Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Литл Кейт: " Пойми Меня " - читать онлайн

Сохранить .
Пойми меня Кейт Литл


        # Джексон Брэдшоу, удачливый нью-йоркский бизнесмен, поздней дождливой ночью стучится в дверь маленького дома, затерянного невесть где. Зачем? Не может же он допустить, чтобы его брат женился на какой-то жадной до денег авантюристке!

        Кейт Литл
        Пойми меня

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Кто-то стучал в дверь. Причем так сильно, что она запросто могла слететь с петель. Этот ужасный грохот ворвался в одурманенное сном сознание Джорджии Прайс.

«Ну герой, этот домик и так держится только на честном слове, зачем его доламывать окончательно?», - было первой мыслью, пришедшей ей в голову. Она села на постели, спустила ноги на пол и попробовала пригладить спутавшиеся за ночь волосы.
        Стук продолжался.
        - Ну ладно, ладно, угомонись, парень! - пробормотала Джорджия. Она натянула синий шелковый халатик и, включив свет, отправилась вниз.
        Она не спешила, потому что не сомневалась в том, кто именно сейчас ломился в дверь, хотя с этим человеком она никогда раньше не встречалась.
        Включенный свет, очевидно, приободрил незваного гостя, так как за дверью раздался крик:
        - Я знаю, что ты дома, Уилл! Открой, черт тебя подери! Я не уйду, пока ты не откроешь! Ты меня слышишь?
        Голос был низким, громким и агрессивным. Как Джорджия и ожидала, это был Джексон Брэдшоу, хотя она и не рассчитывала на его визит посреди ночи. Жених ее сестры Уилл Брэдшоу описал своего старшего брата, Джексона, как ужасного упрямца, и Джорджия предчувствовала бурную сцену. Но ломиться в дверь в такой час - это уж слишком!
        Когда Уилл рассказывал о Джексоне, Джорджии казалось, что он преувеличивает.
«Видно, нет», - решила она, когда дверь сотряслась от новой серии ударов.
        Джорджия испугалась, что он может выломать дверь, особенно если узнает, что они водили его за нос. Все трое - она, Фейт и Уилл. Хотя этот план был придуман Уиллом. А Фейт только убедила Джорджию помочь влюбленным скрыться от гнева невыносимо властного брата.
        Может быть, я излишне великодушна? - подумала Джорджия. Многие из тех, кого она знала здесь, в маленьком техасском городке Суитуотер, встретили бы ночного гостя выстрелом из ружья.
        Но Джорджия не принадлежала к людям, способным держать дома оружие. Она даже не позволяла своему сыну Ною играть с водяным пистолетом. Кроме того, она была готова поспорить, что Джексон Брэдшоу был точь-в-точь как та собака, которая громко лает, но не кусает. Ладно. Он могущественный представитель крупной корпорации из Нью-Йорка. Ни больше ни меньше. Одного этого уже достаточно, чтобы занервничать. Но разве Уилл не говорил, что Джек не такой уж и плохой, если узнать его поближе?
        Но сейчас человек, выкрикивающий ругательства по ту сторону двери, скорее напоминал героя самого настоящего ночного кошмара.
        - И я буду стоять здесь всю ночь, если потребуется, - не унимался он.
        Удивительно, что весь этот шум не разбудил Ноя. Но ее сын, слава богу, всегда крепко спал - это просто счастье, ведь у матери-одиночки и так забот невпроворот.
        - Ну вот, сейчас начнется, - пробормотала она себе под нос, достигнув последней ступеньки. Сделав глубокий вдох, она затянула потуже пояс халатика и открыла дверь.
        В глазах нежданного гостя пылал гнев.
        - Вы определенно не спешили открывать эту чертову дверь, леди! Это и есть знаменитое техасское гостеприимство, о котором я столько слышал?
        - Да вы имеете хоть какое-нибудь понятие о том, который сейчас час, мистер?
        - Не притворяйтесь, будто не знаете, кто я такой, Джорджия Прайс, - проворчал он, прищурившись. - Что бесит меня больше всего, так это притворство - особенно когда оно исходит от женщины.
        - Я уверена, что в мире существует множество других вещей, мистер Брэдшоу, которые вас бесят ничуть не меньше, - произнесла Джорджия с улыбкой.
        - Я уверен, что мой брат все уже рассказал вам обо мне, мисс Прайс.
        - Только о ваших худших чертах характера, - отозвалась она.
        - Прекрасно! Я припомню это голубчику.
        Он улыбнулся как ни в чем не бывало, скрестил руки на груди и подвинулся поближе к свету. Пока он окидывал ее долгим оценивающим взглядом, Джорджия тоже успела как следует рассмотреть его. Белые зубы, загорелая кожа, большой чувственный рот, в уголках губ собрались морщинки, как и возле уголков темных глаз. Выглядел он, что и говорить, потрясающе. «Опасный мужчина» - так она определила его для себя.
        - Ну… вы не собираетесь пригласить меня войти? - спросил он наконец.
        У Джорджии накопился большой опыт общения с мужчинами, пытавшимися ее запугать, - она умела осадить их. Но стоило ей взглянуть на Джексона, как у нее перехватило дыхание.
        - Конечно, входите, - отозвалась она дрогнувшим голосом.
        Когда он вошел в прихожую, Джорджия мысленно отругала себя за то, что так быстро подпала под его обаяние.
        Уилл, рассказывая о своем брате, никогда не упоминал тот факт, что он у него такой чертовски привлекательный. Джексон обладал не прилизанной и смазливой внешностью фотомодели, а грубоватой мужественной красотой, которая и заставила сердце Джорджии биться чаще. Она попыталась скрыть свое смятение, отвернувшись к входной двери и украдкой наблюдая, как он спокойно направляется в гостиную. Черные, как вороново крыло, волосы, влажные от дождя, были откинуты со лба, открывая четкие линии лица: высокие скулы, волевой подбородок.
        Джексон был небрит. Тонкая белая рубашка насквозь промокла и облегала мускулистую грудь и широкие плечи. Цветной шелковый галстук, явно сшитый на заказ и, наверное, баснословно дорогой, был повязан с нарочитой небрежностью. «Безнадежно испорчен дождем», - отметила она про себя, хотя была абсолютно уверена, что с его деньгами долго он огорчаться не станет.
        Усталый и промокший, он все равно был самым красивым мужчиной из всех, кого Джорджия встречала. Но она все же заставила себя отвести взгляд.

«Держи себя в руках, девочка, - велела она себе. - Этот парень настроен враждебно против тебя».
        Кроме того, внешность - только красивая оболочка. Он ее противник, и ей нужно хорошо сыграть свою роль. Милый Уилл, который к этому времени мог уже превратиться в ее родственника, если все прошло удачно, и ее любимая сестра Фейт рассчитывали на нее. Она должна забыть о привлекательности Джексона Брэдшоу и думать только о том, что он намеревается разрушить счастье ее дорогой сестры. Причем не имея на то никаких оснований, насколько знала Джорджия.
        Уилл поведал ей о прошлом Джексона, и она теперь знала о том, что, когда ему было двадцать, его оттолкнула девушка, в которую он был влюблен и на которой собирался жениться. Как потом выяснилось, отец Джексона не одобрял их отношений. Уверенный, что ее интересует только состояние семьи Брэдшоу, он тайно встретился с ней, убедил порвать с Джексоном и заплатил большую сумму денег, чтобы она исчезла. Эта история, а также ранняя смерть матери, по мнению Уилла, наложили отпечаток на всю дальнейшую жизнь брата. Он, мол, никогда уже не сможет поверить женщине, какие бы чувства к ней ни испытывал. И к несчастью, эта подозрительность касалась не только женщин, с которыми он встречался, но и тех, с которыми встречался Уилл.
        Это и в самом деле была грустная история, думала Джорджия, направляясь к Джексону. Но у нас у всех есть свои грустные истории. Она знала это слишком хорошо. Собственный неудачный опыт не дает человеку права ломать жизнь другим.
        Он окинул ее взглядом, когда она на секунду задержалась в дверях.
        - Ну и где он?
        - Понятия не имею, о ком вы говорите, - спокойно сказала Джорджия, глядя на него невинными глазами.
        - Конечно, имеете, черт побери! Не надо делать большие глаза и хлопать ресницами. На меня не подействуют ваши чары, мисс Прайс, как бы вы ни были очаровательны, - заверил он ее. - Я пролетел две тысячи миль, три часа вел машину из аэропорта до этого Богом забытого городка, расположенного невесть где. Я раз пять чуть не заблудился, а последнюю милю вообще шел пешком под проливным дождем. - Голос Джексона сначала был спокойным, но потом от злости он перешел почти на крик и теперь с ненавистью смотрел на Джорджию.
        - Пусть Уилл выйдет ко мне. Я устал играть в ваши игры.
        Джорджия удивленно взглянула на него - у нее не было слов, - а потом расхохоталась, прикрыв рот ладонью. Может быть, это было нервной реакцией на его угрозы. Или защитным рефлексом, попыткой показать, что его гнев ничуть ее не напугал.
        Но ситуация на самом деле была смешной, если подумать. Джексон Брэдшоу был слишком увлечен своей миссией. Это было видно по блеску его глаз. Он действительно верил, что примчался в последнюю минуту, чтобы помешать ей выйти за Уилла Брэдшоу, который, как ему казалось, прятался в каком-то укромном уголке дома.
        - Не вижу ничего смешного в моих словах, мисс Прайс, - произнес он сухо.
        - Пожалуйста, зовите меня Джорджия, - вежливо предложила она, - и давайте говорить спокойно, а то мы с вами кричим друг на друга.
        - Прекрасно, Джорджия, - согласился он сквозь зубы. - А теперь вы пойдете и попросите Уилла спуститься и встретиться со мной, или я сам обыщу этот дом, включая чердак и подвал.
        - Делайте что хотите, - махнула она рукой. - Но вам это ничего не даст. Уилла здесь нет.
        Джексон быстро оглядел комнату, словно ожидал, что его брат вылезет из-под дивана или выйдет из-за занавески, затем снова посмотрел на Джорджию, очевидно обдумывая свои последующие действия.
        - Может, вы и правду говорите, - сказал он наконец, задумчиво потирая подбородок. - Сомневаюсь, чтобы мой брат прятался, оставив свою прекрасную защитницу один на один с драконом.
        Джорджия наблюдала, как он подошел к окну, выглянул, потом задернул занавеску. Уфф, ее никогда еще не называли прекрасной защитницей. Это было немного старомодно… но так мило.
        - Тогда объясните, почему его здесь нет? - настаивал Джексон. - Вы что, суеверны? По вашему мнению, жениху не положено видеть невесту до того, как она появится в церкви, и все такое?
        - Я совсем не суеверна, - честно призналась она. - Но Уилл - да. Забавная черта характера для ученого, не так ли?
        - Весьма, - мрачно ответил он. - Где он? Вам лучше сказать мне это прямо сейчас и тем самым избавить вас обоих от неприятностей, - предупредил он.
        - Я не знаю, - просто ответила она. Когда он недоверчиво уставился на нее, она добавила: - Честно не знаю.
        Джексон хотел что-то сказать, но только вздохнул. Интересно, он теперь оставит ее в покое или начнет все заново?
        Джорджия настороженно наблюдала, как он осматривает комнату, словно видит ее впервые. Его взгляд сделался оценивающим и одновременно презрительным. Ничего удивительного! Это был взгляд богача и сноба. Он жил в роскоши и имел все лучшее, что могла ему дать жизнь: учебу в частной школе и престижном колледже, особняк в Коннектикуте, роскошные апартаменты на Парк-авеню… Она же выросла в заштатном городке, точь-в-точь таком, как Суитуотер, и покинула дом сразу же после окончания школы, когда забеременела.
        Несколько лет перебивалась временными заработками, но теперь у нее был собственный дом и свой бизнес - все то, чем она гордилась.
        И хотя Джорджии ее дом казался уютным, ведь она обставила его по своему вкусу, ей нетрудно было представить, как его оценивает такой состоятельный человек, как Джексон. Она попробовала посмотреть на обстановку его глазами. Ветхая старинная кушетка конца девятнадцатого века определенно представляла бы историческую ценность, будь у Джорджии лишние деньги, чтобы восстановить некоторые сломанные деревянные детали и заменить протертую до дыр атласную обивку цвета красного вина с самодельными заплатками, вырезанными из старого покрывала. Кресло-качалка с продавленными вельветовыми подушками тоже срочно нуждалось в ремонте. Она нянчила на нем Ноя, и оно хранило столько воспоминаний, что жалко было что-то менять. Восточный ковер на паркете тоже видал лучшие дни. Но у Джорджии не было сейчас лишних Денег. На первом месте в списке ее ближайших крупных трат стояла, например, оплата коммунальных услуг. Кроме того, она ждала, когда подходящий ковер попадет в ее магазин. Зачем платить бешеные деньги, когда рано или поздно можно получить прекрасный ковер почти бесплатно?
        - Ты собираешь антиквариат, как я вижу, - промолвил он наконец.
        - Некоторые вещи действительно антиквариат, но большинство просто… старые, - призналась она. - Многое я получаю из моего магазина в городе. Это одновременно секонд-хенд и антикварный магазин. Мы продаем самые разные вещи.
        - Да, я слышал об этом. «Джорджия Аттик», - добавил он с видом всезнайки.
        - Правильно, - ответила она, гордо подняв подбородок. Джорджия была высокой - пять футов девять дюймов. Но ее собеседник имел по меньшей мере шесть футов три дюйма, и, когда он смотрел на нее сверху вниз, она чувствовала себя дюймовочкой. Ей никогда не приходилось испытывать ничего подобного в компании мужчины.
        Джексон смотрелся в ее крошечной гостиной, как тигр в клетке, что-то сердито рычащий себе под нос. Он поднял фарфоровое блюдо со стола и обратил внимание на фабричное клеймо с обратной стороны. Это был лиможский фарфор - очень редкий рисунок. Несмотря на трещинку, он обладал определенной ценностью, особенно для коллекционера.
        - Мило, - отметил он и поставил блюдо обратно. - Тоже из магазина?
        - Да.
        - Я подозреваю, что вы не слишком много зарабатываете, если забираете домой лучшие экземпляры.
        - Мои дела идут прекрасно, - вспыхнула она. Какие нервы у этого парня! Как будто ему есть какое-то дело до ее бизнеса или прибыли, которую она получает.
        Он цинично рассмеялся.
        - Я уже сказал вам, кажется. Не смейте лгать мне! Я прекрасно знаю, как «Джорджия Аттик» ведет свои дела.
        - Неужели? - усомнилась она.
        - До последнего цента. Я провел небольшое расследование, как видите. Ваши доходы не очень-то впечатляют.
        Джорджия почувствовала, что ее лицо покрывается гневным румянцем. Она не много зарабатывала - это правда. Но у нее было ее творчество. Несколько лет назад она стала писать романы - просто для собственного удовольствия. Однако теперь, если прогнозы ее издателя окажутся верны, то на своем втором мистическом романе, уже получившем несколько положительных рецензий, несмотря на то что он только недавно появился на прилавках книжных магазинов, она заработает больше, чем могла себе представить даже в самых смелых своих мечтах.
        Но, может быть, расследование мистера Всезнайки упустило этот факт, потому что она писала под псевдонимом. Несмотря на предостережения Уилла насчет характера своего брата, одна мысль о том, что тот следил за ней, копался в ее личных делах, привела ее в ярость.
        - Вы последний человек на Земле, на которого я хотела бы произвести впечатление, мистер Брэдшоу, - выдавила она. - Но поскольку вы все знаете, то не могли не заметить, что у меня есть другие источники дохода.
        - Не сомневаюсь. Как мой брат, например, - сказал он хриплым голосом. - Прекрасно, но с сегодняшней ночи можете вычеркнуть Уилла Брэдшоу из своего годового баланса. Вам придется найти другого богатого приятеля, который поможет вести ту роскошную жизнь, к которой вы стремитесь. Совершенно очевидно, что ваши вкусы превышают ваши доходы, мисс Прайс.
        Джорджия уставилась на него, не находя слов.
        - Конечно, с вашей внешностью, вы сможете без проблем найти другой денежный мешок, - вставил он прежде, чем она смогла ответить. - С таким лицом и телом в придачу… я не удивляюсь, что вам удалось обвести такого парня, как Уилл, вокруг вашего изящного пальчика.
        Джексон оценивающим взглядом прошелся по ее полуодетой фигуре, заставив Джорджию почувствовать себя незащищенной.
        Хотя она была одета вполне прилично для середины ночи, пальцы инстинктивно сжали ворот халата. Потом она обрушила на Джексона поток эмоций:
        - У вас, должно быть, нет совести! Явиться ночью, ворваться в чужой дом! И еще осмеливаетесь оскорблять меня, обвиняя во всех смертных грехах.
        Она знала, что только играет свою роль, но в любом случае, какое право он имел обвинять ее - женщину, которую впервые увидел только пять минут назад, - в том, что она торгует собой? Кроме того, если Уиллу нравилось дарить девушке подарки или давать ей деньги, это его личное дело и брат тут совершенно ни при чем.
        - Прекрасно, играйте роль оскорбленной невинности, почему бы и нет? Чувствительный, нежный цветок, брошенный в грязь и растоптанный чудовищем. Просто кошмар, - добавил он издевательски. - Как грубо я оскорбил ваши благородные чувства, мисс Прайс. Хорошо, тогда я перефразирую: вы, как говорили в старые добрые времена, охотница за деньгами, мадам. Просто и ясно, вас манит состояние моего брата. Если вы вознамерились выйти за него замуж, одумайтесь, пока еще не поздно. - Он уже почти кричал.
        - Я полагаю, вам не стоит так волноваться, мистер Брэдшоу, - вслед за ним повысила голос и Джорджия. - Ваш брат - взрослый человек, умный и ответственный и сам способен выбрать, на ком ему жениться. И он не нуждается в опеке с вашей стороны, осмелюсь добавить.
        - Вы не выйдете за него замуж, - отрезал Джексон Брэдшоу. Он высился над ней на фоне окна, огромный и черный, всем своим видом выражая угрозу, и тем не менее, вынуждена была признать Джорджия, выглядел весьма привлекательно.
        Она испытывала к нему презрение, не только из-за того, как он обращается с ней, но и из-за сестры. Уилл был прав. Нежная Фейт никогда не смогла бы противостоять такому мужчине. Джорджия всегда считала себя жестче, чем сестра, и ей по силам выдержать его натиск. Какое право он имел выносить приговор на основании таких фактов, как ее старая кушетка и не слишком прибыльный бизнес? Она не выносила людей, которые оценивали других столь поверхностно, обращая внимание только на материальный достаток.
        Но в то же время, хоть она и презирала своего ночного гостя, мощные волны физического желания прокатились по ней, когда она увидела, что он не спеша направляется к ней в полутемной гостиной.
        Джексон остановился в нескольких сантиметрах от нее. Джорджия хотела сделать шаг назад, но ее ноги словно приклеились к полу. Все, что она могла, - это смотреть на него, изучать четкие линии его красивого лица, большие темные глаза, чувственный рот.
        - Давайте, попробуйте отрицать очевидное! - сказал он.
        - Отрицать что? - спросила она смущенно.
        От смятения мысли перепутались. Его близость мешала ей трезво мыслить.
        - Попробуйте отрицать, что вы собираетесь выйти за моего брата, - настаивал он. - Завтра венчание?
        - Я не хочу сейчас и никогда не собиралась выходить замуж за вашего брата, - честно ответила она, умолчав про то, что они вместе с Уиллом и Фейт постарались создать впечатление венчания, получив фальшивое свидетельство о браке и дав объявление в местной газете. И тем самым пустили частных детективов Джексона Брэдшоу по ложному следу и обманом заманили его в Техас. Все это было задумано и сделано для того, чтобы Уилл и Фейт смогли тайно обвенчаться.
        - Не лгите мне. - В его голосе слышалась угроза.
        Он подошел ближе к Джорджии, и той пришлось поднять голову, чтобы взглянуть ему в глаза.
        - Я знаю, - как можно более спокойно сказала она. - Меня предупреждали, что вы не выносите притворства - особенно со стороны женщины.
        Он ничего не ответил. Только продолжал смотреть на нее с застывшим мрачным выражением лица, которое не позволяло понять, о чем он думает. Внезапно в его глазах промелькнула искра. Гнева? Желания?
        Когда Джорджия почувствовала его сильные руки на своих плечах, то не удивилась. Он держал ее крепко, и она ощутила тепло его рук через халат. Казалось, если она начнет сопротивляться, то он сожмет ее еще сильней. Но эта мысль почему-то не пугала ее.
        - Не могу представить тебя с моим братом, - сказал он низким, чувственным голосом, заставившим ее сердце учащенно забиться.
        - О, неужели? - заинтригованная, спросила Джорджия. - Я слишком высокая? Слишком дерзкая?
        - В тебе всего слишком. Чтобы приручить тебя, нужен более сильный мужчина, нежели мой брат.
        - Но мы только что познакомились. Десять минут назад. Что ты можешь знать о том, какая я?
        - Я все знаю о тебе, Джорджия Прайс. - Его голос звучал тихо и вкрадчиво. - Все, что нужно. Поверь мне.
        Привлек ли он ее еще ближе? Она не была уверена. Но неожиданно остро ощутила тепло его тела и запах кожи.
        Она не могла больше выдерживать его взгляд и опустила глаза. Еще немного, и она совсем потеряет голову.
        - Ты смущена? - Он взял ее за подбородок и поднял лицо, чтобы она смотрела ему прямо в глаза. - Ммм, так и есть. Очаровательно, - сказал он нежно. - Не думал, что ты способна краснеть. Или это тоже часть представления? Хочешь найти во мне сочувствие?
        - В тебе… сочувствие? - изумилась она.
        - Почему тебя это удивляет? Неужели ты думаешь, что я на это не способен?
        - Не будь смешным.
        Джорджия попыталась высвободиться из его рук, но Джексон крепко держал ее, заставляя смотреть ему прямо в глаза. Каким-то чудом ей удалось выглядеть спокойной и равнодушной, несмотря на трепет в каждой клеточке тела. Его лицо было так близко - она чувствовала жар дыхания, и, когда его взгляд скользнул вниз и остановился на ее губах, внутри нее прозвучал предупреждающий сигнал: он собирается поцеловать тебя!
        - Смешным? Конечно, нет, - хрипло прошептал он, пожирая голодным взглядом ее губы. - Могу заверить вас, мисс Прайс, я всеми силами стараюсь не быть им…
        Потом его темная голова склонилась еще ниже. Джорджия хотела отпрянуть, оттолкнуть его, сопротивляться, но все, что она могла сделать, - это прижать руки к его груди. Это прикосновение лишь заставило кровь сильнее пульсировать в кончиках пальцев. Ей нужно было бы окатить себя ледяной водой, чтобы остановиться, а ощущение рядом с собой его теплого сильного тела имело как раз прямо противоположный эффект - она утратила последние силы.
        Джорджия вздохнула и закрыла глаза. Это был вздох человека, сдающегося на милость победителя, вздох поражения, разочарования в собственных силах. В следующее мгновенье он крепко обнял ее и прижался к губам в жарком соблазняющем поцелуе.
        Это было великолепно!
        Острейшее и ни с чем не сравнимое наслаждение!
        В другой ситуации Джорджия прислушалась бы к голосу разума: не стала бы целовать едва знакомого мужчину, особенно этого мужчину, но сейчас молодая женщина внезапно обнаружила, что позабыла обо всем на свете и отдалась огню чувственного наслаждения, который охватил все ее тело и душу.
        Руки Джорджии обхватили его плечи, пальцы гладили темные влажные волосы. Его губы прильнули к ее губам, пробовали, ласкали, мучили, пока она не ответила на его поцелуй. Джорджия чуть слышно простонала, и этот слабый звук вызвал в нем новый взрыв страсти.
        О небо, прошли месяцы, нет - годы, с тех пор, как ее целовали. Но чтобы так - никогда!
        Джорджия уже хотела умолять его остановиться, но вдруг услышала неожиданный звук. Детский голосок доносился с верхнего этажа, но Джорджии показалось, что он идет откуда-то издалека.
        - Мамочка!
        Ной. Он проснулся.
        Джорджия отшатнулась от Джексона так, словно ее ударили. Она взлетела по ступеням к сыну. Где-то в уголке ее сознания мелькнула мысль, что это забавно, как маленький ребенок может спокойно спать во время грозы, а сейчас просыпается от малейшего звука.
        - Все в порядке, дорогой! Все в порядке, - успокоила она сына, стоявшего возле лестницы. - Иди в кроватку. Я приду через минутку, чтобы поправить тебе одеяло.
        Ной сонно потер глаза, но уходить не хотел:
        - Я услышал голоса, как будто ты говорила с кем-то… кто здесь?
        Джорджия на несколько мгновений задумалась: не рассказать ли ему одну из тех невинных историй, которые всегда спасают родителей - например, будто Ной слышал голоса из телевизора, - но потом решила, что лучше все-таки этого не делать, ведь Ной мог снова встать и увидеть Джексона Брэдшоу.
        Она положила руку на плечо сыну и отвела его в спальню.
        - У мамы гость. Но он скоро уйдет.
        - Гость? - Ной был озадачен. И ничего удивительного. Джорджия редко ходила на свидания и из-за сына никогда не позволяла мужчинам ночевать здесь. - Кто он?
        - Просто мужчина, который заблудился, на улице ведь темно и еще дождь вдобавок идет, - сказала она. Объяснение звучало вполне удовлетворительно, потому что не было сплошной ложью. Джексон действительно заблудился, как он рассказывал. - Его машина сломалась недалеко от нашего дома, и ему нужно было позвонить, чтобы добраться до города. - Это должно удовлетворить ненасытное любопытство восьмилетнего мальчика, решила она.
        Молодая женщина поправила простыню:
        - А теперь марш в постель!
        - Как этот человек собирается добираться до города? - спросил Ной, залезая под одеяло с изображением героев мультяшек. - Он же снова заблудится, - уверенно сказал Ной.
        - Хм, посмотрим. - Джорджия подоткнула края одеяла и поцеловала сына в лоб.
        Когда она дошла до лестницы, то вдруг подумала, что Ной прав, как всегда. Единственный способ помочь Джексону Брэдшоу добраться до города - это отвезти его на машине или одолжить ему свой велосипед. Было около двух ночи, и ни одно из этих решений не выглядело идеальным. Да и разве бросишь Ноя одного в доме?
        Когда Джорджия вошла в гостиную, Джексон стоял возле окна, положив руки в карманы, и смотрел на дождь. Он повернулся к ней, и выражение его лица было совершенно невозмутимым. Словно между ними ничего не произошло.
        Оно и к лучшему. Джорджия была бы счастлива избежать анализа их столь странного поведения или каких-либо комментариев с его стороны. Этот поцелуй был как сон, как самая безумная фантазия. Она не могла понять, а тем более объяснить, почему ее тело так отреагировало на почти незнакомого ей мужчину.
        - С вашим мальчиком все в порядке? - спросил он вежливо.
        - Да, все хорошо, - заверила она.
        - Извините, что разбудил его. Надеюсь, он не испугался, услышав ночью чужой мужской голос.
        Забота Джексона о Ное удивила ее. Было ли это нарочно задумано, чтобы заставить ее довериться ему? Может, умелый поцелуй тоже заранее запланирован?
        - Я объяснила ему, что ваша машина сломалась и вы пришли за помощью. Он сказал, что вы не сумеете ночью добраться до города.
        - Судя по тому, как выглядит ваш городок, он прав. Если бы я чихнул, когда ехал по шоссе, я мог бы проехать мимо него и даже не заметить.
        - Ну не такой уж он и маленький, - запротестовала Джорджия. - Однако в Суитуотере нет круглосуточной службы такси. У нас вообще нет такси, если честно, - добавила она.
        - И, как полагаю, даже если бы я нашел машину, то поблизости сыщется не слишком много мотелей, не так ли?
        - Ну почему же. Конечно, здесь есть мотель, - возразила она. - «Уютный уголок». Около тридцати пяти миль к северу по Шестому шоссе. Водителям-дальнобойщикам он очень нравится.
        Она попыталась представить Джексона Брэдшоу, проводящего ночь в «Уютном уголке», и невольно улыбнулась про себя: да, это тебе не «Ритц»…
        - Я мог бы догадаться, - сказал он мрачно, затем вздохнул и потер глаза. - Ну, может быть, вы смилостивитесь и одолжите мне зонтик. Похоже, там все еще идет дождь, а мне далеко идти до машины.
        - Машины? Я думала, ваша машина сломалась.
        - Правильно. Но никто из проката автомобилей возиться с ней до утра не станет.
        - Тогда могу я спросить, зачем вы пойдете к машине? Если там остались ценные вещи, то не беспокойтесь. Здесь, может, и захолустье, но зато почти нет преступности.
        - Счастлив слышать это, мисс Прайс. По крайней мере, мне нет нужды опасаться за мою жизнь, когда я буду спать на обочине. Так у вас есть лишний зонтик или нет? - потребовал он.
        Джорджия внезапно поняла. Бедняга! Он думал, что она выкинет его обратно под дождь и заставит спать в машине. Она не могла бы так обойтись даже со злейшим врагом. Она чуть не рассмеялась, но сдержалась.
        - Не глупите! Вам нет нужды спать в машине. Вы можете спать здесь на кушетке. - Одновременно они взглянули на ее старую кушетку. Она показалась ей еще жестче, чем раньше. И ноги будут свисать. Но все-таки это гораздо лучше, чем спать в машине. После того, как он оскорбил ее сегодня - и все это во имя его «миссии», - он должен быть счастлив, что ему вообще позволили остаться.
        Он, должно быть, думал о том же самом.
        - Спасибо. Это очень щедрое предложение.
        - Вы правы. - Джорджия прошла мимо и направилась наверх в спальню за бельем. Потом она вспомнила, что его одежда, должно быть, все еще мокрая. - Хотите сухую футболку или еще что-нибудь? - спросила она, остановившись на полпути.
        - О да, конечно. Это будет чудесно, - повторил он, удивленный ее заботой. - Если вы найдете подходящий размер.
        - Я постараюсь подыскать что-нибудь, - сказала Джорджия, продолжив подниматься по лестнице. У нее было несколько больших футболок, которые она надевала во время тренировок. Одна из них вполне могла подойти ее незваному гостю. Наверняка найдутся и какие-нибудь подходящие шорты.
        Она собрала постельное белье, чистое полотенце, туалетные принадлежности, а также большую черную футболку и серые шорты, но, когда вернулась со всем этим в гостиную, обнаружила Джексона спящим в кресле-качалке.
        Он тяжело дышал, почти храпел, и во сне его Суровое лицо смягчилось, стало еще более красивым. Он расстегнул рубашку, и Джорджия обнаружила, что краснеет при виде его мускулистой груди, покрытой завитками темных волос, и плоского живота.

