Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Майклз Кейси: " Ожидая Тебя " - читать онлайн

Сохранить .
Ожидая тебя Кейси Майклз


        # Совсем недавно Мередит Фэрфакс была всего лишь девчонкой-сорванцом, по-детски обожающей своего кумира - блестящего наследника старинной усадьбы Джека Колтрейна.
        Но словно по волшебству однажды угловатая девочка превратилась в прелестную девушку, а ее невинное обожание - в страстную любовь. Любовь, перед чарами которой Джек не может - да и не хочет - устоять…

        Кейси Майклз
        Ожидая тебя

        Акт первый
        СБОР ТРУППЫ

        Весь мир - театр.
        В нем женщины, мужчины - все актеры.

    Уильям Шекспир



        Глава 1

        В тот год почти вся Англия превратилась в зимнюю сказку, а Колтрейн-Хаус - великолепное поместье в графстве Линкольншир напоминал рождественский подарок, завернутый в ослепительно белый, только что выпавший снег.
        Укрывшись в лесных чащах под деревьями, ветви которых пригибались тяжелыми снежными пластами к земле, спали пугливые олени. Проворные лисы бесшумно пересекали залитые лунным светом поля в поисках полуночной трапезы.
        Люди в деревеньке неподалеку давно погасили огни и спали сладким сном.
        И только в большом доме, стоявшем в самом центре поместья, никто не спал. Окна первых двух этажей сияли яркими огнями, развеселый смех оглашал притихшие окрестности.
        Какая-то лисица нашла лазейку в сломанной изгороди, окружающей поместье, и осторожно подкралась к дому. Внезапно тишину ночи разорвал ружейный выстрел, и зверек стремглав бросился бежать по рыхлому снегу прочь.
        Но лисица зря испугалась. Стреляли в большой гостиной дома, а мишенью служила хрустальная ваза, некогда принадлежавшая покойной жене хозяина поместья Колтрейна.
        За выстрелом последовали грубая мужская брань, еще один выстрел и, наконец, звон разбитого стекла.
        Откинув голову, Август Колтрейн громко расхохотался.
        - Боже правый! Целых два выстрела! Ты явно теряешь форму, старина. Явно теряешь.
        - Дьявол тебя побери, Колтрейн, - спокойно ответил лорд Джеффри Граймз, схватил пистолет из большого количества оружия, разложенного на столе, и принялся им размахивать. Присутствующие с бранью и визгом побросались на пол и попрятались за мебелью.
        -Трусы, - провозгласил лорд Граймз, плюхнувшись в кресло, и рыгнул.
        Одна из женщин уселась к нему на колени и, водворив голую грудь за корсаж платья, отняла у него пистолет.
        - Полагаю, милорд, - начала она игриво, отбиваясь от его рук, - я полагаю, милорд, сегодня я вам уже вряд ли пригожусь. Пьянчуга, - пробормотала она, соскакивая с колен стрелка и одновременно широко улыбаясь барону Бакли, распростертому на полу со спущенными до колен штанами. Несмотря на выстрелы и случившуюся панику, его мужское достоинство было в полной боевой готовности.
        - Ах, какая прелестная штучка, - проворковала, опускаясь на колени, женщина. - Вы ведь не будете возражать, если малютка Лотти немножко ею воспользуется, не правда ли, дружок?
        Барон был более чем готов проявить великодушие, но другая дама опередила первую. Не прошло и минуты, как обе женщины, вцепившись друг другу в волосы, катались по полу. Несколько джентльменов, покинув свои укрытия, держали пари на победительницу.
        Август Колтрейн пересел на другой диван, на всякий случай запасшись пистолетом и улыбаясь, стал наблюдать за потасовкой. Неплохой будет сегодня вечерок, подумал он, если только дело не кончится тем, что придется подстрелить Грайми, дабы заставить его вести себя прилично.
        В молодые годы, а они были позади, его возраст приближался к сорока годам, Август Колтрейн был необыкновенно красив. Сейчас его глаза под набрякшими веками были красными от ежедневных возлияний. В юности он часто вел себя неразумно, но уже тогда твердо решил, что «ошибки молодости» будут жалким подобием тех «подвигов», которые он совершит в зрелые годы.
        Он проигрывал большие деньги в карты. Напивался в самых низкопробных злачных местах. Спал с каждой женщиной, которая была согласна лечь с ним в постель, равно как и с теми, кто не соглашался. Ему было наплевать на свою страну, на короля и даже на свое родовое поместье. До тех пор, пока не перевелись денежки. До тех пор, пока он сможет притворяться, что будет жить вечно. И он повторял себе снова и снова, что он счастливый человек.
        Пусть другие скучают на рождественских вечеринках у себя дома, поют рождественские гимны и пьют горячий сидр, а на следующее утро с постными лицами сидят на жестких скамейках в церкви. Он-то, черт возьми, знает, как надо веселиться в Рождество!
        -Ставлю двадцать фунтов на рыжеволосую! - выкрикнул он, скрестив на столе длинные ноги в охотничьих сапогах, и сделал большой глоток прямо из горлышка бутылки.
        - К черту женщин, Колтрейн! - Зычный голос Граймза перекрыл выкрики и смех наблюдавших за сварой мужчин. - И тебя к черту! Ты обещал нам настоящее развлечение. Тех двух ирландцев помнишь? Где эти трагики, а, Колтрейн? Зови их сюда, пусть выступают. Можно даже не двоих, а одного - того толстого. - Он поднял пистолет. - Будь я проклят, если не попаду в него с первого раза.
        Актеры прятались за большим креслом.
        - Ты слышал, что он сказал, Клэнси? - спросил толстый коротышка, безуспешно стараясь втянуть свой огромный живот. - Ты говорил, что мы приехали сюда работать, неделю играть Шекспира за теплую постель, сносную еду и хорошие деньги. Всем счастливого Рождества! А что получается? Они стреляют из пистолетов, а мне уготована роль живой мишени! - Клэнси освободился из крепко державших его рук Клуни. - Подзаборники! Болтливые ничтожества! - бормотал он, выглядывая из-за кресла и рассматривая гостей. Лотта и рыжеволосая катались по полу в разорванных платьях. - Ну и ну! - воскликнул Клэнси, быстро прячась обратно за кресло. - Мне сорок три, Клуни, - сказал он, доставая из кармана платок и вытирая им мокрый лоб, - но я никогда такого не видел. Ничего не поделаешь, старик, придется уползать отсюда на коленях. И не говори мне, из-за кого мы здесь оказались, потому что я и слышать об этом не хочу. Ты меня понял?
        Клуни кивнул. Он прекрасно все понимал. Это было унизительно - растрачивать свой талант на пьяниц и гулящих женщин. Но и подыхать в канаве тоже унизительно.
        У актеров из бродячей труппы, играющей пьесы Шекспира, четыре месяца не было постоянной работы, когда Август Колтрейн нашел их в Лондоне и, хорошо заплатив, велел приехать к нему в поместье в Линкольншир. Клэнси согласился занимать гостей на рождественской вечеринке в доме Колтрейна, потому что это было все же лучше, чем остаться на Рождество без крова и пищи.
        На самом деле их место в Лондоне - вот где их место. Но видно, не судьба. Вместо Лондона они вот уже четверть века скитаются по Англии и Ирландии в своей повозке, которую последние десять лет тянет их дорогая ослица по кличке Порция. Они ездят из деревни в деревню, произнося слова бессмертного Барда перед фермерами и торговцами, ночуют на сеновалах или в своей повозке, мечтая о том, что когда-нибудь возвратятся на лондонские подмостки.
        И хотя им не раз приходилось уворачиваться от яблок и прочих фруктов, которыми их забрасывали зрители, но никогда еще в них не стреляли. Нынешняя ситуация заставляла крепко задуматься о своей профессии. Придется побеседовать об этом с Клэнси, подумал Клуни. Если им, конечно, удастся выбраться живыми из большой гостиной.
        - Этот дом очень большой, Клуни, - шепнул Клэнси. - Спрячемся до утра в какой-нибудь комнате, а потом решим, что делать дальше. Утро вечера мудренее, говаривала моя мать. Святая была женщина. Давай ползи за мной.
        Клуни смотрел, как худой - кожа да кости - Клэнси встал на четвереньки и пополз в сторону двери, ведущей, как он думал, в большую столовую. Чуть ли не упираясь головой в зад Клэнси, зажмурившись и ухватившись руками за его щиколотки, Клуни старательно полз за товарищем по несчастью.
        Они почти достигли цели. Рука Клэнси уже лежала на ручке двери в столовую, когда их увидел Август Колтрейн и выстрелил в дверь прямо над ручкой.
        - Видишь, как надо, Грайми, - самодовольно произнес хозяин поместья, а Клэнси почувствовал, как сзади на него навалился дрожащий напарник. - Никогда не смей обвинять меня в том, что мои гости не получают того, что я им обещал. А вы, ирландцы, марш на сцену и начинайте свое представление. Заставьте наши сердца петь. Или, может быть, вы сами нам споете?
        Клэнси с трудом отодрал от себя Клуни и встал на ноги. Он вздернул подбородок и высокомерно посмотрел на Августа Колтрейна:
        - Мы играем пьесы Шекспира, сэр. Мы не поем. Клуни наконец открыл глаза и глянул на сидевшего в отдалении Колтрейна. Их наниматель был высок ростом и черен, как дьявол. А его черные глаза, казалось, могли продырявить железный горшок с расстояния в десять шагов.
        - Я немного умею петь, Клэнси, - робко отважился Клуни.
        - Сегодня мы будем играть «Как вам это понравится», Клуни, - твердо заявил Клэнси. - Мы сыграем один акт, а потом они о нас забудут. Давай делай, как я сказал, а после мы найдем себе пару жареных куриных ножек и теплую постель.
        Не успел Клуни опомниться, как уже стоял на самодельной сцене, установленной перед камином. Клэнси кланялся публике, объявляя, что его партнер сейчас доставит им радость, рассказав о семи возрастах мужчины.
        О семи? Клуни чуть язык не проглотил. Неужели нельзя ограничиться четырьмя, а потом откланяться и убежать?
        - Я не могу, Клэнси. Просто не могу.
        - Клуни, дружище, ты только подумай, - зашептал ему на ухо Клэнси. - Что сделал бы Бард?
        - Сверкнул бы пятками, как кролик? - предположил Клуни, но Клэнси дал ему подзатыльник, и он, спотыкаясь, вышел на край сцены.
        Он оглядел аудиторию и вздрогнул. «Леди» перестали мутузить друг друга и разлеглись прямо у подножия сцены. Одежда висела на них клочьями, они отпускали непристойные шуточки в адрес Клуни. Его светлость, которого все называли Грайми, держал на коленях большую вазу с апельсинами и вид у него был такой, будто он только и мечтает поскорее пустить их в ход. Остальные, по всей видимости, сами участвовали в каком-то представлении: хохочущие, размалеванные женщины восседали на голых задницах джентльменов, которые изображали жеребцов на увеселительной прогулке.
        Август Колтрейн, сверля всех своими черными глазами, сидел на диване с бутылкой в одной руке и пистолетом - в другой. И этот пистолет был направлен прямо в голову Клуни.
        Клуни сглотнул, сделал шаг назад и почувствовал, что Клэнси крепко держит его за темно-красный бархатный костюм.
        - Ну же, Клуни, - попросил партнер, - начинай!
        - «Весь… э… мир… э… театр», - начал Клуни и вдруг ощутил, что куда-то исчезла вся слюна. Лорд Граймз взял апельсин и слегка подбросил его. От пули в голову он умрет сразу и безболезненно, смекнул Клуни, а вот апельсин может сделать больно. Обретя голос, он громко повторил: - «Весь мир - театр, в нем женщины, мужчины - все актеры. У них свои есть выходы, уходы…»[Здесь и далее цитаты из произведений Шекспира даны в переводах Б. Пастернака и Т. Щепкиной-Куперник.]
        - Вам слышно, что он говорит, Колтрейн? - спросил лорд Граймз и швырнул на сцену апельсин. - Я ни черта не слышу. Давай громче, старина!
        - О Боже и все святые, сохраните меня, и я никогда больше не сделаю ничего плохого, - захныкал Клуни. Клэнси между тем ловко перехватил апельсин и поклонился. Именно в этот момент Клуни вспомнил, кто он на самом деле. Он - Клуни из шекспировской труппы актеров, и они с Клэнси должны устроить здесь представление.
        Втянув носом воздух, он выпрямился во весь свой непредставительный рост, широко расставил толстые, в залатанных штанах ноги, сложил руки на грушевидном животе и начал снова. Его голос при этом загремел так, что его было слышно в самом дальнем углу салона.
        - «И каждый не одну играет роль. Семь действий в пьесе той. Сперва - младенец, блюющий с ревом на руках у мамки…»
        Август Колтрейн положил пистолет на стол и схватил рыжеволосую женщину, чтобы помешать ей стянуть с Клуни штаны. Лотта, не желая отставать в озорстве, придвинулась к лорду Граймзу, и уперев руки в бока, громко поинтересовалась, не хочет ли он поиграть сам, вместо того чтобы смотреть представление.
        - И то верно! - воскликнул лорд, усаживая ее к себе на колени. - Вот, бери самый большой. - Он протянул ей вазу. - Ты целься в толстого, а я запущу апельсином в тощего, у которого нос как у попугая.
        - Поклонись, Клуни, - шепнул Клэнси. Большой апельсин пролетел мимо его уха и разбился о камин. - Кланяйся и уходи. А я - за тобой.
        Дальнейших указаний Клуни не потребовалось. Он быстро заковылял к двери, которая вела в столовую. Клэнси не отставал от него ни на шаг.
        В открытых дверях он остановился и собрав все свое мужество, встал в позу.
        - «Бегите мимо, жирные и жадные мещане!» - громко провозгласил он перед тем, как благоразумно скрыться.
        - А теперь куда, Клэнси? - задыхаясь, спросил Клуни, прижавшись спиной к закрытой двери. - Сомневаюсь, что смогу от них убежать.
        - Они слишком пьяны, чтобы гнаться за нами, - покачал головой Клэнси, - и слишком заняты своими женщинами, чтобы вспомнить о нас. Мы сделаем так, как я сказал. Поищем чего-нибудь съестного на кухне и найдем местечко, где сможем спокойно поужинать. А представление отложим на другой день, если они вообще вспомнят про нас.
        Клуни вздохнул, потом двинулся за напарником, не переставая бубнить.
        - Нам надо уехать сейчас же, - заявил он, когда они стали без всякого стеснения рыться на кухне. Все слуги куда-то попрятались - подальше от вакханалии, творящейся в доме. «Уехать, удалиться иль скрыться с глаз долой - как хочешь называй».
        - Мы не можем уехать, - сказал Клэнси, поднимаясь по черной лестнице. - Разве ты не помнишь, что они нам почти ничего не заплатили из того, что причитается? У нас даже нет денег, чтобы прокормить бедняжку Порцию хотя бы день. Она очень послушная, что и говорить, но она не согласится сдвинуть фургон с места хотя бы на дюйм, не получив своей ежедневной порции овса.
        - Утром мы обратимся к этому молодому Шерлоку, - говорил Клуни, следуя за Клэнси на самый верхний этаж. - Он ведь поверенный Колтрейна, или его адвокат, или как это называется? Он нам заплатит, и мы сможем двинуться дальше. На юг. Обратно в Лондон. Там всегда найдутся друг и лишняя постель.
        - Мы обещали, что пробудем неделю. Стало быть, будем играть неделю, - твердо заявил Клэнси, когда они оказались в коридоре верхнего этажа. - Я человек щепетильный. Даже если наши зрители всего лишь разношерстная толпа гуляк… Кроме того, может, ты и не обратил внимания, но снег на земле лежит по крайней мере в фут толщиной. Ну все. Здесь, кажется, тихо. Давай найдем темную комнату и немного попируем.
        Клэнси шел впереди, Клуни - за ним. Такова уж была судьба Клуни - следовать за Клэнси. Правда, он почти никогда не роптал, потому что Клэнси был гораздо умнее его. Хотя на этот раз именно Клэнси принял приглашение играть в Колтрейн-Хаусе. А это, как оказалось, было не очень-то умно.
        - Зайдем сюда, - сказал Клэнси, распахнув первую же дверь с правой стороны и заходя в комнату, прежде чем Клуни успел обратить его внимание на слабый свет под дверью. Может, внутри уже кто-то есть? Кто-то, кому не понравятся непрошеные гости?



        Глава 2

        Весь вечер Джек отчаянно боролся со сном. Только чувство голода не давало ему заснуть. Час назад он проверил, все ли в порядке с Мери[Сокр. от женского имени Мередит. - Здесь и далее примеч. пер.] , потом вышел в коридор, запер за собой дверь и в последний раз пробрался на кухню, чтобы попытаться найти там что-нибудь съестное.
        Он уже дошел до площадки второго этажа черной лестницы, когда услышал выстрелы внизу. В панике он бросился назад, забыв про сыр и хлеб. Только бы поскорее вернуться к Мери. По дороге он трижды ронял ключ. Дрожащими пальцами с великим трудом открыл дверь и, захлопнув ее за собой, очутился в безопасности детской комнаты.
        А потом он заплакал. Ему было страшно стыдно за себя, но он заплакал. Вообще-то не имело значения, плачет он или нет, ведь здесь никого не было. Никто не станет ни ругать, ни утешать его.
        На холодном деревянном полу, скрестив ноги, сидел бледный, худой семилетний мальчик с острыми коленками и копной нечесаных черных волос, в поношенной и залатанной одежде. Ему было холодно, но он не стал закутываться в одеяло, потому что верил, что так ему будет легче бороться со сном и оберегать Мери.
        Двумя руками он держался за рукоятку старого ржавого меча, который нашел на чердаке. Он поклялся себе, что зарубит первого, кто посмеет войти в комнату.
        Несмотря на всю его решимость, физическая усталость нарастала. Для своего возраста он был высоким мальчиком, но даже высокий семилетний ребенок - маленький по сравнению со взрослым человеком. Колтрейн-Хаус на этой неделе был полон взрослых людей - шумных, пьяных мужчин и горластых пьяных женщин.
        Джек уже давно научился прятаться в детской, когда нерадивые слуги, которым платили грошовое жалованье, убегали из дома, оставляя его одного. Он научился прятаться, когда его отец приезжал в поместье, как это было вчера, в компании своих опасных друзей.
        Вчера, как только показались кареты с гостями, слуги тут же сбежали, оставив Джека одного. В каретах также ехали слуги из лондонского дома Колтрейна. Отец всегда привозил их, когда собирался устроить дикую попойку. Однако лондонская обслуга предназначалась для самого Колтрейна, а не для его маленького сынишки.
        Не успел Джек пробраться в кухню и положить в корзинку немного еды про запас, как Август Колтрейн собственной персоной подъехал к дому. Он не поднялся в детскую. Он не послал за сыном. Он, возможно, вообще забыл, что у него есть сын. И про Мери тоже не помнил.
        Джеку очень хотелось быть ему за это благодарным. Он и был благодарен. Правда был. Но как может человек забыть о собственном сыне? Что он сделал такого ужасного, что его собственный отец забыл о нем, притворяясь, будто его не существует?
        Джек сердито смахнул со щеки слезу. Почему он так одинок? Почему никому нет дела до того, жив он или нет?
        Когда отец приезжал в поместье в последний раз, Джек даже осмелился зайти к нему в спальню в надежде, что тот поговорит с ним, а может, и заберет его с собой в Лондон. Но Август лежал в постели с двумя голыми женщинами по бокам, и все, что он сделал, так это спросил, не хочет ли Джек к ним присоединиться.
        Все то время, пока Джек бежал наверх в детскую, его преследовал визгливый женский смех.
        С тех пор он не говорил с отцом и в этот приезд, те два дня и одну ночь, что отец был дома, избегал его. Если повезет, он вообще его не увидит, а отец уедет и не вернется до середины лета, после того как что-то, называемое в Лондоне сезоном[Светский сезон развлечений (май - июль), когда королевский двор и высший свет находятся в Лондоне] , окончится. Мистер Шерлок сказал Джеку нечто, о чем он уже давно знал: «Оставайся в детской, малыш, и никому не показывайся на глаза».
        Все, что было у Джека, так это - Мери. Если бы не она, он мог бы убить себя. Убить или убежать далеко-далеко. Так он говорил себе каждую ночь, когда отец был в доме, а иногда и когда его не было, и, наплакавшись, засыпал.
        Но он не мог убежать. Он знал это даже до того, как три месяца назад в Колтрейн-Хаусе появилась Мери. Ему просто некуда было бежать. И он никогда себя не убьет, хотя были мгновения, когда ему хотелось это сделать.
        Лучше вместо себя он убьет отца. Джек пришел к такому решению, когда Август Колтрейн в очередной раз уехал из поместья в Лондон. Мальчик пробрался вниз и увидел неприглядную картину хаоса, оставленного после отъезда отца и его гостей. Даже мистер Генри Шерлок сказал, что Августа Колтрейна следует наказать за то, что он делает со своим поместьем. Поэтому Джек решил, что прав, желая отцу смерти. Ну, может, не смерти, но чтобы он очень и очень пожалел о том, что вытворяет.
        Теперь все не так ужасно. Теперь, когда у него есть Мери, Джек знал, что может вынести все, что угодно. Теперь, когда у него есть, кого любить и кто любит его. Отец мог быть в доме, в большой гостиной - происходить что-то страшное и непонятное, но на этот раз - впервые - Джек не был совершенно одинок.
        Он скрестил пальцы, отгоняя нечистую силу, и крепко сжал рукоятку меча. Он вдруг почувствовал в себе силу и решимость. Если Мери будет в опасности, он убьет врага. Он готов умереть за Мери. Он, конечно, рассчитывал на то, что ничего страшного не произойдет, но все же… Он так ее любит. Она так ему нужна.
        В животе у Джека заурчало, и он его потер, чтобы прогнать голод. Осталось всего шесть дней. Еще шесть дней ему придется украдкой приносить сюда еду, искать уголь для печки, вести себя тихо-тихо и очень осторожно. Через шесть дней отец уедет и вернутся слуги. Они накормят детей как следует, разожгут огонь. Через шесть дней он сможет расслабиться. И сможет поспать. Ах, как же ему хотелось выспаться!
        Джек не знал, как долго он сидит на холодном полу, моля Бога о тишине, о том, чтобы долгая ночь наконец закончилась. Может, прошло несколько минут, а может, часов. На рассвете он немного вздремнет до той поры, пока не понадобится Мери. Это было время, когда гуляки засыпали, проиграв в карты всю ночь напролет. Почему это дни такие короткие, а ночи - длинные? Он не спускал глаз с задвижки, но тело от неподвижности затекло, глаза закрывались.
        Неожиданно он услышал какие-то звуки. Звук шагов по голому деревянному полу. Голоса в коридоре. Раньше никто не поднимался так высоко. До сих пор он уверял себя, что готов защитить Мери. А теперь он вдруг заколебался, вспомнив, что он всего-навсего глупый маленький мальчик с дурацким ржавым мечом, и где уж ему защитить ее!
        Может быть, это его отец? Сердце Джека ёкнуло в надежде, которая тут же исчезла. Он уже давно перестал надеяться на отцовское внимание. Если бы он или кто-либо из его пьяных друзей на самом деле пришел в детскую, это могло означать лишь беду - для него и Мери.
        Джек с трудом поднялся на ноги. Меч был с него ростом и такой тяжелый, что его невозможно было поднять. Все будет хорошо. Должно быть. Дверь заперта и никто не сможет войти. Никто не причинит зла Мери.
        И вдруг он увидел, как задвижка опустилась и дверь открылась. Он в ужасе замер.
        Джек еле сдержался, чтобы не заплакать. Почему он такой глупый? С тех пор как услышал выстрелы и прибежал из кухни в детскую, сидел на холодном полу, голодный и усталый, чуть не плача… оказывается, он охранял незапертую дверь!
        Дверь настежь распахнулась, и у Джека рот открылся от удивления. В комнату вошли двое очень странных мужчин. Один был высокий и худой, в темно-зеленых штанах. Другой - низенький и очень толстый и выглядел так, будто верхнюю часть его туловища запихнули в огромную бархатную подушку.
        Мужчины не видели Джека, потому что были слишком заняты разговором друг с другом.
        - Я ничего не могу поделать, Клэнси. Я должен все тебе высказать. И я по-прежнему утверждаю, что мы должны поесть, поспать, а потом сбежать отсюда.
        Толстяк шел за худым мужчиной, размахивая руками, словно ветряная мельница.
        - А я вот что говорю, трус ты этакий. Здесь мы в безопасности, по крайней мере сегодняшнюю ночь. Оглядись - видишь каких-нибудь драконов?
        Толстяк, как ему и было велено, огляделся. Сначала он посмотрел вверх, на потолок, а потом - вниз. И увидел семилетнего мальчика. Толстяк удивился, а Джек зарычал и, оскалив зубы, постарался замахнуться мечом.
        - Э… Клэнси, мы не одни, - сказал толстяк, указывая на Джека. - Посмотри, друг мой, и увидишь настоящего солдата. Хотя и юного.
        Клэнси, который был занят тем, что запирал дверь, обернулся и посмотрел на Джека. Склонив набок голову, он почесал пальцем большой, похожий на клюв нос и сказал:
        - Вижу, Клуни. Храбрый мальчик.
        Джек смотрел то на одного мужчину, то на другого и не мог понять, кто они. Во всяком случае, они не были похожи на гостей его отца. Говорили они как-то странно, не очень понятно. Их жесты были величественны, а театральные позы и вовсе казались смешными, хотя и немного пугали. Их необычная одежда напомнила ему старинные портреты, которые висели в галерее в западном крыле замка.
        - Да, Клэнси, это храбрый малый, - тихо откликнулся Клуни, и, улыбаясь, пошевелил перед носом Джека пальцами в знак приветствия. - Но он очень напуган, хотя и очень храбр. И хмурится так грозно, что твой пират. Короче, Клэнси, у этого малого мужской меч, а его взгляд не сулит нам ничего хорошего.
        В ответ Джек опять зарычал и чуть больше приподнял над полом тяжелый меч, хотя на это ушел почти весь остаток его слабых сил.
        - Еще одно слово, господа, и я убью вас. Сейчас же убирайтесь отсюда!
        Клэнси сделал еще шаг в комнату. Потом еще два. - Пожалуй, я рискну, сынок. Двум смертям не бывать, одной - не миновать. Все в руках Божьих. - Клэнси выглядел вполне миролюбиво, размахивая жареной куриной ножкой. - Может, храбрый малый опустит свой меч, мы все хорошенько поужинаем и доживем до завтрашнего утра?
        - Не стоит искушать голодного человека, - сказал Клуни и совсем смутил Джека, достав откуда-то из глубин своего костюма яблоко и протягивая его мальчику.
        - Уходите! - снова приказал мальчик, хотя аромат жареного цыпленка щекотал ему ноздри, вызывая голодные спазмы. - Вас предупредили, господа. Уходите сейчас же или я проткну вас мечом за ваши странные речи.
        - Вы хотите убить нас за наши странные речи? - воскликнул Клуни, прижимая руки к груди. - Ты слышал, Клэнси? Да этот мальчик - критик. Послушай, сынок, - продолжал Клуни, с улыбкой обращаясь к Джеку, - мы не такие уж плохие актеры, ей-богу! Мы хорошо знаем текст, мы всегда вовремя уносим ноги, и мы с большим уважением относимся к Барду. Это я о Шекспире, сынок. Уил Шекспир, слыхал о таком? А мы - Клуни и Клэнси из бродячей труппы актеров, играющих Шекспира. Надо было сразу тебе об этом сказать, не так ли? Клэнси, почему ты не рассказал об этом мальчику?
        - Я собирался это сделать, Клуни, - сказал Клэнси, снимая свою дурацкую бархатную шляпу, обнажив довольно лысый череп и длинные, свисающие до плеч седеющие волосы. - Но потом я подумал: мы покажем мальчику, что умеем. Всем известно, что мы умеем великолепно декламировать, но можем жонглировать и много чего еще. Правда, Клуни?
        - Верно, Клэнси.
        Клуни извлек еще одно яблоко из недр своей бархатной куртки, потом еще одно. Он подбросил их в воздух одно за другим, а затем стал ими жонглировать, да так быстро, что у Джека, наблюдавшего за ним, даже немного закружилась голова. Он не мог понять, как этот человек так ловко управляется с тремя яблоками, если у него только две руки. Были ли тому причиной необычная одежда Клэнси и Клуни, их странные речи, а может, куриная ножка - этого Джек понять не мог, но он наконец расслабился и опустил тяжелый меч. Потом, устало вздохнув, сел на пол. У него было слишком мало сил, чтобы биться или… чтобы пуститься наутек.
        - Вы ведь не с ним, да? - тихо спросил он и потер рукой глаза. - Нет, конечно, хотя и кажетесь такими же пьяными, как остальные. - Мальчик вопросительно смотрел на актеров. В его глазах светилась печаль, а нижняя губа дрожала. - Это будет продолжаться еще шесть дней и шесть ночей. Я этого не перенесу. Я так устал.
        - Храбрый мальчик. - Клэнси сел возле Джека на корточки, вынул из слабых рук ребенка тяжелый меч и нежно погладил его по голове. Джек вздрогнул. Никто никогда к нему не прикасался, разве что для того, чтобы дернуть за ухо или хлопнуть по спине. Но чтобы гладить по голове… этого он не понимал.
        - Клуни, - услышал он, - полагаю, мы вторглись в детскую. Да, сынок? Не хочется в это верить, малыш, но я должен тебя спросить. Неужели ты - Боже, не допусти этого - сын Ужасного Августа?
        Ужасный Август. Это имя вызвало подобие улыбки на губах Джека, и он еще больше расслабился. Он кивнул и медленно поднялся на ноги.
        - Я - Джек, сэры. Джек Колтрейн. Август Колтрейн - мой отец. Как вы понимаете, я ненавижу его. И очень сильно. Сегодня я не смог пробраться вниз за едой, а слуги все разбежались. Если, сэр, вы спросите меня, не хочу ли я кусочек куриной ножки…
        - Ты здесь один? Сколько вас? - спросил Клэнси, протягивая Джеку куриную ножку. - Сколько детей у Августа Колтрейна?
        Джек больше не мог сдерживаться. Он схватил куриную ножку и начал быстро ее обгладывать. - Здесь только я. Кроме отца, я здесь единственный Колтрейн.
        Джек взглянул на розовощекого Клуни, который так ловко жонглировал яблоками, потом на Клэнси, который дал ему куриную ножку. Он понял, что может довериться этим людям. Да и был ли у него выбор? - Ну и потом, есть еще Мери, - тихо добавил он.
        - Мери? Твоя няня? - Клуни посмотрел на открытую дверь за спиной мальчика. - Она там?
        - Она не няня, - поправил Джек, направляясь к двери. - Мне не нужна няня, да и Мери - тоже. Нам хорошо вместе. О нас заботятся слуги и мистер Шерлок. Когда они о нас вспоминают. - Он пожал плечами. Взяв в руки свечу, он знаком пригласил мужчин следовать за ним в соседнюю комнату.
        Джек остановился посередине скудно обставленного помещения перед колыбелью.
        - Это Мери. Мой отец - ее опекун. Так говорит мистер Шерлок, но я считаю ее своей сестрой. Это ведь правильно, что я называю ее сестрой, правда? Она здорова, потому что мне удается пробираться на молочную ферму и доставать ей молока. Она такая хорошая, спокойная, никогда не плачет и не капризничает. Мне не очень нравится менять ей пеленки, но я это делаю. - Он пристально посмотрел на Клэнси и Клуни. - Предупреждаю вас, сэры, я поклялся убить всякого, кто попытается причинить ей боль.
        - Ах, Клэнси, ты только посмотри, - сказал Клуни, опускаясь на колени около колыбельки.
        Мери не спала, но не плакала, а просто лежала на спинке и гулила. Легкий пушок огненного цвета покрывал ее головку. Большие, ясные, ярко-голубые глаза внимательно смотрели на посетителей.
        - Я влюбился в нее, Клэнси, вот-те крест. Она просто ангелочек, - прошептал Клуни и в благоговейном страхе дотронулся пальцем до ее мягкой розовой щечки.
        Мери захихикала. Клэнси поцокал пару раз языком и положил руку на худенькое плечо мальчика.
        - Ты совсем не спал уже несколько дней, мой храбрый воин, я прав? Да и как бы ты смог заснуть при таком пьяном гвалте. Какой позор, приглашать всякий сброд в дом, где находятся невинные дети! Клуни, у нас появилось настоящее дело. Мы защитим их, этих невинных младенцев с мечами, этих…
        - Я не младенец, - горячо возразил Джек, вырываясь из объятий Клэнси.
        - И тебе, я полагаю, никогда не позволяли им быть, - мрачно согласился Клэнси. - Садись и ешь. Мы с тобой поговорим, а Клуни приглядит за малышкой.



        Глава 3

        В ту ночь родилась дружба. Приятели приняли решение остаться в Колтрейн-Хаусе. Днем они прятались вместе с Джеком и Мери, а по ночам весьма неохотно тащились вниз, чтобы обеспечить всех ужином. И каждый вечер осторожно заглядывали в большую гостиную, чтобы посмотреть, что там творится, а потом снова уползали в детскую, не произнеся ни единой строчки Шекспира.
        Сегодня должно было состояться их первое представление, хотя ни одному из них не хотелось выступать перед отупевшими от пьянства мужчинами и их грубыми женщинами. Даже сейчас, подчинившись приказу Августа Колтрейна начать с того места, где он закончил в первый день, Клуни не мог выбросить из головы мысли о двух детях наверху и их несчастной судьбе.
        Колтрейн-Хаус был полон противоречий. Большим, великолепным поместьем управлял ужасный хозяин. Подлый, бессердечный, грубый. У которого был такой храбрый, такой преданный сын, а под опекой такая милая, красивая девчушка. Два совершенных создания, лишенных какого бы то ни было внимания и заботы.
        Возможно, это было к лучшему. Клуни не мог себе представить ничего более страшного, чем если бы Август Колтрейн вздумал продемонстрировать детей своим пьяным гостям. Мери, которой, по словам Джека, было всего шесть месяцев от роду, особенно бы могла пострадать - от пьяных женщин, которые, не ровен час, решили бы поиграть с ней в дочки-матери.
        Как человек может так попирать все законы приличия? Привезти в свой дом кучу пьяных друзей и бесстыжих, развратных женщин, которых могли увидеть дети? Позволить такому сброду распоряжаться своим домом? Разорять его?
        Как это печально. Сердце Клуни разрывалось при мысли о Джеке, который упрямо охраняет дверь в детскую уже столько дней. Мальчик лишил себя сна, не ел столько времени, боясь оставить девочку одну хотя бы на минуту, пока он спустится на кухню. Клэнси просто расплакался, наблюдая за Джеком в их первую ночь, когда они убедили мальчика поспать, заверив его, что будут охранять Мери вместо него. За все те годы, что они были вместе, Клуни ни разу не видел, чтобы Клэнси уронил хоть слезу.
        Каким бы сильным ни было желание Клуни как можно скорее убраться из Колтрейн-Хауса, он поддался уверениям Клэнси, что сюда их привело само провидение. Его друг на самом деле верил в то, что они оказались в нужном месте и в нужное время, чтобы защитить этих детей от изверга-отца.
        И они будут защищать их до тех пор, пока это будет возможно. Клуни пел Мери песенки, поил ее молоком, которое сам приносил с молочной фермы. Клэнси разыгрывал перед Джеком «Макбета», хотя мальчик дважды засыпал, держась за пухлую ручку Мери.
        Джек сказал им, что через несколько дней Август Колтрейн и его компания уедут. Его отец никогда не оставался в Колтрейн-Хаусе больше недели и не появлялся чаще, чем два раза в год. Джек сказал об этом спокойно, даже бесстрастно. Почти так же хладнокровно, как объявил о том, что когда-нибудь, когда вырастет, он убьет своего отца за то, что тот сделал с Колтрейн-Хаусом.
        Возможно, поэтому Клуни был даже немного рад, что Август Колтрейн приказал продолжить рассказ о семи возрастах мужчины, описанных Шекспиром. Джек был ребенком, но ребенок вырастет и станет мужчиной. Он пройдет все ступени этих семи возрастов. И перешагнет через глупого, эгоистичного, самовлюбленного отца, который не подозревает, что его самое большое богатство спрятано в детской, где замышлялась его смерть.
        Большое яблоко пролетело возле самого носа Клуни, как бы напоминая ему, что пора начинать представление, и он, глядя поверх пьяной аудитории, презирая всех и каждого, сделал глубокий вдох и начал:
        - «Сперва младенец, блюющий с ревом в руках у мамки», - не обращая внимания на шум, складывая руки так, будто качает младенца. - «Потом - плаксивый школьник с книжной сумкой, с лицом румяным, нехотя, улиткой ползущий в школу». - Клуни поднялся на цыпочки и сделал три нерешительных шага. - «А затем, - продолжал он, прижав руки к сердцу, - любовник, вздыхающий, как печь, с балладой грустной в честь брови милой. А затем солдат…»
        - Послушай, Август, - раздался пьяный голос из рядов стульев перед камином, - сколько же еще? Три? Пять? По-моему, он сказал семь, не так ли? Нет, мы столько не выдержим. Послушай, парень, - крикнул красноносый господин, на коленях которого сидела шлюха с голой грудью, - остановись на трех. Больше не надо. Остановись на любовнике. Про это мы все знаем, да, дорогая? - спросил он у хихикавшей шлюхи.
        Пока Клэнси собирал скудные декорации, поскольку был уверен, что их услуги больше не потребуются, Клуни выступил вперед. На беду он все еще держал в руке копье, которое ему было необходимо, чтобы изобразить возраст солдата. Распаленный текстом Шекспира, забыв, что он актер, а не солдат и что в глубине души был робким человеком, он вскричал:
        - Как смеете вы! Негодяи! Все вы негодяи! И это при том, что в доме маленький ребенок! И младенец! Позор на всех вас!
        Клэнси вздохнул и встал впереди него, стараясь защитить друга от разъяренной толпы. Но ярость публики выразилась лишь в том, что в актеров полетели различные фрукты и мелкие статуэтки каких-то неизвестных греческих богов. Вместо того чтобы оттащить Клуни, Клэнси вдруг тоже разъярился, призвав на помощь Барда.
        - «Чтоб черт тебя обуглил, беломордый! Вот глупец!» - горячо воскликнул он, хорошо чувствуя пафос «Макбета».
        - О! Это было здорово, Клэнси! Очень хорошо! - Сделав комплимент, Клуни вздрогнул, потому что увидел, что человек в первом ряду, сбросив на пол свою шлюху, встал. Он был похож на огромного лохматого медведя с маленькими, налитыми кровью глазками. И направлялся к импровизированной сцене, за ним двинулись не менее пьяные приятели.
        - Однако, - сдавленным голосом пропищал Клуни, - может, нам лучше побыстрее убраться в детскую? Да, так будет лучше. «Коня! Коня! Полцарства за коня!»
        Но злоба шерстяного человека-медведя не остановила Клэнси. И страхи Клуни тоже его не остановили. Если уж Клэнси входил в раж, ничто не могло его остановить, особенно здравый смысл. Он выхватил копье из безжизненных рук Клуни и метнул его в пьяного, который почти взобрался на сцену.
        - Прочь, пьяный забулдыга, презренный куль мясной! - крикнул он красноречивым и грозным тоном.
        Но теперь и сам Август Колтрейн взбирался на сцену. Он выхватил копье из рук Клэнси, сломав и отшвырнув бесполезную деревяшку в сторону, и направился к Клуни. Клуни закрыл глаза. Он знал, что не всегда полезно держать их открытыми. Особенно когда лежишь на полу, подтянув колени, чтобы защитить самые важные для человека места.
        Несколько дней спустя перевязанные Клуни и Клэнси с синяками самых фантастических расцветок стояли с Джеком и смотрели, как последние кареты съезжали по быстро тающему снегу со двора Колтрейн-Хауса. Клуни был настолько рад этому, что даже помахал рукой и крикнул:
        - Та-та-та, добрые сеньоры, желаем доброго пути. Да захромают ваши лошади, а вашим колесам попадется множество глубоких рытвин и ухабов!
        Клуни и Клэнси чувствовали себя сегодня превосходно, что и говорить.
        Сегодня утром между ними и мистером Генри Шерлоком, управляющим Августа Колтрейна, его адвокатом и поверенным в делах, была заключена сделка.
        Актерам Генри Шерлок сразу понравился. Это был приятный молодой человек лет двадцати с небольшим. Для его возраста ответственность за поместье, лежавшая на его плечах, была довольно велика. Он был трезво мыслящим человеком и быстро согласился с тем, что Клуни и Клэнси были как раз теми людьми, которые нужны Джеку и Мери. Уже одно это расположило к нему актеров.
        Сделка была достаточно простой. Взамен услуг в качестве актеров, которые они вряд ли могли оказывать таким маленьким детям, Клуни и Клэнси обязывались присматривать за ними до тех пор, пока не заработают тех денег, о которых договорились с Шерлоком.
        Во всяком случае, именно так сказал Генри Шерлок пьяному Августу Колтрейну, которому, как правило, все всегда было абсолютно безразлично. А актерам Генри Шерлок сказал совершенно другое. На самом деле он нанимал их в качестве постоянных опекунов Джека и Мери, поскольку они прекрасно проявили себя во время пребывания в поместье Августа и его компании. В обмен на крышу над головой и обильную пищу им было разрешено оставаться в Колтрейн-Хаусе хоть до конца своих дней, если они того пожелают.
        - Потому что вы правы, - начал Шерлок. - Я не могу называть себя истинным христианином, если позволю, чтобы дети оставались в этом бедламе без присмотра хотя бы еще один день. Все и так было ужасно, когда в доме был один мальчик, но теперь здесь и Мередит. Нет, так не может продолжаться, - говорил Шерлок актерам, когда они прихромали к нему, клянясь, что дойдут до самого короля, чтобы поведать этому доброму человеку о несчастной доле Джека и Мери.
        Генри Шерлок, по-видимому, вполне разделял их чувства и был согласен с их мнением об Августе Колтрейне.
        - Вы знаете, он ненавидит Джека. Он ненавидел свою жену, мать Джека, - дочь богатого торговца углем, на которой женился ради денег. Помню, однажды ночью - мистер Колтрейн был, как водится, пьян - он сказал, что самое лучшее, что Джек сделал, - это убил при рождении свою мать. За прочее он ненавидит своего сына, который, как он думает, только и ждет его смерти. Полагаю, мистер Колтрейн здорово боится смерти и поэтому всячески старается заглушить в себе этот страх. Присутствие Джека является для него напоминанием о том, что уже существует кто-то, кто готов его заменить. Мистер Колтрейн говорит, что он сделает все, чтобы у его отпрыска не осталось никакого наследства. Моя главная задача состоит в том, чтобы этого не произошло. Если бы отец Мери не сделал мистера Колтрейна опекуном ее и ее наследства, уже на это Рождество в доме появились бы судебные приставы, чтобы разделить с ним рождественский пудинг.
        Шерлок печально покачал головой, и как же он был рад, что Клуни и Клэнси согласились остаться заботиться о детях. - Вы просто камень сняли с моей души. К сожалению, должен предупредить: денег так мало, что едва хватит, чтобы заплатить вам жалкое вспомоществование. Поместье процветает, но у мистера Колтрейна… ну, зная то, что мы знаем… много расходов. Мне придется уволить двух слуг - по правде говоря, потеря небольшая, - чтобы вы могли остаться. Вот все, что я могу для вас сделать.
        Все, что Генри Шерлок мог сделать, было гораздо больше того, на что Клуни и Клэнси могли рассчитывать.
        Теперь, когда Ужасный Август уехал и не вернется до середины лета, Клуни и Клэнси принялись за работу. Во-первых, мальчик не умел читать. По мнению Клэнси, это было самым большим грехом Ужасного Августа в отношении сына, потому что если ребенок не умеет читать, он никогда не познает мир.
        Так что Клэнси занялся Джеком, что вполне устраивало Клуни, который был без ума от маленькой Мери - настоящего ангелочка с венчиком рыжих волос и смеющимися голубыми глазами.
        Они поставили свой фургон позади конюшен и пустили пастись Порцию, где ей вздумается. Когда зажили раны от побоев, друзья перетащили в дом свои вещи и обосновались в комнате рядом с детской. Больше они не станут бродить по дорогам и ночевать в стогах сена. Немудреная сельская публика не будет швырять в них, играющих своего любимого Шекспира, фрукты. Уже это одно было благословением: ведь у простых людей такой наметанный глаз, и чаще они бросали камни, а не апельсины.
        - Давай, Джек, дружок, - сказал Клэнси, глядя на оставленный разгром, - сначала поищем щетки и все здесь подметем. На это уйдет не более недели - меньше, если вернутся слуги. А потом, пока Клуни будет гугукать с Мери, мы с тобой примемся за твое образование.
        Клуни шел за ними, тщательно обходя осколки разбитого стекла.
        - Лучше бы ты пошел на кухню, Клэнси, - озабоченно сказал он. - Ты умеешь готовить простую пищу, и тебе очень идет фартук. А вот научить мальчика арифметике ты вряд ли сможешь: тебе же не сложить три числа подряд, если для этого понадобится больше, чем десять пальцев. Что нам надо сделать, - сказал Клуни, смело встретив разъяренный взгляд Клэнси, - так это послать записку Алоизиусу. Вот что нам надо сделать.
        - Алоизиусу? Алоизиусу Бромли? Которого мы встретили в Кембридже? Того, что оставил сцену, чтобы стать учителем богатых мальчиков, у которых больше волос, чем мозгов? Думаешь, он приедет? У нас нет денег, чтобы заплатить ему, Клуни.
        - А я думаю, что есть, Клэнси, - уверял Клуни по дороге на кухню. - Думаю, наш мистер Шерлок найдет способ, как заплатить Алоизиусу. И прочим слугам, которых мы захотим нанять - тем, что не разбегутся, как только здесь снова появится Август Колтрейн. Ты разве не понял, что его мучает совесть? Он сам почти мальчик, но знает, что этим дорогим деткам нужна настоящая забота и опека. Одно дело, когда речь шла только о Джеке, но теперь в доме младенец. Шерлок благодарен нам за помощь. Как ты думаешь, почему он разрешил нам остаться?
        - Мне не нужна нянька, - запротестовал Джек, взгромоздившись на засаленный деревянный стол посередине кухни и болтая ногами. - Я уже большой, разве вы не знаете?
        - Разве вы не знаете? Ты слышал, Клэнси? Он сказал «разве вы не знаете» совсем как ты. У парня замечательные способности к подражанию, но прослушивается ирландский акцент, от которого мы так безуспешно старались отделаться все эти годы. Нам нужен Алоизиус, и он нужен нам завтра.
        - Мы не можем нанимать кого-то сами. Клуни, - возразил Клэнси. - Во-первых, мы не знаем, как это делается. И потом, одобрит ли это Шерлок?
        - У меня есть на примете кое-кто, кого он одобрит, Клэнси. Во-первых, это супружеская пара Максвеллов, - начал Клуни, весьма довольный собой. Ему не так-то часто приходилось брать верх над Клэнси. Гораздо чаще он зарабатывал за свою глупость подзатыльник. - Им надоела сцена, и они мечтают о лучшем будущем для своей дочери. Кажется, ее зовут Хани. Они сами говорили мне об этом, когда мы были в Лондоне. Да мне в голову приходит не меньше дюжины имен актеров и актрис, которые мечтают отдохнуть парочку сезонов, а то и дольше в каком-нибудь поместье. Теплая постель, крыша над головой, кое-какие обязанности по хозяйству. Я бы мог назвать не меньше дюжины людей, готовых воспользоваться таким шансом. А платить им придется разве что пенни. Кому не понравится - того палкой вон, замена всегда найдется.
        - Пожалуй, это сработает, - сказал Клэнси, заглянув в грязную кастрюлю и содрогнувшись от ее содержимого. - На самом деле идея просто великолепная. Иногда ты меня удивляешь, друг. Пойду поговорю с молодым мистером Шерлоком. - Бросив кастрюлю и расправив костлявые плечи, Клэнси вышел из кухни.
        - Пошли, парень, мы тоже будем бороться, - сказал Клуни, приказав Джеку соскочить со стола и следовать за ним. Толстяк воздел вверх руку, будто нес флаг, и промаршировал из комнаты. За ним по пятам следовал Джек.
        - «С дороги все! Играйте, музыканты…» - прокричал Клуни восторженно.
        Счастливый и беззаботный, Джек старался попасть в такт шагам своего нового друга.



        Глава 4

        Алоизиус Бромли откашлялся и строго посмотрел на Мери, которая уже минут десять ёрзала на стуле, утомленная монотонным перечислением английских королей.
        Милая Мередит. Крошка Мередит Фэрфакс. Большая для своих восьми лет девочка. Очень милая. И редкая озорница. Алоизиус разрешил ей посещать уроки пятнадцатилетнего мастера Джона[Вежливое обращение к сыну хозяина.] по двум причинам. Во-первых, девочка оказалась так умна, что одно удовольствие было заниматься с ней. Во-вторых, он не смог найти способа избавиться от присутствия любознательной девочки в классной комнате.
        У нее должна бы быть няня, позже - гувернантка. Но поскольку Август Колтрейн не обращал на девочку, оставленную на его попечение, никакого внимания, Алоизиус считал, что ей уже повезло, что она вообще хоть была во что-то одета.
        А Джон? Джон Колтрейн? Любимый, но опасно упрямый Джек. Алоизиус пришел в ужас, когда узнал из сплетен, гулявших по деревне, что отец мальчика поручил акушерке дать имя ребенку. Та, будучи простой женщиной, решила, что Джонни - вполне хорошее, солидное имя. Август, видимо, воспринял это как забавную шутку и одобрил его. Он радовался тому, что его нежеланная жена оказалась глубоко под землей, отцовство же его занимало меньше всего. Поэтому он не обращал внимания на сына, словно его вообще не было на свете. В тот день, когда Клуни и Клэнси наняли Алоизиуса учителем и наставником Джека, они рассказали ему о судьбе мальчика, который был предоставлен самому себе чуть ли не с первых дней своего существования.
        К Мери Август тоже был совершенно равнодушен с того самого момента, когда девочка, в то время еще совсем малютка, была навязана ему по какому-то закону, который никто толком не мог Алоизиусу растолковать. Он знал только, что Колтрейн был опекуном и девочки, и ее наследства, и понял, что для него, тратившего наследство Мери направо и налево, это опекунство было выгодно. Ей повезет, если от ее денег останется хотя бы несколько фунтов к тому моменту, когда она достигнет совершеннолетия и сможет вступить в свои права.
        Мери, конечно, ни о чем не подозревала. Разве восьмилетнюю девочку может волновать какое-то там наследство? Особенно Мери. Она была счастлива, что жива, счастлива, что рядом был ее любимый Джек.
        Алоизиус и сам не понимал, почему он остается в Колтрейн-Хаусе. Платили ему редко, иногда он тратил часть своих денег на учебники, тетради и чернила. О том, чтобы вернуться на сцену, он не помышлял, особенно сейчас, когда наступала осенняя пора жизни. Он был достаточно образован, чтобы преподавать в университете, а вместо этого тратил оставшиеся годы на то, чтобы быть чем-то вроде гувернера и наставника двух детей, которые в противном случае вырастут совершенными дикарями.
        Просто у него слишком мягкое сердце, уверял он себя все эти годы. Или не все в порядке с головой, порой задумывался он. И оставался. Так же как оставались Максвеллы и многие другие.
        Алоизиус подозревал, что большинство, как и он сам, оставались из-за Джона и Мередит. Посторонние люди стали семьей, объединившейся ради этих двух детей. Они заботились о них, учили их, смотрели за ними - и защищали от Августа Колтрейна.
        Алоизиусу нравилось наблюдать за Джоном и Мередит, когда они были вместе. Они играли, катаясь по траве, как щенята. Иногда они дрались и даже кусались. Но всегда оставались друзьями. Джон был старшим братом - защитником (хотя частенько поддразнивал девочку), Мередит - младшей сестренкой, обожавшей брата.
        Все было хорошо, пока Джону было одиннадцать, а Мередит - четыре. И даже теперь, когда он стал грубоватым пятнадцатилетним подростком, а Мередит было всего восемь. Но что произойдет, когда Джону будет двадцать один год, а Мередит - четырнадцать? Если Джон все еще будет в Колтрейн-Хаусе - а он поклялся никогда не оставлять свой любимый дом Августу на разграбление - что тогда?
        Алоизиус был уверен, что для Джона Мередит всего лишь подопечная его отца, хороший друг и веселая участница всяких проделок. Он ее дразнил, втягивал в свои мальчишеские забавы и обращался с ней как с любимой младшей сестрой, не более того.
        Но, глядя на Мередит, Алоизиус понимал, что красота девочки очень скоро расцветет. Эти рыжие волосы, эти длинные, стройные ноги. Эта заразительная улыбка. А эти глаза цвета утреннего неба? Пока она немного неуклюжая и нескладная, как молодой жеребенок, но когда подрастет, несомненно, станет красавицей.
        И если Мередит не изменит своего намерения - а этот ребенок всегда отличался упрямством - когда вырастет, она непременно выйдет замуж за своего любимого Джека. По-детски откровенно она как-то призналась Алоизиусу в этом.
        Да, придет день, и Мередит расцветет прекрасным цветком. Как поведет себя тогда Джек Колтрейн? Будет все так же считать ее своей сестрой? Позволит ли ему Мередит относиться к себе только как к сестре?
        Алоизиусу было известно, о чем мечтал Клуни, на что надеялся Клэнси, чего им обоим хотелось от всего сердца. Это будет просто замечательно, если однажды Джон и Мередит посмотрят друг на друга и поймут, что ничего не может быть прекраснее, чем пожениться и прожить вместе до конца своих дней в Колтрейн-Хаусе…
        Оба они любили поместье и считали, что нельзя позволить Августу его окончательно разорить. А Джон был просто одержим идеей сохранить дом и землю.
        Лучшим решением проблемы будет, если Джон и Мередит обнаружат, что они не просто брат и сестра. Август, без сомнения, намеревался промотать все наследство Мередит и оставить ее без единого пенни. Пока Август жив, Мередит, разумеется, не будет представлена свету во время лондонского сезона и навсегда останется в поместье. Алоизиус считал, что она заслуживает лучшей доли. Ему также хотелось, чтобы Джон побольше думал о своем будущем, нежели был одержим своей страстной ненавистью к отцу.
        Этого хотели все. Максвеллы. Клуни и Клэнси. Хани и все другие обитатели Колтрейн-Хауса. Все хотели самого лучшего для Джона и Мередит.
        Все же самыми заинтересованными были Клуни и Клэнси. Как наседки, у которых было по одному цыпленку, они защищали, баловали и развлекали, взяв на себя роль родителей Джека и Мери. Клэнси занимался с Джеком, Клуни же ничто не могло помешать восхищаться Мери, даже тогда, когда она подложила ему в постель лягушку.
        Алоизиус вздыхал, стараясь задвинуть подальше свои опасения. Впереди были годы и годы до тех пор, пока беспокоящие его проблемы возникнут и разрушат ту особую привязанность, которую чувствуют друг к другу эти дети.
        Он закрыл книгу и положил ее перед собой на стол.
        - Итак, мисс Фэрфакс, - сказал он, глядя на ёрзавшую на стуле девочку, - думаю, теперь ваша очередь. Надеюсь, вы написали что-то, что можете прочесть?
        Мери улыбнулась. У ребенка был на редкость красивый ряд ровных белых зубов - хотя на маленьком, узком личике они казались несколько великоватыми.
        - Да, мистер Бромли, - ответила она, вскочив с места. В руках у нее было несколько мятых и не слишком чистых листков. - У меня очень интересная история. Тебе понравится, Джек, - обернулась она к молодому Колтрейну.
        - Ну, давай! - Джек откинулся на спинку жесткого стула и скрестил длинные ноги. - Как вы думаете, мистер Бромли, мы это переживем? Еще один рассказ Мери?
        Мери бросила на него предупредительный взгляд.
        - Так, - сказала она, с важным видом перебирая листки бумаги с коряво написанными буквами, многочисленными ошибками, а то и придуманными ею самой словами. - Если малыш перестал ныть, может, мне будет разрешено начать читать?
        Алоизиус, прикрыв рот кулаком, кашлянул. Слишком взрослая для своих лет, подумал он, и слишком умная. Такова была Мередит Фэрфакс. Таким же был и Джон Колтрейн. Неудивительно, что Алоизиус остался в Колтрейн-Хаусе. Это были его дети, его любимые дети.
        - Спасибо, - сказала наконец Мери. Джек, хотя и не мешал ей читать, был не слишком внимателен. - Однажды; - нерешительно продолжила она, Джон при этом театрально застонал, - жил-был совсем недалеко отсюда, в Ноттингемшире, один замечательный, смелый, умный, дерзкий…
        - Прямо-таки образцовый, не так ли, мистер Бромли? - прервал ее, усмехнувшись, мальчик. - И такой невыносимо скучный.
        - Робин Гуд не скучный, Джек Колтрейн, - воскликнула Мери, ударив его по плечу свернутыми в трубочку листками. - Он был чудесный, смелый, и дева Мэриан любила его, и все люди его любили. А он и его славные товарищи отбирали у нехороших богачей их добро и раздавали его бедным… Это так замечательно! Я хотела бы, чтобы Робин Гуд жил в наше время, я ускакала бы вместе с ним и стала бы одним из его славных товарищей.
        - И ты бы стала жить в лесу, - сказал Джек, прикрывая голову руками от ее ударов, - стреляла бы королевских оленей и, возможно, носила бы мужское платье. Что за бред гуляет в твоей голове, Мери. Меня это просто пугает, вот что я тебе скажу.
        Алоизиус медленно встал и хлопнул в ладоши, чтобы привлечь их внимание.
        - Дети! Дети! Хватит. На сегодня довольно. Если хотите подраться, то, пожалуйста, подальше отсюда.
        - Да, мистер Бромли. - Мери сделала книксен. Алоизиус учил ее, как себя следует вести леди, как быть женственной, но у нее все еще торчали локти и коленки. Скоро придется попросить кого-нибудь другого заняться этой стороной ее воспитания. Может, Люси, прачку? Она, если ему не изменяет память, когда-то играла Джульетту, но это было не менее ста лет тому назад.
        - Пошли, Мери. - Джек бесцеремонно подтолкнул ее к двери. - Мы обещали нашему другу Киппу встретиться с ним в деревне в три часа.
        - Значит, он приехал? - спросила Мери, пританцовывая возле Джека и ничуть не обидевшись за то, что он высмеял ее во время урока. - Я думала, что семестр кончится только в следующем месяце. Его что, выгнали? Он совершил что-нибудь непростительное? Он рассказывал мне на Рождество, что ему очень хочется сделать что-нибудь настолько ужасное, чтобы его тут же отослали домой и не разрешили бы возвращаться до окончания семестра. Почти всех потрясающих парней отсылают домой хотя бы на один семестр.
        - У него болен отец, Мери, - покачал головой Джек. - Мать написала ему, что он должен приехать.
        Мери остановилась на черной лестнице, глядя вслед Джеку, который шел впереди.
        - О! Я не знала. Он очень болен?
        Джек обернулся и серьезно посмотрел на Мери:
        - Если ты мне обещаешь, что не побежишь и не бросишься Киппу на шею и… ну, не будешь вести себя как девчонка, я тебе скажу.
        Мери прикусила нижнюю губу.
        - Значит, он умирает? Да? Бедный Кипп.
        Джек провел пятерней по длинным темным волосам, подумав, куда на этот раз подевалась тонкая черная ленточка, которой он завязывал волосы на затылке.
        - Да, Мери. Не пройдет и месяца, как Кипп станет новым виконтом Уиллоуби. - Лицо Джека потемнело. - Видишь, как бывает. Кипп теряет отца, которого обожает. А я? У меня самый худший на свете отец, и этот негодяй, похоже, будет жить вечно.
        Мери поспешила за братом, пока не оказалась рядом с ним и не прижала его руку к своей щеке.
        - Ты не можешь желать смерти собственному отцу, Джек. Это грех. Так сказал мистер Бромли. Желать кому-либо зла - это все равно что делать зло. Так он сказал, когда я покаялась, что желаю твоему отцу сломать ногу и остаться в Лондоне этим летом. Поэтому я не стала больше этого хотеть, и твой отец приехал, даже на два месяца раньше, чем мы ждали. Я надеюсь, ты не винишь меня в его приезде.
        Джек потрепал ее и без того растрепанные волосы.
        - Ты такая наивная, Мери. Веришь в сказки, никому не желаешь зла, даже Ужасному Августу. Если бы я мог быть похожим на тебя!
        Держа его за рукав, она прошла с ним через кухню, а когда они вышли во двор, заплясала перед ним.
        - Ты можешь, Джек! - воскликнула она. - Тебе необязательно быть таким брюзгой.
        - Ты так думаешь? - Джек шел так быстро, что Мери едва за ним поспевала. Ради Джека она была готова на все, и она уж, конечно, не отстанет, хотя бы потому, что у него такое мрачное настроение и он не замечает, что она отстает. - С каждым разом, когда он приезжает, он все больше и больше разрушает Колтрейн-Хаус. А теперь он приезжает и весной, и летом. И каждый раз - на Рождество. Господи, Мери, если бы ты знала, как я ненавижу Рождество!
        Алоизиус Бромли стоял у открытого окна и слышал, что сказал Джек. Он видел, как Мери бежит рядом с ним по высокой зеленой траве, стараясь развеять его мрачные мысли. Наставник тяжело вздохнул. Все это так печально. Но что он может сделать? Что вообще кто-то может сделать?
        Все, что ему оставалось, да и другим тоже, - это наблюдать и ждать, когда Джон Колтрейн станет мужчиной.
        Потому что именно тогда все и начнется.



