Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лэнгтон Джоанна: " Муки Сердца " - читать онлайн

Сохранить .
Муки сердца Джоанна Лэнгтон

        Панорама # Восходящая кинозвезда Кимберли Вудс оказалась в ловушке по вине родного отца, точнее из-за его пагубного пристрастия к азартным играм. Роль содержанки престарелого магната - такой сценарий уготовила ей жизнь. Неужели теперь это ее амплуа? Какой же будет финал?..

        Джоанна Лэнгтон
        Муки сердца

        Пролог

        Кимберли приготовила себе чашку кофе и села в глубокое кресло, чтобы разобрать накопившуюся почту. Перебирая конверты, она наткнулась на письмо, которое было переадресовано ей.
        Конверт был подписан агентом по недвижимости. Весьма заинтригованная, Кимберли вскрыла его. Содержание письма оказалось для нее полной неожиданностью. Агент сообщал, что не смог найти ее отца по последнему известному адресу. Однако еще до своего исчезновения Гектор Вудс упомянул дочь как человека, с которым можно связаться в случае необходимости. Агент запрашивал дальнейших указаний насчет дома, не так давно освободившегося от постояльцев. Кимберли с трудом вспомнила, о чем идет речь.
        Родители отца умерли, когда она была еще ребенком. Но уже в то время семья Гектора считала его поганой овцой. После смерти родных Гектор унаследовал крошечный коттедж в небольшой деревушке неподалеку от Нортгемптона. Но его явно не обрадовало известие, что дом занят пожилой постоялицей, которая не намерена съезжать, чтобы дать ему возможность поселиться там.
        Кимберли перечитала письмо раза три и позвонила агенту.
        - Я не могу сообщить, где находится мой отец в настоящий момент, - печально призналась она. - Мы не виделись довольно давно.
        - Пожилая леди переехала к родственникам. Если ваш отец захочет сдать дом еще кому-нибудь, придется сделать капитальный ремонт. Хотя, - добавил агент с энтузиазмом, - недвижимость в тех местах хорошо продается. Очень удобный участок под застройку.
        Конечно, отец выбрал бы последний вариант, отметила про себя Кимберли. Он продал бы дом и за несколько месяцев промотал бы все вырученные деньги. Либо на скачках, либо на собачьих бегах. На лице Кимберли застыла маска решимости. Она набрала в легкие побольше воздуха. А что, если поехать в агентство и забрать ключи?
        Идеи, одна за другой возникающие в голове, мешали Кимберли сосредоточиться. Ей нужен дом. Так? Она всегда любила деревню. Это факт. Если у нее будет свой дом, она сможет начать все заново. А почему бы и нет? Что удерживает ее в Лондоне? Неудачная карьера, от которой больше вреда, чем пользы? Она сможет найти работу и в деревне. В магазине, в баре. Она не привередливая. Ложную же гордость можно оставить в стороне.
        Кимберли не находила себе места от возбуждения. Если дом в плохом состоянии, ремонт потребует больших затрат…
        Я никогда не хотела быть актрисой. И сейчас без работы, размышляла Кимберли. Возможно, это реальный шанс начать новую жизнь. Как бы то ни было, надо попытаться. Конечно, я не могу бездействовать. По крайней мере, если я снова начну зарабатывать, то смогу когда-нибудь вернуть огромный долг Эстебану.



        Глава 1

        - Эстебан уполномочил меня заниматься его делами. Теперь я затаскаю эту наглую распутницу по судам и разорю ее! - визжала Мелани Бартлетт.
        Агостино Мангано слушал сводную сестру своего покойного отца не более чем с вежливым вниманием. Он старался скрыть неприязнь. Его большие черные глаза, казалось, ничего не выражали. Никто не мог бы даже предположить, что за последние шестьдесят секунд Мелани передала ему в руки главный козырь. За такую информацию Агостино пожертвовал бы чем угодно. Кимберли Вудс, актриса, окрещенная прессой Белоснежкой, та единственная женщина, из-за которой он не спал столько ночей, увязла в долгах…
        - Эстебан потратил на нее целое состояние! - Мелани кипела от негодования, резкими шагами меряя огромную комнату лондонского офиса. - Взгляни на неоплаченные счета… Ты не поверишь, во сколько обходится содержание проститутки и ее нарядов!
        - Любовница должна иметь соответствующий гардероб, а Кимберли Вудс амбициозна. Не сомневаюсь, она вытянула из Эстебана все, что могла. - Агостино бессовестно подлил масла в огонь.
        В отличие от большинства тех, кто два года назад оказался свидетелем распада брака Бартлеттов, Агостино никогда не задавался вопросом, почему Эстебан оставил жену. Его также не трогали жалобы Мелани на бедность. Эта эффектная блондинка родилась богатой и умрет еще богаче. Ее скупость служила постоянным источником насмешек в обществе.
        - Все эти деньги ушли на тряпки, - процедила Мелани сквозь зубы. - И вдобавок эта маленькая шлюшка взяла у Эстебана большую ссуду…
        Агостино внутренне напрягся. Проститутка, шлюха? Да, Мелани не стесняется в выражениях. Для мужчины с горячей кровью любовница необходима, но проститутка совсем другое дело. Эстебан нарушил правила игры. Умный мужчина не оставит жену ради любовницы. Сицилиец никогда не поступил бы так опрометчиво, подумал Агостино. Эстебан Бартлетт выставил себя дураком и сделал посмешищем собственную семью.
        - Однако ты вернула домой то, что больше всего хотела, - прервал Агостино поток ругательств. - Ты вернула мужа.
        Мелани вспыхнула. Ее губы изогнулись.
        - О да, я вернула его. После инфаркта. И он настолько слаб, что на выздоровление потребуются месяцы! Эта сучка довела его до больницы… Просто попросила доктора связаться со мной и ушла, холодная как айсберг. Мне нужны эти деньги. И что бы ни произошло, я намерена вытрясти их из нее. Мой адвокат уже послал ей уведомление…
        - Мелани, у тебя сейчас полно других, более важных забот. Эстебан прикован к постели. Вряд ли ему понравится новость о том, что его жена преследует его бывшую любовницу через суд. - Из-под густых черных ресниц Агостино следил за родственницей. Мелани немного успокоилась и устыдилась своего гнева. - Позволь мне заняться этим делом. Я возьму на себя ответственность за ссуду и возмещу тебе все расходы.
        Предложение племянника, казалось, повергло Мелани в шок.
        - Ты?..
        - Или мы не одна семья? - В его низком голосе с чуть заметным акцентом прозвучал упрек.
        Медленно, очень медленно Мелани кивнула, зачарованная против собственной воли. Потрясающие черные глаза смотрели на нее почти с нежностью, что было так нехарактерно для Агостино Мангано, и она растерялась.
        Глава клана Мангано пользовался огромным уважением среди его членов. Агостино не знал жалости, раскаяния, был холоден и независим. Он также был сказочно богат, совершенно непредсказуем и пугающе всесилен. Люди боялись его, даже когда он просто входил в комнату. Агостино промолчал, узнав, что Эстебан решил уйти из семьи. Рыдания Мелани и ее поза мученицы не вызвали у него сочувствия. Он знал, что тетка первая изменила мужу. С тех пор Мелани старательно избегала своего племянника…
        Только великий страх, что ее некомпетентность может привести к краху международную сеть высокодоходных казино, принадлежащих Эстебану, заставил Мелани Бартлетт обратиться за советом и помощью к Агостино. Кроме того, в данный момент она не слишком ясно представляла, каким образом претворять в жизнь план мщения и уничтожить Кимберли Вудс.
        - Как ты заставишь ее заплатить? - осторожно поинтересовалась Мелани.
        - Мои методы - это мое личное дело. - Агостино не стал вдаваться в подробности, ясно давая понять тетке, что ссуда ее больше не касается.
        Его мужественное, поразительно красивое лицо словно окаменело. Резкий тон остудил любопытство родственницы. Тем не менее Мелани торжествовала. Семейные узы, даже самые непрочные, значили для Агостино гораздо больше, чем можно было предположить. Жадная маленькая шлюшка получит по заслугам. А это главное.


        Оставшись в одиночестве, Агостино сделал то, чего никогда не позволял себе прежде. Он попросил секретаршу заблокировать все входящие звонки, чем удивил ее безмерно. Мужчина лениво откинулся на спинку кожаного кресла. Казалось, он сосредоточенно изучает панораму лондонского Сити. Но по глазам было видно, что Агостино где-то очень далеко. Больше не будет ледяного душа. Чувственная улыбка медленно тронула его губы. Больше не будет одиноких ночей. Улыбка обнажила ряд жемчужно-белых зубов. Белоснежка попалась. После двух долгих лет ожидания она наконец-то будет принадлежать ему.
        Корыстолюбивая и внешне холодная, она в то же время была изысканна и невероятно красива. Даже Агостино, считавший себя пресыщенным знатоком, остолбенел, когда увидел Кимберли Вудс впервые. Она выглядела как Спящая Красавица из знаменитой сказки. Недоступная, недосягаемая… Агостино хрипловато рассмеялся. Какую чепуху иногда рисует воображение! Последние два года Кимберли была любовницей человека, годящегося ей в дедушки. Эта леди далеко не невинна.
        Но он не станет, как глупый баран, требовать немедленного погашения ссуды. Он джентльмен и игру поведет искусно. Решит денежные затруднения Кимберли, заработает ее благодарность и в конечном итоге добьется от нее такой преданности, о которой Эстебан и не мечтал. Она не сможет оставаться холодной рядом с ним. А в награду он окружит Кимберли роскошью, поместит драгоценный камень в достойную оправу, будет выполнять любое ее желание, любой каприз. Ей не придется больше работать. О чем еще может мечтать практичная женщина?


        Кимберли Вудс и не подозревала, какие тучи сгущаются над ее головой.
        События развивались с такой стремительностью, что она с трудом успевала осмыслить происходящее. После письма из агентства по недвижимости пришло сообщение от душеприказчика крестной. Кимберли вызывали на оглашение завещания. Неужели ей удастся выбраться из ловушки, в которую она попала по вине игрока-отца? По крайней мере, наследство Элис Роквуд - это реальный шанс…
        Девушка вышла из такси, которое везло ее от железнодорожной станции. В каждом ее движении сквозила природная грация, эффектная копна золотистых волос развевалась на ветру. Кимберли выпрямилась во весь рост и посмотрела на дом, где жила ее крестная мать. Здание в георгианском стиле окружал великолепный сад.
        Кимберли подошла к передней двери. Сердце защемило, на глаза навернулись слезы. В день ее «дебюта» в качестве спутницы Эстебана крестная написала письмо, в котором отказывала Кимберли от дома. Однако четыре месяца назад Элис приехала в Лондон повидать крестницу. Примирение состоялось, вот только о своей болезни Элис не обмолвилась ни словом. Кимберли получила известие о смерти лишь после похорон.
        Она чувствовала себя неловко. Ей казалось ужасным приехать к Элис, когда ее уже нет в живых, приехать на оглашение последней воли покойной. Но хуже всего другое. Хуже питать отчаянные надежды, что сердце крестной смягчилось и она забыла о скандалах в жизни Кимберли.
        В сумке у нее уже лежало письмо, которое разбивало вдребезги все ее планы на свободное будущее. Оно пришло утром. И напомнило Кимберли о давнишнем долге. Она-то наивно полагала, что после разрыва с Эстебаном долг будет забыт. Он уже забрал два невосполнимых года ее жизни. Каждый пенни, заработанный Кимберли, шел в погашение злополучной ссуды.
        Неужели Эстебану недостаточно? В настоящий момент у нее нет ни копейки, и вдобавок в прессе поползли слухи о сокращении ее контрактов. Конечно, Эстебан тщеславен и эгоистичен, но он никогда не опускался до жестокости, да и деньгами он не обделен. Почему же он так с ней обошелся? Почему не дал времени встать на ноги? Почему требует погашения ссуды прямо сейчас?
        Дверь открылась прежде, чем Кимберли успела дотронуться до кнопки звонка. Худое лицо домоправительницы застыло в выражении явного неодобрения.
        - Мисс Вудс, - прозвучало холодное приветствие. - Мисс Теллурайд и мисс Стеббингс ждут в кабинете. Адвокат миссис Роквуд, мистер Кастл, будет с минуты на минуту.
        - Благодарю вас… нет, не нужно показывать дорогу. Я ее хорошо помню.
        Не дойдя до кабинета нескольких шагов, Кимберли остановилась у окна, выходящего в розарий, которым так гордилась Элис Роквуд. Кимберли еще не была готова встретиться с двумя другими гостьями и явно нервничала, не зная, как отнесется к ее появлению одна из них.
        Память воскресила картинку из прошлого. Летний день. Чайный столик накрыт в саду. Три маленькие девочки - Ким, Марджи и Шарон стараются вести себя как можно лучше перед крестной. Элис Роквуд не имела детей. Она воспитывала крестниц в старых традициях.
        Из всех троих Кимберли всегда оставалась белой вороной. И Марджи, и Шарон происходили из благородных семей. Они нарядно одевались, когда приезжали погостить в Солсбери. Кимберли, напротив, никогда не имела подходящей одежды. Из года в год Элис водила девочку за покупками. Крестная пришла бы в неописуемый ужас, если бы узнала, что отец Кимберли продавал все эти дорогие наряды сразу же по возвращении дочери домой.
        Покойная мать Кимберли, Оливия, когда-то была прислугой у Элис, хотя миссис Роквуд всегда говорила о ней как о подруге. Крестной очень не нравился мужчина, за которого Оливия вышла замуж. Слабый, эгоистичный, ненадежный…
        Гектор Вудс, к сожалению, был именно таким. Однако он единственный родитель, которого Кимберли знала, и девочка была предана ему. Отец занимался воспитанием дочери в одиночку и по-своему, насколько был способен, любил свое чадо. Вот только Кимберли никогда не удавалось уговорить отца вести себя должным образом с такой богатой женщиной, как Элис Роквуд, и она покорно несла свой крест.
        Каждый раз, привозя дочь в Солсбери, Гектор Вудс открыто злоупотреблял гостеприимством крестной Кимберли. Он старался лестью и комплиментами задобрить пожилую хозяйку и занять у нее денег. Ему было плевать на ее холодность и подчеркнутую неприязнь. Кимберли всегда испытывала, с одной стороны, чувство вины, а с другой - невероятное облегчение, когда отец уезжал. Только тогда девочка расслаблялась и могла веселиться.
        - Мне показалось, что подъехала машина, но, вероятно, я ошиблась. Я жду приезда Кимберли… хотела бы увидеть ее снова… - совершенно отчетливо прозвучал женский голос.
        Кимберли удивленно посмотрела на дверь, ведущую в кабинет. Она оказалась приоткрытой. Вне сомнений, голос принадлежал Шарон, такой же нежный и тихий, как и она сама.
        - Вот уж без кого я могла бы спокойно обойтись, - раздался резкий голос другой женщины. - Кимберли, эта третьесортная актриска…
        - Ее талант от Бога, Марджи.
        Кимберли застыла за дверью. Ее расстроила явная враждебность, звучавшая в язвительном замечании. Значит, Марджи так и не смогла простить ее.
        Три года назад их дружбе пришел конец. Марджи собиралась замуж. И надо же такому случиться, что прямо у алтаря жених объявил, что любит другую. К несчастью, этой другой оказалась Кимберли, которая ни сном ни духом не подозревала о его чувствах. Девушка не флиртовала с женихом Марджи, не давала ему ни малейшего повода рассчитывать на взаимность. Но как все это объяснить брошенной невесте?
        - По-твоему, талантливым красоткам позволительно воровать чужих мужей?
        - Мы не выбираем, в кого влюбиться, - парировала Шарон с внезапной страстностью. - Эстебан вернулся к жене, и Кимберли, должно быть, страдает.
        - Если Кимберли когда-нибудь влюбится, то не в такого древнего старикашку, - усмехнулась Марджи. - Духу ее не будет рядом с Эстебаном Бартлеттом в тот миг, как он разорится! Уверена, ты не забыла ее папашу. Жадность у Вудсов в крови. Помнишь, как Гектор всегда пытался обольстить бедняжку Элис, чтобы вытянуть у нее деньги?
        - Я помню, как сильно переживала Кимберли из-за поведения ее отца, - сдержанно отозвалась Шарон. Очевидно, она не хотела спорить, но и с обвинениями Марджи согласиться не могла.
        Внезапно наступила тишина. Кимберли обхватила себя руками. Она чувствовала страшную опустошенность. Неужели ничего не изменилось? Марджи была упряма и никогда не признавалась в своей неправоте. Тем не менее Кимберли надеялась, что время сгладит острые углы и они смогут восстановить добрые отношения.
        - Она ошеломляюще красива. Кто посмеет обвинить Кимберли в том, что она сумела этим воспользоваться? - вздохнула Марджи, пытаясь усмирить свое недовольство. - Но тогда что еще ей нужно? Никогда не думала, что Кимберли может потерять голову…
        - Как ты можешь так говорить? - укоризненно произнесла Шарон.
        Пауза в кабинете затянулась.
        - Несмотря ни на что, Кимберли пользуется сейчас большой популярностью, - вздохнула Шарон.
        - Если ты имеешь в виду дурацкие телесериалы, то да, - непримиримо отрезала Марджи.
        Оцепенение прошло. Кимберли на цыпочках вернулась в начало коридора, а затем быстрым уверенным шагом подошла к кабинету. Она широко распахнула дверь, наклеив лучезарную улыбку на свое бледное лицо.
        - Кимберли! - воскликнула Шарон и неловко поднялась с кресла.
        Сделав шаг навстречу, Кимберли застыла как вкопанная. Миниатюрная брюнетка Шарон была беременна.
        - Когда ты вышла замуж? - спросила девушка.
        Шарон густо покраснела.
        - Я не… Я хочу сказать, что я не…
        Кимберли с трудом пришла в себя. Шарон воспитывалась в семье, которая придерживалась строгих моральных правил. Кимберли отлично помнила, что в подростковом возрасте ее подруга, всегда очень добрая и нежная, выделялась излишней правильностью, даже чопорностью. Нехорошо, что своей реакцией она расстроила Шарон.
        - И что из того? - Кимберли заставила себя улыбнуться.
        - Боюсь, к рождению ребенка без мужа в нашем обществе отнесутся совсем не так, как в твоем, - сказала Марджи.
        Она стояла у окна. Ее по-мальчишески коротко стриженные волосы темно-рыжего цвета светились в лучах солнца. Злые серые глаза смотрели вызывающе.
        Кимберли напряглась, вспомнив, что у Марджи уже есть ребенок, но предпочла не заметить эту приманку.
        Бедная Шарон совершенно растерялась.
        - Шарон знает, что я хотела сказать…
        - Неужели?.. - начала было Марджи.
        - У меня кружится голова! - пробормотала Шарон.
        Марджи тут же перестала буравить Кимберли глазами. Обе женщины с тревогой бросились к подруге. Кимберли бережно усадила Шарон в кресло, подставила ей под ноги специальную скамеечку - ноги будущей мамы выглядели болезненно отекшими. В кабинете стоял передвижной чайный столик. Кимберли налила подруге чашку чая и уговорила съесть домашний бисквит.
        - Тебе следует сходить к доктору, - с сочувствием посоветовала Марджи. - Мне повезло. Я прекрасно себя чувствовала, когда ждала Робби.
        - Правда, Шарон, - поддержала бывшую подругу Кимберли.
        - Я в порядке. Только вчера была у врача, - прошептала Шарон. - Просто немного устала.
        В этот момент на пороге показался мужчина средних лет в темном костюме. Дворецкий представил его как Джорджа Кастла, адвоката крестной.
        Мистер Кастл вежливо поклонился, сел и быстро извлек какой-то документ из кожаного портфеля.
        - Прежде чем прочесть завещание, я должен предупредить вас всех, что деньги будут выплачены только после выполнения определенных условий, которые поставила моя покойная клиентка…
        - Ближе к делу, - недовольно вмешалась Марджи.
        Мистер Кастл поправил очки и вздохнул.
        - Полагаю, всем вам известно, что миссис Роквуд была замужем. Безвременная кончина супруга, оборвавшая столь счастливый и удачный брак, являлась причиной скорби и сожаления всю ее оставшуюся жизнь.
        - Да, - подтвердила Шарон. - Крестная часто рассказывала нам о Грегори.
        - Он погиб в автокатастрофе через шесть месяцев после свадьбы, - печально добавила Кимберли. - Время шло, и в глазах крестной муж становился святым. Она всегда говорила нам о браке как о единственной надежде женщины на счастье.
        - Перед смертью миссис Роквуд навестила каждую из вас. Вернувшись, она изменила завещание, - сообщил Джордж Кастл с явным сожалением. - Я ее предупреждал, что поставленные условия очень трудны, если не сказать невыполнимы. Но миссис Роквуд была женщиной с характером и не посчитала нужным отказаться от своего решения.
        Кимберли боялась даже дышать. Ее тревожный взгляд пробежал по лицам подруг. Лицо Шарон ничего не выражало, кроме покорности судьбе, но Марджи, которая никогда не умела скрывать своих чувств, заметно нервничала.
        В пронизывающей тишине адвокат начал читать завещание. Элис Роквуд оставляла все сбережения и имущество трем крестницам, поделив наследство на три равные доли. При условии, что каждая из них в течение года выйдет замуж и проживет в браке не менее шести месяцев. Только после этого они получат право распоряжаться причитающимися им долями. В случае если кто-либо из крестниц не выполнит условий завещания, ее часть наследства перейдет государству.
        Кимберли была в шоке. Ее лицо превратилось в белую маску. Она надеялась, она молилась, что наконец-то освободится от тяжести долга, отравляющего ей жизнь. Но теперь стало окончательно ясно, что за все нужно платить. Смерть матери, когда Кимберли была еще ребенком, пагубная страсть отца к азартным играм… Неужели не будет конца тяжелым испытаниям?
        Марджи нервно засмеялась.
        - Вы нас просто разыгрываете, - скептически заметила она.
        - У меня нет шанса выполнить эти условия, - с печалью в голосе вымолвила Шарон. Она выразительно посмотрела на округлый животик и отвела взгляд, явно расстроенная.
        - У меня тоже, - решительно сказала Кимберли. Ее внимание сосредоточилось на Шарон, сердце болело за подругу. Ясно, что рядом нет надежного мужчины. Доверчивую, нежную Шарон соблазнили и безжалостно бросили.
        Марджи метнула в сторону Кимберли сердитый взгляд.
        - К тебе, наверное, в очереди стоят…
        - Это с моей-то репутацией?
        Марджи завелась.
        - Подведем итог. Нам требуются три мужчины и три обручальных кольца. Собственно говоря, остается только пойти и развесить объявления, предложив в качестве взятки часть наследства!
        - Уверен, что вы пошутили, леди, или высказали подобное предложение в состоянии аффекта. Должен предупредить, что, если раскроется подобная фальсификация, вы автоматически лишаетесь права на свою часть наследства, - заявил Джордж Кастл с важным видом.
        - Ну крестная!.. Нет, я лучше промолчу. - Марджи закусила язык и умолкла. Она не могла позволить себе грубость в адрес любимой крестной.
        Кимберли печально улыбнулась. Она все поняла. Весь подтекст завещания Элис Роквуд. Те подводные камни, из-за которых крестная изменила свою волю. Перед смертью пожилая женщина навестила каждую из крестниц, и ее постигло глубокое разочарование и огорчение.
        Она узнала, что Кимберли живет в грехе с пожилым женатым человеком.
        Обнаружила, что Шарон собирается рожать без мужа.
        А Марджи? У Кимберли засосало под ложечкой от чувства вины. Спустя несколько месяцев после скандала в церкви Марджи произвела на свет ребенка. И можно только догадываться, как яростно она ненавидит мужчин с тех пор.


        - Как жаль, что твоя крестная ограничила получение наследства такими условиями, - посетовала Лорен, подруга Кимберли. Разговор происходил на следующий день. Женщины обсуждали письмо, в котором адвокат Эстебана Бартлетта в довольно резкой форме требовал немедленного погашения ссуды. - Если бы не ее причуды, все твои проблемы были бы решены.
        - Возможно, мне следовало рассказать Элис о причинах, которые заставляют меня жить в доме Эстебана… Но так не хотелось, чтобы крестная поняла, что я нуждаюсь в помощи, поскольку увязла в проблемах. К тому же нечестно было ставить ее в неловкое положение. Она действительно терпеть не могла моего отца, - обреченно вздохнула Кимберли. В ее жизни было много потерь. И не хотелось тратить время на пустые мечты о недосягаемом.
        - Нужна хорошая юридическая консультация. Тебе было всего девятнадцать лет, когда ты подписывала соглашение о ссуде. Ты искренне боялась за жизнь отца. - Веснушчатое лицо Лорен под копной волос цвета речного песка сохраняло выражение надежды. - Возможно, это поможет что-то изменить.
        Одетая в потертые джинсы и свободную блузку, Кимберли сидела на противоположном конце кухонного стола и рассматривала подругу. Лорен Форкад без лишних вопросов подобрала ее с улицы и предоставила жилье. Она была единственным человеком, кому Кимберли могла доверить свои секреты. Лорен, храни ее Господь, никогда, в отличие от других женщин, не выказывала ни враждебности, ни неприязни по отношению к Кимберли. Хромая от рождения, но независимая во всем, Лорен занималась росписью керамики, круг ее общения был широк и разнообразен.
        - Что сделано, то сделано, - сказала Кимберли. - Я поставила свою подпись и сняла отца с крючка.
        - И какова благодарность за твою жертву?
        - С тех пор папа никогда ни о чем меня не просил.
        - Кимберли… ты не видела его два года, - сухо напомнила Лорен.
        Кимберли внутренне напряглась.
        - Потому что он пристыжен, Лорен. Он чувствует свою вину передо мной.
        Лорен нахмурилась. Ее собака, блестящий черный доберман по кличке Кинг, подскочила на месте и легонько ткнулась носом в колени хозяйки.
        - Гости. Интересно, кто это? Я никого не жду. К тому же никто, кроме почтальона и, наверное, твоего агента, не знает, что ты здесь.
        Еще не раздался звон дверного колокольчика, а Лорен уже поднялась, чтобы открыть дверь. Через пару минут она снова вошла на кухню.
        - К тебе посетитель… Очень красивый мужчина с очень приятным голосом. Он сказал, что вы с ним хорошие друзья…
        - Друзья? - недоуменно переспросила Кимберли.
        Лорен покачала головой.
        - Должно быть, это так, раз он узнал, где ты скрываешься. Кинг с обычным подозрением обнюхал его и пропустил. Я оставила гостя в гостиной. Сама я буду в мастерской, Кимберли. Мне нужно закончить заказ.
        Кто-то здорово постарался, чтобы разыскать меня, подумала Кимберли. Интересно, кто? О, Святые Небеса, неужели Лорен доверчиво впустила какого-нибудь подлого репортеришку? Внутренне напрягшись, девушка поспешила в гостиную.
        На пороге маленькой уютной комнаты она застыла в оцепенении. В глазах потемнело. Удар был силен, и Кимберли инстинктивно шагнула назад.
        - Кимберли… как дела? - Агостино Мангано дружелюбно кивнул и протянул для приветствия мускулистую загорелую руку.
        Она не шевелилась как кролик перед удавом. Ее сердце колотилось с бешеной скоростью, гулкий стук больно отдавался в ушах. Очень хороший друг. Лорен, наверное, ослышалась.
        - Мистер Мангано?..
        - Для вас Агостино, - поправил он и ласково улыбнулся.
        Кимберли не верила собственным глазам. Она никогда прежде не видела его улыбки. За последние два года Кимберли провела лишь несколько часов в обществе этого высокомерного сицилийца. И вот впервые он соизволил заметить сам факт ее существования. Обычно Агостино полностью игнорировал ее присутствие, переходя на итальянский, как только Кимберли пыталась вставить слово в разговор. После третьей неудачной попытки Эстебан, которому все стало ясно, отправил ее домой на такси.
        С неизменной самоуверенностью Агостино настойчиво протягивал руку для приветствия. В его черных выразительных глазах читалась насмешка над ее изумлением.
        - Боюсь, я не понимаю, что привело вас сюда… и как вы меня нашли? - с трудом произнесла Кимберли.
        - Неужели вы скрываетесь? - спросил Агостино, явно на что-то намекая. Его горящие темные глаза скользнули вдоль гибкого стройного стана Кимберли. Подобная бесцеремонность была оскорбительна. - Полагаю, вы прекрасно знаете причину моего визита.
        Кимберли вспыхнула. Ее изумрудные глаза блеснули гневом.
        - Не имею ни малейшего представления.
        - Теперь вы свободная женщина.
        Все, что происходит, это не со мной, прозвучал еле слышный голосок из глубин ее сознания. Кимберли обхватила плечи руками. Эти ужасные проницательные глаза следили за каждым ее движением. Девушка опустила руки, преодолевая желание сжать пальцы в кулаки.
        Почти шесть месяцев назад она допустила небольшую оплошность… Так неужели этого хватило, чтобы подстегнуть его? Агостино заметил, что Кимберли наблюдает за ним, и моментально расценил ее рассеянный взгляд как приглашение. В его глазах зажегся огонь - мгновенная реакция вожделеющего охотника. Через секунду он сумел взять себя в руки. Тем не менее произошедшее было столь неожиданно, что Кимберли внутренне содрогнулась.
        В тот момент ей удалось убедить себя, что разыгралось ее богатое воображение. Безразличие этого высокомерного магната к ее персоне было очевидно. Конечно, умение Агостино не замечать ее присутствия обижало и раздражало девушку, но она могла понять причины подобного поведения. Как и Эстебан, его надменный родственник не имел привычки красоваться перед женщиной во время деловых переговоров.
        - Теперь вы свободны, и я хочу, чтобы вы вошли в мою жизнь, - заявил Агостино уверенно и невозмутимо. Как человек, который не привык получать отказ. Резкие слова лишь подчеркнули его мнение о моральном облике Кимберли.
        Унизительное и оскорбительное заявление заставило девушку вздрогнуть. Ее обычно бесстрастное лицо стало непроницаемым.
        - Вы действительно думаете, что можете вот так просто заявиться и предложить мне?.

