущены, в руке он держал кружку, из которой шел пар. Услышав шаги Беллы, он окинул ее взглядом, и его губы изогнулись в дерзкой улыбке. Его реакция смутила Беллу, но она не подала виду.
        Когда она проснулась час назад, на нее сразу нахлынули воспоминания о том, что произошло вчера между ней и Серджио. После этого было бы глупо вести себя как стыдливая девственница.
        — Доброе утро,  — сказала она, выдвигая стул напротив Серджио.
        Мария, которая стояла у раковины и смотрела в окно на озеро, повернулась.
        — Ну наконец-то! Хоть кто-то в этом доме будет завтракать!  — воскликнула она.  — Серджио захотел только кофе. Что тебе приготовить, Белла? Может, омлет?
        — Ты не обидишься, если я тоже только выпью кофе?  — спросила Белла, садясь за стол.
        Серджио рассмеялся:
        — Вот видишь, Мария? Я здесь не единственный, кто не голоден с утра.
        — Я знаю, почему вы двое не хотите завтракать. Вы вчера на ночь съели слишком много пиццы и выпили шампанского.
        — Да, было слишком много всего,  — пробормотал Серджио, затем улыбнулся Белле — его темные глаза искрились весельем.
        Белла сохраняла спокойствие, несмотря на то что в душе у нее бушевал ураган эмоций. Одиннадцать лет назад она даже подумать не могла, что ее серьезный сводный брат однажды станет настоящим Казановой. Как говорится, в тихом омуте черти водятся.
        — Ты хорошо спала?  — спросил он.
        — Да, очень,  — непринужденно ответила она.  — А ты?
        — Как убитый.
        — Шампанское действует на меня как снотворное,  — сказала она, подыгрывая ему.
        — В таком случае сегодня вечером мы откроем еще бутылку.
        — Я думала, ты сегодня идешь на ужин к соседке,  — напомнила ему она.
        — Да. Но я вернусь не поздно.
        — К этому моменту я уже, скорее всего, лягу спать.
        Он пожал плечами:
        — Шампанского можно выпить и в другой вечер.
        Беллу задело то, что он не так сильно хочет ее компании, как она его. Но что тут удивительного? Он не относится к их близости как к чему-то особенному. В отличие от нее.
        Мария поставила перед Беллой кружку с дымящимся напитком.
        — Я прихожу сюда не только для того, чтобы варить кофе.  — Подбоченившись, она сердито посмотрела сначала на гостью, затем на хозяина.  — У меня есть идея!  — воскликнула она, внезапно просияв.  — Я соберу вам корзину для пикника. Серджио, почему бы тебе не покатать Беллу на лодке? Отправляйтесь в ту уютную бухточку, которую ты обнаружил, когда ловил рыбу в один из своих прошлых приездов. В этом случае Белле не придется надевать дурацкий парик, и она сможет оставаться собой.
        При мысли о романтическом пикнике с Сер-джио в уединенной бухте сердце Беллы подпрыгнуло. Но ему, судя по выражению его лица, не понравилась идея Марии.
        — Не думаю, что это разумно. В воскресенье на озере всегда полно народу. Кто-нибудь может узнать Беллу.
        — Меня не узнают, если на мне будут темные очки и широкополая шляпа.
        Серджио нахмурился:
        — Хорошо. Но если все-таки узнают, ты сама будешь в этом виновата.  — Он посмотрел на ее топ и юбку:  — В этом тебе будет жарко. Вода в бухте теплая, и ты, возможно, захочешь искупаться.
        Белла вспомнила про крошечное белое бикини, которое она купила в аэропорту, и ее пульс участился.
        — В таком случае я надену купальник,  — сказала она.
        — Мария, как долго ты будешь собирать корзину?  — спросил Серджио.
        — Минут десять  — пятнадцать.
        — Тогда я пойду вытащу лодку из хранилища, а ты иди переодевайся. И не делай макияж. Он тебе не нужен.
        Несмотря на грубоватый тон, Белла восприняла его слова как комплимент.
        — Я могу сначала допить кофе?  — спросила она.
        — Если хочешь.
        — Хочу. Потом я сразу пойду переодеваться.
        Серджио закатил глаза:
        — И как много времени у тебя это займет?
        Она пожала плечами:
        — Минут пятнадцать максимум.
        Он посмотрел на нее с ироничной усмешкой:
        — Что-то мне с трудом в это верится. Женщинам неведома пунктуальность. Не заставляй меня долго ждать,  — добавил он и удалился.
        — Что-то он с утра не в духе,  — заметила Белла, допив кофе.
        Мария вздохнула:
        — После смерти отца Серджио часто грустит. Но теперь, когда он вернулся домой в Италию, все изменится к лучшему. Было бы здорово, если бы он нашел себе жену. Желательно, чтобы это была такая славная женщина, как ты. Тебе тоже пора замуж.
        Не удержавшись, Белла поддалась искушению и на несколько секунд представила себя женой Серджио. Разумеется, это глупо. Серджио никогда не предложит ей выйти за него замуж. Между ними возможна лишь дружба с привилегиями. Вчера она уже познала некоторые из них и надеялась, что во время их романтического пикника на озере насладится новыми.
        — Серджио пока не готов жениться,  — сказала она Марии, поднявшись из-за стола.  — И я тоже не готова к замужеству. Ладно, я пошла переодеваться.
        Семнадцать минут спустя она сидела в старой деревянной лодке, которую Серджио отгонял от берега с помощью обшарпанного весла. Он не переоделся, только взял темные очки. При таком ярком солнце они ему определенно понадобятся.
        — Думаю, мне следует тебя предупредить,  — произнесла она притворно-небрежным тоном.  — Мария пытается нас с тобой свести.
        — Мария слишком романтична,  — сухо заметил он.
        — Большинство женщин романтичны.
        И она не исключение. Только романтичная особа много лет могла думать, что однажды встретит мужчину, который будет любить, понимать и поддерживать ее, который станет прекрасным мужем и отцом. Наверное, она насмотрелась голливудских фильмов.
        — Что она тебе сказала?  — спросил Серджио, начав грести.
        — Что я стала бы тебе хорошей женой. Меня это рассмешило. Ведь я меньше всех подхожу на роль твоей жены. Я сказала ей, что ни тебе, ни мне сейчас не нужен брак. Надеюсь, ты не сердишься на меня за то, что я ответила за тебя.
        — Нисколько. Я, напротив, тебе благодарен.
        Мимо них пронеслись два водных мотоцикла.
        Лодка закачалась, и Белла схватилась за бортики. Серджио выругался по-итальянски и тут же извинился за это перед Беллой.
        — Озеро не такое, как раньше. Особенно в сезон отпусков.
        — Я вижу,  — произнесла она с сожалением.  — Но я не могу винить людей за то, что они сюда приезжают. Это место такое красивое. Особенно летом.
        — Я осуждаю власти за то, что они позволяют гонщикам вроде этих мешать другим людям. Это место для отдыха, а не для гонок.
        — Я видела в твоем хранилище моторную лодку.
        — Но я не гоняю на ней как сумасшедший.
        — Я не поверю, пока не увижу это собственными глазами,  — рассмеялась она.  — Где та бухта, в которую ты хочешь меня отвезти?
        — Она довольно далеко отсюда. Если ты перестанешь болтать, я буду грести быстрее. Любуйся пейзажем и постарайся расслабиться.
        Белла перестала разговаривать, но расслабиться не смогла. Причина, разумеется, была в том, что она любовалась не красотами природы, а работой бицепсов Серджио. К счастью, на ней были солнцезащитные очки, и это позволяло ей бесстыдно его разглядывать. В ответ на это по ее телу разлился расплавленный огонь желания, соски заныли под одеждой. Она не могла дождаться, когда они доберутся до уединенной бухты.


        Серджио чувствовал, что Белла его разглядывает. Сам он старался на нее не смотреть, но иногда все-таки делал это украдкой. На ней была свободная белая рубашка из полупрозрачной ткани, под которой угадывались очертания крошечного бикини. А ее ноги… Он представил себе, как эти длинные загорелые ноги с тонкими щиколотками обвивают его…
        Стиснув зубы, Серджио прислушался к ритму ударов весел о воду. Он был хорошим гребцом и принимал участие в соревнованиях, когда учился в Окс форде. Однажды его восьмерка выиграла ежегодную регату. Алекс был в этой команде, а Джереми, который сломал ногу, катаясь на лыжах, подбадривал их с берега. Он неплохо провел время в компании своей девушки и подружек всех членов команды.
        Воспоминание об этом вызвало у Серджио улыбку.
        — Чему ты улыбаешься?  — спросила Белла, и ему пришлось посмотреть на нее.
        — Я вспоминал, как участвовал в регате в Оксфорде.
        — Это была озорная улыбка,  — заметила она.
        — Я думал о своем друге Джереми. Он был главным донжуаном университета.
        — Чья бы корова мычала…
        Серджио рассмеялся:
        — Мне далеко до Джереми. Он настоящий мастер соблазна.
        — Это вряд ли можно считать качеством, достойным восхищения.
        — Ты не знаешь Джереми. В нем нет ни капли злобы. У всех его бывших подружек остались о нем приятные воспоминания.
        — Значит, ты не считаешь себя донжуаном?
        — Нет. В университетские годы я вел довольно разгульную жизнь, но быстро перебесился. У меня никогда не было несколько подружек одновременно.
        — И как долго обычно длились твои романтические отношения?
        — Намного дольше, чем у Джереми. После университета у меня было не так много девушек.
        — И ты никогда не был влюблен?
        Серджио понял, что разговор становится опасным. Он чуть не проплыл мимо бухты.
        — Ни разу,  — отрезал он.  — Можешь заканчивать свой допрос. Мы на месте.


        Оглядевшись по сторонам, Белла, к своему разочарованию, не увидела уютного пляжа с мягким песком. Бухта, о которой говорил Серджио, оказалась узким заливом, вдающимся в берег, укрепленный старинной каменной стеной. Она была довольно высокой, и Белла сомневалась, что они смогут выбраться из лодки на берег. Похоже, им придется устроить пикник прямо в лодке.
        — Когда я был здесь в прошлый раз, уровень воды был выше,  — заметил Серджио, делая небольшой поворот.
        Белла увидела вырубленные в стене ступени. Рядом с ними было вделано большое железное кольцо, к которому Серджио привязал лодку.
        — Не беспокойся,  — сказал он, когда она нахмурилась,  — купаться мы не будем. Вода сегодня холоднее, чем я думал. За этой стеной есть красивый сад. Там мы можем устроить пикник.
        Он не солгал. Перебравшись через стену, они действительно оказались в заброшенном саду с мягкой травой, тенистыми соснами и зарослями цветущих кустарников, источающих различные ароматы. Деревни поблизости не было. По крайней мере, она не видела ее за густыми зарослями.
        — Мы вторглись на чужую территорию?  — спросила она, когда Серджио поставил корзину под раскидистое дерево.
        — Вполне возможно,  — признался он, расстилая клетчатое одеяло.  — Но мы никому не причиняем вреда. Очевидно, что хозяева давно сюда не приезжали. Не знаю, как ты, а я внезапно проголодался.
        Когда он открыл корзину, и Белла увидела, что Мария положила туда, у нее потекли слюнки. Наряду со свежеиспеченным хлебом там было несколько видов сыра и холодных мясных закусок, две большие грозди винограда, два пирожных и бутылка с домашним лимонадом.
        После того как Белла съела больше половины всех этих вкусностей, ей захотелось просто лечь на одеяло и поспать. Довольно вздохнув, она потянулась и закрыла глаза.
        — Я так понимаю, в этот раз ты сможешь уснуть без моей помощи.
        Открыв глаза, Белла обнаружила, что он лежит на боку и смотрит на нее горящими глазами. В ней вмиг проснулось желание, и от сонливости не осталось и следа.
        Приподнявшись, она принялась расстегивать пуговицы на своей рубашке. Серджио просто лежал рядом и наблюдал за тем, как она раздевается. Когда вся ее одежда оказалась на траве, она просто опустилась на одеяло и красноречиво посмотрела на Серджио.

