Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккей Эмили: " Дерзкая Скромница " - читать онлайн

Сохранить .
Дерзкая скромница Эмили Маккей


        # Джессика принимает решение изменить свою жизнь, следуя советам, опубликованным в журнале «Дерзкая». Именно в это время в город возвращается Алекс Морено, ее юношеская любовь…

        Эмили Маккей
        Дерзкая скромница

        Пролог

        Десять правил, которые должна знать каждая женщина.
        Из журнала «Дерзкая».



1. Чаще удовлетворяйте свои прихоти - в конце концов, неужели вы не можете побаловать себя, любимую? Когда вы поступали так в последний раз? Приглядитесь повнимательнее: где-то рядом - объект вашей страсти.

2. Не будьте домоседкой - почаще покидайте свой дом, путешествуйте, побывайте за границей.

3. Станьте необузданной - сделайте татуировку или совершите какую-нибудь другую дерзкую, непредсказуемую выходку.

4. Купите ту одежду, о которой давно мечтали, и Не просто купите, а наденьте и отправьтесь погулять. Например, это может быть кожаная юбка.

5. В постели будьте королевой. Не просите о том, чего хотите, - требуйте!

6. Посещайте спортивные клубы - всегда держите себя в отличной физической форме.

7. Заниматься любовью на заднем сиденье автомобиля, может, и неудобно, зато острые ощущения вам обеспечены.

8. Чувство вины плохо влияет на кожу, так что не стоит ни о чем жалеть.

9. Встряхнитесь, не позволяйте жизни идти ровно и гладко - это скучно.

10. Побеждайте свои страхи и знайте, что в ваших силах добиться всего, чего вы хотите.



        Глава первая

        Алекс Морено стал для Джессики Самнерс первым человеком, который говорил на запрещенные темы вслух и без стеснения. И когда Джессика услышала от него нечто подобное в восьмой раз, она не сомневалась, что он уже делал это…
        В свои четырнадцать он всегда выбирал себе подружек постарше, которые наверняка были опытнее его сверстниц и готовы к тому, о чем Джессика не могла пока даже и мечтать.
        Очевидно, со временем ничего не изменилось. Две недели назад Джессика увидела его снова, впервые после выпускного, который прошел более чем десять лет назад.
        Они и теперь, как в школе, были полными противоположностями.
        Алекс - сын сезонных рабочих. Она - представительница самого известного семейства города.
        Он был дик, опрометчив и нахален. Неисправимый плохой парень. Джессика же, похоже, обречена на невыносимо скучное, подобное жизни старой девы, существование. Если только она не предпримет что-нибудь.
        Джессика поглядела на серебряные часики на запястье. Четыре сорок пять. Скоро появится Алекс, и тогда все станет или очень хорошо, или ужасно.
        Встав из-за стола, она прошла в гостиную и, тихо ступая по ковру, приблизилась к стеклянной двери, ведущей во внутренний дворик. Джессике казалось, что сегодня время подчиняется каким-то особенным, неправильным законам и пятнадцать минут больше походят на вечность, чем на четверть часа.
        Пронзительно зазвонил телефон. Оглядевшись, девушка вспомнила, что оставила его на кухне, и поспешила туда. Она решила, что это наверняка звонит Алекс, чтобы отменить их встречу. Расстроится она или почувствует облегчение?
        Секунду Джессика держала трубку в руке, не отвечая. Ей не хотелось, чтобы ее голос звучал взволнованно. Резко выдохнув, она ответила как можно беспечнее:
        - Здравствуйте, резиденция Самнерсов.
        - Что на тебе надето? - требовательно спросил женский голос.
        - Патрисия?
        - Нет, твой дядя Вернон. Конечно, это Патрисия, - ответили ей раздраженно. - Он скоро придет, не так ли?
        - Возможно, минут через десять или пятнадцать.
        - Так не трать время впустую. Если бы ты прочитала мои электронные письма сегодня на работе, то не пришлось бы все это откладывать на последний момент. Немедленно отвечай, как ты одета?
        - Какое это имеет значение?
        - Сколько лет ты не видела Алекса?
        - Десять.
        - И ты думаешь, что не имеет значения, как ты выглядишь? - Подруга не дала Джессике ответить: - Только не говори мне, что нацепила свои противные джинсы и какой-нибудь свитер.
        - Нет, - ответила Джессика сквозь зубы, - я не надела практичный и удобный свитер. На мне простое черное шелковое платье.
        - Обтягивающее? - придирчиво уточнила Патрисия.
        Джессика, прежде чем ответить, внимательно осмотрела себя в зеркале.
        - Нет.
        - У него глубокий вырез? - продолжала та допрос.
        - Нет, - снова повторила Джессика, почувствовав тревогу. Неужели она надела не то платье?
        - Ну, - вздохнула подруга, - оно хотя бы достаточно короткое?
        - Четыре, возможно, пять дюймов выше колена.
        - Это хорошо. Ноги - твой главный козырь и твоя самая большая удача.
        Пожалуйста, Господи, пусть Алекс в первую очередь ценит в женщинах красивые ноги!
        - Хорошо, - повторила Патрисия, но на этом допрос не закончился. - Ты составила план?
        - План?
        - Ну да! План игры! Ты продумала, что собираешься делать? Просто предложишь ему войти, и все? Конец?
        - Нет, конечно, нет!
        Когда Джессика накануне говорила с Алексом по телефону, она высказала желание нанять его строительную фирму для отделки ее офиса. Еще она подумывала над тем, чтобы предложить ему отремонтировать кухню. Однако все это никак не вязалось с тайной мечтой. Хотелось предложить: «А может, сходим куда-нибудь?» - и далее:
«Давай сорвем друг с друга одежду и займемся любовью». Нет, совсем не смешно и глупо.
        В трубку же она пробормотала:
        - Я только…
        - Только что?
        - Не знаю. - Джессика топнула ножкой, внезапно разозлившись на саму себя. - У меня нет плана.
        - Точно. Я так и знала. Обычно у тебя всегда есть план.
        - Это не…
        - Разве не ты заставляла каждого из нас пересказывать в деталях, что нужно делать в случае торнадо?
        - Но я отвечаю за безопасность в офисе.
        - Мы живем в Калифорнии. Здесь не бывает торнадо. Зато план у тебя имеется.
        - Но…
        - А вот когда он действительно нужен, у тебя его и нет!
        Джессика пустилась в объяснения, что она лишь всегда старается выполнять порученную ей работу хорошо и со всей ответственностью. Не дослушав подругу, Патрисия бесцеремонно перебила:
        - Не нравится мне все это. И на тебя не похоже.
        Пригласить Алекса Морено с целью… не важно, с какой целью, - и не иметь наготове никакого плана? Очень плохо!
        - А что бы ты сделала на моем месте?
        - Да, точно. Используем принцип «делай, как я». Буду твоей путеводной звездой. Итак, ты хочешь соблазнить его или?..
        - Нет, ну что ты. Я просто хочу увидеть его снова.
        - Просто увидеть его снова? - переспросила Патрисия. - А между вами было что-нибудь, когда вы учились в школе?
        - Нет, - выпалила Джессика. И это была не совсем ложь.
        - Да? А до меня доходили кое-какие слухи, но я всегда была уверена, что это неправда.
        - Какие слухи?
        - Ну, что вы были тайно влюблены друг в друга и даже собирались тайком от родителей сбежать. Сразу было видно, что вы не пара. Вы не подходите друг другу. Разные типы. Ты такая опрятная и прилежная. А он вечно влипал в разные неприятные истории. К тому же все это выглядело бы совсем не смешно - дочь судьи и парень, которого по меньшей мере дюжину раз задерживала полиция.
        - Хмм, возможно… - уклончиво ответила Джессика. Самым грустным являлось, конечно, то, что, хотя слухи и были ложными, Джессика многое бы отдала за то, чтобы это стало правдой.
        - Но я предполагаю, что ты, должно быть, тогда влюбилась в него без памяти, - беспечно продолжала болтать Патрисия. - Иначе и не помышляла бы сейчас о встрече с ним. Нет-нет, я не виню тебя и не собираюсь отговаривать. Он был потрясающим и в восемнадцать. Да и теперь наверняка хорош. Настоящий плохой парень. - Ударение на слове «плохой», которое сделала Патрисия, подразумевало, что за этим определением скрывается нечто очень даже хорошее. И Джессика прекрасно поняла подругу.
        Но обаяние «плохого парня» не действовало на Джессику, не это привлекало ее в Алексе и не желание сделать что-нибудь назло своим благовоспитанным, манерным родителям. Нет, и тогда, и сейчас ей нравились его сила, его доброта, его целостность.
        Да, все это плюс сексуальная привлекательность.
        Надо было срочно избавиться от навязчивой подруги, пока она не потеряла последние крохи терпения и душевного равновесия.
        - Если ты не собираешься отговаривать меня от этой встречи, зачем тогда звонишь? - прохладным тоном поинтересовалась Джессика.
        - Ну… просто я волнуюсь за тебя, - ответила Патрисия, - и хочу, чтобы ты прекрасно выглядела. Ты ведь до недавнего времени жила как монахиня, а тут появился Алекс, и все изменилось в одночасье. Это чем-то напоминает восхождение на Эверест.
        - Пффф, - выдохнула Джессика презрительно, - ты преувеличиваешь.
        Но вдруг Патрисия права? Вдруг Алекс окажется недосягаемым, как вершина мира? Наверное, он даже не помнит ее…
        - Джесс, ты можешь пфыкать сколько угодно, но он и вправду самый плохой парень, которого этот город когда-либо знал. Ты наживешь серьезные неприятности с таким человеком. И если ты идешь на это только из-за той глупой статейки…
        Возвращаясь из командировки, Джессика купила в аэропорту журнал «Дерзкая», в котором была напечатана статья «Десять правил, которые должна знать каждая женщина».
        - Патрисия, - решила уточнить Джессика, - ты считаешь, та статья глупа только потому, что сама ты проделывала все это?
        - Ну, хорошо… - хихикнула Патрисия и самодовольно продолжила: - Ты права на все сто.
        - Точно, - прорычала Джессика.
        - Так, значит, я опять угадала? Ты собираешься воспользоваться этими советами? Прекрасно! Но почему бы не начать с покупки кожаной юбки? Или с татуировки?
        - Сделать татуировку? Ты думаешь, это менее болезненно, чем ужин с Алексом?
        - Я только думаю, не слишком ли ты решительно настроена?
        - Наоборот, я всегда была чересчур нерешительна. Я проработала в компании шесть лет и надеялась на повышение. А вместо этого меня сделали ответственной за пожарную безопасность.
        - Разве это не похоже на повышение? Руководство тебе доверяет, потому и возложило на тебя эту обязанность, разве нет? - миролюбиво проворковала Патрисия.
        - Нет, это говорит о том, что они думают, как я буду хорошо выглядеть в ярко-оранжевом пожарном жилете. И мне все надоело. Пришло время решительных действий.
        - Ну, что же, тогда… удачи, - пробормотала Патрисия, и Джессика положила трубку. Удача? Нет, она не нуждалась в удаче. Теперь она была дерзкой женщиной… или скоро станет таковой. Как только выполнит все пункты списка.


        Стоя на пороге дома Джессики Самнерс, Алекс Морено сильно нервничал, вспоминая зал суда и отца Джессики. Это было десять лет назад. А сейчас Алекс вернулся, дабы доказать всему городу, насколько он изменился. Теперь он - не опрометчивый мальчишка, а успешный бизнесмен, образец ответственности.
        Ему оставалось только получить заказы и выполнить работу так, чтобы все поняли - он достоин уважения и доверия. Однако он многое бы отдал за то, чтобы первый заказ поступил от кого-нибудь другого, но не от нее, не от Джессики.
        Несколько лет назад он мечтал видеть ее чаще, фантазировал о том, что они могли бы встречаться. А в настоящем ему бы хотелось предстать перед ней независимым и не обращающим на нее внимания. Вместо этого придется сделать все, чтобы она поручила работу ему.
        Позвонив, он разглядел Джессику сквозь стеклянную дверь. На ней было простое черное платье, волосы забраны в хвост. Ниточка жемчуга белела на шее. Она была заметно взволнована.
        - Алекс, - пробормотала Джессика, открыв дверь.
        Ее голос вызвал в его теле неожиданную и предательскую дрожь.
        - Спасибо, что прибыл так быстро, - сказала она.
        - Нет проблем, - пожал он плечами. А потом протянул ей папку с рекомендациями.
        Джессика удивленно переводила взгляд с Алекса на папку. Все-таки взяла ее, но, едва взглянув, тут же вернула.
        - Ты хотела, чтобы я осмотрел кухню, - напомнил Алекс, решив сразу перейти к делам.
        - О да, конечно. - Она покраснела. - Я покажу, где она находится. - И жестом пригласила Алекса следовать за ней.
        Взгляд Алекса скользил по ее телу, задержавшись дольше приличного на ногах. Для них Алекс нашел только одно определение: совершенство! Ухоженные ноги богатой женщины педикюр, легкий загар. И туфли были изящные, удобные и красивые.
        Алекс посмотрел на свои ноги, обутые в грязные рабочие ботинки. Э-эх…
        Повернувшись, Джессика указала рукой:
        - Сюда.
        - Понятно, - кивнул он, шагнув в роскошную кухню. Время прошло, но ничего, по сути, не изменилось, Джессика принадлежит к миру богатства и привилегий, а он - работяга.
        - Ну вот, здесь. - Она указала на интерьер кухни так, словно проводила презентацию.
        Присмотревшись, Алекс нахмурился:
        - А что нужно делать?
        Джессика замялась:
        - Я точно не знаю.
        - Я думал, у тебя есть определенные идеи. Да и по телефону ты говорила о срочности. Я решил, что возникли какие-то проблемы, но все в порядке, и ремонт, похоже, серьезный не нужен. Только косметический, да?
        Джессика беспокойно оглядывала кухню, пытаясь скрыть нервозность. Наконец, собрав волю в кулак, она критично посмотрела на стены и заявила:
        - А тебе разве никогда не приходила в голову какая-нибудь идея, выполнить которую хотелось бы тотчас же? Главное - ввязаться в бой, а там разберемся… Что? Слабо?
        Наверное, если бы так сказал кто-нибудь другой, Алекс разозлился бы. Капризы богатых клиентов его раздражали. Но Джессика произнесла это не так, как другие. В ее интонации не было эгоистичной ребячливости и заносчивости.
        Она говорила с ним по-приятельски, на равных. Все это очень напоминало ту девочку, которую он знал, когда учился в школе. Неужели чувствительная и добрая душа все еще сохранилась в этой великолепной женщине? Предположение заставило Алекса улыбнуться.
        Джессика удивленно посмотрела на него:
        - Ты считаешь это забавным?
        - Нет-нет, - поспешил заверить он, - я только… - Слова застряли в горле. Ее глаза были так близко - поразительно синие огромные глаза, в которых застыла тревога. - Просто все очень неожиданно.
        Она нахмурилась:
        - В каком смысле?
        - Я не знаю, как объяснить, - признался Алекс. - В школе ты всегда была безупречной и здравомыслящей девочкой из богатой семьи. Идеальная ученица. И я, признаться, никак не мог себе представить, что ты бываешь нетерпеливой.
        Едва заметная улыбка коснулась ее губ:
        - Я удивлена, что ты вообще меня помнишь.
        Еще бы она была не удивлена. Если бы он хоть как-нибудь намекнул, сколько раз разглядывал ее, представлял в своих объятиях, она наверняка не пригласила бы его ремонтировать кухню. Поэтому он должен сохранить свою тайну во что бы то ни стало. Проблемы ему ни к чему. И разговор, решил Алекс, нужно вернуть в прежнее, деловое русло.
        Плотно сжав губы, чтобы сдержать улыбку, он сказал:
        - Вот как мы поступим. - Алекс вынул из кармана рулетку и приложил ее к стене. - Я сниму замеры, набросаю план кухни, а после скажу, что здесь можно сделать.
        Занявшись привычным делом, Алекс почувствовал себя более уверенно. И пусть у Джессики куча денег, зато у него есть навыки, и неплохие.
        Продвигаясь по кухне, он измерил длину и ширину стен, отмечая все выступы и расположение шкафчиков и столов. Вынув блокнот и ручку, сделал эскиз. Джессика ходила за ним, и его это отвлекало, он никак не мог сконцентрироваться. Приятный, пряный аромат ее духов манил и дразнил одновременно.
        Сделав как бы невзначай несколько шагов в сторону и еще раз внимательно оглядев кухню, Алекс спросил:
        - Что именно тебе хочется изменить? Увеличить пространство? Изменить конфигурацию стен?
        - А ты что об этом думаешь?
        Хороший вопрос. Что он думает? И о чем? Да о том, что она стоит слишком близко к нему.

«Думай о деньгах, которые тебе удастся заработать», - настраивал себя Алекс, но безуспешно. Снова уловив запах ее духов, он бессмысленно начал размышлять о том, из каких ингредиентов они, интересно, состоят.
        Прочистив горло, Алекс сказал:
        - Ну, я мог бы посоветовать убрать ту стену. - Он указал на стену, отделяющую кухню от гостиной. - Таким образом высвободится пространство, и кухня и гостиная будут казаться больше. При этом станет очень удобно пользоваться обоими помещениями.
        - Действительно? А ты справишься?
        - Конечно.
        Джессика посмотрела на него, потом на стену. Ее глаза были полуприкрыты, будто она пыталась представить, что выйдет из такого преобразования.
        - Кажется, должно здорово получиться, - наконец произнесла она.
        - Да, наверняка.
        Она застенчиво улыбнулась:
        - Наверное, я должна все обдумать, прежде чем принять решение.
        Алекс был уверен, что она почти согласилась. Скорее всего, ему предстоит делать ремонт в этом доме.
        Удача!
        Решив вернуться, он понимал, что его не встретят с распростертыми объятиями. Скорее всего, наоборот. Ведь он был трудным подростком. Но теперь он намерен всем доказать, что переходный возраст позади и сейчас Алекс Морено - парень хоть куда.
        - Ну, хорошо, - согласился Алекс, - а пока ты думаешь, я сделаю несколько набросков, как все будет выглядеть, чтобы ты наглядно это себе представляла.
        Джессика не проявила особого интереса к его предложению. И это ему показалось странным. Она вроде бы и была заинтересована в том, чтобы он занялся ремонтом, но в то же время ее, похоже, не особенно интересовала эта самая кухня. К тому же она весьма настойчиво просила его приехать, когда разговаривала с ним по телефону. Если бы это была любая другая женщина, Алекс подумал бы, что все затеяно для того, чтобы поиздеваться, показать ему, где его место. Или расценил бы это как попытку пофлиртовать.
        Джессика шагнула к Алексу еще ближе и взяла его за руку. Она облизнула губы, что выглядело и чувственно, и немного застенчиво.
        - Может быть, нам стоит обсудить этот проект за коктейлем? - Голос ее дрожал, рука обжигала Алекса - до того она была горячей.
        Он набрал в легкие побольше воздуха и несколько секунд стоял молча, пытаясь сообразить, что все это значит и что ему теперь делать.
        Неужели она все-таки пытается с ним флиртовать?
        Алекс как можно мягче освободил свою руку.
        - За коктейлем? Ты хочешь где-нибудь со мной встретиться? Вроде как пойти на свидание?
        Джесс пожала плечами, и движение это было одновременно и изящным, и показывающим ее неуверенность в себе.
        - Я просто подумала… ну да, хорошо. Я хотела бы пригласить тебя на свидание. Если ты не против.
        Алекс покачал головой, горько усмехнувшись. Хочет ли он пойти на свидание с Джессикой Самнерс? Черт возьми, конечно!
        Неужели она делает все это только потому, что когда-то они учились вместе и им есть что вспомнить? Иногда людей настолько мучает одиночество, что они бывают рады даже тем, кого знали совсем мало, но кто был частью их детства и юности.
        Возможно, Джессике просто приятно поговорить о школьных годах. Счастливое беззаботное время, когда все кажется легким, особенно если в сумке лежит тетрадь с выполненной домашней работой. А закончив учиться, понимаешь, что все самое сложное только начинается. Однако едва ли Джессика знает об этом. Ей, наверное, все очень легко дается, разве нет?
        И еще - он, по-видимому, сильно ошибся в этой барышне. Джессика притворяется хорошей, белой и пушистой, прежней паинькой, а на самом деле она очень сильно изменилась. Видимо, теперь мисс Самнерс любит вызывать трудяг для забавы, чтобы было чем занять день.
        Но тем не менее соблазн почти целиком овладел Алексом.
        Это смущение в ее глазах… Аромат ее духов… Тепло прикосновения… Рука, до которой она дотронулась, до сих пор горела.
        Да, большой соблазн… Джессика, красивая и богатая, флиртует с ним. И любой, кто повнимательнее присмотрелся бы к ней сейчас, понял бы, что ей требуется от Алекса нечто большее, чем коктейль.
        Нужно ли бороться с искушением или, забыв обо всех своих планах, о своем достоинстве, гордости, заключить ее в объятия и сорвать с ее губ поцелуй?
        Искушение было слишком велико. И Алекс сделал то, что ему захотелось сделать, едва он переступил порог этого дома и увидел Джессику. Собственно, он хотел этого всегда. Алекс подошел к Джессике, протянул руку и провел кончиком пальца по ее щеке, потом, слегка приподняв ее подбородок, стал разглядывать губы девушки, которые сейчас были очень близко.
        - Это то, чего ты хочешь? - спросил он и приблизился к ней вплотную, немного удивленный тем, что Джессика не пытается уклониться.
        - Да.
        Она уперлась коленом в его ногу. И это простое прикосновение взбудоражило Алекса. Но он отстранился. Ему было неловко - она, столь совершенная, столь избалованная, и он, парень в рабочей грубой, далекой от идеальной одежде. Нет, Джесс для него недостижима.
        - И именно поэтому ты позвонила, не так ли? Именно поэтому просила приехать меня как можно быстрее? - снова спросил он.
        Глаза Джессики смотрели с удивлением и, возможно, замешательством.
        - Нет. - Но ответ прозвучал неубедительно даже для нее самой. И она решила согласиться: - Возможно.
        - И на самом деле тебе не нужны ремонт и перепланировка кухни, не так ли?
        - Нет, я только… Я только подумала… - начала оправдываться Джессика.
        - Что? - Его голос был холоден, вид неприступен. - Что забавно пофлиртовать с работягой, а покувыркаться с ним в постели еще забавнее?
        - Нет! - Она напряглась.
        - Тогда что?
        - Так просто и не объяснишь, - ответила Джесс, ее голос обрел прежнюю твердость. - Очевидно, это была ошибка.
        - Да, очевидно. - Алекс вырвал листок из блокнота и смял его. - А тебе не приходило в голову, что это моя работа? И мне некогда шутки шутить. Я должен трудиться, чтобы жить.
        Джессика приподняла бровь:
        - А тебе никогда не приходило в голову, что я хотела повидаться с тобой, и все? Или в твоем понимании каждая женщина только и мечтает покувыркаться с тобой в постели?
        Если бы он не был настолько сердит, то наверняка расхохотался бы. Джессика очень смешно выговаривала эти слова. Алекс готов был поклясться, что она еще ни разу в жизни не произносила вслух и на людях что-либо, похожее на «покувыркаться в постели».
        - А разве нет? - И прежде чем она успела возразить, он обнял ее за талию и, прижав к себе, поцеловал.
        Он уговаривал себя, что делает это, чтобы позлить ее. Но, едва ощутив прикосновение ее тела, понял - он лгал себе.
        Ее губы были теплыми и гладкими. И дурманящими, как вино.
        Джессика страстно ответила на поцелуй, горячая волна пробежала по телу Алекса, и он отшатнулся.
        Она, дотронувшись кончиками пальцев до своих губ и уставившись на него, сказала:
        - Это было грубо.
        Он рассмеялся, сунул в карман блокнот и рулетку и повернулся к двери.
        - Да, конечно, грубо поцеловать кого-то, кто молит об этом. А не грубо заставить человека потратить половину рабочего дня впустую?
        Она последовала за ним к двери.
        - Я не предполагала, что ты будешь возражать.
        - Я? - Он резко повернулся, оказавшись лицом к лицу с Джессикой. - Представь себе, возражаю. Тебе, очевидно, абсолютно нечем заняться, а у меня есть работа, и я должен ее делать, а не тратить время на ерунду.
        Девушка вздрогнула, словно его слова ужалили ее. Алекс открыто обвинил ее в безделье.
        Но он уже не мог остановиться. Надев ботинки, оставленные около двери, он продолжал:
        - Я вкалываю, принцесса. И не для того, чтобы завести новые знакомства.
        - Ты думаешь, я не работаю? - не выдержала Джессика.
        Она еще и возмущается! Надо же! Это ему следовало бы негодовать. Алекс холодно заметил:
        - Меня не волнует, действительно ли ты работаешь или развлекаешься на службе, чтобы не скучать дома. Меня раздражает только то, что ты впустую тратишь мое время. А потому до свидания, принцесса!
        Уходя, он хлопнул дверью так громко, что в окнах задребезжали стекла.
        В течение нескольких секунд Джессика стояла, уставившись на закрытую дверь, а потом сердито проворчала:
        - Ты - последний, кого я пригласила бы, если бы мне было скучно.
        Внезапно ей расхотелось ругаться и горячиться. Повернувшись, девушка направилась в кухню и налила себе стакан вина. Она пила его медленно, надеясь, что, выпив последний глоток, совершенно успокоится. Осушив стакан, она налила еще немного вина, хотя теперь ее мучила не жажда, а желание швырнуть стакан в стену.
        Присев около стола, Джессика закрыла глаза.
        Как она допустила такое? Почему недооценила Алекса, не просчитала все ходы и все варианты? Даже не предположила, что он может так отреагировать?
        Ей просто хотелось увидеть его. Посмотреть, каким он стал. Убедиться в том, что он все так же мил и обаятелен, к тому же избавился от ошибок юности. Вместо этого Алекс разозлил ее, и они наговорили друг другу гадостей.
        Нынешний Алекс сильно отличался от того парня, которого она знала в школе. Он стал выше ростом. Это, впрочем, неудивительно. Еще он не был теперь таким тощим, как раньше. Великолепно развитые мышцы делали его еще красивее. Эти наблюдения - Джессика честно призналась себе - тревожили ее.
        Но она была уверена - Алекс до сих пор важен для нее. Стоило ей увидеть его на пороге, как пульс участился и сердце забилось неровно.
        Джесс не могла относиться к нему равнодушно, но теперь он наверняка даже разговаривать с ней не пожелает.
        Джессика выпрямилась, встала из-за стола и нервно заходила из угла в угол. Налила себе еще вина. Краем глаза она увидела смятый листок бумаги, который выбросил Алекс.
        Она взяла листок в руки, расправила его. На нем был эскиз ее кухни, удивительно точный, с аккуратно вписанными мерками. Серьезность, с которой он подошел к проекту, еще более разволновала девушку. Вот идиотка! Да она просто обязана извиниться перед Алексом.
        Ей только казалось, что она знает его. А с незнакомыми людьми поступать так, как поступила она, не рекомендуется.
        Джессика подошла к своему рабочему столу, в ящике которого хранила вырезку из журнала. Взяв статью в руки, она еще раз просмотрела ее.



