Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Макалистер Хэдер: " Музыка Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Музыка любви Хэдер Макалистер


        # Как женщине встретить мужчину своей мечты? Наверное, к этому ведут разные пути. А вот Лекси Джордан, талантливый преподаватель игры на фортепиано, увидела его на фотографии. Красавец ученый Спенсер Прайс олицетворял декабрь, канун Рождества. Не сразу молодые люди понимают, что встретили настоящую любовь. По какое это имеет значение, если теперь они вместе на всю жизнь!

        Хэдер Макалистер
        Музыка любви

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - А утро так хорошо начиналось! - Лекси Джордан повесила трубку и стерла сообщение матери с автоответчика.
        Лекси и ее соседку по квартире, Франческу, пригласили выступать на частной вечеринке в ресторане «Уэйнрайт-Инн» в следующие выходные. А это значило, что Лекси сможет купить подарки к Рождеству, не залезая в долги.
        И тут этот звонок...
        - Что стряслось, подружка? - раздался из ванной голос Франчески.
        - У Гретхен новый психоаналитик.
        - Ну и что? Она же их меняет как перчатки.
        - Но эта убедила маму собрать всех на рождественский обед! - Лекси остановилась в дверях ванной. - И мама хочет, чтобы я пришла со своим молодым человеком.
        - Н-да-а, - протянула Франческа, разворачивая полотенце.
        У нее было необыкновенное, очень дорогое нижнее белье, которое полагалось стирать обязательно вручную и специальным моющим средством.
        Лекси предпочитала обыкновенный хлопок.
        - У тебя есть кто-то, о ком я не знаю?
        - Никого у меня нет. - Лекси перебрала в уме всех своих знакомых мужского пола. Ни одного подходящего! И, скорее всего, так и будет, пока они с Франческой все выходные играют в ресторане «Уэйнрайт-Инн», что в прекрасном городке Рокки-Фолс. Времени на личную жизнь совсем не оставалось.
        - Но ведь это праздничный обед?
        - Да, но психиатр заявила, что корни комплекса неполноценности Гретхен кроются в ее детстве.
        - Ну и что? Причем тут Рождество? - Франческа извлекла из полотенца розово-черный бюстгальтер.
        - Она сказала сестре, что наши родители были слишком заняты благотворительной деятельностью и слишком мало нами.
        - Ну и что?
        - Фрэнки! А кто, по-твоему, оплачивает ее лечение?! Во всяком случае, у меня почему-то никаких особых проблем с родителями нет. Они уделяли мне много времени и всегда приходили на мои концерты. И до сих пор приходят. Гретхен вечно что-то выдумывает.
        Франческа повесила еще один розово-черный лоскуток и извлекла из раковины следующий.
        - Твоей сестре медведь на ухо наступил. Ни петь, ни играть она не может, а стало быть, и участвовать в концертах, на которые приходили бы ваши родители. Может быть, они действительно не уделяли ей достаточно внимания?
        Лекси мысленно перебрала детские воспоминания.
        - Гретхен всегда ноет, на нее невозможно не обращать внимания.
        - Так причем все-таки рождественский обед?
        - У моей сестренки, видишь ли, не сохранилось счастливых воспоминаний детства. Необходимо восполнить этот пробел!
        - Мне кажется, в этом нет ничего плохого. Милая семейная вечеринка.
        - Ничего себе милая! Мама же хочет доказать всем, что мы счастливая, благополучная семья. Франческа улыбнулась.
        - Кому доказать?
        - Всем. - Лекси глубоко вздохнула. - Я пыталась убедить ее пригласить только близких родственников, но она непреклонна. Даже Лес приедет, представляешь?!
        Франческа аккуратно отполаскивала нечто желто-черное, похожее на клочок шкуры тигра.
        - Твой застенчивый братец? Лес, брат-близнец Лекси, был в вечном конфликте с семьей и нигде подолгу не задерживался.
        - Бедняга Лес. Ему так хочется считаться паршивой овцой в нашем семействе, но у него ничего не получается.
        - Неужели твоей матери удалось заманить его домой на Рождество?
        - Она только боится, что он заявится не один, а Бог знает с кем.
        - Послушай, а... хочешь, я с ним приду?
        - Спасибо, но ты не подходишь по половому признаку.
        - Не может быть!
        - Еще как может! По крайней мере, Лес так сказал, когда звонил в последний раз.
        - Это он хотел насолить родителям за то, что они называют его Лесли.
        - И ему это удалось.
        - Надо думать. Послушай, я что-то не пойму, какая разница, одна ты придешь или с мужчиной? Это ведь семейная вечеринка?

«Вот именно, - подумала Лекси. - Если бы не тетка Кэролайн...»
        - Полагаю, мужчина нужен, чтобы задобрить тетю Кэролайн. Она крайне недовольна тем, что у меня нет детей. Они с дядей и моя безупречная кузина со своим идеальным мужем и детишками будут главными гостями.
        Глаза у Франчески стали как два блюдца.
        - Эмили Десальво приезжает в Рокки-Фолс? «Боже, да что в этом такого?» - возмутилась про себя Лекси.
        - Кажется, да.
        - О, Господи!.. Как же ей удалось выкроить время в напряженном гастрольном графике накануне Рождества?
        - Потому-то все и считают ее совершенством, - спокойно ответила Лекси.
        - Послушай, ты ведь не завидуешь ей больше, правда?
        - Я никогда ей не завидовала!
        - Да если бы и завидовала, это было бы нормально. Она такая... - Франческа прикусила язык, заметив взгляд подруги.
        - Она всемирно известное сопрано в зените славы, а я скромный преподаватель игры на фортепьяно в маленьком колледже в заштатном городишке Техаса. Ты это хотела сказать?
        - Ну, я не называла бы наш город заштатным. Лекси вздохнула.
        - Да ладно, не будем сравнивать...
        - Ты это моей маме скажи. - Лекси попыталась улыбнуться. - Знаешь, я ведь аккомпанировала, Эмили на концертах, когда мы были детьми.
        - А она... как тебе кажется... Уже тогда было видно, что она талантлива?
        - Да, - кивнула Лекси. - Я, надо сказать, тоже подавала надежды, но стоило людям услышать ее пение... - Она умолкла, вспоминая свои бесконечные упражнения на пианино. Высокий голос Эмили всегда затмевал ее игру.
        Может, родители приходили на концерты не ради нее, может, они хотели послушать свою племянницу?
        - Эй! - (Лекси очнулась от своих невеселых дум.) - Нужно найти тебе какого-нибудь красавца к Рождеству. Вроде этого. - Франческа кивнула на висевший у зеркала календарь «Красавцы от науки».
        Обнаженный по пояс Санта-Клаус смотрел с него на девушек и всем своим видом бросал им вызов.
        Франческа всегда любовалась этой фотографией. По утрам она разговаривала с молодым человеком, нанося макияж. Впрочем, и Лекси признавала, что он не лишен известного обаяния.
        - Ты только посмотри на него! Да Эмили позеленеет от зависти!
        И не только Эмили. Лекси сразу заметила его красивые руки с длинными пальцами. Наверное, она была единственной женщиной, которая обратила внимание на его пальцы, а не на широкую грудь, плоский живот и мускулистые плечи.
        - Что скажешь? - улыбнулась Франческа. - Парень что надо!
        - Я, конечно, понимаю, что на Рождество всякие чудеса возможны, но...
        - Когда же ты поймешь, что все дело в нижнем белье?!
        Лекси еще раз посмотрела на календарь.
        - Такого одним бельем не очаруешь.
        - Поэтому я ему и написала.
        - Да ты что?!
        С довольной ухмылкой Франческа вытащила последние трусики и слила воду из раковины.
        - Да. И вложила в конверт фотографию.
        - Надеюсь, не ту, где ты голая с виолончелью!
        - Именно ее! И тебе стоило бы написать одному из этих парней.
        Лекси разглядывала мистера Декабря, пытаясь представить реакцию двоюродной сестры. Неужели возможно заставить Эмили завидовать ей? Ради этого стоило постараться. Но тут ей представилось лицо матери...
        - Не думаю, что кто-нибудь из этих ребят впишется в наш семейный круг.
        - Почему?! Они же толковые ребята, занимаются наукой!
        - Франческа! - Лекси не могла понять, как можно быть такой наивной. - Эти парни никакой наукой не занимаются.
        - А вот и занимаются! - Подруга завернула трусики и бюстгальтер в полотенце. - Они работают в Центре исследований по информатике и электронике.
        - В белом здании у водопадов?
        Франческа кивнула.
        Лекси подошла к календарю.
        - И ты хочешь сказать, что эти умные, одинокие, привлекательные мужчины работают всего в нескольких милях от нас, а мы их никогда не видели? Не верю!
        - Я сама удивилась, но о них была целая статья в осеннем номере «Техасцев».
        - Вот почему весь колледж читал этот номер! - Лекси вернула календарь на место. - И все равно, мне кажется, тут есть какой-то подвох. - Она посмотрела прямо в глаза мистеру Декабрю.
        - Хочешь, я дам тебе журнал? Я держу его под подушкой.
        Лекси не удивилась и отправилась в спальню подруги.
        Она уже видела этот номер «Техасцев», журнал был крайне популярен в городе, но тогда она просто полистала его, не обратив внимания на красавцев ученых, работающих, как оказалось, по соседству.

«Какая женщина отказалась бы пойти на свидание с мистером Декабрем?» - прочитала девушка заголовок и улыбнулась.

«Спенсер Прайс, наш обожаемый Санта-Клаус, успешно защитил докторскую диссертацию по электронике и машиностроению...» - гласила статья. Так он еще и доктор наук! И зовут его Спенсер...
        Такой мужчина, пожалуй, сможет найти общий язык и с родителями, и с Эмили, и с теткой Кэролайн. И никто не будет бросать жалостливые взгляды в сторону Лекси.
        Мечтать об этом было приятно. Почти так же, как о том, что она могла бы превратить колледж «Литтлтри» в один из лучших учебных заведений искусств на юго-западе страны. Впрочем, шансов на это было крайне мало.
        В конце статьи давался номер телефона для всех желающих позвонить красавцам. Но позвонить Лекси не успела, поскольку в дверях уже стояла Франческа.
        - Послушай, больше невозможно заниматься в нашей развалине! Видела? Сегодня льет как из ведра. Лекси кивнула.
        - Помнишь, в аудитории рядом с кабинетом Бьерсанджера протекал потолок? Звукопоглощающее покрытие прогнило и на прошлой неделе начало кусками отваливаться. А в это время там репетировал ансамбль.
        - Боже! Кто-нибудь пострадал?
        - Нет, но непременно пострадает, если в колледже не сделать ремонт!
        - Ремонт! - встрепенулась Лекси. - Да эту развалюху пора сносить и строить новое здание. Только где взять денег?
        - Что тебе стоит попросить отца отстегнуть нам немного из его фонда?
        Лекси выразительно посмотрела на подругу. Та нарушила неписаное правило: никогда не упоминать в разговоре, что отец Лекси работает в Фонде культуры и искусства.
        - Не сердись! Только сдается мне, он наша последняя надежда.
        Лекси подумала, что Франческа лишь сказала то, о чем знают все, кто работает или учится на музыкальном отделении «Литтлтри»: ее взяли в колледж исключительно потому, что она дочь Лоренса Джордана, известного филантропа и покровителя искусств. И чем сильнее ветшало здание, тем чаще ей слышались легкие намеки на это.
        Последняя надежда? Да просто единственная. Не в силах выносить больше умоляющие взгляды декана, Лекси решила еще в этом году попросить отца. Вот только нужно правильно выбрать время, когда отец будет в хорошем настроении.
        - Ладно, я попрошу денег у папы.
        - Ура! - подпрыгнула Франческа.
        - Только не говори никому!
        - Ни в коем случае! Кстати, ты не против, если я проведу занятия с ансамблем камерной музыки здесь, у нас?
        - Конечно, проводи.
        Лекси снова посмотрела на журнал. Семь одиноких парней - и всего в нескольких милях отсюда. А ей и нужен-то один, и сразу мама будет довольна, значит, и у папы поднимется настроение, психиатр Гретхен поверит, что у них благополучная семья, тетка Кэролайн не станет приставать с дурацкими вопросами, а Эмили не будет действовать ей на нервы своим совершенством.
        С журналом в руках Лекси вышла в гостиную. Франческа расставляла вокруг рояля стулья для студентов.
        - Фрэнки, как я выгляжу? - На Лекси был свитер - на случай, если обогреватель в аудитории опять сломается, - блузка и длинная юбка, что избавляло от колготок.
        - Смотря для чего.
        Лекси глубоко вздохнула и помахала «Техасцами».
        - Хочу съездить туда, в этот исследовательский центр.
        - Прямо сейчас?
        - У меня есть два часа до начала занятий. Франческа даже рот раскрыла.
        - Что я люблю в тебе, так это твою решительность. Дать тебе мой тигровый комплект? Я могу высушить его феном за две минуты.
        Лекси покачала головой.
        - Я не ношу такого белья, ты же знаешь. В нем неудобно.
        - Зато оно подтягивает, меняет походку, жесты!
        - Это мне не поможет.
        - Да ты попробуй! Они же будут на коленях умолять тебя пригласить их! - Франческа критически осмотрела наряд подруги. - Выкини ты этот свитер и расстегни верхние пуговки. Надо, чтобы кружево слегка выглядывало.
        - Да ну тебя, - Лекси сняла свитер. Франческа недовольно пожала плечами.
        - Зря ты так. Иногда нижнее белье очень даже помогает.
        - Ты всегда его используешь, чтобы чего-то добиться?
        - Нет, иногда обхожусь и вовсе без него, - рассмеялась Франческа, расставляя пюпитры. - Например, если вижу, что дирижер на генеральной репетиции как в воду опущенный, перед самым выходом на сцену, как бы невзначай говорю ему на ухо, что на мне нет нижнего белья. Это придает концерту экспрессии и не дает сбавить темп. Послушай, не относись ко всему так серьезно!
        - Я серьезна, только когда это необходимо. И не хочу разменивать свои чувства на нижнее белье, они нужны мне для творчества.
        - Да ты попросту зажата. Расслабься! Наслаждайся жизнью! Надень мой тигровый комплект.
        - Спасибо, но позволь мне все-таки сделать по-своему, хорошо? Какой плащ мне подойдет? - Лекси вышла в коридор.
        - Можешь взять мой кожаный, но только если пообещаешь распустить волосы!
        Лекси улыбнулась и надела плащ подруги. Подойдя к большому зеркалу, она расстегнула заколку и помотала головой.
        Волосы были ее гордостью. Она уделяла им столько же внимания, сколько Франческа нижнему белью.
        Лекси красила губы, когда подруга вышла в коридор за складными стульями, которые хранились в кладовке у двери.
        - Если бы у меня были такие волосы, я бы тоже носила скромное белье, - вздохнула она. - Увидишь Декабря, спроси, получил ли он мою фотографию.
        - Нет уж, Декабрь мой.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - На этот раз она раздражена.
        - Да она и вчера была не слишком довольна.
        - Но сегодня она просто в ярости.
        - Ладно, пусть немного подождет. Я поговорю с ним.
        Сидя в своем кабинете, отгороженном от лаборатории прозрачной стенкой, Спенсер Прайс притворялся, что не слышит разговора коллег. Он писал годовой финансовый отчет, что всегда повергало Спенсера в уныние и портило настроение.
        - Но ты же не скажешь ему про... - неуверенно пробормотал чей-то голос.
        - Я все улажу!
        Спенсер уже жалел, что дверь в кабинет открыта. По старой привычке он лишь прикрывал ее, придерживая неисправными опытными образцами механической руки. Вытаскивать механизмы каждый раз из-под двери было утомительно, кроме того, их просто больше некуда было девать.
        - Эй, Спенсер...
        Он оторвал взгляд от монитора.
        - Ну что там у тебя, Гордон? Я очень занят. Его старший научный сотрудник не улыбался, как обычно, и это было не к добру.
        - Звонит та дама из «Техасцев». Подожди, - остановил Гордон шефа, который потянулся, было к телефону. - Тут такое дело....
        Заметив, что весь коллектив лаборатории сгрудился за спиной Гордона, Спенсер совсем упал духом.
        - Ну что там еще?
        - Говорил же я тебе, что сейчас неподходящее время, - пробурчал кто-то.
        - Ты наверняка заметил, как увеличился поток почты в нашу лабораторию с момента публикации в «Техасцах» статьи о нашем календаре.
        Это было мягко сказано. Все оглянулись на огромные холщовые мешки в углу кабинета.
        - Некоторые из нас, а вернее, все, кроме тебя, читали эти письма и встречались с женщинами, их авторами.
        - Я знаю. Последние три месяца вы только об этом и говорите. Ты задерживаешь меня, Гордон.
        - Я надеялся, она повесит трубку.
        Красный огонек на телефонном аппарате Спенсера горел по-прежнему. Спенсер пристально посмотрел на коллегу. Гордон скривился.
        - К ним поступили жалобы.
        - Кто же жалуется? И на что?
        - Некоторые женщины, с которыми мы встречались, очевидно, сочли, что мы выглядим не так, как на фотографиях в календаре, и позвонили в редакцию «Техасцев».
        Спенсер обескуражено посмотрел на своего старшего сотрудника: интересно, сколько же их было, этих «некоторых женщин».
        - Так что вы натворили?
        - Ничего, - ответили все хором. Гордон откашлялся. - Просто мы несколько увлеклись компьютерным ретушированием фотографий, которые использованы в календаре. Но, с другой стороны, ведь наш внутренний мир от этого не изменился. Ведь так? - Он оглянулся в поисках поддержки.
        - Нужен им твой внутренний мир, - пробурчал крупный мужчина, стоявший сзади.
        - Тихо, ребята, я понял, к чему вы клоните, - вздохнул Спенсер. - Я знал, что эта история с журналом добром не кончится.
        - Да брось ты! Вспомни, как быстро мы распродали остатки календаря после той статьи в осеннем выпуске, - напомнил Гордон. - И не забудь, что мы на нем неплохо подзаработали.
        Поиск средств, для создания механической руки занимал практически все свободное время Спенсера.
        - Что она за фрукт?
        - Зовут Тонья. Блондинка. Свободна.
        - Спасибо. - Спенсер, откинулся на спинку стула. - То-нья, - протянул он, стараясь представить свою собеседницу. - Это Спенсер Прайс. Как поживаете?
        - Неужели сам мистер Декабрь! Я уж подумала, что вы тоже не существуете.
        - Тоже?
        - Сначала мне жалуются разъяренные женщины, что на свидания приходят вовсе не те, кто в календаре, а потом вы не отвечаете на мои звонки и факсы.
        - Какие звонки? - Спенсер недовольно взглянул на Гордона. Тот подошел к столу и поднял стопку бумаг, под которой оказались розовые бланки сообщений и факсы. Спенсер разложил их, как игральные карты, и снова взглянул на Гордона. Вся компания, попятившись, выползла из кабинета.
        Спенсер понимал, что сам виноват. Став руководителем проекта, он совсем забросил науку и погряз в административных хлопотах. А тут еще этот финансовый отчет...
        Он повернулся на стуле к окну - исправить ситуацию будет нелегко, придется пустить в ход все свое обаяние.
        - Тонья, мой сотрудник по ошибке не передал мне ваших сообщений. Чистое недоразумение! Я просил ребят не беспокоить меня. Примите мои извинения. - Что еще сказать? Он улыбнулся, зная, что это делает его голос неотразимым. - Я просто завален работой.
        - А я - жалобами читательниц, - огрызнулась редактор, но Спенсер все же уловил, что Тонья больше не злилась. - Ну, хоть кто-нибудь там у вас похож на свою фотографию в календаре?
        Молодой человек усмехнулся, стараясь разрядить обстановку.
        - Это все ретушь! Знаете, на фотографиях все выглядят по-другому. Важно еще, при каком освещении смотреть.
        - Доктор Прайс, позвольте, я процитирую вам маленькие отрывки из писем:
«Растолстевший идиот... с красными ушами... все время пялился на мою грудь...» - Спенсер узнал портрет Боба, прикрыл глаза и потер переносицу. - Или вот еще:
«Одутловатый болван... У этого яйцеголового нет мышц... он, наверное, и в спортзале-то не был ни разу в жизни... Какое-то насекомое... Я ожидала увидеть привлекательного загорелого парня, который увлекается серфингом, с волосами на голове, а не на спине».
        - Может, те, кто остался доволен, просто не позвонили вам, - прервал Спенсер раздраженную редакторшу.
        - Мы связались со всеми, кто интересовался мужчинами из календаря, среди них довольных не было. Вы стоите нам денег и подрываете безупречную репутацию журнала.
        Это был намек на возмещение убытков. Из каких средств?
        - Вы знаете, Тонья, ребята тоже не в восторге от этих женщин. - Ее ведь, кажется, Тоньей зовут? - мелькнуло в голове. Нет, нельзя так много работать! - Вам бы стоило проводить предварительный отбор, чтобы отсеивать претенденток с завышенными требованиями.
        - По-вашему, если женщина ждет, что другие парни из календаря будут похожи на вас, она хочет слишком многого?
        Крыть было нечем. Спенсер догадывался, что представительницы противоположного пола находят его привлекательным, но поскольку его личной заслуги в этом не было, то и поводов гордиться этим он не находил.
        - Вы мне льстите.
        - Это не входило в мои планы, поверьте.
        Разумеется, в ее планы входило возложить ответственность за финансовые неприятности журнала на Центр исследований по информатике и электронике Рокки-Фолса. Их главный, спустил собак на нее, а она теперь отыгрывается на нем, Спенсере. А ему теперь всех ублажать. Что ж, не в первой.
        А как весело все начиналось! Парни решили немного развлечься и заодно заработать. Естественно, они подретушировали фотографии, а кому могло прийти в голову, что их затея вызовет такой интерес? А уж после публикации той статьи вообще начался ажиотаж.
        У читательниц журнала, как выяснилось, напрочь отсутствует чувство юмора.
        Хотя, уж если быть честным, именно благодаря «Техасцам» календарь принес лаборатории средства, на которые полгода велись исследования по созданию механической руки - любимого детища Спенсера, а ради этого он мог пойти на что угодно.
        Даже если бы это было последнее, что он сделал в жизни, молодой человек жаждал ткнуть работающую модель руки в нос замшелому профессору Олдштайну.
        В колледже Олдштайн изводил Спенсера придирками и заставлял снова и снова переделывать чертежи и курсовые работы.
        Спенсер закончил колледж три года назад. Ни денег, ни работы, только идеи и большое желание работать. Нужно было добиться гранта на исследовательскую работу. А кто был членом федерального комитета поддержки молодых ученых? Конечно, Олдштайн.
        Над столом Прайса висело письмо в рамке. Когда становилось совсем невмоготу, он перечитывал эти несколько бесконечно важных для него слов: «Поздравляю. Вот вам деньги. Тратьте». Спенсер получил хороший грант - достаточный для того, чтобы собрать достойную команду ученых здесь, в Рокки-Фолсе, - но личный чек на десять тысяч долларов от его мучителя значил гораздо больше.
        А эта Тонья надеется, что он позволит разрушить все, что наработано таким трудом?
        - Нам нужны положительные отзывы, чтобы компенсировать жалобы, - недовольно произнесла она.
        - Видите ли, ребята стараются никого не обидеть, поэтому никому не отказывают и ходят на свидания со всеми. Я прослежу, чтобы они повнимательнее относились к выбору женщин.
        - Для начала неплохо. Но мне нужно нечто осязаемое: например, письменная благодарность - то, что я смогу показать главному редактору.
        Ага, значит, она действительно получила выговор от начальства.
        - Без проблем, - согласился он.
        - Подробности не нужны, только общие впечатления. Мы вставим их в колонку «Нам пишут» и убедим шефа не наказывать нас за ложную информацию.
        Спенсер выпрямился в кресле, вытаращив глаза от удивления.
        - Ложную информацию?
        - Да, именно так можно назвать ваши упражнения с ретушированием фотографий. Мы редко прибегаем к крайним мерам, однако... - Она рассмеялась и закончила мысль: - Я уверена, вы прекрасно понимаете, что мы не станем заниматься безнадежным для нас делом.
        - Делом? Вы хотите обратиться в суд?
        - Это единственный способ покрыть убытки и восстановить наше реноме.
        Спенсер включил компьютер. На экране высветился финансовый отчет.
        - И каковы размеры компенсации?
        - Это решат присяжные.
        Присяжные? Только не суд, подумал Спенсер, иначе конец всему: о лаборатории придется забыть, на проекте поставить крест, команда, ставшая для Спенсера семьей, разбредется по другим институтам, придется начинать все сначала. При одной мысли об этом Прайса замутило.
        Нет! Ни за что!
        - Тонья, мне кажется, не стоит доводить дело до суда из-за каких-то нелепых недоразумений. Что нужно сделать, чтобы убедить ваше начальство в наших добрых побуждениях?
        - Я уже сказала, письменные отклики...
        - Отлично. Сколько штук? - Спенсер взял карандаш.
        - Не знаю.
        - Ну, подумайте.
        - Сейчас и один был бы кстати!
        - Договорились, один отзыв у вас будет.
        - Да, но это должен быть весьма убедительный отзыв, доктор Прайс.
        - Не волнуйтесь. - Если будет нужно, он сам его сочинит. Спенсер положил трубку с недовольным видом. - Гордон! - прорычал он.
        Гордон появился тотчас же. Значит, подслушивал за дверью. Спенсер сгреб листочки с сообщениями о звонках и потряс ими перед носом помощника.
        - Ты должен класть такие бумажки в мою папку «Срочные»!
        - А я что делаю? Просто кое-кто забывает заглядывать в эту папку, - без тени раскаянья отозвался Гордон.
        - Не вали с больной головы на здоровую!
        - Неизвестно, у кого тут больная...
        - Твои шуточки доведут нас до суда!
        Спенсер вкратце передал угрозы Тоньи. Гордон слушал молча, только часто моргал, словно сломанный робот.
        - Да, да, заходите все, - позвал Спенсер остальных. - И разбудите, наконец, Рипа.
        - Вряд ли он обрадуется, - крикнул кто-то из-за двери.
        По всей видимости, парни просто не поняли серьезности ситуации. Спенсер поднялся, обогнул все еще моргавшего Гордона и вышел в лабораторию. Не говоря ни слова, он взял швабру и направился к горе коробок, поставленных одна на другую напротив автоматов с напитками.
        Сооружение возвышалось метра на два и отгораживало угол лаборатории. Сверху конструкцию прикрывал плед, прикрепленный к стене. Во входное отверстие этой пещеры Спенсер сунул швабру тряпкой вперед и потыкал ею туда и сюда, пока не наткнулся на что-то мягкое.
        - Ну что там у вас? - раздался недовольный голос из глубины логова.
        - Просыпайся, Рип!
        Себастьян Рипортелла, или просто Рип, крайне нелюдимая личность и отличный программист, предпочитал работать по ночам, когда лабораторию освещал только экран компьютера и свет, падавший от автомата с газировкой.
        Из пещеры донесся вздох, потом скрипнула раскладушка, и в проеме между стеной и коробками появился Рип.
        - И что случилось?
        - Пока ничего. Но есть проблема. Рип поднял на шефа светло-серые, покрасневшие от работы за компьютером глаза.
        - И ты разбудил меня из-за какой-то дурацкой проблемы?!
        - Эта проблема может перерасти в катастрофу. - Спенсер ткнул пальцем на раскладной столик под микроволновой печью. - Присядем, джентльмены.
        Пятеро недовольных сотрудников нехотя приблизились, но остались стоять. Рип разыскал в заднем кармане джинсов четвертак и бросил его в автомат, из которого тут же выпали две банки с газировкой. Он открыл одну, выпил до дна и только после этого присоединился к коллегам.
        Спенсер обвел взглядом команду.
        - Я узнал, что дамы, с которыми вы встречались, не пришли от вас в такой же восторг, как вы от них.
        - И из-за этого столько шуму? - Дэн, дородный, программист, разорвал пакетик сырных чипсов с перцем и отправил пригоршню прямо в рот.
        - Да, - подтвердил Спенсер и рассказал коллегам о разговоре с Тоньей. - Они намерены обратиться в суд. Если это произойдет, судебные издержки будут покрыты за наш счет. И тогда нам придется свернуть исследования.
        Все опустили глаза и замолчали.
        - Слушай, Спенсер, а почему ты просто не послал ее куда подальше? - Дэн прикончил пакетик чипсов и вытер руки о футболку. - Ну что? - забеспокоился он, заметив неодобрительные взгляды коллег.
        - Для этого есть бумажное полотенце, старик. - Невозмутимый Боб сунул ему рулон.
        - А она... произнесла... ну... это слово на «с»? - Гордон продолжал моргать.
        - «Суд», что ли?
        Гордон вздрогнул и кивнул.
        - Да. И еще слово на «л».
        - Правда? - ухмыльнулся Рип. Спенсеру было не до шуток.
        - Да. И это слово было «ложная» в сочетании со словом «информация».
        - Ой, как интересно! - Рип одарил товарищей сдержанной улыбкой.
        - Это будет нам дорого стоить. Если, конечно, Тонья не получит от женщин благоприятные отзывы о вас, друзья мои. - Спенсер уселся поудобнее. - Поэтому сделаем так. Внимательно прочитайте письма и постарайтесь сделать правильный выбор. - Шеф выразительно глянул на Боба, и тот смущенно опустил голову. - Просто у вас нет достаточного опыта и нужных показателей, чтобы произвести впечатление на женщин такого типа.
        - А как же нам набраться опыта, если ты не разрешаешь встречаться с ними? - Гордон, наконец, перестал моргать.
        - Послушай, ты отдал бы свой новенький «Пентиум» поиграть пятилетнему ребенку? Или позволил бы пролить сок на старый четыреста восемьдесят шестой компьютер, на который собирался поставить более совершенный процессор?
        Программисты поняли и зашумели, обсуждая последствия подобного безрассудства.
        - Это все? - Рип, ловко кинул пустую банку в мусорное ведро.
        - Нет. Передайте мне календарь.
        Дэн молча снял тот, что висел над микроволновкой, и протянул шефу.
        Спенсер быстро пролистал страницы. Кроме него самого и Рипа, который был мистером Октябрем, остальные программисты снялись для двух месяцев.
        - Так, придется серьезно над вами поработать. Ты, Стив, пойдешь на свидание в мешковатом свитере с плечиками. Пригласишь даму на прогулку и наденешь шляпу. И темные очки, если это будет по погоде. Дэн, займись спортом и избавься от пивного живота.
        - Где ты видишь пивной живот?
        - Ладно, «чипсовый» живот. Сядь на жидкую диету. Мэрри, отрасти эспаньолку.
        - Ни за что!
        Спенсер ткнул пальцем в календарь.
        - На фотографии ты ее себе прилепил, так что отращивай без разговоров. Гордон... физкультура, солярий и... - Спенсер на минуту задумался, - пожалуй, парик.
        Вся компания зашлась от смеха, а Гордон инстинктивно провел рукой по намечающейся лысине.
        - Не надену я парик!
        - Тогда приклей к макушке кепку. Боб. Боб еще ниже опустил голову и покраснел.
        - Тоже плечики под свитер. Отрасти волосы и купи контактные линзы.
        - О, Боже!
        Поворчав немного, все замолчали и уставились, на Рипа, который невозмутимо ждал.
        На фотографии он стоял на фоне ночного лунного неба - обычный эффект компьютерной графики, с обнаженным торсом и в черной накидке. Длинные волосы свисали до плеч, грудь казалась шире и крепче, чем на самом деле. Впрочем, не это беспокоило Спенсера.
        - Рип, ты ответил хоть на одно письмо? Полуночник улыбнулся уголком рта.
        - Я встретился с парочкой воздушных ночных нимф, но толку от них не было.
        Спенсер терпеть не мог странных шуточек Рипа.
        - Убедись, что женщина, с которой ты пойдешь на свидание, такая же сова, как ты. Понял? Рип кивнул. Спенсер поднялся.
        - Все, за дело. Берите мешки и не забудьте проконсультироваться со мной, прежде чем звонить.
        - А что с финансовым отчетом? - спросил Мэрри. - Бухгалтерия требует калькуляцию человекоча-сов.
        - Ты не понял? Бели нам придется нанимать адвокатов, не о чем будет писать отчет!
        - Значит, ты предпочтешь пойти на свидание с какой-нибудь красоткой? - ухмыльнулся Рип.
        - Нет, - отрезал шеф, - я сразу сказал, что не участвую в этой затее.
        - А почему? - Рип взял календарь. - У тебя, пожалуй, больше всего шансов. «Какая женщина отказалась бы пойти на свидание с мистером Декабрем?» - процитировал Рип с придыханием.
        - Рип прав. Только подумай, что поставлено на карту, - не без ехидства подтявкнул Гордон.
        Спенсер обвел взглядом товарищей: они были явно согласны с Рипом. Что ж, придется рассмотреть и такой вариант.
        - С одной, только с одной. - Ругая себя за малодушие, Спенсер поплелся в кабинет, где его ждал мешок с письмами.
        Так, и кто же эта счастливица?
        Изучив список работников Центра исследований по информатике и электронике, и предусмотрительно прихватив с собой номер «Техасцев», Лекси направилась в лабораторию, которая располагалась в конце коридора. Охранника не было, поэтому девушка спокойно вошла и оторопела от режущей глаз белизны вокруг.
        Перед ней был большой зал, заставленный белыми столами с аппаратами, какими-то механизмами и их вынутыми частями; по полу извивались провода, повсюду светились мониторы. В дальнем углу стоял стол, где сотрудники, видимо, пили кофе в перерывах. Он был завален мятыми обертками, разорванными пакетиками, банками из-под газировки и грязными чашками. Справа от него возвышалась груда коробок, поставленных друг на друга. Только, через, несколько мгновений Лекси начала различать в этих джунглях людей.
        Сидя вокруг двух сдвинутых столов, молодые люди... читали письма. Никто не заметил появления незваной гостьи. Девушка открыла журнал.
        - Смотрите! - неожиданно воскликнул один из хозяев лаборатории. - Учительница математики! - Он поцеловал листок и замахал им над головой. - Читайте и рыдайте от зависти, парни!
        - О, Боже.
        - Не трави душу, Гордон.
        - А у нее нет сестры?
        - Почему все женщины так любят прогулки по побережью?
        Все посмотрели на худощавого молодого человека в очках с толстыми стеклами.
        - Да потому, что ты сказал журналистке, что любишь их, Боб.
        - Это ты меня научил!
        - У тебя что, своих мозгов нет? Разве можно прислушиваться ко всему, что говорит Стив?!
        Один из парней скомкал конверт и бросил в очкарика. Тот ответил тем же.
        - Простите... - неуверенно произнесла Лекси, испугавшись, что сейчас начнется потасовка.
        Услышав женский голос, все шестеро замерли и повернули головы. Лица были ей знакомы.
        - Не скажете, где я могу найти... - Лекси посмотрела в раскрытый журнал и, решив пока отложить встречу с Декабрем, выбрала имя наугад: - Гордона Эмерсона?
        Молодой человек, только что размахивавший письмом, оттолкнул очкарика и подошел к Лекси.
        - Я Гордон Эмерсон.
        Девушка заморгала, снова взглянула на фотографию, запечатлевшую красавца на водных лыжах, и подняла глаза.
        - Я имела в виду этого Гордона Эмерсона. - Лекси показала разворот «Техасцев».
        - Виноват. - Улыбка исчезла с лица молодого человека.
        Испугавшись, что обидела его, девушка попыталась сгладить ситуацию.
        - Ах, да! Теперь вижу. Просто... здесь плохое освещение, - пробормотала она. - Кроме того, темные очки и... хм... это вы?
        Забудь о вежливости, приказала себе Лекси, нужно найти того парня, что снялся для календаря. Противостоять сиянию Эмили может только само совершенство: мужчина с высшим образованием, прекрасными манерами и ослепительной внешностью.
        Лекси вновь оглядела сидящих перед ней парней.
        - Да вы ведь все из этого календаря?
        Мужчины кивнули, не то раздраженно, не то робко.
        - А вас как зовут?
        Вопрос был задан молодым человеком, в котором Лекси узнала октябрьского красавчика. В календаре он выглядел совершенно неприступным. А в жизни скорее опасным. Девушка тут же вычеркнула его из списка претендентов. Для свидания в баре он еще сгодился бы...
        - Меня зовут Александра Джордан. Я работаю в колледже «Литтлтри».
        - Чем можем служить, сударыня? - поинтересовался Октябрь.
        Не объяснять же им, что ей нужен спутник для рождественского обеда.
        - Я увидела это. - Она помахала журналом. - И подумала, а не зайти ли мне в лабораторию.
        Некоторое время все молчали. Потом очкарик, очнувшись, осторожно спросил:
        - Вы хотите сказать, что приглашаете Гордона на свидание?
        Девушка припомнила, как он радовался какой-то учительнице математики.
        - Нет, я шла сюда, ни о ком конкретно не думая, - соврала Лекси. - Просто... - Она осеклась, сообразив, что лежало в огромных холщовых мешках. Какая же она дура! Надо уходить, пока не поздно. - Извините, что отвлекла вас.
        - А что вы преподаете, Александра? - Это спросил Октябрь.
        - Игру на фортепьяно, - отозвалась Лекси, пытаясь ретироваться.
        Он повернулся к остальным.
        - Так! Кто из вас, господа, может поддержать разговор о музыке?
        - Дэн играет на гитаре, - сообщил Гордон. Хмурый молодой человек поднял руку.
        - Я вас знаю! - Один из хранивших до сей поры молчание, молодых людей встал со стула и подошел к девушке, протягивая ей руку. - Мэрри Бендел. Я преподаю химию в
«Литтлтри».
        А он ничего. Не так хорош, как на фотографии, но все же... Лекси осторожно пожала ему руку.
        - Давайте я представлю вас доку, - предложил Мэрри.
        - Но...
        Молодой человек мельком взглянул на коллег.
        - Он обязательно должен познакомиться с вами.
        А док, надо полагать, и есть Спенсер Прайс, мистер Декабрь. Лекси поняла, что не хочет разрушать свое сказочное представление об этом человеке.
        - Нет, что вы, не нужно.
        Но Мэрри уже вел ее к маленькому кабинету, отгороженному от лаборатории.
        - Эй, док. - Он решительно толкнул дверь. - Познакомься, это Александра Джордан.
        Молодой человек сидел к ней спиной, уставившись на экран компьютера. Повернувшись к вошедшим, он нелюбезно пробурчал:
        - Я же велел показывать мне письма, перед тем как звонить.
        - Я не писала никаких писем, - пролепетала Лекси, увидев, что перед ней тот самый неотразимый красавец из календаря. В жизни он был еще лучше. Намного. Таким она себе его и представляла.
        Те самые темные глаза, взгляда которых, она избегала каждое утро, пристально посмотрели на нее. У девушки перехватило дыхание.
        Машинально Лекси перевернула в календаре страницу ноября. Да, вот он, с обнаженным торсом на фоне камина, в курточке Сайта-Клауса, сползающей с плеч.
        Девушка перевела дыхание и закашлялась.
        - Вы хотели меня видеть? - поинтересовался молодой человек.
        Еще как! - подумала она.
        - Прошу вас, не ругайте... Мэрри. - Лекси оглянулась, но ее провожатого и след простыл.
        - Я никогда не ругаю тех, кто приводит ко мне красивых женщин в черных кожаных плащах. - Декабрь приветливо улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. Поднявшись, он протянул ей руку: - Спенсер Прайс.
        Она ответила на рукопожатие, вспомнив, как любовалась этими длинными аристократическими пальцами.
        - Лекси Джордан.
        - Чем могу помочь вам, мисс Джордан? - вежливо спросил Спенсер, намекая на то, что время - деньги.
        Лекси втянула воздух, чтобы успокоиться, пожалела, что не надела тигровый комплект Франчески, и выпалила:
        - Пойдемте со мной на рождественский обед к моим родителям?