        - Да, - нетерпеливо прервал ее Агостино. - Не будьте такой неприступной. Нет нужды играть в эти игры со мной. Я не сомневаюсь в вашей заинтересованности.
        Кимберли ощутила дрожь в коленях, борясь с надвигающейся яростью. Агостино шел напролом, сокрушая все на своем пути. Его вседозволенность - ни больше ни меньше - вызов небесным силам. Впервые увидев настоящего Агостино Мангано, лишь усилием воли Кимберли отвела взгляд. Убийственно красивый мужчина был полон контрастов. Природная мужская сила распространяла вокруг ауру страха. А роковое обаяние дополняло образ.
        Он вызывал у Кимберли сильное любопытство, не больше. Девушка никогда прежде не испытывала влечения к мужчине. Она не любила мужчин, не доверяла им. Какой мужчина сможет разглядеть ее индивидуальность за потоком эмоций и стремлением не упустить момента? Какой мужчина поймет, что она больше, чем эффектный одноразовый трофей, который можно повертеть в руках и похвастаться удачным приобретением перед приятелями? Но странно, почему ее гнев смешан с настойчивым любопытством?
        - Вы дрожите… Почему бы вам не присесть? - Агостино сменил тактику. Напористость и властность уступили место непринужденности и душевной простоте. Он принес ей воды, подвинул кресло. Когда же Кимберли не двинулась с места, черные глаза, обрамленные на зависть густыми и длинными ресницами, посмотрели на нее с укоризной. - У вас круги под глазами. Вы плохо выглядите. Вам следует лучше заботиться о себе.
        Нет, она не потеряет бдительности. Не позволит ярости вырваться наружу и показать, до какой степени она унижена. Да как он смеет… переступать порог дома Лорен и раскрывать свои похотливые намерения? Он ведет себя так, словно ждет аплодисментов. Упади она сейчас к его ногам и рассыпься в благодарностях, Агостино счел бы это нормой.
        - Ваш интерес к моему здоровью, мистер Мангано, пустая трата времени. - Кимберли боролась с желанием поддаться соблазну и влепить пощечину этому лицемерно сочувствующему господину, да так, чтобы следы ее пальцев остались надолго…
        Несмотря на завидный рост и крепкое телосложение, Агостино двигался с легкостью атлета. Он был столь же загорел, как Кимберли бледна, и… ошеломляюще красив. Четкие линии скул, нос с едва заметной горбинкой, чувственный рот. Но больше всего поражали необыкновенные глаза. Они удерживали взгляд, подчиняя волю. Но в этом проницательном жестком взгляде не было и малой толики нежности и истинного чувства.
        - Жена Эстебана собиралась подать на вас в суд, - спокойно объявил Агостино в наступившей тишине.
        Кимберли резко выпрямилась.
        - Вам известно о ссуде? - изумленно спросила она.
        Агостино едва заметно повел широким мускулистым плечом.
        - Неважно. Мелани не подаст на вас в суд. Я погасил ссуду.
        Медленно, как будто тело отказывалось выполнять приказы мозга, Кимберли наклонилась вперед.
        - Повторите, - хрипло потребовала она, не в силах поверить в услышанное.
        Агостино Мангано смотрел на девушку черными бездонными глазами.
        - Я погасил вашу ссуду, Кимберли. Мой визит лишь изъявление доброй воли.
        - Доброй воли?.. - беспомощно пролепетала Кимберли. В ее голосе слышались истерические нотки, несмотря на все усилия совладать с эмоциями.
        - Что же еще? - Агостино сделал выразительный жест. - Разве настоящий, мужчина станет шантажом заманивать женщину в постель?



        Глава 2

        Кимберли вскочила на ноги. Ее прекрасное лицо исказила маска дикой ярости.
        - Вы принимаете меня за полную идиотку?! - закричала она так громко, что голос сорвался.
        Агостино Мангано неторопливо поднялся и выпрямился во весь свой могучий рост. Его невозмутимость словно насмехалась над несдержанностью Кимберли.
        - С учетом последних двух лет вашей жизни… - Он запнулся. - Сколь откровенным мне позволительно быть?
        Кимберли ловила ртом воздух. Голова шла кругом. Досадно, что ему удалось вывести ее из себя. Шум, доносившийся из открытого окна, вывел девушку из оцепенения. Пара ребятишек играла в мяч на улице. Но их голоса, как звуки из другого мира, едва отпечатывались в ее сознании.
        - Извиняться не нужно, - насмешливо разрешил Агостино. - Я понял вас гораздо раньше. Вы холодны и неприступны. Каждый раз, когда вы с Эстебаном показывались на публике, я видел ваше стремление быть при нем. Должно быть, это забавно в спальне…
        Кимберли ощутила легкий холодок вдоль позвоночника. Ее разрывало от желания впиться ногтями в это красивое лицо. Она хотела убить Агостино. Кимберли не доверяла голосу. Ее волновало другое: никогда прежде она не испытывала столь всепоглощающей ярости.
        - Для меня всегда было очевидно, что Эстебан работает на публику. Ему хотелось похвастаться при каждом удобном случае: «Посмотрите! Вот и я с красоткой вдвое выше меня ростом и втрое моложе», - ядовито продолжал Агостино. - Полагаю, он не часто прибегал к интимным развлечениям. Все-таки годы уже не те…
        - Вы… да вы… самый отвратительный и мерзкий человек из всех, кого я знала! - воскликнула Кимберли и повернулась к собеседнику спиной.
        - В конечном итоге вы только выиграете. Вам необходим кто-нибудь вроде меня. - Две сильные руки железной хваткой опустилась на ее хрупкие плечи и с силой развернули.
        - Вы мне нужны так же, как дырка в голове! - выругалась Кимберли, пытаясь вырваться на свободу. - И уберите ваши руки… Я не люблю, когда меня лапают!
        - Зачем же так сердиться? Мне придется напомнить вам о ссуде, - спокойно произнес Агостино. - Я уже все обсудил с адвокатом Бартлеттов. Разумеется, я рассчитываю на ваше понимание.
        Упоминание о передаче долга ледяным душем остудило гнев Кимберли. Лихорадочный румянец на щеках сменился восковой бледностью. Кимберли тупо изучала потертый ковер у его ног.
        - Вас надули. Я не могу погасить ссуду… прямо сейчас. Я даже не в состоянии уплатить часть ее, - произнесла девушка.
        - Не стоит делать из мухи слона, - картинно вздохнул Агостино. - Сядьте, иначе вы упадете. Я уже заверил вас, что не собираюсь требовать погашения долга немедленно. Между прочим, могу я спросить, зачем вам понадобилась ссуда?
        - У меня возникли финансовые затруднения, вот и все, - уклончиво ответила Кимберли, как всегда защищая отца. Она подозревала, что человеческие слабости непонятны господину Мангано и вызовут лишь гримасу отвращения. Измученная и пристыженная, Кимберли откинулась на спинку кресла.
        С первого момента она не ожидала ничего хорошего от визита Агостино Мангано. Он завладел частью ее, как до последнего времени Эстебан. Только нынешний владелец не станет довольствоваться игрой напоказ. Кимберли не ввели в заблуждение ни его заверения, ни неожиданные нежные интонации в голосе. За последние десять минут Агостино превратил ее в лепечущую, визгливую развалину и теперь сменил повелительный тон на сочувствующий.
        - Я не обсуждаю денежные вопросы с женщинами, - тихо произнес Агостино. - И не хотел бы отступать от своих принципов.
        Агостино Мангано - миллиардер, само олицетворение щедрости. Кимберли передернуло. Он когда-нибудь смотрел на себя со стороны? Ей довелось присутствовать на деловом совещании, возглавляемом им. Незабываемое впечатление. Король и трепещущие подданные. Они вели себя так, словно в любую минуту Агостино мог вскочить и заорать: «Казнить всех!». Взрослые мужчины потели и заикались в его присутствии, сжимались, когда он рассматривал их предложения, впадали в панику, стоило ему только нахмуриться. Агостино терпеть не мог дураков.
        Он обладал блестящим умом, хитростью, способностью к манипулированию. Он все и вся держал под контролем. Эстебан Бартлетт, напротив, был вполне безобиден. Кимберли справлялась с ним. И Эстебан, надо отдать ему должное, никогда не строил из себя ее единственного защитника в этом враждебном мире. Однако теперь на горизонте замаячила реальная угроза.
        - Я знаю, откуда вы приехали, - услышала Кимберли свой громкий голос и вновь подняла голову.
        Черные глаза Агостино внимательно наблюдали за ней.
        - Тогда к чему весь этот спектакль?
        Кимберли нервно сглотнула. Ее напугало приближение новой волны неукротимой ярости. Своим заявлением она рассчитывала поставить его на место, заставить отступить. Кимберли хотела показать, что у нее хватило ума разгадать его тактику. Кнут и пряник. Железная рука в бархатной перчатке.
        - Как насчет ужина сегодня вечером? - спокойно предложил Агостино. - Мы сможет поговорить. Вам нужно время, чтобы все обдумать.
        - Мне не нужно никакого времени. - Кимберли заглянула в темные бездонные глаза и испытала странное чувство, словно земля качнулась под ногами. Ее ресницы гневно взметнулись, брови сурово сдвинулись. Она покачала головой: длинные золотистые локоны, похожие на шелк, заструились по плечам. - Я не буду вашей любовницей.
        - А я об этом и не просил.
        Циничный смешок сорвался с ее губ. Кимберли порывисто встала.
        - Нет необходимости быть столь откровенным. Естественно, я не думаю, что вы готовы предложить мне нечто более респектабельное. Поэтому я не намерена обсуждать эту тему, - решительно заявила девушка. Она постаралась сфокусировать взгляд на напольной вазе. Во рту пересохло, и Кимберли инстинктивно облизнула кончиком языка верхнюю губу. - А вот умеете ли вы проигрывать, мистер Мангано?.. Думаю, что узнаю об этом достаточно скоро…
        - Я никогда не проигрываю, - резко выдохнул Агостино. - И я очень настойчив. Если вы приняли окончательное решение, я, разумеется, не стану тратить время на преследование, но, вне всяких сомнений, захочу вас еще сильнее.
        Кимберли вздрогнула. Атмосфера в комнате накалялась. Ее взвинченные нервы уловили крошечные импульсы тревоги. Она намеренно смотрела в сторону, но через какое-то время взгляд невольно вернулся к Агостино и попал в плен его неотразимых глаз.
        - И я буду зол на вас, - предупредил он. В хриплом голосе зазвучали интимные нотки. Он медленно подошел ближе. - Вы не заставляли Эстебана пройти через столь тяжелые испытания… Почему со мной по-другому? Я могу доставить вам больше удовольствия, чем он. Я знаю, что нравится женщинам. И знаю, что сделать, чтобы такая женщина, как вы, почувствовала себя обеспеченной и оцененной по достоинству.
        Словно ребенок, подошедший вопреки запретам слишком близко к огню, Кимберли подпала под воздействие его гипнотической энергии. Сердцебиение участилось, кровь горячими мощными волнами заструилась по венам. Страстное желание, доселе незнакомое, волнующее и пугающее одновременно, овладело ею.
        - Агостино?.. - прошептала Кимберли как во сне. Голова кружилась, мир вокруг казался нереальным.
        Он подошел и властно притянул ее к себе.
        - Как легко ты произнесла мое имя…
        Кимберли повторила его снова. Как призыв, как мольбу…
        В черных глазах блеснуло магическое золото ответного желания. Кимберли не узнавала собственного тела. Ее бил озноб, ноги стали ватными. Грудь под джинсовой рубашкой набухла, упругие соски резко натянули грубую материю, болезненно заныло внизу живота.
        Внезапно раздался резкий стук. Кимберли и Агостино вздрогнули.
        - Расслабься… Мяч попал в оконную раму, - сказал он. - И теперь мальчишки удирают со всех ног.
        Кимберли его не слышала. До нее медленно доходил весь ужас происходящего. Агостино Мангано обнимал ее и собирался поцеловать. Но хуже всего, что каждая клеточка ее изнывающего от желания тела отчаянно жаждала этого поцелуя.
        Она резко отпрянула, вырвалась из его объятий. Дрожащие пальцы взлетели к пылающим щекам.
        - Убирайтесь отсюда и не возвращайтесь никогда!
        Агостино проскрежетал что-то по-итальянски и не двинулся с места. В его взгляде сквозил вызов.
        - Что случилось?
        Кимберли увидела, что он растерян, и это вернуло ей самообладание. Святые небеса, она сама его спровоцировала. Погрузившись в водоворот желания, она позволила себя обнять. Возбуждение парализовало ее рассудок и волю. И Агостино понял это. Его тело отреагировало мгновенно… Прокрутив в голове эту незнакомую ситуацию, Кимберли с ужасом подумала, насколько неконтролируемы были ее действия.
        - Я не обязана давать вам отчет в своих поступках, - паникуя, пробормотала она и, проскользнув мимо него в прихожую, поспешно открыла входную дверь. - Я требую, чтобы вы ушли, и не хочу, чтобы когда-либо возвращались. Иначе я спущу на вас собаку!
        Агостино легко справился с ситуацией. Его неожиданный смех, громкий и раскатистый, подтвердил это. Раздражение скрылось за маской веселости и простодушия. Кимберли застыла. Обаяние хищной улыбки поразило ее.
        - Скорее всего, собака меня оближет. А вы? - Его черная бровь насмешливо изогнулась.
        Лихорадочный румянец смущения выступил на щеках Кимберли, и Агостино заметил это.
        - Вон! - вырвалось у нее. Так велико было желание заставить его замолчать.
        - А вы? - повторил он, сделав ударение на втором слове. - По каким-то непонятным причинам то, что сейчас произошло между нами, расстроило вас, смутило, взволновало… Но, с моей точки зрения, в этом нет ничего особенного.
        Пока он говорил, Кимберли почувствовала, как болезненно сжался желудок. Никогда прежде она не раскрывалась так явно, не ощущала себя препаратом для исследований под микроскопом.
        - Чем вызвана эта дрожь? - мягко спросил Агостино. - Может быть, удовольствием?
        - Удовольствием?!
        - Я не берусь разгадывать ваши мысли и чувства… - Он потянул паузу и задержал на Кимберли внимательный взгляд. Затем неторопливо подошел к двери. - Разве, когда желание достигает цели, вы не получаете удовольствия?
        Бросив это оскорбительное замечание, он вышел из дома, в два шага пересек тротуар и оказался возле длинного черного лимузина. Двое чумазых мальчуганов, один из которых сжимал в руках кожаный мяч, безуспешно пытались разговорить напыщенного шофера. Кимберли заметила, что Агостино остановился и обменялся с ребятишками парой шутливых слов. Чтобы не присутствовать на очередной демонстрации его обаяния, Кимберли с силой захлопнула дверь.
        Он вернется, девушка знала это. Она не могла объяснить причину этой уверенности.
        Для нее это было столь же очевидно, как и то, что утром наступает рассвет. Странное чувство ирреальности происходящего переполняло ее. Кимберли бесцельно побрела на кухню. К ее удивлению, там сидела Лорен. Доброе лицо подруги выражало беспокойство.
        - Кинг заскулил под дверью мастерской. Должно быть, услышал, как ты кричишь. Я вернулась в дом, но, естественно, не стала заходить, когда поняла, что вы просто спорите, - призналась Лорен. - К сожалению, прежде чем снова выйти, я услышала многое из того, что не стоило слушать. Ты никуда не годная собака, Кинг, твой подхалимаж при встрече Агостино Мангано усыпил мою бдительность!
        - Так ты поняла, кто был моим гостем?
        - Не сразу, хотя, Бог свидетель, следовало бы, - в сердцах воскликнула Лорен. - Ты так часто рассказывала об Агостино Мангано…
        - Неужели? - резко выдохнула Кимберли. Ее щеки вспыхнули.
        Лорен улыбнулась.
        - Ты постоянно его критиковала и жаловалась на его поведение. Я чувствовала, что тебя тянет к нему…
        У Кимберли во рту пересохло. Она хрипло усмехнулась.
        - Тебе следовало меня предостеречь. Я не готова к такому удару. Я и не подозревала… Боже, какая я дура! - Кимберли чуть не плакала. Она уставилась в пол полными слез глазами и попыталась собраться с мыслями. - У меня раскалывается голова…
        - Естественно, - успокаивающе произнесла Лорен. - Я никогда не слышала, чтобы ты так громко кричала.
        - Я ни к кому никогда не испытывала такой ненависти, как сейчас к Агостино Мангано, - с дрожью в голосе поведала Кимберли. - Я готова была его убить, Лорен… Я действительно хотела убить его! Теперь мой долг перешел к нему…
        - Я слышала. Он сказал, что тебе не о чем беспокоиться.
        Глаза Кимберли сверкнули недобрым блеском.
        - Если Господь даст мне дожить до девяноста лет, я верну ему каждый пенни!
        - Возможно, это ранит твою гордость, Кимберли, но он очень настойчиво отказывался от погашения ссуды. Мне кажется, Агостино говорил искренне. Конечно, ты должна быть ему признательна за столь благородный поступок, вне зависимости от того, собираешься возвращать долг или нет, - заметила Лорен поучительно. - Думаю, этот человек имеет серьезные намерения на твой счет, раз пошел ради тебя на такое…
        - Лорен… - Кимберли перебила подругу и печально улыбнулась.
        - Может быть, он собирается на тебе жениться? - продолжила Лорен. Ее губы лукаво изогнулись.
        От такого невероятного предположения Кимберли чуть не потеряла дар речи.
        - Лорен, ради Бога замолчи. Ты с ума сошла! - пролепетала она. - Откуда у тебя такие мысли?
        - Завещание твоей крестной…
        - Ах это… Забудь, Лорен. Поверь, Агостино Мангано в последнюю очередь думает о браке, если думает вообще. - Кимберли не хотела оскорблять романтические иллюзии Лорен и очень осторожно подбирала слова. - У него ко мне другой интерес. Агостино жесток и холоден.
        - Его голос звучал по-другому, когда я открыла дверь… Он заметно волновался! Ты удивишься, но я в этом абсолютно уверена.
        В таких вопросах не было наивней Лорен. Кимберли не хотела разбираться, какие подводные течения привели к ней финансового магната Агостино Мангано. Смотрел ли он на нее как на красотку, как на объект своего сексуального вожделения или как на очередную игрушку, не имеет значения. Кимберли избегала его, поскольку ненавидела.
        - Лорен, Агостино задевает даже предположение, что его могут связывать нормальные отношения с женщиной, которая была любовницей другого мужчины…
        - Но ты не была любовницей другого мужчины!
        Кимберли проигнорировала это замечание. После всех грязных публикаций, кто поверит в это сегодня?
        - Будем откровенны, Лорен. Все, чего хочет Агостино, это лишь затащить меня в постель!
        - А… - Лорен растерялась. Она так покраснела, что исчезли даже веснушки. - О, дорогая, нет… Я не хочу, чтобы ты связывалась с этим человеком!


        Ночью Кимберли лежала без сна и слушала шум машин за окном. Она не могла простить себе сегодняшней слабости. Увлечься таким человеком, как Агостино Мангано? Невероятно. К такой женщине, какой он ее считал, можно обратиться с откровенным предложением. Это была его ошибка. Испорченный вседозволенностью, он посмел потребовать ее тело взамен роскошной жизни. Именно это Агостино и имел в виду. Сердце Кимберли защемило, оно истекало кровью. Как же она докатилась до того, что ее репутация оказалась безнадежно загубленной?
        Когда Кимберли пришла пробоваться на роль Белоснежки в одноименном телевизионном фильме, она была никому не известной семнадцатилетней девушкой. Нельзя сказать, чтобы Кимберли прельщала профессия актрисы. Тем не менее она позволила отцу уговорить себя и пошла на пробы. Очень скоро ее заработок стал составлять огромные, как тогда ей казалось, суммы.
        Когда новизна притупилась, Кимберли с ужасом обнаружила, как противна ей закулисная возня и бесконечные съемки. Она внимательно прислушивалась к советам режиссера, была старательной ученицей, работала как ненормальная и уже вскоре получила более выгодное предложение на главную роль в телесериале. Но все чаще ее стали посещать мысли о том, чтобы сменить профессию.
        Так бы и случилось, но в ее жизни существовала другая, оборотная сторона. Все то время отец продолжал играть в азартные игры. Полагаясь на доходы дочери, он без ее ведома начал играть, причем весьма крупно. Менеджер одного из казино Эстебана перекрыл Гектору Вудсу кредит в тот момент, когда заподозрил, что старик не в себе. Первый раз Кимберли увидела Эстебана Бартлетта в тот день, когда пришла оплачивать долг отца на огромную сумму.
        - Вы не измените его, Кимберли, - сказал ей тогда Эстебан. - Даже если ваш отец будет голодать, он все равно поставит последнюю пятерку на кон.
        После того унизительного эпизода отец рассыпался в обещаниях. Он клялся, что никогда больше не будет играть, но неизменно нарушал свое слово. Респектабельные казино закрыли перед Гектором двери. Тогда он ввязался в опасную игру. Маленькая, прокуренная комнатка подпольного игорного дома, а партнер по покеру - преступник, который предупредил, что с удовольствием переломает Гектору все кости, если тот не вернет долг вовремя. С того момента жизнь Кимберли круто изменилась.
        Гектор залез в огромные долга. Он знал, что после его предыдущих проигрышей у дочери не осталось никаких сбережений. Угрозу исполнили. Отца Кимберли доставили в больницу еле живым. Лежа на больничной койке, он рыдал и трясся от страха на руках у дочери. Он предупредил, что, если не отдаст деньги, в следующий раз будет хуже.
        Обезумев от страха, Кимберли пришла к Эстебану Бартлетту за советом. Тот предложил сделку. Он оплатит карточные долги ее отца и оформит долг в виде ссуды, возвращать которую она будет по мере возможности. Однако он поставил одно условие: Кимберли переезжает к нему. Эстебан был откровенен. Никакого секса. Условия Бартлетта были продиктованы всего лишь эгоистичным желанием покрасоваться в обществе молодой красивой женщины. Она должна присутствовать за столом, вести дом, встречать его друзей и всегда быть готовой составить ему компанию, куда бы он ни пошел.
        На первый взгляд сделка не казалась кабалой. Никто другой не смог бы ссудить ей такой большой суммы денег. Кимберли была бесконечно благодарна за спасение отца и не отдавала себе отчета в том, в какую попала западню. Она и не подозревала, что Эстебан женат, пока об этом не раструбили все бульварные газетенки. Ее репутации пришел конец. На Кимберли взвалили всю вину за распад брака Бартлеттов.
        - Мы с Мелани разошлись из-за ее измены, - неохотно признался Эстебан, когда девушка потребовала объяснений. - Но рядом с тобой я хотя бы не чувствую себя дураком.
        Тогда Кимберли пожалела своего спасителя. Затем Эстебан и его жена устроили настоящие показательные выступления при разделе имущества. В суде оба неистово сражались за каждый пенни. За неделю до последнего слушания у Эстебана случился сердечный приступ. Он был уверен, что умирает.
        - Уходи, оставь меня в покое, мне нужна Мелани. Я не хочу, чтобы она видела тебя со мной! - Он всхлипывал словно ребенок. Все его мысли были о жене.
        Это обидело Кимберли. Она по-своему привязалась к Эстебану, привыкла к его глупым причудам и болезненному тщеславию. Он не был злым, просто донельзя эгоистичным. Впрочем, как и все знакомые ей мужчины. Кимберли надеялась, что хотя бы теперь Эстебан счастлив, раз он вернул свою Мелани. Ей стало ясно, что Эстебан использовал ее не только как бальзам на рану его уязвленного мужского самолюбия. Он непростительным образом превратил ее в орудие наказания своей неверной жены. Этого Кимберли забыть не могла, как и не могла себе простить, что с самого начала позволила манипулировать собой. Никогда, поклялась девушка, никогда больше она не допустит подобного…


        Утром следующего дня Кимберли ни словом не обмолвилась с подругой о том, что задумала.
        Как только Лорен ушла в мастерскую, Кимберли приступила к реализации своего плана. Целый час был потрачен на сногсшибательный макияж. Одежда подбиралась с той же тщательностью. Агостино Мангано нужно преподать хороший урок. Кимберли решительно готовилась к бою.
        Где-то около одиннадцати девушка вышла из ломбарда. Ей пришлось заложить свою единственную драгоценность. Кимберли было чуть больше десяти, когда она нашла это колье в коробке для дешевой бижутерии, принадлежавшей матери. Находка вызвала слезы. Девочка поняла, почему мать так старательно маскировала колье. Даже за три коротких года брака несчастная женщина, вне всяких сомнений, поняла, какая участь ожидает любую ценную вещь, стоит только ей попасть в руки Гектора Вудса. Все приличное имущество в доме было продано. Конечно, потом Гектор сожалел и раскаивался, но было слишком поздно. Поэтому Кимберли тоже спрятала колье подальше от отца.
        И расставаться с ним сейчас было невыносимо больно. Кимберли чувствовала, что предает мать, которую едва помнила. Но она отчаянно нуждалась в наличных и больше ничего не могла придумать. Надо доказать Агостино Мангано, что она не продается и, погасив ссуду Эстебану, он не стал ее владельцем. А то, что в этой войне пришлось пожертвовать - временно или навсегда - единственной вещью, оставшейся ей от матери, только подливало масла в огонь. Кимберли была полна горькой решимости стоять до конца.
        Спустя полчаса она вышла из лифта на верхнем этаже небоскреба, где располагался центральный офис огромной компании Мангано.
        - Я хочу видеть Агостино Мангано, - заявила Кимберли, едва удостоив взглядом секретаршу в приемной.
        - Мисс… Вудс? - Брюнетка вскочила. Ее глаза округлились.
        В облегающем красном платье, которое подчеркивало малейший изгиб ее прекрасного тела, с распущенными волосами, каскадом струящимися по плечам, на высоченных каблуках Кимберли была неотразима.
        - Я знаю, где его кабинет. - Она прошла дальше по коридору.
        Брюнетка помчалась за ней, бессвязно лопоча от растерянности.
        Кимберли широко распахнула дверь кабинета Агостино и вошла. К ее ярости, комната пустовала. Тогда Кимберли направилась к залу заседаний, не обращая внимания на протесты секретарши, чьи возгласы привлекли внимание служащих.
        Мужчины в деловых костюмах повернулись на звук резко открывшейся двери. Но Кимберли не смотрела на них. Все ее внимание было приковано к Агостино Мангано. Тот уже поднимался со своего места во главе стола. Его оскорбленный вид контрастировал с обычной невозмутимостью. Кимберли не испугалась. Упрямство придавало ей сил.
        - Я хочу с тобой поговорить. Немедленно, - решительно заявила она. В изумрудных глазах зажглось пламя вызова.
        - Вы могли бы подождать в офисе мистера Мангано, мисс Вудс, - нарушил тишину спокойный женский голос. Стройная женщина средних лет направилась к двери, которая вела в служебный кабинет.
        - Прошу прощения, я не намерена ждать, - произнесла Кимберли с вызовом.
        Глаза Агостино потемнели, выдавая его гнев. Это был гнев человека, которого никогда прежде не вовлекали в публичную сцену. Кимберли лишь улыбнулась. Он не сможет ничего сделать, потому что ей нечего терять. Ни денег, ни работы, ничего, кроме гордости и разума. Об этом Агостино не подумал. Вчера он испортил ей день. Кимберли хотела отплатить ему той же монетой. И неважно, каким образом.
        В один прыжок Агостино оказался рядом и с силой схватил ее за запястье. Кимберли вскрикнула от боли. А секретарша побледнела от его насмешливого взгляда. Кимберли про себя отметила, что Агостино умеет контролировать ситуацию.
        - Спасибо, - освободив свою руку, сказала Кимберли и молча прошла в большой роскошный кабинет. Теперь можно не волноваться. Она знала, что выиграла первый раунд.
        - Экстравагантные выходки незваного гостя… Хорошая разрядка… не правда ли? - прощебетала Кимберли и уселась за впечатляющих размеров стол.
        Агостино выругался по-итальянски. Он смотрел на нее, и в глазах его кипела ярость.
        - Ты ненормальная… - Он с видимым трудом взял себя в руки. - Какого черта ты разыграла весь этот спектакль? - Его хриплый голос напоминал львиный рык.
        - Я не играю, я плачу! - Театральным жестом Кимберли разжала пальцы. На стол упали смятые банкноты. - Это начало погашения ссуды. Я не продаюсь, как мешок фасоли в супермаркете!
        - Как ты посмела прервать деловое совещание? - начал Агостино, заводясь с полоборота. - Как ты посмела устроить дешевую сцену в моем зале заседаний?
        Кимберли насторожилась. Она никогда прежде не слышала такой злобы в голосе.
        Никогда не смотрела в глаза, которые словно острые бритвы врезались в нее.
        - Сам напросился, - небрежно бросила она. - Это плата за вчерашнее. Ты посмел меня шантажировать.
        - Неужели я связался с колдуньей? - сухо процедил Агостино.
        - Ты не можешь даже представить, какова сила моих чар! - Кимберли не осталась в долгу. Странно, почему он вдруг успокоился, куда исчезла дикая ярость. у
        - У тебя скверный характер.
        - Неужели ты думаешь, что знаешь меня после нескольких минут общения? - Она гордо вскинула голову.
        Непроизвольный жест приковал внимание Агостино к трепещущему каскаду волос. Он снова оценивающе оглядел Кимберли с головы до ног.
        Вне всяких сомнений, Агостино настолько сексуально притягателен, что ни одна женщина в его присутствии не могла бы оставаться спокойной более пяти минут. Кимберли на себе испытала силу его магнетизма.
        Блестящие черные глаза поймали ее взгляд.
        - Вряд ли ты вела себя так с Эстебаном…
        - Мои отношения с ним тебя не касаются, - быстро среагировала Кимберли. - Но, поверь, никто никогда не оскорблял меня так, как ты вчера.
        - В это трудно поверить.
        Кимберли невольно вздрогнула.
        Агостино невероятно шел отлично сшитый серебристо-серый костюм. Его худощавое строгое лицо стало непроницаемым.
        - С каких это пор мужчина оскорбляет женщину признанием, что хочет ее? - насмешливо поинтересовался он.
        - Ты испортил мне жизнь упоминанием о долге… Расчетливо и безжалостно попытался загнать меня в угол! - Кимберли воздержалась от грубости, поднялась и направилась к двери.
        - Дверь заперта. Ты в ловушке, дорогая, - мягко произнес Агостино.
        Кимберли не поверила и попыталась открыть дверь. Безуспешно.
        - Открой сейчас же! - яростно зашипела она, не поворачиваясь.
        - Зачем? - спросил Агостино. Он лениво присел на краешек стола. Такой холодный, спокойный и самоуверенный, что Кимберли захотелось разорвать его на куски. - Спасибо, что пришла меня развлечь, хотя, конечно, я немного погорячился. Выглядишь сногсшибательно. Естественно, я хотел бы знать, откуда такая мелодраматическая реакция на мое предложение.
        Кимберли развернулась на сто восемьдесят градусов.
        - Значит, ты признаешь, что это предложение?
        - Я хочу тебя. Вопрос времени, когда я получу то, что хочу, - заявил Агостино со спокойной уверенностью.
        Кимберли едва удержалась на ногах.
        - Если лесть не срабатывает, ты приступаешь к угрозам…
        - Это не угроза, Кимберли. Я никогда не угрожаю женщинам, - проревел Агостино. Сверкнула полоска зубов в недоброй усмешке. - Ни одна женщина никогда не была в моей постели под угрозой!
        Вряд ли можно сыграть такую ярость. Агостино ведь сицилиец. Его неотразимую привлекательность тоже нельзя недооценивать. Но тогда, горько подытожила Кимберли, он имеет все. Выразительную внешность, сексуальный магнетизм, денег столько, что не потратить за несколько жизней. Кимберли с отвращением смотрела на это воплощение совершенства.
        - Ты считаешь себя особенным, да? Думал, я буду польщена, с радостью ухвачусь за любое твое предложение… Да ты ничем не отличаешься от других мужчин, которые меня домогаются. - Кимберли старалась выражаться предельно ясно. - У меня море таких предложений. Еще с четырнадцати лет…
        - Слава Богу, ты выросла, прежде чем наши дороги пересеклись, - прокомментировал Агостино с подчеркнутым равнодушием.
        После таких слов внутри Кимберли словно разжалась пружина. Она набросилась на своего противника с первобытной яростью тигрицы.
        - С тех пор я научилась отметать подобные предложения. Думаешь, я не понимаю, что для таких парней, как ты, я не более чем живая кукла для секса? - презрительно заявила Кимберли. - Поэтому позвольте вам сообщить, мистер Мангано, я не буду игрушкой для мужчины. Ты хочешь купить игрушку, ступай в магазин!
        - Я думал, ты уважаешь честную игру, - задумчиво признался Агостино. - Но не мог даже предположить, что ты так низко себя ценишь.
        Кимберли растерялась и почувствовала неловкость. Закралось подозрение, что противоборство все-таки не окончится для нее победой.
        - Не будь смешным… и не говори глупостей, - заспорила она скорее по инерции. - Возможно, я совершила много ошибок, зато не собираюсь их повторять. Теперь я все сказала, так что открой эту чертову дверь и позволь мне уйти!
        Агостино внимательно наблюдал за ней из-под полуопущенных густых ресниц.
        - Если бы все было так просто…
        Влажные пальцы Кимберли схватились за дверную ручку. Что-то щелкнуло. Нервное перенапряжение напомнило о себе. Кимберли уходила с поля боя отнюдь не гордой поступью царицы джунглей. Она убегала.



