Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккензи Мирна: " Необыкновенная " - читать онлайн

Сохранить .
Необыкновенная Мирна Маккензи

        Они не должны были встретиться, они такие разные: Паркер всегда безукоризненно одет, на босых ногах Дейзи - шлепанцы. Она импульсивна, он продумывает каждый шаг. Паркер - убежденный холостяк, Дейзи - будущая мать-одиночка. Но в один прекрасный день Паркер появляется на пороге свадебной часовни, которую он унаследовал и которую незаконно заняла Дейзи…

        Мирна Маккензи
        Необыкновенная

        Глава 1

        - Совсем не то, о чем я думал, когда решил, что необходимо на время уехать из Бостона, - пробормотал Паркер Сатклифф, выбираясь из своего черного
«роллса-фантома». Он остановился у большого белого каркасного здания в недорогой части Лас-Вегаса, где не было ни казино, ни других туристических объектов. На фасаде переливалась розовая неоновая вывеска: «Свадебная часовня «Отныне и навеки». На соседнем таком же строении вывески не было, но оно, по-видимому, было соединено с первым. Он отметил, что номера дома на двери не было.

«Не важно, - подумал Паркер. - Это то самое место». Эти строения принадлежали родственнице, о существовании которой он даже не подозревал, но ему отдали ключи и сказали, что он может вступить во владение пустующими строениями. Это было неожиданным, а он не любил неожиданностей. Однако все случилось как раз вовремя. После всего того, что произошло за последний год…
        Паркер постарался отогнать неприятные мысли и заставил себя думать только об империи Сатклиффов. С тех пор как он себя помнил, бизнес был главным в его жизни. Сейчас его преследовали неудачи, но сдаваться он не собирался. Может, это как раз то, что ему необходимо. Приезд за наследством давал возможность отвлечься, подумать и найти выход, спасительный для Сатклиффов. К тому же это был предлог скрыться от совета директоров, которые не переставая твердили ему, что его женитьба вызовет позитивный отклик в обществе, так необходимый после ухода его отца.
        Постоянные намеки на то, что Паркер не был удачной заменой отцу, но мог бы стать спасителем компании, послушавшись советов старших, вызывали раздражение. Поездка оказалась хорошим предлогом для того, чтобы избежать суеты и, что было ему абсолютно необходимо, побыть одному.
        Однако когда Паркер повернул ручку двери, ведущей в пустующую часовню, она оказалась незапертой. Войдя в здание, он понял, что оно не пустует и что в нем довольно шумно.
        Его сразу оглушила волна нестройных звуков. Он стоял у входа в часовню, где полным ходом шла свадьба. Впереди на крошечном возвышении человек в костюме Элвиса, которому следовало уйти на покой еще десяток Лет назад, выкрикивал последние слова песни «Теперь или никогда». Жених с невестой улыбались, очевидно не обращая внимания на музыку.
        На мгновение Паркеру показалось, что он попал на реалити-шоу или над ним кто-то подшутил. Если его бостонские компаньоны надеялись склонить его к женитьбе, втолкнув на свадьбу, это явно была не та свадьба.
        Паркер не успел подумать больше ни о чем, потому что на последних аккордах песни из бокового прохода к нему приблизилось облако чего-то розового.
        - Мне очень жаль. Вы почти все пропустили.
        Паркер опустил глаза и увидел перед собой крошечную женщину с длинными медно-рыжими волосами в ужасающем ярко-розовом платье. Она взглянула на его темный костюм.
        - Вы, должно быть, друг или родственник жениха или невесты. Не беспокойтесь, обычно они так волнуются, что просто не замечают, что кто-то опаздывает. Конечно, если вы не член семьи. А вы член?
        - Что вы, нет. Я…
        - Тогда все в порядке. Вот и они. Возьмите. - Она что-то сунула ему в руку. - На прием идите через зал в ту дверь.
        Паркер нахмурился:
        - Прием? Вы ошибаетесь, я не…
        - Скорее, - сказала она. - Вот они, на небольших свадьбах необходима как можно большая группа поддержки.
        Схватив за руку, она попыталась тащить его к двери.
        Паркер не уступал.
        - Послушайте, мисс… Я не знаю, кто вы, но нам нужно поговорить.
        - Мистер… я тоже не знаю, кто вы, но это свадьба. Они за нее заплатили. Это самый важный день в их жизни, а поговорить можно и позже.
        Она намеревалась уйти, однако вернулась с выражением ужаса в больших карих глазах.
        - Вы ведь не из коллекторского агентства?
        Паркер нахмурился:
        - Нет, но…
        - Из полиции?
        - Я похож на полицейского?
        Она посмотрела на его костюм.
        - Вы правы, если только полицейские не начали одеваться у Армани. Ну, тогда пошли, поговорим позже, возьмите свои мыльные пузыри.
        - Мыльные пузыри? - пробормотал он вполголоса, но свадебные гости уже подступали к нему, и ему ничего не оставалось, как устремиться вслед за хорошенькой рыжеволосой командиршей.
        Они едва успели выйти в крошечный зеленый внутренний дворик, расположенный позади смежных зданий, когда появились жених с невестой.
        - Поздравляем! - выкрикнула красотка в розовом, открывая баночку с мыльным раствором и дуя сложенными в трубочку губами с выражением, которое многие мужчины назвали бы сексуальным.
        Паркеру же вообще не было до нее дела. Эта женщина вмешалась в его старательно спланированный день, не давая забыть обо всем, что связано с браком.
        Она строго посмотрела на Паркера, и он поразился красоте ее глаз. Он тут же подавил эту мысль. Он не собирается связываться с женщинами, особенно с этой миниатюрной пираткой, которая взобралась на борт и намеревается…

«Надо же, свадебная часовня», - подумал Паркер, но тут же заменил слово «часовня» словом «здание».
        Черт возьми, к проблемам в бизнесе и разногласиям с советом директоров ему не хватает только действующей свадебной часовни. Зачем ему нужны хорошенькие взломщицы с вишневыми губками и мыльные пузыри?
        Паркер нахмурился, с нетерпением ожидая окончания ужасной свадьбы и момента, когда он сможет узнать, в чем дело. Тем временем двойник Элвиса, мужчина, проводивший свадебную службу, и женщина, которая играла на пианино, тоже вышли во двор. Розовая красотка вручила им баночки и трубочки, и облако пузырьков опустилось на жениха и невесту, лопаясь на фоне поцелуев.
        Особа в розовом, которой помогала пожилая женщина с тростью, включила тихую музыку и открыла небольшой свадебный торт. Затем, вновь засуетившись, рыжеволосая схватила камеру и принялась снимать - сначала как жених и невеста угощают друг друга тортом, а потом свадебный танец. Где-то между делом были подписаны необходимые документы, и молодожены ушли, оставив Паркера рядом с розовой принцессой.
        - Итак, - сказала та, глядя на него снизу вверх. Улыбка, которая не покидала ее лица последние полчаса, наконец померкла. В карих глазах отразилось беспокойство. - Если вы не знакомы ни с кем на свадьбе, не коллектор и не полицейский, то кто же вы? - Вдруг ее глаза повеселели, и она снова заулыбалась: - Поняла, вы, вероятно, будущий жених и хотите заказать у нас свадебную церемонию. Простите, что сразу не догадалась. Просто… ваш костюм… Мне нечасто приходится видеть подобное качество, но не беспокойтесь, мы знаем, как организовать все на более высоком уровне. Вы не пожалеете, что обратились в часовню «Отныне и навеки».
        - Опоздали, - произнес Паркер с раздражением. - Я уже жалею. - Он перевел глаза на свой рукав, испачканный мыльным раствором.
        - Ой! Ради бога, извините, - сказала она, протягивая руку, чтобы стереть пятно.
        Ее тонкие пальцы коснулись его руки. Когда она приблизилась, пытаясь исправить содеянное, Паркер уловил слабый аромат лаванды… запах женщины, и весь напрягся. Нелепо. Она никто, и даже если бы была кем-то, он слишком часто ошибался в женщинах. Серьезные, меняющие всю жизнь ошибки, почти сбившие его с ног и рикошетом задевшие других людей. Поэтому… нет. Категорически нет.
        Красотка, по-видимому, тоже испытала нечто подобное, потому что быстро отдернула руку. На рукаве костюма, к которому прикоснулись ее пальцы, осталось пятнышко розовой глазури с торта. Паркер почти физически ощутил, как она судорожно сглотнула.
        - Я почти уверена, что оно отойдет, - пообещала она. - Оставьте его мне, я все устрою.
        Паркер ощутил непривычное желание улыбнуться, но сдержался. Она, по-видимому, была специалистом «устраивать» дела, судя по тому, что пустующее здание оказалось занятым.
        В ситуации, однако, не было ничего забавного или веселого, и Паркеру расхотелось улыбаться.
        - Все, хватит, - произнес он.
        Она заморгала своими прекрасными карими глазами:
        - Извините! Вы хотите сказать, что не собираетесь устраивать бракосочетание у нас?
        - Если бы я собирался жениться когда-нибудь в этой жизни, а у меня нет таких планов, - то не здесь.
        - Потому что мы не соответствуем вашему уровню?
        - Потому что я собираюсь продать здание и почти уверен - следующий владелец снесет его.
        Паркер мог поклясться, что ей не удастся еще шире распахнуть свои огромные карие глаза и посмотреть на него с большим огорчением, но он ошибся.
        - Продать здание? - прошептала она. - Но ведь это дом Тилли.
        Он сжал губы:
        - Полагаю, вы говорите о моей тетке Матильде, а она…
        - Она умерла, - тихо произнесла женщина. - Вы ее наследник? У нее был наследник? Настоящий живой наследник?
        Известие о его существовании и о том, что он жив, очевидно, расстроило женщину.
        - Меня зовут Паркер Сатклифф, и я никогда не видел своей тетки, - сказал он. - А вы…
        - Я… ну, я…
        По выражению ее глаз Паркер понял, что она пытается найти убедительные доводы, и взглядом остановил ее, как нередко пресекал аналогичные попытки прислуги.
        Она сделала выдох, откинула пряди рыжих волос, глубоко вдохнула и выпрямилась настолько, насколько мог показаться высоким человек, едва достающий ему до плеча.
        - Меня зовут Дейзи Локетт, и я здесь живу. - Она вздернула подбородок. - Мы здесь живем, - повторила она с вызовом, указывая на женщину с тростью, священника и пианистку, стоящих на другом конце комнаты с обеспокоенным видом.
        - Вы здесь живете, - повторил Паркер с видом человека, не верящего своим ушам.
        И возможно, так оно и было. Он ожидал найти пустующее здание, и даже если бы оно не пустовало, это могли быть какие-нибудь временные постояльцы, но арендаторы? И не просто арендаторы, а слишком хорошенькая женщина с шоколадными глазами и три немощных старика вместе с ней?
        Паркер прищурился. Ему совсем не нравился оборот, который принимали события. Меньше всего ему нравились непредсказуемые, грозящие стать запутанными ситуации. Принимая во внимание драматические события прошедшего года и его неудачные связи с женщинами, ему хотелось чего-то более обыденного.
        Но это ему вряд ли удастся. Паркер наклонился и заглянул в полные тревоги золотисто-карие глаза. Волосы Дейзи Локетт были слегка растрепаны. Так выглядит женщина после ночи любви. Она приложила указательный палец к губам, то ли нервно покусывая ноготь, то ли просто слизывая глазурь с розового кончика.
        Глупо. Какое ему дело? Его касается то, что она обосновалась под его крышей. Приходится признать, что до прошлой недели он даже не знал о существовании этой крыши, но теперь она принадлежит ему. Это значит, что все происходящее здесь имеет к нему отношение, а сейчас - в особенности сейчас - ему совсем не хотелось стать объектом какой-нибудь неприятной скандальной истории.
        - Тетка умерла пару месяцев назад, - сказал Паркер. - Итак, почему вы все еще здесь? И почему ни власти, ни агент по недвижимости не знают об этом? Будьте добры объясниться, мисс Локетт. - Паркер скрестил руки на груди и окинул Дейзи Локетт грозным взглядом. Его взгляд мог внушить ужас и кому-то посолиднее, чем она.
        К его удивлению, женщина приняла вызов. Более того, при своем крошечном росте она постаралась казаться выше. Она тоже скрестила руки на груди, чтобы, как он полагал, придать своему виду решимости, однако из-за пышной формы этой самой груди лишь добавила себе чувственности.

«Прекрати, Сатклифф», - оборвал он сам себя. Сейчас ему меньше всего надо было думать о степени притягательности этой женщины. В конце концов, их мимолетное знакомство вот-вот закончится. Она исчезнет, как только ему удастся ее выселить, и он возвратится в Бостон к своим делам. К своему бизнесу, на который он мог, несмотря на временные трудности, полагаться и который держал под контролем.
        Очевидно, что он совсем не мог контролировать Дейзи Локетт. Ему необходимо поскорее избавиться от нее, а не присматриваться к ней.
        - Итак, мисс Локетт, как вы все это объясняете? - Он обвел рукой остатки жалкого свадебного торта с покосившимися пластиковыми фигурками молодоженов, полупустые баночки с мыльным раствором, пенящуюся лужицу этого раствора на дешевой бумажной скатерти и МР3-плеер с садящимися батарейками, хриплый звук которого напоминал мычание печальной коровы.
        - Вы не любите свадьбы, не так ли, мистер Сатклифф? - вдруг спросила Дейзи, не отвечая на его вопрос. - Мне и раньше попадались такие мужчины.
        Очевидно, что воспоминание о них не было приятным.
        Паркер поднял бровь:
        - Вы правы, я небольшой поклонник института брака, но это не имеет отношения к делу. Речь о том, что вы заняли принадлежащее мне здание. Незаконно. Что, по вашему мнению, должно было случиться, когда вас здесь обнаружат?
        Она вздернула подбородок:
        - Я… ну… я надеялась, этого не произойдет.
        Паркер опешил. Настоящий бизнесмен не станет принимать решений, полагаясь на надежды.
        - Ну вот, я здесь, и это случилось, - произнес он. - Теперь, когда вопреки вашим ожиданиям наши пути пересеклись, вопрос в том, что мне с вами делать?


* * *
        Оставалось еще несколько месяцев до того момента, когда Дейзи придется посещать курсы для будущих матерей, но она знала, что в основе программы лежит правильное дыхание, а сейчас ее дыхание никак нельзя было назвать правильным. Паника мешала ей дышать. Стараясь выглядеть спокойной в глазах этого человека, утверждавшего, что он племянник Тилли, она то совсем переставала дышать, то, задыхаясь, заглатывала огромные порции воздуха. К тому же он утверждал, что здание принадлежит ему.
        - Тилли никогда не упоминала о вас, - произнесла она, хватаясь за соломинку. Очевидно, что Тилли, которая заменила ей мать и стала ее лучшим другом, сказала бы, что у нее есть племянник…
        Который был более великолепен, чем вообще может быть мужчина. Широкоплечий с… со… всем остальным и низким голосом, который…
        Дейзи зажмурилась. Что с ней происходит? Серьезно. Он даже не симпатичный.
        Она нахмурилась.
        - Мне просто кажется, что Тилли сообщила бы мне, что у нее есть племянник, который унаследует ее имущество, - сказала она, радуясь, что он не может прочитать ее мысли… вероятно, не может.
        Тилли всегда утверждала, что она экстрасенс и что Дейзи совершенно не умеет скрывать свои чувства. Если этот человек ее родственник…
        - Я никогда не видел свою тетку, - заявил высокий темноволосый незнакомец. - Но, как сказал ее адвокат, она не оставила завещания, а я ее единственный живой родственник.
        Нет, нет и нет. Это не может быть правдой. Однако принимая во внимание четкие очертания его скул и изгиб бровей… Приходится признать его несомненное сходство с Тилли. И все-таки ей нужно время, необходимо подумать, найти выход из этой немыслимой западни, в которой она оказалась, когда этот человек переступил порог ее дома.
        - Извините, но я не могу верить вам на слово, нужны доказательства.
        Мужчины так часто лгали Дейзи, причиняя боль. Если ей суждено быть выкинутой на улицу - пожалуйста, пусть этого не будет - она не намерена сдаваться без сопротивления. Тем не менее взгляд его привыкших повелевать глаз не оставлял сомнений в его уверенности в победе. Она старалась не думать о том, что поражение будет значить для нее и ее друзей. Дейзи подавила желание рукой защитить живот. Паника мешала дышать, ладони вспотели.
        Мужчина не скрывал раздражения, и Дейзи с удивлением заметила, что даже раздражение не портило его сногсшибательную внешность. Жизнь бывает такой несправедливой.
        - Обычно я не ношу с собой таких документов, - заявил он надменно.
        Крошечная надежда затеплилась в ней. «Дыши, дыши, дыши, - приказала она себе. - Может, мы спасены… на время. Может, случится чудо, и луч света перенесет меня в другую галактику, где резвятся розовые единороги, а шоколадки растут на деревьях», - упрекнула она себя. Или, по крайней мере, в той галактике не будет богатых, красивых и, приходится признать, законных владельцев, имеющих право вышвырнуть ее и ее близких на улицу. «Думай, Дейзи, думай. Тебе нужна тяжелая артиллерия. Соберись с мыслями».
        Ладно, вот все, что у нее есть.
        - Тилли была моим лучшим другом, - произнесла она со всей убедительностью, на которую была способна. - Она хотела, чтобы я жила здесь. У меня есть доказательства, соседи подтвердят. - Собрав остатки мужества, Дейзи вздернула подбородок.
        Мужчина провел рукой по волосам, которые, несомненно, знавали заботу дорогих стилистов, обратил к ней взгляд своих холодных глубоких зеленых глаз и нахмурился.
        - В этом вы правы. Я не был знаком со своей теткой и никого не знаю в Лас-Вегасе. Я приезжий, но уверяю вас, мисс Локетт, закон на моей стороне. Я намерен вернуться и распорядиться имуществом своей тетки. Я знаю, как поступить с этим зданием, и боюсь, вам придется покинуть его, если, конечно, вы не предъявите законных документов, более весомых, чем мои. Я вернусь завтра с доказательством своего права собственности, и если вы все еще будете здесь, надеюсь, у вас будут для этого достаточные причины и законные основания.
        Дейзи взглянула в его потрясающие глаза и не увидела ничего, что могло бы дать каплю надежды. Тилли была совершенной душкой, заменила ей мать и стала подругой, но она была не слишком организованной. Она не любила адвокатов и чиновников. Как большинство людей, она полагала, что будет жить вечно, и не думала составлять завещание. Принимая во внимание ее непредсказуемость, осталось бы только удивляться, если бы она оставила какие-либо документы, которые могут помочь ее друзьям. И не только Дейзи. Паника, холодный ужас пронизали ее с головы до пят. Остальные слишком слабы и слишком стары, чтобы бороться. Она должна быть сильной, быть лидером и спасительницей.
        Поэтому, закрыв глаза и закусив губу, она обратилась с мольбой о совете к Небесам. Потянувшись, Дейзи тронула мужчину за рукав:
        - Пожалуйста, не выгоняйте нас на улицу. Нам некуда идти. - Она даже не коснулась его кожи, однако почувствовала, как молния пронизала ее, наполнив искрами воздух вокруг. Словно между ней и этим человеком, который смотрел на нее так, как если бы она заявила, что родит прямо у него на глазах, были протянуты провода. То, что это недалеко от истины, хотя и случится через семь месяцев, заставило ее побледнеть, но она не отступала. - Пожалуйста, - добавила она, - я как-нибудь найду доказательства о себе и о Тилли и обо всех нас.
        - Обо всех вас, - сказал мужчина. - Так вы не одна?
        - Нас четверо. - Она решила пока не упоминать собаку и свою беременность. - Просто нам нужно немного времени.
        - Четверо. Четыре человека живут в этом здании, - произнес Паркер таким тоном, как будто не слышал ее слов.
        Дейзи кивнула:
        - Мне жаль, что вы не знали этого раньше. Мы ничего не скрывали. - Правда, они знали, что здание им не принадлежит и все это когда-нибудь кончится. Они получили уведомление о выселении, но остались. Но ничего этого она не произнесла вслух. Он вполне может вызвать полицию, которая наденет на нее наручники и отправит в тюрьму, и что тогда станет с остальными? Нет, ей необходимо выиграть время. Она одарила его своей самой лучезарной улыбкой. - Полагаю… полагаю, теперь вы наш домохозяин, мистер Сатклифф, мы можем начать платить арендную плату. - Хотя она и не знала, откуда взять на это деньги.
        На мгновение что-то похожее на улыбку тронуло его губы.
        - Вы предложили это как что-то новое. Вы платили моей тетке за аренду?
        - Мы работали на Тилли. Каждый вносил свою лепту. Это было что-то вроде коммуны.
        - Коммуны? Понятно, - произнес Паркер, не оставляя сомнений в том, что то, что он видит, ему не нравится.
        - Мы можем по-прежнему приносить пользу, работая в часовне, - предложила Дейзи. - Мы делаем людей счастливыми, осуществляем их мечты и зарабатываем немного денег.
        Недовольство Паркера стало еще заметнее. Как будто она предложила разводить крыс.
        - Я не слишком доверяю мечтам и не собираюсь связываться с организацией свадеб, - сказал он. - Вместе с тем я не совсем бессердечен. Сегодня я все обдумаю, а завтра мы начнем искать вам пристанище, чтобы вы не оказались без крыши над головой.
        И он повернулся, чтобы уйти. При этом она все еще держала его за рукав. Услышав негромкий треск, Дейзи отпустила рукав и в ужасе инстинктивно прижала руку ко рту.
        - Я очень сожалею, я могу все исправить.
        - Вы очень изобретательны, не так ли?
        Эти слова не показались Дейзи комплиментом, но ей нередко приходилось слышать критику в свой адрес. Мужчины часто подводили ее, те самые мужчины, которым ей хотелось доверять и на которых хотелось полагаться. Она вздернула подбородок и посмотрела ему прямо в глаза. - Вы не поверите, мистер Сатклифф.
        - Не поверю, - согласился он. - Я ничего не знаю о вас, но я знаю все, что мне нужно.
        Очевидно, ему не очень нравилось то, что он знал.
        Она открыла рот.
        - До завтра, Дейзи, - остановил он ее.
        Наверное, к лучшему, ведь что она могла сказать. Возможно, ее слова еще больше осложнили бы ситуацию.
        Глядя ему вслед, Дейзи не могла не думать, что перспектива визита такого мужчины, как мистер Сатклифф, взволновала бы большинство женщин. При других обстоятельствах она присоединилась бы к ним и, по крайней мере, с удовольствием смотрела бы на него. Но ее обстоятельства не были другими. Следующий визит мистера Сатклиффа перевернет всю ее жизнь еще больше, чем нынешний.
        Ей лучше начать готовиться к нему. Неужели она действительно вручила этому человеку - несомненно, богачу - мыльный раствор и трубочку и к тому же испачкала глазурью невероятно дорогой костюм?
        Дейзи застонала. Она это сделала, но, несмотря на всю неопределенность своего положения, не могла не улыбнуться, вспомнив, с каким ужасом он смотрел на баночку с раствором.
        - Думаю, он никогда в жизни не пускал мыльные пузыри, - пробормотала она. - Я могла бы научить его радоваться жизни.
        Она вдруг побледнела. Ей лучше подумать, как убедить его не выгонять их. Дейзи была уверена, что он не примет во внимание уверения соседей в том, что Тилли не хотела перемен в их жизни.

