Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Макалистер Хэдер: " Невеста За Бортом " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста за бортом Хэдер Макалистер

        Искушение #125 Свадьба Блэйр расстроилась: ее жених оказался подлецом. Но как же быть? Ведь церемония должна состояться на корабле, который находится в открытом морс. Выход один - прыгать за борт. И Блэйр прыгнула…

        Хэдер Макалистер
        Невеста за бортом

        Глава первая

        Откинув вуаль, Блэйр Томасон открыла записную книжку и пробежала глазами окончательный свадебный список. Цветы. Так. Музыканты. Она открыла дверь главной каюты «Соленой сеньориты», прислушалась к мелодии фламенко и поморщилась. Одна гитара явно фальшивит. Сделав пометку рядом с музыкантами, она продолжала черкать в блокноте, пока не добралась до последнего пункта в списке: жених. С широкой удовлетворенной улыбкой Блэйр поставила галочку рядом с именем Арманда.
        Ровно в семнадцать минут девятого, когда садящееся солнце окутает золотыми лучами Мексиканский залив, Блэйр станет миссис Арманд Луис Хорхе де Мура ло Сантро-и-Чиапис-Чикас-и-Баррантес. Или Чикас-Чиапис? Блэйр поставила галочку - надо уточнить. Арманд редко употреблял свое полное имя, а когда Блэйр спросила, почему оно такое длинное, сослался на какие-то королевские корни в истории их рода.
        Королевская кровь. Блэйр вздохнула. Родословная Арманда уходила в глубь веков. У Арманда были древние корни, а теперь и имя Блэйр будет вписано в его семейное древо.
        В каюту постучали.
        - Блэйр, дорогая!
        - Арманд! - Блэйр кинулась к двери. - Ты же знаешь, что видеть невесту перед свадьбой - плохая примета.
        Из коридора послышалось хихиканье, и голос с сильным акцентом произнес:
        - Я видел тебя днем, когда мы садились на корабль. Я смотрел и восхищался, как ты мастерски управляешься с экипажем.
        Блэйр улыбнулась. Хорошо, что он это заметил, потому что отныне организация изысканных развлечений будет одной из ее обязанностей.
        - Но на мне тогда не было подвенечного платья.
        - Моя дорогая, не думай о платье. Это всего лишь гражданская церемония. В Аргентине нас обвенчает в фамильной церкви де Мура священник, который меня крестил. На тебе будет кружевная мантилья - та, что носили до тебя поколения невест рода де Мура.
        Блэйр прижала к груди записную книжку и вздрогнула. Поколения. Род. Она вздохнула, вспомнив, что никто из многочисленной семьи Арманда так и не явился на свадьбу. Но и из ее семьи никто не приехал…
        - Я не позволю, чтобы моей невесты коснулся вонючий смрад скандала, - заявил Арманд. - Поскольку не нашлось подруги, чтобы тебя сопровождать, мы поедем в Аргентину под защитой светской респектабельности.
        Интересно, каким будет ее медовый месяц? Они с Армандом еще не… Да, Арманд очень трепетно относился к ее чести. Она может предстать перед его семьей с легким сердцем.
        - Моя дорогая, - сказал он, - у меня сломалась запонка, и я хотел бы взять другую пару из сейфа.
        - Все гости в салоне?
        - Думаю, да.
        - Хорошо. Тогда я смогу выскользнуть и еще разок все проверить. Отвернись, - скомандовала Блэйр.
        Когда она открыла дверь, Арманд, как и полагается человеку чести, стоял к ней спиной.
        Господи, какая же я счастливая! - думала Блэйр, перекидывая через руку шлейф своего платья и забираясь на верхнюю палубу. Правда, ее родители не соизволили явиться на свадьбу дочери, но Арманд и бровью не повел в знак неодобрения. Он просто предложил гражданскую церемонию, чтобы избежать кривотолков.
        Первый раз в жизни Блэйр чувствовала себя защищенной. Кто-то заботится о ней, кто-то о ней думает.
        Нежданно-непрошено в памяти всплыл неуместный совет матери: «Сперва выходи замуж ради денег, а уж потом можешь позволить себе обрести счастье с любимым. Я все перепутала, и смотри, что со мной произошло». Действительно, мать Блэйр выходила замуж столько раз, что Блэйр уже не помнила, был ли ее теперешний муж деньгами или любовью.
        Она достигла верхней палубы и осмотрела ее. Пусть предстоит только гражданская церемония, но свадьба есть свадьба, и Блэйр требовались обычные свадебные финтифлюшки, чтобы почувствовать реальность происходящего.
        Реальность. Блэйр усмехнулась. Шесть недель назад она была высококвалифицированным консультантом при фирме «Уотсон энд Уотсон менеджмент консалтс» в Хьюстоне. А сейчас вот-вот станет женой Арманда де Мура ло Сан-тро-и… и так далее. Черт! И правда надо запомнить порядок имен. Стоит написать это двумя способами.
        Подобная небрежность была не в ее стиле, но в течение целых двух недель она занималась подготовкой к свадьбе, и времени хватало лишь на то, чтобы поразмыслить, как она будет жить в чужой стране.
        Блэйр поправила ряд складных кресел: Арманд и его друзья непременно заметят такую деталь, как неровные ряды. Дернула белую атласную дорожку и натянула ее. Два букета белоснежных роз стояли по бокам створчатой решетки.
        Она нахмурилась. Решетка, украшенная огромным белым бантом, не очень уместно смотрелась на корабле и к тому же портила панораму заката. Ленты банта развевались на ветру, который явно набирал силу.
        Итак, от решетки надо избавиться. Но куда же она ее денет? Рядом нет никого, чтобы помочь. Гости, друзья Арманда, сейчас наслаждаются изысканными закусками в салоне. Команда из двух человек задействована в качестве официантов. Музыканты все еще внизу. Великолепно.
        Поняв, что ей не справиться одновременно со шлейфом, вуалью и тяжелой решеткой, Блэйр просто опрокинула последнюю через перила и позволила волнам довершить остальное. Потом глянула за борт. «Соленая сеньорита» уже ушла так далеко в море, что стали видны нефтедобывающие платформы, уродующие прекрасный пейзаж.
        Она посмотрела на решетку, ослепительно белую на фоне маслянистых волн, и стала ждать, пока она утонет. Вуаль трепетала вокруг ее лица, застилая глаза. Этот ветер действительно невыносим. Нужно взглянуть еще раз на макияж и найти способ закрепить вуаль, чтобы та не улетела во время церемонии.
        Только Блэйр собралась идти назад, как на горизонте, между джунглями нефтевышек и линией берега, появилась тень. Катер. Маленький уродливый катерок. Церемония должна начаться через двадцать две минуты. Если он опередит их, не отклоняясь от курса, уныло подумала Блэйр, то будет выделяться унылой кляксой на горизонте, пятном на безукоризненно подготовленной ею церемонии.
        Этого она не могла позволить.
        Миновав салон, она вернулась в главную каюту, надеясь найти там Арманда.
        Каюта была пуста.
        Блэйр поправила макияж и крепко заколола вуаль, использовав столько шпилек, что теперь вуаль могла слететь только вместе с ее скальпом.
        Удовлетворенная, она взяла записную книжку и направилась к рубке, намереваясь попросить капитана изменить курс или окликнуть этот идиотский катер и приказать ему убраться с дороги.
        Темноволосая голова Арманда виднелась в дверном проеме. Может быть, он тоже заметил катер и совещался об этом с капитаном. Что ж, это в его характере. Так же как и она, Арманд придает значение мелочам. Именно поэтому им так хорошо вместе.
        Стараясь уберечь платье от соприкосновения со сваленным на палубе оборудованием, Блэйр двинулась вперед, стараясь расслышать разговор, но в то же время остаться вне поля зрения Арманда.
        - …Долго еще до мексиканских вод? - спрашивал он.
        - Больше сорока минут, - отвечал капитан.
        - Вы можете двигаться быстрее?
        - Тогда на верхней палубе будет слишком ветрено.
        - Плевать. Мне необходимо оказаться в мексиканских водах до того, как мировой судья объявит нас мужем и женой.
        - Я посмотрю, что можно сделать, сэр.
        Шум моторов усилился.
        Мексика… Они запланировали остановиться на ночь в курортном городке Сонома-Вилья, где намеревались попрощаться с гостями и начать медовый месяц. Блэйр улыбнулась. Арманд, должно быть, взволнован. Подобная ошибка совсем не в его духе. Он собирался сказать капитану, что они не должны оказаться в мексиканских водах до того, как мировой судья из Техаса совершит церемонию. Мировой судья не имеет юридических полномочий в Мексике. Их брак не будет законным.
        Она сделала два шага к рубке и остановилась. Арманд смотрел на карманные часы.
        - Как вы думаете, этот катер принадлежит правоохранительным органам США? - спокойно спросил он.
        Повинуясь внутреннему инстинкту, Блэйр отступила в тень.
        - Мне кажется, - раздался голос капитана, - что с катера нас тоже разглядывают. Может, это рыбаки.
        - Мне это не нравится. - В речи Арманда все еще был заметен акцент, но уже лишенный той очаровательной протяжности, которая так нравилась Блэйр.
        - Никто ничего не заподозрит. Вы открыто разыграете церемонию. Если эти рыбаки имеют отношение к закону, тогда они увидят обыкновенную свадьбу.
        Блэйр перестала дышать. Разыграете церемонию? Закон?
        - Не волнуйтесь, сеньор Варга. Как обычно, все мастерски спланировано.
        Варга? Капитан назвал Арманда сеньором Варгой. Блэйр не была уверена в точном порядке всех имен Арманда, но знала наверняка, какие там были, а каких не было. Имени Варга она не помнила.
        Раскрыв записную книжку, она нашла копию объявления, которое послала в газету перед отъездом. Арманд Луис… но не Варга.
        Блэйр потрясла головой. Должно быть, она не поняла. Ее жизнь изменилась так необычно, что она просто была сбита с толку.
        Блэйр любила порядок во всем и с головой окунулась в подготовку к свадьбе. Думала, что предусмотрела все, но…
        - Время начинать церемонию, - объявил Арманд с тяжелым вздохом. - Если я не вызову гостей из салона, то за меня это сделает моя деятельная невеста. Может быть, мне удастся придумать какую-нибудь маленькую уловку… Вы позвоните в рынду, когда мы окажемся в мексиканских водах?
        Блэйр не дождалась ответа капитана. Подхватив шлейф, она побежала к борту на другой стороне корабля и уставилась в пенистую воду.
        Варга? Закон? Мексиканские воды? Как обычно? Значит, Арманд не впервые отправился в свадебное путешествие? Так сколько же фиктивных невест побывало здесь, стараясь запомнить порядок его имен?..
        - Размышляешь над ответственным шагом, который собираешься сделать, дорогая? - Голос Арманда раздался прямо позади нее, только теперь протяжный акцент, скорее, настораживал Блэйр.
        - Шаг? - Девушка резко обернулась, отбрасывая с лица вуаль. - Ты о чем?
        - О замужестве, - непринужденно отозвался Арманд.
        - Да, это шаг, верно? Благодаря тебе я собираюсь жить в незнакомой стране, среди людей, которых не знаю, с человеком, которого… - Она резко отвернулась и вперила взор в далекую береговую линию.
        - С человеком, который благодарен тебе за твой выбор, - мягко проговорил Арманд. Ты выглядишь прекрасно, дорогая, - сказал он, делая к ней шаг.
        Блэйр съежилась у перил, ее вуаль колыхалась на ветру.
        - А-а. Мне нельзя видеть тебя до свадьбы, так? Прими мои извинения.
        Она услышала, что он разворачивается, чтобы уйти.
        - Арманд!
        - Да, моя любовь?
        - Так ветрено, и эта вуаль сущее наказание. Не мог бы ты сказать капитану, чтобы корабль двигался помедленнее? А еще лучше, - она обернулась, чтобы видеть его лицо, - попроси его бросить здесь якорь до окончания церемонии.
        Легкая улыбка застыла на лице Арманда. Темные глаза ничего не выдавали.
        - Столько проблем из-за какой-то вуали. В конце концов, я бы понял, если бы это была фамильная свадебная мантилья, но…
        Блэйр подарила ему ослепительную фальшивую улыбку.
        - Арманд, я хочу, чтобы все было в норме. - Она взяла его под руку. - Пойдем попросим капитана вместе.
        - Не думаю, что нам нужно беспокоить капитана по пустякам, дорогая. - Он похлопал ее по руке.
        Это твоя роль. Смейся и соглашайся со всем. Потом, я знаю, все будет хорошо.
        - Дорогая, тебя что-то беспокоит. Гости могут и подождать.
        Маленькая уловка, оттягивающая время…
        Блэйр хотелось закричать. Вместо этого она посмотрела на Арманда, сравнивая человека, которого недавно подслушала, с тем, кого, как она думала, хорошо знает. Длинные лучи садящегося солнца подчеркнули морщинки на его лице, мягкую линию подбородка и бронзовую кожу шеи, оттененную белым воротничком рубашки. Невероятно черные волосы и усы шириной в карандаш поглощали свет, не возвращая назад ни лучика. Господи, да он наверняка красится!
        Сколько ему лет?
        - Тебе ведь тридцать семь, правда? - выпалила она.
        - Мне тридцать семь, - усмехнулся он, - в моем сердце.
        - А сколько тебе лет вне твоего сердца? Сорок семь? - Это делало его на двадцать лет старше Блэйр.
        Она почувствовала холодок, заметив его недобро приподнятые брови.
        - Дорогая, я отвечу на твой вопрос, но ты уверена, что хочешь этого?
        Нет, она не хотела. К тому же у нее был другой вопрос:
        - У тебя проблемы с законом?
        Черные брови изогнулись еще больше.
        - Кто-то тебе что-то сказал. Что?
        На лице такое безоблачное выражение, что сомнения Блэйр в его виновности едва не исчезли. Однако…
        - Никто ничего не говорил, - прошептала она. - Я подслушала твой разговор с капитаном. Вы рассуждали по поводу того, что полиция преследует тебя в той лодчонке. - Она показала на катер.
        Арманд изучающе посмотрел на нее, потом приблизился и встал рядом.
        - Я мог бы разыграть спектакль и сказать, что договорился с таможней и не хочу, чтобы нашу свадьбу прервали. Но думаю, это бесполезно, не правда ли?
        - Конечно, - спокойно отозвалась Блэйр, начиная понимать, что позволила себя одурачить. - Что касается свадеб, мне кажется, тебе не хочется, чтобы наша была законной.
        Арманд глубоко вздохнул и облокотился на перила, не глядя на нее.
        - Я убедился, что без законных формальностей живется намного проще.
        Блэйр все поняла. Ее втянули в какую-то аферу. Арманд - не кто иной, как очаровательный мошенник.
        - Ну что ж, Арманд… прими мои поздравления, ты неплохо меня надул. «Будь проще», - твердили мои коллеги. «Ты такая неестественная, Блэйр», - говорили они. «Используй момент. Расслабься. Будь импульсивной хоть раз в жизни». Я стала импульсивной, и смотри, к чему это меня привело.
        Арманд откашлялся.
        - Дорогая, ты не должна себя терзать, - сказал он.
        - А я особо и не терзаюсь, - ответила Блэйр. - Я провела прекрасные шесть недель. Ты очаровательный компаньон, Арманд. - Она не собиралась позволить ему - или кому-нибудь еще - увидеть, как ей больно.
        - Ты тоже. - Он галантно поклонился и предложил ей руку. - Пойдем, дорогая. Время свадьбы.
        Блэйр усмехнулась:
        - Ты хотел сказать - незаконной свадьбы? Может, объяснишь, в чем, собственно, дело?
        - Дело в том, что у нас на борту гости, которые ожидают увидеть свадьбу. И я хочу, чтобы они ее увидели. А больше всего я хочу, чтобы они вернулись по домам и обсуждали нашу свадьбу.
        Блэйр подумала о сопровождавшей их компании из двадцати человек. Три пары были
«дражайшими друзьями» Арманда, симпатичными людьми, в кругу которых Блэйр чувствовала себя так, будто знала их давным-давно. Там также находились мировой судья с женой, а с остальными Арманд познакомился в Техасе - они инвестировали его поставки говядины.
        - А в чем разница… - начала Блэйр, и вдруг догадка осенила ее. - Инвесторы тоже липа? Не существует никакой аргентинской компании по поставке говядины, не так ли?
        - Совершенно верно. - Сейчас улыбка Арманда выражала верх самодовольства.
        - Но… - (Его затея дошла до нее.) - Ты обманул обе стороны, да?
        - Двойное удовольствие, двойное веселье и двойная прибыль, - сказал Арманд.
        - А я была для тебя удачной ширмой, верно?
        - Ты самая разумная женщина, которую я когда-либо встречал. - Арманд хотел взять Блэйр под руку, но она резко увернулась.
        - Не такая уж разумная, если не раскусила тебя.
        Арманд нахмурился.
        - Не надо терзать себя, - повторил он. - У меня большой опыт в подобных делах.
        - Хорошо, но что ты собираешься делать со мной после свадьбы? - спросила Блэйр. - Оставишь меня в Сонома-Вилья? Я встану после брачной ночи и обнаружу, что мой муж сбежал?
        - О нет, моя дорогая. Люди ждут от нас свадебного путешествия на четыре месяца. - Арманд потрепал ее по щеке. Блэйр отпрянула, и он был вынужден убрать руку.
        - Я не собираюсь участвовать в твоих махинациях. Тебе придется обманывать этих людей без моей помощи.
        - Слушай, крошка, по идее, у тебя нет выбора. Капитан и команда - на моей стороне.
        - И что они намерены делать? Держать меня на мушке? Это наверняка даст пищу для пересудов. А ты не боишься, что я расскажу всем, какой ты мошенник?
        Казалось, ее угроза не особенно обеспокоила Арманда.
        - Какие мы мошенники, - поправил он.
        - Я ничего дурного не совершила. Арманд внимательно изучал свои ногти.
        - Тебе будет трудно это доказать.
        - Почему?
        - Существуют документы, письменные заявления и справки из банка, и все это подписано тобой.
        - Я читала все, что подписывала. Например, документы на местожительство. Еще я перевела свои деньги в банк в Аргентине… - Блэйр плелась за ним, думая о том, какую же из бумаг она пропустила. А их было очень много…
        - Ты знаешь испанский, дорогая? - мягко спросил Арманд.
        - Нет, но я прочла переводы на английском.
        Он улыбнулся.
        С замиранием сердца Блэйр поняла: Арманд подделал переводы, и теперь она никогда не выяснит, что на самом деле подписала.
        - Блэйр, ты прелесть. Даже в досаде ты восхищаешься моей изобретательностью, разве нет? Мы хорошо сработаемся. - Его глаза сверкнули. - Подумай об этом.
        - Ты, наверное, шутишь.
        - Блэйр, Блэйр. - Он взял ее за плечи. - Снимись с якоря ложной морали, и поплывем со мной!
        - Ну уж нет!
        Огонь в глазах Арманда потух, и он вздохнул:
        - Чему быть, того не миновать. Я должен лишь напомнить тебе, что лучше хранить молчание, потому что я свяжусь с органами, которые арестуют тебя, как только мы остановимся в Сонома-Вилла.
        Блэйр качнулась назад, чуть не упав на металлические поручни. Она схватилась за них, чтобы устоять на месте.
        - Ты думаешь, что все предусмотрел?
        - Конечно! - с невероятным самодовольством произнес Арманд.
        - Держу пари, этого ты не предусмотрел. - Блэйр дернула за кольцо на поручнях. Спасательный плотик выбросился в воздух, раскладываясь на лету.
        - Что ты делаешь? - закричал Арманд.
        - Импровизирую. - Блэйр схватила записную книжку и вскарабкалась на поручни.
        - Блэйр, люди не ждут от нас импровизаций!
        - Пока, Арманд.
        Ругнувшись, Арманд схватил фату прежде, чем Блэйр скользнула за борт. «Соленая сеньорита» уплывала все дальше и дальше от покачивающегося плотика.
        Арманд улыбнулся, однако он рано начал праздновать победу: Блэйр прыгнула, сильно оттолкнувшись ногами от борта.
        Вода оказалась намного холоднее, чем она ожидала. Задохнувшись, Блэйр заработала руками и ногами и наконец всплыла на поверхность.
        Фата волочилась за ней как водоросль, но сорвать ее Блэйр не смогла. Она так вцепилась в свою записную книжку, как будто от этого зависела ее жизнь. Для нее сейчас самым важным было просто дышать.
        Загребая блокнотом, Блэйр барахталась в воде. Да, ее импровизация выглядела так, будто она играла в игру «утону или выплыву». Стесненная тонкой тканью свадебного одеяния, она с трудом могла передвигаться, но упорно плыла к спасательному плотику. Господи, только бы продержаться!
        Свободной рукой Блэйр пыталась сорвать фату. Тщетно. Она набрала полный рот воды, все еще продолжая грести по направлению к плотику. Сзади кто-то выкрикнул ее имя. Блэйр инстинктивно обернулась, и последнее, что она увидела, было что-то белое, затем боль, как вспышка молнии, пронзила ее мозг, и она погрузилась в холодную и темную воду залива.