        Глава 3

        Что на меня нашло, что же на меня нашло? Лихорадочная мысль возвращалась снова и снова, пока Кимберли бежала домой. Солнечное июньское утро сменилось проливным дождем. Через минуту она промокла до нитки. Холодные струи сбегали по ее разгоряченному лицу, успокаивая стучащие от напряжения виски.
        Почему победа так внезапно обернулась поражением? Потому что Агостино помешал ей быстро уйти. Он избежал боя, который Кимберли провокационно навязывала ему. Повторилась вчерашняя история. Чем больше Кимберли выходила из себя, тем спокойнее и сосредоточеннее становился ее враг. Он противопоставил несдержанности хладнокровие и снова выиграл.
        Мелодраматично. Наверное, признала Кимберли. Она повела себя именно так. По необъяснимым причинам она зашла так далеко, что перестала контролировать свою речь. Агостино Мангано опытный психолог. Его проницательные глаза фиксировали как раз те мгновения, когда Кимберли опрометчиво открывала самое личное - свою боль и неуверенность.
        Инфаркт Эстебана, так резко перевернувший ее жизнь, оскорбительные публикации, смерть крестной. Удары следовали один за другим. Кимберли стала слишком уязвимой добычей для такого умного хищника. Низкая самооценка… Нет, она не страдает низкой самооценкой!
        Лимузин ехал за ней уже несколько метров. Затемненное окошко резко опустилось. Агостино сердитым взглядом оглядел Кимберли с головы до ног и проскрежетал:
        - Зачем ты идешь под дождем, глупая женщина. Немедленно ступай в машину.
        Кимберли провела дрожащими пальцами по мокрым прядям, прилипшим к лицу, и с открытым неповиновением взглянула на Агостино.
        - Убирайся!
        - Посмотрим, будешь ли ты сыпать оскорблениями, когда я затащу тебя в машину, - нетерпеливо пригрозил тот.
        Бесшабашное веселье охватило Кимберли. Безумие впрыснуло адреналин в кровь. Она была готова продолжать бой. Ярко-красное платье мокрой тканью обволокло ее бесподобную фигуру, длинные стройные ноги. Гордая осанка, вызывающий взгляд. Кимберли заметила, как побелели костяшки его пальцев, сжатых в кулаки. Агостино прекрасно понимал, что не рискнет на такой шаг.
        - Зачем ты преследуешь меня? - спросила она.
        - Меня не интересуют игрушки, - ответил он.
        - А меня не интересуют мужчины, которые думают, что знают все! - Кимберли замедлила шаг.
        Разговаривая, Агостино полностью высунул голову из машины. Волосы его начали виться от влажности, блестящие хрустальные капли дождя стекали по его щекам. Он мокнет ради меня, мелькнула сумасшедшая мысль. Она понравилась Кимберли.
        - Если я так сказал, беру свои слова обратно… Извини, но я такой, какой есть, - заявил Агостино Мангано.
        Глупо мокнуть под дождем, когда есть возможность нормально доехать. Когда Кимберли замерзла и стала чувствовать себя неловко в промокшем платье, эта мысль настойчиво завертелась в мозгу. Она обошла машину и села в лимузин. Приятно сознавать, что она не утратила способности удивлять Агостино.
        Машина тронулась с места.
        - Я решила позлить тебя, потому что хотела от тебя избавиться, - призналась Кимберли.
        - Тогда почему ты села в машину? - Вопрос Агостино застал Кимберли врасплох.
        Вместо ответа она инстинктивно отпрянула к двери. Попытка выпрыгнуть на ходу не удалась. Сильная рука быстро и уверенно преградила ей путь. Лимузин прибавил скорость.
        Взгляд черных глаз скрестился с ее взглядом.
        - Ты собираешься покончить жизнь самоубийством? - гневно прорычал он.
        Кимберли резко вырвалась из тисков его рук.
        Молчание нервировало. Такой простой, такой ясный вопрос, но почему же так сложно ответить. Ведь если бы она действительно хотела избавиться от Агостино, то даже мокрая одежда не удержала бы Кимберли в его компании.
        Агостино снова протянул мускулистую загорелую руку. Словно взрослый человек, предлагающий мировую непослушному ребенку, подумала Кимберли.
        - Иди сюда, - сказал он.
        Не глядя в его сторону, Кимберли забилась в дальний угол. Она умирала от страха. Что с ней происходит? Откуда такая реакция? Она попала на территорию врага и знала, что не справится с Агостино Мангано. Он как чума. Теперь от него не отделаться. Где были ее мозги, когда она решилась на подобную авантюру?
        Агостино устало вздохнул и пожал плечами. Кимберли не успела опомниться, как оказалась в его объятиях. Она начала энергично вырываться из этих цепких тисков.
        - Убери свои руки! Что ты себе позволяешь?!
        - Прекрати! - зарычал Агостино и без предупреждения разомкнул руки. Даже развел их в стороны, демонстрируя миролюбивые намерения. - Мне не нравятся истеричные женщины.
        - Я… не такая, - вспыхнула Кимберли и смутилась, когда Агостино накинул на ее худенькие, вздрагивающие от напряжения плечи свой пиджак.
        Шелковая подкладка еще хранила тепло его тела. Слабый аромат от его одежды защекотал ей ноздри. Слабый запах мужчины в сочетании с изысканным цитрусовым лосьоном. Кимберли наклонила голову и вдохнула поглубже. Спонтанность на уровне подсознания, осознала она. Для нее это явилось шоком.
        - Ты такая же нервная, как некоторые из моих скаковых лошадей, - съязвил Агостино. - Каждый раз, когда я приближаюсь, ты шарахаешься.
        - Но не вчера, - прошептала Кимберли. Ей стало больно и горько.
        - У тебя не было шанса… Я подкрался незаметно. - Дразнящие сексуальные нотки в его голосе прозвучали опасным сигналом.
        Агостино быстро протянул руки и схватил рукава пиджака. Он сложил их крест-накрест, и Кимберли оказалась в ловушке.
        - Нет! - воскликнула она. В широко открытых глазах мелькнул испуг. Она уперлась руками в широкую мускулистую грудь.
        - Если захочешь, можешь выброситься после первого поцелуя. Никаких вопросов, никаких возражений, - пообещал Агостино.
        Прикосновение к нему даже сквозь ткань рубашки заставило Кимберли содрогнуться. Пальцы ее разомкнулись. Она ладонью ощутила жесткие завитки волос на его груди и была очарована. Искушение было слишком сильным. Так и хотелось расстегнуть рубашку и дотронуться до его горячей кожи.
        В черных глазах мелькнуло снисхождение. Это выражение остановило Кимберли.
        - Ты выглядишь как ребенок, стянувший без спроса печенье, - улыбнулся Агостино.
        Улыбка показалась ей настолько обворожительной, что она перестала дышать. Ее сердце забилось в бешеном ритме. Близость Агостино сработала как гипноз. Кимберли видела крошечные искорки в его глазах, невероятно гладкую кожу, густые черные ресницы, едва различимые тени на его щеках. Она не понимала, что с ней творится, и встревожилась.
        - Ты ошибаешься на мой счет, - еле слышно произнесла Кимберли. Она чувствовала, что ее неумолимо затягивает что-то незнакомое и потому страшное. И спасения не было.
        - Докажи. - Голос Агостино прозвучал словно издалека. Его мягкий тон походил на нежное прикосновение к коже, на ласку. Он дотронулся до ее волос, до затылка. - Докажи, что мы ошибаемся в наших чувствах.
        Он был потрясающе красив. Это мешало Кимберли сосредоточиться. Ее сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди. Внезапно мощная волна возбуждения поднялась неведомо откуда. Она сокрушительно сметала все на своем пути. Агостино опустил глаза. Его взгляд остановился на ее набухшей груди, на упругих сосках, просвечивающих сквозь прилипшую ткань платья. Кимберли покраснела.
        Медленно, очень медленно Агостино притянул ее к себе. Его руки обняли Кимберли, поддерживая за спину. Он наклонил голову и припал к ее губам. Он исполнил мольбу ее болезненно сжавшихся сосков. Кимберли вздрогнула, дыхание застыло в горле, голова запрокинулась, зубы сами собой сжались, не выпуская стон.
        Неожиданно все закончилось. Агостино ослабил хватку. Его черные глаза удовлетворенно блеснули.
        - Слишком сильное желание причиняет боль. Не думаю, что ты знала об этом… но теперь знаешь.
        Кимберли дрожала и смотрела на него. Изумрудные глаза потемнели от мелькнувшей догадки. Страх холодной змеей закрался в душу. Значит, он играет с ней, играет как с игрушкой. Он возбудил ее, завел, и только для того, чтобы показать свое сексуальное мастерство.
        - Не прикасайся ко мне! - Ее рука взлетела и с размаху ударила его по щеке. Кимберли застыла в ужасе.
        С поразительной скоростью Агостино сомкнул свои пальцы на запястье руки-преступницы. На его губах снова играла улыбка.
        - Причина твоей злости кроется в разочаровании.
        Не обращая внимания на ее напряженный, ошеломленный взгляд, Агостино склонил черноволосую голову и прижался горячими губами к ее дрожащей ладони. Электрический разряд, мощная вспышка - казалось, каждая клеточка ее тела внезапно наполнилась жаром его губ.
        Не давая ей времени опомниться, он уверенно притянул Кимберли к себе и поцеловал в губы.
        Ничего не было слаще этого долгожданного поцелуя. Он унес Кимберли на вершину блаженства. Пульс участился, руки неистово сжали его плечи. Сильная страсть, клокочущая в глубине, требовала выхода. В каждую последующую секунду хотелось большего, чем в предыдущую.
        И вдруг все прекратилось. Агостино смотрел на нее, Кимберли видела это, но сквозь пелену страсти, застилавшую глаза, не замечала ни понимания зрелого мужчины, ни превосходства в его взгляде. Ее прекрасное лицо вспыхнуло лихорадочным румянцем.
        - Пойдем, - хриплый голос Агостино повелевал ею.
        Кимберли даже не заметила, что лимузин остановился. Агостино вновь укрыл ее пиджаком. В его жестах сквозила беспредельная нежность. Дождь не утихал. Свежий воздух, напоенный влагой, пьянил. Кимберли вдыхала его большими жадными глотками. Она не понимала, где находится. Весь остальной мир за пределами лимузина не существовал для нее. Она оперлась на крепкую руку, обнимавшую ее, и склонила голову к широкому плечу.
        Внезапно Агостино напрягся. С его губ сорвалось резкое ругательство. Он заслонил собою Кимберли. Девушка подняла глаза и увидела убегающего фотографа. Тут же двое мужчин крепкого телосложения выпрыгнули из машины, следовавшей за лимузином. Они схватили любопытного папарацци, прежде чем тот успел перебежать через дорогу.
        Агостино расслабился и слегка пожал плечами.
        - Моя охрана засветит пленку. Наша фотография не появится в прессе.
        Кимберли изумленно наблюдала, как исполняется обещание. Подобная демонстрация насилия поразила ее до глубины души. Конечно, она сама частенько старалась избежать назойливых камер репортеров, но методы Агостино поразили девушку своей жестокостью. Да, он твердо стоит на страже личных интересов.
        Именно своих, Кимберли сделала ударение в нужном месте. Не ее же. С какой стати он станет защищать ее частную жизнь? Агостино все равно, если ее изображение появится в скандальной рубрике. Скорее всего, он не хочет, чтобы его видели в обществе Кимберли.
        Мрачное предчувствие вызвало легкую дрожь. Кимберли прервала невеселый поток мыслей и огляделась. Они находились в сверкающем зеркалами лифте.
        - Где мы? - недоуменно поинтересовалась она.
        Двери лифта бесшумно раздвинулись. Взгляду Кимберли предстал просторный холл с мраморным полом.
        - В моей квартире, где же еще?
        Кимберли вздрогнула. Ее осенила внезапная догадка. Если бы этот папарацци ускользнул, он опубликовал бы одну из самых скандальных фотографий. Актриса Кимберли Вудс и бизнесмен Агостино Мангано на пороге его дома, обнявшись. Репортер нажил бы целое состояние на одном только снимке. Нетрудно предположить, что подумают читатели. Непростительная глупость с ее стороны.
        - Я думала, ты везешь меня к Лорен, - произнесла Кимберли растерянно.
        Агостино насмешливо изогнул бровь.
        - Я этого не говорил… Потом, после того, что произошло в машине… Я всегда считал, что любовью лучше заниматься в собственной постели.
        Кимберли почувствовала, как земля уходит из-под ног. Он обращается с ней как с проституткой. Наверное, точно так же она выглядела бы на снимке.
        - Кимберли… - позвал Агостино. От него не укрылось ее замешательство. В бой тут же вступило сексуальное обаяние. Агостино подошел к ней с грацией дикого хищника. Его упрямое скуластое лицо озарила улыбка. - Думаю, ситуация вряд ли изменится, если ты предложишь подождать еще недельку или месяц. У меня просто нет времени на старомодные ухаживания…
        - Понятно. - Слово как камень сорвалось с дрожащих губ Кимберли.
        - Смею тебя заверить, ты не почувствуешь разницы. Мы будем вместе месяцев шесть, - задумчиво прогнозировал Агостино. - Возможно, даже больше. Ты воспламенила меня, как ни одна женщина прежде.
        - Прими холодный душ. - Кимберли дрожала, но не сдвинулась с места. Она гордо вздернула подбородок, стараясь не выдать, каких усилий ей это стоит. Внутри все болело и разрывалось на мелкие кусочки. Кимберли повела плечами. Пиджак сполз и упал на пол. - Я не какая-то пустышка, с которой ты можешь переспать, даже не удосужившись назначить свидание…
        - Я собирался пригласить тебя на ланч… - признался Агостино. Чуть заметный румянец подчеркнул упрямые черты красивого лица.
        - Но зачем же тратить время на еду? - закончила за него Кимберли. Презрение сквозило в каждом ее жесте. - Я встречала таких прытких, но ты всех переплюнул. Неужели поцелуй в лимузине послужил согласием на все остальное?
        Агостино откинул назад голову высокомерно и пренебрежительно. Взгляд черных глаз, подобно стальным стрелам, поражал мишень.
        - Наша страсть была искренней, взаимной и очень сильной. Ты ждешь, что я стану извиняться за желание, которое ты испытываешь с не меньшей силой, чем я?
        Кимберли опустила глаза.
        - Не думаю, что ты умеешь извиняться.
        - Я искренен… Ты не можешь не замечать этого. Ты посылаешь красноречивые сигналы и затем отступаешь. У тебя проблемы, - заявил Агостино с холодным упреком. - Не взваливай их на меня. Я вырос и в детские игры больше не играю.
        Кимберли почувствовала, как острая боль разрастается, цепкими щупальцами опутывая каждый нерв. Ей удалось сохранить видимость спокойствия, но какой ценой? Отвращение - сильное, неистовое - придавало ей сил. Кимберли стыдилась собственной слабости. Нельзя было разрешать Агостино прикасаться к ней.
        - Не могу сказать, Агостино, что за последние двадцать четыре часа я получила удовольствие от общения с тобой… Ты омерзителен, - выпалила Кимберли и повернулась к лифту.
        - Черт тебя побери! Ты не посмеешь уйти! - Агостино в один шаг преодолел расстояние между ними. - Кто ты такая, Кимберли Вудс, чтобы разговаривать со мной в подобном тоне?
        - Ни слова больше… Я не хочу ничего слышать, - резко оборвала его Кимберли.
        - Наступит время, когда ты выслушаешь меня, - ответил Агостино грозным предостережением. Он встал между Кимберли и лифтом, загородив собой проход. Его красивое высокомерное лицо, казалось, окаменело, дерзкие черные глаза метали молнии. - Думаешь, я не знаю, чем ты занималась с Эстебаном по ночам? Ты едва знала его. Ты возникла из ниоткуда в его жизни. Думаешь, я не заметил, что ты к нему равнодушна?
        Кимберли не ожидала подобной атаки.
        - Я… я… - едва слышно залепетала она.
        - На самом деле Эстебан надоел тебе до смерти, но ты не стала прятаться. Ты с трудом выносила, когда он прикасался к тебе, и в то же время оставалась рядом с ним целых два года. Разве может порядочная женщина вести себя подобным образом. Ты продалась за гардероб с модными шмотками…
        - Нет… неправда! - Кимберли резко замотала головой.
        - Скажи, за эти два года было ли хоть одно утро, когда ты проснулась и сказала себе: «Все, хватит. Я заслуживаю большего. Я не хочу жить, как жила!» - Теперь Агостино кричал на нее. Ярость, обида, презрение смешались в его голосе. - Поэтому не говори, что у меня о тебе неправильное представление. Я доверяю своим ушам и глазам. Ты не любила Эстебана. Ты просто продалась за высокую цену!
        Кимберли почувствовала, как тошнота сводит желудок. Она отступила на несколько шагов. Ее руки взметнулись вверх, словно пытаясь отгородиться от потока оскорблений.
        - Нет… нет… - слабо прошептала она.
        - И я был последним дураком, который, зная правду, все еще хотел тебя! - выпалил Агостино. - Я не собирался тебя покупать… Возможно, я придумал удобную отговорку, чтобы между нами не повторилось подобное. Ты сама хотела меня. Я надеялся, что не только мое огромное состояние соединит нас.
        Кимберли застыла как статуя. Она боялась пошевелиться, чтобы не рассыпаться на маленькие кусочки. Агостино просто вынуждал ее оправдываться. Кимберли хотелось разрушить его представление о ней.
        - Я никогда не прощу тебе этого, - прошептала Кимберли, обращаясь больше к себе, чем к Агостино. - Эстебан не был моим любовником. Мы заключили договор и разыгрывали спектакль на публике…
        Агостино пробормотал что-то резкое по-итальянски.
        - Не говори со мной как с идиотом!
        Теперь Кимберли смотрела мимо него. Она упрекала себя за несдержанность, за неудачную попытку защитить свою честь. Это непростительная слабость, позывы уязвленной гордости, израненного самолюбия.
        - С этого дня держись от меня подальше…
        - Ты сделала свой выбор до того, как встретила меня. Что же ты хочешь сейчас? - презрительно усмехнулся Агостино.
        Истеричный смешок готов был сорваться с ее губ, но Кимберли подавила его. Она отвернулась, чтобы он не заметил слез, блеснувших в ее глазах.
        - Самые обыкновенные вещи. - Кимберли непримиримо тряхнула золотистой копной волос. Ее глаза засверкали как звезды. - Однажды, когда все закончится, я получу их. Я не стану твоим очередным трофеем, Агостино. И не буду заниматься с тобой любовью. Тебе придется привязать меня к кровати и изнасиловать… Я достаточно ясно выражаюсь? Ты никогда не получишь того, что хочешь, по моей доброй воле!
        Агостино пожирал ее глазами и, казалось, ненавидел за то, что не мог убить.
        Кимберли не отвела взгляда. Такое злобное удовлетворение она не испытывала никогда.
        - Плохие новости, да? Я буду первой, кто отказал тебе, - резко выпалила она. Каждой клеточкой она ощущала, какие грозовые тучи сгущаются над ее головой, но трудно было заставить себя смолчать, когда желание уколоть его так и рвалось наружу. - Но что тебя так беспокоит? Тебе не по душе настоящие чувства?..
        - Что ты от меня хочешь? - закричал Агостино. Его свирепость подавляла. - Я никогда не смогу полюбить такую женщину, как ты!
        - О, по крайней мере честно… ударить меня побольнее, - сказала Кимберли. Боль полосовала ее изнутри. Она дрожала как осиновый лист на ветру, но даже не замечала этого. - Но ты по-прежнему хочешь меня, так? Знаешь что, Агостино? Мне нравится сознавать это.
        Мускул дрогнул в уголке его чувственных губ, лицо застыло. Сверкающие черные глаза были полны еле сдерживаемой ярости и уязвленной гордости.
        - Благодарю, ты только что сделал щедрый подарок моему самолюбию, - сообщила Кимберли. Неровный голос выдавал ее волнение.
        - Какая же ты сучка! Никогда не замечал этого прежде. - Агостино говорил уже с заметным акцентом. Презрительные интонации в его голосе обжигали Кимберли как кислота. - Итак, назови цену одной ночи с тобой. Сколько, думаешь, ты стоишь?
        Последние слова полоснули кнутом по открытой ране. Кимберли почувствовала боль в затылке. В ее взгляде мелькнула ненависть.
        - Ты разоришься, - заявила она. Она осмотрела Агостино с головы до ног как мерзкого гада, выползшего из-под камня. - Я хочу больше, чем гардероб с модными шмотками. Знаешь, Агостино, я учусь на собственных ошибках. Следующий мужчина, с которым я соглашусь жить, станет моим мужем…
        Агостино побледнел.
        - Если ты хоть на секунду вообразила, что я…
        - Конечно нет, - не дала ему договорить Кимберли. Она тщательно подбирала каждое слово. - Но ты должен понять, я не дам согласия ни на ланч, ни на постель, ни на то, что из этого вытекает. Я не могу позволить себе быть чересчур легкомысленной. Связь с похотливым итальянским богачом пагубно отразится на моем имидже.
        - Я заставлю тебя передумать! - взревел Агостино.
        - Ты плохо соображаешь. Я не хочу быть с тобой, Агостино, - сказала Кимберли. На последнем слове она прошла мимо него, гордо выпрямив спину. Двери лифта захлопнулись прямо перед ним.
        Очутившись на улице, Кимберли заметила, как сильно дрожит. Каждый шаг давался ей с трудом. Тогда, невзирая на стесненные материальные обстоятельства, она решила взять такси. Поток мыслей не давал сосредоточиться.
        Агостино Мангано домогался ее, но вряд ли он осмелится повторить попытку, уговаривала себя Кимберли. Даже самый упрямый мужчина не стерпит подобного унижения дважды. Тем более Агостино. Он-то рассчитывал затащить ее в постель и получить взамен благодарность. Алчная красотка не могла, по его мнению, устоять перед столь выгодным предложением. А на деле Кимберли отвергла его, больно ударив по самолюбию. Агостино был в шоке… И все же где-то внутри она ощущала странную опустошенность.
        Он ни на минуту не сомневается, что она, Кимберли, заинтересована в нем, подумала Кимберли и съежилась от стыда. Она уступила физическому влечению и тем самым одной ногой шагнула в пропасть. Даже зная, что неверный выбор погубит ее. Не надо было рассказывать правду об Эстебане. Боже всемогущий, какая разница, что заставило ее жить рядом с ним так долго! Агостино все равно не поверил. Конечно, не поверил. Он даже не удосужился выслушать ее. Пожалуй, только медицинское освидетельствование может убедить Агостино в ее невинности. В любом случае ее жизненный опыт вряд ли обогатится рядом с таким мужчиной, как Агостино Мангано. Он считает ее легкой добычей.
        - Такой девушке, как ты, мужчины скажут что угодно, лишь бы затащить в постель, - предупреждал ее отец. - Что он единственный, кто готов ждать, кто станет считаться с твоими чувствами, кто будет заботиться о тебе…
        Мрачное предсказание отца оказалось правдой. Откровенные и недвусмысленные взгляды смущали Кимберли. Постепенно она познавала обратную сторону красоты, которой природа наградила ее от рождения. Ее подружки, пользующиеся меньшим мужским вниманием, завидовали и проклинали Кимберли. Мужчины постарше смотрели с вожделением и норовили прикоснуться к ней, пригласить ее на свидание. Даже сверстники и ребята помладше, которые не осмеливались подойти, распускали грязные сплетни о ее сексуальных возможностях.
        Кимберли мечтала, правда без особой надежды, встретить мужчину, который поведет себя по-другому.



        Глава 4

        Через час после возвращения Кимберли в доме Лорен зазвонил телефон. Это оказалась Сара Вандерберг, владелица агентства, с которым был заключен первый контракт Кимберли.
        - У меня не слишком хорошие новости, девочка, - начала Сара в своей обычной отрывистой манере. - Продюсер телестудии решил не продлевать с тобой контракт на очередную серию.
        - Мы этого ждали, - напомнила Кимберли и вздохнула.
        - И, боюсь, других предложений нет. Все словно сговорились, - продолжала Сара. - Твое имя слишком часто мелькало в скандальной хронике. Я предупреждала, что такое может произойти, и, буду откровенной, последние публикации в бульварной прессе явно не в твою пользу.
        Уже месяц прошел с тех пор, как Кимберли покинула дом Эстебана. Она до сих пор не работает. Все это выглядит так, будто она собирается найти очередную жертву, чтобы пристроиться к ней на содержание. Ее банковский счет пуст. Кимберли не могла позволить себе просто сидеть в ожидании работы, которая, возможно, вообще никогда не появится. Она не винила Сару за недостаток симпатии к ней. Время от времени эта дама теребила Кимберли и требовала ее возвращения в актерский бизнес. Однако бурная светская жизнь Эстебана не позволяла Кимберли уделять много времени работе.


        Кимберли рассказала подруге о своей выходке. Ей надо было с кем-то поделиться, услышать добрый совет. Подруга молча выслушала сбивчивый рассказ.
        - Могу поклясться, этот мужчина влюблен в тебя! - Лорен удивленно покачала головой.
        Кимберли недоверчиво улыбнулась.
        - Агостино не узнает, что такое любовь, пока она не ударит его по голове. Однако он не остановится ни перед чем, чтобы добиться своего. Полагаю, он думает, что, сняв с меня бремя долга, он легче преодолеет сопротивление…
        - Кимберли, Агостино Мангано не оставит тебя в покое. Он любыми способами попытается добиться своего.
        - У меня один выход - бежать без оглядки. Слава Богу, освободился дом, принадлежащий отцу. Я не стану медлить и уеду в Нортгемптон. Постараюсь начать все сначала и забыть весь этот кошмар.


        Кимберли переехала в коттедж спустя два дня. Таксист, беспрестанно ворча, вел машину по неровной дороге. При солнечном свете домик выглядел довольно запущенным. Однако окружающий пейзаж был очень мил. В десяти футах от входной двери протекал небольшой ручеек. Вокруг дома росли деревья, густая листва которых прикрывала обветшалую крышу.
        Теперь ее банковский счет был не совсем пуст. Кимберли удалось избавиться от доброй половины своего гардероба. Свалив в кучу дорогие платья, которые Эстебан покупал ей бессчетно, Кимберли продала их магазину, занимающемуся перепродажей фирменной одежды.
        Через час девушка закончила изучение дома. И ее энтузиазм ничуть не ослабел. Ну и что из того, что дом маленький, требующий покраски и генеральной уборки? Относительно ремонта агент явно преувеличил.
        Больше всего ей понравилось уютное кресло у камина в маленькой гостиной. Мебель была скромной, потертой, хотя пара антикварных вещиц выглядела совсем неплохо.
        Завтра же она позвонит насчет работы. Девушка приметила симпатичный отель на центральной улице города. Будет очень странно, если в разгар туристского сезона никто не предложит ей место.


        Прошло пять дней с момента переезда Кимберли, и уже три из них она работала в вечернем баре. Работа оказалась более чем напряженной. Она такого не ожидала. Официанткам приходилось трудиться в бешеном темпе.
        Ну почему она не спросила, подают ли в баре еду? Заказы на выпивку еще легко укладывались в ее голове. Но она никак не успевала записывать огромное количество закусок.
        Кимберли увидела Агостино в ту самую минуту, когда он вошел в бар. Двойные двери с шумом распахнулись. Выход актера на сцену состоялся. Посетители повернули головы в его сторону и невольно задержали взгляды. Властность и непоколебимая уверенность в себе мощными токами исходили от его высокой подтянутой фигуры.
        Серый костюм, белая шелковая рубашка, золотистый галстук - Агостино выглядел шикарно до неприличия. Он как инородное тело выделялся на фоне скромной обстановки деревенского бара. Сердце Кимберли учащенно забилось.
        На несколько секунд Агостино задержался на месте, черные глаза изучили пространство бара и остановились на Кимберли. Девушка застыла, загипнотизированная словно кролик под взглядом удава. В темных глазах сквозила такая неприкрытая ярость, что даже на расстоянии Кимберли чувствовала ее обжигающую силу.
        Набрав в легкие побольше воздуха, она постаралась сосредоточиться на заказе, который минуту назад записала в блокнот. Забрав со стола меню, она быстрым шагом направилась в сторону кухни. Агостино опередил ее и преградил путь.
        - Сделай перерыв, - сказал он приказным тоном.
        - Как, черт возьми, ты узнал, где я нахожусь?
        - Сара Вандерберг, твой бывший агент, была рада услужить. - Агостино заметил недоумение в глазах Кимберли. - Многие просто не в состоянии отказать мне.
        Ловким движением Кимберли удалось обойти его и прошмыгнуть на кухню. Когда она снова вышла, Агостино сидел за одним из ее столиков. Девушка сделала вид, что не заметила этого. Однако она ни на секунду не могла избавиться от неприятного ощущения, что за ней наблюдают. Тело перестало слушаться. Ладони вспотели, пальцы дрожали. Кимберли расплескала выпивку. Пришлось принести другую порцию.
        В конце концов к Кимберли подошел молодой управляющий по имени Бернард.
        - Тот здоровый мрачный малый за столиком номер шесть, по-моему, уже потерял терпение. Разве ты не видишь его? - заискивающе спросил Бернард. Он смотрел на Кимберли как-то виновато, но с восхищением. Это выражение не сходило с его лица, с тех пор как Кимберли устроилась на работу. Бернард пристально посмотрел на Агостино. Тот с видимым нетерпением барабанил длинными загорелыми пальцами по поверхности стола. - Странно, этот парень кажется мне знакомым, вот только не могу вспомнить, где я его видел.
        Кимберли заставила себя подойти к шестому столику.
        - Слушаю вас? - напряженно произнесла она. Ее взгляд упирался в дорогой блестящий галстук. Но воображение подсказывало, что проницательные черные глаза насмешливо изучают ее с головы до ног.
        - Юбочка этой униформы слишком коротка. Ты похожа на горничную из дешевой пьесы! - грубо поделился Агостино своими впечатлениями. - Когда ты наклоняешься, все парни сворачивают головы, дабы не пропустить такое зрелище.
        Кимберли вспыхнула. Юбка действительно была коротковата, да к тому же этот крохотный фартучек с жуткими мелкими оборочками…
        - Закажете что-нибудь выпить? - равнодушно поинтересовалась она. Ее лицо пылало от бестактного замечания. А леденящая ярость сковала все внутри.
        - Для начала протри стол, - сказал Агостино. Он с отвращением поморщился. - Потом можешь принести мне бренди и сесть рядом.
        - Я на работе, - с вызовом проговорила Кимберли.
        - Ты работаешь на меня, - произнес Агостино в своей обычной высокомерной манере.
        Кимберли в этот момент вытирала стол, и до нее не сразу дошел смысл этих слов.
        - Прошу прощения? Ты сказал… я работаю на тебя? - переспросила она.
        - Этот отель принадлежит моей компании, - сказал Агостино. - И я отнюдь не впечатлен тем, что вижу здесь.
        Кимберли застыла в шоке. Агостино владеет этим отелем? Она поспешила отойти от стола. Тем более ее позвали из кухни. Оттуда Кимберли увидела, что Агостино подозвал Бернарда. Ее желудок болезненно сжался. Когда она вернулась с нагруженным подносом, Бернард усаживался напротив Агостино.
        Кимберли поставила на столики еду, которую принесла, и тут раздались недовольные возгласы и сердитые жалобы.
        Все заказы безнадежно перепутались. Высокая темная тень угрожающе нависла над ней. Легким движением Агостино вытащил из кармана Кимберли блокнот. Очевидно, он решил сам разобраться.
        - Что это? - спросил Агостино в недоумении. Он пролистал несколько страниц. - Египетские иероглифы, какой-то секретный шифр? Кто же сможет разобрать такую писанину!
        Кимберли парализовал страх. Ее лицо стало белее снега.
        - Я перепутала, прошу прощения, я…
        Агостино мило улыбнулся посетителям. Он не слушал Кимберли.
        - Не волнуйтесь, все сейчас исправят. Ваши заказы за счет заведения, - добавил он.
        Бернард, краем глаза заметила Кимберли, вышел из бара и кому-то звонил по внутреннему телефону. Он выглядел как человек, столкнувшийся с привидением.
        Как, черт возьми, могла она догадаться, что этот отель принадлежит Агостино? Кимберли вспомнила многочисленные мраморные вывески в огромном фойе в офисе Мангано в Лондоне. Это был перечень всех составляющих огромной империи Агостино.
        - Кимберли… Я хочу сказать, мисс Вудс, - смущенно пролепетал Бернард. Он прятал глаза. Интересно, что такого успел сказать ему Агостино, если поведение парня так резко изменилось. - Мистер Мангано сказал, что ты можешь взять выходной на сегодня.
        - Я хочу поработать сегодня вечером. Мне очень нужны деньги. - Кимберли с вызовом вздернула подбородок.
        Она со стуком поставила бренди перед Агостино.
        - Ты просто эгоистичная свинья! - презрительно бросила она.
        Крепкая рука обхватила ее запястье прежде, чем Кимберли смогла ретироваться. Краска бросилась ей в лицо, когда Агостино прижал ее к себе. Исправить эту ситуацию бесшумно не представлялось возможным. Он был слишком силен. Черные глаза угрожающе сверкали.
        - Если я дам тебе лопату, ты с радостью выроешь собственную могилу. Пойди и возьми плащ…
        - Нет, это моя работа и я не уйду.
        - Тогда ты уволена. - Агостино безжалостно нанес удар ниже пояса.
        Свободной рукой Кимберли взяла со стола стакан с бренди и опрокинула его содержимое прямо на колени Агостино. Тот вскочил как ужаленный.
        - Если не умеешь обращаться с огнем, нечего соваться на кухню! - Кимберли отшвырнула фартук и вышла вон, гордо расправив плечи и надменно вскинув голову.