«Как бы поступила Тилли?» - подумала она.
        Но все, что приходило ей в голову, было либо невыполнимо, либо незаконно.
        Возможно, произойдет чудо, и великолепная мысль о том, как перехитрить Паркера Сатклиффа, приснится ей. Или, может, ей приснится кошмар с участием великолепного безжалостного злодея, который не любит мыльные пузыри.
        - И все-таки мне нужен план, причем немедленно, - прошептала Дейзи. План, который поможет спасти семью.



        Глава 2

        Паркер позвонил своей секретарше для того, чтобы предупредить, что может задержаться в Лас-Вегасе еще на несколько дней, и теперь Фран, проработавшая в семье много лет, читала ему нотацию.
        - Ты знаешь, что можно было просто нанять кого-то, чтобы разобраться с делами Матильды.
        Он знал, хотя покойная тетка была не единственной и даже не главной причиной его приезда.

«Сатклифф» преследуют неудачи. Я должен положить этому конец», - промелькнула мысль. Ничего удивительного: эти слова стали практически заклинанием для него. И тем не менее ему необходимо разобраться с теткиным наследством. Что-то здесь не так, и дело не только в соблазнительной и дерзкой Дейзи.
        - Нет, я должен сделать все сам, - сказал он, - поскольку кто-то уже разобрался с Матильдой много лет назад, иначе я бы знал, что у меня есть тетка, до того как она умерла.
        - Паркер, я уверена, у твоих родителей были веские причины, - начала Фран.
        - Не сомневаюсь. - Он отлично представлял себе, что это были за причины. - Но теперь их нет в живых, и я не собираюсь уезжать, не получив того, за чем приехал. Я не люблю сюрпризы, и мне не понравился этот, поэтому я хочу быть уверен, что других не будет. Ко времени отъезда из Лас-Вегаса я хочу знать абсолютно все о тетке Матильде, в том числе почему семья скрывала ее существование. Я хочу сам во всем разобраться. Если я найму кого-нибудь, может быть потеряна важная личная информация или, если в этом деле есть нечто скандальное, а я полагаю, что-то есть, такие сведения могут быть обнародованы, а я не могу допустить, чтобы какие бы то ни было слухи подрывали репутацию «Сатклифф индастриз». Это может стать той соломинкой, которая столкнет компанию с золотого пьедестала.
        Ему также не хотелось думать о том, что Дейзи может знать о его тетке нечто неизвестное ему. Опасная информация в опасных руках…
        Паркер нахмурился. Безусловно, в Дейзи было что-то интригующее и привлекательное, но от этого она становилась еще более опасной. Ему не нужны ни интриги, ни соблазны. Его жизнь посвящена его бизнесу, который до сих пор не подводил его, и это его вполне устраивало. Все, что нужно сделать, - обезопасить «Сатклифф» от неприятностей. Тогда его жизнь вернется в нормальное русло, к которому он привык.
        - Знаешь, - произнесла Фран, вторгаясь в размышления Паркера, - Джаррод полагает, что эта поездка не более чем предлог, а на самом деле ты просто сбежал в Вегас, спасаясь от него и других директоров с их поисками потенциальных невест для тебя.
        Ну вот, от Фран ничего не скроешь. Слава богу, что по телефону не видна его гримаса. На прошлой неделе Джаррод, его двоюродный брат, порекомендовал на должность его личной помощницы особу, очевидно принадлежащую к бостонской аристократии и ничего не смыслящую в делах.
        - Джарроду может казаться, что совет директоров знает, что необходимо мне и
«Сатклифф», - заметил Паркер, - но и он, и остальные ошибаются, женитьба не то, что мне нужно.
        - Ну, не знаю. Помнишь, как выросли акции «Энсайн инкорпорейтед», когда после помолвки Ллойд Энсайн и его невеста предложили пользователям зарегистрироваться на их сайте и принять участие в планировании свадебной церемонии? Компания буквально была у всех на языке.
        - Помню, я тогда подумал, что Ллойд Энсайн даже больший болван, чем я полагал. Раскрывать душу на людях ради денег - это не для меня, Фран.
        - Тебе не придется заходить так далеко. Люди любят сказки, Паркер. Представь, неженатый миллиардер находит любовь своей жизни, свою принцессу, и устраивает пышную романтическую свадьбу. К тому же и ты, и совет директоров согласны, что необходимо привлечь внимание общества к открытию нового спа-комплекса.
        И это было так: открытие «Сатклифф спа-комплекса» должно стать вехой в долгой успешной истории компании, первым заметным событием после того, как Паркер занял место покойного Галена Сатклиффа.
        Паркер крепче сжал трубку телефона. Его отец был легендарной фигурой, звездой телеэкрана. Его изображение и голос знаменовали собой открытие сотен отелей и не давали публике забыть о них. Теперь на его месте в компании образовалась пустота, и Паркер не был уверен, что новый спа-комплекс способен заполнить эту пустоту. Но попытка поднять рейтинги компании, представив Паркера в роли прекрасного принца в поисках идеальной невесты…
        - И ты туда же, Фран?
        - Почему нет?
        - Потому что ты знаешь меня.
        - Да, - вздохнула она.
        Фран знала, что Паркер избегает эмоциональной зависимости. Паркер был одиноким ребенком, и его одиночество влияло на отношения с людьми, когда он вырос. Женщины считали его слишком сухим, однако им нравились его деньги и имя. А после случая с Эвелин, которая попыталась принудить его к женитьбе, утверждая, что он отец ее ребенка, у него кровь стыла в жилах от одной мысли о браке. Кроме очевидного предательства и лжи, мысль о воспитании ребенка… нет. Детям необходимо больше, чем он может дать.
        - Я знаю, ты против женитьбы, и понимаю тебя, но Джаррод не сдастся так легко, как я, - предупредила Фран. - Он посеял мысль о пышной свадьбе в умах остальных директоров, и она дала всходы.
        Паркер не хотел признаваться Фран, что тоже рассматривал такую возможность. Несмотря на то что он обжегся на женщинах и не хотел попадаться вновь, он понимал, что секрет успеха «Сатклифф» - личность его отца. Если ничего не значащая церемония вдохнет жизнь в дело, которому он служит всю жизнь, об этом стоит подумать. Но круглые сутки слушать свадебный марш в исполнении Джаррода и совета директоров он не готов.
        - Мне пора идти, Фран. Я буду заниматься спа отсюда и держать тебя в курсе, - пообещал он.
        - Хорошо, я тоже. Просто не…
        - Что?
        - Думаю, тебе не следует разбираться в делах Матильды самому. Теперь ты знаешь, во всем этом есть что-то подозрительное, какие-то посторонние люди, живущие в ее доме. Это может быть какая-нибудь мерзость, которая повредит тебе и «Сатклифф индастриз».
        Паркер засмеялся:
        - Я ожидал неприятностей с момента, когда узнал о существовании тайной родственницы. Не допустить неприятностей - одна из причин моего приезда. Если повезет, я сумею похоронить скандальные подробности до того, как их разнюхают репортеры.
        - Удачи. Помни, как они вели себя во время развода твоих родителей.
        Паркер помнил. То, что творилось, было безобразным, жестоким и до основания разрушило мир его детства, поэтому он собирался держать прессу на расстоянии. Нежелание привлекать внимание было одной из причин того, что он здесь один.

«Ну, не совсем один», - подумал он, кладя трубку. Есть еще импульсивная рыжеволосая особа и три ее бледные тени, жмущиеся по углам. Что же ему делать с этими квартирантами? В особенности с одной из них?
        На одно безумное мгновение он представил себе, как посмотрит на Дейзи совет директоров. Наверное, их хватит удар от ужаса, что она может бросить тень на его безупречную репутацию одного из самых перспективных женихов-аристократов.
        А может, она раздаст им баночки с мыльным раствором?
        Паркер едва сдержал улыбку, подумав об этом. Он не мог себе этого позволить. Компания спасла его, когда он нуждался в спасении, а теперь, когда у нее возникли трудности, он обязан делать, что должно. Если Дейзи живет в доме незаконно, какие еще тайны она скрывает? Есть ли в ситуации что-нибудь, что, выйдя на свет божий, повредит «Сатклифф»?
        Скорее всего, нет. В конце концов, Паркер ничего не знал о Дейзи до сегодняшнего дня. Ситуация, безусловно, щекотливая и может иметь нежелательные последствия. Он не собирался никому причинять вред, вместе с тем ему придется переселить целую компанию пожилых людей.
        Паркер вздохнул.
        - Да, ситуация непростая, - вслух произнес он. Забавно и то, что противник брака унаследовал свадебную часовню. Что ж, ему придется разобраться.
        - Займись делом, - пробормотал он, - делай то, зачем ты приехал. Не мешкая распорядись имуществом тетки, найми кого-нибудь, кто займется переселением Дейзи и ее подопечных, чтобы они исчезли из твоей жизни, и продай здание. Потом разберись, в чем проблема «Сатклифф», и реши ее.
        Паркер нахмурился. Ему было о чем подумать, в особенности теперь, за месяц до открытия спа. Тогда почему он все время думает об улыбке Дейзи и о том, как она спорила с ним? Эта женщина и вправду не могла остаться незамеченной даже теми, кто этого не хотел.


        Дейзи спешила. Ничего удивительного, ей все время приходилось спешить с экскурсий, которые она проводила, к обязанностям внештатного репортера местной газеты, а затем к своему основному занятию - организации свадеб. Она также опекала своих компаньонов, заботясь о том, чтобы никто из них не умер с голоду и не забыл оплатить счета. А когда они все-таки забывали, она не гнушалась умаслить коллектора или спрятаться от него. Так что сегодняшний день ничем не хуже остальных.
        Отличия все же были: Паркер Сатклифф - не рядовой сборщик долгов. Он поймал их на том, что они живут за его счет, и теперь собирается выбросить их на улицу. И именно ей придется добиться того, чтобы он передумал.
        К сожалению, во сне она не испытала никаких озарений, если не считать эротических видений Паркера без одежды.
        - Да уж! - проворчала Дейзи, просыпаясь и стараясь вспомнить свои сны.
        Злодей без одежды все равно злодей. С такими мечтами она лишь выглядит жалкой, и, кроме того, у нее нет на это времени.
        - Лидия, помоги мне расправить банты на скамьях. Мы должны привести все в идеальный порядок, чтобы произвести хорошее впечатление на мистера Сатклиффа.
        - Ты думаешь, сегодня мы ему больше понравимся? - спросила Нола, и Дейзи чуть не расплакалась.
        Еще ей захотелось поругаться с Паркером, колотя кулаками по его широкой груди. Наверное, он ежедневно ходит в спортзал. Никакой богач не будет выглядеть таким спортивным без персонального тренера, и питается он лучше, чем они.
        - Дейзи? - послышался обеспокоенный голос Лидии.
        - Надеюсь, мы ему больше понравимся, - ответила та, стараясь говорить уверенно. - Если мы докажем мистеру Сатклиффу, что «Отныне и навеки» может приносить прибыль, он не захочет ничего менять. Возможно, он возьмет нас на работу и позволит использовать часовню.
        Она взглянула на дешевые банты, которыми они с Лидией украсили скамьи, глазами Паркера и вспомнила его дорогой костюм и какова его ткань на ощупь. Вряд ли то, что он увидит, произведет на него впечатление.
        - Но я не позволю ему издеваться, - пообещала она себе.
        Она скорее разобьет ему нос, чем позволит высмеивать Лидию, Джона и Нолу. Никакой надутый богатей не посмеет относиться к ним свысока просто потому, что они незаконно заняли его здание.
        Правда чуть не убила ее наповал. Они действительно не могут здесь находиться, и Паркер Сатклифф имеет законное право выкинуть их на улицу.
        От нее зависит благополучие троих стариков и ее ребенка. Ее ребенок… Ей все еще не верилось, что она станет матерью. Мысль об этом пугала ее, но она не имела права все испортить, а лишить ребенка крыши над головой и есть все испортить. Что же делать?

«Скорее всего, какую-нибудь глупость», - подумала Дейзи. Только не сегодня. Она не даст ситуации выйти из-под контроля.
        - Так что приходите, мистер Сатклифф. Я покажу вам товар лицом, как профессиональный экскурсовод. Я имела дело со многими людьми, и вы не исключение.


        Первое, что заметил Паркер, войдя в часовню с документами в руках, было то, что кто-то приложил некоторые усилия, чтобы придать ей более привлекательный вид. И его внимание не осталось незамеченным.
        - Мы собирались все здесь обновить, когда появятся деньги. И еще мы хотели, чтобы вы поняли, какое это подходящее место для милой старомодной свадьбы. Мы занимаем нишу, не занятую более крупными и роскошными заведениями, - сказала Дейзи, приближаясь к нему по центральному проходу. Ее лицо освещала полная решимости улыбка, но глаза смотрели настороженно.
        - Дейзи, - протянул Паркер, - я уже говорил…
        - Знаю, вам не интересен брачный бизнес. Вчера я зашла в библиотеку и почитала о вас в Интернете. Я узнала, чем занимается ваша компания, чем вы владеете и даже о некоторых женщинах, с которыми вы встречались. Вам не интересны мелкие сошки, не так ли?
        - Я не против мелких сошек, мне просто не нужна свадебная часовня, это не то, во что я привык вкладывать деньги.
        - Вы хотите сказать, это не то, с чем вам хотелось бы связывать свое имя. Так знайте, мы не какое-то пошлое заведение, которое готово на все что угодно: свадьбы в бикини и прочее.
        Ее нежное лицо слегка зарделось, и Паркер против своей воли отреагировал каждой клеточкой своего мужского естества.
        Ему удалось сдержать улыбку и сохранить серьезность. Он жестом попытался удержать Дейзи от продолжения разговора о женщинах в бикини. Мысленно он и так уже забрел на запретную территорию, пытаясь представить Дейзи в крошечном белом бикини.
        - Пошлость меня как раз не беспокоит.
        Она взглянула на него с недоверием.
        - Она меня не беспокоит, потому что вам больше не придется устраивать свадьбы здесь. Мне кажется, я это ясно дал понять. Я продаю здание и возвращаюсь к своим делам и к своей жизни.
        - Вы нас выселите, - прошептала Дейзи, - но вы же утверждали, что не совсем бессердечны.
        - Я также говорил, что помогу вам переехать.
        - Я помню… но куда? Вы думаете, легко найти подходящее жилье для всех нас вместе? Дайте нам время. - Она скрестила руки на лифе открытого сиреневого платья, подчеркнув форму груди, что вновь привлекло его внимание.
        Паркер нахмурился. Что с ним такое? Он ведь не один из этих типов.
        - Я помогу найти что-нибудь подходящее, - добавил он, отворачиваясь, успев, однако, заметить, что она в шлепанцах, украшенных сиреневыми пластиковыми цветами. Есть ли среди его знакомых какая-нибудь женщина, способная выйти в свет в шлепанцах?
        Она встряхнула длинными рыжими локонами.
        - Я надеялась, вы в конце концов примиритесь с нашим присутствием и позволите нам остаться, но раз это не так… - Она повернулась к стене. - Ну что ж, вы, трое, идите сюда.
        Паркер увидел трех стариков, приближающихся к нему шаркающей походкой, и отметил, что они постарались принарядиться.
        - Мистер Сатклифф, сэр, - сказала Нола, - мы команда, и должны остаться вместе во что бы то ни стало.
        - Да, - подтвердила Лидия, голова которой тряслась не переставая. - Дейзи проводит экскурсии и пишет статьи, чтобы прокормить нас, а мы помогаем проводить свадьбы. Она все организовывает и фотографирует, я пеку печенье и играю на пианино, Нола помогает шить костюмы, занимается цветами и поет, Джон…
        - Я видел, - сказал Паркер. - Джон проводит венчание.
        - А Ромео иногда приносит кольца, - добавил Джон. - Он прекрасно воспитан.
        - Ромео?
        - Мой песик, - сказала Нола. - Ромео, иди сюда, дорогой.
        - Нет! - вскрикнула Дейзи, но было слишком поздно.
        Громкий лай огласил помещение, стало слышно, как что-то огромное катится с лестницы, и в комнату ворвалась огромная немецкая овчарка. Собака подбежала к Паркеру и, подняв голову, уставилась на него.
        - Ромео? - спросил Паркер.
        - Он принадлежал жениху, а невеста была против собаки, - сказала Дейзи. - Из-за него нам не всякое жилье подойдет.
        - Он довольно крупный, - добавил Джон. - Слишком крупный.
        - Не ругайте мою собаку, - произнесла Нола, чуть не плача.
        Дейзи бросила взгляд на Джона, и он поспешно извинился перед Нолой, погладив Ромео по голове.
        - Видите, мы действительно команда, - повторила Дейзи настойчиво. - Мы будем вместе, что бы ни случилось.
        Скорее всего, Дейзи все это подстроила, чтобы он почувствовал себя виноватым. Она хорошо играет.
        - Я вижу, что вы команда, - произнес Паркер, невольно испытывая восхищение преданностью Дейзи своим друзьям. - Но меня это не касается.
        - Мистер Сатклифф, - произнесла Дейзи, подвигаясь к нему всем своим соблазнительным телом.
        Он почувствовал стеснение в груди.

«Ерунда», - сказал он себе. Он и раньше ошибался в женщинах, но связаться с Дейзи будет, по многим причинам, еще большей ошибкой. Кроме того, ей он и не нравится. Так что все по-прежнему. Он продаст дом, и ей придется уехать.
        Паркер заглянул в несчастные карие глаза. Он знал, что его собственные глаза холодны, ему постоянно это говорили.
        Дейзи огорченно вздохнула, прошептала что-то Джону на ухо, и старики вышли.
        - Они не смогут жить одни, у них нет на это денег.
        - Вы обеспечиваете семью?
        - Я работаю в двух местах, вместе с часовней это не дает нам умереть с голоду. Переезд положит этому конец, к тому же часовня придает смысл их существованию.
        Паркер оглядел бело-розовую часовню.
        - Свадебная часовня может испортить ваш имидж, не так ли?
        Он не собирался лгать.
        - Это не то, к чему я привык. Мой отец выстроил «Сатклифф индастриз» с нуля, поставив на карту имя, репутацию и фамильное состояние. Процветание компании - цель всей моей жизни. Все мои силы уходят на то, чтобы продолжить дело его жизни. Хотя мы начинали с производства спиртного и сейчас занимаемся многим другим, главное в нашем деле - предоставление элитных апартаментов людям, которые стремятся к утонченным развлечениям и не хотят, чтобы что-то нарушало их благополучие.
        - Что-то вульгарное? - Дейзи указала на несколько вызывающее убранство часовни.
        - Я не осуждаю вас, Дейзи, я хочу, чтобы вы поняли - я не собираюсь изменять себе. Сейчас я разрабатываю новое направление, и это все, что меня интересует. Я дам вам немного времени - две недели. Это будет для вас передышкой, даст возможность найти жилье и решить, как быть дальше.
        Она взглянула на него так, словно только что увидела в нем вампира, готового пить ее кровь. Ни одна женщина никогда не смотрела на него с таким отвращением.
        Это не должно было его задевать, но задело. Тем не менее Паркер не собирался менять свои планы. Еще в юности он понял, как опасно руководствоваться эмоциями и действовать под влиянием момента. Он этого не сделает. Никогда впредь.
        - Две недели без арендной платы, - повторил он, - и я найму кого-нибудь - профессионала - помочь с переездом.
        У нее опустились плечи.
        - Я надеялась, вы передумаете, они так немощны.
        - Я вижу, что они немощны, и не собираюсь причинять им вред.
        Несмотря на решение оставаться сторонним наблюдателем, его тронула грусть, прозвучавшая в ее голосе, и ее привязанность к друзьям. Паркер почувствовал непривычное желание дать заведомо невыполнимое обещание, сказать, что ее мир останется неизменным. Но он слишком хорошо понимал, как опасна ложь, и подавил желание дотронуться до нее.
        - Часовня была их домом долгие годы, они привыкли к ней. Им будет трудно менять свои привычки, они ведь не приборы, которые можно включить в любую розетку.
        - Мы найдем что-нибудь подходящее или даже несколько вариантов. Через месяц вы почувствуете себя даже лучше, чем здесь.
        Дейзи с упреком смотрела на него своими огромными глазами, и Паркер почувствовал, как в нем шевельнулось что-то, о существовании чего он не подозревал. Он понимал, как опасно давать волю сожалениям и чувствам, понимал, что это путь к катастрофе.
        - Я помогу вам, Дейзи, - повторил Паркер, - но вам нельзя оставаться здесь. Я скоро уезжаю, и к моему отъезду здание должно быть свободно и готово к продаже.
        Дейзи стояла и молча смотрела на него, под градом слов, как под градом ударов, и наконец кивнула.
        - Вы приехали в Лас-Вегас не ради нас, вы здесь потому, что Тилли умерла, а вы ее наследник. Вы хотите посмотреть, что от нее осталось, - прошептала она. - Пойдемте, я покажу; боюсь, что личных вещей немного.
        Несмотря на то что именно затем он и приехал, ему почему-то не хотелось следовать за Дейзи. В конце концов, это ее дом, хотя и незаконно занятый. Но он не может давать волю чувствам. Дейзи - одно из дел в его ежедневнике, самое важное на данный момент, как и прошлое его тетки. Ему не хотелось заниматься ни тем ни другим. Вместе с тем и Дейзи, и прошлое тетки давали возможность на время скрыться от попыток совета директоров соблазнить его всеми по очереди великосветскими девицами на выданье Бостона.
        Паркер пристально смотрел на Дейзи. Она мило зарделась, очаровательный румянец залил щеки, грудь и ямочку в вырезе платья…
        - Паркер?
        Он вздрогнул, пойманный с поличным.
        - Извините, я думал о жилье, - солгал он. - Завтра я пришлю агента. Составьте список пожеланий для него.
        - Не ожидала такой заботы.
        Паркер вздохнул:
        - Это не забота, а здравый смысл. Я уже говорил, что думаю о деле, а не о сантиментах.
        - Значит, вы не хотите посмотреть вещи Тилли до того, как здание снесут?
        В этом она ошибалась. Ему необходимо было видеть вещи Тилли не по личным, а по деловым причинам. Но Дейзи не стоит знать, что причина его интереса - желание оградить компанию от того, что вынудило его родителей скрывать существование Тилли, ведь Тилли была ее другом. Существовало нечто темное и порочащее, заставившее его отца и мать отвернуться от Матильды. Насколько он знал своих родителей, это могло быть что угодно. Какая-то тайна, возможно, и не такая ужасная. Родители были мастерами по части разрыва связей.
        - Показывайте, - сказал Паркер и, взглянув в глаза Дейзи, понял, как холодно и высокомерно прозвучали его слова. - Пожалуйста, покажите.
        - Хорошо, пойдемте наверх. - Она повернулась и направилась в холл к лестнице, соединявшей оба здания.
        Она шла впереди него. Ее бедра покачивались у него перед глазами, и Паркеру потребовалось немало усилий, чтобы обуздать естественное влечение. Он старался думать о другом. Ее осанка, прямая напряженная спина говорили о том, что ей совсем не хочется показывать ему вещи тетки.
        - Дейзи, - произнес он тихо, - обещаю не предпринимать решительных действий сегодня.
        Дейзи внезапно остановилась, и он налетел на нее, чуть не сбив с ног. Инстинктивно он обнял ее за талию, не давая упасть. Она облокотилась на него всем телом. Он ощутил ее мягкость и податливость, и это заставило его сердце учащенно забиться. Ее изящные бедра касались его груди. Реакция его плоти не заставила себя ждать.
        Недопустимо.
        Убедившись, что она стоит прочно, он немедленно убрал руки.
        - Все в порядке?
        Она кивнула, но ее спина напряглась еще сильнее.
        - Я не подумала о том, что вы, возможно, просто выбросите вещи Тилли.
        Ему захотелось пообещать, что не выбросит, что она может оставить их себе. Но он не мог этого сделать. Вещи могут оказаться уликами, которые кто-то сможет использовать против него.
        - Посмотрим, что там, сегодня делать ничего не будем, просто взглянем. Хорошо?
        Она кивнула, всем видом излучая напряжение, а возможно, и гнев.