        Глава 16

        Глядя на обнаженную Беллу, которая предлагала ему себя, Серджио понял, что сдержать обещание, которое он дал себе прошлой ночью, будет непросто.
        Когда Белла крепко уснула после их близости, он пошел в свою комнату и принял душ. Стоя под струями воды, он понял, что больше не может притворяться, что его чувства в этой игре не остались нетронутыми. Его влекло к ней не только физически, и это его пугало. Он надеялся, что не успел сильно влюбиться в Беллу. Он не хотел этого. Ведь когда ее отпуск закончится, она улетит на другой конец земного шара и забудет о его существовании.
        Он пришел к выводу, что должен заниматься с ней сексом реже, если не хочет к ней привязаться.
        Красота ее обнаженного тела и огонь страсти в ее глазах действовали на него как афродизиак. Устоять перед этим было сложно, но он все-таки попытался, сказав, что не взял с собой предохраняющие средства.
        — Все в порядке. Я принимаю противозачаточные таблетки,  — улыбнулась она в ответ.  — Чтобы у тебя не осталось никаких сомнений, скажу, что, узнав об изменах Андрея, я на всякий случай прошла обследование. К счастью, у меня не обнаружили никаких заболеваний, передающихся половым путем.
        Серджио тоже следовало сказать ей, что он абсолютно здоров, но он уже лег поверх нее и накрыл ее губы своими. Когда она застонала, он быстро разделся и вошел в нее. Отвечая на его поцелуи, она обхватила его ногами, он задвигался медленно, пытаясь растянуть удовольствие, но Белла вцепилась ногтями в его плечи, выгнулась под ним дугой и заставила его двигаться быстрее. Вскоре она прокричала в экстазе его имя, и мгновение спустя его самого накрыла волна высочайшего из наслаждений. Несколько мгновений они приходили в себя, не размыкая объятий.
        — Боже мой, Серджио…  — пробормотала она, восстановив дыхание…  — Это было… Это было…
        — Фантастически?  — весело предположил он, несмотря на внезапно охвативший его страх. Страх того, что он мог влюбиться в Беллу. Приятное чувство, которое переполняло его сейчас, не было связано лишь с физическим наслаждением. Ему хотелось, чтобы эти чудесные мгновения никогда не заканчивались.
        — Можно и так сказать,  — рассмеялась Белла.
        — Только так, малышка.
        — Пожалуйста, не называй меня так,  — произнесла она резким тоном.
        — Почему?
        — Потому что я не твоя малышка.
        Эти слова причинили ему боль. Похоже, он влип. Белла последняя женщина, в которую ему следовало влюбляться. Неужели горький опыт отца его ничему не научил? Зачем сказал Белле, что он миллиардер.
        — И как же мне следует тебя называть?
        — Белла. Нас связывает дружба с привилегиями, а не романтические отношения.
        — Это верно. Должен сказать, что я никогда не получал таких шикарных привилегий.
        Серджио мысленно похвалил себя за непринужденный, шутливый тон. Белла ни за что не должна догадаться о его истинных чувствах к ней.
        Белла не понимала, почему ответ Серджио так ее расстроил. В конце концов, он сказал ей правду. Наверное, она, мечтавшая об идеальном мужчине, приняла желаемое за действительное. В какой-то момент она начала думать, что их связывает нечто большее, нежели просто секс. Скорее всего, дело было в том, что Серджио доставил ей большее удовольствие в постели, нежели ее предыдущие мужчины.
        — И я никогда не испытывала ничего подобного.
        Вопреки здравому смыслу ее признание привело его в восторг, но он не осмелился на нее посмотреть — испугался, что глаза выдадут его чувства.
        — У тебя давно не было мужчины, правда?  — спросил он, одеваясь.
        В отличие от него Белла почему-то не захотела прикрыть наготу.
        — Я рассталась с Андреем год назад.
        — И после него у тебя никого не было?
        — Нет.
        — Даже связей на одну ночь?
        — Я этого не приемлю.
        — Что? Неужели у тебя никогда их не было?
        — Никогда. Не представляю, как можно заниматься сексом с совершенно чужим человеком.
        — Это очень… э-э-э…
        — Старомодно?
        — Я бы сказал, что в наше время это редкость. Ты уникальная женщина.
        — Полагаю, у тебя были отношения на одну ночь?
        — Нечасто. Но, признаюсь, в моей жизни были моменты, когда секс с незнакомкой оказывался именно тем, что мне было нужно.
        Именно случайные связи помогли ему заглушить боль после того, как он увидел Беллу в объятиях французского актеришки.
        — Ты могла бы одеться,  — сказал он.  — Если, конечно, ты не хочешь повторения.
        — Не думаю, что способна сделать это еще раз. Я чувствую себя изможденной.
        — Ты не выглядишь изможденной. Ты выглядишь великолепно.
        Ее щеки порозовели.
        — Видимо, ты настоящий дамский угодник,  — произнесла она, потянувшись за одеждой.  — Такой же, как твой друг Джереми.
        Серджио уклончиво пожал плечами. Он совсем не похож на Джереми, который считает, что влюбляются только идиоты.
        Чтобы не влюбиться в такую женщину, как Белла, нужно быть идиотом. Будь она алчной охотницей за деньгами, она бы давно вышла замуж за одного их своих богатых поклонников. Что бы о ней ни писала пресса, ее нельзя назвать сексуально распущенной. Одним словом, эта женщина достойна любви.
        Достойна того, чтобы стать женой и матерью.
        Эта мысль потрясла Серджио до глубины души. Одно дело влюбиться в Беллу, совсем другое — захотеть на ней жениться. Желать этого глупо. Замужество ее не интересует. Она сама это сказала.
        Но что, если она сказала это из гордости? Что, если ей никто до сих пор не предлагал руку и сердце? Серджио надеялся, что так оно и есть. Внезапно возникшее чувство к Белле изменило его планы. Он понял, что бурного романа длиной в несколько недель ему будет мало. Что он хочет провести с Беллой остаток жизни.
        Ее тело уже на его стороне. Ему осталось только завоевать ее сердце.
        — Скажи мне, Серджио,  — задумчиво произнесла Белла, одеваясь.  — Дружба с привилегиями означает, что у тебя могут быть и другие подруги?
        — Полагаю, ты имеешь в виду графиню.
        — Можешь считать меня старомодной или, если тебе так хочется, уникальной, но мне бы не хотелось, чтобы ты перебрался из моей постели в ее.
        Она ревнует? Это хороший знак.
        Наклонившись, Серджио легонько коснулся губами губ Беллы.
        — Я никогда не спал с графиней и не собираюсь это делать,  — сказал он ей.  — Она просто соседка и давний друг семьи. Ничего больше. Послушай, Белла, почему бы тебе не пойти к ней сегодня вместе со мной? Я позвоню Клаудии и скажу, что у меня гостья.
        Она нахмурилась, затем покачала головой:
        — Нет. Пожалуйста, не надо. Я не хочу надевать парик и притворяться другим человеком.
        — В таком случае откажись от маскировки. Графиня просто обожает принимать у себя знаменитостей.
        — Я думала, ты хочешь, чтобы никто не узнал, кто у тебя гостит.
        — Так было раньше. Сейчас я понимаю, что мое беспокойство о том, что здесь могут появиться па-парацци, было преувеличено. Кроме того, если я попрошу Клаудию никому о тебе не рассказывать, она будет молчать. Что это за отпуск, если ты не можешь полностью расслабиться и побыть собой?
        Ее лицо озарила теплая улыбка.
        — Ты очень хороший,  — сказала она.  — По крайней мере, когда не строишь из себя распутного плейбоя.
        — Я распутный только с тобой,  — ответил он, и она рассмеялась.
        Когда они садились в лодку, Белла все еще улыбалась.
        — Что тебя так развеселило?
        — Я подумала о том, что мне очень нравится наша дружба с привилегиями. Когда я вернусь в Нью-Йорк, мне будет тебя не хватать.  — Она вздохнула:  — Если бы только ты не жил так далеко…
        — Существуют самолеты, Белла. Я смогу прилетать к тебе в Нью-Йорк.
        — Ты прилетишь ко мне в гости?
        — Думаю, меня можно убедить,  — осторожно ответил он, не желая торопить события.
        — Что я могу сделать, чтобы тебя убедить?
        Он дерзко улыбнулся:
        — Я покажу тебе сегодня вечером.