        Глава вторая

        - Что за черт? - Джон Дрейк О'Киф отвел от глаз бинокль, поморгал и поднес опять. - Она прыгнула. Не могу поверить. Она что, ненормальная?
        В течение часа он наблюдал за небольшим кораблем. Верхняя палуба яхты была украшена какими-то белыми финтифлюшками и уставлена складными стульями. Явно свадьба. Остается надеяться, что молодые не собираются провести медовый месяц на его острове.
        За восемь месяцев, которые Дрейк провел на Приюте Пиратов, его покой несколько раз нарушали туристы, не успевшие узнать, что эксклюзивный курорт закрылся, так как здания повреждены ураганом, и теперь является частной собственностью.
        Наученный горьким опытом, он знал, что у людей есть привычка возвращаться туда, где они однажды были.
        Когда туристы нагрянули в первый раз, Дрейк еще сохранял остатки вежливости, вел себя вполне цивилизованно и позволил людям шнырять вокруг и сравнивать состояние острова с теми райскими картинами, которые им запомнились в последний приезд. Но проблема была в одном: у них никак не укладывалось в голове, что владелец острова и находящегося на нем отеля не может предоставить им еду или ночлег.
        И сейчас он плыл к кораблю, чтобы спровадить непрошеных гостей подальше.
        - Видимо, какая-то любовная ссора, - пробормотал Дрейк себе под нос. Он видел прыжок невесты и фату, струившуюся за ней, как хвост кометы. Наблюдая за тем, как девушка отчаянно пытается добраться до спасательного плотика, он мысленно пожелал ей удачи.
        Дрейк не сводил глаз с колышущегося белого пятна. Голова невесты то появлялась над водой, то снова скрывалась в волнах. Что же все-таки происходит? Как только девушка нырнула, жених должен был бы пулей броситься за ней и одним прыжком покрыть разделявшее их расстояние. Однако парень не сделал ничего, чтобы прийти ей на помощь. Только бросил вслед спасательный круг. Белое пятно все еще колыхалось на волнах, но хватит ли у несчастной сил доплыть до плотика? Двигается она как-то странно. Может, спасательный круг угодил ей в голову?
        Дрейк так сосредоточился на всем этом, что упустил из виду корабль. Прошло несколько секунд, прежде чем он понял, что корабль уходит.
        Дрейк навел бинокль на борт и увидел жениха, пристально глядевшего в воду. Тот, словно почувствовав, что Дрейк на него смотрит, повернул голову и уставился прямо на него.
        - Эй, парень, у тебя проблема! - крикнул Дрейк.
        Но на борту не было заметно никакого волнения. Ничего, указывающего на спасение утопающих. Не бросили даже веревки, чтобы подтянуть к яхте спасательный круг.
        - Эй! - Дрейк уже встал и махал над головой руками. - У вас женщина за бортом - сделайте же что-нибудь!
        Корабль не остановился.
        Ошеломленный, Дрейк резко сел, ожидая, что судно вот-вот развернется и кто-нибудь прыгнет вслед за невестой. Не тут-то было.
        - Нет, не могу в это поверить! Вы оба психи, черт вас побери! Вы когда-нибудь слышали о том, что все проблемы можно обсудить за чашечкой кофе? Веселенькая же жизнь у людей, имеющих дело с подобными идиотами. - Он от души поносил неизвестную пару, включив мотор на полную мощность и направляя лодку к спасательному кругу. - Ребята, это не мои проблемы! Мой катер слишком мал для открытого моря. Вот не было у меня забот - не хватает еще в спасатели записываться. Леди, вы подумали о том, кто будет вас вытаскивать, прежде чем прыгнуть? - рычал он. - Мотор может в любую минуту заглохнуть. А если и нет, то катер все равно опрокинется, и мы оба наглотаемся воды.
        Никто его, естественно, не слышал, но Дрейк продолжал метать громы и молнии, одной рукой выворачивая руль, а другой держа у глаз бинокль.
        - И зачем я ввязался в эту историю? - Он выругался и покрепче устроился в катере, который захлестывали волны от корабля.
        Чудом катер не перевернулся, но ноги Дрейка по щиколотку оказались в воде. Суденышко рассекало волны, двигаясь по направлению к белому пятну, а Дрейк не обращал внимания на протестующий рев мотора.
        Сколько времени прошло с тех пор, как девушке кинули спасательный круг? По привычке Дрейк взглянул на запястье и только тогда вспомнил, что именно часы, подаренные ему пятнадцать лет назад по случаю окончания колледжа, стали первым, что он выбросил, поселившись на Приюте Пиратов.
        Выйдя из прибрежной зоны своего острова, Дрейк направил катер в открытое море. Течение было сильным в этих местах, и девушку, скорее всего, относило к югу.
        Когда Дрейку удалось приблизиться к ней, он выключил мотор и крикнул:
        - Эй, леди?
        Ответа не последовало. Схватив весло, Дрейк подогнал лодку вплотную и затаил дыхание.
        Фата невесты запуталась в петлях спасательного круга, поддерживая ее голову над водой. Но время от времени волны покрывали ее лицо, так что она, вероятно, здорово наглоталась воды.
        Дрейк осторожно зацепил ее веслом и стал подтягивать к катеру. Когда ему это удалось, он поймал руку незнакомки, аккуратно подтаскивая ее поближе. Какая-то черная книжица лежала на спасательном круге под шеей женщины. Блокнот. Втащив невесту в лодку, Дрейк выловил и его.
        - Так, леди, посмотрим, насколько судьба к вам благосклонна.
        Он откинулся назад и попытался сдернуть фату с головы девушки. Чем она ее прикрепила? Суперклеем?
        Одной рукой Дрейк крепко сжал ее запястья, не давая ей выскользнуть из катера, а второй поднял на борт спасательный круг.
        Все-таки интересно, почему она выпрыгнула. Любопытство подхлестнуло его: если он не вернет ее к жизни, то никогда этого не узнает.
        Фата полностью скрывала лицо невесты, так что ему пришлось немало потрудиться, прежде чем начать выкачивать воду из ее легких.
        Наконец его усилия возымели действие, и вода полилась из ее рта.
        - Ну же, девочка, не сдавайся!
        Дрейк заложил ее руки за голову и с силой нажал на спину.
        Еще вода. Теперь надо проверить, не забились ли в рот водоросли. Отлично, все в порядке. Дрейк снова перевернул девушку и приступил к искусственному дыханию. Ее грудь медленно поднялась и опустилась.
        - Ну, давайте же, леди. Не одному же мне работать. Я был бы вам очень признателен, если бы вы сделали хоть какое-нибудь усилие, чтобы мне помочь.
        Никогда в жизни он так не радовался, когда незнакомка дернулась и закашлялась. Задыхаясь, она била руками по воздуху, продолжая хрипеть и кашлять.
        Дрейк принялся ее растирать, потом сел на деревянную скамью и бессильно свесил дрожащие руки между ног. Его бил нервный озноб.
        Еще никогда ему не приходилось спасать чью-то жизнь. Оказывается, не такая уж простая это работа.
        Наконец девушка сделала судорожный вздох и успокоилась.
        Она лежала на боку с закрытыми глазами. Кожа была болезненно-бледной, а на носу выступили веснушки. На спинке подвенечного платья виднелась прореха, образовавшаяся, вероятно, пока она билась в волнах, а тонкая ткань от пребывания в воде стала совершенно прозрачной и плотно облепила стройное мускулистое тело, хотя Дрейк старался этого не замечать.
        Чтобы отвлечься, Дрейк сперва изучил ее головной убор, после чего, повернув голову, прочел на спасательном круге название корабля. «Соленая сеньорита». Вот-вот. В первый раз за день он от души рассмеялся.
        Соленая сеньорита, спасенная им, сморщила нос и открыла глаза.
        Дрейк приготовился к взрыву благодарности.
        Девушка пару раз моргнула и скорчила гримасу.
        - Чудесно! - Она медленно выпрямилась и еще медленнее села. - Я себя чувствую не лучшим образом.
        - А вы и выглядите не лучшим образом, - заметил Дрейк. Но, учитывая все то, что ей пришлось пережить, она могла выглядеть намного хуже.
        Незнакомка покосилась на него.
        - А-а, вы и есть тот парень в катере. - Подняв руки, она принялась вытаскивать шпильки из волос.
        Шпилек было множество. Дрейк завороженно следил за проворными движениями ее пальцев.
        - Да, я и есть тот парень.
        - Что вас задержало? - спросила она. - Я почти что утонула. Еще бы немного - и конец.
        В ее голосе не было ни намека на благодарность.
        Дрейк криво усмехнулся:
        - Я что, похож на сотрудника береговой охраны?
        Она посмотрела на него, затем на катер.
        - Нет. Определенно не похожи… - Замолчав, она кашлянула.
        - Вам лучше? - спросил Дрейк, удержавшись, чтобы не добавить: «Не будь меня, ты бы сейчас и не дышала».
        Кивнув, она с видимым усилием сглотнула и произнесла:
        - Да, наверное.
        - Вид у вас не особо нервный.
        Она слегка улыбнулась и продолжила вынимать из волос шпильки.
        - Это что, наиболее тактичный способ выяснить, не собиралась ли я покончить с собой?
        Дрейк находил легкие улыбки сексуальными, хотя почему эта мысль пришла к нему именно сейчас?
        - А вы пытались?
        - Нет. - Она широко раскрыла глаза и огляделась. - А где мы, собственно, находимся? И где Арманд?
        Наверное, это ее жених.
        - Он уплыл, пока вы разыгрывали из себя невесту морского царя.
        Дрейк показал рукой на юг, где еще виднелась маленькая точка, которая, как он полагал, была «Соленой сеньоритой».
        Моргнув, девушка переварила информацию. И вдруг заметила спасательный круг.
        - А что случилось?
        - Вы прыгнули, всплыли на поверхность, а секундой позже вас ударило по голове вот это. - Дрейк прикоснулся к кругу, обмотанному фатой.
        Ее глаза стали еще больше.
        - Вы считаете, он пытался меня убить?
        - Не думаю. У него имелся один шанс из ста попасть в вас с такого расстояния.
        - Для него было бы намного проще, если бы я утонула.
        - Ну, я не знаю. С такими девушками, как вы, мужчины не так уж легко расстаются.
        Она побледнела еще больше.
        - С-сколько я пробыла без сознания?
        Внимательно посмотрев на нее, Дрейк пожал плечами:
        - Несколько минут.
        Незнакомка устремила на него большие, красивой формы черные с длинными ресницами. В них плескался неподдельный ужас.
        - Я могла утонуть, - прошептала она дрожащими губами.
        - Эй, не вздумайте падать в обморок!
        - Я могла утонуть, - повторила она в замешательстве.
        - Ну хорошо, могли, но не утонули же!
        - Но почему? Почему я не утонула?
        Осторожно приблизившись к ней, Дрейк коснулся холодной влажной руки и принялся растирать ее.
        - Фата обмоталась вокруг круга и поддерживала вашу голову над водой. Если бы круг упал как-нибудь по-другому, то события развивались бы иначе.
        Она вздрогнула, и Дрейк решил не акцентировать ее внимание на неприятной теме.
        - Слушайте, скоро стемнеет, нам лучше пристать к берегу. Мы провели все это время в дрейфе, и катер сильно отнесло течением. Надеюсь, что топлива хватит, - пробормотал он и включил мотор.
        Девушка тупо следила за его движениями.
        - Опустите голову вниз, - приказал Дрейк, но юбка была настолько узкой, что девушка не могла раздвинуть колени. Дрейк разорвал ткань сбоку.
        Она не протестовала.
        Не спуская с нее глаз, Дрейк увеличил скорость, и лодка запрыгала по волнам.
        - Как вы? - спросил Дрейк спустя несколько минут.
        - Мне кажется, меня сейчас стошнит.
        - Вряд ли в вашем желудке еще что-нибудь осталось.
        Девушка простонала и опять начала вынимать шпильки из волос, не поднимая головы. Когда ее пальцы не нашли больше ни одной шпильки, она откинула фату вперед, и Дрейк увидел, что фата крепится к волосам резинкой с пуговицами и пластмассовым кольцом. Девушка нащупала резинку и сорвала ее вместе с прядью пышных темных волос.
        Дрейк болезненно сморщился. Наконец спасенная освободилась от фаты и тряхнула головой - волосы мягкой волной упали на ее плечи.
        Дрейк молча наблюдал, как ее зрачки снова сузились, а бессмысленный взгляд зомби стал просто задумчивым. Несколько минут она смотрела на океан, купающийся в оранжевых лучах заходящего солнца, и лишь потом тихо сказала:
        - Спасибо.
        Он понял. Человеку, который только что едва не погиб, нужно время, чтобы прийти в себя.
        - Как вас зовут?
        - Блэйр. Блэйр Томасон. - Почему-то она подчеркнула именно фамилию.
        - Миссис Томасон?
        Ее взгляд скользнул вниз, на бриллиант размером с ноготь Дрейка.
        - Нет. Мисс. - Подняв руку, она согнула палец, заставив камень играть на солнце.
        - Итак, мисс Блэйр Томасон, что же все-таки произошло?
        Блэйр посмотрела на него так, будто хотела объясниться, но еще не была к этому готова.
        - А как ваше имя?
        Он мог ответить что угодно, но решил сказать правду: ложь потребовала бы дополнительных усилий.
        - Дрейк.
        - Ну, Дрейк, это было так: Арманд оказался не тем, за кого я его принимала.
        Как интригующе!
        - И вы ему сообщили, что передумали?
        - Да, но он не принял отрицательного ответа.
        Дрейк ждал, но Блэйр не была настроена развивать тему. Наконец Дрейк не выдержал:
        - И тогда вы прыгнули в океан. О чем вы, собственно, думали?
        Ее глаза сузились.
        - В планы Арманда входила свадебная церемония. Я не нашла иного способа помешать этому.
        - А вы что-то вроде богатой наследницы? - Он выразительно кивнул на ее руку.
        - Нет. - Проследив за его взглядом, Блэйр посмотрела на кольцо и сдернула его с пальца. Дрейк подумал, что она собирается предложить ему кольцо в качестве платы за спасение, и приготовился отказаться, но она размахнулась, и он понял, что она сейчас выбросит бриллиант за борт.
        - Эй! - Он поймал ее руку. - Дайте кольцо мне.
        - Этот бриллиант, наверное, такая же фальшивка, как и сам Арманд. - Блэйр подползла к металлическому ящику с инструментами и начала колотить большой квадратный камень об острые углы. Потом рассмотрела кольцо в убывающем дневном свете и мрачно улыбнулась. - Подделка, - произнесла она, протянув кольцо Дрейку. - И к тому же плохо сделанная.
        Мелкие царапины покрывали поверхность камня.
        - А он был хорошо сделан? - спросил Дрейк, возвращая ей кольцо.
        Блэйр швырнула его за борт и села на деревянную скамейку напротив.
        - Простите?
        - Ваш Арманд был хорошей подделкой?
        - Первый сорт.
        - Слава Богу, вы вовремя опомнились.
        - Это спорный вопрос. Скажите, не могли бы вы плыть немного медленнее или сделать ход более плавным?
        - Нет. Плыть на максимальной скорости столько времени плохо для мотора, но я не хочу, чтобы темнота застала нас в пути. Тогда я не смогу найти дорогу домой.
        Блэйр пристально вглядывалась в темную береговую линию.
        - А где огни? - вдруг спросила она.
        - Я не включал свет. Не думал, что буду отсутствовать так долго.
        - Нет, я спрашиваю, где огни? Дома, здания, уличные фонари - вот я о чем.
        - А их нет.
        - Почему?
        - Потому что там нет людей.
        - Как это «там нет людей»? Куда вы меня везете?
        - На остров - прямо, а потом направо. Я там живу.
        - Совсем один?
        Дрейк кивнул:
        - Только я и чайки.
        Блейр отпрянула от него.
        - Я не хочу ехать на ваш остров!
        - У вас нет другого выбора.
        Сложив руки на коленях, Блэйр царственно подняла голову.
        - Я предполагала, что вы отвезете меня в ближайший полицейский участок.
        - Извините. Не могу.
        - И все же постарайтесь! Иначе…
        - Ой, а что будет? Вы броситесь за борт? Будьте моей гостьей… И пока вы здесь, возьмите вот это. - Он бросил ей спасательный круг, опутанный фатой.
        Она воззрилась на Дрейка и, выдержав паузу, произнесла:
        - Вы такой же, как Арманд. Все мужчины одинаковы.
        Дрейк уже начал симпатизировать неизвестному Арманду.
        - И так вы меня благодарите? Вы когда-нибудь слышали о том, что жизнь спасенного принадлежит спасшему ее?
        - Ах, вот вы о чем. На острове стало немного одиноко, да, Дрейк? А уж кого лучше можно принудить стать рабой любви, как не женщину, оставленную умирать? - Она смерила его презрительным взглядом. - Вы извращенец.
        - Раба любви? Вы?
        Эта идея показалась Дрейку настолько нелепой, что рассмешила его. Он хохотал до тех пор, пока не устал, к тому же ему нужно было изменить курс катера.
        Блэйр хранила холодное молчание и держалась с таким королевским достоинством, что ему опять понадобилось сесть, чтобы не упасть от смеха за борт.
        - Вы выразили ваши намерения с оскорбительной ясностью, - сказала она под его стихающие смешки.
        - Я вижу, вы не обременяете себя тем, что некоторые люди считают невозвратным долгом по отношению к людям, спасшим им жизнь. Однако кое-кто все же старается по возможности отблагодарить, а не диктовать свои условия.
        Ее глаза сузились.
        - Мне нужно было держать рот на замке по поводу того, что бриллиант фальшивый, и просто отдать его вам в качестве вознаграждения.
        - И вы бы это сделали? Вы бы отдали человеку, спасшему вам жизнь, бесполезный кусок стекла?
        - Я не была уверена в том, что он бесполезный, а для вас, похоже, важно материальное вознаграждение.
        - Кто вам сказал такую чушь?
        - Вы пытались помешать мне бросить кольцо за борт.
        - Потому что я наивно полагал, что настоящий бриллиант такого размера поможет вам хоть на первое время обеспечить себя одеждой.
        Она оглядела себя и скорчила гримасу.
        - Вы также спрашивали, не наследница ли я. Я сказала вам, что нет, но вы мне не поверили.
        Дрейк открыл рот, потом закрыл и сосредоточился на береговой линии. Очевидно, мозги этой дамочки основательно подпортила морская вода. Так что ей позволительно плохо соображать.
        - Я говорю вам, что у меня нет ни наследства, ни денег.
        - Поздравляю.
        - И у вас нет никакого резона похищать меня. Пожалуйста, отвезите меня в полицию, и я обещаю ни словом не упоминать о вашей минутной слабости.
        Недолговременная веселость Дрейка уже давно улетучилась.
        - Поверьте, мне доставило бы огромное удовольствие сбагрить вас с рук, но я не могу. Ближайший городок - Сан-Верде, у мексиканской границы, плыть до него три-четыре часа, зависит от лодки. Но на этом катере добраться туда невозможно.
        Дрейк уменьшил скорость и поплыл параллельно берегу.
        - Вы не понимаете. - Блэйр подалась вперед. - Арманд - мошенник, обманщик. Аферист. Кроме того, я знаю, он хотел убить меня. Мне необходимо сообщить в полицию.
        - Можете сообщать им все что угодно, но только не сегодня, - резко произнес Дрейк. Она начинала действовать ему на нервы. К счастью, он заметил пристань и направил к ней катер.
        - Вам нужны подробности?
        - Не особенно.
        - Арманд провел крупную махинацию, от которой пострадали граждане Техаса и Аргентины. Он наверняка нарушил все статьи международного права.
        - И вы собирались замуж за этого парня? - Дрейк выключил мотор и плавно завел катер в бухту.
        - Я узнала о его делишках прямо перед церемонией.
        Дрейк вскарабкался на пристань, Блэйр бросила ему веревку, и он привязал катер к деревянному столбу, на котором было написано: «Частное владение».
        - Возьмите свои вещи, - скомандовал Дрейк. - Завтра утром вычистите лодку.
        Она открыла рот, но в изумлении не стала спорить. Схватила спасательный круг и фату и протянула руку.
        - Это ваша записная книжка? Она запуталась в фате.
        - Вы нашли мой ежедневник! - Блэйр схватила черную книжку, ее глаза повеселели.
        У Дрейка тоже был когда-то ежедневник внушительных размеров. Без него он и шагу ступить не мог, но теперь надобность в нем, слава Богу, отпала.
        Покачав головой, Дрейк помог Блэйр выбраться из катера. Прореха на платье сбоку была видна во всей красе. Они оба сделали вид, что не обратили на это внимания, но все же Дрейк заметил длинную ногу красивой формы.
        Они прошли по маленькой пристани несколько шагов, спустились по ступенькам и потащились по песку, пока не дошли до узенькой дорожки, выложенной плиткой.
        - Хорошо, что вы нашли его, - сказала Блэйр за его спиной. - Здесь у меня записи, которые докажут, что Арманд…
        - Никого в Сан-Верде не заинтересует, МТБ ваш Арманд сделал и чего не делал. - Дрейк приподнял большую ветку на ее пути.
        Девушка нагнулась и прошла под ней.
        - Арманд оставил меня плавать в Мексиканском заливе.
        - Вы выпрыгнули сами.
        - Он обманул людей.
        - Им нужно было быть осторожнее.
        Она зашипела:
        - Он лгал мне.
        - И вам нужно было быть осторожнее.
        Дорожка для гольфа вела к более широкой дороге в главное здание отеля и петлей огибала шесть бунгало, разбросанных по разным концам маленького острова. С трех домиков слетели крыши; на всем лежал отпечаток сильного разрушения. Ближайший к главному зданию коттедж был не так поврежден, как соседний, и Дрейк сначала жил в нем, более или менее обустраивая большой дом. Сейчас он снабдит ее кое-чем необходимым и отведет в обитаемое бунгало.
        - Арманд сказал, что будет держать меня в плену несколько месяцев. - Блэйр все еще сетовала по поводу жениха.
        Вот заладила! - с раздражением подумал Дрейк.
        - По-моему, Арманд собирался жениться на вас.
        - Но это была бы фиктивная свадьба… - Она умолкла, глядя на огромное темное здание. - Это что?
        - Это, - ответил Дрейк, - мой дом.



        Глава третья

        - Дом?! Это же груда обломков.
        - Великолепно, не правда ли? - Дрейк указал рукой на зияющий дверной проем. Саму дверь навесить он еще не успел.
        - Вы что, незаконно въехали сюда? - Блэйр бодро переступила через кучу досок и остановилась.
        - Нет, я владею этим островом и отелем. Всем здесь. - Дрейк чиркнул спичкой, и керосиновая лампа тускло осветила интерьер комнаты.
        Прямо перед Блэйр стоял стол, а на нем коммутатор для телефона, но телефонного аппарата она не увидела. Слева располагался бар, две зеркальных стены которого занимали стойки с бутылками, но третья была почти пустой, на ней сохранился только зазубренный осколок зеркала.
        Дрейк повесил лампу на гвоздь в столбе и зажег еще две лампы.
        - Здесь нет электричества?
        - За домом есть генератор. Я запускаю его, когда нужно.
        - Могу я убедить вас, что сегодня это необходимо?
        Он покачал головой.
        - Если вам темно, я достану еще одну лампу. И может быть, принесу карманный фонарик.
        - А как насчет телефона? - спросила Блэйр, вспомнив о коммутаторе.
        - Телефона нет.
        - Как же мне позвонить в полицию?
        Дрейк раздраженно посмотрел на нее, его лицо выглядело угрожающе в тусклом свете лампы.
        - У меня есть коротковолновый передатчик, которым вы сможете воспользоваться завтра.
        - Но завтра Арманд будет уже слишком далеко!
        Дрейк перемахнул через стойку бара и исчез за ней.
        - Сейчас он в Мексике?
        - Да. Мы собирались переночевать в Сонома-Вилья. Если они поторопятся, то смогут поймать его.
        Выпрямившись, Дрейк покачал головой:
        - Вы думаете, он будет сидеть в Сонома-Вилья и ждать, пока его арестуют?
        Блэйр не сомневалась, что Арманд придумает для гостей какую-нибудь отговорку - например, что у нее морская болезнь - и оставит их в Сонома-Вилья, как и предполагалось. Она расстроила его планы, но он из тех, кто быстро приходит в себя.
        - Так или иначе, нужно оповестить полицию.
        - Зачем? - Дрейк подтолкнул по стойке банку с кофейным напитком, и Блэйр ловко поймала ее. - Если исходить из вашей истории, то у вас нет никаких доказательств.
        Тут он прав: доказательств нет. Блэйр понятия не имела, что Арманд сказал инвесторам, но закон он нарушил наверняка. Ей нужно время, чтобы собраться с мыслями и подумать, что получится, если она начнет действовать. Уж если Дрейка не удается убедить в безотлагательности своего дела, то какой успех она будет иметь у безучастной полиции маленького пограничного городка? Они воспримут ее рассказ как истерику. Что еще можно ожидать от женщины в мокром подвенечном платье?
        Блэйр смотрела, как он сделал большой глоток из своей банки. На сегодня хватит, она разберется с вероломством Арманда завтра.
        Прислонив спасательный круг к стойке бара, она кивнула на банку:
        - У вас есть диетические напитки?
        Лицо Дрейка расплылось в насмешливой улыбке.
        - Я думаю, один разок вы можете смириться с некоторым количеством калорий.
        А почему бы и нет? В любом случае во рту у нее ужасный привкус, от которого хочется поскорее избавиться. Блэйр села на табурет у стойки и открыла банку.
        - Он холодный!
        - Я храню банки в ящике с сухим льдом.
        Сделав первый глоток, Блэйр уже не могла остановиться и жадно поглощала сладкую жидкость, состоящую из сплошного кофеина и сахара.
        - Эй, полегче! - Твердая рука Дрейка схватила ее за запястье.
        - Но я так хочу пить, - жалобно запротестовала Блэйр, едва ворочая распухшим языком.
        - Посмотрим, как ваш желудок справится с этой порцией. - В глубине его бесстрастных глаз мелькнула симпатия.
        Ощутив дурноту, она закрыла глаза, но все быстро прошло.
        - Как вы себя чувствуете сейчас? - спросил Дрейк, когда она снова открыла глаза.
        - Голодной. Я ничего не ела с завтрака.
        - Так, поглядим, что у нас есть.
        Дрейк наклонился и достал из-под стойки коробку крекеров и тюбик с плавленым сыром.
        - Что это?
        Он уставился на нее:
        - Мне нравится простая пища. А если она мне нравится, то я ее ем. Разносолов, извините, не держу. Я ловлю рыбу, выращиваю овощи, собираю фрукты. - Он сорвал обертку с коробки крекеров и протянул ее Блэйр. - Думаю, крекеры вам помогут.
        - Спасибо. - Она взяла одну штуку.
        Дрейк приподнял тюбик с сыром и взглянул на гостью. Из спортивного интереса Блэйр утвердительно кивнула, и Дрейк выжал аккуратную розочку на ее крекер.
        Она засмеялась:
        - О, да вы мастер!
        - Практика.
        - А сколько у вас здесь таких тюбиков?
        Он выжал сыр еще на три крекера:
        - Я заказываю их ящиками.
        - Неплохо, - похвалила его Блэйр, хотя и сомневалась, что сыр показался бы ей таким вкусным, если бы она не умирала от голода.
        Прожевывая пищу, Блэйр изучала Дрейка. Трудно сказать, сколько ему лет. Он носил обычную бейсболку с надписью «Нью-Йорк», в прядях выбивавшихся из-под нее волос не было седины. Морщинки вокруг глаз могли указывать как на возраст, так и на долгие часы, проведенные на солнце. На Дрейке была открывавшая загорелые мускулистые руки футболка, отрезанные до колен шорты и матросские ботинки. Можно ли назвать его симпатичным? Наверное, но образ пляжного бродяги никогда не привлекал ее.
        Нет, тебе нравятся учтивые, хорошо одетые лицемеры!..
        Эта мысль причинила ей боль. Она, как и многие другие женщины, попалась на удочку Арманда из-за его презентабельной внешности и той красивой лжи, которую он говорил. Никто не удосужился заглянуть глубже…
        - Возьмите, - сказал Дрейк, протягивая ей еще один крекер с сыром.
        Причудливая форма сыра удивила ее.
        - Это же слон! Как вы его сделали?
        - Вот так. - Несколькими нажатиями на тюбик Дрейк изобразил аллигатора.
        - Здорово!
        Съев слона, Блэйр увидела, как Дрейк выдавил кошку, собаку и носорога - или это был другой слон, с неудавшимся хоботом. Он явно преуспел в сырной скульптуре.
        Съев полдюжины вкуснейших крекеров Дрейка, она почувствовала себя сытой.
        - Теперь лучше? - спросил он.
        Блэйр кивнула; глаза ее слипались. Наверное, сказалось нервное напряжение.
        Дрейк вышел из-за стойки.
        - Идите за мной, и я вас устрою.
        Она соскользнула с высокого табурета.
        - Что случилось с этим островом?
        - Ураганы. Три урагана. - Дрейк протянул ей одну из ламп. - Два в начале сезона и один в конце. Раньше здесь был курорт. Это главное здание отеля. - Он махнул лампой. - Мы проходим через комнату отдыха. Там - ресторан. Кухня, прачечная и кладовая - вон там. - Дрейк направил свет влево и показал, на что ей нужно обратить внимание.
        Молча, осторожно ступая босыми ногами, Блэйр шла за Дрейком по разрушенному зданию. Да, тут требуется основательный ремонт.
        Воздух был пропитан запахом плесени. Ночное небо виднелось через дыры в крыше, а в некоторых помещениях до сих пор вода заливала пол.
        Единственной комнатой, которая выглядела более или менее обжитой, был салон - определенно тут обосновался Дрейк, так как у одной из стен стояла кровать.
        Блэйр огляделась. Здесь довольно просторно. Если отгородить часть комнаты креслами, у Блэйр будет свой уголок. Далеко не лучшие условия, но одну ночь она может потерпеть.
        - Идемте, - Дрейк нетерпеливо показал в конец коридора. - Это бельевая. Здесь хранятся простыни, полотенца и комплекты униформы. Есть и кое-что из одежды. - Он снимал вещи с полок и клал ей на руки. - Вам футболку среднего или большого размера?
        - Среднего.
        Дрейк потянулся за желтой футболкой.
        - Желтый я не люблю, - сообщила Блэйр. - Можно мне одну из тех, цвета морской волны? - Она показала на стопку аккуратно сложенной одежды.
        Дрейк посмотрел на нее так, как будто хотел что-то сказать, но передумал и отложил желтую футболку.
        - Возьмите. - И он вручил ей квадратик цвета морской волны.
        Развернув футболку, Блэйр увидела вышитую надпись на кармане: «Приют Пиратов».
        - Я видела эти слова снаружи. Так называется это место, да? И остров тоже?
        - Верная догадка, - усмехнулся Дрейк и положил что-то цвета хаки на футболку.
        - Не нужно сарказма. Я просто стараюсь поддержать разговор.
        - Вам не обязательно поддерживать разговор. Если честно, я привык к тишине.
        Дрейк положил сверху кипы маленькую ротанговую корзиночку с обычными для любого отеля туалетными принадлежностями. Что ж, здесь намного лучше, чем предположила Блэйр, когда в первый раз увидела разрушенное здание.
        - Чуть не забыл. - Дрейк встал на металлическую лесенку и потянулся за запечатанной коробкой из светлой пластмассы, внутри которой лежал сверток белого цвета. - Сетка от москитов. Я бы посоветовал обратить на нее внимание в первую очередь. - Он закрыл коробку и засунул ее под ротанговую корзиночку.
        Кипа в руках Блэйр выросла настолько, что девушке пришлось поддерживать маленькую корзиночку подбородком.
        - Если вам понадобится что-то еще, можете взять здесь все, что нужно. Еда в кухне - следующая дверь. Там целая батарея разных банок. Жаль только - этикеток нет.
        - Уверена, что это разнообразит ваш рацион и делает процесс приема пищи намного интереснее.
        - Безусловно, - согласился Дрейк и повел ее обратно.
        Когда они добрались до салона, Блэйр хотела войти внутрь, но Дрейк буркнул:
        - Это моя комната, - и направился дальше.
        Блэйр остановилась:
        - Я думала… мы оба можем поместиться в ней.
        Он посмотрел на нее через плечо. Взгляд его темных глаз не выражал ничего хорошего.
        - Нет. - Не удостоив ее объяснением отказа, он пошел по коридору.
        Инцидент выбил Блэйр из колеи. Она поспешила следом, стараясь идти так, чтобы шероховатый пол не царапал ее ступни. Интересно, как выглядело это место раньше? Вероятнее всего, здесь лежал ковер. Пол в баре был покрыт гладкой прохладной плиткой. Наверное, в жаркий полуденный час в баре собирались гости, наслаждаясь холодными коктейлями, а вентиляторы пригоняли с океана легкий ветерок.
        Но почему Дрейк переехал на остров, почему живет здесь в полном одиночестве? Может, хочет вернуть отелю первоначальный облик? Но без основательного ремонта никто сюда не приедет. Два года назад над Хьюстоном тоже пронеслись ураганы, и люди не успевали закончить ремонт после первого, как тут же налетал следующий. Наверное, здесь случилось то же самое.
        Она думала, что Дрейк покажет ей комнату в другом крыле главного здания, но он вышел на улицу. Ей было трудно идти, одновременно держа в руках вещи и керосиновую лампу.
        - Куда вы меня ведете? - осведомилась она.
        - Бунгало номер один, - ответил Дрейк.
        Блэйр остановилась.
        - Подождите - я что, не буду ночевать в главном здании?
        - Нет.
        Стемнело, и она не видела ничего, кроме маленького пространства, которое освещала ее лампа. Свет от лампы Дрейка удалялся все дальше и дальше.
        Неохотно Блэйр пошла за хозяином. Покореженный асфальт еще не успел остыть после жаркого дня, но ей было больно ступать по нему. Господи, скорее бы вернуться к цивилизации! - думала Блэйр. Она бы уехала даже с Армандом!
        Через пару минут они подошли к маленькому домику. Войдя внутрь, Блэйр увидела, как Дрейк тщательно проверяет стены и пол комнаты.
        - Скорпионов я не вижу, но проверьте сперва вашу обувь. Ах да, у вас нет обуви. Значит, нет проблем.
        - Вы так считаете? А я думаю, что это проблема.
        - Ну, привяжете к ступням банановые листья или что-нибудь еще. - Он поднял фонарь и осветил потолок.
        На полу, покрытом линолеумом, лежал слой песка. Блэйр пересекла комнату и быстро положила вещи на голый матрас.
        - Это место защищено от сырости. - Дрейк опустил фонарь. - Я жил здесь, пока не переехал в главное здание.
        Блэйр скрестила руки на груди.
        - Почему вы оставляете меня тут? Решили наказать за замечание о рабе любви?
        - Наказать? Я накормил вас и дал необходимые вещи. Я привел вас сюда и удостоверился в том, что в бунгало нет ни одного насекомого, которое могло бы вас побеспокоить. Если вы считаете это наказанием, то прежде вам жилось слишком хорошо.
        - Но здесь я буду совсем одна. Если вы не хотите, чтобы я спала в вашем распрекрасном салоне, то я лягу на полу в баре. - Она схватила свои вещи, перевернув ротанговую корзиночку. Крохотные флакончики раскатились по полу. Бормоча себе под нос, Блэйр стала собирать их.
        - Вы останетесь здесь, - твердо произнес Дрейк.
        - Почему?
        - Потому что я не собираюсь жить две недели в одном доме с сумасбродкой. Повесьте сетку от москитов. Спокойной ночи. - Он пошел к двери.
        - Подождите - что вы имеете в виду? Какие еще две недели?
        - Через две недели придет грузовое судно. На нем вы сможете уехать в Сан-Верде.
        Блэйр уцепилась за его футболку.
        - Я не могу торчать здесь две недели. Почему вы сами не отвезете меня в Сан-Верде?
        - Мой катер не предназначен для такого путешествия. - Дрейк оторвал ее пальцы от футболки. - Я не покину остров до тех пор, пока не заменю карбюратор в баркасе.
        - И когда это случится?
        - Через две недели, когда грузовое судно привезет его! - рявкнул Дрейк.
        - Тогда вы должны связаться с кем-нибудь, кто заберет меня отсюда. - Блэйр отчеканивала каждое слово. Видимо, он слишком долго питался только крекерами с сыром, и это помутило его рассудок.
        - Постарайтесь понять некоторые вещи, леди. Я ровным счетом ничего не должен делать. Вы вольны поступать как угодно, чтобы обеспечить себе комфортное существование. Я запущу водяную помпу, и вы сможете добывать воду, но не пейте ее. Принимайте таблетки от жажды или пейте воду в бутылках. Все это вы найдете в кухне. Вам придется самой ловить рыбу и самой готовить себе еду. Но самое главное, черт побери, вам нужно держаться подальше от меня! - Он распахнул дверь. - Не съедайте весь запас сыра и крекеров!
        - Еще не хватало! - завизжала вслед ему Блэйр и захлопнула дверь с такой силой, что закачалась лампа.
        Застрять здесь на две недели? Да ни за что на свете! Надо немедленно что-нибудь придумать.
        И одна во флигеле она не останется.
        Блэйр начала собирать вещи, но потом выпустила их из рук и задумалась. Тонкий писк известил ее о том, что на свет слетелись москиты. Да, попала она в историю! Стоит здесь в мокром подвенечном платье, на щербатом полу полуразрушенной хижины, на каком-то Богом забытом островке, принадлежащем мрачному ханже и нелюдиму!
        А ведь сегодня Блэйр предстояло провести с Армандом первую брачную ночь. Странно, но плакать ей совсем не хотелось. Что, в сущности, она знает о своем женихе? Ничего. Даже не представляет, сколько ему лет. Да и о ветвистом генеалогическом древе он наверняка наврал.
        Завтра она проанализирует ситуацию, приведет в порядок мысли и разработает четкий план. Взяв записную книжку, она раскрыла металлические кольца переплета и разложила мокрые странички на полу - сушить.
        Сейчас Дрейк думает, что выиграл первый раунд, ну и пусть думает. Ведь он ее совсем не знает. Блэйр не собирается сдаваться, она выберется с этого острова, что бы там Дрейк ни говорил!
        Блэйр прихлопнула ладонями надоедливого москита и все-таки решила воспользоваться советом Дрейка относительно сетки.



