Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Майклз Кейси: " Какая Еще Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Какая еще любовь? Кейси Майклз


        # Миллионерши ни на что не способны? Вы просто не знаете настоящих миллионерш! Особенно тех, которым приходится работать, чтобы пользоваться собственным состоянием. Молли Эпплгейт все по плечу. Разносить коктейли в казино, быть поющей официанткой на роликах в придорожном кафе, выгуливать собак слишком занятых хозяев, писать статьи в газету, замещать любимую кузину в детском центре. Нет ничего, с чем она не сумеет справиться. Она может даже на две недели стать няней для двоих восхитительно ужасных детей. А еще спасти мимоходом любовь двух актеров и карьеру бродвейской дивы, перевернуть вверх тормашками устоявшуюся жизнь знаменитого продюсера, влюбиться и… Стать самой счастливой на свете.
        Пронизанный искрометным юмором, яркий, чувственный и неизменно трогательный роман Кейси Майклз «Какая еще любовь?» - впервые на русском языке.

        Кейси Майклз
        Какая еще любовь?

        Просто разговор.
        - С сухими волосами ты мне больше нравишься.
        - Да ну? Сейчас мне, наверное, надо сказать: «Прошу вас, Доминик, мы же еще совсем друг друга не знаем».
        - Наверно. А может, обойдемся без этого? Если ты не против. Ты уже поняла, что я в тебя по уши втрескался?
        Молли улыбнулась.
        - В какой-то степени.
        - И как же ты догадалась? Потому что сводишь с ума любого, кто тебе встретится? И давно к этому привыкла?
        - Да нет же, балда, - она провела кончиками пальцев по его щеке. - То есть привыкнуть-то я привыкла. Просто меня свести с ума гораздо сложнее.
        Он склонился к ней.
        - Но мне это удалось?
        - Да, - выдохнула Молли, глядя в его выразительные карие глаза. - Тебе это удалось.

        Забудьте о правилах - и ваш ум будет спокоен.

    Джордж Эйд



        Глава 1

        Напрасно надрывался в музыкальном центре любовный дуэт, главный хит его нового мюзикла «Мари». Напрасно ревел мотор черного «Ламборгини». Напрасно мелькали за стеклами роскошные до невозможности вирджинские пейзажи - любоваться ими было некому. Доминик Лонгстрит ничего не замечал.
        У Доминика Лонгстрита было важное дело. Цель, пункт назначения - и чертовски важное дело.
        Убить кое-кого.
        Конечно, не кого попало - Доминик крайне разборчивый человек. И жертву выбрал определенную.
        Молли Эпплгейт.
        Молли Эпплгейт? Тоже мне имечко, черт бы его подрал. Только во второй состав. Дочь соседа - толстуха и коротышка, за словом в карман не лезет, но целоваться не умеет. Правда, один неплохой номер в ее роли есть - только поэтому и отличишь от остальных.
        Что ж, если Молли Эпплгейт хотела спеть сольную партию - нет проблем, пусть поет. Свою лебединую партию - пока он не сцапает ее руками за горло, прямо под жирным подбородком, и не сдавит с такой силой, что…
        Стоп. Спокойно, Доминик, спокойно. Конечно, нельзя вот так примчаться и придушить эту идиотку. Сначала надо представиться, объяснить, в чем дело.
        А потом - душить.
        Он поудобнее перехватил руль одной рукой, а второй потянулся к пузырьку с таблетками. Снижают повышенную кислотность. Сразу две штуки.
        На въезде в Фэйрфакс была пробка, и ему пришлось затормозить - Доминик даже стукнул кулаком по рулю. Медленно продвигаясь среди скопления фургонов, он от нечего делать вспоминал телефонный разговор с этой женщиной. У Доминика всегда была превосходная память на реплики.
        - Детский центр «Беззаботное детство», с вами говорит Молли Эпплгейт. Чем мы вам можем помочь сегодня?
        Приятный голос. Мягкий, даже сексуальный. И тон такой доброжелательный.
        Чем помочь? Убраться вон из труппы.
        В общем, он быстро представился и объяснил, в чем дело. Дело в том, что его племянники Тони и Лиззи Лонгстрит в данный момент находятся в « Беззаботном детстве ».
        - Ах, Тони. Такой милый мальчуган.
        А про Лиззи ни слова. Ладно хоть врать ему не стала - и на том спасибо. Каждый, кто знаком с Лиззи, знал, что милее ее - только Гитлер.
        Его брат Энтони (продолжал Доминик) с супругой на время поручили ему своих детей. Доминик специально взял такой официальный тон - надеялся, что это лишний раз подтвердит, какой он заботливый и любящий дядя.
        Что ж, на три недели он - любящий, черт подери, дядя. На три вонючие недели любой может превратиться в любящего дядю. При условии, что поблизости есть хороший детский центр, а в доме постоянно проживает домработница, каждую минуту готовая броситься на помощь.
        Не сводя с дороги глаз, Доминик снова потянулся к таблеткам.
        Он объяснил, насколько важно, чтобы Тони и Лиззи провели ближайшие три недели в
«Беззаботном детстве». Он уже оплатил полную стоимость. А теперь выясняется, что этот дерьмовый центр… э… ваш центр закрывается на целых две недели.
        - Совершенно верно, мистер Лонгстрит, - пропела Молли Эпплгейт в ответ - нет, даже промурлыкала, чтоб ей сдохнуть! - Центр будет закрыт до двадцать второго июля. Честно говоря, мы все здесь мечтаем устроить себе маленькие каникулы.
        Устроить каникулы. Подожди, я тебе устрою!
        Он скрипнул зубами. Усилием воли взял себя в руки. И ответил, что лично его двухнедельный перерыв в работе центра не устраивает. Его может устроить только одно: чтобы на ближайшие две недели малыш Тони и непоседа Лиззи были надежно упрятаны в «Беззаботное детство» - ежедневно, с восьми до пяти, включая выходные.
        - Представляю, как вы разочарованы, - брякнула эта ведьма и расхохоталась. Расхохоталась. От злости Доминик готов был влезть в телефонную трубку, проползти к Молли по телефонным проводам и сию секунду связать ее этими самыми проводами.
        Так что он швырнул врубку на рычаг и выхватил из кармана ключи от машины - пусть мечта поскорее станет реальностью.
        Посасывая таблетку, Доминик скривился. Что за негодяй придумал этот мерзкий банановый вкус? Какой-нибудь отпетый садюга. Или хуже - женщина вроде Молли Эпплгейт.
        У него свои планы, черт подери! И в эти планы не входит вставать на четвереньки и с ржанием везти маленького ковбоя Тони в сад, чтобы он мог сделать пи-пи в свои любимые кусты. Не входили в них и репетиции в обществе Лиззи: в прошлый раз эта сопля ухитрилась стащить где-то мегафон и орала в него указания актерам. А потом в этот же мегафон умоляла устроить ей прослушивание.
        Это брат во всем виноват. Он влюбился, женился и произвел на свет двух детишек - и все для того, чтобы спихнуть их ему на руки, а самому укатить на три недели на Греческие острова. Хорошо, день ты любуешься безрукими статуями, ну два дня. Но торчать там три недели?
        И как он только согласился присмотреть за детьми? Как могли Энтони и Элизабет расстаться с ними? Что это за родители, которые, не моргнув глазом, оставляют своих детей такому человеку, как Доминик Лонгстрит? Полные придурки? Надо было сразу отказаться.
        Доминик осторожно припарковал «Ламборгини» на месте, с которого за минуту до этого отъехал темно-зеленый фургон: трехместное заднее сиденье. А еще говорят о проблеме перенаселения. Чему тут удивляться - некоторые плодятся, как кролики. Таких надо дополнительным налогом облагать.
        Он вышел из машины. Мимо торопливо прошла утомленная женщина - правой рукой она держала под мышкой одного карапуза, левой тащила за собой другого, постарше. Не успел Доминик и глазом моргнуть, как тот, что постарше, проехался перемазанной в арахисовом масле ладошкой по бамперу его «Ламборгини».
        Кровь застучала у Доминика в висках.
        Он огляделся. На стоянке по машинам рассаживались не меньше миллиона детей всех мыслимых цветов и размеров. При этом каждый орал во всю глотку. У каждого на голове была повязана красно-бело-синяя лента. Каждый пялился на «Ламборгини» с откровенным намерением поиграть в «машинку». Доминику вдруг захотелось вскочить на крышу своей малютки, распластаться по ней, закрывая автомобиль своим телом.
        Мамы не обратили на Доминика ни малейшего внимания - лишнее доказательство того, как сильно меняются у женщин приоритеты после рождения ребенка. Подумать только, те самые женщины, которые с утра до ночи мечтали только о бриллиантовых украшениях, что он им подарит, вышли замуж, обзавелись детьми и стали другими. Бриллианты? Плевали они на них. «Я покажу тебе рисунки моего Тимоти, целых сорок штук, до чего же он смышленый мальчик, правда? Ник, ты обязательно должен жениться. Это перевернет всю твою жизнь, поверь мне».
        Он машинально потер замученный изжогой живот. Как будто его жизнь необходимо переворачивать!
        Тридцать восемь лет, сказочно богат, таких денег его бухгалтеру не привидится даже в самых разнузданных мечтах. Четыре премии «Тони» [«Тони» - высшая награда за достижения в области театрального искусства, аналогичная по значению «Оскару» в области кино и «Эмми» в области телевидения. - Здесь и далее прим. переводчика.] за четыре мюзикла - все четыре для Бродвея, все четыре до сих пор смотрят по всему миру, а последний по-прежнему идет на Манхэттене.
        Загородное поместье: особняк, лошади, закрытый бассейн, открытый бассейн, домашний театр и дом для гостей. Квартира в «Дакоте» [«Дакота» - престижный дом возле Центрального парка, в числе жильцов были Леонард Бернстейн и Джон Леннон.] на Манхэттене. Шале в Швейцарии, в Вэйле - собственный «лыжный» домик. Недавно он начал переговоры о приобретении особняка в Англии. Да, еще ранчо в Калифорнии, которое он уже приобрел.
        Он работал, как вол. А после работы ни в чем себе не отказывал.
        При такой жизни только жены и детей не хватало. Прямо как телевидению - еще одного ток-шоу.
        - Неплохая тачка.
        Доминик обернулся, ожидая увидеть еще одну растрепанную мамашу с липким ребенком на буксире. Но вместо этого увидел ноги.
        Господи. Вот это ноги.
        Длинные, стройные - длиннее и стройнее чисто физически уже быть не может. Округлые и гладкие, как в самом сладком сне. Ноги начинались с изящных ступней в босоножках на высокой пробковой подошве и со множеством ремешков и заканчивались где-то за отворотами белых шорт. Шорты были как раз такой длины, чтобы не привлекать особого внимания полиции нравов. При виде этих ног Бетти Грэйбл и Энн-Маргрет сразу померли бы от зависти, а карьера «Рокитиз» [Бетти Грэйбл (1916 - 1973) - американская актриса, застраховала свои ноги на 1 миллион долларов. Энн-Маргрет (р. 1941) - певица, актриса, танцовщица, секс-символ Америки 1960-х гг. «Рокитиз» - труппа танцовщиц Нью-йоркского мюзик-холла.] пошла прахом.
        Ноги присоединялись к телу, прикрытому уже упомянутыми шортами и красно-бело-синей полосатой рубашкой, концы которой были небрежно связаны в узел на плоском, подтянутом животе. Окажись на месте Доминика обычный среднестатистический мужчина, он бы уже рухнул на колени с воплем: «Благодарю тебя, господи!»
        - Я говорю, отличный автомобиль. Зад отличный, но это вы наверняка и сами знаете.
        Ладно, посмотрим, что там выше. Чтобы получить цельное представление.
        Ох, е-мое.
        Темно-рыжие волосы и молочно-белая кожа. Нежно-голубые глаза размером с четвертак, только не такие круглые. Их внешние уголки чуть приподняты, с каким-то почти бесовским изгибом. Глаза настоящей колдуньи. Крупный рот, полные губы - от таких и у евнуха сон пропадет.
        Соберем все вместе и… мда-а, кажется, Доминик забыл, зачем он здесь.
        - Дядя Ник! Дядя Ник! Я был раненый барабанщик и шагал рядом с флагом, а Дилан Симмонс играл на флейте, у него была повязка на одном глазу, и он шел-шел и врезался прямо в стену, ему поэтому разрешили оставить себе флейту, а я забрал барабан. Вот смотри!
        И начался сумасшедший дом… Иначе говоря, малыш Тони промаршировал прямо к Доминику, оглушительно колошматя при этом в небольшой барабан.
        Стоп. К Доминику начала возвращаться память. Он же приехал сюда, чтобы прикончить Молли Эпплгейт.
        - Простите, мисс, - сказал он, выхватывая из рук Тони барабанные палочки, - вы случайно не знаете, где находится кабинет мисс Эпплгейт?
        - Увы, - с улыбкой протянула рыжая.
        - Но… Это ведь она хозяйка этого центра?
        - Промах номер два, - сказала рыжая, улыбаясь еще шире. Бог ты мой, вот это зубы - ровные, белые. - Хозяйку зовут Джейни Престон, поэтому полностью центр называется
«Беззаботное детство Престон». Могли бы и сами догадаться.
        Доминик покорно проглотил язвительное замечание. Его охватило глупое чувство, что эта женщина способна с полпинка парировать любую его фразу.
        - Очень хорошо, - сказал он, стараясь сохранить логику действий, - но вы знаете, как пройти к ее кабинету?
        - Еще бы, - приветливо откликнулась рыжая. - Только не понимаю, что вам нужно, все равно ее в кабинете нет. Она уехала. Прикинулась репортером инкогнито и отправилась в Кейп-Мэй, это такое местечко, где отдыхают политики. В Нью-Джерси. Ну и наворотит она там дел. Не в Нью-Джерси, конечно, это я про шпионские репортажи. Имейте в виду, если в ближайшее время в федеральном правительстве разразится скандал, пусть все знают, что лично я тут ни при чем.
        У Доминика голова пошла кругом. Что за чушь она несет? А может, у нее не все дома? Хотя какая разница - при таких-то ногах?
        - Но вы… вы здесь работаете?
        - Здесь? Вы что, издеваетесь? Пусть мне лучше ногти вырвут. - Девушка наклонилась, чтобы поправить ремешок, обвивавший левую лодыжку. Когда она выпрямилась, скользнув кроваво-красным маникюром по своей длиннющей, роскошной ноге, оказалось, что память Доминика опять дала сбой.
        - Ты же здесь работаешь, Хали-Гали Молли! - Тони подпрыгивал, пытаясь заполучить обратно барабанные палочки. - Она моя воспитательница, дядя Ник. Она меня вчера научила, как правильно плеваться, чтобы слюни по подбородку не мазались.
        Подробности о плевках Доминик пропустил мимо ушей, главным в словах Тони было сейчас совсем другое. Нет-нет, к успехам племянника в искусстве плевания он не остался равнодушен. Особенно если учесть, что вчера вечером раз и навсегда запретил ему этим заниматься. Малыш Тони пил минералку и заодно расплевывал ее по всей веранде - как раз когда Доминик пытался серьезно поговорить с отчаянно икавшей Синарой об их проблемах.
        - Хали-Гали Молли? - переспросил он, в упор глядя на красотку, в мгновение ока превратившуюся для него из секс-бомбы в ядерные отходы, подлежавшие немедленной утилизации. - Так это вы Молли Эпплгейт?
        - В формальном смысле да, - ослепительно улыбнувшись, призналась Молли. - Но дело в том, что вам нужна та мисс Эпплгейт, что временно выполняла обязанности директора центра «Беззаботное детство», а такой должности не существует уже целых - ого - десять минут. Считайте, что мисс Эпплгейт здесь нет. Она снова стала собой и уже далеко отсюда, на полпути к Вашингтону, округ Колумбия, или принимает ванну с гидромассажем. А я просто проверяю, все ли готово к отъезду.
        Доминик пригладил волосы на макушке, как будто хотел проверить, на месте ли его голова. Голова-то была на месте, но толку от этого - чуть.
        - Слушайте, мисс Эпплгейт…
        - Молли, не забывайте, - перебила она. - Десять минут назад часы пробили пять тридцать дня, и я снова стала Молли. А мисс Эпплгейт куда-то вышла.
        - Прекратите, - приказал он, с размаху заехал себе по запястью барабанными палочками, чуть не заорал от боли, но, как и положено мужчине, сдержался. - Это вы здесь за все отвечаете, с вами я разговаривал по телефону, и это вы, черт дери, должны во всем разобраться. Я заплатил за три недели, а не за одну. А вы мне даже одной не отработали, потому что Четвертого июля центр был закрыт.
        - Я же не виновата в том, что это наш национальный праздник, - сказала она, по-прежнему широко улыбаясь.
        - Да? А вы знаете, что Лиззи собрала все фейерверки, пока никто не видел, выложила из них на газоне «SOS», а когда стемнело, подожгла? Какой-то кретин заметил их со своего самолета, позвонил 911, и мы еле отбились от команды спасателей, готовых выносить нас на руках из огня.
        - Пожалуйста, не ругайтесь при ребенке. Да, Лиззи… смышленая не по годам, это вы верно заметили, - в голосе Молли явно сквозила гордость за то, что натворила эта девчонка. - Пару часов назад она как раз залезла в компьютер Джейни, это моя двоюродная сестра. Может, у вас в машине найдется буксировочный трос, чтобы мы смогли ее оттуда вытащить?
        - Вы подпустили ее к компьютеру? Чем она там занимается? Взламывает базу данных Пентагона?
        - Вряд ли. Только не сегодня, - спокойно ответила Молли. Ее хладнокровие произвело на Доминика некоторое впечатление, но потом он вспомнил, что спокойно рядом с Лиззи себя мог чувствовать либо непобедимый герой, либо слабоумный. Плаща с надписью «Суперледи» на Молли не было.
        Парковка опустела. Теперь на ней остались только «Ламборгини» и новехонький
«Мерседес».
        - Ваш? - спросил Доминик. Он никак не мог понять, что за птица эта рыжая.
        - Мой, - сказала она. - Забит вещами под самую крышу и готов к отъезду. Если вы наконец-то поняли, что «Беззаботное детство» закрыто на каникулы и поделать с этим ничего нельзя, давайте заберем Лиззи и уедем. Вы, конечно, можете торчать здесь сколько угодно. Но на вашем месте я бы не стала заниматься такими глупостями.
        - Я заплатил за три недели, - повторил Доминик, не собираясь уступать ни цента.
        - Уверена, Джейни с удовольствием вернет вам всю необходимую сумму, мистер… постойте-ка. Значит, вы - их дядя, так? Я раньше как-то не обратила внимания. Ванна с гидромассажем очень отвлекает. Ваша фамилия тоже Лонгстрит?
        - Да, но это не имеет никакого отношения к…
        - И Тони назвал вас дядя Ник? Николас Лонгстрит? Или… - Она хлопнула себя по щеке и вытаращила глаза. - Точно! Как я сразу не догадалась? Вы же Доминик Лонгстрит.
        - А вот и нет. - Доминик решил играть по ее правилам. - Я - дядя Ник. А теперь давайте наконец решим, кто будет присматривать за детьми.
        - А вот и да. Вы - Доминик Лонгстрит, и это вы написали те четыре знаменитых мюзикла с Бродвея. Я их все посмотрела по нескольку раз. А сейчас вы ставите что-нибудь? Кажется, я где-то читала, что вы работаете над новой вещью.
        - Работаю. Работал. То есть работаю, черт подери!
        - Тони, закрой ушки. У дяди Ника снова вырвалось плохое слово, - и Молли закрыла руками свои уши.
        - Какое? Которое ты сказала, когда Дилан врезался в стену и заплакал?
        - Я думала, ты не расслышал. А ну-ка ладони к ушам, живо, - скомандовала Молли. Доминик заметил, как ее щеки заливает краска. Но длилось это недолго. Она опустила руки и снова с улыбкой уставилась на него.
        Малыш Тони, прижимая ладони к ушам, принялся приплясывать, аккомпанируя себе мычаньем.
        - Угадали! - У Доминика возникло чувство, словно он долго плутал по лабиринту, нашел выход и вдруг снова оказался в самом начале. - Точнее не бывает. Я работаю. Мне некогда заниматься детьми.
        - А над чем вы работаете?
        - Изучаю канализацию. Стать сантехником - моя мечта с детства, - почти прорычал Доминик. - Какого чер… то есть что тут может быть непонятного? У меня сейчас в гостях исполнительница главной роли и композитор. Дети мне не нужны.
        Молли примирительно подняла ладони кверху.
        - Дайте подумать… Я приведу Лиззи, мы все обсудим и что-нибудь придумаем.
        - Хорошо, но только… - слова замерли у него на губах: Молли уже повернулась к нему спиной. Походка у нее была, как у супермодели на подиуме: она неторопливо вышагивала на трехдюймовых каблуках, виляя бедрами и демонстрируя все прелести своей фигуры (вид сзади). Доминик подумал, что надо бы отлепить ладошки Тони от ушей и переместить их на глаза. Восемь лет - слишком нежный возраст для такого зрелища. Мальчик на всю жизнь может остаться калекой. Пять минут спустя - Доминик успел разыскать в машине тряпку и стереть с бампера арахисовое масло, а Тони завывал примерно сорок шестой куплет песни про фиолетового динозаврика - Молли вернулась, держа Лиззи за руку.
        - Привет, дядя Ник. - Руки у Лиззи свободно болтались по бокам, точь-в-точь как у Молли, и походка у нее стала от бедра, как у Молли, и подбородок она держала высоко, по примеру Молли. У ребенка врожденный талант подражать. К тому моменту, когда ей исполнится восемнадцать, Энтони с Элизабет сбегут в дом престарелых.
        - Мы все придумали, - заявила Молли и взъерошила светлые волосы Лиззи. - Все равно мои вещи уже собраны и готовы к переезду, а в Вашингтоне никаких особых дел у меня нет. В смысле мне все равно, где принимать ванну с гидромассажем, а с местным стилистом я уже познакомилась.
        - Она позвонила в свою газету и уволилась, - пришла на помощь Лиззи. - Прямо так и сказала: «Я у вас больше не работаю», - она прищелкнула пальцами. - Наверное, они теперь рыдают от горя, да, Молли?
        - Еще как. - Молли выразительно вытаращила свои изумительные голубые глаза и стала похожа на неотразимую Люсиль Болл [Люсиль Болл (1911 - 1989) - американская комедийная актриса.] в молодости, чьи забавные гримаски были видны даже с последнего ряда балкона. - Они надеялись, что я уволюсь еще на прошлой неделе.
        - Любит - не любит - плюнет…
        - Тони, прекрати немедленно. - Доминик отодрал его ладони от ушей. Мальчишка рос послушным, он бы до окончания колледжа уши руками прикрывал, если ему не скомандовать «вольно». - Я же сказал, хватит петь. Садись в машину. И ты тоже, Лиззи.
        - В машину? Но ведь они там не поместятся. Такой автомобиль рассчитан на двоих.
        Доминик потер рукой свой терзаемый изжогой живот, чувствуя, что теперь до самой смерти обречен на отрыжку с банановым вкусом. Банановая отрыжка. Отрыжка. Рыжка. Ха! Рыжая отрыжка. Кажется, ему нехорошо. Кажется, он сходит с ума.
        - А что вас не устраивает, мисс Эпплгейт… Молли? - Вечер пятницы. Где, черт подери, он найдет еще один детский центр, чтобы отправить туда детей на выходные?
        - Доминик - можно мне вас так называть? - я считаю, что каждому ребенку полагается свой ремень безопасности. Поэтому вдвоем они ехать с вами не могут. Господи, разве вы еще не поняли, кто вам нужен, Доминик? Вам необходима профессиональная надсмотрщица… в смысле няня.
        - Бросьте издеваться, - сказал он. У него снова разболелась голова. Ясно, к чему она клонит.
        Уволилась. Багаж в машине. Почему бы не подработать няней.
        А потом окажется, что в школьной постановке «Южной Пасифики» [«Южная Пасифика» (1949) - мюзикл Оскара Хаммерстайна II и Ричарда Роджерса.] у нее была главная роль - и что она отлично бьет чечетку. Непрофессиональные актрисы. Они осаждали его, куда бы он ни поехал. Нет уж, спасибо! Даже ноги тебе не помогут.
        Так он ей и сказал. И в тот же момент понял, как ему необходима няня.
        - Значит, вот как мы поступим. Вы забирайте Тони, а Лиззи поедет со мной. Она мне уже говорила, что знает дорогу.
        - Вот здорово получилось, правда, дядя Ник? - Правая рука Лиззи лежала на бедре - потому что так сделала Молли. Как будто эта рыжая раздвоилась.
        - Лиззи, взгляни на него. Он потрясен. - Молли достала из кармана ключи от машины. - Он просто онемел. Пойдем, пора ехать.
        И они направились к «Мерседесу». Глядя на них, Доминик чувствовал, что должен возражать, и поактивнее, но в голове было пусто. А у Лиззи неплохо получается походка. Как любящий дядюшка, он обязан за эти две недели досконально изучить походку Молли Эпплгейт, чтобы при случае помочь племяннице советом.



        Глава 2


«Ни в коем случае не выпытывай у детей сведения о родителях и прочем», - гласило правило номер два миллиона с чем-то из огромного списка правил и обязанностей, который Джейни составила специально для сестры. Она надеялась, что Молли все-таки прочтет. Молли действительно кое-что прочла и даже упаковала список сегодня утром в один из чемоданов: оказалось, что он действует на нее гораздо лучше любого снотворного. Стоило прочитать пару строк, и она засыпала мертвым сном.
        Сначала Молли сама должна была отправиться на «интеллектуальный» курорт в качестве
«сопровождающей». «Сопровождающей» исключительно в платоническом смысле для тех гениев, которым расщепить атом проще, чем познакомиться с девушкой. Требовалось добыть для газеты пару сенсаций погорячее - о сенаторе Обри Харрисоне и его намерении стать президентом. Но потом Молли осенила идея - отправить вместо себя кузину.
        Вместе с Харрисоном собирался приехать один из «бывших» Молли. Как выяснилось, он приходился Харрисону племянником и теперь страстно Молли ненавидел - непонятно почему.
        Нужно было что-то срочно предпринять, как-то уладить дело. Если она раздобудет эксклюзив, ее не выгонят с работы. А испытательный срок в редакции вашингтонской газеты как раз подходил к концу.
        Своими соображениями она поделилась с Джейни - тогда все это действительно было важно для Молли. Правда, несколько минут назад она сама уволилась из редакции… но это мелочи. Пусть кузина хоть неделю поживет по-человечески, тем более что Джейни недавно перестала наконец прятать голову в песок и теперь наверняка отрывается по полной программе. По полной - потому что Молли отключила мобильный. Во-первых, незачем слушать постоянные отчеты о том, «как прошел день», во-вторых, чтобы развить в кузине самостоятельность.
        Джейни уже рассказала ей про своего «подопечного» - Джона Романовски, самого настоящего профессора из университета. Рассказала она и про остальных гостей (среди которых, между прочим, затесалась одна голливудская звезда). Она даже не поленилась пересказать последний сюжет теленовостей про Харрисона. Крошка оказалась на редкость способной.
        Солнце, песок, интересные люди, новая стрижка - разве можно это сравнивать с толпой чумазых малявок? Если как следует разобраться, это она сделала Джейни одолжение.
        Потому что это Молли снабдила Джейни новой одеждой и отправила на курорт. И пообещала присмотреть за «Беззаботным детством» те несколько дней, что оставались до начала летних каникул.
        Правда, Молли бросила кузину на произвол судьбы, как только та приехала в Кейп-Мэй, но это еще как посмотреть, должна же у нее быть своя голова на плечах. Ничего с ней не случится. К тому же Молли сдержала обещание и честно управляла
«Беззаботным детством», тот факт, что за эти несколько дней заведение не обанкротилось, должен привести Джейни в восторг.
        За все это время случилась только одна крупная неприятность. Если не считать того, что в первый же день отключилось электричество, а четырехлетнего Мейсона Фурбиша дважды застукали, когда он демонстрировал Эйприл Феддерман свой «фонтанчик». Но, кроме этого, все в порядке.
        Если бы не сотрудники Джейни, заварившие эту кашу с Лонгстритом. Перепутали время, на которое он хотел спровадить в «Беззаботное детство» племянников. Самое замечательное, что Молли не имела к этому никакого отношения. И тем не менее ради Джейни она великодушно решила расхлебать эту кашу, ближайшие две недели выполняя роль специалиста по детоводству.
        Девчонка что надо!
        Факт, что все познания Молли в вопросах обращения с детьми сводились к тому, что новорожденным полагаются розовые или голубые банты, детей кормят с ложечки, а
«Отверженные» - жутко грустная книга, не имел ровным счетом никакого значения. А Доминику Лонгстриту и подавно не стоит об этом знать.
        И потом, возню с его племянниками можно рассматривать как очередную работу, с этой точки зрения тоже все тип-топ. Чтобы иметь возможность пользоваться своим состоянием (а оно равнялось сумме, нулей в которой было больше, чем татуировок на теле рок-звезды), не меньше десяти месяцев в году Молли должна была работать. Или выйти замуж - но это уж слишком; ей и так неплохо живется.
        Ограничение, «в воспитательных целях» наложенное на наследство родителями-оптимистами (большую часть жизни не обращавшими на дочь никакого внимания), Молли сумела превратить в очередное развлечение. Безответственная, взбалмошная сорвиголова Молли Эпплгейт.
        По завещанию требовалось, чтобы она работала десять месяцев в году. Но про то, что эти десять месяцев она должна провести на одной и той же работе, ничего не говорилось. И теперь Молли резвилась на рабочем рынке, как дитя в песочнице.
        В год она успевала сменить от шести до восьми работ. За последние двенадцать месяцев она демонстрировала нижнее белье; рекламировала на телевидении компанию, занимавшуюся производством автомобильных покрышек; помогала одной старой перечнице печатать мемуары; нянчила младенца в Монако; работала официанткой на роликовых коньках («Принесет вам заказ и споет песенку»); разносила напитки в казино в Лас-Вегасе; выгуливала собак на Манхэттене. Это не считая газеты, из которой только что уволилась. Хотя там она была не репортером, а скорее курьером. Всеми обожаемым курьером.
        Может, кто-то назовет это взбалмошностью. Лично Молли предпочитала термин «смена впечатлений». И - развлечений.
        Первые несколько дней управлять детским центром было интересно. Она научила детей отбивать несложную чечетку; потом, пока не закончилась коричневая краска, все рисовали пальцами собственный вариант «Моны Лизы». Потом разучивали кувырок назад через голову. Дети прозвали ее Хали-Гали Молли.
        Вероятно, заботиться о детях надо как-то еще, но Молли отлично со всем справилась - спасибо сотрудникам Джейни и записочкам, которыми та обклеила все стены центра. Под каждым выключателем красовалась надпись: «Прежде чем уехать домой, убедись, что не забыла никого из детей в ванной ».
        Мысли Молли снова вернулись к «Правилам Джейни», особенно к тому, которое запрещало выведывать у детей сведения о родителях и прочем. «А зачем вообще нужны правила, если их не нарушать?» - сказала она себе. За свою жизнь Молли успела проучиться самое малое в двенадцати частных школах, и из всех ее выгнали со скандалом.
        - Расскажи-ка мне, детка, - сказала Молли, затормозив перед светофором, - про своего дядю Ника. Во всех подробностях.
        - Ага, самые подробные подробности. Суровые факты. Запросто, Молли. А что именно тебе нужно?
        Молли широко улыбнулась. Что за девчонка! Если бы они вместе росли и учились в одних и тех же школах, владели бы сейчас всем миром. Или отбывали срок в тюрьме.
        - Начнем с семейного статуса. Женат? Разведен? Закоренелый холостяк?
        - Нет, жены у него никогда не было, - сказала Лиззи. - Я слышала, мама однажды ночью говорила папе: это все оттого, что он такой бессовестный, эгоистичный ублю…
        - Ну, про это пока достаточно, - перебила ее Молли, стараясь не улыбаться. - Значит, убежденный холостяк. А как насчет подружки?
        Лиззи поерзала, поудобнее устраиваясь на сиденье.
        - Целая куча. То одна, то другая. Мама говорит, это все оттого, что он считает себя пупом зе…
        - Вот что, Лиззи, давай договоримся: ты сообщаешь только факты, без маминых комментариев, хорошо? Что-то мне подсказывает, я сама могу сообразить, что она говорила, а это как раз самое интересное, понимаешь?
        Лиззи пожала плечами.
        - Ладно. Значит, про Синару тебе не нужно?
        - Синара? Звезда Бродвея? Та самая Синара? Аи contraire, та cherie [Наоборот, моя дорогая (фр.).] . Валяй, куколка.
        - Мама говорит… ой, извини. Синара живет с нами в поместье. То есть «с нами», потому что у нас дом стоит рядом с домом дяди Ника, только на нашей земле. У нас десять акров. А у него целый миллион.
        - Позволь мне высказать смелое предположение. Думаю, твоя мама про это наверняка что-то говорила папе?
        - А разве мы не договаривались, что ее слова мне не нужно пересказывать?
        - Правила, моя сладкая, созданы для того, чтобы их нарушать - я про это недавно вспоминала. Даже мои правила. И потом, у тебя язычок так и чешется, верно?
        Лиззи выразительно вытаращила нахальные зеленые глаза.
        - Она сказала, что он компенсатор. Я посмотрела в словаре, что это значит, когда поняла, как это слово пишется. Если компенсатору не хватает чего-то, он вместо этого будет использовать другие вещи. Бедный дядечка Ник, наверно, ему многого не хватает. Иначе зачем ему столько домов и всего остального? Но я больше всех люблю этот.
        - Понятно, едем дальше. Что это за поместье? Название? И не забудь про то, как его называет твоя мама.
        - Ну, папа его называет «Наше поместье». Дядя Ник обычно говорит «вирджинская недвижимость». Он никогда ничего не называет по-своему. Мама называет дядину часть поместья «Его личный Версаль». А знаешь, как она называет его « Ламборгини » ?
        Молли улыбнулась.
        - Нет, кажется, я уже догадалась. Лучше расскажи, что там есть.
        - Ага. Дом. Сараи. Конюшня. Дорожки. Два бассейна, один снаружи, другой внутри. Театр. И еще «Вход воспрещен».
        Молли удивленно уставилась на Лиззи.
        - Что?
        - Дядя Ник так зовет свою студию, или кабинет, в общем, называй как хочешь. Видишь, все-таки иногда он придумывает названия. Ключи есть только у него, папы и дяди Тейлора. А для всех остальных «Вход воспрещен». В прошлом году он даже приписал «К тебе, Лиззи, это тоже относится». Мама говорит, что на будущий год он окопает студию рвом, а в ров напустит крокодилов.
        - Кажется, твоя мама начинает мне нравится.
        - Ты же ее не увидишь, ты что, забыла? Она уплыла на Гречневые острова, а когда она вернется, ты уже уедешь.
        - Греческие острова, Лиззи. Ты же знаешь.
        - Ну да, - протянула Лиззи. - Вовсе им не обязательно было уезжать. Мы с Тони не всегда себя плохо ведем.
        Как будто что-то укололо Молли в сердце. Ей захотелось обнять девочку, прижать к себе. Мать родила Молли, не успев снять платье от «Шанель» - до последней минуты не хотела уезжать с вечеринки. А как только ее выписали, родители бросили Молли одну и уехали, и потом бросали еще много раз, пока не разбились на самолете в горах Аргентины.
        Нет-нет, не думайте, они заботились о дочери. Сбагрили ее сначала во все по очереди частные школы, какие нашлись, а когда она училась в колледже, потому что ни одна частная школа уже не хотела ее принимать, - родителям Джейни. И потом, они же составили это дурацкое завещание, верно? Обеспечили детке будущее.
        Молли представила, как в стремительно теряющем высоту самолете папочка с мамочкой утешают друг друга: «Ничего, зато теперь Молли придется попотеть, чтобы получить наши денежки».
        - Твои родители часто уезжают? - спросила она.
        - Ага. Очень часто. Два года назад они не взяли нас с собой на похороны маминого дяди в Кентукки, а сами пробыли там целых три дня. И потом они все время уходят ужинать. Почти каждый вечер, когда мы в Нью-Йорке.
        У Молли отлегло от сердца.
        - Лиззи, когда для того, чтобы пересчитать дни, которые ты провела с родителями, тебе хватит пальцев на одной руке, обратись ко мне, я помогу тебе додать на них жалобу в суд. По-моему, твои родители - отличные ребята. Твой папа работает с дядей Ником?
        - Папа для него пишет. Дядя Ник - продюсер.
        - Эх, надо было мне программку внимательнее читать. Значит, твой папа пишет и музыку, и слова?
        - Только слова. Музыку пишет дядя Тейлор.
        - Точно, ты же про него говорила. Еще один брат?
        - Ты что, совсем глупая? Тейлор Карлайл. Это он просто попросил, чтобы мы его так называли. Он сейчас тоже в «Нашем поместье». И Синара, - Лиззи снова вытаращила глаза.
        - Интересно. Больше в «Вашем поместье» никого нет?
        - Мистер Кембридж. Ну, Дерек Кембридж. В новом шоу он будет играть главную мужскую роль, а Синара - главную женскую. Они там все репетируют, пока папа не знает.
        Лиззи показала на въезд в поместье, и «Мерседес» Молли свернул налево.
        - Ого, - вырвалось у нее. Они оказались на узкой дороге из щебня. По обеим сторонам тянулся белый забор в три ряда. - Это все принадлежит твоему дяде?
        - Почти угадала. Не забывай про наши десять акров. Но забор у нас общий. Ой, я забыла про Бетани Уайт! - поморщилась Лиззи. - Воображала. Потому что ей уже тринадцать, подумаешь. И потому что у нее волосы вьются. Тоже мне!
        - Наверное, тихая, скромная девочка?
        - Ну да, как же. Она же звезда. Ее мамаша про это только и трещит направо-налево. Две подлизы.
        - Позволь мне сделать еще одно смелое предположение. Бетани - юная звезда? А ее мамаша - бывшая актриса?
        - Никакая она не звезда. - Лиззи вцепилась руками в ремень безопасности. - Да я в десять раз лучше. Мама так говорит. Попробовали бы меня вместо нее.
        - Подружками вас не назовешь, правильно я понимаю? - сказала Молли и притормозила. В отдалении показался пологий холм, а на нем нечто, по размерам напоминающее небольшой дворец. - Твою ма… мочка родная, вы только посмотрите! Знаешь, Лиззи, твой дядя Ник отлично умеет компенсировать.
        Особняк был огромный, просто огромный. Весь из белого кирпича, вдоль фасада - терраса со множеством колонн. Рядом, ярдах в двухстах, стоял точно такой же дом, но поменьше. К едва видневшимся из-за деревьев гаражам, конюшням и прочим постройкам вели вымощенные дорожки. Перед главным домом стояли две тележки для гольфа.
        Размеры поместья наводили на мысль о том, что где-то поблизости находится стенд с картой и пометкой «Вы находитесь здесь».
        Молли подъехала к особняку и припарковалась возле «Ламборгини».
        - Наш дом лучше, - сказала Лиззи, расстегивая ремень безопасности. - Он тоже из белого кирпича, только некрашеный. Я тебе покажу все, что есть снаружи, но пока мама с папой не вернутся, вовнутрь мне нельзя. Приходится торчать здесь.
        - Ай-яй-яй, бедный ребенок. - Молли забросила на плечо ремень сумочки, вылезла из машины и внимательно посмотрела на дом. - Могу поспорить, здесь тебя держат на хлебе и воде. Ладно, пойдем поищем дядю Ника, пока он куда-нибудь не спрятался.
        Не успели они пройти и половины лестницы, ведущей к массивной входной двери, из-за угла дома вылетел Тони.
        - Приехали, приехали, приехали! - вопил он.
        - До чего неугомонный ребенок, - с неожиданными для ее одиннадцати лет взрослыми нотками в голосе сказала Лиззи.
        Молли покачала головой. Она отлично знала, каково это - притворяться гораздо старше, чем ты есть на самом деле.
        - Еще один тюремщик бедной Лиззи.
        - Точно тебе говорю. Он меня преследует, куда бы я ни пошла. Просто гадость.
        - Он тебя обожает. Ты для него - cтаршая сестра. Это же здорово.
        - Зря стараешься, Молли. - Лиззи выставила перед собой руки, чтобы Тони не врезался прямо в нее и не сшиб ее с ног. - Просто он ябеда. Ябедничает дяде Нику про все, что я делаю. Так ведь, ябеда?
        - Не-а, - Тони расплылся в невинной улыбке восьмилетнего мальчугана, застуканного с бейсбольной битой возле разбитого окна. Владелец окна потрясает перед его носом мячом, а мальчик горячо клянется, что даже не знает, что такое бейсбол.
        - Скажи Молли правду, малявка, - потребовала Лиззи.
        Тони снова улыбнулся, на этот раз Молли.
        - Он мне дает четвертак.
        Молли закусила губу, чтобы не улыбнуться.
        - О, здесь и собаки есть. Я раньше выгуливала собак на Манхэттене.
        - Зачем? - спросил Тони. Подбежавшие псы (один большой, один маленький) принялись с сопеньем их обнюхивать, при этом маленький бешено лаял.
        - Мне за это платили, - объяснила Молли. - Но меня хватило ровно на неделю. Представьте себе, каких размеров пакет с собачьими какашками приходится таскать, если выгуливаешь сразу шесть собак. Привет, ненаглядные, - она нагнулась, чтобы потрепать по голове большого пса.
        Далеко нагибаться ей не пришлось - пес был сенбернаром. Весил он не больше полутонны, и это означало, что он еще не вышел из щенячьего возраста.
        - Это Руфус. Он мой, - объявил Тони. - Мне его подарили на Рождество. А это Дуфус. Он Лиззин. Ей его тоже подарили на Рождество.
        - Привет, Дуфус, - поздоровалась Молли с черным карликовым пуделем. Тот грациозно вспрыгнул на широкую спину Руфуса. - Вы вдвоем - просто пара клоунов.
        - Дуфус хотя бы умеет танцевать на задних лапах и лает на чужих. Значит, он - сторожевой пес. - Лиззи взяла пуделя на руки и почесала ему шею. - А Руфус только ест, машет хвостом и везде какает. Дядя Ник не пускает его в дом.
        - А Дуфуса, значит, пускает? Так нечестно, - посочувствовала Молли громадной собаке, которая удобно пристроилась на ступеньках и навалила кучу.
        - Руфус любит сидеть на коленях, - сказал неожиданно появившийся рядом Доминик Лонгстрит. Все-таки есть в этом мужчине что-то неотразимое. Казалось, он всегда готов неотразимым пинком убрать с дороги любого, кто встанет у него на пути. - Вы когда-нибудь держали на коленях сенбернара, мисс Эпплгейт?
        - Молли. Нет, не приходилось. Но пару раз на меня пытались взгромоздиться большие тупые животные. Я обнаружила, что, стоит как следует наступить каблуками им на задние лапы, они тут же теряют к тебе всякий интерес. Итак, Доминик, где вы собираетесь меня разместить? Я люблю, когда в комнате по утрам солнечно.



        Глава 3

        Впервые рассматривать шагавшую прочь Молли Эпплгейт было поучительно. Во второй раз - приятно. Но теперь у Доминика возникло ощущение, что она каким-то образом ухитрилась пробраться в режиссеры, а ему досталась крошечная роль в последнем ряду массовки.
        - И куда, по-вашему, вы направляетесь, мисс… то есть Молли? - спросил он вслед поднимавшейся на крыльцо Молли.
        - Куда? В дом, разумеется, - бросила Молли через плечо. - Не знаю, как вы, а я просто умираю от голода. Надеюсь, ужин подадут скоро?
        - Да, минут через… постойте, я не про ужин. Вы что, не собираетесь помочь мне тащить ваши чемоданы?
        - Разумеется, собираюсь. Багажник я вам уже открыла, - она вытащила из кармана ключи и поболтала ими в воздухе. Потом повернулась и снова направилась к двери.
        И не успел Доминик сказать, куда именно ей следует засунуть свой багаж, Молли скрылась за дверью, оставив его в компании Руфуса и малыша Тони. Ладно, посмотрим, сколько у нее вещей.
        Доминик подошел к «Мерседесу», открыл багажник и мысленно выругался.
        Откуда у нее чемоданы от «Гуччи», он узнает потом, когда найдет того, кто дотащит все семь на третий этаж, в крыло прислуги.
        Хотя… дети живут на втором. Если эта женщина собирается нянчиться с его племянниками, логичнее разместить ее ближе к детям.
        Тут он увидел одного из помощников. Тот брел по дорожке, глядя под ноги, и насвистывал какую-то песенку.
        - Кевин, - окликнул его Доминик. - Не поможешь мне?
        - Конечно, мистер Доминик, - студент (театрального училища, как же иначе) рысцой бросился к нему. - Приехал еще кто-то из актеров?
        - Да уж, багажа здесь на четверых. - Доминик выволок из машины самый большой чемодан. - Нет, это не актеры. Главные роли уже собрались, я с ними репетирую.
        - И со мной, - раздуваясь от гордости, добавил Кевин. Когда Доминику понадобился чтец, Кевин вызвался подавать реплики за мелких персонажей. Да что там, когда Доминик спросил, сможет ли тот в нужный момент произнести пару строк, парень с такой скоростью рванул к театру, что чуть напополам не разорвался.
        Неужели Доминик в самом деле такой великодушный? Представьте себе, да.
        - Это вещи мисс Эпплгейт, она будет следить за тем, чтобы в ближайшие две недели Лиззи с Тони не путались у нас под ногами. Поможешь отнести их в комнату для гостей, которая рядом с детскими?
        - Конечно, мистер Доминик. - Кевин схватил один из чемоданов. - Ого, кирпичи там, что ли?
        - Нет, чугунные болванки, - пробормотал Доминик. Изнывая под тяжестью трех чемоданов, он медленно двинулся к дому. - Или золотые слитки. У такой женщины в чемодане может оказаться что угодно.
        Звонок к обеду прозвучал в тот момент, когда Кевин и Доминик втащили багаж Молли наверх и свалили посреди комнаты для гостей.
        Есть хотелось. Правда, не настолько, чтобы провести еще один ужин в компании дерущихся племянников, но с этим ничего не поделаешь: он пообещал Тони и Элизабет, что есть они с детьми будут вместе. Чтобы прививать им хорошие манеры.
        Зато миссис Джонни точно обрадуется. Экономка ему все уши прожужжала, что она уже не в том возрасте, чтобы нянчиться с двумя «непоседами» . С этого момента воспитание детей поручается Молли Эпплгейт, рабочий график семь дней в неделю по двадцать четыре часа.
        К работе приступать сегодня, за ужином.
        О, кажется, у него разыгрался аппетит, отлично.
        Молли с детьми были в гостиной: Молли стояла возле камина и вертела в руках статуэтку. Один из его «Тони». Словно пытается определить, сколько тот весит.
        - Поставьте на место, - сказал он от двери.
        - Видишь? Что я говорила? Жадина-говядина. Дрожит над ними, будто они бриллиантовые, - раздался голос Лиззи с одного из кресел, стоявших рядом с камином. Она восседала на нем, точно королева: руки свободно лежат на подлокотниках, ноги на пару дюймов не достают до пола.
        - Я не дрожу над ними, мисс Элизабет, - рявкнул Доминик, вырывая статуэтку из рук Молли и водворяя на прежнее место на каминной полке, рядом с остальными тремя.
        - Ага, конечно, - Лиззи закатила глаза. - И, между прочим, в платьях Барби им было гораздо лучше.
        Молли взглянула на Доминика, в ее глазах плясали веселые искорки.
        - Можете смеяться сколько влезет, Молли Эпплгейт. Только не забывайте, что согласно нашей договоренности в ближайшие две недели нянчиться с этой несносной девчонкой будете вы, с утра до вечера.
        Улыбка Молли погасла.
        - Вы понимаете, что сказали? - спросила она, когда Лиззи выбежала из комнаты. - Дубина, - прибавила она и быстро вышла вслед за девочкой.
        Доминик смотрел, как она уходит, - что это с ним, еще одна навязчивая привычка? - и повернулся к малышу Тони. Тот сидел на полу и гладил Дуфуса.
        - А что случилось? - спросил он.
        Вопрос был риторический. Но не для малыша Тони. Не поднимая глаз, тот ответил:
        - Лиззи думает, вы ее ненавидите.
        - Ненавижу? С чего она так ре… да нет, это же глупости!
        - Она говорит, вы считаете ее дурой, которая путается под ногами. И которая ничего не может сделать как надо. И что вы ждете не дождетесь, когда папа с мамой вернутся и вам не надо будет с нами возиться.
        Так, парень уже и руку протянул. Доминик полез в карман за мелочью.
        - Получишь еще столько же, если вспомнишь, что она еще говорила.
        - Все, больше ничего. - Мальчик поднялся. - Мне надо руки вымыть, а то миссис Джонни говорит, что я похож на угольщика.
        - Да, беги. - Доминик уселся в кресло, с которого вскочила племянница, и задумчиво потер живот.
        Значит, она думает, что я ее ненавижу?
        Черт.
        А все брат с женой. Они же знают, что дети - не по его части, он совершенно не умеет с ними обращаться. Надо быть внимательнее. Искать общий язык. Он же любит этих детей. По-настоящему, черт подери.
        - Размышляете над своим поведением? - Молли вошла в комнату и уселась в кресло напротив.
        То, что она при этом закинула ногу на ногу, не вызвало в Доминике почти никакой реакции. Почти. Остаться полностью равнодушным смог бы только труп. Но сейчас его занимали гораздо более важные вещи.
        Ого. Может, у него тоже начинается «не тот возраст»?
        - Как она?
        - Лиззи? Нормально. Когда размышляешь о способе мести, на душе сразу становится легче. Я оставила ее в ванной, она моет руки и придумывает вам наказание. Как вам понравится ночь на застеленных поперек кровати простынях? Мы, например, могли бы пробраться ночью к вам в спальню и окатить вас водой. Хотя, на мой взгляд, такого вы не заслужили.
        Глаза Доминика сузились.
        - Понимаю, что не вовремя спрашиваю, но кто вы, черт подери, такая?
        - Я уже говорила. Двоюродная сестра Джейни Престон. Пока ее не было, я руководила детским центром. Предполагалось, что я пробуду в этой должности всего два дня, но в среду шел дождь, и наш пикник по случаю приближающегося Четвертого июля пришлось отменить. Поэтому я решила открыть центр еще на один день, после праздника.
        - Звучит правдоподобно, - сказал Доминик, - но у меня такое чувство, будто вы кое о чем умалчиваете.
        - Бред. Все правда, от первого до последнего слова.
        - Ладно. Тогда рассказывайте дальше. Например, про «Мерседес» и чемоданы от
«Гуччи».
        Молли вздохнула.
        - Ну, хорошо. «Мерседес», как всем известно, знаменитая немецкая марка автомобиля, а «Гуччи»…
        - Хватит, - прервал ее Доминик. - Я не про то спрашиваю. Кузина оставила вас своим заместителем, так? И это значит, что вы дипломированная няня? Няня, которая разъезжает на «Мерседесе» и возит с собой столько чемоданов от «Гуччи», что в них можно упаковать костюмы к трем бродвейским мюзиклам?
        Он ждал, что она ответит, но она промолчала. Просто спокойно сидела в кресле и разглядывала ногти на левой руке.
        - Ну? Кажется, вы хотели что-то сказать?
        - Я? Ничуть, - она широко ему улыбнулась. - Ой, подождите, вы меня, кажется, о чем-то спросили? Я такая рассеянная. Так о чем же?
        - Мистер Доминик, я звонила к обеду дважды, - в дверях появилась миссис Джонни. - Дети уже в столовой, зачем-то придвинули к столу еще одно кресло. Хохочут во все горло - значит, придумали какую-нибудь гадость. - Она заметила Молли и нахмурилась. - Вы не предупреждали о гостях.
        - Да, миссис Джонни, это - Молли Эпплгейт. - Доминик встал, протянул Молли руку и помог ей подняться (потому что она первая протянула ему руку, будто ждала от него такой галантности). Когда на тебя глазеет экономка, выбирать не приходится.
        - Здравствуйте, миссис Джонни. - Молли пересекла комнату и пожала экономке руку. - Я - Молли, новая рабыня, а вовсе не гость. Мистер Доминик купил своим племянникам няню. Вот здорово, правда? Наверняка вам приятно узнать, что теперь я за них отвечаю, с утра до ночи. А в том, чего я не знаю, я полагаюсь на ваши советы.
        - Э-э… спасибо, мисс… Эпплгейт?
        Доминик прикусил губу. Молли сморщила нос и сказала:
        - О, прошу вас, миссис Джонни. Просто Молли.
        - Кажется, я сейчас упаду в обморок, - произнес Доминик, когда сияющая миссис Джонни танцующей (впервые за время пребывания в доме племянников) походкой вышла из комнаты. - Что все это значит?
        - Ровным счетом ничего, - как-то слишком невинно отозвалась Молли, чем только удвоила подозрительность Доминика. - Кажется, она очень милая. За долгие годы я научилась разбираться в экономках. Они отличные парни. Вы в курсе, что в некоторых домах они практически в одиночку воспитывают хозяйских детей? И вообще, немного вежливости никогда не повредит. Может пригодиться, согласны?
        - Пойдемте ужинать, - Доминик жестом пригласил Молли идти первой. - Но как только дети лягут спать, будьте готовы ответить мне на пару серьезных вопросов, Хали-Гали Молли. Зарубите это себе на носу.
        - Жду с нетерпением. - В беззаботной улыбке - ни следа готовности серьезно отвечать на какие бы то ни было вопросы. - Скажем, около девяти, на террасе? Будет неплохо, если вы захватите для меня коктейль. Я люблю черничный.
        И она пошла прочь, прямо в столовую, и дверь не перепутала. Предоставив ему, вывалив язык, тащиться следом, как какому-нибудь Руфусу или Дуфусу.
        Из всех комнат столовую Доминик любил меньше всего: оттого, что ему приходилось ужинать там либо в одиночестве, либо со спонсорами (будущими спонсорами), либо с теми, кому что-нибудь от него нужно.
        Для него это еще один кабинет, просто сюда подавали ужин из трех блюд. А на десерт - понижающая кислотность таблетка.
        Поэтому Доминик не удостоил взглядом ни изящную мебель из вишни, ни натертые до блеска серебряные блюда, ни хрусталь за стеклянными дверцами шкафов, ни изысканную отделку стен, ни лепные украшения на потолке, ни, наконец, две элегантные медные люстры, висевшие над концами длинного стола.
        И остановился как вкопанный.
        Он всегда сидел во главе стола, а дети по левую и правую руку, но ближе к середине. Это чтобы не видеть набитого рта Тони и не слышать его громкого чавканья.
        Но сегодня все оказалось по-другому. Все четыре прибора поместили посреди стола, два с одной стороны, два с другой. Друг напротив друга. В тесном соседстве. Все вместе. Как лучшие друзья.
        Свободным остался стул рядом с Тони, напротив Молли Эпплгейт. Она уже демонстрировала детям, как надо класть на колени салфетку.
        - Это первое, что делают благовоспитанные леди и джентльмены, когда садятся за стол, - она посмотрела на Доминика. Тому явно не хотелось за стол, да и благовоспитанным он себя сейчас никак не назвал бы. - Верно, Доминик? Вы ведь всегда первым делом кладете на колени салфетку, даже если еду еще не подали? Посмотрите, дети, сейчас ваш дядя еще раз покажет вам, как это делается.
        Скрипнув зубами, Доминик с грохотом отодвинул стул, сел, выдернул из серебряного кольца салфетку и швырнул ее себе на колени.
        - Очень хорошо, Доминик. Теперь твоя очередь, Тони.
        В том, что случилось дальше, отчасти был виноват сам Доминик. Не стоило так демонстративно выдергивать салфетку из кольца. Разумеется, Тони дернул изо всех сил, кольцо отлетело влево и шлепнулось в стакан с водой, стоявший возле тарелки Доминика. Стакан перевернулся, вода разлилась, а Доминик даже выругаться как следует не мог.
        Не очень-то выругаешься в такой компании. Он вскочил со стула, чтобы увернуться от ручейка воды, льющегося со стола.
        - Ну, малявка, сейчас тебе всыплют по первое число, - прошипела Лиззи, и нижняя губа у Тони задрожала.
        Молли тоже вскочила на ноги, но не так резко, как Доминик. Без всякой паники она грациозно подняла стакан и уже собирала воду салфеткой.
        - Ну вот и все, никто не пострадал. С кем не бывает, верно, Доминик? К счастью, в нашем распоряжении огромный стол. Ну-ка, все переезжаем вон туда, все три стула. Ой, миссис Джонни, спасибо за помощь. Малыш Тони как раз пытался выяснить, сколько воды может впитать салфетка из настоящего ирландского льна.
        Отлично. Теперь, значит, ему придется отвоевывать место за собственным столом. Так же, как право есть ножом и вилкой.
        Но он улыбнулся, потому что малыш Тони смотрел на него, как на свирепого великана, питающегося маленькими мальчиками, и сказал:
        - До чего смешно получилось, правда? Я не рассказывал вам, как на одном приеме опрокинул огромный кувшин для пунша? Честное слово. Толкнул его, и он ка-ак брякнется на пол. Несколько галлонов, Тони. Мы все едва не утонули.
        - А-а, - произнес Тони. Он осторожно тянул за края салфетку, на которой стоял его прибор, так, что она ехала по столу. На два стула дальше от того места, где он сидел раньше.
        - Пустяки. - Доминик потрепал его по голове. - То есть я хочу сказать, ничего особенного. Со всяким может случиться.
        - Ого, - услышал он шепот Лиззи. - С кем это мы сегодня ужинаем?
        Принесли первое. Суп. Между прочим, виши-суасс. Тони попробовал и скривился.
        - Тебе не нравится? - спросил Доминик и сам удивился тому, как вдруг ему стало важно, нравится что-то его племяннику или нет. - Это просто холодный картофельный суп.
        - Я люблю куриную лапшу, - насупился Тони. - А эту гадость я не буду.
        Доминик взглянул на Молли. Та положила ложку и кивнула.
        Лиззи не стала церемониться:
        - Почему вы всегда едите всякую дрянь, дядя Доминик? Я уже неделю не знаю, что такое гамбургер.
        Доминик повернулся к миссис Джонни, вытиравшей воду на столе, и спросил:
        - Миссис Джонни, что у нас сегодня из горячего?
        - Тушеная телячья печень, мистер Доминик, ваша любимая.
        Лиззи, Тони - и Молли Эпплгейт - издали дружное «фу-у-у-у!», уязвившее Доминика в самое сердце.
        - Значит, гадость? - переспросил он. - А чего бы тебе хотелось, Тони?
        Мальчик пожал плечами.
        - Арахисового масла и хлеб с джемом.
        Молли поднесла к губам салфетку - чтобы никто не заметил ехидной улыбки, в этом Доминик был уверен. Вот так, стараешься приобщить детей к изысканной кухне в изысканной обстановке, а им подавай арахисовое масло и хлеб с джемом.
        - Что ж, мысль неплохая. - Молли посмотрела на экономку. - Миссис Джонни, у вас не найдется немного арахисового масла, хлеба и джема?
        - Думаю, найдется, Молли. Тосты с топленым маслом и отличный апельсиновый конфитюр?
        - Господи, топленое масло! А нормального джема нет? Мы что, в колонии строгого режима? - потрясенно спросила Лиззи.
        - Я… я могу внести его в список покупок на завтра, - предложила миссис Джонни.
        - Буду вам очень благодарна. Дети, правда мы все будем очень благодарны? А знаете что? - сказала Молли, отодвигая стул. - Пожалуй, мы поможем миссис Джонни и сходим вместо нее в магазин. Тогда мы сможем купить все, что нам понравится. И уж точно не станем покупать ни холодный картофельный суп-пюре, ни тушеную печень. Вперед, дети. Извинитесь перед дядей и попросите у него разрешения выйти из-за стола.
        - Минуту. Куда это вы собрались? - спросил Доминик. Когда племяшки встали со своих мест и пробормотали извинения, он внезапно «почувствовал себя одиноким и брошенным.
        - Просто сходим на кухню к миссис Джонни, - ответила Молли. - Хочу попросить у нее телефонную книгу, чтобы заказать пиццу.
        - Пицца! - завопил Тони и запрыгал по столовой, как ужаленный. - Пицца! Пицца! Пицца!
        - А хлебные палочки с чесноком? - уточнила Лиззи. Ее привести в телячий восторг не так просто.
        - Какая же может быть пицца без хлебных палочек? - изумилась Молли, подмигнув Доминику. - Ну-ка, помогите миссис Джонни убрать тарелки со стола.
        Как только они ушли - Доминик мог поклясться, что никогда в жизни не видел детей, с такой скоростью убирающих со стола, - Молли перегнулась к нему через стол, едва не задев при этом хрустальные фужеры, и сказала:
        - Убедились? Я - настоящий специалист по укрощению маленьких детей. Сама такой когда-то была. До скорого. Счастливо прожевать телячью печень.
        Исключительно из принципа Доминик дал себе слово не смотреть, как она будет уходить.
        Никакого удовольствия эта победа над собой ему не доставила.