        Глава 5

        Была осень - один из последних теплых дней, перед тем как мир постепенно погрузится в зиму. Уже пожелтели листья, множество их упало в ручей и понеслось, кружась, по течению. Мир четырнадцатилетней Мери был таким прекрасным, каким мог быть только ее любимый Колтрейн-Хаус. Однако очень скоро поместье опустеет.
        Через несколько дней уедет заканчивать школу Джек. Хотя Мери была счастлива, что Генри Шерлоку удалось убедить Ужасного Августа в необходимости для Джека завершения образования в каком-либо учебном заведении, она заранее по нему скучала. Не то чтобы в последние годы Джек слишком баловал ее своим вниманием, находясь дома. Ему шел двадцать первый год, и он был занят более важными делами, нежели препровождение времени со своей названой сестрой.
        Подняв с земли камень, она швырнула его в воду и смотрела, как он пару раз подпрыгнул, прежде чем утонуть.
        - Черт!
        - Тебе не следует ругаться, Мери. С каждым скверным словом твои волосы становятся все рыжее. - Джек потрепал ее буйные кудри и дал шутливый подзатыльник. - В один прекрасный день они просто воспламенятся и сгорят до самых корней. Будет лучше, если ты процитируешь Шекспира, как нас учили Клуни и Клэнси. Погоди, что бы ты сказала о том, с каким мастерством ты бросаешь в воду камни? Знаю. Подойдет фрагмент из «Ромео и Джульетты»: «безнадежно, беспомощно, неизлечимо».
        Мери гневно сверкнула глазами. Едкое замечание было готово сорваться с ее губ. Но… она улыбнулась, потому что взрыв негодования тут же потонул во взгляде зеленых глаз ее друга. Он пришел к ручью, потому что искал ее. Как же она может на него сердиться?
        - Тогда покажи мне, как это делается, Джек, - заискивающим тоном сказала она, зная, что Джек никогда ни в чем ей не откажет.
        - Опять? Да я показываю тебе это по крайней мере два раза в год. - Мери взяла в правую руку гладкий плоский камень, а Джек встал у нее за спиной. - Ну хорошо, Мери, - притворно вздохнув, сказал он. Он положил свою руку на руку Мери, и их тела соприкоснулись: своей спиной она почувствовала его мускулистую грудь. - Держи камень вот так… хорошо. Теперь подведи запястье к животу и быстро швырни камень, так чтобы он летел плоско… вот так.
        Мери смотрела, как камень коснулся поверхности ручья, потом подпрыгнул несколько раз, словно щеголиха, которая старается перейти на цыпочках через лужи на улице и не запачкать подол платья. Она задержала дыхание, когда камень подпрыгнул в третий раз, и с шумом выдохнула, когда камень, подпрыгнув в последний раз, упал на другом берегу.
        - Получилось! У нас получилось! - захлопала в ладоши Мери и бросилась на шею Джеку. Он закружил ее. - Ах, Джек, мы можем все!
        Он улыбнулся в ответ, и мир Мери стал светлым и счастливым. Она запрокинула голову и засмеялась, а он снова закружил ее, пока у нее не пошла кругом голова - не столько от вращения, сколько от того, что она была вместе с Джеком.
        Освободившись, она стала собирать камни, определяя их гладкость и пригодность для метания. Безостановочно болтала всякую ерунду, стараясь удержать возле себя Джека и вызвать его улыбку. Они говорили о Клуни и Клэнси, о пьесе, которую их хорошие друзья и другие члены «труппы» - как называли себя слуги - дадут сегодня вечером в честь возвращения Джека в школу. Мери говорила и говорила, только бы он не ушел.
        И сболтнула лишнего.
        Она увидела, как окаменели черты лица Джека, когда он устало опустился на берег ручья, упершись локтями в колени, и поняла, что его настроение, как это часто случалось, резко переменилось - он вдруг помрачнел.
        Мери села рядом, прижавшись щекой к его плечу, заглядывая ему в лицо. Только что они смеялись, были счастливы - намеренно счастливы, - изо всех сил стараясь позабыть, что Август находится в Колтрейн-Хаусе. А потом Мери сделала глупость - ведь она была так молода, - и настроение Джека упало.
        - Прости меня, Джек, - сказала она, мечтая, чтобы снова появилась ямочка на его левой щеке, хотя знала, что для этого он должен улыбнуться. - Мне не следовало ничего говорить. Даже в шутку.
        Он искоса посмотрел на нее, прищурившись, так что его глаза превратились в осколки зеленого льда.
        - Один из гостей моего отца ущипнул тебя за… черт возьми! А ты шутя рассказываешь мне об этом!
        - Если ты позволишь мне закончить, то да. - Она выпрямилась и схватила обе его руки своими маленькими, довольно грязными ладонями. - Это был всего-навсего тот человек с лицом хорька, Джек. Тот, что одевается во все черное и целыми днями
^храпит в оранжерее, потому что он слишком пьян, чтобы подняться в свою спальню. Он меня ущипнул, это правда - прямо за попку, - когда я шла вверх по лестнице впереди него сегодня утром. Видимо, решил, что его кровать все же удобнее, чем скамейка в оранжерее. Я лягнула негодяя ногой, а мой каблук попал ему прямо по носу. Я как-то не подумала, Джек, что это может разозлить Ужасного Августа. Бедняжка Хильда, наверное, до сих пор отмывает лестницу от его крови. Ну разве это не смешно?
        Джек вырвал руки и сжал их так крепко, что побелели костяшки пальцев, словно он представил себе, как скручивает шею хорьку.
        - Я хочу убить его. Убить отца. Всех убить. - Он посмотрел на Мери, и она увидела в его глазах гнев, более отчаянный, чем видела раньше. - Скажи мне, Мери, почему я должен прятаться здесь, у ручья, мечтая о возмездии, которое пока не могу осуществить, потому что не дорос?
        У Мери начала дрожать нижняя губа, и ей пришлось прикусить ее, чтобы унять дрожь.
        - Потому что ты один, а их много. Что ты можешь сделать, Джек? Попытаться заставить всех их убраться из Колтрейн-Хауса под дулом одного пистолета или подняв два кулака? Они скоро уедут. Они уже уезжают. Ты отправишься в школу, я буду слушать рассказы Алоизиуса о Древнем Риме, а Клуни станет потихоньку совать мне засахаренные сливы, пока Клэнси будет пичкать меня овощами. И все вернется на круги своя, как было до приезда твоего отца. Мы выживем, Джек. Такое ведь уже не раз бывало.
        - Этого недостаточно! - Джек вскочил и зашел по щиколотку в ручей, чтобы немного остудить свой гнев. Мери шла за ним. - Мери, он твой опекун, а он даже не помнит о твоем существовании, не говоря уж о том, чтобы защищать тебя от этих развратников, которых он же и привозит. Ты так юна, так чертовски наивна! Ты даже не представляешь себе, что могло случиться. Если бы один из них застал тебя одну где-нибудь в коридоре… О проклятие!
        Вода достигла его коленей, когда он с размаху бросился в нее. Мери показалось, что от воды вот-вот пойдет пар.
        - Я бы оставила его здесь одного, пусть утонет, - сказала Мери птицам и деревьям, сбрасывая туфли и следуя за своим другом в воду, - только здесь не глубже трех футов и даже Джек Колтрейн не может заставить себя утонуть в стакане воды. Ему просто необходимо немного остыть, и я ему в этом помогу.
        Говоря это, она закрыла глаза и полностью погрузилась в воду. Потом быстро выскочила, глотая ртом воздух. Вода оказалась гораздо холоднее, чем она предполагала.
        Когда она отбросила назад длинные мокрые пряди, то увидела, что Джек сидит на большом камне посередине ручья и смеется. Его тоже длинные, до плеч, волосы под лучами солнца блестели, как черное дерево.
        - Посмотри на себя, Мери, - дразнился он. - Ты похожа на мокрую лису. Не на крысу, для этого у тебя слишком длинные волосы. Зачем это ты прыгнула в воду, объясни, пожалуйста?
        Она двигалась к нему, почти по талию в воде.
        - Не знаю, Джек. А что заставило тебя прыгнуть в воду?
        - Я просто идиот, - усмехнувшись, ответил он, и она наконец-то увидела ямочку на щеке. - Злой, отвратительный, вспыльчивый, медленно соображающий идиот.
        Она склонила голову набок, слегка дрожа от набежавшего прохладного ветерка.
        - Честное признание. Но если ты идиот, то и я идиотка. Хорошо, если мы оба идиоты, правда? Давай всегда такими будем, Джек, давай?
        - Быть идиотами? - Он поднял одну темную бровь, намеренно не понимая ее.
        - Быть вместе, - возразила она. Наклонившись, она набрала в ладони воду и плеснула в него, так что ему пришлось спрыгнуть с камня и снова плюхнуться в воду, чтобы иметь возможность ответить ей тем же. - Мы всегда должны быть вместе, Джек, - сказала она, отворачивая лицо от брызг. - Я не представляю себе жизни без тебя… глупый… мокрый… старый брюзга.
        - Ах, старый брюзга? - Джек с такой быстротой и силой плескал в нее водой, что ей пришлось закрыть лицо руками, чтобы не захлебнуться. Они словно вернулись в детство, и Мери поняла, что больше никогда не будет так счастлива.
        Вдруг Джек оказался прямо перед ней и тихо выругался. Она опустила руки и посмотрела на него с недоумением. Вот уж действительно старый ворчун.
        - В чем дело? - сердито спросила она.
        - Прикройся, - коротко бросил он и пошел прочь. - Ради Бога, прикройся.
        Мери сначала не поняла, но потом, опустив глаза, увидела, что рассердило Джека. Ее дурацкие груди, которые стали припухать с прошлого года, были явственно видны под мокрым белым платьем. Она ненавидела свое тело за то, что оно с ней делало, как менялось. С тех пор как ей исполнилось двенадцать и у нее начались месячные, а миссис Максвелл объяснила ей, что теперь она женщина, Мери стала замечать, что Джек ее избегает. Это было нечестно. Она не виновата, что ее тело меняется. Кроме того, какое Джеку до этого дело? Неужели из-за этих двух дурацких бугорков у нее на груди он изменил свое отношение к ней?
        - Джек… - сказала она, прикрыв грудь руками и направляясь обратно к берегу. - Джек, пожалуйста, не сердись.
        Он стоял к ней спиной.
        - Я не сержусь, Мери. - Его голос был добрым, почти снисходительным. - Но мне надо кое-что сделать. А ты оставайся здесь, пока твои… твое платье не высохнет. А то миссис Максвелл станет над тобой смеяться.
        - Но…
        - Мери, пожалуйста, -. прервал ее Джек. - Хоть раз сделай, как я прошу.
        - Но ты не сердишься? - Мери уже плакала - глупые слезы! - но она должна была его спросить.
        - Нет, Мери, я не сержусь. Мы с тобой увидимся позже, хорошо? А после того как ты искупаешься и переоденешься, мы с Киппом покажем тебе, как стрелять из лука так, как это делают славные товарищи Робин Гуда. Я помню, как ты восхищалась этой глупой легендой.
        Не в силах говорить, она только молча кивнула. Но как только он исчез за деревьями, она села на землю, и, опустив голову на руки, расплакалась.
        Не надо было дразнить его, не надо было рассказывать про этого гнусного хорька. Это ошибка - думать, что отношения между ней и Джеком останутся прежними. Она шмыгнула носом. Что это за цитата, которую ей Клуни велел выучить на прошлой неделе? Ах да. Это был отчаянный крик из шекспировского «Ричарда II»: «О, верните мне вчера!»
        Но Мери знала, что вернуть прошлое невозможно. Как ни сопротивляйся, время движется вперед. Мальчик вырастает в мужчину и оставляет свое детство позади. Вчерашний день никогда не повторится.
        - Да-а, это было довольно интересно, - сказал Клэнси, когда они с Клуни тихо вышли из-за деревьев и увидели, как Джек чуть ли не бегом пересек газон перед Колтрейн-Хаусом. - Храбрый воин, хороший мальчик. Вот кто такой мой Джек. Я сказал себе это, как только увидел его, и не устану повторять теперь, когда он становится взрослым мужчиной. Хотя иногда он и ведет себя как упрямый ребенок. Чувствую, что его одолевают черные мысли. И это потому что Ужасный Август снова здесь со своими пьянчугами и нарумяненными девками. В такие дни Джек не может не думать о плохом.
        - Во всем виноват это чудовище Август! Во всем! - поддержал его Клуни.
        - Похотливая свинья, жалкий выродок, плесень рода человеческого, - с чувством пробурчал Клэнси, радуясь тому, на какие замечательные ругательства вдохновлял его Бард. - Ах, Клуни, умел же старик Уильям найти нужные слова! Как это успокаивает человека! Они просто так, совершенно сами по себе соскальзывают с языка! Надо будет еще набрать дюжину-другую. Это немного скрасит мою жизнь.
        - Потом, Клэнси, - сказал Клуни. Он шел медленно, опираясь на палку, с которой не расставался после неудачного падения с лестницы в прошлом году. Клэнси все еще был здоров, хотя совершенно облысел: оба они чувствовали свои годы.
        Они проводили дни, наблюдая, как растут Джек и Мери, и беспокоясь за их будущее. А беспокойства было более чем достаточно.
        Давеча они сидели на земле, совершенно бесстыдно прячась и абсолютно бессовестно подслушивая. Они пошли вслед за Джеком к ручью, надеясь, что он встретит Мери и они пообщаются с такой же легкостью и дружелюбием, как прежде.
        - Все как всегда, - вздохнул Клуни. - Джек будет дуться, Мери будет его дразнить, а Августу и его пьяной банде наконец надоест ломать мебель, и они уберутся обратно в Лондон. И у нас наступит покой.
        Клэнси, прикусив губу, наблюдал, как Джек приближается большими шагами к кухне. Что-то в том, как напряжены были его плечи, заставило Клэнси насторожиться. Он ускорил шаги, надеясь, что Клуни не слишком от него отстает.
        - Ты действительно так думаешь, Клуни? Не уверен.
        - Мы можем лишь надеяться. - Вздохнув, он спросил: - Ты видел их, Клэнси? Прелестное зрелище, не правда ли? Забавлялись, как в давние времена. Лучше сказал дорогой Уил: «Влюбленный с милою своей - гей-го, гей-го, гей-нонино!»
        - Сам ты гей-го, гей-го! Она еще совсем дитя, Клуни, а я видел, как он вчера таращился на подавальщицу в «Лозе и винограде». Мери смотрит на него как на бога, а он видит ее такой, какая она есть. Ребенок, и ничего больше. Боюсь, пройдут годы, прежде чем мы увидим нечто другое. Надеюсь, что мы до этого доживем.
        - Ты слышал, что он ей сказал, как он отреагировал? Нет, Клэнси, твой Джек уже давно не видит в Мери ребенка. Вот почему он ее избегает.
        Клэнси почесал длинный крючковатый, как у попугая, нос и покачал головой:
        - Нет, в этом ты не прав, Клуни. Он не смотрит на нее по-другому. Она всего лишь ребенок. Ей всего четырнадцать лет, и она для него слишком молода, чтобы вызывать у него иные мысли.
        - Тут ты не прав. Эти самые мысли расстраивают Джека так же, как тебя. Один Господь знает, как это огорчает меня. Я попросил Хильду быть с ней построже. Заставить ее умываться, прикрывать ноги. Хильда знает, как должна одеваться леди, как двигаться. Она три раза играла в Бате леди Макбет. Правда, это было двадцать лет тому назад. Да, Клэнси, время пришло. Пришло время моему ангелу повзрослеть. Даже если это и пугает твоего Джека, бедного мальчика.
        Клэнси открыл рот, чтобы защитить Джека. Но вдруг забыл, что он хотел сказать, так как со стороны Колтрейн-Хауса донесся страшный треск. Клэнси посмотрел наверх и увидел, как из окна большой гостиной во внутренний дворик вывалились два тела, а сверху на них дождем посыпались осколки разбитого стекла.
        - Джек! Черт побери! Мне следовало бы догадаться! - Клэнси уже бежал к дому, бросив на ходу Клуни: - Давай, Клуни, побыстрее! Джек попал в беду!
        Слово «беда» было слишком мягким. Когда они вбежали во дворик, то увидели, что Джек оседлал одного из гостей Августа. Вцепившись в рубашку поверженного, он другой рукой бил его кулаком по лицу.
        - Это хорек, - сказал Клуни, тяжело дыша и глядя на одетого во все черное человека на земле, таким его и описала Мери. - Джек, прекрати!
        Но Джек не слушал.
        - Никогда… слышишь, никогда… не прикасайся к ней. - Джек цедил слова сквозь стиснутые зубы и повторял в такт ударам: - Никогда… никогда… никогда.
        - Господи, сжалься, он убьет его! - крикнула какая-то женщина из толпы, собравшейся во дворике. - Спасите моего Берти, спасите его!
        Клэнси не знал, откуда у него взялись силы оторвать Джека от Берти. Вдвоем с Клуни они оттащили его и увели в конюшню.
        - Он прикасался к ней, Клэнси! - Джек был несчастен и зол. - Боже! Как я это допустил! Ей уже небезопасно находиться здесь, Клэнси. Господи! Почему ты не дал мне убить его!
        Клуни седлал коня, а Клэнси, поплевав на носовой платок, стер кровь с губы Джека.
        - И что потом, Джек? Смотреть, как тебя повесят? Ты не виноват в том, что произошло с Мери, но то, что может случиться, если ты останешься здесь, разобьет мое старое сердце и сердце Мери тоже. Послушай меня, Джек. Возьми деньги, их хватит, чтобы ты добрался до школы. Миссис Максвелл пришлет потом твои вещи. Но тебе надо уехать. Прямо сейчас, пока твой отец не узнал, что случилось.
        - Я не могу, Клэнси, - сказал Джек, все еще не пришедший в себя. Его одежда была влажной после купания в ручье, в волосах торчали осколки стекла. Он ничего этого не замечал. Он обернулся и посмотрел на дом. - Дело в Мери. Я… я не могу ее оставить после всего. Август…
        - Он ничего ей не сделает, Джек. - Клэнси сунул Джеку тощий кошелек, в котором едва хватало монет на то, чтобы поесть пару раз в пути. Спать ему придется под стогами, и хорошо, если это будет единственной ценой, которую ему придется заплатить за свою выходку. - Твой отец будет орать и бесноваться, а потом напьется до бесчувствия. Назавтра он уже ни о чем не вспомнит. Возьми это, а я пойду навстречу Мери, пока она не дошла до дома, и отправлю ее под крылышко леди Уиллоуби на время, пока твой отец не уедет в Лондон.
        - Нет. Я не поеду, - заупрямился Джек, когда Клуни подвел к нему оседланного коня. - Разве ты не понимаешь? Он прикасался к ней, Клэнси. Этот грязный сукин сын прикасался к Мери. Никто не смеет прикасаться к Мери. У меня было право ударить его!
        - Да, мальчик, было, - успокаивал Клэнси Джека. - И у тебя здорово получилось. Но надо рассуждать здраво: тебе необходимо скрыться. Приезжай, когда сможешь, но не на Рождество, когда тут будет отец. Все будет хорошо, Джек. Ты нам напишешь, а мы напишем тебе.
        Слезы стояли в глазах Джека, но он не позволял себе заплакать.
        - Почему, Клэнси? Почему всегда так получается? Неужели так будет всегда?
        - Нет, сынок. - Клэнси обнял Джека, который теперь был выше его на полголовы, но все же оставался его мальчиком, его храбрым воином. - Когда-нибудь Колтрейн-Хаус станет твоим и ты все здесь переделаешь как надо. Вот увидишь. А теперь поезжай, да будет с тобой моя любовь.



        Глава 6

        Джек стоял возле конюшен Колтрейн-Хауса и вспоминал тот день, когда чуть не до полусмерти избил отцовского гостя. Это случилось перед тем, как его заставили сбежать, спрятаться в школе, пока отец не забудет о происшествии.
        Не надо было уезжать. Надо было остаться. Надо было сначала прикончить того мерзавца, который посмел прикоснуться к Мери, а потом, пока в нем еще бушевал огонь ярости, разыскать отца и покончить с ним.
        Вместо этого он сбежал. Уехал с Киппом в Лондон. Сбежал из Колтрейн-Хауса. Сбежал от Мери.
        А отец установил для него новые правила, о чем ему в школу написал Генри Шерлок, и Джеку пришлось им подчиниться. Генри убедил Августа заплатить кругленькую сумму Бертрану Хагеру, которого избил Джек. Мать Киппа согласилась взять Мери к себе в Уиллоуби-Холл на время, которое Генри сочтет нужным.
        Взамен всего этого Джеку запрещалось в течение года появляться не только в Колтрейн-Хаусе, но и в Линкольншире вообще, а содержание было урезано настолько, что его едва хватало на еду и одежду. Если бы не великодушие Киппа, предоставившего свой лондонский дом на время каникул, Джеку пришлось бы побираться.
        Джек выдержал этот год с большим трудом. Это был самый длинный год в его жизни. Зато он научился терпению, что было не так уж плохо для вспыльчивого молодого человека. Окончив школу только потому, что дал обещание Клэнси и мистеру Бромли, он выждал благоприятный момент, покаялся в содеянном и вернулся домой. Он стал умнее, лучше узнал жизнь и хотел посвятить себя своему любимому Колтрейн-Хаусу. К этому времени ему было неполных двадцать два года.
        Он подходил к дому год спустя и не верил своим глазам: его встречал Август собственной персоной. Отец обнял Джека за плечи и повел в большую гостиную, чтобы предложить бокал вина. Неужели отец смягчился? Неужели наконец понял, что у него есть сын - единственный сын, - который все еще хочет им быть? Как объяснить, насколько необходима была ему отцовская любовь все эти двадцать два года?
        Может быть, еще не поздно? Джек ненавидел отца, хотел его ненавидеть. Но приветливость того сбила его с толку. Как ни трудно в это поверить, но он чувствовал себя вернувшимся домой блудным сыном, которому рады.
        И каким же жалким глупцом он был, подумал Джек, вспоминая, что произошло потом.
        Радушие Августа длилось ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы дойти до большой гостиной. Как только они вошли, Джек услышал звук поворачиваемого в замке ключа. Через минуту двое мрачных мужчин, которых Джек поначалу не заметил, взяли его в железные тиски, а Август ударил сына увесистым кулаком в живот. У Джека перехватило дыхание и подогнулись колени. Он был деморализован и не в состоянии защищаться.
        - Ублюдок! Сукин сын! - орал отец. Удары сыпались одни за другим. - Я целый год ждал этого момента! Неблагодарный щенок! Я тебе покажу, как я рад твоему возвращению. Мне надо было задушить тебя при рождении, ублюдок!
        Его поочередно били все трое, а когда они уставали бить, изо всех сил пинали ногами. Они сломали ему нос - Джек слышал треск. Потом он не успел увернуться от отцовского сапога и почувствовал, что у него сломаны ребра. Наконец он потерял сознание.
        Больше месяца Джек пролежал в постели. Август запер его, и только Клэнси было позволено ухаживать за ним. Старик плакал над своим храбрым воином, обмывая его раны. А потом объяснил Джеку, что произошло и почему.
        Мери, доложил Клэнси, увезли из Колтрейн-Хауса. Она отбивалась и плакала, когда Клуни тащил ее к леди Уиллоуби, где она должна была оставаться под замком до тех пор, пока Август не уедет в Лондон. А негодяй, видимо, нарочно, не уезжал, устроив несколько диких попоек подряд, грозивших полным разорением Колтрейн-Хаусу.
        Кипп, несмотря на свою молодость и несерьезность, все же был виконтом Уиллоуби. Когда Клуни привез в Уиллоуби-Холл напуганную и плачущую Мери, Кипп поскакал в Колтрейн-Хаус и предупредил Августа, что сделает все, чтобы испортить его репутацию в лондонском обществе, если он не позволит сыну окончить школу и вернуться домой.
        Репутация Августа и без того не была безупречной. Рассказов виконта об оргиях своего соседа по Линкольнширу и о том, как он плохо обращается с сыном и подопечной, оказалось бы достаточно для того, чтобы его перестали принимать в высшем обществе.
        Кипп взял с Клэнси и Клуни клятву молчания, и сам ни словом не обмолвился о своем благородном поступке. Но и Кипп не мог предвидеть, как именно Август решил
«принять» своего сына по возвращении домой.
        Джек оправился после побоев, но поклялся их не забыть. Отражение в зеркале послужит ему напоминанием. Сломанный нос - небольшая плата за то, чтобы усвоить раз и навсегда: отец никогда его не примет, никогда не полюбит. Когда-то он надеялся: подрастет, у отца найдется для него время. Но ни в десять лет, ни в пятнадцать, ни в двадцать один год ничего не изменилось.
        Когда Джек оглядывался назад сейчас - в двадцать четыре года, - сам себе удивлялся: неужели он был столь наивен, что мечтал о радушной встрече? На самом деле благодарным надо быть тогда, когда отец забывает о его существовании.
        Клэнси приписывал многое тому, что Август, неразборчивый в связях, переболел сифилисом. Его мозг постепенно разрушался, по большей части был замутнен алкоголем. Оргии в Колтрейн-Хаусе становились все менее шумными, все меньше на них присутствовало шлюх, все больше алкоголиков и заядлых картежников. Ночи напролет шла карточная игра.
        Управление Колтрейн-Хаусом полностью перешло к Джеку и Генри Шерлоку. В ведении Генри были бухгалтерия и финансы, Джек занимался поместьем как таковым. Он каждый день объезжал поля, Мери чаще всего сопровождала его. В семнадцать лет она все еще вела себя как несносный ребенок, отказываясь понимать, что настало время повзрослеть, начать носить длинные платья, а не старые бриджи, закалывать волосы вверх, научиться вести себя как леди и оставить в покое Джека.
        Два года назад леди Уиллоуби - добрая душа - объявила Мери прелестной девушкой, но когда дело касалось девичьих занятий, в отчаянии воздевала кверху руки. Мери хотелось одного - быть с Джеком, а Джек все время работал в поместье. Так что для него постоянное присутствие Мери было в некотором роде проблемой, и он не ведал, как ее разрешить.
        - Я не вижу причины, почему Мери не может поехать, - говорил Кипп, возвращая Джека в настоящее, на конюшню, где они находились, и к их плану.
        Джек осмотрел свою лошадь.
        - Да, Кипп, я знаю, что ты имеешь в виду. Мы собираемся на разбой, вероятность того, что все кончится виселицей, большая, и ты считаешь, что Мери будет в восторге, если мы возьмем ее с собой. Давай ты останешься здесь с лошадьми, а я пойду и спрошу ее! Помнится, ей всегда хотелось скакать в компании Робин Гуда. Кипп покраснел и провел рукой по модно подстриженным светлым волосам.
        - Ты прав, Джек, - сознался он, взял обеих лошадей за поводья и вывел из конюшни. - Просто она всегда так убедительна, когда пытается доказать, что будет не мешать, а помогать.
        - Ей семнадцать лет, Кипп. Единственное, что она умеет хорошо делать, так это как раз быть помехой. Она в этом даже преуспевает.
        - Только потому, что любит тебя, Джек. Но тебе на нее наплевать, - усмехнулся Кипп, - ты все еще мечтаешь о светловолосой мисс Уилкинс, с которой познакомился в Лондоне. А Мери об этом знает?
        - Нет, Кипп, - покачал головой Джек. - Мери не знает. Если только ты ей не протрепался.
        - Ты, по-видимому, намекаешь на то, о чем я проговорился в прошлом году? Как ты однажды ночью слишком увлекся графином с бренди и тебе стало плохо?
        - И на это в том числе. В ту ночь она чуть было не сломала дверь в мою комнату, Кипп. Она предлагала положить мне руку на лоб, пока меня выворачивало.
        - Это потому, что она любит тебя, счастливчик! Или ты потерял способность видеть настоящую красоту, когда ею размахивают прямо перед твоим носом? Эти волосы, это лицо… эти длинные-длинные ноги! И вместе с тем такая наивность. Просто прекрасный бутон, готовый вот-вот распуститься. И не подозревает, как желанна.
        Джек, чувствуя, что начинает злиться, постарался, однако, сдержаться.
        - Она моя сестра, Кипп.
        Его друг пристально на него посмотрел:
        - Нет, Джек. Она тебе не сестра. И она знает об этом вопреки тому, что ты упорно не желаешь признаться в правде даже самому себе. - По лицу Джека Кипп понял, что все его слова напрасны, и попробовал зайти с другой стороны.
        - Так ты решил сделать предложение мисс Уилкинс?
        - Какое предложение? - Явное недоумение было написано на лице Джека. - Я работаю на этой земле, как простой рабочий. Раз в год я езжу с тобой в Лондон, бесстыдно пользуясь твоими деньгами. Я не могу помочь Мери, я не могу спасти Колтрейн-Хаус, и я играю в глупые и опасные игры, чтобы не сойти с ума. Ты хочешь, чтобы я это предложил мисс Элизабет Уилкинс, Кипп? Что-то подсказывает мне, что она вряд ли будет польщена.
        Джек ловко вскочил в седло, не собираясь делиться с другом прочими соображениями. А именно, что мисс Элизабет Уилкинс ему вообще не нравится. Ни одна из женщин, с которыми его знакомили, ни одна из тех, с кем он ложился в постель, его ничуть не интересовала.
        - Ну, нам пора. Я хочу, чтобы мы заняли нужную позицию до того, как станет совсем темно.
        - Ах, как же несправедливо было называть мою Мери помехой, - сказал Клуни, когда они с Клэнси вышли из своего укрытия в конюшне. Оскорбленный до глубины души, Клуни стал бить себя в грудь кулаками. - Эти слова полоснули по моему сердцу словно лезвием.
        - Джек говорил так о Мери только потому, - успокаивал его Клэнси, - что не хотел, чтобы Кипп знал, как сильно он ее любит. А ты знаешь, что любит. Но иногда она и вправду может быть чумой. Признайся, Клуни. Ведь может.
        Клуни опустил голову.
        - Она не собиралась подкарауливать Джека, когда он целовал белокурую Молли Берне за конюшней. Танцовщицу из «Ковент-Гардена», клянусь, мы нанимали в последний раз.
        - Согласен, Мери не хотела подглядывать за Джеком, но он с ней потом неделю не разговаривал. Давай, Клуни, торопись. Они уже довольно далеко отъехали, мы же не хотим пропустить такое зрелище. Или ты останешься и будешь следить за каждым шагом Мери, как ты это делаешь, когда отец Джека в замке? Как будто этому чертенку нужна защита. Ты видел, как она вчера направила пистолет на жирного дружка Августа, когда тот попытался поцеловать ее? Упаси Господи узнать об этом Джеку.
        - Она уже давно научилась не рассказывать ему подобные истории. Особенно после того, что случилось, - напомнил Клуни. - Ужасный Август и те два негодяя могли бы убить мальчика, если бы мы не сломали дверь и не спасли его.
        - Я думал, что тогда все и кончится, Клуни, - вздохнул Клэнси. - Я думал, что как только Джек поправится, он навсегда уедет из Колтрейн-Хауса. Но это не в характере моего мальчика, Клуни. Даже тогда он не сбежал. «Бейся до последнего вздоха» - вот девиз моего Джека, как и у одного из лучших героев старины Уилла. Ну а теперь поехали. Спрячемся где обычно.
        Клуни забрался в седло. У него болело бедро при ходьбе, а в седле почему-то меньше. Клэнси так и не выучился ездить верхом, хотя поскакал бы на край света, только бы быть рядом со своим любимым Джеком.
        - Я за тобой, - сказал Клуни, наблюдая с усмешкой, как тощая фигура Клэнси подпрыгивает в седле, совершенно не в такт шагам лошаденки с отвисшим животом.
        Клуни затянул было «Скажи мне, где любви начало?», но Клэнси обернулся и взмолился:
        - Ради Бога, старик, перестань петь. И без тебя тошно.



        Глава 7

        Джек сидел на земле на обочине дороги, прислонившись к дереву. Он заранее выбрал это место: с него на целую милю была видна дорога, вившаяся вниз по холму по направлению к Колтрейн-Хаусу.
        - Мне будет этого не хватать, когда все закончится, - сказал Кипп, садясь рядом. Он держал в зубах манильскую сигару, втайне надеясь, что так больше похож на виконта Уиллоуби, чем на ребенка, который любит надевать большие сапоги своего отца. - Лунный свет придает всему загадочность. И мне определенно нравятся маски, несмотря на то что ты всего лишь разрешил мне любоваться на твою спину из-за кустов. Одинокий путник - такая романтическая фигура. Кого мы ждем? Кто настолько глуп, что покинет Колтрейн с наступлением темноты, а не при свете дня? Я, конечно, понимаю всю романтичность грабежа лунной ночью. А что похищено в качестве платы за долг? Джек забрал у друга сигару и сунул ее себе в зубы.
        - Это барон Хартли, - сказал он, и его глаза превратились в щелки. - Он был слишком пьян днем, чтобы уехать. Что касается твоего вопроса, барону приглянулись серебряные канделябры и еще кое-что другое.
        - Что, например?
        - Хани Максвелл, - зло усмехнулся Джек, покусывая сигару. - Она, правда, не разделяет его восхищения. И родители Хани не считают свою дочь собственностью Колтрейна, которую можно обменять на пачку долговых расписок. - Улыбка сошла с лица Джека. - Но это не остановило барона: он затащил ее в свою карету и приставил к ней охранника до времени отъезда. То ли он намерен везти ее в Лондон, то ли просто воспользуется ею и вышвырнет где-нибудь по дороге.
        - Негодяй, - покачал головой Кипп. - И твой отец на все это смотрит сквозь пальцы.
        - Мой отец все это поощряет, Кипп, и ты это хорошо знаешь. - Джек встал, потягиваясь, и вернул сигару другу. - Это единственный способ, которым он может уладить свои долговые обязательства. Генри сейчас очень осторожно намекает ему, что поместье близко к банкротству, а дом больше заложить нельзя. Самое печальное, что Генри прав. Весь доход, получаемый от поместья, уходит на оплату расходов отца.
        - Может, Август скоро умрет? Он выглядит просто ужасно. Мери говорит, что его пожелтевшие глаза напоминают большие яичные желтки. Теперь уже недолго, Джек.
        - Возможно, Кипп. И будь я проклят, желая смерти собственному отцу, но у меня не осталось сил ждать. Генри рассказал мне о завещании Августа, по которому все переходит ко мне. О! Я уверен, он будет хохотать по дороге в ад при мысли, что оставил мне в наследство разрушенный дом и кучу долгов. На мои плечи также ляжет опекунство над Мери. Но в этом случае она по крайней мере получит наследство своего отца, когда ей исполнится двадцать один год.
        - Ты и вправду думаешь, что от этих денег что-то осталось?
        - Кое-какие деньги он по закону не имел права трогать. Она получит свое наследство, Кипп, даже если мне придется заложить душу. У нее будут деньги, и свой сезон в Лондоне, и возможность сделать хорошую партию - я дам ей все, что только смогу. Видит Бог, она это заслужила.
        - Этого ли она хочет? - Кипп покачал головой. - Я люблю тебя, Джек. Ты мне как брат. Но ты слепой осел.
        Джек промолчал, не желая начинать спор. Он вышел из-за деревьев на дорогу, чтобы в наступающей темноте получше рассмотреть свое «наследство».
        Колтрейн-Хаус, с семьюдесятью пятью комнатами и обширными садами, был самым красивым поместьем в Линкольншире. Джек вырос с этим чувством. Он любил свой дом, некогда бывший таким величественным, обширные поля, которые стараниями Генри Шерлока были прекрасно возделаны, и свою ежедневную тяжелую работу.
        Прежние владельцы превратили Колтрейн-Хаус в одно из лучших и доходных поместий в стране. Так было, пока поместье не унаследовал отец Джека.
        Нынче расточительство Августа приняло новый оборот. Он стал раздавать ценные вещи Колтрейн-Хауса в уплату нескончаемых карточных долгов.
        Гости, разгромив все, уезжали - и более того, забирали с собой столовое серебро, картины, льняные скатерти и фарфоровые статуэтки. Они выходили из дома, сгибаясь под тяжестью груза. А Август хохотал, помогая им донести нахватанное до карет.
        Грабеж. Другим словом это не назвать. Несколько раз в году, сколько себя Джек помнил, отец так или иначе грабил Колтрейн-Хаус. Обкрадывал своего сына. Растаскивал его наследство, покрывая позором само имя Колтрейнов.
        В течение многих лет Джек был вынужден молча наблюдать за этим. Он был слишком молод. Слишком слаб. Слишком бесправен.
        Все изменилось с того дня, как избитый отцом Джек смог проковылять вниз по лестнице после отъезда того в Лондон. Он прошел через весь дом, наступая на разбитые бутылки, оценивая урон, который Август нанес в очередной раз.
        В какую бы комнату Джек ни входил, каждая носила следы безумств. Стены были чем-то залиты, обои висели клочьями. Деревянные панели продырявлены пулями. Мебель и ковры отсутствовали. Не пожалели даже портрет матери Джека, висевший в музыкальном салоне: рама оторвана, а сам портрет был прибит гвоздями к стене в качестве мишени для стрельбы. Непристойное расположение на портрете дырок от пуль заставило Джека отвернуться. Он упал на колени и заплакал.
        Он больше не мог оправдывать отца и обманывать себя. Больше не мог притворяться, что однажды все изменится, что человек вдруг очнется и поймет, куда его завело безрассудство. К тому времени как старик умрет, не останется ничего. Ничего. Ни внутри Колтрейн-Хауса, ни внутри Джека.
        Он слишком много видел, слишком много страдал, слишком долго был бесправен. Его охватило желание нанести ответный удар.
        Сначала один - потом ему стал помогать Кипп, - в черном, с капюшоном, плаще разбойника он выезжал на дорогу, поджидал кареты, набитые доверху награбленным в Колтрейн-Хаусе. И отнимал все, что принадлежало ему.
        Рыцарь Ночи - такую глупую, романтическую кличку дал Джеку Кипп, и ее уже повторяли шепотом в тавернах Линкольншира. Истории о его подвигах были столь же фантастическими, сколь лестными. Джек брал только свое - и, конечно, кошельки жертв, чтобы не вызвать подозрений, будто это не настоящий разбой.
        До сего времени он опустошил более дюжины карет, хотя, по слухам, число их было вдвое больше. Он прятал отнятое на чердаке, а пустые кошельки оставлял на ступенях церкви. Все это очень забавляло романтика Киппа.
        - Я вижу пыль. Минуты через две карета будет на холме, - предупредил Джек, натягивая на лицо черную маску и проверяя, на месте ли заткнутые за пояс пистолеты.
        Он выбрал то место в двух милях от Колтрейн-Хауса, где тяжело груженные кареты замедляли свой ход, поднимаясь вверх, за поворотом же начинался довольно крутой спуск. Это облегчало Джеку задачу. Он выходил из-за деревьев, наставлял свои пистолеты и зычно выкрикивал: «Жизнь или кошелек!» Конечно лучше, если бы он сидел на коне, но Макбет был слишком узнаваем, а денег на покупку другого коня у Джека не было.
        Его операции проходили довольно успешно. Правда, первая попытка оказалась неудачной: кучер, чуть не умирая со смеху, проехал мимо одинокой фигуры разбойника, который поспешно скрылся за деревьями, чтобы не попасть под колеса кареты. Пассажиры кареты при этом вообще ничего не заметили.
        Да, теперь он стал более опытным «грабителем». Можно сказать, преуспел в своем деле. Помогал костюм: черный плащ, надвинутая на лоб шляпа, маска на лице - все это производило впечатление. Самой удачной идеей было выкатить на дорогу бревно, преградив тем самым путь.
        Можно сказать, ему даже нравились эти смелые вылазки, но даже самому себе он не признавался в этом.
        У него была цель: сохранить Колтрейн-Хаус любой ценой. И так будет продолжаться до тех пор, пока его отец либо умрет от апоплексического удара, либо он убьет его, если этот ублюдок зайдет слишком далеко в своем непотребстве.
        - Еще минута, - сказал Джек, когда Кипп занял позицию на суке дерева, держа наготове пистолет.
        Они были готовы.
        Клуни и Клэнси тоже были готовы. Они спрятались под кустами по другую сторону дороги, откуда могли наблюдать за действиями Рыцаря Ночи. Готовы они были и прийти на помощь в любую минуту - если, конечно, не помешает ревматизм.
        - О-хо! - Клуни толкнул локтем Клэнси под тощее ребро. - «Но что за блеск я вижу на балконе? Там брезжит свет».
        Клэнси скорчил гримасу и с удивлением глянул на товарища.
        - О чем ты, черт возьми, болтаешь? Какой балкон?
        - Вон там, - кивнул Клуни в сторону стоявшего в нескольких шагах от них дерева. - Взгляни на ветки. Разве ты ее не видишь? Это Мери. Как ты думаешь, что она там делает?
        - Мери? Где? - спросил Клэнси, вглядываясь в темноту. - Погоди! Я вижу ее! Ну и дела! - прошептал он и сплюнул. - Тебе следовало бы остаться с ней, Клуни. Запереть дверь. Выбросить ключ. Она что-то затевает. Это так же точно, как то, что мы здесь. Джеку это не понравится. - Клэнси толкнул Клуни в бок. - Чего расселся и раззявил рот? Иди к ней и привяжи ее к дереву. Сделай хоть что-нибудь.
        Клуни тяжело вздохнул - он знал, что должен выполнить свой долг, - и сказал:
        - Хорошо, хорошо. Уже иду. - Приложив руку к груди, он печально продекламировал: -
«Прощай! Прощай, прощай, а разойтись нет мочи! Так и твердил бы век: Спокойной ночи!»
        - Неудивительно, что нас освистали в Брайтоне, - пробормотал Клэнси, глядя, как Клуни, низко пригнувшись и опираясь на палку, тихо и осторожно шел к дереву. Староваты они для этих дел, подумал Клэнси.
        Между тем Клуни подошел к дереву и только что не прилип к его стволу. С дороги его было не видно. Мери тоже его не заметила. Он посмотрел на Клэнси, развел руками и прошелестел одними губами, спрашивая: «Что же мне делать дальше?»
        Вряд ли Мери вообще могла его услышать: ее внимание было целиком поглощено Джеком. Клуни сделал несколько шажков вокруг дерева и посмотрел вверх. Он увидел, что Мери сидит на большой ветке в черной рубашке и черных бриджах. Ее длинные волосы были подоткнуты и убраны под шляпку. Кроме того, эта несносная девчонка измазала черным щеки, лоб, нос и подбородок.
        Ни для чего хорошего она бы так не вырядилась, смекнул Клуни. В отличие от него и дяди Клэнси, которые намеревались быть всего лишь заинтересованными наблюдателями, Мери явно настроилась на что-то очень серьезное, предвещавшее беду. Беду с большой буквы.
        И тут Клуни увидел самое страшное. Прикрыв одной рукой рот, чтобы не закричать, он снова низко наклонился и быстро перебежал обратно к Клэнси.
        - У нее за поясом пистолет! - дрожащим голосом объявил он. - Это плохо кончится!
        - Пистолет? - Клэнси так побледнел, что его щеки почти слились с лунным светом. - И можно не сомневаться, что она им воспользуется, ведь Джек научил ее стрелять. Нас всех повесят. Надо ее остановить.
        - Но как?
        - Не знаю. - Клэнси вздрогнул, услышав стук колес приближающейся кареты. - Сунь ей в рот кляп, стащи с дерева, свяжи, сядь на нее верхом! Сделай хоть что-нибудь!
        Но было уже поздно. Все, что Клэнси и Клуни оставалось, - это наблюдать.
        Хорошие вещи случаются редко и обычно по одной за раз в течение многих лет, так что человек, с которым эти хорошие вещи происходят, как правило, бывает благодарен. А вот плохие вещи - и Клэнси уже давно пришел к этому выводу - случаются то и дело, следуют одно за другим, проливая на человека либо горячее масло, либо ледяную воду, не давая ему опомниться.
        Именно это и случилось, когда появилась карета. Кучер заметил бревно на дороге и, натянув поводья, остановил лошадей. Джек вышел на середину дороги и громко крикнул:
        - Жизнь или кошелек!
        Кучер же, будучи, очевидно, человеком не робкого десятка, поднял короткоствольное ружье, готовясь выстрелить в Джека и отправить его на тот свет.
        В этот момент Кипп, который скрывался за ветвями дерева, со страшным криком спрыгнул с ветки, одновременно выстрелив из пистолета. Пуля просвистела почти у самого уха кучера.
        Кучер опомнился и немного опустил ружье, целясь прямо в грудь Джеку.
        И тут кувырком с дерева скатилась Мери. Ее крик, громкий и пронзительный длился до тех пор, пока она не хлопнулась на землю. Тут у нее перехватило дыхание, и она замолчала.
        От звука выстрела, вопля Мери и грохота ее падения лошади заржали и рванули с места, а кучер упал на дно ящика.
        Передние колеса кареты с силой ударились о бревно. И тут случилось то, что и следовало ожидать: карета начала медленно заваливаться набок. Джек, как всегда смелый, неблагоразумно, схватился за вожжи, пытаясь сдержать лошадей.
        Лошади рванули назад, и Джек упал, получив значительный удар в плечо копытом. Очнувшаяся к этому моменту Мери снова завопила. Кипп направил пистолет на пьяного барона Хартли, с диким ревом выкарабкивавшегося из кареты. Хани, сидевшая внутри, изо всех сил старалась перекричать Мери. Клэнси, всегда готовый защищать своего любимца Джека, выскочил из-за кустов и стал махать руками перед коренником.
        И без того насмерть перепуганные лошади, вращая покрасневшими глазами, с новой силой попытались освободиться и умчаться.
        - Зачем ты это сделал, Клэнси? - вопрошал Клуни, помогая встать Мери. Она молча на него посмотрела, потом вырвалась и помчалась спасать Джека.
        - Возьми вожжи! Вожжи возьми! - кричала она.
        Кипп посмотрел на барона Хартли, потом на обезумевших от страха лошадей и на все еще лежавшего на земле Джека, который, прикрывая голову руками, пытался скатиться с дороги.
        Клэнси хотел помочь Джеку встать, но тут же получил удар копытом по спине. Он зашатался, прошел, спотыкаясь, несколько шагов и рухнул на землю.
        События принимали серьезный оборот.
        Кипп отшвырнул пистолет - он был ему не нужен, - взобрался на переднее колесо кареты, и, бросившись между каретой и лошадьми, попытался схватить вожжи.
        В проеме дверей кареты рядом с головой барона Хартли появилась голова Хани. Сметливая, как всякая деревенская девушка, она, не задумываясь, ударила барона по голове своим деревянным башмаком, так что барон закатил глаза, обмяк и медленно завалился обратно в карету.
        Кипп наконец завладел вожжами, громко оповестив всех о своей удаче, но в это время Мери бросилась под копыта лошадей, стремясь, очевидно, защитить Джека собственным телом.
        Клуни, спешивший помочь пострадавшему другу, отпустил спотыкающегося Клэнси и переключился на Мери.
        Клэнси сделал два шага, а его длинное тело довольно грациозно сложилось пополам после чего упало на землю.
        Коренник опять встал на дыбы. Теперь упала Мери, но Джек успел схватить ее и выкатиться вместе с ней с дороги.
        - Мери! - Джек сорвал с ее головы шляпку. Длинные рыжие волосы упали чуть ли не до земли. - Ради Бога, открой глаза!
        Клуни очутившийся рядом, не отрывал взгляда от багровой ссадины на виске Мери. Он заломил было руки, но облегченно вскрикнул, когда его дорогая девочка открыла глаза.
        - Господи, благослови эту копну волос. Это она спасла ее.
        Мери заморгала, потом, когда Джек поднял ее на руки, умоляя сказать хоть что-нибудь, застонала.
        Она подняла руку, чтобы дотронуться до его лица, и улыбнулась.
        - Я в порядке, Джек. Правда. - И потеряла сознание. Возможно, это было к лучшему. Когда наступил конец этой неразберихе, на место происшествия прибыл Август со своими приятелями. Тут-то и наступил ад кромешный.



        Глава 8

        Когда Хани приложила к ее виску холодную мокрую салфетку, Мери закрыла глаза. У нее были сильная головная боль и рвота.
        - Он ненавидит меня, я знаю, - с несчастным видом жаловалась Мери горничной, когда они оставались одни. Иногда у Мери в глазах двоилось, и тогда ей казалось, что над ней склоняется не одна Хани, а две. - Он во всем обвиняет меня. Я это видела по его глазам. И он прав. Если бы я не завопила…
        - Она вздохнула.
        Хани поцокала языком, покачала головой и сменила салфетку.
        - Вы еще легко отделались: могли и шею сломать, мисси. Жаль, что вы не обратили внимания на то, что собиралась сделать я. Вы не видели, как я стукнула этого противного барона по голове и он отключился. Ой, как же я обрадовалась! Говорите, он собирался отвезти меня в Лондон? Вот уж сомневаюсь!
        Мери не стала объяснять Хани, что ее использовали как заклад. Хани чувствовала себя чуть ли не героиней, но, после того как она так ловко расправилась с бароном, она заслуживала того, чтобы гордиться собой.
        А Мери все лежала в своей постели, не очень хорошо различая предметы. Ее мысли, однако, работали с лихорадочной быстротой. Все было заранее спланировано Ужасным Августом. Он послал Хани с бароном как наживку, чтобы поймать Рыцаря Ночи. И столкнулся с собственным сыном.
        Мери бросало в дрожь, когда она вспоминала, каким довольным казался Август, когда они все вернулись домой. Он был не просто доволен. Он был в полном восторге. Всю ночь Август и его друзья пили и гоготали в большой гостиной, празднуя победу над Рыцарем Ночи.
        Хани сказала ей, что Клуни ухаживает за Клэнси, а Джек и Кипп заперты в спальне первого. Чтобы никто не посмел к ним приблизиться, у дверей на ночь выставляется охрана.
        Близится время расплаты. Как Август их накажет? Мери услышала, как кто-то открыл дверь ее спальни, закусила губу и, глубоко вдохнув, заставила себя сесть.
        Хани молча сделала реверанс, когда Август вошел в комнату. Мери не удивилась его приходу. Ее опекун был страшно пьян, он стоял, качаясь, но в его большом теле было достаточно сил, чтобы напугать кого угодно, не то что молодую девушку.
        Август посмотрел на Хани черными пустыми глазами.
        - Послушай, милочка, - гаркнул он, отчего голова Мери чуть не раскололась надвое. - Я хочу, чтобы этой неблагодарной девчонке как следует отмыли лицо и одели ее в самое лучшее, что у нее есть. Потом пусть спустится в большую гостиную. Даю вам тридцать минут и ни секунды больше. Ты поняла?
        - Да, сэр, - прошептала Хани, теребя передник. - Но дело в том, сэр, что у нее нет лучшего платья.
        Мери украдкой наблюдала за своим опекуном и увидела, как его обычно землистое лицо стало багровым от гнева.
        - Какое мне до этого дело! Заверни ее в простыню. Закатай ее в ковер, черт побери! Но она должна быть внизу через полчаса. У меня все идет по плану, и к полудню я намерен быть на пути в Лондон.
        Дверь за ним захлопнулась. Мери глазами показала Хани, что ей срочно нужно ведро. После того как ее вырвало, она позволила Хани вымыть ей лицо. Потом встала и стояла чуть-чуть покачиваясь, пока горничная затягивала ее в корсет и надевала на нее «лучшее». Все платья сидели на Мери одинаково плохо, а «лучшее», сшитое из тяжелого кашемира, стягивало грудь и едва доходило до щиколоток.
        - Он посадит вас в тюрьму, вот что он сделает, - причитала Хани, время от времени вытирая слезы и не попадая пуговицами в петли. - О, он жестокосердный человек, это точно. Он, верно, прикажет высечь мастера Джека на конюшне, прежде чем отправит его к палачу. Он на это способен. Клуни и Клэнси заперты в своей комнате вместе с моим отцом, а других посадили в погреб. Я не хотела вам ничего говорить, но вы должны это знать. Одному Богу известно, что с ними будет. Вам надо бежать, мисси. Бежать, и как можно скорее.
        Мери подняла руки и слегка помассировала виски.
        - Если ты все это мне рассказала, чтобы я перестала бояться, Хани, ты ошиблась. - Она поцеловала горничную и потрепала ее по щеке. - Я не могу убежать, Хани. Во-первых, некуда. У меня нет ни денег, ни лошади, ни друзей, кроме Киппа, но сомневаюсь, что его мама пустит меня к себе в дом, когда узнает, что они с Джеком натворили. А во-вторых, мне надо увидеть Джека, чтобы узнать, все ли с ним в порядке.
        - Ха! Вы про этого! - фыркнула Хани. - Не ждите, что он вас осыплет дождем из цветов в знак благодарности, мисси… Когда вас сажали в повозку, чтобы увезти обратно в Колтрейн-Хаус, я слышала, как он проклинал вас. Вот что делал мастер Джек, он грозился убить вас.
        Мери стиснула зубы. Одно дело, если она переживает, что он винит во всем ее, и совсем другое - если так он и считает.
        - Правда? Я во всем виновата? - Мери пожала плечами. - Значит, он так рассуждает? Сначала разозлится, вспылит, а потом начинает ругаться. А уж ругаться он мастер, всегда несется во весь опор и мелет черт-те что! На самом деле, Хани, он так не думает. Я уверена, что он просто беспокоился обо мне.
        Хани только молча подняла глаза к потолку.
        А Мери покраснела до самых корней спутанных волос.
        - Ты не веришь, а он и вправду обо мне беспокоится. Просто все эти годы он не знал, как выразить свои чувства, особенно когда у меня вдруг появились эти смешные бугорки, - настаивала она, обхватив ладонями свои довольно полные груди. - А до этого можно было прикидываться, будто я такая же, как он или как Кипп. Глупо, правда?
        - Ты умеешь быть глупой, - сказал с порога Алоизиус Бромли. Он был в ночном колпаке, который съехал набок. Длинная ночная рубашка доходила до пят, прикрывая тощие ноги. - И ты, и Джек - оба дураки. При этом нет никаких надежд на то, что вы изменитесь. Разве для этого я оставался здесь все эти годы? Ради этих глупостей? Знаешь ли ты, что задумал сделать с вами Колтрейн? Что вы облегчили ему задачу? Вы хоть что-нибудь поняли?
        - Нет, сэр, - уважительно ответила Мери. Ей хотелось бы посмеяться над забавным видом своего любимого наставника, но она видела морщинистое лицо, выцветшие серые глаза и беспокойство за них обоих. - Что-то очень плохое?
        - Иди сюда, дитя, и мужайся, - мягко произнес Алоизиус, протягивая ей руку. - Меня выпустили из погреба и велели привести тебя. Все выглядит не слишком красиво, но ты не должна сердиться на Джека, если он будет дуться или кричать бог знает что и выставит себя полным идиотом. Все уладится. Не сегодня, насколько я знаю Джека, и определенно не завтра. Но все будет хорошо. Со временем все встанет на свои места. Обещаю тебе.
        Джек ходил из угла в угол своей спальни, ставшей тюрьмой, вытащив левую руку из перевязи, сделанной Киппом из куска простыни. Он отказывался обращать внимание на боль, пронзавшую ему плечо.
        - Идиот! Я идиот!
        - Мы оба идиоты, Джек. И ты скоро продырявишь этот и без того вытертый ковер, если не перестанешь метаться.
        Кипп лежал на смятой постели, скрестив ноги. Заложив руки за голову, он лениво изучал потрепанный балдахин. - Кроме того, твоя ключица, возможно, сломана, а не просто ушиблена. Так что тебе лучше сесть или лечь.
        - Заткнись, Кипп, - сердито огрызнулся Джек и, подойдя к камину, пнул ногой решетку, так что слабый огонек, рассыпав искры, вспыхнул ярче. - Просто заткнись, ладно?
        - Да, конечно. Я заткнусь, ты будешь бегать по комнате, и мы оба будем ждать, пока на нас упадет крыша. Она таки упадет на нас с помощью твоего отца. Он уже три года точит на меня зуб и мечтает отомстить за то, что я посмел вмешаться в его жизнь. Как ты думаешь, что задумал этот ублюдок? У него сейчас гостят здоровенные мужики. Ты, возможно, и выглядишь привлекательней со сломанным носом, но мне не хочется, чтобы мое красивое лицо как-то переделали.
        - А почему бы и нет, Кипп? Я всегда говорил, что ты слишком хорошенький.
        Джек опустился на стул и вдел раненую руку в петлю перевязи.
        - Он не передаст нас властям, чтобы нас посадили в тюрьму, или повесили, или куда-нибудь выслали, или сделали еще что-либо, что обычно делают с разбойниками. Это было бы слишком просто. Черт, он уже давно убил бы меня, если бы не получал такое удовольствие от того, что может мучить меня. Но он определенно заставит нас страдать, в этом ты можешь не сомневаться. Просто избить нас - это не доставит ему удовольствия. Боже, если бы только я смог тогда как следует ударить ублюдка!
        - Насколько я помню, ты в то время был занят другим: держал на руках Мери и умолял ее не умирать. Бедное дитя! Она поправится?
        Джек потер рукой глаза, пытаясь избавиться от видения: перед ним маячило лицо Мери, когда он видел его в последний раз. Она начала приходить в себя, когда они уже приехали в Колтрейн-Хаус, но шишка на ее голове выглядела удручающе.
        - Мери? С ней все будет в порядке. Но какого дьявола она побежала за мной, визжа, как зарезанная свинья - черт! Я считаю ее частично виновной во всей этой кутерьме. Она всегда идет за мной по пятам. Всегда.
        - Она чертенок, не так ли? Надоедливый ребенок, если только не желает зачем-то подкупить тебя и не становится ласковой. - Кипп сел и спустил ноги на пол. - Тебя, мой друг, может, и устраивает это ожидание, но солнце уже встало и я не собираюсь сидеть здесь, пока твой отец соизволит меня выпустить. Заперли, как собак в клетке. Нет, я не могу этого позволить. Ведь я виконт Уиллоуби, ты же знаешь.
        Слабая улыбка появилась на губах Джека.
        - Да сядь ты, Кипп. На меня ты не производишь никакого впечатления - ни как собака, ни как виконт. Как ты думаешь, он послал за твоей матерью?
        Кипп встрепенулся:
        - За моей матерью? Черт, Джек, неужели он это сделает? Никто не посмел бы сделать такое, даже твой отец. Виселица - куда ни шло. Но моя мать? Она будет рыдать, заламывать руки, причитать, что пригрела на своей груди змею. Боже правый!
        Джек встал, похлопал друга по плечу и подошел к окну. За окном вставало солнце.
        - Я должен был сообразить, что становлюсь слишком предсказуемым. Всякий дурак догадался бы. Нападения происходили всегда в одном и том же месте, при этом нападали лишь на кареты, едущие из Колтрейна. Даже мой вечно пьяный папаша догадался и послал барона с Хани в качестве наживки, будучи уверен, что непременно выманит на дорогу Рыцаря Ночи.
        - Согласен, - ответил Кипп, стараясь мысленно избавиться от ужаса материнской истерики. - Мы сглупили. Август расставил ловушку, и мы в нее попались.
        - Все, что нам остается, - это расплачиваться за свою глупость и опрометчивость, - заключил Джек, обернувшись, потому что услышал поворот ключа в замке. - И меньше чем через минуту мы узнаем, что нас ждет.
        Кипп встал рядом с Джеком и с решительным видом положил ему руку на плечо:
        - Вот так, мой друг. Встретим врага лицом к лицу. Если только это наказание никак не связано с моей матерью, думаю, я смогу выдержать.
        В следующий момент кто-то дал Киппу в зубы, а Джек повалился на какого-то огромного человека и здоровой рукой изо всех сил ударил его по носу.
        Битва была короткой, но отчаянной, к тому же силы были неравны: четверо сильных мужчин против Киппа и раненого Джека. Джек очень скоро оказался на полу со связанными за спиной руками. Ему хотелось кричать от боли в сломанном плече, но он только молча смотрел на своего отца, который стоял над ним улыбаясь.
        - Что ж, сын, - сказал Август Колтрейн, сунув кляп в рот Джека, - нам с тобой предстоит небольшой разговор. Хотя, боюсь, тебе придется только слушать. Ты ведь готов меня выслушать, сын, не так ли?
        Мери сидела на диване в большой гостиной рядом с Алоизиусом. Она обвязала голову широкой лентой, чтобы как-то уменьшить пульсирующую боль в висках, и молила Бога, чтобы желудок снова ее не подвел. Ей не было холодно, но уже в течение пяти минут она безуспешно пыталась перестать стучать зубами.
        Комната была полна людей, которых она раньше никогда не видела или, во всяком случае, старалась быть от них подальше. В толпе она заметила четверых довольно прилично одетых мужчин, включая барона Хартли. Они сидели за столом в углу гостиной, о чем-то болтали, шутили, пили и играли в карты. Рядом с ней на диване, полностью отключившись, храпел и пускал слюни некто в желтом фраке. Пятеро мужчин в простой, грубой одежде - видимо, охрана - стояли по стенам, заложив руки за спину и глядя на всех бессмысленными глазами.
        Но что больше всего смущало Мери, так это присутствие человека, одетого во все черное, но с белым подворотничком, как у священника. В одной руке он держал Библию, в другой - бутылку вина.
        Внезапно она услышала какой-то шум в коридоре, звуки падения и ударов тел о лестницу.
        - Боже, Джек? - вскрикнула она, когда дверь открылась. Она попыталась подняться, но Алоизиус взял ее за руку и вполголоса попросил вести себя тихо.
        Август Колтрейн вошел в салон вслед за Джеком, толкнув его так, что тот упал на пол. Его руки были связаны за спиной, во рту торчал кляп. Следом за Джеком вошел Кипп. У него на щеке была большая царапина, один глаз заплыл и почернел. Руки Киппа тоже были связаны, и во рту у него тоже была тряпка. Кто-то из мужчин толкнул его, и Кипп, как и Джек, оказался на полу.
        Мери посмотрела на своего опекуна - человека, которого она всегда избегала, - бледное лицо и холодные черные глаза которого являлись ей в кошмарных снах в течение многих лет. С возрастом он становился все более пугающим. Он был дьяволом. Так говорил Клуни, и Мери этому верила.
        - Что происходит? - спросила она Алоизиуса, дрожа всем телом, почти теряя сознание.
        - Полагаю, - Алоизиус похлопал ее по руке, - Джек заявил протест против планов отца, а тот решил убедить его пересмотреть свою точку зрения.
        - Каких планов? - непонимающе переспросила Мери, наблюдая, как Август Колтрейн вступил в разговор с качающимся - очевидно пьяным - человеком в белом подворотничке. - Господи! Он собирается убить их? - ужаснулась она. - Он хочет, чтобы этот человек прочел над ними отходную молитву?
        - Ты, девчонка! - гаркнул Август, прежде чем Алоизиус успел ответить. Он ткнул в нее пальцем, веля подойти к нему.
        - Иди, девочка, - сказал Алоизиус, в последний раз сжав ее руку. - Ничего не говори. Не спорь. Не поручусь, что этот человек и тебя не изобьет. Вы с Джеком можете только одно - пройти через все это, пережить.
        Мери вставала очень медленно, будто боялась, что ноги не удержат ее, и вдруг увидела, как Джек поднимается на ноги. Низко наклонив голову, он двинулся на Августа словно разъяренный бык.
        - Джек, - закричала она, - не надо, Джек! - Краем глаза она увидела, что и Кипп хочет встать, но один из охранников толкнул его, и он снова упал.
        Джек не успел сделать и нескольких шагов, как наемники Августа схватили его и швырнули на пол.
        - Достаточно, - скомандовал Август. - Мы хотим, чтобы мальчик смог произнести нужные слова. - Он подошел к лежащему на полу Джеку, вырвал у него изо рта кляп и развязал руки. Джек тяжело дышал, из носа у него шла кровь. - И ты скажешь их, Джек, иначе… погоди минутку.. Мне в голову пришла замечательная мысль. Раз ты упрямишься, Джек, я мог бы жениться на этой девчонке сам и сделать, все, что нужно, прямо у тебя на глазах. У меня уже давно не было девственницы.
        - Ха, Август! Неплохая идея, - откликнулся один из сидящих за карточным столом мужчин. - Только вряд ли у тебя что получится. Джентльмены, хотите пари, что этот пьянчуга Август не сделает того, чем похваляется?
        - Я могу уступить ее тебе, Хартли, - великодушно предложил Август. - Но я слышал, что тебе больше нравится заниматься этим со своей матерью.
        - Можешь оскорблять меня, сколько тебе угодно, Август, - весело откликнулся барон. - Вообще кончай с этим. У меня все еще болит голова, хотя ты в этом не виноват. Все это уже не доставляет удовольствия. Надоело.
        - Слышишь, Джек? Всем надоело на тебя смотреть. И пока ты сопротивляешься, петля все туже затягивается на шеях твоих друзей, - сказал Август, пнув при этом Джека ногой. - Все же пошлю-ка кого-нибудь за судьей, и пусть Хартли ему расскажет, как он поймал Рыцаря Ночи и его разношерстную компанию сообщников. Хартли, ведь мы, добрые англичане, все еще вешаем женщин, не так ли? Я знаю, что ирландок мы точно вешаем.
        - Ублюдок, - процедил сквозь зубы Джек. А Мери, вырвавшись из рук Алоизиуса, подбежала к Джеку и, опустившись на колени, загородила его своим телом. - Гореть тебе в аду!
        - Ах, Джек, прошу тебя, помолчи, - попросила Мери. - А то будет еще хуже.
        - В чем дело, Джек? - Август схватил Мери за руку и рывком поднял на ноги. - Ты хочешь жениться на ней, не так ли? А она хочет выйти замуж за тебя. Она так этого хочет, что рассказала мне, где ты будешь ночью. Привела нас прямо к тебе. Ведь так, девочка?
        - Нет, - вскричала Мери. - Я никогда бы этого не сделала!
        - Я знаю, Мери. Знаю, - сказал Джек, тыльной стороной ладони стирая кровь с лица. Потом обернулся к отцу: - Убери руки, старик, или я убью тебя.
        - Не сможешь, ты же на ногах не стоишь. Что дальше, мальчик? Наше с тобой соглашение все еще в силе, или как? Ты произнесешь нужные слова или я? Если откажешься, всех твоих друзей повесят. Так или иначе, эта маленькая сучка и все ее денежки остаются в семье, верно? Мы не можем допустить, чтобы она, когда достигнет совершеннолетия, взяла их и ушла, ведь не можем? А деньги, которые я должен Хартли и остальным? В Лондоне слишком много умных голов, которые вмешиваются в мои дела якобы для моей же пользы и шепчутся по поводу денег, которые я трачу. Мне нужен законный доступ к остатку ее наследства, Джек, и я его получу, с твоей помощью или без. Жена твоя, а деньги - мои. Но мы ведь все это уже обсуждали, не правда ли? Мы уже заключили сделку?
        Мери изо всех сил укусила Августа Колтрейна за руку, так что выступила кровь. Он, взвыв от боли, отдернул руку и наотмашь ударил Мери по щеке, она упала на пол рядом с Джеком, в глазах потемнело. Стараясь не потерять сознания, попыталась вызвать рвоту, но желудок был пуст, и она только билась в конвульсиях.
        - Чудесно! Какой завершающий штрих! - усмехнулся Август, поддерживая кровоточащую руку. - Думаю, наши голубки готовы. Викарий, вы не слишком пьяны? Не забыли нужные слова? Ребята, поднимите их с пола и давайте начнем.
        Мери медленно приходила в себя. Она попыталась открыть глаза, но боль была слишком сильной. Почувствовав, как прогнулся матрас, она поняла, что лежит на кровати, а кто-то осторожно сел рядом.
        - Джек? - прошептала она, протягивая руку.
        - Нет, малышка, это всего лишь твой Клуни, который сидит у твоей постели уже четвертый день, ожидая, когда ты очнешься. С тобой все будет хорошо, я обещаю. Клэнси уже оправился и встал, а лорд Уиллоуби поправляется быстрее, чем высыхают слезы на лице его мамы. Мы все поправимся, вот увидишь.
        Мери лежала неподвижно, Клуни держал ее руку. Она пыталась вспомнить. Ей что-то надо вспомнить. Она неожиданно открыла глаза и села.
        - Джек!
        - Он уехал, дорогая. - Клуни взял ее за плечи и снова уложил на подушки. - Но с ним все в порядке. Генри Шерлок нашел Максвелла и других в погребе и выпустил их. И мы все взялись за оружие и пошли в большую гостиную. Странно, но Ужасный Август боится Шерлока, и я не могу понять почему. Но Клэнси говорит, что умный человек не задастся такими вопросами. Ты бы видела, Мери, что было! Великолепное зрелище, скажу я тебе! Вытащили из постели всех негодяев и заставили бежать в Лондон, только пятки сверкали. «Один за всех и все за одного». - Клуни покачал головой и почесал в затылке. - Я как-то не очень хорошо понимаю эту фразу Барда, Мери. Я раз спросил об этом Клэнси, но он только надрал мне уши. Может, если бы я обратился к Алоизиусу…
        Мери сжала руку Клуни.
        - Джек? - прошептала она пересохшими губами. Ее голова была как в тумане. Кое-что она уже могла вспомнить, например, сцену в большой гостиной. Она помнила, что Джека избивали. Помнила, как он стоял рядом с ней и с трудом выговаривал слова, которые ему велели говорить, даже помнила, что и она говорила что-то в ответ. Больше ничего… Может быть, она потеряла сознание? - Клуни, пожалуйста… Джек?
        - Я же сказал тебе, мое дорогое дитя. Он уехал. Уехал из Колтрейн-Хауса и из Англии.
        - О нет, - простонала она, и по ее щеке скатилась единственная слезинка. - Нет.
        - Шерлок сказал, что иначе нельзя. Джек был совершенно разбит, уничтожен. Кроме того, он обещал Августу, что уедет, если позаботятся о твоей безопасности. Твоей и виконта, а также моей и Клэнси. Мы все пережили такой ужас, Мери, но могло быть и хуже. Он запросто мог отправить нас пятерых на виселицу. Во всяком случае, никто не узнает, что здесь произошло, никто, кроме нас. Настанет день, и, дай Боже, очень скоро, когда Август отправится в ад. Хорошо уже то, что отец Джека больше никогда не вернется в Колтрейн-Хаус. Шерлок поклялся, что пойдет к судье и все ему расскажет, если этот мерзавец попытается вернуться. Я не знаю, что значит «все» - это касается Шерлока и Августа, - но, видимо, это что-то ужасное, судя по тому, как Ужасный Август быстро согласился на все условия Шерлока. Хороший человек этот Шерлок, хотя и сухарь.
        Но Мери не слушала Клуни.
        - Уехал? Куда уехал? Куда Джек уехал?
        - Мы не знаем, - сказал вошедший в комнату Клэнси. - Шерлок сам отвез Джека в доки и посадил его на первый же отплывающий корабль. Шерлок сказал, что так будет лучше, если он уедет. Иначе никто не сможет остановить его, и он убьет Августа. Но он вернется, моя дорогая девочка. Он приедет, чтобы заявить свои права на Колтрейн-Хаус, на свое наследство, а главное - на свою жену.
        - Свою… свою жену? - Что это были за слова, которые им велели говорить? «Я, Мередит, беру тебя…» - Вспомнила! - сказала Мери и заплакала. - О Господи, я вспомнила. Как он, должно быть, меня ненавидит!



        Акт второй
        РАЗУЧИВАНИЕ РОЛЕЙ

        Прошу не торопить:
        Тот падает, кто мчится во всю прыть.