        Глава четвертая

        На острове женщина!
        Это сводило его с ума.
        Дрейк не видел ее сегодня утром. Хорошо бы вообще никогда с ней не встречаться. Однако их пути все равно должны пересечься - не прятаться же ему на собственном острове! Поэтому после морского купания и душа он обернул бедра полотенцем, вместо того чтобы наслаждаться ощущением солнца и соленых брызг на обнаженном теле. Потом пригладил мокрые волосы и поспешил вниз по дорожке к генератору, который был скрыт в живописном уголке, окруженном металлической оградой.
        Уперев руки в бока, Дрейк с отвращением посмотрел на генератор, едва видневшийся сквозь пышную зелень, потом перевел взгляд на бунгало номер один. Звук включенного механизма напоминал ему о ненавистной городской жизни - то есть именно о том, от чего он и сбежал сюда.
        Но ей нужно электричество.
        Если запустить генератор, в коттеджах не будет электроэнергии, зато вентиляторы на потолке и окнах в главном здании заработают.
        Можно включить и кофеварку. Дрейк так и не смог привыкнуть к молотому кофе, который он варил на пропановой плитке. Кофе из свежих зерен и мощная кофеварка - это уже кое-что.
        Долгие годы он провел в душном офисе, глотая всякую дрянь.
        При мысли о прошлой жизни мурашки поползли по спине, и Дрейк вспомнил о письмах, которые привез Марио, когда был на его острове в последний раз. Дрейк не распечатал письма, в этом не было необходимости. Наверняка опять вариации на одну и ту же тему: «Когда-ты-прекратишь-заниматься-ерундой-и-вернешься домой?»
        Он никуда не собирался возвращаться. Дом его теперь здесь.
        Полной грудью вдыхая влажный воздух, Дрейк прикрыл глаза и вышел из тени на солнце. Тут, на расстоянии, шум отлива, доносившийся с пляжа, успокаивал нервы намного лучше, чем любые расслабляющие препараты, изобретенные химиками.
        Дрейк нежился на солнышке до тех пор, пока какое-то насекомое не поползло по ноге и не вернуло его к действительности. Очнувшись, Дрейк тут же снова вспомнил о женщине, нарушившей его безмятежное существование, и негромко чертыхнулся.
        Потом залил топливо в генератор и запустил его, поморщившись, когда рокот заглушил разноголосый щебет птиц в его островном раю.
        Он опять посмотрел в сторону бунгало номер один и, чувствуя, как в груди нарастает глухое раздражение, отправился на кухню, собираясь вознаградить себя славной чашечкой кофе. По дороге завернул во внутренний дворик, где росли плодовые деревья. Персики уже созрели. Его уже тошнило от персиков, но эта… как ее?.. Блэйр, может, захочет их, подумал он и сорвал несколько плодов.
        Но это уж последнее, что Дрейк для нее сделает. Он спас ей жизнь, предоставил еду, жилье и одежду. Интересно, чего еще она от него ждет?
        Дрейк откинул противомоскитную сетку, вошел в кухню и положил персики на стол. Поставив кофе на огонь, он посмотрел на персики, скорчил гримасу и подумал о яйцах и тостах. Теперь он мог пользоваться тостером. Если уж ему суждено страдать от шума генератора, то он постарается максимально вознаградить себя за это.
        В тот момент, когда Дрейк потянулся за тарелкой, на пороге возникла Блэйр - и замерла как вкопанная. Взгляд ее расширившихся глаз скользнул по обнаженной груди Дрейка и задержался на полотенце.
        - Я, вероятно, не вовремя. Приду попозже.
        Блэйр отвернулась и теперь поедала глазами кофейник. Инстинктивно Дрейк затянул потуже узел на полотенце, раздраженный ее деликатностью. Смущенно пробормотав:
        - Угощайтесь, - он достал две кружки.
        - Благодарю. - Блэйр наполнила кружку и поднесла к губам еще до того, как он закрыл дверцу шкафа.
        Дрейк бросил на сковородку кусок масла, искоса поглядывая на женщину. Сегодня она выглядела совсем по-другому. Волосы распушились и стали светлее. Ей очень шла униформа «Приюта Пиратов», хотя мокрое подвенечное платье подчеркивало фигуру гораздо лучше.
        Стоп! - велел себе Дрейк. Не думай о ее фигуре, не думай об этих длинных загорелых ногах, которые открывают сейчас шорты цвета хаки.
        Масло плавилось и шипело; Дрейк вылил яйца на сковородку. Настоящие яйца. Настоящий кофе.
        - Вы употребляете столько масла, что им можно накормить любую страну третьего мира.
        Настоящее оскорбление!
        - Я люблю масло. И белый хлеб, - добавил он, заметив, как ее взгляд скользнул по лежащему на столе батону. - Лучше всего с ним получаются сэндвичи из хорошего бекона, салата и томатов. У пшеничного хлеба, видите ли, шероховатая корочка, и на него кладут много майонеза. Потом следует кусок холодного бекона, тонко нарезанные кружочки помидора, и только после этого - листья салата. Заметьте - обязательно свежего. Обычно кладут замороженный салат, а он жесткий. И хлеб размокает.
        - Свежий салат, - тихонько повторила Блэйр.
        - Вот именно, мэм. То, что вам нужно, - это молодой салат. Мягкий. - Дрейк причмокнул. - После этого вы кладете четыре кусочка бекона, еще слой помидоров и покрываете все это другой половинкой хлеба. - Он положил в тостер хлеб и заключил: - Ничего нет вкуснее!
        Блэйр зачарованно смотрела на него.
        - Вы работали здесь прежде шеф-поваром?
        - Нет.
        - Барменом?
        - Нет. - Он повернулся к ней спиной и занялся яичницей. Что за дамочка! Неужели не может просто тихо посидеть и выпить кофе? А еще лучше - убраться отсюда?
        Блэйр долила себе еще немного кофе и наполнила кружку для Дрейка. Тот кивнул и взял ее, но прежде зачерпнул ложкой масло и полил им яичницу.
        - Где у вас приборы?
        - Там, в ящике, в столе, - показал он.
        И хоть она и издевалась над его яичницей, но достаточно быстро управилась с ней, а также с тостом.
        Дрейк вылил на сковороду еще два яйца.
        - Слушайте, а у вас есть еще что-нибудь из запасов? Например, обувь? - Блэйр приподняла босую ногу.
        Ворча себе под нос что-то по поводу неблагодарных потерпевших, Дрейк прошествовал в кладовую, схватил сетку с плетеными резиновыми тапочками, которые предназначались гостям, и, вернувшись, бросил ее к ногам Блэйр.
        Потом снял яичницу с огня и, плюхнувшись на стул, съел прямо со сковородки.
        Дрейк нервничал, нервничал в первый раз за эти восемь месяцев. Она что, не понимает, что ее присутствие раздражает его?
        Нет, она примеряла тапочки, продолжая болтать:
        - Так чем же вы все-таки занимались раньше?
        - Оптовыми поставками.
        - Где?
        - В Нью-Йорке. - В животе бурчало, и он мог отвечать только односложно. Так и до несварения недалеко.
        - А-а. Уолл-стрит. Звучит интригующе.
        Дрейк судорожно сглотнул, чувствуя, как пища камнем лежит в желудке.
        - Когда вы собираетесь туда вернуться?
        Нахлынули воспоминания. Постоянная беготня, лошадиные дозы кофе; внимание сосредоточено на постоянно меняющихся цифрах; «колесо фортуны» показывает то выигрыш, то проигрыш; адреналин в крови, когда он выигрывал, и отвращение, когда проигрывал… Пресс, который безжалостно давит; надежды, ожидания…
        - Никогда. - Дрейк уставился на остатки яичницы, резко встал и соскреб их в мусорное ведро.
        Но Блэйр не замечала его внутреннего напряжения.
        - Эй, я нашла подходящую пару. - Она прошлась гоголем вперед и назад. - Спасибо.
        Дрейк промычал что-то невразумительное и наполнил раковину мыльной водой.
        - Что это за жуткий шум? - спросила Блэйр, собрав в сетку неподошедшие тапочки.
        - Генератор. - У Дрейка появилась слабая надежда, что она позволит ему выключить шумный агрегат.
        Блэйр заинтересовалась:
        - Это значит, что у нас теперь есть электричество?
        - Да, в главном здании большей частью, но не втыкайте ничего в старые розетки. У меня в салоне есть исправная розетка.
        - А мне и нечего втыкать.
        - Вам была нужна рация.
        - В салон мне нельзя.
        - На этот раз я сделаю исключение. - Дрейк поставил тарелки отмокать в раковину - чего никогда не делал - и прошествовал мимо Блэйр в коридор.
        Он слышал, как она шла за ним в салон, шлепая тапочками. С каждым ее шагом в Дрейке крепли раздражение и желание поскорее от нее избавиться.
        - Вот здесь радио. - Оставалось надеяться, что Люпа сегодня утром за аппаратом и поможет Блэйр покинуть остров.
        - Как она работает?
        Дрейк усадил Блэйр в кресло, чувствуя запах шампуня от ее волос. Это был тот же шампунь, каким пользовался и он, но на ее волосах он пах по-другому. Как-то слаще.
        - Нажмите на кнопку. - Радио с треском включилось. - Нажимайте кнопку микрофона, когда говорите, и отпускайте, когда слушаете. Пользуйтесь. А я иду ловить рыбу. Вернусь поздно.
        А теперь бежать - от ее блестящих глаз и длинных загорелых ног. От ямочек в уголках рта, придававших ее улыбке невероятное обаяние.
        - Дрейк!
        - Что?
        - Вы не хотите сначала одеться?


        После того как Дрейк собрал одежду и ушел, Блэйр подперла ладонью щеку и задумалась. Кто такой этот человек, который спас ей жизнь, кормил, одевал? Вчера вечером она решила, что он пляжный бродяга с неустойчивой психикой. Она даже не смотрела на него как на мужчину, впрочем, после того как в ее жизни появился Арманд, остальные мужчины перестали для нее существовать.
        А вот с Дрейком другое дело. Вчера Блэйр думала о нем просто как о человеке, который вытащил ее из воды, но, увидев его за завтраком в одном полотенце, она начала воспринимать его как мужчину. Блэйр с досадой тряхнула головой, подавляя глупые и ненужные эмоции - тем более что он не стеснялся подобного наряда, а полотенце было достаточно длинным.
        Сегодня он выглядел гораздо лучше, чем ей показалось в первый раз, и определенно моложе. Аккуратно зачесанные назад волосы открывали красивой формы лицо и голову, но не они привлекали внимание Блэйр, а бронзовая спина, мускулистая грудь и подтянутый живот. Докторам, наверное, следует забыть про настойчивые предостережения насчет высококалорийного рациона. На теле Дрейка такой рацион явно не сказался отрицательно.
        И вот что интересно: наглядевшись на гладкий золотистый торс Дрейка, Блэйр вынуждена была признаться себе, что никогда не расценивала Арманда как мужчину. Или расценивала, но не так.
        Блэйр никогда и не видела его торса. Она убедила себя, что физический аспект не так важен в их отношениях. А важны только комфорт их совместного существования и сходство характеров.
        Упершись рукой в подбородок, Блэйр внимательно смотрела на пристань, где Дрейк грузил в катер рыболовные принадлежности.
        Он все еще был без рубашки.
        Блэйр коротко вздохнула. Она определенно сошла с ума.
        То, о чем она сейчас думала, не могло сослужить ей хорошую службу в дальнейшем. Самое важное - как можно скорее покинуть остров, чтобы… чтобы предпринять что-нибудь против Арманда. Детали потребуют некоторого размышления, но похоже на то, что у нее достаточно времени, чтобы разработать план.
        Дрейк снялся с якоря и ушел в море, оставив ее одну. Что ж, ей не привыкать. Когда он вернется, Блэйр, наверное, уже уедет. Что бы он там ни говорил, она была уверена - полиции будет небезынтересно расспросить ее.
        Зачесав волосы за уши, она взяла микрофон.
        - Алло? Я бы хотела поговорить с полицией, если можно.
        Молчание. Блэйр вспомнила, что нужно отпустить кнопку микрофона, но в эфире все равно царила тишина.
        Она снова нажала кнопку:
        - Есть кто-нибудь на линии? Алло?
        - Алло? Кто это? - спросил женский голос с сильным акцентом.
        Блэйр вздохнула с облегчением:
        - Блэйр Томасон. Я хочу сообщить…
        - Где вы?
        Блэйр в нерешительности проговорила:
        - Я не знаю.
        - Вы в лодке?
        - Нет. Я на острове, на Приюте Пиратов.
        - А, так вы с сеньором Дрейком. Дайте мне поговорить с ним.
        - А его… - она остановилась и нажала кнопку микрофона, - его сейчас здесь нет. Он на рыбалке.
        - Вы можете передать ему сообщение? Скажите ему, что нового карбюратора, который ему нужен, нет в запасе, его нужно специально заказывать.
        Блэйр не было дела до каких-то карбюраторов.
        - Мне нужно сообщить о преступлении. Это полиция?
        - Да. Подождите. Мне надо связаться с таможней.
        Связаться с таможней? Именно сейчас, когда Блэйр хочет сообщить о преступлении? У них что, нет правил на этот счет?
        Последний разговор с Армандом навел Блэйр на мрачные мысли. У нее не было сомнений, что ее вина не менее его вины, но она рассчитывала на тот факт, что сама выбросилась за борт, чтобы доказать, что она жертва, а не соучастница.
        - Так в чем ваша проблема?
        Собравшись с мыслями, Блэйр рассказала женщине об афере Арманда с перевозкой говядины и как она, обнаружив это, прыгнула за борт. Когда она замолчала, воцарилась тишина.
        - Эй?
        - Вы наконец закончили бормотать? Леди, вам иногда нужно отпускать эту кнопку. Послушайте, если этот человек в Мексике…
        - Но он на пути в Аргентину, - перебила женщину Блэйр, забыв, что та не может ее слышать.
        - …сделайте что-нибудь.
        - Но вы можете оповестить мексиканскую полицию?
        - А зачем?
        - Чтобы заставить его вернуть деньги! Мои деньги!
        - Хорошо, хорошо. Вы знаете, где он?
        Если бы Дрейк позволил мне позвонить вам прошлой ночью, я бы знала.
        - Я думаю, он провел ночь в Сонома-Вилья.
        - Ладно. Это все?
        - Нет! Я думаю, вам надо сообщить федеральным властям. Вы можете кого-нибудь прислать за мной?
        - Конечно. Мой племянник Марио привозит почту и продовольствие два раза в месяц. Вернетесь с ним следующим рейсом.
        Через две недели?
        - Но я не могу ждать так долго!
        - Видите ли, леди, у вас нет выбора. Марио будет у вас через две недели в среду около полудня.
        - Мэм, мне нужно уехать побыстрее. Я заплачу вашему племяннику или кому-нибудь еще, кто приедет за мной.
        - А чем вы собираетесь расплачиваться? Вы сказали, что Арманд забрал все ваши деньги.
        Следующее, что услышала Блэйр, был громкий смех нескольких человек. Она явно развлекала целую аудиторию.
        - Хотите, я свяжусь с вашей семьей или друзьями?
        У Блэйр была масса знакомых, но ни одного друга. Что до семьи…
        - Нет, - отрезала она.
        - Почему вы так спешите покинуть остров? Сеньор Дрейк при более близком знакомстве держится намного проще. Да, Роза? - (Блэйр услышала одобрительное хмыканье.) - Сеньор Дрейк много месяцев был совсем один. Умная женщина должна знать, как воспользоваться этим.



        Глава пятая

        У Блэйр не было никакого намерения соблазнять Дрейка. Она твердо собралась покинуть его остров. Если полиция Сан-Верде не заинтересована в ее спасении, остается надеяться на помощь какого-нибудь федерального законодательного органа.
        Выключив рацию, Блэйр вернулась в бунгало. Страницы ежедневника высохли - и на том спасибо, буквы выступили удивительно четко. Она вложила странички обратно в металлические колечки и взяла свое подвенечное платье. Потом раскрыла постель, чтобы проветрить, отодвинула сетку от москитов и вернулась в главное здание отеля, решив перед отъездом помыть посуду.
        Время шло, но ни Дрейк, ни береговая охрана так и не появились.
        На кухне Блэйр огляделась и покачала головой. Как здесь все неумело устроено! Часто используемые предметы должны располагаться в пределах досягаемости, а кастрюли и сковородки нужно развесить по стенам, недалеко от плиты.
        Перемыв все, что было можно, Блэйр вдруг поняла, что проголодалась, и съела один из персиков, оставленных Дрейком на буфете. До чего же вкусны! - подумала она, утирая с губ ароматный сок. Вот каким, оказывается, должен быть вкус у настоящего персика!
        Кухня уже блестела первозданной чистотой. Блэйр вытерла руки и вышла наружу. На горизонте никого нет. Может быть, стоит подождать на пляже? Если после ее звонка катер береговой охраны вышел к острову, им будет легче ее заметить.
        Однако, посидев немного под палящим солнцем, она вернулась в отель. Может быть, у Дрейка и есть тент от солнца, но, судя по его загару, он его не использует, и совершенно напрасно.
        Блэйр вошла в «Приют Пиратов» через парадный вход, как и прошлой ночью. Пока спасатели не появились, можно здесь осмотреться. В конце концов, Дрейк предоставил ее самой себе. И хотя она очень надеялась покинуть остров до того, как он вернется, ей было интересно узнать побольше о человеке, загубившем свою карьеру, чтобы стать пляжным бомжем.
        Повинуясь мимолетному капризу, Блэйр пошла через бар и столовую в ту часть здания, которую Дрейк не показал ей вчера вечером. Дальняя зеркальная стенка в баре была расколота. Кто-то забил дырки кусками фанеры, которые тоже уже отвалились.
        Из окон, перенесших натиск урагана и теперь выбитых до основания, открывался чудесный вид на океан. Мягкий песок покрывал черно-белые осколки, смешивая их с сухими листьями и водорослями. Так как на песке не было никаких следов, Блэйр поняла, что Дрейк сюда не заходил.
        Жаль, что у нее нет карманного фонарика, чтобы обследовать жилые комнаты и посмотреть, что собой представляют служебные помещения. Крыша здесь капитально осела, но Блэйр, осторожно передвигаясь, все-таки проникла в офис управляющего. Заржавленные дверцы шкафов скрывали заплесневелое содержимое. Там, где комнату затопило, на стенах виднелись следы ила.
        Время от времени оглядываясь, чтобы не оказаться мишенью для змей, Блэйр извлекала из шкафов обычные офисные принадлежности, пока не наткнулась на рекламные проспекты. В глубине бумага почти не промокла, и Блэйр получила представление, как выглядел маленький островок Приют Пиратов в дни его благополучия.
        Такие слова, как «уединенный», «частный», «конфиденциальный», подтверждались фотографиями величественного главного здания отеля. «Приют Пиратов» был пристанищем для богатых бизнесменов. В этом месте деловые люди могли расслабиться и раскрепоститься.
        В качестве неутомительного развлечения гостям предлагалось побродить по диким пляжам и нехоженым тропам, при этом прилагалась карта. Были и варианты: серфинг, пляжный волейбол и крокет.
        В одной из уцелевших брошюр была упомянута библиотека, но Дрейк еще не показывал ее Блэйр. В салоне стояли журнальные столики, кресла, пианино и ломберные столики для карточных игр.
        Все это выдавало старомодную основательность. Блэйр не увидела ни одного телевизора, компьютера или факса. Суета окружающего мира не могла сюда проникнуть.
«Приют Пиратов» ценился за гарантированную конфиденциальность - теперь Блэйр это поняла и задумалась.
        Ведь Дрейк, без сомнения, мечтает восстановить былую славу «Приюта Пиратов» и зарабатывать этим на жизнь.
        Он единственный остался на острове. Борьба с трудностями оказалась неравной, и он проиграл.
        Представляя Дрейка романтическим героем, Блэйр побрела через гостиную обратно. Дойдя до бара, вспомнила «сырных животных» Дрейка и подумала, что неплохо было бы перекусить.
        Обойдя стойку бара, Блэйр наткнулась на сыр и крекеры и нашла записку, приклеенную к крышке банки: «Это для вас. Ешьте, сколько хотите».


        Сегодня рыба в тенистой лагуне не клевала, но это было только на руку Дрейку. Он хотел побыть один. Но что-то поймать все-таки нужно, так как Блэйр весьма неплохо уничтожала его запасы, о чем он не жалел: когда Блэйр ела, то, соответственно, не могла говорить.
        Хотелось бы верить, что ей удалось убедить Люпу прислать на помощь Марио, но Дрейк сомневался, что ей повезет.
        У Марио был один тщательно скрываемый недостаток: он страдал морской болезнью. Если Люпа и подозревала о нем, то мастерски притворялась, что ничего не знает. Марио мог выдержать короткие увеселительные поездки по бухте Сан-Верде, но что до сильных течений на пути к материковым портам… Между Приютом Пиратов и Сан-Верде был участок бурного моря, который доставлял массу беспокойства несчастному Марио.


        Целый день Дрейк ловил рыбу и в промежутках отсыпался. Когда тени стали длинными, он уже вполне пришел в себя от этой беспокойной девушки, которую он вытащил из пучины. С глаз долой, из сердца вон.
        Он выпустил на волю двух маленьких рыбок и направил катер к северной оконечности острова, желая проверить ловушки для крабов. Вареные крабы с оставшимся французским хлебом, привезенным Марио в прошлый рейс, были бы очень кстати. Много растопленного масла… что-нибудь свеженькое с огорода… и побольше времени, чтобы всем этим насладиться, сидя в кресле.
        Вот такой образ жизни он и хотел вести, без напряженной деятельности и постоянно тараторящих над ним людей.
        Дрейк выключил мотор и продрейфовал к ловушкам, любуясь вечерним солнцем, освещавшим небо, и с радостью сознавая то, что он может проплыть мили и мили, так и не увидев ни одного человеческого существа.
        Вынув из воды первую ловушку, Дрейк вытащил из корзины двух крупных крабов и вытряхнул маленьких вместе с водорослями. То же самое он повторил с другими ловушками, бросая больших крабов в ведро с водой, стоящее в ногах. Глядя на их сверкающие на солнце белые брюшки, он вспомнил подвенечное платье и его хозяйку.
        Что же, теперь ее образ навсегда врезался в его память? Дрейк почувствовал, как безмятежное настроение улетучивается. Он не хотел думать о ней - и ни о какой-либо другой женщине, потому что не стремился к серьезным отношениям, а женщинам всегда нужно именно это.
        Когда Дрейк вернулся в отель, Блэйр там не было. Таща за собой тяжелое ведро с крабами, он остановился на минутку сорвать помидор. Потом вошел на кухню, поставил ведро в одно из отделений раковины и наклонился за кофейником. Его рука нащупала какой-то предмет - бутылку с жидкостью для мытья посуды. Рядом стояли другие моющие средства, вот только кофейником тут и не пахло.
        Дрейк принялся открывать одну дверцу за другой, яростно чертыхаясь про себя.
        Черт, что случилось с моей кухней? - недоумевал он.
        - А, вы вернулись. - Оживленная Блэйр появилась на пороге.
        - Что вы сделали с моей кухней? - Он распахнул дверцы шкафов в такой ярости, что они тут же захлопнулись.
        - Я все переставила, чтобы вам было удобнее. Ну, просто положила вещи, которыми вы пользуетесь чаще, туда, откуда их ближе всего можно достать, и сложила вместе однотипные предметы обихода. - Ее речь журчала, как в проклятом рекламном ролике.
        - Мне нравилось, как все было раньше.
        Покачав головой, Блэйр вошла в кухню.
        - Когда вы привыкнете к новому порядку, вы оцените его практичность.
        - Но я не знаю, где что лежит! Где здесь практичность?
        - Все как раз расположено практично. Если вы что-то используете несколько раз в день, например моющие средства, вы найдете это под рукой…
        - Я хочу, чтобы вы вернули мои вещи туда, где они были раньше. - Дрейк очень гордился тем, как звучал его голос - нисколько не выдавая горячего желания вцепиться ей в горло.
        - Нет, не хотите. Вы из тех, кто сам ничего в своей жизни не меняет, но совсем не против, если кто-то сделает это за него.
        Дрейк заскрежетал зубами. Раньше он часто замечал за собой эту дурную привычку, и ему приходилось надевать на ночь специальное пластиковое приспособление. Он не пользовался им с тех пор, как приехал на Приют Пиратов. Что-то подсказало ему тогда - не стоит выбрасывать полезное приспособление раньше времени.
        - Смотрите, я накрываю на стол. - Блэйр подошла к шкафчикам напротив кухонного стола и остановилась около них. Не сделав ни шагу в сторону, достала тарелки, приборы и стаканы и расставила все на столе. - Вот. Просто, быстро и удобно.
        Дрейк посмотрел на нее:
        - Где кастрюля?
        Она самодовольно улыбнулась:
        - Вон там, наверху. Такой большой предмет…
        Он ударил кулаком по столу:
        - Достаньте кастрюлю!
        Блэйр, пододвинув стул, полезла к верхней полке.
        Стул закачался, и Дрейк поддержал его. Еще не хватало, чтобы дамочка грохнулась и сломала ногу… свою длинную загорелую ногу, которая сейчас была всего в нескольких дюймах от него.
        Дрейк не видел женских ножек уже больше года. Чтобы отвлечься, он попробовал мысленно вызвать образы из прошлого. Но они быстро улетучились.
        Блэйр посмотрела на него сверху красивыми черными глазами.
        - Спасибо, но опасность уже миновала.
        Дрейк мрачно ухмыльнулся. Миновала? Как бы не так. У него появилось ощущение, что опасность как раз впереди.
        - Дайте мне кастрюлю, - буркнул он и выпрямился, избегая смотреть на ее ноги.
        - Держите ваше сокровище. - Блэйр взяла кастрюлю с полки и протянула Дрейку. Потом небрежно положила руки ему на плечи и спрыгнула. - Прежде чем вы упрекнете меня в чем-нибудь еще, хочу предупредить: я поставила ее сюда только потому, что не знаю, в какой посуде вы предпочитаете готовить.
        - Упрекать я вас не собираюсь. Просто верните все на свои места, иначе я ничего не найду. Ясно? - Дрейк швырнул кастрюлю в раковину и на всю мощь включил воду.
        Вспышка гнева ничуть не смутила Блэйр.
        - Вы сердитесь только потому, что не догадались сами прибраться на кухне.
        Да у него и в мыслях не было прибираться тут!
        - Я говорю на повышенных тонах, потому что теперь не знаю, где что! - рявкнул Дрейк.
        - Ваше упрямство мне непонятно, - с достоинством произнесла она. - Люди платят мне сотни долларов, чтобы я привела в порядок их дома и дела. Это мой хлеб. Я разбираюсь в эргономике намного лучше вас.
        - Поздравляю. Жаль только, что не знаете, когда нужно замолчать.
        Дрейк выключил воду, поставил кастрюлю на плиту и зажег газ - через несколько минут вода закипит. Время перекусить. Он повернулся и пошел в бар. За его спиной послышалось шарканье шлепанцев.
        - Ну да, я все помыла и поставила по-другому. Но неужели нельзя смириться с этим, хотя бы пока я не уеду?
        Дрейк остановился и повернулся к ней:
        - Вы уезжаете? Нашли кого-то, кто избавит меня от вашего присутствия? - Грубоватая ухмылка появилась на его лице.
        - К сожалению, я уеду только на грузовом судне.
        - А, ну я так и думал. - Он повернул к бару, Блэйр неотступно следовала за ним.
        - Как выяснилось, ни одна организация, имеющая отношение к закону, не заинтересована в том, чтобы забрать меня отсюда. Я не богатая и не знаменитая, да и родственники у меня самые обыкновенные.
        Лицо ее стало таким грустным, что Дрейк удержался от замечания: «А я вас предупреждал» - и только спросил:
        - А что с Армандом?
        - До тех пор пока хоть один из инвесторов не подаст жалобу, никакая правоохранительная инстанция не будет им заниматься. Прошло слишком мало времени, чтобы его махинации всплыли наружу. Я сказала им, что сама подаю жалобу, так как он забрал и мои деньги тоже. Но когда они услышали, что мы были помолвлены, то заявили, что не вмешиваются в семейные ссоры.
        Дрейк почесал в затылке.
        - Может быть, мне удастся уговорить Марио приехать пораньше, если он уже достал карбюратор.
        - Ой!
        Остановившись у бара, Дрейк повернулся к ней лицом.
        - Что «ой!»?
        - Диспетчер полиции просила передать вам, что у них нет запасного карбюратора и его нужно специально заказывать.
        - Вот не везет! - простонал Дрейк, добавив пару смачных ругательств. - Значит, мне придется терпеть вас тут даже дольше, чем предполагалось!
        - Совершенно верно, если, конечно, вы не найдете кого-то, кого можно подкупить.
        - А у вас никого нет?
        - Откуда? Да мне и нечем подкупать, если вы помните.
        Дрейк простонал во второй раз.
        Блэйр огрызнулась:
        - Если хотите знать, я нуждаюсь в вашем обществе не больше, чем вы в моем.
        - Я в этом сомневаюсь, барышня, потому что… - Тут он вперил взгляд в полки с напитками. - Здесь что-то изменилось.
        - Я расставила бутылки по алфавиту.
        - Ради всего святого, оставите вы, наконец, мои вещи в покое? - Дрейк перепрыгнул через стойку и наклонился в поисках любимых крекеров, намереваясь съесть целую банку.
        Ни крекеров, ни сыра!
        - Куда, к чертям, провалилась банка с моими крекерами? Где сыр?
        Блэйр бесстрашно посмотрела на него и заявила:
        - Я спрятала их там, где вам никогда не найти.
        - Что?
        - Если так уж получилось, что я остаюсь здесь еще на какое-то время…
        - Верните банку! Сейчас же! - взревел Дрейк, чувствуя бешеную злобу.
        - Нет.
        - Нет?
        Видимо, его чувства отразились на лице, поэтому Блэйр на всякий случай отступила на шаг, хотя их и разделяла стойка бара.
        - Если со мной что-то случится, унесу тайну местонахождения вашего сыра с собой в могилу.
        Дрейк треснул кулаком по стойке.
        - Почему вы надо мной измываетесь?
        - Потому что вы грубый и негостеприимный.
        - Грубый? Негостеприимный? Я спас вам жизнь! Я позволил вам всем здесь распоряжаться. - Он в упор посмотрел на нее. - Огромная ошибка с моей стороны!
        - Вы выслали меня жить в лачугу в джунглях.
        - Для вашей же независимости!
        - Слишком много независимости. Мне ненавистна сама мысль о том, что придется бродить здесь целыми днями в одиночестве.
        - Вы предлагаете мне развлекать вас? Если вам скучно, общайтесь с Люпой по радио.
        Блэйр отвела взгляд:
        - Я с ней говорила. По-моему, она больше не хочет общаться…
        - Великолепно! - Дрейк закатил глаза. - Вы уничтожили нашу единственную связь с внешним миром.
        - Я же не специально!
        Дрейк прислонился к стойке, изучая бутылки, расставленные в алфавитном порядке. Если начать с «А» - «Амаретто», - сколько ему понадобится, чтобы захмелеть? Вообще-то он никогда не был выпивохой, поэтому решил, что до «Б» - «бурбона» - дело просто не дойдет.
        - Какой выкуп хотите за сыр и крекеры?
        - Я переезжаю в главное здание.
        - Зачем?
        - Не хочу оставаться одна. Я плохо спала прошлой ночью.
        Дрейк прикинул все «за» и «против». Ну что ж, если она будет уж слишком ему надоедать, он всегда сможет перебраться в бунгало!
        - Только не ночевать в салоне!
        - Хорошо.
        - И я не буду запускать завтра генератор, потому что у меня мало топлива. - (Блэйр сухо кивнула.) - Значит, по рукам?
        - Нет. Я хочу, чтобы вы вели себя по отношению ко мне цивилизованно.
        Дрейк нахмурился:
        - Я больше не принадлежу к цивилизации. Поэтому и живу один на этом острове.
        - Я не виновата, что вы сюда приехали, и не намерена страдать от ваших прихотей.
        Пропустив букву «А», Дрейк схватил бутылку с «бурбоном». Он знал, что она права, но не хотел в этом признаваться. С другой стороны, откуда у нее такой дар все портить? Даже болтушку Люпу ухитрилась настроить против себя!
        - Я не собираюсь ходить за вами хвостом целый день или вмешиваться в ваши дела, но мы ведь можем завтракать и обедать вместе и… беседовать.
        - Беседовать о чем? - Дрейк отвинтил наконец пробку и понюхал содержимое. Пахнет неплохо.
        В отчаянии всплеснув руками, Блэйр подошла к бару.
        - О нашей жизни, о философии, политике, религии…
        - А зачем?
        - Чтобы лучше узнать друг друга.
        Куда подевались стаканы?
        - Я не хочу узнавать вас и не хочу, чтобы вы узнавали меня.
        На мгновение их взгляды встретились.
        - У меня… у меня просто талант раздражать людей, - со вздохом призналась Блэйр.
        - Это точно! - Дрейк решительно поднес бутылку к губам и сделал большой глоток.
        Жидкость огнем обожгла горло. Всеблагой Господь, как могут люди пить эту дрянь?! Чтобы гостья не увидела, как у него глаза лезут из орбит, Дрейк отвернулся.
        - Я не знаю, почему никак не могу завести друзей, - продолжала сетовать Блэйр.
        Дрейк сказал бы ей почему, но пока не мог отдышаться.
        - Кроме Арманда, - быстро добавила она. - Арманд никогда не показывал при мне свой характер.
        Дурочка! Твой Арманд обманщик и жулик, он оставил тебя тонуть в Мексиканском заливе! Поморгав увлажнившимися ресницами, Дрейк увидел ее отражение в разбитом зеркале. Скрестив руки на груди, она задумчиво смотрела в окно на заходящее солнце.
        - Я знаю, что он поступил очень плохо, но думаю, по-своему он меня все-таки любил…
        Дрейк наблюдал за ней, чувствуя, как ее тихий голос пробивает брешь в незыблемой стене, возведенной им против человечества.
        Всего минуту назад ему казалось, что Блэйр раздражает только его, а теперь выясняется, что и остальные реагируют на нее отрицательно, а главное - она знает об этом.
        Он медленно поставил бутылку на место, положенное по алфавиту. Интересно, где ее друзья, родные? Беспокоится ли о ней кто-нибудь? Заметили ли свадебные гости, что она исчезла? И почему, если подумать, она должна зависеть от помощи полиции? Есть ли еще кто-нибудь, к кому она может обратиться?
        Дрейк нахмурился. Если бы был человек, с которым Блэйр могла бы связаться, она бы давно это сделала. Значит, она тоже одинока. Вот ведь спрятала его крекеры, чтобы просто пообщаться с ним…
        А он ведет себя как идиот с неустойчивой психикой!
        Ну ничего, еще не поздно все уладить.
        - Блэйр, - сказал он, намеренно назвав ее по имени, - у меня есть кастрюля вскипевшей воды и ведро с крабами. - Он поднял дверцу стойки и подошел к девушке. - Не хотите ли составить мне компанию за ужином?
        - Хорошо, - улыбнулась она. У нее было милое лицо, без малейших признаков макияжа. - Я принесу банку с крекерами.
        Дрейк поймал ее за руку, не давая уйти.
        Когда Блэйр недоуменно посмотрела на него, он улыбнулся и произнес:
        - Я могу обойтись без крекеров.



