Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Настойчивый плейбой Миранда Ли
        Богатые, безжалостные и знаменитые #3
        Получив отказ от независимой Элис Уотерхаус, магнат Джереми Баркер-Уиттл решает соблазнить ее любой ценой. Однако, узнав о ее невинности, он забывает о том, что хотел провести с ней только одну ночь. Он не подозревает, что именно ей удастся укротить его - неисправимого плейбоя…
        Миранда Ли
        Настойчивый плейбой
        Глава 1
        Джереми откинулся назад в своем офисном кресле и положил ноги на большой письменный стол с кожаной подложкой.
        «Я должен быть счастлив. У меня идеальная жизнь. Я здоров как бык, безумно богат и удачлив. Кроме того, я больше не главный консультант по инвестициям в лондонском филиале банковской империи Баркеров-Уиттлов. Какое облегчение!»
        Джереми никогда не стремился получить место в компании своего отца. Однако он показал себя отличным работником. Но, несмотря на награды и щедрые бонусы, заработанные за многие годы, он предпочитал трудиться исключительно на себя. На заработанные деньги Джереми купил разоряющееся издательство и сделал его успешным. Это была его удача вдвойне, потому что покупка издательства была непредвиденной операцией.
        Джереми собирался заниматься недвижимостью. Его первая покупка в прошлом году - таунхаус на одной из лучших улиц Мейфэра. Но возникли проблемы с лизингом издательского здания: владелец не хотел продавать издательство до окончания срока аренды. Поэтому Джереми сделал ему предложение, от которого тот не смог отказаться, и тем самым решил проблему. Он хотел расположить издательство в более дешевых помещениях, а освободившееся здание превратить в три роскошные квартиры.
        Но все вышло совершенно иначе. Он обнаружил, что ему нравятся работники «Мейфэр букс», которые боялись потерять работу. Ему также понравились помещения, в которых они работали. Немного потрепанные, но полные очарования, с множеством деревянных панелей и антикварной мебелью. Но, разговаривая с сотрудниками и просматривая данные о продажах, он понимал, что издательство необходимо обновить. Хотя Джереми почти ничего не знал о современной издательской индустрии, он был умным человеком с хорошими связями в деловом мире.
        И вот, почти год спустя, он возглавил отреставрированное издательство с новым названием «Баркер букс». За последний квартал Джереми получил много прибыли. Он с радостью просыпался каждое утро и с удовольствием шел на работу. Трудясь прежде в банке, он решал большинство вопросов по телефону.
        Поэтому нынешняя работа не была причиной его странного недовольства.
        Джереми знал, что это также не связано с его любовными похождениями. Приобретая издательство, он больше думал о работе, чем о женщинах.
        Не то чтобы он чувствовал себя сексуально неудовлетворенным. Джереми без проблем находил себе девушек, которые сопровождали его на многочисленные вечеринки. Человек с его статусом и богатством везде был ценным гостем. Сопровождающие его женщины после вечеринок часто ложились с ним в постель, хотя Джереми всегда говорил им, что никогда на них не женится. К счастью, большинство из них понимали условия их отношений.
        Причина недовольства продолжала ускользать от Джереми, и он был вынужден сильнее задуматься над тем, чего он обычно пытался избежать любой ценой. Он всегда старался избегать болезненных самокопаний. Постоянные раздумья о своей жизни не принесли его старшим братьям ничего хорошего. Джереми точно знал, почему он такой. Он отлично понимал, что испытывает отвращение к любви и браку только потому, что его родители часто вступали в новые отношения. Кроме того, в возрасте восьми лет его отправили в школу-интернат, где над ним постоянно издевались.
        Джереми не любил вспоминать те годы. Он наслаждался учебой в лондонском университете, где наконец сумел применить свои превосходные умственные способности. Его результаты поразили его бабушку по материнской линии, которая решила записать Джереми своим наследником при условии, что он продолжит учиться в Оксфорде. Он так и сделал. Бабуля умерла вскоре после того, как он поступил в Оксфорд, но она успела обеспечить ему безбедный образ жизни. Джереми хорошо учился, но, по правде говоря, чаще развлекался. Еще не известно, чем бы все закончилось, если бы не его более разумные друзья.
        Думая о Серджио и Алексе, он посмотрел на фотографию на своем столе, на которой снялся вместе с ними. Харриет сделала это фото в день женитьбы Серджио в июле прошлого года. Серджио попросил Алекса и Джереми быть его шаферами. Свадьбу сыграли на берегу озера Комо, на великолепной вилле. Хотя Джереми больше не беспокоился о том, что Белла может быть похожа на свою мать, которая была охотницей за миллионами, он сомневался, что этот брак продлится долго. Любовь не может длиться долго, не так ли? Тем не менее он ничего не мог с этим поделать. Однако он расстраивался, что сейчас редко видится со своими лучшими друзьями. В последний раз он встречался с ними на свадьбе Алекса и Харриет в Австралии еще в феврале. Джереми действительно скучал по тем дням, когда все трое жили в Лондоне и регулярно собирались вместе, будучи холостяками и не успев заработать миллиарды.
        В прошлом году Джереми исполнилось тридцать пять лет, и ему показалось, что он получил «поцелуй смерти». Кроме того, ему и его друзьям удалось продать по выгодной цене франшизу «Винное безумие» одной американской акционерной компании. Внезапно все изменилось, и «Клуб холостяков», который они создали в Оксфорде, перестал иметь значение. Возможно, их дружба уже была неактуальна.
        Вздохнув, Джереми убрал ноги со стола. Он опустил их на пол с глухим стуком, который вторил биению его сердца. Наклонившись вперед, он поднял фотографию и, нахмурившись, вгляделся в улыбающиеся лица.
        Джереми не завидовал своим друзьям и их бракам, но ему была ненавистна мысль о том, что он вряд ли когда-нибудь увидится с ними. Он стал их прошлым, они будут вспоминать его с любовью, просматривая фотоальбомы.
        «Кто это, папа?» - спросит однажды сын Алекса и Харриет.
        «О, это Джереми. Мы с ним учились в Окс форде. Он был шафером на нашей свадьбе. Я давным-давно его не видел».
        Джереми нахмурился. Перевернув фотографию картинкой вниз, он положил ее на стол, затем схватил телефон.
        - Черт побери, я этого не потерплю, - произнес он, набрав телефонный номер Алекса.
        Потом он понял, что сейчас в Австралии середина ночи, и решил отправить Алексу электронное письмо, в котором добровольно вызвался стать крестным отцом его ребенка. Сделав это, он поставил фотографию на место и стал изучать текущие показатели продаж. В дверь его кабинета постучали.
        - Войдите, Мэдж, - сказал он.
        Мэдж быстро вошла. Ей было за пятьдесят. Это была худощавая и невзрачная женщина с короткими седыми волосами, пронзительными голубыми глазами и резковатыми манерами. Джереми нанял ее вскоре после покупки издательства. Его впечатлило то, как хорошо Мэдж знает издательскую индустрию. Она очень ему нравилась, и их симпатия была взаимной.
        - У нас проблема, - заявила она.
        - Какая?
        - Кеннет Джейкобс не сможет работать аукционистом на сегодняшнем благотворительном аукционе. У него жуткая простуда. Я едва поняла, что он говорил по телефону.
        - Ясно, - ответил Джереми, не зная, что теперь ему делать. Кеннет Джейкобс был единственным успешно продаваемым автором издательства Джереми. Кеннет писал отличные детективы, и у него была куча поклонников. - Что за благотворительный аукцион? - спросил Джереми.
        Мэдж закатила глаза:
        - Аукцион, который вы поручили мне организовать. Непросто работать на человека, у которого случаются приступы склероза.
        - У меня фотографическая память, - начал оправдываться Джереми.
        - В таком случае в следующий раз я буду все фотографировать, а не рассказывать вам, - ответила Мэдж со своим обычным остроумием.
        Хотя Джереми нравилось своеобразное чувство юмора Мэдж, на этот раз он слегка разозлился.
        - Так и сделайте, Мэдж. Но сейчас я был бы вам признателен, если бы вы еще раз рассказали мне о благотворительном аукционе. А потом скажите мне, как я должен решить проблему с простуженным Кеннетом.
        Мэдж раздраженно вздохнула:
        - Я думала, что слова «благотворительный аукцион» сами по себе все объясняют. Но это не имеет значения. После последнего благотворительного ужина вы сказали мне, чтобы я больше не принимала никаких приглашений на подобные мероприятия. Вы сказали, что скорее вскроете себе вены, чем выдержите один из таких ужасных вечеров. Вы сказали, что готовы пожертвовать деньги на благотворительность, но перестали быть мазохистом после того, как ушли из компании своего отца. Вы сказали, что…
        - Да-да, - проворчал Джереми. - Я понял. Но на последней вечеринке был только ужин и торжественные речи, там не было ничего интересного вроде аукциона. Теперь, если вы не возражаете, пожалуйста, уточните детали и перестаньте напоминать мне о том, что я говорил.
        Мэдж посмотрела на него с подозрением:
        - Ну, аукцион будет проводиться в бальном зале отеля «Челси». Он организован для сбора средств для женских приютов в городе. Перед аукционом будет ужин с качественной едой, за которую заплачена куча денег. Я полагаю, на приеме будут сливки общества. Кеннет должен был работать аукционистом. Он очень беспокоится по поводу того, что подведет Элис. Это девушка, которая все организовала. В любом случае я сказала ему, что вы его замените.
        Джереми выглядел недовольным.
        - Неужели?
        Секунду Мэдж хмурилась, потом улыбнулась.
        - Вы меня дразните. Вы хотите, чтобы я позвонила Элис и предупредила ее, что вы будете аукционистом? Или вы хотите сами ей позвонить?
        - Как вы думаете, Мэдж? - спросил он ее мнение.
        - Я думаю, вы должны позвонить ей сами, - сказала она. - Это ее успокоит. Она выглядела довольно напряженной. У меня сложилось впечатление, что это ее первая работа.
        - Правильно, - кивая, ответил он. - Дайте мне ее телефонный номер. - Мэдж уже протянула ему номер. - Вы очень коварная женщина.
        - А вы милашка, - произнесла она с самодовольной улыбкой, повернулась и ушла.
        Джереми улыбнулся и набрал телефонный номер Элис.
        - Элис Уотерхаус, - ответила она после первого гудка. Ее голос был резким и деловитым. Акцент выдавал в ней выпускницу одной из частных женских школ.
        Джереми не слишком сильно интересовался девушками из привилегированных слоев общества, что было довольно лицемерно с его стороны, учитывая его происхождение. Было время, когда он не придавал значения таким вещам. Если девушка была красивой и увлеченной им, ему было наплевать на ее характер или воспитание. Он жил без предубеждений и предрассудков. Но потом обнаружил, что богачки, с которыми он встречался, были очень скучными как в постели, так и за ее пределами. Ему не нравилось их напускное высокомерие, а также желание постоянно слышать комплименты.
        Он представил себе, что резковатая Элис Уотер хаус обычная богачка и папина дочка.
        - Джереми Баркер-Уиттл, - представился он, прекрасно понимая, что тоже говорит не самым дружелюбным тоном. Хотя Алексу и Серджио казалось, что с его голосом он мог бы работать на радио. Люди, которые впервые говорили с ним по телефону, часто удивлялись, видя его воочию. Они явно ожидали встретить другого человека… более взрослого и, возможно, более плотного телосложения. - Я издатель книг Кеннета Джейкобса, - сказал Джереми. - Кажется, сегодня вечером я буду вашим аукционистом.
        - О, это замечательно, - неторопливо, но с явным облегчением ответила она. - Мэдж сказала, что вы согласитесь. Честно говоря, я начала паниковать. Огромное спасибо.
        - Мне очень приятно, - сказал он. - Правда.
        - Если хотите, вы можете прийти с дамой, - предложила Элис. - Я выделила два места для мистера Джейкобса за главным обеденным столом. Он сказал, что с ним никто не придет, поэтому я собиралась сидеть рядом с ним.
        - Я тоже никого не приведу, - признался Джереми. Он мог бы пойти на аукцион с адвокатессой Эллен, с которой время от времени встречался и которая ему нравилась. Но сейчас она в Вашингтоне. - Я тоже старый холостяк, - прибавил он, удивляясь своим словам. - Так что, возможно, вы окажете мне честь сидеть рядом со мной за ужином сегодня вечером.
        - С удовольствием, - призналась она.
        - Я полагаю, я должен быть в смокинге?
        - Да. Это проблема?
        Джереми усмехнулся:
        - Нет. Никаких проблем. - Он любил следовать модным тенденциям и гордился своей внешностью. В его гардеробе было полно одежды, как для обычной жизни, так и для торжественных случаев.
        Элис снова поблагодарила его, и он спросил, когда и где они встретятся сегодня вечером. Узнав все детали, он попрощался, повесил трубку и позвал Мэдж.
        - Все улажено? - поинтересовалась она.
        - Да. Вы виделись с этой Элис?
        - Нет. Я только разговаривала с ней по телефону.
        - На какую PR-компанию она работает? - спросил он.
        Мэдж выглядела озадаченной.
        - Разве я вам не сказала? Она работает консультантом-психологом в двух женских приютах.
        - Нет, Мэдж, вы об этом не упоминали.
        - Простите. Сегодня столько дел. Во всяком случае, Элис объяснила мне, когда она впервые позвонила, что они не могут позволить себе нанять профессионального организатора аукциона, поэтому она сама этим занималась. Это не простая работа, поверьте мне.
        - Да, - задумчиво сказал Джереми. Черт побери, ему очень не нравилось, когда он ошибался на чей-то счет. Он по опыту знал, что дочери богачей редко помогают нуждающимся людям.
        Джереми был под впечатлением и решил сделать все, что в его силах, чтобы сегодняшний аукцион прошел успешно.
        - Мне надо работать, - произнес он, продолжая думать не о работе. Он с явным нетерпением ждал возможности встретиться с загадочной и интригующей Элис Уотерхаус.
        Глава 2
        - Спасибо, что одолжила мне это прекрасное коктейльное платье, Фиона, - сказала Элис, осмотрев себя в зеркале. Платье было черным, облегающим и без бретелек. К нему полагалось подходящее пальто, которое защищало от холодного ночного воздуха. Несмотря на то, что осень началась чуть больше месяца назад, в Лондоне было по-зимнему холодно.
        - Я рада, что смогла тебе помочь, - ответила ее соседка по квартире.
        Элис вспомнила свой разговор с издателем книг Кеннета Джейкобса. Какой он хороший человек! И какой у него прекрасный голос! Он будет гораздо более презентабельным аукционистом, чем мистер Джейкобс.
        - Я очень сожалею, что не смогу пойти с тобой сегодня вечером. Я ужинаю с родителями Алистера, - прибавила Фиона. - Сегодня день рождения его матери. - Она покорно пожала плечами. - Не надо портить отношения с будущей свекровью.
        - Я этого даже представить не могу, - согласилась Элис, радуясь тому, что ей никогда не придется беспокоиться о таких вещах. Она не собиралась выходить замуж.
        - Ты выглядишь прекрасно, - сказала Фиона. - Жаль, что у меня нет твоей фигуры. И твоего роста. И твоих волос.
        Элис была ошеломлена комплиментами, полагая, что в ее фигуре нет ничего особенного, хотя у нее были красивые белокурые волосы. Что касается ее роста, то она была высокой, но не слишком. Фиона была ниже ее, но, несмотря на это, она была поразительно привлекательной девушкой с густыми темными волосами, большими карими глазами и пышной фигурой, которая соблазнила бы любого мужчину.
        - Это платье намного лучше смотрится на тебе, чем на мне, - продолжала Фиона. - Когда я его надевала, моя грудь едва не лезла из декольте. Некоторые мужчины пялились на мою грудь весь вечер. Алистер сказал, чтобы я больше никогда его не надевала. Поэтому, если оно тебе нравится, солнышко, забирай его.
        Элис очень не нравилось, когда Фиона называла ее солнышком, словно ребенка, потому что на самом деле они были одногодками. Она также не хотела, чтобы с ней обращались как с девочкой, которая впервые в жизни приехала в Лондон. Тем не менее, появившись в Лондоне, Элис приехала именно к Фионе, с которой дружила в школе-интернате. Они не вращались в одних и тех же кругах, зато умудрились втюриться в одних и тех же кинозвезд. Элис знала адрес Фионы только потому, что Фиона рассказала всем в школе, как ее отец-миллиардер подарил ей квартиру в Кенсингтоне на ее восемнадцатилетие.
        Надо отдать должное Фионе, она выделила Элис отдельную комнату и не брала с нее денег, пока Элис не получила первый заработок. Потом, когда Элис сказала, что через несколько недель она переедет на другую квартиру, Фиона стала просить ее остаться, заявив, будто ей нравится ее компания. За семь лет, что они прожили вместе, они окончательно сблизились. Фиона понимала, почему Элис избегала отношений с мужчинами, но по-прежнему надеялась, что однажды Элис встретит мужчину, которого полюбит и которому доверится.
        - Я говорила тебе, что Кеннет Джейкобс в последний момент отказался от работы аукционистом? - спросила Элис, пока Фиона брызгала на нее духами. - У него простуда.
        - О нет! - воскликнула Фиона. - И что ты сделала?
        - Сначала я запаниковала.
        Фиона рассмеялась:
        - Ты и паника? Никогда! Ты всегда найдешь выход.
        Вера Фионы в ее организаторские способности забавляла Элис. Тем не менее любой человек мог бы показаться спокойным и собранным по сравнению с Фионой, которая бывала совершенно рассеянной и неорганизованной. И Элис подозревала, что Фиона попросила ее остаться потому, что она выполняла большую часть домашней работы.
        - Мне повезло. Кеннет связал меня с милой леди из «Баркер букс». И не успела я опомниться, как мне позвонил владелец издательства и предложил заменить мистера Джейкобса.
        - Тебе повезло.
        - Ты не представляешь, как мне повезло! У него великолепный голос. Из него получится отличный аукционист. Хватит брызгать меня духами, Фиона. Мне надо собрать вещи. В любую минуту за мной приедет такси. Я договорилась встретиться с мистером Баркером-Уиттлом в фойе отеля в семь вечера.
        - Что?
        - Я сказала, что…
        - Я слышала, что ты сказала, - резко ответила Фиона. - Я надеюсь, мы говорим не о Джереми Баркере-Уиттле.
        Элис нахмурилась:
        - Да. Так он представился. А что? Что с ним такое?
        - Он один из самых отъявленных плейбоев в Лондоне. Дьявольски красивый и полный обаяния. Моя сестра недолго встречалась с ним и с тех пор не перестает о нем мечтать. Она утверждает, что после встречи с Джереми все остальные мужчины меркнут на его фоне. Ох, я ни за что не одолжила бы тебе это сексуальное платье, если бы знала, с кем ты сидишь сегодня вечером за столом.
        Элис поняла, что Фиона думает, будто она станет жертвой сомнительных прелестей известного плейбоя. Но Элис знала себя лучше. Теперь, когда ее предупредили о мистере Баркере-Уиттле, у него нет шанса завоевать ее интерес, каким бы красивым и очаровательным он ни был.
        - Предупрежден - значит, вооружен, Фиона, - заметила она. - Теперь, когда я знаю, что он игрок, я буду настороже и пресеку любую его попытку соблазнить меня. Хотя ты знаешь лучше остальных, что мне не нравятся мужчины вроде него.
        Даже произнеся эти слова, Элис знала, что она лжет. Ей всегда нравились плохие парни-красавчики. Но только в кино, а не в реальной жизни. Было что-то заманчивое в красивых мужчинах с отвратительной репутацией. Однажды она встречалась с таким парнем, и это дорого ей обошлось.
        - Но мне одно непонятно, - сказала Фиона. - Джереми работал в банковской сфере, а не в издательском бизнесе.
        - Ну, сейчас он возглавляет издательство, - печально ответила Элис.
        - Странно, - размышляла Фиона. - Хотя он может позволить себе работать где угодно. Семья Баркеров-Уиттлов очень богата.
        - Похоже, ты много о них знаешь.
        - Ну, Мэлоди одно время была одержима этим человеком и выудила о нем всю информацию.
        - Что-нибудь еще, что я должна узнать? - спросила Элис.
        - На самом деле нет. Просто не верь ни одному его слову и не соглашайся на свидание с ним.
        Элис чуть не рассмеялась.
        - Это таксист, - сказала она, когда зазвонил ее телефон. - Я желаю тебе хорошо провести время, Фиона. Не беспокойся обо мне. Все будет хорошо. У Джереми Баркера-Уиттла нет никаких шансов.
        Фиона не выглядела уверенной. Элис вспомнила тревожное выражение лица подруги, когда вошла в фойе отеля за пару минут до семи часов. У нее сразу засосало под ложечкой, и она поняла, что Фиона правильно делала, что беспокоилась о ней.
        Джереми Баркер-Уиттл уже был на месте. Он сидел на гостевом диване и разговаривал с кем-то по телефону. Элис знала, что это он, несмотря на присутствие в фойе других мужчин. На Джереми был смокинг. И только Джереми выглядел как отъявленный лондонский плейбой. Он был очень красивым и элегантным.
        Сердце Элис забилось чаще. Она глубоко вздохнула, обрадовавшись тому, что он еще ее не заметил. У нее появилась возможность лучше его разглядеть. Светло-каштановые, слегка волнистые волосы касались воротника рубашки; прядка волос чувственно падала ему на лоб. У него был длинный прямой нос и голубые глаза. Его глаза сверкнули, когда он поднял их и посмотрел на нее. Он сразу же убрал телефон и встал, улыбаясь, привлекая ее внимание к своей чувственной нижней губе и ослепительно-белым зубам. У Элис скрутило живот от волнения.
        - Вы Элис? - произнес он низким и глубоким голосом, похожим на темный шоколад.
        Ей было трудно не реагировать на его обаяние, но она сумела взять себя в руки.
        - Да, - прохладно ответила он, сопротивляясь неразумному желанию улыбнуться ему. - А вы, я полагаю, мистер Баркер-Уиттл?
        Глава 3
        Джереми был ошарашен. Он не привык к тому, чтобы женщины относились к нему так холодно. Особенно женщины, которые выглядели как Элис. На мгновение он опешил. Но только на мгновение. Он пытался понять, почему она относится к нему с таким предубеждением. Наверное, потому, что он назвался старым холостяком. Если она говорила с ним по телефону довольно тепло, то теперь ее тон стал ледяным.
        Итак, ему придется применить всю силу своего пресловутого очарования, чтобы немного растопить мисс Ледяная принцесса, иначе предстоящий вечер не будет приятным.
        А жаль. Учитывая, что он обожает стройных блондинок с красивыми голубыми глазами и чувственными губами.
        - Пожалуйста, зовите меня по имени, - настаивал он, осторожно оглядывая ее с головы до ног. - Никто не называет меня мистером Баркером-Уиттлом, даже Мэдж. Особенно Мэдж, - прибавил он со смехом. - Между прочим, Мэдж сказала, что мы должны предложить два имени на аукцион, а не одно, - придумал он на ходу. - Если вы не возражаете.
        - Что? О, да. Да. Это было бы прекрасно. Спасибо.
        На секунду она стала прежней Элис, с которой он разговаривал по телефону. Но потом на ее лице снова появилась холодная маска.
        Джереми не собирался сдаваться. У него впереди весь вечер, чтобы расположить к себе Элис. В конце концов ему понравилось, что она бросила ему вызов. Он нечасто такое встречал. На ее пальцах не было колец. Это верный признак того, что она не замужем и ни с кем не помолвлена. Хотя это не означает, что у нее нет парня. Но сегодня она пришла без сопровождения.
        - Покажите мне бальный зал, - попросил он. - Но сначала позвольте мне помочь вам снять пальто.
        Элис запаниковала при мысли о том, чтобы снять пальто, подвергая себя слишком сексуальному взгляду Джереми. Если он подумал, что она не заметила, как он на нее пялится, то он ошибся. Элис знала, что мужчины считают ее привлекательной. Такова участь большинства блондинок с хорошими фигурами и милыми лицами. К счастью, сейчас она не привлекала слишком многих мужчин, потому что предпочитала затягивать волосы в хвост и носить джинсы, а также отказывалась от макияжа. Однако сегодня вечером она выглядела очень хорошо. Она мысленно проклинала Фиону за то, что та одолжила ей такое откровенное платье, а также распылила на нее дорогие духи. Макияж Элис сделала себе сама. Но в то время она не подозревала, что будет проводить вечер с мужчиной, который пробудит в ней желание измениться.
        По крайней мере сейчас она не затянула волосы в хвост, а уложила их в изысканный пучок. Зря она надела длинные серьги с бриллиантами, которые касались ее шеи, когда Элис двигалась. Она решила сказать Джереми, что останется в пальто, однако он уже подошел к ней сзади. Она вздрогнула и глотнула воздуха, когда кончики его пальцев коснулись основания ее шеи. Через секунду он взял ее пальто.
        Элис мгновенно почувствовала к нему сексуальное влечение, которое не могло сравниться с тем, что она испытывала к мужчинам прежде.
        - Я отнесу ваше пальто в раздевалку, - спокойно произнес он, когда она повернулась, чтобы наконец взглянуть на него. - А потом мы продолжим.
        Он двигался так же, как делал все остальное, с сожалением отметила она. Стильно и элегантно.
        - Ничто не сравнится с маленьким черным платьем, да? - сказал он, когда взял ее за локоть и повел к лифтам. - Мне сказали, что бальный зал на втором этаже, - прибавил он до того, как она успела спросить, каково черта он делает.
        Она быстро высвободила руку, бросая на него взгляд, в котором было молчаливое, но недвусмысленное сообщение о том, что он не должен распускать руки.
        ? ? ?
        Джереми поборол желание закатить глаза. Элис вела себя как героиня викторианского любовного романа. Не то чтобы он читал такие романы, но представлял, какой могла быть женщина той эпохи. Чопорная и встревоженная, высокомерно глядящая на мужчин. Особенно на тех, кто посмел коснуться пальцем ее девственной плоти.
        Элис идеально подходила на такую роль, если бы не три детали. Во-первых, ее платье. Без бретелей и очень облегающее, оно давало четкое понимание того, как она выглядит голышом. Оно подчеркивало ее высокую упругую грудь, плоский живот, восхитительно тонкую талию, длинные стройные ноги и округлые бедра. Во-вторых, при знакомстве с ним Элис не смотрела на него как чопорная девственница. Судя по ее взгляду, она сочла его сексуально привлекательным. И потом, она задрожала, когда он совершенно случайно задел рукой основание ее шеи.
        Во время короткой поездки до второго этажа в лифте Джереми понял, что Элис Уотерхаус просто притворяется. Но почему? А вот это он намерен выяснить.
