Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лоуренс Кэти: " Мой Милый Ангел " - читать онлайн

Сохранить .
Мой милый ангел Кэти Лоуренс


        # В книге современной американской писательницы, впервые издающейся на русском языке, рассказывается о благовоспитанной романтической молодой леди, которая приезжает на Запад, чтобы заняться бизнесом после смерти отца. Она не знает, что в наследство ей достался публичный дом…
        Героиня преодолевает множество опасных приключений, побеждает опасного и безжалостного преступника, обретает радость любви.

        Кэти Лоуренс
        Мой милый ангел

        Анонс

        Джесси схватила с кровати свою одежду и прикрылась ею, отступая от приближающегося Джейка. Его глаза сияли теплым светом, а она уже научилась понимать, что это значит.
        - Я буду тебе очень признательна, если ты выйдешь, пока я оденусь, - холодно сказала она ему.
        - Итак, моя нежная Джесси уже исчезла, остался только мой язвительный партнер, - он продолжал приближаться к ней.
        - Я только пытаюсь вернуть наши отношения на деловую основу, - ответила она с достоинством.
        - Ради Бога, мисс Таггарт, мы партнеры и ничего больше. Это не ты была со мной в постели этой ночью. Это не твою мягкую и нежную кожу я ласкал, пока ты не стала умолять о большем.
        - Прекрати, Джейк. Я не хочу этого слышать. Мы с тобой партнеры, и больше ничего между нами не может быть. Мы не должны повторять того, что произошло между нами этой ночью.
        Он подошел ближе, взгляд его сверкающих голубых глаз пригвоздил ее к месту.
        - Ты же знаешь, что уже нет пути назад, Бостон, - он шагнул к ней, обнял ее, заглушая протесты горячим настойчивым поцелуем.
        КЭТИ ЛОУРЕНС
        (Кэт и Лэрри Мартин)


        - Обожаем писать о Западе! Он у нас в крови.
        - Мы оба потомки первооткрывателей Америки, - говорит Кэт, - мои отец и дядя были членами Ассоциации Профессиональных ковбоев родео. Лэрри запрягал мулов и лошадей, пас стада верхом на лошади и плавал на собственном кече (небольшое двухмачтовое судно).
        - Мы надеемся, что наша книга даст вам возможность почувствовать жизнь Запада, какой она была на самом деле, - говорит Лэрри, - потому, что путешествуя по Западу и изучая его, нам кажется, мы его понимаем.



        Глава 1

        Сан-Франциско, 1872 год
        Джейк Вестон снял с письменного стола свои длинные ноги, обутые в сапоги, и встал. Порывшись в кармане бриджей и найдя монетку, он бросил ее склонившемуся в поклоне мальчику-посыльному Телеграфной Компании Уэлс.
        - Благодарю вас, мистер Вестон, - мальчик улыбнулся, довольный щедрыми чаевыми, и вернулся к открытой двери офиса.
        Гравировка на матовом стекле двери свидетельствовала о том, что Джейк является здесь хозяином. Еще недавно это было преувеличением, а теперь, после смерти Генри Таггарта, стало фактом. Всего лишь два дня назад к Джейку пришел адвокат Генри Виллард Джексон с известием, что Генри завещал своему компаньону Джейку Вестону половину своей собственности. Если точнее, то сорок девять процентов, но это почти то же самое, что половину.
        Мальчик вышел, и Джейк плотно закрыл за ним дверь, чтобы не слышать бренчания пианино вперемежку со слишком громкими мужскими голосами и визгливым женским смехом.
        Джейк занимал этот офис над игорным салоном в течение четырех лет из тех пяти, пока был менеджером у Генри. Конечно, слово менеджер не совсем точно отражало истинное положение вещей. Точнее, Джейка можно было бы назвать стержнем всего бизнеса. Он улыбнулся при этой мысли.
        Джейк не спешил читать телеграмму, он и так знал, о чем она. Вернувшись к своему вращающемуся креслу, он снова положил ноги на письменный стол, откинулся на спинку кресла и небрежно вскрыл светлый конверт лезвием карманного ножа.



«Дорогой Джейк, Я тяжело переживаю известие о смерти моего отца. Хотя мы никогда с вами не встречались, я уверена, что вы вполне способны защитить мои интересы в делах до тех пор, пока я не приеду. Пожалуйста, отложите похороны моего отца до моего приезда в Сан-Франциско.
        С наилучшими пожеланиями, Джесси Таггарт».

        Джейк провел рукой по своим волнистым черным волосам, достал сигару и откусил кончик. «Чертова дура», - подумал он. Чиркнув спичкой о подошву сапога, зажег сигару. Когда он посылал телеграмму Джессике Таггарт с известием о смерти ее отца, то совсем не предполагал, что эта женщина решится отправиться в такой дальний путь из Бостона в Сан-Франциско. Теперь, унаследовав пятьдесят один процент собственности всех компаний, принадлежавших Генри Таггарту, она стала его партнером. Он этого не отрицает, но не думает же она сама заняться бизнесом!
        Руперт Скрогинз, бармен, приоткрыл дверь офиса и просунул голову.
        - Привет, босс. Ты выглядишь так, парень, как будто тебя пригласили почетным гостем на сходку гангстеров.
        - Хуже, Руперт. Сюда приезжает дочь Генри. Нам только не хватало, чтобы какая-то школьница указывала, как вести дела в салоне и борделе.

«Еще хуже, если она вмешается в дела Фрахтовой компании или в работу речных шхун, которыми мы владеем» - подумал он про себя.
        - Не беспокойся об этом, босс, - Скрогинз раскурил окурок сигары. - Уж школьницу ты сможешь приручить.
        - Я схожу на телеграф, Руперт. Приглядывай здесь за делами.
        Джейк спустился вниз по лестнице вслед за толстым барменом, прошел мимо игральных столов и вышел через вращающиеся двери публичного дома «Милый Ангел» на улицу.
        Увернувшись от пивного вагончика, который тащили по мостовой двое бедняков, он пробирался сквозь толпы, заполняющие улицы Сан-Франциско, этого самого быстрорастущего и процветающего города Калифорнии. Здесь были китайские кули в длинных черных одеждах, итальянские эмигранты, австралийцы в брезентовых бриджах, из-за которых их прозвали Сиднейскими Утками, перуанские горняки в плоских шляпах с пучками пушистых перьев на полях и множество других, столь же пестрых и необычных людей.
        В телеграфном агентстве фирмы Уэлс он тщательно составил ответную телеграмму Джессике Таггарт:



«Дорогая Джесси, Совершенно невозможно задерживать похороны вашего отца до вашего приезда. Я позабочусь о всех ваших делах, но ваше присутствие совсем необязательно. Это очень трудная поездка, слишком тяжелая для молодой женщины. Буду счастлив оказать помощь в продаже собственности вашего отца и все вырученные средства направить вам. С почтением приму любые ваши советы и пожелания.
        Джейк Вестон».

        Ответ прибыл незадолго до полуночи. Джейк сидел за стойкой бара. Прочитав телеграмму, он помрачнел.



«Уважаемый мистер Вестон,
        Я приеду ровно через двенадцать дней. Я наняла адвоката Хараса МакКаферти, эсквайра, для ведения моих дел. Ничего не предпринимайте. Я повторяю, ничего не предпринимайте до моего приезда. Тело моего отца обработайте солью и углем и поместите в холодильное помещение. Я буду обязательно. Повторяю, я буду обязательно присутствовать на его похоронах. Я надеюсь, что вы оправдаете доверие моего отца к вам.
        Ваша хозяйка
        мисс Джессика Таггарт».

        Руперт Скрогинз склонился над плечом Джейка:
        - У тебя такой вид, босс, как будто ты только что разгрузил парочку вагонов. Похоже, ты попал в ловушку, - он слегка усмехнулся. Джейк встал на ноги:
        - Не лучше ли тебе заняться чисткой пивных кружек?
        Джейк поднялся по лестнице в офис, перешагивая сразу через две ступеньки. Сев за письменный стол, он сердито надкусил кончик сигары. Немного поразмыслив, он довольно улыбнулся. К тому времени, как эта неженка с Востока проведет двенадцать дней в поезде, отобьет себе бока и набьет синяков, испытает зной пустынь, подъемы и спуски высокогорья, она станет мягкой, как воск, и продаст все первому же человеку с деньгами в кармане, а Джейк лично готов купить ее пятьдесят один процент собственности «Милого Ангела» и других компаний, принадлежавших Генри Таггарту.


        Джессика приподняла подол своего черного файлового дорожного платья и поднялась по железным ступенькам вагона. Бостонский вокзал шумел вокруг нее: торговцы, продающие вразнос свой товар, маленькие дети, возбужденно кричащие, глядя на пыхтящий паровоз, одетые в форму носильщики, везущие на тележках багаж.
        Дрожа от радостного волнения, несмотря на печальные обстоятельства своего путешествия, Джессика открыла тяжелую дверь вагона.
        - Разрешите взять вашу сумку, мисс? - кондуктор в черной форме поставил ее небольшой саквояж на верхнюю полку. Джессика опустилась на бархатное сиденье. Ее остальные вещи находились в багажном вагоне.
        - Едете до самой Калифорнии? - спросил кондуктор, проверяя ее билет. - Довольно долгое путешествие для такой молодой леди.
        Джесси сдержала порыв гнева. В конце концов, этот человек просто пытается поддержать разговор, он не собирается читать ей мораль.
        - Уверяю вас, я с нетерпением жду этого путешествия.
        Кондуктор тотчас же согласно кивнул, как будто хотел сказать: «Посмотрим, что будет потом».
        - Если вам что-нибудь понадобится, мисс, скажите мне, - с этими словами он повернулся к джентльмену, сидящему слева от нее.
        Мужчина был модно одет, как, впрочем, и все остальные в купе, он улыбнулся. Джессика осмотрелась, предвкушая предстоящее путешествие, затем убрала выбившуюся прядь темных блестящих волос под сиреневую шляпку с узкими полями.
        Раздался резкий свисток паровоза, и Тихоокеанский экспресс, выпустив клубы пара, тронулся. Джесси ехала не в первый раз, отец часто брал ее в свои деловые поездки, путешествовала она и с матерью, до того, как та умерла два года назад, но они редко ездили в таком шикарном вагоне. Джесси провела рукой по роскошному темно-вишневому бархату сиденья. Почему бы и не доставить себе такое удовольствие? В конце концов, она ведь может себе это позволить, ее отец был состоятельным человеком.
        Джесси снова вспомнила об отце, и комок подкатился к ее горлу. Она не виделась с ним почти три года, и это еще больше усиливало ее чувство потери. Хотя он сравнительно успешно вел свои дела в Бостоне, настоящая удача пришла к нему в Сан-Франциско, городе, который он называл родным.
        - Я полюбил Запад, - как-то однажды признался он Джесси. - Я уже житель Запада, а твоя мать принадлежит Бостону. Она не сможет быть счастлива ни в каком другом месте.
        Хотя Джесси понимала, что страсть к приключениям была частью его натуры, это все равно расстраивало ее - несходство характеров отдалило друг от друга отца и Бернесе, мать Джесси.
        С детских лет Джесси слышала, как ссорились родители, мать часто плохо говорила об отце. Однако, отец, хотя явно был несчастлив в семейной жизни, делал все, что от него зависело, чтобы Джесси и ее мать ни в чем не нуждались. Джесси училась в самой лучшей школе, ее одежда была элегантной и дорогой. Но три года назад отец уехал в очередную поездку на Запад и больше не вернулся. В своих письмах он с гордостью сообщал, что его дела процветают, и он очень доволен своей жизнью в Сан-Франциско. Он обещал, что после окончания школы, она сможет переехать к нему.
        По мнению Джесси, писал он слишком редко. Она перечитывала его письма снова и снова, пока бумага совсем не изорвалась. Эти письма были символом ее мечты, в приключениях отца она видела и для себя возможность убежать от всех этих чопорных и благородных правил поведения, которым ее обучали в Академии миссис Симпсон, этой пуританской престижной школе Бостона.
        Джесси всегда не хватало отца, но даже больше, чем по отцу, она тосковала по свободе, которую чувствовала, бывая с ним, по той роскошной жизни, которую вела, разъезжая с ним.
        Родители по-разному воспитывали ее. Мать учила пристойному поведению благовоспитанной леди, отец же предоставлял свободу: брал ее с собой в свои бесконечные поездки - на север страны она доехала с ним до штата Мэн, а на юге она побывала даже в Чарльстоне. Отец поощрял ее участие в различных деловых предприятиях. К десяти годам она научилась вести подсчеты даже лучше, чем бухгалтер отца, и у нее часто возникали идеи, как тем или иным способом увеличить прибыль.
        Генри Таггарт умер через месяц после ее восемнадцатилетия и всего лишь за три недели до того, как она закончила школу. Их мечта жить вместе так и осталась мечтой, но взамен он оставил ей другое - она владела теперь пятьдесят одним процентом собственности, принадлежавшей Таггарту. И хотя она не очень хорошо представляла, каким образом зарабатываются деньги в бизнесе и как вести этот самый бизнес, но намеревалась изучить все это как можно скорее.
        Джесси была уверена, что, независимо от того, как в данный момент обстоят дела в Сан-Франциско, при правильном управлении компании Таггарта будут процветать, как и прежде. Это было испытание, которое она сама пожелала. Если бы только отец был рядом с ней!
        По мере того, как поезд набирал скорость, Джесси постаралась отбросить печальные мысли, но не вспоминать о телеграмме Джейка Вестона она просто не могла. Гнев переполнял ее всякий раз, когда она думала об этом.
        Какая наглость! Неужели Вестон считает ее полной дурой! Он думает, что она сдастся без сопротивления. Возможно, ее отец и доверял ему, но это вовсе не значит, что и она будет делать то же самое. Из того, что ей было известно, вполне можно предположить, что Вестон обкрадывал отца многие годы.
        Джесси выпрямила спину. Если Вестон намеревается одержать над ней верх, его ждет большое разочарование.
        Но в одном она была твердо уверена. Независимо от того, что ждет ее на Западе, Джессика Таггарт готова сама защищать свое будущее. И никто, а уж особенно такой человек, как Джейк Вестон, не помешает ей сделать это.



        Глава 2

        Джейк нанял легковую двухместную коляску с откидным верхом, чтобы поехать на станцию Эмбар-кадеро, куда прибывал паром, не смотря на то, что у него самого была прекрасная серая лошадь, и он владел половиной капитала компании грузовых экипажей. Но леди трудно подниматься на шестифутовые ступеньки грузового экипажа, а Джейк тешил себя надеждой, что Джессика Таггарт была леди.
        Паром курсировал через залив между Сан-Франциско и Ричмондом, где кончалась железная дорога. Он должен был прибыть через двадцать минут, и Джейку не хотелось опаздывать. Он выбрал невысокую коляску с удобными креслами, рассчитывая, что у девушки не будет много вещей, один или два чемодана - не больше. Впрочем, это зависело от того, сколько она здесь собирается пробыть. При этой мысли Джейк помрачнел.
        Он мало знал о ней, так как Генри предпочитал ничего не рассказывать о своей семье. Однако, и тех счетов на ее обучение и одежду, которые он видел, хватило, чтобы понять, что каждый каприз девушки тут же выполнялся. Генри поставил свою дочь на пьедестал, недосягаемый для любой другой женщины, и Джейк прекрасно это понимал.
        - Моя дорогая милая Джесси заслуживает только самого лучшего, - частенько слышал он от Генри. Тот не очень-то терпел недостатки своих служащих, но, похоже, своей дочери он прощал все. Джейк был убежден, что женщина, которой потворствовали во всех желаниях, причинит любому только одни беды.
        Пустив лошадь рысью, он повернул за угол, по направлению к причалу. Конечно, он мог бы пересечь залив и встретить поезд на вокзале в Ричмонде, но после ее высокомерной телеграммы, у него совершенно пропало желание оказывать ей такую любезность. Джейк считал Джессику Таггарт просто избалованной девчонкой. Соответственно и собирался с ней обращаться, установив такой тон общения с самого начала.
        Джейк надкусил кончик сигары, закурил и улыбнулся. «После такого длительного путешествия она будет усталой и сговорчивой», - думал он. Слишком усталой, чтобы нести свои сумки и чертовски усталой, чтобы причинить ему какой-либо вред.
        Сидя в своей коляске у края причала и поставив ногу в высоком черном сапоге на перекладину экипажа, Джейк наблюдал за китайскими рабочими, снующими с грузами вокруг него, чайки кружились над водой, портовые лодки сновали по всему заливу. Примерно в четверти мили был виден прекрасный 200-футовый клипер, который бросил якорь в заливе, и его обнаженные мачты стояли в ожидании парусов, которые помчат его назад в Новую Англию.
        Было время, двадцать лет назад, когда весь порт был наполнен кораблями с голыми мачтами, без парусов. Все они были прекрасно оснащены и способны выдержать любые испытания, какие только Мыс Доброй Надежды мог подстроить, но не могли уйти в море без команды. Все мужчины бросились искать золото. Даже старина Таггарт, в те времена капитан и владелец одного из бригов, решил заколотить его досками и отправиться в Сьерру. Да у него и не было другого выбора, так как в Сан-Франциско не осталось сильных мужчин, а тех, кто остался, невозможно было уговорить отправиться в плавание, даже напоив до полусмерти.
        В заливе показался приближающийся паром, красные лопасти колес вспенивали воду, волны расходились по голубым водам залива.
        Мысли Джейка вернулись к Джессике Таггарт. Последние две недели Джейк занимался тем, что собирал деньги - просроченные счета за азартные игры и другие долги, которые он потребовал срочно вернуть. У него уже было двадцать тысяч наличными, которые он держал в своем сейфе с зелено-золотой окантовкой. Сейф стоял в углу его офиса. Это было вдвое больше, чем нужно, чтобы выкупить у Джесси Таггарт ее долю
«Милого Ангела», и он надеялся, что этих денег хватит, чтобы выкупить еще и Фрахтовую Компанию Таггарта.
        У них была еще Компания речного транспорта, но он и гроша бы не дал за эти речные шхуны, они давали самый маленький доход в небольшом, но прибыльном бизнесе старины Таггарта. Эти протекающие старые изношенные посудины всегда укачивали Джейка, и будь он проклят, если хочет владеть делом, за которым не может наблюдать лично. Может, ему удастся уговорить ее продать свою половину Компании за наличные, а потом продаст и свою половину, или сам продаст эти проклятые шхуны все оптом. В результате у него останется приличная сумма денег, «Милый Ангел» и Фрахтовая Компания - уж этим он будет владеть один, без этой всезнайки-партнера, заканчивающего школу.
        Бело-красный паром громко засвистел и стал разворачиваться с помощью своих огромных колес, заставляя море бурлить, многочисленные брызги разлетались вокруг. Паром грациозно пришвартовался к причалу, и китайские рабочие сразу же принялись за дело, закрепляя швартовые канаты, устанавливая сходни.
        Пока Джейк был занят своими мыслями, около его коляски остановилось еще несколько экипажей и два двухколесных кабриолета. Сойдя с коляски, он убедился, что лошадь надежно привязана, затем направился к пассажирским воротам. Глубоко затянувшись сигарой в последний раз, он швырнул ее в залив.
        Джейк стоял в стороне, наблюдая за женщинами и мужчинами, покидающими паром. Раньше он видел старую помятую фотографию Джессики Таггарт, которую ее отец всегда носил с собой, но ведь сейчас она на десять лет старше - совсем взрослая девушка. Старина Таггарт обычно широко улыбался, глядя на эту фотографию ребенка с круглыми щечками, поэтому Джейк представлял себе Джесси Таггарт слегка пухленькой. Он было направился навстречу одной молодой женщине, выглядевшей так, как будто она только и делала, что ела, но вовремя остановился, увидев, что девушка - блондинка, а Джесси была брюнеткой. Кроме того, она навряд ли отправилась в такую длительную поездку одна. Благопристойность требовала, чтобы леди из Бостона сопровождала какая-нибудь тетушка или нанятая для этой цели компаньонка.
        Палуба почти совсем опустела, когда Джейк заметил девушку, стоящую у главного выхода салона. Переступив через порог, она подняла свой небольшой саквояж и пошла вдоль палубы. У нее были темные каштановые волосы, почти полностью спрятанные под легкой шляпкой с узкими полями, которая к тому же прикрывала часть ее лица. Ее когда-то элегантное черное дорожное платье было измято и, покрыто пылью, но бедра соблазнительно покачивались, притягивая взгляд к модному, но слегка запачканному турнюру. Она держалась с таким достоинством, почти по-королевски, что у Джейка сразу же исчезла его снисходительная ленивая улыбка.
        Под мягкой шляпкой лицо девушки просто светилось. Цвет ее лица был чистым, как весенний дождь, черты прекрасны и нежны. Джейк, как зачарованный, смотрел, как она вручила свой саквояж носильщику-китайцу, который с поклонами семенил за ней, пока она шла вдоль палубы.
        Перегнувшись через перила причала, Джейк снова оглядел толпу прибывших, затем посмотрел на палубу. Несомненно, идущая навстречу девушка пересекла материк. Но у Джессики Таггарт должны быть темные круги под глазами и состояние, когда она способна мечтать только о пуховой постели. Джейк усмехнулся про себя. Если эта девушка мечтает о постели, он будет первым, кто готов оказать ей такую помощь и предложить постель - свою постель!
        Он снова не спеша осмотрел ее измятое платье. Сразу было видно, что она долго была в пути. Леди приостановилась, когда один из пассажиров, высокий, хорошо сложенный блондин, в котором Джейк сразу признал Рене Ла Порте, приподнял шляпу, прощаясь с ней. Джейку было не слышно, что он ей сказал, но в ответ послышался приятный женский смех. Она повернулась, чтобы спуститься по трапу. «Не может быть, чтобы это была дочь Таггарта», - подумал Джейк. Старина Генри взвился бы от возмущения, если бы его дочь прибыла на Запад без компаньонки, на поезде, полном незнакомых мужчин, особенно таких, как Рене Ла Порте!
        Ла Порте был завсегдатаем «Милого Ангела». Он был их конкурентом во фрахтовом бизнесе, француз по национальности, он также имел дурную репутацию ловеласа. Джейк слышал, что Ла Порте уехал по делам в Рено. По крайней мере, он провел с девушкой только несколько часов, а не дней.
        Все еще неуверенный, что это именно Джесси, Джейк подошел к трапу, по которому она спускалась. Вблизи она была еще красивее - огромные зеленые глаза, розовые щечки. При любых других обстоятельствах Джейку доставило бы удовольствие просто смотреть на нее. Но прежде, чем он успел привлечь ее внимание, навстречу вышел Харас МакКаферти, в модном приталенном пальто с бархатным воротником. Сняв свой черный котелок, он поклонился.
        - Мисс Таггарт, - адвокат широко улыбнулся, сверкнув зубами, что очень не понравилось Джейку. - Я Харас МакКаферти.
        Прежде, чем она успела ответить, Джейк выступил вперед, снял свою широкополую белую шляпу и протянул ей руку:
        - Я Джейк Вестон. Рад, что вы добрались благополучно. Вас ожидает двухместная открытая коляска.
        - И я приехал за вами на двухместном экипаже, как вы и просили, мисс Таггарт, - МакКаферти бросил на Джейка недружелюбный взгляд и снова широко улыбнулся девушке. Адвокат пользовался дурной славой за свои темные делишки. Джейк удивился, как это Джесси Таггарт угораздило связаться с таким проходимцем, как МакКаферти, находясь за три тысячи миль отсюда.
        - Рада видеть вас обоих, - Джесси посмотрела на Джейка с легким презрением, проигнорировав его протянутую руку. - Я не ожидала, что вы меня встретите, мистер Вестон. Я сообщила вам время своего прибытия из вежливости. Надеюсь, что не отвлекла вас от дел.
        - Тендерлон - не самый безопасный район для молодой леди, Джесси, - Джейк надел на голову шляпу. - Кроме того, я думал, что вы захотите как можно скорее устроить свои дела.
        Он заметил, что она недовольно нахмурилась, когда он назвал ее просто по имени.
«Это хорошо», - подумал Джейк. Ведь он намеревался с самого начала дать ей понять, кто здесь главный - пусть продает свою долю, или никаких дел.
        - Мистер МакКаферти займется моими делами, мистер Вестон, - на ее лице была непроницаемая улыбка. - Всеми моими делами, за исключением похорон отца. Это я предоставила вам.
        - Похороны состоятся через три часа. Поезда часто опаздывают, поэтому я приехал удостовериться, что вы прибыли вовремя.
        - Через три часа! Но я же не смогу… Мне нужно отдохнуть и привести себя в порядок! Я уверена, похороны можно отложить.
        - Мы и так слишком долго откладывали. Существуют городские правила, касающиеся этих процедур. Вашего отца похоронят через три часа, будете вы там или нет.
        Джесси так крепко сжала свою сумочку, что ее пальцы побелели, поджав при этом свои хорошенькие губки.
        - Тогда мне нужно поспешить, - она повернулась спиной к Джейку и приняла руку МакКаферти. - Не будете ли вы так любезны сопровождать меня на похоронах, - попросила она, но тон ее просьбы не допускал никакого отказа.
        - Конечно, конечно, - ответил Харас. - Заупокойная служба состоится в Епископальной церкви Святого Джозефа, если газеты сообщают верно.
        - Именно там, - сказал Джейк. - Но я думаю, было бы лучше, если бы вы позволили мне сопровождать вас, Джесси. Я уже имел дело с мистером МакКаферти раньше, и предлагаю вам проконсультироваться у адвоката вашего отца, мистера Джексона.
        - Как я понимаю, мистер Джексон представляет ваши интересы, мистер Вестон.
        - Да, но…
        - Тогда, как я и решила, мистер МакКаферти будет представлять мои. Он был настолько любезен, что телеграфировал мне в Академию, предложил свою помощь, и я приняла ее.
        Джейк удивился, как адвокат сумел найти ее, но быстро сообразил, что это было не слишком трудно - Академия являлась самой дорогой школой Бостона.
        - Я все подготовил для вашего приезда, - добавил МакКаферти, бросив тяжелый взгляд на Джейка, и повернулся, чтобы уйти.
        - Минуточку, - Джейк остановился перед адвокатом и посмотрел прямо в его лунообразное лицо. - Вы мне не нравитесь, МакКаферти, и никогда не нравились. Что касается вас, мисс Таггарт, есть вещи, которые нам необходимо срочно обсудить.
        - Я уезжаю со своим адвокатом, - сказала она твердо.
        - Я заказал вам номер в гостинице «Палас», - продолжал МакКаферти. Джесси одобрительно кивнула.
        Джейк почувствовал, что у него от гнева кровь прилила к шее, но ничего не сказал. Ему хотелось выпороть этого модно одетого адвоката и хорошенько прополоскать его в заливе, но было похоже, что нужно подождать с этим до более подходящих времен.
        - И еще одна вещь, - Джесси обернулась через плечо, добавив как нечто малозначительное: - Нам нужно поговорить о нашем бизнесе. Я буду рада встретиться с вами завтра. Возможно, за ужином?
        - Прекрасно, - сердито ответил Джейк.
        - Мы можем встретиться в ресторане.
        - В каком еще ресторане? - Джейк разозлился еще больше.
        - Как в каком? В нашем ресторане, конечно! В «Милом Ангеле», - улыбнулась Джесси. - Вы ведь предполагали, что нам придется обсудить наши дела, мистер Вестон?
        Джейк еле сдержался, чтобы не расхохотаться. Ресторан! Значит, старина Генри сказал своей дочери, что он владелец ресторана. Он усмехнулся.
        - Будьте так добры, мистер Вестон, позаботьтесь о моем багаже.
        Джесси так высокомерно посмотрела на него, как будто разговаривала со слугой. У Джейка мгновенно пропало желание смеяться.
        Только предвкушение этого «ужина» с ней в «Милом Ангеле» смягчило его гнев.
        - Я позабочусь, чтобы ваши вещи прислали в отель, мисс Таггарт, - широкая улыбка озарила его лицо. - Я буду просто счастлив заказать для вас столик в «Милом Ангеле». Леди будут дрожать от страха при встрече с новым владельцем, - он снова усмехнулся.
        Суровое выражение появилось на хорошеньком лице Джесси.
        - Я не понимаю, что вы находите смешным, мистер Вестон, или вы просто грубите мне?
        Не успел Джейк придумать, что бы ему на это ответить, как кружащаяся в небе морская чайка шлепнула свой помет на широкие поля его шляпы. Сняв шляпу, он нахмурился и с отвращением посмотрел на кричащую птицу. Краска с шеи разлилась по всему его лицу до корней волос.
        - До встречи, мисс Таггарт, это именно ваше отношение оставляет желать лучшего.
        - Кажется, все божьи создания разделяют мое отношение к вам, мистер Вестон, - с натянутой улыбкой она повернулась к МакКаферти, и тот помог ей подняться в двухместный экипаж. - Мистер МакКаферти свяжется с вами, - сказала она уже через окно экипажа, и лошадь тронулась.
        Джейк скомкал шляпу и запустил ее в залив. «Бог создал на земле женщин, мулов и адвокатов только для одной проклятой цели - сводить с ума нормальных мужчин!» - думал он.
        Он договорился с одним из служащих парома, чтобы вещи Джесси погрузили в экипаж и отправили в отель, а коляску затем вернули в конюшню. Покончив с этим, он направился в «Милый Ангел».
        Легкий бриз шевелил его темные волнистые волосы. Возможно, Джессика и победила на этот раз, но, хоть она и была хороша собой, в этой игре победит именно он. Он улыбнулся. Завтра в «Милом Ангеле» козырная дама будет у него, и он выиграет эту партию.
        Однако, скоро нужно идти на похороны Генри Таггарта. Джейк уже попрощался с ним две недели тому назад, когда Генри умер. Он был хорошим боссом и хорошим другом, но жизнь продолжается, и Джейк готов ее продолжать.


        Джесси откинулась на кожаное сиденье экипажа. Боже мой, что за испытание для нее! Этот человек оказался еще более невоспитанным, чем она предполагала. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Джейк раздражал ее, вне всякого сомнения - хотя он оказался чертовски красив! Высокий, крепкий и мужественный - таким он ей показался, но одновременно и самонадеянный, напыщенный и властный. Как он ее разозлил! Он совершенно не был похож ни на одного из джентльменов, которых она встречала в Бостоне.
        - Мисс Таггарт, - гнусавый голос Хараса МакКаферти прервал ее размышления. - Нам с вами нужно обсудить несколько вопросов до вашей встречи с мистером Вестоном.
        - Прекрасно, мистер МакКаферти. Как насчет завтра? Скажем, примерно в четыре.
        - Я надеюсь, мы сможем побеседовать сегодня после обеда, - казалось, он немного нервничал.
        - Боюсь, это совершенно невозможно. Сами понимаете, похороны. Завтра будет еще не поздно.
        Порыв ветра внезапно резко дунул в открытую часть экипажа, приведя в беспорядок перья на шляпке Джесси. Как ни поправляла Джесси плюмаж, одно перышко упорно отказывалось стоять. Улыбаясь, Джесси вырвала непослушное перышко и выбросила его. МакКаферти одобрительно кивнул.
        Джесси устало вздохнула.
        - Далеко еще до отеля?
        - Он на вершине холма. Я настоял, чтобы номер был с красивым видом из окна.
        - Вы очень внимательны. Ваш город так красив, - она оглянулась на залив. Паром издали выглядел игрушечным, он как раз отошел от пристани.
        - Может быть, я смогу завтра показать вам город, - предложил МакКаферти. - После нашей встречи.
        Из кармана своего жилета он достал визитку.
        - Мой адрес на карточке внизу. Просто покажите ее кучеру. Он будет знать, куда вас отвезти.
        Экипаж подкатил к отелю, внушительному зданию из серого кирпича. МакКаферти вышел из экипажа и поспешил помочь Джессике сойти вниз.
        - Я провожу вас в вашу комнату.
        - В этом нет необходимости, - Джесси подняла свой саквояж и протянула ему руку. - Встретимся после обеда, мистер МакКаферти.
        - Я зайду за вами в два.
        Джесси кивнула.
        МакКаферти дотронулся до своего котелка:
        - До встречи.
        Джесси приподняла подол юбки, и гордо подняв голову, вошла в отель через тяжелые стеклянные с медной отделкой двери. Богатый восточный ковер приглушил ее шаги, она прошла мимо небольшого, отделанного зеленым бархатом дивана и столов в стиле королевы Анны. Надменно посмотрев на нее, клерк сообщил Джесси, что ее комната готова, а коридорный в форменной одежде провел ее по изогнутой лестнице на второй этаж.
        Как и несколько других гостей, встретившихся ей на пути, коридорный тоже удивленно приподнял брови, увидев ее испачканное сажей платье. Но, кажется, он несколько примирился, когда Джесси тотчас заказала в номер ванну и приказала немедленно доставить ее багаж, как только тот прибудет в отель.
        - Благодарю, - сказала она с вежливой улыбкой, закрывая за ним дверь. И тут же свалилась с ног. Слава Богу! Наконец-то она в Сан-Франциско! Еще день пути в этом поезде, и она увяла бы, как обваренная кипятком зелень. У нее болели все кости, все суставы, все мышцы. Все платья, которые она надевала во время путешествия, фактически испорчены - они все пропитались пылью, сажей и копотью. И хотя она путешествовала в спальном пульмановском вагоне, ей все равно не удалось по-настоящему отдохнуть ни одной ночи за все эти двенадцать суток. Ей пришлось собрать последние силы, чтобы достойно пройти по палубе навстречу МакКаферти - не говоря уже о Джейке Вестоне.
        Как ей не повезло! А она надеялась избегать с ним встреч, по крайней мере, пару дней, чтобы сначала хорошенько отдохнуть, отгладить свои платья - но нет, Вестон явился покрасоваться на пристань. И похороны именно сегодня!
        Это было слишком жестоко. Он знал, какой она будет усталой - возможно, это ему даже доставляло удовольствие. Она довольно улыбнулась, вспомнив, что ей принадлежали пятьдесят один процент капитала, а ему только сорок девять. Похоже, что он обижен на нее. В конце концов, она является его босом, хотя вполне очевидно, он совсем не готов согласиться с этим.
        В своих телеграммах и сегодня при встрече, Вестон пытался одержать над ней верх. Но у него ничего не получилось - по крайней мере, она так считает. Но все же он нарушил ее планы отдохнуть от ужасной дороги. Итак, теперь похороны отца, и ей нужно собрать все свои силы, чтобы пройти через это.
        Слава Богу, у нее были эти две недели, чтобы выплакаться. Она не хотела проявлять никакой слабости в присутствии Джейка Вестона.
        Она с удовольствием сбросила свое грязное дорожное платье и достала из саквояжа голубой шелковый пеньюар. Два мальчика внесли в номер медную ванну и наполнили ее горячей водой. От воды шел пар. Никогда ванна не доставляла ей такого удовольствия. Джессика дала мальчикам щедрые чаевые. Горничная помогла ей полностью раздеться, и она забралась в ванну. Все тело у нее болело, и единственное, на что у нее хватило сил, так это намылить свои густые каштановые волосы и хорошенько их прополоскать.
        Джесси отдыхала положив голову на край ванны. Она блаженно прикрыла глаза. Джейк Вестон. Он был совсем не таким, как она представляла. Хотя ей было неприятно в этом признаться, он был очень красив. Слишком красив. По тону его телеграмм она вообразила себе лысого сварливого старика. Но ее представление о Вестоне оказалось таким же неверным, как и идея восхитительной поездки в Калифорнию. Вестон был высоким и длинноногим, узким в талии, но широким и мускулистым в плечах. Его бронзовый цвет лица и темные волнистые волосы прекрасно гармонировали с ярко-голубым цветом глаз. И ей необязательно нужно уметь разбираться в мужчинах, чтобы сразу понять, что перед ней действительно настоящий мужчина.
        Джесси нахмурилась. Пусть он чертовски красив, но он грубый и властный тип. Он был ничто, по сравнению с ее отцом. Отец обращался с ней, как с равной, даже когда она была маленькой девочкой. Он считал женщин такими же способными, как и мужчин. И он верил в нее и понемногу посвящал в свой бизнес, учил, с чего начинать дела - как разобраться в бухгалтерских счетах, как спланировать прибыль и расходы. Но главное, внушал он ей, это то, что хороший бизнес всегда должен соотноситься со здравым смыслом, а уж здравого смысла у нее было достаточно.
        Школа, которую она посещала, была строгой и благопристойной, но Джесси не хватало родительской заботы, особенно с тех пор, как умерла мать. За исключением надоевших наставлений школьных воспитательниц и писем отца, последние два года она была предоставлена самой себе.
        И, как всегда, при мысли об отце, комок подкатился к горлу. Ей надо было уехать на Запад сразу после смерти матери. Они могли бы с отцом жить вместе, вместе заниматься делами, вместе отдыхать. Она хотела приехать, но он настаивал на том, чтобы она окончила школу, и Джесси согласилась.
        Генри Таггарт был единственным человеком, который ее полностью понимал. Он не критиковал ее за свободные взгляды, как это делала мать, никогда не заставлял ее делать то, чего она не хотела. Мать требовала, чтобы она вела себя как леди, никогда открыто не высказывала своих взглядов, всегда была любезной и сдержанной. Бернис хотела, чтобы она удачно вышла замуж и забыла о своих суждениях о равенстве мужчин и женщин, свои мечты о любви и приключениях. А Генри всегда старался развить ее природные способности, поощрял ее любознательность и интерес к бизнесу. Только вера отца, в то, что дочь сумеет продолжить его дело, привела ее в этот далекий западный город Сан-Франциско, и она намеревалась доказать ее новому партнеру то, в чем ее отец никогда не сомневался - что Джессику Таггарт нелегко напугать, и никто никогда не будет руководить жизнью Джессики Таггарт, кроме самой Джессики Таггарт.
        Глубоко вздохнув, Джесси погрузилась глубже в медную ванну и закрыла глаза. Она задремала и проснулась, когда коридорный постучал в дверь и сообщил о прибытии багажа.


        Джейк прошел через вращающиеся двери «Милого Ангела» и направился прямо к бару.
        Руперт Скрогинз, его главный бармен, глянул на него поверх стаканов.
        - У тебя такой вид, как будто умерла твоя любимая собака.
        - Не собака, а мечта, - проворчал Джейк. - Дочка Таггарта такая же, какой была, по словам Генри, ее мамаша - хуже разъяренной волчицы, - он запустил руку в волосы. - Налей мне полстакана «Кто стрелял в Джона».
        - Как она выглядит? - спросил Руперт, улыбаясь насмешливо и наливая ему виски.
        Джейк выпил одним глотком.
        - Неплохо, - пробормотал он.
        - Что?
        - Симпатичнее, чем разодетая французская шлюха, - Джейк помолчал. - Черт возьми, неважно, симпатичная она или нет, но все равно она хуже тяжелого похмелья.
        Руперт засмеялся и снова наполнил его стакан.
        - Ну, это не составит для тебя проблему. Я не видел ни одной хорошенькой женщины, которую ты бы не смог приручить.
        - А хуже всего, - добавил Джейк, - что ее адвокат не лучше. Она наняла эту старую задницу Мак-Каферти.
        - Да, она может хватить горя с этим негодяем, - густые брови Руперта сошлись вместе.
        - Я удивляюсь, как он до сих пор не занялся организацией публичных домов, - мрачно усмехнулся Джейк. - Кстати, о домах. Кажется, старина Таггарт постеснялся рассказать своей дочери о «Милом Ангеле». Маленькая мисс Бостон Таггарт очень горда тем, что является совладельцем благопристойного ресторана.
        - Ресторана, - расхохотался Руперт. - Ну что ж, мы можем подать фаршированные яйца и соленые орешки.
        - Да, шеф, будь готов обворожить мисс Джессику Таггарт завтра вечером за ужином.
        - Нет, - челюсть у Руперта отвисла. - Ты что?
        - Да. И это так же точно, как то, что в аду жарко, а наш бордель самый лучший в Барбари Коуст, - громко засмеялся Джейк. - И если этот ужин не заставит мисс Кошку Джесси подпрыгнуть, как на горячих углях, то меня зовут не Джейк Вестон.
        - Тогда тебя назовут Змеей Джейк, - пробормотал Руперт.
        - А ты, старина, должен выполнить то, что тебе положено. И, к твоему сведению, ты будешь мне помогать.
        Бармен прижался животом к стойке бара, а Джейк понизил голос.
        - Я хочу, чтобы для приготовления ужина ты привлек старого Уол Ай Вонга. Скажи ему, что я велю приготовить того замечательного зеленого осьминога и салат из всяких морских моллюсков, какими он нас угощал, когда Генри и меня пригласили на встречу к Гум Сан Гонгу… и обязательно ту птицу с как бы живой головой и смотрящую на тебя… и все, что он еще сможет наколдовать.
        Руперт брезгливо сморщил нос.
        - Босс, ты хочешь ее напугать, но не отравить же! Вся эта стряпня свалит с ног и мула. Я лучше съем кончик хвоста вонючего скунса, чем дотронусь до стряпни Вонга.
        Джейк не обратил никакого внимания на его возражения.
        - Затем ты соберешь вместе всех женщин. Я хочу, чтобы они как следует поприветствовали новую девушку, вступающую в состав команды «Ангела».
        - Успокойся, Джейк, - Руперт снова наполнил стакан Джейка. - Я не могу позволить такое отношение к настоящей леди и, само собой разумеется, по отношению к дочери старины Таггарта. Она упадет в обморок… или может, ее хватит удар. Я не могу…
        - Если ты не хочешь, чтобы мисс Кошка каждый день проверяла, вымыты ли твои пивные кружки, выискивая на них пятна, ты сможешь. Если этот бостонский котенок запустит свои коготки в этот дом, то очень скоро ты начнешь подавать по воскресеньям чай и сладости Женскому Благотворительному обществу после того, как они прямо здесь отслужат утреннюю воскресную службу. А еще, - Джейк поднял глаза на Руперта, который частенько развлекался в обществе девушек, - она перевоспитает всех шлюх. И через две недели мы останемся без работы.
        Руперт со вздохом согласился, внимательно рассматривая пивные кружки, стоящие рядами на стойке.
        - Хорошо, я понял, куда ты клонишь. А где сейчас пропадает Уол Ай Вонг?
        - Спроси у кого-нибудь на Грант-Стрит. У тебя есть время до похорон. А сейчас мы закрываемся до шести вечера и вывешиваем черный траурный флаг.



        Глава 3

        Джесси заметила Джейка Вестона сразу же, как только он вошел. Он был выше всех мужчин в церкви, а его привлекательная внешность и яркие голубые глаза не оставили равнодушными всех присутствующих женщин.
        Хотя церковь была заполнена людьми и гудела от приглушенных разговоров, при появлении Вестона все смолкли. Джесси наблюдала за ним из-под черной кружевной вуали. Что-то необычное есть в этом человеке, решила она. Должно быть, у него было
«присутствие», как выражался ее отец. Человеком с присутствием он называл тех, кому удавалось все. Джесси еще не была уверена, является ли Джейк таковым, но, несомненно, он пользовался уважением присутствующих. Ей снова вспоминались его грубое поведение при встрече, высокомерие и попытка подчинить ее себе.
        Джесси отогнала все мысли о Джейке Вестоне, снова вернувшись к печальным событиям. Сжимая кружевной платочек в руках, она хотела только одного - чтобы служба началась как можно скорее. Хотя она оплакивала отца в течение прошедших двух недель, вид гроба и мысль о том, что отец потерян для нее навсегда, снова обострили все ее чувства. Она с трудом сдерживала слезы, и ей вдруг захотелось, чтобы Джейк сел рядом.
        Но Джейк прошел вперед и сел далеко от нее, на правой стороне церкви. Осмотрев зал, он заметил знакомые лица давних друзей и знакомых Генри. Затем его взгляд остановился на Джессике Таггарт, которая сидела с Харасом МакКаферти в первом ряду с левой стороны.
        Девушка повернула голову в его сторону, но густая черная вуаль скрывала ее лицо. Стараясь разглядеть выражение ее лица, и понять ее мысли, Джейк наблюдал за ней некоторое время. Когда, наконец, он откинулся на сиденье, его кольт 36-го калибра, спрятанный в заднем кармане брюк, стукнулся о деревянную церковную скамью.
        К тому времени, как священник поднялся на церковную кафедру, церковь заполнилась пришедшими рабочими и моряками: китайцы и калифорнийцы, Сиднейские Утки и даже несколько перуанцев, которые стояли в самых последних рядах. Здесь можно было увидеть представителей почти всех национальностей этого огромного пестрого города. Генри Таггарта любили все.
        Джейк оглянулся на задние ряды церкви. На последних рядах справа сидели шестнадцать проституток: Лови Макдуглас, ее подруга китаянка Шуга Су Лин, мулатка, две черноволосых калифорнийки, рыжая Меган О'Брайен - все одеты в строгие траурные черные платья и вуали. Люди, сидящие в передних рядах, многозначительно перешептывались, поглядывая на них.
        Около прохода в первом правом ряду сидел Ток Лой Хонг, сморщенный человек в струящемся белом шелковом костюме - белый - китайский цвет траура - на голове белая шелковая шапочка, волосы заплетены в длинную косичку. Редкая бородка достигала середины костлявой груди. Позади него, на втором ряду, сидели два огромных круглолицых усатых китайца, которые внимательно следили за всеми, а особенно за двумя такими же огромными мужчинами на противоположном конце их ряда. Все четверо были телохранителями. Они представляли две самые могущественные и враждующие силы в городе.
        На противоположной стороне от Ток Лоя сидел Чан Ли Синг, называвший себя Чарли. Он был одет в сшитый по последней моде траурный бостонский костюм, подстрижен в стиле страны, которую теперь считал своей родиной. Черный котелок лежал у него на коленях.
        Джейк, как и всякий, кто знал о существовании этих двух враждующих группировок в Китай-городе, хорошо знал их главарей. Ток Лой Хонг, прозванный Красный Шнурок за гарроты, которые находили на шеях его задушенных врагов, возглавлял группировку Гум Сан. Чарли Синг возглавлял «Добрых Тружеников Моря», организацию китайцев, работающих в порту Эмбаркадеро. ДТМ считала себя социальной организацией, защищающей своих рабочих от купцов, банкиров и политиков, которые в штыки встречали любую попытку китайцев получить работу.
        Джейк незаметно рассматривал четверых мощных телохранителей, сидящих за спиной Ток Лоя и Чарли. Он знал, что у каждого под одеждой был спрятан замысловато украшенный, острый, как бритва, огромный нож. На время похорон между ними было заключено тщательно оговоренное перемирие, потому что оба главаря поклялись на крови убить друг друга - каждый обвинял другого в убийстве Генри Таггарта.
        В своих телеграммах Джесси Джейк старательно избегал упоминания о причинах смерти ее отца. Так как в последние годы у Генри часто бывали приступы головокружения и его беспокоили боли в сердце, то он надеялся, что внезапная смерть отца не была слишком большой неожиданностью для Джесси. До тех пор, пока он не получил телеграмму о ее приезде, Джейк не собирался сообщать ей, что Генри был задушен. Их встреча в порту была совершенно неудачной, у него не было возможности деликатно сообщить ей о причине смерти отца, как он планировал раньше.
        А теперь Джейк был в затруднительном положении. Рано или поздно он должен будет сказать ей правду. Расследование еще не закончено, и конечно, Исаак Хэнди, шериф, захочет задать ей несколько вопросов. Тело Таггарта было обнаружено за зданием
«Милого Ангела», он был задушен красным шелковым шнурком, а в груди его торчал большой нож «Добрых Тружеников Моря» - знаки обеих группировок. С момента убийства город возбужденно гудел, в каждом баре и салоне шли сердитые разговоры о необходимости избавить город от китайцев.
        - Интересно, сколько сейчас здесь в церкви и на ближайших улицах собралось китайцев и сколько среди них вооруженных борцов этих группировок, сколько револьверов и ножей спрятано под длинными шелковыми одеждами, - размышлял Джейк. Похороны Генри вполне могли перерасти в войну. Пока священник монотонно читал заупокойную молитву, Джейк вспоминал, как Генри впервые связался с двумя враждующими китайскими главарями. Человек без предрассудков, Генри нанял большое количество китайских рабочих, когда искал золото в горах в окрестностях Джексона. Остальные горняки ненавидели китайцев - за их трудолюбие и усердие, за их способность искать и находить золото в тех местах, от которых белые уже отказались, за их простой и скромный образ жизни.
        Погромы китайцев были частым явлением на золотых приисках. Белые рабочие, напившись, решили, что причина всех их бед - китайцы. Разъяренные мужчины изгоняли ближайшие китайские семьи из их лачуг. А так как у китайцев не было никаких законных прав, то на то, что одного или даже двадцать китайцев убивали или вешали во время таких погромов, власти закрывали глаза.
        Но Генри Таггарт любил и уважал своих китайских рабочих. Когда однажды белые горняки решили, что уже пора выгнать китайцев из горняцкого поселка, принадлежавшего Генри, Таггарт вышел им навстречу один, держа в руках двустволку. Когда они подошли слишком близко, тесня его назад, он выстрелил в землю у самых их ног, обдав пылью их джинсы, и заставил их работать до тех пор, пока они не протрезвели. С тех пор Генри часто выступал в Сан-Франциско от имени китайцев. Он помог Чарли Сингу, когда обессиленный Чарли с пулей в боку постучался в заднюю дверь «Милого Ангела», а городская полиция шла по его следу. Чарли искал убежища у Шуга Су Лин, одной из самых дорогих проституток Генри. Когда Генри обнаружил его в доме, Чарли был уверен, что обречен. Но Генри не считал Чарли преступником за организацию китайских портовых рабочих в Эмбаркадеро, поэтому прятал его на чердаке дома до тех пор, пока страсти не улеглись.
        Чарли был обязан Генри жизнью и, согласно китайской традиции, не было ничего, о чем Генри не мог попросить его. Но Генри так и не попросил его ни о чем, поэтому этот долг перешел по наследству к Джесси, хотя, конечно, она и не подозревала об этом.
        Священник закончил службу, и восемь мужчин заняли свои места у гроба - Руперт, Чарли, Ток Лой и пятеро местных политиков. Джейк шел впереди. Во время длинной службы он несколько раз бросал взгляды на Джесси. Она держалась слишком прямо, не издав ни единого звука. Что она была за женщина? Так ли она тверда, как хочет казаться? Что-то подсказывало Джейку обратное, но, тем не менее, все в этой девушке удивляло его. По крайней мере, она не возражала, чтобы на похоронах присутствовали китайцы или проститутки, в то время как большинство присутствующих были шокированы, хотя и не решались высказать это вслух. Даже в своей смерти Генри Таггарт обладал достаточной властью, заставив их молчать.
        Джесси пошла вслед за гробом. Китайские телохранители последовали за МакКаферти, игнорируя его, но внимательно следя за остальными, за руками, спрятанными под одеждой. Харас нервно оглянулся и нечаянно наступил на подол платья Джесси. Он извинился и встал рядом с ней, чтобы поддерживать ее под руку. Джейк понял, что МакКаферти хотелось стоять как можно дальше от этих четверых огромных китайцев.
        Процессия проследовала через высокие овальные двери церкви, Джесси вышла на улицу. Она в нерешительности остановилась на верхних ступеньках лестницы, не веря своим глазам. Собрав последние силы, она постаралась подавить подступивший к горлу комок, слезы были готовы вот-вот брызнуть из глаз. Она оглянулась, ища Вестона, тот стоял за ее спиной, держа в руках свою шляпу. Кажется, он тоже был взволнован таким большим скоплением народа на улице. Джесси всегда верила, что ее отец был большим и очень прозорливым человеком. И было вполне очевидно, что не она одна так думала.
        Улица была переполнена людьми самого разного положения - мужчины держали свои шляпы в руках, женские головки были в шляпках или накидках. Все молчали. В отдалении стояли китайские музыканты, одетые в белый траурный цвет. Они собирались присоединиться к процессии, ударяя в гонги и размахивая белыми знаменами. Многие несли горшочки с горячей пищей, согласно традиции их предков.
        Когда гроб поставили на черный катафалк с нарисованными окнами, духовой оркестр пожарной команды Сан-Франциско заиграл похоронный марш. Одновременно с ним, два китайских оркестра - один впереди процессии, второй сзади - тоже заиграл похоронный марш на своих странных медных и деревянных инструментах. Улица наполнилась шумом.
        Джесси повернулась к Джейку.
        - Я заказал для вас экипаж, - сказал он. Лицо его было печальным, взгляд - сдержанным и грустным.
        Она кивнула и, надеясь, что он не заметит, быстро смахнула под вуалью слезы. Джейк заметил ее тайный жест, и черты его лица смягчились, от чего он стал еще более красив. Его теплая и сильная рука поддержала ее за локоть, и Джесси была благодарна за эту поддержку. Они подошли к единственному экипажу на переполненной улице - черному, сверкающему, с открытым верхом и черной накидкой, запряженному парой лошадей. Джейк помог ей подняться в экипаж, Харас МакКаферти сел рядом.
        Впереди процессии двигался катафалк, запряженный шестью черными лошадьми, украшенными черными лентами. Джейк, шел сразу же за катафалком, за ним следовали четыре ряда одетых в траур людей, несущих траурные покровы для гроба. Харас взял в руки вожжи, экипаж тронулся с места, Джесси откинулась на спинку сиденья.


        - Спасибо вам, Харас, - сказала Джесси, когда они поднялись по лестнице на второй этаж отеля «Палас». Харас подал ей руку. - Я очень ценю все, что вы сделали для меня.
        Хотя они почти не разговаривали во время похорон, она не была уверена, что смогла бы обойтись без него. Похороны лишили ее последних сил. Вся церемония прошла для нее как в тумане, но Джесси никогда ее не забудет. Ни разу в своей жизни она не испытывала ничего более торжественного и трогательного, чем похороны ее отца. Все эти толпы людей, пришедшие, чтобы отдать последний долг, заставили ее по-новому взглянуть на отца. Еще больше, чем раньше, она сожалела, что не приехала жить к отцу сразу же после смерти матери.
        Даже Джейк Вестон удивил ее. Он проявлял заботу, которую она собственно, и ожидала от него. Но она совсем не ожидала искренней печали в его глазах. Он старался скрыть свою грусть и, возможно, это удалось ему в отношении других людей, но только не в отношении Джесси. Поневоле она почувствовала уважение к Вестону.
        - Отдыхайте, мисс Таггарт, - сказал Харас, приподнимая котелок.
        - Спасибо, непременно. Увидимся завтра в четыре часа, - Джесси закрыла за ним дверь.
        Она вызвала горничную, чтобы раздеться и приготовиться ко сну. В последний раз поплакала Джесси об отце. Он бы хотел, чтобы она была счастливой, а не печальной. И ради него она будет делать все, что от нее зависит, чтобы быть сильной.
        Сломленная усталостью, она легла под прохладные простыни.


        Джесси спала, как ребенок. Ее разбудил громкий стук в дверь. Она поднялась, накинула пеньюар. В дверях стоял молоденький коридорный.
        - Вам письмо, мисс Таггарт. Я думал, что, наверно, это важно.
        Джесси приняла конверт, открыла свой ридикюль и, отыскав монету, вручила ее мальчику.
        - Вы случайно не знаете, который час?
        - Шесть часов, мисс.
        - Правда? Я проспала совсем немного.
        - Сегодня уже пятница, мисс. Сейчас шесть часов. Вы приехали в четверг.
        - Что? Не может быть!
        - Это так, мисс.
        - О Боже, я проспала встречу. И уже пора собираться на ужин. Пожалуйста, будьте любезны, пришлите мне в номер ванну. Мне нужно вымыть волосы к вечеру.
        - Да, мэм, - мальчик улыбнулся при мысли, что, приняв подряд две ванны, мисс Джессика Таггарт будет самой чистой и самой благоухающей леди во всем Сан-Франциско.
        Джесси прочитала послание и заметалась по комнате. Нужно, чтобы ей погладили платье.
        Принесли ванну, и она вымылась душистым мылом, а к тому времени, как платье было готово, Джесси надела корсет, сорочку и нижнюю юбку. Если бы у нее было время, она, возможно, причесалась бы более экстравагантно, а теперь она просто подняла волосы наверх и закрепила их в корону из локонов.
        Платье было из шелковой темно-сиреневой парчи. Оно не только подходило, для траура, который Джесси планировала соблюдать всего несколько недель, но этот цвет красиво оттенял ее зеленые глаза, а фасон платья подчеркивал ее высокую грудь. Конечно, у Вестона были перед ней преимущества. Он хорошо знал не только город, но и все тонкости их совместного дела. Но, не смотря на появившееся к нему уважение, она намеренно воспользуется любой закавыкой в бухгалтерских счетах, любой женской уловкой, известной ей, чтобы поставить Джейка Вестона на место.
        Джесси перечитала послание. Оно было от Вестона, приглашающего ее на встречу в
«Милый Ангел» и сообщающего адрес, который Джесси и так хорошо знала.
        Сунув ноги в легкие лакированные туфли на высоких каблучках и подхватив украшенный бисером ридикюль, Джесси решила, что еще сумеет успеть вовремя.



        Глава 4

        Из окна своей комнаты Джейк наблюдал, как Уол Ай Вонг работал на импровизированной кухне, которую соорудили для него на дощатом настиле внизу.
        Огромный живот Вонга, его тонкая бородка, свисающие вниз усы, делали его больше похожим на китайского военачальника, чем на короля кантонских поваров в Сан-Франциско, кем он был в действительности. Вонг был погружен в работу: чистил двух небольших осьминогов и целую кучу пурпурных морских «огурцов». Его косичка, торчащая из-под шапочки, так и плясала на затылке. Золотистый фазан, ощипанный и выпотрошенный, груда зеленых и желтых овощей, большинство из которых не были известны Джейку, лежали на деревянных досках, которые Вонг использовал вместо стола.
        Джейк улыбнулся. Все шло, как по расписанию. Он посмотрел вдоль улицы. Недалеко находились два небольших игорных зала, конкурирующие с «Милым Ангелом» в борьбе за клиентов. Хотя было еще рано, несколько пьяных моряков стояли перед их входом, распевая непристойную песню. Напротив расположили еще три салона, включая «Золотую Колючку», самого опасного конкурента «Милого Ангела». Они все успешно вели свой бизнес, но «Милый Ангел» определенно был королем.
        Это самый большой и к тому же старейший салон между Китай-городом и Итальянским районом. Высокое двухэтажное здание занимало полквартала. На первом этаже располагался большой игорный зал и бар. Комнаты девушек - и на первом, и на втором этаже, там же находилась спальня Джейка и его однокомнатный офис. На грузовом вокзале у него был еще один офис, поменьше.
        Джейк стоял перед зеркалом в дубовой раме и поправлял галстук, завязанный свободным узлом с двумя длинными концами. Осмотрев свой черный сюртук, он подмигнул своему отражению в зеркале. «Джейк, дружище, - думал он, - маленькая мисс Кошка Таггарт очень скоро будет умолять тебя выкупить ее часть „Милого Ангела“.
        Он любил старый салон. И он будет чертовски рад, когда его «партнер» отправится домой, и все станет на свои места.
        Он еще раз причесал свои черные вьющиеся волосы, плеснул туалетной цветочной водой на скулы, смахнул соринку с белой гофрированной рубашки и направился к двери. Один глоток «Кто стрелял в Джона» и он будет совершенно готов приветствовать широко раскрывшую глаза от удивления леди из Бостона. Черт возьми, ради такого случая он может выпить французского коньяка «Наполеон».


        Волнуясь, Джессика Таггарт ждала, пока швейцар нашел для нее экипаж. Усевшись и откинувшись на кожаное сиденье, она попыталась успокоиться и собраться с мыслями. Досадно, что она проспала встречу с МакКаферти, и не получила нужные сведения о Джейке Вестоне и состоянии дел ее отца. Ну что ж, ей придется «играть на слух». В течение последних двух лет она привыкла сама принимать ответственные решения, она постарается справиться и на этот раз.
        Почувствовав себя более уверенно, Джесси расправила шелковую юбку своего модного платья с низким вырезом и наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть улицы Сан-Франциско, города, который, она была уверена, станет ее домом. Уже почти стемнело, туман, опустившийся на низинные районы города, скрыл от взгляда залив. На улицах царило оживленное движение, как всегда вечером по пятницам: двухместные экипажи и наемные кабриолеты конкурировали с прекрасными, украшенными гербами города экипажами, принадлежавшими нуворишам. Джесси с интересом размышляла: кто они такие, где живут, примут ли они ее когда-нибудь в свое общество, хотя она еще не решила, хочется ли ей этого.
        Если судить по похоронам, отец был признан разными слоями общества. Ее воспитание предполагало, что она будет принадлежать к высшим слоям общества, однако, Джесси была вынуждена признать, что она, как и ее отец, ценила личную свободу гораздо больше, чем привилегию принадлежать к высшему свету.
        Самое главное, чтобы предприятия отца продолжали процветать - этим она отплатит ему за его доброту и заботу - и мысль, что она будет деловой женщиной, зачаровывала ее. Это было первым шагом к равенству, как для нее, так и для остальных женщин. Деньги дадут ей свободу и возможность узнать жизнь лучше, сделать для себя в этой жизни много открытий. Она надеялась, что Джейк Вестон не будет для нее большой проблемой, а если нужно, то она просто потащит его за собой к успеху.
        Джесси улыбнулась этой мысли, она так хотела увидеть свой ресторан, о котором столько писал отец. Он описывал его детально, от элегантных хрустальных канделябров, до толстых персидских ковров. Она была уверена, что «Милый Ангел» был главным источником доходов отца.
        Острый запах гнили отвлек Джесси от размышлений. Экипаж тарахтел по улицам Китай-города. Джесси читала раньше об этом районе, и сейчас, после похорон отца, он показался ей еще более привлекательным. Улицы были переполнены пешеходами и рикшами. Джесси наклонилась к окну, чтобы не пропустить ни одной подробности. Ей все очень нравилось до тех пор, пока экипаж не свернул на боковую улицу, которая показалась ей немного неприличной. Впервые Джесси заволновалась.
        - Кучер, - окликнула она, выглядывая из окна, - вы уверены, что едете правильно? Мне кажется, вы говорили, что знаете, где находится «Милый Ангел»?
        - Уже недалеко, мэм, - ответил тот. - А вы уверены, что вам нужно именно туда?
        - Конечно, уверена. А что?
        - Просто спрашиваю, - кучер пустил лошадь рысью. Они проехали немного вдоль улицы, затем повернули и оказались в более старом районе. Был слышен хриплый женский смех вперемежку с бренчанием дешевого пианино. Несколько пьяных вывалились из дверей ближайшего салона и, спотыкаясь, держась друг за друга, потащились по дощатому тротуару. Один из мужчин, увидев Джесси, сказал что-то своим товарищам. Когда экипаж проехал мимо, они громко захохотали и, приподнимая шляпы, низко кланялись. Джесси отвернулась, стараясь не слышать их грубые выкрики.
        Тем временем экипаж выехал на еще более обшарпанную улицу. Джесси почувствовала, что от страха у нее похолодело внутри.
        - Кучер, остановитесь, - приказала она. - Я думаю, здесь какая-то ошибка.
        Возничий тут же остановил экипаж. Джесси выглянула из окна.
        - Я думаю, что мы едем не туда. «Милый Ангел» находится по адресу, указанному в этом письме, - она подала ему письмо Джейка. - Это один из лучших ресторанов города.
        - Да, все правильно, - ответил кучер. - Монтгометри-стрит, 9-18. Туда мы и едем. Но это совсем не ресторан. «Ангел» - самый лучший игорный салон и публичный дом с этой стороны залива.
        - Что?!
        - Простите, мэм, но это так.
        - Я уверена, вы ошибаетесь!
        - Нет никакой ошибки, мэм. Я сам там был несколько раз. Конечно, только в игорном салоне, вы понимаете. Моя жена не одобрила бы всего остального.
        Джесси откинулась на спинку сиденья. Отчаянье и гнев охватили ее. Публичный дом! Боже мой! Неужели ее отец обманывал ее? Как он мог? Должно быть, ему было стыдно признаться, каков был его бизнес. Вот почему Вестон смеялся в порту, а Мак-Каферти настаивал на встрече с ней. Черт бы их побрал! Черт бы их всех побрал!
        - Вас отвезти обратно в отель, мэм? - обратился к ней кучер.
        Джесси вцепилась в складки своей юбки. Если она не появится, Вестон посчитает, что она струсила, как он и ожидал. Ну, уж нет! Публичный дом - это совсем не то, чем она собиралась заняться, но это была ее собственность.
        Умерла еще одна ее голубая мечта. «Ну и что?» - упрекнула она себя. «Ты чувствуешь себя подавленной и разочарованной? Ну и что? Ты разочаровывалась и раньше».
        Джесси успокаивала себя, пытаясь окончательно не потерять голову. Она постарается выйти из этого положения наилучшим образом. Ее отец знал, что она не растеряется. Неважно, что Вестон рассчитывает на ее неспособность вести дела и надеется, что она продаст свою часть собственности. Этого не будет, поклялась она себе. Над Вестоном можно одержать верх только при помощи силы духа. Джесси выпрямилась, сделала глубокий вдох, успокаивая дыхание и биение сердца. Она появится на этом ужине, независимо от того, что Вестон там приготовил.
        - Нет. Поехали в «Милый Ангел». У меня там заказан ужин.
        - Как скажете, мэм, - они продолжили свой путь.


        Джейк нетерпеливо шагал взад и вперед, засунув пальцы в карманы жилета. На улице стемнело, Джесси опаздывала уже на пятнадцать минут. Ему надо было самому заехать за ней в отель, но она ведь решила изображать из себя бизнесмена! Кроме того, вчера утром он так разозлился, что забыл, что нужно быть джентльменом. А теперь вот вынужден гадать, приедет она или нет.
        Район Тендерлон, где находился «Милый Ангел», с наступлением темноты был опасен для молодой невинной девушки. Но, однако, была ли Джессика Таггарт действительно невинна? Она проехала через всю страну без компаньонки, сама договорилась с МакКаферти представлять ее интересы, не посоветовавшись ни с Джейком, ни с адвокатом отца. Она была упряма и избалована - и совершенно одна в опасном городе.
        Выглянув в двадцать пятый раз на улицу, Джейк заставил себя остановиться у бара. Черт побери, должно быть, подъехав к салону, она увидела, что он из себя представляет, бросилась назад в отель и отправила срочное письмо МакКаферти с просьбой продать ее часть бизнеса. Он надеялся, что это было именно так. И все же, если она не появится здесь через пятнадцать минут, он сам поедет за ней в отель.
        Выпив порцию виски, Джейк снова направился к двери. Увидев подкативший экипаж и выходившую из него элегантно одетую молодую леди, он вздохнул с облегчением. Все же он очень беспокоился. Теперь, когда она была в безопасности, он мог продолжать свою игру. Главное, убедить ее, что вести дела в этом «ресторане» - неприлично для леди. С довольной улыбкой Джейк застегнул сюртук и направился поприветствовать Джессику Таггарт.
        - Ну что же, мистер Вестон, - сказала Джессика, легко выпрыгнув из экипажа. - Приятно видеть вас снова.
        - Уверяю вас, мисс Таггарт, для меня истинное наслаждение видеть вас здесь сегодня вечером.
        Воздух был наполнен запахами стряпни Вонга. Когда они прошли по дощатому настилу к двери, Джесси вопросительно посмотрела на импровизированную кухню, но ничего не сказала. Джейк внимательно наблюдал за ней, ожидая ее реакции на эти экзотические благоухающие запахи острых приправ.
        - Какой приятный вечер, - сказала она.
        - Просто замечательный, и очень подходящий для ужина в «Милом Ангеле», - ответил Джейк с удовлетворенной усмешкой. Как ни был он настроен против этой упрямой девчонки - дочери Генри Таггарта, Джейк вынужден был признать, что она была красавицей - гораздо красивее, чем он мог себе представить, увидев ее впервые в измятом черном дорожном платье. Из-за темно-сиреневого платья, которое она надела в этот вечер, ее зеленые глаза казались еще больше. Сиреневый цвет выгодно подчеркивал нежную кожу лица, все это волновало Джейка. Он не мог оторвать глаз от ее прелестной груди, обрисованной плотно облегающим корсажем. Душа его застонала. Ну почему она не была маленьким гадким утенком, каким он ее себе представлял!
        И все же, главное - это поставить ее на место, и немедленно! Он должен показать ей, кто здесь правит бал, и это нужно сделать именно сейчас.
        Джейк предложил ей руку, и Джесси приняла ее с улыбкой, которая была слишком победной и слишком неискренней, чтобы понравиться Джейку. Что-то было не так. По крайней мере, у этой мисс Кошки Таггарт очень туманное представление о Тендерлоне.
        - Не войти ли нам в дом?
        - А почему бы и нет?
        Джейк широко распахнул вращающуюся двойную дверь, с удовольствием предвкушая ее реакцию. Шум хриплых голосов стих, смолк громкий смех. Это было очень необычно, не говоря уже о том, что леди посетила место, подобное «Милому Ангелу». Для такой девушки, как Джессика Таггарт, воспитанной в самой престижной школе Бостона, это был невообразимый поступок. Джейк улыбался про себя, предвкушая развлечение.
        Сквозь дым от чадящих масляных ламп к ним пробиралась Лови Макдуглас, самая старшая из женщин «Милого Ангела». Ее руки упирались в широкие бедра, массивная грудь была туго обтянута красным атласным платьем. Лови бросила на Джесси оценивающий взгляд и громко усмехнулась.
        - Боже мой, Джейк Вестон, ты говорил, что новая девушка красива, но я не ожидала, что она будет такой красавицей!
        - Здравствуйте, - вежливо сказала Джесси, твердо решив, что ее ничто не сможет вывести из себя. - Я Джессика Таггарт, владелец половины «Милого Ангела» после смерти моего отца.
        Лови перекрестилась с уважением.
        - Упокой Господь его душу.
        - Аминь, - добавила Джесси.
        - Ты сказал, что приедет новая девушка, - сказала негромко Лови, обращаясь к Джейку и поджимая ярко накрашенные губы.
        - Ты должно быть, ошиблась, - Джейк строго посмотрел на нее. - Я сказал, новая хозяйка.
        - Рада с вами познакомиться, мэм. Извините за ошибку, - Лови вежливо улыбнулась Джесси, но сердито нахмурилась и скривила губы, посмотрев на Джейка, прежде, чем вернуться к тем морякам, которых она оставила у бара. Джейк незаметно отрицательно махнул трем девушкам, которые тоже намеревались поприветствовать новую девушку. Он решил прекратить эту шутку, чтобы не торопить события. План номер два заставит Джесси в ужасе покинуть этот дом.
        - Что вы думаете о «Милом Ангеле»? - спросил Джейк, обводя рукой овальный бар, просторную комнату со столами для игры в фараон, рулетку, колесо которой крутилось, гоняя шарик из слоновой кости. В салоне опять стало очень шумно, азартные игры продолжались.
        Джесси приторно улыбнулась.
        - Это зависит от того, какую он приносит прибыль, мистер Вестон.
        Хотя Джесси с удовольствием бы ответила: «Я считаю это место вульгарным, неприличным разгулом греха и пьянства!» Ей хотелось отругать его и пожаловаться отцу. Но вместо этого она постаралась сдержать волнение, сделав несколько глубоких вдохов, и ждала, что же еще предпримет Вестон.
        - Вы бы хотели сейчас совершить экскурсию по дому или предпочитаете сделать это после ужина? - спросил он с ленивой улыбкой. Она с удовольствием залепила бы ему пощечину, чтобы убрать эту наглую улыбочку! Джейк указал ей на отгороженное место в переднем углу салона. Там стоял стол, украшенный шикарными экзотическими цветами и сервированный великолепным китайским фарфором и хрусталем. Если бы это было не в шумном игорном зале, Джесси с удовольствием бы поужинала за таким столом. А здесь нужно было ужинать под любопытными взглядами нескольких десятков мужчин, толпящихся в баре и сидящих за игорными столами. Это все равно, что ужинать на сцене.
        - Да, хорошо, просто прекрасно, - она кипела от злости. Это будет самым грандиозным представлением в ее жизни! Сдерживая гнев железным усилием воли, Джесси улыбнулась Джейку.
        - Я думаю, мы сначала поужинаем. Я не ела со вчерашнего дня. Стол выглядит замечательно.
        - Прекрасно, - он был несколько разочарован, но галантно проводил ее к столу.
        Джесси видела улыбки посетителей, слышала их тихие смешки тут и там. К счастью для Вестона, она не носила с собой оружие. Она позволила ему помочь ей сесть, надеясь, что ее притворная улыбка выглядит искренней.
        Как только он тоже сел за стол, Джесси заставила себя посмотреть на него. К ее удивлению, не смотря на желание застрелить его, она снова не могла не отметить, как поразительно он красив. Свет ламп отражался в блестящих черных волосах Джейка, волнами лежащих над лбом, голубые глаза ярко выделялись на загорелом лице. Волевой подбородок, чувственный рот. И, хотя она была очень зла на него, он ей нравился - это разозлило ее еще больше.
        Джесси попробовала сосредоточиться на беседе, но как она ни старалась, разговор не клеился. К счастью, появились два китайских официанта с вином и первым блюдом - прекрасным прозрачным супом с тонкими ломтиками местной рыбы абалон.
        Суп был очень вкусным, и она ела с большим аппетитом. Джейк ел тоже, но по его ехидной улыбке было видно, что он чего-то ждет. Джесси очень не нравилась эта улыбка. Ее решимость не поддаваться окрепла. Что бы он ни задумал, он не застанет ее врасплох. Ничто не выведет ее из себя, что бы он ни сделал, что бы ни сказал. Ничто!
        - Надеюсь, вам нравится еда, - сказал Джейк. - Она приготовлена лучшим шеф-поваром Сан-Франциско, - он отпил глоток вина.-Уол Ай Вон, мы специально пригласили его в честь нового партнера самого лучшего публичного дома в городе.
        - Это очаровательно, - ответила Джесси сладчайшим голоском.
        Они доели суп, официанты переменили вино. Затем внесли большое блюдо из черного лакированного дерева. В центре блюда лежала горка искусно уложенных морских
«огурцов» темно-пурпурного цвета, сверху их прикрывал небольшой осьминог, все его щупальца были причудливо изогнуты, как будто он собирался уплыть. Осьминог был приятного бело-розового цвета. Края блюда украшал кресс-салат.
        Джесси взглянула на осьминога, и ее затошнило. Она никогда в жизни не ела ничего подобного. И тут она вспомнила, чему учила ее мать: воспитанная леди никогда не должна показывать своего отвращения и не должна бояться попробовать новое блюдо.
        Джесси решила не обращать внимания на неприятные ощущения в животе и решительно взяла вилку.
        Джейк внимательно наблюдал за ней. Затем посмотрел на свою тарелку и побледнел, но постарался сделать вид, что кушанье доставляет ему удовольствие. Он надеялся, что Джесси с криком отвращения убежит из-за стола, и ему тоже не придется есть осьминога, но, к его удивлению, она сияла от удовольствия.
        - Выглядит просто замечательно, - она очаровательно улыбнулась официанту. - Пожалуйста, передайте мистеру Вонгу мое восхищение.
        Она осторожно взяла кусочек морского «огурца» и, глядя на Джейка поверх экзотического блюда, осторожно откусила первый кусочек.
        Джейк отпил глоток вина.
        Джесси на всякий случай поднесла ко рту салфетку. К ее удивлению, кушанье было необычайно нежное на вкус. Она снова улыбнулась, почти искренне.
        - Джейк, это просто восхитительно. Можно мне называть вас просто Джейк?
        - Мы же партнеры, не так ли?
        - Конечно, но все же, - она посмотрела внимательно на его тарелку. Он не притронулся к еде. - Вы даже не попробовали. Ваше… Ваше… Как называется это блюдо?
        - Что-то вроде глубоководных морских червяков, - проворчал он и поражение замолк, увидев, что она с помощью ножа старательно отделяет щупальце осьминога.
        - Вы сказали, что это не главное блюдо, - Джесси продолжала смаковать каждый кусочек. - Мне надо постараться не переесть.
        - Мне тоже, - пробормотал Джейк, беря вилкой кусочек «огурца». - Как вам нравится картина на задней стене бара?
        Джесси обернулась на изображение обнаженной женщины, откинувшейся слегка назад. Тем временем Джейку удалось сбросить «с вилки кусочек этого морского червяка на салфетку, лежащую на коленях. Когда Джесси снова повернулась к столу, он продолжал делать вид, что жует, а еду на тарелке сдвинул так, как будто уже съел половину.
        - Очень талантливый художник. Я думаю, что он мог быть более сдержан в изображении предмета, хотя, наверное, картина прекрасно соответствует этому месту.
        Один из официантов быстро убрал салфетку Джейка и заменил ее свежей. Джейк многозначительно посмотрел на официанта:
        - Благодарю.
        Довольный, что ему удалось справиться с первым блюдом, Джейк посмотрел на девушку, которая продолжала с удовольствием есть.
        - Ты права, Джесси. Надо оставить место для следующего блюда, - он отодвинул свою тарелку. Следующим блюдом должна быть птица со сверкающими глазами и Джейк с нетерпении ожидал его. Джесси съела еще несколько кусочков, Джейк внимательно наблюдал за ней, потягивая вино. «Эта чертова девушка, - думал он, - или самая лучшая актриса, которую он когда-либо видел, или у нее железный желудок». Черт возьми, может, ей действительно нравится эта гадость? Ну что же, посмотрим, как ей понравится есть птицу, которая будет смотреть ей прямо в глаза.
        Появился официант, он нес огромное серебряное блюдо, накрытое салфеткой. Он осторожно поставил блюдо посреди стола. Джейк кивнул, и официант быстрым взмахом убрал салфетку. Зажаренная золотисто-коричневая тушка фазана было искусно помещена в центре блюда, шея и голова птицы были полностью покрыты белыми и золотистыми перьями, сверкающими в свете ламп. По бокам тушки были пристроены ярко-красные крылья, а сзади переливался фазаний хвост. Все это создавало впечатление, что птица сейчас улетит с тарелки.
        Тут же появилось следующее блюдо. Тушеные овощи, уложенные в виде разных животных и рыб соответственно их цвету. Затем последовали другие блюда, каждое еще более экзотическое, чем предыдущее. Брови у Джесси поползли вверх.
        - Боже мой, наконец-то я ее доконал, - радостно подумал Джейк. - Сейчас она побежит прямо к этой старой заднице МакКаферти, чтобы отказаться от этого дела.
        Джесси повернулась к официанту и одарила его ослепительной улыбкой.
        - Передайте мистеру Вонгу, что это было самое восхитительное шоу кулинарного таланта, которое я имела удовольствие когда-либо видеть. Мистер Вес-тон, - сказала она, поворачиваясь к Джейку, - я не имела представления, что Сан-Франциско столь утонченный город, и что вы такой прекрасный ценитель вин и изысканных яств.
        Совершенно обескураженный, Джейк обреченно вздохнул:
        - Да, мисс Таггарт, иногда я и сам себя очень удивляю.
        Официанты подавали фазана серебряными вилками, Вонг засеменил к их столу, чтобы лично выслушать благодарность Джесси, он часто кивал головой, косичка так и прыгала над его склонившейся спиной. Попробовав первый кусочек, Джейк должен был признать, что птица очень вкусна - если бы только она не смотрела на него этими чертовыми сверкающими глазами!
        - Как вы думаете, не пригласить ли нам мистера Вонга на постоянную работу? - спросила Джесси. - Мы могли бы соорудить небольшую кухню там, где стоит стол с рулеткой, - она многозначительно посмотрела на него. - Я уверена, это значительно увеличило бы нашу клиентуру.
        Джейк закашлялся, приложив салфетку ко рту, он продолжал кашлять, пока официант не постучал ему по спине.
        - О'кей, О'кей, - проворчал он официанту.
        - Это не его вина, - Джесси улыбнулась. - Вы просто ели слишком быстро, так как еда была превосходной.