        Глава шестая

        - Вы уже нашли здесь библиотеку? - спросил Дрейк, когда они убрали посуду.
        - Нет, - ответила Блэйр, - но мне хотелось бы ее увидеть.
        - Тогда следуйте за мной. - Дрейк повесил кухонное полотенце и повел ее в салон.
        Во время ужина он вел себя гораздо раскованней и теперь не казался Блэйр таким уж занудой. Правда, много не говорил, но все-таки и не молчал. Может, она заблуждается, считая, что ее общество ему неприятно? Однако радоваться пока рано.
        Блэйр изумилась, узнав, что в течение восьми месяцев Дрейк не читал ни газет, ни журналов. Она попыталась просветить его по поводу последних событий, но он остановил ее, коротко бросив:
        - Если бы мне было интересно, я послушал бы радио.
        Ее так и подмывало расспросить Дрейка, чем же он тут занимался - один вдали от всех и вся, но она понимала, что сейчас он ей ни о чем не расскажет, а может, и поставит ее на место. Пожалуй, не нужно лезть ему в душу.
        Хорошо еще, что Дрейк перестал ворчать по поводу нового порядка в кухне. Пока Блэйр мыла и вытирала посуду, он наблюдал без всяких замечаний, куда она все складывала, и, хотя не сказал «спасибо», Блэйр поняла, что он ничего не изменит, когда она уедет с острова.
        Следуя за ним по коридору, Блэйр призналась себе, что он ее заинтриговал. Нет, влюбленностью это не назовешь, но та половинка натуры, которую он приоткрывал перед ней, привлекала ее гораздо больше, чем маска вечно брюзжащего пляжного бродяги, каким он предстал вначале.
        Когда они вошли в салон, Дрейк указал на двойную дверь, которую Блэйр раньше не замечала - видимо, потому, что та была окрашена в тот же салатовый цвет, что и стены с плинтусами. Дрейк открыл ее, и Блэйр очутилась совершенно в другом мире.
        - Удивительно! Эта комната совсем не пострадала! - воскликнула она, окидывая взглядом роскошный восточный ковер, покрывавший кафельный пол. Три стены занимали высокие - от пола до потолка - стеллажи с книгами. Тут и там стояли маленькие бюро, удобные стулья и журнальные столики. Четвертая стена представляла собой раздвижные стеклянные двери, ведущие во внутренний дворик.
        - Окна уцелели во время шторма, но сквозь щели вода все-таки залилась. - Он ткнул пальцем в дальний угол потолка. - Крыша протекла в том месте, дождь изрядно попортил полки.
        Блэйр посмотрела туда, куда он показывал, однако не заметила никаких следов повреждений.
        - Но сейчас все в порядке.
        - Я починил крышу и переделал полки. - Дрейк подошел к полкам и с нежностью провел рукой по корешкам книг. - Некоторые переплеты распухли от влажности, но, по-моему, это даже придает им некое очарование. Вы не находите?
        Лицо Дрейка осветила улыбка, и Блэйр, пораженная произошедшей в нем переменой, согласно кивнула. Движения его стали более плавными, расслабленными, а голос звучал гораздо мягче.
        - Вы проводите здесь много времени, да?
        - Каждый вечер. - Он поставил фонарь на один из столиков и зажег настенные светильники. - Люблю путешествовать по страницам классиков при свете свечи.
        - Звучит немного старомодно…
        Дрейк рассмеялся:
        - Моя мама сказала бы, что я ломаю глаза, но мне светло.
        Перед обедом Дрейк выключил генератор, и Блэйр наслаждалась тишиной. Дрейк, конечно, прав: из-за электричества не стоило страдать от шума.
        - Что вы сейчас читаете? - спросила она, стараясь разглядеть корешок книги, лежавшей на краю стола. Рядом стояло старое кресло с высокой спинкой. Блэйр догадалась, что это было обычное место Дрейка.
        Он усмехнулся:
        - Энн Райс. Я собрался прочесть все пьесы Шекспира, но мне нужно время от времени отвлекаться.
        - От Энн Райс или Шекспира?
        Он опять рассмеялся:
        - От обоих.
        Блэйр бродила вдоль полок.
        - Что вы будете делать, когда прочтете все эти книги?
        Дрейк задернул тюлевые занавески и оглядел комнату:
        - Ну, здесь хватит на долгие годы! Знаете, сколько людей говорят, что хотят проштудировать «Войну и мир»? - Он с гордостью стукнул себя в грудь. - Я прочитал, хотя мне и не нравится.
        - Надеюсь, что пробуду здесь не так долго, чтобы осилить «Войну и мир». Я уверена, вы тоже на это надеетесь.
        - Это зависит от того, насколько быстро вы читаете.
        Не так быстро. Она изучала полки, сожалея о том, что мало времени уделяла чтению.
        - У вас есть что-нибудь полегче?
        - Например?
        Блэйр пожала плечами:
        - Ну, я не знаю - какие-нибудь детективы…
        - Агата Кристи? Или… - Дрейк показал на толстую книгу, - здесь все рассказы о Шерлоке Холмсе. И не забудьте о самом популярном чтиве на любом острове - о
«Робинзоне Крузо».
        - Я уже выбрала. - Блэйр взяла Агату Кристи и уселась на кожаной софе, поджав под себя ноги. Очень скоро она начисто забыла о своих неприятностях. И лишь иногда поднимала глаза на Дрейка, погруженного в чтение. Его темноволосая голова склонилась над книгой, длинные пальцы осторожно переворачивали страницы.
        Через некоторое время Блэйр очнулась, почувствовав, как что-то мягкое окутывает ее плечи. Тогда она устроилась поудобнее, сладко зевнула и заснула.


        Дрейк пристально смотрел на спящую девушку, и улыбка блуждала на его лице. В конце концов, не так уж она плоха, думал он. Даже помолчать когда надо умеет. Видимо, так действует на людей атмосфера этой комнаты - если они, конечно, не лишены интеллекта.
        Итак, вывод прост: Блэйр достаточно умна. Интересно, как она жила прежде? Может быть, завтра он узнает об этом.
        Дрейк потушил светильники и, чуть помедлив, оставил дверь открытой, на случай если Блэйр проснется среди ночи.
        Когда Дрейк забрался в постель, последнее, о чем подумал, засыпая, была Блэйр в проклятом подвенечном платье.


* * *
        На следующее утро, когда лучик света упал ей на лицо, Блэйр обнаружила, что лежит на софе в библиотеке.
        Великолепно! Она заснула прямо за книгой! А что, если она храпела?
        Откинув белый шерстяной плед, на котором белыми нитками была вышита эмблема
«Приюта Пиратов», она посмотрела на запястье, забыв, что часов у нее нет.
        Неважно, время завтрака.
        Блэйр заглянула в салон и, не найдя Дрейка, направилась на кухню.
        Ясное утро предвещало жаркий день. Блэйр засыпала кофейные зерна в кофемолку и нажала кнопку.
        Ничего не произошло, и только через несколько секунд Блэйр вспомнила, что генератор отключен. Теперь придется кипятить воду дедовским способом и пить кофе из банки.
        Блэйр смотрела, как бурлит вода, и размышляла, получится ли у нее нормальный кофе, когда в проходе появилась тень. Дрейк, возникший на пороге, проследил за ее взглядом и потуже затянул узел на полотенце.
        - А-а, на вас обычный утренний туалет, - смущенно пробормотала Блэйр, отводя глаза от его золотистого торса.
        - Обычно я не пользуюсь даже полотенцем, - сказал он, направляясь к кофейнику. - Можете поставить себе в заслугу, что я становлюсь цивилизованным человеком.
        Блэйр почувствовала, что краснеет. А Дрейк как ни в чем не бывало прислонился к буфету и пристально уставился на нее, приводя в еще большее смущение.
        - Я сегодня собираюсь порыбачить. Хотите со мной?
        Это приглашение полностью застало ее врасплох.
        - Я… э… вы серьезно? Это не входит в наше соглашение.
        - Забудьте о соглашении. Вы хотите порыбачить со мной или нет?
        - Да, но зачем вам понадобилась я?
        - Во-первых, нам нужна еда. А потом, я понял, что вы все-таки умеете держать рот на замке. Кстати, кофе готов. - Дрейк снял кофейник с огня. - Так вы поедете со мной на рыбалку?
        Блэйр поняла, что Дрейк просто старается быть гостеприимным, и не хотела пользоваться его минутной слабостью.
        - Я собиралась наладить отношения с Люпой и выяснить, нашла ли она для меня какой-нибудь способ покинуть остров.
        - Хорошо. Делайте как вам удобно. - Дрейк схватил кружку, но забыл о прихватке, когда потянулся за кофейником.
        Услышав, как он зашипел от боли, Блэйр включила холодную воду и подставила его руку под струю.
        - Спасибо, я и сам справлюсь.
        Блэйр отошла.
        - Как вы думаете, Люпа со мной сегодня поговорит? - спросила она.
        - Понятия не имею.
        - Все-таки стоит попробовать связаться с ней, как вы считаете?
        - Я же сказал «хорошо». - Он махнул рукой в сторону салона. - Вы можете сидеть там, можете пойти со мной на рыбалку. Мне все равно.
        Блэйр замялась:
        - Я не умею удить рыбу.
        - Тут не надо ничего уметь.
        - Вы не научите меня?
        Он отсутствующе посмотрел на руку, потом перевел взгляд на девушку.
        - Здесь нечему учиться.
        - Но ведь должна быть какая-то особая техни…
        - Вы опускаете крючок в воду! Рыба либо клюет, либо не клюет! - Он снова посмотрел на руку.
        - Болит?
        - Да, болит!
        - Простите. Я хотела помочь…
        - Если хотите помочь, тогда соберите для нас завтрак. - Дрейк выключил воду, аккуратно вытер руку и повернулся к Блэйр: - В чем дело?
        - Вы действительно не будете против, если я пойду с вами?
        Он окинул взглядом стройную фигурку.
        - Если бы я был против, то не позвал бы вас.
        Улыбка признательности тронула ее губы.
        - Значит, это свидание?
        Дрейк насторожился:
        - Эй, что вам взбрело в голову? Я вовсе не назначаю вам свидание!
        Блэйр подошла к разделочному столу и принялась нарезать хлеб.
        - Вы сделали мне предложение, и я его приняла. Я называю это свиданием.
        - Бога ради, прекратите!
        - Тогда как вы это назовете? - Блэйр явно развлекалась.
        - Я назову это рыбалкой, ясно? Мы собираемся поймать немного рыбы, потом почистить ее и приготовить, потому что иначе нам будет нечего есть!
        - Чистить рыбу? - Блэйр скорчила гримасу и про себя отметила, что хлеб почти закончился. - То есть мы будем вырезать ножом рыбьи кишки, да?
        - Да, потом возьмем рыбьи головы и положим в ловушки для крабов.
        Поверх кружки Блэйр увидела его прищуренные глаза и решила, что он улыбается. Хороший знак.
        - О, чудесно! - Она выпрямилась. - У нас на ланч бутерброды с ореховым маслом и желе.
        - Звучит неплохо. - Дрейк сполоснул кружку и положил в сушку. - Если вы готовы, пойдемте к лодке.


        - Вы никогда прежде не ловили рыбу? Ни разу в жизни?
        Блэйр покачала головой:
        - Я же сказала вам, что не знаю, как это делается.
        Дрейк надвинул бейсболку глубже на лоб и искоса посмотрел на Блэйр.
        - Ваш папочка не брал на рыбалку свою малышку?
        - Нет. Не думаю, что он любит ловить рыбу.
        Дрейк отметил, что она говорит в настоящем времени, и нахмурился.
        Не то чтобы ему хотелось лезть ей в душу, просто нужно же в конце концов разобраться в ситуации! Девушка исчезла, и никто не поинтересовался, как это произошло и почему. У Арманда были веские причины молчать, но есть же на свете хоть кто-то, кто захотел бы узнать, вышла она замуж или нет!
        Дрейк выключил мотор и лег в дрейф в той тенистой лагуне, где был самый лучший клев.
        - Вы что, сбежали со своим возлюбленным?
        Она опустила руку в воду.
        - Странный вопрос.
        - Вы говорите об отце так, как будто он еще жив…
        - Да, а почему он должен умереть?
        - Но ведь он не присутствовал на вашей свадьбе?
        Блэйр засмеялась:
        - Они с матерью разошлись, когда я была совсем маленькой. Он появлялся время от времени и увозил меня на ланч. Потом передавал с рук на руки маме. Я понятия не имею, где он сейчас.
        - А ваша мать? - Дрейк протянул ей удочку. - Она-то хоть была на свадьбе?
        - Мать выходила замуж столько раз, что свадьбы потеряли для нее всякую привлекательность.
        Итак, у Блэйр не очень дружная семья. Но это не так уж и плохо, решил Дрейк, вспомнив свою мать, вечно совавшую нос в его дела.
        - Вы уже были замужем?
        Разглядывая спиннинг, она помотала головой.
        - Что делать с крючком?
        Дрейк показал, но ему не хотелось прекращать разговор.
        - Вы сказали, что на яхте находились гости. Лицо девушки омрачилось.
        - Да, друзья Арманда. Где черви?
        - Я использую консервированную кукурузу, - нетерпеливо пробормотал Дрейк. - А вы…
        - Пусть я никогда не ловила рыбу, но даже мне ведомо, что в таком деле нужны черви, - упрямо заявила Блэйр.
        - Их очень трудно выкапывать. А никто из друзей…
        - Ладно, как мне насадить наживку на крючок?
        - Забудьте про крючок!
        Она сердито прищурилась и сжала зубы.
        Дрейк взял у нее спиннинг и насадил на крючок несколько зернышек из банки.
        - Ну вот. Ясно, как им пользоваться? - Он отскочил, потому что крючок просвистел в нескольких дюймах от его лица. - Эй, поосторожней! Так вы поймаете меня, а не рыбу.
        Крючок плюхнулся в воду.
        - Но ведь не поймала же!
        - Просто запомните на будущее. Что касается вашей свадьбы…
        - Я не хочу обсуждать мою свадьбу.
        - А почему там не было никого из ваших друзей или членов вашей семьи?
        Девушка сгорбилась, уткнув локти в колени. Дрейк смотрел, как она заправила за ухо прядку волос.
        Слабый блеск привлек его внимание: у нее в ушах были скромные золотые сережки - ее единственное украшение.
        Впрочем, она и без украшений выглядела прекрасно. Ее кожа была того типа, который быстро ловит загар, а очаровательные веснушки, рассыпанные по носу, придавали ей некую пикантность. Некоторые женщины не могут обходиться без косметики. Блэйр могла.
        - Намечалась всего лишь гражданская церемония, - сказала Блэйр со вздохом. - В Аргентине мы собирались обвенчаться в фамильной церкви де Мура. - В ее голосе звучала неприкрытая грусть. - У Арманда очень большая семья, и все они живут на… - Тряхнув головой, она смущенно посмотрела на Дрейка. - Полагаю, это тоже была ложь. - С трудом сглотнув, она отвернулась.
        - Арманд - идиот. - Дрейк так старался успокоить ее, что сам себе удивлялся.
        Она слабо пожала плечами и всхлипнула:
        - Я была глупой, вот и все.
        Дрейк провел большую часть своей жизни, работая с цифрами. В торговле нет места эмоциям. Его клиенты, как правило, выражали лишь ликование или отчаяние, в зависимости от подсчетов в конце дня.
        В последнее время Дрейк ослабил ритм жизни. Может, это помогло ему лучше разбираться в чувствах других? Он ни с кем не общался, кроме Марио, с тех пор, как переехал на остров. Но Блэйр была сейчас здесь, рядом, и Дрейк поймал себя на том, что сочувствует ей. Самое важное - хоть как-то ее поддержать, только не очень навязчиво.
        Внезапно Дрейка осенило, что Блэйр наверняка уже испытывала подобную боль, и не один раз.
        - Эй, такое могло случиться с кем угодно, - сказал он, неуклюже похлопав ее по плечу.
        Она сразу же напряглась, но Дрейк не убрал руку, и девушка постепенно успокоилась.
        Дрейк тихонько гладил ее по спине, потом помассировал плечи. Несмотря на то, что они с Блэйр находились в тенистом месте, ему стало жарко.
        - Спасибо, - неуверенно проговорила Блэйр. - Все в порядке.
        Дрейк убрал руку.
        - Нет, не в порядке. Черт побери, Блэйр, у вас есть мать и отец, и вы не можете обратиться к ним за помощью?
        - Я понимаю. - Она выпрямилась и посмотрела на него. - Вы хотите, чтобы я поскорее убралась с вашего острова.
        - Нет. - Дрейк взял ее за руку, чувствуя необходимость снова прикоснуться к ней. - То есть я хочу, чтобы вы уехали, но вовсе не намерен прогонять вас. Надо обратиться за помощью к вашим родителям. Если вы попросите Люпу связаться с вашей матерью, она это непременно сделает.
        Блэйр посмотрела на него странным взглядом.
        - Мать скажет, чтобы я дожидалась грузового судна.
        Когда Дрейк собрался задать очередной вопрос, поплавок Блэйр запрыгал.
        - Тяните! У вас клюет!
        - У меня?
        Дрейк схватил удилище и крикнул:
        - Крутите скорее!
        Девушка с азартом принялась крутить колесико спиннинга.
        - Какая тяжелая! Наверное, большая!
        Она так радовалась, что Дрейк вместо того, чтобы следить за поплавком, смотрел на нее.
        Наконец Блэйр вытащила рыбу из воды и завизжала, предоставив добыче болтаться в воздухе, пока Дрейк не схватил ее.
        - Я думала, она больше.
        - Где-то полтора фунта. С икрой. - Он снял рыбину с крючка и бросил в ведро с водой.
        - А что это за рыба?
        - Не знаю. Может, маленький океанский окунь. Я не справляюсь о них в справочниках, а просто их ем.
        Блэйр весело рассмеялась, почувствовав себя наконец раскованно.
        Когда Дрейк взглянул в доверчиво поднятое к нему лицо с веснушчатым носиком и выгоревшими ресницами, то пожелал хотя бы на три минуты оказаться наедине с дешевкой Армандом.
        А также с ее родителями.


        - Эта лодка принадлежит отелю? Я и не подозревала, что здесь есть лодочная станция. - «Лодочная станция», пожалуй, чересчур громкое название для открытой со всех сторон развалины, представшей перед Блэйр, но было заметно, что Дрейк начал ремонт постройки.
        - Для лодки она, пожалуй, великовата. Скорее, баркас. Называется «Пиратка». Если вам интересно, ее можно увидеть и с пристани, - сказал Дрейк. Потом набросил веревку на колышек, вылез из катера и помог Блэйр.
        После того как они наловили целое ведро рыбы, Дрейк повел катер назад длинным путем вокруг своего крошечного острова. Ландшафт берега состоял из миниатюрных заливчиков и уютных бухточек, где гости могли плавать или развлекаться греблей. Теперь белый песок покрывали водоросли, но Блэйр легко представила, как славно выглядело раньше это побережье.
        Выбравшись из катера, Блэйр догадалась, что именно в этой бухте приставали гости. Широкая асфальтированная дорожка плавно поднималась в гору.
        - Если идти по главной дороге, вы придете в отель. - Дрейк направился к «Пиратке», стоящей в доке, и остановился, уперев руки в бока. - Баркас был порядком побит, но думаю, я смогу спустить его на воду.
        - А вы, стало быть, сильны в технике? Как говорят, мастер на все руки?
        Дрейк криво ухмыльнулся:
        - Ничуть не бывало. Мастер из меня тот еще - постоянно что-то выходит из строя.
        - Значит, дел у вас невпроворот…
        - Да уж! Но отступать я не намерен. - Дрейк оторвал взгляд от баркаса и посмотрел на Блэйр. - Сегодня я планировал заняться ремонтом. Если хотите остаться здесь, могу найти работу и для вас.
        Девушка понимала, что он старается быть гостеприимным хозяином. Однако нельзя же постоянно мозолить ему глаза!
        - Знаете что? Заберу-ка я нашу рыбу и займусь ужином. Приготовлю для вас что-нибудь вкусненькое. Как вам такая идея?
        Дрейк широко улыбнулся:
        - Звучит грандиозно! И чем же мы будем лакомиться?
        - Рыбой.
        - Ну да, конечно.
        - Пригодятся и ваши консервы.
        - Великолепно. Я уже с нетерпением жду вечера. - Дрейк вытащил из катера ведро с уловом и протянул его Блэйр. - В таком случае, - снова улыбнулся он, - у нас действительно получится свидание.
        - Настоящее свидание? - Блэйр округлила глаза.
        - Самое что ни на есть настоящее. Ужин на двоих. У меня здесь превосходное вино.



        Глава седьмая

        Закончив чистить рыбу, Блэйр вздохнула с облегчением. Никогда больше она не будет заниматься столь нудным делом! Хорошо еще, что нашла в поваренной книге четкую инструкцию, доступную любой неумехе.
        Вот печь персиковый пирог было намного легче и приятней. Муку она нашла в кладовке, а персиковые деревья во дворе так и ломились от плодов.
        Замесив тесто и поставив пирог в духовку, Блэйр отправилась на разведку в надежде отыскать еще что-нибудь достойное внимания.
        В кладовой все банки оказались огромного размера, и открывать их не хотелось - ешь потом целую неделю одно и то же. В огороде, больше смахивающем на джунгли, Блэйр сорвала немного овощей. Не мешало бы прополоть грядки, подумала она. Но это подождет, а сейчас нужно переодеться. Пекло как в аду.


        Свидание. Ужин на двоих, повторил про себя Дрейк.
        Ему надо было попридержать язык там, на пристани, но теперь уже поздно ломать копья: оказаться в глупом положении он не хотел.
        Аккуратно сложив инструменты, Дрейк полой рубашки отер со лба пот. Блэйр, наверное, найдет скатерть, свечи и тому подобное, так что и ему придется привести себя в божеский вид.
        Последний раз он ходил на свидание очень давно, к девушке по имени Памела, да и то пригласил ее лишь для того, чтобы хоть на время унять кипучую деятельность матери, направленную на поиски подходящей невесты для засидевшегося в холостяках сына.
        Потом они встречались еще не раз - как бы случайно, без всяких приглашений со стороны Дрейка. Но на всех светских мероприятиях, куда Дрейк сопровождал мать, он просто шагу не мог ступить, чтобы не столкнуться нос к носу с Памелой. Он не испытывал к ней ни особой неприязни, ни особой привязанности, просто не хотел связывать с ней свою жизнь.
        И уж конечно, Памела не раздражала его так, как… Блэйр. Ей бы и в голову не пришло прыгать за борт в день свадьбы. А теперь придется ужинать с этой взбалмошной девицей!..


        Сколько же сейчас времени? И когда, интересно, придет Дрейк? Блэйр накрыла стол белой скатертью, поставила самые лучшие стулья, которые только нашла, и зажгла свечи.
        Теперь перед ней встал вопрос, во что же переодеться. В кладовке она нашла несколько пар белых брюк, оставшихся от персонала, и белую блузку. Правда, брюки оказались слишком узкими, а блузка чересчур свободной, ну, ничего, можно закатать рукава, а полы небрежно завязать узлом на животе.
        Без нижнего белья, которое сушилось там же, в кладовке, конечно, неуютно, но авось Дрейк ничего не заметит.
        Она сходила в офис и достала из сейфа тюбики сыра и крекеры - любимую закуску Дрейка.


* * *
        Это всего лишь дурацкий ужин, убеждал себя Дрейк. Из-за такого пустяка вовсе не стоило бриться и подстригать волосы, хотя, если посмотреть на дело с другой стороны, погода становится жаркой, и с короткими волосами действительно гораздо лучше.
        Он надел просторные брюки и рубашку, которую купил в Сан-Верде, когда ездил за продуктами.
        Обуви подходящей не нашлось - значит, придется обойтись без нее.
        Пробормотав: «Неплохо, О'Киф», он пошел за вином, обещанным Блэйр. В погребке
«Приюта Пиратов» был большой ассортимент. Дрейк выбрал белое вино, и, если судить по цене в прейскуранте, очень неплохое.
        Интересно, а разбирается ли Блэйр в винах? Впрочем, это легко проверить.
        На кухне Блэйр не было, тогда Дрейк пошел в бар. Там она и сидела, подперев голову кулачками. Тени от маленьких свечек плясали на белоснежной скатерти, создавая ощущение уюта.
        Эта женщина начинает нравиться ему все больше и больше. Осторожно, Дрейк!


        Блэйр уже надоело ждать, и к тому же очень хотелось есть. Все давным-давно готово, а Дрейка все нет. Девушка даже попыталась вылепить несколько зверьков из сыра, но у Дрейка это получалось куда лучше. И нужно было так трястись над этим ужином! Ведь сам хозяин острова относится к их «свиданию» с явным безразличием…
        Всю жизнь Блэйр пропутешествовала. Ее мать то и дело переезжала с места на место в поисках чего-то неуловимого. Даже став взрослой, Блэйр так и не поняла, чего именно.
        Временами она чувствовала себя семечком одуванчика, которое ветер носит по воздуху до тех пор, пока оно не упадет на землю и не пустит корни.
        Куда-то «семечко» занесло сейчас?
        Блэйр грустно вздохнула. Что теперь с нею будет? У нее не осталось ни работы, ни дома, ни друзей, ни денег.
        Девушка посмотрела в окно и в который раз поразилась великолепному буйству красок. В этот предвечерний час, когда солнце спускалось к горизонту, окутывая мир мягкими золотыми лучами, остров походил на рай.
        Неплохое место для отдыха, подумала Блэйр. За то, чтобы только увидеть такой бесподобный закат, любой богатый турист выложит неплохие деньги! Ремонт здания, конечно, будет стоить очень дорого, но затея вполне осуществима.
        Как же ей это раньше в голову не пришло? Ведь, если она возьмется переоборудовать курорт, у нее появятся средства и любимое занятие. Будучи высококвалифицированным дизайнером и человеком добросовестным, она прекрасно справится с поставленной задачей.
        Блэйр открыла записную книжку и начала набрасывать план ремонта.
        - Добрый вечер.
        Она так увлеклась, что даже не заметила стоявшего в дверях Дрейка. Девушка подняла голову и замерла от испуга. К стойке бара подошел незнакомец.
        То ли Дрейк, то ли не Дрейк.
        Волосы аккуратно зачесаны назад и, кажется, стали чуть короче. Подбородок гладко выбрит. Одежда сидит свободно. Настоящий романтический герой. И совершенно не похож на Арманда. О подобном мужчине можно только мечтать.
        Куда уж тут Блэйр со своей заурядной внешностью! Хоть она и единственная женщина на острове, вряд ли такой красавец обратит на нее внимание.
        Свидание, видите ли!.. А на ней ни грамма макияжа. Хоть свет туши.
        - О, сы-ы-ыр! - Дрейк схватил тюбик и тут же принялся выводить на крекере какую-то фигурку. - Раз я не догадался нарвать для вас букет цветов, примите вот это.
        Он протянул ей крекер с красивой розочкой. Блэйр вышла из тени, и Дрейк потерял дар речи.
        - Выглядите потрясающе!
        - Спасибо за комплимент, но это вы выглядите потрясающе.
        Девушке с трудом верилось, что этот человек два утра подряд появлялся на кухне в одном только полотенце.
        - Хотите пить, Блэйр? У меня есть прекрасное белое вино. Жаль только, фужеров нет. Все разбились.
        - Не все. Я нашла несколько штук в кладовой. Сейчас принесу.
        Дрейк вынул пробку.
        Доставая фужеры, Блэйр вдруг заметила, что у нее дрожат руки. Наверное, от волнения. Какая она все-таки легкомысленная! Еще двое суток назад собиралась выйти замуж за одного человека, а теперь уже вовсю старается привлечь внимание другого…


        Какая потрясающая женщина! - думал Дрейк, поглядывая на дверь. Вот только откуда набраться сил целый вечер сидеть напротив и болтать о пустяках?
        Наконец Блэйр принесла фужеры и поставила перед ним. Ее волосы источали сладкий запах персикового шампуня. Сердце Дрейка бешено заколотилось в груди, но он взял себя в руки.
        Они пили вино и ели крекеры с сыром.
        - Принести еще крекеров? - Блэйр положила локти на стойку и оказалась совсем уж близко.
        Помоги мне, Боже!
        - Спасибо, не беспокойтесь. Когда у меня их нет, я делаю вот так. - И он изобразил слоника на тыльной стороне ладони.
        Смеясь, Блэйр тоже протянула руку:
        - А я хочу обезьянку!
        Видя, как она слизывает свою обезьянку, Дрейк едва не потерял самообладание.
        Вспомни, что эта девица все здесь перевернула вверх дном и даже спрятала твои крекеры! - нашептал голосок где-то в глубине сознания, который, правда, становился все слабее и слабее.
        - Тут стало уютно. У вас здорово получилось, - только и смог сказать Дрейк.
        - Большое спасибо. А сейчас, извините, я схожу на кухню - нужно проверить, как там персиковый пирог. Заодно принесу рыбу и булочки.
        - Не могу сказать, что я сильно истосковался по персикам, но пахнет очень вкусно!
        Булочки и впрямь выглядели великолепно! Дрейку захотелось расцеловать эту взбалмошную девушку, которая не только умеет печь вкусные булочки, но и сама такая аппетитная, что захватывает дух.
        А Блэйр смотрела в глубокие глаза Дрейка и думала, что поневоле хочет привлечь его внимание. Между прочим, он отличный хозяин: старательно делает вид, будто слушает ту чушь, что она несет. Как будто ему это интересно! Блэйр нервно вздохнула. Господи, только бы ничего не опрокинуть!
        - Вам понравилось вино?
        - Да, очень славное. Мне кажется, я даже пробовала его раньше. Арманд приучил меня к хорошим винам.
        - Может быть, вы даже записали несколько названий в вашем знаменитом блокноте?
        - Да, - ответила Блэйр, бросив взгляд на изрядно подпорченный соленой водой блокнот.
        - Тогда не хотите ли как-нибудь заглянуть в ресторанный погреб? Там столько разных этикеток, что глаза разбегаются.
        Девушка кивнула, поражаясь тому, что Дрейк по-прежнему сидит напротив, поддерживает разговор и - самое удивительное - чувствует себя комфортно.
        - Рыба великолепна, Блэйр, но это… - он взял булочку, - это просто потрясающе.
        Она смущенно потупилась:
        - Спасибо. Мне было нетрудно.
        - Вы обязательно должны научить меня печь такие булочки. Хлеб, привезенный из Сан-Верде, хранится недолго. Здесь довольно сильная влажность, а мне очень не хватает свежего хлеба.
        - Тогда почему бы вам не заказать печь?
        - Хм, неплохая мысль. Времени у меня теперь предостаточно, а опыт придет сам собой.
        Нет, так не годится! В улыбке Дрейка было столько теплоты и признательности, что у Блэйр на глазах выступили слезы. Надо немедленно отвлечься. Девушка встала и решительно произнесла:
        - Пойду принесу пирог.