        Глава 5

        Бернард поджидал Кимберли у дверей комнаты для персонала, когда она вырвалась наконец оттуда уже переодетая в свои джинсы и футболку. Бледный, с расширенными от ужаса глазами, он уставился на девушку.
        - Ты, должно быть, сошла с ума, если устроила такое Агостино Мангано!
        - Позавидуй мне… Я больше не работаю на него. - Кимберли гордо вскинула золотоволосую голову. - Можно мне получить расчет прямо сейчас?
        - Р-расчет? - Юный менеджер даже стал заикаться.
        - Моя реакция на выходки владельца этого отеля не является поводом для удержания зарплаты, - сухо пояснила Кимберли.
        Бернард наконец-то обрел дар речи.
        - Я получу твои деньги… Только, мне кажется, сейчас не стоит говорить об этом с мистером Мангано, - заверил он ее.
        Десять минут спустя Кимберли вышла из гостиницы и, поморщившись, отметила про себя, что дождь все еще идет. Он не прекращался целый день, и от потоков воды не спасал даже зонтик. Проезжающие мимо машины окатывали Кимберли водой с ног до головы.
        Возле тротуара притормозил длинный спортивный автомобиль, и окно медленно опустилось.
        - Залезай, - буркнул Агостино.
        - Убирайся ко всем чертям! Ты можешь сколько угодно издеваться над своими служащими, но я не позволю тебе издеваться надо мной!
        - Издеваться? Ты ведь заметила, как плохо работает этот бар? - недоуменно спросил он. Открыв дверцу, он выбрался из машины и сердито уставился на Кимберли. - Совершенно бестолковый штат, заставляют посетителей ждать, на кухне полный бардак, столы грязные, а ковер давно пора сменить! Если они не могут организовать дело лучше, я найду других.
        Ошеломленная тем жаром, с каким Агостино принялся ее убеждать, Кимберли почти позабыла обо всем произошедшем. Он тоже переоделся, отметила про себя она. Похоже, этот тип носит с собой смену одежды, потому что теперь на нем красовался роскошный светло-серый костюм.
        - Я ненавижу тебя за то, что ты добрался и досюда, - в сердцах бросила она в лицо Агостино.
        - Вряд ли это тебя удивило, ты ждала меня.
        На лице Кимберли не дрогнул ни один мускул. Это была чистейшая правда. Она знала, что он все равно найдет ее.
        - Я иду домой. И не сяду в твою машину, - заявила Кимберли, отметив, что из-за нее он мокнет под дождем. В неясном свете фонарей черные волосы спадали на лоб, на бронзовых щеках поблескивали капельки воды.
        - Я не собираюсь терять целую ночь, дожидаясь, пока ты дойдешь до дому, - гневно изрек Агостино.
        - Ты знаешь, где я живу. - Она уже рассердилась не на шутку. Почему я стою здесь и разговариваю с ним? - вдруг подумала она. - Но не смей туда являться, потому что я не открою тебе дверь!
        - На тебя могут напасть, пока ты разгуливаешь по темной проселочной дороге. - Он метнул в сторону Кимберли пламенный взгляд.
        Воинственно выставив вперед зонтик, она развернулась и пошла дальше. Но не прошла и десяти шагов, как ее развевающиеся волосы и стройная изящная фигура привлекли внимание кучки юнцов, топтавшихся в одной из подворотен. Свист и грубые шутки, которые понеслись ей вслед, заставили Кимберли ускорить шаг.
        Тяжелая ладонь без предупреждения легла на напряженное плечо Кимберли. Она испуганно вздрогнула и попыталась вырваться. Все последующее произошло с необычайной быстротой. Агостино набросился на ее обидчика и с силой отшвырнул парня в сторону. Издавая угрожающие вопли, подростки кинулись на помощь товарищу. Завязалась драка, и Кимберли в ужасе завизжала, потеряв Агостино из виду.
        - Отцепитесь от него! - выкрикивала она, отчаянно молотя по борющимся фигурам зонтиком, и даже ухитрилась кого-то пнуть.
        Из бара напротив высыпала целая толпа. В ту же секунду хулиганы исчезли, словно испарились. Кимберли опустилась на колени прямо на мокрый тротуар рядом с распростертым телом Агостино. Она поправила растрепавшиеся черные волосы и погладила его по щеке.
        - Дурачок… дурачок… О Боже, - взволнованно приговаривала Кимберли.
        Агостино поднял голову и резко тряхнул ею. Потом медленно стал подниматься. По его виску стекала струйка крови.
        - Их было пятеро, - пробормотал он. Его руки были все еще сжаты в кулаки.
        - Садись в машину. Вдруг они вернутся, - заговорила Кимберли, поддерживая его под руку. - Их может быть целая банда… В конце улицы есть полицейский участок.
        - Я не собираюсь идти в полицию! - заорал Агостино, который с трудом держался на ногах. - Я сам могу ответить ударом на удар - Кимберли потянула его за рукав и подвела к пассажирскому сиденью его роскошной машины.
        - Ты не можешь вести машину…
        - С каких это пор? - Агостино не верил своим ушам.
        Кимберли рывком открыла дверцу.
        - Пожалуйста, Агостино, ты весь в крови, у тебя может быть сотрясение мозга. Хоть раз в жизни прислушайся к тому, о чем тебя просят.
        Секунд двадцать он раздумывал над этим неожиданным заявлением, на его лице отражалась нешуточная борьба с самим собой. Наконец он нехотя уселся в машину.
        - Ты умеешь водить «феррари»? - спросил он.
        - Конечно, - сквозь зубы процедила Кимберли, не желая сдаваться.
        Машина заурчала и понеслась по дороге.
        - Фары, - слабо пробормотал Агостино. - Тебе следует включить фары, или мне лучше просто закрыть глаза.
        - Замолчи, я пытаюсь сосредоточиться! - Справившись наконец с управлением, Кимберли продолжала: - Так типично для тебя ввязываться в драку и размахивать кулаками. Где, скажи на милость, твои телохранители?
        - Как ты смеешь? - Агостино яростно дернулся вперед. - Я сам могу о себе позаботиться.
        - Один против пятерых? - Кимберли поджала губы. Она так и не пришла в себя после всего, что с ними произошло. Черт бы его побрал! Она чувствовала себя кругом виноватой. - Я отвезу тебя в отделение травматологии.
        - Мне не нужен врач, я в порядке, - раздраженно возразил Агостино. - У меня ссадины и синяки, только и всего. Нет необходимости ехать в больницу. Мне нужно лишь немного полежать.
        Вот он и стал самим собой. Человеком, привыкшим повелевать. Кимберли прекрасно поняла невысказанную просьбу о том, где именно ему нужно полежать. Она неслась по направлению к коттеджу на самой высокой скорости, какую только может развить
«феррари». Потоки дождя заливали лобовое стекло, и почти ничего не было видно.
        - Ну ладно… Я отвезу тебя к себе. Но только на час, - твердо заявила она.
        - Ты очень великодушна.
        Кимберли вела машину под проливным дождем и едва не пропустила поворот. Она резко ударила по тормозам. Поздно! Мощную машину занесло, и она врезалась в изгородь.
        - О Боже! - в ужасе прошептала Кимберли, когда передние колеса съехали в водосточную канаву. Машина, зацепившись бампером за изгородь, остановилась под совершенно немыслимым углом.
        - Во всяком случае, мы живы, и это радует, - простонал Агостино, выключая двигатель. Он с силой толкнул дверь и ступил в жидкую грязь. Потом помог выйти Кимберли.
        - Я боялась, что мы застрянем в канаве, поэтому и нажала на тормоз! - Кимберли вовсе не собиралась оправдываться. Боже, что со мной происходит, в конце-то концов?
        Они подошли к крыльцу. Она открыла входную дверь дома и включила свет.
        Наклонив взъерошенную голову, Агостино вошел в прихожую.
        - Поднимайся наверх и ложись на кровать.
        - Где телефон?
        - У меня нет телефона, - нахмурилась Кимберли.
        Слипшиеся темные ресницы Агостино недоверчиво моргнули.
        - Ты шутишь! - Злобно что-то бормоча по-итальянски, Агостино подошел к узкой лестнице.
        Он нетвердо стоял на ногах, и это не укрылось от пристального взгляда Кимберли.
        - Мне кажется, тебе нужен врач, Агостино.
        - Ерунда, я просто прилягу.
        - Побереги голову! - крикнула она, но слишком поздно, потому что он уже ударился о притолоку, когда входил в спальню.
        - О нет, - одновременно с ним простонала Кимберли и бросилась на помощь, когда он отшатнулся назад на крошечной лестничной площадке.
        - На полу лужи, - заметил Агостино, войдя в спальню.
        - Не говори глупостей, - спокойно возразила она. Но в этот момент откуда-то сверху большая капля упала прямо ей на нос.
        Кимберли растерянно подняла голову к сводчатой деревянной крыше, которая казалась ей гораздо интересней обычного потолка. В нескольких местах крыша протекала, и на полу образовались лужицы.
        - Я нахожусь в заброшенной лачуге посреди леса, - заключил Агостино.
        Кимберли бросила пару неподобающих леди слов и метнулась к кровати, чтобы проверить, сухая ли она. К счастью, это был, похоже, единственный сухой угол в комнате. Агостино присел на краешек и снял пиджак, который упал прямо в лужу. Она поспешно подняла его, встретившись взглядом с пронзительными черными глазами.
        - Мне не следовало тебя слушать. Надо было все-таки ехать в травматологию.
        - У меня очень болит голова, и я немного устал. Вот и все, - убеждал ее Агостино. - Перестань обращаться со мной как с ребенком.
        Краснея и смущаясь, Кимберли смотрела, как он развязывает галстук.
        - Тебе обязательно нужно раздеваться?
        - Не могу же я лечь в мокрой одежде, - пожав плечами, бросил он.
        - Тогда я, пожалуй, оставлю тебя на минутку. Мне нужно принести несколько тазов, - пробормотала Кимберли на пути к двери.
        Одна мысль об обнаженном Агостино гнала жаркую волну возбуждения по ее дрожащему телу. Это просто нервное напряжение, говорила себе она, спускаясь по ступенькам. Шок после ужасной уличной драки. Она просто обязана заставить его поехать в больницу… Но как же уговорить такого упрямца, как Агостино, сделать то, чего он не хочет. Но разве можно так относиться к своему здоровью! А вдруг у него что-то серьезное? - с ужасом думала она.
        В кладовке Кимберли взяла ведро и тряпку, а потом, отбросив их в сторону, налила в миску с водой дезинфицирующее средство. Сначала надо убедиться, что рана не опасна. Ведь когда хулиганы убежали, Агостино несколько секунд находился без сознания. О Боже, что же с ней происходит? Она больше не принадлежит себе.
        Агостино уже лежал в постели под ее одеялом с розочками, когда Кимберли неуверенно вошла в комнату. Кажется, он закрыл глаза. Она нервно облизнула губу, не в силах отвести взгляд от его широких смуглых плеч, мускулистой груди, покрытой завитками густых черных волос, восхитительного золотистого загара, особенно заметного на фоне светлого постельного белья…
        - Если у тебя сотрясение мозга, не нужно спать, - резко произнесла Кимберли, отбрасывая собственные нескромные мысли. Подойдя поближе к кровати, она коснулась плеча Агостино и отдернула руку как ошпаренная.
        Удивительные черные глаза внимательно взглянули на нее.
        - Ты залил кровью всю подушку, - недовольно заявила Кимберли. Ее горло конвульсивно сжималось, мешая дышать.
        - Я куплю тебе новую.
        - Нет, спасибо, лежи спокойно. - В ее голосе послышалось нетерпение. - Я должна осмотреть рану.
        Нетвердой рукой она вытерла кровь с помощью марлевой салфетки. Когда обнажилась маленькая кровоточащая ранка, красивая смуглая рука легла на хрупкое запястье Кимберли.
        - Ты дрожишь как осиновый лист.
        - Тебя, наверное, поранили ножом. Мне становится страшно от одной мысли об этом. Я сама справилась бы с тем мальчишкой…
        - Думаю, вряд ли. Его дружки уже собрались поразвлечься. Им бы не составило труда затащить тебя за угол…
        - Я не собираюсь тебя благодарить. Если бы ты держался подальше, ничего бы не случилось, - уверенно заявила Кимберли.
        С этими словами она встала и понесла миску вниз. Надо было подняться снова и протереть пол, но она и вправду вся дрожала, ноги подкашивались. К несчастью, не только шок был тому виной. Стоило ей увидеть Агостино в своей постели, да еще вообразить, что на нем ничего нет, как она вмиг лишилась покоя.
        Пять минут спустя Кимберли все-таки поднялась в спальню с ведром и тряпкой. Она молча убиралась в комнате, злясь на себя за то, что в свое время не обратила внимания на мнение агента по недвижимости, твердившего ей об ужасном состоянии коттеджа. Это был первый дождь, с тех пор как она переехала. Необходим капитальный ремонт, иначе зимой крыша просто рухнет. Только Кимберли очень сомневалась, что сможет все это оплатить.
        Как только тазы и ведра были расставлены, комнату наполнила какофония самых разнообразных звуков.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросила она под аккомпанемент падающих капель.
        - Фантастически богатым и испорченным. Кстати, здесь спальня или бассейн? - с усмешкой поинтересовался Агостино. - Не могу поверить, что ты предпочитаешь всемирный потоп переезду ко мне.
        - Придется поверить. Тебе не удастся меня переубедить.
        - На самом деле я не просил тебя жить со мной, - мягко заметил Агостино, и уголки его чувственного рта поползли вверх. - Я бы купил тебе квартирку и посещал…
        Гневный румянец сменил мертвенную бледность на лице Кимберли.
        - Я не продаюсь…
        - Только за обручальное кольцо? - Этот циник еще находит поводы для веселья. - Да, я понял. Очень наивно, но смело. Я схожу с ума от желания обладать этим великолепным телом, которое дрожит от вожделения, стоит мне только приблизиться, - хрипло прошептал он, уверенно сомкнул пальцы на ее руке и притянул к себе, прежде чем Кимберли успела сообразить, что происходит. - Лучше сосредоточься на чем-нибудь реальном, а не на диких фантазиях.
        - Если бы ты не был ранен, я влепила бы тебе пощечину! - яростно выпалила Кимберли. - Отпусти меня.
        С насмешливой улыбкой он разжал пальцы.
        - Я знаю, Эстебан выгнал тебя из больницы и позвал Мелани. Ты вдруг оказалась выброшенной на улицу, одна, без средств к существованию. Понятно, почему ты решила, что муж куда надежнее любовника. Однако я не Эстебан…
        Его черные с золотым блеском глаза приковали к себе внимание Кимберли. Она смотрела в них со смешанным чувством страха и восхищения. Его грубый магнетизм загнал ее в ловушку. Она ненавидела этого человека и страстно желала его. Она физически ощущала ту непонятную силу, которая влекла ее к нему. Обаяние Агостино имело странную власть над ней, делая ее совершенно беззащитной перед ним.
        - Иди сюда, перестань прятаться, - тихо позвал Агостино. - Никто из нас не выиграет эту войну. Разве мы оба не страдаем? Я обещаю, что никогда не поступлю с тобой так, как поступил Эстебан.
        - Чего ты добиваешься? - устало спросила Кимберли.
        - Я пытаюсь убедить тебя, что в твоих же интересах доверять мне, - сказал Агостино.
        Кимберли отчаянно желала, чтобы он к ней прикоснулся. Ее глаза, полные тревоги и страсти, сияли как изумруды. Длинные смуглые пальцы коснулись ее волос, осторожно ослабили стягивавшую золотистые пряди ленту. После этого он притянул Кимберли к себе.
        - Ты ведь этого хочешь, верно? - понимающе произнес Агостино.
        - Нет… - Ее кожа пылала от ласк умелых пальцев, которые уже добрались до ее дрожащих губ. Она решительно тряхнула головой. - Я не сдамся.
        - Какой пламенный вызов!.. - Черные глаза вновь обдали ее золотистым огнем.
        - Я женщина… - в отчаянии прошептала Кимберли. У нее не оставалось ни воли, ни сил, чтобы вырваться из его объятий.
        - Очень смелая женщина, - подтвердил Агостино таким тоном, что ее сердце бешено застучало, голова закружилась. - Женщина, за которую стоит бороться. Если бы ты только захотела открыть новую страницу своей жизни…
        - Но…
        - Никаких «но». - Агостино приподнялся и запечатлел поцелуй на ее полураскрытых губах, обжигая яростной страстью. - Я нужен тебе.
        - Нет… - словно в бреду прошептала Кимберли.
        - Да… - Его горячий язык скользил все глубже, и такая мощная волна наслаждения обрушилась на Кимберли, что она едва не рухнула на кровать.
        Воспользовавшись моментом, Агостино проделал это за нее и еще крепче прижал Кимберли к себе.
        - Нет, - вновь простонала она.
        Ладонь, скользившая по набухшей и болезненно нывшей груди, застыла. Твердые бутончики сосков молили о ласке. Кимберли без сил опустила голову на подушку, пытаясь взять себя в руки. Она смотрела только на него. Сверкающие глаза, нос с едва заметной горбинкой, жесткие губы.
        - Нет? - лениво протянул Агостино.
        Она тянулась к нему, словно бабочка к пламени свечи, в ожидании тепла, которому невозможно было сопротивляться. Он сразу разгадал капитуляцию и с дьявольской усмешкой завладел ее губами. Кимберли вспыхнула в одно мгновение как падающая звезда, которая мчится по темному небосклону, с немыслимой скоростью приближаясь к собственной гибели.
        Агостино отстранился именно тогда, когда все ее чувства были невыносимо обострены, каждая клеточка тела трепетала от вожделения. Одна его рука скользнула под футболку Кимберли, накрывая обнаженную грудь. Она невольно вздрогнула, сильнейшая волна страсти захлестнула ее, лишь только опытные пальцы заиграли с нежными сосками. Минуты сладостных мучений тянулись бесконечно долго. Кимберли не в силах была сдерживать вздохи и стоны. Она прильнула к нему, гладила спутанные волосы в беспомощном приглашении.
        Вдруг Агостино остановился, резко поднял голову и нахмурился.
        - Что там такое? - спросил он.
        - Где? - неуверенно переспросила Кимберли.
        - Кто-то стучит в дверь.
        Кимберли взглянула на свою бесстыдно обнаженную грудь, доказательство его власти над ней. Настоящая распутница. Донельзя смущенная, она заставила себе подняться с постели. Ноги не слушались ее.
        - Свинья, - потрясение бросила она, дрожащими пальцами поправила футболку и побежала к двери.
        На пороге стоял Макс Борн, ее ближайший сосед. Он только вчера заходил представиться.
        - Вы знаете, что в вашей сточной канаве увязла «феррари»?
        Кимберли машинально кивнула, все еще находясь под впечатлением недавних бесстыдных ласк.
        Рыжеволосый сосед нахмурился.
        - Я ехал домой и с дороги увидел эту машину. Зная, что вы здесь одна, я подумал: лучше зайти и проверить. Вы в порядке?
        - Водитель машины лежит наверху, - только и смогла выговорить Кимберли.
        - Хотите, я вызову врача? - участливо спросил Макс.
        - Нет, не надо! - выпалила она. - Вызовите, пожалуйста, такси.
        - Он опрокинул пару рюмок, да? Рискованно отправлять такую машину в свободное плавание, - заметил Макс и медленно двинулся к двери. - Это ваш приятель?
        - Нет.
        - Тогда, может быть, поужинаете со мной завтра?
        Отказ едва не сорвался с губ Кимберли, но она вовремя спохватилась.
        - Почему бы и нет? - ответила она после минутного раздумья. Она была уверена, что Агостино слышит каждое слово.
        - Отлично! - воскликнул Макс с нескрываемым удовольствием. - В восемь. Подойдет?
        - Прекрасно.
        Она смотрела, как он идет к своему джипу, и думала: какой открытый и простой человек по сравнению с Агостино, который, словно дьявол, манипулирует людьми.
        Горячие слезы жгли ей глаза, но она решительно смахнула их. Она ненавидела его еще и за то, что он вновь смог показать ей, как она слаба и беззащитна. Она ненавидела этот холодный ум, обращенный против нее, этот язык, который мог быть таким убедительным, и невероятную сексуальность, которую Агостино обрушивал на нее всякий раз, когда она была наиболее уязвима.
        Не прошло и пяти минут, как Агостино, уже одетый, спустился в гостиную, где сидела Кимберли. Он весь кипел от негодования, мрачные глаза метали молнии, чувственный рот был крепко сжат, жесткий подбородок агрессивно выставлен вперед. Во всем облике сквозила враждебность, накалявшая и без того напряженную атмосферу.
        - Ты дрянь… - выдохнул Агостино, слова давались ему с огромным трудом. - Минуту назад ты была в постели со мной, а сейчас назначаешь свидание другому, причем так, чтобы я мог слышать!
        - Я не была с тобой в постели! Не преувеличивай. - Ее руки сами собой сжались в кулаки. Ненависть и презрение к самой себе вытеснили все остальные чувства.
        - Ты же не хочешь другого мужчину! - Его ужасающая откровенность как всегда обескураживала. - Ты хочешь меня!
        У Кимберли, бледной как мел, дрожали колени. В гневе Агостино был способен на все.
        - Я не хочу быть твоей любовницей. Я с самого начала говорила это, - торопливо заговорила она. - И даже если бы я сейчас переспала с тобой, я все равно попросила бы тебя уйти. Я не позволю себя обманывать, соблазнять и вовлекать в отношения, которые считаю унизительными…
        - Соблазнить можно невинную девушку. - Его акцент стал еще более заметен, так его возмутила ее отповедь. - Унизительными? - Ярость исказила лицо Агостино. - Да такой дурак, как я, обращался бы с тобой, как с драгоценностью!
        То есть запер бы где-нибудь, чтобы тайно наслаждаться мной, перевела для себя Кимберли.
        - Я знаю, ты не поверишь, но я никогда не была любовницей Эстебана…
        - Так ты была его любимой? - рассмеялся Агостино.
        Кимберли судорожно сглотнула.
        - Нет, я…
        Она почти физически ощутила взгляд его потемневших глаз.
        - Боже!.. Как я был слеп! Все это время ты добивалась от меня более выгодного предложения. Ты убегала, я догонял. Ты дразнила меня, я следовал за тобой. - Его слова звучали как приговор. - Теперь ты пытаешься столкнуть меня с другим мужчиной…
        - Нет! - крикнула Кимберли. Он все видит в неправильном свете.
        - Если ты хоть на секунду подумала, - прорычал Агостино, - что можешь заставить меня преподнести тебе обручальное кольцо за право наслаждаться твоим великолепным телом, то ты просто сошла с ума!
        Презрение в его взгляде разрывало сердце Кимберли.
        - Правда?.. Ничего не поделаешь. Я приму только такое предложение, - заявила она, готовая использовать любое средство, лишь бы держать его на расстоянии.
        Очевидно, худшие подозрения Агостино оправдались, потому что он вдруг словно окаменел. Его ноздри раздувались.
        - Если я когда-нибудь женюсь, моей избранницей станет девушка с безупречной репутацией.
        Кимберли вздрогнула, ее желудок болезненно сжался. Она сама вручила ему нож, который он без колебаний вонзил в ее сердце. Но гордость и дикая ненависть придали ей сил.
        - Но у тебя все равно будет любовница, да?
        - Естественно. Я буду выбирать жену умом, а не сердцем, - сухо ответил Агостино. Но неожиданный вопрос задел его, кровь прилила к его смуглым щекам.
        Она содрогнулась от отвращения. Атмосфера становилась взрывоопасной. Кимберли чувствовала, что в нем происходит борьба между горячим темпераментом и ледяным рассудком. Она читала это на лице Агостино, в каждом жесте его выразительных рук, и душа ее наполнялась горечью и болью.
        - Да ты просто музейный экспонат…
        - Когда я выйду в эту дверь, я больше не вернусь…
        - Вряд ли стоит откладывать…
        - Но сначала я хочу хоть раз показать, от чего ты отказываешься!
        Кимберли растерялась от такого заявления. Золотистые глаза гипнотизировали ее. Она сгорала в огне собственной страсти.
        - И не мечтай, - через силу произнесла Кимберли, но голос ее звучал не слишком убедительно.
        Молчание нарушил шум приближающейся машины.
        Агостино разочарованно покачал головой, отчего сердце Кимберли больно екнуло, и вышел.



        Глава 6

        Последние пять дней прошли, словно в тумане. Автопогрузчик с двумя рабочими, которые почему-то все время смеялись, забрал «феррари». Кимберли пригласила строителей проверить крышу, и ее худшие опасения оправдались - крышу надо крыть заново. Такие расходы ей сейчас не по карману.
        Кимберли встретилась с Максом Борном. Еще ни одна женщина не старалась так очаровать мужчину. Хорошо еще, что он был симпатичным и веселым. Отчаявшись отыскать в своей душе хоть искру влечения, в конце вечера она позволила себя поцеловать. Однако не ощутила абсолютно ничего. Чувствуя себя виноватой, Кимберли смогла лишь извиниться в ответ на предложение Макса встретиться снова.
        Она совсем не спала, не могла спать. Агостино занимал все ее мысли. Кимберли мечтала заниматься с ним любовью - страстно, неистово - впервые в жизни. И жестокой насмешкой время от времени мелькала в ее голове мысль привести упирающегося сицилийца в наручниках к алтарю.
        Кимберли уселась на кровати и, словно уговаривая саму себя, принялась составлять список недостатков Агостино. Список занял две страницы и через секунду был скомкан, а потом разглажен вновь. Она ненавидит этого человека. И чем больше она ненавидит его, тем сильнее нуждается в близости с ним.
        Почему она так скучает по нему? Неужели влечение может быть столь всепоглощающим? - вновь и вновь спрашивала себя Кимберли, охваченная стыдом и отчаянием. И если уж она так страдает, подавляя собственные инстинкты, почему тогда не стала возлюбленной Макса?
        На пятый день ее крестных мук около полудня Кимберли услышала шум подъезжающей машины и подбежала к окну. У крыльца остановился серебристого цвета «пежо». Изумлению ее не было предела. Из машины вышла Сара Вандерберг. Что заставило эту владелицу лучшего актерского агентства проделать такой путь?
        Она открыла дверь и наткнулась на широкую улыбку Сары.
        - У меня для тебя хорошие новости, девочка… Ты станешь настоящей звездой.
        - У вас есть работа для меня? - Кимберли, затаив дыхание, жестом пригласила гостью войти.
        - С тех пор как мельница слухов запущена, ты в центре всеобщего внимания, - довольно объявила Сара. - За последние два дня поступило три выгодных предложения на отличные роли.
        - Мельница слухов? - Кимберли застыла на месте. Еще минуту назад она считала, что о ней все забыли, а сейчас ей предлагают головокружительную карьеру? Бессмыслица!
        Присев на стул, Сара открыла записную книжку и изумленно взглянула на Кимберли.
        - О тебе трезвонят все колонки светских сплетен. Неужели ты не читала?
        - Я не покупаю газет, - тихо заметила Кимберли.
        - Твоя личная жизнь - твое дело. - Сара с нескрываемым любопытством разглядывала девушку. - Но есть реальный шанс вырваться на иную орбиту… Один из самых богатых людей в мире…
        Кимберли вздрогнула.
        - Не понимаю, о чем вы говорите…
        Искусно подведенные брови Сары взлетели вверх.
        - Я говорю о парне, который в один момент сделал тебе карьеру, даже пальцем не шевельнув. Во всех журналах мелькают фотографии той, с кем его видели…
        - Так вы об Агостино?
        - И когда меня посетил один джентльмен, который, насколько мне известно, близко знаком с итальянским магнатом, я была несказанно удивлена, даже потрясена, - щебетала Сара с нескрываемым восторгом. - Я выяснила твой адрес. Говорят, Агостино Мангано не забывает об оказанных ему… услугах.
        Лицо Кимберли побелело как мел.
        - Так почему же ты здесь, в этой дыре, в затворничестве? - Сара вопросительно смотрела на нее. - Светская хроника гласит, что на этой неделе он бросил ради тебя Патрицию Корадо. Что бы ты ни сделала, это сработало. Такой лакомый кусочек, великолепный бриллиант в двадцать два карата!..
        - Между нами ничего нет, - резко оборвала ее Кимберли. Мысль о том, что он все еще встречается с роскошной итальянской певицей, больно ранила ее.
        Молчание заставило ее почувствовать еще большую неловкость.
        - Если все закончилось, держи это при себе. - Сара даже не пыталась скрыть разочарование. - Внезапный интерес к твоей персоне возник только благодаря ему. Истории о том, что тебе удалось очаровать самого Мангано, хватит для поднятия тебя до статуса знаменитости. Так что заставляй людей делать предположения как можно дольше…
        Вот этого-то она и боялась - колонок светской хроники, намеков, предположений. Циничность последнего заявления потрясла девушку. Представив, в каком гневе находится Агостино после этих слухов, Кимберли едва не лишилась чувств.
        Сара взглянула на часы.
        - Послушай, почему бы тебе не поехать со мной в Лондон? Остановишься у какой-нибудь подруги. Репортеры рыщут в поисках тебя. Как можно тщательнее скрывай место своего пребывания, прежде чем определимся с ролью.
        Кимберли потребовались немалые усилия, чтобы согласно кивнуть. Старая история, горько подумалось ей. Нужны деньги. Не только для крыши, конечно, но и чтобы сполна расплатиться с Агостино. Перспектива вновь оказаться в центре колонок светских сплетен заставляла ее холодеть от ужаса. На деньги не купишь счастья, но их отсутствие лишает свободы выбора. А больше всего на свете ей сейчас нужна именно свобода выбора.
        Глядя на напряженное лицо Кимберли, Сара вздохнула.
        - Что с тобой происходит?
        Ответ напрашивался сам собой. Он крутился в голове, пока Кимберли упаковывала наверху свои вещи. Агостино. Он лишил ее покоя, разрушив стену холода и безразличия, заставив окунуться в океан чувств, доселе неведомых. Ранящих, приносящих боль. И Кимберли отчаянно желала восстановления прежней ледяной маски.