1. Чаще удовлетворяйте свои прихоти… Где-то рядом - объект вашей страсти.

2. Не будьте домоседкой…

3. Станьте необузданной…

4. Купите ту одежду, о которой давно мечтали…

5. В постели будьте королевой…

6. Посещайте спортивные клубы…

7. Заниматься любовью на заднем сиденье автомобиля, может, и неудобно, зато острые ощущения вам обеспечены.

8. Чувство вины плохо влияет на кожу…

9. Встряхнитесь…

10. Побеждайте свои страхи…


        Итак, пункт первый. Она определила объект своей страсти. К чему это привело? К полному провалу. Тот, на ком Джесс остановила свой выбор, посмеялся над ней.
        Что еще важного? Пункт восьмой содержит весьма дельный совет, но только как не винить себя в такой ситуации? Про все остальное пока можно забыть.
        И было бы неплохо, если бы хоть один совет из этого списка был осуществлен в ближайшем будущем.



        Глава вторая

        Любые мысли об Алексе сразу же выводили Джессику из равновесия. Это было не простое волнение, но страх.
        Девушка переживала, что будет с ней при новой встрече. Сможет ли она совладать с собой и не выдать тех чувств, которые испытала, когда он поцеловал ее?
        Взяв визитную карточку Алекса, Джессика направилась к нему. Она тщательно продумала свой наряд и, чтобы не выглядеть в глазах Алекса «принцессой», выбрала вещи попроще: черные брючки, обтягивающую футболку и туфли-лодочки.
        Адрес, указанный на визитке, привел ее к небольшому, напоминающему бунгало домику на окраине города. Предположить, что здесь находится фирма, было так же сложно, как обнаружить в сердце Джессики решимость зайти туда.
        Но она наконец справилась с собой, справедливо полагая, что любые ошибки должны быть исправлены.
        Позвонив в дверной звонок и не дождавшись ответа, Джессика нажала на кнопку еще раз. Снова тишина. Входная дверь была немного приоткрыта, и сквозь щель виднелась часть комнаты.
        Через несколько секунд откуда-то из глубины дома донесся приглушенный крик:
        - Войдите!
        Джессика зашла и аккуратно закрыла за собой дверь. Прямо перед ней оказался вход в гостиную. Да, несомненно, здесь обитает холостяк. Коробки из-под пиццы и банки от пива валяются на тумбочках и полках, мебель расставлена хаотично, вещи разбросаны.
        Из задней части дома доносился сильный шум, и Джессика поспешила туда.
        Алекс взобрался на конструкцию, напоминающую по форме треугольник. Стоя на самом верху, он был вынужден напрячь все мышцы, чтобы удержаться и при этом иметь возможность работать. Одной рукой он прижимал к каркасу кусок покрытия, в другой руке держал инструмент, с помощью которого обшивал шаткую конструкцию.
        Джессика залюбовалась его фигурой.
        Из-за пыли, которой было полно в мастерской, она закашлялась. Алекс обернулся и в течение нескольких секунд молча и недоуменно глядел на нее.
        Недоумение сменилось подозрением. Он отвернулся и продолжил работу, ввинтив еще три шурупа.
        Джессика, как зачарованная, следила за его движениями. Она разглядывала плечи, обтянутые футболкой, ноги, скрытые под джинсами, протертыми на коленях.
        Она привыкла к мужчинам, одетым в костюмы от известнейших кутюрье. Причем обязательной составляющей этих костюмов были не только брюки и пиджаки, но и жилеты. Одежда в ее кругу служила для того, чтобы подчеркнуть состояние, значимость в обществе.
        Но изысканный гардероб не показывал того, что сразу было видно в Алексе. Его одежда говорила о том, что он может и умеет работать, что он силен, вынослив и сноровист.

«Забавно, - подумала Джессика, - что раньше я этого не замечала».
        Когда Алекс начал спускаться вниз, Джессика поспешила отвести взгляд. Он холодно кивнул, приветствуя ее, и, отряхнув руки, сунул их в карманы. Не самый теплый прием, но на лучший не приходится рассчитывать в сложившихся обстоятельствах.
        - Я хотела бы извиниться за вчерашнее. И объяснить…
        Ее слова, похоже, не особенно обрадовали его. Он оставался неприступным и безучастным.
        Сделав несколько шагов в ее сторону, Алекс указал на дверь:
        - Лучше нам пройти туда, здесь слишком пыльно.
        Как и в большинстве домов этого района, задняя дверь вела на небольшой участок, засаженный деревьями. Рядом с забором стоял гараж, а в центре, на лужайке, заросшей травой, располагались летний столик и стулья.
        Вид дворика поразил Джессику. Ведь она привыкла к другому: деревья должны быть аккуратно подрезаны, а трава подстрижена с той же тщательностью, с какой в салонах красоты делают маникюр.
        Девушка заметила, что Алекс наблюдает за ней, следит за ее реакцией. И в то же время ей показалось, что в его темных глазах затаилась тревога.
        - Здесь хорошо, - выдавила из себя дежурную улыбку Джессика, усевшись на один из складных стульев.
        Он уставился на нее, не скрывая недоверия.
        - А в конце лета, когда созреют яблоки, будет и вовсе замечательно. Сидишь себя за столом и, не вставая, срываешь плоды, - мечтательно произнесла девушка.
        - Мои родители более чем тридцать лет работали в яблоневом саду. И я ненавижу яблоки! - заявил Алекс.
        Ничего себе! Неужели есть люди, которые ненавидят яблоки?
        Скрестив руки на груди и враждебно глядя на нее, что не обещало ничего хорошего, он спросил:
        - Ты явилась, чтобы поговорить о чем-то важном, или решила в очередной раз развлечься и отнять у меня время?
        Джессика растерянно молчала, не зная, как реагировать на сказанное. Она чувствовала себя обвиняемой, более того - приговоренной к казни. Ей казалось, что еще несколько секунд - и через стул, на котором она сидит, пустят ток.
        И тут она заметила, как Алекс то ли слегка улыбнулся, то ли ухмыльнулся.
        Очевидно, он наслаждался происходящим. И не потому, что был жестоким и злопамятным, просто ему, по-видимому, нравилось, что и она, как все люди, уязвима.
        Такое поведение хозяина дома должно было бы разозлить Джесс, но этого не произошло. Ее очаровала его улыбка… или усмешка.
        - Я уже сказала, что приехала извиниться, - повторила она, желая покончить с этим как можно быстрее. В конце концов, он может веселиться и издеваться сколько угодно, но она должна попросить прощения. - Однако я думаю, что мы вчера не до конца поняли друг друга.
        Алекс подозрительно приподнял бровь:
        - Значит, ты действительно хочешь, чтобы я отремонтировал кухню в твоем доме?
        - Ну, уж в любом случае я пригласила тебя тогда не для флирта и забав.
        - Так ты не собиралась флиртовать со мной? - притворно удивился Алекс.
        - Нет, - слишком быстро ответила Джессика, не успев правильно отреагировать на дразнящую улыбку и пристальный взгляд Алекса. Он явно играл с ней.
        - А ты можешь переубедить меня? - поинтересовался он.
        Как ни странно, Джесс действительно этого желала. Она хотела рассказать ему все как есть. Это чувство было знакомо ей с детства. Если бы представилась возможность, она бы многое могла ему поведать, как другу. Алекс всегда вызывал у нее доверие. Джесс не сомневалась он не предаст. Правда, сейчас он по-прежнему сердится на нее, а вчера был прямо-таки раздражен и взвинчен до предела.
        Тем не менее Джессика решила продолжить:
        - Все началось с журнала. - И тут же она поправила себя: - Хотя нет, не так, все началось с поездки в Швецию.
        - С поездки в Швецию? мрачно повторил Алекс, ничего не понимая. - При чем тут Швеция?
        - Я ездила туда по делам. Программное обеспечение для «Палм-Пилотс». Им требовались программы, которые отслеживают продажи, отгрузку, поставки и тому подобные вещи. Так что меня направили в Швецию, чтобы проверить установку и обучить сотрудников. Я была уверена, что, вернувшись домой, получу повышение.
        - Позволь мне угадать. Этого не случилось?
        - За три дня до моего возвращения они назначили на должность, на которую я рассчитывала, другого сотрудника. И знаешь, в чем ирония? Пока я была в Швеции, меня продолжали хвалить и говорить, что я отлично работаю. Я действительно вкалывала за троих и сама поражалась своей трудоспособности, уже не говоря об окружающих. И еще я поняла, что самое сложное - впереди, когда увидела тот список.
        - Список?
        - Да, на обратном пути я читала один журнал.
        И в нем нашла список того, что каждая женщина должна сделать. И я решила выполнить все пункты. Я поняла, что устала чего-то ждать от жизни. Какого-то чуда и волшебства в личном плане, продвижения по службе. А ничего не происходит. Необходимо взяться за дело самой.
        Джессика внимательно посмотрела на него, пытаясь понять, не считает ли он ее дурой. Пока она не выложила все Алексу, ее затея выглядела вполне разумной и обоснованной, но сейчас девушка начала сильно в этом сомневаться. Однако лицо его оставалось безучастным, и нельзя было определить, о чем он думает.
        Поэтому она пожала плечами и сказала:
        - Конечно, список этот - всего только список, но главное - с чего-то начать.
        - Да, протянул Алекс, - вот только непонятно, при чем тут я. Какая роль отведена мне? И что такого особенного ты там вычитала?
        Вопрос, которого она боялась. Но Алекс, конечно, заслуживает того, чтобы быть с ним честной до конца.
        Джессика судорожно сглотнула, чувствуя, что щеки ее наливаются румянцем, а в горле застрял ком, мешающий говорить. Но раз уж она начала, надо продолжать, и ей ничего не оставалось, как процитировать злосчастный список.
        - В общем, пункт первый гласит: «Чаще удовлетворяйте свои прихоти в конце концов, неужели вы не можете побаловать себя, любимую? Когда вы поступали так в последний раз? Приглядитесь повнимательнее: где-то рядом - объект вашей страсти».
        В течение нескольких секунд Алекс просто кивал головой, словно не знал, что сказать, потом все-таки спросил:
        - И ты решила, что я - хороший кандидат на место того, кто «где-то рядом»?
        Джессика пожала плечами, отчаянно желая выкарабкаться из сложившейся ситуации. Она прекрасно знала, что многие женщины мечтают о том, что написано в первом пункте списка, и чтобы объектом страсти стал Алекс. Он, несомненно, очень привлекателен и избалован женским вниманием.
        А если так, то неудивительно, что вчера Алекс Морено разозлился. Еще бы, ведь он привык, что за ним бегают, ему поклоняются. Для него это так же естественно, как кофе по утрам.
        Но не все еще было испорчено. У Джессики оставался шанс исправить положение. Поэтому она вдохнула, медленно выдохнула и изрекла:
        - Да, я подумала, что ты подойдешь. И я вовсе не хотела обижать тебя, или злить, или тратить твое драгоценное время. - Джесс умолкла. Возможно, она ошиблась. Страсть - это, конечно, хорошо. Но ей, наверное, нужно что-то более прочное и долговечное, чего не может дать мимолетный знакомый. В женских журналах пишут полную ерунду! Девушка беспечно махнула рукой. - В общем, я извиняюсь и все такое, а теперь мне пора.
        Алекс схватил ее за руку.
        - Подожди…
        Какое-то мгновение они просто стояли так: его теплая ладонь сжимала ее локоть. Она ощущала прикосновение огрубевших от работы пальцев, весьма волнующее прикосновение.
        И в этот момент Джесс поняла, что приехала сюда не для того, чтобы принести свои извинения. Не так уж важно, простит он ее или нет. Она приехала, надеясь… на что?
        На то, что он будет желать ее настолько же сильно, насколько она желала и… желает его?
        На то, что тот поцелуй, отчасти грубый, отчасти будоражащий кровь, который Алекс сорвал вчера с ее губ, взволновал его?
        Вспоминал ли он о ней так же часто все это время, как она ежеминутно думала о нем?
        Ей бы хотелось, чтобы ответами на все эти вопросы было «да», «да» и еще раз «да». И больше всего на свете она желала, чтобы он обнял ее, поцеловал снова и чтобы это мгновение длилось и длилось.
        И еще ей бы хотелось, чтобы это было взаимно. Но, к сожалению, Джессика почти не сомневалась, что Алекс к ней равнодушен.
        Возможно, конечно, что все-таки немного она его интересует. Лишь немного. Как бы там ни было, но тот поцелуй на ее кухне был горячим, страстным.
        Но ей-то хотелось большего. Пусть это будет страсть, но такая страсть, от которой не уйти, не скрыться. И на меньшее она не согласна. А потому Джессика аккуратно отстранила его руку и пошла к выходу.


        Алекс неотрывно следил за тем, как Джессика вышла из дома и направилась к дороге, где она оставила свой автомобиль. Она не успела пройти и треть пути, как Морено догнал ее. Он не понимал себя, но ему не хотелось, чтобы они расстались вот так.
        - Подожди, Джессика, - попросил он.
        Девушка резко повернулась, оказавшись лицом к лицу с ним. Внешне она выглядела абсолютно спокойной, но на самом деле трепетала. Ей казалось, что невооруженным взглядом можно заметить, как у нее трясутся колени. Джесс тоже не хотелось уходить, и отчасти она была даже рада, что Алекс ее остановил.
        - Что такое? - как можно беспечнее спросила она.
        - Джессика… когда ты… когда ты решила… ну, найти в ближайшем окружении объект страсти, ты выбрала меня? То есть почему ты выбрала… меня?
        Алекс чувствовал себя круглым идиотом, устроив сей допрос с пристрастием. Он знал, что не имеет права ее расспрашивать. Верх глупости! Однако ему очень хотелось, чтобы она осталась, а это способ ее задержать. Греховные фантазии переполняли его голову, разгорячив до предела.
        Алекс едва сдерживался, чтобы не улыбнуться, - девушка напоминала сейчас испуганного зверька, почуявшего опасность, настороженно замершего, готового в любой момент броситься наутек.
        Наконец Джесс решилась сказать правду:
        - Еще в школе я влюбилась в тебя без памяти. Ты учился в старших классах, а все началось, когда… - Она пристально посмотрела на него, легкий румянец появился на ее щеках. - Ты, наверное, даже не помнишь.
        - Извини меня за это… - сказал Алекс, хотя на самом деле все помнил. И даже знал, какой день она имеет в виду, о чем будет говорить дальше.
        - Однажды я возвращалась домой из школы. Несколько мальчишек стояли за углом дома рядом с речкой. Там тропинка вела к мосту. Они меня поджидали. Среди них был и Рональд. Его старшего брата мой отец осудил за пьяную потасовку. И Рональд желал выместить на ком-нибудь злость. А я была легкой мишенью.
        Интонация, с которой девушка это произнесла, так просто, без негодования или гнева, заставила Алекса предположить, что такие ситуации случались нередко. Многих ребят, которые ненавидели Джессику из-за ее честного и принципиального отца, он знал лично. Да и сам Алекс далеко не всегда объективно относился к судье Самнерсу.
        - В общем, я шла совершенно одна, а там стояли трое ребят, и тут появился ты и…
        - …защитил тебя, - закончил за нее Алекс. Ему не хотелось, чтобы Джессика довела рассказ до конца. Наверняка он оказался бы необыкновенным героем.
        Она и удивленно, и недоверчиво, и признательно посмотрела на Алекса:
        - Значит, ты помнишь?..
        Как будто это было вчера. В мельчайших подробностях. Он помнил каждую деталь. И помнил, возможно, даже лучше, чем Джессика. Эти, по ее мнению, «трое ребят» были огромными парнями, футболистами, хорошо натренированными и сильными.
        Алекс подоспел в тот момент, когда они уже обступили девочку. Джессика, должно быть, сильно перепугалась, но не показывала виду. Ни в ее поведении, ни в голосе не было заметно и тени страха или паники. Она ни о чем не просила, не кричала, не пыталась убежать или бороться с ними, инстинктивно понимая, что этим только раззадорит громил.
        Пристально глядя на Рональда, она говорила с ним спокойно и ровно.
        Алекс не слышал большую часть слов - лишь ее мягкий, певучий голос. Вроде бы она толковала что-то про документы, которые Рональду следовало оформить, чтобы дело его брата пересмотрели.
        Алекс подошел ближе и укрылся за деревом. Его не заметили. Кровь прилила к лицу при мысли, что может случиться дальше. Не способный оставить Джессику в беде, он продолжал стоять, решив, что, если парни не уйдут, придется что-нибудь предпринять.
        Но легче сказать, чем сделать. Они такие огромные и сильные. А он? Нет, Алекс не был трусом, он часто дрался, а потому мог трезво оценить свои силы и знал, что с этими троими одновременно ему не справиться.
        - Все так быстро произошло, - вспоминала Джессика. - Только что я шла в полном одиночестве, а в следующее мгновение они уже окружили меня. - Она внимательно посмотрела на Алекса. - А потом появился ты.
        Поняв, что выжидать особенно нечего, Алекс начал действовать. Он сделал первое, что пришло ему на ум, - позвал ее. Причем сказал не «Джессика», не «Самнерс». Нет, Алекс крикнул:
        - Джесс!
        А Джессика продолжила рассказ:
        - Ты появился словно ниоткуда и позвал меня. - Лицо у нее было задумчивое. Алекс же с трудом сохранял спокойствие. - И это, должно быть, удивило их, потому что они повернулись и отступили на шаг. Я смогла выбраться.
        И она пошла прямо к нему. Без размышлений, без заминок, не оглядываясь. И он, не задумываясь, тут же обнял ее за плечи и увел оттуда.
        Когда они отошли на немалое расстояние от троицы футболистов, Алекс убрал свою руку с ее плеча, но продолжал идти рядом. Близко. Он как бы невзначай оглянулся и заметил, что недоброжелатели Джессики все еще следят за ними.
        Девочка крепко взяла его за руку, и он почувствовал, что она дрожит. Она не выпустила его руку, даже когда они повернули за угол.
        Джесс было чертовски страшно, просто она старалась не показывать это.
        Когда они дошли до ее дома, Алекс подумал, что сейчас она отпустит его, но девочка стояла как вкопанная, вцепившись в него. Он даже представить такого не мог - он стоит рядом с Джессикой Самнерс. И уж тем более не мог и вообразить, что ему это понравится - стоять с ней рядом, держась за руки.
        В тот момент Алекс чувствовал себя так хорошо, так умиротворенно…
        А Джессика глядела на него - у нее были прекрасные синие глаза, - и выражение ее лица стало не по-детски серьезным. Но в нем не было презрения или надменности. Она смотрела на него не так, как обычно богатые девочки смотрят на дворовую шпану. В ее взгляде легко угадывались признательность, благодарность, теплое отношение. И что-то еще, непонятное для Алекса.
        Он принял это за удивление. Да, он решил, что Джесс смотрит на него с удивлением, словно впервые узнала, что существует на свете Алекс Морено. И это вполне понятно. Она - девочка из хорошей семьи, такие никогда не обращали на него внимания. И про Джесс он тоже раньше думал - она никогда не соизволит хоть мельком взглянуть на него.
        Но вот она смотрит. Внимательно и беззлобно, с благодарностью. Алексу сложно было поверить в происходящее.
        Но это был не сон. Она стояла очень близко, а он держал ее за руку. Легкий ветерок развевал ее волосы, кончики которых легко касались Алекса. И он вдыхал ее аромат. Она пахла, как все богатые люди, утонченно, легко, дразняще.
        Алекс мог думать в тот момент только о двух вещах. Во-первых, ему очень хотелось поцеловать ее. Отчаянно. Безудержно. Он хотел прильнуть губами к ее губам, узнать, какова же она на вкус. Так же богата, легка и возбуждающа? И во-вторых, он не должен прикасаться к ней, даже близко подходить.
        Джессика Самнерс была совершенством. Она никогда не попадала в неприятные ситуации, всегда опрятная, вежливая… идеальная. Никогда и ничего общего у нее не было с такими парнями, как Алекс.
        И еще: меньше чем месяц назад Алекс стоял в зале суда перед ее отцом и слушал его указания, как он должен себя вести, в чем его не должны больше обвинять и что будет, если парень снова ослушается.
        Следовательно, то, что Алекс осмелился приблизиться к дочери судьи, могло обернуться для него большими неприятностями. С другой стороны, не просто так он стоял сейчас рядом с ней. Он помог Джессике, а значит, стал в ее глазах героем. Она расскажет о происшествии отцу, и вот тогда многое может измениться.
        Несмотря на это - а возможно, именно из-за этого, - он с силой выдернул свою руку и поскорее спрятал в карман.
        И только Джессика открыла рот, собираясь что-то сказать, он опередил ее:
        - Я останусь здесь и прослежу за тем, чтобы ты спокойно дошла до крыльца и вошла в дом, хотя здесь, думаю, тебе уже ничто не угрожает. - Она кивнула, а Алекс продолжил: - И не ходи больше домой одна. Дождись кого-нибудь, с кем тебе по пути. И чем больше будет народа, тем лучше.
        - Да, - согласилась Джессика, - я попрошу, чтобы горничная забирала меня из школы на машине.
        Ну, конечно. Ее горничная. И почему он об этом не подумал?
        Вслух Алекс согласился:
        - Хорошая идея.
        Она продолжала стоять, словно хотела еще что-то сказать, но никак не решалась или не могла подобрать нужные слова. Безотрывно глядя на него синими, бездонными, по наблюдению Алекса, глазами, она, видимо, начинала боготворить его.
        Он стал ее героем. Это было видно. И осознание этого абсолютно не обрадовало парня. Только преклонения богатой девчонки ему и не хватало.
        - Иди же, - поторопил ее Алекс, желая поскорее закончить с этим, - я прослежу, чтобы ты нормально дошла, давай! А то у меня еще дела.
        Джессика послушно повернулась и поспешила к роскошному особняку. Она ни разу не оглянулась. А он, думая, что остается незамеченным, еще полчаса проторчал неподалеку, спрятавшись за углом и разглядывая дом.
        А теперь, спустя годы, они снова встретились, и Джессика опять стоит на дороге, а он рядом. Алекс подумал, что, в сущности, не так уж много чего и изменилось. Она, как всегда, прекрасна и совершенна, а он - все тот же замарашка, каким был в школе.
        И вот еще что не изменилось - он по-прежнему хотел ее поцеловать.
        Она явно не замечала его порыва или не хотела замечать. А Алекс был из тех мужчин, которые уверены, что женщины чувствуют такие желания. Хотя, возможно, она не такая. И правда, с чего бы ей сортировать мужчин по принципу «этот хочет меня поцеловать», «этот не хочет меня поцеловать»? Абсурд…
        - Я искала тебя на следующий день в школе, - сказала Джессика. - Я просто хотела… - Она пожала плечами. - Не знаю…
        Она, возможно, действительно не знала, что собиралась сказать ему тогда, как сформулировать это сейчас. Но он знал. Джесс хотела вернуть то, что они ощутили, стоя на перекрестке около ее дома. Его рука в ее руке, ее рука в его руке. Головокружение от легкого притока адреналина. Пульсирующая дрожь. Остановись, мгновение!
        Но сейчас она смотрела на него точно так же. Синие, бездонные глаза кричали: «Мой герой!», и это невозможно было скрыть.
        Стараясь быть как можно более ироничным, Алекс спросил:
        - Так именно поэтому ты вызвала меня вчера и приехала сегодня? Потому что когда-то я защитил тебя от хулиганов?
        Она нахмурилась, задумалась и неуверенно произнесла:
        - Не совсем так.
        - А как? - Он подождал, но Джесс не ответила. Алекс подошел чуть ближе, склонился над ней и прошептал: - Я не совершил ничего такого, чего не сделал бы любой другой на моем месте.
        Ее глаза расширились. Она возмутилась. Ей очень не понравилось то, что она услышала. Посягнули на ее веру в героя, причем сам герой! Нет, никто не смеет умалять его достоинств.
        Алекс тяжело вздохнул:
        - Послушай, Джесс… все не так… ты все неправильно поняла тогда и почти десять лет неверно судила обо мне и о случившемся… По-твоему, я герой. Но это не так. Я не геройствовал. И вообще никогда не был этаким хорошим парнем, понимаешь?
        - Нет, не понимаю, и не наговаривай на себя. - Девушка недовольно фыркнула. - Может быть, то, что тогда произошло, ничего не значило для тебя, но не для меня.
        - Нельзя судить о человеке по одному его поступку, - парировал Алекс.
        Отрицательно помотав головой и громко вздохнув, она спросила:
        - Это действительно настолько плохо?
        - Что? - не понял Алекс.
        - Неужели было бы плохо, если бы люди узнали, что под маской непослушания, дерзости и неприступности, которую ты носишь, скрывается хороший человек?
        Джессика, как видно, не думала сдаваться. Алекс всерьез начал опасаться, что она собирается создать его культ.
        Он мягко, но настойчиво повторил:
        - Нет, Джессика, ты снова ошиблась. Внутри, как и снаружи, я одинаков. Я таков, каков есть. И ни от кого не прячусь и не скрываюсь.
        Она напряглась:
        - Я не верю тебе. Ты по каким-то непонятным причинам хочешь, чтобы люди думали о тебе хуже, чем ты есть. Ты делаешь вид, что всех презираешь, и думаешь, что все презирают тебя…
        Он не смог сдержаться, не смог больше сопротивляться влечению и взял Джессику за руку.
        Но прикосновение его было легким, и, если бы она захотела, то в любой момент могла с легкостью отдернуть свою руку.
        - Есть кое-что, - сказал Алекс, - гораздо важнее. Знаешь, о чем я думал, когда возвращался домой после того случая? - (Джесс отрицательно покачала головой.) - Я хотел поцеловать тебя.
        - Но…
        Он не позволил перебить себя и продолжил признание:
        - Тогда ты считала, что я спас тебя. А я думал - это мой шанс заслужить твой поцелуй. Шанс, которым я не воспользовался. - Он не смотрел на Джессику, но по-прежнему продолжал держать ее за руку, ощущая тепло ее ладони, тепло, которое стало для него чем-то вроде кислородной подушки для человека, не способного дышать самостоятельно. - Но, упустив ту возможность, я не знаю, появится ли у меня когда-нибудь другая…
        Она отстранилась от него и твердо произнесла:
        - Я не верю ни одному твоему слову.
        На этот раз Алекс не смог отвести взгляд. Он внимательно изучал ее лицо, но не мог понять, о чем она думает, что чувствует.
        - Да, действительно, - сказала она, - в тот момент я считала тебя героем, и если все, чего ты хотел, - это…
        - Поцеловать тебя, - подсказал он.
        - Да, - кивнула она, - так вот, если бы ты действительно хотел, ты бы получил это наверное…
        Ее голос от слова к слову становился все тише, она уже шептала, и кровь Алекса закипела, он почти не владел собой. Но ее спокойный и пристальный взгляд остановил его.
        Заставив себя улыбнуться, он произнес:
        - То, что ты говоришь, очень соблазнительно, жаль только, что тогда я этого не знал.
        Пришла ее пора улыбаться.
        - А я, в свою очередь, всегда считала, что ты не только не интересуешься мной, но даже и не помнишь ни того, что произошло, ни меня.
        Алекс внимательно и удивленно посмотрел на нее, а Джесс застенчиво пожала плечами:
        - Я пыталась поговорить с тобой, но ты то общался с друзьями, то обнимался со своей подружкой. Как же ее звали?
        Алексу пришлось тщательно покопаться в памяти. Забавно, он не мог вспомнить имени девушки, за которой ухаживал несколько месяцев, но в то же время прекрасно помнил, словно это было вчера, как была одета в тот день Джессика, как она пахла, какое у нее было выражение лица и…
        - Сандра, - наконец вспомнил Алекс.
        - Ну да, конечно же, Сандра, - согласилась Джесс. - Так вот, всякий раз, когда я видела тебя, ты был вместе с ней. И сначала я думала, что ты нарочно избегаешь меня.
        - Это правда. Но ведь и для тебя, и для меня было лучше, чтобы окружающие не думали, будто между нами что-то есть.
        Сам же он прекрасно понимал, что отношения между ним и Джессикой невозможны. Даже простая дружба создала бы много шума и проблем. Она была отличной ученицей и плюс к тому дочерью окружного судьи. А он - сын сезонного рабочего, да и учился из рук вон плохо. К тому же Джессика даже представить себе не могла, сколько «заслуг», зафиксированных в полицейских отчетах, было на его счету.
        И он тщательно избегал встреч с ней, так что в конечном счете Джессика оставила записку, воткнув ее в его шкафчик. Несколько слов благодарности за спасение, написанных ровным почерком на красивом листе бумаги.
        - В общем, я решила, что ты просто не хочешь меня видеть.
        - Все так.
        Ее пристальный взгляд, коим она одарила его, напоминал синие стрелы, пронзающие насквозь. От них не спрятаться.
        А Джессика недовольно спросила:
        - Тогда зачем ты сейчас передумал и все-таки встретился со мной?
        Алекс, чувствуя себя уложенным на лопатки, загнанным в угол, обезоруженным, только и смог, что пожать плечами и вяло пробормотать:
        - Не знаю.
        Он не знает… хмм… Как не знал в свое время и то, что она каждый день высматривает его в толпе учеников, следит за его мимикой, походкой, жестами. Наблюдает за ним, как из засады.
        Но и Джессика не знала, что Алекс тоже следил за ней.
        После того, как она оставила записку в его шкафу, он написал ей и тоже засунул письмо в шкафчик. Они начали переписываться, обмениваясь наблюдениями о том, что им интересно. И время это показалось обоим самым счастливым.
        А к моменту проведения школьного бала и он, и она хотели только одного - повеселиться на балу вместе.
        Что было невозможно.
        Алекс знал, что не имеет права пригласить Джессику, но как ему этого хотелось! И потому, получив от нее сообщение о том, что, если он не возражает, они могли бы пойти на бал вместе, он… просто не ответил.
        - Я знаю, ты считал меня избалованной девчонкой, - сказала Джессика, - но мне очень нравилось получать записки от тебя. Я иногда воображала себя на месте Сандры. - Джессика на секунду замолчала, выдержав паузу, чтобы перевести дух и немного успокоиться. - Знаешь, я даже однажды видела, как вы целовались.
        Алекс знал. И очень ярко и отчетливо помнил тот момент. Он избегал Джессику, перестал отвечать на ее записки, но она упрямо не желала понимать, что это значит. И по-прежнему искала встречи с ним. Это превратилось в некую манию преследования. Алексу казалось, что стоит ему резко обернуться - и он увидит за своей спиной Джессику, поджидающую, когда он останется один. У него уже начинало кончаться терпение. Ей еще ни разу не удалось застать его в одиночестве, но он был уверен, что рано или поздно такое случится.
        И еще Алекс не сомневался - если это произойдет, он не сможет сдержаться и совершит какую-нибудь глупость, например, поцелует ее.
        Так что нужно было сделать что-то, что отпугнуло бы ее от него раз и навсегда. И он поцеловал Сандру в тот момент, когда заметил неподалеку Джессику.
        - Я никогда не видела, чтобы кто-то так целовался, - сказала Джессика со смешком, - по крайней мере в реальной жизни, не в кино. А это походило именно на сцену из кино… Поцелуй, в котором было бы столько страсти и любви. Я все время думаю о том, что меня так никто не целовал. - Она покраснела.
        - Джесс…
        Она обхватила себя руками и уставилась на свои туфли.
        - Да, за всю мою жизнь меня никогда не целовали с такой умопомрачительной страстью.
        Нескрываемая тоска в ее голосе словно разбудила Алекса. Он приблизился к ней, положил руку ей на плечи и слегка притянул к себе.
        - Джесс… - снова произнес он.
        На этот раз она оторвала взгляд от туфель и посмотрела на него. В ее глазах не было ничего, что он ожидал увидеть. Никаких эмоций. Холодное спокойствие.
        В следующее мгновение Джессика отошла от него. Поправив сумочку, висящую на плече, она сделала шаг в сторону машины с явным намерением поскорее уехать.
        - И не надо меня жалеть, Алекс.
        - Я и не жалею, возразил он. - Но если ты считаешь, что не испытывала подобной страсти, так как не производишь на мужчин должного впечатления, то сильно ошибаешься, потому что ты - умопомрачительная!
        Зло прищурившись и неотрывно глядя на него, Джессика упрямо повторила:
        - Я не нуждаюсь в твоей жалости, Алекс. И прекрасно знаю себе цену. Я вспомнила былое только для того, чтобы ты не думал, будто вчера я собиралась обидеть, или унизить тебя, или что там еще… да, пофлиртовать с тобой. Нет, нет и еще раз нет!
        Сказав это, Джессика уверенно зашагала к машине. Но Алекс снова остановил ее:
        - Тогда для чего? Что это было?
        - Журнал. «Найдите объект вашей страсти». Может быть, дело в этом. В поисках страсти.
        Девушка отвернулась и пошла дальше. И на этот раз Алекс не пытался ее удержать. В противном случае он не смог бы уже остановиться и выложил бы ей всю правду - он действительно испытывал страсть. К ней. И в юности. И сейчас.
        Именно она вдохновила его тогда на тот поцелуй. Алекс как бы посвящал его ей. Вместо Сандры он представлял ее, Джессику, в своих объятиях.
        И тогда, и сейчас он хотел целовать ее, только ее, но ни тогда, ни сейчас такое было невозможно. Это Алекс прекрасно понимал.