        Когда Блэйр вышла, Дрейк уронил голову на руки и прикрыл глаза. О какой же ерунде он только что болтал! Выпечка булочек… Полная чушь! Домашний хлеб, конечно, вещь хорошая, но она, черт возьми, через две недели уедет и больше никогда не вернется, так что не стоит и привыкать. По правде говоря, очень не хочется ее отпускать, но Блэйр, похоже, все равно. Что ж, придется делать вид, что и его присутствие девушки ни капельки не волнует.
        - Пирог еще горячий! - Оживленная, улыбающаяся Блэйр появилась в баре. Поставив блюдо на стол, она протянула Дрейку лопаточку. - Ну, отрезайте!
        Дрейк перевел взгляд с дымящегося пирога на Блэйр.
        - Кажется, я съел бы его целиком!
        - А вы не лопнете? - со смехом спросила девушка.
        - О, не беспокойтесь. Я очень долго постился. Даже не думал, что могу так соскучиться по домашней выпечке.
        - Знаете, что самое неприятное в пироге? - улыбнулась Блэйр. - Ждать, пока он остынет. Но если разрезать его сразу, начинка может вытечь.
        - Подумаешь… начинка. Ее и языком подлизать не грех.
        - Надо уметь себя контролировать.
        - Спасибо, я умею.
        - А я вот не всегда. - Она отломила немного корочки и положила в рот. - О, вкусно… Надеюсь, вам тоже понравится.
        - Даже не сомневаюсь. - Дрейк взял себе изрядный кусок.
        - Я думала, вы хотите съесть его целиком.
        - Мне только что пришло в голову, что пирог кажется намного вкуснее, если есть его вот так, по кусочкам. Не хотите? - спросил он, протягивая ей персик на вилке.
        Блэйр смутилась, но приняла персик.
        Да, на то, как она облизывала губы, стоило посмотреть!
        Может, и правда путь к сердцу мужчины лежит через желудок? - подумала Блэйр. Дрейк выглядит очень довольным. Наверное, теперь его можно попросить хоть немного рассказать о себе.
        - Почему вы сюда приехали? - решилась наконец девушка.
        Дрейк тут же перестал улыбаться и, отложив вилку, хмуро посмотрел на Блэйр.
        - Я не хочу об этом говорить.
        - Но я же рассказала вам об Арманде…
        - Вам нет никакой необходимости копаться в моих проблемах!
        - Почему же?
        - Потому что у меня это уже вот где… - Он рубанул рукой по горлу. - Я смертельно устал объяснять все по сто раз, а в ответ слышать, что мне надо обратиться к психиатру. Я не нуждаюсь в психиатре! - Он немного помолчал, успокаиваясь. - Хорошо, если вам так уж интересно, я расскажу. Так вот, мне уже стукнуло тридцать пять лет. И за это время я успел закончить колледж, заиметь собственное дело, завести нужные знакомства. Кроме того, я был послушным сыном, но, правда, оказался ни к черту не годным мужем.
        - Вы женаты? - Как она низко пала. Кокетничает с женатым мужчиной!
        - Теперь уже нет. Но я любил Тиффани.
        - Тиффани? Ее звали Тиффани?
        - Да. Она была потрясающая женщина. В том, что наш брак распался, виноват только я. Слава Богу, Тиффани нашла себе человека, достойного ее, и мы расстались друзьями. Я даже заведую, вернее, заведовал фондом колледжа, в котором учатся их дети.
        - Извините меня…
        - Нет, это вы меня простите, - отмахнулся Дрейк. - Я не должен был грубить вам.
        - Вы все еще ее любите?
        - Не так, как прежде. Мы поженились, едва окончив школу. Я с головой ушел в работу, а Тиффани настаивала, чтобы я хоть изредка был рядом. Она хотела родить ребенка. А мы с Роджером мечтали иметь собственное дело. В итоге я выбрал работу, и Тиффани ушла, поступив очень мудро.
        Блэйр молчала, боясь перебить Дрейка хоть словом. Он сделал паузу и заговорил вновь:
        - Роджер и я решили, что заработаем порядочный капитал, а потом закроем дело. Но мы продолжали вкалывать, даже когда наше дело расширилось и начало процветать. Становилось все труднее и труднее. Я попробовал работать меньше, но ничего не получалось, и я почувствовал себя в ловушке. Тогда я дал себе слово бросить все, когда мне исполнится тридцать пять. И вот я здесь.
        - Почему вы приехали именно сюда?
        - Я приезжал сюда как-то раз, и это место мне понравилось.
        - Если вы решили жить здесь, почему же не приведете отель в порядок?
        - Ну, все не так просто. У меня нет денег. На покупку острова я потратил почти всю наличность. А Роджер отказался выкупить мою долю от предприятия.
        - Я… думала над этой проблемой.
        - Ого. Звучит угрожающе, - насторожился Дрейк, глядя, как она открывает свой блокнот.
        - Вам ни о чем не нужно беспокоиться! Я разработаю подробный план ремонта и приведу в порядок «Приют Пиратов». Расплатиться со мной вы сможете потом, когда отель начнет приносить прибыль.
        - Вы как будто не слышали ни единого слова из моего рассказа! Я не собираюсь что-то переделывать. Да и вам это незачем. Лучше вернитесь к своей работе.
        - Там уже трудится моя преемница.
        - Найдите себе другое место.
        - Я и нашла - у вас, в «Приюте». У меня уже есть кое-какие идеи. Я могу найти инвесторов…
        - Стоп! Мне не нужны ни инвесторы, ни ваши хлопоты, ни порядок, ни, упаси Боже, туристы! Стоит только «привести все в порядок», как говорите вы, и начнется. Сюда будут приезжать толпами. Избавиться от гостей можно будет только одним способом - выйти с оружием в руках. Оставьте меня в покое!
        - Боюсь, я вас переоценила.
        Дрейк вскочил и, сжав кулаки, уставился на нее. Затем произнес, старательно сдерживая злость:
        - Вместо того чтобы совать нос в чужие дела, вы бы употребили свободное время на то, чтобы справиться со своими проблемами. Вы говорили, у вас нет ни дома, ни денег. Допустим, Марио отвезет вас в Сан-Верде. Но что вы будете делать дальше?
        Не дав ей ответить, он круто развернулся и исчез в темноте.



        Глава восьмая


«Что вы будете делать дальше?»
        Последний вопрос Дрейка мгновенно отрезвил Блэйр и заставил ее оценить реальность происходящего. А реальность, увы, состояла из сожженных мостов и пустого кошелька.
        Господи! Так что же теперь? На что ей надеяться?
        Появившись на острове, Блэйр сначала думала об Арманде, затем о том, как поскорее связаться с полицией, а после ее мысли переключились на Дрейка. И лишь сейчас до нее дошло, что она осталась совсем одна и нужно позаботиться о будущем.
        Вот ведь дурочка! - ругала себя Блэйр. Размечталась о реконструкции «Приюта Пиратов»! Предложила помощь человеку, который только и ждет, чтобы она убралась из его владений.
        А как было бы здорово остаться здесь! У Блэйр появился бы ряд обязанностей и солидная должность. И ее обвинения против Арманда имели бы больше веса.
        К тому же рядом постоянно находился бы Дрейк - хотя, зачем ей нужен угрюмый, пусть и сногсшибательный, отшельник, она понять не могла.
        Впрочем, сегодня вечером Блэйр поняла, что Дрейк умеет быть доброжелательным… и даже милым. Просто он не любит, когда ему надоедают.
        Долго-долго она сидела при мерцающих свечах, мечтая, чтобы Дрейк вернулся и сказал, что хорошенько подумал о ее планах и изменил свое мнение.
        Но он не вернулся.
        Блэйр вздохнула. Ничего он не собирается здесь перестраивать, разве что отремонтирует свою «Пиратку» и будет плавать на ней из порта в порт.
        Дрейк добровольно покинул общество, в то время как она, наоборот, всеми силами стремится войти в него. Их пути совершенно противоположные.
        И что теперь?
        Теперь ей нужен план. Блэйр снова пододвинула к себе блокнот и открыла чистую страницу.
        Написала: «цель», потом заменила на «ближайшую задачу». Сейчас все остальное должно отойти на задний план. Ближайшая задача - найти работу. Но еще раньше надо подыскать жилье. А для этого ей нужны деньги.
        Так, теперь следующая колонка: «имущество». Под ней надо бы написать: разорванное подвенечное платье; вуаль, от которой остались жалкие клочья; маленькие золотые сережки; кожаная записная книжка, пропитанная морской солью; одна пара белья; один спасательный круг. И одно разбитое сердце, которое, конечно, никем не ценится.
        Положение было таким безнадежным, что Блэйр уронила голову на руки и в первый раз за все пребывание на Приюте Пиратов разрыдалась.
        Плакала Блэйр недолго, и на следующее утро у нее появились наброски плана, однако его исполнение целиком зависело от помощи Люпы.
        Блэйр ночевала на софе в библиотеке. Она была более чем уверена, что Дрейк не приходил накануне почитать, и, если честно, ей до этого не было дела. Беспокоило лишь то, что она не знала, сколько проработают батарейки в рации, и понятия не имела, как запустить генератор. Иначе давно бы уже претворила свой замысел в жизнь.
        Девушка направилась в салон, и тут до нее донесся голос Дрейка. Она решила подслушать разговор. Вежливость и тактичность были забыты - на карту поставлено ее спасение.
        - Ну же, Люпа, я знаю, что ты там, - промурлыкал Дрейк. - Подойди, мы не общались с тобой два дня.
        - Четыре, - последовал ответ.
        Дрейк хихикнул:
        - Ты же знаешь, что ощущение времени у меня потеряно. - Его голос звучал низко и игриво.
        Блэйр могла поспорить, что Люпа сразу растаяла. Она просто должна была растаять.
        - И что ты хочешь? - нетерпеливо поинтересовалась Люпа.
        - Ты слышала какие-нибудь новости для моей… мм… гостьи?
        - Она все еще там?
        - И ты прекрасно это знаешь.
        - Ха. Тогда почему бы тебе не придушить ее прямо сейчас?
        - Она не такая уж плохая, - ответил Дрейк.
        Блэйр никак не ожидала, что он скажет о ней хоть что-нибудь хорошее. Он, конечно, особо не усердствовал, но хотя бы не согласился с Люпой.
        - Так ты что-нибудь слышала? - опять спросил Дрейк. - Какое-нибудь сообщение о пропавших? Или жалобы обманутых инвесторов?
        Блэйр затаила дыхание.
        - Нет.
        Дрейк так тяжело вздохнул, что даже заглушил биение сердца Блэйр.
        - Так как насчет карбюратора?
        Чудненько! Дрейк ставит ее в один ряд с карбюратором! Блэйр хотелось выглянуть из-за угла, но она не знала, в какую сторону смотрит сейчас Дрейк.
        - Тебе зачитать почту? - спросила Люпа после того, как Дрейк согласился заплатить за экстренную доставку карбюратора.
        - Появилось что-то новое? Кто-нибудь умер?
        - Нет, все в основном по-старому.
        - Ну, тогда не утруждай себя.
        - Почты скопилось очень много. - (Блэйр услышала обреченный стон.) - Почти все письма - от Роджера. Они с уведомлением, поэтому мне пришлось расписаться в получении.
        - Спасибо, Люпа. Извини за беспокойство.
        - А как же твоя мамочка? Она жаждет узнать что-нибудь о своем сыночке.
        - Ей надо было прислушиваться ко мне раньше, - услышала Блэйр ответ Дрейка. - Ты помнишь, я оставлял тебе открытки?
        - Те, где написано: «У меня все в порядке. Оставьте меня в покое»?
        - Да. Отправь одну по почте, ладно, Люпа?
        - Ладно. Но учти, у меня осталось только две штуки.
        - Я пришлю с Марио еще. - Он сделал паузу. - Скажи, Марио не может приехать ко мне прямо сейчас?
        Пожалуйста! - взмолилась про себя Блэйр.
        - Нет, Марио занят. Он ездит на остров только из уважения к тебе.
        - Он ездит на остров, потому что я хорошо плачу ему, - возразил Дрейк.
        - И поэтому тоже, - согласилась Люпа. - Слушай, Дрейк, ты уже составил список всего необходимого? Марио мог бы привезти твой заказ вместе с карбюратором, чтобы лишний раз не мотаться.
        - Конечно.
        Блэйр решила больше не прятаться. Она так непринужденно вошла в салон, как будто все их совместные интересы сводились к персиковому пирогу, и прислонилась бедром к столу. Дрейк ни разу не сбился, читая свой список, тем не менее его взгляд то и дело скользил по девушке вверх и вниз.
        - Ящик крекеров, - сказал он, глядя прямо на Блэйр.
        - Эта дрянь испортит твой желудок. Это не натуральный продукт.
        - Правильно, Люпа, - хмыкнула Блэйр.
        - Запиши: «два ящика».
        - Вы не забыли заказать печь? - спросила Блэйр. - Также побольше муки и сахара.
        - Эй, Люпа, - сказал Дрейк. - Я хочу начать выпекать хлеб. Какие у вас есть печки?
        - Когда вы закончите, - вставила Блэйр, - дайте мне сказать Люпе несколько слов.
        Дрейк отпустил кнопку микрофона:
        - Это ни к чему. Я не хочу, чтобы вы опять наседали на нее.
        - Она диспетчер полиции!
        - Да, но в Сан-Верде к тому, что произошло с вами, относятся проще, чем где-либо.
        - Ах вот как… - Блэйр резко отодвинулась от стола. - Отлично! Но можете ей передать от меня, что она как-никак представляет полицию Сан-Верде и, если сама не хочет говорить со мной, пусть лучше найдет того, кто захочет. Иначе я разнесу эту историю по всем газетам, по всем радиостанциям и ток-шоу, потому что мне нечего терять!
        Не дожидаясь реакции на свою тираду, Блэйр вылетела вон. Есть предел человеческому терпению, вот и ее терпению настал конец.
        Она несколько раз просила о помощи и прибегла к угрозам только тогда, когда совсем отчаялась ее получить.
        Она вошла в кухню и увидела, что Дрейк еще не варил кофе. И вероятно, даже не собирался. Почему? Да потому, что явно ожидал, когда за него это сделает она, Блэйр.
        Блэйр, безукоризненно соблюдающая правила. Блэйр, хорошая девочка. Блэйр, которая всегда старалась со всеми считаться и никогда не получала за это благодарности.
        Господи, что за дура!
        Девушка влетела в кладовую, схватила фильтр и с силой захлопнула дверь. Только бы вырваться с этого чертова острова! А там уж она покажет, на что способна. Если пообещала выступить с обличениями - непременно выступит. Ей действительно нечего терять.
        Блэйр наполнила кофейник и зажгла газ.
        - Кипи! - зарычала она.
        В кухню вошел Дрейк и негромко произнес:
        - Блэйр, если вы собираетесь продолжать в таком духе, то будьте осторожнее, не то что-нибудь сломаете.
        - Оставьте меня в покое!
        - Да что с вами?
        Она резко повернулась к нему:
        - Вы считаете, что только вам одному дозволено метать громы и молнии?
        - Нет, но вы уж слишком неистовствуете.
        - Правда? - Уперев руки в бока, Блэйр пожирала его глазами. - Вы передали Люпе мое сообщение?
        Он устало потер переносицу.
        - У нее… было много посетителей.
        - Надеюсь, они довольны ею, потому что, когда все узнают мою историю, это будет ее единственным занятием.
        - Блэйр…
        Блэйр развела руками:
        - Ток-шоу, интервью на радио, сенсационные заголовки, может быть, даже книгу напишу. У меня, видите ли, масса времени!
        - Простите, но вашим грандиозным планам вряд ли суждено сбыться. Если и раньше никому не было до вас дела, то не будет дела и потом.
        - Зря вы так думаете, Дрейк, - усмехнулась Блэйр. - Средства массовой информации - это прожорливый монстр, который только и ждет, чтобы ему дали излюбленное лакомство, а у меня есть для него подходящее угощение! - Она подняла руку и стала загибать пальцы: - Скандал, секс, коррупция в маленьких городках, беспомощная девушка, которая в одиночку борется против равнодушного правительства…
        - Подождите. Секс? Секса не было. Я бы это запомнил.
        - Ну конечно, не было! Но люди с готовностью поверят во что угодно, когда узнают, что мы провели здесь столько дней одни. - Особенно когда фотографии Дрейка будут напечатаны во всех газетах, подумала она про себя. Ни одна нормальная женщина не сможет перед ним устоять…
        - Я буду все отрицать.
        Взъерошив волосы и кокетливо надув губки, Блэйр натянула футболку так, что обозначились ее роскошные формы.
        - А что еще могут делать два человека на безлюдном островке? - спросила она.
        Дрейк во все глаза уставился на нее.
        - Я скажу, что между нами ничего не было.
        Картинно заломив руки, Блэйр воскликнула:
        - Ах, так он говорит, что я все лгу? А я думала, что небезразлична ему. - Голос ее задрожал. Всхлипнув, она уткнулась лицом в ладони.
        - Блэйр!
        Девушка отвела руки от лица, взглянула на Дрейка и расхохоталась:
        - Ха-ха! Теперь поняли? - Она продолжала злорадно смеяться: - Это будет нечто сенсационное!
        Дрейк стиснул зубы, кулаки его сжимались и разжимались, а Блэйр покатывалась со смеху, украшая свою выходку все новыми деталями.
        - Никогда не думал, что у меня появится желание ударить истеричную женщину, - прорычал Дрейк.
        Она вздернула подбородок:
        - Вот и не вздумайте, потому что я могу дать сдачи.
        Он долго смотрел в насмешливые черные глаза Блэйр, потом схватил ее за плечи, притянул к себе и поцеловал.
        Поцелуй был горячим и требовательным, полным раздражения, злости и скрытого желания.
        Особенно последнего. Дрейк избегал думать о Блэйр с того момента, как вытащил ее из океана. Но, сознательно уходя от мыслей о девушке, так внезапно ворвавшейся в его жизнь, Дрейк думал о ней все больше и больше.
        Ему пришлось поддержать ее, так как Блэйр безвольно повисла в его объятиях. Неожиданный поцелуй Дрейка поверг ее в полный шок.
        А Дрейку хотелось, чтобы Блэйр обвила его руками за шею, тогда он смог бы прижать ее к себе, погрузить пальцы в ее душистые волосы и запрокинуть ей голову, чтобы можно было снова и снова целовать ее сочные губы. Сейчас тело девушки сковывало его движения, мешало как следует налюбоваться лицом…
        Внезапно Дрейк отстранил ее от себя. Не оттолкнул, а именно отстранил.
        Губы Блэйр приоткрылись.
        - Зачем это все? - задыхаясь, спросила она.
        - Чтобы выяснить, как вы поступите в ответ.
        - Что вы сказали?
        - Ничего.
        Глядя в глаза ошеломленной девушки, он взял ее руки и положил их к себе на плечи. Потом приподнял подбородок Блэйр и опять поцеловал ее. Блэйр по-прежнему не отвечала на поцелуй, но по крайней мере и не начала вырываться. Хороший знак, подумал Дрейк.
        Руки его спустились по гибкой спине Блэйр и захватили ее бедра, притягивая к себе. Она сдалась с тихим коротким стоном, зародившимся где-то в глубине ее горла.
        Дрейк больше почувствовал его, чем услышал. Одним рывком он выдернул футболку Блэйр из белых брюк и стянул прямо через голову. Скользя руками по ее талии, он наслаждался ощущением шелковистой кожи.
        Потом он вызвал в памяти образ Блэйр в подвенечном платье, Блэйр во вчерашнем вечернем туалете. Воображение его разыгралось, кровь забурлила.
        Не в силах сдерживаться, Дрейк сорвал с Блэйр кружевной бюстгальтер и обвил руками ее спину, жарко дыша в лицо.
        Блэйр вздрогнула и отпрянула.
        Ну, хорошо, может быть, он чересчур спешит. Дрейк опять положил руки на талию Блэйр и коснулся губами ее шеи.
        Он почувствовал, как Блэйр глубоко вздохнула, и его руки снова пришли в движение.
        - Что происходит, Дрейк?
        - Хочу свести тебя с ума своими поцелуями. - Он захватил губами ее ухо.
        - Но я еще пока в здравом уме!
        Улыбаясь, он провел цепочку поцелуев к ее рту.
        - Что ж, постараюсь быть более страстным.
        - Дрейк, остановись!
        Его губы замерли в миллиметре от ее губ.
        - Мне послышалось, ты сказала «остановись»?
        - Да, сказала.
        - Это значит: остановиться совсем или продолжать, но только медленней?
        - Это значит: «красный свет».
        Дрейк сглотнул:
        - А когда будет зеленый?
        Не услышав ответа, он поднял голову и встретил ее пристальный взгляд.
        - Что мы будем делать дальше? - спросила она.
        Дрейк улыбнулся:
        - Можно, конечно, пойти на пляж, но в моей постели хватит места для двоих. - Он провел указательным пальцем по ее губам.
        - Нет, я имела в виду - что будет потом.
        - Все, что хочешь. В нашем распоряжении почти две недели.
        - Другими словами, пока не приедет Марио, правильно? - грустно спросила Блэйр.
        Наконец ее слова дошли до восприятия Дрейка, затуманенного желанием.
        - Ну… да.
        - Понятно.
        - Здесь нет для тебя ничего привлекательного, Блэйр.
        - Здесь ты, - сказала она, твердо посмотрев ему в глаза.
        Он покачал головой:
        - Мне нечего предложить тебе.
        Чуть склонив голову, Блэйр улыбнулась, и на ее щеках появились милые ямочки.
        - Ты предлагаешь мне одежду, кров и очаровательный пейзаж. Что мне еще нужно? - повторила она слова, сказанные когда-то им самим.
        Хотя кровь кипела в нем, а страстное желание уже невозможно было скрывать, Дрейк оторвал ее руки от своей шеи.
        - Тебе нужна надежность. Ты стремишься к преуспеванию. У тебя есть цель. Я же хочу плыть по течению и всю свою оставшуюся жизнь не зависеть ни от кого.
        - Со временем твои взгляды могут измениться…
        Дрейк приложил палец к ее губам:
        - Ты так уверена? Вот видишь, Блэйр, ты молчишь. Хочу дать тебе совет: не рассчитывай на меня. - И, поцеловав Блэйр в макушку, он оставил ее на кухне.


* * *
        Только через два часа Блэйр окончательно пришла в себя. Весь кофейник она выпила одна, и это несколько прочистило ей мозги. Пришло единственно верное решение: надо поскорее избавиться от иллюзии, что она может стать частью жизни Дрейка.
        Дрейк не думает о своем будущем. Он живет сегодняшним днем, каким бы ни был этот день. Какая для него разница, останется ли Блэйр на острове или нет? А она-то, дурочка, возомнила Бог весть что! Давно пора смириться с тем, что ей не везет в любви. И никогда не повезет.
        Дрейк прав. Ей нужно устраивать свою жизнь. Ей необходима надежная опора. Довольно перелетать с места на место. А Дрейк - Дрейк просто молодец, что не воспользовался ее минутной слабостью и вовремя остановился.


        Даже по прошествии трех дней Блэйр все еще думала о Дрейке и вспоминала те волшебные ощущения, которые он пробудил в ней своими поцелуями. Сидя на берегу и швыряя в океан разноцветные ракушки, она то и дело оглядывалась на здание отеля.
        Вот он появился и направился к «Пиратке». Блэйр поспешно отвернулась. Еще заметит, что она за ним наблюдает!
        Последние три дня они избегали друг друга, встречаясь только во время совместных ужинов.
        А вчера вечером она сама все испортила…
        Девушка застонала и, вспоминая, как все было, легла ничком в песок.
        В библиотеке, при свечах, Дрейк выглядел таким красивым, что Блэйр совершила непростительную ошибку. Они только что поужинали и теперь читали в разных углах комнаты. Правда, Блэйр почти не смотрела в книгу. Поглядывая на четкий мужской профиль, она размышляла о том безрадостном прозябании, что ждет ее впереди. А ведь Дрейк предложил ей целых две недели счастья!..
        Отложив книгу, Блэйр подошла к Дрейку сзади и принялась медленно массировать его мышцы. Сперва Дрейк сидел как каменный, потом откинул назад голову и закрыл глаза.
        Его губы были совсем рядом, полуоткрытые, готовые к поцелую.
        И Блэйр приникла к ним своими губами.
        Первые несколько секунд он отвечал ей, потом резко отстранился.
        - Все в порядке, - сказала она, задыхаясь. - Я могу продолжать.
        Дрейк встал и покачал головой:
        - А вот я не могу. Пожалуйста, больше не предпринимай никаких физических действий.
        Он так и сказал: «физические действия». Вот ведь выражение нашел! Прямо ревнивый блюститель закона против сексуальных домогательств. Страшное смущение заставило ее сорваться на крик. Вдоволь наоравшись, она выскочила вон, схватила банки с крекерами и принялась швырять их ему в лицо.
        Он спокойно поймал их одну за другой, поблагодарил ее и вернулся к своей книге.
        Блэйр понуро ретировалась в бунгало номер один…
        - Какая я идиотка! - стонала она, лежа на пляже и представляя, как выглядела, обстреливая его банками. Вполне естественно, Дрейк вздохнет с облегчением, когда она уберется с его острова!
        Почувствовав покалывание на коже рук и ног, Блэйр поняла, что пора зайти в помещение. К тому же ей хотелось есть.
        Она поднялась, стряхнула прилипший к футболке песок и перевела взгляд на горизонт.
        Черная точка, которую Блэйр сначала приняла за птицу, стала больше. Забыв об опасности обгореть, девушка наблюдала, как точка превратилась в пятнышко, качающееся на волнах.
        Это, должно быть, грузовое судно. Карбюратор прибыл раньше, чем предполагалось. Блэйр на полуденном солнце почувствовала озноб. Сейчас она уедет и никогда больше не увидит Дрейка.
        Нет! Она не может покинуть остров и навсегда расстаться с Дрейком, не оставив себе воспоминания, которые будут греть ее долгими холодными ночами.
        Лодка быстро приближалась.
        Что же я стою? - встрепенулась Блэйр. Скорее к Дрейку!
        И она стремглав бросилась к «Пиратке», стягивая на ходу футболку, чтобы сэкономить время.
        - Дрейк! Ты где?
        Дрейк находился в каюте, где проверял электрические контакты в распределительном щите. Услыхав крики запыхавшейся Блэйр и надеясь, что она не успела ничего поджечь, он поднялся по трапу и свесился через поручни.
        По тропинке стремительно летела Блэйр. Что за черт! Кажется, она без футболки…
        Дрейк поморгал. Проклятие, у него слишком живое воображение! Он так часто мысленно раздевал ее, что и сейчас его зрение машинально воспроизвело эту картинку. Впрочем, на девушке действительно один только белый кружевной бюстгальтер. Что она задумала?
        - Спускайся! - скомандовала Блэйр, прерывисто дыша.
        Сверху открывался чудесный обзор. Дрейк медлил, любуясь ее полной грудью, едва прикрытой полупрозрачным кружевом.
        - Чего ты хочешь?
        - Тебя.
        Дрейк ткнул себя в грудь:
        - Вот он я. Никуда не делся.
        - Хорошо, если ты не спустишься, то я сама поднимусь. - Она начала взбираться по трапу. - Если подумать, так даже лучше. Здесь нам будет удобнее.
        - Удобнее для чего?
        - Для секса.
        Дрейк чуть не поперхнулся. У него явно галлюцинации. Наверное, не стоит проводить столько времени под палящим солнцем - хотя он только что возился в каюте.
        И вот она стоит перед ним, а у Дрейка в голове бьется одна-единственная мысль: уж если у него такое хорошее воображение, может быть, удастся представить ее и без бюстгальтера?..
        А потом он уже ни о чем не думал, потому что Блэйр жадно целовала его, и ему вовсе не хотелось отталкивать ее. То, что происходит, - чистейшей воды галлюцинация, значит, никаких проблем нет. Разве не так?
        - Нам нужно торопиться. - В своем стремлении как можно скорее раздеть Дрейка Блэйр схватилась за его футболку и неуклюже натянула ему на голову.
        - Черт, Блэйр, что ты делаешь? - Дрейк отпихнул ее руки и снял футболку.
        - Воспоминания! Мне нужны воспоминания.
        - О чем?
        - О том, что называют счастьем. - Она рассыпала по его груди легкие поцелуи. Потом подняла голову и умоляюще посмотрела на него. - Пожалуйста, Дрейк.
        - Ты серьезно?
        - Да!
        - И на тебе действительно нет футболки? Мне не привиделось?
        Блэйр оглядела себя.
        - Мм, нет. - Она быстро расстегнула молнию на шортах и сбросила их. - Теперь на мне нет и шорт.
        Дрейк зажмурился. Блэйр здесь, и почти обнаженная. Может, тут кроется какой-нибудь подвох? Ну и черт с ним. Сейчас не до того.
        Все еще не открывая глаз, он потянулся к ней, и его руки нашли изгиб ее талии. Кожа Блэйр мгновенно покрылась мурашками, и он улыбнулся такой реакции. Желание переполняло Дрейка, но он намеренно подавлял его, стремясь продлить удовольствие.
        От быстрого бега ее грудь высоко вздымалась.
        Руки Дрейка скользнули ниже и обхватили покачивающиеся бедра.
        - Быстрее, - шептала она, сжимая его в объятиях.
        - Блэйр, - задыхался Дрейк. Он наклонил голову, зная, что ее губы найдут его; наслаждаясь этой минутой, он вдыхал запах солнца, моря и Блэйр.
        - Давай же, Дрейк.
        - Конечно, конечно. Будь терпеливой. - Он хищно улыбнулся и снова наклонился к ней. - Нам принадлежит все время в мире.
        Она отстранилась от его поцелуя:
        - Нет, это не так.
        - Почему?
        - Потому что Марио на пути к…
        - Марио? - жестко спросил он.
        Блэйр кивнула:
        - Да, я видела лодку, так что меня здесь скоро уже не будет. Я никогда больше тебя не увижу, и…
        - Не волнуйся. - Дрейк шагнул в рубку, поднес к глазам бинокль и навел его на горизонт.
        Блэйр воспользовалась этим, чтобы стянуть с него шорты.
        Дрейк рывком натянул шорты:
        - Веди себя прилично!
        - Ой-ой, какие мы стеснительные! Если бы я знала, что ты не носишь белье, то сделала бы это уже давно, - игриво заявила Блэйр.
        - Ну да, ведь мы с тобой на острове одни, - усмехнулся Дрейк и снова уставился в бинокль. - Я хочу удостовериться, что это Марио. Не все, кто плавает в здешних водах, настроены дружелюбно.
        Блэйр обвила руками его плечи.
        - А если это Марио, мы можем заняться сексом?
        - Ты хочешь заняться сексом с Марио?
        - Нет! - Блэйр легонько шлепнула его. - С тобой.
        - И сохранить единственное воспоминание о том, как мы любили друг друга в безумной спешке? Ну нет! У меня, видишь ли, есть гордость.
        - Дрейк!
        - Подожди. - Дрейк пристально вглядывался в очертания лодки. - Похоже на Марио, но… с ним люди.
        Блэйр перестала целовать его в шею.
        - Сколько человек?
        - Отсюда не видно. - Дрейк опустил бинокль. Взяв ее лицо в ладони, он нежно поцеловал девушку. - Блэйр, я польщен, но… - Он покачал головой.
        Глаза Блэйр наполнились слезами.
        - Ведь я никогда больше тебя не увижу, да?
        Да. Им не суждено встретиться вновь. Сердце Дрейка неприятно дрогнуло. Ему будет не хватать Блэйр, но настолько ли, чтобы попросить ее остаться?
        Не найдя ответа в своей душе, он снова вскинул бинокль, стараясь не слушать всхлипываний Блэйр.
        - Нет! Не может быть.
        - Дрейк? Что-то серьезное?
        - Похоже на то. - Он протер глаза и еще раз посмотрел в бинокль. - Тебе лучше одеться. Марио привез мою мать.