        Глава 17

        Белла нечасто нервничала. Но, идя за руку с Сер-джио на соседнюю виллу, она чувствовала, как бешено колотится ее сердце.
        «Я покажу тебе сегодня вечером».
        Она вспомнила об обещании, которое он дал ей утром, и от возбуждения по ее телу пробежала дрожь.
        — Ты замерзла?  — спросил Серджио.
        — Немного,  — солгала Белла. Как ей может быть холодно, когда все ее тело горит от желания?
        — Тебе следовало взять шаль. Твой наряд очень красив, но он не подходит для прохладных вечеров.
        На ней были широкие брюки из тонкой ткани и топ с воротником-хомутом и глубоким вырезом на спине. С туфлями на высоком каблуке этот наряд смотрелся особенно элегантно.
        — Я не привезла шаль. Я собирала вещи в спешке.
        — Тогда позволь мне тебя согреть,  — сказал он, обняв ее за плечи.
        Ее соски заныли, внизу живота все затрепетало. Мысль о том, что ей придется несколько часов сидеть за столом и вести светскую беседу с незнакомым человеком, привела ее в ужас. Она предпочла бы провести это время в постели Серджио, делая все для того, чтобы убедить его прилететь к ней в Нью-Йорк.
        — Нам ведь не обязательно надолго засиживаться в гостях, правда?  — спросила она.
        В голосе Беллы слышались нотки отчаяния, но Серджио решил снова воспользоваться советом Джереми, который в подобных ситуациях действовал от обратного. Он заставит Беллу ждать. Заставит ее безумно его желать. Пусть узнает, что значит хотеть чего-то, но не получать этого. Возможно, для нее это будет в новинку.
        — Мне жаль, Белла, но мы не можем уйти рано. Мне не хочется обижать Клаудию. Когда я сказал, кого я приведу с собой, она пришла в неописуемый восторг. Не надо дуться. Тебе понравится общество графини. Еда и напитки у нее тоже всегда на высшем уровне.
        — Я не дуюсь.
        — Дуешься, и у тебя это красиво получается. Я бы поцеловал тебя, чтобы улучшить твое настроение, если бы графиня не наблюдала за нами с террасы. Поэтому будь хорошей девочкой и улыбайся.
        — Боже мой!  — воскликнула Белла, когда они приблизились к дому графини.  — Это не вилла, а настоящий дворец.
        — Не дворец, конечно, но все равно впечатляет,  — сказал Серджио, идя вместе с ней вверх по дорожке к каменной лестнице, ведущей на огромную террасу.  — Особенно это касается главной гостиной. Там мраморный пол и самая дорогая антикварная мебель, которую только можно купить. Граф был очень богатым. Он был намного старше графини, и они прожили вместе чуть больше года. Говорили, что он умер с улыбкой на лице.
        — Вполне возможно,  — прошептала Белла, когда они поднялись по ступенькам.  — Она очень красивая.
        — И выглядит намного моложе своих лет,  — прошептал он в ответ, затем воскликнул:  — Клау-дия! Ты, как всегда, прекрасна.
        — Спасибо, Серджио,  — ответила она по-итальянски.
        Серджио знал от своего отца, что она не итальянка, что она родилась в бедной албанской семье в начале шестидесятых. Но он никогда даже не намекал ей на то, что знает правду о ее происхождении, и о том, сколько ей на самом деле лет. Это было бы проявлением неуважения.
        — А это, должно быть, прекрасная Белла.  — Графиня взяла обе ее руки в свои.  — Альберто очень любил тебя, дорогая, и гордился тобой. Он летал в Лондон на твои выступления. Ты этого не знала?  — спросила она при виде удивления на лице Беллы.
        — Нет, не знала.
        — Он был бы рад, если бы мог видеть вас вместе.
        Серджио думал, что Белла будет отрицать, что у них роман, но вместо этого она лишь улыбнулась Клаудии, а затем бросила на Серджио взгляд, в котором читалось: «Спаси меня». Он не собирался этого делать. Пусть графиня думает, что они пара.
        — Мы держим наши отношения в секрете,  — сказал он хозяйке дома.  — Мы не хотим, чтобы па-парацци о них узнали, так что, пожалуйста, Клау-дия, не говори никому, кто живет у меня на вилле.
        — Я буду держать язык за зубами,  — произнесла Клаудия заговорщическим тоном.  — Но вы должны мне пообещать, что, если решите объявить о помолвке, я первая об этом узнаю.
        Белла пришла в замешательство, а Серджио рассмеялся:
        — У нас все только началось, но, если мы решим пожениться, ты первая получишь приглашение на свадьбу.
        — Замечательно,  — ответила Клаудия, хлопнув в ладоши.  — Меня хлебом не корми, а дай устроить вечеринку. А теперь пойдемте в гостиную, пока Анд жела не отправилась нас искать. Ты же знаешь, Серджио, какая она. Итальянские повара бывают очень темпераментными.


        Ужин проходил великолепно. Графиня знала, как заставить каждого гостя почувствовать себя особенным. Поток ее вопросов не иссякал. Белла видела, что ее интерес к ней искренний, и за десертом призналась, что испытывает профессиональное выгорание и что, возможно, ей понадобится больше месяца для восстановления. На это Серджио тут же сказал, что она может оставаться у него столько, сколько захочет. Клаудия заговорщически ему улыбнулась, а Белла покраснела от смущения, что было довольно странно для опытной тридцатилетней женщины.
        — Кофе мы будем пить в комнате для музицирования, Джина,  — сказала Клаудия девушке, которую всегда нанимала, когда устраивала вечеринки. Анджела отказывалась обслуживать гостей, заявляя, что она повар, а не официантка.  — Пойдемте, мои дорогие,  — обратилась она к гостям, и те поднялись из-за стола.
        Серджио взял Беллу за руку, и они последовали за хозяйкой дома. Когда они проходили через главную гостиную, о которой он упоминал, ее глаза расширились от изумления. Комната для музицирования уступала ей по размеру, но не по красоте интерьера. В полукруглой нише с окном от пола до потолка, из которого открывался потрясающий вид на озеро, стоял огромный рояль.
        Когда Белла с Серджио сели на обтянутый парчой диван, а хозяйка дома в одно из кресел напротив, Белла похвалила интерьер комнаты, а затем спросила Клаудию, играет ли та на фортепиано.
        — Увы, нет,  — ответила хозяйка дома.  — На нем играл мой покойный супруг, и, надо сказать, у него отлично получалось. Я любила его слушать. А ты, Белла, играешь на фортепиано?
        — Да,  — сказала она, удивив Серджио. Когда они жили в Австралии, у них дома даже не было пианино.  — Правда, не очень хорошо,  — добавила она.  — В школе искусств, где я училась, игра на фортепиано была обязательным предметом. Также мы учились сочинять музыку. Если ты хочешь сочинять песни, умение играть на фортепиано очень помогает. Конечно, сегодня большинство композиторов используют синтезатор. В моей нью-йоркской квартире он тоже есть. Он стоит целое состояние, но у него множество полезных функций, включая автоматическую запись.
        — Ты правда пишешь песни?  — спросил Сер-джио, не скрывая своего удивления.
        Она грустно посмотрела на него:
        — Да, Серджио, я правда пишу песни. Это я написала главную тему к «Ангелу в Нью-Йорке». Она приносит мне большой доход.
        — Какая же ты умница!  — похвалила ее Клау-дия.  — А вот и Джина. Поставь поднос сюда, дорогая. Я сама разолью. Белла, дорогая, ты не могла бы нам что-нибудь спеть после того, как мы попьем кофе? В этой комнате отличная акустика.
        — С удовольствием,  — ответила Белла.
        Слушая ее пение, Серджио в очередной раз подумал о том, что Белла очень талантлива. У нее был чистый высокий голос с отчетливой дикцией. Но любимицей публики ее, безусловно, сделало то, что в каждое свое выступление на сцене она вкладывала душу. Эта способность поднимала ее талант на новый уровень, заставляла людей ею восхищаться. Возможно, она на самом деле устала от работы, но по ее исполнению этого нельзя было сказать. Сер-джио понял, что музыка и выступления на сцене,  — это вся ее жизнь. Что она никогда не сможет от этого отказаться.
        Если он женится на Белле… Когда он женится на Белле, ему придется часто поручать свою работу другим людям, чтобы быть рядом с ней.
        Серджио не привык к подобному. Он в одиночку управлял франшизой «Уайлд овер уайн», а после ее продажи решил полностью посвятить себя семейному бизнесу. Но внезапно вспыхнувшая любовь к Белле заставила его изменить приоритеты. Сейчас его главная цель — завоевать ее сердце. Возможно, ему удастся запустить процесс возрождения фабрики Морелли в течение следующего месяца. Для этого он должен начать действовать как можно скорее. Он завтра же поедет в Милан и выяснит положение дел.
        Но это будет завтра, а сегодня он отведет Беллу домой и займется с ней любовью. Главное, сохранить при этом самоконтроль и не проболтаться ей о своих чувствах.
        Наконец они попрощались с Клаудией и пошли к себе на виллу. Сразу, как только они скрылись из вида, Белла остановилась и сказала:
        — Если ты не поцелуешь меня прямо сейчас, Сер-джио, я взорвусь.  — Ее голос дрожал от желания.
        — Думаю, нам следует подождать с этим до тех пор, пока мы не вернемся домой.
        — Нет,  — возразила она, обвив руками его шею и тесно прижавшись к нему.  — Я так устала ждать. Сегодняшний вечер был для меня настоящей пыткой.
        После небольшого промедления Серджио все-таки поддался соблазну. Расстегнув пуговицу сзади на воротнике ее топа, он потянул за него, и она оказалась обнажена по пояс.
        — Если поцелую тебя сейчас,  — хрипло произнес он, глядя на ее затвердевшие соски,  — одними поцелуями я не обойдусь. Твой прекрасный наряд будет испорчен. К тому же заниматься здесь сексом некомфортно.
        — Мне все равно,  — ответила она, дрожа от желания.
        — А мне нет,  — возразил он, наклонился и поднял ее на руки.  — Тебе нужно больше, нежели быстрый половой акт в саду. Тебе нужно, чтобы я занимался с тобой любовью до тех пор, пока ты не сможешь пошевелиться от усталости. Ты ведь этого хочешь, правда, Белла?  — спросил он, быстро шагая по дорожке.
        В ответ она лишь застонала и зарылась лицом в его плечо.