        Глава 5

        Джесси закончила ужин с таким же удовольствием, как и начала. Хотя сначала она и была шокирована видом незнакомой пищи, но затем все ей очень понравилось. Конечно, она шутила, предложив превратить салон в ресторан - ни один разумный человек не рискнет отправиться поужинать в такой опасный район. Но вид Джейка Вестона, когда он это услышал, доставил ей удовольствие. Вечер не прошел даром.
        Джейк попросил разрешения отойти на минуту, его позвала Лови, чтобы решить какую-то проблему, возникшую на втором этаже. Пока он отсутствовал, Джесси решила осмотреть салон. В конце концов, она владела этим салоном, разве не так? Почему бы ей не пройти и не осмотреть все вокруг. Отодвинув стул, Джесси решительно направилась к бару. Она не сделала и трех шагов, когда путь ей преградила широкая мужская грудь.
        - Ну, маленькая леди, я никогда здесь не видел таких милашек. Что ты скажешь, если мы с тобой сейчас отправимся наверх?
        - Ради всего святого, уберите немедленно свои руки!
        - Деньги для меня не проблема, маленькая леди. У меня есть десятидолларовая бумажка, а ты как раз то, что я ищу.
        Огромный мужчина схватил ее за руку и без труда потащил за собой, хотя она отчаянно сопротивлялась. Ее маленькая ручка исчезла в его огромной лапе, ей приходилось делать два шага на один его шаг, чтобы сохранить равновесие.
        - Я вас предупреждаю, - сказала она, когда он подтащил ее к лестнице на второй этаж. Он не отпускал ее руку, и она испугалась. Где же Джейк? Неужели никто не остановит этого человека? Неужели Джейк и это запланировал, как очередное развлечение? Может быть, он специально ушел, чтобы этот мужчина… чтобы позволить этому мужчине… О Боже, она не может даже мысленно это произнести. Джесси вцепилась в перила лестницы и держалась за них изо всех сил.
        - Кто-нибудь, да помогите же! - в отчаянье кричала она, но из-за шума в салоне и в баре никто не обращал внимания на ее крики, и не видел ее. - Я владею этим салоном, - выкрикивала она, - пустите меня!
        Мужчина захохотал, его массивная грудь и тяжелые руки сотрясались от смеха.
        - А я владею Тадж Махалом, - с этими словами он поднял ее, перекинул через плечо, как мешок с мукой, и начал подниматься по лестнице.


        Джейк вытолкнул клиента Меган О'Брайен из комнаты.
        - Ты должен купить второй жетон, мой друг, если хочешь еще раз получить удовольствие.
        - Я хотел бы еще немного развлечься, - пьяно бормотал мужчина.
        - Для этого тебе надо купить второй жетон, - Джейк уже привык к подобным историям. Обычно Лови легко сама решала подобные проблемы, но на этот раз мужчина был слишком пьян, чтобы подчиниться этой крикливой крупной женщине. Для разрешения подобных вопросов Джейк нанял двух здоровенных мужчин, но сейчас их не было.
        Джейк выругался про себя. Одного из них он нанял совсем недавно, и сейчас тот, наверное, проводит время с одной из девушек. Придется сообщить этому вышибале, что двери его салона открываются в обе стороны, и если он не начнет выполнять свои обязанности, то пусть ищет себе другую работу.
        Второй вышибала, Педди Фитцпатрик, работал с Джейком уже пять лет. Педди приехал в город, чтобы выступать на ринге в тяжелом весе. В сорок седьмом раунде его сильно отколотили, но на Джейка произвела впечатление его бульдожья хватка, и он нанял его, как только тот поправился. Сегодня вечером Педди, как назло, лежал в своей комнате с температурой.
        Джейк направился к лестнице, ведущей на первый этаж, сделал несколько шагов вниз по ступенькам и столкнулся с круглым шелковым предметом, который Бык Хаскин нес, перекинув через свое мощное плечо. Бык шагал через две ступеньки, в то время, как его извивающаяся ноша кричала и колотила его по спине. Улыбка мгновенно исчезла с лица Джейка, когда он сообразил, что этот сиреневый зад принадлежит никому иному, как Джессике Таггарт.
        Джейк встретился с ними как раз на середине лестницы. Сразу оценив ситуацию, он остановил Быка, упершись ему рукой в грудь. Первый помощник на торговом клипере
«Благоприятный ветер», Бык проводил ежегодно в городе неделю или две, но этого всегда было больше, чем достаточно. Бык точно соответствовал своей кличке.
        - Бык, разве можно так обращаться с нашими леди, - Джейк попытался мирно разрешить ситуацию. Ему не хотелось, чтобы Джесси пострадала. Джейк видел раньше, как Бык дрался сразу с тремя мужчинами, избил их до крови и выбросил через окно на улицу. Бык появился в салоне недавно, но уже изрядно выпил.
        - Я купил жетоны, они у меня в кармане, а это мой живой товар. Отойди, - Бык сердито посмотрел на Джейка.
        - Бык, поставь леди на пол. Она может идти ногами.
        - Черт возьми! Что вы говорите, Джейк Вестон! - закричала Джесси, продолжая безрезультатно колотить Быка по спине.
        - Она настоящая драчунья, - сказал Бык, понимающе улыбаясь. - Отойди, Вестон. Я отнесу ее наверх.
        - Я сказал, что она может идти и сама. А теперь отпусти ее и покажи мне свои жетоны.
        - Вы что, с ума сошли? - вмешалась Джесси. - Я никуда не собираюсь идти с этим маньяком!
        - Заткнись, Джесси, - сказал Джейк таким тоном, какого она никак от него не ожидала. Она внезапно оценила опасность этой ситуации, прикусила язык и перестала сопротивляться.
        Бык поставил ее на ноги. Как Джейк и надеялся, Бык полез правой рукой в карман бриджей, ни на миг не спуская взгляда с Джесси. Было похоже, что она может броситься наутек в любой подходящий момент.
        - Смотри, не убеги, а то получишь, - пригрозил Бык.
        Джейк приготовился к драке - если Бык что решил, то отговаривать его было бесполезно. Джейк изо всех сил нанес ему удар кулаком между глаз, опрокинув назад. Бык покатился вниз по ступенькам лестницы, Джейк побежал за ним. Такой удар убил бы обычного человека, но Бык не был обычным человеком. Он ударился животом и лицом, но к тому времени, как Джейк приблизился, уже был на ногах. Джейк нанес ему второй удар по голове, снова опрокинув на спину. Бык снова вскочил и засмеялся.
        - Мне надо отработать твое дешевое виски, Вестон, прежде чем я получу удовольствие с твоей новой девушкой.
        Джейк хотел опять ударить его по голове, но Бык опередил. Удар в живот скрутил Джейка, он хватал ртом воздух, в глазах потемнело, но ему все-таки удалось нырнуть вправо под стол и выскочить с другой стороны. Бык схватил стол, разломал его и запустил в зрителей. Джейк застонал, услышав, что в толпе наблюдавших заключают на них пари. Один из мужчин достал карманные часы.
        - Держу два против одного, что Бык одержит верх через тридцать секунд.
        - Договорились.
        Джесси стояла внизу лестницы, судорожно вцепившись в перила, кровь стучала у нее в ушах. Она никогда раньше не видела драк, ей показалось, что Вестон терпит поражение. Боже мой, что же будет, если он проиграет!
        Джейк остановился и глубоко вздохнул. Он выглядел обессиленным. Против своей воли Джесси почувствовала к нему прилив сострадания. Он пытался защитить ее, и это было необычайно приятно. Драка продолжалась. Джейк бросил стул под ноги Быку, тот отшвырнул его как пушинку, Джейк бросил второй стул, затем со всего маху ударил Быка по спине еще одним, так, что сломал его. Джесси вскрикнула. Бык тяжело упал на спину, но снова быстро вскочил на ноги.
        - Босс!
        Джесси и Джейк одновременно обернулись в сторону бармена. Тот швырнул Джейку короткую, деревянную дубинку, которую вытащил из-под стойки. Джейк поймал ее в воздухе, и в тот же самый момент удачным движением нанес удар по голове Быка. На этот раз Бык свалился замертво.
        - Сукин сын, испортил мою гофрированную рубашку, - проворчал Джейк. Руперт с еще одним мужчиной подхватили Быка под руки и потащили к двери.
        - Подождите, - Джейк пошел к бару, - не выбрасывайте его на улицу. Отведите наверх, а когда он придет в себя, верните ему его три неиспользованные жетона.
        Джесси последовала за Джейком. Прическа ее слегка растрепалась, вид был растерянный.
        - Ч-что? - заикаясь сказала она, - разве вы не собираетесь вышвырнуть его на улицу? Он же пытался… Он хотел… Он мог бы…
        - Он пытался сделать то, что хотели бы сделать все остальные присутствующие здесь мужчины, - суровое выражение его голубых глаз заставило Джесси замолчать. - Он хороший клиент, и он нам не враг. Если мы будем вышвыривать всех, с кем у нас не совпадают взгляды, то очень скоро будем пить и играть в рулетку в одиночестве. Я просто надеюсь, что проспавшись и получив несколько жетонов, он забудет этот маленький инцидент.
        Джесси покраснела от злости.
        - Вы могли бы все сразу уладить, если бы объяснили ему, кто я такая.
        - Если желаете, мисс Таггарт, я могу проводить вас в комнату Быка, и вы сможете с ним немного побеседовать, когда он придет в себя.
        Джесси с трудом сдерживала гнев. Всякое сочувствие к Джейку испарилось, она чувствовала себя оскорбленной.
        - Я не стану разговаривать с мистером… с этим Быком ни здесь, ни где бы то ни было. Я бы не стала разговаривать с ним и с помощью дубинки. Это вам не Квинсбери.
        - А это вам не Англия, мисс Таггарт. И уж тем более не Бостон. Я все время стараюсь это вам втолковать.
        Они смотрели друг на друга в глаза. Оба замолчали.
        Наконец все зрители разошлись, одни в бар, другие к игральным столам. Джейк уверенно взял Джесси под руку и повел к выходу.
        - Я думаю, что вы получили достаточно приятных впечатлений за этот вечер. Я довезу вас до отеля - гораздо более приличное место для леди.
        - Приличие здесь ни при чем, мистер Вестон, - строго ответила Джесси. - И в следующий раз, будьте так добры, не ломайте наши стулья, для этих целей у вас имеется дубинка.
        Джейк сжал зубы и не произнес ни слова. По правде говоря, он был рад, что с ней ничего не случилось, и ему было трудно сердиться на нее. Когда он увидел, как Бык Хаскин облапил девушку, то, к своему удивлению, страшно разозлился. Бог мой, она же была его партнером! Если только кто-нибудь попытается обнять ее, он будет иметь дело с Джейком Вестоном, хотя мысль о том, что ему и самому очень хочется сделать это, разозлила его.
        По мере приближения к «Паласу», Джесси злилась все больше и больше.
        - Я обещала себе, что не буду сердиться на вас, мистер Вестон, но я не могу больше сдерживать себя. Это просто неслыханно. Вы могли бы сообщить мне, что отец является владельцем…
        - Борделя, - подсказал Вестон.
        - Ну да. А вместо этого, вы позволили мне думать, что это ресторан. Предполагается, что мы партнеры, а вы относитесь к этому, как к игре.
        - Если кто-нибудь и видит в этом игру, мисс Таггарт, так это вы. Дело вашего отца требует мужской руки. Вы не должны находиться ни в салоне, ни в публичном доме. Я уверен, после сегодняшнего вечера вы смогли это понять.
        - Что я поняла, мистер Вестон, так это то, что вы пытаетесь избавиться от меня. Я думаю, что вы наняли этого ужасного человека, чтобы проучить меня. И вы решили за меня, что я должна продать свою долю. И я держу пари, что вы будете первым покупателем, кто предложит свои услуги.
        Джейк почувствовал себя немного виноватым.
        - Джесси, я считал, что для тебя будет лучше, если ты продашь свою часть дела. Я собирался тебе предложить справедливую цену. Десять тысяч долларов золотом за твою долю «Милого Ангела» и шесть тысяч за Фрахтовую Компанию. Я считал, что нам лучше продать речные шхуны. Они не приносят большого дохода.
        - Вы имеете в виду, что отец занимался и достойным бизнесом?
        - Да, Фрахтовая Компания Таггарта, а также Компания речного транспорта в Юба Сити.
        - Ну так это же замечательно! После сегодняшнего вечера я надеюсь, что там у него дела тоже шли хорошо.
        - У него все было в порядке. А теперь мы владеем всем этим.
        Кучер остановил лошадей пред «Паласом», швейцар помог им сойти с экипажа.
        - Подумай о моем предложении, Джесси, - сказал Джейк, когда они подошли к двери отеля. - Ты больше подходишь Бостону. Ты очень красивая девушка. Многие мужчины хотели бы видеть тебя своей женой. Лучше воспитывать кучу ребятишек, чем переносить скандалы в борделе.
        Джесси с трудом сдерживала гнев. Если у нее и возникала мысль продать свою долю Джейку, то после этих слов такие намерения исчезли:
        - Джейк Вестон, вы заставили меня принять решение. Мне принадлежит пятьдесят один процент капитала отца, и это дает мне большие права. С этого момента вы выполняете мои распоряжения. Мы встречаемся завтра в восемь утра. Надеюсь получить полный отчет о состоянии дел.
        - Вы шутите, наверное. Мы не закрываемся до четырех утра. Никто не встает так рано.
        - А вам лучше встать. И, начиная с завтрашней ночи, я буду присутствовать при закрытии салона. Вы сказали, в четыре утра?
        - Джесси, вам нельзя находиться на улице в четыре утра. Внимание, которое к вам проявил Бык Хаскин, покажется вам бальным танцем по сравнению с тем, что могут сделать головорезы в это время.
        - У меня все будет прекрасно, уверяю вас. А сейчас, с вашего позволения, мистер Вестон, я попрощаюсь с вами. Как вы изволили заметить, я получила слишком много удовольствия сегодня. До встречи завтра в восемь утра.
        Джейк со злостью наблюдал, как она прошла через двери отеля, надменно подняв голову. Черт бы побрал эту женщину! Она доведет его до смерти! Но он не мог не смотреть, как она шла, соблазнительно покачивая бедрами, какая стройная у нее талия. Он не отводил взгляда, пока она не скрылась из виду.
        Джесси закрыла дверь своей комнаты и обессиленно прислонилась к ней. Боже мой, что за вечер! Это было в десять раз хуже, чем она могла себе вообразить. И этот ужасный человек, Бык или как там его! Лицо ее горело, когда она вспомнила, как бесцеремонно он схватил ее своими огромными лапищами! Это было просто страшно. И во всем виноват Джейк Вестон.
        Джесси металась по комнате, усталая, но в то же время странно возбужденная. Она была совершенно уверена, что не уснет. Снова и снова перед глазами возникали сцены объяснения с Вестоном, усиливая злость и раздражение.
        Джесси с трудом расстегнула пуговицы корсажа, сняла платье и надела вышитую ночную рубашку. После этой мерзкой схватки с Быком хорошо было бы принять ванну, но она слишком устала. Она легла в постель, надеясь, что это успокоит ее расшатанные нервы.
        Проворочавшись целый час без сна, Джесси решила, что единственно, что могло бы ее успокоить, это хорошая пощечина Джейку Вестону. Как мог отец сделать его ее компаньоном! Вестон негодяй и грубиян, а может, что-нибудь похуже. У нее даже руки зачесались от желания стукнуть его хорошенько.
        Тут она вспомнила выражение тревоги в глазах Джейка, когда Бык Хаскин тащил ее по лестнице. Джейк спас ее, она должна это признать. Ей не хотелось даже думать, от чего он ее спас. Она вдруг представила, что это Джейк Вестон тащит ее вверх по лестнице, перекинув через плечо. От этой картины где-то внизу живота возникло восхитительное ощущение блаженства. Она вспомнила Бенджамина Кефера, очень воспитанного молодого человека, с которым рассталась в Бостоне. Бен был светловолосым, стройным и красивым. Он ухаживал за ней, держал ее за руку и, наконец, поцеловал ее. Его поцелуй не был неприятным, и она позволила целовать себя снова и снова во время их встреч.
        Во время путешествия на Запад за ней тоже ухаживали мужчины, но никто не возбудил в ней таких чувств, как Джейк Вестон. Этот высокий блондин, француз Рене Ла Порте, не скрывал своих симпатий, хотя она не видела его с тех пор. Ей понравилось разговаривать с монсеньером Ла Порте, но не возникало желания целоваться с ним. А именно этого ей очень хотелось с Джейком.

«Как бы это было?» - размышляла она, и ее снова бросало в жар. Это было бы совсем по-другому, она была уверена в том, но как - она не знала.
        - Черт бы тебя побрал, Джейк Вестон! - мысленно выругалась она, ей вовсе не хотелось, чтобы он так долго занимал ее мысли. И черт бы побрал Генри Таггарта за то, что он поставил ее в такое положение.
        Мысль об отце охладила чувства Джесси. Генри Таггарт не был дураком. У него была причина свести их вместе. Может быть, из этого еще выйдет что-нибудь хорошее. Завтра она узнает все точно. Да, завтра утром в «Милом Ангеле» она начнет серьезно работать.


        Ток Лой Хон сидел на высоком изогнутом кресле на верхнем этаже здания, принадлежащего группировке Гум Сан. Он сидел лицом к окнам на четвертом этаже, глядя на залив и город внизу по Грант Стрит. На востоке поднималась заря. Ток Лой очень любил раннее утро. Восходящее солнце было предвестником новых событий - новых испытаний и новых радостей. Но в этот раз Ток Лой не наслаждался восходом.
        Группировка была в беде.
        Ток Лой вздохнул. Убит его друг Генри Таггарт. И, не смотря на мнение большинства, Ток Лой был уверен, что Генри убит не китайцами. Если бы Чарли Синг убил Таггарта, то, конечно, мог бы свалить свою вину на группировку Гум Сан, но он никогда не оставаил бы в груди убитого большой нож, знак группировки «Добрых тружеников Моря». В Сан-Франциско и через залив в Валео были и другие китайские группировки, но никому из них не было выгодно убивать Таггарта. Нет, убийцей был кто-то другой. Кто-то, кому было выгодно разжечь вражду между китайскими группировками. Это был белый дьявол. Нет, это не человек с Востока, это очевидно. Простые разгадки на простые загадки белых людей - Ток Лой был почти уверен в этом.



        Глава 6

        - Я стучу уже пятнадцать минут! - сказала Джесси, ее лицо раскраснелось от утренней прохлады.
        - Извините, мисс Таггарт, - Руперт подавил зевок, отпирая переднюю дверь «Милого Ангела». - Мы обычно не открываем раньше десяти.
        - Где Джейк Вестон?
        - Ну, предполагаю, он наверху, но…
        Не обращая на него внимания, Джесси направилась к лестнице и стала подниматься наверх, приподнимая юбки с замусоренных ступенек. Руперт с изумлением смотрел на нее снизу, Джесси направилась к офису, открыла дверь и вошла. Не увидев никого, она снова вернулась к лестнице.
        - Его нет в офисе.
        - Его комната следующая, но…
        Ее негодующий взгляд заставил его замолчать. Джесси прошла к соседней двери и начала стучать. Тем хуже для Джейка, если он не хочет вставать. Она постучала еще раз, затем повернула ручку, дверь открылась. В комнате было совсем мало мебели, на старой железной кровати спал Джейк, на его чувственных губах играла довольная улыбка. Он лежал под красным клетчатым одеялом, вернее, пледом, его темные вьющиеся волосы разметались по подушке. Сильные загорелые руки лежали на груди поверх одеяла.
        - Вы опаздываете, Джейк Вестон, - сказала Джесси. Она уже сожалела, что ворвалась в комнату, но решила не подавать вида.
        При звуках ее голоса Джейк вскочил на постели, одеяло упало. Некоторое время он не мог сообразить, что происходит. Трудно было поверить, что в его комнате была Джессика Таггарт. Джейк сидел на постели и молча смотрел на нее, затем нахмурился и провел рукой по своим взлохмаченным волосам.
        - Какого черта…
        - Прекратите ругаться, Джейк Вестон. Я вам вчера сказала, что буду здесь в восемь часов, а сейчас уже восемь пятнадцать, - она старалась смотреть только на его лицо. Ей никогда раньше не приходилось видеть обнаженную мужскую грудь, а у Джейка она была еще шире и более загорелая, чем Джесси себе представляла.
        Он протянул руку к мраморному столику у постели и взял свои карманные часы.
        - Черт возьми, действительно, еще рано, - пробормотал он.
        - Буду ждать вас в вашем офисе.
        - Очень благоразумно, - он холодно посмотрел на нее и заметил, что она сжала губы.
        В дверях Джесси оглянулась и увидела, как он сбросил одеяло, потянулся и зевнул. Кровь прилила к ее лицу, брови поползли вверх.
        - Извинитесь за меня перед своей подружкой за мое вторжение, - вежливо сказала она и резко отвернулась.
        Когда она закрыла дверь, Джейк вопросительно посмотрел ей вслед, а затем снова на постель. Две из четырех подушек, на которых он спал, были накрыты одеялом и напоминали очертания женского тела. Он слегка усмехнулся и опустил длинные ноги на деревянный пол. «Что ж, пусть так и считает», - думал Джейк, неливая холодную воду в белый таз, стоящий на туалетном столике. Одевшись, он зачесал волосы назад черепаховой расческой и направился к двери. Выходя в коридор, он обернулся в дверях и громко обратился к пустой постели:
        - Продолжай спать, любимая. Я вернусь к тебе снова, как только мисс Таггарт уйдет.
        Стараясь не смеяться, он вошел в офис. От Джесси не ускользнуло веселое выражение его ярких голубых глаз. От такого мужчины всего можно ждать! И все же у нее испортилось настроение при мысли, что он был с женщиной. И от этого она разозлилась на себя еще больше.
        - Я надеюсь, что в будущем вы не будете опаздывать на наши встречи, мистер Вестон, - сказала она. Она сидела очень прямо на стуле возле письменного стола. - Если только это будущее у нас будет.
        - Мы договорились, что вы будете меня называть просто Джейком.
        - После нашей встречи сегодня утром я меняю свое решение, мистер Вестон.
        - Как вы пожелаете, Джесси, - ответил он. Прикрыв рукой зевок, он открыл крышку письменного стола, достал оттуда коробку и вынул тонкую сигару.
        - Неужели вы должны курить? - ядовито спросила она, стараясь побороть гнев и боль, на которые у нее не было никаких прав. Почему ее должно волновать, с к е м спит Вестон? Он был только ее партнером и никем больше. Она снова вспомнила его крепкую широкую грудь, слегка покрытую черными вьющимися волосами. На одном плече был след от шрама, интересно, где он его получил? Она снова вспомнила его стройное тело, широкое в плечах и узкое в талии.
        Джесси прогнала эти видения. Ну что ж, возможно, что и в постели он был таким же неуротимым, как и во всем остальном! И все же, она снова почувствовала приступ ревности.
        Боже милостивый! Что с ней такое творится?
        Джейк помедлил, но все равно поднес спичку и прикурил сигару. «Черт бы побрал эту упрямую школьницу!» - подумал он. Врывается в его комнату, поднимает с постели, а теперь хочет еще, чтобы он не курил! Он намеренно медленно раскурил сигару и выпустил дым в сторону Джесси. Когда клубы дыма достигли лица девушки, он улыбнулся, ему нравилось ее неудовольствие.
        - Ну, а теперь, Джесси, скажите, что привело вас сюда в такую рань?
        - Я… Я… - она закашлялась, прикрыв лицо рукой, затем открыла сумочку, достала оттуда носовой платок и закрыла им нос.
        Джейк удовлетворенно улыбнулся.
        Джесси, не глядя на него, встала и отошла к окну. Желая настоять на своем, она хотела открыть окно, но задвижка не поддавалась. Пытаясь открыть задвижку, она уронила сумочку. Зажав сигару в зубах, Джейк встал и поднял ее, но даже не попытался открыть окно.
        Бросив на него гневный взгляд, Джесси прошла к стулу в дальнем углу комнаты и села. Высоко подняв подбородок, она снова поднесла платочек к носу.
        - Если вам так уж необходимо курить эту гадость, мы будем вынуждены общаться друг с другом на расстоянии, - холодно сказала она.
        Джейк вернулся к своему вращающемуся стулу и сел. Скрестив ноги, он бросил на нее довольный взгляд. Вытянув руку с сигарой, он улыбнулся ей и объяснил:
        - Это мой завтрак.
        У Джесси широко раскрылись глаза.
        - А я считала, что вы завтракаете пивом и виски, - съязвила она, улыбнувшись своей самой приторной улыбкой. Он засмеялся.
        - Неплохая мысль. Плохо только, что нет сырого яйца, чтобы разбить его в виски, - дотянувшись до графина с бренди, стоявшего на письменном столе, он налил себе небольшую порцию в маленький стаканчик, снова откинулся на спинку стула. Его глаза игриво поблескивали.
        - Предупреждаю вас, мистер Вестон, вам понадобится ясная голова для этого разговора.
        - Я выпью не больше кварты, [Мера жидких и сыпучих тел, немного больше литра.] - пообещал он.
        Поднявшись и сжав руки перед собой, Джесси заходила по комнате.
        - Я, конечно, понимаю, что присутствие женщины в… что это представляет определенное неудобство в ведении этого дела, - она посмотрела на Джейка, который незаметно кивнул, но ничего не сказал. Он надеялся, что она наконец-то одумалась и, возможно, готова принять его предложение.
        - Мистер Вестон, я хочу, чтобы вы знали, что я получила прекрасное образование, самое лучшее, которое можно получить за деньги.
        Улыбка начала исчезать с лица Джейка, он сделал большой глоток бренди.
        - Мой отец часто разрешал мне ездить с ним в его деловые поездки. Он научил меня многому в бизнесе. Конечно, я была молода и неопытна, но я уверена, что, при определенных усилиях с моей стороны, через короткое время я смогу быть компетентной, как и любой мужчина.
        Одним глотком осушив стакан, Джейк поднялся на ноги.
        - Джесси, это не школьная игра. Время, которое вы провели с Генри, не могло научить вас бизнесу, не говоря уже об этом бизнесе.
        - Не могли бы вы, по крайней мере, выслушать меня. Я проделала большой путь, мистер Вестон. И выслушать меня - это самое малое, что вы могли бы сделать.
        Джейк тонко улыбнулся:
        - Извините меня. С этого момента все мое внимание принадлежит только вам.
        А как еще могло быть по-другому? Ведь она была самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел. Он не мог не восхищаться ее прекрасными зелеными глазами, сверкающими решимостью, ее упрямым подбородком. В ней было что-то странное и, безусловно, гордость, ум, и красота. На какое-то мгновение ему даже захотелось, чтобы она не продавала свою долю капитала. Но здравый смысл вернулся к нему.
        - Мой отец не оставил бы мне в наследство свой бизнес, если бы не верил в мои способности, - продолжала она. - Он бы поручил своему адвокату продать мою долю всех предприятий и вырученную сумму направить мне. Но, в своем сердце, я чувствую, он хотел, чтобы я продолжала его дело. Он верил, что я могу справиться с этим.
        Джейк слушал, стараясь сохранить беспристрастное выражение лица.
        - А что касается наших взаимоотношений, - она снова начала ходить по комнате, - вы можете помочь мне в моих действиях, или можете продолжать действовать с противоположными целями. Но мистер МакКаферти сообщил мне, что я имею полное право лишить вас руководства предприятиями, если вы не будете мне помогать.
        Джейк почувствовал, что у него краснеет шея. Бессознательно он сжал руки в кулаки, но не сказал ни слова.
        - Как я уже сказала, или вы будете помогать мне, или все управление перейдет в мои руки. Я вполне осознаю, что мне многому надо научиться. Я ничего не знаю о фрахтовом бизнесе, об операциях с речным транспортом и, конечно, ничего о салоне и… и…
        - И борделе, - услужливо подсказал Джейк. Она отвела взгляд в сторону.
        - Я предпочитаю называть этих женщин вечерними леди, - она тряхнула каштановыми волосами. - Чтобы выразиться точнее, мистер Вестон, я хотела бы воспользоваться вашей помощью.
        Холодно улыбаясь, Джейк подумал, что в ее словах было много недосказанного.
        - И это должно быть только так, - продолжала Джесси, - только помощь и никаких препятствий.
        - Джесси, вы не понимаете, что это означает.
        - Я уже решилась, Джейк. И я пойду дальше, с вами или без вас.
        - Вы не хотите обдумать мое предложение выкупить вашу долю, чтобы освободиться от этого груза?
        - Совершенно не хочу, - она помедлила. - Дело в том, что сегодня за завтраком мистер МакКаферти предложил мне гораздо большую сумму денег за мою долю капитала.
        Джейк вскинул голову.
        - МакКаферти предложил вам выкупить вашу долю?
        - Да, предложил. Он представляет интересы клиента, пожелавшего остаться неизвестным. Но вам не нужно волноваться. Я отказала ему тоже.
        Джейк снова разозлился. Он не предвидел такого хода событий. Харас МакКаферти, и неважно кого он там представлял, были последними, кого бы он хотел взять себе в партнеры. Даже Джесси Таггарт будет лучше, чем этот двуличный адвокат, по крайней мере, он на это надеялся.
        - Если это ваше последнее слово, Джесси, то я думаю, что у меня нет другого выбора.
        - Да, другого выбора у вас нет, - ответила она, твердо посмотрев ему в глаза.
        Джейк вынул сигару изо рта и направился к окну. Внизу начинала шуметь улица, наступило утро со всеми своими заботами. Лошади тащили фургоны с провизией, низкие телеги везли пиломатериалы, протарахтел молочный фургон. Минуту Джейк наблюдал за этой деятельностью, затем повернулся и протянул ей руку.
        - Партнеры?
        Впервые она искренне улыбнулась, и Джейк некстати подумал, что она действительно настоящая красавица.
        - Партнеры.
        Прежде, чем что-то добавить еще, она облизнула губы, и Джейк почувствовал, что его обдало жаром. В ней что-то есть, повторил он про себя. Она будет для него обузой, которая нравилась ему все больше и больше.
        Эта мысль мелькнула у него, когда она направилась к письменному столу.
        - Приступим к работе, - сказала она, - Если только ваши удовольствия вы не ставите выше бизнеса.
        Джейк вспомнил о подушках в своей постели, которые Джесси приняла за женщину. Он посмотрел на ее округлую грудь и линию талии и засомневался, сможет ли он продолжать работать с ней.


        Джесси работала с Джейком все утро. Вначале он постоянно вздыхал, нехотя отвечал на вопросы. Она же упорно продолжала работать со счетами, и постепенно он стал помогать ей все больше и больше. Это их немного сблизило. Она спрашивала о доходах
«Милого Ангела»: что приносило больше дохода, что меньше, на что тратились деньги и почему. И она могла поклясться, что он начал отвечать более откровенно, более искренне, чем вначале.
        - Ваш отец всегда говорил, что вы обладаете не только хорошеньким личиком, - сказал он, подшучивая над ней, когда она обнаружила ошибку в банковском счете, которую даже он не заметил. Ошибка оказалась в их пользу, и Джейк был очень доволен.
        - Я думаю, что деньги, которые потратил Генри на твое образование, в конце концов окупятся.
        - Спасибо, - ответила она. - Я тоже так думаю.
        И они впервые рассмеялись вместе. Джесси была поражена, насколько красивее стал Джейк, когда расслабился и перестал хмуриться.
        К полудню они закончили только половину бухгалтерских книг, но начало было удачным. Затем Джейк показал ей «Милый Ангел». Все шло хорошо до тех пор, пока они не столкнулись в зале с одной из девушек. Одетая в тонкое неглиже, через которое ясно просвечивали соски, девушка откровенно начала флиртовать с Джейком. Она пробежала рукой по внутренней стороне его бедра - довольно непристойный и откровенный жест.
        - Доброе утро, Джейк, дорогой, - сказала она, облизав кончиком языка свои яркие губы. - Что я могу для тебя сделать сегодня?
        С несколько недовольной гримасой Джейк отрицательно потряс головой.
        - Я занят, Роузи. Может быть, в следующий раз.
        - Следите за ним получше, мисс Джесси. Джейк - это волк в волчьей шкуре. Он похож на негодяя, он и есть негодяй, - Роузи хрипло засмеялась и подмигнула Джесси. Та покраснела.
        - Я запомню это, Роузи, - ответила она, вопросительно посмотрев на Джейка, который стоял, прислонившись к косяку двери. На нем была белая рубашка с открытым воротом, в разрезе виднелась загорелая кожа и вьющиеся черные волосы на груди. У него были длинные стройные ноги и он был так высок, что почти доставал головой до верха дверного проема.
        - Как я поняла, Роузи - еще одна из ваших утренних подруг, - Джесси была явно раздражена.
        - К вашему сведению, мисс Таггарт, - ответил он довольно резко, - я никогда не макаю перо в чернила Компании.
        - И что это означает?
        - А это означает, что «Милый Ангел» - моя работа. К бизнесу я отношусь только как к бизнесу. А что касается манеры Роузи разговаривать, вам лучше привыкнуть к этому, если вы собираетесь владеть публичным домом. Для них это образ жизни. Под этим они ничего не подразумевают.
        - Так значит, вы не волк, - настаивала она.
        Джейк засмеялся:
        - Я не был бы похож на мужчину, если был бы полностью равнодушен к женским прелестям, не так ли?
        Джесси ничего не ответила. Она удивлялась, почему ее так раздражает то, что он нравится женщинам. Она не могла ведь этого изменить. Отбросив мысли о Джейке, она продолжала осмотр дома. Ей встретился Пако, темнокожий перуанский мальчик девяти лет, который робко улыбнулся ей. Джейк объяснил, что мальчик жил на первом этаже и помогал убирать помещение.
        - Мистер Джейк дал мне работу, - сказал мальчик, боясь поднять глаза. Когда он робко взглянул на нее, она прочитала неуверенность в его взгляде.
        - Я хорошо работаю, сеньорита, очень хорошо, мистер Джейк может подтвердить.
        - Конечно, я уверена в этом, Пако. Я рада, что ты здесь работаешь.
        - Спасибо вам, сеньорита, - мальчик улыбнулся с облегчением. - Если вам что-нибудь будет нужно, вы только позовите Пако, - повернувшись, мальчик побежал к лестнице.
        Джейк улыбнулся ей явно одобрительно.
        - Думаю, что вы приобрели себе друга.
        - Кажется, он думал, что я собираюсь вышвырнуть его на улицу, - ответила Джесси.
        - У него была трудная жизнь. Он многим не доверяет.
        - Но вам он доверяет, я думаю, - сказала Джесси. Голубые глаза Джейка остановились на ней, он смотрел на нее немигающим взглядом.


        - Я надеюсь, вы тоже будете мне доверять, - мягко сказал он.
        Джесси отвернулась, ничего не ответив, но она не забудет выражение нежности, прозвучавшее в его голосе.
        Осмотрев дом, Джесси продолжила работу с бухгалтерскими книгами. Через несколько часов она уехала, пообещав вернуться вечером, хотя Джейк пытался отговорить ее.
        - Если вы будете появляться здесь слишком часто, люди могут о вас плохо подумать.
        - Люди подумают, что я владею этим домом, так же, как и вы.
        Джейк громко застонал, он опять начал злиться.
        - Черт побери! Вы же женщина! Разве ваша мать не научила вас этому?
        - Моя мать пыталась. Но мой отец никогда не заставлял меня делать то, чего я не хочу.
        - Знаете вы кто, мисс Таггарт? Вы избалованная маленькая девочка, которая не научилась, как себя вести.
        - Если вы будете так разговаривать со мной, мистер Вестон, это ни к чему хорошему не приведет. Увидимся вечером.
        Джейк выругался про себя. Джесси удалилась.


        Опершись на перила второго этажа, Джейк наблюдал за баром, заполненным шумными клиентами и одетыми в атласные платья женщинами, которые развлекали их. Вечер в субботу всегда был для «Милого Ангела» самым шумным днем недели.
        Большинство мужчин работали в Тендерлоне, а суббота в порту была днем получки, и некоторые из них так напились, что Педди Фитцпатрику пришлось разнимать несколько драк, а некоторых, особо буйных клиентов пришлось даже вышвырнуть на улицу. Хотя вечер еще только начался, в зале уже было полутемно от дыма.
        Поправив свой свободно повязанный галстук, Джейк спустился вниз по лестнице.
        За ближайшим из столов сидели пятеро китайских торговцев, еще несколько человек стояли вокруг. В середине стола в разных направлениях катался шар, разыгрывая лежащую на столе кучу монет. Большинство салонов запрещали игру «фэнтэн», так как она привлекала китайскую клиентуру. Но Генри Таггарт позволял играть в эту игру и иногда даже присоединялся сам.
        Позади этой группы китайцев были установлены несколько столов для игры в «фараон», крупье искусно раздавали карты. В некоторых игорных домах допускались всякие манипуляции с игральными картами, и крупье часто мог точно сказать, какие карты лягут на стол. Но Генри Таггарт настаивал на честной игре с клиентами, Джейк намеревался продолжить эту традицию.
        Хотя было еще рано, пол был усыпан уже всяким мусором: скорлупа орехов, яиц, бумажки, окурки. Пако бегал с одного места на другое со щеткой и ведром, собирая мусор. У дальней стены стояло пианино, пианист Мормон Пете импровизировал на тему известной оперетты.
        Передвигаясь от стола к столу, Джейк приветствовал крупье и игроков, желая игрокам удачи, хотя он прекрасно знал, что счет всегда был в пользу игорного дома. Он обогнул стол с рулеткой, пробираясь через толпу мужчин к стойке бара.
        - Руперт, - позвал он. Руперт взглянул на него и пошел вдоль стойки к тому месту, где стоял Джейк.
        - Да, босс.
        - Где Педди?
        - Он только что помог одному из джентльменов выйти на улицу. Вернется через минуту, - Руперт вытер полотенцем пролитое пиво. - На том конце бара сидит шериф. Он спрашивал тебя.
        - Налей ему виски за наш счет и скажи, что я буду ждать его наверху. И пришли ко мне в офис Педди, как только у него будет свободное время.
        - Да, сэр.
        Джейк направился к лестнице через толпу женщин, одетых в яркие платья с низкими вырезами и соблазнительные черные чулки в сеточку. Он поднялся по лестнице на второй этаж и остановился, наблюдая оттуда за шерифом. Это был высокий человек с угловатыми чертами лица, он носил шляпу с опущенными полями, из-под пышных усов торчала сигара. Шериф пробирался через толпу. Своими близко поставленными глазами он отыскивал Джейка. Впереди шерифа шел его толстый помощник, прокладывая дорогу в толпе, второй помощник шел следом.
        Сделав знак помощникам остаться внизу, Исаак Хенди поднялся наверх и протянул руку Джейку. Они пожали друг другу руки. Скосив глаза, Джейк заметил под одеждой шерифа черный кольт 44 калибра. У обоих помощников были ружья через плечо.

«Черт возьми, я не хотел бы иметь его работу», - подумал Джейк, когда они с шерифом направились в офис.
        - У меня в офисе есть прекрасный францисканский бренди, - сказал ему Джейк. - Он гораздо лучше виски в баре.
        Исаак кивнул, мимолетная улыбка промелькнула у него на лице.
        - Что вас привело в «Милый Ангел»? - спросил Джейк.
        - Думал, что смогу встретить здесь твоего нового партнера, - глаза шерифа весело заискрились. - Дошли слухи, что она очень активно взялась за наведение порядка в доме.
        Не высказав никакого согласия, Джейк открыл двери офиса и пропустил шерифа вперед. Хенди расследовал убийство Таггарта, хотя, при обычной ситуации, этим должна заниматься городская полиция. Исаак занимался проблемой китайцев в горняцких поселках, и, так как убийство Генри было связано с китайскими группировками, шериф сам вел это дело.
        Хенди сел, Джейк тем временем налил в стаканы бренди и поставил их на стол.
        - Джесси Таггарт - сильная молодая женщина, Исаак, - сказал Джейк. - И она, кажется, приличная женщина. Я не думаю, что она будет проводить много времени в
«Милом Ангеле».
        - Мне нужно поговорить с ней, поэтому постарайся в следующий раз организовать мне встречу с твоим боссом, - ответил шериф, и его глаза опять засветились весельем. - Передай ей, чтобы она заглянула ко мне в офис.
        Джейк кивнул. Он не стал говорить шерифу, что скрыл от Джесси причину смерти ее отца. Он очень волновался, боясь что на похоронах кто-нибудь что-нибудь скажет, но, к счастью, Бог подарил людям чувство такта, и они хранили молчание.
        - Обнаружили что-нибудь новое? - спросил Джейк.
        - Нет, все остается таким же холодным, как сердце проститутки, и даже холоднее. Может, его дочь сможет чем-нибудь помочь.
        Джейк отпил бренди. Теперь, когда Джесси решила остаться в Сан-Франциско, у него не было другого выхода. Он вынужден будет рассказать ей о подробностях смерти отца. Это дело не из приятных, но, черт возьми, лучше, если она услышит это от него, чем от незнакомца.
        - Мне лучше вернуться к своим делам, - Исаак допил бренди и направился к двери.
        Джейк кивнул. Машинально он вынул часы из кармана жилета, чтобы проверить время.
        - Черт побери, почему ее нет, - удивился он, начиная беспокоиться. Она сказал, что придет, но сейчас он был даже рад, что она не встретилась с Исааком.
        В дверях шериф столкнулся с Педди Фитцпатриком, огромная фигура которого заполнила собой весь проем.
        - Ты хотел меня видеть, босс? - увидев шерифа, Педди попятился.
        - Я сейчас вернусь, Педди, - сказал Джейк. Он проводил шерифа в зал и похлопал его по плечу:
        - Исаак, будь осторожен.
        Вернувшись наверх, махнул Педди рукой, чтобы тот вошел.
        - Я начинаю волноваться о дочери Таггарта, - сказал ему Джейк. - Она уже должна быть здесь. Я хочу, чтобы ты поехал в отель «Палас», нашел ее и был около нее. Я не хочу, чтобы она одна добиралась до Тендерлона.
        Педди кивнул головой. Его широкие плечи подались вперед, натянув ткань синего пиджака. Капли пота поблескивали на его лбу и искривленном носу.
        - Она действительно так красива, как говорят, босс? - улыбнулся Педди, приподняв правую бровь, которую пересекал вертикальный шрам. Во время боя на ринге он получил прямой удар в лицо, бровь после этого срослась неправильно. Внутренняя половина брови была немного ниже внешней, придавая лицу Педди постоянно удивленное выражение.
        - Она действительно красива. Это одна из причин, почему я хочу, чтобы ты присмотрел за ней. Вообще-то было бы неплохо, если бы ты взял мисс Таггарт под свое крыло на некоторое время.
        Педди посмотрел сначала на свою одну крепкую руку, затем на другую, как будто хотел убедиться, не превращаются ли его руки в крылья.
        - Я имею в виду, - объяснил Джейк, - это что-то вроде заботы о ней… как старший брат.
        Педди потер уши и поднял голову, как бульдог, ждущий приказов своего хозяина.
        - Я должен быть с ней постоянно, босс?
        - За исключением, когда она спит, Педди.
        - Значит, когда она спит, мне не нужно за ней наблюдать, босс?
        - Нет, Педди, не надо. Она может посчитать такое наблюдение слишком бесцеремонным.
        - О'кей, босс. Как скажете.
        Педди направился к двери, остановился, затем снова вернулся.
        - Мне нужно спать у ее двери, босс?
        - Нет, не думаю, Педди. Ты можешь спать здесь, в своей комнате. Ты должен только убедиться, что она благополучно добралась до своей комнаты в отеле, и быть у нее к тому времени, когда она покидает гостиницу.
        Некоторое время Педди обдумывал информацию. Затем, засмеявшись, вышел и закрыл дверь. Педди был добр, как щенок, но большой и сильный, как медведь. Его трудно было победить. Джейк часто наблюдал его в драках, когда он получал удары стульями, пивными кружками, бутылками и кулаками, но никогда не видел, чтобы Педди вышел из себя. Он просто выполнял то, что должен был выполнять вышибала на работе.
        Если Педди будет охранять Джесси, понадобится небольшая армия, чтобы причинить ей какой-нибудь вред.
        Джейк направился в зал, остановившись у перил второго этажа, осмотрел зал сверху и заметил, что Педди возвратился на свое место. Проклятье! Джесси у входной двери разговаривала с шерифом. Даже на расстоянии он заметил, как кровь отхлынула от ее лица. Вдруг она резко отвернулась от шерифа и быстро пошла в зал. Шериф бросился за ней, пытаясь успокоить. Она оттолкнула его руку, как будто отказывалась согласиться с его словами.
        Джейк не знал, что ему лучше сделать - направиться к ней или подождать, пока шериф ответит на ее вопросы. «Черт возьми, мне надо было рассказать ей все с самого начала», - подумал он, - а теперь придется за это расплачиваться, и я, наверное, это заслужил».
        Ему не пришлось долго ждать. Исаак поговорил с ней еще несколько минут, затем Джесси повернулась и направилась к лестнице. Можно было не сомневаться, что гнев переполнял ее. Это было видно по ее фигуре и напряженной походке. Несмотря на ее мрачный вид, покачивание ее стройных бедер заставляло оборачиваться каждого мужчину в салоне.
        Педди столкнулся с ней на середине салона, он резко повернулся и последовал за ней. Она посмотрела на верхнюю площадку лестницы, ее глаза, метавшие молнии, встретились со взглядом Джейка.
        Джейк достал сигару из кармана жилета, надкусил ее. Он хорошо мог себе представить, какой будет сейчас их встреча.



        Глава 7

        С глазами, полными слез, которые она не стала скрывать, Джесси быстро направилась к лестнице. Как он мог не сказать ей правды? Как он мог быть таким жестоким? Она уже почти дошла до лестницы, но вдруг остановилась, повернулась и направилась к бару.
        - Руперт, я буду вам очень признательна, если вы дадите мне что-нибудь выпить, - она сама удивилась, как спокойно ей удалось произнести эти слова. Немного сомневаясь, Руперт налил ей чуть-чуть виски в стакан. Джесси закрыла глаза, сделала глоток, почувствовав, как горячая жидкость обожгла ей горло, затем тепло проникло внутрь живота. Она глубоко вздохнула, самообладание частично вернулось к ней.
        - Почему вы не сказали мне, что мой отец был убит? - требовательно произнесла она, подойдя к Джейку.
        Джейк сделал глубокую затяжку сигарой и медленно выпустил облако дыма.
        - Я хотел, Джесси, но у тебя и так было достаточно проблем. Я хотел дать тебе немного опомниться.
        - Вам известно, кто убил моего отца?
        Его голубые глаза потемнели. Джейк сжал сигару в зубах, желваки играли на его скулах.
        - Если бы я знал, кто это сделал, он бы давно свешивался вниз головой с карниза
«Милого Ангела».
        - Я заметила, что у вас много китайской клиентуры. Шериф сказал, что в убийстве, возможно, замешаны китайские группировки. Если бы я была шерифом, я бы подумала, что смерть Генри Таггарта выгоднее всего Джейку Вестону.
        Джейк сердито сжал кулаки.
        - А если бы я был Джессикой Таггарт, я бы понял, что нельзя безнаказанно вертеть задом в салоне, полном мужчин и проституток. И если бы вы были мужчиной, то уже катились бы вниз по деревянной лестнице и на улицу.
        Джесси сделала шаг назад, но ее глаза продолжали гневно сверкать.
        - Вы не осмелитесь вышвырнуть меня из салона, который принадлежит мне, Джейк Вестон.
        Джейк сделал глубокий вдох, стараясь сохранить над собой контроль.
        - Генри был моим другом, Джесси. Почти что отцом. Я не знаю, кто его убил, но весь город знает, что я назначил награду в тысячу долларов за информацию об убийстве. Я не сказал вам, как он умер, потому что я щадил ваши чувства.
        Он наблюдал за ее попытками взять себя в руки, затем черты его лица смягчились.
        - Это жестокий город, Джесси. Здесь находится Педди, - он указал на огромного ирландца, стоящего сбоку от нее. Джесси повернулась, заметив присутствие незнакомого мужчины, - он будет всегда рядом с вами… будет присматривать за вами.
        - Я не нуждаюсь ни в чьем наблюдении, - произнесла она холодно.
        - Скажите об этом Быку Хаскину.
        Джесси почувствовала, что краснеет, губы Джейка слегка тронула насмешливая улыбка. Педди стоял в стороне, сцепив руки перед собой. Джесси быстро оглядела его, затем снова повернулась к Джейку.
        - Предполагается, что он будет следить за мной, или скорее, шпионить для вас? - вежливо спросила она.
        - Вы так злите меня…
        - Так что именно он будет делать?
        - Он будет работать на вас, мисс Таггарт.
        - Тогда платите ему из моей доли «Ангела».
        - Договорились.
        - Вы теперь работаете на меня, мистер…?
        - Педди, - медленно ответил мужчина, как будто он не совсем хорошо все понял.
        - Педди, вы меня поняли?
        - Да, мэм.
        - Только на меня.
        - Да, мэм.
        - Мне хотелось бы еще раз проверить счета, - сказала Джесси Джейку. Она не знала, сколько ей удастся сохранять самообладание, но ей не хотелось проявлять слабость в присутствии Джейка. Не дожидаясь его ответа, она резко повернулась на каблуках и направилась в офис.
        Педди на мгновение заколебался.
        - Вам не надо было упоминать в разговоре с леди ее зад, босс, или теперь мне называть вас просто мистер Джейк?
        - Можешь называть меня, как хочешь, - сердито ответил Джейк.
        Педди согласно кивнул и последовал за Джесси.
        - Черт бы меня побрал, - пробормотал Джейк, наблюдая, как девушка вошла в его офис. Педди занял пост у двери. «Я сукин сын, - думал он, - что я наделал? Соединил ум Джесси и силу Педди - надеюсь, я не создал монстра».
        Джейк вошел в офис, Джесси сидела за его столом, выдвигая ящики, один за другим.
        - Я вижу, вы считаете, что у меня здесь могут быть личные вещи? - спросил он.
        - Этот офис также принадлежал и моему отцу, не так ли?
        Джейк не ответил. Вместо этого он открыл тяжелый дубовый шкаф и вынул книгу в кожаном переплете с записями счетов «Милого Ангела».
        - Вы можете сидеть здесь хоть до утра, но не найдете никаких нарушений.
        - Надеюсь, что это так, мистер Вестон, ради вашего же благополучия.
        Джейк сжал зубы, чтобы не ответить грубостью.
        - Я буду внизу, если у вас появятся вопросы, - сдержанно ответил он.
        - Как вы убедились сегодня утром, я вполне справляюсь с этим без вашей помощи, - Джесси даже не взглянула на него.
        Джейк повернулся и вышел из комнаты.
        Как только дверь закрылась, Джесси опустила плечи. Слезы, которые она так долго сдерживала, хлынули из глаз. Она могла еще принять, что ее отец умер от какой-то болезни, но знать, что его убили - это было совсем другое. Склонившись над столом, Джесси закрыла лицо руками и зарыдала.


        Войдя в зал, Джейк вдруг вспомнил о второй книге записей, в которой регистрировались платежи местным чиновникам. Он держал эти записи в секретном отделении шкафа. Недовольный, что придется выдержать еще одну встречу с Джесси, он вернулся в офис и резко открыл дверь. Сцена, которую он увидел, заставила его остановиться на пороге. Чопорная и воспитанная Джессика Таггарт в своем закрытом черном платье громко рыдала, склонившись над столом.
        Стройное тело Джесси сотрясалось от рыданий, и Джейк впервые понял, как глубоко скрывала она свое горе. Джесси не услышала, как он вошел. Он тихонько попятился и прикрыл за собой дверь, громко затопал сапогами и шумно вошел. Джесси быстро вскинула голову. Как провинившийся ребенок, она вскочила на ноги, быстро вытирая слезы.
        - Что вы хотите? - вызывающе спросила она, но он уловил отчаянье в ее голосе.
        - Я забыл дать вам вторую бухгалтерскую книгу. У вас все в порядке?
        - У меня все просто прекрасно, - сердито ответила она. - Вот только что-то попало мне в глаз.
        Джейк подошел ближе.
        - Послушай меня, Джесси. Нет ничего плохого в проявлении чувств. Твой отец был хорошим человеком. Нам всем его очень не хватает.
        Рыдание перехватило ей горло, она заплакала чисто по-женски, ее нижняя губа дрожала.
        - Это так… это так… Боже мой, как ужасно он умер!
        Она не могла больше сдерживаться, и слезы хлынули у нее из глаз.
        Не думая ни о чем, Джейк притянул ее к себе, одной рукой прижав ее голову с блестящими каштановыми волосами к своему плечу. Джесси не сопротивлялась, она прижалась к нему, громко рыдая, вцепившись пальцами в его рубашку. Ее слезы падали ему на грудь, рубашка промокла, и против своей воли, он почувствовал желание защитить эту маленькую черноволосую девочку.
        - Все хорошо, милая, - мягко сказал он, прижимая ее к своей груди. - Ему уже не больно. - Рука Джейка гладила ее по спине, успокаивая.
        Впервые за эти дни Джесси почувствовала облегчение. Как хорошо ощущать сильные, заботливые мужские руки, чувствовать себя защищенной. Ей хотелось забыть о смерти отца, забыть о «Милом Ангеле», забыть о том, что она была совсем одна в этом мире и очень страдала от этого.
        Ее рыдания стихли и перешли в слабые всхлипывания. Джесси осознала, что одна рука Джейка гладит ее по спине, а вторая растирает напряженные мышцы шеи. Прижавшись к нему, она чувствовала, как напрягаются его мышцы во время движений и внезапно ощутила жар где-то внизу живота.
        Как дождь во время пикника, в голову пришла непрошенная мысль. У кого она искала утешения? У своего партнера, человека, которого отец любил и которому доверял? Или Вестон был мошенником, который обманул, а затем убил ее отца, чтобы получить долю в бизнесе? Хотя интуиция подсказывала ей, что она может доверять Джейку, но говорить об этом еще рано.
        Глубоко вздохнув, Джесси заставила себя оторваться от Джейка.
        - Со мной уже все в порядке. Спасибо тебе, Джейк.
        - Для меня это было наслаждением, - сказал он с мягкой улыбкой, которая тронула ее до глубины сердца и заставила думать о вещах, не имеющих никакого отношения ни к смерти отца, ни к остальным проблемам.
        Чего он хотел этим достичь? Разоружить ее своей добротой и слишком красивым лицом? Внезапно Джесси ясно вспомнила очертания женского тела в постели Джейка. Она гордо выпрямилась и, промокнув глаза платочком, отошла от него подальше.
        - Я извиняюсь за свое детское поведение. Уверяю вас, что этого больше не случится.
        - Нет ничего детского в том, что ты кого-то любишь, Джесс, - нежный голос Джейка чуть не вывел ее из равновесия снова.
        - Вы можете вернуться к своей работе, - сказала она, стараясь придать твердость своему голосу, хотя чувствовала совсем другое. - У меня еще много дел. Я хочу убедиться, что нет никаких ошибок в наших счетах.
        - Прекрасно, - голос Джейка тоже стал холодным. Он резко повернулся, Джесси смотрела, как он закрыл дверь.
        Как будто и не было между ними этой нежной сцены. Джесси про себя благодарила Бога, что все кончилось. Она не хотела никакой доброты от Джейка Вестона. Она не хотела быть обязанной ни ему, ни кому-либо другому.
        Воскресный вечер мало чем отличается от субботнего, думал Джейк, обходя салон в начале вечера. Он поговорил с игроками, с мужчинами в баре, но мысли его все время возвращались к Джесси, она вызывала в нем смешанные чувства.
        Ему было очень приятно держать ее в своих руках, чертовски приятно. Он вспоминал ее шелковые волосы, ее необыкновенно тонкую талию. Он совсем не хотел связываться с этой бостонской школьницей, а главное, с дочерью своего лучшего друга, и к тому же еще партнером по бизнесу, но он ничего не мог с собой поделать, представляя, как было бы приятно, если бы он поцеловал ее полные губки или дотронулся рукой до ее груди.
        Мне нужна женщина, решил он. Женщина из плоти и крови, а не куча подушек. После отъезда Джесси в отель, ему нужно сходить в «Золотую колючку» и навестить Моник. Если кто-нибудь и сможет заставить его забыть мисс Бостон Таггарт, то это Моник Дюбуа. Джейк улыбнулся и почувствовал себя намного лучше.
        Шарик из слоновой кости катался по столу рулетки, все покерные столики были заняты. Джейк остановился у одного из них. За столом Харас МакКаферти и Рене Ла Порте начали игру с Кацем Бочеком, менеджером Телеграфной Компании Уэлс, расположенной на грузовом вокзале Сан-Франциско, и Доном Игнасио Гутерец, в прошлом богатым землевладельцем в Калифорнии. Джейк никогда высоко не ставил МакКаферти и его клиентов, а сейчас тем более, когда МакКаферти занялся делами Таггарта. Бочек и Ла Порте нравились ему не больше, но он уже давно понял, что деньги не пахнут.
        Остановившись у стола, Джейк услышал, что Бочек обращается к нему.
        - Как насчет игры? Мы хотим отыграть у тебя деньги, которые мы потратили на твое разбавленное виски, - большой, сильный, с резкими чертами лица Бочек редко говорил что-либо приятное.
        - Я никогда не разбавляю виски, Бочек, но буду счастлив забрать у тебя твои деньги, неважно, во время игры или выпивки, - хотя Джейк редко принимал участие в игре, но на этот раз взял стул и подсел к столу.
        - Ставка десять долларов, при повышении джокеры бьются тузами, прямыми и картами одной масти, - объявил ему МакКаферти.
        - Как поживает твой хорошенький новый партнер, - спросил Ла Порте с легким французским акцентом, - или, вернее, босс? - он скривил в улыбке рот, не отрывая глаз от карт.
        - Партнер - есть партнер, - ответил Джейк, немного злясь на Ла Порте за его интимный тон. Он никогда не станет обсуждать Джесси с этим изысканно говорящим французом. Вместо этого он спокойно выложил свою ставку и взял карты.
        Через несколько партий Джейк начал подозревать, что МакКаферти и Бочек как-то манипулируют картами. Это давало им мало выигрыша, но за эти дешевые трюки Джейк решил с ними посчитаться.
        В следующей партии Бочек резко поднял ставку, Джейк раздавал карты. Бочек перевернул три короля и потянулся за деньгами.
        - Не спеши, Бочек, - улыбнулся Джейк, переворачивая свои карты, у него был полный сбор - все три туза. У Бочека сразу изменилось выражение лица. Он бросил убийственный взгляд на МакКаферти, который робко поглядывал на него.
        Следующие несколько партий выигрывали поочередно то Джейк, то Ла Порте, несмотря на мошеннические уловки Бочека и МакКаферти. Дон Игнасио продолжал проигрывать, что не удивляло Джейка, старик выигрывал очень редко. К концу первого часа Джейк сорвал большой понт, игра начала доставлять ему удовольствие. Когда карты снова раздали, Ла Порте снова обратился к Джейку, вертя в руках бриллиантовую булавку.
        - Итак, монсеньор Вестон, как идут дела в Компаниях Таггарта?
        - У нас были свои трудности, но сейчас шхуны перевозят все больше и больше грузов по реке, благодаря раскопкам золота около Мервилла. И благодаря Алексу Абернатти, Бочек ежемесячно уменьшает свои фрахтовые операции.
        Успешно работающий менеджер грузового вокзала Абернатти постоянно теснил со своих позиций Компанию Уэлс.
        - Только потому, что у нас недостаточно места для грузовых операций, - сердито проворчал Бочек.
        - Я думал, что, возможно, сейчас, - вмешался Ла Порте, - ты готов продать шхуны или грузовые фургоны.
        - А, может быть, и то, и другое, - добавил Бочек, приподняв брови.
        За столом стало тихо, как будто все были заинтересованы узнать ответ Джейка.
        - Как известно Харасу, мой партнер не собирается ничего продавать. А если она решит продать, куплю я. Я не заинтересован в продаже, джентльмены.
        - Мистер Вестон совершенно прав, - сказала Джесси, выглядывая из-за широкого плеча Ла Порте. - Кажется, мне начинает нравиться быть деловой женщиной.
        Джейк отодвинул стул и встал, также как и все остальные мужчины за столом, исключая Бочека.
        - Джентльмены, разрешите представить вам моего партнера, мисс Джессику Таггарт.
        - Мисс Таггарт и я познакомились в поезде, - сказал Ла Порте, хищно улыбаясь. - Но для меня путешествие из Рено показалось слишком коротким.
        Джесси мягко рассмеялась.
        - А я, - вставил Харас, - представляю интересы мисс Таггарт в ее бизнесе.
        - Пожалуйста, джентльмены, - сказала Джесси, - не прерывайте игру, - мужчины сели, Бочек стал раздавать карты. - О, мистер Вестон, пока я не забыла, я надеюсь, что завтра вы меня познакомите с речными транспортными операциями в Юба Сити.
        Разложив карты, Джейк ответил, не глядя на нее.
        - Боюсь, что на предстоящие несколько дней у меня уже есть планы. Мы договоримся на следующей неделе, когда сможем съездить туда. Можно в следующий понедельник, если это вам подходит.
        - Конечно. Мне предстоит еще многое узнать и многому научиться. И я хочу совершить поездку по реке по маршруту доставки грузов.
        Джейк подавил тяжелый вздох. Больше всего ему не хотелось совершать поездку по реке на этих дырявых старых посудинах. При одной мысли об этом ему становилось плохо.
        - Педди сможет вас проводить.
        - Я хотела бы, чтобы поехали именно вы, - сказала Джесси. - У меня могут быть вопросы.
        - У меня уже есть планы на ближайшие дни, - повторил ой. Она была разочарована, но он ни за что не признался бы, что страдает морской болезнью. Ла Порте выиграл следующий большой банк. Он с улыбкой обернулся на Джесси, которая все еще стояла позади него.
        - Вы принесли мне удачу, cherie, - Ла Порте поцеловал ей руку.
        Скулы у Джейка напряглись. Джесси отдернула руку и покраснела. Ла Порте собрал свой крупный выиграш, включая сто долларов Джейка и последние деньги Дона Игнасио.
        - Как вы собираетесь расплачиваться, Дон Игнасио? - спросил Кац Бочек.
        Дон Игнасио вытащил из кармана закладную и бросил ее на стол.
        - Приезжайте на мою фазенду, сеньор Бочек. Мы обсудим это там.
        Старик выглядел усталым, он поднялся и тяжело отошел от стола.
        - Это уже четвертая закладная, которую я взял у этого транжиры за последние два месяца, - сказал Бочек. - В первый раз он заплатил мне скотом. Все, что у него осталось, это несколько захудалых акров земли и старая постройка. Наверное, мне нужно взять на все это закладную.
        - Он старается отыграться, - заметил Джейк.
        - Жаль, - добавил Рене. - Несколько лет назад Гутерец владел тысячами акров земли.
        - Никто, черт возьми, не гарантирован от потерь, - сказал Бочек.
        Джейк закурил свою черную сигару.
        - Почему ты не раздаешь карты, Бочек, вместо того, чтобы болтать?
        - В чем дело, Вестон, - Бочек сердито посмотрел на него. - Не можешь дождаться, пока проиграешь свои деньги? - он перетасовал карты.
        - Я думаю, что не буду играть на этот раз, - Ла Порте встал и предложил руку Джесси. Она улыбнулась ему и позволила отвести ее к столу в углу зала.
        - Наблюдая за ними, Джейк проиграл все четыре партии подряд.
        - Мне не везет, джентльмены, - Джейк шумно отодвинул стул.
        - Загляните ко мне, Вестон, - сказал Бочек, - когда вы решите продавать. Я могу составить интересную партию.
        - И не мечтайте об этом, - Джейк направился к бару.
        - Лучше продать, пока вы еще процветаете, - Бочек откинулся на спинку стула и сделал глоток виски.
        - Что, черт возьми, вы имеете в виду? - насторожился Джейк.
        Бочек пожал плечами.
        - Я не имею в виду ничего особенного. Просто старина Таггарт мог еще перед смертью распродать все и наслаждаться жизнью. Умный человек выходит из игры… пока у него хорошо идут дела.
        - Не продается, - медленно ответил Джейк, подчеркивая каждое слово. Он бросил взгляд на Мак-Каферти: - Не продается.
        МакКаферти и Бочек пожали плечами. Джейк встал, подошел к бару и заказал себе виски. Джесси и Ла Порте сидели в дальнем углу, пили шампанское и смеялись.
        - Дай мне тройную порцию «Кто стрелял в Джона», - сказал Джейк Руперту. Опрокинув виски одним глотком, он со стуком поставил стакан: - Дай мне еще порцию.
        Руперт поспешил выполнить приказание.
        Джейк поднял стакан, разглядывая янтарную жидкость. Лови Макдуглас подошла к нему:
        - Что-то не так, Джейк?
        - Не что-то, а все.
        - Кажется, мисс Джесси и этот красивый француз прекрасно ладят. Если бы она вышла замуж, муж не позволил бы ей торчать в подобном месте. Это могло бы решить все твои проблемы.
        - Разве тебя не ждут твои клиенты? - Джейк опрокинул вторую порцию виски.
        - Нет, - сердито возразила Лови, - но те пятеро пьяных китайцев гораздо лучшая компания, чем ты, Джейк Вестон, - гордо подняв подбородок, Лови направилась к столу, где китайцы играли в «фараон».
        Джейк схватил ее полную руку.
        - Извини, Лови. Ты права, я не знаю, что на меня нашло.
        - Я знаю, но ты не поверишь мне, если я тебе об этом скажу, - Лови наклонилась к нему и чмокнула его в щеку. - Ты все равно мой самый любимый парень.
        - Спасибо, Лови, - Джейк постарался улыбнуться, но затем помрачнел снова. Кац Бочек и Харас МакКаферти закончили игру в карты и разговаривали с Джесси и Ла Порте. Ла Порте наполнил бокалы шампанским, и они подняли за что-то тост.
        Кац и Харас выпили шампанское и откланялись, звонкий смех Джесси звучал по всему салону. Она наклонилась к столу, чтобы лучше слышать то, что говорил Ла Порте. У Джейка свело желудок.
        - Ты не только злишься, как побитый кот, - сказала Лови, - ты и выглядишь, как побитый кот.
        С понимающим видом она покинула его.
        - Именно так, - сказал Джейк, ни к кому не обращаясь. Поставив стакан на стойку бара, он направился к столу, за которым сидела Джесси.



        Глава 8

        - Итак, cherie, вы ужинаете завтра со мной? - Рене улыбнулся девушке, его пальцы с наманикю-ренными ногтями накрыли ее руку.
        Джесси улыбнулась в ответ.
        - Думаю, что это будет… - прежде, чем она успела закончить, Джейк подошел к столу. Он стиснул зубы, лицо его было мрачным.
        - Нам нужно поговорить, - процедил он сквозь зубы, обращаясь к Джесси, - и сейчас же.
        Схватив ее за руку, он вынудил ее встать.
        Его остановил мягкий голос Рене:
        - Леди разговаривала со мной, монсеньор Вестон. Я считаю, что вы помешали нам.
        - Это тебя не касается, Ла Порте, - сердито ответил Джейк, - это бизнес, и он касается только моего партнера и меня.
        - Я считаю, что мадемуазель Таггарт сама это решит, - отодвинув стул, Ла Порте вскочил на ноги.
        - Все хорошо, Рене, - сказала Джесси французу, готовому вступиться за ее честь, - я уже начинаю привыкать к салонным манерам мистера Вестона.
        Джейк молча глянул на нее и потянул за собой к одной из дверей задних комнат. Это была кладовая, заполненная бочками с виски, мешками с сахаром, корзинами и коробками. Джесси начала злиться.
        - Что вы себе позволяете? Уберите свои руки!
        - А что, черт возьми, в ы себе позволяете? Как давно вы знаете этого француза?
        - Все, что я себе позволила, это приняла приглашение на ужин. А насколько хорошо я знаю монсеньора Ла Порте, - она намеренно произнесла его имя на прекрасном французском, чтобы позлить Джейка, - то это вас не касается.
        - Нет, это меня касается. Ла Порте - это известный ловелас. Он известен на всем побережье Барбари Коуст. Ему нужно только одно, и все приличные женщины знают об этом.
        Джесси побледнела.
        - Вы обманываете… Вы хотите сказать…
        - Нет, - оборвал ее Джейк, голос его стал мягче. - Но если вас увидят вместе с Ла Порте, то все подумают о вас именно это. Если вы хотите, чтобы вас приняли в приличном обществе, вам лучше держаться подальше от Ла Порте. По этой же причине вам лучше держаться подальше от «Милого Ангела».
        - Мне наплевать на приличное общество. Мистер Ла Порте - джентльмен. Мы с ним провели несколько часов в поезде, и он пригласил меня на ужин. И я собираюсь пойти.
        - Вы этого не сделаете, черт возьми. Сейчас вы вернетесь туда и вежливо отклоните его предложение.
        - А если я этого не сделаю?
        - А если вы этого не сделаете, я крепко привяжу вас в своем офисе.
        - Вы не осмелитесь. Если вы сделаете это, Рене этого не потерпит.
        - Да, может быть, и не потерпит. Но он быстро окажется на лопатках! И если вы хотите в этом убедиться… - сверкающие голубые глаза Джейка пригвоздили ее к месту, он явно бросал ей вызов.
        Джесси выпрямилась, вздернула подбородок.
        - Вы не можете угрожать мне, Джейк Вестон. Я буду делать то, что хочу и когда хочу. Если я даже отклоню его предложение сегодня, рано или поздно у меня появится другая возможность принять его предложение.
        - Нет, вы не сделаете этого. Потому что, если вы сейчас не дадите мне слово, что никуда с ним не пойдете, я собираюсь отнести вас наверх так же, как это сделал Бык Хаскин, и свяжу вас, как и обещал. Рано или поздно, вы все равно поймете причину.
        - Не хочу слышать ваши угрозы. Вы не имеете никакого права принимать за меня решения, - Джесси гневно смотрела на него, но в то же время она не хотела никаких ссор между двумя мужчинами. Она заметила, что в кармане жилета Рене носит крупнокалиберный пистолет, и один Бог знает, какое оружие носит такой человек, как Вестон.
        И все же Джейк Вестон не должен командовать ею, как и никакой другой мужчина! Джесси колебалась лишь одно мгновение, затем бросив украдкой взгляд на дверь, она кинулась к ней. Двумя прыжками Джейк настиг ее, схватил за руку и оттащил от двери.
        - Нет, ты не убежишь, дерзкая девчонка. Ты не уйдешь из этой комнаты, пока не дашь мне слово, что не будешь встречаться с Ла Порте.
        - А почему вы думаете, что я сдержу слово? - спросила Джесси.
        - Потому, что ты Таггарт, не так ли?
        Джесси взглянула на него, соглашаясь, что он прав. Если она даст ему слово, она его сдержит.
        - Но я не верю, что Рене так уж плох.
        - Когда дело касается женщин, он очень плох. Когда он получает все, что хочет, и когда он пресыщается, то просто выбрасывает женщину, как грязную тряпку.
        - А как насчет вас? Когда дело касается женщин, вы ведете себя по-другому?
        Выражение лица Джейка немного смягчилось, в уголках губ заиграла легкая улыбка.
        - Может быть, и нет. Но я вас никуда не приглашаю.
        Джесси вскинула голову, она снова разозлилась.
        - Почему нет? Потому что я ваш партнер, или я недостаточно привлекательна для вас?
        Взгляд Джейка остановился на соблазнительных очертаниях ее полной груди.
        - Вы очень привлекательны. В этом салоне не найдется ни одного мужчины, который не поклялся бы в этом. Но вы также избалованное маленькое создание, которое приносит одни только заботы. Вам нужен муж, который взял бы вас в ежовые рукавицы. Но где можно найти такого сумасшедшего, который бы занялся этим, не могу себе представить. Ни Ла Порте, и ни один из присутствующих здесь не собираются играть в мужей.
        Джесси открыла рот от удивления.
        - Вы… Вы грубый, невоспитанный и ни на что не годный, бегающий за женщинами… ублюдок! Как мог мой отец поступить так жестоко, сведя нас вместе?
        - Может быть, я и ублюдок, - ответил Джейк, с выражением, не совсем понятным Джесси, - может быть, и многое другое. Но это не меняет дела. Я хочу, чтобы вы дали слово, что не будете встречаться с Ла Порте.
        - Идите к черту! - закричала Джесси, не в силах больше сдерживать свой гнев.
        - Этого бы не допустил твой отец, Джесси.
        - Мой отец никогда не командовал мною.
        Джейк наклонился ближе к ней, прижимая ее к своей груди.
        - Я хочу, чтобы ты дала слово.
        Джесси высвободила руку и замахнулась, чтобы ударить его, но Джейк успел перехватить ее руку.
        - Черт тебя побери, Джесс, - сказал он сердито.
        Он еще крепче прижал ее к себе, наклонил голову и поцеловал девушку - это горячее объятие ошеломило Джесси. Она ощущала теплоту его тела, его твердые губы, которые страстно обжигали ее рот. Джейк приподнял ее подбородок, поцелуй стал еще крепче. Она открыла рот, чтобы запротестовать, но его язык коснулся ее языка, она перестала отталкивать Джейка.
        Что же с ней происходит? С негромким стоном она подалась к нему. Даже когда Джейк выпустил ее руку, она продолжала прижиматься к нему. Ее руки сами поднялись вдоль его спины, дошли до плеч, пока не достигли шелковистых прядей его волос. Она почувствовала дрожь во всем теле и снова непонятное теплое покалывание где-то внизу живота.
        Чувства ее раздвоились, она понимала, что ей нужно остановиться, но другая, тайная часть ее сознания желала, чтобы этот поцелуй длился вечно, ей хотелось узнать, куда приведут эти жаркие ощущения, хотелось поддаться сильному желанию, которое она чувствовала глубоко внутри.
        Она отвечала на его поцелуй, его язык ласкал ее язык и губы, его руки скользнули вниз, к ее бедрам, и наконец, он обхватил обеими руками низ ее бедер и крепко прижал к себе. Джесси тихонько застонала. Даже сквозь пышные складки юбки она чувствовала его сильные теплые руки, они нежно ласкали ее. Ее тело покрылось мурашками, и она задрожала.
        Внезапно она почувствовала, как что-то твердое и настойчивое прижимается к ее телу. Она широко открыла глаза. Хватая ртом воздух, она отпрянула от него, ее лицо горело, сердце бешено колотилось.
        Джейк также чувствовал себя оглушенным. Внезапно дверь отворилась, яркая полоса света осветила полутемную комнату. Руперт удивленно смотрел на них.
        - Босс, извините, что помешал вам. Один из клиентов обвиняет Стибби, что тот пользуется мечеными картами. Это скотовладелец, который ходит с ружьем. Педди занят, а тот новенький опять куда-то исчез. Думаю, вам лучше выйти самому, пока еще можно что-то сделать.
        - Я сейчас приду.
        Руперт закрыл дверь, а Джейк перевел дыхание и повернулся к Джесси.
        Она выглядела немного растерянной, ее глаза были широко раскрыты, она пристально смотрела на него.
        - Извини меня, Джесс, я совсем не хотел этого. Но это только подтверждает все то, что я сказал тебе.
        - Да? - Джесси подняла голову. Она хотела казаться безразличной, одной рукой она ухватилась за складки юбки, другую поднесла к горлу. Она чувствовала под рукой частое биение пульса. - И каково же ваше мнение?
        - Что ты еще наивная маленькая школьница, которая совсем не готова сдерживать аппетиты таких мужчин как Ла Порте.
        - Я не наивная.
        - Если вы хотите еще доказательств, я буду счастлив их предоставить, - Джейк угрожающе направился к ней.
        Джесси собрала все свои силы, чтобы не отступить.
        - Вы дьявол, Джейк Вестон.
        - А Ла Порте - негодяй. Я требую вашего слова.
        Стараясь убедить себя, что ее сердце бьется так сильно от гнева, Джесси твердо посмотрела на него.
        - Хорошо, - сказала она наконец. - Я не буду встречаться в Ла Порте, по крайней мере, некоторое время.
        - Нет, не так.
        - Я не стану встречаться с ним, пока не узнаю о нем больше.
        - Попробуй еще раз.
        - Я не буду встречаться с ним в течение двух недель.
        Джейк одобрительно улыбнулся.
        - Давай договоримся на месяц, Джесс. Если через месяц ты все равно захочешь встретиться с ним, это будет твое личное дело.
        Стараясь понять, действительно ли в его глазах светилось беспокойство о ней, Джесси наконец уступила.
        - Хорошо, пусть будет месяц.
        - Он негодяй, - повторил Джейк, его обычное чувство юмора возвращалось к нему, - но у него глаз наметан на самых хорошеньких женщин на побережье Барбари.
        Взгляд Джейка не отрывался от ее фигуры, на губах играла легкая улыбка. Но вдруг он нахмурился, как если бы вспомнил что-то неприятное, и быстро вышел из комнаты.
        Джесси опустилась на мешок с сахаром. Боже мой, что же случилось? Ее охватила дрожь, она дотронулась до своих губ. Щеки и губы горели, она все еще ощущала вкус его губ. Это совсем не похоже на поцелуи Бенджамина Кафера. Прикосновения Бена были легкими и нежными. Джесси не возражала против его поцелуев, она чувствовала себя желанной. Поцелуи Джейка, наоборот, возбуждали в ней самой сильное желание.
        Хуже всего было то, что это слишком ей понравилось. Если честно, то ей не хотелось, чтобы он останавливался. Боже милостивый, Джейк Вестон такой негодяй и грубиян, каких она раньше не встречала. Возможно, он обманывал ее отца, и, может быть, обманывает ее сейчас. А может быть, он даже имеет какое-то отношение к смерти ее отца - но она не могла думать ни о чем, кроме как о его объятиях и его губах.
        Решительно тряхнув головой, Джесси поднялась на ноги. Черт возьми! В сердцах она стукнула мешок с сахаром носком туфельки, причинив только боль своей маленькой ножке. Он заставил ее дать обещание не встречаться с Рене, но интересно, мог бы Рене вести себя так, как Джейк? Этот француз показался ей настоящим джентльменом, но, конечно, она еще недостаточно его знала, чтобы быть в этом абсолютно уверенной. Но как Джейк, который так себя вел с ней, осмеливался критиковать другого!
        Снова вспомнив страстные прикосновения Джейка, Джесси застонала от смущения. Какой наглец! Боже мой, о чем думал ее отец?
        Решив выйти в зал, она направилась к двери. Возле нее на посту стоял Педди. Интересно, как бы повел себя Педди, если бы она позвала на помощь?
        - Я еду домой, - сказала она ему. Педди кивнул. Стараясь не смотреть на Джейка и на Рене Ла Порте, она последовала за Педди, который проталкивался через заполненную людьми комнату. Она не приедет сюда ни завтра, ни послезавтра. Ей нужно время, чтобы подумать. Ей нужно держаться подальше от Джейка Вестона, насколько это возможно.