        Глава 4

        Молли подоткнула одеяло малышу Тони, чмокнула его в лоб и прошла по коридору к комнате Лиззи, чтобы проверить, легла ли уже та в постель.
        Она постучалась. За дверью стукнул спешно задвинутый ящик комода, и Лиззи открыла.
        - Ты стучишься ко мне? - по лицу Лиззи было видно, как она польщена и удивлена одновременно.
        - Разумеется, стучусь. - Молли прошла в комнату (мало похожую на детскую) и плюхнулась на кровать. - Чтобы ты успела спрятать улики.
        - Какие улики? - спросила Лиззи, бросив быстрый взгляд на большой комод у дальней стены.
        - Понятия не имею. - Молли перевернулась на живот и скрестила ноги. - Поэтому-то я и постучалась. Каждая девочка имеет право на личные секреты. Может, у тебя есть причины с этим не согласиться?
        - Да ну, - быстро сказала Лиззи. - Глупости. Я-то не веду никаких сопливых девчачьих дневников.
        Она запрыгнула на широченную кровать рядом с Молли, перекатилась на живот, чтобы никто не заметил лежавшую на покрывале шариковую ручку, и тоже скрестила ноги. Помолчав пару секунд, она спросила:
        - Что разглядываешь?
        Молли улыбнулась…
        - Судя по всему, дверь в ванную. Я не разглядываю. Я размышляю.
        - И я тоже, - кивнула Лиззи. - Знаешь, о чем?
        - О том, когда же наконец тебе станет нужен лифчик? - Молли тихонько толкнула Лиззи, та потеряла равновесие и растянулась на кровати.
        - И про это тоже, - призналась Лиззи, возвращаясь в прежнее положение. - Но больше всего про то, что ближайшие две недели пройдут весело. То есть я хочу сказать, потому что ты… ну… ты не мерзкая.
        - Это точно, - Молли переместилась с кровати на пол и уселась в позу «лотоса». - Это мне уже говорили. Чего нет, того нет. Хотя как только меня не называли… Иди сюда - хочешь, разучим с тобой пару новых упражнений?
        - Вообще-то не очень. - Лиззи увидела, как Молли легко скручивается в замысловатую йоговскую позу, и поежилась. - Лучше я тебя поспрашиваю.
        Без каких-либо видимых усилий Молли заложила ногу за голову.
        - Я думала, тебе понравится. Валяй, спрашивай.
        - Ну… - замялась Лиззи. - Во-первых, я слышала, как мисс Джейнис говорила мисс Лесли, что ты в детском центре и дня не протянешь.
        Молли скорчила страдальческую гримасу.
        - А я-то решила, что понравилась им.
        - Ты им понравилась. Ты всем понравилась. Просто везде были расклеены эти записки, и почти все для тебя. А когда ты застряла в шведской стенке…
        - Понимаю, - согласилась Молли. - Тогда я была не на высоте. И теперь ты хочешь знать то же, что и твой дядя: где мой диплом няни.
        - Нет, на это мне наплевать. - Лиззи слезла с кровати на пол и тоже попыталась заложить ногу за голову. - Я… хотела… знать, - с трудом выговорила она, стараясь совладать с ногой, - может, ты актриса?
        Молли решила повернуться, чтобы взглянуть на Лиззи, но с правой ступней, торчащей из-за левого уха, сделать это не так-то просто.
        - Актриса? С чего ты взяла?
        - Ты бы знала, чего только не вытворяют некоторые, чтобы пробраться поближе к папе или дяде Нику. А вдруг ты все это заранее спланировала? Чтобы оказаться здесь?
        - Вообще это в моем стиле, - призналась Молли. - Ловко и бессовестно. Так что я вполне могла на такое пойти. Но не пошла. Честное слово. Сначала я просто решила помочь кузине, пока она в отъезде, а теперь - твоему дяде. Это тоже в моем стиле: Молли Эпплгейт, ваша палочка-выручалочка.
        Она вытащила ногу из-за головы, облегченно вздохнула и растянулась на полу.
        - Пожалуй, я даже подам прошение о том, чтобы меня наградили соответствующей медалью.
        Лиззи с хохотом повалилась на пол рядом.
        - Ты совсем не похожа на бойскаута!
        - Потому что они меня исключили, - улыбнулась Молли. - Скажу по секрету, меня исключили из по меньшей мере… хотя няни не должны рассказывать такое своим подопечным. Кстати, тебе давно пора в кровать.
        - Что-о-о? - возмутилась Лиззи и вскочила. - В половине девятого? В пятницу? Ты что, смеешься? Ничего мне не пора.
        - Ладно, не кипятись, - сказала Молли, тоже поднимаясь с пола. - Все дело в том, что я обещала твоему дяде встретиться с ним сегодня на террасе, чтобы обсудить мои дипломы. А это значит, что у нас осталось всего полчаса на то, чтобы перестелить ему простыни, заглянуть к миссис Джонни за чем-нибудь вкусным, помыть тебя под душем, отыскать в этом доме хороший фильм и вставить его вон в тот видеомагнитофон. Как думаешь, успеем?
        Пять минут спустя, когда все коварные планы в отношении постели Доминика были претворены в жизнь, Лиззи спросила:
        - Он ведь тебя не уволит, правда?
        - Ни в коем случае. Куда ему деваться? Побежали, нам еще остались душ, миссис Джонни и фильм.
        Когда на экране телевизора замелькали первые кадры «Шрека», было только пять минут десятого, и всего лишь одну минуту Молли потратила на то, чтобы заглянуть к Тони, который уже спал в обнимку с плюшевым сенбернаром.
        Убедившись, что ее подопечные в порядке, Молли отправилась к себе в комнату. Она быстро прошлась расческой по пышной копне рыжих волос, почистила зубы, чтобы выветрился запах чесночных палочек, мазнула по губам помадой, надушилась и побежала вниз, готовая принять бой.
        Доминик ждал на веранде. Выглядел он взвинченным. Казалось, тронь его пальцем, пружина лопнет, и он взмоет прямо в лунное небо. Образец бешеного спокойствия.
        - Я не опоздала? - Молли небрежно взглянула на тонкие золотые (четырнадцать карат) часики на левой руке. - Совсем чуть-чуть. О, вы не забыли про вино. Как мило.
        На веранде стояли несколько деревянных кресел-качалок. Молли села в одно и протянула Доминику бутылку. Иногда (она знала по опыту) победа оказывается за тем, чья поза непринужденнее.
        - Вы составите мне компанию? Или продолжите выламывать перила?
        Доминик посмотрел на свои руки и плотнее прижался к перилам.
        - Я навел о вас справки и все знаю, - решительно начал он, угрожающе (как выразились бы малодушные трусы) нависая над ней.
        Несколько секунд Молли молчала. Потом аккуратно поставила бутылку на место.
        - Вы все знаете? Этим даже я похвастаться не могу. Поделитесь секретом.
        - Достаточно заглянуть в Интернет.
        - Да что вы? - просияла Молли. - Неужели я там есть? Фотографии удачные? Даю вам честное слово, что я не позировала.
        - Ах ты, умница-разумница, - заметил Доминик и тоже сел в кресло. Очень вовремя - у Молли уже шея заныла - такой он высокий. Как раз в ее вкусе - Молли тоже ростом не обижена. И еще он сногсшибательно красив - тоже в ее вкусе. На этом совпадения заканчивались - все остальное в Доминике весьма далеко от совершенства.
        - Откровенно говоря, мне всегда казалось, что я скорее сообразительная красавица. Если вы действительно хотите познакомиться с умницей, дождитесь, когда из Кейп-Мэй вернется моя кузина. Вот уж кто настоящая умница-разумница, раритет, - хладнокровно отозвалась Молли.
        Доминик потер лоб. С людьми в ее присутствии это часто случалось - Молли никак не могла понять, почему. Она вовсе не собиралась над ними издеваться.
        - Послушайте, мисс Эпплгейт, я набрал ваше имя в строке поиска, и компьютер выдал мне больше пятисот ссылок. Все званые вечера и ужины, на которых вы были. Сообщение в газетах десятилетней давности о смерти ваших родителей. Вы - Маргарет Эпплгейт.
        - И что в этом плохого? - спросила она, мысленно проклиная изобретателя Интернета. Кому нужны все эти виртуальные магазины, вещи гораздо интереснее трогать руками.
        - Плохого - ничего. Но зато много странного. Никак не могу понять, за каким чертом наследница миллионов Маргарет Эпплгейт возится с моими племянниками?
        - Вопрос на тысячу долларов. - Молли глотнула вина. - Но я вам на него уже ответила. Я подменяла кузину в «Беззаботном детстве», пока та была в отъезде. Не знаю, нужны ли вам подробности - работенка та еще. А потом у вас возникли проблемы, из-за которых у Джейни тоже возникли бы проблемы. А раз никаких особенных планов у меня не имелось, я и решила вам помочь. Очень просто. - Она укоризненно поглядела на Доминика. - Вы меня внимательно слушали? Кажется, самое время сказать мне большое спасибо.
        Теперь он тер живот. Каждый раз, когда Молли пыталась рассуждать логично, ее собеседник хватался за живот - поэтому она решила, что иногда проще соврать. В сущности, маленькая ложь уже прозвучала, пора было Доминику услышать правду. Сам напросился.
        - «Мерседес», чемоданы от «Гуччи»…
        - «Ламборгини» и этот Версаль, который вы себе здесь отгрохали… Ваш ход? - быстро парировала она.
        - Я заработал каждый цент. - Доминик аж захрипел.
        - Да? А вы думаете, мне все даром досталось? Попробовали бы на своей шкуре, каково родиться маленькой Маргарет Эпплгейт, вы бы и трех дней не вынесли. - Она встала, по-прежнему сжимая в руках бокал с вином. - Простите. Сама не знаю, как это вырвалось.
        Она принужденно улыбнулась, стараясь скрыть смущение от своего откровенного признания. Это все из-за двух детей наверху - из-за них она вспомнила о детстве. А эти воспоминания для нее - как прогулка босиком по острым камням,.
        - Не обращайте внимания. Кто это разнылся, богатенькая наследница? Да что с вами? У вас такой удрученный вид. Вы что, в самом деле мне поверили? Что быть дочерью богатых родителей - тяжелое наказание? Пустяки, мистер Лонгстрит. Смотрите, у нас гости.
        Молли подошла к перилам и вгляделась в темноту, освещенную несколькими фонарями, расставленными по саду со стратегической точностью. К террасе шли двое.
        Она узнала их сразу же, как только один из фонарей осветил им лица. Дерек Кембридж и Синара. Неподражаемая Синара.
        Дерек - красивый мужчина, правда, гораздо старше и ниже ростом, чем она думала. Все равно, на сцене он великолепен, и голос у него потрясающий.
        У Синары потрясающий голос, потрясающая фигура, потрясающее лицо и репутация потрясающей стервы. Возможно, оттого, считала Молли, что ее никто не понимает.
        Она повернулась к Доминику.
        - О, пожалуйста, представьте нас. Почему я не взяла с собой тетрадь для автографов!
        - Маргарет, в прошлом году вы обедали с Биллом Гейтсом. По-моему, вы просто притворяетесь.
        - Может, и притворяюсь. Только, пожалуйста, пусть Маргарет станет нашей тайной! Я здесь, чтобы быть с Лиззи и Тони, помните?
        - Конечно. - Доминик поднялся с кресла. - Пусть Дерек оставит наследницу в покое и приударит за няней.
        Молли уже открыла рот, чтобы его одернуть, как вдруг поняла, что говорить ей нечего. Тон у Доминика был… расстроенный. Что это с ним? Вроде бы он к ней в няни не нанимался.
        - Дорогой, вот ты где. - Голос у Синары оказался низкий, чувственный, чуть вибрирующий от восторга, грусти, укора, восхищения - всего сразу. Да, она неподражаема.
        Молли тихонько передразнила ее интонацию и шепотом спросила:
        - Хорошо у меня получилось?
        - Заткнитесь, - прошипел Доминик, пока Дерек помогал Синаре подняться по ступенькам. - Здравствуй, моя дорогая, как провела день? - спросил он, когда Синара подставила ему щеку для поцелуя.
        - Чудовищно. - Синара грациозно прошествовала мимо Молли и уселась в ее кресло. - Ты не представляешь, как ведет себя Тейлор в твое отсутствие. Он просто… просто… грубиян.
        - Он заставил Синару четыре раза спеть «А если это любовь». - Дерек Кембридж обошел Доминика, попутно хлопнув того по плечу, и остановился перед Молли: - Дерек Кембридж, прелестная фея. Как только что заметила эта милая леди, день сегодня был ужасный, поэтому не могли бы мы ограничиться тем, что вы просто вообразите меня простертым у ваших ног?
        Молли протянула Дереку руку, и он склонился над ней в поцелуе.
        - Мистер Кембридж, я прощу вам все, что угодно, если только вы пообещаете никогда не уходить со сцены.
        И она бросила быстрый выразительный взгляд на Доминика, готового лопнуть от бешенства.
        Не выпуская руки Молли из своих, Дерек подхватил:
        - Ник? Ну же, дружище. Представь нас. Я должен знать имя женщины, о которой стану мечтать сегодня всю ночь.
        Молли выпрямилась и замерла в ожидании.
        - Молли, - пробурчал Доминик после напряженного раздумья. - Ее зовут Молли Эпплгейт, она будет нянчиться с детьми Тони ближайшие две недели.
        Молли облегченно вздохнула.
        - Няня? - Синара смерила Молли взглядом и улыбнулась. - И сколько твоему племяннику лет?
        - Не волнуйтесь, мэм, - отозвалась Молли, напирая на «мэм». - По крайней мере, в ближайшие года три женские штучки ему не страшны. При условии, что его не посадят на гормоны.
        Синара улыбнулась, и Молли заметила, что губы у нее немного тонковаты. Да, счастливой эту женщину не назовешь.
        - Уверена, вы в восторге от собственных ремарок, моя дорогая. Пожалуйста, можете называть меня Синарой.
        - Спасибо огромное, Синара. - Молли слегка поклонилась. - А вы можете называть меня просто Молли.
        Доминик закашлялся.
        Молли сделала шаг к двери в дом.
        - Может, принести вам что-нибудь выпить? Синара? Дерек?
        - Пожалуй, скотч со льдом, Молли, спасибо. Синара, а ты?
        - Как всегда. Охлажденной родниковой воды. Три кубика льда. Ломтик лайма.
        - С лишним весом шутки плохи, верно? - Молли ушла прежде, чем актриса успела ответить. Уходя, она чувствовала, как Дерек пялится на ее ноги. До чего мало нужно некоторым мужчинам для счастья.
        Войдя в дом, она сразу же на цыпочках пробралась в темную гостиную и встала возле открытого окна.
        - Она мне не нравится, - послышался голос Синары. - Что это за рыжие волосы? И что за шортики? Дешевка. Ничего особенного.
        - Дорогая, тебя всегда портил слишком дорогой вид. - Дерек расхохотался. - Ник, ты видел эти ноги?
        - Трудно не заметить, - проворчал Доминик. - Вернемся к сегодняшнему дню. Прошу прощения за то, что покинул вас, нужно было уладить кое-какие проблемы с детьми. Что не так с песней?
        - То, что Тейлор по двадцать раз меняет мелодию.
        - Да, Ник, почти так. Он требует от нее ноты, которая устроила бы их обоих. Сегодня, дорогая, ты мазала мимо. Прости.
        - Мазала? В смысле мимо нот тех бесподобных партий, которые разучиваешь ты? Я слышала, тебе предложили роль дедушки в новой работе Уайлдхорна [Фрэнк Уайлдхорн - американский композитор, продюсер, поэт. Его мюзиклы с успехом идут на Бродвее.] . Или все-таки пойдешь к Диснею Санта-Клаусом?
        Молли зажала рот рукой, чтобы не рассмеяться, на цыпочках вышла из комнаты и направилась на кухню.
        - Миссис Джонни? Это я. Мне нужен скотч и стакан родниковой воды.
        - Знаю, знаю, три кубика льда, ломтик лайма, - миссис Джонни неторопливо зашаркала к столу. - Одно и то же каждый вечер. Скотч вон в том застекленном шкафчике. Видно, мистер Карлайл уехал на выходные в Нью-Йорк?
        - Его там нет. - Молли жестом дала миссис Джонни понять, чтобы та не беспокоилась, она все сделает сама. - Они все живут в этом доме?
        - Нет, здесь есть дом для гостей. Ты его, наверное, заметила, когда подъезжала сюда? Он немного дальше по аллее. Мистер Доминик нанял туда полный штат временной прислуги, так что они все едят там, если только он не пригласит их сюда. Примадонна строит ему глазки, можешь мне поверить. Стаканы вон в том шкафу, за тобой.
        Молли взяла два стакана, высокий и низкий, и поставила на стойку.
        - Синара влюблена в мистера Доминика? - спросила она у экономки.
        - Милая моя, она влюблена в любого, кто носит штаны. Только она не примадонна. Мисс Бетани - вот кто метит в примадонны. Тринадцать лет девчонке, настоящая куколка. Не знаю, хватит ли у кого духу вздуть как следует ее и мамашу. Их сегодня здесь нет. Понятное дело, пятница у них парикмахерский день. Мамаша мастерит все эти натуральные кудряшки на голове дочки, понимаешь?
        Молли улыбнулась и вспомнила, что говорила ей Лиззи про эту юную звезду.
        - Почти готовая пьеса - «Чудовище и его мамаша». Они тоже живут в доме для гостей? Я не думала, что он такой большой.
        - Это потому, что дом такой огромный. Все остальное кажется рядом с ним маленьким. Ты, может, и сама заметила. Лайм я уже порезала, он в холодильнике, милая. Ох, пойду я спать. Они больше порции за вечер не выпивают, сразу расходятся. Когда мистер Доминик работает, он рано встает.
        - А он часто здесь работает? Я слышала, здесь есть домашний театр?
        - Да, он и мистер Тони. Но на этот раз мистер Тони взял с него обещание, что эти три недели тот проведет только с детьми, безо всякой работы. Мы с миссис Элизабет немного на дружеской ноге. Она мне сказала по секрету - они надеются, что мистер Доминик немного отдохнет, вместо того чтобы все время работать. Что-то еще она говорила - про стресс, что ли, и про то, как он себя этой работой загонит в гроб.
        - Но он по-прежнему работает?
        - Да, еще как! Когда мистер Тони узнает, он очень огорчится, поверь. Возле холодильника есть поднос.
        Молли взяла поднос и поставила на него стаканы.
        - Все? Ни сухариков, ни орешков?
        - Нет, такого они не едят. - Миссис Джонни с кряхтеньем поднялась со стула. - Можешь захватить с собой еще банку содовой вон из того холодильника, вдруг мистеру Доминику тоже захочется выпить. Он обычно обходится без стакана.
        Поставив содовую на поднос, Молли направилась обратно к террасе. Дойдя до конца пушистого ковра, устилавшего деревянный пол, она предусмотрительно сняла туфли и на цыпочках еще раз подкралась к открытому окну.
        Один из прежних работодателей предупредил ее, что, подслушивая, ничего хорошего о себе не узнаешь. Насчет этого она не переживала: окружающие никогда не горели желанием расточать Молли похвалы. Но подслушивать сейчас от этого не менее интересно: как освежающий душ, сплетничают-то про других.
        Да и как можно ожидать от актеров, что они станут говорить о ком-то, кроме самих себя?



        Глава 5

        - Мазала. Ма-за-ла, дорогая. Еще чуть-чуть, и снесла бы нам отличного «петуха».
        - Очень остроумно, Дерек. Тебя бы на сцену. Ой, прости, ты же был на сцене. До чего быстро все забывается.
        - Это прямо про тебя, дорогая. Кто до сих пор не знает слов, может, я?
        - Когда-то он был великолепен, этот неподражаемый Дерек! Не переживай, воспоминаний у тебя никто не отнимет.
        Эго. Артистический темперамент. Все друг друга высмеивают, все друг над другом подшучивают, даже старые друзья, даже бывшие любовники. Самая большая головная боль Доминика. А вы думали, деньги? После первого серьезного успеха деньги не были проблемой. Спонсоры выстраивались в очередь, лишь бы работать с ним.
        Труднее всего с яркими индивидуальностями, ни на минуту не желавшими забыть про свою исключительность. Когда Доминик всерьез задумывался над своей работой, то приходил к выводу, что он - такая же нянька, как сейчас Молли. Разница в том, что его подопечные старше. И проблем с ними больше.
        Доминик задумчиво заглянул в пустую банку из-под содовой. Дерек прав - над новым спектаклем сгущались тучи. Голос Синары звучал далеко не блестяще. Он знал, что она всегда долго примеривается к новым словам и мелодиям, но то, что происходило сейчас, наводило на подозрительные мысли. Казалось, что на этот раз музыка скроена явно не по Синаре.
        - Я попрошу, чтобы настроили пианино, - сказал он, пока его звезды в молчании сверлили друг друга глазами. Ему даже показалось, что он видит в темноте, как сыплются искры. - По-моему, Тейлор говорил, что инструмент не в порядке.
        - Аu contraire, дружище. Он говорил совсем о другом. - Дерек с видимым наслаждением начал пересказывать ему слова Тейлора. Доминик даже чуть не полез в карман за мелочью, хотя это было ни к чему. Дерек всегда сплетничал совершенно бесплатно. - На самом деле он сказал, что Синара его убивает. Мучительной смертью. Мне даже показалось, что у парня на глазах блестели слезы. Хотя врать не стану, я не совсем уверен.
        - Музыканты, - презрительно фыркнула Синара. - Много они понимают.
        - Вот что. - Доминик оттолкнулся от перил и выпрямился. - Завтра суббота, я обещал устроить всем выходной. Но, может, мы вместо этого соберемся, например, в час, пройдем еще раз «А если это любовь» и второй дуэт. Синара, все равно сегодня день у тебя был почти свободный.
        - Сегодня у меня был прекрасный день, - сказала Синара. - Пока Тейлору не пришло в голову устроить террор на репетиции. Между прочим, завтра у меня маникюр. Я вернусь не раньше двух.
        - Хочет подточить коготки, - подмигнул Дерек Доминику. - Интересно, в кого она собирается вцепиться? Может, в нашу новую нянюшку?
        - Какую нянюшку?
        - Отличный ход, Синара. - Дерек даже зааплодировал. - Некая молодая роскошная женщина здесь, с нами.
        - Здесь ее как раз нет. Она болтается где-то в доме, пока мы умираем от жажды, - заметила Синара. - Наверное, выращивает лаймовое дерево.
        Доминику тоже давно хотелось знать, куда подевалась Молли. Она ушла почти десять минут назад.
        - Пойду взгляну, что там с ней.
        Не успел он сделать и трех шагов к двери, как та распахнулась и появилась Молли с подносом в руках. Босиком.
        - А вот и я! Вы поверите, что я заблудилась? Нет, конечно, не поверите. Я бы, например, не поверила.
        Она поставила поднос на белый плетеный столик и выпрямилась, умоляюще сложив ладони.
        - На самом деле я пряталась в гостиной и подслушивала.
        - Очень смешно. - Доминик подал Молли знак рукой, чтобы она села рядом с ним. Зря старался. Она уже уселась в кресло рядом с Синарой, скрестила свои длиннющие ноги и мгновенно стала центром вселенной. Черт, как только ей это удается?
        Синара взяла свой стакан и сделала большой глоток.
        - Я бы тоже так поступила, - сказала она, глядя на Молли. - Спряталась бы и все подслушала. Удалось услышать что-нибудь интересное?
        - Так, ничего особенного. - Молли сморщила нос.
        - Что ж, попробуй еще раз. Тогда наверняка услышишь. - И Синара подняла стакан, как будто ее слова были тостом. Доминик плохо понимал, что происходит между этими женщинами (мужскому уму подобные вещи недоступны). Похоже, Молли и Синара нашли общий язык.
        От этой мысли Доминика мороз продрал по коже.
        Дерек со смехом хлопнул его по плечу.
        - Так-так, дружище, чувствую, мне срочно необходим гульфик. У тебя ни одного поблизости не завалялось?
        - А? Н-нет, - запинаясь, ответил Доминик. Молли снова неторопливо положила ногу на ногу, на этот раз сверху оказалась левая. Доминику даже показалось, что он слышал шелковистый шорох, с которым эти роскошные ноги скользнули одна по другой.
        - Я тоже готов, - прошипел ему Дерек в самое ухо. - Смотри, великолепная Синара ее до сих пор почему-то не растерзала, а для Синары это, черт побери, почти признание в любви. С ума сойти.
        Молли посмотрела на Дерека и улыбнулась. Совершенно очевидно, что она разобрала его последние слова. Синара хмуро разглядывала ногти, как обычно гораздо больше занятая собой, чем чем-то еще.
        - Ты только посмотри на это. Два заусенца. Как будто я посудомойка. И всего за неделю.
        Молли озабоченно уставилась на руку Синары.
        - Кошмар. А кто их делает?
        Синара вздохнула.
        - В этой дыре? Какая-то жующая жвачку блондинка, которая без конца трещит про своего парня по имени, кажется, Блуто.
        - Ах нет. Нет, нет, нет, Синара. - Молли всплеснула руками и выпрямилась в кресле. Ужас читался в ее глазах. Доминик точно знал, что она притворяется. Должна притворяться. Женщины терпеть не могут друг друга, это всем известно. Но притворялась она, надо сказать, блестяще. - Я как раз знаю здесь один салон. Честное слово. Я наверняка смогу договориться, чтобы вам сделали маникюр. В Ангела вы просто влюбитесь. Завтра же утром им позвоню. Кстати, у них можно делать обертывания с морскими водорослями.
        - Ты правда все это устроишь? Дорогая, это trus magnifique! [Великолепно (фр.).]
        - Certainment! [Конечно (фр.).

] Ангел - настоящий волшебник. Они все там просто, волшебники, и при этом очень талантливые. И tres convenable. Вы можете безбоязненно доверить им свою красоту и имя. Кстати, взглянете? - Молли подняла ногу и пошевелила в воздухе пальцами. - Это новый оттенок. Вы когда-нибудь видели такой красный?
        - Можно поближе? - скомандовала Синара, и Молли послушно поставила ногу к ней на колени. - Господи! Какая красота.
        Похоже, Синара готова была наложить в штаны от восторга. Доминик понял, что женским щебетом он сыт по горло. Оглядевшись, он увидел, что Дерек созрел раньше его. Доминик встал и вышел вслед за ним в сад.
        Лучше бы он этого не делал.
        - Так, Ник, вываливай, кто эта фифа?
        Доминик выразительно изогнул бровь.
        - Вываливай? Фифа? Что за выражения, Дерек? Ты что, на прослушивании для «Парней и куколок»? [«Парни и куколки» (1955) - бродвейский мюзикл Фрэнка Лёссера по книге Джо Сверлинга и Эйба Бёрроуза.] Ты еще закатай брюки и пройдись вприсядку.
        - Не увиливай, дружище. Твоя нянюшка болтает по-французски. С Синарой. Ну-ка, припомни, ты когда-нибудь видел женщину, которая сумела пробыть возле Синары дольше трех минут и не получить от нее удар ножом в спину?
        - Да ну, брось. Синара вовсе не такая сволочь. Просто она уже немного старовата для главных ролей.
        - Как и все мы. Как насчет няни? В особенности - я не слишком развязен? - ее ног. Господи, если Троянская война разразилась из-за лица Прекрасной Елены, вообрази, каких бед может натворить эта крошка своими ногами. Можешь продолжать вешать мне лапшу про то, что она просто няня, а не замена Синаре. Валяй, постарайся меня в этом убедить.
        - Дерек, она - просто няня, - сказал Доминик. Выводы Дерека (дважды два равно пять) не произвели на него большого впечатления. Актеры - одни из самых мнительных людей на земле, они дня не могут прожить без подобной математики. Теперь его ничем не разубедишь, только правдой. - Не веришь, спроси у детей. Она работает в том детском центре, куда я их отправил. Теперь центр закрыт на каникулы, и Молли согласилась две недели пожить здесь и присмотреть за племянниками.
        - Хорошо, что ты стал продюсером, Ник. Сценарист из тебя никакой. Вранье от первого до последнего слова. В каком захолустном детском центре ты видел воспитательниц с такой фигурой?
        Доминик потер живот. Может, выложить все как есть? А как же его клятва Молли? Почему-то она не хотела быть Маргарет Эпплгейт. А он не хотел с ней расставаться. Тьфу, то есть он не хотел, чтобы дети с ней расстались. Она ведь им так понравилась.
        Да. Дело именно в этом.
        - Ладно, ладно, сдаюсь. - Доминик потащил Дерека подальше от террасы. Если нельзя рассказать ему всю правду, надо сократить ее до половины. - Видишь ли, меня беспокоит состояние Синары. Тейлор звонил мне на мобильный, пока я ездил за детьми, и все рассказал. Ты прав, Синара эту партию не вытянет.
        Дерек закивал с видом знатока.
        - И ты решил привезти сюда ноги. Теперь понятно, почему тебя так долго не было, - чтобы успеть подхватить их в аэропорту. Ноги.
        - Да что ты заладил - ноги, ноги! Я просто хочу сказать, что привез Молли сюда. Все!
        - Мне теперь делать вид, что я ничего не знаю? Помалкивать? Синару, значит, долой?
        - Нет, Дерек, не долой. Просто я знаю, что у нас могут появиться трудности.
        Дерек опять кивнул.
        - И когда прослушивание?
        - Какое еще прослушивание? Завтра у нас репетиция с Синарой. Две песни. И с тобой, между прочим.
        Потеплело к вечеру, что ли? Доминик оттянул ворот рубашки. Раньше вранье удавалось ему гораздо лучше.
        - Я не про Синару, Ник. Не путай. Конспиратор из тебя тоже никудышный. Когда мы прослушаем Молли?
        Доминик решительно сунул руки в карманы. Ладно, сейчас он соврет. И на этот раз удачно; продюсер он, в конце концов, или кто?
        - Мы? Дерек, прослушивать ее буду я и Тони. А он, как тебе известно, болтается сейчас где-то в океане, наслаждается очередным медовым месяцем. Так что до его приезда ничего не изменится. Если вообще что-нибудь изменится. У Синары вполне может все получиться. Только не говори никому, ладно? Сюда идет Синара.
        - Я не хочу, чтобы она страдала, - тихо сказал Дерек. Доминик быстро взглянул на него - в устах Дерека это было равносильно признанию в любви.
        - Ник! Твоя няня просто куколка. - Синара приподнялась на цыпочки и поцеловала Доминика в щеку. - Она вспомнила, что у нее в сумочке есть номер мобильного телефона Ангела, и позвонила ему. Мы договорились на завтра, на девять. Не могу поверить - она в Вирджинии всего две недели и уже успела узнать мобильный телефон лучшего в Фэйрфаксе стилиста. Предупреждаю, что могу ее у тебя украсть. Пойдем, Дерек. Твоей красоте нужен отдых. Спокойной ночи, Ник.
        - Э-э… спокойной ночи, Синара.
        Его прима взяла Дерека под руку, и оба направились к дому для гостей.
        Доминику вдруг захотелось дойти до ворот поместья и отыскать на дороге трупик черной кошки - не иначе, он сбил одну сегодня, когда торопился за детьми в
«Беззаботное детство». Но он сдержался. И пошел обратно к дому и к Молли.
        Она сидела спиной к нему и говорила по мобильному.
        - Да, Ангел, спасибо тебе. Клиентура просто шик. А насчет остального мы договорились? Ну, обо мне? Отлично! Я знала, что ты не сплетник. Тогда до будущей недели. Да, знаю, знаю. Как обведу вокруг пальца? Поэтому-то мне и нужно к вам по полной программе. Угу. Да. Ты просто чудо, Ангел. Целую. Пока-пока.
        Она захлопнула крышку телефона и повернулась к Доминику, широко улыбаясь.
        - Ого! Я смотрю, вы тоже умеете подслушивать?
        - Если я и подслушиваю, то не объявляю об этом так, словно совершил подвиг. - Доминик уселся в кресло, которое до сегодняшнего вечера считал своим. - Что все это значит?
        - Ничего. Просто я еще раз позвонила Ангелу, чтобы попросить его не делать круглые глаза при виде Синары. И, - просияла она, - договорилась с ним о встрече. В следующую субботу. - Она развела руки в стороны, приглашая Доминика полюбоваться собой. - Надеюсь, вы не думаете, что это все досталось мне само собой?
        - Меня меньше всего интересует, как вам это досталось, - отчеканил Доминик. Может, на всякий случай прикрыть нос рукой? Говорят, у тех, кто много врет, носы отрастают. - А этот Ангел не расскажет Синаре, кто вы такая на самом деле? Или он не знает?
        - Нет-нет, он знает. Перед тем как приехать сюда на замену Джейни, я договорилась со своим стилистом в Вашингтоне, и он мне устроил встречу с Ангелом. Но он - сама скромность. Пообещал меня не выдавать. - Она искоса взглянула на Доминика. - Или вы уже всем разболтали?
        - Спокойной ночи, Молли. - Доминик поднялся.
        Нет, не поднялся - потому что Молли толкнула его обратно в кресло. Его. Толкнула.
        - Мне жаль, что так вышло, - сказала она. Непонятно было, за что она извиняется - за свой вопрос или за рукоприкладство.
        - А уж мне-то как жаль, что я только сегодня прочел договор с «Беззаботным детством». Присаживайтесь, Молли.
        - Гм. У вас какой-то зловещий тон. И к тому же до чертиков мне знакомый. Присаживайтесь, Молли, у меня для вас печальная новость. Присаживайтесь, Молли, и попробуйте объяснить, зачем на уроке рисования вы изобразили голого мужчину во всех подробностях. Кажется, темой урока был натюрморт? Присаживайтесь, Молли, и подождите, пока упакуют ваши вещи. Лимузин вас отвезет. Сегодня же - пока у нашей школы не отобрали аккредитацию. Понимаете? Ничего хорошего от такого начала не ждешь.
        - Присаживайтесь, Молли, - повторил он.
        Она уселась в кресло, руки сложила на коленях, ссутулилась, скосолапила ноги - ни дать ни взять робкая школьница. Здорово получилось.
        Настоящая актриса. Опасная женщина.
        - Прекратите, - вырвалось у Доминика. Она выпрямилась. Положила ногу на ногу.
        Взяла бокал с вином и поднесла к губам. Смерила его ледяным взглядом. Испуганная школьница превратилась в светскую львицу.
        - Что? - сказала она. - Кажется, у вас проблемы, мистер Лонгстрит? Может, поделитесь?
        Она играет.
        Женщина-хамелеон.
        От нее у Доминика дух захватывало.
        Несколько минут он молча смотрел на нее.
        - Что я хотел спросить?
        - По-моему, ничего, - ответила Молли и допила вино. Доминик как загипнотизированный смотрел на ее длинную белую шею и считал каждый глоток.
        - Ничего? - усилием воли он сбросил видение. - Стоп. Я задал вам чертовски важный вопрос. Или вы по-прежнему надеетесь, что я поверю в то, как вы всю жизнь мечтали быть просто Молли Эпплгейт, няней?
        - Почему нет? - мягко сказала она. - Что в этом такого? Кем, по-вашему, я должна быть?
        - Не кем, мисс Эпплгейт. Где. Начнем с Южного полюса.
        - Не боитесь, что дети замерзнут? Хотя ради близкого знакомства с пингвинами…
        Счастье, что Доминик по натуре спокойный, уравновешенный человек. Иначе он бы дико заорал и затопал ногами.
        - Послушайте, Молли, - начал он, пытаясь удержать стремительно покидающую его способность мыслить разумно. - Вы познакомились с Синарой.
        - Отлично. Вы перешли к фактам. Что дальше?
        Доминик потер живот. Желудок горел огнем. Нельзя больше пить содовую, слишком много газа.
        - Не перебивайте. Вы познакомились с Синарой. Если поверить в тот бред, который вы нам болтали, вы все подслушали. Значит, и про наши проблемы с Синарой тоже.
        - Она не может вытянуть мелодию. Да, я все слышала. Но Дерек просто к ней придирается. Я видела Синару на сцене. Она пела потрясающе.
        - Пела. А сейчас ей каждая нота дается с трудом.
        - Да, плохо дело.
        - Но это полбеды. - Доминик встал с кресла и прошелся по террасе. - Дереку хватило десяти минут, чтобы решить, что я нашел Синаре замену.
        - Меня?
        - Быстро соображаете. Быстрее, чем Дерек. - Доминик повернулся и в упор взглянул на Молли. - А теперь попробуйте меня убедить, что все это вы не просчитали заранее, а я попробую вам поверить.
        - Я ни о чем таком не думала. - Молли тоже встала. - Между прочим, Лиззи сообразила все еще быстрее. Я не понимаю, почему вы никак не можете поверить, что я просто хотела вам помочь? Это же так просто.
        - Ничуть не просто. Если уж вы пытаетесь заставить меня слопать ваш рассказ о том, как вы помогли кузине - как ее там, Джейни? - ответьте на простой вопрос: почему вы просто не наняли ей замену? Денег у вас вполне достаточно.
        Молли кивнула.
        - Я собиралась. Но Джейни не согласилась. Может, она хотела, чтобы я закалила характер или что-то в этом духе. Урок выживания для Молли Эпплгейт. Честно говоря, Джейни считает, что все в жизни мне досталось даром, а остальное я могу купить. Что я слишком легкомысленная. Порхаю, как бабочка, с цветка на цветок, а в моем возрасте пора уже иметь какие-нибудь обязанности. В общем, она права.
        Она скорчила гримаску и заговорщицки шепнула Доминику:
        - И в частностях тоже.
        - Допустим, - кивнул Доминик. - Тогда каким образом мне оправдать ваше присутствие здесь? Вы сами только что признались, что опыта работы с детьми у вас никакого.
        Молли широко улыбнулась.
        - Зато я знаю, куда звонить, чтобы привезли пиццу. Я собираюсь готовить ваших племянников к поступлению в университет. Вам нужно, чтобы в эти две недели они не путались у вас под ногами. Это я вполне могу устроить. У меня самой огромный опыт в том, как не путаться под ногами у больших равнодушных взрослых.
        - При чем здесь равнодушных, какого черта!.. Ну, хорошо. Будем считать, что с этим все ясно. Вы заботитесь о детях. Вернемся к Синаре.
        - Да, что-то мы совсем про нее забыли.
        - Все могут решить, что я привез ей замену, то есть вас, и прячу здесь, в доме.
        - Хотя я не умею петь, - поддакнула Молли. - Правда, могу бить чечетку, - она ловко отбила несложный, ритм, - три раза посмотрела «Чикаго» и в своих мечтах всегда хотела стать такой, как Кэтрин Зета-Джонс. Я даже тренировалась перед зеркалом и стоптала по танцзалам три пары железных башмаков. Хотя это было еще в школе. Жаль, голоса нет. То есть голоса полно. Опыта нет, понимаете?
        - Вы и представить себе не можете, до чего мне наплевать на пляшущих и поющих любительниц. Главное, не вздумайте петь и плясать здесь.
        Молли подняла палец.
        - Вообще-то я вам соврала. Пою я как раз профессионально.
        - Ах вот как?
        - Я целый месяц проработала в одном ресторане в Калифорнии: каталась на роликах, развозила заказы и пела. Но меня так утомил успех, что я решила уволиться.
        - Успех? Могу себе представить. - Доминик на минуту представил себе Молли в короткой юбке, рискованном декольте и на роликах. Менеджер небось все волосы на себе изорвал, когда она уволилась.
        - Боюсь, не можете. Если только очень приблизительно. Но это единственный раз, когда я пела и танцевала профессионально. И вообще была на сцене.
        Как? Никогда не играла на сцене? Это что, значит, у нее врожденный талант? Все, что он сегодня видел… Черт!
        - Ладно, вопрос закрыт. Просто поймите одну простую вещь: Синаре сейчас очень тяжело. Я рад, что вы с ней так быстро стали друзьями. Но имейте в виду: врагом Синары можно стать еще быстрее.
        - Все понятно, - сказала Молли. - Держаться от нее подальше.
        - Кстати, репетиций это тоже каса…
        - Нет-нет, не приглашайте, - она ослепительно улыбнулась. - Опоздали. Синара вас опередила. Просила меня прийти послушать, как она поет, и подтвердить, что Дерек и этот Тейлор просто два болвана. Так прямо и сказала.
        Доминик почувствовал, как руки сами сжимаются в кулаки.
        - Дьявол, с какой стати?
        - Ну… я предложила, а она согласилась. Поймите, когда вокруг одни мужчины, которые то и дело к тебе придираются… Должен же у нее быть хоть один союзник. Со схожим набором хромосом. Спокойной ночи, Доминик. Как прилежной няне мне пора охранять сон наших малюток.
        - Подождите. - Прежде чем он сообразил, что делает, Доминик взял ее за плечи.
        Молли округлила глаза.
        - Господи, Доминик, да вы просто эксплуататор, одиннадцать. Мой рабочий день закончен.
        Что это с ним? Зачем он ее задержал? Или он так боится снова увидеть, как она от него уходит? Откуда взялась эта импульсивность?
        - Я не поблагодарил вас, - наконец нашелся он. - Мне нужно очень много сделать за эти две недели, а когда рядом дети…
        - Пустяки! И потом, мне самой интересно. - И она шагнула ближе, чтобы чмокнуть его в щеку.
        Еще чего, в щеку! Доминик повернул голову, и их губы встретились. Он почувствовал, как ее губы растягиваются в улыбку.
        - Что такое? - спросил он. Они стояли так близко, что он чувствовал на своей коже ее дыхание.
        - Ничего. - Она снова поцеловала его, на этот раз едва коснувшись губами. - Хорошо…
        Не закрывая глаз - хотелось ее видеть, - Доминик еще раз поцеловал Молли и пробормотал в поцелуе:
        - И глупо.
        Она захихикала и куснула его нижнюю губу.
        - Хорошо, что мы оба это понимаем.
        - Тебе пора бежать к детям. - Он погладил ее обнаженные руки.
        - Давным-давно, - согласилась она и провела кончиком языка по его губам. - Спокойной ночи… босс.
        Его руки опустели. Она ушла.



        Глава 6

        Молли была просто на седьмом небе.
        Завернувшись в большое пушистое белое полотенце, она вышла из ванной; вслед за ней вылетело большое облако душистого пара.
        Захватив по дороге расческу (инкрустация серебром), она села за вычурный туалетный столик (вишневое дерево, антиквариат) и с блаженной улыбкой стянула с головы полотенце поменьше, высвободив копну рыжих кудряшек.
        Показав язык своему отражению в зеркале, Молли зачесала кудряшки назад, чтобы они гладко прилегали к голове: так она становилась похожа на первоклассную стерву убийственной красоты. Подождала. Раз… два… три… че… Хоп. Один завиток выбился из прически и упал ей на лоб. Она попыталась сдуть его на место.
        Увы - слишком поздно. Следом за ним сорвались и другие, и Молли снова стала кудрявой.
        - Обожаю влажность, - пригрозила она, вооружившись феном и снова зачесывая волосы назад.
        Когда густая копна завитков высохла (теперь часть их нежно прижималась к шее сзади, а часть в художественном беспорядке рассыпалась по лбу и живописно вилась вдоль щек, подчеркивая высокие скулы), Молли огляделась.
        Комната, в которую ее поместили, совершенно очевидно, предназначалась для гостей женского пола: обои с цветочным орнаментом, сборчатые шторы, туалетный столик плюс куча гелей, кремов и лосьонов в ванной комнате.
        Ее вещи уже распаковали: платья висели в шкафу, остальная одежда бережно разложена по выстланным бумагой ящикам. На самой нижней полке шкафа в два ряда выстроились туфли. По горячему убеждению Молли, обходиться в поездке менее чем двенадцатью парами туфель могли только дикари.
        Фотографии в серебряных рамках, которые она повсюду возила с собой, развесили по стенам. Маникюрный набор и флакончики с духами стояли на туалетном столике. Даже увесистый список правил, напечатанный Джейни, поджидал на тумбочке возле кровати. Кровать была с пологом.
        Она по-прежнему здесь. И все готово к тому, чтобы она отлично здесь устроилась.
        Как дома.
        Хотя обычно Молли умела устроиться как дома везде, где бы ни оказалась. Во-первых, потому, что привыкла к тому, что ее окружают посторонние, во-вторых, потому, что всегда возила с собой все любимые вещи. Она сама себе родной уголок, поскольку во всем мире нет ни человека, ни места, в которых она так же уверена, как в самой себе. Кто знает, что случится с нами утром?
        За исключением, конечно, Джейни и ее семьи. Джейни деваться никуда не собиралась, постоянная и неизменная, как скала.
        С минуту Молли колебалась, не позвонить ли кузине. Из длиннейшего взволнованного послания, которое Джейни оставила ей на мобильном, она почти ничего не поняла. К счастью, перед тем как принять ванну, Молли посмотрела новости - и получила ответы на большинство интересующих ее вопросов.
        Джейни время зря не тратила и свою секретную миссию выполняла на «отлично». Она добыла пару сенсационных новостей - и, судя по всему, не только их. Молли с улыбкой припомнила высокого темноволосого и на редкость симпатичного мужчину, появившегося на экране рядом с Джейни.
        Молли даже заволновалась. Искательницей приключений Джейни явно не назовешь. В течение многих лет этот титул всегда оставался за Молли - было за что. Кстати, нынешние приключения Джейни тоже должны были достаться ей.
        Но на этот раз все выходило… по-другому. Молли сама не знала почему.
        Она надела пижаму - атласный топ и шортики. Стоили они столько, что обычная женщина смогла бы на эту сумму полностью поменять свой гардероб, а на остаток съездить на выходные к морю.
        Стоп. Дурачить посторонних забавно, пытаться одурачить себя - просто глупо. Молли отлично знала, из-за чего на этот раз все по-другому. Из-за кого.
        Доминик Лонгстрит. Восхитительный. Высокий, светловолосый, красивый - и так далее. Смешной, смущенный, умный, талантливый. И - богатый.
        Хорошо, что богатый. Хотя некоторые богатые ведут себя хуже бедных. Поэтому обычно Молли не была уверена, чего именно добивается очередной богатый (или бедный) поклонник: ее саму или чековую книжку.
        Но Доминик ничего не добивался. Мало того, если бы мог, он вообще избавился бы от нее как можно скорее. Выставил ее отсюда в два счета, а сам вернулся к работе.
        От таких мыслей впору впасть в уныние, если бы не одно «но». Его поцелуй. И то, как он смотрит ей вслед.
        Она сама убеждала Джейни, что легкий летний роман пойдет сестре на пользу. Что ж, советчик имеет полное право воспользоваться собственными советами.
        Молли собрала полотенца, отнесла их в ванную и развесила сушиться. Теперь никому не придется их за ней подбирать. Пока она была маленькой, она ходила вслед за горничными по бесчисленным комнатам родительских особняков и помогала убирать за гостями. Большинство вело себя в комнатах, как свиньи в хлеву, принимая слуг за что-то вроде биопылесосов или биопосудомоечных машин. В это большинство входили также ее родители.
        Поэтому Молли решила вести себя наоборот: поступать не так, как они, и делать то, чего они не делали. Если от ее проделок родители принимались визжать и топать ногами, Молли немедленно делала это еще раз.
        Сначала она поступала так в надежде получить хоть немного их любви и внимания. Потом - чтобы они просто обратили на нее внимание. Затем - чтобы им жизнь медом не казалась.
        Она не желала превращаться в несчастную богатую бедняжку, которая месяцами валяется на кушетке у психоаналитика. Или накачивается алкоголем и наркотиками. Или меняет мужей, как перчатки, ежегодно делая зарубки на спинке кровати по количеству медовых месяцев… или просто любовников.
        Хотя изредка побыть бедняжкой очень хотелось. Но тут Молли очень помогли родители: составили свое неподражаемое завещание. В котором замужество - непременное условие доступа к семейным богатствам. Нужно ли говорить, что Молли устремилась в прямо противоположную от алтаря сторону? А мудро заставив дочь «трудиться не меньше десяти месяцев в году», родители фактически отправили ее в увлекательнейшее путешествие по стране (и за ее пределы), длившееся почти десять лет.
        Молли достала свой любимый лосьон, растерла немного в ладонях и стала неторопливо втирать его в кожу ног.
        Она любила, когда лосьон ложился на кожу.
        Любила прикосновение шелка и атласа.
        Любила ходить, выставляя напоказ ноги: подбородок вверх, плечи прямые, походка от бедра.
        Любила чувствовать на себе мужские и женские взгляды. Первые всегда глядели на нее с восторгом, вторые - чаще всего с завистью. По крайней мере, до тех пор, пока не соображали, что она не опаснее картонного кинжала.
        Любила смех. Любила веселье. Любила шокировать людей - и себя в том числе. Любила жизнь.
        И ненавидела темноту.
        Намазавшись лосьоном, она закрыла бутылочку и поставила на столик.
        Чем бы заняться? Спать совершенно не хотелось.
        Пробраться к Лиззи и одолжить «Шрека»? Опасно, та может проснуться.
        Может, спуститься в кухню и согреть себе молока? Хотя это ей ни разу не помогло, да и зубы потом опять придется чистить.
        Может, Доминик Лонг… Но тут вдруг проснулся ее «внутренний ангел» (так она называла свою совесть. Или благоразумие?). И сказал строго: «Куда это ты собралась? Он тебя поцеловал, было здорово - все, хорошенького понемножку. Это не такой мужчина, чтобы поиграть и бросить. Он сам бросит кого хочешь».
        Хотя…
        - Нечего вилять, Молли, старушка, - скомандовала она себе. - Он - совершенство.
        Она решительно накинула короткий атласный халатик, при этом «внутренний ангел» заткнулся и привычно убрался в угол.
        - Посмеемся, пофлиртуем и - разбежимся. И отлично. Большего мне и не нужно.
        Молли подошла к окну, посмотрела на свое отражение и сказала ему:
        - А вот и врешь. - При этих словах «внутренний ангел» встрепенулся и облегченно вздохнул. - С ним все опаснее. Такой может пробраться в сердце. А туда вход воспрещен.
        Она отошла от окна и взяла со столика возле кровати пульт. Потом распахнула дверцы небольшого шкафа для телевизора и подождала, пока загорится экран. Затем подошла к двери и повернула выключатель. Теперь комната освещалась только синими всполохами от экрана. Послышалась тревожная музыка: показывали какой-то детектив.
        Молли забралась под одеяло и подложила под спину подушки, твердо решив досмотреть всю программу передач до конца… И проснулась от землетрясения, которое почти выбросило ее с кровати на пол.
        Землетрясение сопровождалось очень странными криками:
        - Вставай, вставай, вставай!
        - Тони, перестань прыгать по кровати. Ты ее проломишь.
        - Нет, не проломлю. Вставай, вставай, вставай!
        Молли медленно повернулась на спину, вытащила голову из-под подушки и поморгала.
        - Нас что, обстреливают? Всем женщинам и детям спрятаться под повозками, живо.
        - А? - задумался Тони и перестал прыгать. И правильно сделал. У Молли уже почти созрел коварный план детоубийства, как-то не вязавшийся с должностью няни. Если только эта няня - не из ужастика.
        - Молли, я пыталась его поймать.
        Молли приоткрыла один глаз и посмотрела на Лиззи.
        - Вранье.
        Лиззи скорчила рожицу.
        - Ага, вранье. А ты откуда знаешь?
        - Детка, о том, как доводить взрослых, я знаю все. Сколько времени?
        - Семь, - радостно выпалил Тони. - Позднотища.
        - Особенно если лечь спать в три, - проворчала Молли, стаскивая одеяло и спуская ноги с кровати. - Кстати, о том, как удалять волосы, я тоже все знаю. Есть вопросы?
        - Чего? - удивилась Лиззи. - Ой, какая пижама! У мамы тоже такая есть, только она редко ее надевает. Когда папа возвращается из командировки. А ты всегда в ней спишь?
        - Всегда. Кроме тех случаев, когда на кровати шелковые простыни. Тогда я сплю вообще без… - Она вовремя замолчала и взъерошила волосы, пытаясь проснуться. - Сколько, вы говорите, времени?
        - Семь ноль три, - сообщил Тони, взглянув на часы на ночном столике. - Я хочу есть.
        - И что? Спустись вниз и позавтракай. Делов-то.
        - Без тебя? Ты же наша няня. Лиззи мне про это объяснила. Мы оделись сами, а теперь ты должна встать и начать о нас заботиться.
        Молли посмотрела на Лиззи и покачала головой.
        - Издеваешься надо мной, чудовище?
        Лиззи беззвучно захихикала и кивнула.
        - Ну, хорошо, хорошо. Уговорили. Я - няня. Тони, исчезни отсюда, мне нужно одеться. Ты, Лиззи, можешь остаться.
        - А чего мне делать? - спросил Тони.
        - Ты что, глухой? Спускайся вниз и начинай завтракать, тормоз. - Лиззи схватила Тони за плечи и потащила к двери. - Не видишь, женщинам надо поговорить.
        Молли улыбнулась и прошлепала в ванную.
        - Глухой тормоз? Мило.
        - Это такое образное выражение, - начала Лиззи, побежав вслед за Молли, но не договорила. Дверь захлопнулась перед самым ее носом. - Так нечестно! - возмущенно сказала она двери. - Кстати, если тебе интересно, сегодня обещали девяносто три по Фаренгейту. Можешь меня не благодарить. Просто хотелось сделать тебе приятное.
        - Нравится мне эта девчонка, - сказала Молли своему отражению в зеркале. Потом провела языком по зубам. Вкус во рту с утра - просто жуть. Она поморгала и принялась раздирать расческой стоявшие дыбом кудри, пока они не приняли свой обычный вид (на самом деле - стрижка работы великого Ангела).
        Молли открыла кран и поплескала в лицо холодной водой. Теперь она, хоть и не проснулась окончательно, могла адекватно реагировать на окружающую действительность.
        Десять минут спустя причесанная и умытая Молли надела зеленую вязаную безрукавку от «Донны Каран», едва доходившую до талии, и коротенькие шорты цвета хаки из бутика на Багамах.
        Затем она присела за туалетный столик и под внимательным взглядом Лиззи намазала кремом лицо. Теперь - немного теней и любимая тушь для ресниц. Молли порылась в ящике, достала маленькую щеточку и привела в порядок свои от природы темные брови: расчесала их снизу вверх, в точности как ее научили. Чуть-чуть румян, капелька блеска для губ, поправить волосы, чтобы лежали как надо, надушиться - и она готова встретить новый день.
        - Что у тебя тут? - Лиззи открыла один из множества флаконов и тюбиков, аккуратно разложенных в ящике. - Что ты со всем этим делаешь?
        - Ничего. Они нужны мне только по особым случаям или вечером. Все, чем я пользуюсь каждый день, ты только что видела.
        - Да, мама тебя точно возненавидит. Она ведь уже такая старая.
        - Да? А сколько твоей маме лет?
        - Не знаю. Может, тридцать семь? Старуха. А тебе сколько?
        - Двадцать восемь. Я - юная старуха. - Молли потрепала девочку по щеке и встала. - Так, сейчас я надену какие-нибудь туфли, мы спустимся вниз, позавтракаем, а потом отправимся в магазин. Надеюсь, ты решила, что нам надо купить?
        Когда они вошли в кухню, Лиззи все еще перечисляла покупки. Пока их не было, малыш Тони успел слопать почти половину оладий с черникой. Набив рот очередной порцией, он сказал:
        - Она опять придет сюда завтракать. Ешьте скорей, и пошли отсюда.
        - Она? - Молли озадаченно взглянула на Лиззи.
        - Бетани Уайт, - выразительно подняла брови Лиззи. - Кто же еще. Ее мамаша считает, что она должна с нами дружить. Ну, чтобы понравиться дяде Нику. Может, отравим ее?
        - Эй, эй, это еще что такое? - одернула ее миссис Джонни. Она поставила на обеденный стол большое блюдо, полное горячих черничных оладий. - Я-то думала, раз у всех сегодня выходной, нужно позвать мисс Бетани поиграть с вами, ребятки.
        При этом экономка выразительно посмотрела на Молли. В ее взгляде читалось: «Черта с два я бы ее позвала».
        - Ни за что! - завопила Лиззи. - От нее всегда одни гадости. И вообще, это мы сегодня идем в магазин, а ее туда никто не приглашал.
        - То есть, - продолжила Молли, - ты ей все разболтала.
        Лиззи воинственно скрестила руки на груди (в смысле там, где, по Лиззиным ожиданиям, она вот-вот должна была появиться):
        - Да, разболтала. И что?
        - Придется теперь извиниться, - сказала ей Молли, пододвинула себе стул и села. - Ммм, какие аппетитные оладушки.
        - Еще чего, извиняться, - ответила Лиззи голосом самой упрямой одиннадцатилетней девочки на свете. - Я миссис Джонни не имела в виду. Я говорила про эту вонючку Бетани.
        - И при этом накричала на миссис Джонни.
        Молли сделала выжидательную паузу. Миссис
        Джонни покусывала нижнюю губу. Малыш Тони поглощал оладьи один за другим.
        - Я… ну… не хотела обидеть миссис Джонни. Просто я очень разозлилась на Бетани за то, что она все время к нам лезет.
        - Хорошо. Теперь скажи, что нужно, миссис Джонни.
        - Миссис Джонни, извините меня, - сказала Лиззи, глядя экономке в глаза, - я не хотела на вас накричать.
        - Ничего страшного, мартышка. - Миссис Джонни положила на тарелку два пышных оладушка и поставила перед Лиззи. - Кушай, пока не остыли.
        Лиззи поблагодарила, уселась на стул и аккуратно расстелила на коленях салфетку. Благовоспитанная юная леди. Вдруг лицо юной леди расперла улыбка до ушей.
        - Ты ведь не собиралась брать Бетани с нами, правда?
        - Чистая, - улыбнулась ей в ответ Молли.
        - Ты просто хотела, чтобы я извинилась перед миссис Джонни.
        - И снова в цель. Отличное попадание, Лиззи. В конце концов, список покупок сочиняла ты, так что будешь за старшую. Хотя по правилам вежливости кому-то из вас надо пригласить Бетани с нами.
        - Но мы же не пригласим, да? Если только по правилам… - Тони испуганно вытаращил глаза, такие же большие и зеленые, как у сестры, только без Лиззиной хитринки. Тони - славный малыш, но слишком инертный. И с почти болезненной тягой к справедливости и честности. Ну и ладно, подумала Молли, хоть этот не станет юристом.
        - Не переживай, малыш Тони, правила нам не ука… вот и она.
        Молли повернулась и посмотрела на дверь, которую Лиззи уже буравила взглядом. Дверь распахнули таким пинком, который сделал бы честь любой команде спецназа, штурмующей неприятельскую точку.
        Но вместо парней в камуфляже на пороге появилось совсем другое.
        Для своих тринадцати лет Бетани Уайт была низковата, но фигура уже почти оформилась. Темные локоны обрамляли личико в форме сердца. Из-под локонов смотрели фиалковые (интересно, это линзы или нет?) глаза. Губы полные и красные, безупречная кожа - цвета слоновой кости. Как опытнейший зритель, пересмотревший по ночам не меньше миллиона разных фильмов, Молли решила, что больше всего Бетани похожа на юную Элизабет Тейлор в «Национальном Бархате» [«Национальный Бархат» (1944) - драма американского режиссера Кларенса Брауна, в которой снялась двенадцатилетняя Элизабет Тейлор.] .
        - О, придурки уже здесь, - объявила она делано тонким, кукольным голоском.
        - Мисс Бетани, - быстро перебила ее миссис Джонни, - сегодня у нас на завтрак оладьи с черникой.
        - Это у них на завтрак оладьи. А у меня на завтрак будет яйцо всмятку и тост из муки грубого помола, - заявила Бетани, огладив наманикюренными пальчиками белую вязаную кофточку с глубоким вырезом и короткую юбку в цветочек.

«Национальный Бархат» (1944) - драма американского режиссера Кларенса Брауна, в которой снялась двенадцатилетняя Элизабет Тейлор.
        Обходя стол кругом, она вызывающе посмотрела сначала на Тони, потом на Лиззи и наконец на Молли. - Мама Билли мне все про тебя рассказала. Ты - няня. Ну-ну.
        Юная Элизабет Тейлор исчезла, уступив место Мата Хари.
        - Доброе утро, Бетани, - приветливо сказала Молли, поворачиваясь к ней. - Меня зовут Молли Эпплгейт. Рада с тобой познакомиться.
        - Смотри не лопни, - надменно сказала Бетани. - Вставай, это мое место.
        Что ж, прощай, Мата Хари, здравствуй, Фрекен Бок.
        - Вон там стоит свободный стул, - сказала Молли, отворачиваясь к своей тарелке. Оладьи - пальчики оближешь. - Могу поспорить, что твоим прелестным юным ягодицам он будет в самый раз.
        Лиззи фыркнула в стакан с апельсиновым соком.
        - Ты не можешь со мной так разговаривать! - возмущенно пропищала Бетани.
        - Неужели? - Молли продолжала невозмутимо есть. - А кто же тогда с тобой сейчас разговаривал?
        - Кто?.. Как кто? Ты же и разговаривала. И я все, все расскажу про это маме Билли, и тогда она станет няней вместо тебя!
        Молли пожала плечами:
        - Ну, если маме Билли так не терпится стать няней - флаг ей в руки.
        Лиззи поперхнулась, втянула апельсиновый сок носом и, как кит, выпустила целый фонтан на скатерть.
        Молли все так же невозмутимо протянула ей салфетку.
        - Ты еще пожалеешь! Я тебе устрою! - завопила Бетани, пулей вылетая из кухни. Дверь за ней с грохотом захлопнулась.
        - Да чтобы я… - сказала миссис Джонни. - Подумать только. Вынь ей и положь яйцо всмятку. Что я, официантка, заказы у нее принимать? Такое в доме для гостей и в голову никому не придет, а я тем более не стану здесь этим заниматься.
        Малыш Тони спросил, можно ли ему съесть оладьи Бетани.
        - Как ты ее офигительно отделала. - Лиззи вытерла залитую соком юбку.
        - Я еще и не такое могу, - спокойно отозвалась Молли, заслужив от миссис Джонни одобрительный смешок. - Но теперь Бетани ушла, а мы никогда не позволим себе сплетничать о ней за спиной. Потому что всегда успеем высказать все, что думаем, ей прямо в лицо. Малыш Тони, ты наелся?
        Лиззи помчалась к себе переодеться в чистую футболку. Через пять минут все трое сидели в «Мерседесе» Молли. Список покупок, который дала им миссис Джонни, лежал у Лиззи в сумочке.
        - Знаешь, Молли, - начала Лиззи, застегивая ремень безопасности, - какая же ты ловкая.
        - Какая? - спросила Молли, плавно развернув машину и направляясь к шоссе.
        - Ну, ты не кричала на Бетани, не усаживала ее завтракать. Дядя Ник сказал, чтобы я не обращала внимания на то, какая она воображала, а ты ей не уступила. Просто сказала пару слов, даже голоса не повысила - и все, она села в лужу. А я всегда начинаю кричать, и потом оказывается, что это я во всем виновата, а Бетани ни при чем.
        Молли улыбнулась.
        - Так-так, воробышек, схватываешь все налету. Бетани Уайт всегда ни при чем, потому что она переносчик заразы.
        - Чего?
        - Неужели вы еще не проходили в школе про Мэри и эпидемию тифа? Наверное, нет. А может, это больше не проходят. Вкратце история звучит так: тиф - это такая болезнь, которой могут заразиться очень много людей, прежде чем станет понятно, что началась эпидемия. Ты меня слушаешь?
        - Я даже конспектирую. - Лиззи скорчила выразительную гримаску. Было ясно, что выслушивать в субботу утром лекции по инфекционным болезням у нее нет никакого желания.
        - Словом, очень многие заболели, но некоторые нет. И одну девочку из тех, что остались здоровыми, звали Мэри. Я уже плохо помню, что там произошло в подробностях…
        - Вот повезло, - хихикнула Лиззи. - Ладно, прости, больше не буду.
        - Спасибо. В общем, те, кто остались здоровы, превратились в переносчиков тифа. Они сами не болели, но всех заражали этими бактериями, или вирусами, или… короче, тифом. Переносчики. Поняла?
        Лиззи так загрузилась новой информацией, что молчала всю дорогу до торгового центра (Молли приметила его, еще когда ехала в поместье). Наконец она сказала:
        - Понятно. Бетани начинает воображать, а я не вытерплю и накричу на нее или еще что-нибудь, потом она быстренько исчезает, и все орут на меня. Так?
        - Да. И пока ты не научишься правильно с ней обращаться, все шишки будут доставаться тебе. А Бетани станет цвести, как роза.
        - Я от роз чихаю, - донеслось с заднего сиденья. Тони на пару секунд оторвался от
«тетриса» и тут же снова в него уткнулся.
        - А если я так и не научусь? - спросила Лиззи. - Или это не поможет и Бетани так и будет меня доводить?
        - Не будет. То есть сначала, может, и будет. Но как только она поймет, что больше не заработает на тебе ни одной похвалы, сейчас же отстанет. И прицепится к кому-нибудь еще.
        - Здорово. Вот бы она прицепилась к дяде Нику, чтобы он дал ей хорошего пинка под зад… то есть под прелестные юные ягодицы.
        - Разобрались? Тогда уроков на сегодня хватит, - сказала Молли, выруливая на освободившееся место прямо под громадной надписью «Овощи» на фасаде здания.
        Они вылезли из машины. Лиззи выкатила из длинного ряда продуктовых тележек одну, побольше. Молли наивно не обратила на них никакого внимания и прошла сразу в магазин.
        И замерла, ошарашенная гигантскими размерами помещения. Повсюду толпились люди. Ряды товаров уходили в необозримую даль. При этом продуктов среди них не видно.
        - Куда это мы попали?
        Лиззи живо объяснила: в таких гигантских универмагах, как этот, можно купить все, что угодно.
        Одежду, тетрадки, кастрюли, игрушки, телевизоры, постельное белье…
        - …и еду. Она там, в конце, - прибавила она, махнув рукой вправо. На глаз до продуктового отдела не меньше трех дней пути.
        Но эта дорога проходила по райским местам.
        Молли заглянула в тележку, которую провезла мимо них молодая женщина. Мальчик лет двух на специальном сиденье, подгузники, корм для собаки, «сникерсы», упаковочная бумага, большой голубой мяч, маленькая красная свечка…
        - С ума сойти, - сказала она, пытаясь все это осознать.
        Молли покупала еду (в основном уже готовую) в небольших магазинчиках. Если вообще покупала. В основном она ела в кафе или ресторане. В единственном доме, который она не стала продавать после смерти родителей (а сколько их было, домов, куда они уезжали, чтобы находиться от нее подальше), расположение кладовой до сих пор оставалось для нее загадкой. Все остальное она покупала в бутиках или через личную службу доставки.
        Ей как-то в голову не приходило, что можно по-другому. То есть она об этом догадывалась. Но зачем ходить куда-то и покупать все самой?
        Дом в Коннектикуте, где она жила в детстве, всегда был полон слуг, готовых все за нее сделать. Переезжая по стране от одной работы к другой (в смысле от одного развлечения к другому), она останавливалась в пятизвездочных отелях, отрабатывала свой рабочий день за крошечную зарплату, а потом отправлялась обратно в отель (люкс, семьсот долларов за ночь). Что, по мнению Джейни, просто безумие.
        Молли вздохнула. Подумать только, как она была обделена все эти годы. Целый мир, о существовании которого она даже не подозревала. И какие в нем цены! Садовый шланг за пять долларов? Разве такое возможно?
        Молли улыбнулась.
        - Малыш Тони, - сказала она, потирая руки, - привези нам, пожалуйста, еще одну тележку. Сейчас мы повеселимся!