        Глава 18

        Когда Белла проснулась следующим утром и обнаружила, что находится в своей комнате, она очень удивилась. Вчера она явно уснула в главной спальне. Должно быть, Серджио перенес ее сюда среди ночи. Ее вчерашняя одежда аккуратно висела на стуле в углу, босоножки стояли под стулом.
        Очевидно, Серджио не хотел, чтобы Мария узнала о том, что они спали вместе. Несомненно, если бы Мария об этом узнала, она была бы рада. Белла не представляла себе, как он собирается целый месяц скрывать от нее их отношения. Мария умна и проницательна.
        Вздохнув, Белла перевернулась на бок и посмотрела на старинные часы на каминной полке. Они показывали полдень. Ничего себе! Она так много не спала целую вечность. Наверное, все дело в отличном сексе. Прошлой ночью Серджио столько раз приводил ее в экстаз, что она сбилась со счета. Неудивительно, что потом она так крепко уснула, что не проснулась, даже когда он отнес ее в ее комнату.
        Услышав стук в дверь, она резко натянула простыню на голую грудь.
        — Серджио?  — позвала она, внезапно почувствовав себя неловко.
        — Нет, это Мария. Серджио уехал в Милан два часа назад.
        — Точно. Он мне говорил, что собирается туда, но я забыла. Входи, Мария.
        Итальянка открыла дверь и вошла в комнату. На ее круглом лице читалось беспокойство.
        — Прости, что разбудила. Серджио сказал, что вы поздно вернулись из гостей. Мне нужно скоро уйти домой. У Антонио простуда, а Карло сегодня работает в доме на другом берегу озера.
        — В таком случае ступай прямо сейчас.
        Мария нахмурилась:
        — Но мне нужно еще заправить твою постель и навести порядок в твоей ванной.
        — Я сама способна это сделать, так что можешь идти к сыну.
        — Ты уверена? А как же ланч? Я еще ничего не готовила.
        — Мария, я сама могу что-нибудь сообразить. В холодильнике и шкафчиках полно продуктов. Кроме того, до ближайшей из деревень можно дойти пешком. Там есть отличное кафе и пекарня. Я уже бывала здесь. Это было много лет назад, но шофер, который вез меня из аэропорта, сказал, что в этих краях почти ничего не изменилось. Даже не вздумай прийти сегодня вечером. Оставайся с ребенком. Мы с Серджио сходим куда-нибудь поужинать.
        Мария благодарно улыбнулась:
        — Спасибо тебе. Ты очень добра.
        После ее ухода Белла снова опустилась на подушки и вспомнила, что Серджио планирует отныне каждый будний день ездить в Милан. Это ее расстроило. Она надеялась, что весь следующий месяц он целиком и полностью посвятит ей. Но прошлой ночью во время одной из коротких передышек в их марафоне страсти он сказал, что семейный бизнес Морелли находится на грани разорения. Что проблемы начались еще несколько лет назад, потому что отец Серджио оказался не таким хорошим бизнесменом, как его дед.
        — Экономический климат изменился,  — объяснил ей Серджио.  — Конъюнктура рынка тоже. Когда-то наши кожаные изделия пользовались спросом как в самой Италии, так и за ее пределами, а сейчас мы не можем конкурировать с импортерами из Азии. У нас больше нет филиалов в других странах. Они не приносили прибыли, и их пришлось закрыть. Сейчас мы все еще пытаемся продавать наши товары за границей, но пока безуспешно. Многие сотрудники работают на нашей фабрике всю свою жизнь,  — продолжил он.  — Моему отцу не хватило духу кого-то уволить, но мне придется это сделать, иначе скоро без работы останется весь штат. К счастью, у меня полно своих собственных денег, и я могу их инвестировать в семейный бизнес. Для его успешного функционирования необходимы изменения, но мне еще нужно решить, что это будут за изменения. Завтра я съезжу туда, поговорю с людьми, и, возможно, у меня появятся какие-то идеи.
        Белла сказала, что верит в него, и это была чистая правда. Она не сомневалась, что у него все получится. Он умный и целеустремленный.
        И очень сексуальный. Она не могла дождаться, когда он вернется домой сегодня вечером. Она наденет специально для него что-нибудь соблазнительное. Что-нибудь новое. В деревне, о которой она говорила Марии, есть небольшой магазин модной одежды. Точнее, он был там раньше.
        Магазин по-прежнему работал, только у него теперь была новая хозяйка. Белла не надела рыжий парик, но, к счастью, ее никто не узнал. Она купила сарафан, коктейльное платье, шорты, два топа, кашемировую шаль и очень дорогие, зато практичные туфли, в которых ей будет удобнее ходить по каменистым тропинкам, чем во всей обуви, которую она привезла с собой. Договорившись с хозяйкой, она оставила свои покупки в магазине и пошла искать место, где можно перекусить.
        Пятнадцать минут спустя она сидела за столиком на открытой террасе кафе и ела вкусный салат, запивая его минеральной водой. Внезапно ей в голову пришла блестящая идея. По крайней мере, ей показалось, что она поняла, что нужно изменить в работе семейного бизнеса Морелли. Она бы немедленно поделилась своей идеей с Серджио, если бы не оставила мобильный телефон дома. Он лежал выключенный в ящике ее прикроватного столика. Ей хотелось, чтобы остальной мир оставил ее в покое, по крайней мере на несколько дней. Когда она снова его включит, там будет огромный список пропущенных вызовов и непрочитанных текстовых сообщений. Несомненно, чаще всех с ней пыталась связаться ее мать.
        Белла почувствовала укол совести из-за того, что до сих пор не сообщила матери о том, что у нее все в порядке. Ее нельзя было назвать плохой дочерью. Напротив, она была добра к своей матери и терпела ее недостатки. В начале своей артистической карьеры она сделала Долорес своим менеджером, хотя прекрасно знала, что ее мать бывает назойливой и несдержанной. Ей много раз советовали найти профессионального менеджера с большим опытом и необходимыми связями, который сможет поднять ее карьеру на новый уровень. В то время она получала только второстепенные роли на Бродвее и время от времени принимала участие в концертах на австралийском телевидении. Но Белла не хотела причинять боль матери. Кроме того, ей недоставало уверенности. Ведь тогда она была всего лишь подростком.
        Только с появлением в ее жизни Рауля Белла смогла наконец освободиться от материнского контроля. Рауль, всемирно известный игрок в поло, настойчиво ухаживал за Беллой, и это ей очень льстило. Все же этому заправскому плейбою понадобилось несколько недель, чтобы затащить ее в постель. Поняв, что стал первым мужчиной Беллы, он пришел в восторг, но она ему быстро наскучила. При расставании он был с ней довольно резок, но она была благодарна ему за ценный совет.
        — Если ты хочешь стать полноценной женщиной, тебе следует избавиться от влияния своей матери,  — сказал он ей.  — Она относится к тебе как к маленькой девочке. Тебе нужно вырасти и взять под контроль собственную жизнь и карьеру. Найди себе профессионального менеджера, пока еще не поздно.
        Она так и поступила: уволила свою мать и подписала контракт с Джошем, одним из лучших нью-йоркских агентов. Долорес, разумеется, вышла из себя и успокоилась только, когда Белла подписала документ, согласно которому мать по-прежнему имела право на десять процентов ее дохода в течение следующих десяти лет. Это объясняло, почему Долорес так настаивала на участии Беллы в том фильме. Оговоренный срок выплат истекает уже через год, но Белла не сомневалась, что ее хитроумная мать найдет себе новый источник дохода. Впрочем, на банковском счете Долорес и так накопилось достаточно средств.
        Белла не хотела, чтобы ее мать беспокоилась понапрасну, и решила, что сегодня обязательно ей позвонит. Но только после того, как свяжется с Сер-джио. При мысли о том, что ее идея может оказаться полезной для его семейного бизнеса, ее пульс участился.
        Вернувшись на виллу, она поднялась к себе в спальню, поставила на пол сумки с покупками и достала из ящика мобильный телефон. Сев на кровать, она включила его и, проигнорировав звуковое сообщение о пропущенных вызовах, позвонила Серджио.
        — Белла!  — раздался после нескольких гудков в трубке его встревоженный голос.  — Что случилось?
        — Ничего не случилось,  — заверила его она.  — Точнее, ничего плохого. Я сходила в деревню, кое-что купила и перекусила в кафе. Когда я так сидела, мне пришла в голову идея, которая может тебе помочь в бизнесе. Я бы позвонила тебе оттуда, если бы у меня был с собой телефон. Я сделала это сразу, как только вернулась на виллу. У тебя все в порядке? У тебя встревоженный голос.
        — Если бы ты знала сумму нашей прибыли за последние полгода, ты бы тоже забеспокоилась. Увеличить ее, наверное, может только чудо. Но я готов тебя выслушать, дорогая.
        Серджио не уверен, что она сможет ему помочь, но все равно готов ее выслушать. Он внимательный, терпеливый и великодушный.
        В такого мужчину сложно не влюбиться.
        Но если она в него влюбится, ей не следует надеяться на то, что он ответит на ее чувства. Серджио никогда не позволит себе влюбиться в дочь женщины, которая погубила его отца. Как и большинство мужчин, он испытывает к ней влечение, потому что она сексуально привлекательна. Внутренний голос сказал ей, что она не должна мечтать о большем, если не хочет, чтобы ее сердце было разбито.
        — Белла?  — позвал ее Серджио.  — Ты еще на линии?
        — Да. Я просто собираюсь с мыслями.
        — Твоя идея сложная?
        — Нет. Мне просто трудно выразить ее словами.
        — Попытайся изложить основную мысль.
        — Твоя продукция слишком дешевая.
        — Слишком дешевая? Ты спятила? Мы и при этих ценах не можем конкурировать с азиатскими производителями.
        — Тогда не нужно с ними конкурировать. Дешевые товары из Азии наводнили рынок, и, если ты будешь пытаться угнаться за азиатами, ты ничего не добьешься. Поэтому тебе следует начать производить то, чем так славится Италия. Я говорю о товарах премиум-класса. Люди готовы платить много за безупречное качество. Поверь мне. Я знаю, о чем говорю. Я сама предпочитаю такие товары.
        После долгой паузы Серджио ответил:
        — Я понимаю, куда ты клонишь. Думаю, ты права, Белла. Нам следует поднять цены, а не опустить. Ты умница!
        Его комплимент доставил ей удовольствие.
        — Но сначала нужно улучшить качество,  — заметила она.  — Вдобавок к этому тебе понадобится провести ребрендинг и широкую рекламную кампанию. Люди должны посмотреть на твою продукцию другими глазами.
        — Звучит здорово, но для этого понадобится много времени и денег.
        — У тебя полно и того и другого, не так ли, Сер-джио? У тебя ведь сейчас нет других забот, кроме семейного бизнеса.
        Он как-то странно рассмеялся:
        — Ты снова права. На ближайшее будущее у меня не запланировано важных дел. Разве что полет в Нью-Йорк к одному человеку.
        — Да? И кто же этот человек?  — игриво спросила она.
        — Одна очень красивая и умная женщина.
        Белла одновременно почувствовала удовольствие и раздражение.
        — Тебе нет необходимости мне льстить, Сер-джио,  — произнесла она резковатым тоном.  — Я прекрасно знаю, какая я.
        — Это никакая не лесть, моя дорогая Белла. Думаю, мне лучше прямо сейчас поговорить с дизайнерами и поделиться с ними твоей идеей. Уверен, она им понравится, и они захотят создавать дорогие туфли и сумки.
        — Ты не мог бы принести домой несколько образцов своей продукции? Я хочу сравнить их с тем, что я обычно покупаю.
        — Обязательно привезу.
        — Во сколько ты вернешься?  — спросила она.
        — Думаю, в семь или в полвосьмого. Здесь полно дел. Ciao,  — сказал он и разорвал соединение.
        Сначала она расстроилась из-за того, что Сер-джио так резко закончил разговор и что они увидятся нескоро, но затем она сказала себе, что его воодушевила ее идея, и для ее воплощения в жизнь ему придется много работать. Она будет по нему скучать, но в то же время она рада, что смогла ему помочь. Его беспокоит не только судьба отцовской компании, но и благополучие работающих в ней людей. Это означает, что Серджио будет уделять больше времени работе, чем их отношениям. Ей будет его не хватать, и речь идет не только о сексе. Ей нравится с ним разговаривать и просто быть рядом.
        «Ты определенно в него влюбилась»,  — сказала она себе и застонала, поняв, что это безответное чувство. Она нравится Серджио. Его к ней влечет. Возможно, после того как она предложила ему блестящую идею для бизнеса, он даже начал ею восхищаться. Но это не то же самое, что любовь.
        Нахмурившись, Белла поднялась, вышла на балкон и стала думать, как ей заставить Серджио в нее влюбиться. Она не была уверена в себе, когда дело касалось отношений с мужчинами. Неудачные романы понизили ее самооценку. Кроме того, между ними всегда будет стоять неудачный брак его отца и ее матери.
        После долгих раздумий она пришла к выводу, что может только любить его и надеяться на то, что он когда-нибудь ответит ей взаимностью. Она не станет признаваться ему в своих чувствах, чтобы не показаться навязчивой и зависимой от него. Мужчинам вроде Серджио не нравятся такие женщины, так что ей придется быть терпеливой.
        Впрочем, терпение никогда не входило в число ее добродетелей. К тому же она привыкла добиваться своего. Упрямство и целеустремленность она явно унаследовала от матери. Прежде ей никогда не хотелось завоевать мужчину. Обычно они пытались ее заполучить.
        Ход ее мыслей прервал звонок мобильного телефона. Поняв, что забыла его выключить после разговора с Серджио, она раздраженно застонала. У нее не было никаких сомнений относительно того, кто ей звонит. Вернувшись в комнату, она взяла телефон и нажала кнопку соединения.
        — Привет, мам,  — спокойно произнесла она, напомнив себе, что сама собиралась сегодня позвонить Долорес.
        — Наконец-то она соизволила включить свой чертов телефон и ответить на мой звонок!  — раздалось на другом конце линии.  — О чем ты думала, девочка? У тебя есть обязанности и карьера. Или, возможно, она у тебя была до того, как ты исчезла в неизвестном направлении. Ты знаешь, сколько я по телефону выслушала жалоб на то, что с тобой не могут связаться?
        Белла грустно улыбнулась. Долорес так предсказуема. Ее волнуют не безопасность дочери, а лишь ее карьера.
        — Не знаю,  — небрежно ответила Белла.  — И сколько их было?
        — Так много, что я сбилась со счета. Включи голосовую почту, и ты узнаешь сама. Джошу не терпится с тобой поговорить. Чарли тоже. Уверена, это касается фильма «Ангел в Нью-Йорке». Я спрашивала, но они мне не сказали.
        «Слава богу»,  — подумала Белла.
        — После нашего разговора я сразу позвоню Джошу,  — сказала она матери.
        Ее переполняло любопытство. Джош никогда прежде не проявлял нетерпения. Но если Чарли удалось снова открыть проект этого фильма, подобная реакция ее менеджера объяснима. Она тоже испытывала радостное волнение. Ведь это ее любимый мюзикл.
        — Это совсем другое дело,  — ответила Долорес.  — Сделай это прямо сейчас. Только обещай, что сразу после разговора с ним перезвонишь мне и все расскажешь.
        — Неужели ты не хочешь узнать, где я?  — не удержавшись, спросила Белла.
        — Какой смысл тебя об этом спрашивать, если ты все равно не скажешь?
        — Это правда. И все-таки я жду, что ты спросишь.
        — Ты знаешь, что ты невыносима?
        — Яблочко от яблоньки недалеко падает, мама,  — парировала Белла.
        В трубке послышался тяжелый вздох.
        — Я не хочу с тобой ругаться,  — сказала Долорес.
        — Я тоже этого не хочу.
        — Хорошо. Тогда кончай болтать и займись делом.
        Как и обещала матери, она сразу позвонила Джошу, который сообщил ей, что они с Чарли решили объединить усилия и снять «Ангела в Нью-Йорке» на собственные деньги при условии, что главную роль в фильме будет играть Белла. Разумеется, она согласилась, но настояла на том, что ей сначала нужно отдохнуть. Джош не возражал, но потребовал, чтобы она вернулась в Нью-Йорк к первому августа и помогла ему с подбором актеров и костюмов. Она прекрасно отдавала себе отчет в том, что не смогла бы прятаться здесь вечно, что ее чудесный отпуск рано или поздно должен закончиться.
        После разговора со своим менеджером, Белла одновременно испытывала радостное волнение и мрачное предчувствие. Часть ее хотела сказать Сер-джио о том, что съемки фильма, о котором она так мечтала, состоятся, но внутреннее чутье предостерегло ее от этого. Серджио сейчас занят проблемами семейного бизнеса, и ей не следует хвастаться собственными успехами. Будет лучше, если она сосредоточится на нем и его нуждах. До нее вдруг дошло, что Серджио так же одинок, как и она, что он нуждается в ее поддержке не меньше, чем она в его.
        Она надеялась, что к тому моменту, когда ей нужно будет возвращаться в Нью-Йорк, он это поймет. Надеялась, что он прилетит к ней в гости, как и обещал, и что в конце концов он все-таки ее полюбит.
        — Мечтать не вредно,  — сказала она себе и перезвонила матери.