        Глава третья

        - Это необходимо сделать, - настаивала Патрисия неделю спустя. - Ты должна найти другого мужчину. Другой объект страсти.
        - Никто мне не нужен! - пыталась возражать Джессика.
        Патрисия встала посреди комнаты, подбоченившись:
        - Ты хочешь осуществить все, что перечислено в списке, не так ли? - строго спросила она.
        - Да, но…
        - Никаких «да, но…». Если собираешься дойти до последнего пункта, «но» не должно существовать, ясно? Поэтому мы отправляемся в клуб за другим парнем.
        - В клуб? - Джессика подозрительно прищурила глаза. - Ты же предлагала просто встретиться и поболтать.
        - Мы и будем болтать. Только в клубе.
        - Ты серьезно?
        - Вполне серьезно. Сегодня мы выходим на охоту. - Патрисия подняла вверх указательный палец и изрекла: - Если ты не найдешь подходящего мужчину, можешь забыть про десять правил. - Она понизила голос. - Или ты решила сдаться? Остаться слабачкой, нюней и никогда не испытать, что значит быть дерзкой?
        Джессика горячо запротестовала:
        - Нет, конечно же, нет!
        Патрисия покровительственно оглядела подругу с ног до головы, прежде чем произнести:
        - Ну вот, так-то лучше. - И, дружески хлопнув Джессики по плечу, добавила: - Осталось только подобрать более подходящий прикид.
        - Я не могу остаться в этой одежде? - робко спросила Джессика.
        - В урну надо выкинуть твои шмотки, - резко оборвала Патрисия. - Ты идешь не на чайную церемонию, а в клуб, забыла?
        - Но…
        - Я тебя предупредила - никаких «но». Твои возражения вообще неуместны, я все сделаю как надо. Тебе остается только довериться мне. - И, сказав это, Патрисия исчезла в спальне, оставив Джессику в гостиной.
        Несколько минут спустя она вернулась, еще раз строго спросив:
        - Так ты мне доверяешь?
        В вопросе определенно крылся подвох. Джессика колебалась, не зная, как быть, но потом твердо заверила:
        - Конечно.
        - Отлично. - И Патрисия кинула Джессике вещи, жестом повелевая переодеться. Кожаный костюм с короткой юбкой. Девушка осторожно взяла наряд, удерживая его кончиками пальцев, словно кожа была ядовитой.
        - Ты серьезно? - недоверчиво спросила Джессика.
        - Ты же доверяешь мне, правильно?
        - Возможно, я была очень неосторожна…
        - Молчи и не спорь. Одевайся скорее! - И, поглядев на ноги Джессики, Патрисия спросила: - У тебя тот же размер обуви, что и у меня?
        - Нет, только не это! - взмолилась Джесс.
        Патрисия фыркнула.
        - Это, это. Надевай!
        И повелительно указала на туфли на высокой платформе.
        - Ты хочешь, чтобы я надела это? - Джессика и так была дюйма на четыре выше Патрисии. - Это не пойдет мне, - продолжала уверять она.
        - Нет, будет выглядеть отлично.
        - Что-то не верится.
        - Ты же сказала, что доверяешь мне.
        - Я солгала.
        - Но ты будешь выглядеть очень соблазнительно в кожаном костюме и таких туфлях.
        - Да? Неужели?
        - Забыла пунктик, где советуют носить одежду из кожи, а?
        - Помню, - сдалась Джессика. - Но я буду казаться смешной.
        Патрисия замахала руками, выражая таким образом мысль «Не хочу этого слышать!».
        - Когда в последний раз ты была в клубе? - спросила она.
        - В прошлый уикенд.
        - Не в кафе с небольшой дискотекой, а в клубе, настоящем клубе?
        - В колледже, - призналась Джессика.
        - Ну вот, что и требовалось доказать. Десять лет назад.
        - Семь.
        - Неважно. - Патрисия раздраженно отмахнулась и, решив, что этого недостаточно, закатила глаза, выражая свое отношение к происходящему. - Ты давно не выбиралась в клуб, так откуда тебе знать, что там выглядит смешно, а что нет. И потом, там тебе недостаточно быть просто Джессикой Самнерс. Следует стать дерзкой. Очень дерзкой!
        - Хорошо, очень дерзкой, - решительно повторила Джессика и начала переодеваться. В итоге она признала, что выглядит в новом костюме лучше, чем предполагала.
        Девушка еще раз внимательно поглядела на себя в зеркало. Юбка была дюймов на десять короче любой одежды, которую она когда-либо носила. Блузка имела глубочайший вырез и к тому же не доходила до талии. А туфли… Если бы мать Джессики увидела свою дочь в такой обуви, она, без сомнения, упала бы в обморок.
        Патрисия вздохнула:
        - Видел бы тебя сейчас Алекс. Тотчас бы опустился перед тобой на колени и умолял обратить на него внимание.
        - Это было бы неплохо, - хихикнула Джессика. Патрисия подошла и встала рядом с подругой.
        - Ладно, - сказала она, - забудь об Алексе. Ты выглядишь настолько прекрасно, что можешь завоевать сердце любого мужчины. И мы определенно отыщем парня, полного неудержимой страсти.
        Несмотря на браваду Патрисии, Джессика не была так уж сильно уверена в успехе. Ее одолевали сомнения, но она должна побороть их и найти страстного мужчину, который будет неистово желать ее. И пусть этот мужчина заставит ее забыть об Алексе.


        Алекс никогда не искал успокоения на дне бутылки. Но теперь, когда вспомнилось прошлое, ему вдруг захотелось выпить.
        Вместе со своим коллегой и бывшим одноклассником Томасом он отправился выпить пива. Сидя за столиком в клубе, Алекс неодобрительно поглядывал по сторонам. Ни обстановка, ни музыка ему не очень-то нравились.
        - Ну, и как тебе здесь? - спросил Томас.
        Алекс улыбнулся и соврал:
        - Здорово. Часто ты здесь бываешь?
        Томас, отпив глоток, тоже улыбнулся:
        - Никогда прежде не был. Думаю, здешнее местечко - полное дерьмо. Ладно, хоть тебе нравится.
        - Если ты считаешь это место отвратительным, зачем притащил меня сюда?
        - Ну, мне показалось, что тебе неплохо было бы развеяться, сменить обстановку и прочее…
        Алекс собрался возразить, но передумал. В общем-то, Томас прав. Он оценил заботу коллеги, но не был уверен, что тот сделал правильный выбор.
        Да, здесь, конечно, много симпатичных девушек, пришедших пообщаться и потанцевать, но Алекс не хотел видеть никого, кроме Джесс.
        Допив пиво, Алекс спросил у Томаса:
        - Хочешь еще?
        - Да, пожалуй, - кивнул тот.
        - Я принесу.
        Алекс направлялся к бару, когда дверь отворилась и вошла Джессика. Он едва узнал ее в непривычной одежде, однако походка и жесты остались прежние. Даже здесь она вела себя как принцесса.
        Она словно бы почувствовала на себе его взгляд и посмотрела в его сторону, однако, похоже, не заметила. Оглядев публику, девушка нахмурилась.
        А Алекс как вкопанный продолжал стоять и смотреть на нее. Не ее одежда очаровала его - так здесь было одето большинство девушек. Но выражение лица. Взгляд. Невинный и искушенный одновременно. Такое сочетание просто подкосило его.
        Взяв пива, Алекс тотчас же поднес бутылку к губам и начал медленно пить, чтобы утолить внезапную жажду.
        Как принцесса могла оказаться здесь? Казалось, это удивляло только его. Может быть, просто никто не узнал Джессику Самнерс, посещающую только великосветские рауты?
        Алекс сделал еще один большой глоток пива. А затем вернулся к Томасу. Потому что не был уверен, что хочет столкнуться с ней сейчас. С ней, одетой подобным образом. С ней, в подобном месте. Нет, его нервы были и без того чересчур расшатаны.
        Поставив бутылку перед Томасом, Алекс сел напротив.
        - Спасибо, - отозвался тот. Сделав глоток, он сказал: - Пока ты ходил за пивом, появились две девушки. Готов поклясться, что одна из них - Самнерс. Помнишь ее? Мы учились в одной школе. Дочка судьи.
        - Нет, - солгал Алекс, не желая ни с кем обсуждать Джессику.
        - Ох, Алекс, она выглядит просто сногсшибательно. Горяченькая штучка! В школе она вроде бы такой не была…
        - Наверное, - отозвался Морено. Черт, конечно же, нет! Она не выглядела так даже неделю назад, когда они делились школьными воспоминаниями.
        Он ухватил Томаса за руку, прежде чем тот успел сделать шаг:
        - Куда ты собрался?
        Томас ткнул пальцем в ту часть зала, где остановилась Джессика со своей подругой, которая была одета в ярко-красное облегающее короткое платье.
        - Пойду поздороваюсь, не хочу оказаться невежливым, - усмехнулся он.
        - Да уж, - отозвался Алекс, безуспешно пытаясь скрыть раздражение. - Но лучше этого не делать.
        - В чем дело, дружище? - спросил Томас. - Ты что-то скрываешь от меня?
        - Да нет же, - нерешительно начал Алекс, - Джессика… - Прежде чем он продолжил объяснение, коллега перебил его:
        - Джессика? Так ты все-таки помнишь ее!
        - Она хотела, чтобы я занялся ремонтом ее кухни. Вот и все.
        Томас приподнял брови:
        - Все?
        Алексу очень хотелось прекратить обсуждение этой темы. Но он понимал, что теперь от приятеля просто так не отделаешься. Тут же возникнет вопрос: а почему, собственно, он против того, чтобы Томас поздоровался с ней? Молчание затянулось.
        Томас улыбался:
        - Так что же?
        Желание оградить Джессику от Томаса боролось с инстинктом самосохранения, желанием защититься от поддразнивания.
        - Ладно, - пожал плечами Томас. - Все-таки пойду поздороваюсь. Нельзя упустить такой шанс.
        Алекс остался за столиком, наблюдая, как друг подошел к девушкам и завел разговор.
        Не один Томас заинтересовался Джессикой. Алекс прекрасно видел из своей засады, как на нее поглядывают многие мужчины. А один долго и откровенно пялился, потом встал, взял с собой бутылку текилы и направился к ней.
        Алекс напрягся и тоже встал.



        Глава четвертая

        - Привет, сладенькая, - прорычал кто-то прямо в ее ухо.
        Джессика вздрогнула и резко повернулась. Патрисии рядом уже не было. Зато на ее месте стоял огромный мужик, противный и очень пьяный.
        Он вытер тыльной стороной ладони каплю текилы, застывшую у него на подбородке. Губы его были мокрыми, зубастая улыбка - отвратительна.
        Джессика наивно спросила:
        - Это вы ко мне обращаетесь?
        - Да, сладенькая! Ты будешь моей.
        Джессика сделала шаг назад и наткнулась на чью-то спину. Позади нее тоже стоял мужчина. Поняв, что оказалась в ловушке, она попыталась выкрутиться:
        - О, нет, я вообще несладкая.
        Мужчина грубо рассмеялся:
        - Это еще приятнее. Несладкие женщины нравятся мне больше.
        Он придвинулся к ней, и Джессика едва успела увернуться, чтобы не оказаться в его лапах.
        - Я предпочла бы…
        Огромная лапища ухватила Джесс за руку.
        - А теперь кончай выпендриваться. Игра в застенчивость затянулась.
        Джессика уперлась в грудь пьяного, чтобы хоть как-то отгородиться. Его плечи были невозможно широки, и он возвышался над нею. Ну просто бык - огромный, неподвижный, с налитыми кровью глазами и до жути неприятный.
        С трудом высвободившись, она как можно строже заметила:
        - Я не люблю текилу! - и покосилась на бутылку, которую мужчина продолжал держать в руке.
        - А я и не предлагаю тебе ее пить, - с коротким смешком заверил он. И, подхватив девушку, словно пушинку, посадил ее на липкий деревянный стол. Стараясь успокоиться, Джессика судорожно соображала, как выбраться из этой ситуации. Еще немного - и этот мужик начнет тискать ее, как уличную девку в подворотне, причем у всех на виду. И звать на помощь глупо. Это Джессика поняла сразу. Ведь она, вырядившись подобным образом, сама спровоцировала его. Как же быть?
        Прежде чем Джессика смогла что-либо придумать, Алекс двинулся по направлению к ней. Пробиваясь сквозь толпу, он был любезен, но настойчив.
        В то мгновение, когда она поймала его пристальный взгляд, Джессика забыла, где находится. Остались только она и он.
        Любитель текилы положил руку на ее бедро.
        - Ну что, мед? Что тебе заказать?
        - Спасибо, ничего.
        Прежде чем мужчина отреагировал на ее отказ, Алекс материализовался между ними и сбросил его руку.
        - Что?! - взревел мужик.
        - Она со мной, - сказал Алекс жестко и холодно.
        Джессика попыталась поймать его взгляд, но он не смотрел в ее сторону.
        Мужик ощетинился и заговорил с негодованием:
        - Врешь! Она пришла без тебя!
        Алекс рядом с ним казался низким и тощим. Однако, несмотря на разные весовые категории, он не собирался отступать. Так и не посмотрев на Джессику, он бросил ей:
        - Не хочешь сказать этому типу, что ты со мной?
        Джессика была настолько испугана и обескуражена, что не могла вымолвить ни слова. Она только молча кивнула.
        Все вокруг шумели и веселились. Никто не замечал напряжения, которое возникло между тремя людьми.
        Джессика замерла, ожидая, что один из мужчин сейчас уйдет, а другой останется. И неизвестно еще, какой вариант лучше.
        Но они не трогались с места.
        Она знала - Алекс может постоять за себя и дерется жестоко, но мужик, приставший к ней, был огромен и не менее силен. И одним ударом, наверное, мог сбить Алекса с ног.
        Мужчина с текилой пожал плечами и сделал шаг назад:
        - Уверена, что хочешь остаться с ним?
        Прежде, чем девушка успела сказать хоть слово, Алекс загородил ее и ответил сам:
        - Конечно, уверена.
        Он положил руку на колено Джесс, наклонился, быстро поцеловал ее, затем, делая вид, что целует шею, шепотом спросил:
        - Что ты здесь делаешь?
        - А что ты здесь делаешь? - ответила она вопросом на вопрос.
        - Спасаю тебя от этого быка.
        Конечно. Он снова ее спас. И поцеловал только по необходимости. Такой холодный, почти грубый поцелуй.
        Джессика отпрянула.
        - Спасибо, но я не нуждаюсь в помощи!
        - Да? Мне так не кажется, - продолжал настаивать Алекс.
        Она оттолкнула его, однако он не сдвинулся с места.
        - Не нужно меня больше спасать, ясно? Я прекрасно справлялась с ситуацией, пока не появился ты, - прошипела она.
        - Так ты предпочитаешь остаться с ним, а не со мной? - решил уточнить Алекс. А мужчина-бык, которому дали было отставку, услышал это и быстренько вернулся. Невежливо отодвинув Алекса в сторону, он прорычал:
        - Я думаю, дама не хочет тебя видеть, так что пшел отсюда!
        Алекс пожал плечами, изобразив безразличие:
        - Ладно, Джесс, в конце концов, это твой выбор. Хочешь оставаться с ним - оставайся, а я пошел…
        Ничего себе выбор! Джессика не собиралась тратить вечер на общение с громилой.
        И Алекс знал это так же хорошо, как и она. Проклятье!
        Джессика сузила глаза, почти с ненавистью глядя на Морено. Как бы она хотела стереть с его лица самодовольное выражение!
        Нежно улыбнувшись, девушка проворковала:
        - Ну, конечно же, Алекс, дорогой, я хочу провести время с тобой, не буянь! - Повернувшись к быку, она и ему сладко улыбнулась: - Не обижайся, медовый мой, ладно?
        Бык усмехнулся и в очередной раз отступил:
        - Ладно, но, если что, помни - я неподалеку!
        Она гордилась собой. Гордилась тем, как повела себя. Дерзко!
        Но вот Алекс шагнул к ней, и Джессика быстро потеряла самоконтроль. Желание растеклось по телу, изгнав остальные мысли, чувства и эмоции.
        Он легко коснулся губами ее шеи, крепко обнял и прижал к себе.
        И снова все, что происходило вокруг, исчезло. Остался только мир ласк и прикосновений. Щемящая нега, переполнившая тело, и истома, мурашками пробежавшая по коже.
        Время остановилось. Алекс действовал медленно, снова и снова обжигая ее прикосновениями своих губ.
        Джесс уже не чувствовала того, что сидит на жестком деревянном столе. Ей все казалось мягким, горячим, нежным.
        Она дрожала и задыхалась, выгибалась, стараясь прижаться к нему как можно теснее. Ей хотелось, чтобы он остановился и чтобы никогда не останавливался.
        Резко и неожиданно Алекс выпрямился и отпрянул.
        Было очень неприятно возвращаться в реальность.
        Со стороны это, наверное, выглядело ужасно, испугалась Джессика. Она сидит на столе, не в самой элегантной позе, прижимаясь к мужчине, который явно потерял к ней интерес и теперь смотрит на нее холодными черными глазами.
        Впрочем, попыталась утешить себя Джесс, она наверняка выглядит в глазах всех присутствующих дерзкой.
        Так что к черту стеснительность! Все к черту, даже то, что она - Джессика Самнерс.
        Алекс же легко приподнял ее и поставил на ноги. А потом взял за руку.
        - Давай же, пошли.
        Джессика испытывала острое сожаление. Она-то решила, что ей практически удалось соблазнить его, а он опомнился и опять взялся за свое - спасать ее от разного рода неприятностей.
        Однако Джесс решила не сопротивляться и проследовала за ним к выходу. У самых дверей она заартачилась:
        - Нет-нет, я не могу так уйти. Я пришла сюда с Патрисией и не имею права ее бросать.
        - Подозреваю, Патрисия прекрасно проводит время и без тебя.
        - Но она останется одна, продолжала канючить Джесс.
        - Отлично, - фыркнул Алекс. - Хочешь попробовать найти ее?
        Она недоверчиво уставилась на него, потом резко развернулась и через секунду исчезла в веселящейся толпе.
        Алекс не собирался оставлять ее среди изрядно пьяных, туго соображающих людей.
        Он прекрасно знал, о чем думает каждый мужчина, находящийся здесь. Знал, потому что сам думал о том же самом. Во всех ярких подробностях.
        Но было два важных различия между ним и любым другим посетителем клуба: первое, его фантазии рождены памятью и желаниями прошлого, и второе, он - единственный, кто решил держать Джесс на расстоянии.