        Она уединилась в гримерной, с облегчением покинув съемочную площадку. Уже на следующий день после кинопробы Кимберли утвердили на роль в художественном фильме модного режиссера. Это было похоже на сон. Кимберли захватил профессиональный азарт, но события последних недель так вымотали ее, что она беспокоилась, хватит ли у нее сил на крупную роль.
        Не успела она переодеться, как продюсер фильма Пит Хаксли, грубоватый мужчина с бритой головой и проницательными глазами, возник на ее пути.
        - Ты была великолепна! Сегодня важная встреча, которую ты должна украсить, - безапелляционно заявил Хаксли. - Это в интересах дела.
        Кимберли послушно повиновалась. Когда она вышла на улицу, яркий солнечный свет на какое-то время ослепил ее. Она на ощупь отыскала открытую дверцу ожидающего ее автомобиля и села на заднее сиденье. Машина уже успела влиться в поток транспорта, когда Кимберли поняла, что сидит в роскошном лимузине с затененными стеклами.
        Они ехали минут десять. Наконец машина остановилась, дверца распахнулась, и Кимберли увидела, что она находится на холодной подземной автостоянке. Она в изумлении застыла на месте и вдруг на другом конце огромного зала увидела одного из охранников Агостино. Земля начала уходить у нее из-под ног. Мысли о похищении завертелись в голове, сменяясь омерзительным ощущением дикой паники.
        - Где я? - спросила она человека, стоявшего возле распахнутых дверей лифта.
        - Мистер Мангано ожидает вас наверху, мисс Вудс.
        - Я не знала, что это его лимузин… Боже, это ужасно! - Услышав дрожь в своем голосе, выдающую испуг, Кимберли прикусила губу и шагнула в лифт. Собственная глупость приводила ее в бешенство. Нельзя быть такой доверчивой.
        С непроницаемым лицом Кимберли вышла из лифта в огромный холл с красивым паркетным полом. Это не апартаменты Агостино, хмуро подумала она. Так, где же я нахожусь? Двери лифта захлопнулись, отрезая единственный путь к отступлению.
        Через широко распахнутую дверь в конце холла Кимберли прошла в просторную приемную, поражавшую своей роскошью. Солнечный свет заливал комнату сквозь высокие окна.
        Сердце ее учащенно забилось, подгоняемое смешанным чувством волнения и восторга. Кимберли постаралась взять себя в руки, расправила хрупкие плечи и подошла к окну. Стоило Кимберли бросить взгляд вниз, как у нее закружилась голова. Она вскрикнула от ужаса, застыв на месте.
        - Черт возьми, да ты боишься высоты, - лениво протянул знакомый голос.
        Сильные руки крепко обняли ее за плечи и отвели подальше от страшного вида, заставляющего сердце уходить в пятки.
        - Я об этом не подумал. Хотя можно было бы воспользоваться и этой слабостью. Быть человеком чести - это так непросто.
        Сраженная внезапным приступом паники, едва не заставившим ее потерять равновесие, Кимберли вырвалась из кольца его рук.
        - Что ты знаешь о чести? - гневно выкрикнула она.
        - Итальянские мужчины чрезвычайно чувствительны, когда речь заходит о чести. Подумай, прежде чем говорить, - холодно предупредил ее Агостино.
        Кимберли воззрилась на него в изумлении. В ответ она получила лишь леденящий душу взгляд черных глаз.
        Этот взгляд разрывал ей сердце. Никогда прежде Агостино не смотрел на нее так. Словно она была посторонним человеком, словно ему все равно, живет она на этом свете или уже умерла.
        - С каждой нашей встречей ты все больше нервничаешь. - Жестокая откровенность его слов пугала ее. - С тех пор как я тебя не видел, ты еще больше похудела. Выглядишь неважно: бледная, вся какая-то прозрачная. Я думал, что у тебя сильный характер, но оказалось, что это далеко не так. Постоянного давления ты не выдерживаешь.
        Краска залила лицо Кимберли, в глазах зажегся лихорадочный огонь.
        - Иногда ты просто невыносим, - дрогнувшим голосом произнесла она.
        - И само по себе это очень странно. Я никогда раньше не вел себя так с женщинами. Временами мне хочется причинять тебе боль, и я силой заставляю себя не делать этого, - признался Агостино без видимого сожаления.
        Он пугает ее, и в то же время она не в силах оторвать взгляд от его красивого мужественного лица, сколько бы ни старалась. Кончики пальцев до сих пор ощущают прикосновение к его блестящим черным волосам. Как могла она забыть удивительную ауру энергии и силы, которой невозможно противостоять? Подхваченная вихрем волнующих мыслей, Кимберли вдруг остро ощутила собственную уязвимость.
        - Расслабься… У меня есть небольшое предложение. Прежде чем мы пообедаем, - небрежным тоном заговорил Агостино и, уверенно обняв Кимберли за талию, повел ее в столовую. - Поверь… Ты почувствуешь себя так, словно выиграла приз.
        - Почему ты не оставишь меня в покое? - прошептала Кимберли, мельком взглянув на стол, сервированный на двоих. Столик на колесиках с уже готовым обедом подсказал ей, что их не станут беспокоить.
        - Потому что ты не хочешь, чтобы я это сделал. Ты так смотришь на меня… - Агостино усмехнулся. - Невозможно так смотреть и в то же время желать, чтобы я исчез из твоей жизни.
        - И как же я смотрю?
        - Наверное, так же, как я смотрю на тебя, - отозвался Агостино, с шумом открывая бутылку шампанского. Золотистые брызги наполнили два хрустальных бокала. - С желанием и ненавистью. Но о последнем я предпочел бы забыть.
        Агостино вложил один из бокалов в негнущиеся пальцы Кимберли. Не встретив сопротивления, он многозначительно улыбнулся.
        - Слухи о том, что Агостино Мангано не идет на компромиссы, сущая ерунда. Я всегда рассматриваю обе точки зрения.
        Кимберли насторожилась.
        - Я не понимаю, к чему ты ведешь…
        - Что такое брак? Лишь официальное соглашение. - Агостино беспечно пожал плечами, а у нее мурашки побежали по коже. - Как только я пришел к этому выводу, все стало на свои места. Мы с тобой заключим соглашение, которое устроит обоих. Ты подпишешь брачный контракт, а я женюсь на тебе…
        - Что ты сказал? - Кимберли казалось, что у нее начались галлюцинации.
        Агостино удовлетворенно изучал ее застывшее лицо.
        - Единственное условие: ты не будешь сниматься. С карьерой актрисы покончено. Большую часть времени мы станем жить раздельно. Мне принадлежит это здание. Можешь забрать его себе. Когда я в Лондоне, будем встречаться здесь. Ну как тебе эта идея?
        Рука Кимберли дрожала так сильно, что шампанское выплеснулось через край, капая на пушистый ковер. Он действительно просит ее выйти за него замуж? Возможно, это ей пригрезилось. А если нет и она все правильно поняла, почему он говорит о раздельном проживании? И что это за заявление о прекращении актерской карьеры? Ее мозг оказался не в состоянии воспринять все услышанное.
        Агостино взял бокал из ее рук и поставил рядом со своим. Мягко усадив Кимберли на диван, он сел перед ней на корточки и взглянул на ее смущенное лицо.
        - Если свидетельство о браке даст тебе чувство безопасности и приведет в мою постель, было бы глупо отказываться, - мягко продолжал он. - Но, поскольку наши отношения не могут продолжаться вечно, это будет лишь частное соглашение.
        Кимберли стало вдруг трудно дышать. Она закрыла глаза. Он и прежде причинял ей боль, но такую - никогда. Неужели у нее столь ужасная репутация? В его глазах - да. Агостино не хочет, чтобы их видели вместе. Он не хочет связывать себя с ней. Он станет выполнять супружеские обязанности, только пока действует «частное соглашение». Временное соглашение.
        Кимберли безуспешно пыталась вырвать дрожащие пальцы из его холодных сильных рук.
        - Нет… подумай об этом, - настаивал Агостино. - Это разумное, взаимовыгодное предложение…
        - Чудовищная насмешка! - с неожиданной силой возразила Кимберли.
        Ужас положения состоял еще и в том, что она, похоже, полюбила этого человека. Худший из моментов в ее жизни. Отчаявшись понять, как и почему он приобрел над ней безграничную власть, Кимберли молчала, сжигаемая внутренним огнем.
        - Будь благоразумна. Как я введу бывшую любовницу Эстебана в свою семью и потребую уважения к ней? - Агостино произнес это словно простую истину, ожидая полного понимания. - Некоторых вещей просто не следует делать. Как я могу рассчитывать на уважение близких, если сам делаю то, за что убил бы любого члена семьи? Я всегда был для них примером.
        Кимберли так и не открыла глаз. Теперь-то она знала, почему женщины бросаются под колеса стремительно несущегося поезда: внутри возникла и разрасталась немыслимой силы боль. Однако вместе с болью пришел и гнев. Любовница в браке, о котором никто никогда не узнает, потому что ее репутация слишком постыдна и скандальна, чтобы посметь даже надеяться быть принятой в клан Мангано. Вот что он ей предлагает!
        - Меня тошнит… - прерывисто прошептала Кимберли.
        - Ничего подобного, - возразил Агостино с полной уверенностью.
        - Меня… тошнит!
        - Туалет на другом конце холла. - Агостино отпустил ее руки, демонстрируя явную недоброжелательность. И, когда он это сделал, Кимберли поняла, как сильно нужна ей его поддержка. Такая перемена в поведении посреди этого ужасного разговора окончательно подорвала ее силы. - Я не ожидал, что с тобой будут такие сложности. Ты, конечно, немного разочарована вынужденными ограничениями, но все же это предложение руки и сердца!
        - Да, - безразлично произнесла Кимберли. И, не в силах говорить, пошла к туалету.
        Она заперла за собой дверь и медленно приблизилась к гигантскому зеркалу, из которого на нее глянула пугающая незнакомка с широко раскрытыми, полными боли и страха глазами, бледным лицом и дрожащими губами. Ты не любишь этого негодяя, слышишь? - беззвучно прошептала она незнакомке. Единственное, что тебе нравится, - это его тело! Да ты знаешь о любви не больше, чем четырнадцатилетняя девчонка! Даже представить нельзя, что можно любить эту бессовестную свинью, если только… если это не шок.
        Кимберли хотелось кричать, хотелось запустить каким-нибудь предметом в незнакомое отражение. Но вместо этого она обхватила себя руками и принялась расхаживать по комнате. Это была лишь туалетная комната, но пространства вполне хватало.
        Он готов отдать тебе целый дом. Но хочет иметь в нем место для себя. Он собирается всеми правдами и неправдами затащить тебя в постель, но на публике показываться с тобой не желает. Любовь и ненависть. Две стороны одной медали. Идея не нова, но теперь краткий спазм любви, причиняющей невыносимую боль, сменился отчаянным желанием причинить ту же боль своему ненавистному мучителю.
        Предложение руки и сердца? Горькая усмешка тронула губы Кимберли. Агостино собирается купить ее, купить за любую цену новую игрушку для своей спальни. И он готов заплатить очень дорого! Кимберли брезгливо поморщилась. Только двое мужчин, кроме Агостино, оказали влияние на ее жизнь. Отец и Эстебан. Впервые подумала она об отце без тени сентиментальности.
        Отец украл ее сережки, а потом бросил ее, вынудив расплачиваться с его долгами. Эстебан украл два года ее жизни и навсегда испортил репутацию. Как часто с тех пор она клялась, что никогда не позволит мужчинам использовать себя!
        Яркой вспышкой молнии в сплошной темноте промелькнул в мозгу сценарий ее будущей жизни. Все возвращается на круги своя. А что, если на этот раз обратить все в свою пользу? Разве ей не нужен муж, чтобы закрепить за собой права на наследство крестной матери? Когда Кимберли впервые услышала об этом, она почувствовала лишь разочарование.
        На горизонте не вырисовывалось ни одного кандидата в мужья, а мысль о поисках такового с целью получения наследства заставляла Кимберли поеживаться от брезгливости.
        Теперь она уже не чувствовала себя так уверенно. Агостино все сделал за нее. Начало сказываться его тлетворное влияние. Он заставил ее страдать, унизил, к тому же еще и выставил ультиматум, превратив священные узы брака в грязный фарс.
        Он видит в ней амбициозную, алчную авантюристку, лишенную принципов. Без сомнения, он презирает ее. Возможно, он даже презирает свое непреодолимое желание обладать ею. Этот брак, если можно его так назвать, не продлится и пяти минут.
        Но что, если это и есть шанс превратить унижение в триумф? Она сможет по крайней мере освободиться от всего, что разрушало ее жизнь в минувшие годы. От долга Агостино, от карьеры актрисы, от образа жизни, который она ненавидела, от самого Агостино, наконец. Если у нее хватит сил сохранить свои убеждения, она получит все это. Она действительно может. Она выйдет за него замуж, а через полгода уйдет. В воображении Кимберли уже возникла картина: она холодно протягивает Агостино чек и говорит: «Мне больше не нужны твои деньги, у меня есть свои». Она вновь взглянула в зеркало и увидела именно то, что хотела, - холодную расчетливую авантюристку, без единого следа от только что пролитых слез.
        К немалому удивлению Кимберли, Агостино ожидал ее в холле.
        - Ты в порядке? - спросил он так, словно действительно беспокоился о ней.
        У нее едва не задрожали губы, но она сдержалась. Крыса! Даже такой красивый, ты все равно останешься крысой.
        - Я размышляла над твоими условиями. - Она послала ему лучезарную улыбку.
        Агостино насторожился.
        - Мне необходимо быть уверенной, что, когда наше «частное соглашение» перестанет действовать, я действительно буду чувствовать себя как выигравшая приз, - нимало не смущаясь, проговорила она.
        Агостино стал мрачнее тучи.
        - Это можно обсудить с моим адвокатом. Неужели надо быть такой циничной?
        Циничной? Боже правый, с каких это пор он стал таким чувствительным? Он не хотел утруждать себя назначением реальной цены. И даже если бы она не пошла до конца и позволила бы себе проявить слабину, это стоило бы его отвратительных условий, решила Кимберли. Брачный контракт как гарантия финансовой безопасности, образ жизни очень богатой женщины и конечно же щедрое вознаграждение в конце.
        Кимберли наивно распахнула свои прекрасные глаза.
        - Я думала, тебе импонирует деловой подход к решению этого вопроса.
        - Я привез тебя сюда, чтобы отметить разумное и очень важное соглашение, а не устраивать торг.
        На этом заявлении обжигающие черные глаза заскользили по пушистому облаку золотистых волос, хрупким плечам и остановились на удивительно красивом лице Кимберли. Потом двинулись к голубоватой ямке у основания шеи. Она едва не задохнулась. Ее тело физически ощущало этот пронизывающий взгляд, словно впитывающий ее гибкую талию и длинные стройные ноги.
        - Конечно, не для того чтобы спорить, - хрипло уточнил Агостино.
        - Если твоя идея празднования состоит в том, о чем я сейчас думаю, боюсь, не смогу к тебе присоединиться. - Кимберли подняла свой бокал и с извиняющейся улыбкой поднесла его к губам, отпивая искрящийся напиток мелкими частыми глотками. - Я разделю твою постель лишь в первую брачную ночь, и ни секундой, ни минутой, ни часом, ни днем раньше. Мы, кажется, собирались обедать…
        - Обедать? - машинально повторил Агостино.
        - Давай продолжим обед, потому что ничем другим мы заниматься не будем, - пропела Кимберли как можно слаще.
        - Иди сюда, - взревел Агостино. Он заключил вырывающуюся Кимберли в объятия. - Почему ты всегда хочешь меня наказать? - Он с силой тряхнул ее, его глаза метали молнии. - Зачем тебе нужно портить все, что я делаю, и превращать каждую встречу в конфликт? Это не по-женски. Почему ты не можешь хоть раз дать ответ, которого я жду?
        - Наверное, потому, что ты мне не нравишься, - отозвалась Кимберли со всей убедительностью, какую смогла вложить в свой голос.
        Сильные руки Агостино резко разжались. Казалось, он был потрясен.
        - Что ты хочешь этим сказать? - прохрипел он, не в силах поверить, что сказанное ею правда. - Ты разве не знаешь, что надо отвечать мужчине, предлагающему тебе руку и сердце?
        - На прошлой неделе я написала на эту тему целых две страницы… Все, что мне не нравится. А почему, собственно, тебя это волнует? Тебе ведь все равно, что происходит у меня в голове, тебе нужно лишь мое тело!
        - Ты написала слишком много, и я не стану отвечать на твои уколы. - Агостино смотрел в прекрасное лицо Кимберли, с трудом сохраняя самообладание. - Давай пообедаем.
        Кимберли села за стол и прощебетала:
        - Один маленький вопрос. Ты собираешься великодушно делить свою персону между Патрицией Корадо и мною?
        Агостино в недоумении уставился на нее.
        - Ты с ума сошла?
        - Это не ответ…
        Он развернул салфетку. Черные глаза сверкали как бриллианты.
        - Разумеется, я не собираюсь поддерживать отношения с другой женщиной, пока буду с тобой, - твердо заявил Агостино.
        Немного расслабившись, Кимберли спросила:
        - И когда произойдет это великое событие?
        - Свадьба? Как можно скорее. Она будет в очень узком кругу.
        - Так трогательно, что ты даже не сомневаешься в моем согласии. - Она с силой сжала дольку апельсина.
        - Если хочешь, чтобы я уложил тебя в постель и заткнул поцелуем твой хорошенький ротик, ты на верном пути.
        Кимберли подняла голову и наткнулась на его предупреждающий взгляд. Она покраснела, кляня себя за то, что не в состоянии собраться с силами и нанести ответный удар.
        Она пыталась есть, но не могла. Аппетит пропал. Она собралась было поддержать разговор, но слишком поздно. Агостино кипел от негодования. Кажется, она перегнула палку. Он-то рассчитывал, что после пары бокалов шампанского победно понесет ее в постель. Как удивительно и здорово вдруг почувствовать себя свободной от невероятно сильного влечения к этому человеку.
        - Ты знаешь, что слухи о нашей связи, по сути дела, возродили мою карьеру? - с трудом произнесла Кимберли.
        - Считай, что твоя лебединая песня спета. С карьерой актрисы покончено. - Агостино был краток. - Подумай сама. Естественно, я хочу тебя видеть, когда буду свободен, всякий раз…
        - Как рабыню в гареме?..
        - Кимберли… - Агостино нахмурился.
        - Послушай, у меня разболелась голова, - резко оборвала она его и, отодвинув тарелку, поднялась. - Я хочу домой.
        - Скоро этот дом станет твоим, - напомнил он.
        - Я не люблю абстрактные картины, холодные паркетные полы и огромные полупустые комнаты… Я не хочу жить в доме с пустующими этажами! - выпалила Кимберли звенящим голосом.
        - Ты слишком возбуждена…
        - Как одна из твоих скаковых лошадей?
        Агостино в гневе швырнул салфетку на стол и, отбросив стул, поднялся во весь свой громадный рост.
        - Кимберли, почему ты вдруг начинаешь вести себя, как капризный ребенок?
        - Да как ты…
        В ответ Агостино сделал шаг вперед и впился в ее губы, разрушая своим неукротимым желанием все преграды. От бесчувственности Кимберли не осталось и следа. Агостино целовал ее, не отрываясь, пока она не ослабела, дрожа от желания в его объятиях. А потом он долгим взглядом посмотрел ей в глаза.
        Тишина немного успокоила Кимберли, но она была потрясена открытием, что лишь несколько поцелуев способны лишить ее дара речи.
        Его бронзовое лицо казалось бесстрастным.
        Наконец он спокойно произнес:
        - Я вызову машину и позже свяжусь с тобой.
        Кимберли поняла, что он хочет установить дистанцию. Ощущение внезапной ненужности больно ранило ее. А потом вдруг пришла еще одна мысль: если я пойду на это соглашение, если стану играть по его правилам, то сама себя уничтожу…
        Нет, этого не будет, решительно сказала себе Кимберли, отметая сомнения, способные поколебать ее решимость. Так или иначе, гордость поможет ей выжить. Она испытывает к Агостино лишь физическое влечение. Но в конце концов она преодолеет свои желания и станет думать о жизни, которая наступит после того, как с ним расстанется.



        Глава 7

        - Даже если это и не совсем обычное предложение руки и сердца, Агостино хочет именно жениться, - удовлетворенно резюмировала Лорен.
        - Только после того, как понял, что это единственная возможность получить желаемое.
        - Все мужчины такие. Агостино всего тридцать три, а он уже довольно… испорчен. Еще бы, столько женщин готовы прыгнуть к нему в постель без всяких условий. - От возмущения у Лорен горели щеки. - Ты для него нечто вроде нового опыта. Этот брак станет таким, каким ты его сделаешь.
        - В каком смысле? Ты не слушала, что я говорила? - недоуменно пробормотала Кимберли. - Это будет ненастоящий брак, Лорен.
        - Сейчас ты очень сердита на Агостино. Я отказываюсь верить, что ты сможешь отказаться от брака с ним через шесть месяцев. - В подтверждение своих слов Лорен энергично замотала головой.
        - Откажусь, Лорен… поверь мне…
        - Вот сейчас я тебя действительно не слушаю, - сухо возразила Лорен. - А эта нелепая фантазия Агостино, будто он, женившись, сможет жить с тобой от случая к случаю в тайне от всех? Он заблуждается так же, как и ты, Кимберли!
        - Нет, он прекрасно знает, что делает. Он уверен, что я скоро исчезну из его жизни.
        Лорен поджала губы.
        - Позволь задать тебе вопрос. Почему ты не можешь рассказать Агостино всю правду о Эстебане?
        - Он не захотел меня слушать, когда я пыталась… - возразила Кимберли.
        - Ты могла заставить его выслушать тебя.
        - Неужели ты думаешь, он поверит, будто Эстебан, управлявший мной всегда и во всем, не получил того, что обязательно должен был получить? - Кимберли защищалась, удивленная нападками Лорен.
        - Замалчивание этого вопроса и определило твои отношения с Агостино. И у меня есть очень веские подозрения, что ты не хочешь, чтобы он узнал всю правду об этой истории.
        - Почему, черт возьми, ты так думаешь?
        - Думаю, ты считаешь себя гораздо более привлекательной в роли плохой девчонки, - неохотно ответила Лорен, и лицо Кимберли стало пунцовым. - Ты вошла в роль и боишься выйти из образа жесткой расчетливой маленькой дряни…
        Кимберли пришла в ужас.
        - Лорен, это…
        - Позволь мне закончить, - настаивала подруга. - Это один из способов отомстить тем, кто причинил тебе боль, не говоря уже о той грязи, которая льется за твоей спиной. Ты прячешься в искусственную раковину и иногда весьма успешно притворяешься, что ты не такая, какая есть на самом деле… Почему Агустино не знает тебя с той стороны, с какой должен знать? Да потому, что тебя настоящую он никогда не видел.
        Меня настоящую, отозвалось в голове Кимберли, застывшей на месте. Да он с ума сошел бы, узнав настоящую Кимберли Вудс. Разве задумался бы такой опытный мужчина, как Агостино, об обладании женщиной, которая выдает себя за другую? Женщиной, которая никогда прежде не разделяла постель с мужчиной? Девственницей?
        Не зная, о чем размышляет покрасневшая до корней волос подруга, Лорен испугалась наступившего молчания.
        - Ты мне, как родная сестра, - вздохнула она. - Я просто хочу, чтобы ты была счастлива… Но боюсь, что если ты и дальше стаешь превращать отношения с Агостино в поле битвы, тебе будет очень больно.
        Кимберли порывисто обняла Лорен. Ну зачем она так разоткровенничалась и заставила подругу волноваться? С этого момента она станет держать мысли и планы при себе, решила она, терзаемая угрызениями совести.


        Агостино позвонил ей около шести вечера. Он говорил так безразлично, словно давал инструкции наемному работнику. Стало быть, она не прощена. Его адвокат посетит ее для составления брачного контракта. Церемония произойдет на севере Англии на следующей неделе.
        - На следующей неделе? - беспомощно отозвалась Кимберли. - Зачем надо ехать на север?
        - Мы не сможем пожениться в Лондоне, не привлекая внимания.
        Кимберли до боли сильно прикусила губу. Лорен наивно полагала, что нельзя сохранить все в тайне… Она не знает Агостино. При его богатстве и дьявольском уме он примет все возможные меры предосторожности.
        - Мы должны ехать вместе?
        - Нет, по отдельности. Я тебя встречу. Боюсь, мы не увидимся до церемонии…
        - Почему? - Кимберли кипела от возмущения и уже через секунду ругала себя за столь бурную реакцию.
        - Естественно, мне придется изменить деловое расписание, чтобы выделить время на бракосочетание. Я буду слишком занят. Кстати, ты уже говорила со своим агентом?
        - Я как раз собиралась подписывать новый контракт, - ответила Кимберли.
        - Что ж, скажи, что передумала.


        К моменту встречи с адвокатом Агостино Кимберли все еще была под впечатлением неприятного разговора с сердитой и разочарованной Сарой Вандерберг.
        По ее просьбе адвокат прочитал вслух документ, который она должна была подписать. Если бы Кимберли была такой алчной, какой видел ее Агостино, она пришла бы в экстаз. За отказ от работы ей полагалось огромное месячное содержание и оплата любых расходов. В случае расторжения брака она получала прямо-таки головокружительную сумму.
        Кимберли слушала адвоката, и ее ногти все сильнее впивались в ладони. Лицо побелело как мел. Она поставила подпись. Лишь мысль о том, что спустя шесть месяцев она бросит к ногам Агостино клочки этого соглашения, придавала ей сил. Только тогда он поймет наконец, что ее нельзя купить.


        Церковь возвышалась на холме живописной северной деревушки. Утром в выходной почти не было машин, а людей и того меньше. Кимберли в десятый раз взглянула на часы. Агостино опаздывал уже на целых одиннадцать минут.
        Избегая разговоров, старенький священник стоял у паперти, а Кимберли расхаживала взад и вперед на небольшом пространстве перед церковью в ужасе, что жених все-таки передумал. Разве это невозможно? Все приготовления держались в строгом секрете и теперь казались почти нереальными.
        Машина приехала за невестой ранним утром. За всю неделю Агостино позвонил лишь дважды. Лучше бы он совсем не звонил. Низкий глубокий голос заставлял сжиматься все у нее внутри. А это отнюдь не способствовало разговору.
        Сегодня я выхожу замуж. Сегодня день моей свадьбы, твердила себе Кимберли вновь и вновь. Он обязательно появится. Ну он у меня получит. Агостино… Ненависть ужасно изматывает, мрачно подумала она. Он продержал ее всю ночь без сна, являясь в воображении. Это приводило Кимберли в бешенство.
        Дабы отмести подозрения в том, что она участвует в тайном бракосочетании, Кимберли надела бирюзовое платье. Агостино это, судя по всему, понравится.
        Услышав шум приближающейся машины, Кимберли замерла. Сверкающий лимузин, за которым вплотную следовала еще одна машина, подъехал к церкви. Появился Агостино, неотразимый в великолепно сшитом темно-синем костюме, бледно-голубом галстуке и белоснежной шелковой сорочке. Из второй машины вышел адвокат. Агостино остановился, подождал его, словно у него была масса времени. Кимберли едва не взорвалась. Да как он смеет заставлять ее ждать?
        Как только Агостино поравнялся с ней, Кимберли выпалила:
        - Где ты, черт возьми, был?
        Адвокат застыл на месте, а взгляд черных глаз Агостино обрушился на Кимберли огненной лавой. И вдруг улыбка осветила его суровое мужественное лицо, согнав с него тень надменности и безразличия.
        - Пришлось тридцать минут ждать разрешения на посадку в аэропорту.
        Внезапно устыдившись своего порыва, Кимберли пожала плечами.
        - Спасибо, что надела мой любимый наряд. Ты выглядишь просто потрясающе, - хрипло прошептал Агостино ей на ухо и пошел извиниться перед священником за опоздание.
        Спустя минуту они шли к алтарю. Кимберли беспомощно огляделась вокруг и перевела взгляд на свои пустые руки. В них не было даже цветка. И это модное броское платье, такое неподходящее для маленькой старинной церквушки, казалось пропитанной атмосферой любви и согласия. Но что общего имеет любовь с их «частным соглашением»?
        Кимберли вдруг почувствовала себя преступницей. Как и всякая женщина, она мечтала о свадьбе. Но даже не предполагала, что выйдет замуж за человека, который не любит ее. Не будет ни отца, ни друзей, ни даже свидетелей. Слезы застлали ей глаза. Она быстро моргнула. Что за нелепые сентиментальные мысли. Кольцо скользнуло на ее безымянный палец, и все было кончено. Когда Агостино попытался поцеловать ее, она слегка повернула свою золотистую голову и подставила ему прохладную, мокрую от слез щеку.
        - Что с тобой? - спросил новоиспеченный муж, ведя новобрачную вниз по ступенькам. Одной рукой он упрямо прижимал Кимберли к себе, несмотря на ее попытки высвободиться. - Откуда эти слезы?
        - Я чувствую себя кругом виноватой… - Она шмыгнула носом и попыталась взять себя в руки. - Мы только что дали клятвы, которых не должны были давать.
        Кимберли села в лимузин. Перекинувшись парой слов с адвокатом, Агостино уселся на водительское сиденье и захлопнул дверцу. Тихонько заработал двигатель, машина тронулась с места. С каждой секундой звенящая тишина становилась все невыносимее.
        - Скажи, есть ли на горизонте хоть тень надежды на хорошее настроение невесты? - поинтересовался наконец Агостино в своей обычной иронической манере.
        - Я не чувствую себя невестой, - равнодушно отозвалась Кимберли. - Разве тебе это нужно?
        Агостино резко остановил машину посреди безлюдной проселочной дороги. Кимберли недоуменно уставилась на него. От его холодности не осталось и следа, когда он, к величайшему изумлению Кимберли, с силой притянул ее к себе и страстно поцеловал в губы. Она в отчаянии молотила сжатыми кулачками по его мускулистой спине, но его страсть все разгоралась, пронзая ее электрическими разрядами.
        Перед глазами у нее все плыло. Сердце стучало с бешеной скоростью. Кулаки невольно разжались, и гибкие пальцы заскользили по крепкой шее мужчины. Она сдавалась. Агостино раздвинул языком ей губы и с чувственным стоном проник в вожделенные глубины ее рта. Изнемогая от желания под этим страстным натиском, Кимберли блаженно вздохнула, и в ту же секунду Агостино отстранился от нее так же резко, как и набросился. Его гордый профиль вновь застыл.
        - У нас нет времени. Боюсь опоздать в аэропорт.
        Распухшие губы Кимберли задрожали. Она опустила голову, но все же успела заметить, что Агостино, который с напускным спокойствием завел машину, очень возбужден. Она покраснела до корней волос и смущенно отвела глаза. Уж очень легко он ведет машину, нервно подумала она. И только теперь заметила, что ее собственный недостаток опыта становится поводом для настоящего беспокойства.
        Такой холодный рассудительный мужчина был ужасающе близок к потере контроля над собой. Если он так реагирует на один-единственный поцелуй, что будет сегодня вечером?
        Итальянский темперамент Агостино поистине огнеопасен. Она уже не раз противостояла его мужественности, обжигающей страсти, неуемному желанию обладать. И раз уж он считает, что у нее были любовники, то, вероятно, будет не слишком беспокоиться о прелюдии. От нее он ожидает того же пыла и нетерпения…
        К счастью, Агостино не неуклюжий подросток, успокаивала себя Кимберли. Опытный любовник, он должен оказаться умелым и понимающим. Ему и в голову не может прийти, что она еще невинна. Она как-то читала в дамском журнале, что большинство мужчин не в состоянии понять, девственна женщина или нет.
        Честно говоря, Кимберли казалась себе ужасно нелепой. Смущенная, она уставилась в окно и приказала себе ни о чем не думать. Она даже изобразила зевок. Постепенно напряжение отпускало ее, усталость брала свое.
        В аэропорту Агостино помог ей выйти из машины. Увидев ее бледное безучастное лицо, он нахмурился.
        - Ты в порядке?
        - Я просто немного устала.
        Они летели на Сицилию, и личный самолет Агостино уже ожидал новобрачных. Он бережно усадил ее в кресло, и сразу после взлета им подали завтрак. Кимберли едва притронулась к еде и чуть пригубила бокал вина. Посреди разговора, который Агостино пытался поддерживать, ей вдруг бросилось в глаза обручальное кольцо на ее пальце.
        Он мой муж, потрясенно подумала она. И так же резко отмела эту мысль. Она не станет думать об этом человеке как о своем муже, ибо слишком хорошо знает, что уж он-то не считает ее своей женой. Частное соглашение - это не нормальный брак. Взгляд ее прекрасных глаз словно застыл. Кимберли стянула с пальца золотое колечко, с минуту изучала его, презрительно скривив губы, а потом положила его на столик.
        - Забери его, - равнодушно бросила она. Агостино посмотрел на нее так, словно она влепила ему пощечину. На его лице проступил лихорадочный румянец - он кипел от гнева.
        - Ты поразительно красивая женщина, но иногда ты выводишь меня из себя! - прошипел он. - Зачем понадобилось снимать кольцо сейчас, когда мы наедине?
        - Оно мне мешает. - Избегая его пронзительного взгляда, Кимберли откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.
        Агостино ведет себя так, словно она смертельно ранила его. Но Кимберли не собиралась носить кольцо, которое ей рано или поздно придется снять. С этой мыслью она и уснула.
        Агостино тронул ее за плечо, лишь когда самолет приземлился.
        - Попутчик из тебя никудышный, - спокойно заметил он.
        Кимберли вспыхнула.
        - Извини. Я так устала…
        - Ты удивишься, но я это понял.
        Они пересели в вертолет, чтобы проделать заключительную часть путешествия на небольшой остров, принадлежащий Агостино. Перелет не доставил Кимберли удовольствия.
        - Мы почти на месте. Я хочу, чтобы ты увидела остров, когда мы подлетим к заливу, - сказал Агостино. Его теплое дыхание коснулось ее щеки. Пилот подал сигнал о снижении, а Кимберли изо всех сил вцепилась в подлокотники. - Смотри. - Агостино пытался подбодрить ее, но она крепко зажмурила глаза, а губы раскрылись сами собой, повторяя слова молитвы.
        - Я забыл, что ты боишься высоты, - с сожалением пробормотал Агостино, помогая жене сойти на твердую землю. - Я всегда добираюсь до острова на вертолете. Тебе тоже придется иногда им пользоваться.
        Кимберли бросила в его сторону взгляд, полный отчаяния.
        - Ты родился на свет, чтобы мучить меня?
        Его обжигающий взгляд вновь скользнул по ней, чувственные губы насмешливо изогнулись.
        - С удовольствием, любовь моя… в постели.