        Глава 19

        Ровно в семь тридцать Белла распахнула заднюю дверь виллы, чтобы она смогла услышать шорох гравия под колесами автомобиля Серджио. Через десять минут она начала беспокоиться. Итальянцы гоняют как сумасшедшие. Она могла бы отправить ему текстовое сообщение, но удержалась от этого. Ей не хотелось показаться навязчивой и зависимой. Она расхаживала взад-вперед по кухне, помешивая чаще, чем нужно, соус болоньезе. С каждой минутой ее тревога усиливалась. Когда ей начало казаться, что она вот-вот лопнет от напряжения, до нее наконец донесся шум подъезжающего автомобиля.
        Ей хотелось выбежать на улицу и встретить Сер-джио с распростертыми объятиями, подобно любящей жене, которая давно не видела своего мужа, но она приказала себе сохранять спокойствие.
        Наконец он вошел в кухню с большими пластиковыми пакетами в руках. Его темные глаза довольно блестели.
        — Я уже начала беспокоиться,  — сказала она, не сдержавшись.
        — Я мог бы написать тебе сообщение, но тогда я бы приехал еще позже. М-м-м… Как вкусно пахнет.
        Поставив пакеты на огромный стол, он подошел к плите, открыл кастрюлю с ароматным соусом и понюхал его.
        — Его приготовила ты или Мария?  — спросил он, широко улыбаясь.
        — Я. Один из детей Марии заболел, и я отпустила ее домой.
        — Ты добрая женщина.  — Он заключил ее в объятия.  — И очень умная. На фабрике твою идею посчитали гениальной. Тебе полагается благодарственный поцелуй.
        Не дожидаясь ее ответа, Серджио накрыл ее губы своими. Он целовал ее до тех пор, пока им обоим не стало трудно дышать.
        — Ты прямо как пицца Роберто,  — пробормотал он.  — Одного куска никогда не бывает достаточно. Еще ты похожа на элитное вино, моя дорогая Белла. Оно обладает длительным и устойчивым послевкусием.
        — Спасибо за столь оригинальный комплимент,  — рассмеялась Белла.
        — Кстати о вине, на прошлое Рождество Джереми прислал мне целый ящик отличного красного вина разных сортов. Я сейчас схожу в подвал, принесу пару бутылок, и мы поужинаем.
        — Готов только соус. Спагетти я еще не сварила. Или, может, ты предпочитаешь другой вид пасты?
        — Спагетти меня полностью устраивают. И не нужно торопиться. Я хотел бы поговорить с тобой перед ужином. Мне нужно столько всего тебе рассказать и показать.  — Он кивнул на кучу пакетов на столе:  — Я не знал, что лучше привезти. Я плохо разбираюсь в женской обуви и аксессуарах. Как я уже говорил, мне нравится, когда на моей женщине ничего нет,  — добавил он с озорной улыбкой и пошел к двери.
        Глядя ему вслед, Белла в очередной раз удивилась, каким стал ее бывший сводный брат, и покачала головой. Она предпочла бы разговору его объятия и поцелуи, но в то же время ей хотелось взглянуть на образцы и помочь Серджио советами.
        К тому моменту, когда он вернулся с двумя бутылками вина, Белла достала образцы из пакетов и начала их изучать.
        — Ну, что скажешь?  — спросил он, откупорив обе бутылки.
        — Я, конечно, не эксперт,  — задумчиво произнесла Белла,  — но все туфли и сумки довольно высокого качества. В отличие от большинства азиатских моделей, которые мне попадались на глаза, у них совсем недешевый вид. Кожа, из которой сшита обувь, мягкая и хорошо выделанная. Что касается сумочек, классические формы никогда не выходят из моды. Они не слишком большие и не слишком маленькие. Ручки у всех правильной длины. Наверное, следует улучшить качество подкладки. Материал тонковат и может быстро порваться. И цвет его не самый подходящий. В сумочке с черной подкладкой трудно найти нужную вещь.
        — Мне это даже в голову не приходило.
        — Конечно, ты ведь не женщина. К счастью,  — добавила она с улыбкой.
        Рассмеявшись, он налил им обоим вина и протянул ей бокал:
        — А теперь ты мне скажешь, что думаешь об этом вине.
        — Боюсь, тут я тоже не специалист.  — Она повращала бокал в руке, понюхала вино и сделала маленький глоток.
        — Ну конечно,  — снова рассмеялся он.
        — На сегодняшний день в западном мире, наверное, не осталось ни одной женщины, которая не научилась хоть немного разбираться в вине к тридцати годам. Я не могу сказать, что предпочитаю красное вино, но это исключительное.
        — Джереми пьет только лучшие вина.
        — Похоже, он сноб.
        — Да, немного, но он отличный парень. Ты сама это поймешь, когда с ним познакомишься.
        — Не думаю, что это произойдет в ближайшее время.
        Они ужинали на террасе при свечах. К тому моменту, когда тарелки с едой опустели и они перешли ко второй бутылке вина, Белла узнала все о планах Серджио, касающихся развития семейного бизнеса Морелли.
        После ее звонка он собрал в конференц-зале менеджеров и дизайнеров и объяснил им, почему они больше не будут пытаться конкурировать с дешевой азиатской продукцией. Он заявил, что отныне они будут делать ставку на высокое качество и эксклюзивный дизайн.
        Большинство высокопоставленных сотрудников отнеслись к его планам с одобрением и энтузиазмом. Лишь несколько пожилых менеджеров, включая бывшего управляющего, который был дальним родственником Серджио, восприняли грядущие перемены в штыки. После собрания он попросил их задержаться и заявил, что вынужден сократить штат. При этом он предложил каждому из них такое щедрое выходное пособие, что они не стали вступать с ним в конфликт.
        — Ты правильно поступил,  — заверила его Белла, налив ему вина.
        Он взял бокал и сделал глоток. В его глазах читалось сожаление.
        — Я чувствую себя виноватым перед ними, но у меня не было выбора. На консервативных идеях далеко не уедешь. Нужно стремиться вперед.  — Неожиданно его взгляд просветлел.  — Я уже придумал название для нашей новой линии эксклюзивных туфель и сумочек. Ты не будешь возражать, если я назову ее «Белла»?
        — Почему я должна возражать? Звучит красиво.  — Она кокетливо улыбнулась Серджио.  — Думаю, ты такой же талантливый, как и я.
        Он усмехнулся.
        — Мне далеко до тебя, дорогая. Я в полном восторге от песни, которую ты написала. Я никогда не видел мюзикла «Ангел в Нью-Йорке», и мне бы очень хотелось его посмотреть. Возможно, я сделаю это, когда прилечу к тебе в гости.
        Ей хотелось сказать ему о фильме, но она не сделала этого.
        — Плана на следующий сезон еще нет,  — произнесла она вместо этого.
        — Жаль. Впрочем, для того чтобы увидеться с тобой, мне не нужен предлог.  — Его горящий взгляд скользнул по ее телу.  — Я говорил, что ты выглядишь очень сексуально в этом платье.
        — Нет, не говорил,  — сказала она, чувствуя, как внутри у нее разгорается огонь.
        — Может, пойдем наверх?
        Ответ он прочитал в ее глазах.