        Поднявшись по лестнице, Дейзи толкнула скрипучую дверь, включила свет и жестом пригласила его внутрь. Что-то блестящее привлекло его внимание. Паркер огляделся. Часть комнаты была заполнена вешалками. На одной из них висела дешевая, ничем не примечательная одежда пожилой женщины. Остальные сверкали блестками и стразами. Некоторые одеяния были украшены перьями. И все костюмы были очень откровенными.
        Он обернулся к Дейзи:
        - Это все принадлежало моей тетке? Она была…
        Дейзи подбоченилась:
        - Тилли была актрисой, кроме всего прочего.
        - Что значит - кроме всего прочего?
        - Хм, боюсь, это не поймут в Бостоне. Ваши клиенты, любящие роскошь и утонченные развлечения.
        Он похолодел.
        - Вы мне угрожаете, Дейзи?
        - Угрожаю?
        Глядя в ее удивленные глаза, он понял, что ошибается. Опять он стоит слишком близко к ней. Этому надо положить конец.
        - Чем еще она занималась? - спросил он, делая шаг назад. От его дыхания шевельнулась прядь волос у нее на виске.
        Дейзи протянула руку, как будто хотела дотронуться или оттолкнуть его. Он не понял, что именно.
        - Боюсь, я не смогу объяснить. - Она сделала шаг назад, потом еще один, еще шаг, и она упадет с лестницы.
        Паркер протянул руки, чтобы поймать ее, но она покачала головой и повернулась, собираясь спуститься с лестницы.
        - Мне пора на работу, - произнесла она. - У меня экскурсия, к тому же сегодня и завтра у нас свадьбы, - сказала Дейзи, сбегая вниз.


        Некоторое время спустя он сидел, рассматривая сравнительно недавний дневник. Несмотря на то, что дневник оказался лишь частично заполненным, не оставалось сомнений относительно бурной жизни и отдельных опрометчивых поступков, которые совершала его тетка. Что делать с проклятой тетрадью? Лучше всего разорвать и сжечь. Он подумает об этом.
        Звонок мобильного прервал его размышления. В конце концов, эта поездка и Дейзи лишь отступление от привычного хода вещей. Пришло сообщение от Фран. Она предупреждала, что Джаррод пытается выудить номер его телефона, чтобы обсудить с ним кандидатуры дам, которых следует пригласить на ежегодный бал, даваемый
«Сатклифф индастриз». Сообщение напомнило Паркеру о горячем желании совета директоров, в основном состоящего из родственников, превратить его в ходячую рекламу компании. Они хотели, чтобы он занял место отца, стал подобием некого прекрасного принца, беззаботно вальсирующего к алтарю под звуки свадебного марша, и все ради маркетинга.
        Ему не теряя времени необходимо придумать другой способ спасения «Сатклифф», сделав компанию объектом общественного внимания. Только две вещи могли этому помешать: его тетка и кареглазая проказница в украшенных цветами шлепанцах на прелестных ножках.

«Итак, разузнай все, что можно, о Матильде, найди пристанище для Дейзи и забудь о ней! Быстро», - приказал он себе.
        Прекрасная идея. Если повезет, с помощью квалифицированного агента по недвижимости он скоро избавится от Дейзи и ее подопечных и забудет, что он когда-либо знал ее.



        Глава 3

        Дейзи дождалась ухода Паркера и проскользнула в здание. Она солгала о работе: экскурсия была отменена. Безусловно, ей не хотелось терять деньги, но сейчас ее более всего заботило, что Паркер Сатклифф может значить для нее, ее друзей и ее ребенка.
        Она не хотела думать о безумии, овладевающим ей всякий раз, когда он приближается к ней. Ничего хорошего не будет, если она позволит себе даже слегка увлечься им.
        Паркер, безусловно, делал им одолжение, позволяя бесплатно жить в здании, пока он помогает подыскивать им новое жилье. Однако между ними пропасть. Он стремится уехать как можно скорее, а ей слишком часто попадались мужчины, бесследно исчезавшие из ее жизни.
        Кроме того, Дейзи все еще не могла свыкнуться с пугающей мыслью, что совсем скоро ей предстоит стать единственной опорой беспомощного младенца. Поэтому ради своих подопечных и ребенка она примет помощь Паркера, но ненадолго. Все указывало на то, что ей необходимо стать самостоятельной. Она больше никогда не будет полагаться на мужчину и доверять ему. Ради ребенка она должна найти постоянную работу, которая защитит их от всех неприятностей. Она не вправе позволить себе безответственно мечтать о богаче, который собирается вернуться к своей обеспеченной жизни и обеспеченным, утонченным и небеременным женщинам. Безответственность - второе, чего она больше не допустит.
        Первое - это не доверять мужчинам. Ее размышления прервала Лидия, которая спросила, почему она не сказала Паркеру, что беременна.
        - Скажи, - настаивала Лидия. - Пока еще не заметно, но, если скажешь, может быть, он…
        Дейзи резко встряхнула головой:
        - Он не поймет. Такие, как он, не способны понять, а если он узнает о моем прошлом и вспомнит, что мы здесь незаконно, то вполне может сообщить властям, что я неподходящая мать для ребенка, и мне придется отказаться от него. - Одна мысль об этом наполнила ее ужасом.
        - И что же теперь делать? - спросил Джон.
        Дейзи глубоко вздохнула, в тысячный раз пытаясь заглушить панические мысли о том, насколько ее друзья зависят от нее, и о том, что она может подвести их. Может, и Тилли чувствовала то же самое. У нее промелькнула мысль, что Паркер, возможно, испытывает сейчас нечто подобное, и едва не пожалела его. Он ведь не звал их на свою голову. Но об этом некогда было думать, Джон ждал ответа.
        - Ну, - сказала она, представляя, что бы ответила Тилли. - Прежде всего, мне надо в уборную, ничего особенного, обычное утреннее недомогание, а затем нам пора готовиться к свадьбе.
        Подготовка церемонии всегда заставляла Дейзи забыть обо всем. Хотя она и не собиралась замуж, она любила планировать свадьбы для других. Парадоксальность ситуации не ускользала от нее. Она помогала Тилли с юности, а Тилли обожала свадьбы. Планируя нечто особенное, например сказочную свадьбу - любимый сценарий Тилли, - она ощущала связь с ней. Стараясь забыть собственные проблемы, Дейзи с головой погрузилась в работу.
        Планируя, как принц-жених произнесет свою особенную клятву и заключит невесту в объятия, она вдруг вспомнила, как Паркер обнял ее, не давая упасть, и что она при этом чувствовала: как прижалась к его груди и ощутила его ладони на своем теле. Да, она хотела, чтобы он ее поцеловал, и на мгновение сама хотела поцеловать его. Думая об этом, Дейзи не могла не улыбнуться. «Что подумает надутый Паркер Сатклифф, если такая, как я, бросится ему на шею с поцелуями? Наверное, сдаст в полицию или немедленно вышвырнет на улицу».
        И это одна из причин держаться подальше от Паркера Сатклиффа, другая причина более прозаическая.
        Дейзи взглянула на свой живот.
        - Не знаю, как много ты слышишь и понимаешь, - обратилась она к своему нерожденному ребенку, - но я хочу, чтобы ты знал: несмотря на то, что ты появился при таких обстоятельствах, и в этом есть и моя вина, я рада, что ты существуешь, и сделаю все возможное, чтобы обеспечить тебе счастливую жизнь. Знай, я не совершу ничего безответственного, что может повредить нам. Кроме Лидии, Нолы и Джона, нас всегда будет только двое, и у нас все будет хорошо. - И тем не менее она вздохнула при мысли, что никогда не узнает вкус губ Паркера.
        Дейзи вернулась к своим записям и увидела, что написала «никаких поцелуев». На свадьбе, конечно, будет много поцелуев, просто не ее с Паркером.


        На следующий день Паркер с тяжелым чувством подошел к жилищу Дейзи и открыл входную дверь. «Почему они никогда не запирают? Кто угодно может проникнуть в дом, и что тогда будут делать одна маленькая женщина и трое немощных стариков?»
        Он нахмурился, вспомнив, что скоро все это будет не важно. И вообще, почему он об этом думает? Дейзи ему чужая, он не хочет иметь с ней ничего общего. Зачем ему нужны заботы о ней?
        - Ого, агент, должно быть, сообщил вам что-то ужасное. - Тихий голос Дейзи, донесшийся до него из-за пианино, заставил его вздрогнуть.
        Он подошел к старенькому обшарпанному пианино и увидел, что она разбирает ноты.
        - Почему вы так думаете?
        - Ну, во-первых, вы пришли, когда я вас не ждала, а во-вторых, у вас озабоченное лицо.
        Она права, в последнее время его слишком одолевают заботы.
        - Да, к сожалению, у меня не очень хорошие новости. Агент предупредила, что найти квартиру будет нелегко. Она предлагает прежде всего избавиться от собаки. Найти квартиру для арендаторов без детей и домашних животных намного легче.
        - Я слышала. - Дейзи кивнула. - И что вы ей ответили?
        Паркер помедлил.
        - Велел продолжать поиски.
        Он не упомянул, что, по словам женщины, хозяева могут потребовать дополнительную плату за животное, что сделает ее неподъемной для Дейзи. Не сказал он и о том, что агент предлагала ему телефоны питомников для собак. Возможно, Дейзи - нежелательное препятствие в реализации его планов, но она существует. Конечно, он не способен к глубокому сочувствию, как другие люди, но он старается уважать чувства окружающих.
        Паркер почему-то не сомневался, что Дейзи будет втрое тяжелее пережить любой удар, что сильно затрудняло отношения с ней. Почему он старается отодвинуть неизбежное, не имея на то времени, оставалось загадкой для него, решать которую ему не хотелось. Ответ, вероятно, не прост, а сложности ему не нужны.
        - Будем продолжать поиски, - повторил Паркер.
        - Спасибо, - ответила Дейзи неуверенно. - Надеюсь, мы скоро найдем что-нибудь и сможем покончить с этой историей… и с нашим знакомством.
        - Вы очень деликатно выразились. Я знаю, эта история нравится вам не больше, чем мне.
        - Да, я не люблю быть в долгу, и меня тяготит вся эта ситуация, но я ценю, что вы могли бы выселить нас немедленно, но не сделали этого.
        - Возможно, мне просто не хотелось попасть в газетные заголовки и привлечь всеобщее внимание в качестве скупого болвана, выбрасывающего стариков на улицу.
        Дейзи заморгала, как будто подобная мысль никогда не приходила ей в голову, и Паркер едва сдержал улыбку.
        - Об этом я не подумала, - сказала она, подтверждая его подозрения. - Поэтому вы нас и не выселили?
        - Не знаю, - ответил он честно.
        Такая мысль, безусловно, приходила ему в голову, но это, возможно, не было единственной причиной. Как и все, что касалось Дейзи, ответ не мог быть прост. Паркер поморщился.
        Дейзи кивнула:
        - Не буду допытываться, это все, зачем вы пришли? Сообщить о Ромео?
        - Не совсем. - Порывшись в вещах тетки Матильды, он понял, что они мало что могут рассказать о ее прошлом, во всяком случае, ничего об ее отношениях с его семьей. Дневник свидетельствовал о беспорядочной жизни, но был начат сравнительно недавно. В последнее время она управляла свадебной часовней и опекала Дейзи и ее команду. Ничего не было ясно, и этот кусочек головоломки из его прошлого, а возможно, и ящик Пандоры, мог затруднить его расследование, в то же время делая его более увлекательным. - Мне бы хотелось расспросить вас о своей тетке.
        Она опустила ноты, которые держала в руке.
        - Конечно. Я любила Тилли больше всех на свете.
        Это могло означать, что Дейзи постарается скрыть то, что ему необходимо знать. Это также могло значить, что расспросы о Тилли, вкупе с намерением выселить их, превращали его в одного из тех, кто нравился Дейзи меньше всего.
        Эта мысль удивила его. Паркер привык, что не очень нравится людям, не слишком огорчаясь по этому поводу, и не задумывался об этом. К несчастью, Дейзи с ее горячей привязанностью к своим друзьям, с глазами, в которых отражались все ее эмоции, заставила его вглядываться в себя. Его это, безусловно, раздражало. Бессмысленное самокопание мешало ему сделать то, что нужно, и перейти к более важным вещам.
        - Где мы можем поговорить? - спросил он. Они все еще находились в часовне, куда мог зайти кто угодно. - Кстати, вы не боитесь нежелательных посетителей? У вас открыто круглые сутки.
        Дейзи пожала плечами:
        - У нас свадебная часовня. Если мы запрем дверь, люди уйдут в другие заведения. Мы должны угождать нашим кл… людям.
        - Я не имею ничего против слова «клиенты».
        - Я имею. Приходя к нам, люди принимают очень личное решение. Они не воспринимают все это как покупку, даже платя деньги.
        - И тем не менее вы едва не произнесли слово «клиенты».
        Она вновь пожала плечами:
        - Возможно, ваше дурное влияние. Я сегодня больше чем обычно думаю о деньгах.
        Потому что он заставил ее посмотреть цены на жилье. Паркер почувствовал укол совести. И еще он испытал эротическое возбуждение, когда она заговорила о его дурном влиянии. Нет, его слишком сильно влечет к ней.
        - Я никому не скажу, что вы употребили слово на «к».
        Она устремила на него взгляд:
        - Это вполне нормальное слово, и я раньше пользовалась им, но здесь оно не годится. Именно Тилли показала мне всю важность этих свадеб. Это эмоциональное событие, меняющее жизнь. Иногда мне неловко брать за него деньги.
        Паркер едва удержался, чтобы не застонать. Как она собирается выживать в мире, где квартира стоит денег, если ей неловко брать деньги за услуги, которые она оказывает? Сидящему в нем бизнесмену захотелось взять ее за руку и прочитать лекцию о финансовых отношениях. Паркер немедленно подавил это желание. Он и так тратит здесь слишком много времени, и ей тоже, по-видимому, не очень хочется тратить время на него.
        - Давайте поговорим о Тилли, - произнес он, возвращаясь к теме разговора.
        - Тогда пойдемте в сад.
        Паркер понял, что речь идет об островке зелени, где вчера проходил прием.
        - Что вам известно о моей тетке? - задал он вопрос, выходя вслед за ней в крошечный садик.
        - Она была очень щедрым человеком, - ответила Дейзи.
        Да, разговор обещает быть нелегким. Но чего он ожидал? Дейзи, очевидно, была привязана к его тетке.
        - Когда вы с ней познакомились?
        - Мне было шестнадцать, девять лет назад.
        Он опешил:
        - Шестнадцать? Матильда удочерила вас?
        Дейзи засмеялась:
        - Ей бы это понравилось. Нет, она просто была женщиной, которая не могла пройти мимо подростка, который вот-вот попадет в беду.
        Он ждал продолжения.
        Дейзи взглянула ему прямо в глаза, набрала в грудь побольше воздуха и сказала:
        - У меня были приводы, Паркер, я провела некоторое время в колонии для несовершеннолетних, бродяжничала и, наверное, опять бы туда попала, если бы Тилли не пригрела меня. Я не люблю рассказывать о своем прошлом, но оно неизбежно всплывет, если вы начнете собирать информацию о Тилли. Я не скрываю свое прошлое, просто не распространяюсь о нем. Хочу сказать, раз вы собираете информацию о Тилли, вам необходимо знать, какой великодушной она была. Она дала приют нам всем.
        У Паркера перехватило дыхание.
        - Вы хотите сказать, вы все преступники?
        Она широко раскрыла свои прекрасные карие глаза:
        - Нет, только я, у остальных свои проблемы, бродяжничество например. Тилли спасла нас.
        Со слов Дейзи выходило, что Тилли была ангелом, но вчера она говорила, что Тилли была актрисой и не только, к тому же существует дневник и семья, вычеркнувшая ее из своих анналов…
        - Я рад, что тетка вам помогла, но…
        Дейзи посмотрела ему прямо в глаза:
        - Но?
        - Она же не была святой.
        К его удивлению, Дейзи рассмеялась. Обворожительный смех. «Неуместная мысль», - напомнил он себе.
        - Тилли пришла бы в ужас от мысли, что кто-то мог счесть ее святой.
        - У нее была судимость? - быстро спросил он.
        Дейзи не отвела взгляд:
        - Не знаю.
        Ее глаза не умели лгать. Она знала что-то, о чем не хотела говорить. Несмотря на упоминание о своем криминальном прошлом, она пыталась скрыть уголовное прошлое его тетки. Он понимал причину ее благородства, но ложь… как он ненавидел ложь. Он так дорого заплатил за нее.
        - Я читал ее дневник.
        - Не думаю, что в нем есть хоть капля правды.
        - Почему нет?
        - Тилли была не из тех, кто хвастается своими прегрешениями.
        - Но дневник ведь не хвастовство, а попытка наедине с собой облегчить душу.
        Дейзи подошла к нему, ее карие глаза сверкали гневом.
        - Я знаю, чем мы вам обязаны, мистер Сатклифф. Вы благородно закрыли глаза на то, что, поселившись здесь, мы обкрадывали вас. Если бы вы захотели отдать нас в руки правосудия, вы могли бы это сделать. Я вам бесконечно благодарна за то, что позволили нам пожить здесь еще две недели и помогаете в поисках жилья. Но я думала, вы хотите узнать ту Тилли, которую знала я, а вы собираете всякую грязь о ней.
        Они стояли вплотную друг к другу. Дейзи смотрела вверх, прямо ему в глаза. Если бы она захотела его ударить, - а судя по ее виду, она была не прочь так поступить, - ей бы это удалось. Если бы он захотел, он мог поцеловать ее, а несмотря на ее гнев, на обвинения, которые она бросала ему в лицо, и, может, из-за того, как великолепна она при этом была, ему очень хотелось прижаться поцелуем к ее губам. Паркеру всегда было наплевать, что думают о нем другие, он рано научился игнорировать подобные вещи, но теперь…
        - Я не собираю грязь о Тилли, она отсутствующее звено истории нашей семьи, и я хочу все о ней знать.
        Гневное выражение исчезло с лица Дейзи, она казалась немного виноватой.
        - Потому что она вам небезразлична?
        Ему хотелось, очень хотелось солгать. Воздух между ними был накален. Он знал, что достаточно согласиться с ней, и она прильнет к нему и он узнает вкус ее губ.
        Паркер медленно покачал головой:
        - Я слишком мало знаю, чтобы испытывать какие бы то ни было чувства к ней. Я - руководитель компании, чья репутация зависит от колебаний общественного мнения. И я не понимаю, почему необходимо держать в секрете существование сестры моей матери.
        - Вы думаете, в жизни Тилли есть нечто, способное обрушить ваши акции?
        Он открыл было рот, чтобы сказать, что это уже случилось, и тут же закрыл его. Паркер хотел, чтобы Дейзи поделилась с ним секретами, но он никогда не делился и не собирался делиться своими тайнами.
        - Мне не нравится неизвестность.
        - Хорошо, - сказала она медленно.
        - Хорошо?
        - Думаю, если причина вашего интереса - тревога о репутации вашей компании, вы не станете разглашать ее секреты кому попало.
        Ее замечание походило на вопрос.
        Он поднял бровь:
        - Вы допрашиваете меня, Дейзи?
        - Какое право я имею допрашивать владельца всего этого? Но, впрочем, немного.
        Паркер кивнул:
        - Откровенный ответ. Нет, я не собираюсь обнародовать опрометчивые поступки своей тетки, я собираюсь похоронить их как можно глубже.
        - Ради компании, не ради нее.
        Паркер не удосужился ответить. В отличие от других женщин, Дейзи не стала обвинять его в холодности - это ничего бы не изменило. Он поступал как должно.
        Дейзи вздохнула и отступила на шаг.
        - Я расскажу, что знаю, но, по правде говоря, я знаю немного, У каждого из нас, кто живет здесь, есть прошлое, поэтому мы его и не обсуждаем. Возможно, даже знакомство с нами может бросить тень на компанию, и вам лучше поскорее уехать.
        - Я и не собираюсь задерживаться…
        К его удивлению, она улыбнулась:
        - Только избавитесь от нас?
        Он лукаво взглянул на нее:
        - Я бы выразился по-другому.
        - Хм, откровенность вредна для бизнеса.
        Паркер не стал возражать. Его можно было обвинить в сухости, но не в бестактности.
        - Расскажите мне все, что знаете, Дейзи, - произнес он охрипшим голосом, как если бы молил ее о близости.
        Он увидел, как она судорожно сглотнула.
        - Расскажу, но не сейчас.
        - Простите?
        - Я слышала, как в доме прозвенел звонок, это значит, что до церемонии всего пятнадцать минут, а я не одета.
        - Не одета?
        - Да. - Дейзи готова была уйти, но вернулась. - Вы спрашивали о Тилли. Посмотрите несколько наших свадеб, они вам многое расскажут о ней. - Она отвернулась и застыла на месте. Казалось, что она вот-вот упадет.
        - Дейзи? - Паркер одним прыжком подскочил к ней.
        Она смертельно побледнела.
        - Вы в порядке?
        Она неуверенно махнула рукой:
        - Все хорошо, голова закружилась, слишком резко повернулась. Мне пора идти. - И бросилась прочь.
        Через несколько минут Паркер встретил Джона, и тот уверил его, что с Дейзи все хорошо. При этом он избегал смотреть ему в глаза, и Паркер не мог не заподозрить неладное.
        Тревога не покидала его с тех пор, как он впервые вошел в часовню и встретил Дейзи. Поездка оказалась совсем не такой, как он ожидал. Пока он терпел неудачу за неудачей.
        Он не узнал ничего существенного о тетке и приобрел квартирантов, отвлекающих его от важных дел. Кроме того, ему безумно хотелось поцеловать Дейзи - женщину с криминальным прошлым, которую вряд ли мог одобрить совет директоров. Дела не могли идти еще хуже. Или могли?