        Глава 7

        Кабинет Доминика находился в небольшом домике рядом с театром. Сейчас Доминик стоял у окна и наблюдал за Молли и племянниками, тащившими на кухню пакеты с покупками.
        Все трое весело хохотали и, несмотря на то что пакеты были явно не из легких, бежали наперегонки. Он вдруг почувствовал себя одиноким стареющим мужчиной. Вокруг кипит жизнь, а ему остается только подглядывать из окна.
        Выбежав из кухни, Молли с детьми вернулись к машине за новыми пакетами. Ими было завалено все заднее сиденье, как это Малыша Тони не придавило? Миссис Джонни говорила, что племянники уехали в магазин, кажется, за зеленью?
        Наверное, попали на распродажу арахисового масла и виноградного джема, подумал Доминик и потянулся к зазвонившему телефону.
        Звонили по его личному номеру, известному только нескольким людям. Но этих
«нескольких» становилось все больше и больше. Пора опять менять номер.
        - Лонгстрит слушает, - он взял трубку радиотелефона и уселся в большое кожаное кресло за рабочим столом.
        - Эге, Ник, что это ты делаешь в кабинете?
        Доминик подпрыгнул в кресле и съежился.
        - Э-э-э… Тони? Я буквально на минуту заглянул взять кое-что. Как это ты меня застал?
        - Очень просто. Миссис Джонни врать так и не научилась. Мы же договорились, что ты не будешь сюда заходить.
        - И что ты не будешь мне звонить. Ты сейчас должен мазать спину Элизабет кремом для загара и шептать ей на ушко разные глупости. Или я ошибаюсь?
        - Так и было, пока мы не обнаружили на острове магазины. Никак не могу запомнить его название, а то я бы тебе сказал. Зато Элизабет теперь умеет спрашивать по-гречески: «Вы принимаете к оплате „Америкэн Экспресс“?»
        - Повезло тебе, - улыбнулся Доминик.
        - Не то слово. Тебе тоже повезло: Элизабет упрашивает меня остаться здесь еще на неделю. Можешь меня заранее поблагодарить.
        Доминик уже открыл рот, чтобы сказать «спасибо», но удержался. Три недели смотреть, как Молли разгуливает по поместью в своих малюсеньких шортах? Захочет ли она остаться здесь еще на неделю, если он скажет ей, что она ему нужна? Нужна ли она ему?
        - Элизабет сильно огорчилась, когда ты отказался? - произнес он, надеясь, что не слишком нагло игнорирует заботу брата о себе. - Хотя три недели или месяц - какая разница? Если ей и правда там так понравилось…
        - Ник, признайся: ты сидишь на транквилизаторах, да? Ты что, в самом деле хочешь возиться с Лиззи и Малышом Тони еще месяц?
        - При чем тут транквилизаторы? У нас все в порядке. Так и передай Элизабет.
        В трубке долго молчали. Наконец Тони спросил:
        - Ты закопал их в землю? Сослал в резервацию? Или замуровал в комнатах?
        Доминик откинулся в кресле и положил ноги на стол.
        - Тони, ты соображаешь, что говоришь? Это же твои дети.
        - Потому и спрашиваю.
        Доминик хмыкнул, опустил ноги и встал с кресла.
        - Честно говоря, мне понадобилась помощь. - Он снова подошел к окну взглянуть, чем занимается Молли. - В основном ради Лиззи. Я подумал, ей пойдет на пользу женское общество.
        Повисла пауза, после чего Тони завопил:
        - Ты что, приволок туда очередную девицу? Черт, Ник, ты что, очумел? Это же мои дети!
        - Тони, не сходи с ума, здесь нет никаких девиц. У меня никого нет. Тейлор теперь по ним специализируется.
        - Ну, ладно, ладно, я погорячился. Но, между прочим, детьми должен был заниматься именно ты. А не спихивать их кому-то на руки.
        Через лужайку по направлению к конюшне промчалась Молли, следом за ней - Малыш Тони и Лиззи. Все трое тащили пакеты просто нечеловеческих размеров. Своими длинными ногами Молли отмахивала гигантские шаги; через закрытое окно Доминик слышал, как весело она хохочет.
        - Они с Молли очень поладили… Как закадычные друзья, понимаешь? Они… они вместе играют.
        - А, так ты им нанял какую-нибудь девчонку постарше? Тогда ладно. Даже Элизабет понимает, что ты не можешь возиться с ними круглые сутки. Конечно, это твои родные племянники, умные, веселые, но три недели с утра до вечера… Ты уверен, что справишься?
        - Еще как. - Доминик открыл окно и высунулся наружу, пытаясь разглядеть, что происходит за углом, возле конюшни. - Все отлично.
        - И ты не работаешь?
        Доминик отошел от окна и вернулся к столу.
        - Нет, не работаю. Ты прав, отпуск мне просто необходим.
        - Вот-вот, Ник, наконец-то ты это понял. Я знаю, ты думаешь, что работать надо на всю катушку, но в этом-то и проблема. Ты все делаешь на всю катушку. Ты не знаешь, что это такое - расслабиться, забить на все, плевать в потолок. Элизабет даже поспорила со мной на пять баксов, что ты уговоришь Тейлора репетировать, пока нас не будет.
        - Да ты что? - сказал Доминик и посмотрел на часы. Одиннадцать. Репетиция начнется не раньше двух. Он успеет сделать несколько звонков - прежде всего Тейлору в Нью-Йорк - и набросать пару идей об оформлении сцены. - Скажи ей, она тебе должна пять долларов.
        - Отлично, братишка. Сам знаешь, я за тебя волнуюсь. Только молча. Элизабет беспокоится вслух, а я молча. Ты же свои таблетки ешь горстями, как будто это леденцы. Так и до инфаркта недалеко. Пора уже тебе научиться отдыхать и радоваться тому, что есть. Помнишь Сида? Он тоже работал как ненормальный вроде тебя. А потом - раз, и пять шунтов в сердце, а ведь ему еще пятидесяти не стукнуло. Правда, он был женат в пятый раз и баловался кокаином, но…
        Доминик его уже не слушал. С телефоном в одной руке и с наброском декораций для первой сцены в другой он вернулся к окну. Снаружи донесся новый взрыв хохота.
        Через лужайку мчался Малыш Тони, оглядываясь на бегу. В руках он держал какой-то огромный блестящий желто-сине-зеленый пластмассовый предмет. Он остановился, дернул в нем за что-то, потом повернулся и выстрелил, выпустив целый фонтан воды.
        Это что, водяное ружье? Нет, правда? Черт. Сроду не видел водяных ружей такого размера.
        Ого, оказывается, бывают еще больше: из-за угла вынырнула Лиззи и окатила Малыша Тони струей воды. Ее розовое с желтым ружье било на тридцать футов, не меньше.
        - Попала! - в восторге завопила она. - Теперь надо замочить Молли.
        Молли?
        Невпопад поддакивая брату в трубку, Доминик поискал глазами Молли, которая обнаружилась прямо под его окном, где пряталась от племянников.
        И тоже с водяным ружьем - да что там, с целой водяной пушкой. За спиной у нее висели большие пластиковые баллоны - с водой, решил Доминик. На голове - повязка ядовито-розового цвета. На губах - кровожадная улыбка. Осторожно переступая босыми ногами, она подкрадывалась к детям.
        Доминик отошел от окна.
        - Слушай, Тони, - прервал он красочный рассказ брата о том, как кого-то хватил удар прямо посреди очередной печально известной двенадцатичасовой репетиции. - Помнишь наши водяные пистолеты?
        - Что-о? Я звоню тебе по международной связи, минута которой стоит кучу денег, чтобы рассказать про инфаркт Харви Гудинга. При чем здесь водяные пистолеты?
        - Еще как при чем. - Доминик отложил набросок декораций и распустил узел на галстуке. Какого черта он вообще нацепил галстук? Сегодня же суббота! - Помнишь, у нас были такие маленькие пистолетики с пластмассовыми пробками. У меня - оранжевый. Надо было то и дело останавливать игру, чтобы налить в них воду из садового шланга. Ха-ха, у нас на это уходило больше времени, чем на саму стрельбу.
        - Э-э… слушай меня внимательно, Ник. Ты сидишь? Тебе надо присесть. Сядь, Ник. Все хорошо. Расслабься и вдохни поглубже.
        Доминик отодвинул телефон от уха и удивленно на него посмотрел. Потом разулся.
        - Тони, - сказал он, включив «громкую связь», чтобы освободить руки… - Ты извини, мне пора. - Он снял носки и засучил повыше штаны. - Малыш Тони… парень хочет поиграть со мной в лошадки, понимаешь? Отдыхай, наслаждайся жизнью, поцелуй за меня Элизабет, увидимся через две недели.
        И он отключил телефон. Потом подбежал к окну, чтобы проверить расстановку сил. Одновременно с этим он стянул галстук и повязал вокруг головы, так что концы свисали над левым ухом. Вылитый Рэмбо. От Ральфа Лорана.
        Лиззи пряталась за деревом слева, футах в двухстах.
        А где же Молли? Прищурившись, он быстро обежал взглядом местность. Так, Молли на одиннадцати ноль-ноль, за «Мерседесом».
        Теперь надо отыскать Малыша Тони. Самое главное сейчас - это отыскать Малыша Тони.
        Но ни Молли, ни дети пока не должны его видеть. Поэтому Доминик через заднюю дверь, крадучись, добрался до угла, остановился и осторожно выглянул. Конечно, Малыш Тони именно здесь. Спиной прижался к стене, а ружье наставил на лужайку.
        - Дай-ка мне. - Доминик протянул руку и забрал у Малыша Тони оружие. - Я смотрю, женщины вывели тебя из игры, парень. Самое время вызвать подкрепление.
        - Д-дядя Ник? - захлопал глазами Тони.
        - Зови меня просто Рэмбо, - поправил его Доминик и потрепал по волосам. - Значит, ты оставайся здесь. Только, чур, никому ни слова, идет? Но сначала покажи мне, как эта штука стреляет.
        - Ты хочешь замочить Лиззи? - с надеждой в голосе спросил Тони.
        Доминик кивнул. Малыш Тони показал, на что нажимать, и его дядя вышел на тропу войны. Замочить Лиззи? Обязательно. Но только после того, как Молли вымокнет с головы до ног.
        Доминик пригнулся, прижал к себе ружье и на цыпочках прокрался вдоль стены к другому углу дома.
        До «Мерседеса» примерно тридцать ярдов. Малыш Тони сказал, что ружье бьет на пятьдесят футов. А сколько футов в тридцати ярдах? [1 фут = 30,48 см, 1 ярд = 3 фута или 91,44 см.] Тридцать ярдов поделить на - тьфу, или умножить? Так, в одном ярде три фута, если помножить, получается… Черт!
        Пытаясь защититься от мощной струи холодной воды, выпущенной из-за угла прямо ему в лицо, Доминик почти выронил свое оружие.
        Проморгавшись, он увидел перед собой Лиззи. Она набирала в ружье очередную порцию воды для нового выстрела.
        - Браво, сержант! Как только мы вернемся в штаб, я награжу вас медалью. А теперь скорее в укрытие.
        Доминик повернулся на звук голоса Молли - и в лицо ему снова ударила вода.
        Он тоже нажал на курок, но стрелять приходилось вслепую, навстречу бьющей в него струе. Он встал боком, ссутулил плечи, чтобы хоть как-то прикрыться, и шаг за шагом продвигался вперед, к Молли.
        Она, кажется, поняла его маневр и стала отступать.
        - Ага, тебе нравится холодный душ? - крикнула она, заправляя ружье водой. - Вперед, парень, я тебя не боюсь!
        С воинственным кличем она повернулась и помчалась прочь, а Доминик рванул вслед за ней, оскалившись, точно маньяк-убийца.
        - Догоняй, дядя Ник! Мочи ее! - завопила Лиззи, по-женски переметнувшись на сторону победителя. Или того, кто больше всего похож на победителя.
        Не отрывая взгляда от мелькавших впереди длинных босых ног Молли, Доминик развил такую скорость, чтобы, с одной стороны, не упустить Молли из виду, а с другой - не догнать ее слишком быстро.
        Лиззи припустила за ними - а это значило, что и Малыш Тони тоже увязался в погоню. Оружия у него теперь не было, и он на бегу пытался вырвать у Лиззи ее ружье. За
«Мерседесом» Молли свернула влево и помчалась по траве прямо к дому для гостей, не оглядываясь и не сбавляя скорость.
        - Дядя Ник! Не пускай ее на крыльцо! - что есть силы завопил Малыш Тони. - Там нельзя мочить! Это наш «домик»!
        Доминик прибавил ходу, сразу оставив Лиззи и Малыша Тони далеко позади.
        - Стреляй, дядя Ник, стреляй! - услышал он вопль Лиззи. - Ты уже близко!
        Молли была всего в нескольких ярдах от крыльца. Он резко затормозил, упал на землю (Доминик любил смотреть фильмы о войне), выстрелил… и в ту же секунду понял, что она не собирается прятаться на крыльце. Молли уже забрала немного влево, в сторону.
        А струя холодной воды, метко выпущенная Домиником с тридцати футов, угодила в Бетани Уайт. Наверное, она вышла посмотреть, почему кричат, и открыла дверь одновременно с выстрелом Доминика.
        - Вот е!.. - пробормотал Доминик, поднимаясь на ноги. Вода стекала по Бетани ручьем: по внезапно выпрямившимся волосам, по белой блузке с рюшами, по короткой юбке и идеально белым кроссовкам. Если бы Доминику вдруг вздумалось окатить ее ведром воды, эффект получился бы такой же.
        Несколько мгновений Бетани стояла молча, моргая и нервно дыша, уперев руки в бока. Потом она завопила таким голосом, от которого даже у зрителей на последнем ряду галерки заложило бы уши.
        - Мама Билли!!! - И дверь за ней с грохотом захлопнулась.
        - Ну все, дядя Ник, теперь тебе плохо придется, - сочувствующе сказал Малыш Тони. Он подошел и встал рядом. - Теперь она про тебя наябедничает.
        - Значит, меня разжалуют. - Доминику показалось, что ему снова восемь лет. И это было здорово.
        - Ловко ты стрельнул, дядя Ник. - Лиззи тоже подошла. Ружье она держала на плече, как палку. - Но теперь тебе крышка.
        Доминик взглянул на племянницу. Она была мокрая с головы до ног, но на лице у нее сияла улыбка, счастливая и детская.
        - Ну что ж, раз мне все равно крышка… - сказал он и быстро зарядил ружье водой.
        Лиззи сразу же схватила свое и стала лихорадочно закачивать в него воду, но было слишком поздно. Под ее громкий визг и хохот Доминик окатил Лиззи водой и оглянулся в поисках Молли. Она куда-то исчезла - наверное, пополняла запасы воды возле конюшни.
        Торопятся только дураки, сказал он себе, приближаясь к конюшне кружным путем, короткими перебежками от дерева к дереву, от одного угла здания до другого. Наконец уже у самой конюшни он вышел на открытое пространство - и тут же рухнул на четвереньки, а над головой у него просвистело что-то белое и круглое.
        - Что за че… - Он повернулся и на животе пополз к воде. Рядом шлепнулся еще один белый круглый снаряд.
        Доминик взял его в руку. Пластмассовый бейсбольный мячик?
        Он услышал громкий щелчок, и мимо пролетел еще один мяч.
        - Меня не испугать паршивыми бейсбольными мячами! - воинственно крикнул Доминик и встал во весь рост. Мяч ударил его в грудь и отскочил, не причинив никакого вреда.
        С негодующим воплем Молли отшвырнула игрушечную катапульту и отбежала назад, к еще одному оборонительному рубежу. Он состоял из гигантского желто-голубого дробовика (как в каком-нибудь безумном мультике про Дикий Запад, Джон Увйн такой и в руки бы не взял).
        В Доминика полетели мягкие резиновые пули. Он поднял руки, чтобы защититься.
        - Так нечестно, - закричала Молли. - Это свинство! Ты мертвый, я тебя уже десять раз убила. Все, Доминик, я выиграла. Ложись и умирай, как положено!
        - Еще чего! Ты промазала! - тоже крикнул он, когда последняя пуля шлепнулась далеко справа. Молли бросила дробовик, снова схватила водяное ружье и энергично потянула рычаг, чтобы закачать воду.
        - Итак? - Он подошел ближе. - Чего ты ждешь? Стреляй.
        Она чуть присела, готовая в любой момент сорваться с места и побежать. Их разделяли всего несколько ярдов.
        - Зачем мне стрелять? Ты и так убит.
        - А у тебя закончилась вода.
        Она показала ему языки снова потянула рычаг. Он заметил, что одежда на Молли совершенно сухая: в нее так никто и не попал.
        Пора это исправить.
        Он поправил съехавший на глаз галстук.
        - Хе-хе. А может, и у меня нет воды. Повезло тебе, как считаешь?
        Молли быстро взглянула на его ружье. Ага, он тоже на нулях, отлично. Она отошла к конюшне, где лежали остальные игрушки. Но снять со спины пустые баллоны, чтобы снова наполнить их водой, не успела.
        - Так у тебя вода закончилась? - спросила она, немного расслабившись и не ожидая подвоха. - Тогда ничья.
        - А вот и нет. - И Доминик выстрелил. Молли с воплем закрылась руками от струи, окатившей ее с головы до ног. Она запрыгала и затопала ногами, но Доминик не унимался. Она закрыла руками грудь, но Доминик не остановился.
        Молли снова завизжала. Доминик держал ружье низко, у самых бедер, и продолжал яростно поливать Молли водой.
        Зигмунду Фрейду было бы над чем здесь поразмыслить, подумал он, продолжая стрелять.
        Наконец струя воды стала тоньше, слабее и наконец иссякла. Он опустил игрушку.
        - Ну как, охладилась?
        Это была не самая удачная реплика в его жизни. Но если бы он ей сейчас предложил сигарету, она имела полное право уйти, даже не оглянувшись.
        Молли откинула назад волосы, чтобы они не лезли на глаза, и посмотрела на Доминика.
        А он смотрел на Молли.
        На то, как ее зеленая вязаная и насквозь промокшая безрукавка облепила грудь. Груди, левую и правую. Наглядно демонстрируя, что да, Молли сильно охладилась.
        - Дядя Ник! Дядя Ник! Мама Бетани хочет с тобой поговорить. Прямо сейчас!
        Доминик оглянулся и увидел, что к ним бежит Малыш Тони, счастливый вестник несчастливых вестей. Доминик бросил ружье и стал торопливо расстегивать пуговицы на мокрой рубашке, потом содрал ее с себя и бросил Молли.
        - Вот. Надевай.
        Молли поймала рубашку и глянула вниз.
        - Ай-яй-яй, мальчику еще слишком рано на это смотреть. - Она заслонилась рубашкой, как щитом.
        - Почему это мне рано? - пробормотал Доминик. Чересчур громко - он понял это, лишь когда Молли расхохоталась.



        Глава 8

        Подсушивая полотенцем мокрые волосы, Молли вышла из ванной и увидела Доминика. Он непринужденно сидел в кресле около камина.
        - Я постучал, но ты не ответила. Не возражаешь?
        - Нет, нет, ни в коем случае. Если не возражаешь ты…
        Мда-а, события развиваются стремительно. Особенно в тот момент, когда у нее сердце чуть не выпрыгнуло из груди оттого, что она снова его увидела.
        - Я не возражаю.
        Светлые волосы Доминика еще не совсем высохли и от этого казались немного темнее; он переоделся в менее официальные брюки цвета хаки и черный шелковый свитер; его карие глаза сияли озорством и, кажется, восхищением. Первые восемнадцать лет своей жизни Молли была практически обделена родительским вниманием. Поэтому очень любила, когда ею восхищаются.
        - Вот здорово, что я догадалась захватить с собой в ванную одежду, правда? - Молли присела на туалетный столик.
        - Это как посмотреть. Ты как на это смотришь? - с улыбкой ответил он.
        Она сделала вид, что не расслышала, и показала ему бледно-желтое полотенце.
        - Видел? Это Марта Стюарт [Марта Стюарт (р. 1941) - глава мультимедийной маркетинговой империи. Была вынуждена покинуть пост главы компании после предъявленного обвинения в мошенничестве и заключения под стражу.] .
        - Вранье. Совсем на нее не похоже.
        - Очень смешно. Я хотела сказать «от Марты Стюарт». Я его сегодня обнаружила в магазине и решила купить. В качестве поддержки. Я подумала, после всего, что с ней случилось, должен же кто-то протянуть ей руку помощи.
        - В смысле полотенце. Теперь дела у нее пойдут на лад. Ну а все эти игрушки, ты тоже их купила? Только я начал отчитывать племянников за то, что они залезли к себе в дом и достали все эти ружья, как они заявили, что это твое.
        Молли сложила полотенце и положила на туалетный столик.
        - Я все им подарю перед отъездом. Только свое водяное ружье оставлю. Мы с ним сроднились.
        - Они еще сказали, ты скупила почти весь магазин.
        - Вот интересно, они сами во всем признались или тебе пришлось применить силу? Ладно, забудь, я пошутила.
        Она придвинулась ближе к зеркалу и сморщила нос: он немного блестел. После раздумья Молли решила, что даже если бы он сиял, как начищенный кофейник, ей на это наплевать.
        - Все я скупить не могла. На такое никто не способен. Но все равно здорово! Чего только там нет! Еда, игрушки, одежда… садовые шланги.
        - Ты купила садовый шланг?
        - Нет, но если бы захотела, то сделала бы это. Америка - великая страна.
        - Молли, ты меня пугаешь. Я думал, тебе больше по душе «Нойман Маркус».
        - И не ошибся. Но все-таки это было здорово. Только пакетов оказалась куча. Ты же сам видел, как мы их разгружали, - между прочим, мог бы помочь.
        - Ты меня видела?
        Молли открыла ящик, достала насадку для фена и стала ее прикручивать.
        - Когда ты за нами подглядывал? Конечно. Правда, ты отошел на несколько минут и не заметил, что мы отнесли часть пакетов к конюшне. А потом ты повязал вокруг головы галстук и направился к двери. Такие большие окна - это очень удобно. Тебе понравилось?
        - Да. Правда, за удовольствие надо, платить: придется мне пригласить Бетани и Билли на воскресный обед. Но мне понравилось.
        Мгновение он колебался, а потом сказал восторженно, как пятнадцатилетний мальчишка:
        - Ты видела? Господи, ну и вмазал я ей!
        Молли улыбнулась.
        - И теперь ты этим страшно гордишься?
        - Нет. Еще чего. Ну ладно, горжусь. Может, с этой девчонкой впервые в жизни обошлись не как со взрослой. Мне ее немножко жаль.
        - Мне тоже. - Молли встала и повернулась к нему спиной, слегка расставив ноги. - Наверное, для нее было бы гораздо лучше, если бы она не умела ни петь, ни танцевать. Хотя, подозреваю, тогда мама Билли была бы от нее не в восторге. А теперь прости, я тебя покину на пару секунд. -
        Она легко согнулась почти пополам и включила фен.
        Сквозь легкое платье она по-прежнему видела Доминика, хотя и вверх ногами. Доминик уставился на Молли; судя по его лицу, он был озадачен, удивлен и восхищен одновременно.
        Каким же он становится милым, когда перестает напускать на себя важный вид. А с галстуком на голове и закатанными штанами выглядел он, пожалуй, глуповато. Доминик резвился, как мужчина, который очень давно не веселился, но еще не забыл, как это делается.
        Потому что между горными лыжами в Вэйле, конными прогулками в Вирджинии - какое еще у него может быть веселье? - и бесшабашной беготней, как в детстве, огромная разница. Дети - самые свободные, снисходительные и миролюбивые существа на свете.
        Выключив фен, Молли выпрямилась, тряхнула головой, и волосы рассыпались копной кудряшек. На нее вдруг напало искристое настроение. Кудрявое настроение.
        - Итак, - сказала она, мазнув губы блеском и оправив ярко-голубое платье, подчеркивавшее грудь и бедра (простенькое: такое мог придумать только великий модельер), - что будем делать дальше?
        - Понятия не имею. - Доминик поднялся. - Ты правда не возражаешь, что я здесь сижу?
        Молли тряхнула головой, так что ее кудри запрыгали.
        - В общем, нет. Я должна как-то заволноваться или что?
        Он подошел и погладил ее обнаженные руки.
        - Думаю, должна. С сухими волосами ты мне больше нравишься.
        - Да ну? Сейчас мне, наверное, надо сказать: «Прошу вас, Доминик, мы же еще совсем друг друга не знаем».
        - Наверно. А может, обойдемся без этого? Если ты не против. Ты уже поняла, что я в тебя по уши втрескался?
        Молли улыбнулась.
        - В какой-то степени.
        - И как же ты догадалась? Потому что сводишь с ума любого, кто тебе встретится? И давно к этому привыкла?
        - Да нет же, балда. - Она провела кончиками пальцев по его щеке. - То есть привыкнуть-то я привыкла. Просто меня свести с ума гораздо сложнее.
        Он склонился к ней.
        - Но мне это удалось?
        - Да, - выдохнула Молли, глядя в его выразительные карие глаза. - Тебе это удалось.
        Для человека, который одним взмахом руки мог заключить многомиллионный контракт, его улыбка получилась какой-то кривой и восхитительно несмелой. Он поцеловал ее в шею за ухом и прошептал:
        - Что же нам теперь со всем этим делать?
        Поддавшись внезапному всплеску острого желания, Молли порывисто прижалась к нему всем телом - что за ее двадцать восемь лет случалось редко. Откровенно говоря, в амурных делах она осталась на удивление неопытной. Влюблялась она только раз, еще в школе, а в загул ударялась всего дважды.
        - Думаю… - проговорила она, пока Доминик покусывал ее ухо, - думаю, мы могли бы вместе изучить природу нашего влечения… не принимая на себя слишком больших обязательств.
        Ну вот, она это сказала. Теперь он или разочарованно отстанет, или облегченно улыбнется. Разочарованно - оттого, что она не из тех, кто мечтает выйти замуж и вить гнездышко; облегченно - потому что она не стала ломаться, когда все началось, не станет навязываться, пока все будет в разгаре, и не собирается реветь в три ручья, когда все закончится.
        Доминик слегка отстранился и снова посмотрел ей в лицо. Ни разочарования, ни облегчения в его взгляде не было.
        Зато было… упорство, что ли? Да, пожалуй, упорство. Но упорство в чем?
        Спросить Молли не успела - он снова начал ее целовать. Это оказалось так увлекательно, что она решила отложить игру в «вопрос - ответ» на потом. Она обняла его за шею, а он погладил ее по спине, сверху вниз, и теперь его ладони искали ее грудь.
        Он был такой вкусный. Его язык дразнил ее, их рты слились.
        Молли положила ладони ему на грудь, чтобы почувствовать сильное биение его сердца.
        Магия. Влечение. Жар его тела, его напор, ее отзывчивость. Две половинки одного целого стояли рядом, принимая и отдавая.
        И не важно, что они знакомы меньше суток. Она и так знает про его жизнь, награды, талант.
        Разве дело в этом? Нет, вовсе не в этом. Ее потянуло к нему с первого взгляда (весьма, кстати сказать, недружелюбного). Наверное, виновата биохимия. Как у зверей, которые находят друг друга по неуловимому запаху. Короче, не важно, как это объясняется, главное, что Доминик явно испытывал то же, что и она.
        Этого вполне достаточно.
        В следующий миг Молли оказалась на кровати и не стала делано сопротивляться - зачем? Слишком это было прекрасно - обнимать, узнавать его. И сколько желания будили в ней эти ласкающие руки.
        - Тук-тук-тук! Молли, ты слышишь? Раз ты стучалась, мы тоже бу… ой!
        Как только Молли услышала голос Лиззи, она как-то ухитрилась выпутаться из объятий Доминика, так что когда девочка открыла дверь, они стояли не меньше чем в пяти футах друг от друга, она лицом к двери, он - спиной.
        - Чего тебе, мартышка? - спросила Молли, почесывая невидимый прыщик под носом. Кажется, губы покраснели и припухли. - Что, уже пора обедать? Умираю, хочу есть.
        На этих словах Доминик сдавленно застонал. Или показалось?
        В этот момент подбежал Малыш Тони. В дверях он натолкнулся на Лиззи. Та стояла как вкопанная, одной рукой по-прежнему держась за ручку двери.
        - Чего такое? - спросил он сестру. - Молли что, не хочет есть бутерброды с арахисовым маслом и джемом? Ой, дядя Ник, здрасьте. Ты тоже с нами будешь обедать?
        Вопреки ожиданиям Молли, Доминик не повернулся, чтобы ответить. Вместо этого он прошелся к окну и выглянул наружу. Наверное, заинтересовался видом из комнаты на лужайку.
        - Э-э-э… нет, Малыш Тони, видишь ли… Я просто заглянул на минутку к Молли, хотел пригласить ее на репетицию.
        - Ну да, конечно. - Лиззи скорчила выразительную рожицу. - Пойдем, Тони, нам здесь нечего делать. Кажется, Молли с нами больше играть не будет.
        - Наглая ложь, - быстро ответила Молли, сообразив, куда клонит Лиззи. Ей самой не раз приходилось попадать в такие ситуации. Даже слишком часто. - Через десять минут, крошки, я спущусь вниз, и мы с вами до отвала налопаемся бутербродов, а потом вы покажете мне лошадей. Что мы, зря морковку покупали?
        - Как же, помню, «эту первосортную морковь мы специально вымыли и почистили для вас », - с ледяной иронией в голосе произнесла Лиззи. Для одиннадцатилетней девочки это у нее вышло очень неплохо. - Значит, ты не пойдешь смотреть репетицию?
        Доминик наконец отвернулся от окна (Молли с улыбкой подумала, что ее женские чары, возможно, гораздо сильнее, чем она считала: ведь ему потребовалось столько времени, чтобы успокоиться).
        - Нет-нет, Молли обязательно должна быть на прогоне. Кстати, ты тоже можешь прийти, если хочешь.
        У Лиззи так загорелись глаза, что Молли даже губу закусила, чтобы скрыть улыбку.
        - Правда можно? А в прошлый раз вы говорили, что, если я еще хоть раз загляну в театр, когда там идет репетиция, вы меня сварите в кипящем масле. Ого, Молли, не знаю, как ты дядю Ника обрабатываешь, главное, делай это подольше.
        Молли приложила все силы, чтобы не издать ни звука. Но как только за детьми захлопнулась дверь, она повалилась на кровать, захохотала и задрыгала ногами.
        - Ничего смешного, - Доминик с размаху плюхнулся на кровать рядом с ней. - Думаешь, она знала, о чем говорила?
        - Господи, надеюсь, нет, - утерев слезы, сказала Молли. Потом перекатилась на живот, подперла голову рукой и посмотрела на Доминика. - А с какого класса у них начинается половое воспитание?
        - Ты правда хочешь об этом поговорить?
        - Не особенно. - Молли перекатилась на спину и вскочила с кровати. Еще одной атаки платье не выдержит. Иначе по степени его измятости миссис Джонни наверняка поймет, что происходило - почти произошло - сегодня в комнате Молли. - Но вместо этого мы можем обсудить Малыша Тони. Бедный мальчик.
        - Почему это «бедный»? - Доминик все еще валялся на кровати. Выглядел он ужасно соблазнительно, прямо как тройная порция сливочного мороженого с карамелью. - Обыкновенный хороший мальчик.
        - Да, но это не объясняет, почему ты издевательски называешь его Малыш Тони, - глядя в стоявшее на туалетном столике зеркало, Молли поправила прическу и заново нанесла на губы блеск,
        - Может, немного обидно… Своего брата я зову Тони, а тех, кто не приходится нам родственниками, - Энтони. Поэтому Малышу Тони не подходит ни одно из этих имен. Не мог же я назвать его Младший. Так что брата теперь зовут Большой Тони, а парня - Малыш Тони.
        - Тогда уж лучше Малыш Энтони, - скривилась Молли. - О, так вы музыкальная семейка: «Малыш Энтони и Империалы»! [«Малыш Энтони и Империалы» (1958 - 1975) - негритянский дууоп-квартет. Далее в тексте перечисляются названия его хитов.]
        - Точно. Ты знаешь эту группу?
        - Я люблю старичков. «Подушка в слезах», «Разбитое сердце». А, и еще «Шимми, Шимми, Коко-боп». Обожаю. Хотя в основном я урывками слушаю все, что показывают ночами по телевизору.
        - Ты смотришь телевизор по ночам? А спать когда?
        - Спать вообще вредно, - улыбнулась Молли. - Надеюсь, ты понимаешь, что называть его Малышом Тони, если он не из той группы, невозможно. Что, если он вырастет и станет выше отца? Тогда вы станете называть их Дряхлый Тони и Юный Тони?
        - Об этом мы как-то не подумали. Особенно о Дряхлом Тони. Может, что-нибудь подскажешь?
        - Подскажу. Спроси самого Малыша Тони, как он хочет, чтобы его называли.
        - А что, неплохо. - Доминик встал с кровати. - Надо этим заняться.
        - Как, прямо сейчас? А обед? Ты что, забыл - бутерброды с арахисовым маслом и джемом?
        Доминик распахнул дверь в коридор и широким жестом пригласил Молли вперед. Она быстро надела сандалии и вышла.
        - Знаешь, тебе все это скоро надоест, - проговорила она, спускаясь по лестнице. - Все это отлично, но не твое.
        - Что не мое?
        - Перестрелки из водяных ружей, арахисовое масло, виноградный джем. Все это очень весело, но если больше ничем не заниматься, скоро надоедает. Ты просто играешь.
        - Да? А как же ты? Тебе самой это не надоест за две недели?
        - Только не за две недели. Хотя, конечно, рано или поздно надо будет подыскать себе еще что-нибудь.
        - Новую работу.
        - Не болтай чепухи. Новая работа - новая игра. За десять лет я только и делала что играла. Точнее, я всю жизнь только и делала; что играла. И я никогда не упускаю своей цели. Как комар. Не веришь - спроси у Джейни. Она тебе все расскажет. У нее память, как у Эйнштейна.
        Доминик взял ее за руку, остановил и мягко развернул к себе.
        - Это было предупреждение, правильно? Не успею я к тебе привязаться, как ты уже исчезнешь.
        К ее искреннему удивлению, от этих слов в сердце у Молли что-то оборвалось.
        - Да, предупреждение. Мне бы очень хотелось сказать тебе: я не такая, я гораздо лучше, но - что есть, то есть. Я стараюсь не… привязываться. Сильно.
        - А как же твоя кузина? К ней ты привязана.
        Молли опустила голову.
        - К ней - да. Но она мне как семья. Я за нее могу убить. - Она подняла голову и с улыбкой взглянула на него. - Эй, не будем так углубляться. Это вредит моему беззаботному образу.
        Доминик погладил ее руки - сверху вниз, снизу вверх - и сжал ладонями локти.
        - Вы гораздо сложнее, чем я думал, Молли Эпплгейт.
        У нее даже во рту пересохло. Какого черта ей так хочется выложить ему всю правду? Выплакать все свои горести и страхи, а потом сесть к нему на колени, обвить руками его сильную шею и забыть обо всем? Она просто пыталась заранее подготовить себя к расставанию. На этот раз оно будет не из легких.
        - Ловко получилось? - она ослепительно улыбнулась. - А ты и поверил.
        Доминик сделал шаг назад.
        - Ты… ты меня разыгрывала? Зачем?
        - Я всегда всех разыгрываю, Доминик. Ты имеешь дело с лучшей актрисой в мире. Не бери в голову: я просто испорченная богатая девчонка. Попрыгунья-стрекоза, пустышка, дилетант. Везде найду наклонную плоскость, чтобы скатиться еще ниже. А если не найду - сама ее наклоню. Перед тобой совершенно бесполезное создание. И что самое ужасное - мне жутко нравится быть такой. А теперь пойдем. Есть очень хочется.
        - Нет, подожди, - сказал он, не отпуская ее рук. - Ты начала с того, что в моей жизни должно быть еще что-то кроме игры с племянниками. Хорошо. Но я могу уравновесить такую жизнь. Работой, игрой, семьей. Прежде я так не делал, но ведь могу, если захочу. Хочешь сказать, что ты не можешь? Или у тебя просто не было причины, чтобы остановиться и никуда не убегать?
        - А я и не бегу, - сказала Молли. Сердце тяжело стучало у нее в груди. - У меня полно друзей по всей стране, во всем мире. Я просто… перемещаюсь.
        Она взяла его за руки и сделала шаг назад.
        - Сейчас, например, я собираюсь переместиться на кухню и поесть бутербродов с арахисовым маслом и джемом, потому что это здорово. Потом я пойду смотреть лошадей, потому что люблю их. Потом постараюсь подбодрить Синару, потому что ей это сейчас очень нужно. Я не строю грандиозных планов на будущее, понимаешь? А теперь прости, мне пора бежать.
        - Ты говоришь так, будто тебе на все наплевать. Что же тогда произошло у тебя в комнате? Как это назвать - экзамен или вроде того? Если так, мне кажется, пока не ввалились племянники, я его сдавал на «отлично».
        - О, можешь не сомневаться. Я просто хотела тебе напомнить: у тебя здесь своя жизнь, своя работа. А я через месяц, возможно, буду за тысячу миль отсюда, найду себе другое приключение. - Она скорчила гримаску и пожала плечами. - Просто… просто я не хочу, чтобы кому-нибудь было больно, вот и все.
        - Вот как, неотразимая Молли. Не такая уж ты неотразимая. Думаю, что вполне смогу сдержать свой пыл, пока ты здесь, не рухну на колени, не предложу руку и сердце и тем более не повисну на тебе с рыданиями, умоляя не уезжать. Расслабься, никто на тебя не посягает.
        Он отошел в сторону, пропуская ее. Оказавшись спиной к нему, Молли быстро-быстро заморгала. Он за ней не пошел, и это хорошо.
        А еще он не стал уточнять, кому именно она не хотела делать больно. И это тоже хорошо. Наверное.



        Глава 9

        Еще целый час после завтрака Молли чувствовала себя так, словно вместо бутербродов с арахисовым маслом и джемом наглоталась камней. Хотя после того, что она наговорила Доминику, даже омлет переваривался бы с трудом. Ее собственные слова тяжелым комом застряли внутри.
        Нет, она не жалела о сказанном. Или жалела? Ладно, может, она и упустила поезд, пароход, самолет - что там еще ходит в рай? Главное сейчас - держаться от Доминика Лонгстрита подальше. Он опасен. Он захватил ее мысли, как будто собирался поселиться в них навсегда. И в сердце тоже.
        Этот человек не понимал, какой обладает властью.
        Вот Джейни понимала и никогда этой властью не пользовалась. Как и ее родители. Они всегда были такими чуткими, никогда на Молли не давили. Она сама решала, сколько с ними пробудет. А когда решала уехать - они просто махали вслед и просили приезжать снова. Когда захочет.
        Они понимали. А Доминик? Нет, мужчины вроде Доминика такого не понимают.
        Когда лошади съели всю принесенную морковь, Молли пообещала Лиззи и Элу (после долгих раздумий Малыш Тони выбрал имя Эл, временно), что завтра днем они непременно поедут кататься верхом. Потом все трое взялись за руки и пошли к театру.
        - Ты точно хочешь ехать на Дэйзи? - спросила Лиззи. Она шла вприпрыжку, а Дуфус игриво пытался лизнуть ее пятку. Дуфус тоже навестил лошадей. В конюшне его удивил шотландский пони, ростом чуть выше его самого.
        - Она же огромная.
        Молли вспомнила пегую лошадь с длинной светлой гривой и улыбнулась.
        - Зато - настоящая леди.
        - Только не с Джонси, - сообщил Эл, имея в виду одного из грумов. - На прошлой неделе она его сбросила. Два раза. Хотя она все равно не такая, как Сильвестр. Конь дяди Ника - настоящий зверюга.
        - Думаешь, дядя Ник тоже поедет? - спросила Лиззи, когда они поднимались на крыльцо домика из белого кирпича. - Вообще-то он должен с нами играть и все такое. Нас для этого оставили.
        - Это тебе мама сказала? - скрывая улыбку, спросила Молли.
        Лиззи кивнула.
        - Да, мы должны отвлечь его от работы, чтобы он отдохнул.
        Молли взялась за ручку двери.
        - И что? Удалось вам, как считаешь?
        - Ни капельки, - покачал головой Эл. - Дядя Ник не хочет ни отвлекаться, ни отдыхать.
        - Это все потому, что он не любит детей. - Лиззи отступила от двери, как будто передумала входить.
        - Лиззи, по-моему, ты ошибаешься. - От жалости у Молли защемило сердце. - Он же так здорово поливал нас из водяного ружья.
        - Это тебя он здорово поливал.
        - И нас тоже, Лиззи, - вступился за дядю Эл. - Просто стрелять в Молли ему больше нравилось.
        Молли закрыла дверь и приложила ко лбу ладонь, изобразив глубокую задумчивость. Детям необязательно видеть, какое у нее выражение лица.
        - Знаете, мне кажется, вы к дяде Нику слишком строго относитесь. Ведь он вам не папа, а дядя. И он плохо понимает, как с вами обращаться. Но это не значит, что он вас не любит.
        - Ладно, - вздохнула Лиззи, чуть наклонив голову. - Раз Молли так говорит… Но он мог бы узнать нас получше. Мы же не младенцы.
        - То есть?
        - Он не разрешает Лиззи петь и танцевать, - заявил Эл, позабыв, что здесь двадцати пяти центов ему никто не даст.
        - Заткнись, малявка, тебя не спрашивают!
        - Я не малявка, я - Эл. Сама ЗАТКНИСЬ. - сжав кулаки, он подошел к Лиззи.
        - Это ты мне говоришь? - возмутилась Лиззи.
        - Тебе!
        - Мне?
        - Так-так, наша знаменитая няня, - раздался голос Доминика. Молли обернулась и увидела, что он высунул голову в приоткрытую дверь. - Никто лучше Молли не умеет общаться с детьми. Но мы здесь некоторым образом репетируем, поэтому либо угомонитесь, либо деритесь в другом месте.
        Ей захотелось его отшлепать. И хуже всего то, что он это понял. Поэтому она просто улыбнулась и сказала:
        - Простите, мы немного увлеклись. Репетировали одну сценку. Так, дети?
        Лиззи соображала быстрее и тут же с Молли согласилась. Эл озадаченно спросил
«Чего?..», но Молли быстро сцапала его и притянула к себе.
        - Сценку? - переспросил Доминик. - Понятно. Я сделаю вид, что поверил каждому слову, если больше не услышу ни звука. Значит, на репетицию вы не собираетесь?
        - Почему не собираемся? - Молли гордо вскинула голову. - Вперед, дети. Актерами мы только что были, теперь потренируемся быть зрителями.
        И она широко распахнула дверь. Доминику пришлось отойти с дороги, чтобы она могла провести детей в зал. С достоинством вдовствующей императрицы.
        - Молли, я здесь!
        Молли помахала Синаре в ответ. Она провела детей по короткому центральному проходу, жестом велела им сесть во второй ряд, а сама прошла к сцене. Если бы она никогда не видела домашних театров Новой Англии и Европы, этот произвел бы на нее сильное впечатление. Такая уж она, Молли: просто принимала то, что видела, не глазела попусту и давным-давно научилась быть счастливой там, где оказывалась.
        - Я вижу, вы с Ангелом отлично поладили, - сказала она. - У тебя изумительная прическа.
        Синара встряхнула свежезавитыми волосами.
        - Нравится? Ангел взмахнул несколько раз ножницами и сотворил это чудо. Огромное спасибо за то, что отыскала его мне. Вот взгляни, - она протянула руку, - французский маникюр. Ангел предложил. Сказал, для того, кому приходится много жестикулировать, это лучше всего. То есть для меня. Иначе, сказал он, ногти будут отвлекать внимание от лица, а кому это надо?
        Пока Синара щебетала, Дерек подошел и остановился у нее за спиной.
        - Почему бы вам двоим не перебраться в одну спальню, чтобы всю ночь болтать о ногтях, волосах и прочих женских штучках? - предложил он с ехидцей в голосе. - Синара, ты ведь все равно ночуешь одна.
        - Это уж как я захочу, дорогой, - промурлыкала Синара и потрепала его по щеке. - Тебе-то выбирать, конечно, не приходится.
        Мгновение Дерек смотрел на Синару, потом ловко развернулся на каблуках и отошел на другой край сцены. Там он взял с невзрачного деревянного стола какие-то ноты и принялся их изучать.
        - Бедный Дерек, - прошептала Синара, слегка приподнимаясь в кресле, чтобы дотянуться до уха Молли. - Он был абсолютно уверен, что все три недели я прокувыркаюсь с ним в постели. Нет, больше я подобной ошибки не совершу. Хочешь посмотреть, как Дерек бежит сломя голову? Шепни ему на ухо «как я к тебе привязалась», и он испарится, глазом не успеешь моргнуть.
        Молли посмотрела на Дерека. Все время, пока Синара с ней шепталась, тот украдкой на них поглядывал.
        - Ты его любила? - спросила она.
        - Ха! Вот именно - «любила», в прошедшем времени. А теперь мы друг друга терпеть не можем. Разве не заметно?
        Молли пожала плечами и улыбнулась. Сначала она думала, что между двумя звездами и в самом деле кошка пробежала, но теперь уже не была в этом уверена. Кто разберет, что на самом деле происходит между мужчиной и женщиной?
        - Синара, что ты сегодня поешь?
        - Сначала дуэт. - Синара встала. - Чтобы не задерживать великого Дерека. Пусть займется своими делами, пока мы прогоним мое соло во втором акте.
        - Я мечтаю услышать, как ты поешь, - искренне призналась Молли. - Я раньше никогда не бывала на репетициях. Это так интересно.
        - Это долго. Скучно. Это работа, - печально вздохнула Синара, покачав головой. - Слава богу, хоть Тейлора здесь нет. Он останавливал меня еще до того, как я начинала петь, и кричал, что я перевираю мелодию. Было бы что перевирать!
        Доминик уселся в кресло на последнем ряду.
        - Ну, Синара, пора начинать.
        - Я ему объяснила, - как ни в чем не бывало продолжала жаловаться Синара, - мне нужен оркестр, живой оркестр. А не дурацкая пластмассовая коробка, квакающая в лицо. Какое тут вдохновение?
        - Синара? Давай начнем сегодня, если ты не против. - Доминик взял с соседнего кресла бумаги и перелистал их.
        - Ты еще не видела, что творит Дерек. Даже здесь, на репетиции, он все время пытается задвинуть меня в угол, чтобы лишний раз покрасоваться на моем фоне. И так все время, и ему не стыдно. Я уверена, стоит притащить на сцену труп, он и перед ним начнет выделываться, лишь бы ему лишний раз похлопали. И самое главное…
        - Синара, - вмешалась Молли, - Доминик просил начинать.
        Актриса взглянула на последний ряд и пожала плечами.
        - Да? А почему он сам об этом не скажет? Извини меня, дорогая. Пора отрабатывать свой ужин.
        Она отвернулась и пошла прочь. Небольшая сцена театра сразу стала еще меньше оттого, что все глаза мгновенно обратились к Синаре. Манера держаться, гордо поднятая голова - все в ней как будто говорило: «Вот и я, можете аплодировать». Это было прекрасно.
        Но еще прекрасней была улыбка, с которой она взглянула на Дерека: теплая, дружелюбная, почти любящая. Она встала рядом, взяла протянутый им лист и вместо
«спасибо» послала ему воздушный поцелуй. Ее пальцы доставили этот поцелуй по назначению. Только после этого она вернулась к Молли. Теперь она стояла напротив Дерека, на противоположном краю сцены, и смотрела на него любящим взглядом.
        Дерек тоже послал ей воздушный поцелуй и нажал кнопку проигрывателя. Молли уселась в кресло рядом с Лиззи и приготовилась наслаждаться.
        Даже в записи музыка была восхитительна. После нескольких тактов вступил Дерек. Он стоял лицом к зрителям, сложив ладони, и пел о любви, обещанной, потерянной, любви, которую мечтал обрести снова.
        Вдруг волшебство закончилось. Дерек оборвал себя на полуфразе и произнес:
        - Черт, Синара, ты же здесь вступаешь. Тебе что, отдельное приглашение нужно?
        Молли взглянула на Синару. Та листала ноты, пытаясь отыскать нужное место.
        - Где? - спросила она, потрясая нотами. - Может, ты слышал скрипки? Лично я - нет. А если я вступлю раньше, то перебью тебя, идиот.
        Дерек наклонился и выключил проигрыватель.
        - Ник? - почти умоляюще позвал он.
        - Попробуем еще раз, хорошо, Дерек? - только и сказал Доминик. Молли уловила в его голосе усталость и покорность судьбе. Он не верил, что у Синары получится. Молли это почувствовала.
        И у Синары действительно не получилось. Они начинали дуэт еще четырежды и ни разу не допели до конца. Все время - из-за Синары. В конце концов Дерек отшвырнул ноты и ушел, заявив, что у него есть дела поинтереснее, чем слушать бездарных певичек.
        Оставшись в одиночестве на сцене, Синара должна была репетировать соло из второго акта. Она только попросила устроить пятиминутный перерыв, чтобы заглянуть в ванную. Сумочку она захватила с собой.
        К этому моменту Молли успела заполучить текст соло. Партию Синары в дуэте она уже выучила - четырех раз для ее отличной памяти вполне достаточно - и теперь разучивала соло.
        Оно оказалось прекрасным. Завораживающим. А ведь это пока еще только слова. Тони Лонгстрит - настоящий гений. Когда Синара допоет последнюю ноту, в притихшем после бурного сопереживания зале не останется сухих глаз.
        - Ну и скучища, - сказал Эл, когда Синара вышла. - Можно я пойду на кухню к миссис Джонни и посмотрю, как там наше самодельное мороженое?
        - Только, чур, синее мое. Слышишь, Эл? - крикнула Лиззи вслед брату и скрестила руки на груди. - Мальчишки, - фыркнула она, презрительно закатив глаза. - И как только в голову придет сказать, что здесь скучно?
        - Тебе нравится? - Молли заметила, что с того момента, как Лиззи уселась в кресло, она не шелохнулась, не издала ни звука, почти не дышала.
        - Ага, - ответила Лиззи. Потом вздохнула. - Ты же знаешь, я пою и танцую. Но папа, дядя Ник и мама все время говорят, что мечтать попасть на сцену - это одно, а прежде чем туда на самом деле попадешь, придется долго-долго работать. Мама сама играла на Бродвее. Танцевала и пела в хоре. И там познакомилась с папой. Очень романтичная история.
        - Я не знала. Лиззи, у тебя очень талантливые родители.
        - Может, и так, только они ни в какую не хотят, чтобы я занималась тем же, чем они. А у меня хорошо получается. Правда. Просто не знаю, что сказать, Молли. Синара звучит ужасно. А ведь мы еще даже не видели, как она танцует… Ой, здрасьте, дядя Ник, - быстро сменила она тему, когда Доминик сел в кресло, оставленное Элом.
        - Ну, что скажешь, мартышка? - спросил он и потрепал ее по волосам. Племянница скривилась.
        - Дядя Ник, ты Эла треплешь по голове. Меня ты целуешь.
        - Кто такой Эл? - спросил Доминик у Молли. Как будто разговора между ними не было. Что ж, если он так себя ведет, значит, и она так же.
        - Твой племянник. Он пожелал, чтобы его звали Эл. Сокращение от Энтони Лонгстрит.
«Э». «Л». Понятно?
        Доминик затряс головой.
        - Элизабет на такое ни за что не согласится.
        - Ничего, - беззаботно махнула рукой Молли. - Это имя еще успеет ему надоесть. Прежде чем найти то, которое ему по-настоящему понравится, он десять раз его поменяет. Но ты должен признать, что «Эл» гораздо лучше «Малыша Тони».
        - А вот и я! - преувеличенно громко объявила Синара, бросила сумочку на стол и поправила юбку. - Начинаем?
        Доминик извинился и поднялся на сцену к проигрывателю. Чуть наклонив голову, Молли наблюдала за Синарой. Каким-то образом ей удалось взять себя в руки. Она даже улыбалась - что после того удара, который нанес ей своими словами Дерек, требовало большого самообладания.
        Пять к одному, что в сумочке у нее колеса, подумала Молли и вздохнула. Что, если эти манеры светской львицы - просто бравада?
        - Нет, спасибо, Доминик, дорогой. Текст мне не нужен. Я все знаю. - Она встала в центре сцены, скрестила руки так, что кончики пальцев касались плеч, повернула голову влево и чуть склонила ее. Трагическая героиня вместо улыбчивой женщины.
        Доминик включил проигрыватель. Музыка была такой прекрасной, что у Молли даже мурашки по спине побежали.
        Голос Синары наполнил зал. И почти каждая нота звучала великолепно. Неподражаемо. Почти каждая.
        К несчастью, это почти портило все. В одном месте она вступила слишком поздно, в другом недотянула и как-то неуверенно взяла финальную ноту.
        - Ой, как лажает, - чуть слышно прошептала Лиззи, спрятавшись за спинку кресла. - Посмотри на дядю Ника. Он прямо язык проглотил.
        Как и Молли.
        Одна только Берта Уайт, называвшая себя Билли (для дочери - мама Билли), чувствовала себя как ни в чем не бывало.
        - Кошмар! - с порога завопила она, грохнув входной дверью. - И вы еще хотите, чтобы моя Бетани играла на одной сцене с ней! Если она танцует так же безобразно, как поет, мы с Бетани немедленно отсюда уезжаем, понятно? Я не допущу, чтобы моя дочь участвовала в третьесортном спектакле.
        Молли быстро оглядела маму Билли. Восхищения эта женщина у нее не вызвала. Волосы - такие же черные, как у Бетани, только торчат во все стороны. У обеих - кожа цвета слоновой кости, но у матери она пошла красными пятнами от злости и выглядела крайне непривлекательно.
        Кроме того, у нее явные проблемы с весом, и она пыталась решить их с помощью облегающей одежды и ремня, безжалостно впивавшегося в жирные бока. Она оказалась из тех скандальных особ, которых даже терпеливая Молли переносила с трудом.
        - Билли, на эту репетицию посторонним вход воспрещен. - Доминик быстро спрыгнул со сцены и преградил ей путь. - Пожалуйста, выйдите отсюда. Мы потом все обсудим.
        - Обсудим? Чего тут обсуждать? - Билли ткнула пальцем в сторону Синары. - Вы должны от нее избавиться, вот что. Мне плевать, с кем вы спите, Доминик, подсунуть эту подержанную певичку в один спектакль с Бетани вам не удастся.
        Лиззи сползла с кресла почти на пол и потянула за собой Молли.
        - Я еще ребенок, я не должна такое слушать, - прошептала она, зажмурившись.
        - Ого, Берта, - донесся со сцены мягкий голос Синары. Как будто она пела колыбельную. - Я и не знала, что ты так ревнуешь ко мне. Наверное, твоя позавчерашняя попытка закрутить с Ником роман оказалась такой же безуспешной, как и все предыдущие. Ну, ничего, думаю, в твоем возрасте пора бы уже привыкнуть. Сочувствую. Может, тебе обратиться к хорошему хирур…
        - Синара! Перестань! - Доминик встал между ними: Синара уже была готова броситься вниз со сцены и вцепиться в маму Билли. - На сегодня репетиция закончена. Мы еще раз попробуем в понедельник, когда вернется Тейлор, договорились? А ты, - прибавил он, хватая маму Билли под локоть, - пойдешь со мной.
        Когда дверь за ними захлопнулась, Молли облегченно вздохнула и посмотрела на Синару, которая выглядела совершенно убитой.
        - Синара, с тобой все в порядке? - спросила она, но актриса даже не обернулась. Она отложила ноты, взяла сумочку и вышла через служебный выход в правой кулисе.
        - По-моему, ей нехорошо. - Лиззи вскочила. - Ты видела, какой был дядя Ник? У него чуть дым из ушей не повалил.
        - Кажется, он сильно расстроился, - согласилась Молли, поднимаясь на сцену, хотя это строго запрещалось. - Бедняжка, вид у него был - хоть в прорубь головой. Ух ты, отсюда все совсем по-другому. Иди сюда, Лиззи, здесь так здорово.
        И хотя она просто хотела отвлечь внимание девочки от недавнего скандала, на сцене действительно все ощущалось иначе. На этой маленькой сцене, в маленьком зале. Молли так развеселилась, что даже начала отстукивать каблуками несложный ритм.
        - Хочешь посмотреть, как я танцую «Леденцовый кораблик»? [«Леденцовый кораблик» - песня и танец из фильма «Сияющие глаза» (1934), где ее исполняет американская актриса Ширли Темпл (р. 1928).] - улыбнувшись, спросила она. - Когда я училась во втором классе, мой танец произвел фурор.
        И, не дожидаясь ответа, она принялась отбивать чечетку, подпевая и размахивая руками.
        - Фу, ну и старье, - протянула Лиззи. - Ширли Темпл сейчас никто не исполняет. Даже вонючка Бетани.
        - Ты знаешь Ширли Темпл? - поинтересовалась Молли, продолжая танцевать.
        - А кто про нее не знает? Мама заставляет меня смотреть «Маленькую мисс Маркер» раз в год, а то и чаще. У нее полно дурацких старых фильмов. Смотрит их и рыдает в три ручья. Попробуй лучше вот это. - Она подошла и встала рядом. - Я покажу, а ты повторяй.
        Молли остановилась. Лиззи медленно подняла одну руку и взялась за невидимую шляпу, а второй уперлась в бедро.
        - На голове - шляпа, правильно? - Молли повторила движение. - Это из «Чикаго»?
        Не меняя позы, Лиззи кивнула.
        - Я его видела четыре раза. Три раза с родителями и один - с друзьями. Вот это фильм! Но мне все-таки больше нравится спектакль. Знаешь, где они вдвоем, все в черном… и танцуют… - Лиззи вытянула носок, сделала ногой полукруг и снова поставила ноги вместе. - Ты видела «Чикаго» на сцене?
        - Конечно. Между прочим, с Биби Ньювирт [Биби Ньювирт (р. 1958) - американская актриса. Среди ее фильмов - «Джуманджи», «Факультет».] , - Молли повторила за ней взмах ногой. - А ты когда-нибудь видела «Весь этот джаз»? [«Весь этот джаз» (1979) - фильм знаменитого американского режиссера, танцовщика, актера и хореографа Боба Фосса (1926-1987). Среди других его работ - «Кабаре», «Милая Черити».] Не песню, а фильм?
        Вдруг она вспомнила один танец из этого фильма, который (переключала каналы и наткнулась) сильно ее потряс.
        - Нет, забудь о нем, такое тебе еще рано. Но ты же видела хореографию Боба Фосса в
«Чикаго», хотя и не всю. Правда же он гений?
        - Ага. Мама с ним никогда не работала, но во время одних гастролей танцевала то, что он поставил. - Лиззи взялась двумя пальцами за поля воображаемой шляпы и задвигала плечами в такт звучащей в голове музыке. - Он любил работать со шляпами. И широкие мягкие движения. Как это. - Она взмахнула руками и сделала несколько мягких длинных прыжков по сцене.
        - Лиззи, у тебя здорово получается.
        - Ага. Я знаю весь танец со шляпой и тростью, меня мама научила. Она много танцев знает. Давай, Молли, потанцуй со мной.
        Молли критически оглядела свое летнее платье.
        - А можно делать шаги поменьше?
        - Конечно. Ладно, смотри и запоминай. Ноги должны быть очень прямые. Теперь немного согнись, как будто горбишься. Руки тоже прямые. Смотришь в зал. Делаешь три длинных шага, потом подпрыгиваешь, закрываешь глаза, щелкаешь пальцами, открываешь глаза, щелкаешь пальцами, стреляешь глазами в зал.
        - Стреляю глазами, понятно, - повторила Молли, сдерживая смех. - Откуда ты знаешь, как стреляют глазами?
        - Я же тебе говорю, мама научила. Ну, я на нее смотрела, смотрела, спрашивала обо всем, а потом она мне все объясняла.
        - Ну давай, стрельни в меня.
        И она стрельнула, юная акселератка. Она закрыла глаза, потом широко их открыла, одновременно выбросив руки вверх, и стрельнула в Молли глазами. Что ж, неплохо. Страшно подумать, скольких она уложит, когда у нее начнется половое созревание.
        - Подожди, мне надо самой попробовать, - сказала Молли, присоединяясь к девочке.
        - Отлично. Тогда начали.
        И Лиззи прошлась «классическим шагом Боба Фосса». Не успела она дойти до середины сцены, как Молли уже повторяла за ней, и они обе останавливались, подпрыгивали, щелкали пальцами, стреляли глазами в невидимых зрителей и шли дальше, продолжая танец. Молли мешало платье, но не сильно,
        - Ну все, хватит, - засмеялась Молли, выпрямившись. - А из какого это шоу?
        - Не знаю. Мама знает очень много танцев, она тренируется на них. Говорит, чтобы сохранить фигуру. Но для «Весь этот джаз» очень подходит. Только я не могу его исполнить как надо - Малыш Тони такой недотепа, и потом, он слишком маленький, чтобы меня поднять. Подожди, я тебе покажу.
        Лиззи побежала за кулисы и тут же вернулась с двумя котелками и тросточками.
        - Это мой тайный реквизит. - Она отдала Молли котелок и трость. - Я иногда привожу сюда Малыша Тони - то есть Эла, - пока никто не видит, и мы репетируем. Но он так лажает, Молли, просто ужас. Ты готова?
        Молли надела котелок, шлепком надвинула его пониже, игриво сдвинула на один глаз, потом подхватила черную трость с белым наконечником и повертела в пальцах.
        - Готова. Так что мы делаем? Твой номер из «Весь этот джаз»?
        - Ага. Ты поешь?
        Молли еще раз шлепнула по котелку.
        - Как павлин.
        - Чего? Какой павлин?
        - Не обращай внимания, это я неудачно сострила. Да, пою.
        - Отлично. Начинаем на счет «три». Раз, два…



        Глава 10

        Доминик устало прислонился к одной из колонн на веранде и раздумывал, что ему сейчас нужнее - еще одна понижающая кислотность таблетка или порция белого порошка, который хранился в ящике комода с того дня, как Тони нашел его в офисе и устроил всем жуткий разнос.
        И до сих пор непонятно, что хуже: сложности с голосом у Синары или отсутствие у мамы Билли мозгов и такта.
        Раньше все было по-другому. Радостно, черт побери. Весело. Всегда по-новому. Даже проблемы не сильно огорчали, потому что он умел с ними справиться.
        Ему по-прежнему нравится быть продюсером. Почти всегда. Но иногда приходится становиться великим и ужасным судьей, наставником. А еще чаще - слишком часто - надсмотрщиком. Саймоном Легри [Саймон Легри - рабовладелец в романе Гарриет Бичер-Стоу (1811-1896) «Хижина дяди Тома».] .
        Когда же все это превратилось в работу? В проклятую обязанность! В бесконечную, безрадостную гонку? Надо бежать, торопиться, а он запутался и потерял направление. Давно уже потерял.
        Тони хотел, чтобы они вдвоем взяли отпуск и отдохнули как минимум год. Но это невозможно. Когда ты на самой вершине, деваться некуда - только падать вниз. Это Доминик знал точно, в это он верил. После четырех мюзиклов, ставших легендой, труднее всего сделать пятый. Не верите - спросите Эндрю Ллойда Веббера.
        Нет, о том, чтобы отдохнуть и отложить новый спектакль, не может быть и речи. Валяться на диване и подсчитывать заработанные денежки - не в характере Доминика.
        Значит, работа. Все, что ему осталось. Работа.
        Если Синара не возьмет себя в руки, ее придется заменить, и очень скоро. А этого ему очень не хотелось. Имя Синары на афише - гарантия успеха. У нее настоящий талант - достаточно взглянуть на длинный список ее хитов. Так почему же сейчас у нее ничего не получается?
        Он знал про них с Дереком. Любой, у кого были глаза, знал. Пять лет они были любовниками. Были. Прошедшее время. Но ведь актеры всегда так: то влюбились, то расстались, то спят вместе, то не спят и все равно остаются друзьями. Ни драм, ни интриг.
        Раньше он думал, что Дерек с Синарой отнеслись к своему разрыву так же. Но теперь его уверенность поколебалась. Ладно, он может быть нянькой, судьей, наставником. Но специалистом по любовным отношениям? Нет уж.
        Доминик задумчиво потер живот. Внутри все жгло огнем, как будто черти развели костер.
        А ведь есть еще Билли Уайт. Шило в заднице. Бетани Уайт - девочка талантливая, но в мире и без нее полно талантливых девочек. Может, Билли об этом и не знает - хотя после того, как он затащил ее в свой кабинет и целый час орал на нее, надо быть дебилом, чтобы этого не понять. Им обеим легко найти замену.
        Заменить Бетани. Заменить Синару. А потом объясняться с Тони, который уверен, что целых три недели его брат бил баклуши, пил пиво и резался с племянниками в компьютерные игры. Как ему из всего этого выбраться?
        А еще Молли Эпплгейт. Самое важное. Откуда-то он знал, что это - самое важное.
        Надо все как следует обдумать. Или она - самая коварная интриганка из всех, какие ему встречались, или просто не знает, какой обладает над ним властью. Не знает, что его влечет к ней. Что у него слюнки текут при одном взгляде на нее.
        То поманит, то оттолкнет. Она вывела его из равновесия - он до сих пор не мог понять, как ей это удалось.
        Казалось, так легко будет ее заполучить, только помани. И вдруг - бац! - он остался ни с чем.
        - Нет, она не это имела в виду. - Доминик оттолкнулся от колонны. - Она не отталкивала, а предупреждала. Похоже, я совсем потерял форму. Черт.
        - Чего? - раздался со стороны одного из кресел голос Эла. - Дядя Ник, ты что-то сказал?
        - А? - Доминик оглянулся на племянника. Эл расчесывал Руфуса. Сенбернар лежал на спине, раскинув лапы и демонстрируя все свои причиндалы. Золовка Доминика пообещала немедленно кастрировать пса, если еще раз их увидит. В тот день Доминик первый и единственный раз видел, как Тони не только сидел, положив ногу на ногу, но и ходил почти так же.
        - Я думал, ты что-то сказал, - повторил Эл и скосил глаза к носу, пытаясь снять с языка шерстинку Руфуса. Язык у него был ярко-синий. - Вон Молли и Лиззи.
        Мягкие клочья шерсти, которые Эл вычесал у Руфуса, разлетелись по всей террасе, как семена перекати-поля. Доминик поднял голову и увидел, что через лужайку к дому идет Молли с его племянницей.
        Они смеялись, держались за руки и шутливо подталкивали друг друга, как дети, у которых есть одна восхитительная тайна на двоих. Вдруг они остановились и, прежде чем пойти дальше, проделали несколько танцевальных па. Лиззи отошла в сторону, сделала полный оборот, поклонилась, помахав воображаемой шляпой, и бросила «шляпу» Молли. Та сделала вид, что ее поймала, тоже покружилась и отвесила поклон.
        Доминик слышал, как они звонко и беззаботно хохочут. Снова потер ноющий живот и решил, что он - самый одинокий человек в мире… И как это, черт подери, получилось?
        - Привет, дядя Ник! - прокричала Лиззи, когда они подошли к террасе. - У тебя живот болит?
        Доминик посмотрел вниз, на плотно прижатую к животу ладонь, и быстро сунул руку в карман.
        - Ничего подобного. Я просто изображаю Наполеона.
        - Чего?
        - Все в порядке, Эл. Вычеши как следует эту дворнягу.
        - С чего вы взяли, что Руфус дворняга, дядя Ник? Мама говорит, что это очень по… по-ро-до-ви-та-я собака.
        - Породистая, - поправила Молли, поднявшись по ступенькам. Она наклонилась и потрепала Эла по волосам. - В этом никто не сомневается. А у вас, молодой человек, весь язык синий. И губы тоже.
        - Ну, если только ты не оставил мне синее мороженое… - Не договорив, Лиззи рывком открыла дверь и бросилась на кухню.
        - Эл, - позвала Молли, взяв мальчика за подбородок, чтобы смотреть ему прямо в глаза. - Скажи честно: ты оставил ей синее мороженое?
        Эл кивнул, но взгляд отвел.
        - Там есть одно синее, последнее.
        - Вот что значит настоящий брат, - подмигнула Молли Доминику. - А теперь самый важный вопрос, Эл. Она сможет его найти?
        Мальчик густо покраснел и поднялся.
        - Может, ей показать? Оно за лотком для мороженого… застряло, понимаете? - Он с надеждой посмотрел на Молли. - Я думаю, оно само туда упало, правильно?
        - А как же иначе? - согласилась Молли. - Но с тебя на сегодня мороженого хватит. Миссис Джонни говорила, что ужин будет рано, а сейчас почти пять.
        Доминик проводил племянника взглядом, и практически в тот же самый момент из глубины дома донесся вопль Лиззи: «Малыш Тони, ты свинья! »
        - Как ты догадалась, что он припрятал последнюю порцию? - спросил он у Молли. Она присела на верхнюю ступеньку и принялась собирать клочья шерсти Руфуса.
        - Я уже объясняла, что сама когда-то была ребенком. А ты разве не был? Ты снова это делаешь.
        - Что делаю?
        - Трешь рукой живот. Больно?
        Доминик опять отдернул руку.
        - Да нет, горит немного, и все. Нужно принять еще таблетку.
        - Лучше засунь маму Билли в мешок и отправь в Тимбукту. - Молли поднялась, держа в руках огромный ком собачьей шерсти. - И всех остальных в придачу. Лиззи рассказала, что ты должен три недели отдыхать, а не работать.
        - Нечего Лиззи выбалтывать семейные тайны, - возразил Доминик. Он снял с волос Молли клок собачьей шерсти. - Кстати, если уж Тони с Элизабет так хотели, чтобы я отдохнул, могли бы забрать с собой чертовых детишек.
        - Это точно. Если ты и дальше будешь так обращаться с племянниками, лучше им держаться от тебя подальше, - ответила Молли, делая шаг в сторону, чтобы обойти его.
        Но Доминик придержал ее за руку.
        - Эй, между прочим, я нанял им тебя.
        Молли выразительно закатила глаза.
        - Вот-вот. Самое простое решение. Кого-нибудь нанять.
        - Всю эту нервотрепку с детским центром и тобой ты называешь «простое решение»? - покачал головой Доминик. - Да вы у меня десять лет жизни отняли.
        - Если ты этим надеялся меня оскорбить, то ничего не вышло. Я не собираюсь бросать детей, Доминик, по крайней мере, пока не вернутся их родители и не спасут их от тебя.
        - Что-то я не совсем понимаю. Может, я держу их взаперти в чулане? Или не подпускаю к телевизору? В чем дело?
        - Ты все время даешь им понять, что они путаются под ногами.
        Доминику показалось, будто каждый нерв в его теле натянулся и даже вибрирует от напряжения. Что с ним такое? Злость? Вина?
        - Они в самом деле путаются у меня под ногами, черт вас всех возьми. Ты не слышала, что творится с Синарой? У меня и так проблем по горло.
        - А кто их создал, эти проблемы? Если бы ты не стал устраивать здесь подпольных репетиций, пока твой брат не видит, не привез всех сюда, ничего бы не случилось. Общался бы с племянниками.
        - Общался? Это еще что значит? Каждый день поливать друг друга из водяных ружей?
        - Почему нет? Для начала. - Вдруг Молли как-то съежилась, опустила плечи. - Не бери в голову, Доминик. Это все должно происходить естественно. Дети сами разберутся, поверь. Или ты хочешь быть с ними, или нет.
        Доминик выпустил ее руку и отошел в дальний угол террасы. Какого черта она за ним увязалась? Он хочет побыть один. У него болит голова. Не просто болит - раскалывается.
        - Прости. - Молли положила руку ему на плечо. - Просто мне совсем некстати вспомнились кое-какие эпизоды из собственного детства, вот я на тебя и набросилась. Ты не отец. Ты просто ДЯДЯ.
        Доминик обернулся. Глаза Молли подозрительно блестели.
        - Разве родители спихнули тебя на руки няне?
        - Как только врач перерезал пуповину. А чего зря терять время? - Улыбка Молли была, пожалуй, чересчур сияющей. - Я уже поняла, какие отличные родители достались Элу и Лиззи. Мне только непонятно, почему они так переживают за тебя. - Она поймала руку Доминика и приложила к его животу. - Если ты немедленно не прекратишь хвататься за живот, я тоже начну волноваться. Ты уверен, что у тебя все нормально?
        - Все хорошо. Наверно, съел что-нибудь, - сказал Доминик и сам себе не поверил. И Молли тоже не поверила. - Я уже принял две таблетки… Думаешь, третья поможет?
        - Не знаю. - Она усадила его в одно из стоявших на террасе кресел. Точнее, впихнула силой. - Думаю, надо вызвать доктора, какой-то ты бледный.
        - Это от испуга. - Доминик попытался улыбнуться. - Когда ты так на меня смотришь, у меня поджилки трясутся. - Сердце бухало у него в груди, как паровой молот, и это не добавляло голосу убедительности. К тому же Доминика вдруг стало подташнивать.
        - Ты весь мокрый. - Молли присела рядом с ним на корточки.
        - Сегодня адская жара. Как вспотеть? - с вызовом спросил он не столько у Молли, сколько у собственного организма. Который что-то пошел вразнос, и чем дальше, тем больше.
        - Помолчи, я пытаюсь вспомнить симптомы. Ты чувствуешь левую руку? А челюстью можешь пошевелить? Тошнит?
        - Сердечного приступа у меня нет, - решительно произнес он, пытаясь встать. Сердце прыгало в груди, как мячик. Он уже почти встал, как вдруг голова закружилась и Доминик рухнул обратно в кресло. - Черт!
        - Подожди. Не шевелись. Я сейчас… - И Молли помчалась в дом. Дверь за ней с грохотом захлопнулась.
        Доминик и не думал шевелиться. Он изо всех сил гнал от себя воспоминания об отце, который умер в пятьдесят шесть лет от обширного инфаркта. «Спокойно, мне только тридцать восемь. Я еще слишком молод, мне еще жить да жить». Доминик нервно сглотнул и постарался сконцентрироваться на дыхании.
        Входная дверь снова грохнула: вернулась Молли с ключами от «Мерседеса».
        - Я попросила миссис Джонни присмотреть за детьми. Пусть научит их печь какое-нибудь печенье или еще что-нибудь. Все равно ужин будет поздно, потому что они объелись мороженого. Я решила ничего не говорить им о твоем приступе. Объяснила, что мы решили прокатиться и посмотреть, нет ли поблизости арбузного поля. Сейчас подгоню машину.
        - Арбузного поля? - вытаращился на нее Доминик.
        - Или кукурузного, какая разница? Хочешь, чтобы я острила в такой ситуации?
        - Я сам дойду до машины. - Он усилием воли поднял себя на ноги, борясь с головокружением. Руки и ноги не слушались. Хорошо хоть желудок больше не болит. Наверное, это было нервное. И потом, как может что-то болеть, если половина тела онемела? И на том спасибо. Прорвемся. - Видишь? Я могу идти.
        Стиснув зубы, Доминик заставил себя дойти до «Мерседеса». Но в машине ослабел настолько, что просто рухнул на сиденье и даже разрешил Молли пристегнуть себя ремнем.
        - Куда ехать? - спросила она, когда машина выкатилась на шоссе.
        - Я думал, ты знаешь. - Он через силу повернул голову и посмотрел на Молли. Потом хотел добавить, что все это совершенно ни к чему, в больницу ему не нужно, но сил говорить не было.
        - Я не знаю. Поедем в город.
        - В пяти милях отсюда есть больница, - выдавил Доминик. О том, что именно в этой больнице они с Тони и матерью прощались с умиравшим отцом, он старался не думать. Господи, откуда такая слабость? Откуда?
        Она улыбнулась и подмигнула:
        - Это потому, что ты со мной. Я, как удав, парализую мужскую волю. - Молли рывком прибавила скорость.
        - Кажется, у Шумахера есть не только брат, но и сестра, - простонал Доминик минут через пять. И, хотя каждое слово давалось ему с трудом, продолжил: - Так… у меня скоро… начнется воздушная болезнь.
        - Ну-ну, нечего хныкать. - Молли не сводила с дороги глаз. - Мы уже приехали. Все будет в порядке, Доминик. Верь мне.
        Лишь бы она оказалась права…
        Она промчалась по подъездной дорожке перед приемным отделением, ловко вырулила на стоянку и убежала, прежде чем Доминик успел сказать, что отлично дойдет сам.
        - Он весь вспотел, бледный, кажется, у него тошнота. Боль в животе и сильная слабость, - услышал он голос Молли, и в тот же момент чьи-то сильные руки подхватили его и усадили в кресло-каталку.
        От такого обращения Доминик рассвирепел. К тому же ему было очень стыдно, хотя он прекрасно понимал - ничего постыдного в том, что с ним случилось, нет.
        - Идиотизм, - сказал он, но его никто не услышал. Он едва-едва мог поднять мотавшуюся по груди голову. Марионетка, которой перерезали веревочки, - вот кого он сейчас себе напоминал.
        Кое-кто его все же услышал.
        - Заткнись, - тихо, но ясно сказала она, быстро шагая рядом с каталкой. - Строптивые пациенты никому не нужны.
        - Я… не… пациент… я… - Он сделал усилие и поднял голову. Его ввезли в небольшую палату; медсестра-негритянка поспешно застилала простыней кушетку, возле которой стоял столик с инструментами. Какими, Доминик решил не вглядываться.
        Его переложили на кушетку. Раздели. Молли при этом стояла рядом, наблюдая за процессом превращения взрослого независимого мужчины в голого беспомощного больного.
        Так, кажется, он понял, что происходит. Медсестра налепила ему на грудь присосок - значит, будут снимать электрокардиограмму, ЭКГ. Раз в год ему такое делал один врач на Манхэттене. Ладно, с ЭКГ смириться еще можно.
        И тут вошла еще одна, со шприцем в руках.
        - А нельзя обойтись без уколов? - спросил он. Почти проблеял, черт дери. Как трусливый сопляк. Уколы Доминик не выносил.
        - Сэр, нам необходимо взять анализ крови, - ответила медсестра. - Такие правила.
        Доминик порывисто вздохнул и посмотрел на Молли. Черт его знает, почему он посмотрел на Молли. Может, потому, что было в этой медсестре что-то от Дарта Вейдера.
        - Ну-ну, не распускай нюни, - отозвалась Молли, подошла к кушетке и взяла Доминика за руку. - Один маленький укольчик, а если будешь хорошим мальчиком, получишь воздушный шарик в подарок.
        - Катись к черту, - прошипел Доминик. Но на самом деле он вовсе не хотел этого. Лишь бы она осталась рядом и продолжала сжимать его руку. Если бы только он так не боялся.
        Вошел врач. По крайней мере, так написано у него на бейдже. На вид ему лет двадцать, не больше. Он прошел к аппарату ЭКГ, просмотрел ползущую из него бумажную ленту и выключил машину.