        На следующий день Джейк проснулся после полудня с сильной головной болью. Во сне ему снились большие ножи и шнурки из красного шелка, еще ему приснилось, что он занимается любовью со своим новым боссом.
        Джесси уехала сразу же после инцидента в кладовой, ни на кого не взглянув и ни с кем не попрощавшись. Джейк чувствовал угрызения совести. Старина Таггарт застрелил бы его, если бы узнал, какие вольности он себе позволил с его дочерью. Джейк совсем не собирался ее целовать. Он совсем не хотел связываться с дочерью Таггарта. Но она сводила его с ума, и у нее это чертовски хорошо получалось. Поцелуй казался самым естественным и, конечно, самым приятным способом заставить ее заткнуться.
        Сидя на краю постели, Джейк вспомнил, что вчера он осушил бутылку францисканского бренди, тщетно пытаясь выбросить из головы девушку. Он никак не мог забыть податливость ее стройного тела, мягкость пышной груди, когда он сжал ее в объятиях, крепкую округлость ее бедер. Джейк выругался про себя.
        Голова все еще болела. Он побрился, оделся и сошел вниз. Подойдя к бару, он разбил яйцо в пивную кружку, наполнил ее пивом, выпил залпом. Эта смесь взбодрила его. Он поставил кружку на место и пошел вдоль бара, чтобы помочь Руперту внести бочку с виски за стойку.
        Пять лет назад, когда он впервые встретился с Генри Таггартом, он тоже работал за стойкой бара и подавал напитки. Он попал в Калифорнию с армией Конфедератов, после Техаса обосновался в Ричмонде. Его мать умерла во время эпидемии холеры еще до войны[Война Севера и Юга.] , а отца он никогда не знал. Известие, что отец его женился и обзавелся другой семьей, никогда его не трогало.
        Джейк считал брак ложью, когда спишь с одной женщиной, а выпуклость в твоих бриджах болит от желания уйти к другой. Еще в ранней юности Джейк решил, что никогда не женится.
        - Спасибо, босс, - сказал Руперт, когда Джейк подставил свое плечо. - Эти чертовы бочки становятся все тяжелее с каждым годом. Ты не считаешь, что они увеличивают их вес, а?
        - Не знаю, Руперт, этот чертов бизнес начинает мне надоедать. Все кажется тяжелее, труднее и отвратительнее.
        - Хотел бы, чтобы янки снова отправили тебя в Эльмиру?
        Джейк улыбнулся:
        - Что-то вроде этого, черт подери.
        Он был капитаном кавалерии, руководил атакой на Хатчер Ран, когда под ним подстрелили лошадь. С пулями в плече и бедре, его захватили в плен янки и доставили в Нью-Йорк. Цинга, крысы, умирающие солдаты-конфедераты - все это превратило его Шестимесячное пребывание в Эльмирской тюрьме в самое худшее время в его жизни.
        - На тебя плохо влияет партнерство с мисс Джесси. Ты стал таким мрачным.
        - Она сущее наказание, Руперт, а этом нет сомнения. Но она гораздо умнее, чем я думал, и чертовски решительна. Если бы ты мне сказал, что женщина, получившая такое воспитание, может сразу сообразить, как вести здесь дела, я бы сказал, что ты слишком много куришь эту китайскую травку.
        - То же самое сказал вчера Ла Порте, - ответил Руперт. - Он считает, что она так же умна, как и красива, и он был бы совсем не против быть ее партнером.
        Джейк тяжело глянул на него и выругался.
        - Я пойду в «Золотую колючку», посмотрю, как дела у конкурентов.
        Он повернулся и направился к двери.
        Моник Дюбуа вылечит его от похмелья. Она вылечит его тело и избавит от мыслей, которые не дают ему покоя.


        Если «Милый Ангел» в основном полагался на девушек, то «Золотая Колючка» устраивала различные представления для привлечения клиентов. Салон представлял собой узкое двухэтажное здание со сценой в конце зала, по обеим сторонам сцены располагались бары, наверху находился ряд кабин с бархатными занавесками, что позволяло клиентам наблюдать представление, если они были заняты чем-то более привлекательным.
        Салон принадлежал Ноб Хилл Кейт, которая владела им совместно с Моник Дюбуа,
«приемной дочерью» Кейт. В течение последних двух лет Джейк время от времени встречался с Моник. У нее была стройная талия, а Кейт, наоборот, была толстухой. У хорошенькой маленькой француженки были длинные черные волосы, цвет лица, как у фарфоровой статуэтки и сверкающие бирюзовые глаза.
        Моник развлекалась только с теми мужчинами, которых выбирала сама. Она никогда не посещала кабины, и ни за какие деньги ее нельзя было соблазнить войти туда. Она была принцессой «Золотой Колючки», а Кейт - королевой. Кейт была достаточно умна, позволяя Моник сохранять ее привилегированное положение, она прекрасно понимала, как важно, чтобы было что-то, что клиенты не могут купить, о чем они могут только мечтать. И этим что-то была Моник.
        Толкнув вращающуюся дверь, Джейк плечом прокладывал себе дорогу через переполненный салон. Черт возьми, старушка Кейт очень удачно наняла эту танцовщицу, исполняющую танец живота. Фатима так трясла бедрами, что, казалось, стены ходили ходуном. Мужчины столпились у баров, все столики были заняты.
        Известная на Западе исполнительница танца живота была самой жаркой приманкой
«Золотой Колючки». Когда женщина выступила в первый раз, зрители пораженно молчали, и Кейт подумала, что мужчинам она не понравилась. Но когда изящные, томные движения и сладострастные вращения замерли, раздался такой громоподобный рев толпы, что беспокойство Кейт сменилось на страх, что эта толпа просто разнесет дом.
        Пытаясь отыскать Моник, Джейк осматривал переполненный салон. Он не видел ее уже целую неделю, хотя хотел бы встречаться почаще. Однако это было бы признанием его особого интереса к ней, что выходило за рамки просто хорошего знакомства. Джейк совсем не хотел каких-либо обязательств. Хотя Джейк этого не поощрял, Моник иногда переходила улицу и сама приходила к нему в комнату, обычно после закрытия «Милого Ангела», и уходила всегда перед рассветом.
        Заметив ее за одним из столиков около сцены, развлекающей двух городских чиновников, Джейк направился туда. Так как он был выше всех мужчин в салоне, Моник сразу же увидела его.
        - Bonjour, cheri, - приветствовала она его со своим милым французским акцентом, целуя в щеку и слегка прижимаясь грудью к его груди, - познакомься с советником Петерсоном и судьей Фендерманом, вы не знакомы?
        - Джентльмены, - Джейк пожал руки обоим мужчинам, и, подчиняясь правилам своей профессии, сделал вид, что не знает их, хотя Фендерман был одним из его постоянных клиентов.
        - Вы будете долго заняты, Моник? Нам нужно… обсудить кое-что.
        - Нет, cheri. Я просто хотела убедиться, что у джентльменов хорошие места. Почему бы тебе пока не выпить в баре, я присоединюсь к тебе, как только начнется представление.
        - Джентльмены, - Джейк поклонился и стал пробираться через толпу к бару. Его совсем не удивляло и не оскорбляло внимание Моник к этим двум клиентам. От голосов советников и власти судей зависело существование Тендерлона. Было нелегко сохранить их расположение, так как чиновники испытывали постоянное давление городских церквей, требующих разогнать Тендерлон.
        По салону разнеслись звуки восточных струнных музыкальных инструментов, голоса за столиками стихли, и все внимание сосредоточилось на сцене. Украшенная блестящими браслетами и разноцветным шелком, из-за занавеса появилась рука, двигающаяся, как завороженная змея, в такт музыке. Занавес раздвинулся, и Фатима закружилась по сцене. Ее вращения становились все быстрее, и даже Джейк не мог оторвать глаз. Он едва не пропустил, как Моник подошла к нему.
        - Cheri, - недовольно сказала Моник, - я вижу, ты слишком увлекся прелестями Фатимы.
        - Хорошенькая толстушка, - поддразнил ее Джейк, переводя взгляд на красивую француженку. - По сравнению с тобой, она выглядит, как погонщик мулов.
        - Правда? - хотя она доверчиво улыбнулась, выражение лица сохраняло некоторое сомнение.
        Джейк смотрел в бирюзовые глаза Моник, и думал, что Фатима выглядит по сравнению с ней обычной ресторанной девушкой, хотя очень и очень немногие смогли бы соперничать с Фатимой в танце. Неожиданно он вдруг представил себе большие зеленые глаза Джесси, в которых светились боль и укор. Джейк прогнал ее образ. Разве Джессике не все равно, что он делает? А если даже и не все равно, почему это должно волновать его?
        - У меня в комнате есть бутылка прекрасного шампанского со льдом. Я ждала, что ты сегодня придешь.

«Ты надеялась, что один из двух или трех мужчин, к которым ты благоволишь, навестят тебя», - подумал Джейк, но принял ее предложение.
        - Давай, пойдем посмотрим, так ли уж оно прекрасно.
        Поднимаясь по лестнице, он оглянулся на зал. Сегодня его не сопровождали завистливые взгляды мужчин, так как их внимание было поглощено Фатимой.
        - Она двигается так только на сцене, - капризно сказала Моник, заметив его взгляд, - но если ты предпочитаешь смотреть на нее…
        Она хотела уйти, но Джейк схватил ее за руку.
        - Нет, ты не уйдешь, француженка, - обняв ее, он крепко поцеловал девушку. Ее рот открылся навстречу его губам, и Джейк заметил, что губы у нее были прохладными и тонкими, а у Джесси полными и теплыми. Как очень опытная женщина, Моник раздвинула языком его губы, проникла внутрь, лаская его язык, одновременно ее пальцы поглаживали его шею.
        Ему всегда нравились ее опытные прикосновения, но по сравнению с искренним и невинным ответным чувством Джесси, в поцелуе Моник чего-то не хватало. Внезапно он почувствовал неуверенность, действительно ли он хочет заниматься с ней любовью. Он отстранился от девушки. Моник улыбнулась ему, переплела свои пальцы с пальцами его руки и подтолкнула в свою комнату. Он неуверенно последовал за ней.


        Джейк лежал удовлетворенный, его головная боль прошла, но в мыслях царил беспорядок. Когда он занимался с девушкой любовью, то представлял себе, что целует не Моник, а Джесси. Ему казалось, что это тело Джесси изгибается под ним, что это ее грудь он ласкает. Он пришел к Моник, чтобы забыть зеленоглазую девушку, но все время думал только о ней.
        Пальцы Моник скользили по его шее и груди. Когда она заговорила, в ее голосе звучала какая-то непонятная нотка.
        - Когда мы занимались любовью, дорогой, ты что-то произнес.
        Джейк внутренне напрягся. Неужели он вслух произнес имя Джесси?
        - Я не помню.
        - Каким именем ты меня назвал? - Моник повернулась набок, голос звучал холодно.
        - Милая. Я назвал тебя милой.
        Моник встала на колени рядом с ним, она взволнованно дышала, ее грудь то опускалась, то поднималась.
        - Кто такая Джесси?
        Джейк почувствовал, что краснеет.
        - Тебе, наверно, послышалось. Ты же знаешь, я люблю шутить.
        Моник встала и надела красивый шелковый халат.
        - Кто такая Джесси? - настойчиво повторила она.
        - Я уверен, что не произносил имени Джесси, Моник.
        Та покраснела. Несмотря на все свои достоинства, у Моник был один хорошо известный недостаток - ее слишком вспыльчивый характер.
        - Ты… сказал… Джесси… - она потянулась за бокалом шампанского у кровати. Джейк надеялся, что напиток успокоит ее. Но вместо того, чтобы выпить, он запустила бокалом в него. Джейк увернулся, бокал ударился в стену позади него и разбился.
        - Моник, это было такое хорошее шампанское.
        - Ты ублюдок, - ее губы скривились. Джейк схватил бриджи. Он успел надеть их на одну ногу, когда она запустила в него флакончиком духов. Его движения были скованы, он не успел увернуться, флакончик пролетел мимо плеча и ударился ему в щеку.
        - Прекрати, Моник, - Джейк тоже начинал злиться.
        - Ты сукин сын, - плюнула она и пошла за бутылкой шампанского.
        Ругаясь, он быстро натянул брюки на вторую ногу, подтянул их и застегнул пуговицы. Схватив бутылку, Моник бросилась на него.
        Джейк успел схватить ее за руки, когда она хотела ударить его бутылкой по голове.
        - Успокойся, - приказал он, толкнув ее на кровать и придавив своим телом.
        - Я думал, что тебе все равно, где я нагуливаю свой аппетит.
        - Надеюсь, что ты умрешь с голоду, Джек Вестон, - закричала она, пытаясь ударить его снова.
        Джейк вырвал бутылку у нее из рук.
        - Ты маленькая злючка! Успокойся! Если тебе не нравится то, что я говорю, ты всегда можешь найти мне замену.
        Моник смотрела на него сверкающими глазами, она понемногу затихла в его сильных руках. Пока Джейк молча одевался, она лежала, свернувшись клубочком и чувствуя себя очень оскорбленной.
        Разозлившись на себя и на то, что произошло, он направился к двери и открыл ее.
        - Увидимся через пару дней, - бросил он через плечо, хотя и не собирался больше приходить. С него надолго хватит Моник.
        - Иди к своей Джесси, - она плюнула в его сторону.
        - Моник, - начал он, но тут же быстро захлопнул дверь, так как бутылка шампанского полетела в него и со звоном разбилась об дверь.

«Ох уж эти женщины!» - думал он, уходя. Не одна, так другая приносят ему одни неприятности.
        Когда он проходил по шумному салону, то столкнулся к Кейт.
        - Это же мой любимый конкурент, - сказала та, - Джейк, что с тобой? - она уперлась руками в широкие бедра, ее волосы были выкрашены в непривычный оттенок каштанового цвета. Кейт все еще была привлекательной женщиной. Она крепко обняла его, затем отстранилась.
        - Ты не очень-то хорошо выглядишь. Что случилось с твоим лицом?
        - Все прекрасно, Кейт, - он машинально потрогал щеку. Губы непроизвольно растягивались в улыбке.
        - Наконец-то я понял, почему вы так назвали свой салон. Золото - это ты, а Моник - колючка.
        Кейт засмеялась:
        - Даже у роз есть шипы.
        Джейк молча кивнул. Он направился к выходу из прокуренного салона. На улице он остановился и глубоко вздохнул. Если у роз есть шипы, решил он, мне нужно найти себе орхидею.



        Глава 9

        После продолжительного и полезного визита к мадам Делейн, рекомендованной как лучшая модистка города, Джесси вернулась в отель.
        Она не была в «Милом Ангеле» два вечера, но решила, что для визитов туда ей потребуются платья иного стиля, что-то более смелое, хотя элегантность и классический стиль, безусловно, должны сохраняться. Ее траурные платья из простой черной бумазеи совсем не подходят к обстановке в «Ангеле».
        Первые несколько вечеров в «Милом Ангеле» показали Джесси, что ее присутствие не остается незамеченным. Как это было и раньше, она воспользуется своей внешностью, которой наградил ее Бог, в свою пользу. Хотя ей не хотелось в этом признаваться, но она надеялась, что Джейк Вестон не останется равнодушным, что она сведет его с ума!
        Проходя по фойе отеля под хрустальными канделябрами, Джесси направилась к витой лестнице, ведущей на второй этаж к ее комнате.
        - Мисс Таггарт, - окликнул ее служащий отеля, - вас искал мистер Ла Порте. Он сказал, что вернется примерно через час. Это уже скоро.
        - О нет, - пробормотала Джесси.
        - Какие-нибудь проблемы? - спросил служащий.
        - Ничего особенного. Просто…
        - Мадмуазель Таггарт? - услышала она мягкий голос Рене. Он направлялся к ней. Рене был очень красив в своем костюме кремового цвета.
        - Я надеялся, что смогу повидать вас.
        - Здравствуйте, Рене, - она протянула ему руку, красивый француз поцеловал ее.
        - Можете вы мне уделить минутку?
        - Конечно, - Рене провел ее к небольшому диванчику перед большим мраморным камином, который занимал одну стену фойе.
        Джесси села, он занял место рядом с ней, ближе, чем следовало бы по приличиям.
        - Вы так быстро ушли в тот вечер, мы не закончили разговор.
        - Я… Мне очень жаль. Я не очень хорошо себя чувствовала.
        - Я понимаю, - он бросил на нее одобрительный взгляд. - А как насчет сегодня? Вы сможете поужинать со мной?
        Джесси разгладила складки юбки. Если бы она не пообещала Джейку, было бы так легко дать согласие этому красивому мужчине. Она не верила, что он действительно плохой человек. Кроме того, она хотела иметь свое собственное мнение о людях - правильное или неправильное. Она уже взрослая женщина, наконец-то независимая, и она сама за себя отвечает. Хотя было что-то такое в Рене… что-то, что она уловила еще в поезде, но не придала особого значения. Она наблюдала за ним из-под ресниц, в нем было что-то хищное. Это то, что она не могла определить сразу. Со стороны Джейка она тоже чувствовала тайную опасность, но почему-то именно поэтому он нравился ей еще больше.
        - Я решила, что мне еще слишком рано появляться в обществе после смерти отца, - сказала она, чтобы отказ не был обидным. - Я ценю вашу любезность, но думаю, что должна отклонить ваше приглашение.
        - А вы не считаете, что… Ваш партнер… повлиял на ваше решение? Он и я, мы очень разные люди.
        - А по отношению к женщинам? - спросила Джесси. Рене улыбнулся в ответ.
        - К женщинам мы относимся одинаково. К бизнесу тоже. Возможно, общего у нас гораздо больше.
        - И оба мошенники, я думаю, - поддразнила Джесси.
        Рене взял ее руку в свою.
        - Я терпеливый человек, Джессика. Гораздо более терпеливый, чем Джейк Вестон. Я подожду, пока вы будете согласны. Когда это произойдет, я буду близко, - его глаза цвета меда потемнели, - я многому могу научить вас. Через некоторое время вы поймете, что я имею в виду.
        Джесси вырвала руку, начиная думать, что предупреждения Джейка не были преувеличением.
        - Ценю вашу дружбу, Рене, - она подчеркнула слово, - но сейчас, кроме дружбы, я ни от кого ничего не хочу.
        Джесси поднялась, эффектно закончив разговор.
        - Как хотите, cherie, - он поклонился, но его глаза говорили, что он не собирается прекращать преследование. Его внимание к ней было интригующим и одновременно вызывало беспокойство.
        Время покажет, решила она.
        - Спасибо, что зашли, Рене.
        - Быть в обществе красивой женщины для меня наслаждение. Если вам что-нибудь понадобится, обращайтесь без всяких колебаний.
        Улыбнувшись, он направился к двери.
        Джесси облегченно вздохнула. Хотя Джейк Вестон целовал ее, а если точнее, то просто лапал, он ясно дал понять, что она его, как женщина, не интересует. Рене вел себя как джентльмен, но смотрел на нее с таким явным желанием, что у нее по телу пошли мурашки. Кто из них двоих был опаснее, ей еще предстоит решить. Удивляясь, как это ей сразу удалось попасть в такое затруднительное положение, Джесси снова поклялась себе, что сама позаботится о своей судьбе. Пусть Джейк Вестон и Рене Ла Порте оба идут к дьяволу!


        Казимир Бочек вышагивал по своему кабинету на третьем этаже офиса. Пол был покрыт пушистым персидским ковром.
        Из кабинета можно было видеть всю территорию Телеграфной и Грузовой компании Уэлс. Рабочие разгружали, сортировали и перегружали на другой транспорт дневной груз. Некоторые грузы прибыли из-за гор Сьерра Невада, другие с Восточного побережья и даже из дальних стран.
        Кац сплюнул в корзину для бумаг, стоящую около его большого дубового письменного стола, и тяжело опустил свое грузное тело в кожаное вращающееся кресло. Когда он повернулся, чтобы посмотреть во двор, лишь его желваки выдавали гнев. Крепкой рукой он пригладил густые усы и нахмурился, увидев, как один из рабочих пинает перед собой какое-то тряпье, которое нужно было сжечь. Рабочий с опаской взглянул вверх на окно, не наблюдает ли за ним Бочек, бросил тряпье и вернулся к своей работе.
        Вагонщики, погонщики мулов, грузчики, трудившиеся внизу, знали, что они работают на очень властного человека, который частенько пускал в ход кулаки, доказывая, что он босс. Бочек прошел трудный путь по служебной лестнице в Компании Уэлс и считал, что только благодаря ему Компания заняла ведущее место в перевозке золотых слитков. Когда он приехал в Калифорнию в 1854 году, Компания занимала третье место после «Пейдж, Бэком и К°» и «Адаме и К°».
        Через три года, благодаря бешеной деятельности Бочека, Компания вышла на первое место. Кац был назначен главным менеджером в грузовом порту Сан-Франциско.
        Но с тех пор его не повышали, и он знал причину. Поляки не могли занимать положение выше, чем главный менеджер грузового вокзала. Молодые люди, занимающие должности выше его, были в родственных отношениях или с владельцами Компании, или с инвеститорами. Сэм Юнгерман, новый босс Каца, получил должность вице-президента Компании, потому что его отец был главным администратором Американ Экспресс.
        Хотя Компания Уэлс и Американ Экспресс не были связаны напрямую, у них были общие инвеститоры и даже общие члены консультативных советов - и, естественно, общие интересы.
        Юнгерман получил повышение вместо Каца, хотя квалификация Каца была гораздо выше. И это ничуть не удивило Каца. Он давно уже понял, что его собственные интересы и интересы Компании не совпадают. И если Кац хочет стать большим человеком, ему нужно выбрать свой собственный путь.
        И Кац знал, как это можно сделать. Главный менеджер Компании, он знал обо всем, что происходит в городе. Компания перевозила товары, людей и почту. В течение всех лет Кац собирал сведения, кто и что перевозил. Он не останавливался даже перед вскрытием писем, подержав их над паром. Ему лучше, чем банкирам, было известно, кто в городе делает деньги и, что гораздо более важно, он знал, как они делают деньги.
        Делая карьеру, он мудро использовал известную ему информацию. Удачно бросив намек, он получал свою долю от бизнесменов, которые не хотели, чтобы стало известно о нечестно полученных прибылях. Иногда он получал награду в виде подарков, иногда приходилось прибегать к угрозам, что их делишки станут известны полиции. Бизнесмены называли это шантажом, а Кац предпочитал скромно называть это платой за молчание.
        Кац выплюнул сигару в корзину и продолжал жевать табак. Хотя он заработал тысячи долларов в течение последних лет, а также накопил роскошные дорогие шелка, прекрасные европейские ликеры, изделия из слоновой кости, назначение на должность Юнгермана было для него пощечиной и подталкивало к решительным действиям.
        Еще один такой удар и он бросит эту неблагодарную Компанию. Черт с ними. Один из самых могущественных адвокатов города был у него на крючке, и он уже приступил к выполнению своих планов. Кац улыбнулся, его лицо расслабилось, Он снова сплюнул и вытер рот ладонью. Казимир Бочек был рад, что не поменял свое имя на Карла Боуэна, как ему советовал один из его друзей, когда он впервые приехал в Сан-Франциско. Польша - это страна королей, и Бочек не собирался нарушать эту традицию.


        Решив, что она отсутствовала слишком долго, Джесси снова появилась в «Милом Ангеле» в среду вечером, конечно, в сопровождении Педди. Она была решительно настроена изучать бизнес. Если это означало, что нужно иметь дело с Джейком Вестоном, она будет иметь с ним дело. Как и Джейк, она не напоминала о случившемся в кладовой, но старалась держаться от него подальше.
        Джейк относился к ней с уважением, но тоже сохранял дистанцию. Джесси наблюдала за его работой, как умело он руководил всем, как ловко у него все получалось. Интересно, откуда у него синяк под глазом?
        - Что с вами случилось? - спросила она, не утерпев, встретившись с ним на лестнице, - не нанес ли вам визит Бык Хаскин?
        - Это случилось по ошибке, - грубовато ответил он, стараясь не смотреть ей в глаза.
        Может быть, он сожалеет о своем поведении в кладовой, думала она, но затем решила, что такой человек, как Джейк Вестон, возможно, никогда ни о чем не сожалеет.
        Джейк смотрел ей вслед, как она грациозно поднимается по лестнице. В течение всего вечера она обращалась с ним очень холодно, и Джейк должен был признать, что он полностью заслужил такое обращение. Ни в коем случае он не должен был целовать ее, ведь он столь многим обязан Генри. Но больше всего его злило чувство вины перед ней за свой визит к Моник. Черт возьми! Джесси была его партнером, а не хозяйкой. Но укоры совести продолжали тревожить его.
        В течение вечера он почти не встречался с ней. Затем решил, что, в конце концов, она дочь Генри и владеет половиной бизнеса. Он должен посвящать ее во все дела. Она просматривала дневные счета, когда Джейк принес в офис вечернюю выручку.
        Джесси взглянула на него и снова вернулась к бухгалтерским книгам.
        - Здесь есть ежемесячные записи о расходах, которые я никак не пойму, - сказала она, посмотрев на него через плечо, когда он поставил сумку с деньгами на письменный стол. - В записи сказано Редемпшен, и всегда 50 долларов. Больше ничего. Кто они, и почему мы им платим деньги?
        Посмотрев на Джейка, она была удивлена тем, что он покраснел и опустил глаза, внимательно рассматривая свои сапоги.
        - Это сиротский приют в Редемпшене.
        - Что?!
        - Сиротский приют, - тихо повторил он, но она все еще не была уверена, что правильно расслышала.
        - Не могли бы вы говорить погромче?
        - Я сказал, что это сиротский дом, черт возьми, и если это вам не нравится, можно брать всю сумму из моей доли.
        Джесси удивленно замолчала. Несколько секунд она просто смотрела на него. Затем улыбнулась.
        - Нет, я этого не хочу. Помощь сиротским приютам - это замечательная вещь. И вам совсем не надо этого стесняться.
        - Кто сказал, что я стесняюсь? - Джейк пытался выглядеть суровым, но не смог скрыть свое смущение. Тронутая таким непривычным для него проявлением чувств, такой уязвимости, Джесси снова улыбнулась.
        - Каким образом вы связались с сиротским приютом?
        Проведя рукой по волосам, Джейк вздохнул и присел на край стола.
        - Это началось три года назад. Однажды на кухне пропало кое-что из продуктов. На второй день тоже исчез пирог. Сначала мы думали, что это кто-то из девушек, или, может быть, повар, но затем оказалось, что вором был маленький перуанский мальчик, который прятался среди шкафов и корзин в подвале.
        - Пако?
        - Пако. Тогда он был еще слишком мал, чтобы работать здесь, поэтому я отвез его в сиротский приют. Он был таким жалким и худым, все ребра были видны. Он сопротивлялся, как бойцовский петух, но с помощью Педди мы все-таки доставили его туда, - Джейк посмотрел куда-то вдаль. - Я впервые тогда попал в подобное место. Монахини добросовестно трудились, старое кирпичное здание было чистым, но было видно, что им не хватает денег на продукты. Я поговорил с Генри. За год до этого ваш отец предоставил мне возможность участвовать в получении прибыли, вместо простого повышения зарплаты, и я стал получать примерно пятьсот долларов в месяц и даже больше. Я подсчитал, что пять процентов не разорят меня. И предложил платить им по двадцать пять долларов с каждого из нас, Генри согласился. Сейчас монахини приобрели кровати для детей, и еды у них теперь достаточно, - Джейк улыбнулся. - Старина Генри всегда был добрым человеком.
        - А вы нет? - спросила Джесси, следя за его лицом.
        Джейк ничего не ответил.
        - А как вы встретились с моим отцом? - сейчас, когда они так откровенно разговаривали, ей не хотелось, чтобы он уходил.
        - Я встретил Генри чуть больше пяти лет назад. После войны я плыл по течению, ничего особого не предпринимая. После шестимесячного пребывания в штатской тюрьме, я наслаждался свободой.
        - Вы были солдатом Армии Конфедератов?
        Джейк иронично засмеялся.
        - Да, я был активным участником всех последних поражений. Только представьте себе, мисс Бостон, вас целовал капитан этих восставших разбойников.
        Джесси покраснела при упоминании о поцелуе и заметила, как потемнели голубые глаза Джейка. Когда его взгляд остановился на очертаниях ее груди, Джесси бросило в жар, сердце начало колотиться, дыхание участилось.
        - Вы собирались рассказать мне, как вы встретились с отцом, - поспешно напомнила она.
        - В тюрьме нечем было заняться. Я ждал, когда заживет плечо, и играл в карты…
        - Вы были ранены?
        - Да, был ранен в бедро и плечо в походе на Хетчер. Как бы там ни было, я ждал благоприятного случая, чтобы сбежать. Я много играл в карты и…
        - Вы бежали?!
        Джейк неуверенно кивнул и продолжал:
        - Я спрятался под трупами шести мертвых солдат в похоронном фургоне. Воспользовался моментом, когда их повезли на кладбище. Мне и сейчас иногда снятся кошмары, - он потряс головой, как бы отгоняя мрачные воспоминания. - Я присоединился к сторонникам южан, они дали мне «Лич и Ригдон» 44 калибра, который и сейчас висит над моей кроватью, и помогли вернуться в полк. Я был в Мериленде, когда генерал Ли капитулировал.
        После этого я разъезжал по стране, занимаясь грузовыми перевозками. Я проехал весь Канзас, Колорадо и Неваду, наконец, обосновался здесь, в «Золотой Колючке». Я работал в баре, когда Генри купил «Милого Ангела». Ему нужно было ездить в Бостон, поэтому он искал человека, которому мог бы поручить дело на время своего отсутствия. К тому времени мне надоело торчать в баре, и я согласился на предложение Генри. Сначала я вел дела только в «Милом Ангеле», затем занялся Фрахтовыми Компаниями, и, наконец, Компанией Речного транспорта в Юба Сити.
        - Мой отец был очарован вами.
        - Ты, должно быть, знаешь, что у твоего отца был довольно плохой характер. Иногда это ему очень вредило. Когда он выходил из себя, то поручал мне улаживать конфликты.
        - Как я уже убедилась, у вас у самого очень вспыльчивый характер.
        Джейк засмеялся.
        - Вы заставляете меня проявлять себя с самой худшей стороны, - пошутил он.
        Джесси тоже засмеялась.
        - Вообще-то, ваш отец и я составляли неплохую команду.
        - Могу себе представить.
        - Я скучаю по нему, по его характеру, по всему, даже по его вспышкам гнева, - голос Джейка выдавал глубину его чувств.
        - Я тоже.
        Джейк задержал на ней свой взгляд.
        - Вы не хотите проверить сегодняшнюю выручку?
        Джесси отрицательно покачала головой.
        - Я немного устала. Почему бы вам не сделать это самому?
        Джейк улыбнулся, заметив, что она впервые проявила к нему некоторое доверие.
        - Педди ждет тебя, чтобы проводить домой.
        Джесси кивнула.
        - Он действительно очень надежен. Считаю, с моей стороны было глупо думать, что я смогу появляться здесь одна.
        - Может, лучше сказать, это было наивно.
        - Вижу, что должна поблагодарить вас за заботу.
        - Ты не должна благодарить меня, Бостон. Ты мой партнер, а партнеры должны заботиться друг о друге.
        Она молча кивнула.
        - Спокойной ночи, Джейк.
        - Спокойной ночи, Бостон.


        После этого она стала приезжать каждую ночь к закрытию. Джейку очень нравилось, что она разговаривала с девушками и мужским персоналом как настоящая хозяйка.
        С той ночи, как они говорили о Пако, между ними установилось своего рода взаимопонимание. Хотя ему не хотелось в этом признаваться, Джейк с нетерпением ждал ее появления каждую ночь. У него было ощущение, что Джесси чувствовала то же самое.
        - С нетерпением ждете путешествия на шхуне? - спросил Джейк. Джесси собиралась утром в Юба Сити на шхуну «Кэли Сью».
        Руперт выпроваживал последнего пьяного посетителя. Наступал рассвет, за окнами стало светать. Стоял конец лета, ночью было уже прохладно, но день еще обещал быть теплым.
        - Мне хотелось бы проплыть по заливу, даже если бы мы не владели шхунами, но не могу представить, как мне удастся разобраться в этих грузовых перевозках без вас.
        Джейк вынул из кармана сигару и закурил.
        - У меня встреча с клиентом в моем офисе в грузовом порту.
        Он затянулся сигарой и выпустил клубы дыма, стараясь не смотреть в глаза Джесси. Если бы она попросила все, что угодно, но только не плыть на этих чертовых посудинах, он был бы счастлив оказать ей услугу.
        - Да, вы говорили, - она с сомнением посмотрела на него. - Становится поздно, вернее, рано. Мне лучше уехать.
        Педди опередил ее, и когда она направилась к выходу, ирландец распахнул перед ней дверь.
        Против воли, Джейк не мог оторвать глаз от легкого покачивания ее бедер, от тонкой талии, которую он мог бы обхватить ладонями.
        - Вы в самом деле хотите, чтобы я поехал с вами? - окликнул он.
        Джесси удивленно оглянулась.
        - Не поймите меня неправильно, Джейк. Просто этого требует здравый смысл, ведь вы управляете Компанией.
        Здравый смысл требовал, чтобы Джейк придавал больше значения увлечению Джесси бизнесом, а он начал понимать это только сейчас.
        - Я думаю, у вас есть причины так думать.
        - Мне было бы легче разобраться в делах Компании, - настаивала она, ее красивые зеленые глаза пристально смотрели на него.
        Джейка бросило в жар. Черт возьми, как ему хотелось снова поцеловать ее!
        - Знаешь, что я сделаю. Я перенесу встречу на другое время. Но при одном условии.
        Джесси нахмурилась, как будто он просил ее о чем-то неприличном.
        - Я поеду с тобой, если ты уговоришь повара испечь пироги для сиротского приюта.
        Джесси улыбнулась ему так радостно, что кровь закипела у него в жилах.
        - Договорились!
        Она так ошеломляюще действовала на него, что он с трудом мог улыбнуться ей в ответ.
        - Тебе лучше побыстрее уехать в отель. У тебя совсем мало времени для сна. Я заеду за тобой в одиннадцать часов. «Кэли Сью» отправляется в свой ежедневный утренний рейс ровно в одиннадцать сорок пять.
        - Спасибо, Джейк. Я очень ценю твою помощь.
        Джесси протянула ему руку. Джейк задержал ее ладонь чуть дольше, чем нужно. Кожа руки у нее была гладкой и мягкой, пальчики тонкими и нежными. Кровь снова закипела в нем, его опять бросило в жар. Он почувствовал дрожь ее руки, когда она отняла ее. Джейк взглянул девушке в лицо, и понял, что его прикосновение действует и на нее тоже. С неуверенной улыбкой она вышла, Педди последовал за ней.
        Как только она скрылась из вида, Джейк застонал и швырнул сигару в ближайшую мусорную корзину. Что, черт возьми, он наделал? Эти чертовы посудины сведут его в могилу, а это чертова женщина может заворожить и кобру! Со вздохом, больше напоминавшем рычание, он направился в свою комнату. Хорошо, что он почти не пил сегодня. Его и без того будет мутить, он был в этом совершенно уверен.


        Они прибыли на пристань ровно в одиннадцать пятнадцать. Джесси смотрела на сверкающий залив. Выражение лица Джейка казалось более жестким, чем когда они расстались. Интересно, о чем он думает? Машинально он взял ее за талию и вынес из экипажа. И только, когда она очутилась у его груди, он посмотрел на нее совершенно по-другому.
        - Спасибо, - прошептала она, задыхаясь под его горячим взглядом.
        - Пожалуйста, - ответил он, не отпуская ее. Свозь ткань платья она чувствовала теплоту его рук.
        - Мы опоздаем, - сказала она тихо, стараясь не обращать внимания на ощущение какого-то покалывания вдоль спины.
        Джейк кивнул и убрал руки. Когда они шли по пирсу, кричащие чайки кружили в небе над ними. Солнце светило в лицо, и Джесси подняла голову, следя за чайками. Китайские кули были заняты погрузкой, паруса на кораблях всех размеров и форм трепетали и хлопали на ветру.
        Джейк подал ей руку, и они по сходням взошли на палубу низкой 45-фунтовой шхуны. Джейк осмотрел палубу в поисках места, где можно было бы сесть. На корму «Кэли Сью» были погружены конопля, бревна, пиломатериалы, мешки с мукой и сахаром, парусина, гвозди. Ящики с дорогим вином и бочки с пивом стояли вместе с бочками с солеными огурцами и ящиками с печенью. Из пассажиров были два китайца и три перуанца.
        - Они едут искать работу на приисках, - сказал Джейк, угадывая ее вопрос. - Хорошие рабочие, но некоторые не хотят их нанимать из-за цвета их кожи.
        - И вы считаете, это неправильно?
        - А вы?
        - Конечно, - ответила она, довольная одобрением, светившимся в его глазах.
        Они нашли место на куче канатов, где можно было сесть. Джейк объяснил, что груз привязан для безопасности свитыми втрое канатами к укрепленным вдоль палубы балкам, но каждый шаг по качающейся палубе требовал осторожности.
        - Те две мачты балансируют носовую и кормовую части судна, они наклонены друг к другу под углом сорок пять градусов. Вот тот тяжелый блок и такелаж, висящие сверху, используются для погрузки и разгрузки судна.
        Когда Джейк закончил свои объяснения, то почувствовал, как палуба качнулась под ним, и одновременно возникло неприятное ощущение в желудке. О Боже, он ненавидел этот океан!
        - Какой прекрасный день для прогулки, не так ли? - Джесси радостно улыбнулась.
        - Но не на такой старой посудине, - пробормотал он, не сдержавшись. Как бы подтверждая его слова, паровой двигатель изверг клубы дыма. Джейк закашлялся, его сильно замутило.
        - С вами все в порядке? - спросила Джесси.
        - Все будет в порядке, как только я окажусь на берегу, - Джейк обхватил ее за тонкую талию и поднял на кучу из пеньковых канатов. Теплота ее тела и легкий запах духов заставил его почти забыть неприятные ощущения в желудке. Почти, но не совсем.
        Он прошел немного вперед, подальше от клубов дыма.
        Финн Энгстром, шкипер «Кэли Сью», взял в руки штурвал, который находился перед низкой рубкой и был скрыт клубами дыма, и приказал своему помощнику-китайцу отдать швартовы.
        - Поддай пару и смотри, чтобы мы не поцеловались с другими лодками, - только некоторые слова выдавали норвежское происхождение Финна. Последние двадцать лет он жил и работал на Западе. Финн прокричал вторую команду, и маленький мотор ожил, подавая энергию лопастям колес с обеих сторон шхуны. Лопасти заработали, и шкипер, удовлетворенный, кивнул.
        Стоя рядом с Джейком, Педди широко развел руки и восторженно вздохнул:
        - Как хорошо! Как будто выпил ирландского виски.
        - Муха тоже считает, что куча коровьего навоза - это рай, - проворчал Джейк. Педди смущенно посмотрел на него и отвернулся.
        Когда помощник отдал швартовы, а Финн начал маневрировать среди многочисленных паровых и парусных кораблей, стоявших в заливе на якоре, Джейк увидел, как Педди вернулся к тому месту, где на куче канатов сидела Джесси. Она с восторгом наблюдала, как шкипер и его помощник маневрировали. Джейк сначала пытался им помочь, чтобы отвлечься от тошноты в желудке, но через несколько минут, когда шхуна вышла в открытое пространство, и качка увеличилась, он почувствовал себя совсем плохо.
        Больше всего он хотел, чтобы Джесси ничего не заметила. Ругаясь про себя, он удивлялся, как этой девчонке удалось уговорить его на эту поездку.



        Глава 10

        Сидя наверху, как на насесте, Джесси беседовала с капитаном и с интересом наблюдала за кораблями, мимо которых они проплывали.

«Кэли Сью» поднялась на волну, затем опустилась вниз, но Джесси не замечала этого. Она видела только голубое небо и зеленые холмы вдали. Она надеялась, что Джейк присоединится к ней, будет объяснять ей работу судна, но вместо этого он ушел на корму. Лишь иногда она замечала его клетчатую голубую рубашку среди бочек и корзин.
        - Извините меня, капитан, - сказала Джесси, ее настроение стало портиться. - Я хочу пойти узнать, чем это так занят Джейк.
        Капитан Энгстром помог ей спуститься на палубу, но предупредил, чтобы она была осторожна, передвигаясь среди всевозможных грузов. Она направилась на корму. В конце концов, она просила его поехать с ней только потому, что он должен был ввести ее в курс дела. С таким же успехом он мог остаться дома!
        Приподняв длинную юбку, Джесси осторожно пробиралась по палубе. Еще до того, как она увидела Джейка, сидящим на деревянной бочке, она услышала стон и проклятья, и еще звуки, похожие на рвоту.
        - Вы плохо выглядите, мистер Джейк, - говорил ему маленький китаец, помощник капитана. Лица его не было видно из-за конусообразной соломенной шляпы.
        - Заткнись, парень, - проворчал Джейк, - или я выброшу тебя акулам.
        Маленький китаец направился прочь. Джейк склонился за борт, лицо его было смертельно бледным, длинные ноги вытянуты.
        - О, Джейк, - Джесси склонилась над ним. - У тебя морская болезнь, не так ли?
        - Какого дьявола ты здесь делаешь? - выпалил он, вскакивая на ноги. Я сказал тебе сидеть на месте. Ходить по палубе тебе опасно, да еще на таких высоких каблуках, - отвернувшись, он наклонился за борт, набрал пригоршню воды и вымыл лицо.
        - Я занимаюсь тем, что ищу своего партнера. Вы, кажется, собирались объяснить мне подробности бизнеса по перевозке грузов. Или вы забыли?
        Джейк провел мокрой рукой по волосам, стараясь не смотреть ей в глаза.
        - Я не забыл, но, думаю, капитан вам все объяснит.
        Все недовольство Джесси мгновенно улетучилось, когда она заметила, как побелели его губы и дрожат руки.
        - Почему вы не сказали мне, что не переносите качку? Я бы поняла.
        - Кто сказал, что я не переношу?
        - Я.
        - К вашему сведению, мисс Таггарт, просто я вчера слишком много выпил. И вас это не касается.
        Джесси снова разозлилась. Она хотела ответить ему соответственно, но подошел капитан.
        - Финн, - обратился к нему Джейк, - боюсь, что меня укусила змея. Я собираюсь выйти на берег в Ричмонде.
        Джесси продолжала внимательно смотреть на него. Цвет его лица был серым, глаза, обычно кристально голубые, казались бесцветными и утомленными. Он мог говорить что угодно, но она знала, что такое морская болезнь. Она увидела, как упрямо сжаты его зубы, как напряжена вся его фигура, и весь ее гнев тут же улетучился. Она поняла, что только гордость не дает ему признаться, что ему очень плохо.
        - Извините, Джесс, - тон его смягчился. - Придется вам с Педди продолжать путь без меня.
        - Я могу тебе чем-нибудь помочь.
        - Нет, все будет в порядке.
        - Здесь нечего стыдиться.
        - Я уже сказал, меня не укачало.
        - Согласна, тебя не укачало. Может, нам повернуть назад?
        - Нельзя, это рабочий рейс. Финн должен доставить груз, он это делает через день. Я вернусь один. Ты продолжишь путь с Педди, как и планировала раньше. Кроме того, Финн также хорошо разбирается в грузовых перевозках, как и я.
        На лице капитана мелькнула тень сомнения, но Джейк бросил на него предостерегающий взгляд. «Ох уж эти мужчины», - подумала Джесси, когда Джейк извинился и ушел к другому борту. Когда он устроился там за одной из бочек, чтобы его не было видно, Джесси опять почувствовала к нему сострадание. До Ричмонда было еще минут пятнадцать ходу.
        Ко времени прибытия в порт Джейк выглядел уже немного лучше, но Джесси все еще беспокоилась.
        - Я пойду с тобой, - сказала она, когда он направился к сходням.
        - Черт возьми, - проворчал он, - ты так ждала этой поездки, и я не имею ни малейшего желания испортить ее тебе.


        - Ни малейшего желания! Но, Джейк Вестон, вы же совсем позеленели. Это я втянула вас в эту поездку, и теперь несу ответственность за вас. Хочу убедиться, что вы благополучно доберетесь домой.
        Джейк выругался вполголоса.
        - Черт возьми, женщина! Когда вы научитесь не вмешиваться в чужие дела? Педди, - обратился он к ирландцу, - мисс Джесси остается на борту.
        - Да, босс, - ответил Педди, подходя к девушке.
        - Я напоминаю вам, Педди, что вы работаете на меня, а не на Джейка.
        - Да, мэм, - Педди потупил взгляд.
        Желваки заиграли на скулах Джейка. Он был настроен очень решительно и выглядел таким бледным, что Джесси сдалась.
        - Хорошо, Джейк, вы победили. Ваше поведение заслуживает таких страданий.
        Джейк что-то проворчал себе под нос и сошел по сходням на причал, а Джесси вернулась на палубу. Снова вспомнив слова Джейка, она разозлилась. Когда вы научитесь не вмешиваться в чужие дела? Какой он грубый! И когда о н научится относиться к ней как ко взрослой, а не как к школьнице? Джейк Вестон был самым невыносимым и упрямым мужчиной, каких она когда-либо встречала. И все же ей хотелось сопровождать его назад в город. А теперь она будет волноваться за него весь день.
        Заняв свое место на куче канатов, Джесси вздохнула облегченно. По крайней мере, он совершенно прав. «Кэли Сью» должна следовать по расписанию. Клиенты ждут эти грузы, и, как подчеркнул Финн, пунктуальность была основой бизнеса. Подумав, что Джейк все-таки не заслужил, чтобы на него сердились, она решила узнать как можно больше о грузовом бизнесе, которым они вдвоем владели.
        Во время плавания от Ричмонда до Бениса, она подробно расспрашивала Финна о шхуне, о работе мотора, о паровой системе, о лопастях. Все остальное время они с Педди любовались пейзажем.
        Когда шхуна вошла в устье реки Сакраменто, то поплыла медленнее. Она причалила кормой к пирсу старинного города Бенис, Финн вынул часы из кармана и с довольным видом улыбнулся Джесси:
        - Четыре двадцать пять. Прибыли как раз вовремя.
        Так как «Кэли Сью» была одной из самых маленьких шхун в Компании, на ней перевозили грузы короткими рейсами между Сан-Франциско и городами, окружающими залив.
        Для Джесси поездка показалась очень долгой, она сильно проголодалась. Впервые она пригласила Педди пообедать с ней. Держась за его руку, она позволила ему провести ее по узким сходням с палубы на причал. Проходя по шумным городским улицам, Джесси обратила внимание на удивительные магазины города. Финн рассказывал ей во время плавания, что Бенис назван в честь жены губернатора Валейо, одного из самых могущественных людей Испанской Калифорнии. Его семейство и сейчас владело обширными землями, простиравшимися на север от реки. Они были одним из самых крупных клиентов Грузовой Компании в Юба Сити.
        Проходя по деревянным тротуарам вдоль улиц, Джесси заметила респектабельный ресторан «Первая леди». Реклама сообщала, что там подают котлеты и устрицы. Они направились к ресторану. Педди открыл перед девушкой дверь, затем помог удобно сесть за небольшой столик в углу зала. Вежливым манерам, гордо похвалился он, он научил Руперт. Правда, он не снял с головы свой котелок. С улыбкой глядя на его лицо со следами боев на ринге, Джесси решила, что легкая невоспитанность не так уж неприятна.
        Официант помог разрешить ситуацию.
        - Позвольте мне вашу шляпу? - спросил он, протягивая к Педди руку, другой рукой он придерживал свой зеленый фартук. На нем была белая рубашка с галстуком-бабочкой.
        - Почему вы спрашиваете? - Педди подозрительно смотрел на официанта. Джесси едва сдержала улыбку. Официант нерешительно отступил.
        - Чтобы повесить ее на вешалку, сэр.
        Педди снял котелок, но внимательно проследил, чтобы его действительно повесили на деревянную вешалку.
        Джесси изучила меня, затем бросила взгляд на Педди. Тот внимательно изучал содержимое тарелок других посетителей ресторана.
        - Что бы вы хотели, Педди?
        - Выбирайте вы, мэм.
        Джесси вдруг поняла, что Педди не умеет читать.
        - Как насчет свиных котлет? Они выглядят достаточно внушительно для человека ваших размеров.
        - Как скажете, мэм. А картофель у них есть?
        - Картофеля сколько хочешь. И я заметила, что у них есть аппетитный яблочный пирог.
        - Это было бы прекрасно, мэм.
        К удивлению официанта, заказ делала Джесси. Когда официант ушел, она незаметно пододвинула деньги к Педди.
        - Расплатись этими деньгами, Педди.
        - Хорошо, мэм, - ответил Педди, оставив деньги на столе.
        - Знаешь, Педди, мой отец научился писать и считать, когда ему было двадцать лет. Он мне об этом много раз рассказывал, - Джесси старалась быть как можно дипломатичнее, но не представляла, как можно не уметь читать.
        - Я поняла это потому, что ты не стал смотреть меню, - добавила она извилистым тоном.
        Я уехал из моей страны еще мальчиком. Моя мама, благослови ее Бог, научила меня тому, что знала сама. Но этого явно недостаточно.
        - Ты хотел бы научиться читать?
        - Мужчина должен всего добиваться сам, так говорила моя матушка перед смертью, благослови ее Бог.
        - Мне доставит удовольствие научить тебя. Это займет примерно один час в день.
        - Если вы будете так любезны, мэм.
        Джесси широко улыбнулась.
        - Я буду так любезна, Педди.
        Когда официант принес суп, Педди заложил салфетку за воротник своей белой рубашки. Они ели молча. Джесси пристально посмотрела на этого спокойного человека, которого Джейк приставил к ней для защиты.
        - Вы давно знакомы с мистером Вестоном?
        Педди отложил ложку и положил руки на колени.
        - Мой босс… извините, мистер Джейк, был как-то на матче пять лет назад. Я был профессиональным борцом, - Педди гордо засмеялся, но потом улыбка исчезла с его лица. - Я провел тогда сорок семь раундов, и мне очень сильно досталось. Мой патрон, человек по фамилии Строукс, из Нью-Йорка, отыскал меня на приисках в Пенсильвании. Мы ездили с матчами по всей стране. Последние три игры я проиграл, Строукс бросил меня на ринге. Я был так избит, что не мог подняться. Мистер Джейк забрал меня в «Милый Ангел», дал мне постель, пока мне не стало лучше. Затем мистер Таггарт и босс предложили мне работу - следить за порядком в салоне. Ваш отец и мистер Джейк были очень добры ко мне, мэм.
        - И поэтому вы такого высокого мнения о мистере Вестоне?
        - Он прекрасный человек, мэм. Он всегда держит свое слово и ждет этого же от других. Он всегда так добр ко мне.
        - А мой отец?
        - Если человек добросовестно выполнял свою работу, у него никогда не было проблем с мистером Таггартом. Все любили мистера Таггарта, - Педди посмотрел в сторону. - Это ужасно, что с ним сделали, мэм.
        - А вы были там, когда это случилось?
        - Нет, мэм. Я и мистер Джейк были в Стоктоне, знаете, кое-какие проблемы с грузами.
        Джесси съела свою котлетку из молодой баранины и пила чай, обдумывая то, что сообщил ей Педди, а сам Педди набросился на две больших свиных котлеты с доброй порцией картофельного пюре и большую чашку кофе. Пока Джесси пила чай, Педди съел четверть яблочного пирога.
        - Как ты думаешь, они еще не закончили погрузку на «Кэли Сью», - спросила Джесси.
        - Если вы закончили обед, мэм, мы можем вернуться на пристань и узнать.
        Педди надел свой котелок еще до того, как оплатил счет.
        Когда они возвращались по деревянным тротуарам, Джесси опиралась на его руку.
        - Я рада, что ты хочешь научиться читать, Педди, и что ты такого высокого мнения о моем отце и, конечно, и мистере Вестоне.
        - Я готов умереть за мистера Джейка, мэм… и за дочь мистера Таггарта, - Педди не смотрел на нее, но его шея покраснела. Джесси была твердо уверена, что он говорит правду.


        В тени аллеи, через улицу, напротив «Первой леди», стоял коренастый смуглый мужчина, внимательно наблюдавший за Джессикой Таггарт и верзилой, охранявшим ее.
        Пригладив усы сильной рукой, человек прикрыл глаза, их выражение было безжалостным. Надвинув на глаза помятую шляпу, он вступил на деревянный тротуар и последовал за ними, делая вид, что разглядывает товары, выставленные в витринах магазинов. Подмышкой он нес свернутое пальто, в котором прятал короткоствольный дробовик.
        Идя следом за ними, было бы нетрудно пустить его в ход и выполнить свою кровавую работу, но его хозяин сказал, что их смерть обязательно должна выглядеть, как несчастный случай. Португалец Сантос Силва уже не в первый раз убивал за деньги, и, возможно, не в последний. Но на этот раз задача была наиболее интересной. Силва усмехнулся про себя.
        Шедшая впереди пара взошла на «Кэли Сью», которую уже загрузили новыми товарами, и она была готова отправиться в обратный путь. Сантос Силва поспешил к соседнему причалу, где стоял «Мемфис Клауд», 220-футовый красавец. Пока мисс Таггарт и ее страж обедали, корабль прибыл из Сакраменто Сити и готовился к отплытию в Сан-Франциско.
        Силва было точно известно расписание движения обоих судов - «Кэли Сью» и «Мемфис Клауд». Шхуна должна отправиться в пять тридцать на Сан-Франциско через Ричмонд и Окленд, и должна прибыть через час после «Мемфис Клауд». «Клауд» должен отправиться в шесть, обогнать шхуну в узком устье реки и через два часа прибыть в Сан-Франциско - «Клауд» обычно плыл из Сакраменто Сити в Сан-Франциско со скоростью восемнадцать узлов по течению, затем входил в неспокойные воды залива.
        Силва купил билет на палубу, подав пять долларов золотом, получил сдачу три доллара серебром, затем прошел на корабль. Он служил на этом красивом корабле вторым помощником, когда впервые приехал в Калифорнию, и ему был хорошо знаком этот элегантный корабль с низкой кормой, но он его не любил, ведь он был уволен с корабля за то, что до полусмерти избил китайца-кочегара, когда тот не поприветствовал его. Нет, этот план не имеет отношения ни к самому «Клауду», ни к его владельцу Рене Ла Порте.
        Вместе с другими пассажирами Силва поднялся по рапу на верхнюю палубу. Хотя рубки и каюты на «Клауде» были так же прекрасны, как комнаты в первоклассном отеле, но, в основном, это было грузовое судно. Главная палуба была загружена всевозможными товарами, здесь также находились самые дешевые пассажирские места. В центре находилось машинное отделение и трюмы для дополнительных грузов. На палубе лежали дрова, сложенные в высокие ряды - «Клауд» сжигал с час корд[3, 63 м.] дров.
        Силва посмотрел на лестницу, ведущую на вторую палубу. Он еще не ел и был очень голоден. На второй палубе скоро будут накрывать столы для пассажиров первого класса. Им подадут пять различных сортов мяса, несколько видов овощей, птицу, теплый, домашней выпечки хлеб, экзотические фрукты и, конечно, лучшие спиртные напитки.
        В животе у него заурчало, Силва стиснул зубы. Его злило, что ему нельзя показываться среди пассажиров и команды судна. Нельзя, чтобы его узнали. Он также не мог себе позволить купить билет первого класса. Силва облизал губы. Когда он выполнит работу, сказал он себе, он прокутит все заработанные деньги.


        Джесси стояла рядом с Финном и наблюдала за большим судном, следовавшим за ними на расстоянии. Нос корабля рассекал воду, красные лопасти колес, расположенные на корме, оставляли широкий пенистый след.
        - Правда, прекрасное судно, - задумчиво сказала Джесси.
        - Только не для меня, - ответил Финн, внимательно глядя вперед. Он направлял шхуну к правому берегу канала, чтобы дать дорогу большому судну, - «Клауд» принадлежит нашему конкуренту Рене Ла Порте.
        - Мистер Ла Порте - владелец этого судна?
        - Да, он владеет им и полудюжиной других. У него даже есть яхта с паровым двигателем, «Гранд Дама». Это самое быстроходное судно в заливе.
        - Похоже, он делает большие успехи, - сделала вывод Джесси.
        - Да, наверное, можно так сказать. Ваш отец был с ним в плохих отношениях. Мистер Вестон также не жалует его, но мне не кажется, что он такой уж плохой человек. Может быть, иногда слишком самоуверен.
        - Да, согласилась Джесси, вспоминая, как он разговаривал с ней в отеле. - Мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду.
        - Я имею в виду власть, которой он обладает, - уточнил Финн. - Джейк и ваш отец проделали чертовски трудную работу, простите за выражение, мадам, занимаясь бизнесом. В результате они создали Фрахтовую Компанию Таггарта.
        - Поскольку я изучала бухгалтерские книги, я должна согласиться с вами. Кажется, Джейк действительно прекрасный бизнесмен.
        - Даже лучше, чем прекрасный, мадам. У него совсем не было опыта, когда Генри нанял его. И между ними не было никакого недоверия, мадам. Они работали в паре очень успешно, прекрасно дополняя друг друга. Чего не было у одного, то было у другого, если вам понятно, что я имею в виду.
        Джесси только начинала понимать, но ничего не сказала Финну.
        - Мне кажется, вашего отца преследовали несчастья. И его, и Джейка, их обоих. У них только дела пошли в гору, как удача покинула Генри. Еще до того, как он умер, несчастья стали случаться одно за другим.
        - Какие несчастья, Финн?
        - То какая-нибудь путаница с перевозкой грузов, то невыполнение приказов. И ничего нельзя было выяснить точно… Но они оба старались как можно меньше нанести ущерба Компании и как можно меньше тратить ее прибыль. Смешно сказать, но я думаю, что вы приносите удачу Компании.
        - Каким образом, - улыбнулась Джесси.
        - С тех пор, как вы приехали в город, дела идут, как по маслу, - улыбнулся в ответ Финн, бросив взгляд через плечо на приближающийся «Мемфис Клауд».
        Джесси проследила его взгляд и снова отметила, как прекрасен этот большой корабль.
        - Будем надеяться, что и дальше все пойдет гладко, - сказала она Финну.
        По крайней мере, из-за нее проблем не будет, подумала она.
        В укромном местечке между корзинами около боковой мачты, откуда он мог наблюдать за работой на причале, португалец Сантос Силва проверил нож в ножнах, который носил у пояса. Он развернул пальто и проверил, правильно ли заряжен дробовик. Затем осторожно развернул газету «Альта Калифорния», в которую были завернуты два заряда динамита цилиндрической формы. Так же осторожно он вставил капсюль в один из зарядов.

«Клауд» продолжал плыть по реке. Силва пробрался к тому месту на корме, где находились колеса с массивными лопастями. Он спрятал динамит среди натянутых канатов, зажег запал, затем посмотрел на часы. Канаты смягчат взрыв, и корабль не получит значительных разрушений, но взрыв отвлечет на себя внимание команды и пассажиров.
        По боковой лестнице Силва поднялся на штормовой мостик и оттуда перешел на нижнюю палубу.
        Из окна передней рубки можно было видеть реку только наполовину, так как вид частично закрывало машинное отделение. В задней части рубки в нише находилось
12-футовое аварийное рулевое колесо, изготовленное из тикового дерева. Это колесо было предназначено для управления кораблем в случае поломки колеса в рулевой рубке и поворачивалось синхронно со штурвалом в рулевой рубке. Если его часы правильны, сейчас произойдет этот несчастный случай.
        Силва осмотрел рубку, увидел висящую форменную одежду, сорвал ее, свернул в комок и положил на пол, мешая свободному повороту колеса. Улыбаясь сам себе, он посмотрел в окно, на некотором расстоянии впереди увидел «Кэли Сью», которую догонял более быстрый «Мемфис Клауд». Он снова улыбнулся.
        - Что за дьявол? - в дверях кабины стоял старик-официант и удивленно смотрел на кучу валяющейся белой морской формы. - Извините, мистер, почему эта форма валяется на полу? Если капитан увидит этот беспорядок, то поднимет большой шум. Он терпеть не может пятна на наших формах.
        - Я проверяю управление. Можешь идти и заниматься своим делом. Уберешь здесь потом.
        - Да, сэр, - ответил человек, продолжая смотреть на Силву. - Даю гарантию, что я не видел вас здесь раньше. Вы новенький на корабле?
        - Я сказал, иди и занимайся своим делом, - угрожающе сказал Силва.
        - Думаю, мне надо найти капитана и сообщить ему об этом, - старик пошел к двери. Силва одним прыжком догнал его, не давая уйти, выхватил нож и всадил старику прямо в сердце, мгновенно и без малейшего колебания убив его. Силва быстро закрыл дверь и обшарил карманы официанта, где нашел полдоллара, который тот заработал за свое усердие.
        Быстро вернувшись на место, он прикинул расстояние до «Кэли Сью». Между кораблями оставалось меньше четверти мили, «Клауд» быстро приближался к шхуне. Силва вытащил карманные часы и открыл крышку. Через десять секунд должен раздаться взрыв.
        Убедившись, что по времени все идет, как нужно, он повернул огромное колесо на пол-оборота и заклинил его в этом положении, вставив в колесо ножку стула. В тот же момент раздался взрыв, крики испуганных пассажиров и топот ног.
        В это время в рубке рулевого наверху капитан бросился к выходу, но помощник, стоявший за штурвалом, внезапно закричал. Он не мог повернуть штурвал. Корабль резко пошел вправо.
        - Боже мой, что ты наделал? - капитан бросился к штурвалу, напрасно пытаясь выправить курс «Клауда».
        - Я ничего не делал, сэр, - лицо молодого человека стало белым, он всем своим телом навалился на штурвал, - корабль сам повернулся, сэр, клянусь…
        - Поворачивай! Мы сейчас врежемся в шхуну, а здесь глубина - только одна сажень[6 футов = 182 см] , мы раздавим ее!
        - Я поворачиваю изо всех сил, сэр, но колесо заклинило!
        - Полный назад! - закричал капитан в переговорную трубу в машинное отделение, но он хорошо понимал, что было слишком поздно. Вдвоем с помощником они отчаянно старались повернуть штурвал.
        - Все, мальчик, - сказал капитан, корабль продолжал движение вперед, - помолись за души тех кто находится на «Кэли Сью».



        Глава 11

        - Держитесь, мисс Джесси, - закричал Финн, отчаянно крутя штурвал. - Он сейчас врежется в нас!
        Огромный «Мемфис Клауд» надвигался на маленькую шхуну, он отчаянно гудел, лопасти колес бешено вращались, пытаясь замедлить движение корабля.
        - Можно что-нибудь сделать? - закричала ему в ответ Джесси, но ее голос потонул в реве двигателей. Не теряя самообладания, она вцепилась в одну из балок, к которым крепились грузы, стараясь мужественно встретить надвигающуюся опасность. Раздался треск ломающегося дерева, Джесси увидела огромную фигуру Педди, с трудом пробирающуюся по направлению к ней среди катающихся бочек и корзин. И это было последним, что она увидела. Ее голова ударилась обо что-то, боль пронзила руку. Мир погрузился в темноту.


        Португалец Сантос Силва захлопал в ладоши, радуясь успеху. Маленькая шхуна раскололась в щепки, ее останки погружались в воду под тяжестью «Клауда» по мере того, как большой корабль продолжал свое смертоносное движение. От резкого толчка Силву бросило на пол, нос корабля резко уткнулся в берег. Сам корабль получил небольшие повреждения, но шхуна исчезла в воде, как он и рассчитывал.
        Не получив никаких травм, Силва вскочил на ноги. Вытащив стул из колеса, он поставил его на прежнее место, собрал формы и повесил их в рубке, но дверь оставил открытой. С мрачной улыбкой он завершил все последним штрихом - привязал на колесо красный шелковый шнурок-гарроту. Когда будут искать причину отказа штурвала в рулевой рубке, красная гаррота расскажет свою мрачную сказку.
        Настало время уходить. Силва спешил завершить свою кровавую задачу. Он завернул тело официанта в одеяло, чтобы не было видно крови, перекинул через плечо и вышел из рубки. Он поспешно прошел мимо центральной рубки, где столпились официанты и члены команды, возбужденно обсуждая случившееся и глядя на обломки «Кэли Сью».
        - Что случилось? - один из них обратился к проходящему Силве.
        - Должно быть, упал, я несу его к эконому, чтобы он оказал помощь.
        - Тебе помочь?
        - Лучше смотрите туда, вниз, может, найдете, кому тоже нужна помощь.
        Проклиная, что ему не удалось остаться незамеченным, Силва спустился по лестнице на главную палубу. Он был рад, что все пассажиры столпились на носу, стараясь рассмотреть, что же случилось. Пробравшись среди грузов, лежащих около поручней, Силва перебросил тело старика за борт. Оно упало в воду с негромким всплеском и скрылось под водой… Этого никто не видел, а Силва снова стал обычным пассажиром. Теперь он беспрепятственно сойдет на берег вместе с другими пассажирами на следующей остановке, когда «Мемфис Клауд» снимется с мели и сможет плыть дальше. Глядя на обломки «Кэли Сью», португалец Сантос Силва был уверен, что босс будет доволен его работой.


        Джесси с трудом пришла в себя и поняла, что находится в воде. Зубы стучали от холода, она чувствовала пульсирующую боль в голове. Мокрая одежда прилипла к телу и была очень тяжелой. Ее руки крепко вцепились в большой обломок дерева, который был когда-то частью «Кэли Сью». Это был кусок палубы. Некоторое время она почти теряла сознание, с трудом понимая, что случилось. Она громко застонала, открыла глаза и увидела, что начинает опускаться туман.
        Наступили сумерки, в воде плыли обломки шхуны, их несло течением. Далеко позади она видела смутные очертания «Мемфис Клауд», там, где произошла катастрофа. Течение толкало корму судна, но прекрасный корабль не мог сдвинуться с места, упираясь носом в берег. Она видела очертания еще какого-то темного предмета. Возможно, это были обломки «Кэли Сью», но Джесси не была уверена. Она молилась про себя, надеясь, что Педди и капитану повезло больше, чем ей.
        По крайней мере, она жива, говорила она себе, вглядываясь в туманные берега реки, которая текла в направлении гаснущего заката. Она растянулась на обломке палубы, ее ноги болтались в воде, промокшие юбки тянули вниз. Когда она попыталась взобраться на обломок палубы повыше, резкая боль заставила ее застонать. На руке, пониже плеча была глубокая кровоточащая рана. Пока она не двигалась, холод немного притуплял боль.
        Стараясь оставаться спокойной, Джесси осмотрелась, надеясь найти какой-то способ спасения. Конечно, кто-нибудь заметит «Мемфис Клауд» и сообщит о катастрофе. Будут посланы спасательные лодки, люди будут искать ее. Мысли о спасении напомнили ей о Джейке. Интересно, что он сейчас делает? Она была рада, что он сошел на берег. Может, он услышит о несчастье и будет искать ее. Джесси старалась цепляться за эту надежду так же крепко, как за этот обломок.
        Вдруг она увидела кого-то, барахтающегося в воде на некотором расстоянии впереди. Она почувствовала, как в испуге и надежде забилось сильнее ее сердце.
        Вглядываясь в быстро наступающую темноту, Джесси пыталась понять, кто это был. Наверно, она ошиблась, это всего-навсего обломок корабля, но женская интуиция подсказывала ей, что это человек, отчаявшийся человек, метавшийся в воде.
        Спустившись пониже в воду и не выпуская из рук спасительный обломок, Джесси заколотила ногами и направила свой обломок по течению к другой жертве кораблекрушения. Чем ближе она подплывала, тем больше была уверена, что этот крупный человек, цепляющийся за небольшой кусок дерева - Педди. Кусок дерева был слишком мал, чтобы удержать вес такого крупного человека, поэтому тот был вынужден постоянно бить руками по воде, чтобы удержаться на поверхности.
        - Педди, - позвала Джесси, - Педди, это ты?
        Ответ был таким слабым, что она едва услышала его. Он кашлял и выплевывал воду.
        - Это я, мэм, - его крупная голова снова ушла под воду, и Джесси в отчаянье еще сильнее заколотила ногами, чтобы быстрее достичь его.
        - Держись, Педди! Еще немного!
        Джесси боролась с течением, боролась со страхом перед большой рекой, боролась с отяжелевшими мокрыми юбками и с ужасом перед быстро наступающей темнотой. Она пыталась грести из последних сил. Педди был или ранен, или не умел плавать. Если последнее было правдой, тогда она поможет ему взобраться на свой обломок. Дай Бог, чтобы он удержал их обоих. Джесси заставила себя успокоиться, она пыталась направить обломок туда, где течение было самым быстрым. Понемногу она догнала отяжелевшее тело. Голова Педди снова ушла под воду, но Джесси уже схватила его за ворот промокшего шерстяного пиджака и втащила на поверхность. Он вынырнул, отплевываясь.
        - Цепляйся за этот обломок вместе со мной, - приказала она.
        Педди захлебывался и выплевывал изо рта воду.
        - Я не умею плавать, мэм, - он говорил со спокойным отчаянием человека, обреченного на смерть.
        - Тебе не нужно плыть, просто цепляйся.
        Джесси схватила его за руку, пытаясь удержать на воде, но Педди был слишком тяжел, и обломок погрузился глубоко в воду.
        - Нет, мэм. У меня не хватает сил. И я могу перевернуть обломок вместе с вами, тогда мы утонем оба. Спасайтесь сами, мэм.
        - Педди Фитцпатрик, - тон Джесси не допускал возражений, - до тех пор, пока я плачу тебе жалованье, ты должен точно выполнять мои приказы. А сейчас крепко возьмись рукой за обломок, и мы попробуем плыть вдвоем.
        Ей бы хотелось быть такой же уверенной, как уверенно звучал ее голос.
        - И не беспокойся, - добавила она, в то время как он все еще сомневался, - я умею плавать.
        Педди облегченно вздохнул. Даже в наступающей темноте она видела его белозубую улыбку.
        - Держитесь крепче, мэм, - из последних сил он навалился на обломок, чуть не перевернув его при этом, и взобрался на дерево. Его грудь тяжело вздымалась, он лежал на спине, переводя дыхание. Джесси надеялась, что он поможет ей тоже взобраться, но решила немного подождать, пока к нему не вернуться силы.
        Как будто читая ее мысли, Педди повернулся на бок и протянул руку, но обломок опасно погрузился в воду, угрожая утопить его. После того, как он столько времени провел в воде, пытаясь удержаться на поверхности, чуть не утонув, Джесси сомневалась, что у него хватило бы сил взобраться на обломок во второй раз.
        - Не нужно меня втаскивать, Педди, я поплыву так. В любом случае, для двоих там нет места.
        - Вы не сможете так продержаться, пока нас не найдут. Может быть, нам придется провести в воде всю ночь.
        - Я смогу, - ответила Джесси неуверенно.
        Еще три раза Педди безуспешно пытался втащить Джесси на обломок. И каждый раз Джесси боялась, что он свалится в воду. Наконец, ему удалось частично втащить ее. Она грудью лежала на обломке, а ногти болтались в воде. Ее рука кровоточила, холодная вода смягчала боль, превращая ее в тупое пульсирование.
        Измученная и дрожащая, Джесси была рада, что, по крайней мере, в воде у нее только ноги. Вглядываясь в сумерки в поисках спасательной лодки, она начала понимать, что они могут пробыть в воде до рассвета. Дрожа больше страха, от холода, девушка улыбалась Педди, который лежал на спине, ухватившись руками за края обломка, чтобы не свалиться. Она молилась про себя, моля Всевышнего о спасении. Джесси лежала на обломке лицом вниз и вдруг поняла, что вода стала другой на вкус, она стала соленой.
        Они дрейфовали в воды залива, кишащие акулами.