    Уильям Шекспир



        Глава 9

        Что касается домов в Лондоне, этот был на хорошем счету. Прекрасное место. Величественный, впечатляющий фасад. Комнаты с высокими потолками, обставленные удобной и стильной мебелью. Снять хотя бы на сезон такой дом любому влетело бы в копеечку. А уж купить его и вовсе не каждому по карману.
        Состояние Джека Колтрейна не слишком пострадало от покупки этого дома.
        - У меня просто челюсть отвалилась при виде такой красоты, - сказал Кипп Ратленд, виконт Уиллоуби, когда они вошли в гостиную и Кипп безошибочно направился к заставленному множеством графинов и бутылок винному столику. - По сравнению с этим домом Уиллоуби-Холл выглядит почти убогим. - Обернувшись к Джеку, он улыбнулся: - Не совсем, конечно.
        Кипп был еще красивее, чем прежде. Высокий, белокурый, голубоглазый, широкоплечий, с тонкой талией, в подчеркивавшей его стройную фигуру одежде. Несмотря на побои, нанесенные ему охранниками Августа, его лицо по-прежнему было «чертовски привлекательным». - как не без кокетства говорил Кипп о себе. Возможно, лишь Джек замечал тонкие морщинки возле уголков рта Киппа - признак зрелости. Однако сам Кипп предпочитал их не замечать.
        Кипп и Джек случайно встретились на улице. Они обменялись обычными для долго не видевшихся друзей приветствиями и похлопыванием по спине, видимо, для того, чтобы скрыть тот факт, как сильно на самом деле им хотелось обняться и больше не отпускать друг друга.
        Ни один из них не упомянул о последней встрече. Будто заключили молчаливую сделку никогда не говорить о той роковой ночи, положившей конец их детству, жестоко покалечившей их мечты.
        Хотя оба о ней помнили. Это воспоминание мешало им, и они были чуть легкомысленнее, чуть веселее, чем следовало бы.
        Они словно соревновались. Будто каждый хотел сказать другому: «Видишь? Со мной все в порядке. Та ночь меня не сломала, не причинила мне боли, не изменила меня. Посмотри, как я преуспел. Какой я обычный, вполне нормальный человек».
        - Думаю, мы с тобой повеселимся в городе, - сказал Джек, принимая стакан вина у Киппа, который, казалось, чувствовал себя комфортно в роли хозяина. - Нам повезло, что мы нашли этот дом, полностью обставленный, со штатом слуг и приличной конюшней.
        - А Локхерсту повезло, что он встретил тебя, - сказал Кипп и удобно устроился в кресле. - Бедный пьянчуга был кругом в долгах. Представь себе, судебные приставы обедали вместе с семьей три раза в неделю. Были даже моменты, когда его хотели посадить в тюрьму.
        Джек улыбнулся, так что крестообразный шрам у левого глаза - один из прощальных подарков отца - казался вроде бы второй ямочкой.
        - Ты хочешь сказать, Кипп, что я наивный юнец, и веришь, что мы заплатили столько, сколько на самом деле стоит эта груда камней?
        - А разве не так?
        - Нет, дорогой друг. Возможно, Локхерст счастливо избежал лондонской тюрьмы Флит, но только потому, что ему заплатили из расчета один пенс за один фунт. Или ты думаешь, что я потратил последние пять лет на то, чтобы вернуть себе веру в благородство моих соотечественников? Мы предложили ему меньше половины того, что стоит наше теперешнее жилье, и он схватился за это обеими руками. Если мне вдруг захочется, я все продам и получу неплохую прибыль. Более чем неплохую.
        - Мои поздравления, Джек, - сказал Кипп, внимательно разглядывая друга.
        - Однако должен тебя предупредить, что ты рассуждаешь как бухгалтер: пенсы, фунты, прибыль. Знаешь, в обществе так не принято. Слишком грубо. Мы предпочитаем говорить о лошадях, красивых женщинах и картах. Ну и где-то три четверти времени уходит на сплетни. Предполагаю, нынче ты служишь предметом разговоров за многими обеденными столами, особенно после того, как тебя видели вчера в Гайд-парке с этим великолепным дикарем, который ехал верхом рядом с тобой. Когда говоришь «мы», уж не его ли ты имеешь в виду?
        Лицо Джека стало жестким. Насколько Кипп изменился за эти пять лет? Неужели настолько, что придется выгнать из дома своего друга детства?
        - Валитпаллит? Ты говоришь о нем?
        - Валит что? - Кипп чуть не поперхнулся вином. - Господи, Боже мой, ты ездишь по Лондону с диким индейцем - просто гигантом-индейцем, если верить тому, что я слышал… А ты еще спрашиваешь, о нем ли я говорю. Ты наделал бы меньше переполоха, если бы въехал в парк в тюрбане и верхом на каком-нибудь толстокожем животном в розовых пятнышках. Я слышал, что леди Хэлибертон просто упала в обморок при виде твоего друга. Господи, ну почему меня не было с тобой? Ты мне его не одолжишь? Я уже приглашен на обед к Хэлибертонам на следующей неделе.
        - Вчера я прокатился по парку с Валитпаллитом. Я, конечно, мог бы заехать к тебе на Гросвенор-сквер[Фешенебельный район Лондона] и оставить свою визитную карточку. Но так было проще. Я был уверен, что тебе потребуется менее двадцати четырех часов, чтобы найти меня. - Джек говорил неправду, но ему хотелось ослабить еще один узел. Он знал, что Кипп в городе. Он не пошел к нему, потому что не был уверен в приеме. Он показался в парке и стал ждать, какова будет реакция Киппа: будет ли он его искать.
        Теперь Джек знал, что ему незачем было беспокоиться. Его друг был все тем же недалеким и легкомысленным Киппом. Неужели он на самом деле думал, что тот станет более рассудительным или возненавидит его за причиненное Августом? Что друг разочаруется в нем из-за того, что он покинул страну, так долго отсутствовал и… молчал целых пять лет? Наклонив голову, чтобы Кипп не увидел его невольной улыбки, он сказал:
        - Уолтер не только мой партнер по бизнесу, Кипп. Он мой друг. Хотя я и понимаю, с каким удовольствием ты потрепал бы нервы этой леди Хэлибертон, я должен тебя предупредить, что не позволю сделать из Уолтера клоуна.
        - Его зовут Уолтер? Ну, это лучше, чем Валит - что-то там…
        - Валитпаллит, - поправил его Джек. - Это имя означает Отличный Боец. На твоем месте я бы это запомнил. Просто на тот случай, если ты когда-нибудь задумаешь навредить мне и тронешь хотя бы волос у меня на голове.
        - Считай, что предупредил. - Кипп встал и подошел к столику, чтобы снова наполнить стакан. Потом обернулся и посмотрел на своего друга детства - высокого, мускулистого, хорошо одетого человека. Красивого, с длинными, не по моде, темными волосами, зачесанными назад и перевязанными черной лентой. У Джека были чуть впалые щеки, многолетний загар покрывал лицо, а горбинка на носу придавала ему аристократический вид. И все же что-то было в нем от пирата или дикого индейца. Мальчик Джек был некогда опален огнем и вышел из него закаленным, как дамасская сталь. Если бы Кипп не знал этого человека с детства, сейчас он внушал бы ему страх. Во всяком случае, Кипп решил быть настороже.
        - Не будучи таким уж невеждой, каким притворяюсь, - сказал Кипп, возвращаясь на свое место, - могу с уверенностью предположить, что ты каким-то образом оказался на корабле, отплывавшем в Америку. Шерлок во имя твоей безопасности никогда в этом не признавался. Я не собираюсь вмешиваться, но присутствие Уолтера - Господи, Джек, то великолепное животное, которое мне описывали, очевидно, совсем не похоже на него - заставляет задуматься.
        - А как, по-твоему, этот Уолтер должен выглядеть? - спросил Джек, предчувствуя, что Кипп, похоже, решил докопаться до всего, что с ним случилось.
        Но виконт Уиллоуби никогда не шел по прямой, и на сей раз он не сделал исключения.
        - Хороший вопрос. Как должен такой Уолтер выглядеть? Ну уж наверняка не так, как ты. Или, например, как я. Нет, мне видится худой человек, маленького роста, в очках, которые все время сползают у него на кончик носа. Возможно, он немного шепелявит? Как тебе такое описание?
        - Звучит вроде тех сказок, которые ты выдумывал в детстве. Ты до сих пор этим занимаешься?
        - Старая привычка. - Кипп слегка покраснел. Джек этому удивился: он не помнил, чтобы его друга можно было хоть чем-нибудь смутить. - Наверное, мне надо было просто спросить тебя напрямую? Ладно. Расскажи мне, как ты познакомился с Уолтером? Как ты скопил свое богатство? Зачем ты поселился в Лондоне, если намерен уехать в Колтрейн-Хаус. Расскажи мне все.
        - Все в свое время, Кипп, все в свое время. Ты ведь останешься на ужин? Вот тогда я и представлю тебя Уолтеру. Мне будет интересна твоя реакция на моего партнера по бизнесу.
        - Значит, он действительно твой партнер? - Кипп даже стал заикаться. - Ты сказал
«мы», когда говорил о покупке этого дома, но я не поверил. Ах, Джек, ты не смог бы прогнать меня отсюда, если бы здесь был целый полк Уолтеров и они наставили бы на меня свои пики или чем там эти Уолтеры калечат и убивают. Он-то, я надеюсь, хоть не калечит и не убивает, а?
        - Нет. Во всяком случае, в последнее время, - улыбнулся Джек и заерзал на своем стуле, потому что хотел задать Киппу вопрос, который мучил его целых пять лет. Одно дело - получать письма и пытаться читать между строк. И совсем другое - спросить Киппа, который был ее другом, все это время оставался с ней. Он знал, что может рассчитывать на то, что Кипп скажет ему правду, всю правду. Он просто не знал, готов ли выслушать ее.
        - Расскажи мне про Мери. Она здорова? Когда ты ее видел в последний раз?
        Кипп провел рукой по своим светлым волосам и внимательно, оценивающе взглянул на друга.
        - У нее все хорошо. Я видел ее как раз перед отъездом сюда. Я собрался к своему портному. Ты же знаешь, я его раб. Я просил ее поехать вместе со мной, но она отказывается покидать Колтрейн-Хаус. Она… - Кипп запнулся, развел руками, а потом, сжав кулаки, опустил их, словно ему надо было сказать слишком много, поэтому он не скажет ничего. - С ней все в порядке, Джек. Такая, какой ты ее себе представляешь.
        На Джека внезапно нахлынули воспоминания: о младенце, которого он держал на руках, о ребенке, которого он знал, о девчонке-подростке, от которой он бегал, когда их интересы перестали совпадать, и о молодой девушке, от которой он старался быть как можно дальше, когда понял, что она мечтает об их союзе. В данный момент ему хотелось сконцентрироваться на ребенке, на том времени, когда он любил ее больше всего, когда думал о ней как о сестре.
        - У нее все та же улыбка во весь рот?
        Кипп вздохнул, улыбнулся, и Джек почувствовал, что друг ему сопереживает. Но было что-то еще, чего он не хотел знать, потому что во вздохе Киппа ему послышалось осуждение, а может, даже презрение. Он вдруг рассердился. Он вспомнил, как однажды Клэнси сказал ему: «Ищи, в чем загвоздка». Кипп, как бы он его ни любил, сколько бы они ни пережили вместе, не мог знать, что Джек чувствует на самом деле. Только Джек понимал, в чем загвоздка.
        Потом Кипп улыбнулся, и Джек немного расслабился, хотя и оставался начеку.
        - А как она смеется! - Кипп покачал головой. - Ее смех по-прежнему заразителен, когда его слышишь, сердце вздрагивает и не хочешь смеяться вместе с ней, а смеешься. Правда, в последние годы я не так часто слышал ее смех.
        - Мы все взрослеем, Кипп. Жизнь не такая уж веселая штука, когда смотришь на нес глазами взрослого человека. Неужели Мери все еще своевольничает, а Алоизиус бегает за ней и следит за тем, чтобы она не набедокурила.
        - Ты очень рассчитывал на Алоизиуса, не так ли? Как и на Генри Шерлока…
        - А-а, Генри. - Джек стал рассматривать свои руки, поворачивая их в разные стороны, внимательно изучая ногти. И все это для того, чтобы сдержаться. Это было нелегко: прошлое слишком свежо в памяти. Но надо покрепче держать себя в узде. Все будет зависеть от того, найдет ли он последние недостающие кусочки мозаики и сложится ли вся картина, прежде чем он начнет действовать, прежде чем сможет дать Киппу ответы на вопросы, которые тот жаждет получить. Он однажды уже подверг Киппа опасности, второй раз этого не сделает.
        - А как поживает мой хороший друг и защитник, Кипп? Процветает, не так ли?
        - Что? - неожиданно встрепенулся Кипп. - Я не понимаю твоего тона. Ты хочешь сказать, что он тебе не друг? Боже, Джек, да ты мог умереть в ту ночь, если бы не Генри Шерлок. Он всегда был твоим другом.
        - Ты именно так и думал, Кипп. - Джек посмотрел на друга и увидел, что тот смущен.
        - Да, я так думал. Твой отец сошел с ума, Джек. Он в любой момент мог передать нас судье, даже после того, как ты ему обещал выполнить его приказ. Генри спас тебе жизнь, спас жизнь мне и всем остальным.
        У Джека заиграли желваки.
        - Неужели?
        Кипп почесал подбородок и посмотрел на Джека:
        - Разве не так? В чем дело, Джек? Что тебе известно? Я же вижу, что ты что-то от меня скрываешь.
        Джек не стал отвечать. Он и так сказал слишком много. Ему не нужна ничья помощь. Он уже прошел через это. Это его схватка, и только его.
        Ему надо еще задать всего один вопрос, чтобы понять, не одержим ли он, решить, чувствует ли его друг хотя бы частично то, что чувствует он.
        - Я хочу тебя кое о чем спросить, Кипп. Расскажи мне о нашем хорошем друге Генри. О нашем дорогом, тихом, почти незаметном друге. Ты можешь его описать? Ты знаешь, какого цвета у него глаза, сколько ему может быть лет? Есть ли у него друзья, семья? Или он просто часть Колтрейн-Хауса? Неприметная, как, например, дверь или стул, который стоит в углу с незапамятных времен? Неужели мы так к нему привыкли, что не задаемся вопросом, почему он остается в Колтрейн-Хаусе?
        Кипп наморщил лоб.
        - Черт побери, Джек, почему у меня внезапно возникло чувство, будто ты не доверяешь мне? И мне вдруг пришло в голову, что ты давно в Лондоне. Я кое-что заметил. Речь о твоей одежде, Джек. Она явно лондонского покроя. И за неделю такого не сошьешь. И вот еще что. Ты не спросил ни о моей матери, Джек, ни о своем отце. Ты даже не спросил, живы ли Клэнси и Клуни. Не спросил, потому что уже все знал? Я прав?
        Черты лица Джека немного смягчились.
        - Прими мои искренние соболезнования по поводу кончины твоей матушки, Кипп. Леди Уиллоуби была смелая, замечательная женщина. Мы с Мери в неоплатном долгу перед ней.
        - Спасибо. А твой отец?
        - А что отец? Он умер два года назад, упав пьяным с лестницы. Уверен, ты не ждешь от меня сожаления по этому поводу и не боишься, что я жду от тебя соболезнования. Что касается Клэнси и Клуни, то я знаю, Кипп, что они тоже умерли, - тихо закончил Джек и в углу рта у него появился небольшой тик. Господи, как же он горевал, получив известие, что Клэнси и Клуни умерли один за другим от тяжелой болезни, которая прокатилась эпидемией по Линкольнширу.
        Когда он получил письмо, в котором сообщалось о смерти актеров, он понял, что его время вышло, что пора возвращаться домой. Даже если он не был к этому готов, даже если он не завершил все свои дела. Он думал, что Клэнси и Клуни будут жить вечно, всегда будут с ним и Мери. Даже спустя шесть месяцев после их кончины он не хотел в нее верить. То, что он не увиделся с ними перед смертью, болью отзывалось в сердце. Это был еще один повод для отмщения.
        Кипп начал шагать по комнате, стараясь понять Джека.
        - Да, они умерли, а Алоизиус все еще жив. Но ты ведь и об этом знаешь, не так ли? Ты упомянул о нем так, будто знал, что он жив. Откуда ты это знаешь, Джек? У тебя что, было видение? Ты когда-нибудь задумывался над тем, какую цену Клэнси и Клуни - причем охотно, с радостью - заплатили, чтобы остаться с тобой и Мери, чтобы защитить вас?
        - Осторожней, Кипп. Я люблю тебя, но не желаю, чтобы ты меня допрашивал. Не сейчас. У меня были причины на то, что я сделал, и на то, что собираюсь сделать.
        Но Кипп словно его не слышал.
        - Когда ты уехал, мы все стали защищать Мери, помогать ей. После того как ты убежал бог знает куда, чтобы зализывать раны. Ладно, тебе пришлось уехать. Согласен, у тебя не было выбора. Год, Джек. Самое большее - два года. Это бы я понял. Мери могла бы это понять. Но пять лет? Господи, Джек, я не хочу говорить о богатстве, или каких-то там Уолтерах, или даже о Клэнси и Клуни. Мы же думали, что ты умер!
        - Я предполагал, что вы можете так подумать. Так было лучше.
        - Лучше для кого? - Кипп покачал головой, внимательно глядя на Джека. - Нет, не говори. Я не хочу об этом слышать. Поговорим о богатстве, ладно? Как это ты стал так чертовски богат, Джек? Расскажи хоть об этом, раз уж говоришь, что любишь меня. Пиратство? Карточная игра? Или в Америке ты был более удачливым разбойником, чем здесь? Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ничем нельзя хоть как-то оправдать, что ты оставил молодую жену в Колтрейн-Хаусе на целых пять лет. Ничем.
        - Если это так, я не стану ничего объяснять. Я благодарен тебе Кипп, за то добро, которое ты и твоя мать сделали для Мери и меня. Я прошу прощения за то, что произошло той ночью, за те побои, которые ты из-за меня вытерпел. Но повторяю: я не должен тебе объяснять, что я делал, покинув Англию, и что собираюсь сделать теперь. Если хочешь, расскажи мне о Мери, не хочешь - не рассказывай. Я уверен, что сам все узнаю, когда мы с Уолтером переедем в Колтрейн-Хаус.
        Кипп остановился и посмотрел в упор на человека, которого, как он думал, любил, как брата.
        - Я знаю, что он избил тебя, Джек, что он угрожал тебе и ты сломался. А в обмен на наследство Мери он не передал нас правосудию. Я знаю, что ты ненавидишь себя за то, что упустил шанс для Мери уехать из Колтрейн-Хауса. Но черт возьми! Не Август разбил ее сердце. Это сделал ты. Рассказать тебе о Мери? Я расскажу тебе, Джек. Я буду счастлив рассказать тебе о ней. Она презирает тебя. Твоя жена тебя пре-зи-ра-ет! И дай ей Бог силы!
        Джек сидел и смотрел, как друг его детства вышел из комнаты, из дома и скорее всего из его жизни.
        Он встал, взял пустой стакан и подошел к висевшему в углу шнуру с колокольчиком на конце. Надо будет сказать дворецкому, что к ужину будет на одного человека меньше.



        Глава 10

        Мери торопливо вошла в большую гостиную: удобные бриджи и высокие сапоги для верховой езды не стесняли ее движений. Она кивнула в знак приветствия Генри Шерлоку, который тут же начал вещать о чем-то, что совершенно ее не интересовало. Все утро она объезжала поля и была недовольна тем, что ее позвали, чтобы встретиться с Генри. Наверняка он собрался сообщить ей какие-нибудь плохие новости. «У него это так хорошо всегда получается», - со вздохом подумала она.
        Она не стала садиться, а направилась через всю комнату к большому, до блеска отполированному зеркалу, висевшему над старым, изрезанным, но тоже отполированным столиком. Возможно, Колтрейн-Хаус и разрушается, но Хани Максвелл по крайней мере старается содержать эти руины в чистоте.
        Мери вполуха слушала монотонный рассказ Генри Шерлока о финансовом состоянии дел. Посмотрела на себя в зеркало, состроила гримасу и небрежно потрогала свои встрепанные кудри. Она отращивала волосы, чтобы они спускались ниже плеч и их можно было либо распускать, либо перевязывать кожаным ремешком. Сегодня она явно совершила ошибку, не перевязав их. После ванны ей придется потратить несколько часов, чтобы распутать это гнездо.
        Мери наклонилась поближе к зеркалу, вынула из кармана носовой платок и уголком стала доставать из глаза попавшую туда соринку. Потом поплевала на платок и потерла пятно грязи на щеке. Вообще-то она избегала зеркал. Глаза у нее слишком большие, слишком голубые, а уж рот - шире не бывает. В отличие от Джека ее не брал загар, зато веснушек было хоть отбавляй, и это всегда ее раздражало. Надо все-таки надевать шляпу, когда светит солнце, подумала она. Но как неохота даже думать об этом!
        Засовывая носовой платок в карман узких бриджей, она заметила, что белая мужская рубашка слишком облегает ее полную грудь. Она недовольно поморщилась: наверное, следует надевать сверху жилет даже в такую теплую погоду, как сегодня. Грудь была сейчас гораздо больше, чем в то время, когда она только набухала, вызывая у Джека отвращение. Сколько ей тогда было лет? Тринадцать? Четырнадцать? Казалось, это было так давно. Или только вчера.
        Против обыкновения, Мери, оценивая себя, довольно долго смотрела в зеркало. Скоро она вступит в зрелый возраст. Ей исполнится двадцать два. В это трудно было поверить, но через три месяца ей стукнет двадцать два. Или через пять месяцев, а может, и через один. Мери не знала на самом деле точную дату своего рождения.
        Праздновали его тридцать первого июля. Клэнси и Клуни выбрали эту дату, потому что никто не хотел спрашивать Августа, знает ли он, когда она родилась. В ее памяти остались воспоминания о чудесных днях рождения, о вечеринках, которые устраивали в ее честь, о глупых, но трогательных подарках, которые она получала. А в день, когда ей исполнилось тринадцать лет, Клэнси, Клуни и все слуги специально для нее сыграли в большой гостиной «Сон в летнюю ночь». Джек сыграл роль Пака. Как же много было у нее приятных воспоминаний!
        Она заморгала, сдерживая слезы, которые всегда наворачивались, когда она вспоминала Клэнси и Клуни. Своих дорогих, дорогих друзей. Они были ее единственной семьей, но ей и не нужна была другая.
        А потом, отвернувшись от зеркала, она улыбнулась и обхватила себя руками. Да, ее дорогие друзья умерли. Но они не ушли. Однако она не смела ни с кем этим поделиться, а то еще, чего доброго, подумают, что она от горя свихнулась. Но она была уверена, что Клуни и Клэнси были здесь, в Колтрейн-Хаусе, потому что они все еще, как и она, ожидают возвращения Джека.
        Всю свою жизнь она ждала Джека.
        Она крепко сжала полные губы. Неужели ей скоро будет двадцать два? Как далеко двадцать два от пяти, от двенадцати, от семнадцати. Но она прожила все эти тяжелые годы, и возврата к прошлому нет. Ни ради Джека, ни ради кого-либо другого. Она сказала себе это в ту ночь, когда легла в свою одинокую постель. И все же она ждала Джека, думала о нем, беспокоилась о нем, скучала по нему всем сердцем.
        Она глянула на Генри Шерлока - этот человек всегда был в ее жизни. Он, как и Кипп, остался в отличие от того человека, который уехал. Шерлок сидел на одном из диванов, стоявших друг против друга по краям низкого круглого стола. Под потолком висела большая люстра, освещавшая скудную обстановку. Ей следовало бы распорядиться передвинуть мебель. Люстра висела прямо над головой Шерлока, а она должна освещать стол. Ладно. После того как починят погреб и она проследит за уборкой урожая, у нее будет время заняться перестановкой мебели в салоне.
        О чем она только думает? Надо послушать, что говорит Генри. Но она никак не могла заставить себя слушать.
        Сердитый, верный и скучнейший Генри! Ему, должно быть, не меньше пятидесяти. При абсолютно седой голове его тело было на удивление мускулистым, крепко сбитым. От него почему-то всегда пахло лимонными каплями, и он знал о Колтрейн-Хаусе все - как о поместье, так и о его финансовом положении. Во всяком случае, гораздо больше, чем она когда-нибудь надеялась узнать.
        Она никогда не считала его другом, даже когда он был моложе. Он был и всегда оставался Генри Шерлоком, всегда под рукой, когда это было нужно, и всегда в стороне, когда его услуги не требовались. Она считала его частью Колтрейн-Хауса и частью Августа Колтрейна. Она начала его замечать последние два года, потому что он стал лучше одеваться - как лондонский джентльмен, а не как деревенский житель или незаметный управляющий.
        Лично она считала, что он становится все более странным: зачем ему продолжать трудиться в Колтрейн-Хаусе, если он унаследовал немалые деньги от своей тетушки и построил собственный дом неподалеку?
        Все же она была ему благодарна за то, что, даже неожиданно разбогатев, он продолжал выполнять у нее обязанности управляющего. Он вел бухгалтерию, занимался уплатой оставшихся долгов Колтрейна, давал советы, как вести дела поместья, когда она к нему обращалась. Он даже отказался принимать плату за свои услуги. Она всегда будет ему благодарна за то, что он сделал для нее, для Джека. Он спас их. Спасал не единожды.
        Она предполагала, что это дает ему некоторые права в отношении ее. Он был из тех аккуратных людей, которые желали, чтобы все было в полном порядке, все на своих местах. Однако все чаще она ловила себя на том, что ей не хочется, чтобы он поучал ее, наставлял, как она должна себя вести, где ее место в жизни - в том смысле, как это понимал Генри Шерлок. Это означало стать зрелой дамой в двадцать два года. Ей не нравилось, когда ей указывали - для ее же пользы, разумеется, - что для нее хорошо, а что - нет.
        Она вздохнула и попыталась сосредоточиться на том, что говорил Генри… Еще один долг Августа, еще один неоплаченный им счет. Неужели он не может просто расплатиться по счету, не докладывая ей об этом, особенно после того, как она так славно поскакала по полям? Он же знает, что она доверяет ему. Где бы она была, если бы не доверяла Генри?
        Вдруг из монотонного бормотания Шерлока она выхватила слово, которое до сих пор от него не слышала.
        - Минуточку, Генри. Простите, что я вас перебиваю. Вы как будто употребили слово
«расторжение», хотя я в этом не уверена. И при этом вы упомянули имя Джека. Или мне показалось?
        Генри Шерлок посмотрел на нее своими странными бесцветными глазами, и уголки его губ опустились. Обычно она только смеялась, когда он пытался быть с ней строг, но его последние слова отнюдь не показались ей поводом для веселья.
        Шерлок откашлялся и сказал медленно, но решительно:
        - Мы обсуждаем Джона в общем смысле, Мередит, и то, какую он собой представляет проблему в смысле твоего благосостояния. Принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, я и затронул, в частности, вопрос о расторжении вашего с Джеком брака. Я тщательно все изучил и считаю, что оно возможно. Но ты меня не слушаешь, Мередит. Я же вижу.
        Мери натянуто улыбнулась. Уж лучше обсуждать старые долги Августа или какие-либо новые проблемы, касающиеся поместья. Ни для кого не было секретом, что она не желала обсуждать Джека.
        - Извините, Генри. Я признаю, что была немного рассеянна. Но я не могу согласиться на расторжение брака, если вы это имели в виду. Это невозможно. Если я на это соглашусь, куда мне деваться? Колтрейн-Хаус принадлежит ему, и только через него - мне. Я потеряю Колтрейн-Хаус, а это мой дом, Генри, и я никуда отсюда не хочу. А теперь, когда мы с этим покончили, что еще вы хотели бы со мной обсудить? Крыша в западном крыле снова протекает. Мне нужно знать, сколько я могу потратить на ремонт.
        Люстра над головой Генри Шерлока нежно позвякивала, а в носу у Мери защекотало от легкого запаха камфоры. Она взглянула на люстру и вздохнула.
        - Ты можешь потратить двадцать фунтов на ремонт в этом квартале, Мередит, не более.
        - Спасибо, Генри, - вежливо ответила она. - Я надеялась на большее, но уверена, вы лучше меня знаете, как распределять расходы.
        Генри нахмурил брови, и Мери поняла, что он собирается вернуться к тому, что заботило его так же сильно, как страшило се.
        - Да, Мередит, Колтрейн-Хаус принадлежит Джеку. Все принадлежит ему. Ему, а не тебе. Вот о чем я хотел бы поговорить.
        Мери не понимала, что Генри имеет в виду. Он не открыл ей ничего нового.
        - Выпейте чашку чаю, Генри, - предложила она, садясь на противоположный диван у столика, куда Хани по приезде Генри поставила серебряный чайный сервиз. - Я положу вам в чашку побольше сахара, чтобы подсластить ваше настроение. Или вас еще что-то беспокоит?
        Она взяла чашку и подставила ее под носик чайника.
        Горячий чай наполнил чашку… потом перелился через край, замочив вышитую салфеточку, отчего та сразу стала коричневой.
        - Что вы сказали? - рассеянно спросила Мери, поставив чайник на поднос. - Повторите, пожалуйста, то, что вы только что сказали, Генри, будьте так добры.
        - Ах, - промурлыкал Шерлок, развалившись на диване и закинув нога за ногу. Ей вдруг захотелось ударить его. - По крайней мере сейчас ты меня слушаешь. Тебя, по-видимому, не заботит, что фонды для поддержания Колтрейн-Хауса почти исчерпаны. Для тебя, похоже, не имеет значения, что главный кредитор твоего покойного опекуна грозит пагубными последствиями, если мы не заплатим ему значительную сумму до конца года. На тебя не производят никакого впечатления глупые усилия поддержать разваливающийся дом, в котором мы сейчас с тобой находимся. И вправду эти усилия ни к чему не приведут: дом перейдет к кредиторам Августа, то есть теперь кредиторам твоего мужа. Однако стоило мне упомянуть имя Джона, и ты вдруг не просто меня слушаешь, ты просишь повторить, что я сказал!
        Склонив голову, Мери постаралась взять себя в руки, не желая, чтобы управляющий обрушил на нее одну из своих нотаций.
        - Извините, Генри, я действительно невнимательно вас слушала. Но разве вы не сказали, что Джек возвращается домой? Вы не могли такого сказать. Или?..
        Громадная люстра над их головами снова зазвенела, на этот раз громче.
        Генри вскочил и посмотрел на потолок.
        - Ты слышала? Мередит, эта люстра разваливается. Я не удивлюсь, если однажды этот монстр свалится нам прямо на голову.
        - Вам на голову, Генри. Мне кажется, меня она не заденет: я сижу слишком далеко. - Мери салфеткой промокала разлитый чай. Ей хотелось плакать, рыдать, скрежетать зубами - все, что делают женщины в минуту большого волнения. Но ее другая суть - сидевший в ней глупый ребенок - хотела танцевать и прыгать. Клуни и Клэнси, конечно, предпочли бы в таком случае танцевать.
        Но правда ли это? Неужели Джек действительно возвращается домой? Она отказывалась в это верить. Или, лучше сказать, не смела в это поверить.
        - Возможно, вы и правы насчет люстры, Генри, - сказала она, все еще стараясь взять себя в руки. - Август и его гости частенько пользовались ею как мишенью для стрельбы. Видите следы от пуль в потолке? Загляните в свои книги и посмотрите, нельзя ли выкроить несколько фунтов, чтобы укрепить люстру.
        - Несколько фунтов? Сначала ты хочешь починить крышу, теперь - люстру. Да у тебя не только фунта, пенса на все это не найдется, Мередит. Август заложил эту руину по самую крышу, а я работал за десятерых все эти годы, сдерживая кредиторов пустячными выплатами. Я не люблю жаловаться, Мередит, но это, знаешь ли, было нелегко.
        - И вы замечательно справились, Генри. Я вам так благодарна, - уверила его Мери. - Вернемся к тому, о чем вы говорили. До вас, видимо, дошел какой-то слух? Сколько слухов мы слышали за эти годы! Не меньше дюжины. Ни один из них не подтвердился. Почему же вы сейчас так уверены? Неужели вы поверили им? Это на вас не похоже, Генри.
        - На сей раз это не просто слух, Мередит. - Генри погладил подчеркнуто опрятные кружева вокруг ворота рубашки и снова сел, поглядывая на люстру. - Я был крайне удивлен, получив сегодня утром письмо из Лондона. От Джона. Он вернулся в Англию и объявил о своем решении прибыть в Колтрейн-Хаус через десять дней.
        - Письмо? От Джека? Вы говорите совершеннейшую неправду, Генри. - В ушах у нее громко зазвенело. - Если бы это было правдой, вы сказали бы мне об этом, как только я вошла в комнату.
        - Все в свое время, Мередит. Брак удастся расторгнуть, хотя это будет нелегко. Но когда сюда вернется Джек… Ах, Мередит, ты же помнишь, он уехал, потому что не был с тобой счастлив. Я только пытаюсь продемонстрировать тебе наличие выбора. Например, тебя может не быть здесь, когда он приедет.
        Мери постаралась справиться с дыханием и посмотрела на люстру. Она просто висела под потолком. Никакого звона.
        - Понимаю, - тихо сказала она онемевшими губами. - Джек возвращается домой, а вы советуете мне убраться, так как считаете, что он не захочет меня видеть. Неужели вы думаете, он может причинить мне боль? Я не знала, Генри, что вы такого плохого мнения о Джеке.
        - Наоборот, он мне всегда нравился, Мередит. Но мы все знаем его скверный характер. Я не хочу, чтобы ты снова страдала. Ты растрачиваешь свою молодость, заботясь о собственности Джека. Ты сможешь снова выйти замуж. Думаю, не слишком ошибусь, если скажу, что виконт Уиллоуби будет рад…
        - Я замужем, - глухим голосом ответила Мери.
        - Я забочусь о тебе, Мередит. - Генри, казалось, был искренен. - Джон написал мне, а не тебе. Неужели это ни о чем тебе не говорит? Он либо надеется не найти тебя в Колтрейн-Хаусе, либо, если ты здесь, не иметь с тобой ничего общего?
        - Я его жена, Генри, - возразила она, надеясь, что в ее голосе прозвучит хотя бы намек на уверенность. - Если Джек возвращается домой, я, как его жена, буду здесь, чтобы встретить его.
        - И ты, конечно, готова стать его женой в полном смысле этого слова. - Генри вздохнул… - А ты уверена, что он этого хочет? Возможно, ты и любишь его - хотя это скорее детская влюбленность, скорее мечта, чем реальность, - но ты уверена, что он видит ситуацию теми же глазами? Если бы он любил тебя, неужели он смог бы оставить тебя на целых пять лет?
        - Нет, не думаю, - призналась она, встала, и, по-старушечьи сгорбившись, пошла к двери. Сейчас ей не требовалось неуклюжее сочувствие Генри. Сейчас ей хотелось остаться одной, чтобы подумать, поплакать, даже закричать.
        В дверях она обернулась и произнесла, медленно выговаривая каждое слово:
        - Вы не правы, Генри. Вы не знаете моих чувств. Да, я жду возвращения Джека. Чтобы убить его.
        И выбежала из комнаты.
        Между тем высоко под потолком шла другая беседа: две души, невидимые человеческому глазу, радовались хорошим вестям.
        - Мы слышали, что он сказал, - радостно крикнул Клэнси и, схватившись за цепь, на которой висела люстра, сделал вокруг нее три оборота.
        - Хи-хо, хи-хе, мой Джек возвращается ко мне! Клуни глянул вниз на сидевшего на диване Шерлока, который посмотрел на люстру и пробубнил:
        - Рассыпается на куски. Весь дом рассыпается на куски, - и быстро покинул комнату.
        - Ты прав, Клэнси. Джек точно возвращается домой. И она собирается его убить.
        - Но она его любит, - сказал Клэнси, прижимая руки к груди. - Такая смышленая девочка и так любит моего Джека.
        - Он ее не заслуживает, - запротестовал Клуни. На самом деле он был рад - столько забот свалится с хрупких плеч его дорогой Мери, когда вернется Джек! А когда счастлива Мери, счастлив и Клуни. Ведь это так просто!
        - Клуни? - окликнул его Клэнси, снова устраиваясь между рожками люстры.
        - Ты видел, что Шерлок улыбнулся, услышав, что Мери убьет Джека? Как ты думаешь, почему он улыбнулся?



        Глава 11

        Джек натянул поводья и остановил большого черного жеребца на вершине холма, на том самом месте, где его жизнь сделала резкий поворот.
        Отсюда началась его долгая и трудная дорога к взрослению. Он тогда намеренно не прислушивался к своему сердцу, гасил в себе чувства. И обеими руками схватился за цинизм, как тонущий хватается за соломинку. И держался за него пять долгих, мучительных лет.
        То были годы, когда он отказывался думать. Отказывался чувствовать.
        Он решил, что ему не нужны ни дружба, ни любовь. Он отмел даже ненависть в пользу ежедневной погони за тем единственным, которое, как ему казалось, было необходимо. За деньгами.
        Когда же борьба стала для него важнее, чем жизнь? Когда он превратился в того человека, каким нынче стал? Когда уподобился пустой раковине, наполняющейся банкнотами и недвижимостью? За деньги он покупал информацию, дававшую ему силу, равную… ну, уж конечно, не счастью.
        Счастье - это ребенок, бросающий камешки в ручей. Счастье - это лежать на спине на свежескошенной траве и придумывать, на что похожи проплывающие над головой облака. Счастье - смотреть, как Кипп учит Мери фехтовать. Джек смеялся до слез, наблюдая, как озорная девчонка, отвлекая Киппа на какой-нибудь пустяк, втыкает ему прямо в сердце тупую рапиру.
        Счастье - это Колтрейн-Хаус, такой, каким он хотел его помнить.
        Счастье - это Колтрейн-Хаус, такой, каким Джек Колтрейн его сделает: он так много работал лишь для того, чтобы восстановить усадьбу. Жаль только, что Клэнси и Клуни уже нет в живых и они не станут частью его будущего, ведь в них заключалась большая часть его счастья в прежние времена. Они покинули его, так же как он покинул их.
        Слишком поздно. Он вернулся слишком поздно. Он был так захвачен своими планами, что упустил действительно важное. Да, Колтрейн-Хаус - это важно. Но какой ценой?
        Неужели намерение спасти Колтрейн-Хаус было достаточным, чтобы покинуть любимых и дорогих на целых пять лет, наблюдая за ними издалека? Неужели слишком долгое невозвращение лишило его шанса на счастье?
        Джек вздохнул, услышав, как подъехал Уолтер.
        - Судя по топографическому описанию, которое ты мне дал, - произнес Уолтер, - и принимая во внимание логику действий зеленого юнца, у которого волос на голове было больше, чем ума, ты прав: именно это место является отправной точкой твоего юношеского позора.
        - Иди ты к дьяволу, Уолтер, - небрежно бросил Джек и улыбнулся. Но улыбка была печальной. - Ты бы видел, друг, какой мы тогда устроили кавардак: все кричат, куда-то бегут. Кипп старается быть одновременно в трех местах. Хани рыдает, орет и колотит барона своим деревянным башмаком. А я, идиот, пытаюсь остановить испуганных лошадей. А потом откуда-то, будто с неба, сваливается Мери… - Джек опустил голову, прикусив губу. - Господи, я тогда подумал, что она мертва.
        - А когда оказалось, что она жива, - успокаивающе сказал Уолтер, - тебе захотелось убить ее. Совершенно непонятно почему.
        - В запальчивости я мог сказать или сделать что угодно. А уж если выпью… - признался Джек, глядя на своего компаньона. Уолтер был великолепен. Другого слова не придумаешь. Высокий, широкоплечий, с темной кожей, благородным орлиным носом и черными как ночь, но с тонкими ниточками седины волосами, ниспадавшими на плечи. Его коричневый сюртук ловко сидел на нем. Простой галстук, коричневый жилет, темно-коричневые брюки обтягивали железные мускулы бедер. Уолтер был одновременно похож на банкира и дикаря, на боксера и премьер-министра, на разбойника и священника.
        - Это верно. Ты достаточно сказал, будучи пьяным. Ты просил меня, в случае если твой отец еще жив, содрать с него шкуру - медленно и тупым ножом, - как только мы ступим на землю Англии, - сказал Уолтер, с удовольствием нюхая в петлице бутоньерку. - Но сейчас, когда он умер, я довольствуюсь тем, что помочусь на его могилу. Хочешь ко мне присоединиться?
        - Я не заслуживаю твоей дружбы, - сказал Джек улыбаясь. - Если честно, друг, бывают моменты, когда ты меня по-настоящему пугаешь.
        - Это все мой великий ум, - царственно улыбнулся Уолтер, склонив набок голову, принимая похвалу Джека. - Один мой вид иногда нагоняет на людей суеверный страх. А сейчас, полагаю, настало время расстаться. Отправляйся в Колтрейн-Хаус к своей невесте. - Одним быстрым и изящным движением он соскочил с двуколки. - Я останусь здесь, дам отдохнуть лошадям и обдумаю, каково мое место в этой маленькой судьбоносной точке вселенной.
        - А кто же будет защищать мой тыл? Кипп сказал мне, что Мери меня презирает. - Джек снял шляпу, потом снова надел ее немного набекрень. - Помня характер Мери и зная, что Шерлок явно рассказал ей о моем прибытии, я уверен, что поскачу навстречу своей смерти. Хотя сдается мне, тебя это не слишком волнует.
        Уолтер, привязав лошадь, уселся верхом на подгнившее бревно - то самое, которым Джек пользовался много лет назад, когда был Рыцарем Ночи, - и улыбнулся Джеку.
        - У тебя есть преимущество - внезапность. Она знает, что наступление началось, но поскольку ты не сообщил Шерлоку точную дату приезда, она не знает, когда конкретно тебя ждать. Она нервничает, страшится встречи. Не спит, не знает, как поступить, беспокоится. А когда раздастся клич войны и прорежет воздух своим пронзительным звуком, она сделает одно из двух: либо примерзнет к земле и не сможет двинуться с места…
        - Либо?.. - подсказал Джек, потому что Уолтер наклонился, чтобы снова понюхать в петлице букетик.
        - Либо сделает в тебе огромную дырку. Другими словами, мой друг, будь осторожен, ладно? Я очень к тебе привязался, только не могу вспомнить, по какой именно причине. А-а, погоди. Вспомнил одну: у тебя доброе сердце, Джек. Но беда в том, что несколько лет назад ты спрятал его не туда, куда надо. Скачи вниз с холма и, может, ты его найдешь.
        - Не знал, Уолтер, что ты такой романтик, - сказал Джек, поерзав в седле. - Я увижу тебя через час или два?
        Уолтер кивнул, и Джек понял, что больше не может откладывать свое появление в Колтрейн-Хаусе.
        Пустив коня медленным шагом, он ехал, разглядывая места, которые покинул пять лет назад.
        Проехав поворот, выехал из-под деревьев и увидел большую лужайку перед домом. Солнце освещало яркими лучами огромное трехэтажное здание, отражаясь в многочисленных окнах. Многочисленные же плоские крыши украшало более двух дюжин труб, вдоль всего края вилась балюстрада из белого камня.
        Сколько же раз Джек и Кипп вылезали на крышу, чтобы играть в прятки за высокими трубами? Сколько раз чуть не доводили добрейшего Алоизиуса Бромли до апоплексического удара, забираясь на балюстраду и бегая по ее краю (на высоте, между прочим, более шестидесяти футов от земли!). Даже Мери пыталась на нее взобраться. Вот когда Джек понял, что должен был чувствовать Алоизиус, наблюдая за эдакими детскими шалостями.
        - Мы тогда думали, что никогда не разобьемся, - сказал Джек, похлопывая по шее своего коня, - что с нами ничего не может случиться, ничто не может причинить нам боль.
        Он на приличном расстоянии объехал дом, не спуская глаз со стеклянного купола прилегающей к нему оранжереи, боковые стороны которой состояли сплошь из множества высоких окон. Вспомнилось, как здорово было лежать там на скамье и наблюдать через стеклянную крышу, как идет дождь или падает снег.
        Он проехал мимо аллеи статуй, состоявшей из полудюжины причудливых изваяний. Не было ни единой целой статуи: у каждой не хватало либо руки, либо ноги, а чаще всего - головы. Он покачал головой, вспомнив, какую бойню здесь устраивал пьяный отец и его помешанные на стрельбе дружки.
        Высаженные аккуратными рядами вечнозеленые деревья и кустарники заросли сорняками. Пруд с кувшинками, в котором некогда плавали золотые рыбки, затянуло тиной и ряской, один берег и вовсе обвалился.
        Чем ближе Джек подъезжал к дому, тем больше были видны последствия набегов Августа. В двух кирпичных трубах зияли огромные дыры. Часть белокаменной балюстрады, особенно над парадной столовой, обрушилась и валялась на земле, разбившись на куски.
        Длинная крытая галерея с высокими мощными колоннами, соединявшая центральную часть дома с восточным крылом, служила местом приятных прогулок в дождливую погоду. Сейчас штукатурка колонн облупилась: в течение по крайней мере двадцати лет их ни разу не белили. Одна из колонн была подперта каким-то корявым стволом, видимо, чтобы не упала.
        Однако поля вокруг Колтрейн-Хауса были засеяны. Большое стадо тучных коров паслось на лугу. Домики арендаторов были крыты новой дранкой, а амбары полны более чем наполовину зерном. Овцы, пасшиеся на земле поместья позади заросшей ха-ха - как Мери восторгалась этим глупым французским названием, обозначавшим низкую изгородь, проходящую по канаве! - были упитанны и покрыты густой шерстью.
        - Работа Шерлока, - выдохнул Джек, спешившись у конца кольцеобразного подъезда. Как и пруд, дорожка заросла сорной травой, к тому же в ней было множество выбоин: как и все остальное, она не чинилась годами. - Я знал, что мог па него положиться. Он следил за тем, чтобы поместье приносило доход. Но потратить хотя бы пенни на поддержание дома? Ну уж нет! Генри Шерлок никогда не позволил бы Мери израсходовать хоть пенс, если бы он не принес доход в удвоенном, а то и в утроенном размере. Содержать в порядке поместье, держаться за землю - самое главное для Генри Шерлока. Наряду с некоторыми другими вещами, - добавил Джек, стиснув зубы.
        Приближаясь к массивным входным дверям, Джек в последний раз окинул здание оценивающим взглядом. Широкие ступени из белого камня и балюстрада были в пятнах и плесени. Через все три ступени шли широкие трещины. Массивные каменные вазоны по бокам дверей, когда-то засаженные вечнозелеными растениями, служили урнами.
        Колтрейн-Хаусу нужны деньги. Огромные деньги.
        Поскольку Джек очень медленно объехал дом, его могли увидеть из окон. Поэтому он решил, что предсказание Уолтера о военном кличе оказалось явным преувеличением. С этой мыслью Джек подошел к дверям и поднял до блеска начищенный медный молоточек. Но постучать не успел - двери распахнулись, и он увидел наставленное на него дуло охотничьего ружья.
        - У тебя есть пять минут, чтобы повернуться и убежать, прежде чем я застрелю тебя на месте.
        Джек не дрогнул. Он поднял одну бровь, потом медленно оглядел оружие и наконец встретился взглядом с весьма рассерженной молодой женщиной.
        Это не могла быть Мери! Или могла? Те же огромные небесно-голубые глаза. Те же буйные кудри, хотя и более темные, чем он помнил, но такие же непокорные. И веснушки рассыпаны по носу и щекам. Единственное, чего не хватало - ее восхитительной, во весь рот, улыбки. Если он не ошибался, на ней были надеты одна из его старых рубашек, его бриджи, из которых он вырос и сапоги для верховой езды, которые он носил в двенадцать лет. Слава тебе, Господи. Она нисколько не изменилась.
        Хотя исчезла ее жеребячья неуклюжесть. Она стала стройной и длинноногой. Красавицей. Невероятно прелестной. Высокая, хорошо сложенная, грациозная - если можно быть грациозной в руках с ружьем.
        И она не улыбалась. Не бросилась на него, чтобы отомстить за обиду.
        Она просто смотрела на него.
        Джек только собрался было схватить и вырвать ружье, как чей-то голос сказал из-за дверей:
        - Опусти ружье, Мери. Я же тебе сказал, что ты ничего не добьешься, если застрелишь его. Его надо отравить. Это немного медленнее, зато более болезненно, и тебя вряд ли за это повесят.
        Мери сняла палец с курка как раз в тот момент, когда Джек оттолкнул в сторону дуло ружья и прошел мимо нее в большое фойе.
        - Мистер Бромли? Алоизиус? Это вы? - спросил он, протягивая руки к седому старику. Он совсем не изменился, все так же три раза обматывал вокруг шеи шарф - и летом, и зимой. У него был все тот же вид старого мудреца с припухшими веками, он все так же остро шутил. Джек взял обе его руки в свои и крепко сжал. - До чего же приятно вас видеть!
        - А мне тебя, Джек. - Голос старого наставника дрогнул, и его водянистые глаза заблестели. - По-моему, ты все еще должен написать мне работу по «Одиссее» Гомера? Чтобы завтра утром работа была у меня на письменном столе!
        Джек усмехнулся, чувствуя, что напряжение постепенно спадает. Мери все еще держала ружье, правда, дулом вниз. Он понял, что имел в виду его бывший наставник, и поспешно согласился:
        - Мы разопьем бутылочку-другую, и я расскажу вам свою одиссею сегодня вечером.
        - По рукам! - сказал Бромли, хлопнув Джека по спине. - А потом мы будем обсуждать
«Илиаду». Ты ее помнишь, Джек? Это про осаду Трои. Можешь захватить бумагу и ручку, чтобы делать кое-какие заметки.
        Джек обернулся, чтобы взглянуть на Мери. Неужели это его жена? Господи! Было все еще трудно вообще думать о ней, а уж как о своей жене и подавно. Она определенно не была той Мери, какую он помнил. Мери, которую он подбрасывал на коленях, выхаживал, когда она болела скарлатиной, учил, как завязывать ленты шляпки, ставил синяк под глазом, когда она не желала ловить мяч.
        Нет, эта была другой. Не товарищ по играм. Не та, что сидела на краю поля и болела за него во время футбола. Не тот глупый ребенок, который повторял каждый его шаг, учился у него, дразнил его, не подружка, старавшаяся расшевелить его, когда у него бывало плохое настроение, обожающая его, что бы он ни творил.
        Но она не была и той Мери, которая застала его, когда он неловко щупал грудь служанки, после чего побежала к Киппу, чтобы сообщить, что его друг не лучше Ужасного Августа и его пьяных гостей.
        И уж совершенно очевидно она не была той оскорбленной невинной девушкой, которую его отец лишил ее собственного наследства и отнял свободу, заставив выйти замуж за сына и расстроив все планы Джека на будущее.
        - Мери, - сказал Джек, - может, мы перейдем в большую гостиную, но только без этой штуковины, если ты не возражаешь? - Он взял у нее ружье и передал его Алоизиусу.
        Она повернулась и направилась в большую гостиную. А он пусть идет следом, если посмеет. Боже, подумал он, на нем эти старые бриджи никогда так хорошо не сидели.
        - Смею ли я идти за ней? - и вправду спросил он Алоизиуса.
        Тот пожал плечами и заковылял по лестнице в более безопасное место - классную комнату.
        Посередине лестницы он остановился и оглянулся на Джека:
        - Знаешь, она вовсе не ненавидит тебя. Она ненавидит себя за то, что не может ненавидеть тебя. Конечно, сама она об этом не знает, поэтому я советую тебе быть настороже. Во всяком случае, первое время. У нее было пять лет, чтобы придумать, каким способом превратить твою жизнь в ад. Если ты помнишь, Мери всегда была очень изобретательна.
        - Но она была в безопасности все эти годы, - сказал Джек, ненавидя себя за то, что в его словах звучит вопрос.
        - Мери пожертвовала бы безопасностью ради счастья, и ты это знаешь, Джек. Мы всегда давали Мередит то, что ей было необходимо, а не то, чего она хотела. Ты удивишься, Джек, как она повзрослела. Будь с ней поласковее, разреши ей какое-то время тебя ненавидеть. Со временем она станет образцовой женой.
        - Мне не нужна жена, - отрезал Джек. - А если бы была нужна, то, уж конечно, не Мери. Ради Бога, Алоизиус, мы выросли как брат и сестра.
        Алоизиус взял конец своего длинного шарфа и стал им обмахиваться.
        - Возможно, ты именно так и думал десять лет назад, Джек. Но не тогда, когда уезжал отсюда. Так что не лги мне сейчас, Джек, даже если тебе хочется обманывать себя еще какое-то время. - Алоизиус печально покачал головой. - Ты всегда был умным мальчиком. Я думаю, ты кое-чему научился с тех пор, как тебе пришлось уехать. Тогда твое тело было в шрамах, а сердце полно ненависти и стыда. Не разочаруй меня, Джек. Не разочаруй.
        - Резко сказано. - Клэнси печально посмотрел вниз на Джека, когда тот проходил под ведущей в большую гостиную резной аркой, на которой они с Клуни сидели.
        - Недостаточно резко, - горячо возразил Клуни. - Он ее не хочет? А с чего он взял, что она хочет его? Но ты видел ее? Ты видел их обоих, снова вместе? Ты когда-нибудь думал, что мы доживем до того времени, когда это увидим?
        - Но мы и не дожили, Клуни. Когда ты наконец запомнишь, что нас нет в живых?
        - Какое это имеет значение? - Клуни смахнул рукавом своего темно-красного бархатного костюма несуществующую слезу. - Они снова вместе, кончилось наше долгое ожидание. Сколько ночей я не спал, слыша, как плачет моя милая Мери из-за твоего скверного Джека? Сколько лет я наблюдал, как она бьется, одна, забытая им? Она думала, что ненавидит его. Но она простит его, потому что у нее доброе сердце. Простит и будет любить, и мы все снова будем счастливы. Но лучше благоразумно спрятать ружье куда-нибудь подальше.
        - Об этом позаботится Алоизиус, - вздохнул Клэнси и тихо опустился на пол. - Да будут благословенны миротворцы.
        Клуни был с этим согласен.
        - Ты хочешь еще посмотреть на Джека, Клэнси? Я знаю, тебе хочется быть к нему поближе. Может, присоединимся к ним и понаблюдаем? А если они начнут ругаться, потрясем немного люстру.
        Клэнси посмотрел с сожалением на закрытую дверь.
        - Такой высокий, такой красивый и одет с иголочки. Джентльмен с головы до пят, Клуни. Он стал тем, кем я всегда мечтал его увидеть. Я мог бы смотреть на него не отрываясь сутки напролет.
        - Я так и думал, - сказал Клуни и плавно опустился вниз. - Если бы, конечно, Мери впустила нас. Ты же знаешь, какой она может быть. Обычно радуется нам, как первым весенним цветам, но если хочет, чтобы мы убирались, мы убираемся.
        - Она не посмеет. Особенно сегодня. Сегодня такой день. - Клэнси повернулся, но остановился, потому что его похожий на клюв нос уперся во что-то деревянное. Он приложил ухо к двери. - Хитрая, упрямая девчонка, - пробурчал он. - Ничего не слышно, Клуни. Давай выйдем и заглянем в окно.
        - Не могу. - Клуни был рад поделиться своими мыслями с приятелем, которого всегда считал выше по уму как при жизни, так и после смерти. - Если Мери сказала нет - значит, нет. И нам обоим это прекрасно известно. Я не вхожу к ней в спальню, если она меня не зовет, не тащусь за ней следом, если она скачет по полям в плохом настроении, не подслушиваю, если она этого не хочет. Таковы правила, Клэнси, и мы оба должны им подчиняться. Возможно, правил будет еще больше, когда мы представимся Джеку, если, разумеется, он в нас поверит.
        - Если он в нас поверит? Я об этом никогда не думал, Клуни. - Клэнси медленно двинулся в сторону кухни. Он всегда шел на кухню, когда был несчастен, чтобы вдохнуть аромат вкусной еды, которую готовила миссис Максвелл. - Что мне делать, мой друг, если он в меня не поверит?
        - Поверит, Клэнси, поверит. Дай ему время. Ведь он только что приехал и ему предстоит разобраться с Мери. - Клуни бросил последний взгляд на дверь.
        Ему очень не хотелось отсюда уходить, и он задержался на минуту, стараясь вспомнить какие-нибудь подходящие строки из своего любимого Уильяма Шекспира, но тут из большой гостиной донесся звон разбитого стекла, и Клуни со всех ног бросился вслед за Клэнси.
        - Подожди, Клэнси, я с тобой!



        Глава 12

        Нахмурясь, Мери смотрела на разбитый фарфор.
        - Как глупо! Когда-то ты был более расторопным и успевал ловить вещи.
        - Извини, Мередит. - Джек одарил ее элегантным поклоном, от чего у Мери появилось острое желание схватить еще одну статуэтку и швырнуть ее Джеку в голову. - Я рад, что в салоне осталась кое-какая мебель, а также вазы и безделушки, хотя мне казалось, что Август избавился от всего.
        - Ты же знаешь, после того как ты уехал, он ни разу здесь не появлялся. Это было частью сделки, которую вы заключили. Разве ты забыл, Джек? Не знаю как - да мне это и неинтересно, - но Генри удалось настоять на том, чтобы Август больше не приезжал в Колтрейн-Хаус. То, что ты здесь видишь - это вещи, которые в свое время удалось вернуть Рыцарю Ночи, или те, что мы с миссис Максвелл прятали на случай появления Августа.
        Мери почувствовала, что слишком много говорит. К тому же она никак не могла оторвать глаз от Джека. Ничего ей так не хотелось, как броситься в его объятия и признаться, как она по нему скучала и как рада, что он вернулся домой.
        Джек же выглядел спокойным и невозмутимым. И таким элегантным в своей дорогой одежде. А она? В его старых бриджах, о чем он наверняка догадывается. Ни сама Мери, ни ее одежда не были особо чистыми.
        И надо же было ему застать ее в таком виде, черт побери! Лучше бы она его застрелила!
        Но раз не получилось застрелить, она знает, как сделать ему больно.
        - Если ты хочешь навестить Клэнси и Клуни, ты их не найдешь. Они на кладбище. Они умерли за два месяца до Рождества один за другим, хотя Клэнси не был так уж болен. Я думаю, он просто больше не захотел жить, раз нет Клуни, нет тебя.
        Она не сводила с него глаз, ожидая, как он отреагирует. Будет ли ему больно или стыдно.
        - Да, я знаю, - ровным голосом ответил Джек и направился к столику с напитками. Налив себе вина, он добавил: - До меня дошли слухи.
        Мери уже собралась было сесть на диван, но признание Джека заставило ее вскочить.
        - Слухи? До тебя дошли слухи? Что, черт возьми, это значит, Джек? Как это они до тебя дошли?
        Жестом он попросил ее сесть, и сам опустился на диван напротив.
        - Значит, Шерлоку можно верить. Я заставил его поклясться не выдавать меня, но до сих пор не знал, сдержал ли он слово. Стало быть, он ни разу не обмолвился, что мы с ним переписывались все эти годы?
        Мери села. Иначе она бы просто упала.
        - Генри? Я этому не верю. Никогда не говорил… даже не намекал… Более того, пытался убедить меня, что ты, возможно, умер… - Она в упор посмотрела на Джека. - Ах ты, мерзавец! Ни одной строчки, ни единого слова за пять лет! Ты, конечно, мог умереть. Клэнси и Клуни тоже так думали. Но лучше бы ты действительно умер. Я предпочла бы видеть тебя мертвым, чем таким, каким ты стал.
        Она отвернулась, только бы не смотреть на него! Слава Богу, что она приказала Клэнси и Клуни не вмешиваться. Они не заслужили того, чтобы узнать, что их мальчик вообще про них забыл.
        - Уезжай, Джек. Мы не хотим, чтобы ты здесь оставался. Ты нам здесь не нужен.
        - Боюсь, это невозможно, - резко сказал Джек и выпил вино. - Видишь ли, я приехал, чтобы спасти тебя. Перед тобой очень богатый человек, Мери, хотя, наверное, это тебя шокирует. Я вернулся домой за своим наследством - за домом и землей. Больше никаких закладных, Мери, никаких долгов. Я здесь, чтобы расплатиться по всем счетам.
        - Неужели? - не без ехидства ответила она, не поверив ни единому его слову. - Как интересно.
        - Может быть, и неинтересно, Мери, но тем не менее это правда. Я надеялся, что на тебя это произведет хоть какое-то впечатление.
        - А твоя жена? За ней ты тоже приехал? - Внешне спокойная, она поудобнее устроилась на диване, хотя внутри у нее все кипело.
        - Ты имеешь в виду наш брак? Ты моя сестра, Мери, а не жена. Наш брак был фиктивным, и мы оба хорошо это знаем. Перед тем как приехать в Линкольншир, я ненадолго остановился в Лондоне и купил там для тебя дом. Мне сказали, что это респектабельный район. Кипп того же мнения. Ты можешь переехать туда. Возьми с собой, если хочешь, Хани и Максвеллов. Я найму тебе компаньонку и начну готовить расторжение брака. Я признаюсь, что покинул тебя в день свадьбы и фактически брак не состоялся. Следующей весной будет твой сезон в Лондоне, Мери. Ты можешь получить все, о чем мечтали твои родители, все, что ты заслуживаешь.
        Она встала и подошла к одному из окон, выходившему на лужайку, чтобы быть подальше от него.
        - Ты просто невероятен, Джек. Ты уже все решил, не так ли? Спланировал за меня всю мою жизнь. Ты уезжаешь, разбогатев, возвращаешься с карманами, полными денег и требуешь, чтобы я убиралась вон. И это после того, как я пять лет старалась сохранить твое поместье. Не мое, Джек, ведь так? Твое поместье, твой дом. Ничего моего. Как это… удобно для тебя.
        Она обернулась и увидела, что он смотрит на нее как-то странно. Только бы в этих глазах не было жалости, иначе она точно его убьет.
        - Мери… дорогая… брак должен быть аннулирован. Мы оба это знаем. Тебя заставили выйти за меня замуж, а меня избили и запугали. С этим надо покончить, чтобы ты стала свободной и могла жить собственной жизнью. У меня теперь есть деньги. Деньги, которые должны были стать твоими в тот день, когда тебе исполнился двадцать один год, если бы Август не заставил нас пожениться, не забрал бы все до последнего пенни.
        - Нет. - Мери подняла руку, как бы предупреждая его не приближаться к ней. - Нет, Джек. Совершенно не так.
        - Нет? - Джек внимательно посмотрел на Мери. - Нет? - повторил он. - Ты не хочешь, чтобы брак был признан недействительным? Но ты же не хочешь оставаться замужем за мной. Ведь если верить Киппу, ты меня презираешь. Или ты потеряла способность рассуждать здраво?
        - Вот ты это и сказал, Джек. У меня не все в порядке с головой. Не думай, что я хочу оставаться замужем за тобой. Мне сама мысль об этом противна. Но мне импонирует быть миссис Колтрейн, Джек. Мне очень нравится быть хозяйкой Колтрейн-Хауса и управлять поместьем. У меня это довольно хорошо получается, уверяю тебя.
        Она уверенно пошла на него, так что ему пришлось отступить на несколько шагов. Он был явно сбит с толку.
        - Ты когда-то был Рыцарем Ночи, Джек, помнишь? - Ее голос стал жестким, непреклонным. - А потом ты уехал из Колтрейн-Хауса, хотя уверял, что любишь это место больше всего на свете. Ты уехал, сдался. Ты лишился прав, которые у тебя были на Колтрейн-Хаус, Джек. Теперь он мой. Я его заработала, заслужила. И я люблю его не меньше твоего. Тебе не удастся отослать меня в Лондон. Колтрейн-Хаус принадлежит мне и он останется моим, даже если мне придется ради этого быть твоей законной женой.
        Ее глаза сверкнули жестким блеском.
        - Ты ведь хочешь иметь наследников, Джек? Думаю, хочешь. Вот тебе дилемма, которую не сможет разрешить все твое богатство: что же делать? Сможешь ли ты прикоснуться к своей «сестре»?
        Сердце гулко стучало у нее в груди. Что он ответит? Джек отвернулся от нее и начал взволнованно шагать по комнате. Ему, наверное, хотелось схватить ее и как следует встряхнуть, чтобы к ней вернулось то, что он считал здравым смыслом.
        Одно она знала твердо: ей больше никто не станет указывать ее место, не будет говорить, что надо делать или как стать счастливой. Ни Клуни, ни Генри Шерлок, ни Джек Колтрейн. Никто.
        - Ты сошла с ума, Мери? Ты правда хочешь, чтобы мы оставались мужем и женой? Ты от всего отказываешься? От взаимного согласия расторгнуть брак, от солидной материальной поддержки, даже от городского дома в Лондоне, который я купил для тебя? Мне никогда и в голову не приходило, что ты… Боже! - Он резко провел рукой по волосам, так что перевязывавшая их лента соскользнула и черные пряди рассыпались по плечам, обрамляя лицо.
        - Ты говоришь, Джек, что нынче у тебя много денег. Это, видимо, для тебя очень важно. Ты можешь передать мне Колтрейн-Хаус в собственность по акту, а потом аннулировать брак и идти своей дорогой. Купи себе два поместья, три. Август уже два года как лежит в земле. Шерлок наверняка тебе об этом написал. Если ты мог прождать два года, прежде чем заявиться сюда, Колтрейн-Хаус значит для тебя не так уж много, - предположила Мери, хотя внутри у нее все похолодело: одно было очевидно - он ее не хочет. Неужели он вернулся только из-за Колтрейн-Хауса? Неужели только поместье ему дорого?
        Она должна это узнать.
        - Отдать тебе… Колтрейн-Хаус? - Джек пронзил ее своим взглядом. - Никогда!
        Мери кивнула и направилась к двери.
        - Тогда нам не о чем больше говорить. Мы остаемся женатыми, и мы оба остаемся в Колтрейн-Хаусе. Я прикажу Максвеллу отнести наверх твои чемоданы. За тобой, наверное, едет карета с вещами и камердинером, не так ли? Если учесть, что ты никогда не умел как следует завязать галстук. Тот, что на тебе, явно завязан мастером своего дела. Кипп научил меня разбираться в таких вещах. Мы обедаем в шесть в маленькой столовой. Пожалуйста, не опаздывай.
        Мери шла к двери, понимая, что необходимо уйти, прежде чем она взорвется. Бедный Джек! Такой предсказуемый! Но когда она проходила мимо, он схватил ее за локоть. Он был так близко, что она ощутила его запах - запах разгоряченного зверя. Он был в ярости - это было очевидно.
        - Не делай этого, Мери. Хорошо, я не нужен тебе как муж. Но ты просчитала последствия того, что предложила?
        Мери не отвела взгляда, она даже глазом не моргнула.
        - Я тебя знаю, Джек. Я знаю тебя всю свою жизнь, и знаю тебя лучше, чем ты сам. Ты меня не испугаешь. Это ты боишься меня. Разве нет? Потому что ты меня совсем не знаешь. Больше не знаешь.
        Она стряхнула его руку и вышла из комнаты до того, как первая слезинка скатилась по щеке.
        Мери опустилась на каменную скамью в оранжерее. Она не видела распускающихся цветов, не чувствовала влажности воздуха. Перед собой она видела только Джека.
        Он был невероятно красив, даже красивее, чем она помнила. Высокий, сильный, с длинными черными волосами. Его глаза были все того же потрясающе зеленого цвета, взгляд - умный, проницательный, вопрошающий.
        Это был тот же Джек, который целовал ее разбитые коленки. Тот же Джек, деливший с ней свой скудный ужин в детской. Тот же Джек, который, бывало, пробирался на кухню и миссис Максвелл давала ему еду, приготовленную для Августа и его своры, а не для двух голодных, маленьких детей. Тот самый Джек, учивший ее соколиной охоте, рыбной ловле, стрельбе, скачкам на лошади без седла и преодолению препятствий. Тот самый Джек, который обещал всегда ее любить, и защищать, и не покидать никогда.
        Джек, которого били, пока он не сломался и не согласился, стоя возле Мери, повторять за пьяным викарием слова клятвы, чтобы Август получил возможность присвоить оставшееся от ее наследства, притом законно. Джек, согласившийся покинуть Англию в обмен на безопасность Мери, на обещание Августа больше никогда не появляться в Колтрейн-Хаусе.
        Он уехал.
        Они даже не успели переброситься словом. Он даже не оглянулся. Не оставил ей записки, не прислал письма ни ей, ни Киппу за все пять лет.
        Он просто исчез как сквозь землю провалился.
        И оставил ее одну.
        Клэнси рассказал ей, что ему удалось поговорить с Джеком, прежде чем Генри увез его в фургоне какого-то фермера на побережье. Клэнси обещал Джеку, что они с Клуни и Алоизиусом будут заботиться о Мери вместо него. Леди Уиллоуби и Кипп согласились вместе с Максвеллами быть своего рода опекунами Мери до возвращения Джека. Какое-то время Мери верила - ей просто необходимо было верить, - что Джек думает о ней, что он уехал совсем ненадолго и скоро вернется.
        Но дни превратились в недели, недели - в месяцы, и Мери стала терять надежду. Когда месяцы превратились в годы, она наконец поняла, что Клэнси солгал из любви к ней, чтобы защитить Джека, как-то ее успокоить. Возможно, Джек хотел уехать. Его сжигала ненависть к Августу, его избили и унизили. И он уехал, но не для того, чтобы стать сильнее, а просто чтобы уехать.
        И вот теперь он вернулся.
        Что он делал, чем занимался, покинув Колтрейн-Хаус? Куда сбежал? Что ждало его там, где он оказался? Как ему удалось не только выжить, но и разбогатеть? Зачем он вернулся? Эти вопросы не давали Мери покоя.
        Может быть, он все еще видит в ней ребенка - он всегда хотел, чтобы она оставалась ребенком, даже когда она подросла и ей было уже семнадцать? А может, за то короткое время, пока они обменивались взаимными обвинениями, он наконец понял, что она взрослая, самостоятельная женщина? Наставленное на него ружье было бравадой, глупой детской выходкой. Однако женщина, с которой он говорил в большой гостиной, бросившая ему вызов, давшая ему отпор, была совсем не ребенком. Неужели он этого не понял? Неужели никогда с этим не примирится?
        А может, ему все равно?
        - Добрый день, миссис Колтрейн. Пожалуйста, не пугайтесь. Я никоим образом не хотел вас пугать. Я Уолтер, друг Джека, приехал вместе с ним из Америки и совершенно безопасен, хотя мне часто говорят, что мой вид внушает страх. Представляете, каково мне это слышать? Разрешите сесть?
        Мери пришлось высоко задрать голову, чтобы заглянуть в темные глаза представившегося ей человека. У него был довольно экзотический и действительно несколько пугающий вид, но выражение лица было добрым. К тому же он сказал, что он друг Джека. Она показала на место возле себя, приглашая его сесть.
        - Вы приехали с Джеком из Америки? Так вот где он был. В Америке!
        - Если быть точным, то в Филадельфии и еще в некоторых местах на Западе, где мы вкладывали деньги в покупку земли. - Уолтер повернулся к Мери и улыбнулся. - Да, я индеец. Не особенно дикий, но все же индеец. Ведь это ваш следующий вопрос, не так ли, миссис Колтрейн?
        Мери почувствовала, что краснеет, потому что именно это хотела спросить. Тыльной стороной ладони стерла с лица остатки слез и попыталась улыбнуться.
        - Я видела гравюры… на них индейцы в перьях, с ножами и топорами в руках. И на них определенно нет сюртуков. Вы уверены, что вы индеец? Может, поднимете угрожающе руку и широко откроете рот, притворяясь, будто издаете воинственный клич, перед тем как снимете с меня скальп?
        - Браво, миссис Колтрейн, не в бровь, а в глаз. Что ж, поскольку мне не удалось запугать вас и загнать на верхушку вон того маленького лимонного деревца, я, очевидно, должен поздравить вас с победой над моим хорошим другом Джеком. Вы сделали все, чтобы он решил, что благоразумнее было бы остановиться в ближайшей гостинице, чем встретить такой прием, который вы ему оказали. После этого - извините меня - вы не можете пригласить блудного мужа в свою постель. Особенно хорошо он себя почувствовал, когда вы наставили на него ружье.
        - Это Джек вам обо всем рассказал? Видимо, вы и вправду его лучший друг. Но все было не совсем так, мистер… э…
        - Просто Уолтер, миссис Колтрейн. Я не стал бы никого заставлять ломать язык, чтобы произнести мое имя.
        - Хорошо, Уолтер. Все было не так. По крайней мере, не совсем так. Если Джек был с вами так откровенен, нам стоит подружиться, чтобы вы не думали, что я всегда так кровожадна. Джек, естественно, ожидал, что я сержусь на него, может, даже стану угрожать убить его. Я действовала так, как он хотел - до того момента, когда я начала действовать, как хочу я. - Опустив голову, она сжала пальцы в кулак. Прежняя боль нахлынула на нее. - Что касается остального… Я знала, что Джек вернулся: мне об этом сказал Генри Шерлок. - Она посмотрела на Уолтера. - Вы знаете о Генри Шерлоке, кто он?
        - Знаю, - мягко ответил он, накрыв своей ладонью ее руку. - Я пытался убедить Джека написать лично вам, но он такой упрямый. У него свои замыслы, и он ни за что от них не отступится, даже если этого потребует здравый смысл.
        - О да, вы определенно близкий друг Джека, раз знаете его так хорошо. Я тоже хорошо его знаю, Уолтер. Я знала, что он станет делать, когда вернется. Он будет себя вести так, словно и не уезжал. Как будто не было бракосочетания. Как если бы я все еще была ребенком, а не управляла Колтрейн-Хаусом много лет.
        Она подняла голову и заглянула в непроницаемые глаза Уолтера.
        - Колтрейн принадлежит мне, по крайней мере, наполовину. Это мой дом, мое единственное в жизни пристанище. Я люблю его всем сердцем. И Джеку - что бы он ни думал - не удастся так просто прийти и забрать его у меня.
        - Значит, вместо того чтобы не пускать его в дом, вы решили пригласить его войти, будучи твердо уверенной, что он не примет ваших условий. Поздравляю, миссис Колтрейн. Вы поставили его в затруднительное положение. Даже я не смог бы сделать лучше, а я горжусь своей изворотливостью. - Он скрестил руки на груди. - А теперь, когда мы объявили себя друзьями и я льщу себя надеждой, что вы мне доверяете, что дальше?
        - Дальше? - Мери была искренне удивлена. - Боже мой, понятия не имею.
        Уолтер вынул букетик цветов из петлицы и понюхал его.
        - Понимаю. У Джека есть план, который грешит множеством недостатков, но все же план, а вы идете туда, куда ведет вас ваше сердце или ваша боль. До чего же будет интересно наблюдать за тем, как будут разворачиваться события. Для этого стоило пересечь океан.