        Глава пятая

        Хотя в клубе было многолюдно, Алекс легко следил за передвижениями Джессики. Ее белокурые волосы были видны издалека.
        Он догнал ее как раз вовремя, чтобы уберечь от ухлестываний очередного пьяного дурака, увязавшегося за ней.
        Джесс остановилась у танцплощадки и встала на цыпочки, пытаясь разглядеть среди танцующих свою подругу.
        Наконец в дальнем углу мелькнула Патрисия. И Джессика ринулась к ней. Такой решительной Алекс ее никогда раньше не видел, тем более что здесь решительность была совершенно не к месту. Джесс буквально расталкивала людей. И Алекс вдруг испугался, что от всех он не успеет ее защитить. Ему непреодолимо захотелось подхватить ее на руки и унести отсюда, спасти от всего мира.
        Вот только возможно ли это?
        А Джессика, пританцовывая, приближалась к подруге, которая веселилась с молодым человеком. Заметив Джесс, она улыбнулась.
        Алекс не слышал их разговора, но понял его смысл по жестам. Джессика предлагала идти домой, Патрисия отказывалась.
        Через несколько минут Джессика вернулась к Алексу. Повиснув на нем, она встала на цыпочки, чтобы прошептать на ухо:
        - Она не хочет уходить.
        - Это очевидно, - хмыкнул Алекс и крепко взял Джессику за руку, чтобы вести к выходу, но девушка начала упираться.
        - Я не могу оставить ее здесь одну.
        Ну вот, опять.
        Алекс уже хотел бросить все и уйти, пустив дело на самотек. Пусть Джесс сама разбирается. Но тут он заметил любителя текилы, который внимательно следил за ними. Видимо, громила по-прежнему надеялся развлечься с Джессикой, и единственным препятствием был он, Алекс.
        Алекс стиснул ее пальцы и прижал девушку к себе.
        - Потанцуй со мной, - попросил он.
        Прежде чем она успела среагировать, он обхватил ее за талию. Она, от неожиданности потеряв равновесие, прислонилась к нему.
        От ее близости каждая клеточка его тела напряглась. Все, о чем он мог думать в этот момент, - как прекрасно было бы завладеть ею немедленно, прямо здесь.
        Пытаясь отвлечься, он начал танцевать, переминаясь с ноги на ногу. А вот ноги Джессики оставались неподвижными, будто вросшими в пол. Не надо быть психологом, чтобы понять - девушка в явном замешательстве.
        - Что ты делаешь? - спросила она.
        Да, действительно, что это он делает?
        - Пытаюсь танцевать, - ответил Алекс, - не можем же мы просто стоять. На нас обращают внимание. - Он кивнул в сторону упрямого быка, не оставляющего надежд на общество Джессики. - Я хочу, чтобы наш общий знакомый забыл о тебе.
        Джессика оглянулась.
        - О!
        - Да, - продолжал Алекс, - и знаешь, все будет выглядеть более убедительно, если ты потанцуешь вместе со мной.
        Она начала медленно двигаться в такт музыке. Их тела соприкасались, и это сводило его с ума. Он попытался, чтобы отвлечься, возобновить разговор:
        - Послушай, Джессика, если Патрисия желает остаться, у тебя нет выбора, нужно уходить.
        Алекс старался быть разумным и рассудительным, чтобы убедить ее, но для женской логики этого оказалось маловато.
        - Понимаешь, у нее есть одна идея, от которой она не хочет отказываться. Патрисия заставила меня поклясться, что мы не уйдем отсюда, пока не подыщем себе парней.
        - Забудь, - зло бросил Алекс.
        Девушка уперлась руками в его грудь.
        - Не могу.
        - Джессика… - прорычал он предупреждающе.
        - Смотри, все просто. Ты не хочешь остаться, так? Ну и прекрасно. Уходи, но я не поеду без Патрисии. И, будь добр, отпусти меня…
        Несмотря на то, что Джесс была ниже ростом, она смотрела на Алекса как бы сверху вниз, мгновенно превратившись в принцессу из богатого царства-государства, где Алексу не только никогда не жить, но куда даже краем глаза не заглянуть.
        Однако одно он знал точно - принцесса эта не останется тут без его присмотра. Она определенно перебрала со спиртным, да и вообще по наивности своей не понимает, в какие неприятности может вляпаться.
        - Ладно, - сказал Алекс, - раз Патрисия желает повеселиться, я попрошу Томаса проводить ее. - И он направился к столику приятеля.
        - Но… - хотела возразить Джессика, однако Алекс не позволил ей.
        - Не переживай, он доставит ее домой в целости и сохранности и нисколько не оскорбит при этом ее женское «эго». Парень умеет быть вежливым с дамами.
        Несколько минут спустя Алекс усадил Джессику рядом с ухмыляющимся Томасом.
        - Подождите меня здесь, ладно? Я сейчас приведу Патрисию. - И, обращаясь только к Томасу, добавил: - Посмотри, чтобы она никуда не ушла, хорошо?
        Томас ухмыльнулся.
        Алекс нахмурился, борясь с искушением побить своего одноклассника и коллегу. И раздражение его нисколько не уменьшилось, когда он наконец смог извлечь Патрисию из толпы выпивших молодых людей и доставить к столику, за которым Томас и Джессика сидели близко-близко друг к другу и разговаривали. Точнее, шептались. Значит, секретничают. В общем, совершенно не скучают без Алекса, более того, очень довольны.
        Наблюдая за оживленной беседой, Алекс ощутил, как что-то неприятное и уродливое зашевелилось в груди. И имя этому было - ревность.
        Раньше он никогда ничего подобного не испытывал. Мучительное, тошнотворное чувство… И все потому, что Томас заставил Джессику смеяться.
        Только когда Патрисия, которую Морено крепко держал за руку, начала вырываться и тянуть его вперед, он опомнился.
        - Разве мы не к ним идем? - наивно спросила Патрисия, не сумевшая высвободиться из стальной хватки Алекса.
        Он фыркнул:
        - Конечно, к ним.
        Он передал Патрисию на попечение Томаса, а сам, не оглядываясь, повлек Джессику за собой.
        Выйдя на улицу, Алекс остановился, осматривая стоянку и ища вишнево-красную машину, на которой Джесс приезжала к нему неделю назад. Она стояла в самом дальнем углу, в одиночестве, словно боялась общества других машин.
        Алекс быстрым шагом направился к автомобилю. Джессика покорно следовала за ним.
        Он был раздражен и практически не обращал на нее никакого внимания, пытаясь разобраться, что с ним происходит.
        Машина Джессики, конечно же, стоила целое состояние - больше, чем его жилище и все вещи, вместе взятые. Но это же естественно - принцессе должно принадлежать все самое лучшее.
        Вглядываясь в панель управления, Алекс с трудом понимал, что к чему. Такими машинами ему никогда не приходилось управлять.
        - Я сама могу сесть за руль, - пробормотала Джессика, видя нерешительность Алекса.
        - Я тоже могу, - возразил он и завел машину.
        После нескольких секунд тишины Джессика спросила:
        - Ты никогда не говорил, что бываешь в клубах наподобие этого.
        - Ты никогда меня не спрашивала, - парировал Алекс.
        Раздражение постепенно начинало утихать. И еще его смешило, что она пытается вести вежливый светский разговор.
        Джессика же, в свою очередь, нахмурилась.
        - С тобой всегда так трудно? - буркнула она.
        - А ты всегда так любопытна?
        - Только когда чувствую себя не в своей тарелке, призналась девушка.
        Он взглянул на нее, отвлекшись от дороги. Джессика поймала его взгляд и пристально, с вызовом посмотрела на Алекса, приподняв бровь.
        - Умение вести диалог, - сказала она со смешком.
        - Извини, что?
        - Ты задаешь вопросы и получаешь ответы, вот диалог и готов. - Заметив, что он снова покосился на нее, она добавила: - Мои родители готовили меня к дипломатической карьере чуть ли не с рождения. А в первую очередь дипломат должен уметь общаться. - Джессика отвернулась к окну, вглядываясь в темноту, тихо вздохнула, а потом продолжила: - Самый простой способ разговорить человека - попросить его что-нибудь рассказать о себе. И собеседник захвачен в сети, с ним теперь можно беседовать до бесконечности…
        Алекс обдумывал сказанное несколько минут. Он вспомнил, каким серьезным подростком она была. И еще ему впервые пришло в голову, что, несмотря на богатство и роскошь, жизнь Джессики, похоже, была не простой. Скажем, легко ли, когда вместо детских шалостей тебя заставляют изучать правила дипломатии?
        - Расти в таких условиях было, наверное, трудно, - осторожно предположил Алекс.
        - Да, - согласилась Джессика.
        Он решил рассказать немного о себе:
        - Мой дядя был плотником. Сейчас он в Сакраменто, а раньше жил и трудился здесь. Когда в восьмидесятых клуб отстраивали заново, он выполнил часть работ. Немалую часть. Так что мне особенно не из чего было выбирать, чем заняться в будущем. Собственно, жизнь сама все за меня решила.
        - Поэтому после школы ты стал плотником, помогал дяде?
        - Я начал работать у него с двенадцати лет. Во время выходных и каникул.
        - Это незаконно! - возмутилась Джессика.
        - Может быть, и нет, - пожал плечами Алекс, - но никто не обращал внимания, мальчишка работает или взрослый человек. Главное - заработать деньги, чтобы прокормить семью.
        - И твои родители не пытались возражать? - изумилась Джессика.
        - Отец даже настаивал на этом.
        Алекс понял, что Джессика совершенно ничего не знает о том мире, в котором он провел детство, и потому решил объяснить:
        - Сезонные рабочие не имеют больших денег. Вот многие дети из таких семей и идут работать, чтобы помочь родным. Бывает и так, что ребята бросают школу, но мои родители были против таких крайностей, и мы учились и работали. Пусть я буду простым работягой, считали они, но образование все равно должен получить.
        - Я… - в голосе Джессики отчетливо слышалось раскаяние. - А я ничего не знала. Мне так жаль…
        - Эй, принцесса, тебе не за что извиняться, - постарался весело ответить Алекс.
        - Но мои слова о том, что это противозаконно, и тому подобное…
        - Ничего страшного. Я не стыжусь своих родителей и ни в чем их не обвиняю. Я горжусь тем, как они отчаянно боролись с трудностями, как упорно работали. И мы всегда были вместе. У нас была дружная семья.
        - Я многого не знаю о жизни, - пробормотала Джессика.
        Снова она удивила Алекса. Богатые, по его мнению, обычно не бывают такими чувствительными и справедливыми.
        Он замолчал, упиваясь скоростью автомобиля и легкостью управления.
        - Ты любишь это, не так ли?
        Он подозрительно посмотрел на Джесс:
        - Что?
        - Ну, управлять такими машинами. - В первый раз за сегодняшний вечер Джесс улыбнулась искренне, не строя из себя неприступную девочку. - Тебе нравятся мощные скоростные авто?
        Алекс действительно наслаждался ездой и хотел как следует запомнить эти ощущения, понимая, что вряд ли ему еще когда-нибудь придется сидеть за рулем такого дорогого автомобиля.
        Как вряд ли он когда-нибудь сможет быть вместе с Джессикой. Нет, не в этой жизни.
        Но Джесс заинтриговала его. Она казалась сотканной из противоречий. Только что серьезная и вдумчивая - и тут же неуправляемая и очень сексуальная.
        Ему хотелось заглянуть в душу Джессики, чтобы узнать, какова же она на самом деле, что скрывает от всего мира.
        Возвращаясь к мыслям о машине, Алекс сказал:
        - В общем-то, я удивлен, что у тебя спортивный автомобиль. Мне представлялось, что девушки предпочитают маленькие машинки, изящные и тихоходные.
        Она засмеялась. Но не так, как смеялась, разговаривая с Томасом. В ее смехе не было тех игривых ноток, какие звучали там, в клубе.
        - Забавно, - произнесла Джессика, - то же самое сказала моя мама.
        - А тебе самой он нравится? И что бы сказал твой отец, если бы ты была оштрафована за превышение скорости?
        Говоря это, Алекс поехал медленнее, в голове вертелся очередной вопрос: что бы подумали ее родители, увидев за рулем автомобиля их дочери хулигана Алекса Морено?
        - Хотя, - предположил он, - ты, наверное, никогда не превышаешь скорость.
        Ее улыбка стала шире, а в глазах заблестели озорные искорки:
        - Я никогда не позволяю машине выйти из-под контроля.
        - Очень хорошее качество, - усмехнулся Алекс.
        - А потом я знаю, где находятся полицейские посты, так что им сложно меня разоблачить, - говорила Джесс мечтательно, словно все, что ей сейчас хотелось, - сесть за руль и мчаться с бешеной скоростью. - Между Сакраменто и озером Тахо есть большие проселочные дороги в предгорьях, где патрульные машины не появляются. Если ехать там ранним утром, не встретишь ни души.
        - Дорога вдоль ручья, - кивнул Алекс. Джессика повернулась к нему и удивленно воскликнула:
        - Ты знаешь ее?
        - Когда я был ребенком, мы часто гуляли там.
        - Когда ты был ребенком? - переспросила Джесс.
        - Хорошо, когда я был подростком, - уточнил он.
        - И?
        - У нас была старая развалюха, мы иногда выпрашивали ее у родителей и ехали туда кататься, а порой я просто убегал на ту дорогу и шел, шел, шел, пока ноги не отнимались. Мне эта дорога дарила одиночество, желанное одиночество, - добавил он.
        - Одиночество?
        - Ну да. Когда всю неделю живешь в доме, где, кроме тебя, еще пять детей, а комнат всего три…
        - О… - Джессика попыталась скрыть удивление. - Я не думала…
        Алекс решил сменить тему и осторожно поинтересовался:
        - Так… твое появление в клубе - очередной пункт списка?
        - Я думаю…
        - Ну?.. - подтолкнул он ее.
        - Не совсем так, - сказала Джесс, отвернувшись к окну.
        - Ты столь усердно трудишься над выполнением всех правил, будто это какой-то рабочий отчет или то, от чего зависит твой завтрашний день, а?
        - Да нет, просто статья заставила меня кое о чем задуматься, пересмотреть свою жизнь. Понять, чего я хочу.
        - Скажи мне, Джесс, ты любишь свою работу?
        - Да, конечно, - пожала плечами девушка, - мне она нравится, и если все получится, я стану прекрасным менеджером.
        - Нет, я не совсем это имел в виду. Тебе нравится работа, которой ты занимаешься сейчас?
        - Ну да, - удивленно, не понимая, к чему эти вопросы, ответила Джессика.
        - Но если тебе нравится то, чем ты занимаешься, почему ты стремишься к чему-то другому?
        - Я… - Джесс замолчала, придя в замешательство. После долгой паузы, обдумав вопрос, она ответила: - Наверное, потому, что к тридцати годам я хочу чего-то достичь.
        Алекс удивленно приподнял брови:
        - Разве мало того, чего ты уже достигла? Ты блестяще окончила колледж, у тебя есть работа, которая тебе нравится, и у тебя есть собственный дом. Что еще нужно?
        - Ну, для Самнерс это не так уж и много. Мой отец уже был судьей, когда ему исполнилось тридцать. Но он продолжал карьеру, занялся политикой и теперь стал сенатором. У моего брата собственная юридическая фирма. И к тридцати он заработал более миллиона долларов. Вот это соответствует уровню Самнерсов, а я пока не дотягиваю.
        - И ты считаешь, что родители любят твоего брата больше?
        - Нет, - поспешно ответила Джесс и более спокойно объяснила: - Вернее, не совсем так. Они всегда гордились успехами брата. А со мной все было по-другому. Я оставалась их маленькой девочкой, которую нужно опекать, оберегать, защищать. Как будто я ничего не могла достичь самостоятельно.
        - И тебе не нравилось такое отношение, да? - пробормотал Алекс очень тихо, уверенный, что Джесс не услышит, но она расслышала. Он почувствовал, как она замерла, застыла, как каменная статуя, а потом медленно, тщательно выговаривая слова, произнесла:
        - Да, все так и есть. Как ты догадался?
        - Ну, я, гм… - Он прокашлялся. - В одной из записок ты написала, что родители тебя не пускают на концерт в Сакраменто, хотя многие туда отправляются…
        - Я думала, ты не помнишь…
        - Только сейчас почему-то вспомнил, - ответил Алекс.
        Но, по правде говоря, он помнил каждую ее записку почти слово в слово. Он перечитывал листочки сотни, тысячи раз. Поздно вечером, когда вся его семья ложилась спать, он выходил на улицу, залезал в машину, включал там свет и перебирал записки. Представлял себе Джесс, ее белокурые волосы, хрупкую фигурку.
        - Я тоже помню, о чем ты писал, - сказала Джесс. - Ты никогда не жаловался на родных.
        - Мне особенно не на что было жаловаться, - вставил Алекс. А что он мог ей рассказать про свою семью? Что каждый вечер они ужинают рисом, который уже стоит поперек горла? Что он боится окончания сбора яблок и завершения земледельческих работ? Тогда семья может сорваться с места и переехать туда, где есть работа. Вместо реальной жизни он делился с Джессикой своими мечтами и желаниями.
        - Я помню, - произнесла она, - ты писал о том, куда хотел бы отправиться путешествовать, чем хотел бы заниматься, когда закончишь школу. Мне нравились твои письма именно тем, что в них были безбрежные просторы будущего. И никаких планов, расписанных на годы вперед. Только свобода. Куда хочу, туда лечу.
        Но это в прошлом, думал Алекс. Теперь все по-другому: его желания ограничиваются выгодными заказами, которые гарантируют стабильный доход.
        Он хотел, чтобы у него были деньги и чтобы его уважали за качественно выполненную работу.
        Не желая говорить о себе, Алекс снова вернулся к разговору о Джесс:
        - Ну, а что относительно тебя? Ты сказала, что хочешь что-то изменить. Да?
        Джессика не отвечала, и Алекс забеспокоился, не обидел ли он ее своим вопросом.
        - Спасибо, - вдруг произнесла она.
        - За что? - не понял Алекс.
        - За то, что ты попробовал разобраться во мне, вправить мозги, так сказать.
        Поглядев в зеркало заднего вида и убедившись, что дорога пуста, Алекс перестроился в правый ряд и съехал на небольшую дорожку, ведущую к дому Джессики. Около ворот он остановился.
        - Я думаю, Джесс, тебе незачем вправлять мозги.
        Девушка выпрямилась. Даже в этом дурацком кожаном наряде она все равно оставалась принцессой. В любом наряде и в любой ситуации.
        Желание обладать ею снова нахлынуло на него. На улице было темно. Казалось, сейчас в мире не существовало никого, кроме них двоих.
        - Я… - (Алексу на секунду показалось, что в ее глазах заблестели слезы.) - Спасибо…
        Джесс очень уязвима, несмотря на то, что производит впечатление сильной и неприступной. Это открытие взволновало Алекса.
        Он медленно выдохнул, протянул руку и легонько дотронулся до ее подбородка. Затем, обведя пальцем контуры ее губ, Алекс прошептал:
        - Ох, Джесс, ты сводишь меня с ума.
        Она наклонилась к нему и робко, застенчиво поцеловала. Но это вышло очень эротично.
        Джессика была такой сладкой и желанной. Самой вкусной сладостью на свете. Самой желанной женщиной на земле.



        Глава шестая

        Алексу стоило больших усилий оторваться от Джесс. Тогда он заставил себя вспомнить, что она - богатая, эгоистичная принцесса. Возможно, это просто ее очередной каприз. К тому же она создана не для него. Он не должен воспользоваться шансом, который предоставлен ему. Возможно, Джессика не поймет, если он уйдет прямо сейчас. Но другого выхода нет. Алекс уже давно разучился поступать опрометчиво.
        И хотя поцелуй стал великим искушением, Алекс вынужден был прервать его.
        Отстранившись от Джесс и нежно взяв ее за руки, он сказал:
        - Мы не можем сделать этого.
        Девушка внимательно посмотрела на него, в ее глазах затаился испуг.
        - Почему нет? робко поинтересовалась она.
        - Джессика, только не подумай, что ты мне не нравишься. Совсем наоборот. Но я не могу… - Алекс внимательно смотрел на нее, надеясь, что в его глазах она прочитает всю правду.
        Девушка нахмурилась:
        - Я не понимаю…
        Наверное, она действительно не понимала. Социальное неравенство было для нее не такой уж большой проблемой.
        - Как ты думаешь, что люди говорили бы обо мне, если бы мы были вместе? - спросил Алекс.
        - Не знаю, - протянула Джесс, склонив голову набок. - Я не уверена, что меня сильно волнует чье-то мнение. И тебя тоже никогда не волновало мнение окружающих, разве не так? Мне казалось, ты не из тех, кто прислушивается к сплетням.
        - Много лет назад, наверное, так и было. Но теперь все изменилось. У меня есть свой бизнес, и я хочу успешно вести дела, наладить свою жизнь.
        - Ты считаешь, что, если мы будем вместе, это повредит твоей работе?
        Алекс горько рассмеялся:
        - Роман с дочерью Самнерсов? О черт, я думаю, это вряд ли поможет мне встать на ноги.
        - Но почему? Я не понимаю.
        - Потому что мы с тобой - на разных полюсах. Подумай об этом, Джессика.
        Она нахмурилась, расстроенная словами Алекса.
        - А ты никогда не думал, что ошибаешься? Может быть, общение со мной принесло бы тебе пользу. Ведь я знаю очень многих, кому могла бы предложить твои услуги. А потом, у здешних жителей хватает забот и без обсуждения моей личной жизни.
        - Может, и так, а может, совсем наоборот. У меня в свое время было достаточно неприятностей в этом городе, чтобы наживать новые.
        Никаких неприятностей! - вспылила Джессика. - Но если ты так считаешь, то зачем вообще вернулся? Почему решил начать свой бизнес именно здесь, а не в каком-нибудь другом месте, где тебя никто не знает, а? Зачем ты вернулся?
        О, это был вопрос на миллион долларов. Алекс тяжело вздохнул:
        - Я решил кое-что доказать себе и другим. Я уехал отсюда после школы не по своей воле. Теперь мне хочется, чтобы все получилось так, как запланировано.
        Джесс посмотрела на него серьезно, но без осуждения.
        - Мне всегда было интересно - слухи о тебе были правдой или вымыслом? Так все из-за этого?
        - Какие слухи?
        - Ну, говорили, будто ты кинулся на какого-то парня с ножом.
        - Ну, на самом деле у меня был с собой простой перочинный ножик. Но при обыске полиция его нашла.
        - А потом состоялся суд… - Джессика не закончила. Может быть, она не знала, что произошло дальше, а может, ей неприятно это вспоминать.
        - И судья предложил мне покинуть город, - закончил за нее Алекс.
        - Предложил? Это не похоже на папу.
        - На папу?
        Джессика покраснела и отвернулась:
        - Ведь судьей был мой отец, не так ли?
        - Да, ты права. Он сказал, что для меня лучше начать жизнь с нового листа на новом месте.
        Джессика нахмурилась:
        - Почему в другом месте?
        - Там, где за мной не числится столько неприятностей и проступков.
        И, что куда важнее, если он уедет, дочь судьи его забудет. Это не было сказано ни тогда, ни теперь, но подразумевалось.
        Джессика несколько минут обдумывала услышанное.
        - Значит, мой отец посоветовал тебе уехать и начать жизнь сначала? - Она внимательно посмотрела на Алекса и добавила: - Но ты думаешь, что были и другие причины, по которым он посоветовал тебе так поступить. Да?
        - Он просто предложил мне исчезнуть, и все. Чтобы не было никаких проблем.
        - Каких проблем, Алекс? Каких?
        Проблемы - это отношения между Джессикой и Алексом, что же тут непонятного?
        - Давай оставим этот разговор, - прямо предложил он.
        Ведь тогда сплетни ходили и о том, что Алекса и Джессику кое-что связывает. Но стоит ли ворошить прошлое, чтобы выяснить, не воспользовался ли судья своей властью в собственных интересах, дабы оградить дочь от нежелательного поклонника?
        В конце концов, Самнерс заботился о судьбе своей дочери. А это куда важнее, чем и так уже разбитая жизнь Алекса. Так что судью вполне можно понять.
        - Мой отец, как и любой другой человек, может ошибаться. Но тем не менее он справедливый. Он, вероятно, искренне считал, что действует в твоих интересах. - Возможно, она заметила сомнение в его глазах и поспешно продолжила: - А забота о жителях города всегда была для него на первом месте.
        Теперь уже Алекс не мог остановиться:
        - Мои родители были сезонными рабочими, переезжающими с места на место. Так что не стоит предполагать, будто твой отец считал меня горожанином. Нет, я был здесь чужой. И я должен был уйти.
        - Я не верю этому. Мой отец…
        - Джессика, я был для твоего отца шилом в заднице, от которого не дождешься покоя. Рано или поздно я оказался бы в тюрьме.
        Она внимательно посмотрела на него.
        - Так вот почему ты вернулся? Чтобы доказать всем, как они ошибались на твой счет?
        - Да, я думаю, все именно так.
        - Но разве ты не говорил, что сейчас у тебя возникли кое-какие проблемы?
        - В общем, да. Но все, в чем я нуждаюсь, - это хороший заказ, - сказал уверенно Алекс. - В моем бизнесе, как и в любом другом, один заказ влечет за собой следующий.
        - А как насчет здания суда? - с вызовом спросила Джесс.
        - Объясни.
        - Ну, насколько мне известно, там требуется ремонт. А здание огромное. И если бы ты смог получить этот заказ, было бы очень здорово, разве нет?
        Но Алекс прекрасно понимал, как сложно ему будет добиться такого заказа. Для столь серьезного дела ищут, как правило, опытных мастеров, а не новичков с сомнительным прошлым.
        Синие глаза Джессики только мешали ему размышлять. Находясь рядом с ней, любуясь ею, он хотел одного подхватить ее на руки, украсть у всего мира и долго-долго исследовать каждый дюйм ее великолепного, нежного тела.
        Но сейчас следует думать о другом.
        Кроме того, Джессика занята выполнением своего дурацкого свода правил. И Алекс - лишь пунктик в нем. А если не он, так кто-то другой.
        И все же тело его, взывающее к любви, бунтовало против разума, и Алекс боялся, что в какой-то момент просто не справится с собой.
        Но он не должен этого допустить. Когда игрушки надоедают, их выбрасывают. Алекс Морено не желал стать игрушкой для Джессики Самнерс.
        Девушка ждала ответа, и Алекс сказал:
        - Я уже думаю об этом. - Не объяснять же ей, что он, с его-то репутацией, не может рассчитывать на такую работу.
        Она же, проницательная девушка, тут же отреагировала:
        - Считаешь, тебе не доверят ремонт, не так ли? Пока ты только раскручиваешь свой бизнес, у тебя нет заказчиков, которые могут подтвердить, что ты способен на многое.
        - К сожалению, меня здесь еще очень хорошо помнят. И доказать, чего я стою на самом деле, будет трудновато, - усмехнулся Алекс.
        - Я могла бы помочь тебе. Замолвить за тебя словечко перед отцом.
        - Думаю, помогать мне - это последнее, что входит в планы твоего отца, поверь.
        - Я говорила, что мой отец способен на ошибки и может выносить неверные решения. И не всегда соглашаюсь с тем, как поступают и что делают мои родители. Но, я уверена, с каждым человеком можно договориться и убедить его, что ты изменился, стал другим и так далее.
        - Нет! - отрезал Алекс.
        - Но почему? - Джесс импульсивно приблизилась к нему и замерла. Он почувствовал, что ее так же волнует их близость, как и его самого.
        Медленно отодвигаясь назад, он сказал:
        - Я думаю, нам вообще не стоит больше видеться.
        - Ну да, конечно, - язвительно отозвалась Джессика.
        Алекс вышел из машины и направился в сторону дороги, чтобы на попутке вернуться обратно.
        В голове билась только одна мысль: целовать Джессику было ошибкой. Большой ошибкой.