        Глава девятая

        На самом деле все обстояло намного хуже.
        Пока Блэйр искала свои шорты, Дрейк выяснял, кто еще приехал с Марио.
        - Что за черт? Она взяла с собой Памелу!
        - Кто такая Памела?
        - Тебе это неинтересно.
        - Нет, интересно.
        - Бог мой! Да с ними Роджер!
        - А Роджер кто? Муж Памелы? - с надеждой спросила Блэйр.
        - Экзетер. Мой деловой партнер.
        - Ах да, ты мне говорил. - Она наконец нашарила свои шорты в куче водорослей.
        - Кто же теперь ведет торговлю? Кого он оставил вместо себя? - Дрейк в ярости топнул ногой и нецензурно выругался.
        У Блэйр были свои проблемы. Она оставила футболку там, на пляже. Если мать Дрейка застанет ее в таком виде, скандала не избежать. Ведь первое впечатление самое важное.
        Оставив Дрейка позади, Блэйр помчалась по дорожке, надеясь, что сможет найти футболку раньше, чем предстанет перед гостями, а те уже приближались в моторной лодке. Увы! Футболка являла собой жалкое зрелище. Грязная мятая тряпка. Схватив ее, девушка побежала к отелю.
        Пока она надевала белую рубашку, в которой была прошлым вечером, Дрейк подошел к причалу и замер, широко расставив ноги и уперев руки в бока. Его величественная поза ясно говорила: «Лучше не подходи».
        Выглядел он сногсшибательно.
        Подозревая, что гости вскоре появятся в отеле, Блэйр быстро вскипятила воду, чтобы приготовить для них чай со льдом. Чай - напиток цивилизованный, но она чувствовала, что цивилизация заглянула сюда ненадолго.
        У Дрейка не было лимонов, поэтому она сорвала несколько листиков мяты в саду. Потом подошла к окну и стала наблюдать за разыгрывающейся драмой.
        Судя по всему, Дрейк их не приглашал. С каменным лицом он подал дамам руку и помог выбраться на берег. На судне остался только один человек, который принялся выгружать какие-то коробки. Это, должно быть, Марио, решила Блэйр.
        Для нее не составило труда догадаться, что женщина в шляпке и в синем платье - мать Дрейка, женщина помоложе - загадочная Памела, но там было двое мужчин, а Дрейк упомянул только одного.
        Сжав зубы так, что на челюстях выступили желваки, Дрейк прошествовал по асфальтированной дорожке и вошел в здание.
        - О, Дрейк! - услышала Блэйр голос пожилой женщины. - Ты не можешь жить в такой дыре!
        - Могу, и с комфортом, если хочешь знать, - ответил Дрейк. - Вы заходите или нет?
        - А это не опасно? - спросил один из мужчин.
        - Все зависит от причин, которые занесли вас сюда, - мрачно сказал Дрейк.
        - Я думаю, нам стоит принять приглашение Дрейка, - произнес другой мужчина. После некоторого промедления и первый последовал за ним.
        Блэйр все еще была на кухне и теперь их не видела. Зато слышала отлично.
        - Дрейк, приятель, на это место явно был налет. - Должно быть, Роджер.
        - Три налета.
        - Я говорил тебе, что отель нужно проверить. Не в твоем стиле платить за кота в мешке.
        - Это не объект для капиталовложений, а мой дом.
        - Ну, как скажешь, приятель, - покровительственным тоном заявил Роджер.
        Удивительно, но Дрейк сдержался.
        - Миссис О'Киф, позвольте, я найду куда вас усадить, - раздался молодой женский голос, в котором слышалось явное неудовольствие.
        Блэйр догадалась, что все пошли в бар, где можно расположиться поудобнее. Теперь она ничего не услышит.
        Заварив чай, она положила кусочки льда в металлическую коробочку. Потом поставила ее на поднос, рядом - стаканы, блюдце с листьями мяты и чайник и вышла в коридор с подносом в руках.
        - …Ситуация заинтересовала его, - услышала Блэйр. - И доктор Фарнхейм захотел поговорить с тобой.
        - О чем?
        Раздалось негромкое покашливание. Вероятно, второй мужчина и есть доктор Фарнхейм, решила Блэйр.
        - О чем пожелаете, Дрейк.
        - Я не хочу ни о чем говорить.
        - Тогда и не нужно, - покладисто согласился доктор.
        - Доктор Фарнхейм… - вмешалась мать Дрейка, но врач ее тут же перебил:
        - Мы свалились как снег на голову. Дрейку нужно привыкнуть к людям после стольких месяцев одиночества.
        Блэйр остановилась. Какие странные слова!
        - Дрейк, ты еще ни слова не сказал Памеле! - возмутилась пожилая дама.
        - Памела, какого черта тебя сюда занесло?
        - Дрейк! Доктор Фарнхейм, вы видите, как враждебно он настроен?
        - Как я и предполагал, миссис О'Киф.
        - А чем вы занимаетесь? - спросил Дрейк.
        - Моя специальность - психиатрия.
        - Мать! Ты когда-нибудь угомонишься?
        - Просто отнеситесь ко мне как к другу, - продолжал доктор таким тоном, что Блэйр захотелось как следует его встряхнуть. Очевидно, Дрейк чувствовал то же самое.
        - Заткнитесь! - взревел он.
        Хватит торчать под дверью, решила Блэйр. Самое время войти. Может, чаепитие разрядит обстановку. Однако неожиданное появление девушки восприняли намного хуже, чем она ожидала.
        Миссис О'Киф завизжала и схватилась за сердце. Блондинка, примерно одного с Блэйр возраста, захлопотала около пожилой леди. Когда первое потрясение прошло, Блэйр увидела, что лысый, пузатый мужчина, из-под шорт которого виднелись бледные волосатые ноги, понимающе кивнул. Другой мужчина, намного старше, с седой шевелюрой, молча переводил взгляд с Блэйр на Дрейка.
        Блэйр пересекла комнату и поставила поднос на стол, за которым они с Дрейком так замечательно поужинали в последний раз. Потом неуверенно посмотрела на Дрейка, надеясь, что он подскажет ей, как себя вести - сию же минуту исчезнуть из бара или остаться.
        Дрейк выглядел жутко, челюсти его сжимались и разжимались, прерывистое дыхание с шумом вырывалось из груди. Мертвенно-бледный, он застыл возле стойки, готовый вот-вот взорваться. Блэйр схватила кресло и пододвинула к нему. Глаза Дрейка впились в ее лицо.
        - Сядь, - прошептала Блэйр. Он не двигался с места, и тогда она взяла его за плечо, побуждая опуститься в кресло.
        - Памела, дорогая, наберись мужества! Он сошелся с местной женщиной, - театральным шепотом возвестила миссис О'Киф.
        Возмущенная Блэйр открыла рот, чтобы возразить, но Дрейк намертво вцепился в ее руку и сел в кресло.
        Он хочет, чтобы я была рядом! Блэйр настолько обрадовалась, что все объяснения вылетели у нее из головы.
        - Ну, Дрейк, - сказал доктор так, будто говорил с ребенком, - почему вы не представите нам свою подругу?
        - Прежде объясните причину вашего появления здесь.
        Миссис О'Киф посмотрела на доктора Фарнхейма, и тот кивнул.
        - Дрейк, мы за тебя волновались.
        - Я же послал сообщение, что у меня все в порядке. - Дрейк потянул Блэйр за руку, и девушке пришлось сесть на ручку кресла. Дрейк положил ей руку на талию: - Ты подтверждаешь, любимая?
        Вот, значит, чего он хочет! Отлично, она сыграет для него знойную девушку с островов. Блэйр кивнула и бросила на него страстный взгляд.
        - Но ты не ответил ни на одно из наших писем, - упрекнула сына миссис О'Киф.
        - Я перестал читать их. У меня были другие дела. - Дрейк так посмотрел на Блэйр, что ее сердце забилось сильнее.
        Доктор Фарнхейм достал из кармана маленькую черную записную книжку и что-то в ней написал.
        - Ты мог хотя бы позвонить! - визгливо воскликнула миссис О'Киф.
        - Здесь нет телефона, - по-прежнему не отрывая глаз от Блэйр, проговорил Дрейк.
        - Я так и думал, - сказал Роджер. - Поэтому привез тебе вот это. - Он пересек комнату и протянул Дрейку продолговатый черный предмет. - Мобильный телефон. Весьма полезная штука.
        Дрейк посмотрел на Роджера:
        - Я знаю, что это такое.
        - Ты сможешь поймать отсюда даже Бронсвилл.
        - Мне нет нужды связываться с Бронсвиллом. - Он попытался вернуть телефон Роджеру, но тот не взял его.
        Блэйр поразило то, как они обращаются с Дрейком - как будто он душевнобольной или недоумок.
        Вдруг она заметила, что доктор Фарнхейм внимательно рассматривает бутылки, стоящие на полках. Очевидно, потом сделает очередную пометку. Интересно, будут ли бутылки, расставленные по алфавиту, свидетельствовать о, моральной неустойчивости Дрейка? - с тревогой подумала она.
        - Я бы хотела иногда слышать твой голос, - сказала миссис О'Киф.
        - Понимаю, мама, но ты никогда толком ко мне не прислушивалась.
        - Миссис О'Киф, - перебил их доктор Фарнхейм, слегка наклонив голову, - одну минутку. Расскажите мне, Дрейк, о том, как вы живете здесь.
        - Ужу рыбу, ем и сплю. Вы удовлетворены? - огрызнулся Дрейк.
        - Надеюсь, ты эту рыбу сперва жаришь? - спросила Памела.
        - Когда как, - ответил он.
        Памела судорожно сглотнула. Миссис О'Киф переглянулась с Роджером. Доктор Фарнхейм сделал новую пометку в блокноте.
        Дрейк презрительно посмотрел на них.
        - Да брось, Памела! Даже ты пробовала когда-то суши.
        - Суши и сырая рыба - не одно и то же, - заявила она. Если мать Дрейка постепенно приходила в себя от внезапного появления Блэйр, то Памела все никак не могла опомниться.
        На редкость хорошенькая девушка, отметила про себя Блэйр. В белых шортах, в футболке в белую и розовую полоску и розовых носках, на тонких запястьях браслеты, солнцезащитный козырек надвинут на лоб. Однако Дрейк явно не рад ее присутствию, значит, она не соперница и не представляет серьезной угрозы.
        А вот Роджер - действительно мерзкий тип. Вон как уставился на нее! Грациозно изогнувшись, Блэйр придвинулась поближе к Дрейку.
        - Я заметил, что у вас здесь большой запас спиртного, Дрейк.
        Приторный голос доктора действовал Блэйр на нервы почти так же, как то, что он ходил вокруг да около, но ничего конкретного не говорил.
        - О спиртном позаботились бывшие владельцы.
        - Должно быть, вам это по вкусу.
        - Если вы хотите узнать, сколько я выпиваю, спросите меня прямо.
        Доктор обрадовался:
        - В среднем сколько вы выпиваете за день?
        - Зависит от того, расцениваете ли вы бутылку как одну порцию.
        Блэйр игриво толкнула его в бок локтем. Дрейк широко ухмыльнулся.
        Миссис О'Киф с неодобрением посмотрела на них:
        - Это семейное дело, милочка. Может быть, ты пойдешь и еще что-нибудь приготовишь?
        - У нее нет привычки встревать в разговор, мама.
        Памела что-то шепнула миссис О'Киф, и та чуть подалась вперед.
        - Ты-го-во-ришь-по-ан-глий-ски? - громко спросила она, тщательно выговаривая слова.
        Блэйр обняла Дрейка.
        - Я говорить язык лубви.
        - И она свободно на нем общается, - добавил Дрейк, перед тем как запечатлеть на губах Блэйр поцелуй, который показал всем, что целоваться подобным образом этой парочке не впервой.
        Получилось намного лучше, чем в тот раз. Поцелуй был влажным и горячим, руки Дрейка блуждали по телу Блэйр там, где им не полагалось - во всяком случае, при людях. Блэйр растворилась бы в поцелуе без остатка, если бы не неудобное положение на ручке кресла. Она выпрямилась и увидела, что доктор Фарнхейм резво строчит в своем блокноте, Роджер ухмыляется, миссис О'Киф старательно отводит глаза, а Памела смотрит на них с неприкрытой враждебностью. Не отнимая рук от шеи Дрейка, Блэйр изобразила улыбку сексуально удовлетворенной женщины - ловкий трюк, если учесть, что таковой она не была никогда.
        - Я приготовила для вас чай со льдом. Угосяйсись, пажалста. - Ее акцент был похож на произношение островитянки еще меньше, чем говорок цыганской гадалки, но никто этого не заметил.
        - Я выпью чая, - заявил Роджер. Он налил себе стакан, выпил и налил еще.
        - Осторожнее, Роджер, - предостерегла миссис О'Киф. - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Прекрасно утоляет жажду.
        - О мой Бог! Они думают, я его отравил? - промурлыкала Блэйр, обращаясь к Дрейку.
        - А ты его не отравила? - промурлыкал он в ответ.
        - Я тоже выпью чашечку чая со льдом. - Улыбнувшись Блэйр, доктор Фарнхейм подошел к столу.
        Поздновато он демонстрирует свое доверие, подумала Блэйр. Женщины удостоверились, что Роджер не намерен падать замертво, и тоже присоединились к доктору.
        Пока гости толпились вокруг стола в другом конце комнаты, Блэйр шепнула Дрейку:
        - Как ты думаешь, почему они здесь?
        - Это проверка на вменяемость, Блэйр. Ты что, еще не догадалась?
        - Но тогда почему ты ведешь себя так враждебно?
        - Потому что они уже заранее во всем уверены. И если я буду вести себя по-другому, это ничего не изменит.
        Безнадежность в его голосе встревожила Блэйр.
        - Понимаю. Но будь вежлив с Фарнхеймом, и он скажет твоей матери, что это лишь ее домыслы.
        - В таком случае она будет возить сюда психиатров до тех пор, пока не добьется своего.
        В этот момент Блэйр наконец поняла Дрейка. Теперь она знала, почему он приехал жить сюда и почему не хочет возвращаться. Неясно было только то, как он вообще мог жить с этими людьми, да еще так долго. Чего они от него хотят? Почему не оставят его в покое?
        - Ты можешь сказать Марио, чтобы он не привозил ее больше?
        - Она найдет кого-нибудь еще.
        - Ей везет. Мне вот не удалось.
        - Ты не так богата, как она.
        - Чай-со-льдом-очень-вкусный! - прокричала миссис О'Киф.
        - А ты еще говорил, что я тебя раздражаю, - пробормотала Блэйр.
        Обольстительно улыбаясь, к ним подошла Памела.
        - Дрейк, если можно, я бы хотела взглянуть на твой дом.
        - Да, Дрейк, нам всем интересно узнать, как вы живете, - доктор Фарнхейм присоединился к Памеле.
        - О, не знаю, смогу ли вынести это! - простонала миссис О'Киф, однако пошла вместе со всеми.
        На негнущихся ногах Дрейк шел по комнатам, Блэйр семенила за ним.
        - Бар. Столовая. Разрушенные офисы, которые подлежат ремонту.
        Он прошествовал дальше, но остальные, напуганные мрачными стенами коридора, остановились и нерешительно переглянулись. Блэйр с улыбкой помахала им рукой, как бы убеждая, что никакой опасности нет.
        Дрейк нетерпеливо ждал около салона.
        - Моя спальня, - пояснил он, и все взгляды прилипли к смятой постели.
        Блэйр вопросительно посмотрела на Дрейка, кивнув на закрытую дверь в библиотеку, но он покачал головой. А жаль. Это было единственное цивилизованное место во всем здании.
        Мать Дрейка вошла в салон и уставилась на груды мебели у стен. Потом снова обменялась взглядом с доктором Фарнхеймом.
        Роджер хранил молчание. Интересно, на чьей он, собственно, стороне? - подумала Блэйр.
        - А где твоя комната? - вызывающе спросила у нее Памела.
        - Я живу домик в джюнглях.
        - О! - Памела расплылась в радостной улыбке.
        - Но мне стало немножко одиноко в джюнглях, - добавила Блэйр, сделав наивное лицо.
        - Поэтому она больше там не спит, - усмехнулся Дрейк.
        - Сын! - одернула его мать. - Незачем демонстрировать это перед твоей невестой.
        Поймав вопросительный взгляд Блэйр, он посмотрел на Памелу.
        - Она мне не невеста!
        Памела моргнула и заломила руки:
        - Дрейк! Я… я не ослышалась?
        - Я сказал чистую правду, и ты прекрасно это знаешь.
        - Но… - Памела взглянула на его мать, потом на психиатра. - Я считала, что нравлюсь ему!
        - Конечно, нравишься, дорогая девочка. Он сам не знает, что говорит. - Миссис О'Киф сжала руку Памелы и посмотрела на Фарнхейма, который, как всегда, что-то писал в блокноте.
        - Браво! - Блэйр захлопала в ладоши. - Даже я не сыграла бы лучше.
        Обе женщины посмотрели на нее уничтожающим взглядом.
        Дрейк ходил по комнате.
        - Это поразительно! У тебя, мама, все как по сценарию расписано.
        - Господи, о чем ты? - ужаснулась миссис О'Киф. - Теперь вы видите, доктор? Он несет совершеннейшую чушь. Хоть они и не были официально помолвлены, между ними, безусловно, установилось понимание.
        - Скорее, непонимание, если ты помнишь, - уточнил Дрейк.
        - Если бы с тобой не произошло… этого расстройства, вы с Памелой были бы уже женаты.
        Никакого расстройства с ним не произошло, но, безусловно, могло произойти, если бы он продолжал вести прежний образ жизни.
        - Вы заблуждаетесь. Обе. - Он повернулся к Фарнхейму: - Надеюсь, что это вы тоже отметите в своих записях.
        - Я отмечаю все особенности данной ситуации, - отозвался Фарнхейм.
        Как же от них избавиться? - думал Дрейк. Прямо театр абсурда! Он чувствовал, как кровь закипает все сильнее и сильнее с каждой минутой.
        Он схватил Блэйр за руку и пошел по коридору.
        - Спасибо, что поучаствовал, приятель, - сказал он, проходя мимо Роджера.
        Тот развел руками.
        - Эй, я же не знал, что за романтическую чепуху ты нашептывал на ухо Памеле.
        - Ничего я не нашептывал. - Дрейк показал пальцем на одну из дверей. - Это моя кладовая. Кухня - в той стороне.
        - И прекрасно обустроена, говорю как профессионал, - вставила Блэйр. - Уж не забудьте рассказать об этом остальной компании.
        Дрейк усмехнулся. Девушка просто великолепна, а он поступил как порядочная свинья, используя ее для того, чтобы досадить Памеле, но только таким способом можно убедить Памелу и мать оставить его наконец в покое.
        Все собрались на кухне.
        - А вот еще один мой добрый приятель. - Дрейк подошел к осунувшемуся Марио, который сидел на двух коробках и обмахивался соломенной шляпой, и хлопнул его по плечу. - Как житуха, Марио?
        Марио слабо улыбнулся:
        - Превосходно, сеньор Дрейк.
        - Как прошло путешествие? Гладко и скучновато или все-таки немного штормило?
        - Это было чудесное бурное путешествие, - поморщился Марио.
        - Мужайся, дружок. Тебе еще предстоит путь назад.
        Остатки краски покинули щеки Марио, и он закрыл глаза.
        - Я вижу, ты привез мой заказ.
        - Да. Два ящика крекеров.
        - Это все, чем ты питаешься? - воскликнула мать Дрейка.
        - Не забудьте про сырую рыбу, - напомнила Памела.
        Пожилая дама рухнула на стул и прижала ладонь ко лбу.
        - Доктор Фарнхейм, вы уже достаточно увидели?
        Доктор сел рядом с ней и Памелой и принялся тихонько о чем-то шептать. Затравленно посмотрев на Дрейка, Марио удрал из кухни.
        Роджер обвел взглядом сидящую за столом троицу и тихо обратился к Дрейку:
        - Твоя мать очень расстроена.
        У Дрейка отвисла челюсть. Он мог понять свою мать, даже Памелу. Но Роджер? Какое отношение имеет ко всему этому Роджер?
        - Как матери удалось уговорить тебя приехать на остров?
        - Она меня не уговаривала. Я тоже беспокоился, не спятил ли ты, дружище.
        Мужчины пристально смотрели друг на друга. Сорок фунтов лишнего веса, болезненно-бледная кожа и темные круги под глазами у Роджера ясно свидетельствовали о том, во что мог превратиться Дрейк, останься он в компании
«Экзетер - О'Киф».
        Роджер покачал головой:
        - Парень, как ты мог уехать? Мы напали на золотую жилу.
        - Я заработал достаточно денег.
        - А я нет! - Роджер ударил себя в грудь. - У меня дети.
        Да, и когда же ты находишь для них время? Дрейк все-таки удержался от вопроса.
        - Я понимаю, тебе нужен был перерыв. Но ты отсутствовал много месяцев. - Роджер внимательно смотрел на него. - Тебе пора уже вернуться.
        - Опять к шестнадцати часам стресса в сутки? - Дрейк покачал головой. - Я счастлив здесь, и только здесь.
        - Счастлив? Как ты можешь быть тут счастлив? Ты живешь в трущобах, с… - он показал на Блэйр, - с ней.
        Блэйр вздрогнула, как от удара. Дрейк сжал ее руку, потом поднес к губам и поцеловал. Он был готов дать Роджеру по физиономии за ту боль, которую прочел у нее в глазах. Впрочем, еще не вечер, посмотрим, что будет дальше.
        - Памела все это время ждала тебя. - Роджер понизил голос. - Я думаю, вы еще можете наладить отношения.
        - Думаешь, я неубедительно показал ей, что не нуждаюсь в ее обществе?
        - Дрейк, покажи им «Пиратку» и… - вмешалась Блэйр, но Дрейк остановил ее, приложив палец к губам.
        - Памела никогда не будет тебе соперницей, - прошептал он ей на ухо.
        - Ты читал проспекты, которые я тебе посылал? - спросил Роджер.
        - Нет.
        Роджер со свистом выпустил воздух сквозь сжатые зубы.
        - Ладно, у меня к тебе дело. Я привез компьютер. Самой последней модели.
        - Здесь нет электричества.
        - Он работает от батареек.
        - На сколько часов их хватает?
        - Неважно. - Дыхание Роджера участилось. - Я буду доставлять тебе батарейки ящиками. На самолете, на вертолете, на всем что угодно. Но ты должен помочь мне.
        На мгновение Дрейк представил, что сделает так, как хочет Роджер. Но они все равно не могут быть в одной команде. Роджеру нужно больше, Дрейку - меньше.
        - Найди кого-нибудь еще, Роджер.
        - Но лучше тебя никого нет. Ты нужен клиентам.
        - Я отошел от дел. И не сомневаюсь, что ты давно подыскал мне замену.
        Роджер помрачнел:
        - Я думал, ты вернешься.
        Дрейк пристально посмотрел на него.
        - Не вернусь. И мы с тобой пришли к соглашению, что ты либо выкупишь мою долю, либо продашь компанию.
        Капли пота выступили на верхней губе Роджера.
        - Мне нужно время.
        - У тебя было полно времени! - Дрейк потерял терпение.
        - А что, если ты передумаешь? А? Что, если я прикрою лавочку, а ты вернешься? - Роджер погрузил пальцы в шевелюру. - Все только и говорят о том, что ты бросил работу и стал пляжным бомжем. Люди в здравом уме так не поступают!
        Теперь Блэйр сжала руку Дрейка. Он ответил на ее пожатие.
        - Знаешь, Роджер, когда ты и доктор Фарнхейм сошли на берег, я сначала подумал, что он юрист и привез мне бумаги на подпись. Это в какой-то степени примирило меня с тем, что ты притащил с собой мою мать.
        Чтобы его не услышала группа за столом, Роджер понизил голос до шепота:
        - У меня проблема с наличными. Дрейк был разочарован, но не удивлен.
        - Тогда продай компанию.
        - Я не могу. - Он говорил, стиснув зубы, губы его едва шевелились. - Но если ты не вернешься, тебя объявят невменяемым, а я подам прошение, чтобы меня назначили ответственным за твою половину компании. - Тут он заговорил в полный голос: - Ну-ну, не злись на меня, приятель. - И пошел к столу.
        Дрейк в бешенстве сверлил взглядом человека, которого считал своим другом, а тот, изрядно приукрашивая, стал пересказывать их разговор сидящим за столом.
        - Дрейк! - Блэйр потянула его за руку. - Он действительно может забрать твою долю?
        - Не беспокойся об этом. Предоставим им делать то, что они хотят. Я откажусь ехать с ними, так что им придется вернуться сюда с подкреплением. Тогда я просто уплыву на «Пиратке».
        - Другими словами, ты позволишь им выгнать тебя из собственного дома.
        Блэйр была в таком негодовании, что Дрейку ничего не оставалось, как только успокаивающе погладить ее по щеке. Может, взять девушку с собой? - подумал Дрейк, но тут же прогнал эту нелепую мысль.
        Доктор Фарнхейм откашлялся:
        - Дрейк, Роджер говорит, что вы не собираетесь возвращаться на фирму, которую вы оба основали.
        - Нет, не собираюсь.
        - Выходит, вы работали не покладая рук только для того, чтобы потом уйти? - Не дождавшись ответа, доктор продолжил: - Дрейк, такая внезапная перемена в вашей жизни и поведении, наряду с враждебным отношением к близким вам людям, говорит о том, что вы - жертва депрессии.
        Этого Дрейк не ожидал.
        - Никакая я не жертва депрессии!
        Улыбка доктора Фарнхейма стала снисходительной и полной превосходства.
        - Все признаки налицо. - Он указал рукой на ящик с крекерами: - Неправильное питание, алкоголизм, неопрятная внешность, жизнь в трущобах…
        - Это не трущобы! - уверенно возразила Блэйр на чистом английском языке.
        - Не забудьте про общение с низшими слоями общества, - добавила Памела.
        Ее слова переполнили чашу терпения.
        - Убирайтесь! - заявил Дрейк. - Вы все! Вон из моего дома!
        - Рекомендую терапию, - сказал доктор Фарнхейм.
        - Можете рекомендовать что угодно, я никуда не поеду. - Дрейк больше не мог находиться с ними в одном помещении. - Пойду помогу Марио разгружаться.
        Он потянул Блэйр за руку, но девушка покачала головой.
        - Иди, - сказала она, в упор глядя на группу за столом, - у меня есть что им сказать.
        - Он ничего не хочет слушать, - раздраженно заметила миссис О'Киф.
        Доктор Фарнхейм повернулся к матери Дрейка.
        - Я вас предупреждал, что нам придется прибегнуть к силе.
        Прибегнуть к силе? Что они собираются делать? Связать Дрейка? Выстрелить в него усыпляющим патроном?
        Мать Дрейка кивнула, боль отразилась на ее лице.
        - Все что угодно, только бы он вернулся к нам, доктор.
        - Бизнес страдает без него, - добавил Роджер. - Вам надо действовать решительнее. Я не знаю, сколько времени смогу управляться в одиночку.
        Какой грязный субъект, подумала Блэйр. Пока Дрейк работал по шестнадцать часов в сутки, он-то сам что делал?
        Миссис О'Киф протянула Роджеру руку.
        - Ты знаешь, Роджер, как мы тебе благодарны за твое участие.
        Блэйр выступила вперед.
        - Насколько я поняла, мистер Экзетер, вы договорились с Дрейком, что выкупите его половину. Все это время он терпеливо ждал, хотя деньги ему очень нужны для нового проекта.
        Памела резко повернула к ней голову, глаза миссис О'Киф расширились, желваки на скулах Роджера заходили ходуном, а доктор Фарнхейм захлопал ресницами.
        - Да, верно, Дрейк хотел, чтобы я выкупил его половину. Но партнерское соглашение нельзя расторгнуть просто по прихоти.
        - Вы прекрасно знаете, что это не прихоть.
        - Кто вы такая? - спросила миссис О'Киф.
        Блэйр улыбнулась:
        - Идите за мной, и я вам покажу.