        Глава 13

        Только что пробило шесть часов и во второй раз прозвучал гонг на обед. Джек стоял в большой гостиной и вспоминал о разговоре, скорее, споре с Мери. Интересно, спустится она к обеду или спрячется где-нибудь на кухне, чтобы подсыпать яду в зеленый горошек, прежде чем миссис Максвелл подаст его к столу?
        Он поднес стакан к губам и печально улыбнулся. Дерзкая девчонка. Он всегда сможет ее убить. Тихо подкрадется сзади, задушит, а тело спрячет в мешок и спустит в колодец. Таков был ответ маленькой Мери на вопрос: что мы сделаем с Ужасным Августом, чтобы отправить его на тот свет?
        У Мери всегда множество необычных решений трудных проблем. В каком-то смысле Рыцарь Ночи был невольно подсказан ею, поскольку это она была влюблена в Робин Гуда и его славных товарищей.
        Мысль о Рыцаре Ночи навела его на воспоминание об их последней вылазке и жалкой роли в ней Мери. Надо же, несколько часов назад это она дала ему такой отпор, что он, сраженный, обратился к бутылке, чего не делал много лет.
        - Проклятое маленькое чудовище! Во все ей надо вмешиваться, - бубнил он себе под нос, попивая вино. После эля, употребленного в изрядном количестве в деревенском пабе «Лоза и виноград», вино вряд ли пойдет ему на пользу. - Как получилось, что такая милая малышка превратилась в сплошную головную боль? - Он упал в кресло и вытянул ноги. - А теперь она стала взрослой женщиной. Когда это случилось? Как это могло случиться? Господи, что мне делать со взрослой женщиной?
        - Ох, Клэнси, он сам с собой разговаривает. - Клуни и Клэнси вошли в комнату. - Это плохой признак, как ты считаешь?
        Клэнси склонил голову набок и глянул на пьющего Джека.
        - Наверное. Он уже здорово пьян, Клуни. Вот что делают мужчины, когда женщины сбивают их с толку. Ныряют с головой в бутылку. Бедняга Джек. Но, в конце концов, сдается мне, все закончится хорошо. Помнишь, что сказал Бард: «Мужчины от времени до времени умирали, и черви их поедали, но случалось все это не от любви».
        - Значит, он ее любит? Не думаю. Мне кажется, он хочет ее задушить. А вот и она, наша голубка, я слышу ее шаги. Скорее на люстру, Клэнси! Подальше от беды!
        Клуни встал, оторвался от пола и, скрестив ноги, медленно поплыл вверх, в сторону люстры. Он поднялся на дюйм, но плюхнулся на ковер, обессиленный.
        - Что-что, а этого я не ожидал. - Клуни нахмурил брови. - Очевидно, надо сконцентрироваться?
        Он икнул. И исчез.
        - Клуни, - позвал Клэнси с люстры, - где ты? Клуни выглянул из огромной китайской вазы, стоявшей возле камина. Ваза слегка покачнулась.
        - Как это могло случиться? - удивленно спросил Клуни.
        - Ты икнул, глиняная твоя башка! Ты всегда икаешь, когда пытаешься сосредоточиться. Гляди, Джек на тебя смотрит. Давай скорей сюда!
        Клуни поспешил выполнить приказ Клэнси, но словно утратил свои навыки призрака - когда пытался взмыть вверх, ваза всякий раз качалась. После третьей попытки ему наконец удалось подняться и усесться на люстру.
        Джек посмотрел на вазу, потом на пустой стакан и подумал, что пьянство - это одно, а вот галлюцинации - совсем другое.
        Он поставил стакан на стол как раз в тот момент, когда вошла Мери. Он встал и поклонился ей, как подобает джентльмену. Большинство мужчин, решил он, не ограничились бы поклоном: они упали бы перед прекрасной дамой на колени. В бледно-зеленом шелке она выглядела восхитительно: рыжие кудри были уложены в высокую прическу, скромная нитка гранатов спускалась с гибкой шеи. Будь она кем угодно, но не Мери и высмотри он ее на балу в Лондоне - не раздумывая бросился бы к ней, умоляя внести его имя в карточку для танцев.
        - А, дорогая жена, - протянул он, усмехаясь и довольно элегантно дрыгнув ногой. - Никак вы безоружны?
        - Все остришь? - спросила Мери, садясь на диван. - Максвелл сказал мне, что твои сундуки отнесли в твою старую спальню. - Она постаралась вложить как можно больше ехидства в свою улыбку. - Ты велишь врезать новый замок или просто припрешь дверь стулом, чтобы я не могла войти?
        Джек улыбнулся, вспомнив, что Мери всегда умела развеять его самые мрачные настроения. Правда, она же, помрачнев, припомнил он, и была причиной половины этих настроений.
        Он потер рукой лоб, стараясь избавиться от последствий возлияния, о котором уже сожалел.
        - Давай начнем сначала, Мери? У меня и так забот полон рот, давай не будем все осложнять и перестанем враждовать.
        Мери долго смотрела на Джека, потом, сложив руки на коленях, опустила голову, изучая свои пальцы.
        - Очень хорошо. - Она снова подняла голову. - Добро пожаловать домой, Джек. Я рада, что ты вернулся. Как это мило с твоей стороны вспомнить о моем существовании. Этого достаточно? Или, может быть, приказать миссис Максвелл заменить приготовленный ею ужин на жирного барашка, которого я найду в стаде и велю зарезать в честь твоего возвращения?
        - Если бы тебя услышал Алоизиус, - Джек подавил невольный смешок, - тебе пришлось бы писать сочинение уже сегодня вечером. Это называется ягненок, а не барашек, Мери.
        - Разве? Не надо меня учить, Джек. Те дни давно прошли, - проворчала она. Он видел, как она старается не дать остыть своему гневу. А она вдруг улыбнулась своей широкой, во весь рот, улыбкой. Она всегда так улыбалась. Даже когда ей было шесть лет и у нее не было передних зубов. - Ах, Джек! Я так по тебе скучала.
        - Я тоже по тебе скучал, детка. Очень скучал. - Он предполагал, что она может вскочить, броситься ему на шею, как она обычно делала в давние времена, стоило только намекнуть на то, что он ее любит. Но она осталась сидеть и больше не улыбалась.
        - Детка говоришь? Мне двадцать один год, почти двадцать два. И я замужем. Замужем уже пять долгих лет. Замужем за тобой. Я вряд ли ребенок, Джек.
        Может, он ошибался. А может, мало выпил. Взяв свой стакан, он подошел к столику и налил себе еще вина. Потом налил в бокал вина и Мери. В конце концов, как она сама говорит, она взрослая женщина. Взрослым женщинам не возбраняется выпить немного вина. Стоя к Мери спиной, он вытащил пробку из хрустального графина с водой и немного разбавил вино в ее бокале.
        Мери отпила глоток и, скорчив гримасу, посмотрела на бокал.
        - В чем дело? - с невинным видом осведомился он.
        - В чем дело? - повторила она. - Ты разбавил водой мое вино - вот в чем дело. Позволь тебе напомнить, Джек, что ты больше не отвечаешь за меня. Ни за то, что я делаю, ни за то, что я пью.
        - Наоборот, Мери, - сказал он вкрадчиво, положив ногу на ногу и откинувшись на подушки дивана. - Как ты твердишь, я - твой муж. Так что я полностью за тебя в ответе. Как было, когда ты сопливая, с разбитыми коленками и всклокоченными волосами носилась по поместью.
        Мери так крепко сжала ножку бокала, что она сломалась и вино залило ее красивое платье.
        - Проклятие! - Она вскочила, а обе части разбитого бокала упали на пол. - Так у нас ничего не выйдет, Джек.
        - Не знаю. - Улыбаясь, он смотрел, как она трет носовым платком темное пятно на платье. - Мне все нравится. Глядя на тебя, я вспоминаю много хорошего. Ты помнишь день, когда ты попыталась пройти по верху ограды за конюшней? Кончилось тем, что ты упала и угодила прямо в бочку с дождевой водой.
        Люстра над головой Джека задрожала.
        Он с любопытством поднял глаза, потом посмотрел на Мери, к которой, несмотря на испорченное платье, вернулось хорошее расположение духа.
        - Ну и ну! Достаточно немного повысить голос, и эта штука начинает дрожать, - изумился Джек.
        - Нет, глупый. Люстра закреплена надежно. Думаю, что это Клэнси или Клуни, а может, и оба. Они это проделывают, только когда приходит Генри Шерлок и расстраивает меня своими ужасными предсказаниями о том, что скоро я буду разорена и окажусь под забором, а питаться буду исключительно украденной на огородах репой. Я сразу тебе об этом не рассказала, потому что хотела наказать тебя. Но Клэнси и Клуни все еще здесь, Джек, все еще за нами наблюдают. Они и сейчас здесь. Я всегда знаю, когда они рядом, по запаху камфоры на их одежде. Ты его не чувствуешь, Джек?
        Единственное, что почувствовал Джек, так это то, что в нем снова закипает ярость. Его настроение, с тех пор как Мери появилась в большой гостиной, менялось чаще, чем у кролика, который мечется из стороны в сторону, пытаясь найти дырку в изгороди.
        - Привидения, Мери? Ты, словно какой-нибудь деревенский дурачок, пытаешься уверить меня, что Клэнси и Клуни призраки? Что они сейчас здесь, в этой комнате, сидят верхом на люстре? Или, может, отплясывают там джигу? И после этого ты полагаешь, я могу относиться к тебе серьезно, а не как к ребенку? Что ты взрослая? Что ты моя жена? Господи, я-то думал, что на сегодня выпил достаточно. Да я и половины не выпил того, что следовало бы.
        Мери перестала махать подолом платья, пытаясь высушить его, и сделала два шага по направлению к Джеку. Ее взгляд горел, голос стал низким и многозначительным.
        - Послушай меня, Джек Колтрейн, и слушай очень внимательно. Никаких усмешек, никаких шуточек, и хватит мрачного настроения. Это мой дом. Мое поместье. Я встретила тебя с ружьем только потому, что хотела сбить с толку с первого же момента, как ты посмел показаться здесь после того, как сбежал. Я сказала, что мы с тобой все еще женаты, потому что знала, что это даст тебе возможность подумать. Все, чего я достигла, - это заставила тебя напиться. Теперь ты опустился до того, что стал унижать меня. Ты отказываешься видеть то, что у тебя под самым носом - что я уже не ребенок и ты не несешь за меня ответственности. Я - миссис Джек Колтрейн. Я - хозяйка поместья, а ты всего-навсего нежеланный гость. Я за все отвечаю, а не ты, Джек. Ты понял?
        Люстра снова зазвенела, а за занавесками раздался какой-то звук. Будто кто-то кого-то как следует шлепнул.
        - Что это было? - спросил Джек, отвлекшись от соображений, стоит ли указать Мери на несколько неоспоримых фактов или просто перебросить ее через колено и хорошенько отшлепать.
        - Не обращай внимания. Это те призраки, в которые ты не веришь. Я спрашиваю тебя, Джек, понял ли ты? Здесь тебе не рады.
        - Но я необходим, - ответил он, наконец. До него вдруг дошло, перед какой дилеммой стоит Мери и в чем истинная причина ее гнева. - Необходим, потому что я твой муж. Потому что я вернулся богатым - ты должна меня за это ненавидеть. Я приехал с такими большими деньгами, что могу вернуть Колтрейн-Хаусу его былое величие - не только поместью, по и дому, который мы оба любим. Я нужен тебе как муж еще и потому, что эта собственность не может принадлежать тебе одной. Ты живешь здесь как моя жена с моего молчаливого согласия. Другими словами, я нужен тебе здесь, Мери. Или тебе придется меня убить.
        - Тогда я остановлюсь на последнем, Джек. Мне не нужны твои деньги, - резко бросила Мери, но встала так, чтобы по выражению ее глаз он не смог догадаться, что она примется лгать. - Я хотела отпугнуть тебя еще раньше и поэтому сказала, что долгов оказалось больше, чем на самом деле. Есть небольшие должочки, но я их постепенно выплачиваю. Я тружусь и плачу долги. Генри говорит…
        - Шерлок, - прервал ее Джек, В его голосе слышалось презрение, которое он не собирался скрывать. Это он писал, что для Мери было бы лучше забыть его, что Джеку не следует писать ей до тех пор, пока не пройдет ее гнев. - Да, как поживает этот добрый человек?
        Мери быстро обернулась, и он увидел, что огонь гнева погас в ее огромных голубых глазах.
        - Генри говорит, что до конца года, не позже, нам предстоит огромная выплата по закладной. Не то все пойдет с молотка. Я работаю в поте лица, а долги Ужасного Августа никак не кончаются. У тебя действительно достаточно денег, чтобы спасти поместье?
        Джек взял руку Мери и почувствовал, как ёкнуло сердце. Он провел пальцами по ее ладони: она оказалась в мозолях, о существовании которых он даже не подозревал.
        Она говорила правду. Она работала в поместье, может, даже в поле…
        - Мери, я…
        Гонг прозвучал в третий раз, возвещая о том, что ужин подан, и Мери выдернула руку.
        - Генри знает, что ты приехал, если учесть, что половина деревни посещает «Лозу и виноград». Я уверена, что он появится завтра, чтобы поведать тебе все, о чем с восторгом рассказывает мне: «Нам грозит, что Колтрейн-Хаус перейдет в руки нашего самого крупного кредитора».
        Джек смотрел на Мери и обзывал себя самыми последними словами. Решил было извиниться. А может, насильно обнять Мери и начать ее утешать, даже если она этого не хочет?
        Джек ограничился деловым тоном.
        - Я встречусь с Шерлоком завтра и попрошу его подготовить полный отчет о долгах поместья. Уверен, Мери, что буду в состоянии оплатить все оставшиеся долги в течение этого месяца.
        У Мери был такой вид, будто то, что она скажет в следующую минуту, будет больнее, чем если бы ей рвала зуб обученная этому делу обезьяна.
        - Спасибо, - тихо сказала она, но лотом добавила более решительным тоном: - Однако нам еще предстоит уладить самое главное, Джек, и ты это знаешь.
        - Можно подумать, - неожиданно взорвался он, - ты мечтаешь о том, чтобы лечь со мной в постель, несмотря на все то, что твердишь по поводу нашего предполагаемого брака. В настоящий момент, могу тебя уверить: ты в полной безопасности. Я все еще надеюсь, что мы сможем решить эту дилемму каким-либо другим способом.
        Мери вызывающе вздернула подбородок. Она смотрела на него с таким высокомерием, словно была гранд-дамой.
        - Да, Джек, мы определенно решим все, так или иначе. При условии, что я остаюсь хозяйкой Колтрейн-Хауса.
        Повернувшись, она вышла из комнаты. А он смотрел ей вслед, в висках у него стучало, внутри все переворачивалось.
        Потом он сел, посмотрел на люстру, на большую вазу, которая совсем недавно качалась, хотя никто ее не трогал. Неужели действительно привидения? Неужели Клуни и Клэнси все еще обитают в доме? Мери хочет, чтобы он относился к ней как к взрослой женщине, а верит в такую чепуху.
        Ах, если бы Мери была права! Если бы Клуни и Клэнси все еще жили здесь! Его вина бы чуть уменьшилась: он отсутствовал, когда был нужен им. Он рассказал бы им, что делал, чему научился, что думает делать. Перечислил бы все причины, по которым так долго отсутствовал, объяснил бы, почему не писал им. И смог бы с ними попрощаться…
        Он смотрел на люстру и думал о том, что бы он сказал после приветствия в первую очередь. Как люди разговаривают с привидениями? И что им сказать, если они ответят? Интересно, а от него пахнет камфорой? Наверное, нет. И люстра висит неподвижно. Висит себе и висит…
        - Проклятие! Я, верно, сошел с ума! - вырвалось у него. Вскочив, он ринулся к двери в сад в надежде, что прохладный вечерний воздух прочистит ему мозги.
        Клуни вышел из-за занавески, а Клэнси, спланировав вниз с люстры, сел рядом с ним на диван.
        - Не понимаю, почему я до сих пор страдаю от икоты, - пожаловался Клуни, усаживаясь поудобнее в подушках. - Я же умер. Здорово я напугал Джека, а? Ну и заварилась здесь каша, Клэнси. Мы с тобой видели времена получше.
        Провожая глазами Джека, выходившего в сад, Клэнси вздохнул и кивнул в знак согласия.
        - Он не должен знать, что мы здесь, Клуни, и мы не должны предлагать ему помощь. Он еще не готов в нас поверить. Он вообще не готов поверить во что-либо или кого-либо.
        - В кого он точно не готов поверить, так это моя Мери. Или она в него. Ты видел, с какой злостью они смотрели друг на друга? Он даже не сказал, какая она хорошенькая в этом платье и с прической. Это Хильда научила Хани, как надо укладывать волосы. У нее это всегда хорошо получалось. К сожалению, роль леди Макбет у бедняжки - да упокоится ее душа в мире - получалась хуже.
        - Знаешь что, Клуни? - Клэнси постучал себя пальцем по носу. - Я все думал и думал - и начинаю сомневаться, такой ли этот Генри Шерлок хороший друг, каким все его считали более двадцати лет? Даже не знаю почему. Мне почему-то кажется, что во взгляде Джека появляется особое выражение при упоминании имени Генри Шерлока. Как ты думаешь, почему, Клуни? Клуни? - повторил он, почувствовав, что его друга нет рядом.
        А потом вздохнул и покачал головой. Вон его друг: стоит на голове на столике для напитков, выражение лица смущенное, ноги и одна рука болтаются, а другая - застряла в графине с бренди.
        - Ох, Клуни! Опять икнул? Не обращай внимания на то, что я только что сказал. Я сейчас сосредоточиваюсь за нас обоих.



        Глава 14

        На следующее утро, перед завтраком, Мери вышла в сад и встретила там Уолтера. Он прогуливался по дорожкам розария, высматривая самый красивый белый бутон, чтобы вдеть его в петлицу. Он еще накануне сообщил Мери о своем намерении и получил разрешение срезать понравившийся бутон. Он извинился перед бутоном, поблагодарил его за то, что он существует, и за ту радость, которую его красота доставляет миру. Мери все это слышала, и Уолтер понравился ей еще больше, чем при первой встрече.
        - Должен вам сказать, что сельская местность Англии приводит меня в восхищение, - сказал он, свернув к ней на дорожку, словно чувствуя, что ей хочется не только погулять, но и поговорить с ним. Он непринужденно болтал о природе, о погоде, о том, что впереди их ждет, по крайней мере, неделя солнечных дней, уверив, что разбирается в этом. Он знал историю, высшую математику, но при этом умел нюхать воздух, определяя, что несет с собой ветер. Ничего не поделаешь, пояснял он, это у него в крови. Он же индеец.
        Именно последнее замечание Уолтера дало Мери возможность начать разговор.
        - Да, вы индеец, не так ли? И вы образованны и умны. Я должна представить вас Алоизиусу Бромли. Вы ему понравитесь. А я была бы рада услышать о том, как вы познакомились с Джеком, как стали друзьями… такими, что даже вместе занимались бизнесом.
        Уолтер улыбнулся. Он понял, что она ждет от него, и был готов удовлетворить ее любопытство.
        - Вам известно, миссис Колтрейн, что индеец способен делать все то, что делает белый человек? Уверяю вас, это так. За исключением, конечно, быть принятым в обществе или стать партнером в бизнесе. Даже в Америке индеец не считается равным белому человеку. Древняя земля индейцев ныне значится новой родиной храбрых переселенцев.
        - Я… я не понимаю, - покачала головой Мери… - То, что вы говорите, просто ужасно. Вы ведь не были рабом, нет?
        Его улыбка была доброй, даже снисходительной, совсем как у Алоизиуса Бромли, когда тот пытался вразумить свою невежественную, но любознательную ученицу.
        - Нет, миссис Колтрейн, индейцы никогда не были рабами. Одним из основных правил владения рабами, так же как при владении, простите меня, скотом, - это следить, чтобы скот размножался. А американцы хотят, чтобы мы ушли, исчезли, а не размножались. Когда-нибудь они поймут, что это относится и к рабам, которых они крадут в Африке. Потому что, миссис Колтрейн, придет день и эти рабы возьмутся за книжки, как когда-то сделал я. Они начнут читать и кое-чему научатся. И в глазах своих владельцев станут так же опасны, как я сейчас.
        - О! - Мери стало стыдно ее незнания огромного мира, полного несчастий, пусть непохожих на ее собственные, но от этого не менее ужасных. - Но… но вы, кажется, процветаете?
        - Да, - деловым тоном ответил Уолтер, - потому что у меня выдающийся ум. И еще потому, что мне повезло и я встретил Джека.
        - Не понимаю.
        - О, думаю, понимаете, миссис Колтрейн. Я встретил Джека - на самом деле мы встретили друг друга. Мы покупали землю на его имя, выгодно продавали и покупали еще больше земли и снова ее продавали с выгодой для себя. У нас даже есть своя река, которая никому не нужна - пока. Но кто-нибудь да спохватится, а тут - мы. Мы покупали и дома. В Филадельфии есть одна весьма привлекательная улица, целый блок домов, который много лет назад был предложен к продаже Бенджаменом Франклином. А теперь этот блок домов со всеми прилегающими к нему улицами принадлежит Джеку и мне.
        - Значит, он не лгал, уверяя, что богат? А я думала, что он просто хочет произвести на меня впечатление. У него действительно есть деньги? Сколько? - вырвалось у Мери, и она тут же прижала ко рту ладонь: уж слишком откровенно прозвучал вопрос. - Извините! Просто я в таком отчаянии… Я ненавижу в этом признаваться, Уолтер, но мне нужны деньги. Очень нужны. Не мне лично, а для Колтрейн-Хауса.
        В знак того, что он принял ее объяснение, Уолтер слегка кивнул.
        - Джек потратит последний пенни, отдаст последнюю каплю крови, чтобы спасти Колтрейн-Хаус. - Они повернули обратно. - К счастью, ему не придется делать ни того, ни другого. А-а… это кто же идет нам навстречу?
        Мери увидела своего друга и наставника, приближавшегося к ним по дорожке. Вчера вечером все обитатели дома, кроме Джека, поужинали в своих комнатах, так что никто из них ему еще не был представлен.
        - Алоизиус Бромли, разрешите представить вас Уолтеру, другу Джека из Америки. Уолтер, мой наставник и компаньон, мистер Бромли. Уолтер - индеец, Алоизиус. У тебя есть какие-нибудь книги об индейцах? Я бы хотела их почитать. - Обернувшись к Уолтеру, она улыбнулась: - Мне хотелось бы прочитать как можно больше, чтобы стать достойной собеседницей.
        Алоизиус глянул на нее своими глазками-щелками.
        - Да, Мередит, думаю, в нашей библиотеке есть книги об индейцах. Возможно, они стоят рядом со Словарем Сэмюеля Джонсона. А поскольку ты будешь рядом со словарем, посмотри там слово «неисправимый». - Алоизиус протянул Уолтеру руку, и тот пожал ее. - Прошу прощения за свою ученицу, Уолтер. Она ошибочно полагает, что весь мир ее понимает и любит, несмотря на ее промахи.
        - И она совершенно права. По крайней мере, таково мое мнение, мистер Бромли, - улыбаясь, сказал Уолтер, а Мери покраснела до самых корней волос. - Прогуляемся еще? Я заметил несколько растений и большое количество жуков, которые мне незнакомы. Мне бы хотелось узнать их названия, а может быть, и зарисовать в своем альбоме. Что касается жуков, мистер Бромли, не могли бы вы уделить мне немного времени и рассказать об Августе Колтрейне? Как вы понимаете, меня это очень интересует.
        Алоизиус насмешливо фыркнул, Мери усмехнулась:
        - Давайте, Алоизиус, не стесняйтесь, расскажите Уолтеру об Ужасном Августе.
        Старик стал нервно теребить конец своего шарфа.
        - А что тут рассказывать, Уолтер, - начал он, но потом, глубоко вздохнув, добавил: - Хорошо, расскажу. Август Колтрейн был туп как бык. Чудовищно вульгарный, невежественный, склонный к насилию, постоянно пьяный, необычайно подлый и мелочный, чрезвычайно грубый. Слава Богу, он умер. Этого достаточно? Я мог бы также добавить несколько красноречивых ругательств, но, боюсь, Мередит тут же впитает их как губка, а позже выжмет их, и скорее всего в присутствии викария.
        - Все может быть, - согласилась Мери и, встав на цыпочки, поцеловала морщинистую щеку наставника. - А теперь я вас оставлю, чтобы вы могли познакомиться поближе. Мне нужно на кухню. Хочу убедиться, не слишком ли расстроилась миссис Максвелл, что ей надо накормить три лишних рта. Ведь камердинер Джека тоже приехал?
        - Роудз? Да, он прибыл вместе с багажом поздно вечером, потому что кучер заблудился в десяти милях от дома. Насколько я знаю Роудза - а к несчастью, я знаю его очень хорошо, - он проспит все утро, а потом потребует, чтобы завтрак подали ему в комнату.
        Алоизиус откашлялся.
        - Простите, я правильно вас понял? Камердинер Джека проспит все утро, а потом попросит завтрак к себе в комнату?
        - Подождите, мистер Бромли, пока увидите Роудза, и вам не потребуется никаких объяснений, уверяю вас. То есть, я хочу сказать, - добавил Уолтер, - если он вообще выйдет из своей комнаты. - Уолтер взял Алоизиуса под руку и повел его по дорожке. - Ну, а теперь, когда у миссис Колтрейн есть дела, может, вы будете столь любезны и скажете, как называется это растение?
        - Пожалуйста, называйте меня Алоизиусом. А ты, Мередит, ступай, - сказал наставник, нацепив на нос очки, чтобы лучше рассмотреть растение. - Так, Уолтер, мне кажется, мы имеем дело с… э…
        Мери еще немного постояла, но потом поняла, что эти двое просто-напросто от нее отделались. Возможно, ей следовало бы почувствовать себя оскорбленной, но она почему-то ни капельки не рассердилась. Она была слишком рада тому, что Алоизиус счастлив. С того времени как умерли Клуни и Клэнси, он чувствовал себя одиноко. Уолтер проявил достаточно интереса, чтобы старик пришел в восторг, что может удовлетворить чье-то любопытство.
        Таким образом, Алоизиус будет слишком занят и не станет читать ей нотации по поводу Джека, их бракосочетания и ее намерения каким-то образом принять у Джека деньги, а потом выкинуть его вон. Иногда ей приходилось избегать Алоизиуса из-за того, что ее любимый друг и наставник всегда точно знал, когда она говорит правду, а когда - врет. Он будет потихоньку ее пилить, пока не заставит посмотреть правде в лицо.
        Вздохнув, она свернула на боковую дорожку, ведущую к кухне. Каким образом заставить Джека покинуть Колтрейн-Хаус?
        Даже если ей это удастся, сможет ли она изгнать его из своего сердца?
        Когда Максвелл доложил о прибытии Шерлока, Джек - он сидел в кабинете своего покойного отца - посмотрел на часы, стоявшие на камине.
        - Ему понадобилось двадцать два часа и двенадцать минут, - громко сказал он и положил в верхний ящик письменного стола старую бухгалтерскую книгу, которую он только что изучал. Потом положил перед собой руки и уставился на дверь.
        Клэнси, лежавший на кожаном диване в углу кабинета, поднял голову, чтобы увидеть выражение лица Джека.
        - Сейчас мы увидим, был ли я прав, - сказал он, хотя его вряд ли кто-либо мог услышать.
        Генри Шерлок вошел в комнату с таким видом, будто ожидал увидеть того же человека, которого в последний раз видел пять лет назад. Избитого и сломленного юнца, благодарного даже за самую маленькую услугу, которую он - всесильный Генри Шерлок - мог ему оказать.
        Но он увидел Джека Колтрейна - мужчину. Еще - юношеский гнев, а вместе с тем зрелость, необходимую для того, чтобы уметь скрыть этот гнев. Жертву, которой удалось выжить.
        - Здравствуйте, Шерлок. Садитесь, - сказал Джек, не вставая со своего места и не протягивая руки. Вместо этого он указал на стул по другую сторону письменного стола: небольшой, с прямой спинкой и достаточно неудобный. Стул для служащего, для человека, который пришел выказать свое уважение хозяину. Этому небольшому трюку Джека научил Уолтер, и Джек наблюдал, произведет ли он на Генри Шерлока впечатление.
        - Джон, - сказал Шерлок, слегка склонив голову, и сел, откинув полы сюртука. Боже, да этот человек стал одеваться гораздо лучше, чем раньше! - Не могу передать, как я рад видеть тебя. Ты прекрасно выглядишь. В твоих письмах не было и намека на то, что ты разбогател.
        - Но и вы не писали мне, что неплохо поработали на себя, Шерлок. Вы уже не тот человек, с которым можно позволить не считаться, а? Почему так произошло, как вы думаете?
        Ни один мускул не дрогнул на лице Шерлока, краска смущения не залила его щеки. Он даже не моргнул.
        - На этот вопрос легко ответить. Моя тетя - ты ведь помнишь мою тетю, Джон? Ту, что я время от времени навещал? Старушка умерла и, как оказалось, оставила мне довольно солидное наследство. Разве я не писал тебе об этом в одном из своих писем?
        Джек долго смотрел на Шерлока, потом встал и подошел к столику с напитками в углу кабинета.
        - Кларет? - спросил он, открывая графин и оглянувшись через плечо на Шерлока. При этом он заметил, как тот украдкой вытирает потный лоб большим носовым платком. Интересно.
        - Мери сказала мне, что вы до сих пор ведете бухгалтерские книги поместья в качестве дружеской услуги, - сказал Джек, протягивая Шерлоку стакан и садясь на свое место. - Я хочу поблагодарить вас за это, Шерлок, и за то, что вы заботились о Мери, пока она не стала на ноги. А Мери решительная особа, не так ли? По пути сюда я проехал мимо деревень и полей, и, должен сказать, на меня произвело большое впечатление отличное состояние поместья. Состоянием самого дома я не так доволен.
        - Я делал все, что мог, Джон, из любви к тебе и Мередит. Я же был как бы частью Колтрейн-Хауса с юности. - Он откинулся на спинку и положил ногу на ногу. - Тебе двадцать девять лет, Джон? А я живу здесь с того времени, как ты родился. Не мог же я бросить тебя и Мери.
        - Я ценю вашу преданность, Шерлок, - с вежливой улыбкой отозвался Джек. - Вы остались здесь, отказались от шанса переехать в Лондон, где могли бы вращаться в обществе - возможно, не в самом высшем, но все же… Мери сказала мне, что вы купили дом, чтобы быть поближе к Колтрейн-Хаусу. Я ваш должник, Шерлок. Правда. - Он снова встал, так что смотрел на сидевшего напротив него человека, сверху вниз. - Но теперь я вернулся домой и возьму на себя управление поместьем. Мой партнер, который приехал вместе со мной из Филадельфии, займется финансами. Это означает, что вам следует как можно скорее принести все бухгалтерские книги, журналы записей, папки с документами. Полагаю, они у вас, в этом столе я нашел лишь гроссбух двадцатилетней давности. Может быть, вы принесете мне все завтра?
        Давай же, думал Джек, не переставая улыбаться. Давай! Вздрогни, моргни. Сделай хоть что-нибудь, что тебя выдаст. Ты не надеялся, что снова увидишь меня? А если и предполагал, не ожидал того, что увидел. Ты проглотил мою ложь, будто я еле свожу концы с концами в Филадельфии, что мне стыдно возвращаться в Англию. Давай, Шерлок, моргни!
        - Разумеется, Джон. - Шерлок встал. - Я понимаю, ты хочешь видеть бухгалтерские книги, и буду рад передать их тебе, равно как объяснить происхождение некоторых долгов твоего отца. Я все принесу завтра утром. Что касается меня, то я буду отсутствовать несколько дней, поскольку у меня неожиданно возникли дела в Саутуэлле. Я смогу встретиться с твоим партнером в пятницу, если ему это будет удобно. А теперь, когда мы все обсудили, - добро пожаловать домой, Джон. - И Генри Шерлок протянул руку.
        На сей раз почти машинально, хоть и против своей воли Джек ответил на рукопожатие.



        Глава 15

        Мери отшвырнула носком ботинка камешек, а потом заметила, что он идеально подходит для того, чтобы подпрыгивать на воде. Большинство таких камешков валялось на другом берегу, а значит, однажды ей придется перейти на ту сторону и бросать камешки в обратном направлении. Но этот камешек был здесь, и она - здесь. Ничего не оставалось делать, как…
        Нет, не совсем так. Дел у нее хватало. Ей надо объехать верхом поместье. Когда Джек предложил сделать это вместе, она отказалась. Не то чтобы она не гордилась поместьем и тем, как хорошо обработаны поля, в каком порядке лес, скотный двор и все остальное. Просто она не могла ехать вместе с Джеком и смотреть, как он утверждается в роли хозяина, отнимая у нее бразды правления у всех на глазах.
        Мери нагнулась, подняла камешек и еще два менее подходящих и пошла на берег ручья.
        Нет, ей не хотелось ехать с Джеком. Пусть едет один, посмотрит на засеянные поля, поговорит с селянами, осмотрит пилораму, молочную ферму, фруктовые сады. Пусть выслушает то, что скажут о своей хозяйке арендаторы и наемные рабочие. О ней и о том, как она прекрасно со всем справлялась в его отсутствие. Пусть послушает, как она работала бок о бок с ними все эти годы. Пусть расскажут Джеку, что им ни за что бы без нее не выжить. И пусть подавится тем, что услышит!
        Она швырнула один камешек, и он подпрыгнул несколько раз по воде, а потом пошел ко дну… как камень.
        Она посмотрела на расходящиеся по воде круги и чертыхнулась.
        Клуни театрально вздохнул:
        - Бедняжка. «Зимою, летом, осенью, весной сменяй улыбкой слезы, плачем - смех…»
        - Может, заткнешься, - буркнул Клэнси, ткнув в бок своего друга-призрака. Они сидели на большом плоском камне на самой середине ручья, наблюдая за Мери. - Просто у девочки плохое настроение. Это не вина Джека. А что она ждала - все цветы мая в одном букете?
        - Просто я не люблю, когда она грустит, - надулся Клуни. Прямо-таки удивительно, каким острым может быть локоть у призрака. - Взгляни на нее, Клэнси. Я так хорошо ее знаю. У моего ангела голова сегодня полна забот.
        Действительно, Мери как раз решила подсчитать все свои печали и заботы. Сам дом, конечно, разрушается, но все поля засеяны и засажены, каждая корова хорошо откормлена и дает много молока, каждое плодовое дерево обрезано. Все домики покрыты дранкой, все дорожные указатели отремонтированы. Поместье в хорошем состоянии и приносило бы большой доход, если бы не долги.
        Сколько же долгов оставил Август! Долги чести - как будто проигрыш в карты можно назвать честным - были оплачены в первую очередь, потому что Генри клялся ей, что так поступают джентльмены. Счета торговцев, заработная плата, необходимый ремонт и многое другое - все требовало денег.
        Она бросила еще один камешек - самый лучший из трех - и смотрела, как он несколько раз подпрыгнул по поверхности воды и благополучно приземлился на другом берегу. Мери улыбнулась и своему успеху, и тому, что ей удалось оплатить так много счетов.
        Это она их оплатила - не Джек, потому что работала день и ночь. В роли жены отсутствующего хозяина она разрешала каждую выплату, соглашалась со всеми отчетами о расходах, которые ей представлял Генри. Она работала не покладая рук, иногда не спала вовсе, особенно в дни уборки урожая, но оплатила массу счетов.
        Мери держала в руке последний камешек. Большим пальцем она задумчиво терла его гладкую поверхность. Многое уже осталось позади, думала она, но худшее еще впереди.
        По счетам-то она расплатилась, но оставался главный - закладная на Колтрейн-Хаус, а также кредиты частных лиц. Август копил долги, словно заядлый коллекционер. Никакая экономия не была в состоянии хотя бы ненамного уменьшить долги по кредитам и закладной. Необходимо было платить проценты, объяснял ей Генри, - и весь труд шел насмарку: долги Августа странным образом не кончались.
        С одной стороны, Мери радовалась возвращению Джека: он сможет решить все проблемы. У него достаточно денег, чтобы расплатиться по этим последним долгам, прежде чем кредиторы явятся в Линкольншир и на законных основаниях отнимут у них Колтрейн-Хаус.
        С другой стороны, она ненавидела Джека. Ненавидела и за то, что он уехал, и за то, что так долго отсутствовал. И за то, что, вернувшись, ведет себя с ней, будто она все еще ребенок - диктует, что должна делать, даже как должна себя вести, и все время старается поставить ее на место.
        Да, она его ненавидела. И любила. Ненавидела потому, что любила, всегда будет любить. Если бы только он вернулся раньше! Если бы сказал, что скучал по ней всем сердцем, что не может быть счастлив без нее, что она не просто часть его жизни, а вся его жизнь - прошлая, настоящая и будущая. Его жена.
        - Его жена? - с горечью в голосе громко сказала она. - Ха! Не дождется!
        Она подняла камешек и швырнула его в ручей. Камешек плюхнулся в воду и тут же пошел ко дну.
        - Тебе больше подошла бы удочка с леской, Мери, любовь моя. А если ты намерена глушить рыбу, надо лучше целиться. Да и камень брать побольше.
        - Кипп! - Мери быстро обернулась и чуть в спешке не упала в воду. Она подбежала к другу и повисла у него на шее.
        - О Кипп! Ты приехал! Ты вернулся домой!
        - И меня чуть не задушили. - Кипп разомкнул руки Мери и, поцеловав ее в лоб, стал осторожно опускать, пока ее ноги не коснулись земли.
        - Ну и как поживает моя маленькая голубка? - спросил Кипп, заглядывая ей в лицо. - Все еще чувствует себя в безопасности в своей голубятне, хотя лиса вернулась домой? Может, я ошибаюсь, но перышки, кажется, слегка растрепались.
        Мери состроила гримасу, а потом мотнула головой, что означало: ей абсолютно все равно, что он скажет.
        - Если ты имеешь в виду, что Джек здесь, то да, он приехал. Ведь ты виделся с ним в Лондоне, да? Я уверена, что виделся. Все, кроме меня, знали. А я, мой друг, все еще в полной безопасности. - Она оттолкнула Киппа и нагнулась, чтобы поднять еще камешек - он не годился для того, чтобы подпрыгивать на воде, но ей было необходимо занять чем-то руки. - Джек нисколько меня не обеспокоил. Нисколечко.
        - Значит, ты его убила? Молодец. Мери не глядя бросила камень в воду.
        - Нет, Кипп, я его не убила. - Она села на траву и обняла руками колени. Вздохнув, она добавила: - Но раз уж ты упомянул об этом…
        Кипп сел с ней рядом, не боясь испачкать свои элегантные лосины. В этом был весь Кипп - одевался по последней моде, был настоящим щеголем, однако готовым пренебречь последствиями, грозившими одежде.
        - Ты можешь сказать мне правду, Мери. Я действительно виделся с Джеком в Лондоне, как ты и предположила. Он был такой гордый и высокомерный, хвастался, как богат, как ловок. О Колтрейн-Хаусе упомянул как-то вскользь, а о тебе спросил так, будто только что вспомнил, что ты вообще существуешь на свете. Ни словом не обмолвился о том, почему не писал нам столько лет, почему так долго не возвращался. Мне пришлось уйти, Мери, иначе мы наверняка сцепились бы и катались по ковру, дубася друг друга, как мальчишки. Но я, сама понимаешь, не мог этого допустить, - добавил он, улыбнувшись. - Я ведь трусливый раб своей репутации.
        Мери повернула голову и посмотрела на своего друга.
        - Да, Кипп, так обстоят дела. Именно так. - Она знала его всю жизнь, поэтому принимала его потрясающую красоту как нечто само собой разумеющееся, так же как и его умные карие глаза, гладко причесанные светлые волосы и симпатичную ямочку на подбородке. Киппу нравилось прикидываться дурачком, но Мери-то знала, что он был не глуп - гораздо умнее, чем хотел казаться, - и видела, что сейчас он страдает. Страдает из-за того, что его лучший друг стал ему чужим.
        - Он хочет, чтобы я согласилась аннулировать наш брак, - пожаловалась Мери. - Он даже купил для меня дом в Лондоне.
        - До чего же любезен. - Кипп не скрывал горечи. - Мне он не сказал правды, заявив, что это лишь вложение денег в недвижимость, не дав себе труда задуматься, что ты любишь Колтрейн-Хаус так же, как он. Неужели он не помнит, что это твой отчий дом? Черт, неужели он даже не поблагодарил тебя за то, что ты сохранила его поместье, пока он отсутствовал?
        - Поблагодарил? - Мери нахмурилась. Ей не нужно никакой благодарности. Мог хотя бы похвалить ее, сказать, что она хорошо поработала. И этого он не сделал.
        - Нет, Кипп, он просто вернулся и взял бразды правления в свои руки. И поручил своему другу Уолтеру заняться финансами, освободив от этой обязанности Генри, чему бедняга Шерлок, наверное, несказанно рад.
        Кипп взъерошил и без того растрепанные волосы Мери.
        - Боже, какой ты еще ребенок, любовь моя, хотя и выглядишь как взрослая женщина. Наш молчаливый друг Генри вряд ли доволен. Я, конечно, всегда буду благодарен за то, как ему удавалось справляться с отцом Джека и находить способы оградить вас от него. Полагаю, Генри, у которого нет собственной семьи, считал тебя и Джека своей семьей. Колтрейн-Хаус и его обитатели - вот все, что у него было в жизни.
        - Может быть. - Мери улеглась на траву. Сквозь листву ей было видно голубое небо. - Несмотря на помощь Генри, мы потеряли почти все. Я не говорила тебе, Кипп, но самый крупный кредитор собирается подавать иск с целью лишить нас права выкупа залога. Правда, Джек уверяет, что заплатит всем кредиторам.
        Кипп длинно выругался. В его взгляде было больше гнева, чем озабоченности.
        - Сколько раз я говорил тебе, Мери, чтобы ты обращалась при необходимости за деньгами ко мне! Ты же знаешь, я бы помог. Я и дальше буду тебе помогать, если окажется, что богатство Джека не столь велико, как он говорит. Ты даже смогла бы отдавать мне долг без процентов. Разве что я потребовал бы от тебя обещания, - добавил он лукаво, - улыбаться мне хотя бы раз в неделю до конца жизни.
        Мери погладила Киппа по щеке. Ее глаза наполнились слезами.
        - Спасибо. Ты такой хороший, Кипп. Я тебя не стою и не заслуживаю твоей дружбы.
        - Не предположение ли это того, что, возможно, я тебя стою?
        Кипп неожиданно вскочил на ноги, и Мери увидела, что по берегу ручья к ним приближается Джек, глядя на них как-то странно.
        - Это не то, что ты думаешь, идиот, - сказал Кипп, встав между Джеком и Мери. - А если и так? Тебе-то что за дело, Джек?
        - И давно, Кипп? - потребовал Джек, сжав кулаки. - Как давно ты ее хочешь?
        Мэри неохотно встала и загородила собой Киппа.
        - Да ты собака на сене, Джек. Ты меня не хочешь - так же как я не хочу тебя, - но никто другой тоже не смеет меня хотеть. Или ты все еще играешь в старшего брата и ждешь, когда Кипп попросит у тебя разрешения поухаживать, за мной? Так что ли, Джек? - Она ткнула его в грудь пальцем. - Да, мы с Киппом любовники. Мы безумно любим друг друга. Поэтому он был в Лондоне, где содержит балерину, которую зовут Кристл - глупое имя, но какое имя, кроме Кристл, может быть у балерины? На прошлое Рождество этот доверчивый идиот подарил ей бриллианты. Я потому не желаю развода, что влюблена в нашего дорогого Киппа. Логично, правда?
        Она отлично знала, какая часть ее короткой речи сработает, пробьется сквозь его ярость к чувству юмора, которого у него в избытке. Она наблюдала, как он переваривает сказанное, как гнев отступает.
        - Ты рассказал ей о балерине, Кипп? - наконец спросил Джек, оттолкнув Мери и подойдя к другу. - Ты вправду рассказал? Господи, Кипп, сколько раз я должен тебе повторять, что у этой девчонки всегда ушки на макушке? Она ребенок, Кипп, капризный, несносный, впечатлительный, болтливый ребенок.
        - Минуточку, - запротестовала Мери, когда Джек и Кипп обнялись и расхохотались, вспомнив что-то свое. Одно дело - изменить настроение Джека, показав всю абсурдность якобы влюбленности в нее Киппа. Влюблен в нее, Боже милостивый! И какое Джеку вообще дело до этого? Он-то точно в нее не влюблен. Совсем другое дело, когда они оба смеются над ней!
        Они, как бывало в детстве, не обращали на нее никакого внимания.
        - Прости меня, Кипп, я, должно быть, рехнулся. - Джек похлопал Киппа по спине. - Не понимаю, что со мной происходит, но, с тех пор как я вернулся домой, меня одолевают воспоминания о прошлых обидах, настоящих и мнимых.
        - Нет, Джек. - Кипп дружески сжал его плечо. - Вина полностью моя. Я слишком многого ждал, слишком многое забыл в твое отсутствие. Ты, должно быть, прошел через ад?
        - Ах, как трогательно! Ваши уста просто источают мед. Вам следовало бы надеть нагруднички, чтобы не промокнуть от слез. - Мери удивилась, почему мужчины не замечают, что она просто кипит от злости. - То вы ненавидите друг друга, а через минуту снова закадычные друзья. Почему бы вам не поцеловаться и не покончить со всем этим? - Мери подбоченилась и в упор смотрела на обоих. А они продолжали не обращать на нее внимания, планировали провести вместе вечер в Уиллоуби-Холле, чтобы распить пару бутылочек и вспомнить старые времена. Ее, разумеется, не пригласив.
        И тут Мери кое-что заметила. Джек стоял на пологом спуске, спиной к воде. Кипп все еще держал руку на плече друга.
        Мери знала, что не должна.
        Правда, не должна.
        Нет. Должна.
        Клэнси тоже кое-что заметил. Они с Клуни все еще сидели на плоском камне на середине ручья. Клэнси увидел озорной блеск в глазах Мери и все понял.
        - Джек, - предупредил Клэнси, пролетая над ничего не подозревавшим Джеком. - Джек, посмотри на Мери. Прошу тебя, Джек. Ты должен посмотреть на Мери. - Клэнси отплыл в сторону, делая знак Клуни приблизиться к нему. - А, к черту все. Он это заслужил.
        Обеими руками Мери толкнула Киппа в спину, и через секунду оба приятеля оказались в воде.
        - Это их немного охладит, да, Клэнси? - Клуни был явно доволен.
        Пока Кипп и Джек, чертыхаясь, выбирались из ручья, Мери, чувствуя себя отомщенной, уже бежала вверх по дорожке.



        Глава 16

        Джек увидел Мери, скачущую на коне через поле, с развевающимися на ветру волосами.
        Он научил ее ездить верхом. Он вообще научил ее многому, Мери была способной ученицей. Тем не менее, сердце Джека сжалось, когда Мери, пригнувшись к шее лошади, направила ее на невысокие, из пяти бревен, ворота.
        - Чертова соплячка, - процедил Джек сквозь стиснутые зубы и увидел, как лошадь вместе с всадницей взлетели в воздух, с легкостью преодолели препятствие и приземлились на противоположной стороне. Сердце Джека чуть было не остановилось.
        Неужели у него в жизни не будет ни минуты покоя?
        Он дома почти два дня. За это время на него наставили ружье, уверили, что в люстре большой гостиной живут привидения. На него накричали и осадили. Он сделал несколько неверных предположений, выставил себя ослом по крайней мере дважды, и его спихнули в воду. Да, его - правда, всего лишь на мгновение - перехитрил Генри Шерлок.
        В общем, он провел два весьма насыщенных дня.
        Настроение намного улучшилось, и он решил предпринять самую что ни на есть глупейшую попытку: попытаться поговорить с Мери спокойно и разумно.
        Признаться, он страшно боялся этого разговора.
        И боялся этой полуребенка-полуженщины. Сейчас он мог себе в этом признаться. Тогда он был слишком молод, чтобы понимать, что ему делать с Мери, как заставить ее перестать боготворить его, как самому уберечься от того, чтобы считать ее более чем сестрой… Как он ненавидел себя за то, что думал о ней не как о сестре…
        Джек искал с Мери встречи - хотя отлично знал, где ее найти, - и боялся этой встречи. Они слишком хорошо знали друг друга. Так же как Мери знала, чем привести его в бешенство и как утихомирить, так и он знал, что она склонна думать и как может поступить. Когда не могла справиться со своим настроением, она убегала на конюшню, седлала лошадь и начинала носиться по полям. Вот и сейчас он был уверен, что знает, куда именно она мчится.
        Он не ошибся. Она ехала на кладбище, где были похоронены Клуни и Клэнси, чтобы посидеть с ними и поговорить. Джек надеялся, что она не сможет заставить их отвечать ей.
        - Я тоже по ним скучаю, дорогая, - сказал он вслух, глядя, как она поднимается на холм, на вершине которого было огорожено кладбище. Неожиданно в его голове возникли образы Клуни и Клэнси - такие, какими они были, когда он впервые их увидел. Два чудака в театральных костюмах. В тот вечер они вошли в детскую и в его сердце и жизнь.
        Джек поехал медленнее, предаваясь воспоминаниям о том, как Клэнси любил цитировать строчки из Шекспира, когда они втроем сидели по-турецки на полу и уминали деликатесы, которые стащили на кухне.
        Он вспомнил, как Клуни, по уши влюбившись в Мери, пел ей колыбельные песни, нянчил ее, чтобы Джек мог хотя бы немного поспать.
        Актеры обогатили жизнь Джека. А может, и спасли. Клэнси отказался ради него от сцены, хотя от Шекспира отказываться не собирался. Он устраивал представления для Джека, принимая позу то короля, то хнычущей женщины, то еще кого. Маленький Джек считал его настоящим волшебником.
        - «Песья мокрая ноздря с мордою нетопыря, лягушиное бедро и совиное перо», - вслух процитировал Джек. Строчка всплыла в памяти сама собой, и Джек улыбнулся. В первый раз после их смерти он смог подумать с улыбкой о своих друзьях. Это было так приятно.
        Он подъехал к воротам, которые с легкостью перескочила на своей лошади Мери, и отпер их. Он тоже смог бы преодолеть этот барьер. Но войти в открытые ворота показалось ему более приличным.
        К тому времени как Джек обошел холм, стараясь как можно дольше не попадаться на глаза Мери, девушка спешилась и привязала лошадь к дереву. Она стояла на коленях на земле перед небольшими, все еще новыми могильными камнями, которые - Джек был в этом уверен - украшали последнее убежище актеров бродячей шекспировской труппы - Клуни и Клэнси.
        У основания каждого камня лежал букетик полевых цветов. Мери прибирала могилы и при этом что-то говорила - Джек не расслышал, что именно. Наверное, молилась.
        Лошадь Мери почуяла приближение жеребца и заржала. Мери вздрогнула и обернулась, чтобы посмотреть, кто вторгается в ее уединение.
        - Ты? - воскликнула она в гневе. - Тебя не было пять лет, Джек, а теперь ты впился в меня, как колючка в одежду. Разве тебе не понятно, что ты здесь лишний?
        - Понятно, Мери. - Джек подошел к ней. - Сначала мне на это намекнули, когда на пороге дома на меня наставили ружье, заряженное маленьким чудовищем, которое заявило, чтобы я убирался. Но когда до этого чудовища дошло, что я не собираюсь уходить и привез с собой кучу денег, чтобы решить все проблемы, мне было разрешено остаться. В моем собственном доме.
        - Мы это уже обсуждали. Все кончено. - Мери встала, собираясь уйти. Но Джек ее опередил и, схватив за локоть, удержал возле себя. - Отпусти, Джек. Неужели ты не понимаешь, что в данный момент мне противно тебя видеть? Мне следовало бы оставить вас с Киппом, чтобы вы разодрались с ним в клочья, но Кипп не сделал ничего плохого. А ты сделал. Всегда только ты.
        Но ее обличительная речь не произвела на него никакого впечатления. Это удивило даже его самого. Ему следовало бы рассердиться за то, что его встретили дома так, будто он зачумленный.
        - Я знаю, что был не прав, Мери. Но то, что я уехал, было правильно. Мы оба знаем, что у отца не было другого выбора, как отправить нас всех на виселицу. - Это была неполная правда, но пока для их разговора этого было достаточно.
        Он посмотрел на могильные камни, и печаль пронзила его сердце, его душу. Потом он опять взглянул на Мери и позволил ей увидеть эту печаль в своих глазах.
        - Но я был не прав, уехав так надолго. Я не стану просить у тебя прощения. Ты вряд ли меня простишь. Но я прошу оставить все, что было, в прошлом, Мери, потому что это важно для Колтрейн-Хауса.
        Она долго смотрела на него, потом опустила голову и прикрыла глаза длинными, густыми ресницами. Догадывается ли она о том, как она привлекательна? Наверное, догадывается. Определенно догадывается. Она не только выросла за эти пять лет, она сделала больше - стала такой, какой обещала стать еще тогда, когда он начал пугаться своих чувств. Она научилась быть женщиной, и никакие старые рубашки и бриджи не могли этого скрыть.
        - Полагаю, ты прав, Джек. Спорами прошлого не изменить. Но ты, по крайней мере, мог бы привезти мне какой-нибудь подарок. - Он смотрел, как ее улыбка становится все шире и шире, превращая ее в ту Мери, которую он помнил, в ту самую Мери, которая всегда умела вить из него веревки, чарам которой он был бессилен противостоять.
        - А я и привез, - признался он. Они оба сели в густую, нагретую солнцем траву. - Я привез тебе куклу. Самый подходящий подарок для жены, тебе не кажется? Просто удивительно, как человек может заблуждаться. Особенно если постарается.
        - Куклу? Ах, Джек, как ты мог? - Она хихикнула - Я никогда не играла в куклы. Я была слишком занята, гоняясь за тобой и Киппом и делая вашу жизнь невыносимой.
        - Это верно. - Он провел пальцем по ее щеке. - Ты помнишь, как мы однажды заперли тебя в твоей комнате, чтобы пойти на охоту без тебя?
        - Это когда я неожиданно появилась в поле и начала орать и распугала оленей? Помню. Вы чуть было не застрелили меня по ошибке.
        - По ошибке? - поддразнил он ее. - Ну да, ты вспоминаешь об этом случае именно так.
        - Кипп до сих пор пристает ко мне, чтобы я сказала, как мне удалось выбраться из комнаты. Но я ему не рассказала. Ему хочется думать, что я связала простыни и спустилась по ним из окна. Но это же смешно: от моего окна до каменных плит вокруг дома не менее тридцати футов. Я бы голову себе разбила, если бы решилась на такой глупый поступок.
        - А как же тебе все-таки удалось? Я сам не раз об этом думал. Тебя Хани выпустила, так, что ли?
        Мери провела пальцем по траве.
        - Нет. Это был бедняжка Клуни. Я иногда пользовалась им без зазрения совести, хотя и любила очень. И сейчас люблю, - тихо добавила она, посмотрев на могильные камни.
        - Клуни? А он клялся, что и близко не подходил к твоей комнате в тот вечер. Вот плут, - улыбнулся Джек. - Правда, я и сам не раз использовал Клэнси, чтобы он меня прикрыл, когда меня искал Алоизиус, а мне хотелось пойти порыбачить с Киппом, вместо того чтобы зубрить латинские глаголы.
        - Стало быть, нам обоим незачем извиняться, да? Ты пойдешь первым или это сделать мне?
        Джек посмотрел сначала на Мери, потом на камни.
        - Ты хочешь сказать, что они здесь? Я думал, что они поселились на люстре в большой гостиной.
        Мери наклонилась к нему, и озорной огонек блеснул в ее глазах.
        - Они могут быть где угодно, Джек. В доме, в конюшне, у ручья. Здесь. В любой точке поместья. Они тебя слышат, видят и могут что-нибудь с тобой сделать. Если ты им нравишься, то это будет добро, а если нет… Джек, ты и вправду хочешь узнать?
        - Я не чувствую запаха камфоры, Мери, - ответил он, желая сделать вид, что верит во всю эту чепуху, потому что она в нее верила и была счастлива. - Разве ты не говорила, что если слегка пахнет камфорой, значит они… рядом?
        Мери была явно разочарована таким ответом и нахмурилась:
        - Неужели ты не чувствуешь запаха, Джек? Как, должно быть, они огорчены. Не мог бы ты хотя бы попытаться в них поверить? Я думаю, им необходимо, чтобы ты в них поверил, тогда они дадут тебе знать, что они здесь. Может, ты поговоришь с ними?
        Джек покачал головой:
        - Нет, Мери, я не стану с ними говорить. Ты в это веришь, и этого достаточно. Просто… когда будешь опять с ними разговаривать - а я уверен, что будешь, - попроси их не появляться в моей комнате. Как-то не хочется, чтобы кто-то подсматривал, как я чищу зубы.
        - Какой же ты упрямец, Джек. Но меня это не волнует. Когда-нибудь ты мне поверишь. А теперь давай на время прекратим дискуссию о привидениях. Ты ведь хотел о чем-то поговорить? О Киппе? О нашем дорогом друге Киппе?
        - На самом деле, Мери, - честно признался Джек, - как раз о Киппе я меньше всего собирался с тобой говорить. Поскольку думаю, что он почти влюблен в тебя.
        Мери молча встала, подошла к старому могучему дубу и, прислонившись к его стволу, стала смотреть на расстилавшиеся внизу поля.
        Джек проводил взглядом ее стройную фигуру, подождал, пока она успокоится, и, встав рядом, тоже стал любоваться землей Колтрейна.
        - Как ты к нему относишься, Мери? Что чувствуешь? - тихо спросил он в надежде, что она захочет поговорить, а не отделается либо шуткой, либо какой-нибудь тирадой. - Он хороший человек. Почему бы тебе не стать свободной, чтобы позволить себе думать о том, что ты хочешь быть с ним?
        - Кипп был здесь, Джек. Он всегда был здесь, никуда не уезжал. Если ты помнишь, его мать разрешала мне жить у них каждый раз, когда твой отец приезжал в Колтрейн пьянствовать со своими дружками. Кипп помогал мне научиться управлять поместьем, найти общий язык с арендаторами. Он заставлял меня смеяться, скрашивал мое одиночество. Он… он обнимал меня, когда я плакала.
        - Понимаю. Значит, ты его любишь. Кто бы мог поверить - наш бесшабашный Кипп стал мужчиной, а я смалодушничал и сбежал?
        - Я знаю, почему ты уехал, Джек. У тебя не было выбора. А у меня не было другого выбора, как остаться здесь. Я так долго тебя ждала, что начала ненавидеть тебя и желать, чтобы ты никогда не возвращался. - Ее голос упал почти до шепота. - Теперь ты приехал, и нам обоим надо как-то с этим справляться, ты не находишь? Но ты ошибаешься. Я люблю Киппа, и всегда буду любить. Но я в него не влюблена, и он не влюблен в меня.
        Джек не знал, что ответить, и потому промолчал. Он просто стоял и смотрел, как Мери вскочила на лошадь и умчалась прочь.
        Мери была права. И Кипп был прав. Сколько бы он ни убеждал себя, что так было нужно, он отсутствовал слишком долго. Он мог вернуться домой уже два года назад, когда до него дошел слух о смерти отца. У него уже в то время было достаточно денег - не то чтобы огромное состояние, но более чем достаточно. А ему хотелось иметь еще больше. Ему хотелось вернуться домой не просто богатым, а героем, который приехал, чтобы спасти поместье. И чтобы у него были ответы на все вопросы.
        Вернувшись, он снова медлил, не зная, что сказать Мери, как с ней обращаться после стольких лет. Что говорят в таких случаях жене, которая вовсе не жена, сестре, которая не сестра… повзрослевшему ребенку? Как ему забыть, что она была свидетелем самого страшного в его жизни унижения?
        Он подождал, пока Мери скрылась из виду, сел на своего жеребца и поехал в противоположную сторону… оставив привидениям самим разбираться в том, что они видели и слышали.
        - Ты слышал, Клэнси? Тебе больше нельзя сидеть на спинке кровати и вздыхать, пока мальчик спит. - Клуни и Клэнси сидели каждый на своем могильном камне.
        Клэнси был одет в траур - это, ему казалось, соответствовало ситуации. Огромный черный плащ свисал с его худых плеч. Однако Клуни был одет в костюм горничной. Эту горничную друзья часто использовали в своих представлениях.[Во времена Шекспира женские роли исполняли актеры-мужчины] . В ярко-желтом парике и полосатом платье Клуни выходил на авансцену и объяснял деревенской публике, что означали те или иные гениальные строки Шекспира.
        - На самом деле он не это имел в виду, - запротестовал Клэнси, забросив один конец плаща через плечо. - Он же в нас не верит, стало быть, его слова были лишь шуткой.
        - Возможно. Нам повезло, что они не целовались, - сказал Клуни задумчиво - Помнишь день, когда Максвелл поцеловал миссис Максвелл на кухне? Блям! И мы оба приземлились мягким местом в кладовке. Эти поцелуи еще хуже, чем икота. От них нас начнет бросать из стороны в сторону. Даже и не знаю, где мы окажемся, если Мери и Джек вдруг решат поцеловаться.
        - По-моему, не стоит беспокоиться о том, что они поцелуются, во всяком случае, еще какое-то время… к сожалению, - вздохнул Клэнси. - Полагаю, достаточно уже того, что в спорах они улыбаются, даже подшучивают друг над другом. А целоваться еще не настало время. И это вина Ужасного Августа, который силой заставил их сделать то, что случилось бы совершенно естественно и без него. Мой бедный, бедный, Джек. Я смотрю на своего мальчика, и у меня сердце разрывается от боли за него.
        - Ты хороший человек, Клэнси. - Клуни похлопал друга по плечу. - Может, даже великий.
        - Спасибо. Я рад, что провожу свою вечную жизнь с тобой, дорогой друг. У тебя доброе сердце. Но как же мне грустно, Клуни. Мы с тобой умерли и не можем помочь. Такое ощущение, будто мы умираем каждый день. Все, что нам остается, - это наблюдать, как мы гнием.
        Клуни глянул на свой могильный камень, на котором сидел, потом на землю у его подножия.
        - Нет, пока этого не случилось. Хочешь на это посмотреть, Клэнси? Глянуть одним глазком, как мы там поживаем? Нет, лучше не надо. - Он прижал руки к груди, как всегда делал перед тем, как произнести речь. - «До какого убожества можно опуститься, Горацио! Что мешает вообразить судьбу Александрова праха шаг за шагом, вплоть до последнего, когда он идет на затычку бочки?»
        Клэнси счел предложение Клуни и цитату из «Гамлета» совершенно неуместными. Поэтому он дал приятелю хорошего тумака, так что пухлое привидение летело кувырком до тех пор, пока не очутилось в дупле дерева, да так, что виден был только его зад.
        - Вылезай оттуда, бесформенный, слоноподобный олух. Нам пора возвращаться в дом, чтобы увидеть, не наделают ли Мери и Джек еще больших глупостей. С одной стороны, они пытаются быть честными, а с другой - не говорят о том, что их на самом деле мучает.
        Клуни перевернулся в дупле и высунул голову.
        - Вот этого они точно не сделают, Клэнси. Они только еле-еле начали, но в конце концов все кончится хорошо. Как у меня, - закончил он, выпутываясь из ветвей, отряхиваясь и поправляя парик. Он широко раскинул руки и улыбнулся. - Видишь?
        Хорошо, что ни во что не верящий Джек и его горячий жеребец были далеко и ничего не слышали, потому что Клэнси, посмотрев на Клуни, издал громкий стон и закрыл лицо руками.