«Спокойно, девочка», - сказала она себе, отводя взгляд, и, тихо вздохнув, положила вещи на стол, который стоял рядом с Джексоном, и быстро застелила кушетку.
        Мужчина спал так крепко, что она заколебалась, стоит ли тревожить его. Потом все-таки решила разбудить, потому что знала, что иначе он может проснуться с ужасной болью в спине, что, конечно, не улучшит его мрачного настроения.
        Она нагнулась к нему.
        - Джексон, - позвала она тихо. - Проснитесь! Вы меня слышите?
        Он не открыл глаза сразу, но было заметно, как слабая улыбка тронула уголки его губ.
        - Вставайте, Джексон. Пора спать, - позвала она, машинально наклоняясь ближе.
        - Джорджия, - пробормотал он. Ей понравилось, как он произнес ее имя. Словно звал ее во сне. Но вдруг услышала: - Да, пойдем в постель, милая…
        Она резко выпрямилась. Джексон моргнул и взглянул на нее. Его расслабленная нежная улыбка сменилась настороженным взглядом.
        - Мне кажется, я заснул, - извиняющимся тоном произнес он, потерев лицо ладонями.
        - Мне тоже так кажется, - отрезала она. - Постель готова, а здесь на столе вещи, которые могут вам понадобиться. Ванная там, сразу налево от кухни.
        - Налево от кухни, - повторил он сонно. - Не волнуйтесь, я найду. Спасибо за кровать. Но нет нужды укладывать меня, - пошутил он.
        - Слава богу, - ответила она тихо. Повернувшись, Джорджия направилась к лестнице: - Увидимся утром.
        - Да, утром, - повторил Джексон сердито. Встал с кресла-качалки и потянулся. - Но ведь завтра день свадьбы. Или мое прибытие помешало вашим планам? В любом случае будьте уверены, что вы не избавитесь от меня, пока я не найду брата. Просто окопаюсь в вашей гостиной, если понадобится.
        - Что за нелепая мысль? - воскликнула Джорджия. Случайно она встретилась с ним взглядом и быстро отвела глаза. О боже, он опять за свое! Интересно, сколько еще времени продлится это испытание?
        Ее внезапно охватило искушение признаться во всем, но она решила подождать до утра. Нельзя предугадать, какова будет его реакция. Он вполне способен сразу покинуть ее дом, чтобы продолжить преследование Уилла и Фейт.
        Нет, пусть лучше останется здесь, в гостиной, где она сможет за ним присматривать. И пусть верит в то, что она счастливая невеста.
        И потом, такой мужчина, как Джексон Брэдшоу, заслужил по крайней мере одну беспокойную ночь на ее кушетке за попытку помешать венчанию ее любимой сестры.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Когда на следующее утро Джорджия спустилась вниз, на кушетке никого не было, рядом на стуле аккуратной стопкой лежало постельное белье. Из-за двери в ванную доносился шум воды. Сама она уже успела принять душ наверху, и теперь ее влажные и блестящие золотисто-медовые волосы завивались на концах. «В этих джинсах и темно-голубой футболке я совсем не похожа на женщину, которая собирается замуж», - подумала она. Конечно, попробуйте объяснить это Джексону Брэдшоу. Он все равно будет уверен, что она пытается одурачить его: а вдруг свадебное платье надето у нее под джинсами?
        Почти не пользующаяся макияжем, Джорджия потратила сегодня массу времени на то, чтобы скрыть тени под глазами тональным кремом и добавить блеска бледным губам. Не помешала бы и моральная поддержка для новой схватки с «драконом».
        Джорджия включила кофеварку и достала продукты из холодильника. Она умела хорошо готовить, замечательно - как говорили знакомые, и теперь собиралась улучшить настроение Джексона Брэдшоу вкусным завтраком.
        Она подумала, что он скорее всего ничего не ел во время своего долгого и трудного путешествия и вполне оценит хороший завтрак: хрустящий поджаристый бекон, блинчики с черникой, яичницу и свежевыжатый апельсиновый сок. И даже если вкусная еда не смягчит его суровый нрав, то хотя бы оттянет дальнейшие расспросы.
        Джорджия не сомневалась, что ее ждет допрос с пристрастием по поводу того, где сейчас находится Уилл Брэдшоу. Или, может быть, Джексон полагает, что лучше всего висеть у нее на хвосте до тех пор, пока жених сам не появится?
        А ей совсем не хотелось, чтобы он ходил за ней по пятам, подумала она, размешивая с удвоенной силой тесто для блинчиков. Что-то в этом мужчине, несомненно, лишало ее присутствия духа. Дело вовсе не в его сложном несносном характере - с этим еще как-то можно справиться. И вообще, будь он маленьким, толстым и лысым - не было бы никаких проблем, но Джексон был настолько привлекательным, что сердце замирало при виде его улыбки. Слава богу, что он улыбался редко, а чаще был мрачен, как грозовая туча.
        Она уменьшила огонь, чтобы бекон не подгорел, и порезала немного фруктов в салатницу.
        Уже давно ей никто так не нравился. Это было бы забавно. Но что ее раздражало больше всего, так это мысль, что из всех мужчин, с которыми встречалась в последнее время, она увлеклась именно им.
        - Вот уж повезло, - усмехнулась Джорджия.
        - Повезло с чем? - низкий голос ворвался в ее мысли.
        Джорджия подняла глаза, стараясь скрыть замешательство.
        - Ммм, просто говорила сама с собой о погоде. Льет как из ведра.
        - Да, я заметил… К тому же дождь в день свадьбы приносит удачу, - добавил он многозначительно.
        - О да. Моя свадьба. Я почти забыла, - сухо отозвалась она, похлопав себя по лбу. - Спасибо, что напомнили.
        - Не за что, - вежливо ответил он.
        Джорджия наконец подняла голову и внимательно посмотрела на него. Если прошлой ночью, в мокрой, мятой одежде, заросший щетиной, он выглядел хорошо, то сейчас был просто неотразим. Он надел после душа ее черную футболку, которая великолепно подошла ему, и серые шорты. Он воспользовался одноразовой бритвой, которую нашла для него Джорджия, и слегка поцарапал подбородок. Ей захотелось провести ладонью по его гладко выбритым щекам…
        Но она вернулась к готовке.
        - Налейте себе кофе. Завтрак будет через несколько минут.
        - Пахнет чудесно. - Он налил кофе. - У меня никогда не было времени на настоящий завтрак.
        - Ну, тогда это самый настоящий завтрак. Плотный и калорийный. Надеюсь, вы не помешаны на здоровой пище или чем-то таком?
        - Даже если бы и был, сейчас я съел бы все, что вы приготовили.
        Она засмеялась.
        - Вы хорошо спали?
        - Заснул сразу, как перебрался с этого прокрустова ложа на пол.
        - Да, я понимаю, пол куда удобнее, - согласилась она. Уголки ее губ задрожали от смеха.
        Он оперся на кухонную стойку и потягивал кофе, наблюдая за ней. Задумчивое выражение на его лице вновь заставило ее занервничать. Она хотела бы, чтобы он сел за стол, но не могла попросить его об этом. Его близость смущала ее, и она попыталась сконцентрироваться на блинчиках. Приподняв один за краешек лопаткой, она ловко перевернула его на сковородке.
        - Вы очень хорошо справляетесь, - заметил он.
        - Я когда-то работала поваром в закусочной, - призналась она. - Одна из моих многих профессий. Но вы, очевидно, знаете все об этом периоде моей жизни из ваших… ммм… расследований? - съязвила она.
        - Моих расследований? - Он слегка покраснел, хотя это почти не было заметно из-за бронзового загара. - О да. Я припоминаю, что читал об этом, - признал он. - Тяжелая работа для женщины - готовить в закусочной.
        - Это тяжелая работа для любого, - поправила она. - Но хозяйка, которой принадлежало заведение, была хорошим человеком. Она позволяла мне брать Ноя с собой, когда я не могла найти няню.
        - Вы брали ребенка на работу? - недоверчиво спросил он. - Но это было… безопасно для него?
        - С ним все было в порядке. Я сажала его на детский стульчик рядом со стойкой бара. Все официантки по очереди присматривали за ним. Играли с ним, разговаривали и всячески баловали. Можно было подумать, у него десять мам.
        Она обернулась и посмотрела на него. Они с ним будто были из разных миров. Очевидно, он никогда не знал, что такое перебиваться с хлеба на воду, искать деньги на оплату жилья, дрожать над каждым долларом. Разве такое объяснишь? Она только потеряет время, если попытается сделать это.
        - Выбор: брать сына с собой на работу или увольняться - передо мной не стоял, - добавила она. - Мне позарез нужны были деньги.
        - Я понимаю, - задумчиво произнес он.
        - Нет, я думаю, вы ни черта не понимаете, - отрезала она.
        Кто-то вроде Джексона Брэдшоу может исследовать ее жизнь годами и узнавать всевозможные факты ее биографии, но он никогда не сможет понять всю правду!
        Кухня внезапно показалась ей маленькой. Присутствие мужчины нервировало ее, раздражало. Дождь, монотонно стучавший в оконное стекло, делал комнату еще более душной и тесной.
        Она вдруг вспомнила вчерашний поцелуй, вспомнила, как пылко ответила на него. Никто из них не затрагивал эту тему, и, без сомнения, она не собиралась начинать утро с разговора о том, что произошло. Джорджии постепенно стало казаться, что гость подверг ее своеобразному испытанию, попытался проверить, верна ли она его брату или флиртует с каждым представителем мужского пола. Впрочем, трудно поверить, что такой страстный поцелуй - всего лишь проверка.
        Какое это имеет значение? - в конце концов решила она. Пусть ошибка, пусть минутная слабость, главное - это никогда больше не повторится: она не захочет, и он не допустит - этот надменный сноб. Как ей вообще мог понравиться такой мужчина?
        - Позвольте помочь вам накрыть на стол? - вежливо предложил он.
        - Спасибо, если хотите. Тарелки в буфете, а вилки и ножи в этом ящике, - показала она. - Включите радио, если хотите услышать прогноз погоды, - добавила она.
        Оживленная болтовня ведущего утренней программы местной радиостанции помогла снять напряжение. Однако новости оказались неутешительными.
        - И рекордное выпадение осадков продолжится весь сегодняшний день, наводнение на Шестом шоссе к западу и северу от города размыло дороги и нарушило сообщение между населенными пунктами района. Другими словами, сегодня лучше остаться дома, если у вас есть такая возможность. Или если вы не утка, - раздалось долгое утиное кряканье, перемежающееся смехом ведущего. - И если вам все-таки необходимо выйти из дому, не забудьте надеть болотные сапоги, потому что грязи снаружи по уши, не так ли, Уолли? - спросил ведущий партнера.
        - Да уж, недаром сегодня у нас у обоих такие грязные мысли, - рассмеялся Уолли. Потом раздались забавные звуки - возможно, кто-то заиграл на губной гармонике, - которые заставили Джорджию улыбнуться. - Надеюсь, друзья, завтра небо прояснится.
        - Они не могут просто дать прогноз погоды, вместо того чтобы ломать комедию? - потемнел от злости Джексон. - Я не думаю, что автосервис отправит эвакуатор в такую погоду, не то что другую машину.
        Джорджия взглянула на него, выкладывая горку золотистых блинчиков на тарелку:
        - И я сомневаюсь.
        Судя по всему, ей придется оставаться с гостем дома весь день, раз никаких изменений к лучшему в погоде не предвидится. Судя по его недовольному выражению лица, он думал то же самое.
        - Блинчики с черникой! Как здорово! А ведь сегодня даже не воскресенье! - Звонкий голос Ноя нарушил тишину на кухне, когда он стремительно вбежал в комнату и направился к столу. Заметив незнакомца, он сразу замолчал и остановился возле матери.
        - Сынок, это тот самый мужчина, о котором я рассказывала тебе, у него сломалась машина прошлой ночью. Его зовут Джексон.
        Джорджия в целях предосторожности опустила фамилию. Смышленый Ной сразу уловил бы связь между Джексоном и Уиллом, к которому он уже начал обращаться «дядя Уилл». Стоит ему проболтаться, и весь план провалится.
        - Как дела? - вежливо спросил Джексон. - Ты, должно быть, Ной. - Он протянул мальчику руку, которую тот по-взрослому пожал.
        - Спасибо. Хорошо. А у вас? - откликнулся Ной, приподнимаясь на цыпочках, чтобы казаться выше.
        Старание Ноя выглядеть взрослым во время таких встреч всегда удивляло Джорджию. Замечательный мальчик - он никогда не доставлял ей особых хлопот. А в такие минуты он казался ей настоящим маленьким мужчиной. Большие круглые очки в черепаховой оправе, которые ему пришлось носить с четырех лет, тоже усиливали это впечатление. Да и по умственным способностям Ной был старше своих лет.
        Учителя хором говорили ей, что Ной - на редкость умный, одаренный ребенок. Он перескочил через второй класс и мог бы перескочить и через четвертый, но ему это уже было неинтересно. К сожалению, в их маленькой общеобразовательной школе не было специальных программ для одаренных детей, а Джорджия не могла позволить себе спецшколу.
        Она надеялась, что, возможно, в будущем сможет обеспечить ему условия для занятий, которые помогут раскрыть его умственный потенциал. А пока она делала все возможное, покупая ему книги, обучающие игры и поощряя его разнообразные интересы. Летом она собиралась устроить его на две недели в специальный лагерь с научным уклоном, а кроме того, уже скопила достаточно денег, чтобы купить ему компьютер на Рождество. Уилл собирался помочь выбрать самый подходящий. Ной был очарован рассказами об исследованиях Уилла, и Джорджия думала, что новый «дядя» хорошо повлияет на ее сына.
        Мысли ее обратились к Джексону. Как он будет общаться с Ноем, ведь после тайного венчания Фейт и Уилла они фактически стали родственниками, хотя Джексон не догадывался об этом.
        Джорджия поставила остальную еду на стол. Они сели напротив друг друга. Ной сел между ними. Все молча наполнили тарелки и принялись за еду.
        - Приедет тягач, чтобы вытащить твою машину из грязи? - спросил Ной с набитым ртом.
        - Надеюсь, - ответил Джексон. - Я еще не звонил.
        - Ураган не ожидается здесь до поздней ночи. Фронт холодного сухого воздуха надвигается с юга через Средний Запад со скоростью двадцать миль в час, - терпеливо объяснил Ной, - и достигнет нас сегодня ночью. Правда, он может быть остановлен другим фронтом, идущим со стороны залива, - предупредил он.
        Джексон уставился на мальчика широко раскрытыми глазами, не донеся до рта вилку с наколотым блинчиком.
        - Ничего себе!
        - Ной очень интересуется погодой, - объяснила Джорджия.
        - Ма, можно я посмотрю на тягач, когда он придет? - попросил Ной, снова превратившись в маленького мальчика. - Пожалуйста!
        - Посмотрим, - ответила Джорджия.
        - Готов поспорить, они пришлют грузовик с платформой вместо кузова, - обрадовался Ной в предвкушении такого зрелища.
        - Лучше бы им прислать судно-буксир, - возразил Джексон, выглядывая в окно. Он вытер рот салфеткой. - Великолепные блинчики, кстати сказать.
        - Спасибо, - ответила Джорджия. Подумать только! Ее гость не упоминал Уилла или ее так называемые свадебные планы в течение по меньшей мере десяти минут. Может быть, причиной тому вкусный завтрак?
        - Спорю, Уилл может съесть дюжину таких блинчиков, - сказал Джексон, внимательно наблюдая за Джорджией. - Он всегда обожал блинчики с черникой.
        Лицо Ноя просияло:
        - Вы знаете моего дядю Уилла?
        - Не говори глупостей, Ной, - нервно перебила Джорджия. - Откуда наш гость может знать дядю Уилла? Он имеет в виду кого-то другого.
        Она взглянула на Джексона и почувствовала, как у нее в горле все пересохло.
        Было слишком поздно. Джинна уже выпустили из бутылки. Джексон был похож на хищника, почуявшего запах дичи.
        - У тебя есть дядя Уилл? - спросил он Ноя беззаботно. - Как забавно. Моего брата зовут точно так же.
        - Какое потрясающее совпадение, - перебила Джорджия. У нее появилось ощущение тошноты. - Еще блинчиков? Бекона? Апельсинового сока?
        - Мне еще блинчик, пожалуйста, - сказал Ной.
        Джексон пристально смотрел на нее, явно размышляя о том, как бы ему выведать у мальчика более подробную информацию.
        - Когда ты закончишь завтрак, я хочу, чтобы ты пошел наверх и убрался в своей комнате, - велела она Ною.
        - Но моя комната в порядке, - запротестовал тот. - Ты заставила меня убраться вчера, мама, прежде чем дала карманные деньги. Разве ты не помнишь?
        - А как насчет клетки хомячка? - настаивала Джорджия. - Мне кажется, Гарри нуждается в том, чтобы его клетку почистили.
        - Но, мама… - пытался протестовать Ной, доедая завтрак.
        - Не спорь с мамой, сынок, - твердо сказал Джексон.
        Его повелительный тон удивил и Джорджию и Ноя. Они оба уставились на него. Джорджия не знала, благодарить его или сказать, что он не имеет права вмешиваться не в свои дела. Ной внимательно посмотрел на Джексона и решил подчиниться:
        - Хорошо, хорошо.
        Он встал со стула и отнес тарелку в раковину.
        - Ладно, я думаю, клетке Гарри не помешает еще одна уборка.
        Джорджия почувствовала облегчение, когда сын покинул кухню. Ей удалось избежать катастрофы.
        Ощущение неизбежности близкой развязки охватило ее, когда Джексон внезапно поднялся, широко улыбаясь.
        - Эй, Ной, я бы хотел посмотреть твою комнату, - весело сказал он. - И помочь тебе с хомячком. Можно?
        - О да, конечно, - обрадовался Ной. Он взглянул на мать, как бы спрашивая ее одобрения, но та была слишком подавлена, чтобы возражать.
        И он принял ее молчание за согласие.
        - Гарри особенный, - объяснил он Джексону. - У него только три лапки, но это его не беспокоит. Он может бегать в колесе и все остальное. А еще у меня есть рак-отшельник и тритон.
        - Неужели? - восхитился Джексон.
        - Дядя Уилл обещает, что в следующий раз, когда он приедет, он привезет мне настоящую крысу. Белую.
        - Белую крысу? - Джексон с удовлетворением отметил, что разговор вернулся к интересующей его теме. - Но почему твой дядя решил подарить тебе именно крысу?
        - Он ученый. Орнитолог. Это означает, что он изучает птиц. Его интересуют те птицы, которые живут поблизости от океана, - объяснил Ной. - Но у них много крыс в университете, где он преподает, в лаборатории… для разных экспериментов и всего прочего.
        - Так твой дядя орнитолог! - тихо произнес Джексон. - Как здорово! Еще одно совпадение. И мой брат Уилл тоже орнитолог. И он тоже занимается океанскими птицами.
        Его тон не предвещал ничего хорошего. Однако Ной ничего не заметил и продолжал весело болтать:
        - Тетя Фейт сказала мне однажды, что у нее в детстве была белая крыса, а ее мама, моя бабушка, заявила, что хвост у нее мерзкий. Бабушка кричала от страха каждый раз, когда тетя подносила к ней крысу.
        - Тетя Фейт? - удивился Джексон, и сердце Джорджии бешено заколотилось. Настал ее последний час, подумала она. - Кто такая тетя Фейт? - терпеливо спросил Джексон.
        - Мамина сестра, конечно, - сказал Ной так, словно все знали об этом. - Она и дядя Уилл оставались здесь несколько недель, а потом поехали жениться.
        - Джексон! - прервала сына Джорджия. - Я думаю, нам надо поговорить, прежде чем вы пойдете смотреть зоопарк Ноя.
        Все зашло слишком далеко. Она не собирается сидеть сложа руки и смотреть, как Ной, сам того не подозревая, оказывается в самом центре взрослых проблем. Если кто-нибудь и должен сказать Джексону правду, то это она.
        - Как скажете, Джорджия, - отозвался он и повернулся к ней, готовый внимательно ее выслушать.
        Но прежде, чем приступить к допросу, он повернулся к Ною:
        - Почему бы тебе не начать одному чистить клетку? Я приду через минуту-другую, - пообещал он. Он протянул руку и потрепал Ноя по спутанным русым волосам.
        - Хорошо, - согласился Ной, серьезно глядя на Джексона. - Я пока все приготовлю.
        Наблюдая за ними, Джорджия была, как ни странно, тронута таким добрым отношением к Ною. Но она прогнала это чувство прочь. Нельзя было позволять себе испытывать симпатию к Джексону Брэдшоу.
        Не сейчас и никогда.
        - Итак, вы готовы рассказать мне про дядю Уилла… и тетю Фейт? - спросил Джексон, как только Ной покинул комнату.
        - Ваши попытки выведать все у ребенка бесчестны, - сказала она с негодованием.
        На долю секунды ей показалось, что он смутился. Но затем это выражение лица сменилось более знакомой мрачной решимостью.
        - Я только хочу узнать, где прячется мой брат. И на все пойду, чтобы узнать это.
        - Я уже сказала вам, Джексон. Я понятия не имею, где Уилл. Он был здесь недолго, это правда. Но они нарочно не сказали мне, куда собираются ехать. Теперь вам остается только поверить мне - и скатертью дорога! - взорвалась Джорджия.
        - Успокойтесь, пожалуйста, - Джексон махнул рукой. - Фейт ваша сестра, верно?
        Она кивнула.
        - Это говоря о ней, вы употребили загадочное местоимение «они»? О ней и моем брате?
        Джорджия снова кивнула.
        - Почему Ной зовет моего брата дядей? - продолжил он. Она увидела, как постепенно он начал понимать, что происходит. - Уилл женился на вашей сестре? - Его голос задрожал от изумления.
        - Ну… они были обручены, когда приезжали в гости, - объяснила Джорджия. - Но сейчас они, может быть, женаты.
        Ну вот. Все прояснилось. Птичка выпорхнула из клетки. Джинн вырвался из бутылки.
        Лицо Джексона помрачнело от постепенно нарастающей в нем ярости.
        - Но вы… - задыхаясь, прохрипел он и поднял вверх указательный палец. - Прошлой ночью вы позволили мне думать, что вы и Уилл… Вы убеждали меня, что помолвлены.
        - Я никогда не говорила, что между Уиллом и мной существуют романтические отношения, - поправила она. - Если вы помните, я говорила с вами в общем, абстрактно, и объяснила, что не собираюсь замуж за вашего брата. Я просто сказала, что он взрослый, умный человек, который имеет право сам решать, на ком ему жениться.
        - Подразумевая под этим кем-то вашу сестру? - сказал он, ошарашенный этой догадкой.
        - Ну да, - согласилась она.
        - Вы одурачили меня, Джорджия Прайс. Вы, мой брат и ваша сестра Фейт обманом заставили меня приехать сюда, в это Богом забытое место, в самый разгар наводнения. В то время, как свадебная церемония происходила где-то еще, возможно за тысячи миль отсюда. Как умно придумано. Чертовски умно. Я могу поспорить, вы животы надорвали от смеха, потешаясь надо мной, не так ли?
        Джорджия судорожно сглотнула, боясь взглянуть на него.
        - Совсем нет. Я не издевалась над вами, если вы это имеете в виду. Я очень рада, что вы в конце концов узнали правду.
        - Я тоже чертовски рад! - воскликнул Джексон. Дождь хлынул еще сильнее; скандал, собиравшийся разразиться на кухне, был под стать бушующей стихии снаружи. Джорджия попыталась поднять блюдце с чашкой, но ее руки тряслись, и она поспешила поставить все обратно, чтобы не уронить.
        Она ничего не ответила. Что тут можно сказать? Лучше дать ему время успокоиться и выпустить пар, чтобы взрыв ярости не снес ее старенький дом.
        - Мой брат знал, что я следил за ним. Вы двое ходили по всему городу, изображая влюбленную пару. Вы даже опубликовали объявление о помолвке в местной газете, где было написано, что свадьба состоится сегодня.
        Уилл рассказал Джексону, что встретил прекрасную женщину и влюбился в нее. Но когда Джексон начал задавать слишком много вопросов, Уилл забеспокоился. Он знал, что брат мог устроить частное расследование, чтобы раскопать все возможные сведения о его нареченной. Так уже происходило не раз. И каждый раз Джексон считал, что девушки Уилла не подходят для брака с одним из Брэдшоу. Иногда он даже платил девушкам деньги, чтобы те исчезли, точно так же, как его отец поступил с ним. Но Уилл знал об этом и готов был сделать все возможное, чтобы этого не случилось снова.
        Вот почему все было так тщательно продумано, включая объявление о помолвке. Кусочек сыра в мышеловке был слишком соблазнительным, чтобы Джексон мог устоять, как считал Уилл, и оказался прав.
        - О, объявление. - Джорджия уставилась в пол и взъерошила волосы. - Это была вообще-то идея Уилла.
        - Но вы пошли на это.
        Она взглянула на него.
        - Да, пошла.
        Да, она действительно обманывала его, это так. Но теперь она убедилась в правоте Уилла. Эта затея была необходима, чтобы защитить Уилла и Фейт и помешать Джексону испортить им свадьбу. Но как она могла объяснить это Джексону? Ведь он упрям как осел и разъярен как бык при виде красной тряпки.
        - Послушай, они пришли ко мне… просили меня… помочь им, потому что хотели пожениться спокойно, без помех. У них есть право на личную жизнь.
        - А у меня есть право заботиться о моем брате, - холодно возразил Джексон. - Вы не знаете Уилла. Это чудаковатый, рассеянный профессор. Он может быть признанным гением… но он, он ни черта не смыслит в женщинах! Все, что хорошенькой женщине нужно сделать, - это всего лишь улыбнуться, и он уже влюблен по уши. Одно свидание, и он делает предложение. Вы не знаете, сколько раз я спасал этого чудака от разных интриганок!
        - Моя сестра не интриганка, - возразила Джорджия.
        - Ну конечно, вы будете защищать ее, - бросил он.
        - Но разве невозможно, что ваш брат в конце концов встретил хорошую девушку, по-настоящему хорошую девушку? Ваш брат и моя сестра влюблены друг в друга. Каждый, кто видел их вместе, может подтвердить это, - тихо сказала она.
        Джексон отвел глаза, сложив руки на груди и пытаясь унять гнев, как она надеялась. Его молчание придало ей храбрости, и Джорджия продолжила свою речь в защиту Уилла и Фейт:
        - Вам нужно увидеть их вместе. Фейт фотографирует природу. Она очень необычный человек, честно. Она красивая, одаренная и очаровательная девушка, - восторженно рассказывала Джорджия. - И я думала, что она никогда не встретит человека, достойного ее. Она всегда была такой… недоступной. А потом появился Уилл. Вы знаете, как говорят: «На каждый хитрый замок есть своя отмычка», - закончила Джорджия с улыбкой.
        - Никогда не слышал такого выражения, - упрямо сказал Джексон. - Наверное, находка местных остряков.
        Джорджия проигнорировала его слова и продолжила:
        - Они встретились на семинаре по изучению миграции птиц. Фейт пригласили в университет сделать фотографии. Это была любовь с первого взгляда. Они были бы счастливы жить вместе в лесу в окружении птиц до конца жизни…
        Но когда она взглянула на мрачную физиономию своего собеседника, то сразу же прервала восторженный монолог.
        - Как мило - любовь с первого взгляда! Рай в шалаше, - презрительно бросил он. - Влюбилась с первого взгляда в его кошелек - в этом я совершенно не сомневаюсь.
        Джорджии стало дурно от его слов. Как смеет он обвинять ее сестру, не имея на то никаких оснований. Бесполезно разубеждать его. Он просто сумасшедший, параноик! Только из-за того, что с ним приключилась неприятная история в прошлом, он считал всех женщин подлыми, коварными и меркантильными созданиями. Фейт была самым бескорыстным человеком из тех, кого знала Джорджия. Пока у нее есть ее любимый фотоаппарат и запас пленки, Фейт может счастливо жить в палатке и ни в чем больше не нуждаться.
        - Я не желаю вас слушать. Еще одно слово в подобном тоне, и вы можете убираться отсюда, - предупредила Джорджия. - И мне плевать, если вы утонете, - сказала она, выглядывая в окно.
        Он покачал головой. Может, наконец решил сдаться? Джорджия надеялась на это.
        - Так они уже поженились? - спросил он.
        - Собирались.
        - И у вас нет совершенно никаких соображений по поводу того, куда они могли направиться? А если хорошо подумать?
        Если он задаст еще один вопрос, она накричит на него. Джорджия поджала губы и отрицательно потрясла головой.
        - Абсолютно никаких. Не имею ни малейшего понятия, - процедила она сквозь зубы.
        Он пристально смотрел на нее, казалось, целую вечность. Его глаза напоминали сверкающие черные озера. Губы были плотно сжаты. Она вспомнила, как прошлой ночью они были такими теплыми и мягкими, когда прикасались к ее губам, но сразу же прогнала эти воспоминания прочь.
        Как ему удавалось быть таким дьявольски упрямым - и в то же время таким привлекательным?
        - Может быть, в университете, где преподает Уилл, кто-нибудь знает? - предположил Джексон, отводя взгляд.
        - Сомневаюсь. Ваш брат не собирался никому ничего рассказывать.
        - Под «никому» вы подразумеваете, очевидно, меня?
        Джорджия не ответила и скрестила руки на груди. Какой он настойчивый - самый настойчивый из всех, кого она знала. «Никогда не сдавайся» - очевидно, было его девизом. Интересно, в постели он такой же властный и настойчивый? Если вспомнить их поцелуй прошлой ночью, то ответ будет однозначным.
        Хотя ей-то какое дело! Теперь, когда он узнал правду, он испарится, не задерживаясь здесь ни на минуту. Продолжит преследовать молодоженов или вернется к своей роскошной жизни в Нью-Йорке. Возможно, пройдут годы, прежде чем им доведется встретиться снова, несмотря на то что они стали родственниками.
        Странно, но ей не хотелось, чтобы все было так. Она никогда не встречала человека, который смог бы разозлить ее за столь короткий срок. И даже сейчас, глядя на его темноволосую, склоненную в раздумьях голову, она чувствовала, что выходит из себя.
        Как старшая сестра, она всегда считала своим долгом присматривать за младшей, даже когда они обе повзрослели, поэтому понимала его чувства к Уиллу гораздо лучше, чем он думал. Он просто не хотел, чтобы брат совершил ошибку, это было очевидно. Но, разумеется, ни Джексону, ни кому-либо другому не дано предугадать будущее. Если Уилл и Фейт и ошиблись, в чем она сомневалась, то только время покажет, как сложится их дальнейшая совместная жизнь.
        - Джексон! - голосок Ноя раздался сверху. - Ты идешь? Я уже почистил все клетки!
        Джексон поднял голову. Она подумала, что как раз сейчас ему совсем не до ее сына, но его спокойный дружеский ответ удивил ее:
        - Уже иду, Ной. - Он встал и пригладил волосы. - Пойду посмотрю зверюшек Ноя.
        - Вам не обязательно идти сейчас, то есть я имею в виду, если вы не хотите, Ной поймет, - произнесла Джорджия.
        - Я обещал ему, - твердо сказал Джексон, проходя мимо. - Кроме того, никогда еще не видел трехногого хомячка по имени Гарри. Мне очень любопытно.
        Она с трудом сдержала улыбку.
        - Хотите я позвоню вместо вас?
        - Я сам сделаю это позже, спасибо.
        Он вышел из комнаты. Она проводила его взглядом. Его обманули, но не унизили, подумала Джорджия, убирая посуду со стола.
        Уилл был абсолютно прав насчет своего брата. Джексон обладал крутым нравом. Но он не был таким уж плохим, если узнать его получше.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Джорджия занималась делами на застекленной террасе, и, поскольку та соединялась с кухней, ей было слышно, как Джексон обзванивает мастерские по ремонту машин, адреса которых нашлись в телефонном справочнике. Он упрашивал и даже предлагал большие деньги каждому, кто брал трубку. Но все было бесполезно. Во всем Техасе не нашлось ни одного свободного тягача, чтобы доставить машину в автосервис, и ни одного мастера, чтобы починить ее на месте.
        Он даже звонил в магазин и пытался купить машину с доставкой. Но и это ему не удалось. Теперь он говорил по телефону с диспетчером автобусного парка. Он что, пытался арендовать или купить автобус? Деньги-то у него точно есть - в этом Джорджия не сомневалась.
        Пока Джексон висел на телефоне, Джорджия занималась починкой чудесного старинного кресла из красного дерева, которое собиралась выставить в магазине. Ной сидел в гостиной и читал толстую книгу о пингвинах - подарок от Уилла и Фейт.
        Наконец она услышала тяжелые шаги Джексона, входящего на террасу.
        - Ну как, удачно? - спросила она приветливо.
        - В автобусном парке сказали, что надеются к вечеру наладить транспортное сообщение. Есть автобус, который останавливается в Суитуотере по пути в Даллас около семи. Ты можешь подкинуть меня до города к семи?
        Джорджия обдумала его просьбу… вряд ли это возможно, но он был в таком отчаянии. Господи, он так стремился выбраться отсюда, что готов был ехать автобусом! Автобусом! Да он хоть видел когда-нибудь автобус в глаза? Сомнительно. Но отказать она не могла.
        - Ну что ж, попытаемся сделать все возможное, - обнадежила она.
        - Какая у вас машина? - поинтересовался он.
        - Грузовик.
        Его лицо просветлело.
        - Великолепно.
        - Не надо радоваться раньше времени, Джексон. Ему двенадцать лет, а на счетчике намотано сто двадцать тысяч миль, три лысые покрышки, и переключатель скоростей заедает.
        Мотор тоже может заглохнуть в такую погоду, если, конечно, вообще заведется. Но Джорджия умолчала об этом.
        - Я мог бы догадаться, - сказал он хмуро. - Вы думаете, ничего не получится?
        - Но попытаться можно. - Джорджия вытерла руки тряпкой и начала собирать инструменты. - Здесь больше нечего делать, а мне уже надоело торчать дома.
        Он молча посмотрел на нее и почесал затылок.
        - Принимая все во внимание, вы правы, Джорджия Прайс, - спокойно сказал он.
        Она улыбнулась и поймала на себе его восхищенный взгляд. Он смотрел на нее какие-то доли секунды, но этого было достаточно, чтобы температура воздуха поднялась на несколько градусов.
        - Принимая все во внимание… спасибо за комплимент.