«Зачем? Неужели все так плохо? Я что, безнадежен?» Хватит, Ник, перестань. Возьми себя в руки. Сядь, пусть видят, что ты в норме. Черт, как это «не можешь сесть»? Это Молли так тебя загипнотизировала?
        - Мистер Лонгстрит? Здравствуйте, я доктор О'Кифи. Прежде всего, сердце у вас в порядке. Думаю, это главное, что вы хотели услышать.
        Доминик закрыл глаза и почувствовал, как Молли толкнула его кулаком в бок. Он готов был разрыдаться. Он не умирает. Но если он не умирает, что же с ним такое?
        - Я правильно понял, что у вас была боль в животе, тошнота и слабость?
        - Да, доктор, хотя мы не совсем точно знаем, с чего все началось, - ответила Молли, прежде чем Доминик успел открыть рот. - Он сказал, что у него желудок разболелся, и принял несколько понижающих кислотность таблеток. А потом вдруг побледнел. Я так испугалась.
        - Миссис Лонгстрит? - уточнил доктор О'Кифи.
        - Совершенно верно. - Молли быстро протянула ему правую руку. - Простите. У меня стальные нервы, уверяю вас. Долг жены не позволяет мне оставить мужа. Ему будет гораздо спокойнее, пока я рядом. Я ведь могу здесь остаться?
        - Разумеется. Думаю, это отличная идея, - кивнул доктор О'Кифи. Эта обаятельная белозубая женщина вызывала у него восхищение.
        Если бы Доминик мог, он бы прокричал: «Эй, док, вы про меня не забыли?»
        После длительного молчания доктор О'Кифи наконец-то оторвал взгляд от Молли и с трудом, но вспомнил, зачем он здесь. Он вставил в уши стетоскоп и принялся осматривать Доминика.
        Молли чуть отступила в сторону, но руку Доминика не выпустила. Связать бы ее. И зацеловать.
        - У вас были недавно какие-нибудь неприятности, мистер Лонгстрит? - вдруг спросил врач. - Может, вы с миссис Лонгстрит сегодня ссорились?
        - Ну что вы. - Молли поднесла руку Доминика к губам и поцеловала. - Мы никогда не ссоримся. Мы поженились недавно. Но вот на работе у него столько неприятностей. Бедный мой, какой тяжелый был у тебя день.
        - Не тяжелее, чем обычно, - вставил Доминик. Ему вдруг стало гораздо лучше. Что это за болезнь, если от нее вылечивает прикосновение Молли?
        - Не слушайте его, доктор. Стресс - второе имя Доминика. Я слышала, так его назвал священник у алтаря, - не моргнув глазом, выдала Молли.
        Нет, ее надо не связывать, а пороть, подумал Доминик.
        - Придется нам, мистер Доминик, проделать с вами одну штуку. - Доктор подал знак медсестре, та открыла какой-то ящик и достала оттуда… бумажный пакет?
        Доктор О'Кифи взял пакет, встряхнул, чтобы развернуть, и протянул Доминику.
        - Пожалуйста, подышите в него, мистер Доминик. Приложите пакет ко рту и носу и плавно вдохните-выдохните.
        - Вы шутите?
        - Давай, дорогой, не упрямься. - Молли взяла пакет и прижала ко рту Доминика.
        - Возможно, у вас предъязвенное состояние, мистер Лонгстрит, или нарушение кислотности. Все это мы сможем узнать на следующей неделе, когда сделаем анализы. Сейчас займемся главным.
        Доминик убрал пакет от лица и спросил:
        - Так я для этого дышу в пакет? Чтобы вы проверили, есть у меня язва или нет?
        Молли схватила пакет и прижала его к лицу Доминика.
        - Еще раз так сделаешь, любимый, и я тебе руку сломаю. Дыши.
        - Нет-нет, мистер Лонгстрит, конечно, не для этого. Вы дышите в бумажный пакет, потому что у вас была гипервентиляция, которую мы пытаемся остановить.
        Этого Доминик не понял, но ему постепенно становилось лучше и лучше, как будто жизнь возвращалась в онемевшие руки и ноги. Так что он не сопротивлялся и слушал.
        Гипервентиляция - это не только быстрые судорожные вдохи, как он всегда думал. Иногда ее может вызвать слегка учащенное дыхание, которое продолжается несколько часов. Человек в стрессовом состоянии может даже не подозревать, что дышит слишком часто, пока не начнутся онемение, слабость и прочие симптомы. А как только это начинается, большинство людей впадают в панику, дышат еще чаще, а потом решают, что при смерти.
        - Реакция совершенно естественная, но приятного в ней мало, верно? - продолжал доктор О'Кифи. - Держите под рукой бумажный пакет. Подышав в него, вы приведете количество газов в крови в норму, потому что каждый вдох выравнивает содержание кислорода и углекислого газа в организме. И вам сразу станет лучше.
        Железная логика. Доминику стало стыдно за свой страх. Чем дольше он дышал в пакет, тем легче ему становилось. Он не собирался умирать. Он просто вел себя как последний болван.
        Он так и сказал:
        - Я не умирал. Просто вел себя как болван.
        - Ну, что ты, дорогой, - произнесла Молли таким тоном, словно всю жизнь провела в сиделках, и шлепнула Доминика по плечу. - Какой же ты болван? Ты просто перенервничал. Переработал. Зато теперь точно знаешь, что пора немного притормозить и научиться расслабляться, прежде чем с тобой действительно случится что-нибудь серьезное. Здоровое питание, спорт, много отдыха. Верно, доктор?
        - Полностью с вами согласен. Прежде всего, могу вам посоветовать съездить в отпуск, - ответил доктор О'Кифи, и час спустя Молли уже везла Доминика обратно в поместье. Доминик держал в руках несколько брошюр о том, как бороться со стрессом, пачку таблеток, направление на исследование желудочно-кишечного тракта, рецепт на другие таблетки, понижавшие кислотность (посильнее) и рецепт на успокоительное. И что-то бормотал.
        - Я не собираюсь принимать успокоительное, - сообщил он себе, Молли, всему миру; но сам в этом уверен не был. Просто ему хотелось хоть как-то выразить протест.
        - Доктор О'Кифи сказал, что «Ксанакс», который он тебе дал, просто легкое успокаивающее. Его надо принимать, если появится тревожность. А другой рецепт - на более сильное лекарство. Только он два раза повторил: прежде чем на него переходить, пропей сначала «Ксанакс», а потом посоветуйся с лечащим врачом.
        - У меня никогда не бывает тревожности!
        - Скажи еще, что мы только что арбузы воровали. - Молли свернула на обочину и остановилась. Они уже подъехали к повороту в поместье. - Послушай, Доминик. Сегодня тебя предупредили. Брат сказал, что ты слишком много работаешь. Доктор О'Кифи сказал, что ты слишком много работаешь. Знаешь, если два разных человека говорят, что ты плохо выглядишь, пора лечь и отдохнуть.
        - Пока сам не свалился?
        - Вот именно. Ты что, не понимаешь, как меня напугал?
        - Ты что, не понимаешь, как грубо ты со мной обращалась, миссис Лонгстрит? Не могла обойтись без вранья, чтобы тебя не выгнали из палаты? И потом, с чего ты взяла, что я нуждался в твоем присутствии? Руфус, и тот обошелся бы со мной ласковее.
        - Ты вел себя как дурак, - сухо сказала Молли. - Надо же было кому-то остаться с тобой, послушать, что скажет врач. Ты потом обязательно соврал бы, сам знаешь. А еще я испугалась, думала, что во всем виновата, мы же поссорились после тех поцелуев. А еще я заставила тебя все утро бегать и поливала водой. До сих пор не понимаю, как могла машину вести, так руки тряслись, я все пыталась вспомнить хоть что-то про первую помощь, и…
        Доминик притянул ее к себе, она уткнулась ему в грудь и разрыдалась в голос, с горестными вздохами, громко всхлипывая и шмыгая носом. Все ее тело вздрагивало от рвущихся наружу эмоций.
        Слезы закончились так же внезапно, как и начались. Будто закрыли кран. Она выпрямилась, вытерла тыльной стороной ладони глаза и улыбнулась ему сквозь мокрые ресницы.
        - Фу, как глупо вышло. Это же ты больной, а я должна тебя утешать.
        - Ты разволновалась. Из-за меня. Прости, Молли.
        Она кивнула, достала из сумочки носовой платок и высморкалась.
        - Попробовал бы не извиниться! Главное - больше никакой работы. Официально ты в отпуске, как сказал доктор О'Кифи. Посмотри, он даже выписал тебе рецепт на отпуск - ну и умница, - принимать один раз в день в течение двух недель. Так что работа отменяется!
        - А куда я дену Дерека, Синару, Бетани и Тейлора, который приедет в понедельник? Запру в чулан?
        - Ничего с ними не случится, - решительно сказала Молли и завела машину. - Сегодня я, ты и племяшки будем смотреть кино. Завтра утром, если ты не против, сходим в церковь. Днем поедем кататься верхом. И учти, если для того, чтобы ты немного расслабился и отдохнул, тебя надо будет связать, я так и сделаю. Понятно?
        - Не совсем, - улыбнулся Доминик. - Лучше бы ты подсказала, как все объяснить Дереку, Синаре, Тейлору. И Билли Уайт, помоги господи. Кстати, ты, кажется, собиралась меня связать? Уточни, пожалуйста, как именно?
        - Вот поросенок, - фыркнула Молли, сворачивая на подъездную дорожку. И улыбнулась.
        Доминик определенно чувствовал себя лучше. По-прежнему глупо, но гораздо лучше.



        Глава 11

        Стоя посреди комнаты, Молли задумчиво смотрела на чемодан, лежащий на кровати. Открытый и пока пустой чемодан.
        Чего она стоит? Надо собирать вещи и бежать. Еще час назад она уже должна была быть на полпути неважно куда, главное, подальше отсюда.
        Так почему она все еще здесь? Зачем она за ужином целый час болтала с детьми о всякой чепухе, чтобы они не заметили, какой бледный их дядя, как нехотя он ест и как тихо себя ведет?
        Может, ради детей? Ради Эла и Лиззи? Конечно, ради них. По крайней мере, Доминик Лонгстрит здесь точно ни при чем, хотя Он и замечательный мужчина. Но мало ли скольких замечательных мужчин она знала? Ни одному из них ей не хотелось щупать пульс или измерять температуру. Таскать с собой бумажные пакеты в сумочке (на всякий пожарный) она тоже не собиралась.
        Все это ей не нравится. Ей никто не нужен, а главное - не нужно чувствовать себя нужной кому-нибудь.
        - Почему ты так уверена? - спросила она себя, закрыв чемодан и заталкивая его обратно в шкаф. - Раньше в тебе никто не нуждался, если не ошибаюсь.
        Она с размаху бросилась на кровать, подперла руками подбородок и уставилась в стену. Ответа на стене почему-то не оказалось, и Молли перевернулась на спину. Теперь она смотрела на полог.
        Как он ее напугал. Никогда в жизни она так не боялась.
        Только что они с Лиззи хохотали, и вдруг она увидела, как Доминик побелел, а взгляд его карих глаз стал отрешенным, словно он пытался и все никак не мог понять, что же с ним происходит.
        Она спросила, чувствует ли он левую руку, может ли пошевелить челюстью… А что, если этим она только сильнее напугала его? Хотела помочь, а сделала хуже.
        И все-таки прежде всего она думала не о себе, что уже необычно. Молли по опыту знала, что о себе надо думать в первую очередь (долгие годы она была сторонницей теории «я у себя одна»). Интересно, это как-нибудь на меня повлияет? Это ведь не моя проблема, верно? И разве мало еще мест, где мне будет хорошо? И не приведи господи привязаться к этому, пусть даже совсем чуть-чуть.
        Ее первая в жизни мысль не о себе могла быть, например, о детях, с которыми все, между прочим, в полном порядке. Она же няня, а опыта у нее в этом деле не больше, чем в любом другом. Мало ли она сменила работ за несколько лет, и на каждую требовался работник с опытом.
        Вот, вот о чем надо думать: о Лиззи с Элом. А она вспомнила о них, только когда ворвалась на кухню к миссис Джонни и уже хотела крикнуть, что срочно везет Доминика в ближайшую больницу. Вид двух синезубых улыбок мгновенно привел Молли в чувство, не дал окончательно поддаться панике. Хорошо, что дети оказались на кухне.
        Она взяла себя в руки. Она ведь взрослая. Она за них отвечает. Она улыбнулась в ответ, попросила миссис Джонни помочь ей разыскать ключи от машины и выложила все экономке, только когда они вдвоем отошли подальше. Подальше от маленьких детей с большими ушами.
        По дороге в больницу она умудрилась ни во что не врезаться, в палате вела себя как надо: спокойно и непреклонно.
        Все отлично. Она была безупречна… пока не устроила эту неожиданную истерику на обратном пути.
        Черт бы его побрал за то, что он так сильно ее напугал.
        И теперь Молли набилась ему в сиделки (вот, уже и обязательствами запахло!), чтобы он не посинел, как языки у Эла и Лиззи, и не загнулся невзначай.

«Доминик нуждается в отдыхе!» - заявил доктор О'Кифи, и она бросилась организовывать Доминику отдых.
        Стрекоза собиралась научить муравья, как нужно беззаботно веселиться. В целом, если как следует поразмыслить, ничего плохого в этой идее нет. Что тут сложного? Она справится одной левой, устроит здесь такое, что в Диснейленде все сдохнут от зависти.
        Только сначала надо заточить Дерека, Синару и маму Билли (ее в первую очередь) в местное подземелье. Знать бы еще, где оно…
        - Прекрати истерику, - приказала она себе. - Ты же сама сказал доктору О'Кифи, что у тебя стальные нервы.
        Напольные часы в холле на первом этаже начали отбивать время. Молли взглянула на будильник, стоявший на тумбочке возле кровати. Она здесь уже целый час. Восемь, пора купать Эла, потом укладывать в постель и читать ему книжку.
        Оказалось, что миссис Джонни позаботилась о мальчике. Лиззи тоже принимает ванну, потом наденет пижаму и поставит в большой гостиной какой-нибудь фильм. Доминик поклялся Молли, что ровно в девять спустится вниз, чтобы уписывать за обе щеки попкорн и восхищаться фильмом, который выбрала Лиззи.
        Правда, прежде чем он согласился, Молли пришлось пригрозить, что в случае неподчинения в следующий раз может сколько угодно бледнеть и падать в обморок. Она и пальцем не шевельнет, мало того, спрячет все бумажные пакеты, какие только найдутся в доме, и пусть он валяется беспомощный, где упадет, пока его не закакают голуби.
        Стоило немного надавить, и Доминик послушно на все согласился. Но Молли была уверена, что ему все еще не по себе, все еще страшно. Ничего, это быстро пройдет. Завтра он наверняка попытается устроить новую репетицию, начнет названивать по делам и делать вид, будто ничего с ним не произошло.
        И зачем ей опекать такого болвана?
        - Нужно - значит, нужно. - Молли вышла из спальни и направилась к дому для гостей. Пора сунуть нос в дела, которые никак ее не касаются.
        Она постучалась в застекленную входную дверь, потом повернула ручку внутренней двери. Та оказалась не заперта.
        - Есть кто-нибудь? - позвала Молли, разглядывая большую комнату, гостиную и столовую одновременно, которая занимала, похоже, большую часть первого этажа. Все бело-зеленое: и обитая ситцем мебель, и ситцевые же занавеси. Чудесная комната. На большом мягком диване, подобрав под себя ноги, сидела Синара и листала журнал.
        - Синара? - Молли прошла в комнату и остановилась возле дивана.
        - А, Молли, привет, - улыбнулась дива. - Наверно, я зачиталась и не слышала, как ты вошла. Посмотри. - Она повернула журнал, чтобы Молли могла разглядеть фотографию. - Как думаешь, я слишком придираюсь или у Брэда Питта в самом деле заспанный вид? Какие у него мешки под глазами. - Она еще раз взглянула на фотографию, захлопнула журнал и небрежно отложила. - Хотя, окажись мы в одной постели, я бы ни за что не дала ему заснуть.
        - Еще бы, - отозвалась Молли. Как ей заставить Синару думать, что устроить небольшой отпуск та предложила сама? Потому что Молли уверена: если она расскажет кому-нибудь, что случилось сегодня с Домиником, он ее прирежет. - Э-э… Синара? Можешь мне помочь? - придав лицу взволнованно-тревожное выражение, Молли села на краешек стула напротив дивана. Попроси человека помочь, он сразу начинает чувствовать себя значительным, будто сам принимает решение. По крайней мере, на Джейни эта уловка действовала безотказно. - Понимаешь, я должна присматривать за ребятиш… то есть детьми, Элом и Лиззи. Ты их видела? Племянники Доминика.
        - Дети Тони, Чудесные, как и все дети. Но только пока они далеко. Жаль, Бетани Уайт нельзя отправить на Северный полюс. Не знаешь, здесь нет никакой ненужной комнаты? Я бы с удовольствием ее там заперла, чтобы не путалась под ногами. Погреб тоже подойдет. Желательно сырой и темный, дорогая. Эта девчонка вопила сегодня утром целый час, не меньше.
        Молли удивленно взглянула на Синару, но тут же все вспомнила. Бетани Уайт… водяное ружье… Доминику пришлось пригласить Бетани и ее стервозную мамашу на воскресный ужин. Как же она забыла? Только еще одной проблемы ей не хватало.
        - Я поищу. Но Бетани сейчас не главное. Дело в том, что Тони с Элизабет оставили детей Доминику, чтобы он за эти три недели с ними наигрался и познакомился получше.
        Синара скривилась.
        - А я думала, Тони Доминика любит.
        - Конечно, любит. Может, все Элизабет придумала. Короче говоря, Тони сегодня звонил Доминику и устроил ему разнос за то, что тот не занимается детьми, как они договаривались. Так что Доминику пришлось пообещать на две недели превратиться в Любящего Дядюшку.
        Синара нахмурилась.
        - А мы куда денемся? Я же приехала сюда, чтобы репетировать, ты забыла? Мы все собрались, чтобы репетировать.
        Молли небрежно пожала плечами. Рыбка на крючке, самое время подсекать.
        - Получается, что теперь у тебя целых две недели оплаченного отпуска. Если, конечно, захочешь. А потом вернется Тони, и вы снова начнете репетировать. По-моему, здорово.
        Молли мысленно сосчитала до семи. Наконец Синара перестала покусывать нижнюю губу и медленно улыбнулась.
        - Кажется, Дерек попался.
        Молли почувствовала, что камни в желудке благополучно переварились и теперь можно вздохнуть свободно.
        - Еще как. Только представь, можно разгуливать перед ним в бикини, пока он слюной не захлебнется. Я же видела, как он на тебя смотрит. Ты захватила бикини?
        Синара постаралась сохранить равнодушное выражение на лице, но глаза у нее загорелись. Очень интересно.
        - Он смотрит на меня? Уверена?
        - Конечно. Он всегда на тебя смотрит и пытается задеть, чтобы ты с ним поговорила. Можешь не верить, но мне кажется, он в тебя влюблен. Кто бы на его месте не влюбился? Разве есть мужчина, способный устоять перед тобой?
        Синара кивнула, принимая комплимент как должное.
        - В понедельник позвоню в салон, надо сделать эпиляцию для бикини. - Она поднялась с дивана. - Устроим пикник. Сто лет не была на пикнике. Заставлю Дерека кормить меня клубникой и виноградом. Он у меня последний ум потеряет. Он это заслужил, поверь мне, милая. Спать до полудня и два раза в неделю делать маникюр у Ангела. И массаж лица. И днем тоже спать. - Синара зажмурилась от удовольствия. - Знаешь, когда у меня последний раз был настоящий отпуск? Даже я не помню. Пойду обрадую Дерека. Посмотрим, как он в плавках будет нырять в бассейн!
        - Двое готовы, один на прицеле, - сказала Молли, когда Синара почти выбежала из комнаты и поспешила вверх по лестнице. Наверняка в комнату Дерека, чтобы рассказать про отмену репетиций на ближайшие две недели. Интересно, звезды Бродвея умеют бегать вприпрыжку? Может, и умеют.
        Теперь надо найти маму Билли, а заодно придумать, как спровадить их с Бетани отсюда на две недели, не считая воскресного ужина.
        - Миссис Уайт? - позвала Молли, входя в маленькую комнату за кухней. Кажется, здесь стоял компьютер.
        - Что там еще? Неужели не видно, что я занята? - рявкнула Билли Уайт, не отрываясь от монитора.
        - Простите. Добрый вечер, - ответила Молли, напомнив самой себе про ласкового теленка из старой доброй пословицы. - У меня для вас хорошие новости. Доминик отпускает всех в двухнедельный отпуск. Вы с Бетани сможете съездить домой отдохнуть, а через две недели вернетесь. Здорово, правда?
        Маму Билли, судя по всему, эта новость не впечатлила. Она крутанулась на стуле и уставилась на Молли.
        - Это еще что за собачье дерьмо? Небось хочет от нас избавиться? А все из-за чертовых детишек Тони. Все потому, что я прямо сказала ему, какие они кретины и как завидуют моей Бетани. Бедная девочка до сих пор не может в себя прийти после той травмы, которую нанесли ей сегодня утром. Я могу в суд подать, и ему это отлично известно, так что нечего мне тут втирать про какой-то липовый отпуск, меня на такое не купишь.
        - Травмы? Это же было водяное ружье, миссис Уайт, а не настоящее.
        - Не смей мне дерзить. Все знают, что ты просто очередная шлюха Доминика. Этот человек и недели не может протянуть без новой девки. - Ее глаза сузились. - Или, может, ты замена Синаре?
        - Я - няня, - сказала Молли, мысленно наделяя миссис Уайт свинячьим пятачком. Такого ей не приходилось делать со школы. Она по опыту знала - начни бороться с дураками (по крайней мере, лицом к лицу), и сам превратишься в дурака. - Ни Синара, ни Дерек никуда не уезжают. Они проведут отпуск здесь.
        - Ах, они остаются? Тогда с какой стати мы с Бетани куда-то поедем? Может, он и решил от нас избавиться, только черта с два у него это получится. Никуда мы не поедем, слышала?
        Молли подумала, что маму Билли отлично слышали даже в Вильямсбурге.
        - Между прочим, он сказал, что вы можете остаться, - с улыбкой проговорила она, хотя это далось ей не без некоторого насилия над собой. Ничего, ближе к концу второй недели она выберет денек, и эта мадам у нее захрюкает. Сейчас не получится: всего пару часов назад Доминик лежал на больничной койке.
        - Попробовал бы не сказать! - брякнула Билли. - И смотри, держи этих ублюдков подальше от моей Бетани.
        - Думаю, это не проблема, тем более что воскресный ужин отменяется. - Молли развернулась и вышла из дома для гостей, пытаясь сообразить, как ей теперь объяснить Доминику, что она отменила две недели репетиций.
        Но объяснять ничего не пришлось: когда она пришла в гостиную, Доминик спал на одном из диванов, чуть присвистывая во сне.
        - Бедненький, у тебя сегодня был такой тяжелый день, - нежно сказала Молли. Потом развернула плед и укрыла им Доминика: он лежал почти под самым вентилятором.
        С трудом удержавшись, чтобы не поцеловать его в лоб, Молли на цыпочках вышла из комнаты. В коридоре она остановилась, прижалась спиной к стене и посмотрела в зеркало напротив.
        - Признайся, Маргарет, как такой бесшабашной девчонке, как ты, удалось влипнуть в это дело? - спросила она у своего отражения. И, не дождавшись ответа, спустилась в большую гостиную, откуда пахло свежеподжаренным попкорном.



        Глава 12

        - Доминик?
        Он повернулся на бок. Он спал, и во сне Молли звала его по имени. Как приятно шепчут ее губы.
        - Доминик?
        Он улыбнулся и поглубже зарылся носом в подушку. «А теперь пусть назовет меня
„милый“, - подумал он. Давай, Молли. Ну, еще разок, и с чувством ».
        - Мистер Лонгстрит, занавес поднимут через минуту.
        - Что-о-о? - Доминик открыл глаза и рывком сел.
        - Прости. - Молли присела на край дивана. - Я целых пять минут пыталась тебя добудиться, честное слово. Я не знала, что ты так отреагируешь. Опять нервничаешь?
        Он глубоко вздохнул и взъерошил волосы.
        - Может быть. Нет. Да. - И зевнул. - Господи, что в этой таблетке?
        - Все-таки принял?
        Он бросил на Молли недовольный взгляд.
        - Да. Перед ужином. Половину. В первый и последний раз. Потому что у меня - запомни - не бывает навязчивых тревожных состояний.
        - Как скажешь. Но отдохнуть тебе все равно нужно. Поднимайся, уже одиннадцать. Пора бай-бай.
        - Зачем ты меня разбудила? Я бы и здесь отлично выспался.
        - Ага, а потом мне пришлось бы вспоминать, чему нас учили на курсах массажа, чтобы привести в порядок твою затекшую шею.
        Ладно, сейчас он встанет.
        - Ты закончила курсы массажа?
        Она в упор посмотрела на него.
        - Почему у мужчин сразу становится такое выражение лица, когда они про это узнают?
        - А ты не догадываешься? - быстро перебил Доминик. Ну вот, он встает. Уже встал.
        Молли обняла его за плечи.
        - Пойдем, пора в постельку. Если, конечно, не хочешь перекусить. За ужином ты почти ничего не ел.
        Она вдруг отстранилась и одним прыжком очутилась на другом конце комнаты.
        - Черт! Только послушай, что я говорю! Я становлюсь как Джейни. И это меня пугает, Доминик, по-настоящему пугает. Ешь, спи, сворачивай себе шею, работай, пока не получишь инфаркт, - мне на это плевать. Понятно?
        - Договорились, - ответил Доминик, поднимаясь на ноги. - Мне не нужна нянька, ты же знаешь. Нянька нужна не мне.
        - Ну, это еще не известно.
        - Тебя устраивает эта работа или нет? Решай.
        Красивое, выразительное лицо Молли сменило несколько выражений и остановилось на озадаченном. Доминик улыбнулся.
        - Ладно, я к вашим услугам, - она вздохнула. - Тебе ведь нужно помочь.
        - С детьми. Мне нужно помочь с детьми. Мы же обо всем договорились.
        - Тебе самому нужна помощь, - добавила Молли, снова подходя к нему. - Поезд, который чуть тебя не переехал сегодня утром, шел издалека. И брат предупреждал тебя, так? Теперь я поняла. Вопрос в том, что я могу для тебя сделать.
        - Можем попробовать вот это. - Доминик подошел, обнял ее за плечи и притянул к себе. - Или это. - И поцеловал ее.
        Славная девочка, не ломалась попусту. Она приняла его поцелуй и ответила.
        Их языки сплелись, тела прижимались друг к другу так, будто хотели слиться в одно. Она обвила руками его шею.
        Доминик шагнул назад, к дивану, мечтая, как разденет Молли, подомнет под себя, как она обовьет ногами его бедра…
        Он почувствовал ее пальцы у себя на груди. «Точно. Правильно. Надо снять рубашку. Брось. Плюнь ты на эти пуговицы. У меня полно рубашек. Сотни рубашек. Подожди. Нет-нет, не останавливайся. Не отталкивай меня. Не надо… Я не хочу, чтобы это закончилось…»
        - Доминик, - выдохнула Молли ему в шею. - Кажется… Кажется у меня гипервентиляция.
        - Отлично. Как ты, так и я. Мы - идеальная пара. Не одолжишь мне свой бумажный пакетик?
        - Да погоди же! Серьезно, Доминик. Мы в гостиной. Сюда может кто-нибудь войти. Миссис Джонни… дети. Пойдем отсюда.
        - Чур, ты первая, - сказал он, покусывая ей мочку.
        - Так мы никогда отсюда не уйдем. - Она запрокинула голову, подставив ему свою длинную ароматную шею. - Потому что я не хочу, чтобы ты перестал меня обнимать.
        - Тогда давай поднимемся наверх обнявшись.
        - Ну, так мы далеко не уйдем.
        Он скользнул руками ниже и сжал ее ягодицы.
        - А ты не передумаешь, если я тебя выпущу?
        - Ты что, сдурел?
        Его ладонь ласкала живот Молли.
        - Ловлю на слове. Теперь не отвертишься. - Его ладонь пробиралась все ниже, за пояс коротких розовых шортов, которые Молли надела к ужину. За пояс шортов и дальше, туда, где были шелковые трусики и шелковистая кожа. Где Молли была горячая и влажная.
        - Пойдем… наверх, - выдохнула Молли; колени у нее подогнулись, и она прильнула к нему, словно стоять прямо у нее не было сил.
        - Отличная мысль. - Доминик подхватил Молли на руки и поспешил к лестнице. - К тебе или ко мне? - спросил он, с улыбкой глядя на нее.
        Она потянулась и лизнула его в подбородок.
        - Ко мне. Это ближе.
        Войдя, он пинком закрыл дверь. Электричество не понадобится - королевских размеров кровать заливал яркий свет полной луны. Как будто для них высветили посадочную полосу.
        На которую они успешно приземлились, затормозив в куче маленьких подушек. Доминик никогда не мог понять, зачем нужны эти подушки. До тех пор, пока Молли не раскинулась на них, улыбаясь ему, притягивая его к себе, обвиваясь вокруг него.
        - Одежда… - пробормотал он, уткнувшись носом ей в грудь. - Сними…
        И - хоп! - вся одежда исчезла. Эта женщина - ведьма, волшебница. Она… Господи! Она прекрасна!
        - Ты прекрасна, - прошептал он. Его грудь быстро поднималась и опускалась. Стоя на коленях, Молли склонилась над ним, лаская кончиками пальцев его соски.
        Он ответил тем же.
        Она запрокинула голову и выгнула спину. Доминик потянулся вперед, чтобы покрыть поцелуями ее грудь и живот, чтобы забраться кончиком языка во впадинку пупка.
        Чтобы обнять ее. Перевернуть. Чтобы она обхватила его ногами. Прижать ее к себе. Крепче. Проникнуть в нее…
        Презерватив, вспыхнуло в голове. Мозги приказывали остановиться и подумать о безопасности. Но организм велел мозгам убираться к черту.
        - По… подожди, - выдохнул он. Продолжая обнимать Молли одной рукой, он дотянулся до тумбочки возле кровати, нащупал ящик, выдвинул его и стал шарить внутри. Пожалуйста, пусть там будут презервативы, ну, пожалуйста. Есть! Один нашелся.
        Скорее же. Скорее.
        Молли фыркнула. Почему он такой неуклюжий? Он взглянул на нее: она лежала, слегка приподнявшись на локтях, ее длинные ноги еще крепче сжимали его бедра. Она насмешливо улыбалась.
        Доминик рванул упаковку зубами.
        Она засмеялась глубоким грудным смехом, и он засмеялся в ответ… И прижал ее к себе, и она подалась вперед, принимая его, глубже, глубже.
        Молли обняла его за шею, прижалась губами к его рту. Он накрыл ладонями ее груди, толкнул, а она задвигалась в такт его толчкам.
        Так глубоко. Так сокровенно. Так… так необычно. Они занимались сексом. И было в этом что-то еще. Но что? Еще доверительней? Еще свободнее? Еще… еще… еще…
        Она лежала на спине, он все еще был глубоко в ней, и тут Молли сделала нечто невероятное - грациозно подняла ноги и закинула их ему на плечи. Доминик впился пальцами в ее бедра, по его телу прошла огненная судорога - каждый мускул, каждый нерв отозвались на нее - и выплеснулась в Молли. Еще, и еще, и еще.
        Он хотел открыть глаза и взглянуть на нее, но не смог, его переполняли впечатления. Впечатления, сила которых почти пугала.
        Потянуться. Он потянулся к ней, его руки обнимали ее, всю целиком, ее колени почему-то оказались рядом с его головой. Она прошептала его имя, и он даже застонал в ответ:
        - Молли… Молли…
        - …Молли, - сонно пробормотал он, переворачиваясь в кровати. Его рука потянулась к ней, но нашла только пустоту. - Молли?
        Он сел, моргая от ослепляющего солнечного света.
        Утро. Она исчезла.
        Обхватив голову руками, он упал обратно на подушки.
        - Господи, Молли…
        Все тело ныло. Но - приятно.
        Молли сказала, что принимает таблетки, и в конце концов они махнули рукой на презервативы. Черт, что нашло на них прошлой ночью? Он помнил все как в тумане, сплетенье рук и ног, и…
        На кровати. Они занимались любовью на кровати. Дважды. Он запомнил. И на полу тоже, когда свалились с кровати. И в душе, который так его освежил, что они даже не успели добраться до постели и занялись любовью прямо в кресле.
        Ладони, губы… Каких только способов они не перепробовали. Все. Черт, к четырем утра они изобрели такую позу, которую не встретишь даже в «Камасутре». Хорошо, что у него в спальне нет люстры, а то они забрались бы на нее.
        Но теперь Молли ушла, и он не знал, что будет с ними дальше.
        Нужно ли ему обнять и поцеловать ее, когда они увидятся? Или они станут разыгрывать безразличие днем, а ночи проводить в жарких схватках? А потом она исчезнет, как и предупреждала, без слез и сожалений?
        Он этого хочет?
        Конечно. На сто процентов. Только это ему и нужно. Женитьба, дети, семья - о таком всегда мечтал Тони. Доминику на семейные радости наплевать, чего он никогда не скрывал.
        Ему тридцать восемь; почти тридцать девять. У него карьера, спектакли - вот его настоящие дети; и этого в жизни ему вполне достаточно.
        Он счастлив и полон творческих планов.
        Тогда почему на тумбочке возле кровати лежит начатая упаковка «Ксанакса»?
        Доминик выбрался из кровати, чтобы принять душ, и оглядел комнату. Вернее, то, что от нее осталось. Повсюду разбросаны подушки. Простыни оказались на полу, вместе с несколькими еще влажными полотенцами. Там же валялась растерзанная одежда. Он наступил босой ногой на какой-то предмет. Пуговица от рубашки.
        Надо здесь прибрать до появления миссис Джонни, иначе она обо всем догадается. Экономка служила у него больше десяти лет, и расставаться с ней Доминику совершенно не хотелось.
        Хотя за такую ночь ничего не жалко.
        - Прекрати, - сказал он, нагнувшись, чтобы поднять с пола простыню. - Перестань болтать сам с собой, а то приедут санитары, поймают в сеть и засадят в палату с резиновыми стенами.
        Он бросил простыню на кровать и направился в душ.
        - Эх, что мы с Молли устроили бы в резиновой комнате…
        Одевшись, побрившись и усмирив разбушевавшуюся фантазию, Доминик взглянул на часы. Пять минут двенадцатого. Он спустился вниз. Дом был пуст, на входной двери желтела записка. «Дядя Ник, мы поехали в церковь». Почерк Лиззи. Под ее округлыми буквами приписано бисерным почерком: «Эй, лежебока, ты витамины пробовал принимать? Молли».
        Он скомкал записку. Витамины. Очень остроумно. Он старше ее на десять лет. Так что, если она может всю ночь прокувыркаться в постели, потом вскочить ни свет ни заря, с аппетитом позавтракать и помчаться в церковь, чему тут удивляться?
        Вторая записка ждала его на кухне, возле кружки с кофе: «После обеда катаемся верхом. Не поедут только старики и инвалиды». Он узнал мелкий четкий почерк. Снова Молли.
        Может, ему на самом деле попить витамины?
        Грохнула входная дверь. От неожиданности Доминик вздрогнул и пролил кофе на рубашку. Не успел он обернуться, как на него уже налетела Билли Уайт. Глаза у нее были как у маньяка в период весеннего обострения.
        - Вот вы где! - рявкнула она.
        Доминик оторвал бумажное полотенце и принялся вытирать рубашку.
        - Нам надо поговорить!
        - Билли, сегодня воскресенье. Поговорим завтра.
        - Нет, сегодня. - Она выдвинула стул и уселась перед Домиником.

«Как там у меня с дыханием? - подумал Доминик, приложив к груди руку. - Вроде не слишком часто. Главное, не сорваться и не заорать. Это работа, не забывай».
        - Билли, я же сказал, поговорим завтра. В кабинете, в девять. Я хотел еще раз прочитать контракт Бетани.
        Ее глаза сузились.
        - Это еще зачем?
        Он и сам не знал, зачем так сказал. Но, судя по реакции, ход верный, и Доминик решил продолжать в том же духе:
        - По нескольким причинам. Во-первых, ваше, Билли, присутствие здесь. Я хотел уточнить, нельзя ли пригласить вместо вас кого-то еще. Может, отца Бетани?
        - Ричарда? Мы не общаемся.
        Хороший, наверное, человек этот Ричард, мысленно сказал себе Доминик.
        - Так или иначе, придется кое-что поменять. Кажется, нам с вами тяжело переносить общество друг друга? Или я ошибаюсь?
        Лицо Билли покрылось красными пятнами.
        - Я и не собиралась становиться вашим другом.
        - Ну вот, хоть с чем-то мы разобрались. - Доминик отпил кофе.
        Так гораздо лучше. Ни воплей, ни визга. Пьем кофе, беседуем, наблюдаем, как Билли Уайт становится то пунцовой, то белой как мел.
        - Я упоминала судебное разбирательство. - Билли встала со стула. - Беру свои слова обратно. Просто Бетани, бедняжка, была так расстроена… Но я скажу ей, что все произошло случайно.
        - И правильно сделаете. Потому что все действительно произошло случайно.
        - Да. Да, конечно. Мы же у вас в гостях. Мы очень благодарны за приглашение. И потом, у вас так красиво. Бетани и я с удовольствием отдохнем здесь пару недель, тем более что вы все оплатили.
        Доминик нахмурился.
        - Простите? Что я оплатил? Какие еще две недели отдыха?
        - Как же, отпуск. Для Дерека, Синары, Бетани. Меня. Ваша подружка мне про него вчера рассказала. Две недели до возвращения вашего брата все отдыхают.
        Молли. Это она про Молли говорит, про кого же еще.
        - Это она вам так сказала? Вчера вечером?
        - Она что, наврала?
        - Нет, - ответил Доминик, опустив голову. Ладно, Молли он убьет чуть позже… или скажет ей «спасибо»? - Нет, Билли, она сказала правду. А с чего вы решили, что она солгала?
        - Потому что Дереку и Синаре вы предложили провести отпуск здесь, а меня с Бетани хотели отправить домой. Я подумала, вы хотите выпереть нас отсюда, а потом обвинить в нарушении контракта.
        Он поднял голову и с восторгом посмотрел на Билли.
        - А что, Билли, отличная идея. Из-за нарушения вами контракта. Ладно, Билли, идите. Я в отпуске.
        - Но завтра в девять мы с вами встретимся? Ведь с Синарой надо что-то делать, Доминик. Она топит Бетани. Она топит все шоу.
        - Нет, в ближайшие две недели никаких встреч. - Доминик вылил остатки кофе в раковину. Желудок опять разболелся. Успокоительное он больше принимать не будет, нет, с этим он покончил. Но про понижение кислотности забывать не стоит.
        - Но я…
        - Билли, вы не понимаете, что вам пора?
        - Это вы Синаре скажите, - скрестив руки на животе, ответила Билли. - Это она ничего не понимает. А сама голос потеряла, если он и был.
        - Билли, это мои проблемы. Вас они не касаются. - Он услышал, как снаружи хлопнула дверь автомобиля, и поставил пустую кружку на стол. - Вот что, Билли. Держитесь от меня подальше эти две недели, будьте паинькой, и тогда мы с вами поговорим.
        - Значит, вы поменяете состав?
        - Возможно.
        - Синара.
        - Возможно. Или кто-то еще. Словом, чтобы я вас не видел и не слышал. Не забывайте, здесь все решаю я. Так что не злите меня.
        И, не дослушав, что Билли Уайт буркнула в ответ, Доминик вышел. В лицо ему неожиданно хлынул солнечный свет.



        Глава 13

        - Чем тебе не нравится «Большой Эл»? - спросил, вылезая из машины, Эл. Всю дорогу они с Лиззи спорили, так что миссис Джонни, читавшая в машине еженедельный церковный вестник, даже начала жалобно постанывать.
        - Тем, что ты маленький, - отрезала Лиззи, вылезая вслед за ним. Ее длинные, стройные, как у молодой лошадки, ноги вдруг запнулись одна о другую, так что Молли пришлось подхватить ее под локоть. - Спасибо, Молли. Скажи ты ему. Ну какой из него Большой Эл?
        - Зачем говорить? Ты и так уже все сказала. Тысячу четыреста шесть, нет, семь раз.
        Лиззи захлопала глазами:
        - Ты что, считала?
        - Прикинула, - ответила Молли, взглянув на террасу. Там Доминик разглядывал три огромные коробки. При виде него сердце Молли подпрыгнуло, и у нее сразу испортилось настроение. В причины вдаваться не стоит. - Теперь бегом переодеваться, пока миссис Джонни приготовит обед, а потом едем кататься верхом, не забыли?
        - Я отказываюсь называть его Большой Эл, - предупредила Лиззи. - Я вообще считаю, что Эл - тупое имя.
        - Не хочешь - не надо. Хотя он не обязан отзываться, если ты зовешь его как-то еще. Жизнь полна неразрешимых ситуаций. Ладно, беги. Мне надо кое о чем поговорить с твоим дядей.
        - Мисс Молли, вы не против, если будут только бутерброды? Обычно по воскресеньям мы обедаем в полдень, но, как ни стыдно признаться, я не собиралась в церковь, поэтому ростбиф не готов.
        Молли не обратила внимания, что экономка обращается к ней «мисс Молли», будто к хозяйке дома… Или она сама стала вести себя как хозяйка?
        - Спасибо, миссис Джонни, бутербродов вполне достаточно. - Она заметила, что Доминик поднял одну коробку и потряс. - Простите, тут кое-кто сует нос не в свое дело.
        Кажется, Доминик достаточно пришел в себя, чтобы позавтракать. Вдруг Молли тоже ощутила зверский голод.
        Она взбежала по ступенькам на террасу, выхватила у Доминика коробку и прижала к себе, как будто хотела, чтобы коробка защитила ее от Доминика. Или помешала прыгнуть ему на шею. Или и то и другое вместе.
        - Мое, - сказала она. - Это, это и это тоже мое.
        - Обратный адрес - Коннектикут, - отозвался он, наклонившись к другой коробке.
        Стоит ей чуть-чуть податься вперед, и она дотронется до его волос. Таких светлых, нагретых солнцем.
        - Все правильно. Ну что, если Руфус и Дуфус не обучены находить взрывчатку, все в порядке, можем тащить их наверх. Помогать будешь?
        Доминик выпрямился, взвалив на себя сразу две коробки.
        - Разве у меня есть выбор?
        Он посмотрел ей прямо в глаза. Или у нее что-то с головой, или она в самом деле видит, как между ними вспыхнули и промчались искры.
        - У человека всегда есть выбор, - ответила она. - С возможностями сложнее, но выбор есть всегда.
        - Это экспромт или выстраданное?
        - Точно не знаю. Просто забудь про эти коробки, и все.
        - Легко сказать, трудно сделать. А что в них?
        - Одежда, что же еще. Я отправила заказ вчера. Иначе просто нечего было бы надеть.
        Доминик издал звук, похожий на фырканье.
        - Ты же привезла с собой семь чемоданов одежды.
        Она пристроила коробку на колено и открыла перед ним дверь.
        - Да, но это рабочая одежда. Для директора детского центра. А здесь одежда для отпуска.
        - Эта коробка слишком тяжелая для одежды.
        - Значит, в ней обувь. - Молли прошла за ним в холл и стала подниматься по лестнице. - Сапоги для верховой езды и шляпа.
        - Скажи еще, что там бриджи.
        - Тебе неприятно будет видеть меня в бриджах? Ничего не поделаешь, они уже здесь. Все юные леди из хороших семей умеют ездить верхом. А некоторые еще и по диким местам. Даже в конюшню приходят убираться.
        Они поднялись на второй этаж. Одышки у Доминика заметно не было, что она приняла за хороший знак. Хотя после того, что было ночью, с какой стати она должна беспокоиться о нем?
        - Ты хорошая наездница?
        - Стараюсь, - откликнулась Молли, поставив коробку. И куда теперь девать руки? Она скрестила их на груди и стала смотреть, как Доминик сгружает коробки на пол. Потом опустила. Затем сплела пальцы. Закусила нижнюю губу.
        - Молли, что с тобой? Как ты после такой ночи?
        Господи, как же она ненавидит все эти после-постельные беседы!
        - Какой «такой»?
        - Бурной. - Доминик дотронулся пальцем до ее губ.
        Она отступила на шаг и выглянула в окно. Снаружи никого.
        - Да, бурной. Вот. И как ты, в порядке?
        - А ты нет?
        Он подошел и остановился сзади. Очень близко. Она чувствовала его теплое дыхание на шее.
        - Не знаю. Я до сих пор пытаюсь понять, что же все-таки с нами произошло.
        Начинается! Эти игры Молли терпеть не могла. Она повернулась к нему, теперь они стояли почти вплотную.
        - Брось, ты отлично знаешь, что случилось.
        Он положил руки ей на плечи.
        - Ну да, знаю.
        - Несколько раз, не забывай, - продолжила она. Чтобы смотреть ему в глаза, требовалась вся сила воли.
        - Ну да, несколько раз. Не перебивай меня, Молли. Мне нужно сказать что-то еще.
        - А зачем? - спросила она, опуская глаза. Если смотреть ему в лицо, в организме начинают происходить Странные вещи. - По-моему, ничего не нужно.
        - Нет, нужно, Молли. Это было… Черт, это было потрясающе. Только, может, все ошибка? У меня был очень тяжелый день. Потом я принял эту таблетку… Ты чувствовала себя виноватой…
        Молли вывернулась из его рук и быстро отошла к кровати.
        - Доминик, пожалуйста, не надо все портить. Не будь дураком. Что ты делаешь из меня мученицу? Я никогда не совершаю того, что не хочу. Никогда.
        Он кивнул и не двинулся с места.
        - Хорошо, Молли. Ты этого хотела. Я этого хотел. «Хотел» - это еще мягко сказано. Вопрос в том, что дальше.
        - А разве должно быть какое-то «дальше»? Зачем? Почему мы не можем просто… просто… черт!
        - Заниматься сексом, ни о чем не думая, как прошлой ночью? Да, Молли?
        Она посмотрела на него.
        - Что? Ты хочешь, чтобы я тебя упрашивала? Какое прелестное эго сидит у вас внутри, Доминик Лонгстрит.
        Он в два шага оказался рядом с ней.
        - Ты хочешь ссориться? Да-да, Молли, ты хочешь со мной поссориться. Я просто хотел поговорить с тобой о том, что случилось вчера ночью, а ты затеваешь ссору. Зачем?
        Она скрестила руки на груди, нервно забарабанила пальцами, посмотрела в пол.
        - Мы… мы это уже обсуждали. Я здесь, ты здесь. Меньше чем через две недели ты по-прежнему будешь здесь, а я - уеду. Я… не хочу, чтобы получилось как-то еще. Я не хочу, чтобы кто-то страдал.
        Она расцепила руки и отошла к двери.
        - Словом, что случилось, то случилось. Никто не знает, как пойдет дальше, сегодня ночью или любой другой ночью. Разве обязательно это обсуждать? Почему нельзя просто… просто наслаждаться жизнью?
        Она взялась за ручку, но он опередил ее, прижал рукой дверь, поймал ее в ловушку.
        - Молли, чего ты боишься? Чего ты, черт подери, боишься? Серьезных отношений?
        Она вздернула подбородок.
        - Я хочу выйти. Окажите любезность, пропустите меня.
        Он оказал. С холодным выражением лица сделал шаг в сторону, и Молли пулей вылетела из комнаты. Она быстро спустилась вниз по лестнице, вбежала в кухню и чуть не зарыдала от радости: и дети, и миссис Джонни оказались там. Защита. То, что ей сейчас нужно.
        - Молли, нам надо… привет, дети, здравствуйте, миссис Джонни, - улыбнулся Доминик, войдя в кухню. - Что, уже обед? Я готов лошадь проглотить.
        - Дядя Ник! - воскликнул Большой Эл, сделав большие глаза. - Так нельзя говорить.
        - Да, - прибавила Лиззи, укладывая себе на тарелку большой бутерброд с ветчиной, помидорами и латуком. - Лошадей не едят, дядя Ник, на них катаются.
        Молли уже вовсю хлопотала, помогая миссис Джонни наливать чай. Она старательно не замечала ни Доминика, ни его взгляда, ни явного желания остаться с ней наедине.
        - Теперь, дядя Ник, меня зовут Большой Эл, - гордо заявил Большой Эл. - Просто
«Эл» слишком коротко. Сначала я хотел быть Великим Элом, но Лиззи меня побила, и я переделал на Большого Эла. Нравится?
        Доминик выдвинул себе стул и уселся к столу.
        - Большой Эл. Вроде ничего. Хотя немного похоже на прозвище гангстера. Большой Эл отбывает пожизненный срок в Алькатрасе.
        - Чего?
        - Он говорит, Большой Эл - имя для мафиози. Эх ты, малявка, - вставила Лиззи. Молли, присаживаясь к столу напротив нее, неодобрительно покачала головой. - Ну и пожалуйста. Можешь быть хоть Элом Величайшим. Попробуй попроси у меня еще что-нибудь.
        Большой (или Великий - как вам больше нравится) Эл выпятил чуть дрожащую нижнюю губу.
        - Я только хочу, чтобы у меня было настоящее имя. И нечего надо мной смеяться, Лиззи. - Он отодвинул стул и выбежал из кухни.
        - Молодчина, Лиззи, - сказала Молли. - И что ты теперь будешь делать?
        - Хочешь, чтобы я побежала за ним и извинилась?
        - Отличная идея, - подхватил Доминик, взяв бутерброд. - А потом вы оба вернетесь и доедите.
        - А мне обязательно извиняться?
        - Нет, - ответила Молли. - У тебя есть выбор.
        - Плюс масса возможностей, - вставил Доминик, подмигнув Молли. Она с трудом удержалась, чтобы не треснуть его чем-нибудь по голове. Судя по всему, он все еще сердит на нее, но нравиться она ему не перестала. В последнем она уверена на все сто, ведь он ей по-прежнему нравился. Даже когда ей хотелось поколотить его.
        - Ох уж эти мальчишки! - с театральным пафосом воскликнула Лиззи и отложила салфетку. - Ладно, ладно, уже иду. Надеюсь, теперь вы довольны?
        - Молли, ты довольна? - спросил Доминик, когда, демонстративно топая, Лиззи вышла из кухни.
        Она выхватила у него вилочку для оливок, подцепила одну и улыбнулась, увидев, как он отпрянул от неожиданности.
        - На седьмом небе. А ты?
        - Да, в общем, доволен. На прошлой неделе мне пришлось улаживать пару скандалов между ними. Должен признаться, у тебя это выходит гораздо лучше. Что бы я ни говорил, все только подливало масла в огонь. Ты умеешь обращаться с детьми.
        - Ой, обожаю комплименты. Мне кажется, главное - относиться к ним как к детям. Они ведь тоже люди, правильно? Хотя, если бы ты попробовал навязать мне младенца в подгузнике, я бы уже десять раз сбежала.

«Вот оно. Пусть поймет: наседка из меня не выйдет».
        - Мисс Молли, вы не любите маленьких детишек? - поинтересовалась миссис Джонни, поставив на стол блюдо со свежевымытым виноградом. - А мне они до того нравятся - чем меньше, тем лучше. Сладенькие, беспомощные.
        Молли передернула плечами.
        - Нет уж, спасибо. Я предпочитаю детей, которые уже умеют ходить, говорить и сморкаться.
        Миссис Джонни засмеялась.
        - Где ж вы такое видели? Рождаются-то они совсем малютками. Ничего, не переживайте. Может, сейчас вам ребенок и не нужен, но стоит только встретить своего мужчину, сразу захотите от него ребенка. Я такое тысячу раз видела.

«Миссис Джонни, не надо мне ваших советов. Пожалуйста». Молли вяло улыбнулась и принялась доедать бутерброд. Весь аппетит у нее куда-то подевался.
        Но миссис Джонни не унималась:
        - Главное - встретить своего мужчину, а уж там дети пойдут один за другим. Иначе и замуж выходить не стоит.
        - Доминик, хочешь винограда? - быстро вставила Молли, чтобы отвлечь его. Кажется, Доминика тоже проняло. Но миссис Джонни решительно хотелось поговорить:
        - Разве не так, мистер Доминик?
        Молли опустила голову. Она откусила слишком большой кусок и теперь боялась подавиться, когда станет глотать. Интересно, что он ответит?
        - Так, миссис Джонни. Все так. Встретить свою женщину, жениться, завести кучу детей. Все логично. Молли? Во сколько мы едем кататься?
        Она с усилием сглотнула.
        - Н-ну… через полчаса? Можем встретиться у конюшни.
        - Договорились. - Он поднялся, держа недоеденный бутерброд. - До скорого. И захвати с собой виноград, - добавил он, подмигнув.
        - Все, поезд ушел! - крикнула она ему вслед и вздохнула. - Он хочет детей, миссис Джонни, - вырвалось у нее, прежде чем она смогла себя остановить.
        - Ох-хо-хо, так ведь все мужчины хотят. Сначала хотят только мальчиков, а когда рождаются девочки, влюбляются в них без памяти. А мистеру Доминику через два года сорок стукнет. Пора ему остепениться. Я знаю, миссис Элизабет и мистер Тони давно поняли: лучше, чем жена и свои ребятишки, ему никто не поможет.
        Молли посмотрела на свой недоеденный бутерброд. Если так пойдет и дальше, она за эти две недели порядочно сбросит в весе. Стоило ей приняться за еду, как тут же что-то случалось и портило ей весь аппетит.
        - Надо его познакомить с моей кузиной Джейни. Она любит детей.
        - А вы нет, мисс Молли?
        Она взглянула на миссис Джонни и беззаботно улыбнулась.
        - Я их просто обожаю.
        - Но своих пока заводить не хотите?
        Молли только покачала в ответ головой.
        - Пора мне и в самом деле позвонить Джейни. Она уже должна была вернуться домой. Расспрошу, как все прошло в Кейп-Мэй. Вы меня извините?
        - Конечно. Но вы не доели.
        - Я возьму бутерброд с собой. - Молли забрала тарелку.
        Интересно, лошади едят ветчину? Иначе придется давиться самой.
        Она поднялась наверх, откопала в сумочке номер сотового Джейни и села на кровать.
        Некоторое время она слушала гудки. Понятно: во-первых, отвечать Джейни не собирается, во-вторых, как подключить голосовую почту, она еще не догадалась.
        Молли набрала домашний номер Джейни. Никого. Тогда она вспомнила, что родители Джейни отправились в какую-то глушь наблюдать за повадками птиц. Джейни тоже должна была ехать с ними, но потом Молли уговорила ее отправиться в Кейп-Мэй.
        И неизвестно, где она сейчас. Как раз тогда, когда очень нужна. Придется обходиться без ее мудрых советов.
        Она взяла со столика между окнами нож для разрезания бумаги и перерезала клейкую ленту, которая скрепляла все три коробки. Отыскала костюм для верховой езды. Миссис Бими, экономка дома в Коннектикуте, старательно упаковала его в бумагу.
        Молли переложила ботинки и шляпу в другую коробку. Вот и купальники-бикини с платками в тон. Черная полупрозрачная юбка-парео до щиколоток, созданная специально для того, чтобы мужчины растеряли даже тот крошечный умишко, который у них есть. Пара халатов из шелка и атласа. И широкополая соломенная шляпа - в комплекте с бикини, разумеется.
        Все, что она заказала, здесь. Вдруг Молли подумала, что в ее гардеробе нет ни одной фланелевой, а тем более байковой ночной рубашки. Ничего бесполого.
        Одеваясь, Молли вполголоса мурлыкала арию из нового мюзикла Доминика. Мелодия очаровала ее так же, как очарует зрителей в зале. Насколько Молли могла судить, Доминик работал над очередной сенсацией Бродвея. Она отлично понимала, отчего ему не хотелось откладывать работу.
        Она также понимала, почему он так нервничает. Мало того, что пришлось репетировать тайком от брата, так еще и Синара пела из рук вон плохо, и мама Билли с ее замашками… Новые шоу даются нелегко.
        - Но с больничной койки руководить всем еще труднее, - сказала она себе, поглядевшись в зеркало. - И тут в дело вмешивается Молли, женщина-праздник. И дает ему возможность выпустить пар, когда это нужно. Ты сама сделала этот выбор, и ничего другого теперь не остается. Так что хватит выяснять с ним отношения. Тем более тебе самой это не нравится.
        Она скорчила самой себе рожицу и вышла из комнаты.