        Глава 4

        Дейзи глубоко вздохнула, надевая свой костюм. Если бы только приступы тошноты были более предсказуемы. Она чуть не выдала себя Паркеру, а их положение и без того незавидно. Как он поступит, узнав, что у нее будет ребенок? Дейзи не сомневалась, что известие о том, что поиски жилья осложняются наличием ребенка, его вряд ли обрадует. Он проявляет недюжинное терпение, но ей не стоит обманывать себя. Если дело слишком осложнится, Паркер передаст его своим адвокатам или властям, и что тогда станет с ней, ее ребенком и друзьями?
        Он хотел, чтобы она исчезла, и, несмотря на то что она всякий раз тонула в его зеленых глазах, а может, именно поэтому, Дейзи тоже хотела, чтобы он исчез. К чему хорошему может привести связь высокопоставленного магната - убежденного холостяка и бывшей малолетней преступницы в положении? При этом мог пострадать ее ребенок. Единственный выход для нее - начать больше зарабатывать и самостоятельно, без помощи Паркера найти достойное жилье.
        Ей придется закрыть часовню и найти постоянную работу. От одной этой мысли у Дейзи защемило сердце. Часовня стала для нее домом и смыслом жизни, как и для ее друзей.
        Однако сегодня она еще здесь, и ей предстоит провести свадьбу, на которой, вероятно, будет присутствовать Паркер.
        У этого типа потрясающие глаза, подбородок, который хочется погладить, и рот, который нравится ей до боли. Но все это - лишь предупреждение об опасности:
«Держись подальше, а то будет хуже». Что из того, что он дал им время, вместо того чтобы выставить на улицу.
        Любезно, но не существенно. Кристофер тоже утешал ее после смерти Тилли, и прежде, чем она успокоилась, поняла, что опять одна и беременна.
        - Нельзя на этом застревать, - напомнила она себе. - Ты здесь, - прошептала она, обращаясь к ребенку. - Я тебя не подведу. Ты и я, помни.
        Вот именно. Она благодарна Паркеру за сдержанность и не собирается вновь опираться на мужское плечо.

«Вернемся к своим обязанностям и забудем о Паркере».


        Она сделала шаг в часовню и сразу поняла - что-то не так. В атмосфере чувствовалось напряжение.
        - Господи! Что это на вас? - донесся до нее низкий голос Паркера.
        Дейзи чуть не подпрыгнула. Хотя она знала, что он будет здесь, она не ожидала, что он подойдет к ней и заговорит. Однако этот тип постоянно подкрадывается к ней и тревожит ее мысли.
        - Что на мне? - Дейзи знала, что на ней надето, но лучше уж смотреть на костюм, чем на Паркера, утопая в его зеленых глазах. - Это наша свадьба в стиле Белоснежки, одна из самых популярных.
        - Понятно, - сказал он озадаченно, явно не совсем понимая, в чем дело.
        - «Белоснежка» не принадлежит к числу ваших любимых историй? - спросила Дейзи.
        Она с удивлением увидела, что Паркер улыбается.
        - Я не критикую Белоснежку. Вы не поверите, но я тоже был ребенком, и няни показывали мне мультфильмы, я вырос не в банке.
        Дейзи улыбнулась в ответ:
        - Значит, вы появились на свет не в результате слияния компаний? - Она промолчала о том, что он упомянул фильмы, а не книги. Неужели в богатых семьях родители не читают детям сказок на ночь? Даже ее безалаберная мамаша пару раз попыталась почитать ей.
        - Не в результате слияния, - сказал он без улыбки.
        А что она хотела? Наверное, он улыбается не чаще одного раза в десять лет, иначе акционеры подумают, что он сходит с ума.
        - Я удивился, что вы не Белоснежка.
        Было что-то интимное, понимающее и очень мужское в том, как он приподнял бровь. Ей захотелось проверить, не смазана ли у нее помада. Правда, никакой косметики на ней сейчас не было.
        - Я - одна из семи гномов. - Дейзи почувствовала неловкость оттого, что Паркер видит ее в этом мешковатом наряде, и разозлилась на себя за это.
        Он кивнул:
        - Вы сами сшили костюм? Он очень точен.
        Паркер протянул руку и коснулся низко сидящего пояса. Несмотря на несколько слоев ткани, отделявших его руку от ее тела, у Дейзи учащенно забилось сердце.
        - Да, - смогла выдавить она.
        Он отдернул руку, недовольно косясь на палец, словно тот действовал сам собой. Очевидно, ему тоже не хотелось прикасаться к ней.
        - И это популярный сюжет для свадьбы? - спросил Паркер, делая вид, что никогда не прикасался к ней.
        Прекрасно, если он может делать вид, она тоже может.
        - Да. Почему вы спрашиваете?
        - Просто мне интересно, как другие продвигают свою продукцию.
        Итак, в его прикосновении не было ничего личного. Дейзи следовало почувствовать облегчение, и она его чувствовала, но к облегчению примешивалось что-то еще. Неужели разочарование? Чувствовать разочарование из-за того, что его прикосновение вызвано интересом к ее произведению, а не к ней как к женщине, глупо. Нужно радоваться, что они нашли точки соприкосновения и могут общаться на чисто деловой почве.
        - Я стараюсь, чтобы костюмы были точными. Раньше их шила Тилли, пока пальцы не скрючило артритом. Теперь шьем мы с Нолой. Ищем заготовки на распродажах и в магазинах дешевых товаров. Детали очень важны, ведь дети - строгие критики.
        Паркер окаменел.
        - Дети?
        - Да, для многих из наших клиентов это не первый брак, и у одного или обоих могут быть дети. Им нравится, когда дети участвуют в церемонии.
        - И вы идете им навстречу.
        - Не беспокойтесь, я умею обращаться с детьми, никто из них и близко не подойдет к вам. Я знаю, не все любят детей.
        Он слегка рассердился:
        - То, что я не собираюсь иметь детей, не значит, что я имею что-то против них.
        - Не иметь детей? Разве вам не нужен наследник? Я хочу сказать, вы богаты, ваш отец создал компанию, и вы, наверное, хотите передать кому-то свое состояние и семейную историю. - Она отшатнулась под взглядом, которым он ее наградил. - Извините. Это было крайне невежливо. Это не мое дело. Тилли всегда говорила, что я слишком откровенна. Не мое дело, что вы собираетесь делать с компанией и будут ли у вас дети.
        Раздражение исчезло из его глаз.
        - Моя вина. Зачем я сказал, что не собираюсь иметь детей? Скажем, у меня есть свои причины. Я не умею обращаться с детьми. В моей семье их всегда немного, ровно столько, чтобы было кому передать бизнес. Планирование семьи - чисто деловая операция. Так принято у Сатклиффов. У меня, например, есть двоюродный брат, а у него один ребенок. Так что не о чем беспокоиться.
        Дейзи захотелось защитить своего будущего ребенка от подобной расчетливости. Лучше уж неожиданная беременность и ребенок, растущий без отца. Дейзи не сомневалась, что, несмотря на то что Паркер не хочет детей, он никогда бы не бросил даже нежеланного ребенка, хотя бы потому, что это подорвет репутацию компании. Паркер придет в ужас, если узнает о ее беременности. Ведь так не принято у Сатклиффов.
        Зазвучала музыка, сигнализируя начало церемонии.
        - Отодвиньтесь подальше, вот и дети, - предупредила Дейзи шепотом.
        Она жестом показала, где должны встать дети невесты, одетые гномами. Наблюдая, как три мальчика, один из которых, едва научившись ходить, держался за руку брата, двигаются по направлению к ней, готовясь возглавить свадебное шествие, она заметила, что Паркер отодвинулся, но лишь до середины скамьи.
        Ее улыбка натолкнулась на его высокомерный взгляд.

«Вернись на землю, Дейзи. Он не умеет обращаться с детьми и не хочет их иметь. Ты и твой ребенок покажетесь ему кошмаром».


* * *
        Паркер старался не смотреть на Дейзи, ведь он остался на эту свадьбу только затем, чтобы после нее продолжить разговор о Тилли. Но Дейзи была неотразимо прелестна в своем мешковатом одеянии, с рыжими локонами, постоянно выбивавшимися из-под капюшона. Она просто сияла, и он не мог оторвать от нее глаз.
        Этого не следовало делать. Ведь он остался только затем, чтобы посмотреть церемонию. Тем не менее, когда едва научившийся ходить малыш упал в проходе, стало ясно - слез не избежать. Но Дейзи, не останавливаясь, подхватила малыша на руки, прошептала что-то ему на ухо, и процессия продолжила движение, вызвав улыбку на лице Белоснежки, спешащей навстречу своему жениху.
        Тем временем церемония продолжалась, и Дейзи успевала везде, оставаясь при этом незаметной.
        Паркер напомнил себе, что наблюдает за ней из деловых соображений, как за расторопным менеджером, распоряжающимся своим микробизнесом. Только поэтому он и заметил, что Дейзи вдруг напряглась, побледнела, наклонилась, касаясь руками колен, а затем выпрямилась. Он подвинулся к краю скамьи, встал и поспешил к Дейзи. Но не успел он добраться до нее, как его остановила ярко накрашенная молодая блондинка из первого ряда.
        - Я думала, что знаю здесь всех, уж вас бы я точно не забыла. Вы здесь работаете?
        - Нет. - Он попытался отойти.
        - Тогда позвольте представиться. Я - Мириам, сестра невесты. Замечательная свадьба…
        - Необыкновенная, - согласился Паркер, не зная, что сказать.
        Блондинка белозубо улыбнулась рекламной улыбкой:
        - Согласна, и то, как они дали роли детям… Вы ведь любите детей, мистер…
        - Сатклифф, - ответил он машинально. - Извините, приятно было познакомиться, мне нужно идти, помочь с приемом.

«Я же не чудовище», - напомнил он себе, увидев, что дорогу к Дейзи преградила группка детей.
        Перед его мысленным взором пронесся образ отца, отмахивающегося от него. Его отец всегда спешил прочь. Поэтому, когда пухлый малыш улыбнулся ему, он заставил себя улыбнуться в ответ. Малыш принял улыбку за приглашение, приблизился к Паркеру и потянул его за брюки.
        - Паркер, вы побледнели, - раздался голос Дейзи слева от него. С ней вновь все было в порядке.
        - Не беспокойтесь, - ответил Паркер.
        Она удивленно подняла брови:
        - Вы опять испачкали брюки тортом.
        Паркер взглянул вниз на большое белое пятно.
        - Мы определенно представляем опасность для вашего гардероба.

«И для моего душевного спокойствия тоже», - подумал он.
        - У меня не один костюм.
        - Уверена, что не один.
        - Вам не удастся раздразнить меня, - сказал он, слегка улыбнувшись.
        - Я видела, как вы направлялись ко мне. Хотели что-то спросить?
        - Да. - Теперь, когда все было в порядке, Паркеру не хотелось признаваться, что он беспокоился о ней.
        - Я закончу здесь через час, и мы продолжим разговор о Тилли. Вы ведь для этого пришли?
        - Конечно, - ответил он, пытаясь убедить себя, что так и есть. Полуправда - все равно ложь, а он ненавидел ложь, особенно после Эвелин.



«Если на свете есть человек, не желающий иметь детей, это Паркер», - подумала Дейзи. Он смотрел на малыша как на гранату с выдернутой чекой. Она заметила и то, как сестра невесты попыталась привлечь его внимание. Казалось, она предложит ему немедленно стать отцом ее ребенка.
        А Паркер вежливо извинился и отошел. Должно быть, такие случаи с ним не редкость. Ей не стоит забывать об этом. Чем чаще она напоминает себе о том, что разделяет ее и Паркера, тем меньше вероятность оказаться в дурацком положении, как та блондинка. Она даже пожалела ее, чуть-чуть.
        - По-моему, свадьба удалась, - произнес Паркер у нее за спиной, и она всем телом ощутила его присутствие.
        Почему голос этого человека заставляет ее думать о всяких глупостях? Например, как выглядит Паркер без одежды. Возможно, между ней и белокурой сестричкой не такая уж большая разница.
        Дейзи улыбнулась. Она не позволит Паркеру заметить, что она так же подвержена его чарам, как и остальные женщины.
        - Да, Белоснежка - беспроигрышный вариант.
        - Я видел, многие просили дать визитки. Сколько у вас сценариев свадеб?
        - Не знаю. Иногда я их персонифицирую, но даже в стандартном сценарии всегда есть что-то свое. Иногда случается что-то непредвиденное. Все предвидеть нельзя.
        - Например, плачущий ребенок, которого нужно успокоить?
        Почему он об этом заговорил?
        - О, это ерунда.
        - Мне это не показалось ерундой, вы действовали как профессионал. А что не ерунда?
        Дейзи пожала плечами:
        - Драки, пьяные, женихи и невесты, не являющиеся на церемонию или сбегающие с нее.
        - И часто это случается?
        - Чаще, чем можно ожидать. Особенно брошенные невесты. - Дейзи нахмурилась.
        - И как вы поступаете?
        - Стараюсь успокоить невесту и ее родных, как могу.
        Паркер не отрываясь смотрел на Дейзи. Она могла себе представить, что не только женщины млели от него, но и он бросал не одну, что делало его неподходящей компанией для женщины, которую так часто бросали.
        - Мне кажется, часовня не такое легкое дело. Женщина, занятая на двух работах, вполне может переутомиться, - произнес Паркер.
        Дейзи посмотрела ему в глаза. Вероятно, он заметил, что ей было плохо, пришлось выбежать из часовни и подышать свежим воздухом. Но теперь все в порядке, и она не собирается объяснять ему причину.
        - Я взрослый человек, Паркер, и знаю, когда приходится брать на себя слишком много и что в этом случае делать. Почему вас это волнует?
        Он покачал головой:
        - Не имею ни малейшего понятия. Впрочем, у меня есть сотрудники, и я много лет несу ответственность за людей.
        - Я не ваша сотрудница. - Меньше всего ей хотелось, чтобы кто-либо проявлял заботу о ней из-за неправильно понятого чувства ответственности.
        - Нет, вы не сотрудница. Вы…
        - Я - заноза в боку, - сказала она, зная, что ему не нужны арендаторы.
        - Я бы так не сказал, - ответил он, не отрицая тем не менее справедливости ее шутливого замечания.
        - Я могла бы дать ваш телефон сестре невесты, она не прочь иметь от вас детей. Вот это было бы настоящей занозой. Я же просто хочу по-прежнему проводить свадьбы в вашей часовне.
        Паркер улыбнулся, вправду улыбнулся:
        - Хотите представить себя меньшим из зол, Дейзи?
        - Я готова на все. Чего вы от меня хотите?
        Он посмотрел на нее слишком долгим взглядом. На секунду ей показалось, что Паркер рассматривает ее губы. Дейзи вдруг почувствовала себя женщиной под мешковатым костюмом, и ей захотелось съежиться. Она ощутила силу его взгляда и поняла, как такой человек может управлять империей. Должно быть, он рожден для того, чтобы заставлять других повиноваться, раскрывать свои секреты, заставлять женщин угождать ему. Если бы в Штатах были особы королевской крови, он был бы одним из них.
        Паркер вздохнул:
        - Чего я хочу? О чем мы, Дейзи? Расскажите мне о Тилли. Мне необходимо все знать, а вы, по-видимому, владеете ключом от двери.
        Дейзи взглянула на него:
        - Пожалуй, пойду надену костюм привратника. Я скоро вернусь, Паркер, провожу гостей из сказки, и мы поговорим о реальных событиях.
        К тому же ей просто необходимо не отрываться от реальности. Паркеру могут нравиться ее губы. Ей ничуть не меньше нравятся его губы, объятия и все остальное, но это не для нее. Ей до него не дотянуться. Он как динамит - может взорвать и ее, и ее ребенка, и весь ее мир.
        Поэтому, прежде чем вернуться, Дейзи прочитала себе самой нотацию, пообещала своему ребенку, что Паркер никогда не будет его отцом, и это - хорошо. Пообещала себе, что будет вести себя официально и держать дистанцию.
        И надеялась, что обещания удастся сдержать.



        Глава 5

        Ожидая возвращения Дейзи в саду, Паркер включил мобильник и обнаружил несколько сообщений от Фран. Очевидно, Джаррод и совет директоров решили придать делу новый импульс, стараясь привлечь внимание Паркера к каждой из дебютанток, присутствующих на ежегодном балу компании. Бал в этом году было решено провести через три недели, накануне открытия нового спа-комплекса. Совет директоров, должно быть, полагал, что, если на балу Паркер будет оказывать знаки внимания достойной претендентке, слухи о возможной женитьбе наследника Сатклиффов помогут компании вернуть утраченные позиции.
        Ему не нравилась эта идея, однако, пробыв в Be race несколько дней, он так и не придумал ничего лучше. К тому же он не узнал ничего существенного о Тилли и семейных тайнах. Хотя ее прошлое и не было безупречным, пока он не обнаружил ничего, за что ее имя стоило вычеркнуть из семейных анналов. Несомненно, в истории ее жизни должно было быть что-то более значительное, способное повредить семье и компании.
        Перелистывая сообщения и снимки, присланные Фран, он думал о том, что у Дейзи может быть ключ к этой истории. С раздражением закрыв телефон, он вполголоса чертыхнулся и тут же заметил Дейзи, которая не сводила глаз с него и его телефона. Наверное, ее заинтересовали фотографии, но, к ее чести, она не задала никаких вопросов.
        - Ну, что ж, - сказала она. - Давайте говорить о Тилли.
        - Давайте. - Потому что ему совсем не хотелось говорить о фотографиях. Было что-то недостойное в том, как секретарша шлет ему снимки, словно он выбирает невесту по каталогу. К тому же один взгляд на бабочек, украшающих шлепанцы на хорошеньких ножках Дейзи, заставил его забыть все, что написала Фран, кроме того, что все эти женщины хороши собой, образованны и имеют безупречную репутацию. - Бабочки? - спросил он.
        Она подняла тонко очерченную бровь:
        - Имеете что-нибудь против бабочек?
        - Вовсе нет. - Она была вправе ответить вопросом на его вопрос. Ее бабочки и пальчики, которые ими украшены, - не его дело. Он не за этим приехал, ему необходимо думать о том, как вернуть клиентов «Сатклифф». - Расскажите побольше о Тилли, - обратился он к Дейзи, устроившейся на белой чугунной скамье. - Она была вашим другом, бывшей танцовщицей и придумывала костюмы для свадеб. Что еще вы о ней знаете?
        - Вы не хотите посмотреть остальные ее вещи? Там может быть что-то, что позволит вам лучше узнать ее.
        - Обязательно - после того, как поговорим. Честно говоря, мне немного неловко копаться в ее вещах.
        Дейзи засмеялась:
        - Могу вас уверить, что Тилли не постеснялась бы покопаться в ваших. Она всегда утверждала, что можно многое узнать о человеке по вещам, которые он носит.
        Паркер посмотрел вниз на ее украшенные бабочками ноги, и Дейзи спрятала их под скамью.
        - Извините, их нельзя не заметить.
        Дейзи лукаво взглянула на него:
        - Не смогу одолжить вам эти шлепанцы, они слишком легкомысленные и не пойдут к вашему костюму.
        Он понял - она его дразнит. Из-за того что он поставил ее в неловкое положение? Не первый случай в его жизни. Неспособность к непринужденному общению и выражению чувств помогала ему повелевать и вместе с тем сковывала его собеседников. Это создавало дистанцию между ним и другими людьми, а дистанция может быть не так уж плоха.
        - Могу поклясться, вы никогда не носили шлепанцев.
        - Поймали.
        - Тилли иногда надевала шлепанцы, но в основном носила балетки. Она всегда хотела танцевать, даже когда утратила эту возможность. Это была ее мечта, - сказала Дейзи печально.
        - Вам хотелось, чтобы мечта исполнилась?
        - Почему бы нет? Разве не всегда в отношении тех, кого мы любим, нам хочется, чтобы у них было все, что нужно для счастья?
        - Вероятно. - Откуда ему было знать? Паркеру пришло в голову, что неизвестный ему член семьи был единственным человеком в этой семье, способным вызывать глубокие чувства. Интересно, изменило бы знакомство с теткой его жизнь?
        Дейзи не сводила с него глаз. Все это может вызвать новые личные вопросы, на которые ему не хотелось отвечать, и привести к неприятностям.
        - Вам приходилось видеть, как Тилли танцует? - спросил он.
        - Нет, но у нее остались друзья, которые рассказывали мне об этом. Думаю, в ней что-то было. Если бы она не упала и не сломала ногу, наверное, дольше оставалась бы на сцене. Впрочем, Тилли относилась ко всему философски и не видела смысла оглядываться назад. Она всегда говорила: не стоит вспоминать о том, что нельзя изменить.
        - И все-таки сохранила все свои костюмы.
        - Да, - сказала Дейзи с еще большей грустью. - Но когда человеку не хочется говорить о прошлом, вы не задаете ему вопросов, особенно если любите его.
        Паркер поднял голову:
        - Мне приходится задавать вопросы. Она была моей теткой.
        - И вы уже говорили, что, не зная ее лично, не можете испытывать теплых чувств.
        - Не упрекайте меня, Дейзи. Даже если бы мы были знакомы, я просто не привык к открытому выражению чувств.
        - Думаю, это не мешает некоторым женщинам.
        Паркер опешил, а потом сконфуженно нахмурил брови, заметив, что Дейзи покраснела.
        - Женщинам в моем телефоне? Я не знаком ни с кем из них.
        Пришла очередь Дейзи удивляться.
        - Но они у вас в телефоне.
        Паркер пожал плечами:
        - Совет директоров хочет, чтобы я женился ради продвижения компании. Поэтому мне присылают фото потенциальных невест.
        - Не слишком ли это расчетливо?
        Так и есть. Даже он не был настолько бесчувствен, и тем не менее в отчаянии и он рассматривал такую возможность.
        - Это бизнес, а бизнес…
        - То, что принято у Сатклиффов, - продолжила Дейзи.
        Паркер невесело рассмеялся, хотя она и попала в точку.
        - Я хотел сказать, бизнес - главное в моей жизни, однако вы правы - так принято у Сатклиффов.
        - Вы так и поступите?
        - Не знаю. Моя свадьба не будет скромным семейным торжеством. Ее цель - привлечь всеобщее внимание, устроить спектакль, шоу. Мне придется играть роль, а я - плохой актер.
        - Я - неплохая актриса. - Она посмотрела ему в глаза.
        Его как зачарованного тянуло к ней.
        - Вы предлагаете давать мне уроки актерского мастерства?
        - Может быть.
        - А что хотите взамен? - Конечно, Паркер не собирался брать уроки у Дейзи, ее ответ был нужен ему, чтобы прояснить положение.
        - Не выселяйте нас.
        Он покачал головой:
        - Не могу.
        Дейзи нахмурилась, но это лишь добавило ей привлекательности в его глазах.
        - Почему? Разве у вас нет другой недвижимости?
        - Да, но не здесь. К тому же…
        Она ждала продолжения.
        - Я не знаю, почему Тилли держали в секрете, но уверен, на это были веские причины. Известие о том, что мне принадлежит эта недвижимость, что у меня была тетка, похоже на дом с привидениями в наследство. Приходится искать привидения и выяснять, насколько они опасны, чтобы обезопасить себя. Потом необходимо замуровать дом, чтобы призраки не вырвались наружу.
        - Вы полагаете, в жизни Тилли было что-то по-настоящему компрометирующее?
        - Не знаю.
        - Не было, не могло быть.
        - Откуда вам это известно?
        - Я знала ее.
        - Правда? И что вы знаете?
        - Я знаю, что она была хорошей и доброй женщиной. Она приютила Нолу, Лидию, Джона и меня. К тому же у нее были друзья.
        - А что вам известно о ее прошлом?
        Дейзи открыла рот и снова закрыла его.
        - Вы знаете не больше моего, - прошептал Паркер.
        - Я знаю, что Тилли была лучше своего прошлого, - сказала Дейзи. - Я знаю, что прошлое не должно вечно преследовать человека, если он исправился. Никто не безгрешен.
        - Согласен, но мне необходимо знать правду. И я все равно продам здание, извините.
        - Если я помогу вам разузнать то, что вам нужно, если окажется, что в прошлом Тилли нет ничего, способного повредить компании, может, вы передумаете избавляться от всего этого и порывать с Лас-Вегасом?
        Паркеру хотелось согласиться, хотя он и не знал почему. Он был уверен, что, когда расстанется с Дейзи, расставание должно быть окончательным. Но время шло, а он ничего не нашел. Возможно, Дейзи права и находить нечего. Во всяком случае, разделавшись с делами здесь, он сможет вплотную заняться «Сатклифф». Положение критическое: финансовый отчет, присланный Фран утром, не оставлял сомнений в том, что акции компании продолжают падать в цене.
        - Думаете, что сможете мне помочь?
        - Могу попытаться. Я все-таки репортер и умею проводить расследование. К тому же я знаю круг, в котором вращалась Тилли, некоторых из ее знакомых.
        - Ну, хорошо. Если вы поможете найти то, что я ищу, если вы окажетесь правы и мои выводы в отношении тетки поспешны, я не буду вас выселять.
        Дейзи сдержанно кивнула:
        - Это справедливо. Мы не в состоянии оплачивать аренду часовни. К тому же часовня принадлежала Тилли, и теперь она ваша.
        Безусловно, он вправе закрыть часовню немедленно, но какая от этого польза? К тому же Паркеру было любопытно, почему люди предпочитали свадьбы у Дейзи в этой не самой элегантной часовне. Как человек, чей бизнес испытывает трудности, он интересовался деловыми успехами других.
        - Джон говорит, что обвенчал рекордное число пар в часовне, - сказал Паркер, избегая напоминать, что здание принадлежит ему. - Как вам удается совмещать несколько занятий?
        Дейзи пожала плечами:
        - На экскурсиях я занята лишь частично: пару раз в неделю плюс замены, статьи я вообще пишу лишь иногда в свободное время и не слишком много зарабатываю на них.
        Таким образом, если часовня закроется, у Дейзи будут проблемы, во всяком случае, пока она не найдет другую работу.
        - Будем считать вашу помощь в расследовании арендной платой, и пусть часовня пока функционирует, но я скоро должен буду уехать.
        - Понимаю, - сказала Дейзи грустно, однако не стала возражать.
        Почему-то он огорчился, что она не стала возражать.
        - Хотите посмотреть вещи Тилли сейчас? Осталось еще несколько коробок.
        - Я… да. - Он не был уверен. В прошлый раз он не обнаружил ничего интересного и при этом чувствовал себя соглядатаем.