        Глава 4
        Бальный зал в самом деле был на втором этаже, Элис знала об этом. Она была там сегодня ранее, проверяя, все ли сделано в соответствии с ее указаниями. Она также лично расположила гостей за столом. На каждой карточке с именем гостя был аукционный номер.
        Элис вышла из лифта первой, не позволяя Джереми взять ее за руку снова. Ей не хотелось быть невежливой, но она все-таки нагрубит ему, если он не перестанет ее лапать.
        - Это здесь, - сказала она и поспешила по коридору, застеленному ковром.
        Джереми непринужденно шел за ней.
        В конце коридора было большое пространство, где несколько сотрудников заканчивали оформление бара.
        - Аперитивы подадут в половине восьмого, - решительно сказала Элис, когда распахнула одну из двойных дверей, ведущих в бальный зал. - Ужин начинается в половине девятого. Я попросила вас приехать в семь, чтобы вы успели прочесть перечень аукционных лотов, а также обсудить, как бы вы хотели продолжить.
        - Продолжить? - переспросил он удивительно богатым голосом и шагнул вперед, чтобы придержать для нее дверь.
        Элис сдержала вздох. Итак, он решил быть галантным. Вероятно, это часть плана его соблазнения. Вне сомнения, он будет пододвигать ей стулья и открывать дверцу такси.
        Глядя в его красивые голубые глаза и на его непозволительно чувственный рот, она не могла не задаться вопросом, что она испытает, если ляжет с ним в постель. Должно быть, он отличный любовник, если сестра Фионы бредила о нем. Она встречалась с сестрой Фионы, которая была настоящей тусовщицей. По словам Фионы, ее сестра переспала с кучей парней. Вероятно, Мэлоди переспала и с Джереми.
        - Вы язык проглотили? - спросил он с усмешкой.
        Элис моргнула, сглотнула, а затем одарила его напряженной улыбкой.
        - Простите. Меня отвлекла одна ужасная мысль.
        - Вы поделитесь ею со мной?
        - Вовсе нет, - сказала она, радуясь тому, что уже разучилась краснеть. - Мне вдруг пришло в голову, что я могла допустить ошибку с рассадкой гостей за столами. Но это легко исправить.
        Джереми последовал за ней в зал, оценивающе поглядывая на ее ягодицы, обтянутые блестящей тканью платья. Ее голос и взгляд были уже не такими холодными, но пройдет еще немало времени, прежде чем он вовлечет ее в разговор и удовлетворит свое любопытство. У него несколько часов, чтобы достичь своей цели.
        Элис провела его между круглых столов, застеленных белыми льняными скатертями, с серебряными столовыми приборами, хрустальными бокалами и красивыми карточками с именами гостей.
        - Все выглядит великолепно, - похвалил Джереми за спиной Элис.
        Она не остановилась и не повернулась к нему лицом. Она просто холодно бросила ему через плечо:
        - Да, вы правы.
        Джереми нахмурился, задаваясь вопросом, что тревожит прекрасную мисс Уотерхаус. Неужели она ведет себя таким образом со всеми мужчинами? Или у нее к нему личная неприязнь?
        - Вы организовали все это сами? - спросил он.
        - Большую часть, - ответила она. - Но мне помогал персонал отеля.
        Они подошли к сцене в дальнем конце бального зала, которую можно было использовать для многих целей. Для концертов, для награждения, для презентаций. Сегодня в центре сцены был подиум с микрофоном и длинный деревянный стол с аукционными лотами, а также ноутбук. Очевидно, Элис будет стоять за столом, подавая ему предметы аукциона, и записывать номера победителей торгов.
        На сцену вели три лестничных пролета. Элис остановилась у основания лестницы посередине сцены и в конце концов повернулась к нему лицом. Она немного покраснела, но ее глаза оставались прохладными.
        - Я оставила перечень аукционных лотов на подиуме, - сказала она. - Прочтите его, а я пока проверю посадочные места.
        - Хорошо. - Он понаблюдал, как она прохаживается между столиками, а потом поднялся на сцену.
        Перечень лотов был обширным и разнообразным. Спортивные сувениры и другие памятные вещи. Несколько ужинов на двоих в шикарных ресторанах. Семейный уик-энд в гостинице в Уэймуте. Короткий отдых на двоих в Испании. Лучшие места на рок-концерт. Авиабилеты туда и обратно в европейские столицы. Картина герцогини Кембриджской от многообещающего лондонского художника. И согласие Кеннета использовать имена двух победителей аукциона в своем следующем триллере.
        Джереми быстро просмотрел перечень, потом осмотрел деревянный молоток и постучал им по столу. Несколько официантов на мгновение подняли голову. Элис в зале уже не было. Джереми подумал, что она просто нашла повод не быть в его компании дольше, чем это необходимо. Стиснув зубы, он спустился со сцены и направился к выходу. Откровенно говоря, он начинал злиться. Он не понимал, почему Элис так к нему относится.
        Вскоре Джереми увидел Элис.
        - Джереми Баркер-Уиттл! - пробасил у него за спиной мужчина. - Рад видеть вас здесь.
        Джереми с некоторой неохотой повернулся к обладателю этого баса. Джордж Петерсон был его клиентом, когда Джереми работал консультантом по инвестициям. Джорджу было за пятьдесят, его жена была примерно такого же возраста.
        Джордж улыбнулся ему:
        - Я недавно разговаривал о вас с Мэнди, не так ли, дорогая? Я сказал ей, что не знаю, как мне теперь поступить с моими деньгами без помощи Джереми.
        - Ваши деньги принесут вам больше дохода, если вы не станете хранить их в банке, а вложите в недвижимость.
        - Вот видишь, дорогая? Джереми всегда знает, где быстрее получить прибыль. А как у вас дела на личном фронте? Вы уже нашли подходящую подружку?
        Парадоксально, но прямо в этот момент Элис появилась в поле зрения Джереми. Она улыбалась и разговаривала с гостями, держа в правой руке бокал шампанского. Их взгляды встретились, и Джереми тоже улыбнулся ей. Румяный Джордж обернулся.
        - Очень хорошо, - вполголоса произнес Джордж. - Она сегодня ваша подружка?
        - Нет, - признался Джереми. - Это дама, которая организовала вечеринку. Ее зовут Элис Уотерхаус. Элис! - крикнул он и поманил ее. - Познакомьтесь с моими добрыми друзьями, - прибавил он, улыбаясь.
        - Я знаю Элис, - пропищала Мэнди. - Я говорила с ней по телефону после того, как получила от нее электронное письмо. Когда я сказала ей, что я фанат Кеннета Джейкобса, она пообещала усадить меня за один стол вместе с ним.
        Элис нацепила улыбку и отправилась знакомиться с добрыми друзьями Джереми.
        Джереми познакомил их, и Элис быстро вспомнила свой телефонный разговор с Мэнди.
        - Мне так жаль, - сразу сказала она, радуясь возможности отвлечься от раздражающего Джереми, который продолжал самодовольно ей улыбаться, словно у них были какие-то тайные отношения. - Мистер Джейкобс не сможет быть здесь сегодня. У него сильная простуда. Но его издатель любезно согласился поработать аукционистом вместо него. - Она сладко улыбнулась Джереми, но улыбка не коснулась ее глаз.
        - Что? - Глаза Джорджа расширились от удивления. - Это правда, Джереми?
        - Да.
        - Когда вы стали издателем? - спросил он.
        - Вскоре после того, как я оставил банковское дело.
        - А дело прибыльное?
        - Не очень, - сухо ответил Джереми. - Но, как говорится, не в деньгах счастье.
        Джордж расхохотался:
        - И это говорит сам Баркер-Уиттл!
        Элис заметила, как Джереми на мгновение помрачнел.
        Официант с подносом предложил им шампанское и апельсиновый сок. Все, кроме Элис, выбрали шампанское. Она уже выпила один бокал.
        - Мне пора к гостям, - сказала Элис. - Встретимся за ужином. Мы все сидим за одним столом.
        - Как мило! - воскликнула Мэнди.
        - Я пойду с вами, - сразу же предложил Джереми.
        - Не надо, - встревоженно выпалила Элис. - Позаботьтесь о своих друзьях.
        - О нас не нужно заботиться, маленькая леди, - ответил Джордж. - Идите. - Он одарил Джереми заговорщической ухмылкой.
        - Почему Джордж так на вас смотрел? - прямо спросила она, когда они пошли через толпу.
        - Как именно?
        Она остановилась и взглянула на него.
        - Как будто он втайне играет роль свахи.
        - Я этого не заметил.
        Элис раздраженно вздохнула.
        - Джордж романтик, - прибавил Джереми. - Не обращайте на него внимания.
        Она изо всех сил пыталась подобрать слова, когда Джереми позвала другая супружеская пара. На этот раз это был исполнительный директор телеканала с женой. Следующие сорок минут множество других гостей пытались завладеть вниманием Джереми, словно он был некоей знаменитостью, а она его подружкой.
        Раздраженная и растерянная, Элис с трудом сохраняла самообладание. В какой-то момент она глубоко вдохнула и, неуверенно улыбаясь, повернулась к Джереми лицом.
        - Извините, Джереми, но мне надо в дамскую комнату. Встретимся за ужином. Мы сидим за столиком под номер один.
        Глава 5
        Джереми встретил Джорджа и его жену у входа в банкетный зал за пять минут до начала ужина. Разговаривая, они подошли к столику под номером один, который располагался у сцены.
        Элис поднялась на сцену, широко улыбнулась гостям и начала говорить хорошо поставленным голосом.
        - Добро пожаловать! - сказала она. - Во-первых, я должна поблагодарить вас всех за то, что вы пришли сюда сегодня вечером и поддерживаете дело, дорогое моему сердцу. Женские приюты необходимы в нашем якобы цивилизованном и просвещенном мире. Кое-кто из вас, возможно, не знает, но я работаю консультантом-психологом в нескольких городских приютах, и я в курсе, что всем им очень нужны деньги. Кроме того, нам крайне необходимо больше приютов и консультантов. На все это требуются деньги, часть которых мы надеемся собрать сегодня, благодаря вашей доброте и щедрости. Поверьте, все ваши пожертвования будут иметь огромное значение для тех женщин, которым некуда идти и не к кому обратиться. Им нужна ваша помощь. Спасибо.
        Как только Элис умолкла, послышались аплодисменты. Джереми испытывал за нее гордость. Какая речь! Какая женщина! Политики могут поучиться у нее умению вдохновить людей. Если бы Джереми не работал сегодня аукционистом, то, вероятно, скупил бы все лоты. Кто знает? Возможно, этот жест расположил бы к нему Элис.
        Когда она села за стол, все сразу же заговорили с ней, благодаря за прекрасные слова и уверяя, что они постараются пожертвовать много денег. Джереми наклонился к ней и тихо сказал:
        - Шикарная речь, Элис. Вы могли бы сделать карьеру специалиста по сбору средств на благотворительность.
        Элис замерла, почувствовав, как его теплое дыхание коснулось ее уха. У нее скрутило живот и напряглись соски. Ей очень хотелось повернуться к нему лицом и улыбнуться ему. Но она быстро одернула себя.
        Улыбаться Джереми - это все равно что танцевать с дьяволом, не имеющим ни совести, ни морали. Она отлично знала, что могут сделать с женщиной такие мужчины. Он обычный бабник.
        Несмотря на сильное искушение, Элис отказалась становиться очередным трофеем этого плейбоя. Нацепив вежливую улыбку, она повернула голову и хотела ответить Джереми, но опешила, как только посмотрела на его губы. Она задалась вопросом, каково с ним целоваться. Она чуть не уступила безумному желанию потянуться к нему, но в последнюю секунду взяла себя в руки и откинулась на спинку стула.
        - Я не смогу стать профессионалом по сбору средств, - прохладно произнесла она. - Я не люблю просить деньги. Мне сказали, что еда и вино будут хорошими. Но в меню только два горячих блюда.
        - Мне все нравится, - заметил Джереми, когда им принесли закуски.
        Элис обрадовалась возможности не прислушиваться к своим сумасшедшим чувствам. Она посмотрела на блюдо Джереми - гребешки в соусе из белого вина, а потом на собственное блюдо - жареную говядину с азиатскими приправами. Элис вздохнула с облегчением, заметив, что все с удовольствием ужинают.
        - Ешьте, - сказал Джереми, заметив, что Элис сидит с вилкой в руке, о чем-то размышляя. - Мне нравятся женщины с хорошим аппетитом.
        Элис округлила глаза.
        - У меня складывается впечатление, что вам нравятся любые женщины.
        Он улыбнулся, не выглядя обиженным, а потом бросил на нее испытующий взгляд.
        - Вы не любите мужчин в принципе? - спросил он. - Или это касается только меня?
        Ей стало совестно. Она нагрубила ему, хотя он не сделал ничего плохого.
        - Простите, - искренне сказала она. - Просто у меня был тяжелый день. Вы мне нравитесь. Честно. Я ценю, что вы согласились поработать сегодня аукционистом. Просто…
        - Что?
        Она закрыла глаза и покачала головой. Невозможно объясниться, снова не нагрубив ему.
        - Ничего, - прибавила она, открыла глаза и улыбнулась ему. - Я немного устала.
        - Вы не кажетесь усталой, - заметил он. - Вы прекрасно выглядите.
        - Пожалуйста, не надо, - тихонько простонав, ответила она.
        - Чего не надо? Вы не хотите, чтобы я говорил вам, что вы замечательная? Я хотел бы пригласить вас поужинать со мной, Элис.
        Ей не верилось, с какой легкостью ей хотелось согласиться на его приглашение. Фиона была права, предупреждая ее. Джереми в самом деле опасен.
        - Спасибо за приглашение, - ответила она. - Я польщена. Но я должна отказаться.
        Он прищурился, вглядываясь в ее лицо.
        - Почему это, позвольте спросить? Вы только что сказали, что я вам нравлюсь.
        - Вам нужен повод? - сказала она. - А если у меня уже есть парень?
        - Правда?
        - Нет, - ответила она, поднося к губам бокал белого вина. А ведь она решила, что больше не будет выпивать сегодня.
        - У вас есть любовница? - поинтересовался он.
        Она испуганно вздохнула и слегка расплескала вино.
        Джереми быстро достал белоснежный носовой платок из нагрудного кармана и вытер ее подбородок и шею.
        - Перестаньте, - отрезала она, когда ее руки покрылись мурашками.
        - Итак, какова истинная причина вашего отказа поужинать со мной? - тихо спросил он, когда она взяла вилку и постаралась доесть блюдо. - Мне необходим правдивый ответ.
        Она проглотила кусочек говядины и отложила вилку.
        - Это связано с вашей репутацией.
        Он выглядел смущенным.
        - А при чем тут моя репутация? - спросил он.
        - Эй, Джереми, вы должны знать, что о вас говорят. Вы плейбой.
        - О, и это все? - Он рассмеялся. - Это единственная причина?
        Она уставилась на него:
        - По-вашему, этого недостаточно?
        - Я ни разу не сталкивался с этим раньше.
        Она просто пялилась на него, думая, что тоже ни разу в жизни не сталкивалась с подобным мужчиной.
        - Я полагаю, немногие женщины вам отказывали, Джереми, - честно сказала она. - Но я вам откажу. Пожалуйста, не придавайте этому большого значения. Я не желаю тратить время на человека, который думает, что отношения с женщинами - это игра, и одну женщину можно заменить другой.
        - Я сомневаюсь, что вас можно кем-то заменить, Элис. Вы абсолютно уникальны.
        - Почему? Потому что я говорю вам все это?
        Когда он улыбнулся, ей захотелось его ударить. И поцеловать. И согласиться на его предложение.
        Она расправила плечи.
        - Пора начинать аукцион, - спокойно произнесла она и встала.
        Глава 6
        Ближе к концу вечера Джереми решил, что если когда-нибудь он потеряет все свои деньги и не захочет возвращаться в банковский бизнес, то станет аукционистом. Процесс продажи лотов был захватывающим. И выгодным для женских приютов. Казалось, Элис была очень довольна результатами. Им удалось заработать более четырехсот тысяч фунтов стерлингов на аукционе и еще около ста тысяч было получено в качестве прибыли от ужина.
        - Мне не верится, - сказала Элис. - Мне даже не снилось, что мы соберем так много. Я должна поблагодарить вас, Джереми, - прибавила она. - Вы были великолепны.
        Джереми не слишком обрадовался ее комплименту. Она по-прежнему говорила с ним, поглядывая на него настороженно. Логика подсказывала ему, что он, вероятно, зря тратит время, преследуя Элис. Но логика не могла конкурировать с желанием, которое усиливалось с каждой минутой. Элис была одновременно таинственной и очаровательной, располагающей и холодной.
        Элис отличалась от его прежних подружек. Она была серьезной девушкой с обстоятельным взглядом на жизнь. Ее враждебное отношение к мужчинам, вероятно, было связано с неудачными отношениями в прошлом.
        Голос разума говорил Джереми, что Элис ему не пара. Голос его эго тут же опроверг это мнение. Естественно, победило эго и желание.
        - У меня есть богатые друзья, которые с радостью пожертвовали бы немало денег на приюты, - сказал Джереми, сопровождая ее обратно в фойе отеля. Он думал о Серджио и Алексе, оба были щедрыми меценатами. Особенно Алекс. - Я позвоню им завтра, а потом свяжусь с вами. И потом, я мог бы тоже выделить средства.
        Удивленная, Элис остановилась, бросив на него испуганный взгляд.
        - Но я не ожидаю от вас пожертвований, - поспешно произнесла она. - Вы уже были более чем щедры, работая на аукционе.
        - Для меня это пара пустяков. Я наслаждался каждым мгновением. Но я не оплатил свой ужин. И я ничего не приобрел на аукционе. Я вполне могу позволить себе сделать пожертвование, Элис. Я решил перечислить около пятисот тысяч фунтов. Куда мне отправить деньги?
        - Что? - Она выглядела совершенно растерянной.
        - Вы зарегистрировали свой благотворительный фонд?
        - Да, конечно. Он называется «Спасем наши приюты».
        - Хорошо. Я сообщу об этом своим друзьям.
        - Счет фонда открыт в банке Англии. Вы можете переводить деньги напрямую. Детали указаны в электронном письме, которое я разослала всем гостям. Хотя, вы не были приглашены как гость. - Она нахмурилась. - Я пришлю всю информацию Мэдж завтра утром. Но, честно говоря, Джереми, вы не должны жертвовать так много денег.
        - Почему нет? Я могу себе это позволить. Если вы хотите открыть больше приютов, вам понадобится намного больше, чем миллион фунтов.
        - Я согласна, но…
        - Вашему фонду необходимы богатые меценаты вроде меня. Вам потребуется помощь, Элис, если вы хотите достичь целей, которые вы изложили в своей речи. Я вот что вам скажу. Раз вы отказались поужинать со мной, то почему бы вам не зайти ко мне в офис на этой неделе? Мы обсудим, какие еще мероприятия помогут вам собрать средства. Я попрошу Мэдж присоединиться к нам. Она умная женщина и сказочно хороший организатор. Я уверен, она захочет поучаствовать. Как насчет пятницы? Вы свободны? Если вы заняты, мы перенесем встречу на следующую неделю.
        Элис по-прежнему выглядела неуверенной, но он видел, как она колеблется.
        - Я… Ну… Я думаю, что смогу встретиться с вами в пятницу после обеда. Примерно в четыре. Для вас это не слишком поздно?
        - В самый раз. Итак, в четыре часа. Я попрошу Мэдж отправить вам по электронной почте адрес нашего издательства. Сообщите ей, если у вас изменятся планы, и тогда мы перенесем встречу. - Он старался говорить спокойно, хотя с трудом сдерживал желание поскорее снова увидеться с Элис. Эта женщина бросила ему вызов. Ее будет нелегко завоевать. Несмотря на репутацию плейбоя, Джереми не был повесой или развратником. Он искренне любил женщин и секс с ними. Соблазнение не было его обычной игрой, потому что он редко использовал такую тактику.
        Он оглядел ее с головы до ног, стараясь запомнить ее красивое лицо и фигуру.
        - Я принесу вам пальто, - сказал он.
        Элис могла бы заявить, что сама заберет свое пальто, однако она понимала, что подобное феминистское неповиновение бесполезно против такого человека, как Джереми. Он не только плейбой, но и истинный джентльмен, который знает, как обращаться с женщиной. Элис почувствовала себя одновременно польщенной и разочарованной его галантностью. Она также была польщена и расстроена его настойчивым преследованием. Очевидно, он считал, будто она будет так благодарна ему за пожертвования, что рано или поздно поужинает с ним.
        Глупец. Она не собирается этого делать, несмотря на моменты слабости, которые он так легко провоцировал у нее сегодня. Элис усмехнулась. Если он думает, что она не разгадала его коварный план, то он очень ошибается.
        Когда он направился к ней, элегантно набросив ее пальто себе на руку, Элис приказала себе сохранять самообладание. Она знала, что если протянет руку, чтобы взять пальто, он ее проигнорирует.
        Поэтому Элис положила сумочку и ноутбук на соседнее кресло и стала ждать, когда Джереми подойдет достаточно близко. Потом она повернулась к нему спиной и слегка развела руки в стороны, ожидая, что он наденет пальто ей на плечи. Он так и сделал. Она непроизвольно вздрогнула.
        - Где вы живете? - спросил он, пока она изо всех сил старалась оставаться спокойной. - Поедем на такси вместе?
        - Я живу с подружкой в квартире в Кенсингтоне, - призналась она, взяла ноутбук и сумочку.
        Она взглянула на него: он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.
        - В Кенсингтоне живу я, - сказал он.
        - В самом деле? - Неужели судьба решила ее помучить? - Какое совпадение!
        - Это удобно, - улыбаясь, произнес он.
        - Удобно? - лукаво переспросила она.
        - Мы поедем на такси вместе.
        - Ну да, - неохотно сказала она.
        Внезапная злость испугала Джереми. Он не считал, что гнев приносит пользу. В последний раз Джереми выходил из себя, когда учился в выпускном классе школы-интерната и заступился за ученика младшего класса, над которым издевались школьники, как когда-то издевались над ним. За драку Джереми едва не исключили из школы. Ситуацию спас его отец, который оплатил оснащение новой научной лаборатории в школе. Джереми редко благодарил своего отца, но за тот случай был ему признателен. Он в самом деле хотел поступить в университет, но его не приняли бы туда после исключения из школы. С тех пор Джереми постоянно контролировал свое настроение.
        Иногда, если злился на кого-нибудь, он начинал язвить. Но сейчас ему было не до сарказма. Его взбесило желание Элис поскорее от него отделаться. Он просто сдержанно улыбнулся и махнул рукой на стоянку такси.
        Поездка от отеля до ее дома в Кенсингтоне была блаженно короткой. Элис сидела на максимально возможном расстоянии от Джереми, крепко сжав ноги. Она положила ноутбук себе на колени и уставилась в окно. Оба молчали. Джереми почти пожалел о своем решении ее соблазнить. Вероятно, он ошибся, решив, что он ей нравится. Возможно, у нее серьезные проблемы с противоположным полом. Может быть, она сильно пострадала от своего бывшего бойфренда.
        - Спасибо за сегодняшний вечер, Джереми, - сухо сказала она и наконец повернула голову, чтобы посмотреть на Джереми, когда машина остановилась. - Вы были блестящим аукционистом и очень приятным компаньоном за ужином.
        Он смотрел ей в глаза.
        - Может быть, нам все-таки удастся снова поужинать?
        Несмотря на тусклый свет в задней части салона, Джереми увидел, как она покраснела и испуганно округлила глаза.
        - Мы обсудим будущие аукционы в пятницу, - непринужденно прибавил он, не сводя с нее взгляда.
        - Что? О, да. Пятница. - Казалось, ей трудно отвести от него глаза. Резко повернувшись, она потянулась к ручке дверцы, а потом бросила на него почти испуганный взгляд через плечо. - Пожалуйста, не провожайте меня. Увидимся в вашем офисе в пятницу примерно в четыре. - И она стремительно вышла.
        Джереми смотрел, как она несется вверх по лестнице к входной двери своей квартиры. В подобных квартирах жили только богачки. Она не обернулась, чтобы помахать ему рукой.
        Через несколько секунд он попросил водителя ехать дальше. Джереми не мог вспомнить, когда в последний раз он возвращался домой один после свидания с понравившейся ему девушкой. Его раздражало, что впервые в его жизни девушка, которая испытывала к нему сексуальное влечение, отказала ему.
        Подъехав к своему дому, Джереми твердо решил, что не откажется от попытки соблазнить Элис Уотерхаус. Ни за что.
        Глава 7
        - У тебя обновка? - сказала Фиона за завтраком в пятницу утром многозначительным тоном.
        Элис оторвалась от своей чашки с мюсли, решив не реагировать на постоянные придирки Фионы по поводу того, что она позволила Джереми выделить деньги на благотворительность.
        - Да, - холодно ответила она. - Я давно ничего себе не покупала. Я не могу показаться в офисе Джереми в старых джинсах и куртке. Поэтому вчера вечером я ходила в магазин.
        - Ты и блузку новую прикупила, - заметила Фиона. - Она красная. Ты никогда не носила одежду красного цвета.
        Элис пожала плечами:
        - Она была на распродаже и мне понравилась.
        - Она сексуальная.
        - Да?
        - Ты знаешь об этом сама. И узкие джинсы тоже сексуальные. Он тебе понравился, да? Ты отказалась с ним поужинать, но мы обе знаем, что он от тебя не отвяжется, Элис. Его предложение участвовать в благотворительности лишь средство для достижения цели.
        - Джереми красивый, - призналась Элис, думая, что это явное преуменьшение. - Но я все равно не пойду с ним ужинать. - По крайней мере, она продолжала себя в этом убеждать. - Слушай, Фиона, он очень богат. Было бы глупо с моей стороны отказаться от его денег, чтобы досадить ему. Если он хочет помочь женским приютам, то пусть помогает. Я не знаю, почему ты так разволновалась. Он не настолько неотразим, - прибавила Элис, когда встала и отнесла свою чашку с недоеденными мюсли в раковину.
        - Ага. Расскажи это легионам женщин, с которыми он переспал.
        Элис сразу подумала о вызывающе накрашенной блондинке, которая сразу бросила бы своего партнера, если бы Джереми поманил ее пальцем. Доказательства его харизмы она наблюдала на недавней вечеринке. Она не могла отрицать, что мысль о встрече с Джереми заставила ее вчера вечером отправиться в магазин. Красная шелковая блузка была сексуальная и со скидкой не продавалась.
        - Хочешь еще кофе? - спросила она Фиону, налив себе чашку.
        - Не пытайтесь отвлечь меня кофе, мадам. Я пытаюсь вразумить тебя.