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Спенсер от удивления захлопал ресницами: это что-то новенькое. Они ведь практически незнакомы.
        А тут еще Мэрри делает какие-то невразумительные знаки из-за двери.
        Джордан... Джордан. Знакомая фамилия, откуда он ее знает? Может, она дочь или сестра какого-нибудь знакомого? Или спонсора? Но они точно никогда не встречались. - Спенсер не мог бы забыть такие чудесные волосы, падающие, как водопад.
        - Простите. - Улыбаясь своим мыслям, Лекси покачала головой. - Я не собиралась выпалить это вот так, сразу. Если разрешите, я все объясню.
        - Уж, пожалуйста. - Молодой человек жестом предложил гостье стул.
        Она взглянула на него, но осталась стоять. Спенсер приподнялся, перегнулся через стол и увидел на сиденье три микросхемы и моток кабеля.
        - Да вы переложите это... нет, лучше я сам. - Он сгреб все со стула и, беспомощно оглянувшись, свалил кабель на гору писем. Улыбнувшись еще раз, он указал Лекси на стул: - Прошу вас!
        Она помедлила мгновенье, и молодой человек машинально отметил про себя, что девушка ниже его всего сантиметров на десять.
        Это хорошо, решил он.
        Гостья нахмурилась, посмотрев на моток кабеля, и Спенсер понял, что она разглядывает груду конвертов. Некоторые женщины приложили к письмам фотографии. Такие, он клал сверху, отдавая им предпочтение: все-таки лучше знать заранее, с кем придется иметь дело.
        Среди конвертов виднелся уголок фотографии с голой ногой. Молодой человек уже видел ее: некая экзальтированная виолончелистка была снята обнаженной за инструментом. Лекси молчала.
        Спенсер покашлял.
        - Вы хотели объяснить.
        - Что? - Девушка подняла на него озадаченный взгляд. - Ах, да! Я увидела статью о команде ученых-исследователей в «Техасцах». А поскольку я живу в Рокки-Фолсе, то подумала, что... - Девушка скользнула взглядом по горе конвертов. - Теперь я понимаю, как это было глупо... так что я...
        Ее бессвязные слова мало что объясняли, но Спенсер поймал себя на том, что, как завороженный, ловит каждое слово гостьи. Он не мог отвести взгляд от ее чудесных алых губ, прекрасно оттенявших белоснежную кожу.
        Вдруг из-за дверного косяка появился листок бумаги с надписью «Лоренс Джордан». Через секунду показалось лицо Мэрри, который делал ему какие-то знаки.
        Спенсер старался сохранить невозмутимость. Послышалось приглушенное шуршание и скрип маркера. В дверном проеме снова показался листок: рядом с фамилией красовался знак доллара.
        Молодой человек внимательно взглянул на Лекси, однако боковым зрением заметил, что количество долларовых значков на листке увеличилось, и появилась стрелка, указывавшая на девушку.
        Доллары и Лекси Джордан... Так, пока непонятно, но он ничего не потеряет, если пустит в ход все свое обаяние.
        Он улыбнулся, продемонстрировав милые ямочки на щеках, наклонился вперед и облокотился на стол. Главное сейчас - успокоиться и расслабиться.
        - Я никогда ничего подобного не делала, - бормотала Лекси, - и понятия не имею, как нужно приглашать на свидание. Не говоря уж о рождественском обеде. Наверное, надо бы встретиться хоть раз еще до праздника, так что... Скажите же что-нибудь.
        Спенсер неожиданно понял, что любуется девушкой и почти не слушает ее. Надо быть внимательнее, одернул он себя.
        - Почему именно рождественский обед? На лице у Лекси отразилось легкое беспокойство, которое сменилось серьезным выражением.
        - А почему нет?
        - Да мало ли аргументов против. - Он взглянул ей в лицо. - Но мне интересно, есть ли за.
        Не будь день таким пасмурным и дождливым, Лекси никогда бы не увидела отражение доллара в окне за спиной Спенсера.
        Они вычислили меня, догадалась девушка. Что ж, это стоит повернуть в свою пользу. За Франческу - эротическая фотография, за меня - отец, чья работа - давать людям деньги.
        - Вы хотите знать, почему вам стоит пойти на рождественский обед?
        - Да. - Спенсер внимательно посмотрел на собеседницу.
        Вот уже несколько минут он улыбался ей. Лекси подозревала, что он с трудом сдерживает смех.
        - Во-первых, это прекрасная возможность надеть костюм Сайта-Клауса, - начала девушка, показывая ему фотографию в журнале. - А то тут он скорее снят, чем надет.
        Ага! Улыбаться он перестал.
        Сзади снова раздалось приглушенное шуршание, и в окне отразился доллар с восклицательным знаком.
        Пора кончать этот глупый разговор и просто заключить с ним сделку: пойдете со мной на обед - встретитесь с моим отцом.
        - Вы должны пойти туда, потому что здание музыкального факультета разваливается, - мрачно проговорила она.
        - Что?
        - Здание музыкального факультета «Литтлтри» нуждается в капитальном ремонте. Нужны новые инструменты и много чего еще. К нам не идут талантливые педагоги и студенты. Мой отец - главный управляющий Фонда культуры и искусства. - Последнюю фразу Лекси проговорила особенно отчетливо. - Я хочу поговорить с ним о субсидиях колледжу, но лучше это сделать, когда у него хорошее настроение. А для этого я должна привести. . - она замолчала, подыскивая подходящее слово, - спутника. - Впрочем, это определение нельзя было назвать точным.
        - Потенциального зятя, - догадался Спенсер. Нет, это тоже не было абсолютно верным. Или было?
        - Скажем так: кого-то, с кем мои родители будут рады меня видеть.
        Если Эмили при этом онемеет от зависти, тоже будет неплохо.
        - Я как раз пыталась найти достойного человека, когда увидела вас семерых в
«Техасцах», и решила зайти познакомиться.
        Молодой человек молчал. Видимо, надо было договорить все до конца.
        - Я прошу вас оказать мне эту услугу, ну а в награду вы сможете пообщаться с моим отцом.
        Вот. По крайней мере, теперь в случае согласия он будет знать, во что ввязывается, а она не будет мучиться чувством вины за то, что втянула его в эту авантюру.
        Спенсер откинулся на стуле.
        - Безупречная логика. Я поражен до глубины души.
        - Я понимаю, что Рождество обычно празднуют с близкими, и у вас, наверное, есть свои планы. - Лекси похвалила себя за то, что дала ему путь к отступлению.
        За спиной гостьи Гордон и Мэрри продолжали жестами призывать шефа сказать «да», и Спенсер уже понял, кто такой Лоренс Джордан, но теперь ему было не до финансовых вопросов. Перед ним сидело живое и привлекательное решение всех проблем, которое поможет спасти время и деньги. Согласившись на предложение девушки, он сможет больше не копаться в мешке с письмами и вернуться к отчету. Соблазн велик!
        - Наша семья собирается только в сочельник. Мои родители живут в Далласе, - начал он, не уточняя, что родители у него приемные. - Обед, как я понимаю, будет днем, так что я вполне успею. - Спенсер выразительно посмотрел на коллег, ожидая, что те догадаются уйти, но они не поняли намека.
        - То есть вы согласны? - В глазах у Лекси вспыхнула надежда.
        Странно, подумал Спенсер, как это я не заметил, какого удивительного голубого цвета у нее глаза.
        - Но при одном условии.
        - Да, конечно, - слегка расстроилась девушка. Спенсер сделал вид, что не заметил этого.
        - Если я соглашусь сыграть роль славного парня, вы мне окажете ответную услугу. - Он открыл ящик стола, нашел чистый лист бумаги без логотипа лаборатории, разгреб завал на столе и положил листок перед Лекси. - Вы должны послать письмо в
«Техасцы», где напишете... - А что, собственно, она напишет? - Дайте-ка взглянуть.
        Спенсер взял журнал, пробежал глазами колонку «Нам пишут» и прочитал несколько посланий читательниц.
        - ...напишете, что вы отлично провели время на свидании, что я отличный парень, что вы несказанно счастливы, что с помощью редакции узнали, как меня найти. Да, кстати, позвоните им сначала, чтобы они занесли ваше имя в компьютер, тогда все будет выглядеть правдоподобно.
        - В это время, по мобильному говорить слишком дорого: два доллара девяносто пять центов за минуту.
        - Звоните от нас. - Спенсер подвинул телефон к девушке, но тут же поставил его обратно. - Нет, они, скорее всего, записывают номера абонентов. Если определится номер лаборатории, это будет, как минимум подозрительно. Послушайте, звоните по сотовому, я вам компенсирую расходы. - Он встал и полез в задний карман джинсов.
        - Не беспокойтесь. Уверена, вы стоите этих денег.
        - Благодарю, - улыбнулся молодой человек и, указав на лист бумаги, добавил: - Начните писать. Я бы хотел прочесть ваше письмо, прежде чем вы его отправите.
        - Но позвольте... До Рождества еще три недели. Не покажется ли это странным?..
        Господи, неужели ей все нужно объяснять?
        - Да не пишите вы про Рождество! Расскажите, как я водил вас в пиццерию и в кино.
        - Неубедительно. - Лекси откинулась на спинку стула. - Кому интересно читать про такие банальности? Всех интересуют романтические свидания.
        Ну, разумеется, подумал Спенсер. Дочка богатых родителей. Ей же никогда не приходилось думать о том, сколько будет стоить поход в кино и пиццерию.
        - Так чего же вы хотите? Ресторан «Уэйнрайт-Инн»?
        - Уж если мне придется заплатить почти по три доллара за минуту разговора с редакцией, где мне скажут ваш адрес, по-моему, этот ресторан как раз то, что надо.
        - Чем дороже, тем лучше?
        - Все дело в атмосфере.
        - Атмосфера - это лампочки по сорок ватт, свечи и лишний нолик в счете. А то и два, если какие-нибудь второсортные музыкантишки вяло наигрывают мелодии из бродвейских мюзиклов.
        Лекси нахмурилась.
        - А, понимаю, у вас с этим рестораном связаны воспоминания, да? «Уэйнрайт-Инн» - самое дорогое заведение в городе, - произнес Спенсер.
        - Мы с подругой играем там трижды в неделю. И, смею надеяться, наше исполнение нельзя назвать вялым.
        Спенсер озадаченно посмотрел на девушку.
        До его ушей долетели приглушенные стоны из-за двери. Значит, парни все еще подслушивают.
        Кинув в сторону собеседницы взгляд, полный раскаяния, молодой человек заметил:
        - Вам, наверное, не стоит упоминать об этом разговоре в письме.
        - А я вообще не могу его сейчас писать. Вдохновение пропало.
        Спенсер сделал глубокий вдох, сунул руку в мешок с корреспонденцией и бросил на стол пачку конвертов.
        - Видите? Если вы не напишете в журнал, то я перечитаю все эти послания и найду женщину, которая это сделает. - Он самодовольно улыбнулся. - Не думаю, что это будет сложно. - И для пущей убедительности он вскрыл один конверт.
        Девушка наклонилась вперед, поставив локти на стол.
        - Вы лучше представьте, сколько времени уйдет на ухаживания, походы в пиццерию, в кино. Особенно если дама живет в...
        Она взяла конверт из рук озадаченного Спенсера, и взглянула на обратный адрес.
        - ...в Эль-Пасо. Это же на другом конце штата, - с ехидной улыбкой заметила Лекси, возвращая конверт.
        - А вы представьте, сколько вам потребуется времени, чтобы найти подходящего спутника, который понравится вашим родителям, - огрызнулся Спенсер.
        - Нисколько. - Она перестала улыбаться. - Я - дочь Лоренса Джордана. В крайнем случае, я найму себе спутника.
        Именно это ты сейчас и делаешь, вздохнул про себя Спенсер.
        Ему было неприятно, что его хотят купить.
        Девушка пристально смотрела на него, и ее строгий взгляд ему не понравился. Лекси и Тонья за один день - это больше, чем может вынести мужчина.
        - Послушайте, - примирительно заговорил он, - конечно, каждый из нас может решить свои проблемы самостоятельно, но, если действовать вместе, мы сэкономим время. Вы не согласны?
        - Похоже, это письмо вам крайне необходимо. Спенсер окинул взглядом груду конвертов.
        - Да, - нехотя признался он.
        - Но, если я отправлю письмо сейчас, где гарантия, что вы пойдете со мной к моим родителям? Так, еще и оскорбления терпеть придется.
        - Я же сказал, что пойду! Мое честное слово можете предъявить в банке, как чек: гарантия - сто процентов.
        Лекси вздрогнула. Однако, похоже, он возлагает большие надежды на встречу с Лоренсом Джорданом. Отлично, она предоставит ему такую возможность. Хотя вряд ли это что-то изменит: Фонд культуры и искусства не субсидирует научные проекты.
        - Хорошо, - проговорила Лекси. Пододвинув к себе лист бумаги, она собралась написать дату в левом углу.
        - Только не ставьте сегодняшнее число. Так, дайте-ка подумать. Нынче у нас что? Среда? Скажем, вы позвоните в редакцию сегодня и тут же пошлете мне письмо. - Спенсер в задумчивости постукивал карандашом по столу. - Дня через два я его получу, позвоню вам... Мы встретимся в эти выходные. Значит, поставьте там воскресенье или понедельник.
        Лекси испытующе посмотрела на Спенсера.
        - Надеюсь, вы понимаете, что мне нужен не просто сопровождающий?
        Кивнув в сторону письма, молодой человек едва улыбнулся.
        - Чем восторженнее будет ваш отзыв, тем лучше я сыграю свою роль. Я могу быть очень милым.
        - Мало быть просто милым, - предупредила Лекси.
        Молодой человек одарил ее томным взглядом героя-любовника голливудского фильма и произнес волнующим голосом:
        - Я буду таким, каким нужно.
        - Прекрасно. - Лекси кивнула и улыбнулась. - Хорошо, что вы к этому готовы. Да, у нас все получится.
        Значит, она не принимает меня всерьез, вконец расстроился Спенсер.
        - Кстати, имя Эмили Де Сальво вам что-нибудь говорит?
        Он покачал головой.
        - А должно?
        - Только если вы любите оперу.
        - Не особенно.
        - Отлично. Ну что ж, приступим. «Дорогая редакция, - начала писать девушка, - я решила сделать самой себе подарок к Рождеству и встретиться с одним из мужчин, снимки которых опубликованы в вашем журнале. Я выбрала декабрьского Спенсера Прайса, потому, что он мне показался забавным».
        - Что-о-о?!
        - А что? Взгляните сами.
        - Я не специально, - начал оправдываться Спенсер. - Это все фотограф, кретин:
«Расправьте плечи, побольше призывное томление во взгляде». А этот дурацкий костюм я вообще отказался надеть.
        Лекси внимательно изучила снимок.
        - Согласна, здесь вы были правы.
        Спенсер откашлялся.
        - Продолжим?
        - Да. «Когда он позвонил мне, то был таким милым...»
        - «Милый» не подходит. Так обычно называют тех, кого не воспринимают всерьез. Лекси вычеркнула последнее слово.
        - Значит, «...был таким замечательным...».
        - Нет, лучше: был похож на принца из моих снов, - совершенно серьезно подсказал Спенсер. Однако Лекси не спешила записать эту фразу. - В чем дело? - удивился он.
        - Оставим в покое мои сны. Лучше: «Мы сразу поняли, что подходим друг другу».
        - Хорошо, пусть будет так.
        - «Он повел меня...»
        - Поиграть на бильярде в «Бастерсе».
        - «На концерт студентов колледжа «Литтлтри «». - Девушка подняла глаза на Спенсера: он смотрел на нее удивленно и обеспокоенно. - Такие концерты обычно бесплатны, - заверила она.
        - Ну, тогда ладно, можно и на концерт. «А потом мы зашли в кафе „КК“ и съели по пирожному».
        - «А потом мы ели малиновые трюфели с сыром в ресторане «Уэйнрайт-Инн»». Спенсер недовольно поморщился.
        - Дался вам этот ресторан! Лекси рассмеялась.
        - Подумайте сами: концерт бесплатный. Совершенно логично, что после него вы повели меня в дорогое заведение, - нужно же было произвести впечатление. «Мы проговорили несколько часов без остановки».
        - Да, и я рассказал вам о своем проекте. Мы находимся на этапе тестирования механической руки, которая является...
        - «Он хотел знать обо мне все. Видимо, в какой-то момент я проговорилась ему о том, какие люблю цветы, и на следующее утро он принес мне в постель горячий кофе, рогалики и прекрасную чайнуюрозу...»
        - Чайную? Нет уж, вы созданы для красных роз.
        - Но это так банально.
        - Черные волосы, белая кожа, алые губы... Определенно, ваши цветы - красные. Глубокого темного багряного цвета.
        Они посмотрели друг на друга. Его бесцеремонные комментарии выводили Лекси из равновесия.
        - Вообще-то я люблю яркие полевые цветы, но для этого послания больше подойдет чайная роза.
        - Уговорили. Не могли бы вы вставить в письмо, что я привел вас на экскурсию в лабораторию, где вы познакомились с остальными парнями? И добавьте, что они показались вам просто потрясающими и привлекательными мужчинами.
        Лекси улыбнулась. Эти «привлекательные мужчины» наверняка все еще подслушивают под дверью.
        - «Весь день мы провели вместе...»
        - Послушайте, мне ведь еще работать надо когда-то.
        - Это воскресенье.
        - Ах, да!
        - «Спенсер привел меня в свою лабораторию. Я познакомилась там с его сотрудниками, фотографии которых также были напечатаны в журнале.
        Все они очень милы, а то, что они делают, чрезвычайно увлекательно».
        - Невероятно интересно.
        - Зачеркиваем «увлекательно», пишем «невероятно интересно». «Я решила написать вам, чтобы рассказать, как счастлива, что нашла Спенсера через ваш журнал. Мы идем вместе на рождественский ужин к моим родителям...»
        Молодой человек рассмеялся.
        - «...и я точно знаю: Рождество в этом году будет действительно счастливым. Чего и вам желаю». Ну, как?
        - Неплохо. Могли бы, конечно, добавить, что сходите по мне с ума или, что я тот, кого вы ждали всю жизнь.
        - Да мы знакомы всего два дня.
        - Но я же принес вам розу. И угощал какими-то трюфелями.
        - Ничего подобного! Вы собирались повести меня в бар, играть на бильярде, а потом угостить прогоркшими чипсами из автомата в вашей лаборатории.
        - Почему это они прогоркшие? Мы не даем им испортиться!
        - Ну, ладно. Итак, это послание отвечает вашим требованиям?
        - Если оно заставит других читательниц написать нам...
        - Вам что, мало этих мешков?
        - По правде говоря, нет...
        - Значит, договорились. Я перепишу письмо дома начисто и... О, Боже! У меня же урок через десять минут!
        Лекси схватила исписанный листок, сунула его в журнал и взяла сумку.
        - Надо бежать, - торопливо проговорила она.
        - Подождите, - попытался задержать ее Спенсер.
        - Не волнуйтесь, я позвоню в редакцию, - бросила Лекси, выбегая из кабинета.
        - Письмо... - раздалось ей вдогонку.
        - Я перепишу.
        - Но я хочу прочитать его, прежде чем вы отправите.
        - Я позвоню, - заверила Лекси уже в дверях.
        - Но я... - (Девушка его уже не услышала.) - даже не знаю номера вашего телефона, - обескуражено закончил Спенсер.
        Однако Лекси ушла.
        А в лаборатории уже оживленно обсуждалось ее появление.
        Спенсер сложил руки на груди и вышел из кабинета.
        - Она просто молодец!
        - Мы слышали. - Мэрри подкатил стул к своему столу.
        - Значит, вы знаете, что она напишет письмо в журнал. - Спенсер улыбнулся, как ни в чем не бывало. - Это избавит нас от претензий Тоньи на некоторое время, но все равно вы должны стараться произвести благоприятное впечатление на тех, с кем будете встречаться.
        - Такое, как ты на нее? - осведомился Гордон.
        - Да вы ведь только подслушивали, вы не видели, что там происходило. Жесты, взгляды...
        - Так ты недоволен? - ухмыльнулся Дэн.
        - Нам нужен был хороший отзыв, и он у нас есть. Первая победа!
        Рип с сомнением посмотрел на шефа и полез в карман за мелочью. Подойдя к автомату с напитками, он насмешливо осведомился:
        - И где же это письмо?
        - Она взяла его, чтобы переписать начисто. Все переглянулись.
        - Эй, парни, очнитесь. - Мэрри оторвался от компьютера. - Мы же говорим о Лекси Джордан. У нее папаша при таких деньгах! Он руководит каким-то фондом. Я, как ее увидел, чуть дара речи не лишился: такая удача! Но док у нас парень не промах, он ее не спугнул. Да у этой девицы поклонников, небось, целая армия, но Спенс то не дурак, он вел себя так, словно не заметил, какая она красотка. Думаю, она к такому не привыкла. Может быть, даже запала на него.
        - Правда? - удивился Боб.
        Все посмотрели на шефа. Тот улыбнулся.
        - Браво, Мэрри! Ты отлично меня раскусил.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Хлопковое белье победило! - воскликнула Лекси, входя в квартиру, и осеклась, испугавшись, что студенты Франчески еще не ушли.
        - Что случилось? - раздался голос Франчески из кухни, где она втихомолку уплетала пирог с сыром, хотя имелось в виду, что она на диете.
        - Я нашла человека, который пойдет со мной на рождественский обед!
        Из кухни донесся радостный возглас.
        - Это один из ученых красавчиков? Не может быть!
        Лекси повесила плащ Франчески в прихожей и направилась в кухню. Франческа лихорадочно совала в холодильник блюдо с пирогом.
        - Фрэнки, ты ешь пирог! Но это же вредно для фигуры!
        - Я только откусила малюсенький кусочек.
        - А мне там что-нибудь осталось?
        - Кое-что. - Франческа облизала вилку и бросила ее в раковину. - Итак, трудно было найти их? Они действительно так хороши? С кем у тебя свидание? Рассказывай!
        - Я прошла по моему пропуску в колледж. Я нашла их по списку работников Исследовательского центра и прошла к ним в лабораторию.
        - Так просто? Лекси кивнула.
        - И там не толпились женщины, срывавшие с них одежду?
        Рассмеявшись, Лекси покачала головой.
        - Может, и мне заглянуть к ним? Так кто же он? Помолчав мгновенье, Лекси выпалила:
        - Декабрь!
        Франческа онемела от удивления.
        - Не может быть!
        - Может!
        - Мой мистер Декабрь?! Мне нужно съесть еще сырного пирога. - Она открыла холодильник. - А ты спросила, получил ли он мою фотографию?
        - Нет, не спросила.
        - Я что-то не пойму... Ты что же, вошла в лабораторию и вот так сразу попросила его пойти с тобой? И он согласился?
        Как ни велик был соблазн соврать, что она за одно мгновенье очаровала самого прекрасного мужчину в городе, а может, и во всем штате, Лекси сдержалась. Во-первых, потому что ей еще жить с Франческой в одной квартире, а во-вторых, потому что очень хотелось пирога.
        - Он согласился, потому что хотел познакомиться с моим отцом.
        Фрэнки замерла, не донеся вилку до рта.
        - Он так сказал?
        Лекси улыбнулась, вспомнив отражение доллара в окне.
        - Зачем? Это было понятно без слов.
        - Ужас!
        - Ничего, я переживу. - Лекси взяла вилку и ухитрилась урвать кусочек пирога. - Он просто потрясающий.
        - Я знаю.
        - И он тоже. Но это не раздражает, потому что если бы он не знал, то был бы идиотом, а мне идиот не нужен. У него такие милые ямочки на щеках, когда он улыбается...
        - Ладно, хватит уже, - проворчала Франческа. - Совсем забыла: звонила Гвен, хотела узнать, не сможем ли мы поиграть вместо нее в «Уэйнрайт-Инн» сегодня вечером.
        - Сегодня? - Лекси совсем не хотелось выходить из дома: нужно было еще переписать письмо в журнал. - Она нашла работенку получше?
        - Да, ее пригласили аккомпанировать рождественскому хору. Сегодня у них генеральная репетиция.
        - Арфисты могут хорошо заработать в это время года.
        Франческа, наконец, прикончила пирог.
        - Если мы пойдем сегодня в «Уэйнрайт-Инн», то и нам кое-что перепадет. Плюс покормят бесплатно. У них там такие ребрышки - объеденье! Мне надоели полуфабрикаты.
        - Сегодня туда собирались мои родители. В винном погребе намечается какая-то благотворительная акция.
        Лоренс и Кэтрин Джордан не скрывали, что не одобряют подработку дочери в ресторане. Они считали, что она не ценит свой талант, хотя в «Уэйнрайт-Инн» играли и лучшие музыканты штата.
        - Вот Эмили, - говорили они, - никогда не опустилась бы до такого.
        Что ж, никто и не спорит, думала Лекси. Если бы судьба была к ней чуть благосклоннее, она бы тоже не опускалась.
        - Пожалуйста, - простонала Франческа. По ее лицу было видно, что ей, очень нужны деньги на новый комплект белья.
        - Ладно. Только афишу повесим в раздевалке. - Лекси надеялась, что родители не заметят ее в ресторане.
        - Как скажешь. Я тут присмотрела белье из египетского хлопка с кружевными вставками и вышивкой. Я сначала не заинтересовалась им, а теперь вот думаю, если тебе так повезло, может, стоит и мне попробовать?
        Лекси рассмеялась.