        Они втроем представляли собой забавное зрелище, когда, надев на себя всю непромокаемую одежду, которую Джорджия смогла отыскать в доме, направлялись к грузовику. Хотя ветер успокоился, дождь продолжал лить как из ведра, несмотря на обещанное прояснение.
        Пока они дошли до грузовика, ботинки Джорджии насквозь промокли, что не предвещало ничего хорошего. Даже если им и удастся добраться до города, автобус может не приехать. И если Джексону ее кровать показалась неудобной, то только потому, что он не спал на скамейке в местном кафе. «А кафе вообще открыто ночью?» - подумала она, искоса глянув на него. Тогда пусть ночует в полицейском участке - в одиночной камере. Уж там-то точно удобная кровать.
        Видимо, Джексона уже ничто не остановит. Он стремится уехать, впрочем, это только к лучшему. Чем дальше он уедет, тем лучше будет для всех. Но почему ее так огорчает его отъезд? Во всем, видимо, виноваты дожди и перспектива провести еще одни сутки взаперти, когда дома совершенно нечего делать. Кроме как играть в карты с Ноем - и позорно проигрывать восьмилетнему ребенку.
        Ной, похоже, был единственным, кого радовала поездка. Он бежал впереди, весело шлепая по лужам. Джорджия думала о том, заведется ли вообще грузовик в такую погоду, а ведь им предстояло проехать приличное расстояние до города по размытой дождем дороге.
        Но Джексон был настроен решительно. Если бы он силой воли мог двигать предметы, они бы уже давно были на месте. Очевидно, его ничуть не огорчал отъезд. От этих размышлений ей вдруг стало тоскливо и одиноко.
        - Залезайте, парни, - постаралась она перекричать дождь, открывая дверцу водителя. - Ной, ты сидишь в середине!
        Как только они залезли в машину и плотно закрыли за собой дверцы, Джорджия, мысленно перекрестившись, вставила ключ в зажигание. Мотор слабо захрипел, но все-таки заработал.
        - Пока все хорошо, - бросила она взгляд на Джексона. Похоже, теперь он был более взволнован своим отъездом, чем несколько часов назад, когда ему вообще не светило выбраться отсюда.
        - Сколько, вы сказали, лет грузовику? - спросил он.
        - Он пенсионного возраста. Если вы не против, я не стану сейчас заниматься подсчетами, - включая первую передачу, отозвалась Джорджия.
        Машина дернулась раз-другой и каким-то чудом тронулась с места. Когда они проезжали по особенно глубоким лужам, все переднее стекло забрызгивала грязь, а когда подпрыгивали на ямах, Джексону приходилось хвататься за приборную доску, чтобы не удариться головой о потолок кабины.
        - У-ух, - выдохнул он, подпрыгнув в очередной раз. - Я бы хотел добраться до города целым и невредимым, если вы не возражаете.
        - Но вы хотели добраться туда любой ценой, не так ли? Если я поеду медленней, мы застрянем.
        Джорджия не ослабляла давления на педаль газа.
        - Мне кажется, мама права, - тихо вставил Ной. - Есть определенные законы массы и энергии, применимые здесь. Тело в движении остается в движении и так далее.
        Джексон обалдело взглянул на мальчика.
        - Меня интересует только состояние моего тела, не хочется оказаться в реанимации. - Он помолчал немного и добавил: - Может, лучше я поведу?
        - Почему? Потому что вы мужчина? Не смешите меня, - фыркнула она. Грузовик подпрыгнул на ухабе, и ей пришлось изо всех сил удерживать руль. Все затаили дыхание, испугавшись, что они могут перевернуться. Вода забурлила по обеим сторонам грузовика, и на мгновенье Джорджии показалось, что они плывут. Потом они снова выехали на твердую дорогу. Теперь она уже могла спокойно вздохнуть.
        - Возможно, это была не такая уж хорошая идея, - пробормотал Джексон, когда они выехали на главную дорогу. - Наверное, нам следует вернуться и подождать улучшения погоды.
        - Раньше надо было думать! Вы что, не слышали прогноз погоды? - разозлилась Джорджия. - Все утро ныли об отъезде, разве нет?
        Его железное самообладание куда-то испарилось. Сам все это затеял, а теперь испугался? Она что, его личный шофер?
        - Я только думаю о нашей безопасности, - начал оправдываться он. - Обо всех. Я не представлял, что снаружи может быть столь ужасно.
        Джорджии и так было тяжело вести машину, а тут еще приходилось выслушивать его болтовню.
        - Я забочусь о вашем сыне. Что вы будете делать на обратном пути, если дождь не кончится? Вы можете застрять здесь совсем одни.
        Его забота о ней и ее сыне могла бы тронуть… если бы она не была так зла. Но в его словах все-таки был определенный смысл. С какой стати ей рисковать, чтобы помочь ему? Он ворвался в ее жизнь меньше чем двадцать четыре часа назад, но уже успел доставить ей массу неприятностей, правда за исключением одного незабываемого, головокружительного поцелуя. Но даже он не помог забыть о проблемах.
        - Прекрасно, раз вы хотите вернуться домой, мы разворачиваемся… - Резко крутанув руль, она развернула грузовик в обратную сторону.
        - Хорошо, - вздохнул Джексон, - мне становится легче, когда вы делаете разумные вещи. Только нельзя ли ехать помедленнее? А то нас может занести на дороге, и мы перевернемся.
        - Мы не собираемся переворачиваться, - выдавила Джорджия с неприязнью. Она жила в деревне почти всю жизнь и ездила по гораздо худшим дорогам. А самой трудной дорогой в его жизни, очевидно, была забитая машинами центральная улица на пути в консерваторию.
        Но вскоре, к своему ужасу, Джорджия услышала подозрительный шум в моторе.
        - Что это было? - тут же спросил Джексон.
        Джорджия не успела ответить. Она нажала на педаль газа, но ничего не произошло. Почувствовав, что грузовик останавливается, она попыталась свернуть на обочину - так, чтобы не соскользнуть в придорожную канаву.
        - Проклятье, - ударила она со злостью по рулю ладонями.
        - Что случилось? Бензин кончился? - спросил Джексон.
        - Хуже. Я думаю, на контакты попала вода. Должно быть, когда мы угодили в ту огромную лужу, - вздохнула она. - Надо посмотреть, можно ли что-нибудь сделать. Сейчас я выйду и попробую. - Джорджия отстегнула ремень безопасности и открыла дверцу.
        - Давайте я помогу, - предложил Джексон. Он быстро выбрался из машины и помог ей поднять капот.
        Открытый капот почти не защищал от дождя и ветра. Джорджия понимала, что чинить бесполезно, но решила все-таки попробовать - чем черт не шутит! Она протерла провода, подсоединенные к свечам зажигания, и убедилась в надежности крепления проводов аккумулятора.
        - Откуда вы столько знаете о моторах? - с любопытством спросил Джексон. Он нагнулся ниже, чтобы рассмотреть мотор, и их лица сблизились. Джорджии мешали сосредоточиться сверкающие капли дождя на его щеках. На его густых черных ресницах тоже повисли капельки воды, отчего его глаза стали еще глубже и темнее.
        - О, некоторые вещи знать просто необходимо, если живешь в такой глуши, - сказала она, отводя взгляд.
        Джексон недоверчиво посмотрел на нее. Пусть смотрит, сколько ему влезет! Ей, матери-одиночке, пришлось многому научиться в этой жизни. Другого выхода просто не было. Но зачем рассказывать ему подробности своей личной жизни? Он может прочитать об этом в отчете своего детектива, если ему интересно.
        - О'кей, больше мы ничего не можем сделать. Закройте капот, а я попытаюсь завести машину.
        Он быстро сделал все, как она велела, и вернулся на пассажирское сиденье. Джорджия направилась к водительской дверце, но не успела взяться за ручку, как вдруг поскользнулась и в следующее мгновенье уже лежала на спине в грязи, ощущая, как резкая боль пронзает ее левую лодыжку.
        Джексон в считаные секунды оказался рядом, за ним последовал и Ной.
        - Джорджия? С вами все в порядке? - Мужчина просунул руки под ее плечи и приподнял ей голову.
        Джорджия оцепенела от изумления - она не понимала, что произошло. Ее охватила дрожь, и ей пришлось сильнее опереться на Джексона, чтобы не рухнуть обратно в лужу. Выражение искреннего сочувствия на его лице немного отвлекло ее. Но все-таки недостаточно, чтобы лодыжка перестала болеть.
        - Кажется, я поскользнулась и подвернула лодыжку, - объяснила она.
        Джорджия посмотрела на свою ногу и осторожно потрогала ее. Ужасно больно! Она постаралась скрыть гримасу боли на лице, но Джексон сразу все заметил.
        - Полегче, - проговорил он, касаясь ее плеча. - Не делайте резких движений.
        - Нет проблем, - отозвалась она. Жидкая грязь уже просочилась через джинсы и нижнее белье. Она беспомощно лежала, пока Джексон осторожно обошел ее и склонился над ее ногами.
        - Мама, с тобой все в порядке? Ты можешь встать? - Ной легонько потрогал ее за плечо. Она взглянула на него: в его широко открытых глазах читалась тревога.
        - Все хорошо, милый, - заверила Джорджия. - Я думаю, нога не сломана. Кроме того, я всегда мечтала попробовать грязевую ванну. Говорят, это очень молодит, - добавила она, надеясь вызвать у Ноя улыбку.
        - Я попытаюсь вправить кость, Джорджия, - сказал Джексон, ухватившись за ее ногу. - Постараюсь быть как можно аккуратнее.
        Несмотря на всю его осторожность, боль была нестерпимой. Лежа и опираясь на локти, Джорджия вдохнула побольше воздуха и закрыла глаза.
        Когда она снова открыла их, лицо Джексона было совсем близко. Он выглядел очень встревоженным тем, что причинил ей боль. Ей захотелось протянуть руку и погладить его по щеке. Джексон мог быть высокомерным и заносчивым, даже просто невыносимым, но у него действительно было доброе сердце.
        - Все хорошо? Вас нужно отвезти в больницу! И сделать рентген.
        - Все не так уж серьезно, - заверила она. - Мне кажется, нога не сломана. Я могу пошевелить пальцами. Это хороший признак, верно?
        - Давайте посадим вас обратно в грузовик, - принял решение Джексон. - Потом посмотрим, сломано ли что-нибудь. Ной, мне нужна твоя помощь. Открой дверцу с этой стороны и помоги маме забраться внутрь, я буду поддерживать ее сзади.
        - Звучит так, словно вы укладываете мешок картофеля, - заворчала Джорджия, приподнявшись. - Ладно, давайте попробуем, - вздохнула она.
        - Нет проблем. Держитесь крепче за меня, - сказал он.
        Джексон нагнулся к ней, обхватил ее за талию и легко поднял с земли. У девушки не было другого выхода, как положить руку ему на талию и прижаться головой к его плечу.
        Он был сильнее, чем ей показалось, и где-то в уголке сознания у нее появилось желание сохранить это чувство безопасности, которое она испытала в его объятьях, тепло его тела, проникающее сквозь одежду в ее замерзшее и промокшее тело.
        - Теперь в машину, - скомандовал он, поддерживая ее.
        Джорджия повернулась, собираясь что-то сказать, но он быстро поднял ее и усадил в кабину.
        Джорджия села, и их взгляды встретились. Джексон был так близко, что она чувствовала его дыхание. Боль в лодыжке не утихала.
        - Все в порядке? - заботливо спросил он.
        - Великолепно. Спасибо за помощь.
        - Мешок сладкого картофеля, надо добавить, - пошутил он. - Вам стало полегче?
        - Мгновенно, - ответила она. Джексон рассмеялся. С помощью его и Ноя ей удалось поудобней устроиться в кабине, и скоро она сидела в середине между Ноем по правую руку и Джексоном по левую.
        - Скрестите пальцы, пусть нам повезет, - попросил Джексон, вставляя ключ в зажигание.
        Джорджию не нужно было просить дважды. Она скрестила пальцы и, закрыв глаза, мысленно произнесла молитву. Если бы погода была ясной, а ее нога целой и невредимой, то они бы легко добрались до дома, но в такой дождь и с вывихнутой лодыжкой путь предстоял нелегкий.
        Мотор никак не заводился, и Джексон тихо выругался себе под нос. У Джорджии замерло сердце.
        - Ну давай, заводись, крошка, - взмолился Джексон, пробуя снова.
        Несмотря на ситуацию, в которой они оказались, Джорджия улыбнулась про себя. Ей понравилось, как Джексон нежно упрашивал машину. «Если бы меня так упрашивали, я не смогла бы отказаться», - подумала она.
        Через несколько секунд они услышали рев мотора, и чудо произошло - машина все-таки завелась.
        - Прекрасная работа, - похвалила Джорджия.
        - Давайте надеяться, что вернемся домой без проблем, - сказал он. - Я постараюсь не заезжать в ямы, - пообещал он, бросая взгляд на ее лодыжку.
        - Со мной все хорошо. Честно, - заверила она его. - Было так глупо с моей стороны поскользнуться и упасть так неловко. Я должна была быть осторожней.
        - Чепуха, несчастный случай может с кем угодно произойти. Если кого-то и надо винить, то это меня. Я не должен был выпускать вас из машины в такую погоду.
        - Джексон, я знала, на что шла. Я не виню вас.
        - Разумеется, вы не вините меня, вы слишком добры, - перебил он. - Но это целиком и полностью моя вина, - настаивал он. - И мне очень-очень жаль. Я надеюсь, вы сможете простить меня, - сказал он таким умоляющим голосом, которого никто и никогда, наверное, не слышал от Джексона Брэдшоу.
        Он посмотрел на нее. Внезапно она остро ощутила его близость. Мужчина сидел совсем рядом, почти касаясь ее тела. На лице читалось искреннее сожаление. Он посмотрел ей в глаза, а потом опять стал внимательно следить за дорогой.
        Джорджия не знала, что ей следует сказать. Она уже говорила, что не винит его. Непроизвольно она коснулась его плеча.
        - Все, что мне нужно, - это лед для ноги и аспирин. И я сразу буду в порядке, - весело произнесла она.
        - Не беспокойтесь, я позабочусь о вас сегодня, Джорджия.
        Джексон повернул голову и посмотрел на нее. Она чувствовала, как тонет в его глазах, как замирает сердце, и не понимала, что в нем было такого, что так глубоко волновало и заставляло ее трепетать.
        Теперь им придется пробыть вместе еще несколько часов. Его слова прозвучали так, словно он собирался остаться еще на одну ночь. Это решение так обрадовало ее, что она почти забыла про больную лодыжку, но в то же время напугало так, что ей сразу захотелось бежать сломя голову прочь.
        - Может, потом мы поиграем в «Брэйн квест» [Интеллектуальная игра. (Прим. пер.)] ? - с надеждой спросил Ной.
        - Хорошая идея, - согласилась Джорджия. Она ненавидела эту игру, но сейчас такое времяпрепровождение оказалось бы прекрасным средством держаться подальше от Джексона.
        - Я тоже не против, - кивнул Джексон. - Этот ребенок - ходячая энциклопедия, - предупредила его Джорджия. - Он знает, что разобьет нас в пух и прах. Я боюсь, ему доставляет удовольствие демонстрировать, какой он умный.
        - Вы, ребята, можете объединить ваши умственные усилия. Я не возражаю, - фыркнул Ной.
        - Вот видите, я же говорила.
        - Объединить умственные усилия? Не будь таким самоуверенным, парень! - пошутил Джексон. - Я очень хорошо играю в вопросы-ответы.
        - Правда? Мама говорит, что люди, которые увлекаются такими играми, напрасно забивают голову бесполезной информацией, - радостно провозгласил Ной.
        - Ной! Нет нужды повторять мои слова! - воскликнула Джорджия.
        Джексон весело рассмеялся, заставив Джорджию улыбнуться в ответ.
        - Знаешь, возможно, твоя мама и права насчет этого, - сказал он, удивив ее. - Мне стоит подумать.


        Когда они приехали домой, Джексон припарковался прямо напротив черного хода. Он помог Джорджии войти внутрь и усадил ее на стул в кухне, поставил рядом еще один, затем, подняв ее больную ногу и уложив на другой стул, снял ботинок и носок.
        Они все уставились на ее лодыжку, которая опухла и чертовски болела, стоило только чуть пошевелить ногой. Однако Джексон, видимо, имел опыт оказания первой помощи. Он тщательно изучил ее и сделал вывод, что, по его мнению, кости не сломаны.
        - Похоже на растяжение, - сказал он, бережно подкладывая под ногу подушку, взятую с кресла. - Разумеется, вам лучше сделать рентген сразу, как только дороги просохнут. Просто чтобы быть уверенными, что все в порядке, - добавил он. - Давайте положим лед. Я думаю, сейчас это лучшее лекарство.
        Пока Джексон доставал «лекарство» из морозилки, Ной помог Джорджии снять куртку. Кофта и футболка под ней промокли насквозь. Когда они сняли кофту, Джорджии вдруг стало очень неловко из-за своей мокрой футболки, прилипшей к телу. Она взглянула на себя и подумала, что выглядит просто непристойно. Она скрестила руки на груди, но это не особенно помогло.
        - Ной, ты не мог бы сбегать наверх и принести мою белую кофту на молнии? - попросила она тихо сына.
        Когда Ной отправился выполнять ее просьбу, вернулся Джексон со льдом.
        - У тебя есть какие-нибудь обезболивающие препараты? - спросил он.
        Она сказала ему, что аптечка находится в шкафчике над раковиной, и он вскоре подал ей две таблетки со стаканом воды.
        Лед облегчил боль, но она почувствовала, что замерзает. К тому же мокрая и грязная одежда все еще оставалась на ней.
        Футболка и мокрый лифчик почти ничего не скрывали. Джорджия сжалась, обхватив себя руками. К счастью, внимание Джексона было приковано к ее лодыжке, и он ничего не замечал.
        Но как только она почувствовала, что он уже не смотрит на ее ногу, а разглядывает ее всю, ей стало не по себе. Его взгляд на мгновение остановился на ее груди, но, как настоящий джентльмен, он тут же отвел глаза, за что она была ему очень благодарна.
        В конце концов их глаза встретились.
        - Вы промокли до нитки, Джорджия. Вам нужно снять одежду и принять горячую ванну прямо сейчас.
        - Ванна на втором этаже. Я думаю, мне лучше принять душ здесь.
        - Вы сломаете себе шею в душе, - сказал он. - Не волнуйтесь, я отнесу вас наверх в ванную. Никаких проблем.
        - Нет, есть одна проблема, - натянуто улыбнулась она. - Я знаю вас недостаточно, чтобы позволить вам помогать мне принимать ванну, - отрезала она.
        Он рассмеялся в ответ на ее заявление.
        - Правда? Любопытно, насколько хорошо вам нужно знать мужчину, чтобы даровать ему эту почетную привилегию… Ответьте, так, для общего развития.
        - Для общего развития отвечу, - сухо сказала она. - Намного дольше, чем вы планируете оставаться здесь.
        Она думала, что ее грубый ответ разозлит его. Но если так и произошло, то он ничем не выдал себя. Он стоял, задумчиво глядя на нее.
        - Бедная Джорджия, - пробормотал он, нежно убирая ее мокрые волосы со лба кончиками пальцев. - Вам не нравится, когда кто-нибудь помогает вам?
        - Хватит шутить, Джексон. Вам нет нужды меня развлекать.
        Джорджия сделала вид, что его прикосновение оставило ее равнодушной, но на самом деле ее сердце учащенно билось. Она почувствовала, как у нее начинают гореть щеки, но надеялась, что он не заметит.
        - Я не шучу, - тихо возразил он, все еще касаясь ее волос. - Только делаю выводы. Мне кажется, у вас нет большого опыта в том, чтобы позволять кому-то заботиться о вас. Наверное, в этом причина.
        - Может быть, - прошептала она.
        - Не волнуйтесь, я останусь с завязанными глазами, прямо как доброволец во время циркового фокуса, если вам этого хочется. - Он ласково провел ладонью по ее щеке, словно пробуя кожу на ощупь. - Ваша скромность, прелестная девица, не пострадает. Клянусь честью.
        Джорджия взглянула в его темные искренние глаза и вдруг вообще перестала волноваться за свою скромность. Ей нужно было беспокоиться за свою силу воли, а не за скромность.
        - Я сбегаю и открою воду в ванной. Мы справимся, - заверил он ее.
        - Прекрасно, - сказала она.
        Как только он покинул комнату, она решила, что вела себя очень глупо. Наивно и неловко, как настоящая деревенщина. Он, наверно, сейчас смеется над ней. В конце концов, они взрослые люди; он только пытался помочь ей, а вовсе не подглядывать, как школьник. С чего вообще она взяла, что он считает ее неотразимой?
        Она не сомневается, что в Манхэттене его ждут сотни женщин. Элегантные, шикарные, изысканные женщины, которые соответствовали его стилю жизни, как пара итальянских ботинок ручной работы или шикарный шелковый костюм! У Джексона Брэдшоу было все - успех, привлекательность, интеллигентность и, как говорила Фейт, огромные деньги. То, что он поцеловал ее прошлой ночью, отнюдь не означало, что между ними что-то возможно.
        Было просто нелепо рассуждать, что такой мужчина, как он, мог бы заинтересоваться ею. Разумеется, сейчас он уделяет ей внимание. Но только потому, что чувствует себя виноватым в том, что она повредила ногу. Разве он не сказал ей правду? Она так давно не встречалась с мужчинами, поэтому позволила эмоциям и воображению увлечь ее в мир грез.