        Глава 14

        Доминик сидел на краю кресла в своей спальне и пытался натянуть узкие штанины джинсов на голенища высоких ботинок для верховой езды. Один ботинок он уже усмирил, второй еще сопротивлялся.
        На протяжении последних двадцати минут он горячо спорил сам с собой, пытаясь понять, кто такая на самом деле Молли Эпплгейт.
        Наследница огромного состояния. Ладно, это еще можно пережить. Он родом из состоятельной семьи, а теперь и вовсе богат. Сказочно. Непристойно.
        Но он заработал все сам, каждый пенни.
        Молли все ее миллионы достались в наследство. Хотя она говорила, что заработала их. Тон у нее при этом был саркастичный. И грустный, это он расслышал. Бедная маленькая богатая девочка.
        Согласилась помочь кузине. Ради развлечения взялась управлять детским центром.
        Как только Доминик увидел, что она сможет отвлечь Лиззи и Большого Эла, чтобы они не мешали ему сосредоточиться на репетициях, он поверил всем ее словам.
        Сосредоточиться? Неудачно сказано. Он не мог сосредоточиться ни на чем… кроме Молли.
        Он не выдал ее. Потому что она попросила и чтобы защитить ее от Дерека. Если бы тот узнал о ее богатстве, вился бы вокруг нее день и ночь. Хотя Дерек и так должен бы виться вокруг нее день и ночь. Но не вился.
        И Доминик снова подумал о Синаре. Они с Дереком были вместе, а теперь расстались. Или нет? И должно ли его это волновать? Поможет или помешает спектаклю то, что происходит сейчас между этими звездами? И что случится, если он расторгнет контракт с Синарой? Останется Дерек или уйдет?
        Думать о Молли проще и приятнее, тем более что она сводит его с ума.
        Невероятная. Прекрасная, чувственная, отзывчивая, веселая, совершенно непредсказуемая. Как он мог отказаться от нее? Для этого надо быть полным идиотом.
        И она не слишком счастлива.
        Были моменты, когда он это чувствовал. Такая непоседа, все время мчится куда-то. Почему? Что заставляет ее бежать?
        Он справился со второй штаниной, встал и потопал обутыми ногами.
        Он знал самые сокровенные места на ее теле, и в то же время она старалась держать его на расстоянии. Притягивая и отталкивая. Приближаясь и отстраняясь. Но не играя.
        Чтобы потом исчезнуть из его жизни, как и предупреждала. Сейчас она развлекается здесь, потом умчится развлекаться куда-нибудь еще. Ни корней, ни привязанностей, ни обязательств.
        Что же это такое? Страх перед ответственностью? То, о чем наперебой пишут все эти бесчисленные книги по психологии?
        На тумбочке возле кровати зазвонил телефон. Доминик снял трубку, решив, что в любом случае звонят ему.
        - Алло, Доминик Лонгстрит слушает.
        - День добрый, мистер Лонгстрит, - раздался в трубке мужской голос. - Это поверенный Джерард Хопкинс из компании «Хопкинс, Голдблюм и Смит». Я хочу поговорить с мисс Эпплгейт. Будьте так любезны, передайте ей трубку.
        Голос спокойного, уверенного в себе человека. Сильный акцент жителя северо-восточных штатов. И что-то еще. Брезгливая снисходительность?
        Доминик взял ручку и записал в блокноте имя юриста и название фирмы.
        - Мне очень жаль, поверенный Хопкинс, - произнес он, поддавшись внезапному порыву. Если у Хопкинса колючий характер, он тоже с ним церемониться не станет. - Мисс Эпплгейт сейчас подойти к телефону никак не может. Могу я узнать цель вашего звонка?
        - Не можете, мистер Лонгстрит. Значит, к телефону она не подойдет. Надеюсь, мисс Эпплгейт здорова?
        - Ваши надежды вполне оправданны, - ответил Доминик, начиная закипать от беспричинного гнева. - А почему она должна заболеть?
        В трубке помолчали, потом послышался звук, который мог быть только тяжелым вздохом.
        - У меня есть сведения, что мисс Эпплгейт… Она справляется с работой няни, мистер Лонгстрит?
        - О да, великолепно. Я даже подумываю о прибавке к жалованью. Она наверняка обрадуется нескольким лишним долларам.
        - Очень остроумно, мистер Лонгстрит. Думаю, нам обоим известно, что мисс Эпплгейт не стеснена в средствах.
        - Мне об этом ничего не известно, - оборвал Доминик. - Вы хорошо меня расслышали?
        - Разумеется, мистер Лонгстрит. Могу вас заверить, я досконально изучил вашу биографию. Надеюсь, вы не обиделись? Это моя работа.
        - И кем же вы работаете, адвокат Хопкинс?
        - Я адвокат этой семьи, как вы уже поняли, и управляющий делами Молли.
        - Делами? Очень любезно с вашей стороны. - Доминику хотелось осадить этого заносчивого типа с его великосветскими манерами.
        - Зачем так грубо, мистер Лонгстрит? Молли - особый клиент, и потребности у нее тоже особые. Это вы уже наверняка успели заметить.
        Да уж, черт побери, такое трудно не заметить.
        - Не обратил внимания. А что конкретно вы имеете в виду?
        - Мистер Лонгстрит, наша беседа снова возвращается к теме, обсуждать которую я не уполномочен. Достаточно сказать, что Молли очень своенравна и довольно капризна. Выслушайте дружеский совет, мистер Лонгстрит. Не привязывайтесь к ней. Она не терпит привязанностей.
        Шел бы ты, Хопкинс…
        - Хопкинс, она просто няня.
        В трубке послышался такой звук, будто с трудом подавили смешок.
        - Только на этой неделе, не забывайте. А на следующей? Кто знает, кем и где она будет на следующей неделе. Впрочем, вы уже взрослый, так что я избавлю вас от прочих советов. А теперь не будете ли вы так любезны сообщить номер вашего факса? Мне нужно, чтобы она ознакомилась с кое-какими бумагами.
        - Вы работали на ее родителей?
        - Мистер Лонгстрит…
        - Ответьте на вопрос. Вы работали на ее родителей?
        - Да, работал. Номер, мистер Лонгстрит.
        - Какими они были?
        - Вы, я чувствую, крепкий орешек. Ну, хорошо. Они всегда… держали дистанцию, мистер Лонгстрит. И были на редкость эгоистичны. Кстати, предупреждая ваш следующий вопрос: да, они постыдным образом пренебрегали Молли. Итак, номер?
        Доминик продиктовал номер, повесил трубку, вырвал листок из блокнота и засунул в ящик тумбочки.
        Этот Хопкинс не человек, а робот. Хотя Молли, кажется, нашла в нем что-то человеческое: когда тот рассказывал о ее родителях, голос у него был грустный, даже, пожалуй, немного сердитый.
        И что все это значит? Это и есть причина? В детстве ее не любили родители, и теперь она боится эмоциональных отношений?
        Похоже на правду.
        Возможно, «игра», в которую она играет, переезжая с места на место, меняя работы, одну глупее другой, превращая жизнь в сплошное развлечение, вовсе не игра. Возможно, это особая форма самозащиты.
        Доминик потер рукой живот, чувствуя, что новое лекарство не до конца погасило пожар в его желудке.
        Все это ему совершенно ни к чему. Ни к чему в его жизни Молли Эпплгейт, красавица со сложной судьбой; ни к чему ее комплекс «Иди ко мне - пошел вон», ее проблемы маленькой богатой девочки.
        Ну а ей нужны его проблемы?
        А она, между прочим, не задумываясь бросилась их решать, помогать ему, укладывать его в постель. Несколько раз, как сама же и напомнила.
        Он расстегнул молнию на джинсах и заправил в них рубашку. Что ж, теперь ближайшие две недели он будет разгадывать загадку Молли - или просто наслаждаться их отношениями, как она предложила.
        - Не предложила. Предупредила, - уточнил он для себя и направился к конюшням.
        На террасе его ждал Большой Эл. В джинсах, ботинках и большой желтой соломенной шляпе, не сползавшей ему на глаза только благодаря оттопыренным ушам. Уши у мальчишки росли быстрее всего остального.
        - Как моя шляпа, дядя Ник? Мне ее вчера Молли купила. Сказала, что это настоящая ковбойская шляпа, только что-то не верится. Обычная детская шляпа. Хотя она мне нравится.
        - Отличная шляпа, Большой Эл, - похвалил Доминик, и они вместе пошли к конюшне. - Только тебе нельзя в ней ехать. Кататься верхом можно только в шлеме, не забыл?
        - Я помню. В моем велосипедном шлеме. Я пока просто так ее надел.
        - Ладно. А где твоя сестра?
        - Они с Молли уже в конюшне. Джонси седлает лошадей. Молли поедет на Дэйзи.
        Доминик поднял бровь.
        - А вы ей говорили, что Дэйзи любит попрыгать?
        Большой Эл пожал плечами.
        - Может, мы тогда сначала проедем по двору перед конюшнями, а уже потом по дорожкам?
        - Ага, - покладисто согласился Большой Эл. - Но мы точно поедем по дорожкам?
        Доминик выразительно посмотрел на него.
        - Еще как, можешь не сомневаться.
        Он помахал Лиззи, которая выводила из конюшни маленького коричневого пони. На голове у нее был велосипедный шлем. Надо будет купить им настоящие шлемы для верховой езды, подумал Доминик. Как этот черный у Молли.
        Черт, она и правда в бриджах. Бежевых. И в лакированных коричневых ботинках со шнуровкой. И в темном жакете в тон поверх белоснежной блузки с кружевным воротником. Высокая, стройная, с длинными ловкими ногами. Она выводила Дэйзи из конюшни.
        - Привет! Джонси седлает тебе Сильвестра. - Молли легко вскочила в английское седло.
        Пять минут спустя они все ехали верхом. Идея Доминика покататься сначала по двору не прошла, потому что, заявив: «Кажется, ей пора порезвиться», Молли пустила Дэйзи галопом по широкому лугу к рощице ярдах в пятистах.
        - Ого, смотрите, как она едет! - воскликнула Лиззи со своего пони. - Вот бы мне так научиться.
        - Лучше следи, чтобы ноги всегда были в стременах, и поводья держи покрепче, - заметил Доминик, глядя, как Молли мчится через луг, а из-под копыт Дэйзи летят комья земли. - Ну что, поехали за ними?
        Он изо всех сил сдерживал Сильвестра, которому тоже не терпелось побегать, и ехал почти шагом, чтобы Лиззи и Большой Эл не отставали. Когда они поравнялись с Молли, ее лошадь уже неторопливо ходила кругами, поджидая их.
        - Она просто красавица, Доминик. - Молли похлопала кобылу по шее. - Джонси говорил, что она отличная прыгунья. Чувствую, так и есть.
        Ее большие глаза сияли, щеки раскраснелись, на лице светилась счастливая улыбка. Беззаботная. До чего быстро у нее меняется настроение. Но зато она умеет наслаждаться жизнью, с этим не поспоришь. Любую перемену она воспринимает на ура, даже если не собирается задерживаться надолго.
        - Может, присмотришь за детьми, чтобы Сильвестр тоже порезвился? - предложил он и толкнул коня ногами.
        - Йо-хо, дядя Ник! Не жалей его! - завопил Большой Эл.
        Доминик слегка ослабил поводья, плотнее сжал бока лошади коленями, и они помчались по лугу.
        Оба любили хороший галоп: свист ветра, стук копыт, солнце в лицо, неизъяснимый восторг, закипающий внутри от быстрой, умелой езды.
        Молли.
        Доминик тряхнул головой. Неужели он не может сделать ничего, чтобы не подумать о Молли?
        Когда Сильвестр немного сбавил шаг, Доминик натянул поводья, развернулся и поехал через луг обратно.
        - Здорово? - спросила Молли.
        - Здорово, - согласился он. - Лиззи, хочешь поехать первой?
        Лиззи пустила Брауни вперед.
        - Молли, я тебе покажу свое любимое место. Ручей, а рядом бревно, чтобы посидеть. Тебе понравится.
        - Не сомневаюсь, - ответила Молли и направила Дэйзи вслед за Брауни, оставив Доминика и Большого Эла в хвосте. Некоторое время Доминик, не отрывая глаз, любовался Молли со спины. Она очень грациозно держалась в седле.
        Интересно, когда он в следующий раз поедет кататься, сможет не думать о Молли? Вряд ли.
        На полпути к любимому месту Лиззи Большой Эл остановил пони и позвал:
        - Дядя Ник!
        - Что, прямо сейчас, Большой Эл? А потерпеть не можешь?
        - Ага, прямо сейчас. Я уже давно терплю.
        - Понятно. Лиззи, мы на минуту задержимся! - крикнул Доминик племяннице.
        Он поравнялся с пони и придержал того за холку, пока Большой Эл спускался.
        - Что случилось? - спросила Молли, оглянувшись на Доминика.
        - Лучше тебе этого не знать, - отозвалась Лиззи и брезгливо поморщилась. Доминик слез с лошади и привязал поводья к кусту возле тропинки.
        - Минутка для туалета, - пробормотал Доминик, тронул Большого Эла за плечо, и они углубились в лес.
        - Он любит писать в траве под кустами, - пояснила Лиззи. - Если мама про это узнает, она ему уши оборвет.
        - Так что лучше маме ничего про это не знать, - заявил Доминик, обернувшись к ним… о чем тут же пожалел: Большой Эл отпустил ветку, которая перегораживала тропинку, и та с размаху хлестнула Доминика по носу. - Черт! Все, Большой Эл, с меня хватит. Я подожду тебя здесь.
        - Это что, какой-то ритуал? - спросила Молли у подошедшего Доминика. Он потирал ушибленный нос.
        - Наверное, Эл так считает.
        - Ты - отличный дядя, - сказала Молли, глядя на него сверху вниз и улыбаясь.
        - Кто бы сомневался, - согласился он, расплывшись в глупой (как он сам подозревал) улыбке.
        О том, что ему надо решить кучу проблем, Доминик вспомнил, только когда они вернулись к конюшням. Хотя Молли и занимала его мысли постоянно, но, если расслабиться и перестать напряженно думать, их непонятные отношения переставали казаться такими уж непонятными.
        В суровую действительность его вернула Билли Уайт. Она поджидала их во дворе у конюшен, скрестив руки на груди и угрожающе притопывая ногой. Точь-в-точь жена, готовая оторвать голову вернувшемуся под утро мужу.
        - Вы могли бы пригласить и Бетани покататься с вами, - сказала она, как только Доминик подъехал поближе.
        - Бетани умеет ездить верхом? - спросил Доминик, спустившись с лошади и подойдя к Лиззи, чтобы помочь девочке слезть на землю.
        - Нет. Но она очень способная девочка. Вы могли бы ее научить…
        Доминик понял, чего на самом деле нужно Билли: она отчаянно пыталась держать Бетани на виду, чтобы он не забыл о ней, чтобы ее крошка не упустила ни малейшего шанса.
        - Билли, по-моему, это не очень хорошая затея. Учитель из меня плохой.
        - Я могла бы дать ей пару уроков.
        Доминик удивленно обернулся к Молли. Она, казалось, не заметила его взгляда.
        - Нет, в самом деле, - сказала Молли, вытаскивая Лиззи (мрачную, как туча) из седла. - Мне было бы очень приятно научить Бетани кататься верхом.
        Билли презрительно взглянула на Доминика.
        - Мне такое и в страшном сне не приснится, - тихо произнесла она сквозь зубы. - Как ваша золовка может спать спокойно, когда ее дети оставлены на милость подобной содержанки?
        - Что она сказала? - спросила Молли у Доминика, когда Билли Уайт развернулась и быстро пошла обратно к дому для гостей.
        - Она вежливо отказалась, - ответил Доминик. - На самом деле ей все равно, умеет Бетани кататься или нет. Она просто хочет, чтобы я не забыл про нее.
        - А вот я бы… - начала Молли, снимая шлем и встряхивая головой так, что густая копна волос вспыхнула на солнце ярким рыжим пламенем, - …ничуть не пожалела, если бы про девчонку забыли. Кстати, спасибо за Дэйзи.
        - Может, мы еще раз прокатимся, вдвоем? - предложил Доминик, когда Джонси отвел двоих пони в конюшни. Лиззи и Большой Эл ушли следом: они должны сами ухаживать за своими лошадьми.
        - Сейчас?
        - Лошади не устали.
        Она улыбнулась.
        - Я бы с удовольствием еще раз проехалась верхом.
        - Да. Я тоже об этом все время думаю.
        Она недоуменно посмотрела на него, потом покачала головой.
        - Стыдно, мистер Доминик.
        - Еще как, мисс Эпплгейт. Я ужасный человек.
        Ужасный, это точно. Ох, как бьется сердце и как сильно он ее хочет. Она словно наркотик, без которого он не может обходиться ни дня. Хотя бы раз в день. Если получить жидкий концентрат индивидуальности Молли, на этом можно было бы заработать бешеные деньги.
        - Что ты сказала?
        Она уже садилась в седло.
        - Я говорю, если мы еще раз прокатимся до ручья Лиззи, потом придется самим чистить лошадей.
        - Так мы едем? Вот черт. - Доминик поставил ногу в стремя.
        Вот черт. Будем наслаждаться тем, что нам подарит сегодняшний день, а насчет завтра подумаем, когда оно наступит…



        Глава 15

        По заключению первого и последнего психиатра, нанятого родителями, анализ собственных чувств и мыслей давался Молли не без труда. Врач так и написал в своем отчете… после чего внезапно уволился по «личным причинам». Молли прочитала его заключение, взломав ящик отцовского письменного стола.
        Ей было тогда тринадцать, но что такое «анализ», она уже знала. Молли всегда хорошо училась. За исключением того года, когда решила стать двоечницей, чтобы выяснить, станут ли родители уделять ей больше внимания. Не стали. Тогда Молли бросила изображать из себя тупицу - это было чересчур тяжело - и снова стала собой. Умной проказницей.
        Так что она просто прекратила углубляться в самоанализ. И все. Какой смысл думать о том, что ты сделала и почему? Что сделано, то сделано; сколько об этом ни думай, ничего не изменится.
        Копаться в собственных чувствах и мыслях - глупая затея. К тому же это мучительно. Молли предпочитала сосредоточиться на настоящем, на том, что происходит сейчас.
        И это всегда получалось, до тех пор, пока…
        - Молли!
        Она повернулась в седле и посмотрела на Доминика. Они ехали гуськом: тропинка была очень узкой.
        - Что? Я не туда еду?
        - Не знаю, - пожал плечами Доминик. - Ладно, ты едешь правильно. Ручей за тем поворотом. Я позвал тебя просто так. Ты была очень… задумчивая.
        - Может, спеть? - улыбнулась она. - Или заняться декламацией? Как ты отнесешься к монологу Марка Антония из «Юлия Цезаря»? Я его хорошо помню: «Друзья, сограждане, внемлите мне, не восхвалять я Цезаря пришел, а хоронить» [Шекспир, «Юлий Цезарь», акт III, сцена 2. Пер. М. Зенкевича.] .
        - Ради бога, перестань. Откуда ты его знаешь?
        - В школе читала. Мне, конечно, сказали, что это не для девочки, но поставили
«отлично». Правда, самой выбирать монологи уже не разрешали. Хотя все равно дольше месяца я в этой школе не продержалась. - Она потянула поводья, и Дэйзи остановилась. Они выехали на небольшую поляну. - Мне кажется, главное в том, что я рискнула прочитать монолог, который учитель определил как «мужской». К тому же я притащила в класс меч. Сильно, да?
        Он спешился, привязал Сильвестра к дереву и помог ей спуститься.
        - Где ты его достала?
        - В кабинете истории. Он был просто огромный.
        - И ты им, конечно, размахивала, - подхватил Доминик, привязывая Дэйзи к тому же дереву. - В том месте, где Антоний говорит: «А Брут ведь благородный человек, и вы, другие, тоже благородны ».
        - И ты, Брутто, сказало Нетто, завернулось в тару и упало, - продекламировала Молли школьный стишок. Она присела на бревно, на котором они сидели вместе с детьми, и стала смотреть на ручей. Наслаждалась очередным моментом. - Лиззи права. Здесь очень красиво.
        - Это оттого, что ты здесь, - сказал Доминик, присаживаясь рядом с ней, спиной к ручью: так лучше было видно ее лицо. Он придвинулся ближе и погладил кружева на воротничке ее блузки. - Ты везде красивая.
        Она положила ногу на ногу, сцепила пальцы и боком прислонилась к нему. От него пахло кожей и лошадьми и, едва уловимо, мятным полосканием для рта.
        - Лесть - ваше второе имя, мистер Лонгстрит.
        - Спасибо за комплимент, - улыбнулся он и взял ее за подбородок. - Иди ко мне.
        Молли не сопротивлялась. Его теплые губы прижались к ее рту, теплые и настойчивые, мгновенно вызвав в памяти все акробатические этюды прошлой ночи. Она слегка повернулась и положила руку ему на грудь, такую твердую под мягкой, нагретой солнцем рубашкой.
        На этот раз она предоставила ему вести: прошлой ночью она была, пожалуй, чересчур активна. Когда его язык проник к ней в рот, исследуя ее нёбо, она лишь слегка касалась его своим языком.
        Доминик начал дразнить ее, пока она не перешла в наступление. Тогда он нежно прикусил ее язык зубами, их рты слились, он откинулся назад, и они оба соскользнули с бревна. Он взял ее голову в руки и принялся изобретательно целовать, заставляя сердце колотиться с бешеной скоростью.
        Молли приподнялась и попыталась на ощупь расстегнуть пуговицы его рубашки.
        Светлые волоски на его груди приятно щекотали ладони.
        Она прервала поцелуй и, приподнявшись, встала на колени, чтобы он мог расстегнуть ее жакет, блузку и белый атласный бюстгальтер с застежкой спереди. Когда Доминик расстегнул его и взял ее груди в свои ладони, у Молли вырвался стон облегчения: так она истосковалась по его прикосновениям.
        Запрокинув голову, она наслаждалась тем, как его пальцы ласкали напряженные соски. Вот он лизнул языком сначала один сосок. Потом второй, потом поцеловал ее в грудь, прямо над бешено бьющимся сердцем.
        Она придвинулась ближе, не в силах противостоять разгорающемуся жару внизу живота; когда Доминик просунул ладонь между ее ног, она даже вздрогнула.
        Жакет мешал ей обнимать Доминика, но тратить время на раздевание она не стала. Если уж жить в настоящем, то сейчас.
        Она слегка подалась назад и набросилась на ремень и молнию его джинсов.
        В том, чтобы заниматься любовью, практически не раздеваясь, было что-то очень чувственное и запретное. Как если бы они боялись, что их в любой момент могут обнаружить, и в то же время были не в силах остановиться. К черту последствия.
        Последствия. Самоанализ. Все это сейчас совершенно ни к чему.
        Доминик полностью разделял ее мысли, потому что Молли чувствовала силу его желания даже сквозь плотную ткань джинсов. Когда она наконец расстегнула молнию, у него вырвался почти комический вздох облегчения.
        Все еще стоя на коленях, она расстегнула пояс бриджей, приспустила их, потом атласные трусики… которые легко скользнули по ее крепким бедрам… как вдруг потеряла равновесие и упала Доминику на грудь.
        - Неудобно? - спросил он, щекоча языком ее ухо.
        - В книгах раздеваются гораздо изящнее. Я читала, - призналась Молли, догадываясь, что единственный способ избавиться от бриджей - сделать пятиминутный перерыв на то, чтобы расшнуровать высокие ботинки. - В жизни все гораздо сложнее.
        Услышав низкий смешок Доминика прямо над ухом, Молли вдруг подумала, что она сейчас раскорячилась в нелепейшей позе… но ей на это наплевать. Стыдно не было. Неловко тоже. Она просто наслаждалась тем, что происходит. Открыто, свободно, легко.
        Доверие. Совершенно новое чувство.
        - Молли, если только ты не хочешь, чтобы я взорвался, прекрати эту возню с одеждой, хорошо?
        Ну, может, ей и было неловко. Совсем чуть-чуть.
        - Прости, - пробормотала она. - Только продолжай меня… трогать. Да?
        - Всю свою жизнь на это потратил бы. - Он привлек ее к себе, и они перевернулись, так что теперь Доминик оказался сверху. Теперь он смог стащить ее бриджи с трусиками вниз, к самым ботинкам.
        - Вот какой я замечательный, - сказал он, стоя над ней на коленях. Его ладонь уже находилась между ее ног. - И ты тоже, - прибавил он, ласкающим движением разведя ее ноги в стороны, в то время как два его пальца пробрались внутрь. - Тебе нравится? Скажи, что нравится.
        - О… - выдохнула Молли, глядя, как он стоит возле нее на коленях, освещенный солнцем, и любуется ею, ласкает ее, изучает ее. - Так прекрасно…
        Закрыв глаза, Молли отдалась накатывающим волнами ощущениям. С ним не нужно притворяться. С ним можно сойти с ума. В нем было все… все…
        Он нащупал большим пальцем ее клитор, и она выгнулась под его руками. Только бы он продолжал, был ближе, не прекращал ласкать ее, а желание все разгоралось, разгорался жар, земля и небо полетели кувырком.
        Не открывая зажмуренных глаз, она запустила пальцы в волосы, каждый мускул в ней напрягся, каждый нерв был натянут, всем телом она льнула к его движущимся туда и обратно пальцам, оскалившись от предельного желания. Ей… нужен… был… он… его прикосновение…
        - Нет, - вдруг сказала она, резко открыв глаза. - Нет, это слишком сильно.
        Волны наслаждения, накатывавшие на нее, поднялись еще выше, стали еще чаще, захлестывали с головой.
        И вот с неотвратимостью волны, бьющейся о берег, невыносимое напряжение сменилось невероятным наслаждением. Ее тело выгнулось, как натянутый лук, и расслабилось, а в сокровенном центре все взрывалось, таяло, пульсировало в такт его движениям. Еще, еще и еще…
        По-прежнему не открывая глаз, она порывисто обняла его, и он вонзился в нее и заскользил внутри, сжимая ее в объятиях. Она гладила ладонями его спину, впивалась в нее ногтями, пытаясь вобрать его в себя целиком, без остатка.
        И вот он замер, Молли почувствовала, как напряглись его мускулы. Она приподнялась на руках. Он наполнял ее саму, ее нутро, он был таким твердым.
        Молли открыла глаза.
        Птицы по-прежнему перепрыгивали с ветки на ветку - они их даже не вспугнули. Солнечный свет по-прежнему заливал поляну. Вода все так же журчала в ручье. Одна из лошадей что-то шумно жевала.
        И Молли не умерла.
        - Ох… ф-фу… - выговорила она, отдышавшись.
        - Да… Хали-Гали Молли, - отозвался Доминик, тяжело дыша. - Ты случайно не захватила с собой бумажного пакета, чтобы я мог в него подышать?
        - У тебя гипервентиляция?
        - Что-то вроде того. - Он слегка повернул голову и поцеловал ее в шею. - Что это было?
        - А ты не догадываешься?
        Он снова поцеловал ее.
        - Думаю, это риторический вопрос. Я тебя совсем раздавил?
        - Нисколько.
        - И все-таки… - Он встал на колени и убрал одну ногу, чтобы она смогла выбраться из-под него.
        Они быстро и молча оправили одежду. Потом Молли села к бревну, прислонилась к нему спиной и вытянула ноги.
        - Надеюсь, ты не собираешься сию минуту вскочить в седло и помчаться обратно?
        - Нет, не сейчас. Не раньше, чем лет через сто, - ответил он, тоже привалившись к бревну. - Я знаю, ты не любишь послепостельные беседы, Молли, но… Не знаю, как ты, а я до сих пор весь дрожу.
        - Мне пора говорить тебе комплименты?
        - Нет. Но случилось что-то…
        Молли кивнула.
        - Я знаю. Это было… было… по-другому. Я никогда в жизни не чувствовала…
        - Точно, - перебил он. - И я тоже. Господи, ты только меня послушай. Я мямлю, как трехлетка.
        - В этом мы совпадаем, - ответила Молли, надеясь, что на этом эта тема будет исчерпана. Разве она только что не признавалась самой себе, что анализ - не самая главная ее способность?
        Одна из лошадей фыркнула, и Молли тут же за это ухватилась, решив задать вопрос, мучивший ее некоторое время назад. Хотя сейчас, честно говоря, ей до этого не было никакого дела. Зато можно сменить тему. Пусть знает, какой Молли может быть въедливо откровенной.
        - Зачем ты охолостил Сильвестра? Был бы отличный жеребец.
        Она почувствовала, как Доминик на нее уставился, и придала своему лицу выражение умеренно горячей заинтересованности.
        - Нет, правда, почему?
        - Ну и вопросики у тебя. Я его не холостил. Он мне достался уже таким. Его прежний владелец сказал, что там были какие-то проблемы… с развитием.
        - А-а. - Молли уперлась рукой в живот Доминику, чтобы приподняться и сесть поудобнее. В конце концов, они на берегу ручья. - Ты имеешь в виду, как у Фанни Сайда, победителя «Дерби» в Кентукки?
        - Я такого не помню. А что с ним случилось?
        - Одно яичко не опустилось, - сказала она, перемещая руку в самый низ его живота. Она знала, что ему от этого будет неловко, но сейчас так лучше: сбивает романтический лад. - Вроде как упаковка для них была полностью готова, но наполовину пуста.
        Доминик слегка пошевелился.
        - Да, вот незадача.
        - Точно. Поэтому и пришлось охолостить Фанни Сайда, чтобы это не мешало ему брать призы на скаковой дорожке. - Она сдвинула руку еще ниже и зажала в горсть его джинсы. - Не знаю всех подробностей процедуры. Наверное, быстро: чик-чик и готово…
        Доминик накрыл ее руку своей.
        - Перестань, Молли. Достаточно. Хватит. Черт, неужели нам не о чем больше поговорить?
        - Ну, конечно. - Она убрала руку и выпрямилась. - Выбирай тему.
        - Я выбрал, но ты ловко перевела стрелки на другое. Может, и не ловко, это как посмотреть. Главное, ты не хочешь обсуждать то, что произошло.
        Она сорвала веточку с тремя листками и принялась вертеть в пальцах.
        - Мы занимались сексом. Хорошим сексом. Отличным сексом.
        - Вот как?
        - Ну да, так это всегда называлось. Секс.
        - Просто секс.
        - А как еще? Лечебный секс?
        - И кто же лечился - ты или я?
        - Ну я-то на больничной койке не валялась.
        - Скажешь еще хоть слово в том же духе, и я тебе это устрою. Ты серьезно? Ты занималась со мной сексом, чтобы я расслабился?
        - Не знаю. А ты расслабился?
        - Нет, черт подери. Я не расслабился. И верить в то, что тебе было все равно, я не собираюсь, не такой уж я дурак.
        - А я не утверждала, что мне все равно.
        - Ага. Все понятно. Меня снова щелкают по носу. Ты боишься, что я к тебе привяжусь. Или еще хуже: что ты начнешь испытывать ко мне некие опасные чувства, выходящие за рамки отношений двух взрослых особей, наслаждающихся друг другом.
        - Перестань кривляться. - Молли встала и посмотрела на него сверху вниз. - Знаешь, если каждый раз после… секса ты будешь его со мной обсуждать, черта с два я еще раз им с тобой займусь.
        Он откинулся назад, скрестил ноги, вздохнул и произнес:
        - Очень по-женски. Отказывать в сексе, чтобы доказать свою правоту.
        - О, вот только этого не надо. Не смейте мной командовать, Доминик Лонгстрит.
        - Я? Командовать тобой? Брось, Молли Эпплгейт никто не командует. Она сбегает исключительно по собственному желанию.
        Он был прав. Она уже перешагнула через бревно и шла к лошадям, чтобы Дэйзи поскорее унесла ее подальше отсюда. И он сам спровоцировал ее на побег.
        - Откуда ты такой взялся, Доминик Лонгстрит?
        Он тоже поднялся.
        - Тот же самый вопрос я могу задать тебе. Нечего хмуриться, будто не понимаешь. Ты сводишь меня с ума. Я обнимаю тебя, зная, что скоро ты исчезнешь. Ты обнимаешь меня, такая живая и теплая, и в то же время подсчитываешь, в какой день тебе лучше уехать. А самое главное - прямо здесь, прямо сейчас, я хочу тебя так сильно, что…
        До чего он умный. Догадливый. Смышленый. Сообразительный.
        Неожиданно для самой себя Молли бросилась Доминику на шею и страстно приникла к его губам. Ее руки гладили его по спине, а ноги оказались на добрых четыре дюйма над землей.
        Он попытался перехватить ее поудобней, чтобы удержаться на ногах, но не смог. Она коснулась ногами земли, но тут они окончательно потеряли равновесие, упали… и скатились по берегу прямо в ручей.
        Расцепив объятия, они выскочили, отфыркиваясь, на берег. Ручей был глубиной не больше двух футов.
        Доминик потряс головой, как пес после купания, и от него во все стороны полетели брызги.
        - Зачем ты это сделала?
        - Не знаю. Это был порыв. Я не думала, что мы упадем. - Молли подняла руки и критически осмотрела то, во что превратился ее жакет для верховой езды. - Какое все сырое.
        - Сырое? Да мы насквозь промокли. Интересно, как мы все это объясним, когда вернемся?
        - Может, мы попали под кратковременный дождик, - предложила Молли и улыбнулась, когда плечи Доминика затряслись от смеха.
        - Скорее, кратковременный ураган, - сказал он и с хохотом окатил Молли водой.
        - Сметавший все на своем пути, - подхватила она и окатила его в ответ.
        И бой начался.
        Хохоча, они брызгались водой из ручья и со стороны были похожи на двух сумасшедших, сбежавших из надоевшей клиники. Потом нехотя покинули поляну и вернулись в конюшню, так до конца и не выяснив, что между ними происходит… и тут им снова повстречалась Билли Уайт. Не женщина, а казнь египетская.
        - Вы же все мокрые!
        - До чего она наблюдательная, - подмигнул Молли Доминик.
        - Просто мы попали под внезапный кратковременный ливень, - сообщила Молли, направляя лошадь прямо на Билли, так что той пришлось отступить в сторону. - В Вирджинии такое не редкость.
        - А почему вы с ног до головы в грязи?
        - Билли, даже если я отращу себе вторую голову и начну с ней петь дуэтом оперные арии, вас это все равно совершенно не должно заботить, - сказал Доминик, пока Молли продолжала наступать на Билли. Сейчас он явно был добродушнее, чем прежде. Но не настолько, чтобы Билли Уайт забыла его предупреждение. Она поняла, что пора исчезать. Немедленно.
        Молли тоже собиралась поступить так же… по той же самой причине: в целях самосохранения.
        Но не сейчас…



        Глава 16

        Иногда Молли требовалось одиночество. Только что она была душой компании, заводилой - и вдруг внезапно ей хотелось сбежать ото всех, побыть наедине с собой.
        Поэтому когда они с Домиником вернулись в дом, приняли душ и переоделись, она усадила детей в кухне с миссис Джонни, выдала им набор детских печатей в форме животных, а сама вышла на улицу. Усевшись в одну из тележек для гольфа, она отправилась в экспедицию по посыпанной щебнем дорожке.
        Дорожка заканчивалась возле ручья - наверняка того самого, в котором они с Домиником резвились часом раньше. Она заглушила мотор, скрестила руки на руле, положила на них подбородок и стала смотреть на отражающееся в быстро бегущей воде солнце и деревья на том берегу. Не думая ни о чем.
        Тишина.
        Покой.
        Никого.
        Она могла бы провести здесь целый день, чтобы мозг и тело как следует отдохнули. Здесь на нее никто не смотрел, не оценивал. Не нужно было думать, как себя вести. Остаться бы здесь на несколько часов, на несколько дней - наедине с собой она бы ничуть не скучала.
        - Ну, хватит, - сказала Молли самой себе минут через десять. - Хорошенького понемножку.
        Хорошо побыть вдвоем с собой. Или принять ванну с гидромассажем.
        Но пора к детям и Доминику. Она им нужна.
        Можно ли считать побег удачным, если знаешь, что сбегать тебе не хочется?
        И все же так быстро она возвращаться не собиралась. Надо было сначала кое-что себе доказать.
        Доказать, что ей не нужно возвращаться.
        Молли вылезла из машины. Вдоль ручья тянулась тропинка, и она двинулась по ней направо.
        Вдруг она найдет цветы, чтобы украсить волосы. Много цветов, целый букет. Пусть миссис Джонни поставит его на обеденный стол.
        Или наткнется на поляну, как ту, возле тропинки для верховой езды. И это будет ее Тайным местом. Потом можно будет показать детям и устроить с ними пикник. Придумают этой поляне название, разведут костер и станут танцевать вокруг, а потом…
        - Прекрати! - скомандовала она себе. Несколько птиц в ветвях над головой протестующе защебетали. - Ой, простите, что я вас потревожила, - извинилась она и пошла дальше.
        В этом месте тропинка очень близко подходила к воде. Молли сосредоточилась на том, куда ставить ноги, и не заметила, как дошла до резкого поворота вправо. Послышались голоса. Молли резко остановилась, чтобы остаться незамеченной.
        - …почему мы не можем начать заново? Нам было хорошо вместе, и ты это отлично знаешь.
        - Хорошо? Кому из нас было хорошо? И потом, мне непонятно, чего ты так боишься. Что я к тебе слишком сильно привяжусь!
        Молли сделала шаг назад. Дерек и Синара. Ссорятся.
        Теперь надо было повернуться и уйти и забыть о том, что она подслушала. Так поступил бы всякий благовоспитанный человек.
        Она же осталась там, где стояла, и вытянула шею, чтобы получше расслышать.
        - Ты же знаешь, я уже был женат. И ничего хорошего из этого не вышло.
        - Да брось, все хоть раз прошли через брак. Сколько нам было - лет двадцать? Ты с этой хористкой, я с Клайвом, охотившимся за моими деньгами.
        - Ее звали Мэри-Джейн.
        - Звали? Она что, умерла?
        - Только для меня, - сказал Дерек. - Ну, ладно, ладно. Мне было двадцать три. Что я знал о жизни?
        - Никто из нас ничего не знал, дорогой, - почти промурлыкала Синара. Весь её напор мгновенно исчез. - Но мы же больше не невинные младенцы, правда? Или ты боишься? - в ее голосе снова послышалась сталь.
        - Не пытайся меня подловить, Синара, ничего не выйдет. «Докажи, что ты не трус, женись на мне!» Кто мы с тобой, по-твоему? Лант и Фонтейн? Кронин и Тэнди? Все будут ждать от нас совместной работы. Ладно, у этих получилось. Но не забывай, что были еще Лиз Тейлор и Ричард Бартон. Их совместная работа ничем хорошим для них не закончилась. Как и для десятков других. И с нами будет точно так же. Да мы через месяц разорвем друг друга на части, если придется с утра до вечера вместе работать, а потом ехать вместе домой и быть там вместе с вечера до утра.
        - Поэтому ты предпочел отправиться домой с девицей из второго состава, - сказала Синара. Молли зажмурилась. Это был удар ниже пояса.
        - Это была ошибка.
        - Нет, Дерек, ошибкой был ты. Стоило мне заикнуться про свадьбу, просто заикнуться, и ты помчался от меня, только пятки засверкали. Прямо к Луизе. А потом к Джейн. А потом к Брэнде, Нэнси, Катлин. Лишь бы доказать мне, что ты не готов к свадьбе, к обязанностям. Труппа была небольшой, так что скажи мне спасибо за то, что тебя уволили по моей просьбе, прежде чем ты набродился на Джейсона.
        - Не смешно.
        - Ты прав. Смешного мало. Зато очень патетично. Почему у тебя не хватило духу просто отказать мне? Нет, надо было издеваться надо мной, сделать из меня посмешище - пока я изо всех сил улыбалась и говорила, что мы решили расстаться, но по-прежнему друзья. Друзья? Да я уничтожить тебя была готова.
        - А ты так и сделала, когда меня выгнала, - произнес Дерек так тихо, что Молли пришлось подойти поближе. - С тех пор у меня все наперекосяк, Синара. И у тебя тоже. Что далеко ходить, (взять этот спектакль. Ты же почти провалила свою роль.
        - Провалила? Не смеши меня. Если что-то и провалится, так это музыка Тейлора. Она совершенно не ложится на текст Тони, какие-то паузы в неподходящих местах…
        - Это ты не смеши меня. Музыка отличная, Синара. Просто ты никак не можешь с ней справиться. И если будешь продолжать в том же духе, вылетишь отсюда через одну репетицию.
        Повисла неловкая пауза. Потом Дерек продолжил:
        - Или ты специально так делаешь? Я угадал, Синара? Ты подписала контракт раньше меня, а теперь, когда я в труппе, ты хочешь из нее выйти? Ты на самом деле так меня ненавидишь?
        - Чтобы я специально проваливала роль? И кого из нас ты после этого называешь идиотом? Не говоря о том, что самомнение ты себе отрастил с Манхэттен. Захоти я, чтобы тебя уволили, Дерек, тебя бы уволили. Мне только пальцем шевельнуть. Ты же сам сказал, что я первая подписала контракт.
        - Хорошо, тогда с какой стати ты притащила меня на этот дурацкий пикник?
        - Уж не для того, на что ты рассчитывал. Или ты в самом деле решил, что со мной только по кустам тискаться?
        - Дорогая, пока ты не завела этот разговор, мы прекрасно тискались.
        Молли зажала рот рукой, чтобы не рассмеяться, и шагнула назад. Хрустнула ветка. Она зажмурилась.
        - Что это было?
        Молли замерла.
        - Что «это»? Я ничего не слышала. Или ты думаешь, я припрятала в кустах фотографа? Пара снимков погорячее для обложки? В стиле Ферги? [Сара Фергюсон(р. 1959) - герцогиня Йоркская, жена английского принца Эндрю. Ее эксцентричное поведение многие в Англии считали несовместимым с положением члена королевской семьи.

] На колени, Дерек, лижи мне пятки.
        - Перестань, Синара. Хотя то, что ты говоришь…
        - Нет, Дерек, это не фотограф. Это медведь. Огромный, мохнатый, свирепый медведь пришел, чтобы откусить тебе голову! Ой-ей-ей, тебе уже страшно?
        - Господи, ты кого хочешь с ума сведешь, - голос Дерека внезапно изменился: стал низким, в нем послышалось желание. - Иди сюда.
        - Спасайте меня, храбрец. Я вся дрожу от страха. Сейчас описаюсь. О нет, только не пуговицы на блузке. Сэр, умоляю вас. Не троньте их. Мой лифчик? Ради бога, сэр, не надо. Не надо… о, дорогой, я всегда говорила, что самое талантливое в тебе - твой язык.
        Стало очень тихо. Молли поняла, что пора уходить. Она сделала два больших шага, повернулась, на цыпочках прокралась около десяти ярдов и бросилась бежать.
        - Уф! - сказала она деревьям, когда вернулась к тележке для гольфа. - Я еще слишком молода и невинна, чтобы такое подслушивать.
        Улыбнувшись, она развернула тележку и поехала обратно к дому. Большой Эл и Лиззи заметили ее, когда она проезжала мимо театра, и со всех ног бросились к ней. Каждый держал в руках большой лист бумаги.
        На бегу они не переставали спорить.
        - Это не траходон, ты, тормоз. Это просто древний носорог. Смотри, Молли! - Стоило Молли вылезти из тележки, как Лиззи ткнула в нее рисунком. - Разве у меня не траходон?
        Молли отобрала у нее рисунок, чтобы ее не покалечили. Не нем оказалось не меньше десяти силуэтов животных, напечатанных резиновыми подушечками из набора.
        - Который из них?
        - Вон тот зеленый, вверху. Это ведь траходон?
        Молли посмотрела на силуэт. Толстый длинный хвост, на голове что-то похожее на гребень, короткий рог на конце морды и два длинных на лбу.
        Она вернула рисунок Лиззи.
        - Честно говоря, это больше всего похоже на мою учительницу экономики в старшей школе, миссис Хаггерти. Видите? Такие же маленькие круглые глазки.
        - Молли, ну, пожалуйста, скажи ему. У него - обычный носорог.
        - Она не знает, - сказал Большой Эл. - Я же тебе говорил. Девчонки ничего не мыслят в динозаврах.
        - Не смыслят, - машинально поправила Молли. Ей вдруг захотелось схватить их в охапку и прижать к себе - такие они были замечательные.
        - Видала?! - закричал Большой Эл. - Я же говорил, что девчонки ничего не мыслят, то есть не смыслят.
        - А я знаю, что динозавры не бывают фиолетовые и не поют дурацких песен, - азартно перебила его Лиззи.
        - Занудная дылда!
        - А ты - тупой недомерок!
        - Ого, а я-то хотела подольше погулять одна в лесу! Не услышать, как здесь братишка с сестренкой вежливо беседуют? Разве такое можно пропустить?
        Лиззи (она уже открыла рот, чтобы снова обозвать брата) тряхнула головой и пробормотала:
        - Извини, Молли. Но он правда ничего не понимает в динозаврах.
        - Как и я, - призналась Молли. - Зато у меня есть идея. Спорим, что в доме наверняка найдется энциклопедия, в которой мы сможем все про них прочитать. После обеда.
        - Энциклопедия? Может, просто посмотрим в Интернете?
        Молли с глупым видом улыбнулась.
        - Прости. Я все время забываю, с кем имею дело. Ладно, мисс Всемирная Паутина, посмотрим в Интернете. А сейчас, если вы пообещаете не драться, как только я уйду, мне нужно позвонить.
        - Только если он перестанет менять имя. - Лиззи ткнула пальцем в Большого Эла. Он вертел рисунок и любовался напечатанными животными.
        Молли подняла брови.
        - Ты уже больше не Большой Эл?
        Большой Эл улыбнулся.
        - Не-а. Я Бутч.
        Лиззи застонала.
        - Кхм, Бутч? И где ты нашел такое имя? - спросила Молли, втянув щеки, чтобы не засмеяться.
        Бутч пожал плечами.
        - Не знаю. Хорошее имя, правда?
        - Попробуй - узнаешь, - ответила Молли, многозначительно поглядев на Лиззи. - Я думаю, Бутч, хорошо, что ты меняешь имена, пытаясь найти свое.
        - Ага! Я же говорил тебе, что оно хорошее. Я - Бутч!
        - Не понимаю, почему бы тебе сразу не назвать себя Тормоз. Это тебе очень подходит, -процедила Лиззи. - Пойдем, Бутч, покажем рисунки миссис Джонни. Она обещала, что мы будем печь печенье в виде динозавров. У нее есть специальные формочки.
        - Хорошо, что на свете есть миссис Джонни, - сказала Молли, глядя, как дети помчались к дому и свернули за угол, чтобы попасть на кухню в боковую дверь. Сама она поднялась по ступенькам террасы, прошла через холл, поднялась по лестнице в свою комнату и достала мобильный.
        Она набрала номер Джейни, думая, что дозваниваться придется долго.
        - Алло, Молли, это ты?
        - Джейни? - Молли уселась на туалетный столик и стащила кроссовки. - Наконец-то ты разобралась, как отвечать на звонки по сотовому телефону. Поздравляю.
        - Очень остроумно, - перебила кузина. - А ты наконец-то включила свой. Ты где? В Вашингтоне?
        - Не совсем. Рада тебе сообщить, что «Беззаботное детство» не разорено и ждет новых детишек.
        - Ах да. Я совсем забыла про центр. Даже не спросила.
        Молли нахмурилась:
        - Кто вы и что сделали с Джейни Престон?
        Джейни весело засмеялась.
        - Повторяю: где моя кузина? У вас похожий голос, но вы не она.
        - Да я это, я. Слушай, не хочу рассказывать все по телефону. Я отправила тебе сообщение. Ты видела газеты?
        - Н-нет. Я немного… отвлеклась.
        - Ну, еще бы. Тогда просто включи телевизор, любую программу. Там есть кое-какие новости про президентскую кампанию сенатора Харрисона.
        Молли зевнула. Две недели назад ее работа заключалась в том, чтобы вылить на сенатора Обри Харрисона побольше грязи. Она взглянула в зеркало на туалетном столике и поправила волосы.
        - Послушай, Джейни, я позвонила, потому что… хотела убедиться, что с тобой все в порядке. Что все это тебе по силам.
        - С чего это вдруг? Может, потому, что ты заранее знала, как здесь будет сложно? Вовремя же ты спохватилась.
        - Брось, Джейни, не надо меня отчитывать, как школьницу. Неделя закончилась, ты жива. Просто скажи, что с тобой все в порядке.
        - В порядке? Молли, если бы я не была уверена, что ты совершенно ни при чем, я бы тебе в ножки поклонилась. Я никогда в жизни не была… что? Молли, подожди секунду.
        - Нет, Джейни, постой, я должна… Вот дьявол, - сказала она, позволив себе немного ссутулиться в ожидании ответа. С кем это она там разговаривает?
        - Ой, мамочки, Молли, у тебя телевизор далеко? Включай «Си-эн-эн». Там нас показывают, мы были среди гостей. По-моему, я себя видела! Как это было прекрасно. Генри просто душка. Слушай, я должна это посмотреть. Перезвони позже, ладно?
        - Но мне же надо!.. - воскликнула Молли, но сестра уже выключила телефон. Молли закрыла лицо руками. - Я просто хотела спросить, могу ли я влюбиться. И все. Пустяк.
        Молли положила телефон и поискала глазами пульт телевизора. Включив «Си-эн-эн», она услышала самый конец новостей:
        - …внезапного исчезновения. Место, где мисс Хаит и издатель Генри Брюйстер проведут свой медовый месяц, держится в строжайшем секрете. Влюбленные пробудут там, пока мисс Хаит не начнет сниматься в новом фильме. Для обоих это первый брак.
        Молли посмотрела на фото на экране. Когда его сменило другое, с сошедшим с рельсов поездом, она выключила телевизор и снова села на туалетный столик.
        Репортер сказал «Генри». Джейни сказала «Генри». Джейни сказала, что она там была. Там, то есть на церемонии, это ясно. Джейни знакома с Генри, это тоже ясно.
        - Ясно. Кажется, я что-то пропустила. Голливудская дива Брэнди Хаит? Господи, да ведь он на пол головы ее ниже. И толстяк. Остроумный, но толстяк. А вид у нее чертовски счастливый. Это любовь ее ослепила? Или настоящие влюбленные все недостатки принимают за достоинства?
        Наконец Молли осенило. Они все вместе были на этом курорте. И там Джейни с ними познакомилась. Но что значит это «мы», которое она упомянула? Джейни тоже кого-то встретила? Может, она имела в виду своего «подопечного»?.. Чепуха, не настолько она импульсивна. Хотя голос у нее был счастливый.
        Счастливая и недоступная. Как и ее родители, поэтому Молли никогда им до конца не доверяла. Хоть бы поговорить с кем-нибудь.
        У нее все так перемешалось в голове! То ей хотелось бегать, то шутить над Домиником, то печь пироги, то протирать пыль. И все это почти одновременно.
        Наверно, гормоны расшалились. Другого объяснения нет. Временное помутнение рассудка вследствие опасно длительного пребывания среди маленьких детей. Внезапно пробудившийся семейный инстинкт. Надо подождать немного - и все само пройдет.
        Просто впервые в жизни она кому-то нужна. Наверное. Наверняка.
        Конечно, она всегда нужна Джейни, но это совсем другое. У Джейни есть родители.
        А что есть у Молли? И есть ли у нее что-нибудь?
        Счет в банке.
        Миллион знакомых - и только один друг, Джейни.
        Есть особняк, но нет дома. Не к кому приходить домой. Никто ее там не ждет, не беспокоится о ней, не целует при встрече. Не говорит хотя бы: «Где тебя так долго черти носили?»
        - Ну все, пора устраивать сопливую вечеринку для Маргарет. - Молли встала. - Я счастлива, черт бы вас всех подрал!
        В дверь постучали. Она вытерла слезы и крикнула:
        - Войдите!
        Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Синара.
        - Молли? - Она протиснулась в щель. - Ты одна, отлично. Я думала, ты не слышала, как я стучала. Давай поболтаем? Как две девчонки?
        Молли кивнула и шмыгнула носом. Потом со вздохом взяла себя в руки.
        - Давай. А о чем?
        Синара подошла и уселась на кровать, как будто это был ее трон.
        - О мужчинах, о ком же еще?
        - Верно, о чем еще думать? - согласилась Молли и присела на оставшийся свободным краешек покрывала. - Начинай.
        - Все дело в Дереке, - драматически вздохнула Синара. Вздох вышел очень правдоподобным, недаром она звезда. - Я от него скоро с ума сойду.
        - Любимое занятие мужчин - сводить нас с ума, - изрекла Молли. - А что он такого сделал?
        Синара принялась изучать свои холеные ногти.
        - Он меня любит. Я знаю, что он меня любит. Он знает, что он меня любит. Но старается выставить все так, как будто это просто секс.
        Молли вдруг почувствовала себя неуютно.
        - Хм. Это серьезно.
        - Это глупо. Почему он не хочет признаться, что любит? Он все время отгораживается от меня. Словно если бы нам пришлось все время работать вместе - чего все от нас только и ждут, - мы бы потеряли друг к другу всякий интерес. Он преследует меня, но, стоит мне поддаться, убегает. Как сегодня.
        Молли опустила глаза и внимательно посмотрела на свои скрещенные ноги.
        - А что… именно произошло сегодня?
        - Разумеется, мы занимались любовью. Или, по словам Дерека, сексом. Восхитительным сексом. Я затащила его на пикник. Мы съели цыпленка и салат, потом занялись любовью. А потом он со мной поссорился. Он всегда начинает первым. - Она картинно пожала плечами. - Потом мы снова занялись любовью, а потом снова поссорились. А теперь он рассердился и куда-то исчез. Так бы его и убила.
        - Может, он смущен? - предположила Молли. - Может, его пугает возможность влюбиться? Потеря… независимости, что ли? Может, он переживает, что кто-то еще зависит от тебя, а ты не такой замечательный, как о тебе думают - то есть как ты о нем думаешь? Может, то, каким ты его себе представляешь, на самом деле неправда? Маска для других? А внутри она - то есть он - очень ранимый? Может, он убегает вне себя от ужаса?
        Синара повернулась и посмотрела на Молли.
        - Все, я сдаюсь. Или это было откровение, или ты сама не поняла, что мне тут наговорила.
        Молли попыталась засмеяться, но смех вышел невеселый. Хотя Синара на это, кажется, не обратила внимания.
        - Не знаю. Просто размышляла вслух. Разве ты не знаешь, что любви боятся? То, чего ты жаждешь сегодня, завтра может оказаться ненужным. Может, в некоторых людях на самом деле нет ничего - настоящего, стоящего. Так что… Так что им все время приходится убегать, пока этого не заметили.
        - О, капризов у него хоть отбавляй. Он бы тебе проходу не давал, если бы Ник его не предупредил. Но он всегда возвращается ко мне. Всегда. Так, может, пора уже признать этот очевидный факт? Мы любим друг друга. Чего бояться?
        - Не знаю, - ответила Молли и чуть не подпрыгнула от радости - раздался звонок на ужин. Она соскочила с кровати и принялась обуваться. - Страшно, и все. Ты хочешь есть? Я просто умираю от голода.



        Глава 17

        Доминик пробежал глазами последнюю страницу факса и нахмурился.
        - Тейлор, ты приехал на день раньше.
        Тейлор Карлайл, широкоплечий мужчина с огненно-рыжими волосами и веснушчатой кожей, вытянул из-за стола стул и оседлал его. Несмотря на внушительное телосложение и грубоватую внешность, он был композитором.
        - Мне позвонил Тони, разыскал меня в Нью-Йорке, - честно признался он. Голос у него был с приятной хрипотцой. - Сказал, ты работаешь. Как он пронюхал, что ты работаешь? .-
        - Он меня застукал. Позвонил по личному номеру в кабинет, - ответил Доминик» - Но он ошибся. Я не работаю.
        - Это как понимать? Я-то думал, мы работаем. Я сюда вернулся потому, что мы работаем. Сначала хотел покончить с собой, но потом передумал. Лучше перережу глотку Синаре. Не люблю приносить себя в жертву.
        - Знаю. Я сам ее вчера слушал. Ее лучшие деньки позади.
        - И она не вытягивает ноты, Ник. Она портит нашу с Тони лучшую песню.
        - Дай Синаре еще две недели, ладно? Я отменил репетиции, но никто не разъехался. Я надеюсь, что к тому времени, как вернется Тони, она исправится. Иначе придется решать, что делать.
        - Какая разница - сегодня или через две недели? Можешь думать сколько хочешь, Ник, я уже все решил. Она кончилась.
        Доминик пожал плечами.
        - Посмотрим. Подождем Тони - без него мы не можем ничего изменить. Так ты останешься или вернешься в Нью-Йорк? Я хотел позвонить тебе сегодня и сообщить, что репетиции отменяются.
        Тейлор затеребил клок рыжих волос под нижней губой.
        - Останусь. Тони был в таком ужасе, что лучше мне остаться.
        - И Тони упросил тебя взять надо мной шефство. - Доминик поднялся, выглянул в окно и, не поворачивая головы, добавил: - Со мной все нормально, Тейлор. Правда, пока тебя не было, со мной тут кое-что произошло… со здоровьем. Но сейчас все хорошо. Ничего серьезного.
        - Произошло? Со здоровьем? Стоит оставить тебя одного на одни паршивые выходные, и тебе уже нужен врач. Ник, что стряслось?
        Доминик повернулся спиной к окну.
        - Скажем так: иногда лучше быть алкоголиком, чем трудоголиком.
        - Ах ты, рифмач хренов. Ладно, не хочешь рассказывать, не надо.
        - Как-нибудь потом, Тейлор. У меня есть для тебя кое-что другое. - Он взял со стола факс, который прислал для Молли Джерард Хопкинс, эсквайр. - У нас еще гости.
        Тейлор закинул ногу на ногу.
        - Кого ты пригласил? Фокусника? Доктор прописал? Подскажи, как зовут парня. Я в последнее время тоже как-то со здоровьем… в разводе.
        - Заткнись, - прервал его Доминик и отложил факс. - В пятницу у меня возникли сложности. Этот дурацкий центр, куда я сбагрил племянников, закрылся на каникулы.
        Тейлор поднял руку:
        - Можно мне слово? В таком случае прошу расставить вокруг театра медвежьи капканы. На Лиззи. Она отличная девчонка, но я не намерен выслушивать ее замечания.
        - Она оказалась права, - возразил Доминик, пряча улыбку. - Вступление было слишком резким.
        - А сами мы бы не догадались? Слушай, Ник, она симпатичная, смышленая и все такое, но ведь она мне прохода не дает, требует ее прослушать. Почему я? Что я ей сделал?
        - Ты ведь здесь? И не ее родственник. Взял бы и прослушал ее.
        - Но меня здесь нет. Я уезжаю, ты что, забыл? Подожди, а что там с новыми гостями?
        Доминик сел. Такое в двух словах не расскажешь. Так что он начал сначала, а закончил пятнадцать минут спустя, то и дело прерывая рассказ словами: «Но я поклялся никому не говорить, что она - Маргарет Эпплгейт».
        - А мне зачем рассказал?
        - Должен же я был кому-то рассказать. А тут ты подвернулся. А если бы ты ее узнал? Я теперь должен ее оберегать, понимаешь. Она… особенная. А в ответ она оберегает меня. Хотя, если ей вдруг захочется пощупать мне пульс, я могу забыть про осторожность.
        - Значит, никто не догадывается, что она за птица? Понятно почему. Дети все равно не поймут, а остальные слишком заняты собой. Ну а теперь выкладывай, про что умолчал.
        - Все, что тебе нужно знать, я уже рассказал, - кисло улыбнулся Доминик. - Просто веди себя с ней вежливо, не приставай и не подавай виду, будто знаешь, кто она на самом деле.
        - То есть держи руки в карманах, правильно я понимаю? Хорошенькая?
        - Роскошная, - кивнул головой Доминик. - Роскошная, сумасшедшая, взбалмошная, сладкая, дьявольски сексуальная. Видел бы ты ее ноги, от них просто… не важно. Главное, держись от нее подальше.
        - Эге. Ого! Что я слышу? Доминик по уши втрескался. - Тейлор встал и отставил стул к стене. - Веди меня скорее к этому созданию. Я должен ее увидеть.
        - Увидишь. За ужином. Через несколько минут. - Доминик вложил факс в конверт из плотной желтой бумаги. - Пойдем.
        Пока Доминик запирал дверь на ключ (по его расчетам, это на тридцать процентов снижало риск проникновения в кабинет Лиззи), на вершине холма показался Большой Эл, который мчался к ним.
        - Дядя Ник, иди ужинать! Ой, привет, дядя Тейлор, вы вернулись! А я - Бутч.
        Доминик и Тейлор переглянулись.
        - Бутч? - переспросил Доминик.
        Бутч (он же Эл, Большой Эл и Малыш Тони), сияя, остановился перед Домиником.
        - Вам нравится? Бутч? Я только что выбрал. Это мое новое имя.
        - А почему Бутч? - спросил Тейлор, когда они втроем направились к дому.
        - Не знаю. Эл было слишком короткое, Большой Эл - глупое, но лучше, чем Малыш Тони. Так что теперь я Бутч.
        - Да, с этими именами намучаешься. Понимаю, парень. С Тейлором тоже ничего не придумаешь.
        - Почему? Помнишь, мы звали тебя Вонючкой, пока ты не пригрозил сломать Тони нос? - ввернул Доминик. Он, его брат и Тейлор знали друг друга со школы. - По-моему, Бутч звучит вполне нормально.
        - Вам не понравилось, - уныло протянул Бутч. - Лиззи сказала, что Бутч - собачья кличка.
        Вдруг он оживился.
        - А если Терминатор?
        - Нет, лучше Бутч, - быстро сказал Доминик, пока Тейлор кашлял в кулак. - Молли уже спустилась?
        - Да, они с Лиззи стол накрывают. Сегодня жареный цыпленок.
        - А, знаменитый жареный цыпленок миссис Джонни. Значит, я не зря приехал на день раньше. Вперед, Бутчи, веди нас.
        Бутч помчался вперед.
        Доминик решил еще раз предупредить Тейлора:
        - Когда я представлю тебя Молли, веди себя пристойно. Язык не вываливать, слюни не распускать, понял?
        - Не понял. Что, настолько шикарная?
        - Она может быть в шортах, - тихо добавил Доминик.
        - Ничего, - посмотрел на друга Тейлор. - Всегда успеешь набросить на нее одеяло.
        - Лучше я тебя водой окачу. Тейлор, имей в виду. Она не такая, как ты о ней думаешь.
        - Откуда ты знаешь, что я думаю?
        - Знаю, и все. Красивая, богатая. Для тебя это значит: «Привет, крошка, перепихнемся?» Но она не такая.
        - Хочешь, я вскрою себе вены и кровью напишу: «Я, Тейлор Карлайл, обещаю не клеиться к Маргарет Эпплгейт».
        - К Молли. Зови ее Молли.
        - Блин, хватит уже об этом. Я даже жалею, что все знаю. Теперь наверняка брякну что-нибудь и все испорчу.
        - А ты не брякай… Ладно, вот она.
        Тейлор застыл как вкопанный. Доминик тоже остановился и наблюдал больше за его реакцией, чем за Молли, стоявшей на крыльце кухни со скатертью в руках.
        - Бо… же… мой! Детка, где ты была всю мою жизнь?
        - Я же тебе говорил. - Доминик испытал неожиданный прилив гордости. - Теперь все понял насчет моих предупреждений?
        - Да-да-да, абсолютно. Чего я не понимаю, так это почему ты еще не окружил ее забором с колючей проволокой и табличкой «Вход воспрещен».
        - Мы же друзья.
        - Ну, конечно. Что ты там говорил про врача? Он выписал тебе рецепт на такие голубенькие пилюльки «Вставай, дружок»?
        - Да нет же, черт. У меня был сильный стресс.
        - А что ты хотел? Эта крошка разгуливает вокруг с утра до вечера с детьми Тони? При чем тут стресс? Это же средневековые пытки!
        - Ну, хватит, - оборвал его Доминик, внезапно разозлившись.
        - Ага. Мне было интересно, сколько ты продержишься. Значит, пробрало всерьез? Я имею в виду - сердце. Про остальное не спрашиваю, это святое. Значит, по-настоящему, да, Ник? Наш неприступный Доминик пал?
        - Не знаю. Все случилось так быстро. Но чем ближе я пытаюсь подойти, тем сильнее она отдаляется. Я от нее с ума схожу.
        - Эх, я бы тоже не отказался сойти с ума вместе с ней. Все, молчу, молчу! - Тейлор в притворном страхе закрыл голову руками. - Больше никаких шуток. Вижу, зреет большое чувство. Знаешь, я пока займусь Дереком, Синарой, мадам Дракулой и ее отродьем, а вы с Молли займетесь друг другом. По рукам? Только не упусти ее, Ник. Такую ты не скоро забудешь.
        - Сам знаю, - отозвался Доминик, помахав Молли в ответ.
        Она по-прежнему стояла на крыльце, одетая в черный топ и бежевые шорты, на ногах - сандалии на низком каблуке. Ее волосы сверкали на солнце, она приветливо улыбалась, и никто в целом свете не знал, что несколько часов назад они занимались любовью, а потом устроили морской бой в ручье.
        - Ужин готов. - Она улыбнулась Тейлору. - Привет. Бутч говорил, ты - Тейлор Карлайл. Я - Молли Эпплгейт. - Она протянула руку.
        - Рад… э-э-э… увидеть… Я - Тейлор, - промямлил Тейлор.
        Доминик закусил губу.
        - Его учили только нотной грамоте, - объяснил он и подтолкнул Тейлора в спину, чтобы тот вошел в дом. Потом улыбнулся Молли. - Привет, - сказал он, глядя в ее ласковые карие глаза.
        - Привет, - откликнулась она, поднимаясь на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. - Если скажешь, что это не мне, я тебя ударю.
        Доминик посмотрел на конверт, который держал в руке. Он совершенно про него забыл. Он про все забыл, стоило Молли улыбнуться.
        - Это? Да, тебе. Звонил твой управляющий и прислал несколько факсов.
        - Джерри?
        - Ты зовешь его Джерри?
        - Потому что он - настоящий плюшевый медвежонок, хотя не разговаривает, а рычит, как разбуженный гризли. Ты не станешь на меня сердиться за то, что я дала ему твой номер? Он всегда должен знать, где я нахожусь, а сотовому не доверяет. Однажды я наврала ему, что еду в Коннектикут, а сама укатила в Сан-Франциско. Он мне не верит, но в остальном он славный.
        - Заботится о тебе, как отец?
        - Ничуть. Просто у него гипертрофированное чувство ответственности.
        Она протянула руку к конверту, который Доминик по-прежнему держал в руках.
        - Ты прочел?
        - Если я скажу «нет», ты мне поверишь?
        - Ни за что. Давай сюда.
        - Это отчет по твоим благотворительным взносам за последние несколько месяцев. Он хочет, чтобы ты все проверила и подтвердила. Ты много тратишь на благотворительность.
        - Ну, надо же как-то расплачиваться за свое богатство, - сказала Молли, похлопывая конвертом по обнаженному бедру. - Джерри называет это «главной налоговой выплатой». Все равно в одиночку мне этих денег не потратить. Почему бы не поделиться с окружающими?
        - Не надо, Молли.
        - Что «не надо»?
        - Делать вид, что тебе все равно. Что тебя это не касается. Я просмотрел список фондов. Убежища для женщин, телефоны доверия для подростков, еда для бездомных, приюты, детские дома - по всей стране. Если бы ты не хотела ничего, кроме как сделать «главную выплату», то просто выписала бы чек на имя какой-нибудь крупной организации. Ты ведь сама их подбирала. Пока… путешествовала?
        - Кстати, ты забыл про зоопарки и охрану окружающей среды, - тихо прибавила она. - Я люблю животных и деревья. Животные тоже любят деревья. Особенно собаки. Может, сменим тему?
        Он поднял указательным пальцем ее подбородок.
        - Ты знаешь, я, кажется, начинаю всерьез сходить по тебе с ума.
        Она кивнула, сжав губы.
        - Ты ничего не хочешь сказать?
        Она мотнула головой, не разжимая губ.
        - Значит, мне пока отойти? Немного остыть?
        - Ладно, - ответила она так тихо, что ему пришлось наклониться поближе, чтобы расслышать. - Все равно я уже пообещала детям, что мы проведем этот вечер вместе.
        - Завтра?
        На секунду она опустила голову, потом с улыбкой посмотрела ему в глаза.
        - Завтра будет завтра. Новый день. Я где-то читала.
        - Эй, вы идете ужинать или нет? - спросила Лиззи, появляясь в дверях. - Там дядя Тейлор обещает жениться на миссис Джонни, чтобы она каждый день готовила ему жареного цыпленка, в общем, скукотища.
        Доминик подал Молли согнутую в локте руку.
        - Вы не возражаете, мисс Эпплгейт?
        Молли взяла его под локоть.
        - Нисколько, мистер Лонгстрит. Я польщена.
        - Дураки, - пробормотала Лиззи, возвращаясь в кухню.
        Во время ужина Тейлор развлекал их рассказом о том, как в субботу вечером ходил в новый ресторан на Манхэттене. По словам Тейлора, чем меньше еды на тарелке, тем выше цена.
        Все оживились и принялись обсуждать рестораны. Молли не пожалела красок, расписывая «Эмерил» в Новом Орлеане - попутно рассказала детям, как празднуют Марди Гра [Марди Гра, вторник на масленой неделе - всемирно известный ежегодный карнавал в Новом Орлеане, одно из самых красочных представлений, неизменно привлекающее .толпы туристов.] (вариант «детям до шестнадцати»). Это напомнило Тейлору его прошлогоднюю поездку во Францию, а от нее все перешли к печеньям-динозаврам на десерт.
        - Дядя Ник, мы сегодня будем искать в Интернете про динозавров. - Бутч откусил голову ящеру неизвестной породы: он совсем расплылся. - Хочешь с нами? А вы, дядя Тейлор?
        - Нет, только не я. - Тейлор протестующе поднял руки. - Меня никогда не интересовала зубастая живность.
        - Не считая Летицию Каррузерс, - пробормотал Доминик. Он чувствовал себя гораздо лучше. С каждой минутой. И чем больше смотрел на Молли, тем лучше ему становилось. Легче. Счастливее. Даже голова слегка кружилась от счастья.
        - Ник, я все слышал, - сказал Тейлор, поднимаясь на ноги. - Ладно, пойду-ка я в дом для гостей, посмотрю, смогу ли пробраться к себе в комнату, не разбудив маму Билли в ее змеиной норе.
        Дети сдавленно захихикали, потом, безо всяких напоминаний, взяли свои тарелки и понесли их на кухню.
        - Так вот на что ты собираешься потратить сегодняшний вечер? На изучение динозавров по Интернету?
        - Ты не забыл, что я няня? И потом, я неравнодушна к бронтозаврам. А ты?
        - Ладно, уговорила. Пойдем.
        Десять минут спустя они сидели в гостиной. Лиззи включила свой ноутбук с беспроводным Интернетом, и все вместе отправились в удивительный мир динозавров.
        Бутч сидел у Доминика на коленях, его волосы щекотали Доминику подбородок. Молли пристроилась радом с Лиззи, которая сейчас чувствовала себя просто королевой бала: ей удалось найти сайт, где показывали короткий мультфильм с трехмерными динозаврами.
        Через час Бутч начал зевать. Молли взяла его за руку и повела умываться. Доминик остался вдвоем с Лиззи, очень довольный собой.
        Провести вечер с детьми оказалось не так уж плохо. Конечно, сам по себе он бы не согласился на такое ни за какие коврижки, и все же общение с племянниками понравилось ему гораздо больше, чем он ожидал.
        - Лиззи, как ты нашла все эти сайты? - спросил он, когда понял, что насмотрелся динозавров на десять лет вперед.
        - Запускаю поисковую систему, как же еще? Вот смотри: вхожу в любую, в строке поиска набираю то, что хочу найти. Например, Марди Гра. Дядя Ник, как оно пишется?
        Некоторое время они изучали сайты, посвященные Марди Гра. Потом Лиззи набрала имя отца. Доминик удивился, увидев, какой длинный список хитов набрался у Тони.
        - Так можно с любым именем, - сказала она и набрала «Молли Эпплгейт».
        - Эй, давай лучше меня, - быстро сказал Доминик.