        Через час после ее ухода Спенсер знал о Лекси все, что можно было найти в компьютерной базе данных: список ее студентов, предмет, который она преподавала, оценки, выставленные, ею в прошлом семестре, ее расписание, адрес и телефон, номер водительских прав и карточки социального обеспечения. Спенсер прочел ее резюме, выяснил, что в ноябре она обращалась в медпункт колледжа с жалобой на простуду и получила таблетку бенадрила.
        Колледжу следовало бы запретить доступ к подобным файлам, подумал молодой человек, запрашивая базу об отце девушки. Однако данные были открыты, и он спокойно искал то, что ему было нужно, не мучаясь угрызениями совести.
        Когда на экране высветилась информация о мистере Джордане, Спенсер даже присвистнул. Вот это да! Мэрри был прав: Фонд Лоренса Джордана выделяет огромные средства музеям, школам, театральным студиям и другим культурным организациям Рокки-Фолса и Остина. Но науку он не спонсировал. Что ж, подумал Спенсер, значит, наш проект будет первым. Деньги есть деньги.
        Искать и находить средства для работы молодой человек умел.
        - Мэрри, - крикнул он из кабинета, - спасибо за информацию об отце Лекси.
        - Всегда, пожалуйста.
        Команда уже успела вернуться к работе, отшельник Рип удалился в свою пещеру.
        А Спенсера мучили сомнения: одного восторженного отклика для «Техасцев» явно недостаточно.
        Да и письмо, кстати, еще не отправлено. Лекси Джордан убежала, прежде чем Спенсер успел договориться о деталях сделки. Да, она сказала, что позвонит, но он не желал подстраиваться под ее расписание.
        Просмотрев распечатанную информацию, Спенсер нашел номер ее телефона и позвонил.
        Голос на автоответчике принадлежал не Лекси. Спенсер набрал номер еще раз, снова услышал тот же голос и положил трубку. Оставлять сообщения было не в его правилах.
        Где же она? Время ужина. Она могла пойти куда-нибудь... или сегодня она работает в
«Уэйнрайт-Инн»?
        Спенсер позвонил в ресторан.
        - Кто сегодня у вас играет? - спросил он метрдотеля.
        - Франческа Фонтейн и Александра Джордан. Виолончель и фортепьяно.
        Значит, он угадал.
        Спенсер вышел из кабинета и встретил пять пар глаз, напряженно уставившихся на него.
        - Пойду, послушаю, как она играет, - объяснил он. - Что вы на меня так смотрите?
        - Ничего, - хором ответили коллеги и вернулись к работе.
        Я просто изучаю партнера по деловому соглашению, убеждал себя Спенсер.
        - Гордон, ты закроешь здесь все, хорошо?
        - Не волнуйся.
        - В таком случае, джентльмены, разрешите откланяться.


        - Давай не будем играть мелодию из «Кошек», - попросила Лекси, пробегая пальцами по клавишам.
        Слова Спенсера о посредственных музыкантах из «Уэйнрайт-Инн», все еще звучали у нее в ушах. Девушки уже заняли свои места, и Франческа настраивала виолончель.
        - Пожалуйста, Лекси, дай мне передохнуть. Я «Воспоминания» могу посреди ночи с закрытыми глазами сыграть, - простонала в ответ виолончелистка.
        - А ты пойди, сними нижнее белье, это придаст «экспрессии» твоей игре, - ехидно процитировала Лекси.
        - Что это с тобой? - удивилась Фрэнки, не отрываясь от настройки инструмента.
        Лекси обвела взглядом зал: будний день и время раннее, - а уже ни одного свободного места.
        - Мне просто кажется, мы обязаны поддерживать марку заведения и играть с полной отдачей.
        - Надеюсь, это не намек на то, что я играю вполсилы. - Глаза у Франчески засверкали от негодования.
        - Я просто не хочу, чтобы наша игра превратилась в рутину.
        Франческа вскинула голову и кивнула.
        Лекси открыла сборник «Мелодии барокко» и заиграла вступление.
        Франческа тихо зашипела от негодования. Она тихонько проверила настройку, подтянула смычок, едва слышно провела им по струнам, чуть ослабила его.
        Лекси пришлось повторить вступление. На этот раз Франческа вступила вовремя.
        Однако она не осталась в долгу. Когда они заиграли джигу, Фрэнки выбрала такой темп, что Лекси еле поспевала.
        - Помедленней, мы же не на бегах, - взмолилась она.
        - Я просто не хочу, чтобы наша игра превратилась в рутину, - язвительно прошептала Франческа.
        Они закончили сложным пассажем, и пианистка без сил откинулась на спинку стула.
        Зал разразился бурной овацией. Девушки встали и поклонились.
        - Это непрофессионально, - процедила сквозь зубы Лекси, не переставая улыбаться зрителям.
        - Зато, как весело! - Франческа еще раз поклонилась. - Вот так и нужно играть.
        - Только без меня. Обе сели.
        - Смотри, это Гендель! - Виолончелистка отвела смычок в сторону. - Там одни шестнадцатые! Лекси глянула в ноты. Да это еще хуже джиги!
        - Может, сменим скорость?
        Лекси укоризненно посмотрела на подругу, взяла сборник «Сорок лучших бродвейских мюзиклов» и заиграла вступление к «Кошкам».
        Так и получилось, что она играла легкомысленную мелодию из мюзикла, когда Спенсер Прайс собственной персоной вошел в зал. В полном одиночестве.
        Увидев Спенсера, Лесли уткнулась в ноты. Что он здесь делает? Ведь сам же говорил, что терпеть не может «Уэйнрайт-Инн».
        Скосив глаза, она видела его, даже не поворачивая головы.
        На нем были черный костюм и белая рубашка. Волосы зачесаны назад. Да он само совершенство. Он...
        - Ты что делаешь?
        Лекси взглянула на подругу:
        - Играю.
        - Мы же только что закончили «Воспоминания». Лекси взглянула в ноты: она начала последний отрывок второй раз.
        Франческе пришлось подхватить мелодию.
        - Что с тобой?
        - Отвлеклась. Только не делай вид, что с тобой такого не бывало.
        - Никогда!
        - Неужели? Мистер Декабрь сидит за четырнадцатым столиком.
        Смычок виолончелистки непроизвольно дернулся.
        - Господи!
        - И не исключено, что он видел тебя голой на фотографии, - злорадно добавила Лекси.
        Франческа сфальшивила на последних нотах.
        - Господи! - снова воскликнула она. - Меня прямо в жар бросило. Прервемся после
«Скрипача на крыше».
        Последние звуки мелодии едва успели раствориться в воздухе, а девушки уже спрыгнули с эстрады и направились в комнату отдыха.
        Выйдя из зала, Франческа обернулась к подруге. Глаза у нее от возмущения стали совсем круглыми.
        - Как ты могла пригласить его сюда, не предупредив меня?!
        - Я не приглашала!
        - Зачем же он пришел?
        - Вероятно, поесть.
        - Ты его видела?
        - Да. Я же первая заметила его.
        - Нет, я хочу сказать: ты его видела? Он же просто прекрасен! Господи!
        Красноречиво! - подумала Лекси.
        - Не представляю, как ты пригласила его на обед к родителям. Я бы, наверное, онемела, увидев его.
        Лекси не успела ответить - кто-то постучал в дверь. Вошла Джулиан Уэинраит, хозяйка заведения.
        - Александра, джентльмен за четырнадцатым столиком приглашает тебя присоединиться к нему.
        Франческа недовольно вздохнула и схватила подругу за руку. Джулиан изумленно посмотрела на девушек.
        - Ты пойдешь? Не волнуйся, он порядочный человек, ручаюсь тебе. Его зовут Спенсер Прайс, он руководит лабораторией в Центре исследований по информатике и электронике. Прекрасно разбирается в винах. Официанты говорят, что он не скупится на чаевые, когда его хорошо обслуживают.
        - Мы знакомы. - Лекси освободила руку.
        - Что ему сказать? Франческа подтолкнула Лекси.
        - Скажите, что я сейчас подойду.
        - И я тоже.
        Джулиан кивнула и вышла. Лекси уже направилась к двери, но Фрэнки ее задержала.
        - Не беги сломя голову, пусть немного подождет. Ожидание удваивает радость встречи.
        - Все эти игры не по мне, у нас не те отношения. - Лекси открыла дверь.
        - Так у вас уже отношения?
        Не обращая внимания на последний вопрос, Лекси направилась к столику Спенсера, стараясь никого не задеть по дороге своей длинной юбкой.
        Когда она подошла, Спенсер встал. От его восхитительной улыбки колени у нее слегка задрожали.
        - Могу поспорить, что вы не ожидали увидеть меня здесь, - сказал молодой человек, отодвигая стул для Лекси.
        - Не ожидала. Вы ведь не любите этот ресторан.
        - Но вы любите. Поэтому я решил прийти сюда. За спиной у девушки раздался смешок Франчески.
        - Это моя подруга и соседка по квартире, Франческа Фонтейн.
        Было приятно видеть, как женщина, пославшая ему собственное изображение в обнаженном виде с виолончелью и каждое утро разговаривавшая с фотографией мистера Декабря, онемела, столкнувшись со Спенсером Прайсом лицом к лицу.
        Они пожали друг другу руки. Молодой человек задумчиво наклонил голову.
        - Мы с вами раньше не встречались?
        - Вряд ли, я бы вас не забыла, - выдохнула Фрэнки, и тут же у нее в глазах вспыхнули лукавые огоньки. - Впрочем, если вы хорошенько подумаете, то поймете, почему вам знакомо мое лицо.
        Это было уже последней каплей. Лекси делала знаки подруге, умоляя ее, уйти.
        - Я подумаю потом, - нарушил молчание молодой человек. - А пока - не смею вас задерживать, нам с Лекси нужно кое-что обсудить.
        Даже Франческа не нашлась, что ответить. Она бросила на него испепеляющий взгляд и удалилась в комнату отдыха.
        - У вас есть несколько минут? - вежливо поинтересовался Спенсер.
        - Конечно, - ответила Лекси.
        - Вы ели? Или, может быть, бокал вина?
        - Мне еще играть полтора часа, так что только томатный сок.
        Спенсер подозвал официанта.
        Заказав сок, молодой человек наклонился вперед. Отсветы пламени свечи, стоявшей в центре столика, заиграли на его скулах.
        - Вы звонили в редакцию? - спросил он тихим и, как показалось девушке, чувственным голосом.
        - Я пришла домой только в пять часов. И Фрэнки тут же сообщила, что нам предстоит сегодня играть здесь.
        - Значит, вы не звонили в журнал? Да, он умеет заставить человека почувствовать себя виноватым.
        - Нет, но обязательно сделаю это. Я же обещала.
        - Отлично. Потому что я не отстану, пока вы не позвоните. И не забудьте про письмо. Ах, да, еще письмо надо переписать.
        - Не волнуйтесь.
        - Хорошо, тогда сменим тему. - Спенсер взглянул в сторону фортепиано. - Вы хорошо играли.
        Сам, того не понимая, он словно подвел итог ее музыкальной карьере. «Хорошо» - это не превосходно или потрясающе, не изумительно или удивительно, не грандиозно или волшебно, а именно такими словами описывали пение Эмили. «Хорошо» - это просто
«хорошо». Но Спенсеру не стоит об этом знать.
        - Спасибо. Мы любим мелодии из мюзиклов, - добавила Лекси, жалея, что он не пришел чуть раньше, во время исполнения джиги.
        Молодой человек, одарил ее очаровательной улыбкой, полной раскаяния. Уж не тренируется ли он перед зеркалом?
        - Еще не простили меня за то неудачное высказывание?
        - Я не знала, что вам необходимо мое прощение.
        Спенсер откинулся на спинку стула, изучая лицо собеседницы. Неужели в ее жилах течет ледяная кровь? Или она узнала о нем что-то дурное?
        - Я вам не нравлюсь?
        Щеки у Лекси слегка порозовели.
        - Я вас не знаю.
        Спенсер успокоился - просто такой характер. Вот только непонятно, как она уживается со своей беспокойной подругой.
        - Это мы исправим.
        - Да, - ответила девушка с открытой улыбкой. - Но не думаю, что десять минут, которые у меня остались, помогут нам подготовиться к рождественскому обеду.
        А про обед-то он и забыл. Он думал о Лекси.
        - Нам нужно встретиться, - начал Спенсер, надеясь, что она не заметила паузы. - Можно поужинать здесь в тот день, когда вы не выступаете. Когда вам удобно?
        Лекси вдруг лучезарно улыбнулась, хотя Спенсер и не понял, почему.
        - Вы просто прелесть!
        - Я? - удивился молодой человек. Его никогда не называли так - это слово совсем не шло к его внешности.
        Девушка кивнула и убрала прядь волос за ухо.
        - Вы пригласили меня сюда, зная, что я люблю этот ресторан, хотя мы могли бы поговорить в кабинете или по телефону.
        А почему только поговорить? - мелькнуло в голове у Спенсера, но мысль показалась несвоевременной.
        - Знаете, что я подумала? Спенсер покачал головой.
        - Поучите меня играть на бильярде в «Бастерсе». Представив, как Лекси в узкой юбке наклоняется над столом, молодой человек оживился.
        - Хорошо, - улыбнулся он. Девушка отогнула манжету и посмотрела на часы.
        - Мы начинаем через пять минут, и Франческа должна еще успеть расспросить меня о вас. А мне пока нечего ей рассказать, кроме того, что вы научите меня играть на бильярде.
        Франческа? Ах, да, ее подружка.
        - А что вы хотите знать?
        - Для начала скажите, где правда, а где ложь в той статье в «Техасцах».
        - Все сведения о моем образовании - чистая, правда, потому что это единственное, что я им дал. Остальное, им пришлось домысливать самим.
        Лекси разочарованно улыбнулась.
        - Значит, вы не ищете женщину, которая помогла бы вам достроить коттедж в горах, где вы проводили бы долгие зимние ночи, занимаясь любовью у камина?
        - У меня нет коттеджа в горах, - ответил он, хотя сама идея в этот момент показалась ему заманчивой. - Разве у нас в округе есть горы?
        - В журнале не говорилось, что это поблизости.
        - Да... мне следовало прочитать, что там обо мне написали.
        - А вы не читали?
        - Руки не дошли. Я обычно целыми днями работаю над созданием механической руки. Или ищу деньги для этого.
        - Потому и снялись в календаре. Спенсер кивнул.
        - Да, мы на нем подзаработали. Теперь ваша очередь: кратко о себе.
        Лицо Лекси снова приняло замкнутое выражение.
        - Это будет более чем кратко, - напряженно произнесла она, глядя куда-то мимо Спенсера. - Сейчас вы познакомитесь с моими родителями.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Здесь? Сейчас? Но он совершенно не готов произвести впечатление на Лоренса Джордана.
        Вот не повезло!
        Впрочем, похоже, и Лекси не слишком рада этой встрече: с натянутой улыбкой она смотрела куда-то в зал, пальцы судорожно сжимали стакан с соком. Отлично, значит, в семье не все ладно. Лучше не бывает.
        - Послушайте... насколько близко мы знакомы?
        - Не знаю. Пусть будет нечто среднее.
        - Тогда смотри на меня и улыбайся, - быстро перешел на «ты» Спенсер.
        Лекси перевела на него взгляд, но улыбка не получалась. Он скосил глаза к переносице и был вознагражден ее звонким смехом. Однако Лекси тут же снова сосредоточилась на родителях. Чем ближе они подходили, тем сильнее она сжимала стакан.
        Вставая, Спенсер смотрел на привлекательную пару средних лет. Оба были высокими, подтянутыми и прекрасно одетыми. Таких людей ему приходилось встречать часто. Бедная Лекси, как бы ободрить ее?
        Родители девушки рассматривали его с нескрываемым любопытством.
        - Александра! Не ожидала увидеть тебя сегодня'. Надо полагать, ты опять работаешь? - Мать протянула к дочери руки, расцеловала ее и выжидательно обернулась к молодому человеку.
        - Мама, папа, это доктор Спенсер Прайс. Спенсер, это мои родители.
        Молодой человек был несколько смущен тем, что Лекси отметила его ученую степень. Впрочем, решил он, это только к лучшему.
        - Очень рад с вами познакомиться, мистер и миссис Джордан. - Он пожал руку отцу девушки. - Не хотите ли к нам присоединиться? - Спенсер был совершенно уверен, что они откажутся.
        - Спасибо, но мы вынуждены отказаться. Мы приглашены на торжественную церемонию в винный погреб, а сюда заглянули, только чтобы поздороваться, - любезно проговорила миссис Джордан и добавила: - Александра представила вас, как доктора Прайса?
        - Да, я занимаюсь научными исследованиями.
        - Правда? - воскликнула дама, одарив дочь взглядом, полным удивления и одобрения одновременно. - И что же вы исследуете?
        Спенсер решил действовать. Сегодня заложу фундамент разговора, а на Рождество продолжу. Улыбаясь миссис Джордан, он произнес:
        - Мы разрабатываем модель механической руки с тактильной чувствительностью. Это значит, что человек, пользующийся ею, будет чувствовать материал и температуру того, что он трогает.
        - Как интересно! Лекси, ты слышишь? Девушка кивнула.
        - Рассказывайте же, доктор Прайс. Как люди смогут применить ваше чудесное изобретение?
        - Это не мое личное изобретение, над ним работала группа. Изначально мы предполагали, что наш проект послужит медицинским целям, в частности протезированию, но с каждым днем круг применения «руки» расширяется.
        - В какую сторону? - поинтересовался Джордан.
        В какую, пожелаете, если это поможет нам заполучить грант, подумал Спенсер и добавил несколько фраз, которые должны были охарактеризовать его, как ответственного руководителя проекта и прекрасного спутника для их дочери, о котором любые здравомыслящие родители могут только мечтать.
        - Доктор Прайс, судя по вашему рассказу, вы достигли очень многого в жизни, - заметил мистер Джордан.
        - Ваши родители, должно быть, очень вами гордятся, - добавила его жена. Спенсер натянуто улыбнулся.
        Миссис Джордан бросила недовольный взгляд на дочь и убрала пряди волос у нее со лба.
        - У тебя такая симпатичная мордашка, но за твоей гривой никто этого не видит.
        - Мама! - Лекси тряхнула волосами, и они легли по-прежнему.
        - Доктор Прайс, прошу вас, не думайте, что она такая бездарная, у нашей дочери есть скрытые таланты. - Миссис Джордан снисходительно улыбнулась. - Может быть, однажды, когда она, наконец, соберется развить их, она тоже многого достигнет.
        - Я абсолютно согласен с тем, что она талантлива. Я сегодня уже имел удовольствие наслаждаться ее игрой.
        Однако мать Лекси, похоже, даже не услышала его реплики.
        - Но это не означает, что никто в нашей семье не достиг настоящих высот, - продолжала она. - Моя племянница - Эмили Де Сальво, - произнесла с гордостью миссис Джордан.
        Спенсер слегка покачал головой.
        - Оперная певица! - изумленно вскинула брови миссис Джордан. В ее тоне читался вопрос: «Разве вы с Лекси говорили не об опере?»
        - Я не большой поклонник оперы. Мать девушки казалась обиженной.
        - И что же? Я вот не поклонница бейсбола, но знаю, кто такой Микки Мантл. - Она посмотрела на мужа. Тот кивнул, выражая свое согласие.
        Отлично. Сейчас она решит, что всем сотрудникам лаборатории необходимо познакомиться с оперой.
        - Мама, Спенсер слишком занят своими исследованиями. У него нет времени следить за карьерой Эмили, - вступила в разговор Лекси. - Тебе еще предстоит познакомиться с ней, - тихо сказала она молодому человеку. - Она явится на рождественский обед.
        А ты, как видно, этому очень рада? - ехидно подумал Спенсер, потихоньку начиная понимать, что за обстановка в этом семействе.
        - Рождественский обед? Александра? - Брови у миссис Джордан снова взлетели вверх. Спенсер взял девушку за руку.
        - Да, Лекси передала мне ваше приглашение на семейное торжество. Большое спасибо, я с нетерпением жду этого дня.
        - Ты пригласила доктора Прайса на обед? - Мать девушки просияла и даже захлопала в ладоши, очевидно простив его музыкальную безграмотность. - Александра, ты просто умница! Лоренс, доктор Прайс придет к нам на рождественский обед.
        Мистер Джордан великодушно кивнул.
        - Прекрасно, расскажете нам еще о своем проекте.
        Ничего более приятного он сказать не мог. Спенсер многозначительно потянул Лекси за руку, но та не шелохнулась. Тогда он вновь лучезарно улыбнулся родителям.
        - Мы с Лекси еще не обсуждали деталей, - сказал он. - Двадцать четвертого утром я приеду из Далласа и могу быть у вас в час дня. Я не опоздаю? - Произнося это, Спенсер ухитрился обнять девушку за талию, демонстрируя довольным родителям, что они с Лекси замечательная пара.
        - К часу, как раз будет готов рождественский гусь, - заверила миссис Джордан. - Это будет чудесное Рождество!
        У Лекси слегка дрогнули уголки губ. Могла бы и поестественнее улыбаться, если хочет убедить родителей, что мы встречаемся, подумал Спенсер.
        - Мне пора на сцену, - с видимым облегчением сообщила Лекси.
        - Мы тоже пойдем, - отозвалась ее мать. - Была рада познакомиться с вами, доктор Прайс. Ждем вас на праздничный обед. - Она одарила молодого человека приветливой улыбкой, и родители удалились в винный погреб.
        Лекси тут же отстранилась от Спенсера.
        - Спасибо, ты был великолепен.
        - Что-то я не вижу особой радости.
        - Ох, - вздохнула Лекси. - Иногда родители действуют мне на нервы. Им не нравится, что я играю здесь.
        - Я догадался.
        - Я стараюсь не обращать на это внимания. - Взгляд девушки был полон решительности. Она резко сменила тему. - Итак, идем играть на бильярде? Я могу завтра или на будущей неделе. В выходные я занята.
        Спенсер почувствовал разочарование.
        - Свидание?
        - Работа.
        Ответ Лекси отчего-то его несказанно обрадовал.
        - Давай завтра, - сказал он, осознав, что очень хочет встретиться с ней еще раз.
        - Я проверю по ежедневнику. В последнее время столько дополнительных репетиций, что я уж и не знаю, когда мне учить моих бедных студентов. Можно я позвоню утром?
        - Конечно, - ответил Спенсер и подумал, что она вновь берет инициативу в свои руки. Правда, это происходит так естественно, что и возразить нечего, и все же такой стиль отношений раздражал его.
        - До завтра.
        - Подожди. - Молодой человек взглянул на дверь: мистер и миссис Джордан еще стояли в фойе, их было хорошо видно. - Насколько близкими, по твоему замыслу, должны выглядеть наши отношения?
        Лекси проследила за его взглядом.
        - Ты произвел на них такое хорошее впечатление, что чем ближе мы будем, тем лучше.
        Спенсер протянул руку и откинул волосы у нее со лба.
        - Тогда мы должны делать все по правилам.
        И он поцеловал ее. Прямо посреди огромного зала ресторана «Уэйнрайт-Инн».
        Лекси словно окаменела. Наверное, от неожиданности, решил Спенсер. Сам он был потрясен. От прикосновения к ее мягким горячим губам по всему телу разлилось приятное тепло. Он почувствовал, как распущенные волосы Лекси щекочут его руки. Ее первое недоумение прошло, и она прижалась к нему.
        Девушка была идеального для Спенсера роста. Его рука лежала на ее талии столь естественно, словно так и должно было быть, хотя он и не помнил, как она там оказалась. Впрочем, молодой человек не помнил и того, как ее руки обвились вокруг него. Он глубоко вдохнул, наслаждаясь экзотическим дразнящим ароматом ее духов. Она, наверное, наносит немного духов за ушами, и только избранным, кому позволено приблизиться к ней, дано ощутить чудесный аромат. Молодой человек снова вдохнул, удивляясь про себя, что с каждой минутой в запахе духов Лекси открывает новые и новые оттенки. Вероятно, она сама такая же - необычная и все время меняющаяся.
        Глубокие размышления Спенсера прервало легкое покашливание.
        - Нам пора начинать, - произнес женский голос у него за спиной.
        Лекси отпрянула от Спенсера, но ее удивленные глаза все еще были устремлены на него. Франческа тоже смотрела на него восхищенно и недовольно одновременно.
        - Позвони мне, - с трудом произнес Спенсер. Лекси пошевелила губами, не в силах выговорить ни слова.
        - Если она не позвонит, это сделаю я, - улыбнулась Франческа, взяла онемевшую подругу за руку и повела к сцене.
        Когда они уже отошли, до молодого человека донеслась странная фраза:
        - Может, действительно попробовать хлопковое?