«Ты уж извини, Джорджия, - сказала она сама себе, поправляя компресс со льдом, - но бизнесмен с миллионным состоянием из Нью-Йорка не захочет иметь ничего общего с нищей матерью-одиночкой из штата Техас. Может быть, только в любовном романе. Но не на твоей кухне, дорогая».
        - Ты эту имела в виду, мама? - Ной вернулся с ее кофтой.
        Лучше поздно, чем никогда. Она быстро натянула кофту до того, как шаги Джексона послышались на лестнице.
        Ее очень волновало предстоящее купание, однако все обошлось. Как Джексон и обещал, ее скромность не пострадала. Ему вовсе не понадобилось закрывать глаза, потому что она попросила его придвинуть стул к краю ванны, чтобы обойтись без его помощи.
        Вообще-то это была не самая расслабляющая ванна, которую она принимала, потому что Джексон настоял на том, что будет караулить у незапертой двери на тот случай, если ей потребуется помощь. Она понимала, что он беспокоится за нее и не подсматривает в замочную скважину, но все же нервничала, сидя обнаженная в мыльной пене, в то время, когда он находился рядом.
        Она сидела очень тихо, слыша его дыхание за дверью.
        - Джорджия? С вами все в порядке? - испугался он внезапной тишины.
        - Я сейчас утону в своих фантазиях, - прошептала она сама себе. - Например, сейчас я бы хотела, чтобы вы потерли меня губкой, Джексон… Я уверена, что ваши сильные руки прекрасно подходят для массажа.
        - Что вы сказали? - громко спросил он. - Я не слышу вас… все хорошо?
        Она услышала, как дрогнула дверная ручка. Он ведь не войдет? Джорджия резко села, разбрызгав воду во все стороны.
        - Со мной все в полном порядке, - быстро отозвалась она. - Выйду через минуту.
        - Будьте осторожны. Может, мне нужно помочь? - добавил он обеспокоенно.

«Малейшая помощь, и мне понадобится холодный душ», - мелькнуло у нее в голове.
        - Нет, пожалуйста, не надо, - ответила Джорджия. Потребовались акробатические усилия, но ей все же удалось приподняться, хватаясь одной рукой за край ванны. Но, к несчастью, она задела полку, на которой были мыльница и стаканчик с зубными щетками. Все полетело на пол.
        - Я вхожу! - предупредил Джексон, прежде чем ворваться в дверь, как супергерой из полицейского боевика.
        Джорджия едва успела схватить полотенце и прикрыться. Она уставилась на него, балансируя на одной ноге и прижимая полотенце к груди.
        - Джексон, пожалуйста, я в порядке. Я только уронила кое-что на пол.
        Он стоял в дверном проеме. Выражение тревоги на его лице сменилось широкой солнечной улыбкой. Он что, издевается?
        - Почему вы улыбаетесь, черт возьми?
        - Не могу удержаться. Вы похожи на прекрасного фламинго, - ответил он, стараясь сдержать смех.
        - Вы обещали закрыть глаза, - напомнила она ему. - Или вы уже забыли?
        - Ладно, - закрыл он глаза. - Так лучше?
        - Немного, - вздохнула она. Может, он когда-нибудь уйдет?!
        Но вместо этого, к изумлению Джорджии, Джексон с закрытыми глазами направился прямо к ней.
        - Что, черт подери, вы делаете? - закричала она.
        - Я собираюсь помочь вам, чтобы вы не сломали вашу прекрасную шею… и другие привлекательные части вашего тела, Джорджия, - терпеливо объяснил он. - Вы ведь предупредите меня, чтобы я не свалился в ванну?
        - Конечно, нет, - фыркнула она. Затем попыталась встать на обе ноги, но не смогла сделать это, потому что лодыжку опять пронзила острая боль.
        - Вы можете руководить мной, Джорджия: теплее, теплее, горячо, - пошутил он. Ее мгновенно бросило в жар, но она лучше умрет, чем признается ему.
        - Вы просто невозможны, - сдалась она и проговорила, касаясь его руки: - О'кей, остановитесь здесь. Этого достаточно.
        - Так-то лучше, - подбодрил он. - Теперь просто обопритесь на мое плечо, и я помогу вам сесть на стул.
        - Подождите секунду.
        Она не могла сообразить, как ей удастся одновременно прикрываться полотенцем и держаться за его плечи. Это было невозможно. Она завязала полотенце узлом на груди как можно туже и застыла.
        - Вы готовы? - спросил он.
        - Только не открывайте глаза, - предупредила она, кладя руки ему на плечи. Его широкие ладони обхватили ее талию уверенным движением, таким нежным, что у Джорджии приятно закружилась голова.
        - Просто держитесь за меня, Джорджия, и все будет хорошо, - заверил он.
        Она ухватилась за него, прижавшись щекой к его груди. Какое там хорошо! Ее влажные, пахнущие шампунем волосы касались лица Джексона. Потом его руки скользнули чуть ниже, к бедрам, кончики его пальцев были как раз там, где кончалось полотенце. От этого прикосновения у Джорджии перехватило дыхание и сердце бешено забилось. Она пыталась сохранить равновесие на одной ноге, но только сильнее прижималась к нему.
        - Ммм, ты пахнешь восхитительно, - вдруг прошептал он, незаметно для себя перейдя на «ты».
        - Это шампунь, - ответила она.
        - Нет, я думаю, это ты… Джорджия, - едва слышно прошептал он. - Ты такая теплая, мягкая и… сладкая. - Она ощутила его губы на своей щеке, потом на губах. - Я просто не в силах сдерживаться, но не открою глаза, - пообещал он.
        - Я тоже, - сказала она, закрывая глаза и поднимая голову, чтобы поцеловать его.
        Его сильная рука крепко обхватывала ее талию, прижимала к своему горячему телу, вселяя в нее чувство безопасности. Джорджия совсем забыла про больную лодыжку. Она растворилась в поцелуе, наслаждаясь его чувственностью и глубиной.
        Этот поцелуй отличался от их первого поцелуя. Он был медленный и соблазняющий. Сладкий и искушающий - сразу же захотелось быть желанной, любимой и… красивой. Джексон застонал от наслаждения, вызвав в ней прилив чувств, и, когда его язык соединился с ее языком в медленном чувственном танце, каждую клеточку ее тела пронзила сладкая боль. Здоровая нога ослабела и больше не держала ее.
        - Я знаю, что обещал вести себя хорошо, но стоять рядом с дверью, за которой была ты… это сводило меня с ума, - признался он, нежно покусывая ее губы.
        - Меня тоже, - простонала она.
        Восхищенный ее признанием, он обнял ее крепче и снова поцеловал. Страсть охватывала их все сильнее, отчего в комнате становилось все жарче.
        Внезапно Джорджия поняла, что еще чуть-чуть, и ничто не сможет помешать им заняться любовью на полу ванной комнаты.
        Ничто, кроме Ноя, находящегося внизу, мелькнула спасительная мысль где-то в дальнем уголке ее затуманенного сознания. Они оставили его накрывать на стол и следить за лазаньей, размораживающейся в микроволновке.
        Ной! Мозг Джорджии внезапно снова заработал. У нее редко были свидания и никогда не было проблем с…
        Она что, совсем потеряла голову?
        Джорджия отпрянула, пытаясь бороться с нестерпимым желанием, распаленная страстным поцелуем.
        - Джексон, пожалуйста, - застонала она, отодвигаясь от него.
        - Джорджия, успокойся, что ты делаешь? - Он широко открыл глаза, и попытался обнять ее снова. - Ты же упадешь! - воскликнул он.
        Она высвободилась из его объятий и ухватилась за спинку стула.
        - Со мной все в порядке, - сказала она. - Теперь, пожалуйста, уходи.
        Он глубоко вздохнул, посмотрел на нее и отвел взгляд.
        - Хорошо, если ты настаиваешь.
        Затем, с театрально зажмуренными глазами, он протянул руку и поправил полотенце, которое сползло с груди ниже дозволенных правилами приличия границ.
        - Будь осторожна, а то простудишься, - сказал он спокойным голосом, но улыбка тронула уголки его губ.
        Джорджия прижала полотенце к груди и чуть не зарыдала от ощущения собственной беспомощности. Джексон повернулся лицом к двери:
        - Я хочу сказать, что ты прекрасна, когда сердишься, но это разозлит тебя только еще больше.
        - Больше, чем ты уже сделал, невозможно! - воскликнула она.
        Не говоря ни слова, он вышел и тихо закрыл за собой дверь, а Джорджия тяжело села на стул.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Джорджия была благодарна Ною за его оживленную возню за столом. После произошедшего в ванной она не знала, как посмотреть в глаза Джексону, если они окажутся наедине. Она хотела скрыть свое смятение под маской отстраненной вежливости и избегала взгляда Джексона, который ясно давал понять, что он прекрасно все помнит.
        Но только она понимала смысл его взгляда, с Ноем Джексон вел себя как обычно. Он завел разговор с мальчиком о предстоящих бейсбольных играх. Ной объяснял ему особенности различных приемов подачи. Джексон внимательно слушал, не забывая время от времени отпускать Джорджии витиеватые комплименты по поводу ее умения готовить.
        Слишком уж витиеватые , подумала Джорджия, ведь она знала, что Джексон регулярно ужинает в лучших ресторанах мира. То ли он говорит это из вежливости, а может быть, пытается умаслить ее после произошедшего в ванной.
        Хотя она тоже хороша, честно призналась Джорджия себе. Когда он целовал ее, даже не противилась. Она тряхнула головой, чтобы отвлечься от запретных мыслей, и сосредоточилась на разговоре.
        Когда они закончили обедать и вымыли тарелки, Ной напомнил взрослым, что они обещали поиграть с ним в «Брэйн квест». Джорджия втайне мечтала, чтобы Джексон отказался. Она не ожидала, что у него хватит терпения играть с ребенком. Но он, напротив, проявил живой интерес, и его энтузиазм обрадовал Ноя, который быстро побежал в гостиную за игрой.
        Джексон предложил Джорджии устроиться в кресле-качалке; она попыталась было отказаться от командной игры, но ни Джексон, ни Ной и слышать этого не хотели.
        - Я буду только мешать тебе, - предупредила она Джексона. - Ведь я очень плохо играю.
        - Не волнуйся, у нас все получится, - пообещал он, сверкнув глазами.
        Но через несколько минут стало ясно, что Ной имел значительное преимущество перед взрослыми - несмотря на то, что их было двое в команде. Уверенная улыбка Джексона сменилась выражением полной сосредоточенности, он то и дело потирал лоб, напрягая память, чтобы ответить на каверзные вопросы.
        Хотя Джорджия никогда не блистала в таких играх, да и не стремилась к этому, она удивила всех несколько раз, ответив на такие сложные вопросы, как высота пика Мак-Кинли и латинское название собаки, а также имя жены президента Уоррена Гардинга.
        - Откуда ты знаешь это? - изумился Джексон.
        Джорджия фыркнула.
        - У нас здесь есть только три канала телевидения. И два из них - образовательные.
        В конце концов игра завершилась. Ной победил с большим преимуществом. Джексон объявил:
        - Прекрасно, Ной. Ты заслуживаешь награды за такое впечатляющее представление. Когда вернусь в Нью-Йорк, я пришлю тебе подарок.
        - Подарок? Правда, Джексон? - Ной был так обрадован, что Джорджия испугалась: вдруг Джексон забудет об обещании?
        - Это совсем не обязательно, Джексон. Мы всего лишь играли.
        - Но я хочу, - настаивал Джексон. Он встал и потрепал Ноя по волосам: - Я не думал, что этот маленький умник победит меня, но ему удалось это сделать. Я разбит в пух и прах. Теперь с меня причитается.
        Ной светился от счастья. Джорджия закусила губу, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. Это было, несомненно, их «мужское дело». А ее сыну этого как раз не хватало, и она решила доставить ему такое удовольствие.
        Но, к сожалению, как только Джексон вернется в Нью-Йорк, он все равно забудет про подарок для Ноя… и забудет про них, живущих здесь, в… Как он назвал это место? О да, Богом забытая дыра в Техасе.
        - Пора спать, чемпион, - объявила Джорджия.
        - Ладно, - ответил он, удивив ее согласием уйти без нытья и просьб. Ной взял коробку с игрой и поцеловал маму на ночь. - Спокойной ночи, Джексон, - весело добавил он.
        Джексон пожелал мальчику спокойной ночи, и тот отправился в спальню.
        - Я думаю, мне тоже пора. - Джорджия стала прощаться.
        Джексон удивился.
        - Но ведь сейчас только девять часов, - сказал он, глядя на часы. - Может, мы поговорим немного?
        - Поговорим? О чем?
        - О тебе, например. Как же ты будешь со всем справляться в ближайшие дни? Я имею в виду, пока твоя нога не заживет.
        Джорджия усмехнулась.
        - Как я обычно делаю.
        - Прекрати, Джорджия. Ты знаешь, о чем я. Тебе даже встать трудно. Ты не можешь водить машину, или готовить, или даже ходить по лестнице.
        - Я только растянула лодыжку, Джексон. Это не опасно для жизни.
        - Конечно, нет. Но ты знаешь, о чем я говорю. Тебе необходима помощь, по крайней мере в ближайшие два дня.
        Джорджию тронула его забота, но в то же время изумила, потому что он, очевидно, понятия не имел, с какими проблемами ей приходилось сталкиваться каждый день. Господи, да перспектива спускаться и подниматься на одной ноге по лестнице в течение нескольких дней - пустяк по сравнению с теми трудностями, которые ей пришлось преодолеть в одиночку.
        - Не переживай, я справлюсь, - сказала она.
        - Но я переживаю. И это не ответ. - Он опять стал серьезным, сложил руки на груди, словно показывая, что не даст ей уйти, пока не получит четкого ответа, который хочет услышать.
        - Послушай, я знаю, что ты чувствуешь ответственность за мою травму. Но я уже сказала, что это не твоя вина. Тебе нет нужды волноваться за меня и Ноя. У нас бывали ситуации и похуже, поверь мне.
        - Верю, - серьезно сказал он, взъерошивая свои густые темные волосы. - Но я все равно беспокоюсь.
        - У меня много друзей, Джексон. Если мне понадобится помощь, я позвоню им, - улыбнулась она.
        - Я слышал, как ты звонила, Джорджия, - признался он. - Я знаю, что ты звонила друзьям, но никто не смог помочь тебе.
        - О… ты подслушивал мои разговоры, да? - Ее щеки зарделись оттого, что он уличил ее во лжи, да еще и подслушивал.
        - Я не смог удержаться. Кроме того, я знал, ты будешь говорить, что все в порядке, даже если это ложь.
        - Ну хорошо, ты прав. - Она сделала несколько телефонных звонков до обеда и обнаружила, что ее друзья или уехали из города, или были недоступны по другим причинам. Ее лучшая подруга Мария Нуньес сможет открыть магазин, но с пятью детьми и мамой в больнице даже верная Мария не в состоянии помочь Джорджии. Она поджала губы. - У меня есть еще друзья, которым я позвоню. Кто-нибудь да поможет нам.
        - Тогда договоримся, - предложил он, подвигаясь ближе. Он сел на диван напротив нее, и, если бы Джорджия захотела вскочить и убежать, ее лодыжка все равно не позволила бы этого.
        - Договоримся о чем? - спросила она.
        - Если ты найдешь кого-нибудь, кто тебе поможет, я уеду. Но я имею в виду настоящую помощь, а не просто поставить сумку с продуктами на крыльцо или забежать на пять минут. Если ты не найдешь такого помощника, то я предпочел бы остаться помогать тебе и Ною.
        Он собирается остаться здесь, чтобы позаботиться о ней? Почему? Он знаком с ней только двадцать четыре часа. Джорджия почувствовала, что ее жизнь словно переворачивается вверх тормашками.
        - Почему ты смотришь на меня так, Джорджия? Ты не веришь, что я могу сделать все, что нужно? - тихо спросил он.
        - Нет… это не так, - ответила она дрожащим голосом. Ее тревожила близость его руки, лежащей на спинке дивана позади нее и почти касающейся ее плеч и шеи. - Тебе нет нужды оставаться здесь только потому, что ты винишь себя.
        - Я это уже слышал. Я остаюсь не потому, что чувствую вину, ясно?
        Он говорил искренне. Джорджия прочла это в его темных глазах, которые словно околдовали ее. Она старалась подавить в себе вновь возникшие теплые чувства, потому что все еще не верила ему.
        - А как же твоя жизнь в Нью-Йорке? Ты не можешь так долго отсутствовать в своем офисе.
        - Без меня ничего не развалится, хотя и трудно себе в этом признаться, - улыбнулся он. - Кроме того, как только я доберусь до машины, у меня появится все, что нужно для связи с офисом, - телефон и ноутбук с модемом.
        - Конечно, я должна была догадаться, - улыбнулась она в ответ. Первоклассный бизнесмен, вроде Джексона Брэдшоу, не мог не взять с собой все новейшие средства связи. Она об этом как-то не подумала.
        - Мне тоже так кажется, - соблазнительно улыбнулся Джексон. Он положил подушку на журнальный столик и, нагнувшись, поднял больную ногу Джорджии и осторожно опустил на подушку.
        - Что ты делаешь? - спросила она, напуганная прикосновением к ее обнаженной коже. Она надела юбку и футболку, потому что больная лодыжка не позволяла ей ходить в брюках.
        - Твоя нога должна лежать на чем-нибудь высоком. Тогда припухлость пройдет быстрей. - Он взглянул на лодыжку. - Пока улучшений не видно. Мы должны показаться доктору завтра утром. Я уверен, что тебе нужно сделать рентген.
        Он смотрел на нее встревоженно, но его пальцы мягко скользили по ее голени вверх-вниз, потом кругом, поглаживая напряженные мышцы.
        - Я ненавижу докторов, - призналась она.
        Он рассмеялся.
        - Я почему-то знал, что ты так скажешь. - Он начал нежно массировать ее ногу. Его легкие прикосновения вызывали теплые волны по всему телу, расслабляли, гипнотизировали. Другая рука легла ей на плечо. - Я оплачу все счета, не переживай, - добавил он, избегая смотреть ей в глаза.
        От этих слов она резко выпрямилась, скинув его руку со своей ноги.
        - В этом нет необходимости, - заверила она, хотя знала, что ее страховка не предусматривает никаких непредвиденных обстоятельств.
        - Посмотрим. - Джексон сел прямо, пристально глядя на нее. - Ты знаешь, я слышал, что мы иногда встречаем людей, которые должны научить нас чему-то важному, новому.
        Она недоуменно улыбнулась:
        - Только не говори мне, что тебя послал Господь, чтобы научить меня не открывать дверь незнакомцам посреди ночи.
        Он рассмеялся при упоминании об их первой встрече.
        - Нет, ничего подобного. Я думаю, Провидение направило меня сюда, чтобы научить тебя принимать помощь более… снисходительно.
        - О… - Джорджия нахмурилась. Она ждала, что он скажет что-нибудь более… романтичное. Но этого не произошло. - А чему тогда я должна научить тебя, Джексон? - спросила она.
        Он пожал плечами:
        - Может быть, не делать поспешных выводов о людях или что-то вроде того.
        Внезапно его внимание привлек непокорный локон, упавший ей на щеку, он протянул руку и откинул его назад.
        Джорджия отвернулась.
        - Прекрасно, Ной будет рад, если ты останешься подольше, - сказала она, пытаясь перевести разговор на более нейтральные темы.
        - Он необыкновенный ребенок, - заметил Джексон.
        - Спасибо, - улыбнулась Джорджия. - Я тоже так думаю, - призналась она.
        - Расскажи мне о нем. - Джексон откинулся на спинку дивана, не убирая руки с ее плеч.
        Она взглянула на него:
        - Что ты хочешь узнать?
        - Все, - ответил Джексон. - Должно быть, нелегко вырастить ребенка в одиночку.
        Ощущение теплоты во всем теле резко сменилось дрожью от воспоминания о своих проблемах.
        - Это было непросто, - начала она, положив руки на колени; потом вдруг взглянула ему в глаза. - Но, разумеется, тебе это известно. Все это есть в отчете твоего частного детектива. Тебе наверняка известна дата рождения Ноя, место, где он родился, и даже вес. Зачем спрашивать меня?
        Он наклонил голову набок, но никак не отреагировал на ее слова.
        - Я, безусловно, заслужил это, - сказал он через секунду, поглаживая плечо Джорджии, тем самым как бы отвлекая ее от неприятных мыслей. - Я знаю только основные факты и хочу, чтобы ты рассказала мне, как это было на самом деле. В отчете сказано, что ты ушла из дома в… в семнадцать лет? - (Джорджия кивнула.) - Почему?
        Это было трудно объяснить, даже по прошествии стольких лет. Но еще труднее это объяснить ему, живущему комфортной и беззаботной жизнью. И вообще, почему она обязана объяснять ему что-то? Ее жизнь и поступки совершенно его не касались. Но когда она смотрела на него, то видела в его глазах искренний интерес и заботу. Выражение его красивого лица успокоило Джорджию, и она приготовилась отвечать.
        - Мой отец вышвырнул меня из дома, когда обнаружил, что я беременна.
        Джексон изумленно поднял брови.
        - Вышвырнул тебя из дома? - не поверил он.
        Джорджия глубоко вздохнула:
        - Он очень строгий и консервативный человек. Всегда беспокоился о своем добром имени. Его всегда волновало, что другие говорят и думают о нашей семье. Папа был юристом, и все мы должны были вести себя безупречно. Когда моя мать умерла, он не разрешил нам плакать на похоронах.
        Джексон изумился:
        - Сколько тебе было тогда лет?
        - Десять, а Фейт только восемь, - ответила она. - Когда мама умерла, он возненавидел весь мир. У него были Фейт и я, но он отдалился от нас - может быть, потому, что мы так напоминали ему маму и этим причиняли боль. Не знаю, задумалась Джорджия. - Когда я обнаружила, что беременна, то долго не решалась рассказать ему. Но мне пришлось сделать это, и он повел себя именно так, как я и предполагала.
        - Разозлился?
        - Ужасно… Я думаю, злость - это слишком слабо сказано. - Джорджия потрясла головой, отгоняя мрачные воспоминания о той ужасной ночи. - Он не хотел слушать никаких объяснений, не обращал внимания ни на слезы, ни на мольбы. Ничего не действовало на моего отца.
        - Он не хотел узнать, кто отец ребенка? Поговорить с парнем и его родителями? Спокойно все решить?
        - Мой парень - его звали Пол Хенли - прекрасно понимал, каков характер моего отца. Папа винил исключительно меня, словно это была только моя ошибка, - горько усмехнулась Джорджия.
        - А что твой друг и его семья? Они тебе не помогли?
        - Я пошла к Полу за помощью, но он не знал, что делать… и не хотел рассказывать семье. У меня не хватило тогда смелости сказать им самой. Но я сомневаюсь, что это помогло бы. Я уверена, что его родители сделали бы то же, что и мой отец. А Пол дал мне пять сотен долларов и посоветовал не портить себе жизнь, повесив на шею ребенка до окончания средней школы.
        - Хорош гусь, - сухо прокомментировал Джексон. Его глаза гневно блеснули. - И что ты сделала потом?
        - О, ну… я просто взяла деньги и уехала из города.
        Джорджия никогда не говорила так легко о себе и была поражена тем, что доверяет Джексону свои самые интимные секреты. А ведь они практически были незнакомы друг с другом. И вряд ли история ее жизни была ему интересна. Или еще хуже: он решил, что она хочет разжалобить его.
        - Это ведь не все, - отвлек он ее от размышлений. - Куда ты пошла? Как ты прожила на пятьсот долларов все то время, пока длилась беременность?
        - Я добралась автостопом до Нового Орлеана. У моей мамы была сестра Эллен. Они поссорились с моим отцом после смерти мамы, и он запретил нам поддерживать отношения со всеми мамиными родственниками, - добавила Джорджия. - Но я нашла ее, и она очень обрадовалась мне. Эллен никогда не была замужем и жила одна. У нее была хорошая работа, и она позволила мне остаться до тех пор, пока я не смогу сама обеспечивать себя. - Джорджия замолчала. Она могла рассказать больше, но решила, что сказала уже достаточно. Более чем достаточно. - Если бы не тетя Эллен, думаю, ни я, ни Ной сейчас не были бы здесь, - закончила она.
        - Господи, благослови ее за доброту, где бы она ни была, - искренне произнес Джексон.
        - Она уволилась и живет теперь в Северной Каролине, - объяснила Джорджия. - Но она приезжает навестить нас по крайней мере раз в год. И они с Ноем переписываются, разве это не здорово?
        - Великолепно! Я бы хотел с ней познакомиться.
        - Может, ты и встретишься с ней, - предположила Джорджия. - Я уверена, Ной расскажет тете Эллен о тебе в следующем письме.
        Джорджия старалась никогда не возвращаться к прошлому, но сейчас ее охватила грусть. Даже с помощью тети было ужасно трудно пережить беременность и роды. Джексон, казалось, слушал внимательно, но нельзя было догадаться, о чем он думает на самом деле.
        Так что же он думает о ней? О том, что она забеременела в семнадцать и ушла из дома, что окончила школу и доучивалась дома, не посещала колледж, а только брала уроки писательского мастерства по вечерам. Знал ли он об этом? У него, наверно, несколько дипломов в рамочках на стенах.
        Прошлое научило Джорджию вычеркивать из жизни людей, относящихся к ней с безразличием. Странно, но с Джексоном все было иначе. Молодая женщина боялась признаться себе в том, что ее очень волнует его мнение о ней.
        - Джорджия? Как ты? - Он придвинулся ближе и нежно сжал ее плечи. - Извини, я не подумал, что разговор о прошлом может причинить тебе боль.
        - Нет, все нормально. После стольких лет мне не больно вспоминать об этом. - Она подняла глаза на него. Но выражение сочувствия на его лице сделало ее только несчастнее. - Ну, может быть, чуть-чуть. Все это теперь кажется таким далеким. О прошлом я уже не думаю.
        - Из всего сказанного я могу сделать вывод, что ты не поддерживаешь отношений с отцом Ноя.
        - Я позвонила Полу, когда Ной родился. Он ясно дал понять, что не имеет ни малейшего желания видеть своего сына и не хочет слышать ничего обо мне. - Она взглянула на Джексона. - Не могу сказать, чтобы я особенно удивилась.
        - Он полный кретин, твой дружок… больше тут нечего добавить. Если девушка, вроде тебя, сказала бы мне, что у нас есть такой сын, как Ной… - Его глаза заблестели при этой мысли. Но он быстро спохватился и продолжил: - Но что твой отец, он появился потом?
        Джорджия отрицательно покачала головой.
        - Не совсем. Мы общались несколько раз по телефону, а однажды я поехала его навестить, когда Ною было два года. Но он так и не простил меня. - Она замолчала. - А через несколько месяцев он умер в результате сердечного приступа. Я рада, что мы хотя бы увиделись перед его смертью. - Она взглянула на Джексона, борясь со слезами. - Итак, скажи, отличается мой рассказ от того, что было в отчете?
        - Как небо и земля, - тихо проговорил он.
        Но выражение жалости на его лице разозлило ее. «Плевать я хотела на твою жалость, очень она мне нужна», - подумала она в сердцах.
        - Так теперь ты думаешь обо мне по-другому? Я больше не никчемная мать-одиночка с незаконным ребенком, без образования и денег? Не аферистка, которая не подходит на роль невесты твоего брата?
        Он уставился на нее. Интересно, удастся ему сдержать гнев или она все-таки вывела его из себя?
        - Я думаю, что ты очень сильная и смелая женщина и замечательная мать, - торжественно произнес он. - Уверен, многие мужчины хотели сделать тебе предложение… хотя вряд ли они этого заслуживают. - Она спрятала глаза, смущенная его комплиментами, но он наклонился к ней ближе: - Я ответил на твой вопрос?
        - Мне кажется… - Голос подвел ее. В горле все пересохло, и она чуть не расплакалась. Она посмотрела на свое колено и начала теребить пояс юбки. - Очень мило с твоей стороны. Спасибо, - тихо произнесла Джорджия.
        - Пожалуйста, но я сказал чистую правду. - Его темные глаза изучали ее до тех пор, пока она окончательно не почувствовала себя не в своей тарелке. - И что, было много предложений? - неожиданно поинтересовался он.
        Джорджия хотела рассмеяться, но Джексон был так серьезен, ожидая ее ответа, что она не могла произнести ни слова. Правда заключалась в том, что ей никогда не предлагали руки и сердца с тех пор, как родился Ной. Джорджия иногда чувствовала себя одинокой, но твердо решила, что не будет заводить серьезные отношения, пока Ной не подрастет.
        Она пожала плечами.
        - О, дорогой, просто бесчисленное множество. Мне это, конечно, льстит. Но иногда это мешает. Мужчины не дают мне проходу, постоянно делая предложения - в овощной лавке, на почте, в библиотеке. И потом, все эти конфеты. Все эти розы, - добавила она со скучающей гримасой.
        - О да, конфеты и розы. Как предсказуемо. - Широкая улыбка озарила его лицо. Сердце Джорджии вновь затрепетало. - Некоторые мужчины такие скучные, - посетовал он. - Я никогда бы не послал розы или конфеты такой женщине, как ты.
        Джорджии очень хотелось узнать, что бы он послал, но она сдержалась.
        - Меня не интересуют романтические отношения, - сказала она серьезно. - По крайней мере, пока не подрастет Ной.
        Он молчал какое-то время. Ей стало интересно, о чем он думает, но его лицо оставалось непроницаемым.
        В конце концов он посмотрел на нее.
        - Твой сын уже большой мальчик, и я убежден, что он гений. Но ты, наверно, сама это прекрасно знаешь.
        - Учителя говорят, что он талантлив, - с радостью сменила тему Джорджия. - Они стараются много сделать для него. Ему дают дополнительные задания, и он уже перескочил через один класс. Но… - ее голос сорвался, - но, как ты видишь, это очень маленький город. Наши возможности ограниченны.
        Казалось, Джексон хотел что-то сказать, но сдержался.
        - Да, я вижу, что тебе… - Он сделал паузу, и Джорджия поняла, что он очень осторожно обдумывает свои следующие слова. - Мне кажется, если им заняться, он сможет поступить в хороший колледж и легко получить стипендию.
        - Я тоже так думаю, - согласилась Джорджия. - Это как раз именно то, на что я надеюсь.
        Джексон улыбнулся.
        - Ты знаешь, Ной напоминает мне Уилла в его возрасте. Даже очки. Никогда не отрывался от книжки и тоже держал странных животных в спальне. У нас не было игр типа «Брэйн квест», но я не сомневаюсь, что Уилл играл бы так же хорошо, как Ной.
        - Да, я тоже замечаю сходство, - рассмеялась Джорджия. Она посмотрела на него с искорками смеха в глазах. - Меня очень интересует, каким ты был в детстве, Джексон. Ты много дрался?
        Он тоже рассмеялся, изумленный тем, как ей удалось разгадать его так быстро.
        - Да, я участвовал в драках даже больше, чем нужно. Но в основном я защищал Уилла от хулиганов, - вспомнил он.
        - Не удивительно, - призналась Джорджия. - Похоже, ты и сейчас пытаешься защитить его.
        - У нас больше общего, чем ты предполагаешь, Джорджия, - объяснил Джексон. - Уилл и я потеряли мать, когда были детьми, а наш отец был не слишком любящим родителем. Он путешествовал, занимался бизнесом. Или просто использовал свою занятость как отговорку, чтобы не возиться с нами. В любом случае я был на десять лет старше Уилла, и мне пришлось заниматься его воспитанием. Мне кажется, мое желание защитить его так никогда и не пропадет.
        Джорджия перевела дыхание. Не только Джексон нуждался в уроке, чтобы не делать поспешных суждений о незнакомых людях. Она сочувствовала ему, переживала не только из-за мужчины, который сидел рядом с ней, но и из-за несчастного, обиженного темноволосого мальчишки, которого неожиданно разглядела в нем.
        - Мне тоже так кажется. Но ты все еще думаешь, что моя сестра Фейт - или любая другая женщина - может интересоваться только деньгами Уилла? Ты ведь понимаешь, что это нелепо. Это нелогично и несправедливо.
        Выражение его лица снова стало жестким и мрачным. Джорджия поняла, что задела его за живое. Но не раскаивалась, что задала этот вопрос. Его ответ был для нее важнее, чем когда-либо. Не только ради будущего Фейт… но, может быть, и ради ее собственного.
        - Может, это нелогично и несправедливо, - согласился он, - но жизнь - это не игра в «Монополию», Джорджия. А любовь не всегда «чиста». У меня есть причины подозревать женщин в расчетливости, серьезные причины, - заверил он.
        Он уже рассказывал о наивности Уилла и его неудачных романах. Но Джексон, должно быть, не знал, что Уилл поведал ей о несчастной любовной истории самого Джексона. Интересно, он признается в этом? Лучше бы он этого не делал. Не вспоминал о том, что ему разбили сердце.
        Поскольку она знала, что стояло за всеми этими страхами и предубеждениями, то решила не затрагивать эту тему. Может, когда-нибудь он и расскажет, подумала она. Тогда, когда эти воспоминания уже не будут причинять ему боль. Когда это будет?
        - Может быть, ты в чем-то и прав, - произнесла она. - Я не буду разубеждать тебя. - Она положила подушку на колено и погладила шелковую ткань. - Ты все еще собираешься искать их… Фейт и Уилла, я имею в виду?
        Казалось, Джексона удивил ее вопрос. И смутил. Он потер лоб и вздохнул.
        - Да, я хочу найти их… хотя не уверен, что это что-либо изменит. Судя по твоим словам, они уже поженились.
        - Скорее всего, - согласилась Джорджия, улыбнувшись. Ее сестра выглядела такой счастливой, когда держала Уилла за руку. И тот не отрывал от нее влюбленного взгляда. Джорджия знала, что они созданы друг для друга. Даже если бы Джексон нашел их, ему бы все равно не удалось разрушить их отношения.
        - Мне кажется, дело в моей оскорбленной гордости, - признался он. - Я никогда не думал, что мой брат способен так легко выкинуть меня из своей жизни.
        - Я думаю, вам с ним нужно поговорить об этом, - посоветовала она.
        Джорджия вздохнула и потянулась. Она не могла припомнить, когда так откровенничала с кем-либо. Даже со своей лучшей подругой Марией.
        - Я думаю, мне пора наверх.
        - Я помогу. - Джексон вскочил с дивана.
        Джорджия знала, что может сама осторожно взобраться по лестнице, опираясь на перила, но она решила согласиться. По крайней мере так будет гораздо быстрей и проще.
        - Хорошо, пойдем, - сказала она.
        Он бережно помог ей встать с дивана. Обняв ее одной рукой за талию и положив ее руку себе на плечи, он направил ее к лестнице, потом в спальню.
        - Я должен был отнести тебя на руках, Джорджия, - сказал он. - Ты совсем ничего не весишь.
        Она смутилась.
        Когда они дошли до спальни, она включила ночник и опустилась на кровать.
        - Тебе нужна помощь… чтобы раздеться? предложил он. Очень тихо, но она заметила блеск в его глазах.
        Джорджия резко села.
        - Спасибо за предложение, но думаю, я сама справлюсь.
        Он засмеялся в ответ.
        - Ну дай мне хотя бы попробовать.
        Она не собиралась упрекать его. Правда заключалась в том, что было невыносимо находиться с ним в одной комнате и не отдаться романтическим грезам, кружившим ей голову.
        Но лучшая защита - это, как известно, нападение, и Джорджия решила прибегнуть к этому способу.
        - Я думаю, ты неверно понял меня, Джексон, когда я согласилась, чтобы ты оставался здесь и помогал мне. Я только хотела прояснить одну вещь, пока ты здесь. Случившееся сегодня больше не повторится.
        - Случившееся сегодня? - невинно спросил он, улыбнувшись. - Ты имеешь в виду то, что случилось в ванной?
        - Ты знаешь, что я имею в виду, - твердо произнесла она.
        - Джорджия, я должен признаться, что нахожу тебя абсолютно неотразимой, но мы оба взрослые люди и знаем, что в том, что произошло, принимали участие двое. Честно говоря, ты так же наслаждалась поцелуем, как и я.
        Она хотела возразить, но не смогла отрицать правду.
        Действительно, поцелуй вскружил ей голову, даже более, чем она могла себе представить. И если бы только выпала такая возможность, она поцеловала бы его снова.
        Джорджия не ответила, уставившись на руки, сложенные на коленях. Джексон подвинулся ближе, и она резко вскинула голову.
        - В чем дело, Джорджия? Прикусила язык? Для леди, у которой есть ответы на все вопросы, ты кажешься невероятной скромницей.
        - Я думаю, тебе лучше уйти, Джексон. Спокойной ночи.
        - Не-ет. - Он отрицательно покачал головой, вставая на колени перед ее кроватью. Его руки лежали совсем рядом с ее бедрами. Она явственно ощущала близость его тела через тонкую ткань юбки, хотя он еще не касался ее, чувствовала запах его свежевымытых волос, его кожи. Он был таким высоким, что их лица находились на одном уровне, а его губы - всего в нескольких дюймах от ее губ. - Я хочу поцеловать тебя на ночь. Я должен поцеловать тебя. Чем скорее, тем лучше, - хрипло прошептал он. - Я остановлюсь, как только ты скажешь, - пообещал он. - Все, что тебе нужно, - это попросить меня.
        Во рту у Джорджии пересохло. Если он начнет приставать, она вряд ли найдет в себе силы сказать «стоп».
        Разумеется, он тоже все понимал. Она смотрела в его карие глаза и постепенно проваливалась в головокружительную глубокую бездну, в длинный темный туннель. Как Алиса в Стране чудес в нору кролика. Там на дне ее ожидает другой мир, так отличающийся от удобного, спокойного существования, к которому она привыкла.
        Не дождавшись ее ответа, он взял ее лицо ладонями и крепко поцеловал, тем самым показывая, что ему не нужно разрешения.
        Он нежно гладил ее волосы, а затем ее губы приоткрылись навстречу его поцелую. Она потеряла счет времени. Джорджия обняла его крепкие плечи, и волна удовольствия пробежала по всему телу, которое в одно мгновение ослабело и затрепетало.
        Однако через несколько секунд он вскочил на ноги, не отрывая от нее глаз. Джорджия смутилась… и оскорбилась, словно ей подарили что-то ценное и тут же вырвали из рук.
        - Спокойной ночи, Джорджия, - улыбнулся он удовлетворенно и подошел к двери. - Позови меня, если тебе понадобится помощь.
        - Без этой помощи я могу обойтись, - тихо произнесла она.
        Джексон закрыл дверь, но она успела услышать его тихий смех.
        Джорджия зарылась лицом в подушку и беззвучно заплакала от разочарования и неудовлетворенного желания. Она поклялась никогда больше не помогать Уиллу и Фейт. Если она не будет осторожна, бог знает что может случиться, останься Джексон в ее доме.
        Потом она почувствовала себя лучше. Завтра он сможет найти кого-нибудь, кто поможет ей по дому, и ему придется уехать. Осталась только единственная ночь под одной крышей с ним, поэтому у нее хватит сил не оказаться с ним в одной постели.
        А хватит ли?