        Элис потеряла терпение. Обернувшись, она одарила Фиону холодным взглядом.
        - Не надо читать мне нотации, Фиона, - сказала она. - Я сама принимаю решения. Пожалуйста, прекрати предупреждать меня о Джереми Баркере-Уиттле. Если я когда-нибудь передумаю и соглашусь поужинать с ним, что маловероятно, то это будет касаться только меня, и никого другого. Разве я пытаюсь убедить тебя расторгнуть помолвку с Алистером из-за того, что у него противная мать?
        Фиона немного смутилась:
        - Она противная?
        - Очень. Кроме того, ты постоянно твердишь мне, что не все мужчины подлецы. Я уже почти тебе поверила. Что плохого произойдет, если я поужинаю с Джереми? Или даже если я лягу с ними в постель?
        Большие карие глаза Фионы стали похожи на блюдца.
        - Ты хочешь с ним переспать?
        - Нет, - солгала Элис. Она думала об этом постоянно. - Я просто говорю, что из-за этого не случится конец света.
        - Но Джереми негодяй.
        - Нет, - защищала его Элис. - На самом деле он очень милый. Он просто избалованный. Деньги, полученные в наследство, никому не приносят пользу. Но он не противный.
        - О боже! Ты уже в него втюрилась!
        - Не смешно. Я никогда не полюблю плейбоя. Но он забавный. В этом ему не откажешь.
        Фиона закудахтала:
        - Я не знаю, что сказать!
        Элис рассмеялась:
        - Тогда не говори ничего. Мне пора на работу. Ты сегодня вечером куда-нибудь пойдешь?
        - Алистер ведет меня на ужин в изысканный французский ресторан, который только что открылся в Сохо.
        - Удачи! Поговорим завтра.
        Элис сделала все, чтобы не думать о Джереми по пути на работу. Это было нелегко. Сидя в метро, она снова и снова вспоминала едкие комментарии Фионы. Почему она решила защищать Джереми? Отчего предположила, что могла бы с ним переспать? Она этого не сделает. Она не только не доверяет всем мужчинам, но и до сих пор осталась девственницей. Если Джереми об этом узнает, он решит, что она извращенка.
        К тому времени, когда Элис вышла из поезда на станции «Хаммерсмит», она решила вести себя с Джереми вежливо и деловито. Если он снова будет флиртовать с ней, она его проигнорирует. Если он снова пригласит ее на ужин, она ему откажет. Фиона права. У него нет моральных принципов.
        Элис вздохнула и направилась в женский приют, который находился в спальном районе в нескольких кварталах от станции «Хаммерсмит». Это была ее любимая работа. В настоящее время в приюте было шесть женщин и несколько маленьких детей. В приюте было тесновато, но женщины и дети были в безопасности.
        Дом рядом с приютом по-прежнему продавался. Никто не хотел жить рядом с подобным заведением. Но возможно, собранные средства помогут купить это здание. Интересно, удастся ли Джереми уговорить своих друзей выделить деньги на благотворительность? Если он этого не сделает, то тогда его желание помочь приюту окажется притворством.
        Эта мысль встревожила Элис. Она хотела, чтобы Джереми оказался достойным ее симпатии. Она хотела, чтобы Фиона ошиблась на его счет.
        Ну, она узнает правду сегодня после обеда, не так ли? А до тех пор…
        Элис приготовилась к новому рабочему дню. Ее работа была нелегкой. Большинству женщин, с которыми она работала, не хватало чувства собственного достоинства, чтобы выслушать ее, не говоря уже о том, чтобы воспользоваться ее советами. Но она делала для них все, что было в ее силах. Лучезарно улыбаясь, она вошла в дверь и почти сразу же столкнулась с двумя визжащими девочками восьми-девяти лет, которые дрались не на жизнь, а на смерть.
        Элис округлила глаза, схватила самую агрессивную из девочек за край футболки сзади и попыталась разнять дерущихся.
        - По-вашему, у ваших матерей недостаточно проблем без вас? Вы визжите как сирена воздушной тревоги.
        Элис обрадовалась, когда их матери появились на верхней площадке лестницы и позвали девочек. Качая головой им вслед, она медленно прошла по коридору в комнату, где проводила консультации. Судя по беспорядку в комнате, ночью в ней играли дети.
        - О боже, - произнесла Джейн за спиной Элис. Джейн работала в приюте экономкой и поваром. Она была вдовой, ей было около шестидесяти, и она жила в приюте. - Извини за беспорядок.
        - Все нормально, - ответила Элис, ободряюще улыбаясь уставшей женщине. - Я быстро все уберу.
        - Ты хорошая девочка, - сказала Джейн и погладила Элис по плечу перед тем, как уйти.
        Я стараюсь быть хорошей, подумала Элис, начав собирать детские игрушки. Но я могу стать плохой после сегодняшней встречи с печально известным лондонским плейбоем.
        Это была тревожная, но в то же время захватывающая мысль.
        Прибираясь в комнате, Элис думала о Джереми. Она надеялась, что он снова предложит ей поужинать вместе с ним. И она надеялась, что ей хватит здравого смысла, чтобы отказать ему. Хотя в последнем Элис начинала сомневаться. Джереми был таким соблазнительным!
        Глава 8
        - Входите, Мэдж, - сказал Джереми, услышав знакомый стук в дверь, и быстро взглянул на настенные часы. Дл четырех часов оставалось двенадцать минут.
        Мэдж быстро вошла, неся в руках толстую папку.
        - Я подумала, что вы захотите больше узнать об Элис, - произнесла она заговорщическим тоном. - Поэтому я собрала информацию о ее происхождении.
        - И?
        - Она младшая дочь Ричарда Уильяма Уотерхауса, двадцать второго графа Веймонтского. Он уже умер. Ее мать, Лили Амариллис Уотерхаус, урожденная Найт. У них было трое детей: Артур Уильям, который умер в детстве, потом Мариголд Роуз, а затем Элис Гиацинт.
        - Куча цветочных имен, - сухо произнес Джереми.
        - Их родовое поместье называется Хиллтоп-Мэнор, оно находится в графстве Дорсет, недалеко от Веймонта.
        Это было не так уж далеко от дома Джереми в Корнуолле. Он мог бы предложить Элис отвезти ее туда на уик-энд.
        - Спасибо, Мэдж, - сказал он. - Это объясняет ее акцент, но не особенности ее работы.
        - Вы что-нибудь узнали о ней на вечеринке?
        - Немного. Она не любит, когда ей задают вопросы.
        Мэдж подняла брови:
        - Звучит интригующе.
        - Так и есть. Очень интригующе.
        - Она вам понравилась, да?
        - Очень.
        - Я так и подумала. Я имею в виду, вы щедрый человек, но обычно вы не занимаетесь благотворительностью на регулярной основе.
        Джереми пришлось улыбнуться.
        - Вы слишком хорошо меня изучили, Мэдж. Но мой личный интерес ни при чем. Я просто хочу помочь.
        Он заметил, как губы Мэдж дрогнули, словно она с трудом сдерживала улыбку. Или даже смех.
        - Вы меня раскусили, - признался он. - Но помилуйте, не выдавайте меня при Элис. Я пытаюсь произвести впечатление на девушку, а не напугать ее.
        Мэдж выглядела озадаченной.
        - Она вас боится?
        - По-моему, она сторонится всех мужчин, - сказал он.
        - Может быть, у нее есть парень.
        - Парня у нее нет. Так она мне сказала. Она также сообщила мне, что знает о моей репутации плейбоя.
        - Ох.
        Джереми не понимал, почему говорит об этом Мэдж. Она ничего не могла изменить. Но он чувствовал странную радость, получая ее сочувствие.
        - Я возвращаюсь на рабочее место, - сказала Мэдж. - Уже почти четыре.
        - Когда Элис придет, вы какое-то время побудете с нами, а потом я попрошу вас принести кофе.
        Мэдж улыбнулась:
        - Хорошо.
        Элис решила потратиться и взяла такси до Мейфэра. Она ненавидела тратить деньги, потому что последние несколько лет собирала их на отдельную квартиру.
        От волнения у нее засосало под ложечкой, когда такси повернуло на улицу, где располагалось издательство «Баркер букс». Машина остановилась у стильного белого таунхауса, двери которого недавно покрасили в черный цвет, а на окнах были красочные ящики с цветами. Расплатившись с водителем, она вышла из машины и остановилась на тротуаре, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и успокоиться.
        Мимо нее быстро прошла молодая женщина с двумя порциями кофе. Она вопросительно посмотрела на Элис.
        - Вы сюда? - спросила она.
        - Да, - ответила Элис.
        - Дверь открыта, - сказала ей девушка. - К кому вы пришли?
        - К мистеру Баркеру-Уиттлу.
        - Ясно. Значит, сначала вам надо переговорить с Мэдж. Ее комната вторая слева.
        - Спасибо.
        Вздохнув, Элис медленно пошла вверх по лестнице в логово дьявола.
        Мэдж сделала все возможное, чтобы сохранить нейтральное выражение лица при виде Элис. Но она сразу поняла, чем Элис привлекла Джереми. Девушка была очень миловидной и свежей, с красивыми голубыми глазами, прямым носом и полными губами. Но она была без макияжа. Ее светлые волосы были затянуты в хвост.
        - Вы Элис? - Мэдж встала из-за стола.
        - А вы Мэдж. - Девушка сладко улыбнулась в ответ. - Спасибо вам большое за помощь с аукционом. Я не знаю, что бы я делала, если бы мне не помог ваш босс.
        - Я догадываюсь, что он был на высоте, - сказала Мэдж и сухо прибавила: - Я отведу вас к нему.
        У Элис сдавило грудь. Она последовала за Мэдж к тяжелой деревянной двери, в которую та три раза быстро постучала.
        - Входите, Мэдж! - послышался глубокий голос Джереми.
        Когда Мэдж открыла дверь, Элис приготовилась противостоять его чарам. Но все было напрасно. Дело в том, что глупышка Элис жаждала поскорее с ним увидеться.
        Глава 9
        Офис Джереми не должен был удивлять Элис. Она уже заметила, что здание не отреставрировано в современном стиле, как многие лондонские дома прошлого десятилетия. Элис понравились деревянные панели на стенах, книжные шкафы, полированный деревянный пол и довольно старый узорчатый ковер перед антикварным письменным столом.
        Однако Джереми выглядел по-современному. Он был в темно-синем костюме, сине-белой полосатой рубашке и ярко-красном галстуке.
        - Пришла Элис, - объявила Мэдж.
        - Отлично, - ответил он и тут же поднялся из-за стола. - Я так рад, что вы смогли прийти.
        Он не оглядывал ее с головы до ног как на вечеринке, он почти не смотрел на нее, когда поставил два стула с прямой спинкой перед своим столом, а потом уселся в черное офисное кожаное кресло.
        - Присаживайтесь, дамы. Давайте приступим к делам.
        Элис и Мэдж сели, и Джереми взял лист бумаги со стола.
        - Я хорошенько обдумал дальнейший сбор средств, - сказал он, глядя на лист бумаги. - Я записал несколько идей, которые могут вас заинтересовать.
        Наконец он поднял голову, и их взгляды встретились. Джереми был серьезен и не улыбался.
        - Продолжайте, - произнесла Элис, презирая себя за то, что почувствовала разочарование.
        - Во-первых, мы должны создать веб-сайт и зарегистрировать фонд в социальных сетях, чтобы рассказывать людям о ваших целях и указывать, куда они могут направлять свои пожертвования. Нельзя ориентироваться только на богачей. Обычные люди, делающие небольшие пожертвования, являются основными помощниками благотворительных организаций. Мэдж могла бы этим заняться.
        - Да, я могу. Никаких проблем.
        - После успешного ужина и аукциона в прошлую среду, - продолжал он, - было бы разумно устроить еще одну вечеринку. Но не прямо сейчас. Возможно, в начале декабря. Ее можно приурочить к праздникам. Как вы думаете, Элис?
        Элис заставила себя сосредоточиться.
        - По-моему, это замечательная идея, - сказала она слишком радостно. - Мы могли бы украсить банкетный зал и столики. И поставить большую елку на сцене, положив под елку подарки в красивых коробках.
        - Мне нравится. Вам придется заранее забронировать зал в этом отеле, потому что ближе к Рождеству это будет трудно сделать. Я оплачу украшения. Вам не придется тратиться, Элис. У профессиональных сборщиков средств всегда есть статья расхода на представительские нужды.
        - Но я не профессиональный сборщик средств! - запротестовала она.
        - Может быть. Но вам не надо тратить деньги на оформление. Теперь, Мэдж, принесите нам кофе и печенье. Я сегодня не обедал, и я проголодался. А вы, Элис? Вы выпьете кофе? Или вы предпочитаете чай? У Мэдж есть и то и другое.
        - Я бы выпила кофе с молоком и двумя кусочками сахара.
        - Столько сахара, - заметил Джереми, когда Мэдж ушла. - И все-таки вы такая стройная. Как вам это удается?
        Элис пожала плечами, смирившись с очевидной потерей интереса у Джереми.
        - Я бегаю по утрам перед завтраком.
        - Я восхищаюсь такими людьми. Я должен признаться, что я с трудом встаю рано утром. Я хожу в спортзал несколько раз в неделю по вечерам, но я не фанат спорта. Но вы все равно должны попробовать отказаться от сахара, Элис. Он вам вредит.
        Она вздохнула:
        - Я знаю. Я пыталась, но я не могу избавиться от этой привычки. Когда я училась в школе-интернате, нам давали чай с молоком и сахаром. После окончания школы я начала пить кофе и сочла его слишком горьким без сахара.
        В его глазах появилась заинтересованность.
        - Вы учились в школе-интернате? - спросил он.
        - Да.
        - Как долго?
        - Семь лет.
        - И вам нравилось?
        - Я была не против этого, - сказала она. - Там было лучше, чем дома.
        Его голубые глаза вдруг помрачнели.
        - Меня отправили в школу-интернат, когда мне было восемь, и я ненавидел ее.
        Несмотря на любопытство, Элис решила не уточнять.
        - Вы связались со своими богатыми друзьями? - спросила она. - С теми, кто жертвует деньги на благотворительность.
        - Я отправил Алексу и Серджио письма. - Им потребуется время для ответа. Особенно Алексу. Его жена может родить в любую минуту. Он живет в Сиднее. А Серджио живет в Италии.
        - Ого! А как же вы подружились?
        - Мы вместе учились в Оксфорде.
        - Понятно, - задумчиво произнесла она. Джереми не только красивый и богатый, но и умный.
        - Вы окончили университет? - спросил он.
        - Нет. Я училась в колледже на вечернем отделении. Я изучала психологию. А днем я работала моделью для журналов.
        - Вам нравилась эта работа?
        - Она меня устраивала. У меня были деньги для оплаты аренды. Но это не была работа-мечта.
        - Вы всегда хотели стать консультантом-психологом?
        - Да. Всегда.
        Джереми хотел задать ей больше вопросов, но подумал, что не должен проявлять к ней повышенное внимание. Он решил использовать обратную тактику, чтобы спровоцировать ее интерес. Он знал, что такой тактикой пользуются другие мужчины в погоне за женщиной. Он сам никогда не заходил так далеко, но Элис казалась ему недостижимой добычей. Вы только посмотрите, как она сегодня выглядит! Да, красная блузка довольно сексуальная, но она закрыта черным жакетом, так же как и верх джинсов. Элис без макияжа, ее волосы затянуты в хвост.
        И все же он хотел ее. Он жаждал расположить ее к себе.
        Джереми облегченно вздохнул, когда Мэдж принесла поднос с кофе и закусками.
        Элис не понимала, почему Джереми смотрит на нее почти с отвращением. Она подозревала, что чем-то ему не угодила. Возможно, увидев ее сегодня в простой одежде, он потерял к ней интерес. Может быть, теперь она его раздражает. Вероятно, он сожалеет, что потратил на нее столько времени. Элис уже пожалела о том, что купила обновку, чтобы произвести на него впечатление. Она планировала накрасить губы красной помадой и оставить волосы распущенными, но потом струсила.
        Хотя, возможно, это был не вопрос трусости, а здравого смысла. В принципе, она должна радоваться, а не расстраиваться, что он больше ею не интересуется.
        Приложив усилия, она заставила себя отмахнуться от противоречивых чувств к Джереми и сосредоточиться на том, что делает Мэдж.
        - Какие красивые чашки, - сказала она, глядя, как Мэдж разливает кофе из элегантного серебряного кофейника в три сине-белые чашки.
        - Это споудовский фарфор, - ответила Мэдж. - Чашки принадлежали моей матери. И кофейник тоже. Она любила красивые вещи. Два кусочка сахара?
        - Да, пожалуйста.
        Мэдж положила сахар в чашку изящными серебряными щипцами и долила туда же молока. Потом она протянула чашку Элис, и та вежливо ее поблагодарила.
        Когда Элис наклонилась вперед, чтобы выбрать печенье, она взглянула на Джереми. Он уставился на довольно глубокий V-образный ворот ее красной блузки. От осознания того, что он по-прежнему хочет ее, ее шею словно опалило огнем, а ее соски напряглись. Рука Элис дрогнула. Крепко удерживая чашку, она поднесла ее к внезапно пересохшим губам и сделала маленький глоток. Джереми поднял глаза, и она взглянула на него в упор поверх края чашки. Он не улыбнулся. Он просто пристально на нее смотрел. И тут она поняла, что не сможет ему противостоять.
        Джереми испытал триумф, увидев, как краснеет Элис. Его привлекала ее невинность. Возможно, он устал от слишком опытных женщин. Он не сомневался, что у Элис были любовники. И по крайней мере один из них, вероятно последний, относился к ней плохо. Это было единственное объяснение ее настороженности.
        Кто-то постучал в дверь, и Мэдж вскочила с места.
        Пришел Кеннет Джейкобс, его румяное лицо сияло, когда он входил в кабинет.
        - Простите, что прерываю вас, Джереми, - сказал он, немного гнусавя, - но я решил поблагодарить вас за то, что вы подменили меня на аукционе. Я очень боялся подвести Элис. И еще я хочу поблагодарить вас за публикацию моих книг. Обложки для новых книг великолепны. Они мне понравились. И мои продажи говорят сами за себя. Похоже, я разбогатею. Ну, не буду вас отвлекать. У вас совещание, - прибавил он и тепло улыбнулся Элис.
        - Не уходите, - произнес Джереми, и Мэдж быстро принесла еще один стул. - Останьтесь и выпейте с нами кофе. Кстати, а это та самая Элис. - Он махнул на нее рукой.
        Кеннет, несмотря на дородность, лысую голову и возраст под семьдесят, оказался неисправимой кокеткой. Он осыпал Элис и Мэдж комплиментами и настоял на том, чтобы они называли его Кеном. Он отказался от кофе. Вместо этого он сел на стул и стал расспрашивать Джереми об аукционе. И еще он записал имена Джорджа и Мэнди, которые он собирался дать главным героям своей будущей книги.
        - Я мог бы сделать Джорджа убийцей, - сказал Кеннет с неприятным ликованием, - а его жену жертвой.
        - О, нет, не делайте этого, - сразу ответила Элис. - Мэнди не захочет, чтобы ее убили в начале романа. Сделайте Мэнди убийцей, а Джорджа жертвой. Пусть она будет серийным убийцей мужчин. Этакая черная вдова.
        - Мне нравится ход ваших мыслей, девочка. Это замечательная идея. Об убийствах жен мужьями написано очень много.
        - Я представляю, сколько жен хотят убить своих мужей, - сухо сказала Элис, и Кен рассмеялся.
        Джереми заметил горечь в ее словах и задался вопросом, не была ли она замужем.
        - Кстати, я заехал к вам по пути, - произнес Кен. - Я гулял по району Мейфэр, собирая данные для моей новой книги. Я обнаружил модный маленький винный бар в конце мощеной аллеи. Он называется «Пицца и вино». Что-то меня в нем заинтересовало.
        Джереми хихикнул:
        - Возможно, непреодолимый запах, который идет оттуда. Там подают лучшую пиццу, которую готовят за пределами Италии. И вина там неплохие.
        - Вы там бывали? - спросил Кен.
        - Да. Пару раз. - Его приглашал туда Серджио. Кроме того, Джереми любил маленькие винные бары с расслабляющей атмосферой.
        - Я планирую туда вернуться, - сказал Кен. - А почему бы нам не пойти туда вчетвером? Мы выпили бы вина и поели вкусную пиццу. Если у вас нет других планов. - Он посмотрел на Джереми и на Элис.
        Джереми понял, что от внимания Кена не ускользнет ничего.
        - У меня нет никаких планов, - ответил Джереми. - А у вас, Мэдж?
        - Я свободна, - ответила Мэдж, радуясь приглашению.
        - А вы, Элис?
        Элис выглядела удивленной.
        - У меня нет никаких планов, - сказала она.
        - Вот и договорились!
        - Мне надо в дамскую комнату. - Мэдж встала.
        - Мне тоже. - Элис поднялась.
        Кен усмехнулся.
        - Женщины любят ходить в дамскую комнату парочками, - сказал он, оставшись с Джереми наедине. - Интересно, что именно они там обсуждают?
        - Нам лучше этого не знать, Кен. Это секретные женские дела.
        Джереми с трудом сдерживал волнение, когда Элис наконец-то вернулась, накрасив губы блестящей красной помадой и распустив великолепные светлые волосы по плечам. И еще он обрадовался, что пиджак скрывает нижнюю часть его тела. В противном случае, его интерес к Элис был бы слишком очевиден.
        Глава 10
        Элис не верилось, что ей нравится просто идти по улице с Джереми. Тротуар был довольно узким для четырех человек, поэтому они разбились на пары. Кен и сияющая Мэдж шли впереди, а Элис и Джереми за ними следом. Он не пытался взять ее за руку, и Элис была ему за это благодарна. Она уже была вся на нервах. Но не от страха.
        Фиона выставит ее на смех. Отчасти Элис была сама себе неприятна. С какой стати она распустила волосы и накрасила губы, провоцируя Джереми? Когда он в очередной раз пригласит ее поужинать, она не сможет ему отказать.
        Он плейбой, твердила она себе. Печально известный плейбой. А ты девственница. Джереми тебе не пара. Он проглотит тебя живьем, а потом выплюнет.
        Она повернула голову, чтобы взглянуть на него, и в сотый раз подумала, до чего он красивый. И опасный.
        Он тоже повернул голову и посмотрел на нее.
        - Что такое? - Он нахмурился.
        Элис пыталась придумать разумный ответ:
        - Я забыла сказать вам в офисе.
        - О чем?
        - По соседству с приютом продается дом.
        - Сколько он стоит? - спросил он.
        - Я не знаю. Я никогда не предполагала, что у нас будут деньги на его покупку.
        - Где именно находится приют?
        - В Хаммерсмите.
        - Понятно. А дом большой?
        - Довольно большой. В нем не меньше четырех спален. И рядом большой сад.
        - Значит, вам не хватит денег, чтобы его купить. Пока не хватит. Но его можно посмотреть. Вы работаете завтра?
        - Я всегда работаю по субботам. Вечером в пятницу неизменно привозят пару новых постоялиц, которые пострадали от пьяных сожителей. Но, как правило, в субботу они уже ищут предлог, чтобы вернуться к ним, а я должна отговорить их от этого шага.
        - У вас получается?
        - Не часто. Но я стараюсь.
        - Я уверен, вы отлично справляетесь. Вы умеете сострадать, Элис. Вы совсем не похожи на других девушек из привилегированных семей.
        Его комментарий испугал ее.
        - Что вы знаете о моей семье?
        - Ничего особенного. Вы говорили, что учились в школе-интернате. Но я давно понял, что вы из богатой семьи. Вас выдает акцент, Элис.
        Она вздохнула:
        - Я пыталась избавиться от своего шикарного акцента, но у меня не получилось.
        - Не пытайтесь измениться, Элис. Вы совершенны.
        Она остановилась и посмотрела на него.
        - Пожалуйста, не говорите так.
        - Почему?
        - Потому что вы на самом деле так не думаете, - произнесла она.
        - Ах, но я говорю искренне, Элис.
        Соблазнительный льстец. Элис пришлось рассмеяться. Это был единственный способ разрядить напряженную атмосферу.
        - Я по-прежнему вам отказываю, - сказала она.
        Джереми улыбнулся, взял ее за руку и слегка сжал ее.
        - Вы хотите сказать мне совсем другое. Вы просто притворяетесь.
        - Неправда. Я не притворяюсь.
        - Вы снова за свое? - спросил он. - А разве вы не заметили, что я не предлагал вам поужинать со мной снова? Поэтому ваш ответ преждевременный.
        Элис раздраженно вздохнула:
        - Вы неисправимы.
        - Что есть, то есть.
        Не сдержавшись, Элис расхохоталась. Мэдж и Кен обернулись и посмотрели на них.
        - Похоже, вам весело, - заметил Кен.
        - Еще как, - ответила удивленная Элис.
        Джереми решил сделать все возможное, чтобы сегодня Элис действительно было весело. Когда Кен повернул в переулок, который вел к винному бару, Джереми крепко взял Элис за руку.
        - Осторожнее, - сказал он. - На этих старых булыжниках легко поскользнуться.
        Элис понравился бар «Пицца и вино» сего приглушенным освещением, настенными фресками со сценками из итальянской жизни и удобными полукруглыми кабинками вдоль стены. Посетителей было не слишком много. Пиццу должны были подать в течение получаса. Джереми заказал пару бутылок превосходного итальянского вина - белого и красного. Кен с радостью положился на его мнение.
        - Обычно я пью пиво, как мой детектив в романах, - сказал Кен. - Но я не против того, чтобы узнать что-то новенькое. - Он бросил на Мэдж довольно кокетливый взгляд.
        Следующий час оказался чрезвычайно продуктивным для Джереми. Пара бокалов вина развязала Элис язык, и он многое о ней узнал. Кен был занят разговором с Мэдж. Джереми обнаружил, что квартира, в которой живет Элис, принадлежит девушке по имени Фиона, с которой Элис училась в школе. У Фионы есть сестра, Мэлоди, с которой Джереми когда-то встречался. Он смутно помнил эту Мэлоди, которая была дочерью Невилла Дринкуотера - одного из самых богатых биржевиков Англии. Он пару раз сходил с ней в ресторан. Она была настоящей избалованной принцессой. По-видимому, ее сестра была лучше, если она любезно приютила Элис, когда та впервые приехала в Лондон после окончания колледжа. Элис также призналась, что не ладит со своей матерью и не хочет быть на нее похожей.
        - Моя мать думает только о деньгах, - произнесла она, когда он снова наполнил ее бокал. - Она не работала ни дня!
        Джереми промолчал о том, что уже знает о ее происхождении.
        Наконец официантка принесла пиццу.