        В «Милом Ангеле» царили обычный шум и смех. Джейк посмотрел на часы, было девять часов вечера. Джесси уже должна была вернуться, но после такого долгого плавания она, возможно, решила сюда не приезжать. Черт возьми, он ее не винил за это. Если она себя чувствовала даже наполовину, как чувствовал себя он уже через полчаса после начала плавания, конечно, ей нужно лечь в постель и благодарить Бога за то, что она снова на берегу.
        Но ведь было понятно, что она, в отличие от него, не страдает морской болезнью, и он тешил себя надеждой, что она все же заглянет и будет задавать свои бесконечные вопросы. А еще ему очень хотелось, чтобы она зашла поинтересоваться, как он себя чувствует.
        Стараясь больше заниматься работой и отгоняя от себя эти мысли, Джейк направился к лестнице, но не успел сделать и шага, как кто-то схватил его за руку.
        - Босс, у нас беда, - лиц Руперта было перекошено от страха. Рядом с Рупертом стоял шериф Хенди, шляпу он держал в руках.
        - У меня для тебя плохие новости, Джейк. Кажется, с «Кэли Сью» произошел несчастный случай. Она столкнулась на реке с «Мемфис Клауд». Шхуна пошла ко дну. Капитан Финн Энгстром погиб.
        Некоторое мгновение Джейк стоял молча, не в состоянии осознать слова шерифа.
        - А как Джесси и Педди? - голос его зазвенел. Сердце бешено колотилось, ему стало жарко, не хватало воздуха.
        - Как они? - переспросил шериф немного смущенно.
        - Они были на борту «Кэли Сью».
        Шериф помрачнел и опустил глаза.
        - О них я совершенно ничего не слышал. Помощник капитана добрался до «Мемфис Клауда», но там настолько все запутано и непонятно, никто не может объяснить, что же случилось. Мы думали, что помощник и Энгстром были одни на борту. Помощник сказал, что все пассажиры сошли в Бенисе.
        - Все, кроме Джесси и Педди, они должны были вернуться в Сан-Франциско, - Джейк повернулся к Руперту, стараясь не обращать внимания на звон в ушах, ему свело желудок. - Оставайся вместо меня, Руперт и пошли за Буртоном Джеймсом, чтобы он немедленно готовил к отплытию «Каиро Иллинойс Квин». Это наша самая быстроходная шхуна.
        Перешагивая через две ступеньки, он скрылся в своем офисе. Когда он появился снова, в руках его были рулоны морских карт.
        - Пошли, - бросил он шерифу.
        Стараясь не поддаваться панике, он сосредоточился на предстоящих действиях. Они выбежали на улицу. Наняв первую попавшуюся двухместную коляску, Джейк с шерифом сели в нее. Джейк дал кэбмену серебряный доллар.
        - Это все тебе. Гони на пятьдесят седьмой причал галопом.
        - Да, сэр, - кучер хлестнул лошадь кнутом.
        Пока коляска катилась к причалам, шериф рассказал Джейку все, что знал о катастрофе. Когда они прибыли на причал, им сообщили, что все уже знают об исчезновении двоих людей, и что Рене Ла Порте отправился на поиск на своей быстроходной яхте.
        Джейк молча молился об их спасении. Он никогда не был особо религиозным человеком, но за то время, пока они ехали, он готов был отдать Богу все, только бы его друзья спаслись. Друзья, повторил он про себя, хотя в этот момент он окончательно понял, что Джесси Таггарт значила для него значительно больше.
        - Я не должен был отпускать ее одну, - сказал он Хенди, пока «Каиро Иллийнос Квин» готовилась к отплытию.
        - Она была не одна, - возразил шериф, - ведь с ней был Педди. Кроме того, ты не мог предвидеть, что такое может случиться. Не обвиняй себя, - Хенди положил ему руку на плечо. Кто-нибудь найдет их, Джейк. Старайся верить этому.
        Хенди вернулся к экипажу.
        Джейк взошел на «Квин». Ему сейчас опять станет плохо, но, может быть, Джесси и Педди где-нибудь там… если он уже не опоздал. Он представил себе Джесси, плывущую лицом вниз по реке, ее густые каштановые волосы, как водоросли, струящиеся по воде. Эта мысль, как лезвие ножа, пронзила его сердце. Нет, нет, она не должна погибнуть, это слишком несправедливо, твердил он себе, стараясь успокоиться, нельзя поддаваться эмоциям. В этом месяце он уже потерял партнера. Боже мой, неужели он потеряет и второго!
        Корабль отчалил от берега. Джейк стиснул зубы, стараясь, чтобы его не укачало. Он зажег масляную лампу, развернул карты на одной из бочек и начал изучать по ним время приливов и отливов, скорость течений. Хотя он не часто плавал на шхунах, но хорошо знал залив. Занявшись бизнесом, он тщательно изучил время приливов и отливов и скорости течений, и смог использовать эти знания в свою пользу, сумев сократить расходы на топливо на треть. А теперь, молился он, все его знания должны послужить спасению двух жизней.
        В этот час течение направлялось мимо Сан-Пабло и Пиноле Пойнте, скорость его составляла шесть узлов. Джейк посмотрел на часы. Если катастрофа произошла в шесть тридцать, как сказал шериф, то обломки шхуны сейчас должны дрейфовать в районе Пиноле Пойнтса. К тому времени, как их шхуна достигает северной стороны залива, и если расчет Джейка будет абсолютно точным, то обломки шхуны должны находиться где-то в районе Сан-Пабло Пойнте.
        Это ценная информация, думал Джейк, стискивая зубы, если только Джейси осталась жива после кораблекрушения, и если ей удалось зацепиться за какую-нибудь бочку или кусок палубы или мачты, и если ее не прибило к берегу где-то между Порт Коста, где произошла катастрофа, и Карквине-зом, где река впадает в залив.
        Как много если, слишком много.
        Хотя они плыли с предельной скоростью, потребовался целый час, чтобы доплыть до Сан-Пабло-Пойнтс. Все это время Джейк изучал морские карты. В Порт Коста, где произошло столкновение, река была шириной больше мили. Места было вполне достаточно, чтобы свободно пройти и «Кэли Сью» и «Мемфис Клауд». Шериф сообщил, что повреждения на «Клауде» незначительные, как и предполагал Джейк. Двести двадцать футов против сорока пяти - можно себе представить этот поединок.
        За последние три месяца в Компании Таггард Эн-терпрайз произошло несколько несчастных случаев, и до сих пор Джейк считал, что это просто неудачное стечение обстоятельств, случайности. Но сейчас он задумался… Может быть, Рене Ла Порте специально приказал раздавить «Кэли Сью»? Французу очень хотелось выкупить Таггарт Энтерпрайз, он это ясно дал понять. Но уничтожение имущества Таггарта не дает ему никакой пользы, если только он не решил просто разорить Компанию, раз уж ему не удалось выкупить ее.
        Ла Порте знал, что Джесси собиралась поехать на «Кэли Сью», они ведь обсуждали эту поездку во время игры в покер. Ее смерть дает еще один шанс Ла Порте, так как ее отказ продать Компанию умрет вместе с ней. Джейк старался не думать об этом. Почему произошла эта катастрофа сейчас было не так важно. Надо найти Джесси, повторял он снова и снова, стараясь больше ни о чем не думать. Просигналив матросам, он начал отдавать приказы.
        Он найдет их, поклялся он. Он не прекратит поиски, пока не найдет их.


        Матросы укрепили четыре зажженных фонаря на борту «Квин», чтобы освещать пространство перед шхуной. Джейк и двое помощников, перегнувшись через борт, вглядывались в поверхность воды. Шкипер «Квин» Буртон Джеймс направлял шхуну вдоль течения. Ночь была темной и безлунной, что делало их задачу еще более сложной.
        Освещая воду фонарем, Джейк вдруг осознал, что его не укачало. Черт бы меня побрал, обрадовался он, посылая молитву благодарности Богу.
        Когда вдали показались огни Сан-Пабло Пойнт, Джейк вдруг заметил сигнальные огни судна, приближающегося к ним, через несколько минут он узнал расплывчатые очертания 80-футовой «Гранд Дамы», флагманского корабля и личной персональной яхты Рене Ла Порте. Яхта тоже вела поиск с помощью фонарей, несколько помощников, одетые в безупречную белую с золотой окантовкой форму, уцепившись за мачты, осматривали поверхность воды.
        - Подойди к ним ближе, Бартон, - приказал Джейк шкиперу «Квин». - Я хочу с ними поговорить.
        Капитан сделал разворот, «Дама» замедлила ход, когда Джейк просигналил, что идет на сближение.
        Между ними было примерно двадцать футов, они шли сейчас с одинаковой скоростью. Рене Ла Порте со стаканом вина в руке вышел из рубки на палубу и подошел к поручням. Он открыл рот от удивления, когда Джейк вдруг бросил четырехлапый крюк на борт «Гранд Дамы», острые концы которого вонзились в полированные поручни из тикового дерева. Ла Порте швырнул стакан в воду и схватился за поручни рядом с крюком. Он в изумлении смотрел на шхуну.
        Один из помощников начал подтягивать нос шхуны ближе к яхте. С кормы шхуны на яхту полетел еще один крюк, брошенный Джейком, второй помощник натягивал канат. Через мгновение старая шхуна притерлась своими ржавыми боками к сверкающему белому корпусу «Гранд Дамы». Джейк перебрался на ее палубу, перескочив через поручни. Рене Ла Порте встретил его со сжатыми кулаками.
        - Ты, дурак, - заорал Ла Порте, его лицо покрылось красными пятнами. - Ты испортил
«Гранд Даму» своей… своей вонючей шхуной! Прикажи, чтобы она сейчас же отчалила!
        - Не раньше, чем я поговорю с тобой, Ла Порте. Как, черт в возьми, твой корабль потопил «Кэли Сью»?
        - Убери свое мерзкое корыто от моей яхты, - наступал Ла Порте, - или я прикажу своей команде выпустить по ней шестифунтовый заряд, и она отправиться на дно залива, как «Кэли Сью».
        На носу «Гранд Дамы» стояла пушка, которую уже развернули в сторону «Квин».
        - Сначала ответь на мой вопрос. Ла Порте, - Джейк не обращал внимания на угрозы.
        Переведя взгляд с Вестона на своего помощника, Рене снял пальто и бросил его на руки помощника.
        - А на второе, монсеньор, я поколочу вас.
        - Почему «Клауд» не стал искать Джесси и Педди?
        - «Клауд» наткнулся на мель. На борту был взрыв, причину которого никто не знает. Взрыв по вредил грузы на тысячи долларов, Вестон. Один из членов исчез. У них там свои проблемы.
        Ла Порте сжал кулаки и принял положение в классических традициях Квинсбери.
        - А теперь, монсеньор, приступим, если вы не возражаете.
        - Если бы у меня было время, я бы с удовольствием превратил этот красивый белый костюм в кучу грязного тряпья, французик, но мне нужно найти моего партнера. И все это случилось из-за тебя. Убирайся в свой Бордо!
        Джейк перескочил поручни на шхуну и приказал перерубить канаты.
        - Это еще далеко не конец, Ла Порте, - прокричал Джейк, когда корабли отдалились друг от друга. - Как только я найду Джесси, я отыщу тебя.
        Рене повернулся к своему первому помощнику и усмехнулся.
        - Плевательница вместо корабля и тряпка вместо хозяина.
        Первый помощник угодливо засмеялся.
        - Уберите эти крючья, - приказал Ла Порте, - и мы продолжим поиски.
        Более быстроходная «Дама» оставила «Квин» далеко позади.


        - Мэм! Мэм!
        Джесси с трудом открыла глаза, Педди тряс ее за плечо.
        - Мисс Джесси, впереди видны огни. Я думаю, это лодка.
        Джесси протерла глаза и почувствовала, как боль пронзила руку.
        - О, - застонала она.
        - Вам плохо, мэм? Вы не ранены, нет?
        - Со мной все будет хорошо, если мы сумеем привлечь внимание этой лодки, Педди. Кричи. Кричи изо всех сил.
        Они оба кричали, когда огни приближались к ним и продолжали кричать до тех пор, пока огни не скрылись. Корабль приблизился к ним не больше, чем на полмили, догадалась Джесси, отчаянно вцепившись в мокрый обломок палубы. Она вдруг почувствовала такую слабость, что едва не потеряла сознание.
        - Не волнуйтесь, мэм, - сказал Педди, - мистер Джейк найдет нас. Мистер Джейк очень хорошо к вам относится. Он будет ужасно расстроен, когда узнает, что случилось. Он скоро будет здесь, я уверен в этом.
        - Я надеюсь, Педди, - Джесси снова закрыл глаза, она вспомнила суровые, но очень красивые черты лица Джейка, его насмешливую улыбку, блестящие черные волосы. Где ты, Джейк Вестон? - думала она, погрузившись в полудрему.
        В течение следующего часа Педди заметил еще две лодки. Он кричал, пока не охрип, но безрезультатно. Джесси думала, что, возможно, это была одна и та же лодка, но не была уверена. Педди все время спрашивал, как она себя чувствует, его беспокойство возрастало. Она пыталась заверить его, что с ней все в порядке, но была слишком слаба.
        - Держитесь, мэм, - говорил он ей. Его голос звучал приглушенно. Он продолжал вглядываться вдаль и опять увидел несколько огней вдоль берега.
        - Там огни, мэм, - прошептал он, - они приближаются к нам.
        Джесси открыла глаза и всмотрелась в темноту. Она разглядела какой-то корабль с огнями у каждого борта. Хотя корабль был еще далеко, чтобы услышать их, Педди закричал в густой туман ночи. Он кричал изо всех сил, но его голос звучал, как приглушенное эхо.
        Педди отчаянно старался что-то предпринять, чтобы их заметили, он старался приподняться на обломке, но боялся опрокинуть их ненадежную опору. Наконец, Джесси показалось, что на крики Педди слышатся ответные голоса.
        - Эй, вы, там! - закричал он им. - Мы здесь!
        Он дотронулся до девушки.
        - Мисс Джесси, мистер Джейк приплыл за нами, как я и говорил.
        - Джейк, - прошептала она. Но когда корабль наконец приблизился к ним, это оказался не Джейк Вестон, а Рене Ла Порте. Но Джесси уже было все равно, кто их спасет, будь это хоть сам дьявол.


        - Где я? - спросила Джесси, приоткрывая глаза. Ей казалось, что прошло уже несколько часов, как их вытащили из воды.
        - Отдыхайте, cherie, - ответил мягкий голос с французским акцентом. Она узнала Рене. - Вы на борту моего корабля «Гранд Дама», мы на пути в порт. Вы спасены, также как, и ваш друг.
        - Я так устала, - Джесси пыталась открыть глаза и осмотреться. Лампа освещала каюту мягким желтым светом. Это была настоящая роскошная комната: постель с балдахином из светло-голубого атласа, ореховое бюро причудливой формы и такое же кресло, а также небольшой диванчик, обтянутый голубым атласом. Джесси лежала на аталасных простынях, под головой мягкая низкая подушка.
        - Вы потеряли много крови, cherie. Мы перевязали вам рану и остановили кровотечение, но боюсь, что хирургу нужно зашить рану, как только мы вернемся на берег.
        Джесси слабо улыбнулась.
        - Как Педди?
        - Ваш друг и защитник чувствует себя прекрасно. Беспокоиться о вас. Он внизу, пьет уже второй бокал кофе с коньяком «Наполеон».
        - Спасибо вам, Рене. Вы спасли нам жизнь. Я даже не знаю, как смогу вас отблагодарить.
        Бледно-голубые глаза Рене хищно сверкнули. Джесси заметила это, хотя комната была слабо освещена.
        - Мне кажется, я знаю, как, cherie.
        Не обращая внимания на его взгляд, Джесси посмотрела на свою перебинтованную руку и вдруг впервые осознала, что вместо мокрого платья на ней надета белая мужская ночная рубашка.
        - Как я переоделась? - спросила она осторожно. Но, взглянув на веселое лицо Рене, все поняла и покраснела до корней волос.
        - Не смущайтесь, cherie. Вы не первая женщина, которую я видел. Но вы одна из самых очаровательных, могу вас заверить.
        Джесси облизнула губы.
        - Разве вы не могли подождать, пока мы прибудем в порт?
        - Ваша безопасность гораздо более важна, чем ваша скромность. Вы не согласны?
        Понимая, что он прав, Джесси опустила ресницы.
        - Думаю, что да, - неохотно согласилась она, стараясь преодолеть смущение.
        - У меня не было выбора, уверяю вас. А кроме того, нельзя стыдиться такого красивого тела, как у вас.
        - Пожайлуста, Рене, - попросила она, стараясь, не смотреть на него.
        Рене мягко засмеялся.
        - Отдыхайте, cherie. Скоро мы будем на берегу, - он наклонился над ней, легко поцеловал ее в губы и вышел из каюты.
        Джесси медленно закрыла глаза. Проснулась она от звука голосов, которые спорили за дверью.



        Глава 12

        - Будь благоразумным, Вестон. У тебя нет подходящей квартиры для леди, а гостинице она не может находиться одна, за ней нужен уход, - Ла Порте стоят перед ним в белоснежном безупречном костюме, тогда как белая рубашка и черные бриджи Джейка промокли и были выпачканы машинным маслом.
        - Я помещу ее в своем доме, - продолжал Ла Порте. - У нее будут слуги, а моя экономка будет в качестве компаньонки.
        - Экономка - это хорошо, Ла Порте. Но в твоем доме она не будет в безопасности, даже если ее будет защищать небольшая армия. А теперь уйди с дороги.
        После нескольких часов безуспешных поисков, Джейк был вынужден вернуться в порт, чтобы запастись топливом. Он прибыл на несколько минут раньше Рене Ла Порте на
«Гранд Даме». Педди сразу заметил Джейка и перебрался на борт «Квин», чтобы рассказать Джейку об их спасении французом.
        - Он заботится о мисс Джесси, босс. Она не очень хорошо выглядит, но он говорит, что с ней будет все в порядке.
        Джейк почувствовал такое облегчение, что у него закружилась голова.
        - Пошли.
        Джейк обошел Ла Порте и резко открыл дверь каюты, остановившись на пороге. Как он был счастлив видеть ее живой! Джесси лежала в постели и смотрела на него, ее лицо выражало облегчение и еще что-то. Ее глаза наполнились слезами.
        Волнение сжало горло Джейка, он вошел в каюту и опустился на колени у ее постели.
        - Все будете прекрасно, Бостон, - ее лицо было таким же белым, как и атласные простыни, на которых она лежала, ее дрожащая рука была холодна как лед. - Ты просто потеряла слишком много крови, вот и все. Ты будешь как новенькая, стоит тебе хорошенько отдохнуть.
        Джейк отвел с ее лица пряди темных блестящих волос. Не замечая никого и ничего, он наклонился и нежно дотронулся губами до ее губ. Они были холодны, как мрамор. Нежность охватила его.
        - Педди рассказал мне, какой ты была храброй. Он сказал, что ты спасла ему жизнь.
        - Я уже устала быть храброй? Джейк. Мне хочется домой, - слезинка скатилась по ее щеке.
        У Джейка сжалось сердце.
        - Я не должен был отпускать тебя одну.
        Джесси покачала головой. Хотя у нее совсем не было сил, она не могла оторвать взгляда от лица Джейка. Она никогда не видела его таким нежным, полным сочувствия. Это так тронуло ее сердце, как не могли бы тронуть никакие слова. Ей захотелось, чтобы он обнял ее и помог забыть об этом ужасном испытании. Она хотела, чтобы он смотрел на нее так каждый день в течение следующих пятидесяти лет.
        - Это не твоя вина, - тихо сказала она.
        - Никогда в жизни я так не волновался, - голос его звучал хрипло, и Джесси улыбнулась.
        Когда она попыталась сесть, Джейк нежно прижал ее к подушке, но успел заметить, что на ней мягкая хлопчатобумажная мужская рубашка, сквозь которую были видны очертания ее полной груди. Его взгляд помрачнел, ему пришло в голову, что, возможно, Рене сам переодевал ее.
        - Я… Я была ранена, - объяснила, угадывая его мысли, - я совершенно промокла и… Рене… мистер Ла Порте… он… он вынужден был переодеть меня.
        Джейк поднял ее подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза. В ее глазах он увидел лишь смущение.
        - Ла Порте предоставь мне, - сказал он ей. - Сначала тебе нужен доктор. Затем я отвезу тебя в «Ангел».
        Из-за плеча Джейка раздался голос Ла Порте.
        - Вас отвезут ко мне домой, cherie. Там вам обеспечат необходимый уход.
        Джейк повернулся к Ла Порте, который стоял в дверях.
        - Салон - это не место для молодой леди.
        Джейк оглянулся на Джесси, та умоляюще смотрела не него:
        - А нельзя мне вернуться в отель?
        - Тебя нельзя в таком состоянии оставлять одну. Лови и девушки позаботятся о тебе в «Милом Ангеле».
        Джесси согласно кивнула и закрыла глаза.
        Не будь смешным, - настаивал Ла Порте. - У тебя нет подходящего места для нее.
        Хотя Джейк проклинал Ла Порте за вмешательство, он вынужден был признать, что француз прав. Джейк клял себя за то, что не купил собственный дом, хотя в течение последних лет время от времени собирался это сделать. И все же он не мог оставить Джесси с Ла Порте.
        - Я найму сиделку, которая будет находится с ней в отеле, - сказал он наконец.
        - Джейк, - Джесси умоляюще посмотрела на него. - Я хочу поехать с тобой.
        Джейку сдавило грудь, он почувствовал боль в сердце. Ее слова помогли ему принять решение.
        - Ты слышал, что она сказала, Ла Порте? Она едет со мной.
        Наклонившись над широкой постелью, Джейк осторожно завернул девушку в одеяло и поднял на руки. Ее руки обвили его шею, влажные волосы нежно касались щеки. Она положила голову на его плечо, спрятав лицо. Ее кожа была такой же гладкой, как его шелковая рубашка. «Интересно, удобно ли там ее грудкам?» - подумал он и сразу же выругался про себя. Какой же он негодяй! Она ведь ранена, черт бы тебя побрал! Она доверилась ему, а, кроме того, она была дочерью Генри. И вовсе не такой мужчина ей нужен, как он. Молясь про себя, чтобы Бог дал ему сил, Джейк направился к двери.
        - Ты дурак, Вестон.
        - Уйди с дороги, Ла Порте, - взгляд Джейка похолодел. - Ты начинаешь раздражать меня. Я ценю то, что ты сделал для Джесси и Педди, хотя и не уверен, что не воспользовался бы ситуацией. Я отвечаю за мисс Таггарт, а не ты. Я позабочусь, чтобы за ней был необходимый уход.
        Он прошел мимо француза, затем через открытый люк на палубу и прошел по трапу. Коляска ждала у причала, как и приказал Джейк. Педди сам правил лошадьми.
        - Давай прямо в «Ангел», - велел ему Джейк. - Руперт должен найти доктора Бедфорда.
        Педди был одет в белую форму стюарда, которая была на пару размеров меньше, чем нужно. Он открыл дверцу коляски, Джейк с Джесси на руках сел, ирландец занял место кучера.
        Джейк осторожно усадил Джесси себе на колени, ее голова лежала у него на плече, на шее он чувствовал теплоту ее дыхания. Ее кожа была холодной, поэтому он тщательно подоткнул вокруг одеяло. Джесси так нежно улыбнулась ему, что ему показалось, у него остановится сердце. Когда же эта упрямая девчонка смогла так покорить его, удивлялся он, прижимая Джесси к себе.
        - Джейк, - ее голос был еле слышен из-за стука колес по мостовой.
        - Да, Бостон.
        - Ты искал нас?
        - Я отправился сразу же, как только узнал о катастрофе, - Джейк закрыл глаза, стараясь не вспоминать отчаянье, охватившее его, когда он услышал о несчастье. Понадобилось кораблекрушение, чтобы он понял: его чувство к девушке гораздо сильнее, чем он хотел себе в этом признаться.
        - Педди верил, что ты обязательно будешь нас искать, - нежно проговорила она.
        - Я должен был тебя найти, - поддразнил он. - У меня нет времени искать другого партнера.
        Джесси улыбнулась и еще сильнее прижалась к нему, ей так хорошо было с ним, что она согласна еще долго сидеть у него на коленях. Джейк чувствовал тяжесть ее бедер на своих коленях. Сквозь рубашку он ощущал твердые соски ее грудей. Хотя он старался сдерживать себя, кровь застучала в его висках.
        - Сиди спокойно, - проворчал он, когда она снова заворочалась. Любое движение, и она могла почувствовать его возбуждение. При этой мысли Джейк внутренне застонал. После случая с Ла Порте, она могла подумать, что они оба наглецы.
        - Мы приехали, сэр, - сказал Педди. Он остановился у задней двери «Милого Ангела». Джейк про себя произнес молитву благодарности. Педди открыл дверь экипажа, и Джейк ступил на землю, осторожно держа Джесси на руках. Он поднялся по лестнице на второй этаж и подошел к дверям своей комнаты. Зал был заполнен сочувствующими лицами, среди них Лови и Руперт.
        - Пошли за докторам Бедфордом, - приказал Джейк Руперту. - Скажи, что ему нужно зашить рану.
        - Бедная малышка, - Лови помогла Джейку уложить Джесси в постель. - Она бледна, как мел. Да она же ранена в руку!
        Бинт на руке покраснел, рана снова кровоточила после тряски в экипаже. Проклиная себя, Джейк подумал, что, может быть, действительно надо было оставить ее у Ла Порте.
        - Не волнуйтесь, мисс Джесси, - Лови аккуратно подоткнула одеяло, - офис доктора совсем недалеко, а живет он рядом с офисом. Руперт быстренько его найдет, а как только он вам вылечит руку, вы будете, как новенькая, - с уверенностью добавила она, посмотрев на Джейка с некоторым сомнением.
        - Она потеряла много крови, - Джейк поставил стул рядом с постелью и сел. - Надо постараться, чтобы она ее больше не теряла.
        Он взял руку Джесси и прижал ее над раной. Девушка тихо застонала.
        - Извини, Бостон. Я знаю, тебе больно, но скоро все закончится.
        Джесси слабо кивнула и откинулась на подушки. Джейк присмотрит за ней, значит, все будет хорошо. Она была рада, что он не оставил ее с Рене. Хотя Ла Порте спас ей жизнь, и она была очень благодарна ему за это, но и только, принимать от него дальнейшую заботу ей вовсе не хотелось. Пожалуй, больше, чем следовало, ей хотелось, чтобы Джейк увез ее и заботился о ней. Она была счастлива, когда он держал ее на руках, нежно прижимая к себе. Как давно никто о ней не заботился… как давно она не чувствовала себя в безопасности и под защитой, как она устала быть одинокой и самостоятельной!
        Джейк сильнее сжал ее руку, она смутно слышала его отрывистые приказания. Она понимала, что он беспокоится о ней, и ей это было приятно. Даже боль в руке не могла заглушить чувство удовлетворения. Джесси погрузилась в забытье со слабой улыбкой на лице.
        Хотя Джейку казалось, что он ждет уже несколько часов, доктор Бедфорд появился через двадцать минут. Достав из кармана помятого черного сюртука очки и пристроив их на своем длинном носу, он сделал знак Джейку отойти и сел на стул у постели. Джесси проснулась и слабо улыбнулась ему. После тщательного обследования раны доктор порылся в своей новой сумке и достал иголку с ниткой.
        - Тут нужно зашить совсем немного, - доктор говорил с протяжным вирджинским акцентом. - Не стоило беспокоиться.
        - Я попросила Анабель вскипятить немного воды, - сказала ему Лови, и как раз в это время в комнату вошла полненькая девушка, неся горшок с горячей водой.
        Джейк схватил доктора за руку.
        - Хирам, промойте сначала горячей водой.
        Доктор пожал плечами, но сделал, как просил Джейк. Он тщательно вымыл инструменты. В горячую воду Джейк налил немного бренди.
        - Дайте и ей порцию до того, как я начну, - приказал Бедфорд.
        - Как насчет опиума?
        - Она очень слаба, Джейк. Я бы не рискнул.
        Джейк сжал зубы, понимая, что доктор прав. Он обошел свою старую железную кровать, сел с другой стороны и взял прохладную руку Джесси в свои теплые ладони.
        - Послушайте меня, Джесс. Ты должна потерпеть еще немного. Сейчас доктор зашьет тебе руку, и потом ты отдохнешь.
        Лови протянула ему стакан с бренди.
        - Выпей немного, - приказал Джейк. Джесси не спорила, хотя поморщилась и закашлялась, когда огненная жидкость обожгла ей горло.
        - Допей до конца, - Джейк поддерживал ей голову. Голос его звучал грубовато, хотя он и не хотел этого.
        Джесси проглотила оставшуюся жидкость, откинулась на подушку и закрыла глаза. Она даже не поняла, что Джейк прижал к постели ее плечи, пока не почувствовала острый укол иглы, ее глаза широко распахнулись.
        - Потерпи, Бостон. Лови, дай ей что-нибудь, что она могла бы сжать зубами, - Лови подала ему ремень для правки бритв, и Джесси вонзила в него зубы. Когда доктор протягивал мучительно длинную нить сквозь ее кожу, на лбу ее выступили капли пота, но она не закричала.
        - Черт возьми, док, - выругался Джейк, крепко держа девушку за плечи. - Сколько еще?
        - Почти все, Джейк, - доктор сделал последний стежок, вытащил концы нитей, завязал в узел и обрезал концы. Все вздохнули с облегчением.
        Джейк вытащил ремень изо рта Джесси, полюбовавшись четкими отпечатками ее крепких зубов, затем наклонился над ней и нежно поцеловал девушку в лоб. Выпрямившись, он заметил странное выражение на лице Лови Макдуглас.
        Абсурдность ситуации поразила его, как удар грома. Что, черт возьми, он делает? Что еще за нежности? Он был контрабандистом, торговцем, содержателем проституток и негодяем. Джесси Таггарт была его партнером и никем больше. И он хотел, чтобы и дальше все было так. Ему совсем не хотелось привязывать себя к какой-либо женщине, к любой женщине, а в особенности к бостонской школьнице, с которой у него было не больше общего, чем у баптистского священника и китайской проститутки.
        - Ну, что вы все смотрите? - резко сказал Джейк. - Дайте девушке немного отдохнуть.
        Заметив, что у него испортилось настроение, Лови, Руперт и Анабель тихонько выскользнули из комнаты.
        Джейк вручил доктору пять долларов золотом.
        - Спасибо, Хирам.
        - Спасибо тебе. В моем возрасте мне хватит этого на месяц.
        Они оба улыбнулись, затем Джейк снова посерьезнел.
        - Что ей сейчас нужно в первую очередь?
        - Покой и тепло, и не отходите от нее пару дней. Я не думаю, что с ней будет плохо, - доктор защелкнул застежки своей черной кожаной сумки. - Возможно, ты и прав, заставив меня вымыть инструменты. Один немецкий парень по имени Фердинанд Кох утверждает, что существуют маленькие жучки, называемые бактериями, их невозможно увидеть глазом, которые вызывают инфекцию.
        - Да, это что-то новое, - Джейк похлопал старого доктора по спине. Бедфорд взял сумку. - Если хочешь выпить, напитки за мой счет.
        Доктор засмеялся, облизнув губы.
        - Ты читаешь мои мысли, дружище. У меня есть что отпраздновать. Я снова полноправный гражданин.
        - Как так, Хирам?
        - Конгресс принял сегодня закон об амнистии. Мы, южане, снова будем частью Штатов.
        - Думаю, это неплохой повод для праздника.
        - Джейк? - позвала Джесси.
        - Я сейчас спущусь, - сказал он доктору, тот кивнул, вышел на лестницу и прикрыл за собой дверь. Джейк вернулся к постели.
        - Что ты хочешь, Джесс?
        - Я хочу поблагодарить тебя.
        - Тебе не нужно благодарить меня. Мы же партнеры. Кроме того, не я нашел тебя, к сожалению, а Ла Порте.
        - Я знаю, но все же… - она улыбнулась ему.
        - Поспи немного, Джесс.
        - Джейк?
        - Да?
        - Ты не поцелуешь меня перед сном?
        - Что?!
        - Ты не поцелуешь…
        - Я слышал, что ты сказала, черт возьми, - Джейк провел рукой по волосам.
        - Ну и? - прошептала она.
        - Что?
        - Не поцелуешь ли ты…
        - Черт возьми, женщина, - возразил он, - ты, без сомнения, самое большое несчастье, которое только может встретиться мужчине.
        Понимая, что ему нужно повернуться и уйти от нее, он наклонился над девушкой, сжал ладонями ее лицо и поцеловал, сначала это был нежный братский поцелуй, но когда она приоткрыла свои нежные прохладные губы, Джейк забыл обо всех своих клятвах, забыл, к чему это может привести, забыл, даже, кажется, свое имя.
        Его язык проскользнул в ее рот, она застонала от наслаждения, не прерывая поцелуя, он опустился на кровать рядом с ней. Он немного покусывал ее нижнюю губу, так, как давно мечтал сделать, его язык пробегал от одного уголка губ к другому. Он целовал ее щечки и ушки, нежно покусывая мягкую мочку, его рука скользнула к ее груди. С легким стоном она обвила руками его шею и прильнула к нему, ее пальцы ласкали ее волосы. Как чудо, он ощущал полноту ее груди в своей руке, только ткань ночной рубашки отделяла его пальцы от ее сосков, которые от его прикосновения становились твердыми и упругими. Он расстегнул пуговицы рубашки и его рука скользнула по ее шелковой коже, ее грудь снова очутилась в его руке.
        Дрожа от его прикосновений, еле дыша, она отстранилась он него.
        - Джейк? - неуверенно прошептала она, возвращая его к действительности.
        Он заставил себя встать и быстро застегнул пуговицы на ее рубашке. Посмотрев на лицо Джесси, он увидел, что ее огромные зеленые глаза смотрят на него с некоторым страхом.
        - Я… Я не должна была делать этого, - запинаясь, сказала она.
        Стараясь успокоить свое прерывистое дыхание и предательскую выпуклость в брюках, Джейк посмотрел на нее.
        - Ты права, черт возьми, мы не должны этого делать. В ближайшие дни, мисс Бостон Таггарт, - выпалил он, - вы можете навлечь на себя такие проблемы, что вряд ли сможете с ними справиться.
        Джесси потрогала свои припухшие от поцелуя губы и отвела взгляд.
        - Спокойной ночи, Джейк.
        - Спокойной ночи, Бостон, - не оглядываясь, он прошел к двери и громко хлопнул ею. Может быть, она будет спать спокойно, но ему придется провести ночь в любовных муках, которые не смогла бы облегчить даже Моник. А кроме того, он не хотел Моник. Он хотел мисс Бостон Таггарт. С ним ей было не безопаснее, чем с Ла Порте.
        - Какого дьявола! - выругался он громко. Что она собирается делать? Может, после случившегося на реке она захочет вернуться в Бостон? Но это совсем не похоже на нее. Слишком твердый характер, слишком много проклятой упрямой гордости, как у всех Таггартов. Он должен отдать ей должное. Неважно, что она молода и наивна, мисс Джессика Таггарт была страстной женщиной.
        И поэтому ей нужен страстный мужчина.


        Несмотря на огромную усталость Джесси не спала. В полудреме снова вспоминала, что произошло между ней и Джейком. Вспоминала его поцелуй и сильные объятия, кровь снова прилила к ее лицу. Затем она вспомнила свои ощущения - дрожь по всему телу, теплоту и томность, непонятное возбуждение. Ее соски все еще были напряжены, она ощущала нежную боль в тайном месте ее женского тела.
        Боже милостивый, что заставило ее просить Джейка поцеловать ее? Не успев подумать об этом, она уже знала ответ. Ей недостаточно было одного только поцелуя на яхте. Когда она увидела Джейка в дверях каюты, то была так счастлива, как не была никогда в жизни. Она помнила его взгляд - каждую черточку, каждую деталь. Он волновался за нее, она это ясно видела. Но она еще не была уверена, насколько сильны его чувства.
        В себе тоже Джесси сделала кое-какие открытия. Когда она была в ледяной воде, не было минуты, чтобы она не думала о Джейке. Она была рада, что его не было на борту
«Кэли Сью», она была рада знать, что он в безопасности.
        Что в нем было такое? Почему она не может относиться к нему так, как к другим мужчинам? Он нравится женщинам и возбуждает в них желание, но, одновременно, с ним чувствуешь себя в безопасности, под надежной защитой. Он вызывал в ней непонятные, противоречивые чувства.
        Джесси громко застонала. По правде говоря, она все больше и больше увлекалась им - и это могло оказаться фатальным.
        О, он хорошо к ней относился, это правда. Но она была уверена, что у него были и другие женщины. Это негодяй, и он совсем не похож на человека, готового прочно связать себя с другим человеком. Джейк позволил себе с ней такие вольности, какие не позволял ни один мужчина… И все же она не могла сказать, что жалеет о чем-то. Если честно, ей это доставило удовольствие, хотя ощущения ее были смутными.
        Боже мой, как же мне теперь поступить, спрашивала она себя снова и снова. Ей не нужно было уезжать из Бостона. Там она бы познакомилась с каким-нибудь приятным молодым человеком, вышла бы за него замуж, имела бы кучу детей. Скука, скука, скука…
        Как бы ее ни ублажали, она не была бы счастлива. И независимо от того, что ей пришлось испытать с тех пор, как она решила отправится в Сан-Франциско: ее длительное путешествие на Запад, ее участие в бизнесе, правда о смерти отца, катастрофа - она не будет жалеть, что уехала из Бостона, не будет менять свои планы. Кроме того, она еще не была готова к замужеству. Она хочет насладиться свободой, предоставленной ей судьбой. Муж никогда не позволит ей ничего такого.
        Она останется здесь, и пусть Джейк Вестон убирается ко всем чертям! Она откажется от этой глупой безрассудной страсти раз и навсегда. Она знает, что может это сделать. Чего-чего, а силы воли Джессике Таггарт не занимать.
        И все же, когда она вспомнила поцелуй Джейка, его теплые руки на ее груди, это опьяняющее чувство, она не была полностью уверена, что сможет устоять перед ним. И она не была уверена, что хочет устоять.



        Глава 13

        Проспав более двадцати часов, Джесси проснулась и увидела у своей постели Шуга Су Лин, которая спокойно штопала голубое шелковое платье.
        - Доброе утро, Су Лин, - сонно поздоровалась Джесси, - сейчас утро, не так ли?
        Девушка вскочила на ноги и склонилась над ней.
        - Да, сейчас утро. Вы проспали очень долго. Хотите воды, мисс Джесси?
        - Да, спасибо, - Су Лин помогла Джесси встать, Джесси выпила стакан воды.
        - Мистер Джейк сказал, что, когда вы проснетесь, вы должны позавтракать. Фрукты и каша, яйца и…
        - Подожди, Су Лин. Я хочу стакан сока и ничего больше. По, сначала, может быть, вы поможете мне…
        - Конечно, конечно, мисс Джесси, - Су Лин помогла ей умыться и причесаться, а затем сменить рубашку Ла Порте на нежную кружевную ночную сорочку, которую Анабель привезла из ее комнаты в отеле, потом Су Лин снова уложила Джесси в постель.
        - Ты давно здесь? - спросила Джесси, когда изящная восточная женщина направилась к двери.
        - Всю ночь, мисс Джесси. Мистер Джейк приказал мне смотреть за вами и не спать.
        - Это несправедливо! Как можно совсем не спать ночь?
        - Я муй джай. Я живу только для вас и для мистера Джейка, - Су Лин поклонилась и поспешила выйти, бесшумно закрыв дверь.
        Что она такое говорит, думала Джесси, пока Су Лин была внизу в зале. Девушка вернулась со стаканом апельсинового сока и последним номером газеты «Кроникл».
        - Спасибо, Су Лин, - Джесси с удовольствием выпила сладкий сок. Су Лин снова взялась за штопку.
        - Разве ты не хочешь немного поспать? - спросила Джесси.
        - Мистер Джейк приказал сидеть здесь, пока меня кто-нибудь не сменит. Я буду сидеть с вами каждую ночь, пока вы не выздоровеете.
        - Это глупо, - Джесси посмотрела на девушку. Та продолжала улыбаться, не прекращая штопку. Она явно не собиралась уходить.
        - Ты что-то сказала до этого, но я не поняла. Ты сказала, что живешь только для мистера Джейка и для меня. Что ты имела в виду?
        - Мисс Джесси, я муй джай. Су Лин - ваша собственность. Понятно?
        - Нет, Су Лин, я не понимаю.
        Маленькая китаянка посмотрела на нее так, как будто она не в себе.
        - Моя жизнь принадлежит мистеру Джейку и вам. Вы получили в наследство от мистера Генри и Су Лин, и «Милый Ангел».
        - Я уверена, ты ошибаешься, - Джесси была ошарашена, - с тех пор, как мистер Линкольн провозгласил «Декларацию об освобождении», никому не разрешается владеть друг другом.
        - Может быть, в остальных штатах это и так, но здесь у китайских девушек есть владельцы. Мистер Таггарт, ваш уважаемый отец, купил Су Лин в лагере для перемещенных лиц.
        - В лагере?
        - Как вы это называете? Квинз Рум.
        - Боюсь, что все это для меня слишком ново. Пожалуйста, продолжай.
        - Это ужасное место, мисс Джесси. Китайские девушки приезжают сюда морем, и их отправляют в лагерь. Аукционист выкрикивает цену и продает их тому, кто предлагает больше. Уважаемый мистер Таггарт купил Су Лин, и Су Лин очень счастлива. Су Лин здесь хорошо. Многим девушкам не повезло.
        - Это же самая возмутительная вещь, которую я когда-либо слышала. Су Лин, ты не принадлежишь никому, кроме как самой себе.
        - Я принадлежу мистеру Джейку и мисс Джесси. Джесси задумалась на мгновение.
        - Су Лин, сходи, пожалуйста, за мистером Джейком… Я хотела сказать, за Джейком. А потом иди и отдохни.
        Через несколько минут, на ходу заправляя рубашку, в комнату вошел Джейк и сел на стул возле ее постели. Несмотря на то, что он еще не успел побриться, он все равно был очень красив. Она вспомнила теплоту его поцелуя, интимные прикосновения, но заставила себя не отводить взгляда. Этот мужчина действовал на нее ошеломляюще. Интересно, какое действие она оказывает на него?
        - Доброе утро, - сказал Джейк. Заметив стакан с соком, спросил: - А где остальной завтрак? - он с укором посмотрел в сторону Су Лин, - я просил тебя накормить мисс Джесси.
        - Все в порядке, Джейк. Су Лин пыталась, но я не голодна.
        - Тебе обязательно нужно поесть. Как насчет кофе с бисквитами? Су Лин…
        - Может быть, позже, - мягко сказала Джесси. Он вел себя так, как будто прошлой ночью между ними ничего не произошло. Джесси не знала, радоваться этому или расстраиваться.
        Су Лин неподвижно стояла у постели, пока Джейк не оглянулся на нее.
        - Мне уйти, мистер Джейк?
        - Да, Су Лин, - вместо него ответила Джесси, - иди и поспи немного.
        - Да, мадам, - ответила Су Лин, и, дождавшись, когда Джейк также согласно кивнул головой, поспешила выйти.
        - Я поняла, что Су Лин - наша рабыня, - произнесла Джесси с укором.
        Губы Джейка тронула улыбка.
        - Твой отец купил контракт на нее примерно год назад. Она муй джай, и ее родители, и ее муж, и ее бывший владелец в Китае продавали ее, как рабыню, по контракту. Некоторые китайцы продают свои собственные контракты, чтобы попасть в Штаты. Здесь их покупают. Это обычная практика.
        - Но это же варварство, Джейк. Ты имеешь в виду, она работает бесплатно?
        Джесси села, но Джейк заставил ее лечь снова, поправил подушку.
        - Я вижу, что ты чувствуешь себя гораздо лучше. Может быть, ты хочешь встать и заняться бехгалтерскими книгами? - он ласково посмотрел на нее.
        - Нет, - улыбнулась она, - но я хотела бы получить ответ.
        - Су Лин работает на тех же условиях, что и остальные девушки. Ей платят также, как и другим, но она выкупает у нас свой контракт. Генри заплатил за нее шестьсот семьдесят долларов. Через несколько лет она будет свободна.
        - Шестьсот семьдесят долларов? - Джесси вскинула голову. - И на сколько лет ее контракт?
        - На десять лет. Когда они болеют, или наступает время их… - Джейк смущенно почесал затылок, - их ежемесячных проблем, или оказывается, что она ждет ребенка - все это время добавляется к продолжительности контракта. Но если их покупают другие бордели или одна из китайских группировок, ей возможно, не хватит жизни, чтобы выплатить свой долг. У китайских девушек очень суровая жизнь. Некоторым из них не больше десяти или одиннадцати лет.
        - Это ужасно, - Джесси снова приподнялась, но Джейк снова мягко заставил ее лечь, она чувствовала его теплую руку на своем плече.
        - Генри было известно, что в Китае Су Лин была наложницей. Конечно, он не имел к этому отношения. Твой отец купил еще четырех молодых девушек…
        - Нет! Как вы смеете говорить об этом, Джейк Вестон, - на этот раз ей удалось сесть в постели.
        - Он заплатил за них четыре тысячи долларов, - он усмехнулся, увидев выражение ужаса на ее лице. - Затем он передал их Совету Женщин Запада, который создан методистами и пресвитерианцами. И эти девушки прекрасно работают в сиротских школах.
        Джесси чуть не расплакалась от облегчения. Она не должна была сомневаться в своем отце.
        - А что будет делать Су Лин, когда ее контракт будет выплачен?
        - Что хочет. Генри предоставил ей самой решать это.
        - Этот лагерь, о котором мне сказала Су Лин? Он все еще существует?
        - Да, с ним все в порядке.
        - Боже мой, Джейк, в штате Вайоминг женщины уже три года имеют право голоса, а в Калифорнии их все еще продают в рабство. Кто-нибудь пытается остановить это?
        - Как раз незадолго до твоего приезда сюда примчались две разъяренные старухи - Маргарет Кулберстон и Дональдина Камерон из Совета Женщин Запада. Они ворвались через главные двери «Милого Ангела», яростно требуя освободить всех наших китайских рабов. Беднягу Руперта чуть не хватил удар, а Педди не знал, что делать. Он смог бы справиться с десятью головорезами, но не имел представления, что делать с двумя визжащими женщинами с плакатами в руках.
        Джесси улыбнулась, представляя Педди, отступающего перед старыми женщинами.
        - Я был удивлен их приходом. После смерти Генри, они, наверно, решили, что у меня иное отношение к китайцам. Все знали, что Генри относился к ним без всякого предубеждения. Или, может быть, они узнали о Су Лин и решили, что ее нужно спасать. Я ее вывел к ним и сказал, что она свободна и может идти, куда хочет. Когда они хотели забрать ее с собой, она стала кричать от страха и убежала наверх. Они не совсем поверили, что она хочет остаться в доме, но, в конце концов, сдались и ушли.
        - Мне кажется, эти женщины хотели сделать, как лучше, - сказала Джесси, - но все равно, это варварство.
        - Так продолжается уже много лет, Джесс, с тех пор, как началась золотая лихорадка в сорок девятом году… Ты должна понять, что по закону белая женщина не может… ну, находиться в одной спальне с китайцем, а тем более, выйти за него замуж. На Западе сейчас примерно семьдесят пять тысяч китайцев-мужчин, в то время, как женщин-китаянок не более пяти тысяч. И большинство из них проститутки.
        - Я видела китайских мужчин с негритянками и индианками.
        - По закону они могут жениться на женщинах другой национальности, но только не на белых.
        - Я хочу вернуть Су Лин ее контракт, Джейк.
        - Что касается меня, то можешь сжечь этот чертов контракт. Он находится в сейфе и написан китайскими иероглифами, а внизу отпечаток пальца Су Лин. А теперь могу я побриться?
        Джесси улыбнулась. Джейк некоторым образом напоминал ей отца. Он был внешне груб, но за этой показной грубостью скрывалось сочувствие к окружающим его людям.
        Джейк направился к двери, но снова остановился.
        - Надеюсь, ты чувствуешь себя лучше?
        - Намного лучше, спасибо.
        Но заметив, что она сменила ночную рубашку Ла Порте на нежную кружевную сорочку, он снова помрачнел.
        - Что касается прошлой ночи, Джесс, ты была ранена и измучена. Я волновался за тебя. Этого не должно было случиться, но я поддался стечению обстоятельств.
        Улыбка погасла на лице Джесси.
        - Как бы там ни было, мне нужно идти работать, - он повернулся, но голос Джесси остановил его.
        - Джейк, спасибо тебе за Су Лин.
        - Пожалуйста. Если бы она попросила свой контракт у Генри, он отдал бы ей его в тот же момент. Но для любого китайца сохранение достоинства - главное, Джесс. Если даже ты вернешь ей контракт, она все равно захочет выплатить его.
        - Прекрасно, если это так.
        - Позволь ей ухаживать за тобой, Джесс. Этих девушек научили быть очень искусными… во всем.
        - Если только она сама этого хочет, Джейк.
        - Вполне справедливо, - он тихо закрыл дверь, но сразу же открыл снова. - Между прочим, - процедил он сквозь зубы, - Лови хочет тебя видеть. У нее подарок для тебя от Ла Порте - новая книга Диккенса «Трудные времена», только что вышла из печати. Зная Ла Порте, - добавил он хмуро, - я удивляюсь, почему он не прислал французское кружевное нижнее белье.


        Лови встретилась на пути Джейка, он стремительно промчался мимо нее. Джесси слышала, как он громко хлопнул дверью своего офиса, где поставил для себя легкую походную кровать. «Хорошо, - подумала она, - надеюсь, что он ревнует». На самом деле она так не считала. Стечение обстоятельств, сказал он. Ему не нравится Ла Порте, это совершенно точно. Но ревновал ли он? В ее голове возникла не совсем еще ясная идея.


        - Это вам, дорогая, - стоя у постели, Лови протянула ей книгу, перевязанную розовой атласной ленточкой и украшенной розой. - Рене принес это утром и был очень разочарован, узнав, что вы все еще спите.
        - Я обязана ему, Лови, за спасение Педди и меня. Как чувствует себя Педди?
        - Лучше, чем пол-окорока с дюжиной яиц. Он сейчас отдыхает, - усмехнулась Лови, - не принести ли и вам чего-нибудь?
        - Спасибо. Думаю, я выпью немного кофе с одним или двумя бисквитами. Потом, наверное, почитаю эту книгу. В следующий раз, когда здесь появится Ла Порте, обязательно пришлите его ко мне.


        Ток Лой Хон сидел, выпрямившись, в своем искусно разрисованном кресле из тикового дерева.
        Утреннее солнце светило из окна за спиной и создавало ему ауру китайского божества. Перед ним на коленях стоял трясущийся от страха человек. Два самых верных телохранителя Ток Лоя привели этого кули из Эмбаркадеро. Этот человек был кочегаром на «Мемфис Клауд». Он только что рассказал о катастрофе на «Кэли Сью» и о том, что была найдена красная шелковая гаррота.
        Ток Лой, нахмурившись, смотрел на заикающегося от страха человека.
        - Если у тебя появятся какие-нибудь новости об этом происшествии, ты должен придти ко мне. Ты получишь награду и возвысишься в глазах своих предков. Но если ты узнаешь что-то новое о «Клауде» после того, как это станет известно всем, ты сам уйдешь к своим предкам. Ты понял?
        - Да, Высокочтимый, - прошептал человек трясущимися губами.
        - Отпустите его, - приказал Ток Лой охранникам. Человек попятился к двери, беспрерывно кланяясь, затем повернулся и бросился вниз по лестнице. Его черная свободная одежда развевалась, сандалии хлопали по огрубевшим пяткам.
        Напряженная, плотная тишина воцарилась в комнате. Было слышно только, как Ток Лой барабанил своими длинными ногтями по ручке тикового кресла. Это было единственным признаком его гнева.
        Снова кто-то хотел навлечь гнев этих белых дьяволов на группировку Гум Сан. Белым было недостаточно, что они приняли Закон, в котором ограничили количество проживающих на каждом квадратном футе. Этот Закон был прямо направлен против перенаселенных китайских кварталов. Они также издали указ, запрещающий носить длинные волосы в «целях гигиены», а потом развлекались тем, что хватали китайских кули и отрезали косички, чем позорили их в глазах предков.
        Сначала был убит Генри Таггарт. А теперь была попытка убить его дочь. Неужели
«Добрые Труженики Моря» пытаются подорвать авторитет группировки Гум Сан? В команде «Мемфис Клауд» было несколько китайцев из ДТМ. Один из них мог убить старого официанта, тело которого нашла спасательная лодка. Он же мог и оставить знак Гум Сана в рубке, забрызганной кровью старика.
        Ток Лой и группировка Гум Сан были в долгу перед Генри Таггартом, и этот долг теперь перешел к его дочери. Если «Добрые труженики Моря» в этом замешаны, они должны быть наказаны. Их лидер, Чарли Синг, предавший своих китайских предков своим западным костюмом и западной манерой поведения, должен ответить за эти преступления.
        Но все же мудрость подсказывала Ток Лою, что Чарли и его сторонники не виновны в этих событиях. Кто хотел бы смерти Джессики Таггарт? - спрашивал себя Ток Лой. Кому выгодна вражда в китайских кварталах? И не находил ответа.
        - Соберите всю группировку сегодня вечером, - Ток Лой встал, его высохшее тело сутулилось, когда он стоял. - Может быть, у кого-нибудь есть информация, которая поможет нам.
        Охранники ринулись разыскивать гонцов, которые сообщили бы тремстам местным членам группировки о предстоящем собрании.
        Завтра он нанесет визит Джессике Таггарт, - решил Ток Лой.


        Кац Бочек стоял перед окном своего офиса и наблюдал за работой внизу, во дворе. Когда он заметил португальца Сантоса Силву, разговаривающего с охранником у главных ворот, то почувствовал приступ гнева и сжал кулаки. Выслушав объяснения охранника, Силва пробрался между тюками и бочками во дворе и скрылся на лестнице.
        Бочек сердито постучал пальцами по столу, затем выдвинул потайной ящичек и достал дорогую сигару. Закурив, он успел затянуться несколько раз, когда раздался громкий стук в дверь.
        - Входи, - бросил Кац. Дверь широко распахнулась.
        Силва, небольшого роста, но очень широкий в плечах, занял собой весь дверной проем. Он усмехался, довольный собой. Подмышкой он держал свернутое пальто, в котором, как было известно Кацу, был спрятан дробовик.
        - Я пришел за деньгами.
        - Я предупреждал тебя, чтобы ты никогда не приходил, португалец. Кроме того, - твердо сказал Бочек, - ты не выполнил свою работу.
        - Что ты имеешь в виду? - Силва прошел по комнате и остановился у стола, широко расставив ноги, как пебед боем, через полурасстегнутую рубашку была видна вздымающаяся грудь, покрытая черными волосами, кулаки сжаты в карманах.
        - Я имею в виду то, что сказал, - жуя сигару, Кац стряхнул пепел за стол, - ты не выполнил свою работу. Они спасли девушку. Она под защитой «Милого Ангела», и с ней обращаются, как с Майской Королевой.
        Силва был поражен.
        - Я сам видел, как «Клауд» раздавил «Кэли Сью», и как шхуна пошла под воду. Она не могла спастись.
        - И все же она спаслась.
        - Я все равно заработал мои деньги, - Силва угрожающе наклонился над столом. Развернув пальто, он положил дробовик на стол.
        - Ты оставил там красную шелковую гарроту?
        - Как раз на видном месте. И «Кэли Сью» пошла ко дну.
        Бочек поразмышлял некоторое время.
        - Я заплачу тебе за половину работы.
        - Ты сукин сын, - сказал Силва.
        Сделав вид, что хочет стряхнуть пепел, Кац выдвинул один из ящиков стола и опустил туда руку. Через мгновение прямо в глаза удивленного Силвы было направлено дуло сверкающего кольта 46 калибра.
        - Сверни свое пальто и не открывай, - предупредил Кац. - Ты возьмешь свою половину золотом, португалец, или ты предпочитаешь получить порцию свинца?
        - Я думаю, золото, - хрипло ответил Силва.
        Кац левой рукой отсчитал двести пятьдесят долларов золотом, в правой он держал кольт. Когда он бросил последнюю десятку на кучу, Силва жадно сгреб деньги.
        - Я хочу получить остальные двести пятьдесят. Бочек. Что мне нужно сделать для этого?
        - У меня есть кое-какие мысли, - широкие плечи Бочека наклонились через стол. - Если на этот раз тебе удастся это выполнить.


        Джейк заплатил четыре доллара и поставил на два номера Бруклинской лотереи, один номер на себя и второй на девушек.
        Меган О'Брайен, стройная девушка с широко открытыми с легкой поволокой глазами, которые придавали ее лицу выражение постоянного удивления, вытерла стол. Пако стоял рядом, его руки были заняты кастрюлями с едой.
        Джейк сел пообедать с Алеком Абернатти, менеджером грузового вокзала Компании Таггарта. Девушки обедали на кухне, позади салона, Джейк с Алеком обычно ели здесь, еду приносили из ресторана Тадичи «Колд Дей», расположенного на этой же улице. Они встречались каждый день в одно и то же время и успевали обсудить свои дела до того, как в салоне начинал собираться народ. Пако подавал еду на стол и прислуживал им.
        Когда Джейк принялся за жаркое, состоящее из устриц, картофеля, бекона и чего-то еще, по собственному рецепту повара, Алек начал докладывать о делах предыдущего дня.
        Довольная улыбка сияла на его лице.
        - Наконец-то мы опередили Компанию Уэлс. Горнодобывающая Компания Джексон Консолидей-тид заключила с нами контракт на месяц. Мы начинаем грузовые перевозки для них в следующий понедельник. Если дела пойдут хорошо, они продлят контракт на год, - Алек потягивал кофе. - Мы должны предоставлять им грузовые шхуны через день, плюс еще перевозка золотых слитков. Если стоимость морских грузов будет превышать тысячу долларов в месяц, мы получим дополнительную плату за эти грузы и четыре процента со стоимости золотых слитков.
        - И сколько этих слитков? - спросил Джейк.
        - Ну, они не отправляют их уже в течение двух недель, поэтому первая партия будет составлять примерно семь тысяч долларов, а самая большая будет доходить до двадцати тысяч. Таким образом, за каждый морской рейс мы будем получать пятьсот-шестьсот долларов, а иногда и больше тысячи.
        - А почему они не перевозили слитки эти две недели?
        - Фактически Компания Уэлс потеряла их важный груз. Они заказывали очень нужные им механизмы для добычи руды и не получили их. Они продолжают плавить руду из своих старых запасов, но добычу им пришлось прекратить, - Алек радостно улыбался. - Эти ребята чуть с ума не сошли. Кажется, эти механизмы сейчас плывут в Мексику через Тихий океан.
        - Какая охрана нам понадобится? - спросил Джейк. - Я не хочу, чтобы мы снова потерпели убытки.
        - Из Джексона и даже через долину груз будет сопровождать вооруженный человек, кроме того, по одному человеку на лошади впереди и сзади повозки. Эти всадники проведут повозку до Бридж Хауза и вернутся в Джексон. Затем другая пара вооруженных всадников встретит груз в Сакраменто Сити и проводит до самого Сан-Франциско.
        - Могу я к вам присоединиться? - Джесси подошла к Джейку, ее забинтованная рука была скрыта рукавом. Мужчины встали.
        - Тебе нужно оставаться в постели, - заботливо сказал Джейк.
        - Я скоро сойду с ума, находясь в постели. Лови сообщила мне о вашей встрече, когда я спросила о тебе. Так как я еще не знакома с мистером Абернатти, я подумала, что мне нужно сойти вниз.
        Алек стащил с головы свою мятую шляпу и держал ее в руках.
        - Вы, должно быть, миссис Таггарт?
        - Мисс Таггарт, - поправила его Джесси, протянув ему руку. Алек, поколебавшись, пожал ее.
        Хотя ему это очень не нравилось, Джейк смирился с ее присутствием и пододвинул для нее стул. Меган поспешила к ним с чашечкой кофе, которую вежливо поставила перед Джесси. Как можно короче Джейк изложил то, что ему сообщил Алек.
        - Мы в течение нескольких лет пытались вступить в деловые отношения с Горнодобывающей Компанией Джексон.
        - А почему охрана оставляет груз без присмотра в Бридж Хаузе? - спросила Джесси, - и груз не охраняется до самого Сакраменто Сити?
        - Один охранник с ружьем остается, - терпеливо ответил Джейк. - Большую часть пути перевозка следует по равнине, а нападения, как правило, происходят в горах. Но, возможно, ты права. Нам следует охранять груз на всем пути в Сакраменто.
        - А не лучше ли перевезти первый груз так, чтобы не вызывать подозрений? Я имею в виду, что так как полстраны знает, что Компания Джексон Консолидейтид не перевозила грузы в течение некоторого времени, неарудно догадатья, что эта партия будет большой.
        Джейк отодвинул свою тарелку.
        - Мы всегда так перевозили грузы, Джесс.
        - И вы считаете, что это наилучший способ?
        Их взгляды скрестились. Алек смущенно молчал.
        Салон начал заполняться клиентами: девушки спускались вниз в зал, мужчины входили через вращающуюся главную дверь. Джесси увидела, что Руперт уже занял свое место за стойкой бара. Скоро салон заполнится клиентами.
        Джейк прочистил горло.
        - Почему бы тебе не подняться наверх и…
        - И не вмешиваться, - прервала его Джесси. - Это важная часть бизнеса, мистер Вестон. И, если вы не против, я думаю, что мне принадлежит один процент этого бизнеса.
        - Джесси, ты еще не совсем хорошо себя чувствуешь. Тебе нужно отдыхать.
        Джесси медленно встала, высоко подняв подбородок и расправив плечи.
        - Клянусь, что лучше вас никто так не может унизить другого. Я никогда не имела удовольствия встречать таких, как вы.
        Алек вскочил:
        - Мне нужно возвращаться.
        - Вы останетесь здесь, мистер Абернатти, - приказала Джесси. Алек сел так же быстро, как и встал. Джейк сохранял ледяное молчание.
        Джесси снова села за стол.
        - А сейчас давайте обсудим контракт с Джексон Консолитейтид как разумные бизнесмены… как деловые люди. Почему бы нам не предпринять особые меры предосторожности, чтобы первый груз был благополучно доставлен?
        Никто из мужчин ничего не предложил.
        - Таким образом, - продолжала Джесси, окрыленная их молчанием, - я считаю, что было бы благоразумнее, если бы… скажем… впереди сидела бы женщина, а в повозке находился бы домашний скарб.
        - Женщина? - резко сказал Джейк.
        - Да. С мужем, конечно. Они должны выглядеть, как бедная семья, переезжающая на другое место.
        - И без охраны, да? - Джейк недоверчиво покачал головой.
        - Троянцы доказали, что маленькая хитрость стоит целой армии дураков, Джейк Вестон…. а женщина не хуже деревянной лошади. Если будет охрана, значит, везут золотые слитки. А повозка с домашним скарбом означает, что везут несколько футов бобов и старую мебель. Что привлечет меньше внимания потенциальных грабителей? Как вы думаете?
        - И какую женщину можно нанять для такой работы? - настаивал Джейк.
        - Нам не нужно никого нанимать. Мне самой хотелось бы посмотреть, что такое грузовые перевозки. Лучшего случал не представится. Педди и я…
        Джейк шумно отодвинул стул.
        - Должно быть, ты потеряла гораздо больше крови, чем я думал. Тебе пора в постель.
        - Ну, - поднялся Алек, - когда вы решите это между собой…
        - Сядьте, мистер Абернатти, - приказала Джесси, и Алек снова опустился на стул.
        - Возвращайтесь на работу, Алек, - приказал Джейк. - Мы обсудим это позже. Алек встал.
        - Мистер Абернатти, - резко сказала Джесси, и Алек, тяжело вздохнув, повиновался.
        Джесси и Джейк молча смотрели друг на друга. Джесси невольно услышала разговор между Лови и Рупертом.
        - Они катают Алека, как яблоко в бочке.
        - А как насчет бедняги Джейка, - проворчал Руперт, - он не знает, как себя с ней вести: то ли защищать, то ли отшлепать, то ли вообще бежать от нее. Он смотрит на нее, как мужчина смотрит на женщину, а она ведет себя, как партнер. Когда, он ведет себя с ней, как с партнером, она недовольна, как женщина.
        Лови уперлась руками в свои полные бедра.
        - Все это ерунда, мистер Руперт Скрогинз.
        - Алек, - Джейк повысил голос так, что в зале все замолчали и стали прислушиваться. Алек вскочил на ноги и пошел к выходу.
        - Минуточку, Алек, - Джесси почти бросилась за ним вдогонку.
        - Остановитесь, Джесси Таггарт, - приказал Джейк. - Мы решим эти вопросы не в присутствии всего зала. Я вас провожу, - Джейк кивнул по направлению к лестнице.
        Сжав кулаки, Джесси подняла подбородок и прошла мимо него. Она почти дошла до лестницы, когда у нее закружилась голова. Она постаралась сосредоточиться, но голова кружилась все сильнее, она уже не видела ступенек. Она шагнула, ничего не видя, и провалилась в темноту.
        Джейк подхватил ее еще до того, как понял, что случилось.
        - Черт бы тебя побрал, глупая женщина, - проворчал он, поднимая ее на руки.
        - Лови, - закричал он, когда нес ее в свою комнату.
        Посмотрев вслед Джейку, Руперт повернулся и увидел Меган О'Брайен, протирающую стойку и стулья бара. Девушки обычно помогали с уборкой зала, но только до прихода клиентов. А клиенты уже прибывали. Улыбнувшись ему, Меган прекратила работу, пригладила свои вьющиеся волосы и подошла к Руперту поближе.
        - Руперт, любовь моя, постарайся посылать ко мне богатых клиентов.
        Руперт улыбнулся и постарался скопировать ее акцент.
        - Они сами слетаются к тебе, как пчелы на мед, Меган, моя маленькая ирландская девочка. Ты совсем не нуждаешься в моей помощи.
        - Но, если ты случайно увидишь Каца Бочека, скажи ему, что у меня есть для него кое-что особенное, - она подмигнула ему зазывающе и направилась к вращающейся двери, чтобы приветствовать очередных клиентов. Руперт наблюдал, как соблазнительно покачивались ее бедра под зеленой атласной юбкой. Он тяжело вздохнул, представив, что может означать «кое-что особенное», и воротничок рубашки внезапно стал ему тесен.



        Глава 14

        Джесси пришла в себя, когда Джейк носком сапога открыл дверь своей комнаты, вошел и положил ее на постель.
        - Мне уже хорошо, - сказала она тихо, стараясь не смотреть на него.
        - Я должен был отнести тебя наверх как только ты появилась внизу. Док велел лежать три-четыре дня. Это значит еще один полный день отдыха. Так или иначе, я думаю, что ты это уже поняла.
        - Хорошо, я останусь в постели при одном условии.
        - Ты останешься в постели, или я тебя крепко привяжу к ней, - по выражению лица Джейка было видно, что ему нравится эта идея.
        - Пожалуйста, Джейк.
        - Хорошо, какое условие?
        - Обдумай мое предложение. Если перевозка слитков золота действительно важна для нашего бизнеса, как ты говорил, нам нужно сделать все, что в наших силах, чтобы защитить ее.
        - Перевозка золота слишком опасна, чтобы тебе принимать в этом участие, Джесс.
        - Но не с Педди.
        - Хорошо, Джесс, я обдумаю эту идею при условии, что этой женщиной будешь не ты. Я думаю, что на этих сотнях миль можно будет найти другую женщину, такую же сумасшедшую, как ты.
        - Я не сумасшедшая, - закричала Джесси, пытаясь подняться, но Джейк не дал ей это сделать.
        - Хорошо, ты не сумасшедшая. Только немного упрямая и очень волевая.
        Их разговор был прерван приходом Лови. У Джесси округлились глаза. Даже когда она жила со своей семьей, ей никогда не уделяли столько внимания.
        Лови перевела взгляд с Джесси на Джейка и снова на Джесси.
        - Пришел мистер Ла Порте. Он хочет видеть вас. Он привез с собой целый воз пакетов, которые, по его словам, предназначены вам.
        - Мисс Таггарт плохо себя чувствует, - резко ответил Джейк.
        - Мисс Таггарт чувствует себя прекрасно, - возразила Джесси.
        Джейк нахмурился и направился к двери.
        - Если только он привез французское нижнее белье в оборочках, я вышвырну его отсюда.
        Джесси постаралась сдержать улыбку.
        - Но мне просто необходимо немного нижнего белья. Конечно, мистер Ла Порте не мог этого знать, хотя, может быть, и мог.
        Джейк стиснул пальцами ручку двери и заскрежетал зубами, желваки играли на его скулах. Он сильно хлопнул дверью, Джесси слышала его громкие шаги на лестнице.
        - Вы ищите хлопот на свою голову, не так ли, - Лови засмеялась.
        - Почему, Лови, - ответила Джесси невинно. - Что ты имеешь в виду?
        Лови только махнула рукой.
        - Я бы сказала, что вы оба хороши. Наскакиваете друг на друга, как петухи. Но все это долго не протянется.
        Джесси рассмеялась. В дверь тихо постучали. Лови открыла дверь, и в комнату вошел Ла Порте. Затем она спустилась вниз, но дверь оставила приоткрытой.
        Положив на пол целый ворох коробок, Рене взял стул, сел у постели и поднес руку Джесси к губам.
        - Вы выглядите так же прекрасно, как и на борту моей яхты, - по его глазам она поняла, что он очень хорошо помнит, как она выглядела той ночью - без всякой одежды! Джесси покраснела и отвела взгляд.
        - Спасибо вам, Рене. За все.
        - У вас будет еще много времени, чтобы поблагодарить меня, cherie, - многозначительно сказал он.
        - Рене, я считаю, что это нехорошо…
        - Потом, cherie, - он отмахнулся от ее слов. - А сейчас давайте посмотрим, понравятся ли вам мадам Делейн, - он положил коробки на постель.
        - Боже мой, откуда вы узнали, что я заказала платья?
        Рене снисходительно улыбнулся.
        - Я часто оплачиваю подарки для моих… подруг. Но вы самая красивая, хотя и не без… определенных качеств. Мадам Делейн не раз выполняла мои заказы. Она упомянула о вашем визите, когда я был у нее последний раз.
        Джесси почувствовала, что снова краснеет, когда Рене упомянул о своих подругах. Этот человек действительно безнадежный негодяй, как и говорил Джейк. Но все же ее интриговали некоторые стороны его характера. Надеясь, что он не заметил ее смущение, Джесси открыла одну из коробок и увидела красивое платье в черно-золотую полоску, которое она заказала на прошлой неделе. Платье оказалось еще более эффектным, чем она себе представляла.
        - Если все платья так же красивы, как это, я уверена, что буду очень довольна. Я пошлю чек в мастерскую после обеда.
        - Об этом уже позаботились. Считайте платья подарком.
        - О нет, Рене, я не могу это принять, это слишком дорого. В конце концов, мы только друзья.
        - Друзья, Ла Порте, - подчеркнул Джейк, стоя в проеме открытой двери. - А скорее, случайные знакомые.
        - Едва ли случайные, - тон Ла Порте был многозначительным, Джейк нахмурился. - Я бы сказал, что мы с мисс Таггарт знаем друг друга гораздо лучше, чем просто случайные знакомые.
        Джейк подошел ближе, в глазах его была угроза.
        - Еще одно слово, Ла Порте…
        Джесси вскочила с постели.
        - Джейк, пожалуйста. Рене мой гость.
        Посмотрев на Джесси, Джейк еще раз угрожающе глянул на Ла Порте и отступил.
        - У нас еще будет время, mon ami, - сказал Ла Порте, - я вам это обещаю.
        - Полную оплату за покупки вам доставят в офис сегодня после обеда.
        - Спасибо, что зашли, Рене, - добавила Джесси, - мне очень понравилась книга.
        Ла Порте поцеловал ей руку. Поклонившись, он покинул комнату.