        - Как здесь вкусно пахнет! - Франческа вошла в кухню и тут же стянула со стола печенье.
        - Фрэнки! Это для ребят из лаборатории. - Лекси достала из духовки последний противень с печеньем и поставила его на стол, отодвинув контрольные работы своих студентов.
        - Из лаборатории Спенсера?
        Лекси кивнула.
        - Да тут на сотню человек хватит! - Франческа оглядела кухню. - А вот там, у раковины, кажется, подгоревшее.
        Лекси снова кивнула.
        - Когда я поставила тот противень в духовку, позвонила мама и так долго восторгалась доктором Прайсом, что печенье теперь остается только выкинуть.

«Восторгалась» - было не вполне точное слово. Родители говорили так, словно знакомство со Спенсером было лучшим, что Лекси сделала за всю жизнь.
        - Ммм. - Франческа с наслаждением поглощала подгоревшее печенье, счищая ножом горелые места. - А что это на тебя вдруг нашло?
        - Спенсер поразил моих родителей, и я хочу поблагодарить его. И, - она вздохнула, - убедить пойти на обед.
        Лекси уже позвонила в редакцию «Техасцев», правда, письмо до сих пор не переписала. В любом случае отправить его было нужно только на следующей неделе.
        - Печеньем? Ты благодаришь мужчину печеньем, после того, как беззастенчиво целовалась с ним посреди ресторана?
        - Это совсем не то, что ты думаешь. Он поцеловал меня на прощание, чтобы родители подумали, что между нами что-то есть.
        - Так между вами действительно что-то есть. Вы с таким жаром «прощались», что чуть ковер не прожгли.
        Ну, поцеловались, что такого? Это произошло как-то само собой, а он, наверное, подумал, что она ждет продолжения, терзалась Лекси.
        А теперь еще придется играть с ним на бильярде. Ругая себя за трусость, Лекси позвонила рано утром, когда Спенсера еще не было, и оставила на автоответчике сообщение, что зайдет в лабораторию днем. Если бы Спенсер возражал, он мог бы позвонить. Но телефон молчал.
        Наверное, для него поцелуй ничего не значил, размышляла девушка, а я делаю из мухи слона.
        - И когда же ты пойдешь в лабораторию?
        - Через сорок пять минут. - Лекси взглянула на часы. - Мы договорились поужинать в
«Бастерсе». Спенсер хочет поучить меня играть на бильярде.
        - Правда? А что ты наденешь? Лекси кивнула на джинсы и рубашку с эмблемой колледжа.
        - Шутишь?
        - А что такого? Это же обычный бар.
        - Надень черную кожаную мини-юбку, ажурные чулки и туфли. Ну же, Лекси! Таковы правила.
        - Мне же придется наклоняться к бильярдному столу.
        - Я знаю.
        - Даже если бы у меня была мини-юбка, я бы не надела ее - это не мой стиль.
        - Ладно, - вздохнула Франческа, - а что у тебя на ногах?
        Лекси выставила вперед ногу.
        - Дешевые ботинки! Господи! Ты единственная женщина из тех, кого я знаю, которая носит ботинки!
        - В них удобно.
        - При чем здесь «удобно»?! Тебе нужна красивая обувь. Ладно, иди в джинсах, но надень туфли на высоких каблуках и свитер на два размера меньше.
        - У меня нет такого.
        Франческа лукаво посмотрела на подругу.
        - Тогда будем исходить из того, что у тебя есть.
        - Ты о чем?
        - Я об увеличении груди. Положим тебе в бюстгальтер специальные штучки. Поняла? Идем!
        Вечно она что-нибудь придумает. Лекси нехотя последовала за Франческой в комнату.
        - Смотри! - Фрэнки выдвинула ящик и вынула из него бархатную коробочку. Там лежали две резиновые подушечки телесного цвета.
        - Что это?
        - Накладная грудь.
        Лекси взяла одну подушечку. Она оказалась холодной и мягкой на ощупь, словно в ней была жидкость.
        - Гадость какая. - Она бросила подушечку обратно в коробку.
        - Это же произведение искусства! - возмутилась Франческа. - Они принимают температуру тела и форму груди, ты про них сразу забудешь. А когда начнешь прижиматься к Спенсеру, то вообще их не заметишь. - Девушка выдвинула другой ящик и достала оттуда бюстгальтер.
        - А это что? Сетка для арбузов? Фрэнки засмеялась.
        - Сначала мы поместим сюда наши подушечки, а потом твою грудь.
        - Нет уж, спасибо, - отказалась Лекси. - Если я нагнусь над столом, то потеряю из-за них равновесие и упаду.
        - Подруга, послушай...
        - Знаю, знаю, нижнее белье все меняет. Франческа нехотя сложила «произведения искусства» в коробочку.
        - Кстати, я заказала тот комплект из египетского хлопка, но его пришлют только на будущей неделе... Ну, хотя бы поменяй эту рубашку на что-нибудь приличное. И надень нормальные туфли.
        Лекси пришлось переодеться три раза, прежде чем Франческа одобрила ее наряд.
        - Этот свитер бесполезно заправлять в джинсы.
        - Хочешь сказать, что он вылезет и откроет несколько сантиметров твоего тела, когда ты наклонишься, чтобы отправить восьмой шарик в угловую лузу? Боже мой!
        Нет, с ней лучше не спорить. Лекси пошла в кухню.
        - Из-за твоих переодеваний я не успею упаковать печенье!
        - Я помогу, - отозвалась Франческа. - Послушай... подружка, можно мне пойти с тобой? Я так хочу познакомиться с ними. Пожалуйста!
        Фрэнки ожидает, что в лаборатории красавец на красавце. Бедняжка, она будет разочарована.
        - Мне эта идея не нравится. - Лекси взяла красивую коробку из-под нижнего белья подруги и стала укладывать в нее печенье.
        - Почему? Ты меня стыдишься?
        - Нет, конечно.
        - Боишься, я начну флиртовать со Спенсером? За кого ты меня принимаешь?
        - Дело не в тебе, а в них. Ты думаешь, они все красавчики, а это далеко не так. Они не похожи на фотографии в календаре. Фрэнки не желала верить.
        - Если они хоть немного напоминают снимки, мне будет достаточно.
        - Раз так, пошли. Но я тебя предупреждаю: фотографии сильно ретушированы.
        - Даже моя фотография с виолончелью подкорректирована. Было бы что корректировать! - уверенно заявила Франческа. - Сейчас, только переоденусь в мой небесно-голубой комплект. Буду Снежной Королевой. Этот цвет сочетается с моим педикюром.
        В лабораторию отправились на машине Лекси. Обе выглядели великолепно, являя собой гармонию контрастов: светлые локоны Франчески и темные волосы Лекси, худощавая и рослая Лекси и пухленькая и невысокая Франческа...
        Но вот Лекси открыла дверь в лабораторию, и Франческа вплыла в зал, остановилась и огляделась по сторонам. Лекси, держа коробку с печеньем и волнуясь, искала глазами новых знакомых.
        Первым заметил девушек Мэрри. Несколько секунд он молча смотрел на них, потом скинул наушники и медленно встал. Подойти ему мешали провода от наушников, которые висели на шее.
        Его неловкие движения привлекли внимание остальных. Все подняли головы и уставились на нежданных гостей.
        Они смотрят только на Франческу, подумала Лекси.
        Фрэнки загадочно улыбалась сразу всем.
        - Привет, - поздоровалась Лекси, - это моя подруга, Франческа.
        - Привет, Франческа, - ответил хор мужских голосов.
        - Лекси, это ты? - Спенсер выглянул из кабинета. - Я сейчас. - Он заметил незнакомку, перевел взгляд на коллег, которые смотрели на нее, как кролики на удава, и ужаснулся. - О, Боже!
        Лекси направилась к нему.
        - Я привезла тебе печенье в благодарность за то, что ты очаровал моих родителей.
        - Ты не только печенье привезла, как я вижу.
        - Она очень хотела поехать. Ничего, что я взяла ее с собой?
        Спенсер все еще смотрел в зал.
        - Пока не знаю.
        Лекси открыла коробку: по комнате поплыл аромат шоколада и ванили.
        - Хочешь печенья?
        - Сначала... - Молодой человек принюхался. - Сама пекла?
        - А ты как думал? Те, что сверху, еще не остыли. Спенсер отправил одно печенье в рот, потом второе, взял коробку и вышел в зал.
        - Народ! Лекси испекла нам печенье. Мужчины встрепенулись, словно только что проснулись.
        - Шутишь? - И немедленно потянулись к столику, за которым обычно пили кофе.
        Франческа поплыла - именно поплыла - на своих высоких каблуках за ними.
        Босоножки в декабре, отметила про себя Лекси. Совсем с ума сошла.
        Однако взгляды всех мужчин, не исключая и Спенсера, были прикованы к Фрэнки, она грациозно присела за небольшую стойку бара у автомата с газировкой. Через секунду, словно по волшебству, в ее руках появилась бутылочка минеральной воды.
        - Благодарю вас, - пропела она чувственным голосом и взглянула на Мэрри, который протянул ей минеральную воду.
        - А вы, какой месяц?
        - Март и август.
        - А бороду сбрили?
        Мэрри потер подбородок с однодневной растительностью.
        - Решил вот снова отпустить.
        - Зачем? Борода скрывает ваши чудесные губы, которые заставляют меня мечтать о... - Франческа расхохоталась. - Простите, я несколько увлеклась.
        - Что вы, что вы! Я не против!
        - Хотите еще пить? - спросил кто-то.
        - Или печенья?
        - У нас тут чипсы есть.
        - И пончики...
        Франческа улыбалась, покачивая ногой, мужчины толпились вокруг нее.
        - Я вас узнала, вы Июль! Все рассмеялись.
        - Твоя подруга - молодец, - шепнул Спенсер на ухо Лекси.
        - Да уж! - Она поймала взгляд Фрэнки и показала ей поднятый вверх большой палец. Та ухмыльнулась в ответ.
        - Пойдем? - вежливо предложил Спенсер.
        - Я думала, ты занят.
        Молодой человек посмотрел на нее, и его лицо осветилось улыбкой.
        - Я был занят, пока ты не пришла.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        В «Бастерсе» царили одновременно блеск и полумрак. За столиками сидели шумные студенты. На старомодном проигрывателе крутилась пластинка с мелодиями в стиле кантри.
        Бильярдная располагалась в дальнем конце зала.
        Спенсер взял Лекси за руку и повел прямо туда. По дороге она заметила нескольких своих студентов, которые бурно выказывали одобрение по поводу ее спутника.
        Спенсер был лет на десять их старше, и эти молокососы явно проигрывали рядом с ним. Однако оценивающие взгляды студенток показались Лекси неприятными. Ускорив шаг, она догнала его.
        Спенсер улыбнулся ей и пошел медленнее.
        Съели, малолетние нимфетки? - язвительно подумала девушка.
        В бильярдной было гораздо тише. Ковбойские напевы и истошный писк игральных автоматов сюда почти не долетали. В воздухе витал легкий запах сигарет, но он не раздражал Лекси.
        - Я заказал столик, - сказал Спенсер, - но мы пришли рановато. Принести тебе что-нибудь? Надеюсь, ты не потребуешь белого вина?
        - Нет, - рассмеялась Лекси, - я бы выпила пива.
        - Отлично. Остается только решить, какого именно. Вот меню. - Он указал на висевшую на стене гигантскую деревянную тарелку, к которой были прикреплены эмблемы, по меньшей мере, двух сотен сортов пива.
        Несколько минут они обсуждали достоинства различных сортов. Наконец Лекси ткнула пальцем в большое пятно неясного цвета, выделявшееся среди золотых и деревянных эмблем.
        - Да, - Спенсер одобрительно кивнул, - очень хорошее. Почему ты выбрала его?
        - Меня привлек этот свирепый бык на эмблеме. Это же вызов: сможешь со мной справиться или нет?
        - Прекрасно подмечено. - Молодой человек заказал две бутылочки пива. Они уселись на высокие табуреты у стойки бара и стали наблюдать за игрой.
        Лекси сделала глоток - хороший крепкий вкус.
        Они ели орешки, потягивали пиво и болтали обо всем и ни о чем, пока колокольчик не оповестил о том, что партия в бильярд окончена.
        - Мы играем за третьим. - Молодой человек указал на самый ближний стол. - Давай подберем тебе кий.
        - Ты, наверное, опытный игрок.
        - Не сказал бы. Просто хочу произвести на тебя впечатление.
        - Дай мне этот! - Девушка рассмеялась и взяла кий из его рук.
        - Думаю, мелок тоже пригодится. - Он протянул ей маленький голубой кубик, потом собрал разноцветные шарики в треугольник и поставил белый на протертую метку напротив.
        - Я должна разбить? - Лекси облокотилась о стол, пытаясь вспомнить, как нужно правильно держать кий. Спенсер, как ни в чем не бывало, наклонился над ней, поправляя ей руки.
        Сердце у девушки заколотилось.
        Щелчок от удара столкнувшихся шариков, разговоры игроков, музыка - все вдруг исчезло, Лекси ощущала только близость Спенсера. Она чувствовала спиной его грудь, у нее на руке лежали его пальцы, те самые, которые она видела на фотографии каждое утро.
        Его небритая щека была в нескольких сантиметрах от ее щеки. Он что-то говорил, объяснял, но она слышала только звук его голоса. Спенсер слегка подвинул Лекси, еще сильнее прижавшись к ее спине.
        - Нет, вот так. - Он поправил ее онемевшие пальцы, край ее свитера вылез из джинсов, обнажив полоску кожи.
        Молодой человек наклонился еще ниже, продолжая что-то объяснять про физику и геометрию.
        - Теперь ясно?
        Конечно, нет. Если бы только дать ему понять, что нужно еще подкорректировать ее позицию. Скажем, положив руки ей на талию...
        - А вот сейчас бей.
        - Пора?
        Спенсер улыбнулся.
        - Я держу кий, не волнуйся.
        Лекси вздохнула - все хорошее когда-нибудь кончается.
        Молодой человек аккуратно собрал ее волосы и откинул на спину, открыв плечи и шею.
        Она хотела ударить по шарику, но руки не слушались. Давай же, приказала себе девушка, или он обо всем догадается.
        Неуверенно толкнув кий, она неловко откинула руку назад и услышала, как сдавленно охнул Спенсер: удар пришелся ему в живот. По шарику она даже не попала.
        - О, Господи! - Лекси выпрямилась... и стукнула его головой по переносице.
        Ошеломленно моргая, Спенсер прижал руку к носу.
        - Ой... прости! - Не понимая, что делает, девушка принялась тереть ему живот.
        - Высоковато.
        Машинально она опустила руку ниже.
        Задыхаясь, Спенсер схватил ее за запястье.
        - Все равно, высоко, но спасибо за заботу.
        - А что с носом? Прости, я такая неловкая! Принести тебе лед из бара?
        - Нет, все в порядке. - Он осторожно ощупал нос и покосился на спутницу. - Присядем на пару минут?
        - Конечно. - Лекси огляделась в поисках свободного столика. Потом взяла бутылки с пивом и подошла к столику, с которого официант ловким привычным движением сметал скорлупки.
        Спенсер сел.
        - Похоже, бильярд - это не для тебя!
        Большой синяк постепенно расплывался вокруг его переносицы. Вот, значит, куда ударила моя голова, подумала Лекси. Интересно, а куда попал кий? Жаль, что я не воспользовалась накладной грудью и не надела свитер с глубоким вырезом, как советовала Франческа. Это хотя бы отвлекло его от боли.
        - О чем ты думаешь? - спросил Спенсер.
        - А что?
        - У тебя такое таинственное выражение лица.
        - Ну, я... - не рассказывать же ему про накладную грудь Франчески, - ужасно смущена, что оказалась такой неуклюжей.
        - Забудь. - Он махнул рукой и улыбнулся. - Нам нужно кое-что обсудить.
        Он вынул из кармана листок и развернул его.
        - Мне кажется, я произвел хорошее впечатление на твоих родителей.
        - Более чем.
        - В этом и заключалась моя роль?
        - Да.
        - Но?..
        Лекси задумчиво водила пальцем по этикетке на бутылке пива.
        - Понимаешь, до вчерашнего вечера я не осознавала, что родители считают меня несколько ущербной из-за того, что я ни с кем не встречаюсь, - наконец выговорила она.
        Молодой человек посерьезнел и задумался.
        - У них есть внуки? Лекси покачала головой.
        - Может быть, в этом все дело. Они подсознательно мечтают о внуках. - Спенсер достал из кармана ручку. - Мне необходимы некоторые сведения. Братья и сестры?
        - Брат, Лес... близнец.
        Спенсер деловито записал имя и задумался.
        - Пытаюсь представить тебя в мужском обличье и не могу.
        - Ничего удивительного, мы с ним не похожи, - сухо ответила Лекси.
        Молодой человек улыбнулся.
        - Как интересно.
        - Люди всегда так говорят.
        - Так. Значит, вас двое у родителей? Девушка вздохнула.
        - К сожалению, нет. Есть еще Гретхен, младшенькая. Из-за нее, собственно, весь сыр-бор.
        Лекси смотрела, как скрупулезно Спенсер конспектирует все услышанное, и думала, что, несмотря на занятность, он сумел выкроить целых два вечера, чтобы пообщаться с ней. Она просила его всего лишь прийти на праздничный обед, а он делает гораздо больше и не жалуется. Мог бы вообще отказаться от этой затеи, потому, что с ее отцом он уже познакомился, так ведь нет, сидит тут, старается. И не подозревает, бедняга, в какой сумасшедший дом он попадет на Рождество.
        Вздохнув, Лекси уронила голову на руки.
        - Нет, не могу больше тебя обманывать. Ты должен знать, во что ввязываешься. - Она подняла глаза на Спенсера. - Это будет самое ужасное Рождество в твоей жизни.
        Самое ужасное уже было, подумал он.
        Хуже того Рождества, когда он в полной темноте плелся от автобусной станции к общежитию интерната, быть уже не может. Ему пришлось тогда разбить стекло, чтобы забраться внутрь, поскольку интернат закрыли на праздники. Он, конечно, заранее оставил открытым одно окно, но бдительный сторож, мистер Сэйерс, наверное, обнаружил это перед уходом.
        Все ученики разъехались на каникулы по домам или к друзьям. У Спенсера не было ни дома, ни друзей, но он не хотел признаваться в этом, потому сложил кое-какие вещи в чемодан, чтобы не вызвать подозрений, и доехал до автобусной станции, где и провел сочельник. Ночью мальчик вернулся в интернат. В общежитии было очень холодно, поскольку на праздники отключили отопление.
        Второго января он снова сложил чемодан, сел на ступеньки школы и стал ждать, когда вернется директор. Спенсер всегда с неохотой вспоминал те дни.
        - Рождество будет чудесным, я с нетерпением жду его, - заверил он. Особенно после нашего вчерашнего поцелуя, чуть не вырвалось у него. Впервые в жизни ему выпадал случай встретить праздники в семейном кругу.
        - Ты не понимаешь: вся эта затея с праздником - идея психоаналитика Гретхен. Она у нас такая: что угодно сделает, только бы оказаться в центре внимания. А призвание Леса - вечно бунтовать и возмущать общественное спокойствие. До сих пор это ему плохо удавалось, так что на обеде он обязательно что-нибудь выкинет. У мамы с тетей Кэролайн бесконечное соревнование - кто добился большего в жизни, а моя несравненная кузина Эмили делает маленькую паузу в своей блистательной оперной карьере, чтобы осчастливить нас своим присутствием. С ней приедут ее восхитительный муж и благовоспитанные детишки.
        Спенсер слушал описание родственников Лекси, с нескрываемым удовольствием.
        - В довершение всего мама просто помешалась, она собирается устроить роскошный прием. Господи, дай всем нам сил пережить это, - выдохнула девушка.
        - Думаю, теперь у меня есть полная информация обо всех твоих родственниках. - Дописав последнюю строчку, Спенсер отложил ручку. - Занимательная компания.
        - Ты оптимист, да?
        - Кто-то должен видеть в этом обеде положительные моменты.
        Он перевернул лист и перешел к следующему пункту своего списка вопросов.
        - Что мне принести в качестве подарка, чтобы произвести хорошее впечатление?
        - Разве я не предупредила?
        - Нет.
        - Так. - Она откинула локон за плечо, и Спенсер с трудом оторвал взгляд, так грациозно было это движение. - Если ты действительно хочешь угодить, принеси копченую индейку или ветчину.
        - Но ведь миссис Джордан обещала приготовить гуся.
        - У меня дурное предчувствие, мама не очень хороший кулинар. И вообще интуиция подсказывает мне, что не мешает подстраховаться. Твоя индейка будет очень кстати.
        - Может быть, все же прихватить пирог или бутылочку вина...
        - Поверь мне, копченая индейка - это то, что нужно.
        - Как скажешь. - Спенсер сделал соответствующую пометку, присовокупив на всякий случай вино.
        Он узнавал о Лекси все больше и все больше симпатизировал ей.
        С Лекси ему было хорошо и спокойно, несмотря на неудачу с бильярдом. По крайней мере, до тех пор, пока она не спросила его о родителях.
        Конечно, с точки зрения здравого смысла вопрос был вполне разумным и уместным, но Спенсеру было неприятно отвечать на него. То есть он мог бы придумать что-нибудь правдоподобное, но лгать Лекси совсем не хотелось, а рассказать правду он пока не был готов. Истинной истории его семьи не знал никто, даже друзья из лаборатории.
        - Ни братьев, ни сестер у меня нет, - отрезал молодой человек. - Мои старики ушли на пенсию, живут в предместье Далласа. Может, попробуем еще раз сыграть в бильярд?
        К счастью, она не стала больше расспрашивать.
        - Ты настоящий храбрец! Они сыграли партию, и на этот раз без всяких эксцессов.
        По дороге домой они мило болтали, Лекси показывала дорогу. Взобравшись на холм невдалеке от ее дома, Спенсер машинально посмотрел налево. Это была единственная точка в городе, откуда открывался вид на водопады, рядом с которыми стояло здание Центра исследований по информатике и электронике. Водопады ночью подсвечивались. Отсветы огней отражались в воде, играли на стенах здания.
        Спенсер притормозил, чтобы показать Лекси эту красоту, но внезапно резко остановил машину.
        - Что случилось?
        - Я хотел показать тебе здание нашего центра; ночью оно похоже на сказочный дворец, но в лаборатории горит свет.
        - А не должен?
        Естественно, не должен. Будем надеяться, что это не взлом. Спенсер посмотрел на часы.
        - Рип у нас работает в основном по ночам, но он предпочитает полумрак.
        - Может, поедем, проверим?
        - А ты не против?
        Лекси покачала головой, и молодой человек нажал на газ.
        Они шли по гулкому коридору к лаборатории. Спенсер наклонил голову и прислушался.
        - По-моему, это виолончель... Лекси эти звуки были хорошо знакомы: подруга постоянно упражнялась дома.
        - Точно, - ответила она. - Значит, Франческа еще здесь. Странно. Я оставила ей свою машину, когда ушла, но сейчас на стоянке внизу я ее не заметила.
        - Что они там делают? - пробормотал молодой человек, берясь за ручку двери. Они вошли и застыли.
        Фрэнки, вся опутанная проводами, сосредоточенно играла сложную музыкальную пьесу.
        Мэрри сидел рядом с девушкой, зачарованно глядя на нее. Гордон и еще один сотрудник, имени которого Лекси не помнила, топтались у компьютера. Остальные смотрели на осциллограф и перебирали листы с синусоидами, выходившие из принтера. Мистер Октябрь, по обыкновению, держался поодаль: он печатал на компьютере с неистовой скоростью, бурча что-то себе под нос.
        - Что они с ней сделали?
        - Они подключили к ней электроды, что-то изучают. - Спенсер явно пытался вникнуть в замысел коллег. - Это касается руки. Думаю, идея хорошая.
        - Откуда ты знаешь?
        Молодой человек кивнул в сторону нелюдимого мистера Октября.
        - Потому что Рип принимает в этом участие. Он человек серьезный, зря время тратить, не станет. Спенсер шагнул вперед и поздоровался.
        - Док! - обрадовались все, кроме Рипа: он даже не поднял глаз.
        Франческа была похожа на кошку, которая объелась сметаной.
        - Мэрри, что у вас здесь происходит? Мэрри глубоко вдохнул.
        - Это невероятно! - начал он. - Мы показали Фрэнки экспериментальную модель руки и объяснили, что у нее будет поверхность с тактильной чувствительностью. - Молодой человек остановился, чтобы перевести дыхание.
        Франческа продолжила:
        - А я сказала, что по колебанию струн могу чувствовать пальцами, чисто ли играю.
        Спенсер слушал весьма заинтересованно. Лекси ощутила укол ревности, но немедленно постаралась его отогнать.
        - И вы пытаетесь понять, как ее мозг получает и передает эту информацию, и переводите сигналы на компьютерный язык. - Он подбежал к монитору, не обращая внимания на Франческу, что несколько успокоило Лекси.
        Впрочем, ненадолго, потому что Спенсер взял со стола какую-то фотографию и перевел с нее взгляд на виолончелистку.
        Это был тот самый черно-белый снимок обнаженной Франчески. Очень красивая фотография.
        При обычных обстоятельствах Лекси не имела бы ничего против нее.
        Однако данные обстоятельства нельзя было назвать обычными.
        Девушка собралась с духом и подошла к подруге.
        - Что ты делаешь?
        - Я принесла им фотографию.
        - Зачем?
        - Я думала, справедливости ради стоит показать им мою, раз уж я каждое утро любуюсь их изображениями в календаре. Теперь и им есть на что смотреть, - самодовольно заявила Фрэнки.
        - Очень мило, - заметил Спенсер, положив снимок обратно на стол. - Рип, что там у тебя?
        - Отличные данные, - ответил отшельник, не поднимая головы.
        - Надо полагать, это высшая похвала, - прошептала Франческа.
        - Франческа, сыграй, пожалуйста, еще раз, чтобы я мог посмотреть, как это работает, - попросил Спенсер.
        - Хорошо, док. - Девушка взяла смычок и слегка повернулась к подруге. - Они называют его доком.
        - Знаю.
        Лекси посторонилась. Спенсер словно больше не замечал ее. Он, то тыкал пальцем в экран, то указывал на Фрэнки, то кричал что-то Рипу и бежал посмотреть на распечатку результатов у Боба. Ах да, его зовут Боб. Он такой застенчивый, посмотрит на Франческу - и тотчас заливается краской. А вот Мэрри - преподаватель химии из «Литтлтри» - даже не скрывает своего восхищения.
        Лекси могла бы пойти домой, но ключи от машины были у Фрэнки. К тому же непонятно, где она оставила машину.
        Один из электродов отстегнулся, и вся компания собралась вокруг Франчески, пока Мэрри снова закреплял его.
        - Не устала? - заботливо поинтересовался он. - Принести тебе попить?
        А меня никто и не спросит, не хочу ли я пить, с досадой подумала Лекси. Казалось, про нее просто забыли.
        - Эй, Рип, принеси-ка нам кока-колы.
        Неприступный мистер Октябрь оторвался от компьютера и пошарил в карманах джинсов в поисках мелочи. Наконец он нашел две монеты и, подняв глаза, заметил Лекси. На его лице отразилось удивление.
        - А я и забыл, что вы почтили нас своим присутствием, сударыня, - ухмыльнулся он, опуская монеты в автомат.
        - Не вы один, - отозвалась девушка, надеясь, что он не заметит ее досады.
        Рип присвистнул. Мэрри немедленно протянул руку и поймал брошенную товарищем банку с кока-колой.
        - Позвольте сопровождать вас до вашего чертога, красавица, - продолжил мистер Октябрь. Остаться наедине с Королем ночи? Он улыбнулся, заметив ее замешательство.
        - Откиньте страх, я уже поужинал. Что за глупости лезут в голову? Лекси, рассмеявшись, подхватила сумочку.
        - Ну, тогда я согласна.
        Машина Рипа походила на автомобиль Бэтмена, хотя на самом деле представляла собой черный «додж-вайпер» и была абсолютно под стать хозяину.
        - Я так благодарна вам за предложение, подвезти меня, - произнесла Лекси, когда они выезжали со стоянки. - Очень интересно смотреть, как вы работаете, но завтра мне рано вставать. - Она чувствовала оценивающий взгляд Рипа, и ей было неуютно.
        - Не стоит благодарности, - отозвался Рип. - Спенсер Прайс так сосредоточен на достижении цели, что не способен насладиться чем-либо другим. Ему следовало бы понимать, что прекрасной дамой с кожей, подобной лунному свету, и волосами, темными, как сама ночь, нельзя пренебрегать.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Франческа вернулась домой лишь к половине четвертого утра.
        Лекси не спала, борясь с досадой.
        Я веду себя, как девчонка, думала она, даже Рип видит меня насквозь. Возьми себя в руки, приказала себе девушка, засыпая.
        Проснувшись, она поняла, что проспала. Отлично! Никакого завтрака и даже кофе. Но есть и свои плюсы - не придется притворяться перед Франческой.
        Сегодня же последний день учебного года, вспомнила Лекси. На будущей неделе студенты выступают перед экзаменационной комиссией.
        Машина была в гараже. Слава Богу, Франческа вернула ее на место! Лекси подъехала к зданию колледжа за несколько минут до начала занятий. Она взлетела по лестнице на третий этаж (вот стану профессором, потребую себе кабинет на втором!)... и замерла на месте.
        Прямо под дверью кабинета сидел Спенсер, с огромной пуансеттией в горшке.
        Молодой человек неуверенно улыбнулся. На нем был тот же костюм, что и накануне вечером. Значит, до дома он так и не доехал.
        - Вы чуть не опоздали на урок, мисс преподаватель.
        - Я проспала, - призналась Лекси. - А ты что здесь делаешь?
        Она открыла дверь кабинета и вошла. Спенсер за ней.
        - Я принес дары.
        Девушка бросила портфель на стол и обернулась.
        - Кажется, ты говорила о рогаликах и кофе...
        - Кофе! - воскликнула Лекси. - Ты принес мне кофе? Ты просто ангел!
        - Так я прощен?
        - Да. - Она сняла крышку с пластикового стаканчика. - О, да, да, да, да! Я снова жива! - Девушка блаженно зажмурилась.
        - Мне, наверное, не стоило бы говорить это тебе, но ты заставила меня помучиться.
        Девушка отломила кусочек рогалика, стараясь не замечать темные круги под глазами у Спенсера.
        Спенсер протянул ей горшок.
        - Вот. Это не роза, а полевой цветок. Я сам выбрал. Специально для тебя.
        - Это же пуансеттия. И, судя по золотой ленточке на кашпо, выросла она в помещении.
        - Полевой цветок в помещении? Безобразие.
        - Да уж. Особенно если учесть, что помещение - холл колледжа, а пуансеттия - комнатное растение, - рассмеялась Лекси. - Придется вернуть цветок на место.
        - Я хочу, чтобы он остался у тебя. А в холл я принесу другой.
        Она закрыла стаканчик крышкой и собрала со стола ноты и записи к уроку.
        - Боюсь, ему будет лучше в холле. У меня не живут цветы. Поэтому я и предпочитаю полевые: они менее прихотливы.
        Молодой человек улыбнулся.
        - Тебе пора на занятие. Но прежде, чем ты уйдешь, я хочу извиниться за то, что покинул тебя вчера.
        - Я все понимаю, - заверила его Лекси. - Франческа вам помогла?
        Усталость со Спенсера, как рукой сняло: глаза заблестели и слова полились сплошным потоком.
        - Это же абсолютно новый подход к тактильному интерфейсу, - говорил он. - И как мы раньше не догадались! Теперь придется попотеть, чтобы внести полученную информацию в годовой отчет и в заявку на грант. У нас чрезвычайно много новых данных. Твоя подруга, наверное, очень устала, но, ни разу не пожаловалась и не выразила недовольства. Знаешь, я изменил свое мнение о ней после вчерашнего.
        - Не сомневаюсь, - сказала Лекси, вспомнив о злополучной фотографии.
        Видимо, Спенсер подумал о том же.
        - Кстати, она очаровала всех парней. Они увеличили ее фотографию до размеров плаката.
        - Она будет счастлива, - холодно заметила девушка.
        - Мы ей очень благодарны за помощь.
        - Вот ей бы и подарил пуансеттию. Спенсер неодобрительно посмотрел на нее.
        - Эй!
        - Что? - Лекси изобразила удивление.
        - Извини.
        - Ну, что ты. Рип подвез меня до дома, - спокойно ответила она и, не удержавшись, добавила: - Он отличный парень, только почему-то пытается это скрыть. Мы очень мило пообщались.
        В глазах Спенсера вспыхнули лукавые искорки.
        - А со мной тебе было бы лучше. Я бы поцеловал тебя на прощанье. - Он улыбнулся. - Дело в том, что нам придется переписать отчеты. Поэтому я буду занят все эти две недели.
        Так, сосредоточен на достижении цели... Н-да! После таких слов поцелуя ждать не приходится.
        - Не могу обещать, что мы увидимся до Рождества. Придется работать двадцать четыре часа в сутки...
        - Все в порядке, - успокоила его Лекси. Пусть не думает, что я жду продолжения, хотя, конечно, я... Но ведь Рип меня предупреждал. - Ты и так уже сделал гораздо больше, чем от тебя требовалось. - Она открыла сумочку и передала ему слегка помятый конверт. - Я переписала письмо вчера, когда пришла домой. Кое-что добавила. Тебе понравится.
        - А я и забыл про него, - пробормотал молодой человек. - Спасибо. Что ж, пожалуй, отправлюсь-ка я спать.
        Девушка засмеялась, сама себе удивляясь.
        - Тогда спокойной ночи. Увидимся на Рождество.
        - Пока, - ответил Спенсер, не двигаясь с места. Он посмотрел на Лекси сначала неуверенно, затем...
        Она заморгала, стараясь убедиться, что это не галлюцинация. Нет, он действительно хотел поцеловать ее.
        Спенсер наклонился и обнял ее.
        - Я не успел побриться.
        - А я опоздала на занятие.
        Медленно, осторожно, чтобы не уколоть своей щетиной, он прикоснулся к ее губам. Его губы были такими мягкими, теплыми, нежными... дразнящими. И сладкими.
        Трепетный поцелуй заставил Лекси забыть и о холодном кабинете, и о занятиях, и о приближающемся Рождестве, и о плакате с фотографией обнаженной подруги.
        Он коснулся уголка ее губ кончиком языка, и Лекси поняла, что может не изображать просто дружеское прощание.
        Спенсер осыпал ее губы быстрыми поцелуями, и она ощутила, как внутри у нее поднимается необъяснимое тепло.
        Нет, до сих пор меня никогда так не целовали, подумала девушка.
        Однако до Рождества они так и не встретились.
        Спенсер действительно работал не покладая рук, как и говорил, позвонил всего один раз, чтобы уточнить адрес родителей и время начала торжества.
        Еще он сказал, что письмо Лекси возымело действие, и редакция журнала оставила их в покое. Теперь они могли сосредоточиться на работе.
        Франческа донимала подругу советами. Все они были, как обычно, связаны с нижним бельем.
        - Ты что-то очень напряжена в последнее время, - заявила она, входя в музыкальную гостиную их квартиры.
        - Время такое. - Лекси сидела за пианино, подбирая рождественские мелодии для фортепьяно и арфы. Фрэнки собиралась на праздники в Индиану, и Лекси предложила Гвен, арфистке, заменить ее.
        - Да, но настроение отражается на твоей игре. Лекси оторвала взгляд от своих записей.
        - А я думала, это придает моей игре экспрессии.
        - Мелодия «Тихая ночь» не нуждается в экспрессии. - Франческа словно не заметила сарказма. - Позвони ему.
        Лекси даже не стала притворяться, что не понимает, о ком речь.
        - Он занят.
        - Не настолько!
        - Настолько. Этой идиотской рукой. Фрэнки покачала головой.
        - Столько живешь рядом со мной, а так ничему и не научилась.
        - Почему же? Вот, например: «Кто рано ложится и рано встает, тот носит не то нижнее белье».
        - Молодец. Только я не об этом сейчас.
        - Тогда: «Дело не в тебе, а в твоем нижнем белье».
        - Я тебе помочь хочу, а ты издеваешься. Хороша благодарность! Лекси не унималась:
        - Любовь к нижнему белью - корень всего сущего...
        - Хорошо, подруга, я оставлю себе твой подарок, за срочную доставку которого мне, между прочим, пришлось заплатить втридорога, а ты страдай дальше, хотя с моей помощью могла бы достичь состояния наивысшего блаженства. - Фрэнки выразительно посмотрела на красивую коробочку, которую держала в руках, и вздохнула.
        Блаженство? Да еще и наивысшее?
        - Ладно, извини, я действительно... напряжена.
        - А я завтра уезжаю. Так что у тебя есть прекрасный шанс снять напряжение.
        Легко сказать!
        - Я не смогу оторвать Спенсера от его дурацкой руки.
        - Можешь. Тебе что, нужно объяснять элементарные вещи?
        - Да. - Лекси взяла карандаш и чистый лист. - Помедленнее, я запишу.
        - Все очень просто. Когда я заехала в лабораторию, чтобы попрощаться с ребятами и отдать им подарки, то намекнула доку, что ты мечтаешь участвовать в эксперименте с рукой. Он предлагал мне, но я, так и быть, уступлю тебе.
        - Я же не играю на виолончели.
        - Ты только ему об этом не говори! А когда он сам поймет, то вам будет уже не до этого.
        - Ох... - вздохнула Лекси.
        - Итак, с завтрашнего дня в твоем распоряжении квартира, пианино, Спенсер и... вот это. - Франческа протянула ей коробочку. - Счастливого Рождества!
        Лекси оживилась: подарки подруги были, всегда необычными и неожиданными.
        - Спасибо. Можно открыть?
        - Конечно.
        В коробке оказался блестящий лиловый сверток. Лекси разорвала бумагу, достала содержимое и замерла.
        - Это кожаное нижнее белье?
        - Последний писк байкеровской моды! - Фрэнки не скрывала удовольствия. - Только взгляни на все эти молнии и цепочки. А потайные крючочки и застежки! - Она расстегнула одну молнию. - Врата удовольствия! Красота! Я и себе такой заказала, красный, но на складе не было моего размера.
        - Врата... Мне кажется, я еще не готова носить кожаное нижнее белье.
        - Если все пойдет как надо, ты в нем недолго пробудешь. - Франческа лукаво подмигнула подруге. - Спенсер любит всякие технические штучки, так что этот комплект ему придется по вкусу. Заодно проведете эксперимент с механической рукой. Двух зайцев одним махом убьете!