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Когда Джорджия проснулась на следующее утро, за окном ярко светило солнце и в комнате пахло свежесваренным кофе. Она поднялась с постели и поняла, что ее лодыжке стало лучше. «Пока все хорошо», - пробормотала она себе под нос, осторожно спускаясь по ступеням.
        Проходя мимо террасы, она услышала звук работающих стиральной машины и сушилки. Кто-то, очевидно Джексон, уже добрался до прачечной.
        Джексон стоял на кухне у плиты, поджаривая яичницу. Его густые волосы были влажными после душа, и он переоделся в поношенные, но хорошо сидящие джинсы, в которых он выглядел как модель с обложки женского журнала. Его рубашка была сделана из такой мягкой ткани, что ей сразу захотелось погладить широкие плечи и мускулистые руки, которые она облегала. Цвет был необычный - не красный, но и не бордовый.
        Как бы он ни назывался, он потрясающе шел к темным волосам и глазам Джексона. Легкие туфли на ногах соответствовали его спортивному виду. «Если бы он отдыхал на яхте своего друга в Ньюпорте», - подумала она. Джорджии не терпелось отвезти его в город, где девяносто девять процентов мужчин будут в ковбойских сапогах или рабочих ботинках. «Здесь кто-нибудь когда-нибудь видел такие туфли?»
        Он мельком взглянул на нее, когда она вошла и со вздохом опустилась на ближайший стул. Он налил кружку кофе и поставил перед ней.
        - Сливки и сахар? - вежливо спросил он.
        - Просто черный будет прекрасно, - ответила она, делая глоток.
        - Надеюсь, тебе нравится крепкий, - сказал он, возвращаясь к готовке.
        Крепкий кофе и упрямые мужчины всегда были ее слабостью. Но она не скажет ему об этом. Кофе был прекрасным. Наверно, лучше, чем ее собственный.
        - Именно такой я люблю, - было все, что она сказала.
        - Тогда пока все в порядке.
        Подрумяненные гренки выпрыгнули из тостера. Джексон положил их на тарелку и смазал маслом.
        - Похоже, ты рано встал.
        - Вместе с птицами, наблюдал прекрасный восход солнца, пока забирал вещи из машины.
        Он уже сходил к машине? Это было поразительно. Так вот почему он одет в новую одежду.
        - Как насчет Ноя? Его нужно отвезти в школу или его заберет автобус? - поинтересовался Джексон.
        - Автобус остановится в конце дороги в половине восьмого. - Джорджия посмотрела на часы: было чуть больше половины седьмого.
        Скоро в дверях появился Ной, протирая сонные глаза под очками. Джексон с улыбкой приветствовал его, раскладывая яичницу по тарелкам и сервируя тосты, мармелад и сок на столе.
        - Выглядит здорово! - воскликнул Ной, занимая место и принимаясь за еду.
        Джорджия смотрела на него, думая о том, как это забавно, поскольку Ной никогда не любил яичницу на завтрак, а требовал хлопья.
        - Я тут подумал, мама, - сказал он с полным ртом, - может, мне нужно остаться дома, чтобы помочь тебе?
        Ее маленький сын смотрел на нее невинными глазами, но Джорджия прекрасно поняла, к чему он клонит. Все что угодно, лишь бы прогулять школу.
        - В этом нет необходимости. Джексон останется здесь. Я уверена, у тебя будет много дел после его отъезда.
        - Как долго ты пробудешь у нас? - спросил Ной Джексона, присевшего рядом.
        - О, это зависит от того, что скажет доктор твоей маме, - ответил он, глядя на Джорджию. - Пару дней, я думаю…
        - Здорово. - Ной засунул в рот кусок тоста.
        Джексон улыбнулся, польщенный радостью мальчика. Джорджия тоже почувствовала радость. У нее редко были свидания, и она никогда не знакомила мужчин с сыном. Ною очень не хватало мужской поддержки, и это огорчало Джорджию. Теперь она наблюдала, как Ной пытается перенять от Джексона все, что только может. Мальчик старался сидеть на стуле прямо, держа нож и вилку точно так же, как это делал Джексон.
        Она не знала, хорошо это или плохо, если он привяжется к Джексону. Тот уедет через пару дней, и кто знает, когда они увидятся снова.
        Ной будет грустить, когда он уедет, подумала она. И я тоже…
        - Могу я предложить тебе еще что-нибудь, Джорджия? - Приятный голос Джексона нарушил ход ее мыслей. - Может, еще один тост? Ты почти не притронулась к яичнице. Хочешь, я приготовлю что-нибудь другое?
        - Нет, спасибо, - вежливо отказалась она. - Я просто не голодна сегодня.
        - Как лодыжка? Очень болит? - сочувственно спросил он.
        - Намного лучше. И припухлость прошла, - заверила она его, показывая ногу. - Но доктору, наверно, нужно показать.
        - Я на этом настаиваю, - твердо сказал Джексон. Он встал и начал убирать со стола. - Я отвезу тебя, когда ты оденешься.
        С помощью Ноя Джорджия поднялась в спальню. Пока она стояла перед шкафом, размышляя, что надеть, она слышала, как Джексон звонит в автосервис и по другим делам. Она знала, что он многим жертвует, оставаясь с ней, и, разумеется, намеревалась поблагодарить его. Но она также планировала дать ему ясно понять, что после сегодняшнего дня помощь ей не потребуется.
        В конце концов она выбрала длинную юбку с узором из темно-голубых и оранжевых цветов, с которой носила персикового цвета кофту и пару серебряных украшений.
        Персиковый цвет очень идет ей, думала она, накладывая макияж и поправляя прическу. Но она одевалась так не только ради Джексона. Просто к врачу удобнее идти в юбке. И потом, она собиралась заглянуть в свой магазин, поэтому ей не помешает хорошо выглядеть.
        Без сомнения, Джексону понравилось, как она преобразилась, когда появилась в комнате несколькими минутами позже. Он сидел в кресле-качалке, читая старую местную газету, но сразу вскочил, увидев ее. Его брови удивленно приподнялись, а рот широко открылся. Он восхищенно оглядел ее всю от пышных волос до сандалий на низком каблуке.
        - Ты выглядишь потрясающе! - воскликнул он.
        - Просто аккуратно, - смутилась она, взяв сумочку со старинной вешалки в прихожей - Пойдем?
        - Если ты готова, - ответил он. Он сделал шаг вперед и галантно распахнул дверь перед ней. - Помочь тебе спуститься по ступенькам? - предложил он.
        - Спасибо, я думаю, я сама, - сказала Джорджия, держась за перила. Джексон сбежал по ступенькам и ждал внизу. Он смотрел на нее во все глаза. Ей это польстило.
        - Ты выглядишь прелестно, - повторил он, когда они сели в машину. Грузовик завелся без проблем, и они поехали в город.
        - Спасибо, - рассмеялась Джорджия, - но, боюсь, ты просто видел меня раньше в ужасном состоянии - мокрую и всю в грязи.
        - Нет, я бы так не сказал, - задумался он.
        Он думал о ванной, о соскользнувшем полотенце… Джорджия покраснела и выглянула в окно. Ну, хорошо, он видел достаточно, чтобы составить мнение о ее внешности.
        Джексон включил радио. По местным радиостанциям крутили музыку кантри, которая, как она поняла, была не совсем в его вкусе.
        Скоро они въехали в город и остановились перед приемной врача. Джорджия позволила Джексону помочь ей выбраться из грузовика, обняв его за плечи. Ей казалось, что прошла вечность, прежде чем ее ноги коснулись земли. Такая картина явно представляла интерес для прохожих.
        Потом она оглядела себя и оправила одежду. Она не осмеливалась взглянуть на Джексона, но он, как ей показалось, тоже не чувствовал себя комфортно.
        Взяв ее под локоть, он помог ей войти в приемную. Регистратор Флора Поттс тепло поприветствовала Джорджию и озабоченно спросила ее о травме, потом о том, как они пережили бурю, и успехах Ноя в школе. Флора была очень милой и никому не желала зла, но была самой известной сплетницей города.
        Пока Флора сочувствовала ей, Джорджия заметила, что она разглядывает Джексона. Да это и немудрено. Он выглядел сногсшибательно даже в старом пластиковом кресле приемной, со старым журналом в руках. Приезжие были большой редкостью в Суитуотере, особенно такие привлекательные. Джорджия знала, что Флора хочет узнать как можно больше гадостей о ее спутнике, чтобы рассказать новые сплетни своим подружкам.
        - Так что это за парень? - спросила Флора шепотом.
        - Просто… Джексон, друг, - ответила Джорджия самым обычным тоном. - Он проезжал через город во время бури и заглянул к нам.
        Флора недоверчиво посмотрела на нее и подняла трубку. Джорджия поняла, что та не поверила ей, но она надеялась, что с допросом покончено. Ничего подобного: Флора быстро положила трубку и вернулась к расспросам.
        - Как мило с его стороны помочь тебе добраться сюда с твоей больной лодыжкой… Он останется и дальше помогать?
        - Нет. Я так не думаю, - покачала головой Джорджия.
        Флора собиралась расспрашивать дальше, но дверь кабинета открылась, и появилась доктор Сара Оукли.
        Джорджия была спасена.
        Ей нравилась Сара - Джорджия относилась к ней с уважением. С тех пор как она появилась в городе несколько лет назад, между ними возникла дружба, хотя их занятость мешала встречаться часто.
        Сара работала умело и быстро. Она говорила кратко и по существу:
        - Так, теперь на стол, радость моя. Боже, какой наряд, ты выглядишь очень мило. Для больной, я имею в виду.
        - Большое спасибо, - фыркнула Джорджия, забираясь на стол.
        Сара сняла сандалию и, осмотрев опухоль, начала сгибать стопу в разные стороны.
        - Так что это за парень в приемной? - спросила она.
        - Ой! - закричала Джорджия, когда Сара слишком сильно потянула ногу. - Какой парень? - застонала она.
        - Тот, с широкими плечами и угрюмым видом. - Она мягко опустила ногу на стол и продолжила ощупывать голень.
        - О, это просто мой шофер на сегодня. Ничего особенного.
        Сара рассмеялась. Она поправила юбку Джорджии, прикрыв ноги.
        - Хорошо, если так. Не стану измерять тебе давление, иначе, боюсь, мои приборы зашкалят.
        - Дай мне передохнуть, Сара. Он просто… просто парень. Старший брат жениха моей сестры. Удовлетворена?
        - А ты? - улыбнулась Сара.
        Джорджия закатила глаза.
        - Каков диагноз, доктор?
        - Посмотрим, похоже, ты растянула связки. Ничего не сломано, слава богу. Главное - не напрягай ногу, - сказала Сара. - Снимай повязку на время сна, - добавила она, наматывая на лодыжку эластичный бинт. - Ты можешь взять вот это, если хочешь, - закончила Сара, доставая уродливую металлическую трость. - Если будут новости, особенно о твоем новом шофере, звони в любое время.
        - Спасибо, доктор, - Джорджия улыбнулась. Сара помогла ей спуститься со стола и вернуться в приемную.
        Джексон снова взял ее под локоть, и, когда Джорджия оглянулась через плечо, чтобы помахать на прощание Флоре, она увидела ее сияющее лицо, одну руку, поднявшуюся, чтобы помахать ей, и другую - тянущуюся к телефону.