        К следующему вечеру Джесси была уже на ногах и чувствовала себя прекрасно. Она была очень рада, что Джейк не предлагал ей вернуться в отель. В «Паласе» ей было бы так одиноко! Рядом с Лови с Рупертом, Педди и остальными она чувствовала себя в
«Милом Ангеле» как дома. Конечно, это едва ли было справедливо по отношению к Джейку, который спал на походной кровати в своем офисе.
        Джесси вздохнула, понимая, что рано или поздно ей придется уехать отсюда. Она начала переодеваться, готовясь сойти вниз. Сегодня вечером она впервые после катастрофы проведет вечер в баре. Она слышала бренчание Мормона Пете на пианино, смех и шутки девушек и с нетерпением ждала, когда сможет присоединиться к этому. Она знала, что Джейку это не понравится. Ему хотелось бы, чтобы она держалась как можно дальше от этой толпы.
        Джесси посмотрела в зеркало и улыбнулась своему отражению. Джейку также не понравится это платье в черно-золотую полоску. Она опустила вырез платья еще ниже, хотя оно и без того было достаточно смелым. Теперь грудь была щедро открыта взору. Джесси довольно улыбнулась. Черт с ним, с Джейком Вестоном. Она была сначала женщиной, а уж потом партнером. И как раз сейчас он должен это понять. Зачесав локоны своих густых темных волос наверх и уложив их короной, Джесси направилась к двери. Как обычно, у лестницы ее ждал Педди.
        - Добрый вечер, мэм.
        - Добрый вечер, Педди.
        - Вы прекрасно выглядите, мэм.
        - Спасибо, Педди, - она прошла мимо него, но не сделала и нескольких шагов вниз по лестнице, как ее взгляд встретился со взглядом Джейка. Его рука, державшая стакан с виски замерла на полпути. Он стукнул стаканом по стойке бара и направился к ней. Все будет горазда хуже, чем она предполагала.
        - Что, черт возьми, ты делаешь? - Джейк быстро подходил к ней. Одним взглядом он окинул ее с головы до ног, заметив и корону поднятых волос, и грудь, выступающую из низкого выреза ее плотно облегающего платья. Она почти ощущала жар, идущий от него, и против ее воли сердце Джесси заколотилось.
        - Я собираюсь работать, - ответила она, стараясь, чтобы голос звучал ровно.
        - Неужели? И какую же работу ты собираешься выполнять? - его глаза встретились на мгновение с ее глазами, и он снова посмотрел на ее грудь. Казалось, он был заворожен, ее грудь поднималась и опускалась в такт дыханию, которое становилось все более учащенным. Она почти физически ощущала, как его взгляд ласкает ее, обжигая кожу. Он был так красив в черном сюртуке и белоснежной рубашке. Ей страстно захотелось дотронуться пальцами до его вьющихся черных волос, но она заставила себя сосредоточиться на реальных проблемах.
        - Я собираюсь помогать вести дело. Мне кажется, у меня хорошо получается.
        - Да, у тебя все хорошо получается. Бык Хаскин это доказал.
        - Тогда я еще не очень разбиралась в этом деле.
        - А сейчас разбираешься?
        - А сейчас меня защищает Педди, и я собираюсь дать понять мужчинам, что я не продаюсь. А так как я владею половиной «Милого Ангела», им не трудно будет это понять.
        Кипя от злости, Джейк тряхнул головой.
        - Ты мне только объясни, черт возьми, почему воспитанной и образованной девушке нравится проводить время среди кучи головорезов в каком-то салоне на Барбари Коуст?
        - Это не какой-то салон, Джейк Вестон, это мой салон. Мой отец оставил его мне, и я хочу, чтобы дела шли должным образом. Когда я буду уверена, что здесь все в порядке, я большую часть своего времени уделю грузовым перевозкам.
        Джейк проворчал что-то про себя и потащил Джесси в угол зала, за бар.
        - Черт побери, Джесси, разве ты не понимаешь, что даже короткое пребывание здесь портит твою репутацию? Ни один приличный мужчина не захочет тебя. Ты не сможешь высоко держать голову в приличном обществе.
        - О, теперь я понимаю, - сказала она надменно. - Ты можешь вести дела в «Ангеле», потому что ты мужчина. А я должна сидеть дома и читать книги.
        - Да, примерно так, Джесс. Твой отец не имел в виду, что ты непосредственно будешь здесь вести дела. Он бы ужасно разозлился, если бы узнал, что я позволил тебе зайти так далеко.
        - Мой отец знал меня гораздо лучше, чем ты, Джейк. Он точно знал, что я продолжу его бизнес, и я не собираюсь его подводить. А что касается того, что мужчины не захотят меня, я буду счастлива продемонстировать обратное, - она приветливо замахала рукой здоровенному фермеру, стоящему у бара и хотела пройти мимо Джейка, но он схватил ее за руку.
        - Нет, ты не будешь этого делать. Ты знаешь, что я вовсе не это имел в виду. Все эти мужчины даже очень хотят тебя. Они бы с удовольствием провели с тобой время в одной из тех комнат наверху. Я говорю о замужестве - о муже и детях. Разве ты не хочешь этого, Джесс?
        Джесси вскинула голову, она совсем не ожидала такого вопроса.
        - Я… Я, конечно, хочу, но не сейчас, а когда-нибудь. Я не могу представить себя сидящей дома за вязанием в то время, как мой муж развлекается где-то в салоне. Может быть, когда я стану старше, мне этого захочется.
        - К тому времени будет слишком поздно. Те же самые мужчины будут знать, что ты работала в салоне на Барбари Коуст. Они не захотят жениться на тебе, Джесс. Ты должна подумать о своем будущем. И ты должна решить это сейчас. Сегодня вечером. Именно в эту минуту.
        Джесси почувствовала, как волнение сжало ей горло, на глаза навернулись слезы. Взглянув на него, она увидела сочувствие в его глазах, и это тронуло ее сердце.
        - Я думаю, что уже приняла решение, когда заказывала это платье, - сказала она тихо. - Если мне нужно решать сейчас, если я должна выбирать между настоящей жизнью и тем, чтобы наблюдать со стороны, как живут другие, тогда я выбираю - жить.
        И хотя она старалась сдержать слезы, единственная слезинка все-таки скатилась по ее щеке.
        - Если никто не захочет меня, тогда я сама о себе позабочусь, так, как делаю это сейчас.
        Джейк видел, как дрожит ее нижняя губа. Он дотронулся до нее пальцем, успокаивая, и смахнул ее слезы. Боже мой, как она была красива! Такая решительная и стойкая, и такая ранимая в душе! Он невольно восхищался ею, ведь она знала, чего хочет в жизни, и готова была рисковать ради этого.
        Он приподнял ее подбородок.
        - Любой мужчина, думающий о тебе плохо, был бы дураком, Джесс, - произнес он нежно, не в силах отвести взгляд от ее чистых зеленых глаз. Ее кожа была такой нежной, а низкий вырез платья возбуждал воспоминания, от которых он пытался избавиться.
        Его собственное решение было таким быстрым, как и ее. Он предложил ей руку.
        - Почему бы нам вместе не обойти столы? Я уверен, некоторые постоянные клиенты должны познакомиться с моим новым партнером.
        Вечер прошел лучше, чем ожидала Джесси. Когда Джейк был рядом, не нужно было много слов, чтобы объяснить ее положение в салоне. Мужчины уважительно приветствовали ее, может быть, с долей подозрения, но со временем они сумеют его преодолеть.
        Джесси вздохнула и посмотрела на часы. Пора закрывать салон. Оставались только несколько надоевших клиентов, и Руперт с Педди настойчиво предлагали им уйти. Завтра она возобновит разговор с Джейком о перевозке слитков золота для Компании Джексон Консолидейтид. Она была уверена, что и этот спор выиграет тоже.
        - Устала? - спросил Джейк, подходя к ней.
        - Да, я немного возбуждена. Я сегодня многое узнала. Спасибо тебе, Джейк. Ты очень облегчил мою задачу.
        - Ты тоже помогла мне, Джесс. Если бы я не видел этого своими собственными глазами, я никогда бы этому не поверил. Все без исключения мужчины относились к тебе, как к леди, - он многозначительно посмотрел на ее черное с золотом платье, элегантное, но в тоже время откровенное.
        - Наверно, леди надо родиться. Или это есть, или этого нет.
        Джесси улыбнулась, испытывая удовольствие от его слов. Когда он смотрел на нее, черты его лица смягчались. Его губы казались теплыми и зовущими, глаза потемнели. Он улыбнулся, и она поняла, о чем он думает, ощутила жар во всем теле.
        Легкий женский смех прервал их разговор.
        - Где ты пропадаешь, нехороший мальчик?
        Джейк стиснул зубы, когда красивая темноволосая женщина подошла к нему. Она была одета в воздушное платье из дорогой шелковой кисеи.
        - Я соскучилась по тебе, cheri, - сказала она. - Ты, конечно, не сердишься на Моник из-за того маленького недоразумения? - она протянула свою нежную руку к его щеке, но Джейк уклонился.
        - Вы не собираетесь представить меня своей подруге? - спросила Джесси, хотя она точно знала, кто эта красивая женщина. На Барбари Коуст все знали Моник Дюбуа, но Джесси видела ее впервые. Она вниматеьно рассматривала женщину. Моник была очень красива: сине-зеленые глаза, темные волосы и гладкая оливковая кожа. Слишком красива, такая фигура, о которой мужчины могли только мечтать. Джесси заметила, как Моник смотрела на Джейка, и у нее защемило сердце.
        - Моник, - сказал Джейк резко, - это мой партнер.
        - Я Джессика Таггарт, - добавила Джесси, так как Джейк, кажется, не хотел представлять ее как следует. - Я догадываюсь, вы мадмуазель Дюбуа.
        - Да, я Моник.
        Джейк схватил Моник за руку и потащил к двери.
        - Я немного занят сегодня, Моник, может быть, в другой раз…
        - Джессика, - повторила Моник задумчиво, - теперь, мне кажется, я понимаю, - она провела пальцем по его щеке, и ее глаза, окаймленные темными ресницами, сверкнули гневом, - до свидания, cheri.
        Бросив через плечо притворно-веселый взгляд, Моник тряхнула густыми черными волосами и направилась к двери.
        - Ты не поможешь нам, босс, - позвал Буперт, показывая на одного из посетителей, которого Педди собирался вышвырнуть на улицу.
        Джейк быстро посмотрел на Джесси, кивнул Руперту и пошел к двери.
        Когда он ушел, Джессика попрощалась с Лови и направилась наверх в комнату, которую она занимала. Хотя она и старалась сохранить безразличное выражение лица, но внутри у нее все кипело.
        Как он мог? После того, что между ними было, когда она уже начинала верить, что небезразлична ему, его французская проститутка явилась сюда!
        Сидя перед небольшим зеркалом в дубовой рамке, стоящем на бюро, Джесси вытащила шпильки из волос и начала яростно их расчесывать.
        - О! - она со злостью бросила на пол щетку и вскочила на ноги.
        Она достала из-под кровати сумки. Бросив одну на кровать и открыв замки, она сердито подумала, что ей надо было уехать отсюда раньше. Она должна была поддерживать с Джейком только партнерские отношения. И тогда она бы не чувствовала ни боли, ни злости, на которые не имела никакого права. Джейк ничего ей не обещал, да она и не ждала от него никаких обещаний. Но если бы не злость на себя, она бы не смогла удержаться от слез.
        Освобождая одну за другой полки, она засовывала одежду в сумку. В дверь уже дважды стучались, но Джесси не обращала внимания.
        Она немного удивилась, когда дверь открылась, и Джейк вошел в комнату без разрешения. Она старалась не смотреть на него, будь она проклята, если позволит ему заметить ее ревность и боль.
        - Что, черт возьми, ты делаешь? - спросил он Джесси, но та, не взглянув на него, продолжала упаковывать вещи.
        - Я думаю, мне пора вернуться в отель, - ее голос прозвучал удивительно спокойно.
        - В четыре часа утра?
        Джесси взяла в руки черное бумазейное дневное платье и засунула его в сумку.
        - Не хочу, чтобы между тобой и твоей подругой возникали из-за меня какие-то проблемы.
        - Моник сама вызывает проблемы. Ты тут ни при чем.
        - Кроме того, я сплю в твоей постели. Я думаю, это не совсем удобно, - Джесси закрыла одну сумку и поставла на постель другую.
        - Я совсем не против того, чтобы ты спала в моей постели, - сказал Джейк хрипло. Затем откашлялся, - я имею в виду, мне совсем не неудобно.
        Джесси с сомнением посмотрела на него.
        - Я хочу сказать, я больше не встречаюсь с Моник.
        Движения Джесси стали более спокойными, она подняла на него глаза, повертела в руках свитер, затем отложила его, стараясь скрыть нахлынувшее облегчение.
        - Ты действительно хочешь вернуться в «Палас», - спросил Джейк, помолчав, так как она ничего не ответила.
        Джесси взяла в руки черную ночную сорочку, внимательно рассматривая ее.
        - Конечно, мне там будет немного одиноко, - сказала она наконец. - Но я привыкла к одиночеству. Мама умерла два года назад, а отец не приезжал последние три года, - она задумчиво улыбнулась, - я думаю, Лови и девушки немного разбаловал» меня. Джейк вздохнул с облегчением. Когда она положила ночную сорочку в сумку, Джейк взял ее за руку и не отпускал, хотя она и пыталась освободиться.
        - Что ты делаешь? - спросила она, когда он потянул ее к двери.
        - Пошли. Мне нужно тебе кое-что показать.
        Неохотно Джесси позволила отвести себя в зал. В конце зала он открыл небольшую дверь, узкая деревянная лестница вела в мансарду.
        - Я хранил это в секрете, хотел, чтобы это был сюрприз, но, думаю, сейчас как раз подходящее время для сюрпризов.
        Не выпуская ее руки, Джейк повел девушку наверх. Пыльная заброшенная мансарда была перестроена в очаровательную женскую комнату. Угол комнаты занимала постель с балдахином из кружевного розового полотна, йа полу лежал толстый шерстяной ковер. На красивом туалетном столике из дуба стоял светло-розовый фарфоровый кувшин. На овальных окнах, выходящих в сторону города и залива, висели кружевные розовые занавеси. Небольшой диванчик удобно расположен перед маленьким кирпичным камином.
        - Чья это комната? - спросила Джесси с внезапным подозрением. Боже мой, неужели у него есть женщина?!
        - Твоя, - гордо ответил он. - Руперт и Педди помогли девушкам и Лови. Все они считают, что здесь тебе будет безопаснее, я имею в виду, удобнее, чем в отеле. Это все временно, конечно. Пока все не устроится, и ты не найдешь постоянное место жительства.
        Джесси почувствовала, как слезы подступают к ее глазам. Она снова осмотрела комнату, замечая различные безделушки, которыми та была украшена. Когда она повернулась к Джейку, он нежно улыбался ей, все еще не отпуская ее руку.
        - А как ты, Джейк, - спросила Джесси тихо, - ты хочешь, чтобы я осталась здесь?
        Джейк опять откашлялся и посмотрел в сторону. Он отпустил ее руку.
        - Как ты сказала раньше, немного неудобно спать в офисе.
        Джесси повернулась и направилась к двери.
        - Я не думаю, что это хорошая идея.
        - Из-за Моник?
        - Частично.
        Джейк обвил рукой ее талию и привлек к себе.
        - Мне безразлична Моник, Джесс. Эта женщина ничего не значит для меня, и никогда не значила, - Джейк повернул лицо девушки к себе. - Неужели ты не видишь, что я хочу тебя, - его губы с такой силой впились в ее рот, что у нее закружилась голова. Джесси обвила руками его шею и прильнула к нему, а он целовал ее щеки, нос, глаза, и очень нежное место за ухом.
        - Я пытался держаться от тебя подальше, но я больше не могу, - он снова поцеловал ее в губы, его язык проник к ней в рот и ласкал ее, вызывая в ней сильное ответное чувство. Вся ее сдержанность растаяла, уступив его настойчивости. Через минуту она отвечала на его поцелуи с такой же страстью, с трудом понимая, где она находится, не зная, что она будет делать дальше. Она знала, что она хочет Джейка Вестона сильнее, чем она хочет дышать.
        Джесси почувствовала, как его руки опустились к ее коленям, услышала запах его волос. Он поднял ее на руки и понес к кровати под балдахином. Он, не переставая, целовал ее, и Джесси только желала, чтобы он не прекращал этого.
        Ее соски набухли и покалывали, натягивая платье на груди, она ощутила прилив теплоты и влаги между ногами. Джейк отпустил ее, она скользнула вдоль его тела, пока не дотронулась ногами до пола. Затем она почувствовала его твердое мужское естество, теплоту его рук на своей груди, и ее вдруг охватило чувство неуверенности.
        - Не надо бояться, Джесс, - прошептал он тихо.
        - Я не боюсь, Джейк. По крайней мере, когда я с тобой.
        Джейк смотрел на нее, взгляд его ярко-голубых глаз ласкал ее лицо. Затем, опустив голову, он поцеловал ее снова. Одной рукой он поглаживал ее грудь, другая рука гладила ее бедра. Дрожь желания пронизывала ее, жар охватил с головы до ног. Они стояли, крепко обнявшись, их ноги переплелись, его мужское естество настойчиво прижималось к ней. Когда его рука проникла к ней под платье, Джесси тихо застонала, но не оттолкнула его.
        - Я хочу тебя, Джесс, - тихо прошептал он. Сжимая ее грудь своей ладонью, Джейк ласкал пальцами ее соски, они стали крепкими и набухшими от желания.
        - Джейк, - прошептала она. - Мне нужно… Мне нужно…
        - Я знаю, что тебе нужно, Джесс. Боже праведный, я знаю, что не должен этого делать, но я хочу дать нам то, в чем мы оба нуждаемся, - он расстегнул пуговицы на спине ее корсажа, и вскоре платье и нижние юбки упали на пол. Немного повозившись с застежками, ему удалось справиться с новомодным корсетом из китового уса.
        Джейк заметил ее неуверенный взгляд. Он знал, что ему нужно остановиться, пока это не зашло слишком далеко. Но вместо этого он развязал шнурок ее кружевных панталон, и они соскользнули по ее бедрам. Никогда еще он так не хотел женщину.
        Заставляя себя не торопиться, Джейк прижался губами к ямке у шеи, там, где стучал ее учащенный пульс. Затем он вернулся к губам, лаская языком каждый уголок и каждый изгиб ее рта. Он поднял ей рубашку и снял ее через голову.
        У нее была высокая полная грудь, которую хотелось ласкать. Розовые соски набухли и стали такими чувствительными, что Джесси застонала, когда он дотронулся до них. Он поднял и положил ее на постель. Джейк целовал ее плечи, затем медленно опустился к груди и начал целовать ее сосок. Она тихо стонала от наслаждения. От его прикосновений она изгибалась под ним, но не оказывала никакого сопротивления. И Джейк не знал, как бы он поступил, если бы она попыталась сопротивляться.
        Он оторвался он нее только для того, чтобы раздеться, и снова лег рядом.
        В первый раз Джесси заколебалась.
        - Джейк?
        - Все хорошо, Бостон, - успокаивающе сказал он. Он опустил голову к ее животу и поцеловал его восхитительную выпуклость. Кожа ее была теплой, он почувствовал ее женский запах. Все, что он мог сделать - это сдержать себя, чтобы не схватить ее тело и грубо проникнуть в нее. Вместо этого, сдерживая дыхание, собрав всю свою волю, он заставил себя не торопиться.
        Едва дыша, Джесси ласкала пальцами его вьющиеся волосы, В ее голове все помутилось, она не знала, что должна делать, но Джейку не нужны были ее знания. В каждом его движении, в каждой ласке чувствовался опыт. Благоразумие говорило, то нужно остановить его, но она не могла найти сил для этого. Она вспомнила о девушках в кабинах внизу, вспомнила, как он оттолкнул в сторону Моник, и ее охватила новая волна неуверенности. Как он будет смотреть на нее утром? Не будет ли он относиться к ней, как к падшей женщине? Не оттолкнет ли ее также, и захочет ли встречаться с ней снова? Она почувствовала, как слезы навертываются ей на глаза.
        - Я боюсь, Джейк, - прошептала она. Джейк приподнял голову. - Я не хочу быть, как Моник.
        - Ты не Моник, - он погладил ее волосы. - Никогда так не говори. Ты леди, Джесс. И ты всегда останешься леди.
        - Ты уверен?
        - Ты не изменишься от этого.
        - Я хочу тебя, - прошептала она.
        - Останови меня, Джесс, иначе будет поздно.
        - Пожалуйста, Джейк, дай мне то, что мне нужно.
        Он страстно и грубо поцеловал ее, раздвинув ее губы, заставляя отвечать ему. Он ласкал ее руками и ртом, поглаживая грудь, лаская чувствительные соски, проводя руками по всему ее телу. Не переставая целовать ее, он раздвинул ее дрожащие ноги, его пальцы двигались вниз, пока не нашли вход во влажное место между ногами. Когда он стал ласкать ее там, Джесси застонала и изогнулась под его рукой. Она уже не могла думать, она могла только чувствовать. О Боже, какие чувства она испытывала!
        Она закусила нижнюю губу, сдерживая крик, в то время, как его пальцы доставляли ей райское наслаждение, заставляя ее забыть обо всем на свете. Затем он оказался над ней, там, где только что ласкали его пальцы, она ощутила твердое, горячее пульсирующее давление.
        Он остановился на мгновение в сомнении, когда на его пути встал последний тонкий барьер ее невинности. Джейк был большой мужчина, а Джесси хрупкая женщина, и он не хотел причинять ей слишком сильную боль грубым проникновением. Но Джесси приняла решение вместо него. Она изогнула спину и сделала движение ему навстречу, но не смогла сдержать крик боли, когда он полностью проник в нее.
        - Все хорошо, милая, - успокаивающе прошептал Джейк, - больно только в первый раз. Постарайся расслабиться.
        Джесси последовала его совету, и боль ослабла. Когда Джейк начал медленно двигаться, она постепенно забыла об ощущении дискомфорта, чувствуя только его мужское естество, которое возбуждало в ней безудержную страсть, в ней возникло такое сильное желание, от которого, казалось, кровь закипела в жилах. Она чувствовала напряжение его тела, его руки скользнули под ее бедра и крепко сжали ее ягодицы, чтобы еще глубже проникнуть в нее. Вонзив ногти в его плечи, Джесси извивалась и выгибалась, встречая каждый его толчок. Она разрывалась между экстазом и агонией, ожидая чего-то непонятного и неуловимого, то, чего он обещал, и не зная, что это такое.
        Но внезапно она поняла.
        Она наполнилась такой нежностью, такой радостью, таким полным завершением ее желания, что у нее почти остановилось дыхание. Ничего такого она даже представить себе не могла. Словами невозможно было описать ее ощущения. Обхватив руками его шею, Джесси выкрикнула имя Джейка и спрятала свое лицо в ложбинке между его шеей и плечом.
        Тело Джейка напряглось, он сделал последнее движение и, наконец, тоже достиг завершения, содрогаясь всем телом.
        Приподнявшись на локтях, он склонился над девушкой и поцеловал ее очень нежно, едва дотрагиваясь. Затем он опрокинулся на бок, одной рукой прижав Джесси к себе.
        Захваченная вихрем эмоций, Джесси долго молчала. Она слышала тиканье часов где-то на стене, чувствовала биение сердца Джейка, твердые мускулы его рук, теплых и сильных, обнимающих ее. Впервые в жизни Джесси не знала, что сказать.
        - Джейк?
        - Да, Бостон.
        - То, что у нас было… эта была… самая невероятная вещь, которая когда-либо случалась со мной.
        - Я рад, что ты довольна, - тихо усмехнулся Джейк.
        - Довольна? Да я чувствую, как будто плыву на облаке в рай.
        Он нежно поцеловал ее шейку.
        - Я буду очень счастлив доставить тебя в рай снова, - пошутил он, целуя ее.
        По ее спине прошла дрожь, она засмеялась. Но смех внезапно прекратился, она посерьезнела.
        - Я думаю, что нам не стоит больше этого делать.
        Джейк улыбнулся только уголками губ.
        - Да, мисс Бостон Таггарт. Я не предполагаю, что мы должны… Ну и что ты предлагаешь с этим делать?
        - Что с этим делать? - спросила она смущенно, затем перевернулась на бок и посмотрела ему в лицо.
        - Что мы можем делать? Мы не любим друг друга, и, что вполне очевидно, мы не подходим друг другу. Ты обольститель женщин в худшем смысле этого слова. Ты никогда не сможешь успокоиться и остановиться. Если ты даже сделаешь это, то через самое короткое время я, возможно, надоем тебе.
        - Насколько я тебя узнал, надоесть ты не можешь, - его тон стал серьезным.
        - Тебе не надо беспокоиться обо мне. Мне очень понравилось… заниматься с тобой любовью. Теперь я понимаю в этом немного больше. Я ценю твою доброту, ты учел, что это у меня впервые и все такое… Конечно, для тебя было бы лучше, если бы я была опытной женщиной.
        - Ты ценишь мою доброту? - переспросил Джейк недоверчиво. Он был готов поступить с ней честно, уверенный, что она потребует, чтобы он женился на ней. Он бы уступил - неохотно, конечно, так как он совсем не хотел связывать себя узами священного брака. Но все же она была дочерью Генри, и он соблазнил ее. А мужчина должен расплачиваться за удовольствия. - Не считаешь ли ты, что мы должны притвориться, что между нами ничего не было? Ты будешь моим партнером и больше ничего?
        - Я не думаю, что мы должны этим заниматься слишком часто, - сказала Джесси. - Могут быть… последствия… ты же знаешь.
        - Я очень хорошо знаю о последствиях, - резко ответил он. Ему не нравилось направление их разговора. Джессика встала и дотянулась до своих панталон.
        - Что ты делаешь? - спросил Джейк.
        - Я думаю, я схожу в твою комнату и заберу свои вещи. Ты сможешь снова спать в своей постели. Если, конечно, ты все еще хочешь, чтобы я оставалась здесь. Но, может быть… после всего, что случилось… я должна вернуться в отель?
        - Ты никуда не уйдешь, - Джейк схватил ее за талию и опрокинул на кровать. - Так как ты высоко оценила мою доброту в первый раз, думаю, сейчас ты получишь вторую порцию. Таким образом, ты получишь еще немного опыта. Неизвестно, когда еще подвернется такой случай.
        Джесси вскрикнула, когда Джейк снова оказался над ней, но не сопротивлялась, когда он начал целовать ее, и почувствовала, как его мужское естество упирается в ее бедра.
        Через несколько минут ей, как и раньше, стало не хватать воздуха. Она хотела узнать, что такое жизнь, а это было таким приключением, от которого она бы не отказалась ни за что на свете. Завтра она снова будет волноваться о последствиях. Завтра. Ей только хотелось, чтобы это завтра не наступало как можно дольше.



        Глава 15

        Солнце высоко поднялось над небом Сан-Франциско, когда Джесси проснулась. Ее взгляд остановился на потолке, она удивленно поморгала глазами, осмотрела комнату, затем вспомнила часы, которые провела в объятиях Джейка, и быстро вскочила.
        С огромным облегчением она увидела, что одна в комнате. По крайней мере, Джейк не увидит, как она покраснела, не узнает о том, как, неуверенно она себя чувствует. Как он будет к ней относиться? Что он скажет, когда увидет ее?
        Джесси сняла простыню с пятнами, свидетельствующими о потере ее невинности. Она внимательно изучала свое обнаженное тело. Кожа была все такой же розовой, никаких видимых признаков, никаких предательских знаков этой страстной ночи. Она вздохнула с облегчением: по крайней мере, внешне она выглядела так же, как и вчера.
        Она дотронулась до своих губ, чувствуя на них нежные поцелуи Джейка. Она не выглядела другой, но, несомненно, чувствовала себя совершенно иной. Она чувствовала себя женщиной, женщиной Джейка. Но она не была ею, и чем быстрее она смирится с этим фактом, тем лучше будет для нее. Когда она сказала ему, что ничего не ждет от него взамен после того, что случилось, то уловила на его лице выражение облегчения. По каким-то причинам, о которых она не хотела думать, этот взгляд болью пронзил ее сердце.
        Джейк ничего ей не должен, твердо сказала она себе. Он хотел ее, она хотела его, и она уступила без сопротивления. Но почему же она чувствует себя так ужасно одиноко сегодня утром? Она чувствовала в душе какую-то пустоту и отчаянье.
        Интересно, куда он ушел, и что он думает о ней? Ей хотелось узнать, не сожалеет ли он о том, что случилось. Что касается ее, она не сожалеет ни о чем. Джейк проявил такую страсть и нежность, он любил ее в эту ночь. Нет, она не сожалеет ни о чем, но не позволит этому больше случиться. Она не собирается стать еще одним субботним развлечением Джейка Вестона. У него уже есть Моник, и с него вполне хватит.
        Ее мысли прервал легкий стук в дверь. Услышав тихий голос Су Лин, Джесси разрешила ей войти.
        - Я принесла вам кофе, мисс Джесси. К вам пришел высокий гость.
        - О! - воскликнула она. Боже, неужели это Рене. - Еще слишком рано для визитов. Кто это?
        Су Лин быстро пересекла комнату и поставила дымящуюся чашку кофе на дубовую подставку возле кровати.
        - Уже не рано, мисс. Почти полдень, - Су Лин подошла к ней ближе и таинственно зашептала: - Высокочтимый Ток Лой Хон, руководитель группировки Гум Сан, ждет вас.
        - Понимаю. Думаю, тебе известно, почему он пришел?
        - Ток Лой Хон - очень могущественный китайский джентльмен. А я простая китайская девушка. Вам нужно поторопиться.
        - Мне нужна одежда, Су Лин. Сумка с моими вещами находится в моей прежней комнате. Принеси мне вещи и сообщи мистеру Хону, что мне понадобится не меньше часа, чтобы приготовиться к приему посетителей.
        - О, нет, мисс, пожалуйста. Нельзя заставлять Ток Лой Хона ждать.
        - Су Лин, я только что проснулась. Если мистер Хон не может ждать, скажи ему, что я буду счастлива встретиться с ним позже, сегодня днем или завтра.
        - О, нет, нет!
        - Принеси мне мои вещи, и передай ему то, что я сказала.
        Тряся головой, Су Лин заспешила прочь, глаза ее были широко раскрыты. Джесси слышала ее мелкие шаги по лестнице. По крайней мере, у бедняжки не связаны ноги, как у многих ее подруг.
        Джесси зачесала за уши свои темные волосы и подошла к овальному окну, выходящему на улицу. Вдали виднелась сверкающая золотом вывеска «Золотой Колючки». Джесси вспомнила о Моник, приступ отчаянья охватил ее. Джейк сказал, что он больше не встречается с француженкой. Он провел ночь в постели Джесси, занимался с ней любовью так, как будто действительно любил ее. Но Джейк был повесой и грубияном. В чьей постели он окажется на следующей неделе? Он называл ее «леди», но Джесси не вела себя в постели, как леди.
        Джесси громко застонала. Если бы она могла спрятаться под одеялом и никогда не выходить из комнаты, никогда не видеть Джейка Вестона, его самодовольное лицо! Вместо этого она расправила плечи, вздернула подбородок и лошла за кувшином с водой, который стоял на туалетном столике. Когда она налила воды в таз, вошла Су Лин, неся сумку с ее вещами. Она сообщила, что мистер Ток Лой Хон решил дождаться ее.


        Салон начал заполняться гулом голосов грузчиков и фермеров, клерков и торговцев. Несколько девушек спустились вниз. Руперт, как всегда, работал за стойкой бара, а Джейк сидел за столом на своем обычном месте, беседуя с Алеком Абернатти.
        - Я, по-моему, ясно выразился, Алек. Неважно, чего хочет Джесси, но она не будет принимать участие в такой рискованной операции, как эта доставка грузов из Джексона. Тебе ясно?
        - Абсолютно ясно, босс, но я нахожусь меж двух огней. Она говорит, что она партнер и…
        - Партнер или нет, она никуда не поедет. Если она попытается, сообщи мне. Я знаю, как надо вести себя с мисс Бостон Таггарт.
        - Но она подала неплохую мысль.
        - Дело в том, что это чертовски хорошая мысль. Но я не могу согласиться, чтобы эта женщина принимала участие в таком опасном деле.
        - Вы совершенно правы, но мисс Таггарт, я уверен, это не понравится.
        - С ней все будет прекрасно. У нас с ней новое… взаимопонимание.
        - Это очень хорошо, Джейк. Потому что мне ужасно не нравится быть между вами.
        Джейк наблюдал, как Су Лин спешила к столу, где сидел Ток Лой Хон, потягивая чай. Его два огромных охранника стояли позади него спиной к стене. Когда она подошла к ним, уважительно кланяясь, Джейк заинтересовался, что же там происходит. Затем он увидел, как Кац Бочек и Харас МакКаферти вошли через вращающиеся двери и направились к бару.
        Каждый раз, когда Джейк видел Бочека, у него на затылке вздымались волосы. Он не мог объяснить, почему это так. Это было просто шестое чувство. Джейк встал из-за стола и подошел к бару, где остановились эти двое. Руперт поставил виски перед Бочеком и пиво перед МакКаферти.
        - Меган говорит, что у нее для вас есть что-то особенное, Кац, - Руперт понимающе усмехнулся.
        МакКаферти посмотрел на Бочека, улыбнулся, осмотрел зал, ища хорошенькую рыжеволосую девушку.
        Джейк подошел и встал рядом.
        - Кажется, Бочек, тебе все равно, сколько воды в нашем виски, - указав пальцем на пивную кружку, Джейк кивнул Руперту налить ему пива тоже.
        Бочек поставил свой стакан виски перед собой.
        - Ты хочешь, чтобы я пил где-нибудь в другом месте, Вестон?
        - Деньги не пахнут, - Джейк сурово взглянул на него.
        - Мои деньги получше, чем у других, - проворчал Бочек.
        - А где Меган? - спросил МакКаферти у Руперта.
        Не ожидая ответа бармена, Джейк повернулся к ним спиной и направился к столу, где сидел Ток Лой Хон. Как всегда, Ток Лой был одет в простую черную шелковую одежду, на голове была маленькая шапочка, из-под которой торчала длинная косичка. У шеи одежда была застегнута большой булавкой - единственная уступка западной манере одеваться. Когда Джейк приблизился, охранники Ток Лоя осмотрели его холодным взглядом.
        - Чем мы обязаны удовольствию видеть вас, Ток Лой? - спросил Джейк.
        - А, мистер Вестон. Я пришел отдать дань уважения дочери Генри Таггарта.
        - Она настоящая женщина. Я думаю, ее отец гордился бы ею, - Джейк отвел взгляд, вспомнив ее прекрасное тело, лежащее рядом с ним на пуховой перине. При этой мысли он почувствовал легкое волнение.
        - Я уверен, она не уронит чести отца. Джейк почувствовал себя неуютно.
        - Она знает, что вы здесь?
        - Молодая муй джай, которая работает на вас, сообщила ей.
        - Тогда, я уверен, она скоро будет. Не хотите ли еще чаю?
        - Нет, спасибо.
        - Вы не слыхали ничего нового об инциденте с «Мемфис Клауд»? - спросил Джейк, стараясь говорить безразличным тоном.
        - Как вам известно, я из группировки Гум Сан, мистер Вестон. Этот вопрос лучше задать «Добрым Труженикам Моря».
        - Возможно, Ток Лой, возможно. Пейте спокойно свой чай.
        Джейк встал и направился наверх в офис. Он кивнул Педди, который стоял около двери, ведущей в мансарду. Только Педди видел, как Джейк рано утром вышел из комнаты Джесси. Хотя ирландец не сказал ни слова, но укоризненно посмотрел на Джейка, и Джейк не обиделся на него за это.
        Взявшись за тяжелую медную ручку двери, Джейк, помедлив, оглянулся на дверь, ведущую в мансарду. Прошлой ночью он был дураком. Он лишил Джесси невинности, занимался с ней любовью, зная, что у него далеко не благородные намерения, он ушел от нее рано утром, потому что не в силах был смотреть ей в лицо при свете дня.
        Он чувствовал себя негодяем в худшем смысле этого слова, и боялся увидеть укор в ее глазах. «Ты подвел Генри, - думал он. - Ты отнесся к его дочери, как к дешевой проститутке». Но вторая часть его натуры успокаивала: «Она хотела этого так же, как и ты. Ей нравилось заниматься с тобой любовью». И это не была простая возня в стоге сена. Он чувствовал удовлетворение, как ни с какой другой женщиной. Джесси стала по-настоящему близка ему.
        Хотя Джейку не хотелось в этом признаваться, но ему было очень неприятно, что Джесси не вышла бы за него замуж, даже если бы он это ей предложил. Джейк стиснул зубы. О, эти женщины! Они сведут его в могилу!
        По привычке Джейк бросил последний взгляд на салон. Меган О'Брайен и Кац Бочек стояли в отдаленной части зала, недалеко от пианино Мормона Пете, которого еще не было на месте. Когда Бочек случайно посмотрел вверх и заметил, что Джейк наблюдает за ними, он сел за пианино и посадил Меган к себе на колени, похотливо целуя ее и лаская ее бедра. Бочек смеялся, но Меган, кажется, чувствовала себя неловко.
        Если у тебя есть что-то особенное для парня, пригласи его к себе в комнату и дай это ему, или иди тогда к другому клиенту. Он захлопнул за собой дверь. Кажется, Бочек собирается получить что-то особенное от всех его девушек, с беспокойством подумал он. Потом вспомнил, что Бочек был первым, кто рекомендовал Меган на работу.
        Должно быть, они особенные друзья. Деньги Бочека не хуже других денег, и, кажется, их у него достаточно. Джейк сел за письменный стол и наполнил бокал виски.


        Джесси спустилась вниз по лестнице в салон. На ней было шелковое красно-коричневое дневное платье с небольшим вырезом. Следом за ней шел Педди. Как обычно, мужчины на мгновение прекратили разговоры, глядя ей вслед. Затем смех женщин и гул голосов возобновился.
        Су Лин ждала ее внизу. Она кланялась снова и снова, пока Джесси приближалась к ней. По пути Джесси поздоровалась с несколькими клиентами.
        Ток Лой встал, Джесси улыбнулась и протянула ему руку.
        - Думаю, вы мистер Хон? - сказала она.
        Педди сел за соседний столик, как и охранники Ток Лоя, он не спускал глаз с Джесси.
        - Да, мисс Таггарт, я Ток Лой Хон из группировки Гум Сан. Я ценю вашу снисходительность по поводу моего неожиданного появления.
        Джесси была удивлена силой его голоса, по контрасту с его тонкой рукой и худым морщинистым лицом.
        - Для меня это удовольствие, мистер Хон. Что я могу сделать для вас? - Джесси села за стол. Ток Лой, сделав знак Су Лин удалиться, тоже сел.
        - Мне нужно было нанести вам визит раньше, мисс Таггарт, - сказал Ток Лой, - ваш отец был старым и бесценным другом группировки Гум Сан.
        - Мистер Вестон рассказывал мне что-то о китайских группировках, но, боюсь, что я все равно мало знаю о вас.
        - Вы не выпьете со мной чаю, мисс Таггарт?
        - Спасибо, с удовольствием.
        Ток Лой дал знак Су Лин, которая стояла на расстоянии и издали наблюдала за их столом.
        - Эти группировки не что иное, как социальные организации, мисс Таггарт. У нас есть некоторое… влияние… на китайское население Сан-Франциско.
        - И на западный бизнес, и на политиков, и на финансистов, если верить мистеру Вестону.
        - Оценка мистером Вестоном нашего влияния преувеличена, мисс Таггарт. Мы скромная группа рабочих людей… приехавших в вашу страну, - выражение его лица стало сочувствующим. - Но если вам понадобится помощь в чем бы то ни было, вы можете быть уверены в нашей поддержке. Как я уже сказал, ваш отец был бесценным другом нашей скромной организации, а Гум Сан никогда не забывает друга. Вы узнаете, что мы, китайцы, очень сильно верим в узы дружбы и в наших предков. Мы никогда не опозорим их памяти, их долги и обязательства переходят от одного поколения к другому.
        Су Лин подала Джесси чашку чая и снова наполнила чашку Ток Лоя. Он подождал, пока она закончит и уйдет.
        - Пожалуйста, поймите, мисс Таггарт. Мы в долгу перед вами, это наш долг чести. Если вам будет трудно, без колебания обращайтесь к нам.
        - Очень любезно с вашей стороны, мистер Хон. Я не знаю, что вы можете для меня сделать, но все равно спасибо.
        Ток Лой поднялся.
        - Вы оказали мне честь своим присутствием, мисс Таггарт.
        - Есть один вопрос, в котором вы, возможно, могли бы помочь.
        - Все, что угодно.
        - Скажите мне, кто убил моего отца?
        - Я могу только сказать, что китайцы не имеют с этим ничего общего, мисс Таггарт.
        - Вы думаете, что это белый человек убил моего отца? - Джесси почувствовала, что бледнеет. - А как насчет большого ножа и красной шелковой гарроты?
        - Я думаю, что это было сделано, чтобы отвлечь внимание от настоящего убийцы. Ни один китаец не посмеет нарушить простые заповеди Гум Сана. Хотя, по западным стандартам, мы очень скромная организация, но мы самая большая китайская группировка, и самая уважаемая.
        Ток Лой поднял глаза, Джесси проследила за его взглядом. Джейк Вестон стоял на втором этаже, опершись на перила и наблюдал за ними. Ей показалось, что все стихло вдруг, и остался один только Джейк. Она внезапно вспомнила, как они страстно любили друг друга этой ночью. Все другие мысли исчезли, дрожь прошла по ее телу. Она покраснела и отвела взгляд.
        Большим усилием воли она заставила себя сосредоточиться на своем госте и снова подумать об отце.
        - Кто этот белый человек, мистер Хон?
        - Я снова должен вам сказать, что не знаю. Ответ нужно искать в мотиве. Кому это было выгодно? Кто хотел его смерти и почему? Ответы на эти вопросы приведут вас к человеку, который убил Генри Таггарта. Но будьте уверены, если я найду его, я оставлю его тело на съедение зверям, пока они его полностью не обглодают, и его кости заблестят на солнце.
        Ток Лой вышел из-за стола. Джесси улыбнулась через силу и тоже встала.
        - Просто помните, мисс Таггарт, вы можете положиться на группировку Гум Сам, как на своего верного друга.
        - Спасибо еще раз, мистер Хон.
        Его одежда свободно струилась на нем, Ток Лой Хон покинул салон, телохранители следовали за ним.
        Выйдя через вращающиеся двери салона, Ток Лой прошел полквартала, когда ему пришлось остановиться. Выхватив ножи, охранники заслонили собой Ток Лоя. Ток Лой встретился лицом к лицу с Чарли Сингом. Чарли был в шляпе и со стэком в руках. За его спиной стояли, громадные охранники.
        На диалекте мандаринов высшего класса Поднебесной Империи, Ток Лой обратился к удивленному Сингу:
        - Я вижу, ты по-прежнему носишь одежду белого дьявола.
        - А ты, старина, посещаешь их публичные дома.
        Пока Ток Лой слушал, его умные старые глаза изучали улицу. Кроме двух охранников за спиной Чарли, четыре китайца стояли на правой стороне улицы и еще трое шагах в двадцати.
        - Ты опозорил всех китайцев, Чарли Синг. Ты тоже в долгу перед Генри Тоггартом, и крушение «Кэли Сью» не было простой случайностью. А красная шелковая гаррота была неуклюжей попыткой покрыть этот обман.
        - ДТМ не имеют с этим ничего общего, старина. И если ты и все члены Гум Сана не произошли от обезьян, то вы должны понять это.
        Охранники Ток Лоя угрожающе выступили вперед, охранники Чарли обнажили свои ножи.
        - Оставь свою ложь для другого времени и другого места, - спокойно сказал Ток Лой, - и тогда твои верные ДТМ почувствуют остроту наших ножей.
        Ток Лой и его охранники сделали несколько шагов назад, затем повернулись и продолжили свой путь вдоль улицы.


        - Ток Лой Хон оказал вам большую честь, нанеся визит, - сказала Су Лин Джесси.
        - Я уверена, что это так, Су Лин, - Джесси с трудом смогла сосредоточиться на словах девушки. Мотив, повторяла она снова и снова. Кому выгодна смерть ее отца? Бессознательно она подняла глаза на высокого человека, стоящего наверху. Неужели Ток Лой подозревает Джейка? Она начала это понимать, и дрожь прошла по ее спине.
        Су Лин поклонилась.
        - Я вернусь к своей работе, мисс?
        Джесси кивнула, и Су Лин поспешила к мужчинам, столпившимся у бара. Джейк, как и обещал, предложил Су Лин вернуть ей ее контракт, но она вежливо отказалась. Никакие аргументы не могли поколебать ее решения, она должна выплатить долг. Они сошлись на том, что разрешили ей отрабатывать долг так, как она этого желает, что означало, что она не обязана работать в кабинах. Су Лин была очень благодарна, и стала еще покорнее.
        - Вы еще не собираетесь продавать салон?
        Джесси удивленно оглянулась на мрачный голос Бочека. Он отодвинул стул, встал, задвинул стул снова. Бросив быстрый взгляд на Педди, который ответил ему настороженным взглядом, он снова повернулся к Джесси. Его темные глаза изучали ее с ног до головы, затем остановились на ее груди. Впервые Джесси захотелось, чтобы на ней было как можно более закрытое платье. Бочек жевал сигару и ждал ее ответа.
        - Доброе утро, мистер Бочек, - она взглянула на часы над пианино, - я имею в виду, добрый день.
        - Это не ответ, мисс Таггарт.
        Джесси прошла мимо него.
        - Если я решу продавать, вы узнаете об этом первым, мистер Бочек. Приятно было встретиться с вами.
        - Я слышал, у вас был небольшой инцидент, - бросил он ей вслед, но Джесси не ответила.
        Кац проследил взглядом, как покачиваются ее бедра, допил виски и покинул салон. Когда он шел по улице, то, усмехаясь, вспомнил об информации Меган О'Брайен.
        Эта женщина, Таггарт, предложила, чтобы перевозка золота из Джексона была проведена под видом перевозки всякого домашнего скарба. Неплохая идея и неплохо получить такую информацию. Хотя, Вестон, в общем-то, не согласится, но эта ловкая девушка может осуществить это и без его согласия.
        Кац даст новое задание португальцу Сантосу Силве. Независимо от того, как они решат перевозить золото, Силва будет ждать. Да, выгодно иметь друзей в нужных местах. Меган заработала двойного орла[Две золотые монеты по десять долларов.] за эту особую новость. Все, что ему нужно было узнать теперь, это их маршрут и время отправления. Он не сомневался, что Меган узнает и это - в самом деле, у нее не было другого выхода.
        Весь в мыслях о предстоящей перевозке золотых слитков, Кац наткнулся на мужчину в темном костюме, чуть не сбив его с ног. Он наклонился и поднял шляпу этого человека, которая упала на землю, затем поднял глаза и увидел перед собой Чарли Синга, за его спиной стояли два телохранителя-громилы. Посмотрев на шляпу в своих руках, Кац усмехнулся и швырнул шляпу на середину улицы, где ее тут же раздавил молочный фургон.
        - Почему ты не смотришь, куда идешь, ты желтолицый узкоглазик? - язвительно спросил Кац.
        - Это вы должны быть внимательнее, мистер Бочек, - Чарли помахивал стэком с медной ручкой в форме дракона.
        - Не зли меня, кули, - Кац сжал свои огромные кулаки и сделал шаг вперед, сразу почувствовав, как холодное лезвие ножа уперлось ему в шею, другой нож упирался в его толстый живот. Охранники Чарли холодно смотрели на него.
        - Вы задолжали мне шляпу, мистер Бочек, - тихо произнес Чарли.
        - Я оторву тебе голову и скормлю ее собакам, - пригрозил Кац, боясь пошевелиться.
        Чарли обошел его, и только частое постукивание стэка по деревянной мостовой выдавало его гнев. Когда он отошел на несколько шагов, охранники опустили ножи и последовали за Чарли.
        - Вы, сыновья свиней! - закричал им вслед Кац. - Когда-нибудь я повешу вас всех вместе за косы и сдеру ваши желтые скальпы!
        Дрожа от гнева, Кац зашагал по направлению к своему офису. Он понемногу успокоился и даже улыбнулся про себя. Ничто не сможет испортить сегодняшний день. А кроме того, эти желтые собаки подали ему еще одну идею.


        Пересекая зал, чтобы подняться на второй этаж, Джесси прошла мимо девушек. Все дружелюбно смотрели на нее, как всегда, никто не посмотрел вопросительно или с недоумением. По крайней мере, Джейк, видимо, постарался, чтобы никто не заметил, как он выходил из комнаты Джесси рано утром. При этой мысли она посмотрела на двери его офиса, размышляя, где он может быть сейчас. Он подозрительно долго отсутствовал. Вероятно, он не хочет видеть ее больше.
        Как по волшебству, она вдруг увидела его высокую фигуру в дверях. Почти мгновенно он отвел взгляд от ее лица. Она не могла не признать, что выглядит он прекрасно. Чисто выбрит, на нем свежая белая рубашка, свободно повязанный галстук и аккуратные коричневые бриджи, которые подчеркивали его стройные узкие бедра и сильные ноги. Ночь страсти явно пошла ему на пользу, подумала Джесси. Что касается ее, то она чувствовала некоторую досаду.
        - Я… я подумала, что могу немного вздремнуть, пока мы еще не очень заняты, - кровь прилила к ее щекам. Зачем она это сказала? Как будто Джейк не знал, почему она устала.
        - Джесс… - оглянувшись на женщин в зале и на стоящего невдалеке Педди, он схватил ее за руку и потянул за собой в офис.
        - Думаю, нам надо поговорить.
        Она подождала, пока он закроет дверь. Вместо ожидаемого ею самодовольства, лицо Джейка выражало сожаление, что было даже еще хуже.
        - Тут не о чем говорить, Джейк. То, что случилось этой ночью было… было… несчастным случаем. И ничего больше.
        - Случай? - повторил он, словно не веря. - Я бы это так не назвал.
        - Тогда как ты это называешь? Джейк стиснул зубы.
        - Послушай, Бостон. Я знаю, как ты разочарована во мне, и не виню тебя за это. Я овладел тобой. Я предал доверие твоего отца. Я…
        - Ты занимался со мной любовью. Это как раз то, чего я хотела сама. Мой отец, упокой Бог его душу, не имеет к этому никакого отношения. Мы оба удовлетворяли наши… естественные потребности. Я уверена, что ты намерен это продолжать. Что касается меня, то я в следующий раз постараюсь быть благоразумнее.
        - Я не считаю то, что случилось между нами просто потребностями. И что значит, в следующий раз?
        - Так получилось, что мне это понравилось. Думаю, что тебе понравилось тоже, - просто сказала Джесси, решив провести этот разговор, скрывая свой стыд. Но каждый раз, когда она смотрела на него, она вспоминала все, что они делали ночью и свои чувства при этом. Каким естественным все тогда казалось! Она старалась скрыть свою неуверенность. - И теперь, когда я знаю, какое наслаждение можно испытать с лицом противоположного пола… ну, если вдруг встретится подходящий мужчина…
        - Подходящий мужчина? А меня ты таковым не считаешь?
        - Может быть, вы забыли, мистер Вестон, что вы мой партнер. Да, вы человек, с которым я впервые занималась любовью. Но эти отношения останутся в прошлом. В дальнейшем остается только партнерство.
        - Я хорошо это понимаю, - Джейк глубоко вздохнул, не отрывая от нее взгляда. Она ни в чем не обвиняла его, как он предполагал. Вместо этого, она благодарила его, что немного раздражало. Она выглядела очень красивой этим утром. Может быть, для других это было незаметно, но Джейк видел, как порозовели ее щеки, как припухли губы от его поцелуев. Джейк считал, что женщина именно так и должна выглядеть по утрам. Мисс Бостон Таггарт выглядела, как любимая женщина.
        - Хорошо, Джесс. Будем играть в эту игру по твоим правилам. Но я тебя предупреждаю, не пытайся проводить свои школьные эксперименты с кем-нибудь другим. Тебе могут не понравится последствия.
        - Что ты имеешь в виду?
        Голос Джейка смягчился.
        - Это значит, что не всегда бывает так, как было между нами прошлой ночью. С разными людьми это по-разному. С одними - лучше, с другими - значительно хуже.
        Джесси впервые улыбнулась. Это была тонкая улыбка, но все же улыбка.
        - Спасибо тебе, Джейк. Я это запомню, - она открыла дверь, остановилась и оглянулась через плечо. - Но чтобы точно знать, какой мужчина лучше, нет другого способа, кроме… эксперимента, не так ли?
        Прежде, чем она успела выйти, Джейк носком сапога толкнул дверь.
        - А теперь послушай меня, Джессика Таггарт.
        - Я слушала вас прошлой ночью, Джейк Вестон.
        Он приблизился к ней.
        - Забудь об экспериментах и веди себя, как леди.
        Она открыла дверь.
        - Я буду вести себя так, как мне захочется.
        Джейк снова захлопнул дверь.
        - И не пытайся, Джесс. Я тебя предупреждаю.
        Джесси открыла дверь.
        - Что хорошо для гуся, сойдет и для простака.
        Джейк закрыл дверь.
        - Первый же сукин сын, которого ты потащишь за собой по лестнице, будет покойником.
        Джесси только улыбнулась. Она открыла дверь и выскользнула из комнаты, оставив Джейка кипящим от злости.


        Чарли Синг внимательно смотрел на переполненный салон. Он надеялся увидеть, здесь дочь Генри Таггарта, которую уже видел на похоронах. Он насчитал в зале пятнадцать женщин, но ее среди них не было, поэтому он нашел свободный столик и сел. Тихо переговорив со своей охраной, он послал человека переговорить с барменом.
        Руперт подозвал Лови.
        - Еще один китаец хочет видеть мисс Джесси. Что она делает? Старается вступить в Совет Западных Женщин или пытается стать королевой Грант Стрит?
        - Если бы она этого хотела, - проворчала Лови, - ей не понадобилась бы помощь таких, как ты, Руперт Скрогинз, - Лови вперевалку пошла к лестнице в мансарду, с усилием взобралась на нее и постучала в дверь комнаты Джесси.
        - Еще один китайский джентльмен хочет тебя видеть, Джесси. Этот одет, как профессор из Гарварда.
        Лови вернулась в звал и, проходя мимо Педди, заметила:
        - Ей даже труднее, чем одноногому играть на поле в мяч.
        Так и не удалось вздремнуть, подумала Джесси, снова надевая туфли на высоком каблуке, которые она только что сняла, и снова с помощью металлического крючка застегивая пуговицы на спине. Она удивлялась, кому она понадобилась в это время. Педди последовал за ней, когда она вошла в зал.
        За тем же самым столом, за которым перед этим сидел Ток Лой, расположился другой восточный человек. Два больших охранника стояли рядом. Он был одет в темный костюм, сшитый у дорогого портного, в руках держал стэк. Когда она вошла, он встал, приветствуя ее.
        - Мисс Таггарт, я Чарли Синг, президент «Добрых Тружеников Моря».
        Когда они сели, Су Лин поспешила к ним с чаем.
        - Я пришел, чтобы заверить вас, что ДТМ не имеют ничего общего ни со смертью вашего отца, ни с таинственным инцидентом с вашей шхуной. Я также желаю сообщить о преданности вам ДТМ. Однажды ваш отец спас мне жизнь. Я этого не забыл. Ваш отец был мне другом, как и всем китайцам.
        - Тогда, мистер Синг, почему он был убит длинным ножом и китайской шелковой гарротой? Некоторое время Чарли Синг молчал.
        - Красная шелковая гаррота - это знак Гум Сана. Я не могу говорить за них, а только за себя и за ДТМ. И я обещаю вам, если обнаружится, что это Гум Сан, они заплатят за все.
        Джесси вцепилась руками в складки юбки и внимательно следила за китайцем из-под ресниц.
        - Вы действительно верите, что Гум Сан замешаны в этом?
        Выражение его лица говорило, что именно так он и думает, но он только пожал плечами и ответил:
        - Посмотрим.
        - Не мог это быть белый человек?
        - Вполне возможно, - Чарли Синг отодвинул стул и встал. - Как друг, советую вам быть очень осторожной, мисс Таггарт. Тот, кто хотел, чтобы ваш отец умер, может хотеть и вашей смерти. Никому не доверяйте, но помните, вы можете рассчитывать на ДТМ.
        Поклонившись, он направился к двери, его охрана следовала за ним. Джесси молча продолжала сидеть. Эти два китайских главаря оставили ее в неуверенности и сомнении, не сообщив ничего нового. Помрачнев, она допила чай и направилась к лестнице. Она не могла избавиться от страшной мысли, которая возникла у нее в голове - Джейку больше всех была выгодна смерть ее отца. У Джейка был мотив и возможности для его осуществления. Ему были известны привычки отца, и, хотя он был в это время за городом, он мог легко найти кого-нибудь для убийства и свалить вину на китайцев. Джейк остановил Джесси и Педди, когда они подошли к лестнице.
        - Иди что-нибудь поешь, Педди, сказал он. - Я присмотрю за Джесси, - Педди отошел. - У тебя все в порядке?
        - У меня все прекрасно, Джейк, просто немного устала, - она попыталась пройти мимо него, но он схватил ее за руку.
        - Ты сегодня много разговаривала с китайцами.
        - Они оба показались мне джентльменами, Джейк. Они очень умные люди.
        - Да, они очень умные, это несомненно. Но они способны на все. Они зарабатывают в лагерях для перемещенных лиц, на кабинах для встреч и на торговле опиумом.
        Джесси задумчиво кивнула, ее мысли были в полном беспорядке. Ей нужно было время, чтобы хорошенько обо всем подумать, поразмышлять о словах китайских главарей.
        - Думаю, мне нужно сейчас отдохнуть. Джейк прошел вперед и распахнул перед ней дверь.
        - Ток Лой и Чарли Синг очень опасные люди, Джесс. Никогда не забывай об этом. Лучше тебе держаться от них подальше. Твой отец был им другом. Он посещал их праздники и даже немного знал их язык, но все равно мы не можем быть уверены, что они не причастны к его смерти.
        - Да, мы не можем. Мы не можем доверять никому, - произнесла она многозначительно.
        Джейк нахмурился.
        - Что ты хочешь сказать, черт возьми? Я чувствую, что лучше не знать, что ты имеешь в виду.
        - Это значит, что у тебя был мотив, и у тебя были возможности осуществить это, - Джесси почувствовала, как слезы подступают к горлу, но она постаралась сдержать их.
        - Это значит… это значит… Я ничего не знаю.
        - Мы уже обсуждали это, - перебил ее Джейк, его глаза потемнели от гнева.
        - Я хочу верить, что ты не имеешь отношения к смерти отца, но… - запинаясь, сказала Джесси.
        - Но что? - настаивал он. - Эти китайцы убедили тебя, что виноват я?
        - Не совсем так, - она прошла мимо него и стала подниматься по лестнице. Джейк шел по пятам.
        - Я устала, Джейк, - сказала она, подойдя к двери своей спальни. - Я буду тебе очень признательна, если ты уйдешь.
        Лицо Джейка покраснело, он стиснул зубы, желваки играли на скулах.
        - Я уйду, мисс Таггарт, потому, что если я останусь, боюсь, я могу задушить тебя.
        Громко стуча сапогами, он сбежал по лестнице и хлопнул дверью. Джесси опустилась на кровать, пытаясь сдержать слезы. Она не знала, чему верить. Джейк хорошо к ней относился - он заботился о ней, защищал ее, был нежен и страстен. Как могла она сомневаться в нем? Он даже не был в Сан-Франциско, когда убили ее отца. И все же ему больше всех была выгодна его смерть, он мог нанять кого-нибудь, чтобы сделать это.
        Снова ее женская интуиция подсказывала, что это не могло быть правдой. Смахнув со щек слезы, Джесси спустилась по узкой лестнице и открыла дверь. Она заметила, как Джейк вышел через вращающуюся дверь на улицу.
        - Джейк сказал, куда пошел? - спросила она Педди.
        - Нет, мэм, боюсь, что нет.
        Джесси поколебалась немного. Ей хотелось догнать его, но вспомнив Моник и «Золотую Колючку» через улицу, она решила этого не делать. Плечи ее поникли.
        - Педди, пожалуйста, скажи всем, что я отдыхаю. Я не хочу, чтобы мне мешали.
        - Да, мэм.
        Джесси вернулась по лестнице в свою комнату. И только тогда разрыдалась по-настоящему.



        Глава 16


«Ох, уж эти женщины!» - думал Джейк, вышагивая по улице и направляясь подальше от Тендерлона. Прошлой ночью эта маленькая колдунья была нежной и любящей, а сегодня она обвиняет его в убийстве отца. Если он даже проживет сто лет, он все равно никогда не поймет прекрасный пол.
        Заметив открытые двери салона «Двойной орел», Джейк направился туда. Публика только начала заполнять салон. В основном, это были моряки и портовые рабочие, которые начинали работу рано утром, и также рано начинали веселиться вечером. Джейк заказал крепкий скотч, надеясь, что алкоголь притупит чувства и успокоит гнев.
        Генри Таггарт был его другом! Он думал, что Джесси уже поняла это. После их близости ему казалось невероятным, как она может считать его способным на убийство. Джейк бросил монету на стойку бара и пошел к выходу.
        Он шел вдоль по улице, дойдя до салона Тадича, остановился на мгновение и вошел в зал, прошел через толпу к стойке бара и заказал еще порцию скотча. Не успел он отпить глоток, как в бар вошли четыре девушки, смеясь и хихикая. «Это то, что мне нужно, - пробормотал он про себя, - женское общество».
        - Привет, Джейк, милый, - одна из девушек остановилась перед ним. Она поправила воротник его рубашки. - Ты помнишь Долли, не так ли?
        - Как я могу забыть, - он встал и снова завернул воротник рубашки. - Мне нравится так носить.
        Она удивленно подняла брови и пошла от него прочь. Джейк пожал плечами, допил виски и вышел.
        Он продолжал подниматься вверх по улице, пока не устал. Затем зашел в ирландский салон Бранингэма. Этот салон имел сомнительную репутацию. Пахло табаком и потом. Джейк сел и чуть не опрокинулся со стула на трех ножках.
        - Это для проверки твоего равновесия, - пошутила круглощекая барменша. Она убрала прядь волос под повязку на лбу, которая не давала ее непокорным локонам падать на глаза.
        - Налей мне три четверти лучшего в вашем доме шотландского виски.
        - Не говори так громко, - предупредила она, но трое огромных грузчиков-ирландцев, стоящие у бара, уже повернулись в их сторону, чтобы посмотреть на нарушителя правил заведения.
        - У вас нет шотландского виски? - настаивал Джейк.
        - Тише, парень, ты в Бранингэме. Я принесу тебе порцию ирландского виски.
        - Нет, спасибо, - Джейк отодвинул стул. Когда он шел к двери, один из грузчиков встал на его пути.
        - Ты не хочешь выпить слез святого Патрика? - он выставил свою мощную грудь, расставил ноги, упершись огромными руками в бедра.
        - Послушай, мистер, я зашел сюда выпить.
        Ирландец усмехнулся, но не сдвинулся с места.
        - Когда святой Петти изгнал змей из благословенной Ирландии, я и эти парни поклялись не пускать их в это крошечное место, частицу нашей древней страны.
        Джейк рассвирепел. Этот парень напрашивается на драку, а у Джейка было соответствующее настроение, и он непрочь был подраться.
        - Если ты ищешь неприятностей…
        - Вот, пожалуйста, - вмешалась барменша, подавая ему стакан ирландского виски. - Попробуй, - она нервно улыбалась, переводя взгляд с Джейка на огромного ирландца.
        Еле сдерживая гнев, Джейк тонко улыбнулся и поднял стакан, сделав большой глоток, он вытер рот тыльной стороной ладони.
        - Напоминает на вкус что-то вроде… Дайте подумать, что-то вроде… - он поставил стакан на стойку бара. Ирландец улыбался, ожидая комплимента.
        - Вы говорите, слезы святого Петти, да? - повторил Джейк. - Нет, больше похоже на пот с его зеленой шкуры.
        У ирландца отвисла челюсть. Он открывал и закрывал рот, не находя слов. Он замахнулся правой рукой, но, прежде чем смог нанести удар, Джейк отклонился и ударил его в челюсть. Ирландец упал, ударился об стену, сполз вниз и потерял сознание.
        Его два товарища вскочили со стульев и бросились к Джейку, который потирал слегка ушибленный кулак.
        - Майк, мой маленький братишка, самый молодой и самый добрый из семьи О'Херли. Не надо судить по нему обо всей семье О'Херли.
        Говоривший мужчина бросился на Джейка, первый удар пришелся ему прямо в грудь. У Джейка перехватило дыхание, но он успел отскочить в сторону, уклонившись от второго сокрушительного удара, и два раза быстро ударил противника в подбородок. Когда ирландец с необычайной ловкостью нанес ему удар в живот, Джейк сложился вдвое. Он схватил стул и бросил его под ноги нападавшим, стараясь выиграть время и восстановить дыхание. Ирландец споткнулся и упал на колени.
        Джейк швырнул бутылку виски во второго ирландца, но не попал, и бутылка разбилась о стену. Надо было заканчивать драку. Он ударил О'Херли, когда тот попытался подняться, отшвырнув его к его товарищу. Он оглянулся и последнее, что он успел увидеть, как дубинка буфетчика опускается на его голову. Падая на пол, он услышал ирландский акцент буфетчика:
        - Это прекрасная дубинка из сливового дерева из Стол Айлиг Тауна. Благословенный святой Петти будет гордиться, что мы убили еще одну змею этой дубинкой.
        Затем все провалилось в темноту.


        Джейк пришел в себя, увидел улыбающегося Педди и услышал его голос:
        - Босс приходит в себя.
        Джесси склонилась над ним.
        - Мадмуазель явно перестаралась, - сказала она.
        Прежде, чем он успел разглядеть ее лицо, он снова погрузился в темноту.
        - О происшедшем сообщила ирландская девушка, Джесси, - спокойно сказала Лови.
        - Ирландка, француженка, метиска, я уверена, у мистера Вестона их достаточно.
        Джейк попытался подняться, но перед его глазами все поплыло, и он вынужден был опустить голову на подушку.
        - Ему скоро будет лучше, - услышал он уверенный голос Лови.
        - Рано или поздно, - добавила Джесси, - мне придется остаться одной в этом салоне. Этого бы не случилось, если бы он занялся работой, а не отправился неизвестно куда.
        - Ему нужно поесть супу, - Лови не обращала внимания на гнев Джесси.
        - Я не собираюсь кормить его, - возразила Джесси, - почему бы тебе не позвать его ирландскую девушку?


        Джейк очнулся от громкого стука двери, но голова заболела еще больше.
        - Джесси сейчас злится, - сказала ему Лови, - но она очень волновалась, когда Педди принес тебя. Она отдавала приказы, как сержант на учениях до тех пор, пока тебе не стало лучше.
        Джейк тихо промычал что-то.
        - Не съешь ли немного супа, Джейк, - спросила Лови.
        - Потом, - прошептал он. - Как я добрался сюда?
        - Барменша из Бранингэма пришла за Педди. Он нашел тебя, лежащим на улице.
        - Да, босс. Она рассказала мне, кто это сделал. Ты не хочешь, чтобы я пошел туда и вернул долг?
        Вспомнив, что произошло в баре, Джейк потряс головой. Боль моментально усилилась. Он потер рукой большую шишку на голове и постарался улыбнуться.
        - Я был в отвратительном настроении, когда пришел туда, - он с трудом открыл глаза и взглянул на Педди. - Я помню, что отпустил оскорбительное замечание о святом Патрике. Я искал неприятностей и чувствую теперь, что получил их сполна.
        - Я удивляюсь, что эти парни не сняли с вас скальп, босс, - сказал ему Педди. - Чтобы сказать что-то о святом Петти… - он покачал головой. - Я поставлю свечку за его бессмертную душу.
        - Док Бедфорд думает, что у тебя, возможно, сотрясение мозга, - добавила Лови, похлопав его по плечу. - Ты должен лежать в постели несколько дней.
        - А за это время мисс Бостон Таггарт перевернет здесь все вверх дном, - Джейк попытался сесть.
        Лови заставила его лечь снова, на этот раз с меньшей нежностью.
        - У Джесси все прекрасно получается, Джейк Вестон. Ты должен думать только о том, чтобы поскорее выздороветь. Педди и я присмотрим и за Джесси, и за «Милым Ангелом».
        - Хм, - проворчал Джейк, но у него слишком болела голова, чтобы он мог спорить.
        Он закрыл глаза и услышал тяжелые шаги Педди, выходящего из комнаты.
        Он снова почувствовал прикосновение Лови к его плечу.
        - Позже я принесу тебе супу. А сейчас поспи немного, - она прошла по комнате и тихо вышла. Джейк впал в забытье.


        Джесси трижды хотела зайти в комнату Джейка, но не решалась. Она все еще была сердита, и одновременно ей было больно вспоминать, как они расстались. Но сейчас она знала, что больше всего виновата в этом происшествии. Ей не следовало предъявлять ему жестокие обвинения в убийстве отца. Джейк ничего не сделал такого, чтобы можно было не доверять ему, нет, ничего похожего. Все, что он когда-либо говорил или делал, было честным и искренним. Она знала, что он никогда бы не смог убить ее отца. Она должна извиниться перед ним и, как бы ей ни было трудно, она сделает это.
        Почти надеясь, что он не услышит ее, Джесси тихо постучала в дверь.
        - Открыто, - услышала она. Джейк лежал на спине, одеяло натянуто до подбородка. Трудно было не замечать его мускулистые плечи, и как он отбросил со лба свои волосы, черные и вьющиеся. Скулы его покрылись темной щетиной.
        - Я не хотела утомлять тебя.
        - Ты меня не утомляешь.
        - Я… Я пришла потому, что…
        Джесси посмотрела ему в глаза, которые казались еще более голубыми. Она подняла подбородок и выпрямилась.
        - Я хочу сказать прямо, что не одобряю твое пьянство и скандалы и… и… Бог только знает, что еще.
        - Я ценю твою заботу, - ответил он с сарказмом.
        Джесси перевела дыхание и отвела взгляд. С ним так трудно разговаривать.
        - Как ты себя чувствуешь? - наконец спросила она, стараясь измелить тактику. Она пришла не ссориться с ним, но мысль об ирландке, которую упоминал Педди, не давала ей покоя.
        - Меня как будто переехал грузовой вагон.
        Джесси снова посмотрела на него.
        - Я предполагаю, ты считаешь, что я виновата.
        - Ну почему я так должен думать? Назвать человека убийцей после того, как занималась с ним любовью - вовсе не причина для того, чтобы сердиться.
        - Хорошо, - продолжила она, пытаясь не замечать намеков на их близость. - Мне очень жаль, что я так сказала. Я так не думала на самом деле, просто немного запуталась.
        Джейк немного приподнялся в постели, приковав ее внимание к своей широкой груди, покрытой черными волосами.
        - Я не хочу никаких извинений, Джесс. Я хочу, чтобы ты знала без тени сомнения, что я не убивал твоего отца.
        Джесси опустилась на стул, рядом с его постелью.
        - Я знаю, что ты не делал этого. Но китайцы… ну, они думают, что отца убил белый человек. Меня это расстроило, и я сорвалась на тебе.
        Джейк потянулся к ее руке, но она отдернула ее и вскочила на ноги.
        - Мне лучше уйти. Тебе нужно отдохнуть.
        Джейк внимательно смотрел на нее, стараясь понять ее беспокойство, которое она не могла скрыть.
        - Тебя беспокоит что-то еще, - сказал он. - Что именно?
        - Ничего, - ответила она слишком поспешно.
        - Черт возьми, Джесс! Скажи, что у тебя на уме.
        - Ирландская девушка, - выпалила она, не в силах сдержаться. - Это еще одна твоя возлюбленная?
        - Не было никакой ирландской девушки, - он накрыл ее руку своей, и на этот раз она не возразила. - Девушка, которая пришла за Педди - барменша. Я ее раньше никогда не видел. А кроме того, она выглядела так, как будто ее нужно долго отмывать.
        Джесси не смогла сдержать улыбку, чувство облегчения было таким сильным, что у нее закружилась голова.
        - Мне лучше вернуться к работе. Доктор говорит, что ты скоро будешь на ногах, и я хочу, чтобы до этого все дела шли гладко.
        Джейк откинулся на подушку и закрыл глаза.
        - Держись подальше от неприятностей, - пошутил он.
        Впервые за эти дни она почувствовала, как легко у нее на сердце. Джесси закрыла за собой дверь.


        Она проснулась на следующее утро в радостном предчувствии чего-то нового. Так как ее партнер сейчас был болен, поэтому вся ответственность за Таггарт Энтерпрайзес лежит на ней. И она сделает все наилучшим образом.
        Перед тем, как спуститься в салон ко времени ежедневных встреч Джейка с Алеком Абернатти, она поинтересовалась у Лови самочувствием Джейка.
        - Он спит, - сообщила Лови, - но перед этим съел немного супа и бисквита. Голова у него все еще болит, шишка немного уменьшилась и стала черно-голубой.
        - Спасибо, Лови, - поблагодарила Джесси, когда та закончила доклад. - Посмотри за ним, хорошо?
        - Конечно, мисс Джесси. Ни о чем не волнуйтесь.
        Джесси кивнула и направилась вниз. Она уже сидела на месте Джейка, когда вошел менеджер по доставке грузов и направился прямо к столу.
        - Доброе утро, мисс Джесси. Джейк подойдет позже?
        - Джейк никуда не подойдет в течение некоторого времени, Алек. У него сотрясение мозга.
        - Что случилось?
        - Это вы у него спросите. Он выглядит так, как будто кто-то танцевал джигу у него на голове.
        - Что?!
        - Это неважно, Алек. Ему нужно быть в постели некоторое время, но скоро он будет в порядке. А теперь скажите мне, когда мы должны взять груз Горнодобывающей Компании Джексон Консолидейтид?
        - По расписанию, послезавтра, - он сел на стул и неуверенно посмотрел на нее. Су Лин принесла им кофе. - Джейку все об этом известно.
        - Джейк сейчас не в форме, мистер Абернатти, а вы работаете на меня, так как у меня пятьдесят один процент всего дела.
        - Джейк сказал, что теперь у вас с ним новые взаимоотношения.
        - Да? Он так сказал? Хорошо, тогда я выражусь совершенно ясно. Неважно, здесь Джейк Вестон или нет, за мной всегда последнее слово во всем, что касается Таггарт Энтерпрайзис. Еще раз повторяю, это Таггарт Энтерпрайзис, на случай, если вы забыли.
        - Я не забыл, мэм, но все же…
        - Вы должны определиться, Алек. Или вы работаете со мной, или вы работаете где-нибудь в другом месте.
        Алек сидел молча. Даже в растущем и процветающем Сан-Франциско было не так легко найти хорошую работу. Джесси испугалась, что он сейчас уйдет просто из гордости, но здравый смысл победил, и Алек решил делать то, что ему приказывают.
        - Но, вы, конечно, не думаете, что я должен игнорировать приказы Джейка, - сказал он наконец. - Он был моим боссом много лет.
        - Я не сказала этого. Джейк по-прежнему главный во всех делах до тех пор, пока наши взгляды совпадают.
        Алек вздохнул и решил уступить.
        - Хорошо, мэм, как скажете.
        - Вот так лучше. Я подсчитала, что если мы выедем в течение часа, то до наступления ночи успеем добраться в Сакраменто Сити.
        - Сакраменто Сити?
        - Именно так.
        Алек судорожно вздохнул и отвел взгляд в сторону.


        Джейк спал почти до вечера. Наконец, он проснулся, услышав внизу бренчание пианино, протер глаза и встал с постели. Его еще покачивало, но он надел бриджи и рубашку. Стараясь не упасть, он вышел из комнаты, подошел к перилам, чтобы посмотреть, что же происходит в салоне. Снизу Лови заметила его и поспешила наверх. Она решительно повернула его назад в комнату.
        - Джейк Вестон, я тебе уже говорила, доктор приказал лежать в постели несколько дней.
        - Если ты будешь так толкаться, то я пролежу несколько недель.
        Полные пальцы Лови быстро расстегивали пуговицы на его бриджах.
        - Черт возьми, женщина, что ты делаешь? - проворчал он, но она, не обращая внимания на его слова, стянула с него бриджи.
        - Не смущайся, как школьник, Джейк Вестон. У тебя нет ничего такого, чего бы я не видела тысячу раз. Как насчет ужина?
        - Ну, я не против, - сказал Джейк, залезая под одеяло. - Между прочим, где Джесси?
        Лови оглянулась в дверях.
        - Она сказала, что ей нужно сделать кое-какие покупки.
        - А Педди?
        - Педди пошел с ней.
        Джейк кивнул.
        - И принеси чего-нибудь кисленького к ужину.
        - Это я могу.
        Она засмеялась и вышла из комнаты. Джейк положил руки за голову. Хотя ему не хотелось в этом признаваться, но опухоль на голове все еще болела, голова кружилась сильнее, чем у пьяного извозчика, пытающегося сосредоточить свой взгляд на животе танцующей Фатимы. Он был почти доволен, что Джесси не зашла навестить его. Ему и так трудно было сосредоточиться, а эта чертова женщина всегда так сильно действовала на него. Против своего желания он не мог не думать и не мечтать о ней. Его одолевали жаркие мысли, он страстно мечтал заняться с ней любовью. Он целовал ее во сне в те места, куда не осмелился поцеловать в первую ночь. Она была тогда еще слишком невинна.
        Джейк улыбнулся про себя. Если мисс Бостон Таггарт думает, что уже знает, как нужно заниматься любовью, то она глубоко ошибается. Джейк Вестон только начал. В следующий раз он намерен попробовать на вкус каждый дюйм ее сладкого маленького тела - каждый дюйм!
        Джейк застонал. Боже мой, о чем он думает? Ему надо прекратить с ней близкие отношения, хотя это будет слишком мучительно для него. Связь с Джесси не приведет ни к чему хорошему. Ему нужна другая женщина, такая, как Моник, страстная и опытная, с которой он мог бы спать, ничего не опасаясь.
        Ему нравилось его беззаботное существование, не так ли? Ему нравилось жить одному, не считаясь ни с кем, кроме себя, не так ли? Связь с такой женщиной, как Джесси, означало женитьбу, семью. А жена и дети потребуют много забот, он будет им нужен, они будут волноваться за него. Ему совсем не хотелось такой ответственности, разве не так? Конечно, так.
        Кроме того, эта девушка вызывала сильную боль в его бриджах, хуже, чем если он скакал голым задом на хребте своего жеребца. Она была избалованной, своевольной, непредсказуемой… но в то же время она умна и заботлива, и сообразительна. Джесси много работала и никогда не уклонялась от ответственности, у нее был твердый и решительный характер. Она не была похожа ни на одну женщину, которую он знал. Джесси становилась прекрасным партнером, он вынужден это признать.
        Джейк усмехнулся, стараясь отогнать воспоминания о ее сладкой груди с розовыми сосками. Он представлял ее тонкую талию, плавные очертания бедер. Боже мой, как ему было хорошо, когда он был внутри нее!
        Дурак! Джейк стукнул кулаком по маленькому столику у кровати. Дурак, дурак, дурак! Может быть, ему нужно помириться с Моник. Эта опытная женщина знает такие штучки, о которых нежная маленькая Джесси никогда и не предполагала. Надо только быть осторожным и в постели правильно называть ее по имени.
        На рассвете следующего утра Джейк проснулся с ясной головой. Он потрогал опухоль, заметив, что она стала гораздо меньше. Полностью одевшись, он направился к задней лестнице, которая вела на кухню. Так как все еще спали, он сам нагреет себе воды для бритья. Проходя по залу, он остановился на мгновение перед дверью Джесси.
        Если бы она не была дочерью Генри, он открыл бы эту дверь, вбежал бы по лестнице и преподал бы мисс Бостон Таггарт такой урок любви, о котором она не скоро бы забыла. Джейк разозлился от этих мыслей.
        - Дьявол, - выругался он сквозь зубы. Ему надо все это выбросить из головы.
        Джейк разжег кухонную печь, нагрел воды и вернулся к себе в комнату. Умывшись и побрившись, он почувствовал себя лучше. Надев все чистое, он опять спустился вниз. Заметив, что все в порядке, несмотря на его двухдневное отсутствие, он был немного разочарован, но в то же время рад. Он направился в ресторан Тадича позавтракать.
        Пока ему подавали бифштекс с яйцом, он просмотрел газету «Кроникл». Недавно закончившийся международный суд обязал Великобританию заплатить Соединенным Штатам пятнадцать с половиной миллионов долларов за то, что во время войны она поставляла Югу корабли. Эта огромная сумма денег напомнила ему, что в ближайшие дни начнется перевозка золота в Сан-Франциско. Сегодня они обсудят с Алеком последние детали.
        Когда он снова вернулся в «Милый Ангел», двери были уже открыты, и Руперт подметал тротуар перед салоном.
        - Доброе утро, босс, - он приподнял шляпу при приближении Джейка и принялся подметать быстрее.
        - Джесси уже встала? - спросил Джейк, направляясь к двери.
        - Я не знаю, - ответил Руперт, не глядя на него. - Ее не было здесь прошлой ночью и предыдущей тоже.
        Джейк остановился на полпути. Он представил себе Джесси в постели с Рене Ла Порте.
        - И где же, черт возьми, маленькая мисс Бостон Таггарт провела ночь?
        - Я не знаю, босс, - мямлил Руперт, все еще не глядя на него.
        Джейк выставил ногу, не давая Руперту подметать.
        - Ты знаешь, - сказал он медленно. Угроза звучала в его голосе. - Так где она?
        - Я… Я не вру, босс. У Лови был с ней очень крупный разговор перед тем, как она уехала с Педди. Это было позавчера. Джесси приказала никому ничего не говорить.
        Джейк ворвался в дверь еще до того, как Руперт закончил фразу. Перешагивая через две ступеньки, не останавливаясь, он добежал до комнаты Лови и громко постучал.
        - Кто там? - спросила Лови, как будто не догадываясь.
        Джейк распахнул дверь.
        - Где, черт возьми, Джесси?
        - Я говорила ей, что ты разозлишься как черт, когда узнаешь, что она уехала.
        - Где она? - потребовал он, его руки были сжаты в кулаки. Он едва сдерживался, чтобы не заорать.
        - Она уехала в Джексон с Педди и Алеком.
        - Джексон? - на мгновение он почувствовал облегчение, что она была не с Рене, но затем его снова охватил страшный гнев.
        - Чтобы сопровождать перевозку слитков?
        - Да, насколько я знаю.
        - Если ее еще не убили, я убью ее сам! - Джейк метнул такой злой взгляд на Лови, что она отвела глаза в сторону. - Что заставило тебя не сообщить мне об этом?
        Лови почувствовала себя смущенно.
        - Ты же знаешь, Джесси упряма как осел. Ты был болен, и Джесси велела…
        - Ты с Рупертом следи за порядком. Я разберусь с вами обоими, когда вернусь.
        - Джейк, ты не должен никуда ехать. Ты еще нездоров, - закричала Лови, но он так хлопнул дверью, что задребезжали оконные стекла.
        Он быстро надел бриджи из грубой хлопчатобумажной ткани и сапоги, свернул одеяла. Засунул под рубашку кольт 36-калибра и снял со стены ружье «Лич и Ригдон»
44-калибра, которое висело над его кроватью, начал было проверять заряд, но затем решил, что для этого у него будет время на шхуне по пути в Сакраменто Сити.
        Джейк выбежал из «Милого Ангела» и направился в конюшню, где держал свою верховую лошадь. Большой серый жеребец нервно пританцовывал, пока Джейк седлал его. Вскочив в седло и пустив лошадь галопом, он едва успел на двенадцатичасовой рейс и покинул порт вместе с жеребцом Фаро.