«Вы имели в виду „Маргарет Эпплгейт“?» - появилось на экране. Черт! Точно так же поисковая программа поправляла несколько дней назад Доминика. Эти современные технологии - настоящая зараза.
        - Нет, здесь ошибка. Ее зовут Молли, а не Маргарет. Ну, неважно, - еще быстрее сказал он. - Давай наберем дядю Тейлора.
        - Лучше я сначала попробую Маргарет Эпплгейт. - Лиззи уже нажимала какую-то ссылку.
        И Маргарет «Молли» Эпплгейт явилась им во всей красе. С макушки до пяток, спереди и сзади… Экран заполнили фотографии Молли. Каждая новая ссылка раскрывала новые подробности, рассказывала новую историю.
        Он уже почти все это видел. Маргарет Эпплгейт на благотворительном Черно-белом балу посылает фотографу преувеличенно страстный взгляд. На ней черное вечернее платье до пят и белое пушистое боа, еще длинней. Маргарет Эпплгейт и ее бриллианты в Опере. Маргарет Эпплгейт в соломенной шляпе с широкими полями присутствует на скачках в Кентукки. Это новый снимок. Так вот откуда она узнала про того коня, Фанни Сайда. Она там была.
        - Ничего себе, - почти благоговейно прошептала Лиззи. - И все это наша Молли.
        Отрицать что-либо было бесполезно и глупо.
        - Она не хочет, чтобы про это знали. - Доминик выключил компьютер, а то Лиззи, чего доброго, вздумает пошуровать в нем, стоит лишь отвернуться.
        - Почему?
        - Она в отпуске, - ухватился Доминик за соломинку. - То есть сначала она помогала кузине с дурацким центром… детским центром, где вы были на прошлой неделе, а теперь она в отпуске и помогает мне с вами.
        - Значит, это секрет?
        - Да, секрет.
        - Даже для Малыша Тони?
        - Бутча. Нет, ради бога, не говори ему ничего.
        - И для миссис Джонни?
        Доминик вздохнул.
        - Лиззи, не увиливай. Секреты никому не рассказывают.
        - Спорим, что ты проговорился дяде Тейлору? - Лиззи откинулась на спинку дивана и скрестила руки на своей по-детски плоской груди.
        - Никогда!
        - Проговорился. У тебя виноватый вид.
        - Не понял? Что значит «виноватый вид»?
        Лиззи пожала плечами.
        - Не знаю. Мама так говорит папе. Это всегда срабатывает.
        - Понятно. Лиззи, давай просто договоримся, что ты никому не скажешь, хорошо?
        - Хорошо. Только это слишком большой секрет. Думаю, самый огромный секрет, который у меня был. Гигантский, понимаешь? Возможно, мне понадобится поддержка, чтобы не проболтаться.
        - Ясно. Ты держишь язык за зубами, а я потом покупаю тебе новый велосипед. Десять скоростей.
        Лиззи приветливо улыбнулась и сразу стала похожа на своего отца. Когда Тони улыбался так, Доминик знал, что он крупно попался.
        - Не пойдет. Попробуй еще раз, может, что-нибудь придумаешь.
        Доминик поднял голову.
        - Деньги? Сколько ты хочешь?
        - При чем тут деньги, дядя Ник?
        Завтра пойдешь с нами купаться.
        Доминик удивленно выпрямился.
        - И все? Это все, что тебе нужно?
        - Нет, это первое, - сказала Лиззи, как бы невзначай поглаживая руками ноутбук. - Потом мы еще раз покатаемся верхом - послезавтра, а послепослезавтра сходим в кино.
        - Договорились.
        - Нет, это еще не все, дядя Ник. Теперь - самое главное. После всего этого ты посмотришь, как я пою и танцую. Только сначала мне нужно порепетировать.
        Доминик поднялся и взъерошил ей волосы.
        - Всех тянет в шоу-бизнес, - сказал он и поцеловал Лиззи в макушку.
        - Договорились, дядя Ник?
        Он протянул ей руку, и она пожала ее.
        - Договорились. Знаешь что, Лиззи? Хоть ты и похожа на отца, характером - вся в мать.
        - А я знаю, - ответила Лиззи. Выглядела она ужасно довольной.



        Глава 18

        - Привет, Билли, хороший день сегодня, - поздоровалась Молли. Было утро понедельника. Она пришла посмотреть, нет ли Доминика в кабинете. Там его не оказалось. Тогда она решила прогуляться.
        - Для вас - миссис Уайт, - сказала Билли, задирая подбородок. У нее была фигура типичной обжоры. Со своими фиалковыми глазами и начесом на голове она сильно походила на пожилую Элизабет Тейлор. - Кажется, Ника нет в кабинете?
        - Боюсь, миссис Уайт, вам слишком многое кажется, - мягко ответила Молли. - Нет, его там нет. Сказать ему, что вы его ищете, если встречу? - добавила она.
        - Не стоит, - коротко ответила Билли и повернулась, чтобы уйти. Но через несколько шагов остановилась. - Нет, подождите, поговорим начистоту.
        - Простите?

«Вот именно, простите, - подумала Молли. - За то, что я с удовольствием дала бы тебе такого пинка, чтобы ты улетела на луну».
        - Мисс Эпплгейт, я здесь с дочерью. Это юная, ранимая и очень впечатлительная девочка. Я уже не говорю про детей Тони, какими бы они ни были. Дети не должны становиться свидетелями непристойного поведения. Я ясно выражаюсь?
        Луна, пожалуй, слишком близко.
        - Не совсем. Не могли бы вы объяснить все поподробнее?
        Билли нетерпеливо поморщилась.
        - Да брось. Я же вас видела, ты что, забыла? Когда вы возвращались со своей прогулки. Грязные и расхристанные, а у тебя весь рот распух. Меня передернуло от отвращения. Ты с ним спишь.
        Сказать «нет» Молли не могла: во-первых, это была ложь, во-вторых, этим она бы согласилась с тоном Билли. Поэтому Молли ничего не сказала.
        - Ха! Небось не думала, что кто-нибудь посмеет тебе сказать такое! Прямо в глаза. А я говорю. Я не допущу, чтобы моя Бетани смотрела на то, как ты виляешь задом. Мало того, что Дерек и эта фифа бегают друг к другу в спальни, когда моя девочка засыпает. Так ты еще бессовестно выставляешь свои грязные делишки напоказ. Омерзительная наглость.
        - Каждый думает обо всем в меру своей испорченности, - пожала плечами Молли.
        - На что это ты намекаешь? - фыркнула Билли. Точнее, хрюкнула. Так Молли больше нравилось. Хрюкнула, как свинья.
        - На то, что у вас, миссис Уайт, грязный умишко, - широко улыбнулась Молли. - Наглый. И омерзительный. По-моему, «омерзительный» к нему очень подходит. Да, еще одно, миссис Уайт. Вас эти дела не касаются.
        - Еще как касаются, девчонка! Ты разгуливаешь тут в своих непристойных шортах, тискаешься с Ником, уговорила его отменить репетиции, чтобы он совсем от тебя голову потерял. Дураком его выставляешь. Я сразу тебя раскусила.
        - Знаете что, Билли, - спокойно произнесла Молли, не повышая голоса, - нам еще придется свести счеты. Но прежде я зажму нос и не побоюсь испачкать об тебя руки.
        Она хотела уйти, но Билли бросила ей в спину:
        - Я знаю, ты здесь, чтобы заменить эту корову, Синару. Если она уйдет, это будет единственное, за что тебе нужно будет сказать спасибо.
        Молли повернулась.
        - Запомни раз и навсегда: я не собираюсь заменять Синару. Мне это совершенно не интересно.
        - А Дерек говорит другое. Он-то знает, зачем ты здесь.
        - Тебе не пора замолчать?
        Доминик предупреждал ее, что подобное может случиться, но тогда она ему не поверила. Но Дерека, секретничающего с Билли, она тоже не могла представить.
        - Это он сам вам рассказал?
        На секунду Билли смешалась.
        - Нет, он не совсем так выразился и лично мне не рассказывал, но прошлой ночью я слышала, как он говорил Синаре…
        - Ого. Билли, ты просто подслушиваешь под дверью или еще подглядываешь? - Давно уже Молли так не сердилась.
        - Он сказал, что знает, кто ты такая, - не унималась Билли, ткнув в Молли пальцем. - Этой корове он ничего не сказал, чтобы она по-прежнему грела ему постель, но он все знает. И я тоже.
        - Понятно. Приятно было поговорить, Билли. Пока. - Молли развернулась и ушла, не оглядываясь.
        Она заглянула в театр. Повезло - Дерек сидел во втором ряду и читал какие-то ноты.
        - Дерек? Можно с тобой поговорить? - Она подошла к сцене. Потом уселась там напротив Дерека.
        Вид у него был усталый.
        - Конечно, Молли. - Он отложил ноты. - Что-то случилось?
        Молли посмотрела в потолок, пытаясь собраться с мыслями. Нет, лучше сказать как есть, без обиняков.
        - Ты решил, что Доминик привез меня на замену Синаре?
        - Хм, детка, кажется, ты привыкла сразу брать быка за рога. Ладно. Сначала я именно так и подумал. Стоило только взглянуть на тебя. Ты рождена для сцены. Высокая, красивая. Про ноги я молчу. Не знаю, сумел бы он нарядить тебя в костюм средневекового пажа, но не сделать этого - значит быть полным идиотом.
        - Спасибо за комплимент, Дерек., - Молли покачивала скрещенными ногами.
        - Всегда пожалуйста. - Он послал ей воздушный поцелуй. - Но потом я догадался, кто ты на самом деле, и теперь знаю, что Синара здесь ни при чем.
        Молли улыбнулась.
        - Ты уверен?
        - Ты ведь Маргарет Эпплгейт.
        Молли кивнула.
        - Я так и думал! Только не сразу понял. Тогда у тебя были шикарные длинные волосы, но я все равно тебя узнал. Пять лет назад. Благотворительный спектакль по
«Беседке». Помнишь?
        Молли еще раз кивнула и улыбнулась.
        - Пять лет назад. В Чикаго. Я помню.
        - Значит, вы с Ником теперь вместе? А вся это возня с племянниками Тони - только прикрытие, чтобы держать все в секрете, пока не объявите о помолвке. Повезло Нику.
        - Я… мы… - растерялась Молли. Объяснение Дерека было таким правдоподобным. Хотя он и ошибался.
        - Я бы, конечно, сразу вас раскусил, но Ник представил тебя как няню, а мы всегда видим то, что нам сообщили. Но я вас нисколько не обвиняю. Если бы Билли Уайт знала, кто ты на самом деле, она бы уже язык стерла, вылизывая тебе сандалии. Как это случилось? Ты так неожиданно приехала. Конечно же, Ник сразу отменил репетиции, хотел побыть с тобой. Я его отлично понимаю.
        Железная логика. Дереку только статьи для желтой прессы сочинять.
        - Дерек, ты поверишь, если я расскажу, что случилось на самом деле? - решилась Молли.
        Он почесал в затылке.
        - Не знаю. Разве я что-то упустил?
        - Немного.
        - Черт. Только не говори мне, что ты - один из спонсоров и за это хочешь получить роль. Молли, ради бога.
        Молли умоляюще подняла руки.
        - Все, Дерек, хватит фантазировать. А то у меня уже голова кругом. Понимаешь, у меня есть кузина, которая руководит детским центром. Центр сейчас закрылся на каникулы, но перед этим я несколько дней ее замещала. И оказалась под рукой, когда Доминику понадобилась няня. Он сначала даже не подозревал, кто я. Да, я люблю театр, немного танцую, немного пою. Но - совершенно не хочу на сцену. Так что не гожусь на замену Синаре. Да, еще я катаюсь на роликах и хорошо умею свистеть. Но заниматься этим с утра до вечера не хочу. Понимаешь?
        Дерек облегченно вздохнул.
        - Но вы с Ником встречаетесь. Здесь я не мог ошибиться.
        - Дерек, ну как тебе не стыдно, - улыбнулась Молли.
        Дерек захохотал.
        - Обещаю: никому ни слова. Я-то знаю, каково это, когда в твою жизнь то и дело пытаются влезть посторонние с расспросами. Здесь я еще в безопасности. А так не могу подойти к Синаре ближе, чем на десять футов, чтобы нас не поженили и не раззвонили об этом во всех газетах. Театр - это определенный круг людей, которые иногда начинают кружить вокруг тебя, словно акулы. Шагу нельзя ступить. Она бы сбежала от меня с такой скоростью, что я и глазом моргнуть не успел.
        Молли облизнула губы, пытаясь придумать, что на это ответить. Если вообще нужен ответ. Может, лучше ей быть воспитанной девочкой и не лезть не в свое дело?
        Но какой в этом смысл?
        - Ты и Синара? Чушь, вы же терпеть друг друга не можете, - выдала она и сделала выжидательную паузу.
        Дерек поднялся с кресла и сел на сцену рядом с Молли.
        - Мы встречались, ты уже знаешь. Два года назад. Пока я все не испортил. - Он посмотрел на Молли и криво улыбнулся. - Выражаясь литературно.
        - Ты ее обманул. - Молли даже не старалась, чтобы это прозвучало вопросом.
        - Гол. Бинго. В точку. Я ее обманул: У всех на глазах. Как последняя сволочь. Стоило ей заикнуться про свадьбу, и я дал деру к ближайшему выходу. Чуть не обделался со страха. А у выхода театра обычно поджидают юные красотки.
        - Ты не любил Синару?
        - Любил? - Он вздохнул (кажется, все актеры обожают трагически вздыхать). - Не знаю… Богом клянусь, не знаю. У нас было много общего. Надежды, планы. И секс. Потрясающий секс. Но любовь? Разве я ушел бы, если бы любил ее? Сделал ей больно?
        Молли смотрела на свои сцепленные руки.
        - Может, ты боялся. Это большая ответственность: брак, дети и все такое. Все хотят детей.
        - Я бы тоже не отказался. Хотя мы для этого староваты, - задумчиво произнес Дерек. - И все-таки я бы хотел детей. Но это не главное. Я живу для сцены, всегда жил. Но если одно и то же каждый вечер… Я люблю играть, это каждый раз по-разному, но целый год каждый вечер один и тот же спектакль, одну и ту же роль? Я начинаю скучать. Мне нужны перемены, что-то новое.
        - Ну да. Сегодня это весело, а завтра может надоесть. Я понимаю.
        - Весело? Весело? Черт, детка, зачем ты это сказала? Теперь я сам себе кажусь пустышкой.
        - Прости. Но ведь ты боялся, что если вы с Синарой поженитесь, через год тебе станет скучно?
        - Ради бога, перестань. Так еще хуже. - Он спрыгнул со сцены. - Хотя… ты права. Именно так я и думал. Дурак. Ведь Синара - это не роль в спектакле. Моя жизнь - это не роль. Рано или поздно реальная жизнь постучится в дверь.
        - Уже постучалась.
        - Скорее высадила ее вместе с косяком. - Дерек покачал головой. - Когда Синара выгнала меня из шоу. Я убеждал себя, что вскоре жизнь наладится, но все дело в ней. Дело в ней. - Он пожал плечами. - Я не знаю, любил ли Синару тогда. Я люблю ее сейчас.
        - А она не хочет с тобой даже разговаривать? - Молли знала, что это не так, но сейчас важнее всего заставить разговориться Дерека. Пусть сам себя послушает.
        О том, что его рассуждения показались ей до чертиков знакомыми, она решила пока не думать. Лучше оставить это на потом. Когда она будет одна и захочет растравить старые раны.
        - Не знаю. Ей сейчас нелегко, Молли. Проблемы с голосом. Ей нужно сосредоточиться на голосе. А я не могу избавиться от мысли, что она пытается меня подловить. Заставить сделать ей предложение, чтобы на этот раз отыграться. Знаешь, какой она может быть стервой? Я люблю Синару, но ее стервозность - это что-то. Почти искусство.
        Молли спрыгнула со сцены.
        - Ясно. Ты сделал глупость, потому что не знал, как сильно ее любишь, и боялся обязательств. Теперь она попала в беду, ты любишь ее и боишься обязательств. Что осталось прежним?
        - То, что я трус? - улыбнулся он. В свои почти пятьдесят Дерек Кембридж все еще был настоящей звездой.
        - Мало ли что в жизни случается, Дерек. - Молли чмокнула его в щеку. - Зато теперь ты знаешь, как из этого выбираться. Спасибо тебе.
        - Мне? За что? - крикнул вслед Дерек. Но Молли уже подошла к двери и только махнула ему рукой.
        - Вот ты где! - услышала она вопль Лиззи?
        Девочка бежала навстречу. Молли со вздохом помахала ей рукой. Что за утро. Шага нельзя ступить, чтобы на кого-нибудь не наткнуться. Таймс-сквер и то безлюднее.
        - Что такое, Лиззи? - Она обняла девочку за плечи. Лиззи потянула ее к театру. Молли потянула ее к дому. - Разве вы с Бутчем не смотрите фильм?
        - Он уже закончился. Эти диснеевские фильмы очень короткие. Для тупых вроде Бутча, чтобы отвлечься не успели. - Лиззи продолжала упорно рваться в театр. - Здравствуйте, мистер Кембридж, - поздоровалась она с Дереком. - А дяди Ника там нет?
        - Нет, милая. Молли? - Он взглянул на девушку. - Еще раз спасибо. Я должен многое обдумать.
        - Мы все должны, - отозвалась Молли.
        - Чего это он? - спросила Лиззи, когда Дерек ушел к дому для гостей.
        - Ты что, материалы для книги собираешь? - Молли шутливо толкнула девочку.
        - Не-а. Слушай, Молли, ты должна мне помочь. - Она схватила Молли за руку и потащила к театру.
        - В чем? - Молли открыла перед Лиззи дверь. Лиззи остановилась, только когда они обе поднялись на сцену.
        - Меня будут прослушивать. - Она сияла. - Про-слу-ши-вать, представляешь? Дядя Ник мне обещал.
        Молли прищурилась.
        - Лиззи Лонгстрит, что ты еще натворила? Нечего изображать из себя невинную овечку, меня не проведешь.
        - Ничего, честное слово. Наоборот, это мне за то, что я ничего не сделала. Так дядя Ник сказал. Понимаешь? Он просто хочет отблагодарить меня за хорошее поведение. В общем, слушай. Я, конечно, могу сама что-нибудь придумать, но с тобой выйдет лучше. Помнишь, что мы танцевали? Пожалуйста, Молли, станцуй это со мной на прослушивании! Чтобы я не одна.
        Будь на месте Лиззи кто-то еще, Молли бы пришла в восторг и немедленно согласилась. Но только не сейчас.
        - А дядя Ник будет на нас смотреть?
        Лиззи радостно закивала головой.
        - И дядя Тейлор тоже. Это же настоящее прослушивание.
        - Лиззи, я не знаю. Если хочешь, я тебе помогу отрепетировать, но танцевать перед ними… Я не умею. Я все тебе испорчу.
        - Не умеешь? Да ты что! Молли, ну пожалуйста, пожалуйста! - Она молитвенно сложила руки и упала на колени. - Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста.
        - Ладно, тащи свой реквизит, я попробую, - сдалась Молли. - Но имей в виду… хотя неважно, - прибавила она, потому что Лиззи уже умчалась за кулисы.
        - Мы запрем дверь, - сказала Лиззи, вернувшись. - Я написала объявление.
        Она расстегнула верхнюю пуговицу на кофточке, вытащила из-за пазухи лист бумаги и протянула его Молли.
        - «Не входить: идет репетиция». Значит, мы ни от кого не прячемся? Просто просим не мешать?
        - Ну да, - согласилась Лиззи, быстро отбила чечетку и побежала к дверям.
        Молли осталась на месте, сжимая в руках котелок, трость и качая головой. Когда Лиззи вернулась, Молли нахлобучила на голову котелок, а указательный палец подставила под нос, как усы. - Вечно ты втягиваешь меня в неприятности, Стэнли.
        - А?
        Молли покачала головой.
        - Не обращай внимания. Начнем?
        - Подожди, а что мы наденем?
        - Это же прослушивание, а не шоу, - напомнила Молли.
        - Нужно, чтобы все было как надо. Я уже говорила с миссис Джонни, она обещала сшить нам костюмы. Надо только купить всякое. Черные трусы, белые рубашки и такие пиджаки с хвостами. А еще чулки в сеточку. Миссис Джонни сошьет все, что мы не сможем купить. Кроме чулок, конечно. Ты знаешь, что она раньше шила театральные костюмы? А потом вышла на пенсию, и дядя Ник предложил ей стать экономкой. Честное слово. Ой, еще туфли нужны. Без них нельзя. Трусы, конечно, надо будет расшить блестками.
        - Конечно, - согласилась Молли. Внутри у нее все похолодело. - А когда прослушивание?
        - Не знаю. Когда мы будем готовы? Я здесь уже была сегодня, зарядила в проигрыватель диск. Это, конечно, не настоящий оркестр, но ничего, для прослушивания сойдет.
        - Угу, - промычала Молли, покоряясь судьбе. Да, это тебе не «Леденцовый кораблик» отплясывать.
        Час спустя Молли поняла, что к прослушиванию они будут готовы не скоро. Лиззи то и дело добавляла в танец что-нибудь новое. Сейчас Молли сидела на краю сцены и держалась руками за спину. Спина ныла. Лиззи, пританцовывая на ходу, крикнула на прощание, что после ужина еще одна репетиция.
        - Только если ты меня отыщешь, - пробормотала Молли, легла на спину и стала смотреть вверх, на прожектора. - По-моему, мне пора принимать витамины.
        Что за утро! Билли Уайт, Дерек Кембридж и свои собственные мысли: они всегда поджидали ее, стоило только решиться вспомнить о них. И эта бродвейская сенсация. А ведь еще даже не полдень.
        Оказывается, и на отдыхе можно крутиться как белка в колесе…



        Глава 19

        Доминик вылез из «Ламборгини» и направился к дому, потирая живот и морщась при воспоминании о процедуре. Кажется, аппетит ему отбили надолго. Особенно к напиткам, которые предлагают со словами: «Пейте быстрее. Когда оно согреется, станет еще противнее».
        - Привет, дядя Ник, - донесся с крыльца голос Бутча. - Ты все еще болеешь?
        Доминик внимательно посмотрел на племянника и сел рядом.
        - Кто сказал, что я болею?
        - Никто. - Бутч принялся тереть щеки, словно надеялся в результате этого исчезнуть.
        - Вот, держи. - Доминик вытащил из кармана четвертак. - Давай вываливай. То есть, я хотел сказать, рассказывай, что знаешь.
        - Ладно. - Бутч нервно завертел монетку в руках. - Сегодня утром Лиззи тебя искала. Заглянула к тебе в комнату и увидела там записку, что сегодня обследование в больнице. Лиззи говорит, это потому, что ты болеешь.
        Несколько минут Доминик пытался переварить услышанное.
        - Понятно. Это просто медицинский тест, Бутч. Набираешь в рот толченого мела с водой, а пока глотаешь, тебя просвечивают рентгеном.
        - Вот-вот. Я же говорю, что ты болеешь.
        - Нет, Бутч, со мной все в порядке. Просто кислотность немного…
        - Чего?
        - Но таблетки это исправят в два счета, - закончил он. Бутчу надо объяснять все попроще, без медицинских подробностей.
        - Хорошо. Я не хочу, чтобы ты болел по-настоящему. Дети этого боятся.
        Доминик обнял мальчика за плечи и притянул к себе.
        - Вот, значит, почему ты здесь? Меня поджидаешь?
        - Угу, - кивнул Бутч, прижавшись к Доминику. - Я за тебя волновался.
        Доминик почувствовал, что он… нужен, черт побери. Что его любят. Почему все эти годы он почти не обращал на Лиззи с Бутчем внимания? У него грандиозные племянники.
        - Прости, парень. Прости, что заставил тебя волноваться. Прости, что Лиззи нашла эту записку. И за то, что никому из вас ничего не сказал.
        - Лиззи говорит, мама сказала, ты слишком много работаешь.
        - Пусть Лиззи передаст маме… - Он набрал в грудь побольше воздуха. - Что она права. Но ведь я уже учусь отдыхать. Разве сейчас я не в отпуске? Целых две недели, пока не вернутся твои папа с мамой, только и будем делать, что кататься верхом, купаться и поливать друг друга водой. Кстати, где Лиззи?
        - В кухне, болтает с миссис Джонни. - Бутч поднял на Доминика большие голубые глаза. - У них секреты.
        - А, значит, они тебя выгнали?
        Бутч покачал головой.
        - Ну и что? Я спрятался под черной лестницей и все слышал. Обычные женские секреты: про одежду и все такое. Подумаешь. Дядя Ник, давай поиграем в бейсбол после обеда?
        Доминик поднялся.
        - Запросто. Только у меня нет перчатки.
        - А, ничего. Мама забрала вещи нашей бейсбольной команды домой, она же наш тренер. Когда закончился сезон, она решила их почистить. Чтобы все было чистое. Раньше у нас был тренер мужчина, он за чистотой не следил, так что в прошлом году у всей команды завелись вши. Из шлемов.
        Доминик помотал головой, чтобы вытрясти из нее замечание про вшей.
        - Элизабет… то есть твоя мама тренирует бейсбольную команду?
        - Ну да. Папы никогда нет дома, так что мама все делает сама. Ее просили помочь продавать напитки и пирожные, но она решила быть тренером. И ей разрешили.
        - Если твоя мама решит что-то сделать, лучше не вставать у нее на пути, - сказал Доминик. Такой золовкой можно только гордиться. Молли она понравилась бы. Элизабет тоже полюбила бы Молли. Если эти женщины объединятся, им с Тони придется всерьез задуматься: не вырыть ли в секретном месте землянку и не податься ли в отшельники. - Ладно, договорились. Сразу после обеда идем к вам в дом и забираем все, что нужно.
        - Может, Лиззи и Молли тоже захотят с нами сыграть? И дядя Тейлор. Тогда бы получилась настоящая игра, с командами.
        Доминик представил, как Тейлор, который, несмотря на свои размеры и телосложение, никогда в жизни не играл в спортивные игры, скачет по полю с битой в руках. Максимум, на что способен Тейлор в плане физических упражнений, - пить на дружеской вечеринке пиво через несколько соломинок, вставленных друг в друга.
        - Дядю Тейлора надо позвать обязательно. И Кевина, раз у нас нет репетиций, и всех остальных, кого захочешь.
        - Ага. Сразу после обеда. Ты скажешь Молли? Она там, в театре.
        - Что она там забыла?
        Бутч пожал плечами.
        - Наверно, репетирует.
        Репетирует, на разные лады повторял про себя Доминик, пока шел к театру. Откуда взялся этот ответ? И голова вдруг зачесалась.
        Точно, это все вши. Вши и повышенная внушаемость.
        На двери висел лист бумаги.
        - Что еще за репетиции? - сказал он, отдирая объявление от двери. Потом сложил лист и положил в карман. - Я ей покажу репетиции.
        Он уже взялся за ручку двери, когда вспомнил, что Лиззи внутри нет. Если Лиззи не репетировала перед прослушиванием, которое сама ему навязала, и если Молли не наблюдала за репетицией - чем она там занималась?
        - Есть только один способ узнать это, Эйнштейн, - сказал он себе, открыл дверь и зашел внутрь, стараясь ступать как можно тише.
        Хотя этого можно было и не делать. Проигрыватель работал на полную громкость: он узнал увертюру для второго акта. Сейчас начнется песня Синары, гвоздь этого спектакля. Стоя в темноте, он услышал первые такты… и голос.
        Она сидела в первом ряду, в центре, подложив под голову свитер и вытянув длинные голые ноги вдоль соседних кресел. И пела. Тихо, но уверенно. Стены от такого голоса не задрожат (если только не пустить его через мощный усилитель), но зато камни зарыдают.
        Слова, написанные Тони, внезапно обрели для Доминика новое значение. В музыке слышалась грусть.
        Там, где мелодия шла крещендо и голос должен звучать широко и мощно, Молли просто тихо пела, чуть недотягивая. И оттого, что она не рвала страсть в клочки, слова песни проникали в самое сердце.
        Она пела о любви, пыталась понять, что же это было. Ее сердце плачет… Это была любовь? Его лицо снится ей… Это была любовь? А если это была любовь, то что теперь? Что теперь?..
        Доминик выскользнул наружу и осторожно закрыл за собой дверь. Потом постоял немного, ничего не замечая вокруг.
        Они ошибались. Тони. Тейлор. Он сам.
        Это не страстный, пафосный вопль потери, так, чтобы на галерке у всех уши заложило.
        Это - грустная жалоба, прорвавшаяся боль, женщина, которая ищет ответы в своем сердце… и находит их.
        - «Кошки», - громко сказал Доминик, моргая. - «Кошки». «Память». Только не один, а два раза. Сначала грустно. Потом еще раз, в конце, как триумф. Эта песня сделает весь спектакль. Как же мы этого не заметили? Нужно два раза.
        Он уже спешил к офису.
        - Значит, делаем дважды. Тони немного изменит текст, про обретенную любовь, а не поиск.
        И вот тут Синара выдаст на всю катушку, так, чтобы все вскочили, чтобы ей аплодировали стоя. Конечно, конечно, это то, что нужно, это…
        Он остановился и перевел дыхание.
        Нет, черт побери, работать он не собирается. Даже записывать свои мысли не станет, как будто ничего не случилось. И к Тейлору не побежит, не схватит за плечи и не станет ничего ему втолковывать. Не станет вести себя как продюсер, от чьих идей все писают кипятком, чьи слова ловят, как манну небесную.
        Лучше поиграем в бейсбол.
        Он задумался, покачал головой. Он может себе это позволить. Отложить репетиции на две недели. Иначе придется до конца жизни глотать таблетки. Сначала от повышенной кислотности. Потом от повышенной тревожности. От чего будут следующие?
        Нет. Работа от него не убежит. Хорошим идеям время только на пользу. Не станет он сейчас этим заниматься, никаких мыслей о том, как чистый и невероятно грустный голос Молли соединил разрозненные части шоу вместе.
        И тем более не будет тревожиться о том, как может все испортить Синара, даже теперь, когда все идеально придумалось.
        Чем он тогда займется?
        Начнет он, пожалуй, с того, что повалит Молли на пол и займется с ней разнузданным сексом.
        И он быстро пошел обратно к театру, пряча улыбку. Она была на сцене и репетировала степ.
        - Эй, - окликнул он ее, идя по проходу, - у вас есть профсоюзная карточка?
        - Ого, - отозвалась Молли. Она оперлась на тонкую блестящую черную трость и внимательно посмотрела на него из-под черного котелка, низко надвинутого на лоб. - Как мне ее получить?
        - Зачем тебе? Разве ты собираешься жить и умереть на сцене?
        - Господи, нет, конечно. Мне больше нравится роль зрителя. Я искала тебя. Ты не сказал, что сегодня поедешь на обследование. Как все прошло?
        - Иными словами, Лиззи еще не пронюхала про результаты. - Доминик поднялся на сцену.
        Она сняла котелок и нахлобучила ему на голову.
        - С твоей стороны очень мило устроить Лиззи прослушивание. Чутко. Даже великодушно. Чем она тебя шантажирует?
        Доминик вернул котелок на голову Молли.
        - Что за оскорбительные намеки? Почему я не могу быть любящим дядюшкой, который хочет дать ребенку шанс?
        - Потому что, - сказала Молли, отступая от него, одновременно отбивая чечетку и не выпуская из рук трости, - ни один человек старше шести лет в такое не поверит.
        Бабам - стукнула она каблуками, как бы ставя точку в конце фразы.
        - Интересно, - подхватил Доминик. - Мне в твоем спектакле, видимо, отведена роль простака?
        - Подумаешь - простак, - отбивая ритм, она вернулась к нему и уперла трость в пол. - Главное, чтобы в постели… был… мастак. Бабам.
        - Маргарет Эпплгейт! - в притворном ужасе вскричал Доминик. - Пожалейте мои невинные уши!
        - Приятно узнать, что какая-то часть тебя до сих пор сохранила невинность, - парировала она, затем лихо сдвинула котелок на один глаз и снова сделала несколько танцевальных шагов от него.
        Непредсказуемая, вот какая она. Доминик был очарован. Минуту назад она пела грустную песню, а теперь скачет, как в водевиле, и отпускает соленые шуточки. Все делает азартно, за что ни возьмется.
        На середине сцены Молли остановилась. Глаз из-под шляпы почти не было видно; она широко расставила свои великолепные ноги и оперлась на тросточку.
        - Твоя очередь, парень. Реквизит вон там.
        Он оглянулся и увидел лежавшие на краю сцены точно такие же тросточку и котелок. Доминик поднял палец - «минутку!» - и наклонился, чтобы подобрать их.
        Когда он подошел к ней, она стояла лицом к залу. Он лихо надвинул котелок на лоб, расставил ноги и оперся на трость.
        - И что теперь?
        - Теперь приподнимись на носки и опустись. На счет «два» - раз, два… хорошо. Давай еще раз. Нет, Доминик. Не сгибай колени, плечами не дергай. Просто поднимись на носки и опустись. Плечи остаются где были, работает задница.
        - Спасибо, ей и так неплохо.
        - Слушайте, что вам говорят, мистер Натруженные Ягодицы.
        - Ладно, ладно. Так что там нужно делать?
        - Поднимаешься на мыски, потом опускаешься. Бросаешь в публику «взгляд на миллион долларов». Это такой танцевальный термин, имей в виду. Ну - раз, два…
        - Повтори еще раз, пожалуйста. - Доминик неотрывно смотрел на зад Молли. - Плачу четверть доллара.
        - Перестань. Тут все серьезно. Мы танцуем.
        - Вообще-то я не умею танцевать. - Доминик тщетно пытался сохранить серьезное выражение лица.
        - Спасибо, что сказал. Я бы никогда не догадалась. Ну, теперь колени.
        - Их нельзя сгибать.
        - Теперь можно. Все усложняется, - сказала Молли, не поворачивая головы. - Раз, два - на носки. Три, четыре - опустились. Пять, шесть - все то же самое, только слегка сгибаешь колени и выворачиваешь их наружу. Семь, восемь, выпрямляешься. Начали.
        - Ничего себе, - пробормотал Доминик, изо всех сил пытаясь не сбиться. На носки, вниз, колени согнуть, вверх. Взгляд в зал. На носки, вниз, колени согнуть, на носки… нет, сначала выпрямиться!
        Он сможет. Такое даже тупая макака сможет выучить. Он начал снова. Вверх, вниз, вверх, вниз, вверх, опять вверх - вот черт!
        - Не отлынивай, парень, - велела Молли, когда Доминик потерял равновесие и сделал шаг вперед, чтобы не упасть. Котелок слетел у него с головы и упал на сцену.
        - Нечего смеяться. - Доминик поднял шляпу и вернул реквизит на край сцены, откуда взял. - Кажется, мне тоже больше нравится роль зрителя. А после этих пируэтов еще и крайне снисходительного.
        - Это хорошо. Снисходительные зрители нам скоро понадобятся. - Молли положила свой котелок и трость рядом с Лиззиными.
        - Почему?
        - Потому что, мистер Продюсер, сэр, я теперь тоже участвую в прослушивании Лиззи. И я хотела, чтобы ты знал, как это непросто, и не придирался ко мне слишком сильно… к нам. Хотя, честно говоря, если мы потренируемся, выйдет у нас гораздо лучше, чем сейчас.
        - У тебя уже неплохо получается. - Доминик подошел ближе. - У тебя многое получается весьма неплохо.
        - Ничего не поделаешь, это у меня от природы. Как это в пословице говорится? И швец, и жнец… Жаль мне этого швеца-жнеца. Несчастный парень. Хотя, как ни странно, мне всегда нравилось быть такой. Всегда.
        Доминик почувствовал, как Молли отстраняется, хотя она даже не шевельнулась.
        - Твое резюме, наверное, метр длиной, - проговорил он, пытаясь, чтобы это звучало как ничего не значащая фраза. Больше всего ему хотелось схватить ее за плечи и спросить: «Зачем?» Зачем? Зачем тебе все время нужно убегать?,
        - Давай, Доминик, - сказала она, качнув головой. - Спроси меня. Ты же хочешь знать, зачем я все время меняю работу. Все время бегу. Признавайся. Язык так и чешется.
        Она что, умеет читать мысли или у него черепная коробка вдруг стала прозрачной? А может, это ловушка? Вдруг, если он спросит, Молли сочтет его чересчур назойливым? Или, наоборот, равнодушным, если он не спросит?
        И когда это женщины стали такими непонятными? Нет, не так. Это Молли сложная и непонятная. Может, потому, что она первая, кого он пытался понять. Кого ему хотелось понять.
        - Ладно, сдаюсь. Почему?
        Она обвила руками его шею.
        - Откуда я знаю? - промурлыкала она. - Хочешь, поцелуемся?
        Ничего не поделаешь. Проще смириться и не задавать вопросов. Не жать на все кнопки подряд.
        - Еще как хочу. Разве я к тебе поговорить зашел?
        Молли захихикала. Он прижал ее к себе, поймал ее губы.
        Ладно, несколько ее важных кнопок он уже изучил…



        Глава 20

        Леди и джентльмены, вот и он - самый знаменитый продюсер Бродвея на сегодняшний день. Настоящий профессионал. Учтивый. Ослепительный. В отличном костюме. Настоящий мужчина. В расцвете сил.
        Доминик уставился на Молли.
        - В ауте? Что значит «в ауте»? Надень очки. - Он стащил с головы бейсболку и швырнул ее на траву. - Не может такого быть.
        - Мистер Лонгстрит, вас выбили, - не уступил Кевин, опомнился и замялся. - То есть, наверное, вас выбили. Я могу и ошибаться: Может, мы неверно посчитали мячи?
        - Кевин, как можно так унижаться? Сейчас я ему покажу.
        Кевин отошел в сторону. Молли приблизилась вплотную к Доминику и поднялась на цыпочки, чтобы оказаться с ним подбородок к подбородку.
        - Ты в таком ауте, что обратно три года не добраться, понял? Хватит канючить, как младенец.
        Он заморгал.
        - Что у тебя во рту?
        - Жвачка, - улыбнулась Молли, перекатив ком за щеку. - Клубничная.
        - Вся упаковка сразу?
        - Это называется «жвачный ком». Специально для бейсбольных команд.
        - Клубничная? Для бейсболистов?
        - Вот именно. Без сахара. Хочешь?
        - Поднимись ко мне в спальню, узнаешь, - вполголоса сказал Доминик.
        - Мечтать не вредно, - ответила Молли. - Ты выбыл, так что нечего хныкать.
        Она повернулась к нему спиной и помахала в воздухе перчаткой.
        - Бэттеру приготовиться!
        Доминик поднял с земли бейсболку и, похлопывая ею по ноге, любовался походкой Молли. Она возвращалась на крошечную горку. Насыпать настоящую у них не было времени.
        Все было сделано по правилам. В гараже они с Бутчем нашли сумки с экипировкой: три базы, кусок резины, на который встает питчер, и мел, чтобы разметить площадку.
        Получилось, может, и не слишком красиво, но для игры вполне годилось. Особенно когда подавала Молли.
        Она отнеслась к идее сыграть в бейсбол так, будто всю жизнь только об этом и мечтала. И оказалась страстным игроком.
        Молли ко всему так относилась: чего стоит лихо заломленная бейсболка и клубничный ком за щекой.
        Он смотрел на нее и чувствовал себя тринадцатилетним подростком, по уши втрескавшимся в самую красивую девочку класса.
        Она улыбнулась ему и помахала бейсболкой.
        - Мистер Лонгстрит, все вас ждут! - крикнула она, и он вспомнил, что надо идти на другой конец поля. По общему согласию, все должны были играть аутфилдерами, иначе им до вечера не закончить игру. Он поймал перчатку, брошенную ему миссис Джонни, и отправился на место Тейлора в центре.
        Они разделились на команды.
        Доминик, Лиззи, Джонси и Тейлор против Молли, Бутча, Кевина и садовника Карла, оказавшегося на редкость шустрым малым. Он был бэттером дважды и оба раза успел сделать «хоум ран». Доминик подозревал, что Молли заранее узнала про спортивные задатки Карла и позвала садовника специально. Ничего, он ей это припомнит.
        Миссис Джонни вызвалась вести счет и угощать всех напитками и фруктами.
        Проходя мимо Доминика, Тейлор хлопнул того по плечу.
        - Отличное место, Ник, тебе понравится. Особенно когда Молли подает.
        - Кажется, я тебя предупреждал…
        - Ник, я только смотрел, - в комическом ужасе Тейлор закрыл голову руками. - Не трогал, даже почти ни о чем не думал. Только немножко смотрел.
        - Проваливай, тебя ждет бита, - улыбнулся ему Доминик.
        Все решили, что взрослым бэттерам мячи станут подавать со всей силы, а детям, наоборот, чтобы проще поймать. У Молли хорошо получались и те и другие. Кроме того, разворот и подача выходили у нее так грациозно, что у Доминика от восторга бита сама валилась из рук.
        Тейлор взмахнул битой и пропустил один мяч. Следующий пролетел в трех футах у него над головой.
        - Ой! Это случайно получилось. Извини. - Она сделала еще один бросок.
        Тейлор еще раз взмахнул битой, попал, и Карл - у парня несомненный талант - буквально взлетел над землей и перехватил его перед Домиником.
        - Отлично ловишь, Карл. - Доминик забрал мяч и бросил к горке. После трех неудачных мячей Тейлор оказался в ауте, и Доминик должен подавать для команды Молли.
        Место бэттера занял Бутч. Он стоял возле дома, вытянув руки по швам, и чуть не трясся от страха. Пластиковый шлем был ему слишком велик и сползал на глаза. У Доминика сердце сжалось от жалости.
        - Время! - закричала Молли и побежала к Бутчу, чтобы поправить ему стойку.
        Она расставила ему ноги пошире, подняла повыше биту, пошептала на ухо, чмокнула в щеку и шлепнула по попке - с такими приемами в Высшей Лиге она стала бы самым популярным тренером.
        - Помягче, - сказала она, подойдя поближе к Доминику и прикрывая рот перчаткой.
        - Куда мягче? Я и так целюсь прямо ему в биту.
        - Закрывай рот перчаткой, когда говоришь. - Она взяла его за руку и развернула Доминика спиной к дому.
        - В чем дело? Вы почему отвернулись? - пожал плечами Тейлор.
        - Не хочу, чтобы кое-кто нас услышал.
        - Бутч умеет читать по губам? Никогда бы не подумал.
        - При чем тут это? Просто игроки всегда поворачиваются спиной к дому, когда им надо посовещаться. Ты что, не знал? Доминик, я серьезно. Бросай мяч потише. Парень еще ни разу в жизни не отбивал.
        - Я же говорю, что так и собираюсь. Если будет еще тише - мяч в воздухе зависнет.
        - Вот-вот. И лучше подойти поближе. - Она повернулась к Бутчу, махнула рукой, чтобы его подбодрить, и вернулась на свое место на площадке.
        Доминик покачал головой и подошел немного ближе.
        - Ну что, Бутч, готов?
        - Угу, - промычал Бутч и поправил съехавший на глаза шлем. - Готов.
        Вид у него был встревоженный, как у гуся перед праздником.
        Доминик подошел ближе.
        Еще.
        Бросил мяч.
        Бутч подпрыгнул.
        И отбил мяч прямо в Доминика.
        - Е… мое! - полузадушено взвыл Доминик, схватился руками за пах и рухнул на колени.
        Бутч побежал через базы. Молли побежала к Доминику. Нагнувшись, она заглянула ему в лицо.
        - Ты как?
        - Ммммать!.. - прорычал Доминик вместо объяснений.
        Она нагнулась ниже и прошептала:
        - Бедненький. Давай я тебя туда поцелую, может, полегчает?
        Гормонам на его муки, кажется, было наплевать.
        - Не… трогай, - выдавил он, пытаясь перевести дыхание.
        Бутч вприпрыжку миновал третью базу. Остановился, поправил сползавший на глаза шлем, подтянул шорты и побежал дальше.
        - Ты почему… не следишь за игрой? - спросил Доминик.
        - Точно! - Молли схватила мяч, валявшийся неподалеку, и бросила через плечо. - Ой!
        Бутч обежал все четыре базы и радостно прыгал в доме, махал руками и громко кричал в честь самого себя. Миссис Джонни подбежала и обняла его.
        Доминик попытался подняться на ноги. С дальнего края поля подошел Тейлор.
        - Ну что, Ник, встаем потихоньку? Боюсь, пару дней получится только так, если вообще получится.
        Услышав, что ответил ему Доминик, Молли с хохотом повалилась на траву и задрыгала ногами.
        - Дали ему выиграть очко. Эх, вы, - мрачно сказала Лиззи, проходя мимо: миссис Джонни угощала всех желающих яблоками в честь «хоум ран» Бутча.
        Доминик не без усилий поднялся на ноги, отказался от предложения Молли «опереться на нее», добрался до миссис Джонни и сел в кресло.
        - Если хотите, мистер Доминик, у меня есть пакет со льдом, - начала миссис Джонни, но прикусила язык.
        - Вам, женщинам, всегда кажется, что это очень смешно, - простонал Доминик. Может, правда приложить пакет? - Думаю, игра закончена?
        - Откладывается в связи с полученными травмами, - пояснила Молли, прижимая ко лбу охлажденную банку содовой. - Завтра можем продолжить.
        Доминик попытался весело улыбнуться. Зря.
        - Понятно. Мы на сегодня закончили отдыхать или я должен еще как-то веселиться?
        - Не знаю. Только три часа. Может, искупаемся?
        - Или вздремнем, - предложил Тейлор, тяжело опускаясь на землю. - Когда это мы с тобой успели так постареть, Ник?
        Постареть? Еще чего! Доминик вскочил с кресла.
        - Пожалуй, я не прочь искупаться. Через час?
        - Идет, - ответила Молли. - Можешь пока здесь убраться. Проигравшие всегда убирают площадку, слышал про такое? Карл засчитал Бутчу пробежку. Завтра начнем заново.
        - Ничего себе, - покачал головой Тейлор. - Мало того, что тебя чуть не сделали инвалидом, так еще и оскорбляют.
        - Вперед, слабаки. - Лиззи бросила на землю перед Тейлором и Домиником две большие сумки для снаряжения и побежала догонять миссис Джонни и Молли.
        - Отличная девчонка, - сказал Тейлор, глядя, как Молли идет к дому. - Ты с ней будешь счастлив.
        Доминик сдвинул бейсболку на затылок и потер лоб.
        - Если не загнусь раньше. Ты прав, Тейлор, мы постарели. Что я пытаюсь себе доказать, играя в бейсбол? Вот черт, сюда чешет мама Билли. Интересно, зачем?
        Тейлор вскочил и схватил одну из сумок.
        - Я пойду пока приберусь на базах.
        - Предатель, - сказал ему в спину Доминик. - Крыса, бегущая с корабля.
        - Точно. Пи-пи-пи - так, кажется, крысы пищат? - бросил Тейлор через плечо и прибавил шагу. Тень мамы Билли зловеще накрыла Доминика.
        - Не могу поверить в подобную жестокость, - сказала мама Билли, уперев руки в бока. - Как вы можете быть такой бессердечной сволочью?
        Доминик потянулся, чтобы достать себе банку пива из сумки-холодильника.
        - Билли, я готов клясться чем угодно, что Бетани не стала бы играть в бейсбол. Зачем нам было спрашивать ее, если она все равно бы отказалась?
        - Что? Какой еще бейсбол? Вы что, из ума выжили? А если она поранится? Чтобы я из-за этого рисковала ее карьерой? Как вам такое только в голову пришло! Дело в другом.
        Доминик открыл банку и сделал глоток.
        - Сдаюсь. Билли, чем я вам на этот раз не угодил?
        - Не делайте вид, что не знаете.
        - Я не… Да ну вас, Билли, идите к черту. Не хочу я с вами объясняться.
        Он встал с кресла и направился к груде бит и мячей.
        Она отправилась за ним.
        - Это все ваша племянница, - сказала она.
        Доминик наклонился, чтобы подобрать валявшиеся биты, - она тоже наклонилась. Доминик выпрямился - и она выпрямилась.
        - Бетани заглянула сегодня утром в кухню и все слышала. Вашу племянницу и вашу экономку. Вы обещали вашей племяннице прослушивание. Как так? Ха! Это что, шутка? Значит, решили заменить мою Бетани этой… неумехой! Только потому, что она ваша племянница. Вот почему вы отменили репетиции. Вот почему хотели, чтобы Бетани уехала.
        Доминик бросил биты на землю и сказал задумчиво:
        - Знаете что, Билли? А ведь у вас не все дома.
        - Моя Бетани рыдает в своей комнате. Как ей пережить такое! Я подозревала - вы что-то замышляете. Я была уверена в этом. Только думала на эту Эпплгейт. Я вас почти раскусила. Зарубите себе на носу, мистер Лонгстрит: Бетани невозможно выгнать. У нас контракт.
        - Проблемы, Ник? - спросил Тейлор, бросив сумку с битами на землю. - Здорово, Билли. Батюшки, с чего ты такая красная? На солнце обгорела или сейчас яйцо снесешь?
        Доминик почесал кончик носа.
        - Тейлор, здесь ты не поможешь.
        - Нечего изображать из себя глухого, Тейлор, - рявкнула мама Билли. - Ты все знаешь. Он пытается убрать мою Бетани.
        - Неужели? - Тейлор взглянул на Доминика. - Понимаю. Надо сказать Карлу, он ее закопает где-нибудь в саду. Она ведь маленькая, раз-два - и готово.
        - Тейлор, перестань, - быстро сказал Доминик, пытаясь не засмеяться. Он же продюсер, великий и ужасный. Он очень зол. Не выходит. Он хмыкнул. - Знаешь что, Билли? Сходите за Бетани и приведите ее ко мне в кабинет. Я сам скажу ей, что никто у нее роль не отнимает.
        - Лучше я вызову нашего агента.
        - Нет, Билли, лучше идите к Бетани и успокойте ее. Ведь вы за нее беспокоитесь? За Бетани?
        Билли вздернула подбородок и зашагала обратно к дому для гостей.
        - Ты что, правда хочешь вытурить Бетани? - спросил Тейлор, как только мама Билли удалилась на безопасное расстояние.
        - Нет. Но ты меня вдохновил: хорошо бы закопать маму Билли в землю. И надпись написать, - ответил Доминик. - Пойдем, надо здесь убраться. Бутч! Доедай яблоко и помоги нам.
        - Дядя Ник, это был настоящий «хоум ран», правда? - спросил Бутч, пока они паковали биты и мячи в сумку. - Лиззи говорит, это не считается, но я ведь все обежал. Все базы.
        - Верно, парень, - согласился Доминик, махнув рукой Кевину, чтобы тот забирал сумки. - Ты обежал все базы. А теперь мы пойдем купаться. Только сначала сбегай в дом, прими душ. И когда ты успел так изваляться?
        Бутч потер испачканные мелом ноги.
        - Купаться? А еще миссис Джонни обещала нам сегодня ужин на улице. Гамбургеры, сосиски и все такое. Как будто у нас настоящие каникулы.
        - Точно. Тейлор, ты ужинаешь с нами?
        - Сосиски с гамбургерами? Еще бы. - Он положил мальчику руку на плечо. - Пошли, парень, поможем Кевину. Ник, ты в норме?
        - А что? Я хожу враскоряку?
        - Есть немного. Но я спрашивал про Билли. Стресс и все такое?
        - Не переживай, - ответил Доминик.
        По дороге к офису он вдруг понял, что у него все хорошо. А когда боль немного утихнет - станет отлично.
        - Пиф-паф! - Молли выскочила из-за дерева. - У тебя все нормально?
        Доминик посмотрел на нее и покачал головой.
        - Если еще кто-нибудь меня об этом спросит, я могу и заболеть. Что ты тут делаешь?
        - Тебя жду, чего еще. - Она оглянулась и быстро затащила его за дерево. Ощупала. - Где болит?
        Он остановил ее руку.
        - Молли, прости, женщине этого не понять. Я очень рад тебя… видеть, но сейчас немного не в форме, понимаешь? Знаешь старую поговорку? «Так приятно, что даже больно»? Чертовски верно.
        - О… - Она покраснела как рак. - Я не подумала.
        - Только не рассчитывай провести вечер в постели с книгой в руках. Мне с каждой минутой становится лучше.
        - Это намек, мистер Лонгстрит?
        - Я бы приказал, но тогда ты не придешь. Можешь расценивать это как настойчивую просьбу.
        Ее палец скользнул по его груди и замер на поясе брюк.
        - У тебя или у меня? Наверное, у тебя. А почему ты не возвращаешься в дом?
        - Мама Билли. Стоит мне решить одну проблему, как она тут же находит новую. Теперь она решила, что я хочу взять Лиззи на место Бетани.
        Молли нахмурилась.
        - С чего она взяла?
        - Бетани сегодня подслушала разговор Лиззи и миссис Джонни. Она знает, что Лиззи упросила меня устроить ей, как она это называет, «прослушивание ».
        - Да, плохо дело. Представляю, что будет, когда она узнает про меня. Мы с Лиззи танцуем вместе. А ведь я только сегодня поклялась ей, что не собираюсь заменять Синару. Доминик, может, ты просто отправишь Билли Уайт домой на две недели? Всем сразу станет легче.
        Она подняла руки.
        - Нет, забудь. Во-первых, это не мое дело, во-вторых, Бетани здесь ни при чем. Бедняжка. Знаешь, что? Пожалуй, я приглашу ее искупаться с нами. И на ужин тоже.
        - Ты же сама сказала, что это не твое дело.
        Она махнула рукой.
        - Ну да. Но нельзя же все время делать вид, что ее здесь нет? Это свинство.



        Глава 21

        Молли сидела на кровати в комнате Лиззи и смотрела, как девочка вертится перед большим зеркалом.
        В глазах у Лиззи стояли слезы. Если бы могла, Молли зарыдала бы вместе с ней. Тело Лиззи застряло на полпути к округлым девичьим формам и никак не хотело расставаться с детской бёсполостью. Молли отлично помнила, как унизительно быть до такой степени плоской.
        - Ты только посмотри, Молли, - доска доской. Какая-то сосиска в купальнике! Позор. У меня фигура как у пятилетки. Все, я никуда не пойду. Только не с Бетани. Конечно, у нее все уже выросло. Молли, ты не могла так меня подставить. Неужели нельзя обойтись без нее?
        Бедняжка. Она и правда похожа на сосиску: плоская от плеч до бедер; пока единственная округлая линия в фигуре - по-девичьи мягкий изгиб поясницы. И попка симпатичная, если не бросит танцы, все с ней будет отлично.
        - У тебя ноги красивые, - попыталась подбодрить ее Молли.
        Лиззи презрительно фыркнула:
        - Подумаешь. Длинные, и все.
        Молли решила зайти с другой стороны:
        - Спорим, когда твоей маме было одиннадцать, она выглядела точно так же.
        - Мне через два месяца уже двенадцать. - Она шлепнула себя по груди. - И до сих пор ни намека.
        Ладно, попробуем еще раз:
        - Это оттого, что ты будешь высокая.
        Лиззи закатила глаза.
        - Брось, это просто чушь.
        Потом нахмурилась:
        - Ты думаешь?
        Если бы Молли знала!
        - Очень может быть. Твой организм слишком занят… занят тем, что растет вверх, поэтому ему некогда… отвлекаться на округлости. Твоя мама высокая?
        - Она же танцевала. Конечно, высокая. Но не плоская. Ты тоже высокая и тоже не плоская.
        - Зато до девятого класса я была как ты. Особенно тяжело приходилось на физкультуре. Все уже давно помогали друг другу застегивать лифчики, а я по-прежнему стаскивала майку через голову. Зато у меня были красивые ноги, как у тебя. И поэтому я стала носить шорты.
        - Ты и сейчас их носишь.
        - Потому что хорошее со временем становится еще лучше, а за ним и остальное подтягивается. Брось, ты ведь не собираешься торчать здесь, пока все плещутся в бассейне?
        - Не собираюсь. Пусть только Бетани попробует завизжать. Брызнешь на нее, и она уже верещит, как малявка. Не понимаю, зачем надо было ее приглашать?
        Понятно, кризис миновал.
        - Она здесь в гостях. - Молли встала. - Это ее мама устраивает скандалы. А если Бетани будет общаться только с ней, она вырастет в точности такой же. Вдруг, если ты покажешь, как можно веселиться, ей это понравится?
        - Ага. Конечно. Ты сама-то в это веришь?
        Молли пожала плечами.
        - Стараюсь. По крайней мере, пусть посмотрит на нормальных людей.
        - Ладно, ладно. - Лиззи еще раз посмотрела в зеркало. - Правда у меня по-настоящему красивые ноги? И волосы. Натуральных блондинок не так уж много. Это у меня от папы и дяди Ника. - Она накинула на плечи большое полотенце с вылинявшим Оззи Озборном. - Все. Я готова.
        - Молодец. А я еще нет. Беги за Бутчем, встретимся у бассейна. И не вздумайте лезть в воду, если рядом нет взрослых. Дяди Ника, например.
        Лиззи скорчила рожицу.
        - Да знаю. Мы оба хорошо плаваем. Нас мама научила.
        Они вышли из комнаты Лиззи. Девочка побежала за Бутчем, а Молли зашла в свою спальню. Она закрыла дверь, прислонилась к ней спиной и вздохнула.
        Наконец-то одна.
        Как родители с ними справляются? Надо все время чем-то их занимать. Следить, чтобы не поранились. Не скучали. Переживать за них. Успокаивать, когда капризничают. Мечтать, какими они станут, а потом снова переживать. Столько любви, столько ответственности. Столько огорчений.
        - Спасибо, это не по мне. - Молли отошла от двери. Она очень полюбила Лиззи и Бутча, правда, но расставалась с ними с облегчением. Звонить им, писать письма, приезжать в гости. Играть вместе. Но отвечать за них?
        - Наркотики, уличные шайки, сигареты, попытки устроить в самый лучший колледж. С кем они дружат? Вдруг они напьются и станут гонять на машине? Заниматься незащищенным сексом? А потом женятся, выйдут замуж, заведут своих детей, и все пойдет сначала: ветрянка, содранные коленки, слезы, потому что они не такие, как все, и грудь у них еще не выросла. Да мало ли что? А у тебя каждый раз сердце на части разрывается. Только начни - и никогда не перестанешь быть родителем.
        Хотя некоторые так никогда и не начали. Например, ее родители. С таким же успехом они могли отложить яйцо, а когда Молли вылупилась, уплыть.
        - Нет, я не стану так поступать с ни в чем не повинным ребенком, - вслух заявила Молли, стянула топ, шорты и прошла в ванную. - Если уж в тебе этого нет, притворство не поможет.
        Подставив голову под струи воды, Молли с головой ушла в самокопание.
        Она эгоистка. Пустышка. Легкомысленная девчонка, которая боится ответственности. Где-то там, глубоко-глубоко в душе, оставалось пустое место, которое надо было заполнить чем-то… но чем? То, что должно было там вырасти, так и не выросло, никто ему не помог, не поддержал.
        Если бы только она знала, что должно там находиться, она бы все исправила. Господи, всю свою жизнь она мечется, пытаясь отыскать это неуловимое что-то.
        Она взяла мочалку и гель для душа и принялась намыливаться.
        Ее тело было прекрасно. Она не жалела на это сил.
        Чтобы никто не догадался про пустой угол в душе.
        - Хватит стенать, - скомандовала она себе. - Оставь это на ночь, как всегда. Сделай рекламную паузу.
        Она повесила мочалку на хромированный крючок и принялась намыливать голову. И запела:
        - Выброшу этого мужчину из головы, хей! [Строчка из песни Нелли из мюзикла «Южная Пасифика».]
        - Хей-хей, - подхватил Доминик, отдергивая штору. - Слышала новости, Молли? Всем приказано экономить воду.
        И забрался к ней под душ.
        Она попыталась бросить на него возмущенный взгляд, но не очень получилось: во-первых, мешала пена, во-вторых, Молли дико хотелось прижаться к нему всем телом.
        - Сумасшедший. Посреди дня. А если кто-то из детей…
        - Они плещутся в бассейне вместе с Тейлором. Он их развлекает тем, что швыряет в воду с бортика. Это про экономию воды.
        Он прижался к ней:
        - Давай помогу.
        Молли опустила руки, пальцы Доминика зарылись в ее волосы и стали нежно массировать голову.
        - Как приятно. У тебя здорово получается. Много тренировался? Нет, не отвечай.
        Она подняла к нему лицо, и его скользкие от шампуня ладони опустились ей на плечи. Упругие струи воды лились сверху, текли вместе с пеной по лицу, по груди, по его ладоням на ее груди. От воды его волосы стали темнее, а ресницы слиплись стрелками. Он лукаво улыбался, блестя глазами, и походил на озорного мальчишку, чертенка.
        А его руки, пальцы, губы дарили ей райское блаженство.
        - Теперь… моя очередь, - прошептала Молли, прильнув к нему, когда затихла последняя волна наслаждения.
        Он поцеловал ее мокрые волосы.
        - Ты, кажется, обещала меня вымыть?..
        - Никогда, - она взяла мочалку и гель для душа, - не отказываюсь от обещаний.
        Она принялась намыливать ему грудь и плечи, мочалкой выводя на его теле сложные узоры.
        - Ин… хм, интересный способ мытья, - вырвалось у Доминика, пока Молли взбивала пену вокруг его сосков. - Никогда не думал… Молли? Если не хочешь… о господи…
        Она опустилась на колени, ловко орудуя мочалкой.
        - Бедный мой, - пробормотала она, забыв про все свои благие намерения. На самом деле она собрала чемоданы и сбежала отсюда в первый же вечер. - Ммм, да ему лучше…
        - Молли…
        Все, что она сделала потом, было так естественно, как будто иначе и быть не могло.
        Молли умела со всей страстью отдаваться настоящему моменту…
        Она почувствовала прикосновение его рук; он подхватил ее под мышки, поднял, и они снова смотрели друг другу в глаза, пока их мокрые тела скользили и таяли. Наверное, струи воды испарялись, не успев коснуться их кожи.
        Молли изо всех сил обхватила Доминика, будто он был ее соломинкой, он прижал ее к себе, вошел в нее, взорвался внутри, и она взорвалась вместе с ним…
        Потом он снова мыл ее, а она - его. А потом ушел, не сказав ни слова, не стал мучить ее разговорами.
        Просто поцеловал в лоб и ушел, а она осталась стоять… пока не закончилась горячая вода и холодный душ не привел ее в чувство.
        - Ого… - только и смогла сказать она, моргая от стекающей по лицу воды. Потом повернула кран и вышла из душа.
        Она завернулась в большое банное полотенце и присела на край ванны. Попыталась успокоить дыхание. Постаралась собраться с мыслями. Разобраться…
        Шесть месяцев назад в Лас-Вегасе она развлекалась тем, что разносила в казино коктейли. Каждый раз возвращаясь домой одна. Не домой - в четырехкомнатный люкс отеля «Белладжо». Подсчитывать чаевые.
        Пять месяцев назад она, отчаянно скучая и с трудом сдерживая отвращение, следила за тем, как пятеро собак испражняются в сточный люк возле тротуара; бигль (самый маленький песик) всегда лил ей на туфли.
        Четыре месяца назад? Она поехала в Сан-Франциско, в гости к подруге по колледжу. Ну ладно, не подруги, а просто знакомой.
        Три месяца назад она все еще была в Калифорнии, разъезжала на роликах по кафе «У Дэнни».
        Два месяца…
        Молли нахмурилась, пытаясь вспомнить. Нет, не помнит. А, подождите. Она вернулась в Коннектикут: решила устроить себе каникулы. На три недели. Торчала целыми днями в кухне, мешаясь миссис Бими, потом бродила по большим пустынным комнатам, по огромному, ухоженному и такому безлюдному поместью.
        Месяц назад? Это просто. Джерри подкинул ей работу в одной вашингтонской газете - репортер-стажер. Вот откуда она уволилась без капли сожаления.
        Там она была раньше. А где сейчас? И куда направится дальше?
        Молли встала, обернула вокруг головы полотенце поменьше и прошла в комнату.
        Вопрос что надо. Куда ее занесет через месяц?
        - Как я устала, - сказала она своему отражению в зеркале, присев на туалетный столик. - Чертовски устала и не знаю, что делать дальше.
        Глаза защипало. Она прикусила губу и смотрела, как из глаз текут слезы.
        - Не увиливай, знаешь, - сказала она самой себе. - Ты можешь остановиться. Не отказываться от этого шанса.
        И сразу же больно куснул застарелый страх. Она съежилась, прижала руки ко рту и протянула тоненько:
        - Господи, а вдруг ничего не получится…
        - Молли?
        Отвернувшись, Молли стянула с головы полотенце и вытерла лицо. В дверях стояла Синара. Молли медленно вдохнула и выдохнула.
        - Привет, Синара. Случилось что-нибудь? - спросила она, мысленно мгновенно взяв себя в руки: один из многих ее талантов.
        - Случилось. - Актриса мелкими шажками вошла в комнату. На ногах у нее были босоножки на невообразимой платформе: золотой с металлическим блеском. Двигалась она, как модель на подиуме; подбородок поднят, руки вдоль тела. - Я прошлась мимо бассейна… Кажется, Тейлор там сейчас откачивает Дерека, иначе тот захлебнулся бы. Нравится?
        Синара покрутилась перед Молли. У актрисы была великолепная фигура, безо всяких скидок на возраст. Ярко-желтое бикини только подчеркивало ее красоту. Особенно когда Синара сняла короткую струящуюся накидку, едва доходившую до бедер.
        На голове у нее красовалась желтая шляпка в тон, на одной руке не меньше десятка тонких золотистых браслетов, на другой - один, но огромный, оранжевый, откровенно пластиковый. Вокруг шеи - ожерелье из пронзительно оранжевых бусин, каждая размером с мячик для пинг-понга. Оранжевая помада. Оранжевый лак для ногтей.
        - В жизни ничего подобного не видела. Где ты его нашла? - спросила Молли, указывая на оранжевый браслет.
        - Ангел привел меня сегодня днем в один изумительный бутик. И все мне подобрал. Между нами: он мне сказал, что сам все там покупает. Кажется, он по выходным участвует в показах. Удивительно! Я думала, такое только в Нью-Йорке бывает. Нет, скажи, тебе нравится? Это не слишком вызывающе?
        Немного похоже на костюм Королевы Трансвеститов, ну да ладно…
        Молли взяла солнцезащитный лосьон и принялась намазывать ноги.
        - Смотря чего ты хочешь, - сказала она. И подумала: «Если работать маяком в туманную погоду - самое оно».
        - Как чего? Голову Дерека, что же еще. - Синара надела накидку. - Кстати, я пришла за тобой, дорогая, так что поторапливайся. Я единственная еще не искупалась. Не считая Бетани. Мамаша закутала эту дурочку в полотенца и усадила под зонтик.
        - Я сейчас. - Молли намазала руки и плечи новой порцией крема. - Как у тебя дела с Дереком?
        Синара присела на стул и потерла лодыжку.
        - Пора его объездить. - Она улыбнулась Молли. - Все хорошо. Он хочет помочь мне с репетициями, пока есть время. Думаю, переживает за меня.
        - Конечно, - кивнула Молли. Секретов Дерека она этим не выдаст, так что нечего волноваться. - Скажи, а можно мне тоже будет прийти на ваши репетиции? Я, кажется, поняла, как нужно…
        Синара поднялась и жестом остановила Молли.
        - Спасибо, дорогая, но - нет. Не хочу показаться жестокой, но я и сама справлюсь.
        Молли моргнула.
        - Ничего.
        Она посмотрела, как Синара почти вприпрыжку вышла из комнаты.
        - Поиграли в Спасительницу, и хватит. Потом окликнула актрису, надеясь хотя бы рассказать свою идею.
        - Синара? - позвала она. В коридоре цокали каблуки. - Синара?
        Молли осенило. Она встала и заперла дверь на ключ.
        - Либо меня только что шикарно отбрили по-бродвейски, либо я права, - сказала она себе, доставая из шкафа купальник. - Хотя это меня не касается, - напомнила она себе, натягивая черное бикини. - И так проблем хватает.
        Она застегнула верхнюю часть купальника на животе, потом перевернула и поймала груди в чашечки. Обернула вокруг талии черное полупрозрачное парео, небрежно завязала его вокруг бедер, чтобы нижний край скользил по лодыжкам. Потом отыскала босоножки на шпильке: каблуки, тонкая подошва и витой кожаный ремешок на мыске.
        Синара была роскошна. Ее тело было роскошно. По-театральному.
        Выглядеть вызывающе сексуально очень здорово. Но Молли, помимо всего прочего, нравилась элегантная и дорогая простота. Например, мягкая черная соломенная шляпа, которую прислала миссис Бими. Спереди поля закручивались к тулье, выгодно подчеркивая волосы и лицо своим мягким изгибом, а сзади и по бокам свободно парили над плечами. Шляпа такая большая, что на спине нижний ее край доходит почти до талии. Она обожала эту шляпу, они с Молли идеально друг другу подходили.
        Из украшений она надела тонкую золотую цепочку (на лодыжку) и большой черный оникс (на указательный палец правой руки).
        Немного блеска для губ и чуть-чуть бледно-розовых теней. Она готова. Оружие к бою.
        Как Лиззи, она покрутилась перед высоким зеркалом, в котором отражалась в полный рост. Да, все на месте. Точно так же, как прошлым летом в Монако.
        Черный цвет выгодно оттенял ее светлую, неподвластную загару кожу и рыжие волосы.
        Молли уже собралась уходить, как вдруг внимательно вгляделась в зеркало и нахмурилась. Что-то изменилось.
        Она похлопала себя по животу. Нет, жира не было. Покрутилась так и сяк. Вроде не похудела. Тело все такое же.
        Нет, не такое.
        Молли подняла руки и сжала груди руками. Ее кожу… покалывало.
        Она приложила ладони к щекам и закрыла глаза. Вспомнила ласкающие руки Доминика, его губы…
        Каждая жилка, каждый мускул, каждая капля крови в ней изменились. Стали свободнее. Как будто в них вдохнули жизнь.
        Она опустила руки и прошлась по комнате, повернулась и дошла до зеркала, следя за собой.
        Ее походка стала другой. Даже походка!
        Она всегда была уверена в себе. Но сейчас появилась новая уверенность. Она всегда чувствовала свое тело. Но сейчас это была новая чувственность.
        - Что же он со мной сделал? - спросила она себя. - Куда я разрешила ему пробраться?