        Спенсер задерживался. Он сам попросил Лекси помочь с испытаниями руки. Ему было необходимо мнение музыканта, а, кроме Франчески, которая уехала в Индиану, единственным знакомым ему профессионалом была Лекси. Он не хотел отнимать у нее время, но Фрэнки заверила, что подруга будет только рада.
        Ему пришлось нажать на звонок плечом: руки были заняты оборудованием. Опытный образец руки все еще был в полуразобранном состоянии.
        Теперь надо было только дождаться Рождества, чтобы поговорить с мистером Джорданом. Возможность связать проект с музыкой наверняка поможет найти новые инвестиции. Спенсер собирался извлечь из этого знакомства максимальную выгоду для дела.
        - Привет! - Лекси открыла дверь и жестом пригласила гостя войти. - А я уже думала, ты не придешь.
        Волосы у девушки были распущены. Мне нравится, когда они свободно падают на плечи, отметил про себя Спенсер.
        - Надо было все сложить. - Он огляделся. В комнате царил полумрак. Квартира оказалась небольшой, но уютной, со множеством мягкой мебели и пышных подушек. Повсюду горели свечи, источая приятный аромат. Абсолютно, женский дом. - Где я могу это поставить?
        - Пианино там.
        Молодой человек последовал за Лекси, впервые отметив, какая грациозная у нее походка.
        - Здесь нет стола, но я могу принести раскладные стулья. Подойдет?
        - Вполне. - Руки у Спенсера уже онемели от тяжести. Как только закончим с документацией, обязательно пойду в спортзал, пообещал он себе.
        Лекси принесла два стула и наклонилась, чтобы их поставить. Под брюками обрисовались трусики с какими-то странными штучками.
        Молодой человек улыбнулся: необычное нижнее белье. Странно, она похожа на женщину, которая предпочитает кружево и вышивку. Неплохо бы проверить...
        - Хватит стульев? - Девушка выпрямилась. - Я не ожидала, что ты принесешь столько аппаратуры.
        - Двух вполне достаточно. Еще мне понадобится розетка. И включи свет, пожалуйста.
        Девушка помедлила мгновенье, потом подошла к выключателю.
        - Так гораздо лучше. - Спенсер аккуратно поставил портативный компьютер на стул, а сам сел рядом на пол и открыл маленький чемоданчик, из которого осторожно извлек механическую руку, точнее, массу проволоки, проводков, микросхем и крошечных моторчиков.
        - Ты ел? - заботливо спросила Лекси. - Я могу тебе что-нибудь разогреть. У нас в холодильнике всегда есть еда из «Уэйнрайт-Инн».
        - Спасибо, я перекусил бутербродом из лабораторного автомата.
        - Понятно.
        Спенсер, поглощенный прикреплением проводов от руки к монитору, подсознательно отметил что-то настораживающее в этом «понятно». Он поднял глаза. Девушка стояла в дверях, скрестив руки на груди.
        Может быть, Франческа преувеличила готовность Лекси заменить ее в эксперименте?
        - Большое спасибо тебе за то, что нашла время помочь.
        - Не за что.
        Что это с ней? - недоумевал молодой человек.
        - А пить не хочешь?
        - Да, минералка была бы кстати.
        Спенсер не заметил, как она вернулась. Девушка присела на корточки и протянула ему стакан, но у него были заняты руки.
        - Поставь под стул, пожалуйста.
        - Хорошо.
        Он почувствовал легкий аромат ее духов и машинально придвинулся, чтобы насладиться им еще.
        - Что я должна делать? - спросила Лекси.
        - Мне важно знать, сможешь ли ты, пользоваться рукой и не будет ли она мешать, тебе играть. Мы не уверены, что это устройство подходит для пианистов. - Молодой человек слегка улыбнулся. - Работают только большой и указательный пальцы, но надо, же с чего-то начинать.
        - Да, конечно, двумя пальцами тоже можно многое сделать.
        - Мне придется подключить электроды к тебе.
        - Куда именно?
        - К голове, к руке и к груди, чтобы вести полный контроль.
        - За моей грудью?
        Спенсер чуть не ущипнул себя зажимом.
        - Нет, за сердцебиением.
        - Зачем?
        - Частота сокращений сердечной мышцы увеличивается при стрессе. Контроль позволит измерить импульсы, исходящие из твоего головного мозга, чтобы впоследствии применить это в нашем проекте. - Он протянул девушке кусок наждачной бумаги. - Подготовь кожу.
        - Как?
        У нее был такой ошеломленный вид, что Спенсер расхохотался.
        - Нужно потереть кожу, чтобы она стала шершавой. А потом я смажу эти места специальным составом и сверху прикреплю электроды.
        - Прекрасно. И где мне тереть?
        - Вот здесь, на предплечье, потом на макушке. Это вещество такое жирное. Твои волосы испачкаются. Извини.
        - Ничего страшного, потом вымою. А на груди где будет электрод?
        - Прямо... - Спенсер опустил глаза. На девушке была кофточка с молнией. Он дотронулся до своего сердца.
        - Вот здесь? - Лекси немного расстегнула молнию.
        Он, как завороженный, наблюдал за движением ее руки, когда миллиметр за миллиметром открывалась ее белая кожа.
        Она слегка отодвинула воротничок, и Спенсер увидел бретельку бюстгальтера. Черного, а не розового кружевного, как ожидал.
        Стоп, остановил он себя. В чем дело? Нечего разглядывать ее нижнее белье. Я ученый и должен вести себя, как врач с пациентом. Но тут Лекси опустила руку еще ниже, на грудь, и он почувствовал, что у него пересохло во рту.
        - Здесь?
        Спенсер на секунду зажмурился.
        - Чуть выше. Нет, ниже. Девушка сделала, как он сказал.
        - Нет...
        - Покажи сам.
        Ты ученый, Спенсер, ученый. Едва касаясь, он переставил ее пальцы на нужное место и отвернулся к оборудованию. Руки вспотели, и он вытер их о джинсы. Нужно быть внимательнее, напомнил он себе, а то током ударит.
        Лекси послушно терла кожу наждачной бумагой.
        Спенсер то и дело ошибался, подключая проводки, потому что пытался краем глаза незаметно наблюдать за ней.
        - Я все... кажется. - Она показала ему руку, потом макушку и отодвинула воротничок. - Теперь садиться за пианино?
        - Да.
        Молодой человек взял механическую руку.
        - Сначала просто играй, я проверю показатели давления. - Он прикрепил ее пальцы к пальцам механизма.
        - Она тяжелая, я не смогу играть хорошо, - предупредила Лекси.
        - Ты же не в «Карнеги-Холл» выступаешь. Просто делай, что можешь. - Спенсер сел на пол у компьютера. - Запомни, измеритель давления работает только на большом и указательном пальцах.
        - Хорошо.
        Наверное, все дело в свете, подумал он. Или угол зрения такой. Спенсер смотрел на нее и не мог отвести глаз. Неожиданно для самого себя он вдруг понял, что Лекси Джордан - очень красивая женщина. И волосы... и манера держаться... и выражение лица... Боже!
        А ведь, впервые дни знакомства он считал ее просто симпатичной. Потом, после игры на бильярде, - привлекательной. А теперь...
        А теперь ты должен сосредоточиться на цели своего визита, приказал себе Спенсер. Но сделать это становилось все труднее.
        - Начинай, - сказал он.
        Девушка кивнула, положила руки на клавиши. Музыка, сначала тихая, постепенно становилась все громче, пока не обрушилась водопадом звуков. Спенсер пристально смотрел на монитор, но мелодии, которые лились из-под пальцев девушки, казалось, парили вокруг.
        Словно музыка Лекси что-то спрашивала, а ему очень хотелось ответить.
        Спенсер потряс головой, отгоняя наваждение.
        - Великолепно! - проговорил он, когда девушка закончила. - Чье это произведение?
        - Рахманинова. - Она откинула волосы рукой с прикрепленным устройством. - Понравилось?
        Понравилось? Да он с трудом дышал. Сердце билось в бешеном ритме, Спенсер едва держал себя в руках.
        - Да, - ответил он, не в силах пошевелиться, как заколдованный.
        - Хорошо, - улыбнулась Лекси, словно разрушив чары.
        Что ты делаешь? - спрашивал себя Спенсер. Нельзя заводить с ней серьезные отношения, а потом добиваться гранта от фонда ее отца. Это породило бы слишком много сложностей.
        Вздохнув, он взглянул, на кучу проводов на полу.
        - Теперь давай подключим электроды.
        Спенсер отнес все необходимое к пианино, сел рядом с Лекси, обмакнул ватную палочку в гель и намазал им красные пятна на предплечье и макушке девушки.
        Теперь третье.
        Молодой человек почувствовал, что у него сосет под ложечкой. Никогда прежде ему не выпадало такого испытания. Он и раньше работал с женщинами, но никаких затруднений при этом не возникало...
        Он глубоко вдохнул, надеясь, что это поможет, но только еще больше погрузился в мускусный аромат ее духов.
        А что, если забыть об этом дурацком электроде и поцеловать ее?


        Кожаное нижнее белье. Я сошла с ума? - размышляла Лекси. Это ведь совершенно не мой стиль. И вообще, кожу носят только такие специалисты, как Франческа. А мой удел - хлопок.
        Как неловко. Я же так расстегнула кофточку, что он не мог не заметить это дурацкое белье.
        И никакой реакции. Абсолютно!
        Так занят своими проводами, точно я не женщина, а бревно.
        Так тебе и надо! Сиди вот теперь и страдай в этой лошадиной упряжи, которая словно кричит: «Эй, красавчик, развлечемся?» А застегнуться нельзя.
        Нужно было переодеться, как только он попросил включить свет.
        - Ой!
        - Больно?
        - Ничего. Волосы попали в молнию. Спенсер наклонился посмотреть, где они запутались, и тут же пожалел об этом...
        - Что это?
        - Рождественский подарок Франчески.
        - Что?
        Лекси покраснела.
        - Это... шутливый подарок. Она и себе хотела такой заказать - только красный, - но не знала, удобный ли он, а вернуть потом нельзя. Поэтому, я надела, чтобы проверить, - торопливо объясняла девушка.
        - Что ты надела?
        - Мой... я думала, ты заметил. Еще бы не заметить. Но вежливо ли сказать об этом?
        - Твой... наряд?
        - Да. - Она расстегнула молнию до конца. - Кожаный.
        Спенсер потрясенно смотрел на то, что подошло бы героине комиксов «Амазонки на тропе войны».
        Этого он никак не ожидал увидеть.
        Но не обратить на это внимания было невозможно.
        - Волосы запутались в одной из молний, и я не могу с этой штукой... - Девушка помахала механической рукой. - Не мог бы ты?..
        - Да, сейчас.
        Первым делом он отключил проводки от механической руки.
        Затем рассмотрел, куда попали волосы. Маленькая с крошечными зубчиками молния на бюстгальтере. Да... Спенсер старался осторожно распутывать пряди, не касаясь кожи. Безуспешно.
        Он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание, в голове пульсировала мысль, что он больше не в состоянии терпеть это напряжение, нужно что-то сделать.
        Волосы не поддавались. В отчаянии Спенсер резко потянул их, и молния разъехалась, обнажив прекрасную белую кожу.
        Лекси ойкнула и прижала ладони к груди.
        - Щекотно! - вдруг улыбнулась она.
        - Извини, - Спенсер тяжело дышал, - я не хотел.
        - Пред тобою «Врата удовольствия».
        - Врата удовольствия? - Голос у него охрип, но Лекси не заметила этого.
        - Это слова Франчески... Знаешь, так странно. - Лекси касалась себя механической рукой, доводя Спенсера до безумия. - Я чувствую разницу между своей кожей и тканью. Моя кожа теплая, молния холодная.
        Ты должен радоваться, твердил себе молодой человек, сенсорные датчики работают. Иди, посмотри на показатели, запиши, что она говорит.
        Вместо этого он, уже совершенно утратив профессиональное хладнокровие, как завороженный смотрел на ее пальцы.
        Лекси дотронулась до руки Спенсера.
        - Что-то жужжит, слышишь?
        - Да.
        - Рука?
        - Хватит о ней. - Он коснулся ее щеки и шеи. - Я сейчас ни о чем, кроме тебя, думать не могу.
        Он не смог бы удержаться от поцелуя за все золото мира.
        Ничего хорошего это не предвещало.
        Спенсер заставил себя прервать поцелуй.
        - Тебе повезло, что ты не прикрепил электрод к моему сердцу, иначе аппаратура не выдержала бы, - задыхаясь, сказала девушка.
        Он улыбнулся и прижался к ее лбу своим.
        - Хочу, чтобы ты знала: я пришел сюда только ради эксперимента.
        - Вот и займемся им.
        Лекси прикоснулась механической рукой к его лицу и закрыла глаза.
        - Я чувствую твою кожу и щетину на щеках. Тепло твоих...
        - Ты что, не понимаешь, что ты делаешь со мной? Я не могу...
        - И не надо.
        Она стремительно наклонилась и прильнула к его губам. У Спенсера закружилась голова.
        - Ты уверена?
        - Более чем.
        Молодой человек поцеловал ее ладонь, затем один из пальцев механической руки. Он почувствовал, как ему обожгло губы, и вздрогнул.
        - Меня, кажется, ударило током. Лекси придвинулась ближе.
        - Давай поцелую - и все пройдет. Спенсер обнял ее, коснулся ее губ, но, тут же отстранился.
        - Ничего не чувствую.
        Девушка засмеялась.
        - Пока ты приходишь в себя от удара током, я проведу собственный эксперимент. - Она медленно расстегнула пуговицы его рубашки.
        После этого Спенсер уж точно потерял рассудок. Слушая, как Лекси описывает свои ощущения, он исследовал ее кожаный бюстгальтер. Несколько мгновений спустя, обольстительно улыбаясь, она сказала: - А теперь решающее испытание. - И расстегнула молнию на его джинсах.
        Спенсер выдохнул и уже хотел предложить перебраться на кровать, диван или хотя бы на пол, когда Лекси сконфуженно пролепетала:
        - Кажется, сломала.
        - Что? - удивился он, не понимая, о чем она говорит.
        - Руку. Пальцы не двигаются, ничего не чувствую.
        - Зато я чувствую. - Он откинул голову назад.
        - И тебе это нравится?
        - Еще как!
        Лекси опустила руку ниже. Спенсер почувствовал себя на верху блаженства, но через мгновенье ему пришлось вернуться на землю - запахло паленым. Нет, только не это, подумал он.
        - Что-то случилось, посмотри!
        Девушка пыталась снять механическую руку, но безуспешно.
        - Не получается.
        - Подожди! - Спенсер бросился к розетке и выдернул вилку.
        - Что я сделала не так? - взволнованно спрашивала Лекси.
        Он скривился.
        - Теперь можешь снять?
        - Думаю, да.
        - Отличный получился эксперимент, ничего не скажешь!
        Сняв механическую руку, не на шутку встревоженная Лекси, отвезла Спенсера в отделение «Скорой помощи».
        По возвращении она помогла ему сложить аппаратуру.
        - Когда-нибудь мы будем с улыбкой вспоминать это происшествие, - пообещал он, садясь в машину.
        - Да. Жаль, что ты уже отправил мое письмо в журнал.
        Молодой человек рассмеялся.
        - По крайней мере, теперь мы знаем, что в конструкции есть недочеты. Все имеет свои плюсы.
        - Но есть и минусы?
        - У меня, очень много работы, которую нужно закончить до праздников. Поэтому увидимся только на Рождество.
        Можно подумать, она этого не знала. Ему еще повезло, что я не повредила его мужское достоинство.
        Когда его машина скрылась за поворотом, Лекси направилась прямо в кухню, достала из холодильника большой сырный пирог из «Уэйнрайт-Инн» и принялась уплетать его.
        Когда Франческа позвонила узнать, как дела, Лекси рассказала ей обо всем, кроме съеденного пирога.
        - Наверное, это было ужасно унизительно?
        - Да, особенно когда сработал больничный металлоискатель, среагировав на мое нижнее белье. В трубке раздался заливистый смех.
        - А он... будет... сможет?..
        - Ну, евнухом он не стал. Хотя опасность была. К счастью, обошлось... Предмет его гордости не пострадал.
        - Слава Богу. А...
        - Что? - недовольно спросила Лекси.
        - Ему есть чем гордиться?
        - Думаю, да, - вздохнула девушка. - Впрочем, точно не знаю - не видела. Франческа фыркнула.
        - Ты невыносима.
        - Да ладно.
        - И что теперь?
        - Рука нуждается в доработке.
        - Как и ты!
        - До Рождества это не понадобится, он занят.
        - Так что же, ты решила отложить ваши отношения?
        Лекси взяла телефонный аппарат и пошла в спальню, чтобы посмотреть на фотографию Спенсера в календаре.
        - После вчерашнего казуса, а особенно после обеда с моей семейкой разве он захочет иметь со мной дело?