        - Вы были правы, Кен, - призналась Мэдж. - Выглядит аппетитно.
        - Я согласна, - произнесла Элис. - Спасибо, Кен.
        Джереми почувствовал ревность. Элис посмотрела на него своими прекрасными глазами и прибавила сладким тоном:
        - И вам спасибо, Джереми. За прекрасное вино. Я знаю, оно недешевое. И за все, что вы делаете для моего благотворительного фонда. На самом деле вы хороший человек.
        На этот раз Джереми стало совестно. Никакой он не хороший. Он ведет себя как безжалостный ублюдок. Каждое его действие преднамеренное. Может быть, ему отказаться от Элис? Она выглядит уязвимой, а он не хотел причинять ей боль.
        Но в этот момент она наклонилась и осторожно поцеловала его в щеку. Он посмотрел ей в глаза: унее был остекленевший взгляд. Элис была явно навеселе и забыла свою обычную настороженность. Сейчас она казалась мягкой и уступчивой. Криво усмехнувшись, Джереми подумал, что ни за что не откажется от нее.
        - Мне нравится твоя манера отказывать, - произнес он, наклонился к ней и поцеловал ее в губы.
        Голова Элис шла кругом, а сердце едва не выскакивало из груди, когда Джереми коснулся губами ее рта.
        Вскоре она услышала хихиканье Кена, а потом увидела изумленный взгляд Мэдж.
        - Я ее развлекаю, - весело сказал Джереми. - Все в порядке, Мэдж?
        Мэдж улыбнулась:
        - Я-то в порядке. Самое главное, чтобы ей понравилось, босс.
        - Тебе нравится, Элис? - Глаза Джереми лукаво сверкали.
        От смущения Элис густо покраснела, но все-таки сумела ответить.
        - Из-за вина я забыла о приличиях, - сказала она. - А у Джереми просто задето самолюбие. Он приглашал меня поужинать с ним, а я отказалась. Но он не принимает отказа. А теперь я предлагаю поесть пиццу, пока она не остыла.
        Элис думала, что они вчетвером поедут на такси. Однако Кен заявил, что они с Мэдж идут в его любимый джаз-клуб.
        Поездка на такси с Джереми в Кенсингтон была короткой и молчаливой. Было не слишком поздно. Всего половина девятого. Она ожидала, что Джереми пригласит ее к себе домой выпить бокальчик. Но он этого не сделал. Он вышел из машины, когда они подъехали к ее дому. Он повел ее вверх по ступенькам к входной двери, а потом развернул Элис к себе лицом. В глубине души она надеялась, что он поцелует ее на прощание.
        - Чего ты боишься, Элис? - спросил он, нахмурившись, и вгляделся в ее лицо.
        - Наверное, себя, - ответила она.
        - Ты слишком много анализируешь. Пора просто чувствовать, Элис, и получать удовольствие.
        - Удовольствие? - переспросила она.
        Он улыбнулся:
        - По-моему, ты не знаешь, что это такое. Позволь мне научить тебя, Элис. Я эксперт в этой области.
        - Я не сомневаюсь в этом.
        - Ты поужинаешь со мной завтра вечером, не так ли?
        - Да, - ответила она, устав убеждать себя в обратном.
        - Хорошо. Я позвоню тебе завтра, и мы обо все договоримся.
        С этими словами он повернулся и ушел, оставив ее, смущенную и разочарованную, у двери. Она смотрела, как он уходит и, не оглядываясь, усаживается в такси. Он не взглянул на нее в окно такси, не помахал ей рукой и не улыбнулся. Ей показалось, что он помрачнел. Хотя, вероятно, ей показалось. С какой стати ему расстраиваться, если она согласилась с его предложением?
        Элис вошла в дверь, радуясь тому, что Фиона всегда поздно возвращалась домой по пятницам. Она медленно прошла по коридору в свою спальню, где разделась и надела довольно чопорную ночную рубашку. Умывшись, она забралась в постель, где лежала без сна несколько часов, думая о Джереми, завтрашнем вечере и удовольствии.
        Под удовольствием он наверняка имел в виду секс. Обычный секс.
        Элис вздрогнула, подумав о близости с Джереми, и решила, что, возможно, он не догадается о ее неопытности.
        Она не спала, когда Фиона вернулась домой. Но, к счастью, ее соседка по-прежнему спала, когда Элис встала на работу утром. Ей не хотелось выслушивать упреки и предупреждения Фионы после того, как она уже согласилась поужинать с Джереми.
        Джереми отбросил одеяло, вскочил с кровати и голышом прошагал из спальни по коридору и вниз по лестнице в свой кабинет. Кабинет выглядел как типичная пещера холостяка, в которой было все, что нужно для развлечений. Бильярдный стол, огромный телевизор на стене, игровые консоли, большой удобный диван, кресло у книжного шкафа, где было полно шпионских триллеров, а также хорошо укомплектованный бар. Хотя Джереми предпочитал вино, он пил виски, если у него была бессонница. Осушив бокал, он опустился на диван и взял пульт дистанционного управления. Но потом он отбросил его в сторону. Он не хотел смотреть телевизор. Он хотел быть в постели с Элис.
        Эта женщина его очаровала.
        Он знал почему. Потому что она была не похожа на женщин, с которыми он обычно встречался. Под ее холодной внешностью скрывалась милая и сексуальная особа.
        Увидев, как она смотрит на него у двери своего дома, когда он отказался ее поцеловать, он почувствовал себя ничтожеством. Но он сделал это намеренно. Он хотел, чтобы она думала о нем всю ночь.
        Джереми рассмеялся, зная, что его хладнокровный план уже сработал против него самого. Он маялся от желания. Черт побери, он хочет ее так сильно, что не может уснуть. Он утешался только тем, что увидится с ней завтра вечером.
        Джереми мрачно улыбнулся, отпив виски.
        Ну, погоди, Элис!
        Глава 11
        Элис повезло, что в пятницу вечером в женский приют не привезли новых постоялиц. Она все утро консультировала женщин, уговаривая одну из них вернуться домой к своим родителям, которые согласились ей помочь. Но та слишком боялась, что туда приедет ее бывший сожитель и устроит скандал.
        К тому времени когда Элис решила выпить кофе и съесть сэндвич, она чувствовала себя явно уставшей. Кроме того, она не выспалась. Джереми пока ей не звонил.
        Словно узнав о том, что она думает о нем, Джереми вышел с ней на связь. Услышав его голос, она сразу забыла об усталости.
        - Как сегодня дела у моей девочки? - спросил он.
        - Ты ужасная кокетка, - ответила она, улыбаясь. - Но ты уже об этом знаешь.
        - Я слышал об этом пару раз. Итак, ты не против того, чтобы я приехал и мы осмотрели дом по соседству с приютом?
        - Ой. О, да, я согласна, - сказала она, думая о том, что сегодня выглядит не слишком презентабельно. На ней были джинсы и простая, достаточно дешевая белая футболка.
        - Когда мы встретимся?
        - Не раньше чем через два часа. У меня еще пара консультаций, - солгала она.
        - Слушай, назови мне имя агента по недвижимости, который занимается продажей дома. Я позвоню ему и организую надлежащий осмотр. Встретимся в три?
        - А ты успеешь уговорить агента так быстро?
        Джереми рассмеялся:
        - Поверь мне, Элис, агент бросит все дела, чтобы показать мне этот дом в три часа. Деньги решают все. Кстати, назови мне адрес твоей работы.
        После того как она сказала ему все, что нужно, Элис предложила встретиться в доме, выставленном на продажу, а не в приюте.
        - Почему это? - озадаченно спросил он.
        - В приюте много нервных женщин, Джереми, - сообщила она. - А ты незнакомец. Извини.
        - Ладно. Встретимся у дома в три.
        - Хорошо, - согласилась Элис. - Перезвони мне, если у тебя изменятся планы. - И она повесила трубку.
        Элис не стала пить кофе, но съела сэндвич, а потом сказала Джейн, что идет за покупками. Через час Элис была гордой обладательницей блузки с цветочным рисунком и белого платья рубашечного покроя, которое было простым, но довольно стильным для похода в ресторан. На платье были маленькие золотистые пуговицы от V-образного ворота до подола. Она также потратилась на туфли на высоком каблуке и помаду кораллового цвета.
        Элис знала, что она действует необдуманно, но пути назад уже не было.
        Ближе к трем часам она начала постоянно выглядывать за дверь, проверяя, не приехал ли Джереми. Он наверняка опоздает. Может быть, он не приедет вообще. Когда его серебристый «астон-мартин» остановился у дома, Элис почти паниковала. Она сглотнула, наблюдая, как элегантно одетый Джереми вылезает из-за руля. Ох, он был просто великолепен в светло-сером костюме! Она быстро прикрыла дверь, чтобы он не заметил, как она опять на него глазеет.
        - Я скоро вернусь! - крикнула она Джейн и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.
        Подойдя к Джереми, с деланым спокойствием она сказала:
        - Привет! Ты очень пунктуален.
        ? ? ?
        Джереми усмехнулся, услышав ее замечание, и оглядел Элис с головы до ног. Чего-чего, а пунктуальным он никогда не был. Он почти не опаздывал после того, как обзавелся собственным бизнесом, но после знакомства с Элис рисковал стать одержимым человеком. Он промаялся до обеда, пока не позвонил ей. Ему хотелось приехать к ней пораньше, но в конце концов он приказал себе терпеть, интуитивно зная, что Элис не обрадуется его раннему визиту. Однако он не ожидал, что его встретит прохладный взгляд ее голубых глаз. Такое ощущение, что она не волновалась, пока его ждала.
        Невозможно понять, что у нее на уме. С ней он применял тактику шаг вперед и два шага назад.
        Черт побери, она прекрасна. Он любовался ею каждый раз, когда видел. Маленькие изящные уши. Острый подбородок. Тонкая, почти прозрачная кожа. И соблазнительные губы.
        Ему вдруг захотелось зацеловать ее до беспамятства.
        - Владельцы дома сейчас в Испании, поэтому он пустует, - произнес он. - Агент сказал, что мы можем осмотреть его в любое время.
        Дом оказался в удивительно хорошем состоянии, хотя здание было старым. Кухня и две ванные комнаты были отремонтированы, а стены окрашены, хотя многие особенности Викторианской эпохи были сохранены. В гостиной остались оригинальные камины и прекрасные декоративные потолки. В доме было четыре спальни и одна небольшая комната, которая в настоящее время использовалась под кабинет. Конечно, цена на дом была непомерно высокой. Когда Элис озвучила ее, Джереми повернулся к ней лицом.
        - Если ты хочешь, я куплю его и пожертвую твоему фонду.
        Шокированная, Элис моргнула.
        - Это чересчур, Джереми. Я не могу позволить тебе сделать это.
        - Почему нет?
        - Ты догадываешься почему.
        Он покачал головой, глядя на нее:
        - Моя дорогая, циничная Элис, ты заблуждаешься. Я никогда не зашел бы так далеко, чтобы затащить девушку в постель. Я искренне хочу помочь. Я был тронут твоей речью на аукционе. Мне искренне жаль всех этих бедных женщин. Я хочу принимать более активное участие в благотворительности. - Его глаза завораживающе блестели. - Да, я признаюсь, что хотел бы видеть тебя чаще, но изначально ты мне отказала. Но вчера вечером я изменил свой план. Ты согласилась поужинать со мной сегодня вечером. Я хочу помочь этим женщинам, Элис. Я легко могу себе это позволить.
        Элис просто смотрела на него, обдумывая его слова.
        - А сколько у тебя денег?
        Он рассмеялся:
        - Обычно я не говорю женщинам о состоянии своих счетов. Но чтобы ты успокоилась, я сообщу, что в моем распоряжении несколько миллиардов.
        Элис ахнула:
        - Несколько миллиардов?
        - Да.
        - О боже.
        - Мне повезло.
        - Повезло? - спросила она в шоке. Он был достаточно молод. Когда он накопил столько денег?
        Он беспечно пожал плечами:
        - Часть денег я унаследовал. Но остальные я заработал сам. Плюс инвестиции, которые удачно окупились в прошлом году.
        - Какие инвестиции? - Она была заинтригована.
        - Я расскажу тебе об этом за ужином. Прямо сейчас у меня другие планы…
        Элис знала, что он собирается ее поцеловать, еще до того, как он обнял ее и опустил голову. Она могла бы его оттолкнуть. Она могла бы протестовать. Но это было бы нечестно. Она хотела, чтобы он поцеловал ее.
        Будь осторожна со своими желаниями, Элис.
        Его поцелуй был мягким, почти нежным. Он осторожно побуждал ее разомкнуть губы. Как только его язык скользнул ей в рот, поцелуй Джереми стал страстным и собственническим. Потеряв голову, она крепко обняла его и прильнула к нему.
        Зазвонил телефон - Элис в тревоге простонала. Джереми поднял голову и посмотрел на нее в недоумении.
        - Ух ты, Элис! Куда подевалась моя Ледяная принцесса? Извини, но мне надо ответить на звонок.
        Глава 12
        Джереми знал, что не должен был отвлекаться. Он не ждал звонка. И он мог просто его проигнорировать. Звонок переключился бы на голосовую почту. Но дело в том, что он побоялся потерять самообладание.
        - Это Серджио. - Он виновато улыбнулся Элис. Она выглядела еще красивее, будучи разгоряченной и взволнованной. - Слушаю тебя, дружище. Ты получил мое письмо?
        - Письмо? - На секунду Серджио опешил. - О, да, о благотворительности. Я уже перечислил деньги. Полмиллиона достаточно?
        - Отлично.
        - Я звоню по другому поводу.
        - Что случилось?
        - Премьера «Ангел в Нью-Йорке» через две недели. В Нью-Йорке, разумеется. Я подумал, что ты, как один из исполнительных продюсеров, должен приехать. Прости, что не пригласил тебя раньше, но дата премьеры стала известна совсем недавно. Во всяком случае, я пригласил Алекса, потому что он тоже вкладывал деньги в кино, но он отказался. Харриет родит со дня на день.
        - Справедливо. Но я хотел бы приехать.
        - Ты можешь остановиться с нами в нью-йоркской квартире Беллы.
        - Нет, я не хочу навязываться. Кроме того, я приеду не один.
        - Конечно. Кто она? Новая подружка?
        - Да. Ее зовут Элис, - произнес он, взглянув на Элис, которая выглядела уже не такой растерянной. - Она занимается благотворительностью. Она психолог и работает в женских приютах.
        - Звучит интригующе. Она не из тех, к кому ты привык.
        - Ты прав в обоих случаях.
        - Можно ли надеяться, что ты уже наконец влюбился?
        Вопрос удивил, а потом рассердил Джереми.
        - Не говори ерунды.
        Серджио вздохнул:
        - Я не считаю, что любовь - ерунда.
        - Ты имеешь право на свое мнение. Но ты судишь предвзято. - Вне сомнения, Серджио считал, что он по-настоящему влюблен в Беллу. Джереми считал, что романтическая любовь - иллюзия.
        - Я звоню не для того, чтобы спорить с тобой о любви, Джереми, - жестко произнес Серджио, и Джереми стало совестно. Он не имел права портить отношения со своим другом.
        - Извини, - сказал он. - Я старый циник. Слушай, сейчас я занят. Не мог бы ты выслать мне подробную информацию о премьере? Я забронирую номер в отеле.
        - Договорились. Скоро увидимся.
        - Один из твоих старых друзей из Оксфорда? - спросила Элис, когда он закончил разговор.
        - Да. Серджио помог мне стать миллиардером. Кроме того, благодаря ему я пристрастился к итальянской кухне. Он и мой австралийский друг, Алекс, уговорили меня заняться инвестициями, которые принесли мне доход. - Он хотел рассказать ей о франшизе, но потом подумал, что Элис незачем знать подробности его прошлой жизни.
        - Судя по тому, что сказал Джордж на вечеринке, - задумчиво произнесла Элис, - ты с умом вкладываешь деньги.
        - Это правда.
        - И умело обращаешься с женщинами, - многозначительно прибавила она.
        - Я талантлив и в этой области.
        - Ты неисправим!
        - А ты очень хорошо целуешься.
        Элис рассмеялась. Если бы он только знал…
        - Куда ты собрался меня везти? - спросила она.
        - Жена Серджио снялась в фильме, его премьера состоится в Нью-Йорке через две недели. Он называется «Ангел в Нью-Йорке». Я приглашен, как один из исполнительных продюсеров. Я подумал, что ты захочешь поехать со мной.
        Она округлила глаза:
        - В Нью-Йорк?
        - Да. Что скажешь?
        - Я скажу, что ты слишком самонадеянный, - ответила она. - А жена Серджио известная актриса?
        - Белла? Нет, не совсем. Она звезда Бродвея.
        Элис уставилась на него.
        - Это та самая Белла? - спросила она.
        - Да. Единственная и неповторимая.
        - Я видела ее однажды в лондонском театре. Она просто блестящая актриса, и она такая красивая. Я готова убить ради возможности попасть на премьеру.
        - Ну, не надо никого убивать, Элис. Просто купи себе хорошее новое платье и поезжай со мной.
        - Я не могу тратить столько денег, Джереми. Я коплю деньги на покупку квартиры. Если я соглашусь поехать с тобой, то надену платье, в котором я была на аукционе.
        - Хорошо, - спокойно ответил он. - Ты прекрасно в нем выглядела.
        - Теперь я должна вернуться на работу, - сказала она до того, как он снова ее поцеловал.
        - Хорошо, - повторил он, заскрежетав зубами.
        - В котором часу ты за мной заедешь? - спросила она, когда они вышли на улицу.
        - Как насчет половины восьмого? - предложил он.
        - Давай в половине девятого. Фиона к этому времени уже уедет.
        Он нахмурился.
        - Что происходит, Элис? - спросил он. - Зачем такая скрытность? Ты стыдишься того, что со мной встречаешься?
        - Нет. Я же с тобой не встречаюсь. Я просто с тобой поужинаю.
        - Понятно, - резко ответил он. - В таком случае, я заеду за тобой в половине восьмого. Я не люблю поздно ужинать. Но ты меня разочаровала, Элис. Я думал, ты себе на уме и не слушаешь чужого мнения. Ты не должна слушать свою соседку. Ты взрослая женщина, без мужа, жениха и друга.
        Элис сглотнула. Он был прав.
        - Значит, в половине восьмого, - немного холодно произнесла она.
        - Ох, Элис, - сказал он, качая головой. - Что же мне с тобой делать?
        - Сегодня ты отведешь меня в очень хороший ресторан, - ответила она и посмотрела на него с вызовом. - А потом ты расскажешь мне, как ты стал миллиардером.
        Он долго пялился на нее, потом улыбнулся. Улыбаясь, он уселся за руль своего серебристого автомобиля.
        Элис смотрела ему вслед.
        - Ох, Элис, - пробормотала она, повернувшись, и медленно пошла в приют. - Во что же ты ввязалась?
        Глава 13
        Фионы не оказалось дома, когда Элис приехала с работы примерно в шесть вечера. Она оставила записку на столе в коридоре, сообщая Элис, что уехала к Алистеру и не вернется допоздна. Обрадовавшись, Элис бросилась в спальню, разделась и быстро прошла в ванную комнату. До встречи с Джереми у нее осталось всего полтора часа…
        Джереми подъехал к дому Элис в семь часов двадцать девять минут, не торопясь вышел из машины и медленно поднялся по ступенькам к входной двери. Он глубоко вздохнул. Кто бы мог подумать, что он будет нервничать! Позвонив в дверь, он стал с нетерпением ждать ответа, задаваясь вопросом, как Элис будет вести себя с ним сегодня.
        Дверь открылась. Перед ним стояла его Ледяная принцесса. На ней было светлое чопорное платье, ее волосы были уложены в тугой пучок. Несмотря ни на что, она выглядела великолепно.
        - Ты рано, - произнесла она прохладным тоном.
        Джереми не носил часы, поэтому вытащил свой телефон и показал ей время.
        - О, - сказала она. - Должно быть, я потеряла счет времени. Я возьму сумочку.
        Повернувшись, она пошла в коридор, мягкая юбка ее платья слегка колыхнулась. Джереми заметил ее стройные икры и очень сексуальные туфли. Когда она вернулась с сумочкой и ключами, он решил, что платье не такое уж чопорное.
        - Ты прекрасно выглядишь, - похвалил он. - Мне нравится твое платье.
        - Правда? - Она выглядела неуверенной. - Оно мне нравилось, когда я его покупала. Но сегодня оно показалось мне немного старомодным.
        - Оно тебе идет, - ответил Джереми.
        - Спасибо, - сухо сказала она и пошла вниз по лестнице впереди него, расправив плечи, словно отправляясь на расстрел.
        Джереми подавил вздох. Не говоря ни слова, он открыл ей пассажирскую дверцу, подождал, когда Элис пристегнет ремень безопасности, а потом закрыл дверцу и уселся на водительское сиденье.
        - Что-нибудь не так, Элис? - спросил он ее, сев за руль. - Твоя соседка отпускала в мой адрес более уничижительные комментарии? Я забыл, как ее зовут.
        - Фиона. Нет, она не сказала о тебе ни одного слова. Ее нет дома. Она уехала к своему жениху.
        - Тогда что тебя беспокоит?
        Элис вздрогнула и примирительно улыбнулась:
        - Я еще раз повторяю, Джереми. Причина не в тебе, а во мне.
        - Ты хочешь поговорить об этом?
        - Нет. Не сейчас. Я сама с этим разберусь. Давай просто насладимся вечером.
        - Этого не произойдет, если ты не расслабишься, Элис.
        Ее улыбка стала печальной.
        - Возможно, мне поможет пара бокалов вина.
        Джереми нахмурился. Он не хотел, чтобы она напивалась.
        - Ты не возражаешь, если я задам тебе один вопрос, прежде чем мы поедем? - спросил он.
        - Какой?
        - Ты была замужем?
        Ответ был написан у нее на лице.
        - Не была, правильно. Извини. Просто я подумал, что это могло бы объяснить, почему ты так настороженно относишься к мужчинам. Неудачный брак может быть очень разрушительным. Я знаю об этом. Мои родители постоянно разводились.
        Элис услышала горечь в тоне Джереми.
        - И как часто они разводились? - спросила она.
        Джереми рассмеялся и завел двигатель.
        - У моего отца сейчас четвертый брак. Моя мать разводилась трижды. К счастью, она пока не вышла замуж за своего нынешнего сожителя. Мой старший брат, Уинстон, собирается жениться в третий раз, а мой другой брат, Себастьян, женат во второй раз. И никто из них не понимает, почему я решил оставаться холостяком.
        - Ясно, - сказала Элис, она в самом деле его понимала. - На каждого из нас влияет то, что происходит в наших семьях. - Она подумала о самоубийстве отца и слепом материализме своей матери. Элис обвиняла ее за то, что Мариголд вышла замуж за жестокого человека только ради денег. - Невозможно оставаться в стороне от ошибок наших родителей. В идеальных условиях они должны быть для нас примером для подражания. Но в реальности получается иначе.
        Джереми бросил на нее удивленный взгляд:
        - Я забыл, что ты изучала психологию. Но давай не будем говорить об этом сегодня. Я отвезу тебя в свой любимый итальянский ресторан, где нам подадут хорошую еду и вино.
        - А потом? - спросила Элис не подумав.
        Он безразлично пожал плечами:
        - Тебе решать. Я могу отвезти тебя прямо к тебе домой, но ты можешь на некоторое время заехать ко мне.
        - А где мы этим займемся?
        Он улыбнулся ей:
        - Ты имеешь в виду по-настоящему хороший секс?
        По спине Элис пробежала дрожь.
        - Ты всегда занимаешься сексом после ужина? - спросила она с деланым спокойствием.
        - Это приятно, не так ли?
        - В последнее время я нечасто ужинаю в ресторане.
        - Почему нет, Элис?
        Элис не была готова рассказать ему всю правду. Она уже решила лечь с ним в постель сегодня вечером. Он казался ей идеальным, красивым, опытным любовником с непреодолимой сексуальностью. Кроме того, она доверяла ему. Идеальный первый любовник, во всех отношениях.
        Она понимала, что должна сказать ему что-нибудь.
        - У меня был неудачный опыт с одним парнем. - Она не уточнила, что это произошло пять лет назад, чтобы он не счел ее невротиком.
        Джереми покачал головой:
        - Он пытался тебя изнасиловать?
        Элис сглотнула:
        - Почти.
        Шок и сочувствие на лице Джереми показались ей странно успокаивающими.
        - Это ужасно, Элис. Просто ужасно. Он причинил тебе боль?
        - Не физически. Мне удалось уйти до того, как он успел что-то сделать.
        Итак, Элис перенесла эмоциональную травму. Это многое объясняет. Она не доверяет мужчинам. Она настороженно относится к Джереми. Он не сомневался, что ее бывший парень был богат и высокомерен и не привык получать отказ.
        В чем-то он похож на тебя, Джереми, пропищал ему голос рассудка.
        - Я подозревал, что с тобой произошло что-то плохое, раз ты так настороженно относишься к противоположному полу, - мягко сказал он. - Но ты не должна бояться мужчин в принципе, Элис. Я бы никогда не посмел принуждать женщин. Я их слишком уважаю. Моя мать была неразборчива в отношениях, но именно она научила меня, как следует относиться к даме. Если я за что и благодарен ей, так это за обучение хорошим манерам.
        Элис едва не сказала, что, к сожалению, мать не научила Джереми моральным принципам.
        - Я знаю, что ты джентльмен, Джереми, - заметила она. - В противном случае, меня бы здесь не было.
        - Хорошо. Я рад, что мы все выяснили. Мы приехали, - объявил он, свернув на узкую улочку и остановившись на автостоянке позади здания.
        Ресторан оказался совсем не таким, как она ожидала. В нем царила богемная атмосфера. Рыжеволосая метрдотель примерно сорока лет поглядывала на Джереми как бывшая подружка.
        - Блюдо дня - мидии в соусе из белого вина с великолепной домашней лапшой, - сообщила она, как только Джереми и Элис уселись за стол. - Или салат, если дама следит за фигурой. - Она ухмыльнулась Элис.
        - Салат я не буду, - решительно сказала Элис. - Я возьму мидии.
        - Закажем закуски? - спросил Джереми.
        - Я не хочу. Но я не откажусь от хлеба.
        Джереми заказал хлеб с травами и белое вино, шабли.
        - Чудесное вино, - похвалила рыжеволосая. - Но вы умеете выбирать вино, да, дорогуша?
        Она удалилась, оставив Элис раздраженной, а Джереми беспечно безразличным.
        - Ты спал с ней, да? - спросила Элис.
        Джереми, казалось, был поражен ее обличительным тоном.
        - Только один раз.
        От отчаяния Элис закатила глаза.