        Глава 22

        - Спасибо, что возишься с ними, - сказал Доминик Тейлору. Они лежали в шезлонгах в тени. Лиззи и Бутч сидели на траве на полотенцах и играли в какую-то электронную игру. - Я твой должник.
        - Э, дружище, ты мне должен гораздо больше, чем думаешь. Пока ты пропадал, я успел провести за тебя пару раундов с мамой Билли.
        - Не стоит, Тейлор, - вздохнул Доминик. - Она у меня под контролем.
        - Да? Значит, ты согласен дать Бетани другое соло?
        Доминик подпрыгнул в шезлонге. .
        - С чего это? Сценарий никто не менял.
        - Я ей так и сказал. - Тейлор отхлебнул пива из банки и продолжил: - Она требует нечто проникновенное.
        - Бетани играет девчонку. Забавную, шкодливую девчонку.
        - Я тоже так думал. Но мама Билли жаждет продемонстрировать все таланты Бетани. Говорит, ты согласен.
        - Черта с два я согласен. Где она? Я так ей и скажу.
        - Не надо. Я уже все уладил.
        Доминик откинулся на подушки.
        - Опять намекнул на Карла с лопатой? Мне все больше по душе эта идея.
        - В ней есть блеск гениальности, согласись. Нет, я перевел стрелки. Сказал, что мы действительно подумываем немного изменить роль Бетани. А то и вообще убрать. Синара слишком зрелая, сказал я ей, для такой юной сестры. Поэтому мы хотели бы немного состарить Мелани. В конце концов, репетиции - это творческий процесс.
        - Странно. Я не слышал взрыва. Как она отреагировала?
        - Умчалась перечитывать контракт Бетани, звонить своему агенту, втыкать булавки в твою восковую куклу. Мало ли у нее дел? Она не здесь, и это главное.
        - Замечательно. - Доминик почувствовал, что с мамой Билли ему грозит очередная головная боль. - Кажется, ты только напортил.
        - Почему? Она всю ночь теперь глаз не сомкнет, станет вытягивать Бетани, чтобы сделать ее повыше.
        - Или снова начнет донимать меня идеями насчет перемены состава. Сначала она решила, что я привез Молли на замену Синаре. Потом - что я хочу заменить Бетани на Лиззи. Теперь она решит, что на месте Бетани окажется Молли.
        - Черт, - мрачно произнес Тейлор, допивая пиво. - Мне даже в голову не пришло. Прости. Я хотел помочь. Наверное, мне лучше бренчать на рояле и пачкать нотную бумагу, как выразилась мама Билли о моей роли в этом шоу.
        - Вот и займись, - посоветовал Доминик. - Переходим к следующему вопросу. Я вижу Бетани спеленатую, как мумия. А где Дерек и Синара?
        - Наверное, шушукаются в укромном уголке. Не знаю. Когда я их видел, Синара разгуливала вдоль бассейна с улыбкой искусительницы, а Дерек прыгал вокруг нее с идиотски счастливым видом. Они снова вместе, мамой клянусь. Вот и хорошо, проще будет репетировать.
        Доминик ощутил, что над его головой сгущаются тучи. День начался безрадостно из-за мерзкого анализа в больнице, но потом дела пошли на лад: бейсбол (не считая того мяча в пах) и восхитительный душ вдвоем с Молли. И вот снова все наперекосяк.
        - Проще. Или сложнее. Что, если нам придется отказать Синаре?
        Несколько секунд Тейлор молчал.
        - Знаешь что? Я умываю руки. Лучше пойду бренчать на рояле и пачкать нотную бумагу. И как ты со всем этим справляешься? Я бы на твою работу не согласился, даже если бы ты выдавал мне зарплату двойниками Джулии Роберте. Ого, гляди! Сюда идет Молли. Спорим, ты ждешь не дождешься, когда твои причиндалы снова заработают? Шикарная девчонка.
        - Тейлор, прибереги свои восторги для дешевого паба.
        Тейлор фыркнул.
        - Ну и занудным вы стали, мистер Доминик, сэр. - Он встал и махнул Доминику: - Смотри, какой я хороший. Сам ухожу.
        - Проваливай скорее, - согласился Доминик, глядя, как Молли идет вдоль бассейна.
        Эти длинные ноги. Немыслимая шляпа. Королевская осанка. Большие круглые очки - решила пошутить, догадался Доминик. Изгиб бедер. Она действительно самая красивая женщина в мире или он настолько потерял голову, что ничего не соображает? Да какая разница.
        - Сюда, Молли. - Он набросил на соседний шезлонг чистое полотенце. - Ты выглядишь… сама знаешь как.
        Она засмеялась и села. Когда она вытягивала ноги, прозрачная юбка-парео распахнулась, открывая стройные бедра.
        - Ужин скоро? У меня разыгрался… аппетит.
        Он откинулся в шезлонге и принялся пожирать ее взглядом сверху донизу.
        - Тебе страшно повезло, что дети неподалеку. - Протянув руку, он дотронулся до маленькой татуировки в форме бабочки на ее бедре. - Я ее уже видел. Почему бабочка?
        - Ты разве не слышал эту историю? Где-то на Амазонке взлетела бабочка, а у нас от этого здесь ураган. Это мой вариант штормового предупреждения. - Она сняла свою невероятную шляпу и встряхнула кудрями. - Как думаешь, дети готовы еще раз искупаться?
        - Ты так и пойдешь в воду?
        - Конечно. Какой смысл надевать купальник, если не собираешься купаться?
        - Не знаю. Пусть тебе это Синара объяснит. Что скажешь о ее наряде?
        - Ничего. Мое мнение тут совершенно не важно. Выглядит она счастливой. Кстати, раз ни ее, ни Дерека поблизости не видно, могу предположить, что они счастливы оба. Отдыхай, я схожу к детям, пока они не забыли, кто их няня.
        Она сняла босоножки и парео. У Доминика мелькнула мысль, не прикрыть ли плавки ее шляпой.
        - Я не устал, - сказал он и лениво подумал, что мог бы искупаться вместе с ней.
        - Еще как устал. У тебя был длинный день. Закрывай глаза, а когда надо будет, мы тебя позовем к ужину.
        - Я должен тебя охранять. - Он поудобнее развалился на подушках. - Ты хорошо плаваешь?
        Молли бросила очки на шезлонг.
        - Шутишь? Имей в виду, я получила голубую ленту за прыжки с вышки в «Школе Юных Леди» мисс Паулсон, - улыбнулась она. - Как раз перед тем, как меня оттуда выгнали. На официальном празднике совместно со «Школой Юных Джентльменов» Бриархуста кто-то подмешал во все напитки ром. До сих пор не понимаю, почему решили, что это я?
        - А это была ты? - спросил Доминик, сдерживая смех: Молли приняла вид оскорбленной невинности.
        - А кто же еще? До сих пор не пойму, как они пронюхали?
        - Значит, ты перешла в другую школу?
        Она покачала головой.
        - Нет, это было последней каплей. В других школах обо всем узнали. И тогда меня сбагрили к Джейни и ее родителям, чтобы я доучивалась вместе с ней.
        Доминик посмотрел на Молли, уже не улыбаясь.
        - Я рад, что ты прожила у нее хотя бы несколько лет. В настоящей семье.
        - Угу, - преувеличенно бодро хмыкнула Молли. - Хорошо, что мы все выяснили. А теперь отдыхай. Отдых - это составляющая отпуска.
        - Кто сказал?
        - Я читала в одной книге, - ответила она, потом хлопнула в ладоши и крикнула: - Лиззи, Бутч! Не хотите поплавать перед ужином?
        Дети вскочили и помчались к воде. Молли пружинисто оттолкнулась от бортика бассейна и по широкой дуге грациозно ушла под воду.
        - Ого! Я тоже так хочу, - сказал Бутч, когда Молли вынырнула, отфыркиваясь и убирая с лица налипшие волосы.
        Доминик понаблюдал, как Молли учит племянников нырять. Бутч его рассмешил, когда плюхнулся в воду плашмя; Лиззи с пятой попытки нырнула почти идеально, молодец, девчонка.
        Миссис Джонни принесла ему картофельный салат и две сосиски на картонной тарелке.
        - Держите, мистер Ник. У меня в кухне мистер Тейлор. Говорит, пришел помогать. Я покормлю остальных, когда накупаются.
        - Спасибо, миссис Джонни, - сказал Доминик, взяв тарелку. - Я бы сам к вам пришел, не стоило трудиться и нести тарелку сюда.
        - Так решил мистер Тейлор. Сказал, с вашего места открывается такой чудный вид, что вы не захотите уходить.
        - Это верно, - согласился Доминик. Молли как раз стояла к нему спиной. Низко наклонившись, она выправляла Бутчу стойку перед прыжком.
        Он все съел, допил пиво, потом его разморило, и Доминик не заметил, как… заснул. Проснулся он оттого, что Бутч тряс его за плечо и звал по имени.
        - Что такое, Бутч? - спросил он, моргая, и сел.
        - Мы не можем найти Молли, - послышался голос Лиззи. Она тоже стояла рядом.
        Волосы племянников еще не просохли после купания, но они уже переоделись в шорты и футболки. Доминик взглянул на небо: солнце клонилось к горизонту.
        - Который час?
        - Семь, - ответила Лиззи. - Мы купались, потом поели, потом Молли велела нам принять душ и переодеться. Сказала, что будет ждать здесь. Мы хотели играть в бадминтон. Но ее нигде нет.
        Доминик взлохматил волосы, пытаясь проснуться. Надо же было так отключиться!
        - Почему меня никто не разбудил?
        - Молли не велела. Сказала, вам нужно отдохнуть, - ответил Бутч. - Дядя Ник, ты храпел. Совсем как папа.
        - Спасибо, только этого не хватало. - Доминик поднялся на ноги. - Так, давайте думать. Где вы уже искали?
        Лиззи принялась загибать пальцы:
        - В ее комнате, в кухне, в гостиной, в театре, у вас в кабинете, в конюшне. Мы еще хотели посмотреть в сарайчике, где вы держите сетки для бадминтона. Но сетку Карл уже поставил.
        - Наверное, она решила прогуляться, - предположил Доминик. Взяв кроссовки и полотенце, он направился к дому. - Подождите минуту, я быстро. Только переоденусь и вернусь.
        - Дядя Ник, а вдруг ее похитили? - Идея, хотя и жутковатая, Бутчу понравилась.
        - Кретин, - оборвала его Лиззи. Потом посмотрела на Доминика. - Дядя Ник, помнишь, она ведь Map…
        - Я ее найду, - произнес Доминик, не дав Лиззи договорить. Он сел на землю и натянул кроссовки. - Видите, уже иду. Вот, держите полотенца и тащите в дом. И тарелки с банками тоже захватите. А потом идите играть в бадминтон, встретимся там.
        Послушный Бутч начал собирать посуду, но Лиззи не двинулась с места.
        - Она ведь не сбежала, нет? - тихо спросила она, когда Бутч отошел подальше.
        - Нет, - быстро ответил Доминик. Может, слишком быстро. - Она бы так не поступила. Она ведь обещала сыграть с вами в бадминтон. Зачем ей вас обманывать? Я же говорю, она пошла прогуляться. Иди в дом, а я поищу ее.
        Лиззи кивнула, сжав губы, и забрала у Доминика полотенца, а он отправился на поиски.
        Он начал с дома для гостей. Но никого, кроме Синары, там не встретил. На разнеженной диве была некая хламида такой яркой расцветки, что Доминик чуть не ослеп. Нет, она никого не видела, и Молли здесь нет.
        - А теперь прости, Ник, дорогой. Дерек… ждет меня.
        - Подожди. - Он придержал дверь. - А где мама Билли с Бетани?
        - Вышли. Они не оставляют записок. Мы ведь все взрослые люди, куда хотим, туда и идем. Все, Ник, проваливай. Я в отпуске.
        Доминик спустился с крыльца и огляделся. Дети искали почти везде. Может, Молли взяла тележку для гольфа и поехала на прогулку?
        Нет. Обе тележки стояли на парковке.
        Она могла пойти куда угодно.
        Что в этом такого? Они взрослые люди, как сказала Синара. Молли не обязана перед ним отчитываться. Она ничего ему не должна. Он ничего ей не должен.
        - Давай, - сказал себе Доминик и продолжил поиски, но уже не шагом, а рысцой. - Придумай еще что-нибудь в том же духе.
        Сарай, как обозвали его племянники, небольшое строение без окон, стоял в стороне от дорожек. В нем Карл хранил садовые инструменты и газонокосилку. Не считая ракеток и сетки для бадминтона.
        Обогнув театр и подходя к сараю, Доминик позвал Молли.
        Что за бред?
        - Денег у меня на замок не хватает, что ли? - удивился он, отодвигая задвижку, и открыл створку двери. - Молли! (Зачем он делает эту глупость?) Молли, ты здесь?
        Тишина.
        Он уже почти закрыл дверь, когда увидел ее. Она сидела на полу, прижавшись спиной к стене, согнув ноги и обхватив колени руками. И смотрела в никуда. Взгляд ее был неподвижен.
        - Боже мой. - Он распахнул обе створки. Сарай залил яркий свет. - Молли, что с тобой?
        Она не шевельнулась.
        Доминик опустился рядом с ней на колени, заглянул в лицо. Она была за миллион миль отсюда.
        - Все хорошо, Молли, - сказал он, обнимая ее и тихонько укачивая. Прошла целая вечность, пока она обхватила его руками и всхлипнула.
        - Господи. - Сердце Доминика готово было разорваться на части. - Давай выйдем отсюда. Вставай. Я тебе помогу.
        Она покорно позволила себя вывести и усадить под деревом. Он сжал ее руки и вгляделся в лицо.
        - Теперь все в порядке?
        - В полном, - ответила она, и он немного успокоился. Совсем чуть-чуть: она хотя бы заговорила. Пусть медленно, но она приходила в себя.
        Молли отняла свои руки, сцепила пальцы на затылке и вздохнула.
        - Ну вот, теперь кое-кто решит, что я жутко боюсь темноты и все такое, - улыбнулась она.
        - Тебя здесь кто-то запер, - сказал он и тут же пожалел о сказанном.
        - Не говори глупостей. Я пошла за ракетками, а дверь захлопнулась, и все.
        Он решил не настаивать. Она изо всех сил старалась прийти в себя, но чувствовалось, что это не так-то легко.
        - Молли, Карл уже все приготовил.
        - Да? Где?
        - Наверно, возле конюшни. Это самая ровная площадка во всем поместье.
        - Тогда все ясно. Я пошла в другую сторону. - Она взяла его за запястье и посмотрела на часы. - Ого, почти час назад. Дети, наверное, волнуются.
        Она хотела встать, но Доминик ее не пустил.
        - Побудь здесь, Молли. Я скажу им, что ты нашлась, и сразу же вернусь. - Он даже рискнул пошутить: - Захватить бумажный пакетик?
        Она моргнула и покачала головой.
        - Иди… я пока посижу.
        Побив мировой рекорд в беге на короткие дистанции, Доминик примчался в дом, попросил миссис Джонни передать детям, что все в порядке, и вернулся к сараю.
        - Держи. - Он уселся рядом с ней и протянул банку холодной газировки. Щеки Молли порозовели. Это хорошо. - Миссис Джонни говорит, ты можешь отдыхать. Тейлор играет с детьми в бадминтон. Расскажи мне обо всем, Молли. Ты боишься темноты?
        - Мы с ней не в лучших отношениях, так сказать. - Она вскрыла банку. - Кое-кто может подумать, что большие злобные тетки запирали бедную богатую крошку в чулан, когда она училась в школе, или еще что-нибудь. И что теперь она боится оставаться в темных помещениях одна.
        У Доминика все похолодело внутри.
        - Тебя сажали в чулан?
        Она потрепала его по щеке.
        - Нет, балда. Такое бывает только в сентиментальных старых фильмах.
        - Значит, тебя никогда… не запирали в темноте?
        Молли отставила банку и обхватила себя руками. Она чуть заметно вздрагивала.
        - По крайней мере, никто, - ответила она, избегая его взгляда.
        Доминик придвинулся ближе, обнял ее одной рукой и прижал к себе.
        - Расскажи.
        - Нечего рассказывать. - Она попыталась высвободиться… что за черт, все время она пытается высвободиться.
        - Все равно расскажи. - Он поцеловал ее волосы. Сегодня они пахли лимонами.
        - Ну, хорошо, только имей в виду: ты пользуешься минутой слабости. А это плохо. И вообще, все это просто дурацкая затея.
        - Неважно. Рассказывай.
        - Не дави. Я уже рассказываю. В общем… на лето папочка с мамочкой меня куда-нибудь сбагривали. Когда они отправили меня в Вирджинию, я познакомилась с Джейни. Не буду говорить, как мне здесь весело жилось, хоть волком вой. Как-то мы отправились в мясную лавку Хартцеля, и пока тетя покупала себе гамбургер или уж не знаю что, я заперлась в мясной, где хранились туши. Без окон. Очень старая мясная. Ну и темнотища там была, скажу я тебе.
        - Хотела пошутить? - спросил Доминик, хотя был уверен, что шутить Молли не собиралась. Но ей надо было дать выговориться.
        - А как же. Над собой. Они меня слышали через дверь, но войти не могли, потому что я стащила ключ. Здоровенный ключище. Я сказала, что выйду сама, но не раньше, чем мои родители приедут за мной с Бали и отвезут обратно домой. Не раньше. - Она взглянула на него и натянуто улыбнулась. - Сразу после этого я увлеклась географией. От Вирджинии до Бали, оказывается, далеко.
        - И что дальше?
        - Дальше? Ну, во-первых, выяснилось, что замок открывается только снаружи, - вздохнула Молли. - Потом мистер Хартцель вызвал пожарников и полицию, тетя рыдала, и через пять часов им удалось выбить дверь. Они вызывали слесаря, но замок оказался ему не по зубам. Потом Джерри отделывал мистеру Хартцелю новую мясную… а я осталась на лето у Джейни.
        - Родители за тобой не приехали?
        - Конечно, нет. - Она ослепительно улыбнулась. Ее бравада могла бы ввести в заблуждение кого угодно, даже его… несколько дней назад. - Доминик, ты счастливчик. Эту историю знают только Джейни и ее родители.
        - Главное, не зазнаться, - пошутил Доминик, чувствуя острое желание избить кого-нибудь в кровь. - Ты сказала, что тогда только познакомилась с Джейни. Сколько тебе было лет?
        Ее лицо исказилось. Как она ни старалась обратить все в шутку, он добрался до самого больного.
        Шмыгнув носом, она уткнулась лицом ему в грудь и прошептала чуть слышно:
        - Семь.
        - Девочка моя. - Доминик обнял ее и принялся укачивать. Молли беззвучно плакала.
        Через час Доминик возвращался к дому для гостей. Он отвел Молли в комнату, и миссис Джонни, квохча, как наседка, уложила ее в постель.
        Он не стал рассказывать про задвижку: незачем ей знать, что кто-то запер ее специально. Ей и так нелегко.
        Но сам он забывать об этом не собирался.
        Мама Билли и Бетани поднимались по ступенькам. Он окликнул ее по имени. Настоящему имени:
        - Берта!
        - Иди в дом, деточка, - сказала мама Билли, подталкивая Бетани. - Ник, у вас расстроенный вид. Неприятности?
        Ему захотелось сказать фразу, миллион раз слышанную в фильмах и спектаклях: «Не делай из меня идиота, сука». Но сдержался.
        - Вы куда-то ездили, Берта? Вместе с Бетани? Когда вы уехали? И куда?
        - Что? - переспросила она. Хороший ход: отвечать вопросом на вопрос. - Мы ели мороженое. А в чем дело? Надо было сначала спросить у вас разрешение?
        - Вы заперли Молли в сарае за театром и отправились добывать себе алиби. Я угадал? Тейлор намекнул, что я хочу заменить Бетани актрисой постарше, и вы стали подозревать Молли.
        Мама Билли фыркнула.
        - Значит, я заперла ее в сарае? Вот если бы ей горло перерезать, это я еще понимаю. Но какой смысл запирать ее в сарае? Ник, вы точно переутомились. Кстати, мой агент говорит, вы все равно должны заплатить Бетани, даже если она не будет участвовать в шоу. А раз так, мы лучше уедем. Кому охота позориться в вашем спектакле.
        Она вошла в дом и с грохотом захлопнула за собой дверь.
        Доминик стоял не двигаясь. Она права. Какой смысл ей или Бетани запирать Молли в сарае? Чтобы напугать? Похоже на правду. Но как он это докажет? Да еще так, чтобы Молли не догадалась, что ее заперли нарочно.
        Сжав кулаки от бессильной злобы, Доминик направился к дому. Он просидит с Молли всю ночь до утра, по-другому он пока не в силах защитить ее…



        Глава 23

        Медленно и неохотно Молли открыла глаза. Темно. Все еще темно.
        И тепло.
        Она пошевелила рукой и поняла, что рядом кто-то есть. Доминик. Она прижалась к нему крепче, спряталась в его руках. С ним в темноте было не так страшно.
        И все-таки нужно зажечь свет. Шторы плотно задернуты, телевизор выключен, свет в ванной не горит. Может быть, если она закроет глаза и замрет, ей станет лучше?
        Нет. Нужно зажечь свет.
        Молли осторожно попыталась выбраться из объятий Доминика. Он пробормотал что-то и обнял ее еще крепче.
        - Доминик, - прошептала она, стараясь держать себя в руках. Если поддаться страху, он накроет с головой. - Пусти меня, Доминик…
        - М-м-м?
        - Доминик, отпусти.
        - Молли…
        Она перевела дыхание и попыталась улыбнуться. Спокойно.
        - Не буду спрашивать, кого ты надеялся увидеть. Да, Молли. Молли, которой нужно встать и зажечь свет.
        Он закрыл рукой глаза.
        - Валяй. Я готов.
        Она подобралась к краю кровати, нащупала выключатель, встроенный в ночной столик. По обеим сторонам кровати вспыхнули лампы.
        - Ну вот, - сказала она, чтобы подбодрить саму себя. - Так лучше?
        - Мы за это голосуем? Если да, то я голосую «против».
        - Прости, Доминик. Я не хотела тебя будить. - Она заметила, что он спал в одежде и поверх одеяла. - Минуточку. Чего это я извиняюсь? Ты в моей постели.
        - Формально - да, но только чтобы составить тебе компанию. Такое допускается самой строгой цензурой. - Он смотрел на нее, прикрывая ладонью глаза от света, и моргал. - Как ты?
        Она посмотрела на часы возле кровати. Три.
        - Сколько я спала?
        Доминик сел.
        - Не знаю. С девяти, наверное.
        - Ого, я даже не помню, когда последний раз ложилась в девять. - На самом деле это было неправдой. Молли помнила. Она прилегла вздремнуть и проснулась в полной темноте: перегорела лампочка. Ужас, который пришлось пережить, она никогда не забудет. - Прости.
        Молли бесшумно прошла в ванную и плеснула в лицо холодной водой, смывая остатки ночных кошмаров, прятавшихся по углам сознания и поджидавших удобного момента, чтобы выбраться наружу. Хотя в этот раз кошмар ей не приснился. Она помнила только, как Доминик обнимал ее во сне и как она проснулась в его руках.
        Вернувшись в спальню, Молли с размаху плюхнулась на кровать, вытянулась рядом с Домиником и поцеловала его в щеку.
        - Мой герой, - сказала она. - Спасибо, что нашел меня.
        Сейчас он обнимет ее и поцелует. И так далее. Но он просто притянул ее к себе.
        - Ты уверена, что все нормально?
        - На все сто, - бодро ответила она. - Это был посттравматический шок, вот и все. Дверь захлопнулась, стало темно, и я снова превратилась в семилетнюю девчонку. Глупо.
        - Почему глупо? Закономерно. Хорошо, что ты нашлась.
        Она кивнула.
        - Знаешь, как надо было поступить? Оседлать здоровую газонокосилку, которая там стояла, и выбить ею двери. Как я сразу не догадалась?
        Он погладил ее по руке.
        - Там железные двери. Хорошо, что ты не догадалась.
        - Железные двери. - Ее передернуло. - Совсем как в мясной мистера Хартцеля. Он сам построил ту мясную - каждый раз об этом рассказывал, когда мы к нему приходили после того случая. Своими руками построил. Сам варил, сам двери навешивал. К тому времени ему уже отделали новую просторную мясную, лучше не найти, так что он просто прибеднялся. И, между прочим, перестал угощать меня сыром. Но я не огорчалась: Джейни всегда отдавала мне половину своего куска.
        - Я ее уже люблю. Хотя и не встречал никогда. Молли, нам правда нужен весь этот свет?
        Она снова села.
        - Пожалуй, нет. Не весь. Я лучше включу телевизор. Он так интересно освещает комнату. Тебе понравится.
        Он тоже сел и обнял ее за плечи.
        - Но ведь я здесь, с тобой.
        - Да.
        - Так, может, выключим свет?
        Она потерла лоб.
        - Нет. Прости. Лучше не надо.
        Несколько мгновений он молчал. Зачем она все испортила? Могло случиться что-то прекрасное. Потом произнес:
        - Ладно, да здравствует электричество. Тогда давай поговорим.
        Молли повернула голову и посмотрела на него. Какой же он замечательный. Его светлые волосы спутались после сна, а на щеках и подбородке проступила щетина.
        - Поговорить? Доминик, сколько можно говорить об одном и том же?
        - Тогда… - Он отодвинулся, встал с кровати и взял одну из фотографий в серебряной рамке. - Тогда расскажи мне о фотографиях. Это Джейни?
        Молли утвердительно кивнула.
        - Да, на выпускном в школе. Она говорила прощальное слово. Обошла меня на две десятых балла.
        - Хорошенькая. Невысокая, но милая. А это - подожди, я догадаюсь. Это ты с Джейни. Сколько тебе было? Двенадцать?
        - Да, наверно. Примерно столько, сколько сейчас Лиззи.
        Молли взглянула на фотографию.
        - Надо будет показать ей. Пусть убедится, что плоская грудь у нее не навсегда.
        - Вот как! Лиззи переживает из-за своего бюста! - Доминик хмыкнул. - Спасибо, что просветила.
        - Не за что. Кстати, об этой фотографии. Мы с дядей и тетей ездили наблюдать за птицами. Каждое лето на Четвертое июля. В то время я всегда проводила лето с Джейни. Видишь, у нас бинокли на шеях. Я знаю названия почти всех птиц Вирджинии. Хочешь, могу перечислить.
        Доминик поставил фотографию обратно и взял другую.
        - Поехали дальше, - сказал он, подмигнув. - Это твои дядя с тетей?
        - Танцуют на вечере в честь тридцатилетней годовщины своей свадьбы. Вечеринка получилась просто роскошной, - произнесла Молли, вспоминая, как были потрясены родители Джейни, когда они устроили им такой сюрприз. Всю основную работу сделала Джейни: приглашения, программу и прочее, но зато Молли придумала отметить этот день в ресторане и подарить им билеты в круиз. - Я решила, что их надо наградить за то, что они так долго меня терпели.
        Доминик прошел к туалетному столику.
        - Это фото я уже видел. Кто это?
        - Миссис Клозер, - вздохнула Молли. - Она была нашей экономкой в Коннектикуте. Умерла двенадцать лет назад. Некоторое время я считала, что моя мама - это она. Просто ее зовут миссис Клозер. Мне было три года, я мало что понимала.
        Доминик прошелся по комнате.
        - Собака! Ух ты, какой лохматый. Наверное, самый любимый. Как его зовут?
        - Блэки. Я нашла его на улице и притащила домой. Мамочка с папочкой даже не узнали, что я завела пса. Пока я была в школе, он… его сбил грузовик, который привез новую мебель. - Она слегка кашлянула. - Я не выпускала его за ограду, но вокруг дома он бегал где хотел.
        Это официальный вариант истории для широкой публики. Правду Молли узнала потом: Блэки пробрался в комнату матери и сжевал туфли. С мамочкой случилась истерика. И тогда родители усыпили Блэки. Этого Молли никому не рассказывала.
        Доминик - мудрый и замечательный - отложил снимок и взялся за другой.
        - Здорово. Вечеринка в римском стиле?
        Молли улыбнулась.
        - Да, это в колледже. Сможешь меня узнать?
        - Я узнаю тебя в любой толпе, - тихо сказал Доминик, поглядев на нее через комнату. - Оставим остальные на другой раз.
        Он вернулся к кровати, взял с ночного столика список правил Джейни и сел.
        - А это что такое?
        - Самоучитель по руководству детским центром. Составлен Джейни для своей слабоумной двоюродной сестры.
        Доминик перелистнул на последнюю страницу. В конце десять листов остались пустыми.
        - Она тебе не доверяет?
        - Доверяет. Это для новых правил. Больше всего мне нравится пункт тридцать два.
        Доминик открыл правило номер тридцать два: «Никогда, повторяю, никогда НЕ учи детей вихлянию. Это не смешно».
        - Что такое «вихляние»?
        Молли улыбнулась.
        - Так, ничего особенного. Садишься на пол, скрещиваешь ноги. Как в позе «лотоса».
        - Знаю.
        - А потом поднимаешься на коленки и идешь. Называется «вихляние».
        - Ты так можешь?
        - Да. Хотя не я это придумала.
        Доминик коварно улыбнулся.
        - Покажи.
        - Ни за что. У меня будет очень глупый вид. Она получилась только у троих.
        - Ты показывала ее детям?
        - Конечно. Это Джейни навела меня на мысль. - Молли посмотрела на часы. - Только пятнадцать минут четвертого. Ты точно хочешь остаться со мной? Я могла бы включить телевизор, как обычно. Ночь лучше всего коротать в компании второсортных голливудских звезд, которые пытаются навязать тебе самые удобные и недорогие матрасы в мире.
        - Нет, одну я тебя не оставлю. Ты очень испугалась.
        - Я уже все забыла, - соврала Молли. Пожалуй, на ее памяти это было самое бессовестное вранье.
        Большую часть жизни она пыталась убедить себя, что просто не любит темноту. Вчера ей снова пришлось признать: темнота пугает ее, темные закрытые помещения наводят на нее ужас… и снова вспомнить реакцию родителей на историю с мясной мистера Хартцеля.
        Они не обратили на ее испуг никакого внимания. Не обратили на нее никакого внимания. Всю свою жизнь они не обращали на нее никакого внимания. Позвони Джерри, пусть найдет ей новую школу и выпишет чек, нам пора на скачки быков в Памплону.
        Доминик взял ее за руку.
        - Я останусь здесь.
        Она покачала головой, улыбнулась и затеребила пуговицы на пижаме.
        - Ладно. Чем же мы с вами займемся, достопочтимый мистер Доминик? Кажется, я догадываюсь.
        - Нет. Не сегодня, Молли, хотя утром я наверняка буду страшно жалеть, что отказался. Давай лучше попробуем узнать друг друга поближе.
        Нет, Доминик, пожалуйста. Я не могу так.
        - Да? - Она прижалась к нему. - А я думала, мы успели отлично изучить друг друга.
        - Правда? И какое у меня любимое блюдо?
        Она отодвинулась и нахмурилась.
        - Любимое блюдо? Это и называется «узнать друг друга поближе»?
        - Предлагаю начать с этого. Имей в виду, это не телячья печень.
        Ей отчаянно хотелось, чтобы этот разговор поскорее закончился.
        - Эх, а я поставила на нее все, что у меня было.
        - Картофельное пюре. Я за него родину продам. Густое, нежное, с маслом или подливой. Знаешь, как здорово построить из него башню, потом выесть немного в центре и налить туда подливы? Когда мы были детьми, я ел свое пюре только так. Главное было - сохранить стенки башни.
        - Ты что, шутишь?
        - Ничуть. Очень важно, чтобы башня осталась цела. Вижу, ты в картофельном пюре ничего не понимаешь.
        - Точно. И это только один из моих пороков.
        - Не перебивай. А потом, когда я доходил до самого главного, стенок, Тони всегда ломал их вилкой.
        - Бедненький. Лучше уж быть единственным ребенком. - Молли обхватила колени руками. - Кто из вас старше, ты или Тони?
        - Я. На восемнадцать месяцев. Я всегда должен быть Старшим братом. Снисходительным. Не беги так быстро, Энтони за тобой не успевает. Он меня доставал до чертиков, особенно когда я немного подрос. Но теперь мы отлично ладим. А у тебя какая любимая еда?
        Молли пожала плечами.
        - Я все люблю.
        - А если бы ты на целых шесть месяцев попала на необитаемый остров и могла бы взять с собой из еды что-то одно?
        - Пиццу, - мгновенно ответила Молли. - В ней так много всего.
        - Тебе нравится, когда в ней много начинок?
        - Ни в коем случае. Я - сторонник благородной простоты. Если только немного пепперони. А так, достаточно сыра и томатной парты. И чтобы лепешка хрустела. Ты записываешь?
        - Я запомню. О чем теперь? О фильмах? О книгах?
        - Как будто у нас первое свидание.
        Он погладил ее по волосам.
        - Так и есть. Я хочу узнать тебя, Молли Эпплгейт. Какая ты.
        До чего упрямый. Молли даже подумала, не рискнуть ли ей узнать его самого. Если бы это не было так опасно.
        - Ты не забыл, я ведь уеду, как только вернется твой брат с женой.
        - Ходили такие слухи, помню.
        - Так и будет. Я уеду. У неподражаемой хохотушки Молли Эпплгейт есть одно свойство: стоит мне пробыть где-то слишком долго, и я начинаю действовать людям на нервы.
        - Это не люди, а толпа трусливых идиотов.
        - И потом, мне становится скучно.
        - Тебе скучно?
        - Нет, - тихо ответила она, глядя в сторону.
        - Я тебе надоел?
        - Нет, - сказала она чуть громче.
        - Ты устала от детей?
        - Я их очень полюбила.
        - Тебе надоело в Вирджинии?
        - Перестань! Сейчас мне не скучно. Я просто предупреждаю о том, что может случиться. Я не такой человек, на которого можно положиться.
        - А если я попрошу тебя остаться? Если через две недели вдруг окажется, что тебе не скучно, а я не хочу, чтобы ты уезжала? Тогда ты останешься? Чтобы узнать, на сколько нас с тобой хватит?
        Молли сморгнула навернувшиеся на глаза слезы.
        - Знаешь, Доминик, иногда мне кажется, что ты меня просто жалеешь. А я не выношу, когда меня жалеют. Я довольна своей жизнью. И всегда была… довольна.
        - Своей независимой жизнью.
        - Независимой. Да.
        - Когда полагаешься только на себя.
        - Да.
        - Не привязываешься ни к кому слишком сильно, потому что знаешь, что уйдешь. Или ты просто уходишь прежде, чем уйдут от тебя? Поступаешь так же, как твои родители?
        - Нет! - Молли как ветром сдуло с кровати. Она присела на туалетный столик. - Я больше не ребенок. Я так не поступаю.
        Он встал рядом с ней, положив ей руки на плечи - очень мягко, только чтобы она ощутила, что он рядом.
        - А по-моему, Молли, именно так ты и поступаешь.
        - Я не желаю ни о чем больше говорить. - Она стряхнула с плеч его руки, поднялась и посмотрела ему прямо в глаза. - Давай займемся чем-нибудь другим.
        Она поднялась на цыпочки и поцеловала его, но он не ответил на поцелуй. Она прижалась к нему всем телом. Он даже не пошевельнулся.
        - Ладно, забудь. - Молли опустила руки. - У меня есть колода карт. Уходить ты не хочешь, заниматься сексом тоже… может, сыграем в покер? На пяти картах. Чур, двойки и валеты - джокеры.
        Она потянулась к ночному столику, но он обнял ее, и они оба повалились на кровать.
        - Перестань, Молли. Перестань убегать. Не надо говорить. Не надо играть, даже в. арты. Давай просто побудем вместе. - Его дыхание было теплым. - Пожалуйста.
        И только теперь Доминик поцеловал ее так мягко и нежно, что глаза Молли заволокло слезами.
        Он принялся целовать ее губы, волосы, веки, подбородок.
        Его руки ласкали ее, но не страстно, а нежно, и эта нежность сделала ее хрупкой, так что захотелось плакать.
        Молли замерла, впитывая каждую каплю нежности, открываясь для нее, умоляя заполнить пустоту одиночества внутри.
        Он расстегнул на ней пижаму и поцеловал грудь.
        - Ты прекрасна, Молли. Ты прекрасна…
        Молли закрыла глаза, стараясь не слушать. Не надо про внешность, Доминик. Пожалуйста, пусть будет про то, что у меня в душе. Что видишь только ты.
        Он покрывал поцелуями ее грудь и живот.
        - Так прекрасна…
        Молли закусила губу, чтобы не разрыдаться. Он говорил ей то, что, по его мнению, она хотела услышать. Он не виноват.
        Доминик лег на спину, привлек Молли к себе и заглянул в глаза.
        - Имей в виду, Молли, - таким серьезным она его никогда еще не видела, - сегодня мы не станем заниматься сексом.
        Молли моргнула и не нашлась, что ответить.
        - Сейчас у нас есть выбор. Или сыграть в покер, и черта с два я соглашусь на валетов-джокеров, или заняться любовью. Любовью, а не сексом. Это разные вещи, Молли, и ты отлично это знаешь.
        - Разве? - с глубоким вздохом спросила она. Он чуть улыбнулся.
        - А если не знаешь - тем лучше. Я буду первым.
        - Доминик, ты меня пугаешь. - Она положила руку ему на грудь, чтобы почувствовать биение сердца, медленное и ровное. Странно. Ее собственное сердце прыгало, как заяц.
        - Что ты, Молли. Я люблю тебя. Я хочу заняться с тобой любовью. Сейчас.
        И с этими словами он поцеловал ее. Просто поцеловал. И еще, и еще, пока она не обвила его руками, пока они не сплелись в объятии. Он прикусил ее нижнюю губу и пощекотал кончиком языка. Потом снова поцеловал, их губы раскрылись навстречу друг другу, его язык нежно ласкал ее небо.
        Руки медленно гладили ее, сжимая бедра, ягодицы.
        Одну ногу он продвинул между бедер Молли и приподнял ее так, что самое нежное местечко прислонялось к его бедру, и он чуть надавливал, нежно-нежно.
        Она обхватила его, но не для того, чтобы он вошел в нее. Так приятно было чувствовать тепло его кожи, его мускулы, нарастающий ритм биения его сердца. Сердца, бившегося для нее.
        Наконец он стал ласкать ее грудь, долго, бесконечно долго, пока Молли не переполнило какое-то новое чувство, которое она пока не могла назвать.
        Он поцеловал ее живот, выступающие справа и слева косточки, прижался лицом к нежной коже на бедрах… и отправился дальше.
        Покрыл поцелуями ступни, подколенные ямочки, внутреннюю поверхность бедер. Но когда он двинулся чуть выше, Молли испугалась. Она стиснула бедра, и он отступил, поцеловал живот и начал сначала…
        Она таяла, наслаждение не накатывало волной, оно растворяло в себе.
        Его пальцы осторожно раздвинули ее, а язык и губы жадно обхватили - но не против ее воли. Это не пугало. И даже не обожгло слепым желанием… пока.
        Молли закинула руки за голову, выгнула шею, закрыла глаза, приоткрыла губы. Казалось, она открыта настежь и тает, тает.
        Что-то переполнило ее грудь, и стало трудно дышать. Что-то приятное, желанное заполняло пустоту.
        Его язык…

…делал невообразимые вещи, открывал в ней такое, о чем она даже не подозревала. Сливался с ней, теплый, влажный, сильный.
        Она никогда… никто никогда…
        Когда ее тело начало судорожно изгибаться от наслаждения, он стиснул ее бедра, накрыл ее рот своим, не переставая настойчиво ласкать ее, пока она не закричала, не назвала его имя. Еще, еще и еще.
        Доминик не выпускал ее из рук, пока ее дыхание не стало ровным и не накатила истома, бороться с которой не было сил… а когда Молли проснулась, все шторы были открыты, наступило утро и Доминика рядом не было…
        И тогда она зарылась лицом в подушку и разрыдалась.



        Глава 24

        Приняв с утра душ, Доминик решил прогуляться. Но только он вышел на улицу с кружкой кофе, солнце скрылось за тучами.
        Что ж, этого стоило ожидать. Несколько дней стояла отличная погода, самое время для дождя.
        Теперь дети, Молли и он останутся в доме, а всем остальным придется сидеть в доме для гостей. Такая перспектива Доминику очень понравилась.
        Он глотнул кофе, обжегся и поморщился.
        Молли. Какое у нее настроение? Все еще хорохорится, цепляется за свою независимость, за свою якобы неуязвимость? Неужели она ему не поверила? Или просто она не верит самой себе?
        - Она упрямая, как черт, - сказал он подошедшему Руфусу. Пес, как всегда, смотрел на него очень дружелюбно. - Вот ты - мужчина, - обратился Доминик к сенбернару. - То есть пока еще мужчина. Пока Элизабет не вернулась и не сводила тебя к ветеринару. Скажи мне, как мужчина мужчине: ты понимаешь женщин?
        Руфус высунул язык, по форме и цвету похожий на большой ломоть ветчины, облизнулся и навалил кучу.
        Доминик улыбнулся.
        - Точно. Я в них тоже ни черта не понимаю. Ну что, Руфус, чем сегодня займешься? Какие планы?
        - Да вот, хочу написать книгу «Тысяча и один способ избавиться от идиотов, которые считают, что собаки должны с ними разговаривать».
        Доминик обернулся и увидел Тейлора. Тот качал головой.
        - Доброе утро, Тейлор. Ты гениально воплощаешь Руфуса.
        - Прежде всего, я отлично воплощаю одного композитора, который сейчас в отпуске. Скажи, у нас сегодня намечается что-нибудь увлекательное? Или чревовещание можно считать кульминацией сегодняшнего дня? Кстати, сейчас только девять утра.
        - Тебе скучно?
        - Послушай. - Тейлор отобрал у Доминика кружку с кофе и поставил ее на перила. - У тебя есть Молли. У Дерека есть Синара. А у меня кто? Если скажешь, что Билли Уайт, имей в виду: я тяжелее тебя на сорок фунтов.
        - На шестьдесят.
        - Неважно. Между прочим, не забывай, я сугубо городской человек. Вчера было весело, не спорю, но я жду не дождусь, когда ты сможешь вернуться к работе. Может, ты уже передумал насчет выходных? Надо наконец решить, что делать с Синарой. Они сейчас с Дереком репетируют в театре, и я не могу сидеть здесь сложа руки, когда она издевается над лучшей музыкой, которую мы с Тони написали в своей жизни.
        - Ты там был?
        Тони кивнул.
        - Я понимаю, что место довольно сложное, но она совершенно не может в нем разобраться.
        - Молли разобралась, - сказал Доминик и тут же об этом пожалел.
        - Молли разобралась? - повторил Тейлор, подходя вплотную к Доминику. - Что ты хочешь этим сказать? Черт, Ник, если ты мне соврал, если ты настолько потерял от нее голову, что собираешься заменить…
        Доминик схватил Тейлора за руку и потащил в кабинет.
        - Не здесь. Пойдем.
        Десять минут спустя Доминик сидел за своим столом и наблюдал, как Тейлор азартно исправляет ноты их будущего хита всех времен и народов.
        - Так… Так… может получиться. Сделать немного проще, безыскусней. Это я понимаю. Как бы между прочим. Зато когда мы дадим ее во второй раз, будет триумф. Только надо сократить какой-нибудь номер, иначе мы не уложимся. Черт, здесь нужен Тони, потому что в конце нужно обязательно изменить текст, а я не пойму, в какой именно строчке. - Он швырнул карандаш на стол. - Без него ничего не получится. Черт бы побрал эти Греческие острова.
        - У него второй медовый месяц, - напомнил Доминик Тейлору. - Кроме того, мы в настоящем отпуске впервые за десять лет. Все это заслужили.
        - Правильно. Но где написано, что я обязан проводить его здесь? И куда я теперь поеду, если на горизонте маячит такая идея? Хотя Синаре я все равно помочь не могу.
        - Это я от тебя уже слышал, - улыбнулся Доминик. Тейлор запустил в него карандашом.
        - Ладно, Ник, давай так. Я хочу послушать, как эту песню поет Молли. Она не знает, что именно в ней изменила, ты не знаешь, что она в ней изменила, но как только я послушаю, то сразу все пойму. Она поет, я слушаю, потом запрыгиваю в свой «Додж», возвращаюсь, жду, когда приедет Тони, и мы вместе…
        - Нет.
        - …набрасываемся… Что значит «нет»? Почему?
        - Потому что она не знает, что я слышал ее. Вот почему. Это… это будет вторжением в ее личную жизнь.
        Тейлор откинулся на спинку стула и почесал затылок.
        - Елки. Ты же в нее по уши влюблен. Черт, Ник, не надо. С Тони совсем другое дело. Он создан для семьи и всего такого. Но мы? Мы не теряем голову и тем более не женимся. Это отвлекает от работы.
        - Не знаю, Тейлор. Я забыл про таблетки и бумажные пакеты с тех пор, как мы с Молли за… короче, она не актриса. Я рассказал тебе, как она пела эту песню. Ты профессионал. Перепиши ее.
        - Пиши так, не знаю как, - проворчал Тейлор, вставая. - Хоть бы раз вы с Тони оценили меня по достоинству. Я пошел.
        - Тейлор, погоди, - окликнул его Доминик. - Если ты не хочешь ничего менять, не надо. Может, это дурацкая затея.
        - Дурацкая? Ник, это гениально. - Тейлор наставил на Доминика палец. - Надеюсь, к тому времени, как вернется Тони, идея станет моей?
        - Разве не ты ее мне рассказал?
        - Верно. Настоящий друг. До чего приятно быть капризным.
        - Еще как. Если хочешь, я могу даже сделать вид, что готов расцеловать твой капризный зад. Хотя и так уже ясно, что переделывать необходимо.
        Тейлор снова сел.
        - А что у тебя с Молли? Ты в самом деле влюбился?
        Доминик сжал карандаш между ладонями.
        - Кажется, да. Наверное. Мы… мы сближаемся.
        - Миссис Джонни сказала, что после случая с сараем ты провел ночь у нее. Я думал, она станет возмущаться, но она прямо сияла. Я думаю, Молли ей очень понравилась. Мне тоже. Милая. С ней пообщаться - все равно что на внедорожнике погонять. И эти ноги…
        Доминик улыбнулся.
        - Тейлор, мне твое одобрение ни к чему, если ты не знал.
        Тейлор пожал плечами.
        - Тем не менее оно у тебя в кармане. Могу я теперь наконец уехать в Нью-Йорк?
        - Конечно. Как только закончится прослушивание.
        - Ах ты, зараза. Значит, решил-таки ввести замену. Кого? Я ее слышал? Как объяснишь Синаре?
        - Спокойно, парень, не кипятись, - ответил Доминик. - Прослушивать будем Лиззи. Я ей пообещал. Ты мне нужен для моральной поддержки.
        - Ни за что. Твои, между прочим, недавние слова. Я не хочу вмешиваться в семейные дела. Это опасно. Особенно если Элизабет с Тони узнают.
        - Ей будет помогать Молли. Элизабет учила Лиззи хореографии Боба Фосса, и девочка стала танцевать «Весь этот джаз». Мне миссис Джонни разболтала. Они даже уговорили ее сшить костюмы. Колготы в сеточку, знаешь?
        - Блин! - воскликнул Тейлор и вздохнул. - Сначала запрещаешь говорить про ее ноги, а потом сам же начинаешь про них рассказывать. Ладно, ладно, я согласен. Когда прослушивание?
        - Не знаю. Может, в конце недели?
        Тейлор выразительно на него посмотрел.
        - Ник, с каких пор ты стал такой свиньей? Хочешь до конца недели упечь меня в дом для гостей вместе с нашими голубками и мамой Билли?
        - Можешь поселиться здесь, в спальне для гостей.
        - Отлично, как раз то, что я хотел! Стоп. Я же хотел уехать.
        - Но раз ты решил остаться… - Доминик взял листок с нотами, которые правил Тейлор, и помахал им в воздухе. - А я за компанию прерву свой отпуск и схожу послушать Синару. Ты со мной?
        - Уши у меня крепкие, не жалко, - проворчал Тейлор, выходя вслед за Домиником из офиса. - Какого чер… а, Бутч, это ты.
        Доминик посмотрел влево и увидел пару тонких ножек в сползших носках, торчавших из-под огромной черной шляпы. Шляпа, съевшая мальчика. Шляпа, закрывшая всего Бутча Лонгстрита, не считая коленок. Черная соломенная шляпа Молли.
        - Бутч, что это за…
        Бутч обернулся. Чтобы шляпа не съехала на лицо, он придерживал ее обеими руками.
        - Здрасьте, дядя Ник и дядя Тейлор. Смотрите, я - черепаха!
        Доминик снял с него шляпу.
        - А Молли разрешила ее взять?
        - Нет, сэр. - Бутч заволновался. - Меня теперь накажут? Лиззи секретничает с миссис Джонни, а Молли, кажется, спит. Мне было нечего делать, а когда я нашел шляпу, то решил поиграть в черепаху.
        - Вот тебя поймают и сварят суп, - захохотал Тейлор. - Ловко он придумал, а, Ник? Как твое сердце, тает помаленьку? Спорим, хочется народить своих штук пять или шесть, и пусть бегают вокруг?
        Доминик нахлобучил шляпу на Бутча (голову, шею, туловище и попку) и сказал:
        - Иди, Бутч, поиграй. Мне надо узнать кое-что у Дерека с Синарой. Встретимся в доме в четыре часа, идет? Мы… Мы чем-нибудь займемся.
        Глядя вслед Бутчу (тот со всех ног побежал в дом, при этом шляпу то и дело сдувало с головы), Доминик произнес:
        - Тейлор, ты - настоящее шило в заднице, знаешь об этом?
        - Я? - Вид у Тейлора был невинный, как у новорожденного ягненка. - Что я такого сказал? Ты же сам решил: ты влюблен. Женишься, родишь детишек. Сначала постель, потом колыбель. Вот смотри. Тебе уже почти тридцать девять. Первый ребенок родится, когда тебе стукнет уже сорок, а то и сорок один. Когда он закончит колледж, тебе пора будет выходить на пенсию. Хе-хе, вот здорово. Представь себе. А ведь где один, там и остальные. Посмотри на Элизабет. Зачем, ты думаешь, они укатили на эти Греческие острова? Тони тебе не говорил, что они хотят завести еще ребенка?
        Доминик развернулся и пошел к театру. На лице у него застыла гримаса. Тейлор, не отставая, бежал за ним по пятам.
        - Ты чего, Ник? Я тебя задел? Или огорошил суровой реальностью? Ты не создан для того, чтобы проводить дни в.окружении детей и милой женушки. Ну, хорошо, пусть тебя немного прижало, я все понимаю. Много работал и слишком азартно отдыхал - а это, честно говоря, редкость.
        Доминик остановился.
        - Тейлор, тебя никто ни о чем не спрашивает.
        - Понимаю, дружище, понимаю. Но должен же я высказаться. Молли Эпплгейт - девчонка просто супер. Роскошная, да еще с деньгами. Веселая - как раз то, что тебе сейчас нужно. Но дальше-то что? Господи, Доминик, ты об этом подумай. Включи мозги, в конце-то концов.
        У Доминика невольно сжались кулаки. Ему захотелось ударить Тейлора, засветить ему по морде, чтобы тот упал. Заткнуть ему рот!
        Вместо этого он сцепил руки и отошел.
        - Убирайся, Тейлор. Уезжай в Нью-Йорк, в Атлантик-Сити, в казино, к дьяволу - главное, подальше отсюда, понял? И не возвращайся, пока не приедет Тони. Во-первых, тебе здесь нечего делать, во-вторых, дай мне отдохнуть от твоей гнусной рожи.
        - Ай, да брось, Ник. Перестань. Ведь Тони просил меня присмотреть за тобой, помнишь? Вот я этим и занимаюсь, присматриваю. И вижу, что ты из-за этой девчонки ведешь себя как последний придурок. Ник, сексом все болячки не вылечишь, поверь мне, я знаю, о чем говорю. Ну, пусть ты испугался за себя. Нельзя же теперь…
        - Ладно, Тейлор, я понял. Все, что ты хочешь мне сказать, от первого до последнего слова. Ради бога, мы с ней знакомы всего несколько дней. Ты боишься, что мы рванем в Лас-Вегас? Чего ты так разбушевался?
        - Откуда я знаю, что вы собираетесь выкинуть? Я вижу, что у тебя голова сейчас плохо варит. И ты разыгрываешь счастливого отца семейства. На пару недель это еще ничего. Но до конца жизни?
        Доминик открыл рот, чтобы ответить Тейлору, - и закрыл. Потому что он сам не был уверен. Просто не был уверен, и все.
        - Она… Она особенная, Тейлор, - произнес он наконец, понимая, насколько глупо и беспомощно звучат его слова. - Я никогда раньше не испытывал такого к женщине. Могу также сказать - на случай, если собираешься падать в обморок или звонить Тони, - она очень ясно дала мне понять, что уедет сразу же после возвращения Тони с Элизабет.
        Некоторое время Тейлор молча смотрел на него и моргал.
        - Ого. Так прямо и сказала?
        - Да. И не один раз.
        - И ты еще удивляешься, почему у тебя ум за разум зашел? Ник, да это первое дело, когда женщина заявляет мужчине - особенно такому, как ты, - что хочет уйти. Значит, она мечтает о том, чтобы ты уговорил ее остаться. Тебе ведь лишь бы покорить что-нибудь. Ну, слава богу, ты меня немного успокоил. Это мы уже проходили: чем горячее страсть, тем быстрее она остывает. Знал бы, не вмешивался. Прости, дружище.
        - Да уж, - вставил Доминик, засунув руки в карманы. - Ладно, проехали. Может, ты и прав. Посмотрим, как пойдет дальше. А сейчас надо послушать Синару. Я ведь еще к Бутчу должен успеть.
        Смущенный и взвинченный Доминик подошел к театру. Он открыл дверь и услышал голос Дерека:
        - Нет, Синара, умоляю. Это не то. Давай еще раз, без сопровождения. Только твой голос, чтобы музыка не мешала.
        - Мило, - прошептал стоявший рядом Тейлор. - Сначала я мешаю твоему счастью. Теперь моя музыка кому-то мешает. Лучшее утро в моей жизни.
        - Ш-ш-ш, - предупреждающе прошипел Доминик. - Давай послушаем.
        Они тихо проскользнули в последний ряд и стали смотреть на сцену.
        Дерек выглядел растерзанным. Волосы, обычно причесанные волосок к волоску, сегодня были всклокочены, будто он месяц не брал расческу в руки. Шлепанцы на босу ногу, измятые брюки, широкая рубашка навыпуск.
        Короче говоря, без слез не взглянешь. Когда Доминик увидел исполнителя главной мужской роли, то пожалел его, невольно сравнивая с собой. От этой мысли бросало в пот.
        Синара же, напротив, расцвела, как никогда. На ней была ярко-розовая блузка и синие брючки - Доминик никогда не мог понять этот фасон: не то слишком длинные шорты, не то чересчур короткие брюки. Причесанная, подкрашенная, она, казалось, ничуть не огорчалась тем, что Дерек ею недоволен.
        - Ты сегодня такой милый. - Она потрепала Дерека по щеке. - Я так люблю, когда ты волнуешься, мой медвежонок. Ты любишь свою птичку? Любишь, медвежонок?
        - Ник, у тебя бумажные пакеты наготове? - прошипел ему в ухо Тейлор.
        Дерек поцеловал Синаре руку и отступил на шаг.
        - Пожалуйста, дорогая. Начни еще раз и без музыки. У тебя получится. Я знаю, что получится.
        - Дерек, зачем это нужно? - воскликнула Синара, швыряя ноты на пол. - Выступать-то я буду с музыкой. В ней что-то не так. Господи, да там только в начале четыре раза брать октаву. Дальше - больше. Еще чуть-чуть, и я блеять начну.
        - Все. - Тейлор скрестил руки на груди. - Сегодня я ее придушу, и наши мучения закончатся.
        - Доброе утро, Тейлор, - послышался сзади голос Молли. - Что-то случилось? У вас обоих уши красные.
        Доминик медленно выдохнул, чтобы прийти в себя, и повернулся к ней. Она выглядела… замечательно.
        - Привет, - поздоровалась она, взглянув на него, на самом деле - сквозь него. - Я повстречалась на террасе с Бутчем, и он подсказал, где вас искать.
        - Ты не рассердилась на него за шляпу? - Вопрос был глупый, но ничего лучшего он придумать не смог. Потому что она стояла рядом и улыбалась, как самый беззаботный человек на свете. Счастливый и легкомысленный в придачу. Сколько лет надо тренироваться, чтобы научиться так владеть собой? Или это вроде клоунады? Клоуны всегда хохочут, даже если на душе кошки скребут. Как она все это прячет в себе?
        А если она делает так много лет подряд, вдруг уже не различает, где притворство, а где истинные чувства?
        Вчера ночью Молли была настоящей. Плакала в его объятиях, возвращалась к жизни в его объятьях. Отдавала ему себя. Свое тело - полностью и до конца. На несколько часов маска была сброшена, стены крепости, в которой она пряталась, пали.
        Или ему показалось? Знает ли он Молли на самом деле? Хотя бы частично?
        - Доминик! Ау. Я говорю, ничего страшного, пусть играет с этой шляпой, если ему нравится. Это же просто шляпа. У тебя что-то случилось? Ты словно думаешь о чем-то своем.
        - Не обращай внимания, - быстро ответил он. - Все то же. Синара никак не может справиться.
        - Я этого боялась. Но у меня есть идея. Как думаешь, она согласится на маленький эксперимент? Чтобы подтвердить одну мою теорию.
        - Не знаю. Что за эксперимент?
        - Какая разница? - спросил Тейлор, вставая с кресла. - Я поддержу любое предложение. Что ты задумала?
        - Ничего сногсшибательного, поверь мне. Извините.
        И она прошла по короткому проходу к сцене. Дерек и Синара уже увидели их с Тейлором.
        - Привет, Дерек, привет, Синара, - поздоровалась Молли, открывая большую сумку, которую Доминик прежде не заметил. - У меня появилась одна мысль дня два назад. Надеюсь, вы не откажетесь мне помочь.
        Дерек бросил на Доминика откровенно неприязненный взгляд.
        - Молли, все роли уже распределены, - жестко сказал он. - Не знаю, что тебе наговорил Ник.
        - Доминик мне ничего не говорил. - Молли взобралась на сцену. - Я сама догадалась. Может, я и ошибаюсь, но вряд ли. Синара, пожалуйста, сделай мне одолжение. По-моему, я поняла, как решить твои проблемы с музыкой.
        Синара выразительно посмотрела на нее.
        - Молли, милая, ты чудная девочка, правда. Просто прелесть. Но - нет, спасибо. Мы отлично справляемся.
        - Вранье, - ответила Молли, доставая что-то из сумки.
        Доминик подался вперед в кресле. Наушники. Она вытащила наушники. Какого черта?
        - Но зато я - действительно прелесть. Чудная девочка. - Молли подошла к проигрывателю, стоявшему на небольшом столике. - Ни в чьи дела не лезу. Обычно. Но что делать, если у меня родилась мысль? Пожалуйста, Синара, просто попробуй. Я очень прошу.
        Синара посмотрела на последний ряд.
        - Ник! В чем дело, черт побери?
        - Что ответишь? - спросил Тейлор, пока они вдвоем шли к сцене.
        - Понятия не имею. - Доминик жестом подозвал Молли. - Что ты хочешь сделать?'
        - Ты еще не понял? По-моему, яснее ясного.
        - Прекрати, - приказал Доминик, едва шевельнув губами. - С тобой все в порядке? Ты спала, когда я…
        - Все нормально, - быстро ответила она, беззаботно улыбнувшись. Ни единого следа пережитого он не заметил в ее глазах. - Просто хочу ее отблагодарить.
        - Каким образом? Доведя до истерики?
        - Нет, - уверенно возразила она. - Я хочу ей помочь. И тебе помочь, и Дереку. Такое у меня сегодня с утра настроение - спасательное. Иди, не мешай мне спасать.
        Она отвернулась и отыскала в проигрывателе отверстие для наушников.
        - Ага, вот оно. Дерек, будь добр, поставь кассету или диск - на чем у вас записана музыка к песне Синары? Синара, не подойдешь поближе?
        Доминик сел в первом ряду вместе с Тейлором.
        - Что она делает? - спросил тот. - У Синары такой вид, будто она вот-вот взорвется.
        - Говорит, пытается нам всем помочь, - ответил Доминик. Наверное, это все для него - проверка на вшивость. Сможет он обойтись без бумажного пакета в ближайшие пять минут или нет? Или без успокоительного? Может, лучше просто броситься на Молли и закрыть ее своим телом, когда в Синаре сработает детонатор?
        - Дорогая, я не понимаю…
        Молли показала Дереку на проигрыватель.
        - Если я права, ты все поймешь. А если ошиблась, все равно никакого вреда не будет, правильно?
        - Если это ради забавы… - жестко сказал Дерек. - Хотя черт с ним. Иди сюда, Синара. Не расстраивай девочку.
        - А она уйдет, если я их надену? - Синара посмотрела на наушники, которые протянула ей Молли, пожала плечами и надела их на голову. - И что теперь?
        - Теперь я спускаюсь в зал, Дерек включает музыку, и ты начинаешь петь.
        - И тогда ты уйдешь? - улыбка Синары сочилась сарказмом.
        - Обязательно, - ответила Молли, спрыгнула со сцены и уселась рядом с Домиником. - Это должно помочь. Я уверена. На все сто. Честное слово. Я надеюсь.
        - Все это время мне не хватало именно уверенности, - сказал Тейлор, откинувшись в кресле и скрестив руки на груди.
        Синара поправила наушники и стала ждать сигнала Дерека.
        Никто, кроме нее, музыки не слышал, но когда зазвучал голос, это стало неважно. Сильный, чистый, божественный голос Синары.
        - Господи, - прошептал Тейлор, когда она взяла очередную ноту. Челюсть у него отвисла.
        - Господи, то, что нужно.
        Доминик ничего не сказал, только взял Молли за руку. Голос Синары наполнил зал, и в первый раз слова, написанные Тони, зазвучали по-настоящему.
        У Молли голос был приятный, но слишком слабый. Там, где ее слова звучали жалобно, Синара рыдала.
        Она пела великолепно, без единой фальшивой ноты. Так, как он хотел, как мечтал.
        - Ух ты, - прошептала Молли, когда песня закончилась. Синара продолжала стоять, озадаченно глядя на Дерека.
        - Что? - спросила она, когда никто не произнес ни слова. - Что это с вами? Я пела это миллион раз.
        - Но не так, как сегодня. Не так, черт меня подери, - произнес Дерек и ушел со сцены. Было слышно, как захлопнулась входная дверь.
        - Я тоже пойду. - Молли схватила сумку и быстро поднялась на ноги. - Вы же знаете, он в нее влюблен. Простите. Кажется, я тоже сейчас поняла. Я так хотела исправить дело, что все испортила. Но ведь ей можно помочь? Наверняка врачи смогут. Доминик?
        Как он раньше не замечал? И Молли еще называет себя эгоисткой, стрекозой, бездумно порхающей с цветка на цветок. Пустышкой. И при этом обратила внимание на то, чего никто не видел.
        - Куда она побежала? Да что с вами со всеми? - спросила со сцены Синара, отшвырнув лист с нотами.
        - Она расслышала всю музыку целиком только сейчас. Верхние регистры. Ты понял? - тихо сказал Тейлор. - Черт, Доминик, Синара стала плохо слышать. Что будем делать?