        Акт третий
        ВСЕ ДЕЛО В ПЬЕСЕ

        Когда б вся трудность заключалась в том,
        Чтоб скрыть следы и чтоб достичь удачи…

    Уильям Шекспир



        Глава 17

        - «Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль души терпеть удары и щелчки обидчицы судьбы…»
        - Да заткнись же ты наконец!
        Клуни потер ушибленное место - у Клэнси была привычка давать ему подзатыльники - и опустился на подоконник на свое место за шторами.
        - Я просто хотел задать вопрос, вот и все. Джек, должно быть, тоже над этим задумывается.
        Поскольку Джек только что снова имел несчастье быть обстрелянным словесными стрелами Мери - до того как она выбежала из комнаты, - вопрос был, возможно, вопреки мнению Клэнси весьма уместен. Но Клэнси все эти недели был немного не в себе, наблюдая, как его любимый Джек терпит одно поражение за другим, одно разочарование за другим.
        Сначала Джек был с Мери суров с тем же, однако, успехом - не очень элегантно намекнул Клуни, - как если бы он плевал против ветра.
        Потом Джек стал добрым. И как на сей раз отметил Клуни, «Жену так убивают добротою».
        К тому же Мери, судя по всему, доброта тоже не нравилась. Она просто не знала, что с ней делать. Привидениям пришлось признаться, что у нее была отвратительная привычка швырять эту доброту прямо Джеку в лицо.
        - Он не сделал ни одного правильного шага с тех пор, как вернулся, - горестно вздохнул Клэнси. - Твоя Мери с ним в разладе. - Услышав какой-то посторонний шум, Клэнси просунул голову в щель между шторами. - О! Это пришел наш дикарь. Может, мы сейчас что-нибудь узнаем от него?
        Джек, совершенно не подозревая о чьем-либо присутствии, только что налил себе бокал кларета. Потом обернулся и кивком приветствовал появление в большой гостиной Уолтера. Джек был рад, что его друг не видел, как он, в который раз, сделал глупость: привел Мери в состояние крайнего раздражения.
        Все же Джек задался вопросом: а нужно ли ему вообще в данный момент присутствие Уолтера? Он и так - в этом с Джеком согласился и Алоизиус - за прошедшие две недели надавал столько советов, что и три человека не смогли бы выслушать.
        - Я сейчас встретил в холле Мери, Джек. - Уолтер сел на диван, который стоял как раз под люстрой. В огромной комнате осталось мало мебели, а все диваны были сдвинуты поближе к громадному камину.
        - Вот как? - Джек налил другу стакан воды из графина, который Максвелл всегда ставил для гостя. - Надеюсь, ты не попал ей под горячую руку? Она, наверное, так посмотрела, что нагнала на тебя страху?
        Уолтер взял стакан и улыбнулся. Джек сел на диван напротив.
        - Знаешь, мне трудно поверить в то, что ты с таким успехом справлялся с обязанностями моего агента в Америке. Ты всегда был предельно вежлив и обворожителен со всеми этими глупцами, у которых денег было больше, чем ума. Ты заводил знакомства, даже дружбу, и очень умело продвигал наши дела. Благодаря труду и некоторому везению нам удалось сколотить свою империю. Вместе с тем ты не можешь сказать трех слов с миссис Колтрейн без того, чтобы не упасть на четвереньки и не завыть на луну.
        - Я сообщил ей, что приказал вышвырнуть одного арендатора из поместья, - сухо отозвался Джек. - Она помчалась к нему, чтобы он прекратил собираться, потому что только она имеет право решать, кто остается в Колтрейн-Хаусе, а кто должен его покинуть.
        - Она права или нет?
        Джек тряхнул головой, стараясь собраться с мыслями.
        - И да и нет, Уолтер, а вот я был совершенно не прав. У меня стало очень хорошо получаться делать ошибки. Оказывается, жена этого арендатора умерла в родах три месяца назад, оставив мужа с шестью малыми детьми. А я ничем не поинтересовался. Просто решил не тратить на это время. Все, что я видел, так это то, что он был не в поле, не работал. А Мери, как обычно, увидела гораздо больше моего. - Он пожал плечами и вздохнул: - Так что я упал еще ниже в глазах своей жены, что низводит меня до уровня жалкого червя, который ползает по земле.
        - Ах, Джек. Несмотря на все мои усилия, несмотря на то что я, как из сырой глины, вылепил из тебя человека, ты умудряешься сначала что-то делать, а уж потом думать. Ты, конечно, извинился? Согласился пойти к несчастному бедняку и предложил помочь, если это возможно?
        - Я бы пошел, если бы Мери не напала на меня, не тыкала бы мне в грудь пальцем, с жаром перечисляя все причины, по которым меня следовало бы вздернуть на виселице или четвертовать, а мои внутренности бросить на съедение овцам. Я навещу Дженкинса позже, чтобы посмотреть, чем можно ему помочь: может, нанять какую-нибудь женщину из деревни, чтобы она присмотрела за осиротевшими детьми, пока их отец не оправится.
        Он встал, чтобы налить себе еще бокал вина.
        - Выходит, - продолжал он, - я решил воспользоваться шансом и показать, кто хозяин Колтрейн-Хауса. Не понимаю, как я мог быть настолько слеп, почему действовал так поспешно и необдуманно. Мне здесь нечего делать, Уолтер. Такое впечатление, что я абсолютно не нужен, что я лишний. Мери прекрасно управляет поместьем. Урожаи высокие, все хозяйственные постройки в хорошем состоянии, арендаторы счастливы. Ты проверяешь бухгалтерские книги. А я бесполезен и нужен как собаке пятая лапа. Если я скажу Мери, чтобы она перестала управлять поместьем, она меня возненавидит еще больше, чем сейчас.
        - Ты собираешься оплатить все долги Колтрейн-Хауса, Джек, - напомнил Уолтер. - Это что-то да значит.
        Джек печально улыбнулся.
        - Да, вроде должно. - Он снова рухнул на диван и запустил пальцы в волосы, так что одна прядь упала ему на щеку. Но он этого не заметил.
        - Я надеялся, что поскольку у меня достаточно денег…
        - Деньги - то же самое, что власть. Но это общая ошибка. У тебя не было здесь власти, до того как твой отец избил тебя и выкинул вон. У юности свои достоинства и сильные стороны, но со взрослыми проблемами ей справиться трудно. Поэтому ты уехал как побитая собака и поклялся вернуться на коне как герой. Ты спасешь Колтрейн-Хаус, восстановишь его былую славу, а Мери будет благодарна тебе за помощь и забудет, что ты ее оставил здесь одну на долгих пять лет. Она снова будет тебя боготворить, как раньше, и не вспомнит, как ты выглядел, когда она видела тебя в последний раз. Таков был твой план, и, чтобы осуществить его, ты работал в поте лица, Джек. - Уолтер красноречиво вздохнул. - К сожалению, твой план никуда не годился.
        - Спасибо, великий мудрец, - криво усмехнулся Джек. - Хотя я считаю, что твоя проницательность слегка запоздала. Или ты все еще доволен, наблюдая, как я последовательно и упрямо делаю из себя осла?
        - Да, кое-что меня забавляет, - признался Уолтер, нюхая бутон чайной розы у себя в петлице. - Кстати, и Алоизиуса тоже. Существует много способов возвыситься, Джек, но многие из них предполагают, что прежде надо несколько раз упасть на колени. Правда, только в том случае, если ты будешь учиться на своих ошибках. Скажи, ты не думал о том, чтобы вовлечь свою дорогую жену в работу по восстановлению этой груды развалин? Уверяю тебя, дом прекрасный, но мне больно смотреть на то, как он запущен, на пустые места там, где должна стоять мебель, на стенах висеть картины, а на окнах - занавески. Если бы ты предложил ей работать вместе, даже иногда советовался бы с ней, пока она не поймет, что ты не безнадежен и не бессердечен. Ты мог бы уговорить ее заняться обновлением внутреннего убранства дома, ведь твои деньги позволяют это сделать. Конечно, если ты ее попросишь об этом по-хорошему.
        - В этом случае… - Джек встал и позвал за собой Уолтера в маленькую гостиную рядом с салоном. - Возможно, ты сегодня будешь лучше спать, мой друг, - сказал он с хитрецой в голосе, - если узнаешь, что твои усилия сделать из меня нечто большее, чем я был, когда мы с тобой познакомились, не пропали даром. - Он распахнул дверь и, отступив на шаг, дал возможность Уолтеру войти. - Входи, Уолтер, и смотри. Мне кажется, что это как раз тот случай.
        Комната была завалена рулонами обоев и тканей и невероятным количеством журналов с образцами. Посередине этих гор сидел Алоизиус Бромли и рисовал углем что-то в ионическом стиле, объясняя каждый штрих сидевшему с ним рядом маленькому человечку, который энергично кивал. Оба изъяснялись по-гречески.
        - Мистер Поппо - это имя на самом деле было гораздо длиннее, но Алоизиус настаивал именно на нем - прибыл из Лондона сегодня утром по просьбе наставника моего детства, - объяснил Джек, проходя в гостиную вслед за Уолтером. - Насколько мне известно, мистер Поппо работает с мрамором. Мистер Поппо - всего лишь один из многих людей, обладающих тем или иным талантом, которые или уже прибыли, или приедут в скором времени и поселятся в западном крыле. Алоизиус утверждает, что все они мастера своего дела.
        - Вот как? - сказал Уолтер. Он поднял с пола журнал с образцами и начал его листать.
        - Да, Уолтер, вот так. - Джек был явно горд собой, что всегда мешало, когда он имел дело либо с Уолтером, либо с Алоизиусом. Но у него уже была с утра стычка с Мери, и он чувствовал, что ему надо немного расслабиться. - Я нанял достаточно мастеров, чтобы Мери могла управлять ими целыми днями. У нее будет здесь достаточно работы и не останется времени, чтобы думать о том, где и чем занят я. Потому что моя главная цель - узнать, что происходит в поместье, а потом безболезненно брать управление им в свои руки. Хочешь - верь, хочешь - нет, но это была моя идея, а Алоизиус был настолько добр, что помог мне разобраться в деталях. Разве не так, Алоизиус?
        Старик оторвался от своей зарисовки и, прищурившись, посмотрел на Джека:
        - Уходи, мальчик. Не видишь, мы работаем. О, здравствуйте, Уолтер. Хотите к нам присоединиться? Я ценю ваше мнение и хотел бы попросить вас высказать его по поводу камина в этой комнате. Как видите, он весь растрескался. Мистер Поппо настаивает на том, что его надо заменить, а мне хотелось бы восстановить его в прежнем великолепии.
        - А стоить это будет столько же? - спросил Уолтер, встав между Джеком и еще одной горой образцов. - Спросите его, мой друг, будет ли цена за восстановление камина такой же, как за его замену на новый, как будто вы готовы заплатить ту же сумму как за одно, так и за другое. Тогда вы лучше поймете друг друга, а заодно узнаете, возможно ли восстановление вообще.
        Джек усмехнулся, глядя на своего старого наставника:
        - Видишь, Алоизиус? Чтобы узнать, что возможно, всегда спрашивай цену, словно готов заплатить. Если твой мистер Поппо будет по-прежнему настаивать на замене, ссылаясь на то, что восстановить камин нельзя, ты поймешь, что он говорит правду. А если он скажет, что может привести камин в порядок за ту же цену, что и за новый, ты поймешь, что он может сделать это и за меньшие деньги. На этот раз заплати ему, сколько он скажет, а то, что переплатишь, вычти из своих следующих сделок. Теперь, как только этот человек раскроет рот, ты будешь знать, как вести с ним дела, чему верить и на чем сэкономить. Ты ведь этому научил меня, Уолтер?
        - И у тебя все получалось, Джек, не так ли? Особенно с той покупкой у явного дурака Адама Фаулера. Помнится, ты тогда получил пять акров великолепной земли всего за четыреста долларов.
        - Если вы двое кончили поздравлять друг друга с блестящими успехами, - заявил Алоизиус, обмахиваясь концом шарфа, - разрешите сказать вам, что мистер Поппо говорит по-английски.
        Джек посмотрел на Уолтера, Уолтер посмотрел на Джека, а потом они оба посмотрели на мистера Поппо, лицо которого озаряла широчайшая улыбка.
        - Чтобы восстановить камин, потребуется на пятьдесят гиней больше, достопочтенные господа, - сказал он, и Джек так расхохотался, что, наверное, упал бы, если бы не держался за плечо Уолтера. - В душе я художник, но мне будет труднее восстановить этот старый камин, - упрямо настаивал мистер Поппо. - Это поможет вам понять, как иметь со мной дело?
        - Очень даже поможет, мистер Поппо, - ответил Джек, утирая выступившие от смеха слезы. Уолтер хранил гордое молчание: его репутации был брошен вызов. Ведь он гордился тем, что был если не самым умным переговорщиком на свете, то по крайней мере близок к тому, чтобы считаться одним из лучших. - Мы хотим, если не возражаете, увидеть камин в прежнем его виде за двадцать пять гиней сверх пятидесяти. Это предложение вам подходит?
        - Ты мог бы заполучить его и за десять, - проворчал Уолтер, повернувшись спиной к сияющему мистеру Поппо с видом человека, оскорбленного в своих лучших чувствах. - Совершенно очевидно, что наши с тобой таланты не найдут себе применения в обновлении дома. Твое место в полях, ты должен управлять поместьем и выплачивать долги. Я, с моим умом, должен разобраться в вопросах финансов, работая с цифрами, а не с мастеровыми и шторами, а также сводящими с ума дискуссиями, какой оттенок голубого самый подходящий. Алоизиус хороший человек, но он превратит это место в еще один Парфенон, если разрешить ему воплощать свои идеи и втянуть в это тебя и всех остальных. Найди свою жену, и пусть эта разумная молодая женщина проследит за всем, иначе твои карманы быстро опустеют и мы все окажемся под забором.
        Хани открыла дверь большой хозяйской спальни на чей-то громкий и властный стук. И отступила назад в изумлении: на пороге стоял Джек.
        Мери, сидевшая у очага, расчесывала распущенные волосы, еще мокрые после ванны. Она обернулась и увидела, как в спальню своими обычными большими шагами входит Джек и усаживается в кожаное кресло по другую сторону камина.
        Он был мрачнее тучи, пытаясь скрыть свое настроение за натянутой улыбкой. Но Мери с детства могла распознать любое настроение Джека. Когда он наконец поймет, что все его эмоции написаны у него на лице? В данный момент она бы сказала, что он выглядит скорее разочарованным, чем рассерженным. А разочарование никогда не было в чести в Колтрейне.
        - Я сама закончу, Хани, - обратилась она к служанке, которая не знала, что ей делать. - Сходи вниз и посмотри, не надо ли помочь матери на кухне.
        - Вы уверены, мисси? - Бедняжка Хани, казалось, разрывалась между чувством восторга оттого, что мистер и миссис Колтрейн наконец оказались в одной спальне - где, как всем известно, им и положено было быть, - и чувством страха оттого, что, впустив Джека Колтрейна в спальню, она совершила свою вторую самую большую ошибку с тех пор, как она поцеловала Джимми, помощника дворецкого, предварительно не посмотрев, нет ли поблизости отца.
        - Сейчас же! - Приказание Джека и его жесткий взгляд были достаточны, чтобы Хани решила, что ей делать, и поспешно попятилась вон из комнаты.
        - Какой же ты злой, Джек. Неужели обязательно надо было ее пугать? - осведомилась Мери, проводя щеткой по волосам. Она все еще была в сорочке и халате. Но так как халат некогда принадлежал Джеку и был таким же закрытым, как саван, она не видела причины, чтобы протестовать против его прихода и просить - раз он явился без приглашения - его уйти, пока она не приведет себя в порядок. Кроме того, ей было все равно, как она выглядит. Ему-то все равно.
        - Я знаю Хани так же давно, как и ты, Мери, а она знает меня. Неужели ты думаешь, что она испугалась, что я откушу ей руку?
        - Может, и нет, - пожала плечами Мери. - Ты слишком занят, выгоняя из поместья хороших людей. - Она тут же прикусила язык, пожалев о том, что сказала. Но сказанного не воротишь. Ей должно быть стыдно. Она знала, что Джек уже ездил к Робби Дженкинсу сегодня днем и даже извинился перед ним. Джек всегда признавал свою вину, и Мери любила его за это. Он даже признался, что был не прав, так надолго отложив свое возвращение в Колтрейн-Хаус. Так почему же она не может его простить, встретить приветливо в его же доме, передать ему бразды правления?
        Ответ, к сожалению, был прост. Если Джек возьмет управление поместьем в свои руки, ей нечего будет делать, некуда идти. Даже если бы весь мир был у ее ног, но в нем не было бы Джека и Колтрейн-Хауса, она предпочла бы умереть.
        Щетка для волос вдруг замерла на полпути: она неожиданно поняла, что не была абсолютно честна с самой собой. Если бы это было нужно, она прожила бы и без Колтрейн-Хауса. Она могла бы прожить вообще без всего. Но только не без Джека. Без него она не может быть счастливой. Она боготворила его, когда была ребенком. А как женщина - да поможет ей Господь - она его любит. Любит так, как предназначено женщине любить мужчину. А влюблена в него она была с четырнадцати лет, но он об этом и не подозревал.
        - Извини, Джек, - наконец выдавила она, положив на колени щетку и стараясь не смотреть на него. - Я не должна была этого говорить. Поговорим о чем-нибудь другом, ладно? Хани сказала мне, что дом полон раздраженных джентльменов в башмаках на высоких каблуках и дюжих мастеровых, нанятых в ближайшей деревне. И я видела кого-то на крыше, когда шла из конюшни. Что ты собираешься делать, Джек?
        Он поднялся с кресла и, взяв у нее с колен щетку, встал за ее спиной и начал водить щеткой по ее волосам, как он делал это тысячу раз, когда она была ребенком. Он работал медленно, осторожно, распутывая ее влажные волосы. Он всегда о ней заботился. Так хорошо о ней заботился.
        Мери затаила дыхание и постаралась не отклоняться назад - туда, где были его руки. Она пыталась думать, слушать и ничем себя не выдавать, чтобы не спугнуть его. А то, чего доброго, выскочит с криками из спальни.
        - Ты знаешь, что я собираюсь делать, Мери? - Она сидела с закрытыми глазами, обуреваемая незнакомыми ей ощущениями, которые так ее пугали, что она почти забывала дышать. - Я поклялся восстановить Колтрейн-Хаус, и я это сделаю. Но мне нужна твоя помощь, Мери, если ты, конечно, захочешь помочь.
        - Моя… моя помощь? - В этот момент она себя ненавидела. И его ненавидела. Как же могло быть иначе, если она вдруг почувствовала, будто земля уходит у нее из-под ног и она проваливается в какое-то глубокое, темное, неизвестное и опасное место. - Разве я и так не делаю достаточно?
        Наклонившись, он взял ее руку и провел большим пальцем по мозолям на ее ладони.
        - Ты делаешь даже слишком много, Мери. Настало время - давно настало - рассуждать здраво. Пора поделить ответственность за Колтрейн-Хаус. Не потому, что ты не справляешься или поместье в плохом состоянии. Все наоборот. Но я вернулся домой и знаю, как им управлять. Мы с Уолтером оставили в Пенсильвании два огромных имения на управляющих, чтобы иметь возможность приехать в Англию.
        Пытаясь вернуть себе душевное равновесие, Мери решила, что для этого лучше всего будет оскорбить Джека.
        - Хвастаешься, Джек? Это на тебя не похоже. Но я не могу претендовать на то, чтобы понимать тебя теперь, или ты сам должен признать, что уже не тот Джек, которого мы оба помним.
        - А ты не та Мери, - парировал Джек и, найдя в ее волосах узелок, стал осторожно его расчесывать.
        Да, он всегда хорошо о ней заботился. Но это не было влюбленностью. Внезапная боль пронзила ее сердце. Хорошо, что она сидит, иначе наверняка упала бы.
        - Та Мери, которую я помню, - услышала она откуда-то издалека голос Джека, - боготворила меня, плясала бы под мою дудку, только бы доставить мне удовольствие. Признаюсь, мне этого не хватает.
        - Все мы взрослеем, - отрезала Мери, наклонив голову, так что волосы упали ей на лицо. Она уже пришла в себя и не хотела, чтобы он видел выражение ее лица. - Мы взрослеем, расстаемся с детством, с нашим прошлым.
        Когда он закладывал ей за ухо прядь волос, его прикосновение было нежным. Потом его пальцы так же нежно пробежали по ее щеке.
        - А как же наши мечты? С ними мы тоже должны расстаться, Мери?

«А если твои мечты никто не разделяет? - подумала она. - Значит, надо запрятать их как можно глубже».
        Он убивает ее, убивает медленно, даже не подозревая об этом. Она повернула голову, чтобы взглянуть на него, хотя знала, что у нее в глазах стоят слезы. Но она вдруг перестала бояться, что он увидит, как ей больно. И она солгала. Постаралась, чтобы это была самая правдоподобная ложь в ее жизни.
        - Нет, Джек. Мы прячем их подальше - те, что еще можем спасти. Мы прячем их рядом с неосторожными обещаниями, про которые кто-то либо решил забыть, либо просто растоптал. Я все еще мечтаю, Джек. Это правда. Но эти мечты отличаются от тех, что были в моем глупом, беззаботном детстве. - Она набрала побольше воздуха, потом выдохнула и намеренно солгала: - И тебя в этих мечтах уже нет.
        - Я так и предполагал.
        - Однако, - упрямо продолжала она, боясь потерять мужество. Она скажет ему то, что он от нее ждет. Она всегда так поступала и впредь будет то же самое. Но она не подозревала, что цена будет столь высока. - Однако, - повторила она, это не означает, что я не знаю, чего ты добиваешься, или не понимаю, что последние две недели - последние пять лет - веду безнадежную борьбу. Я отдам тебе управление поместьем, а себя похороню под грудой обоев, тканей и картин, как ты этого хочешь. Если мне нельзя быть хозяйкой поместья, я буду его любовницей - во всяком случае, до тех пор, пока ты не найдешь еще какой-нибудь способ посягнуть на мои права.
        - Господи, Мери, о чем ты говоришь? Я вовсе не этого хочу от тебя. Я…
        - Нет, конечно. Ты представлял себе все по-другому. Ты хотел, чтобы я согласилась аннулировать наш брак, а потом просто ушла.
        Его глаза блеснули гневом.
        - Брак не имеет к этому никакого отношения. И не имел. Во всяком случае, больше не имеет. Я беспокоюсь о тебе, Мери. Я действительно строил всякие планы, но мне и в голову не приходило, что ты захочешь остаться в Колтрейн-Хаусе, как только я вернусь.
        Он рванул себя за воротник, потому что прядь волос зацепилась за галстук и мешала ему, и Мери неожиданно увидела прежнего Джека - более молодого, того, которого она помнила и боготворила. Ей бы надо его ненавидеть за то, что он такой болван и не видит того, что у него под носом. Но как же она может его ненавидеть? Ведь она его так любит, так желает ему счастья - больше даже, чем себе самой.
        - А почему бы я захотела уехать, Джек? Это всегда был мой дом. - Она взяла его за руку.
        - Знаю, знаю, - вздохнул он, стискивая ее пальцы. - Но после всего, что случилось и я позволил своему отцу завлечь нас в ловушку и женить, а потом сбежал, оставив тебя одну, я полагал, что ты захочешь уехать отсюда в ту же минуту, как это станет возможным. Сбежать от меня. Начать новую жизнь, забыть прошлое и все то уродливое, что было.
        Он не понимает. Он действительно не понимает.
        - Уродливое? Я не помню ничего уродливого, Джек, хотя ты, кажется, этого не понял до сих пор. Но все твои умозаключения относительно того, что для меня лучше, основывались на том, что ты верил, будто я навсегда останусь послушным ребенком, разве не так? Что я никогда не вырасту, что всегда буду той же уступчивой сестричкой, которая обожает своего старшего брата, смотрит ему в рот и ловит каждое его слово, будто оно золотое. Ты ведь именно так думал?
        Он провел дрожащим пальцем по ее щеке.
        - Моя сестричка? Думаешь, я и сейчас так считаю? Когда я на тебя смотрю, Мери, после всех этих лет, что я помнил тебя младенцем, а потом ребенком, ты думаешь, я и вправду вижу сестру?
        Он смотрел на нее долгим взглядом, и она неожиданно почувствовала, что ей необходимо потуже запахнуть на груди не по размеру большой халат. Он побледнел, увидев этот жест, и, опустив руку, отвернулся.
        Она взяла щетку, возобновив свое обыденное занятие. А Джек встал и молча вышел из комнаты.



        Глава 18

        Настроение Джека день ото дня становилось все лучше. Мери сдержала слово. На следующее утро после их разговора она поджидала его у конюшни. Лошади уже были оседланы, и они вместе поехали осматривать поместье. Чтобы уберечь его от ошибок, Мери представляла его работникам, которых он еще не знал, шептала ему на ухо имена тех, кого он должен был бы помнить со старых времен. А потом она вернулась в Колтрейн-Хаус и начала руководить обновлением дома.
        Две недели Джек был сторонним наблюдателем, а сейчас он объезжал поля как хозяин, как владелец. Мери подарила ему его собственное поместье. Теперь только от него зависело, заслужит ли он уважение людей, работающих на его земле.
        Но сначала он нанесет визит Генри Шерлоку и посмотрит, так же он спокоен и выдержан? Так же чувствует себя в полной безопасности? Когда он вместе с Мери объезжал поля, она показала ему небольшое владение Шерлока в дальнем углу поместья, и до Джека - с некоторым опозданием - дошло, что дом стоит на земле Колтрейн-Хауса.
        - Как? - только и спросил он Мери, сидя в седле и глядя на дом. Он был хотя и небольшой, но по всем признакам построен на большие деньги.
        - Это воля твоего отца, - ответила Мери, уловив смысл короткого вопроса. - Он отдал Генри землю в награду за его «верную и добросовестную службу». На наследство, полученное от тетки, он и построил этот дом. Генри мог бы переехать в Лондон, но он так привязан к Колтрейн-Хаусу. Он говорит, что не может даже представить себе, что отсюда можно уехать. Я этому удивилась, потому что и не подозревала, что Генри так сентиментален. Кипп говорит, что Генри, похоже, относится к поместью чуть ли не с благоговением.
        Подъезжая к четырехэтажному кирпичному дому Генри Шерлока, Джек вспомнил слова Мери. Трудно было представить себе человека, который, имея на это деньги, не переехал бы в город, а довольствовался жизнью в сельской местности. Джеку еще труднее было поверить в то, что его отец был сентиментальным. Интересно, за какую именно «верную и добросовестную службу» Шерлок получил такой щедрый подарок? Может быть за то, что в течение двадцати лет делал за Августа Колтрейна всю грязную работу? Сомнительно.
        Не мог отец оставить Генри Шерлоку такой большой кусок земли Колтрейна, во всяком случае - добровольно. Но Джек верил в то, что Шерлок был жаден, и в то, что он шантажировал отца. Каждый кирпич этого на вид скромного жилища кричал об этом.
        Быть может, его отсутствие и не было слишком долгим? - вдруг подумал Джек. Он покинул Колтрейн-Хаус рассерженным, но беспомощным юнцом, а вернулся умудренным опытом мужчиной. Он повидал мир, познал, что в нем хорошо и что - плохо, и научился отличать одно от другого. Пять лет назад, даже три года назад, он не справился бы с Генри Шерлоком. А теперь? Теперь он готов расквитаться с ним. Ему недоставало лишь нескольких незначительных деталей, чтобы разгадать загадку Генри Шерлока. Но ставить его об этом в известность он, разумеется, не собирается.
        Молодой парень в очень хорошей ливрее выбежал навстречу Джеку, чтобы взять поводья его коня. Более пожилой слуга в еще более богатой ливрее открыл дверь и проводил его в парадную гостиную, попросив «подождать хозяина, который не ожидал столь раннего посетителя».
        Уже холл поразил Джека своим великолепием: чего стоила одна только массивная хрустальная люстра, но гостиная произвела на него еще большее впечатление. Куда бы он ни взглянул, везде видел деньги. Стены были окрашены в бледно-желтый цвет, декоративный, куполообразный потолок был расписан херувимами на фоне голубого неба. Высокие - от пола до потолка - окна, стеклянные двери, ведущие на широкий внутренний дворик. Подобранная с большим вкусом мебель, видимо, от самых искусных мастеров. Зеркала, картины, вазы, скульптуры в специальных нишах. Не менее трех дорогих ковров на полу.
        Покойная тетушка Шерлока, должно быть, была гораздо богаче, чем кто-либо мог предположить, и оставила племяннику достаточно денег, чтобы он мог построить такой дом и наполнить его столь дорогими вещами. Как, наверное, был доволен Шерлок, что и тетушка его не забыла, и Август подарил ему землю.
        Шерлоку могло повезти и больше: например, если бы Август подарил ему Колтрейн-Хаус. Но такого даже распутный отец Джека не сделал бы, потому что Колтрейн остается Колтрейном. Отец и сын могли не любить друг друга, но родная кровь не водица.
        Шерлок, вероятно, это прекрасно понимал и не надеялся когда-нибудь завладеть Колтрейн-Хаусом. Но почему он остался даже после того, как у него появилась возможность уехать? Зачем он построил здесь дом? Что привязывало его к Колтрейн-Хаусу?
        Джек знал ответ на эти «почему» и «зачем»… но сначала ему надо найти ответ на вопрос «как». И если он прав…
        Загадка была так близка к разрешению. Все финансовые документы были в руках Джека и Уолтера. Еще несколько дней, сказал Уолтер, максимум неделя…
        Но надо себя сдерживать, не показывать своего стремления поскорее все выяснить, не расспрашивать Шерлока слишком явно. Если они с Уолтером правы, Джек будет знать все или почти все. А если Джек не прав, ему не придется переживать за то, что выставил себя дураком и незаслуженно оскорбил человека, дважды спасшего ему жизнь.
        Джек налил себе рюмку кларета, отметив отличное качество и вина, и графина, в который оно было налито, и сел на стул возле камина в ожидании хозяина. Когда Генри Шерлок наконец появился, он медленно встал и пожал протянутую ему руку.
        - Извините, Шерлок, что я вторгся без предупреждения, - сказал Джек, заметив, что Генри немного взволнован, и вспомнил, что Шерлок любил, чтобы во всем был порядок. А неожиданное появление утром визитера, который отрывает его от дел, было непорядком. - Понимаете ли, я был на прогулке верхом и остановился здесь совершенно случайно. У вас прекрасный дом, Шерлок. Произвел на меня большое впечатление.
        - Спасибо, Джон. Дом небольшой, но мне подходит. - Он сделал знак Джеку снова сесть. - И я рад, что ты ко мне заглянул. Я намеревался заехать в Колтрейн-Хаус и еще раз поговорить с твоим весьма интересным другом. Уолтер, так. кажется, его зовут? Занятный человек. У него не возникло каких-либо трудностей, когда он проверял бухгалтерские книги? Думаю, что нет. А как поживает наша дорогая Мередит? Признаюсь, я удивлен, что вы оба оказались в такой странной ситуации в связи с твоим возвращением. После того, что твой отец сказал в ту последнюю ночь… Но… нет, об этом мы сейчас не будем говорить, хорошо?
        Слушая Шерлока, Джек старался казаться, с одной стороны, немного непонимающим, а с другой - как бы заинтересованным, хотя удивился фамильярности Шерлока. И почему, во имя Господа, он осмелился заговорить о той ночи, не опасаясь, что Джек его ударит?
        - Мери чувствует себя прекрасно. У нас начался ремонт, в доме много рабочих, но она прирожденный организатор и хорошо с ними справляется. Мы с вами это знаем, Шерлок.
        Джек поставил рюмку на стол и снова встал. Стоя он чувствовал себя менее уязвимым. Опершись одной рукой о каминную полку, продолжил:
        - Как я уже сказал, у вас прекрасный дом, Шерлок. Вряд ли найдется еще такой, даже в Лондоне. Вы сами все собирали? Возможно, Мери потребуется ваш совет относительно выбора тканей или расцветок.
        Шерлок бросил на Джека вопросительный взгляд:
        - Вы можете себе это позволить? Я имею в виду эти новшества? Ведь еще остались неоплаченными закладные. Мне больно об этом говорить, но вы украсите Колтрейн-Хаус для нового владельца, если не внесете деньги в ближайшее время. Ваш Уолтер, надеюсь, это понимает? Он проинформировал вас о величине взноса по закладной и об общей сумме долгов?
        - Да, Шерлок, он в курсе. И я готов заплатить… когда узнаю, кому я должен буду платить. Вам ведь известны имена, не так ли? Вы, возможно, забыли, но в бухгалтерских книгах есть не все имена. Уолтер проверяет все книги и составляет список долгов. Это, конечно, мелочь, но она почему-то привлекла мое внимание.
        Шерлок никак на это не прореагировал, не побледнел, не заерзал на стуле. Ничем не выдал себя, как того ожидал Джек.
        - Имена, Джон? Ты прав. Боюсь, в книгах внесены не все имена. Я приготовлю для тебя список с адресами и прочими сведениями. Вот, например, Макдугал, которому мы должны тридцать тысяч, живет в Шотландии, лечит там свою подагру. Потом Ньюбери, торговец углем из Ньюкасла. А еще некий мистер Голд, ростовщик из Лондона. Он сейчас прикован к постели, но его бизнес перешел к сыновьям, и мы с ними ведем дела по переписке. Теперь ты будешь вести…
        Он улыбнулся и развел руками:
        - Это все, что осталось. Все остальные долги были возвращены, за исключением нескольких мелких. Колтрейн-Хаус всегда приносил огромный доход, Мередит не гнушалась моими советами и на моем опыте училась управлять поместьем, я взял на себя лишь ведение финансовых и юридических дел твоего отца.
        - Как я уже сказал, мы с Мери оба у вас в долгу, Шерлок, - сказал Джек, подумав о том, насколько правдивыми могут оказаться его слова. Ведь у него пока не было фактов, подтверждавших его предположения.
        До тех пор пока он не будет совершенно уверен, ему надо продвигаться вперед очень осторожно, чтобы не спугнуть Шерлока перед тем, как затянуть петлю. Надо было что-то отвечать, и Джек сказал нечто наивное и глупое:
        - В бухгалтерских книгах содержатся сведения только о выплатах, и ничего об общей сумме по закладным. Вы сказали, что Макдугалу мы должны тридцать тысяч, правильно? Это не так уж много. А сколько мы должны Ньюбери и Гол-ду? Какова точная сумма по этим двум закладным?
        Шерлок кашлянул в кулак.
        - Ты меня неправильно понял. И неправильно понял своего человека, этого Уолтера, если только он умеет обращаться с финансовыми документами. Тридцать тысяч - это очередной годовой взнос Макдугалу, Джон. Это проценты, а не сумма долга. Долг так велик, что его даже трудно себе представить. Если быть точным, то четыреста тысяч фунтов стерлингов. И ты должен еще двадцать тысяч в качестве годовых процентов по двум другим закладным. Двенадцать - Ньюбери и восемь - Голду. Короче говоря, Джон, твой долг по этим трем закладным составляет более полумиллиона фунтов.
        Джек намеренно сделал вид, будто ничего не понял, и сказал:
        - Полагаю, я вас ранее неправильно понял. И Уолтера, по-видимому, тоже.
        - Как ты мог надеяться, что все оплатишь, Джон? Ты видишь, какие это цифры. Ты должен спросить себя: зачем отдавать тридцать тысяч или двадцать в качестве процентов, если не сможешь расплатиться с главными кредиторами по закладным? Да, я следил за тем, чтобы поместье приносило доход, платил годовые проценты, но только потому, что не смог убедить ни твоего отца, ни тебя и Мередит продать поместье. Твой отец не стеснялся в расходах. Но куда легче было бы разрешить Макдугалу купить поместье, а заодно и две другие закладные - и гора с плеч. С твоих плеч, Джон.
        - Вы и вправду так считаете, Шерлок?
        - Да. Ты молод, Джон. Ты говоришь, что разбогател, но ни одно богатство, как бы велико оно ни было, не может не почувствовать потерю шестисот тысяч фунтов. Уолтер рассказал мне о ваших поместьях в Америке. Его рассказ произвел на меня огромное впечатление. Правда, Джон. Оставь это несчастливое место, которое наверняка вызывает у тебя страшные воспоминания, и возвращайся туда, где ты будешь счастлив. Это разумно, Джон.
        - Может и так, - ответил Джек, отойдя от камина. - А как насчет Мери, Шерлок? Как насчет моей жены?
        - Твоей жены, Джон? Надеюсь, я могу быть с тобой откровенным? Больше всего в жизни я сожалею о том, что приехал слишком поздно, чтобы остановить эту пародию на свадьбу. Ни ты, ни она не хотели этого брака, все было сделано без вашего согласия. Тебя принудили с помощью пыток, а Мередит просто-напросто запугали. Ты, конечно, обеспечишь Мередит, я в этом не сомневаюсь. Ты человек чести, Джон, всегда им был.
        - Что ж, спасибо, Шерлок. - Джек был готов уйти. - И спасибо за сведения, которые ты перешлешь завтра утром в Колтрейн-Хаус. Я ценю твою помощь и все, что ты сделал для Мери и меня за эти годы.
        Джек кивнул Шерлоку, который дружески обнял его за плечи и проводил к выходу.
        Вспоминая свой разговор с Шерлоком по дороге домой, Джек невольно восхитился выдержкой этого человека. Покачав головой, он воскликнул:
        - Ну и изворотлив же, сукин сын! Ему почти удалось провести меня!
        Джек что-то насвистывал. Мери, прятавшаяся в саду от мистера Поппо и ему подобных, услышала свист, но не знала, радоваться ей или плакать.
        Если Джек счастлив, то и она должна быть счастлива. Но что сделало Джека счастливым? Наверное, то, что вовсе не обрадовало бы ее. Особенно если учесть, что он явно избегает ее вот уже два дня.
        Она стояла на коленях, яростно выдергивая сорняки, которые посмели вырасти вокруг розовых кустов вдоль дорожки. Если Джек захочет, он найдет ее, сама она не станет стараться, чтобы он ее обнаружил.
        По обе стороны дорожки на скамейках расположились Клуни и Клэнси. Клэнси спал, даже храпел во сне. Клуни лежал, облокотившись на руку, и смотрел, как работает его дорогая Мери. Приятное занятие - наблюдать, как другие работают.
        Когда свист стал приближаться, а Мери сжалась и еще ниже склонилась к земле, Клуни сел и стал будить Клэнси.
        - Эй, Клэнси, проснись. Мальчик вернулся домой и, судя по свисту, идет именно по этой дорожке. Это наш шанс.
        - Джек? Джек приехал? - встрепенулся Клэнси и, открыв глаза, потянулся. Потом поплыл вверх и уселся на ветку, с которой ему лучше был виден сад.
        - А-а, вон он. Идет сюда. Оставим их наедине и будем надеяться, что они сами справятся. А уж если нет…
        - Если нет, то я знаю, что делать, - усмехнулся Клуни. У него был свой план, который Клэнси назвал блестящим. А у такого, как Клэнси, не так-то просто добиться одобрения!
        Свист все приближался, хотя его направление оставалось неясным. Мери не без труда выдернула сорняк с длинным корнем и, довольная собой, бросила его через плечо.
        - Такое приветствие я вряд ли скоро забуду, - послышался голос Джека. Мери быстро обернулась и увидела, что он рассматривает растение, стирая грязь со щеки. - Знаешь, Мери, некоторые люди говорят «Привет!». Или «Добрый день», или «Как приятно вас видеть». Такие простые и понятные слова. Я в растерянности, Мери. Что означает сорняк, брошенный в лицо?
        Мери поднялась с колен и вытерла руки о фартук. Джек тоже был одет довольно просто: в бриджах и белой рубашке с отложным воротником. Но только он выглядел очень красивым, а она была похожа на кухонную замарашку.
        - Это означает, - осторожно начала она, - что если ты хочешь ко мне присоединиться, можешь это сделать на свой страх и риск. Я не хотела… правда. - Она запнулась, хотя ее улыбка становилась все шире. - У тебя за левым ухом остался листик. Я сомневалась, говорить ли тебе об этом. Вдруг это теперь модно.
        - Шутишь? - Джек убрал лист. - Вспоминаю, как Алоизиус говаривал в детстве, что в моих волосах совьют гнездо птицы. Я всегда приходил на урок грязный, в волосах было полно всяких сучков. Ты помнишь, Мери?
        Неужели нет? Из его вихров всегда торчала то солома, то травинки, то сено. Они тогда бродили по горам и полям, не обращая внимания ни на одежду, ни на то, как выглядят, и, уж конечно, ни на то, что о них могут сказать. Валялись в траве, играя и щекоча друг друга. Джек очень боялся щекотки. Его трудно было свалить на землю, но если Мери это удавалось, она садилась на него верхом, и он тут же просил у нее пощады. У него было место чуть повыше талии, которое…
        Мери наклонила голову, чувствуя, как краснеет.
        - Мери? Что случилось?
        Она закусила нижнюю губу и покачала головой. Она сидела на нем верхом! Да, но тогда они были детьми. Во всяком случае, она была ребенком. И приставала к нему с детскими играми. Даже когда Джек начал от нее прятаться, сбегал с Киппом в деревенскую таверну, гулял с деревенскими девушками, которых она всем сердцем ненавидела.
        - Какая же я, должно быть, была чума, Джек, - сказала она, подняв на него полные слез глаза. - Как ты, наверное, мучился. Прости меня.
        - Ты была неисправима. - Он явно ее поддразнивал. - Неужели ты веришь в то, что я жалею хотя бы об одной минуте нашей жизни, когда мы были вместе? Ты была моим другом, моей сестрой, моей семьей, наконец. И ты, возможно, была единственной причиной того, что я оставался в Колтрейн-Хаусе, а не убежал из дома с цыганским табором или с кем-нибудь еще. Ты - чума? Ты - мучение? Да я бы не выжил без тебя.
        - Честно? - И почему только его слова так много значат для нее?
        Она сделала шаг вперед, бессознательно желая быть к нему ближе… и тут Клэнси заорал:
        - Ну же!
        Всегда послушный Клуни высунул небольшую ветку, которую он держал, скорчившись на краю дорожки. Ветка попала Мери под ноги, она споткнулась и упала прямо в объятия Джека.
        - Идеально! - определил Клэнси, хлопая в ладоши. Он взглянул на Джека, на Мери, вздохнул и, вытащив из кармана большой носовой платок, громко высморкался.
        - А теперь, соединив руки, соедините свои сердца. Ах, Клуни, как это замечательно!
        - Это обманчиво, - возразил Клуни, присев на корточки и наблюдая за парочкой. Они стояли рядом, удивленные и смущенные. - Однако, если мы скоро очутимся в садовом сарае по колено в компосте, будем знать, что наш план удался.
        Мери упиралась ладонями в грудь Джека, чувствуя, как его сильные руки обхватили ее за талию, как бы удерживая от падения, хотя она держалась за его рубашку. Под ее ладонями билось его сердце - так же неровно, как и ее собственное.
        - Я, наверное, обо что-то споткнулась, - наконец сказала она, облизывая пересохшие губы.
        Раньше она никогда не была неуклюжей - неужели ей хотелось споткнуться, хотелось оказаться в его объятиях? Или это Клуни и Клэнси оказали ей небольшую дружескую услугу? Если так - как им не стыдно! Хотя… идея была не так уж и плоха. Она опустила голову, не смея смотреть Джеку в лицо. Он никогда не поймет, почему она вдруг улыбнулась, и, уж конечно, не поверит в ее объяснения. - Мне жаль, что так получилось, - тихо пробормотала она.
        - Жаль, Мери? - Его слова донеслись до нее сквозь странное жужжание в ушах. Надо уйти. Но если попытаться сдвинуться с места, она упадет, она была в этом уверена. Ее опасения подтвердила дрожь в коленях, когда он сказал: - Не могу сказать того же про себя.
        Он нежно взял ее за подбородок и поднял голову, так чтобы она могла увидеть вопрос в его зеленых глазах. Потом он взял ее за локти, словно намекая на то, что ей следует обнять его за плечи. Она охотно подчинилась: она привыкла всегда ему подчиняться. Его лицо, его рот становились все ближе, так близко, что у нее закружилась голова и перехватило дыхание. Она закрыла глаза, ожидая… ожидая момента, которого ждала почти всю свою жизнь…
        - Джек! Джек, где ты, черт побери! Максвелл сказал, что видел, как ты направлялся сюда.
        - Уиллоуби, - заскрежетал зубами Клэнси. - Как это на него похоже, да, Клуни? Пустозвон, трясогузка! Уходи отсюда! Сейчас же уходи!
        Точно обжегшись, Мери отскочила от Джека и прижала ладони к пылающим щекам, а Джек разразился потоком таких ругательств, о существовании которых Мери даже не подозревала. Они оба обернулись и увидели одетого с иголочки Киппа, который словно только что вернулся с прогулки по Бондстрит.
        - А-а, вот ты где. И ты тут, Мери. Очень хорошо. Мне не придется рассказывать дважды.
        - А кто сказал, что тебе придется рассказывать одиножды? - проворчал Джек, а Мери прикусила губу, чтобы не рассмеяться, а еще больше - чтобы не показать, как ей понравилась реакция Джека на то, что их прервали. Хотя было странно, что он вообще мог говорить - она при всем желании не могла бы вымолвить ни слова. Не смогла бы даже позвать на помощь, если бы у нее внезапно загорелись волосы. - И что тебе не терпится рассказать нам, Кипп?
        Кипп остановился, и, вытерев лоб носовым платком из тончайшего полотна, провозгласил с довольной улыбкой:
        - Про Рыцаря Ночи, Джек. Я только что из деревни. Там обо всем и услышал. Прошлой ночью он опять появился. Через столько лет, Джек, благородный ночной разбойник появился снова. Что ты на это скажешь, или ты уже знал об этом? Конечно, знал. Нечестно с твоей стороны не позволить мне и Мери участвовать в этой забаве…
        - Джек? - Мери повернулась, пытаясь угадать реакцию Джека на эту новость. - Что тебе об этом известно?
        Но Джек не ответил, а Мери, как ни старалась, не могла ни о чем догадаться по выражению его лица. Впервые в жизни ей показалось, что Джек так же далек от нее, как любой незнакомец. Сжав челюсти и прикрыв глаза, Джек жестом показал Кпппу и Мери идти впереди него по дороге к дому.
        - Ты что, Джек? - запротестовал Кипп. - Разве мы должны повиноваться тебе, как слепые котята? Мог бы, по крайней мере, спросить нас.
        - Да, Джек, - поддержала его Мери.
        - Мы поговорим в моем кабинете, Мери, - твердо заявил Джек, как взрослый - ребенку, и у нее не осталось выбора, нежели как повиноваться ему.
        Просто поразительно, подумала она, только что чуть не таяла в его объятиях, а теперь уже горит желанием задушить его и скормить диким кабанам. Впрочем, так было всегда, когда дело; касалось Джека. Так что нечего удивляться.
        Именно по этой причине - одной из многих - она любила его. Ну разве не идиотка?!



        Глава 19

        - Я ничего не слышу. А ты слышишь? - Клуни припал ухом к тяжелой дубовой двери в кабинет, потом отступил и покачал головой. - Она хочет, чтобы мы не вмешивались, Клэнси, стало быть, так тому и быть. Она скорее всего хочет защитить Джека, моя голубка. Чем меньше народу будет знать, тем лучше и тем меньше вероятности, что кто-то еще об этом узнает. Я так думаю.
        Клэнси треснул Клуни по голове.
        - Ну ты и простофиля! Мы же призраки. Кому мы можем что рассказать? Она просто вредная, твоя Мери, вот и все. Что еще ждать от женщины? Как говорил Бард…
        - Да заткнись ты, - устало сказал Клуни, потирая голову. Что и говорить, Мери его страшно разочаровала, но он не мог на нее сердиться, просто не мог. Поэтому вместо этого он набросился на Клэнси: - Наконец-то я это сказал. Я давно хотел это сказать: заткнись, Клэнси. Я знаю, когда я лишний, знаю, когда Мери хочет, чтобы меня не было. А теперь я собираюсь соснуть, тем более что нам придется бодрствовать всю ночь в конюшне. Сегодняшнюю ночь и все последующие нам придется ждать, не выедет ли Рыцарь Ночи на большую дорогу.
        В полном изумлении Клэнси уставился на Клуни, но потом, бросив последний взгляд на дверь, последовал за другом.
        - Ты прав. Вот что, мы будем караулить в конюшне каждую ночь, больше нам ничего не остается. Хоть бы эти двое определились, чтобы мы могли обрести наконец заслуженный покой на небесах. Будем надеяться, что они не испортят все без нашей помощи.
        - Хорошо, Кипп, - сказал Джек по другую сторону дубовой двери. Он сел на свое место за письменным столом, после того как налил Киппу вина, а Мери - лимонада, за что она одарила его ледяным взглядом. - Начни с самого начала и расскажи все, что знаешь. Только, прошу тебя, не давай волю своему воображению в описании деталей.
        Кипп подмигнул Мери и сел рядом с ней.
        - Полагаю, что мне придется опустить в своем рассказе огнедышащих драконов и обрушивающиеся с небес колесницы с серебряными колесами, да, Мери? Никаких гигантов ростом в семь футов, разбойников с горящими глазами, лязга мечей, кровопролития, падающих в обморок дев. А жаль.
        Мери хихикнула, но, встретившись взглядом с Джеком, сделала серьезное лицо. Надо хоть как-то показать ему, подумала она, что все понимает. Потом она не удержалась, снова хихикнула и намеренно громко вздохнула:
        - Ах, Джек, да расслабься же ты. Разве ты забыл, что разговариваешь с Киппом? Ты же знаешь, что он ничего не может рассказать, не приукрашивая хотя бы чуть-чуть, чтобы было поинтересней.
        - Мери… - начал Кипп предостерегающим тоном, - незачем напоминать Джеку, какой я дурак, особенно теперь, когда нам предстоят серьезные дела.
        - Вот именно, - сказал Джек. - Говоришь, Рыцарь Ночи появился снова? А где и когда он нанес удар?
        - В миле от старого места, на главной дороге, ведущей на юг. Прошлой ночью. Этого достаточно, Джек, или мне продолжать? - Он закинул ногу на ногу, откинулся на спинку стула и сплел пальцы у себя на коленях. - Тем более, я уверен, остальное ты сам можешь мне рассказать.
        - Я? - искренне вознегодовал Джек. - Господи, Кипп… ты сошел с ума? Какого черта я бы стал играть в эти глупые и опасные игры?
        Кипп и Мери переглянулись.
        - Не знаю, Джек. Может быть, хочешь произвести впечатление на женщину?
        - Ты осел, Кипп! - довольно спокойно парировал Джек. Он понял, что задумал его друг. Во всяком случае, ему показалось, что понял. - Ты все это придумал, ведь так? Сочинил для того, чтобы узнать, что происходит между мной и Мери?
        Брови Киппа поползли вверх.
        - И ты бы мне рассказал?
        - Ни за что и никогда, - усмехнулся Джек. - Мери, хочешь рассказать ему?
        Мери тоже улыбнулась. Ее улыбка была столь же невинной, как и у Джека. Это была старая игра: не открывать секретов любопытному Киппу. Они до сих пор не устали от нее, даже сейчас, когда вопрос Киппа был серьезным.
        - Я лучше встану вверх ногами перед Алоизиусом и перечислю всех английских королей, начиная с последнего, - ответила Мери, похлопав Киппа по руке. - Извини, Кипп.
        Качая головой, Кипп рассмеялся над собственной доверчивостью, да так весело, словно он действительно ни минуты не сомневался, что его допустят внутрь узкого заколдованного круга, столько лет принадлежавшего только Джеку и Мери.
        - Вы никогда не изменитесь. Оба. Даже если Мери задумается, а не нарезать ли твои кишки на подвязки, а ты будешь жаловаться, что она не дает тебе ни минуты покоя. Значит, вы решили сделать то, что на вашем месте сделали бы здравомыслящие люди. Вы решили остаться мужем и женой?
        Где-то в середине речи Киппа Джек поймал себя на мысли, что хищно представляет себе, как бы выглядел его друг, если б он пнул его ногой, потом схватил за горло, так чтобы лицо посинело, а глаза вылезли бы из орбит. Прелестная картинка!
        - Иди ты к черту, Кипп! - только и сказал Джек, увидев, как Кипп повернулся к разъяренной Мери.
        - Да, Кипп, - сказала она. - Почему бы тебе не пойти к черту? Ты бы и ему дал парочку советов, как ему устроить свою жизнь. Между прочим, с твоей стороны было очень некрасиво сочинить эту историю про Рыцаря Ночи, только чтобы подразнить нас и сунуть нос туда, куда не просят. Тебе не стыдно?
        - Было бы, конечно, радость моя, если бы я все это выдумал. Но это правда, этот разбойник действительно появился вчера ночью на дороге. Если вы мне не верите, спросите сквайра Хедли, который лишился толстого кошелька. Спросите его жену, с которой была истерика. Спросите их дочь Анну, которая бродит как лунатик, уверяя, что Рыцарь Ночи ей представился и заставил подарить ему поцелуй в обмен на жемчужное ожерелье. Это что-то новое - я имею в виду поцелуй, но мне нравится. А вам? Сегодня утром он оставил кошелек сквайра на ступеньках церкви, хотя наш дорогой Хедли никогда об этом не узнает. - Кипп замолчал и самодовольно посмотрел на Джека. - И все же я рассказываю тебе о том, что ты уже знаешь.
        Джек изо всех сил стукнул двумя кулаками по столу.
        - Господи Боже мой, Кипп, - взорвался он. - Перестань наконец твердить, что это я!
        - А разве нет? - Скептический тон Киппа лишь добавил масла в огонь.
        - Ну подумай сам, Кипп, - сказал Джек, взгляд его был устремлен на Мери, которая смотрела на него во все глаза. Не сердито, не вопрошающе, а внимательно. - Когда я жил здесь, существовал Рыцарь Ночи. Я уехал, и он исчез. Теперь я вернулся, и он снова вышел на большую дорогу. Я уверен, пройдет совсем немного времени, пока кто-нибудь не сопоставит эти факты. Неужели ты думаешь, что у меня великое желание оказаться в тюрьме, или быть высланным из страны, или, может быть, даже повешенным?
        Кипп поднял руку, желая высказать свое мнение.
        - Что, если ты решил напомнить кое-кому о безумных поступках своей юности, воскресить память о беззаботных днях детства, произвести впечатление на жену…
        Джек отвернулся от Киппа, испытывая нечто, близкое к отвращению. Неужели Кипп сошел с ума? Чтобы он воскресил Рыцаря Ночи? Решил напомнить Мери, как его безрассудство принесло ей столько страданий?
        - Ты похож на собаку, которая никак не может расстаться с костью, Кипп, - шутливо прервала его Мери. - Если тебе в голову не приходит ничего другого, почему бы тебе не предположить, что на сей раз это я - Рыцарь Ночи.
        - Ты, Мери? - расхохотался Кипп. - Возможно, ты довольно высокого роста и достаточно шальная, но… - Он вдруг побледнел. - Но это ведь не ты, нет?
        - Нет, Кипп, я на такое не способна, - ответила Мери и посмотрела Киппу прямо в глаза. - Особенно целовать мисс Анну Хедли, даже ради удовольствия услышать ее визг и увидеть, как она падает в обморок. А вот ты - способен.
        Кипп прижал обе руки к груди. В его глазах Джек прочел ужас.
        - Я? Ты думаешь я нацепил на себя плащ с капюшоном, спрятался в полночь в сыром лесу, потом выскочил на дорогу с криком «Жизнь или кошелек» и подверг себя риску окончить жизнь с большой дыркой в сердце? Или того хуже - поцеловал Анну Хедли? Ах, Мери, - закончил он, стряхивая с лацкана пушинку, - такого произойти не могло.
        - Похоже на правду, Мери. - Джек встал и, обогнув письменный стол, сел на его краешек. - Кипп - истинный джентльмен и законченный пижон. Не хмурься Кипп, ты и сам отлично это знаешь. Он перерос любовь к приключениям. Сейчас его интересуют карточная игра, великосветские рауты, балы и вечеринки. Правда, Кипп? Неужели, Мери, можно вообразить себе Киппа в простом черном плаще и маске? Да его нельзя себе представить иначе как во фраке, сшитом по заказу лондонским портным. Что касается несчастной Анны Хедли, должен признаться, я ее не помню, но готов поверить на слово, что она очень чувствительна и сентиментальна.
        Мери встала и села рядом с Джеком.
        - Но, Джек, если это не ты, не я, - она посмотрела на Киппа, - и не Кипп, тогда кто же это?
        - И что очень важно, Мери, - ответил Джек, взяв ее за руку, - почему он так старается, чтобы все узнали, что он и есть тот самый Рыцарь Ночи?
        - Насколько я помню, никто никогда не связывал твоего имени с тем, прошлым, разбойником. Поэтому тех, кто об этом знал, надо исключить. Это не может быть Алоизиус - он слишком стар. Твой Уолтер тоже исключается, потому что я не могу его себе представить целующим мисс Анну. Шерлок?
        - Генри? - сделала удивленные глаза Мери. - Генри Шерлок? Ты что, выпил, Кипп?
        - Ладно, допускаю, что это был не Шерлок. Если только…
        - Если только что, Кипп? - спросил Джек, заметив, что Кипп вдруг стал серьезным. - Если согласно твоей теории он не пытается произвести впечатление на женщину? - Кипп незаметно кивнул головой, будто хотел сказать, что понимает, что он должен молчать. - Мери? На тебя произвело бы впечатление, если бы Шерлок бегал по окрестностям, изображая разбойника? Твое девичье сердце дрогнуло бы?
        Мери показала Джеку язык, а Кипп принялся безжалостно ее дразнить по поводу того, что у нее появился новый поклонник. Джек наблюдал, как они стали пререкаться, обдумывая мысль, которая еще раньше пришла ему в голову. Кипп обязательно придет потом к нему, чтобы поинтересоваться, что означал его взгляд, в этом Джек был уверен. И это к лучшему, потому что настало время сказать Киппу все. Он был его лучшим другом с самого детства, и он заслуживал того, чтобы узнать правду.
        Как заметил Кипп, очень немногие знали, кто был Рыцарем Ночи. Клуни и Клэнси умерли. Оставались Алоизиус, Кипп, Мери. И Генри Шерлок.
        Черт! Он, наверное, сболтнул лишнего. Шерлок, видимо, понял, что он у него под подозрением. И чувствовал себя виноватым, а возможно, даже боялся, что его вот-вот разоблачат. То, что он решил воскресить благородного разбойника, было равносильно признанию.
        Так Джек думал, но у него пока не было доказательств. Ничего определенного, никаких фактов. Если боги будут милостивы к Джеку, если бухгалтерские книги откроют свои секреты, если человек, которого Джек нанял в Лондоне, чтобы покопаться в прошлом Шерлока, что-нибудь найдет, факты скоро появятся. А пока не было ничего существенного. Пока.
        Джек задумчиво провел рукой по волосам. Этим чертовым аккуратным гроссбухам почти тридцать лет. Джек нутром чувствовал, что Генри Шерлок был вором, а может, и еще хуже. Его оговорка два дня назад свидетельствовала о его жадности. Но если Уолтер не найдет ничего подозрительного в документах, если они не найдут неопровержимых доказательств, что тогда?
        Джек посмотрел сначала на Мери, назвавшую Киппа глупым, безмозглым щеголем -
«всегда был и всегда будешь», - потом на своего друга, который отвечал ей нараспев: «Генри любит Мери, Генри любит Мери!» - и при этом, защищаясь, прикрывал голову руками.
        - Кипп по крайней мере отвлек ее ненадолго, - устало пробурчал себе под нос Джек и, отойдя к окну, сказал, понимая, что говорит ерунду: - К тому же Рыцарем может оказаться вовсе не Шерлок, а Максвелл или Хани. А может, привидениям Мери понравилось скакать по полям при луне. Господи, ну почему все так сложно?
        Какое-то время спустя Мери заглянула из сада в окно кабинета и увидела Джека, склонившегося над письменным столом. Уолтер показывал ему что-то в одной из многочисленных книг, разложенных по всему кабинету.
        Было уже десять часов вечера, горели свечи, и их слабый свет не позволял толком разглядеть выражение лица Джека, но она была уверена, что он хмурится. Она тоже хмурилась, когда впервые читала все эти документы, пока не сдалась и просто позволила Генри заниматься этой работой вместо нее.
        Бедный Джек. Столько придется платить долгов. Как она проклинала его отца, узнав, что работа, от которой болела спина, заботы, бессонные ночи - все это только ради того, чтобы расплатиться с долгами Августа. Многие кредиторы ей вообще были незнакомы. Но пришлось платить, например, тысячу фунтов какому-то «дикому Джиму Хорели, Уимблдон, Фаро» или три тысячи фунтов «Л. Уитакеру, Бат, Уист».
        Великое множество карточных долгов. В одной папке еле умещались счета от торговцев.
        А еще эти проклятые закладные.
        Они были самыми ужасными.
        Два последних года Мери работала, чтобы заплатить долги постоянной любовнице Августа и его случайным пассиям. Он жил на широкую ногу, а расплачиваться приходилось ей. Она заплатила за вино, которое он пил шесть лет назад, и за деликатесы, которые ел за неделю до смерти.
        Она платила пьяному викарию, которому Август посулил десять фунтов в год, если тот закроет глаза и проведет обряд венчания, не задавая лишних вопросов.
        Например, почему плачет невеста или почему жених весь в крови и так избит, что два человека поддерживают его, чтобы он не упал. Это был единственный счет, по которому она с радостью платила, лишь бы викарий молчал.
        Мери отошла от окна. Джек в своем кабинете, значит, не он выйдет на большую дорогу.
        Он сказал, что они с Уолтером разбогатели в Америке, покупая землю и перепродавая ее по более высокой цене или сдавая в аренду с еще большей для себя выгодой. Джек и индеец?
        История казалась невероятной, хотя Уолтер явно был человеком, который добивается своего. К тому же Уолтер показался ей прямым и честным.
        Если Джек сердится, когда Мери напоминает ему о той ужасной последней ночи, и если он не нуждается в деньгах, значит, ему незачем грабить беззащитных людей…
        - У Джека нет ни одной причины снова стать разбойником, - вслух сказала Мери, опускаясь на каменную скамью под окнами большой гостиной. - Ни одной. - Она вздохнула и, зябко передернув плечами, закуталась в тонкую шаль, чувствуя, что у нее начинает болеть голова. - И не Кипп. Он глупый романтик, но не так беспечен, чтобы подставить Джека.
        - Сдался ей этот Уиллоуби! - Клуни был возмущен. Они с Клэнси сидели на ветке как раз над головой Мери. - Я рад, что его здесь нет.
        - Да он, бедняга, в нее влюблен, - заметил Клэнси. - Но Мери права. Если появился этот разбойник, то Джек в опасности. Повесить Джека - это один из способов от него избавиться и расчистить себе дорогу. Как ты думаешь, мог бы Уиллоуби, укрывшись за маской верного друга, сделать все возможное, дабы устранить соперника раз и навсегда?
        Клуни покачал головой:
        - Я думаю, что ты переборщил, Клэнси. Виконт слишком любит Мери, чтобы причинить ей боль. И он любит Джека. Я совершенно в этом уверен. Моя Мери тоже дома и пытается разгадать, кто же скрывается под маской Рыцаря Ночи. Стало быть, мы знаем, что это не она. Если грабитель нанесет следующий удар сегодня ночью, это означает, что и Джек не имеет к нему никакого отношения, потому что он с головой ушел в эти гроссбухи… Тихо! Она опять разговаривает сама с собой.
        - И это не может быть Генри. Это просто смешно. Он всегда был хорошим другом. Без его помощи я не смогла бы отстоять Колтрейн-Хаус.
        - Шерлок - хороший друг? Ха! Полагаю, Джек так не думает. А если так не думает Джек, значит, и мы тоже. Правильно? Что, если мы намекнем глупой девчонке на ее ошибку? - Клэнси свесился с ветки и помахал указательным пальцем над головой Мери. - Он мнимый друг, мисси, вот кто он такой!
        Мери смахнула с колен упавшие с дерева листья и посмотрела вверх на темные ветки. Странно. Не было ни ветерка, и листья были свежие, зеленые, а не увядшие.
        А потом она втянула носом ночной воздух и улыбнулась.
        - А-а, вы здесь. Я почувствовала вашу близость. Ах, как бы мне хотелось, чтобы вы могли говорить, увидеть вас хотя бы еще разок. Простите, что не пустила вас сегодня в кабинет, но я знаю, как вы себя ведете, когда волнуетесь. Звените люстрой, издаете какие-то звуки. Вы должны научиться контролировать себя. И больше не делать так, чтобы я спотыкалась, потому что у нас с Джеком все получится, но в свое время. Мы поняли друг друга?
        Мери настолько верила в присутствие Клуни и Клэнси, что не чувствовала себя дурочкой, когда говорила с ними.
        Дверь дома распахнулась, будто приглашая Мери войти. Кто-нибудь другой поклялся бы, что дверь открылась от неожиданно налетевшего порыва ветра, хотя не было даже легкого ветерка. Практичный Джек, вероятно, сказал бы, что непрочный крючок слетел сам собой.
        Но у Мери было свое мнение на этот счет.
        - О! Значит, я должна быть хорошей девочкой и пойти спать? - улыбнувшись, сказала она. - Хорошо, если вы настаиваете. Сегодня и правда был тяжелый день. Но больше никакого сводничества, договорились? Обещайте.
        Мери прождала целую минуту, но ничего не произошло. Не падали листья, не было слышно ни звука, а дверь оставалась открытой.
        - Понятно. Значит, вы так решили? И вам не стыдно? Мери пошла к открытой двери, потом повернулась и бросила взгляд в темный сад.
        - Спасибо вам! - усмехнулась она, закрывая за собой дверь.
        Клэнси отпустил Клуни, которого крепко держал, зажав ему одной рукой рот, а другой - обняв его за пухлое тело.
        - Понял? - сказал Клэнси. - Хорошо, что я тебя остановил. Лгать не было необходимости. На самом деле она не против, чтобы мы вмешивались.
        Клуни расправил свою голубую бархатную двойку и потер рот, стараясь вернуть челюсть на то место, где ему больше всего нравилось, чтобы она была.
        - Вмешиваться? Разве мы когда-нибудь вмешивались? - Клуни хитро улыбнулся. - А вообще-то пора и нам ложиться спать, чтобы завтра проснуться пораньше и опять «не вмешиваться».