        - Она была очень расстроена в ту ночь, - прибавил он. - Это было несколько лет назад. Тогда ее муж ушел к другой женщине.
        - Значит, ты ее утешал, - сухо констатировала Элис.
        Джереми улыбнулся:
        - Мне нравится, что ты меня ревнуешь.
        Элис плотно сжала губы, чтобы не ляпнуть еще что-нибудь неразумное.
        - Не надо ревновать, - продолжал он. - Я не увлекался Софией. Я просто отнесся к ней по-доброму.
        Элис смеялась, когда София принесла блюдо с хлебом. На этот раз она одарила Элис теплой улыбкой.
        - Так-то лучше, - сказала метрдотель. - А я уж подумала, что Джереми свихнулся, сойдясь с такой серьезной девушкой. Он любит развлекаться, мой Джереми, не так ли, дорогой? - Она наклонилась и обняла его за плечи.
        - Я обучаю Элис, как весело провести время, - произнес он с лукавой улыбкой.
        Элис напряглась, когда София вроде бы попыталась обнять и ее тоже. Но София просто наклонилась к ней и прошептала ей на ухо:
        - Вы везунчик. - Выпрямившись, она торопливо ушла.
        - Что она тебе сказала? - спросил Джереми.
        Элис бросила на него прохладный взгляд:
        - Это касается только меня.
        - Я надеюсь, она не сказала ничего нелестного.
        - Ни в коем случае.
        - Хорошо.
        Довольно пожилой итальянский официант принес вино и переносное ведерко со льдом. Он откупорил бутылку и объявил, что София будет заниматься другим клиентом. Элис испытала облегчение, как ни странно.
        - Я не думаю, что я смогу поехать с тобой в Нью-Йорк, - сказала она, когда официант ушел, и отпила действительно вкусного вина. Она выдержит, если переспит с Джереми разок. Но если она проведет с ним гламурный уик-энд в Нью-Йорке, она рискует привязаться к нему эмоционально.
        Джереми прищурил голубые глаза, глядя на нее поверх бокала.
        - Почему нет?
        - Я не могу оставить работу.
        - Это обычная отговорка, Элис. Не надо давать задний ход.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты понимаешь, о чем я, - сказал он. - Эта скотина добилась того, что ты боишься мужчин. Со мной тебе не надо нервничать, Элис. Ты поедешь со мной, и это не обсуждается. Я уже забронировал номер в отеле. Это отличный отель, он недалеко от театра.
        - Так быстро?
        - Мне пришлось поторопиться. По правде говоря, мне не удалось забронировать обычный номер, поэтому я заказал номер для молодоженов. Одна парочка отказалась от брони. Какому-то пареньку повезло.
        Элис прикусила губу, пытаясь не рассмеяться. Джереми в самом деле был ужасным циником, говоря о браке.
        - Экстравагантный поступок, - заметила она. - И да, прежде чем ты скажешь, я знаю, что ты можешь себе это позволить.
        - Я могу. Кстати, Алекс и Серджио перечислили деньги. Их должно хватить на покупку дома, часть денег еще останется. Поэтому ты не должна чувствовать себя обязанной мне.
        - Откуда ты узнал, что я не захочу быть тебе обязанной?
        - Элис, помилуй, это очевидно.
        Их ужин подали в тот момент, когда Элис обдумывала комментарий Джереми. У нее было обостренное желание оставаться независимой. Еще в юности она поклялась никогда не полагаться на мужчину. На это у нее были веские причины, как и у Джереми, который выступал против брака.
        - Пора ужинать, Элис, - сказал он. - Хватит размышлять.
        Она посмотрела на него и улыбнулась:
        - Ты прав.
        Еда была вкусной, а вино превосходным. Элис чуть не забыла о том, что должно было случиться после того, как они покинут ресторан. Джереми настоял на том, чтобы заказать десерт, утверждая, что он сладкоежка. Она не знала, что именно он заказал. Им подали по большому пирожному с заварным кремом, залитому шоколадом. Когда официант спросил, закажут ли они кофе, Джереми посмотрел на Элис, и она покачала головой. Как только Джереми попросил принести счет, она извинилась и поспешила в дамскую комнату. Она не знала, отчего у нее дрожат ноги и кружится голова: то ли от вина, то ли от волнения. Посмотрев на себя в зеркало, она увидела, что ей удается выглядеть хладнокровной.
        Когда она вернулась за стол, Джереми уже встал, ожидая ее.
        - Ты готова ехать? - спросил он.
        Элис подумала, что никогда не будет готова. Если бы она могла убежать прочь прямо сейчас, то сделала бы это. Но тогда он решит, что она струсила. Несмотря на волнение, она выпрямила спину и холодно ответила, что готова ехать.
        Глава 14
        Джереми с трудом сдерживал разочарование, выходя с Элис из ресторана. Через несколько минут, проведенных в дамской комнате, она вернулась к нему в образе Ледяной принцессы.
        - Ты уверен, что тебе можно за руль? - многозначительно спросила она, как только они уселись в машину.
        - Да, - ответил он, завел двигатель и стал медленно выезжать со стоянки. - Я выпил только два бокала. Остальное выпила ты.
        - Я старалась расслабиться, если ты помнишь.
        - Что-то подсказывает мне, что тебе понадобится еще пара бокалов, когда мы приедем ко мне. Ты снова напряжена.
        Она протяжно и тяжело вздохнула:
        - Извини. Я немного нервничаю.
        После ее признания он немного смягчился.
        - Я понимаю, - тихо сказал он. - Это будет твой первый раз после попытки изнасилования. Я обещаю не торопиться, Элис. И ты можешь остановить меня в любую минуту.
        Она сладко ему улыбнулась, и у него екнуло сердце.
        - Я не представляю, что девушки могут тебе отказывать.
        - Ты мне отказывала. Не раз.
        - Верно. Спасибо за твои слова, Джереми. Мне нужно было их услышать.
        - Я всегда к твоим услугам.
        После нескольких мгновений неловкого молчания она сказала:
        - Ты так и не рассказал мне, как ты стал миллиардером.
        Он кратко поведал ей историю о том, как Серджио и Алекс нашли потрепанный винный бар, выставленный на продажу недалеко от университета, и решили, что он может приносить прибыль. Джереми вложил в него деньги, полученные в наследство от своей бабушки. Потом он сообщил Элис, как они постепенно приобретали больше винных баров по всей Англии. В конце концов баров стало так много, что они создали франшизу «Винное безумие». Наконец он сказал ей, что они продали франшизу в прошлом году американской фирме за несколько миллиардов долларов.
        - Ты, должно быть, был на седьмом небе от счастья, - сказала она.
        - Да. В некотором смысле. Но в этом есть свои минусы. После продажи франшизы мы с друзьями стали реже видеться. Серджио вернулся в семейный бизнес в Милане, а Алекс уехал в Австралию, чтобы заниматься там недвижимостью. Я страшно по ним скучаю. Я не могу дождаться, когда приеду в Нью-Йорк и снова увижусь с Серджио. Он понравится тебе, Элис. Он отличный парень.
        - Наверняка, если Белла стала его женой. Она вроде бы не торопилась замуж.
        - Будем надеяться, что их брак удастся. Но кто знает? Я не очень верю в брачные узы.
        - В этом мы с тобой похожи.
        Его удивили ее слова. У большинства знакомых ему девушек были романтические представления о браке.
        - Ты не хочешь выходить замуж? - спросил он.
        - Ни за что.
        Джереми должен был обрадоваться, услышав это признание. Но ему было не до веселья.
        - Ты самая необычная девушка, - признался он. - Хотя, не мне судить об этом. Я считаю брак поцелуем смерти.
        - Ну, тебе не придется беспокоиться об этом, - произнесла она со смехом в голосе. - Для тебя женщины как корабли, проходящие по морю в ночное время.
        - Ну, это уж слишком, - сказал он. - Между прочим, с одной девушкой я встречался несколько недель.
        - В самом деле? Что случилось? Ты лежал со сломанной ногой?
        Он рассмеялся:
        - Да-да, так и было. Это случилось, когда я катался на горных лыжах.
        Теперь рассмеялась Элис:
        - Я так и думала.
        - Ты немного успокоилась? - поинтересовался он с надеждой, когда повернул машину на мощеную улицу, которая вела к его дому.
        - Да. Ты живешь здесь? - спросила она, когда он остановился перед гаражом, в котором автоматически включился свет, как только Джереми нажал на кнопку пульта дистанционного управления.
        - Да. Это мой дом.
        - Он красивый.
        Дом был прекрасным. Двухэтажный, с тремя входами. Один вход был на вершине лестницы, с увитыми плющом железными перилами. Второй вход был у двери гаража. Третий вход был из гаража на первый этаж дома - в прихожую. Дом был небольшим, но отлично подходил холостяку Джереми. Он провел Элис из гаража по лестнице на верхний этаж и открыл тяжелую деревянную дверь, которая вела в коридор наверху, из которого они попали в комнату, служившую одновременно гостиной и столовой. Усадив ее на широкий кожаный диван кремового цвета, он сразу же подошел к шкафу с напитками и спросил Элис, что она выпьет. Себе он налил виски.
        Элис улыбнулась и ответила, что выпьет белого вина. Протянув ей бокал вина, он сел рядом с ней и положил лед в свой виски. Несколько секунд они потягивали напитки, а затем посмотрели друг на друга и улыбнулись: она нервно, а он уверенно. Джереми вскоре взял у нее бокал и поставил его рядом со своим бокалом на низкий журнальный столик. Потом он медленно-медленно обнял Элис и внимательно посмотрел в ее глаза.
        - Я уже говорил тебе, как ты красива? - тихо спросил он.
        И тут телефон Джереми зазвонил. Джереми выругался.
        - Я хотел отключить эту чертову штуковину. Это Алекс. Как некстати! Я быстро, Элис.
        - Ответь, - сказала она ему.
        Он подал ей бокал с вином.
        - Что случилось, приятель?
        - Я только что стал отцом. Ты представляешь? Я отец!
        - Это замечательно, Алекс. Поздравляю. Как Харриет?
        - Прекрасно. Боже, женщины все-таки такие отчаянные.
        - А ребенок? Как он?
        - Он большой, в меня. И ужасно умный. Он только родился, а уже улыбается. Наш Джереми будет гением.
        У Джереми екнуло сердце.
        - Ты назвал его в честь меня?
        - Конечно. Мне всегда нравилось твое имя. Оно очень солидное. Его полное имя Джереми Серджио Котана. Классно звучит, правда? И я обещаю, что не буду называть его Джерри. Слушай, я не могу долго разговаривать. Я должен позвонить Серджио, а потом я помогу медсестре впервые искупать моего сына. Я вышлю фотографии. - Он повесил трубку прежде, чем Джереми смог ответить.
        - Это был Алекс, - сказал Джереми и взял свой бокал. - Его жена только что родила мальчика. Они назвали его Джереми.
        Элис заметила, как был тронут Джереми.
        - Он уже считает мальчика гением. Ох уж эти молодые родители! Но хватит об этом. На чем мы остановились?
        - Ты выключил телефон? - спросила Элис, когда он опять забрал у нее бокал.
        - Нет. Сейчас. - Поставив бокалы на стол, он выключил свой телефон и взял Элис за руки и быстро опустил голову.
        Его губы были нежными, а поцелуй соблазнительным и слегка требовательным. Он осторожно покусывал ее нижнюю губу. Простонав, она разомкнула губы, и его язык скользнул ей в рот. Она снова простонала, извиваясь в его руках. В конце концов они оказались лежащими на диване, лицом к лицу, и продолжали целоваться.
        Она почувствовала, как он коснулся рукой ее левой ноги. У Элис перехватило дыхание, когда его рука стала подниматься по ее бедру. Она не заметила, как он расстегнул ее платье до пояса и распахнул юбку. Быстро сняв с нее пояс, он расстегнул оставшиеся пуговицы и потянул платье с ее плеч. Потом он бросил ее платье на журнальный столик. Затем он ловко снял ее белый атласный лифчик. Элис осталась лишь в тонких белых трусиках и туфлях телесного цвета.
        Когда он встал, она решила, что он будет раздеваться. Однако Джереми снял только пиджак и галстук, а потом опустился на колени на коврике у дивана. Когда его губы приблизились к ее обнаженной груди с напряженными сосками, Элис зажмурилась.
        Она вздрогнула. Ни один мужчина никогда не видел ее обнаженную грудь. В подростковых фантазиях она представляла себе, как мужчина целует ее соски, но не знала, что при этом почувствует. Она испытала невероятные ощущения, когда Джереми стал слегка покусывать ее соски и ласкать их языком. Она вздохнула от удовольствия. Элис затаила дыхание, когда он наконец раздвинул ей ноги, а потом медленно ее разул, поглаживая ее ступни.
        - Нам пора в спальню, - сказал он.
        Она ахнула, когда он подхватил ее на руки, будто перышко. Она вдруг вспомнила, как ее бывший парень отнес ее в свою спальню и бросил на кровать. Он не удосужился ее раздеть, а просто стянул с нее трусики. И он не раздевался сам, а только расстегнул молнию брюк и улегся на Элис.
        Джереми осторожно положил Элис на кровать и разделся до трусов.
        Элис попыталась вернуть желание, смотря на его прекрасное мужское тело. Но это было бесполезно. Неприятные воспоминания все испортили.
        - Джереми, - резко сказала она, сожалея.
        - Что? - Он замер.
        - Извини, - выдавила она. - Я не могу.
        Джереми охватило неверие и разочарование. Он не предполагал, что она остановится в самый последний момент.
        Увидев ее страдальческий взгляд, он все понял. И выругался.
        - Прости, - выпалила она. - Я не хотела, чтобы так произошло. Я не дразнила тебя. Честно. Я… - Рыдая, она закрыла лицо руками.
        Присев на кровати позади нее, он осторожно погладил ее по плечу:
        - Пожалуйста, не плачь, Элис. Все в порядке.
        - Нет, - рыдала она. - Я все испортила. Это все из-за воспоминаний.
        - Что мне сказать, чтобы помочь тебе?
        Она повернулась к нему красным и заплаканным лицом.
        - Слушай, не трать со мной время, Джереми. Я никчемная. Если я не могу быть нормальной женщиной с тобой, то я безнадежна.
        Джереми расценил ее слова как комплимент.
        Прежде чем он успел ей ответить, она встала и решительно вышла из комнаты.
        - Вызови мне такси, - бросила она ему через плечо, проходя в гостиную. К тому времени, когда он надел брюки и вошел в гостиную, Элис уже одевалась.
        - Я сам отвезу тебя.
        - Нет! Ты немало выпил. И пожалуйста, Джереми, прекрати вести себя как джентльмен, - отрезала она, застегивая последние пуговицы на платье. - Просто вызови мне такси.
        Он вызвал такси.
        - Я позвоню тебе завтра, - сказал он, пока они ждали приезда машины.
        - Пожалуйста, не звони мне. - Ее тон был таким же холодным, как и выражение лица.
        - Почему нет?
        Ее взгляд говорил сам за себя.
        - Потому что я этого не хочу. Найди себе другую женщину.
        - Но я хочу именно тебя.
        - Это неправда. Ты хочешь меня только потому, что я осмелилась тебе отказать. Я бросила тебе вызов, Джереми, и ты решил меня соблазнить. Пожалуйста, не считай себя обязанным проявлять интерес к моей благотворительности. Мы оба знаем, что это просто уловка, чтобы снова со мной увидеться.
        Джереми ничего не отрицал. Как он мог? Она говорила правду. Она не поверит ему, если он скажет, что он по-настоящему заботится о благополучии бедных женщин.
        Он должен ее отпустить. Но он не намерен от нее отказываться.
        Он хотел ее. И она хотела его. Ему просто надо найти способ заставить ее забыть о негативном опыте. Она не должна всю жизнь бояться мужчин и секса.
        - А как же дом, который я собирался помочь тебе купить? - спросил он.
        - Забудь об этом. Если твои друзья перечислили деньги, то я сама смогу купить его.
        - Я все равно тебе позвоню.
        Она вздохнула и взяла сумку.
        - Делай, что хочешь. Я знаю, что ты позвонишь. Но я больше не стану с тобой встречаться, Джереми.
        - Поживем - увидим, - выпалил он.
        - Нет. У тебя ничего не получится.
        Послышался автомобильный гудок: кдому подъехало такси. Внезапно взгляд Элис смягчился, она посмотрела на Джереми с сожалением.
        - Я не злюсь на тебя, - сказала она. - Правда. Я злюсь на себя. Ты вел себя как джентльмен, и я тебе за это благодарна. До свидания, Джереми. - Она нежно поцеловала его в щеку, а потом ушла.
        Джереми, застыв на месте, стоял и слушал стук закрываемой дверцы и гул отъезжающего такси. Наконец он поднял руку и коснулся пальцами щеки, в которую Элис его поцеловала.
        - Это не конец, Элис, - тихо произнес он, и у него сдавило грудь. - Все только начинается.
        Глава 15
        - Входите Мэдж, - сказал Джереми, когда секретарша постучала в дверь его офиса. Была пятница, примерно пять вечера. Джереми совсем не хотелось читать новые данные об успешных продажах.
        На Мэдж было новое платье. Джереми задался вопросом, имеет ли старина Кеннет к этому отношение.
        - Я только что разговаривала с Элис, - произнесла она. - Ее звонок меня удивил.
        - Чем именно?
        - Она поблагодарила меня за работу по настройке веб-сайта. Когда я спросила, хочет ли она поговорить с вами, она сказала, что не хочет, и повесила трубку.
        - Понятно, - произнес он, вздыхая. Он не звонил ей всю неделю, надеясь, что со временем Элис успокоится и все изменится.
        - Ваше свидание не удалось? - тихо спросила Мэдж.
        - Не удалось. - Он ни разу не чувствовал себя таким подавленным. И одиноким.
        - Какая жалость! Мне казалось, она идеально вам подходит.
        Джереми покачал головой, не зная, как Мэдж пришла к такому выводу. Он спросил ее об этом.
        Мэдж пожала плечами:
        - Мне подсказала это моя интуиция. А почему бы вам не попробовать еще раз? - сказала она. - Вы же знаете старую поговорку: если не получилось в первый раз…
        - Может быть, я попробую еще раз, - ответил он не очень убедительно.
        - Кто хочет, тот добьется, босс.
        Джереми рассмеялся:
        - Хватит поговорок, Мэдж! Ладно. Я позвоню ей. Сегодня вечером.
        - Хорошая идея. Кстати, я подумала, что, вероятно, вы захотите узнать. Мы с Кеном встречаемся.
        - Я знал, что вы неспроста купили новое платье. Вы куда-нибудь идете сегодня?
        - На концерт рок-группы. А завтра мы будем летать на воздушном шаре.
        - Повезло вам. Желаю хорошо повеселиться.
        - Я постараюсь.
        Она быстро вышла из офиса, радостно напевая себе под нос. Удивительно, как новые знакомства меняют отношение к жизни. Он хотел научить Элис получать удовольствие. Он должен попробовать еще раз.
        Схватив телефон, он набрал ее номер.
        - Элис Уотерхаус, - ответила она после третьего гудка.
        - Элис? Это Джереми. Пожалуйста, не вешай трубку, - прибавил он, его сердце колотилось как сумасшедшее.
        Она вздохнула:
        - Хорошо. Что ты хочешь?
        - Просто поговорить с тобой. Давай сходим в кафе? Ты дома или на работе?
        - Я до сих пор на работе. Заболела одна из сотрудниц, поэтому я работаю допоздна.
        - До которого часа?
        - Часов до десяти - одиннадцати.
        - Ты вызовешь такси? Не надо ездить на метро.
        - Я поступлю так, как считаю нужным, Джереми, - холодно сказала она.
        При мысли о том, что она поедет на метро одна поздно вечером в пятницу ему стало тошно.
        - Позвони мне, когда закончишь работу, - попросил он. - Я приеду и отвезу тебя домой.
        Она молчала несколько секунд:
        - В этом не будет необходимости. Я возьму такси.
        Он не поверил ей:
        - Ты обещаешь?
        - Джереми, ты не забыл, что ты не мой парень?
        - Я знаю. Но я твой друг. И я скучаю по тебе. - Он услышал ее резкий вдох. - Сходим завтра в кафе? Мы просто выпьем кофе.
        Она устало вздохнула:
        - Почему ты от меня не отвяжешься?
        - Ты мне очень нравишься, Элис.
        Снова душераздирающее молчание.
        - Позвони мне завтра, - сказала она наконец. - Теперь я правда должна идти. Привезли новую постоялицу.
        Элис солгала. В приют не привозили никого. Но она просто не могла дольше говорить с Джереми. Всю прошедшую неделю она маялась от сожаления и раскаяния. Она действительно обошлась с ним очень плохо. Он был так добр к ней.
        Она очень по нему скучала. Она постоянно думала о нем. Ей было трудно сосредоточиться на работе всю неделю. Она презирала себя за то, что не может забыть случившееся вечером прошлой субботы. Она была уверена, что получила бы незабываемый опыт, если бы преодолела свои глупые страхи. Джереми был фантастическим любовником. К сожалению, она не могла сказать то же самое про себя. Она никогда не станет фантастической любовницей. Она всегда будет ждать возвращения тех ужасных воспоминаний, которые убьют ее желание. Она правильно делает, что избегает отношений с мужчинами. Однако она очень хочет Джереми.
        Не надо было соглашаться выпить с ним кофе. Ну, по правде говоря, она не приняла его приглашение. Она может отказать ему, когда он позвонит ей завтра. Проблема в том, что отказывать Джереми было очень-очень трудно.
        К десяти часам вечера Элис начала зевать. У нее была тяжелая рабочая неделя. Наконец она встала из-за стола и отправилась к Джейн, чтобы сказать ей, что она собирается домой. Сначала она решила вызвать такси, потом решила не тратить на него деньги. Покупка квартиры стала для нее сейчас важнее, чем когда-либо. Надев черную куртку, она повесила сумку на левое плечо и направилась к двери.
        На улице было холодно и темно, небо было затянуто облаками. Уличное освещение было не повсюду. Нервничая, Элис опустила голову и торопливо пошла по улице. Она прошла пару кварталов, когда ей навстречу из затемненного переулка вышли два парня в толстовках. Она остановилась. По виду, перед ней были подростки.
        - Куда спешишь, крошка? - невнятно спросил один из них.
        От испуга сердце Элис едва не выскочило из груди. Но она старалась не показывать свой страх.
        - Прочь с дороги, - отрезала она, потянувшись за брелком с сигналом тревоги анти-изнасилование, который всегда носила в своей сумке. - Или я вызову полицию.
        - Не вызовешь, дорогуша, - сказал другой парень и сорвал сумку с ее плеча.
        Элис не успела закричать, потому что парень одной рукой зажал ей рот, а другой обхватил за талию.
        - Будь со мной поласковей, - прошептал он ей на ухо, подтолкнув в переулок, - и тогда тебе не будет больно.
        Внезапно Элис почувствовала, как ее освободили. Послышался знакомый голос.
        - Ты в порядке, Элис? - спросил Джереми.
        Дрожа, она уставилась на него снизу вверх:
        - Я… Вроде бы…
        - Ага. Значит, ты ее защитничек. Ты думаешь, что справишься с нами обоими?
        Джереми самодовольно ухмыльнулся:
        - В мгновение ока.
        Элис в ошеломлении наблюдала, как Джереми почти мгновенно уложил нападавших на лопатки. Вернувшись к Элис, он обнял ее за плечи, а потом взял телефон и вызвал полицию.
        - Пойдем, Элис, - сказал Джереми, беря ее за руку и переводя через дорогу, где стоял его автомобиль.
        - Мы не должны ждать полицию? - спросила она, все еще дрожа от шока.
        - Мы ее подождем. Но ты должна присесть. Ты в шоке.
        Полиция приехала, когда Элис благополучно устроилась на пассажирском сиденье.
        - Сиди здесь, Элис, - произнес ей Джереми. - Я сам во всем разберусь.
        Полицейские забрали преступников, а потом несколько минут поговорили с Джереми. Между тем женщина-офицер полиции подошла поговорить с Элис, которая после подписала заявление. Через десять минут полиция уехала.
        Голова Элис по-прежнему шла кругом, когда Джереми вернулся в машину, неся в руке ее сумку.
        - Ты в порядке? - спросил он с озабоченным видом.
        - Я буду в порядке, - успокоила она его.
        - Полицейские узнали этих двоих. Они были условно-досрочно освобождены, они сидели за различные преступления, но теперь они снова отправятся в тюрьму.
        Элис прерывисто вздохнула:
        - Какое облегчение. Мне бы не хотелось давать показания в суде. Я не могу перестать думать, что произошло бы, если бы ты не пришел.
        - Не надо строить предположения, Элис, - строго сказал он. - Я вовремя приехал, и ничего не случилось. Я отвезу тебя домой.
        Элис смотрела на него, удивляясь легкости, с которой он расправился с двумя бандитами.
        - Ты часто дерешься? - спросила она.
        - Это было только один раз, - признался он. - Когда я учился в выпускном классе школы. Я заступился за мальчика из младших классов, над которым издевались старшеклассники. Когда-то надо мной тоже издевались в школе. Я брал уроки кунг-фу, карате и кикбоксинга. Того мальчика больше не обижали.
        - Ты стал героем, - произнесла она с благоговением.
        Он усмехнулся:
        - Не для всех. Директор школы хотел меня отчислить.
        - Ну, я считаю, что ты мой герой.
        - Рад помочь.
        - А ты не следил за мной?
        - Нет. Я просто не поверил, что ты не поедешь домой на метро.
        - Я должна была вызвать такси, как ты советовал. Я больше не стану рисковать. - Она вздрогнула.
        - Ты все еще в шоке, - произнес Джереми. - Сегодня тебе не надо оставаться одной, Элис. Твоя соседка дома? Она присмотрит за тобой?
        Когда Джереми подъехал к ее дому, Элис решила опять ему солгать. Она хотела остаться одна, чтобы избавиться от стресса.
        - Да. Фиона дома. Видишь? - Она указала на свет в окне в первой комнате. Это ее спальня.
        - Я провожу тебя до двери, - настаивал Джереми. Подойдя к двери, он крепко обнял Элис. - Я чуть не умер, когда увидел, что этот парень схватил тебя.
        Сердце Элис екнуло от избытка эмоций в голосе Джереми. Она ему по-настоящему небезразлична.
        - Мой герой, - пробормотала она и обняла его.
        - Я бы не стал заходить так далеко. Слушай, я не хочу оставлять тебя одну.
        - Все будет хорошо, правда, - успокоила она его.
        - Я позвоню тебе завтра.
        Она кивнула:
        - Звони. Но не слишком рано.
        - Ты не передумаешь к утру?
        - Нет, - ответила она, уже придумывая план действий. - Я не передумаю.