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        К двадцать третьему декабря миссис Джордан звонила дочери уже по двадцать раз в день. Лекси пришлось согласиться провести сочельник у родителей.
        Их белый огромный особняк в традиционном колониальном стиле с прекрасным видом на водопад принадлежал Фонду. Раньше они жили в Канзас-Сити, в Форт-Уортс, потом в Остине, что в часе езды от Рокки-Фолса. В последние годы Рокки-Фолс начал превращаться в культурный центр, и Джорданы рассудили, что в ближайшее время среди зажиточных техасцев войдет в моду иметь недвижимость в этом городке. Фонд культуры и искусства согласился построить для них дом с расчетом на то, что в нем будут устраиваться приемы для потенциальных спонсоров и размещаться приезжие артисты. Джорданам дом предоставлялся в пользование до тех пор, пока Лоренс работает в Фонде.
        Лекси жила в нем лишь первое время, когда только решила обосноваться в Рокки-Фолсе и подыскивала жилье.
        Она приехала около трех и поставила машину перед домом рядом с фургончиком
«Мейн-Стрит-Драгс». Девушка взяла сумку с одеждой и подарками, захлопнула дверцу и пошла в дом. С крыльца сбегал водитель фургончика.
        - Счастливого Рождества! - улыбнулась ему Лекси.
        - Удачи! - ответил он, залезая в кабину.
        Удачи?
        Подойдя к двери, девушка услышала крик:
        - Кэтрин, умоляю, прими успокоительное!
        - Что? Ты хочешь, чтобы я заснула на Рождество?
        - Да!
        Лекси позвонила, потом на всякий случай постучала.
        Крики в доме немедленно прекратились, и улыбающиеся родители открыли дверь.
        Лекси почувствовала запах сосны: из сосновых веток были сделаны развешанные повсюду гирлянды. Везде сияли фонарики, блестели елочные украшения, в камине потрескивал огонь. В доме царил праздник.
        - Алексаааандра! - Миссис Джордан в белом фартуке с рождественской аппликацией схватила дочь за руки и потянула в дом. Глаза у нее сияли, щеки горели румянцем. - Счастливого Рождества!
        На отце был красный-свитер, рубашка и ярко-зеленый галстук с Санта-Клаусами. Не хватает только трубки, мелькнуло в голове у Лекси.
        Комнаты были похожи на декорации к рождественской сказке. Мама постаралась, догадалась девушка.
        - С наступающим праздником, родители. Как здесь уютно. Мама, ты все так замечательно украсила.
        Миссис Джордан просияла.
        - Гостей еще нет? - спросила Лекси, отдавая отцу сумку и пальто.
        - Нет. Самолет Лесли прилетает в половине седьмого, поэтому ужин начнется не раньше восьми.
        Как это похоже на братца: максимально усложнить жизнь всем вокруг.
        - А остальные?
        Губы миссис Джордан страдальчески изогнулись.
        - Психоаналитик Гретхен пожелала встретить Рождество в кругу семьи. А Гретхен не может общаться с нами без ее помощи.
        - Только не говори, что она не приедет! - Лекси с ужасом представила, что придется ехать в Остин и тащить сестру силой.
        Мистер Джордан молча, воздел руки к небу и закатил глаза.
        - У них сейчас сеанс психотерапии, - объяснила мать, как ни в чем не бывало. - Доктор Трейси считает, и я не могу с ней не согласиться, что Гретхен необходимо настоящее Рождество: она должна пойти спать, предвкушая приход Сайта-Клауса, а утром - прибежать к елке и найти подарки.
        - Но ведь она уже не ребенок! - возмутилась Лекси.
        - Да, но это вы с братом, когда она была еще совсем маленькой, сообщили ей, что Санта-Клаус - выдумка взрослых.
        - Господи, ей уже двадцать три! Столько лет прошло!
        - Очевидно, она до сих пор испытывает чувство обиды.
        Может, мне еще и извиниться перед ней? - негодовала про себя Лекси. К тому же это Лес рассказал Гретхен про Сайту после того, как она заявила, что Сайта любит ее больше всех.
        - Поскольку я не Санта-Клаус, то имею полное право положить подарки под елку уже сейчас, - улыбнулась девушка.
        Она расстегнула сумку и стала выгружать цветные коробочки, но миссис Джордан покачала головой.
        - Нет, нет, дорогая, тебе придется обернуть их в бумагу, которая соответствует убранству комнат. Сегодня разрешены только золотой, красный, кремовый и зеленый цвета. Я решила, что все должно быть в традиционном стиле.
        - Мне казалось, что ярко-розовый и пурпурный выглядят очень празднично.
        Миссис Джордан взяла дочь за руку и закрыла глаза.
        - Не спорь со мной, Александра, хотя бы сегодня.
        - Я и не спорю, просто...
        - Бумага в моей мастерской наверху.
        За спиной жены мистер Джордан повертел в руках баночку с таблетками и покачал головой: мама сегодня на взводе, лучше ее не злить и не перечить ей.
        - Ладно, сделаю, как ты хочешь. Улыбка вновь озарила лицо Кэтрин, и она открыла глаза.
        - Прошу тебя, поаккуратнее с уголками.
        На месте папы я бы подмешала немного снотворного в какой-нибудь коктейль и угостила ее, подумала Лекси.
        - Хорошо.
        Мистер Джордан взял вещи дочери и направился в ее спальню.
        - Лоренс, постой. Александра, что ты наденешь завтра? - Не дожидаясь ответа, Кэтрин расстегнула сумку. - Насчет пижамы не беспокойся: я купила, вам троим одинаковые, в красную клетку, чтобы вы хорошо смотрелись на фотографиях... - Она достала платье. - Синее? Джинсовое? Ты собираешься встречать Рождество в этом!
        Лекси быстро перебрала в уме все свои наряды - в основном черные концертные платья.
        - У меня есть красный пиджак...
        - Но он не подойдет!
        - Тогда черное платье.
        - Черный, не входит в число наших цветов - на Рождество нельзя быть в черном. Равно, как и в белом. У нас же кремовая скатерть с золотой вышивкой. А если кто-то наденет белое, она будет казаться грязной.
        - Я...
        - Иди в магазин, купи новое платье.
        - В магазин накануне праздника?! Ни за что! Кэтрин повернулась к мужу.
        - Лоренс, дай ей кредитную карточку. Мистер Джордан достал бумажник.
        - Ну, если ты так хочешь, мама... - Это был шанс сбежать. Бедный папа, подумала Лекси и посмотрела на него с жалостью. - Вам что-нибудь купить?
        - Ром.
        - Лоренс!
        - Для коктейля, Кэтрин.
        - Но у нас ведь была бутылочка.
        - Там осталось меньше, чем я предполагал, - с невинным видом ответил мистер Джордан.
        - Тогда заодно уж проверь, достаточно ли у нас бренди, оно нужно для сливового пудинга. А также стружка мускатного ореха... Послушай, Лоренс, я дам Александре твой сотовый телефон! - Кэтрин выдвинула ящик комода и протянула дочери трубку.
        - Мама, в магазинах наверняка так шумно, что я не услышу звонка, - начала было Лекси, но осеклась, увидев недовольный взгляд матери.
        Неожиданно раздался неприятный писк, к аромату сосны примешался запах гари.
        - Это сработала пожарная сигнализация на кухне, - прокричал Лоренс.
        - Мое печенье! - Миссис Джордан поспешно убежала.
        - Пока, мам, - кинула ей вслед Лекси и вышла из дома.
        Гретхен и Лес приехали почти одновременно, ближе к вечеру.
        Едва войдя в гостиную, Гретхен заявила, что не станет общаться ни с кем до приезда психоаналитика, и удалилась к себе.
        Лес прибыл небритый, с грязными волосами, в мятой, запачканной краской одежде. В ушах у него было больше колец, чем в шкатулке у Лекси. Услышав, что сестра пригласила на обед некоего Спенсера, он заныл:
        - Я так скучаю по Арно. Почему мне нельзя его привести?
        Но когда он снял куртку, все забыли и о неведомом Арно, и обо всем остальном. Защитного цвета майка открывала испещренные татуировками руки, грудь и спину Леса.
        - Я художник, - гордо заявил он, - а мое тело - холст!
        Кэтрин тут же, сославшись на усталость, ушла к себе. Лекси отправилась в кухню мыть посуду, а Лес вступил в перебранку с отцом.
        На следующий день в шесть часов утра Лекси, облаченная, в клетчатую ночную сорочку с кружевами, при виде которой Франческа, наверное, умерла бы, разбудила брата и сестру, заставила их надеть купленные матерью пижамы, велела вести себя хорошо и отвела вниз, топая по ступенькам громче обычного, чтобы оповестить родителей о своем приближении.
        Как в старые добрые времена.
        Санта-Клаус предусмотрительно подарил им по велосипеду. Гретхен и Лес были в восторге.
        Оттого ли, что родные были так веселы, или оттого, что в воздухе витал аромат праздника, а может, из-за шампанского, которое мистер Джордан подлил в апельсиновый сок, Лекси позволила себе расслабиться и понадеяться, что все будет хорошо.
        Накануне вечером, к ее изумлению, ей удалось найти в магазине кремовое платье из тонкой шерсти с жилетом, по краю которого были вышиты дубовые листочки. Девушка решила, что оно подойдет и для и выступлений.
        Даже скорое прибытие Эмили уже не пугало. Хорошо, что милая мамочка заставила ее прийти на обед с мужчиной, думала Лекси, предвкушая встречу со Спенсером.
        Впрочем, хорошее настроение быстро улетучилось, когда из кухни донеслось:
        - Тогда позвони ее психоаналитику!
        - Кэтрин, но ведь сегодня Рождество! Не можем же мы заставить бедную женщину бросить семью в праздник.
        - Как это - не можем?! Это была ее идея - собрать всех на обед. Какой толк от этого обеда, если Гретхен весь день просидит в своей комнате?
        - Она же потребует увеличить гонорар!
        - Тебе деньги важнее дочери?!
        - Если бы ты видела последний счет от доктора Трейси, ты бы не задавала подобных вопросов.
        Лекси вошла в кухню. Надевая фартук с Санта-Клаусом на кармане, она посоветовала:
        - Не обращайте на Гретхен внимания, она этого не вынесет и спустится.
        - Александра! Лоренс, звони доктору Трейси. Вздохнув, мистер Джордан снял трубку, прислушался и повесил ее на место.
        - Гретхен меня опередила, она уже объясняет психоаналитику, как к нам проехать.
        - Отлично. Гостям скажем, что это ее подруга.
        - Кэтрин...
        - Не объяснять же сестре и ее семейству, что моя дочь не в состоянии присутствовать на праздничном обеде без психоаналитика.
        - Ладно, - сдался Лоренс, - как скажешь, дорогая.
        - Пап, коктейль готов? - весело спросила Лекси, желая подбодрить отца.
        - Не вздумай дать ей его до обеда! Она испортит аппетит.
        Мистер Джордан с сочувствием взглянул на дочь.
        - Я как раз собирался его приготовить.
        - Сначала проверь, достаточно ли у нас дров. Камин будет гореть весь день, подключи к делу Лесли.
        - Он обкатывает новый велосипед.
        - Братец ударился в детство? - ухмыльнулась Лекси. - И, как всегда, отлынивает от работы.
        - Александра! Я уверена, Лесли поможет отцу, если его вежливо попросить, а не дразнить, - наставительно сказала Кэтрин.
        Лоренс поспешил удалиться. Проходя мимо дочери, он шепнул ей на ухо:
        - В холодильнике осталось еще немного моего фирменного апельсинового сока.
        - Спасибо, папа. Мне бы хотелось поговорить с тобой. По поводу здания музыкального факультета «Литтлтри».
        - А что с ним случилось?
        - Давай потом все обсудим в спокойной обстановке, - улыбнулась Лекси.
        - Я скроюсь в кабинете. - Мистер Джордан выскользнул из кухни.
        Через несколько минут раздался звонок в дверь.
        - Всего лишь без пятнадцати десять! - забеспокоилась Кэтрин. - Только бы не Кэролайн!
        Но это оказалась именно она.
        Лекси последовала за матерью в прихожую, где тетя и дядя уже обнимались с отцом.
        - Бен! Кэролайн! - обрадованно восклицала Кэтрин.
        Какая актриса пропадает, подумала девушка, оглядываясь в поисках знаменитой двоюродной сестры. Эмили не было.
        - Мы специально приехали пораньше, чтобы помочь вам, - заявила Кэролайн. Она окинула взглядом, украшенную сосновыми гирляндами прихожую, но от комментариев воздержалась.
        - Как мило с вашей стороны, но помощь не понадобится. - Кэтрин повесила пальто родственников в шкаф. - У меня все под контролем.
        - Отлично, - картинно улыбнулась Кэролайн. - Признаюсь, я очень переживала за тебя - вы ведь никогда не собирали всю семью на Рождество. А это так утомительно!
        - Что ты, мы так часто устраиваем званые вечера, что я давно привыкла, - с вызовом ответила Кэтрин.
        - Правда? А я думала, ты не любишь подобных сборищ.
        Лекси хотела вступить в разговор, чтобы не дать, матери попасть в ловушку хитрой тетки, но опоздала.
        - Напротив, я очень люблю давать большие приемы.
        - Поскольку нас вы не приглашаете, мне трудно судить.
        - На них собираются в основном меценаты...
        - Иными словами, нужно заплатить, чтобы попасть на твой прием.
        - А где Эмили? - улучила момент Лекси.
        - Вот-вот подъедет, - улыбнулась Кэролайн. - Я подожду у двери, чтобы открыть, как только она позвонит. Ей ни в коем случае нельзя стоять на морозе - это вредно для горла. Кстати... - она поежилась, - не могли бы вы еще подтопить? Здесь ужасный сквозняк.
        - У нас зажжен камин, - недовольно ответила Кэтрин. - Эмили может сесть рядом с ним, если ей будет холодно.
        - А во время обеда? В столовой у вас тоже камин?
        - Нет, но...
        - Кэтрин, пойми, когда принимаешь в своем доме певицу такого уровня, нужно создать все условия!
        - Да будет тебе известно, что звезды с мировыми именами не раз останавливались в этом доме и никто не жаловался, - процедила миссис Джордан.
        - А они когда-нибудь сюда возвращались?
        - Мам, у тебя что-то готовится на плите? - Лекси потянула мать за руку.
        - Надеюсь, это что-то без соуса, - вздохнула Кэролайн. - Терпеть не могу соус с комочками!
        - А по твоей стряпне этого не скажешь!
        - Я прибавлю тепла, тетя Кэролайн, - торопливо проговорила Лекси, пытаясь притушить в зародыше зарождающийся скандал, и отправилась в кладовку за термостатом. Недовольная гостья осталась в прихожей.
        - Здесь ведь тепло. Это она из вредности, - ворчала миссис Джордан.
        - Ладно, мам, пусть строит из себя важную персону. - Лекси огляделась. Гора грязной посуды в раковине, стопка кулинарных книг на столе, разделочные доски, пакеты... А на плите только сливовый пудинг в пароварке. Да в духовке шипит гусь, источающий головокружительные ароматы. - Мам!
        - Что?
        - Гусь уже в духовке. Может, пора готовить гарнир?
        - Я как раз собиралась этим заняться. Но пришла Кэролайн. Теперь придется делать закуски.
        - Я возьму их на себя, - вызвалась Лекси, - а ты брось все силы на обед.
        Пока миссис Джордан измельчала в миксере семгу, девушка украдкой заглянула в кладовку, где обнаружила большие запасы крекеров и сыра. Пусть тетя Кэролайн пока перекусит этим.
        Лекси несла поднос с незамысловатым угощением в гостиную, когда в дверь позвонили. Она затаила дыхание - неужели Спенсер? Кэролайн распахнула дверь, на пороге стоял Маршалл Де Сальво.
        - Слава Богу, вы, наконец, доехали. Входи, Маршалл.
        - Я должен проверить, все ли готово к приходу Эмили, - ответил тот.
        Не снимая пальто, Маршалл вошел в гостиную, Лекси последовала за ним.
        А он старше, чем мне казалось, подумала она. Впрочем, мы давно не виделись.
        Может быть, жизнь с Эмили состарила его?
        Тем временем Кэролайн по-хозяйски переставляла что-то в комнате, переместила удобное кресло-качалку поближе к камину. При этом ее мало волновало, что гостям будет неудобно разговаривать друг с другом.
        - Ну, как будто... - Маршалл окинул гостиную взглядом опытного разведчика, потом облизал палец и, подняв его вверх, обошел помещение. - Сквозняк в юго-восточном квадрате.
        - Я там сяду, - быстро ответила Кэролайн.
        Не обратив внимания на эту жертву, Маршалл подошел к Лекси и придирчиво изучил стоявшие на подносе тарелки.
        - Никаких молочных продуктов - от них портится голос. - Он пошел дальше.
        - И твоя мать еще утверждает, что принимает здесь певцов, - качая головой, проворчала Кэролайн, семеня за зятем.
        Лекси бросила взгляд на поднос и отправила крекер в рот. Пусть у меня испортится голос - меньше глупостей скажу, решила она.
        В прихожей послышался шум.
        - Сюда, дорогая.
        - Мы здесь все устроили для тебя, Эм.
        - Пап, я есть хочу.
        - Здесь же нет видеомагнитофона! А ты сказала, что мы сможем посмотреть наш мультфильм!
        - Только не «Русалочку»!
        - Но я его так люблю. Папа обещал, что мы посмотрим.
        - Маршалл, возьми детей, - взмолился капризный женский голос.
        - Дерек, сначала Мелисса посмотрит «Русалочку», а потом ты своих «Марсианских ниндзя в Сиэтле».
        Лекси едва успела отступить к стене, как группа одетых в бархат и кожу людей заполнила гостиную.
        В центре оказалась изящная блондинка в чем-то небесно-голубом, с большим шарфом на шее.
        Примадонна с эскортом, съязвила про себя Лекси, наблюдая, как двоюродная сестра усаживается перед камином, укоризненно глядя на надутых детей.
        - Привет, Эмили, - бросила Лекси, проходя мимо. Та взялась рукой за драгоценное горло и слегка кивнула. Кэролайн отдала племяннице шарф Эмили. Маршалл сунул ей термос с монограммой жены.
        - Это особый витаминный напиток Эмили. Его пьют теплым.
        - Спасибо, но, боюсь, на всех здесь не хватит. Маршалл недоуменно моргнул.
        - Шучу. Я просто... - Лекси попятилась в сторону кухни.
        Снова раздался звонок. Девушка с надеждой открыла дверь.
        На пороге стояла темноволосая женщина.
        - Я доктор Трейси. К Гретхен Джордан.
        - Входите, - пригласила Лекси. - Я ее сестра. Не забудьте, что мы представляем вас, как ее подругу.
        - Так я и есть ее подруга - в некотором смысле.
        - Доктор Треееееееейсиииии! - Гретхен кубарем скатилась с лестницы. - Я без вас не справлюсь! В гостиной наступило молчание. Доктор Трейси подошла к пациентке.
        - Ты что же, все утро просидела в своей комнате?
        - Я пыталась выйти, честное слово, - захныкала Гретхен.
        - Хочешь поговорить об этом?
        - Лекси досталось больше подарков, чем мне!
        - И что ты теперь чувствуешь?
        - Простите, - вмешалась Лекси и лучезарно улыбнулась гостям. - Пойду, проверю, как там обед.
        Проходя мимо кабинета, она услышала приглушенные звуки футбольного матча - отец и дядя Бен смотрели телевизор. Недолго вам наслаждаться, подумала девушка, скоро детишки потребуют поставить им «Русалочку».
        Не успев войти в кухню, она почувствовала запах горящей электропроводки, напомнивший ей о недавнем эксперименте с механической рукой.
        Миссис Джордан опрыскивала пространство освежителем воздуха с ароматом корицы.
        - Я сожгла миксер, - объяснила она дрожащим голосом.
        - Не волнуйся, я все сделаю. - Лекси ободряюще улыбнулась.
        Следующие два часа пронеслись в делах и заботах, и Лекси начала всерьез беспокоиться, приедет ли Спенсер.
        Дела шли из рук вон плохо.
        По настоянию доктора Трейси Гретхен явилась в кухню, чтобы набраться всесторонних рождественских впечатлений, но от нее помощи ждать не приходилось. Лекси попросила сестру украсить сахарное печенье, чтобы хоть чем-нибудь ее занять. Доктор объясняла ей значение цветов с точки зрения психоанализа.
        Миссис Джордан замахнулась на приготовление множества изысканных блюд, в итоге гостей кормить оказалось почти нечем.
        Время от времени в кухню заходила Кэролайн, чтобы пожаловаться на «спертый воздух», который мог повредить горлу Эмили.
        Наконец в кухню просунул голову мистер Джордан.
        - Кэтрин, милая, у вас тут все в порядке?
        - Абсолютно.
        - Тогда почему дым валит из духовки?
        - Просто жир перелился из противня на... - Лекси застыла, глядя на голубоватое облачко, поднимавшееся от плиты к потолку.
        Кэтрин молча, наблюдала, как дочь открывает дверцу духовки и вынимает из нее гуся. Очнулась она только через несколько минут. Кухню заполнил дым. Разглядев птицу, Лекси ахнула и принялась счищать обугленную съежившуюся кожу.
        - Это не ваша вина, виноват гусь, - поспешила успокоить доктор Трейси.
        Лекси заметила, что и с пароваркой что-то не так.
        - Мам, почему пароварка молчит?
        В то же мгновенье крышка с громким хлопком подлетела вверх с такой силой, что ударилась о потолок, и плиту засыпало побелкой. Крышка рухнула в кастрюлю с семгой, забрызгав всю кухню ее содержимым.
        - Что же теперь делать? - застонала миссис Джордан. - Что делать?
        - Дамы, - заглянул в кухню Бен, - к нам пришел молодой человек. Говорит, его пригласили на обед.
        Из клубов дыма появился Спенсер, похожий на благородного рыцаря.
        В руках он держал пакет с копченой индейкой.