        - Ну… куда теперь? - спросил Джексон, заводя машину.
        Джорджия взглянула на часы. Через пять минут все в городе высунутся из окон, чтобы увидеть Джорджию Прайс с симпатичным незнакомцем. Она уже устала отвечать на вопросы о нем, хотя они сделали только одну остановку.
        Разумеется, было одно безопасное место, где они могли укрыться на время. Ее любимый магазин.
        - Я хочу заглянуть в мой магазин, - сказала она. - Моя подруга Мария присматривает за ним, и я уверена, что у нее все в порядке, но я все равно хочу заехать туда. Это ненадолго, - пообещала она.
        - Сколько понадобится. - Он направил машину в указанном ею направлении по главной улице города - широкой Мэйн-стрит. - Честно говоря, меня очень интересует твой магазин.
        Джорджия не могла понять почему, но почувствовала себя неловко. Хотя они разобрались в том, что Джексон не представляет опасности для Уилла, но все, что он узнал насчет ее бизнеса, никак не выходило у Джорджии из головы.
        А она очень гордилась своим магазином. Каждый, кто заходил туда, считал это место интересным и необычным. Она провела много времени над дизайном магазина, расставляя настоящие старинные вещи и красивые, но не имеющие никакой исторической ценности безделушки по полкам и шкафам.
        В нем никогда не толпились покупатели, даже летом, когда туристы заглядывали в город, привлеченные красочными местами в путеводителях, описывавших Суитуотер как образец настоящего Дикого Запада. В магазинчике всегда было тихо, прохладно и темно, даже в самые жаркие летние дни. Джорджии нравилось сидеть на стуле за огромной витриной, в которой были разложены старинные украшения. Долгие полуденные часы были превосходным временем для ее работы над книгой, и она даже радовалась отсутствию покупателей. Но Джексон ничего не знал о ее писательской карьере, точнее, о мистическом романе, который она опубликовала под именем М. Дж. Прайс. Джорджия было ее вторым именем. Ее первое имя было Милдред, но об этом никто не знал. И Джорджия решила, что для жанра мистического романа будет лучше, если имя автора тоже будет звучать немного таинственно. Кроме того, Суитуотер был настолько маленьким городком, что лучше было сохранять все в тайне. Прайс была очень распространенной фамилией, так что никто не мог заподозрить связь между ней и автором книги.
        Доходы от книг были маленькими, но все равно помогали ей оплачивать счета. Но она не могла бросить работу, чтобы заняться только сочинительством. Первая книга вышла два года назад очень скромным тиражом, но ее редактор, сообразительная и разговорчивая женщина по имени Лиз Дилан, очень надеялась, что новая книга принесет большой успех. Первые рецензии были такими многообещающими, что Лиз решила повлиять на издателей, чтобы они активно продвигали роман. Джорджия тоже надеялась на удачу. Но она всегда придерживалась пословицы «Цыплят по осени считают» и ждала, когда поднимутся цифры продаж.
        Ей стало интересно, что подумал бы Джексон о ее творчестве. С одной стороны, она хотела рассказать ему о своих планах, с другой же - опасалась раскрывать эту часть своей жизни. Если ему будет неинтересно то, что так много значит для нее, она очень огорчится. Она не заработала много денег на своих двух книгах. Пока. А за эти два дня он неоднократно доказал ей свою практичность. Мысль об этом только укрепила в ней решимость не рассказывать ему о тайной стороне ее жизни.
        Он использовал деньги как международный эталон ценности, почему же тогда его оскорбляет, когда другие - женщины, например, - делают то же самое по отношению к нему? - подумала Джорджия. Неужели она хотела иметь что-то общее с человеком, который мыслил так однобоко?
        Иметь что-то общее? Джорджия услышала, как в ее голове зазвенел сигнал об опасности. О чем она только думает?
        Проезжая по Мэйн-стрит, Джексон снизил скорость, чтобы рассмотреть город. Нужно ехать медленно, если вы хотите что-то разглядеть в Суитуотере, решила Джорджия. Джексон сделал правильно. Чуть быстрее - и можно вообще проехать нужное место.
        - Это очень милый город, - сказал он. - Я понимаю, почему он так нравится тебе, - заметил он вежливо.
        Очень мило с его стороны, потому что на самом деле он думает, что оказался в провинциальном болоте.
        - Здесь есть свои плюсы и минусы, - ответила Джорджия. - Как и везде. Но я выросла в городе вроде этого, неподалеку, - добавила она. - Поэтому здесь я чувствую себя вполне уютно.
        - Уютно. Хорошее слово для описания чувства, - произнес он, с интересом осматривая окрестности.
        Джорджия указала на магазин, и скоро они припарковались перед входом.
        Темно-зеленый навес, отбрасывавший тень на дверь, витрины, на стекле которой золотыми буквами было написано «Джорджия Аттик», сразу подняло ей настроение. Пока Джексон обходил грузовик, она с гордостью любовалась своим магазином.
        Какие бы скромные доходы от этого места она ни получала, это было достижением для нее - женщины со средним образованием и без денежной поддержки. Она гордилась им, и имела на это право.
        И неважно, что думает Джексон Брэдшоу.
        Мария Нуньес тепло поприветствовала Джорджию, потом, увидев ее больную лодыжку, запричитала, как наседка над цыплятами:
        - Бедняжка Джорджия. О, дорогая. Вы только посмотрите на эту ужасную палку. Тебе ведь не нужно пользоваться ею, а?
        - Нет, пока у нее есть я, - улыбнулся Джексон.
        - Тогда вам не следует оставлять ее одну, - посоветовала Мария. - Она очень хорошо готовит, вы, наверно, знаете.
        - Да, - кивнул Джексон. - Знаю.
        Джорджия опиралась на его руку и почувствовала, что краснеет. Она рассказала Марии про Джексона вчера по телефону. Мария была ее подругой и не сплетничала, поэтому Джорджия не боялась рассказывать ей все. Она умела хранить секреты, но всегда пыталась устроить для Джорджии какие-то нелепые свидания, а теперь была очень рада видеть свою подругу с красивым и, главное, неженатым мужчиной.
        Опершись на прилавок, Джорджия отпустила Джексона и села на свое обычное место на стуле за кассой.
        - Ну как дела, Мария? - весело спросила Джорджия.
        Мария пожала плечами.
        - Была пожилая пара сегодня утром, они смотрели голубой буфет, который стоит сзади. Сказали, что вернутся, но кто знает.
        - О… я понимаю, - кивнула Джорджия, разбирая ценники и чеки. - Они все время смотрят и прицениваются, но, когда приходят, все уже продано. - Она рассмеялась и взглянула на Марию. - Попомни мои слова: следующее, что мы продадим, будет этот голубой буфет. И не этой пожилой паре. Я уверена.
        Пока Джорджия и Мария болтали о делах, Джексон осматривал магазин, засунув руки в передние карманы джинсов. Его лицо выражало восхищение. Он то и дело останавливался, чтобы рассмотреть поближе фарфоровую тарелку, одежду или что-нибудь из старых коллекций, например открытки, которые Джорджия держала в большой плетеной корзинке.
        - «Дорогая мама. Сент-Луис великолепен. Прекрасно проводим время. Надеюсь, твоим кошечкам лучше. С любовью, Эдна», - прочитал он громко.
        - О, парень, не начинай, - предупредила Мария. - Я могу читать их весь день напролет. Начинаешь думать об этих людях как о друзьях или родственниках.
        Джексон кивнул.
        - Да, действительно. - Он взял еще парочку открыток и стал их внимательно разглядывать.
        Джорджия боялась, что ему станет скучно через пять минут, поэтому обрадовалась его интересу. Она украдкой посматривала на него. В маленьком магазине он выглядел необычно: таким большим и мужественным среди отделанных бахромой абажуров, вышитых крестиком подушек и кружевных салфеток. Было забавно смотреть, как он сосредоточенно все разглядывает.
        Она закончила просматривать письма, когда заметила, что Джексон роется в куче книг на столике. Там были ее собственные романы, которые она продавала вместе с другими книгами. Она испугалась, что он заметил книгу и догадался, кто автор, поэтому ждала тихо, не дыша, пока он рассматривал тома.
        - Это интересно? - показал он на обложку ее собственной книги.
        - О, эта? - удивилась она, стараясь не выдать своего волнения.
        Неужели он догадается, что это она написала?
        - Ты читала ее? - настаивал Джексон. Он перевернул ее, прочел написанное сзади, потом пролистал страницы. Джорджия кивнула. С трудом ей удалось сохранить спокойное выражение лица и вернуться к почте.
        - Очень неплохо написано, - весело продолжила она. - Если тебе, конечно, нравится мистика.
        - Нравится, - заверил Джексон. Он заглянул в книгу. - Я думаю, куплю ее, прочту в самолете.
        Он прошел к кассе и вытащил кошелек. Тогда она махнула рукой:
        - Не стоит. Это за счет заведения.
        - Ты уверена? - спросил он.
        - Разумеется. Я хочу, чтобы ты прочел ее. В знак благодарности, - добавила она. - Кроме того, я знаю автора. И получаю их бесплатно.
        - О, тогда спасибо, - сказал Джексон, удовлетворенный таким объяснением.
        Она чувствовала сердцем, что ей не стоило нарочно вводить его в заблуждение такой подробностью, но почему-то не смогла удержаться.
        Хотя она не страдала тщеславием, внутренне ей все равно стало обидно, что он даже представить ее не мог в роли автора.
        Мария, которая стояла рядом, с метелкой из перьев, смахивая в десятый раз пыль с одних и тех же чайников и подслушивая разговор, широко раскрыла глаза, услышав слова Джорджии. Но та незаметно послала Марии предостерегающий взгляд. Мария поняла, что это значит, и закрыла рот. Она продолжила работу, напевая что-то себе под нос. Когда им было пора идти, Джорджия выбрала стильную отполированную трость из красного дерева с резной ручкой из слоновой кости, которая стояла на керамической подставке для тростей и зонтиков.
        - Эта больше подходит мне по стилю, - объяснила она Марии и Джексону.
        - Несомненно, ты женщина с утонченным вкусом, - отметил Джексон.
        Уголки губ Марии дрогнули в одобрительной улыбке, но она ничего не сказала. Джорджия мысленно поблагодарила ее. Когда она давала Марии последние указания, Джексон с джентльменской учтивостью предложил ей руку, и они направились к грузовику.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Теперь, после того как они посетили доктора и магазин, Джорджия думала, что Джексон захочет как можно быстрее вернуться домой, чтобы позвонить в офис или проверить электронную почту… или еще что-нибудь из того, что делают крупные нью-йоркские бизнесмены, когда находятся далеко от своей группы поддержки в лице доброго десятка секретарш.
        Поэтому она была удивлена, когда Джексон спросил, могут ли они остаться пока в городе.
        - Я чертовски голоден, - сказал он. - Здесь есть местечко, где можно устроить ланч?
        - Хорошая идея. - Джорджия тоже проголодалась. Наверное, она потратила много энергии, хромая все утро, а может быть, присутствие Джексона отнимало у нее силы. - Но только если ты позволишь мне заплатить за себя, - добавила она твердо.
        - Но, Джорджия, ты уже подарила мне книгу.
        - Я все равно настаиваю. - Она сложила руки на груди и решительно посмотрела на него. - В противном случае я не пойду.
        - Хорошо, хорошо. - Он засмеялся в ответ на ее решимость и похлопал по плечу. - Я здесь новичок. Я не хочу устраивать сцену на центральной улице города в первый же день, - добавил он таким тоном, как будто это действительно имело значение.
        - Правильная мысль. Это маленький город. Люди еще долго будут перемывать нам косточки.
        - Это я уже заметил, - сухо отозвался он. Это означало, что он слышал по крайней мере часть ее разговора с Флорой.
        Джорджия растерялась. Не сказала ли она что-нибудь лишнее, что могло заставить его думать, будто у нее есть какие-нибудь романтические надежды, связанные с ним? Она быстренько прокрутила разговор в голове. Нет, она была уверена, что нет. И потом, мужчины вечно все не так понимают… Она взглянула на него украдкой, пока они медленно шли по Мэйн-стрит.
        Но ему-то что беспокоиться? Это она, когда он уедет, останется здесь одна на растерзание всем сплетницам города. Она надеялась, что за ланчем ей представится удобный момент, чтобы сказать, что ему лучше уехать завтра.
        Когда они вошли в кафе «Суитуотер», все посетители сразу же уставились на них. Не удивительно, ведь она знала весь персонал и почти всех посетителей. Сидящие за столиками, конечно, не рассматривали их открыто. Хотя бы за это стоило их поблагодарить. Но все как один взглянули на незнакомца, появившегося вместе с Джорджией.
        Пока они медленно пробирались к свободному столику у окна, Джорджию то и дело приветствовали знакомые, которые интересовались, почему она хромает и опирается на трость. Они желали ей скорейшего выздоровления и предлагали проверенные домашние рецепты, вроде прикладывания сырой картошки или погружения ноги в томатный сок, уверяя, что это поможет.
        Джорджия вежливо благодарила, но почувствовала облегчение, только когда они наконец подошли к своему столику.
        - Я слышал, что томатный сок помогает при похмелье, но никогда не думал, что это полезно при растяжении лодыжки.
        - О, это была старая миссис Коббс. Она иногда плохо слышит. Наверно, ей показалось, что я столкнулась со скунсом.
        - О, ну в таком случае это, наверное, действительно полезно, - рассмеялся Джексон. - Скажи мне, здесь все такие дружелюбные? Или они интересовались твоим здоровьем только потому, что ты пришла с незнакомцем?
        - Ну, они просто лопаются от любопытства и желания узнать, кто ты такой. Но вообще-то все они добрые и открытые люди.
        - Но ты определенно пользуешься популярностью. Ты не думала о том, чтобы баллотироваться в мэры? Я думаю, у тебя были бы неплохие шансы, как у постоянного жителя и преуспевающей деловой женщины.
        Джорджия улыбнулась. Она понимала, что это только шутка, но все равно ей было приятно.
        - Может, когда Ной еще подрастет и у меня появится больше времени?
        - Тебе не следует откладывать все на то время, когда Ной вырастет, - заметил Джексон. Он говорил шутливо, но выражение его лица оставалось серьезным. - Ты ведь не хочешь проснуться в одно прекрасное утро и обнаружить, что жизнь прошла мимо.
        Она знала, что он думает о ее словах, сказанных прошлой ночью: что не собирается заводить романтические отношения до того, как Ной подрастет. В его словах была доля правды, но она не хотела обсуждать это прямо сейчас.
        Нина, официантка утренней смены, появилась у столика.
        - Привет, Джорджия! Что случилось с ногой?
        - Поскользнулась в дождь, - коротко ответила Джорджия. - Мне то, что всегда, - добавила она. - И лимонад, пожалуйста.
        Нина записала заказ в блокнот.
        - А вы? - обратилась она к Джексону.
        Его брови удивленно поползли вверх.
        - А что, меню нет?
        Джорджия пожала плечами, а Нина рассмеялась и похлопала Джексона по плечу.
        - Как я вижу, он приехал из города. - Она сунула карандаш и блокнот в карман и сказала: - Я вернусь через минуту. Подождите.
        - У них нет меню. Они пишут на доске, видишь? - объяснила Джорджия, указывая на доску с мелками рядом с кассой.
        Джексон попытался разглядеть надписи.
        - Это просто ерунда какая-то. Я не могу прочесть отсюда.
        Джорджия знала, что надпись не менялась много лет. Возможно, со времен последнего владельца кафе. Все посетители знали меню наизусть.
        - Сиди, я скажу, что там написано, - остановила она его и назвала все блюда меню в алфавитном порядке, начав с барбекю и закончив салатом из тунца. - …который я не стала бы тебе рекомендовать, - добавила она. - Повар всегда добавляет туда острый соус, от которого у меня изжога.
        - Ты знаешь весь список наизусть? Вот это да! - восхитился Джексон.
        Джорджия не поняла, почему его это так впечатлило.
        - Если бы ты жил здесь так долго, как я, ты бы тоже выучил его.
        - Ну, и какова здесь еда? Хорошая?
        - Это зависит от разных обстоятельств.
        - От каких?
        - Например, от того, какую еду ты считаешь хорошей, - рассмеялась она.
        После деликатесов в дорогих ресторанах покажется ли ему скромная провинциальная кухня в кафе «Суитуотер» вообще съедобной? Но посмотреть будет в любом случае интересно.
        Официантка появилась снова с карандашом и блокнотом. Она взглянула на Джексона.
        - Ну, что вы выбрали?
        Он нахмурился, решая, что же ему выбрать.
        - Я возьму… то же самое, - указал он на Джорджию.
        - Хорошо, милый, - записала Нина. - Звучит чудесно. - Она удалилась, подмигнув Джорджии, которая не сумела сдержать приступ смеха.
        - Что тут смешного? - недоуменно спросил Джексон.
        - Ты же не знаешь, что я заказала. Я ведь могла заказать… ну не знаю… армадилло, например.
        - Это какое-то особенное блюдо? Не припоминаю, чтобы я слышал о нем.
        - Это мясо броненосца. А то, что взяла я, не скажу. Придется тебе подождать немного, - пошутила она.
        - Отлично, ты знаешь, как мне нравятся сюрпризы.
        Джорджия посмотрела на него в изумлении. Она знала его только два дня, но в одном она была абсолютно уверена - Джексон определенно не любил сюрпризы.
        - Правда? С каких пор?
        - С… сегодняшнего утра, я думаю, - усмехнулся он. - Или, может, с прошлой ночи.
        Джорджия спрятала улыбку.
        Он флиртовал с ней. Она притворилась, что не замечает, но это было ясно как день. Она отвела взгляд от него и посмотрела на стол, изучая бумажную скатерть с изображением Техаса, которую видела миллион раз.
        - Что я сказал смешного?
        - Ничего, - покачала она головой и уставилась в окно. Улица была пустынной. Она разглядывала городскую площадь, затененную и прохладную, несмотря на жаркий полдень.
        Когда она снова взглянула на него, на его губах все еще играла улыбка.
        Но не издевательская, не шутливая и не вопрошающая, к которым она уже привыкла. Даже не заигрывающая. Обыкновенная открытая, теплая улыбка, словно осветившая все вокруг, подобно солнечному свету, и сделавшая ее… просто счастливой.
        И совершенно непонятно почему, она улыбнулась в ответ.
        Но он не останется. Она не позволит ему остаться. И он уедет если не сегодня… так завтра.
        - Два лимонада, два слабо поджаренных бифштекса, салат, помидоры и маринованные огурчики, - быстро проговорила Нина, расставляя тарелки. - Кетчуп на столе… О, и здесь немного барбекю-соуса с луком, Джорджия, если тебе нравится.
        Джорджия поблагодарила, но решила отказаться от лукового соуса. Она быстро разрезала бифштекс на две части. Когда она подносила его ко рту, Джексон осторожно осматривал тарелку.
        - Это ведь не армадилло, не так ли? - прошептал он.
        Она отрицательно покачала головой и чуть не подавилась от смеха.
        - Я только пошутила.
        - Я догадался, - усмехнулся он. - Я тоже пошутил.
        Он полил бифштекс кетчупом, потом, откинувшись на спинку стула, откусил порядочный кусок.
        После бифштексов они заказали по куску торта. Джорджия - лимонный с меренгой, а Джексон - шоколадно-кремовый, который был здесь фирменным блюдом.
        Попробовав торт, Джексон зажмурился от наслаждения.
        - Боже мой… это невероятно вкусно, - сказал он. - Попробуй, - настаивал он, протягивая ей вилку.
        Джорджия часто поддавалась соблазну и заказывала шоколадно-кремовый торт и сейчас не смогла удержаться от того, чтобы не попробовать кусочек, который Джексон предлагал ей. Она открыла рот и встретила его нежный взгляд, когда он подносил вилку к ее губам.
        - Ммм, - простонала она от удовольствия и по выражению его лица заметила, что он тоже наслаждается едой.
        Джорджия закрыла глаза, быстро проглотила кусочек и посмотрела на свою тарелку. У нее в горле застрял комок, но дело было не в торте.

«Если мне было так приятно есть кремовый торт с вилки Джексона, то как же будет здорово заниматься с ним любовью, - подумала Джорджия. - Однако лучше не поддаваться такому искушению».
        - Это было хорошо, - сказала она беспечно.
        - А для меня - просто замечательно, - прошептал он. Их взгляды встретились, и у нее не было сомнений, о чем он сейчас думает.
        Джорджия отвела глаза, сделав глоток лимонада, хотя он не мог охладить нарастающее возбуждение. Она избегала смотреть на Джексона. Вместо этого стала искать глазами Нину. Увидев официантку, она махнула, чтобы та принесла счет.
        Когда они вернулись в машину, Джорджия предложила ехать домой, чтобы Джексон мог заняться делами. Но он не спешил возвращаться и попросил ее показать ему местные достопримечательности.
        Джорджия была удивлена его заинтересованностью, но она так гордилась своим городком, что была счастлива показать ему все. Они начали с исторического центра города, где она показала старую тюрьму и маленький старый деревянный домик, в котором размещался салун. Там, по слухам, легендарный грабитель банков Джесси Джеймс играл в карточную игру, закончившуюся перестрелкой на Мэйн-стрит. Среди других достопримечательностей были церковь и помещение, где заседала ассоциация скотовладельцев последние сто лет. И, разумеется, главный магазин.
        Когда они проходили мимо магазина Джорджии, Джексон замедлил шаг, чтобы еще раз внимательно взглянуть на него.
        - У тебя очень симпатичный магазин, - искренне похвалил он. - Очень необычный.
        - Спасибо, - кивнула Джорджия. - Это именно то, к чему я стремилась.
        - Как ты начинала? - полюбопытствовал он.
        - Я жила в Новом Орлеане с Ноем, недалеко от тети Эллен. Это красивый город. Но я не была там счастлива. Этот город не для меня. Потом тетя узнала, что получила в наследство от дальнего родственника это здание, - объяснила Джорджия. - Мы приехали вместе взглянуть на него. Пока мы рылись в содержимом, главным образом в мусоре, у меня появилось столько идей, что тетя предложила мне переехать и заняться бизнесом. Так я и поступила, - закончила она.
        - И как давно это было?
        - О… я не уверена, но, наверное, уже лет шесть. Ною было около двух.
        - Ты переехала сюда с двухлетним малышом, не зная ни единой души в городе? Сколько лет было тебе самой? - Он замолчал, подсчитывая.
        - Девятнадцать или, может быть, двадцать, - сказала она. - Но я привыкла к самостоятельности. Это была прекрасная возможность для меня, принимая во внимание все обстоятельства.
        - Какие?
        - Я могла продолжать работать поваром, или официанткой, или уборщицей, или быть кассиром в супермаркете, выгуливать собак. В общем, какую бы работу ты ни назвал, я ею занималась. - Ветерок из открытого окна растрепал волосы, и ей пришлось откинуть непослушный локон со лба. - Я не шучу. Собственный бизнес был как чудесный подарок для меня. Я больше не нуждалась в сиделках для Ноя. Сначала мы жили прямо над магазином. Если он спал, я ставила его кроватку в пристройке, а когда просыпался, он мог играть за кассой.
        Джексон посмотрел на нее.
        - Очень разумно, - медленно произнес он.
        - Просто у меня не было другого выхода.
        Вдруг Джорджия заметила, что уже половина третьего.
        - Кстати, о Ное. Нам лучше поторопиться домой. Уроки вот-вот закончатся, а я хотела бы приехать домой раньше, чем он.
        Стоило ей упомянуть это, как Джексон сразу заволновался, что Ной вернется в пустой дом, и настоял на том, чтобы они поехали в школу и забрали его. Это было им по пути, и они подъехали вовремя, когда дети выбегали из школы. Джорджия перегнулась через Джексона и, сложив руки рупором, позвала Ноя. Он сразу подбежал к ним, обрадованный тем, что они поедут домой все вместе.
        - Привет, парень, запрыгивай, - поприветствовал его Джексон.
        Джорджия потеснилась, давая место Ною, и оказалась рядом с Джексоном. Прикосновение к его крепкой мускулистой ноге действовало возбуждающе, и она с трудом могла сконцентрироваться на болтовне Ноя о том, как он провел день в школе.
        - …потом Баки Келлер ударил Майка Джири, и он упал прямо в мусорную корзину и застрял в ней. Только ноги торчали наружу, и все смеялись, потому что миссис Бассет не смогла вытащить его. А потом мальчиков отвели к директору, - закончил он взволнованно.
        - Ну и денек, - прокомментировал Джексон.
        - Неужели так и было, милый? - спросила Джорджия рассеянно. - Обоих послали к директору? Невероятно.
        - Да, действительно. Миссис Бассет вся покраснела, как рак, ей пришлось уткнуться в учебник испанского, чтобы никто этого не увидел, - добавил он весело. - Сегодня жарко. Мы могли бы пойти к реке искупаться.
        - Здесь есть место для купания? - спросил Джексон с интересом.
        - Можно пойти на Шелтонс-крик, это неподалеку, - предложила Джорджия. - Там неглубоко, но достаточно удобно, чтобы охладиться после жаркого дня.
        - Давай пойдем, ма! Пожалуйста! Вода наверняка поднялась после дождя.
        - Ну пойдем, мама, пожалуйста! - эхом откликнулся Джексон, имитируя интонацию Ноя.
        Джорджия рассмеялась.
        - Почему бы и нет? Давайте заедем домой и возьмем вещи. Я могу собрать корзину для пикника.
        - Пикник! Ого! Не могу припомнить, когда я последний раз был на пикнике, - воскликнул Джексон, увлекшись этой идеей.
        - Ну, это не будет чем-то особенным. Только сэндвичи, - вставила Джорджия, мысленно просматривая содержимое своего холодильника.
        - Звучит великолепно, - рассмеялся Джексон. - Если, конечно, там не будет армадилло.
        - Нет, разумеется, нет, - заверила она.