        Глава десятая

        Блэйр предстояла самая важная презентация в ее жизни. Она отвела компанию обратно в столовую, потому что хотела, чтобы вид из окон послужил хорошей иллюстрацией к ее докладу. Так, быстро забежать в бунгало номер один за записями - и можно будет начинать.
        - Обычно, когда я веду презентацию, у меня больше материала. - Блэйр протянула старый проспект «Приюта Пиратов» матери Дрейка и доктору Фарнхейму. - Как правило, у меня также есть копии для каждого слушателя, но, поскольку мы сегодня в неформальной обстановке, я попросила бы вас поделиться друг с другом этой брошюрой, - серьезно добавила она.
        Прошествовав к стойке бара так, как будто на ней был ее ярко-красный деловой костюм и дорогие туфли, Блэйр обернулась и подарила присутствующим самую уверенную и профессиональную улыбку.
        - Меня зовут Блэйр Томасон, официально я работаю на фирму «Уотсон энд Уотсон менеджмент консалтантс» в Хьюстоне. Недавно я открыла свое собственное агентство, но еще не успела получить визитные карточки.
        - Ну так дайте нам одну из ваших старых, - хихикнул Роджер.
        - Боюсь, мои документы изрядно промокли, - Блэйр протянула ему визитку. - Как видите, крыша протекает в некоторых местах.
        Насмешливая ухмылка Роджера исчезла. Он уставился на карточку, потом на Блэйр. Не сказав ни слова, он передал визитку Памеле, и та схватила ее.
        - Я думала, что вы простая островитянка, - обличающе сказала она.
        Блэйр снисходительно улыбнулась.
        - Только потому, что вам так было удобно. Вы просто выдавали желаемое за действительность. Уверена, что в психиатрии для подобного самообмана существует специальный термин. Верно, доктор Фарнхейм? Но мы здесь собрались, чтобы обсудить иные проблемы, - быстро добавила Блэйр, поняв, что врач собирается оседлать любимого конька. - Я надеюсь избежать длительной и требующей огромных затрат тяжбы. К сожалению, я так и не смогла убедить в этом Дрейка, и теперь мне нужна ваша помощь. - Она махнула рукой, показав на всю группу. - Но особенно ваша, Роджер, потому что вы поставили на карту больше, чем другие.
        Роджер сел.
        - Дрейк начинает терять терпение и собирается преследовать вас по закону. Выслушав ваши аргументы, я могу понять, почему он так решил.
        Она сделала паузу, и мать Дрейка обвела остальных неуверенным взглядом. Лоб Роджера покрылся испариной. Отлично! Так и надо.
        - В настоящий момент у меня нет ни малейшего желания устраивать судебное разбирательство.
        Роджер быстро кивнул. Доктор Фарнхейм забормотал что-то в знак одобрения, но ядовитый взгляд миссис О'Киф заставил его замолчать.
        - Итак, позвольте мне посвятить вас в наши планы и судите сами, нашли ли мы правильное решение, которое устроило бы обе стороны. - Снова выдержав паузу, Блэйр широко улыбнулась.
        Фарнхейм улыбнулся в ответ, но никто его не поддержал.
        - Хочу обратить ваше внимание на обложку рекламного проспекта. Мы видим главное здание отеля до повреждений, нанесенных ураганом. Если вы раскроете проспект, то увидите интерьер здания и комнату, в которой мы сейчас находимся. «Приют Пиратов» был частным курортом. Он предназначался для «королей» индустрии, нуждавшихся в отдыхе. Здесь могли предоставить изысканные развлечения, покой и… - Блэйр показала на выбитые стекла, - захватывающий дух пейзаж.
        Взгляды всех присутствующих обратились на «захватывающий дух пейзаж».
        В дверях появился Дрейк.
        - Лодка разгружена, Марио ждет. - Он внимательно посмотрел на присутствующих. - Что здесь происходит?
        - Дрейк, сядь, пожалуйста, и не перебивай меня, - сказала Блэйр. - Ты же знаешь, я ненавижу, когда прерывают мою презентацию.
        К ее изумлению, он, не сказав ни слова, сел позади остальных и откинулся на спинку кресла.
        - Продолжай.
        Блэйр нервничала, ощущая на себе его сверлящий взгляд. Ей страстно хотелось сделать как лучше - не только для него, но и для себя.
        - Осмотрев здание, вы согласитесь, что необходимы коренные изменения. - Блэйр описала повреждения, потом то, что можно восстановить, и то, что уже не подлежит восстановлению. - Однако для полной картины необходимо заключение специалистов-строителей.
        Затем, воспользовавшись заметками, сделанными для Дрейка, она описала четыре стадии ремонта. Упомянула и о «Пиратке», и о бунгало.
        Правда, она ни словом не обмолвилась о библиотеке. У Дрейка имелась причина не показывать ее, и, хотя в проспекте она была указана, никто так и не спросил, где эта комната.
        Впрочем, Блэйр и не давала им возможности высказаться. Она намеренно увлекала их мельчайшими деталями, которые разработала, гуляя по острову. Она говорила до тех пор, пока у нее не пересохло в горле, а глаза слушателей не стали закрываться от усталости. Под конец мать Дрейка задала тот вопрос, которого Блэйр ждала:
        - А почему ничего из задуманного еще не сделано?
        - Вообще Дрейк приступил к обширному ремонту, но… - она замерла перед тем, как нанести решающий удар, - мистер Экзетер держит в руках все фонды.
        Все взгляды устремились на Роджера.
        - Неправда! - возразил он.
        - Насколько я поняла, Дрейк, ты приобрел остров на наличные деньги, надеясь, что это окупится?
        Дрейк кивнул.
        - И предполагал привлечь деньги от продажи фирмы «Экзетер - О'Киф». Этого не произошло, и таким образом у нас нет средств, чтобы начать строительство. Дрейк изъявил желание, чтобы остров оставался частной собственностью, и теперь строительство оказалось заморожено. Я попыталась предложить ему разные способы получения своих денег, но он отказался. - Блэйр развела руками. - Вот, собственно, и все.
        - Благодарю, Блэйр. - Дрейк встал. - Я знаю, как тебе было трудно объяснить все без соответствующей подготовки, и ценю твой благой порыв. - Его смеющиеся глаза встретились с ее глазами.
        - Я должна еще заметить, что это были всего лишь наброски. Конечно, возможны варианты. - Она в упор посмотрела на Роджера.
        Экзетер не отрывался от проспекта, на его лице не было никакого выражения. Пауза затянулась, и тогда он поднял глаза.
        - Думаю, что все присутствующие видят возможные варианты, - сказал Дрейк. - Даже невооруженным глазом.
        - Ну, Дрейк, если бы ты только сказал нам… - начала его мать.
        - Я говорил. И неоднократно. - Он просверлил ее взглядом.
        Помрачневший Роджер поднялся со своего места, и мужчины опять пристально посмотрели друг на друга. Не сказав ни слова, Роджер вышел из комнаты.
        Доктор Фарнхейм тоже встал.
        - Миссис О'Киф, здесь нечего делать психиатру. Сначала я придал большее значение вашим словам, чем следовало, но теперь абсолютно уверен, что у Дрейка светлая голова.
        - Спасибо, доктор, - усмехнулся Дрейк.
        - Не стоит благодарности, - ответил Фарнхейм, не заметив или делая вид, что не замечает сарказма в голосе Дрейка.
        - Но… но как объяснить его враждебность ко мне и к дорогой Памеле?
        - Я с удовольствием исследую возможные причины этой враждебности. И в дальнейшем мы придумаем, как вам наладить отношения. Позвоните, пожалуйста, моему секретарю, чтобы назначить день приема.
        Блэйр отвернулась к бару, боясь, что рассмеется. В зеркале она поймала взгляд Дрейка и увидела, что он направляется к ней.
        Он обнял ее за талию и поцеловал в висок.
        - Ты была неподражаема.
        Блэйр больше не хотелось смеяться. Она смотрела на их отражение в зеркале бара и всем сердцем желала, чтобы все придуманное про ремонт «Приюта Пиратов» осуществилось в будущем.
        - Как тебе удалось успокоить их? - спросил Дрейк.
        - Мой план ни за что бы не подействовал, если бы Роджер уже выкупил твою долю и ты сидел на мешке с деньгами. Так что будь осторожен. Второй раз это не сработает.
        - Спасибо. Я рад, что один из нас сохранил ясность ума.
        Один из нас должен сохранять и трезвую голову, предостерегла себя Блэйр и отодвинулась от него.
        Дрейк смотрел на нее так, как будто она была крекером с сыром. И она сейчас чувствовала себя этим лакомством.
        - Мне надо было что-то сделать, - сказала Блэйр, пытаясь прекратить этот разговор. - Я бы не вынесла, если бы у тебя отняли твою библиотеку до того, как ты закончишь читать Шекспира.
        Дрейк засмеялся, а Блэйр смотрела на него, прекрасно сознавая, что через несколько кратких минут она уже уплывет с острова. И исчезнет из его жизни. Слова, которым суждено оставаться невысказанными, вертелись у нее на языке.
        Ласково глядя на Блэйр, Дрейк провел рукой по ее волосам и заправил прядку за ухо. От ощущения его легкого прикосновения к шее мурашки побежали по коже. Блэйр прижалась к его ладони и глубоко вздохнула.
        - Я хочу домой, - объявила Памела. Не обращая внимания на Дрейка, она грациозно направилась к выходу, доктор Фарнхейм пошел следом.
        - Марио готов отплыть в любую минуту, - сказал Дрейк.
        Блэйр сглотнула. Это был намек, если только она только что-то понимала в этой жизни.
        - Пойду соберу вещи, хотя их и немного. - Она медлила, надеясь, что Дрейк попросит ее остаться, но он смотрел на свою мать, и Блэйр убежала, чтобы не расплакаться у всех на виду.
        Но все равно слезы струились по ее лицу, когда она завертывала свадебное платье и вуаль в наволочку, чтобы Памела и мать Дрейка их не увидели, когда надевала на плечо спасательный круг и пробиралась на кухню, чтобы собрать немного еды.
        Разумеется, Дрейк не собирался просить ее остаться. Блэйр хорошо сознавала безысходность своего положения, а то обстоятельство, что она влюбилась в Дрейка, ничего не меняло.
        Увидев ящики с крекерами, Блэйр разрыдалась еще сильнее. Но не взяла ни банки.
        Чувствуя отвращение к самой себе, Блэйр умылась над раковиной на кухне. Господи! У нее ведь даже нет темных очков, чтобы скрыть следы слез. Все будут знать, что она плакала, и догадаются почему. Ей лучше успокоиться и подумать о том, как вредно смешивать работу с удовольствием.
        Из окна кухни Блэйр увидела, как Дрейк быстро обнял свою мать и женщины ступили на борт лодки. На Памелу он даже не взглянул, и Блэйр почувствовала радость.
        Роджеру Дрейк не подал руки. Они поговорили несколько минут и, судя по выражению лиц, к согласию так и не пришли. Что ж, теперь это ее не касается.
        Как могла она, контролирующая каждую минуту своей жизни, оказаться в подобной ситуации? Но это послужит ей хорошим уроком. Никогда и никому она больше не доверится - кроме себя.
        Размышляя, удастся ли ей поговорить с Дрейком наедине, Блэйр потащилась к судну Марио. Если честно, она еще хуже матери Дрейка и Памелы: так же, как и они, желает невозможного…
        Блэйр остановилась в нескольких шагах от спорящих мужчин и бросила на песок наволочку и спасательный круг.
        - Тридцать дней, - говорил Дрейк.
        - Ты не знаешь, о чем просишь, - продолжал настаивать Роджер, мельком взглянув на Блэйр. - Она что, тоже едет с нами?
        Дрейк повернулся к Блэйр, мышцы на его лице остались неподвижными.
        - Марио отвезет меня в Сан-Верде, - объяснила она Роджеру.
        - Но я думал… я полагал, что вы оба…
        - Нам еще предстоит масса переездов туда-сюда, - сказала она.
        Дрейк, хоть и запоздало, догадался встать рядом с ней и обнять ее за талию, но Блэйр освободилась. Продолжение игры было для нее невыносимо.
        Не сводя с нее глаз, Дрейк произнес:
        - Я свяжусь с тобой, Роджер. А теперь оставь нас вдвоем.
        Роджер кивнул и направился к судну.
        - Не волнуйся, - устало сказала Блэйр Дрейку. - Я не выдам тебя. Скажу им, что еду в город за покупками, или встретиться с партнерами, или что-нибудь еще.
        - Ты не можешь так уехать, - глухо пробормотал Дрейк.
        - Почему? Ты считал минуты до прихода грузового судна. И вот оно здесь. Время покинуть остров.
        Горечь в ее голосе не укрылась от Дрейка. Медленно, очень медленно он поднял одну руку, потом другую и обхватил ладонями ее лицо.
        - Ты не хочешь уезжать.
        Глядя ему в глаза, Блэйр не смогла солгать:
        - Нет, не хочу.
        - Тогда оставайся.
        - С… с тобой?
        - Со мной.
        Он попросил ее остаться! Именно это она и жаждала услышать. Радость нахлынула на нее волной и затопила разум.
        А потом, как будто ей требовались доказательства, Дрейк наклонился и поцеловал ее на глазах у всей компании на судне.
        В ту же секунду Блэйр забыла обо всем на свете. В его поцелуе чувствовалось что-то новое, многообещающее.
        Оставайся со мной.
        Блэйр всем телом прижалась к Дрейку и услышала смешок:
        - Это значит - да?
        - Да, - выдохнула она и снова потянулась к нему губами.
        - Терпение, - прошептал Дрейк. - Давай помашем ручкой, а то моя мать никогда не уедет.
        Рука об руку они подошли к краю пристани.
        - Можешь отчаливать, Марио!
        - Хорошо, сеньор Дрейк!
        Пока Марио заводил двигатель, Дрейк и Блэйр махали рукой. Одна только мать Дрейка, кажется, махнула в ответ, но Блэйр не была в этом уверена, потому что в ее глазах стояли слезы.
        - Я надеюсь, они больше не вернутся, - сказала Блэйр, когда уже перестала различать фигуры в лодке.
        - Не вернутся! - Дрейк подхватил Блэйр и закружил. - Они уехали, и я должен благодарить за это тебя.
        - Я могу придумать массу способов, как меня отблагодарить, но все они будут сводиться к одному.
        Он опустил ее, и она принялась расстегивать его рубашку.
        - Что ты делаешь?
        - Мы стоим на самом солнцепеке. Тебе наверняка ужасно жарко.
        - А, понимаю. - В глазах Дрейка было веселье и еще что-то.
        Блэйр расстегнула следующую пуговицу.
        Но прежде, чем ей удалось выяснить, сколько их всего, Дрейк развернул ее и шлепнул по заду.
        - Эй! - Она повернулась. - Ты же знаешь, я не потерплю такого обращения!
        - А я терпеть не могу протухшей еды. Но это непременно произойдет, если мы сейчас же не распакуем продукты, привезенные Марио.
        Распакуем продукты? Она раздевает Дрейка на пляже, а он собирается разбирать бакалею?
        - Как романтично. - Блэйр явно переоценила свои чары.
        - Ты что, хочешь, чтобы я оставил еду на солнце?
        - Ну… да. - Она опустила ресницы.
        Дрейк засмеялся и схватил ее в объятия. Потом медленно склонился к ней и поцеловал.
        - О, моя сладкая, я был таким идиотом. Нам не нужна еда. Мы можем жить одной любовью! - Он опять поцеловал ее.
        Он сказал «любовь». Блэйр задрожала. Это слово не очень хорошо подходит к их отношениям. Ну и что? Половина битвы выиграна.
        Неужели Дрейк действительно готов к любви? Хотя иначе зачем он попросил ее остаться?
        Она-то уже точно знает, что любит Дрейка. А ему лишь нужно время, чтобы осознать свои чувства.
        Дрейк расстегивал ее блузку, целуя тело, открывавшееся с каждой пуговкой все больше и больше.
        - Блэйр, - промурлыкал он, - я надеюсь, ты любишь рыбу. У нас ее будет очень много…
        Она разразилась неудержимым хохотом.
        - Пойдем распакуем твои продукты! Никогда не думала, что можно говорить о какой-то рыбе, соблазняя девушку!
        - Мне казалось, это ты пытаешься меня соблазнить.
        - Да, пыталась, и не раз, но ты меня все время останавливал.
        - Потому что был дураком. Теперь предоставляю решать тебе.
        - А я тебе, - сказала Блэйр по дороге в отель.



        Глава одиннадцатая

        Если бы Блэйр знала, что она творит с Дрейком!
        Он совершенно утратил способность мыслить, когда распаковывал мясо, привезенное Марио, - вернее, думать он мог, но все его мысли были о Блэйр.
        Когда он вошел в столовую и увидел, как она ловко разделывает мясо на небольшие куски и заворачивает их в пергаментную бумагу, то понял, что хочет ее больше всех женщин на свете. Ей удалось поставить Памелу на место, успокоить его мать, помешать доктору. И Роджера… проклятие, она заставила Роджера вспотеть!
        Дрейк позволил гневу взять верх над разумом, а Блэйр смогла все проконтролировать. Она замечательная, сексуальная, сильная. И все-таки решила остаться с ним, когда у нее появился шанс покинуть остров. Решила. Ее не принуждали к этому обстоятельства, она приняла его жизнь и захотела разделить ее с ним.
        И он постарается сделать все от него зависящее, чтобы она не пожалела о своем решении.
        Они вот-вот окажутся в сказочном мире, о котором можно только мечтать. Время остановится.
        Блэйр для него подходящая спутница, решил Дрейк. Никто и ничто ее не ждет. Ей не понадобится обрубать корни старой жизни так, как пришлось сделать ему. Дрейк завидовал Блэйр. Завидовал ее свободе. Но и он будет свободен. Теперь - наверняка.
        Блэйр как раз выходила из кладовки. Дрейк поймал ее и поцеловал, прежде чем она успела проскользнуть мимо.
        - Сейчас? - задыхаясь, спросила она.
        - Нет. Я только напоминаю тебе о том, что будет.
        - А почему бы не напомнить мне об этом более обстоятельно?
        Он усмехнулся.
        - Когда наступит ночь, я заставлю все пять твоих органов чувств ощутить мою любовь.
        - Отлично. - Блэйр обернулась и огляделась вокруг. - Отнести это в твой бар? - Она показала на ящик с крекерами.
        - А я могу тебе доверять? - с улыбкой поинтересовался Дрейк.
        - Очень может быть. - Блэйр улыбнулась в ответ и пошла, покачивая бедрами, по коридору.
        - У-у, Арманд, - промурлыкал Дрейк, глядя ей вслед, - ты сделал огро-о-омную ошибку.


        Блэйр нервничала. Нервничала вплоть до дрожи в руках, до расстройства желудка и потери способности соображать.
        Она надеялась на сумасшедшую, яростную, импульсивную страсть. Уже несколько раз за сегодняшний день она пыталась вызвать в Дрейке эту страсть. И что?
        Большинство женщин таяло бы от счастья за ожидание всего одной ночи с таким мужчиной, как Дрейк. А Блэйр еще не научилась ждать, она не была рабой иллюзий. Ночных кошмаров - да, но не иллюзий.
        Кстати, об иллюзиях. А чем, собственно, является для нее Дрейк?
        Когда они распаковали еду, Дрейк выпроводил Блэйр из кухни. Так что она сделала набег на бельевую, чтобы переодеться, приняла душ и теперь битый час маялась в библиотеке с книгой на коленях, не разбирая в ней ни строчки.
        Все, хватит! Надо найти Дрейка и объясниться с ним.
        Блэйр вскочила с кресла и направилась к кухне, но в коридоре столкнулась с Дрейком.
        Он переоделся в хлопковый костюм, который потрясающе на нем смотрелся, волосы, влажные после душа, зачесаны назад. Он был невероятно красив.
        - Привет, - выдавила из себя Блэйр.
        - Привет, - протянул он многообещающим голосом. - На тебе мой любимый туалет.
        Блэйр оглядела себя:
        - Шорты и рубашка?
        - Да, но как тебе это идет!
        Как ни старалась, Блэйр не смогла найти рубашку подходящего размера, а эта постоянно сползала с одного плеча.
        - Когда же ты начнешь меня… соблазнять? - Блэйр облизнула пересохшие губы.
        - Ты нервничаешь. - Дрейк положил руку ей на шею, и его пальцы скользнули за слишком широкий ворот. - Пойдем со мной.
        Они вошли в бар, и Дрейк зашел за стойку. Из маленького холодильника достал бутылку белого вина.
        - Лед почти закончился, так что очень холодным оно не будет, но… - он быстро вытащил пробку, - я хочу, чтобы мы насладились им не торопясь. Напиваться здесь никто не собирается.
        Она нервно захихикала, и Дрейк посмотрел на нее.
        - Мы пропустили сегодня ланч, да?
        Она кивнула, и он принес крекеры и сыр.
        Наблюдая, как Дрейк делает своих сырных животных, Блэйр успокоилась. Он дал ей несколько штук, и она мигом проглотила их.
        - Теперь лучше? - спросил Дрейк.
        - Угу.
        - Врунишка, - сказал он нежно. - Хотя и очаровательная.
        - Я не очаровательная, - пробормотала Блэйр с набитым ртом.
        - Ты совершенно права. Нужно было сказать «прекрасная».
        Блэйр смахнула крошки от крекеров с рубашки, но когда стала поправлять ее, Дрейк проговорил:
        - Мне нравится смотреть на твое обнаженное плечо. Расслабься. Выпей еще вина.
        - Ты-то не пьешь.
        - Ну так выпью. - Он налил себе стакан, но не сделал и глотка. - У меня возникли кое-какие планы. Хочешь послушать?
        - Даже не знаю…
        - А вот теперь я тебе и не скажу. Это будет сюрприз. Ты любишь сюрпризы?
        - Конечно! - Блэйр залпом осушила свой стакан. Дрейк забрал его и поставил на стойку.
        - Пойдем со мной, Блэйр. - Он вышел из-за стойки. - Это вечер ощущений.
        Через столовую, где был накрыт стол, они вышли в сад. Обняв Блэйр за плечи, Дрейк повел ее к кустам гибискуса, которые росли под окнами. Сорвав ярко-розовый цветок, он прикрепил его за ухом девушки. Потом улыбнулся и сорвал желтый цветок, который обвил вокруг ее шеи.
        - Что скажешь? - Его голос был низким и хрипловатым.
        Едва не сказав, что желтый - не ее цвет, Блэйр тихо спросила:
        - Интересно, что ты собираешься делать дальше?
        Дрейк нарвал целую охапку оранжевых, розовых и желтых цветов и вручил букет Блэйр.
        - Сначала я думал, что мы украсим цветами стол. Но, по-моему, лучше будет прямо здесь осязать их и вдыхать чудесный аромат.
        - Вдыхать аромат? Но они почти не пахнут.
        - Ерунда, просто закрой глаза и вдыхай.
        Блэйр послушно закрыла глаза.
        - Чувствуешь сильный мускусный запах? Его используют в приготовлении духов. Эти цветы такие естественные и наделены первозданной чистотой.
        Но не очень приятно пахнут, подумала Блэйр. Она вдохнула сильнее и чихнула.
        - У тебя пыльца на носу, - сказал Дрейк, смахнув ее пальцами. - Знаешь, ты бы прелестно смотрелась обнаженной на ковре из цветов гибискуса.
        Блэйр чихнула во второй раз.
        - А может, и нет, - прошептал Дрейк, пока вел ее обратно.
        Великолепно. Она не прошла тест на осязание и обоняние. Но цветы действительно очень милы.
        Дрейк поставил их в графин в центре стола.
        Блэйр сцепила пальцы и жадными глазами уставилась на вино.
        Отодвинув стул, Дрейк поднялся.
        - Сейчас подам тебе ужин, - объявил он. - Я буду сам отрезать каждый кусок и кормить тебя с вилки.
        Он наклонился, но вместо поцелуя в губы, как она ожидала, поцеловал ее в шею, отодвинув край рубашки.
        Вот оно, начинается! Сейчас его пальцы начнут совершать волшебный ритуал, она расслабится, и…
        Но Дрейк выпрямился.
        - Я принесу ужин.
        Блэйр подождала, пока он скроется из виду, затем быстро вскочила из-за стола и подбежала к стойке. Налив стакан белого вина, она выпила его залпом, надеясь, что оно ударит в голову. Ей хотелось чувствовать себя раскованно, а вино всегда настраивает на романтический лад.
        Однако вместо раскованности она ощущала неловкость. И поедала крекер за крекером, намазывая их сыром. Но вот Дрейк внес поднос с едой.
        - В чем дело? Ты не доверяешь моей стряпне?
        - Я просто… голодна.
        Он чиркнул спичкой и зажег свечи, расставленные полукругом на столе.
        - Иди сюда.
        - Захватить вино? - спросила она с надеждой.
        - Да, если тебе не нравится красное, которое я принес. - Дрейк указал на поднос. - Смотри, все еще горячее.
        - Пахнет аппетитно!
        - Ага. - Дрейк причмокнул. - Сегодня я вдруг почувствовал, что хочу бифштекс на ужин. А Марио привез картофель.
        Блэйр плюхнулась на свое место и уставилась на жареное мясо. Но есть почему-то расхотелось. Наверное, сказались нервы и большое количество съеденных крекеров. А Дрейк так старался! Придвинув свой стул поближе к Блэйр, он спросил:
        - С чем ты будешь картофель?
        - С чем угодно.
        - Есть масло и свежий зеленый лук, но нет сметаны, - сказал он.
        - Хорошо.
        Дрейк положил гарнир на тарелку Блэйр и выразительно на нее посмотрел. Потом наклонился к ней и быстро поцеловал в губы. Чуть помедлив, поцеловал еще раз - более страстно, раздвинув ее губы.
        Блэйр закрыла глаза и постаралась полностью отдаться этому поцелую, но чувство неловкости не отступало.
        Дрейк отодвинулся, не отрывая от нее взгляда. Сев на место, он лег щекой на руку.
        - Ты далеко от меня, да?
        - Я хочу быть с тобой, - грустно сказала Блэйр.
        - Ну так… в чем дело? Тебе не нравятся мои поцелуи?
        - Я обожаю твои поцелуи.
        - Но ты все еще нервничаешь.
        Она кивнула.
        - Блэйр, это на тебя не похоже. - Тут лицо Дрейка прояснилось, и он взял ее за руку. - Не волнуйся, дорогая. У меня есть масса маленьких пакетиков, которые могут нам понадобиться.
        - Знаю. Я видела их в кладовой рядом с туалетными принадлежностями.
        - Значит, ты беспокоишься о чем-то другом?
        Блэйр опустила голову, чувствуя жуткий дискомфорт.
        - Эй. - Он откинул ей волосы и приподнял ее подбородок. - Просто расслабься и наслаждайся обедом.
        Голос Дрейка звучал искренне, в глазах светилось понимание.
        Что с ней происходит?
        Дрейк протянул ей бокал вина, и Блэйр виновато улыбнулась.
        - Хочу признаться, что уже выпила целый стакан, когда ждала тебя, а ты сказал, что терпеть не можешь пьянок.
        - Я готов устраивать для тебя такого рода пирушки, где и когда только могу.
        Несмотря на плохое настроение, Блэйр рассмеялась.
        - О! Уже лучше. И не нужно больше хмуриться, дорогая. - Он отрезал кусок бифштекса и предложил ей.
        Блэйр съела мясо, глядя в глаза Дрейку и изо всех сил стараясь наслаждаться вкусом и сосредоточиться на ощущениях.
        Но ничего не получалось. Чувствуя ее напряжение, Дрейк наконец сказал:
        - Проклятие, я лез из кожи вон на кухне, а ты с трудом заставляешь себя есть.
        - Извини.
        - Никаких извинений. - Дрейк впился зубами в персик. - Я расцениваю это как вызов.
        - Я не собиралась бросать тебе вызов! - Блэйр встала из-за стола. - Просто не хочу… радоваться по плану.
        - По плану? Но ты ведь обожаешь планы. Разработанные до мельчайшей детали. - Он предложил ей кусочек персика и, когда она отказалась, отправил его себе в рот. - Я и ухаживаю за тобой по плану.
        - Вижу. - Блэйр разозлилась. Она подошла к стойке бара и повернулась к Дрейку. - Я ничего не понимаю, но чувствую… что задыхаюсь. Я не знаю, что со мной происходит.
        Она схватила бутылку и налила себе стакан белого вина.
        Дрейк взял еще один персик и подошел к ней. Блэйр завороженно смотрела, как он медленно разрезает сочный фрукт.
        - А сейчас можно мне персика?
        Дрейк отрезал кусочек и поднял вверх. Когда она попыталась взять его, он отдернул руку.
        - Открой рот.
        Девушка повиновалась, и он положил ей на язык кусочек персика.
        - Ешь. Наслаждайся.
        И Блэйр наслаждалась, зная, что он на нее смотрит.
        - Ты когда-нибудь вглядывалась в персик повнимательнее? - спросил вдруг Дрейк. - По-моему, у него очень эротическая форма.
        Увидев его улыбку, Блэйр облегченно вздохнула. Значит, он на нее не сердится.
        Она допила вино, а Дрейк доел персик и тут же принялся забавляться с крекерами. Когда он протянул ей крекер, на нем было сердечко, проткнутое стрелой.
        - О, Дрейк! - восхитилась она, но крекер есть не стала.
        - Дай руку.
        Блэйр дала, смеясь оранжевому сырному сердечку, которое он выжал на ее ладонь. Пока Дрейк изображал что-то на своей руке, она слизала сердечко.
        - Что ты делаешь?
        - Человечков, но животные у меня получаются лучше. Вот, смотри.
        - Да уж! Не соблюдено ни одной пропорции.
        - Кто сказал?
        - Я сказала. Эта женщина никогда не сможет нормально стоять. А что до парня, так он и вовсе валится на бок.
        - А ты умеешь лучше?
        - Хуже точно не сделаю.
        - Правда?
        Блэйр схватила один из тюбиков с сыром и взболтала.
        - Нет! Не надо, а то…
        Закончить фразу Дрейк не успел: Блэйр уже нажала на крышечку, и струя сыра выстрелила в воздух, обрушившись на щеку Дрейка.
        Ахнув от неожиданности, Блэйр расхохоталась.
        - Тебе смешно, да? - Дрейк провел по щеке и облизал палец. - А что ты скажешь насчет сырных усов?
        Блэйр пыталась увернуться, но Дрейк все-таки выжал полосочку над ее верхней губой. И с удовлетворением смотрел, как она ее слизывала.
        - Ой, мне и на рубашку попало! - Блэйр стерла сыр.
        - Прости, - сказал Дрейк, но вид у него не был виноватым.
        Блэйр навела на него тюбик и обрызгала его футболку, понимая, что ведет себя глупо.
        - Блэйр, ты испортила ее! - Он стянул футболку.
        Торс Дрейка золотился при свете свечи. Блэйр была так заворожена этим зрелищем, что не заметила, как рука Дрейка дернулась, и секундой позже ее шею украсило ожерелье из сыра.
        - Ну вот, а я думала, что ты пожалеешь свой любимый сыр!
        - Ничего, я своего не упущу, - пробормотал Дрейк и стал слизывать сыр с ее шеи.
        Откинув голову назад, Блэйр замерла.
        - Намного лучше крекеров, - прошептал Дрейк.
        Должно быть, сыр попал не только на шею, потому что Дрейк счел необходимым поцеловать и кожу от шеи до плеч, и уши, и вырез футболки.
        - Твоя очередь, - сказал он.
        Блэйр медленно навела тюбик на грудь Дрейка и нарисовала сырное сердечко в области его сердца. Потом шагнула вперед.
        Дыхание Дрейка участилось, глаза светились янтарным блеском.
        Блэйр дотронулась до его груди кончиком языка.
        - Давай, - прошептал он, опустив руки на ее плечи.
        Блэйр слизала сыр по контуру сердечка, наслаждаясь упругостью горячей и гладкой кожи Дрейка и мысленно проклиная себя за то, что не нарисовала сердечко побольше.
        - Блэйр… - Дрейк стиснул ее плечи.
        Когда Блэйр подняла глаза, она увидела, что его голова откинута, а глаза закрыты.
        Неужели ей, самой обычной девушке, удалось невозможное - возбудить этого льва? А ведь она едва коснулась его…
        Первый раз в жизни Блэйр почувствовала власть женщины, которую желал мужчина. Она была так счастлива, что даже не сразу заметила, что Дрейк открыл глаза и смотрит на нее.
        Его пальцы легли на ворот рубашки Блэйр, стягивая ее с плеч. У Блэйр мгновенно пересохло во рту, а сердце забилось так, что грозило выскочить из груди.
        Еще рывок, и рубашка Блэйр спустилась на талию.
        - Ты и представить себе не можешь, как часто я мечтал о тебе - вот такой, - медленно проговорил Дрейк.
        То, как он на нее смотрел, изгнало последние сомнения и страхи.
        Чувствуя, как тепло разливается по телу, она откинулась назад.
        - Ты мечтал обо мне?
        - Постоянно. Непрерывно. - Он закрыл глаза и вздохнул. - В твоем подвенечном платье.
        - Почему именно в нем?
        - Оно было мокрым и прозрачным.
        Блэйр наслаждалась силой того желания, которое прочитала в его глазах.
        - Ты прекрасна. - Он уткнулся в ее шею. - Боже, до чего же ты прекрасна!
        Поглаживая руками спину Блэйр, он водил языком по ее ключицам.
        Блэйр прижалась к нему, ощущая жар во всем теле.
        - Там остался сыр? - спросила она, задыхаясь и пытаясь изобразить улыбку на дрожащих губах.
        - Забудь про сыр. Я хочу наслаждаться тобой.
        И он наслаждался, терзая темные кончики ее грудей, пока Блэйр не почувствовала, что стала бесплотной.
        Когда колени Блэйр подогнулись, Дрейк подхватил ее на руки, вынес из столовой из дома и понес вниз по склону на пляж.
        - Видишь, какая луна?
        К черту луну!
        - Да. - Блэйр не открыла глаз. Она поверила Дрейку на слово, что луна никуда не исчезла с небосвода.
        - Иногда ночами, подобными этой, когда луна была большая и полная, я сидел на пляже, слушая шум океана и мечтая разделить с кем-нибудь эту красоту.
        - Мне казалось, ты хотел жить здесь один.
        - Да, но я не хотел быть одиноким.
        - О, Дрейк! - Она выдохнула его имя. - Ты больше не одинок.
        - Знаю. - Он осторожно поставил ее на ноги. - Я думаю, что в первый раз нам лучше заняться любовью здесь.
        Заняться любовью. Любовью.
        Сердце Блэйр забилось с новой силой. Да, он действительно любит меня! - подумала она. Хотя и не произнес этих слов вслух.
        Дрейк подвел ее к уютному гнездышку из подушек и одеял, которое устроил заранее рядом с полоской травы на пляже. Потом он расстегнул ремень, и брюки упали на песок. Не спуская глаз с Блэйр, Дрейк перешагнул через них.
        Блэйр онемела. То впечатление, которое она мельком успела получить в лодке от его великолепной фигуры, не шло ни в какое сравнение с тем, что она увидела сейчас.
        - Я хочу полюбоваться лунным светом на твоей коже.
        Но Блэйр продолжала тупо смотреть на него. Дрейк прижал ее к себе и поцеловал долгим, страстным поцелуем, одновременно расстегивая ее шорты.
        - Они такие узкие, что придется их стаскивать, - только и смогла вымолвить Блэйр.
        - Нет проблем, - заверил ее Дрейк.
        А потом он смотрел на нее в лунном свете, заставляя Блэйр таять от его взгляда.
        - Прикоснись ко мне, - хрипло прошептал Дрейк.
        И она касалась, легонько поглаживая руками его торс и стройные бедра, думая, что, если бы она не осталась, так никогда бы и не узнала, что такое настоящее счастье.
        Но тут и сам Дрейк дотронулся до нее - и она перестала о чем-либо думать. Он устроил Блэйр на подушках, разложенных на песке, и накрыл ее тело своим; его шумное дыхание смешивалось с шумом волн и шепотом морского ветерка.
        Блэйр потеряла разум от прикосновений его рук и губ и ощущения контраста их тел - его, такого твердого и мускулистого, и ее, такого мягкого и нежного. Жар внутри нее все нарастал и нарастал.
        И когда Дрейк соединился с ней, Блэйр поняла, что наконец она нашла то место, которое сможет назвать домом.