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        По пути к дому родителей Лекси, Спенсер был готов повернуть назад, но решил, что отступать в последний момент - малодушие.
        Кроме того, он уже несколько дней тщетно пытался отогнать мысли о ней и теперь очень хотел ее видеть.
        Показался дом Джорданов.
        Спенсер давно научился спокойно относиться к богатству других, общаясь с состоятельными политиками и бизнесменами, добиваясь финансовой поддержки своего проекта, но при виде этого особняка его взяла оторопь: особняк был вызывающе роскошен. Странно, что рождественский венок над входной дверью свит из сосновых веток, а не из стодолларовых купюр, подумал Спенсер.
        Он мысленно сравнил его со скромным сельским домиком в предместье Далласа, где провел прошлую ночь. Молодой человек недолго прожил в семье Маккинни, но это были его последние приемные родители, которые помогли ему поступить в интернат, поэтому он ездил к ним, как домой.
        В такой дворец с копченой индейкой не ходят, расстроился Спенсер. Зря он послушал Лекси. Хорошо еще, что догадался захватить бутылочку портвейна из своей любимой техасской винодельни.
        Он вышел из машины и открыл багажник, где лежал подарок. Поколебавшись немного, решительно взял индейку и вино и быстро направился к дому, чтобы не дать себе передумать. Уже на крыльце он почувствовал запах дыма. Неожиданно седой незнакомый человек распахнул дверь и подпер ее увесистой статуэткой ангела.
        - Добрый день, - неуверенно произнес молодой человек. - Меня зовут Спенсер Прайс. Я приятель Лекси... Александры. Она пригласила меня на рождественский обед.
        Мужчина выпрямился и приветливо улыбнулся.
        - Не знаю, подадут ли в этом доме обед, но отец Александры приготовил отменный коктейль. - Он протянул гостю руку. - Бен Уиллман. Я дядя Лекси.
        Через открытую дверь были видны большие комнаты в праздничном убранстве, все заволакивала легкая голубоватая пелена.
        - Кажется, они все на кухне. - Мистер Уиллман повел Спенсера за собой. - Тут, знаете ли, такая суматоха!
        По мере приближения к кухне дымовая завеса становилась все плотнее. Где-то рядом голос миссис Джордан повторял:
        - Что же теперь делать?
        Мистер Уиллман остановился в дверях.
        - Дамы, - произнес он, - к нам пришел молодой человек. Говорит, его пригласили на обед.
        - Спенсер! - крикнула Лекси таким ликующим голосом, что Спенсер замер от неожиданности.
        Девушка поставила противень с чем-то подгорелым на плиту и быстро подошла к нему.
        - Ты пришел!
        - Да. Счастливого Рождества! - Он кивнул на противень. - Это гусь?
        - Был. Хотя по виду теперь не скажешь. Спенсер удивленно посмотрел на нее: она что же, специально сожгла несчастного гуся, чтобы я предстал перед ее родителями в самом выгодном свете? Вот это характер!
        Девушка ткнула пальцем в пакет, который он держал в руках.
        - Неужели это копченая индейка? - с надеждой спросила она.
        Молодой человек кивнул. Хорошо, что он не оставил пакет в машине.
        Прикрыв глаза, Лекси, с облегчением выдохнула.
        - Спасибо, - прошептала она и, обернувшись, громко произнесла: - Мама, посмотри, что принес Спенсер! Копченую индейку!
        Глаза миссис Джордан наполнились слезами.
        - Доктор Прайс, вы спасли нас!
        - Ну что вы, - смутился молодой человек, - у вас, наверное, много другой... еды. - Он огляделся: вся кухня, стены, стол и даже потолок была заляпаны чем-то съестным.
        - Мама, индейку нужно только разогреть, остальные блюда скоро будут готовы. - Лекси стала разворачивать пакет, но мать остановила ее.
        - Здесь столько дыма. Почему бы тебе не показать Спенсеру - можно мне вас так называть? - наш сад, а мы пока проветрим кухню.
        - Но ведь нужно еще... - Лекси взглянула на плиту, залитую чем-то нежно-розовым.
        - Прошу тебя, - настойчиво повторила миссис Джордан. - Лоренс, ты ведь помоешь плиту, правда? Девушка кивнула в сторону боковой двери.
        - Выйдем здесь. С заднего двора открывается чудесный вид на водопад.
        Стараясь не наступать в розовые лужицы на полу, Спенсер пошел за Лекси. Проходя мимо двух темноволосых женщин, украшавших печенье, он остановился, чтобы поздороваться, но они не обратили на него внимания.
        - Спенсер, это моя сестра Гретхен и ее подруга...
        - Доктор Трейси - мой психоаналитик, - бесцеремонно прервала ее Гретхен, - и я этого не стыжусь. Важно ничего не скрывать от своих родственников.
        - Гретхен слышала, что вас назвали доктором Прайсом, - подала голос психоаналитик.
        - Я доктор наук, - вежливо пояснил он.
        - Вот видишь, - успокоила она свою пациентку, а ты думала, что родители подыскали тебе еще одного врача.
        Гретхен изучающе посмотрела на Спенсера, и ему показалось, что она была бы не против еще одного психоаналитика.
        - Если он не врач, значит, твой поклонник, - высказала она предположение.
        - Гретхен чувствует себя одинокой, потому, что вы ни о чем ей не рассказываете, - ровным профессиональным тоном объяснила доктор Трейси.
        - А о чем я должна ей рассказывать? - удивилась Лекси.
        - О своем молодом человеке.
        - Мы начали встречаться недавно, - попытался успокоить ее Спенсер.
        - Недавно? Так почему же она пригласила вас на наш семейный праздник? - недовольно произнесла Гретхен. - Сегодня Рождество, здесь собрались только члены семьи.
        - Если ты проходишь курс психотерапии, это еще не дает тебе права грубить! - взорвалась Лекси. - Пойдем, Спенсер.
        - Я всего лишь пытаюсь выразить свои чувства.
        - Гретхен... - начала доктор Трейси.
        - Ему здесь не место!
        Спенсер почувствовал раздражение и вышел в боковую дверь.
        - Извини, - догнала его Лекси уже во дворике, - Гретхен всегда передергивает.
        Спенсер безмятежно любовался водопадом вдали.
        - Все в порядке, не беспокойся.
        - По-моему, ты уже достаточно настрадался от знакомства со мной. Ты сделал даже больше, чем предусматривало наше соглашение. Поезжай домой, радуйся празднику. Я скажу родителям, что у тебя появились срочные дела.
        Нужно ей все объяснить, подумал Спенсер. Он взглянул на Лекси, потом снова перевел взгляд на водопад...
        - Я рос в детском доме, потом у приемных родителей. Отца я не знал, мать - алкоголичка. Бабушка не смогла взять меня к себе. Вот и все.
        Спенсер боялся, что его станут жалеть, однако Лекси посмотрела на него сердито.
        - Если тебе неприятно говорить об этом, не надо.
        - Но я ведь говорю! - Просто я... никогда никому не рассказывал об этом. Бывали времена, когда моя биография сильно мне мешала. - Спенсер попытался улыбнуться. - Начать очень трудно.
        - Тебе, наверное, пришлось очень много трудиться, чтобы достичь теперешнего положения, - произнесла девушка.
        Легкий ветерок подхватил ее локон, и он упал на лоб. Лекси привычным жестом убрала волосы за уши.
        - Расскажи, как ты стал руководителем исследовательской группы.
        Спенсер пожал плечами.
        - Я не ставил перед собой такой задачи, просто мне надоело, что люди рядом со мной постоянно меняются. Не пойми меня неправильно, у нас был хороший детдом. Потом я жил в семьях замечательных людей, но они были мне чужими. А однажды я увидел иностранный фильм. Там речь шла о мужчинах, которые свято чтут школьную дружбу. И неважно, что они делают в жизни, товарищи всегда готовы поддержать их, потому, что они учились и жили в одной школе.
        - В интернате? Он кивнул.
        - Я сменил несколько школ, попадал то в одну семью, то в другую и наконец, решил, что, если поступлю в интернат, в моей жизни появится что-то постоянное.
        - Мудрое решение. - Лекси поежилась.
        - Да, только это оказалось не так-то просто. - Спенсер только теперь заметил, что она вышла на улицу в одном легком платье и фартуке.
        Он снял пиджак и накинул ей на плечи. Девушка уютно укуталась в него. Теперь он будет пахнуть ее чудесными духами, не без удовольствия подумал Спенсер.
        - Я расспрашивал людей, листал каталоги в библиотеке и наконец, узнал о школах-интернатах. В такой школе я мог жить круглый год, и мне уже не был нужен опекун. К тому же ученики там носили форму, поэтому я мог не стыдиться своей жалкой одежды. Но чтобы попасть туда, нужно было добиться стипендии либо найти спонсора. Я стал учиться как ненормальный, засел за книги, работал, не поднимая головы. Потом разослал заявления во все известные мне интернаты. Одна пенсильванская школа предложила мне стипендию.
        - Но когда ты приехал туда, то понял, что никогда не станешь для них своим из-за своего сиротства, да?
        - Да.
        В глазах у Лекси мелькнуло сочувствие, но, прежде чем Спенсер успел обидеться, она погладила его по щеке.
        - Хорошо еще, что ты такой красавчик, иначе тебе бы совсем туго пришлось.
        - Ну, здрасьте, я ей тут душу раскрываю... - улыбнулся он.
        - Я понимаю. Надеюсь, и ты понимаешь, что никто из нас не станет относиться к тебе так, как эти кретины, твои одноклассники.
        - Разве не из этих соображений ты спалила гуся? - решился спросить Спенсер.
        - То есть?
        - Ты велела мне принести индейку, а потом сожгла своего гуся, чтобы представить меня в выгодном свете. Ты боялась, что родители поймут, кто я такой.
        Лекси изумленно смотрела на него.
        - Да ты что! Это родители должны беспокоиться о том, что ты поймешь, кто они такие. Ведь мама и папа распоряжаются не своими деньгами.
        - А чьими?
        - Деньгами Фонда культуры и искусства. Мой отец - всего лишь наемный работник. - Она обвела вокруг рукой. - Все это принадлежит Фонду. Впрочем, родители не очень об этом распространяются. Наверное, поэтому они так хотят, чтобы хоть кто-нибудь из их детей достиг такого же успеха, как моя двоюродная сестра. Тогда у них появится законное право вращаться в высшем обществе. Представляешь, в отличие от Эмили, тетя Кэролайн в это самое общество не рвется. Вот ирония судьбы: нам бы с Эмили матерями поменяться.
        Она тоже раскрыла мне душу, понял молодой человек. Не зная, что сказать или сделать, он прибег к проверенному ходу - поцеловал Лекси.
        И именно в этот момент во дворик выглянула миссис Джордан:
        - Александра!
        Лекси отпрянула от Спенсера.
        - Воркуете, голубки? - улыбнулась Кэтрин. Спенсер смущенно поежился - неловко получилось. Лекси тоже выглядела сконфуженной.
        - Пойдемте в дом, - позвала миссис Джордан. - Эмили согласилась спеть для нас до обеда. - Кэтрин закрыла за ними дверь. - Спенсер, вам очень повезло!
        - Я жду с нетерпением того момента, когда услышу этот чудесный голос.
        - Уже скоро. А пока Эмили распевается в музыкальной гостиной, мы представим вас нашим гостям. - Миссис Джордан посмотрела на дочь и нахмурилась. - Ты собираешь выступать в фартуке?
        - Так ведь выступать будет Эмили.
        - Но ей потребуется аккомпаниатор.
        - Неужели им буду я?
        - Александра, не капризничай, это такая честь. Честь? Лекси раздраженно сорвала с себя фартук.
        - Мама, это всего лишь Эмили, дочь твоей сестры.
        Но мать уже не слышала ее, она ушла из кухни и увела с собой Спенсера.
        Девушка последовала за ними. Проходя мимо музыкальной гостиной, она услышала, как двоюродная сестра поет гаммы.
        Эту комнату спроектировали специально для музыкальных занятий. Артисты, которые гастролировали в Остине, Хьюстоне и даже в Далласе, любили особняк Джорданов за его спокойную атмосферу и часто останавливались здесь. Им нужно было помещение для репетиций. Кроме того, музыкальной гостиной пользовались во время частых музыкальных вечеров и приемов.
        Сейчас в гостиной были только Эмили и Маршалл. Остальные гости дожидались снаружи. Лекси вошла, тихо притворив за собой дверь, и остановилась у рояля, но ни двоюродная сестра, ни ее муж словно не заметили этого. Маршалл играл гаммы, а голос Эмили повторял их. Лекси терпеливо ждала, когда кончится распевка.
        - Так что мы будем пе...
        Эмили и Маршалл замахали на нее руками и продолжили упражнения.
        - Послушайте, если вы обойдетесь без меня, так и скажите. Мне есть чем заняться, - неуверенно произнесла Лекси. И с кем, подумала она.
        - Ты не видишь, мы еще не закончили? - огрызнулся Маршалл. - Как профессиональный музыкант, ты должна понимать, что нельзя прерывать певца, когда он разогревает горло. Впрочем, о чем это я? «Литтлтри» - это не «Джулльярд». Лекси терпеть не могла Маршалла.
        - Она не единственная, кому нужно разогреться. Что мне играть?
        Маршалл открыл кожаный портфель.
        - Я предполагал, что жену станут упрашивать «что-нибудь спеть», поэтому захватил несколько праздничных пьес. - Он полистал ноты. - Думаю, тебе не стоит петь в полный голос, милая. Я подберу несколько несложных гимнов.
        - Я бы спела «О, Святая ночь», - произнесла Эмили, - там очень приятный аккомпанемент. - Она улыбнулась двоюродной сестре и вернулась к распевке, зажав рукой одно ухо.
        О чудо, примадонна заговорила, ехидно подумала Лекси.
        - Не сегодня, дорогая, - возразил заботливый муж. - Этот гимн нужно петь в полный голос. Нет смысла так истязать горло. Я еще не решил, позволить ли тебе исполнить
«Тихую ночь».
        Лекси посмотрела на седеющую макушку Маршалла и его очки в черной металлической оправе. Проходимец!
        - Раз уж ее инструмент столь уязвим, может быть, не стоит вообще сегодня петь? Ничего страшного не случится. - Лекси присела на край стула у рояля, заставив Маршалла подвинуться. - Я поиграю для гостей. - Она положила руки на клавиши, посмотрела на родственника и добавила: - Ты мне мешаешь.
        Ошарашенный Маршалл, встал. Лекси села поудобнее и заиграла веселую рождественскую мелодию, которую исполняла в «Уэйнрайт-Инн» каждый вечер.
        Этот идиот меня раздражает, думала она. Даже жаль бедняжку Эмили, несладко ей живется с этим Карабасом-Барабасом. Для него она только инструмент, он решает, что и когда ей петь. Ужас! Ни за что бы, не вышла замуж за такого тирана.
        Неожиданно раздались аплодисменты. Оказалось, что, пока она играла, гости собрались в гостиной, рассевшись на красивых стульях с бархатной обивкой.
        - Спасибо, Александра, - сказала миссис Джордан, - теперь мы послушаем Эмили. Такая честь для нас. - Она стиснула руки.
        Лекси перелистала отобранные Маршаллом ноты.
        - Что будешь петь? - обратилась она к Эмили.
        Они договорились исполнить «Вифлеемскую звезду», «Радость миру» и «Святого младенца» для детей.
        Лекси начала играть. Хотя песня была совсем простой, сразу стало ясно, что поет настоящий профессионал. Лекси и сама почувствовала, что играет лучше, чтобы не отстать от двоюродной сестры. Нет, колледжу «Литтлтри», в том состоянии, в каком он сейчас, никогда не заполучить такого профессионала, как Эмили. Нужно набраться смелости и обратиться к отцу за помощью. Другого выхода нет.
        Настало время третьего гимна. Певица набрала в легкие воздуха, приготовившись петь
«Радость миру», но Лекси заиграла «О, Святая ночь», сама не зная почему.
        Эмили только удивленно посмотрела на нее и запела, на этот раз в полный голос. Ее чистое сопрано, звучавшее в залах лучших оперных театров мира, заполнило дом.
        Лекси мысленно летела за ним. Мама права, рассуждала она, аккомпанировать ей действительно большая честь. В сердце девушки не осталось больше ни зависти, ни жалости к двоюродной сестре. Эмили сознательно выбрала искусство и заплатила за это высокую цену.
        Я бы никогда так не смогла, поняла Лекси.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Здорово! - Спенсер подошел к Лекси, пока остальные гости столпились вокруг Эмили.
        Даже доктор Трейси, забыв о своей подопечной, аплодировала певице. Лес, который во время выступления родственницы стоял у стены с кислой миной, тихо выскользнул из гостиной.
        - Она великолепна, правда? - Лекси убрала волосы за уши.
        - Я имел в виду тебя.
        - Рядом с Эмили нельзя играть плохо. - Она посмотрела в сторону двоюродной сестры. - Я раньше ей завидовала, теперь с этим покончено. Но я полна решимости возродить, музыкальный факультет «Литтлтри». - Девушка устало улыбнулась. - Осталось только денег достать.
        - Я большой специалист в финансовых вопросах, - пошутил Спенсер.
        - Ах да, календарь!
        - Что ж, попробуйте. У Франчески уже есть подходящая фотография.
        Лекси рассмеялась. Они вышли из гостиной.
        - Мы и машины мыли, и пирожки продавали... и бытовую технику чинили.
        - Зачем такие хитрости?
        - Так ведь я объясняю: все эти акции привлекают внимание прессы, а пресса делает людей известными. Это прямой путь к деньгам. Когда у меня брали интервью, я каждый раз объяснял, какую пользу обществу и выгоду спонсорам может принести наш проект. Спонсоры предпочитают давать деньги известным людям. Обязательно приложу вырезки из журналов, когда стану подавать заявку на грант.
        - А ведь музыкальный факультет тоже может устроить такую акцию!
        - Конечно. Рад, что тебе понравилась моя идея.
        - Хорошо. Обсудим все после праздников. Молодой человек кивнул, и у нее потеплело на душе.
        - У нас есть минутка до обеда? - спросил Спенсер.
        - Даже не одна.
        - У меня для тебя подарок. Он в кармане пальто.
        - Встретимся у елки, - улыбнулась девушка. Ей пришлось хорошенько спрятать свой подарок, потому, что он был завернут в бумагу «неправильного» цвета.
        Они с Франческой долго спорили, должна, ли Лекси дарить ему что-то, и если да, то, что именно. В конце концов, они решили, что нужно купить подарок, но отдать только в том случае, если он сам что-нибудь ей подарит. В противном случае - вручить через несколько дней в знак благодарности. Тоже неплохо: лишний повод встретиться.
        - Увидел тебя за роялем и вспомнил, - объяснил Спенсер, отдавая ей серебристую коробочку, перевязанную витым шнуром.
        В коробочке лежал бархатный мешочек, а в нем две серебряные заколки для волос.
        - Спенсер! - выдохнула изумленная девушка.
        - Ты все время убираешь волосы за уши, особенно когда играешь, а они такие чудесные. Я подумал, вдруг тебе это надоест, и ты их отрежешь, чтобы они не падали на лицо. Поэтому я решил подарить тебе заколки - чтобы спасти твои волосы.
        - Очень красивые. - Лекси взглянула в лицо Спенсеру. Нет, теперь она ни за что их не отрежет.
        Девушка достала свою коробку из-под елки и протянула ему.
        - Ты приготовила мне подарок? - удивился он.
        - Это просто... - Она умолкла, наблюдая за тем, как он аккуратно разворачивает бумагу.
        - Ух, ты! - Спенсер достал металлическую пластинку с собственным именем и выгравированными на ней конденсаторами, катушками сопротивления, интегральными схемами и прочими штучками.
        - Это один студент с факультета изобразительных искусств сделал на заказ, - объяснила Лекси. - Мы с Франческой поддерживаем их таким образом, когда можем. Я не видела таблички на двери твоего кабинета.
        - Действительно, таблички нет, - обрадовался Спенсер. - Отлично! Спасибо!
        Лекси застенчиво улыбнулась и убрала волосы за уши.
        - Ох, и правда, я убираю волосы за уши! А сама и не замечала. Дай-ка. - Девушка подошла к зеркалу и заколола непослушные пряди.
        Спенсер с довольным видом рассматривал подарок. Лекси вздохнула с облегчением: значит, табличка ему понравилась. Он, наверное, не часто в своей жизни получал подарки, с болью подумала она, и сердце у нее защемило.
        И вот, наконец, рождественский обед в настоящей семье. Спенсер почувствовал, что нервничает. Он собрался с силами, взглянул на поблескивающие заколки в волосах Лекси и последовал за ней в столовую.
        Гости не спеша рассаживались по местам, когда в комнате появился Лес. Зрелище было ошеломляющее, чего он, собственно, и добивался.
        Он был в красной вязаной безрукавке, которая оставляла открытыми руки, покрытые татуировками.
        А ведь и не скажешь, что он близнец Лекси, мелькнуло в голове у Спенсера, он гораздо больше похож на Гретхен.
        - Лесли, немедленно надень рубашку! - Голос миссис Джордан звенел от гнева.
        - Она уже на мне.
        - Найди другую.
        - Зачем? - невозмутимо спросил Лес. - Я ведь вписываюсь в регламентированные цвета.
        - Лоренс, твой сын явился в столовую без рубашки.
        - Я вижу, - ответил мистер Джордан и решительно направился к Лесу. - Сынок, надень рубашку.
        - А, теперь я понял! - с вызовом заявил тот и ткнул пальцем в Эмили. - Ей, значит, можно демонстрировать свое искусство, а мне - нет?!
        - Лес, ты не имеешь никакого отношения к искусству, - оборвала его Лекси. - Сними эти лохмотья.
        - Да что же это такое?! Жестокосердные люди отказывают мне в праве, творить и иметь любовника?
        Миссис Джордан сейчас упадет в обморок, отметил про себя Спенсер.
        - И что вы теперь чувствуете? - встряла в разговор доктор Трейси.
        - А вы как думаете?! Я никчемный человек! Лекси стиснула зубы.
        - Я хочу, чтобы меня принимали таким, какой я есть!
        - Лес, ты думаешь, нам приятно любоваться твоими волосатыми раскрашенными руками?! - подала голос Гретхен, высказав общее мнение.
        - Отлично! - прорычал он, и вышел из столовой, громко топая.
        - Кто-нибудь хочет шампанского, пока мой сын меняет облачение? - заботливо поинтересовался Лоренс.
        Гости с облегчением подставили фужеры.
        Через несколько минут раздраженный Лес снова появился в дверях. На нем была белая рубашка, однако застегнуть ее он не потрудился. Кэтрин просияла.
        - Прошу всех к столу!
        - Небось, Лекси и Гретхен вы разрешили привести друзей, - заныл Лес, - а бедный Арно сейчас, наверное, ест замороженную пиццу.
        Спенсер озадаченно посмотрел на Лекси. Она подняла бокал и прошептала:
        - Просто улыбайся. И он улыбнулся ее брату.
        Тот удивленно поднял бровь и ответил двусмысленной ухмылкой.
        О, нет! - испугался Спенсер. Лекси пнула брата под столом.
        - Тааак... - протянул тот, не сводя глаз со Спенсера, - а ты ничего...
        - Лес, заткнись! - посоветовала девушка.
        - Они зовут меня Лесли. Специально чтобы позлить.
        - Кому соуса? - предложила миссис Джордан. Кэролайн ехидно скривила губы.
        - Сестричка! - Она повернулась к Кэтрин. - Тебе очень повезло, что в этом году модно подавать картофель по-деревенски. Гости подумают, что вы специально оставили комочки в соусе.
        - Вот видите! Что бы я ни сделала, все не так! - Гретхен закрыла лицо руками.
        Доктор Трейси погладила ее по голове.
        - Гретхен кажется, что никто не ценит ее труд. Кэтрин посмотрела на психоаналитика так, словно та была отвратительным насекомым.
        - Ей необходимо научиться признавать свою вину...
        - Передайте мне соус, пожалуйста, миссис Джордан, - решил разрядить ситуацию Спенсер.
        - Тогда мы порекомендуем вам...
        - Мам, а мне, пожалуйста, заливное, - попросила Лекси.
        - Заливное, - прыснул Дерек, - ну и название!
        - Заливное, - подхватила Мелисса. - Дур-ное за-лив-ное, дур-ное залив-ное, - фальшиво затянула она. Талантов своей матери она, по-видимому, не унаследовала.
        - Мелисса!
        - Эмили, я разберусь с ними, - вмешался Маршалл, - тебе надо беречь голос. - Он встал, обошел стол и взял блюдо из рук ошеломленной Лекси. - Юная леди, - обратился Маршалл к дочери и положил ей немного заливного на тарелку, - ты должна это съесть.
        - Неееет! - завопила девочка.
        - Она все равно потом сделает так, что ее стошнит, - радостно сообщил Дерек. - Она умеет.
        - Так-то ты заботишься о наших детях?! - возмутилась Эмили.
        - Да, дорогая. - Маршалл сунул ложку заливного в рот дочери. - Пока ты порхаешь по миру, и распеваешь арии с потными тенорами, я воспитываю их.
        - Я слышу в вашем голосе упрек, Маршалл, - поспешила заметить доктор Трейси.
        - Однако и здесь вспотеть немудрено!.. - Лес картинно обмахнулся подолом рубахи.
        - Здесь очень жарко, - поддержала его Кэролайн. - Наверное, поэтому мои внуки капризничают.
        - Ты сама просила прибавить тепла, чтобы Эмили не простудилась, - язвительно напомнила Кэтрин.
        - Давайте включим кондиционер в охлаждающем режиме, - предложил Лес.
        - Ни в коем случае! - запротестовала Кэтрин.
        - Черт знает что такое! Могу я рассчитывать на минимум комфорта в собственном доме! - возмутился Лес и снял рубашку. - А теперь передайте мне индейку, приправ, картошки и соуса!
        Он протянул руку за приправой, которая стояла напротив Кэролайн. Та испуганно отшатнулась.
        - Что, тетя, не признаете чужого искусства?
        - Что-то не так с этим драконом, - громко заявил Дерек, заглушая икоту хлюпающей носом сестры.
        Лес перестал жевать и уставился на размазавшийся хвост дракона.
        Гретхен истерически захохотала.
        - Это не татуировка! Это просто нарисованные картинки!
        - Вместо того, чтобы смеяться над братом, - наставительно начала доктор Трейси, - лучше бы подумала о том, что его только что лишили маски, за которой он прятался от мира. Никогда не упускай шанса узнать, каков человек на самом деле.
        Лес выскочил из-за стола.
        У Мелиссы началась рвота.
        Миссис Джордан побежала в кухню.
        - Вот чего мне не хватало до сих пор, - шепнул Спенсер на ухо Лекси.
        - Скажи еще, что у тебя слезы умиления наворачиваются при виде этой идиллии, - не поверила девушка.
        Кэролайн суетилась вокруг внучки.
        - Не волнуйся, солнышко! Пища очень жирная. - Она увела Мелиссу из-за стола, пока Эмили и Маршалл устраняли последствия.
        - Жирная?! - замерла от возмущения миссис Джордан, которая принесла из кухни бумажное полотенце. - Да это твой зять насильно пичкал девочку!
        - Тетя Кэтрин не привыкла готовить для малышей, - сюсюкала Кэролайн, - у бедной тети Кэтрин нет внуков.
        - И, кажется, никогда не будет! - Миссис Джордан посмотрела на Спенсера. - После того, что доктор Прайс увидел, я не удивлюсь, если он не захочет породниться с нашей семьей!
        - Мама! - возмутилась Лекси.
        - Я ощущаю скрытую враждебность в этом доме, - поднялась доктор Трейси. - Вы все должны рассказать друг другу о своих чувствах. Предлагаю устроить групповой сеанс психотерапии.
        Не обращая внимания на окружающее его сумасшествие, Лоренс встал и поманил за собой Спенсера. Молодой человек посмотрел на Лекси.
        - Иди, - прошептала она. - Спасай свою жизнь, пока не поздно.
        - Я подожду тебя, - ответил он и пошел за ее отцом в кабинет.
        - Вижу, что, кроме спасительной индейки, вы прихватили и бутылочку отменного портвейна, - начал мистер Джордан, доставая два бокала из шкафчика. - Вы человек редкой проницательности.
        - Спасибо.
        Лоренс разлил вино, передал стакан Спенсеру и жестом пригласил сесть на потертый кожаный диван.
        - Ну, расскажите о вашей механической руке. Спенсер давно этого ждал. И готовился. Теперь все зависело от него самого. Он сделал глубокий вдох и начал рассказывать.
        После неприятной сцены Эмили с семейством удалилась. За ней последовали Кэролайн и красноносый Бен.
        Лекси вдруг вспомнила, что отец приготовил коктейль, который не успели подать к столу. Однако оказалось, что графин уже наполовину пуст.
        Гретхен попыталась ускользнуть наверх, в свою комнату, но сестра остановила ее.
        - Хочешь получить всесторонние впечатления от праздника, пойди, помой посуду.
        - Это будет тебе очень полезно, - подтолкнула ее и доктор Трейси.
        Работа пошла быстро. Втроем они навели порядок в кухне. Доктор Трейси даже смогла уговорить подавленного Леса помочь им. При ближайшем рассмотрении его чернильные
«татуировки» оказались на удивление красивыми.
        Захлопотавшись, Лекси совсем забыла о Спенсере. Наверное, уже уехал, забеспокоилась она. Девушка обошла дом и обнаружила его в кабинете у отца. По телевизору шел футбольный матч, но звук был выключен - мужчины увлеченно беседовали о достоинствах механической руки.
        Лекси тихонько прошла и села на подлокотник кресла Спенсера.
        Молодой человек повернул голову и улыбнулся ей, продолжая что-то объяснять Лоренсу.
        - Но только после того, как подруга вашей дочери, Франческа, согласилась на участие в эксперименте, мы обнаружили, что у руки есть еще одна сфера применения.
        Да? А как же я? - мысленно возмутилась девушка.
        - Музыканты. Только подумайте о тех великих артистах, которые не могут больше выступать из-за артрита, ревматизма или атрофии мышц. Мы поможем им продлить жизнь в искусстве. Умница, похвалила про себя Лекси.
        - Полезное содружество науки и искусства, - оживленно заметил Лоренс.
        - Вы очень прозорливы.
        - Меня всегда считали человеком, способным разглядеть талант.
        - Пап, - вмешалась, наконец, Лекси, - мы так и не попробовали твой коктейль.
        - Он в графине на серванте. Так, когда же можно ждать действующего образца?
        Не нравится мне это, забеспокоилась девушка.
        - У нас пока только незаконченный вариант. А когда мы его доделаем, - молодой человек развел руками, - зависит от финансирования.
        - Спенсер - дока по части сбора средств, пап. У него много спонсоров...
        - Малых спонсоров. Если мы будем работать с одним источником средств, то это позволит сократить до минимума административные расходы.
        - Понимаю, - задумчиво произнес Лоренс.
        - Спенсер поможет мне разработать план сбора средств на реконструкцию здания музыкального факультета «Литтлтри», - не скрывая отчаянья, сказала Лекси. - Иначе оно обвалится. От нас уходят талантливые педагоги и студенты. Об этом я и хотела поговорить с тобой...
        - Александра! - прервал ее отец. - Ты разве не видишь, что мы разговариваем?
        Девушка перевела взгляд на Спенсера. Эгоист! Его заботят лишь собственные проблемы, а она - всего лишь средство их разрешения. И ведь Рип предупреждал меня.
        - До конца года осталось совсем мало времени, но у меня в столе найдется бланк заявления. - Лоренс открыл ящик. - Я с удовольствием помогу вам, если хотите.
        - Конечно, хочу. Большое спасибо, - ответил Спенсер, глядя на Лекси. Иуда! Предатель!
        - Может быть, пока ты ищешь бланк, мы поговорим о моем деле? - неуверенно начала девушка, не сводя глаз со Спенсера. - Здание музыкального факультета вот-вот рухнет.
        - А разве вопросы ремонта находятся не в ведении правления колледжа? - спросил Спенсер.
        - Вот именно, - поддержал его Лоренс.
        - Тогда я передам бланки им, - не успокаивалась Лекси.
        - Хорошо, если ты настаиваешь, милая. Спенсер, двадцать восьмого у нас здесь будет прием в честь мистера и миссис Робардс и их гостя. - Нахмурившись, мистер Джордан смотрел прямо перед собой. - Какой-то пианист, не помню имени. От Робардсов идет основное финансирование и Фонда, и «Литтлтри», поэтому здесь соберутся все члены правления Фонда и колледжа. Вам будет полезно познакомиться со всеми. Может быть, вы с Лекси продемонстрируете нам механическую руку, так сказать, в деле.
        Ни за что, чуть не выпалила девушка.
        - Лоренс, - в кабинет заглянула миссис Джордан, - зайди, пожалуйста, в кухню. Ты должен посмотреть на Лесли... Леса.
        - С вашего позволения. - Лоренс последовал за женой.
        Лекси недовольно посмотрела на Спенсера.
        - Не подавай заявку в Фонд.
        - Но твой отец заинтересовался...
        - Ты ведь знал, что я собираюсь просить отца финансировать реконструкцию.
        - Он об этом и словом не обмолвился. - Молодой человек аккуратно сложил бумаги и убрал во внутренний карман пиджака.
        Лекси, с трудом удержалась от желания выхватить их и порвать на мелкие кусочки.
        - Мы же с ним еще не говорили! Я ведь рассказала тебе о своих планах в первую же нашу встречу. Для того я и собиралась взять тебя с собой, чтобы отец был в хорошем настроении. Забыл?
        - Нет, - сверкнул глазами Спенсер, - не забыл.
        - Я тебе не верю. У тебя есть тысяча возможностей найти деньги для проекта, а у меня только одна!
        - Но я много лет сам создавал эти возможности.
        - У меня нет многих лет. Ты же видел наше здание, оно рушится. Еще немного, и факультет закроют. Если бы ты знал, как я боюсь, что Франческа переведется в Индиану! В тамошнем университете прекрасный музыкальный факультет.
        - Так и ты переведись.
        Как жестоко! Он совсем не понимает меня, с грустью подумала девушка.
        - У «Литтлтри» неплохой потенциал. И я не брошу этот тонущий корабль! - Она поднялась. - Тебе пора.


        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Послушай меня, подруга, твоя стратегия абсолютно неверна!
        - Франческа, ты меня не слышишь? Спенсер Прайс сумел заинтересовать отца своим идиотским проектом!
        Фрэнки распаковывала сумку у себя в комнате. Всю дорогу из аэропорта Лекси рассказывала ей о предательстве Спенсера.
        - Я прекрасно тебя слышу. Хочешь, я скажу, почему ты так злишься?
        - Потому что он получит деньги, на которые рассчитывала я.
        - Потому что он нашел общий язык с твоим отцом прежде, чем переспал с тобой. Теперь Спенсер, так сказать, по другую сторону баррикад, и ты думаешь, что не можешь спать с ним.
        - Так я действительно не могу! Или ты думаешь, что могу?
        - Можешь и должна! Ты посмотри на себя: злая, измотанная, раздраженная. Чего ради, так надрываться?
        - Я забочусь о нашем будущем в «Литтлтри».
        - Стоит ли оно того, чтобы отказаться от Спенсера Прайса?
        - Как будто он когда-нибудь принадлежал мне, - горько усмехнулась Лекси.
        - Сегодняшний прием - отличная возможность заполучить его.
        - Я не собираюсь помогать ему, демонстрировать эту штуковину! Может быть, отец вел себя так только из вежливости, потому что думает, что я встречаюсь со Спенсером. Скажу ему, что мы расстались.
        - Не надо.
        - Почему?
        - Упустишь чудесную возможность. Ты непременно должна пойти на прием.
        - Да объясни толком.
        - Чтобы вывести его из себя, отвлечь его, даже заставить уйти оттуда, прежде чем он успеет навредить нам. Он ведь знает, что ты злишься на него?
        - Но я три раза буквально кидалась ему на шею.
        - Но он три раза тебе звонил.
        - Даже больше.
        - Многообещающе. - Франческа кинула пустую сумку под кровать. - У тебя есть шанс.
        - Шанс?
        - Соблазни его.
        - Я уже пробовала. Не вышло. К тому же Спенсер - двуличный обманщик. Он меня больше не интересует, - соврала Лекси.
        - Тебе, безусловно, потребуется моя помощь. - Фрэнки, по обыкновению, пропустила слова подруги мимо ушей.
        - Ты хочешь сказать, что я должна переспать с ним ради сохранения факультета?
        - Если тебе нужен повод, чтобы сделать то, что тебе хочется, то и этот подойдет. Итак, у нас осталось мало времени. - Франческа подошла к комоду с нижним бельем и достала бархатную коробочку.
        - Нет, только не накладная грудь!
        - Пойми, ситуация критическая. Капризы неуместны. Ты должна выглядеть соблазнительно, причем настолько, чтобы Спенсер не смог оторвать от тебя глаз, чтобы побежал за тобой, как только, ты поманишь его. Тогда он не покажет механическую руку твоему отцу, а тот, в свою очередь, разозлится на него. И прощайте денежки! Так, надень свое черное трикотажное платье. Нет, лучше мое. Оно меньше.
        - Фрэнки...
        - И возьми мою черную сумочку, вышитую бисером. - Франческа подошла к тумбочке и взяла серебристый плоский квадратик.
        Достав из шкафа сумочку, она опустила квадратик в нее.
        - Фрэнки!
        - Запомни, твое тело - это храм, а не парк развлечений.