        Купание в реке станет прекрасным завершением дня, подумала Джорджия, когда они прибыли. Она не могла плавать из-за лодыжки, но ей все равно было приятно отдыхать в тени и наблюдать за Джексоном и Ноем, шумно резвящимися в воде.
        Было очень трогательно смотреть на Ноя рядом с таким мужчиной, как Джексон. Очевидно, что ее сын нуждается в мужском влиянии. Никакая мать не сможет заменить отца. Может, Ною действительно плохо, потому что рядом с ней нет мужчины? Действительно ли она сторонилась романтических отношений из-за Ноя или просто боялась, что кто-то будет управлять ею и принимать за нее решения?
        Домой они приехали уже в сумерках.
        Ной сидел между ними, положив голову на широкое плечо Джексона, и дремал. Когда Джорджия попыталась передвинуть его, Джексон покачал головой:
        - Не надо. Он не мешает.
        Дома Джексон понес Ноя в кровать. Джорджия медленно следовала за ними. Ной был таким сонным, что им пришлось раздеть его вдвоем и уложить. Учеба и купание отняли все его силы, и он теперь спал как убитый.
        Когда они укрыли его одеялом и погасили свет, Джорджия нагнулась и поцеловала его в щеку. Затем, к ее удивлению, Джексон сделал то же самое.
        Джорджия ушла из комнаты первой. Джексон последовал за ней. Она остановилась в коридоре, собираясь пожелать ему спокойной ночи. Сердце бешено забилось. Она разрывалась между желанием повернуться к нему и желанием убежать в свою комнату, как испуганный кролик в норку.
        - Спасибо за прекрасный день, Джорджия, - прошептал он. - Не помню, когда мне было так весело.
        - Спасибо за то, что ты остался помогать нам, - ответила она.
        - Наоборот, я думаю, это вы с Ноем помогаете мне.
        Он говорил искренне. Еще недавно он был совсем другим, когда ворвался в ее дом посреди ночи в гневе, сыпля оскорблениями. Пребывание в Суитуотере благотворно повлияло на него. От озлобленности и несдержанности не осталось и следа. Джексон стал спокойным и даже беззаботным. Морщины разгладились, складка между бровей смягчилась. И его обычно серьезное выражение лица теперь освещала мягкая улыбка.
        Джексон улыбнулся. Прядь волос упала ему на лоб, и ей показалось, что он стал похож на мальчика.
        Она ловила себя на мысли, что какая-то невидимая колдовская нить протянулась между ними. Если не смотреть на него, тогда, может быть…
        - Спокойной ночи, Джорджия. - Его сильные руки сжали ей плечи, а губы коснулись ее губ.
        Она пыталась сопротивляться его поцелую. Но как только их губы встретились, она уже не могла совладать с собой, жадно упиваясь любовным ядом.
        Восхитительное ощущение!
        Очаровательный, томный - таков был этот день! Джорджия почувствовала, как его руки обнимают ее и привлекают ближе. В ответ Джорджия крепко прижалась к нему. Молодая женщина растворилась в его объятьях и положила ладони на его мускулистую грудь. Губы Джексона продолжали сладостную пытку.
        - Джорджия, дорогая… Не могу я просто обнять тебя… немного? - прошептал он.
        Этот вопрос вернул Джорджию к реальности, и внутри у нее звякнули предостерегающие колокольчики. Но она не могла отпрянуть от него. Все ее тело пронзила сладкая истома.
        Она попыталась что-нибудь ответить, но его нежные теплые поцелуи не давали ей сосредоточиться. Он уже целовал ее шею.
        - Джексон… мы не можем… я не могу, - простонала она.
        - Ммм… твоя кожа пахнет так восхитительно, - шептал он. Его голова склонилась ниже, она ощутила его теплые губы на вырезе кофточки. Он осторожно стянул с плеч рукава и поцеловал нежную кожу груди поверх ее лифчика без бретелек. - И на вкус потрясающе, - прошептал он, лаская ее кожу языком.
        - Джексон, пожалуйста, - вздохнула Джорджия, закрывая глаза.
        У нее слегка закружилась голова и перехватило дыхание. Упоительная атака его губ и языка парализовала ее волю. Его руки обхватили ее груди, пальцы ласкали и теребили затвердевшие соски сквозь тонкую ткань лифчика. Волны удовольствия пробежали по ее телу. Колени ослабели. Она схватилась за его крепкие плечи, чтобы не упасть.
        - «Пожалуйста, остановись» или «пожалуйста, продолжай»? - прошептал он, целуя ложбинку между грудей медленным жарким поцелуем.
        - Просто… пожалуйста, - выдохнула она, не в силах признаться, как сильно она его хочет. Чувствуя себя совершенно беспомощной, она спрятала лицо в его густых волосах.
        Джексон тихо засмеялся, и она снова ощутила его жаркое дыхание на своей коже.
        - Я хочу доставить тебе удовольствие, и только удовольствие. Всеми возможными способами, - сказал он голосом, охрипшим от страсти. Он встал, бережно поправил рукава кофточки и посмотрел ей в глаза: - Я хочу оказаться с тобой в спальне, Джорджия. Если ты не хочешь меня, просто скажи «нет».
        Джорджия не могла издать ни звука. Не могла не смотреть в его темные, пылающие от страсти глаза. Хотела ли она когда-нибудь кого-нибудь так, как хотела Джексона? Но это было нечто большее, чем физическое влечение, каким бы сильным оно ни было. В нем было что-то глубоко волновавшее ее. Никто раньше не вызывал в ней таких чувств. Возможно, она смогла бы лгать ему, притвориться, подавить свое желание, но, когда он смотрел на нее так, она понимала, что все это бесполезно. С ним невозможно притворяться.
        Это не было тем волшебным романтическим чувством, о котором всегда мечтала Джорджия. Всего лишь свидание на одну ночь. Космическое совпадение, случайная встреча, которая просто произошла и никогда больше не повторится. Она хотела узнать, каково это - заниматься любовью с Джексоном. Ей нужно было испытать это хотя бы один раз, иначе она будет жалеть всю жизнь.
        Но она не могла подобрать слова, чтобы выразить свои чувства. Она обхватила его лицо ладонями, приподнялась на цыпочки и поцеловала его в губы. У них был потрясающий вкус, восхитительный.
        Он изумился, словно уже боялся надеяться на ее согласие… потом вернул поцелуй с удвоенной страстью. Джорджия ощутила его желание и больше не колебалась.
        Джексон поднял ее на руки и понес в спальню. Там он осторожно положил ее на кровать и закрыл дверь. Она протянула к нему руки, и он лег рядом с ней.
        Он снова прижался губами к ее губам, нежно, но решительно, не спрашивая, а утверждая свое господство над ее телом, словно хотел завладеть всеми ее чувствами, ароматом ее кожи, ее голосом, ее желанием.
        - О, Джорджия… ты сводишь меня с ума, - застонал он. Джорджия обняла его, прижимаясь грудью к его крепкой мускулистой груди. Чем больше он требовал, тем больше она готова была отдать, страстно отвечая на каждое его движение. Их губы впивались друг в друга, жар охватывал их тела.
        Стройные ноги Джорджии переплелись с ногами Джексона, ее ищущие руки скользнули под рубашку и ласкали его мускулистую спину. Она целовала его шею, чувствуя соленый вкус кожи, возбуждавший ее все больше.
        Джексон застонал от наслаждения, накрывая ее своим телом. Он еще раз поцеловал ее, но его тело требовало большего. И она тоже - она хотела ощутить его своей обнаженной кожей. Его руки ласкали ее тело, скользили по груди к бедрам и обратно, потом проникли под юбку, которая незаметно для нее сползла с бедер.
        Он посмотрел на нее долгим нежным взглядом. Затем медленно снял ее кофточку и застыл от восхищения при виде почти прозрачного кружевного нижнего белья. Ее мягкие светлые волосы обрамляли лицо солнечным ореолом. Он бережно коснулся кремовой кожи плеча, потом груди. Ее соски потемнели от желания и затвердели под его зачарованным взглядом. Должно быть, она громко застонала, потому что больше не контролировала себя. Она закрыла глаза, ее тело выгнулось ему навстречу, стремясь слиться с его сильным жаждущим телом.
        Лаская груди, он прошептал:
        - Ты великолепна, Джорджия. - С этими словами он нагнул голову и жадно поцеловал ее твердый сосок. Джорджия задрожала от необычайно острого наслаждения, волнами пробежавшего по ее телу. Кожа пылала от прикосновений его губ и языка. Джексон медленно провел языком от одной груди к другой и начал ласкать ее второй сосок. Ей стало еще жарче. Все тело словно горело огнем.
        Руки Джорджии впились в твердые мышцы его спины, потом скользнули к поясу джинсов. Она просунула руку между их телами и потянула за молнию. Когда ее ладонь проникла внутрь, она ощутила, как он вздрогнул всем телом. Она начала медленно ласкать его, но Джексон внезапно схватил ее за запястье и поднял голову. Она взглянула на него: его глаза были полузакрыты от наслаждения, но выражение лица было очень серьезным.
        - Джорджия, я так хочу тебя. Я сейчас взорвусь. Ты самая желанная женщина в моей жизни… Но я должен быть уверен, что ты тоже этого хочешь.
        Сомнения, которые раньше так мучили ее, теперь не имели никакого значения по сравнению с силой ее желания. Она еще никогда не хотела так сильно заняться любовью с мужчиной и знала, что никого не будет хотеть так, как Джексона. Это ее единственный шанс, она не должна упустить подарок, который дарит ей судьба здесь и сейчас. А о последствиях она будет думать потом. Она должна запечатлеть в своей памяти каждое мгновение в его объятьях.
        - Я хочу тебя! Очень… - прошептала она и поцеловала его в губы. - Не заставляй меня ждать…
        Джексон ответил страстным поцелуем, потом на мгновенье оторвался от нее, чтобы сорвать рубашку и стянуть джинсы и трусы. Джорджия наслаждалась зрелищем его обнаженного тела. В полумраке комнаты оно было великолепно. Ее взгляд скользнул по его широким плечам, мускулистой груди, покрытой темными волосами, и остановился на абсолютно плоском животе. Через секунду он снова был рядом с ней, стягивая трусики с ее стройных ног.
        Она обхватила его руками и страстно поцеловала. Он раздвинул коленями ее длинные ноги и медленно вошел в нее. Джорджия шумно выдохнула и крепко вцепилась в его плечи.
        - С тобой все в порядке? - прошептал Джексон.
        - Конечно. Просто… у меня очень давно этого не было, - призналась она.
        Он целовал ее волосы, щеки, шею.
        - Я думал, мужчины останавливают тебя на улице, чтобы сделать предложение, - улыбнулся он.
        Она хотела улыбнуться в ответ, но испугалась. Вдруг он разочаруется в ней, потому что у нее нет опыта, а она так мечтала стать самим совершенством для него.
        Но он повел себя совсем не так, как она ожидала. Он прижался щекой к ее волосам, глубоко вздохнув:
        - Джорджия, ты совсем ничего не знаешь о мужчинах, если не понимаешь, что я счастлив, оттого что из всех возможных кандидатур ты выбрала именно меня.
        Она не знала, что сказать. Только смотрела на него, чувствуя, что на ее глаза навертываются слезы.
        - Да, я выбрала… только тебя, - сказала она, лаская его лицо.
        - Мы будем заниматься любовью долго и страстно, - пообещал он. - Ты нежная, как шелк. Я хочу доставить тебе наслаждение.
        Она расслабилась и удовлетворенно вздохнула.
        - Мне очень хорошо, - прошептала она.
        Он тихо засмеялся, а она закрыла глаза и доверчиво раскрыла ему свои тело и душу, сливаясь с ним в одно целое. Ее ноги обхватили его бедра. Она целовала его, чувствуя, как он ритмично двигается внутри нее. Она понимала, что он сдерживает свою страсть, чтобы доставить ей наслаждение, и восхитилась его чуткостью. Джорджия отвечала ему движением бедер, их тела сплелись в одно целое для утоления страстного желания, охватившего их.
        Затем темп их движений ускорился, и она почувствовала, что ее тело больше не принадлежит ей. Джексон проникал в нее глубже и быстрее. Волны наслаждения подхватили и понесли Джорджию. Они накатывали на нее одна за другой, вызывая в ее теле ощущения, которых она никогда не испытывала до этого в объятиях мужчины. Она чувствовала, как их тела движутся все быстрее навстречу друг другу, как внутри у нее рождается непреодолимое желание чего-то большего. Чего-то потрясающего, чего-то, без чего она умрет. Она жаждала освобождения, одновременно желая, чтобы эта сладостная пытка длилась вечно.
        Но внезапно все тело Джорджии пронзила сладкая дрожь, и она закричала от счастья. Оргазм был такой невероятной силы, что перед глазами все потемнело, а жаркая волна накрыла ее с головой. Она уткнулась в плечо Джексона, тело ее дрожало.
        - Останься со мной, солнце мое, - прошептал Джексон хрипло. Она почувствовала, как его руки поднимают ее бедра выше, не снижая темпа и доказывая, что это еще только начало. Она из последних сил вцепилась в него. Он продолжал двигаться внутри нее, пока не закричал от наслаждения.
        Затем он тяжело упал на нее, совсем обессиленный. Джорджия испытывала потрясающее ощущение от его тяжелого тела, его прерывистого дыхания. Он шептал ее имя снова и снова. Его голос был хриплым от испытанной страсти и изумленным от чуда, произошедшего с ними, и звучал для нее райской музыкой.
        Джорджия закрыла глаза, медленно поглаживая его спину и наслаждаясь теплой гладкой кожей. Кто-нибудь когда-нибудь любил ее так? Произносил ее имя так? Если и да, то все воспоминания стерлись из памяти при одном звуке его голоса.
        Через день или два Джексон уедет, оставив ее жить так же, как она жила до его появления. Он исчезнет, как комета, промчавшаяся по ночному небу, осветив своим присутствием ее одинокие дни, показав ей, что такое настоящие страсть и желание. Все произошло так быстро, что трудно было поверить, что это реальность, а не фантазия.
        Он был не идеальным принцем, о котором она мечтала, а полной его противоположностью. Но теперь она знала, что все чувства - смятения, недоверия и злости, - которые она испытала при встрече с ним, вели только к одному: им было суждено стать любовниками.
        Джорджия не знала, что на самом деле чувствовала.
        Это было так просто… и так сложно.
        День, два - и она никогда не увидит его снова или будет видеть его так редко, что это не будет иметь никакого значения. Но она знала, что он именно тот
«единственный», кого она ждала всю жизнь, сама того не сознавая. Их тела были созданы друг для друга. Их души одновременно сближались и отталкивались. И хотя он никогда не узнает об этом, Джексон Брэдшоу останется единственным мужчиной, так глубоко запавшим ей в душу.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        На следующее утро Джорджию опять разбудил запах кофе. Как приятно, подумала она. Какой Джексон заботливый…
        Она спрятала голову под одеяло.
        - О небо, неужели я действительно сделала это? - прошептала она. Но смятая простыня на другой половине постели убедила ее в том, что это не сон и их с Джексоном тела, охваченные страстью, не плод ее воображения.
        Господи, как она сможет посмотреть ему в глаза? Он думал о ней ужасные вещи и теперь убедился, что все это правда. Неужели он думает, что она занималась с ним любовью ради денег?
        Нет, такого не может быть. Он был таким восхитительным любовником - нежным и в то же время страстным. Но он ничего не говорил. «В подобные моменты много и не поговоришь», - подумала Джорджия, краснея.
        Теперь, когда она поняла, какие глубокие и серьезные чувства к нему испытывает, чувства, на которые, по ее мнению, он не в состоянии ответить, ей стало грустно.
        Она вылезла из кровати и направилась в душ. Ее лодыжка почти не болела. Она заглянула в спальню Ноя и поняла, что он уже внизу. Его присутствие за завтраком облегчит ситуацию. Для них с Джексоном, несомненно.
        А когда Ной уйдет, они поговорят. Это будет длинный, обстоятельный разговор.
        К тому времени, как Джорджия, приняв душ и одевшись, спустилась вниз, Ной уже собирался уходить в школу. Джексон даже приготовил для него ланч.
        Когда она вошла в кухню, они уже прощались. И это было не просто «увидимся позже». Из их разговора Джорджия поняла, что Джексон планирует уехать в Нью-Йорк этим утром и уже сказал об этом Ною.
        Джорджия понимала, что Джексону придется уехать, и эта новость расстроила ее.
        Ной был крайне разочарован, но делать нечего. Джорджия видела, что он пытается изо всех сил не расплакаться из-за отъезда Джексона.
        - …и, когда у меня будет компьютер, я все время буду писать тебе, Джексон, - сказал Ной. - Это будет здорово, да?
        - Очень здорово, - согласился Джексон, кивая. - Когда у тебя будет компьютер?
        - О… ну, мама говорит, что откладывает деньги, и, может быть, мы купим его на Рождество, - объяснил Ной с меньшим энтузиазмом.
        - О, вот как, - сказал Джексон. - Ну, телефонные звонки тоже здорово, - заверил он мальчика. - Даже лучше писем, я считаю.
        - Наверное, - сказал Ной. Джексон посмотрел на Ноя и потер щеку. Как Джорджия уже успела заметить, этот жест означал, что он задумался. О чем он думает? О том, как они бедны? Как бы поскорее убраться от нее и ее милого сына?
        - Может, вы навестите меня в Нью-Йорке? Ты хотел бы? - поинтересовался Джексон.
        - Навестить тебя в Нью-Йорке? Вот здорово! Невероятно! - обрадовался Ной.
        Более чем невероятно, подумала Джорджия, абсолютно невозможно.
        Джорджия почувствовала, как вскипает от злости. Одно дело - переспать с ней, зная, что у них нет будущего. Они были взрослыми, и она должна была ответить за свои поступки.
        Но обнадеживать Ноя, притворяясь, что они будут поддерживать связь и даже навещать друг друга… это взбесило Джорджию. Она с трудом сдерживалась. Может, Джексон из тех людей, которым трудно прощаться, и он предпочитает притвориться, что отношения продолжатся, даже если прекрасно знает, что это невозможно? Трудно быть честным в такой ситуации, особенно с таким сообразительным мальчиком, как Ной.
        - Доброе утро, ребята! - бодрым голосом приветствовала их Джорджия, намеренно прерывая разговор. Она улыбнулась сыну и взглянула на Джексона. Он смотрел на нее тепло и дружелюбно, но выражение его лица сразу изменилось, как только он заметил тревогу в ее глазах.
        - Как лодыжка? - спросил он.
        - Прекрасно. Почти не болит, - солгала она.
        Джорджия не стала сегодня наряжаться. На ней были свободные шорты цвета хаки и полосатая футболка. Она налила кружку кофе, но осталась стоять у кухонной стойки.
        - Мам, Джексон уезжает сегодня, его срочно вызвали в офис. Ты знала?
        - Нет, это для меня новость, - беспечно отозвалась она, посмотрев на Джексона. Он встретил ее взгляд, но сразу опустил глаза, смутившись. Правильно, так ему и надо, подумала она. - Звучит серьезно, - добавила Джорджия.
        - Да, - заверил он, - очень серьезно.
        Как он убедителен, подумала Джорджия.
        Но она запретила себе вообще размышлять на эту тему. Она знала, что прошлая ночь была сиюминутным приключением, а не началом чего-то… серьезного. Может, чем скорее он уедет, тем лучше. Для нее и для Ноя.
        - Проблема возникла у одного из моих самых главных клиентов, - объяснил Джексон. - Я получил письмо по электронной почте сегодня утром. Я не могу решить ее здесь. Я бы хотел остаться подольше, чтобы помочь тебе, но мне нужно вернуться.
        Его темные глаза просили ее поверить. Джорджия поставила кружку и пожала плечами.
        - Если надо возвращаться, значит, надо… Я даже думала, что тебе лучше уехать сегодня, - добавила она. Она и вправду думала над этим весь вчерашний день… до того, как они занялись любовью. - Поверь мне, я не хочу быть неблагодарной. Я замечательно провела время, показывая тебе окрестности. Но мне уже гораздо лучше. Так что мне не нужна помощь ни в доме, ни… - Ее голос сорвался. Она больше не могла сдерживаться. Ее грудь сжимало, как в тисках.
        - Я понимаю, Джорджия, прекрасно понимаю, - произнес он очень серьезно.
        Выражение лица Джексона стало совсем холодным и чужим. Он смотрел на нее подозрительно, недоверчиво, как в тот первый раз.
        Неужели она причинила ему боль? Может, его «эго» нанесен урон этим утром? Но это было несравнимо с той обидой, которую чувствовала она.
        - Ной, посмотри на часы, - обратилась к сыну Джорджия. - Тебе пора идти. Ты ведь не хочешь пропустить автобус.
        - Хорошо, - согласился Ной, огорченный расставанием. Он подхватил свой портфель и ланч, и, когда повернулся к Джексону, чтобы сказать «пока», тот крепко обнял мальчика.
        У Джорджии на глаза набежали слезы, и она украдкой смахнула их рукой.
        - До встречи, Джексон, не забывай меня.
        - Конечно, Ной, - пообещал Джексон. - Не волнуйся, я не пропаду.
        После обмена прощальными пожеланиями Джорджия проводила Ноя до двери. Обычно он говорил, что слишком взрослый для поцелуев, но сегодня, когда она нежно обняла его и поцеловала на прощание, он не возражал.
        Джексон ждал ее в гостиной.
        - Послушай, я не хочу уезжать вот так, Джорджия.
        - Как «так»? - невинно спросила она.
        - Ты злишься на меня… Мне действительно нужно в Нью-Йорк. Это не ложь и не выдуманный повод.
        - Я ни разу не обвиняла тебя в обмане, - ответила она. - Я вообще ничего не говорю.
        - Тебе и не нужно ничего говорить. Я и без этого знаю, о чем ты думаешь.
        Она покачала головой.
        - Совсем нет, - возразила она. - Наверное, ты просто чувствуешь себя виноватым.
        - Виноватым? - повысил он голос. - За что мне нужно винить себя?
        - Действительно. Не за что! Совсем не за что, - пожала плечами Джорджия. Она посмотрела прямо на него. - Я только сказала, что ты ведешь себя так, как будто в чем-то виноват.
        Он пытался что-то возразить, но промолчал.
        - Ты совсем сбиваешь меня с толку, - произнес он наконец. - Послушай, прошлая ночь была чудесной. Совершенной… Почему мы не можем просто остановиться на этой хорошей ноте?
        Хорошей ноте? Джорджии понравилось это определение. Замечательно сказано! Теперь ей придется посмотреть правде в глаза - ужасной правде, которой она так боялась в глубине души. Где-то внутри она втайне желала, чтобы эта ночь была началом чего-нибудь настоящего и серьезного между ними. Вчера ей казалось, что у них есть все для этого - и даже больше. Но теперь она вернулась к реальности. Одна ночь любви - как бы прекрасна она ни была - недостаточна, чтобы сломать преграды, воздвигнутые Джексоном вокруг себя. Он испугался и убежал назад, к своей одинокой жизни в Нью-Йорке, и ничего нельзя изменить!
        Ничего. Даже злость не поможет.
        Она вздохнула и потерла лоб, чувствуя, что у нее начинается ужасная головная боль.
        - Джорджия?.. В чем дело? - прервал ее мысли Джексон. - Что я такого сказал?
        - Ничего. - Она покачала головой, не в силах взглянуть на него. - Ты не сказал ничего, чего бы я не ожидала услышать.
        Она посмотрела ему прямо в глаза.
        - О'кей, давай простимся по-хорошему… Теперь тебе лучше?
        Он настороженно смотрел на нее:
        - Мне кажется, что ты говоришь не совсем искренне.
        - Давай оставим мою искренность в покое, - отрезала она.
        Он наконец сдался:
        - Хорошо. По крайней мере честно.
        Джексон подошел к ней, чувствуя себя неуверенно и скованно. Он смотрел на нее так, словно хотел сказать что-то важное. Ей показалось на мгновение, что он хочет коснуться ее.
        Но ничего не произошло.
        Снаружи раздался автомобильный сигнал. Джорджия повернулась и выглянула в окно. Это был буксир из автосервиса.
        - Похоже, за тобой приехали, - сказала она.
        Она услышала, как Джексон вздохнул. Он вдруг протянул руки и взял ее лицо в свои ладони, словно хотел запомнить каждую черточку. Его прикосновение было легким и нежным. Она почувствовала, что ее сердце раскрывается навстречу его теплу, как цветок распускает лепестки навстречу солнечным лучам. Как могло случиться, что всего за три дня этот человек стал так много значить для нее? Она не знала как… но именно это и произошло. Другие люди всю жизнь ищут и не находят то, что они испытали прошлой ночью в объятьях друг друга. Как просто и естественно было рассказывать ему о самых обычных вещах: о ее прошлом, о планах на будущее. Ей было легко с ним - достаточно одного его нежного взгляда, чтобы она почувствовала себя счастливой.
        Почему все закончилось так? Все было напрасно!
        - Ты оказалась совсем не такой, как я предполагал, Джорджия Прайс, - тихо произнес он.
        - Ты тоже, Джексон Брэдшоу. - Она изобразила улыбку.
        Он улыбнулся, потом наклонился вперед и быстро поцеловал ее в губы.
        Джорджия почувствовала желание обнять его и уткнуться в его широкое плечо, обнять его и никогда не отпускать. Ей хотелось признаться, что вся ее беззаботность, все ее жестокие слова были ложью от начала до конца, и попросить прощения. Но она осталась неподвижной, когда он отпустил ее. Он взял свою небольшую сумку и ноутбук.
        - Пока, Джорджия, береги себя… и Ноя. - Его голос был низким и хрипловатым, когда он направлялся к двери.
        - До свидания, Джексон, - ответила Джорджия тихо.
        Она стояла возле открытой двери и смотрела, как он забирается в пикап. Когда машина отъехала, он помахал из окна. Джорджия помахала в ответ, но ее глаза уже затуманились набежавшими слезами, и она закусила задрожавшую губу, как только он скрылся за поворотом. Потом закрыла дверь.


        Когда Ной встретил ее в магазине после школы, она заметила, что ему грустно из-за того, что Джексон уехал. Джорджия чувствовала то же самое, но не показывала этого, а старалась выглядеть бодрой и веселой ради Ноя. Но это не поднимало настроение Ною. Мальчик в разговоре то и дело возвращался к Джексону, и во время ужина Джорджия не могла сменить тему, как ни старалась. Ной жаловался, что, пока у него нет компьютера, он не сможет посылать Джексону электронные письма, значит, ему придется написать ему обычное письмо и отправить по почте. Вот как. Джорджия заверила его, что это ничуть не хуже, и потом, он может вложить в них несколько своих замечательных рисунков. Это немного утешило Ноя. Но каждый раз, когда она надеялась, что тема исчерпана, тот глядел на часы и интересовался, вернулся Джексон уже в Нью-Йорк или нет и что он там будет делать.
        - Он сразу должен поехать в офис, - предположил Ной. - Ты знаешь, из-за срочного вызова.
        Джорджия согласилась с ним и предложила выбрать десерт. Наконец-то разговор о Джексоне окончен, подумала Джорджия. Но когда она укладывала сына спать, он спросил:
        - Ты правда думаешь, что Джексон пришлет мне подарок, как обещал, мама?
        - Подарок? Какой подарок? - переспросила Джорджия.
        - Ну ты помнишь, я выиграл в «Брэйн-квест», Джексон пообещал послать мне награду, когда вернется в Нью-Йорк.
        - О… конечно. - Она вспомнила, о чем шла речь. Да, обещал. - Знаешь… - медленно начала она, - Джексон очень занятой человек, Ной. Очень занятой, - повторила она. - Я уверена, что он пошлет, если вспомнит… но, по правде говоря, - мягко продолжила она, - он не сможет сделать это сразу, ты ведь понимаешь?
        - О да, понимаю, - кивнул Ной. - Я совсем не надеюсь, что он сразу побежит в магазин игрушек, как только вернется. Но может, через неделю. Может, на следующей неделе я получу подарок.
        - Может быть, - с трудом произнесла она. - Может, скоро ты получишь его.
        Кто-то когда-то говорил ей, что «скоро» для взрослого означает в течение года, а для ребенка - в течение следующих пяти минут.
        Она погладила сына по волосам. О господи, хоть бы Джексон вспомнил! Если он этого не сделает, сердце Ноя будет разбито. Она знала, что для Ноя не подарок сам по себе имеет значение, а то, что Джексон не забыл данное обещание и вспомнил о нем, о Ное.
        Вспомнит ли он? Время покажет… А ей потребуется много времени, чтобы забыть Джексона. Особенно если Ной не прекратит говорить о нем. Джорджия и так сильно переживала, а тут еще Ной без умолку превозносит Джексона как супергероя.
        В первую ночь после того, как Джексон уехал, Джорджия плакала в подушку. Очень долго. Она бессознательно легла на «его» сторону постели и вдыхала запах его одеколона, оставшийся в складках постельного белья. Это сводило ее с ума.
        Дни проходили, Ной говорил о Джексоне все меньше и меньше. Вероятно, он смирился с его отъездом. Наверно, ее сын начал понимать, что Джексон не сдержит обещания.
        Она старалась нагружать себя делами и все время была занята. Уходила в магазин раньше и возвращалась позже. Она вычистила шкафы, самые дальние уголки и щели, где не убирались годами. Вечером после ужина она работала в саду, копая и сажая до самой темноты, пока руки и ноги не начинали ныть от боли. Но после тяжелой работы ей все равно требовалась еще и горячая ванна, чтобы уснуть. Она постоянно вспоминала о нем: входя в ванную, выходя из ванной…
        Она обычно обедала в кафе, но после того, как они побывали там вдвоем, избегала это место. Даже ее творчество больше не помогало ей отвлечься. Она начала новый мистический роман с убийствами на роскошном курорте. Но каждый раз, сев за работу, она смотрела на пустую страницу, размышляя о Джексоне, вспоминая прекрасные моменты, когда они были вместе, и… их одну-единственную чудесную ночь.
        Иногда она думала: «Если бы Джексон знал, что я написала две книги, что бы изменилось?» Может быть, ей бы следовало рассказать ему о своей тайне? Она знала, что он подозрительно смотрел на любую женщину, которая была менее обеспечена, чем он, потому что был уверен, что ее интересуют только деньги.
        Ей так хотелось рассказать Джексону о ее успешной карьере писательницы, но, зная его предвзятое отношение к ней и ко всем женщинам как к охотницам за деньгами, Джорджия ничего ему не сказала.
        В глубине души она тайно желала, чтобы он любил ее, невзирая на все препятствия, стоящие между ними. Девушка из провинциального городка в Техасе, без денег, да и к тому же мать-одиночка, хотела дать ему понять, что, кроме маленького убыточного магазина, у нее есть интересное перспективное занятие. Возможно, это что-то бы изменило в их отношениях.
        В то же время она упрямо хотела, чтобы он любил ее просто так, ради нее самой, а не из-за статуса молодой писательницы, который мог бы впечатлить его пресыщенных друзей. Она больше не будет бедной матерью незаконного ребенка из городка Суитуотер в Техасе. Она будет популярной писательницей. Тогда все будет в порядке, не так ли?
        Нет. Совершенно нет. Она хотела, чтобы он любил в ней только Джорджию - женщину, которую встретил случайно и в которую влюбился бы так, что не смог бы жить без нее. Неважно, какое прошлое у нее было. Неважно, где она живет теперь. Только любовь имеет значение.
        Иногда она воображала, что пишет ему письмо, коротенькую записку, что-нибудь веселое и незначительное. Она не стала бы изливать ему душу или давить на него. Она просто дала бы ему понять, что, несмотря на то, как холодно они расстались, она скучает по нему… и никогда не перестанет скучать.
        Но, ради бога, это двадцать первый век. Женщина тоже может взять на себя инициативу в этих вопросах. Она не собирается сидеть в башне, как принцесса из сказки, ожидая, пока упрямый прекрасный принц наконец-то разберется в своих чувствах. Не так ли?
        Потом она представила Джексона в Нью-Йорке. На его территории. Она представила его в костюме от дорогого дизайнера, в его офисе, решающим важные вопросы, связанные с налогообложением или сделками. Офис наверняка в небоскребе, с современной обстановкой и великолепным видом, открывающимся из окна. А после рабочего дня, без сомнения, у него были свидания… С шикарными, ухоженными, утонченными женщинами. У него наверняка есть выбор. Она представила и эту часть его жизни, хотя это причиняло ей мучительную боль. Потом заставила себя перестать думать о нем.
        Нет, она не будет ему ничего писать. Даже открытку. Ни писать, ни звонить. Время, проведенное вместе, связь, которую она чувствовала между ними, - все это только иллюзия. Даже их ночь любви. Это было чудесно. «Совершенно», как он сказал; она никогда не смогла бы занять место в его жизни. Трудно даже представить себе это.
        Она когда-нибудь услышит что-нибудь о нем?
        Вряд ли…
        Она сможет забыть его?
        Никогда.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Прошло три недели со времени отъезда Джексона и почти неделя, как Ной перестал вспоминать о нем, когда Джорджия и Ной, возвращаясь домой, обнаружили две большие коричневые коробки на крыльце.
        Обе предназначались для Ноя, а обратный адрес принадлежал какой-то технической компании, название которой было незнакомо Джорджии. Коробки были тяжелыми, и Ной сгорал от нетерпения: что внутри?
        Когда они открыли коробки, то обнаружили там компьютер вместе с монитором и принтером. Джорджия не разбиралась в компьютерах, но, как она поняла, изучив несколько проспектов компьютерных фирм для подарка Ною на Новый год, это была новейшая модель.
        В маленьком белом конверте рядом с инструкцией они обнаружили карточку от отправителя.


        Дорогой Ной,
        Это тебе подарок, парень. Извини, что долго не мог послать его. Но я не забыл о нашем пари. Теперь мы можем общаться по Интернету. Может, ты дашь мне шанс отыграться в виртуальный «Брэйн-квест».
        С любовью,

    Джексон.
        - Посмотри, это от Джексона, я знал, что это от него, - гордо сказал Ной.
        Джорджия взяла маленькую белую карточку. Джексон мог позволить себе такое, но все равно это был очень щедрый подарок. К тому же от всего сердца. Он вспомнил о необыкновенных способностях Ноя и постарался выбрать ему подарок, который поможет реализовать их. И неважно, что Джексон ни разу не позвонил ей. Она была благодарна Джексону за то, что он не забыл обещание, данное ее сыну.
        - Могу я позвонить ему, мама, сказать спасибо? - взволнованно спросил Ной. - Я хочу сказать ему, что подарок получен.
        - Я знаю, - медленно сказала Джорджия. - Но куда мы будем звонить? У меня нет даже его визитки, - призналась она.
        - У меня есть, - отозвался Ной.
        - Правда? - изумилась Джорджия.
        Ной утвердительно кивнул.
        - Джексон дал ее мне тем утром, перед отъездом. Он сказал, что я могу позвонить ему, если что-то случится… или просто, если я захочу поболтать с ним.
        - О, я не знала, - пробормотала Джорджия. Джексон не оставлял ей визитки. Взяла бы она ее? Или порвала бы и бросила кусочки ему в лицо? Она была не слишком любезна в то утро. Ей все еще стыдно за свое поведение, и она надеялась, что, если Ной позвонит, ей не придется говорить с Джексоном. Может быть, Ною вообще не удастся дозвониться, может, там автоответчик.
        Но когда Ной позвонил, Джексон сразу поднял трубку. Джорджия слушала радостную болтовню Ноя, главным образом о компьютере. Затем сын махнул рукой, чтобы она взяла трубку.
        - Джексон хочет поговорить с тобой.
        - Скажи, что меня нет, скажи, что я занята, - прошептала она.
        - Он знает, что ты здесь, ма, - громко сказал Ной. - Просто возьми, это касается тети Фейт, - добавил он.
        - Тети Фейт? Почему ты сразу не сказал? - Джорджия схватила трубку - Алло, Джексон!
        - Здравствуй, Джорджия. Рад тебя слышать! - отозвался он.
        Она обрадовалась его голосу. Сначала ей показалось, что она грезит наяву, ведь она уже забыла, как может волновать этот голос. Она повернулась спиной к Ною.
        - Как ты? - спросила она.
        Он вздохнул. Потому что скучает по ней? Или этот вопрос разозлил его? Может, он устал? Ведь уже конец рабочего дня.
        - Могло быть и хуже, - ответил он.