        Войдя в комнату Тилли, Паркер бросил взгляд на шкафы, коробки, кладовую.
        - Интересно, как бы она отнеслась к тому, что совершенно чужой человек копается в ее вещах?
        Дейзи сжала губы:
        - Мне остаться?
        Паркер вопросительно взглянул на нее:
        - Чтобы надзирать?
        Дейзи улыбнулась:
        - Надзирать за вещами Тилли? Ей бы это показалось забавным, она любила все необычное.
        - Вы тоже необычная женщина.
        - Не думаю, что этим я ей и нравилась. Сначала она любила меня, потому что я нуждалась в ней, потом просто потому, что любила. Знаете, как это бывает.
        - Не вполне.
        Дейзи широко раскрыла глаза от удивления, но потом кивнула:
        - Обычаи Сатклиффов. Планирование семьи. Няни. - Она замолчала, поскольку и так все было ясно.
        - Нечего меня жалеть. У меня было все, о чем ребенок может мечтать, слуги, исполняющие любое желание.
        Почти. Полузабытое воспоминание о том, как, подбежав к отцу, он услышал, что слишком многого требует, что у отца множество важных дел, прервало ход его мыслей. В его семье не знали, что такое любовь. Во всяком случае, такая, какую имела в виду Дейзи.
        Но он не собирался думать об этом. Паркер присел на край кровати в полуметре от Дейзи. Дневник, который он до этого просматривал, лежал на ночном столике между ними. Паркер взглянул на него.
        - Выдумки, - сказала Дейзи.
        Паркер промолчал и открыл коробку и опять обнаружил боа из перьев, шляпы и бижутерию - дешевые безделушки, которыми украшают сценические костюмы. То же самое было и в остальных коробках.
        - Тилли обожала наряжаться, - вставила Дейзи. - Но это не то, что вы ищете.
        - Я не знаю, что ищу.
        - Вы ищете компромат. И если найдете, спрячете его, чтобы никто никогда не узнал правды. Приятно, наверное, быть достаточно влиятельным, чтобы скрыть все, что тебе угрожает?
        - Не знаю. Никогда этого не делал.
        Его ответ поразил Дейзи. Глаза стали огромными, она сидела так близко, что он мог бы коснуться соблазнительного колена.
        - Вы никогда не использовали свою власть, чтобы скрыть нечто нежелательное? Я думала, что использовали. Вы готовы скрыть правду о Тилли, кажетесь таким упрямым, целеустремленным и…
        - Холодным, мне это уже говорили, - сказал Паркер.
        Однако, сидя так близко к Дейзи, смотревшей на него с простодушным удивлением, с ее босыми ногами в шлепанцах, он совсем не чувствовал себя холодным.
        - Я не хотела сказать, что вы действительно холодны.
        - Хотели. И я такой и есть.
        Она протянула руку и коснулась его, как будто пыталась переубедить, и если в его крови и был лед, он мгновенно растаял и превратился в пламя. Одним рывком Паркер подвинулся к ней, обхватил за талию и притянул к себе. Наклонившись, он прижался губами к ее губам.
        Он упивался ею так, как мечтал с первой встречи, стремясь к ней всем телом, несмотря на то что касался ее лишь рукой и губами. Его мозг перестал функционировать. Он отпускал ее и вновь осыпал поцелуями. Дейзи отвечала ему и даже готова была обвить руками его шею, но вдруг окаменела и отшатнулась от него.
        - Нет, не сейчас, - произнесла она.

«Интересно, что она имеет в виду?» - подумал он. В то же время Паркер понимал, что сейчас Дейзи спасает их обоих. Он не смог бы остановиться и пошел до конца, а это грозило немыслимыми осложнениями. Дейзи стала бы для него божественным несчастьем, но она чувствует, что в долгу перед ним, а у него уже были такие неравные отношения. Это всегда ужасно, потому что вынуждает другого человека лгать ему, а он этого не выносил и не хотел переживать вновь.
        Очевидно, что Дейзи тоже не желала того, что тлело между ними, и он не собирался спрашивать, что означает «не сейчас».
        - Не сейчас? - спросил он вопреки здравому смыслу.
        Было видно, что ей неловко, но она выпрямилась и гордо с вызовом взглянула на него:
        - Полагаю, я не первая женщина, с которой вы целовались. Вы же не думаете, что вы - первый мужчина, с которым целовалась я?
        Конечно нет, тогда почему ему так трудно смириться с мыслью о другом, возможно, не столь холодном мужчине, целующем Дейзи? Ему должно быть все равно.
        - Я не так наивен и знаю, что многим хотелось целовать такую женщину, как вы.
        Она вздрогнула, словно он сказал что-то не то. Наверное, она права.
        - Такую, как я?
        - Я не хотел вас обидеть. Я имею в виду вашу привлекательность, а не вашу мораль.
        Дейзи зарделась и вновь стала очаровательной, прекрасной и соблазнительной.
        - Мне лучше заняться коробками, - сказал он.
        - Не думаю, что найдете что-то стоящее.


        Дейзи оказалась права, ничего существенного они не обнаружили, но одну вещь они все-таки нашли.
        - Мне кажется, это вы, - вдруг сказала она, указывая на газетную вырезку, выскользнувшую из папки.
        Паркер удивленно уставился на нее, потом кивнул:
        - Да, я, это мой первый корпоративный бал «Сатклифф», после того как меня официально приняли в компанию.
        - Обряд посвящения? Год, когда окончилось ваше детство и вы стали мужчиной?
        - Можно сказать и так. По словам моего отца, мальчиков Сатклифф вообще не бывает. Мы становимся мужчинами с момента, когда начинаем говорить и учиться повиновению.
        К его удивлению, Дейзи скрестила руки на груди:
        - Должна сказать вам, Паркер, что, по-моему, Сатклиффы не очень приятная компания.
        - Не очень, - согласился он и неожиданно для себя улыбнулся.
        - Что в этом смешного?
        - Думаю, то, что вы осмелились сказать мне это в лицо.
        - Никто раньше не пытался говорить вам неприятные вещи?
        - Не так смело, как вы.
        - Жаль, но я считаю преступлением лишать ребенка детства.
        - Полагаю, ваше детство было счастливым.
        - Нет, но я знаю, каким оно должно быть. Итак, у Тилли есть хотя бы одна ваша фотография. Это кое-что доказывает.
        - Ничего это не доказывает. Она по-прежнему неизвестная родственница, которую никогда не упоминали в моем присутствии. - Тем не менее Паркер вдруг понял, что не был единственным человеком, которого оттолкнули его родители.
        - Может, вы и не знали о ее существовании, но она уж точно знала о вас.
        - Ну и что? - спросил Паркер, поворачиваясь к Дейзи.
        Она побледнела, зрачки расширились.
        Дейзи вздернула подбородок и коротко кивнула, как будто слова давались ей с трудом.
        - Если она знала о вашем существовании, возможно, она хотела, чтобы вы унаследовали часовню. Возможно, если бы она не умерла, вы бы встретились, тайна была бы раскрыта и ваша семья воссоединилась.
        Слова Дейзи натолкнули Паркера на мысль о родителях и о том, какими они были, о дневнике и об откровенных костюмах Тилли. В его семье воссоединение со слезами и объятиями, как в кино, было просто невозможно.
        Паркер посмотрел в сияющие глаза Дейзи:
        - Вы не просто придумываете истории для свадеб, вы в них верите?
        Она покачала головой:
        - Нет, но мне бы хотелось.
        Именно поэтому ему не следовало больше никогда целовать Дейзи, но это совсем не означало, что у него не было такого желания.



        Глава 6

        Дейзи не спала всю ночь, обдумывая, как помочь Паркеру больше узнать о Тилли. Ей хотелось сохранить свой дом, и к тому же было необходимо как можно скорее прекратить все отношения с Паркером. Она призналась себе, что не осталась равнодушной к его чарам. Возможно, из-за того, что он не выселил их немедленно, как мог бы и хотел сделать, а еще потому, что она буквально таяла в его присутствии.
        Как бы то ни было, этому необходимо как можно скорее положить конец. Она не может сейчас увлечься каким бы то ни было мужчиной, не говоря о Паркере, который недвусмысленно заявил, что рассматривает женитьбу исключительно как средство спасения компании, а в качестве подходящей невесты не видит никого, кроме дебютантки.
        Дейзи захотелось закричать и броситься прочь. Поцелуи Паркера превращали ее в комок нервов. Она хотела его тогда и хотела сейчас.
        - Этого мне только не хватает, - пробормотала Дейзи. - Что же теперь делать?
        Ответ очевиден: помочь Паркеру найти то, что он ищет, он уедет, а она будет спасена.
        Все по порядку. Необходимо разработать хороший план, но после бессонной ночи в голову не приходило ничего стоящего, кроме одной робкой идеи.
        Дейзи взяла трубку и набрала номер Паркера, даже это простое действие казалось чем-то интимным, не говоря о волнении, которое она почувствовала, услышав его низкий голос.
        - Вы ранняя пташка, Дейзи.
        - Да, я только что проснулась и все еще в постели. - «Господи, что я говорю?» Ее слова вызывают в воображении картины постели, белья, полуобнаженных тел и Паркера рядом с ней.
        Паркер промолчал.
        - Надеюсь, я вас не разбудила, - выпалила она. - Экскурсия по местам, связанным с Тилли, показалась мне неплохой идеей.
        - Простите?
        - Экскурсия по ее любимым местам, потом можно зайти к кому-нибудь из ее друзей. Они могут знать больше, чем я.
        - Конечно, друзья. - Он произнес это слово, как будто никогда раньше не слышал его. - Прекрасная мысль! Как насчет десяти часов?
        - Отлично. - У нее будет время позвонить этим друзьям и собрать людей на экскурсию, тогда не придется оставаться наедине с Паркером.
        Дейзи никак не могла забыть его поцелуи и то, как властно и горячо он это делал. Она не должна привыкать к его объятиям, хотя они ей и очень нравятся.
        Ей просто нужно держаться подальше от рук и губ Паркера, составить план экскурсии, позвонить друзьям Тилли, успокоиться и одеться.
        Но все оказалось не так просто. Когда Паркер пришел на час раньше назначенного времени, ее охватил страх и отчаяние. Она бросилась из дома, крикнув Ноле, что идет прогуляться и скоро вернется. Меньше всего ей хотелось, чтобы Паркер видел ее в таком состоянии, их встречи и без того походили на «американские горки». Дейзи бросилась вниз по улице, в небольшой сквер. Она приведет себя в порядок, справится с утренним недомоганием, нарисует на лице улыбку и будет готова к встрече с Паркером.


        Паркер улыбнулся Ноле, и та неуверенно улыбнулась в ответ.
        - Дейзи нет, она пошла погулять. Она много гуляет в последнее время.
        - Вы знаете, куда она пошла?
        - Да, в сквер, вниз по улице. Возможно, мне не следовало вам этого говорить, но я беспокоюсь о ней, особенно теперь, - призналась Нола.
        Паркер подумал, что проведение экскурсий и работа репортера не оставляют Дейзи достаточно свободного времени, а тут еще и его приезд.


        Паркер остановился в тени фонтана рядом с Дейзи.
        - Нола сказала, что вы здесь и что вы много гуляете в последнее время.
        - Нола - прелесть, но она слишком много болтает и беспокоится, ей не следовало вам этого говорить.
        Ее вид не оставлял сомнений, что Нола волновалась не зря.
        - Вам не обязательно помогать мне в поисках информации о Тилли. Мы что-нибудь придумаем, я кого-нибудь найму.
        - Нет! Мы договорились.
        - Я не собираюсь нарушать уговор.
        - Неужели вы не понимаете? Если вы кого-то наймете, я не буду участвовать в поисках информации о Тилли, а именно об этом мы и договаривались.
        - Дейзи, когда я вошел в одну дверь, вы выскочили в другую. Очевидно, что мое присутствие нарушает ваш покой. Мне не следовало целовать вас. Мне следует извиниться.
        - Я тоже целовала вас, и нам обоим не следовало… - Дейзи закрыла глаза и пошатнулась.
        Не теряя ни минуты, она бросилась в кусты, и ее вырвало.
        Когда ей стало легче, она смущенно возвратилась к Паркеру:
        - Извините, я терпеть не могу, когда люди видят меня в таком состоянии.
        - То есть это не впервые? Вы были у врача?
        Дейзи помедлила, пытаясь привести в порядок дыхание, и взглянула на Паркера:
        - Вам кто-нибудь говорил, что вы диктатор?
        - Да, многие.
        - Наверное, это естественно, потому что вы богатый…
        - Осел?
        Дейзи улыбнулась:
        - Я хотела сказать - бизнесмен.
        - Вы говорите так из вежливости.
        - Вы не то, что вы… сказали.
        - Вот это вы точно сказали из вежливости. Вы даже не можете произнести это слово.
        - Это грубое слово. Тилли вымыла бы мне рот с мылом, во всяком случае, пригрозила бы. К тому же вы не так плохи.
        Паркер насмешливо взглянул на нее:
        - Благодарю вас.
        - Во всяком случае, я не могу допустить, чтобы вы подумали, что имеете отношение к моему недомоганию.
        - Мое появление стало стрессом для вас. Теперь вдобавок ко всем обязанностям вам приходится помогать мне расследовать прошлое моей тетки. Кроме того, я знаю, что вы беспокоитесь о будущем.
        - Разве не все беспокоятся о будущем? Вот вы беспокоитесь о «Сатклифф».
        - Это другое, я родился для этого.
        - Паркер, вы разрушаете мое представление о богатстве. Есть в нем что-нибудь хорошее?
        К ее удивлению, он усмехнулся и стал еще более неотразимым.
        - Смейтесь почаще, - сказала Дейзи.
        - Я подумаю, - пожал плечами Паркер.
        К счастью, он не стал расспрашивать о причине ее болезни.
        - Со мной все в порядке. Я хочу, чтобы вы знали - я намерена сама провести расследование. Друзья Тилли - хорошие люди, и я не собираюсь натравливать на них дознавателей. К тому же когда вы уедете, вам захочется закрыть дверь между собой и прошлым, а я хочу сознавать, что отработала за свое вторжение на вашу территорию. Кроме того, нам пора начинать экскурсию.
        Он не ответил, а когда Дейзи наклонилась к нему, подхватил ее на руки.
        Дейзи вскрикнула:
        - Паркер, что вы делаете?
        - Несу вас. Вы нездоровы, и вам не следует гулять в такую жару, поэтому мы едем к врачу, экскурсия может подождать.
        Его руки обнимали ее, и она ощутила, насколько он силен.
        - Я уже была у врача, - вдруг сказала она, стараясь не касаться Паркера.
        - Должно быть, это был не очень опытный врач, раз вы все еще больны.
        - Я не больна. Это обычное дело.
        До него наконец дошло.
        - Вы беременны?
        Она неловко кивнула.
        - Вы беременны, и через несколько месяцев у вас будет ребенок.
        - Через семь, - уточнила она.
        Паркер посмотрел на ее живот, словно опасаясь, что из него вот-вот появится нежданный ребенок. Что в прошлом Паркера могло вызвать такое отношение к детям?
        Впрочем, это не ее дело. Ей следует помнить, что Паркер категорически против детей, а у нее в этом году неизбежно будет ребенок. Не следует забывать, что мужчина, особенно такой, как Паркер, лишь отвлечет ее от того, что действительно имеет значение в жизни: ребенка, ее подопечных и необходимости обеспечить им надежное будущее.


        Они наконец добрались до дома, и Паркер осторожно опустил Дейзи на землю.
        - Почему вы раньше ничего мне не сказали?
        - Я не рассказываю об этом всем и каждому. - Это была лишь полуправда. Дейзи опустила глаза. - Сначала я боялась, что вы ищете в нас недостатки на случай судебного иска. Боялась, вы захотите представить меня женщиной, которая не достойна воспитывать ребенка, и я его потеряю…
        Паркер тихо выругался, но Дейзи расслышала и инстинктивно прикрыла рукой живот.
        - Неужели вы думали, что я могу причинить вред беременной женщине?
        - Не физически.
        - Извините, вы сказали «сначала», потом вы, по-видимому, поняли: что я не так ужасен.
        - Вы не ужасны, вы не выгнали нас на улицу, но я знала, как вы относитесь к детям.
        - То, что я не хочу заводить детей, не означает, что я плохо к ним отношусь. Напрасно вы не сказали.
        - Какое это имеет значение?
        Паркер отвернулся:
        - Наверное, никакого, но однажды я встречался с беременной женщиной, ребенок не был моим, но она угрожала сообщить газетчикам, что он мой, если я на ней не женюсь.
        Дейзи опешила:
        - Я бы никогда так не поступила.
        - Я и не опасался этого.
        - Думаю, опасались, чуть-чуть. Паркер, хочу, чтобы вы поняли: я не собираюсь замуж. У меня есть серьезные причины для того, чтобы остаться одинокой. Я не умею ладить с мужчинами, у меня на них аллергия.
        К удивлению Дейзи, Паркер улыбнулся:
        - Не думаю.
        - Не думаете что?
        - Что у вас аллергия на мужчин, у вас нет аллергии на меня, вчера я вас целовал, и ничего не случилось.
        Вот тут он ошибался.
        - Вы правы. На вас у меня нет аллергии, но мне не нужен мужчина, и я не собираюсь замуж. Если вы думали, что я хочу навязать вам своего ребенка, вы ошиблись. Мой ребенок будет любимым и желанным.
        Загорелое лицо Паркера побледнело, но он не отвел взгляд.
        - Туше! Сам напросился.
        Возможно, а возможно, и нет. Глядя в полные боли глаза Паркера, Дейзи не сомневалась, что причина в чем-то большем, нежели лживая подружка, и видела, что ее слова причинили боль. Ей ведь тоже нечем похвастаться, и она не ангел.
        Именно поэтому им необходимо как можно скорее завершить свое краткое знакомство. Сейчас их пути пересеклись, но между ними пропасть. Ничего общего, разные цели в жизни.