        Глава 8

        Нежный румянец слегка тронул бледное лицо Кимберли.
        В тридцати шагах от них на живописном берегу стояла роскошная белая вилла. За ней виднелась полоска золотистого песчаного пляжа, и довершала великолепие искрящаяся под лучами солнца морская лазурь.
        - Я родился здесь. С тех пор как умер мой отец, остров принадлежит мне. - Небрежно обняв жену за талию, Агостино повел ее к вилле. - Ты удостоена огромной чести. Я еще никогда не привозил сюда женщину.
        Через уютный холл они прошли в огромную гостиную. Кимберли медленно обвела взглядом стены, увешанные картинами, полки с книгами и фотографиями. Настоящий семейный дом.
        - Он совсем не похож на твои апартаменты! - Она не скрывала удивления.
        - Мы здесь одни. Я отпустил всех слуг.
        Кимберли невольно сжалась. Его горячие губы коснулись нежной кожи за ее ухом. В ответ раздались лишь частые удары сердца. Она вся задрожала. Ноги вдруг стали ватными. С многозначительным смешком Агостино подхватил ее на руки, словно она была легкой как перышко, и понес куда-то по бесконечному коридору. У Кимберли оставался еще один шанс. Она нервно облизнула губы.
        - Агостино, - торопливо зашептала она. - Я знаю, ты думаешь, что я спала с…
        - Я не желаю ничего слышать о мужчинах, опередивших меня, - жестко отрезал он, и его черные глаза гневно сверкнули, - Ты не можешь просто помолчать?
        Умолкнув под его неожиданным натиском, Кимберли неуверенно прикусила губу. Мгновение спустя она уже стояла на пушистом ковре в красивой уютной спальне. Все внимание ее поглотила кровать.
        Агостино вновь заключил жену в объятия и с наслаждением вдохнул запах ее волос. Прижав к себе ее податливое тело, он потянул вниз молнию платья. Прохладный воздух коснулся ее обнаженных плеч и сразу сменился жаркими прикосновениями настойчивых губ. Кимберли натянула платье и немного отстранилась.
        - На самом деле, - торопливо заговорила она, - я только хотела сказать, что у меня нет никакого опыта!
        - О Боже… - Агостино резко отпустил ее и заметался по комнате. Сорвав пиджак, он отшвырнул его. Его глаза метали молнии.
        - Прости, что… - начала было Кимберли.
        - Зачем ты это делаешь? - прорычал Агостино, яростно срывая галстук. - Неужели ты думаешь, что мне нужна твоя дурацкая ложь? Что я поверю сказкам?
        Стоя посреди комнаты в платье, с беспомощно обнаженным плечом, Кимберли опустила глаза в смущении и отчаянии. Если Агостино так задевает лишь намек на ее неопытность в постели, остается лишь догадываться, какой взрыв повлечет за собой заявление о полнейшем неведении в этом деликатном вопросе. А ей вовсе не хотелось оказаться в постели с разъяренным монстром.
        - Дело дойдет до заявлений, что мужчина, с которым ты жила два года, не прикасался к тебе. Не смей лгать, - произнес Агостино, подчеркивая каждое слово. - Я не желаю слышать о твоем прошлом. Я принимаю тебя такой, какая ты есть. У меня нет выбора.
        Кимберли попыталась поправить платье и открыла было рот, чтобы ответить, но он перебил ее:
        - Зачем ты изображаешь из себя оскорбленную невинность? Хочешь заставить меня мучиться угрызениями совести?
        Кимберли вспыхнула.
        - Ты думаешь только о сексе.
        Отразив очередное нападение, она смело встретила пронзительный взгляд черных глаз и вздернула подбородок. Оскорбленная невинность? Да как он смеет? В ее прекрасных глазах зажегся гневный огонь. Воцарившаяся тишина оглушила обоих. Кимберли медленно подняла руки.
        Агостино замер, вперив в нее изумленный взгляд. Платье скользнуло к ее ногам, и его глазам открылась безупречная фигура в прозрачных белых трусиках и кружевном бюстгальтере. У него, казалось, перехватило дыхание. Шагнув из платья, Кимберли бросила в его сторону взгляд, достойный роскошной куртизанки, уселась на кровать и небрежно скинула туфельки.
        - Чего ты ждешь? Белого флага? - сухо поинтересовалась она, довольная произведенным эффектом.
        - Меньше театральности и побольше тепла и энтузиазма, - произнес Агостино с неожиданной холодностью. Он подошел к кровати и как-то странно взглянул на Кимберли. - У меня возникло сильное подозрение, что с тобой в постели невероятно скучно, потому что ты абсолютно не понимаешь, что я сейчас чувствую.
        Кимберли закрылась рукой, словно защищаясь от удара.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ты уже близка к разгадке. - И, вновь обескураживая ее, черные глаза зажглись весельем. Он принялся расстегивать пуговицы своей рубашки.
        - Это угроза? - едва слышно пролепетала Кимберли.
        - Страх или надежду я слышу? - С тихим и невероятно сексуальным смехом Агостино снял рубашку и насмешливо заглянул в широко открытые зеленые глаза. - Твое лицо…
        Кимберли изо всех сил старалась скрыть смущение.
        - А что касается постоянных мыслей о сексе… - Он запнулся. - Разве ты не знаешь мужчин? Я много дней хранил обет воздержания. Я не привык ждать и бороться за то, чем хочу обладать. Когда у тебя есть все, приобретает огромное значение…
        - Когда ты наконец получаешь желаемое, у тебя не остается ничего, так? - робко вставила Кимберли.
        Агостино приподнял иссиня-черную бровь.
        - Будь проще, - посоветовал он, даже не вникая в смысл ее замечания. - Время все расставит по своим местам. Я живу настоящим, тебе тоже следует этому научиться.
        Он раздевался с удивительной легкостью. Кимберли не могла оторвать от него взгляд. До появления Агостино она и не представляла, что мужское тело может быть столь прекрасно. Но его смуглые широкие плечи, узкие бедра и длинные сильные ноги вызвали у нее внезапную сухость во рту, учащенное сердцебиение и неожиданную влагу на ладонях…
        - С момента нашего бракосочетания ты была так спокойна… Ты и сейчас возлежишь на моей кровати, как прекрасная каменная статуя. - Одним неторопливым ленивым движением Агостино стянул черные плавки. - Если бы это не было так нелепо, я мог бы подумать, что ты боишься меня.
        Кимберли расхохоталась, но это далось ей с большим трудом, потому что горло перехватило от волнения. Он нимало не смущался собственной наготы и даже сильнейшего возбуждения. Здравый смысл подсказывал Кимберли, что Бог создал мужчину и женщину друг для друга, но сейчас она не могла представить, как это будет происходить.
        Агостино опустился на кровать рядом с ней. С минуту он изучал ее прекрасный профиль. Потом медленно погладил мягкие золотистые волосы, разметавшиеся по подушке. И вдруг откинулся на спину, за плечи притягивая Кимберли к себе…
        - Теперь я вознагражден за свое долгое ожидание, - удовлетворенно вздохнул он. - Ничто не может нас разделить.
        Кимберли взглянула в пьянящие черные глаза, полные ожидания.
        - Агостино…
        Он приподнял голову и провел кончиком языка по линии ее красиво очерченных губ.
        - Ты словно сделана изо льда. Но я растоплю его, - хрипло пообещал он. Ловкие пальцы в секунду справились с застежкой бюстгальтера.
        Кимберли задрожала, чувствуя, как все ее тело наполняется сладким томлением. Она закрыла глаза. Агостино целовал ее, и с каждым поцелуем Кимберли уносились все дальше в огненном вихре желания. Она приоткрыла губы в ожидании большей силы, большей страсти, моля о ней, о страсти, способной утолить тоску ее измученной одиночеством души.
        Он мягко опустил Кимберли на постель и накрыл ладонью холмик груди. В ту же секунду ее тело призывно изогнулось, а перед глазами промелькнула сияющая улыбка Агостино.
        - И при этом ты так пылко отвечаешь на каждое прикосновение, - прошептал он. - Обожаю смотреть, как ты теряешь самообладание. - Он склонил темную голову над напряженным розовым соском и очертил его кончиком языка, лишая ее последних сил к сопротивлению.
        - Нет… - выдохнула она.
        - Не надо бороться с тем, что я заставляю тебя чувствовать, - хрипло возразил он.
        Опытные пальцы уже ласкали ее чувственную плоть, заставляя Кимберли извиваться от обжигающего наслаждения.
        Тело Кимберли больше ей не принадлежало, да она и не хотела этого. Каждой клеточкой своего существа отдавалась она долгожданным ласкам. В ней словно пробудилась давно дремавшая чувственность. Она то оказывалась на небесах, то горела в пламени ада. Сильные руки и горячие губы Агостино как будто опутали невидимой сетью ее тело, их проникновение огнем обожгло Кимберли. Срывающимся голосом прошептала она его имя.
        И тогда он вновь овладел ее губами в еще более сильном страстном порыве. Он словно сковал Кимберли, навеки соединив ее со своим упругим, сгорающим от жажды телом. Когда Агостино наконец освободил ее губы, она едва дышала. Затянутые чувственной поволокой глаза сосредоточились на красивом смуглом лице, восторженно склонившемся над ней.
        - Агостино… - прошептала Кимберли. Ее пальцы помимо воли потянулись, чтобы погладить жесткие складки возле губ.
        Он откинулся назад, чтобы она не могла дотянуться до него. Кимберли в недоумении опустила руку.
        - Ты все время смотришь на меня, - мрачно заметил Агостино. - Но стоит мне повернуться в твою сторону, как ты отворачиваешься… Только однажды, полгода назад… Тогда я понял, что ты моя. Мне показалось, что я имею все права на тебя!
        Кимберли резко отвернулась, словно ее отхлестали по лицу. Он видит не только то, что лежит на поверхности, он видит сквозь маску, так долго вводившую в заблуждение других мужчин. И, что хуже всего, он в одну секунду распознал желание, в котором она сама себе отказывалась признаваться.
        - Я ждал, когда ты сделаешь первый шаг, - заговорил Агостино с растущей неприязнью в голосе. - Я надеялся, что ты бросишь его. Но ты оставалась с ним! Я уже начал думать, что в этой прекрасной головке нет ни капли разума!
        Он говорил об Эстебане. Пораженная интонацией его голоса, Кимберли попыталась защититься.
        - Но я не…
        Агостино цинично усмехнулся.
        - Теперь-то я знаю, почему ты оставалась с ним! Ты была должна ему кучу денег. Но именно тогда, когда ты опустилась до уровня товара на продажу, мне вдруг захотелось получить подержанную вещь! Потому что, усвоив урок, ты продалась за более высокую цену.
        - Как ты можешь?..
        - Сколько еще я должен заплатить?
        - Ты… свинья, - потрясенно прошептала Кимберли, белая как мел. Презрение, которым он обдал ее, разливалось в ее душе подобно смертельно действующему яду.
        - И скоро ты исчезнешь из моей жизни, даже если это убьет меня, - поклялся Агостино с яростью, которая могла соперничать лишь с его гневным взглядом.
        - Тогда начни с того, что выпусти меня из своей постели! - в отчаянии выпалила Кимберли.
        - Никогда… Я заплатил обручальным кольцом и миллионами фунтов стерлингов за это удовольствие. Ты не можешь отказать мне. - В его голосе послышалась угроза, когда он прошипел эти слова рядом с ее дрожащими губами, - Ты слишком слаба, чтобы сопротивляться мне в постели. Это мое единственное утешение, пока я делаю из себя дурака с такой женщиной, как ты!
        - Как ты смеешь? - Кимберли едва не задохнулась.
        Но Агостино уверенно положил руку на ее дрожащее бедро и вновь с силой прильнул к ее губам. И пламя, вспыхнувшее в ту же секунду, снова опалило Кимберли своими обжигающими языками. Он целовал ее, подчиняя себе, мучая каждой новой штучкой из своего любовного репертуара, разливаясь внутри нее всеобъемлющей страстью. С ужасающей легкостью Агостино смел все бастионы, которые она пыталась выстроить.
        Мягко раздвинув ее стройные бедра, он скользнул опытными пальцами в чувственную глубину ее женского естества. С хриплым стоном Кимберли сжалась. Но Агостино заставил ее вновь открыться, умело манипулируя неукротимым желанием. Она выгнулась навстречу в ожидании новых сладостных мук. Он простонал что-то по-итальянски, нетвердой рукой отвел с ее лица мягкие пряди волос.
        Наконец он ворвался в ее горячее ждущее тело, но Кимберли не была готова к пронизывающей боли, сковавшей все ее существо. Эта боль в мгновение ока смела чувственное желание и заставила девушку в ужасе содрогнуться. Она закричала и стала яростно отталкивать мужчину. Агостино замер, смесь страха и недоверия отразилась в его черных глазах.
        - Кимберли?..
        - Зачем ты на меня так смотришь? - прошептала в ответ Кимберли, донельзя смущенная. Собственное тело так подло предало ее в самый ответственный момент.
        Агостино соскользнул с нее, продолжая сверлить уничтожающим взглядом ее лицо. Влажный блеск в глазах лишь подчеркивал мертвенную бледность, покрывшую его жесткие черты.
        - Боже правый… девственница… - выдохнул он едва слышно.
        Кимберли лежала рядом с ним, чувствуя себя отвергнутой, и отчаянно желала провалиться сквозь землю.
        - И я действительно причинил тебе боль! - Агостино застонал в еще большей ярости. Его черные глаза впились в нее с таким же недоверием, с каким он встретил бы приземление инопланетян в собственной спальне. - Тебе очень больно?
        Кимберли вмиг спрыгнула с кровати и побежала к ванной. Силы небесные, да он настолько повержен, что отказался даже заняться с ней любовью.
        - Кимберли? - мрачно пробормотал Агостино. - Нам надо поговорить…
        Девушка захлопнула дверь ванной с таким грохотом, что он эхом отозвался во всем доме, и два раза повернула ключ в замке. Лишь дверь могла отгородить ее от этого пронизывающего взгляда. За ней Кимберли уже не чувствовала себя такой беззащитной. Единственное, чего она могла ожидать, был допрос с пристрастием. Она пустила воду из обоих кранов и разразилась слезами.
        Агостино забарабанил кулаками в дверь.
        - Кимберли! Выходи оттуда!
        - Убирайся к черту! - выкрикнула она, прикрывая рукой дрожащие губы, прежде чем с них сорвался очередной всхлип, грозивший выдать ее с головой.
        - Ты в порядке?
        - Я принимаю ванну, Агостино. Оставь меня в покое! Хотя с твоими-то приемами, я вполне понимаю такое беспокойство!
        Но стоило Кимберли бросить эти злобные слова, как она тут же устыдилась своего поведения. Он ведь не хотел причинить ей боль, он не знал, и обрушиться на него с гневным возмездием было несправедливо и жестоко. В комнате все стихло. Кимберли медленно легла в ванну.
        Только сейчас до нее дошло, что глупо обижаться на слова Агостино, сказанные в гневе. В конце концов, теперь он знает, что она никак не могла быть любовницей Эстебана. И это, судя по всему, должно изменить его отношение к ней. Агостино совершенно сразила ее невинность.
        Раздумывая над этим, Кимберли вновь и вновь возвращалась к тому единственному взгляду, которым они обменялись с Агостино полгода назад. Этот взгляд, словно удар молнии, изменил всю ее жизнь. Агостино ждал, что она бросит Эстебана ради него, но этого не произошло.
        Больше того, Агостино не мог себя заставить даже произнести вслух имя Эстебана Бартлетта. Его оскорбляло одно лишь упоминание о Эстебане. Почему же он не был столь чувствителен, когда явился впервые в дом Лорен, чтобы объявить о своих намерениях? Странные существа эти мужчины, грустно подумала Кимберли, а Агостино самый странный из них.
        Приблизительно минут через сорок она выбралась из ванной в коротком шелковом халате. Спальня была пуста. Кимберли присела на кровать, напряженная и взволнованная, и стала ждать. С каждой минутой ожидание тяготило ее все больше. Оправившись от шока, Агостино придет в бешенство, мрачно предполагала она. Кимберли легла, терзая себя обвинениями, какие Агостино мог бросить ей в лицо. Как отравленные смертельным ядом стрелы, они летят точно в цель. Он никогда не промахивается. И она была несправедлива к нему, теперь-то она это знает точно.
        Лорен была права. Теперь она пожинает плоды своего притворства, когда она провоцировала Агостино и насмехалась над ним. Вот только почему он действует на нее так, как ни один мужчина прежде?
        Дверь распахнулась. Кимберли обхватила себя руками. Агостино нерешительно застыл в дверном проеме. Босой, взъерошенный, с потемневшим от появляющейся щетины подбородком, он выглядел совершенно незнакомым в черных обтягивающих джинсах, в черной не застегнутой рубашке, которая обнажала смуглую, покрытую темными волосами грудь.
        - Теперь я знаю все, - нетвердым голосом объявил он. - Но я чертовски пьян и не могу никуда лететь!
        Кимберли резко села на кровати. Расширенными от ужаса глазами она смотрела, как Агостино столкнулся с дверью и уставился на нее так, словно ее не должно было быть на его пути. Он действительно был пьян. И в тот момент он показался ей таким беспомощным, что она сразу же позабыла о своем образе каменного изваяния. Его сменило живое участие.
        Соскочив с кровати, Кимберли подбежала к Агостино и взяла его за руку.
        - Тебе нужно лечь, - мягко произнесла она.
        - Только не на эту кровать. - Агостино покачнулся и бросил в сторону кровати взгляд, полный неприязни. - Я хочу сжечь ее.
        Похоже, ее мстительное замечание повлияло на него сильнее, чем Кимберли могла себе представить. Она побледнела, но упорно продолжала тянуть Агостино за руку. Значит, он исчезал из спальни, чтобы напиться? Что это? Присущее мужчинам ощущение сексуальной несостоятельности, потому что он невольно причинил женщине боль?
        - Ложись сейчас же! - прикрикнула она на него.
        Агостино послушно лег. Кимберли не верила своим глазам, когда он растянулся во весь рост. Он выглядел таким беспомощным. Правду говорят, решила Кимберли, что женщины сильный пол. Доказательства налицо. Катастрофа произошла с Агостино в тот момент, когда он меньше всего этого ожидал, и в той сфере его жизни, в которой он считал себя экспертом. И он не смог с этим справиться.
        Присев на краешек кровати, Кимберли смотрела на него, пока ее взор не затуманился. К ее удивлению, она вдруг обнаружила, что ей хочется поправить подушки и подоткнуть под него одеяло.
        - Ты был великолепен до самого последнего момента, - мягко заговорила она. - И не должен себя винить.
        - Я виню Эстебана, - проскрежетал в ответ Агостино. - Он слизняк!
        Сосредоточив взгляд на ее лице, Агостино извлек из кармана пачку помятых листков.
        Кимберли взяла их и разгладила. Она просмотрела бумаги и обнаружила собственную подпись в конце документа. В неярком свете ночной лампы содержание текста ускользало от Кимберли, а ей не хотелось в присутствии Агостино разбирать мелкий шрифт.
        - Эстебан просто воспользовался твоей глупостью…
        - Что ты сказал? - Ее глаза удивленно распахнулись.
        - Только неграмотный в финансовом отношении и очень наивный человек мог подписать этот договор о ссуде, - заявил Агостино после долгой паузы, в течение которой явно подыскивал выражения повежливей. - Уличный ростовщик предложил бы тебе более выгодные условия, чем этот старый сукин сын!
        Теперь Кимберли все стало ясно. Агостино раздобыл копию соглашения, подписанного ею два года назад.
        - Почему ты сказал, что я глупая?.. Я не глупая!
        - Тебе бы пришлось выплачивать эту ссуду в течение добрых десяти лет. - И Агостино мрачно принялся излагать подробности о процентных ставках и видах штрафов. Ну не рассказывать же ей ему, что в тот момент она была слишком напугана, чтобы попросить кого-нибудь разъяснить ей условия! - Тебе было всего девятнадцать, - заявил наконец Агостино. - Ты подписала это за день до того, как переехала к Эстебану. Он шантажировал тебя…
        - Нет… Я согласилась. У нас никогда не возникало вопроса об интимных отношениях. Он просил лишь о возможности выходить со мной в свет. Это льстило его самолюбию, но, когда я поняла, во что он меня втянул, было слишком поздно, - пояснила Кимберли, скомкав документ.
        - И Эстебан отомстил своей вероломной жене, - завершил Агостино.
        - Мой отец заядлый игрок, Агостино. Он крупно проиграл и не мог выплатить долг. Это не имело отношения к Эстебану, но я обратилась к нему за советом. Тогда-то он и сказал, что одолжит мне денег, если я соглашусь переехать к нему.
        - Так это был не твой долг? - произнес Агостино с таким возмущением, словно этот факт окончательно добил его. - Твой дорогой папаша спокойно смотрел, как ты переезжаешь к Эстебану ради оплаты его карточных долгов?
        - Это был вопрос жизни и смерти, - попыталась оправдать отца Кимберли. - Отец был в отчаянии и очень боялся, что его убьют. Эстебан дал мне эти деньги, и это спасло жизнь отцу.
        - Твой отец, похоже, этого не стоит…
        - Не смей говорить такое о моем отце! - сердито воскликнула Кимберли. - Он один меня вырастил!
        - И научил тебя ходить в ломбард? Продавал все, до чего мог добраться? У тебя, само собой, было безоблачное детство!
        - Он сделал все, что мог, - твердо заявила Кимберли. - Не все рождаются в рубашке, как ты. Ты богат и эгоистичен. Папа беден и эгоистичен, но, к несчастью, имеет слишком богатое воображение.
        - Я не хочу трезветь, - мрачно заявил Агостино. - Чем больше я узнаю о тебе, тем хуже себя чувствую. Ненавижу сожаление и чувство вины. Некоторые люди обожают пестовать свое чувство вины, каяться в своих ошибках. Я не из их числа. Как я мог быть таким идиотом?
        - Секс, - пояснила Кимберли еще более мрачно.
        Агостино передернуло.
        - Неужели он был так плох? - не удержалась Кимберли.
        - Ужасен, - сказал Агостино. - Я чувствую себя насильником.
        - Глупо… неудачное стечение обстоятельств… жизнь дает тебе по зубам… и мне тоже, - бормотала Кимберли, борясь с подступающими слезами.
        - Ты, должно быть, готова меня убить…
        - Нет, ты ведь пьян. Ты больше нравишься мне, когда пьян, чем когда трезв, - беспомощно призналась она. - Ты более человечен.
        - Боже правый, когда ты наносишь удар, ты не промахиваешься. - Нездоровая бледность проступила на лице Агостино. Он тяжело опустил взъерошенную голову на подушки. Черные с поволокой глаза закрылись.
        - Спи, - ласково сказала Кимберли.
        По крайней мере, он не собирается никуда лететь. Когда вертолет стоит в тридцати шагах от дома, есть, о чем беспокоиться. Она должна ненавидеть этого человека - он разбил ей сердце своей чудовищной откровенностью. Но вся беда в том, что она любит его, несмотря на все недостатки. Неизвестно почему, но любит. Поверженный, безмолвный и беззащитный, он был невыносимо привлекателен.
        Зачем она так долго твердила себе, что ненавидит Агостино? Тогда она была умнее. Любовь к нему разрывает ее на части. С нее словно заживо содрали кожу, и каждый миллиметр тела теперь болезненно кровоточит. Она-то наивно воображала, что он расстроился, когда его великолепное шоу соблазнения не закончилось душераздирающим экстазом. А он был так далек от этого, невообразимо далек.
        В ту минуту, когда он понял, что стал ее первым мужчиной, он вдруг осознал, какими были ее отношения с Эстебаном, что они основывались не на постели. Естественно, он сразу вспомнил о ссуде и копнул глубже. Теперь он знает все, и ее доброе имя восстановлено, но какой ценой…
        Лорен говорила, что Кимберли, нравится прикидываться плохой девчонкой. Она невесело усмехнулась. Бедная Лорен и предположить не могла, что Агостино, у которого своеобразный вкус, плохие девчонки нравятся гораздо больше, чем девственницы.