        Глава 20

        — Думаю, я должна кое-что тебе сказать,  — произнесла Мария, когда Белла вошла утром в кухню, проводив Серджио на работу.
        За прошедшие две недели для нее стало традицией завтракать в будни вместе с ним, провожать его до машины и целовать на прощание.
        — Что, Мария?  — тупо спросила она, все еще ощущая на губах вкус его поцелуя.
        — Сегодня день рождения Серджио.
        — Что? О боже! Почему ты не сказала мне вчера?
        — Вчера было воскресенье и у меня был выходной, забыла?
        — Точно. Но ты могла бы сказать мне сегодня утром. Почему ты не поздравила его за завтраком?
        — Я не хотела ставить тебя в неловкое положение.
        Вот тупица! Как она могла забыть о том, что его день рождения примерно через три недели после ее? Ведь они всегда его отмечали, когда приезжали сюда всей семьей на каникулы. Серджио старше ее на пять лет. Это означает, что сегодня ему исполняется тридцать пять.
        Белла застонала:
        — Мне так стыдно. Я не должна была забывать.
        — Ничего страшного. Мужчинам становится наплевать на их дни рождения после того, как они взрослеют. Все же тебе, наверное, следует что-нибудь ему купить, а я испеку для него праздничный торт.
        — Торт? Это было бы замечательно. Может, приготовим вместе его любимое блюдо?
        — Боюсь, что это невозможно. Его любимое блюдо — пицца Роберто.
        — В таком случае мы позвоним в пиццерию и закажем пару на сегодняшний вечер. А я пока схожу в деревню, куплю для него подарок и заодно закажу пирожные, которые он любил в детстве. Что ты об этом думаешь, Мария?
        — Я думаю, что ты очень любишь Серджио.
        Белла тяжело вздохнула:
        — Да, Мария. Я действительно очень его люблю. Вот только он, к сожалению, меня не любит.
        — Что за глупости? Разумеется, он тебя любит. Всегда любил. С самого детства.
        — Что?  — Белла тупо уставилась на Марию.
        — Это же ясно. Разве нет?
        — Мне ничего не ясно.
        Мария пожала плечами:
        — Вы оба не видите дальше собственного носа. Серджио тебя любит. Скоро он это поймет и сделает тебе предложение.
        — Ты правда так думаешь?
        — Я никогда не лгу.
        — О, Мария. Я так надеюсь, что ты права. Если он не ответит на мои чувства, я, наверное, умру.
        Мария закатила глаза:
        — А еще говорят, что итальянки любят драматизировать.
        Белла лишь рассмеялась в ответ.
        Еще до ланча она вернулась из деревни с подарком для Серджио, открыткой и пирожными. Мария была на кухне. Она уже испекла бисквит для торта, но еще не промазала слои кремом.
        — Какой подарок ты ему купила?  — первым делом спросила она у Беллы.
        — Очень дорогой французский одеколон.
        — Уверена, ему понравится. Я собиралась готовить ланч. Ты будешь есть?
        — Да, спасибо.
        Пятнадцать минут спустя они сидели за столиком у бассейна, ели ветчину с хлебом и овощным салатом, запивали все это свежевыжатым апельсиновым соком и болтали обо всяких пустяках. Неожиданно внимание Беллы привлекло водное такси, остановившееся у небольшого причала рядом с лодочным сараем Серджио. Из такси вышел высокий худощавый мужчина в светлых шортах в стиле карго, фиолетовой рубашке поло и модных солнцезащитных очках. Его волнистые каштановые волосы доходили до воротника рубашки. На плече у него висел рюкзак. Мужчина уверенной походкой направлялся в их сторону. Белла терялась в догадках. Лицо этого человека показалось ей смутно знакомым. Возможно, она видела его на похоронах Альберто.
        — Мария, ты знаешь, кто это?
        — Да. Его зовут Джереми. Он близкий друг Сер-джио. Они вместе учились в Оксфорде.
        — Привет, Джереми!  — воскликнула Белла, когда мужчина подошел ближе.
        Он снял темные очки, посмотрел на нее своими ярко-голубыми глазами и дерзко улыбнулся:
        — Привет, Белла.
        Ее нисколько не удивило, что он ее узнал. Ведь она — известная на весь мир певица и актриса. Кроме того, Серджио наверняка сказал ему, что Изабелла Кэмерон — его бывшая сводная сестра.
        — Могу я поинтересоваться, что ты здесь делаешь?  — произнес Джереми.  — Или, может, это грубый вопрос? Может, у вас с Серджио тайный роман, о котором он мне не рассказывал?
        Белла почувствовала, что краснеет. Проигнорировав это, Джереми сел на свободный стул и очаровательно улыбнулся Марии.
        — Привет, дорогая. Отлично выглядишь. Хозяин дома тебя не обижает? Кстати, где он? Неужели я преодолел такое большое расстояние, чтобы сделать ему сюрприз, а его нет дома?
        Мария встала из-за столика. На ее щеках проступил румянец. Серджио не преувеличивал. Его друг действительно умеет очаровывать женщин. Белла нашла Джереми очень привлекательным, но ей нравился другой тип мужчин.
        — Серджио на своей фабрике в Милане,  — кокетливо произнесла Мария, собирая грязную посуду.  — Вечером он будет дома. Не желаете перекусить, мистер Джереми?
        — Звучит заманчиво. Я съем и выпью все, что ты передо мной поставишь, Мария. Твоя стряпня просто божественна. Признаться, я мог бы проделать такой длинный путь лишь ради твоего кофе.
        Лицо Марии просияло, и она пошла в дом.
        — Я не видел тебя на похоронах отца Серджио,  — сказал Джереми Белле.
        — Я не хотела, чтобы меня узнали, поэтому надела парик и темные очки.
        Он кивнул:
        — Ясно. Полагаю, раз ты приехала сюда, у тебя какие-то неприятности.
        — Не то чтобы неприятности. Я просто очень устала, и мне захотелось отдохнуть в каком-нибудь тихом месте. На похоронах Альберто Серджио сказал, что я могу в любое время обратиться к нему за помощью. Я вспомнила о загородной вилле Морел-ли, где мы когда-то отдыхали всей семьей, позвонила ему и попросила его сдать мне виллу в аренду.
        Джереми нахмурился, и между его бровей залегла складка.
        — Это было пару недель назад?
        — Да. Как ты догадался?
        — Две недели назад Серджио как раз собирался лететь в Милан. Странно, что он не сказал мне о твоем приезде. Обычно он не такой скрытный. Надеюсь, он не взял с тебя денег?
        — Конечно нет. Он сказал, что сам планирует пожить какое-то время на вилле и предложил приехать в качестве его гостьи. Я очень благодарна ему за теплый прием. Он попросил меня никому не говорить, куда я еду. Ему не хотелось, чтобы над его виллой кружили вертолеты с папарацци. Ты знаешь, что это за люди.
        — Только понаслышке. Я далеко не так популярен, как ты.  — Он внимательно посмотрел на нее:  — Но Серджио все равно следовало мне сказать. Я бы не проболтался. Итак, как проходит твой отпуск?
        — Прекрасно. Я провожу много времени на свежем воздухе. Здесь очень красиво.
        Белла боялась сказать Джереми что-то лишнее. Очевидно, Серджио не хотел, чтобы его друг узнал о ее приезде.
        — Ты выглядишь отдохнувшей. Видимо, Сер-джио хорошо о тебе заботится.
        Белла поняла, на что он намекает, но она не собиралась рассказывать Джереми о своем романе с Серджио. Пусть он сделает это сам, если посчитает нужным. Но если Серджио ее действительно любит, как утверждает Мария, почему он до сих пор ничего не сказал своему близкому другу?
        От необходимости отвечать ее спасла Мария, которая принесла Джереми салат, ветчину, пирожные и кофе.
        — Спасибо, Мария,  — сказал он.
        — На здоровье.
        Белла поднялась из-за столика:
        — Если ты позволишь, Джереми, я пойду к себе в комнату, чтобы позвонить Серджио и сообщить ему о твоем приезде.
        — Отличная идея. Скажи ему, чтобы он немедленно ехал домой. Мы устроим ему праздник, который он запомнит надолго.
        — Боюсь, он не захочет, Джереми. Вчера он сказал мне, что запланировал на сегодня несколько важных встреч.
        Джереми закатил глаза:
        — Это на него похоже. Он настоящий трудоголик.
        — Да, пожалуй,  — согласилась Белла. Ей нравилось серьезное отношение Серджио к работе, но ей хотелось бы, чтобы он проводил больше времени с ней. Первое августа уже не за горами.
        — Знаешь что, Белла?  — сказал он.  — Не звони ему. Позволь мне сделать это.
        — Но… но…
        — Поверь мне, нет такой встречи, которую нельзя было сократить или перенести,  — произнес он со знанием дела, доставая из кармана смартфон.
        Белла сказала себе, что повода для беспокойства нет. Вряд ли что-то из сказанного двумя друзьями во время телефонного разговора сможет разрушить ее хрупкое счастье, но она внезапно пожалела о том, что не призналась Серджио в любви. Она надеялась, что еще не слишком поздно, но ее не покидало мрачное предчувствие.