        Глава 16
        Джереми проснулся около девяти утра и удивился тому, как хорошо выспался. Возможно, так было потому, что Элис решила по крайней мере поговорить с ним. Он надеялся, что она хорошо спала ночью и соседка ее успокоила.
        Поднявшись, Джереми принял душ и побрился, а потом надел темно-синие джинсы и светло-голубую рубашку поло. Он босым прошагал на кухню, где взял мюсли и апельсиновый сок. После завтрака он отправился к себе в кабинет, где какое-то время отвечал на электронные письма. Алекс прислал ему несколько фотографий своего мальчика. Серджио хотел знать детали организации экскурсий на уик-энд в Нью-Йорке. Он сказал Серджио, что определенно приедет не один, вопреки всему надеясь, что Элис согласится поехать с ним.
        К полудню Джереми изнемогал от желания позвонить ей. Он уже протянул руку к телефону, когда тот зазвонил. Увидев, что ему звонит Элис, Джереми насторожился.
        - Привет, Элис, - сказал он. - Я собирался тебе звонить.
        - Хорошо, - холодно ответила она. - Ты не захочешь приехать ко мне сегодня вечером? Я приготовлю ужин. Я хочу поблагодарить тебя за вчерашнее. Фиона уехала в Париж со своим женихом на уик-энд, поэтому мы будем одни.
        На долю секунды Джереми опешил. Потом он понял, почему Элис говорит с ним таким безличным тоном. Она очень волновалась и пыталась это скрыть.
        - Я с удовольствием приеду, - сказал он. Это было преуменьшение года. Он хотел Элис с того момента, как впервые увидел ее. Он подавлял свое желание всю прошедшую неделю, потому что предполагал, что никогда ее не добьется. Но надежда слабо теплилась в его душе. - Когда мне приехать?
        - Семь вечера не слишком рано?
        - В самый раз. Мне привезти вино?
        - Не надо. Я сама позабочусь о вине. И не надо ни цветов, ни шоколада. Сегодня я тебя угощаю.
        - Не следует говорить мужчине о том, что не надо приносить конфеты и цветы.
        - Возможно, но я так хочу. Просто приходи сам.
        - Просто приходи сам, - повторил он. И принеси много презервативов…
        При мысли об этом он сразу возбудился.
        - Форма одежды обычная? - спросил он.
        - Да.
        - Я с нетерпением жду встречи с тобой. Ты хорошо спала ночью? Фиона заботилась о тебе?
        Элис промолчала. Джереми вздохнул, поняв, что Элис ночевала в доме одна.
        - Да, я была одна, но все в порядке, - сухо сказала она. - К счастью, мне не пришлось объяснять Фионе, что случилось. Нет смысла обсуждать это, верно? Ошибка есть ошибка.
        - Верно, - согласился Джереми, хотя сомневался, что события прошлой ночи никак не повлияли на Элис.
        - Я должна идти, Джереми, у меня много дел.
        - Я могу надеяться на кордон блю?
        Она рассмеялась. Ему понравился ее смех.
        - Надеяться ты можешь, но ты его не получишь. Я неплохо готовлю, но я не шеф-повар.
        - Я все равно с нетерпением жду ужина.
        Это было второе преуменьшение года.
        - До встречи! - радостно произнесла она и повесила трубку, оставив Джереми мучиться от волнения и предвкушения.
        В семь вечера он позвонил в дверь ее квартиры. Через минуту Элис появилась на пороге в белых брюках и милой блузке с цветочками, которую она надевала на прошлой неделе. Ее светлые волосы были распущены по плечам. Она слегка накрасила глаза и нанесла на губы помаду кораллового цвета. На ногах у нее были белые сандалии на плоской подошве, ногти на ее ногах были окрашены в ярко-красный цвет.
        - Где твоя машина? - спросила она.
        Джереми постарался не показать свое разочарование. Он предполагал, что Элис захочет заняться с ним любовью после того, что случилось прошлой ночью. Он надеялся, что его пожатие плечами выглядело беспечным.
        - Сегодня хорошая погода, - сказал он. - Я решил пройтись пешком.
        - Но сегодня обещают дождь.
        - Если понадобится, я одолжу твой зонтик.
        Она бросила на него хмурый взгляд:
        - Понятно. Входи. Давай свою куртку. В доме довольно жарко. Духовка работает несколько часов.
        Она повесила его куртку на вешалку у двери, а затем повела его по коридору в кухню, не слишком большую, но удобную. Белые шкафы, столешницы и барная стойка из черного гранита, два белых стула с основаниями из нержавеющей стали. Все приборы на кухне были из нержавеющей стали, в том числе духовка, из которой доносился аппетитный аромат жареной баранины.
        - Пахнет вкусно, - сказал он, усевшись на стул, и быстро оглядел кухню.
        - Бронуин однажды сказала мне, что мужчины больше всего любят жареное мясо. Честно говоря, сегодня я впервые готовила мясо в духовке.
        - Я уверен, оно отменное. А кто такая Бронуин?
        - Она была поваром в доме, в котором я выросла.
        - И где этот дом? - спросил он, хотя уже знал ответ.
        - В Дорсете, - резко произнесла она.
        - Ты шутишь? Дом моих родителей находится в Корнуолле. Мы почти соседи.
        - Не совсем. Между нами целое графство. Ты можешь открыть вино? - спросила она, поставив две бутылки красного вина на барную стойку и положив туда же открывалку для бутылок. - Пусть вино подышит, пока я накрываю на стол и привожу себя в порядок.
        - Ты прекрасно выглядишь, - сказал он, взял первую бутылку и посмотрел на этикетку. - Господи, Элис! Это очень дорогое вино. Ты отдала за него кучу денег, если покупала в местном магазине.
        - Мне не пришлось его покупать, - призналась она. - Недавно у Фионы была вечеринка по случаю дня ее рождения, и после вечеринки осталось вино. Его ей присылает ее отец. Фиона не любит красное вино, поэтому она отдала его мне. Она вряд ли понимает, насколько оно хорошее.
        - Но ты это понимаешь.
        - О, да. Мой отец научил меня разбираться в винах, особенно в красных. У него был чудесный подвал, полный лучших вин со всего мира. Вернее, так было, пока он не влез в долги и не был вынужден распродать вино. Это расстроило его так сильно, что он спустился в пустой подвал и застрелился.
        - Какой ужас, - сказал Джереми, пораженный тем, как спокойно она сообщила ему эту новость.
        - Сначала это был ужасный шок, - продолжала она, поставив на барную стойку два бокала. - Мне было всего десять лет. Но больший шок испытала моя старшая сестра, Мариголд, которая вскоре вышла замуж за негодяя. Он оказался одним из тех, от которых страдают женщины, которых я консультирую.
        Джереми не знал, что сказать. Откупорив бутылки, он разлил вино по бокалам. Элис сделала большой глоток вина.
        - Когда я сказала маме, что Руперт избивает Мариголд, она мне не поверила. Я продолжала говорить ей об этом, и она отправила меня в школу-интернат, которую оплатил Руперт. Он был очень богат. Он оплатил все долги нашего отца, а также обеспечил образ жизни, к которому привыкла наша мать.
        Джереми начинал понимать, в каких условиях формировался характер Элис. Неудивительно, что она не доверяет мужчинам.
        - Как ты можешь себе представить, я не горевала, когда Руперт разбился на мотоцикле в прошлом году. Он не стоил моих слез, - прибавила она, беря бокал.
        - У них остались дети? - спросил Джереми.
        Лицо Элис смягчилось.
        - Да, милый малыш по имени Дики. Скоро ему исполнится четыре года. Руперт его обожал. Он ненавидел только его мать. Хотя Мариголд считает, что он ее любил. - Элис раздраженно покачала головой. - Она понятия не имеет, что такое настоящая любовь.
        - А ты, Элис?
        - Я не знаю, что это такое.
        - Почему ты мне все это рассказала?
        Она долго смотрела на него в упор.
        - Потому, что я хочу, чтобы ты знал, почему я такая. Потому, что тебе предстоит нелегкая работа. Потому, что ты единственный человек, который мне действительно не пара.
        Джереми не имел ни малейшего понятия, куда она клонит.
        - Что ты имела в виду, говоря, что мне предстоит нелегкая работа?
        Она сделала еще один большой глоток вина.
        - Я не собиралась просить тебя в начале вечера. Я хотела, чтобы ты поел и выпил. И я собиралась немного напиться. Но я так нервничаю, что решила сказать обо всем сейчас.
        - О чем? - нетерпеливо спросил он.
        В ее глазах читался страх. Сделав глубокий вдох, она подняла подбородок и произнесла:
        - Я хочу, чтобы ты лишил меня девственности.
        Итак, она наконец сказала об этом.
        Он просто смотрел на нее. Ее красивые голубые глаза были широко раскрыты, ее тело напряглось от шока. Ее рука с бокалом замерла на полпути ко рту.
        Казалось, прошла вечность, прежде чем он поставил свой бокал на стол и ответил:
        - Нет, Элис. - Его голос был глубже обычного. - Я не верю в любовь и брак. Я не разбиваю сердца. И я не связываюсь с девственницами.
        - Но мне не нужна твоя любовь! - запротестовала она. - И я не хочу замуж, - настаивала она. - Мое сердце не будет разбито. Мне нужна твоя доброта. И твой опыт.
        - Мой… опыт, - явно опешив, повторил он. Возможно, он даже обиделся, а этого она хотела меньше всего.
        - Да. Я уже знаю о твоих навыках. До того, как я испортила тот вечер, мне было очень хорошо. Честно. Ты был великолепен. Я не могу думать ни о каком другом мужчине, кроме тебя.
        - Сколько тебе лет? - спросил он.
        - Двадцать пять.
        - Двадцать пять, - удивленно повторил он и покачал головой, словно не веря Элис. - Я понимаю, что ты избегала мужчин и секса после попытки изнасилования, но это случилось…
        - Пять лет назад, - прервала она его.
        - Это не оправдание, - прямо ответил он. - Ты говорила, что работала моделью. А что было с тобой в подростковом возрасте, когда играли гормоны? Или ты хочешь сказать, что тогда тебе никто не подходил? Я имею в виду, ты приезжала из школы домой на каникулы. Я, например, развлекался на каникулах вовсю. Я потерял девственность в четырнадцать.
        - Ну, молодец! - рявкнула Элис, переполняясь разочарованием. - Но не все похожи на тебя, Джереми. Для тебя секс развлечение и игра. Некоторые девушки считают, что секса без любви не бывает.
        - Ты не влюблена в меня? - спросил он, глядя на нее в ужасе.
        - Конечно нет.
        - Какое облегчение.
        Она язвительно на него посмотрела:
        - Я наконец повзрослела и поняла, что либидо не обязательно связано с любовью. Говоря твоими словами, Джереми, я хочу с тобой развлечься.
        - Это хорошо. С этим я справлюсь. Я не выдержал бы, если бы ты в меня влюбилась.
        - Скажи мне то, чего я еще не знаю, - бросила она ему, и ее сердце екнуло.
        - Ужин подгорает, - сказал он с усмешкой.
        - О боже! - воскликнула она, повернулась и открыла духовку. - О, картофель сильнее подрумянился по краям. Но я надеюсь, ты любишь хрустящий картофель, - прибавила она и вынула мясо с картофелем из духовки.
        - Я люблю хрустящий картофель, - заверил он ее.
        - Ну, хоть что-то ты любишь, - пробормотала она себе под нос.
        - Что ты сказала?
        - Ничего. Я предлагаю тебе пойти в столовую и зажечь свечи. Коробок спичек на столе. И возьми вино и бокалы. Я скоро приду. Я уже сделала подливку. Как ты относишься к подливке?
        - Я люблю подливку, - сказал он.
        Элис чуть не рассмеялась.
        ? ? ?
        Джереми был тронут тем, как долго Элис хлопотала на кухне. Элегантная обстановка напоминала ему, что Элис дочь графа.
        Даже в самых смелых мечтах он не представлял, что она окажется девственницей. Она была слишком красивой и сексуальной. И она так страстно целовалась. Но страх и недоверчивость привели к тому, что она осталась девственницей в двадцать пять лет.
        Наполнив бокалы вином, он сел и начал размышлять. Очевидно, она собиралась переспать с ним в прошлую субботу, но в последнюю секунду пошла на попятную. Он помнил, что случилось вскоре после того, как он отнес ее в спальню. Он подозревал, что тот негодяй действовал с ней подобным образом.
        Он решил, что с ней следует использовать другую тактику.
        Когда Элис вошла в комнату, неся ужин и выглядя самодовольной, до Джереми дошло, что ей нравится контролировать ситуацию. И тут ему в голову пришла идея.
        Глава 17
        - Мне надо попробовать приготовить мясо как-нибудь еще, - сказала Элис после того, как они быстро съели ужин. - Я волновалась, что все испорчу.
        Положив нож и перевернутую вилку в середину тарелки, она посмотрела на Джереми. Она нервничала.
        - Я ничего не испортила, Джереми? - спросила она.
        За ужином они разговаривали только о еде, вине и дожде за окном.
        Он тепло ей улыбнулся, и у нее екнуло сердце.
        - Ничего, - сказал он. - Я просто был поражен минуту или две.
        - Ты понимаешь, почему я до сих пор девственница? Ты больше не возражаешь?
        Его улыбка стала грустной.
        - Конечно, я возражаю. Это идет вразрез с моими принципами не связываться с девственницами. Но из каждого правила есть исключение. И ты, милая Элис, несомненно, исключение.
        - Ой. - Он был таким милым. Она знала, что поступает правильно. Жаль только, что у нее дрожат руки.
        - Я подумал и решил, что я не буду сегодня заниматься с тобой любовью, - произнес он.
        Она одновременно испугалась и испытала разочарование.
        - Я хочу, чтобы ты занялась со мной любовью, - прибавил он, и его глаза чувственно заблестели.
        Элис была то ли в шоке, то ли почувствовала облегчение.
        - Но я не могу! - выпалила она. - Я имею в виду, я не знаю, что делать!
        - Перестань, Элис. Ты образованная девушка, - сказал он и отпил вино. - Ты прочла много книг и посмотрела кучу фильмов. Кроме того, ты весьма страстная натура. У тебя получится.
        Элис затаила дыхание.
        - О боже…
        - Молиться не надо. Просто делай то, что тебе хочется. - Он поставил бокал на стол и встал, протянув Элис руку. Она поднялась, слегка пошатываясь, и взяла его за руку.
        - Перед тем, как сделать это, Элис, - сказал он, в его красивых глазах читалась нежность, - я хочу, чтобы ты знала, как я тобой восхищаюсь. Я хочу тебя с того момента, как впервые тебя увидел.
        Его романтические признания одновременно взволновали и успокоили ее. Она вдруг почувствовала себя самой желанной женщиной в мире. И она ощутила себя в полной безопасности.
        Его взгляд внезапно стал страстным.
        - Веди меня в спальню, Элис, и делай со мной все, что ты хочешь. Но будь со мной нежной.
        Элис, не сдержавшись, рассмеялась, и почувствовала, что расслабляется. Но ее желание усилилось. Она не могла дождаться момента, когда сможет прикоснуться к Джереми.
        Пока Элис вела его по коридору в свою стильно меблированную спальню с широкой кроватью, Джереми пожалел, что так сильно возбужден. Он боялся напугать Элис.
        - Вы хотите, чтобы я раздел вас, госпожа? - спросил он дразнящим тоном, когда они остановились у постели с пуховым одеялом, имеющим нежный цветочный рисунок, и горой декоративных подушек. - Или ты предпочла бы, чтобы я разделся первым?
        Она округлила глаза.
        - Я в твоем распоряжении, - прибавил он, жадно ожидая ее реакции. Она долго и пристально смотрела на него, потом глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Ее подбородок слегка приподнялся.
        - Неплохая идея, - спокойно произнесла она и бросила несколько лишних подушек в антикварное кресло в углу комнаты. - Как только ты разденешься, ложись на кровать.
        Элис присела на край кровати, пока Джереми медленно раздевался. Она не сводила с него глаз. Ее большие голубые глаза округлились, когда он наконец стянул с себя трусы и встал перед ней во всей своей красе. Он жаждал, чтобы она прикоснулась к нему и поцеловала его. Но Элис не двигалась, а он не осмеливался сделать первый шаг.
        Элис поднялась. Она не верила в то, что происходит. Казалось, Джереми нравилось то, что они делали.
        Она неторопливо разделась под его пристальным взглядом.
        - Ты красавица, Элис, - сказал он невероятно чувственным голосом.
        Ужасно волнуясь, она легла на кровать рядом с Джереми. Она старалась не обращать внимания на его эрекцию, но это было трудно сделать.
        - Я должна тебя поцеловать? - спросила она, легко коснувшись пальцами его груди.
        - Ты должна делать все, что ты хочешь, Элис.
        Но когда она сделала то, что хотела сделать весь день, его бедра дрогнули, и он обхватил руками ее голову.
        - Черт побери, Элис, - запротестовал он, когда она посмотрела на него. Ее лицо раскраснелось.
        - Я что-то сделала неправильно? - затаив дыхание, спросила она.
        - Едва ли. Я просто не был готов к этому. Я имею в виду… Я так возбужден. Я пытался расслабиться, но твой стриптиз меня доконал.
        Элис озорно улыбнулась.
        Джереми с трудом сдерживался, когда Элис поцеловала его в губы. Не задумываясь, он крепко обнял ее обнаженное тело.
        Как только она уселась на него верхом, он облегченно вздохнул. Но когда она открыла прикроватную тумбочку, извлекая оттуда коробку презервативов, до Джереми дошло, как старательно она готовилась к сегодняшнему вечеру.
        - У меня не получается, - пожаловалась она, когда ей не удалось надеть ему презерватив. Джереми помог ей. - А что мне делать дальше?
        - Встань на колени, - сказал он ей, - а потом осторожно опустись на меня.
        Она сделала, как он сказал, пристально глядя в его лицо. Она ахнула то ли от боли, то ли от удовольствия, он не знал. Джереми чувствовал себя фантастически хорошо.
        - С тобой все в порядке? - спросил он и стиснул зубы, стараясь контролировать свою реакцию.
        - Да, - несколько неуверенно ответила она. - Хорошо. Очень хорошо. Фантастически хорошо.
        Элис начала покачиваться взад и вперед, а затем стала двигаться вверх-вниз. Джереми простонал, в его жилах бурлила кровь. Он был на грани. К счастью, она первой достигла оргазма. Запрокинув голову, она разомкнула губы и закричала. Джереми впервые в жизни испытал такое сильное физическое удовлетворение, что испугался.
        Он почти запаниковал, боясь привязаться к Элис.
        Элис лежала на груди Джереми, в его объятиях, и пыталась осознать то, что произошло. Она всегда подозревала, что получит удовольствие от секса, если доверится опытному человеку. И теперь, испытав истинное наслаждение, она хотела испытать его снова. С Джереми. Он был единственным мужчиной, кого она хотела.
        - Как ты себя чувствуешь? - пробормотал он у ее волос.
        - Хорошо.
        - Завтра тебе может быть немного больно.
        Она подняла голову и улыбнулась ему.
        - Откуда ты знаешь? Ты же никогда не спал с девственницами.
        Он прищурился.
        - У меня было много подружек. А женщины любят поболтать. Ты удивишься, как много я знаю о противоположном поле.
        - Меня это не удивляет. - Она опустила голову ему на грудь.
        - Это не похоже на комплимент.
        - Но это не критика. Просто факт.
        - Итак, что дальше, Элис? - спросил он.
        Она снова подняла голову.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я искренне надеюсь, что ты не скажешь мне, что моя работа окончена и теперь я могу уходить.
        - А чего ты хочешь?
        - Я хочу, чтобы ты стала моей девушкой.
        Элис сглотнула. Они зашли на опасную территорию.
        - Надолго?
        - Кто знает? Пока наша страсть не утихнет. Я хочу спать с тобой. Я хочу выходить с тобой на люди. Я желаю научить тебя получать удовольствие. По-моему, тебе это необходимо. Но я буду честен. По своему опыту скажу, что когда страсть утихает, наступает привязанность.
        - Понятно. Ну, я не знала об этом. Я никогда еще не испытывала страсть. И как часто ты хочешь выводить меня в люди?
        - Каждый уик-энд. И возможно, один раз на неделе. Я предпочел бы видеться с тобой как можно чаще. В следующий раз именно я буду заниматься с тобой любовью, Элис.
        При мысли об этом у нее пересохло во рту. Она не могла дождаться их следующей встречи. Но женская интуиция предупреждала ее, что она рискует. Она подозревала, что если в следующий раз близость будет такой же изумительной, как и в первый раз, то не пройдет много времени, прежде чем она влюбится в Джереми. Но она не хотела этого. Это было бы верхом глупости. По правде говоря, она должна расстаться с ним прямо здесь и сейчас. Но она не могла этого сделать. Поэтому она поклялась контролировать свои чувства.
        - А мне обязательно становиться твоей подружкой, Джереми? Мы не можем быть просто друзьями и любовниками? Ни один из нас не хочет брака и обязательств, поэтому, я думаю, нам лучше не притворяться.
        Его хмурый взгляд показал неудовольствие от ее предложения.
        - Я бы не хотел, чтобы ты была с кем-то еще, пока ты встречаешься со мной, - сказал он.
        Она старалась не показывать волнение.
        - У меня такое же условие.
        - Хорошо. Когда мы снова увидимся? Завтра вечером?
        Как бы Элис ни хотела поскорее встретиться с Джереми, она боялась, что слишком скорая встреча с ним лишит ее хладнокровия. К счастью, у нее были законные основания отсрочить их встречу.
        - Извини, но я не смогу. Ты сказал, что я могу испытывать легкую боль. Кроме того, у меня вот-вот должны начаться месячные.
        Джереми вздохнул:
        - Понятно. Когда ты сможешь?
        - В четверг.
        - Черт побери. В четверг я еду в Париж. Я пытаюсь открыть там филиал, но женщина, которую я хотел поставить его директором, перешла на другую работу. Мне надо провести собеседование с несколькими кандидатами.
        - Ты говоришь по-французски?
        - Довольно неплохо.
        Элис опустила голову.
        - У меня нет таланта к изучению языков.
        - Ты поедешь со мной в Нью-Йорк в следующий уик-энд? - спросил он, нежно гладя ее по спине.
        Она вздохнула радостно и покорно:
        - Да, конечно. Я очень хочу туда поехать.
        - Я тоже. Слушай, дождь прекратился. Я думаю, мне лучше уходить.
        Она резко села и отвела от лица спутанные волосы обеими руками.
        - Но почему? Ты не пробовал десерт. Я испекла персиковый пирог.
        Он рассмеялся:
        - Если я останусь, то моим десертом будешь ты. Не смотри на меня так. Я сделал свою работу, как ты просила. Мне пора уходить.
        Ей стало совестно.
        - Я не хотела показаться грубой. Я хотела быть прагматичной. Я думала, что тебе понравится мой подход. Я знала, что ты не захочешь связываться с конфетами и цветами.
        - От цветов отказалась именно ты, - заметил он. - Я не против легкой романтики.
        - Извини. Я немного облажалась.
        - А сейчас?
        «Я могу снова облажаться, если влюблюсь в тебя».
        - Отныне я буду нормальной девушкой, - произнесла она.
        Он прищурил голубые глаза.
        - В каком смысле нормальной? Ты же не захочешь выходить замуж, не так ли?
        - Не в ближайшем будущем, - сказала она. - И не за тебя, Джереми.
        - Хорошо. Теперь я пойду. Я позвоню тебе завтра. Если мы не сможем заниматься сексом, то будем разговаривать.
        Она оставалась голой, пока он одевался, и бесстыдно на него глазела. У него было великолепное тело: широкие плечи, плоский живот, узкие бедра, гладкая кожа.
        Одевшись, он наклонился и поцеловал ее.
        - До завтра, - подняв голову, сказал он.
        - Джереми?
        - Да?
        - Спасибо.
        Он как-то странно ей улыбнулся:
        - Это было для меня удовольствием.
        Элис задалась вопросом, что он имел в виду. И почему он так ей улыбнулся? В конце концов она решила, что не хочет ничего анализировать. Она воспользуется шансом быть с Джереми и ни о чем не станет сожалеть. Ей будет тяжело, когда они расстанутся, но она выживет.
        Глава 18
        Элис не верилось, что через несколько минут она приземлится в Нью-Йорке с Джереми. От предвкушения у нее засосало под ложечкой. Она не знала, что волновало ее сильнее: проход по красной ковровой дорожке на премьеру «Ангел в Нью-Йорке» или ночь с Джереми в номере для новобрачных в пятизвездочном отеле.
        Выждав неделю после их первой близости, Джереми добился того, что желание Элис достигло апогея. Он часто звонил ей по телефону, и она уже понимала, что глупо отрицать очевидное. Она начинала к нему привязываться.
        Однако она не желала думать об этом прямо сейчас. Повернув голову, она улыбнулась ему.
        Выглядел он великолепно. Темно-серый костюм, серо-белая рубашка в полоску и ярко-золотистый галстук. Довольно смелый наряд, но Элис он понравился.
        «Может быть, нам не придется ждать до вечера, - вдруг подумала она, и ее сердце замерло от этой мысли. - Сейчас обеденное время. До вечера можно заниматься любовью».
        - О чем ты думаешь? - внезапно спросил Джереми.
        - Что? О пустяках. Я думаю, как мне сегодня уложить волосы.
        - Лгунья, - упрекнул он, посмеиваясь. - Ты думала о сексе, да?
        Душа Элис ушла в пятки, возможно, потому, что он использовал слово «секс», а не «любовь». Их держит вместе только секс.
        Она сдержала вздох и заставила себя улыбнуться.
        - Ну, конечно, я думала о сексе, - сказала она. - Познав радости плотского удовольствия, я заинтересована получить дополнительные навыки под твоим руководством.
        По какой-то причине его глаза потемнели от раздражения.
        - В самом деле? - насмешливо спросил он. - Ну, я не хотел бы тебя разочаровать. Я никогда не стремился к роли сексуального наставника. Это будет в первый раз.
        Элис нахмурилась, его резкий тон сразу же убил ее желание.
        Джереми упрекнул себя, как только увидел, как помрачнела Элис. Он резко ответил ей потому, что его пугали собственные запутанные чувства. Но ведь она просто хочет больше секса. Он должен дать ей то, что она желает.
        Наклонившись, он поцеловал ее в щеку.
        - Я сделаю это с удовольствием, красавица, - произнес он тихим и хрипловатым голосом. - Если ты хочешь, мы будем заниматься любовью весь день. - Он поднял голову и улыбнулся Элис, глядя на нее сверху вниз. - Я тоже этого хочу. Прошедшая неделя без тебя была пыткой.