        Глава седьмая

        Джессика отправилась в самый популярный светский салон. Обычно она не любила бывать в таких местах. Из-за сплетен. Там перемывали всем косточки круглосуточно. Но теперь она сама решила запустить одну сплетенку.
        Разговор с Алексом натолкнул ее на размышления. А что, если ее действительно до сих пор воспринимают только как дочь судьи? Пришло время все менять.
        Она появилась после десяти вечера, в субботу, пропустив и ужин, и дефиле от миссис Франкфорт, подоспев только к светской болтовне.
        И ее просто поразило, когда она увидела среди присутствующих Алекса и Томаса. Ноги Джесс буквально вросли в пол.
        Ну что же. Похвально. Для того чтобы начать новую жизнь, Алекс выбрал правильное место. Здесь он быстро окажется на виду, завяжет нужные знакомства.
        Но вот Джессике это было не на руку - она терялась в присутствии Алекса.
        Сердце ее бешено колотилось.
        Всю прошлую ночь она вспоминала их разговор в машине и не сомневалась больше, что небезразлична ему, а он неравнодушен к ней.
        Ведь теперь Джесс точно знала, чего хочет.
        Ей нужен Алекс.
        И если за него придется бороться - она готова.
        Для начала она была уверена, что скорее способна помочь его карьерному росту, чем навредить.
        А во-вторых, она хотела стать такой женщиной, от которой он не смог бы отказаться. Вот только надо выяснить, какие женщины нравятся Алексу Морено.
        Джессика уверенно пошла к столику, за которым сидел Алекс. Он напряженно вытянулся, чего нельзя было не заметить. Да уж, не похоже, что он рад ее видеть.
        Томас, однако же, немедленно встал и предложил ей присоединиться к их компании.
        Улыбнувшись, Джессика присела за столик и встретила хмурый взгляд Алекса.
        - Я не думаю, что это хорошая идея, - буркнул он.
        - А что тут такого? не понял Томас.
        Но вот Джессика все прекрасно поняла. Идея была плохой, потому что окружающие могут бог знает что подумать и начать сплетничать, а сплетни повредят ему.
        Но у Джессики было свое мнение на этот счет.
        Прежде чем она объяснила свое поведение, Томас, изобразив испуг из-за невыключенного утюга, заявил, что ему срочно нужно бежать домой, так что пока-пока-пока…
        Алекс попытался было задержать коллегу, однако Джессика премило улыбнулась:
        - Было приятно увидеть тебя, Томас. Удачи, - попрощалась она.
        Когда Томас скрылся в дверях, Алекс прошипел:
        - Джесс, сейчас не самое лучшее время для встреч и разговоров.
        - Не волнуйся, - попыталась успокоить его девушка, - у меня есть план.
        Подозрительно сощурившись, он пробурчал:
        - Какой еще план?
        - Я хочу, чтобы ты переделал мою кухню! - торжественно объявила она.
        - С чего бы это? Еще неделю назад кухня волновала тебя меньше всего.
        - Принцесса не может передумать? - спросила Джесс, положив на столик брошенные им листки с замерами и эскизами.
        - Кажется, я понимаю, в чем тут дело…
        - Вот и прекрасно. - Девушка придвинула бумаги еще ближе к нему. - Ты нуждаешься в хорошем заказе и деньгах. А я нуждаюсь в ремонте. - Она коварно улыбнулась.
        - Ты делаешь это из жалости?
        - Я и не помышляла о жалости, если честно. - Перегнувшись через столик, Джесс прошептала: - Вина, может быть. Но не жалость. Поверь.
        - Вина?
        - Мне очень стыдно за мое поведение в нашу первую встречу, когда ты пришел осматривать кухню. А ты был добр ко мне. Всегда.
        Алекс заерзал на стуле.
        Он протянул руку к своей чашке и обнаружил, что она пуста. Позвав официантку, он заказал себе еще кофе.
        Получив новую порцию, Алекс сделал большой глоток, а потом тихо сказал Джессике:
        - Мне не нужны твой заказ и твои деньги. И меня не волнует твое чувство вины.
        - Но я же серьезно! - воскликнула она. - Я хочу что-нибудь изменить в своей жизни. А моя кухня такая серая и скучная. Я хочу новую и не сомневаюсь, что ты сможешь это сделать лучше, чем кто бы то ни было. - Девушка посмотрела на него с доверчивой наивностью. - Ты же самый-самый. Разве не так, Алекс?
        Он смотрел на нее с негодованием и не отвечал, чувствуя западню, ловушку.
        - Кроме того, - добавила она весело, - это входит в мой злосчастный список.
        - Ты думаешь, я поверю, будто в журнале для дерзких женщин напечатано, что Алекс Морено непременно должен отремонтировать им кухню? Вот чудеса!
        Джессика звонко рассмеялась, захлопав в ладоши:
        - Нет, глупый! Конечно, нет, но зато там советуют поменять обстановку. А разве ремонт не означает смену обстановки?
        Он отпил еще кофе, а потом отрицательно помотал головой:
        - Нет, я все равно не могу…
        - Но…
        - Если ты решила затеять все из-за идиотской статьи, то потом сильно пожалеешь, и это все равно что выкинуть деньги на ветер!
        - Нет, я не буду сожалеть, - настаивала Джессика, - я должна это сделать. Ну, пожалуйста!
        - Почему?
        - Потому что для меня наступило время что-то делать самостоятельно. Я поняла, что никогда не принимала решений сама. Все всегда решали за меня. Но я хочу изменить это. И ремонт кухни - мой первый самостоятельный поступок.
        Алекс усмехнулся.
        - Да, - согласилась Джесс, - возможно, это выглядит смешно, но ведь нужно же с чего-то начинать. А потом, если ты не поработаешь на меня, никто не поверит моим рекомендациям.
        - Ты… ты собираешься рекомендовать меня?
        - Естественно! Ты сам говорил, что один заказ тянет за собой другой. И я знаю многих людей в этом городе. Состоятельных людей.
        - Состоятельных?
        На его лице мелькнуло отвращение, и Джессика сильно пожалела, что не подобрала других слов.
        - То есть я хотела сказать, что знаю людей, которые могли бы посодействовать тебе получить подряд на ремонт здания суда. Ведь это строение - исторический памятник. Следовательно, понадобится разрешение архитекторов, перепланировщиков. А я со всеми знакома.
        - Пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь…
        - Нет, я действительно их знаю, а значит, можно будет все уладить.
        - Нет, ничего не получится, - вздохнул Алекс.
        - Доверься мне, - процедила Джессика сквозь зубы, заметив, что за ними уже наблюдают. Все получилось даже лучше, чем она планировала. Она-то намеревалась всего лишь посплетничать, а получилось целое наглядное пособие для сплетен. - Сейчас здесь находится миссис Хиггинс, а она президент исторического общества. И я с ней знакома. Кстати, она направляется к нам. Спокойно!
        Миссис Хиггинс остановилась около их столика. Джессика тотчас же представила их друг другу. Алекс встал и пожал даме руку.
        - Миссис Хиггинс, - сказала Джессика, - Алекс перестраивает мою кухню. Он - владелец ремонтной фирмы Морено.
        - Хмм. - Миссис Хиггинс приподняла бровь, выражая подозрение и удивление. - Да, я знаю, кто такой Алекс Морено.
        Она смотрела на него так, будто он был не лучше таракана. И этого таракана дама очень хотела раздавить.
        Под ее неодобрительным взглядом Алекс мгновенно почувствовал себя трудным подростком, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        - Не сомневаюсь, что вы меня знаете, - пробормотал он, плюхнулся на стул и вытянул ноги, изобразив позу бездельника. Вместе с тем он глаз не сводил с миссис Хиггинс, даже не пытаясь скрыть негодование, которое овладело им после ее слов. Джессика при этом толкала его ногой под столом.
        Решив, что пришло время что-то предпринять, девушка, нацепив дежурную улыбку, бодро сказала:
        - Ну, хорошо, значит, вы в курсе, какую замечательную работу в Лос-Анджелесе…
        Алекс удивленно слушал, как Джессика перечисляла те объекты, на которых он недавно работал. Видимо, она внимательно изучила его резюме.
        Но вот миссис Хиггинс это не впечатлило.
        Она громко фыркнула и наконец перевела взгляд с Алекса на Джессику:
        - Есть люди, которые нанимают на работу кого попало. - Она пошла было прочь, но, повернувшись на секунду, бросила: - Ты бы, дорогуша, повнимательнее проверила данные о нем. Возможно, вовсе не он работал во всех этих местах. Просто подделал документы!
        Рассерженная дама удалилась, а Алексу пришлось схватить Джессику за руку, потому что она намеревалась броситься следом за Хиггинс, чтобы, видимо, что-то объяснить той.
        - Оставь ее, пусть идет, - пробормотал он, стараясь сохранять внешнее спокойствие и респектабельность, зная, что они с Джессикой и так уже привлекли к себе достаточно внимания.
        - Но… - пыталась сопротивляться девушка.
        - Пусть она идет! - повторил Алекс.
        - Я никогда не предполагала, что она может быть такой грубиянкой! Она явно подразумевала, что я наняла тебя на работу только для того, чтобы поразвлечься с тобой.
        - Ну, почти так и было, помнишь? - Алекс не смог сдержать улыбку.
        - Но ты! Ты! Даже не пытался помочь мне! Что-то сделать! Постоять за себя!
        - Я-то тут при чем? - изумился Алекс. - Да стой я хоть на ушах перед ней, она бы все равно не изменила своего отношения ко мне.
        - Не верю! Я знаю ее с детства. Мы пошли в школу вместе с ее сыном… Подожди-ка… - Джессика подозрительно посмотрела на Алекса. - В этом все дело, да? Ты поссорился с ее сыном, как его звали?
        - Альберт.
        - Да, Альберт, - кивнула она, будто вспомнила что-то очень важное. - Это с ним ты подрался почти перед самым окончанием школы?
        Алекс кивнул. Альберт тогда сказал что-то мерзкое о Джессике и о нем. Сейчас он даже не мог вспомнить, что именно, но в тот момент мгновенно разозлился, пришел в ярость.
        Джессика внимательно вглядывалась в его лицо и, будто догадавшись, о чем он думает, попросила:
        - Расскажи мне, что тогда произошло?
        Он пожал плечами и сделал глоток уже остывшего кофе.
        - Нечего рассказывать. Мы подрались. Я победил, он оказался слабее. Вот и все.
        - Да неужели? Все дело, значит, в драке и больше ни в чем? Мальчишки подрались, а миссис Хиггинс никак не может это забыть. Почему?
        - Потому что она ханжа. Даже если бы я не подрался с ее сыном, она все равно всегда относилась бы ко мне как к плебею.
        Джессика недовольно замотала головой.
        - Но это несправедливо.
        - Только не для нее и подобных ей.
        - Что же, - сказала она решительно, - все это только подтверждает необходимость отремонтировать мою кухню. Миссис Хиггинс, может быть, и президент исторического общества, но на ней свет клином не сошелся. Если не убедили ее - убедим других. Надо только очень постараться.
        Подождав, пока она закончит, Алекс спросил:
        - Откуда в тебе эта уверенность? Вдруг я действительно не справлюсь с работой?
        - Вот только не надо! Ты справишься! Я провела собственное расследование.
        - Собственное расследование?
        - Когда ты приехал ко мне домой, то дал свое резюме. Думал, я его не прочитаю, так?
        Он вопросительно приподнял бровь:
        - Я бы скорее предположил, что после состоявшегося между нами разговора ты разорвешь резюме на мелкие кусочки.
        - Я ничего не стала рвать, все внимательно изучила и, надо сказать, пришла в восхищение от того, за какие безнадежные проекты ты брался и какого замечательного результата добивался.
        Алекс неотрывно следил за Джессикой. Ее восхищение, как бы он ни старался, передавалось ему, и он испытывал чертовски приятную гордость за себя.
        Но все же Морено вынудил себя посопротивляться похвалам Джессики.
        - Да ладно, ничего особенного, - промямлил он. - С заданиями вроде тех легко справиться, если в твоем распоряжении есть достаточно сообразительные рабочие.
        - Но ведь это ты проектировал здания, а руководить рабочими не так просто, как может показаться на первый взгляд.
        - Ну, в общем, да… - вынужден был согласиться Алекс.
        - Я убедилась, что ты отлично справляешься со всем. И стоишь хороших денег, которые я и собираюсь заплатить тебе.
        - Джессика, - возразил Алекс, - я не позволю тебе нанимать меня на работу из жалости.
        - Это не жалость. Я действительно хочу отремонтировать кухню. Кроме того, повторяю, я не смогу рекомендовать тебя кому-либо, если сама не воспользуюсь твоими услугами, - настаивала она.
        Алекс наконец дал согласие. Но сомнения остались.
        Джессика не теряла ничего, кроме капли своей репутации. А вот ему было что терять. Этот заказ мог либо помочь его карьере, либо полностью разрушить ее.



        Глава восьмая

        Теперь Алекс видел Джессику каждое утро. И каждый вечер. Ничего себе испытание! И начинать, и заканчивать рабочий день ему приходилось самовнушением - он равнодушен к Джессике, она его ни капли не интересует, не волнует, не будоражит его любовные фантазии, он ее вообще не замечает. Помогало? Кажется, нет.
        Чем чаще Алекс видел девушку, тем труднее становилось бороться с собой.
        Но всякий раз он приходил на работу пораньше, чтобы успеть застать Джессику дома, а вечером задерживался подольше, придумывая массу мелких дел.
        Эпитеты, вроде «дурак», «идиот» и тому подобные, которыми Алекс одаривал себя за такое поведение, нисколько не вразумляли.
        А Джессика, возвращаясь с работы, приветствовала его одними и теми же словами:
        - О, ты все еще работаешь? Ну и трудоголик!
        И после этого всегда интересовалась делами что уже сделано, как все будет выглядеть в целом, какой материал приготовлен для стен, для потолка, для пола…
        Так прошла целая неделя.
        В этот вечер Джессика, как обычно войдя в дом, воскликнула:
        - О, ты все еще работаешь? Ну и трудоголик! - И через секунду добавила: - А у меня есть один вопрос к тебе.
        Отвлекшись от работы, Алекс повернулся к ней.
        - Давай, спрашивай.
        - Какие женщины тебе нравятся?
        - Что?!
        - Ну, я просто подумала о тех парнях, с которыми обычно встречалась. В основном это были мои коллеги, и все они оказывались чрезвычайно скучными, так что я удовольствия не получала. Вот почему я отправилась тогда с Патрисией в клуб. Чтобы познакомиться с кем-нибудь.
        Говоря все это, Джессика вошла в кухню, положила сумочку на стул, а руками оперлась о край стола.
        - Это тоже не сработало, - продолжила она. - Понятно же, что тот приставала, похожий на быка, не из тех, кто может мне понравиться.
        Алекс честно пытался слушать девушку, но соблазнительные изгибы и выпуклости ее тела сильно отвлекали его от разговора и способности думать.
        - Возможно, я не должна была позволять Патрисии наряжать меня подобным образом. Наверное, из-за этого все пошло не так, как надо.
        Возможно, ему не следовало дожидаться ее возвращения - вот где для него все пошло наперекосяк.
        В это время Алекс должен сидеть у себя дома, а не задерживаться здесь допоздна.
        Наливать в стакан побольше виски.
        Принимать холодный душ.
        А не стоять напротив нее и сходить с ума от вожделения.
        И тогда он, возможно, меньше думал бы о Джесс, о ее красоте, женственности, мягкости, нежности…
        Но Алекс не мог спокойно засыпать по вечерам. В голову лезли буйные фантазии.
        Все было бы не так уж и плохо, если бы, например, он знал, что Джесс предается таким же фантазиям о нем.
        И еще Алекс боялся, что, закончив работу в ее доме, он навсегда потеряет Джессику и ему придется жить с мыслью о недостижимости того, чего он желает.
        Перед такой перспективой блекло все - карьера, новые заказы и даже сплетни…
        - И, - продолжала тем временем Джессика, - сегодня за завтраком я составила список того, что мне нравится в мужчинах. Изучив его, я поняла, что не хочу никого, похожего на зануду или быка. Мой идеал оказался похож на тебя.
        Похож на него?
        Или он сам?
        Алекс молниеносно переключился с ее тела на ее слова. Он изучающе смотрел в глаза Джесс, ища ответа.
        На него?
        Или он?
        Секунду спустя Джессика, кажется, поняла, как он интерпретировал ее слова. Она напряглась, отступила на несколько шагов назад. На щеках и шее зарделись красные пятна.
        - Не ты, конечно, - поторопилась объяснить девушка. - Кто-то, похожий на тебя, такой, как ты, - решительно добавила она, нервно жестикулируя.
        - Конечно, - кивнул Алекс. Разумеется, она не интересовалась им. Об этом можно было догадаться и без объяснений. Она же - Самнерс. Чудес не бывает. Принцесса не может полюбить нищего.
        - Я ни к чему не принуждаю тебя.
        - Уже принудила.
        Джессика обеспокоенно поглядела на него.
        Вытирая руки о штаны, Алекс приблизился к ней вплотную. Ему безумно хотелось коснуться ее.
        - Так о чем ты собиралась меня спросить? - хрипло поинтересовался он, чувствуя, что теряет контроль над собой.
        - Я… гм… - Рука Джессики потянулась к пряди волос, выбившейся из прически. Алекс зачарованно следил за ней, задаваясь вопросом, как это любой жест и движение могут быть такими сексуальными? - Да… я хотела спросить…
        - Какие женщины нравятся таким парням, как я? Так?
        Она нервно рассмеялась:
        - Да, точно.
        - А ты уверена, что парень вроде меня - именно то, чего ты хочешь? И еще - ты считаешь, что сможешь окрутить парня, подобного мне?
        Джессика перестала улыбаться.
        - Я… ни в чем не уверена… - пробормотала она.
        - Проблема в том, Джесс, что ты ко всему относишься слишком серьезно и ответственно. Составить план, строго следовать ему…
        - Да, - шепотом согласилась она, - думаю, ты абсолютно прав, я так и поступаю всегда. Но…
        - А парни, подобные мне, - перебил ее Алекс, - живут по-другому.
        - Хорошо, ты думаешь?..
        - Парни вроде меня больше всего ценят свою свободу и независимость, а все остальное служит им лишь забавой.
        - Независимость и забава, - повторила Джесс, будто составляла в уме очередной список.
        - У таких, как я, - продолжал объяснять Алекс, - все зависит от случая, и нам нравятся игривые женщины, даже немного дикие.
        - Поняла. Случайность. Игривые и немного дикие женщины.
        Несмотря на то, что Алексу было непросто стоять рядом с Джессикой и не дотрагиваться до нее, а потому приходилось держать себя в руках, он не мог не улыбнуться.
        - Что? - вопросила Джесс, подозрительно уставившись на него.
        - Нет, ничего.
        - Ты смеешься надо мной!
        Он отрицательно помотал головой, но потом признался:
        - Да, наверное. - И, не сдержавшись, рассмеялся. - Ты не можешь жить без этих дурацких списков. Я так и вижу, как, завершив его, ты соберешь совещание, чтобы обсудить все пункты.
        - Я ни с кем ничего не собираюсь обсуждать, - разозлилась Джессика.
        - Нет, собираешься, - настаивал Алекс. - К каждому пункту ты приложишь еще один список, вроде «Как стать игривой» или «Как стать дикой», а потом начнешь действовать в строгом соответствии с запланированным. Понимаешь, о чем я?
        Даже обиженная, она оставалась прелестной. Алекс не мог больше сдерживаться.
        Он провел рукой по ее щеке. Прикосновение это принесло ему и радость, и боль одновременно. Он словно дотронулся до запретного.
        Джессика закрыла глаза. Ее ресницы трепетали. Он готов был поклясться, что и для нее это прикосновение так же мучительно и сладко, как для него.
        Алекс хотел бы не останавливаться, прижать ее к себе и не отпускать, замучить ласками, поцелуями.
        Но если он сделает это, то потом сильно пожалеет.
        - Ну что ж, как хочешь, - резко сказал он. - Иди, делай это. Ты же умрешь без него.
        - Без чего? - задыхаясь, спросила она.
        - Без плана. Анализируй его, думай, как стать игривой и дикой.
        Только когда она отскочила от него, будто ужаленная, Алекс понял, что повел себя слишком резко и грубо.
        Она была оскорблена. Несомненно. В ее глазах горел вызов.
        - Я могу быть игривой и дикой и умею развлекаться.
        - Да, наверное, - вяло заметил Алекс.
        - Ты считаешь, я не способна на это?
        - Да нет же, - так же вяло отозвался он, - конечно, ты все можешь, принцесса.
        - Да, могу! - продолжала настаивать девушка.
        - Скажи мне, - попросил Морено, - что игривое, я уже молчу о диком, ты совершила в своей жизни?
        Джесс открыла было рот, но мгновение спустя закрыла его, не проронив ни звука. Она нахмурилась, ее губы задрожали.
        - Я пошла в клуб с Патрисией. Это было забавно. И я выглядела в кожаном наряде как дикарка.
        - Не забывай, я был там и все видел. Так что это не считается, неубедительно. Что еще?
        - Почему неубедительно? - вспылила Джессика.
        - Да потому, что тебе было неприятно там находиться и не нравились одежки, которые ты нацепила. Все твои движения и жесты просто кричали, что ты благовоспитанная девочка, которую непонятно какими сумасшедшими ветрами занесло не по адресу. Наверняка все подумали, что ты просто ошиблась дверью. И при этом мисс Дикарка еще и дрожала как осиновый лист.
        Алекс забыл упомянуть, что Джессика тем не менее выглядела тогда невероятно сексуально. Однако ни дикости, ни необузданности в ней не было ни капли, а будь по-другому - Алекс бы погиб.
        - Но…
        - Для тебя этот поступок, возможно, и был диким, но не для завсегдатаев клуба. А появиться в таком наряде, с оголенными ногами и животом, там обычное дело. Он подошел к ней и немного завернул ее свитер. - Ходить так - в порядке вещей для всех, кроме тебя. Это не дикость, а норма. Алекс ощутил, как по телу Джессики пробежала дрожь. Кровь его закипела.
        Дыхание Джесс участилось. Ее веки были полуопущены, ноги стали ватными.
        Еще только одно прикосновение, один поцелуй - и она отдалась бы ему.
        - Алекс… я…
        Он отрицательно помотал головой, не позволяя ей продолжить.
        - Ты не дикая и, как ни старайся, не сможешь такой стать. Ты совершенно другая.
        Его слова вернули Джесс из мира фантазий 6 реальный мир. Она тотчас же разозлилась, разорвав путы странного оцепенения.
        - Тебе это откуда известно? - возразила девушка.
        - Я уверен, что так оно и есть. Ты из тех, кого называют пай-девочками, это сразу видно. Все в тебе говорит об этом, от туфель до той строгой одежды, которую ты носишь.
        Джессика внимательно осмотрела себя, пытаясь определить, что с ней не так.
        - Тебе не нравится, как я одеваюсь? - спросила она.
        Нет, ему нравится. Ее одежда всегда удобна, но выдержана в одном стиле.
        Вот вчера, например, она была в брючном костюме цвета морской волны.
        Сегодня - в черных шелковых брюках и бледно-розовом свитере.
        И хотя ее вещи не были вычурными, во всем чувствовались богатство и роскошь. Такая простота стоила намного дороже любой яркой мишуры.
        И даже одежда Джесс неумолимо указывала Алексу, кто он, а кто - она. Он не имеет права даже пальцем коснуться ее. Алекс усердно напоминал себе об этом целую неделю. А теперь вот ввязался в глупый спор, да еще и перешагнул черту дозволенного.
        Решив, что необходимо как-то замять разговор, Алекс произнес:
        - Мне нравятся твои наряды. Все в порядке.
        Но Джессика не успокоилась и, кажется, совсем ему не поверила.
        Нахмурившись, она снова посмотрела на свою одежду:
        - Да, все в порядке, за исключением того, что это не в твоем вкусе.
        - Я так не говорил, ответил он.
        - Да, ты не сказал этого прямо. - Джессика еще больше нахмурилась и расправила загнутый Алексом низ свитера. - Но все-таки тебе не нравится мой свитер. - Она пожала плечами и в следующее мгновение сорвала свитер и бросила его на стул. - Так лучше?
        Да, теперь она выглядела сногсшибательно. Алекс глаз не мог отвести от ее обнаженных плеч, тонких рук, изящной талии.
        Легкий атласный фиолетовый бюстгальтер прятал от его взгляда только грудь.
        Алекс с трудом сдержал стон, сил у него не оставалось.
        - Что? - спросила Джессика. - И так тоже плохо?
        - Хмм… - все, что он смог выдавить.
        - Тебе опять не нравится?
        - Нет-нет, - замотал головой Алекс, - я только…
        Ну не мог же он признаться, что с ума сходит всякий раз, когда видит ее?
        - По-твоему, я одеваюсь как старая дева.
        - Ты о чем?
        - Пойдем со мной по магазинам. Ты поможешь мне выбрать новую одежду.
        Какой кошмар!
        - С чего бы мне это делать? - удивился Алекс, не слишком удачно маскируя панику, которая охватила его.
        Джесс помолчала, потом объявила:
        - Ну что ж, ладно. Тогда я пойду одна.
        Слава богу!
        Джессика продолжала:
        - Я еще ни разу не посетила новую галерею «Тайны Виктории».
        Вот черт! У этого магазина была слава самого распутного, грязного, вызывающего.
        С выражением бесхитростной невинности она добавила:
        - Говорят, это магазин, где можно купить все самое дикое и игривое.
        Нет, только не это! За что такие мучения, о боже?!
        Стоит только представить наряды, приобретенные в «Тайнах Виктории», на Джессике - и можно в обморок упасть!
        - Там продаются, - перечисляла она, - маленькие юбочки из бархата и крохотные, не доходящие до пупка блузки. Просто прелесть! А какой там, наверное, обалденный выбор в отделе нижнего белья! Что ты об этом думаешь?
        Что он об этом думает?!
        Ему грозит погибель - вот что!
        Она собиралась приобрести игривые вещицы, те самые, которые он видел на ней в своих фантазиях.
        - Ладно, - сдался он, - я поеду с тобой, но пусть это будет что-нибудь другое, не
«Тайны Виктории».
        Джессика улыбнулась:
        - Договорились.
        Алекс некоторое время молча смотрел на нее, пытаясь до конца осознать происходящее - он согласился пройтись с ней по магазинам.