        Глава 25

        - Дерек, Дерек, подожди, пожалуйста! - крикнула Молли, пытаясь его догнать. - Все не так ужасно. Теперь хотя бы выяснилось, в чем дело.
        Дерек резко обернулся. Вид у него был угрожающий.
        - Ты понимаешь, что сейчас сделала? Понимаешь? Ты уничтожила Синару. Можете гордиться, юная леди, вы своими руками уничтожили великую актрису. Теперь ты довольна?
        Молли остановилась.
        - Нет, нет, ты ошибаешься. Просто она немного не слышит. Это наверняка можно поправить. Кто сказал, что все кончено?
        Дерек огляделся по сторонам, схватил Молли за руку и потащил за здание театра.
        - Чем же это можно поправить? Слуховым аппаратом? Замечательно! У нее слуховой аппарат, отлично, заключаем с ней контракт. А если во время репетиций слух еще ухудшится? Что, если аппарат больше не поможет? Рискнем? Поставим целое шоу в расчете на звезду, которая может и не выступить? Тут вопрос страхования, тебе этого не понять. Все отвернутся от нее. Все.
        - Дерек…
        - Ты что, не видела, какие у них были лица? Да они уже сейчас просчитывают, как побыстрее от нее избавиться. Теперь это просто. Разорвать контракт, выкинуть на помойку. Черт! Почему ты не посоветовалась со мной!
        Молли не нашлась, что сказать.
        - Я… я не подумала…
        - Вот именно не подумала. - Дерек схватился за голову. Казалось, еще чуть-чуть, и он начнет рвать на себе волосы. - Это ее убьет. Ее карьера закончена. Навсегда.
        Склонив голову набок, Молли посмотрела на Дерека. Он по-настоящему страдал. Он по-настоящему любил Синару. И поэтому сильно преувеличивал.
        - Все, хватит. - Она топнула ногой. - Послушать тебя, так можно подумать, у Синары уши отвалились. У нее всего-навсего небольшая проблема со слухом, а по-твоему, она совсем оглохла и обречена до конца жизни жить в трущобах и есть кошачьи консервы.
        Дерек перестал хвататься за голову.
        - Слушай, убирайся ты к…
        - Сейчас уйду, Дерек, и не буду попадаться тебе на глаза. Ответь мне только на один вопрос. Что намерен делать ты?
        - Я? - заморгал он. - Как это - «что намерен»?
        Сердце у Молли застучало.
        - Не знаю, Дерек. Поэтому и спрашиваю. Неужели ты собираешься бросить Синару одну сейчас, когда все готовы ее бросить? Ты поэтому так во всем уверен? Потому что намерен присоединиться к остальным?
        - Я люблю эту сумасшедшую, - быстро ответил он и указал дрожащей рукой на театр; в глазах его стояли слезы. - Я не собираюсь никуда сбегать.
        - Да, но почему ты сейчас здесь, когда Синара там, внутри, выслушивает свой приговор? Дерек, ты ей нужен.
        - Сам знаю! - Он сделал шаг в сторону. - Я… я просто не смогу посмотреть ей в глаза. Она так прекрасно пела. Господи! Ты слышала? Она такая талантливая. У нее есть дар. Почему это случилось именно с ней?
        Молли обняла его за плечи.
        - Не знаю, Дерек. В жизни много несправедливости. Но у нее есть ты, а я знаю, как сильно ты ее любишь. Вместе вы выдержите любые испытания.
        Он помолчал.
        - Прошлого не вернешь. Я бросил ее. Свадьба? Обязательства? Я сбежал, как крыса.
        - Я знаю, - мягко произнесла Молли. - Если ты снова хочешь ее бросить, бросай сейчас, Дерек. Ей нужна твоя честность, Синара это заслужила. И твоя любовь, если она настоящая.
        Он выпрямился.
        - Мы найдем самого лучшего. Сегодня же поедем в Нью-Йорк.
        - Я вам помогу, - сказала Молли, пока Дерек доставал из кармана платок, вытирал лоб… и глаза. - Останьтесь хотя бы на одну ночь, мне нужно позвонить кое-кому. Я знаю нужных людей.
        Он схватил ее за руку.
        - Ну конечно. Черт, ты же Маргарет Эпплгейт. Я уже рассказал про тебя Синаре. У тебя наверняка есть знакомые. Специалисты. Самые лучшие.
        Молли улыбнулась, вздохнув про себя. Интересно, здесь остался хоть один человек, который не знает, кто она такая?
        - Я позвоню своему юристу, пусть займется. Он это умеет. Ты не хочешь сходить посмотреть, как там Синара?
        Дерек обнял ее и поцеловал в щеку.
        - Знаешь, может, ты и права. Неизвестно, вдруг Ник и без того собирался ее уволить. Зато теперь мы хотя бы знаем, в чем дело.
        - Дерек, пока Синару никто еще не уволил, - напомнила Молли. Но Дерека рядом уже не было, он поспешил к театру. - А еще удивляются, почему я все время переезжаю с места на место. Да стоит здесь остаться надолго, так завязнешь в проблемах, что не выберешься.
        Она закрыла глаза, а когда открыла, увидела, что смотрит на сарай, в котором оказалась вчера взаперти. Молли вдруг захотелось взглянуть на двери и замок.
        Вчера, когда она зашла сюда за ракетками для бадминтона, двери были не заперты; сегодня они тоже были открыты. Задвижка. Ключ здесь не нужен.
        - Задвижки сами по себе не задвигаются, - тихо сказала она. Ей вдруг стало холодно. Доминик прав: кто-то ее здесь запер. - Мама Билли, - сказала она себе. - Эта ненормальная.
        - Я знаю, - услышала она голос Доминика. Он стоял сзади. - Она все отрицает, но это так.
        Молли повернулась к нему.
        - Она не знала. Не могла предположить, что я так отреагирую. Она просто решила надо мной подшутить. Она ничтожный человек, и шутки у нее такие же.
        - Неважно, зачем она это сделала. Важно, что сделала. Сейчас я должен заняться Синарой. Но потом, Молли, я придумаю, как выставить отсюда Берту. Так и будет.
        - Не надо. Зачем попусту обижать Бетани?
        - Кому есть до этого дело? - с жаром сказал Доминик.
        - Мне. - Она выразительно на него посмотрела. - Господи, как мне все это надоело. Все эти люди с их проблемами. Как ты можешь их терпеть?
        Он посмотрел на нее, губы его были плотно сжаты.
        - Что, Молли, уже завязываешь шнурки на кроссовках?
        Она посмотрела в землю, потом на него.
        - Да, промелькнуло в голове что-то такое. Не хочу врать. Но я обещала оставаться здесь, пока не вернется твой брат. А я обещания выполняю.
        Казалось, его подбородок стал жестче.
        - Не надо делать мне одолжений, Молли. Если хочешь уходить - уходи, хочешь оставаться - оставайся. Я упрашивать не стану. - Он резко развернулся и пошел к театру улаживать новые проблемы.
        Когда Молли возвращалась к дому, дождь полил как из ведра. Она мгновенно вымокла до нитки, но так было даже лучше. Теперь дети не заметят ее слез. Молли поднялась по ступенькам на террасу.
        - Ты вся мокрая, - сообщил Бутч. Он мастер замечать очевидное.
        Лиззи сидела на стуле и качала ногами.
        - Мы можем идти репетировать?
        Молли покачала головой.
        - Пока нет, мартышка. Они там все очень заняты. Может, вечером?
        Лиззи выпятила нижнюю губу.
        - А что мы целый день будем делать? Если там дождь?
        - Не знаю. Давайте… ой, подождите минутку. - Молли полезла в сумочку и достала сотовый телефон. - Алло?
        Услышав голос Джейни, она чуть не разрыдалась от счастья.
        - Ты где? Уже? Хочешь, мы к тебе приедем? Я и дети? Через час? Спасибо, Джейни.
        Она захлопнула телефон и улыбнулась Лиззи и Бутчу.
        - Это моя кузина, которая руководит детским центром. Хотите к ней в гости?
        Бутч захлопал в ладоши.
        - А другие дети там есть?
        - Нет, мой хороший, центр пока закрыт на каникулы. Но все игрушки на месте.
        - А компьютер? Можно мне будет поиграть в компьютер? У нее там такая клевая игра, где все черно-белые, - оживилась Лиззи.
        - Конечно. Подождите только, пока я переоденусь и скажу миссис Джонни, куда мы едем. Кстати, можем по дороге заехать в кафе, перекусить.
        Пусть не думает, что я от него сбежала.
        Через двадцать минут они уже были в пути. Въехав на парковку, Молли увидела на крыльце центра Джейни. Та ждала их с двумя большими зонтами в руках. Открыв один, она подошла к «Мерседесу». Джейни всегда такая. Предусмотрительная.
        - Как здорово тебя снова увидеть. - Как только они оказались в холле, Молли немедленно стиснула сестру в объятиях. - Где ты пропала и что делала на
«Си-эн-эн»?
        - Всего сразу не расскажешь, - ответила Джейни, многозначительно поглядев на Лиззи с Бутчем. - Пожалуй, надо вас обоих куда-нибудь пристроить. Чтобы вы не мешали нам с Молли поболтать по душам.
        - Лиззи хочет поиграть в компьютер у тебя кабинете, - стараясь звучать как можно невозмутимее, сказала Молли. - Она ничего не испортит. Честное слово.
        Джейни подняла одну бровь.
        - А ты откуда знаешь?
        - Как тебе сказать? Наверное, я ее уже к нему подпускала?
        - Ты безнадежна, - сказала Джейни. Потом улыбнулась девочке. - Я знаю, ты хочешь сыграть в «Отелло». Ну, беги.
        Бутч уже был в главной игровой комнате. Он стоял посередине, окруженный миллионом игрушек, и не знал, с чего начать. Слишком трудно решить, ведь нет никого, кто бы посягал на игрушку, которая тебе понравилась.
        Джейни достала из шкафа большую сумку.
        - Вот, держи, малыш. Я даю это детям постарше. Нравится?
        Глаза Бутча округлились.
        - «Лего»! Здорово!
        - Знаешь, Джейни, - сказала Молли, когда они зашли в комнату для малышей. - У тебя здорово получается. А ведь с детьми недостаточно просто проводить несколько часов в сутки. Детям нужно гораздо большее.
        - Это точно, - согласилась Джейни, усаживаясь в кресло-качалку. - Они - милые детишки. С твоей стороны очень благородно согласиться быть их няней. Можешь сказать, почему ты это сделала?
        Молли сидеть не хотелось, поэтому она принялась расхаживать по комнате.
        - Ну, ты же меня знаешь. Я люблю перемены. Газета мне все равно надоела. И потом, у них симпатичный дядя. Лучше расскажи о себе. Как прошла неделя? Я видела новости по телевизору, так что историю с сенатором мы можем пропустить. Ну а остальное? Как профессор? Вы друг другу понравились?
        - Так сильно, что я тебе сейчас всего даже рассказывать не буду, - улыбнулась Джейни. - Оказалось, Джон тоже живет здесь, возле Фэйрфакса. Я могу говорить про него часами. Только, во-первых, вы скоро встретитесь, а во-вторых, ты вот-вот расплачешься. Что такое, Молли? Только не говори, что все в порядке. Я тебя знаю.
        Молли нагнулась, взяла с одной из кроваток розового плюшевого медведя и прижала его к себе, как будто он мог ее защитить. Потом глубоко вздохнула. Потом медленно выдохнула.
        - Джейни, я дура?
        - Что?
        - Ну, дура. Ненормальная. Уродка. Не «особенная». Не «эксцентричная». Просто дура.
        - Конечно, нет, милая. Ты не дура. - Джейни поднялась с кресла. - С чего ты так решила?
        Молли уткнулась лицом в мишку.
        - Потому что несколько дней назад я встретила самого замечательного, чудного, потрясающего мужчину на свете, и, кажется, он вроде бы меня любит, а я думаю, что я тоже, кажется, его люблю. И мне страшно хочется убежать куда глаза глядят. Быстро-быстро.
        - Понятно. То есть поступить как обычно?
        Молли отшвырнула медведя.
        - Видишь? Видишь? Да, я обычно так поступаю. Что со мной не так? Почему я все время сбегаю, Джейни?
        Джейни дотронулась до ее руки.
        - Иди сюда, присядь.
        - Я не хочу сидеть. Я хочу бежать без оглядки.
        - Маргарет Эпплгейт, сядь сейчас же, - твердо сказала Джейни. Все-таки она прирожденный педагог и умеет восстанавливать дисциплину. И никогда не теряет головы. Никогда.
        Молли села.
        - Хорошо. Теперь у меня хотя бы шею не сведет оттого, что смотрю на тебя снизу вверх.
        Молли попыталась улыбнуться.
        - Мисс Коротышка.
        - Молли Дылда, - не осталась в долгу Джейни. - Помнишь Даррина и Джо?
        - Джо клеился к тебе. Даррин клеился ко мне.
        - Да нет. Джо был таким коротышкой, борцом и увивался за тобой. А Даррен играл за местную баскетбольную команду. Ему нравилась я.
        Молли перевела дыхание и улыбнулась.
        - И мы никак не могли дать им понять, что они нас неправильно выбрали. Помню. Как они поживают?
        - Джо стал врачом, а Даррин переехал в Алабаму, - ответила Джейни. - Знаешь, Молли, я всегда недолюбливала твоих родителей, а теперь, когда выросла, я бы их просто придушила.
        Молли внимательно разглядывала свой маникюр. Сестрица всегда была чертовски честной.
        - Джейни, любые неприятности в жизни можно валить на родителей. Я давно уже взрослая, не забывай.
        - Мне об этом можешь не напоминать. Сама знаешь, мы взрослели друг у друга на глазах. Забота твоих родителей о тебе - просто меньше некуда. Это факт, хотя и мерзкий. И тебя задевало их безразличие. Я изучала детскую психологию на разных курсах - это совершенно нормальная реакция. Ты пыталась завоевать их внимание.
        Молли закусила губу и кивнула. Об этом она сама давно догадалась.
        - Иногда чересчур бурно, иногда слишком мягко. Перепробовала миллион разных способов. Не просто чтобы получить их любовь и внимание. Так случалось только пока ты была маленькой. Когда выросла, ты от этого отказалась. Может, важно было их одобрение? Чтобы они, по крайней мере, признали, что ты есть - умная, красивая и прочее. Признали хоть чуть-чуть, что ты существуешь?
        - Может быть.
        - А они от этого увильнули. Когда ты выросла, стала личностью, с которой можно считаться, они взяли и умерли. Лишили тебя последнего шанса доказать им, что ты - хороший человек, любящий, стоящий человек.
        Молли фыркнула.
        - Стоящий? С теми условиями, которые они навязали мне в своем завещании?
        - Я знаю, чтобы пользоваться наследством, десять месяцев в году ты должна работать или выйти замуж. Они считали тебя поверхностной, взбалмошной. Такой же, какими были сами. И ты, конечно, взбунтовалась.
        - Джейни, что тут удивительного? Я впервые взбунтовалась в четыре года и с тех пор бунтовала не переставая.
        - Нет, я о другом. Ты бы ни за что не вышла замуж, потому что они этого от тебя хотели. Но и задерживаться на одной работе ты бы тоже не стала - тогда, получается, ты стала бы играть по их правилам. А какое они имели право диктовать тебе, как жить? Ведь до этого им было на тебя наплевать.
        - Наверное… да. - Молли вытерла глаза. - Только твои мама с папой заботились обо мне. И еще миссис Клозер.
        - Молли, мы тебя очень любили. Мы тебя и сейчас любим. Так, как ты хочешь. Ты ведь никогда не подпускала нас близко. Ведь ты считала себя недостойной. Раз тебя не любили родители, значит, в тебе чего-то не хватало, был какой-то изъян, который мы обязательно обнаружим и вышвырнем тебя вон из наших сердец. Милая, ты - настоящий учебник психологии, да еще в карманном варианте. Чертовски заманчивая комбинация.
        Молли хотела засмеяться, но вместо смеха получилось какое-то жалкое блеяние.
        - Спасибо. Я вижу, одна из нас потратила уйму времени на то, чтобы все это осмыслить. Что еще?
        - Тогда ты отказалась от замужества - и пока, мне кажется, к лучшему - и придумала способ жить согласно завещанию и в то же время ему не подчиняться. Стала работать, но на разных работах. Таких, которые не одобрил бы Джерри, - все по-своему. Чтобы придумать такое, нужно вдохновение. Вдохновенная месть. Но ведь ты придумала это десять лет назад. Неужели ты не устала, Молли? Не устала наказывать их? Наказывать себя?
        Молли закрыла лицо ладонями.
        - Очень устала.
        - Ну вот. А теперь расскажи мне про этого дядю.
        Молли вскочила с кресла и слова принялась мерить шагами комнату.
        - Он… он… я рассказала ему про холодильник мистера Хартцеля.
        - Ого. - Джейни села, сцепив руки на коленях. - Тогда это серьезно. Ты с ним спала?
        Наконец-то Молли смогла улыбнуться.
        - Подумать только, кто меня спрашивает? Последняя девственница Вирджинии и двух соседних штатов.
        - Я потеряла девственность в восемнадцать, тебе это отлично известно.
        - Ладно, почти девственница. Ну да, мы с ним спали. Мы… занимались любовью.
        - Так. Ты уже произносила это слово. Любовь. Знаешь, я думала, что никогда не услышу его от тебя в личном плане.
        Молли подошла к окну и стала смотреть на дождь.
        - Джейни, мне страшно. По-настоящему страшно. - Она повернулась к сестре, прижимая руку к груди. - Что, если здесь ничего нет? Если он думает, что нашел то, чего на самом деле нет?
        - Иначе говоря, что, если ты настоящая дочь своих родителей?
        - Да. - Молли махнула рукой на дверь. - Ты видела детей. Лиззи. Бутч. Я их обожаю. А теперь спроси, хочу ли я своих детей. Давай, спрашивай.
        - Ты хочешь своих детей?
        - Господи, нет, - ответила Молли и отвернулась к окну, к дождю, к мокнущей детской площадке.
        - Не веришь, что можешь быть хорошей матерью?
        Молли прижалась лбом к стеклу.
        - А ты бы поверила?
        - Да. Я думаю, в тебе очень много любви. Так много, что ты боишься выпустить ее наружу. Я думаю, мужчина, которого ты разрешишь себе полюбить, станет самым счастливым человеком на свете. И твои дети тоже.
        Молли повернулась и увидела, что Джейни стоит рядом, с лицом, мокрым от слез. Как у нее самой.
        - Но сначала, Молли, - тихо сказала Джейни, - ты должна научиться любить себя. Потому что ты достойна, чтобы тебя любили.
        - Я тебя люблю, - послышался тоненький голосок Бутча. Он стоял в дверях. - Ничего, что я тебя люблю?
        Джейни с улыбкой посмотрела на Молли.
        - Вот видишь. Непредубежденное мнение. Конечно, он ведь мужчина, а все мужчины тебя обожают. Поцелуй его, потом отыщи Лиззи, и поезжайте домой. Домой, Молли. Кажется, теперь ты знаешь, где твой дом.



        Глава 26

        Дождь лил и лил. К вечеру он стал только сильнее.
        Молли с детьми пообедала в пиццерии, потом позвонила миссис Джонни и предупредила, что они пойдут в кино и вернутся только к ужину.
        Не то чтобы ей не хотелось ни с кем встречаться…
        Она виделась с Домиником за ужином, но он был страшно занят, три раза вставал из-за стола, чтобы ответить на телефонные звонки, затем и вовсе исчез. Они с Тейлором закрылись в офисе.
        Лиззи согласилась, что тащиться под дождем к театру - неприятное занятие, и поэтому они с Молли репетировали в гостиной, пригласив миссис Джонни и Бутча в качестве зрителей. В десятом часу вымытые и накормленные дети отправились спать.
        И у Молли остался целый вечер, свободный для размышлений. А размышлять Молли совершенно не хотела. Поэтому она позвонила Джерри домой и попросила его найти трех ведущих на Манхэттене специалистов по ушным заболеваниям.
        - Джерри, это для друга.
        - Маргарет, кажется, я не давал повода подвергать сомнению свою благонадежность.
        Молли сморщила нос.
        - Я знаю, Джерри. Ты - само благоразумие. Ты сможешь связаться с ними к завтрашнему дню? Позвони мне на сотовый.
        - Может, удобнее факсом? Моя секретарша пришлет. Или вы снова переезжаете?
        - Нет, Джерри, я еще не уволилась. По-прежнему здесь.
        - Отрадно слышать, что вы нашли работу по душе, но я спрашивал не об этом. А теперь прошу меня извинить, у меня сегодня гости.
        - Подкармливаете сослуживцев?
        - Нет, Маргарет. Возможно, вас это шокирует, но у меня есть близкие друзья.
        - Ой, Джерри, прости. Я, наверное, отрываю тебя от бурного веселья?
        Джерри ответил таким тоном, что у Молли чуть сосулька на носу не выросла.
        - Прошу прощения?
        - Ничего, Джерри, пустяки. Можешь идти. Мне очень нужны эти специалисты, не забудь.
        - Да, Маргарет, вы уже говорили. Послушайте…
        - М-м-м?
        - Вы ведете себя осторожно? Я знаю, что вы сидите с детьми Лонгстрита, что само по себе заслуживает всяческих похвал. Но они люди театра.
        Молли улыбнулась трубке.
        - Джерри, я же не собираюсь сбегать с бродячим цирком.
        - Только потому, что вам это еще не приходило в голову. Не забывайте, ваши деньги - всегда привлекательная добыча.
        - Джерри? - спросила Молли. Улыбка сбежала с ее лица. - Я разве не привлекательная?
        - Это само собой, юная леди. Вы очень обаятельная молодая женщина. - Молли нахмурилась: в его голосе звучала почти нежность.
        - Спасибо, Джерри. Очень приятно. Неожиданно, но тем более приятно.
        - Э… да. Простите, меня ждут… гости. Не пропадайте.
        Молли кивнула и только потом сообразила, что ничего не сказала вслух.
        - Джерри…
        - Да, Маргарет, - ответил он, вновь став неприступным дельцом.
        - Ты… Джерри, я тебе нравлюсь?
        - Простите?
        - Я тебе нравлюсь, Джерри? - снова спросила она уже громче. - Я для тебя просто работа или друг?
        Джерри молчал так долго, что Молли даже решила, будто он повесил трубку. Но это на него не похоже. Он всегда любил, когда последнее слово оставалось за ним.
        - Маргарет, вы всегда были для меня бесконечным источником тревог, непредсказуемой, всегда прекрасной, часто грустной, сложной для понимания дочерью двух в крайней степени эгоистичных людей, которых я знал и на которых вы не похожи благодаря собственному неподражаемому стилю. Я горжусь вами, Маргарет, по-настоящему горжусь. А теперь доброй ночи, вы и так меня надолго задержали.
        - Спокойной ночи, Джерри, - сказала Молли, но управляющий уже повесил трубку. - Спасибо.
        Она оставила сотовый заряжаться, переоделась в черный облегающий шелковый пеньюар, забралась в постель и нажала «пуск» на пульте телевизора.
        Она хотела посмотреть новости, но, переключая каналы, наткнулась на передачу, в которой учили, как из даровой автомобильной рухляди смастерить настоящий карт.
        - Что-то из ничего. Ладно, посмотрим.
        Затем показывали серию про бурную жизнь одного приемного отделения. Больше всего Молли поразил энтузиазм врачей и медсестер; когда у трехлетнего малыша, сбитого грузовиком, не оказалось никаких серьезных травм, кроме нескольких порезов и синяков, она даже прослезилась.
        Не выключая телевизор, она подошла к окну и попыталась сквозь дождь и темноту разглядеть театр. И там, и в кабинете Доминика горел свет.
        Чем они занимались? Искали способ уволить Синару, как сказал Дерек? Джерри упомянул, что Доминик «человек театра», но ведь он к тому же еще и бизнесмен. Вдруг он отнесется к этому как несущий убытки бизнесмен?
        - Это не твое дело, - сказала себе Молли. - Ты и так уже достаточно сделала.
        Она прошлась по комнате, посмотрела на фотографии, о которых спрашивал ее Доминик, и решила позвонить подруге в Калифорнию - блондинке в зелено-голубой тунике от Ральфа Лорана. В ее гардеробе были только такие вещи. Здесь почти полночь, но с Калифорнией несколько часов разницы.
        Нет, не стоит. Сюзи сразу спросит, как у нее дела, а что ей ответить? Лучше она почистит зубы, ляжет в постель и попытается уснуть. Она так устала. Завтра, немного успокоившись, она поговорит с Домиником. Если он все еще с ней разговаривает.
        - Ух, какой он был сердитый, - сказала она своему отражению в зеркале над раковиной. Изо рта у нее торчала зубная щетка. - Надеюсь, таблетки ему помогли.
        - Я не принимаю таблетки, а тебе надо быть благоразумнее, когда разговариваешь в одиночестве.
        - Доминик? - воскликнула она, обернувшись. Зубная щетка по-прежнему была во рту, а душа очутилась в пятках. - Я думала, ты в… подожди, я прополощу рот.
        - Такого поворота дел я не ожидал. - Он протянул ей полотенце. - У тебя на подбородке осталась паста. - Он стер белый след и посмотрел ей в глаза. - Без макияжа ты мне тоже нравишься. И пахнешь приятно. Мятная моя. Я думал, ты сбежала.
        - Я сказала миссис Джонни…
        - Да, я слышал. Но поверил, только когда снова увидел твой «Мерседес». Я думал, что напугал тебя.
        Молли покачала головой. Удержалась от того, чтобы не прыгнуть ему на шею.
        - Я же обещала пробыть здесь, пока не вернется твой брат.
        - Да, а я велел тебе уезжать. Хорошо, что ты меня не послушалась.
        Она прошла мимо него в спальню.
        - Я звонила Джерри, попросила его выяснить имена лучших специалистов Манхэттена по ушным болезням. Я обещала Дереку. Факс придет завтра утром. К одиннадцати.
        - Дерек уже рассказал. Спасибо, Молли.
        - После того как я подложила всем такую свинью, это самое малое, что я могу сделать. - Молли взяла пульт и выключила звук. На экране обворожительная юная девушка выходила замуж. Вокруг порхали белоснежные голуби. - А Синара? Как она?
        - В истерике. Никого не хочет видеть. Рыдает. Сейчас заснула. Я дал ей одну из моих больничных таблеток.
        - Я думала, у нее свои есть, - сказала Молли, по-прежнему держась за столбик кровати.
        Доминик пожал плечами.
        - Может быть. Кажется, она узнала таблетку. - Он пересек комнату, остановился рядом с ней и погладил ее по щеке. Какие большие у него ладони! - Давай не будем больше говорить о Синаре. Я весь день только ею и занимался.
        - А что мы тогда будем делать, Доминик? Я знаю, что вы с Тейлором только про это и говорили. И все эти телефонные звонки. Дерек прав? Ты ее выгонишь?
        Он поцеловал ее в уголок губ.
        - Об этом завтра.
        Молли почувствовала, как у нее подгибаются колени, и закрыла глаза. Часть ее изнывала от желания рассказать о том, что произошло сегодня у Джейни, другая часть хотела подождать немного, пока поутихнут страсти, чтобы все обдумать.
        - Тогда… Тогда о чем же нам говорить?
        Он покрыл поцелуями ее шею, сверху донизу, и, покусывая мочку, занялся ухом.
        - Я вообще не хочу говорить. Я изговорился.
        - И я тоже. Изговорилась. Может, заберемся в постель?
        - Чертовски заманчивое предложение, - сказал Доминик. Его руки уже отыскали ее грудь. - Тем более завтра мне надо ехать в Нью-Йорк.
        Молли накрыла его ладони своими.
        - Ты уезжаешь? Зачем?
        - Чтобы ругаться с юристами и убеждать инвесторов, а они порой еще хуже, чем юристы.
        - Из-за Синары? Все сдвинулось с мертвой точки?
        - Не так быстро, как мне бы хотелось, по крайней мере, в этой комнате. - Доминик подхватил ее на руки и понес к постели. - Хватит разговоров. И вопросов, и ответов, и угроз, и обещаний. И задушевных бесед. По крайней мере, нам с тобой. Иди ко мне, Молли. Сегодня ночью ты мне по-настоящему нужна.
        Она запустила пальцы в его волосы, а он прижался к ней, такой доверчивый, такой усталый.
        - Сегодня я твое лекарство, Доминик? Примите одну Молли, и утром она вам не понадобится?
        - Еще как понадобится. Я подозреваю, что к ней сильно привыкают, а я увяз в ней больше, чем наполовину, не выберешься. - Он нахмурился, повернулся на спину и притянул ее к себе. - Как-то у меня некрасиво вышло. Это ведь Тони поэт. Сам говорил, что не хочу больше сегодня разговаривать, и сам же несу какой-то бред.
        - Вовсе не бред. Я тебя поняла. По-моему, это замечательно. И ты замечательный. - Она погладила волосы на его груди: пуговицы она уже расстегнула. Скоро она станет настоящим асом в расстегивании пуговиц его рубашки. - Но если мой сладкоголосый повелитель решил умолкнуть, я возражать не стану.
        - Заткнись, парень, и поцелуй меня!
        - Уже хорошо, - сказала Молли, когда он перевернул ее на спину. Она почувствовала на бедрах его руку, твердую и настойчивую, которая пробралась под ее тонкий халатик. - А так еще лучше… - прошептала она, закрывая глаза.
        Когда Молли проснулась, телевизор был включен, в ванной горел свет, шторы были раздвинуты и между ними виднелось низкое, в тучах, серое небо. На подушке рядом была приколота записка: «Вернусь через три-четыре дня. Никуда не убегай! Пожалуйста! »
        Улыбаясь, Молли отправилась в душ. Ее тело еще не успокоилось после изобретательных ласк Доминика. Одевшись, она спустилась вниз к завтраку. В столовой ее встретили две унылые физиономии. Три, если считать миссис Джонни.
        - Опять дождь, - сказал Бутч, подтверждая свое умение замечать очевидное.
        - И так до выходных, - подхватила Лиззи. - В новостях сказали. А дядя Ник и дядя Тейлор уехали. Забыли про мое прослушивание.
        Миссис Джонни поставила на стол тарелку с беконом и, мигнув, посмотрела на Молли.
        - Веселье закончилось?
        Молли широко ей улыбнулась.
        - Мы здесь единственные оставшиеся в живых или в доме для гостей тоже кто-то есть?
        - Она, - сказала Лиззи, выразительно вытаращив глаза.
        - Существо по имени Бетани?
        - Кто же еще, - проворчала Лиззи, взяла с тарелки кусок бекона и откусила почти половину. - Мама Билли сказала, им театр нужен каждый день. Как будто он ей принадлежит.
        Молли взяла стакан апельсинового сока, протянутый миссис Джонни.
        - Мы можем репетировать по утрам. И по вечерам тоже, если хочешь.
        Бутч посмотрел на нее щенячьим взглядом.
        - Можно я буду с вами репетировать? Все равно делать нечего.
        Лиззи открыла рот, чтобы выпалить «нет», но Молли сделала ей знак молчать.
        - А что ты хочешь, Бутч? Петь? Танцевать? - Она еще раз покачала головой, потому что Лиззи готова была взорваться от возмущения.
        - Я могу включать музыку, - с надеждой предложил Бутч. - И выключать тоже.
        - Верно. Лиззи, что думаешь? Кажется, это нам подходит, - просияла Молли. Как, должно быть, тяжело жилось много веков назад царю Соломону. Изо дня в день решать все эти проблемы…
        - Вообще-то я подумала: вот было бы здорово, если бы кто-то подавал нам наши трости. Представь, Молли: шляпы мы наденем сразу, но подбирать трости со сцены, потому что - ап! - кто-то нам их бросит. Бутч, сможешь?
        - Да! Да! Да! Да!
        Молли улыбнулась. Ссоры не случилось, все остались друзьями.
        - Хорошо. Теперь доедайте завтрак, помогите миссис Джонни убрать со стола, и пойдем в театр.
        Возвращаясь в дом к обеду, Молли немного жалела о прибавлении в их труппе. Она прихрамывала: на лодыжке у нее красовался синяк. После тысячи и одного раза Бутч почти научился бросать трость. Если сегодня они поедут в магазин, надо будет купить себе щитки для ног, как у хоккеистов.
        - Ой, дети, подождите. - Молли вдруг кое-что вспомнила. - Мне нужно заглянуть в кабинет. Забрать факс.
        - Я с тобой. Дядя Ник всегда запирает его на ключ, когда уезжает.
        - И оставляет ключ тебе?
        Лиззи захихикала.
        - Ты что? С чего это дяде Нику отдавать мне ключ. Он же не хочет, чтобы я туда входила, помнишь? Он бы мне ни за что на свете его не дал.
        - Но ключ у тебя есть? - спросила Молли. Бутч, прятавшийся под другим зонтом, захихикал.
        - Нет, правда. Но я знаю, где он его прячет.
        Молли обняла ее свободной рукой.
        - Вот это я понимаю. Открой мне эту тайну. Держи зонт, дождь почти перестал. Увидимся на заднем крыльце, ребята. Мне нужно отдать факс Синаре.
        Пять минут спустя Молли постучалась в дом для гостей. Ей открыла мама Билли, тут же фыркнула и попыталась захлопнуть дверь, но Молли ее опередила, удержав дверь за ручку. Войдя внутрь, она заявила:
        - Я пришла к Синаре, а не к вам. Знаете что, Берта? Вам ведь неприятно видеть меня? Правда? Так что лучше уйдите.
        Мама Билли развернулась на каблуках и ушла в кухню. Молли даже удивилась: такого здравомыслия она от нее не ожидала.
        - Молли?
        Она повернулась и увидела спускавшегося по лестнице Дерека. Вид у него был совершенно измученный. Увидев Молли, он страшно обрадовался.
        - Привет, Дерек. У меня для тебя новости. Как обещала.
        - Господи. Вот счастье-то. Ты… не могла бы отнести ей сама? Она просто вышвырнула меня за дверь. В который раз. И так всю ночь, все утро.

«Не вздумай, - предупредил внутренний голос. - Чужие трагедии тебе ни к чему».
        - Конечно, отнесу, - согласилась Молли.
        - Вторая дверь справа. - Дерек шагнул в сторону, чтобы пропустить ее. - Спасибо. Я пойду выпью кофе.
        Распрямив плечи, Молли поднялась по ступенькам и постучалась к Синаре. Громко, чтобы та ее услышала.
        - Проваливай к черту, Дерек. Я сказала, что не хочу тебя видеть.
        - Прямо к тигру в пасть, - проворчала Молли, толкнула дверь и вошла.
        Синара, в розовом пеньюаре с оторочкой из лебяжьего пуха, лежала на кровати. И прикрывала лицо носовым платком. Множество скомканных платков валялось на кровати и на полу. Там же находились остатки разбитой вдребезги лампы. Посреди ковра в мокром пятне лежала ваза и рассыпавшиеся розы.
        Молли переступила через вазу и присела на край постели.
        - Синара, как ты? Это я, Молли.
        Синара открыла глаза, приподняла голову. Ее красивое лицо исказилось.
        - О Молли!
        В то же мгновение Молли окутали лебяжий пух и сильный запах духов - Синара, рыдая, бросилась ей на шею.
        - Я погибла! Все кончено. Все, о чем я мечтала! Я… я бывшая! Несчастная калека! Де… дефективная!

«И к тому же играешь для галерки», - подумала Молли, мягко пытаясь высвободиться из судорожных объятий дивы.
        - Подожди, Синара. Все не так ужасно. У многих артистов со временем возникают проблемы со слухом. У рок-певцов, например. Я читала. Кажется, в «Пипл». Но они продолжают выступать. Кстати, у меня есть список врачей. Пять лучших лоров Нью-Йорка.

«И это меня считают импульсивной», - мысленно проговорила Молли. Синара так резко отпрянула и выхватила у нее листок, что Молли чуть не упала.
        - Доминик обещал оплатить лечение, - сказала она, пожирая глазами список. - То есть заплатят спонсоры, но если они откажутся, тогда он сам даст денег. Где Дерек? Он мне нужен. Он должен немедленно позвонить всем этим врачам. Я хочу встретиться с кем-нибудь уже завтра. Дерек! Дерек!
        Она слезла с кровати и распахнула дверь в коридор, чтобы впустить Дерека.
        - Я слышал. Пойду собирать вещи. Спасибо, Молли.
        - Ах да, да! - вскричала Синара, и ее надушенные руки снова стиснули Молли в объятиях. - Ты моя спасительница. Сначала Ангел, а теперь врачи… Дерек мне рассказал, кто ты такая, ну, на самом деле. Ты - Маргарет Эпплгейт!
        - Кажется, новости не сидят на месте. - Молли встала, собираясь уйти: Синара так торопилась уехать, что уже скинула халат и принялась за ночную рубашку. Еще чуть-чуть, и она окажется перед ней в чем мать родила.
        - Конечно, - продолжала Синара, - я совершенно не представляла себе, кто такая Маргарет Эпплгейт. Но Дерек мне все объяснил. Ты - наследница. Хотя я сразу об этом догадалась. Ты не могла быть никем. К Ангелу просто так не попадешь, для этого надо быть кем-то. Но я никому не расскажу, честное слово.
        Молли не стала напоминать, что обещание запоздало - все равно Синара и Дерек уезжают. Поэтому она просто расцеловала их на прощание, попросила позвонить, как только они что-нибудь узнают, быстро сбежала по лестнице… и остановилась как вкопанная. У двери, загораживая проход, стояла мама Билли.
        - Вы - Маргарет Эпплгейт?
        - Берта, вы мешаете мне пройти.
        - Нет. Вы - Маргарет Эпплгейт. Я… простите меня.
        Молли сжала губы.
        - Простить? За что?
        - За… - Она запнулась. - За то, что я вас сразу не узнала, моя дорогая. Подождите минутку, не уходите. Кажется, вы еще не познакомились как следует с моей Бетани. Такая чудная девочка. Может, пообедаете с нами? В самом деле. Мы должны узнать друг друга поближе.
        - Поздно спохватилась, Берта, - ответила Молли и попыталась выйти.
        Но мама Билли не шелохнулась.
        - Неужели вы заставите Ника выгнать Бетани?
        - На моем месте ты бы так и поступила, да, Берта? Не дергайся. Я не вмешиваюсь в дела Доминика. Не забывай, я просто няня.
        - Но…
        - Повторяю, Доминик делает то, что хочет он, а я - то, что хочу я. Вот сейчас я хочу вернуться в дом и пообедать. Если не будешь попадаться мне на пути, я тебя не трону. Я не шучу, если ты еще не поняла. Не послушаешься, я тебе устрою такое, что от тебя мокрого места не останется.
        Всю дорогу к дому Молли улыбалась. Даже то, что моросящий дождь превратился в ливень, ее не огорчило. За сегодняшнее утро ей полагались два бойскаутских значка: на одном надпись «Спасительница» (за Синару), а на другом - «Вышибала» (за Берту Уайт).
        Если бы Джейни вдруг оказалась здесь и спросила бы сестру, как та себя чувствует, Молли ответила бы - хорошо. Лучше не бывает.



        Глава 27

        По пути из аэропорта солнце светило Доминику прямо в лицо и слепило глаза. Что не мешало ему любоваться красотой мелькавших за окном пейзажей. Синим небом с несколькими белоснежными облачками. Белыми изгородями вдоль полей, увитыми темно-красными розами. Вирджиния - очень красивый штат. Его штат. Его дом.
        Если бы он остановился, то почувствовал бы аромат цветов и услышал пение птиц, которых Молли легко может перечислить.
        Но остановка отсрочит его возвращение в поместье, а это в планы Доминика совершенно не входило!
        Его не было почти четыре дня, в течение которых пришлось спорить и убеждать добрых два десятка человек. Большинству он заткнул рот заключением специалиста, осмотревшего Синару. Ее недомогание вполне излечимо. Да, она действительно перестала слышать часть верхнего регистра - или как там это у врачей называется, - что для певицы является серьезной потерей. Но это можно исправить.
        Если Синаре не удастся получить страховку, пока шоу будет идти на Бродвее, придется ему заплатить за нее самому. А какой смысл жить, не рискуя?
        Сегодня он решил рискнуть: в кармане у него лежало кольцо с бриллиантом в два карата. Если чего-то хочешь, надо к этому стремиться. Добиваться, черт подери. Он не может ошибаться. Молли его любит. По крайней мере, хочет - а это уже неплохо для начала. Лучше, чем ничего.
        И все-таки, подъезжая к дому, он автоматически бросил взгляд на парковку: на месте ли «Мерседес». «Мерседес» был на месте, и Доминик вздохнул с облегчением.
        - Длинные ноги, взбалмошный характер, доброе сердце - и грозный продюсер мурлычет у ваших ног, как котенок, - сказал он себе, вылезая из машины. - Я скажу в ее пользу вот что: она любого сумеет укротить. Я бы еще кое-что сказал, но хватит разговаривать с самим собой, как она. Всему есть предел.
        Оставив багаж в машине (Тейлор не стал с ним возвращаться), Доминик в два прыжка преодолел ступеньки и распахнул входную дверь.
        - Молли, - позвал он.
        - Мистер Ник?
        - Добрый день, миссис Джонни, - поздоровался он с экономкой. Та выглянула из кухни, вытирая руки полотенцем. - Я ищу Молли.
        - Я так и поняла. С приездом, мистер Ник. Все ушли в конюшню. Дождь лил почти двое суток, так что Джонси попросил Молли помочь ему размять лошадей. А детишки побежали на них посмотреть.
        Доминик повернулся, чтобы выйти.
        - Мистер Ник, там очень грязно. Не хотите переодеться?
        - Отличная мысль. Сам прокачусь на Сильвестре.
        Он заспешил по лестнице, перешагивая сразу через две ступеньки. Через десять минут он уже бежал к конюшне, притопывая на ходу наспех обутыми ботинками. Идти напрямик через газон он не решился - ботинки помяли бы еще влажную траву.
        Проходя мимо дома для гостей, он улыбнулся. Синара и Дерек уехали, Тейлор тоже уехал. Теперь надо избавиться от Берты с Бетани. Премьеру все равно придется отложить: под утро в баре отеля они с Тейлором придумали, что и как надо изменить в постановке. К тому же сейчас Синару нельзя торопить, у нее сложный период.
        Но ни Берты, ни Бетани все эти проблемы уже не касались: контракт с Бетани был законным образом расторгнут. Кое-что юристы умеют, а юристы Доминика умели очень и очень многое. Например, как составлять договор так, чтобы при любых неожиданностях спина клиента всегда была прикрыта. Самому Доминику никогда бы в голову не пришло включить в договор с актером-ребенком пункт «творческие разногласия», зато это не забыл сделать его юрист. Конечно, придется платить, но денег Доминику не было жалко. А вдруг (всякое ведь случается) Берта поумнеет и перестанет заниматься карьерой дочери.
        Хотя сейчас Доминика это волновало меньше всего. Или Бетани уйдет со сцены, или однажды сама уволит свою мать. Чтобы убедиться, что Бетани не обдирают, как липку, Доминик позвонил кое-кому и договорился о проверке ее счетов инспекторами по защите прав детей-актеров.
        Все складывалось так здорово, что Доминик решил не думать больше о делах, по крайней мере до тех пор, пока не вернется Тони. А потом еще целый месяц. Если он захочет увезти Молли туда, где она никогда не была, наверное, им придется ехать в какой-нибудь захолустный городок в Канзасе.
        Зато это будет справедливо. Она уже открыла ему столько нового…
        Доминик прищурился от яркого солнца, пытаясь разобрать, кто собрался возле конюшни.
        Вот Бутч вскарабкался на ограду, на голове у него была огромная черная шляпа Молли.
        Вот Лиззи держит под уздцы Брауни, как будто ждет, когда подойдет ее очередь проехаться верхом по площадке.
        Вот Берта и Бетани, разряженные, как на встречу с Ноэлем Ковардом [Ноэль Ковард (1899-1973) - английский писатель и актер, известный своей элегантностью.] , пробираются по лужам грязи возле конюшни. Что они там забыли?
        Все они мгновенно перестали интересовать Доминика, потому что он заметил Молли. Она скакала верхом на Дэйзи по лугу, далеко от конюшни.
        - В седле держится, как настоящий жокей, скажите, мистер Ник? - сказал Джонси. Он спустился с Сильвестра и, когда Доминик подошел, выводил коня с площадки. - Надеюсь, вы не возражаете, что я попросил ее мне помочь? Сегодня у моей сестры вечеринка в честь годовщины свадьбы, и я хотел пораньше закончить.
        - Конечно, Джонси. Сколько лет твоя сестра замужем?
        - Тридцать семь, мистер Ник. Я купил ей с Хэнком отличную фритюрницу.
        - Постоянство достойно наград, - согласился Доминик, вспомнив рассказ Молли о ее дяде с тетей. - Передайте им мои поздравления.
        - Обязательно, мистер Ник. Спасибо. Оп-ля, вот и они. Такой мегеры никогда в жизни не встречал, мистер Ник. Назвала моих лошадок тупыми кобылами. Только потому, что я велел ее дочке сначала научиться ездить на Брауни и Роузи, как детям мистера Тони. Ну и разозлилась же она!
        - Представляю себе. Не переживайте, Джонси.
        Еще раз взглянув на луг и на Молли (либо она его не заметила, либо хотела дать Дэйзи побегать подольше), он повернулся к Берте и Бетани.
        - Здравствуйте, дамы. Прекрасная сегодня погода.
        - Разве? Меня интересует другое, Ник. - Берта спрятала Бетани за спину. - Кто заменит Синару? Имейте в виду, сначала я должна дать согласие.
        - Привет, дядя Ник! - хором закричали Лиззи и Бутч, подбежали и стали его обнимать. Неплохо. Раньше они этого никогда не делали.
        - Молли катается на Дэйзи, - сказала ему Лиззи. - Видели бы вы, как она перепрыгнула через изгородь. Раз - и они уже на другой стороне.
        - Ага, здорово, - согласился Бутч и потянул Доминика за рукав. - Дядя Ник, а у меня новое имя.
        Лиззи скорчила гримаску.
        - Опять. Ладно, это хоть получше.
        - Эй-Джей, - гордо сказал Бутч. - «Эй» из Энтони, а «Джей» - первая буква моего второго имени, Джозеф. Молли говорит, я все правильно делаю, что долго думаю и выбираю, иначе ничего хорошего не получится.
        - Эй-Джей Лонгстрит, - произнес Доминик, чувствуя, как за его спиной от Берты начинает валить пар. - Неплохо, Эй-Джей. С таким именем можно становиться адвокатом.
        - Нет, Молли говорит, я слишком честный, чтобы работать адвокатом.
        Доминик расхохотался. Господи, до чего хорошо жить на свете.
        - Ладно, тогда как насчет сенатора Эй-Джей Лонгстрита?
        - Для этого он тоже слишком честный, Молли уже говорила, - пояснила Лиззи. - А дядя Тейлор вернулся? Помните, вы обещали прослушать меня, когда я буду готова? Я готова.
        - Что? Что сказала эта мерзавка?
        Доминик повернулся и в упор посмотрел на Берту.
        - Может, пройдем ко мне в кабинет, Берта?
        - Значит, решили нас заменить, да? Значит, все-таки решили. Вы что, не знаете, что не имеете на это права? Я вам не позволю. Я отсужу у вас все до последнего цента, вы мне до конца жизни будете платить! Слышали?
        Что ж, он не хотел. Берта сама напрашивалась. Лезла руками и ногами.
        - Берта, пока я был в городе, мои адвокаты внимательно изучили контракт, и черт меня подери, если они не нашли в нем лазейку. Мне жаль, потому что Бетани - талантливая девочка. Но я не собираюсь терпеть вас возле себя еще восемнадцать месяцев. Не хочу и не буду. Даю вам время до вечера, чтобы собрать вещи и уехать. Бетани получит солидную компенсацию. Я даже готов заплатить за самолет до Коннектикута.
        - Ух ты. - Глаза Лиззи расширились. - Значит, я смогу получить ее…
        - Ах ты, дрянь! - Берта схватила Лиззи одной рукой, а другой замахнулась, чтобы ударить девочку.
        Молли отреагировала быстрее Доминика. Он не заметил, что она уже вернулась вместе с Дэйзи на площадку перед конюшней. Только Доминик схватил Лиззи за другую руку, как мимо него промчалось что-то темное. Это Молли спрыгнула с Дэйзи, перелетела через забор и чуть не сбила Берту Уайт с ног. В ту же секунду они сцепились и упали в огромную лужу, отчего белое платье Берты мгновенно стало рыже-коричневым.
        Они катались в грязи, длинные ноги Молли в тяжелых ботинках пытались обхватить Берту, не дать ей увернуться. Обе женщины с ног до головы перепачкались скользкой глиной, и теперь им удавалось только защищаться.
        Вокруг них носился тщедушный Дуфус и оглушительно лаял басом, не то пытаясь остановить дерущихся, не то их подбадривая - Доминик не мог разобрать. Руфус, которого Эй-Джей держал за ошейник, смирно стоял на месте, вывалив язык.
        - Дядя Ник, сделай же что-нибудь! - закричала Лиззи.
        - Заткнись, дура. Это все из-за тебя, - сказала Бетани, буравя Лиззи взглядом.
        - А ты лучше убирайся к себе домой! - Лиззи нагнулась, схватила комок глины и швырнула в Бетани.
        - Девочки! - примирительно разведя руки в стороны, Доминик встал между ними, и по голове его сразу же шмякнул комок грязи, брошенный Бетани в ответ.
        И понеслось…
        В какой-то момент Бетани, с которой ручьем текла грязная вода, с позором бежала под торжествующие Лиззины вопли. Потом Эй-Джей, на которого никто не нападал, лег в лужу и немного в ней повалялся. Наверное, чувствовал себя обделенным.
        Доминик (с лица у него капала грязь) склонился над женщинами, пытаясь понять, как их растащить. Но вот Молли сумела подмять под себя Берту, стиснула ее своими длинными ногами, вцепилась ей в волосы и попыталась сказать что-то. Фыркнула. Выплюнула кусок грязи. Снова сказала:
        - «Сдаюсь», Берта. Я тебя предупреждала. Говори, а я послушаю, Берта. Скажи
«сдаюсь».
        - Ах ты, сука!
        - Не получилось, извини. - Свободной рукой Молли зачерпнула пригоршню грязи и размазала по лицу Берты. - Попробуем еще раз?
        - Сдаюсь! - отчетливо выпалила Берта. - Сдаюсь, черт тебя побери!
        Доминик сделал шаг назад - Молли поднялась на ноги. Она попыталась вытереть лицо, но у нее плохо получилось: грязь покрывала ее с головы до ног. Грязь капала у нее с волос, пропитанная мокрой глиной одежда липла к телу. Даже ресницы были в грязи.
        - Привет. - Она встряхнула руками, отчего вокруг полетели темные брызги, и улыбнулась. Белым у нее остались только белки глаз и зубы. Все остальное - в грязи. - С возвращением.
        У нее за спиной Берта с трудом поднялась на ноги, сжала кулаки и с рычаньем попыталась наброситься на Молли… как вдруг всегда такой спокойный умница Руфус - будь воля Доминика, он бы ни за что не кастрировал парня - толкнул Берту своей огромной головой обратно в лужу.
        - Привет, - невозмутимо, как только мог, поздоровался Доминик. - Что тут без меня у вас случилось интересного?
        Молли улыбнулась и попыталась выковырнуть из уха кусок глины.
        - Ничего. Я ничего не заметила. Все тихо и спокойно. Как поездка?
        - Хорошо. Отлично. Ты выйдешь за меня замуж?
        Она моргнула.
        - Что?
        - Я говорю: выходи за меня замуж.
        - Ух ты! Лиззи, слышала? Дядя Ник только что…
        - Заткнись, Эй-Джей. - Лиззи закрыла брату рот ладонью. - Пойдем. Детям нельзя такое слушать.
        Доминик, не отрываясь, глядел на Молли. Глядел, пока с носа у него не упала грязная капля.
        - Так что, выйдешь? - Он похлопал себя по карманам. - У меня где-то было кольцо, если только я его в грязь не выронил.
        - Оооооооо, Доминик! - выпалила наконец Молли, оттолкнула его и помчалась к дому.
        - Вот черт!
        - Женщины, мистер Ник, - сказал Джонси, протягивая ему полотенце. - Вместе с ними тесно, а врозь скучно, так мой шурин говорит. Вы за ней побежите?
        - Конечно, побегу, Джонси. А ты бы разве дал ей уйти?
        - Такой? Только не я. Хотите, одолжу вам веревку? У меня в конюшне есть лассо.
        - Спасибо, я сам, - ответил Доминик и поспешил к дому.
        Он мог бы перехватить ее еще до того, как она добежала до дома. Но Доминик знал, что Молли не убежит далеко, и поэтому решил дать ей немного времени. Поднимаясь на холм, он увидел на дорожке серебристый «Лексус», а возле него хорошо одетого пожилого мужчину, который изумленно таращился на Молли. Молли, застыв как вкопанная, смотрела на него.
        - Маргарет? - услышал Доминик.
        - Джерри? - сказала Молли.
        - Несомненно. Потрудитесь объяснить, что означает ваш вид?
        - Нет, Джерри, только не сейчас, - сказала Молли и побежала по ступенькам террасы.
        Джерард Хопкинс из компании «Хопкинс, Голдблюм и Смит» повернулся к Доминику.
        - Мистер Доминик Лонгстрит, если не ошибаюсь? Прошу вас, обойдемся без формальных рукопожатий. Я…
        - Я знаю, кто вы, - сказал Доминик, подозрительно оглядывая мужчину. - Мне непонятно, что вы тут делаете.
        - Действительно вы этого знать не можете. Пару дней назад я беседовал с Маргарет по телефону, и она показалась мне встревоженной. Боюсь, я поговорил с ней достаточно резко, и это не давало мне покоя. Так что я решил прилететь и повидаться с ней лично.
        - Повидались? - Доминик улыбнулся.
        - Вне всяких сомнений. Кроме того, я увидел и вас также.
        Доминик выпутал из волос комок грязи.
        - Я только что просил Молли стать моей женой.
        - Да? У вас в Вирджинии всегда валяются в грязи, когда предлагают руку и сердце? Это м-м-м… местная традиция?
        Доминик не знал, смеяться ему над этим чопорным щеголем или просто принять, как есть. Он остановился на последнем: кажется, этот мужчина всерьез переживал за Молли.
        - Да, у нас здесь, в Вирджинии, все по-своему. А сейчас, простите, мне нужно найти Молли и получить ответ.
        - А вам не кажется, что вы его уже получили, мистер Лонгстрит? Или я настолько отстал от времени? Разве в том, что женщина со всех ног бежит прочь от мужчины, современные молодые люди видят какой-то новый смысл?
        Доминик покачал головой.
        - Знаете что, Джерри? Приятно с вами поболтать, но мне пора.
        - Мистер Ник! - взвизгнула миссис Джонни, когда он пробежал мимо нее. Она вытирала с пола грязные следы. - И думать не смейте бегать по дому в таком виде - ай! Как мне теперь все это убирать?
        - Простите, миссис Джонни. Хотите прибавку к жалованью десять процентов?
        - Что ж, проходите, если вам нужно. Ковер всегда можно почистить.
        - Спасибо, миссис Джонни. - Доминик побежал наверх. Грязные следы, которые он оставлял, бледнели с каждой ступенькой.
        Но дверь Молли оказалась заперта.
        - Молли? - позвал он, держась за ручку двери. - Молли, открой. Я знаю, что ты там.
        - Мистер Лонгстрит, имейте в виду, если вы попытаетесь сломать дверь, я найду способ привлечь вас к ответственности. Пусть даже это ваш собственный дом.
        - Джерри, убирайся оттуда! - донесся из-за двери вопль Молли.
        - Верно, Джерри. Уходите. Молли! Если ты меня не впустишь, я натворю глупостей.
        - Молодой человек, это совершенно излишне. - Джерард Хопкинс скрестил на груди руки и прислонился плечом к стене.
        - Джерри! - крикнула Молли. - Не лезь со своими советами.
        Доминик пропустил их слова мимо ушей. Ему надо было сказать Молли кое-что.
        - Молли? - Он опустился на колени. - Молли, ты не можешь меня видеть, но я стою на коленях.
        - Маргарет, я готов это засвидетельствовать. Он действительно стоит на коленях. - Джерри вздохнул.
        Доминик взглянул на него.
        - Спасибо.
        - Не за что. Кажется, вы действительно в нее влюблены.
        - Еще как, - сказал Доминик и почти заорал: - Я люблю ее! Обожаю! Она сводит меня с ума, и мне это нравится. Я хочу быть с ней, любить ее, завести детей, если она их захочет, или собак, или хомячков - все, что она пожелает. Я научусь спать при свете, буду есть пиццу без начинки, и… Молли? Впусти меня. Пожалуйста, можно мне войти? В твою комнату, в твою жизнь. Я люблю тебя, Хали-Гали Молли. Пожалуйста.
        - Никакой логики, одни эмоции. Я ее предупреждал. Эти театралы невероятно импульсивные. - Джерри подошел к Доминику и постучал в дверь. - Маргарет, я пойду вниз. Впусти парня.
        Доминик встал с коленей, только когда дверь открылась.
        - Молли?
        Она вытерла лицо полотенцем, но по-прежнему была в грязной одежде.
        - Ты станешь спать при свете?
        - Конечно, ты же знаешь. Пока он тебе нужен.
        - Джейни… Джейни говорит, что форму, по которой меня сделали, потеряли и поэтому я получилась ни на кого не похожа и всем от этого только лучше. Наверное.
        Она плакала. Слезы чертили светлые дорожки на ее грязных щеках.
        - Тогда мне еще больше повезло, Молли. Если ты досталась мне. Ты мне досталась?
        - Я правда тебе нужна?
        Он улыбнулся.
        - Даже больше, чем душ. Хоть у меня все тело чешется.
        - Я сбежала.
        - Совсем недалеко.
        - Знаю. Ты меня так удивил, что я испугалась, хотя мы еще даже не поговорили. Я хотела с тобой поговорить.
        - Молли, у нас впереди много-много лет, чтобы наговориться.
        - Скажи мне только одно…
        - Обязательно, после того, как ты скажешь «да».
        - Да.
        Он потянулся к ней, но она удержала его.
        - Я хотела сказать тебе, Доминик, что за последние четыре дня поняла главное: я гораздо сильнее боюсь остаться без тебя, чем остаться с тобой. Не хочу возвращаться туда, где тебя нет, Доминик. Я… пока я здесь, с тобой, пустота в моей душе заполнена.
        - Я люблю тебя, Молли.
        Она улыбнулась, ее большие колдовские глаза просияли, она схватила его за рубашку и втянула в комнату… и в свое сердце.
        Они не слышали одобрительных возгласов и аплодисментов снизу, от лестницы. Они также не могли видеть улыбки на лице миссис Джонни, пробормотавшей:
        - Кажется, пора добавить в список покупок новое покрывало. Вперед, дети, надо вас вымыть. Сэр, хотите чашечку кофе?
        - Пожалуйста, зовите меня Джерри, сейчас формальности ни к чему. Думаю, самое время выпить чего-нибудь покрепче. Может, у вас найдется глоток хереса?..



        Эпилог

        Джейни стояла у окна своего кабинета в «Беззаботном детстве» и с улыбкой следила за своим старшим, Джонни, игравшим на залитой солнцем детской площадке. Здесь он настоящий король. В зрелом возрасте пяти с небольшим лет он приезжал в свое царство на автобусе пять дней в неделю.
        Не то чтобы она была восторженной мамашей-наседкой. Но природное обаяние Джонни притягивало к нему всех: воспитательниц, обожающих его (само собой) родителей, души не чающих в нем (тоже само собой) бабушку с дедушкой, людей, проходивших мимо тележки, в которой она везла его по супермаркету, собак, кошек, даже встретившегося на пути кузнечика.
        Теперь его шестимесячная сестра Амелия покоряла сердце каждого, кто сумел избежать чар Джонни.
        Джейни расхохоталась: повязав вокруг плеч одолженное в детской покрывало, Джонни принялся маршировать вдоль качелей и горок на площадке; за ним топали дети помладше. Он сиял улыбкой и при каждом шаге высоко поднимал маленькие коленки.
        - Весь в папу. - Джейни пошла к двери. Она заметила, что на стоянку въехал серебристый «Мерседес».
        На секунду она остановилась перед Дональдом Фурбишем - увы, он продолжил дело брата.
        - Дональд? Ну-ка быстро все спрячь. Кроме тебя, этого никому видеть не полагается, не забывай. Вот хороший мальчик, спасибо.
        И она заторопилась, чтобы поскорее увидеть Молли с Ником. Последние несколько месяцев они жили в Нью-Йорке: Ник заканчивал очередное шоу.
        Молли и Ник много путешествовали, но дома тоже бывали часто, особенно в последний год. Джейни до сих пор не могла налюбоваться на сестру. Слава богу, все ее кошмары закончились.
        Примерно через полгода после свадьбы Молли сказала ей:
        - Конечно, в темную пещеру я не полезу, но сплю теперь без телевизора. Хватит с меня рекламы. Секс гораздо интереснее.
        Молли молодец, всегда найдет, над чем посмеяться, даже над своим несчастным детством.
        - Молли! - крикнула Джейни. Кузина стояла возле машины и смотрела, как Ник выгружает подарки. Вот, наверное, праздник в «Шварце» [«Шварц» - магазин игрушек в Нью-Йорке.] , когда к ним приходят Лонгстриты.
        - Джейни! - воскликнула Молли и сказала что-то Нику. Он улыбнулся ей и положил упакованные в разноцветную бумагу коробки обратно в машину.
        Они взялись за руки и пошли через стоянку, шутливо подталкивая друг друга и хихикая. То есть хихикала Молли, у Ника был обычный радостный вид.
        - Похоже, вы оба что-то замышляете, - сказала Джейни, когда Ник закрутил Молли, будто в танце, в одну сторону, потом в другую, потом поймал и поцеловал.
        - Неужели так заметно? - спросила Молли, обнимая Джейни. Руки Ника она при этом не выпустила, так что получилось что-то вроде группового объятия… При этом Джейни чувствовала себя так, как будто попала в лапы к великанам.
        - Ну-ка, ну-ка, - сказала Джейни, как только они все распутались. - Что на этот раз? Только не говорите мне, что купили Джонни еще один набор барабанов, иначе Джон вас не выпустит живыми. Амелии двухколесный велосипед пока тоже ни к чему. Эй, да что с вами? У вас подозрительно счастливый вид.
        - Она догадается. - Молли взглянула на мужа.
        - Ты же сказала, что нет, - ответил Ник, мазнув жену пальцем по кончику носа.
        - Конечно, потому что ни о чем не знает.
        - Верно. Может, завтра. Скажем ей завтра. У нас же подарки детям. Подождем до завтра.
        Джейни замахала на них руками, чтобы они замолчали.
        - Ладно, вы оба. Вы хитрые. Это всем известно. Но что-то происходит. Короче, или вы мне все выкладываете, или придется вам посидеть в одиночестве и подумать над своим поведением.
        - Посидеть и подумать, - повторила Молли, улыбаясь мужу. - Кажется, это было правило номер двадцать шесть? Хорошо, что я сохранила ее заметки.
        Джейни нахмурилась.
        - Сохранила мои заметки? Это еще зачем? Разве я похожа на сумасшедшую? Прежде чем позволить тебе управлять центром, я должна была двадцать раз все обдумать. Дети целый месяц умоляли меня вернуть им Хали-Гали Молли, чтобы она снова рисовала с ними пальцами.
        - А еще целый месяц ушел на то, чтобы оттереть со стен и пола краску. Знаю, знаю. Но я всегда думала, что ребенку надо позволить свободно самовыражаться.
        - Да-да, еще бы. Вот заведи своих, посмотрим, что ты скажешь.
        - Говорю тебе, она догадается, - сказала Молли, целуя мужа.
        - Да о чем я должна догадаться? Ты же знаешь, мне проще понять агукающего младенца, чем… Мамочки мои! Молли?
        - Угу, - с улыбкой проговорила Молли, и ее прекрасные глаза наполнились счастливыми слезами. - После целого года промахов Ник наконец-то заработал «хоум ран». Мы ждем ребенка.
        - Не могу сказать, что тренировки были такими ужасными, - сказал Ник, пока Джейни тискала сестру, плакала и снова тискала. - Эй, а меня ты обнять не хочешь? Я тоже имею к этому отношение.
        Пока Молли вытирала слезы, Джейни обняла Ника.
        - Наконец-то у знаменитого продюсера появятся дети не только на сцене, но и дома, да?
        - Конечно!
        - Когда? Давно? У вас все в порядке?
        Молли погладила свой уже чуть-чуть округлившийся живот.
        - Четыре с половиной месяца. Вчера ночью он толкнулся. Ник говорит, это все мое воображение, но я точно знаю, что он толкнулся.
        Джейни взяла сестру за руки.
        - Ты боишься?
        Молли моргнула.
        - Нет, ни капли. Мы оба очень, очень этого хотели. Я буду отличной мамой, а Ник станет настоящим папой. Правда, милый?
        Ник посмотрел на Молли, и глаза Джейни снова наполнились слезами: такая в его взгляде светилась любовь.
        - Конечно, хорошая моя, - тихо сказал он. - С самого начала и до тех пор, пока каждый не сбежит от нас в колледж. И этот ребенок, и все остальные будут знать, что их мама с папой - мы.
        - Ой, кажется, потоп начинается. - Молли вытерла глаза. - Не люблю рыдать в три ручья. Ник, принеси, пожалуйста, подарки.
        Доминик еще раз поцеловал ее и пошел к машине.
        Джейни снова обняла Молли, как вдруг та нахмурилась.
        - Что такое? Ты же сказала, у тебя все в порядке?
        - Так и есть, Джейни. Ты разговариваешь с самой счастливой женщиной в мире. Просто… понимаешь, теперь, когда тебе самой придется дарить подарки моему ребенку, я понимаю, какая страшная штука - месть.
        Джейни медленно, злорадно улыбнулась и потерла руки:
        - Об этом я как раз и не подумала. Все-таки есть бог на небе. Посмотрим. Начну я, пожалуй, со всех игрушек, которые играют мелодию, одну и ту же, без конца. Потом собака, которая лает, когда ее гладишь… и обезьянка, которая бьет в бубен и играет
«Макарену», стоит хлопнуть в ладоши… Потом барабаны… а потом…
        - Ник? Отнеси, пожалуйста, обратно эту сине-зеленую коробку.
        - Зачем? - подозрительно спросила Джейни. - Что там?
        - Ничего, - невинно сказала Молли. - Все равно Джонни с Амелией ни к чему говорящий тасманский чертик, который умеет бегать по кругу.
        - Говорящий кто?.. Молли Лонгстрит, я тебя люблю.
        - И я тебя люблю, Джейни Романовски, - улыбнулась Молли и посмотрела на мужа. Он шел к ним, держа в руках коробки с подарками. - Ведь правда же, любовь - самое замечательное, что есть на свете?


        notes

        Примечания


1


«Тони» - высшая награда за достижения в области театрального искусства, аналогичная по значению «Оскару» в области кино и «Эмми» в области телевидения. - Здесь и далее прим. переводчика.

2


«Дакота» - престижный дом возле Центрального парка, в числе жильцов были Леонард Бернстейн и Джон Леннон.

3

        Бетти Грэйбл (1916 - 1973) - американская актриса, застраховала свои ноги на 1 миллион долларов. Энн-Маргрет (р. 1941) - певица, актриса, танцовщица, секс-символ Америки 1960-х гг. «Рокитиз» - труппа танцовщиц Нью-йоркского мюзик-холла.

4

        Люсиль Болл (1911 - 1989) - американская комедийная актриса.

5


«Южная Пасифика» (1949) - мюзикл Оскара Хаммерстайна II и Ричарда Роджерса.

6

        Наоборот, моя дорогая (фр.).

7

        Фрэнк Уайлдхорн - американский композитор, продюсер, поэт. Его мюзиклы с успехом идут на Бродвее.

8

        Великолепно (фр.).

9


«Парни и куколки» (1955) - бродвейский мюзикл Фрэнка Лёссера по книге Джо Сверлинга и Эйба Бёрроуза.

10


«Национальный Бархат» (1944) - драма американского режиссера Кларенса Брауна, в которой снялась двенадцатилетняя Элизабет Тейлор.

11


1 фут = 30,48 см, 1 ярд = 3 фута или 91,44 см.

12

        Марта Стюарт (р. 1941) - глава мультимедийной маркетинговой империи. Была вынуждена покинуть пост главы компании после предъявленного обвинения в мошенничестве и заключения под стражу.

13


«Малыш Энтони и Империалы» (1958 - 1975) - негритянский дууоп-квартет. Далее в тексте перечисляются названия его хитов.

14


«Леденцовый кораблик» - песня и танец из фильма «Сияющие глаза» (1934), где ее исполняет американская актриса Ширли Темпл (р. 1928).

15

        Биби Ньювирт (р. 1958) - американская актриса. Среди ее фильмов - «Джуманджи»,
«Факультет».

16


«Весь этот джаз» (1979) - фильм знаменитого американского режиссера, танцовщика, актера и хореографа Боба Фосса (1926-1987). Среди других его работ - «Кабаре»,
«Милая Черити».

17

        Саймон Легри - рабовладелец в романе Гарриет Бичер-Стоу (1811-1896) «Хижина дяди Тома».

18

        Шекспир, «Юлий Цезарь», акт III, сцена 2. Пер. М. Зенкевича.

19

        Марди Гра, вторник на масленой неделе - всемирно известный ежегодный карнавал в Новом Орлеане, одно из самых красочных представлений, неизменно привлекающее . олпы туристов.

20

        Строчка из песни Нелли из мюзикла «Южная Пасифика».

21

        Ноэль Ковард (1899-1973) - английский писатель и актер, известный своей элегантностью.

22


«Шварц» - магазин игрушек в Нью-Йорке.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к