        Одетая в простое ситцевое платье, с волосами, туго стянутыми под широкополой шляпой от солнца, Джесси вместе с Педди и Алеком Абернатти стояли во внушительном офисе управляющего Горнодобывающей Компании Джексон Консолидейтид Говарда Коллира. Компания располагалась восточнее города Джексона. Они плыли восемь часов до Сакраменто, затем ехали тринадцать часов в повозке, включая остановку на ночь.
        Алек подписал квитанцию о получении золотых слитков на двадцать две тысячи семьсот пятьдесят долларов. Это составляло тысячу четыреста унций[Приблизительно 42, 5 кг.
        или немногим больше восьмидесяти восьми фунтов. Коллир принял документ и убрал его в ящик стола.
        Управляющий был стройным молодым человеком в очках. Он достал из кармана мешочек с табаком и с обеспокоенным выражением лица скрутил себе сигарету.
        - Я хочу, чтобы вы оба знали, что заключение контракта с Грузовой Компанией Таггарт не было моей идеей. Я всегда работал с Уэлс Фарго. Это прекрасная старая Компания. Газета «Альта Калифорния» сообщает, что она выигрывает даже на своих убытках. Сейчас ее доход составляет более четырехсот тысяч долларов, с тех пор, как они начали свою деятельность в 1852 году, - дрожащей рукой он достал спичку из кармана жилета и нервно посмотрел на Джесси.
        - Вы не против, мэм?
        - Конечно, нет, мистер Коллир, - Джесси мало говорила с тех пор, как они чуть позже полудня прибыли со своим караваном из двух повозок. Алек и вооруженный охранник ехали в грузовом экипаже компании Таггарт, выкрашенным яркой краской. Джесси и Педди ехали в старой повозке с рваным и в заплатках верхом, Которую они приобрели в Сакраменто… Повозка была почти доверху наполнена домашней утварью и старой мебелью.
        Коллир выпустил струю дыма сигареты, Алек, доверительно взглянув на него, протянул ему руку.
        - Грузовая Компания Таггарт - тоже хорошая компания. В случае каких-то потерь мы гарантируем полную компенсацию, так же, как и Уэлс Фарго.
        - Одно дело сказать, что вы гарантируете и совсем другое - выполнить это, мистер Абернатти, - его сигарета, скрученная поспешно, развалилась. - Черт возьми, - пробормотал он. - Извините, мэм.
        Джесси улыбнулась и повернулась к окну. Еще раньше она видела, как слитки золота уложили на дно старой повозки, затем накрыли досками, как полом. Сейчас, когда люди загружали последнюю мебель на спрятанное золото, она впервые засомневалась в успехе ее плана. Что, если золото захватят грабители? Потеря только одного этого груза потопит Грузовую Компанию Таггарта и, возможно, потянет на дно и Компанию речных перевозок Юба Сити и «Милый Ангел».
        - Ну, - сказал Алек, - если это все, то мы отправляемся.
        Мужчины пожали друг другу руки, и все трое покинули офис. Во дворе Алек повернулся к Педди.
        - Запомни, если ты услышишь выстрелы со стороны грузового экипажа, сразу поворачивай обратно. Мы сами о себе позаботимся.
        - Да, сэр. Конечно, мистер Абернатти.
        Они сели в повозки и тронулись. Грузовой экипаж выехал на пять минут раньше. Затем последовал верховой охранник с дробовиком, винчестером в чехле у седла и с кольтом на бедре. Еще один кольт висел на луке седла. Джесси и Педди последовали за ними в грузовой повозке с домашней утварью, которую тащили четыре сильных мула. Позади них, на расстоянии, следовал еще один вооруженный охранник, с пятью вооруженными мужчинами и грузовым экипажем в качестве приманки - этот план казался надежным.
        Волнение Джесси улеглось, когда Педди, проверив заряды в дробовике, стегнул мулов. Но каждый раз, когда они встречали кого-нибудь на узкой дороге вдоль реки, она снова начинала волноваться.



        Глава 17

        К вечеру они прибыли в Джексон. Дорога проходила вдоль реки и гряды остроконечных гор.
        Караван преодолевал гранитные насыпи, катил через заросли сосен и перелески низкорослых дубов, и, как раз до темноты, успел достичь окраины города. Так как продолжать путь ночью было слишком рискованно, они решили, что Джексон - достаточно удобное место для ночлега. Мужчины, включая охранников, расположились на ночь на складском дворе Грузовой Компании Таггарт. Для охраны повозок они установили поочередное дежурство. Джесси остановилась в отеле «Националь».
        Джесси была очень довольна. Начало пути с приисков до Джексона прошло без приключений. Завтра к полудню они пересекут горы и дальше дорога поведет в Сакраменто Сити, и как говорил Джейк, по равнине ехать безопаснее.


        Склонившись над стойкой бара в небольшом холле гостиницы, португалец Сантос Силва и четверо наемников наблюдали, как Джессика Таггарт заказывала номер.
        - Точно по расписанию, - сказал Силва человеку справа. Мужчина усмехнулся и отпил виски. Силва заказал еще по одной порции спиртного, подав двадцатидолларовую золотую монету, которую он получил за крушение «Кэли Сью». Он мог себе это позволить. Скоро у него будет золота сколько угодно.
        Силва усмехнулся. Этот тучный поляк собирается выделить ему за эту работу какую-то часть награбленного. Все так и было бы, если бы этот сукин сын заплатил ему то, что он уже заработал. Ты чертовски жаден, Бочек.
        В это время года дороги на Сьерру открыты, для начала он остановится в Вирджиния Сити, а затем отправится дальше на Восток. Затем Чикаго, заскочит в Нью-Йорк, затем Лиссабон или, может быть, Азорские острова. И везде только первым классом.
        Силва допил виски и встал.
        - Давайте, ребята. Нам еще надо добраться до места и лечь спать. Нам, китайцам, - сказал он, подмигивая остальным, хотя никто из них не был китайцем. - Нужно завтра подняться вместе с петухами.


        Наступила темная безлунная ночь, когда Джейк, наконец, вместе со своим конем сошел со шхуны и направился в город. Хотя он был очень зол и одновременно обеспокоен, но все же понимал, что надо быть просто сумашедшим, чтобы ехать ночью, он только покалечит лошадь. Он переспит в Сакраменто Сити и с первым лучом солнца отправится в Джексон.
        Как подсчитал Джейк, потрепанная повозка Джесси, насколько он знает Джесси, а он уже начал жалеть, что вообще узнал ее, должна остановиться на ночь в Джексоне, а утром отправиться в Сакраменто. Джейк будет двигаться быстрее, чем они со своими повозками, и поэтому встретит их еще до того, как они въедут в долину. Это должно быть где-то между Драй Тауном и Мичиган Баром.
        К тому времени мисс Джесси Таггарт достаточно согреет место в своей повозке, и он устроится рядом с ней, чтобы погреть место и себе!


        В темноте Джесси нажала рукой на звенящий будильник, который вечером дал ей служащий отеля, и потянулась за спичками, чтобы зажечь керосиновую лампу со стеклом, стоящую на прикроватном столике.
        После второй попытки она зажгла лампу, которая мягко осветила комнату. Джесси умылась с помощью кувшина и тазика, причесала волосы и стянула их в пучок. И, наконец, надела свое ситцевое платье и шляпу.
        Внизу она отдала служащему отеля ключи и оплатила счет.
        - Где-нибудь можно выпить чашку кофе?
        Он зевнул и показал на кухню.
        - Повар начинает работу в три утра. У него всегда горячий чайник.
        Войдя на кухню, она почувствовала запах булочек с корицей.
        - Чем я могу быть полезен? - спросил повар, отойдя от печи.
        - Вы не могли бы продать мне чашку кофе и дюжину этих булочек?
        - Я пеку их на весь город, - гордо ответил тот, - и, конечно, могу выделить вам дюжину, - достав кусок чистой ткани, он быстро завернул дюжину булочек.
        - С вас двенадцать центов, заплатите клерку.
        Пройдя пешком три городских квартала, Джесси появилась на складском дворе Компании Таггарт. Мужчины уже запрягали мулов и готовились к дороге.
        - Мужчины завтракали? - спросила она у Алека.
        - Мы поели бобов со свиной требухой и выпили какую-то жидкость, которую грузовой мастер назвал кофе.
        Джесси раздала булочки мужчинам, которые одобрительно улыбались, довольные ее заботой, и направилась к своей повозке.
        Край неба порозовел над Сьеррой, наступал рассвет. Педди помог ей сесть на ее место на повозке, они подождали, пока отправится грузовой экипаж. Алек и вооруженные охранники помахали им на прощание. Верховой охранник держался от грузового экипажа на некотором расстоянии. Через несколько минут Педди хлестнул мулов, и они выехали на дорогу. И, наконец, последним, выждав некоторое время, выехал еще один вооруженный охранник.
        К середине утра они добрались до Драй Тауна, и Джесси уже была уверена, что все ее тревоги были напрасны. Еще три мили, и горы кончатся. Они поедут по ровной дороге, ведущей в Сакраменто Сити. Там они погрузятся на шхуну и поплывут в Сан-Франциско.
        Они проехали через Драй Таун без происшествий и повернули на север, к Плейсвиллу, городу, решившему, что его первоначальное название Хенгтаун, не подходит для процветающего города. Немного позднее дорога повернула на запад к Мичиган Бару и Бриджхаузу, где они собирались купить немного еды, чтобы поесть в дороге.
        Джесси зевнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, решив немного вздремнуть. Жизнь замечательна, солнце согревает ей лицо. Птички весело поют на деревьях по краям дороги, и перевозка золота благополучно заканчивается. Джейк вынужден будет признать, что у нее хороший план. Он станет относиться серьезнее к ее участию в бизнесе. Она знала, что сначала он будет сердиться, но потом, она надеялась, останется доволен.
        - Святые угодники!
        Услышав голос Педди, она открыла глаза. Дорогу перегораживал поваленный дуб.
        - Как вы считаете, как Алеку удалось объехать его? - спросил Педди. Ворон кружил вверху, зловеще каркая, но Джесси не обратила внимания на этот нехороший знак.
        - Может быть, оно только что упало, - предложила она, а Педди начал спускаться с повозки. Затем она заметила, что ствол дуба был подрублен топором и заволновалась. Она потянулась за ружьем.
        - Не доставайте свое ружье, мисс, - раздался голос из-за кустов.
        Страх пробежал дрожью по ее спине, как тающий лед. Джесси выпрямилась, собираясь увидеть, кто это говорит.
        - Руки на колени, мисс.
        Педди выглядел ошеломленным. Он начал снова взбираться на повозку. В это время из-за кустарника вышли трое мужчин, на них была черная одежда китайских кули, на головах маленькие шапочки. Лица были в масках, но Джесси сразу поняла, что они не китайцы.
        - Осторожно, а то получишь пулю в спину, мистер, - закричал тот же голос. Педди остановился и беспомощно взглянул на Джесси. Мужчины медленно окружили его, один из них тяжелым револьвером ударил его по голове так, что его шляпа отлетела в кусты. Педди осел на колени.
        - Педди! - вскрикнула Джесси. Она, не глядя, потянулась к ружью, схватила его и вскинула, но один из мужчин, вскочив на колесо повозки, успел схватить ствол ружья до того, как она смогла прицелиться. Ружье выстрелило в воздух. Мужчина рывком выхватил ружье из ее рук и бросил его своему товарищу. Затем он грубо схватил Джесси за талию и потащил из повозки, девушка кричала и отбивалась, но бандит бесцеремонно швырнул ее в пыль на дорогу. Ее шляпа отлетела в сторону.
        - Что… что вы хотите? - спросила Джесси, стараясь казаться храброй.
        - Ты хорошо знаешь, что мы хотим, - ответил один из них.
        - Моя мать дала мне эту мебель.
        - Нам не нужна эта старая мебель, - ответил мужчина.
        В это мгновение впереди раздались выстрелы. Джесси сдержала крик, готовый вырваться из груди. Что же произошло там с грузовым экипажем? Решив оставаться спокойной, она молча поправила свои юбки.
        Мужчина, который явно был их главарем, повернулся к своим товарищам.
        - Быстро поезжайте назад и позаботьтесь об охраннике, который едет сзади.
        Двое мужчин побежали к повороту дороги и спрятались в скалах.
        Джесси слышала стрельбу впереди и волновалась о том, что случилось с Алеком и охранником. Затем она услышала быстрый топот копыт лошади, подъезжающей сзади. О Боже мой, нет! Вскочив на ноги, она бросилась навстречу, желая предупредить о засаде.
        - Острожно, - закричала она, - они в скалах! - но одновременно с ее криком раздался выстрел, и охранник упал с седла. Джесси взглянула на грабителей, которые теперь бежали к ней. Она видела, как убитый охранник свалился на пыльную дорогу, но его лошадь продолжала свой галоп. Джесси бросилась навстречу лошади, надеясь перехватить, чтобы успеть вскочить на нее и ускакать. Но главарь бросился на девушку и повалил на землю. Копыта лошади пронеслись в дюйме от ее головы.
        Отчаянно сопротивляясь, Джесси со злостью колотила бандита по груди. Мужчина засмеялся, глядя на нее. Его забавляли ее бесплодные усилия. Он прижал кисти ее рук к земле.
        Подбежали бандиты, застрелившие охранника.
        - Отведи ее к дубу и привяжи там, - скомандовал он одному из них. Ее грубо рванули с земли и поставили на ноги. Последняя шпилька, держащая ее волосы, выскочила из прически, и ее густые локоны рассыпались по плечам.
        - Тебе лучше успокоиться, мисс, - угрожающе предупредил главарь, - если хочешь жить.
        Лежащий у повозки Педди с трудом поднялся на ноги.
        - Уберите от нее руки, - он говорил с трудом.


        Главарь вскинул револьвер и выстрелил, не целясь. Джесси вскрикнула, она отчаянно старалась освободиться. Схватившись за грудь, Педди сделал несколько неровных шагов назад и упал в придорожную канаву. На груди растекалось кровавое пятно. Гнев и отчаянье придали ей силы. Джесси вырвалась из рук державшего ее мужчины и бросилась к главарю. Она попыталась вырвать у него еще дымящийся револьвер, но он только рассмеялся. Ослепленная гневом, она со всей силы залепила ему пощечину. Пощечина оказалась такой сильной, что его качнуло назад. Это было неожиданностью для них обоих. С мрачной усмешкой он убрал револьвер в кобуру на поясе и кулаком нанес ей сильный удар в лицо. Последнее, что запомнила Джесси, это соленый привкус крови во рту.


        Уже несколько часов Джейк скакал по пыльной дороге. Лошадь была в мыле, ее надо было напоить и дать немного отдохнуть. Джейк чувствовал, что ему и самому надо бы умыться и хорошо поесть, но решил ограничиться куском говядины. Увидев на расстоянии мили Бриджхауз, он направил лошадь к придорожной станции, единственному зданию на переправе через реку Конзумнес.
        Он спешился, подвел лошадь к кормушке у ворот станции и ослабил подпруги седла. Лошадь отвернулась от кормушки и жадно пила воду.
        Темнокожий парень вышел из тени здания.
        - Покормить вашу лошадь, мистер?
        - У меня нет времени. Нам предстоит еще скачка.
        Парень кивнул и вернулся в тень. Джейк стряхнул пыль с бриджей и рубашки, провел рукой по своим волосам и снова надел черную плоскую шляпу.
        Дав Фаро несколько минут отдыха, он затянул подпруги и вскочил в седло. И снова они поскакали, покрывая милю за милей.
        Джесси пришла в себя и сразу почувствовала, как занемели ее руки и лодыжки, связанные веревкой. К тем троим бандитам, которых она уже видела, присоединились еще двое. Они были заняты погрузкой золотых слитков на вьючное седло крупного сильного мула. Мебель была разбросана по всей дороге. Один мужчина стоял в стороне, четверо других работали. Бросив взгляд на Джесси, он заметил, что она очнулась.
        - Ты не должна была меня бить, мисс, - он подошел к ней. - Я совсем не хотел поставить синяк на твоем хорошеньком личике.
        - Тебе это так не пройдет.
        - Уже прошло, мисс Таггарт.
        - Ты знаешь меня?
        - Не очень хорошо, но собираюсь это сделать.
        Она попробовала освободиться, но ее руки были крепко связаны за спиной, и все попытки закончились тем, что ее ситцевое платье и нижние юбки приподнялись и сбились выше. Ее лицо горело, она отвела взгляд в сторону, но успела заметить похотливое выражение глаз бандита. Он отвернулся и пошел к работающим мужчинам.
        - На этом все, Силва. Каждый из нас взял то, что нам было обещано.
        Один из мужчин подошел к своей лошади, залез в седельную Сумку и вернулся с большим ножом. Он полоснул ножом по верху повозки, а затем глубоко вонзил его в боковую стенку.
        Все засмеялись.
        - Привяжи мисс Таггарт к седлу, Хэнк. Я возьму ее с собой, чтобы она не могла сообщить полиции, куда мы поехали. Вы, ребята, поезжайте дальше, как мы договорились. И будет лучше для вас держаться некоторое время подальше от Барбари Коуст.
        Один из мужчин подошел к Джесси, его темные глаза внимательно изучали ее с головы до ног.
        - Я хотел бы поехать с тобой, босс, если тебе все равно.
        - Мне не все равно, - Силва положил руку на дуло револьвера у пояса. Мужчина пожал плечами и направился к привязанным лошадям, взял одну из них и подвел к Джесси, поднял ее и перебросил через седло вниз лицом. Он поднял ее юбки, открыв ноги, и привязал веревкой ее лодыжки к стремени. С другой стороны он привязал к стремени ее запястья.
        - Должен сказать, что вид просто прекрасный, - он усмехнулся, проведя рукой по» икрам ее ног. Она попыталась ударить его, но ей удалось только сделать несколько соблазнительных движений.
        - Если ты, маленькая злая кошка, будешь продолжать так же вертеться и дальше, то мы все по очереди попробуем тебя.
        - Поезжай, - приказал человек по имени Силва.
        Мужчина, недовольно ворча, вернулся к своей лошади и вскочил в седло. Трое остальных присоединились к нему.
        - Веселись, португалец, - сказал всадник, - но помни, она знает, что мы не китайцы.
        - Убирайся отсюда поскорее. Я сам знаю, что мне нужно делать.
        Дрожь пробежала по спине Джесси. Он собирается убить меня! Он не может позволить остаться ей в живых. Вспомнив о Педди, она обернулась назад и увидела его, лежащим лицом вниз в придорожной канаве. В нескольких футах позади лежал убитый охранник. О Боже, что я наделала? Ей хотелось плакать, как сделала бы на ее месте любая женщина, но она понимала, что слезы сейчас не помогут. Вместо этого она попыталась взять себя в руки. Других уже не спасешь, ей нужно подумать о собственном спасении. Рано или поздно, этот бандит вынужден будет ее развязать. Когда он сделает это, она найдет способ бежать.
        Не говоря ни слова, Силва взял поводья лошади, на которой лежала Джесси, и привязал позади нагруженного мула. Трое грабителей пустили своих лошадей сразу в галоп. Силва сначала тронул свою лошадь шагом, затем легкой рысью, и Джесси подпрыгивала то вверх, то вниз на седле, каждый толчок заставлял ее морщиться от боли и молиться о возможном спасении.


        Джейк скакал уже более часа, когда заметил впереди на дороге двух лошадей, несущихся ему навстречу. Пришпорив своего жеребца и немного сблизившись с ними, он увидел, что они тащат передок сломанного грузового экипажа Компании Таг-гарта. Страшное предчувствие сжало ему грудь.
        Проехав около мили, он увидел перевернутую заднюю часть грузового экипажа. Сойдя с лошади, он осмотрелся. В экипаже должны были ехать двое мужчин. Никого не увидев, он проехал вперед, еще более уверенный в беде. В четверти мили он натолкнулся на тела Алека Абернатти и вооруженного охранника. Они лежали на дороге, как раз перед оползнем, который почти заблокировал узкий проход.
        Убедившись, что оба мертвы, Джейк заметил, что охранник убит из крупнокалиберной винтовки выстрелом в спину, а Алек - двумя выстрелами в грудь. Джейк выругался про себя. Алек был хорошим человеком, у него были жена и дети, которые ждали его дома. Они будут горевать по нему. Джейку тоже будет не хватать его. Он подошел к нагромождению обломков на дороге и внимательно осмотрелся, пытаясь понять, что вызвало это оползень. Тут он заметил скрученные кожаные поводья, торчащие из-под обломков и обутую в сапог ногу, раздавленную камнями. Должно быть, это верховой охранник, ехавший за грузовым экипажем.
        Джейк судорожно сглотнул. Он старался сосредоточиться и все обдумать. Беспокойство о Джесси овладело им. Повозка с домашним скарбом, в которой она должна была ехать, наверно, находится по другую сторону этого обвала. Может быть, грабители, напавшие на грузовой экипаж Таггарта, не догадались об уловке Джесси. Может быть, Педди хватило сообразительности повернуть назад и удрать к ближайшему городу. Может быть, Джесся и Педди спаслись. Но почему он не был в этом убежден? У него опять все сжалось внутри. Осмотрев все вокруг, он вскочил на лошадь и начал подъем в гору. Поднявшись на вершину холма, он заметил впереди на дороге старую повозку для перевозки мебели и мулов. Животные щипали траву вдоль дороги среди разбросанной и поломанной мебели. Дорогу повозке преграждал поваленный дуб. Джейк стегнул своего серого коня и поскакал вниз по дороге. Подъехав к повозке, он остановился и спешился. В ужасе от того, что может увидеть, он постарался взять себя в руки.
        Он быстро осмотрел все вокруг. Помимо мебели на земле валялись доски, которыми, видимо, было покрыто дно повозки. В боковой стенке повозки торчал длинный нож. Одинокая женская шляпа от солнца лежала на дороге, на земле был виден след крови. Джейк заставил себя пройти вдоль дороги. Через несколько футов он обнаружил тело, лежащее в канаве у дороги. Опуствшись на колени, трясущимися руками он осторожно перевернул Педди лицом вверх и нежно стер пыль с его лица. Тихий стон вырвался из покрытых грязью губ Педди, Джейк почувствовал облегчение. Он обнаружил, что Педди ранен в плечо. Оторвав кусок своей рубашки, он постарался потуже стянуть рану, чтобы остановить кровотечение, затем начал искать Джесси, Впереди на дороге лежало еще одно тело, мужчина был убит выстрелом в лицо. Джейк понял, чо это был еще один охранник. Осмотрев все вокруг, он не нашел ничего, что говорило бы о судьбе Джесси. Без Педди она оказалась без защиты. Но женщины пользовались здесь большим спросом, особенно такие хорошенькие, как Джесси. Он готов был биться об заклад, что мужчины забрали ее с собой. Они жестоко используют ее, а
затем убьют. Эта мысль пронзила его, как лезвие ножа.
        Стараясь оставаться спокойным, он продолжал искать следы. Три лошади направились на север, четыре на юг. Он продолжит преследование, как только позаботится о Педди. Так как они находились недалеко от Драй Тауна, Джейк привязал своего серого коня к пустой повозке, на которую положил Педди. С трудом развернувшись, он стегнул мулов, и те резко побежали вперед.
        Через час Джейк уже вернулся к месту ограбления, оставив Педди под присмотром доктора из Драй Тауна. За телами Алека и охранников был послан экипаж, а шериф решал, кого из своих помощников послать с Джейком.
        Джейк отправился немедленно на свежем резвом скакуне, ведя в поводу запасного сильного гнедого мерина. Своего Фаро он оставил в той конюшне, где купил этих двух лошадей. Он не знал, сколько ему придется скакать, чтобы найти Джесси, но знал, что не остановится, пока не найдет ее. Он только молил Бога, чтобы не опоздать.
        Джейк снова изучил все следы на дороге. Чтобы он сам сделал, если бы у него был груз золота и красивая женщина? Он заметил, что один след лошади, ведущий на север, выглядел не таким глубоким, как все остальные следы. Логика и шестое чувство подсказывали ему, что Джесси была на этой, более легкой лошади.
        Так как другая группа следов не давала каких-либо разгадок, Джейк решил идти по единственному следу, который хоть о чем-то говорил. Моля Бога, чтобы его догадка была верна, он поскакал по следу, гнедой конь скакал рядом. Очень быстро следы повернули на восток. Джейк понял, что они направляются в горную часть страны. Пересаживаясь с одной лошади на другую, Джейку удалось держать высокий темп скачки, сохраняя в то же время силы лошадей. Он думал о Джесси и молился, чтобы она сохраняла благоразумие и держала себя в руках до тех пор, пока он не окажется рядом.
        После четырех часов езды португалец Сантос Силва свернул с дороги, ведущей в горы, и поскакал в направлении обрывистых гранитных скал. Любой, кто станет его преследовать, попадет в трудное положение, так как на этой пересеченной местности будет трудно найти их следы. Он продолжал двигаться дальше, надеясь добраться до хижины, которую подготовил в горах в районе Плейсвилла. У него было достаточно продуктов, припрятанных здесь, дрова и одеяла. А теперь у него была даже хорошенькая женщина, с которой он переспит ночь.
        Силва оглянулся через плечо. Наблюдая, как обтянутый ситцевым платьем зад девушки подпрыгивает в такт движению лошади, он почувствовал прилив желания, и то, как натянулись его брюки. Он слегка усмехнулся. Позже, мой друг. Ты развлечешься с ней позже. А сейчас надо сосредоточиться на том, чтобы убраться побыстрее в безопасное место.


        Джейк ехал по следам до тех пор, пока они не исчезли. Он тщательно изучил дорогу, стараясь обнаружить, куда свернули лошади. Что бы он сделал, если бы думал, что его могут преследовать, спросил он себя снова. Внимательно изучая местности вокруг себя, он внезапно понял. Его противник направился в скалы, там и нужно искать его. Единственной проблемой теперь будет обнаружить, где именно он прячется.
        Джейк решил взобраться на вершину перевала, хотя это и отнимет время. Оттуда он сможет осмотреть местность во всех направлениях. Благодаря биноклю, который он предусмотрительно купил в Драй Бауне вместе со всеми другими необходимыми в дороге вещами, он решил, что ему, возможно, удастся обнаружить грабителей.
        К тому времени, как Джейк достиг вершины, солнце еще было достаточно высоко в послеполуденном небе. Он привязал лошадей к сосне, уселся на кучу сосновых веток и начал обозревать местность. Так как значительная часть территории была недоступна для лошадей, то задача его несколько облегчалась. Он уселся поудобнее, для устойчивости прислонился спиной к стволу дерева и начал методично изучать местность. Он знал, что это будет нелегко, но пока солнце высоко в небе, у него был шанс.
        Он заметил их через два часа, далеко за каньоном. Джейк с силой сжал в руках бинокль, и желваки заиграли на его скулах. Всего один верховой мужчина вел тяжело нагруженного мула и оседланную лошадь.
        Затем он навел бинокль на женщину в ситцевом платье, переброшенную через седло. У него от волнения пересохло во рту. Ее лица не было видно, но этот зад он узнал бы и за сотню миль.
        Он снял уздечку со скакуна, хлопнул его по крупу, рассчитывая, что животное должно само найти дорогу в свою конюшню. Быстрота сейчас решала все - он быстрее доедет на отдохнувшем гнедом мерине.
        Он бросил взгляд на каньон. Медленно просчитав маршрут до грабителя, Джейк решил, что, если он срежет угол, проехав через крутое ущелье, то сильно сократит путь и через час настигнет их. Только один час.
        Но один час - это очень большое время для женщины, которая один на один с убийцей.



        Глава 18

        Крепко стиснув зубы, она старалась сдерживать нарастающее желание облегчиться. Толчки и тряска только усиливали ее потребность. Джесси уже была готова отбросить гордость и умолять Силву остановиться, когда он сам остановил лошадей в прохладной тени соснового дерева.
        Молча он отвязал ее от стремени, перерезал веревку, которая связывала ее ноги и снял ее с лошади. У нее хватило сил только устоять на ногах.
        - Веди себя хорошо, - предупредил он. - Я отпущу тебя на минутку.
        Джесси закрыла глаза с облегчением.
        - Спасибо.
        Он уже сбросил одеяние китайского кули. Это был невысокий мужчина с кудрявыми черными волосами и холодными серыми глазами. Когда она повернула вправо к большому валуну, он схватил ее за руку.
        - Не так быстро, - он привязал длинную веревку вокруг ее связанных кистей рук. - Если ты попытаешься уйти дальше длины этой веревки, я потащу тебя за собой на твоем хорошеньком маленьком заду.
        Джесси только кивнула. Мысль о побеге мелькала у нее в голове, но на данный момент ей важнее было поскорее решить непосредственную проблему. Она зашла за огромный валун, сделала то, что ей было нужно и вернулась к лошадям.
        - Дай мне слово, что будешь хорошо себя вести, и я разрешу тебе сесть верхом на эту лошадь вместо того, чтобы висеть через седло, как мешок с бобами. Джесси не колебалась, давать ей слово, или нет, хотя вовсе не собиралась его держать. О какой чести можно говорить с вором и убийцей? Никакой чести у него не было.
        - Я даю слово, - кротко ответила Джесси. Если ей удастся внушить ему доверие, у нее, возможно, появится шанс.
        Они сели на лошадей, и Силва привязал ее руки к передней луке седла. Все ее ребра болели, спина ныла, щека посинела и опухла, а волосы спутанными прядями свисали на лицо. Но, по крайней мере, теперь кровь не приливала ей к голове.
        Интересно, кто-нибудь уже обнаружил их повозки и тела Педди и служащих Компании Таггарт? Знают ли они, что она исчезла? Что будет делать Джейк, когда узнает? Что он подумает? Он поедет ее искать, в этом она была уверена, хотя бы потому, что она была его партнером. Но Джейк был в Сан-Франциско. Ему потребуется много часов, чтобы попытаться спасти ее. К тому времени, когда кто-нибудь найдет ее, будет слишком поздно.
        Джесси содрогнулась при этой мысли. Она сама навлекла на себя это несчастье, и она сама должна из этого выбраться. Никогда она еще не чувствовала себя такой одинокой.
        Остальная часть дня прошла в ощущениях боли и усталости. Она строила планы побега, отбрасывала, как невыполнимые, и снова возвращалась к мыслям о Джейке. По крайней мере, она не умрет, не узнав радости быть женщиной. Она все еще помнила мускулистое тело Джейка, переплетающееся с ее телом, то переполняющее чувство счастья, которое он у нее вызывал во время их близости. Ей только хотелось, чтобы их отношения значили для него так же много, как и для нее.
        В течение следующего часа мысли ее стали более мрачными. Она вспомнила Педди, истекающего кровью в канаве, охранника, валяющегося в дорожной пыли. «Это моя вина. Они все погибли только из-за меня». Но она была Таггарт, черт возьми! Она не могла себе позволить плакать, она не хотела, чтобы ее страж заметил хоть какую-нибудь слабость. Она не сдастся. Она будет бороться до конца.
        Наступили сумерки, когда лошади повернули в очередной раз по извилистой тропинке, и Джесси увидела хижину, сложенную из бревен, скрепленных глиной и корой. Хижина выглядела заброшенной. Силва спешился, привязал свою лошадь и нагруженного мула и затем вернулся к ней. Он помог ей сойти с лошади, привязал ее к дереву, а сам вошел в хижину.
        Начиная замерзать от вечерней прохлады, Джесси заметила тонкую струйку дыма, поднимающуюся из низкой трубы, сложенной из камней. «Может быть, кто-нибудь заметит этот дым», - подумала она с вновь появившейся надеждой, но затем поняла, что в этих нагромождениях скал очень трудно определить, откуда идет дым, и похититель может почти не опасаться. Волна отчаянья снова подступила к ней, она старалась освободиться от веревок, связывающих ее.
        - Я поставил вариться кое-что из еды, - Силва медленно подошел к ней. - Но есть кое-что другое, в чем я нуждаюсь больше, чем в пище, - с алчным взглядом, который не оставлял никакого сомнения в его намерениях, он вытащил нож из сапога.
        Джесси закрыла глаза и почувствовала, как внутри ее все похолодело. Он хочет использовать ее, он не будет больше ждать. Она должна именно сейчас попытаться спастись. Как только Силва развязал веревки, Джесси с силой оттолкнула его и бросилась бежать к лесу, надеясь, что наступающая темнота поможет ей спрятаться.
        Силва догнал ее и повалил еще до того, как она успела добежать до леса.
        - Отпусти меня! - кричала она, когда они упали, катаясь по земле, покрытой сосновыми иголками. Тяжело дыша, Джесси оказалась под ним, ее спутанные волосы закрывали лицо.
        Силва только рассмеялся.
        - А ты смелая. Мне это нравится.
        Он поднял ее на ноги и потащил в хижину, она кричала и сопротивлялась. Он дважды ударил ее по лицу, но на не обратила на это внимания и продолжала сопротивляться.
        Внутри хижины он бросил ее на что-то вроде кровати. Он придавил ее к соломенному матрасу, его руки шарили по ее телу, Джесси рвала его волосы и пыталась укусить, царапала ногтями лицо. Он начал бить ее, нанося сильные удары куда попало. Она почувствовала вкус крови во рту, комната поплыла у нее перед глазами. Когда она снова пришла в себя, ее юбки были задраны выше бедер, а платье разорвано до талии. Ее сорочка была расстегнута, открывая грудь. Джесси тихо застонала. Она начала отчаянно шарить вокруг себя руками, стараясь найти что-нибудь в качестве оружия. Ее рука опустилась к земле и нащупала горшок у кровати. Со всей силы она ударила его горшком по голове. Силва обмяк на ней. Она попыталась сбросить его, но ей удалось лишь с трудом выползти из-под него. Она вскочила на ноги, ловя ртом воздух, стараясь поправить разорванное впереди платье. Ей удалось сделать один, шаг к двери, когда Силва схватил ее рукой за лодыжку. Она упала, потеряв равновесие, от потащил ее к себе.
        Когда он отпустил ее ногу и схватил за талию, притянув к себе, Джесси собрала все силы и ударила его кулаком в нос. Он отпустил ее, кровь потекла по его лицу, злоба исказила его исцарапанное лицо. Глаза его сузились в щелочки.
        - Ну, ты и штучка, - пробормотал он. Он предупредительно встал между нею и дверью. - Я собираюсь получить от тебя удовольствие такими способами, о которых можно только мечтать. Я бы этого не сделал, если бы ты вела себя, как леди, но ты не леди. Ты даже разговариваешь со мной не как леди, - он приближался к ней, стирая кровь с лица. Джесси перевела безумный взгляд с двери на единственное зашторенное окно.
        - Когда я закончу с тобой, на твоем маленьком красивом теле не будет ни одного дюйма, которым бы я не воспользовался.
        Джесси судорожно сглотнула.
        - Сначала тебе нужно меня убить, - сказала она тихо.
        - Всему свое время.
        - Ты очень рисковый человек, мистер, - сказал глубокий знакомый голос, и послышался щелчок револьвера. Джесси перевела взгляд на дверь. Освещенный бликами огня, Джейк казался более опасным, чем ее похититель, но и более дорогим, чем она могла себе представить.
        - Джейк, - прошептала она.
        Силва остолбенел, дуло револьвера было в нескольких дюймах от его затылка.
        - Привет, Бостон.
        Она почувствовала, как у нее перехватило дыхание, в его голосе слышалась нежность, ей захотелось увидеть его глаза, затемненные широкополой шляпой.
        - Джейк, - снова повторила она его имя, как будто хотела убедиться, что он действительно был здесь.
        - Я подумал, что тебе нужна небольшая помощь, - насмешливо сказал он, его голос снова стал жестким. - Или ты справишься с этим сама?
        - Джейк, я…
        - Выходи, - приказал он Силве еще до того, как она успела ответить. - Тихо и без глупостей.
        Силва медленно двинулся к двери, его руки потянулись к револьверу, висевшему у него на поясе.
        - Я понимаю, о чем ты думаешь, - предупредил Джейк. - И не советую тебе этого делать. Больше всего на свете мне хочется всадить пулю тебе в голову.
        Силва поднял руки немного выше.
        - Полегче, мистер. Давай все обсудим. Может, мы сможем договориться.
        - Извини, друг. Леди, с которой ты так грубо обращался - мой партнер. Я отношусь к этому очень серьезно, даже если она так не считает, - Джейк бросил на нее суровый взгляд. - Я не спорю, она заслужила хорошей порки, но предпочитаю делать эту грязную работу сам.
        - Мне очень жаль, Джейк. Я знаю, я должна быть…
        - Ради Бога, Джесси Таггарт, заткнись.
        Джесси сжала зубы.
        - Выходи, - дюйм за дюймом Джейк медленно выводил Силву из хижины. Они почти вышли из двери, когда Силва вдруг быстро развернулся и выбил револьвер из рук Джейка, затем нанес ему удар в солнечное сплетение.
        С каким-то рычанием Джейк так сильно ударил Силву в живот, что тот сложился вдвое. После второго удара Силва растянулся в пыли. Джейк схватил его за ворот рубашки, поднял и нанес удар прямо в лицо. Джейк забыл обо всем на свете, забыл о своих намерениях выяснить у Силвы, кто стоит за всем этим происшествием. Он видел перед собой только разорванное платье Джесси, кровь на ее лице, ужас в ее глазах, и он хотел убить этого мерзавца голыми руками.
        Он продолжал наносить удары, пока Силва не потерял сознание. Он бил, пока не обессилел сам, и пока Джесси не остановила его.
        - Джейк? - голос Джесси дрожал, она придерживала разорванное платье трясущимися руками.
        Джейк посмотрел на человека, лежащего у его ног. Тот дышал, но глаза его были закрыты, тело неподвижным.
        Джейк повернулся к Джесси и увидел, что она смотрит на него так, как не смотрела никогда. Не в силах сдержаться, он привлек ее к себе.
        - Боже мой, Джесси, я так волновался, - прошептал он, целуя ее волосы.
        - Как ты меня нашел? - она с трудом переводила дыхание. - Как ты узнал, куда я пропала?
        - Мне кажется, я начинаю понимать, что творится в этой сумасшедшей головке, - он поднял ее подбородок, увидел синяк на ее лице и неуверенный взгляд. - Побудь здесь. Я хочу связать его, да покрепче.
        Джесси отошла от него и наблюдала, как Джейк подошел к своей лошади и отвязал длинную веревку, висевшую на седле. Она никогда не видела его таким - холодным, мрачным, решительным. Сейчас он был человеком, способным на все, даже на убийство. Когда он наклонился над Силвой, было заметно, как он напряжен, как он с трудом сдерживает свой гнев. Наблюдая холодную решительность Джейка, она совсем забыла, что у Силвы есть большой нож. Вдруг она увидела, как бандит выхватил нож и поняла, что он сейчас убьет Джейка.
        - Джейк! - закричала она и схватила револьвер Джейка, который так и валялся на земле после драки с Силвой. Джейк увернулся от занесенного ножа, Джесси нажала на курок. Револьвер дернулся в ее руке, Силва упал на землю, сраженный насмерть.
        Джейк мгновенно оказался рядом с ней, обнял ее за плечи, затем взял на руки. На этот раз она дала волю слезам.
        - Все хорошо, милая. Он уже не причинит тебе вреда, - Джейк крепко прижал ее к себе, отнес в хижину и осторожно опустил на соломенный матрас. Найдя около печи ведро с водой, он намочил подол своей рубашки и протер ей лицо.
        - Ты был прав, Джейк. Женщина… женщине нет места в бизнесе. Педди и остальные… Они убиты, и это только моя вина, - Джесси снова разрыдалась, уткнувшись лицом в матрас. Джейк успокаивающе обнял ее, и она прижалась щекой к его груди.
        - Педди не умер, - сообщил он ей. - Он тяжело ранен, но врачи говорят, что он будет жить. Что касается других, кому-то стал известен твой план.
        Они знали все: по какой дороге вы поедете, время отправления, где будет спрятан груз - и прекрасно все организовали. Кто-то умело направлял их действия.
        Джесси перестала плакать.
        - Кто-то рассказал им? Кто, Джейк? Кто мог знать?
        - Я пока не знаю, но намерен узнать.
        - Они были переодеты китайцами, Джейк. Но они не китайцы.
        - Они оставили там китайский нож - знак Добрых Тружеников Моря. А одежда была на всякий случай, если кто-то видел их, или какой-нибудь бедняга вдруг выжил.
        - Это было ужасно, - прошептала Джесси. - Было столько крови. И он сказал, что собирается сделать… такое… со мной. Получить удовольствие таким образом… - она взглянула на него. - Что он имел в виду? Я думала то, что произошло между нами той ночью… Я думала, что это происходит именно так.
        Впервые за все это время, показавшееся ему вечностью, Джейк улыбнулся.
        - Ты дьявольская женщина, Джесси Таггарт, но что касается того, как надо заниматься любовью, ты крайне нуждаешься в образовании.
        - Но мы же занимались любовью, не так ли?
        - Существуют сотни способов заниматься любовью - некоторые из них не такие нежные и деликатные.
        Она на мгновение задумалась.
        - Понимаю… И не мог ли ты объяснить…
        - Джесс, я думаю, сейчас не время говорить об этом, - Джейк был не в силах отести взгляд от ее стройного тела, едва прикрытого разорванным ситцевым платьем.
        - Да, согласна, но если никто ничего не объясняет, как женщине узнать об этом?
        - Черт возьми, Джесс! Предполагается, что ты ничего не должна знать до замужества. Затем твой муж должен тебя всему научить.
        - К тому времени я стану старой и седой. Я хочу знать сейчас.
        Джейк стиснул зубы. Если он сейчас не прекратит разговор на эту тему, она узнает, хочет она этого или нет.
        - Послушай, Джесс. Я хочу, чтобы между нами было все ясно. Как ты сказала раньше, мы плохо подходим друг другу, мы не любим друг друга, мы разные люди, но я предупреждаю тебя. Ты сидишь и задаешь такие вопросы, на тебе почти нет одежды и выглядишь ты такой жалкой, что, клянусь, сейчас ты получишь еще один урок. Я изо всех сил стараюсь не начать его прямо сейчас.
        Джесси наблюдала за ним из-под ресниц, ей хотелось, чтобы он обнял ее, поцеловал и заставил забыть ужасы сегодняшнего дня. Ей хотелось чувствовать себя под его защитой, хотелось, чтобы они были близки, как раньше.
        - Я думала о тебе сегодня. Я была рада, что не умру, не узнав… не узнав, что такое быть настоящей женщиной.
        Джейк отвел взгляд.
        - Я вспоминала, какие чувства ты во мне вызывал, - она повернула его лицо к себе. - И я хочу знать больше, Джейк. Ты меня научишь?
        - Джесс, ты играешь с огнем, - он пытался предостеречь ее, но понял, что уже не сможет сдерживать себя. Нежно обхватив ладонями ее лицо, он осторожно прикоснулся губами к ее разбитым опухшим губам. Она обвила руками его шею, лаская пальцами его волосы. Из его груди вырвался стон.
        - Я хочу тебя, черт возьми. Я так хочу тебя, что у меня все болит.
        И хотя она была во многом виновата, выглядела жалкой и измученной, он хотел обладать ею, хотел, чтобы у нее даже мыслей не было о других мужчинах. Он не спрашивал себя о причине, он не хотел этого знать.
        Она сильно прижалась губами к его губам, и он почувствовал, как она пробует раздвинуть его губы языком. Она была вся избита, и он боялся причинить ей боль, но уже не мог остановиться. Она целовала его так, как будто чувствовала то же самое.
        Потребовалось меньше секунды, чтобы раскрыть ее разорванное платье и взять в руки ее нежную грудь. Пальцы гладили атласную кожу и ставшие твердыми соски. Джесси застонала и изогнулась, стараясь прижаться к нему всем телом. Он медленно стал целовать ее грудь, лаская языком соски и слегка покусывая их. Она, тихо постанывая, трясущимися руками расстегивала пуговицы его рубашки. Ему стало немного прохладнее, ее пальцы заскользили по его груди, покрытой мягкими черными волосами.
        - Я все еще не могу поверить, что ты здесь, - прошептала Джесси. Его тело было таким теплым, а вьющиеся волосы на груди выглядели так соблазнительно, что ей хотелось ласкать его еще и еще. Она почувствовала его руки на своем теле, снимающие ее разорванное платье, развязывающие шнурки нижних юбок и панталон. Он бросил всю ее пыльную разорванную одежду в одну кучу, затем начал раздеваться сам, бросая свои брюки, сапоги, рубашку в ту же кучу.
        Раньше, в ту, их первую ночь, у нее не хватило смелости рассмотреть его. А сейчас она не могла отвести от него глаз. На груди его виднелся еле заметный шрам, след от давней раны во время войны, второй шрам был на бедре. Его мужское естество стало огромным и набухшим, направленное вперед, оно как бы искало соприкосновения с ней. Робко Дотронулась она пальцами до его плоти, Джейк застонал.
        - Полегче, Бостон, не спеши. У нас впереди еще вся ночь.
        Джесси немного смутилась. Неужели так заметно, как она его желает? Он осторожно лег на нее и стал нежно и страстно целовать. Сначала он поцеловал каждую черточку ее личика, затем шею, опускаясь все ниже к ее прекрасной упругой груди. Он ласкал языком ее соски, и снова целовал каждую грудь, пока она не застонала от удовольствия и желания. Затем он скользнул ниже и стал целовать ее плоский твердый живот, опускаясь к бедрам, руки продолжали ласкать грудь и соски. Она не понимала его намерений, пока не почувствовала его губы рядом с ее самым интимным местом.
        - Джейк, - она попыталась отстраниться, но он прижал ее к постели, не давая даже пошевелиться.
        - Ты хотела получить урок любви, дорогая. И ты его сейчас получишь, - его руки крепко держали ее бедра, он стал целовать и ласкать языком сначала внутреннюю сторону бедер, а потом нежную чувствительную плоть. Занимаясь любовью с Джейком в первый раз и испытав блаженство и наслаждение, она считала, что полностью узнала, что такое близость мужчины и женщины, но теперь поняла, как она заблуждалась. Ее охватило острое наслаждение, граничащее с болью, она задыхалась и почти теряла сознание.
        Затем он снова оказался над ней, стройный, сильный и властный. Казалось, она достигла вершины блаженства, но когда он поцеловал ее и проник внутрь, заполнив ее всю, ее желание стало нестерпимым. Он двигался над ней, и ее тело отвечало ему. Он приостанавливался, стараясь продлить наслаждение. Внезапно она поняла, что он любит ее, и это еще больше усилило ее страсть, она снова выгнулась, тесно прижавшись к нему, и наконец, острый миг блаженства, которого она так желала, наступил.
        Его тело напряглось, он прошептал ее имя.
        Потом они долго лежали молча, не шевелясь, их обнаженные тела блестели от испарины. Он прижал ее к себе.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Согревшейся и счастливой. У меня все болит, но ты заставил меня забыть об этом, - не видя его лица, она чувствовала, что он улыбается.
        - Что мне делать с тобой дальше, Джессика Таггарт?
        Улыбка погасла на ее лице. А что, в самом деле? Он не любил ее, он прямо это сказал. Возможно, и она не любит его. Возможно, Вполне вероятно. Ну что ж, она еще не совсем потеряла голову, у нее есть надежда взять себя в руки.
        - Может, лучше спросить: что я должна делать с тобой?
        Джейк усмехнулся.
        - Но в одном можно не сомневаться - если мы в ближайшее время не закончим твое образование, то оба попадем в беду. Окажется, что у тебя должен быть ребенок, и я не успею оглянуться, как буду женат.
        Неожиданно такое предположение вызвало приступ радости у Джесси. Но затем к ней вернулся здравый смысл.
        - Некоторым образом трудно представить тебя в роли мужа.
        Джейк повернулся к ней.
        - Что ты имеешь в виду? - его голос снова стал суровым.
        - Это значит, что ты не тот тип мужчин, которые женятся.
        Джейк снова перевернулся на спину и подложил руки под голову.
        - Мой отец был женат, но, к несчастью, не на моей матери. К сожалению, у меня не было достойного примера. Я считаю, что если мужчина берет на себя ответственность и женится, ему следует быть все время рядом с женой. Если он не может… ну, тогда ему надо быть одному.
        - То, что ты и делаешь?
        - Никогда не встречал женщину, с которой захотел бы прожить всю свою жизнь.
        - Догадываюсь, что она должна быть какая-то особенная.
        Джейк ничего не ответил, его молчание причинило ей боль.
        Наконец он спросил:
        - А как насчет тебя, Джесси? Ты говорила, что еще не готова завести семью. Но если дом и семья тебя не привлекают, то чего же ты хочешь?
        Джесси приподнялась на локте, ее длинные темные волосы веером рассыпались по плечу Джейка.
        - Вначале я мечтала о приключениях. Я думала, что приезд в Калифорнию будет самой увлекательной вещью в мире.
        - Что касается приключений, то здесь ты совершенно права.
        - Боюсь, что их было немного больше, чем я ожидала.
        - А как насчет бизнеса?
        - Мне хотелось доказать, что я способна на это. Хотя вначале я делала это больше ради отца, чем ради себя. Но после того, как я начала, то обнаружила, что мне нравится этим заниматься. А теперь… Мне нужно кое-что завершить, но…
        - Но что?
        - Мне было бы приятно иметь семью, о ком-то заботиться. Иногда я чувствую себя очень одиноко. Я думаю, что если встретится настоящий мужчина…
        Мышцы на груди Джейка напряглись.
        - Я надеюсь, что ты не относишь Ла Порте к этой категории?
        В его голосе слышалась ревность, и сердце Джесси затрепетало от радости. Может быть, он относится к ней с большим интересом, чем желает признать.
        - Рене был очень добр ко мне, - сказала она, зля его еще больше. - Конечно, у меня не было шанса узнать, что я чувствую к нему.
        Джейк быстро перевернулся и оказался на ней, прижимая ее к неровному соломенному матрасу.
        - Я предупреждал тебя раньше, Джесс. Держись подальше от Ла Порте.
        - Ты ревнуешь? - спросила она весело.
        - Вряд ли. Ради твоего отца я должен позаботиться, чтобы ты не связалась с таким человеком, как он.
        - Или с таким, как ты? - его отрицательный ответ причинил ей большую боль и досаду, чем она ожидала.
        Джейк проворчал почти про себя.
        - К несчастью, от себя я не смог тебя защитить.
        - Рене - преуспевающий бизнесмен, и он вел себя, как джентльмен, гораздо лучше, чем ты, - сказала Джесси, начиная сердиться.
        Как осмеливается Джейк критиковать Рене! Он не хочет жениться, но спать с ней хочет. И не позволяет ей встречаться с другими, чтобы кто-нибудь мог ее полюбить.
        - Он не из той категории, кто женится.
        - Как и ты, - холодно напомнила она.
        Джейк ничего ей не ответил.
        - Пусти меня, - она уперлась руками в его грудь. - Пожалей этот несчастный матрас.
        - Ты никуда не пойдешь.
        Джесси тяжело дышала. Она почувствовала, что он снова возбужден и хочет ее. - Думаю, на сегодняшний день я получила уже достаточно образования, - Мне кажется, именно ты просила дать тебе урок.
        - Ну, ты… - она пыталась вырваться, но он схватил ее за руки и прижал их у нее за головой.
        - Ты просто невозможен, Джейк Вестон!
        - Если кто-то и невозможен в этом невыносимом партнерстве, так это ты.
        - Отпусти меня, ты, грубиян. Я не хочу терпеть тебя больше ни одной минуты, - она извивалась под ним, стараясь освободиться, но еще больше оказывалась под ним, чувствуя, что его возбуждение все нарастает.
        - Ты не посмеешь! - она увидела его довольную улыбку и поняла, что сейчас произойдет. - Я не позволю тебе. На этот раз я буду драться, клянусь.
        - Тише, Джесс, - сказал он тихим низким голосом. - Мы сегодня оба слишком много дрались, - он прижался к ней и поцеловал, заглушая ее протесты. Она ответила ему на поцелуй и позволила ему проникнуть в нее, она просто не могла сопротивляться страстному желанию, снова охватившему ее.

«Я пропала, - подумала она, - я пропала, и ничего нельзя поделать». Принимая свою судьбу и неохотно признавая, что она сама хотела именно этого, она уступила ему и беспомощно погрузилась в бездну страсти.
        Наступил холодный рассвет. Джесси открыла глаза. В печи горел огонь, пахло свежим кофе, Джейка нигде не было видно. Она выбралась из постели, чтобы собрать все, что осталось от ее одежды, дверь открылась, и вошел Джейк. Легкая улыбка тронула его губы, когда он увидел ее обнаженной.
        - Я была бы тебе очень признательна, если бы ты подождал на улице, пока я оденусь, - холодно произнесла она, стараясь хоть немного сохранить свое достоинство, хотя после ее несдержанного поведения ночью это было почти невозможно. Она поклялась, что не будет больше уступать ему, не учитывая своих собственных предательских желаний.
        - О, моя нежная Джесси уже исчезла. Мне придется сопровождать только моего ехидного партнера.
        - Ехидного?
        - Может быть, сварливого больше подойдет? - он сделал шаг в ее направлении, Джесси схватила свое разорванное ситцевое платье и отступила назад, держа платье перед собой.
        - Я не сварливая, - возразила она с достоинством. - Я только пытаюсь вернуть наши отношения на деловую основу.
        - Ради Бога, мисс Таггарт. Давайте сохранять деловые отношения. Мы только партнеры и ничего больше. Это совсем не ты была со мной в постели этой ночью. Это была совсем не ты, с тоненькой талией, нежной кожей, хорошенькой грудью, которую я целовал и ласкал до тех пор, пока ты не стала умолять о большем?
        - Прекрати, Джейк! Я не хочу больше слышать этого! Ты и я партнеры, и большего между нами не может быть. Мы не можем больше позволить себе этого.
        - Даже так? Мы не можем себе это больше позволить? Ну, а что, если я хочу, чтобы это случилось снова? - он направился к ней, не сводя с нее сверкающих яростью голубых глаз.
        Ее напускная решительность начала таять. Один поцелуй, и она снова будет лежать на спине, страстно целуя его, и просить большего. «Он не тот человек, который женится, - напомнила она себе твердо, - жена для него - обуза».
        - Пожалуйста, Джейк, - сказала она тихо. - Ты не хочешь быть привязанным ко мне, я тоже не хочу привязываться к тебе. Когда мы вернемся, я перееду из «Ангела». Это было ошибкой с самого начала. Мне нельзя было находиться там. Если бы я не осталась, мы бы никогда… не попали в подобную ситуацию, - закончила она, слабея.
        Гнев Джейка улетучился. Конечно, она была права. Меньше всего на свете ему была нужна школьница-всезнайка, камнем висящая у него на шее.
        - Ты права. Извини меня.
        Руки его опустились. Он повернулся и вышел. Когда несколькими минутами позже она открыла дверь, одетая в свое разорванное платье, он стоял, прислонившись к стене хижины, и курил тонкую сигару.
        - Пожалуйста, не сердись, - сказала она спокойно.
        Джейк мягко усмехнулся.
        - Я не сержусь. Хотя черт возьми, и должен бы. Ты выкинула глупую шутку, не сказав мне, куда ты едешь.
        - Я знаю, - одной рукой она придерживала на груди разорванное платье, и от смущения не смотрела на него. - У меня небольшая проблема.
        - Я вижу, - его взгляд задержался на ее теле, видневшемся сквозь лохмотья. Джейк отбросил сигару и направился к привязанным лошадям. Он уже погрузил украденное золото на вьючного мула и подготовил лошадей к дороге.
        Поискав в седельной сумке, он вытащил белую хлопчатобумажную рубашку и бросил ее Джесси. Она легко поймала ее, но при движении ее рук Джейк вновь увидел ее пышную грудь с розовыми сосками. Он подавил стон. Что такое было в этой женщине, что держало его в состоянии постоянного возбуждения? Он не помнил, чтобы это случалось у него с какой-нибудь другой женщиной.
        Она надела рубашку поверх платья.
        - Спасибо.
        - Пожалуйста.
        - Знаешь, что я думаю, Джейк…
        - Когда ты думаешь, это всегда очень опасно.
        Она не обратила внимания на его колкость.
        - Я подумала, что, может быть, этот человек, которого я убила… возможно, имеет отношение и к смерти моего отца. Он был одет как китаец, и они оставили в повозке китайский нож, пытаясь свалить вину на них.
        - Я подумал то же самое. Но какой в этом смысл? Какой мотив может быть у этого человека?
        - Хотелось бы мне знать, - Джесси посмотрела в ту сторону, где под деревом лежал Силва.
        - Куда… куда ты его положил? Нам не нужно отвезти его в город или что-то в этом роде?
        - Я завернул его в брезент. Мы отвезем его в Драй Таун. Может быть, шериф сможет узнать о нем что-нибудь. Ты говоришь, его зовут Силва?
        - Один из них называл его Силвой. А другой - Португальцем.
        - С таким необычным именем кто-нибудь должен его знать. Ну, а пока, ты не против чего-нибудь поесть? До Сан-Франциско очень далеко.
        - Хорошо, - Джесси направилась в хижину, двигаясь немного напряженно, как показалось Джейку.

«Не так легко убить человека», - подумал Джейк. Маленькая мисс Бостон Таггарт, возможно, спасла ему жизнь. Он тихо усмехнулся - мысль о том, что надо о ней заботиться звучала не так уж плохо.


        Они оставили тело Силвы в Драй Тауне, навестили Педди, который не спал и волновался за них. Затем послали телеграмму Бени Ходжесу, помощнику Алека, сообщив ему об ограблении, смерти Алека и о назначении Ходжеса менеджером. Они также послали телеграмму в «Милый Ангел», сообщая, что с ними все в порядке.
        Пока Джесси находилась с Педди, Джейк забрал из конюшни своего серого жеребца и вторую лошадь, которую он отпустил в горах. Они никому не сообщили о спасении золота, кроме шерифа. Джейк просто переложил золото с мула на одну из купленных лошадей, и они отправились домой. Он заметил, что Джесси ни разу не пожаловалась на то, что ей приходится скакать на мужском седле, а не на женском, на каких предпочитают ездить настоящие бостонские леди.



        Глава 19

        Вечером следующего дня Лови, Руперт и девушки встречали Джесси и Джейка у задних дверей «Милого Ангела», все задавали вопросы одновременно.
        - Вы оба в порядке? - хотела знать Лови.
        - Как Педди? - беспокоилась Аннабель.
        - Вы вернули золото? - настойчиво спрашивал Руперт.
        - С нами все в порядке, - ответила Джесси. - Педди поправится через день или два. Золото мы вернули, по крайней мере, большую его часть. Его похитил человек, по имени Португалец Силва. Джейк схватился с ним, и я… он был убит.
        Она чувствовала себя ужасно усталой, но была тронута их сочувствием. Они с Джейком провели ночь в пути, затем остановились в Сакраменто Сити и купили ей платье для плавания на корабле «Бонанза Леди», на котором возвращались домой. Хотя они плыли днем, оба заказали для себя отдельные каюты на пассажирской палубе. Джейку каюта была нужна, чтобы довезти в сохранности золото, а Джесси надеялась немного поспать.
        Во время пути до Сокраменто Сити, они старательно избегали прикасаться друг к другу, мало разговаривали и спали на противоположных сторонах костра. Хотя Джесси нравилось заниматься с ним любовью, она понимала, что не должна делать этого. И, как Джейк многозначительно напомнил ей, могут быть нежелательные последствия.
        Нежелательные для него, поправилась она, но не для нее. Она не думала раньше о такой возможности, но ребенок от Джейка был бы благословением, а не проклятием. Джесси вздохнула при этой неподходящей мысли.
        Девушки разошлись, чтобы встречать посетителей, и все начало успокаиваться.
        - Я так волновалась, - сказала Лови, когда они вошли в офис и закрыли дверь. Она обняла Джесси и виновато посмотрела на Джейка. - Все в городе говорят об ограблении, - она покачала головой. - Бедный Алек и все остальные.
        Джесси отвела взгляд.
        - Чтобы у вас не сложилось неверное представление, - пояснил Джейк, - эти люди погибли не из-за плана Джесси. Преступники заранее знали маршрут и время поездки. Этот план был обречен заранее.
        Джесси удивленно посмотрела на Джейка и благодарно улыбнулась.
        - Ты имеешь в виду, что кто-то выдал нас? - недоверчиво спросил Руперт.
        - Кто-то из грузового офиса или из «Милого Ангела».
        - Здесь, конечно, никто не сделал бы такого, - сказала Лови.
        Джейк стиснул зубы.
        - Я хочу надеяться, что это так. Но я намерен это проверить.
        - Ты не единственный в городе, кто это задумал, - Лови вздохнула, - Алек Абернатти был членом Массонского Ордена, очень уважаемым человеком. Мне рассказали, что Комитет Бдительности Ордена провел несколько собраний. Шериф уже присутствовал на одном, пытаясь их успокоить. Но, как он сказал, ему это не удалось. Я не удивлюсь, если этой ночью возникнут пожары в Китай-городе.
        - Но это глупо, Лови, - возразила Джесси. - Люди, напавшие на нас, не были китайцами.
        - Не были? - удивилась та. - Правильно, вы называли парня по имени Силва.
        - Когда мы доставили тело, шерифа не было на месте. Он созывал ополчение. Наверное, кто-то нашел этот проклятый китайский нож и телеграфировал сюда. Мне лучше поторопиться в офис шерифа, а затем я зайду в редакцию «Кроникл». К завтрашнему дню мы все Поставим на свои места.
        - Я пойду с тобой, - поспешно сказала Джесси.
        - О нет, ты не пойдешь. Я обещал тебе горячую ванну в Сан-Франциско, и я хочу, чтобы ты ее приняла. Лови, проводи Джесси в ее комнату, - Джейк положил руку на плечо Руперта. - Начинай греть воду. Джесси заслужила хорошую горячую ванну.
        - Я думала, что ты зол на всех нас, - усмехнулась Лови.
        Джейк внимательно посмотрел на нее.
        - Да, я был зол, и зол сейчас. Но у нас еще будет время поговорить об этом. А сейчас мне надо поторопиться уладить все до того, как невинные китайцы заплатят за чью-то грязную работу.
        Джейк вышел через вращающуюся дверь на улицу.


        Джесси долго блаженствовала, моясь в большом корыте, которое ей принес Пако. Когда она закончила, то почувствовала, будто родилась заново. Она была счастлива снова оказаться в «Милом Ангеле», была счастлива вернуться домой. Странно чувствовать себя дома в салоне, думала она, но это так.
        Она понимала, что, отчасти, это чувство было вызвано тем, что это был дом Джейка. Джейк! Она сказала ему, что переезжает в отель, но ей этого совершенно не хотелось. Ей нравилось быть рядом с ним, хотя он часто был упрямым, как осел. Она мечтала, что он будет относиться к ней хотя бы наполовину так, как она относилась к нему сейчас. К сожалению, он считает их неподходящими друг другу. Вначале и она была уверена в этом. Но теперь, после стольких испытаний, она полностью переменила свое мнение. Какой он заботливый, какой предусмотрительный, какой отважный! Надежный для друзей, опасный для врагов. А как хорошо он ведет их бизнес! Нет, не зря отец сделал его ее партнером. До недавнего времени Джейк очень успешно делал деньги, пока не произошла череда этих подозрительных происшествий, которые больше напоминают чей-то злой умысел, чем несчастные случаи.
        Одетая в бледно-голубое платье из атласа, отделанное черным бельгийским кружевом, Джесси вышла из своей комнаты. Ей удалось немного поспать на борту «Бонанза Леди», что восстановило ее силы больше, чем она ожидала. Она ждала предстоящего вечера, ждала обычного шутливого разговора с Джейком, и ей очень хотелось, чтобы тот меньше уделял внимания другим девушкам.
        Конечно, было одно обстоятельство, которое омрачало радость встречи - Джесси совсем не собиралась становиться одной из многочисленных возлюбленных Джейка Вестона. Или он отказывается ради нее от других женщин и дает ей в этом обещание, или он вскоре обнаружит, что его заменили другим. В Сан-Франциско сотни мужчин. И она, конечно, сможет выбрать мужчину, который понравится ей так же, как Джейк, мужчину, который полюбит ее и захочет взять в жены.
        Но эта мысль испортила ей настроение. Не так легко будет отказаться от Джейка Вестона и заменить его другим.
        Джесси гордо выпрямилась: в одном она была твердо уверена - следующий мужчина, которого она полюбит, будет из тех, кто женится.
        Дойдя до лестницы, ведущей на первый этаж, Джесси увидела Руперта, стоящего за стойкой бара и разговаривающего с китайским кули. Китаец размахивал руками и жестами показывал наверх. Руперт взглянул вверх и, увидев Джесси, жестом попросил ее спуститься.
        Половина мест в баре пока пустовала, но скоро он заполнится шумной толпой. Она заметила несколько горняков в помятых шляпах, сидящих в дальней стороне бара, увидела Хараса МакКаферти, беседующего в углу с Меган О'Брайен. Мормон Пете усаживался за пианино и готовился начать вечернее представление.
        - В чем дело, Руперт? - подойдя, спросила Джесси.
        - Тут такое дело… этот человек из группировки Чарли Синга… - он указал на маленького китайца. - Он работает в порту. Как я понял, он случайно услышал разговор помощников капитана «Свежего ветра». Они собираются придти сюда. «Свежий ветер» - это клипер, на котором знакомый вам Бык Хаскин работает первым помощником. Они перевозят грузы с нашего побережья в Китай и обратно.
        - Какое это имеет отношение к нам?
        - Кажется, Бык Хаскин собирается привести сюда всю команду и разгромить «Ангел», чтобы отомстить за плохой прием в прошлый раз. Он говорит, что собирается преподнести нам прощальный подарок, - Руперт переступил с ноги на ногу и отвел глаза, как будто хотел сказать что-то еще, но не решался.
        - Продолжай, - приказала Джесси.
        - Ну, мэм, он хвастался, что у него еще остался медный жетон, который он собирается оставить на вашем прикроватном столике.
        Джесси упрямо сжала губы.
        - Когда примерно они должны придти?
        - Китаец говорит, что он бежал впереди их. Они скоро должны быть здесь.
        - О Боже, - Джесси оглянулась, - Джейк еще не вернулся?
        - Нет, мэм. И Педди нет… - Руперт наклонился под стойку бара, вытащил дробовик, который хранил там, и проверил его заряд.
        - Я не хочу, чтобы здесь стреляли, Руперт, - резко сказала Джесси. - Я уже не та наивная школьница, которая боролась с Быком Хаскином. Я встречу их у дверей на улице, но не позволю ему приблизиться ко мне. Я постараюсь уговорить их отправиться в «Золотую Колючку» и развлечься там.
        - Мисс Джесси, я не думаю, что разговор может…
        - Я разберусь с этим сама, Руперт. А ты пошли Пако и Лови найти Джейка.
        - Да, это разумная мысль, - Руперт заспешил на кухню, а маленький китаец выбежал, прихрамывая, на улицу.
        Джесси зашла за стойку бара и налила себе порцию виски. Она опрокинула ее в рот, как это делал Джейк, закашлялась и вытерла выступившие слезы. Затем вышла через вращающуюся дверь, чтобы осмотреть улицу, ведущую к причалу. Лови и Пако быстро прошли мимо нее в противоположном направлении, дойдя до угла, они пошли в разные стороны. Руперт занял свое место за стойкой.
        Через несколько минут бдительность Джесси была вознаграждена. Она глубоко вздохнула и оглянулась на Руперта.
        - Их, должно быть, человек двадцать, - крикнула она ему, - и, кажется, они способны на все.
        - Если бы здесь был Джейк, - Руперт поднял дробовик.
        Джесси окинула взглядом салон. Она увидела наверху, на втором этаже полуодетых девушек в чулках, неглиже, в кружевных корсетах, склонившихся через перила. Они все смотрели на дверь, держа в руках самое разное оружие, начиная от пистолетов и кончая шестидюймовыми заколками для шляп. Их клиенты, тоже полуодетые в разной степени, торопливо застегивали воротнички и манжеты и спускались по лестнице на первый этаж. Многие посетители карточного салона отодвинули стулья и направились к двери. Другие, глупо посмеиваясь, радостно предвкушали предстоящее развлечение.
        Через мгновение раздался топот тяжелых шагов по деревянному тротуару. Звук этих шагов эхом разнесся по салону. Джесси выступила вперед.
        От приблизившейся толпы отделился Бык Хаскин и поприветствовал ее: Джесси судорожно сглотнула - она уже успела забыть, как он высок, какие мощные у него плечи и огромные кулаки.
        Он посмотрел на нее сверху вниз.
        - Ты даже красивее, чем я тебя запомнил, девушка, - Бык из кармана вытащил медный жетон. - Я пришел получить долг.
        - Извини, Бык, - Джесси посмотрела ему прямо в глаза. - Мы закрыты для тебя и для твоих людей. Мы не хотим здесь никаких проблем.
        - Лучше будет, если вы откроетесь, девушка. Это команда с гордого корабля «Свежий ветер», и мы пришли пить и гулять, как ураган, перед тем как отправиться в Макао.
        - Извини, Бык. Идите в «Золотую Колючку». Я уверена, что они будут счастливы получить ваши деньги.
        - Что это такое? - Бык указал пальцем «а салон, Джесси повернула голову, чтобы посмотреть, на что он указывает, и задохнулась от неожиданности, когда Бык перекинул ее через свое плечо. „Не может быть, чтобы это случилось снова“, - успела подумать она, когда ее ноги оказались в воздухе. Он звонко похлопал ее по ягодицам, громко захохотал и повернулся лицом к своей команде.
        - Ну, ребята, сегодня у нас будут женщины, виски и карты.
        - Опусти меня вниз, ты, чудовище! - завопила Джесси.
        Последовал чистосердечный взрыв хохота, Бык снова похлопал ее по ягодицам и вошел в салон. Остальные моряки последовали за ним.
        Она била его по спине, готовая разразиться ругательствами, совсем не подходящими для леди, но вдруг заметила удивленные лица тех, кто вслед за Быком вошел в салон. Они внезапно замолчали, резко остановились и уставились на что-то впереди. К ее удивлению, Бык осторожно опустил ее на ноги. Она повернулась и увидела, что на одном из столов стоят две бочки, за ними Руперт с дробовиком в руках. За Рупертом полукругом стояли девушки, вооруженные пистолетами, кухонными ножами и шляпными булавками. От этой сцены у нее потеплело на душе.
        - А теперь, мистер Хаскин, - спокойно произнес Руперт, - я думаю, вам лучше уйти со своими друзьями в «Золотую Колючку», как вам и советовала мисс Джесси.
        - Ну, конечно, - ответил Бык спокойно и миролюбиво. Он повернулся к выходу, но вдруг схватил Джесси за руку и рванул ее к себе. Мощной рукой обхватив ее тонкую шею, он прижал ее спиной к своей груди, его щека прижалась к ее щеке.
        - Я могу свернуть ей шею так же легко, как цыпленку. А сейчас вы уберете свое ружье, которым можно напугать только гусей, а вы, девушки, сложите свои побрякушки в одну кучу.
        - Не делай этого, Руперт, - успела крикнуть Джесси, но Бык Хаскин сильно сжал ее шею.
        Девушки начали тихо складывать оружие на стол, рядом с ружьем Руперта, когда Джесси услышала быстрые шаги по деревянному тротуару.
        - Отпусти ее, Хаскин, - низкий и угрожающий голос Джейка разрезал тишину комнаты.
        Бык ослабил хватку, но не отпустил Джесси. Джейк стоял в двадцати футах от него, сохраняя выдержку, его рука лежала на рукоятке кольта.
        - Советую тебе делать то, что он говорит, - раздался другой голос из-за спины Джейка. Этот голос привлек внимание не только Быка, но и всей команды «Свежего ветра». Бык поискал глазами того, кому принадлежал голос.
        - Проклятие, - пробормотал он.
        Вдруг улица перед дверями салона заполнилась десятками китайцев, каждый держал в руке большой китайский нож. Они стояли молча, наблюдая за командой клипера.
        - Как я уже сказал, - повторил Чарли Синг на чистом и правильном английском языке, - выполняй то, что приказал мистер Вестон и отпусти мисс Таггарт.
        Бык отпустил Джесси, и она быстро подошла к Джейку и стала рядом. Он обнял ее за плечи.
        - Ну, что же, - мирно сказал Бык, рассматривая группу китайцев, - в конце концов,
«Золотая Колючка» звучит не так уж плохо. Пойдем выпьем, ребята.
        - Не возвращайся больше в «Милый Ангел», Бык, - предупредил Джейк, когда здоровенный моряк и его товарищи направились к двери. - Тебя больше здесь не ждут.
        Бык остановился, порылся в кармане. Рука Джейка снова потянулась к кольту, но Бык достал медный жетон и кинул его Джейку, который поймал жетон в воздухе.
        - Думаю, он больше мне не пригодится.
        Джейк кивнул, грубый хохот Быка разнесся по улице.
        Когда команда «Свежего ветра» исчезла из виду, одетые в черное китайцы спрятали свои ножи под одежду и начали расходиться. Джесси освободилась из-под руки Джейка и побежала за ними.
        - Мистер Синг, подождите!
        Чарли Синг повернулся и поклонился ей.
        - Пожалуйста, примите мою благодарность, мистер Синг, за то, что вы и ваши люди сделали сейчас.
        - Это всего лишь небольшая услуга, мисс Таггарт. Ваш отец очень много сделал для нас. Мы вряд ли сможем заплатить этот долг.
        - Может быть, вы войдете и выпьете чаю или чего-нибудь покрепче?
        - Извините, но я сейчас очень занят.
        - Как сказала Джесси, - добавил Джейк, - мы оба благодарим вас.
        Чарли Синг снова поклонился, повернулся и продолжил свой путь.
        - С тобой все в порядке? - спросил Джейк.
        - Да, я чувствую себя прекрасно, - она поняла, что он не поверил ей.
        - Мне кажется, ты права, что решила переехать. Рано или поздно здесь с тобой может что-нибудь случиться.
        Джесси нахмурилась.
        - Я перееду, если тебе так хочется этого, но совсем не потому, что боюсь чего-то. Здесь ничего не произошло бы и без твоей помощи. Кроме того, мистер Синг остановил бы Быка Хаскина, даже если бы ты не явился.
        - Салон - не место для леди. Так было, когда ты здесь появилась, и сейчас это тоже так. Джесси вызывающе посмотрела на него.
        - Я должна уйти, чтобы Моник и другие смогли вернуться в твою постель. Это все, что тебя действительно волнует - твоя проклятая похоть.
        - Ты маленькая идиотка, -взорвался Джейк. - Это совсем не так, и ты прекрасно знаешь это.
        Но Джесси уже умчалась наверх, чтобы немедленно собрать вещи. Если он хочет, чтобы она ушла, ну что ж, прекрасно, она уйдет.
        Джейк глубоко вздохнул и направился к бару. Он поступил правильно убеждал он себя. Она переедет в какой-нибудь приличный пансион или отель, а он вернется к самостоятельному управлению «Милым Ангелом», как он это делал и раньше. Она может проверять и вести бухгалтерские книги, если хочет и, может быть, займется некоторыми речными перевозками.
        Они не будут встречаться часто, и он сможет перестать мечтать, как бы заняться с ней любовью. Он снова вернется к прежней жизни, помирится с Моник или, может быть, начнет новый роман с хорошенькой маленькой вдовой, которая живет неподалеку от его грузового офиса. Ей каким-то образом удавалось встречать его каждый раз, когда он приходил в офис. Вдова Маккинзи была известна своей неосмотрительностью, о ней ходили слухи, что она иногда бродит по улицам одна.
        - Налей мне порцию «Кто стрелял в Джона», - попросил Джейк Руперта. - Лучше двойную.
        - Ты снова поссорился с мисс Джесси, босс?
        - Она сущее наказание, Руперт.
        - Да, характер у нее более бурный, чем течение реки Фазер Ривер на порогах. По сравнению с ней все остальные женщины кажутся пресными, как разбавленный суп, не так ли?
        - Я не могу поверить, чтобы ее отец хотел сделать ее управляющим таким местом, как это.
        - А мне это не кажется таким уж невероятным. Старина Генри никогда не жил так, как принято в обществе. Вспомни, как он подружился с китайцами, когда никто не хотел иметь с ними дело. Хотя это считалось нереспектабельным, но вовсе не останавливало старого Генри.
        - Ну, если так на это смотреть…
        - Мне кажется, мисс Джесси унаследовала от отца гораздо больше, чем мы думали. Будь осторожен, босс, ты не успеешь оглянуться, как попадешь в ее сети.
        - Именно этого я и стараюсь избежать.
        На такой женщине, как Джесси, надо жениться, а это как раз то, к чему Джейк еще не был готов. Он был бродягой большую часть своей жизни, меняя работу, как только ему что-то не нравилось, и наслаждался полной свободой. Когда Генри нанял его, Джейк понял, что ему нравится заниматься бизнесом Генри Таггарта, ему нравилось брать на себя ответственность, нравилось рисковать. И это у него неплохо получалось.
        Оказалось, что жить на одном месте тоже хорошо. Ему нравились люди, с которыми он работал, ему была небезразлична их судьба. А теперь Джесси вошла в его жизнь и заполнила ее собой. Мысли о ней не оставляли его ни днем, ни ночью. Особенно ночью, признал он. Действительно ли он хотел избавиться от нее?
        Да, действительно вдова Маккинзи кажется по сравнению с ней разбавленным супом. Сравнивать ее с Джесси - все равно, что сравнивать дешевое пиво и коньяк
«Наполеон».
        - Попроси Пако приготовить мне ванну, - сказал Джейк Руперту и направился в свою комнату.