        Глава девятая

        Итак, вчера Алекс дразнил Джессику ее списками. Если бы он только знал, чем это закончится!..
        Джесс не на шутку решила превратиться в дерзкую, непредсказуемую женщину и соблазнить то ли Алекса, то ли кого-то, похожего на него.
        В субботу утром Джессика натянула короткие шорты и футболку. Она чувствовала себя генералом, готовящимся к битве.
        И она намеревалась одержать победу.
        То есть захватить в плен Алекса.
        Она будет страстной, игривой, непредсказуемой, дерзкой и дикой.
        Конечно, будет!
        Всякий раз, когда ее начинали одолевать сомнения, она представляла, что никогда не добьется взаимности от Алекса, и это прибавляло ей сил.
        Поэтому она безжалостно подавляла любые сомнения.
        Алекс сопровождал ее. Он уныло тащился следом и предлагал купить всякие глупости, отчего Джесс приходила в негодование.
        - Может быть, это? - спрашивал он.
        - Фу, какая гадость! - восклицала она. - Ленточки, рюшечки! Я же не на утренник в детский сад собираюсь!
        - Тогда, может быть, это?
        - Ты что, - негодовала Джесс, - издеваешься надо мной? Не хочешь помочь, да?
        Остановившись около вызывающих нарядов из кожи, Джессика прошептала ему на ухо:
        - Кажется, это то, что должно нравиться таким, как ты?
        - Забудь, - процедил Алекс.
        - Тебе не нравится кожа? - спросила она наивно. - Это чересчур дико?
        - Я сказал, забудь!
        - Я только пытаюсь соответствовать тому типу женщин, который нравится тебе, и…
        Он ухватил ее за локоть и повел прочь из магазина. Но она уперлась и затащила его еще в один отдел.
        Вся одежда здесь была разноцветной, яркой. Джессике она понравилась. Но девушка засомневалась, пойдут ли ей такие наряды, соответствуют ли они ее внешности и темпераменту.
        Однако ей очень хотелось примерить что-нибудь подобное.
        Вот только что скажет Алекс по этому поводу?
        - Что ты об этом думаешь? - спросила она. Алекс сглотнул:
        - Я… гмм… все это не слишком коротко?
        - Подожди, я примерю что-нибудь, тогда будет виднее.
        Морено схватил ее за руку, как утопающий хватается за соломинку.
        - А может быть, мы лучше пойдем туда? - взмолился он. - Там, кажется, есть платья подлиннее и получше?
        Джесс раздраженно хмыкнула:
        - Конечно, там продается одежда для беременных!
        - Ох, да, я и не заметил… - выдохнул Алекс.
        Усадив его в одно из кресел, Джессика схватила несколько юбок, блузок и платьиц и скрылась за шторками примерочной. Минут через десять она вышла.
        Принцесса появилась в крошечной обтягивающей юбчонке. Топик, заменивший блузку, подчеркивал ее идеальную фигуру.
        Она что, нарочно?! - негодовал Алекс. Он был уверен, что Джесс прекрасно знала - этот наряд сведет его с ума.
        Он сидел в кресле, не в силах ни подняться, ни пошевелиться.
        Он был побежден, растоптан, раздавлен.
        Джесс приблизилась к нему.
        - Ну? Что ты думаешь? - в который раз за сегодняшний день поинтересовалась она.
        Алекс, шумно вздохнув, с трудом выдавил:
        - Коротковато.
        Она подошла еще ближе, склонилась над ним и произнесла с вызовом:
        - Да? А мне казалось, тебе такое нравится.
        Он не ответил. А Джессика прошлась по павильону туда-обратно - как модель.
        - Действительно ли это сексуально? - задала она следующий вопрос.
        Алекс аж подпрыгнул и решил немедленно уйти, не желая больше участвовать в этом фарсе.
        - Знаешь, что на самом деле сексуально? - бросил он. - Длинные юбки.
        - Длинные юбки? - спросила Джессика серьезно, изо всех сил стараясь стереть с лица торжествующее выражение.
        - Да, длинные юбки, - подтвердил он, указав на одну из витрин. - Длинные юбки и длинные свитера, вот такие! Очень сексуально! И очень красиво!
        Джессика поняла, какой эффект она произвела на него.
        Она взяла свитер.
        - Ты действительно считаешь, что это сексуально?
        - Да, считаю, - рявкнул Алекс.
        У Джессики все поплыло перед глазами. Мысль о том, что Алекс все-таки неравнодушен к ней, сводила с ума.
        - Но он огромный.
        - Ну и что?
        Алекс сам не понимал, что говорит. Он попался в ловушку. Ну почему бы честно не признать, что она шикарно выглядит?
        - Но свитер скрывает фигуру, - настаивала Джессика.
        - Ну и что? - тупо повторил он.
        - С другой стороны, в свитере действительно есть нечто эротичное - под ним может оказаться нижнее белье, а может не оказаться ничего.
        - Ничего? - Его голос был напряжен до предела.
        Она кивнула с улыбкой:
        - Да, такой пункт тоже есть в моем списке. Его взгляд был темен и внимателен. Джессика чувствовала, что сейчас она невероятно обаятельна.
        Алекс склонился над ней. И она поняла, что в любую секунду он может поцеловать ее. Несмотря на дрожь в теле, девушка улыбнулась и бодро сказала:
        - Пожалуй, ты правильно выбрал, я куплю этот свитер.
        Очень тяжело отказываться от поцелуя, но Джесс желала большего.
        И Алексу нужно было то же самое, только он не хотел признаваться в этом.



        Глава десятая

        Иногда нужно уметь держать язык за зубами. И Алексу стоило бы об этом помнить. Тогда не возникло бы столько проблем.
        Похоже, когда на днях он сказал Джессике, что ему нравятся игривые женщины, она восприняла это как личный вызов и руководство к действию.
        Теперь пребывание в ее доме и злосчастный ремонт превратились для него в ужасную, нестерпимую пытку.
        Девушка во что бы то ни стало решила доказать ему, что она может быть игривой.
        Алекс не сомневался - Джессика добивается не кого-то, похожего на него, а его самого. Но только потому, что ей взбрело в голову поступать в соответствии с ее дурацким планом.
        Ладно, если она этого хочет, пусть так и будет.
        После очередного появления Джессики в соблазнительном наряде он сказал:
        - Возможно, ты и права. У тебя прекрасно получается быть веселой и игривой. Ну, что? Довольна?
        Джессика нервно засмеялась.
        Потом медленно подошла к нему. Алекс в очередной раз пожалел, что открыл рот. Находиться так близко от нее и не сметь дотронуться - невыносимо.
        А Джессика подошла еще ближе, так, что их тела почти соприкасались. Он ощущал ее теплоту и аромат.
        Ее рука легла на его руку.
        И вдруг все причины, которые Алекс изобретал, чтобы не поцеловать ее, исчезли.
        Все, на что он был способен сейчас, - думать, как чудесно она пахнет, и задаваться вопросом, какова же она на вкус?
        Последние крохи сопротивления покидали его. Еще минута - и, забыв про все, он бы сдался, притянул Джесс к себе и поцеловал бы.
        Но в следующую секунду Джессика сама притянула его к себе, обвила его шею руками и, привстав на цыпочки, потянулась к его губам.
        Поцелуй был горячим.
        Сначала Алекс пытался увильнуть, но, отступив на шаг назад, уперся в стену, а Джессика придвинулась к нему. Отступать было некуда. И он перестал сдерживать себя, наслаждаясь поцелуем.
        Алекс понял, что он погиб.
        Он мечтал теперь не только о поцелуе, не только о ночи любви, но и о душе Джессики.
        У девушки закружилась голова, в коленях ощущалась такая слабость, что она едва держалась на ногах.
        Она пыталась убедить себя, что слабость появилась из-за того, что она сегодня ничего не ела.
        И шум в ушах тоже из-за голода?
        Из-за голода, горячо повторила про себя Джесс.
        Вот только из-за какого голода?
        Шум в ушах продолжал нарастать.
        Джессика опомнилась первой.
        Оказалось, звонил сотовый телефон.
        Отступив назад, она сказала:
        - Тебе звонят…
        Он видел, как часто вздымалась ее грудь, дыхание было неровным, в глазах горела страсть.
        - Пусть себе звонят, - отмахнулся Алекс, снова притягивая к себе Джессику.
        Но она выставила вперед руки, останавливая его:
        - Нет, нужно ответить, вдруг это деловой звонок.
        Он хотел было поспорить с ней, но передумал, достал телефон и ответил:
        - Морено слушает.
        Не желая мешать, Джессика хотела уйти, но Алекс крепко держал ее за талию, и все, что ей оставалось, - стоять, прислонившись к нему, и ждать. Джесс замерла, уткнувшись лбом в его плечо. И пыталась прийти в себя.
        Но, находясь столь близко от Алекса, успокоиться было не так-то просто. Его мускулы, его широкая грудь, учащенное биение сердца и сильные руки - все волновало ее.
        Она пыталась не вслушиваться в разговор, но это ей не удалось.
        Алекс беседовал с какой-то Вероникой.
        Рука его заскользила по ее спине, и Джесс тут же забыла о телефоне.
        Она закрыла глаза, крепче прижалась к нему, и все, кроме его прикосновений, исчезло. Она ничего не слышала и не видела, только ощущала его руки, нежно поглаживающие ее.
        Сквозь туман до Джессики снова донесся обрывок разговора. Ох, как бы ей хотелось выкинуть его телефон куда-нибудь подальше! А ведь она сама настояла на том, чтобы он ответил.
        Вероника толковала о какой-то смете, и Алекс обещал быть в течение часа.
        Как ни печально было признавать, но Джесс поняла, что ее захлестнула ядовитая волна ревности.
        Это глупо, убеждала она себя, ведь Алекс стремится работать и заслужить хорошие отзывы. Так зачем же ревновать? Наверняка это просто деловые отношения.
        Когда наконец он закончил разговор и, отложив телефон в сторону, попытался обнять Джессику, она засопротивлялась:
        - Я знаю, тебе пора идти.
        Он приподнял ее голову кончиком пальца за подбородок и внимательно посмотрел в глаза.
        - Спасибо.
        - За что? - удивилась девушка.
        - За понимание.
        Забавно, но она ничего не понимала, да и не желала понимать.
        Джессика чувствовала себя расстроенной и раздраженной. Она безумно хотела, чтобы Алекс остался, не выпускал ее из своих объятий.
        Все еще не в силах успокоиться, Джессика пробормотала:
        - Почему жизнь так жестока?
        Алекс хихикнул:
        - Тебе нужно научное объяснение?
        Джессика заставила себя улыбнуться:
        - Да нет, я не то хотела сказать.
        - Знаю.
        Вздохнув, она продолжила:
        - Конечно, бизнес сейчас для тебя важнее всего. И мне известно, что ты считаешь, будто общение со мной может плохо сказаться на нем.
        Дрожь неудовлетворенного желания все еще сотрясала ее.
        Она внимательно смотрела на Алекса и молила про себя: «Ну, поспорь же со мной! Скажи, что это не так! Скажи, что я не права! Скажи, что ты от меня без ума!»
        Но Морено ничего не отвечал, не возражал, не пытался разуверить ее.
        Она не стала для него важнее работы, это очевидно.
        С чего она вообще взяла, что ради нее Алекс пожертвует делом?
        К тому же Джесс и сама не рассчитывала на длительные отношения - только бурный, короткий роман. Дерзкий и неожиданный.
        Разве это не то, чего она хочет?
        Пытаясь взять себя в руки, она как можно беспечнее спросила:
        - Так у тебя появился новый заказчик? Немного поколебавшись, Алекс кивнул:
        Вроде того, но я суеверен и не люблю говорить о том, что еще окончательно не решено.
        - Ладно, как хочешь, - пожала плечами Джессика.
        А Алекс начал собирать инструменты, которые могли ему понадобиться.
        - И все же, - снова начала она, - тебе нужны крупные заказы, восстановление зданий, тогда ты моментально станешь известным и заработаешь отличную репутацию.
        - Я не в том положении, чтобы выбирать и привередничать, и готов браться за любую, даже мелкую, работу. В любом случае я все выполняю честно, и на меня никто не в обиде. Так всегда работала моя семья.
        - Извини, - пробормотала Джессика, - но ты неправильно меня понял. Я не имела в виду, что ты или твои родители плохо работали. Просто тебе нужна хорошая реклама, а для этого требуется большой заказ.
        Алекс кивнул, ему не хотелось сейчас спорить с Джессикой о том, что такого заказа ему не видать как своих ушей.
        По его молчанию Джессика догадалась:
        - О, я поняла. Ты, вижу, решил отказаться от возможности ремонтировать здание суда.
        - Я не говорил этого.
        - Да, не говорил, - кивнула она, - но это и так видно. Решил сдаться после первой же неудачи?
        - Это ты о миссис Хиггинс? Так я не сдавался, но…
        - Извини, но ты именно сдался. Причем без боя. Она сказала гадость, а ты уже и отступил.
        - Гадость не гадость, но на ее стороне власть, а что есть у меня?
        - Твое мастерство.
        - Этого мало.
        - Ага, и поэтому ты решил опустить руки и заниматься только мелочевкой? Так ты успеха не добьешься, ну, если только к старости…
        - Я реалист и знаю, что мне доступно, а что нет, - возразил Алекс.
        - Иногда, - запальчиво ответила Джессика, - нужно бороться за то, чего ты хочешь. Сначала может показаться, что ничего не получается, но в итоге все выходит и все дается тем, кто сражается.
        Алекс равнодушно бросил:
        - Мне пора идти, иначе я не получу заказ.
        - Алекс, подожди… - беспомощно произнесла Джесс.
        - Из-за одного поцелуя ты уже решила, что можешь вмешиваться в мои дела? Послушай, принцесса, ты ко всему относишься слишком серьезно. Наш поцелуй был не более чем стечением обстоятельств, случайностью. И он не дает нам право лезть друг к другу в душу, понимаешь? Тебе надо научиться отличать случайное от истинного, принцесса! - И Алекс ушел.



        Глава одиннадцатая

        Разговор с Алексом, и в особенности, его финал, вверг Джессику в депрессию.
        Джесс убеждала себя, что все, чего она хочет, - это провести одну ночь с Алексом. И вчера она была уверена, что у нее почти получилось.
        Если бы не зазвонил телефон.
        А потом все пошло наперекосяк. Вместо того чтобы отдаться страсти, они поспорили, повздорили.
        Ее планы по обольщению Алекса были расстроены, но, если дело только в этом, почему она раскисла? Все еще можно исправить. Даже найти другой объект страсти, раз этот оказался слишком строптивым.
        Или никто другой ей не нужен? Тогда речь идет не только о страсти.
        И на работе Джессика тоже не могла собраться с мыслями.
        Пристальный взгляд Питера, члена совета директоров, смутил ее. Этот Питер слыл тем еще приставалой.
        - Привет, - сказал он, - у тебя есть минутка?
        - Конечно, - кивнула Джессика и улыбнулась.
        - Я… - Он помолчал. - Я ознакомился с некоторыми твоими замечаниями по новом проекту…
        - Вообще-то, - напомнила Джессика, - после возвращения из Швеции я не занимаюсь этим проектом.
        - Ах, да, - конфузливо улыбнулся Питер, - ладно… хорошо… - Очевидно, он не мог найти других поводов для разговора. - Но я уверен, что ты отлично помнишь все детали. Может быть, обсудим это за завтраком?
        - Сейчас уже поздновато для завтрака. - Джесс сделала шаг в сторону своего офиса.
        - А как насчет обеда? - спросил Питер, идя рядом с ней.
        - А как насчет того, чтобы оставить меня в покое? - нахмурилась девушка.
        Он схватил ее за руку и прошептал:
        - Да ладно тебе, Джесс, не будь злючкой. И перестань притворяться.
        - Ты о чем? - поинтересовалась Джессика.
        - Перестань притворяться чопорной и недоступной.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь, - с презрением ответила она, хотя прекрасно все поняла.
        - О тебе и Алексе Морено. Не думала же ты, что люди ничего не узнают?
        - А что такого о нас можно узнать? - удивилась Джессика. Мы просто друзья.
        - Если плохой парень ухлестывает за тобой, это еще не значит, что он в один миг стал хорошим. Ему ничего не стоит обмануть такую наивную барышню, как ты, и заполучить не только тебя, но и твои деньги.
        Мгновение Джесс с негодованием смотрела на него, а потом, приблизившись, прошипела, выдав ядовитую улыбку:
        - Никак я не пойму, Питер, что тебя так беспокоит? То, что я общаюсь с парнем, который беднее меня? Или то, что я ни разу не согласилась на твои предложения?
        Питер стоял как истукан.
        - Так вот, Питер, - торжествующе заявила Джесс, - я хочу проводить время с настоящим мужчиной, а не с его жалким подобием!
        И, резко развернувшись, быстро пошла к дверям своего кабинета.
        Только укрывшись от посторонних взглядов, Джессика позволила себе расслабиться и перестала сдерживаться.
        Какой кошмар!
        Конечно, она всегда знала, что Питер - скользкий и противный тип, но его сегодняшняя выходка не лезла ни в какие рамки.
        С другой стороны, а что, если он прав? Возможно, Алекс только притворяется, чтобы заполучить то, что ему нужно? Может быть, ему действительно требуются деньги и скандальная слава, а вовсе не прочная репутация?
        Как бы то ни было, ее не это волнует. Потому что она не должна влюбляться в Алекса. Дерзкие женщины никогда не влюбляются. Они лишь наслаждаются страстью.


        Джессика приехала домой раньше обычного.
        Алекс вышел в гостиную.
        Она была в черном платье. Волосы причесаны так, как раньше.
        Единственным украшением служила ниточка жемчуга на шее.
        И Джессика была прекрасна, как жемчуг.
        Но явно чем-то сильно расстроена.
        Она взглянула на него.
        - Ты сегодня рано, - сказал Алекс.
        - Да, на работе почти нет срочных дел, - ответила девушка. Ее юбка была достаточно узкой, поэтому она двигалась маленькими шажочками, но из-под юбки виднелись щиколотки и пятки. Как интригующе! Она прошла мимо Алекса, даже не взглянув на него, и направилась в сторону спальни.
        - Хочешь поговорить о том, что случилось? - спросил он.
        Она остановилась, потом обернулась, теребя жемчужное ожерелье.
        - О чем?
        Ее брови были приподняты, в глазах читался вызов.

«На меня-то она чего злится?» - подумал Алекс.
        - Не знаю… О том, что с тобой произошло…
        - Со мной все в порядке, - холодно отрезала Джесс.
        Он знал не понаслышке, каковы рассерженные женщины. Поэтому не стал ее останавливать, лишь бросил вслед:
        - Даже в гневе ты прекрасна.
        Она повернулась к нему и пристально посмотрела:
        - Что?
        Уже лучше.
        - Ты выглядишь сейчас не просто принцессой, но суровой повелительницей. Я трепещу перед тобой.
        Она открыла рот, но промолчала. Потом, вздохнув, сказала:
        - Жаль.
        Прижавшись плечом к дверному косяку, Алекс спросил:
        - Так ты хочешь поговорить?
        Джесс отрицательно помотала головой, и он решил, что сейчас она уйдет к себе, но Джесс вернулась в гостиную и, уставившись на него, поинтересовалась:
        - Скажи, ты считаешь меня примерной, наивной девочкой, которую легко обмануть?
        - Что-то я не понимаю, о чем ты?
        - Повторяю: по-твоему, я примерная, наивная девочка, которую легко обмануть? - Она подошла ближе. - Да, и еще чопорная?
        Алекс не ошибся, Джессика была взбешена.
        - Я не сказал бы, что так считаю, вывернулся он.
        - Уверен?
        - Да что с тобой, Джесс?
        Она остановилась напротив него. Очень близко.
        - Ты думаешь, что я принцесса… Ты находишь это привлекательным?
        - Я…
        - Я знаю, что ты интересуешься мной, что ты неравнодушен ко мне, даже к тому, что я стою сейчас очень близко к тебе, не отрицай это, Алекс! - Она почти умоляла его согласиться.
        - Да, ты стоишь очень близко, нарушая рамки приличия, - признал он сей неопровержимый факт.
        Джессика торжествовала.
        - И тебе нравится, что я хорошая, наивная и богатая девочка, так?
        Алекс понятия не имел, что все происходящее означает, но, похоже, он должен быть честен с нею.
        - Ты куда сложнее и загадочнее, чем может показаться на первый взгляд. Ты сильная и веселая. И еще ты трудолюбива, и я восхищаюсь этим, потому что обычно, когда у людей много денег, они не обременяют себя работой. Я думаю…
        - Вопрос в том, Алекс, - прервала она его, - привлекает ли тебя во мне только это? Я хочу знать ответ, потому что мне надоело быть хорошей девочкой!
        Она пристально смотрела на него, и в ее синих глазах можно было утонуть.
        - Я хочу стать непослушной, хочу стать дерзкой! Понимаешь меня?
        Она гладила его тело, и это сильно мешало ему сосредоточиться.
        Алекс ухватил ее за запястья, чтобы прекратить эту сладкую муку.
        - Джесс, я не знаю, что с тобой произошло, но принимать в таком состоянии какие-либо решения было бы большой ошибкой.
        - Я не буду сожалеть. Обещаю. Это то, чего я хочу! Это то, чего мы оба хотим!
        Она притянула его руки к своей груди. Прислонилась к нему. Закрыла глаза.
        - Ладно тебе, Алекс. Ты всю жизнь был плохим парнем, перестань сейчас казаться хорошим.



        Глава двенадцатая

        В следующую секунду Джессика потеряла контроль над собой. Только что Алекс стоял неподвижно напротив, и вот уже он прижимает ее к себе. Он обнял ее за талию и подхватил на руки.
        Каждое его прикосновение дарило ей ощущение удовольствия.
        Его руки были сильными, но нежными.
        Она мечтала, чтобы эти руки ласкали ее тело.
        Она никогда и никого не желала так, как Алекса.
        Джесс словно таяла в его объятиях, наслаждаясь происходящим. Он нежно провел рукой по ее спине. Она подалась вперед, обняла его за шею, погладила волосы.
        Он завладел ее губами, и в этом поцелуе было столько страсти, нежности и ненасытности, что у Джессики сердце зашлось, и она едва сдержала стон.
        Покрыв поцелуями ее лицо, он начал медленно двигаться вниз, лаская шею, плечи.
        Джессика задрожала как в лихорадке, предвкушая, желая, переполняясь страстью. По ее телу распространялось тепло.
        Каждая ее клеточка молила о ласке, требовала страстных прикосновений.
        Такого Джессика не испытывала никогда прежде.
        - Расслабься, принцесса, - прошептал ей на ухо Алекс, - я отведу тебя на вершину блаженства.
        - Алекс… - прошептала она в ответ, предвкушая путешествие в мир любви и наслаждения, дорога в который проходила сквозь пламенные огни страсти, мерцающие радуги нежности, агонию блаженства.
        Она начала расстегивать его рубашку, одновременно гладя Алекса, и чувствовала, как его тело напрягается.
        Он тоже медленно раздевал Джесс.
        Ее губы были мягки и теплы. Они звали. Манили.
        Она обхватила его голову, крепче прижимая к себе. Неторопливо лаская ее, Алекс опускал руку все ниже, ниже, ниже…
        К его восхищению, она была удивительно чувственна, реагируя на каждое его прикосновение.
        Жар в их телах накалился до предела. Время остановилось, весь мир исчез. Ничего не существовало, кроме него и ее, кроме его губ, кроме ее губ. В какой-то момент Джессике показалось, что сейчас она задохнется или в буквальном смысле воспламенится и сгорит.
        Испытывая слабость и истому, она прижалась к его груди, обвила руками его шею.
        Руки Алекса, нежно касаясь, исследовали ее тело. Он чувствовал, как бьется ее сердце, она чувствовала, как бьется его.
        Джесс не знала, сколько времени прошло, как долго продолжался их последний поцелуй, а Алекс снова и снова целовал ее лицо, шею, плечи, грудь.
        Джессика чувствовала, как он возбужден. Она и сама изнемогала от желания.
        Она импульсивно ласкала его сильное, мускулистое загорелое тело, покрывала поцелуями его грудь, заросшую черными кудряшками волос. Это выглядело очень эротично!
        - Пожалуйста… - словно откуда-то со стороны услышала она свой голос, - пожалуйста, Алекс…
        Его губы дернулись в улыбке. На лице застыло удивление.
        - Мне нравится слышать, как принцесса о чем-то просит, - пошутил он. - Я могу привыкнуть к этому.