        Глава 9

        На следующее утро Кимберли проснулась в теплом кольце мужских рук. Она ощущала себя словно в раю.
        Ночью Агостино снял рубашку. Она коснулась губами его смуглого обнаженного плеча, кончиком языка нежно пробежалась по гладкой коже, с наслаждением вдохнув до боли знакомый запах его тела. Истинно мужской аромат, едва заметно приправленный дорогим мылом. Она вдруг устыдилась своих действий, но глубокое ровное дыхание Агостино, его мерно вздымающаяся под ее рукой грудь немного успокоили Кимберли. Он спал как убитый.
        Возможно, она уже больше никогда не будет лежать с ним рядом. Он здесь только потому, что крепко спит. Она камнем упала вниз с высоты своих желаний. Она потеряла Агостино, так и не узнав его. Он страстно желал фантазию, Белоснежку, женщину необычную. Как она может винить его в том, что он не хочет ее больше, когда вышло на свет ее притворство?!
        Кимберли нежно погладила его мускулистую грудь, которая притягивала ее как магнит. Ее пальцы играли с жесткими черными завитками волос, подбираясь к твердому соску, потом заскользили вниз по гладкому животу… И вдруг Кимберли в ужасе услышала, что ритм его дыхания изменился. Она разбудила его!
        Кимберли знала, что сейчас у нее не хватит сил посмотреть в лицо Агостино, абсолютно трезвого и вернувшегося к своему нормальному грозному состоянию. Он оправится от шока и унижения прошедшей ночи и тогда… Не двигаясь, Кимберли подождала, пока его дыхание вновь выровняется, и соскользнула с кровати.
        Она быстро собрала свою разбросанную по комнате одежду и выбежала в коридор. Через открытую дверь комнаты напротив Кимберли увидела свой чемодан, стоявший у кровати. И вид своего одиноко стоящего чемодана - лишь подчеркивал ее статус в этом браке. Статуса как такового не было. Ее вещи поместили в комнату для гостей. Она лишь случайная посетительница, а не жена.
        Достав из чемодана легкое белое платье и босоножки, Кимберли быстро оделась. Было лишь семь утра, но день, похоже, предвиделся жаркий. Дом безмолвствовал. Она прошла в огромную, сияющую чистотой кухню, налила стакан апельсинового сока и взяла из корзины с фруктами пару яблок. Кимберли решила не встречаться с Агостино, пока не соберется с мыслями. Любуясь прекрасным парком, она медленно двигалась по тропинке, ведущей к пляжу.
        Сдерживаемые до этого чувства обрушились на нее бурным потоком. Она смущалась, страдала, содрогалась от ужаса. Первая брачная ночь обернулась катастрофой. Вспомнит ли Агостино их взаимную исповедь, когда проснется? Вспомнит ли ее сентиментальные глупые излияния? Одна лишь мысль о том, что он может догадаться о ее любви к нему, вонзалась в тело Кимберли тысячами ядовитых стрел.
        Прошлой ночью Агостино впервые обращался с ней как с равной, мрачно отметила она про себя. Забавно, но раньше она не замечала, что он всегда общался с ней в игриво-насмешливом тоне, пока вдруг не сменил тактику. Сейчас все по-другому. Имидж шикарной светской львицы исчез, оказавшись жалкой подделкой. Девственница вместо соблазнительницы. Жертва шантажа вместо расчетливой любовницы старика.
        И кто бы мог подумать, что у Агостино Мангано есть совесть? Он сам ужаснулся этому открытию. Хуже того, он даже посочувствовал ее далеко не безоблачному детству и доверчивости, с которой она приняла кабальные условия ссуды. Но от этой жалости Кимберли становилось еще хуже.
        Теперь Агостино сожалеет об их странном браке, чувствует себя виноватым. Но Кимберли не хотела ни сожалений, ни чувства вины. Она вдруг поняла, как можно все исправить. Ей нужно лишь рассказать ему о завещании Элис Роквуд. Когда Агостино поймет, что у нее был мотив для замужества, он перестанет ее жалеть. Так она хотя бы сохранит гордость.
        У Кимберли перехватило дыхание, когда она подняла глаза и увидела Агостино у кромки воды. В элегантных светлых брюках и белой рубашке он выглядел просто сногсшибательно. Она опустила глаза. Этот мужчина слишком умен и сразу поймет, что за чувства таятся в ее предательском взгляде.
        - Я, конечно, не сделан ничего хорошего, за что мог бы получить в награду улыбку, - сдержанно произнес Агостино. - Сияющие черные глаза разглядывали Кимберли.
        В ярких лучах солнца ее волосы переливались всеми оттенками золота, а простое белое платье плавно облегало изгибы изящной фигурки. Она была великолепна. Агостино медленно подошел к ней, словно подстраиваясь под ее настроение, взял за руку и повел за собой вдоль берега.
        - С сегодняшнего дня, с этого самого момента, все между нами будет иначе, - поклялся он, подчеркивая каждое слово.
        - Да? - Кимберли взглянула на него с испугом.
        - Ты должна была рассказать мне правду об Эстебане…
        - Ты бы не поверил…
        Смуглые пальцы сжали ее ладонь. Взгляд устремился к морю, строгий профиль застыл. Внезапно Агостино резко выдохнул.
        - Ты права, не поверил бы. Ничто, кроме единственного доказательства, данного тобой прошлой ночью, не могло бы убедить меня в том, что ты не та женщина, которой я тебя считал.
        - По крайней мере, откровенно, - тихо произнесла Кимберли.
        Завороженный видом одинокой лодки, покачивающейся на волнах, Агостино продолжал смотреть в сияющую голубую даль.
        - Если принять во внимание, что я слишком многого о тебе не знал… Ты просила меня держаться подальше, а я не слушал. Ты даже уехала из Лондона… - Он говорил так, словно кто-то приставил к его горлу острие ножа. Резкий, грубый голос, каждое слово вырывается с трудом. - Я никогда не обходился с женщинами так, как обошелся с тобой… В этом браке я превзошел самого себя.
        Это говорил совершенно незнакомый человек. Похоже, Агостино решил покаяться. Кимберли высвободила свои пальцы из его ладони, превозмогая боль. Все кончено. Она не хочет все это слушать, не хочет его сожалений, которые, в конце концов, просто унизительны.
        - Послушай, Агостино, я должна кое-что тебе рассказать, - резко оборвала его Кимберли.
        - Дай мне договорить. Ты думаешь, это легко? - выпалил Агостино с оттенком обвинения в голосе. - Вот так обнажать свои чувства?
        - У тебя нет ко мне никаких чувств, - спокойно заметила Кимберли, превозмогая невыносимую боль.
        - Ты так в этом уверена?..
        - Агостино, вернись на землю. У камней на этом пляже больше нежных чувств, чем у тебя! - Сделав это циничное заявление, Кимберли упрямо побрела дальше. - И почему ты должен испытывать угрызения совести за то, что пытался меня использовать, когда я тоже собиралась использовать тебя? И я вовсе не без ума от тебя! - Она умолкла, паузой подчеркивая жестокую мысль, и для полной убедительности разразилась леденящим душу смехом. - Я вышла за тебя только потому, что должна была выйти замуж. Мне нужен муж на шесть месяцев…
        - О чем, черт возьми, ты говоришь? - недоуменно спросил Агостино.
        Кимберли обернулась, ни один мускул не дрогнул на ее лице.
        - О завещании моей крестной. Она была богатой женщиной, но я не могу получить свою часть наследства, не будучи замужем. Я хотела получить свои деньги, а не твои.
        Агостино застыл на месте словно изваяние. Черные глаза сверлили ее с упрямой настойчивостью.
        - Это шутка?
        Кимберли покачала золотоволосой головой. Напряжение было так велико, что ей не хватало воздуха, чтобы говорить. Недоверие отразилось на его лице, и в ярких лучах солнечного света, отражающегося в воде, он казался необычайно бледным.
        - Ты хоть понимаешь, что, если это правда, я могу убить тебя? - заявил он, тяжело дыша.
        - Не вижу для этого причин, - подчеркнуто небрежно отозвалась Кимберли. - Для тебя этот брак не более настоящий, чем для меня. Для тебя он единственный способ затащить меня в постель. - Агостино с силой стиснул зубы, словно она причинила ему нестерпимую боль, но Кимберли заставила себя пойти до конца. - И ты знал, что мы не протянем и пяти минут, как только тебе станет скучно. Поэтому я решила, что имею право на откровенность.
        Дрожа от страха, Кимберли развернулась и пошла к дому, не разбирая тропинки. Теперь он не будет чувствовать ни жалости, ни превосходства. Теперь они разойдутся, и она никогда больше не увидит Агостино. И проведет остаток дней в бедности и в мечтах о человеке, с которым не может быть счастлива.
        - Кимберли?
        Она обернулась, не заметив, что он подошел совсем близко. Слова, уже готовые сорваться с губ, замерли в тот момент, когда Агостино заключил ее в объятия. С твердой решимостью он произнес:
        - Тебе следовало учесть, любовь моя, что мне пока совсем не скучно!
        - Но…
        Поцелуй, заставивший ее замолчать, длился всю дорогу до спальни. Сильнейшее возбуждение электрическим разрядом пробежало по ее телу. Агостино опустил ее на кровать. Смущенная и взволнованная, Кимберли смотрела на него в полнейшем недоумении.
        - Но ты же больше не хочешь меня… Ты желал другую женщину…
        Расстегивая рубашку, Агостино удивленно взглянул на нее.
        - Думаешь, я разочарован?
        Она замерла.
        - Мы ведь не собираемся разводиться сию минуту?
        - Бог мой, женщина, мы только вчера поженились.
        Его пламенный взгляд зажег на щеках Кимберли лихорадочный румянец. Он все еще хочет ее. Сильнее, чем когда бы то ни было, потрясенно отметила Кимберли. Стоило Агостино вновь коснуться ее губ, как ее собственная страсть огненной лавой вырвалась наружу. Она нежно гладила волосы Агостино, легко касалась пальцами твердой линии подбородка. Желание дотронуться до него было так велико, что Кимберли невольно зажмурилась.
        - Я не причиню тебе боли, обещаю, - простонал Агостино, целуя ее припухшие губы. Она даже не заметила, как платье соскользнуло с плеч. Он взял ее лицо в свои ладони и заглянул в растерянные зеленые глаза. - Стать твоим первым мужчиной… Боже, это такой неожиданный подарок. Бессмысленно рассказывать мне безумные истории, только чтобы сравнять счет. Ты тоже страстно желаешь меня. Думаешь, я этого не вижу? Оно сквозит в каждом твоем взгляде, в каждом прикосновении?
        Безумные истории? О завещании крестной? Очевидно, Агостино ей не поверил. Но Кимберли не могла с этим смириться. Она открыла рот, чтобы возразить, но он вновь закрыл его поцелуем, и Кимберли сдалась на милость слепой страсти, с которой была не в силах бороться.
        - Почему ты все еще сопротивляешься?
        Агостино освободил ее грудь от бюстгальтера и замер на мгновение, любуясь. Длинные пальцы скользнули по белой коже с нежностью, вызвавшей ответный трепет во всем ее теле.
        Кажется, она собиралась о чем-то ему рассказать? Но сейчас, глядя в эти завораживающие золотистые глаза, Кимберли с трудом могла вспомнить собственное имя, не то что начать разговор. Агостино ободряюще улыбнулся. Их губы встретились вновь, и Кимберли желала их соединения, как никогда ничего не желала прежде.
        Его язык играл с ее телом, а теплая ладонь ласкала стройные бедра, избавляясь от полоски кружева, разделявшей их тела. С губ Кимберли слетел протяжный хриплый стон. Внутри нее словно вспыхнул огромный факел.
        В их постели будто притаились сотни потерявшихся солнечных зайчиков. И Агостино отыскивал их, чтобы разжечь в ней отчаянное, страстное желание. Когда уже не осталось сил терпеть эту сладостную муку, он накрыл тело Кимберли своим и вошел в нее.
        Кимберли захлебывалась в волнах наслаждения, накатывавших одна за другой. Она словно растворилась в них, снова и снова выкрикивая его имя.
        Агостино вдруг остановился, но она, протестуя, вцепилась в него, и он с хриплым стоном продолжал. Кимберли хотела, чтобы это никогда не кончалось. Медленное, захватывающее восхождение к вершинам страсти с каждой секундой поднимало ее на новую высоту, а она ждала еще большего от обладавшего ею мужчины. И когда наконец все ее чувства, собравшись воедино, обрушились неиссякаемым потоком наслаждения, прерывистый хриплый стон сорвался с ее губ. Утихла последняя дрожь удовлетворения, и Кимберли взглянула на Агостино новыми глазами.
        - О Боже! - только и смогла сказать она. Он перевел дыхание и довольно улыбнулся.
        - Вот такой должна была быть наша первая брачная ночь.
        Кимберли все еще пребывала в состоянии неземного блаженства. Как замечательно, думала она, нежась в сильных объятиях Агостино. Необыкновенная близость озарила ее существование, мир предстал перед ней исключительно в розовом свете. Быстро заморгав, она всхлипнула, поток эмоций неудержимо рвался наружу.
        - Думаю, сейчас самое время объявить о нашем браке, - лениво протянул Агостино.
        Кимберли насторожилась. Что скрывается за этими беззаботными словами? Очевидно, он больше не считает нужным скрывать от окружающих их истинные отношения.
        - Тебе так не кажется? - мягко поинтересовался Агостино, с явной неохотой отпустил Кимберли и встал с постели. - Душ и завтрак… Никогда в жизни я не был так голоден!
        Только сейчас Кимберли вспомнила, что он говорил о «безумных историях», перед тем как они занялись любовью. Она сразу почувствовала напряжение.
        - Агостино?
        Он обернулся и широко улыбнулся ей в ответ.
        Пальцы Кимберли нервно комкали краешек простыни.
        - То, что я говорила… о завещании крестной… правда.
        Агостино замер, улыбка медленно сползла с его лица, в глазах появилась настороженность и тревога.
        Кимберли вновь принялась объяснять. Она в мельчайших подробностях рассказала, как крестная, глубоко убежденная в пользе семьи и брака, сердилась, когда она переехала к Эстебану. Она говорила, не поднимая глаз с того самого момента, когда заметила усмешку, изменившую его черты.
        - Понимаешь, в тот момент… то есть после твоего предложения, я очень сердилась и решила, почему бы не воспользоваться этой возможностью, если она позволит выполнить условия завещания… - Голос Кимберли перешел в едва слышный шепот. То, что казалось таким ясным тогда, теперь выглядело бессвязно. И решение, такое умное и простое, сейчас, когда она пыталась объяснить все Агостино, предстало совсем в другом свете.
        Последовала гнетущая пауза.
        Медленно, неуверенно Кимберли подняла голову и взглянула на Агостино.
        На его сильном лице застыла насмешка, в черных глазах кипело расплавленное золото.
        - Ты хитрая расчетливая маленькая стерва, - в гневе бросил он. - Когда я просил твоей руки, я был честен. В отличие от тебя у меня твердые принципы!
        Лицо Кимберли побелело как мел.
        - Агостино, я…
        - Замолчи… Я не хочу ничего слышать! - В каждом его слове сквозило ледяное презрение. - Сейчас я думаю о роскошном вознаграждении, которое было тебе обещано в случае расторжения брака. У тебя не было нужды планировать получение наследства какой-то сумасбродной пожилой дамы!
        Горячие слезы жгли глаза Кимберли. Она опустила ресницы и отвернулась.
        - Как ты могла быть такой отвратительно алчной? - заявил Агостино, всем своим видом выражая осуждение. - Как ты могла использовать меня?
        - Неправда! Ты все не так понял, - в отчаянии выпалила Кимберли. Она уже глубоко сожалела о своем признании. Там, на пляже, сохранение достоинства казалось ей необычайно важным. - Это произошло под влиянием момента… Мне было больно, обидно и я…
        - Когда мужчина преподносит тебе обручальное кольцо, он оказывает тебе честь! - проскрежетал Агостино, стиснув зубы.
        Кимберли начинала сердиться.
        - Мне была уготована честь носить это кольцо в течение пяти минут…
        - Ты вернула его…
        Она подняла на него сверкающие зеленые глаза и вздернула подбородок.
        - Ты взял его! - гневно напомнила она. - Я не хочу получать его обратно. Я не хочу, чтобы ты объявлял о нашем браке. Я не хочу, чтобы люди узнали, насколько я была глупа, выйдя за тебя замуж!
        - Ты ничего не получишь, - заявил Агостино с ледяным спокойствием. Гнева не осталось и в помине. Он расправил плечи. - И я разведусь с тобой в ближайшее время.
        Он направился в ванную.
        Кимберли уткнулась лицом в подушку и замерла, едва сдерживая подкатившие к горлу рыдания. Еще совсем недавно они с Агостино были так близки, и вот теперь эта близость исчезла как мираж, исчезла из-за ее собственной глупости.
        Да, рано или поздно все равно пришлось бы рассказать Агостино о завещании Элис Роквуд. Но она выдала это именно тогда, на пляже. Она сама заявила ему, что собиралась его использовать. Он был потрясен, но через минуту решил, что это неправда. Она по-детски пытается «сравнять счет», подумал он.
        Именно это она и пыталась сделать. Убежденная, что их отношениям пришел конец, она старалась сохранить лицо. Потому и рассказала все в самом оскорбительном тоне. Теперь ей удалось заставить его поверить, и она пожинает плоды собственных стараний: гнев, презрение, отвращение.
        Разве она может сказать теперь: я все равно вышла бы за тебя замуж, просто мне нужно было хотя бы подобие оправдания этому поступку, чтобы как-то успокоить собственную гордость?! Теперь Агостино никогда не узнает, что она любит его…
        Когда он вышел из ванной с полотенцем, обмотанным вокруг бедер, Кимберли печально взглянула на него.
        - Агостино, я собиралась разорвать брачный контракт…
        - Тебе надо писать сценарии! - отрезал Агостино и пошел в гардеробную. - Я еду в Лондон на пару дней по делам.
        Дела? Какие дела? Они же только вчера сюда приехали. Все понятно. Он просто больше не хочет быть с ней.
        - Ты всегда так непримирим? - Кимберли едва смогла перевести дыхание, когда он исчез из виду. Но он все прекрасно слышал.
        - Мне нравится этот надрыв в твоем голосе, но не стоит зря растрачивать талант.
        - Ты абсолютно прав, - произнесла Кимберли, - торопливо стерев слезы краешком простыни.
        Агостино появился вновь, облаченный в серебристо-серый костюм. Стройный, с мрачным бесстрастным лицом, он выглядел неприступным.
        Кимберли решилась на последнюю отчаянную попытку разбить ледяную броню.
        - Мне действительно не нужны твои деньги, - прошептала она со всей искренностью, на какую только была способна.
        Он презрительно смерил ее взглядом, его выразительный рот скривился.
        - Может быть, ты и не подходишь на роль жены, но любовница ты бесподобная. В этой роли ты можешь быть и корыстной. Ты тратишь мои деньги, а я наслаждаюсь твоим великолепным телом. Похотливые итальянские миллионеры предпочитают именно этот вид обмена. По крайней мере, мы оба знаем, чего стоим.
        Кимберли в шоке уставилась на него. Краска исчезла с ее лица. Но сейчас положение вещей четко определено: если Агостино хочет любовницу, а не жену, решила она, именно ее он и получит.


        - Агостино не знает, где ты? Ты хочешь сказать, что он понятия не имеет, что ты вернулась в Лондон? - всплеснула руками Лорен, когда до нее начал доходить этот факт.
        Кимберли утвердительно кивнула.
        - Из аэропорта я сразу поехала сюда. Хочу сделать ему сюрприз, - сказала она с поразительным правдоподобием.
        - Ах да… конечно. - Лорен понимающе улыбнулась. - Проклятый бизнес прервал ваш медовый месяц! Когда, ты сказала, Агостино уехал с острова?
        - Пару дней назад… - Кимберли не призналась, что сама уехала на катере ровно через двадцать четыре часа, как только доставили ее чековую книжку. Она была выписана на ее девичью фамилию. Кажется, Агостино даже пережарил гуся.
        И, столкнувшись с таким очевидным приглашением тратить, тратить и тратить, Кимберли немедленно приняла вызов. Она отправилась в Рим, потом в Париж. У нее была уйма времени. Она пополнила свой гардероб самыми красивыми творениями ведущих модельеров.
        Чеками можно было оклеить стены огромной лондонской квартиры Агостино. Если бы он вдруг вздумал изучить впечатляющий список бесстыдных и весьма экстравагантных трат, то догадался бы, что Кимберли побывала за границей. Но где именно, он так и не узнал бы, потому что счета за авиабилеты и отели она предусмотрительно оплачивала наличными.
        - Ты счастлива? - взволнованно спросила Лорен.
        - Невероятно… - О каком счастье речь, если она вот уже шесть дней не видела Агостино, горько подумала Кимберли.
        - Как ты думаешь, Агостино сможет полюбить тебя?
        Кимберли думала об этом. Она не раз представляла его любящим, заботливым, но почему-то не слишком верила в такой поворот событий. Любил ли Агостино когда-нибудь? Единственное, чего она могла добиться, это быть нужной ему. Сейчас он, конечно, в ярости, потому что она сбежала с острова, не сказав ни слова и не сделав ни малейшей попытки связаться с ним.
        Но именно так поступила бы любовница, оставленная мужчиной, который не сказал даже, когда вернется. И если Агостино не удосужился назначить место и время новой встречи, это его проблема.
        Кимберли выпила с Лорен чаю и вызвала такси. Хотя для такого багажа потребовался бы грузовик. Она указала водителю адрес того самого дома, который Агостино предоставил в ее распоряжение. Ее немного тревожило, сможет ли она попасть в квартиру.
        Но, похоже, она зря беспокоилась. У лифта расхаживал охранник.
        - Мисс Вудс?
        - Добрый день. Присмотрите за моим багажом. - Кимберли вошла в лифт. Почему этот человек так глазеет на нее?
        Когда двери лифта распахнулись, она решила, что вышла не на том этаже. От яркого современного декора не осталось и следа. Со все возрастающим изумлением Кимберли рассматривала просторное помещение. Квартира полностью преобразилась: повсюду была расставлена антикварная мебель, пол устилали мягкие ковры в традиционной цветовой гамме.
        Апартаменты поражали своим великолепием. Здесь было предусмотрено все, но, пораженная таким вниманием к своим вкусам, Кимберли чувствовала лишь горечь разочарования. Ведь эта роскошь создана для того, чтобы они с Агостино жили раздельно. И если смотреть на все под этим углом зрения, то такая забота о ее комфортном одиночестве была самым сильным из ударов, который могла нанести ей судьба.
        Кимберли принялась распаковывать вещи. Это заняло остаток вечера. Скоро ее гардеробная и гардеробная соседней комнаты для гостей оказались забиты нарядами. Она извлекла со дна чемодана список недостатков Агостино на двух страницах, ставший ее талисманом. Когда она сердилась на него, когда тосковала, когда ждала, Кимберли доставала смятые листки. Это упражнение оказалось удивительно полезным: оно как-то приближало ее к Агостино.
        Интересно, когда он сможет найти ее? Кимберли лежала в ванне в хлопьях душистой пены, потерянная и печальная. Ей хотелось позвонить Агостино, но она не могла себе этого позволить. Безупречная любовница не звонит своему господину. Это неблагоразумно. Надев прозрачную нежно-голубую ночную сорочку, едва прикрывающую бедра, она свернулась калачиком на огромной кровати.
        Лифт двигался абсолютно бесшумно, и Кимберли не могла его услышать. Но тяжелые шаги по коридору она услышала и вся сжалась в предчувствии встречи. Дверь спальни распахнулась, и на пороге возник знакомый силуэт.
        В черном смокинге, идеально сидящем на широких плечах, Агостино был необычайно хорош. Узел галстука-бабочки был распущен, верхние пуговицы белоснежной рубашки расстегнуты, обнажая бронзовую кожу груди. Сердце Кимберли глухо стукнуло…
        Застыв в дверном проеме с крепко сжатыми кулаками, он тяжело дышал, словно добирался сюда пешком. Пылающие глаза заскользили по телу Кимберли, беззаботно откинувшейся на роскошные подушки.
        - Не успела я приехать, а ты уже здесь. Какой приятный сюрприз! - весело пропела она.



        Глава 10

        Обескураженный подобным приветствием, Агостино не сдвинулся с места. Его темные густые ресницы опустились и вновь вскинулись, словно он не верил своим глазам.
        Отлично усвоив предыдущие уроки, Кимберли воспользовалась возможностью устроиться поудобнее. Она откинула свои восхитительные золотистые волосы и вытянулась так, чтобы ни один дюйм ее тела, едва прикрытого весьма откровенной сорочкой, не ускользнул от его внимания.
        - Тебе нравится? - игриво поинтересовалась она.
        Агостино пожирал ее глазами, его смуглое лицо еще больше потемнело, в сверкающем взгляде закипала ярость.
        - Какого черта ты не сообщила мне о своих планах? - грубо спросил он. - Можешь бегать по магазинам в любое время, но только не в то, которое могла бы провести со мной!
        - Понимаешь, я не могла позвонить. - Глаза Кимберли сияли как изумруды. - Твои слуги не говорят по-английски, а у меня нет номера твоего телефона…
        Агостино замер.
        - Как это, нет?
        - Его нет в справочнике, и, я уверена, в твоем офисе не станут давать такую информацию кому попало…
        - Боже, но ты же не кто попало! - завопил Агостино в такой ярости, что она едва смогла разобрать слова. - Я хочу знать, где ты находишься каждую минуту! Я мог лишь следить за списаниями денег с твоего счета, пока ты колесила по Европе!
        Эти слова прозвучали для Кимберли божественной музыкой. Он скучал по ней.
        - Думаю, было бы разумно, если бы ты оставил мне номер телефона, - мягко заговорила она. - Прости, но я и не подозревала, какой ты собственник…
        - Собственник? - Агостино изо всех сил пытался сохранить самообладание. Еще секунда, и из этого вулкана грозили низвергнуться потоки лавы. - Я не собственник. Я просто хочу знать, где ты находишься.
        - Каждую минуту, - беспомощно напомнила Кимберли. - Откуда мне было об этом знать?
        Агостино нервно провел рукой по блестящим черным волосам.
        - Ты больше никогда никуда не поедешь, не предупредив меня. Понятно? - процедил он, извлекая из внутреннего кармана смокинга ручку с золотым пером.
        К ужасу Кимберли, он подошел к туалетному столику, на котором лежал список его недостатков.
        Он записал несколько номеров, а Кимберли заворожено следила за движением его руки. К счастью, он не удосужился взглянуть, на чем пишет.
        - Новость о твоем приезде дошла до меня во время делового ужина, - мрачно сообщил Агостино.
        - Если бы я только знала, - вздохнула Кимберли, стараясь скрыть счастливый румянец. Агостино больше не был ни холодным, ни отстраненным. Его необычайно раззадорило потрясающее открытие: она не сидит дома как неодушевленный предмет, пока он отсутствует. Он был не на шутку взбешен, не зная, где она. В результате совсем позабыл о ссоре, из-за которой они расстались.
        Агостино подозрительно посмотрел на Кимберли.
        - Ты была в Риме, в Париже. С кем? - неожиданно спросил он.
        - Одна. - Кимберли изобразила на лице оскорбленную добродетель.
        Взгляд Агостино на секунду задержался на ней. Напряжение немного спало.
        - Я был зол на тебя…
        Это означало, что он в ярости чуть не лез на стену. Когда он обнаружил, что клетка опустела и птичка улетела, он бурлил как вулкан в ожидании момента извержения.
        - Я бы предложила тебе выпить, но, боюсь, бар пуст, - заметила Кимберли.
        - Естественно. Я не ожидал, что ты сюда приедешь.
        Кимберли нахмурилась.
        - Как ты объяснишь ремонт квартиры?
        Положив ручку, Агостино выпрямился и устремил на нее сияющий взгляд.
        - Послушай, все это сделали еще до нашей женитьбы. Ты могла и не заметить, но положение вещей с тех пор изменилось.
        Кимберли побледнела.
        - Разве?
        Красивые губы Агостино были твердо сжаты.
        - Я собирался поместить в газетах сообщение о нашей свадьбе…
        - Нет. Мне нравится нынешнее положение вещей. - Еще никогда слова не давались Кимберли с таким трудом. Но гордость не позволяла ей согласиться на роль жены, предлагаемую столь пренебрежительно. - Мне нравятся эти апартаменты. Как и ты, я ценю наличие собственного жизненного пространства. И совершенно незачем устраивать шумиху в прессе, если этот брак распадется через несколько месяцев.
        Агостино внимательно смотрел на нее, как ученый, срывающий покровы с инородного тела, стремясь проникнуть в его суть. Вдруг его сверкающие глаза насмешливо сузились, лицо утратило напряжение и по нему пробежала тень улыбки.
        - Отлично, нет проблем. Ты очень разумно все изложила.
        Внутри у Кимберли все сжималось, словно ее поджаривали на медленном огне. А он, похоже, испытал немалое облегчение, услышав ее решение. Он не видел смысла в попытках жить как нормальная семейная пара. Очевидно, Агостино не представляет для них общего будущего. Но Кимберли мечтала совсем о другом. Она надеялась, что он будет умолять ее жить с ним под одной крышей. Видимо, ей придется пройти долгий путь, прежде чем у нее появится хотя бы надежда,
        - Я хотел бы получить объяснение твоему внезапному отъезду с острова, - заявил Агостино.
        Кимберли насторожилась.
        - Ведь я не знала, когда ты вернешься. Ты был очень сердит. Мне показалось, что неплохо было бы подождать, пока все утихнет.
        - Знаешь, зачем я возвращался в Лондон? - Два листка, которые он сжимал в руке, отвлекали внимание Кимберли.
        - Понятия не имею.
        - Разобраться с Эстебаном.
        Совершенно не готовая к такому заявлению, она внутренне ахнула.
        Агостино рассеянно взглянул на скомканные странички, разгладил их и машинально убрал в карман пиджака. Кимберли, ошарашенная неожиданным поворотом событий, холодея от ужаса, смотрела, как исчезает из виду ее творение.
        - Он сломал тебе жизнь. И должен ответить за несчастья, которые тебе причинил, - взорвался Агостино. - Он украл часть твоей жизни, не говоря уже о кабальной ссуде…
        - Агостино… Эстебан болен…
        - Он на пути к выздоровлению, - мрачно возразил он. - И, как следовало ожидать, устыдился своего поступка.
        - Ты действительно схлестнулся с ним? - Кимберли никак не могла прийти в себя.
        - В присутствии Мелани, которая, когда узнала об истинной природе ваших отношений, пришла в восторг. Эстебан не собирался открывать ей правду, так что уязвленное самолюбие послужит ему наказанием. Он втянул тебя в бессмысленную и подлую игру только для того, чтобы причинить боль Мелани! - заключил Агостино.
        - Я и не подозревала, что ты принял все это так близко к сердцу, - тихо заметила Кимберли.
        - Теперь ты моя, - отозвался Агостино с холодной небрежностью. - Я привык защищать то, что принадлежит мне.
        - Я не принадлежу тебе… Просто прохожу мимо.
        Щеки Кимберли пылали, выдавая ее с головой. Ей хотелось ударить его, но она лишь крепче стиснула зубы, потому что знала, что в следующее же мгновение растает в его жарких объятиях. Почти семь дней одиночества обернулись невероятной слабостью.
        Агостино стоял у кровати, вцепившись пальцами в полированную спинку. Черные глаза ни на секунду не отрывались от прелестного личика жены.
        - Эстебан и Мелани заставили меня понять смысл игр, в которые играют взрослые, - спокойно заметил он.
        У Кимберли по спине пробежал легкий холодок. Нет, конечно, он не ее имеет в виду. Она ведь не играет ни в какие игры.
        - Я что-то не улавливаю…
        - Эстебан пренебрегал женой. Мелани завела глупую интрижку. Она не стала просить прощения. А он был слишком обижен, чтобы простить. Поэтому они провели два года в беспрестанных ссорах, обсуждая условия развода.
        - Сумасшествие, - тихо произнесла Кимберли.
        Агостино бросил взгляд на часы. С его губ сорвался вздох сожаления.
        - Я бы остался. Но обещал кузену появиться на праздновании его совершеннолетия в ночном клубе.
        Кимберли сидела неподвижно, как каменная статуя.
        - Ты… уходишь? - едва смогла произнести она.
        - Светская жизнь, любовь моя. Бизнес, семейные обязательства, - принялся устало перечислять Агостино. - Но время и расстояние сделают наши короткие встречи еще более восхитительными…
        - Короткие встречи? - отозвалась Кимберли дрожащим голосом и резко вскочила с кровати. - Думаешь, я собираюсь сидеть здесь и ждать, пока ты уделишь мне малую толику своего драгоценного времени?
        - Кимберли, ты говоришь, как жена. - Насмешливое замечание отозвалось в ее душе невыносимой болью. - Любовница не должна так придираться.
        - Придираться? - выдохнула Кимберли, готовая вцепиться в лацканы его роскошного смокинга и трясти до тех пор, пока он не загремит как мешок с гвоздями.
        - А еще дуться, кричать… - с довольной улыбкой продолжал Агостино. - Это место, куда я хочу приходить, чтобы расслабиться и отдохнуть от проблем. Завтра вечером я навещу тебя.
        - Завтра меня здесь не будет. - Кимберли кипела от негодования.
        - Кимберли, - Агостино укоризненно покачал головой. - Я хочу, чтобы ты весь день была дома.
        - Для коротких встреч? - в ярости выкрикнула она. - И что же я должна делать все остальное время?
        - Ходить по магазинам, - объявил Агостино с таким видом, словно принес самую радостную весть на свете. - Женщина, способная без остановки тратить деньги целую неделю, просто помешана на покупках.
        Кимберли покраснела до корней волос, чувствуя себя глубоко униженной. Она ухитрилась потратить целое состояние.
        - И если это болезнь, то ты должна быть абсолютно счастлива, - ободряюще продолжал Агостино.
        Она словно язык проглотила. Все ее стремления, планы, мечты, с которыми она жила последнюю неделю, разбились вдребезги. И пока Кимберли не могла понять, как это случилось. Поначалу Агостино, как она и ожидала, был в ярости. Но сейчас он в прекрасном настроении, несмотря на то что демонстративно покидает ее.
        Воспользовавшись моментом, Агостино подошел к Кимберли и уверенно заключил ее в объятия. Она не двинулась с места, но потом вдруг поникла, обессилев от борьбы. А Агостино с нескрываемым удовольствием притянул ее еще ближе, заставляя ее гореть от желания.
        - Если бы не эта чертова вечеринка, я бы остался… - Он все сильнее сжимал Кимберли, откровенно демонстрируя ей силу своего желания.
        Глухие, неровные удары собственного сердца отдавались эхом в ушах Кимберли.
        - Я мог бы бросить тебя на кровать и удовлетворить наши ненасытные желания…
        - Да, - прошептала Кимберли.
        - Но не могу пропустить семейный банкет. - Говоря это, Агостино оставлял цепочку обжигающих поцелуев на ее беззащитном теле. Он скользнул ногой меж ее бедер, чтобы коснуться самой чувствительной точки ее трепещущего тела. - Мне действительно нужно идти, иначе я просто сгорю, - простонал Агостино каким-то чужим голосом и заставил себя оторваться от нее.
        Кимберли пришлось ухватиться за спинку кровати, чтобы не упасть. Агостино медленно, неуверенно шагнул назад, потом еще и еще, словно алкоголик, сопротивляющийся непреодолимому желанию выпить.
        - Боже правый, как ты красива! И ты моя, - удовлетворенно прошептал он.
        Кимберли крепко зажмурилась. Одна лишь мысль болезненно пульсировала у нее в голове: он уходит. Все остальное, казалось, не имело значения. Ее вдруг обуял несказанный ужас: впервые в жизни она так остро ощутила собственную уязвимость.
        Она не отрывала глаз от Агостино, а потом вслушивалась в его торопливые шаги по коридору. А когда все стихло, Кимберли без сил рухнула на ковер и зашлась в потоке горьких слез. Ну зачем ей понадобилось привлекать внимание Агостино таким дурацким способом? В своем безумии она вновь потеряла шанс вдохнуть жизнь в их брак.
        Он, похоже, действительно не ожидал, что она переедет в эти апартаменты. Он даже не упомянул о той проклятой ссоре. Во всем виновата ее глупая гордость. Он был просто рассержен, столкнувшись с неизбежным злом.
        Вместо того чтобы стать настоящей женой Агостино Мангано, она повернула все так, что потеряла малейшую надежду на счастье. Надежду на то, что Агостино научится когда-нибудь любить ее и она станет для него больше, чем просто любовницей. Но, судя по его поведению, он получил как раз то, чего и ожидал.
        Нет, она не сделала ошибки. Он женился на ней только ради секса. Кимберли поежилась. Жене Агостино не предложил бы лишь короткие встречи и не пошел бы один в ночной клуб. Наконец слезы иссякли. Она ополоснула опухшее лицо ледяной водой к поплелась к холодной одинокой постели.
        Сегодня вечером все пошло не так как надо, но все-таки она приняла верное решение. Она угодила прямо к нему в руки. Выдержка - вот что ей нужно, чтобы удержать Агостино. Странно, подумала Кимберли, каждый раз, когда ей кажется, что она вывела этого человека из себя, он отвечает ей тем же…


        В тот самый момент, когда Кимберли в своих грезах нежилась в жарких мужских объятиях, ее разбудило неожиданное прикосновение. Испуганно вскрикнув, она села на кровати и огляделась. Сквозь тонкие занавески в комнату пробирался бледный рассвет.
        - Я не хотел тебя будить… - прошептал Агостино.
        Обезоруженная ласковым тоном, Кимберли попыталась разглядеть Агостино в неясном свете. Сердце ее учащенно забилось, и она невольно поднесла руку к груди. Похоже, он более сдержан, чем она.
        - Что ты здесь делаешь? - беспомощно прошептала Кимберли.
        - А как ты думаешь? - спросил Агостино неожиданно весело. Он перекатился на ее половину кровати и навалился на нее всем весом своего огромного тела. - Предвкушение встречи очень важная часть чувственного удовольствия, но сегодня я не склонен к самоотречению, любовь моя, - хрипло произнес Агостино. Его жаркое дыхание коснулось щеки Кимберли. - Эта неделя была ужасной… Целых семь дней неизвестности: а вдруг ты ушла от меня и полюбила другого?
        Она даже предположить не могла, что Агостино воспримет ее отъезд в таком свете. Она была потрясена.
        - Мысль, что ты где-то далеко… одна… - Его низкий глубокий голос срывался.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Мир полон коварных мужчин. - Его рука скользнула по ее бедрам.
        Кимберли вздрогнула, ее тело, вопреки усилиям воли, с готовностью отвечало на ласки. Но она отчаянно пыталась продолжить разговор.
        - Когда любовница становится женой, ее место остается вакантным…
        - Это не имеет отношения к тебе, - возразил Агостино. - Ты не похожа на остальных женщин.
        Не в силах продолжать разговор, Кимберли закрыла его рот поцелуем. Агостино с жаром ответил на это приглашение. Она словно вновь вздохнула полной грудью, погрузившись в волны безграничной нежности. Он был поистине ненасытен, но Кимберли просто обожала его. Точка опоры… Секс вполне мог стать ее точкой опоры. Прекрасная идея, подумала она, но новый поцелуй заставил умолкнуть разум.