        - Я тоже по тебе скучала, - сказала Элис, его сладкие слова воодушевили ее.
        Пройдя таможню, они наконец вышли в терминал, где их ждал Серджио. Джереми подошел к нему, и мужчины крепко обнялись. Серджио посмотрел на Элис через плечо Джереми, подняв бровь.
        - Как я по тебе соскучился! - пробасил Серджио.
        - Ты опять стал настоящим итальянцем! - ответил Джереми.
        Серджио рассмеялся:
        - Но ведь я же итальянец.
        - Пока ты жил в Лондоне, все принимали тебя за британца.
        - Нет. Это ты у нас истинный британец. У тебя шикарный костюм, как я погляжу. Но я заметил кое-что еще. - Он взглянул на Элис.
        Джереми повернулся к Элис, выглядя глуповатым.
        - Прости, Элис. Я не нарочно о тебе забыл.
        - Все нормально, Джереми, - сказала она с теплой улыбкой. Ей было приятно видеть двух друзей вместе. - Вы Серджио? - спросила она, шагая вперед и протягивая руку. - Я много слышала о вас и вашей совместной учебе в Оксфорде.
        Серджио не стал пожимать ее руку, а просто обнял Элис.
        - А я слышал о вас мало, - ответил он. - Но я под впечатлением, Джереми. Элис именно та леди, которая будет тебе идеальной парой.
        Джереми застонал:
        - Осторожнее, Элис. Мы и глазом моргнуть не успеем, как он нас поженит. Серджио был закоренелым холостяком, как и я, но после того, как ему исполнилось тридцать пять лет, он совершенно испортился.
        - Я не думаю, что Белла считает меня испорченным, - ответил Серджио. - Кроме того, ты знал, что я собираюсь жениться, как только я вернусь в Италию. Я говорил тебе, что мои дни членства в «Клубе холостяков» сочтены.
        - Что за «Клуб холостяков»? - спросила Элис.
        Серджио бросил на Джереми укоризненный взгляд:
        - Ты не сказал ей о «Клубе холостяков»?
        Джереми пожал плечами:
        - Я не думал, что это необходимо. После того как ты и Алекс уехали, наш маленький клуб перестал существовать.
        - Но ты по-прежнему его член? - спросил Серджио, бросив на Элис долгий взгляд.
        - Да, несмотря на мои тридцать пять.
        - А при чем здесь число тридцать пять? - Элис стало любопытно.
        - Мы поклялись оставаться холостяками до этого возраста, - сообщил ей Джереми. - Мы возьмем такси, Серджио. Элис устала после перелета, и ей надо отдохнуть.
        Элис резко глотнула воздух. Джереми был неисправимым лгуном.
        Поездка из аэропорта в город была медленной и утомительной. На дорогах Нью-Йорка было такое же плотное движение, что и в Лондоне. Слава богу, нью-йоркские таксисты были такими же болтливыми, как и лондонские.
        Наконец они прибыли в свой отель. Портье позаботились об их багаже. Пока Джереми разговаривал с регистратором отеля, Серджио оставался с Элис.
        - Как давно вы знакомы с Джереми? - спросил он сразу.
        Элис ответила через секунду:
        - Почти три недели, - заметила она, удивленная тем, что это произошло так недавно. Ей казалось, что она знает Джереми гораздо дольше.
        - Как вы познакомились? - последовал очередной вопрос.
        Она рассказала ему о благотворительном аукционе, о своем фонде по сбору средств и работе консультантом-психологом.
        - Джереми хороший человек, - сказал Серджио. - Но он настрадался из-за своих родственников.
        - Да, я знаю, - тихо ответила она. - Но ни слова больше. Он идет к нам.
        - Да. Я рад, что познакомился с вами, Элис. И что у меня был шанс поговорить с вами. Сегодня вечером я буду очень занят, поэтому мы вряд ли сможем с вами пообщаться. А теперь я должен идти. - Когда к ним подошел Джереми, он прибавил: - Я нанял для вас лимузин. Он заберет вас из отеля в семь вечера.
        - Очень по-голливудски, - посмеиваясь, сказал Джереми.
        - Так положено. СМИ могут как раскрутить, так и погубить фильм.
        - Фильм хороший? - спросил Джереми.
        - Я его еще не видел. Но Чарли говорит, что фильм классный.
        - Он агент Беллы, ему нельзя верить.
        - Не говори так. Я уже достаточно взвинчен. Я постоянно успокаиваю Беллу. Теперь я должен идти. Увидимся вечером. Ваши места рядом с нашими, но мы должны приехать туда раньше вас. Нас будут фотографировать и брать у нас интервью. Пока!
        - Они и нас будут фотографировать? - Элис немного встревожилась.
        - Возможно. Почему ты хмуришься? Ты будешь прекрасно выглядеть. Как всегда.
        - Я бы купила новое платье.
        - Ерунда. Твое черное платье великолепно. И оно дорогое.
        - Это было платье Фионы. Она подарила его мне.
        - Какая разница? Оно тебе идет.
        - Я буду бледной на фоне Беллы.
        - Ты затмишь ее в моих глазах.
        - Ой. - Сердце Элис екнуло. - Ты говоришь так красиво.
        - Это ты меня облагораживаешь, - язвительно сказал он и усмехнулся. - Пошли в наш номер.
        И вот они в сказочном номере люксе для новобрачных.
        - Ты наверняка заплатил за него небольшое состояние, - сказала Элис, проходя по огромной гостиной, заглядывая в роскошную ванную комнату с угловой гидромассажной ванной и душевой кабиной на троих.
        - Я заплатил за него деньги, которые не стал тратить на твое новое платье, а также на бриллиантовое колье. Хотя насчет колье я солгал.
        Глаза Элис почти вылезли из орбит, когда он протянул ей черный бархатный футляр.
        - Ты шутишь, - произнесла она, открыла футляр и увидела очень изысканное бриллиантовое колье с тремя рядами бриллиантов, чей блеск отразился в ее глазах. - Неужели бриллианты настоящие? - Она с благоговением вынула колье из футляра.
        - Настоящие, - сухо ответил он.
        - Ты не должен делать мне дорогие подарки, Джереми, - упрекнула она его.
        - Почему нет?
        - Я твой друг, а не любовница, - сказала она.
        - Разве нельзя делать подарки друзьям?
        - Не такие дорогие. И, если ты скажешь, что можешь себе позволить такие подарки, я тебе врежу. Когда ты это купил? В Париже?
        - Нет. Я был слишком занят в Париже, чтобы ходить по магазинам.
        - Только не говори мне, что его купила Мэдж.
        - Нет, - сказал он со смехом. - Она сразу решила бы, что мы поженимся, как решил Серджио. У меня много связей, Элис. Я купил колье через знакомого ювелира.
        - Оно мне нравится.
        - Я хотел купить подходящие серьги, но потом подумал, что колье достаточно. Избыток блеска будет отвлекать внимание от твоего стильного вида. И твоей красоты.
        Ее глаза защипало от слез, и Джереми испугался.
        - Ты же не собираешься плакать?
        - Прости. - Она быстро сморгнула слезы. - Мне давным-давно не дарили такой красоты. Спасибо, Джереми. - Подойдя, она поцеловала его в губы.
        - Ты можешь поблагодарить меня получше.
        Она притворилась озадаченной:
        - Что ты предлагаешь?
        - Сначала душ, а потом ты покажешь мне свою благодарность.
        Элис лежала на кровати, разведя ноги. Она зажмурилась, когда Джереми начал делать то, о чем она прежде могла только фантазировать.
        - Открой глаза, Элис, - хрипло приказал он, и она подчинилась. - Не закрывай их.
        Она простонала от разочарования. Он снова опустил голову и стал ее ласкать. Она вертела головой из стороны в сторону, прерывисто дыша и хватаясь руками за простыни. Мощная развязка заставила ее почувствовать себя опустошенной. Она думала, что на этот раз Джереми остановится, но он продолжал целовать и ласкать ее, снова доводя до исступления.
        - Джереми, хватит, - взмолилась она.
        Он приподнялся и поцеловал ее в губы. Она не предполагала, что ей будут так нравиться его откровенные поцелуи. Она простонала, когда он стал покрывать поцелуями ее грудь и напряженные соски. Развернув к себе спиной, он начал целовать ее спину и ложбинку между ягодицами.
        Надев презерватив, он поставил ее на четвереньки и осторожно вошел в нее сзади. Она вздохнула, почувствовав изысканное удовольствие. Он начал двигаться, и она вскрикнула, побуждая его продолжать. Его руки обхватили ее возбужденную грудь, когда Элис накрыло волной сильнейшего оргазма. Содрогнувшись, она рухнула на кровать. Джереми опустился на нее. Какое-то время они лежали, тяжело дыша, а потом в комнате наступила тишина.
        Элис уснула. Джереми медленно отстранился от нее и направился в ванную комнату.
        Глава 19
        Джереми решил, что фильм удался, хотя он еще не начал приносить прибыль. Прекрасный сюжет, отличная музыка. Белла спела в фильме большинство песен, и она была невероятно хороша. Джереми слышал, как она поет, только один раз. Это было на королевском гала-концерте в Лондоне, но в этом фильме она превзошла себя. Он понимал, что не зря вложил деньги в этот фильм.
        Зрители встали и зааплодировали. Джереми повернулся к Элис и увидел, что в ее глазах стоят слезы. Женщины! Они такие эмоциональные существа. Но, по правде говоря, фильм тоже тронул его до глубины души.
        - Белла восхитительна, - сказала она, когда они медленно шли по проходу. - И этот театр удивительный!
        Премьера состоялась в парижском театре - в последнем зрительном зале Нью-Йорка, где проходили независимые постановки.
        Джереми постучал кончиком пальца по плечу Беллы. Она и Серджио шли прямо перед ними.
        - Элис говорит, что ты восхитительна, - сказал он ей. - И ты. И фильм.
        Белла остановилась и повернулась, по-доброму улыбаясь.
        - Спасибо, Джереми, дорогой. И вам тоже, Элис. У нас еще не было возможности поболтать, но Серджио сказал, будто вы именно то, что доктор прописал бы для Джереми.
        Джереми закатил глаза:
        - Хватит сватовства, Серджио! Мы с Элис просто хорошие друзья. Давайте не будем это обсуждать.
        Белла бросила на него понимающий взгляд:
        - Как скажешь. Вы придете на вечеринку?
        - Мы ни за что ее не пропустим.
        Вечеринка проходила в нью-йоркской квартире Беллы и Серджио. Это было прекрасное место, просторное и со вкусом оформленное. И оно находилось в двух шагах от Бродвея. Элис выросла среди богачей и знала об их причудах, но она немного опешила от выходок агентов Беллы, Чарли и Джоша. Через несколько минут после знакомства они попытались заключить с Элис контракт на съемки в фильме, заявляя, будто она одновременно похожа на Грейс Келли и Одри Хепбёрн. Когда она сообщила им, что она не начинающая актриса, а психолог, работающий с жертвами домашнего насилия, они и глазом не моргнули и ответили, будто такой жизненный опыт даст ей возможность лучше вживаться в роли. Джереми в это время разговаривал с Серджио. Элис вздохнула с облегчением, когда Белла пришла ей на помощь.
        - К сожалению, мои дорогие, - сказала она своим нетерпеливым агентам, - я забираю от вас Элис. Нам надо посплетничать. - Она провела ее подальше от гостиной в соседнюю спальню и закрыла дверь.
        - Они бывают надоедливыми, - произнесла Белла.
        - Они хотели как лучше.
        Белла рассмеялась:
        - Они оба алчные и расчетливые. Им нельзя доверять. Но я не осуждаю их за то, что они привязались к тебе. Ты так прекрасна. Ты как глоток свежего воздуха после всех этих притворщиков, которых полно в киноиндустрии.
        - Ну, ты на них не похожа, - сказала Элис, думая о том, как изысканно выглядит Белла в белом шифоновом платье с обнаженным плечом.
        Она усмехнулась:
        - Я неплохо выгляжу, но я надеюсь, что меня запомнят благодаря моему голосу. Но хватит об этом. Я хотела поговорить с тобой о Джереми и этом дурацком «Клубе холостяков». Серджио сказал, что ты ничего о нем не знала.
        - Нет. А надо было? Я уже знаю, что Джереми убежденный холостяк.
        Белла нахмурилась:
        - И тебя это не смущает? - По-видимому, выражение лица Элис было не слишком радостным. - По-моему, смущает. Ты его любишь, да?
        - Как… Почему ты так решила?
        Белла пожала плечами:
        - Большинство женщин влюбляются в Джереми. К счастью, когда я познакомилась с ним, я уже влюбилась в Серджио. В противном случае, я стала бы жертвой его злого очарования.
        Элис вздохнула:
        - Он умеет быть очаровательным.
        - Но он не женится на тебе, Элис. Не обманывай себя, думая, что он женится.
        - Я не строю иллюзий. Не волнуйся. Хотя иногда надеюсь. Расскажи мне о «Клубе холостяков».
        - Ну, этот дурацкий клуб они организовали втроем, пока учились в Оксфорде. Там была куча нелепых правил. Прежде всего, они поклялись стать миллиардерами до тридцати пяти лет и не вступать в брак до этого возраста. Они делали деньги и развлекались с женщинами. В тридцать пять, достигнув своей финансовой цели, Серджио и Алекс решили, что глупо отказываться от радости настоящей любви. Серджио познакомился со мной, а Алекс встретил Харриет. Но Джереми, кажется, не способен открыть сердце женщине. Серджио считает, что Джереми боится влюбиться. Ты знаешь о его семье и разводах?
        - Да.
        - Ну, это, очевидно, стало причиной его образа жизни плейбоя. Может быть, в один прекрасный день, он поймет, что мы не запрограммированы повторять плохую судьбу своих родителей. Но я боюсь, что пока это произойдет, ты сильно настрадаешься.
        Ее слова тронули Элис. Так же как и ее любезное беспокойство.
        Элис взяла Беллу за руки.
        - Все в порядке, Белла, - сказала она. - Я справлюсь.
        Белла покачала головой:
        - Значит, ты намного сильнее меня. Я не знаю, что бы я сделала, если бы Серджио не любил меня.
        - Возможно, Джереми заботится обо мне больше, чем хочет это признать, - произнесла Элис с внезапным приливом оптимизма. - Он купил мне колье. И он предложил купить дом. Ну, не для меня лично. Это для пострадавших женщин.
        Белла округлила глаза:
        - Он сделал это для тебя?
        - Да.
        - Я должна сказать об этом Серджио. Я уверена, что он ничего не знает. Может быть, Джереми уже меняется. Знаешь, любовь меняет людей. А теперь нам лучше вернуться, пока за нами не отправили поисковую группу.
        - А куда вы с Беллой уходили? - спросил Джереми, когда они ехали в такси в отель. Было очень поздно.
        - О, у нее были проблемы с застежкой-молнией на платье, - тут же придумала Элис.
        Джереми кивнул:
        - Она беременна.
        Элис резко повернулась к нему лицом:
        - Правда?
        - Да. Четыре с половиной месяца. Она не сказала тебе?
        - Нет. Я же не родственница и не близкая подруга. Но это здорово. Она должна быть очень счастлива.
        - Серджио в восторге. УЗИ показало, что родится мальчик.
        - По-моему, Серджио не важен пол ребенка. Самое главное, чтобы малыш был здоровым.
        - Верно. О таком друге можно только мечтать. - Джереми вздохнул. - Жаль, что он живет в Италии. Кстати, он пригласил нас на свою виллу на озере Комо на уик-энд. Ты хотела бы поехать?
        - С удовольствием, - сказала она, и ее сердце радостно екнуло.
        - Хорошо. Мы поедем туда в июле. На озере Комо лучше всего в середине лета.
        До июля оставалось два месяца. Это означало, что Джереми не собирался с ней расставаться до этого времени. Может быть, в один прекрасный день он признается, что влюбился в нее, и попросит ее выйти за него замуж.
        Лежа в его объятиях ночью, Элис продолжала лелеять романтические мечты. Происходило нечто поразительное. Тот факт, что она так доверяла Джереми, чтобы мечтать о семейном счастье с ним, был по-настоящему удивительным.
        Засыпая, она вспомнила о том, что сказала ей Белла. О том, как однажды Джереми причинит ей боль.
        Глава 20
        - Мне не верится, что ты до сих пор с Джереми, - сказала Фиона за завтраком в понедельник утром. - Я имею в виду, вы вместе уже месяц, да?
        - Шесть недель, - произнесла Элис. Наступил июнь. В Лондоне стало жарко, в город приехало много туристов.
        Фиона покачала головой:
        - Удивительно. Это на него не похоже. И на тебя тоже, дорогая. Конечно, он неотразим. Даже я не могу это отрицать. Но постарайся не слишком им увлекаться. И не думай, что он женится на тебе, потому что он не женится. Кстати, на этой неделе я буду рассылать приглашения на свадьбу. Мне приглашать тебя одну или с Джереми? В конце концов, вы с ним можете расстаться до конца августа.
        Элис подозревала, что Фиона немного завидует ее отношениям с Джереми и с нетерпением ждет их расставания. Жених Фионы был не так красив, как Джереми. По правде говоря, Алистер был настоящим снобом, как и его родители. Элис не завидовала Фионе.
        - Укажи, что приглашаешь меня и моего парня, - ответила Элис. - О, Фиона, я скоро перееду.
        - К Джереми?
        - Нет. - Хотя Элис практически жила у него, проводя там каждый уик-энд и несколько ночей в неделю. - Я накопила денег и вчера приглядела себе квартиру.
        - В самом деле? Где?
        - В Челси.
        - Челси! Ты можешь позволить себе квартиру в Челси?
        - Да. В ней только одна спальня, но квартира расположена на первом этаже, у дома есть красивый маленький двор. - Она не стала уточнять, что банк отца Джереми выдал ей ипотеку под наименьший процент. Фиона приуныла.
        - А я собиралась сдать тебе эту квартиру после того, как я выйду замуж, - резко сказала Фиона. - Я бы не брала с тебя большую арендную плату. И ты могла бы привести соседку, чтобы вы платили пополам.
        - Мне очень жаль, Фиона. Я благодарна за все, что ты сделала для меня, но мне пора жить отдельно.
        Фиона вздохнула:
        - Я буду скучать по тебе, дорогая.
        Но не слишком долго, решила Элис. Они не были близкими подругами, иначе Фиона попросила бы ее стать подружкой невесты.
        Телефонный звонок прервал этот раздражающий разговор. Элис решила, что звонит Джереми. Они постоянно перезванивались.
        Но это была ее мать.
        - Привет, мама, - сказала удивленная Элис, вставая и направляясь в спальню. Она не виделась и не разговаривала с матерью с прошлого Рождества. Их отношения были по-прежнему напряженными, несмотря на смерть мужа Мариголд. Элис по традиции приезжала домой на Рождество. Кроме того, она хотела видеть своего племянника. На сестру она давно махнула рукой. Мариголд продолжала убиваться по своему мужу.
        - Что случилось? - с тревогой спросила Элис. - Что-нибудь с Дики?
        Ее мать вздохнула:
        - С Дики все хорошо. Твоя сестра сыграла помолвку и хочет, чтобы ты познакомилась с ее женихом. В эту субботу у нас состоится небольшой семейный праздник. Это не вечеринка. Джарод не хочет вечеринку. Просто ужин и торт. Ты приедешь? - спросила она.
        Элис потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями и обрести дар речи.
        - Кто такой Джарод? - произнесла Элис. - Где Мариголд с ним познакомилась?
        - Он садовник.
        Элис не могла поверить в то, что слышит. Сначала Мариголд вышла замуж за жестокого миллиардера. Теперь она позволила соблазнить себя потенциальному охотнику за деньгами.
        - Не спеши с выводами, Элис. У тебя есть такая привычка. Джарод не охотится за ее деньгами. Он действительно любит ее. И она его любит.
        Это еще надо выяснить, сердито подумала Элис.
        - Так ты приедешь? - неуверенно спросила ее мать.
        - Непременно, - резко ответила Элис.
        - Отлично. Увидимся в субботу. Сообщи, на каком поезде ты приедешь, и тебя встретят.
        Элис колебалась мгновение, а затем сказала:
        - Я приеду на машине.
        - Ты купила машину?
        - Нет. Машина у моего парня.
        - Наконец-то! - воскликнула ее мать. - Ах, Элис, я так рада. Кто он?
        - Его зовут Джереми Баркер-Уиттл.
        - Тот самый Баркер-Уиттл из династии банкиров?
        - Его семья занималась банками, но Джереми работает в издательском бизнесе.
        - Издатель. Как здорово! Я люблю книги.
        - Тогда вам будет о чем поговорить. Я могу привезти его с собой?
        - Конечно. Я поселю вас обоих в голубой комнате.
        - Да? А если я попрошу отдельные спальни?
        - Неужели?
        - Нет.
        - Хорошо. Это радует меня еще больше.
        Элис покачала головой. Она никогда не понимала свою мать.
        - Увидимся в субботу, - сказала она и повесила трубку, радуясь тому, что ей не придется пересказывать этот разговор Фионе. Она позвонила Джереми.
        - У меня ужасающая новость, - произнесла она.
        - Ты беременна.
        - Не смешно. Конечно нет. Я пью противозачаточные таблетки, а ты используешь презервативы.
        - И что же это за ужасающая новость? - сказал он, посмеиваясь.
        - Мариголд выходит замуж. Не за кого-нибудь, а за садовника.
        - Элис, ты стала снобом?
        - Я не сноб. Но я просто знаю, что он охотится за ее деньгами.
        - Ага. Старое недоверие к мужчинам вновь поднимает свою уродливую голову.
        - Ее муж умер только год назад! - возразила она.
        - Она его не любила, - заметил Джереми.
        - Она плакала над его гробом.
        - Вероятно, это были слезы облегчения.
        - Я думала, ты меня поймешь! - завопила Элис.
        - Я тебя понимаю, моя дорогая, - мягко сказал он. - Ты имеешь полное право волноваться за свою сестру. Ты ее любишь. Слушай, я узнаю, кто этот садовник, и выясню, есть ли у него криминальное прошлое. И я проверю его финансовое состояние. Тебе от этого будет лучше?
        - О, да, безусловно. Джереми?
        - Да?
        - В следующую субботу они устраивают небольшой праздничный ужин дома. К сожалению, я сболтнула лишнего и спросила, могу ли я привезти своего нового парня. Прости.
        - Ты имела в виду меня?
        - Кого же еще? Ты поедешь со мной?
        - Конечно, - удивительно беспечно согласился он.
        - Ты так добр ко мне. - Она тихонько вздохнула.
        - Легко быть хорошим с такой, как ты, Элис.
        Она едва не сказала ему, что любит его. Но она интуитивно знала, что Джереми не захочет слышать признание в любви. Хотя она не сомневалась, что он догадывается о ее чувствах и, возможно, сам почти в нее влюбился.
        Глава 21
        Когда Джереми заехал за Элис с субботу днем, моросил дождь. Элис выглядела прекрасно, но была напряженной.
        Как только она пристегнула в машине ремень безопасности, Джереми протянул ей большой конверт.
        - Это досье на жениха твоей сестры, - сказал он.
        - Ты успел все разузнать. - Она улыбнулась с облегчением. - Ты говорил, что будет нелегко, потому что мы не знаем фамилию этого Джарода.
        Джереми сосредоточился на дороге, а Элис стала читать отчет. Джарод Адамс не был охотником за миллионами. На самом деле он владел тремя ландшафтными фирмами и несколькими детскими садами. Он сам сколотил свое состояние. У него было несколько миллионов фунтов стерлингов на банковском счете и много недвижимости, включая городской дом в Ричмонде и квартиры в Брайтоне. Родившись в бедной семье, он много работал и стал успешным. У него не было судимости, его репутация была безупречной. Его сотрудники очень положительно отзывались о нем. Ему было тридцать семь лет, он обладал высоким ростом и спортивным телосложением. Он ни разу не был женат. Его родители умерли, а его единственная сестра жила в Австралии.
        - Не совсем то, что ты предполагала, - сказал Джереми, когда Элис подняла голову.
        - Нет. Похоже, Мариголд повезло. Она заслуживает счастья.
        - Да. Поэтому давай порадуемся за нее. И ни в коем случае не показывай своих подозрений. И старайся быть помягче со своей матерью. Я знаю, у вас напряженные отношения. Ты ничего не добьешься, если дашь волю эмоциям.
        Элис сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Джереми был прав, но его слова все равно ее обидели.
        - Интересно, был бы ты таким же беззаботным, если бы тебе пришлось поехать на очередную свадьбу в твоей семье? - спросила она.
        - О таком я даже думать не хочу.
        - Вот видишь? Ты не был бы столь прагматичным, если бы это произошло.
        - Да. Но этого не произойдет. Я думаю, даже у них было достаточно свадеб и разводов.
        - Не каждый брак заканчивается разводом, Джереми, - сказала она, ненавидя себя за то, что подняла эту тему. Но нельзя не надеяться, что в один прекрасный день Джереми преодолеет свою ненависть к браку. - Твои лучшие друзья очень счастливы в браке, - спокойно заметила она.
        Он покосился на нее:
        - Я надеюсь, ты не передумала, Элис. Ты говорила, что не хочешь выходить замуж.
        Элис поняла, что сама загнала себя в угол.
        Она беспечно пожала плечами:
        - Я просто хочу сказать, что не каждый брак заканчивается в суде по бракоразводным делам.
        - Каждый, если это брак Баркеров-Уиттлов. Радуйся тому, что ты имеешь, Элис. Нам с тобой хорошо, потому что мы оба не витаем в облаках. Кстати, когда ты переезжаешь в новую квартиру? Будет лучше, если Фионы не окажется рядом, когда я стану к тебе приезжать.
        Элис не посмотрела на него. Она надеялась, что Джереми захочет переехать к ней. Если бы он это сделал, это подтвердило бы, что он ее любит. По-видимому, его чувства к ней были не такими сильными.
        - Должно быть, в конце месяца, - произнесла она, стараясь казаться благоразумной. - Я действительно с нетерпением жду этого. Иногда мне хочется побыть одной. Наконец моя мечта жить в отдельной квартире осуществится.
        Элис очень независимая женщина, размышлял раздраженный Джереми. Теперь он радовался тому, что не поддался безумному искушению на прошлой неделе и не попросил Элис сдать в аренду свою квартиру и переехать к нему. В конце концов она бы ответила ему отказом. Она даже не позволила ему внести свой вклад в покупку дома рядом с приютом.
        Она наконец позволила ему заезжать за ней на работу по вечерам, но днем все равно ездила на метро. Она отказывалась от его предложений купить ей одежду. Хотя Элис всегда прекрасно выглядела, он обожал делать ей подарки. Он любил ее баловать.