        Глава 21

        Только закончилась встреча Серджио с дизайнерами, как зазвонил его мобильный телефон. Посмотрев на дисплей, он улыбнулся. Джереми, как обычно, не забыл о дне его рождения. В отличие от Алекса, которому всегда было наплевать на такие вещи, как и самому Серджио.
        Джереми считал дни рождения хорошим поводом встретиться и пообщаться. Они не делали друг другу подарков, просто собирались в каком-нибудь шикарном ресторане и устраивали себе праздник живота.
        «Теперь, когда мы разъехались кто куда, подобные встречи будут случаться все реже»,  — с грустью подумал Серджио и тут же сказал себе, что увидится с друзьями на своей свадьбе с Беллой. Возможно, она состоится в конце этого года.
        — Pronto[3 - Алло (ит.).],  — произнес он в трубку.
        — Вы только послушайте его! Он вернулся в Италию всего две недели назад, а уже разговаривает на родном языке. С днем рождения тебя, дружище. Алекс тебе еще не звонил?
        Серджио рассмеялся:
        — Ты шутишь? Он и о собственном дне рождения не всегда помнит.
        — Думаю, ему не до этого. Он борется с бедностью в западных пригородах Сиднея.
        Благодаря своему высокому интеллекту парень из бедного района стал миллиардером, но он никогда не забывал о своих корнях.
        — Я все еще жду от него электронное письмо с реквизитами для благотворительного пожертвования,  — сказал Серджио.
        — Не беспокойся, оно придет.
        — Ладно. С Алексом все ясно. Чем ты теперь занимаешься? Уже купил себе рекламное агентство?
        — Нет. Я купил себе издательство.
        — Это весьма импульсивный поступок, учитывая тот факт, что ты ничего не понимаешь в издательском деле.
        — Да, я импульсивный парень. Угадай, что я сейчас делаю.
        — Читаешь чью-нибудь рукопись?
        — Очень смешно. Пусть этим занимаются редакторы. Я нанял на этой неделе одну особу. Она настоящий фанат своего дела. Ну что, сдаешься? Я сейчас сижу у огромного бассейна в обществе ослепительно красивой блондинки.
        — Это не новость, Джереми. Разве ты не так обычно проводишь лето?
        — Да, но не на озере Комо.
        Серджио сразу понял, в чем дело и о какой блондинке идет речь.
        — Вот хитрюга! Полагаю, ты решил устроить мне сюрприз в день моего рождения?
        — Да, такова была моя цель. Я не ожидал, что ты занят. Ты же собирался хорошенько отдохнуть, прежде чем приступать к спасению семейного бизнеса. Ты сам это сказал в день нашей последней встречи.
        — Это было до того, как я пригласил Беллу провести отпуск на моей вилле.
        — Она мне об этом говорила. Еще она упомянула о том, что приезжала на похороны твоего отца. Ей пришлось надеть парик, чтобы ее не узнали.
        Серджио резко вдохнул. Очевидно, Джереми уже успел выведать у Беллы кое-какую информацию. Он это умеет. Остается лишь надеяться на то, что она не сказала ему об их романе. Впрочем, Джереми очень проницателен и мог сам обо всем догадаться. Например, после неосторожной реплики Марии, от которой они давно перестали скрывать свои отношения. Серджио ничего не имел против того, чтобы его близкий друг все узнал, но он предпочел бы, чтобы это произошло после того, как он, Серджио, признается Белле в любви и сделает ей предложение.
        — Да, так оно и было. Она приехала на похороны, чтобы извиниться за свою мать, которая плохо обошлась с моим отцом. Это была наша с ней первая встреча за долгие годы. Но хватит об этом. Мне нужно кое о чем тебя попросить, Джереми. Ничего не говори, просто слушай.
        — Хорошо.
        — Я хочу, чтобы ты как можно скорее сказал, что тебе нужно принять душ. Когда поднимешься в свою комнату, зайди в ванную и перезвони мне. Я собираюсь сообщить тебе кое-что важное. Это касается нас с Беллой. А теперь скажи, что мне следует освободиться пораньше и иди наверх.
        — Твой трудоголизм, конечно, заслуживает всяческих похвал, но отдыхать тоже нужно,  — произнес Джереми в трубку.  — Постарайся освободиться пораньше. Мы с прекрасной Беллой тебя ждем. До встречи,  — попрощался он и разорвал соединение.


        Когда Джереми закончил разговаривать с Сер-джио, Белла почувствовала огромное облегчение.
        — Этот парень слишком много работает. Ему необходимо расслабиться,  — пробормотал Джереми, сделав глоток кофе.  — Хорошо, что я прилетел, иначе он, наверное, не стал бы праздновать свой юбилей.
        — Ты прав,  — сказала Белла.  — Я не знала, что сегодня день его рождения, пока Мария не сказала мне об этом сегодня утром. Но Серджио к этому моменту уже уехал на работу.
        — Ничего страшного. Вечером мы устроим ему веселый праздник. А теперь, если ты не против, я пойду приму душ и немного отдохну. Здесь у вас жарко.
        — Конечно не против,  — ответила она.
        Взяв свой рюкзак, он направился в дом, а Белла осталась за столиком и принялась искать выход из сложившейся ситуации. Она решила, что, когда окажется в своей комнате, позвонит Серджио, и они договорятся о том, что им следует рассказывать Джереми о своих отношениях, а что нет. Главное, чтобы Мария не проболталась раньше.
        Поднявшись, Белла отправилась на кухню. Марии там не оказалось, очевидно, она показывала Джереми его комнату. Скорее всего, она предоставила ему спальню по другую сторону от главной.
        Белла нахмурилась. Зная, что Джереми спит в одной из соседних комнат, она будет чувствовать себя неловко, деля постель с Серджио. Впрочем, если они скажут ему о своих отношениях, это не будет иметь большого значения.
        — Мне нужно доделать торт,  — сказала вошедшая в кухню Мария.  — Белла, во второй гостевой комнате, где я разместила Джереми, мало полотенец. Ты не могла бы отнести ему несколько? Ты знаешь, где они лежат.
        — Да, конечно.
        — Я уйду сразу после того, как доделаю торт. По понедельникам я убираюсь еще на одной вилле. Ты передашь Серджио мои поздравления с наилучшими пожеланиями?
        — Конечно передам.
        Достав из шкафчика в прачечной несколько белых банных полотенец, Белла понесла их наверх. Когда она постучала в дверь комнаты Джереми, ответа не последовало. Наверное, он принимал душ. Тогда она прошла в свою спальню и вышла на общий для всех трех комнат балкон в надежде на то, что Мария оставила балконную дверь в спальне Джереми открытой. В такую жару это было вполне вероятно.
        Дверь действительно оказалась открытой. Отогнув край занавески, она убедилась, что комната пуста, тихо вошла внутрь и положила полотенца на край кровати. Только она собралась уходить, как из ванной донесся слегка приглушенный голос Джереми.
        — Да, Серджио. Я сделал, как ты велел. Давай рассказывай, что у вас там происходит с Беллой.
        Белла знала, что ей следовало немедленно уйти. Что тот, кто подслушивает, не услышит о себе ничего хорошего. Но разве она могла уйти, когда она безумно влюблена в Серджио, а они с Джереми обсуждали ее? Вместо этого она на цыпочках приблизилась к двери и затаила дыхание.
        — Да, я понимаю,  — произнес Джереми после долгого молчания.  — Положение весьма щекотливое. Значит, она не знает о твоих планах относительно женитьбы на красивой молодой итальянке?
        Сердце Беллы пронзила боль, и она накрыла рот ладонью, чтобы не закричать.
        Серджио не любит ее. Мало того, он ей нагло врал, когда утверждал, что в ближайшие несколько лет не намерен обзаводиться семьей. На самом деле все это время он планировал жениться на итальянке. Молодой итальянке, способной родить ему много детей.
        — Признаюсь, ты меня удивил, Серджио,  — продолжил Джереми, выслушав своего друга.  — Я знаю, тебя всегда влекло к Белле, но я думал, что ты ее презираешь. Все же я прекрасно понимаю, что соблазнить эту женщину было для тебя огромным искушением, перед которым ты не смог устоять. Не зря похоть входит в число семи смертных грехов. Но я бы посоветовал тебе быть осторожнее. Несомненно, она хороша в постели. Легко стать одержимым женщиной, которая знает, как доставить удовольствие мужчине. По крайней мере, я слышал об этом от других. Сам я никогда не испытывал ничего подобного. Может, тебе стоит сохранить ее в качестве любовницы после того, как ты женишься?
        Белла больше не могла это слушать. Пройдя через балкон в свою комнату, она рухнула на кровать. Гнев и возмущение притупили на время боль разбитого сердца.
        Серджио презирает ее и в то же время хочет. Какое удивительное сочетание! А она-то думала, что он пригласил ее сюда по доброте душевной. Все вокруг ей говорили, какой он замечательный человек, а на самом деле он оказался лживым мерзавцем. Серджио усыпил ее бдительность и воспользовался ее телом. Хорошо, что она не призналась ему в любви. В противном случае ее унижение было бы абсолютным. В нынешнем положении она может хотя бы делать хорошую мину при плохой игре.
        Перевернувшись на спину, Белла тупо уставилась в потолок и начала искать выход из сложившейся ситуации.
        Как же трудно мыслить разумно, когда твое сердце плачет от боли! Но она была не из тех, кто в такие минуты забивается в уголок и жалеет себя. Мать всегда учила ее быть сильной и не пасовать перед трудностями. Поэтому когда на ее глаза навернулись слезы, она яростно вытерла их руками и принялась строить план своих дальнейших действий.
        Ей нужно покинуть озеро Комо, причем как можно скорее. Сегодня же она позвонит Луиджи и попросит его отвезти ее в аэропорт завтра утром. Хорошо, что она не сказала Серджио о том, что ей поступило предложение сняться в фильме. Таким образом, у нее есть веская причина для немедленного возвращения в Нью-Йорк.
        Она с мрачным удовольствием подумала о том, как расстроится Серджио, когда она сообщит ему вечером о своем завтрашнем отъезде. Он не любит ее, но, судя по тому, что она услышала, его сексуальное влечение к ней граничило с одержимостью, и он еще долго не сможет от него избавиться. Ее месть будет жестокой. Когда он напросится к ней в гости, она ему откажет, сославшись на занятость.
        Ей пора положить конец глупым мечтам о настоящей любви. Красивый роман закончился. Их с Серджио пути разошлись навсегда, и ей пора возвращаться к реальной жизни.

        Глава 22

        Серджио был застигнут врасплох, когда вечером Белла как бы между делом сообщила ему о своем завтрашнем отъезде в Нью-Йорк. Пока она объясняла, что ей предложили главную роль в фильме, он тупо смотрел на нее, тщетно пытаясь подобрать подходящие слова для того, чтобы ее поздравить. Но разве мог он отреагировать по-другому, когда его планы относительно их с Беллой будущего, рухнули в один момент?
        Вечер, который до этой минуты был веселым, внезапно стал одним их худших вечеров в его жизни.
        — Это замечательно!  — воскликнул Джереми.  — Правда, Серджио?
        Он не мог притворяться, что рад за нее.
        — Я думал, что ты не хочешь сниматься в кино,  — пробурчал он.
        — Я никогда этого не говорила. Кроме того, это не какой-то там фильм. Я никогда не откажусь от возможности сыграть в киноверсии «Ангела в Нью-Йорке». Это моя актерская мечта.
        — Я понимаю. Но почему тебе нужно так срочно уехать? Определенно ты можешь остаться здесь еще на несколько недель. Позвони своим менеджерам и скажи им, что тебе нужно больше времени для отдыха.
        — Это было бы ложью, мой дорогой Серджио. За те две недели, что я провела здесь, со мной произошло настоящее чудо. Крепкий сон, тишина и прогулки на свежем воздухе помогли мне восстановить силы. Я никогда не чувствовала себя такой бодрой и энергичной, так что у меня нет причин откладывать возвращение к работе. Такими возможностями, как эта, не разбрасываются. За них цепляются всеми силами.
        Не в состоянии подобрать подходящие слова, Серджио просто смотрел на нее. Никогда еще он не чувствовал себя таким растерянным. Новость о скором отъезде Беллы выбила его из колеи.
        — Я уже договорилась с Луиджи. Завтра утром он отвезет меня в аэропорт. Мой рейс в девять, так что мне нужно выехать отсюда в шесть,  — продолжила она.
        — Тебе не нужно было звонить Луиджи. Я сам мог бы отвезти тебя в аэропорт,  — произнес Сер-джио более резким тоном, чем хотел.
        — Очень любезно с твоей стороны мне это предложить, но я подумала, что вы с Джереми засидитесь допоздна. Вам, наверное, много нужно обсудить. Я поеду с Луиджи, но в любом случае спасибо за предложение.
        Ее улыбка была натянутой. По правде говоря, он заподозрил неладное сразу, как только вернулся домой и увидел Беллу. Она заключила его в объятия, поцеловала, поздравила с днем рождения и извинилась перед ним за то, что забыла о его празднике.
        — Слава богу, что Мария напомнила мне о нем сегодня утром. Это дало мне возможность купить тебе подарок.  — Улыбаясь, она протянула ему коробочку с одеколоном с названием «Соблазн».  — Подходящее название, правда?  — кокетливо добавила она.
        Сначала он подумал, что она ведет себя так в присутствии Джереми, но быстро отказался от этой мысли. До сих пор она не была ни кокетливой, ни чрезмерно эмоциональной. Ему также не понравилась холодность, с которой она смотрела на него тогда. Эта же холодность была в ее глазах и сейчас.
        Здесь явно что-то не так. Он это чувствовал.
        — А теперь, если вы позволите, джентльмены, я пойду собирать вещи,  — сказала она, вставая из-за кухонного стола.  — Затем я сразу лягу спать. Уверена, вам двоим есть о чем поговорить. Серджио, возможно, я не увижу тебя завтра утром, поэтому давай попрощаемся сейчас.  — Подойдя к нему, она по-дружески чмокнула его в щеку.  — Ты был замечательным хозяином. У меня много лет не было такого хорошего отпуска. Когда я прилечу в Нью-Йорк, я отправлю тебе сообщение. Дам тебе знать, что благополучно добралась до дома. Была рада с тобой познакомиться, Джереми. Пока.
        Она ушла, прежде чем Серджио смог ее остановить. Но что он мог ей сказать в сложившейся ситуации? Столь резкая перемена в ее поведении привела его в замешательство. Он не мог понять, куда подевалась нежная, чуткая женщина, которую он полюбил.
        Внезапно ему в голову пришла одна мысль. Он посмотрел на Джереми, который потягивал красное вино, и сердито спросил:
        — Что, черт побери, ты сказал Белле после нашего телефонного разговора?
        — Ничего. После того как я поднялся в свою комнату, я ее вообще не видел,  — ответил он с нескрываемым раздражением.  — Я принял душ, лег на кровать и уснул. Ради бога, Серджио, ты держишь меня за идиота?
        Серджио опустился на стул и тяжело вздохнул. Он все еще не мог поверить, что Белла оставляет его вот так. В выходные он несколько раз хотел ей сказать, что любит ее, и сейчас жалел, что не сделал этого. Возможно, если бы она знала правду, ему удалось бы убедить ее остаться.
        — Не переживай из-за ее отъезда. Я думаю, что для вас обоих так будет лучше,  — сказал Джереми.  — Совершенно очевидно, что ее чувства к тебе не так сильны, как твои к ней. Если бы она любила тебя по-настоящему, она не уехала бы так скоро. Карьера для нее на первом месте. Вот почему она до сих пор не замужем.
        Поняв, что его друг абсолютно прав, Серджио поморщился и налил себе ещел вина.