«Я тоже могу привыкнуть!» - подумала она, а вслух сказала:
        - Пожалуйста, Алекс. Не заставляй меня ждать!
        Он ничего не ответил, продолжая увлеченно нежить ее грудь.
        - Скажи, чего ты хочешь? потребовал он, оторвавшись от нее.
        - Я хочу тебя!
        Одной рукой он обнял Джесс за талию, другой поглаживал низ ее живота.
        - Поопределеннее, пожалуйста! - заявил Морено.
        Крепко схватив его за плечи, Джессика сказала:
        - Ты прекрасно знаешь, чего я хочу.
        - Я? - спросил он, медленно прокладывая дорожку из поцелуев на ее животе.
        - Да, - простонала Джессика, когда он начал поглаживать ее разгоряченную плоть. Выгнувшись, она прошептала: - Я хочу тебя.
        - Ты хочешь меня?..
        - Пожалуйста, Алекс!
        Он подарил ей долгий, страстный поцелуй и в следующее мгновение овладел ею и повел в мир блаженства, глубже и глубже…


        Джессика, уютно свернувшись возле него, сладко спала. Алекс старался не двигаться, чтобы не потревожить ее.
        После того как они занимались любовью прямо на кухне, он перенес ее в спальню, где их ждала бурная ночь, во время которой они со всей силой и страстью, на какие только были способны, ласкали друг друга, забыв обо всем на свете.
        Глядя на Джессику, Алекс вспоминал, что и весь сегодняшний день они не вылезали из постели, пока не утомились настолько, что снова задремали. Алекс подумывал о том, что можно бы и продолжить праздник любви, но у Джессики на вечер, кажется, были какие-то планы. Нежно разбудив ее поцелуем, он спросил:
        - Вроде бы ты говорила на днях, что сегодня за обедом встречаешься с родителями?
        В течение секунды выражение ее лица оставалось мягким и чувственным, но, когда до нее дошел смысл его слов, она расстроенно воскликнула:
        - Проклятье!
        Вскочив на ноги так быстро, что чуть не потеряла равновесие, Джессика понеслась в душ, на ходу спросив:
        - Который час?
        Посмотрев на часы и приподнявшись на локтях, чтобы полюбоваться ею, он ответил:
        - Почти семь.
        - Черт! Черт! Черт! Она остановилась в дверном проеме. - Я быстро соберусь, а ты будешь готов через десять минут?
        - Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой? - удивился Алекс.
        - Нет! Я… - Джесс нахмурилась. - Я имела в виду, будешь ли ты готов к тому времени, когда я уеду… Чтобы я могла запереть двери… Хотя у тебя же есть запасной ключ… - Она снова покачала головой. Сомнение и что-то похожее на ужас появилось на ее лице. - Нет, наверное, лучше, чтобы ты ушел вместе со мной.
        Алексу стало очевидно - Джесс боится, что ее родители столкнутся с ним.
        Он и сам не хотел встречаться с Самнерсами, так что же его тогда разозлило? Конечно, поведение Джессики.
        Когда она вышла из ванной, он уже спустился в кухню и сидел на стуле, зашнуровывая ботинки.
        - Ты не видел мое ожерелье? Жемчуг? - спросила она.
        На ней было прямое платье, чуть ниже колен, темное. На плечи наброшен шарф цвета сливок. Волосы гладко уложены, легкий макияж нанесен аккуратно и безупречно.
        Из горячей сексуальной женщины Джессика вновь превратилась в ледяную принцессу. И на это ей потребовалось чуть меньше десяти минут. За такое определенно должны награждать.
        - На кофейном столике, - ответил он.
        - Спасибо.
        К тому времени, как она надела ожерелье и взяла сумочку, он уже подошел к входной двери.
        - Алекс, подожди.
        Он остановился и, бормоча себе под нос проклятия, ждал, пока она подойдет.
        - Когда я увижу тебя снова? - спросила Джесс.
        - Я вернусь утром, чтобы закончить стену и очистить пространство для ремонта. После этого прервусь дня на два - надо подождать, пока все подсохнет, - а потом продолжу.
        - Это не то, что я подразумевала. Когда мы встретимся?
        - То, что случилось, было ошибкой, и мы оба это понимаем.
        Джессика вздрогнула, будто ее ударили:
        - Ошибка - то, о чем ты говоришь.
        Не намереваясь продолжать разговор, Алекс отвернулся.
        Джесс схватила его за руку.
        - Я не думаю, что это правильно, - сказала она. - Мы оба так не думаем.
        Против своего желания он заговорил более мягко:
        - Перестань, Джесс! Ты же опаздываешь на обед.
        Как ни старался, он не смог скрыть горечь, когда произносил это.
        - Обед с моими родителями? Так вот в чем дело, да?
        Теперь, когда он и так уже проговорился, Алекс решил не останавливаться:
        - Конечно, нет, дело не в этом. Ты едешь на встречу со своими родителями. Прекрасно. Но главное они не должны ничего узнать обо мне. И я это понимаю.
        - Ты и правда так думаешь? Считаешь, я стыжусь тебя? - Не давая ему возможности ответить, Джессика приблизилась и провела ладонями по его щекам. - Не тебя я стыжусь, а их. Понимаешь?
        - Родителей? - Здорово! Он и не представлял, что можно так нагло врать. - Сенатора и его жену? Право, Джессика, это уже перебор!
        - Ты их не знаешь, Алекс…
        - Не трать время на объяснения.
        - Нет, черт побери! Ты выслушаешь меня!
        Он остановился как вкопанный и удивленно уставился на Джесс. Она побледнела, а нижняя губа ее нервно подрагивала.
        - Я серьезно, Алекс. Мои родители могут быть… как бы это помягче сказать… очень грубыми. И они не нравились никому из моих друзей. А учитывая твои отношения с судьей Самнерсом в прошлом… Мой отец судит о людях только по тому, сколько денег они зарабатывают. Мама полностью согласна с ним. Поверь, это их я стыжусь, а не тебя!
        В ее глазах была мольба. И Алекс почти поверил, потому что для него не существовало в жизни большего блаженства, чем быть рядом с ней и вместе с ней. В то же время он боялся доверять Джессике - ведь она была из другого мира, недоступного ему, который жил по своим неписаным законам. И среди них наверняка числился закон, оправдывающий ложь.



        Глава тринадцатая

        - Дорогая, может быть, тебе купить цветные линзы? Сейчас синие глаза выглядят банально.
        Замечание номер двадцать три. И это меньше чем за тридцать минут! Среди прочего мама уже успела раскритиковать ее платье, туфли, прическу, помаду, сумочку, украшения…
        Джессика молча выслушивала все, не пытаясь перечить или отстаивать свою правоту. Но когда разговор дошел до того, что она до сих пор не замужем, нервы начали сдавать. Все, чего ей хотелось, - это покрепче зажать уши и ничего не слышать. И глаза закрыть. Чтобы для полного счастья еще и ничего не видеть.
        Когда же к беседе подключился отец, Джессика готова была взвыть. С тех пор как мистер Самнерс стал сенатором, всякий раз, разговаривая с ним, она чувствовала себя словно на официальном собеседовании. Плюс состоял только в одном - работа занимала у него много времени, так что они не часто встречались.
        В общем, обед прошел как обычно, и Джессика думала только об одном: поскорее распрощаться с родителями и снова увидеться с Алексом.


        Джессика несколько минут постояла около дверей дома Алекса, прежде чем позвонить. Дверь открыли не сразу. На пороге стояла женщина средних лет.
        Женщина задала вопрос по-испански, и Джессика не поняла ее.
        - Привет. - Она с трудом вспомнила испанское слово.
        - Вы должны видеть здесь Алехандро? - на ломаном английском спросила женщина.
        Какого еще Алехандро? - не поняла Джессика, но тут же, сообразила, что Алехандро, должно быть, и есть Алекс. И кивнула.
        - Входить, - пригласила ее женщина.
        Наверное, это мать Алекса, догадалась Джессика. И она тут же сравнила ее со своей матерью, которая никогда не встречала гостей сама, а поджидала, нарядно одетая, в белой гостиной, с дежурной улыбкой на губах.
        Женщина проводила Джессику в кухню. Там было полно людей. Сестры Алекса, кузины и другие гости, чьи имена и за полгода сложно запомнить.
        Джессику усадили за стол, дали понянчиться с чьим-то ребенком, иначе говоря, приняли как давнюю знакомую.
        Но она понимала, что Алекс, увидев ее здесь, вряд ли будет счастлив.
        Алекс появился в окружении мальчишек, которые тут же начали носиться по кухне.
        Джессика передала ребенка матери и встала.
        - Извини, что я тебя побеспокоила… - Она едва справлялась с волнением.
        - Ничего страшного, - вяло улыбнулся он и жестом пригласил ее в комнату, где они могли бы поговорить.
        - У тебя тут что-то вроде вечеринки…
        Он кивнул, ей показалось, что ему не очень хочется с ней разговаривать, но он таки объяснил:
        - У моей племянницы Миранды сегодня день рождения. Девять лет.
        Семейный праздник. Конечно, девушек для развлечения на такие торжества не приглашают. Но она тоже не пожелала видеть его рядом со своими родителями. Так что они квиты.
        - Я заехала на секунду. Есть одна новость.
        - Новость?
        - Да. О здании суда.
        Она вынула из сумочки два билета, которые передала ей мать.
        - Это приглашения на вечер, где будут все, кто мог бы помочь тебе получить заказ.
        - И?
        - Если ты пойдешь - получишь шанс пообщаться с этими людьми.
        Он продолжал безучастно смотреть на нее.
        - Ты же знаешь, что у меня нет никаких шансов.
        - Почему? Кто-то должен получить заказ, почему не ты?
        - Поскольку в этом проклятом городе…
        - Но ты можешь доказать всем, насколько ты изменился…
        Алекс внимательно посмотрел на нее:
        - Ты действительно считаешь, что вечер в высшем обществе может что-то изменить?
        - Несомненно. Не все такие злопамятные, как миссис Хиггинс. Там будут и бизнесмены, которых интересует не твое прошлое, а твои умение и опыт.
        - Ладно, но я пойду один.
        - Если я не приду, все решат, что мы действительно встречаемся лишь тайно и стыдимся появляться на людях вместе. А так они поймут, что я ценю тебя как отличного мастера и хочу дать тебе рекомендацию.
        - Ладно, я подумаю, - сказал наконец Алекс.
        - О чем ты хотеть думать?



        Глава четырнадцатая

        Джессика обернулась и увидела в дверном проеме мать Алекса, вытирающую руки полотенцем. Она никогда не видела свою мать с полотенцем в руках, не говоря уже о том, чтобы та вытирала руки в присутствии гостя. Теперь и к Джессике медленно начинало приходить понимание того, насколько различны миры, в которых живут она и Алекс.
        Интуитивно Джесс почувствовала в этой женщине потенциального союзника. Показав ей билеты, она сказала:
        - Я пытаюсь убедить Алекса посетить один очень важный для него вечер. А он не хочет идти, хотя это здорово помогло бы его бизнесу.
        Мать Алекса удивленно сдвинула брови, не совсем понимая, о чем идет речь, и тогда Алекс пересказал ей все по-испански.
        - Много потенциальных клиентов и влиятельных людей будет там, - продолжала объяснять Джессика.
        Мать Алекса продолжала хмуриться - либо она не поняла ее слова, либо само предложение ей сильно не понравилось.
        Джессика заволновалась.
        - Я просто хотела сказать… - начала она, но Алекс перебил ее, снова заговорив по-испански.
        - Ах, - кивнула женщина и с улыбкой обратилась к Джессике: - Иногда мой английский… не очень хороший…
        - О нет, госпожа Морено, - автоматически возразила Джессика, приученная к вежливо-лживому этикету, - все превосходно!
        Мать Алекса просияла:
        - Пожалуйста, называйте меня Розой.
        И она повлекла Джессику с собой на кухню.
        - Алехандро всегда говорит, чтобы мне не волноваться. А как я могу не волноваться? - Не давая Джессике возможности ответить, Роза продолжала: - Он оплатить билеты, чтобы мы приехали отмечать день рождения Миранды. Вы останетесь с нами на ужин? Я готовлю еду. Вы можете помочь.
        Роза по-свойски нашла девушке работу на кухне.
        Но даже в такой миролюбивой обстановке чувствовалось, что всем присутствующим интересно, кто такая Джессика и, главное, кто она для Алекса.
        Однако тот ничего не объяснял.
        А у Джессики спрашивать не решались.
        Тем более что Алекс, скрестив руки на груди и нахмурившись, стоял в дверном проеме, наблюдая за девушкой. И даже когда он ушел, она еще долго ощущала его осуждение.


        То, что Джесс оказалась на семейном празднике, Алекса совсем не радовало.
        И его сильно волновало, что его семья абсолютно не похожа на семью Джессики. Нет, он не стыдился своих родных, но разница в социальном положении пугала.
        Он не мог не думать о том, сколько великосветских вечеринок посетила Джессика за последнее время и как убого по сравнению с этими приемами будет выглядеть семейный день рождения, организованный на заднем дворе его дома.
        Алекс ждал, что она вот-вот извинится, найдет какую-нибудь отговорку и исчезнет, но ожидания его были напрасны. Джессика уходить не собиралась.
        И ее поведение, и она сама - все сводило его с ума.
        Мало того - на ней был тот самый свитер. Алекс не забыл ее игривых рассуждений по поводу того, стоит ли надевать под него нижнее белье, и теперь гадал, есть у нее что-нибудь под одеждой или нет.
        К тому времени, когда Роза Морено позвала всех к столу, Алекс решил, что вот сейчас-то Джессика точно засобирается домой, но опять обманулся в своих ожиданиях.
        Роза показала девушке, куда присесть.
        - Не надо так волноваться, - сказал ей Томас, приблизившись. - Видишь ли, я здесь тоже человек новый, но спокоен.
        Потом он подошел к Алексу и хлопнул его по плечу:
        - Ну, а ты чего так волнуешься? Очнись. Все прекрасно.
        - Ага, тебе легко говорить. Ведь не твоя знакомая на твоем семейном празднике собирается пить домашнее пиво вместе с твоими родственниками.
        - Ну, - развел руками Томас, - домашнее пиво еще никого не убивало. - Но, посмотрев на Джессику, которая, сделав первый глоток, побледнела и только спустя несколько секунд очаровательно улыбнулась, добавил: - Хотя, наверное, это не то, к чему она привыкла.
        - Вот именно, - подтвердил Алекс.
        - Да ладно. - Томас улыбнулся. - Ей все нравится, она наслаждается происходящим.
        - Да что ты, в самом деле! - чуть было не вспылил Алекс. - Посмотри вокруг! Это место - забытая богом дыра. А она - дочь сенатора! И ты думаешь, что ей нравится?
        - Да, думаю, нравится. А тебе - нет.
        Маленькая девочка забралась на колени Джессики и, удобно устроившись, начала грызть лепешку, пуская слюни.
        Джесс явно не умела обращаться с детьми, но бережно придерживала ребенка, умиляясь происходящим.
        Через несколько минут она уже играла с малышкой, и та счастливо смеялась.
        Наблюдая за происходящим, Алекс почувствовал нечто, очень напоминающее любовь. Не то юношеское, спонтанное чувство, которое он испытывал к Джессике раньше, но что-то более глубокое и сложное.
        И его настроение изменилось в одну секунду. Он теперь был доволен тем, что она приехала и осталась на праздник.
        И даже больше - он хотел, чтобы она была здесь не только сегодня. Но и всегда.
        Он хотел бы вот так же стоять, прислонившись к дереву, и наблюдать, как она играет с их ребенком.
        В этот момент Алекс понял, насколько ошибался в своих чувствах к ней, введя в заблуждение и себя, и ее. Его охватила не просто страсть, не только безумное влечение.
        Это была настоящая любовь.
        И осознание сего сильно испугало его.
        - Пока все идет прекрасно. - Около Алекса снова появился Томас с большим стаканом пива.
        - Вот именно, что пока, - пессимистично отозвался Морено.
        - Скажи-ка мне, приятель, - продолжал болтать Томас, - что тебя беспокоит больше? Опасаешься, что она не сможет ужиться с твоей семьей или что сможет?
        Алекс с нескрываемой злостью уставился на напарника:
        - Тебе больше нечем заняться, кроме как злить меня?
        Смех Томаса попортил и без того до предела напряженные нервы Алекса.
        - Нет, мне предстоит еще одно дело, не такое веселое, правда. Я обещал детям поиграть с ними в баскетбол после ужина. Но пока я свободен.
        - Молча еду пережевывать вот что нужно делать во время ужина, - посоветовал Алекс.
        Томас, пожав плечами, отправился к столу. Алекс не собирался играть в баскетбол вместе со всеми. Ему было совсем не до того. Он не мог глаз отвести от Джессики. Да и не хотел.
        Раньше Алекс считал, что у них нет будущего, не может быть ничего вне спальни.
        Но вот она провела несколько часов в кругу его семьи, и все складывалось просто замечательно.
        Более того, Джессика, казалось, наслаждалась происходящим.
        Ей нравилось здесь, и это совсем не походило на поведение женщины, которой нужен мужчина на одну ночь как подтверждение ее дерзости.
        До сегодняшнего вечера Алекс был уверен, что Джессика ни за что не захочет общаться с людьми его круга, но ее поведение говорило о том, что ей нравился он, нравились его родственники и нравились долгосрочные отношения.
        Но вдруг он ошибается? Неужели она просто искусно притворяется, ведь в ней течет кровь политика и стратега…


        - Но вы же знаете Алекса, заявила одна из его сестер, когда Джессика рассказала о своем предложении посетить вечер, где будет много влиятельных людей. В этом «Вы же знаете…» заключались и вопрос, и маленькая шпилька, и повод серьезно задуматься - а знает ли она Алекса?
        Застолье шло весело и непредсказуемо. В ее доме таких праздников никогда не было - все юбилеи и даты являлись чопорными, строго продуманными и спланированными мероприятиями, напрочь лишенными неожиданностей, безудержного смеха и всего, что могло бы выйти за рамки этикета.
        И еще Джессику смущало, что у нее не было подарка для Миранды.
        Особенно ей стало неловко, когда девочка подошла к ней с толстенной книгой, которую прижимала к груди.
        Протянув книгу Джессике, Миранда сказала:
        - Это подарок от дяди Алехандро. Он сказал, что это подарок и от тебя тоже. Но я думаю, он соврал.
        Джессика вздрогнула.
        - Да, ты хорошо знаешь своего дядю. - Внезапно ее осенило, и она быстро сняла ожерелье с шеи. - На самом деле у меня есть подарок, я его просто еще не отдала тебе. - И Джесс протянула девочке нитку жемчуга.
        В течение нескольких секунд Миранда лишь смотрела на украшение, не смея взять его. Наконец она отложила книгу в сторону и протянула ручонку к жемчугу.
        - Как красиво. Это правда мне?
        Джессика кивнула:
        - Конечно. Давай я помогу тебе надеть его.
        Надев ожерелье на тоненькую шейку, Джессика почувствовала прилив нежности к девочке и всей ее семье. Так же было, когда она играла с малышкой.
        Джесс огляделась в поисках Алекса. И увидела, что он следит за ней. Чем, собственно, и занимался сегодня весь вечер.
        На мгновение забылось все: и то, что он не хотел видеть ее здесь, и то, что не хотел знакомить с родственниками. Остался только его взгляд.
        Встряхнув головой, Джессика повернулась к Миранде. Но девочки уже не было рядом - она неслась к своему дедушке. Отец Алекса был невысок, двигался медленно и осторожно. Сразу видно, что этот человек прожил нелегкую жизнь.
        - Дедушка! - кричала Миранда. - Посмотри, что мне подарила Джессика!
        - Сейчас будет торт, - предупредил дед, и довольная девочка убежала. Мистер Морено придвинул стул и присел рядом с Джесс.
        Джессика испугалась. Она совершенно не знала испанского, а отец Алекса - кажется, его звали Джо - очень плохо говорил по-английски. Кроме того, девушка не представляла, о чем может пойти речь.
        Он широко улыбнулся, она улыбнулась в ответ. Запинаясь, мистер Морено начал по-английски:
        - Мой мальчик, Алехандро… Он - хороший мальчик.
        Джессика автоматически начала искать Алекса.
        Заиграла музыка, и все пустились танцевать. Алекс тоже танцевал с одной из маленьких девочек, держа ее на руках.
        Это было завораживающее зрелище. Джессика залюбовалась.
        Хороший мальчик? О, он намного лучше, чем просто хороший мальчик.
        Его отцу она сказала:
        - Да, хороший…
        Он кивнул, по-видимому довольный лаконичным ответом.
        - Я хочу, чтобы у Алекса… - Он замолчал, видимо подбирая нужные слова, - все сделалось хорошо.
        Она кивнула.
        Тогда глава семейства пристально посмотрел на нее:
        - Вы поможете.
        - Да, - подтвердила Джесс. - Я помогу.
        По крайней мере она намеревалась попытаться.
        Если только он ей позволит.
        Посмотрев на старшего Морено, она заметила, что тот хитро улыбается. Он встал, протянул ей руку и пригласил на танец. Но они не долго танцевали вместе. Она быстро была передана в руки Томаса. А Томас, прокружившись с ней по площадке, передал ее Алексу.
        У нее перехватило дыхание, когда она почувствовала, как сильные руки обняли ее.
        Они не общались друг с другом весь вечер и сейчас тоже не были наедине, но танец создавал ощущение близости, единения и изолированности от остального мира.
        Его рука скользнула под ее свитер, и он понял, что под свитером действительно больше ничего нет.
        А Джессике его прикосновения казались самой естественной вещью на свете.
        Алекс обнял ее крепче.
        - Я видел, ты подарила Миранде свое ожерелье, - прошептал он ей на ухо, обжигая ее щеку своим дыханием. - Не обязательно было это делать.
        Она пристально посмотрела на него, прежде чем ответить:
        - У меня с собой больше ничего не было. А ведь у нее день рождения, и она ждала подарка.
        Он долго молчал, потом кивнул:
        - Я скажу ее матери, что ожерелье дорогое. Пусть она проследит, чтобы Миранда надевала его только в особых случаях.
        У нее едва не сорвалось с языка: «Не беспокойся, пусть девочка наслаждается украшением…» Но это было мнение богачки, приученной к дорогим вещам и подаркам. А для семьи Алекса такое ожерелье, должно быть, очень ценно.
        Джессика мудро решила промолчать.
        Одна мелодия перешла в другую, затем в следующую… Танцевать, не говоря ни слова, дальше было не очень удобно, и Джессика пробормотала:
        - Алекс, сегодняшний вечер получился чудесным. Твоя семья… - Она замолчала, пытаясь подобрать слова, но не знала, как выразить то, что она чувствует.
        - Сумасшедшая? - попытался подсказать Алекс. - Шумная? Огромная?
        Джессика звонко рассмеялась:
        - Нет, хорошая. Даже больше. Замечательная.
        Его мать ласкова и добродушна. Его братья и сестры были веселы и добры к Джесс. А его отец несколькими словами на ломаном английском выразил столько эмоций, сколько ее папенька не выдал бы за всю свою жизнь…
        Жаль, если она не сможет еще раз побывать здесь. Ей очень хотелось снова встретиться с семьей Морено.


        - Куда ты исчезла?
        Джессика обернулась с виноватым видом.
        Алекс стоял, освещенный лунным светом, на дороге возле дома, где она припарковала машину.
        Она жестом указала на автомобиль:
        - Думаю, мне пора.
        - И в твои планы не входит попрощаться?
        - Я не стала отвлекать тебя от общения с твоими гостями, - пожала она плечами.
        Джесс не хотела привлекать к себе внимание. Кроме того, никто, тем более Алекс, не должен заметить, как одиноко ей вдруг стало.
        Джессике неожиданно показалось, что все это иллюзия, замок на песке. Ее одурманило дружелюбие людей, и очень хотелось верить, что ей здесь действительно рады. Но все же она оставалась чужой для них.
        - Передай своей маме благодарность за такой великолепный прием, - медленно произнесла она, слабо улыбнувшись, и побрела к машине.
        Алекс следовал за нею, гравий шуршал под его ногами.
        - Вернись и скажи ей об этом сама.
        - Нет, не стоит, я и так уже достаточно злоупотребила здешним гостеприимством.
        - Ты не права.
        - Почему ты предлагаешь мне остаться? Ты же был против этого.
        Он, отвернувшись, задумчиво потер лоб:
        - Я такого никогда не говорил.
        - Слова здесь не обязательны. Ты ведь не хотел, чтобы я познакомилась с твоей семьей, разве не так?
        Он взял ее за руку и притянул к себе:
        - Дело не в том, что я не желал знакомить тебя со своими, просто они…
        - Сумасшедшие? Шумные? Но на самом деле они чудесные! Я никогда так хорошо не отдыхала, - призналась Джессика.
        Алекс издал смешок, в котором чувствовался привкус горечи.
        - Хочешь плохие новости? Теперь тебе придется часто так хорошо отдыхать, - сообщил он. - Мама уверена, что мы встречаемся, и будет звонить тебе, приглашать. Она прожужжит мне все уши, если ты пропустишь какую-нибудь семейную вечеринку.
        Но Джессика решила сменить тему разговора:
        - Так ты что-нибудь решил насчет приема?
        - Нет.
        - Тебе стоит пойти. Это, конечно, риск. Пан или пропал…
        - Об этом можно не напоминать, - резко ответил он.
        У нее появилось ощущение, что он скорее притворяется раздраженным.
        - Я только хотела сказать…
        - Я знаю, что ты хотела сказать.
        - Алекс, твоя семья гордится тобой. Они мечтают, чтобы у тебя все было хорошо.
        Может, он и разозлился, но на улице было темно, и Джесс едва видела его лицо. И прежде чем она успела что-нибудь спросить, Алекс прижал ее к автомобилю и склонился над ней. Где-то вдалеке слышалась испанская речь. Где-то высоко светила луна.
        - В первый раз за этот вечер мы остались наедине. - Одной рукой Алекс откинул волосы с ее лица, другой поглаживал ее спину.
        - Нас увидят, - слабо запротестовала Джессика, но даже себя не убедила - не то что Алекса.
        Тогда она перешла к более решительным действиям и, выставив вперед руки, уперлась в его грудь.
        - Не увидят, - откликнулся Алекс. - Темно же.
        Он легко поцеловал ее в губы, едва коснулся, будто дразня.
        - Никто не увидит нас, - повторил он, - никто не знает, что мы здесь.
        Джессика огляделась. Алекс был прав. К тому же их укрывали от посторонних взглядов плотные заросли деревьев и кустарника.
        Иллюзии одиночества было достаточно.
        Алекс посадил ее на капот машины, и она обхватила его ногами.
        Отчасти Джесс понимала, что это рискованно. В любую минуту мог кто-нибудь появиться. Но потом она перестала бояться. Все, что ее волновало, - это желание ощущать его прикосновения и ласки, слышать его заверения в том, что он жаждет ее любви.
        Алекс сорвал с ее губ горячий и нетерпеливый поцелуй.
        Весь вечер она была в его доме, но не с ним, не рядом.
        И как бы опасно это ни было, Джесс хотела его прямо сейчас.
        Почти не понимая, что делает, она подтянула юбку повыше. С ее губ сорвался стон, когда она почувствовала, что он так же возбужден, как и она.
        - Ах, Джесс… - пробормотал Алекс ей в ухо.
        Его рука медленно двигалась вверх по ее бедру. Джессика задыхалась. Ее тело трепетало от тепла его губ и рук, а остальное просто перестало существовать. Исчезли все звуки и краски.
        Ее стоны он заглушил поцелуями…