        Глава 20

        Джек ворвался в большую гостиную. Он был в ярости.
        - Мери! Есть в этой проклятой развалине хотя бы одно место, где не стучали бы молотками и не пререкались бы громкими голосами о достоинствах полосатого шелка по сравнению с голубым дамастом? Мери, ты меня слышишь? Я с тобой говорю?
        Над его головой среди изогнутых рожков люстры два сонных привидения протирали глаза.
        Мери обернулась и, улыбаясь, вынула из ушей ватные тампоны.
        - Я думала, мне послышалось. Ты кричал, Джек? В чем дело? Я занята, - сказала она и продолжила свое важное дело, состоявшее из перевертывания страниц книги с рисунками различных видов кирпичных труб.
        Джек вырвал у нее книгу.
        - Ты нарочно все это делаешь, да? Я попросил тебя взять в свои руки обновление дома, и ты решила меня этим наказать? Я захожу в свой кабинет и что же я вижу? Какой-то человек обмеряет стены и поет во весь голос. По-итальянски.
        - Стены нуждаются в ремонте и покраске. Ты же знаешь, в них полно дыр от пуль и вмятин оттого, что в них швыряли всякие предметы. Мы думаем покрасить их в темно-зеленый цвет, а понизу обшить деревянными панелями… Тебе понравится, Джек.
        Джек бросил на нее свирепый взгляд, стараясь не замечать, как прелестно она выглядит в белом, с желтыми цветочками, платье, с волосами, небрежно заколотыми на затылке. Он догадывался, что стычка спланирована заранее. Продумано и платье, и место, возможно, даже сам момент, когда он найдет ее, чтобы выплеснуть свой гнев. Точно он, конечно, не знал, но был намерен это выяснить. Впрочем, одному Богу известно, признается ли Мери. Он ей подыграет, хотя рассержен на самом деле.
        - Пожалуйста, не прерывай меня, Мери. Миссис Максвелл жалуется, что у нее на кухне все перевернуто вверх дном, и сегодня вечером у нас будет холодный ужин. Максвелл проверяет, как рабочие долбят стены, чтобы провести в каждую комнату шнурки с колокольчиками. Идея сама по себе неплоха, учитывая размеры здания. Но сейчас они долбят стену в моей спальне, чтобы провести туда этот чертов шнур. По всему фасаду на стремянках стоят маляры, а, судя по треску, кто-то на крыше выдирает трубы. Мой камердинер в слезах - это, правда, с ним часто случается, во время завтрака мне в тарелку падали куски штукатурки.
        Клэнси хихикнул.
        - Он зол не на шутку. Но ты заметил, Клуни, какая плавная у него речь? А ритм? Благодаря нам, Клуни, в душе мальчика живет Шекспир. Именно так надо разговаривать с упрямыми женщинами. Напористо, но мягко. Сейчас она начнет хныкать, попросит у него прощения, и все дело кончится поцелуем.
        - Ты так думаешь, Клэнси? - Клуни слегка передернуло. Он посмотрел вниз на Мери. Клуни никогда не видел, чтобы его голубка хныкала. - У Мери тоже есть чувство ритма, и она может быть такой же напористой, как Джек, когда что-нибудь не по ней.
        Мери подождала, пока Джек уселся на диван напротив нее, а потом снисходительно улыбнулась:
        - Ты же сам хотел, чтобы я этим занялась, Джек. Помнишь? Ты убрал меня с полей и поставил передо мной ведра с краской. Дюжина голосов одновременно спрашивают мое мнение о том, какой цвет лучше в той или иной комнате, какой материей обить какой гарнитур мебели. И так изо дня в день с утра до вечера. Ты думаешь легко, Джек, иметь дело со всеми этими людьми, которых ты нанял? Знаешь ли, сегодня утром не только твой камердинер проливал слезы.
        Джек внимательно посмотрел на Мери, и ему показалось, что он наконец понял, чего она добивается. Она хочет свести его с ума, создать вокруг него хаос и заставить его назначить кого-нибудь другого наблюдать за ремонтом. Точнее, она хочет, чтобы вместо нее ремонтом занимался он сам, а она могла вернуться в поля.
        - Я действительно хотел, Мери, чтобы ремонтом занялась ты. И сейчас хочу. Ты когда-нибудь слышала слово «организация»?
        Ее огромные ярко-голубые глаза вдруг превратились в щелочки.
        - А ты никогда не слышал о сотрудничестве, Джек?
        - Я же тебе говорил, Клэнси. Держись. Сейчас начнется.
        - Что ты имеешь в виду? - строго спросил Джек.
        - А то, Джек, что тебе все безразлично. Ты всегда был такой. Считал, что все должны делать так, как хочешь ты. Потому что ты всегда прав, не так ли, Джек? Ты всегда знаешь, что лучше для каждого. Дорогая малютка Мери, такой милый ребенок, но немного упрямая, и ее надо направлять. Что поделаешь - ведь я желаю ей только хорошего и знаю, что для нее будет лучше.
        - Ты слышишь, Клэнси? Ты понял? Она ударила его прямо под дых. Глянь на своего Джека. Бедный мальчик. «Умирает, даже не вздохнув».
        Клэнси потеребил нижнюю губу, а потом начал ободряюще жестикулировать руками, стараясь добиться, чтобы Джек заговорил. Такими движениями выталкивают обратно на ринг боксера, который от полученного удара упал на колени.
        Джек посмотрел на раскрасневшуюся от гнева Мери, на ее глаза, полные еле сдерживаемых слез.
        - Мы сейчас не играем в игрушки, не строим плот, чтобы поплыть вниз по реке, ведь так, Мери? Мы даже разговариваем не о том, что происходит сейчас. Мы снова и снова возвращаемся к тому, как я уехал из Колтрейн-Хауса и почему. Я прав?
        - Возможно. Ты хочешь об этом поговорить? Про оба раза, что ты от меня сбежал? - Пожав плечами, она посмотрела на стеклянные двери, выходящие в сад, где снаружи стоял человек и счищал с рам облупившуюся краску. Он помахал ей, и Мери, вздохнув, улыбнулась и помахала ему в ответ. - Что до меня, Джек, мне бы хотелось поговорить не только о том, почему ты уезжал из Колтрейн-Хауса. Ты пытался изменить то, что происходило здесь при жизни твоего отца, и не смог. Я знаю, какие это тебе доставляло муки. Но теперь ты вернулся и наконец-то стал хозяином Колтрейна. Ради всего святого, неужели ты в этом сомневаешься? Ты отвечаешь за все, включая меня.
        - Ну уж ты-то больше, чем кто-либо другой, должна была знать, почему я не мог остаться. Неужели ты не поняла, что так было лучше для тебя?
        - Для меня? Вот как? - Мери сжала на коленях кулаки. Ее лицо окаменело. - А тебе никогда не приходило в голову спросить меня, что я считала лучшим для себя? Ты хотя бы раз спросил, чего хочу я? Что я чувствовала, когда ты меня бросил? В конце концов, я твоя жена. Я могла бы поехать вместе с тобой в Америку.
        - Тебе было только семнадцать…
        - Но я была человеком! Не твоей сестрой и не твоим другом. Я была человеком и твоей женой!
        - И женщиной, - заметил Джек, вдруг почувствовав, что встал на очень тонкий лед и может провалиться.
        - Да, женщиной, - машинально повторила Мери. - Значит, мне следовало остаться здесь, Джек? У меня не было выбора, ты мне его не оставил. Женщинам не разрешается вдруг сорваться с места и уехать куда глаза глядят. Например, в какие-нибудь экзотические страны…
        - Филадельфию вряд ли можно назвать экзотическим местом, Мери, - прервал ее Джек, пытаясь улыбнуться. Но улыбки не получилось.
        - Любое место - экзотика по сравнению с Колтрейн-Хаусом, особенно если предположить, что Август мог в любой момент нарушить данное им слово и вновь появиться со своей шайкой. Везде безопаснее, даже если там рыщут дикие индейцы… и не перебивай меня, чтобы уверить, будто Уолтер - не дикий индеец, ты прекрасно понимаешь, что я имела в виду.
        Джек все же сделал попытку прервать Мери, но она не дала ему это сделать.
        - Черт возьми, Джек, я осталась здесь из-за тебя. Кому-то надо было остаться. Я не слонялась, не искала приключений. А ты глубоко запрятал свою боль, Джек. Ты лелеял в душе свои прошлые страдания, и, возможно, они помогли тебе выжить и преуспеть. Но ты забыл о мечтах, об обещаниях. Ты ни разу не вспомнил обо мне, вот разве о том, что я видела тебя в минуту унижения, в момент твоего поражения. А такой, какая я сейчас, ты меня не воспринимаешь. Для тебя я все еще ребенок, обуза. Не знаю, смогу ли я тебя когда-нибудь простить за это.
        - И это все, Мери? - Джек встал и, обогнув круглый стол, сел на диван рядом с ней. - Давай все расставим по местам и больше никогда к этому не будем возвращаться. Выскажись начистоту - все, что ты хотела мне сказать все эти пять лет, - накричи на меня, если хочешь. А хочешь - поговорим о том последнем дне, дне нашей так называемой свадьбы? - Мысленно он молился, чтобы она отказалась. Потому что не был готов рассказать ей все, сомневаясь, что вообще когда-нибудь будет готов.
        - Не думаю. - Мери покачала головой. - И… и как я уже сказала, я понимаю, почему тебе пришлось уехать. Я могла бы тебя просто убить за то, что ты не возвращался так долго, но я понимаю, почему тебе надо было уехать. Правда. Только…
        Джек вздохнул с облегчением: ему дарована отсрочка.
        - Мне кажется, я начинаю понимать, Мери. Все дело в том, что я ждал, что здесь все останется прежним. Минус Август, конечно. - Джек попытался улыбнуться, чтобы рассеять гнетущую атмосферу. - Я доверял Генри Шерлоку, я доверял Киппу и его матери. Я доверял Клуни и Клэнси, Максвеллам, Алоизиусу. Я верил, что они позаботятся о тебе и не дадут тебя в обиду. И… ты заслуживаешь того, чтобы я сейчас признался - я всегда следил за делами Колтрейн-Хауса издалека. Хочешь - верь, хочешь - нет.
        - Правда? - Мери нервно сжимала и разжимала на коленях кулаки. - И как же?
        Джек взял ее руки в свои и сжал ей пальцы. Сейчас он скажет ей не всю, но хотя бы часть правды.
        - Ладно. Я не собирался тебе этого говорить, но мне хочется, чтобы я тебе снова понравился, ну хотя бы чуть-чуть. Ты ведь читала бухгалтерские книги, Мери. Мне Шерлок сказал. Ты помнишь фамилии Ньюбери и Голд?
        Она кивнула, неожиданно заинтересовавшись.
        - У них наши закладные. Ньюбери - торговец углем, а мистер Голд - ростовщик из Лондона. А что?
        - Потому что Ньюбери - это я, Мери, а Уолтер - Голд. Я говорил тебе, что мы с Уолтером деловые партнеры. На самом деле он владеет половиной городского дома в Лондоне и небольшой частью Колтрейн-Хауса. Это джентльменское соглашение, Мери. Уолтер получает проценты со всего, что принадлежит мне, а я - проценты с того, что принадлежит ему.
        - Я не понимаю. То есть я понимаю, что вы деловые партнеры, а остальное - нет. Как вы можете быть Ньюбери и Голдом?
        Джек, улыбнулся, начиная понемногу расслабляться.
        - На самом деле не мы Ньюбери и Голд, а два джентльмена с этими именами, но деньги, которые они так быстро смогли одолжить моему нуждающемуся в средствах отцу, принадлежали мне и Уолтеру. Благодаря Уолтеру, который получал деньги через Ньюбери и Голда, а также благодаря себе я получил возможность следить за всеми финансовыми операциями Колтрейн-Хауса уже спустя три месяца после моего знакомства с Уолтером. Неужели ты думала, что я позволю увести Колтрейн-Хаус у нас из-под носа? Что я лишу тебя твоего единственного дома?
        Над их головами вдруг зажглась люстра, вся до единой свечечки, но в дневном свете этого не было видно. Однако радость привидений была несколько преждевременной.
        - Я этому не верю. - Мери побледнела и так крепко сжала пальцы Джека, что он даже поморщился. - Ты владелец закладных на свое собственное имущество? Я работала день и ночь без продыху с тех пор, как умер Август, чтобы расплатиться… с тобой?
        Похоже, он поспешил с правдой, подумал Джек.
        - Черт возьми, ты права, Мери. И что же дальше?
        - Это вовсе не смешно, Джек. Полагаю, сейчас ты мне признаешься, что этот ужасный Макдугал тоже ты? - сказала она, пытаясь вырвать руки, но Джек был не настолько глуп, чтобы позволить ей это - наброситься с кулаками. Зная, что следующие его слова могут смягчить ее гнев, он быстро произнес:
        - Нет, это не я, Мери. К сожалению.
        Он видел, как ее гнев постепенно проходит.
        - А Генри об этом знает? То есть что вы с Уолтером настоящие владельцы закладных? Он будет рад узнать: получается, долги не такие большие.
        - Возможно, он и был бы рад, если бы я ему об этом сказал, - ответил Джек, тщательно подбирая слова. Это была еще одна причина, по которой он пока не хотел говорить Мери всей правды. Одно неверное слово, и она поймет, о чем он думает, а может, и что задумал. - Я взял у него папки со всеми финансовыми документами и отдал их Уолтеру, чтобы он в них разобрался. Но я не вижу причины беспокоить Шерлока нашими делами. Другими словами, мне бы не хотелось выдавать нашего секрета, раскрывать наш обман. Это не значит, что я не благодарен Шерлоку за его верную и добросовестную службу. Я даже намерен попросить его сделать кое-какие инвестиции от моего имени. Учитывая его собственные обстоятельства, голова у него работает неплохо. У него такой прекрасный дом.
        - Лжет, - возмутился Клуни и с высоты погрозил Джеку пальцем. - Я тебя знаю, Джек Колтрейн. Ты пытаешься облапошить Мери. Зачем ты это делаешь?
        Мери кивнула, но отвела взгляд, и это немного обеспокоило Джека.
        - Генри это понравится, Джек. Он счастлив, что ты вернулся, и я верю, что он всем сердцем любит Колтрейн-Хаус и был бы очень огорчен, если почувствовал бы, что здесь ему больше не рады, что его услуги больше не нужны. - Потом она улыбнулась и посмотрела Джеку прямо в глаза. - Даже если он самый большой зануда на свете.
        Откинув голову, Джек громко расхохотался и, притянув Мери к себе, обнял ее.
        - Господи, Мери! С тобой не соскучишься! - сказал он, целуя ее в макушку. - Мне жаль, что я уехал, не попрощавшись. Прости, что я тебе не писал, что заставил тебя поверить, будто я навсегда вычеркнул тебя из своей памяти и из своей жизни. - Джек посмотрел на стоявший в углу стул, на котором лежала кукла в длинном кружевном платье и с глуповатой улыбкой на фарфоровом личике. - И я прошу прощения за эту куклу, хотя ты вряд ли меня когда-нибудь простишь.
        - Никогда. - Она прижалась к нему и потерла пальцем его грудь так, как она делала в детстве, чтобы ощутить его тепло.
        Ему показалось, что палец Мери прожег рубашку до самой кожи, оставив след. Он осторожно отодвинул Мери и заглянул ей в глаза. В те самые глаза, которые вытирал платком, когда она плакала, упав и содрав коленку. Ей тогда было шесть лет.
        Но воспоминание не помогло. Он видел ту Мери, которая сидела рядом. Его жена, его мучение, его жизнь.
        - Настоящим обещаю, - торжественно провозгласил он, - что с этого момента мы с тобой партнеры по Колтрейн-Хаусу. Мы будем вместе объезжать поля, вместе обсуждать, где проводить дренажи и ставить дорожные указатели. - Он запнулся, потому что ему показалось, будто с потолка до него донесся перезвон. - И дом будем ремонтировать вместе. Начнем с того, что составим план, чтобы мастера работали сначала только в западном крыле, а не во всем доме. Не то мы оба через неделю сойдем с ума от шума и беспорядка. Согласна?
        - Согласна, - сказала Мери, потом вскрикнула и снова бросилась в объятия Джека. - Черт бы их побрал, - добавила она, когда Джек снял у нее с колен хрустальную подвеску и удивленно посмотрел сначала на нее, а потом - на люстру.
        - О ком ты, Мери? - спросил Джек, решив, что рабочим, возможно, следует сначала заняться не западным крылом, а центральной частью дома, в первую очередь - люстрой.
        - Клуни и Клэнси, разумеется. - Она погрозила люстре кулаком. - Я же сказала вам, что сама за себя отвечаю.
        Он не знал, сердиться ему или смеяться, но гнев все же взял верх.
        - Наверху стучат молотками, Мери, слышишь? Вот подвеска и отлетела. Нет никаких привидений, Мери. Ты требуешь, чтобы я не воспринимал тебя как маленькую девочку. А как прикажешь это делать, если ты настаиваешь на том, что в доме разгуливают привидения?
        - Они не просто разгуливают, Джек. Они обо мне заботятся. Защищают меня.
        Джек понимал, что ему надо отодвинуться от Мери, встать и выйти из комнаты. Но знал, что никуда не уйдет.
        - Ты действительно во все это веришь?
        - Да, Джек. Я действительно во все это верю. Клуни и Клэнси умерли, но они все еще здесь. Наблюдают за нами. Я раньше думала, что они не уйдут, пока ты не вернешься домой, а теперь верю, что они не исчезнут, пока все не уладится. Или до тех пор, пока ты не поверишь в них, и тогда они смогут с нами попрощаться. Разве тебе не хочется с ними попрощаться, Джек?
        Джек не знал, что сказать - такое случалось с ним все чаще. Если он скажет Мери, что она все выдумывает, она возненавидит его. А если скажет, что верит в эти привидения, она сразу поймет, что он лжет.
        - Мне очень жаль, что ты чувствовала себя такой одинокой, когда они умерли, - наконец сказал он и погладил ее по щеке тыльной стороной ладони. - Я прошу прощения за каждый день, что тебе пришлось бороться в одиночку, за все те дни, что ты считала себя забытой и брошенной.
        Мери схватила руку, гладившую ее щеку, и посмотрела на Джека глазами, полными любви.
        - Мери, не делай этого, - просипел Джек - отчего-то садился голос, - чувствуя, что погружается в эти огромные доверчивые голубые глаза. - Пожалуйста, дорогая, не делай этого. Нам обоим нужно время подумать, поговорить… вытащить на свет Божий все, что наболело, все те проблемы, которые повисли нерешенными.
        Это же смешно. Ведь не она наклонилась к нему, а он - к ней. Не она держит его так, что он не может сдвинуться с места. Все, что ему надо сделать, - это встать и уйти.
        - Ты помнишь, Джек, - спросила она, все еще глядя на него снизу вверх и удерживая его невидимыми нитями, прочными, как стальные канаты, - ты помнишь тот день у ручья, когда ты учил меня кидать камни так, чтобы они по нескольку раз подпрыгивали на воде?
        Что это с ним? Его мозг отказывался слушаться, а памяти как будто и вовсе не существовало. Он не мог представить себе Мери ребенком. Во всяком случае, не сейчас, когда он смотрит на Мери - женщину. «Боже, - взмолился он, - помоги мне забыть, что я когда-то знал ее другой».
        - Я назвала тебя ворчуном, и ты меня обрызгал, - тихо напомнила она, так как он молчал. Она его куда-то вела, но он не был уверен, что хочет идти за ней.
        - Кажется, ты называла меня так не один раз, - почти машинально ответил он, понимая, что каким-то образом оказался совсем близко к Мери и обнимает ее за тонкую талию. - Мери…
        - Я так тебя называла, потому что настроение у тебя часто бывало мрачным, и я старалась вывести тебя из него, пока ты не наделал глупостей. В общем, ты тогда меня обрызгал, а потом велел прикрыться. А после побежал домой и поколотил одного из гостей Августа. Да ты помнишь этот день: тогда ты в первый раз сбежал из Колтрейн-Хауса. После этого я тебя не видела целый год.
        Джек почувствовал, как у него задергался угол рта. Она определенно его куда-то ведет. А он - тоже определенно - не желает туда идти.
        - Я помню. Я думал, мы покончили с разговорами о том, почему я тогда сбежал из дома.
        - Не совсем, Джек. Я должна тебе кое в чем сознаться. Я всегда была убеждена, что ты избил того человека, потому что не мог ударить меня. Я думаю, ты хотел тогда уехать на год, потому что тебе было невыносимо смотреть на меня.
        - Неужели ты так думала? Господи, Мери, ты ведь говоришь неправду? Ты взрослела, Мери, а я не мог этого пережить, да и не хотел. Не знал, что с этим делать. Наверное, поэтому я избил того негодяя - он тоже видел, что ты повзрослела.
        - А теперь мы подошли к самой сути. Я больше не ребенок, Джек. Я теперь твоя жена. Ты вчера чуть было не поцеловал меня. Нам помешал Кипп, но с тех пор ты меня избегаешь: то объезжаешь поля, то сидишь с Уолтером и копаешься в бухгалтерских книгах. Сколько еще времени ты будешь убегать от меня, Джек? И от самого себя?
        - Вокруг слишком много народу, Мери, - отрезал Джек, глядя на человека, маячившего за стеклянными дверями комнаты и время от времени бросающего на них любопытные взгляды. - Мы поговорим потом, - добавил он и закрыл глаза, чтобы не видеть, как в глазах Мери мелькнула боль.
        - Конечно, Джек. Мы поговорим позже.
        - Ты поедешь со мной в поле сегодня?
        - Если ты этого хочешь, - без всякого выражения ответила она. - А вечером, после обеда, наметим план ремонта, хорошо?
        Джек молча кивнул, понимая, что получил отсрочку для своей трусости.
        - Мы все будем делать вместе, Мери. Так, как хочешь ты, как давно должно было быть. Я больше не стану убегать, обещаю. - Он встал и направился к двери, но перед тем, как выйти, он обернулся и сказал: - Я люблю тебя, Мери.
        Мери сидела, время от времени вздыхая, и никак не могла взяться за лежавшую у нее на коленях книгу. Клуни тоже вздыхал, глядя вниз на печальную Мери. Все же вид у него был довольный.
        - Если посмотреть на вещи трезво, - сказал он, усаживаясь рядом с Клэнси, - все прошло не так уж плохо. Они решили пару проблем, и она заставила его пообещать держаться с ней рядом. Так она узнает, не он ли новый Рыцарь Ночи. Еще она взяла с него обещание не мешать ей делать то, что она любит больше всего, - объезжать поля. Позже поговорят еще.
        - И ты называешь это победой? - проворчал Клэнси. - Тупоголовый, пузатый мамонт! Ты разве не понял? Он ее любит, но все еще борется с дьяволом, которого мы не знаем. Я в этом уверен. Здесь что-то не так, Клуни, поверь моему слову.



        Глава 21

        Мери смотрела на себя в зеркало в большой гостиной и вспоминала, как давным-давно Хильда говорила, что чистое личико и приятная улыбка - это уже хорошо, но нет никакого вреда в том, чтобы немного повозиться с тем, что дал тебе Боженька, и чуть-чуть подправить - и там и тут - если это необходимо.
        Хильда научила Хани усмирять ее буйные волосы, накручивая их на папильотки, и даже как обращаться с румянами, хотя Мери и в голову не приходило румяниться или подкрашивать губы. Склонив голову набок, Мери изучала свое отражение. Может, все же чуть-чуть. Только губы.
        - Нет, - наконец вслух провозгласила она, отворачиваясь от зеркала. - Я больше не стану гоняться за этим человеком. Не буду, вот и все.
        - Вы что-то сказали, миссис Колтрейн?
        Мери покачала головой и вернулась на диван, где Уолтер и Алоизиус горячо обсуждали свое за лимонадом, ожидая, когда Джек и Кипп подойдут к обеду.
        - Нет, Уолтер, - сказала Мери. - Я просто думала вслух. И пожалуйста, зовите меня Мери. Никто не называет меня миссис Колтрейн.
        - А должны были бы, потому что вы миссис Колтрейн. Разве я не прав, Алоизиус?
        Старик взглянул на Мери и улыбнулся:
        - В данный момент я вижу не жену, а маленькую девочку. Сконфуженную и несчастную маленькую девочку. Подозреваю, что у нее в головке полно вопросов и парочка каких-нибудь безумных планов, помоги нам Боже! Я прав, Мередит?
        Мери села на диван рядом с Алоизиусом - прямо-таки плюхнулась, - нимало не заботясь о том, что Хани потратила много времени и труда на то, чтобы причесать ее и приготовить платье. Она взглянула на Уолтера и попросила:
        - Расскажите мне, пожалуйста, как вы познакомились с Джеком и стали партнерами. Джек мне кое-что рассказал, но мало. Хочется знать все, Уолтер. Как Джек жил после того, как уехал из дома и покинул Англию?
        Увидев, как мужчины переглянулись, она ждала, что Алоизиус кивнет в знак согласия. Он и Клуни были ей почти родными, для Мери было важно мнение наставника. Если Алоизиус решит, что пришло время ей обо всем узнать, он кивнет.
        - Хорошо, Мери, - помолчав, сказал Уолтер. - Начать с самого начала?
        Мери села прямо и приготовилась слушать. Уолтер, подняв лацкан, понюхал белый бутон и не спеша начал:
        - Я прогуливался по докам, рассматривая только что прибывшие из Англии товары, выбирая, что бы купить. Я всегда покупал в доках, потому что в магазинах, как вы понимаете, меня не принимали с распростертыми объятиями. Небольшое неудобство, но я с ним смирился, считая, что мои деньги ничуть не хуже, чем у других.
        - Мне жаль, Уолтер, - сказала Мери. - Это так несправедливо.
        - Это жизнь, Мери. И не все в ней хорошо и приятно. Так вот. Когда я прохаживался по докам в поисках определенного предмета мебели, принадлежавшего некоему мистеру Уильяму Бейтсу, я приметил молодого человека, сходившего по трапу с одной сумкой в руках. Выражение его лица было одновременно сердитым… и растерянным.
        - Это был Джек, - тихо произнесла Мери, подавшись вперед. - Как он выглядел? Худой как палка? Я уверена, что путешествие было не из приятных. Ведь он уехал избитым и больным.
        - Погоди, Мередит, - сказал Алоизиус. - Дай Уолтеру рассказать все по порядку.
        - Спасибо, Алоизиус. А на ваш вопрос, Мери, отвечу так: он был худым, но выглядел хорошо. Высокий, с аккуратно завязанными в хвост волосами. Он хмурился, потому что не знал, что делать дальше. Я всю жизнь был одинок и знаю, что такое одиночество. Этот незнакомый парень меня заинтриговал, но я отвернулся в надежде, что смогу убедить мистера Бейтса расстаться с тем предметом мебели, который я хотел купить. - Уолтер улыбнулся. - Сделка не состоялась. Одного взгляда на меня было достаточно, чтобы милейший мистер Бейтс повернулся ко мне спиной, отказываясь говорить или хотя бы выслушать меня. В этот момент Джек проходил мимо нас. По его осанке, по покрою платья я понял, что он джентльмен, несмотря на обтрепанные манжеты. Я сделал шаг ему навстречу и сказал, что у меня есть деловое предложение для человека, ищущего возможности заработать немного денег. Джек мог отвернуться, мог обругать меня, даже ударить - хотя я смог бы дать ему отпор. Он был худой, а я не такой уж слабосильный. Но Джек выслушал меня и улыбнулся. А к вечеру в моей гостиной уже стоял прелестный гардероб.
        - Вы дали Джеку деньги, указали на гардероб, и Джек купил его для вас у мистера Бейтса, - сказала Мери, быстро сообразив, как было дело. - И это послужило началом вашего с Джеком партнерства в бизнесе. Значит, Джек никогда не был одинок в Филадельфии? Ему не пришлось просить подаяние на улицах города?
        - Ты была бы более счастлива, Мередит, если бы Джеку пришлось просить милостыню?
        Вопрос Алоизиуса вогнал ее в краску, но она честно призналась:
        - Ему не помешало бы немного пострадать.
        - Ах, дорогая Мери, - возразил Уолтер, - Джек страдал - да еще как - от того, что был вдали от дома. И он работал не покладая рук. Он учился у меня и вернул все до последнего пенни за свое «обучение». Вечером он падал с ног от усталости, а ночью во сне выкрикивал ваше имя. Признаюсь, Мери, долгое время я презирал вас, думая, что это вы разбили ему сердце, что ему пришлось бежать из Англии, чтобы не видеть вас.
        - Он… он выкрикивал во сне мое имя? - У Мери задрожали губы, слезы навернулись на глаза. Хорошо, что она попросила Уолтера все рассказать. Как ей надо было это услышать! - Я этого не знала.
        - Всем добрый вечер. Чего ты не знала, Мери? - спросил Кипп, появившись в большой гостиной с надкусанным яблоком в руке. - Ты же не хочешь сказать, что в мире существует что-то, чего бы ты не знала?
        Мери обожала Киппа, но временами с радостью послала бы его подальше. Когда он проявлял любопытство.
        - Ничего особенного, Кипп. Я не знала, что Уолтеру неизвестно, что ты Араминта Зейн.
        Кипп, только что откусивший кусок яблока, чуть было не поперхнулся. Закашлявшись и тяжело дыша, он обиженно сказал:
        - Мери, это был наш с тобой секрет. Господи, что, если Джек услышал? Я не переживу этого, Мери, ты знаешь.
        Мери бросила взгляд на Уолтера, но тот не спросил: «Кто это - Араминта Зейн и о чем вы вообще говорите, Мери?» Поэтому Мери сказала:
        - Разве это не глупо, Уолтер? Как будто Джек найдет что-то смешное в том, что Кипп написал роман, просто так, для забавы? Наоборот, я думаю, Джек будет страшно заинтригован, если прочтет твою книгу «Рыцарь любви. Приключения разбойника». У меня есть экземпляр романа, все три тома. Кипп преподнес мне книги в качестве рождественского подарка и надписал их, я могу дать Джеку их почитать.
        Кипп взял Мери за руку и поднял с дивана.
        - Что ты потребуешь от меня взамен клятвы молчания? Мери улыбнулась и, не обращая внимания на явное неодобрение Алоизиуса, пошутила:
        - Прогуляйся со мной по саду, пока нас не позвали обедать, и я тебе отвечу, идет?
        Когда они уже переступили порог, Мери оглянулась и увидела, что Алоизиус что-то тихо сказал Уолтеру, а Уолтер удивленно вытаращил глаза и усмехнулся. Возможно, как хозяйке ей не следовало оставлять гостей, но она была уверена, что им есть о чем поговорить в ее отсутствие.
        - Итак, - сказал Кипп, как только они вышли в сад, - зачем ты молола эту чепуху, Мери? Ты вроде бы никогда не была вредной, поэтому предполагаю, что тебе нужно от меня нечто такое, на что я не расположен пойти. Я прав?
        Мери уже почти оправилась от радостного шока: ведь она услышала, что измученный работой Джек выкрикивал во сне ее имя, - и улыбнулась своему закадычному другу.
        - Как же хорошо ты меня знаешь. Прошлой ночью Рыцарь Ночи не выходил на дорогу, Кипп, - заявила она без обиняков. - Я это знаю, потому что утром посылала в деревню человека за новостями.
        - Да что ты говоришь! - Кипп состроил гримасу.
        - Кипп, ты можешь быть серьезным? Джек был всю ночь дома. Я не спала полночи и смотрела из окна на конюшни. Новоявленный разбойник не Джек.
        - Ты и вправду веришь в то, что Джек играет в разбойника?
        - Это ты так думал, Кипп, помнишь? А Джек как раз объяснил нам, как это опасно, если кто-нибудь вспомнил бы тот день, когда Рыцарь Ночи выехал на дорогу в последний раз, и сопоставил бы это с новым его появлением как раз тогда, когда Джек вернулся в Колтрейн-Хаус. Но если это не ты, хотя ты и любишь повеселиться, и не Джек, значит, кто-то очень сильно старается, чтобы Джек попал в беду. Ты уже вычислил этого человека, Кипп, не правда ли?
        Кипп усадил ее рядом с собой на каменную скамью.
        - И тебя это пугает, Мери. Потому что это было бы плохо для Джека, для всех нас. А особенно для тебя. Я знаю, что ты боготворила его с самого детства.
        Мери отвернулась и устремила взгляд в сад.
        - Мне кажется, Кипп, что в последнее время мы с тобой при встрече не говорим ни о чем серьезном, а только о всякой чепухе. Почему ты все время задаешь мне один и тот же вопрос?
        Она почувствовала, как большая рука Киппа сжала ее ладонь, и непрошеные слезы навернулись на глаза.
        - Потому что мне надо это знать, дорогая моя.
        Как же ей хотелось относиться к Киппу не только как к хорошему другу! Но он был только другом, как ни печально, она не могла относиться к нему иначе. Всю свою жизнь она бредила Джеком. Никогда не было никого другого. Никого другого она и не хотела.
        - Прости, Кипп, мне очень жаль, - прошептала она. - Правда.
        Он слегка похлопал ее по руке, прежде чем отпустить, и, поднявшись, сказал, пожалуй, слишком весело:
        - Ну что ж. Окончательно и бесповоротно. Я и сам догадывался, но ты же меня знаешь - я неисправимый мечтатель. Так что ты хочешь, что бы я сделал?
        - Ты все же готов мне помочь? - Мери встала и обняла Киппа. - Ах, Кипп, я правда люблю тебя. Ты самый лучший друг, какого только можно пожелать.
        - Спасибо, дорогая моя. Если ты когда-нибудь повторишь эти две фразы в том же порядке, мне останется только утопиться. - Он высвободился из ее рук. - Погоди, дай угадаю. Ты хочешь, чтобы я проводил ночи напролет на большой дороге, где, возможно, меня подстерегает смерть или простуда, в ожидании преступника, который выдает себя за нашего дорогого Джека, а потом притащил бы негодяя в полицию. Угадал?
        - Точнее не скажешь. - Мери взяла Киппа за руку, и они пошли обратно к дому. - Но туда ты пойдешь не один, а вместе со мной. Если Джек ничего не собирается делать для собственного спасения, это сделаем мы.
        - А потом он меня убьет за то, что я не уберег тебя от опасности. Нет, дорогая моя, как хочешь, я не могу тебе это позволить.
        - Ну Кипп, - пыталась подольститься Мери, - ты знаешь, что я не кисейная барышня и езжу верхом не хуже тебя. И стреляю не хуже, если придется. По-моему, мы должны выехать около десяти вечера. Все, что ты должен будешь сделать, - это привести для меня лошадь и ждать меня в том конце сада…
        Джек подождал, пока Кипп и Мери свернули на дорожку к дому. Потом вышел из тени деревьев и взглянул на темнеющее небо.
        - Он сдастся еще до того, как они переступят порог дома, - заявил он, обращаясь к едва проглядывавшим звездам. - Он всегда выполняет все ее прихоти. И чем более несуразен и глуп ее план, тем больше шансов, что он согласится в нем участвовать.
        Досчитав до десяти, направился к дому. Он был уверен, что Мери постарается как можно скорее закончить обед и, не дожидаясь чая, удалится под тем предлогом, что она устала и ей хочется пораньше лечь спать.
        - Мы пойдем с ними, - сказал Клэнси. Он сидел на ветке большого дерева.
        - Тоже будем охотиться на разбойника? - спросил Клуни. Он вылез из розового куста и вышел на дорожку. - Ну уж нет. Мне вовсе не улыбается трястись в седле всю ночь. Не в том мы уже возрасте.
        - Ерунда! Мы сейчас здоровее, чем были тридцать лет назад. - Клэнси спланировал на землю и встал перед другом подбоченясь. - Я думаю надеть зеленую двойку, а ты? Мы должны быть готовы к десяти часам, чтобы встретить их в том конце сада. Выше голову, друг!
        Не подозревая о планах Клэнси и Клуни, Джек вошел в большую гостиную и всем поклонился. В тот же момент Максвелл провозгласил, что обед подан. Взяв под руку Мери, прежде чем Кипп успел встать, Джек повел ее в столовую, восторгаясь ее платьем и прической, а также умением держаться как истинная леди.
        - Какая разительная перемена, Мери! - говорил он, с удовольствием наблюдая, как горячая краска заливает ее щеки. - Раз мы решили быть откровенными друг с другом, признаюсь, было время, когда я отчаялся, что ты вообще повзрослеешь. Но теперь я вижу, что ты взрослая, и очень этим доволен. Ты хотела, чтобы я относился к тебе как к взрослой, Мери. Сегодня как раз подходящий вечер. Мы сможем поговорить после обеда, как ты думаешь?
        - Спасибо тебе, Джек. - Она произнесла каждое слово будто сквозь зубы, чем снова порадовала - внутренне - Джека. Мери поняла, что он поставил ее перед выбором, хотя и не могла знать, что он сделал это намеренно. - Как тебе известно, я живу лишь для того, чтобы ты мной гордился. Но сегодня был такой длинный день - пришлось решать множество проблем, - и я очень устала. Ты не против, если мы отложим наш разговор на завтра?
        С этой минуты пошло так, как Джек и предполагал. Мери подготовила почву, рассказывая о том, сколько сегодня было забот и хлопот. Несколько раз она зевнула в кулачок, закрывала глаза и вздыхала. Наконец заявила:
        - Я так устала. Наверное, наступает старость. Джек спрятал улыбку, прикрыв рот рукой, и вспомнил строчку из Шекспира, которой его научил Клэнси: «Неплохо сказано, но вы сгустили краски».
        - Как все вкусно! - сказал он, когда обед был закончен. - Я соскучился по простой английской кухне. И знаете, мне уже несколько дней ужасно хочется сыграть в шахматы. Мери, ты ведь не забыла, чему я тебя учил? Может, сыграем с тобой партию, а Уолтер выберет, с кем ему играть - с Киппом или Алоизиусом?
        - Хотя я очень люблю играть в шахматы, - сказал Алоизиус, - наблюдать за играющими я люблю еще больше. Но сегодняшний вечер - исключение. Мне пришлось целый день работать вместе с достопочтенным мистером Поппо, и, честно говоря, я мечтаю поскорее добраться до постели. Так что вам придется обойтись без меня.
        - И без меня, - поддержал Алоизиуса Уолтер, вставая из-за стола. - Я весь день изучал бухгалтерские книги, и у меня страшно устали глаза. Поэтому прошу меня извинить, лорд Уиллоуби, не возражаете, если мы сыграем как-нибудь в другой раз?
        - Конечно, конечно, - с готовностью, чуть поспешной, откликнулся Кипп. - Если честно, я и сам утомился: провел весь день с моим поверенным. Подписывал какие-то бумаги, притворяясь, будто знаю, что подписываю. К десяти часам я буду уже крепко спать. - Он нарочито громко зевнул и даже почесал себе живот, как старик, мечтающий о том, чтобы соснуть.
        - Неужели? - Джек снова посмотрел на Мери, когда Уолтер и Алоизиус вместе покинули столовую. Оба выглядели как парочка котов с перышками канарейки, торчащими изо рта. Неужели все обитатели Колтрейна собираются сегодня ночью охотиться на Рыцаря Ночи? - Что ж, дорогая, после того как мы избавились от перетрудившегося Киппа, прежде чем он упал лицом в тарелку, нас осталось только двое.
        - Нас было бы двое, - согласилась Мери, - если бы я хотела играть в шахматы, а я не хочу. Я ломала голову целый день, вырабатывая стратегию, при которой маляры не мешали бы плотникам, решая, надо ли сначала чинить стены или полы и тому подобное. А потом мне пришлось выдержать скандал с Джонсом: этот дурак передвинул плиту миссис Максвелл, не думая о том, что мы будем есть, пока плита стоит посередине кухни. Так что мой мозг уже ни на что не способен и я собираюсь лечь спать, хотя еще нет и десяти.
        Джек посмотрел, как Мери бежит по лестнице вверх, якобы поскорее лечь спать. И двинулся в большую гостиную вслед за Максвеллом, который катил перед собой столик с чаем, чтобы сказать, что он может поворачивать обратно.
        Хотя алкоголя не хотелось, Джек налил себе рюмку портвейна, сел, вытянув ноги, на диван под люстрой и посмотрел на горящие свечи.
        - Алло, вы там или у вас есть дела поважнее в другом месте? - Поскольку ответа не последовало - он его и не ждал, - Джек поставил на столик нетронутое вино и направился в кладовку дворецкого. Он был уверен, что там на крючке висят ключ от большой хозяйской спальни и ключи от всех дверей, ведущих из спальни.
        Возможно, сегодня разбойник выедет на дорогу. То же самое сделает Кипп. А у Уолтера и Алоизиуса, верно, свой план.

«Но будь я проклят, - подумал Джек, - если Мередит Фэрфакс-Колтрейн не проведет эту ночь в своих комнатах!»
        - Мне следовало бы догадаться: уж слишком быстро он согласился, - пробормотала Мери, дергая за ручку дверь, ведущую из ее гардеробной в коридор. - А я слишком неуклюже извинялась за то, что иду спать. Надо было сыграть хотя бы одну партию в шахматы. Я бы быстро его обыграла: он никогда не знает, как ходить королевой. Так нет, вела себя так, что Джек наверняка догадался, что я что-то замышляю. Ну почему я все время забываю, что он видит меня насквозь?
        Мери снова подергала ручку двери. Бесполезно. Она проверила дверь, ведущую в мужскую гардеробную, и выход на черную лестницу. Все было заперто.
        - Спросил, не хочу ли я поговорить с ним позже! - буркнула она, пнув дверь ногой в сапоге для верховой езды. - Верно, намекал, что мы не просто поговорим, хотя на большее мы оба не готовы. Почему я этого сразу не поняла?
        Она вернулась в спальню и остановила взгляд на дыре в стене, которую пробили, чтобы протянуть шнур с колокольчиком для вызова Хани. Таких дыр по всему дому было множество. Завтра же она прикажет рабочим закончить со шнурами.
        Мери была одета во все черное, как и приличествует собравшемуся рыскать в темноте на большой дороге. Кипп, вероятно, ждет ее с лошадью в условленном месте. А Рыцарь Ночи, наверное, поджидает свою жертву.
        Она же заперта здесь, словно зверь в клетке, и ничего не может сделать.
        - Тсс, Мери, иди сюда, - прошептал Клуни, исполнив несколько па джиги и показывая на ключ на полу, который он просунул под дверь, прежде чем пройти сквозь нее. Он уже отпер дверь, но Мери этого не заметила.
        - Она не видит его, - сказал Клэнси, рассматривая себя в большом трюмо. - Как я выгляжу? Достаточно угрожающе? Может, стоит еще нацепить небольшой меч?
        - Какая разница? Тебя же все равно никто не видит. Положу-ка я ключ на стол. Тут она его скорее заметит.
        Клэнси подошел к окну и стал вглядываться в освещенный луною сад.
        - Я уверен, Уиллоуби уже на месте. Но так как ему вся эта затея не по душе, он не станет ждать долго. - Отвернувшись от окна, он увидел, как Мери мечется по комнате, проклиная на чем свет стоит Джека Колтрейна.
        - Ну и язычок! Стыдитесь, юная леди! - возмутился Клэнси. Стоявшие на каминной полке часы показывали восемь минут одиннадцатого. - Клуни, нам известно, что индеец уже там, спотыкается в темноте, как и Алоизиус, хотя это не принесет ни одному из них успеха. Джек ускользнул от меня полчаса назад, так что и он там же. - Клэнси подошел к столу и взял ключ. - Ловите, юная леди.
        Что-то твердое ударило Мери в спину и со стуком упало на пол. Она быстро обернулась, готовая встретиться лицом к лицу с тем, кто это сделал, но, опустив глаза, увидела на ковре большой ключ. Улыбнувшись, подняла его, схватила черную шляпу и уже на ходу крикнула:
        - Спасибо вам! Как я не подумала о том, что вы не оставите меня в беде! Спасибо! Спасибо!



        Глава 22

        Джек ехал по следам двуколки до тех пор, пока не убедился, что Уолтер и Алоизиус направляются к дому Генри Шерлока.
        - Значит, вы думаете так же, джентльмены? Отлично! Я оставлю вас наблюдать за тем, покинет ли Шерлок сегодня свой дом, - вслух сказал Джек. Натянув поводья, он повернул обратно в сторону большой дороги, где двое суток назад разбойник ограбил ничего не подозревавших путников.
        Проехав около трех миль, Джек спешился, привязал коня к толстой ветке дерева в нескольких ярдах от дороги и пошел пешком через лес.
        Он осторожно, но быстро пробирался в темноте - лунный свет не проникал в чащу деревьев. Он был уверен, что Кипп выберет их старое место у поваленного дерева, потому что ему не улыбалось - в этом Джек опять же не сомневался - искать новое место, да еще в темноте. Впрочем, может, Киппа и не будет в условленном месте. Забрался под одеяло у себя дома и счастлив, что избежал участия в безумном плане Мери.
        А вот и нет. Приехал. Выглядел он довольно привлекательно: весь в черном, светлые волосы завязаны черным шелковым шарфом, как у пирата. Что лучше, подумал Джек, остаться наблюдателем или подкрасться к Киппу сзади и хорошенько напугать его?
        Но Джек перестал улыбаться, увидев рядом с Киппом Мери, которую оставил надежно запертой в Колтрейне. Оба были верхом и прятались за тремя большими сросшимися дубами. Как это он не учел того, что Мери останется там, где она есть, если только не решит, что ей необходимо быть в другом месте?
        Кажется, она чувствует себя очень удобно в его старом черном плаще.
        Джек присел на корточки и тоже стал ждать, думая о том, что же они предпримут, если появится новый Рыцарь Ночи.
        - Я убеждена, Кипп, что нам лучше быть поближе к дороге, - услышал он голос Мери. Она, видимо, повторяла это уже не в первый раз. - Запомни, мы не должны стрелять в этого человека. Я знаю, что это не Джек. Но если это он…
        - Если это он, я свалю его на землю и задушу, - сказал Кипп и передернул плечами от холода. - Надо было надеть плащ, здесь чертовски сыро. Почему бы разбойникам не нападать днем, как ты думаешь? Днем гораздо теплее и нет комаров, готовых сожрать тебя заживо.
        Кипп явно не одобрял затеи Мери. Джеку пришлось покрепче сжать губы, чтобы не рассмеяться, когда он услышал, как Кипп шлепнул себя по шее.
        Вдруг Джек насторожился, потому что откуда-то сзади до него донесся стук колес несущейся кареты. Звук был довольно слабым, но Джек не сомневался: карета опрокинется на повороте, за которым начинался крутой спуск с холма.
        - Черт! - сквозь зубы процедил он, и бросился обратно к дороге, к тому месту, где был привязан его конь. Он мигом вскочил в седло и пришпорил коня. На дороге Джек остановился и стал ждать.
        Долго ждать не пришлось - всего несколько секунд. Стараясь держаться края дороги, Джек пустил коня галопом. Обернувшись, он увидел, что на него движется четверка обезумевших лошадей. Карета качалась из стороны в сторону. Кучера на козлах не было.
        Когда коренник поравнялся с Джеком, тот отбросил стремена и ждал его, пытаясь схватить поводья.
        Через несколько секунд, минут, часов - лошади успокоились, замедлили бег и наконец остановились как раз перед поворотом к спуску. Беда миновала.
        Джек спешился и, все еще не выпуская поводья, крикнул:
        - Есть кто-нибудь в карете? С вами все в порядке? Из кареты не донеслось ни звука. Джек услышал, что к нему подъезжают Мери с Киппом, и приказал Киппу занять место кучера.
        - Мери, проверь, есть ли кто в карете. Нет, погоди. Я сам. Может, в карете раненый или мертвый. Не надо, чтобы ты это видела.
        - Джек? - спросила Мери. Она спешилась и привязала поводья своей лошади к запяткам кареты. - Не верю своим глазам! Это все-таки ты! Ах, Джек, как ты мог!
        Схватив Мери за локоть, Джек оттащил ее от двери кареты.
        - Ты думаешь, я ограбил карету? Ты с ума сошла? Я здесь только из-за тебя - и как тебе, черт возьми, удалось выйти из комнаты?
        Стиснув зубы, Мери смерила его свирепым взглядом.
        - О-хо-хо! - отдуваясь и отряхивая пыль, Клуни и Клэнси прибыли на место происшествия. Они слетели с лошадей Киппа и Мери, когда те неожиданно бросились на дорогу. - Если она признается, как все было, его хватит удар прямо на наших глазах. Отвлеки его, Клэнси, или нам придется выслушать лекцию. Как-то это удручает - все время слышать от парня, будто мы не существуем.
        Клэнси, с которого достаточно было приключений, с радостью выполнил просьбу друга. Он рванул на себя дверцу кареты, и какой-то большой, нарядно одетый человек вывалился прямо сквозь него на землю.
        - Этого достаточно? - поинтересовался Клэнси.
        - Лорд Хардкасл? - воскликнул Кипп, легко спрыгивая с облучка прямо на грязную дорогу. Он стянул с головы шарф и сунул его в карман. - Надо же было встретиться с вами здесь. В последний раз мы виделись в Лондоне, кажется? Пытаетесь избавиться… э… пристроить еще одну из ваших красавиц дочек? С вами все в порядке, сэр? - Кипп стал с трудом поднимать его светлость на ноги. - Вот так-то лучше.
        - Уиллоуби? Господи, да это же Уиллоуби! - Лорд Хардкасл схватил Киппа за плечи и заключил его в объятия. - Я уж думал, что нам не избежать смерти. Но ты спас нас, мой мальчик, спас нас. Кто бы мог подумать, что такой пижон… прости, я не это имел в виду…
        Он отпустил наконец Киппа, как раз в тот момент, когда Джек толкнул Мери за большой дуб и зажал ей рукой рот.
        - Сьюзен, дорогая, - лорд Хардкасл обернулся к карете, - посмотри, кто наш спаситель. Ты не поверишь, но это Уиллоуби. Помнишь, тот дурачок, который недавно гонялся в парке за бабочками.
        Джек, держа Мери за руку, вел ее через лес вдоль дороги. Жестами он показал ей, чтобы она стояла тихо, пока он отвяжет ее лошадь от запяток кареты. Было слишком темно, и взволнованный лорд Хардкасл ничего не заметил.
        - По правде говоря, это не я… - Кипп озирался, явно не желая выступать в роли героя. Особенно потому, что леди Сьюзен уже вышла из кареты и было похоже, что она собирается поцеловать того, кто спас ее от неминуемой ужасной смерти. Объяснения Киппа были прерваны, потому что леди Сьюзен - что касалось анатомических размеров и эмоционального состояния, копия отца - бросилась ему на шею и тут же потеряла сознание.
        - Здорово это у нее получилось, да, Клэнси? - сказал Клуни, внимательно изучая леди Сьюзен, а потом падая в объятия ошарашенного Клэнси. - Надо будет порепетировать, когда мы соберемся в следующий раз играть какую-нибудь шекспировскую…
        - Прекрати сейчас же! - приказал Клэнси, отталкивая Клуни, да так, что округлое привидение отлетело прямо в куст шиповника.
        Пока Кипп стоял, умоляющим взглядом всматриваясь в темный лес, Джек приложил к губам палец и показал на что-то позади себя, будучи уверен, что Кипп поймет его и не выдаст Мери. Ни Джек, ни Кипп не хотели бы, чтобы ее присутствие, равно как ее костюм, стали предметом обсуждения, когда лорд Хардкасл будет рассказывать о своем приключении.
        Кипп едва заметно кивнул - все его силы ушли на то, чтобы поддерживать все еще не очнувшуюся леди Сьюзен. Джек тут же скрылся в темноте.
        Прошло несколько минут, прежде чем она пришла в себя и смогла стоять самостоятельно.
        Лорд Хардкасл стал рассказывать, как случилось, что они мчались по дороге без кучера, который, связанный по рукам и ногам, принялся в эту минуту стонать и биться в ящике под козлами.
        - Мы заблудились. Кучер, видимо, пропустил нужный поворот, потому что мы должны были прибыть на прием в дом лорда Лассера еще до наступления темноты. Не имею понятия, куда подевались наш второй кучер, мой камердинер, горничная Сьюзен и все наши вещи. Потом на нас напал разбойник, как я и опасался. Ни один разумный человек не пустится в путь поздно вечером, особенно если с ним его ребенок. - Лорд Хардкасл вытер лоб большим носовым платком.
        - Он отобрал у меня кошелек, а у Сьюзен - ожерелье и кольцо с рубинами, потом связал кучера и запихнул его в ящик. А потом хлестнул лошадей, и они помчались по дороге как безумные. Нас мотало в карете из стороны в сторону, и нам не оставалось ничего другого, как молиться. Нам грозила неминуемая гибель, если бы не ты, Уиллоуби. Ты спас нас.
        - Господи помилуй, - сказал Кипп, - так это был всего один разбойник, милорд? Я уверен, что вы справились бы с целой шайкой грабителей, ведь вы защищали дорогую леди Сьюзен.
        Лорд Хардкасл пару раз громко кашлянул.
        - Да-да, конечно, Уиллоуби. Это вина кучера: зачем он остановился? Когда я оказался под дулом пистолета, мне ничего не оставалось, как отдать разбойнику кошелек. Я же не мог рисковать. Со мной моя девочка. Ты меня понимаешь, Уиллоуби?
        - Конечно, милорд. - Кипп обернулся в сторону Джека и сделал страшные глаза, так что Джеку снова пришлось зажать Мери рот, чтобы она не засмеялась и не выдала их. - Скажите, милорд, а вам удалось разглядеть этого разбойника? Может, вы видели его лицо?
        - Он был в маске до самых глаз, - сказала леди Сьюзен, обмахиваясь веером. - Такой большой и очень высокий.
        - Огромный, - добавил лорд Хардкасл и поднял руки, показывая, какого роста был разбойник. - Просто гигант.
        - Весь в черном с головы до ног. В общем, как вы.
        - У него было два пистолета.
        - Он сказал всего несколько слов, но они выдавали в нем джентльмена. Во всяком случае, он сказал «пожалуйста», когда велел мне снять ожерелье.
        - Понятно. - Кипп кивнул. - Я слышал об этом человеке и сам за ним охочусь. Поэтому я так одет, леди Сьюзен. И хотя мне неловко задавать вам такой вопрос, скажите: он поцеловал вас?
        - Поцеловал? - Леди Сьюзен надула губы. - Нет, - сказала она немного нерешительно, - не поцеловал.
        - Да он не посмел бы! - вскричал лорд Хардкасл, прижимая к себе вдруг расстроившуюся дочь. - Он назвал себя Рыцарем Ночи. Романтическая чушь! Так, Уиллоуби, если ты закончил задавать свои бессмысленные вопросы, пора проводить нас к тебе в поместье, где мы смогли бы провести остаток ночи в качестве твоих гостей. Возможно, нам придется остаться еще на несколько дней, потому что мою дочь очень расстроили события сегодняшнего вечера. Она очень чувствительный ребенок. Правда, Сьюзи?
        Леди Сьюзен скукожилась прямо на глазах, что было подвигом для такой девушки, как она: ее комплекция позволила бы ей донести на своих плечах карету до самого поместья Киппа.
        - Да, папочка, боюсь у меня начнется приступ, если мы не окажемся в тепле. Как мило с вашей стороны предложить нам свое гостеприимство.
        - Что вы! Я очень рад, миледи, милорд, - ответил Кипп, сделав довольно сносный пируэт ногой, если учесть, что его голова была повернута в сторону леса, а выражение лица было такое, что Джек понял: взамен ему придется оказать Киппу услугу - и немалую.
        - Пошли, - шепнул Джек Мери и потащил ее за собой через лес, чтобы найти своего коня. Лошадь Мери вела за собой под уздцы.
        - Пошли, - сказал Клэнси, обращаясь к Клуни, который, глядя на леди Сьюзен, передразнивал все ее ужимки. - Если мы хотим попасть обратно в Колтрейн-Хаус, мы должны следовать за Джеком и Мери. Прогулка обещает быть интересной. Ты с этим согласен, Клуни?
        Почти одновременно с тем, как отъехала карета, из леса, волоча за собой вожжи, появился конь Джека. Джек щелкнул пальцами.
        - Давай, малыш.
        - А как его зовут? - спросила Мери, не обращая внимания на то, что Джек без всяких церемоний посадил ее на лошадь.
        - У него нет клички, - отрезал Джек, слишком занятый мыслями о том, что они услышали от лорда Хардкасла.
        - Нет клички? - удивилась Мери. - Это почему же?
        - А это имеет какое-то значение? - Джек выехал на дорогу и подождал, пока Мери будет рядом. Он не дал клички коню, которого купил в Лондоне, потому что не знал, сможет ли остаться в Колтрейн-Хаусе и вообще в Англии. Он не хотел, чтобы у него возникло к кому-либо чувство привязанности, даже к лошади, - настолько был не уверен в том, что дома ему обрадуются, а сам он сумеет справиться с воспоминаниями о прошлом.
        Каждый был занят своими мыслями, и они молчали, пока не доехали до конюшен Колтрейна. Там Джек помог Мери спешиться, и оба автоматически занялись каждый своей лошадью - завели в денник и задали корма, перед тем как пойти в дом.
        - Значит, это не ты, - наконец вымолвила Мери. - Я рада. Я не думала, что ты можешь поступить так опрометчиво, но все же не была уверена.
        - Спасибо. И это не Кипп. Откровенно говоря, я подумывал, не его ли это рук дело - возрождение Рыцаря Ночи. Он способен на всякие выходки.
        Мери засмеялась и дружески прижалась к Джеку. Они вошли в дом через боковую дверь, как не раз делали по ночам в детстве, когда убегали из дома без спросу.
        - Если не считать того…
        - Чего, Мери? Ты же слышала, что рассказал лорд Хардкасл. Разбойник представился Рыцарем Ночи.
        Они стали подниматься по черной лестнице. От усталости у Джека подкашивались ноги. Завтра утром у него все будет болеть, царапин и синяков, похоже, немало. Ведь когда он на ходу перемахнул на коренника, попал больше на сбрую, чем на лошадь.
        - Если не считать того, что этот разбойник не поцеловал леди Сьюзен. Я хочу сказать, если он поцеловал Анну Хедли, он мог бы поцеловать также леди Сьюзен. Как ты думаешь, почему он этого не сделал?
        - Может, потому, что была полная луна и он лучше ее рассмотрел? - усмехнулся Джек, но тут же стал серьезным. - Не намекаешь ли ты на то, что существуют два человека, играющих роль Рыцаря Ночи?
        Джек и сам это предполагал, но не думал, что эта мысль придет и Мэри в голову.
        Мери сняла шляпу, рыжие волосы каскадом упали на плечи.
        - Не знаю, на что я намекаю, Джек. Просто Анну поцеловали, а леди Сьюзен - нет, и забрали ожерелье. Грабежи совершались на одной и той же дороге, но разными способами.
        - Верно. Эти грабежи становятся все опаснее. Первый не был рассчитан на то, чтобы подвергнуть пассажиров кареты опасности. Во втором случае Хардкасл и его дочь могли здорово пострадать или даже разбиться, если бы нас там не было. Теперь все, включая незамужнюю тетку лорда и тех, кто пять лет назад восхищался Рыцарем Ночи, станут в один голос кричать, что его надо поймать и повесить.
        - Ты прав. Нам надо схватить его или их, до того как решат, что это ты. - Настроение у обоих было мрачное. - Или все же это один и тот же человек? Алоизиусу это наверняка известно, но я не собираюсь будить его среди ночи, чтобы спросить об этом.
        Упоминание об их с Мери общем наставнике заставило Джека вспомнить поведение Алоизиуса и Уолтера после обеда. Интересно, что им удалось узнать?
        - Ты сможешь спросить его утром, дорогая. А теперь расскажи, как ты сумела открыть дверь?
        Они уже подошли к спальне, и Джек провел рукой по ее волосам, как тысячу раз делал в их благословенном прошлом. Но на сей раз это было ошибкой. Он это сразу почувствовал и сказал довольно резко, чтобы скрыть неловкость:
        - Сразу ложись спать.
        - Как? - улыбнулась она, глядя на него. - Разве ты сначала не прочтешь мне лекцию на тему, какая я глупая, что пошла охотиться за разбойником?
        - Я бы запер тебя в твоей спальне на две недели, если бы мне не нужна была твоя помощь, чтобы разобраться с тем, что происходит в каждой комнате этого дома. Не сомневаюсь, не прошло бы и пяти минут, как ты сумела б выбраться. Но это не значит, что я на тебя не сержусь. На Киппа, кстати, тоже. Хотя, - закончил он, улыбаясь, - Киппу предстоит тяжелое испытание в последующие несколько дней.
        Мери открыла дверь спальни и вошла. Склонив голову набок, вопросительно посмотрела на Джека, внимание которого привлекла широкая кровать, полускрытая в слабо освещенной комнате.
        - Испытание? Ах да. Я понимаю, о чем ты. Леди Сьюзен смотрела на него довольно призывно, ты заметил? Господи, бедный Кипп. Э-э… хочешь войти? Это никого не будет шокировать - ведь мы женаты.
        - Что? Ах да, бедный Кипп, - повторил Джек, понимая, что смотрит на брачное ложе, принадлежащее ему по праву. А Мери - благослови ее Господь, а его черт бы побрал - смотрела на него так, словно знала, что он принадлежит ей по праву. - Нет, Мери, уже поздно. Я хочу сейчас же лечь спать.
        Улыбка исчезла с лица Мери. Она стиснула зубы, чтобы не задрожал подбородок, и ни одна слезинка не скатилась по побледневшему лицу.
        - Да, уже поздно.
        Протянув руку, Джек дотронулся до ее плеча:
        - Мери, я…
        - Тс-с, - прошептала она и, встав на цыпочки, прижалась губами к его рту. Ее поцелуй был страстным, хотя и неумелым, но Джеку стало жарко. Его сердце разрывалось от боли, от ее безоглядной любви.
        Он мог бы сдаться, подчиниться. Это было бы так легко. Разом кончились бы все его страхи и сомнения. Больше не надо было бы задавать вопросы, не надо было бы ничего бояться. Он мог бы сделать ее своей. И забыть, что сказал ему отец в ту последнюю ночь.
        Это было бы так легко.
        Но он стоял, не отвечая на ее поцелуй, хотя внутри у него все гибло.
        И он ушел.