«Так что подумай о целях, Дейзи», - сказала она себе.
        - Я переоденусь и присоединюсь к вам в десять.
        - Вы уверены, что хотите этого?
        Она улыбнулась:
        - Ищете повод нарушить уговор?
        - Вы провоцируете меня, Дейзи?
        - Да.
        Он склонил голову и протянул ей руку.
        Она проглотила смущение и вложила руку в его ладонь. Их рукопожатие длилось чуть дольше необходимого. Дейзи ощущала биение пульса Паркера и тепло его руки. Зеленые глаза смотрели сурово и грозно.
        - У меня есть недостатки, Дейзи, но обещаю не нарушать договор. Отныне и до тех пор, пока мы не найдем то, что ищем, или пока мне не придется искать другие возможности, мы - партнеры. Верьте мне, Дейзи.
        - Вам пора понять, что у меня проблемы с доверием, - прошептала она.
        - У меня тоже.
        - Хорошо, я постараюсь доверять вам и выполнять наш уговор.
        - В этом я с вами.
        Она взглянула на свою руку, которую Паркер все еще держал, и он отпустил ее.
        Когда она, как и обещала, вернулась через десять минут, руку не переставало покалывать, как будто он оставил на ней неизгладимый след.
        В этом не было ничего хорошего. Когда он уедет, от него не должно остаться ни воспоминаний, ни сожалений, ни ощущения чего-то несбывшегося.
        Жаль, что она не может просто стереть его из памяти и из сердца. Самое лучшее, что можно сделать, - покончить со всей этой ситуацией.
        Они вышли из дома вместе.



        Глава 7

        Экскурсия, которую Дейзи организовала для Паркера, оказалась содержательной, хотя они и не узнали ничего, что пролило бы свет на причину нежелания его родителей говорить о тетке. Паркер отметил, как легко Дейзи сходится с людьми.
        - Дорис Дуган, это Паркер, я привела его в твою очаровательную чайную ради твоих незабываемых историй, например о моей тетке, и, безусловно, чудесного чая и печенья. У Дорис самое лучшее печенье, - обратилась она к Паркеру.
        - О, эта девушка знает, как сделать приятное, - сказала Дорис, потрепав Дейзи по щеке. - Тебе нужны истории, я расскажу.
        И она принялась рассказывать, как однажды они с Тилли приютили целую группу туристов, у которых сломался автобус. Им пришлось развлекать и кормить путешественников.
        - Тилли была прирожденным организатором развлечений и умела обращаться с детьми, - сказала Дорис. - Может, потому, что не имела своих. Она делала все с такой отдачей, словно опасалась, что ей не хватит суток на все добрые дела.
        - Мне кажется, она была замечательной женщиной, - сказал Паркер.
        - Не обольщайтесь, ангелом она не была, любила выпить и была очень неравнодушна к мужчинам. Но сердце у нее было доброе.
        И так было везде, куда бы они ни пришли. Все приветствовали Дейзи как родную.
        - Познакомьтесь с Клаусом, - говорила Дейзи. - Тилли танцевала в его ночном клубе, когда у него был клуб.
        Клаус обнял Дейзи, пожалел, что так редко ее видит, и сказал, как скучает по Тилли.
        - Тилли была та еще штучка, могла заставить мужчину попотеть. Вроде как у вас с Дейзи.
        Как мог Паркер объяснить Клаусу, что у них с Дейзи все совсем не так? Ведь для него все так и было: ему было больно и бросало в жар, у него тряслись руки и пересыхали губы. Отрицать это значило бы обидеть Дейзи, а признать - еще хуже. Правда в том, что он не хотел желать Дейзи, а она не желала хотеть его. У них были совершенно несовместимые цели в жизни, но…
        - Мне кажется, Дейзи излучает сияние, - сказал Паркер.
        Дейзи заморгала:
        - Простите?
        Клаус кивнул:
        - Хорошо сказано! Послушай, Дейзи, для парня, который не работает в газете, как ты, у него прекрасное чувство языка. Мне бы не помешало такое определение, когда я рекламировал своих танцовщиц.
        Дейзи улыбнулась:
        - Хорошее выражение, но не думаю, что это обо мне.
        Паркер и Клаус переглянулись и хором произнесли:
        - О тебе.
        - Думаю, дело в ее манере держаться, и потом шлепанцы, - сказал Паркер. - И вообще все: улыбка, глаза, фигура, в общем, Дейзи.
        - Мне самому не очень нравятся шлепанцы, - сказал Клаус, - но Дейзи - милашка. Берегите ее, не так, как тот, другой.
        Они вдруг посерьезнели.
        - Это не входит в мои планы, - согласился Паркер.
        - Нам пора идти, - вмешалась Дейзи, - но Паркер интересуется танцовщицами, а мне всегда интересно вспомнить Тилли, так что, если что-то вспомнишь, позвони мне.
        Клаус бросил на нее пристальный взгляд:
        - У меня было много танцовщиц, Дейзи.
        - Знаю, но ведь Тилли была особенной, ты всегда говорил.
        Он оглушительно захохотал:
        - Поймала, ну и ловкая ты, Дейзи.
        - Конечно, иногда девушке приходится ловчить. - Говоря это, она не смотрела на Паркера.
        Интересно, о чем она думала: о том, что, получив предупреждение, не освободила помещение, или о том, как скрыла от него беременность? Паркер не сомневался, что и при других обстоятельствах она поступила бы так же, но сейчас они говорили о Тилли.
        - Тилли часто говорила подобные вещи, - произнес Клаус. - Она умела выживать и делала то, что необходимо.
        Паркер попытался представить тетку. Умела выживать, может быть, как и он, она сумела не сломаться под гнетом Сатклиффов.
        - Раймонд тебя не обижает? - спросил Клаус. - Раймонд у меня ручной.
        Они попрощались, вышли и направились к машине Паркера.


        Лишь проехав несколько кварталов, Паркер повернулся к Дейзи:
        - Раймонд у вас ручной? Он ведь не собака?
        Дейзи подняла глаза и рассмеялась:
        - Конечно нет, он очень даже человек.
        Человек, который, очевидно, обожает Дейзи, и до этого Паркеру не должно быть дела. Он сцепил руки на руле:
        - Он отец вашего ребенка?
        Дейзи поперхнулась и закашлялась.
        Паркер резко свернул на обочину, опасаясь, что стал причиной ее недомогания. Он протянул руку и, не зная, как поступить, стал слегка массировать ей спину, стараясь не обращать внимания на то, какая она теплая и мягкая на ощупь.
        - С вами все в порядке? - спросил он.
        - Нет, да, - ответила она, заикаясь. - Паркер, со мной все хорошо, но…
        Он нехотя убрал руку.
        - Раймонд - хозяин турагентства, в котором я работаю. Отец моего ребенка далеко, не знаю где. Он был просто другом, я думала, что он - друг. Когда Тилли умерла, мне было очень плохо. Крис был рядом и был добр ко мне. Я была дурой и сделала глупость.
        - Вы с ним спали.

«Конечно, да, именно так появляются дети. Как будто ты этого не знаешь, Сатклифф!»
        - Я не собираюсь оправдываться. Я испытала потрясение, но, в конце концов, я взрослый человек.
        Паркер грозно нахмурился:
        - Он видел, что вы не в своей тарелке, и воспользовался этим.
        - Нет, - грустно ответила она. - Мне бы хотелось так думать, чтобы обелить себя, но, как я уже сказала, я не собираюсь оправдываться. Я, хотя бы частично, несу ответственность за то, что произошло. Конечно, я обвиняю и его, но только потому, что доверяла ему, а он бросил меня, едва получив то, что хотел. Когда я узнала о беременности, то позвонила ему. Разговор не был приятным, и на следующий день он поменял номер. Я ругаю себя за то, что доверилась тому, кому не следует доверять.
        Паркер знал все о подобных ситуациях, о людях, которые использовали других людей. Он не дал бы этому типу сбежать так легко. Он сразу же возненавидел этого человека, но вынужден был признать, что, по правде говоря, не потому, что он - причина беременности Дейзи, а из-за того, что он провел с ней ночь, о которой он не может даже мечтать.
        - Он - подонок, - настойчиво произнес Паркер.
        Дейзи коснулась его руки:
        - Я не хочу тратить время, жалея себя. Зачем? Мне нужно думать о будущем: найти работу и дом для ребенка и еще выполнить обещание, данное вам.
        И когда все будет сделано, он уедет.
        Паркер повернулся к ней:
        - Вы - благородный человек, Дейзи.
        - Несмотря на то, что обманом заняла ваше здание?
        - Несмотря.
        - Спасибо, это самое приятное, что мне довелось слышать о себе.
        Усмехнувшись, он тронулся с места.
        - Лучше, чем «излучать сияние»?
        - При слове «сияние» мне кажется, что у меня блестки по всему телу.
        Паркер чуть не съехал в кювет от этой мысли. К счастью, он никогда не давал воли чувствам, и на этот раз данное качество оказалось кстати. Не глядя на Дейзи, Паркер крепко сжимал руль.



«Да, это была встряска», - думала Дейзи. Происходящее немного пугало. Зачем ей понадобилось упоминать блестки на теле? Ответ был еще более пугающим. Ее потрясла забота Паркера и его прикосновение. Она больше не могла управлять собой. Со всем этим пора было кончать. Приезд Паркера перевернул всю ее жизнь, в которой и без того было достаточно потрясений: бегство ее отца, смерть матери, жизнь на улице и смерть Тилли…
        Дейзи глубоко вздохнула, заставляя себя оставить воспоминания и приняться за работу. Разговор с Клаусом подал ей идею написать статью о танцовщицах, о дамах кордебалета и о Тилли, тем самым окончательно распрощавшись со своей приемной матерью-подругой.
        Она понимала, что на это ей необходимо согласие Паркера. Именно поэтому она и оказалась у входа в его роскошный отель. Дейзи позвонила, но Паркер был занят и прислал за ней лимузин. Сидя в огромном роскошном автомобиле, она осознала, насколько велика пропасть между ней и Паркером. И будто этого было недостаточно…
        - Мистер Стенсон занимает весь верхний этаж, - сообщила женщина-портье, вручая ей ключ от лифта в пентхаус.
        Дейзи открыла было рот, намереваясь сказать, что ее не интересует какой-то мистер Стенсон, и снова закрыла его. По-видимому, Паркер держал свое пребывание здесь в тайне, чтобы избежать расспросов о делах, о спа-комплексе, а возможно, и о будущей невесте.
        Дейзи вспомнила фото потенциальных невест - девушек с модельной внешностью, уверенных в себе, образованных. Она взглянула на свою короткую юбку, шлепанцы, пошевелила босыми пальцами и чуть не подпрыгнула, когда открылась дверь лифта.
        - Вишни? - произнес Паркер, глядя на ее ноги.
        Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Он улыбался, и у нее екнуло сердце - глупое сердце.
        - Каждой паре шлепанцев свое время.
        - Женщина с чувством справедливости, мне это нравится. - Он понизил голос, и ей было нелегко сохранить непринужденный и легкомысленный вид, но она сделала над собой усилие.
        - Уверена, вы привыкли, что женщины тают, когда вы говорите «мне это нравится».
        Он опешил от неожиданности.
        - В общем, нет. - Паркер пропустил ее внутрь. - А вы растаяли?
        Она ухмыльнулась ему в лицо, хотя это и было нелегко.
        - Я пошутила.
        - Я вижу.
        Ничего он не видел. Она совершенно растаяла.
        - Хочу обсудить с вами один проект, который может коснуться Тилли. - Она последовала за ним в огромные апартаменты, из окон которых открывалась панорама Лас-Вегаса. - Ну и ну, мистер Стенсон может позволить себе все это, у богатства есть свои преимущества.
        Паркер предложил Дейзи сесть, но она была слишком взволнована, чтобы усидеть на месте. Она почувствовала, что он наблюдает за ней, и повернулась в его сторону:
        - Как вам понравилась моя идея?
        - Тем, кто любит истории, это понравится, да и Клаус будет в восторге.
        - А вам? Мне придется упомянуть Тилли.
        - У нас разные фамилии. Она прожила здесь столько лет, и никто не догадался, что она из нашей семьи. Так что мое согласие вам не нужно.
        - Знаю, но я должна была спросить.
        - А если бы я сказал «нет»?
        - Я бы не стала писать.
        - Просто потому, что кто-то вам запретил?
        - Нет, но на момент смерти вы, по-видимому, были ее единственным родственником. К тому же она хранила вашу фотографию.
        - Фотографии.
        - Простите?
        - Я захватил тот ящик с собой. В нем оказалось множество вырезок, касающихся меня. Я не собирался скрывать это от вас.
        Дейзи пожала плечами:
        - Вы не обязаны делиться со мной чем бы то ни было.
        Он нерешительно улыбнулся почти незаметной улыбкой:
        - Думаю, я присваиваю часть вашей жизни. Тилли играла особую роль в вашей жизни, вы вправе узнать, что было в ее вещах.
        У Дейзи перехватило дыхание, и она отвернулась.
        Перед ней на огромном столе раскинулся макет, украшенный вывеской: «Сатклифф спа-комплекс».
        - Думаю, вам надо обновить отдел рекламы, очень уж скучное название.
        Паркер засмеялся:
        - Оно временное.
        - Шутите? Я думала, комплекс вот-вот откроется.
        - Так и есть, мы просто еще не придумали название.
        - Мне кажется, необходимо что-то особенное, например «Декаданс», «Уголок молодости», «Шелковые струи».
        - Мои люди над этим думают.
        Дейзи опустила глаза на макет:
        - Мистер Стенсон всегда путешествует с макетом того, над чем в данный момент работает? А как же любопытная прислуга?
        - Прислуге хорошо платят за невнимательность. И перестаньте беспокоиться о том, что ваш визит выдаст меня. Никто не знает о нашем знакомстве.
        Она немного беспокоилась и поэтому ни разу не назвала его по фамилии во время вчерашней экскурсии.
        - Что вы думаете о проекте спа-комплекса, Дейзи?
        - Комплекс замечательный, даже макет великолепен.
        - В нем что-то не так, - заметил он. - Он должен заставить говорить о себе.
        - Иначе пострадает компания, - прошептала она.
        - Да.
        - И в этом упрекнут вас?
        - Я буду упрекать себя.
        - Но вы же не один, у вас есть совет.
        - Да, и я игнорирую их мнение со дня смерти своего отца. Им хочется, чтобы я стал им, а я - не он. Он был…
        - Человеком, лишившим вас детства.
        Он окинул ее пристальным долгим взглядом:
        - Я уже говорил, что многие дети могли бы позавидовать мне в детстве.
        Она не была в этом уверена.
        - Когда вы начали работать в компании?
        - Неофициально - с двенадцати лет. Я начал изучать историю «Сатклифф», подразделения, финансы, начал выдвигать идеи. Я любил компанию, она наполняла смыслом мою жизнь.
        - Вы ее по-прежнему любите.
        - Да, но я не гожусь на роль того самого Сатклиффа, которую я вынужден играть. К сожалению, со дня смерти отца с компанией творится что-то неладное. Она истекает кровью, умирает.
        - И даже крошечный скандальчик может перевесить чашу, - прошептала она. - Поэтому вы были так обескуражены, обнаружив нас в своем доме, поэтому вам необходимо разузнать все о Тилли. А теперь еще и беременная квартирантка. Если хотите, я сделаю заявление и поклянусь, что познакомилась с вами всего пару дней назад.
        Он покачал головой:
        - Ни в коем случае. Никто не знает ни о вашей беременности, ни о нашей встрече.
        - Да, к тому же в Лас-Вегасе вы мистер Стенсон и можете делать все, что заблагорассудится.
        - Мистер Стенсон так и поступит.
        - Возможно, мистеру Стенсону необходимо расслабиться, хотя бы ненадолго.
        - Посоветовала женщина, которая сама работает круглые сутки. Кстати, завтра суббота, Дейзи, что вы собираетесь делать?
        Она попыталась подавить смущение и не смогла.
        - У меня завтра две свадьбы, очень необычные.
        Паркер улыбнулся:
        - Вы трудоголик. Можно мне посмотреть?
        Дейзи подумала, что любая другая женщина и внимания не обратила бы на такую просьбу, но в ее крови играли гормоны. Стоило Паркеру открыть рот, она начинала представлять их вместе, в постели.
        Напрасно она надеялась, что не краснеет. Она напомнила себе, что он ждет ответа, и приказала губам ответить.
        Именно потому, что ей очень хотелось согласиться, Дейзи знала: она должна сказать
«нет». Она реагировала на звук его голоса, на мужскую уверенность в нем, которая напоминала ей о вкусе его поцелуя. Она чувствовала себя одной из женщин в его телефоне, полной надежд и слегка отчаянной. Но ей не суждено стать одной из этих женщин. Ее не выберут ему в невесты, и она больше никогда не доверит свою судьбу мужчине. Тем не менее ее волновал его внимательный взгляд.
        - Вам не нравятся свадьбы, - напомнила Дейзи.
        - Я ничего не имею против них, мне просто не хочется играть главную роль. Если вы не хотите, я не приду. Что необычного в этих свадьбах? Там же не будет полуголых людей?
        Неужели она об этом говорила? Какой стыд!
        - Не обязательно было напоминать мне об этом.
        - Вы правы, извините меня, я просто дразнил вас.
        - Нет, там не будет полуголых людей, если, конечно, вы не разденетесь, - насмешливо парировала она.
        В тот же момент огромная комната показалась Дейзи небольшой. Ей показалось, что кондиционер выключился, одежда прилипла к телу, а руки и губы Паркера оказались слишком далеко.
        - Простите, иногда я говорю не то, что следует. У меня слишком длинный язык и большой рот.
        - Он - совершенство, - произнес Паркер, не отрывая взгляда от ее губ.
        Она вцепилась в свою юбку.
        - Что совершенство?
        - Ваш рот.
        - Мне пора идти.
        - Я знаю, - кивнул он.
        - Почему вы хотите присутствовать на свадьбах?
        - Не волнуйтесь, Дейзи, у меня чисто деловые причины. Меня всегда интересовали успешные предприятия.
        - Чисто деловые, - сказала Дейзи с облегчением и улыбнулась. - Приходите, - пригласила она, направляясь к лифту. - Я оставлю за вами лучшее место.
        - Опять будут гномы и принц?
        - Лучше, эльфы.
        Неожиданно его глаза потемнели от страсти.
        - Вы сводите меня с ума, - произнес он в момент, когда за ней закрывалась дверь. Дейзи не успела спросить, хорошо это или плохо.
        Что бы там ни было, ее отношения с Паркером становились опасными.



«Я должна положить этому конец», - прошептала она себе перед сном. Необходимо более активно искать работу, не связанную с часовней, и подходящее жилье. И это надо сделать самостоятельно, без помощи Паркера. Не стоит полагаться на мужчину. Ей не следует проводить столько времени в обществе Паркера, так как он все больше и больше нравится ей.

«Все мои истории с мужчинами были неудачны, а Паркер рожден разбивать сердца. Не следует слишком приближаться к нему». И тем не менее она знала - ей не устоять. Ей так хотелось хотя бы раз поцеловаться с ним перед разлукой.



        Глава 8

        Когда Паркер вошел в часовню за сорок минут до начала церемонии, Дейзи там не было. Нола в волнении заламывала руки, Лидия сжимала губы, а Джон мерил часовню шагами.
        - Дейзи всегда приходит не позже чем за час до начала, - сообщил он. - Это ее обязанность. У каждого из нас своя роль, но она - главная, на ней все держится. Когда Тилли занемогла, Дейзи подхватила бразды правления. Просто не знаю, что делать без нее.
        - Не могу поверить, что Дейзи подвела вас, - сказал Паркер.
        - Конечно нет, - ответила Лидия с раздражением. - Если сможет, Дейзи придет, но мы не знаем, где она. Я позвонила Раймонду, и он сказал, что экскурсий сегодня нет.
        Паркер едва не запаниковал, понимая причину беспокойства пожилых подопечных Дейзи, и тут же вспомнил:
        - Расследование. Она говорила, что собирается писать статью, в которой будет упомянута Тилли. Сейчас она, должно быть, берет интервью у Клауса или у кого-то еще.
        - Правда? - спросила Нола тоном испуганной маленькой девочки.
        Паркер не был уверен, что следует ответить.
        - Вчера она сама мне сказала.
        Нола с обожанием погладила его руку, поднялась на цыпочки и поцеловала Паркера в щеку.
        Паркер окаменел. Никто никогда не обращался с ним так непосредственно. В его мире не было места проявлениям чувств. Он не знал, как ему реагировать, и понимал, что, вероятно, напоминает ей робота.
        - Спасибо, - произнес он неуверенно и увидел Дейзи, спешащую по проходу.
        Она смотрела на него так, как будто видела его неловкость и понимала ее причину.
        - Паркер только что сказал нам, что ты, наверное, готовишь статью, - сказал Джон.
        Почему Дейзи выглядит виновато?
        - Да, говорила, - сказала Дейзи, избегая прямого ответа.
        Паркер вспомнил ручного, по ее словам, Раймонда и почувствовал глупый укол ревности. Он подавил его, потому что ему не было оправданий, кроме того, что Эвелин обманывала его с отцом своего ребенка, в то же время планируя выйти за него замуж и растить этого ребенка под фамилией Сатклифф.
        Но Дейзи не собирается замуж. Он ведет себя как идиот. Наверное, вся эта ситуация и положение «Сатклифф» выводят его из равновесия. Он здесь лишь для того, чтобы понять, отчего люди предпочитают эту часовню более стильным и богато оформленным.
        - Думаю, нужно отпустить Дейзи, ей необходимо надеть костюм эльфа, - сказал Паркер.
        Джон посмотрел на него с недоумением, Дейзи рассмеялась.
        - Простите, - сказала Дейзи. - Вчера я ошиблась, это наша историческая свадьба. Вам бы пошел костюм исторического романтического героя.
        Подопечные Дейзи разошлись по своим делам. Паркер поднял бровь:
        - Итак, эльфов не будет, и вы ошиблись?
        Дейзи виновато взглянула на него:
        - Ну, не совсем ошиблась, я поддразнивала вас. Вас никто никогда не дразнил?
        - Честно говоря, нет, у меня другие отношения с людьми.
        - Вы хотите сказать, что у вас нет нормальных отношений? - Она прикрыла рот рукой. - Забудьте мои слова, я ведь только дразнила, а не издевалась над вами.
        - Думаю, издевались чуть-чуть, но я это заслужил, - произнес Паркер с улыбкой. - Знаю, иногда я кажусь слишком высокопарным и напрашиваюсь на насмешки. Итак, эльфов не будет?
        - В следующий раз я сниму свадьбу с эльфами на видео и пришлю вам копию.
        Потому что в следующий раз Паркер будет в Бостоне, здание будет продано, а Дейзи лучше всего будет забыть. У него будет компания и, возможно, достойная невеста, а у нее ребенок.
        - Итак, историческая свадьба?
        - Невеста - большая поклонница Джейн Остин, а мы всегда стараемся сделать все, чтобы не разочаровать виновников торжества.
        Паркер смог убедиться в этом, наблюдая за церемонией. Музыка была тщательно подобрана, убранство часовни и костюмы гостей соответствовали эпохе. Когда Джон обращался к новобрачным, казалось, что он знает их много лет.