        Джесси упаковывала вещи уже около часа, стараясь не плакать, ужасно сожалея, что все так случилось. Волк не может изменить цвет своей шкуры, думала она. Джейк старается отдалиться от нее. Он не хочет, чтобы она была в его жизни. Ну что ж, раз он так хочет, она тоже будет просто счастлива избавиться от него.
        Стук в дверь прервал ее мысли. Лови позвала ее.
        - Су Лин хочет поговорить с тобой. Она говорит, что это важно.
        - Пришли ее ко мне.
        Завернутая в свое шелковое одеяние, вошла Су Лин. Джесси указала ей место у камина, который согревал комнату.
        - Что случилось, Су Лин? - спросила Джесси, заметив, как та бледна.
        - Су Лин не хочет, чтобы случилась беда, она только хочет помочь китайцам.
        - Продолжай.
        - Мои уважаемые соотечественники, китайцы, были здесь…
        - Да?
        - Они сказали, что опять нашли китайский нож «Добрых Тружеников Моря». Его оставили люди, которые забрали у вас золото. Это так?
        - Нам известно, что это не китайцы, Су Лин. Джейк уже сообщил эту информацию шерифу и в газету.
        - Вы уверены?
        - Совершенно уверена. А что?
        - Чарли Синг считает, что ответственность лежит на Гум Сан, так как они больше всех заинтересованы, чтобы подорвать доверие к ДТМ.
        - Но преступление было совершено белыми людьми, - повторила Джесси.
        - Чарли Синг не знает этого.
        - И что он намерен делать? - Джесси начала волноваться.
        - Мне сказали, что сегодня ночью будет нападение на Гум Сан. Может начаться китайская война.
        - Это абсурд, Ток Лой здесь ни при чем. В ограблении принимал участие португалец Силва.
        - Кто-то должен им об этом сказать, мисс Джесси. Кто-то, кому они поверят. Они доверяли вашему отцу. Они доверяют вам. Мы скажем мистеру Джейку, и он проведет вас туда.
        - Мистер Джейк занят, - сказала Джесси, хотя она представления не имела, занят он или свободен. - Я пойду с тобой.
        - О, нет, мисс. Слишком опасно. Нет, нет. Я найду мистера Джейка, - она направилась к двери.
        - Мистер Джейк не проведет нас, Су Лин. Он считает, что я не должна здесь находиться и не должна ни во что вмешиваться. Он думает, что со мной здесь может что-нибудь случиться. Он нам не поможет, но я не собираюсь стоять в стороне и позволить, чтобы твои соотечественники начали воевать по чьему-то злому умыслу. А теперь мы пойдем с тобой, или я пойду одна. Кто-нибудь в Китай-городе поможет нам найти Чарли Синга.
        Су Лин нервно кусала нижнюю губу.
        - Нет, мистер Джейк не такой. Он взорвется, как фейерверк. Но я и для вас муй джай. Мисс Джесси, я должна помочь китайцам. Мы идем.
        Перед тем, как уйти, Джесси переоделась в простое светло-голубое платье и плащ с капюшоном и предложила Су Лин тоже надеть плащ. Они вышли через заднюю лестницу.
        В зале для собраний общества «Сыновья Свободы» в клубах табачного дыма сотни две мужчин сидели на деревянных скамьях, еще несколько десятков стояли вдоль стен. Виски и пиво текли рекой, симпатичные девушки подносили спиртное, в то время как мужчины в полотняных брюках и домотканых рубашках спорили о китайской проблеме в Сан-Франциско.
        Один мужчина, по кличке Обманщик, кричал громче всех.
        - У нас восьмичасовой рабочий день, но что мы от этого имеем? Китайцы, эти сукины дети, работают от зари до темна, практически, ни за что. Они живут на рисе и рыбьих головах, перехватывают нашу работу, а кроме того, воруют и убивают.
        Обманщик, здоровенный рыжеволосый грузчик, стоял на стуле. Его узловатые руки выступали из слишком коротких рукавов рубашки, подчеркивая его мрачную внешность. Он удерживал внимание разношерстной толпы, состоящей из грузчиков, погонщиков мулов и рыбаков.
        - Они крадут нашу работу, - кричал он. В одной руке у него была кружка с пивом, в другой длинный охотничий нож.
        Рядом с ним сидел Кац Бочек. Он поднял голову и посмотрел на Обманщика.
        - А затем они отсылают заработанные деньги домой в Китай, - проговорил он так тихо, что его услышал только Обманщик.
        - А затем эти черные боевики отсылают деньги своим братьям по крови в Китай! - закричал Обманщик. Он завораживал толпу, как странствующий проповедник.
        Сидя напротив него, Харас МакКаферти восхищенно наблюдал, как Кац манипулировал своим рабочим. Ненависть Бочека к китайцам преобладает даже над его страстью к богатству и власти, подумал Харас. МакКаферти считал, что этот предрассудок поляка был своего рода компенсацией за дискриминацию, от которой он страдал сам, как польский эмигрант.
        - Алек Абернатти был настоящим христианином. Он оставил вдову и троих детей, - продолжал Обманщик, отхлебнув из кружки. Иена от пива висела на его небритом подбородке. Он высоко поднял кружку с пивом. - За прекрасного человека, за белого христианина. Массой тридцать второй степени. Сын Свободы! - он опрокинул кружку и выпил пиво одним глотком, затем стер пену с губ тыльной стороной ладони. - Я, например, знаю, что надо делать с этими желтыми язычниками и их сифилисными проститутками, - сказал он, затем голос его перешел в крик. Он заорал, брызгая слюной. - Кто со мной? - Обманщик поднял большой охотничий нож. Мужчины вскочили на ноги, допивая спиртное и размахивая оружием.
        Продолжая выкрикивать, Обманщик соскочил со стула и стал пробираться сквозь толпу приветствующих его мужчин. Человек пятьдесят последовали за ним, направляясь к двери. Когда самые воинственные вышли на улицу, остальные мужчины тоже стали выходить за ними. В зале остались только двое.
        Кац и Харас сидели спокойно во внезапно опустевшем, похожем на амбар, зале, потягивали спиртное, наблюдая, как официантки собирают стаканы и ставят на место стулья. Одна из них стала выметать из-под ног Бочека осколки разбитой пивной кружки.
        - Сегодня ночью многим придется расплачиваться, мистер, - сказала девушка.
        - Похоже на то, - согласился Бочек с довольной улыбкой.
        Поднявшись на ноги, он потянулся, зевнул и допил свое пиво. Когда девушка вытирала перед ним стол, он уставился на ее полную грудь, обтянутую ситцевым платьем.
        - Да, девушка, некоторым чертовски много придется платить. Умному человеку лучше побыть дома и не показываться на улице. Я думаю, у тебя есть место, где можно укрыться от ночной прохлады.
        МакКаферти смущенно отвел взгляд.
        - Ну что вы, я замужняя женщина, мистер.
        Кац сплюнул на грязный пол.
        - Тогда отправляйся к своему бедняге.
        Он бросил окурок сигары на стол, а девушка поспешила прочь, даже не оглянувшись. Кац достал другую сигару из кармана жилета.
        - Итак, Вестон вернул свое золото, - он выпустил клубы дыма в сторону МакКаферти.
        - Большую его часть, - уточнил Харас. - Если бы этот дурак Силва не захватил девушку, то, возможно, успел бы скрыться.
        - Его клюв был всегда таким же твердым, как и его голова.
        - Как насчет ужина? - спросил Харас.
        - Не надо, чтобы нас видели вместе слишком часто. Почему бы тебе не отправиться в свой офис и не подумать, как можно убедить эту Таггарт продать дело. Я хочу владеть этим бизнесом. Со своими связями я могу через несколько недель утроить прибыли.
        - Я уже испробовал все, что мог и не знаю, что еще могу сделать.
        - Девушка - твр, й клиент, не так ли? Выполняй свою работу. Убеди ее, что это в ее интересах. А я займусь Вестоном.
        МакКаферти надел котелок.
        - Спокойной ночи, Кац.
        - Хорошо, - ответил тот. Наблюдая, как коротенький и толстый, с болезненным лицом адвокат пробирается между столов к выходу, он с удовольствием размышлял о предстоящем вечере. Когда с улицы уберется толпа, он найдет экипаж и отправится ужинать в ресторан «У Антона», расположенный высоко на Ноб Хилл. Из этого ресторана открывается великолепный вид на Китай-город. Если повезет, сегодня этот вид будет еще прекраснее из-за горящих домов. Кац усмехнулся.



        Глава 20

        - В чем дело? - спросила Джесси кэбмена, который внезапно остановил лошадь. Улицы были темны и безлюдны. Густые облака закрывали луну.
        Кэбмен повернулся к пассажирам.
        - Дальше я не могу ехать, мэм.
        - Но нам нужно доехать до кварталов, где живут «Добрые Труженики Моря».
        - Я прошу прощения, мэм, но только китайцы и глупцы осмеливаются появляться в Китай-городе ночью, а я ни тот, ни другой… Извините, я совсем не хотел вас оскорбить.
        Джесси и Су Лин выбрались из экипажа. Джесси порылась в своей сумочке, держа кошелек поближе к фонарю, который висел на дверце экипажа. Она бросила на кэбмена подозрительный взгляд, когда вручала ему серебряную монету. Экипаж укатил прочь вместе со своим фонарем, и девушки остались на улице в полной темноте.
        Вскоре затих стук копыт по твердоукатанной дороге. В дневное время эти улицы, заполненные китайцами, были шумны, сейчас - совершенно пустынны, молчаливы и темны. На окнах нижних этажей - железные ставни. Входы лавок, магазинов и ларьков закрыты решетками. Некоторые окна верхних этажей тускло освещались масляными лампами, блики этого света падали на гниющие отбросы, повсюду валяющиеся возле домов.
        - Далеко нам идти, Су Лин? - Джесси надвинула поглубже капюшон плаща и постаралась отбросить возникающие сомнения.
        - Всего лишь несколько кварталов, мисс Джесси. Но я считаю, нам нужно было взять с собой мистера Джейка.
        - Я же тебе сказала, Джейк бы это не одобрил.
        - Пойдем по этой дороге, - Су Лин указала на узкую улочку. Она повернулась к Джесси и поправила капюшон, чтобы лица не было видно совсем. - Извините, мисс Джесси… Западные девушки очень ценятся в лагере для перемещенных лиц.
        - Ты имеешь в виду, что они могут…? О Боже мой! - в ужасе прошептала Джесси.
        - Да, они могут продать вас в Макао или Гонконг. Пожалуйста, постарайтесь не показывать лица.
        Джесси нервно оглянулась.
        - Давай пойдем быстрее, - она старалась казаться спокойной, хотя это было совсем не так. Су Лин поспешила вперед, Джесси следовала за ней. Когда они проходили мимо одного из переулков, она заметила темные фигуры нескольких мужчин, они курили и тихо переговаривались. Острый неприятный запах гниющих отбросов, наполнявших сточные канавы, был настолько силен, что она почти ощутила их на вкус.
        Из-за глубоко надвинутого капюшона она не заметила идущего навстречу мужчину и столкнулась с ним.
        - Извините меня.
        Он удивленно оглянулся, и у него вырвалось китайское ругательство.
        - Пожалуйста, мисс Джесси, ничего не произносите. В Китай-городе Су Лин будет разговаривать вместо вас.
        Они углубились дальше в темноту. Джесси чуть не наткнулась на огромную собаку, сидящую на каком-то ящике. Собака зарычала. Джесси испуганно отпрянула в сторону. Почему я не послушала Су Лин?
        - Быстрее, мисс Джесси.
        Увы, только теперь она поняла, что зря так поступила. Ей не нужно было идти сюда без Джейка. Он очень разозлится, и на этот раз будет совершенно прав. И все же… Она, наверно, поступила бы точно так же, если бы считала, что может предотвратить смерть невинных людей.
        - Лови, ты не видела Джесси? - спросил Джейк. - Ее нет в комнате, и ее нет внизу.
        - Ты уверен?
        - Я видела, как они вместе с Шуга Су Лин спускались по задней лестнице, - сообщила Анна-бель. - Они были одеты для улицы. Я даже удивилась, куда это они отправились.
        - О Боже, - Лови была явно напугана. - Я знала, Су Лин должна была повидаться с тобой, но думала, ты спишь. Ты был таким усталым, я не хотела беспокоить тебя.
        - А что нужно было Су Лин? - спросил Джейк. Его интуиция подсказывала, что Джесси снова в опасности.
        - Она говорила что-то о войне между китайцами сегодня ночью. Она сказала, Чарли Синг считает, что золото пытались захватить китайцы из Гум Сана и хотела поговорить с тобой и Джесси об этом.
        - Война между китайцами! - простонал Джейк. - Только этого нам не хватало. Весь город и так готов наброситься на Китай-город. Правы они или неправы, но белые собираются в ополчение, чтобы отплатить за убийство Алека и наказать китайцев, Джесси сошла с ума, если она отправилась в Китай-город.
        Но еще до того, как он успел произнести эти слова, ему все стало ясно. Не ожидая ответа Лови, он бросился наверх в свою комнату, схватил кольт 44 калибра. Стараясь сдерживать гнев, он быстро застегнул свой кожаный свободный ремень, на котором была пристегнута кобура с укороченным кольтом 36 калибра и накинул свободный черный плащ. Схватив с вешалки черную свободную шляпу с полями, натянул ее и побежал к лестнице, ведущей на улицу.
        Хотя он был очень зол на Джесси, что она ушла без него, и в бешенстве грыз ногти, но понимал, что и он тоже виноват. Она не пришла к нему только потому, что заранее была уверена в отказе. Он бы сказал, что ей слишком опасно идти туда - и это было действительно так. Она ушла без него, так же, как и раньше, потому что он был слишком непреклонен. Пытаясь постоянно защищать ее, он вынуждал ее предпринимать рискованные действия, от которых хотел ее уберечь.
        Черт возьми, когда только он научится понимать ее? Джесси была совсем не похожа на других женщин. Она никогда не будет подчиняться ни ему, ни кому-нибудь другому. И он восхищался ею за это, а сейчас готов был бороться за нее, за ее жизнь.


        Ток Лой Хон вручил золотую монету человеку, который только что сообщил ему, что члены «Добрых Тружеников Моря» собрались на причале и готовятся к наступлению на дом босса Гум Сана с трех сторон.
        - Ты хорошо поступил, - Ток Лой повернулся к своей охране. - Пошлите гонцов, чтобы все наши члены собрались. Мы встретимся у товарного склада Чин Ло. Затем удалите из дома всех слуг и наложниц. Выведите их через подземные ходы.
        Охранники бросились выполнять его приказания, а Ток Лой сел в массивное резное кресло.

«Наконец это свершилось», - подумал он. День расплаты. Чарли Синг был молод и импульсивен, он начинал действовать, не обдумав сначала как следует последствия. Это может привести к смерти всех китайцев в Сан-Франциско, и все потому, что Сингу не хватает ни возраста, ни мудрости.
        Ток Лой чувствовал, что кто-то стоит за этим и пытается обвинить китайцев во всех злодеяниях. Но кто? Конечно, белый человек, ненавидящий китайцев. Или кто-то, кому выгоден разгром китайцев и разорение Компании Таггарта. Ток Лой вздохнул. Если мы, жители Поднебесной Империи, не перебьем друг друга, то, возможно, за нас это сделают белые дьяволы.
        Ему сообщили о собрании белых ополченцев. С тех пор, как в городе узнали об убийстве Алека Абернатти, стали распространяться слухи о возможной мести китайцам. Белые вооружились. Большинство китайцев уже собрали свои вещи и были готовы сняться с места по первому сигналу.
        Так уже довольно часто случалось в течение последних двадцати лет. Китайцы всегда были объектом нападок белых людей и, что еще хуже, их глупых и предвзятых законов. Гости, как называл их закон. Ток Лой иронично улыбнулся. Их только терпели, а лучше бы оставили в покое, как гостей.
        А кроме того, приличные гости не дерутся между собой.
        Ток Лой встал, когда его охранники снова вошли в комнату. Они упали перед ним на колени, а он размеренными шагами направился к двери.


        - Мы почти пришли, мисс Джесси.
        Джесси кивнула и ускорила шаг. Трое мужчин, одетые в черное, выступили из черного дверного проема и преградили им дорогу.
        Су Лин остановилась, Джесси была вынуждена сделать то же самое. Один из мужчин что-то тихо сказал Су Лин, та ответила, голос ее звучал встревоженно. Мужчина покачал головой, его голос стал более настойчивым. Джесси поняла, что все обстоит совсем не так, как хотелось бы китаянке.
        Когда мужчина повернул Су Лин и указал ей дорогу назад, Джесси выступила вперед.
        - У нас важное дело в Китай-городе. Уйдите с дороги.
        - Не надо! - вскрикнула Су Лин, когда мужчина выступил вперед и сорвал капюшон с головы Джесси. Ее темно-каштановые волосы рассыпались по плечам.
        Остановив его взглядом, Джесси продолжила властным голосом, хотя уверенности она совсем не чувствовала.
        - Я сказала, пропустите нас.
        Мужчина холодно глянул на нее, двое других подступили ближе, окружив ее. «Через несколько секунд я отправлюсь в Макао», - подумала Джесси. От ужаса она почувствовала, как у нее все внутри похолодело.
        Высокий китаец вгляделся в ее лицо и отступил.
        - Вы дочь почтенного Генри Таггарта?
        - Да, Генри Таггарт - мой отец.
        - Вам нельзя находиться на улицах темной ночью.
        - Мы ищем Чарли Синга.
        - Он сегодня очень занят. Вам нужно скорее убегать отсюда. Как и нам.
        - Я должна поговорить с мистером Сингом.
        - Я не могу вам помочь. Может быть, вместо него вы поговорите с кем-нибудь другим.
        Джесси на минуту заколебалась.
        - С Ток Лой Хоном.
        - Дом босса Гум Сана недалеко отсюда. Су Лин покажет вам дорогу. Но вам нужно принять во внимание наше предупреждение и быстрее возвращаться домой.
        - Я не могу этого сделать.
        Человек отступил в сторону.
        - Если вы не боитесь злобного дыхания дракона, тогда вам придется испытать на себе его язык и зубы.
        - Послушайтесь его, мисс Джесси, - умоляла Су Лин, ее голос стал тонким от страха. - Мы уже опоздали. Мы не должны идти туда.
        - Мы уже зашли слишком далеко, чтобы останавливаться, - Джесси была непреклонна. Ей было приятно, что мужчины отнеслись к ней с уважением.
        - Тогда нам нужно спешить, - Су Лин быстро засеменила по дороге, направляясь в темноту. Позади Джесси слышала невнятное бормотание трех китайцев, спешащих прочь из этого района. Не понимая слов, она слышала одобрительные интонации - но мужчины, к сожалению, направились в противоположную сторону.


        - Мы знали, что это время придет, - Чарли Синг стоял на перевернутой бочке, обращаясь к сотне людей, собравшися вокруг него. - Люди Запада готовы сжечь ваши дома, ваши лавки и магазины, и во всем виноваты члены Гум Сана. Ток Лой и его бесчестные собаки, которых он называет своими последователями, обесчестили всех жителей Поднебесной Империи. Они опозорили наших благочестивых предков. Их нужно остановить.
        Его голос стал высоким, он поднял большой китайский нож высоко над головой.
        - Это миссия всех честных воинов ДТМ. Миссия, которую мы должны выполнить, - он уже кричал, остальные размахивали ножами в воздухе.
        - Убейте Ток Лоя! Убейте Ток Лоя! Все в Гум Сане должны умереть! Убейте слуг, убейте его жалких наложниц, которые ублажали его тело! Убейте их! - кричал он.
        Соскочив с бочки, он пробрался через толпу, продолжая выкрикивать:
        - Убейте их! Убейте их! Убейте их!
        Все последовали за ним, размахивая сверкающими ножами.


        Джесси и Су Лин остановились в нерешительности перед ярко-красной двойной дверью трехэтажного здания. Даже в темноте медные ручки причудливой формы сверкали.
        Джесси глубоко вздохнула. Схватив тяжелое дверное кольцо в форме головы дракона, она громко постучала. Кто-то выглянул в окно соседнего дома и быстро исчез. Огни в нескольких окнах соседних домов погасли, и улица погрузилась в полную темноту.
        Джесси подождала минуту и снова постучала. И вновь никто не вышел на стук.
        Когда она толкнула дверь, та открылась с мрачным скрипом. Оглянувшись на Су Лин, Джесси спросила:
        - Ты уверена, что нам нужен именно этот дом?
        - Да, мисс Джесси, но мы не должны входить.
        Не обратив внимания на мольбу Су Лин, она вошла. Комната, в которую она попала, была тускло освещена двумя настенными канделябрами, на которых горело по одной свече. Широкая лестница вела наверх. Джесси удивил приятный запах ладана, резко отличающийся от отвратительного запаха гниющих отходов на улице. Одну стену полностью закрывал шелковый занавес с нарисованными деревьями и яркими птицами, на другой стене висела большая медная чеканная работа, изображавшая китайских воинов, сражающихся с огромным красным драконом. Джесси заколебалась. По обеим сторонам лестницы стояли два керамических воина в полный человеческий рост. Их глаза, сделанные из полупрозрачного стекла, отражали свет свечей, и казалось, угрожающе требовали, чтобы она ушла отсюда.
        - Здравствуйте! - крикнула Джесси, ей перехватило горло. - Здравствуйте! - повторила она.
        - Никого нет в доме, - голос Су Лин дрожал. - Мы придем в следующий раз, - она повернулась и направилась к двери.
        - Я пойду наверх. Возможно, они не слышат нас.
        - О! О! - только и смогла сказать Су Лин, но последовала за Джесси.


        Ток Лой разделил своих людей на три группы. Чарли Синг поведет свой сброд к дому главы Гум Сана. Когда они увидят, что в доме никого нет, они разгромят дом. Это неважно. Еще до окончания этой ночи с ДТМ будет покончено. Отныне Гум Сан будет контролировать всех муй джай и всю опиумную торговлю в городе.
        Люди Ток Лоя покинули здание товарного склада и тихо направились снова к дому их босса. Ток Лой планировал захватить Чарли Синга в своем собственном доме, как в ловушке, где его люди знали каждую щель и каждый закоулочек, как в доме, так и на окружающих улицах.
        Пока Синг и его люди дадут выход своему гневу и будут громить здание, часть людей Гум Сана проникнут в дом через задние двери, а другие - через парадный вход. Десять человек с крыши соседнего дома перепрыгнут на крышу и веранду его дома. Люди Синга попадут в западню.
        Ток Лой улыбнулся, довольный своей мудростью и подумал, что его почтенный возраст дает ему возможность избежать поражения и одержать победу.


        Джесси и Су Лин поднялись по лестнице и попали в тускло освещенную комнату. В комнате никого не было, мрачные тени играли на стенах. Вдруг с улицы донесся нарастающий шум. Страх охватил Джесси, но она постаралась не впадать в панику.
        - Нам надо уходить, мисс Джесси, - глаза Су Лин расширились от страха.
        Джесси не обратила внимания на ее слова и направилась к одной из нескольких стеклянных дверей с деревянными панелями, выходящих на узкую веранду. Снаружи шум перешел в рев, сердце Джесси испуганно колотилось.
        Она открыла стеклянную дверь и вышла на веранду, посмотрела вниз. Толпа мужчин, заполняя улицу, приближалась к дому.
        - Пожалуйста, мисс Джесси, - умоляла Су Лин, - давайте убежим.
        - Я думаю, убегать уже поздно, - Джесси видела, как толпа остановилась перед входом в дом. Они размахивали ножами, их леденящие крики разносились по улице. Через несколько минут они ворвались в дом.
        - Быстрее, давайте спрячемся, - Су Лин потянула Джесси за рукав в комнату.
        - Сейчас мы пойдем и поговорим с ними. У нас нет выбора.
        Направляясь к лестнице, Джесси услышала звуки разбиваемого стекла, глухой треск ломающейся мебели и новые крики с улицы. Бросившись снова на веранду, она увидела другую группу мужчин, врывающихся в дом. С крыши соседнего дома мужчины с ножами и красными шелковыми гарротами на поясах перепрыгивали на крышу дома Гум Сана и на веранду.
        Джесси повернулась к двери и увидела, что мужчины с веранды уже входят в комнату, а снизу по лестнице поднимаются те, кто ворвались в дом первыми. У них в руках были факелы, они увидели мужчин с гарротами.
        - Подождите! - закричала Джесси с веранды, срывая капюшон с головы и открывая свое лицо и густые каштановые волосы. Она молила Бога, чтобы кто-нибудь узнал ее.
        Все взгляды устремились на нее. Хотя она старалась говорить спокойно, во рту у нее пересохло, слова с трудом слетали с ее губ.
        - Я должна поговорить с Ток Лой Хоном и Чарли Сингом.
        Снизу продолжали подниматься люди, но все молчали.
        - Я Джессика Таггарт. Мой отец - Генри Таггарт. Я пришла сюда, чтобы увидеть Чарли Синга и Ток Лой Хона, - она изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но голос ее дрожал все больше. И все же никто не трогался с места, мужчины решали, что им делать - или выполнить ее просьбу, или начинать сражение. Сердце Джесси колотилось так сильно, что она не услышала топот приближающейся лошади. Раздался выстрел, нарушивший тишину. На веранде зазвенел гонг.
        - Первый, кто сдвинется с места, будет мертв, - раздался угрожающий голос. Джейк, сидя верхом на своем сером скакуне, направил револьвер на мужчин, находящихся на веранде.
        Джесси почувствовала такое облегчение, что у нее закружилась голова.
        Из тени выступил Ток Лой Хон, его охрана шла вплотную за ним.
        - Вам не нужно вмешиваться, мистер Вестон, - посоветовал он.
        - Я об этом только и мечтаю, но при условии, что вы не будете вмешивать ее в ваши дела, - Джейк указал наверх. Ток Лой поднял глаза и увидел Джесси, стоящую у перил.
        - Мисс Таггарт? - удивленно воскликнул он. Он перевел взгляд с веранды на красные, обитые медью двери. Увидел членов группы ДТМ, некоторые из них уже истекали кровью, получив удар ножа воинов Гум Сана. Ток Лой обращался к Джесси, а наблюдал за Чарли Сингом, который стоял на ступеньках его дома.
        - Мисс Таггарт, вы попали в лапы смерти.
        - Здесь мисс Таггарт?
        Джесси узнала голос Чарли Синга, но увидела его лишь тогда, когда он с охраной подошел к веранде. Джейк на своем сером скакуне, который беспокойно перебирал копытами, оказался между двумя китайскими главарями и их охраной.
        - Спускайся вниз, Джесси, -приказал Джейк, - немедленно!
        Стараясь унять дрожь, Джесси перегнулась через перила. Она не видела лица Джейка, но его сердитый голос она узнала сразу же. И неважно, что он взбешен, все равно она счастлива видеть его.
        - Сначала мне нужно кое-что сказать нашим друзьям, - крикнула она ему, и ей показалось, что он что-то проворчал себе под нос. - Джентльмены, не могли бы вы вместе встретиться на улице?
        Ток Лой и Чарли Синг обменялись злобными взглядами и нехотя кивнули.
        - Как пожелаете, - ответил Ток Лой.
        Джесси приподняла свои юбки и направилась сквозь группу мужчин, одетых в черные одежды, в руках у них сверкали большие китайские ножи. Су Лин следовала за ней. Они спустились по лестнице и вышли на улицу.
        Су Лин остановилась у входа. Ток Лой и Чарли Синг, оставив свою охрану, подошли к Джесси. Джейк опустил кольт 44 калибра, привязал Фаро к столбу и присоединился к ним.
        Джесси радостно улыбнулась ему, получив в ответ хмурый взгляд. Джесси откашлялась.
        - Я знакома с вами обоими, - она старалась найти нужные слова. - Благодаря вам и Су Лин я научилась понимать и уважать китайцев.
        Джейк внимательно слушал, но не спускал глаз с обоих главарей враждующих групп.
        - Я говорю с вами сейчас так, как говорил бы мой отец, - продолжала она тихо. - Я говорю с вами, как с друзьями. Я видела людей, которые захватили золото во время перевозки, людей, которые убили Алека Абернатти. Эти люди не были китайцами. Мистер Вестон уже сообщил об этом шерифу и газетам. Сообщение об этом появится завтра в «Кроникл». Вы должны остановить эту войну между вашими группировками. Война в Китай-городе принесет несчастье вам и вашему народу, - какой-то новый звук отвлек ее внимание. Она повернулась и посмотрела вдоль улицы.
        - Кажется, ваша информация появилась слишком поздно, - сухо произнес Ток Лой. Он быстро дал знак своим людям спуститься с веранды. Чарли Синг сделал то же самое.
        На расстоянии полквартала улица вдруг осветилась факелами, слышен был звон разбиваемых стекол. Около двухсот белых ополченцев вышли из-за угла.
        Джейк зарычал.
        - Черт тебя побери, Джесси. Когда-нибудь из-за тебя нас убьют. И, кажется, этот день уже настал.
        - Я должна была сделать это, Джейк. Это то, чего хотел бы мой отец. Ты бы не позволил мне пойти, поэтому я пошла одна.
        - Если мы выберемся отсюда живыми, мы с тобой поговорим…
        Джесси тихо застонала. Джейк, был более взбешен, чем она предполагала. Она посмотрела на дом Гум Сана. Сотни китайцев вышли из ближайших домов и переулков, сплотившись вокруг своих лидеров, которые теперь уже вместе противостояли еще большей угрозе.
        Джесси повернулась на каблуках и пошла навстречу приближающейся толпе. Джейк, не веря своим глазам, смотрел ей вслед.
        - Это самая сумасшедшая женщина, когда-либо жившая на этой земле! - воскликнул он, ни к кому не обращаясь, затем повернулся и последовал за ней.
        - Джесси, - проворчал он тихо, когда догнал ее, - тебе пока везет, как ирландцам, но даже генерал Роберт Ли знал, когда лучше отступить.
        - Мне всегда везло, Джейк, и правда на моей стороне. Я собираюсь остановить их, - произнесла она с чувством, ее взгляд был направлен вперед.
        - Кем ты себя, черт возьми, вообразила? Жанной д'Арк?
        - Я дочь Генри Таггарта. И я сделаю это.
        Толпа белых рабочих внезапно увидела перед собой вооруженных, готовых к обороне китайцев, крик тотчас затих. В их руках горели факелы, и ненависть переполняла их сердца. Толпу вел Хэнк Обманщик, он был на голову выше остальных.
        - Ну, ребята, - сказал он, прерывая молчание, - кажется, мы встретили желтых богачей.
        - Подождите, - зазвенел голос Джесси.
        Обманщик удивленно смотрел на миниатюрную фигурку, приближающуюся к толпе, как Святой Джорж приближался к дракону.
        - Что это такое? - захихикал он, глядя на Джесси, которая остановилась шагах в двадцати от толпы.
        - Китайцы ни в чем не виноваты, - продолжала Джесси. - Вам нужно разойтись по домам, пока не случилось несчастье.
        - Иди домой и займись штопкой, женщина, - крикнул Обманщик, его голос разнесся по улице и достиг китайцев, которые молча ждали.
        - Вам лучше выслушать ее, - в голосе Джейка звучала угроза, - Абернатти убили белые. Вы прочтете завтра об этом в газете.
        - Мы пришли, чтобы выжечь желтых подонков, - Обманщик выхватил факел у стоящего рядом толстенького коротышки.
        Джесси сделала шаг вперед.
        - Китайцы хотят только одного - работать и жить в мире.
        - Нет, мисс, они хотят забрать у нас нашу работу, - толпа становилась все агрессивнее и начала двигаться вперед. Джесси инстинктивно отступила назад. Послышались крики:
        - Убьем язычников!
        - Сожжем их всех!
        - Остановитесь! - закричала Джесси.
        - Мы остановимся только тогда, когда все желтые подонки окажутся в море! - Хэнк Обманщик размахнулся, чтобы швырнуть факел на одну из веранд, но в это время прогремел выстрел Джейка, и горящий факел выпал из рук Обманщика. Он прижал раненую руку к груди, и на его рубашке остался след крови.
        - Ты ублюдок, - захныкал Обманщик.
        - Давайте повесим этих обожателей китайцев вместе с желтыми подонками! - закричал кто-то.
        Мужество покинуло Джесси. Они собираются убить китайцев, а вместе с ними ее и Джейка! Инстинктивно она шагнула к Джейку и прижалась к нему, чувствуя, как напряжено его тело, она видела, как крепко его руки сжимают оружие.
        В это время послышалось громкое ржание лошади, и из-за угла появилась сначала одна повозка, за ней другая, третья. На повозках сидели полицейские в форме, они начали соскакивать с повозок еще до того, как те остановились. За ними следовала коляска шерифа и его помощников. Полицейские сразу разделились на две группы, одни не спускали глаз с китайцев, другие - с ополченцев. Все держали наготове ружья.
        Исаак Хенди подошел к Джесси, не отрывая сурового взгляда от толпы разъяренных мужчин.
        - Сейчас вы разойдетесь по домам к своим женам и детям, - он потряс в воздухе двуствольным ружьем. - Мне бы очень не хотелось, чтобы вы завтра не смогли выйти на работу из-за того, что будете ждать решения суда в тюрьме.
        Ополченцы тихо переговаривались между собой. Поворчав немного, они начали расходиться. Джесси прислонилась к Джейку, он обнял ее за плечи.
        Исаак бросил на них вопросительный взгляд.
        - Как вы оказались в этом пекле, черт возьми? Джейк глубоко вздохнул.
        - Эта сумасшедшая женщина имеет особенность всегда оказываться в центре петушиных боев, - он посмотрел на нее сверху вниз, стараясь казаться суровым. Он был очень зол на нее и страшно рад, что она не пострадала - представить себе, что она вдруг исчезла бы из его жизни, он не мог.
        - Она смогла бы разжечь войну даже среди святых сестер в женском монастыре.
        Он взял ее руку в свою, другой рукой крепко обнял девушку за талию и направился к привязанному Фаро.
        - А как быть с Су Лин? - спросила Джесси, Джейк торопился уйти отсюда.
        - Иссак, - закричал он, - ты не подвезешь Су Лин в «Милый Ангел»?
        - Договорились, мой друг.
        - Джейк, - Джесси остановилась. - Что они собираются сделать с Ток Лоем и Чарли Сингом? - она выдернула у него свою руку и повернула назад. Джейк сжал кулаки от бессилия и молча смотрел, как она направляется к группе полицейских, окруживших китайских главарей.
        - Вы двое садитесь в повозку, - приказал один из полицейских, размахивая ружьем.
        - А почему? - возмущенно спросила Джесси.
        - Потому, что они арестованы.
        - А почему вы не арестовали эту банду белых негодяев? - она взмахнула рукой в сторону расходившихся ополченцев.
        - Кто вы такая? - спросил полицейский.
        - Она правильно говорит, - вмешался Джейк, подходя к ним.
        - Добрый вечер, мистер Вестон, - сказал полицейский.
        - Давайте дадим всем успокоиться, - предложил Джейк, протягивая руку полицейскому.
        Полицейский пожал протянутую руку, и широкая улыбка осветила его лицо. Джесси заметила, что Джейк вложил в руку полицейского горсть медных жетонов.
        - Если вы так думаете, мистер Вестон, - Джедиа, улыбаясь, повернулся к остальным полицейским. - Пошли отсюда.
        Джейк снова взял Джесси за руку.
        - Если ты будешь мне иногда позволять решать проблемы… Видишь, как срабатывает простой здравый смысл? Все-таки это мужское дело.
        - Джейк Вестон, это чисто мужское дело вы решили с помощью чисто женской работы.
        Джейк впервые засмеялся.
        - Ты заметила, да?
        - Да, заметила.
        - Ну так, не отправиться ли нам теперь домой?
        - Ты имеешь в виду «Милый Ангел»? Если ты помнишь, то это уже не мой дом. Утром я перееду.
        Джейк толкнул ее в тень. Она почувствовала его дыхание на своей щеке.
        - Почему бы тебе не остаться на некоторое время? - спросил он. - Ведь совершенно ясно, что ты все равно попадешь в беду, независимо от того, где будешь жить. По крайней мере, в «Ангеле» я буду близко.
        - Слишком близко, - возразила Джесси. Он поднял ее подбородок, чтобы заглянуть в глаза.
        - В следующий раз сначала приходи ко мне. Я обещаю выслушать тебя, - он посмотрел на нее сверху вниз. Она видела в его глазах тревогу и сочувствие.
        - Раньше ты никогда не хотел слушать меня.
        - Возможно, я начинаю тебя понимать. Каждый раз, когда ты рисковала, я восхищался твоим мужеством. Ты веришь людям, веришь в то, что можешь им помочь. Ты дьявольская женщина, Джессика Таггарт. Твой отец гордился бы тобой.
        Его руки обвились вокруг ее талии, он прижал ее к себе. Дрожь прошла по ее телу еще до того, как его губы коснулись ее губ. Его слова все еще звенели у нее в голове, когда их губы слились в горячем поцелуе, она тихонько застонала. Забыв обо всем, Джесси обняла Джейка за шею и погрузила пальцы в его волосы, прижалась к нему теснее. Ее бросило в жар, она не понимала, что происходит, чувствуя сильную слабость.
        Наконец, Джейк оторвался от нее, хотя ей этого совсем не хотелось.
        - Здесь не место, - его голос был хриплым, - ты останешься в «Ангеле»?
        - На некоторое время, - только и смогла сказать она.



        Глава 21

        - Пожалуйста, не целуй меня, - Джесси уперлась руками в широкую грудь Джейка, он разжал руки и отпустил ее. Они стояли у лестницы, ведущей в мансарду в комнату Джесси.
        Джейк снисходительно улыбнулся.
        - Мне следовало бы свернуть эту хорошенькую маленькую шейку.
        - Я думала, что ты уже готов это сделать.
        - Я был так рад, что ты не пострадала, что забыл как следует поколотить тебя.
        Джесси с трудом выдавила из себя улыбку.
        - Спасибо, что ты пришел.
        - Жаль было пропустить такое развлечение, - его слова не соответствовали выражению его лица - он смотрел на нее больше с любовью, чем с гневом.
        Сердце Джесси колотилось. Там, в Китай-городе, он признался, что восхищен ее мужеством и самоотверженностью. Он меняет свое отношение к ней! Ах, как это радует ее! И он сейчас так красив! В одно мгновение перед ней возникли сцены их близости. Интересно, а он вспоминает это? Хочется ли ему обнимать и целовать ее? Ей так хотелось, чтобы он сделал это, хотя она понимала, что не должна позволять ему этого. Ей снова хотелось любить его, поняла она. Посмотрев ему в глаза, она увидела, что желания их совпадают.
        Джесси нервно кусала губы, стараясь отогнать опасные мысли.
        - Как ты думаешь, мы когда-нибудь узнаем, кто убил моего отца?
        - Не знаю, Джесс. Это вполне мог быть Силва.
        - Да, наверно, - сказала она. Пока она говорила, Джейк не сводил взгляда с ее губ. Она смутилась.
        - Мне лучше уйти. Уже поздно, и я… мы не хотим… - у нее перехватило дыхание. - Спокойной ночи, Джейк.
        Минуту он молча смотрел на нее.
        - Спокойной ночи, Бостон.
        Он повернулся, чтобы уйти, одной рукой взявшись за дверную ручку, но вдруг вернулся, схватил ее в объятия и принялся жадно целовать, его губы были горячи и требовательны, его язык завладел ее ртом.
        Когда он заговорил снова, голос его был слегка охрипшим.
        - Постарайся не попадать в беду хотя бы некоторое время, хорошо?
        Он вышел, не дождавшись ее ответа.
        Джесси старалась успокоиться. Боже мой, что же ей делать? Бесполезно отрицать - она влюблена в Джейка. Безнадежно, безумно влюблена. Сколько времени она обманывала себя? Часы? Дни? Недели?
        Наступило время посмотреть правде в глаза: нужно либо завоевать его любовь, либо уехать отсюда навсегда. Другого не дано. Ей сейчас нужно разобраться, как он к ней относится. Он был восхищен ею, когда она сумела уладить проблему с китайцами, хотел заниматься с ней любовью, в этом она уже убедилась. Но сможет ли он ради нее отказаться от других женщин? Захочет ли он жениться на ней? В первый раз Джесси признала, что хочет выйти замуж за Джейка. Хочет, чтобы он женился на ней не потому, что соблазнил дочь своего бывшего хозяина, босса, которого очень уважал. Он должен жениться на ней по страстной любви, потому, что хочет прожить с ней всю свою жизнь.
        Джесси вздохнула и направилась вверх по лестнице. Зачем она вообще приехала в Калифорнию? Зачем отец втянул ее в этот бурлящий поток? Услышав тихий стук в дверь, Джесси разрешила войти и увидела Меган О'Брайен.
        - Джейк сказал, что, возможно, вам нужно помочь раздеться.
        - Спасибо, Меган.
        Джесси повернулась к ней спиной, чтобы та помогла расстегнуть платье. Вдруг непрошенная мысль пришла ей в голову. Может, Меган тоже одна из девушек Джейка? Хотя он и сказал, что бизнес для него только бизнес и ничего больше, но все же она допускала мысль, что это могло быть и не совсем так. Из-за того, что ей очень хотелось разузнать это, она чувствовала себя неуверенно.
        - Давно ты в «Милом Ангеле», Меган - спросила Джесси.
        - Немногим больше года, мисс Джесси.
        - Тебе нравится здесь работать?
        Меган побледнела. У нее перехватило дыхание, она отвела взгляд в сторону.
        - Меган? В чем дело?
        - Ничего, мисс Джесси… в самом деле. Это просто… Когда я пришла сюда, то никого здесь не знала, никому не доверяла и была очень одинокой. До этого у меня никогда не было места, которое я могла бы назвать своим домом. Джейк, Лови, все девушки были так добры ко мне, а я…
        - Что, Меган?
        - Ничего, мэм, - она помогла Джесси снять нижние юбки и рубашку.
        - Дело не в Джейке, нет? Я имею в виду, он не… не оскорбил тебя или что-то еще?
        - О, нет, нет, мисс Джесси. Все девушки любят Джейка. Он относится к нам, как к леди. Я имею в виду, не как к проституткам. Джейк - настоящий джентльмен.
        Джесси приподняла брови.
        - Я думала, что его можно назвать кем угодно, но только не джентльменом.
        - Но он в самом деле джентльмен. Он никогда не приходит в наши комнаты. Он никогда не говорит нам пошлости, как это делают другие мужчины. И он всегда готов придти на помощь. Поэтому я…
        - Что ты?
        Меган вздохнула.
        - Ничего, - она взглянула на Джесси и слабо улыбнулась, - я думаю, что он очень хорошо к вам относится, мисс Джесси. Он никогда не смотрел ни на кого так, как смотрит на вас.
        Теперь улыбнулась Джесси.
        - Надеюсь, что это так, Меган.
        Меган закончила раздевать Джесси и вышла из комнаты. Джесси задумалась, почему Меган выглядела такой испуганной и несчастной, но затем решила, что если бы ей пришлось работать в таком доме, возможно, она тоже чувствовала бы себя несчастной.


        Было уже пять утра, когда Джесси поняла, что ей не удастся заснуть. В «Ангеле» уже час, как все утихло, уже ушли домой самые шумные клиенты, девушки закончили работу и отдыхали в своих постелях. Джейк, должно быть, спит. Джейк. Спит ли он, или ворочается с боку на бок, как и она? Она вспоминала горячий поцелуй перед его уходом, его сильное возбуждение, когда он прижался к ней.
        Уже в сотый раз она отбрасывала одну и ту же мысль, но та не оставляла ее: Иди к нему, Пусть он узнает, что ты любишь его всем сердцем, может быть, тогда ты сможешь завоевать его любовь.
        И все же она сомневалась. Джейк был убежденный холостяк, человек, который никогда не был счастлив только с одной женщиной. Джейк не любил ее, хотя ему нравилось ее тело. Джейк использовал ее, может быть, даже обманывал. Но ей не хотелось верить во все это. Она не была полностью убеждена. Я должна попытаться, подсказывало ей сердце. Я люблю его. Я не сдамся без борьбы.
        Ее сердце разрывалось. Джесси набросила кружевной шелковый пеньюар, причесала волосы и тихонько, на цыпочках, спустилась по лестнице. Открыв дверь в зал, она осмотрелась, но никого не было видно. Еще несколько часов все будут спать. Она прошла через зал, стараясь не шуметь, поднялась на второй этаж и открыла дверь в комнату Джейка. Лунный свет, струящийся из открытого окна, падал на его обнаженную грудь. И все-таки он спал, разочарованно вздохнула Джесси. Сделав один шаг, она вздрогнула и остановилась - в постели рядом с Джейком она разглядела темноволосую красавицу.
        Прекрасная девушка приподнялась на локте, простыня соскользнула, обнажив ее грудь, она улыбнулась в сторону Джесси. Но Моник Дюбуа - а это была она - не произнесла ни слова. Вместо слов она лизнула кончик пальца и провела им вокруг бронзового соска груди Джейка.
        Джесси задохнулась, стон застрял у нее в горле, дрожащими руками она тихо закрыла дверь. Дура! Наивная, глупая школьница! Джейк был совершенно прав!
        Тыльной стороной ладони она стирала горячие слезы, струящиеся по щекам, не в силах сдержать новые потоки. Ничего не видя, она, как слепая, добралась до своей комнаты. Она не могла покинуть «Милый Ангел» немедленно, на улице еще было темно. Но как только будет прилично появляться на улицах, она сразу же уедет. Она молила Бога, чтобы Моник не сказала Джейку о ее приходе, она не перенесла бы такого унижения. Затем, обдумав все, она поняла, что прекрасная француженка не скажет ему ни слова. Моник не хотела соперничества, так же, как и Джесси. Приступ отчаянья сжал ее сердце. Ее надежды улетучивались на глазах.
        Джесси опустилась на край постели, ее взгляд был прикован к серому небу за окном. Сегодня будет облачно, ветрено и прохладно. Ее била дрожь, хотя в комнате было тепло, но в сердце ее действительно царил холод. Она вспомнила время, проведенное с Джейком, его сердитые слова, которые он произносил больше из сочувствия, чем из гнева, как они вместе смеялись, как она плакала перед ним, хотя редко кто мог увидеть ее слезы. Она стала доверять ему, и это пробудило в ней любовь.
        Самодовольное выражение лица Моник снова возникло у нее перед глазами. Она удивлялась, как могла позволить так себя одурачить. Только несколько часов назад Джейк просил ее остаться в «Милом Ангеле», смотрел на нее с такой теплотой и любовью, и она верила, что он действительно это чувствует. Как должно быть, он смеялся, зная, что в эту же ночь будет спать со своей француженкой. Застонав, Джесси закрыла глаза, стараясь сдержать подступающие слезы, но они новым потоком хлынули у нее из глаз.
        - Дура! Дура! Дура! - безостановочно повторяла она.
        Рыдая, она ничком бросилась на постель, зарылась лицом в подушку и полностью дала волю слезам. Утром она поедет к Рене и продаст свою долю «Милого Ангела», именно ему, но ни за что - Джейку Вестону, даже если бы он был единственным мужчиной на Земле! Она уедет в Бостон, уедет туда, где будет жить в приличном обществе, уедет как можно дальше от Джейка Вестона. Она забудет его, клялась она себе, и встретит другого мужчину, и обязательно полюбит его. Она подложила под щеку подушку, пытаясь устроиться поудобнее, глядя на серый мрачный рассвет и чувствуя мрак и отчаянье в своем сердце.
        Какой круглой дурой она была, когда надеялась на любовь Джейка Вестона.


        Джейк почувствовал, как кто-то ласково покусывает сосок его груди, нежный влажный язык ласкал его, возбуждая в нем желание. Тонкие пальчики перебирали волосы на его груди, Джейк почувствовал нарастающее желание.
        - Джесс, - тихо застонал он, прижимая к себе тело девушки. Перевернувшись на нее, он вжал ее в мягкий пуховый матрас, жарко целуя, его рука обхватила ее полную грудь. В ответ он почувствовал очень опытный поцелуй, движения скорее чувственные, чем нежные. Это заставило его мгновенно окончательно проснуться.
        - Моник! - заревел он, отбросив ее от себя, как гадюку. - Какого черта ты здесь делаешь?
        - Я соскучилась по тебе, cheri. Разве ты не соскучился по Моник? Ну хоть немного?
        Джейк спустил ноги с кровати, схватил свои бриджи, натянул их и застегнул пуговицы.
        - Я думал, что ты поняла. Между нами все кончено, Моник. У тебя есть другие мужчины. Почему бы тебе не нанести визит одному из них?
        Моник села в постели, ее длинные черные волосы соблазнительно рассыпались по ее плечам, прикрыв одну роскошную грудь с розовым соском. Странно, но ее вид не возбудил в Джейке никакого интереса. Его желание исчезло в тот же момент, когда он обнаружил, что женщина в его постели - не Джесси.
        - Я не хочу другого, - сказала Моник с недовольной гримасой. - Я хочу тебя. Эта Джессика отравила все твои мысли. Я выцарапаю ей глаза.
        - На твоем месте я бы этого не делал. Она очень сильная женщина, - Джейк швырнул ей рубашку, которая лежала на полу. - Иди домой, Моник.
        Моник наблюдала за ним из-под черных ресниц.
        - Ты влюбился в нее. Я вижу это по твоим глазам.
        Джейк ничего не ответил. Моник глубоко вздохнула.
        - Мы, француженки, понимаем, что такое любовь, cheri. Если ты это чувствуешь… - она пожала плечами.
        Джейк надел рубашку.
        - Я не завидую тебе, - продолжала она, - я тоже любила. Это что-то прекрасное и одновременно мучительное. И это всегда причиняет боль, - она взяла рубашку и начала одеваться. - Я желаю тебе удачи, cheri.
        Джейк надел сапоги и направился вниз, оставив ее одну.
        Ему нужно было подумать. Его страх за Джесси прошлым вечером, его реакция на Моник отбросили последние сомнения. Он не хотел Моник и не хотел никакую другую женщину. Он хотел Джессику Таггарт.
        Он с огромным трудом сдерживался, чтобы не обнять ее, не сорвать с нее одежду и не заняться с ней страстной любовью. Хотя она часто испытывала его терпение, ему очень хотелось защищать ее, уберечь от неприятностей, и он безумно ревновал ее к другим мужчинам. Он действительно любил ее. Любому дураку это понятно. А кроме того - и это было самым невероятным - он хотел жениться на ней, хотел, чтобы она вынашивала его детей и состарилась вместе с ним.
        Но любила ли она его? Выйдет ли она за него замуж, если он попросит ее об этом?
        По задней лестнице он направился на кухню, поставил на плиту кофейник, чтобы приготовить кофе. Плита была еще теплой, угли тлели в ней. Пока вода закипала, противоречивые мысли одолевали его. Как узнать, согласится ли она? Надо ее прямо спросить, другого пути нет. Его сердце сжалось, когда он представил себе, что она может отказаться. Если их бизнес больше не будут преследовать неудачи, а он очень надеялся на это, у него будет достаточно средств, чтобы содержать семью в роскоши. Джесси не нужно будет самой заниматься делами, он справится один, он докажет это. Но, с другой стороны, он не бостонский денди, а человек, который содержит салон, полный проституток.
        Джейк тяжело вздохнул и налил себе чашку крепкого черного кофе. Рано или поздно он должен сказать ей о своих чувствах и планах. Рано или поздно. Размышляя о ее реакции, представляя, как он будет себя чувствовать, если она скажет нет, он решил, что объясниться с ней нужно как можно быстрее.


        - Лови? - позвала Джесси, - пожалуйста, попроси Пако зайти ко мне на минутку.
        - Конечно, - Лови бросила на нее внимательный взгляд и направилась к задней лестнице. Через несколько минут Джесси услышала стук в дверь и пригласила Пако войти.
        - Я хочу, чтобы ты отнес записку мистеру Ла Порте, - строго сказала она, вручая запечатанный белый конверт. - Скажи ему, что это важно и дождись ответа.
        - Да, сеньорита Джесси, - неуверенно ответил мальчик, - вы не сердитесь на Пако, нет?
        Выражение лица Джесси смягчилось.
        - Нет, Пако, это к тебе не относится, - она погладила его по щеке и он улыбнулся.
        - Я сделаю, как вы просите, - Пако повернулся к выходу.

«Я буду скучать по нему», - подумала она. Она будет скучать по нему и по всем остальным больше, чем она предполагала.
        - И еще, Пако, - добавила она, - это совершенно не касается мистера Вестона, ты меня понимаешь?
        - Да, сеньорита Джесси.
        - А теперь поспеши.
        Пако кивнул и бросился бегом из комнаты. Джесси в нетерпении ходила из угла в угол, пока мальчик не вернулся через полчаса. Взяв ответное письмо Рене, она поблагодарила Пако и вручила ему пятидесятицентовую монету. Пако посмотрел на нее так, будто она подарила ему луну.
        - Gracias, сеньорита Джесси.
        - De nada, - ответила она фразой, которой он ее научил. - Помни, о чем я тебе сказала.
        Он приложил палец к губам, засмеялся и выскользнул за дверь.
        Джесси нетерпеливо вскрыла конверт.



«Заверяю вас, cherie, мое приглашение на ужин остается в силе. Я буду ждать вашего приезда в отель „Палас“, как вы того пожелали. С нетерпением жду предстоящего вечера и разговора о деле, которое вы упомянули. До вечера.
        Ваш преданный поклонник
        Рене».

        Джесси облегченно вздохнула и вложила письмо в конверт.
        Весь день она ощущала боль в сердце, боль и злобу, чувствовала себя обманутой. Она ощущала потребность излить свой гнев, и она выполнит это в ближайшие дни.
        Джейк был невоспитанным грубым бабником… содержателем проституток! Ей еще повезло, что она раскусила его до того, как он не одурачил ее еще больше. Гнев Джесси продолжал полыхать, когда она одевалась для выхода на улицу, когда покидала салон и нанимала двухместную коляску, чтобы проехать вдоль набережной. Ей нужно было привести в порядок свои мысли, обуздать свои переменчивые чувства. Сегодня она встретится с Рене, предложит ему купить ее долю всех Компаний Таггарта за более чем приемлемую цену и завтра же уедет в Бостон.
        Ко времени ее возвращения в «Ангел» она впала в тупое безразличие. Воспользовавшись задней лестницей, чтобы не встретиться с Джейком, и никем не замеченная, она вошла в свою комнату и прилегла на постель. Несмотря на тое, что она не спала ночь и была очень усталой, уснуть ей не удалось. Она заказала себе ванну и долго мылась. Затем тщательно оделась и отправилась в отель «Палас», первая нейтральная территория, которая пришла ей в голову.
        Она надела свое любимое платье из изумрудного шелка и просторную накидку из тяжелой золотой парчи. Хотя вырез платья был несколько смелым и открывал ее грудь больше, чем следовало бы, зеленый цвет прекрасно гармонировал с цветом ее глаз, платье выгодно подчеркивало ее фигуру. Если бы только ей удалось скрыть темные круги под глазами и бледность лица.
        Джесси вздохнула и крепче сжала свою сумочку. Двухместная коляска катилась по улицам. Заметит ли Джейк, что она уехала? Она сомневалась в этом. Он не виделся с ней весь день, и это было, наверное, к счастью. Она была настроена очень решительно, и ей бы было очень тяжело притворяться, что между ними ничего не произошло. Она боялась, что может потерять власть над собой и попытается убить его.
        Как он мог? - спрашивала она себя в сотый раз. Но вспоминая о прекрасной черноволосой француженке, которая делила с ним постель, она знала ответ, хотя многое бы дала, чтобы не знать его.
        - Добрый вечер, cherie, - радостно сказал Рене, приветствуя ее в фойе элегантного
«Палас Отель».
        - Добрый вечер, Рене, - он поцеловал ей руку, и она почувствовала теплоту его губ через шелк перчатки. Он ввел ее в роскошный ресторан, освещаемый хрустальными канделябрами, она услышала выразительную игру скрипок. Оркестр из четырех человек тихо играл на небольшой задрапированной бархатом сцене, расположенной в одном из углов зала. К ним быстро подошел официант.
        - Бокал шерри, - спросил ее Рене, - или вы предпочитаете шампанское? - он был очень красив в черном вечернем костюме, светлые волосы зачесаны назад, лицо слегка загорело. У него был прямой нос, темные глаза и чувствительный рот. Легко было представить, почему он так нравился женщинам. И все же… Рене не был похож на Джейка Вестона.
        - Шерри прекрасно подойдет, - ответила она любезно. Он не отводил взгляда от ее груди. Возможно, ей следовало бы надеть что-то более скромное, подумала она, но затем приказала себе не глупить. Рене был красив и предупредителен, и она ничем не обязана Джейку Вестону.
        Ужин был роскошным. Черепаховый суп, запеченное филе форели, тушеные перепела в желе, три разных сорта вина и, конечно, шампанское. Не спеша пробуя блюда и вина, они обсудили погоду, городские дела и события в Китай-городе в предыдущую ночь. Но беседа приняла странный оборот, когда дело коснулось бизнеса.
        - Почему вы вдруг решили продать все дело? - прямо спросил он. - Еще не так давно вы твердо отказывались от продажи. Неужели дела пошли так плохо?
        Джесси отпила большой глоток шампанского и постаралась проглотить кусочек сливового пудинга, который вдруг застрял у нее в горле.
        - Я только что решила, что мне здесь не место. Я возвращаюсь в Бостон, - она сделала еще глоток шампанского.
        - А как насчет монсеньора Вестона? Разве он не изъявлял желание выкупить вашу долю?
        Джесси протянула ему бокал, и он снова наполнил его. Его глаза внимательно смотрели на нее, пока она не отвела взгляд.
        - Мистер Вестон поставил меня в неловкое положение. Я не хочу, чтобы он один владел всем бизнесом. А вы спасли мне жизнь. И, скажем так, я хочу расплатиться с вами за это.
        - Я понимаю.
        Они закончили ужин. Джесси едва притронулась к роскошным блюдам, но все время пила шампанское, опустошая бокал за бокалом. Когда она наконец опрокинула хрустальный бокал на пол, и он разбился о мраморный пол, привлекая любопытные взгляды сидящих за соседними столиками, Рене снисходительно улыбнулся и взял ее за руку.
        - Он выскользнул, - смущенно сказала Джесси и икнула.
        - Думаю, что нам пора уйти, - глаза Рене искрились весельем.
        Джесси с трудом поняла, что он говорит.
        - Неплохая мысль, - наконец сказала она, хихикая, и снова икнула.
        Она чувствовала себя разгоряченной и возбужденной.
        - Куда мы поедем сейчас?
        Рене улыбнулся.
        - Вам, cherie, следует ехать домой.
        Джесси отрицательно потрясла головой.
        - Я не хочу ехать домой, да у меня даже нет дома. - Когда Рене помог ей встать со стула, она качнулась. Рене крепко взял ее под руку, провел через зал ресторана и фойе. Его экипаж с кучером ожидали у дверей отеля.
        - Я не хочу домой, Рене, - капризно твердила Джесси, стараясь изобразить недовольную гримасу. - Если вам надоело мое общество, я вернусь в ресторан и найду кого-нибудь, кого оно устроит.
        - Я редко устаю от общества прекрасной женщины, - он помог Джесси сесть в экипаж и сделал знак кучеру, который натянул вожжи и лошади побежали галопом.
        Джесси сидела, откинувшись на сиденье, чувствуя, как кружится голова, она почти ничего не понимала, но все равно сейчас было лучше, чем тогда, когда она открыла дверь в комнату Джейка.
        - Как насчет еще одного бокала шампанского?
        - Вам будет плохо, - ответил Рене, - почему бы вам не рассказать мне, что случилось?
        - Вы хотели пригласить меня на ужин, не так ли? Вы хотели купить мою долю?
        - Я также хотел заняться с вами любовью, но только если вы тоже этого желаете.
        - Прекрасно, - сказала она, обвив руками его шею.
        Рене мягко отвел ее руки.
        - Что сделал Вестон?
        - Я не желаю говорить об этом. Я хочу еще шампанского.
        Через несколько минут они подъехали к прекрасному дому в викторианском стиле на Пэсифик Стрит. Экипаж подкатил к ступенькам входа. Сильная рука Рене, обнимающая ее за талию, удерживала девушку от падения. Дверь экипажа открылась, и кучер помог ей сойти. Рене через мгновение был рядом.
        - Пойдемте, cherie, - он укутал ее в накидку. - Вы можете простудиться. Сейчас холодно.
        Джесси позволила Рене провести ее в дом и усадить на диван, обтянутый светлой парчой.
        - Вы сейчас выпьете кофе, и вам станет лучше. Миссис О'Кланахан, - позвал он, - дайте нам кофе. И, пожалуйста, покрепче и побольше.
        Пожилая экономка взглянула на Джесси, ее глаза округлились. Она исчезла на кухне.
        - Я не хочу кофе, - сказала Джесси с недовольной гримасой, - я хочу еще шампанского. Я думала, мы решили развлечься.
        Рене улыбнулся и приподнял рукой ее подбородок. Его губы приблизились к ее губам, и он нежно ее поцеловал.
        - В следующий раз, если вы этого пожелаете, Но сейчас скажите мне, что случилось. Верите вы мне или нет, но я ваш друг.
        У Джесси задрожала нижняя губа. Она отвернулась, часто заморгала, пытаясь сдержать слезы, но они градом покатились по ее щекам.
        - Я так сильно люблю его, - вырвалось у нее, хотя ей хотелось вернуть свои слова обратно, - я думала, что он тоже любит меня. Я думала, что что-то значу для него. Я такая дура, Рене.
        - Все мы дураки в том или ином случае. Этого нечего стыдиться.
        - Я считала вас негодяем, но негодяй - Джейк.
        - Я думаю, что мы оба негодяи.
        - Я хочу уехать отсюда. Хочу вернуться в Бостон. Я уже ничего не понимаю, - она позволила обнять себя, плача у него на груди.
        - Я так устала, Рене. Так устала, - она прижалась к нему, закрыла глаза и моментально уснула.


        Расплата пришла утром. Джесси проснулась от сильной головной боли и неприятных ощущений в желудке. Она увидела перед собой балдахин из блестящего светло-серого атласа с отделкой персикового цвета и некоторое время не могла понять, где она находится. Напротив постели стоял резной деревянный шкаф с открытой дверцей, внутри был виден ряд мужских костюмов и рубашек. На туалетном столике из розового дерева лежали накрахмаленные белые воротнички, мужские золотые карманные часы и футляр для них.
        У Джесси забилось сердце. Ее платье лежало на кресле, кружевная рубашка и панталоны были аккуратно сложены рядом. Взглянув на себя, она застонала - на ней снова была ночная рубашка Рене. О Боже! Она была в спальне Рене! Как она сюда попала? Что она натворила? Но сколько бы она не притворялась перед самой собой, что ничего не помнит, память услужливо подсказала ей, что произошло. Я не готова ехать домой… Я хочу еще шампанского… Я думала, мы собираемся развлечься…
        Она помнила, как он держал ее за талию, и даже, как он поцеловал ее - нельзя сказать, что это было неприятно.
        В голове у нее стучало сильнее, чем в сердце. Содрогаясь, Джесси выбралась из огромной кровати под балдахином. Она быстро оделась в свое слегка помятое вечернее платье, и спотыкаясь, подошла к зеркалу. Ее густые темные волосы представляли собой массу спутанных локонов. Она поискала щетку, но не нашла, вытащила из волос несколько оставшихся шпилек и попыталась причесать волосы пальцами.
        Может быть, Рене вел себя, как джентльмен, понял, как она была пьяна и отнес ее наверх? Но это был шанс для него, уныло подумала она. В течение нескольких недель он пытался соблазнить ее. Прошлой ночью ему представилась такая возможность, и он не мог не воспользоваться этим. Она только могла представить себе, как он ее раздевал. На борту яхты она была ранена. На этот раз она была пьяна и практически умоляла его отправиться с ней в постель. Он - мужчина, а она уже убедилась, что мужчинам нельзя доверять.
        Если ты обманул меня, то ты дурак. Если ты обманул меня дважды, то я дурак. Рене, конечно, занимался с ней любовью этой ночью, ж, может быть, это ей даже понравилось. Джесси вздрогнула при этой мысли. И, конечно, он не принуждал ее - на ее теле не было никаких синяков, ни других признаков насилия. Ей хотелось заставить себя поверить, что ничего не произошло, но она выпила так много шампанского, в голове ее был такой туман, что могло случиться все, что угодно. И когда она проснулась, то почувствовала, что виновата в чем-то!
        Как она посмотрит Рене в глаза? Эта мысль вызвала в ней новую волну отчаянья. Ее слегка подташнивало. Ей нужно поскорее убраться из этого дома и вернуться в «Милый Ангел». С этой мыслью она схватила свою накидку, еще раз посмотрела на свой взъерошенный вид в зеркало и открыла дверь в холл. Убедившись, что там никого нет, она на цыпочках направилась к застекленной передней двери и выскочила на улицу. Добежав до угла, она облегченно вздохнула и остановила проезжающий свободный экипаж.



        Глава 22

        - Везите меня в «Милый Ангел», - приказала Джесси. - Подождите, я сяду поглубже в карету.
        Кэбмен понимающе усмехнулся, и Джесси подавила стон. Если бы кто-нибудь увидел ее в этой вечерней одежде, сразу бы стало понятно, что за ночь она провела…
        Пожалуйста, дай мне Бог добраться до моей комнаты незамеченной. Я обещаю вернуться в Бостон и вести спокойную жизнь, как того хотела моя мать.
        Но ей не повезло. Она не сделала и нескольких шагов по задней лестнице, как услышала гневный голос Джейка.
        - Где, черт возьми, ты была? - он стоял наверху лестницы, на лице выражение беспокойства и гнева, - Я просил тебя больше не попадать ни в какие истории. Я думал, ты послушаешься меня.
        Подхватив руками шелковые юбки, Джесси попыталась пройти мимо него, но он схватил ее за руку так больно, что она поморщилась.
        - Я задал тебе вопрос. Где, черт возьми, ты была?
        - Убери свои руки! Ты не имеешь права задавать мне такие вопросы! Я уезжаю отсюда. Продаю все Рене ла Порте и уезжаю в Бостон.
        - Что?! - Джейк был поражен. - Я не понимаю, о чем ты говоришь?!
        Почувствовав, что он расслабил руку, Джесси вырвалась и побежала вверх по лестнице. Джейк побежал за ней, его сапоги громко стучали по ступенькам. Он настиг ее и повернул к себе лицом. Он только сейчас заметил ее помятое вечернее платье и спутанную массу волос.
        - Ты была с Ла Порте этой ночью?
        - Какое тебе дело? Я все знаю о тебе, Джейк Вестон. Я знаю, что я тебе совершенно безразлична. Я видела Моник в твоей постели. Я была дурой, Джейк. Но больше я ею не буду.
        Джейк стиснул зубы и выругался про себя.
        - Мне жаль, что ты видела ее, Джесс, но все было не так, как ты думаешь. Я не просил ее приходить. Я спал. Когда я проснулся, она обвилась вокруг меня, как гремучая змея вокруг мыши. Я не занимался с ней любовью, Джесс, клянусь. Я отправил ее домой.
        - Ты не занимался с ней любовью? - повторила она недоверчиво.
        - Она даже не возбудила моего интереса. Я люблю тебя, Джесс. Я хочу жениться на тебе.
        Джесси отпрянула от него, тряся головой. Ее зеленые глаза казались огромными на бледном лице.
        - Ты лжешь! Ты… У тебя полно женщин по всему городу. Ты не сможешь быть счастлив только с одной женщиной.
        Джейк схватил ее руку и притянул к себе.
        - Да, так я считал до встречи с тобой. У меня было достаточно женщин, не буду лгать. Но и не так много, как ты думаешь… Но я хочу именно тебя, а вовсе не их. Я говорю тебе правду, Джесс.
        - Ты не умеешь говорить правду, - она проглотила подступивший к горлу ком. - Ты был с Моник. Я видела тебя. Я… Я…
        - Ничего не было, Джесс. Я люблю тебя.
        Джесси только покачала головой. Как она мечтала услышать эти слова, как желала увидеть выражение нежности на его лице - а теперь уже слишком поздно.
        - Нет, - прошептала она, качая головой. Ее горло сжалось, она не могла говорить. Она видела, как искренне его лицо, как умоляли его глаза поверить его словам. Он смотрел на нее открыто, ничего не скрывая. Теперь она видела, что ему нечего скрывать, в то время, как она не смела посмотреть ему в лицо. Она хотела сомневаться в нем, но не могла - Джейк говорил правду.
        - Почему ты не сказал об этом раньше? - спросила она шепотом, слезы потекли по ее щекам. - Почему ты ждал до сих пор?
        - Женитьба - совсем не то, к чему стремится такой мужчина, как я. Я хотел быть уверен. Но сейчас я уверен, Джесс. Уверен, как никогда в моей жизни.
        Джесси подняла глаза и встретилась со взглядом его ярко-голубых глаз, чья честность только что погубила ее жизнь.
        - Ты был прав, - ее голос стал вдруг безразличным. - Я провела ночь с Рене. Я даже не помню всего, что случилось. Я напилась. Он хотел отвезти меня домой, но я не захотела этого. Это была не его вина. Я… Я почти умоляла его заняться со мной любовью, - она произнесла это монотонным безжизненным голосом, она вся застыла, сердце ее болело.
        Лицо Джейка превратилось в холодную безжизненную маску.
        - Я убью его, - хрипло произнес он, поворачиваясь, чтобы уйти.
        Джесси схватила его за руку, ее прикосновение было таким же слабым, как и голос.
        - Нет. Пожалуйста, не вмешивай сюда Рене. Это вовсе не его вина, виновата только я. И я должна расплачиваться за это, а не Рене. Конечно, я продам все тебе. Я скажу Харасу оформить бумаги. Это не займет более двух дней. Любая цена, которую вы с Харасом сочтете благоразумной, подойдет мне, - она изучала кончики своих испачканных атласных туфелек. - Если бы я могла что-нибудь изменить, я бы сделала это, но я не могу. Джейк молча смотрел на нее.
        - Пока мы все не оформим, я буду находиться в «Палас Отеле», - добавила она..
        - Джесс…
        - Не говори ничего, Джейк. Пожалуйста. У меня привычка попадать в подобные ситуации. Ты сам говорил это не раз.
        - Может, мы сможем изменить это.
        Джесси снова покачала головой, слезы снова покатились по ее щекам.
        - Это всегда будет стоять между нами. Ты не сможешь простить мне, что я спала с Рене, как и я не смогу простить тебе, что ты спал с Моник после нашей близости. Нам нужно все или ничего. Мы ничего не делаем наполовину.
        Она отвернулась от него, стараясь быть сильной, хотя ей так хотелось прижаться к нему, чтобы он обнял ее и сказал, что она не права, и они смогут простить друг друга.
        - Я хочу, чтобы ты знал, я ценю все, что ты сделал для меня, - сказала Джесси, удивляясь тому, что голое ее окреп, в то время, как сердце разрывалось на части. - Как ты заботился обо мне и все остальное. Я хочу, чтобы ты знал - я никогда не забуду тебя.
        - Ты уверена, что хочешь со всем покончить?
        - Я сделала свой выбор прошлой ночью.
        Джейк рассвирепел.
        - Да, это так.
        Он повернулся, чтобы уйти. Она слышала его тяжелые шаги вниз по лестнице.
        - Джейк? - позвала она, не в силах сдержать себя, но он не ответил, только приостановился и посмотрел наверх, выражение его лица было чужим.
        - Мне надо сказать тебе еще одну вещь, - его глаза казались ярче, чем обычно, - я… я… - но она не смогла произнести эти три магических слова. Одна только мысль, как сильно она его любит, доставляла невыносимую боль ее сердцу. - Я горжусь, что ты был моим партнером, - вместо этого сказала она. - Я знаю, мой отец тоже бы гордился тобой.
        Джейк пристально смотрел на нее потемневшим взглядом.
        - Ты бы сказала да?
        - Что? - спросила она, неуверенная в смысле его слов, комната начала вращаться вокруг нее.
        - Если бы этого не произошло, вышла бы ты за меня замуж?
        Джесси не могла вынести его взгляда, она не могла причинить ему еще большую боль.
        - Нет, - солгала она, стараясь говорить безразлично, хотя сердце ее разрывалось. - Мы не подходим друг другу. Из этого ничего бы не получилось.
        Он сжал руки в кулаки, снова взбежал по лестнице, перешагивая через две ступеньки, и оказался рядом с ней.
        - Я не верю тебе, - он схватил ее за руки и грубо притянул к себе.
        Джесси застонала, когда он поцеловал ее, его прикосновение было одновременно и наказывающим и страстным. Она почувствовала его руку на своей шее, его пальцы погрузились в ее волосы.
        - Я люблю тебя, - прошептал он с силой, как будто слова исторгались его душой. - Я не могу ошибаться.
        Джесси оторвалась от него, дрожа с головы до ног. Ей хотелось, чтобы он не отпускал ее, понимая, что потеряла его навсегда.
        - Но ты ошибаешься, - все, что чуть слышно она смогла ответить.
        Джейк отпустил ее и повернулся, чтобы уйти.
        - Я пришлю Су Лин помочь тебе упаковаться, - его голос был низким и хриплым, глаза изучали ее лицо, словно запоминая каждую черточку. - Мне нелегко будет забыть тебя.
        - Я тоже никогда тебя не забуду.
        - Прощай, Бостон.
        - Прощай, Джейк, - она провожала его тоскливым взглядом, пока он не закрыл за собой дверь на улицу.