        Глава 23

        Мистера Поппо перевели из столовой, где он ремонтировал камин, как и нескольких других рабочих, в спальню к Джеку. Когда они там закончили, Мери велела им перейти в соседнюю комнату и как можно громче стучать молотками, желательно с семи утра.
        Мери занималась делами, стараясь никому не показываться на глаза. И другие обитатели дома, не договариваясь, тоже словно решили выждать какое-то время.
        А Рыцарь Ночи за три дня совершил еще три ограбления.
        На четвертый день, когда Джек и Мери сидели в большой гостиной в ожидании обеда, в Колтрейн-Хаус прибыл сквайр Хедли. Не успел Максвелл доложить о нем, как сквайр оттолкнул его и буквально ворвался в комнату.
        - Глянь на этого индюка в нелепом костюме, Клуни. Напыщенный, жирный пигмей. - Клэнси и Клуни, как обычно, сидели на люстре. - Как говаривала моя мать - святая женщина, - как ни ряди кабана в шелка, он кабаном и останется.
        - Погляди на живот, Клэнси! Видать, любитель хорошо поесть! А какой нос! - Клуни смотрел сверху, как Хедли усаживается на диван. - Помяни мое слово, этот человек - пьяница. Он способен выпить и чернила, если ничего другого не будет под рукой. Но что ему здесь нужно, Клэнси, как ты думаешь? Местные помещики сюда не приезжают и никогда не приезжали. Тихо, он что-то говорит!
        - Я никогда не знал вас достаточно хорошо, - сказал сквайр, принимая у Джека бокал вина. - Времени не было, да, признаться, и желания. Что касается вашего отца, моя жена не велела даже приближаться к вашему поместью. До нас доходили слухи - не без этого, - мы знали, что у вас творится. Ни стыда, ни совести. А ведь в доме были дети. Моя Сара не позволяла мне даже ногой ступать на вашу землю. Сплошное пьянство и - простите меня, мисс, - разврат. До детей никому не было дела. А еще к вашему дому прибились актеры! Нет-нет, Сара не потерпела бы такого. Моя жена - добрая христианка.
        Мери еле сдержалась. Добрая христианка? Как бы не так! Эта «добрая христианка» знала, что в доме двое детей, и ничего не сделала? Пальцем не пошевельнула, чтобы помочь.
        - Я уверена, она молилась за наши души, сквайр, - наконец сказала Мери, когда смогла разомкнуть крепко стиснутые зубы.
        - Вот это удар! Довольно ощутимый, - воскликнул Клэнси, аплодируя замечанию Мери.
        А Клуни послал ей не менее полудюжины воздушных поцелуев.
        - Что? Молилась за ваши души? О да, конечно. - Сквайр оттянул пальцем тугой, накрахмаленный воротник, у него покраснели не только щеки, но и подбородок. - Уверен, что так она и поступала. Она всегда молится, моя Сара. От этих бесконечных молитв и послеобеденных проповедей и запить недолго. - Сквайр Хедли откашлялся, явно смутившись. - Вы, Колтрейн, наверное, удивлены моим визитом?
        - Признаться, удивлен. - Джек встал и, подойдя к камину, оперся одной рукой о каминную доску. Вторая была занята бокалом с вином.
        Он был так красив, внешне так спокоен, хотя Мери была уверена, что на самом деле он в ярости. Вчера вечером она рассердилась, что он от нее отказался - в который раз! - но и была довольна, что он явно чувствовал себя неловко. Если сквайр Хедли сию минуту не скажет что-нибудь путного, она вскочит, чтобы остановить Джека, прежде чем он бросится на сквайра с кулаками.
        Сквайр расстегнул две пуговицы на своем парчовом жилете. Этот человек оделся так, словно ему предстояло быть представленным ко двору, а выглядел при этом как кабан, втиснутый в колбасную кишку. Откуда-то из глубин жилета он достал сложенный вчетверо лист бумаги.
        - Я получил вот это сегодня около двух часов пополудни. Если вы меня спросите, кто это прислал, Колтрейн, я не знаю, но письмо касается вас.
        - В каком смысле?
        - Да уж определенно не в хвалебном, - ответил Хедли и стал разглядывать Джека, словно хотел найти какие-нибудь внешние признаки его недостатков.
        - Неужели? - Мери бросила умоляющий взгляд на Джека, призывая его оставаться спокойным и подождать, пока сквайр не договорит.
        - Кхе-кхе, - снова откашлялся Хедли. - Как вам известно, я, как мировой судья, отвечаю за соблюдение законов в этом округе. Поэтому письмо и адресовано мне. В нем… э… содержится довольно серьезное обвинение, Колтрейн, и я надеюсь, что вы сможете доказать мне, что это обвинение не более чем бессмыслица.
        У Мери сердце ушло в пятки.
        - Я тоже на это надеюсь, сквайр. - Джек отошел от камина и сел рядом с Мери. - Вы позволите мне прочитать письмо?
        - В этом нет необходимости, - сказал Хедли. засовывая листок за жилет. - Я перескажу вам его содержание, вы можете все отрицать, и я успею домой к обеду. Идет?
        Джек склонил голову: - Согласен, сквайр. Ко всему прочему, кто поверит, что дикий Джек Колтрейн умеет читать? Я был предоставлен самому себе… и молитвам вашей жены.
        Люстра тихонько звякнула от того, что Клэнси встал в полный рост, чтобы поаплодировать Джеку.
        - Послушайте, молодой человек…
        - Мой дорогой сквайр, - быстро вмешалась Мери и прижала ладонью его руку, чтобы Хедли не смог вскочить и в возмущении выбежать из дома. - Мой муж иногда говорит не подумав. - Она бросила на Джека взгляд, обещавший, что, если он не будет вести себя как следует, еще большее число рабочих начнет с раннего утра стучать молотками рядом с его спальней. - Он не хотел оскорбить вас, разве не так, дорогой?
        - Прошу прощения, сэр, - вдруг улыбнулся Джек, и Мери поняла, что кое-чему он научился в Филадельфии. Хотя и недостаточно: сдерживать свой гнев при упоминании отца ему все еще бывало трудно. Во всяком случае, сейчас он не вскочил и не начал душить сквайра его собственным галстуком.
        - Ваше извинение принято, Колтрейн, - великодушно отозвался сквайр. - Короче говоря, позвольте сказать вам, что меня предупредили о появлении Рыцаря Ночи. Того самого, что грабил на большой дороге пять лет назад. Он появляется в нескольких милях от вашего поместья, в одном и том же месте и в одно и то же время. Мое внимание обратили на то, что вы жили, здесь пять лет назад, Колтрейн, а сейчас вернулись.
        Мери взяла руку Джека и незаметно сжала, предупреждая.
        - Из чего анонимный автор письма заключил, что я этот самый Рыцарь Ночи и есть. Вы это пытаетесь мне сказать, сквайр? Ведь письмо не подписано, не так ли?
        - Да-да. Вы угадали. Как это трусливо, верно? Но я не могу игнорировать информацию. Моя Сара сказала… Впрочем, не важно, что она сказала, - быстро поправился Хедли, потому что Джек бросил на него устрашающий взгляд. - Вот так обстоят дела, сынок. Когда ты уезжал из дому на тебе были разве что не лохмотья, как сообщает мой корреспондент. А вернулся ты очень богатым человеком. Мой корреспондент предполагает, что ты начал свое дело здесь, потом усовершенствовал свои методы в другом месте, а теперь вернулся домой, чтобы продолжить… э… свой бизнес.
        - Докажите.
        - Прошу прощения?
        - Мой муж хочет сказать, сквайр, - сказала Мери, награждая холодным взглядом Джека, - что анонимный автор письма - трус, побоявшийся поставить свое имя, не приводит никаких доказательств. Ведь так?
        Хедли глянул на Мери, потом на Джека, потом на носки своих башмаков.
        - Нет, доказательств нет. Но…
        Мери встала, и мужчинам, как джентльменам, ничего не оставалось, как тоже встать.
        - Знаете, что я думаю, сквайр? - Мери взяла Хедли под руку и повела его к выходу. - Я думаю, что это ужасное письмо написал настоящий Рыцарь Ночи, чтобы сбить вас с толку. Но я не сомневаюсь, что вы слишком умны и проницательны, чтобы попасться на его удочку.
        - Да, слишком. Да! - Сквайра выпроводили в холл, где его уже ждал Максвелл с перчатками и шляпой в руках. - Вы правы, миссис Колтрейн. Я не позволю одурачить себя такой недостойной вещью, как анонимное письмо, что бы ни говорила Сара, то есть… ни за что не позволю. - Пожимая руку Джеку, он сказал: - Примите мои извинения, молодой человек.
        - Принимаются, - сдержанно ответил Джек, и они с Мери встали в открытых дверях, чтобы помахать Хедли на прощание. - Его жена завтра же пошлет его к нам обратно, вот увидишь, и он прибежит, поджав хвост, чтобы арестовать меня. Я припоминаю, что видел жену нашего дорогого сквайра много лет назад в деревне, когда она прошла мимо меня, пробурчав что-то насчет выродков из Колтрейна. - Август умел завоевывать себе друзей, ты не находишь? - сказала Мери, надеясь, что Джек улыбнется и она увидит эту восхитительную ямочку у него на щеке.
        Но Джек не улыбнулся. Он был оскорблен: ему снова пришлось пережить унижение.
        - Я сейчас поеду к Киппу. Мне все больше по душе идея поймать этого нового разбойника.
        В другое время Мери не понравилось бы, что ее не зовут с собой и она не узнает, о чем договорятся Джек и Кипп. Но на сей раз она не стала возражать - пусть будет так, как хочет Джек.
        - Конечно, поезжай. Повар Киппа накормит тебя не хуже миссис Максвелл.
        - Ты не собираешься вцепиться в меня? Не будешь просить взять тебя с собой?
        Она гордо выпрямилась, хотя ее мозг лихорадочно работал и в голове мелькали имена всех тех, кто знал, что когда-то Джек был Рыцарем Ночи. Она и сама удивилась, к какому пришла заключению, но оно не показалось ей лишенным смысла.
        - И не подумаю, - ровным голосом ответила Мери вполне искренно. - Ты ясно дал понять, что не нуждаешься в моей помощи.
        - Мери… - крикнул он ей вслед, когда она повернулась и направилась к лестнице. - А-а, проклятие! - воскликнул он, выскочил из дома и с силой захлопнул за собой дверь.
        - Прекрасно. Он ушел в уверенности, что я не понимаю, где истина, хотя она заметна не меньше, чем шишка на носу Клэнси. Он что, думает, что у меня совсем нет мозгов?
        Двадцать минут спустя, оставив на полу спальни свое желтое платье и облачившись в мужскую рубашку и бриджи, она появилась в доме Генри Шерлока.
        Дворецкий Генри пошел разыскивать хозяина, оставив Мери в гостиной. Она расхаживала по комнате, похлопывая хлыстом по сапогам и повторяя про себя план, который придумала по пути сюда. Немного слез, немного истерики, мольба о помощи. А потом понаблюдать за Генри, очень внимательно понаблюдать. Это должно сработать.
        - Мередит? Бог мой, дорогая, что привело тебя сюда, да еще в обеденное время?
        Она посмотрела на него, а потом бросилась ему на шею:
        - Генри, прости меня! Но это так ужасно!
        - Что ужасно? Что-нибудь случилось в Колтрейне? Да, конечно, что-то там неладно. Иначе зачем бы ты приехала. - Он аккуратно снял с плеч девичьи руки и усадил ее на диван. - Я сейчас налью тебе вина, когда успокоишься, расскажешь мне все по порядку.
        Мери сжала губы и кивнула. Потом стала наблюдать, как Генри наливает ей и себе вина. Не рад ли он услышать плохие новости из Колтрейна? Нет, показалось. Он ведет себя как обычно - добрый Генри, который всегда готов прийти на помощь.
        - Спасибо, Генри, - сказала Мери, принимая рюмку. - Мне немного лучше. Джек поехал к Киппу, но все знают, от Киппа мало толку. Поэтому я подумала о тебе. Ты всегда помогал, когда мы попадали в беду.
        - Ты и Джон, Мередит? - Шерлок изумленно смотрел на нее. - Каким образом вы попали в беду? Судя по его рассказам, ты прекрасно со всем справляешься и ничто тебя не беспокоит.
        Подавшись вперед, Мери поставила рюмку на стол и принялась нервно сжимать и разжимать руки.
        - Уже беспокоит. Это - Рыцарь Ночи. Ты ведь помнишь, да?
        - Один из моих слуг говорил, что появился какой-то разбойник, грабящий кареты. Но я как-то не задумывался над этим. Рыцарь Ночи? - Генри откинулся на спинку дивана и устремил взгляд в потолок, словно ожидая, что там прочтет ответ. - О Господи, - вздохнул он, покачал головой и сочувствующе взглянул на Мери. - Бедняжка моя. Я знал это, Мередит, знал. Джон утверждает, что скопил свое богатство в Америке. Но почему ни разу не упомянул об этом в своих письмах? Ни разу за пять лет. Я пытался поверить ему, пытался воспринимать всерьез этого индейца, хотелось верить, что они зарабатывали деньги честным путем. Но что-то мне подсказывало, что это не так. - Генри встал и, заложив руки за спину, зашагал по комнате. - Джон уехал вором, Мередит, а вернулся еще большим вором. Моя дорогая девочка, мне так жаль.
        - О! - Мери вскочила с дивана. Искренность Генри произвела на нее впечатление, хотя она не поверила ни единому его слову. - Нет, Генри, ты не прав. Джек не вор. И это не он Рыцарь Ночи. Во всяком случае, - Мери вспомнила, что ей надо время от времени всхлипывать, - нынешний не он. Правда, кто-то прислал ужасное письмо сквайру Хедли, в котором обвинил Джека, и сквайр только что покинул Колтрейн-Хаус, едва не арестовав его.
        - К вам приезжал Хедли? Что за письмо? - Генри раскинул руки, будто хотел охватить все рассказанное Мери. - Кто мог его написать? Оно было подписано? Нет, что я говорю. Конечно, нет. Трусы не подписывают своих доносов. Если хочешь кого-то обвинить, скажи это ему прямо в лицо. Но, Мередит, никто не знает, что пять лет назад Джек был Рыцарем Ночи, только ты, я и… - Он потер руки и внимательно посмотрел на Мери. - Ты сказала, что Джек поехал к виконту Уиллоуби? Он был сердит, когда уезжал?
        - Кипп? - Теперь Мери и впрямь удивилась и даже задумалась. Генри пытается заставить ее поверить, что Кипп предал Джека. - Нет, Генри, этого не может быть. Неужели…
        - Этот человек влюблен в тебя, - мягко сказал Генри. - Он ждал целых пять лет.
        - Нет, Генри, ты опять не прав. - Мери хотела встретиться с Шерлоком лицом к лицу, чтобы увидеть, как он отнесется к тому, что Джека собираются арестовать, а не обсуждать Киппа. - Он всегда ко мне хорошо относился, может, когда и думал… но нет. Он знает, что мы с Джеком женаты и останемся мужем и женой. Он знает, что… что мы любим друг друга.
        Генри положил руку ей на плечо и заглянул в глаза.
        - Да, виконт знает, что ты любишь Джека. Мы все это знаем, Мередит, и знаем давно. Но виконт не знает, что Джек не может любить тебя.
        - Не может меня любить?
        - Да, Мередит, не может. Ты говоришь, что ты жена Джона, и в этом ты права. Вас поженил Август Колтрейн, да горит он в аду вечным пламенем. По закону ты жена Джона.
        - Но… - Мери чувствовала, как у нее все внутри начинает холодеть.
        - Мне так хотелось защитить тебя, Мередит. Мы оба, Джон и я, хотели тебя защитить и ничего тебе не рассказывали. Джон предпочел уехать из страны, лишь бы ты ничего не узнала.
        - Да говори же! О чем вы не хотели мне говорить?
        - Мое дорогое дитя, постарайся не возненавидеть меня за мой вопрос. Вы с Джоном уже живете как муж и жена? Скажи, что Джон только вор, а не чудовище. Скажи мне, что я не ошибался, что в мальчике есть хотя бы намек на порядочность. Дай мне поверить, что я был прав, доверяя ему и думая, что он вернулся в Англию, чтобы аннулировать ваш брак.
        Мери была по-настоящему напугана. Ее била дрожь. Больше не надо было притворяться, что она расстроена и близка к истерике. Что случилось? Она приехала, чтобы разоблачить Генри, посмотреть, не выдаст ли он себя неосторожным словом, жестом или выражением лица. Но что-то пошло не так, и она не знала, как вести себя дальше.
        Что бы ни говорил Генри, она не станет его слушать. Особенно теперь, когда так близка к счастью.
        - Что ты хочешь сказать, Генри? - Мери взяла рюмку и отпила глоток вина.
        - То, что я надеялся, мне не придется тебе говорить, мое дитя. Нечто, что Джон узнал от своего отца - а я случайно услышал - в ту ночь, когда вас обвенчали и когда Джон покинул Англию, пообещав мне, что никогда не вернется. Я надеялся убедить тебя, чтобы ты сама потребовала расторжения брака и начала жить собственной жизнью. Но своим молчанием я только навредил тебе. Желая избавить тебя от боли, я причинил тебе вред. Теперь-то я вижу, что защитить тебя может только правда. И я собираюсь сказать тебе правду. Мередит, дорогое, незаслуженно обиженное дитя, тебе понадобится все твое мужество…



        Глава 24

        Джек не спеша ехал домой. В поместье Киппа он узнал, что господа, хозяин и его гости, уехали к кому-то с визитом. Кипп обожал светские развлечения, да и, по всей вероятности, он предпочел многолюдное общество уединению с леди Сьюзен.
        Джек решил заглянуть к Мери, прежде чем закрыться в кабинете с Уолтером и его бухгалтерией. Он медленно поднимался по лестнице, размышляя о том, когда это он успел так состариться душой и устать.
        Он надеялся, что Мери согласится с ним говорить. Надо было пригласить ее поехать вместе к Киппу. И он пригласил бы, если бы ему не показалось, что она рада остаться дома.
        - Черт! - одернул он себя. О чем он только думает! - Что, если она опять уехала на охоту за разбойником… - Какой же он дурак! Она его снова перехитрила! Собравшись с духом, он постучал в дверь ее спальни.
        Через несколько секунд дверь распахнулась. На пороге стояла испуганная Мери.
        - Хани, я же сказала, чтобы меня не… Ах, это ты! - Мери попыталась захлопнуть дверь прямо перед его носом, но в ее глазах Джек прочел такой ужас, что, оттолкнув ее, вошел и захлопнул за собой эту самую дверь. По всей комнате была разбросана одежда: она вываливалась из ящиков, была разбросана по постели, торчала из небольших дорожных сумок - Ты куда-то собралась, Мери? - спросил он и, увидев в голубых глазах слезы, схватил ее за плечи.
        Мери вырвалась и отскочила, как будто он причинил ей боль.
        - Не прикасайся ко мне! Как тебе даже в голову может прийти прикасаться ко мне? Сколько еще раз ты заставишь меня играть роль дурочки, которой ничего не известно?
        Джек почувствовал, как его вот-вот захлестнет волна ярости, но сумел совладать с собой.
        - Мери, - тихо сказал он, а она отступала от него вес дальше. - Скажи, что случилось? Меня не было всего какой-нибудь час. Что произошло за это время? - Он обвел рукой разбросанные повсюду веши. - Только не говори, что ты решила сбежать, потому что я поехал к Киппу, а не стал беседовать с тобой об этом проклятом анонимном письме. Я этому никогда не поверю. Ты что-то натворила? - Он сорвал ленту, перевязывавшую его волосы, и бросил ее на пол. - Черт возьми, Мери, что ты сделала?
        - Что я сделала? Что сделала я? Это ты сделал, Джек. Это ты знал, а не я, - обвинила она его, ткнув в его сторону указательным пальцем. - Вот почему ты уехал в ту же ночь, когда нас будто бы обвенчали, и не хотел возвращаться. И именно поэтому ты не хочешь прикасаться ко мне, даже близко боишься подойти. А я… я только что не бросалась тебе на шею, потому что ты когда-то любил меня… когда я была ребенком.
        Она отвернулась и на мгновение спрятала лицо в ладонях, но тут же снова обернулась. Боже, сколько муки было в ее взгляде!
        - Почему ты мне не рассказал? Почему позволил быть такой дурой? Я ни о чем не подозревала и преследовала тебя… верила… страстно желала быть с тобой… любить тебя. Я любила тебя, а ты, подлец…
        Джек понял, что в эту минуту его жизнь кончилась. Ей стало известно - ему еще предстоит узнать от кого, - и она никогда его не простит. Ему казалось, что они достаточно любят друг друга, чтобы преодолеть то, что он должен был ей сказать. Теперь он понял, что ошибался.
        - Мери! - Он пытался ее успокоить. - Мне очень жаль. Знаю, я был трусом. Но как я мог тебе сказать? Где мне было найти такие слова? Ты - вся моя жизнь, Мери. Все могло быть иначе. Но Август украл у тебя твою жизнь, твое наследство, право на счастливое детство, на место в обществе. И все из-за проклятой любви к деньгам, из-за жадности и эгоизма.
        Она смотрела на него во все глаза, ловя каждое слово, упиваясь его видом, словно после сегодняшнего вечера она никогда больше его не увидит. Но потом сдвинула брови, как будто не понимала, о чем он говорит.
        - Он сделал это нарочно, - продолжал Джек, завладев ледяной рукой Мери. Он подвел ее к кровати и сел рядом. - Он сделал так, что я должен был жениться на тебе, а потом сказал то, что удержало бы любого человека чести - даже такого дикаря, каким был я, - от брака.
        Он сжал ей пальцы и посмотрел на нее. Перед его внутренним взором промелькнули образы прошлого, нахлынули воспоминания о минутах счастья, о надеждах на жизнь, в которой не было бы несчастий и одиночества.
        - Если бы мы встретились с тобой впервые только сейчас, Мери! Один твой взгляд, и я бы стал твоим рабом. Ты бы вышла за меня замуж, и мне не пришлось бы ползать перед тобой на коленях, вымаливая твою любовь.
        Она отшатнулась, и сердце Джека упало. Слишком поздно. Боже, ну почему он все время опаздывает? Он упустил столько лет! Неужели уроки жизни не пошли ему на пользу?
        - Когда я увидел тебя в первый раз, тебе было неполных шесть месяцев. Я помню, как спрятался за дверью, когда кто-то принес тебя в детскую и оставил одну в колыбельке. Я еще долго прятался, а потом подошел, чтобы посмотреть на тебя. Ты меня не сразу увидела. Ты была слишком занята своими пальчиками, с которыми разговаривала на своем языке - гукала. - Джек невольно улыбнулся, не замечая, что его глаза наполнились слезами. - Я помню, как наклонился ближе к твоему маленькому личику. И ты меня увидела. Ты долго на меня смотрела, Мери, очень долго. Я боялся, что ты заплачешь, но ты не заплакала, просто смотрела, будто решая, друг я или враг. А потом улыбнулась. Ты улыбалась, а в это время в детскую заглянуло солнце. Я наклонился еще ближе, а ты хихикнула и схватила меня за нос. Как же крепко ты его держала! Джек машинально погладил нос.
        - Мне следовало бы уже тогда догадаться, Мери, что ты всегда будешь крепко держать меня, что мне никогда не удастся от тебя освободиться, что я этого сам не захочу. - Он встал, отошел, а потом обернулся, чтобы взглянуть на то, что потерял. - Ты правильно делаешь, что уезжаешь, Мери. Ты не заслуживаешь того, чтобы похоронить себя в Колтрейн - Хаусе.
        Мери посмотрела на Джека долгим взглядом. Но сейчас она не улыбалась. Слезы ручьем катились у нее по щекам.
        - Как он мог сделать такое, Джек? - спросила она упавшим голосом. - Что он был за чудовище, что поженил нас? Своего сына на своей незаконнорожденной дочери? Своих собственных детей…
        Джек сел, где стоял, - прямо на пол и в недоумении посмотрел на Мери:
        - О чем ты, черт побери, говоришь?
        - О том же… о том же, о чем и ты, - ответила она и тоже сползла на пол, опершись спиной о бок кровати. - О том, о Господи, Джек… Ты же знаешь. А теперь знаю и я. Мы с тобой сводные брат и сестра. Я была сегодня вечером у Генри, и он мне все рассказал. Он сказал, что поэтому…
        Джек моментально вскочил на ноги.
        - Я убью его! К черту все планы. Я задушу негодяя! Он подбежал к двери в коридор, но она была заперта.
        Это дало ей возможность догнать его, схватить за руку и умолять не спешить.
        Но Джек вырвал руку и попытался открыть дверь.
        - Где ключ? - взревел он. - Где этот чертов ключ?
        - Не знаю, - ответила Мери, пытаясь оттащить его от двери. - Наверное, нас заперли Клэнси и Клуни. Я знаю, что ты в это не веришь, Джек, но это они. Успокойся и сядь здесь, у камина. Ты не можешь убить Генри за то, что он, пытаясь защитить меня, сказал правду.
        В то самое мгновение, как Мери выговорила, что они брат и сестра, Джека охватила холодная ненависть, не имевшая ничего общего с благоразумием или здравым смыслом. Это чувство наполнило его единственным желанием - помчаться в роскошный дом Генри Шерлока, выдернуть его из этого дома за седые волосы, четвертовать, а потом развесить по частям на деревьях на три мили вокруг.
        Вместо этого он оказался запертым в собственном доме, и Мери уверяет его, что парочка привидений спрятала ключ.
        - По-моему, я схожу с ума, - сказал Джек, отшатнувшись от двери. - Веду себя как идиот, как полный дурак и на самом деле верю, что двое умерших более полугода назад только что спасли мне жизнь. Поскольку за то, что я решил сделать с Генри Шерлоком, меня бы повесили. Вот так, Мери.
        - Ах, Джек…
        - И оставить тебя? - Он крепко прижал ее к себе. - Как я могу оставить тебя здесь одну после того, что услышал? О Боже! Боже!
        - Все в порядке, Джек, - успокаивала его Мери, похлопывая по спине. Ей хотелось забрать у него часть его боли. Она всегда защищала его от него самого: его настроений, его импульсивности… от его упрямства, граничившего с глупостью. - Все хорошо. Все хорошо.
        Он позволил ей несколько мгновений утешать себя, пока собирался с мыслями, пока понемногу стихало безумие, охватившее его.
        - Мы не брат и сестра, Мери, - прошептал он ей на ухо и, слегка отодвинув буйные кудри, поцеловал нежную белую кожу. - Тебе придется поверить мне, дорогая. Ты урожденная Мередит Фэрфакс. Мы не брат и сестра.
        Он неохотно отпустил ее, но только на минуту - чтобы сесть на ковер перед камином.
        - Мой отец - Август. Я чувствую себя как-то чище, называя его Августом. Он мне кое-что рассказал в ту последнюю ночь, Мери, в ночь, когда я дал согласие жениться на тебе и тем самым спасти жизнь тебе, Киппу, Клуни и Клэнси. Ведь Август поклялся отправить нас всех на виселицу. Но то, что он мне рассказал - и не без пьяной ухмылки, - могло обернуться еще худшим, в десять раз худшим.
        - Но он не сказал тебе, что мы брат и сестра?
        - Нет, Мери, клянусь. И Шерлок - черт бы его побрал со всеми потрохами - знает, как все обстояло на самом деле, ведь он присутствовал при разговоре. У меня было время в последние годы провести расследование и по крайней мере узнать, что мы, слава тебе Господи, не брат и сестра.
        То, что я собираюсь тебе рассказать, кажется не важным по сравнению с чудовищной ложью Шерлока. Но тогда этого было достаточно, чтобы я согласился покинуть Англию, возможно, насовсем. Это вынуждало меня сторониться тебя с тех пор, как я вернулся. Трусливо с моей стороны, да? Я решил, что, узнав правду, ты возненавидишь меня, хотя и знал, что, если не скажу тебе все, не имею права любить тебя. Неужели я всегда буду таким идиотом?
        Мери вытерла слезы, провела тыльной стороной ладони у себя под носом, как делала в детстве, когда проливала слезы из-за какой-нибудь детской трагедии.
        - Расскажи, что сказал тебе Август. Я слушаю, Джек.
        Они сидели на ковре перед камином, соприкасаясь коленями. В камине, освещая их, ярко горел огонь. Остальная часть комнаты была погружена в темноту. Весь мир сузился до этого освещенного пятачка, где их было только двое и где Джеку предстояло поведать Мери старую историю.
        - После того как я наконец согласился на женитьбу, - начал Джек, взяв руки Мери в свои, - Август рассказал о том, что случилось семнадцать лет назад, в тот год, когда ты появилась в нашем доме, Мери, и он стал твоим опекуном. Я не хотел, чтобы ты об этом узнала, но я не смогу быть с тобой, если не расскажу тебе, что меня останавливало.
        Он сделал паузу. Как же ему не хотелось рассказывать! Но он знал, что между ними больше не может быть секретов. Иначе не останется ни малейшего шанса на то, что они могут стать счастливыми.
        - Твой отец, Уильям Фэрфакс, потерял жену при родах. Точно так же как Август потерял свою, когда родился я, хотя моему отцу это было на руку в отличие от Фэрфакса, для которого смерть жены была большой утратой. Каким-то образом схожесть произошедшего сблизила наших отцов. Твой отец взял с Августа слово стать твоим опекуном, если с ним что-нибудь случится. Я думаю, что Август намеренно добивался его расположения - я даже в этом уверен. Потому что твой отец был очень богатым человеком.
        Он жил в Сассексе, а твоя мать, между прочим, была дочерью барона и племянницей герцога. Семья твоей покойной матери какое-то время пыталась забрать тебя у отца, а позже - у Августа. Но в конце концов отцовское завещание оказалось сильнее по закону, и ты потеряла свою семью. Ты никогда никого из них не видела, Мери, сейчас они все умерли. - Он сочувствующе сжал ей пальцы. - Ты так много потеряла. Поместье, в котором ты родилась, отошло к дальнему родственнику твоего отца. За эти годы ты лишилась наследства, приданого, права войти в высшее общество и сделать великолепную партию.
        У Мери задрожала нижняя губка, и сердце Джека ёкнуло: его история еще не окончена, ей предстоит услышать вещи и похуже.
        - Через месяц после того, как твой отец сделал Августа опекуном, произошел несчастный случай на охоте. Один из егерей, несших ружья, споткнулся, и его ружье выстрелило. Пуля попала твоему отцу в спину, и он скончался.
        - Это правда был несчастный случай, Джек? - спросила Мери. Сколько на нее обрушилось! Так постепенно раскрывалась ложь Генри Шерлока. Мери всегда отличалась здравомыслием и сейчас была готова выслушать все до конца, и немедленно.
        - Нет, Мери, это не был несчастный случай. Все организовал Август. Он нанял человека, который застрелил твоего отца. - Джек закрыл глаза, и перед ним предстало злобное лицо Августа в момент признания. - Через несколько дней после похорон тебя привезли сюда и спрятали, а Август начал проматывать твои деньги. Теперь ты поняла, Мери? Вся твоя жизнь изменилась из-за моего отца. Ты стала сиротой, выросла в нищете. Рано или поздно тебя изнасиловал бы кто-нибудь из пьяных гостей Августа.
        Если бы не Август Колтрейн, у тебя была бы совсем другая жизнь. Вот почему я сопротивлялся нашему браку. Вот почему я все пять лет старался забыть о тебе, хотя в глубине души всегда знал, что люблю тебя. За пределами Колтрейн-Хауса лежит целый мир, который тебе предстоит узнать. Ты этого заслуживаешь. Как бы я ни хотел, чтобы ты осталась, я не могу допустить, чтобы ты оказалась запертой здесь. Я хочу, Мери, чтобы у тебя было все. Все, что ты заслуживаешь, что мой отец у тебя отнял. И чего тебя лишил я, согласившись на наш фиктивный брак.
        Мери покачала головой и вздохнула.
        - Ах, Джек, ты прав. Ты - идиот. - Она подвинулась к нему поближе. - Ты когда-нибудь прислушиваешься к себе? Ты слушаешь по-настоящему, что тебе говорят другие? Всего несколько минут назад я сказала, что люблю тебя, хотя была в полной уверенности, что теряю тебя. Кажется, и ты сказал, что любишь меня. Не так, как раньше, а по-другому. Как любят друг друга мужчина и женщина.
        Он сделал попытку оттолкнуть ее, хотя на самом деле ему хотелось прижать ее к себе. Он старался быть разумным.
        - Мери, тебе нужно время, чтобы обдумать то, что я тебе рассказал. Иначе я не смогу с чистой совестью…
        Она ладонью закрыла ему рот.
        - Если не возражаешь, я предпочитаю, чтобы ты помолчал. Мне надо кое-что тебе сказать.
        Джек неохотно кивнул. Она убрала руку и улыбнулась.
        - Ты рассказал мне очень печальную историю, Джек. Ужасную историю о людях, которых я никогда не знала, о жизни, которую я даже представить себе не могу. Мой единственный дом - Колтрейн-Хаус. Другого у меня нет, как нет и другой семьи, кроме тебя. Но я всегда желала именно этого, ничего другого мне не было нужно. Не говори мне, какая бы у меня могла быть прекрасная жизнь в каком-нибудь другом месте. Да я не отдам ни одного дня, проведенного здесь, ни за какие блага на свете. Я сохранила Колтрейн-Хаус для тебя, Джек, и для себя. Колтрейн всегда был частью тебя, и даже когда я тебя ненавидела, я все равно тебя любила. Сначала детской любовью, потом любовью взрослой женщины. Когда Генри рассказал мне… - Мери на секунду запнулась от волнения, но потом взяла себя в руки. - Я хотела умереть, Джек. Пойти куда глаза глядят и умереть. Убежать куда-нибудь далеко, как когда-то это сделал ты. Я думала, что поняла тебя: тебя гнал стыд. Но я никогда не испытывала стыда за себя до сегодняшнего вечера. А после того, что я узнала от Генри, мне было стыдно смотреть тебе в глаза, даже просто увидеть тебя еще раз.
        Джек погладил Мери по щеке.
        - Если бы ты уехала… уехала, не сказав ни слова, без объяснения…
        - Мы могли бы потерять еще пять лет.
        - Никогда. - Он подвинулся ближе, чувствуя, что боль отпускает его сердце. - Я бы поехал за тобой на край света.
        - Да, ты - мужчина и мог бы так поступить. А нам, бедным женщинам, не позволено просто так разъезжать по белу свету, посещая всякие экзотические места.
        - Ладно, сдаюсь. Филадельфию все же можно назвать немного экзотической. - Джек придвигался все ближе и ближе, пока их губы почти соприкоснулись.
        - Может, когда-нибудь мы поедем туда вместе, и я смогу сама в этом убедиться, - прошептала она и закрыла глаза.
        - Хорошо, - согласился он, хотя и не был уверен, что это когда-либо произойдет. К тому же ему - чисто по-мужски - не понравилось, что эта идея пришла в голову не ему, а Мери. - Но только после того, как мы придушим Генри Шерлока. - Перестав бороться с самим собою, он приник к ее губам.
        Его поцелуй был нежным: ведь это была его Мери, его сокровище, его любовь. Она всегда принадлежала только ему. Он будет защищать ее, заботиться о ней, никогда не причинит ей боли. Никогда.
        Джек поднял ее на руки, отнес на кровать и положил среди наваленных там шелка и кружев. Потом лег рядом и начал целовать ее волосы, щеки, тело.
        А потом губы.
        Он мог бы целовать эти губы всю жизнь. Сначала он обвел кончиком языка ее верхнюю губу, потом взял в рот нижнюю и стал втягивать ее, пока не почувствовал, что она улыбается, не услышал ее тихий смех. Она обвила его руками за шею, и он опустился на нее, убедив раскрыть рот и впустить его язык. Вздохнув, она уступила.
        Неловкими пальцами он стал расстегивать пуговицы на ее рубашке. Он еле себя сдерживал.
        Она здесь. В его объятиях. Его лучший друг, его возлюбленная, его жена.
        Чудодейственным образом их одежда куда-то исчезла, и Джек смог упиваться видом ее полной, высокой груди, трогать ее и благоговейно целовать. Она обвила его ногами, не испытывая ни страха, ни сомнения, и позволила ему направлять ее.
        Когда-то он учил ее ползать, потом - ходить.
        Теперь он научит ее летать.
        - Я не хочу, чтобы тебе было больно, - прошептал он ей на ухо, в ответ она осыпала короткими поцелуями его шею. - Я хочу, чтобы ты больше никогда не плакала, Мери.
        Она выгнулась ему навстречу, помогая осуществить то, что он откладывал, боялся и желал. Он почувствовал, как она сначала напряглась, потом по всему ее телу пробежала дрожь.
        - Ну же, Джек, - прошептала она, упершись лбом в его грудь и прижимая его к себе все крепче. - Покажи мне. Научи меня. Дай мне поверить в то, что я стала женщиной.
        - О Господи! - Джек пытался сглотнуть и не мог. Он сделал попытку двинуться, но тело его не слушалось. Он стал целовать ее, гладить ее бедра и постепенно начал приходить в себя. Ведь он держит в своих объятиях Мери. Свою Мери. Она его жизнь, его надежда, его любовь.
        До того как она вошла в его жизнь, он был страшно одинок, а с тех пор как Мери минуло четырнадцать, он чувствовал себя потерянным, потому что боялся своего чувства к ней. Она была тогда ребенком, но в ней уже пробуждалась женщина. Он желал ее с тех самых пор, когда был неуклюжим юнцом, не знавшим, что ему делать с этим серьезным, открытым, любящим существом. Поэтому он отталкивал ее, а потом и вовсе сбежал.
        - Ты всегда была моей любовью, - шептал Джек, совершая старые как мир движения, которые сейчас казались новыми, полными напряжения, страстного желания и все же такими нежными. - Ты моя единственная любовь. Всегда была ею.
        Время остановилось.
        Любовь стала страстью, страсть - необходимостью, которая подпитывала любовь. Страсть пронзала Джека, направляла его, подводила к самому краю - и держала его там. Мери содрогалась в его объятиях, выкрикивая его имя.
        Джек с силой вошел в нее, отдаваясь ей полностью. Когда он выгнулся над ней и его семя вошло внутрь ее, Мери снова вскрикнула и вцепилась ногтями ему в спину.
        Джек упал на нее, стараясь выровнять дыхание, и почувствовал, как она гладит его по волосам, убирает влажные пряди со лба.
        А потом она засмеялась.
        - Что? - спросил Джек, приподнимаясь на локтях и глядя на нее сквозь густые ресницы. Она смотрела на него взглядом таким любящим, таким счастливым. - Почему ты смеешься, Мери?
        Она провела пальцем по его лбу, потом - по носу.
        - Так, ничего, - хихикнула она. - Просто я поняла, что существует гораздо более легкий способ улучшить твое настроение. Я хочу спросить, ты все еще горишь желанием придушить Генри Шерлока?
        Джек почувствовал, что настроение катастрофически портится, но сейчас он себя полностью контролировал. Мери рядом, и сердце не болит. Раз Мери его любит, не может быть черных туч.
        - Джек? Отвечай! Ты все еще хочешь поехать к Генри и задушить его?
        Нет, желание не пропало, но у него есть другой способ прижать Шерлока. Если верить Уолтеру, этот способ намного лучше.
        Джек наклонился и поцеловал ее.
        - Может быть, завтра. - Его рука заскользила по ее груди. - Да. Определенно завтра. Я расправлюсь с Шерлоком после завтрака.



        Акт четвертый
        ЗАНАВЕС ПАДАЕТ

        Свершило жизни колесо свой полный круг.

    Уильям Шекспир



        Глава 25

        - А вдруг у нас ничего не получится?
        - Соберись с духом, прикрути свое мужество к крепкому шесту, и у нас все получится. Мы нужны Джеку и Мери. Им предстоит разоблачить Шерлока и схватить Рыцаря Ночи.
        - Как скажешь, Клэнси, - покорно согласился Клуни. - Только где он, этот шест? Надо же знать, где он, если мы собираемся прикрутить к нему наше мужество.
        Не успел Клуни закончить, как Клэнси дал ему подзатыльник - издавна практикуемый им способ отвечать на вопросы. Поэтому пухлому привидению, озиравшемуся вокруг в поисках мужества, которое, в свою очередь, очевидно, искало место, к чему бы ему прикрутиться, ничего не оставалось, как последовать за другом на конюшню.
        - Ты видел ее сегодня утром в саду, Клэнси? - уже в десятый раз спрашивал Клуни. - Она была такая прелестная, такая счастливая.
        - А ты видел, как Джек заперся в кабинете с этим Уолтером и они читали одну бухгалтерскую книгу за другой, даже старые и пыльные? На моего Джека это не похоже - рыться в старых книгах. Любому дураку ясно, что он получит ответы на все вопросы, стоит ему только направить на Генри Шерлока пистолет и вежливо его попросить.
        - Он учится, Клэнси, вести себя по-другому. Он вынужден, принимая во внимание сквайра Хедли…
        - Мы-то это понимаем. Хорошо бы тебе шепнуть об этом на ушко Мери, чтобы нам не пришлось сегодня снова участвовать в охоте на разбойника. Добавь, что нехорошо сочинять мужу сказки, будто она принимает ванну, на самом деле снова охотясь на Рыцаря.
        Понимая, что Клэнси прав, Клуни вздохнул. Но он знал, что его девочка намеренно не подпускала их к себе весь день, правда, вежливо поблагодарив за запертую дверь. Привидениям пришлось самим определять, где она есть, красться за ней ночью к конюшне, наблюдать, как она седлает лошадь и собирается ехать.
        - Мы должны следовать за ней. Другого выбора у нас нет, - сказал Клуни, которого терзали плохие предчувствия. - «Один за всех, и все за одного», - как сказал Бард. - Клуни потянул Клэнси за рукав. - Знаешь, я все еще не нашел этот шест, так что, возможно, на некоторые вопросы нельзя ответить, хотя я и обожаю Барда, Клэнси.
        - Я не обязан знать все, Клуни, глупая твоя башка! Не отставай, - проворчал Клэнси.
        Он вскочил в седло позади Мери и протянул руку Клуни. Через несколько минут все трое были уже в пути. Впереди их ждали темнота и… неизвестность.
        Мери ехала довольно быстро, так как лошадь знала дорогу. Клуни опасался, что Мери будет не очень-то довольна их обществом этой ночью, но Клэнси был другого мнения. Он был в хорошем настроении и, обернувшись к Клуни, сказал:
        - Совсем как когда-то бывало. Помнишь, друг мой? - И он подкрепил свои слова цитатой из любимого Шекспира.
        Не прошло и трех секунд, как они, словно натолкнувшись на невидимую стену, полетели вверх тормашками прямо в дорожную грязь. А Мери, перескочив через ограду, отделявшую поместье Колтрейн от остального мира, помахала им рукой - Клэнси мог бы в этом поклясться. Вот нахалка! Клэнси лег на спину и, глядя на звезды, сказал:
        - «Другого дайте мне коня и перевяжите раны».
        - Ты ранен? - Клуни, тоже лежавший распростертым на земле и тоже смотревший на звезды - они казались ему такими близкими, - подполз к другу и попытался пощупать у него пульс, но спохватился: - Ах да, никакого пульса. Я забыл, что у тебя нет пульса. Да и у меня тоже.
        - И мозгов у тебя тоже нет, - с чувством заявил Клэнси, вставая и отряхивая воображаемую пыль со своего костюма. - Так-то, Клуни. Теперь она одна, да поможет нам всем Господь!
        Действия новоявленного Рыцаря Ночи были вполне предсказуемы. Во всяком случае, место для грабежа он всегда выбирал одно и то же - в миле от места Джека. Это был единственный отрезок дороги, удобный для нападения: перед поворотом и следовавшим за ним крутым спуском кучеру необходимо было придерживать лошадей, и карета буквально ползла.
        Конечно, грабитель мог выбрать другое место, но до сих пор этого не сделал, так что у Мери не было причин думать, что что-то изменится этой ночью. Сквайру Хедли, трусу до мозга костей, и в голову не пришло организовать патрулирование дороги, чтобы выследить грабителя и схватить его. Куда там! Он слишком занят, читая анонимные письма и слушая свою благочестивую Сару.
        Весь день Мери рассматривала задуманное под разными углами зрения. И все же пришла к выводу, что нет оснований не доверять своей интуиции.
        Кроме того, во всем этом отчасти была и его вина.
        Ему не следовало уезжать так надолго и предоставлять ее самой себе. Через год-два она бы подросла и стала такой, какой он хотел ее видеть. Но она была вынуждена быть самостоятельной целых пять лет.
        Она всем сердцем, всей душой любила Джека. А после ночи, проведенной с ним, полюбила еще сильнее. Она не верила в то, что можно так любить.
        Но она не собирается сидеть дома за пяльцами - или чем там еще занимаются жены? - тем более когда Генри Шерлок задумал уничтожить ее мужа. Кроме того, он наплел ей самую чудовищную и гнусную неправду, какую только можно выдумать.
        От Алоизиуса она узнала, что, по мнению Джека, Генри крадет давно. С тех пор как Август в пьяном виде имел глупость поручить Шерлоку ведение всех дел поместья. Джек и Уолтер в этом уверены, но надо еще доказать. Поэтому-то они и заперлись в кабинете. Как бы хитер ни был мошенник, он непременно где-нибудь да ошибется.
        Ключ к разоблачению Шерлока находится в тех бухгалтерских книгах, которые изучают Джек и Уолтер. И они обязательно его отыщут.
        Мери согласилась, что этот план заслуживает одобрения. Весьма цивилизованный план, который мог предложить такой человек, как Уолтер (а такой, как Джек, возмужавший под руководством Уолтера, одобрить).
        Но до известного момента. Это-то и беспокоило Мери. Она нервничала весь день и почти ничего не ела, позволив Хани хихикать и уверять, что у влюбленных никогда не бывает аппетита, кроме как на определенные вещи.
        Долго Джек намерен ждать разоблачения Генри Шерлока? Нарушит ли Джек данное ей обещание не бросать в лицо Шерлоку обвинение во лжи и не драться?
        К тому же цивилизованный план Уолтера не распространялся на разоблачение Шерлока как нового Рыцаря Ночи. Сквайр Хедли, конечно, идиот, и не отличил бы одну бухгалтерскую запись от другой. Иное дело - связанный Шерлок в костюме разбойника, запертый в карете, которую собирался ограбить. Она довезет его до самого дома Хедли - даже сквайр примет это за доказательство.
        Мери чувствовала себя предательницей: она оставила Клэнси и Клуни на дороге, но это было то, что она обязана была сделать одна, без их вмешательства, какими бы хорошими друзьями те ни были. Да и дело может кончиться тем, что ей придется кого-нибудь застрелить - вот бы не хотелось, чтобы привидения стали тому свидетелями.
        Она солгала мужу, отвергла помощь Клэнси и Клуни и поскакала в ночь с твердым намерением спасти Джека, обезвредив самозванца.
        Когда она привязала лошадь и устроилась на полусгнившем бревне рядом с дорогой, ей вдруг пришло в голову, что как-то уж слишком легко удалось выскользнуть из дома.
        Джек знал, на что она способна. А после прошлой ночи любви узнал еще лучше. От этой мысли она даже покраснела, но решила сейчас ничего не вспоминать. Он ее знает и, несмотря на это, спокойно пожелал доброй ночи и вернулся в кабинет к своей бухгалтерии.
        Почему?
        Мери сидела тихо, чуть дыша и вдруг услышала, как за ее спиной треснул сучок.
        - Выходи, Кипп, - сказала она и подождала, пока Кипп, переступив длинными ногами через бревно, сел рядом.
        - Привет, дорогая, - сказал он довольно дружелюбно. - Прекрасная ночь, не правда ли? У меня есть холодное мясо и сыр. Хочешь?
        Сдерживая гнев, Мери покачала головой.
        - Тебя послал Джек, да? - Она все же взяла кусок сыра. - Он догадался, что я собираюсь делать, и послал тебя присмотреть за мной.
        - Вообще-то, - протянул Кипп, засовывая небольшой нож за голенище сапога, - мы не были уверены, куда именно ты поедешь. Ты могла, как только Джек отвернется, поехать прямо к Шерлоку, чтобы расквитаться с ним. Я тебя не виню, Боже упаси. Я бы и сам не прочь это сделать. Я наблюдал за конюшней весь день. Не самый приятный день в моей жизни, если учесть, что наиболее удобное место для наблюдения было в стороне, подветренной от навозной кучи. Но дружба требует жертв. Друг должен приходить на помощь, согласна? Если бы ты свернула с дороги в сторону дома Шерлока, я должен был бы остановить тебя, чего бы мне это ни стоило. Слава Богу, не пришлось. Значит, мы здесь, чтобы схватить разбойника, правильно? Вообще-то мы могли бы вернуться домой, но раз уж мы тут…
        Мери не удостоила его ответом, а вместо этого потребовала:
        - Когда это ты успел увидеться с Джеком и говорить с ним? До полудня он был со мной, а потом, насколько мне известно, заперся в кабинете с Уолтером до позднего вечера. Полагаю, он послал тебе записку, в которой написал об ужасающей лжи Генри Шерлока и о том, что Шерлок обкрадывает его. Да, скорее всего Джек послал тебе записку.
        При упоминании о Шерлоке выражение красивого лица Киппа моментально стало жестким. Но тут же он лукаво улыбнулся:
        - Неужели до полудня? И не стыдно Джеку быть таким соней, и это тогда, когда следует разобраться с Шерлоком. Брак с тобой сотворил чудо, усмирив горячий нрав нашего героя. Поздравляю, дорогая.
        Мери снова зарделась, но очень скоро справилась со смущением. Ведь это был Кипп. Ее друг и наперсник. Его ли ей стесняться.
        - Я думаю, он очень счастлив, - ответила Мери, положив голову на плечо Киппу. - Счастлив настолько, что не станет делать ничего необдуманного.
        Кипп обнял Мери за плечи и слегка прижал к себе.
        - А вот тебя счастье толкнуло на дорогу, и ты собираешься совершить самый безумный и нелепый поступок в своей жизни. Если вспомнить, как когда-то ты вбила себе в голову, что надо поднять на флагшток пару бриджей, принадлежавших Ужасному Августу, то от тебя всего можно ожидать.
        Мери хихикнула и, просунув руку, обняла Киппа за талию.
        - Ах, Кипп! Я так счастлива! Прошлой ночью я решила, что мир рухнул и моя жизнь кончилась. А сейчас? - Она отодвинулась от Киппа, чтобы посмотреть ему в лицо. - Ты даже не можешь себе вообразить, Кипп, как чудесно быть влюбленным. Любить и быть любимой.
        Кипп прикоснулся к ее носу кончиком пальца, потом провел им вниз - по губам и по подбородку. Затем встал и решительно отступил от Мери на три шага.
        - Ты права, дорогая. Я и представить себе не могу такое. Вы с Джеком заслуживаете счастья.
        Мери слишком поздно поняла, что она наделала. Сказала, не подумав. Она медленно поднялась, и, подойдя к Киппу, прижалась щекой к его груди.
        - Прости меня, Кипп, - тихо сказала она, чувствуя, что вот-вот заплачет. - Но я думала об этом. Ты меня не любишь. То есть по-настоящему. Я всегда буду жить в Колтрейне, и больше мне ничего не нужно. Ты любишь бывать в своем поместье, но ты не можешь жить без Лондона. Тебе нравятся развлечения, светская жизнь…
        Он рассмеялся и, взяв Мери за плечи, постарался разглядеть в темноте ее лицо.
        - Думаю, ты права, Мери. - Кипп нагнулся и поцеловал ее в щеку. - Вы с Джеком чудесная пара и всегда принадлежали друг другу. Я верю, что вы заслуживаете друг друга.
        - Нам с Джеком повезло, что у нас есть такой хороший друг, как ты, Кипп. Спасибо тебе.
        - Если уж ты решила меня отблагодарить, не могла бы ты пригласить на чай леди Сьюзен? Или на что угодно, только бы она убралась из моего дома! Она смотрит на меня слишком пристально. Как будто изголодалась. Я даже начал подумывать, не висит ли у меня на шее персиковое печенье.
        Ему таки удалось рассмешить Мери.
        - Поехали домой. Я, должно быть, действительно сошла с ума, приехав сюда. Я теперь жена и должна научиться полагаться на своего мужа, который лучше меня знает, как нас защитить. Тем более что он видит меня насквозь и посылает друга охранять. А Рыцарь необязательно выезжает на дорогу каждую ночь. Так что поехали в Колтрейн-Хаус вместе и вытащим Джека из кабинета… Погоди… Ты слышал?
        Кипп быстро пригнулся, увлекая за собой Мери и одновременно доставая из-за ремня пистолет.
        Звук повторился. Потом стало слышно позвякивание конской сбруи и сердитые голоса. Крепко держа Мери за руку, Кипп стал пробираться по лесу вдоль дороги туда, откуда доносились голоса.
        В лунном свете хорошо была видна остановившаяся карета. Ее фонари хорошо освещали место, и Мери смогла разглядеть разбойника, наставившего пистолет на кучера, который сидел на козлах, подняв руки вверх.
        Разбойник сделал знак кучеру слезть и подойти к лошадям. Через мгновение кучер рухнул на землю, потеряв сознание от удара, нанесенного рукояткой пистолета.
        - Негодяй, - выдохнул Кипп. - Трусливый ублюдок.
        - Это не Шерлок, - прошептала Мери разочарованно. - Он выше Генри и не такой худой. Проклятие, Кипп! Это должен был быть Генри!
        - Не обязательно. Неужели ты думала, дорогая, что он сам будет делать грязную работу? - Шаг за шагом они приближались к месту происшествия, пока не увидели, как разбойник спешился и подошел к двери кареты. - Оставайся на месте. Я должен помочь тем, кто в карете. Это дело мужское, как ты понимаешь.
        Мери вдруг поняла, что если она и считала, что есть что-то романтическое в том, чтобы схватить разбойника, то весь ее романтизм улетучился в тот момент, когда она увидела, как кучер падает без сознания на землю.
        - Ты не можешь его просто застрелить?
        - Не могу, кучер лежит слишком близко к колесам. Выстрел может спугнуть лошадей, и они помчатся прямо к повороту. Я не могу рисковать, если только этот негодяй не причинил вред тем, кто находится в карете. Оставайся здесь, ладно? Не двигайся, не подвергай себя опасности, иначе, если я все это переживу, Джек меня убьет.
        - В том, что ты здесь, - моя вина, и я тебе помогу. Или ты собрался просто выйти на дорогу и пожелать всем доброго вечера, а потом вежливо попросить разбойника отдать пистолет?
        Улыбка Киппа была ослепительной.
        - Что-то вроде этого. Как же хорошо ты меня знаешь. Вот… возьми этот камень и по моему сигналу швырни его в преступника. И постарайся не задеть лошадей, идет?
        - Кипп, - начала было Мери, но он вырвал руку и, выйдя на дорогу, оказался в свете фонарей кареты. - О, Кипп, - тихо простонала Мери.
        Кипп между тем выпрямился и стал махать белым кружевным платком. В другой руке он держал за спиной пистолет с взведенным курком.
        - Добрый вечер! Лучшей ночи для грабежа и не придумаешь, а? Луна, звезды, все, что требуется, стоит только протянуть руку, не так ли?
        - Господи, ушам своим не верю, - прошептала Мери. - Да это же цитата из его глупой книги. Он с ума сошел. - Она вытащила пистолет и нацелила его на разбойника, который резко обернулся на голос Киппа. Только теперь она поняла замысел Киппа. Оставалось надеяться, что разбойник догадывается, что его должны схватить, и не попытается переписать финал на свой лад.
        - Ну-ну, приятель, - сказал Кипп, когда разбойник наставил на него пистолет. - Подумай, прежде чем стрелять. Если выстрелишь, лошади сорвутся с места - и поминай как звали. А с ними и твой доход. Будет гораздо лучше, если ты поделишься своей добычей со мной.
        - Поделиться с тобой, говоришь? С какой стати? - Половина лица грабителя была спрятана за шелковым шарфом.
        - Думаешь, по доброте сердечной? Нет. Может, я тебе расскажу, кто мой сообщник, хотя ты и держишь меня на мушке? Это наверняка тебя убедит. Сейчас самый подходящий момент узнать, кто он.
        Мери увидела, как Кипп отступил немного в сторону, давая ей возможность увидеть бандита. Она поднялась и с силой, на какую только была способна, швырнула камень и сразу же нырнула обратно в кусты, успев, однако, заметить, что камень попал в цель.
        Когда Мери снова высунулась из кустов, она увидела, что разбойник лежит на земле рядом с кучером, оба без сознания. Кипп внимательно осматривал свой пистолет, словно искал трещины в отделанной слоновой костью рукоятке.
        - Удалось! Нам это удалось! - закричала Мери, выбегая на дорогу, и со всего размаху налетела на Киппа, чуть не сбив его с ног. - Ах, Араминта, мой дорогой дурачок, мы схватили Рыцаря Ночи!
        Единственный пассажир кареты, богатый торговец из Дорсета, все еще дрожал от страха, если не за свою жизнь, то за свой туго набитый кошелек. Кипп наклонился и сорвал черный шелковый шарф с лица разбойника.
        Радость Мери оказалась преждевременной: это был не Генри Шерлок, а совершенно незнакомый ей человек.
        - Было бы гораздо лучше, если бы это оказался Генри Шерлок, - сказала она Киппу, который использовал шарф для того, чтобы связать грабителю руки за спиной.
        - Тебе не так-то легко угодить, а, дорогая? - поддразнил ее Кипп. Спасенный торговец кланялся и не знал, как его благодарить. - Если бы меня застрелили, ты присоединилась бы к хору похвал в мой адрес? Вообще-то я от природы человек скромный и не требую восхваления. Но хоть что-то могла бы сказать. Я все-таки был в двух шагах от смерти, моя жизнь была в твоих руках. После некоторых размышлений я пришел к выводу, что я либо очень храбрый… либо очень глупый.
        - Ты замечательный идиот, - провозгласила Мери. Легкомысленность Киппа заставила ее улыбнуться. - Но это должен был быть Генри. Сквайр Хедли смог бы за грабеж отправить его на виселицу, и Джек перестал бы рыться в книгах, выискивая, за что можно привлечь этого человека к ответственности. Если не просто придушить, потому что в конце концов он сделает именно это, Кипп. Ведь Генри чуть не разрушил нашу жизнь своей подлой ложью и своим воровством. - Мери села прямо в грязь и сердито посмотрела на незнакомого разбойника. - Ну почему ты не Генри! Мне так нужно было, чтобы ты был Генри!