        Лекси чувствовала, что от волнения вот-вот выпадет из платья. Идти на высоких каблуках было очень неудобно. К тому же Франческа настояла на макияже, и Лекси с непривычки казалось, что она похожа на индейца в боевой раскраске.
        Оставалось только надеяться, что мама этого не заметит.
        Прием проходил в музыкальной гостиной. Некоторые гости уже пришли. Лекси хотела остаться незамеченной до тех пор, пока не найдет Спенсера. Она увидела родителей, важную пожилую пару - наверное, Робардсы, догадалась девушка, - еще каких-то людей.
        Спенсера нигде не было. Это хорошо, решила Лекси. Подожду его у двери и не дам даже войти.
        - Не ожидал тебя здесь увидеть, - сказал знакомый голос сзади.
        Лекси резко повернулась, забыв про шпильки, и потеряла равновесие. Спенсер подхватил ее.
        - Привет. - От неожиданности она забыла, про томный, вкрадчивый тон, который репетировала дома.
        Лекси заметила, с каким изумлением он смотрит на нее. В его глазах читалось откровенное желание.
        Отлично! Значит, на него подействовали ее наряд и макияж. Девушка победоносно улыбнулась и расправила плечи, почувствовав некоторое волнение от его взгляда.
        - А я и не собиралась приходить.
        - Знаю.
        На верхней губе Спенсера выступили маленькие капельки пота - он явно был напряжен.
        - Я подумал, что ты все же передумаешь, узнав, что здесь этот, как его... Муши-Миши.
        - Какой еще Муши?
        - Кажется, он пианист.
        Ах да, папа что-то говорил... Внезапно Лекси схватила Спенсера за руку.
        - Ты говоришь о Мише Вольфе? Он кивнул.
        - Миша Вольф будет здесь?
        - Так мне сказали. - Молодой человек поднял серебристый дипломат. - Я должен показать ему нашу «подружку».
        Лекси почувствовала, что теряет сознание. Миша Вольф, голубоглазый белокурый красавец с высокими славянскими скулами, приехал в Рокки-Фолс, а мама даже словом не обмолвилась.
        - Если бы я знала, что Миша будет здесь, я бы не раздумывала. Я его поклонница вот уже несколько лет, - сказала девушка и, не удержавшись, добавила: - Вы чем-то похожи - он тоже снимался для календаря.
        - Правда?
        Лекси кивнула. Спенсер снова окинул ее взглядом. Боже, оказывается, быть соблазнительной очень приятно.
        - Может, войдем?
        Девушка не ответила. По плану она не должна была позволить ему переступить порог дома. Но упустить возможность пообщаться с Мишей Вольфом... А вдруг судьба улыбнется ей, и он согласится принять участие в судьбе «Литтлтри»? Лекси вздохнула и поймала на себе удивленный взгляд Спенсера.
        - Да, давай войдем.
        О Боже! Грудь. Белая кожа. Грудь. Алые губы. Грудь. Чудесные духи. Грудь. Длинные черные волосы.
        Лекси!
        И ее грудь!
        О Господи!
        Спенсер нервно сглотнул. Разум отказывался служить, ноги подкашивались.
        А он еще надеялся, что легко забудет ее после Рождества, что она станет еще одной жертвой, брошенной на алтарь его честолюбивых устремлений.
        Спенсер был не в силах отвести глаз от Лекси, порхавшей по гостиной. Он говорил с какими-то людьми, вежливо улыбался, но думал только о ней.
        Она увлеченно беседовала с каким-то типом, похожим на лорда Байрона, только со светлыми волосами. Судя по радостному смеху, их беседа казалась ей забавной и остроумной. Она непринужденно покачивалась на каблуках, и все мужчины в комнате то и дело посматривали на нее.
        Никто не вслушивался в рассказ Спенсера о чудесной механической руке. Да и он сам уже с трудом понимал, о чем рассказывает, в голове крутилась единственная мысль:
«Не нравится мне этот пианист. Он смотрит на нее, словно она его собственность».
        Но это не так!
        Лекси непрерывно чувствовала на себе взгляд Спенсера, хотя на нее смотрели многие, даже мать.
        - Мне нравится Техас, - говорил Миша, не сводя глаз с груди собеседницы, - и особенно здешние девушки. У них такой цветущий вид.
        Как мне надоела эта дурацкая грудь, думала Лекси, но если это поможет привлечь Мишу в «Литтлтри»...
        - Уверяю, наш город произведет на тебя неизгладимое впечатление. В нашем колледже нет пианистов твоего уровня. Ты мог бы преподавать у нас. - Девушка попыталась одарить знаменитость томным взглядом, но Миша был слишком поглощен созерцанием ее тела. - Я могу порекомендовать тебя, я работаю на музыкальном факультете.
        Можно подумать, ему нужна рекомендация!
        - Перспектива сотрудничества с «Литтлтри» кажется мне весьма привлекательной. - Пианист снова оглядел ее с головы до ног. - В вашем городе столько красоты и таланта. - Молодой человек протянул руку. - Так что? Поиграем вместе?
        В его тоне слышался недвусмысленный намек, но девушка одарила Мишу очаровательной улыбкой и пошла за ним к роялю.
        - Хочу послушать, как ты играешь.
        Понятно, хочет проверить уровень факультета. Лекси, не спеша сняла сумочку Франчески с плеча и положила рядом. Такую возможность нельзя упустить.
        Если она произведет впечатление на Мишу, и он согласится патронировать «Литтлтри», не понадобятся деньги папиного Фонда - благотворительные организации выстроятся в очередь, наперебой предлагая колледжу финансовую поддержку.
        И пусть Спенсер забирает себе хоть все деньги Фонда отца.
        Лекси поискала его глазами. Он пристально смотрел на нее недовольным взглядом с другого конца гостиной.
        Ревнует, догадалась девушка и улыбнулась своим мыслям. Значит, она ему небезразлична, а это уже кое-что!
        Гости заняли места. Теперь она должна показать все, на что способна.
        Нужно выбрать что-нибудь недлинное и веселое. В конце концов, мы ведь на вечеринке. Скорее всего, своего любимого Шопена. А для контраста что-нибудь современное, скажем Прокофьева.
        Но стоило девушке начать, как она сразу почувствовала: что-то не так. Накладная грудь! Она мешала сидеть в правильном положении и закрывала клавиши. Лекси очень нервничала и то и дело сбивалась с ритма или слишком сильно ударяла по клавишам.
        Миша стоял рядом. Может быть, грудь отвлечет его от этой жуткой какофонии.
        - Да, мне нравится, - пробормотал он.
        Не сомневаюсь, мелькнуло в голове у Лекси. Никогда не прощу Франческе эти кошмарные минуты!
        Наконец мелодия закончилась. Лекси вздохнула с облегчением и слегка поклонилась, не вставая. Зрители вежливо аплодировали. Девушка повернулась к Мише, заставив себя улыбнуться.
        - Твоя очередь!
        Он склонил голову, послал ей воздушный поцелуй и сел за фортепьяно. Все притихли. Мама наверняка вне себя от восторга, что сам Миша Вольф играет в ее доме, подумала Лекси.
        Она отошла от фортепьяно и наткнулась на кого-то.
        - Мне нужно поговорить с тобой, - шепнул Спенсер ей на ухо. - Где мы можем уединиться?
        Расстроенная неудачным выступлением, Лекси совсем не была расположена к разговору. Она холодно кивнула в сторону боковой двери.
        Миша начал играть длинную пьесу Шопена, значит, в ближайшие несколько минут не заметит ее отсутствия.
        Он собирается поухаживать за ней, это очевидно. И он привлекателен. Считает себя гением? Но он и вправду очень одарен. Было бы так удобно закрутить с ним роман. Но...
        Спенсер.
        После него ни один мужчина не мог заинтересовать ее. Почему он так хорош собой? Почему так умен? И почему так вероломен?
        И почему она совершает одну глупость за другой? И зачем она влюбилась в него?
        Едва они оказались в пустом коридоре, Спенсер притянул Лекси к себе.
        - Ты еще сердишься на меня?
        - Да, - ответила она, удивившись, что можно одновременно любить и ненавидеть. Молодой человек поцеловал ее.
        - А теперь?
        - Сержусь.
        Он снова поцеловал.
        - Я не остановлюсь, пока ты меня не простишь.
        - Зачем?
        - Я хочу тебя.
        Так она и знала: это всего лишь страсть, плотское желание. Он ее не любит.
        - Ты не меня хочешь, а мою грудь!
        - Хорошо, пусть так.
        Не могу больше! - подумала девушка.
        - Вот она. - Резким движением Лекси вытащила мягкие подушечки из-за лифа платья. - Можешь взять себе. Мне она только мешает, хотя Франческа была уверена в обратном.
        Повернувшись на каблуках, она вышла из дома.
        Спенсер ошарашенно застыл на месте. Звук открывшейся двери заставил его выйти из ступора.
        - Спенсер! - услышал он за спиной. Это был мистер Джордан. Спенсер поспешно сунул таинственные подушечки в карман.
        - Я вас ищу. Сейчас самое время продемонстрировать вашу механическую руку. Признаюсь, я сгораю от нетерпения. - Лоренс направился к двери музыкальной гостиной, из-за которой раздавались бурные аплодисменты. Надо полагать, это Муш-Миш кончил играть.
        - В моем распоряжении есть только незаконченная версия, промежуточный вариант. Мы обнаружили недостатки в конструкции, Лекси помогла нам, - бормотал он, думая, что должен догнать ее, если хочет помириться. Сейчас или никогда.
        - Она, кажется, ушла, что и неудивительно после такого провального выступления. А что касается ее сегодняшнего вида... - Мистер Джордан вздохнул. - Надеюсь, вы, доктор Прайс, не станете из-за этого плохо думать о нашей семье.
        Спенсер с изумлением посмотрел на него.
        - Да вы должны гордиться дочерью!
        - Гордиться?
        Спенсер вдруг все понял. Лекси добивалась субсидий от отца, потому что они стали бы реальным подтверждением его одобрения. Но, с другой стороны, взять деньги Фонда - расписаться в собственной несостоятельности, признать, что сама, без помощи отца, она ничего сделать не может.
        Лекси принесла свою гордость в жертву тому, что было для нее всего важнее, - музыкальному факультету «Литтлтри».
        А он помешал ей.
        Расправив плечи, Спенсер посмотрел мистеру Джордану прямо в глаза.
        - Если вас удивляет сама мысль о том, что можно гордиться дочерью, значит, вы ее совсем не знаете. А я знаю. Она талантлива, умна, честолюбива и красива.
        А я позволил ей уйти, подумал он. И кто я после этого?
        Лоренс улыбнулся.
        - Вижу, ваши мама и папа воспитали вас истинным джентльменом. Иногда родители пытаются...
        - А иногда - нет, - оборвал его молодой человек. - С вашего позволения. - Он слегка наклонил голову и повернулся, чтобы уйти.
        - Куда же вы? Мы все ждем демонстрации вашего механизма.
        - Извините, у меня появились более важные дела.
        - Что может быть важнее разговора с Советом Фонда?
        - Не что, а кто.
        Мистер Джордан в недоумении не нашелся что ответить.
        Спенсер бросился по коридору к входной двери. Внезапно из тени навстречу ему вышла Лекси.
        - Я как раз собирался вернуть тебя, - выпалил он.
        - Ты не можешь уйти, ты должен показать руку совету Фонда.
        - Я понял, что есть более важные вещи. - Молодой человек пытался разглядеть ее глаза в полумраке.
        - Я слышала, - дрогнувшим голосом ответила Лекси, и Спенсеру показалось, что она вот-вот заплачет. - Ты не можешь... не должен... Спенсер, я слышала все, что ты сказал отцу. Это так... великодушно с твоей стороны!
        Он порывисто обнял ее.
        - Я говорил то, что думал.
        - Но ведь ты упускаешь прекрасную возможность!
        - Я не хочу, чтобы ты возненавидела меня за это. Пусть грант достанется тебе. Действуй!
        - Я не смогу возненавидеть тебя, даже если захочу. И грант мне не нужен. - В голосе девушки послышались печальные нотки. - Сегодня я поняла, что никогда не добьюсь папиного одобрения, он все равно откажет мне. Поэтому я не доставлю ему такого удовольствия и не стану просить эти деньги. Но ты... другое дело. Давай же, я не дам тебе упустить этот шанс...
        - Лекси...
        - И не думай, что я позволю Мише демонстрировать возможности механической руки. Он же всю славу заберет себе.
        - Ты хочешь помочь мне? Она кивнула.
        - Затем я и вернулась.
        В это мгновенье Спенсер понял, что любит ее больше жизни.
        Но сказать ей об этом молодой человек не решился. Сейчас не время, подумал он.
        Теоретически приносить себя в жертву из благородства, конечно, очень достойно, но на практике это оказалось совсем непросто. Как Лекси ни убеждала себя, что детище Спенсера важнее для человечества, чем новое здание музыкального факультета, в глубине души она все же мучилась оттого, что ей пришлось отказаться от гранта.
        Играла она прекрасно, вдохновенно и увлеченно. Ее исполнение убедило членов Совета, что изобретение Спенсера - прекрасный симбиоз науки и искусства.
        Лекси заметила, что без накладной груди она уже не привлекает Мишу Вольфа.
        Невелика потеря, улыбнулась девушка своим мыслям.
        А вот смотреть на Спенсера, который сразу оказался в центре внимания, было тяжело.
        Что меня ждет? - размышляла она. В колледже - те же обшарпанные инструменты, полуразрушенные аудитории. Скорее всего, факультет переведут в другое здание, и придется ютиться в нескольких комнатах.
        А Спенсер? Да, он был мил, говорил приятные слова, но что ему еще оставалось? Кому придет в голову раздражать дочь управляющего Фондом, от которого нужно получить грант?
        Погруженная в тяжелые раздумья, Лекси незаметно ушла с приема.



        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Франческа с удивлением посмотрела на подругу.
        - Что-то ты рано, я еще не закончила, - пробормотала она, оглядываясь по сторонам, словно ища кого-то.
        - Не закончила? Что? - не поняла Лекси.
        - Создавать романтическую атмосферу в твоей спальне. А где твоя грудь?
        - У Спенсера.
        От изумления Франческа попятилась.
        - А он где?
        - Сначала скажи, ты переводишься в Индиану?
        - О чем ты?
        - Ты подала заявление в университет Индианы? Франческа отвела глаза.
        - Фрэнки! - только и смогла выговорить Лекси. Отлично! Просто замечательно! Теперь она еще и подругу теряет.
        - Это всего лишь заявление. Что у вас там стряслось?
        - Думаю, в данный момент Фонд осыпает Спенсера деньгами.
        - Неужели накладная грудь не подействовала?
        - Еще как подействовала! - Лекси направилась в спальню. - Но в один прекрасный момент я поняла, что это самообман.
        - Ты с ума сошла!
        - Нет. Мне хочется, чтобы я была нужна сама по себе, а не из-за...
        Звонок в дверь прервал ее на полуслове.
        Девушки посмотрели друг на друга. Франческа лукаво ухмыльнулась.
        - Так чего ты хочешь?
        Лекси почувствовала, что сердце у нее готово выскочить из груди.
        - Не открывай...
        Но Фрэнки уже распахнула дверь.
        - Ну, наконец-то. - Она втащила Спенсера в коридор.
        Он сунул руки в карманы.
        - Кажется, это твое.
        - Ах, вот они где! - Франческа небрежно бросила подушечки на стол и подтолкнула молодого человека в комнату. - Она там.
        - Спасибо, я вижу.
        Но неугомонная подруга Лекси продолжала подталкивать Спенсера. Лекси пришлось попятиться в спальню, чтобы не столкнуться с ним.
        - Фрэнки!
        - Вам нужно побыть наедине. Брось стесняться, Спенсер.
        - Я и не думал.
        Франческа втолкнула молодого человека в спальню подруги.
        - Фрэнки! - в отчаянии повторяла Лекси. Да что же она делает? - Оглядевшись, Лексли обомлела: Франческа задрапировала лампы газовыми шарфами, заменила, бязевые простыни на атласные и зажгла все свечи, какие смогла найти в квартире.
        - Я ухожу, поеду в лабораторию. Мы с ребятами устраиваем новогоднюю вечеринку. Я разве вам не говорила?
        - Нет. - Лекси пристально посмотрела на подругу.
        - Ну, так сейчас говорю. - Фрэнки взглянула на часы. - Вернусь не раньше чем через два часа. Пока. - Она вышла из спальни.
        Спенсер с трудом сдерживал смех.
        - Она... я...
        Неожиданно дверь снова открылась.
        - Это опять я. - Франческа бросила что-то Лекси. - Ты забыла сумочку на тумбочке в коридоре. - Она мило улыбнулась молодому человеку. - Мы не любим беспорядка. Пока.
        Лекси, с недоумением смотрела на сумочку, пока не услышала, как хлопнула входная дверь.
        - ... моя подруга никогда не отличалась... - пробормотала девушка.
        - Я тоже. - Спенсер обнял ее. - Я люблю тебя. Поговорим об этом сейчас или позднее? Лекси раскрыла рот от удивления.
        - Позднее. Согласен. - Он наклонился к ней. Девушка уперлась рукой ему в грудь.
        - Подожди... подожди... - Она сделала неопределенный жест. - Это все дело рук Франчески. И накладная грудь была ее идеей.
        - Она просто умница, - улыбнулся Спенсер, положив руки ей на талию.
        - Но это не я!
        - Ты думаешь, я не понимаю? Ты меня не этим очаровала. Я видел, как ты играешь, твое лицо... Не могу передать словами его выражение. Но... - Молодой человек нащупал молнию на платье Лекси.
        Она вздохнула.
        - Что случилось?
        - Если ты пришел, чтобы «поразвлечься», то не надейся.
        Спенсер в недоумении отпрянул.
        - Я ведь сказал, что люблю тебя. Это правда.
        - Да, но нельзя же вот так, ни с того ни с сего, говорить женщине, что ты ее любишь.
        - Почему? Я сказал тебе, как только сам это понял. - Он казался чрезвычайно довольным собой. - Сначала я понял, что люблю тебя, а потом увидел, что и ты меня любишь.
        - Какой ты самоуверенный.
        - Но ведь я прав? - улыбнулся Спенсер.
        - Прав, - призналась Лекси. И тоже улыбнулась.
        - Так мне можно «поразвлечься»? - Молодой человек расстегнул молнию на ее платье.
        - Спенсер! Если ты действительно меня любишь, нам нужно поговорить.
        - У нас всего два часа. Я могу говорить и раздевать тебя одновременно. - Он стянул платье с ее плеч. - Делай, как я.
        - Да ты же не будешь меня слушать.
        - Пожалуй, не буду. - Спенсер поцеловал Лекси в плечо. Она поняла, что просто не может говорить.
        Он отбросил платье в сторону. Боже! - испугалась девушка. Бюстгальтер похож на сдутый шарик. Она ведь вынула дурацкие накладки. Очень соблазнительно!
        Лекси прикрыла грудь руками.
        - Не такая... большая, как ты ожидал.
        - Перестань. - Спенсер расстегнул крючочки и вытянул бюстгальтер из ее рук, которые она не разжимала, неожиданно смутившись.
        Молодой человек улыбнулся и перекинул волосы Лекси вперед, так, что они закрыли ей руки.
        - Я мечтал увидеть тебя такой.
        Он смотрел на нее, давая ей почувствовать силу своего желания. И девушка ощутила, как внутри нее навстречу этому желанию поднимается теплая волна, смывая робость и страх.
        - На тебе слишком много одежды.
        - А я все жду, когда же ты это заметишь. - (Лекси медленно развязала галстук и бросила его на кровать.) - Послушай... Я подумал... Нам понадобится кое-что. Видишь ли, я не ожидал, что мы с тобой сегодня...
        - Возьми в сумочке.
        Спенсер удивленно приподнял брови.
        - Франческа! - пояснила девушка.
        - Она мне нравится, - улыбнулся Спенсер, помогая ей расстегивать рубашку. - Очень.
        - Она хорошая. - Лекси не почувствовала даже малейшего укола ревности.
        - И ты! - Спенсер сбросил рубашку. Увидев его грудь, она затаила дыхание.
        - Ты еще красивее, чем на фотографии в календаре.
        Он рассмеялся.
        - Мне нравится смотреть на твое лицо. На нем отражаются все твои чувства.
        - Правда? - рассеянно спросила девушка и поцеловала его туда, где билось его сердце.
        Спенсер провел руками по ее спине, и Лекси почувствовала, как сильно забилось ее собственное сердце.
        Он поцеловал ее лоб, глаза, нос и припал к губам.
        - Я никогда не занимался любовью с женщиной, - прошептал Спенсер.
        - Что? - опешила Лекси.
        - Я никогда не говорил женщине, что люблю ее. Поэтому не был близок ни с кем.
        - Все нормально.
        Он дотронулся пальцами до ее губ.
        - Хотелось бы, чтобы было лучше, чем нормально. - Спенсер поцеловал Лекси так, как никогда не целовал прежде, - со всей страстью и нежностью, на какие был способен.
        Я победила, мелькнуло у нее в голове, перед тем как она вообще потеряла способность думать.
        Спенсер сел на розовые простыни, притянул ее к себе и опрокинул на спину, не переставая целовать. Потом лег рядом и убрал пряди волос с ее груди.
        - Щекотно.
        - Приятно или нет? - улыбнулся молодой человек.
        - Многообещающе.
        Спенсер серьезно посмотрел на Лекси.
        - Послушай, я не шучу, у нас есть будущее. Я никогда не думал, что встречу такую женщину, как ты. А если и встречу, то не влюблюсь в нее, пока не встану на ноги. Мне казалось, я должен сначала стать кем-то. А с тобой я уже кто-то!
        А ведь и я чувствую то же самое, подумала Лекси.
        - Мы все время пытались что-то доказать, но друг другу нам ничего доказывать не надо.
        - Ну, я был бы не против, доказать тебе свою состоятельность в постели, - прищурился Спенсер.
        - Что ж, попробуй!
        - С удовольствием.
        Молодой человек медленно разделся.
        Отсветы свечей играли на его прекрасном теле, но огонь в его глазах горел еще ярче.
        Как же он красив, думала Лекси. И он мой, только мой.
        Она встала, намереваясь снять с себя остатки одежды, но Спенсер остановил ее.
        - Позволь мне. Я так долго мечтал увидеть тебя такой, укрытой только волосами. - Он откинул темные пряди назад. - Ты прекрасна.
        - Только когда я с тобой. - Лекси прижалась к нему.
        Они вернулись на прохладные простыни.
        Случилось то, чего ей так давно не хватало. Нежные прикосновения Спенсера вызвали в ней никогда еще не испытанные ощущения. Девушка поверила в глубину его чувства.
        И когда он слился с ней в единое целое, она вознеслась на вершину блаженства и непроизвольно застонала от удовольствия.
        Он задвигался, унося ее все выше и выше к небесам, бормоча ласковые слова, пока она, вздрогнув, не выкрикнула его имя. Через секунду он выдохнул:
        - Лекси! - и прижался к ней всем телом.
        Девушка лежала неподвижно, боясь разрушить ту волшебную близость, которая возникла между ними. Когда Спенсер попытался отстраниться, она еще крепче обняла его.
        - Я никуда не уйду. И никогда не захочу другую женщину. И тебя никому не отдам. Выходи за меня замуж. - Эта фраза прозвучала как приказ, не допускавший возражений.
        Впрочем, возражать она и не собиралась.
        Лежа на широкой груди Спенсера, Лекси решилась спросить:
        - Ты ушел сразу после презентации. Надеюсь, это не настроило членов Совета Фонда против твоего проекта?
        - Я сказал все, что было нужно. Этот твой Муш-Маш очень помог.
        - Его зовут Миша. Спенсер улыбнулся.
        - Когда члены Совета начали обсуждать конкретную сумму, я сказал, что смог исследовать возможность применения механической руки в музыке только благодаря тебе и Франческе, а также колледжу, который предоставил нам необходимые музыкальные инструменты и оборудование. Дальнейшая работа в этом направлении возможна лишь при поддержке «Литтлтри». В противном случае мне придется отказаться от инвестиций Фонда и заняться возможностями только медицинского применения нашей разработки.
        - Ты отказался от денег? - Лекси вскочила. - С ума сошел?
        - Да ведь их никто и не предлагал. Но тут в разговор вступил Миша и, прошу прощения, не оставил камня на камне от музыкального факультета.
        - Неужели я так плохо играла? - нахмурилась девушка.
        Улыбнувшись, Спенсер поцеловал ее в макушку.
        - Миша прошелся по зданию факультета вместе с Робардсами. Он был, скажем так, ошеломлен увиденным.
        - Не знала, что он успел посетить наше заведение. Вот неудача! А я-то надеялась уговорить его патронировать факультет. Ну, ничего не поделаешь.
        - Не торопись, я думаю, не все так плохо.
        - Ой, посмотри на часы, - опомнилась Лекси. - Франческа вот-вот вернется. Нужно одеваться. Молодой человек погладил ее по плечу.
        - Она, как мне показалось, не из тех, кого легко смутить.
        - Это точно.
        - Тогда зачем одеваться?
        - Не знаю.
        - В таком случае, - он приподнялся на локте, - чего бы ты хотела на завтрак?


        - Это лучшая новогодняя вечеринка в моей жизни! - Франческа забежала в кухню и открыла еще одну коробку чипсов. - Количество мужчин на одну женщину в нашей компании просто невероятно. Боб и Гордон установили видеомагнитофон. Дэн и Стив подключают стереосистему к телевизору с плазменным экраном, который мы взяли напрокат. А что, ужин еще не готов? Ребята проголодались.
        Лекси и Спенсер должны были приготовить закуски, но заспорили о количестве приправ, потом начали целоваться и забыли о еде.
        - Вы даже сметану туда не положили! Теперь я понимаю, почему говорят, что влюбленные ни к чему не пригодны, - возмутилась Франческа.
        - Кстати, звонил Мэрри. Сказал, что скоро будет.
        - Да? А разве он не здесь? - с деланным безразличием спросила Фрэнки. - Я и не заметила, мы с Рипом наблюдали за звездами.
        Спенсер улыбнулся, посмотрев на Лекси.
        - Мэрри пришлось заехать на вечеринку к заведующему кафедрой химии. Его попросили привезти сухого льда.
        - Мне абсолютно безразлично, чем он занят, если ему там интереснее, чем с нами. - Франческа вскинула голову.
        - Фрэнки, сейчас только восемь часов, он скоро приедет.
        Словно по сигналу зазвенел звонок и раздался нетерпеливый стук в дверь. Забыв о своем безразличии, Франческа бросилась открывать.
        - Спенсер! - ворвался в квартиру Мэрри. - Я только что обнаружил... Вот это да! - протянул он, увидев Фрэнки.
        Лекси улыбнулась, вспомнив, что подруга решила пустить в дело «тяжелую артиллерию» - тигровый комплект, заявив, что Мэрри настоящий хищник по натуре и ему это понравится.
        - С Новым... - только и успел проговорить он, прежде чем Франческа накинулась на него с поцелуями.
        - Пожалуй, нужно его спасать, - прошептал Спенсер. - Мэрри, что ты хотел мне сказать?
        Фрэнки, наконец, отпустила его, и он стоял, потрясение хлопая глазами.
        - Сказать? Ах, да! Когда я приехал на ту вечеринку, там все только и говорили о гранте и ремонте здания музыкального факультета.
        - Что? - хором спросили Лекси и Спенсер.
        - Да. Там были члены Совета Фонда. Они рассказали мне, что Совет единогласно проголосовал за это. Вы что, ничего не знаете?
        - Нет.
        В распахнутую дверь снова постучали.
        - Может быть, я смогу рассказать подробности? - спросил знакомый голос.
        - Папа? Мама? - удивилась Лекси.
        - С Новым годом, Александра! - Миссис Джордан расцеловала дочь. - Лоренс!
        - Мы думали, что найдем вас обоих в «Уэйнрайт-Инн», но, оказалось, ты сегодня не работаешь.
        - Да, - все еще не понимая, подтвердила Лекси.
        - Нам нужно туда вернуться. Но сначала мы отдадим вам это. - Мистер Джордан протянул Спенсеру конверт.
        Молодой человек вытащил из него бумагу и развернул ее.
        - Здесь написано, что Фонд дает нам долгосрочный грант на переустройство корпуса музыкального факультета и приобретение нового оборудования.
        - Ушам своим не верю. - Лекси заглянула в бумагу, чтобы удостовериться. - Здание будет отремонтировано?
        - Совет проголосовал сегодня днем, - пояснил Лоренс.
        - Давно пора, - заметила Франческа и, взяв Мэрри за руку, повела его в комнату.
        - Это... это... - Спенсер не мог подобрать слов и только качал головой.
        - Александра, хочу, чтобы ты знала: я очень горжусь тем, что ты разглядела потенциал разработки Спенсера, - сказал мистер Джордан. - Твоя проницательность поразила меня. Умница!
        Молодой человек обнял Лекси за талию и прижал к себе.
        - Слышишь, что говорит тебе отец? - Кэтрин с обожанием посмотрела на мужа. - Он прав.
        Девушка улыбнулась. Еще месяц назад, услышав это, она была бы на седьмом небе от счастья, а теперь они ничего не меняли. И все благодаря Спенсеру.
        Мистер и миссис Джордан еще немного поговорили с дочерью и ее друзьями и уехали в
«Уэйнрайт-Инн».
        - Кажется, в этом году мы оба будем до крайности заняты, - отметил Спенсер, обнимая Лекси.
        - Но друг для друга мы ведь всегда найдем время?
        - Да, нам еще предстоит сыграть свадьбу!
        - Спенсер, я так тебя люблю!
        - Я знаю, - улыбнулся он.



        ЭПИЛОГ

        Из весеннего номера журнала «Техасцы»...
        УДИВИТЕЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ
        Дорогие дамы! Если вы хотите встретиться с красавчиками учеными, о которых мы писали в осеннем номере журнала, советуем вам поторопиться. Один из них уже помолвлен! Да-да, Александра Джордан похитила сердце мистера Декабря, Спенсера Прайса. Фотография счастливой пары представлена в начале статьи. По нашим сведениям, еще один участник съемок для знаменитого календаря, Мэрри Бендел, встречается с виолончелисткой с очень серьезными намерениями.
        Однако в Техасе осталось немало привлекательных мужчин, которые готовы прийти на свидание именно с вами. Только позвоните нам, и мы с удовольствием предоставим вам их адреса. И, возможно, в следующем номере мы расскажем уже о вашей помолвке!
        Прощаюсь с вами до лета, дорогие читатели, ваша Тонья, «Техасцы».


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к