«Со мной тоже. Если бы кто-нибудь вырезал у меня из груди сердце», - подумала Джорджия.
        - Послушай, я только хотел сказать, что нашел Уилла и Фейт. Они на Галапагосских островах. Представляешь? - рассмеялся он. - Уилл раздобыл грант на изучение брачных игр галапагосских пингвинов, а Фейт…
        - А Фейт фотографирует, - закончила Джорджия.
        - О, так ты знаешь? - огорчился он.
        - Нет, совсем нет, - быстро ответила она. - Я просто предположила, чем может заниматься Фейт. Я получила открытку от них. Из Гватемалы, - призналась она. - Но я… мне просто не пришло в голову позвонить тебе.
        - Я понимаю, я знаю, как много у тебя дел.
        Джорджия не нашлась, что ответить.
        Фейт написала на обратной стороне открытки, что они счастливо поженились, и выражала надежду, что Джексон не доставил Джорджии много неприятностей. Фейт обещала связаться с ней, как только они прочно где-нибудь осядут, но не упомянула, где или когда это может случиться. Видимо, она не доверяла Джорджии и боялась, что Джексон может узнать это от нее.
        Но теперь, похоже, бояться нечего. Джексон больше не сердится из-за женитьбы брата.
        - Так ты уже не расстраиваешься из-за выбора Уилла? Ты понял, что не следует вмешиваться в его жизнь?
        - Хм… Я получил хороший урок. И именно ты дала мне его… Но у меня осталось немало вопросов.
        У Джорджии перехватило дыхание. Может быть, это единственный раз, когда он чуть не признался, что она хоть что-то значит для него.
        - Ладно, - выдавила Джорджия. - Если приедешь, отвечу на все твои вопросы, - произнесла она шутливым тоном.
        Возвращайся ко мне в любом случае, пожалуйста! - хотела она закричать. Но сдержалась, слишком гордая, чтобы выдать свои чувства или попросить поддерживать связь, если он этого не хочет. Он сам мог бы позвонить ей намного раньше, при желании.
        - Ной хочет поговорить с тобой снова, поэтому я передам ему трубку, - закончила разговор Джорджия. - И спасибо за компьютер. Это очень великодушно с твоей стороны.
        - Я очень рад, что вам понравился подарок, - отозвался он.
        Голос, которым он сказал последнюю фразу, вызвал в Джорджии такой прилив нежности, что она поспешила сказать «прощай» и почти кинуть трубку Ною, как будто она жгла ей руки.
        Ной так обрадовался возможности поговорить с Джексоном еще немного, что ничего не заметил. Пока Джорджия пыталась прийти в себя, она услышала, как Ной задает вопросы, на которые она сама никогда бы не осмелилась.
        - Когда ты приедешь навестить нас, Джексон? - взволнованно спросил Ной.
        Джорджия вздрогнула. Она знала, каким будет ответ. Что-нибудь вежливое, но не обязывающее его, вне всякого сомнения.
        - Я так по тебе скучаю, - честно признался Ной. - Мама тоже скучает, - добавил он.
        Джорджия испуганно вздрогнула.
        - Хватит, Ной. Я думаю, пора заканчивать разговор. Он ведь работает, ты знаешь, - напомнила она.
        Ной кивнул.
        - Ладно, пока, Джексон. Мама велела заканчивать. Она думает, я мешаю тебе работать.
        Она наблюдала за Ноем.
        - Да, я передам ей. Нет, конечно, не забуду.
        Он попрощался и повесил трубку.
        - Передам что? - немедленно спросила Джорджия.
        - Джексон просил передать, что тоже по тебе скучает, - сообщил Ной.
        - О, как мило, - произнесла Джорджия, стараясь сделать вид, что это не имеет никакого значения. Но каким голосом просил он передать эти слова? Ей так хотелось спросить. Дружелюбным? Грустным? Взволнованным? Беспечным?
        Но, разумеется, она не станет задавать Ною такие вопросы. К тому же она и так знала все ответы. Джексон не звонил ей и не говорил, что скучает или хочет поддерживать отношения, ни разу за три недели.
        Она будет круглой дурой, если станет надеяться, что ему не наплевать на нее.


        Две недели спустя, сидя рядом с Ноем на борту самолета, летящего в Нью-Йорк, Джорджия все еще напоминала себе, что не должна стремиться увидеть Джексона, пока они будут там. Она возненавидит себя, если проявит слабость и встретится с ним. У нее ведь осталась какая-то гордость или?..
        После того как он прислал компьютер, она больше о нем не слышала. Ной сказал, что они переписывались по электронной почте, но Джорджия не интересовалась этим. Очень мило, что Джексон общается с Ноем, а ее участие совсем не обязательно. Она должна быть благодарна Джексону за то, что у Ноя теперь есть немного мужского влияния в жизни.
        Джексон для нее потерян, и она вынуждена смириться с этим фактом. По крайней мере у нее появились успехи в писательской карьере. Два дня назад позвонила редактор. Она была так взволнована, что едва могла говорить. Последний роман Джорджии, вышедший неделю назад, получил прекрасные отзывы. Его даже номинировали на премию, которую давала ассоциация авторов мистических романов. И сейчас редактор хотела развить успех при помощи прессы. Нужна была рекламная акция, в ходе которой она давала бы интервью и подписывала книги. Редактор Джорджии Лиз очень быстро организовала все для приезда Джорджии в Нью-Йорк, где она должна будет встретить специалистов по маркетингу и рекламе и обсудить дальнейшие планы.
        - Господи, как я боюсь, - призналась Джорджия Марии, оставляя магазин на нее. - Что, если я им не понравлюсь?
        - Расслабься, они полюбят тебя, - заверила ее Мария. - И знаешь почему?
        - Почему? - заинтересовалась Джорджия.
        - Потому что ты первоклассный автор! Потому что ты настоящий талант. Они думают, что у них в Нью-Йорке все есть, - всплеснула она руками. - Но у них нет тебя!
        Джорджия не совсем поняла, что она имеет в виду. Но она не стала спорить. «Хорошо, я настоящий талант», - продолжала она твердить себе слова Марии. Может быть, однажды и Джексон поймет это.
        Во время полета, когда Ной читал и играл в ручную электронную игру, Джорджия размышляла над всеми «за» и «против» по поводу звонка Джексону. И когда они стояли в очереди к регистрационной стойке в отеле, она все еще не приняла окончательного решения.
        Ной имел куда более ясные соображения по этому поводу. Пока Джорджия заполняла регистрационный бланк, Ной прошептал:
        - Спроси, нет ли у них оставленных сообщений.
        - Сообщений? Кто мог позвонить нам сюда? - Она произнесла это, уже зная, каким будет ответ. Все внутри у нее сжалось. Он ведь не сказал Джексону о поездке, не так ли?
        - Джексон, разумеется, - ответил Ной. - Разве мы знаем кого-нибудь еще в Нью-Йорке?
        - Джексон? Ной, ты ведь не… - Джорджия взяла Ноя за плечи и посмотрела ему прямо в глаза.
        - Конечно, я сообщил, - невинно признался Ной. - Разве это тайна? Я думал… ну, я думал, ты будешь рада увидеть его снова.
        - Это не так, - возразила Джорджия. - Я была бы, но… - Она замолчала, не в силах объяснить свои чувства восьмилетнему мальчику. Она не могла объяснить это даже самой себе. - Ты сказал ему, почему мы приезжаем? - осторожно спросила она.
        Ной пожал плечами.
        - Вообще-то нет. Я сказал просто, что это деловая поездка.
        Джорджия облегченно вздохнула. То, что до сих пор никто не знал о ее писательской карьере, расстраивало ее. Теперь она сама хотела рассказать об этом Джексону при первой же возможности.
        Как просил Ной, она поинтересовалась, не оставили ли ей сообщений. Там действительно было сообщение, но не от Джексона, а от редактора Джорджии, подтверждавшее запланированный ужин. Там также говорилось, что сотрудник из рекламного отдела по имени Марк Бекман будет сопровождать ее в ресторан сегодня вечером.
        Ну что ж, у нее есть небольшая отсрочка от встречи с Джексоном, подумала Джорджия, направляясь с Ноем к лифтам. Коридорный уже унес их чемоданы.
        - Так, на каком этаже наша комната? - спросила Джорджия вслух.
        - На двадцать третьем, - откликнулся Ной.
        - Нет, я так не думаю, - сказала Джорджия, глядя на ключ.
        Она путешествовала не слишком часто и не привыкла к пластиковым ключам, которые выглядели как кредитные карточки и на которых не было номера комнаты. Она сунула ключ в сумочку и начала рыться в карманах в поисках бумажки с номером комнаты. Для этого ей пришлось отпустить руку Ноя.
        Когда она подняла голову, Ной был уже далеко от нее, стремительно несясь по направлению к противоположному концу холла. «Привет, Джексон, - услышала она его крик. - Мы здесь!»
        Она заметила Джексона, идущего навстречу Ною. Солнечная улыбка играла на его лице. Он раскрыл объятья навстречу Ною и рассмеялся, раскачивая мальчика на руках.
        Джорджия сделала глубокий вдох. Она забыла, как великолепно он выглядит. Если это возможно забыть. На нем был темно-синий костюм, белая рубашка и сногсшибательный шелковый галстук в красных тонах.
        Они подошли друг к другу. Джорджия не могла сдержать улыбку.
        - Я проходил мимо и решил узнать, приехали ли вы.
        Очевидно, Ной сообщил ему все - время прибытия самолета и название отеля.
        - Да, мы здесь, - только и сказала Джорджия.
        - Зарегистрировались? - Он смотрел на нее как-то странно, как будто поедая ее глазами.
        - Угу, - кивнула она, почувствовав легкое головокружение.
        - Как долетели? - вежливо поинтересовался он.
        - Прекрасно.
        Если он сейчас спросит про погоду, она не выдержит и взорвется.
        - Хорошо. - Темные глаза Джексона сияли. - Ты выглядишь потрясающе, Джорджия.
        - Спасибо. Как мило с твоей стороны. - Она покраснела. Но это было правдой. Она выглядела свежо, даже проведя несколько часов в самолете. На ней был красивый костюм из серого льна с длинной юбкой и жакетом, облегающим фигуру. Очень простой и одновременно изысканный. На лацкане была приколота старинная брошь с розовым опалом, а в ушах красовались маленькие жемчужные серьги.
        - Хочешь выпить чего-нибудь или поесть? - предложил он. - Могу я пригласить вас на ужин?
        - Можно, ма? - закричал Ной. - Пожалуйста!
        Ужин? Разве уже так поздно?
        - Спасибо за предложение, Джексон, - вежливо начала она, взглянув на часы. Ужин! Ведь нужно переодеться и приготовиться к ужину с редактором и специалистами по рекламе. У нее нет времени.
        - Ну? - устал ждать Джексон.
        - Но боюсь, у меня другие планы на ужин. И я не могу поменять их.
        - О! - Он смутился. - Конечно.
        - Ну, мам, давай пойдем с Джексоном.
        - Извини, милый. Может, в другой раз?
        - Конечно. В другой раз, - пообещал Джексон.
        Он пожал плечами, словно это не имело никакого значения. Но по его глазам было видно, что это не так.
        - Послушай, у меня есть немного времени до ужина. - Она очень осторожно подбирала слова. - Хочешь подняться с нами? Мы можем заказать что-нибудь по телефону. У нас здесь люкс. Там должно быть уютно и просторно.
        - Люкс? В этом отеле? - Она видела, что он удивился и не понимает, как они могли позволить себе такой шик, но по крайней мере был слишком вежлив, чтобы задавать вопросы.
        Она повела плечами.
        - Выгодная сделка, - объяснила она.
        Чудесная сделка. Ее издатель заплатит за все.
        Она нажала кнопку лифта:
        - Ну что, поднимаешься?
        - Хорошо, почему бы и нет, - с любопытством посмотрел он на нее.
        Номер был очень уютным. Джорджия позвонила и заказала прохладительные напитки.
        - Вот это да! Здесь просто супер, - объявил Ной, запрыгнув на огромную кровать. Еще больший приступ радости вызвал широкоэкранный телевизор, который был спрятан за дверцами шкафа. - Здорово, - воскликнул он, нажимая поочередно на кнопки пульта управления. - Мама, посмотри, сколько здесь каналов.
        - О, дорогой!
        Джорджия повернулась к Джексону.
        - Этого я и боялась. Теперь его не оторвешь от телевизора.
        Джексон рассмеялся.
        - О, дай ему поразвлечься! Ему скоро станет скучно, потому что он слишком умный для современного телевидения.
        Джорджия согласилась. Они сели в гостиной, куда не доносился звук телевизора. Джексон рассказывал о письмах Ноя и о том, как приятно ему было получать их. Он брал их на собрания и показывал коллегам в офисе. Джорджия тем временем думала, стоило ли рассказывать о причине их визита в Нью-Йорк. Причины, по которым она скрывала свое творчество, теперь казались незначительными. Глупыми и детскими. Она набралась мужества и терпеливо ждала, пока он замолчит, чтобы сменить тему.
        Но как только она хотела начать, в дверь позвонили.
        Джорджия встала, чтобы открыть. Она ожидала кого-нибудь из сервисной службы отеля с напитками, но это был посыльный с букетом цветов. Джорджия показала ему, где поставить, потом дала на чай. Она заметила, как Джексон украдкой посмотрел на цветы и быстро отвел взгляд.
        Джорджия достала карточку и прочитала про себя. Цветы были от редактора, желавшей ей успехов в Нью-Йорке. Она положила карточку в карман и вернулась к Джексону.
        - Красивые цветы, - сказал он.
        - Да, очень милые…
        Если он думал, что она скажет, от кого они, то он ошибался.
        - Ты говорил о письмах Ноя, - напомнила она.
        - О да. Он прислал очень забавное на прошлой неделе… - продолжил он.
        В дверь позвонили снова. Джорджия открыла. На этот раз принесли заказанные напитки. Когда официант ушел, Джексон налил им обоим. Джорджия сделала спасительный глоток. Но она все равно не могла признаться.
        Джексон посмотрел на часы.
        - Надеюсь, я не задерживаю тебя, Джорджия? Когда у тебя назначена встреча? - Он специально подчеркнул интонацией последнее слово или ей показалось?
        - О… да, мне пора одеваться. - Джорджия взглянула на часы. Было почти полседьмого. Кто-то должен прийти через пару минут, чтобы сопровождать ее в ресторан. - Ой, извини, Джексон. Мне действительно нужно готовиться. Ты можешь остаться и побыть с Ноем.
        Джорджия вскочила с дивана и направилась в спальню. Черное шелковое платье. Его надо достать из чемодана и повесить, чтобы складки разгладились.
        Джексон последовал за ней.
        - А Ной? Он идет с тобой?
        - Ной? Нет, конечно, нет, - ответила Джорджия через дверь. - За ним присмотрят, - объяснила она.
        - Присмотрят? Кто? Ты думаешь, это благоразумно?
        - Все будет хорошо. Это друг моего друга, - сказала она неопределенно.
        Вообще-то Джорджию очень волновала эта проблема, и помощник редактора выразила желание посидеть пару часов с Ноем, пока все будут в ресторане.
        Она быстро сняла одежду и переоделась. Так, а где туфли? Черные туфли, специально предназначенные для выхода в свет?
        - Слушай, у меня есть идея. Почему бы мне не остаться с Ноем? - сказал Джексон.
        - Тебе? - Джорджия освежала макияж и чуть не попала карандашом себе в глаз. - О нет, Джексон! Это так мило с твоей стороны - предложить, но я не могу согласиться.
        - Почему нет? - настаивал Джексон. - Я хочу. Честно. Мы хорошо проведем время.
        - Ма, можно я останусь с Джексоном? Пожалуйста! - услышала Джорджия умоляющий голосок Ноя по ту сторону двери. Это отвлекло его даже от гигантского телевизора, заметила она.
        - Хорошо, вы меня уговорили. Надеюсь, все будет в порядке.
        - Конечно, - сказали они хором.
        Джорджия открыла дверь.
        - Ого! - уставились они на нее.
        - О, мама, ты выглядишь потрясающе.
        - Очень мило, - сказал Джексон, но его глаза говорили намного больше.
        Джорджия улыбнулась и направилась в гостиную.
        - Спасибо.
        Телефон зазвонил. Джексон стоял ближе всех и поднял трубку. Джорджии показалось это невежливым, но она поняла, почему он так сделал.
        - Да, она здесь, - ответил он охрипшим голосом. Нахмурившись, он протянул ей трубку. - Это тебя. Твой парень ждет внизу в холле.
        Она готова была поклясться, что он ревнует. От этого ее сердце наполнилось счастьем. Она обрадовалась, что не сказала ему правду. Пусть помучается еще немного. Это пойдет только на пользу.
        Джорджия быстро поговорила с Марком Бекманом, молодым человеком из рекламного отдела, которого послали сопровождать ее.
        - Я пошла, - сказала она Ною и Джексону. - Не позволяй ему много есть. И проверь, чтобы он почистил зубы перед сном.
        - Не волнуйся, я присмотрю за ним, - пообещал Джексон. - Когда ты вернешься?
        - Не знаю. Не слишком поздно, я думаю, - пообещала она.
        - О'кей, не торопись… но у меня назначена встреча завтра утром. Я бы не хотел опоздать.
        - Хорошо, я запомню, - ответила Джорджия. - Что-нибудь еще?
        - Кажется, да. - Джексон порылся в кармане и достал мобильный телефон. - Возьми это, на всякий случай. Я буду знать, как найти тебя.
        Он показал, как им пользоваться.
        - Спасибо. - Джорджия положила телефон в сумочку. Она поцеловала Ноя на прощание и помахала Джексону. - Желаю хорошо провести время.
        - Тебе тоже, - выдавил сквозь сжатые зубы Джексон.


        Встреча за ужином прошла очень удачно. Все были добры к ней и сделали столько комплиментов ее книгам, что она почувствовала легкий приступ тщеславия.
        Все были в восторге от ее новой книги. Специалисты по рекламе говорили, что ей, наверно, придется совершить турне и посетить книжные магазины в других городах. Менеджеры по маркетингу говорили о доходах с продаж. Они использовали слишком много профессиональных словечек, так что Джорджия не всегда понимала, о чем речь. Но она надеялась, что редактор все ей объяснит потом, когда они встретятся наедине. Одно было совершенно очевидно: все здесь были уверены, что очень скоро Джорджия станет знаменитой. Знаменитой и, возможно, богатой.
        Эта мысль вызывала радость. Она вся трепетала, стоило ей только подумать о таких перспективах.
        Но что значил ее новоприобретенный успех без Джексона? Если его не будет рядом, ни деньги, ни слава не принесут ей счастья.
        Пока работники издательства говорили между собой, она думала о Джексоне. Кроме того, он так часто звонил ей за вечер и проверял, чем она занимается, что телефон в конце концов пришлось отключить.
        Ужин закончился, и Джорджия вернулась домой. Она ехала в лифте одна, чувствуя, что жизнь прекрасна. Она даже собиралась рассказать Джексону обо всем. О ее книгах и настоящих чувствах к нему.
        Это был рискованный шаг. Он может разрушить все одним неосторожным движением. Но зачем тогда вообще нужна жизнь, если ты очень сильно любишь и не можешь сказать правду?
        Она вошла в номер и обнаружила Джексона читающим на диване. Он снял пиджак, галстук и даже туфли. Рубашка была расстегнута, и она увидела колечки темных волос на груди.
        Он положил книгу и сел.
        - Привет! Как все прошло? - спросила она.
        - Никаких проблем. Я показал Ною центр города, а потом мы зашли в японский ресторан. Он где-то прочитал о японской кухне и хотел попробовать. Мне кажется, ему понравилось. Как только мы вернулись, Ной сразу же отправился спать. Думаю, поездка и прогулка отняли у него много сил. - Джексон посмотрел на нее. - Как прошло свидание?
        - Прекрасно. - Джорджия села в кресло рядом с ним, сложив руки на коленях. - Это было не свидание, а скорее деловая встреча.
        - Правда? - Темные брови Джексона приподнялись. - И какими делами ты занимаешься в последнее время, Джорджия? Или я должен называть тебя М.Дж. Прайс теперь?
        Джорджия вздохнула. У нее было ощущение, что она только что вышла из скоростного лифта.
        - Ты знаешь о моих книгах? Ной рассказал тебе?
        - Нет, не Ной. Я видел тебя по телевидению прошлой ночью. В какой-то развлекательно-новостной передаче. Они рассказывали об авторах популярных мистических романов. И показали твою фотографию. Ты выглядела довольно мило, - добавил он. - Хорошие рецензии. Я даже прочитал одну. - Удивив Джорджию еще больше, он показал ее последнюю книгу. - Я купил ее. Мне так понравилась та, что ты подарила мне в Суитуотере. Может быть, ты подпишешь их для меня на память?
        Его вежливый, сухой тон испугал ее. Она знала его достаточно хорошо, чтобы понять, что это затишье перед бурей.
        Джорджия облизала внезапно пересохшие губы.
        - Я собиралась рассказать тебе, Джексон… Я собиралась рассказать тебе перед тем, как уйти сегодня.
        - Забудь про сегодня. Почему ты не сказала мне ничего в Техасе? - Он повысил голос.
        - Ты очень злишься?
        - Я хотел бы разозлиться. - Он встал и начал ходить взад-вперед по комнате. - Но каждый раз, когда я смотрю на тебя… особенно сейчас, в этом сногсшибательном платье… - Он взъерошил волосы. - Я так чертовски счастлив видеть тебя снова… что мне трудно злиться на тебя, - пожаловался он.
        - Ну что ж, это уже хорошо, - ответила она, чувствуя облегчение после его признания.
        - Почему ты не сказала мне? - повторил он. - Это то, чем можно гордиться. Не было нужды лгать мне.
        - Я никогда не лгала, - поправила она. - А насчет гордости… наверно, именно в этом и причина.
        - Какая причина? Я не вижу в этом никакой логики - впрочем, ни женщины, ни техасцы ею никогда не отличались.
        Он стоял перед ней. Ему давно пора было побриться, подумала она вдруг. Ей захотелось протянуть руку и погладить его по колючей щеке. Она отвела глаза, чтобы не поддаться искушению.
        - Я знаю, это сложно понять, - произнесла она. - Но мне нужно было, чтобы ты любил меня просто так… ради меня самой. После всего, что ты сказал в ту первую ночь, когда мы встретились… что ты заподозрил во мне аферистку - женщину, которая абсолютно тебе не подходит.
        - Я говорил о своем брате, а не о себе, - поправил он.
        - Хорошо, но ты имел в виду себя, Джексон. Я поняла это, когда ты поцеловал меня, - напомнила она.
        Он вздохнул:
        - Продолжай.
        - Я думала, это было очень глупым поступком, детским, - призналась она. - Но я просто хотела, чтобы ты любил меня так сильно, что для тебя не имели бы никакого значения мое прошлое и мое материальное положение. Чтобы для тебя не имело значения низкое положение, которое занимаю я, торгуя разным старьем в Богом забытом городке Суитуотере, - намеренно резко закончила Джорджия. - Я просто хотела, чтобы ты любил меня ради меня самой.
        У нее во рту пересохло. Слезы набежали на глаза. Она не могла взглянуть на него. Джорджия зажмурилась, надеясь, что он просто уйдет и оставит ее одну.
        Но он не ушел. Он встал перед ней на колени.
        - Открой глаза, Джорджия, - попросил он. - Пожалуйста, милая.
        Она сделала, как он просил. Он смотрел прямо на нее, не отрываясь, выражение его лица было очень серьезным и торжественным. Она внезапно испугалась того, что он может сказать.
        Но когда она взглянула на него, в сердце снова появилась надежда.
        Его темные глаза, казалось, сами говорили с ней. Говорили о любви, желании, надежде.
        - Джорджия, прости меня, - глубоко вздохнул он. - Я люблю тебя. Только ради тебя самой. Единственной, особенной, смелой, умной, красивой, восхитительной и упрямой. Неужели ты этого не поняла?
        - Любишь? - прошептала она робко. - Но почему тогда ты говорил все это обо мне? Той первой ночью, когда ты ворвался в мой дом в поисках Уилла?
        - О, пожалуйста, - попросил он, - давай не будем вспоминать об этом. Я вел себя как дурак. Пожалуйста, забудь все, что я сказал, - молил он. - Кроме того, что я люблю тебя. Я так сильно люблю тебя. Я… я просто потерял голову. Почему же я так мучил себя, стараясь держаться подальше от тебя все эти недели? Я столько раз подходил к телефону, чтобы позвонить… или заказать билет в Техас.
        - Я чувствовала себя обманутой, - ответила она. - Я ничего не знала о тебе после твоего отъезда. Только один-единственный телефонный звонок, когда мы благодарили тебя за компьютер для Ноя. - Она замолчала. - Ты говорил так спокойно, - напомнила она.
        Он вздрогнул.
        - Я знаю. Это чуть не убило меня. Но я не мог открыть сердце, рассказать о моих чувствах… Я не был готов. Я тогда еще не понял, что моя жизнь без тебя не будет иметь никакого смысла, - объяснил он. - Я не мог тогда сказать, что чувствовал. Извини, что я причинил тебе боль, Джорджия, - добавил он. - Но если это может утешить тебя, я страдал каждую ночь с тех пор, как мы расстались. И думал о тебе постоянно.
        - Я чувствовала то же самое…
        - Но теперь мы снова вместе. Наконец-то, - хрипло прошептал он. - Я больше не хочу разлучаться с тобой. А ты? - спросил он.
        - Я тоже, - улыбнулась ему Джорджия.
        Он привлек ее к себе и страстно поцеловал. Они обнялись, и Джорджия соскользнула с дивана на пол. Она растворилась в его теплых крепких объятьях, чувствуя, как ее наполняют счастье и умиротворение.
        Им не нужны были слова. Джорджия не успела заметить, как они оказались в спальне. Они упали на кровать, дрожащими руками срывая друг с друга одежду. Они изголодались по поцелуям, по ласкам, по словам любви…
        Джорджия лежала, наслаждаясь прикосновениями рук и губ Джексона к ее обнаженной коже. Она так сильно любила его! Это невозможно было выразить словами. Сама судьба предназначила их друг другу. Теперь, когда она знает, что он любит ее, она никогда не позволит ему уйти.


        Спустя несколько часов Джорджия расслабилась в любящих руках Джексона. Было уже утро, и ему нужно было пойти домой переодеться. Потом они должны были встретиться все вместе, чтобы пообедать. Они хотели сообщить Ною об их планах пожениться.
        - Как ты думаешь, он обрадуется? - спросил Джексон, внезапно став очень серьезным. - Я знаю, что ему потребуется много времени, чтобы привыкнуть, что ты теперь принадлежишь не только ему.
        - Мне кажется, он будет рад, - улыбнулась она. - Он говорит о тебе без умолку. Это чуть не свело меня с ума. Если у меня и был шанс забыть тебя, то болтовня Ноя сделала это невозможным.
        - Я уже люблю его, - сказал Джексон, обрадовавшись. - И я хотел сказать тебе, что мы должны взять Ноя с нами в свадебное путешествие.
        Джорджия взглянула на него:
        - Правда? Ты уверен? Мы ведь…
        - Конечно, уверен, - сказал Джексон, погладив ее волосы. - Я придумал, куда мы поедем. Это будет экзотическое, романтическое и… познавательное путешествие.
        - Ты расскажешь… или мне нужно догадаться? Может, ты дашь мне подсказку? - пошутила она.
        - Хорошо. Там есть пингвины, это я гарантирую… а еще, может быть, твоя сестра и новый сводный брат.
        Джорджия изумилась.
        - Ты хочешь провести медовый месяц на Галапагосских островах? - Она рассмеялась.
        Джексон пожал плечами:
        - Разве не хорошая идея? Уилл сказал, что это прекрасное место для медового месяца. А уж он-то знает наверняка.
        Улыбаясь, Джорджия положила голову Джексону на грудь.
        - Отлично! Напомни мне купить ему подарок.
        - Подарок? Свадебный?
        - О нет, свадебный я послала ему несколько недель назад. В университет. Но я должна подарить ему подарок в благодарность за то, что они уговорили меня помочь им в их хитроумном деле. Без него мы бы не встретились.
        Он крепко поцеловал ее.
        - Это я должен сделать им подарок за то, что ты вошла в мою жизнь, Джорджия…
        Когда их губы встретились, Джорджия подумала, что, возможно, она и правда охотница за сокровищами. Потому что обрела любовь Джексона - самое дорогое сокровище на свете.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


        notes

        Примечания


1

        Интеллектуальная игра. (Прим. пер.)


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к