        Его преследовала мысль о том, что он влюбился в Элис. Но он запрещал себе строить иллюзии по поводу счастливых браков.
        - Удивительно мало машин сегодня, - заметил он, когда они выехали из Лондона. - Вне сомнения, это из-за дождя.
        - Мне нравится лежать в постели и слушать шум дождя.
        - Я хотел бы лежать в постели с тобой, - сказал он. - Мы будем ночевать в одной спальне сегодня?
        - Да. Но имей в виду: как только моя мать узнала о твоей принадлежности к банковской династии Баркеров-Уиттлов, она решила отдать нам лучшую гостевую комнату.
        Джереми рассмеялся:
        - По-моему, мне понравится твоя мать.
        - Да. Я надеюсь, ты будешь вести себя прилично. Не флиртуй с Мариголд и не пытайся соблазнить мою мать.
        - Сколько ей лет?
        - Мариголд тридцать три.
        - Я имел в виду твою мать.
        - В прошлом месяце ей исполнилось пятьдесят девять.
        - Еще совсем молоденькая, - сказал он.
        - Джереми, ты неисправим!
        - А ты восхитительна, когда меня ревнуешь. Но у тебя нет повода для беспокойства, моя дорогая. После знакомства с тобой я не смотрю на других женщин.
        - Ни за что в это не поверю.
        - По-твоему, я лгу?
        - Да, - решительно ответила она.
        Поездка заняла почти три часа. Они остановились в пути только один раз, чтобы выпить кофе. Наконец они подъехали к особняку в георгианском стиле, расположенному на вершине холма, с видом на побережье. Элис с удивлением отметила, что после прошлого Рождества ее мать многое переделала и в доме, и в саду.
        У Элис перехватило дыхание, когда тяжелые входные двери особняка распахнулись и на пороге появилась ее сестра, держа под руку стройного и симпатичного мужчину с густыми каштановыми волосами и широкими плечами. Оба улыбались, а потом рассмеялись, когда малыш Дики пролез у них между ног и побежал к машине.
        - Тетя Элли! Тетя Элли приехала! - закричал он, прыгая от радости.
        - Вот это да, - пробормотал Джереми. - Хотел бы я, чтобы мне так же радовалась тетя Элли.
        - Не будь дураком, - ответила она ему. - Ты знаешь, что ты мне нравишься. - Она вылезла из машины и обняла нетерпеливого племянника.
        Ты нравишься мне гораздо больше, подумал Джереми и вышел из машины.
        - Джереми, познакомься с моей сестрой и ее женихом, - настаивала Элис, взяв Дики на руки.
        Мариголд была совсем не похожа на Элис, как внешне, так и по характеру. Она была красивой, но на несколько дюймов меньше ростом, с кудрявыми белокурыми волосами, обыкновенным ртом и сине-серыми глазами. У нее была фигура «песочные часы», с пышными бедрами и грудью. Она также не была лидером по натуре, потому что постоянно поглядывала на своего возлюбленного, прося его одобрения.
        После знакомства мужчины понесли багаж в дом, а сестры, радостно болтая, пошли за ними следом. По словам Мариголд, их мать лежала в постели с мигренью и выйдет только к ужину.
        - Бабуля дала вам голубую комнату, - сказал Джереми взволнованный Дики, когда они поднимались по лестнице. - Это самая большая и лучшая спальня в доме.
        - Я получил привилегии, - ответил он с теплой улыбкой. Ребенок действительно был восхитителен.
        - Что такое привилегия, тетя Элли? - спросил Дики.
        - Это значит, что Джереми - везунчик, - ответила она.
        - Я и правда везунчик, - тихо произнес Джереми час спустя, когда они лежали, пресыщенные, в объятиях друг друга на кровати с синим атласным одеялом и горой подушек такого же цвета.
        - И что ты о нем скажешь? - спросила Элис.
        - По-моему, Дики очарователен, - хитро ответил он.
        Элис ударила его по руке:
        - Ты знаешь, кого я имею в виду.
        - Я думаю, Джарод очень любит твою сестру, и это взаимно.
        - Я с тобой согласна. Ох, какое это облегчение. Я так волновалась. Знаешь, только приехав сюда сегодня, я поняла, как сильно я люблю свою сестру. У меня потеплело на душе, когда я увидела, что она счастлива.
        Глава 22
        Элис знала, что Джереми очень понравится ее матери. Они сидели рядом за ужином, и Элис не удавалось подслушать, о чем они говорят. После, когда Дики уложили спать, Элис разговаривала с Мариголд, постоянно напрягая слух и стараясь поймать хоть слово из разговора Джереми и своей матери.
        - Джереми говорит мне, что Кеннет Джейкобс один из его авторов, - сказала мать Элис. - Ты с ним знакома, да?
        - Да, мы недавно ходили все вместе в кафе.
        - О, я завидую вам обоим. По-моему, он невероятный писатель. Я хотела бы с ним познакомиться.
        - Вы можете это сделать, - произнес Джереми. - Вы бываете в Лондоне?
        - Нечасто.
        - Вам надо приехать. У вас прекрасный дом, но, вероятно, вам бывает здесь одиноко.
        - Да, это так, - сказала она со вздохом.
        - Дайте мне знать, когда вы захотите приехать. Вы сможете пожить у меня.
        - Ой! - Ее мать покраснела. - Как мило с вашей стороны. Я воспользуюсь вашим предложением.
        - Зачем, черт побери, ты пригласил мою мать пожить у тебя? - рявкнула Элис, закрыв дверь голубой спальни. Было около полуночи. У нее сдали нервы. Или она ревновала?
        - А почему я не должен был ее пригласить? - раздражающе невинно спросил он. - Я просто пытался быть хорошим.
        Она уперлась руками в бока.
        - Ну, если ты будешь продолжать в том же духе, мы глазом моргнуть не успеем, как она организует нам венчание и свадебный ужин. Ты этого хочешь?
        - Вряд ли, - ответил он. - Слушай, я просто пожалел эту женщину. Ты знаешь, в какой бедности она выросла?
        - Чушь! Она никогда не была бедной.
        - Но деньги ее семьи уходили многие годы из-за плохих инвестиций. После Великой депрессии не осталось ничего, кроме семейной гордости. Потом началась война, и стало еще хуже. В конце концов ее семья оказалась в старом доме, в котором не было электричества и было мало мебели. Ее мать стала алкоголичкой, а ее отец скончался от ранней деменции. Твоя мать была вынуждена бросить школу и работать в местном пабе, чтобы они не умерли с голоду.
        Элис смотрела на него в шоке и недоумении. Она впервые слышала о таких вещах.
        - Откуда ты это знаешь? - спросила она.
        Он пожал плечами:
        - Женщины мне доверяют. Ты в курсе, что Лили работала официанткой, когда встретилась с твоим отцом?
        Итак, он уже называет ее Лили. В начале ужина он обращался к ней леди Уотерхаус.
        - Это неправда, - резко возразила она. - Мать познакомилась с моим отцом на новогодней вечеринке в этом доме.
        - Да. Но она не была гостьей. Она разносила напитки.
        - Если это правда, то почему она не сказала мне об этом? Почему она притворялась?
        - Я не знаю ответа на этот вопрос. Но я подозреваю, его знает Мариголд. Они, кажется, очень близки.
        - Верно. - Элис вздохнула и молчала целую минуту. - Знаешь, Мариголд сообщила мне сегодня, что Руперт был совсем не таким плохим, как я думала. Она утверждала, что он страдал от депрессии после того, как вырос в приюте, и был склонен к приступам неконтролируемого гнева. Он кричал на нее и поднимал на нее руку. Она заверила меня, что после того, как она забеременела Дики, он изменился. Он наконец пошел к врачу, ему поставили диагноз, и он начал принимать лекарства. К тому времени, когда я окончательно уехала из дома, я не видела улучшений его состояния. Когда я приезжала домой на каждое Рождество, я думала, что он просто притворяется хорошим мужем. Мариголд говорит, что он по-настоящему любил ее, а она любила его. Да, иногда он бывал невыносимым, но она не могла оставить его, потому что боялась, что он покончит с собой, как наш отец. Поначалу Мариголд ничего не рассказывала нашей матери. Когда я сказала матери, что Руперт избивает Мариголд, мать потребовала от нее объяснений. Мариголд обманула ее и сказала, что я просто подслушала ссору двух любящих людей, и именно она ударила Руперта, а не
наоборот. Моя мать ей поверила. Получается, мать не была таким чудовищем, каким я ее считала.
        - Она все равно не должна была отправлять тебя в школу-интернат.
        - Возможно, она думала, что мне надо отвлечься от смерти отца, - сказала Элис, лучше понимая ситуацию. - Я была папиной дочкой. Мы с ним целыми днями ездили верхом. Он даже брал меня на скачки. Я не знала тогда, что он пристрастился к азартным играм. Я очень его любила. Когда он покончил с собой, я была вне себя от горя. Это было ужасное время. - Элис стало совестно, когда она вспомнила, как обвиняла мать в смерти мужа, кричала на нее и говорила, что та тратила слишком много денег на одежду и ерунду вроде духов и ювелирных украшений.
        - В то время я ужасно относилась к своей матери, - печально сказала Элис. - Неудивительно, что она меня не любит.
        - Не говори глупостей, - произнес Джереми, обнял ее и погладил по голове. - Твоя мать очень тебя любит. Она сказала мне об этом. По-моему, они винит себя за то, что не поверила тебе, когда ты говорила о том, как Руперт относится к Мариголд. Она была в панике, когда ваш отец умер, оставив долги. Она раскаивается. Она сказала, как она будет рада видеть тебя счастливой. Она очень одинока, Элис. Может быть, она найдет себе мужчину, если будет чаще приезжать в Лондон.
        Элис высвободилась из рук Джереми и посмотрела на него снизу вверх:
        - Ты не собираешься сводить ее с Кеном?
        - Нет, у него роман с Мэдж.
        - Да?
        - Разве я не говорил тебе? - Он подошел к прикроватному столику и взял свой телефон.
        - Нет, ты не говорил.
        - Ну, я говорю это сейчас. - Он проверил сообщения на телефоне. - О, нет! - простонал он. - Неужели они свихнулись?
        Глава 23
        - Тебе не надо было ехать со мной, - проворчал Джереми, отъезжая от Хилтоп-Мэнор после завтрака на следующее утро. - Я забрал бы тебя на обратном пути. Я не пробуду там долго.
        Элис бросила на него обеспокоенный взгляд. Она никогда не видела его таким. Он едва сдерживал ярость. Казалось, он вот-вот взорвется.
        Джереми не понравилась новость о том, что его родители решили снова пожениться.
        - Ты не можешь контролировать жизнь других людей, - сказала она ему. - И кто знает? Может быть, на этот раз у них все получится. Вероятно, они не переставали любить друг друга.
        Резко остановив машину, он одарил Элис свирепым взглядом:
        - Если ты всерьез так думаешь, то ты такая же романтичная дура, как и они.
        Ей было обидно. Но не было никакого смысла переубеждать Джереми. Он страдал. Только теперь она понимала, как на нем сказался первоначальный развод его родителей. Джереми стал плейбоем только из-за страданий, которые он пережил в детстве.
        Вероятно, она романтичная дура, если считает, что однажды он влюбится в нее. Посмотрев на его мрачный профиль, Элис пожалела, что не может сказать Джереми о своей любви.
        - Я хочу, чтобы ты осталась в машине, когда мы приедем, - резко приказал он. - Как я уже сказал, я пробуду там недолго. Максимум десять - пятнадцать минут. Этого достаточно, чтобы сказать им, что я думаю об этом браке. И о них. Им давно пора услышать правду. Уинстон и Себастьян не посмеют им перечить, потому что боятся лишиться наследства. Мне не нужны отцовские деньги. Честно говоря, я с превеликим удовольствием не общался бы ни с кем из них больше.
        - Это самое откровенное вранье, какое я когда-либо слышала, - произнесла Элис с обманчивым спокойствием.
        - Что? - Он резко повернул голову в ее сторону и сердито на нее посмотрел.
        - Ты злишься, потому что ты их любишь, Джереми.
        - Любовь? - рявкнул он, выезжая на главную дорогу. - Я не люблю их. Я презираю их. Они самые эгоистичные, мелочные и поверхностные люди, которых я знаю. Они не имеют ни малейшего понятия о подлинной заботе и обязательствах.
        Притормозив перед знаком «Уступите дорогу», он резко свернул налево на узкую дорогу. Элис затаила дыхание, когда завизжали шины.
        - Если ты так их презираешь, - сказала она по-прежнему спокойным тоном, - зачем же ты им подражаешь?
        - Какого черта ты говоришь, женщина? Я совсем на них не похож.
        - Неужели? До того как мы познакомились, Джереми, мне описывали тебя как эгоистичного, мелочного и поверхностного человека, презирающего обязательства.
        Он уставился на нее. И в это время слева появился грузовик. Элис закричала - Джереми выругался и нажал на тормоз. Врезавшись в грузовик, автомобиль Джереми подскочил в воздух, ударившись дверцей со стороны водительского сиденья о дерево, а потом упал в канаву на правую сторону.
        ? ? ?
        Нас спасли подушки безопасности, подумал ошеломленный Джереми и посмотрел на Элис.
        Она была бледной и молчаливой.
        - Элис! - закричал он. - Ты меня слышишь? Ответь мне!
        Она тихо простонала. Джереми решил, что если она умрет, он не выживет.
        Вдруг кто-то постучал в его разбитое окно.
        - Что с тобой, приятель? - крикнул какой-то человек.
        - Я в порядке. Но моя подруга без сознания. Вызови скорую помощь!
        Джереми попытался выйти, но его дверцу заклинило. Ему оставалось только ждать приезда аварийной службы. Он старался не думать о том, что сказала ему Элис незадолго до аварии. Но он не мог не вспоминать ее последние слова, потому что они были правдой. Встреча с Элис изменила его. Он стал лучше, добрее, менее эгоистичным и мелочным. В глубине души он хотел того, что было у Алекса и Серджио. Он хотел настоящую любовь, семью и детей.
        Но ничего из этого у него не будет, если Элис умрет.
        Джереми простонал от отчаяния, закрыл глаза и начал молиться.
        Глава 24
        - Принести вам что-нибудь, Джереми? - любезно спросила пожилая медсестра. - Кофе?
        - Что? О, нет. Нет, спасибо. Я уже выпил кофе. - Он не отходил от Элис ни на шаг. Она могла очнуться в любой момент. Он позволил Мэдж оттащить себя от койки Элис после того, как врачи погрузили Элис в кому на несколько дней после операции на головном мозге. Она ударилась головой о крышу автомобиля во время аварии, в результате чего получила перелом черепа.
        Она не была в критическом состоянии, но никто не мог убедить Джереми, что ей не угрожает смерть. Мысль о том, что он по-прежнему может потерять ее из-за собственной глупости, мучила его каждый раз, когда он отходил от ее постели. Поэтому он приезжал к ней каждое утро и сидел рядом с ней весь день. Он похудел и постарел, у него ввалились глаза.
        Он не знал, как о нем все волновались. Его родители были в шоке от его внешнего вида. Как и его братья. Мариголд и ее мать тоже были шокированы; они навещали Элис каждый день, приехав в Лондон и поселившись в отеле недалеко от больницы. Мэдж, как обычно, руководствовалась здравым смыслом, настаивая, чтобы Джереми ночевал дома. Она делала ему горячий шоколад, прежде чем он ложился спать. Она даже вывешивала для него чистую одежду в ванной комнате, обнаружив, что он махнул на себя рукой. Большинство дней он даже не брился.
        Сегодня Джереми наотрез отказался ехать домой. Ему сообщили, что Элис выйдет из комы в ближайшие двадцать четыре часа.
        Джереми хотел поговорить с Элис, но сомневался, что она его услышит. Придвинув свое кресло ближе к кровати, он взял Элис за левую руку и нежно обхватил ее ладонями.
        - Ты скоро проснешься, Элис, - пробормотал он. - И ты выздоровеешь. - Он сглотнул, вспомнив, как врачи заверили его, что у нее не должно быть серьезных расстройств головного мозга. - Прости меня за то, как я вел себя в тот день. Если бы я не вел себя как дурак, ничего бы не случилось. Но то, что произошло, заставило меня понять, моя дорогая, как сильно я тебя люблю. Я пытался убедить себя, что я не люблю тебя, но это было бесполезно. Рассудок твердил мне, что я влюблен в тебя, и я хочу жениться на тебе. Представляешь, как я, убежденный плейбой, отреагировал на это? Я утешал себя тем, что ты тоже не хочешь выходить замуж. Я думал, что я в безопасности. Но я больше не хочу быть в безопасности. Я хочу рискнуть и быть с тобой, Элис. Не как любовник, а как твой муж. Я хочу, чтобы у нас были дети. Удивительно, да? Алекс и Серджио никогда мне не поверят.
        Но его радость быстро сменилась беспокойством.
        - Ничего из этого не произойдет, если я ошибаюсь и ты не любишь меня…
        При мысли об этом на глазах Джереми выступили жгучие слезы. Что делать, если он все испортил своей глупостью, бесчувствием и эгоизмом? Он не заслужил такую прекрасную женщину, как Элис. Он еще хуже своих родителей.
        Элис пошевелила пальцами, и Джереми тут же посмотрел ей в лицо. Ему показалось, что она улыбнулась. Да-да, на ее губах играла слабая улыбка. Ее ресницы дрогнули, она медленно подняла веки, ее взгляд был затуманенным.
        - Конечно, я люблю тебя, - прохрипела она и закрыла глаза.
        Джереми отпустил ее руку и, как обезумевший, выскочил в коридор.
        - Она очнулась! - заорал он в пустом коридоре. - Она очнулась, и она любит меня!
        Никто не ответил ему, поэтому он вернулся в палату Элис и нажал кнопку вызова медсестры. Медсестра быстро пришла и нахмурилась, когда увидела, что пациентка крепко спит.
        - Что случилось? - спросила она слегка устало.
        - Она проснулась, - сказал ей Джереми. - Она говорила со мной.
        Медсестра вздохнула:
        - Ну, сейчас она спит. Слушайте, отправляйтесь домой и выспитесь. Вы должны быть отдохнувшим, когда ваша невеста придет в себя завтра утром.
        - Моя невеста? - переспросил он.
        - Да, ваша невеста, - сказала медсестра понимающим тоном. - Вам не помешает побриться.
        Джереми потер рукой трехдневную щетину на подбородке.
        - Да. Вы правы. Я не могу показаться перед Элис в таком виде.
        - Умница. А теперь уходите. Если ее состояние внезапно изменится, мы вам сообщим.
        Джереми поспешил из больницы, решив на этот раз все сделать правильно. Посреди ночи он приехал к знакомому ювелиру и купил у него кольцо с бриллиантом. Через час он снова сидел в зеленом виниловом кресле у ее койки. Он принял душ, побрился и надел свой любимый серый костюм. Медсестра подняла брови, глядя на него, когда пришла в палату примерно в пять утра, чтобы проверить состояние Элис.
        - Ну, вы выглядите намного лучше, - сказала она. - Красивый яркий галстук. Но я подозреваю, вы не спали.
        - Я немного подремал в кресле.
        - Вы любите Элис, да?
        - Больше чем я могу выразить словами.
        - Как романтично. А когда вы попросите ее выйти за вас замуж?
        - Как только она очнется.
        Медсестра кивнула, улыбнулась, а затем вышла из палаты.
        Через час Элис пошевелилась. Джереми не стал звать медсестру. Он держал Элис за руку и запрещал себе плакать.
        Она очень медленно открыла глаза, на этот раз ее взгляд был ясным.
        - Джереми. - Она мило улыбнулась. Джереми сглотнул, сдерживая слезы. - Как долго я спала?
        - Шесть дней.
        - Так долго. Где я?
        - В Лондоне. Тебя перевезли в эту больницу, когда стало очевидно, что тебе требуется операция.
        - Понятно… Я поправлюсь? - Ее взгляд потемнел от страха.
        - Ты ударилась головой во время аварии. У тебя был перелом черепа. Но ты выздоровеешь.
        - Это хорошо.
        - Мне позвать медсестру или врача?
        - Нет. Пока не надо. Я смутно помню, что ты признавался мне в любви. Или мне это приснилось?
        - Я люблю тебя, Элис. Я так тебя люблю. - Зная, что действия всегда говорят громче слов, он вынул из кармана коробочку с кольцом. - Я люблю тебя, и я хочу жениться на тебе. - Он встал на колени у койки и открыл коробочку. - Ты выйдешь за меня, Элис?
        Она удивленно посмотрела на кольцо, а затем на него.
        - Это правда происходит, Джереми? У меня нет галлюцинаций?
        - Нет, моя дорогая Элис. Авария открыла мне глаза. Я чуть не умер, когда подумал, что могу тебя потерять. Я уже давно люблю тебя. Я просто боялся смотреть правде в глаза. Ты будешь моей женой, дорогая?
        Элис старалась не плакать. Она сомневалась, что Джереми захочет увидеть ее слезы. Она смотрела на прекрасное кольцо.
        - Конечно, я выйду за тебя, - выдавила она и надела кольцо себе на палец. Оно было ей впору. - Спасибо, Джереми. Ты сделал меня счастливой. Я… - Она сглотнула, в ее глазах стояли слезы.
        - Ах, моя дорогая! - воскликнул Джереми, вскочил и обнял ее. При этом он случайно нажал на кнопку вызова медсестры. Они обнимались, когда медсестра быстро вошла в палату.
        - Ну, по-моему, пора позвать врача, - радостно сказала она. - И раздобыть шампанское!
        Эпилог
        Собор Святого Павла.
        Двенадцать месяцев спустя
        Субботним днем, в пятом часу вечера, стояла теплая погода. Гости расселись по местам, а жених и два его шафера с нетерпением ждали появления невесты.
        - Алекс просил передать тебе, что он привез с собой пистолет, - прошептал Серджио Джереми.
        Джереми резко поднял голову и уставился на своих лучших друзей:
        - О чем ты?
        - Ты просил, чтобы я пристрелил тебя, если ты когда-нибудь влюбишься, - сказал Алекс.
        Джереми расхохотался, а Серджио посмотрел на него с притворной сердитостью.
        - Веди себя прилично. Ты собираешься жениться. Брак - это серьезное дело.
        - Я комок нервов, - ответил Джереми.
        - А ты не передумал? - нахально спросил Алекс.
        - Конечно нет. Честно говоря, я еще никогда ничего не ждал с таким нетерпением. Если бы я мог, то женился бы несколько месяцев назад. Но Элис хотела выйти замуж именно в июне.
        - Она сильная личность, - сказал Серджио. - Но тебе нужна именно такая женщина, Джереми. А то ты слишком привык поступать по-своему.
        - Мэдж тоже так говорит.
        - Кто такая Мэдж?
        - Моя секретарша.
        Алекс кивнул:
        - Ну, все мы должны за тобой присматривать. Женщины влюбляются в тебя, даже если ты и пальцем не пошевелишь. В дальнем углу церкви сидят молодые дамочки и обсуждают, чем Элис сумела тебя увлечь. Похоже, это твои бывшие подружки.
        Джереми задумался, потом вздохнул:
        - Это на самом деле трудно выразить словами. Элис загадка. Она само противоречие. Она может быть и страстной и холодной, и доброй и злой. Она не совершенна, но она идеально мне подходит. Я люблю ее упрямство и независимость, умение сострадать и ее страстность. Но больше всего мне нравится, что она влюбилась в меня, зная, какой я на самом деле. Она верила, что я смогу измениться к лучшему.
        - Аминь, - согласился Алекс. - Твой идеал наконец приехал.
        Как только заиграла музыка, Элис забыла о волнении. Вскоре она станет миссис Джереми Баркер-Уиттл. Джереми будет ее мужем на всю жизнь. О, как она любила этого человека! В прошлом месяце она узнала, что беременна. Он ужасно разволновался и заверил ее, что с нетерпением ждет момента, когда станет отцом. Сама Элис была на седьмом небе от счастья.
        Она посмотрела на своих подружек невесты - Харриет и Беллу, которые элегантно шли по проходу церкви впереди нее. Элис и Джереми, Серджио и Белла отпраздновали Рождество с Алексом и Харриет в Австралии; сними были два их малыша. Тезке Джереми было тогда девять месяцев, а сыну Беллы, Альберто, на несколько месяцев меньше. Они также провели вместе Пасху на вилле Серджио на озере Комо. Они уже пообещали друг другу, что будут собираться все вместе хотя бы раз в год.
        - Пора, Элис, - сказала мать, когда Элис взяла ее под руку. Именно мать вела ее по проходу в церкви. - Но сначала я хочу сказать, что ты сегодня прекрасно выглядишь.
        - Ты тоже, - ответила Элис. На ее матери было светло-зеленое платье и шляпа такого же цвета. - Джереми говорит, что ты такая красотка, поэтому совсем скоро какой-нибудь счастливчик поведет тебя к алтарю.
        - Ох уж этот Джереми! - Ее мать покраснела.
        Мать и дочь медленно пошли по очень длинному проходу под музыку, эхом отражающуюся от сводчатого потолка. Элис улыбалась многочисленным гостям. Ей улыбнулись Фиона и Алистер. Фиона погладила свой округлившийся живот. Мариголд и Джарод тоже ожидали прибавления семейства. Дики начал громко звать тетю Элли, подпрыгивая на скамье. Джарод схватил мальчика большими сильными руками и попросил его угомониться.
        Подойдя к Джереми, Элис сразу заметила, как он нервничает. Словно желая его успокоить, она шире растянула губы в улыбке, и ее глаза сверкнули.
        Джереми смотрел на свою красавицу невесту в божественном платье цвета слоновой кости с облегающим атласным лифом и летящей юбкой. Казалось, она скользит по проходу. Она улыбалась и выглядела по-настоящему счастливой.
        Его рука дрожала, когда он взял Элис за руку.
        - Ты нервничаешь, - прошептала Элис.
        - Я в ужасе, - спокойно признался Джереми.
        - Не волнуйся, дорогой. Я присмотрю за тобой.
        Архиепископ откашлялся, и органная музыка сразу стихла.
        - Мы собрались здесь сегодня, - произнес он зычным голосом, - чтобы этот мужчина и эта женщина соединились друг с другом священными узами брака.
        Мэдж тихонько расплакалась, Кен обнял ее за плечи.
        - Ты хочешь выйти за меня, любимая? - нежно спросил он ее.
        Мэдж уставилась на него, потом кивнула.
        - Вот и отлично, - ответил он.
        Элис родила девочку, которой по традиции дали цветочное имя - Жасмин Роуз. Джереми был без ума от этой очаровательной крошки.
        И он знал, что, как только его красавице дочери исполнится двенадцать лет, о спокойной жизни ему придется забыть.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к