        Джейк старался побороть отчаянье, сжимавшее его грудь. Он заколотил в красно-коричневую дверь так, что задребезжали стекла.
        - Ла Порте! - закричал он, и дверь распахнулась.
        - А, монсеньор Вестон. Я вас ждал.
        - Бьюсь об заклад, что ждал, - Джейк ударил Ла Порте кулаком в лицо. Француз отлетел назад, перевернув столик из розового дерева. Стоявшая на нем китайская ваза упала на пол и разлетелась вдребезги. Ла Порте медленно поднялся на ноги, сердито потирая скулу.
        Джейк стоял в дверях, удовлетворенно потирая побелевшие суставы. Он собирался как следует поколотить французского денди.
        - Наше маленькое рандеву продолжится еще немного, - тихо сказал Рене, взгляд его ожесточился. - Я буду счастлив избить вас до бесчувствия, но предпочитаю сделать это не в доме. Это дорогие импортные ковры. Встреча с вами уже стоила мне редкой китайской вазы, - он повернулся к Джейку спиной, снял сюртук и бросил его на стул. Затем повернулся к застекленной двери, которая вела на террасу и во внутренний двор и вышел из комнаты.
        Джейк последовал за ним, стиснув зубы, по пути он также снял сюртук. Рене пересек террасу, расстегивая манжеты. Джейк расстегнул две верхних пуговицы рубашки. Рене тщательно закатал сначала один рукав рубашки, затем другой. Джейк сделал шаг вперед. Рене снял жилет, вынул из кармана тонкие сигары и положил их на небольшой металлический столик. Рядом со столом стоял такой же стул.
        - Ты уверен, что готов? - саркастически спросил Джейк.
        - Как пожелаете, - Рене вышел на травяную лужайку, поднял руки и принял стойку, как на состязаниях в Квинсбери.
        Джейк выступил вперед и нанес удар правой, который Рене легко блокировал, и получил в ответ два быстрых удара в лицо. Француз, пританцовывая, ушел в сторону. Немного удивленный, Джейк отступил назад. Хотя он старался быть хладнокровным, но образ искусного французского любовника, ласкающего красивые бедра Джесси, ее каштановые волосы, рассыпавшиеся по подушке, мелькнул у него в голове, и он весь закипел от гнева. Он бросился на Ла Порте, сильно размахнулся, но Рене опять ушел в сторону, успев нанести ему два быстрых коротких удара. Затем Рене нанес правой такой сильный удар, что Джейк упал на колени. Он почувствовал вкус крови во рту, в голове у него помутилось.
        - Ты, ублюдок, - Джейк вскочил на ноги и посмотрел на француза. Тот пританцовывал, все время меняя положение, оставаясь в стойке в стиле Квинсбери.
        Итак, француз умел драться. Джейк недооценил его, но теперь он будет осторожен. Сконцентрировав внимание на орлином носу Ла Порте, он нанес удар правой прямо от плеча. Они обменялись несколькими сильными ударами по голове и в грудь и разошлись в стороны.
        На этот раз Рене пришлось туго. Струйка крови потекла у него из носа.
        - Свинья, - выругался Ла Порте.
        Победная улыбка слегка коснулась губ Джейка. Он снова начал наступать. Рене отступил в сторону, упал на землю и схватил ногу Джейка. Тот рухнул на траву. Рене навалился на него, не давая подняться, и нанес несколько сильных ударов в лицо. Джейк перевернулся на спину и ударил сапогом, отбросив француза назад.
        Джейк с трудом поднялся на ноги, из носа сильно текла кровь, его глаз начал заплывать. Этот сукин сын оказался гораздо сильнее, чем он думал. Кулак Рене снова полетел в лицо, но Джейк уклонился и ударил Рене по колену. Теперь они уже оба обессилели и тяжело дышали.
        - Ты… можешь… драться… - сказал Джейк, стараясь восстановить дыхание. В его голосе прозвучала нотка уважения. Отступив назад, ой ударил Рене в подбородок, в ответ получив такой же удар. Они дрались еще несколько минут, каждый из них то одерживал верх, то терпел поражение.
        - Я отдал… должное… в доках… Нового Орлеана, - еле произнес Рене, - многие моряки… черные… коричневые… и белые… не смогли одержать верх над французом.
        - Да? Ну… а на этот раз лягушатника поколотят, - проворчал Джейк.
        Они продолжали драться на террасе, затем выкатились во двор, на камни, разбросав в стороны железные стол и стулья. Они обменивались ударами на земле, оба дышали так тяжело, что не могли произнести ни слова. Уже обессиленные, они дрались, стоя на коленях, их удары больше напоминали простые толчки. Наконец, хватая воздух ртом и все в крови, они приползли на террасу, не в силах держаться на ногах.
        - Ты ублюдок, - сказал наконец Джейк. Ты одержал верх.
        - Над тобой? Каким образом?
        - Над Джесси.
        Рене удалось сесть, он вытянул ноги впереди себя, его прекрасно сшитые брюки были порваны на коленях.
        - А ты не одержал над ней верх?
        Джейку тоже удалось сесть.
        - Это совсем другое дело.
        - Почему? Потому, что ты любишь ее? - Рене с трудом поднялся на ноги. Наклонившись, и едва не упав, он поставил стол и стулья на место.
        Джейк колебался. Затем он тоже поднялся на ноги.
        - Ты напоил ее.
        - Она сама себя напоила. Я к этому не имею никакого отношения.
        - Она не знала, что делает. У тебя, черт возьми, гораздо больше опыта с женщинами, чем у нее с мужчинами.
        - А-а, - Рене саркастически усмехнулся. - Итак, ты считаешь, что я опозорил ее. Владелец публичного дома обвиняет Рене Ла Порте в том, что тот соблазнитель женщин. Это смешно, монсеньор.
        - Но не для меня, французик.
        - Давай продолжим наш спор после стакана бургундского, - Рене поднял свой жилет и заковылял к застекленной двери.
        - По одному стакану и затем снова на улицу, - Джейк, спотыкаясь, последовал за ним.
        Входя в дом, Рене снял рубашку и вытер ею кровь с лица. Он оторвал низ рубашки и подал Джейку.
        - Прижми это к носу, Вестон. Ты испачкаешь кровью ковер.
        Джейк презрительно взглянул на него, но поднял голову и прижал рубашку к носу, пока кровь не остановилась. Он вытер лицо и швырнул рубашку на террасу.
        Рене бросил на него пренебрежительный взгляд и направился к буфету. Он открыл бутылку вина и налил два полных хрустальных бокала. Джейк взял один и сделал большой освежающий глоток. Их глаза встретились.
        - Она собирается уезжать в Бостон, - сказал Джейк.
        - Я знаю, возможно, это и к лучшему, - Джейк не ответил. - Конечно, ты рад избавиться от нее?
        - Если честно, то нет, - ответил Джейк.
        - Но твоя честь запятнана. Ты не станешь просить ее остаться - тебе, конечно, не нужна обесчещенная женщина.
        Джейк покачал головой.
        - Дело не в этом.
        - Для тебя имеет такое большое значение, что она спала со мной?
        - Теперь, когда у меня было время все обдумать, - помолчав, ответил Джейк, - мне абсолютно все равно, даже если бы она переспала с Атиллой Гуном.
        Рене рассмеялся, и Джейк бросил на него свирепый взгляд.
        Рене примирительно поднял руку.
        - Я чувствую так же, как вы, монсеньор Вестон. Если бы я любил женщину, я бы согласился взять ее из Алжирского борделя.
        Вздохнув, Джейк прислонился к стене.
        - Я не думаю, что она останется, даже если я ее об этом попрошу.
        - Не могу себе представить великого монсеньора Вестона, стоящего на коленях, хотя мадмуазель Таггарт стоит этого.
        Рене поднял бокал.
        - За любовь.
        Джейк допил вино.
        - Думаю, нет необходимости продолжать драться, пока мы не убьем друг друга.
        - То, что было между нами, мы решили. А в остальном это касается только тебя и твоей леди.
        - Спасибо за вино, - Джейк направился к двери.
        - Прежде, чем ты уйдешь, мне надо сказать тебе одну вещь.
        Джейк оглянулся на него, держа одной рукой тяжелую медную ручку двери.
        - Миссис О'Кланахан, - позвал Ла Порте. - Спуститесь сюда на минутку.
        Джейк взглянул наверх и увидел полную седую женщину, спускающуюся по крутой лестнице, на голове у нее был чепец, поверх черного платья - накрахмаленный белый фартук.
        - Да, мистер Ла Порте? - ее брови поползли вверх, когда она увидела их порванную окровавленную одежду, она неодобрительно покачала головой.
        - Не скажете ли вы моему другу, где мисс Таггарт провела ночь?
        - Перестань, Ла Порте, давай закончим об этом.
        - Мисс Таггарт спала в спальне мистера Ла Порте, так как это самая лучшая комната в доме. Мистера Ла Порте не было дома всю ночь.
        - Но Джесси сказала…
        - Я уверен, мадмуазель Таггарт не смогла детально описать, как искусно я занимаюсь любовью.
        - Нет. Она только сказала, что была пьяна и… - Джейк посмотрел на Ла Порте, который улыбался ему. Губы Джейка тоже начали растягиваться в улыбке. - Она сказала, что ничего не помнит.
        - Я заверяю вас, монсеньор, если бы Джессика провела со мной ночь, она бы запомнила.
        - Мистер. Ла Порте - джентльмен, - гордо заявила экономка.
        Джейк широко улыбнулся.
        - Черт бы меня побрал! Знаешь, Ла Порте, ты мне начинаешь нравиться, - Джейк прошел по комнате и протянул ему руку. - Мир?
        Ла Порте пожал протянутую руку.
        - Передай ей от меня привет.
        Подойдя к двери, Джейк помедлил:
        - Она сказала, что практически умоляла тебя заняться с ней любовью.
        - Видишь ли, она случайно проговорилась, как сильно она любит тебя. А это не совсем благоприятное начало, чтобы соблазнить женщину.
        Джейк минуту молча смотрел на Ла Порте, затем кивнул. Толкнув дверь, он вышел на крыльцо. Никогда еще воздух Сан-Франциско не был таким освежающим.


        Джесси выплакала уже все слезы. Она никого не могла винить, кроме себя. Теперь ей нужно самой решать, как жить. Нужно начинать жизнь снова где-то в другом месте.
«Она полюбит кого-нибудь другого», - упрямо твердила она себе. Кого-то, кто не будет командовать ею все время. Кого-то, кто позволит ей жить так, как ей хочется. Это будет мужчина, с которым она не будет терять голову во время страсти.
        Но это будет не Джейк.
        Джесси постаралась сдержать новый поток слез. Она поправила манжеты своего скромного темно-серого дневного платья. Это платье она выбрала в соответствии со своим настроением. Интересно, поймет ли Харас МакКаферти этот тонкий намек. Еще раньше она послала Пако к МакКаферти с короткой запиской, сообщая о своем решении продать долю Компании Таггарта и просьбой начать оформление бумаг. В ответ он пригласил ее приехать к нему в офис сегодня в пять часов.
        Двухместная коляска завернула на Бэттери Стрит, где находились офисы Брейса и МакКаферти. Офисы располагались в большом двухэтажном здании из темного кирпича. Две колонны стояли по обеим сторонам красно-коричневой двойной двери. Все говорило о солидности и процветании. Брейс и МакКаферти обслуживали финансистов и морскую торговлю.
        Облегченно вздохнув, Джесси посмотрела из окна экипажа на здание. Она не видела Джейка после их утреннего разговора, и не хотела его видеть. Скоро она уедет и не увидит его никогда. Она будет помнить удивленное выражение лица до конца своей жизни. Он не мог поверить, что Джессика Таггарт предала его. Очевидно, он не так хорошо изучил ее, как думал.
        Дверь экипажа открылась, и кэбмен помог ей сойти на булыжную мостовую. Она заплатила ему, заставив себя улыбнуться, и открыла тяжелую красно-коричневую дверь. Маленький звоночек наверху возвестил о ее приходе, и круглолицый молодой человек, в котором она узнала секретаря Хараса, провел ее наверх в офис. Когда она вошла, МакКаферти поднял взгляд от бумаг.
        - Пожалуйста, садитесь, мисс Таггарт, - пригласил он, прочистил перо клочком бумаги и положил ручку на металлическую подставку. - Мне было жаль, что вы уезжаете от нас, хотя я считаю, что вы приняли правильное решение.
        Джесси молча кивнула. Харас засунул большой палец в карман жилета и откинулся на спинку стула.
        - Я позволил себе пригласить еще одно заинтересованное лицо, мисс Таггарт. В конце концов, я ваш консультант, согласно договору. Мне хотелось бы, чтобы вы, как мой клиент, получили наиболее выгодную цену за вашу долю в Компании Таггарта.
        - Извините, Харас, но у меня свои планы. Меня не интересуют другие предложения.
        Дверь сзади отворилась, и дошел Казимир Бочек.
        - Добрый день, мисс Таггарт.
        Джесси разозлилась.
        - Я предполагала, что у меня встреча только с моим адвокатом. Вы напрасно беспокоились, придя сюда. Я продам свою долю только мистеру Вестону. Это то, чего хотел мой отец, и то, чего хочу я.
        - Ваш отец был тупоголовым старым дураком, - сказал Бочек.
        Джесси вскочила на ноги.
        - Не смейте так говорить о моем отце. Генри Таггарт был прекрасным и умным человеком.
        - Немного слишком честным, это ему и повредило, как мне кажется, - усмехнулся Бочек. - Он честно относился к этим китайским парням, которые его и убили.
        - Мистер МакКаферти, - Джесси повернулась к Харасу, - я вам буду очень признательна, если вы попросите мистера Бочека покинуть нас.
        МакКаферти, что-то бессвязно бормоча, взглянул в сторону Бочека.
        - Сядь, МакКаферти, - приказал Бочек, и полный адвокат упал на стул, как подкошенный.
        - Лично я больше не собираюсь терпеть вашу грубость, - сказала Джесси. - Харас, с сегодняшнего дня вы можете найти меня в «Палас Отеле». Я буду вам признательна, если вы немедленно займетесь моим делом.
        Бочек встал в дверях.
        - Извините, мисс Джесси, вы никуда не уйдете. Я слишком долго ждал. Я хочу получить вашу долю, и я получу ее сейчас.
        - Извините, мистер Бочек, это невозможно.
        - Я не думаю, что вы будете для меня препятствием. Я получу вашу долю так или иначе. Джесси почувствовала какую-то тревогу.
        - И что вы сделаете, если я откажусь продать ее вам?
        - Я намерен организовать еще один несчастный случай. И на этот раз, уверяю вас, он будет для вас фатальным.
        Джесси ошеломленно смотрела на него, смысл его слов начал доходить до нее.
        - Боже мой, это вы убили моего отца!
        Бочек пожал своими широкими плечами.
        - Это действительно был несчастный случай. Я долго настаивал, уговаривая Генри продать его бизнес мне. Дело дошло до драки. Генри был с характером. Он ударил меня, я ударил его тоже, но сильнее, чем хотел. Он замертво упал на землю. Я посчитал, что очень удобно свалить вину на этих язычников, поэтому и подстроил все так, будто это сделали китайцы.
        - Почему вы мне рассказываете об этом сейчас? - спросила Джесси, ее глаза наполнились гневными слезами при виде убийцы отца.
        - Потому, что я хочу, чтобы вы знали: мне нужен этот бизнес любой ценой.
        - А как насчет тех людей, которые ограбили грузовые повозки? Это тоже ваше дело?
        - Если бы я сам это сделал, вам бы не удалось вернуть золото.
        Ее слезы высохли так же быстро, как и появились, она ожесточилась.
        - И вы убили всех тех людей, чтобы завладеть Компаниями Таггарта?
        - Что-то вроде этого.
        - И что вы хотите от меня сейчас?
        - Сядь и заткнись.
        Джесси не двинулась с места.
        Бочек повернулся к Харасу.
        - Позови этого парня внизу, пусть он отнесет письмо Вестону. Напиши ему, что девушка у меня, и если он хочет получить ее, пусть поторопится сюда. Пусть придет один и без оружия. И подготовь для подписи бумаги, касающиеся его доли в бизнесе.
        Харас с трудом перевел дыхание.
        - Я не знаю, Кац. Может, нам нужно…
        - Выполняй то, что тебе говорят, если не хочешь, чтобы весь город узнал о тебе и твоем хорошеньком мальчике-слуге, - Кац сардонически улыбнулся.
        Харас покраснел, и Бочек ухмыльнулся. Он шантажировал МакКаферти уже почти два года с тех пор, как вскрыл при помощи пара письмо, в котором лежал чек на крупную сумму для одной марокканской фирмы, поставляющей «мальчиков-слуг» с Ближнего Востока. Письмо говорило о специфических условиях Хараса, включая точное описание обязанностей мальчика. Кац скопировал письмо, затем отправил копию и чек по назначению, а оригинал хранил в своем сейфе. Через восемь месяцев мальчик прибыл, а Бочек воспользовался письмом, чтобы добиться «сотрудничества» от МакКаферти.
        Харас взглянул на Джесси. Его лицо было красным, он старался не смотреть ей в глаза. Она не совсем поняла, в чем состоит власть Бочека над адвокатом, но было вполне очевидно, что эта власть была очень большой.
        - Мы же заключили соглашение, - умоляюще сказал Харас.
        - А ты обещал заполучить для меня Компании Таггарта. И сейчас, когда я закончу это дело сам, мы заключим новое соглашение.
        МакКаферти кивнул и поспешил к двери.
        Слушая их разговор, Джесси лихорадочно искала выход. Там, внизу, на улице много людей. Если она закричит, кто-нибудь может услышать ее и придет на помощь, но Бочек может пристрелить ее на месте.
        Как будто прочитав ее мысли, он вытащил большой револьвер и начал поигрывать им.
        - Ведите себя спокойно, мисс Джесси.
        - Не называйте меня так.
        Бочек слегка усмехнулся.
        - У тебя есть характер. Мне нравится это. Если бы ты была умнее, ты смогла бы подумать, как соединиться со мной. Вместе с тобой мы можем держать в кармане половину политиков и чиновников этого города. Они будут делать то, что мы захотим, я обещаю тебе. Мистер и мисс Кац Бочек станут силой, с которой вынуждены будут считаться.
        - Ты свинья, Бочек. Я даже не плюнула бы в твою сторону, если бы тебя поджаривали в аду.
        Бочек разозлился.
        - У тебя есть характер, но нет ума. А сейчас тебе лучше заткнуться, если не хочешь, чтобы я взял тебя прямо здесь, на столе Хараса.
        Джесси побледнела и взглянула на дверь.
        Бочек усмехнулся и направил на нее пистолет.
        - Я хороший стрелок, мисс Джесси. Я начинаю немного злиться.
        Подняв голову, Джесси подошла к стулу у стены и села. Сжав руки на коленях, она не сказала больше ни слова.


        Торопясь, как будто за ним гналась вся кавалерия Штатов, Джейк распахнул вращающуюся дверь «Милого Ангела».
        Салон начал заполняться вечерними посетителями. Джейк слышал, как люди с любопытством переговариваются и смотрят ему вслед. Стянув на груди свою выпачканную кровью я разорванную рубашку, он с удивлением увидел Педди, прислонившегося к стойке бара, его рука была перевязана, он разговаривал с Рупертом.
        - Что, черт возьми, с тобой случилось? - спросил Руперт, быстро наливая ему щедрую порцию виски.
        Джейк залпом выпил.
        - Рене Ла Порте вбил немного ума в мою тупую голову.
        - Судя по твоему виду, на это потребовалось много времени. А как Рене?
        - Давай скажем так - мы достигли взаимного уважения, - Джейк повернулся к Педди и пожал его здоровую руку. - Добро пожаловать домой, мой друг. Мы скучали без тебя.
        Педди робко посмотрел на него.
        - Док сказал, чтобы я лежал в постели, но он шотландец, и я засомневался в нем. Мне кажется, ему лучше лошадей лечить. Я очень хотел попасть побыстрее домой и увидеть тебя, босс, и мисс Джесси.
        Руперт налил Джейку еще виски.
        - Тебя ждет парень МакКаферти. Он наверху, в твоем офисе.
        - А где Джесси?
        - У нее встреча с Харасом после обеда. Она еще не вернулась.
        - Когда она приедет, скажи ей, что я хочу ее видеть.
        - Конечно, босс.
        - Мне нужно привести себя в порядок, а потом я поговорю с парнем, - он повернулся к Педди. - Скажи ему, что я приду через пятнадцать минут.
        Джейк направился к лестнице. Педди пошел следом за ним в его офис.
        Через некоторое время Джейк вышел из своей комнаты в свежи рубашке, чистых бриджах, волосы были еще влажными. У него все болело, но он чувствовал себя гораздо лучше.
        Молодой человек, ждавший в офисе, вскочил на ноги при его появлении. Педди сидел тут же. Он выглядел немного бледным, но было видно, как он рад, что вернулся домой.
        Молодой человек вручил Джейку запечатанное письмо.
        - Я секретарь мистера МакКаферти и должен вручить это вам и никому больше, но я не должен ждать ответа. Я уже закончил свою работу и иду домой, - молодой человек улыбнулся Джейку и вышел.
        Джейк закрыл за ним дверь и вскрыл письмо. Прочитав его, он стиснул зубы.



«Вестон, Если вы желаете снова увидеть мисс Тагтарт, приходите в офис Брейса и МакКаферти. Мистер Бочек освободит ее при условии, что вы подпишете бумаги, касающиеся Компании Таггарта. Вы должны быть один и без оружия».

        Бочек! Уже несколько раз Бочек высказывал желание купить их бизнес, особенно грузовые Компании Таггарта. Джейк понимал его. Со связями Бочека никто лучше его не управлял бы Грузовыми Компаниями и даже речными шхунами. Кац смог бы значительно увеличить их прибыли. И сейчас Джейк вспомнил, что Бочек пытался заставить Генри продать ему дело. Они ссорились из-за этого несколько раз.
        - Что случилось, босс?
        Джейк посмотрел на своего раненого друга, его плечо еще не зажило.
        - Ты не сможешь мне помочь, Педди.
        Педди запротестовал, но Джейк остановил его.
        - Если я не вернусь к восьми часам, найди шерифа Хенди. Скажи ему, что я пошел в офис МакКаферти. Пусть ищет меня там и возьмет с собой несколько помощников.
        - Ты уверен, что я не должен пойти с тобой?
        - Сделай, как я сказал, - Джейк швырнул письмо на стол. Педди смутился, но ничего не сказал.
        Джейк посмотрел на «Лич и Ригдон», висевший на стене. В письме говорилось, что Бочек захватил Джесси, и что Джейк должен быть без оружия. Звучит угрожающе. Сожалея, что не может взять большой револьвер, он достал из ящика стола кольт
36-го калибра. Спрятав его в сапог, Джейк поспешил вниз по лестнице.
        Педди бросился к столу и взял скомканное письмо. У него было только несколько коротких уроков по чтению после того, как Джесси обнаружила, что он не умеет читать. И именно сейчас ему так хотелось прочитать письмо, потому что Джейка что-то очень расстроило. Педди зажал бумагу в пальцах, стараясь разобрать буквы, которые он уже знал. Джейк ушел в офис МакКаферти, и Руперт говорил, что мисс Джесси тоже там. Джейк приказал ждать его до восьми, а затем разыскать шерифа. Но до восьми часов может произойти многое.
        Педди почесал голову и задумался, стоит ли ему показывать письмо Руперту. Если он покажет, Джейк, конечно, разозлится… Если он не покажет… Педди сел в кресло Джека, стараясь решить, что же ему делать. Если Джейк не вернется через час, он сам пойдет к МакКаферти. Он стал смотреть на часы над столом, слушая тиканье тяжелого медного маятника. Ждать час - это ужасно долго.



        Глава 23

        Старая черная лошадь, мчавшаяся галопом по улицам, совсем обессилела, пока не остановилась перед офисом Брейса и МакКаферти. Джейк быстро расплатился с кэбменом, дав ему двойные чаевые. Мужчина-фонарщик влезал на лестницу, чтобы зажечь ближайший газовый фонарь, установленный довольно высоко.
        Джейк взглянул на окна второго этажа, где располагался офис МакКаферти. Свет из окна бросал зловещие тени. Джейк задумался, как лучше войти - через заднюю дверь, или через парадную, но затем решил, что лучше идти прямо. Он все еще не был уверен, что послание Бочека означало угрозу. И пока он не убедится в безопасности Джесси, он будет играть по правилам поляка.
        Хотя офисы уже закончили свою дневную работу, двойная красно-коричневая дверь не была заперта. Джейк вошел и осмотрел первый этаж, чтобы ознакомиться с обстановкой, затем поднялся на второй этаж в офис МакКаферти. Помедлив перед стеклянной дверью с гравировкой, он сделал глубокий вдох и вошел.
        Дверь во вторую комнату офиса была открыта. За большим дубовым столом МакКаферти сидел Бочек. Он ждал, зажав в зубах сигару. Джейк бросил взгляд на блестящий револьвер в левой руке Бочека.
        - Давай, входи, Вестон, - кивнул ему Бочек.
        Когда Джейк прошел в комнату, он увидел Джесси, сидящую на жестком стуле у стены. Увидев его, она встала. Харас МакКаферти стоял, прислонившись к стене.
        - Что, черт возьми, происходит, Бочек?
        - Это он убил моего отца, - выпалила Джесси.
        - Сядь и заткнись, - приказал Бочек.
        Правой рукой он быстро достал из стола второй «Ремингтон» и направил его на Джейка.
        - Делай, как он говорит, Джесс, - Джейк бросил на нее успокаивающий взгляд. Даже при таких угрожающих обстоятельствах, увидев ее, он почувствовал прилив нежности. На ней было темно-серое платье, и Джейк подумал, что если она чувствует себя так же отвратительно, как он до встречи с Рене, то платье очень соответствует ее настроению. Взглянув обеспокоенно на его избитое, в синяках, лицо, Джесси нервно перевела взгляд на Бочека, затем снова на Джейка. Она села на тот же стул.
        - Обыщи его, - приказал Бочек МакКаферти. Лицо адвоката было белым, как мел.
        - Мне это не нравится, Кац.
        - Выполняй.
        - Повернитесь, - напряженно сказал Харас.
        Джейк повиновался. Джесси была в опасности, и он не хотел рисковать. Харас ощупал его сверху до низу, не заметив револьвера в сапоге.
        - Покажи ему бумаги, - приказал Кац.
        МакКаферти подал Джейку три листа документов на тонкой хорошей гербовой бумаге, исполненных четким почерком. Джейк взял бумаги, прошел через комнату и сел рядом с Джесси, накрыв ее холодную руку своей рукой.
        - С тобой все в порядке?
        Она кивнула.
        - А как ты? Что случилось с твоим лицом?
        - Получил урок в традициях Квинсбери, - он слегка дотронулся до ее щеки, затем обратился к документам.
        - Нет необходимости их читать, - Кац пододвинул чернильницу на край стола, - вы все продаете и получаете десять тысяч за все Компании Таггарта.
        Джейк поднял глаза от бумаг и, не обращая внимания на направленный на него револьвер 46 калибра, посмотрел в улыбающееся лицо Каца Бочека.
        - Несколько дешево, ты не считаешь, Кац?
        - Это не имеет значения, Вестон. Иначе не получишь и цента. Подписывай!
        Джейк бросил взгляд на МакКаферти.
        - Вы тоже принимаете участие в этой сделке?
        - Я… У меня не было выбора, Джейк. Я предлагаю… - Харас прочистил горло. - Мой совет - подписать.
        Джейк схватил за руку Джесси и посмотрел ей прямо в глаза.
        - Джесс, ты знаешь, - подчеркнул он, - как мне понравилась стряпня с Уол Ай Вонга, и морская прогулка на шхуне, и что ты отправилась в Китай-город. - Джесси озадаченно смотрела на него. - Сейчас я хочу, чтобы ты оставалась сидеть на этом стуле и держалась подальше от двери.
        Кац гневно нахмурил брови. О чем, черт побери, говорит Вестон? Он, наверно, с ума сошел.
        Джейк поднялся и подошел к столу. Кац взял в руку второй «Ремингтон» и откинулся на спинку стула, стараясь держаться от Вестона на расстоянии и направив дула обоих револьверов на него. Джейк окунул перо в чернильницу и наклонился над бумагами.
        - Где? - взглянул он на Хараса, который поспешил к нему на помощь. Когда Харас указал ему на строчку на последней странице, где нужно было поставить подпись, Джейк схватил его за кисть руки, Завернул вторую руку за спину и швырнул тучного адвоката через стол на Каца, закричав:
        - Беги, Джесс!
        Выстрелы из обоих «Ремингтонов» потрясли комнату. Тело МакКаферти, отброшенное выстрелами назад, тяжело осело на письменный стол. Джейк перепрыгнул через МакКаферти в сторону Бочека.
        Джесси была уже в дверях, когда услышала угрожающий щелчок взведенных
«Ремингтонов» Бочека. Они были направлены на Джейка.
        - Оставайтесь на месте, мисс Таггарт, или я убью этого дурака.
        Джесси замерла на месте, повернувшись в их сторону, Джейк отступил от Бочека, тело МакКаферти тяжело съехало на пол.
        - Повторяю, я убью его, - голос Бочека звучал уверенно.
        Джейк сделал шаг в сторону, прикрывая собой Джесси.
        - Он все равно убьет нас, как только мы подпишем бумаги, Джесс. Делай, как я сказал.
        - Я убью его сейчас, если ты не подойдешь сюда. Подписывайте оба этот договор. Я вас свяжу и оставлю здесь живыми.
        Бочек вытянул руку, направив один из револьверов в голову Джейка.
        - Опустите свой револьвер, мистер Бочек, - сказала Джесси. - Я не собираюсь убегать от моего партнера.
        - Черт возьми, Джесс.
        Она подошла и стала рядом с Джейком.
        - Извини, Джейк. Ты знаешь, я не могу поступить иначе.
        - Да, - ответил он, - я знаю, ты не можешь.
        Джесси странно посмотрела на него.
        - А теперь, Вестон возьми ручку и подпиши эти бумаги.
        Злясь на собственную беспомощность, Джейк опустил перо в чернильницу и размашисто расписался на тонкой бумаге.
        - А теперь вы, мисс Таггарт.
        Джесси повиновалась.
        - Чтобы доказать тебе, что я человек слова, Вестон, подойди и возьми шнур с тех драпировок и привяжи ее к стулу.
        Джейк подошел к окнам, освободил тяжелый золотой шнур и отодвинул стул от стены. Он взглянул на Бочека, обдумывая возможность спасения.
        - Я не советую тебе что-либо делать. Что бы ты не сделал, первая пуля теперь достанется ей.
        Джейк взглянул на МакКаферти, на лице которого застыло изумление. Не было никакого сомнения, что Бочек сделает то, что говорит. И не было никакого сомнения, что он не оставит их в живых.
        Как было приказано, Джейк привязал Джесси к стулу, стараясь незаметно завязать узлы послабее. Он, не переставая, искал возможность спастись. Может, Бочек совершит какую-нибудь ошибку, и у них появится шанс.
        - А теперь поставь второй стул сюда, поверни его и садись лицом к стене. Руки назад.
        Джейк выполнил приказание и сел лицом к стене. Его рука потянулась вниз, к пистолету 36 калибра, спрятанного в сапоге, но не успел он дотянуться до него, как Бочек заорал:
        - Я сказал, руки назад!
        Бочек стал стягивать шнуром локти Джейка за спинкой стула. Джейк изо всей силы оттолкнулся ногами от стены, падая на пол и сбивая ногами Бочека. Быстро перекатившись на бок, он успел только встать на одно колено, когда грохнул выстрел. Пуля задела его голову, он упал и потерял сознание.
        - Не убивайте его, - взмолилась Джесси.
        Бочек не обратил на нее внимания. На удивление легко, что свидетельствовало о его незаурядной силе, он поднял Джейка, посадил на стул и крепко привязал. Джесси содрогнулась, глядя, как безжалостно он делает это.
        - Вам не удастся завладеть Компаниями.
        - Да? Мне всегда все удавалось, чтобы я не предпринимал, за исключением продвижения в этой чертовой благочестивой Уэлс Фарго. Ну, а теперь я могу об этом не волноваться. У меня есть собственная грузовая Компания, шхуны и «Милый Ангел», как маленькая награда.
        Кац закончил привязывать Джейка. Джейк, не приходя в сознание, сидел, обвиснув на стуле. Затем Кац подошел к Джесси и туже затянул узлы.
        - Для бывшего владельца Грузовой Компании ты слишком плохо завязываешь узлы, Вестон, - обратился он к Джейку, хотя тот не слышал его. Поляк засмеялся. - Если сказать правду, ты был прав. Я не могу оставить вас в живых.
        Джесси судорожно сглотнула.
        - Вы получили все, что хотели. Если вы оставите нас в живых, то мы подтвердим, что сюда ворвался грабитель и убил Хараса, когда мы подписывали контракты.
        Бочек усмехнулся.
        - Извините. Вам нужно было продавать тогда, когда вас уговаривали по-хорошему. Мне бы нужно бы было застрелить вас обоих прямо сейчас, но это может вызвать лишние подозрения. Кроме того, мне не совсем приятно убивать женщину, - он подошел к Джесси и засунул ей в рот носовой платок. Оторвав полосу от ее нижней юбки, он привязал кляп покрепче.
        Подойдя к письменному столу, Бочек взял документы, проверил подписи, затем положил бумаги в карман. Задул керосиновую лампу на столе Хараса, оставив только тусклый свет от настольного канделябра, облил керосином тело Хараса, затем всю комнату и драпировки на окнах.
        - Я скажу, что вы все втроем остались здесь, чтобы отпраздновать продажу Компаний Таггарта, - он ударил ногой по стулу Джейка, и тот с грохотом рухнул на пол. Кац подошел к Джесси, опустил ее вместе со стулом на пол, подтащил к Джейку и связал их вместе толстым шнуром.
        - Тебе очень не повезло. Ты зря не согласилась на мое предложение.
        Бочек направился к двери, его взгляд стал жестким.
        - Представления не имею, почему случился пожар, шериф, - он насмешливо развел руками. - Когда я ушел, они праздновали продажу, - он издевательски засмеялся. - Как и обещал, оставляю вас обоих в живых.
        Дверь захлопнулась, и этот звук леденящим холодом отозвался в ее сердце.
        Кац вошел в общий офис, который находился на первом этаже, под личным кабинетом МакКаферти. Свет газового фонаря освещал комнату через окна. Между дубовым письменным столом и шкафами с документами Бочек собрал кучу бумаги, бросил на бумагу вешалку и два дубовых стула… Взяв две керосиновые лампы, он вскрыл их и вылил керосин на окружающую мебель. Пустые лампы швырнул в кучу.
        Вытащив из кармана сигару, он надкусил кончик и сплюнул в кучу. Зажег сигару, сделал несколько затяжек и швырнул все еще горящую спичку на бумаги.
        К тому времени, как он покинул общий офис и выходил из главного входа, языки пламени уже лизали потолок, над которым находилась комната, где лежали связанные Джейк и Джесси.

«Чертовски жалко потерять такое красивое здание и такую красивую женщину», - подумал он. Если бы он уже не договорился о подписании контрактов с четырьмя Горнодобывающими концернами и тремя Торговыми Компаниями о перевозке их золотых слитков, он мог бы не прибегать к таким жестоким мерам и выкупить какие-то другие компании. Но ни одна из них, конечно, не соответствовала бы так прекрасно его целям, как Компания Таггарата.
        Желая уйти подальше от дома, освещенного внутри красным пламенем, он быстро пошел по улице. Единственное, о чем он сожалел в этом деле, это убийство девушки. Жаль, что она не оказалась умнее. Они бы с Вестоном могли бы все продать, не сопротивляясь. Эта девушка так же глупа, как и ее старик. Фактически, они оба умрут из-за своей глупости. «У нее был бы я, деньги и все остальное», - на этой мысли он выбросил ее из головы.
        Кац дошел до угла и обернулся. Дым валил из окон первого этажа. Когда пламя начало освещать улицу, пожар заметили несколько человек. Он решил остаться и посмотреть, чтобы быть уверенным.
        А кроме того, он любил наблюдать хорошие пожары.


        В накинутом на плечи пальто, чтобы было удобнее его перевязанной руке, Педди завернул за угол и остановился, увидев растущую толпу перед двухэтажным кирпичным зданием. Он знал, что офис МакКаферти находится в этом квартале, но не был уверен, в каком именно здании. Педди почувствовал, как волосы встали дыбом у него на голове. Боже мой, он ненавидел пожары. Во время спортивного боя в Южной Дакоте полуобезумевшая от страха толпа чуть не растоптала его, когда загорелся тент.
        Он пробрался сквозь толпу. Через разбитое окно языки пламени уже вырывались наружу. «Красивое здание», - подумал Педди. Окна продолжали лопаться. В конюшне, которая находилась в соседнем здании, громко ржали лошади. Их уже начали выпускать. Серый жеребец уже вырвался на свободу и поскакал по улице, обезумев от страха, чуть не затоптав собравшихся мужчин.
        Педди увернулся от промчавшейся лошади и подошел ближе к дому, ощущая не только приступ страха, который он всегда испытывал во время пожаров, но и беспокойство, шестое чувство подсказывало ему, что что-то было не так. Он подошел еще ближе, от жара, идущего от горящего дома, у него на лбу выступили капли пота. Он стал изучать буквы на внешней вывеске возле двери, одно из слов совпадало со словом в записке, которую он в конце концов показал Меган. Та сразу заплакала и сказала, что он немедленно должен идти за Джейком, иначе будет поздно. Он узнал слово на вывеске, потому что в середине слова была большая буква «К». МакКаферти, как она ему прочитала.
        Это был офис Хараса МакКаферти, понял он, и отчаянье охватило его. Джейк и мисс Джесси могли быть в этом здании.
        Бригада мужчин с ведрами в руках поливали из двух больших деревянных бочек конюшню, которая стояла почти вплотную к горящему зданию. Педди перевел взгляд с мужчин на горящий дом и принял решение. Отодвинув в сторону двух зевак, он подошел к бочке с водой. Неловким движением он скинул пальто с плеч и окунул его в бочку с водой. Он пробирался сквозь толпу к зданию, когда люди вокруг закричали, приветствуя прибытие пожарной команды из Эмбракадеро. Красные, отделанные медью сверкающие пожарные повозки въехали с одной стороны квартала, а с другой стороны на лошадях въехала Бригада пожарников ополчения.
        На минуту Педди почувствовал облегчение. Но затем понял, что к тому времени, когда пожарники организуют подкачку воды насосами, будет слишком поздно.
        Преодолевая желание бежать подальше от пожара и огромный страх, сжимающий его сердце, Педди поднялся по каменным ступенькам широкого крыльца и открыл красно-коричневую дверь. Он слышал, как люди кричали ему и предупреждали об опасности, называли его дураком, но он накрыл голову своим мокрым пальто и шагнул внутрь. Жар справа обжег ему кожу. В это время языки пламени подобрались к стеклянной двери. Лак на ней вздулся, стекло лопнуло и вывалилось внутрь, горячий ветер пахнул на Педди. Осмотрев левую, еще не горящую сторону комнаты, он увидел, что здесь никого нет и направился к лестнице, которая тоже еще не горела. Ядовитый дым застилал глаза, вызывая слезы. Он смахнул их рукавом мокрого шерстяного пальто. Его мысли переполнял страх и мысли о печальной судьбе, которая, возможно, его ожидает, но он заставил себя подняться по лестнице.
        Поднявшись на второй этаж, он увидел дым, идущий из-под двери, на стекле которой было выгравировано то самое слово: МакКаферти.
        Педди разбежался и выбил дверь, сорвав ее с петель и разбив стекло. Он попал в переднюю офиса МакКаферти, но комната оказалась пустой. Вторую дверь пришлось также вышибать. Комната была полна дыма, различить что-то было трудно. Педди нагнулся пониже и протер глаза. На одной стороне комнаты уже начал тлеть пол, огонь проникал снизу. Языки пламени подбирались к окнам, освещая комнату зловещими бликами.
        Педди пересек комнату. Споткнувшись обо что-то тяжелое, он больно упал на раненое плечо. Это было мертвое тело, он узнал Хараса, чуть дальше еле различались еще два силуэта. Быстро подбежав к ним, он увидел над кляпом глаза Джесси, расширенные от ужаса.
        К тому времени, когда сквозь дым она увидела Педди, Джесси уже почти потеряла надежду. Джейк все еще не приходил в сознание, пол под ней начал вздуваться от жара. Только толстый персидский ковер пока что спасал ее от ожогов, но края ковра уже начали тлеть. Она умоляюще смотрела на Педди. У него не было ножа, он сорвал повязку со своей больной руки и, сжав зубы от боли, накрутил на руку толстый золотой шнур, которым Джесси была привязана к стулу. Его лицо побагровело от напряжения, сильные мускулы напряглись. Шнур с треском разорвался. Высвободив руки, Джесси дрожащими пальцами сорвала полоску юбки, закрывающую рот, вытащила кляп и повернулась на коленях к Джейку, начав быстро развязывать его.
        - Нам нужно спешить, - ее голос дрожал. Она задыхалась и кашляла, стараясь быстрее развязать узлы. Педди разорвал шнур своими сильными руками, схватил стул и отшвырнул его через комнату. Джейк застонал, когда Педди поднял его на ноги, и открыл глаза. Джесси неуверенно посмотрела на огромного ирландца, но тот, не обращая на нее внимания, перекинул Джейка на свое здоровое плечо и пошел к выходу. Они добрались до лестницы, Джейк кашлял от дыма, но уже пришел в себя и потребовал, чтобы Педди поставил его на пол. Став на ноги, Джейк потряс головой, чтобы придти в себя окончательно и засмеялся:
        - Так приятно видеть тебя, мой друг, - сказал он, задыхаясь от дыма.
        Педди слабо улыбнулся, не сводя глаз с лестницы и пола, которые уже начали гореть. Лестница была блокирована, снизу поднимались языки пламени. Жар обжигал им лица, нужно было возвращаться в комнату… Подталкивая перед собой Джесси, они подобрались к окну, на матовом стекле которого был изображен пруд с кувшинками. Педди закрыл голову и лицо своим мокрым пальто, вышиб стекло и, перевалившись через подоконник, оказался на крыше конюшни. Крышу от окна отделяло не более четырех футов, дым был немного пореже. Педди расставил руки, ожидая Джесси и Джейка.
        - Твоя очередь, Бостон, - Джейк поднял ее на подоконник и придерживал, пока она не спрыгнула вниз.
        Педди поймал ее, морщась от боли в руке, и повел по крыше конюшни, подальше от горящего дома. Джейк благополучно спрыгнул с подоконника и поспешил за ними. Во дворе конюшни возле стены стоял стог сена. Им удалось спрыгнуть с крыши на стог и съехать по нему на землю. Выйдя со двора конюшни, они оказались на параллельной улице. Дыма здесь почти не было. Держась за высокий каменный забор, они немного отдохнули, кашляя и вытирая слезы.
        В это время в клубах дыма и вспышках пламени рухнула крыша горящего здания, снопы искр взметнулись в ночное чистое небо.
        Джейк обнял Джесси, прижавшись лицом к ее щеке.
        - Слава Богу, ты жива.
        Несмотря на то, что лицо ее было закопчено дымом, волосы спутались, для него она была самой красивой женщиной. Она прильнула к нему, обвив руками его шею, прижалась всем телом, как будто не собиралась больше его никогда отпускать. Он чувствовал, как она дрожит, и обнял ее еще крепче.
        Когда Джесси подняла на него глаза, слезы текли по ее лицу, оставляя дорожки на ее перемазанных копотью щеках.
        - Я всегда причиняю тебе несчастье, - прошептала она.
        - На этот раз ты ни при чем. Это Бочек, - лицо Джейка напряглось, но затем он улыбнулся ей. - А кроме того, ты стоишь того, чтобы рисковать ради тебя.
        Он повернулся к Педди и протянул ему руку.
        - Спасибо, Педди. Если бы не ты… Ты чертовски хороший друг, Педди Фитцпатрик.
        Джесси шагнула к ирландцу, обвила руками его шею, и ее объятие сказало больше, чем могли выразить слова. Робкая улыбка Педди переросла в смущенный смех, когда Джесси крепко поцеловала его в щеку.
        - Бочек, - взгляд Джесси снова ожесточился. Он посмотрел на Джесси. - Я должен его найти.
        - Пусть этим займется шериф, - умоляла его Джесси, когда они продолжили путь по улице. - Тебе и так сегодня досталось, Джейк.
        - Суд и веревка - это для него слишком хорошо, Джесс. А кроме того, он всегда сможет избежать этого. Ты возвращаешься в «Милый Ангел» с Педди.
        - Я провожу ее, босс, - по голосу было заметно, что Педди совсем ослабел.
        - Я хочу пойти с тобой, - настаивала Джесси.
        - Нет, - ответил Джейк, не останавливаясь.
        Джесси и Педди следовали за ним. Когда они дошли до перекрестка, Джейк повернулся к Джесси.
        - Я не потащу тебя за собой, Джесс. Педди, возвращайся с ней в, «Ангел».
        - Ты обещал, что в следующий раз выслушаешь меня! Кац Бочек убил моего отца! Если ты пойдешь за ним, я тоже пойду.
        Да, он обещал ей это, хотя именно сейчас он не мог понять, почему. Зная, что он делает ошибку, Джейк уступил. По крайней мере, она будет под его присмотром. Только один Бог знает, что она может выкинуть, и что ей взбредет в голову.
        - Только будь осторожна, - спокойно сказал он.
        Джесси удивленно подняла брови. Она казалась ему такой красивой, что ему трудно было сосредоточиться. Бог мой, насколько эта женщина заполнила его сердце!
        - Черт возьми, ты не даешь мне думать, Джесси, - он притянул ее к себе и поцеловал, ему хотелось сделать это с того момента, когда он увидел ее в офисе МакКаферти. - Постарайся, чтобы я думал о Бочеке, а не о тебе, хорошо?
        Щеки Джесси вспыхнули от радости, хотя взгляд ее выражал недоумение и вопрос. Не обращая внимания на ее вопросительный взгляд, он наклонился и достал из сапога револьвер 36 калибра, которым так и не смог воспользоваться раньше. Засунув револьвер за пояс, Джейк направился к заполненным народом улицам.
        - Педди, - вскрикнула Джесси, и Джейк увидел, как Педди упал на одно колено. Рубашка на плече промокла от крови. Джесси склонилась над ним.
        - Это было слишком тяжело для него.
        - Ему нужен доктор, Джесс, - не обращая внимания на слабые протесты Педди и заверения, что с ним все в порядке, они подняли его на ноги и, поддерживая с двух сторон, повели по переулку в сторону пожара. Недалеко стояла двухместная коляска, кэбмен наблюдал за пожаром.
        Джейк помог Педди сесть в экипаж, не слушая возражений, он усадил рядом Джесси.
        - Мне интересно посмотреть пожар, парень, - кэбмен недовольно замахал руками на Джейка.
        Джейк вытащил револьвер 36-калибра и направил его кэбмену между глаз.
        - Тебе будет еще интереснее смотреть, когда я сделаю третью дырку, если ты только не отвезешь этого человека к доктору.
        Кэбмен побледнел. Он схватился за вожжи, и Джейк отступил в сторону.
        Джесси выглянула из окна экипажа.
        - А ты с нами не поедешь?
        - Мне нужно сначала кое-что сделать, - хотя он позволил ей пойти с ним, но теперь нужно было позаботиться о Педди, и это был очень удобный повод отправить ее в безопасное место. - Встретимся в «Ангеле», - он бросил на нее предостерегающий взгляд. - Я хочу, чтобы ты была там, когда я вернусь. Нам нужно кое-что обсудить.
        Джесси отвела взгляд в сторону, и он понял, что она чувствует себя виновной. Пусть помучается, подумал он, она это вполне заслужила. Но он был бы рад, если бы проблема с Бочеком уже была позади, и они бы уже выяснили свои отношения. Он будет рад надеть ей на палец обручальное кольцо и будет рад, когда она навсегда займет место в его постели.
        Когда кэб отъехал, Джейк направился к пансиону, где жил Кац. Но он не сделал и нескольких шагов, когда заметил Бочека, стоящего под навесом на противоположной стороне улицы. Тот внимательно следил за пожаром.
        - Сукин сын, - выругался Джейк, направляясь к нему.
        Бочек заметил Джейка почти в тот же момент. Он не верил своим глазам. Они оба стояли на открытом месте, и у них не было другого выхода, как выхватить револьверы. Они направили друг на друга оружие и выстрелили одновременно. Пуля Джейка попала в кирпичную стену позади Каца, а пуля Бочека сбила газовый фонарь, рядом с которым стоял Джейк. Затем Бочек нырнул в толпу.
        Услышав громкие выстрелы, которые перекрыли общий шум и суматоху, Джесси выглянула из окна экипажа, пытаясь понять, что случилось.
        - Остановитесь! - приказала она кэбмену, увидев Джейка, несущегося стрелой по улице с револьвером в руке. Кэбмен натянул вожжи, экипаж еще не успел остановиться, как она уже выскочила из него.
        - Доставьте этого человека в «Милый Ангел» на Монтгометри Стрит. Они заплатят вам вашу цену плюс доллар чаевых. Скажите, что вас послала мисс Джесси.


        Джесси увидела темноволосую голову Джейка, возвышавшегося над толпой. Он бежал, и она знала, за кем он бежит.
        - Будьте осторожны, мэм! - выкрикнул Педди.
        Джесси кивнула, подняла юбки и быстро побежала к перекрестку. Экипаж скрылся из виду.



        Глава 24

        Джейк увидел впереди Бочека, который проталкивался через толпу. Мужчины недовольно ругались и толкали его. Джейк поспешил за ним, раздвигая людей плечами.
        Выбравшись из толпы, Бочек взвел револьвер, заставив Джейка спрятаться за высоким крыльцом какого-то дома. Когда Джейк выглянул из укрытия, Бочек уже исчез.
        Подбежав к тому месту, где только что был поляк, Джейк сообразил, что тот, должно быть, скрылся в переулке. Он побежал вдоль стены, но наступил на что-то скользкое и упал. Это спасло его - пуля пролетела чуть выше его головы и ударилась в стену.
        - Джейк! - подбежавшая Джесси наклонилась над ним.
        Джейк правой рукой схватил ее за плечи и прижал к земле рядом с собой. Вторая пуля Бочека пролетела у них над головами. Быстро вскочив и стараясь держаться в тени, они прижались к холодной кирпичной стене.
        - С тобой все в порядке? - прошептала Джесси, дотронувшись до его щеки дрожащей рукой. - Я видела, как ты упал и решила, что он попал в тебя.
        - К счастью, я только поскользнулся, - они услышали впереди топот бегущего человека, который стих в конце переулка. - Оставайся здесь, - Джейк побежал в переулок. Подняв юбки, Джесси устремилась за ним. В конце переулка Джейк остановился, а Джесси подбежала к нему. Он толкнул ее глубже в тень.
        - Джесси, я хотел бы, чтобы ты вернулась в «Милый Ангел».
        - А я бы хотела, чтобы этим делом занялся шериф, но ты решил все сделать сам, и я иду с тобой. Мне бы только хотелось иметь револьвер.
        Вздохнув, Джейк согласился.
        - Ну, хорошо, но сначала я выясню, где Бочек, - он свернул за угол и побежал по улице, по которой скрылся поляк. Улица была темной, без уличных фонарей. Джейк подождал в конце квартала, пока Джесси не догнала его.
        - Он направился в Китай-город, - Джейк не оглядываясь, продвигался вперед.
        - Если он заберется в этот лабиринт, мы никогда не найдем его.
        - Он на это и рассчитывает, но вряд ли ему это удастся.
        С мрачной решительностью он свернул в еще один переулок, не выпуская руки Джесси.
        - Осторожно! - закричала она, и Джейк толкнул ее назад, за угол дома. Раздался выстрел револьвера 46-калибра, пуля рикошетом отлетела от стены в том месте, где они только что были. Бочек находился возле дома, на другой стороне переулка.
        - Он стоит там, в дверном проеме, - прошептала Джесси, чуть дыша.
        Бочек опять побежал, и Джейк увидел, как тот выскочил из переулка на ярко освещенную оживленную улицу с многочисленными лавками, украшенными яркими разноцветными фонариками из рисовой бумаги, висящими над входом. На тротуарах было многолюдно - большинство с бутылками в руках. Некоторых обнимали китайских девушек, Каца Бочека нигде не было видно.
        - Он может быть в любом из этих домов, - они переходили от одной лавки к другой. Проститутки окликали Джейка на ломаном англо-китайском жаргоне, щеки Джесси пылали от смущения. Джейк затащил ее в пустой дверной проем.
        - Я думал, что ты уже привыкла к такого рода разговорам.
        - Кажется, я никогда к этому не привыкну.
        - Леди всегда остается леди, - насмешливо произнес он, продолжая изучать улицу. Наклонившись, он быстро поцеловал ее: - Я тебе уже говорил об этом раньше.
        Джесси внимательно посмотрела на него, слезы подступили к ее глазам, она отвела взгляд.
        - Если бы я действительно была леди, я не позволила бы себе так вести себя с Рене, да и с тобой тоже.
        Левой рукой он обнял ее за плечи и повернул лицом к себе.
        - Джесс…
        К ним подошел китаец, одетый в черное. Джейк отпустил руку Джесси. Правая рука сжала рукоятку револьвера.
        Человек почтительно поклонился.
        - Мужчина, которого вы ищите, находится там, мистер Вестон, - он указал пальцем на здание склада в середине квартала и скрылся в лавке.
        - Пошли, - Джейк потянул Джесси к темному зданию склада. Он окинул взглядом помещение и окружающие его дома и, не заметив ничего подозрительного, открыл тяжелую деревянную дверь. Пуля врезалась в косяк двери, щепки полетели в стороны.
        - Черт, - выругался Джейк, отступив за стенку. Дверь осталась открытой.
        Джесси дотронулась до его лица, стирая тонкую струйку крови от попавшей в лицо щепки.
        - Нам нужно предоставить это шерифу Хенди, - прошептала она.
        - Возможно, - согласился Джейк. Но у него не было ни малейшего намерения поступать благоразумно. Бочек убил Генри и сделал все, чтобы сжечь его и Джесси живьем. Теперь у него с поляком личные счеты.
        Джейк опустился на колено и быстро выстрелил. Они слышали крадущиеся шаги между бочек и коробок, которые были едва видны в темноте. Когда Бочек выстрелил в ответ, раздался сильный грохот, как будто с высоты упала и разбилась бочка.
        - Он что-то перевернул, - прошептала Джесси.
        - Может, бочка упала на него и раздавила, как клопа.
        Они осторожно вошли внутрь. Здание склада в ширину занимало весь квартал, и задняя дверь выходила на параллельную улицу. Прежде, чем они дошли до этой двери, Джейк вдруг увидел один из револьверов Бочека, лежащий на полу. Он, должно быть, обронил его, когда упал. Но самого Бочека не было видно. Джейк проверил револьвер и засунул его за пояс.
        - Я хотела бы, чтобы ты все предоставил шерифу, - снова повторила Джесси.
        - А я хотел бы, чтобы ты, черт возьми, вернулась в «Ангел».
        Джесси только покачала головой. Они вышли через заднюю дверь. Как и улица перед домом, эта улица была тоже украшена китайскими фонариками и была полна китайских кули.
        - Черт возьми, - проворчал Джейк, смешавшись с толпой. - Мы опять его потеряли.
        К ним подошли двое одетых в черное китайцев. Один из них сказал что-то по-китайски, показывая на револьвер за поясом Джейка и на улицу.
        - Что он говорит? - спросила Джесси через плечо Джейка.
        - Похоже, что нам немного помогает Поднебесная Империя. Китайцы так же не любят Бочека, как и он их. Они прямо не вмешиваются, но мы можем воспользоваться помощью, которую они хотят нам оказать.
        Они дошли до угла, там стоял второй китаец и указывал в направлении переулка. Там они увидели еще китайца. Он поднял руку, останавливая Джейка.
        - Как крыса в ловушке, - сказал он. - Этот мерзавец пошел в лагерь для перемещенных лиц.
        Торговлей рабами занимались в здании бывшего склада в конце переулка. Джейк был там только один раз. Он помнил, что в помещении был один вход с улицы, бар и столики, и затем дверь во второй зал, где и происходили аукционы. У помоста в виде сцены, на который выходили девушки, с обеих сторон было по одной двери. Как рассказывали Джейку, эти двери вели в общие комнаты, где находились девушки.
        Джейк остановился у входа. Дверь была окрашена в темно-зеленый цвет, полированные медные петли сверкали. Эта нарядная дверь была совершенно не к месту в этом мрачном переулке, таком же зловещем, как и бизнес, которым здесь занимались.
        Джейк толкнул тяжелую дверь, петли громко заскрипели. Луна уже взошла, но свет ее плохо проникал в здание. Держа наготове свой револьвер и стараясь заслонить собой Джесси, Джейк осторожно ступил внутрь здания, помедлив немного, чтобы привыкнуть к темноте.
        Впереди, из-под двери, ведущей в комнату, где проходили аукционы, виднелась неяркая полоска света. Пробираясь к этой двери, Джейк споткнулся о стул и одновременно в соседней комнате послышался легкий шум. Толкнув дверь, он увидел, что комната была залита лунным светом. В призрачном свете виднелись ряды стульев.
        - Оставайся здесь, - шепотом приказал Джейк. - Я не могу следить за ним и за тобой одновременно.
        Джесси кивнула и прижалась к стене. Джейк нырнул в открытую дверь и бросился на пол, сбив два стула. Прогремел выстрел, пуля врезалась в стену над ним. При таком свете было трудно что-то наверняка рассмотреть и точно прицелиться, но и Бочек также не мог его видеть.
        Услышав шорох впереди, там, где был помост, Джейк двинулся туда, стараясь пригибаться и двигаться бесшумно. «Осталось четыре патрона», - подумал он, держа револьвер наготове. Послышались тихие шаги на помосте. Увидев мелькнувшую тень, Джейк выстрелил. Бочек тут же сделал ответный выстрел, ориентируясь на вспышку револьвера Джейка, но промахнулся. Джейк снова спустил курок, ответная пуля Бочека задела его пальто. Джейк услышал тяжелые шаги огромного поляка и подумал, что ранил его.
        Почувствовав руку на своем плече, Джейк отпрянул.
        - Черт возьми, - пробормотал он тихо, толкая Джесси на пол, в то же мгновение пуля просвистела у них над головами. - Ты, вне всякого сомнения самое неразумное существо женского пола, в которое меня угораздило влюбиться, - Джейк тщательно прицелился и выстрелил в направлении вспышки выстрела.
        - Я подумала, что если ты мне дашь револьвер Бочека, я могла бы отвлечь его внимание на себя, а ты бы по выстрелу вычислил бы, где он находится.
        - Неплохая мысль, Джесс. За исключением того, что револьвер Бочека пуст.
        - О-о.
        - А теперь лежи и не поднимайся, и на этот раз выполняй то, что я тебе говорю, - Джейк перекатился на бок и вскочил на ноги. У него остался один выстрел. И этот выстрел должен быть удачным.
        Вдруг две двери по обеим сторонам помоста распахнулись, и свет нескольких факелов осветил сцену. Бочек стоял посередине. Взглянув налево и направо, он направился к ближайшей двери, но пуля Джейка пронзила его грудь, не успел он сделать и нескольких шагов. Он уронил револьвер и упал навзничь, хватая ртом воздух и прижимая руки к груди. По пальцам текла кровь.
        Из одной двери вышел человек, одетый в черные китайские одежды, из другой - человек в темном западном костюме. За ним в дверях появились вооруженные люди. Джейк узнал Чарли Синга и Ток Лой Хона с их охранниками. Бочек потянулся к своему револьверу, лежащему недалеко от него, но Чарли Синг быстро нагнулся и схватил револьвер, держа его на расстоянии от себя, как будто это была какая-нибудь гадость.
        - Я не думаю, что он вам нужен, мистер Бочек, - произнес Чарли вежливо, затем спустился по ступенькам к Джесси и Джейку.
        - Бочек - это человек, который убил моего отца, - сообщила ему Джесси.
        Синг не казался удивленным.
        - После нашего последнего неудачного… столкновения, достопочтенный Ток Лой и я начали подозревать такую вероятность. До нас обоих доходили определенные… слухи. Но мы были не совсем уверены до тех пор, пока не узнали о сегодняшнем пожаре. Мы думали, вы оба мертвы, но наши люди увидели, что вы преследуете Бочека в Китай-городе.
        Он предложил револьвер Бочека Джейку.
        - Подарок на память?
        - Спасибо, - Джейк принял тяжелый револьвер, а свой пустой передал Джесси.
        - Ты хотела иметь оружие. Как только все устроится, я научу тебя им пользоваться. Джесси взглянула на него.
        - Вряд ли у нас будет время для этого, - ставшее вдруг натянутым выражение ее лица говорило, что между ними ничего не изменилось. - Я уезжаю в Бостон ближайшим поездом.
        Джейк повернул ее к себе.
        - Если бы у меня была хоть капля здравого смысла, то мне следовало бы помочь тебе упаковаться, но…
        - Он ушел к своим предкам, - прервал их Ток Лой, он стоял, наклонившись над телом Бочека, его костлявые пальцы лежали на толстой шее поляка. - Сегодня будет печальный день на небесах Запада, - он мудро улыбнулся, - если такое место существует.
        - Более вероятно, что он сейчас движется совсем в другом направлении, - Джейк, перешагивая через две ступеньки, поднялся на помост, подошел к телу, и наклонившись, достал из кармана Бочека пропитанные кровью документы на покупку их собственности. Вернувшись к Джесси, он раскрыл бумаги и обнаружил, что там был еще один документ. Бумаги были пробиты пулей.
        - Сожги их, - сказала Джесси.
        - Я могу сжечь только наши бумаги, но Дон Гутерец, возможно, захочет взять свою закладную. Он получит свой дом назад. По крайней мере, до тех пор, пока мы сможем держать его подальше от игорных столов.
        Вспомнив о старом калифорнийце, с которым она познакомилась, когда впервые появилась в «Милом Ангеле», Джесси согласилась:
        - Мне кажется, это будет хорошим уроком для Дона. В последнее время он не выиграл ни одной партии.
        Джейк улыбнулся:
        - Я рад, что хоть что-то хорошее вышло из этого.
        - Я тоже, - согласилась Джесси, немного грустно.
        - Спасибо вам обоим за помощь, - поблагодарил Джейк китайцев.
        - Да, - добавила Джесси, - и вы оба стали хорошими друзьями.
        - Как и вы, - ответил Ток Лой.
        Джейк обернулся к Джесси.
        - Поехали домой, Бостон. Мы отправим письмо шерифу, смоем с себя копоть и поговорим. Джесси коротко взглянула на него.
        - Не знаю, о чем нам говорить. Между нами ничего не изменилось, и я не могу изменить того, что сделала.
        - Дома, Бостон, мы поговорим об этом доме.
        Джесси хотела сказать, что «Милый Ангел» перестал быть ее домом с тех пор, как она провела ночь с Рене. Вместо этого она тяжело вздохнула и позволила повести себя к двери.


        Они добрались до «Милого Ангела» и нашли всех в страшном волнении. Педди находился в своей комнате с доктором Бедфордом, который заявил, что с Педди будет все в порядке, и что пока ему нужен только покой. Лови и Руперт были в офисе с рыдающей Меган О'Брайен.
        - Она говорит, что Бочек шантажировал ее, требуя информацию, - сообщила им Лови, - она не думала, что из-за этого кого-нибудь могут убить, но у нее маленькая дочь учится в школе Сестер Редемптон. Бочек узнал о ребенке и угрожал убить девочку, если Меган не согласится выполнять его приказы.
        - Похоже, что он мог это сделать, - ответил Джейк.
        - Он шантажировал и МакКаферти тоже, - добавила Джесси. - Он что-то сказал о мальчике-слуге, и Харасу чуть плохо не стало, - Джесси взглянула на Лови, которая усмехнулась:
        - Я всегда чувствовала, что с этим человеком что-то было не так.
        Джесси повернулась к Джейку, который совсем не был удивлен, а весело хмыкнул.
        - Я вижу, что я чего-то не понимаю. Может быть, один из вас составит за труд объяснить мне?
        - Все в порядке, Джесс, - заверил ее Джейк, - леди не должна знать подобных вещей.
        - А эта леди хочет знать, - так как улыбка у Джейка стала еще шире, щеки у Джесси начали гореть, - и чем скорее, тем лучше.
        Джейк мягко улыбйулся, Джесси почувствовала себя неуверенно. Почему он так нежен с ней после того, что у нее было с Рене?
        - Меган, - мягко сказал Джейк, положив руку на плечо девушки, - ты была просто жертвой, так же, как и все мы.
        Та икнула, стараясь перестать рыдать.
        - И вы не отдадите меня шерифу?
        - Нет.
        Она схватила его руку и поцеловала.
        - Слава всем Святым! Я буду вечно тебе благодарна, Джейк Вестон! Мисс Джесси, вы об этом не пожалеете, я обещаю вам!
        Джесси улыбнулась Меган, довольная решением Джейка. Повернувшись, она ушла в свою комнату, чтобы принять ванну и переодеться.
        Джейк послал записку шерифу, и когда Исаак прибыл, детально пересказал ему события вечера. Так как Джесси все еще не спустилась вниз, Исаак договорился придти на следующий день, чтобы взять ее показания. Когда все более или менее успокоилось, Джейк с облегчением направился к себе принять ванну и побриться.


        Джесси лежала в узкой ванне, около своего небольшого камина. Языки пламени ярко полыхали, и перед ней возникали картины ужасного пожара. Несмотря на горячую воду, в которой она лежала, она вздрагивала при мысли, какой был бы кошмар, если бы Педди не пришел им на помощь. По крайней мере, душа ее отца теперь должна успокоиться, чего Джесси не могла сказать о себе. Она не успокоится, пока не покинет Сан-Франциско и не уедет как можно дальше от своих воспоминаний.
        Она пыталась представить свое возвращение в Бостон, но не смогла. Оказалось, что она с трудом припоминает, как выглядят улицы, магазины, государственные учреждения. У нее не было там дома. Она начнет все сначала, будет жить в пансионе для одиноких женщин и будет жить так, как ей захочется. Там не будет Лови Макдуглас, которая заботилась о ней, как мать, не будет Руперта, который веселил ее, не будет Педди, который охранял и защищал ее. Жизнь, которая ее ждала, была такой одинокой и пустой, что Джесси почувствовала, как слезы подступают к глазам.
        Но здесь у тебя тоже нет дома, сурово напомнила она себе. Это дом Джейка. Ты вторглась сюда на некоторое время и не принесла ничего, кроме горя, и сейчас время уйти. Он хотел поговорить с ней сегодня, хотя уже поздно, и они оба измучены. Она не знала, о чем он хочет говорить с ней, но боялась, что он может попросить ее остаться.
        Нежные взгляды, короткие поцелуи, объятия, которые она запомнит навсегда, намеки на прощение, которое она не сможет принять - все это заставляло ее любить его еще больше, но еще сильнее, чем раньше, быть уверенной, что ей нужно уехать.
        Вода в ванне остыла, Джесси вытерлась и оделась для сна. Она сидела у камина в кружевной, тонкой ночной рубашке и теплом розовом бархатном халате. Ее волосы еще были влажными, когда она услышала стук в дверь.
        - Войдите, - и в комнату вошел Джейк. Даже с синяками на лице он еще никогда не казался ей таким красивым и таким дорогим.

«Как я его люблю!»-подумала Джесси, чувствуя, как слабеет ее решительность. Безупречные черные бриджи и белоснежная рубашка, еще немного влажные черные волосы - он был неотразим. Он улыбался, и улыбка была такой теплой и нежной, что разбивала ее сердце.
        Она поняла, что готова нарушить все свои клятвы покинуть его, молясь о том, чтобы он попросил ее остаться, и зная, что она останется, если он попросит, хотя впоследствии, возможно, это разобьет их сердца. Он взял ее холодные руки в свои теплые ладони, наклонился и поцеловал ее. Это был легкий, нежный, ничего не требующий поцелуй.
        - Привет, Бостон.
        - Привет, Джейк, - она старалась успокоить свое трепещущее сердце.
        Он подвел ее к маленькому диванчику и сел рядом с ней.
        - С тобой все в порядке?
        - Да, - ответила она тихо, - просто немного устала.
        - Мне хотелось бы подождать с этим, но думаю, что ждать больше нельзя.
        Она не ответила.
        - Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, - сказал он без всякого выражения. - Я так сильно люблю тебя, что не могу больше ни о чем думать. Нижняя губа у нее задрожала. Это были слова, о которых она молилась, слова, которые она мечтала услышать. Но она только покачала головой.
        - Ты действительно считаешь, что мы не подходим друг другу?
        - То, что я говорила в то утро, совсем неправда. Я просто чувствовала себя виноватой… Я и сейчас это чувствую, - Джесси подняла на него глаза. - Ты заслуживаешь женщины, которая не предаст тебя.
        - А ты считаешь, что ты предала?
        - Я действительно предала.
        - Ты думала, что я первый предал тебя.
        - Я должна была тебе поверить. Я понимаю, что должна была доверять тебе.
        - И ты считаешь, что при таких же обстоятельствах с тобой я должен был бы верить, что ты ни в чем не виновата?
        Джесси улыбнулась.
        - Нет, я так не считаю.
        - Я думаю, что мы оба получили хороший урок, - он сжал ее холодные руки. - Выходи за меня замуж.
        Она отвела взгляд.
        - Только что я говорила тебе, что уеду, что бы ни произошло, потому что считала, что рано или поздно история с Рене разрушит наш союз. Затем я молилась, чтобы ты попросил меня остаться, и я знала, что останусь. А теперь, когда ты здесь, и просишь меня выйти за тебя замуж, я не знаю, что делать.
        - Джесс… - Джейк поднял рукой ее подбородок, - сегодня после обеда я виделся с Ла Порте.
        Джесси почувствовала, что кровь отхлынула с ее лица.
        - Вот отчего у тебя лицо в синяках! Ты дрался с Ла Порте?
        - У нас была… своего рода дискуссия.
        - Я же просила тебя, Джейк, не ходить к нему. Как ты мог?
        - Послушай меня, Джесс, ты с ним не спала.
        - Это сказал тебе он?
        - Да.
        - А что другое ты хотел от него услышать?
        Джейк глубоко вздохнул и откинулся на спинку диванчика.
        - Он сказал, что не спал с тобой, и я верю ему.
        - А я нет.
        - Ну, хорошо, если ты не веришь ему, давай все выясним до конца. Расскажи, что ты чувствовала, когда Рене занимался с тобой любовью.
        Джесси вскинула брови.
        - Это уже извращение, Джейк Вестон. Как ты мог додуматься до этого?
        - Я просто думаю, что если мы все выясним до конца, ты сама узнаешь правду, и я тоже.
        - Значит, ты сам не до конца веришь ему, - сказала она с упреком. - Давай согласимся на том, что нам обоим будет лучше, если мы узнаем правду.
        Джесси молча смотрела на него, перебирая складки халата.
        - Может быть, ты и прав, - ее голос звучал не очень уверенно. Несколько расслабившись и откинувшись на спинку дивана, она напрягла память. - Рене и я начали вечер в «Паласе». Мы поужинали. Я… Я выпила немного шерри, затем немного шампанского, - она с трудом перевела дыхание, - нет, много шампанского. Я помню, как разбила бокал в ресторане, и Рене сказал, что мне нужно ехать домой. Я ему ответила, что у меня нет дома, - она увидела, как Джейк неловко заерзал на месте, - он отвез меня к себе домой и приказал своей экономке приготовить нам кофе. Я сказала, что хочу еще шампанского. Я…
        - Что ты, Джесс? - тихо спросил Джейк.
        Она не смотрела на него, но чувствовала, что он не сводит глаз с ее лица.
        - Я сказала ему, что люблю тебя…
        - А потом?
        - Рене что-то сказал о том, что вы оба негодяи и… поцеловал меня.
        Джейк вздрогнул.
        - Продолжай, Джесс.
        - Больше я ничего не помню, - она уставилась на свои руки, которые сложила на коленях.
        - Ты не помнишь потому, что нечего помнить - ничего не было. Рене даже не было дома в ту ночь.
        Джесси взглянула на Джейка. В его лице было столько любви и нежности, что она поняла - для него не имеет значения, спала она с Рене или нет. Обняв руками его шею, она прижалась щекой к его щеке, рыдания перехватили ей горло.
        - Выходи за меня замуж, Джесс.
        - Я так тебя люблю, - ответила она, прильнув к нему, понимая, что никакой мужчина не смог бы заменить ей Джейка. Его руки обняли ее и он стал целовать ее щечки, его пальцы гладили ее волосы.
        Затем Джесси поцеловала его таким нежным и любящим поцелуем, что он понял, как она его любит. Он ответил гораздо менее нежным, но очень требовательным поцелуем. Она чувствовала жар этого поцелуя с головы до ног.
        Когда они наконец оторвались друг от друга, Джесси посмотрела Джейку в лицо.
        - Я буду счастлива выйти за тебя замуж. Думаю, что не смогла бы уехать от тебя, даже если бы попыталась.
        - Тогда завтра, если ты готова. Мы купим дом, достаточно большой для семьи. Мы можем даже продать «Милый Ангел» и заниматься только почтенным бизнесом, но у нас еще будет время, чтобы принять решение, и у нас есть Грузовые и Морские Компании. Я люблю тебя, Джесс.
        - О, Джейк, я так тебя люблю!
        Он снова поцеловал ее, его губы были горячими и властными. Он встал, взял ее на руки и отнес к постели. Когда он отпустил ее, она прижалась к нему всем телом. Даже через плотную ткань черных бриджей она почувствовала, как сильно он возбужден.
        - Если хочешь, я могу подождать, пока мы поженимся.
        - Чего я хочу, Джейк Вестон, так это одного из твоих уроков.
        С нежной улыбкой и страстным взглядом, Джейк крепко прижал девушку к себе и стал целовать. Джесси почувствовала такой сильный прилив желания, что у нее просто подкосились ноги. Его руки нашли ленту завязывающую халат, он распахнулся и соскользнул с плеч. Чтобы снять ночную рубашку потребовалось не намного больше усилий, и через мгновение вся ее одежда лежала у ее ног.
        - Боже, как ты прекрасна, - прошептал Джек, опустив голову к ее обнаженной груди.
        - Не надо спешить, - поддразнила она. Дрожащими пальцами Джесси пыталась расстегнуть пуговицы на его рубашке. Он засмеялся и начал быстро снимать рубашку и сапоги, затем спустил бриджи со своих мускулистых стройных бедер. Она обхватила руками его твердые ягодицы и услышала, как он застонал.
        - Маленькая плутовка, - прошептал он ей на ухо, обхватив ее руками. Она почувствовала его пальцы на своих волосах, он отклонил ее голову назад. Его поцелуй был таким долгим, что она почувствовала, как слабеет в его объятиях. Затем его губы пробежали вдоль ее шеи, и вниз к плечам, он ласкал языком ее грудь и затвердевшие соски. Он поднял ее и положил на постель, лег рядом и начал целовать всю ее так, что она едва могла дышать. Ее пальцы скользнули по волосам на его груди, пробежали по шраму на плече, затем вниз, по плоскому животу, пока не почувствовали твердую мужскую плоть. Она провела по ней пальцами и почувствовала, как напряглось все ее тело.
        - Я хочу доставить тебе удовольствие, - сказала она ему. - Покажи мне, как.
        При свете камина она уловила его улыбку, от которой у нее захватило дыхание. Прежде, чем она поняла, что случилось, он поднял ее и посадил верхом на себя. Ее глаза удивленно расширились.
        - Ты хотела получить урок, будущая женушка. Как ты думаешь, ты понимаешь, куда он должен войти?
        Наклонившись вперед, Джесси поцеловала Джейка, и вся длина его плоти вошла в нее. Его твердость заполнила ее, возбудив кровь, ей стало жарко, она была вся мокрая, голова ее кружилась.
        - Думаю, что да, - пошутила она, едва дыша, и почувствовала, как напряглись его мускулы…
        - У тебя не только хорошенькая мордашка.
        Когда она снова выгнула спину, отбросив волосы через плечо и начала двигаться над ним, всякий разговор прекратился. Одной рукой он ласкал ее соски, другой придерживал за талию. Дрожь пробежала по ее телу. Она слышала его учащенное дыхание, чувствовала под своей ладонью, как бьется его сердце. Она знала, что его желание возрастает одновременно с ее собственным. Она ощущала это по тому, как напряглись мускулы его ног под ней, по резким движениям его бедер, которыми он встречал каждое ее движение. Ее тело горело, но в то же время ее охватила дрожь. Она полностью владела Джейком при помощи своего тела, чувствовала его ответное чувство и как высоко она вознеслась в своей власти над ним. Она почти достигла пика страсти, когда он обхватил руками ее ягодицы и еще крепче прижал к себе.
        Он держал ее, не давая двигаться, заставляя подчиняться, глубже проникая в нее и увеличивая ее желание с каждым сильным толчком. Она не могла думать, она не могла дышать, она могла только чувствовать. Когда он проник в нее еще глубже, она вскрикнула, и страсть ее достигла своего предела. Джесси звала его по имени, вонзив пальцы в его плечи, и прижав бедра к его твердой плоти. Дрожь прошла по ее спине, весь мир закружился от радости, восторга и наслаждения. Джейк напрягся, задрожал, следом за ней достигнув своего предела радостного наслаждения. Джесси упала на него, их тела блестели от пота.
        - Я люблю тебя, - прошептала она.
        - Я тоже тебя люблю, Бостон. Мне кажется, я всегда тебя любил.
        Лежа у него на руке, Джесси благодарила Бога за то блаженство, которое подарил ей возлюбленный. Их жизнь никогда не будет простой, они не были созданы для этого. Но и скучной их жизнь не будет. Она любила его, он любил ее. Трудности, которые они разделят вместе, сблизят их. Она улыбнулась и поцеловала его в щеку.
        - Как ты думаешь, завтра - это не слишком быстро?
        - Мы можем пожениться сегодня ночью, если у тебя еще остались силы.
        - Завтра - это тоже прекрасно, - ответила она, очень довольная. Она гладила его рукой, а он крепко обнял ее, и она улыбнулась в темноте. Завтра вполне подойдет, чтобы начать совместную жизнь с Джейком.


        notes

        Примечания


1

        Мера жидких и сыпучих тел, немного больше литра.

2

        Война Севера и Юга.

3


3, 63 м.

4


6 футов = 182 см

5

        Две золотые монеты по десять долларов.

6

        Приблизительно 42, 5 кг.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к