        Паркер нашел Дейзи по окончании свадебной церемонии.
        - Как вам это удается?
        - Удается что?
        - Создать впечатление, что жених и невеста ваши старые друзья?
        Дейзи покачала головой:
        - Ничего особенного, я заранее беседую с ними и индивидуализирую церемонию. Свадьба должна быть незабываемым событием для каждого.
        - А что, если будущие молодожены вам не нравятся?
        - Я притворяюсь.
        - Солжете.
        - Это не ложь. Первое впечатление бывает обманчивым. Вам кажется, вы встретили человека, с которым хочется прожить жизнь, а потом оказывается, что вы ошиблись.
        Паркер не сомневался - в этот момент Дейзи имела в виду не часовню.
        - Вы правы, - согласился Паркер. - Вы - мастер притворяться.
        - Спасибо, но чаще всего я не притворяюсь.
        Паркеру пришло в голову, что подобно женщинам, охотившимся за его именем и деньгами, Дейзи притворяется, что он нравится ей. Ему принадлежат здание и бизнес, которые кормят ее. Может, она старается произвести хорошее впечатление.
        Паркер ненавидел себя за подобные мысли, но не мог исключать такой возможности.
        Приведя часовню в порядок, Дейзи выбежала за дверь и вернулась в другом наряде.
        - Ковбои и их подружки? - спросил Паркер.
        - Да, - сказала она. - Кстати, Нола плохо себя чувствует, может, вы возьмете на себя ее роль? Конечно, если это не полностью противоречит обычаям Сатклиффов.
        Не скрывая удивления, Паркер окинул Дейзи строгим взглядом настоящего Сатклиффа.
        - Не думаю, что это хорошая мысль.
        - Представьте себе, что это репетиция Хеллоуина, примерка костюма.
        - В нашем доме не приняты карнавальные костюмы.
        - Даже простенькие? - удивленно спросила она. - Простыня для привидения или для сенатора в тоге…
        - Обычно мы уезжали из города в эти дни. Отец не хотел, чтобы чумазые детишки докучали нам, клянча сладости. Уверен, я вам все испорчу.
        - Наверное, подобное поведение недостойно Сатклиффа, мне не следовало предлагать. Сбегаю к соседям, попрошу помочь.
        - Нет, нет и нет. Беременная женщина не должна бегать и работать за двоих.
        Дейзи строго посмотрела на него:
        - Не ведите себя со мной как Сатклифф, Паркер. Я работаю.
        - Знаю, и веду себя как осел. Я помогу, скажите, что делать.
        От облегчения у Дейзи засияли глаза.
        - Все очень просто, это - обыкновенная ковбойская свадьба.
        Хотя он видел, с какой легкостью Дейзи и ее помощники исполняли свои роли, от одной мысли, что придется общаться с незнакомыми людьми, его мутило.
        Дейзи коснулась руки Паркера:
        - Я помогу, все будет хорошо. У вас нет с собой джинсов?
        - Боюсь, у меня их вообще нет.
        Дейзи с удивлением взглянула на него:
        - Иногда я забываю, что мы с вами родились на разных планетах.
        Паркер пожал плечами:
        - На нашей планете не носят джинсы.
        - Ничего, обойдемся без них. Снимите пиджак, и пусть Лидия даст вам жилет, шляпу и шейный платок.
        Паркер схватил Дейзи за руку.
        - Вам начинает нравиться выбивать меня из колеи? - спросил он.
        - Может, чуть-чуть.
        - Постараюсь быть полезным и не раздражать гостей.
        - Спасибо, просто приветствуйте гостей и помогайте им побороть смущение.
        - Как дворецкий?
        Она усмехнулась:
        - Как ковбой-дворецкий.
        - Я постараюсь сделать все, чтобы не испортить свадьбу, Дейзи. - Паркеру нравилось пикироваться с Дейзи, она была достойным и умным соперником. К тому же она была очень хороша в облегающих джинсах, розовой жилетке, розовых ковбойских сапожках, с белой ковбойской шляпой, висящей за спиной. - А где же шлепанцы?
        - Сегодня особый случай.
        Паркеру захотелось заключить Дейзи в объятия, но она, подмигнув, убежала.


        - Спасибо, - сказала Дейзи по окончании церемонии. - Вы действительно помогли. Вы обращаете внимание на мелочи. Несколько дам признались мне, что почувствовали себя принцессами.
        - Этому я научился у знаменитых дворецких Сатклиффов.
        Дейзи окинула Паркера долгим взглядом, обмахиваясь программкой, как веером.
        - Могу себе представить, что чувствует большинство женщин, когда вы рядом и готовы выполнить любое их желание.
        Он улыбнулся:
        - К вашим услугам, дорогуша.
        Она взглянула на него:
        - Я сказала - большинство женщин, не я, у меня иммунитет.
        Он помнил, что она это говорила, но помнил и то, как она расслабилась в его объятиях. Впрочем, Дейзи старается не хотеть его, и ему надо подавить желание поцеловать ее. Не хотеть ее. Как ему это удастся? Он понятия не имел. Однако увлечься Дейзи означало катастрофу.
        Сейчас они наедине. Гости и помощники Дейзи ушли. Играла тихая музыка. Паркеру безумно хотелось заключить в объятия и покрыть поцелуями Дейзи.
        - Потанцуйте со мной, - сказал он вместо этого.
        - Это не то, что следует делать.
        - Не то, но согласитесь, это ведь только танец.
        - Хорошо, - сказала Дейзи, оказываясь в кольце его рук. - Сделаем вид, что мы - ковбой и его подружка.
        - Нет, не будем притворяться. Мы те, кто мы есть. Двое людей с разных планет, с разными целями, которые случайно пересеклись, но не совпали.
        Дейзи задумчиво кивнула, и Паркер ощутил лимонный аромат ее шампуня. Они закружились в танце, он крепко прижал ее к себе и почувствовал волнение оттого, что она так близко.
        - Вы так хорошо притворяетесь. Не мое дело, но что вы скажете ребенку о его отце? Скажете, что он был беспринципным мерзавцем?
        - Возможно, мне захочется именно так сказать. - Она погладила живот. - Я не знаю правильного ответа, но хочу, чтобы начало жизни моего ребенка было лучше, чем начало моей жизни.
        - Дейзи…
        - Я говорю это не для того, чтобы вызвать сочувствие, однако, когда я родилась, моего отца уже не было с нами, а когда я выросла и попыталась его найти, то узнала, что он уехал специально, чтобы не иметь ко мне никакого отношения. Я сделаю все для счастья своего ребенка, окружу ее заботой, чтобы она почувствовала, что мы - одно целое и никакой отец нам не нужен. Наверное, я скажу, что он был хорошим человеком, которому обстоятельства не позволили остаться с нами.
        - То есть солжете. Во спасение. - Паркер нахмурился.
        - Мне не нужно ваше одобрение. Я сделаю это ради ребенка.
        - Вам не нужно мое одобрение, и мне понятно, почему вы это сделаете, просто… - Паркер устало вздохнул. - Просто потанцуем, - сказал он, понимая, что, скорее всего, ему никогда больше не удастся настолько приблизиться к Дейзи. И прекрасно, между ними слишком много препятствий.
        Вместе с тем он подумал, не убеждала ли его Эвелин в своей любви тоже во спасение. Он не был уверен, но знал, что ничего хорошего из этого не вышло, и не собирался попадаться вновь.
        Он и Дейзи могут обмениваться улыбками и шутками и даже танцевать, но его жизнь - в Бостоне с Сатклиффами, а ее - здесь в организации свадеб, освещающих ее существование. Если он не остановится, а она не остановит его, его всю жизнь будет мучить вопрос, не притворялась ли она из-за того, что он мог разрушить ее жизнь, потакая ему во спасение себя и своих друзей.
        Он вообще не будет думать о ее ребенке.



        Глава 9

        Дейзи положила трубку и сразу же позвонила Паркеру.
        - Клаус обнаружил ящик с вещами Тилли, скорее всего, ничего существенного.
        - Я ни на что особенно и не надеюсь, - согласился Паркер, - но все-таки хотел бы взглянуть. Клаус не будет возражать, если я заберу ящик?
        - Он сказал, вы можете оставить его себе.
        Вот так Дейзи и оказалась снова в логове льва.
        - Можно мне остаться и посмотреть? - спросила она, входя в апартаменты вслед за Паркером.
        Дейзи старалась сдержать волнение. Эта находка отличалась от того, что они нашли в комнате Тилли. Об этих вещах Тилли забыла, возможно, они сохранились со времени ее приезда в Лас-Вегас.
        - Мы ведь партнеры по поиску.
        Не совсем так. Паркеру требовалось убедиться, что в жизни тетки не было ничего компрометирующего, а Дейзи казалось, что она и так знает о Тилли все. К тому же никакие находки не смогут вернуть ее.


        - В основном костюмы, никаких зацепок в отношении ее прошлого.
        - Кроме письма, - заметила Дейзи.
        - Какого письма?
        - Спрятанного под молнией в подкладке одного из костюмов. - Дейзи протянула Паркеру письмо. - Она, должно быть, дорожила им, если спрятала его.
        Но и в письме не было ничего важного.
        - Нет и намека на ее прошлое, - заметил Паркер.
        - Кроме упоминания о том, что одна женщина - Лайза Бретт - оказалась настоящим другом.
        - Да, но вы говорили, у Тилли было много друзей.
        - Говорила, но письмо указывает на более тесную дружбу, чем с остальными знакомыми Тилли. К тому же я никогда не встречала этой женщины. Клаус говорил, что она недолго работала в клубе тридцать лет назад. Если они с Тилли дружили, может, и делились секретами.
        Паркер не отрывал глаз от письма.
        - Если эта женщина жива, мы можем ее найти. Однако, если ей известны секреты Тилли, вы уверены, что хотите их знать?
        - А вы?
        - Лучше знание, чем неизвестность.
        - Вы правы. Мне необходимо оправдать Тилли. В конце концов, она единственная, кто годится на роль бабушки моего ребенка.
        - А если новости окажутся плохими, вы солжете во спасение?
        - Они не будут плохими.
        - А все-таки?
        - Тогда я расскажу ребенку о женщине, которую знала я.
        - Извините, - произнес Паркер, ероша свои роскошные темные волосы.
        - За что?
        - Должно быть, я кажусь вам бесчувственным, хладнокровно копаясь в прошлом женщины, которая хранила мои фотографии и заметки обо мне и чье имущество я унаследовал. Мои методы…
        - Часть того, что принято у Сатклиффов?
        Он улыбнулся:
        - Я так и знал, что это выражение будет использовано против меня. Звучит несколько напыщенно, но мы вообще довольно напыщенны. Мы рано становимся самостоятельными.
        Дейзи начала понимать, что значит «быть самостоятельным»: не показывать признаков слабости, никаких объятий и внешних проявлений чувств, а возможно, и полное их отсутствие. Она думала, что Паркер опасен, она недооценила его.
        - Такой человек, как вы, может до смерти напугать такую, как я. Я, как правило, принимаю решения под влиянием чувств.
        - А для меня нет ничего ужаснее, чем это.
        Она улыбнулась:
        - Паркер, вы не знаете, что такое ужас.
        Однако она была уверена - он знал. Дети не рождаются бесчувственными. Родители, вынуждавшие его скрывать свои чувства, должно быть, превратили его детство в кошмар, несмотря на все их богатство. Ничего удивительного, что он не хочет иметь детей. Может, он просто уверен, что не сможет дать ребенку всего, что ему нужно. Хорошо, что он ее предупредил, и ей необходимо держаться от него подальше.
        - Каковы бы ни были наши причины, мы оба интересуемся прошлым Тилли.
        - Ну что ж, я найду Лайзу Бретт.
        - Наймете частного сыщика? - спросила она.
        - Только в случае необходимости. Я уже говорил, что доверяю только фактам и цифрам. Я займусь поисками. Вы можете понадобиться, когда я ее найду, для личной беседы.
        - Да, поначалу вы можете ошеломить.
        - Сухостью.
        - Умением держать все под контролем, - парировала Дейзи.
        - Вам нет необходимости угождать мне. Я вам ничем не угрожаю. Мы отложили поиски жилья.
        - Знаю, что вы отложили, а я продолжаю искать. Я поняла, что больше не должна подчиняться обстоятельствам.
        - Больше?
        - Раньше я так и жила. Возможно, это ваше влияние.
        - Не уверен, что это хорошо. Я уже говорил, какое впечатление произвела на меня ваша работа в часовне. При этом вы постоянно решаете что-то на ходу.
        Она пожала плечами:
        - Согласна, и все-таки мне необходимо быть более активной, поэтому я продолжаю искать жилье и работу.
        - Дейзи, - нахмурился он, - я сказал, что могу в этом помочь…
        Она жестом остановила его:
        - Я хочу сама найти жилье и не быть обязанной вам местом, в котором я сплю каждую ночь.
        Паркер скрипнул зубами, его глаза потемнели.
        - Для неэмоционального человека вы неплохо даете женщине понять, что она…
        - Сводит мужчину с ума? Заставляет жалеть о том, что ничего нельзя изменить? Что упоминание места, где вы ложитесь спать, заставляет меня хотеть сорвать ваши шлепанцы и все остальное и немедленно тащить вас в постель? Да, даже совсем не эмоциональный человек чувствует голод, глядя на вас. Это не означает, что мне это нравится.
        У Дейзи бешено забилось сердце. Ей захотелось расстегнуть пуговицы на его рубашке и дотронуться до его груди.
        Она глубоко вздохнула.
        - Мне это тоже не нравится, - произнесла она слегка дрожащим голосом. - Я лучше перефразирую свои слова. Мне необходимо найти жилье. Я скоро стану матерью-одиночкой и должна быть самостоятельной.
        - И вы ищете работу? А как же часовня?
        - Она ваша. Чем лучше я вас узнаю, тем яснее вижу, что не могу в ней остаться.
        Он взглянул на нее так, словно она его ударила. Ей захотелось приласкать его, но не успела она подумать об этом, как обиженное выражение сменилось неприступным, которое она так хорошо знала. Он вновь стал Сатклиффом.
        - Я хотела сказать, нам лучше оборвать всякую связь, когда мы покончим со всеми делами. Теперь я это понимаю.
        - Тогда вам не обязательно продолжать поиски прошлого Тилли, я предложил найти вам жилье в награду за помощь.
        - Вы знаете, что я помогаю не ради награды.
        - Вам хочется обелить Тилли в моих глазах.
        - Не только. Я воссоздаю ее прошлое для моего ребенка, пытаюсь создать семью, свой мир, и не собираюсь останавливаться. Мы в этом партнеры, до конца, несмотря на то, что оба знаем - мы вступили на опасный путь.
        - Согласен. Хотите, чтобы я ограничил наши контакты поисками Тилли?

«Да. Так было бы безопаснее».
        - Нет, мы вам обязаны, и я тоже заинтересована в результатах. К тому же мы должны вам за аренду, часовня ваша, и вы имеете право получать от нее доход.
        Он разозлился:
        - Мне не нужны деньги, они никогда не были важны, это такая малость.
        - Не для нас.
        - Вот именно, оставьте их себе.
        - Только если смогу чем-то отплатить. - Она сплела пальцы и глубоко вздохнула.
        - Дейзи, - сказал Паркер, накрывая ее пальцы своими большими ладонями.
        - Нет, я не шучу. Я никогда не рассказывала, за что попала в колонию: за кражу. Я крала продукты, и не однажды, я не могу красть у вас.
        - Дейзи…
        - Что? - Она наконец посмотрела на него.
        - Перестаньте. Я рассердился тогда в первый день не потому, что вы обкрадывали меня.
        - Знаю, потому что мы нарушили ваши планы.
        Он поморщился:
        - Ответ без обиняков.
        - Я прямой человек.
        Он все еще держал ее руки, и ей пришлось сделать шаг к нему, чтобы не упасть. Они оказались так близко друг к другу, что Дейзи почувствовала жар его тела. Ее тело заныло. Этого не следовало допускать, необходимо сконцентрироваться.
        - В этом нет необходимости, - настаивал Паркер.
        - Для меня есть.
        - Дайте сказать, мне не нужно от вас ничего взамен, но я понимаю, почему вы хотите это сделать.
        - Почему мне это необходимо? Как я смогу смотреть в глаза своему ребенку, если он будет думать, что его мать - воровка?
        Паркер на секунду сжал ее руки в своих и отпустил. Ей не следует постоянно напоминать ему о ребенке, это несправедливо, подумала Дейзи.
        - Вы обратили внимание, что иногда называете ребенка он, а иногда она.
        - На всякий случай.
        - Даже в утробе боитесь обидеть.
        - Неизвестно, что слышит нерожденный младенец.
        Паркер наклонил голову:
        - Вы хотите отплатить мне, чтобы ребенок мог уважать себя?
        Дейзи строго взглянула на него:
        - И для себя тоже. Что еще я могу для вас сделать?
        Паркер проворчал что-то и отпустил Дейзи. Ее смутила двусмысленность ее невинного замечания.
        - Извините, спасибо, что не сказали что-нибудь грубое и вульгарное, - сказала Дейзи.
        - Дейзи, я не лучший из людей, но, несмотря на то что считаю вас чертовски привлекательной и мне трудно держать себя в руках, надеюсь, что никогда не буду груб с вами.
        Вид у него был несчастный.
        - Или вульгарен, - поддразнила она, пытаясь разрядить ставшую слишком напряженной обстановку.
        Паркер рассмеялся:
        - Что вы можете сделать? Например, еще раз взгляните на макет и подскажите, что можно изменить.
        Дейзи облегченно вздохнула. Ей так хотелось прикоснуться к Паркеру, что она почти бегом бросилась к макету «Сатклифф спа-комплекса».
        - Какие новости от секретарши?
        - Список растет. Совет недоволен моим затянувшимся отсутствием. Они хотят сделать из меня рекламу, а я этого не умею.
        - Может, стоит надеть ковбойскую шляпу и начать называть всех милашками ради рекламы?
        - Стоит попробовать, хотя бы затем, чтобы увидеть, как совет хватит коллективный удар.
        Дейзи улыбнулась, довольная тем, что атмосфера между ними разрядилась. Она взглянула на макет:
        - Я уже говорила, он прекрасен.
        - По вашим словам я также понял, что этого недостаточно.
        - Дайте взглянуть еще раз, но могу сказать, что некоторым и не нужно ничего, кроме красоты.
        - Знаете по опыту?
        - Мне попадалось немало женихов и невест, сделавших выбор исключительно по внешнему виду.
        - И сколько продлился их брак?
        - Не знаю, думаю, не слишком долго.
        - Это я и хотел сказать, так что не бойтесь меня обидеть. Просто поделитесь со мной непредвзятым мнением.
        - Как деловая женщина?
        - Да, и как потенциальная клиентка, и просто как…
        Она поймала его внимательный взгляд.
        - Просто будьте собой.
        - Я не ваш потенциальный клиент. Если бы речь шла обо мне, мне нравится комфорт, легкость, удовольствия. Это не то, к чему вы стремились.

«Господи, Локетт, удовольствия, ну и сказала. Опять двусмысленность».
        - Возможно, то, к чему я стремился, не совсем то, что нужно.
        - Может, все и правильно. Это ваш бизнес, вы специалист.
        - Дейзи, - протянул он.
        Она глубоко вздохнула:
        - Не знаю, как ваши клиенты, но, если бы я остановилась в роскошном отеле, я бы стремилась к комфорту, веселью. Мне нравится веселиться.
        - И удовольствия, - добавил Паркер.
        - Забудьте, что я это сказала.
        - Ну, это вряд ли.
        Дейзи взглядом остановила его:
        - Вернемся к фактам, мистер Факты и Цифры. Я уже говорила, что вряд ли стану вашей клиенткой.
        - Тем не менее вы понимаете людей, а людям нравитесь вы. Я вот что подумал: когда у вас выходной?
        - Мы не работаем по средам и воскресеньям, и в эту среду у меня нет экскурсий.
        - Тогда почему бы нам не посетить спа в среду? Мы слетаем в Чикаго, и я привезу вас назад утром следующего дня.
        Дейзи остолбенела, у нее похолодели руки.
        - В Чикаго? С вами? В ваш отель? На самолете?
        Паркер улыбнулся:
        - На машине нам понадобится несколько дней.
        - Я знаю, но зачем?
        - Мне нужно ваше первое впечатление, и не от макета. Буду очень признателен.
        Она ведь говорила, что готова помочь. Но отправиться в путь наедине с Паркером, на самолете…
        - Простите, это не лучшая идея, к тому же неожиданная, не в моем стиле.
        Перед этим она не смогла устоять. Паркер рос, взвешивая за и против, всегда поступая правильно, стараясь быть идеальным сыном и сотрудником. Теперь его вынуждают быть тем самым Сатклиффом. На него взваливают всю ответственность, все надежды, да еще и необходимость жениться ради поддержания имиджа. В «Сатклифф» вся его жизнь. Ему нелегко даются спонтанные решения, и все же он только что предложил поехать с ним.
        - Скажите, где и когда, и я буду там, но должна предупредить: если я еду затем, чтобы высказать свое мнение, я его выскажу прямо и откровенно.
        - Именно это мне и нужно. Но… Дейзи?
        - Да?
        - Будьте собой, не оставляйте дома свои шлепанцы.
        Ее охватил жар. С каких пор разговор об обуви напоминает ей о сексе?
        Глупый вопрос. С тех пор, как Паркер начал замечать ее шлепанцы. Дейзи глубоко вздохнула:
        - Хорошо, но какой в этом смысл, когда, вы говорили, открытие?
        - Через две недели, через два дня после бала у Сатклиффов.
        - Тот, на котором состоится парад невест?
        Паркер поморщился:
        - Тот самый.
        - Что можно изменить за две недели?
        - Возможно, ничего, но я на многое готов ради компании. Можно как-то изменить здание.
        - Только здание? Вы недооцениваете себя. Вы Сатклифф, люди хотят угодить вам, хотят вам понравиться, хотят, чтобы вы были рядом, улыбались им.
        Он опешил. «Что она говорит?»
        Он вдруг приподнял ей волосы, обхватил затылок своими длинными, изящными пальцами, наклонился и поцеловал один раз, очень нежно, но она почувствовала его поцелуй всем телом до кончиков пальцев.
        - Я все яснее понимаю, почему столько людей выбирают вашу часовню.
        - Я имела в виду чисто профессиональную сторону, - повторила Дейзи едва слышно. Но чувства ее были очень личными.
        - Вспомните вашего неуклюжего ковбоя, никто и не заметил, что он неуклюжий, один ваш взгляд - и люди готовы сделать для вас что угодно.
        - Мне пора идти, - сказала она. - У меня масса дел, расследование, поиски жилья и работы.
        - Я помогу, - предложил Паркер.
        - Я справлюсь, - ответила она твердо.
        - Знаю, но иногда в поиске работы полезно показать свое резюме кому-то постороннему. Я помогу с этим, помогу также подключить всю вашу команду.
        - Команду?
        - Нолу, Лидию и Джона. Полагаю, вы ищете работу управляющей свадебной часовни.
        Она покачала головой:
        - Нет, я хотела проводить больше экскурсий.
        - Что-нибудь удалось?
        - Нет, слишком много желающих, слишком мало мест, да и жалованье не прокормит нас всех.
        - Вот именно. Смотрите выше. У вас есть то, на что есть спрос.
        Может быть, но Сатклиффу, человеку, вынужденному искать правильную невесту и зеленеющему от одного упоминания о детях, она не нужна.
        - Я возьмусь за любую работу.
        Паркер нахмурился.
        - Хочу сказать спасибо. Буду благодарна за любую помощь. Мне бы хотелось сделать все самой, но у нас мало времени. Думаю, мы оба хотим закрыть дверь, когда вы вернетесь в Бостон.
        - Несомненно, - ответил Паркер без колебаний.
        Потом она вспоминала, как холодно он это сказал.