        Глава пятнадцатая

        Отлично! Она же хотела стать дерзкой! А занятия любовью с парнем почти на глазах его семьи должны стоять в верхних строчках рейтинга неисправимо дерзких.
        Джессика поправила юбку и начала укладывать волосы, но поняла, что все заколки валяются сейчас на земле и вряд ли их можно найти.
        Мысли смешались, она не знала, как себя вести и что делать.
        Алекс же оставался совершенно спокоен. Он приподнял ее подбородок, заставляя смотреть ему в глаза:
        - Джессика, почему бы тебе не остаться и не провести со мной остаток вечера?
        После того, что только что произошло? Это невозможно! Она таяла под его пристальным взглядом и была не в силах общаться сейчас с его родителями и другими родственниками.
        - Нет, спасибо, - запротестовала Джесс, - будет лучше, если я поеду домой.
        Алекс не стал ее уговаривать, хотя она и надеялась на это.
        - Ну, ладно, если ты так хочешь…
        Когда она села за руль, он обнял ее за плечи.
        - Джесс, я… - Он замолчал, с сожалением покачал головой, а потом сказал: - Увидимся завтра.
        - А вечер?..
        - Не волнуйся, - вздохнул Алекс. - Я буду там.
        После этого он быстро поцеловал Джесс и помог ей закрыть дверцу.
        Скрестив руки на груди, Морено молча стоял на обочине, следя за тем, как она уезжает.
        По дороге домой Джессика размышляла о том, как много недосказанного оставалось между ней и Алексом. И какие они разные.
        Сегодня это отчетливо проявилось.
        Они говорят на разных языках. И дело не в английском и испанском. Это ерунда по сравнению с тем, насколько различны их образ жизни, мышление…
        Все это напугало Джессику.
        Она вздрогнула, представив, как ее мать скривит губы, узнав об Алексе и его семье, как откажется встречаться с ними или согласится познакомиться, но обязательно в ресторане. И как неуютно все будут себя там чувствовать.
        Нет, их семьям никогда не встретиться, не познакомиться и уж тем более не подружиться…
        Чего доброго, Джесс еще посадят под домашний арест, а Алекса опять вышлют из города.
        Нет, как Джессика ни пыталась, она не могла представить Алекса в своем кругу, а себя в его…


        - Позволь, я уточню, - попросила Матти, - за те три недели, что меня не было в городе, ты забросила карьеру, разрушила свою кухню и кувыркалась в постели с Алексом Морено.
        Уютно устроившись на диване, Матти внимательно следила за Джессикой. А Джесс рассматривала похорошевшую невестку: отдых пошел той на пользу, ее каштановые волосы от солнца приобрели платиновый оттенок, кожа была загорелой.
        Она никогда не выглядела лучше. Но дело не только в загаре - такие изменения привносит во внешний вид женщины любовь.
        Вздохнув, Джессика сказала:
        - Я не забросила карьеру, просто перестала думать о работе днями и ночами, и никто от этого ничего не потерял.
        Матти раздраженно заметила:
        - Не стоило мне уезжать.
        - Эй, - защищалась Джессика, - меня не было всего девять недель, а когда я вернулась, ты и мой брат уже готовились к свадьбе!
        - Это другое, - возразила Матти. - У нас было прошлое.
        - Хорошо, у нас с Алексом тоже есть прошлое.
        - Да-да, ты влюбилась в него без памяти, когда училась в школе, - отмахнулась Матти.
        - Но это не все, - заявила Джессика.
        Матти нахмурилась и с подозрением спросила:
        - А что еще между вами было?
        Джессика выложила историю как Алекс ее спас, и то, как они переписывались. Закончив, она пытливо посмотрела на невестку, пытаясь понять, о чем та думает. Но лицо Матти оставалось непроницаемым.
        Наконец она огорченно спросила:
        - Почему ты мне раньше об этом не рассказывала?
        Джессика пожала плечами.
        - Так, значит, вы действительно были влюблены друг в друга? - решила уточнить Матти.
        - Я плохо знала его в то время. В записках Алекс был другим. Более сильным, более чувственным, романтичным. Но потом он перестал мне писать. Даже тогда я не интересовала его настолько сильно…
        - Джесс…
        Но Джессике не хотелось больше говорить на эту тему.
        - Мы же собрались подобрать платье для вечера. Пойдем?
        Матти проследовала за ней в гардеробную, но не наряды интересовали ее.
        - Ладно, вы переписывались, но это нельзя считать отношениями или прошлым, которое вас связывает, разве нет?
        - Это не отношения.
        - Тогда что? - Матти явно была встревожена. Обычно Джессике нравилось, когда о ней беспокоятся, но сегодня это окончательно расстроило ее и без того расшатанные нервы.
        - Просто секс, и все! - бросила она.
        - Джессика…
        - Думаешь, я не знаю, что делаю? У меня нет совершенно никаких иллюзий, я все понимаю. Наши отношения - только секс, и ничего больше. И я согласна на это.
        В комнату ворвалась Патрисия:
        - Надеюсь, я не пропустила самое интересное? Платье уже выбрали?
        - Пытаемся, - пробормотала Джессика и покосилась на Матти, взглядом умоляя сменить тему. Но невестка намеков никогда не понимала.
        - Я просто волнуюсь за тебя, - печально заключила она.
        Патрисия насторожилась:
        - Волнуешься? Почему? Что случилось? Джессика решила с кем-то встречаться?
        - Да, - простонала Джессика, закатив глаза.
        - Нет, - одновременно с ней ответила Матти. - Я волнуюсь именно потому, что она ни с кем не встречается, а только проводит время в постели. И я не уверена, что ее в этих так называемых отношениях интересует только секс.
        - Но…
        Невестка перебила Джессику, не дав ей произнести ни слова в свое оправдание:
        - О, я знаю, что ты хочешь сказать. Ты все для себя решила, считаешь это правильным и собираешься продолжать в том же духе. Но ты не понимаешь, как все это несерьезно и опасно!
        - Слышу слова опытного человека! - провозгласила Патрисия.
        - Да, встречаясь с мужчиной и тем более состоя с ним в интимной связи, нужно думать о будущем, все планировать и рассчитывать.
        - Ты сама так делала? - решила уточнить Патрисия.
        - Конечно, и в итоге я вышла замуж и живу счастливо.
        - Но я не собираюсь замуж, - вспылила Джессика, - и не люблю Алекса. Даже не собираюсь в него влюбляться. Я только хочу стать дерзкой и следовать правилам, предписанным журналом.
        Матти взмахнула руками в раздражении:
        - Даже не вспоминай об этом идиотском списке!
        - Да ладно, что тебе в нем не нравится? - усмехнулась Патрисия.
        - Этот самое глупое, что…
        Прежде чем Матти и Патрисия начали полномасштабный спор, Джессика перебила их:
        - Послушай, Матти, ты считаешь список глупым. И продолжай так думать. Я не буду тебя переубеждать. Но у меня другое мнение. - Она нервно заломила руки. - Журнал заставил меня пересмотреть свои взгляды на жизнь. И это очень хорошо. Я смогла сделать то, на что раньше не решалась.
        Матти нахмурилась еще больше:
        - Ладно, ты считаешь, что советы тебе помогли. Замечательно. Но, может быть, пора и остановиться?
        - В общем-то, нет…
        Матти побелела:
        - Только не говори, что собираешься сделать татуировку в соответствии с правилом номер три. Боже мой!
        - Да нет, успокойся. Ты же знаешь, что я не переношу боль.
        Патрисия просияла:
        - Вот почему я вместо тату нанесла рисунок.
        - Рисунок? - ужаснулась Матти.
        - Ну да. Он смывается со временем.
        - Рисунок делают хной, индийский способ раскрашивать тело, - пояснила Джессика.
        - Да, и это очень сексуально, - подмигнула Патрисия.
        - Ох уж этот список! - возмутилась Матти.
        Джессике хотелось закончить препирательства, и не из-за того, что ей надоело обсуждение списка. Ее заявления по поводу Алекса были не совсем честны. Она пыталась себя и других убедить в том, что он появился в ее жизни только для забавы. Но на самом деле ей казалось, что она… безнадежно в него влюблена.
        Пока подруги копались в ее одежде, она как молитву повторяла про себя:

«Я не люблю Алекса Морено.
        Мне безразличен Алекс Морено.
        Мне нет никакого дела до Алекса Морено.
        Это просто секс.
        Никаких чувств.
        Я не люблю Алекса Морено…»
        Когда платье и туфли были выбраны, Джессика уже раз пятьсот произнесла эти слова.



        Глава шестнадцатая

        Алекс никогда прежде не носил смокинг, искренне считая его неудобным. Он чувствовал себя неловко во взятой напрокат одежде. Туфли непривычно жали. Воротничок рубашки сдавливал горло, мешая дышать полной грудью.
        Но было и кое-что приятное во всем происходящем.
        Например, появление Джессики. Он поджидал ее около дома.
        Она надела длинное вечернее платье. Красное. Спереди оно выглядело относительно скромно, но вот сзади имелся вырез, оголяющий спину почти до талии. К тому же платье было без рукавов и бретелек.
        На ее предплечье Алекс увидел небольшую татуировку. Все, это удар ниже пояса. Но как эротично! Алекс забыл, где он находится и зачем. Хотелось подхватить Джессику на руки, унести в какой-нибудь укромный уголок и предаться греховным утехам.
        Он не мог противостоять искушению и, когда она подошла, провел указательным пальцем по татуировке. Кожа Джесс была невероятно мягкой. Алекс почувствовал, как от его прикосновения ее пронзила дрожь.
        - Ммм, - протянул он, - ты выглядишь сногсшибательно.
        Она посмотрела на него и ласково, и с хитрецой одновременно.
        - Благодарю, - таинственно улыбнулась Джессика.
        Повертев ключи от машины на пальце, она спросила:
        - Хочешь сесть за руль?
        Конечно, он хотел.
        - Давай поедем окольным путем, - предложила Джесс, - мы успеем прокатиться по проселочной дороге вдоль ручья.
        Алекс не стал спорить. Идея оказаться за городом, а не на светском приеме была ему по душе.
        Когда город оказался позади, Алекс прибавил газу. Они ехали по пустынному шоссе, и ему показалось, что всю жизнь он провел в ожидании этого момента - нестись в автомобиле с Джессикой…
        Можно даже представить, что им снова по восемнадцать лет. Они легкомысленны и любят скорость… И еще можно помечтать, что они любят друг друга.
        Около одного живописного местечка Морено притормозил.
        - Зачем мы остановились? - спросила Джессика.
        Алекс, не ответив, вышел из машины. Он помнил это место немного другим.
        - Забавно, - сказал он, - деревья стали как будто бы выше.
        - Я не думала, что мы едем любоваться природой, - игриво улыбнулась Джесс.
        - Здешний вид успокаивает, - объяснил Алекс. - А я немного волнуюсь.
        - Это теперь так называется? Мне казалось, ты слегка возбужден.
        Было бы естественно подойти сейчас к ней и поцеловать.
        Но здравый смысл возобладал - одним поцелуем дело вряд ли ограничится. А потому он сказал:
        - Вечер уже, наверное, начался. Не очень хорошо опаздывать.
        - Да, ты прав. Задержаться здесь сейчас - не самое мудрое решение.
        Сказав это, Джессика повернулась и направилась к автомобилю. Приподняв платье, чтобы не испачкать и не измять его, она забралась на заднее сиденье.
        Но стоило только Алексу представить, что он занимается любовью с Джессикой на заднем сиденье ее машины, как здравый смысл немедленно капитулировал.
        Ему потребовалось несколько секунд, чтобы оказаться рядом с ней.
        Да, у него не было богатства и известности, достойных ее. Но была страсть, которая сводила их обоих с ума.
        Склонившись, он вдохнул аромат ее кожи.
        Она задрожала, прижавшись к нему.
        Тогда он поцеловал ее шею, потом щеку, потом добрался до горячих губ.
        Ловко усадив Джесс к себе на колени, он начал снимать с нее платье, поглаживая бедра.
        - Знаешь, мне казалось, что произносить вслух слово «секс» очень стыдно. И я до недавнего времени никогда этого не делала, - сказала она.
        - Почему?
        - Считала, что это очень грубое слово и обозначает оно что-то грубое.
        - А теперь ты так не считаешь?
        - Теперь нет…
        Он легко прикусил ее губу.
        - Ты называешь секс грубым? Но в этом столько страсти! - Он дразнил ее ласками, она извивалась, крепче прижимаясь к нему.
        На ней не было нижнего белья…
        Это открытие еще больше взбудоражило Алекса. Когда Джессика начала нетерпеливо раздевать его, он прикрыл глаза, наслаждаясь ее ласковыми, страстными прикосновениями. Она застонала, взглядом умоляя Алекса о чем-то.
        - Скажи, чего ты хочешь? - спросил он.
        - Я хочу заниматься с тобой любовью, - едва выговорила она.
        - Нет, Джесс. Занятия любовью - это слишком сладко, это утеха для спален. А ты хочешь горячего и грубого…
        - секса! - простонала Джессика.
        И тогда Алекс исполнил ее желание, но он знал, что лгал - и ей, и себе. Это не был всего лишь секс, но истинная любовь.
        И он не сомневался в этом, ведя ее к пику блаженства.



        Глава семнадцатая

        Алекс стоял с группой мужчин, слушая рассуждения одного из членов муниципалитета, но внимание его было приковано к Джессике.
        У него захватывало дух от того, как она выглядит в красном платье, которое он недавно снимал с нее. Ее волосы были распущены, от великолепной прически не осталось и следа, и он знал, чьих это рук дело. И воспоминания будоражили его, заставляли сердце биться чаще.
        Джессика же беспечно разговаривала то с одним гостем, то с другим. Алекс заметил, что она не просто поддерживает беседу, а действительно слушает людей, внимательна к ним.
        Да и гости тоже удивили его. Он представлял себе, что люди, посещающие такие вечера, сплошь и рядом снобы в шикарных нарядах.
        Но это было не так. Здесь собралось, похоже, полгорода. Самая обычная публика.
        Алекс внимательно пригляделся к присутствующим мужчинам - не все они были богаты или более успешны, чем он.
        Кроме того, он знал: никто не будет любить ее сильнее.
        Неожиданно к нему подошел сенатор, и Алекс понял, почему Джессика не хотела, чтобы он и ее отец встретились.
        Самнерс смотрел на него словно на пустое место. Его надменности с избытком хватило бы на всех собравшихся.
        - Кажется, ты пытаешься клеиться к моей дочери, - сурово заявил он.
        - Да, сэр, - просто ответил Алекс, стараясь не обращать внимания на тон и выражение лица Самнерса.
        - Ну что же, я надеюсь, ты поднабрался ума-разума после нашего последнего свидания в зале суда, - сказал тот все так же строго.
        Глаза сенатора сузились, и в течение нескольких секунд он следил за Алексом.
        - Да, поднабрался, - согласился Морено.
        - Что ж… Я и мать Джессики очень волнуемся за нее, и нам бы не хотелось, чтобы ее кто-нибудь обманул…
        - Джессика очень упряма и осторожна, и я с трудом представляю, чтобы кто-то смог ее обмануть. Это исключено.
        - Может, и так, но все-таки…
        - Позвольте мне сказать, сенатор, дабы сэкономить ваше время. Вы считаете, что у меня недостаточно средств для того, чтобы претендовать на руку и сердце Джессики, что мы из разных миров, и вы хотите, чтобы я держался от нее подальше, не так ли? Я недостоин ее, по-вашему…
        Отец Джессики равнодушно смотрел на него:
        - А ты считаешь, что достоин?
        - Пока нет, но буду. - Алекс не был готов к этому разговору. Он пришел сюда из деловых соображений, а не для решения личных проблем, но отступать было некуда. - Я не богат и не могу обеспечить ей роскошную жизнь. Но я люблю Джесс так, как никто другой ее никогда не будет любить. И думаю, что и она меня любит.
        - С каких пор ты уверен в этом?
        - Как минимум с того момента, как мы вошли в это здание.
        - Ну что ж, - нахмурился сенатор, - а теперь я кое-что скажу тебе. Если ты всерьез считаешь, что можешь сделать мою дочь счастливой, я должен предупредить тебя: Джессика действительно очень, упрямый и осторожный человек и доказывать свою любовь тебе придется не мне, а ей.


        Джессика внимательно огляделась, ища Алекса. Он стоял и разговаривал с ее отцом. Они казались спокойными. Может быть, она зря за него переживала?
        Алекс отлично вписывался в здешнюю атмосферу и был невероятно красив. Никому бы и в голову не пришло, что он волновался и боялся идти сюда…
        И скорее всего, сделал он это не из-за своей карьеры, а из-за того, что она попросила его прийти.
        Сзади к Джессике подошла мать.
        - Так, значит, ты действительно влюблена в него? - спросила она.
        - Не знаю, - честно призналась Джесс, - я не планировала влюбляться.
        О том, что она планировала, рассказывать маме было как-то неловко.
        Миссис Самнерс вздохнула:
        - Ладно.
        - Извини, если это расстроило тебя.
        - Послушай, Джессика, я желаю тебе только добра. Но я не могу представить тебя счастливой с кем-то вроде Алекса Морено. Никогда не могла. Ни раньше, ни сейчас.
        - Раньше? Что ты имеешь в виду, мама?
        - Я про ту историю в школе…
        - Ничего не понимаю.
        - Дорогая, наш город очень маленький, и утаить что-либо невозможно. Нам все было известно о вас и о ваших записках.
        - Как вы узнали? - Джессика никому не рассказывала об их школьной переписке, и Матти услышала об этом только сегодня.
        - Горничная нашла их у тебя в комнате и принесла мне.
        - И из-за этих несчастных записок вы решили, что мы с Алексом встречаемся? Да мы разговаривали с ним всего несколько раз. А записки подкладывали друг другу в шкафчики, да и то он очень быстро перестал отвечать мне. Ох, мама!
        - Значит, вы не встречались тайно?
        - Нет!
        Мать Джессики выглядела искренне удивленной:
        - Ладно, в общем, когда Алекс и Альберт Хиггинс подрались… папа предложил Морено покинуть город.
        - Папа предложил Алексу уехать, потому что думал, будто мы с ним встречаемся, так? - требовательно спросила Джессика.
        Мать ответила строго, в ее голосе слышалось негодование:
        - Твой отец сделал все, чтобы защитить тебя.
        - От чего защитить? Между мной и Алексом ничего не было!
        - Он этого не знал.
        - Можно было спросить у меня, - зло заметила Джесс. - Нельзя так поступать с людьми!
        - Ну, мы действительно переживали за тебя. Влюбленность в юном возрасте влечет за собой непредсказуемые поступки. Мы боялись, как бы ты не наделала глупостей…
        Миссис Самнерс удалилась, оставив дочь наедине с ее мыслями.
        А Джессика увидела, что Алекс, закончив разговор с сенатором, пробирается к ней сквозь толпу гостей, держа в руке бокал с вином. Но она не стала его дожидаться, а направилась прямиком к брату, надеясь, что именно Мартин сможет помочь Алексу получить заказ на ремонт здания суда.
        - Привет, - улыбнулся Мартин, - хочешь, угадаю, что ты скажешь? Я отлично тебя знаю, сестренка. Ты попросишь меня посодействовать Алексу.
        - Откуда ты знаешь?
        - О, я смутил тебя, - расхохотался Мартин. - Алекс первоклассный мастер. На его счету несколько прекрасно выполненных заказов. Я поговорю с ним сам по поводу этой работы, хорошо?
        Джессика покорно кивнула, улыбнувшись.



        Глава восемнадцатая

        По дороге домой Джессика почти все время молча смотрела в окно.
        Алекс получит заказ. Трудный вечер остался позади. Разговор с матерью о многом заставил Джессику задуматься. Но что-то печалило ее - она не могла выразить это словами, по крайней мере сейчас.
        - Что-то не так, принцесса? - спросил Алекс, когда они уже подъезжали к ее дому.
        - Нет, все в порядке, ты получишь работу, о которой мечтал, - сказала она без всякого энтузиазма.
        Алекс помолчал.
        - Джесс, хочешь знать, что для меня действительно важно? Ты. Только ты. Я лю…
        Повернувшись, Джессика приложила палец к его губам:
        - Не надо, Алекс. Ты сам не знаешь, о чем говоришь.
        - Что?
        Но Джесс не позволила перебить себя.
        - Тебе только кажется, что Джесс нужна Алексу Морено, но это я позволила тебе так думать.
        - Что за ерунда! О чем ты?
        - Я была абсолютно уверена, что смогу заставить тебя хотеть меня, и ни на секунду не задумалась над тем, чего ты желаешь на самом деле…
        - Ты - то, чего я хочу…
        - Это неправда. Разве ты не помнишь, о чем говорил мне? Тебе нравятся игривые, веселые, случайные связи. Дикие девушки. Дерзкие. А я не такая. Я только пыталась изобразить что-то подобное.
        - Джессика, я всего лишь подыгрывал тебе.
        Но она проигнорировала его слова:
        - Я убедила тебя, что могу быть дерзкой, дикой, игривой…
        - Джессика! Джесс… Послушай!
        - Но тебе не о чем больше волноваться, - продолжала Джессика. - Я решила, что больше не буду портить твою жизнь, я перееду в Швецию.
        О чем она, черт побери?
        - Да, - решительно повторила она. - Мне предлагают работать там в филиале нашей фирмы на более высокой должности.
        - В Швецию? - только и смог выдавить из себя Алекс.
        - Да, так будет лучше для всех.
        Они подъехали к дому, и Джессика, выскочив из машины, бросилась к дверям. Он хотел побежать за ней, но не был уверен, что это что-то изменит.
        Алекс не знал, как поступить. Но в одном он не сомневался - его любовь принадлежит не той женщине, какою порой притворялась Джесс, а настоящей, истинной Джессике Самнерс.


        Джессика закрыла за собой дверь и прислонилась к ней.
        Алекс, должно быть, сильно взбешен, и сейчас она услышит, как он пересядет в свой грузовик, громко хлопнет дверцей, заведет мотор и уедет навсегда. Снова исчезнет из ее жизни. И теперь уже не вернется.
        Ожидая этого, она закрыла глаза, сжала кулаки и начала уговаривать себя:
        - Так будет лучше для всех. Пусть уезжает. Это хорошо. Мне не жаль. Я только рада. Я получила то, что хотела. Я не люблю Алекса Морено.
        Повторив эти слова несколько раз, она наконец отошла от дверей и поднялась в свою спальню - серенькую аккуратную комнатку, соответствующую ее серенькой аккуратной жизни.
        И тут услышала звук, которого никак не ожидала. Открылась дверь.
        Алекс стоял позади нее, держа в руках ключи от ее машины и дома. У него же есть запасные ключи, а она об этом забыла!
        - В следующий раз, когда решишь убежать, - мягко сказал он, - не забудь отобрать у меня ключи.
        Он бросил связку к ее ногам.
        Она только что поставила точку в их отношениях, а он пришел, чтобы подразнить ее, поиздеваться над ней?
        - Ты принес ключи, - безучастно сказала Джесс.
        - Да. - Он усмехнулся, глядя на нее.
        - Я только что сообщила тебе, что уезжаю в Швецию и мы больше не увидимся, а ты притащил ключи?
        Алекс кивнул.
        Она гневно закричала:
        - Значит, ты не расстроился и можешь думать о какой-то ерунде?
        Он пожал плечами.
        - Что с тобой? - В ее голосе слышались истерические нотки. - Наши отношения ничего не значили для тебя, да? Тебе безразлично?..
        В следующее мгновение Алекс приблизился к ней, крепко обнял и поцеловал.
        Его губы были горячи и требовательны. Это был не игривый поцелуй и не дерзкий.
        Алекс без слов поведал ей о своей любви.
        - Неисправимая женщина! Не перебивай меня! Ты - упрямая, серьезная, честная и справедливая. И я люблю эти твои черты. Мне нравится, когда ты пытаешься быть игривой и дерзкой. Я люблю тебя!
        Он пристально посмотрел на нее, а Джессика смущенно потупилась.
        - Мне нравится, - продолжил Алекс, - быть с тобой. Ты сильная и заставляешь меня стать сильнее. Я хочу добиться всего - только бы ты была счастлива и гордилась мной.
        - Но…
        - Неужели ты мне не веришь?
        - Тебе это только кажется…
        Он обнял ее покрепче.
        - Учись верить мне и пойми наконец, что я люблю тебя. Не игривую. Не дикую. Настоящую. Всякую.
        Он нежно поглаживал ее по спине, но Джессика молчала, пряча свое лицо.
        - Кажется, - предположил Алекс, - сейчас самое время признаться, что и ты тоже любишь меня, принцесса моя…
        Она внимательно посмотрела в его глаза:
        - Я тебя люблю, Алекс. Ты тоже будешь сомневаться в моих словах?
        - Ну… я все еще считаю, что недостоин такого сокровища. Но ты нужна мне - навсегда. И на что-то меньшее я не соглашусь.
        Улыбка расцвела на ее губах.
        - Согласна.
        Джесс встала на цыпочки и потянулась к Алексу, чтобы поцеловать его, но он заявил:
        - Есть еще кое-что.
        - Что? - испугалась она.
        - Я не хочу жить в Швеции. Придется перевозить семью, скарб, начинать бизнес заново. Нет, лучше было бы остаться здесь, а?
        - Я тоже не хочу туда, - засмеялась Джессика.
        И, прижавшись к Алексу, она начала шептать ему на ухо, чего она хочет, не боясь использовать те слова, которые раньше ей казались неприличными…
        А потом были другие слова - о любви, счастье, супружестве…



        Эпилог

        В свадебном платье Джессика была неотразима. На ее руке красовалось кольцо с жемчужиной. Кто-то другой, не Алекс, возможно, подарил бы ей бриллиант, но разве это важно?
        Мать Джессики, конечно, не была в восторге от происходящего. Но ей пришлось смириться - ведь она искренне желала счастья своей дочери.
        Гостей пригласили очень много, и Алексу пришлось признать, что все настроены весьма дружелюбно и непредвзято.
        Жить в этом городе, вместе с Джессикой, вместе с ее семьей и его семьей, оказалось невероятно легко и радостно. Он наконец обрел дом.
        - Забавно, - сказал Алекс, - я даже не представлял, что такое возможно!
        И тут же прикусил язык, боясь, что подобный комментарий может обидеть Джессику, но она, прильнув к нему, ответила с улыбкой:
        - Я думала о том же самом.
        Алекс облегченно вздохнул. Только с Джесс он всегда был откровенен. С ней нельзя вести себя по-другому.
        Она была единственным человеком, с которым он мог бы отправиться на край света и даже больше - создать семью, что куда сложнее, чем прогулка за горизонт.
        Но все возможно для истинно дерзких…


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к