        Глава 26

        - Вот. Нашел наконец, Уолтер, самое первое упоминание о Макдугале. Господи, я уж думал, что мы никогда его не найдем. - Джек ткнул пальцем в имя, написанное рукой Генри Шерлока, на документе двадцатисемилетней давности. - Взнос в пятьсот тысяч фунтов в счет погашения закладной на Колтрейн-Хаус. А зачем нам это знать?
        - Простое любопытство, Джек, и необходимость чем-то тебя занять, пока я не закончил последние подсчеты. - Уолтер придвинул к себе книгу и нацепил очки на кончик носа. - Да-да. Это и есть первое упоминание. Мы уже видели ежегодные записи о выплате процентов по этому займу. Тридцать тысяч фунтов в год без вычета из основной суммы. Двадцать семь лет по тридцать тысяч фунтов. Так что можешь добавить в список обвинений Августа слово «тупица».
        Джек рассеянно провел по волосам: черная лента, которой он перевязал волосы утром, опять где-то обронена.
        - Невозможно потратить или проиграть в карты такие деньги, Уолтер. Даже мой отец не смог бы. Мы знаем, что в течение семнадцати лет он получал деньги Мери - более ста тысяч, каждый раз уведомляя, что траты законны, так как якобы шли на воспитание Мери. Еще был кредит от Макдугала - деньги, которые мы с тобой послали на поддержание поместья. Поместье всегда приносило доход, даже в самые худшие годы, но он весь бывал растрачен.
        Джек откинулся на спинку стула и развел руками:
        - Не понимаю, какого черта Колтрейн-Хаус все еще в таких долгах? Я хочу, чтобы ты нашел в этих документах следы мошенничества, Уолтер. Хочу знать, где Шерлок запустил руку в наш карман? Пока я не нахожу никаких доказательств, ничего такого, за что его можно было бы привлечь. - Джек отшвырнул книгу на стол. - Я поеду к нему. Поеду и разорву его на мелкие кусочки. Не потому, что он нас столько лет обкрадывал, а за то, что он сделал вчера с Мери. Если бы ты видел ее лицо, Уолтер! Я не должен был тебе позволять отговаривать меня. Даже если мы понимаем, что он нас обманывал, мы не можем это доказать. Люди, которых я нанял, чтобы они покопались в прошлом Шерлока, ничего не нашли. Но они же предоставили мне всю информацию о Мери, так что я рад, что смог рассказать ей о ее семье. К сожалению, ничего, порочащего Генри Шерлока, они не нашли, а это была бы последняя деталь мозаики, которую мы уже почти сложили.
        Уолтер, не поднимая головы от разложенных перед ним папок, жестом указал Джеку на стул.
        - Сядь, Джек, и перестань вести себя как импульсивный подросток. Мне кажется, я нашел. Да… да… нашел. Возможно только одно объяснение. - Уолтер откинулся на стуле и широко улыбнулся. - Генри Шерлок и Джеймс Макдугал - одно лицо.
        - Что? - Джек плюхнулся на стул. - Где Шерлок достал пятьсот тысяч фунтов, чтобы одолжить их Августу?
        Улыбка Уолтера стала еще шире.
        - А он и не одалживал никаких пятисот тысяч. Он только сказал, что сделал это! - Уолтер, видимо, очень довольный собой, встал и начал расхаживать по комнате вдоль письменного стола.
        Джек с непонимающим видом смотрел на него во все глаза.
        - Мне никогда не удавалось поймать в силки крупного зайца, Джек. Если у меня был выбор - поймать острогой рыбу или умереть с голоду, я предпочитал второе. - Уолтер остановился у окна и глянул в темноту. - Я никогда не понимал, почему надо идти пешком, если можно ехать верхом. Но как же я любил цифры! Просто обожал. С того момента, когда добрый священник подобрал меня после смерти моих родителей от скарлатины - нам ее занесли англичане, - подобрал и поселил в своем доме, я обнаружил, что цифры - моя судьба. И я изучил прекрасную и изысканную науку цифр.
        - Я знаю, Уолтер. - Джек старался быть терпеливым, в который раз выслушивая своего друга. - Цифры никогда не лгут, им неведомо мошенничество. Цифры чисты, они лучше женщин - ты говорил так, но последнему я никогда не верил. Скажи мне наконец, что сказали тебе твои чистые, честные цифры? Они сказали тебе, что Шерлок - это Макдугал?
        Уолтер отвернулся от окна и показал на груду бухгалтерских книг.
        - Если посмотреть повнимательнее, в них есть все. Шерлок, видимо, тоже любит цифры, поэтому он сводил балансы и выписывал чеки - даже те, которые сам выдумывал. Он записывал каждое украденное им пенни и сводил эти пенни с несуществующими в общий баланс. Но ни единого пенни не шло на нужды Колтрейна. Несуществующие суммы записывались как входящие, а настоящие - как исходящие. Он не скрывал уворованных сумм, он их каталогизировал. Очень четко. Поэтому я не заметил раньше - искал промашки. Но как только я… как только я…
        - Мне ты не собираешься ничего рассказывать, не так ли? Будешь все держать при себе, упиваясь своим талантом и медленно сводя меня с ума.
        Уолтер сел за письменный стол и вытянул перед собой руки, как учитель, который собирается изложить своему ученику основные факты.
        - Допустим на минуту, Джек, что Колтрейн-Хаус всегда был зажиточным поместьем. Представим себе, что Генри Шерлок, при всей своей нечестности, был на самом деле отличным управляющим, так что даже огромные траты Августа не поставили поместье под угрозу. И твоя прелестная жена, наша дорогая Мери, тоже была компетентным управляющим. Нам сразу же стало ясно, когда мы приехали сюда, что все здесь под контролем.
        - Тогда откуда займы? Закладные? И почему, если это проклятое поместье самодостаточно, ему грозит разорение?
        - Все дело в цифрах. - Уолтер постучал пальцем по книгам. - В цифрах и в пьяном, глупом, ничего не ведающем Августе. Цифры и молодая женщина, которая верила тому, что ей говорили. Все это продолжалось более двадцати лет. Чтобы объяснить тебе, что я имею в виду, что я нашел, потребуется много дней. Надеюсь, ты мне веришь - я нашел то, что ты искал.
        Джек кивнул, соглашаясь. Провести столько дней среди этих пыльных, старых книг! Он устал! Ему хотелось найти жену, обнять ее, любить ее. Но он сказал шутливо:
        - Продолжайте, дорогой учитель.
        - Спасибо, Джек. Ты, если захочешь, хороший ученик. Попросту говоря, деньги Мери - деньги ее отца - всегда были в кармане у Шерлока. Закладная на пятьсот тысяч фунтов никогда не существовала, хотя ежегодный процент по ней определенно выплачивался Генри Шерлоку. Наши с тобой вложения в поместье тоже оказывались в его карманах.
        - По документам этого не видно, но я тебе верю. Мы знаем по крайней мере, что выплата процентов - явная ложь, если учесть тот факт, что Ньюбери и Голд еще не получили ни пенни. Все же я был поражен, когда Шерлок заявил, что по этим двум закладным долг составляет почти сто тысяч, хотя мы с тобой знаем, что он не превышает двадцати пяти тысяч. Когда мы это обнаружили, я обрадовался: мы его поймали! Но потом понял, что у нас нет доказательств, что нам придется объяснять сквайру Хедли, кто на самом деле Ньюбери и Голд - это мы с тобой. А ты видел, что это за человек. Он и половины не поймет.
        - Знаю, Джек. Но вернемся к тому, что я раскопал. Каждое пенни, заработанное в поместье, регулярно попадало в карман Шерлоку. Только когда сумасшедшие траты Августа превышали доходы, положение дел становилось угрожающим. В такие времена Шерлоку приходилось тратить даже немного собственных, то есть украденных для себя денег, чтобы продержать поместье на плаву. Как это, должно быть, его раздражало! Он, наверное, больше всех радовался, когда Август умер.
        Уолтер поднял одну книгу и повернул ее так, чтобы Джек мог прочитать.
        - Так вот, Генри проценты выплачивал регулярно, за исключением тех случаев, когда подлинные траты Августа становились чрезмерными. Тогда выплаты прекращались до тех пор, пока не появлялись доходы от поместья. Проценты переводились все время на одни и те же фамилии. Год за годом.
        Джек начал понимать, к чему клонит Уолтер. Несмотря на то что он любил землю, лучше всего себя чувствовал, когда работал на ней или объезжал поместье, он тоже неплохо разбирался в цифрах и бизнесе.
        - Твой Шерлок - фанатик цифр и любит порядок. Макдугал получал по тридцать тысяч фунтов каждый год. Некий Саймон Марч получал пять тысяч фунтов каждый квартал в течение двадцати лет. Есть еще Уильям Холлис, Эдвард Блэкер и Ричард Лидс, и все трое - это Генри Шерлок, я в этом уверен, Джек. Его выдает аккуратность. Настоящие займы, как правило, бывают нерегулярными, от случая к случаю.
        Уолтер порылся в куче книг, наваленных на письменном столе, и положил три увесистых гроссбуха один за другим в протянутые руки Джека.
        - Здесь учтены годы, когда Генри пришлось вложить свои деньги, чтобы как-то продержаться. Это произошло три раза, Джек, - двадцать один год тому назад… пять лет тому назад и два года назад, когда цены упали очень низко после войны. Это доказывает мою правоту.
        - А кому-либо другому мы можем это доказать? Уолтер снял очки и положил их на стол.
        - В этом-то и несчастье, Джек. Боюсь, что нет. Так же как доказать, что все аккуратно записанные карточные долги существовали на самом деле. Мери работала, а Генри присваивал себе результаты ее труда. Но я ей этого не скажу. Чтобы удержать Мери от смертоубийства, тебе мало будет помощи Уиллоуби. Для этого потребуется полк. Но она не могла ничего знать, бедняжка. У меня ушли недели на то, чтобы разобраться, а я, можно сказать, эксперт. Я был заворожен мелкими деталями, и они заслонили собой общую картину.
        - Значит, - сказал Джек, отодвигая книги, - если мы не можем ничего доказать, какой смысл в том, что ты обнаружил, Уолтер? Как мы сможем себе помочь?
        Уолтер приподнял лацкан и понюхал розовый бутон.
        - По крайней мере, мой мальчик, мы не заплатим Шерлоку тридцать тысяч фунтов в качестве процентов по закладной. Не знаю, как тебе, но мне это доставляет большое удовольствие. Мы не можем представить доказательств, но он не может представить нам Макдугала.
        Уолтер откинулся на стуле и на минуту задумался.
        - Вообще-то ведение дел Генри Шерлоком вызывает восхищение. Он просто гений. Август разорял свой дом, а Генри позволял ему это делать. Зачем тратить деньги на ремонт того, что скоро рухнет само собой? Допуская разруху, он хотел доказать Мери, да и нам, что поместье находится под угрозой банкротства.
        Джек не очень внимательно слушал Уолтера, потому что думал о причинах, толкнувших Шерлока на воровство.
        - Он копил деньги, чтобы сколотить себе состояние. - Джек стал рассуждать вслух. - Но это было не самое главное. Он остался здесь после смерти Августа и даже построил поблизости дом.
        Джек посмотрел на Уолтера, который улыбался все шире: он явно гордился своим учеником.
        - Дело не только в деньгах. - Джек все больше распалялся. - Ему нужен Колтрейн-Хаус, все поместье целиком. Он строил планы и выжидал почти тридцать лет. И он был близок к осуществлению своих планов. Страшно подумать, насколько близок!
        Джек встал и стал расхаживать по комнате, как это недавно делал Уолтер.
        - Если бы я не вернулся, если бы не приехал сейчас, то к концу года Макдугал - Генри Шерлок - прибрал бы поместье к рукам. Господи, Уолтер, как же он, должно быть, был недоволен, когда я вернулся! Недаром он все время убеждал меня отложить свой приезд, говорил, что Мери все еще ненавидит меня. - Джек остановился и пристально посмотрел на своего друга. - Но мы не можем этого доказать? Я правильно тебя понял, Уолтер?
        - Думаю, мы можем предъявить ему то, что нам стало известно, - осторожно ответил Уолтер. - Это его, возможно, напугает, но не более того. Его план работал, пока ты был подростком и сработал бы в том случае, если бы ты не вернулся. Я думаю, что Шерлок не склонен к насилию. Но сейчас ему нужно, чтобы тебя не было в живых, Джек. Это совершенно очевидно. Для этого он и воскресил Рыцаря Ночи. Он надеется, что тебя повесят, он даже указал на тебя в своем анонимном письме сквайру Хедли. И как бы я ни верил в логический подход к решению проблем, твоя дорогая жена права: надо поймать этого ночного разбойника.
        В дверь постучали, и, кланяясь Джеку, вошел Максвелл.
        - Вы хотели знать, когда вернется миссис Колтрейн. Его светлость привез ее целой и невредимой несколько минут назад. Сейчас она в ванной.
        Джек посмотрел на Уолтера, перебиравшего на столе бумаги.
        - Мы закончили? - спросил Джек, разрываясь между стремлением найти способ избавиться от Генри Шерлока и непреодолимым желанием увидеть жену, которая, верно, уже лежит в мыльной пене в ванне. Это не было тем логическим мышлением, которым так гордился Уолтер, но ведь у каждого человека должны быть свои ценности.
        Джек потер подбородок и вспомнил, что за всеми событиями, происшедшими в его жизни за последние двадцать четыре часа, он забыл побриться.
        - Ванна - это хорошо, - сказал он и попросил Максвелла, чтобы и ему приготовили ванну. - Конечно, если ты не возражаешь, Уолтер?
        - Иди, иди, - махнул рукой Уолтер. - Мы продолжим завтра утром…
        Джек был за дверью прежде, чем Уолтер успел закончить фразу.
        Шелковое покрывало на роскошном брачном ложе было откинуто, простыни усыпаны лепестками роз. На всех столиках, на каминной полке, перед зеркалом большого комода - везде горели свечи. На столике возле кровати стояла бутылка вина и два хрустальных бокала.
        Клэнси огляделся, вздохнул, потрогал пальцем одну из множества ваз с цветами и провозгласил комнату готовой, хотя Клуни все еще продолжал усердно рассыпать лепестки по ковру.
        - Ты так думаешь? - спросил Клуни, остановившись, чтобы обозреть результат их труда. - Может, принести из кухни кошку и положить ее перед камином? Как завершающий штрих. Впрочем, нет. И так достаточно.
        - Достаточно, - подтвердил Клэнси. - К тому же я слышу, что Мери скоро выйдет из ванной. Пора уходить.
        Клуни надул губы.
        - Уйти? Я думал…
        - Мы не можем остаться, Клуни. Мери посмотрит, что мы сделали, и поблагодарит нас. Потом к ней присоединится Джек, и не успеем мы оглянуться, как очутимся неизвестно где. Другими словами, мы не можем остаться.
        - Почему не можем? Ну хоть на минутку, увидеть ее реакцию на наш сюрприз.
        - Нет!
        - Ох, Клэнси! Поздно. Они уже идут.
        Джек внес Мери в комнату на руках.
        Он появился в ванной неожиданно, как раз в тот момент, когда Хани помогала Мери надеть халат - его старый халат. Хани смущенно хихикнула, потому что Джек тоже был в халате, и, сделав реверанс, поспешно удалилась.
        Джек не сказал ни слова. Слова были не нужны. Он просто подошел к Мери, улыбнулся и поднял ее на руки. От него пахло мылом, а влажные волосы свисали до плеч. Она чувствовала его мускулистое тело под бархатным халатом, но не испугалась, не стала нервничать. Это - Джек, и он любит ее.
        Она слышала, как он ногой захлопнул за собой дверь, и знала, что скоро окажется в постели в объятиях мужа и ими снова овладеет магия любви. Слова и вправду были не нужны.
        - Черт возьми, что здесь произошло? - удивился Джек. Вздохнув, Мери подняла голову и огляделась. Потом снова прильнула к Джеку.
        - Клуни и Клэнси, - сказала она, стараясь не рассмеяться. - Больше некому. Не правда ли, мило с их стороны? Я думаю, они таким способом нас благословляют.
        Не успела Мери опомниться, как уже стояла на ногах, а на нее с воинственным видом взирал Джек.
        - Мери, - сказал он сквозь зубы, - я понимал тебя, когда тебе было шесть лет и ты уверяла всех, что у тебя есть подруга Патриция, которая должна была отвечать за все твои шалости, хотя никто никогда не видел эту Патрицию. Я делал вид, что верю тебе, когда тебе было двенадцать и ты рассказывала, что ангелы каждую ночь поют тебе колыбельную. Ты тогда упала с дерева, сломала руку и от боли не могла заснуть, вот и придумала эту сказку. Я сдержался и не стал спорить, когда ты сказала, что Клэнси и Клуни заперли нас прошлой ночью. Но прошу, не уверяй меня, что они имеют отношение к тому, что произошло здесь.
        Мери подошла к вазе с маргаритками и, наклонившись, понюхала цветы.
        - Хорошо, Джек. Я не буду тебе этого говорить. Но тогда кто это сделал? Хани? Миссис Максвелл? Или, может, Алоизиус, - лукаво усмехнулась она.
        - Господи, - вздохнул Джек и сел на край кровати - единственное место, не усеянное лепестками. - Ладно, Мери, чтобы завершить спор, и только на этот раз, я поверю тебе. Они все еще здесь?
        Клуни слетел с потолка, где строил рожи нарисованному там херувиму, и сплясал перед Джеком короткую, но темпераментную джигу. Джек не обратил на него никакого внимания.
        Мери обхватила себя руками, стараясь не улыбаться. Бедный Джек. Она закрыла глаза и сконцентрировалась.
        - Да, они здесь. - Она все же не удержалась от улыбки. - Вдохни поглубже, и ты почувствуешь легкий запах камфоры, хотя его трудно различить: слишком сильно пахнут цветы.
        - Она всегда так говорит. - Клэнси тоже спустился вниз, понюхал свой рукав, потом рукав Клуни. - И она права. Поверишь ли, Клуни? Она права.
        - Ладно, пусть будет камфора, - согласился Джек. - Они здесь. А теперь они уйдут, потому что я хочу, чтобы они ушли. Я ведь могу это сделать? Разве ты не говорила, что они тебя слушаются?
        Мери вытащила из вазы цветок и стала вертеть его в руках.
        - Они меня слушаются, потому что я в них верю. А ты в них не веришь. Как бы добр ты ни был, как бы ни старался мне угодить, ты в них не веришь.
        - Значит, бесполезно говорить им, чтобы они ушли? Ты это хочешь сказать?
        - Если ты не веришь, они тебя не послушаются и не уйдут. Я, конечно, не могу быть уверена, просто я чувствую, что права.
        Джек задумался на мгновение, словно переваривая то, что она ему сказала.
        - Я хочу, чтобы они были здесь. - Джек улыбнулся, а потом встал и раскинул руки, будто хотел обхватить всю комнату. Спасибо, джентльмены, за все, что вы сделали, - сказал он и поклонился своей невидимой аудитории. - Потом вдруг стал серьезным и добавил без намека на насмешку, а наоборот, немного торжественно: - Спасибо за все, что вы сделали, за то, что утешали Мери и защищали ее в мое отсутствие. Спасибо за все то, чему вы меня научили, за тот мир, который вы передо мной открыли. И слышите, Клэнси и Клуни, спасибо вам, что были со мной, что любили меня, когда я был маленьким, испуганным мальчиком. С вами я чувствовал себя в безопасности. Я никогда вас не забуду.
        Растроганный Клэнси улыбнулся Клуни и сказал:
        - Может, он и не верит, что мы здесь, но он нас любит, а этого достаточно, правда?
        - Да, дорогой друг, - отозвался Клуни. - Вполне. Смахнув слезинку, Мери потянула Джека за рукав.
        - Как я тебя люблю, Джек Колтрейн.
        К Джеку будто вернулась юность. Он выглядел даже немного смущенным.
        - А теперь сжалься над ними и вели им ненадолго уйти.
        - Незачем просить дважды, - пробурчал Клэнси, выталкивая Клуни через окно и следуя прямиком за ним. - Гораздо лучше приземлиться в саду, чем в кладовке Максвелла, и смотреть, как он ножом чистит ногти.
        - Я уже не чувствую запаха камфоры, - заявил Джек и взял Мери за обе руки.
        - И я больше не чувствую. - Мери переместилась ближе к середине постели, увлекая за собой Джека и не обращая внимания на то, что ее халат распахнулся, обнажив бедра.
        - Значит, они ушли? Мы одни? - Улыбка Джека была явно озорной. Он отпустил руки Мери и сбросил с себя халат.
        - Совершенно одни, Джек, - подтвердила Мери. Он лег с ней рядом, и его мускулистое тело утонуло в желтых, розовых и красных лепестках. - Поскольку мы одни, я могу сказать, что не сержусь на тебя за то, что ты послал Киппа следить за мной, словно мне нужна нянька. А ты, надеюсь, простишь меня за то, что я хотела тебе помочь. Хочешь послушать, что мы с Киппом делали ночью, что обнаружили? Это важно.
        Джек склонился над ней и стал покусывать мочку ее уха.
        - Нет, что-то не хочется. Если только тебя интересует взамен, на что наткнулись мы с Уолтером, после того как целый день и полночи листали бухгалтерские книги. Это тоже важно.
        Мери поморщилась: ничего более скучного она себе и представить не могла. От дыхания Джека у нее мурашки побежали по спине, а по животу разлилось уже знакомое ей - и весьма приятное - тепло.
        - Неужели ты посмеешь мне рассказать об этом сейчас? - полушутливо-полусерьезно спросила она и, повернувшись к нему, безошибочно нашла то место повыше талии, где Джек больше всего боялся щекотки.
        Они катались по постели, словно щенята на лугу, и лепестки прилипали к их разгоряченным телам, руки двигались, чтобы щекотать, дразнить… а потом… постепенно, чтобы ласкать.
        Дыхание Джека стало прерывистым, когда он вошел в нее. Их тела двигались в такт, как единое целое. Они погрузились в мир ощущений, где не было боли, а лишь бесконечное удовольствие.
        Мери обнимала Джека так крепко, словно боялась, что навсегда потеряется в этом удивительном мире ощущений, которые охватывали ее все больше, все настойчивее. Она чувствовала силу его мускулистых бедер у себя между ног. Потом он неожиданно перекатился на спину, так что она оказалась на нем верхом.
        Откинув голову, она закрыла глаза. А он обхватил ладонями ее груди и начал гладить большими пальцами соски. Потом его руки скользнули вниз по животу и ниже - к самой ее сердцевине, туда, где бушевало пламя.
        - Джек, - начала было она, но волны наслаждения окатывали ее одна за другой, ей казалось, она летит куда-то… в неизвестность. - О Боже, Джек…
        Он позволил ей упасть на него. Ее дыхание все еще было неровным, а тело продолжало содрогаться, стало как бы аморфным, она уже не могла понять, где кончалось ее собственное тело и начиналось тело мужа.
        И тогда он снова вошел в нее. Медленно, как будто впереди была вечность и он собирался насладиться каждой ее минутой. А ее тело вновь ожило, хотя ей казалось, что новые ощущения невозможны.
        - Я люблю тебя, Мери, - шептал он ей на ухо. Его бедра то поднимались, то опускались во все убыстряющемся темпе. - Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю…
        Смеясь и плача, Мери прильнула к его губам в поцелуе.



        Глава 27

        Мери лежала на спине под одеялом и старательно притворялась спящей, а Джек пощипывал губами ее ухо. Но когда его рука скользнула вниз к ее животу, Мери шлепнула по ней. Хотя солнечный свет не проникал сквозь опущенные шторы, было очевидно, что за окном - утро, предвещавшее прекрасный день, но Мери не спешила вставать.
        Джек тоже не торопился. Мир подождет. Шерлок может подождать. Умом он понимал, что ведет себя глупо. Но он только что обрел Мери, обрел любовь. А влюбленный мужчина всегда найдет оправдание своей глупости. Он придвинулся ближе и положил руку на плоский живот Мери.
        Мери схватила ее обеими руками и сжала.
        - Джек?
        - Хм-м, - пробормотал он, проводя языком по ее изящной шее.
        - Джек? - Она так сжала его пальцы, что они хрустнули. - Кто этот человек?
        - Какой человек? - Настроение Джека мгновенно переменилось. Он поднял голову и увидел, что ее голубые глаза широко раскрыты от изумления.
        - Прошу прощения, сэр, но я уже второй день подряд не нахожу вас в том месте, где вы должны быть, когда я прихожу вас будить. Вы велели будить вас каждое утро в семь часов. Я не видел вас вчера, сэр. Вы не брились, не принимали ванну, хотя, как я понял, вчера поздно ночью все же обливались водой. А меня вы не позвали, что я считаю оскорбительным, хотя я и не подумал бы вставать с постели в столь поздний час. С меня хватает того, что я делаю для вас целый день. Глажу шейные платки. Чищу сапоги. Вытаскиваю эти отвратительные колючки из вашей куртки.
        - О Господи! - Джек закрыл глаза и положил голову на плечо Мери, которая натянула одеяло до самого подбородка. Потом Джек приподнял голову и посмотрел на худого маленького человечка, стоявшего на пороге комнаты с дрожащими от негодования губами.
        - Я больше так не могу, сэр, - предупредил он срывающимся голосом, заламывая руки. - Просто не могу. Мне нужна упорядоченная жизнь. Мои нервы слишком расстроены. Я попрошу принести мне завтрак в мою комнату и возможно, проведу в постели весь день. Надеюсь, вы меня понимаете, сэр?
        - Да-да, понимаю. А сейчас, пожалуйста, уходите. Я попрошу кого-нибудь другого приготовить мне ванну. Или сам приготовлю. Хотя бог его знает, как это делается.
        - Сэр! - в отчаянии, чуть не рыдая, воскликнул человечек. - Вы не попросите меня? Меня? Как можно, сэр? Позвольте сказать вам, что я буду ждать вас в вашей гардеробной через четверть часа. Вы собираетесь сами бриться? Да я умру со стыда, сэр.
        К этому моменту Джек уже зажал рот Мери ладонью, чтобы она не расхохоталась. Он отпустил руку лишь после того, как дверь закрылась и они снова остались одни.
        - Ах, Джек, - сказала Мери и села. При этом ее грудь нескромно обнажилась, к полному восторгу Джека. - Кто это был?
        - Роудз, - отозвался Джек, упиваясь самой восхитительной в своей жизни картиной. - Мой камердинер.
        - Я ни разу его не видела. Я помню, ты как-то говорил о нем, но он никогда не попадался мне на глаза. Хотя это неудивительно: в доме семьдесят пять комнат. Он действительно завтракает у себя в комнате? А кто ему подает?
        - Понятия не имею, - ответил Джек, целуя ее в плечо и спускаясь все ниже. - Полагаю, что кто-то… М-м-м… какая ты вкусная! Пожалуй, я позавтракаю тобой!
        - Джек! - Она оттолкнула его, так что он упал на спину, застонав от разочарования. - Где ты его откопал? И почему не прогонишь?
        Джек сдался. Роудз каким-то образом оказался главной темой утреннего разговора, и он знал, что Мери не отстанет, пока он все не объяснит.
        - Ты помнишь, что мы с Уолтером купили в Лондоне дом? - начал Джек, взбив подушки, прежде чем откинуться на них. - Роудз достался нам вместе с домом и другими слугами. Уолтер взял себе из конюшни двуколку, а мне дал Роудза. В то время я посчитал это отличной сделкой, но сейчас я сомневаюсь в ее разумности.
        - Вы купили дом в Лондоне? Ах да, припоминаю. Ты хотел подарить его мне. Думаю, я смогу тебя простить, если ты мне о нем расскажешь.
        Джек был рад, что она не стукнула его за то, что он хотел избавиться от нее, предложив сначала определенную сумму денег и дом в придачу, а потом собирался - для ее же блага - отослать ее в город.
        - Дом тебе понравится. По мнению Киппа, он расположен в престижном районе. Тебе не хочется поехать в Лондон и взглянуть на мое приобретение?
        Мери прижалась к нему, напомнив о его несбывшихся планах на сегодняшнее утро.
        - Представь себе, Джек, я никогда не была от Колтрейна дальше чем на пять миль. Хочется ли мне съездить в Лондон? Ну и глупые же ты задаешь вопросы, Джек.
        Она поцеловала его в грудь, а потом вздохнула:
        - Нам сначала предстоит заставить Генри сказать правду. Или убедить Рыцаря Ночи рассказать сквайру Хедли, кто его нанял. Как ты считаешь, после ночи, проведенной в холодном подвале в Уиллоуби-Холле в подвешенном - словно рождественский гусь - состоянии, он станет более разговорчивым?
        Джек все еще сомневался, что Кипп и Мери действительно поймали разбойника. Он позволил Мери ее маленькое приключение под присмотром Киппа, потому что предполагал, что в крайнем случае, она схватит насморк, пока будет холодной ночью поджидать Рыцаря Ночи.
        Пока Джек, одеваясь, выслушивал рассказ Мери о ночном происшествии, пришла записка от Киппа, в которой он сообщал, что повез разбойника к сквайру Хедли.
        Джек узнал о записке от Уолтера, который, оказывается, вообще не ложился спать, снова и снова изучая документы о финансовом положении Колтрейна.
        - Я все еще не верю, - признался Джек, опускаясь на стул, на котором просидел накануне много часов, - что Кипп в одиночку поймал этого грабителя. Я с таким же трудом мог бы себе представить тебя, Уолтер, участвующим в скачках на ежегодной деревенской ярмарке.
        - Да, это было бы интересное зрелище! Но тебе лучше взглянуть вот на это. - Уолтер порылся у себя на столе и вытащил подшивку каких-то бумаг, похожих на официальные документы. - Вот, нашел. Пока Кипп занят тем, что везет разбойника к сквайру Хедли, почему бы тебе не развлечься чтением?
        - Сейчас прочитаю, - ответил Джек, положив бумаги себе на колени. - Ты уверен, что в записке Киппа сказано, что пойманный им был нанят Генри Шерлоком?
        - По словам Киппа, этот человек признался, что его нанял некто с седыми волосами, живущий в большом красивом доме, и что не заплатил и половины того, что обещал. - Уолтер понюхал увядший бутон. - Что-то вроде этого. Ты же понимаешь, когда этот разбойник не явится к Шерлоку утром за деньгами, Генри сразу поймет, что его план не удался.
        - Разумеется, но я также догадываюсь, что наш проницательный сквайр Хедли не поверит разбойнику, сочтет наветом на Генри Шерлока - уважаемого члена общества. Тем более что богобоязненная христианка Сара не позволит ему заподозрить Шерлока. А Кипп известен своим легкомыслием, так что ему не поможет даже его титул. Я не смог поделиться всем этим с Мери, потому что она заранее счастлива, что Генри попадет в тюрьму уже до полудня.
        - В таком случае я предлагаю тебе прочесть завещание твоего покойного отца. Я провел интересную ночь, Джек, пока бродил по комнатам, потому что был не в силах заснуть. Я наткнулся на эти бумаги рано утром. И знаешь где? В музыкальном салоне. Ума не приложу, почему мы раньше не попросили показать нам завещание и почему Шерлок его не спрятал. Я пришел к выводу, что Август, должно быть, прочитал его, подписал, а потом сунул в первое попавшееся место и отправился пить дальше, а потом начисто о нем забыл. Прочти его, Джек. Думаю, мы заполнили последнюю клеточку мозаики.
        Джек глянул на бумаги, потом на Уолтера.
        - Ты их уже прочел? Может, расскажешь то, что мне следует знать?
        - Разреши мне, Уолтер, пожалуйста. - Алоизиус Бромли вошел в кабинет и сел рядом с Джеком. - Очень, знаешь ли, интересные два документа.
        - Два? - удивился Джек и принялся читать. Старый наставник затянул потуже шарф на тонкой шее и печально улыбнулся:
        - Я читал завещание, которое мне показал Шерлок много лет тому назад. Мне даже пришлось заверить подпись твоего отца. Завещание было очень простое: все должно было перейти к тебе. Я предположил, что кровные узы все-таки оказались крепкими и Август предпочел, чтобы поместье осталось в семье. Мне бы хотелось сказать, что он сделал это из любви к тебе, Джон, но ты взрослый человек и вряд ли этому поверишь.
        - И вот сегодня утром я нашел этот экземпляр завещания, - продолжил Уолтер. - Он был подписан за пять дней до твоего отъезда из Англии, но нашему другу Алоизиусу в этот раз не было предложено заверить подпись твоего отца, как ты сам догадываешься.
        Джек встал и подошел к столику, где стояли графины с вином. Было только восемь утра, слишком рано для того, чтобы пить, но Джек почувствовал, что ему совершенно необходимо промочить горло.
        - Продолжайте, - прохрипел он.
        - Ты никогда не отличался терпеливостью, - вздохнул Уолтер. - Я бы мог прочитать абзацы, которые разнятся, но они очень длинные и полны юридической терминологии. Если в двух словах, разница в том, что, если ты умрешь, не оставив наследника, Шерлок, помимо своей доли, наследует все поместье. Мери должна была получить небольшую пожизненную ренту и скромный домик в деревне.
        Джек поставил на место графин, так и не открыв его.
        - Если бы я… вот сукин сын! - вырвалось у Джека, но замысел Шерлока потряс его. Этот человек хотел заполучить Колтрейн-Хаус! - По всей вероятности, джентльмены, - начал Джек после долгой паузы, - Шерлок задумал все много лет тому назад. Он писал мне, что Мери в безопасности, но не хочет видеть меня и что лучшее, что я могу для нее сделать, это больше никогда не возвращаться. Он знал, знал, что я чувствовал виноватым себя в том, что случилось с отцом Мери и с ней самой. Остается удивляться, почему он не убил меня в ту ночь и не покончил со всем разом.
        - Я сам этому удивлялся, Джон, - вздохнул Алоизиус. - Но после того как Уолтер ознакомил меня с фальшивыми займами и прочим мошенничеством, я решил, что тогда это было преждевременным. Благодаря твоей женитьбе на Мери Август получил контроль над наследством Мери. Шерлоку, возможно, было необходимо время, чтобы присвоить эти деньги и составить новое завещание. Ему надо было подождать, пока умрет Август.
        - Да, ему нужно было выждать время, когда мой отец умрет, а умереть одновременно мы не могли - это было бы странно. А Шерлок помешан на порядке, - вслух размышлял Джек. - Я не умер, хотя никто в Англии не знал, что я жив, кроме него. Его это пока устраивало, ведь ему достался участок земли по завещанию. Он построил себе дом, обставил его, а мой дом все больше разрушался. Медленно, но верно он утверждался в глазах окружающих, как будущий хозяин Колтрейна. Никто и подозревать не мог его в чем-то незаконном, особенно потому, что он так долго помогал Мери. Он мог себе позволить не торопиться: несмотря на то что Мери довольно умело управляла поместьем, полученные доходы не покрывали процентов по закладной Макдугала, то есть по его закладной. Еще несколько месяцев, джентльмены, и Колтрейн-Хаус упал бы прямо в руки Шерлока, как спелая слива.
        - Мне очень жаль, Джон, - печально сказал Алоизиус. - Мне следовало бы знать… Но Шерлок всегда казался таким преданным, таким надежным. А в ту ночь он действительно спас тебе жизнь.
        - Неужели? - Джек сидел на стуле сгорбившись. - Но подумай вот о чем, Алоизиус. Шерлок всегда был готов помочь, но неизменно после того, как что-то произошло. Как только он получил то, что хотел - а он определенно задумал завладеть приданым Мери, - ему стало необходимо избавиться от меня. Тогда он воспользовался случаем и посадил меня на корабль, отплывавший в Америку.
        - Господи, Джек, ты прав! Он позволил Клэнси и Клуни остаться, но только после того, как в дом привезли Мередит. Он стал настаивать на том, чтобы тебя послали учиться, но только после того, как ты достаточно подрос, чтобы помогать управлять имением. Но когда ты вырос, ты стал помехой на его пути. В ту ночь он приказал сломать дверь и спас тебя от Августа, но только после того, как вас с Мери оженили. Да, он определенно заявил о себе как о спасителе Колтрейна. И все это время он набивал себе карманы, ожидая подходящего момента.
        Джек кивнул и, встав, бросил завещание на пол.
        - Уолтер, Алоизиус, уложите по смене белья и будьте готовы уехать отсюда через час. Мери поедет с вами.
        - Уехать? - удивленно спросил Уолтер. - Куда уехать?
        - В Лондон, в наш новый дом. Даю вам час, джентльмены, не больше.
        Ничего не объяснив, Джек вышел из кабинета, чтобы найти Мери. Она обещала быть послушной женой и не выходить из дома весь день.
        Даже если Киппу не удалось убедить сквайра Хедли, к этому моменту Генри уже был в курсе, что наемник выдал его и что его план завладеть Колтрейном рухнул.
        С этой мыслью Генри Шерлок вряд ли смирится, особенно после того, как тридцать лет планировал, терпел и надеялся. Джек мог бы предположить, что Шерлок сбежит, но представить себе, что он бросит свой великолепный дом и все то, на что он положил столько трудов, было невозможно.
        Джек был уверен, что справится с Шерлоком. Но сначала надо отослать Мери подальше от надвигающейся опасности.



        Глава 28

        Мери услышала четкие шаги Джека, поднимавшегося по каменным ступеням, и мысленно помолилась о том, чтобы он прошел мимо дверей большой гостиной.
        Но ее молитва не была услышана. Двери открылись, и Джек вошел со словами:
        - Вот ты где, дорогая. Боюсь, мне придется попросить тебя…
        - Привет, Джек, - сказал сидевший на диване Генри Шерлок. - Рад тебя видеть.
        - Не надо, Джек, - быстро предупредила Мери, увидев, что Джек бросился к Шерлоку. Она показала на открытые стеклянные двери, выходившие в сад. За ними стояли двое дюжих парней с пистолетами.
        Они вошли внутрь и, встав позади Шерлока, направили пистолеты на Джека.
        - Ты в порядке, Мери, дорогая?
        - Все хорошо, - ответила Мери и улыбнулась. Все это выглядело абсурдно. Они ведь у себя дома. Ничего не может случиться с ними в их собственном доме. - А как ты, дорогой? Может, позвонить Максвеллу, чтобы он принес поднос с закусками?
        - Думаю, больше подойдет корыто. - Тон Джека был непринужденным, но взгляд - жестким. - Тебе ведь уже приходилось хлебать из корыта Колтрейна, Генри, не так ли? Ты даже залезал в него всеми четырьмя, чтобы поваляться вволю.
        - Что за шутки! - Генри встал и жестом указал Джеку на место рядом с Мери на диване напротив. - Садись, Джон. Подождем, когда подъедет сквайр Хедли.
        Мери взяла Джека за руку, чувствуя, что ее собственная рука дрожит и холодна как лед.
        - Генри приехал, потому что до него дошел слух о поимке Киппом Рыцаря Ночи. Что-то он узнал об этом слишком уж быстро, тебе не кажется, Джек? Но Генри уверен - так он сказал, - что это ты нанял разбойника грабить кареты и он хочет защитить меня от тебя, пока не приедет сквайр, чтобы тебя арестовать. Он также уверен, что это произойдет с минуты на минуту. Как он добр, правда? Хотя и посчитал нужным держать меня под прицелом, чтобы я не предупредила тебя о его визите.
        - Вижу, он прихватил двух вооруженных приятелей. Очень интересно. Но это тебе не поможет, Шерлок. Кипп заставил разбойника признаться, что это ты его нанял, а не я. Думаю, в данный момент он называет твое имя доброму сквайру. Ты, видимо, поскупился и не очень щедро его вознаградил. А ведь у тебя достаточно денег, даже если они перекочевали к тебе из чужих карманов.
        Джек встал, за ним, не отпуская его руки, Мери. - Прежде чем ты бросишься бежать, Шерлок, позволь сказать тебе, о чем мне еще известно. Ты солгал Мери, и я убил бы тебя за эту ложь, если бы не знал, что тебя повесят за другие преступления. Я знаю о завещании, которое ты заставил подписать Августа за пять дней до того, как нас с Мери поженили и я был вынужден уехать. Ты ведь помнишь это завещание, Генри? Оно провозглашает тебя наследником в случае моей смерти от болезни или несчастного случая… или если меня повесят. Некоторым образом даже забавно, ты не находишь? Петля готова, но в нее сунут твою голову, а не мою.
        Обычно бледные щеки Шерлока вдруг запылали румянцем, его самоуверенность таяла на глазах. Мери почувствовала, как Джек, крепко сжав ее руку, заставил ее сдвинуться в сторону дверей.
        Высоко над их головами зазвенела люстра, словно легкий ветерок налетел.
        - Что делать, что делать? - простонал Клуни и бросился в объятия Клэнси, дрожа от страха. - «Я отдал бы всю свою славу за кружку эля и безопасность», - процитировал он.
        Клэнси слегка оттолкнул друга.
        - Нет у тебя никакой славы, идиот.
        - Нет славы? - Клуни сник, но тут же просиял. - Может, эль есть по крайней мере? Тоже нет, - вздохнул он. - Но мы должны спасти наших детей. Мы ведь здесь поэтому, правда, Клэнси? Спасти нашу Мери и нашего Джека. Но как, Клэнси, скажи, как?
        Хотя у Мери в голове вертелась тысяча вопросов, а сердце замирало от страха, она чувствовала присутствие Клуни и Клэнси. Она подняла голову и мысленно поблагодарила своих друзей, а потом сжала руку Джека, чтобы он посмотрел на нее.
        Если существовал момент, когда Джек обязан был поверить - поверить по-настоящему - он наступил. Мери показала глазами на люстру. Когда он кивнул, у нее от радости сильнее забилось сердце.
        - Ты это видел, Клуни? Они оба посмотрели вверх! А Джек - Джек даже подмигнул мне. Ты прав, они рассчитывают на нас. - Клэнси выпятил свою впалую грудь и поднял подбородок. - Я всегда верил, что этот день придет. Настало наше время, Клуни.
        - Сдавайся, Шерлок, - сказал Джек, незаметно подталкивая Мери еще ближе к дверям. - Тебе не удастся убедить ни сквайра Хедли, ни суд, когда мы представим тридцать бухгалтерских книг, доказывающих твои махинации. Потому что теперь, Шерлок, мне известно все. Кончились времена, когда ты имел дело с пьяным Августом, или горячим юнцом, или наивной молодой девушкой.
        Мери довольно сердито глянула на мужа, хотя знала, что сейчас неподходящий момент для оспаривания заявления насчет наивной молодой девушки.
        - Я знаю о Макдугале - о деньгах, которые ты украл за все эти годы. Почему бы тебе просто не сдаться? Отошли этих парней, и мы обсудим все как цивилизованные люди. Может быть, есть еще что-то, чего я не знаю, но на самом деле я не хочу, чтобы ты был наказан. Во всяком случае, не хочу участвовать в твоем наказании напрямую. Я предпочел бы действовать твоими методами, Генри.
        Надо же, ведет себя как цивилизованная личность. Это на него совсем не похоже. Но Мери это понравилось. Она даже немного расслабилась, когда заговорил Шерлок.
        - Ты умный мальчик. А Хедли - осел, в этом ты прав. Я не очень-то верю, что он появится здесь. Я просчитался. Но ты забываешь, Джек, у кого в руках оружие. Так что садитесь - оба.
        Генри встал и, вытащив из-за ремня пистолет, направил его на Джека.
        - Ты не захотел оставаться в Америке. Тебе обязательно надо было вернуться и все разрушить. И как раз тогда, когда почти все было в моих руках, когда я получил все, ради чего работал. Это я превратил Колтрейн-Хаус в самое доходное поместье во всем Линкольншире. Ты его не получишь. Это я не дал поместью рухнуть, хотя Август делал все, чтобы стать банкротом. Неблагодарный ублюдок и алкоголик.
        Мери не сводила глаз с пистолета, которым Шерлок размахивал перед носом Джека, понимая, что ее муж может пострадать в любую минуту. Но потом Джек заговорил, и ей захотелось его убить самой. Зачем провоцировать Генри? Неужели не хватает ума не злить врага?
        - Август не был и вполовину таким ублюдком, как ты, Шерлок. Разве не ты сказал Мери, будто мы брат и сестра? Я был готов разорвать тебя на куски, но меня отговорили мои друзья и моя жена, убедив, что существует иной способ уничтожить тебя, более цивилизованный. Пару минут назад я даже был согласен дать тебе уйти. Потому что меня вдруг осенила такая ужасная мысль, что я похолодел.
        Мери увидела, как пальцы Шерлока сжали рукоятку пистолета.
        - Джек, не надо. Пожалуйста.
        - Все в порядке, Мери. У меня есть что добавить к сказанному. Моя жена ошибалась. Мои друзья ошибались. Я намерен убить тебя здесь, на этом самом месте. - Подумав мгновение, он вдруг усмехнулся: - Хотя не отказался бы от помощи парочки привидений.
        Мери закрыла глаза - Джек наверняка спровоцировал свою смерть. Но тут она услышала звон люстры и поняла, что он задумал. Открыв глаза, украдкой глянула на люстру, висевшую как раз над диваном напротив. Люстра задрожала и покачнулась.
        - Поскольку вы, возможно, уже мне аплодируете, джентльмены, - сказал Джек, оттолкнув от себя Мери, - могу я подсказать вам, что сейчас самый подходящий момент опустить занавес?
        - Мы сможем это сделать, Клэнси? - Клуни прыгал по люстре, не жалея сил, и одновременно тянул за цепь, которой люстра крепилась к потолку. - Боюсь, не сможем. Я слишком нервничаю и вот-вот начну икать.
        - Сможем, Клуни. И не смей икать, - рассердился Клэнси. - Если мы будем просто раскачивать люстру, у нас ничего не выйдет. Мы должны собрать всю свою волю в кулак и заставить люстру упасть, так же как приказывали цветам оказаться в спальне. Никогда нам не приходилось делать ничего более важного. Может, нам это и не удастся, но мы должны попытаться, Клуни. Возьмемся за руки, друг. Закрой глаза и, ради Бога, задержи дыхание! Ну, за Джека… за Мери… за все эти годы… и ради любви, Клуни. Сконцентрируйся.
        - Что происходит, черт возьми? - воскликнул один из вооруженных парней, подняв глаза на дрожащую люстру. Второй ничего не ответил, но тоже смотрел вверх, разинув рот.
        Шерлок бросил взгляд на люстру и, отодвинувшись от дивана, нацелил пистолет на Мери.
        - Проклятый дом, - процедил он сквозь зубы.
        Все произошло за три секунды. Люстра, вырвавшись из креплений на потолке, полетела вниз. Джек, защищая Мери, прикрыл ее собой. Одиночный выстрел потонул в мужском крике и невероятном грохоте, с которым тяжелая бронза и триста хрустальных подвесок рухнули на пол.
        Джек повалил Мэри на пол. Но быстро вскочил и бросился вслед за Шерлоком, который каким-то образом оказался в стороне от упавшей люстры. Двое его подручных также избежали опасности, но выронили пистолеты.
        - Джек, подожди, - закричала Мери. Она попыталась встать и запуталась в собственных юбках. Когда же, рыдая и проклиная все на свете, встала, Джек уже скрылся в саду.
        - Мери, что случилось? Что это был за шум? Черт побери, Алоизиус, посмотри на это! - воскликнул Уолтер.
        - Эти люди, Уолтер… - начала Мери. Потом увидела кровь у себя на руке и на ковре. Джека застрелили! Этот глупый человек позволил себя застрелить! - Задержите этих людей!
        - С удовольствием! - услышала Мери голос Уолтера. Она выскочила в сад, промчалась по дорожке и выбежала на большую поляну.
        Там она увидела обоих.
        Они дрались, но не так изящно, как было изображено на гравюрах, висевших в кабинете Августа. Джек и Шерлок наносили друг другу удары кулаками, падали на землю и катались по траве.
        Шерлок все время пытался убежать, но Джек настигал его и ударами снова валил на землю.
        Они дрались молча, казалось, конца этому не будет. Уолтер и Алоизиус наблюдали, стоя рядом с Мери.
        - Он ранен, - сказала Мери, но Уолтер обнял ее за плечи и прижал к себе, чтобы удержать от импульсивного желания броситься в драку. - Он ранен в левую руку. Уолтер, ты видишь? В него стреляли. Он не может поднять руку. Надо их разнять!
        - Джек нас за это не поблагодарит, Мери. Это его бой, и мы не должны вмешиваться.
        Мери с трудом подавила рыдания, увидев, как Шерлок нанес удар по левому плечу Джека. Джек упал на колени. Он пытался удержать Шерлока здоровой рукой, но не хватило сил.
        - Надо его остановить! Он убегает! - закричала Мери, вырываясь из рук Уолтера. - О! - вдруг воскликнула она. - Пусть бежит. Пойдемте поможем Джеку.
        - Вы поможете Джеку, - сказал Уолтер, снимая сюртук. Под белоснежной рубашкой обозначились довольно мускулистые руки. - Я не любитель такого рода физических упражнений, но мне не терпится догнать Шерлока и закончить начатое Джеком.
        - В этом нет необходимости, Уолтер, - остановил его Алоизиус.
        Мери поняла. Шерлок бежит прямо к ха-ха.
        Все трое подоспели к Джеку в тот момент, когда он пытался подняться на ноги. Он качался из стороны в сторону, будто пьяный матрос, и, придерживая раненую руку, смотрел вслед убегающему Шерлоку. Кровь пропитала рукав рубашки и капала с кончиков пальцев.
        - Он бежит к ха-ха, Мери. - Джек снова упал на колени. - Надеюсь, не умереть до того, как это случится.
        - А что такое ха-ха? - спросил Уолтер у Мери, которая, опустившись на колени, перевязывала руку мужа жгутом из полоски материи, оторванной от нижней юбки.
        - Довольно древнее и необычайно простое архитектурное сооружение, мой друг. Это низкая изгородь, проходящая по дну глубокой канавы, - объяснил Алоизиус, перебрасывая через плечо конец своего длинного шарфа и указывая пальцем в том направлении, куда бежал Шерлок. - Достаточно глубокий ров вдоль внутренней стороны поместья, со дна которого поднимается забор. Он предназначен для того, чтобы овцы и другие мелкие животные не приближались слишком близко к дому. Ха-ха в отличие от обычного забора не загораживает вид. Думаю, наш приятель Шерлок слишком расстроен, чтобы вспомнить о нем.
        А Шерлок все оглядывался, видимо, ожидая преследования, все бежал… бежал.
        - Он забыл о рве, Джек, он не знает, что мы починили изгородь и углубили канаву. Может быть, предупредить его?
        - Предупредить? Мы его вытащим, Мери. Это все, что мы для него сделаем.
        - Хорошо, - удовлетворенно ответила Мери. Неожиданно Шерлок исчез, провалившись в ров глубиной в шесть футов.
        - Вот и все, - сказал Уолтер, помогая Джеку подняться на ноги. - Так вот что такое ха-ха. Все, что я могу сказать по этому поводу - это ха. Ха-ха.



        Глава 29

        - Как он? Худосочный слабак! Ворюга! Не стану слишком расстраиваться, если он испустит дух!
        Клуни остановился в полете и завис как раз над Шерлоком. Тот лежал на диване и после падения в ров выглядел ужасно.
        Клуни был явно доволен.
        - А вот и наш индеец. Как ты думаешь, он снимет с Шерлока скальп? Хотелось бы посмотреть.
        - Ты отослал на чужбину физически разбитого и морально униженного мальчика, - сурово начал Уолтер, глядя на распростертого на диване Шерлока, - который вернулся мужчиной. Чего ты никак не ожидал. Сын оказался непохожим на отца. Ты этого не учел, и в этом твоя ошибка. Тебе столько лет так легко все удавалось. Ты не мог себе даже представить, что удача может от тебя отвернуться. Ты забыл пословицу:
«Сколько веревочке ни виться; а конец будет».
        Джек, морщась, слушал своего друга, пока Мери прикладывала мокрую салфетку то к разбитой губе, то к быстро заплывающему глазу. Она уже перевязала ему руку - рана была не очень серьезной, потому что пуля, задев мышцу, прошла навылет.
        - Жаль, что Алоизиусу пришлось лечь, - сказал Джек, - и он не слышит слов Уолтера. Но если ты думаешь, дорогая, что Уолтер хвалит меня, ты ошибаешься. Он похлопывает сам себя по плечу, хвастаясь, что сделал из меня мужчину. И это правда. Это его заслуга.
        - Помолчи. - Мери приложила мокрую салфетку к губе, на которой снова открылась рана. - Можешь говорить, но не слишком разевай рот. Его повесят, да?
        Джек кивнул:
        - Да, Мери. Генри повесят. Если бы это было возможно, его следовало бы повесить несколько раз. Вот и Кипп, а с ним и наш достопочтенный сквайр. - Джек кивнул Киппу, но тот лишь молча неодобрительно покачал головой. - Я рад, что он пришел. Сейчас мы все выясним.
        - Что выясним? - удивилась Мери, толкая Джека обратно в кресло, потому что он попытался встать. - Ты сошел с ума, Джек? Ты ничего не будешь выяснять. Мы все знаем, что Генри - негодяй. Сквайр тоже это знает, а больше ничего и не нужно. Ты сейчас пойдешь наверх и ляжешь!
        - Как это мило, не правда ли, Клэнси? Как она его любит! Так любит, что готова даже дать ему оплеуху, если понадобится. Моя мать была точно такой же.
        - Помолчи, Клуни. Здесь что-то не так. Я не понимаю что, но Джек, по-моему, не очень-то счастлив. Почему бы это?
        Джек чувствовал себя так, словно его сбросили вниз с лестницы, но наклонился и поцеловал Мери в щеку.
        - Немного позже, дорогая. Я больше не хочу видеть Генри Шерлока, поэтому уладим это сейчас. - Джек посмотрел на диван, где Шерлок, скрючившись, лежал. Его правая нога была в лубке, голова перевязана окровавленным бинтом. - Кроме того, я хочу выяснить, прав я кое в чем или нет. Будем надеяться, что нет.
        Мери хотела было возразить, но Кипп прервал ее бурным приветствием. Она отступила, давая Киппу возможность обнять Джека. Джек немного поморщился от боли, но не возражал против проявления дружеской приязни. Кипп, пользуясь объятием, что-то прошептал Джеку на ухо.
        - Ну и ну! - воскликнул Кипп, оглядывая комнату. - Кажется, я мог пропустить отличную вечеринку. Как мило с вашей стороны, что вы послали за сквайром и мной, хотя и припозднившись. Кто-нибудь хочет рассказать мне, что здесь произошло? Думаю, надо начать с люстры.
        - Да-да, Джек, расскажи ему про люстру. Расскажи, что мы сделали, - пришел в ажиотаж Клуни.
        - Он не может, идиот ты этакий! - Клэнси стукнул - не слишком больно - Клуни по макушке. - Кто ему поверит?
        - Только если Джек согласится сесть. - Мери сурово глянула на мужа. - Я не шучу, - сказала Мери и погрозила Джеку пальцем, совсем как настоящая жена. Джек улыбнулся, и губа снова треснула.
        Он сел, зная, что Мери не остановится даже перед тем, чтобы толкнуть его на место. К тому же он так ослаб, что мог и упасть, а уж тогда ему придется выслушать все, что Мери думает по этому поводу.
        - По-моему, тебе надо выпить, дружище. - Кипп наполнил несколько бокалов вина и предложил их присутствующим.
        - Ни вам, Шерлок, ни вашим подельникам вино не положено. А кто они, между прочим? Такое впечатление, что их били большими дубинами.
        - Это наемники Шерлока, - пояснил Джек, принимая у Килпа вино. - Могу предположить, что был не один Рыцарь Ночи, а целых три.
        - Три? - Брови Киппа полезли вверх. - Так вот почему способы ограбления были такие разные! Который из них поцеловал дочь сквайра, как ты думаешь? - Кипп наклонился к Джеку и тихо сказал: - Надо будет постараться, чтобы к этому парню закон был не слишком суров.
        Кипп направился в угол, где сидели связанные по рукам и ногам наемники.
        - Не спрашивай их, Кипп. В данный момент мне нужны союзники, а не враги. Нам еще предстоит во всем разобраться.
        Мери подошла к наемникам вместе с Киппом.
        - Это Уолтер их так отдубасил. За одну минуту, если верить Алоизиусу. Здорово, да?
        - Уолтер? - Кипп повернулся и отвесил поклон Уолтеру, ответившему тем же. - Джентльмены, - обратился Кипп к сидящим на полу, - позвольте вам представить прекрасного человека. Его зовут, если вы не расслышали Уолли - или вроде того, - и это имя на языке его племени означает «отличный боец». Да вы, наверное, и сами это поняли. - И Кипп улыбнулся так, как умел он один.
        - Неплохой парень, его светлость, хотя и негодник, - заметил Клэнси. - Если бы мы остались здесь, мы могли бы ему помочь.
        - В чем?
        - Найти женщину, которую он полюбил бы. «Но Боже мой, как горько видеть счастье глазами других!»
        - О! - сказал Клуни, глядя на Киппа, в глазах которого промелькнула тень печали. - Да, ты прав, друг мой. Ему нужен кто-то, кого он может полюбить.
        - Ты закончил, Кипп? - Джек услышал, как Мери хихикает над выходкой Киппа. - Сквайр Хедли! Прошу вас быть свидетелем признания Генри Шерлока в попытке убийства. Вы ведь готовы к чистосердечному признанию, Шерлок, вы блестяще, с большим успехом многие годы осуществляли свой план. И наверняка хотите сказать о том, что покушались на мою жизнь.
        Шерлок попытался сесть, но лишь со стоном снова упал на подушки.
        - Идите к дьяволу, Колтрейн, - процедил он сквозь зубы. - Вы ничего не сможете доказать.
        - Мне ничего не надо доказывать, Шерлок. Независимо оттого, признаетесь вы или нет, результат для вас будет один. Разбойников ведь вешают, не так ли, сквайр Хедли?
        - А? Что? - Сквайр быстро осушил бокал и вопросительно посмотрел на Киппа, потом вытер рукавом рот и кивнул: - Да-да. Именно таков закон. Так напугать мою Анну… да, Колтрейн. Повесить - таков закон. Но вы сказали что-то насчет убийства, Колтрейн. За это тоже виселица. А кого убили?
        - Во-первых, я думаю, моего отца, - ответил Джек, удивившись тому, что неожиданно почувствовал что-то вроде сожаления или печали, хотя никогда в жизни не уважал и не любил отца. - Вы ведь убили его, Генри.
        - Ладно. Раз уж мне все равно грозит виселица, - со вздохом ответил Шерлок, - признаюсь, Джон, я его убил. Почему бы и нет? Я работал как проклятый столько лет, а он только все проматывал. Я дважды был свидетелем того, как он чуть не потерял поместье. Мое поместье. Только благодаря моей гениальности, моим идеям и планам Колтрейн был спасен. И никакой благодарности, заметьте! Я не собирался стоять в стороне и смотреть, как он разоряет его в третий раз. Единственно хорошее, что этот человек мог сделать, - это умереть.
        - Джек?
        Уолтер смотрел на Джека в явном смущении.
        - Все в порядке, Уолтер. Еще минуту назад я не был уверен, а теперь… Это не было падением с лестницы в пьяном виде, как мы слышали. Генри убил Августа. - Джек встал, хотя и чувствовал, что силы покидают его. Мери права: ему лучше было бы лежать в постели. Но еще несколько минут - и все будет кончено.
        - Но как? - удивился Кипп. - Как ты догадался?
        - Меня навело на эту мысль нечто, сказанное Уолтером, Все вдруг встало на свои места, стало логичным, хотя и отвратительным. Ты помнишь, Уолтер? Ты сказал, что три раза за последние годы Колтрейн-Хаус был на грани банкротства из-за безумств Августа. Но Шерлок был хорошим управляющим.
        - Хороший управляющий и очень плохой человек, - фыркнул Клэнси. - Первостатейный негодяй.
        Лицо Шерлока стало жестким.
        - Ты должен бы быть мне благодарен, Колтрейн. Я спас поместье. Я работал не покладая рук, а он все проигрывал в карты, все до последнего пенни. Все, что у нас было, и то, чего не было. - Шерлок снова бессильно упал на подушки.
        - Да, ты много работал, этого у тебя не отнимешь. И тебя не ценили. Поэтому в хорошие времена ты стал класть по нескольку пенни себе в карман. Больше, чем несколько. Август убил отца Мери, как только ему понадобились деньги, и ты скорее всего об этом знал. Одному Богу известно, не помог ли ты Августу спланировать то убийство. Деньги Мери надолго сделали тебя счастливым. А потом, пять лет назад, когда поместье было под угрозой, ты устроил так, чтобы мы с Мери поженились и в результате этого у тебя стало еще больше денег. До вчерашнего вечера я не мог понять одного: почему ты меня не убил, почему довольствовался тем, что просто устроил так, чтобы я уехал. Это было великодушно с твоей стороны, Шерлок, но глупо.
        Шерлоку не понравилось, что его назвали глупцом.
        - Да ты был полумертвым, когда я посадил тебя на корабль, - сердито отреагировал он. - Никому бы в голову не пришло, что ты сможешь вернуться. Вспыльчивый, глупый юнец! По справедливости, ты должен был бы валяться пьяным в канаве… или сдохнуть!
        - Благодарю тебя, что ты так хорошо во мне разбираешься. - Сарказм в голосе Джека был слишком очевиден. - Скажи мне, в какой момент ты решил, что обкрадывать пьяного человека, набивая собственные карманы, недостаточно? Когда ты решил, что поместье должно принадлежать тебе? Это был день, когда ты узнал правду или она всегда была тебе известна?
        - Я больше ничего не скажу, - заявил Шерлок, отвернувшись к спинке дивана. - Ты так много знаешь… вот и поведай мне, что я делал и когда.
        - Хорошо. - Джек взял у Киппа еще один бокал вина и снова сел. - Я расскажу тебе, что, по моему мнению, произошло. Это ты уговорил Августа убить отца Мери. Позже ты убедил его в том, что, женив меня на Мери, он получит много денег. Когда поместью угрожало разорение, ты лишался тех доходов, на которые рассчитывал: фиктивных выплат Уильяму Холлису, Эдварду Блэкеру, Ричарду Лидсу, то есть самому себе. Ты был един в трех лицах. Точно такие же фиктивные проценты выплачивались несуществующему Макдугалу - тоже тебе. Все это ускользнуло бы из твоих рук, если бы Колтрейн-Хаус обанкротился. Ты спланировал и то, что произошло прошлой ночью, не так ли?
        - О чем это он говорит? - поинтересовался сквайр. Кипп отмахнулся от вопроса и протянул ему полный бокал вина. - Я не понимаю, о чем этот парень толкует? Я приехал сюда, чтобы отправить кое-кого на виселицу за то, что он проделал с моей дочерью.
        - Я эти деньги заработал, - сказал Шерлок, глядя с ненавистью на Джека. Он говорил быстро, словно хотел поскорее выплеснуть то, что держал в себе тридцать лет. - Каждое пенни. Боролся с пьяницей, с болью в сердце наблюдая, как он разоряет поместье. Он скакал верхом по засеянным полям, по этой мраморной лестнице, играл в карты. А женщины, которых он привозил… о, эти женщины!
        Он потряс в воздухе кулаками.
        - Уже через двадцать минут после того, как ты ступил на борт корабля, я понял, что отныне поместье принадлежит мне. Долгие годы я думал, что буду вознагражден и отмщен, если мне удастся сколотить собственное состояние. Мне не нужна была эта развалина - дом. Но земля! Вот что мне было нужно. Я люблю эту землю и свой новый дом. Мой дом, а не твой, Джек.
        В глазах Шерлока появился опасный блеск. Мери села на подлокотник кресла и придвинулась ближе к Джеку, словно хотела защитить мужа.
        - Я был терпелив, - продолжал Шерлок, явно довольный тем, что стал центром всеобщего внимания, ведь до сих пор он был всего лишь цифрой, теневой фигурой, необходимой, но никем не замечаемой. - Я очень долго терпел. Что значили еще несколько лет? Они не имели значения. Но когда пришло время, я составил для Августа новое завещание. Я должен был все устроить, спланировать. Мне нужен был промежуток времени между подписанием нового завещания и смертью Августа, чтобы не возникло подозрений, чтобы никто не задавал вопросов. А еще мне нужно было время после смерти Августа и тем моментом, когда Колтрейн-Хаус станет моим, чтобы утвердиться в глазах общества богатым человеком, которому Колтрейн-Хаус по карману. Я все продумал, но я долго не решался сделать последний шаг - убить Августа.
        - Я полагаю, все дело в цифрах, а не в деньгах, - прервал Шерлока Уолтер. - Некоторым нужны цифры, чтобы чувствовать себя уверенно. Все эти чеки, счета, балансы… ну и правильный выбор времени. Я это понимаю.
        - Мне не нужно, чтобы ты меня понимал. - Шерлок бросил на Уолтера убийственный взгляд. - И ты не прав, индеец. Совершенно не прав.
        - Не груби, Шерлок, - предупредил Шерлока Джек. Сейчас, как никогда, он понял, что услышит то, чего не хотел слышать. - Здесь и так мало кто тебя любит. Давай продолжим, но не надо торопиться. Отчего провалился твой план, твоя упорядоченная программа действий?
        Шерлок потер глаза и вздохнул:
        - Август проиграл в карты тридцать тысяч фунтов за одну ночь. Он обещал, что больше не будет играть. Обещал! Проиграть тридцать тысяч за одну ночь! Я не хотел пачкать руки в его крови, но знал, что не могу больше ждать, пока он сам умрет. И я не мог ждать, пока до меня дойдет слух, что ты умер. В очередной раз я мог потерять Колтрейн-Хаус. Этого позволить я не мог. Всякому терпению приходит конец.
        Шерлок показал пальцем на Мери, и она отшатнулась, прижавшись к Джеку.
        - Все же я готов был терпеть тебя, пока строил свой дом и выжидал. Но ты не последовала моему совету продать поместье. В тебе, - горящий взор Шерлока был устремлен на Джека, - в тебе я ошибался еще больше, чем в Мери. Меня отделяло всего каких-то несколько месяцев от того, чтобы получить все, что я хотел. Ну почему ты не пошел по стопам своего отца?
        Джек облокотился на ручку кресла и подпер кулаком подбородок. И задал вопрос, который давно вертелся у него на языке:
        - Почему я должен был пойти по стопам своего отца? Ты же не пошел.
        Шерлок так побледнел, что Мери показалось, он теряет сознание.
        - Джек? - Она вопросительно глянула на мужа. - Что ты этим хочешь сказать?
        - То же самое, что сказал Генри, дорогая. Я был удивлен, зачем он сочинил безумную историю о том, что Август якобы убил твоего отца. А потом меня осенило: в такую историю и сам Генри мог бы поверить. Может, наконец покончим с этим? Сколько времени ты работал здесь в качестве доверенного лица Августа, пока не узнал, что ты его незаконнорожденный сын? А сколько времени прошло с того момента, как ты решил, что заслужил все те деньги, которые украл? А сколько времени у тебя ушло на то, чтобы убедить себя самого убить отца? Хотя я тебе благодарен за то, что ты воздержался от братоубийства.
        - Я не убиваю детей. Я только беру то, что принадлежит мне. - Шерлок упрямо сжал рот и закрыл глаза. - У нашего отца были незаконнорожденные дети по всей округе, он и не знал о них. Он узнал, кто я, как раз в то мгновение, когда я столкнул его с лестницы. Знаешь, ты должен быть мне благодарен. Больше я ничего не скажу… брат. Все кончено, к чему слова?
        - Согласен. - Последний кусочек мозаики встал на свое место. - Думаю, с нас довольно. С меня, во всяком случае.
        - Я бы сказал, более чем достаточно. - Кипп обернулся к сквайру Хедли. Сквайр, хотя и выглядел смущенным, кивнул и встал.
        - Теперь я могу ему это сказать? Вы это имеете в виду? - спросил сквайр, указывая на Шерлока. - Я могу сказать, что пойманный его светлостью человек не сказал ни слова о том, что Шерлок имеет отношение к Рыцарю Ночи.
        - Что? - разом воскликнули трое: Мери, Уолтер и Генри Шерлок.
        Джек лишь улыбнулся, чувствуя, как спадает напряжение и наступает упадок сил.
        - Все так, мои дорогие, - Кипп лукаво улыбнулся. - Когда мы ехали сюда, наш многоуважаемый сквайр все еще был склонен верить в вину Джека. А если бы Шерлок не признался в убийстве? Если ему каким-то образом удалось бы убедить нашего дорогого сквайра, что он явился сюда с намерением доказать, что Джек и есть тот самый разбойник, но в результате едва не был убит Джеком? Остается только гадать, что бы тогда произошло.
        - Кто бы мог подумать, что они братья? Никто даже не догадывался. Вот как все обернулось, Клэнси. Наверное, надо собирать вещички, как ты думаешь? Мы можем уйти с легким сердцем, - скзал Клуни.
        - Да, - согласился Клэнси, глядя на то, как Джек, тяжело опершись на Мери, медленно вышел из комнаты. - Видимо, так. Хотелось бы только попрощаться.
        - Ты понимаешь, как тебе повезло, что ты только ранен? Превозмогая боль, Джек улыбался, когда Мери перевязывала ему руку.
        - Но ты ведь все равно меня любишь? - Джек медленно опустился на взбитые Мери подушки в изголовье кровати.
        - Да, люблю. Но это не означает, что у меня нет желания тебя придушить. Почему ты мне ничего не рассказал? Обо всем - об отце, о Шерлоке…
        - Потому что я не был абсолютно уверен. На самом деле я просто говорил все, что приходило в голову, в надежде, что Шерлок выдаст себя в присутствии сквайра Хедли, который, как я думаю, все еще верит, что Рыцарь Ночи - я.
        - Но ты же им был когда-то.
        Джек подался вперед, чтобы дотянуться до Мери, сидевшей на краю кровати.
        - Да, дорогая, но, надеюсь, это останется нашим маленьким секретом.
        - Уж конечно, - ответила Мери, опускаясь вместе с ним на подушки. - И пусть Уолтер и Алоизиус остаются при мнении, что люстра упала потому, что она все равно рано или поздно свалилась бы. - Холодок пробежал по спине Мери, и она закрыла глаза. - Как ты решился на такой отчаянный поступок? Ты ведь не верил в существование Клуни и Клэнси и вдруг буквально доверил им свою жизнь. Если бы люстра не свалилась в нужный момент…
        - Но она все-таки упала! Я верю тебе, Мери. Если ты сказала, что они были в комнате - значит, так оно и было. Кроме того, я почувствовал запах камфоры - или по крайней мере убедил себя в этом. А теперь я собираюсь поспать. Я же ранен, и ты, дорогая, должна будешь несколько дней - неделю, не меньше - обращаться со мной очень бережно.
        - Хорошо. - Мери пристроилась рядом с Джеком. Нежность переполняла ее сердце, но еще не прошел испуг от того, что он находился на волосок от смерти и она запросто могла потерять его. - Я буду очень добра к тебе несколько дней. А потом я убью тебя.
        - Узнаю свою Мери, - улыбнулся Джек и вдруг сел. - Боже, Мери! Не верю! Ты тоже чувствуешь запах камфоры?
        Мери подняла голову.
        - Да-да. Чувствую. Клуни и Клэнси здесь. Я думаю, они пришли попрощаться. - Мери села и оглядела комнату, хотя знала, что не увидит привидений. - Спасибо вам, мои самые дорогие, самые замечательные друзья. - Она смахнула слезы. - Спасибо вам за все те годы, за всю вашу заботу и за то, что спасли нас в этот последний раз. Мы оба благодарим вас от всего сердца.
        - Хорошо сказано, не так ли, джентльмены? - Джек поцеловал Мери руку. - Я знаю, что бы вы ответили, если бы могли говорить. «О, расставанье - сладкий миг печали!» Я желаю вам доброй ночи, и да поможет вам Бог, джентльмены! - Джек в изнеможении снова откинулся на подушки. - Я всегда считал, что у меня нет настоящих друзей, Мери. А оказывается, у меня их четверо. Алоизиус, Уолтер и эти два джентльмена. Ты правда думаешь, что теперь Клэнси и Клуни нас покинут?
        - Я могу ошибаться, Джек, но они оставались до тех пор, пока не увидели, что мы счастливы. Настало время им отдохнуть.
        - Они это заслужили. Они заслужили всего самого лучшего в этом мире и в мире ином. Я люблю тебя, Мери.
        - Я знаю, Джек. Я знала это всегда, - тихо сказала она, убирая прядь волос с его лба. - А теперь спи, дорогой.
        Ему давно пора заснуть, подумала она, глядя, как у Джека закрываются глаза. Ведь она подсыпала ему в чай опия, чтобы он мог отключиться и забыть все неприятности этого дня.
        - Ты все слышал, Клэнси? - спросил Клуни. Оба привидения были в своих лучших костюмах и готовы к путешествию. - Мы великолепные джентльмены. - Он вытащил из кармана огромный носовой платок и высморкался. - А моя маленькая Мери! Такая мудрая, такая любящая. Я буду скучать по ней.
        Клэнси тоже всхлипнул и бросил последний взгляд на Джека - на мальчика, каким он его помнил, на мужчину, каким он стал.
        - Мы хорошо поработали, Клуни. Мы и не надеялись, что все кончится так хорошо.
        - Куда мы теперь направимся, как ты думаешь? Я всегда предполагал, что мы вознесемся в рай. Но разве можно быть в этом уверенным?
        Клэнси посмотрел на молодую пару: они лежали, прижавшись друг к другу. Джек спал, Мери отчаянно боролась со сном.
        - Не знаю, Клуни. Может, мы все же упокоимся с миром. Хотя это, должно быть, скучно, как считаешь?
        Не успел Клэнси закончить, как за их спиной раздался какой-то шум. Обернувшись, они увидели, что стены раздвинулись и стало видно ночное небо.
        - Клэнси?
        Клэнси взял Клуни за руку, чувствуя, что его притягивает ночь. Но небо вдруг просветлело и вдали появились очертания каких-то предметов.
        - Ты видишь, Клуни? - возбужденно спросил Клэнси. - Это сцена. Великолепная сцена. А публику видишь?
        Гляди, Клуни. Видишь, что там написано? Все такое новое, сияющее, даже лучше, чем новое. «Клуни и Клэнси. Бродячие актеры». Вот здорово!
        Клуни почувствовал, что плывет. Клэнси плыл рядом. Они миновали Колтрейн-Хаус, поднимаясь все выше и выше.
        - Я вижу, мой друг, нашу старую повозку… и Порцию! Помилуй Бог - это наша Порция!
        - Мы возвращаемся домой, Клуни, - прошептал Клэнси. Он посмотрел вниз на Колтрейн-Хаус, на фигуры двух спящих людей, тоже завершивших свое долгое путешествие друг к другу. - Теперь мы все дома.


        notes

        Примечания


1

        Здесь и далее цитаты из произведений Шекспира даны в переводах Б. Пастернака и Т. Щепкиной-Куперник.

2

        Сокр. от женского имени Мередит. - Здесь и далее примеч. пер.

3

        Светский сезон развлечений (май - июль), когда королевский двор и высший свет находятся в Лондоне

4

        Вежливое обращение к сыну хозяина.

5

        Фешенебельный район Лондона

6

        Во времена Шекспира женские роли исполняли актеры-мужчины


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к