        Глава 23

        — Серджио!  — удивленно воскликнула Мария, вой дя в кухню в семь утра.  — Ты уже встал или еще не ложился?
        Несомненно, она заметила, что на нем та же одежда, что и вчера. После ухода Беллы он пил вино бокал за бокалом, пока Джереми не сказал, что ему хватит, и не отвел его в его комнату. Сер-джио разбудил шорох гравия под колесами автомобиля, приближающегося к вилле, но он не вставал до тех пор, пока не убедился, что Белла уехала. Тогда он спустился на кухню, сварил кофе и выпил две чашки, чтобы взбодриться.
        Мария нахмурилась:
        — Похоже, что-то случилось. Где Белла?
        — Уехала,  — ответил Серджио, налив себе еще кофе. Он не хотел говорить о Белле. Не хотел даже думать о ней. Ему следовало сразу понять, что от нее нельзя ждать ничего хорошего. В конце концов, она дочь Долорес.
        — Куда уехала?
        — В Нью-Йорк. Сниматься в дурацком кино.
        — Но ведь она вернется, правда?
        — Нет, черт побери, не вернется,  — отрезал он.
        — Но она любит тебя!  — воскликнула Мария.  — А ты любишь ее.
        Серджио рассмеялся:
        — Ты права, но лишь наполовину. Белла меня не любит.
        — Чушь собачья! Она сама мне сказала, что любит тебя, но не уверена, что это чувство взаимно. Что, наверное, умрет, если ты не ответишь на ее чувства. Она хочет стать твоей женой и матерью твоих детей.
        Его сердце подпрыгнуло в груди.
        — Она правда тебе сказала, что любит меня и хочет стать моей женой?
        Мария подбоченилась. Она всегда это делала, когда была раздражена.
        — Я никогда не лгу! Что заставило ее уехать? Что ты сделал не так?
        — Я не знаю.
        — Вчера все было так хорошо. Может, мистер Джереми что-то ей сказал, когда она принесла ему чистые полотенца.
        — Что? Когда это было?
        — Вчера. Он сказал, что хочет принять душ и пошел наверх. Я подумала, что в его комнате недостаточно полотенец и попросила Беллу отнести несколько. Я готовила крем для праздничного торта и не могла сделать это сама.
        — Ты отправила ее с полотенцами к Джереми?  — тупо спросил он, пытаясь понять, что могло произойти вчера.
        — Да. Ты не только глупый, но и глухой?
        Серджио вскочил со стула:
        — Я, кажется, понял,  — пробормотал он, бегом поднялся по лестнице и без стука ворвался в спальню своего друга.  — Джереми! Проснись!
        Джереми резко поднялся:
        — В чем дело, черт побери?
        — Иди в ванную, закрой дверь и скажи что-нибудь.
        Ничего не понимающий Джереми в одних трусах прошагал в ванную и сделал как он велел. Когда Сер-джио отчетливо услышал его слова, у него не осталось никаких сомнений в правильности своей догадки. Ничего не объяснив ошеломленному Джереми, он побежал в свою комнату, надел чистую рубашку, схватил мобильный телефон и помчался в гараж. Через пять минут он уже был на шоссе, ведущем в Милан. Сердце его бешено стучало, но в нем была надежда.


        Белла сидела в зале ожидания для пассажиров первого класса и тупо смотрела сквозь огромное стекло на снующих туда-сюда пассажиров.
        — Я могу к тебе присоединиться?  — неожиданно раздался рядом с ней знакомый голос.
        Она резко повернулась и вскинула голову. При этом пряди ее рыжего парика закачались.
        — Серджио…  — пробормотала она, обратив внимание на то, что под его красивыми карими глазами залегли тени.  — Что ты здесь делаешь?
        Он сел в кресло напротив нее. Его лицо выражало одновременно раскаяние и решимость.
        — Я приехал, чтобы сказать, что люблю тебя, Белла.  — Это прозвучало искренне.  — И я знаю, что ты тоже меня любишь. Мария сказала мне об этом сегодня утром. Я наконец понял, что произошло вчера в мое отсутствие. Ты отнесла полотенца в комнату Джереми и услышала через дверь ванной, как он разговаривает со мной по телефону. Должно быть, ты вошла в тот момент, когда он говорил о моих планах жениться на молодой итальянке или о том, что я хотел тебя соблазнить. Но ты не слышала моих ответных реплик. Не слышала, как я сказал, что люблю тебя и хочу на тебе жениться. Что я отказался от своего плана жениться на итальянке в тот день, когда ты приехала ко мне на виллу. Это Джереми сомневался в серьезности моих намерений на твой счет, а не я.
        Заглянув в его глаза, она увидела в них любовь и, не сдержавшись, расплакалась от счастья и чувства облегчения. Серджио не использовал ее. Он ее любит.
        — Пожалуйста, не плачь, дорогая,  — сказал он, взяв в ладони ее лицо и вытерев слезы кончиками пальцев.  — Лучше скажи, ты станешь моей женой?
        К горлу Беллы подступил комок, глаза снова зажгло от слез.
        — Да, мой дорогой Серджио,  — ответила она, сглотнув.
        — Слава богу.  — Взяв ее за руку, он помог ей подняться.  — Давай поскорее уйдем отсюда.
        — А как же мой багаж? Он уже в самолете.
        — Его могут доставить по твоему нью-йоркскому адресу. Кто-нибудь из твоих соседей может взять его на временное хранение. Пара звонков — и вопрос будет решен. Что касается вещей, я куплю тебе новые.
        — Ты сказал, что тебе нравится, когда твоя женщина голая,  — пошутила она, и он рассмеялся.
        Они вышли из здания терминала и сели в его серебристый «альфа-ромео», припаркованный у обочины.
        — Что бы ты сделал, если бы мой самолет уже взлетел?  — спросила она.
        — Отправился бы в Нью-Йорк следующим рейсом,  — ответил он без промедления.
        — Правда?
        — Тебе лучше в это поверить. Я не собирался тебя отпускать, дорогая,  — сказал он и придвинулся к ней, чтобы поцеловать ее в губы.
        Белла никогда еще не чувствовала себя такой любимой.
        — Мне нужно задать тебе еще один вопрос, Белла,  — произнес Серджио, выехав на шоссе.  — Тебе действительно предложили сняться в фильме или ты это выдумала?
        — Это чистая правда, но в Нью-Йорке меня будут ждать не раньше первого августа,  — призналась она.  — Но если ты не хочешь, чтобы я уезжала, Сер-джио, я никуда не уеду. Я так сильно тебя люблю, что готова ради тебя отказаться от своей карьеры.
        Серджио свернул на обочину и остановил машину. Потрясение, которое она прочитала на его лице, было искренним.
        — Я бы никогда тебя об этом не попросил. Это было бы неправильно. Ты рождена для того, чтобы выступать на сцене и дарить радость людям. Думаю, что за две недели мне удастся уладить проблемы на фабрике и найти хорошего управляющего. Тогда я смогу полететь в Нью-Йорк вместе с тобой. Я намерен как можно чаще сопровождать тебя во время твоих поездок.
        Беллу снова захлестнула волна эмоций, и она прикусила нижнюю губу, чтобы опять не расплакаться.
        — Но я не обязана постоянно работать, Сер-джио. Я постараюсь проводить как можно больше времени в Италии с тобой и нашими детьми.
        — Ты хочешь иметь детей?  — удивился он, приложив ладонь к ее щеке.
        — Да. Точнее, я хочу иметь детей от тебя. Интересно, как отреагирует моя мать, когда узнает, что мы решили пожениться?
        — Думаю, она обрадуется, когда узнает, что ее будущий зять миллиардер.
        — Кто бы в этом сомневался?  — улыбнулась Белла.  — Для меня, в отличие от нее, деньги далеко не на первом месте. Для меня главное то, что я наконец встретила мужчину, которого ждала всю свою жизнь. Признаюсь, что я впервые испытала экстаз во время близости с тобой. Мои предыдущие бой-френды быстро разрывали со мной отношения, потому что считали меня холодной и скучной. Но с тобой я такой не была. Ты пробудил во мне истинную страсть. С того момента, когда я увидела тебя в одних плавках у бассейна, я больше себе не принадлежу. Ты — мужчина моей мечты. Моя вторая половинка. Мой дорогой Серджио.
        — А ты — женщина, предназначенная мне судьбой, моя дорогая Белла.
        Затем он крепко прижал ее к себе, и их губы слились в поцелуе, который был красноречивее всяких слов.

        notes


        Примечания


        1

        До свидания (ит.).

        2

        Да (ит.).

        3

        Алло (ит.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к