        Кимберли выскользнула из-под одеяла и на цыпочках подкралась к стулу, на который Агостино небрежно бросил свою одежду. Она вытащит свой список, прежде чем он обнаружит его. Нельзя допустить, чтобы Агостино прочел этот ужасный перечень недостатков, которые она однажды увидела в нем.
        Кимберли не верила своим глазам: на стуле лежал не смокинг, а совсем другой пиджак! Перед тем как вернуться на рассвете, Агостино, очевидно, заезжал к себе переодеться. Кимберли с трудом удержалась, чтобы не закричать. Ее нервы были на пределе.
        - Что ты делаешь?
        Кимберли вздрогнула и уронила пиджак.
        - Ничего!
        - Возвращайся в постель, любовь моя.
        Радуясь, что он ничего не заметил, она с готовностью подчинилась.
        Через полтора часа Кимберли сидела в столовой за накрытым столом. Агостино вызвал собственного повара. Он с такой легкостью решал все проблемы, что просто дух захватывало. А сам он сидел, откинувшись на спинку стула, и просматривал огромную кипу газет.
        Он фантастический любовник, мечтательно думала она. Он может быть необыкновенно нежным, а через секунду… настоящим дикарем.
        Агостино неожиданно выпалил что-то грубое по-итальянски и резко выпрямился, пролив кофе. Он схватил телефонную трубку, набрал несколько цифр и гаркнул во весь голос:
        - Статья о Кимберли Вудс в колонке слухов… Кто автор? Вы завтра же напечатаете опровержение. С этого момента она перестанет для вас существовать… Да, и передайте вашему злобному писаке, чтобы он нашел себе другую жертву!
        Тридцать секунд спустя Агостино бросил трубку. Кимберли сидела с разинутым ртом. Агостино разложил так возмутившую его газету перед ней.
        - Вот что случилось, когда ты разгуливала по Парижу, - мрачно бросил он. - Ты ведь даже не заметила, что попала под объективы фотокамер?
        - Не заметила, - подтвердила Кимберли, потрясенная его способностью решать все проблемы. Она мельком взглянула на фото. - Неужели газета обратит внимание на твои претензии?
        - Я владелец этой газеты, - с усмешкой пояснил Агостино. - Только посмотри, что выдал этот чертов писака.
        Кимберли послушно прочла заметку о том, что слухи о связи Кимберли Вудс и Агостино Мангано полнейший абсурд. Но, похоже, у популярной актрисы появился очередной состоятельный дружок, по всей видимости женатый.
        - Кое в чем этот журналист прав. - Невольный смех сорвался с губ Кимберли.
        Агостино лишь сильнее сцепил руки.
        - Мне было совсем не до смеха.
        А она вдруг набралась смелости и спросила его о том, что волновало ее всю ночь.
        - Почему ты больше не сердишься на меня за то, что я вышла за тебя из-за завещания крестной?
        - На твоем месте я поступил бы так же. Я сам тебя спровоцировал, - с готовностью отозвался Агостино. - Но я не сдался, а просто успокоился. Знаешь, со временем это может стать весьма опасной привычкой…
        - Я больше не буду отвечать ударом на удар, - робко пообещала Кимберли.
        - А я больше не буду пытаться тебя переделать, - поклялся Агостино и огорошил ее внезапным решением: - Мы вернемся на остров, чтобы немного побыть вдвоем.


        - Ты действительно великолепно готовишь, - заметил Агостино, когда Кимберли закрыла пустую корзину для пикника.
        Она улыбнулась. От него и правда не знаешь, чего ожидать. Человек, имеющий сотни слуг, который может позволить себе любое блюдо в шикарном ресторане, вдруг приходит в восторг от домашней кухни. Похоже, ни одна женщина не пыталась для него готовить. Если бы она даже просто очистила яйцо, он непременно возвел бы ее в ранг гениального повара.
        - Ты могла бы стать прекрасной женой какому-нибудь везучему парню, - лениво протянул Агостино.
        Кимберли шутливо ткнула его кулаком в бок. Бронзовый под лучами палящего солнца, он выглядел невероятно мужественным и привлекательным. Она смотрела на него, не в силах отвести глаза. У нее вдруг перехватило дыхание. Агостино провел ладонью по ее спутанным волосам, и Кимберли оказалась в плену его рук.
        Черные глаза вновь приковали к себе ее внимание.
        - Скажи, ты когда-нибудь доверяла хоть одному мужчине?
        - Нет, - с трудом выговорила она.
        - Я чувствую себя как обвиняемый. Мы женаты. Ты не носишь кольца. Не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал о нашем браке, - сказал Агостино. - Признаю, я сам предложил условия и ты платишь мне той же монетой. Сожалею, что причинил тебе боль, но все же пора двигаться вперед.
        Взгляд Кимберли выдавал ее волнение.
        - Я еще к этому не готова.
        - Спасибо за откровенность. - Объятия мужчины резко разомкнулись, он поднялся и пошел к морю.
        Борясь с внезапно подступившим страхом и отчаянным желанием побежать вслед за ним, Кимберли крепко обхватила колени руками и уставилась на сверкающую синеву моря. Первая ссора, с тех пор как они покинули Лондон. Кимберли никак не могла избавиться от мысли, что для Агостино она лишь временное увлечение и ей не удастся сохранить брак. Она появится в обществе в качестве его жены, а через несколько месяцев позорно исчезнет, наскучив ему…
        Хотя, сказать по справедливости, Агостино не выказывал ни малейшего желания расстаться с ней. Наоборот, при каждом удобном случае подчеркивал, что помимо красоты в ней есть нечто такое, чего до сих пор не смог понять ни один мужчина.
        Вчера он летал в Палермо по делам. За этот день она получила три роскошных букета белых роз, которые так любила. И в каждом лежала маленькая записка. «Скучаю по тебе». «Очень скучаю по тебе». «Скучаю по тебе еще сильнее». Восхитительно. И так необычно. Особенно для человека, не склонного к сентиментальности.
        За последние десять дней Агостино доказал, как она ошибалась, насаждая его самыми оскорбительными эпитетами.
        Кимберли нашла Агостино на открытой террасе. Она замерла в дверях, сердце билось учащенно.
        - Я доверяю тебе, - твердо произнесла она, в ее глазах появился лихорадочный блеск.
        Поначалу Агостино, казалось, даже не понял ее, а потом издал сдавленный стон. Шагнув к Кимберли, он одним движением притянул ее к себе.
        - О Боже… Не смотри на меня так, любовь моя, - хрипло прошептал он. - Забудь о том разговоре. Я слишком нетерпелив.
        - Ты мне нравишься таким, какой есть.
        - Возможно, это и будет правдой… когда-нибудь. - С последними словами он приник к ее губам.
        Она была порабощена, безнадежно порабощена. В тот миг, когда он коснулся ее, она позволила потоку чувств вырваться наконец на свободу.
        С жаром, с чувственной настойчивостью терзая губы Кимберли, Агостино сорвал с нее верхнюю часть купальника. Ее грудь, едва освободившись, попала в плен его горячих ладоней. Она услышала, как он застонал от наслаждения. Его пальцы заскользили по чувствительным розовым бутончикам. От волнения Кимберли едва могла дышать.
        - Обожаю тебя, - хрипло прошептал Агостино и вновь поцеловал ее, на этот раз медленно. - Ты когда-нибудь была влюблена? - спросил вдруг Агостино.
        Не готовая к серьезному разговору, Кимберли растерянно улыбнулась.
        - Да. - Она опустила ресницы. - Но он не любил меня… А ты, думаю, влюблялся не раз?
        - Ошибаешься, лишь однажды… Я оказался жертвой феминистки с непомерными требованиями к спутнику жизни. Она считала меня отличным любовником, но этого оказалось недостаточно.
        - Дура! - без колебаний заявила Кимберли, возмущенная тем, что он любил другую и эта другая не оценила оказанной ей чести. Да, Агостино может заставить женщину сходить с ума от желания, но ведь он способен на несоизмеримо большее, гневно думала она.
        Черные глаза обескураживали своей проницательностью.
        - Она вовсе не дура… Но что я слышу! Ревность?
        - Я не ревнива, - солгала Кимберли и осыпала его лицо поцелуями, призывая вернуться к действительности…


        По пути в Лондон Кимберли рассматривала обручальное кольцо, вновь сверкающее на ее пальце. Новое, платиновое, оно все было в россыпи изумрудов и бриллиантов.
        Агостино почему-то никогда не говорил о детях… Никогда не давал понять, что она прочно и надолго вошла в его жизнь, горько подумала Кимберли. Может быть, он не хочет иметь детей от нее. Скорей всего. Он не станет так рисковать.
        В аэропорту они расстались. Агостино направился в свой офис, а Кимберли - в его апартаменты, свое новое жилище. Едва переведя дух, она кинулась в гардеробную и принялась искать свой список в карманах его шикарных пиджаков. Она обнаружила не меньше дюжины смокингов, но карманы были пусты. Наверное, листки просто выкинули, в конце концов решила она.
        Агостино позвонил около полудня.
        - У меня кое-какие дела. Судя по всему, задержусь допоздна, - предупредил он.
        Кимберли почему-то встревожил этот разговор. Наверное, он соскучился по родственникам…
        Она и представить себе не могла, что будет так тосковать в ту ночь. Она ждала: вот-вот он окажется рядом, но время шло и ничто не нарушало ее одиночества.
        К завтраку на столе красовался огромный букет белых роз. «Очень скучаю по тебе», - гласила записка. Кимберли счастливо улыбнулась. И тут зазвонил телефон.
        - Спасибо за цветы, - поблагодарила она. Никто, кроме Агостино, не знал этого номера. - Где ты?
        - В офисе. Я уезжал из города прошлой ночью. Было слишком поздно возвращаться, а - будить тебя телефонным звонком не хотелось.
        - В следующий раз позвони, - попросила Кимберли.
        - Что на тебе сейчас, любовь моя? - хрипло спросил Агостино.
        Кимберли вздрогнула и сильнее прижала трубку к уху. Чувственный тон выбил ее из колеи.
        - Розовый костюм и туфли на шпильках, - прошептала она. - Мне не терпится все это снять.
        - Ну как можно сосредоточиться на делах, когда ты говоришь такие вещи? - взволнованно спросил Агостино. - Не уходи никуда. Я заеду в одиннадцать. У меня для тебя сюрприз.
        Кимберли взяла со столика газету и, как обычно, развернула колонку светских сплетен. Она сразу же увидела фотографию Агостино рядом с какой-то женщиной. Агостино доверительно держал ее за руку.
        Секунд десять Кимберли сидела, словно громом пораженная. Потом вдруг ей стало плохо. Патриция Корадо, известная певица…



        Глава 11


«Вопреки слухам о связи с актрисой Кимберли Вудс, итальянский миллионер Агостино Мангано, известный покоритель дамских сердец, был вчера вечером замечен в обществе великолепной актрисы Патриции Корадо. Неужели с Кимберли покончено и он вновь с Патрицией? Или этот любовный треугольник будет продолжаться вечно?»
        Прошлым вечером? О Небеса! Агостино был с другой женщиной! Кимберли не могла в это поверить. Она вновь и вновь перечитывала колонку и разглядывала ненавистное фото. Желудок болезненно сжался, и ей едва удалось добежать до ванной.
        Кимберли с трудом добралась до стола и уставилась на открытку, полученную с букетом. «Очень скучаю по тебе». Какая бесстыдная ложь. Похоже, если Агостино на пять минут исчезает из виду, ему уже нельзя доверять. А он пропадал целые сутки.
        Кимберли попросила охранника подогнать машину. Нет, она не будет ждать ни Агостино, ни его сюрприза. Она поедет к нему в офис.
        Сев в машину, она дрожащими пальцами повернула ключ зажигания. Он наверняка нервничает. Агостино уже, наверное, ознакомился со светской хроникой. И знает, что пойман на месте преступления. Он ей неверен. Он отсутствовал всю ночь. Целую ночь! Кимберли вздрогнула, мурашки побежали по коже. Почему? Ну почему? Она ни о чем больше не могла думать.
        Только сейчас Кимберли осознала, насколько сильно любит Агостино. Она доверяла ему на сто процентов. Почему она вдруг так безоговорочно поверила ему? Он ведь никогда не говорил о любви, не клялся в верности. Правда, он собирался опубликовать сообщение об их свадьбе. Зачем? Неужели это одна из мужских уловок, которые женщинам не дано понять? Или он восстает против перспективы посвятить жизнь ей одной?
        Охваченная гневом, Кимберли ворвалась в огромное здание корпорации Мангано. Не было ни одного человека, не обернувшегося ей вслед. Охрана даже не пыталась ее остановить.
        Агостино, должно быть, скрежещет зубами. Умея скрывать от светских сплетен личную жизнь, он полагает, что далек от разоблачения. Или специально напрашивается, чтобы его вывели на чистую воду? Похоже, у нее начинается паранойя.
        Секретарша в приемной уставилась на Кимберли во все глаза и даже приподнялась со стула.
        Кимберли, не задерживаясь ни на долю секунды, домчалась до кабинета Агостино, распахнула дверь и с шумом захлопнула ее за собой.
        Агостино стоял посреди комнаты, высокий, широкоплечий. На его бесстрастном лице выделялись лишь черные глаза.
        Боль, острая как нож, пронзила сердце Кимберли. Ничего, кроме гнева, нельзя было прочесть в его красивых чертах. Ни стыда, ни сожаления.
        - Прежде чем навсегда исчезнуть из твоей жизни, я хотела бы кое-что сказать…
        Агостино шагнул вперед и сделал успокаивающий жест.
        - Кимберли…
        - Не смей меня перебивать! - выкрикнула она. - И не произноси моего имени. Ты можешь остановить меня только силой! Когда я увидела фотографию, то не поверила своим глазам…
        - Отлично, - воскликнул Агостино. - Потому что и не должна верить всему, что видишь. Этот снимок был сделан агентом Патриции три месяца назад!
        - Я тебе не верю. - Кимберли тяжело дышала, сверля его глазами.
        - Тогда позвони моему адвокату. Я уже связался с ним. Я подам в суд на эту газетенку.
        У нее задрожали колени. Она прислонилась спиной к двери. Широко раскрытые зеленые глаза наполнились слезами.
        - Так ты… не был с Патрицией прошлой ночью?
        - Кимберли, я не встречался ни с одной женщиной, с тех пор как встретил тебя.
        Дрожь от колен передалась всему телу Кимберли.
        - Но я думала, ты встречался с ней…
        - Ты заблуждалась. Я даже не знаю, в Англии Патриция сейчас или нет. Кимберли, ты должна знать, что мне не нужны другие женщины, до тех пор пока ты со мной, - поклялся Агостино, взволнованно вглядываясь в ее потрясенное лицо. Он бросился к ней и, пробормотав что-то по-итальянски, сжал Кимберли в объятиях так сильно, что та едва могла вздохнуть. - Когда я понял, что ты могла увидеть ту фотографию, то пришел в ужас. Я не могу причинить тебе боль, любовь моя, и никому не позволю.
        Кимберли, поверившая этому страстному признанию, молча смотрела на него.
        Агостино неохотно отстранился и, встретившись с ее вопросительным взглядом, твердо произнес:
        - Мне нужно столько сказать тебе… Но есть человек, который давно хочет тебя увидеть. Жестоко заставлять его ждать. Твой отец и так очень волнуется.
        - Мой… отец? - потрясенно прошептала Кимберли. - Он здесь?
        - Я нанял частного детектива, чтобы найти его. Вчера я встречался с твоим отцом. Хотел привезти его к нам домой, чтобы сделать тебе сюрприз. - Агостино подвел жену к одному из кресел и бережно усадил ее, почувствовав, что сейчас как никогда она нуждается в его по вдержке. - Я пошлю за ним.
        Обессиленная Кимберли едва слышно спросила:
        - Только сначала скажи: отец просил у тебя денег?
        - Нет. Он изменился, Кимберли. Нашел работу и пытается устроить свою жизнь. - Агостино пожал плечами. - Но ему все время приходится бороться с желанием вернуться к старым привычкам.
        Глаза Кимберли заволокли слезы. Когда Гектор Вудс вошел в дверь, через которую только что исчез Агостино, Кимберли медленно поднялась. Отец постарел, волосы покрылись сединой, он заметно располнел. Он всегда так небрежно к себе относился.
        - Я не знал, стоит ли приезжать, после того что я сделал, - робко заговорил мистер Вудс. - Мне трудно смотреть тебе в глаза. Я всегда подводил тебя, но хуже всего поступил, когда оставил тебя одну расплачиваться за мою глупость.
        Кимберли подбежала к отцу и крепко обняла его.
        - Ты любил меня. Я всегда это знала. И это очень много для меня значило, - призналась она. - Ты сделал все, что смог.
        - Я едва не скатился на самое дно, когда
        понял, что тебе пришлось связаться со старым мерзавцем Бартлеттом. - Гектор Вудс с горечью покачал головой. - У меня не было выбора, потому что я уже втянул тебя в это. И я сбежал от тебя, от всех. Все, ради чего я жил, это игра…
        Кимберли взяла его за руку.
        - Агостино говорит, ты нашел работу? - спросила она.
        Последний год он работал продавцом в крупной кондитерской. Вот уже восемнадцать месяцев он не возвращался к игре. И посещал еженедельные встречи бывших игроков.
        Кимберли рассказала ему, что коттедж освободился. Отец удивленно нахмурился, а потом улыбнулся. И робко сообщил, что встретил женщину, на которой собирается жениться. Он продал бы коттедж и присмотрел бы себе небольшой дом. У Джины есть кое-какие сбережения, пояснил Вудс, но он слишком горд, чтобы ими воспользоваться.
        Ну наконец-то, дожив до седых волос, ее отец стал мечтать о самых обычных вещах, с радостью подумала Кимберли. Разве не этого она всегда хотела? Отец нуждался в прощении, а ей не терпелось забыть горестные воспоминания. И пока Кимберли говорила с отцом, в ней росло чувство благодарности Агостино за их удивительное примирение. Гектор начал новую жизнь, и она от всей души желала ему счастья.
        - Тебе повезло с Агостино, - сказал отец на прощание. - Хотя мне лучше держаться от него подальше.
        Когда Агостино вернулся, Кимберли стирала слезы с глаз. Она не решалась взглянуть на него.
        - Это было ужасное утро, но я очень благодарна тебе за то, что ты нашел отца. С моих плеч свалился огромный груз. Скажи, ты устроил бы нашу встречу, если бы он продолжал прежний образ жизни?
        Краешком глаза она заметила, что Агостино не двинулся с места.
        - Сначала я попытался бы помочь ему, - признался он. - Да он вряд ли приехал бы, если бы не выбрался из этой ямы.
        Агостино обнял жену за талию и повел к двери.
        - Нам нужно успеть на вертолет.
        - Куда мы едем?
        - Сюрприз…
        - Я думала, сюрприз - это встреча с папой.
        - Это лишь часть сюрприза.
        Через несколько минут они уже были на крыше, где их ждал вертолет. В течение всего полета Агостино держал руку Кимберли в своей руке.
        Вертолет приземлился на небольшой зеленой лужайке. Кимберли огляделась по сторонам. И от изумления едва не лишилась дара речи. В сотне ярдов от них расположилось великолепное поместье, окруженное сверкающим морем роскошных машин.
        - Где мы? Что происходит?
        - Я тебе как-то говорил, что у меня есть дом в провинции. - Агостино улыбнулся своей дьявольской улыбкой. - Добро пожаловать на собственную свадьбу, миссис Мангано…
        - Что? - с трудом выговорила Кимберли.
        - Моим друзьям и родственникам не терпится встретиться с тобой, - спокойно продолжил он. - Я пригласил их на ланч, и это значит, что к ужину они уже уедут. Две недели назад я отказался от официального объявления о свадьбе только потому, что не имел ни малейшего желания делить тебя ни с кем. Я хотел, чтобы ты была только моей…
        - Все твои родственники… друзья…
        - Кимберли, этот маленький праздник готовился еще две недели назад. Приглашения были разосланы, когда мы летели в Италию. - Он поколебался и добавил: - Я приглашал твоего отца, но он отказался.
        Кимберли кивнула. Интересно, рассеянно подумала она, почему они так медленно идут к дому.
        - Значит, вчера ты ездил к папе?
        - Я встречался с ним. Это заняло несколько часов. А потом вернулся сюда. Хотел убедиться, что для торжества все готово. - Агостино замедлил шаг и остановился. - Кимберли, я хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя и горжусь своим чувством… И намерен объявить об этом во всеуслышание.
        Даже в самых сокровенных мечтах Кимберли и не помышляла, что Агостино произнесет эти слова.
        - Ты любишь меня? - слабо прошептала она.
        - Ты должна была догадаться! - взволнованно произнес он. - Столько раз я пытался показать, как ты дорога мне!
        Кимберли смотрела на него сияющими от счастья глазами.
        - Агостино, зачем ты так долго мучил меня?
        - Ты была не готова это услышать. Твое мнение обо мне было весьма невысоким… И, позволь заметить, ни один мужчина не смог бы прочесть твой список обвинений с большим самообладанием, чем я! - заявил Агостино.
        Кимберли пришла в ужас.
        - Ты нашел мой список?..
        - Как ты могла так думать обо мне?
        - Там не было имени, но раз ты узнал некоторые черты… - Кимберли умолкла и испуганно заглянула в глаза мужа. - Агостино, ты все время был так спокоен, а ведь это должно было взбесить тебя…
        - Я использовал этот реестр как ориентир. Хотел убедить тебя, что я совсем не такой, каким ты меня представляешь.
        - И преуспел в этом, - признала она. Агостино со стоном прижал ее к себе и поцеловал со страстью. Кимберли с готовностью признала свое поражение и крепко обняла мужа, опустив золотоволосую голову на его широкое плечо. Она едва смогла перевести дыхание.
        - Дорогой, какая я была дура, когда думала, что ты прекрасный любовник, и только… - Кимберли улыбнулась.
        - Вот так сюрприз! Жена заявляет, что предпочла бы быть любовницей…
        - После того как ей сказали, что она совершенна именно в этой роли…
        - Лучшая жена, лучшая любовница… Ты - любовь всей моей жизни, - страстно произнес Агостино. - И зачем, черт возьми, я назначил прием именно на сегодня?
        Кимберли обвела взглядом шикарные автомобили, стоящие у дома. В окна выглядывало множество лиц. Но она не чувствовала смущения. Она гордо выпрямила спину. Агостино любит ее. Кимберли словно выросла на десять футов. Она не смогла бы объяснить ему, как много для нее значат эти слова.
        - Я тоже люблю тебя, - призналась Кимберли, когда они остановились у парадного входа. - Я испытывала неудержимое влечение к тебе задолго до того, как написала злополучный список.
        На лице Агостино светилась счастливая улыбка. Их глаза встретились и засияли еще ярче.
        - Позвольте представить вам мою жену, - объявил Агостино несколько минут спустя с такой гордостью, что Кимберли почувствовала, как глаза ее наполняются слезами.
        Гости столпились в холле, наперебой поздравляя новобрачных. Кимберли знакомилась с многочисленными тетушками и дядюшками, кузенами и кузинами Агостино, даже, не пытаясь запомнить их имена.
        В толпе гостей Кимберли заметила Лорен. Она с восторгом бросилась к подруге.
        - И как ты себя чувствуешь? - спросила Лорен, расцеловав новобрачную.
        - Просто фантастика! - воскликнула Кимберли. - Так восхитительно, так неожиданно, так…
        - Неправдоподобно, - вмешался Агостино.
        - Нет. Именно сейчас я поняла, как сильно тебя люблю. И знаю, что любима.
        - Я ведь говорила, что этот человек к тебе неравнодушен, помнишь? - улыбнулась Лорен.
        Официанты в униформе со знанием дела обслуживали огромный буфет, сервированный в центральном зале. Кимберли маленькими глотками пила шампанское и наслаждалась обществом Агостино, чья рука уверенно обнимала ее за талию.
        Когда заиграла музыка, молодожены, следуя старой традиции, первыми закружились в танце. Сегодня Кимберли могла целый день оставаться в объятиях любимого. Это было удивительное ощущение. Обвившись вокруг него, подобно виноградной лозе, она с наслаждением вдыхала знакомый аромат его тела и сгорала от желания.
        - Никто не собирается уезжать? - то и дело спрашивала она.
        Наконец гости неохотно потянулись к выходу. Хозяева проводили последнего гостя до машины, а потом рука об руку неторопливо поднялись наверх.
        - Когда ты понял, что любишь меня? - робко спросила Кимберли.
        - Когда ты сбежала из Лондона и лишила меня возможности видеть тебя.
        - Но ты не был готов признать это…
        - Даже под пытками я не сознался бы в собственной уязвимости… А вот и наша спальня. - Агостино широко распахнул заветную дверь.
        - Как замечательно звучит «наша», - заворожено произнесла она. - Я все еще не могу поверить, что ты любишь меня…
        - Тебе бы не пришлось ждать так долго, если бы ты вела себя иначе на острове. - Агостино нежно взял в ладони ее лицо. - Я готов был в этом признаться. С тех пор как я понял, что заблуждался, я почувствовал себя мерзавцем. Я надеялся вымолить прощение, а ты…
        - Рассказала о завещании крестной… - Кимберли взглянула в любимые глаза и улыбнулась. - Рано или поздно пришлось бы рассказать. А мне так хотелось сохранить лицо. Больше всего на свете я боялась, что ты поймешь, как сильно я тебя люблю…
        - Дорогая.
        - Я - любовь всей твоей жизни, - шутливо напомнила она, развязывая узел его галстука. Через секунду за галстуком последовал пиджак. - А ты - моей.
        Агостино бережно опустил ее на огромную кровать. В его глазах зажегся золотистый огонь, растворившийся в мерцании ее прекрасных зеленых глаз…



        Эпилог

        Кимберли разбудило яркое утреннее солнце. Она сладко потянулась в постели, стараясь не разбудить мужа. В ту же секунду Агостино открыл глаза.
        - С добрым утром, любимая, - сказал он бодрым голосом.
        Эти простые слова прозвучали, словно волшебная музыка, и Кимберли нежно поцеловала мужа в ответ на приветствие.
        - Если ты собираешься спать до полудня, то рискуешь остаться вдовой. Вот уже несколько часов я мучительно борюсь с собой, жалея будить тебя. Думаю, это сродни подвигу Геракла. - Он обнял жену и поцеловал пульсирующую ямку у основания шеи. - Ты роскошная женщина…
        Кимберли нежно погладила его покрытую густыми черными волосами грудь.
        - Сколько у нас будет детей? - с шутливой деловитостью спросила она.
        Он восторженно улыбнулся, и это заставило ее сердце учащенно забиться.
        - Ты хочешь от меня ребенка?
        Кимберли уверенно кивнула.
        - Точно могу сказать насчет троих. Двух мальчиков и девочки. Что касается большего, это будет зависеть от твоей карьеры.
        - Карьеры? Но ты же настаивал на том, чтобы я прекратила сниматься. Я звонила в агентство и разорвала контракт… - Кимберли растерянно смолкла.
        - Я был ослеплен ревностью. А сейчас так горжусь своей красавицей женой, ее умом и талантом! И хочу, чтобы все знали об этом. Ты прекрасная актриса и должна сниматься. Уверен, тебя ждет головокружительный успех. Главные роли в фильмах лучших режиссеров с мировыми именами. Я мечтаю о том дне, когда, затаив дыхание, буду ждать оглашения премии «Золотая пальмовая ветвь» на звание лучшей актрисы года. А через несколько мгновений зал взорвется восторженными аплодисментами в честь победительницы. И я буду знать, что твоя ослепительная улыбка, приводящая в восторг толпы поклонников, подарена мне одному.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к