        Глава двенадцатая

        Блэйр могла бы жить на Приюте Пиратов всю жизнь. На острове все было прекрасно, и вдруг на три дня зарядили сильные тропические ливни.
        Три дня отовсюду капало. Три дня в комнатах было темно и на полу стояли лужи. Три дня в разбитые окна летели мокрые водоросли и песок.
        И все эти три дня они беспрерывно занимались любовью, даже пару раз выходили гулять под дождем голышом. Но, несмотря на такое прекрасное чувственное времяпрепровождение, Блэйр страстно желала, чтобы вновь показалось солнышко.
        Только в библиотеке можно было спастись от дождя и ветра, но, чтобы книги не отсырели, пришлось держать раздвижные двери закрытыми, и в комнате было душно. А от занятий любовью на кожаной софе стало еще жарче.
        Дрейк не роптал, а Блэйр ненавидела жаловаться. Он же не Господь Бог и не в силах управлять погодой, но все-таки жизнь в «Приюте» необходимо сделать комфортабельной.
        Дрейк не хочет ремонтировать главное здание отеля, чтобы не привлекать к отелю посетителей, но ведь тогда можно оставить в покое фасад и заняться интерьером.
        Блэйр шла по комнатам, морщась от хруста песка под ногами. Больше всего его нанесло в столовой. Мда, уборка потребует уймы времени.
        Дрейку всего лишь нужно построить перегородку между баром и столовой. Туристы в проплывающих мимо лодках увидят банановые деревья и зияющие черные окна, а внутри дом будет надежно защищен от непогоды. А после того, как Дрейк починит крышу и окна, можно заняться и кое-какими скромными украшениями. В конце концов салон надо сделать более похожим на спальню. Так размышляла Блэйр, купаясь в радужных мечтах и строя планы на будущее.
        На четвертый день вышло солнце, и отель превратился в сауну.
        - Сегодня я иду на «Пиратку», - сообщил Дрейк. - Я почти восстановил карбюратор. Хочешь присоединиться? Может, чуть позже удастся завести баркас.
        Блэйр уже начала задыхаться от сидения в душном влажном помещении, но все же отказалась.
        - Вот что. Я принесу тебе ланч. А пока останусь здесь и высушу простыни и полотенца, пока у нас тут не выросли грибы.
        - Это не обязательно. Я посылаю грязное белье с Марио в прачечную.
        - Мы не можем ждать Марио. Крыша кладовой прохудилась, и вода натекла в помещение. У тебя там масса мокрых вещей.
        - Хорошо, - равнодушно кивнул Дрейк. - Тогда увидимся за ланчем.
        Стараясь подавить в себе чувство обиды, Блэйр принялась вытаскивать груды сырого белья, покрытого грязными пятнами. Если бы Дрейк представлял, что это за работа, непременно предложил бы свою помощь, думала она.
        В кладовке стояла и стиральная машина, которая явно ни разу не использовалась по назначению. С электричеством, новой стиральной машиной и сушилкой жить стало бы намного проще.
        Натянув веревку и развесив выстиранные простыни, Блэйр решила передохнуть, а заодно и придумать какие-нибудь веские доводы, чтобы убедить Дрейка пригласить плотника. Тогда Дрейку вообще не придется ни о чем беспокоиться.
        С исписанными листками в руках и крекерами с сыром в корзинке Блэйр бежала по тропинке к «Пиратке».
        - Дрейк! - позвала она.
        Через секунду над палубой показалась его голова.
        - Я уже думал, когда ты соберешься помочь мне окрестить судно.
        - Мм, давай после ланча. - Карабкаясь по сходням, Блэйр протянула Дрейку корзинку.
        Когда она забралась на верхнюю палубу, он уже ел.
        - Твои бутерброды не хуже моих, - довольно заметил Дрейк и протянул ей бутерброд.
        - Спасибо. - Блэйр уселась на пластиковый стул. - Уф! Спина ноет от борьбы со стиральной машиной.
        - Это делает тебе честь, как тем женщинам-пионерам.
        - Да, но я и не представляла, что способна когда-нибудь стать одной из них, - сказала Блэйр. - Я еще не успела выстирать все вещи. Бельевая жутко протекает.
        - Надо будет посмотреть.
        - Хорошо, но крыша протекает не только над бельевой.
        Дрейк пожал плечами.
        - Не беспокойся о всякой ерунде.
        - А я и не беспокоюсь. - Блэйр отложила свой бутерброд. - Вот, смотри, я тут приготовила список.
        - Хорошая девочка! Как всегда - все по плану. Давай сюда.
        Дрейк протянул руку, и Блэйр отдала ему лист бумаги.
        Другой список - с различными вариантами - она оставила на потом.
        - Мда… - протянул Дрейк, пробежав листок глазами, - тут слишком много пунктов. - Он усмехнулся и вернул ей бумагу. - Лучше уж купить пару-тройку лишних ведер.
        Ожидая услышать нечто подобное, Блэйр закусила губу.
        - В чем дело? - поинтересовался Дрейк.
        - В главном здании жуткий беспорядок…
        - Только когда идут дожди. Потом песок высыхает и я выметаю его.
        - Если ты починишь крышу и вставишь стекла, не придется выметать песок.
        Он покачал головой:
        - Это не обсуждается. Я буду скучать по морскому ветерку.
        - Мы можем оставлять окна открытыми, - предложила Блэйр.
        - Тогда зачем же вставлять стекла? - засмеялся Дрейк.
        - Так будет удобнее мне.
        - Закрывайся в библиотеке.
        Прекрасно зная, что подвергать критике его любимую библиотеку ни в коем случае нельзя, Блэйр кивнула:
        - Да, там уютно.
        Дрейк положил последний кусок в рот и отряхнул руки.
        - Хочешь посмотреть, как работает мотор?
        Вот что заботит его в данную минуту больше всего. Ну, и не стоит на него давить, решила Блэйр и покорно поплелась за ним. Дрейк спрыгнул куда-то вниз и запустил мотор, а девушка села на корточки и, вслушиваясь в глухое урчание, заметила:
        - Похоже на то, что ты действительно собираешься поставить «Пиратку» на воду.
        Дрейк кивнул и выпрямился, его выгоревшая на солнце шевелюра оказалась рядом с ее коленями.
        - В том, что я все ремонтировал сам, есть свой плюс - я буду знать, что делать, если в море что-то случится.
        - Послушай, Дрейк, почему бы тебе не пригласить плотника, чтобы он отремонтировал отель? - Она сказала это так непринужденно, как будто идея только сейчас пришла ей в голову.
        Дрейк недобро посмотрел на нее.
        - Плотника?
        - Я всего лишь отдам ему список, и тебе не нужно будет ни о чем беспокоиться.
        - Чушь. Мне не нужны лишние люди на острове.
        - Если ты наймешь хорошего плотника, он здесь долго не задержится.
        Дрейк покачал головой и взял из ящика какие-то инструменты.
        - Я посмотрю крышу в кладовке, если тебя это так волнует.
        - Да, меня это волнует! Дрейк, я несколько часов отстирывала вручную грязные вещи сегодня утром и не перестирала даже половины! Почему ты упрямишься? Почему не заделать все пробоины в крыше и не вставить стекла в оконные рамы? Почему нельзя защитить здание от непогоды? - Блэйр понимала, что нужно остановиться, но уже не могла. - Потом ты сможешь закрепить провода, и электричество будет поступать от главного генератора. Ты ведь сам говорил, что он не производит столько шума, сколько локальный.
        - Мне не нужно электричество.
        - А вот я смогла бы втрое быстрей выстирать и высушить белье сегодня утром.
        Скулы Дрейка напряглись:
        - Я не просил тебя заниматься бельем.
        - Не просил, но им необходимо было заняться. - Блэйр нервно мяла в руках бумаги. - Я не предпринимаю никаких коренных изменений. Ничего такого, что заставит тебя изменить твой образ жизни, но согласись…
        - Мне-и-так-хорошо, - отрубил он, затягивая гайку.
        - А мне нет, - сказала Блэйр. - Во всяком случае, когда идут дожди.
        Интересно, а как здесь бывает зимой? - вдруг подумала она. В южном Техасе климат мягкий, но по ночам температура падает ниже нуля.
        - Ну, извини. - Он взглянул на нее и продолжил возиться с мотором.
        - Дрейк, я даже нашла способ полностью обновить здание так, чтобы снаружи никто ничего не заметил! - Блэйр постучала пальцем по бумагам. - Тебе нужно построить перегородку…
        - Забудь. Я не хочу ничего обновлять. И ты это знаешь.
        - Но отель рушится на наших глазах. Нужно же что-то предпринять.
        - Нет, не нужно. Остров устраивает меня таким, каков он есть.
        Блэйр душила разгорающаяся злость.
        - А как же я? Как насчет моих чувств? Я не могу жить так…
        - А тебя никто и не просит.
        От этих слов она похолодела.
        - Что ты сказал?
        - Я сказал, что, когда я тебе надоем и жить здесь тоже опротивеет, ты можешь уехать! - Дрейка не на шутку разозлило то, что не только мать, но и Блэйр - Блэйр! - пытается вмешаться в его жизнь. - Слушай, почему бы нам не перестать спорить о протекающей крыше и не пойти проверить ловушки для крабов?
        - А мы и не спорим о протекающей крыше. Ты только что говорил, что мне уже пора уезжать.
        Жаль, подумал Дрейк. Он надеялся, что Блэйр пробудет здесь дольше, но, очевидно, этой истории уже виден конец.
        - Блэйр, мы оба знали, что подобные связи не вечны. Пока они длятся, это прекрасно, но рано или поздно все заканчивается.
        Она затравленно уставилась на него.
        - Очевидно, только один из нас знал, что все должно закончиться.
        Они посмотрели друг на друга, и Дрейк, увидев в ее глазах боль, потянулся к ней, но девушка отпрянула.
        - Ты просил меня остаться! - закричала она.
        - Блэйр… - Дрейк чувствовал себя пристыженным, словно его уличили в чем-то непристойном. Он вытер руки масленой тряпкой.
        - Да, ты просил, но, оказывается, не хотел, чтобы я осталась здесь навсегда, - с презрением сказала Блэйр. Глаза ее сверкали.
        - Я думал, ты поняла, - тихо проговорил Дрейк.
        - Тогда не поняла, зато теперь я абсолютно в этом уверена.
        - Блэйр, прости, - осторожно подбирая слова, заговорил Дрейк. - Поверь, я не хотел причинять тебе боль. Но у нас разные взгляды на жизнь. Меня здесь устраивает все, а ты, очевидно, не можешь принять Приют Пиратов… таким. - Он молча показал на мятые бумаги в ее руке. - Ты провела на острове всего две недели, а уже полна всяких планов, как тут все изменить.
        - Не изменить. Но улучшить. - Невидящим взглядом Блэйр уставилась на свои листочки. - Не могу поверить, что ты не желаешь сделать ремонт в отеле для себя самого. Даже для себя!
        - Это будет только начало. Допустим, я позволю тебе отремонтировать дом. Но потом тебе захочется большего. И начнется: «А почему бы такому-то и такому-то не приехать погостить?» - Он покачал головой.
        - Да нет у меня никаких знакомых!
        - В любом случае теперь я поставил на воду «Пиратку», - усмехнулся Дрейк. - Если вместо развалин у меня появится большой и дорогой дом, я буду беспокоиться о нем, находясь в плавании.
        - Починка крыши не сделает дом намного дороже. Но если тебя это тревожит, всегда найдутся люди, которые смогут присмотреть за домом, пока нас… пока тебя не будет.
        Дрейку претила эта мысль. Изменения. Он не хотел никаких изменений. Он наконец устроил свою жизнь так, как ему нравилось.
        - Вот видишь, ты упорно стоишь на своем. А мне-то казалось, что ты единственная, кто может меня понять.
        - Словом, это твоя жизнь, и никакой другой тебе не надо, верно?
        Дрейк кивнул. Он слишком долго ждал этой свободы.
        - Есть такое понятие, как компромисс, - продолжала Блэйр. - Каждый из двоих чем-то жертвует, и тогда оба достигают вместе того, к чему они стремятся.
        - Вся моя жизнь состояла из сплошных компромиссов. Теперь я хочу жить для себя. Делать то, что мне угодно, когда угодно и как угодно.
        - И теперь тебе нужно, чтобы я уехала? - сдавленным голосом спросила Блэйр.
        Нет, по правде говоря, он не хотел, чтобы она покидала остров. Но и не мог, не имел права брать на себя ответственность за счастье этой чудесной девушки, счастье, которое не в состоянии был ей дать. Все кончено, и они оба это знали.
        Он показал на мотор, который наконец укрепил:
        - Завтра я смогу отвезти тебя в Сан-Верде.
        Вместо того чтобы холодно сказать: «Я только этого и жду» или что-то в этом роде, Блэйр безудержно разрыдалась.
        Дрейка ее слезы застигли врасплох.
        - Что же со мной не так? - говорила она, всхлипывая. - Почему никто меня не любит?
        - Господи, Блэйр, дело не в тебе, а во мне!
        Склонив голову, она пробормотала что-то похожее на «Ар-манд».
        Черт-те что! Как мог он забыть, что однажды она уже обожглась? Теперь ему стало еще хуже. Дурак! Бесчувственный кретин! Так обидеть ее…
        - То, что случилось по вине Арманда, могло случиться с каждой женщиной.
        Она шмыгнула носом.
        - Ты хоть понимаешь, насколько глупо это звучит?
        - Я имел в виду, что многие женщины страдают из-за мужчин.
        - Все мужчины мерзавцы.
        - Да, похоже на то.
        - Прекрати со мной соглашаться.
        - Хорошо, большинство мужчин не мерзавцы.
        - Кроме тебя. Ты - мерзавец. Ты даже хуже Арманда. Он никогда не спал со мной.
        - Мне обидно то, что меня валят в одну кучу с таким негодяем, как Арманд.
        - Вот как? - Она вытерла глаза. - А чем ты лучше? Теперь, когда игра закончена, ты собираешься сплавить меня в незнакомый город, зная, что у меня нет ни денег, ни кредитных карточек, ни работы, ни места, где жить, даже нормальной одежды и той нет. Тебе все равно, что я могу умереть с голоду. Если это не подлость, то тогда я не знаю, что назвать подлостью.
        - Мне не все равно, - возразил Дрейк, ужаснувшись той картине, которую она нарисовала.
        - Мерзавец.
        - Я бы не оставил тебя без денег. - Как она могла такое подумать?
        - Мне не нужны твои деньги! - Она швырнула в него смятыми бумагами и побежала вниз по сходням.
        Дрейк позволил ей уйти. Когда она успокоится, он извинится и вымолит ее прощение.
        Эта ситуация лишний раз доказала, что ему лучше быть одному. Подумать только, как больно он ранил ее. Он не заслужил такой женщины, как Блэйр. А вот она заслуживает настоящего счастья.
        Ей нужно жить в большом городе, в фешенебельном доме, а не на крохотном, изолированном от внешнего мира островке.
        Дрейк сел на палубу, свесил ноги и посмотрел на здание отеля. В какой-то момент мелькнула мысль пойти и убедить ее в том, что они просто не предназначены друг другу, что она прелестная женщина, а он…
        - Я мерзавец, - пробормотал Дрейк и собрал бумаги, которые она швырнула ему в лицо.
        Так, это он уже читал. Перечень того, что нужно починить. И вдруг его внимание привлек второй листок. Музыканты, цветы, украшение палубы… Дрейк перевернул страницу и улыбнулся, увидев новые планы относительно «Приюта Пиратов». Вот оно что! Ей не хватило бумаги, и она писала на обратной стороне.
        Да, ему будет не хватать Блэйр, но ей пора уезжать. Блэйр нужны семья, дети, дом…
        Дрейк перевернул первую страницу. Эй! Что это? Банковские счета! Дрейк повидал их достаточно, чтобы распознать с первого взгляда.
        Он недобро усмехнулся. Итак, теперь у него есть банковские счета Арманда. Чем больше Дрейк об этом думал, тем сильнее загорался идеей заняться небольшим расследованием.
        Собрав остатки ланча, он пошел по дорожке к отелю и прямо с порога позвал:
        - Блэйр! Мне надо кое-что у тебя спросить.
        Он прислушался, но никто ему не ответил.
        - Блэйр!
        - Я в библиотеке. - Ее голос звучал глухо.
        В библиотеке. Сердце Дрейка сильно забилось, и он помчался по коридору.
        - О, ради Бога! Я не собиралась громить твою библиотеку, - сказала она еще до того, как он появился в дверном проеме, и ему стало стыдно за то, что он так явно выразил свое подозрение. - Поскольку я завтра уезжаю, мне хотелось закончить детектив, который я начала читать.
        Глаза девушки были красными, но, кажется, она успокоилась. Дрейк выдохнул:
        - Блэйр, прости меня. За все. Я ужасно виноват перед тобой, но постараюсь искупить свою вину.
        Она закрыла книгу.
        - И каким же образом?
        - На обороте тех бумаг, которые ты оставила в лодке…
        - Тех, которые я швырнула тебе в физиономию? - уточнила Блэйр.
        - Да, тех. Это счета Арманда?
        Блэйр кивнула.
        - Наверняка поддельные.
        Дрейк уставился в бумаги.
        - А может, и зашифрованные. Что значит «шоколад»?
        - Это швейцарский счет.
        - Молодец, Блэйр, - улыбнулся Дрейк. - У тебя есть еще записи, связанные с Армандом?
        Блэйр пожала плечами и протянула ему записную книжку.
        - Не против, если я ее позаимствую? - спросил он.
        - А зачем?
        - Я хочу подключить тот компьютер, который привез Роджер, и посмотреть, что можно выяснить.
        - Ладно. - Блэйр встала и направилась к двери.
        - Нет, Блэйр, тебе не нужно уходить.
        - То есть я пока что - временно - могу остаться с тобой?
        Дрейк кивнул, чувствуя себя полным идиотом.
        - Я просто хотела уточнить. А то еще пойму тебя превратно, - сказала она ледяным голосом.
        - Блэйр, я уже извинился…
        - Видишь ли, я стараюсь, чтобы впредь между нами не возникало никаких недоразумений, - произнесла Блэйр, возвращаясь на свое место на софе.


        Вскрыть счета Арманда оказалось довольно просто.
        Глядя на монитор, Дрейк презрительно скривился. Неужели никто из инвесторов, которых надул этот проходимец, не удосужился провести элементарное расследование?
        Несколько часов назад, оставив девушку одну, Дрейк внимательно просмотрел бумаги, потом подошел к библиотеке и просунул голову в дверь.
        - Тебе известно, что в счетах ни разу не упоминается полное имя Арманда?
        - Да. - Блэйр не отрывала глаз от книги.
        - Арманд когда-нибудь называл тебе свои пароли и личные коды?
        - Нет.
        Понятно. Блэйр избрала для себя линию поведения и теперь придерживается ее. Дрейк наугад набрал ее имя и, к своему вящему изумлению, угадал с первой же попытки. Арманд использовал имя «Блэйр» как код для всех своих счетов, кроме швейцарского - этот пока что не поддавался расшифровке.
        Дрейк быстро закрыл счета Арманда. Потом создал новый для Блэйр и перевел на него все деньги.
        Гордый собой, он промаршировал к библиотеке, чтобы сообщить девушке о своих достижениях, но нашел ее спящей.
        Только сейчас он заметил, что уже совсем стемнело.
        Дрейк вернулся выключить компьютер, но вместо этого принялся блуждать по паутине Интернета, чтобы узнать финансовые новости.
        Ночь пролетела незаметно. Когда первые лучи восходящего солнца окрасили горизонт, Дрейк встал и приготовил кофе. Блэйр все еще спала, а вот ему спать совсем не хотелось. Он чувствовал себя бодрым, полным сил, уверенным в себе и… чуть меньше виноватым перед Блэйр.
        Поставив кружку с кофе рядом с клавиатурой, Дрейк залез в файл собственной фирмы -
«Экзетер - О'Киф». О каких таких проблемах говорил ему Роджер?
        Через пару минут Дрейк получил ответ - проблемы оказались серьезными.
        Один за другим Дрейк вскрывал счета. Как удалось Роджеру всего за восемь месяцев втоптать в грязь процветающий бизнес?
        Оказывается, парень вел спекулятивную торговлю, а потом запаниковал и совершил ошибку, попытавшись быстро вернуть все назад.
        Ужаснувшись своему открытию, Дрейк просмотрел свой собственный файл.
        Его счет был на месте, только совершенно пустой. Дрейк восстановил историю потребления и увидел, что Роджер просто использовал его деньги, чтобы покрыть запросы компании.
        Ошеломленный, Дрейк уставился в окно.
        Теперь ему придется вернуться в Нью-Йорк и сделать все, возможное и невозможное, чтобы остановить финансовую катастрофу. На Приют Пиратов он сможет вернуться не скоро.
        Если вообще когда-нибудь вернется.
        - Я чувствую запах кофе, - послышался с порога сонный голос Блэйр.
        - В кухне. - Дрейк даже не обернулся, чтобы посмотреть на нее. Он не смел. Боялся, что девушка поймет, как она ему нужна, и не мог позволить ей узнать это. Не сейчас.
        - Ты что, не спал всю ночь? - спросила Блэйр.
        - Да.
        - И?..
        - И я возвращаюсь в Нью-Йорк.


        - Я же тебе сказала, мне не нужны твои деньги! - настаивала Блэйр.
        Не обращая внимания на громкие протесты, Дрейк вел ее из банка Сан-Верде к автобусной остановке.
        - Это не мои деньги, это твои деньги. Я снял их со счетов Арманда.
        - Как?
        - Перевел их с его счетов, вот как. Он воспользовался твоим именем как кодом.
        - Правда? - с восторгом воскликнула Блэйр.
        Женщины!
        Дрейк протянул ей чековую книжку, листы со счетами и пакет с наличными.
        Блэйр тут же заглянула в чековую книжку.
        - Интересно, сколько моих денег он потратил, - выдохнула она, затем схватила Дрейка за руку. - Здесь слишком много.
        - Я не знал, какая часть денег твоя, поэтому взял все, - сказал Дрейк. - Справедливо, не так ли?
        - Но, Дрейк, здесь должны быть и деньги инвесторов!
        - Тогда верни их. У тебя есть список их имен.
        - Обязательно верну. - Она посмотрела на него. - Спасибо.
        Он пожал плечами, думая, что бы она сказала, если б он признался, что сейчас у него гораздо меньше денег, чем у нее.
        - Сколько времени ты собираешься пробыть в Нью-Йорке?
        Дрейк посмотрел в сторону.
        - Не знаю.
        Какое-то время они шли молча, потом она спросила:
        - А где оставишь «Пиратку», пока будешь в отъезде?
        - Я продаю ее.
        От неожиданности Блэйр остановилась.
        - Ты продаешь «Пиратку»?
        - Да, так будет лучше. - Он посмотрел на Блэйр. Большая ошибка с его стороны.
        Огромные глаза девушки округлились. К счастью, она поняла, что заострять вопрос сейчас не нужно.
        Дрейк засунул руки в карманы, чтобы уберечься от искушения дотронуться до нее.
        - Автобусная остановка направо по улице.
        - Да, я знаю.
        Они стояли посреди тротуара, оба в шортах цвета хаки и фирменных футболках «Приюта Пиратов», как будто отдыхали вместе в летнем лагере.
        Блэйр твердо смотрела на Дрейка, и он понимал, чего она ждала - чтобы он предложил ей поехать с ним в Нью-Йорк. Но Дрейк не собирался ничего предлагать, и она это знала.
        В конце концов он нежно поцеловал ее в щеку.
        - Прощай, Блэйр. Будь счастлива.


        Как будто она может быть счастлива без него!
        Через пару недель Блэйр навестила благодарных инвесторов и вернула им деньги.
        У нее еще оставалась порядочная сумма. И она знала, куда ее вложить. В большую лодку. К счастью, на примете имелось одно судно - и очень неплохое.
        Дрейк почти ничего не сказал Блэйр о деятельности Роджера, но то, о чем он все-таки упомянул, позволило ей догадаться, что Роджер почти обанкротился и Дрейк поспешил на помощь.
        И вот теперь Блэйр собиралась помочь Дрейку. Он умный, талантливый, сильный, он все поправит и вернет свое состояние.
        Итак, через месяц после того, как Дрейк оставил ее на автобусной остановке в Сан-Верде, Блэйр в новом костюме ярко-красного цвета шла за секретарем Дрейка в его офис. Она назвалась именем миссис Арманд Варга, надеясь, что это привлечет внимание Дрейка, поскольку не успела заранее договориться о встрече.
        - Блэйр! - воскликнул Дрейк, едва увидел ее. - У тебя странное чувство юмора. Зачем ты пришла? Тебя не должно быть здесь.
        - Однако вот она я!
        Дрейк выглядел ужасно. Нет, костюм сидел на нем безупречно, аккуратно подстриженные волосы больше не падали на плечи. Но его глаза были мертвы. Блэйр вздрогнула, когда заглянула в них.
        Он вышел из-за стола и обнял ее.
        - Поверишь, если я скажу, что мне тебя ужасно не хватало?
        - А это правда?
        Его поцелуй чуть не разбил ей сердце. Он был не страстным, а… отчаянным, как будто Дрейк хотел хоть на мгновение очутиться вновь на Приюте Пиратов.
        - О, Дрейк! - Она вздохнула, с трудом оторвавшись от его губ. - Ты уже достаточно состоятелен, чтобы вернуться обратно?
        - Я наверстываю. - (Она услышала смешок). - Но как ты узнала?
        - Потому что ты действительно продал «Пиратку».
        - Да, это неприятно, но мне были нужны деньги.
        - У меня есть сбережения, которыми ты вправе распоряжаться.
        Дрейк нажал пальцем на кончик ее носа.
        - Это твои деньги. Ты должна положить их под большие проценты, а не предлагать владельцу стоящей на грани банкротства фирмы.
        Она тряхнула головой:
        - Уже поздно.
        Лицо Дрейка окаменело, и он крепко сжал ее плечи.
        - Что случилось?
        - Я купила лодку, - объявила Блэйр. Интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы догадаться, чью лодку она приобрела?
        Времени понадобилось немного. Дрейк строго посмотрел на нее и присел на краешек стола, скрестив руки на груди.
        - Ты купила «Пиратку».
        Она кивнула.
        - Заплатила наличными. Дорого.
        - Ты купила мой баркас, - повторил он.
        - Это больше не твой баркас. Это моя лодка. На ее борту написано «Блэйр».
        Дрейк мрачно покачал головой.
        - Тебе не нужно было говорить мне, что ты купила мой баркас.
        - Почему?
        - Потому что, если теперь я скажу, что люблю тебя, ты подумаешь, что это из-за
«Пиратки».
        - Ты меня любишь? - Блэйр почувствовала, как глупая ухмылка расплывается на ее лице.
        - Да.
        - Конечно же, из-за баркаса, да?
        - Иди сюда. - Дрейк раскрыл ей объятия, и Блэйр очутилась в кольце его сильных рук. - Полагаю, тебе хочется услышать мое признание, что я был слепым идиотом, кретином и все такое в этом роде, да?
        - Угу.
        Он вздохнул:
        - Я… не могу жить здесь. Но без тебя я тоже не могу жить.
        - Тогда поехали домой.
        - Домой?
        Она улыбнулась.
        - На Приют Пиратов. Я уже нашла свой дом. Место, где я пустила корни. Наверное, так бывает всегда, если кого-то очень сильно полюбишь. Дом находится там, где и твое сердце.
        Дрейк расцеловал ее в обе щеки.
        - Ты уверена, что сможешь быть там счастлива?
        - С тобой - да.
        - При том же положении дел?
        - Конечно, нет, - сухо сказала Блэйр. - Я хочу иметь электричество, телефон, хочу, чтобы был произведен ремонт в главном здании. Не вижу причин жить с неудобствами, но, если тебе захочется спрятаться от цивилизации, там есть шесть бунгало.
        - И это все?
        - Нет, у меня приготовлен список.
        Блэйр достала листок бумаги, и Дрейк засмеялся.
        - Я знал, что так оно и будет. - Он просмотрел список. - С этим можно мириться. Но как насчет тебя? Ты не заскучаешь?
        - Если заскучаю, то сплаваю в Сан-Верде. У меня есть собственный транспорт, ты же знаешь.
        Дрейк принялся хохотать.
        - О, Блэйр, я так тебя люблю! Но, - он помахал листком перед ее носом, - ты промахнулась. Забыла один очень важный пункт в своем списке.
        - Что?
        - Нашу свадьбу.
        - Ах да, действительно… - Она достала новенькую записную книжку. - Надо все продумать, если потребуется.
        - Без «если», - уточнил Дрейк и нежно ее поцеловал.
        - Больше всего мне нужен ты, - сказала Блэйр.
        - Ты мне тоже нужна, - вздохнул Дрейк. - Но мне необходимо продолжить работу.
        - Не раньше чем после ланча.
        - Блэйр, я не могу сейчас уйти.
        - А тебе и не нужно никуда уходить. Я принесла ланч с собой. - Она полезла в сумочку и извлекла тюбик сыра.
        - И это называется ланчем?
        - Да. - Блэйр села на край стола и протянула ему тюбик.
        - А где крекеры? - спросил Дрейк.
        Блэйр кокетливо улыбнулась и начала расстегивать пиджак.
        - Я их забыла.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к