        Глава 10

        Стоя в сверкающем, отделанном стеклом холле отеля «Чикаго Сатклифф», Паркер думал о том, что никогда раньше не привозил женщину в один из своих отелей. Он посмотрел вниз на Дейзи, рассматривающую его детище, и ощутил непривычное волнение. Ее прекрасные карие глаза не пропускали ничего, она вытягивала шею, стараясь видеть как можно дальше. Слава богу, она уже не была такой бледной. Он не подумал, что Дейзи никогда раньше не летала и ей было страшно. Застыв от ужаса, она не произносила ни звука и пыталась улыбаться.
        Самое простое и в то же время самая большая глупость, которую Паркер мог сделать, - взять Дейзи за руку, когда они взлетали, и потом, когда приземлялись. Сейчас она ожила и стала похожей на прежнюю Дейзи.
        - Вы необычно молчаливы.
        Дейзи рассмеялась:
        - Да, для меня это редкость.
        - Расскажите мне, что вы видите.
        Она недоуменно взглянула на него:
        - Хотите, чтобы я описала то, что у вас перед глазами?
        - Нет, я, скорее всего, необъективен, розовые очки и все такое. Хочу увидеть все вашими глазами.
        - Хорошо. - Она огляделась. - Здесь очень красиво и очень тихо.
        - Сейчас здесь лишь минимум служащих, но и после открытия мы будем стараться создать спокойную, расслабляющую атмосферу.
        - Интересно. Наверное, отель можно было бы заполнить до предела.
        Паркер пожал плечами:
        - Мне хотелось, чтобы это место было привлекательным и эксклюзивным, чтобы люди стремились в него попасть.
        - Поняла, просторные номера, полная тишина без аскетизма и кругом вода. Мне все здесь нравится, - сказала Дейзи.
        - Вы еще не видели всего.
        - Так покажите мне.
        Отель был роскошным, уютным и готовым принять постояльцев.
        Паркер ждал, что скажет Дейзи.
        - Я знаю, все кажется идеальным, но, может, этого недостаточно.
        - В этом и проблема, - ответила Дейзи.
        Паркер взглянул в ее озабоченные карие глаза:
        - Не совсем понимаю, что вы имеете в виду.
        - Я хочу сказать, когда вы начинали работать в компании, чем вам приходилось заниматься?
        - Я начинал уборщиком, потом стал курьером, работал бухгалтером, дорос до дизайнера.
        - Но никогда раньше не отвечали за всю компанию?
        - Нет, никогда.
        - Возможно, вы слишком требовательны к себе. Никто не может объять необъятное.
        - У Сатклиффов всегда было много сотрудников, однако в детях с колыбели воспитывают самостоятельность: никаких слез, капризов, ласк и никаких оправданий. Мне рассказывали, что моя мать не сразу привыкла к таким порядкам. Когда мне было десять, один из слуг начал учить меня фокусам. Родители сказали, что мужчины Сатклифф не тратят время на пустяки, и на следующий день слуга был уволен.
        - Какое ужасное детство!
        Он посмотрел ей в глаза:
        - Оно сделало меня сильным.
        Дейзи внимательно рассматривала Паркера.
        - Поэтому вы и не хотите иметь детей, не хотите, чтобы кто-то еще испытал нечто подобное?
        Паркер вздохнул:
        - Твердость необходима руководителю компании, но это не то, что должно определять отношения родителей и детей. У меня никогда не было настоящей близости с родителями, но я стал таким, каким они хотели меня видеть, но вы правы, я не хочу подвергать другого ребенка тому, что испытал сам, все должно закончиться на мне.
        - Но… - упрямо повторила Дейзи.
        Паркер покачал головой.
        - Мы отвлеклись, - произнес он мягко. - Я приехал сюда не затем, чтобы жалеть о прошлом и искать себе оправданий. Сейчас люди ожидают от отеля больше, чем раньше, Я не знаю, чего хотят люди, а вы знаете.
        - Вы не видели Тилли, вот она действительно знала, а мне приходится подстегивать себя, чтобы сравняться с ней.
        - Хотите сказать, этим я и занимаюсь, подстегиваю и жалею себя? Возможно, вы правы.
        Глаза Дейзи вспыхнули гневом.
        - Этого я не говорила. При первой встрече вы не показались мне человеком, склонным жалеть кого бы то ни было, включая себя.
        - Туше.
        - Все в порядке, - произнесла Дейзи. - Я просто хочу сказать, что бы вы ни чувствовали, вы всегда кажетесь человеком, который контролирует ситуацию и с которым необходимо считаться.
        - Возможно, я отпугиваю клиентов, - грустно пошутил Паркер.
        - Возможно, нужно просто расслабиться и вновь начать получать удовольствие от работы.
        Голос Дейзи звучал все тише, она опустила лицо на руку, и Паркер заметил, как устало она выглядит.
        - Вам нужно отдохнуть, - сказал он.
        - Дайте мне пару минут. Я немного устала, нервничала.
        - Из-за самолета?
        - Немного, но в основном потому, что не привыкла к тому, что люди интересуются моим мнением, особенно по таким важным вопросам.
        Паркер покачал головой:
        - Почему бы мне не узнать ваше мнение? Вы умная женщина.
        - Которая всю жизнь либо подчинялась обстоятельствам, либо спасалась бегством. Я оказалась неприятной неожиданностью для своих родителей и для других людей, включая отца моего ребенка.
        - Не для Тилли.
        - Да, Тилли любила меня, но не нуждалась в моей помощи. Нола, Лидия и Джон любят меня, но они знают, что я всего лишь управляющая небольшой свадебной часовней.
        - Тогда они не замечают того, что вижу я.
        - Что вы видите?
        Паркер несколько минут пристально рассматривал Дейзи. Что он видел? Ему было необходимо то, что он видел, и он не мог это иметь, поэтому он просто сказал:
        - Я вижу женщину, которая прозревает сердца и умы людей, мудрую и талантливую, способную поставить себя на место другого человека.
        Дейзи подняла тонко очерченную бровь:
        - Я думала, люди вас не интересуют.
        - Надо быть слепым и полностью бесчувственным, чтобы не заметить вас и не ценить ваше мнение.
        Улыбнувшись, Дейзи покачала головой:
        - Это говорит не тот безжалостный человек, каким вы себя считаете.
        Паркер взял ее за руку:
        - Я просто сказал правду.
        - Хорошо, тогда и я скажу правду о вашем спа. Вы ведь этого хотите.
        - То, чего хочу я, и то, что нужно компании, - две разные вещи.
        Пальцы Дейзи вздрогнули под его рукой, и он отпустил их.
        - Ну что ж, - сказала Дейзи. - Ваше спа - совершенство. Забудьте все, что я говорила. Думаю, если вы выступите по телевидению и пригласите людей приехать сюда, они приедут. Вы вернетесь в Бостон и станете королем империи Сатклиффов. - Она говорила тихим голосом, а ее глаза уже не были такими сияющими.
        - Вам пора отдохнуть, - сказал Паркер.
        - Я еще ничего существенного не сделала, просто подтвердила то, в чем и вы уверены в глубине души.
        - Вы сделали больше, чем думаете. Вы устали, не чувствуйте себя виноватой из-за того, что вам нужно отдохнуть.
        - Я намеревалась дать вам исчерпывающую консультацию от Дейзи Локетт. Хотя такой услуги и не существует.
        - Могла бы существовать.
        - Что? - удивилась Дейзи.
        - Вы могли бы консультировать молодоженов и часовни, работать организатором свадеб, у вас для этого есть все необходимое.
        - Нет, это не для меня. Я уже говорила, я мелкая рыбешка, мой удел крошечная часовня.
        - Во всяком случае, спасибо, что вы об этом подумали.
        - Я убедила вас, что «Сатклифф спа-комплекс» непревзойден?
        Паркер засмеялся:
        - «Сатклифф спа-комплекс» - слишком сложное и не очень удачное название.
        - Вы что-нибудь придумаете, или ваши люди придумают.
        - Мои люди. Как в плохом кино.
        - Вы понимаете, о чем я говорю, Паркер, мне жаль, что вы так и не научились показывать фокусы. - Дейзи сказала это так печально, что Паркер не мог не улыбнуться.
        - Одному научился. - Он протянул руку и нашел монетку у нее за ухом.
        Ее смех заставил Паркера пожалеть, что он не знает больше фокусов.
        - Покажите еще раз, - попросила Дейзи.
        Он показал, но на этот раз коснулся пальцами ее уха, и у нее потемнело в глазах.
        Паркер поморщился:
        - Я заговорил вас. Необходимо как можно скорее отправить вас в постель.
        Ему вдруг показалось, что все вокруг замерло, как при замедленной съемке в кино. Паркер выругал себя за то, что сказал. Атмосфера между ним и Дейзи и без того искрилась от напряжения.


* * *
        У нее были часовня и ребенок. Она чувствовала себя чужой в его отелях. Если их расследование в отношении Тилли кончится плохо, что бы ни говорила Дейзи, подтверждение его подозрений о темном прошлом тетки будет ударом для нее и лишь углубит и без того глубокую пропасть между ними. Тем более что Тилли уготована роль бабушки ребенка Дейзи.
        Кто осмелится поставить репутацию компании выше счастья женщины и ребенка?

«Такой человек, как я», - подумал Паркер. Он всегда считал себя холодным и не способным на отношения, которых жаждала Дейзи, не способным дать ребенку то, что ему необходимо. Время, проведенное с Дейзи, заставило его увидеть пропасть, лежащую между ними. То, что происходило, причиняло ему боль и, возможно, мучило ее. Ему, наверное, следует остановиться на одной из невест, предлагаемых Джарродом, нанять сыщика расследовать прошлое Тилли, похоронить это прошлое и с головой окунуться в дела компании. А Дейзи оставить в покое.


        Дейзи провела бессонную ночь. То, что, за исключением нескольких служащих, они одни в здании, полном кроватей и комнат с огромными джакузи, не прибавляло спокойствия.
        Провожая ее до двери, Паркер выглядел задумчивым. Он оглядывал окружающую роскошь, как будто видел ее впервые.
        - Господин всего, что видит глаз, каково это? - спросила Дейзи.
        Он на минуту задумался, затем улыбнулся:
        - Неплохо, мне хорошо в больших зданиях, особенно в отелях. «Сатклифф индастриз» сделала меня тем, что я есть.
        Дейзи поняла, что он имеет в виду не просто богатство, а всю свою жизнь. Он возвратится к тому, что оставил, приехав в Лас-Вегас как мистер Стенсон. А ей лучше забыть его, но сможет ли она забыть, как екнуло у нее сердце, когда Паркер взял ее за руку в самолете, чтобы успокоить. Дейзи разозлилась на себя за то, что увлеклась человеком, который ей не ровня.
        - К тому же я заблудилась, - поняла Дейзи, оказавшись в незнакомой части отеля. - Мне нужен Паркер.
        Она нашла внутренний телефон, подняла трубку и спросила, как ей найти Паркера. Его комната оказалась этажом выше, и Дейзи легко ее нашла.
        Паркер открыл дверь в своей обычной белой рубашке и темных брюках, рубашка, однако, была расстегнута, открывая мускулистую грудь, а рукава закатаны. У Дейзи пересохло в горле.
        - Я… - начала она, не отрывая глаз от его груди. Что с ней? Она никогда не была ханжой.
        - Я не хотел вас будить, - произнес он, застегивая рубашку и раскатывая засученные рукава, как будто этого требовала роль того самого Сатклиффа.
        Она почему-то рассердилась.
        - Застегиваться необязательно, я не официальное лицо.
        - Я сделал это для себя, вы ведь знаете, как действуете на меня.
        - Паркер, с кем ты разговариваешь? Ты здесь? - произнес женский голос из компьютера.
        - Я пойду, - сказала Дейзи. - Мне следовало позвонить.
        Паркер покачал головой, возвращаясь к компьютеру.
        - Это Фран, она знает о вас.
        Дейзи хотела спросить, что именно знает Фран, но этого, вероятно, не стоило делать.
        - Включи камеру, - сказала Фран. - Я хочу увидеть женщину, о которой так много слышала.
        Щелчок мыши - и Дейзи оказалась лицом к лицу с элегантной женщиной средних лет с умело подкрашенными светлыми волосами в костюме из коллекции модного дизайнера.
        - Привет, Фран, - произнесла Дейзи.
        - Дейзи, я начала думать, что Паркер вас выдумал, но вы действительно полны жизни, как он и говорил.

«Хм, «полна жизни» может означать «наглая, напористая или вульгарная». Фран, однако, казалась искренней и понравилась Дейзи.
        - Спасибо, - сказала Дейзи. - Паркер говорил, вы - столп, на котором держится
«Сатклифф».
        - Мило с твоей стороны, Паркер, но я звоню не просто так. - Фран неуверенно взглянула на Дейзи.
        - Я подожду у себя в номере, - предложила Дейзи.
        - Нет, - остановил ее Паркер. - Нам надо позавтракать и успеть на самолет, чтобы Дейзи не опоздала на предстоящую свадьбу. К тому же она знает, что происходит с
«Сатклифф».
        - Ну, хорошо, - произнесла Фран не совсем уверенно. - Ситуация осложняется. Некоторым членам совета не нравится твое длительное отсутствие, несмотря на то что мы с тобой постоянно на связи. Кое-кто… - Она запнулась.
        - Говори, - произнес Паркер.
        - Кое-кто вчера намекнул, что я предаю интересы компании, скрывая твое местонахождение, и что, возможно, совету придется пересмотреть мое положение в компании, если ты не появишься, чтобы поддержать меня.
        - Что? Они думают, ты меня похитила или убила?
        Фран нахмурилась:
        - Я думаю, они просто хотят выкурить тебя, вынудить объявиться. Одно слово, и репортеры накинутся на тебя, а возможно, и Джаррод. Я взбешена, но меня им не одолеть.
        - Ты права.
        - Кроме того, Паркер, Джаррод закончил составлять список гостей и передал его в печать. Пятьдесят дебютанток. Хочешь не хочешь, бал у Сатклиффов превращается в ярмарку невест.
        - Спасибо, что предупредила, Фран. Я скоро вернусь и не дам им надоедать тебе.
        - Не беспокойся обо мне.
        - А я беспокоюсь. - Паркер выключил компьютер. - Извините, - сказал он.
        Дейзи махнула рукой:
        - Похоже на реалити-шоу. Драма, обман, борьба за власть!
        Паркер казался расстроенным.
        - Грехи Сатклиффов, - произнес он, пожимая плечами.
        - С Фран все будет в порядке, вы не дадите ее в обиду.
        - Почему вы так уверены?
        Дейзи отвела глаза.
        - Вы взяли меня за руку в самолете, хотя я и не просила, не выкинули нас из дома, потому что не можете так поступить со стариками.
        - Это было бы нежелательной рекламой.
        - Вы это уже говорили, но я не верю, что вы можете приказать выбросить вещи Нолы на улицу. И хотя вам не нравятся беременные женщины, вы заботились обо мне и заставляли отдыхать.
        - Когда вернемся в Лас-Вегас, я позвоню Фран и назову точную дату своего возвращения, потом напишу Джарроду и отругаю его. Он привык полагаться на моего отца, который был атлантом с «Сатклифф индастриз» на плечах.
        - А теперь атлант вы?
        - Вроде того. Стану им, как только мы поговорим с Лайзой Бретт.
        - Что, если и она ничего не расскажет?
        Он сжал ее руки:
        - Тогда, наверное, и рассказывать нечего.
        - Вы сами в это не верите.
        - Не верю. Слишком странно, что я никогда не слышал о Тилли и не видел ее фотографий. Но если Лайза ничего не расскажет, значит, прошлое Тилли надежно скрыто.
        - И вы продолжите ее скрывать?
        Он нахмурился:
        - Признать, что у меня была тетка, все равно что жить с гранатой в руке.
        Дейзи кивнула:
        - Понимаю. Когда мы исчезнем из вашей жизни, вы плотно закроете дверь в прошлое.
        Паркер с усилием улыбнулся:
        - Мне надо вас накормить и отвезти домой.
        Дейзи кивнула:
        - Я готова, Паркер.
        Он ждал продолжения.
        - Давайте как можно скорее разберемся с Лайзой. - Теперь, когда отъезд Паркера был неизбежен, Дейзи всем своим существом жаждала, чтобы он остался. Именно поэтому нужно было без промедления покончить со всеми делами.
        - Я уже нашел ее, - признался Паркер.
        Ну что ж, так же просто, как Паркер появился в ее жизни, ее жизнь вернется в нормальное русло. Нет, не в нормальное, станет жизнью до Паркера. Дейзи почувствовала укол в сердце, но не обратила внимания. Она привыкла быть больной и усталой, она переживет и это.
        - Дейзи, - сказал он ей в самолете, заметив ее страх, и без спросу взял за руку. - Я не собираюсь выселять вас и отнимать часовню. Я хочу, чтобы у вас с ребенком и у остальных был дом.
        Дейзи сдержанно кивнула, но ее ошеломили его слова. Он разрешает им остаться, страх и беспокойство исчезнут из их жизни.
        Однако она знала, что не сможет согласиться. Остаться означало сохранить связь с Паркером. А ей необходимо оборвать все связи и не оглядываться назад.
        - Я нашла место, - сказала Дейзи, хотя это и не было правдой. - Лучше, чем ваше, - поддразнила она, стараясь прервать тягостное молчание.
        Уловка сработала. Паркер рассмеялся:
        - Неужели там есть лифт?
        - Два, - солгала Дейзи.
        - Прекрасно. - Он провел пальцем по ее ладони, и страсть пронзила ее. - Мне не нужно будет беспокоиться. Дом с двумя лифтами. Большего нельзя и желать.
        Она-то желала большего, ей хотелось намного большего, но она могла лишь видеть сны, в которых ничто не разделяло ее и Паркера.
        - Все будет прекрасно, вот увидите, - сказала Дейзи.



        Глава 11

        Паркер чувствовал себя несчастным, хотя для этого, казалось, не было оснований. Замечания Дейзи по поводу отеля дали пищу для размышлений. Идеи просто бурлили в его голове, но это не радовало, как обычно.
        Паркер знал причину своего уныния. Теперь, когда он назначил дату отъезда, ему не хотелось уезжать. За короткое время знакомства с Дейзи он привык радоваться общению с ней. Расставание будет нелегким, но выбора не было. Его жизненный путь был избран в тот день, когда он родился под фамилией Сатклифф. Ему придется вернуться в Бостон, а она останется здесь растить ребенка в окружении своей новой семьи, которая обеспечит этому ребенку нормальное детство. Вырвать Дейзи из привычного окружения - все равно что вытащить рыбу из воды и надеяться, что с ней все будет хорошо. Паркер понимал, что нужно как можно скорее покончить с начатым делом.
        Именно поэтому Паркер и Дейзи оказались в крохотном коттедже в соседнем округе. Женщине, открывшей им дверь, на вид было за шестьдесят, и она явно не была рада гостям.
        - Я принимаю вас только потому, что Клаус меня попросил.
        - Мы не отнимем у вас много времени, - сказал Паркер. - Клаус говорил, вы дружили с Тилли Хансен.
        - Когда-то, вам-то что?
        По-видимому, Клаус ничего ей не объяснил, да он и не мог объяснить.
        - Тилли была моим близким другом, - вставила Дейзи. - Она практически вырастила меня.
        Женщина искоса взглянула на Дейзи:
        - Вы родственница?
        Паркер заметил, как Дейзи слегка сжалась. У него появилась привычка замечать все, что происходит с Дейзи. «Оставь эти мысли, Сатклифф», - приказал он себе. Ему придется заставить себя не обращать внимания на Дейзи, уехав как можно дальше от нее.
        - Не кровная, - призналась Дейзи.
        Паркер и Дейзи обсуждали, стоит ли ему признаваться в родстве с Тилли, и решили, что не стоит. Упоминание о Сатклиффах может заставить женщину что-то выдумать в расчете на награду. Кроме того, ничего не зная о Лайзе Бретт, они не могли исключить, что она попытается продать историю о том, как Сатклифф пытался выведать у нее информацию о своей семье, которая и так должна была быть ему известной.
        - Но мы были близки, - добавила Дейзи. - Она приютила меня, когда мне было шестнадцать.
        - Да, Тилли всегда собирала потерявшихся животных, людей, попавших в беду, мужчин, которых, по ее мнению, надо было спасать.
        - У нее было доброе сердце, - согласилась Дейзи.
        - Иногда, Я тоже так думала, пока она не положила глаз на мужчину, которого я любила. Когда он на нее клюнул, она сразу забыла, что мы подруги.
        Дейзи насторожилась и опечалилась:
        - Хотите сказать, Тилли плохо обошлась с вами?
        Женщина, казалось, не знала, что ответить.
        - Я не говорю, что она за ним бегала, но и не пыталась остановить его ухаживания.
        - Из-за этого и оборвалась ваша дружба? - спросил Паркер.
        - Мужчины вынуждают женщин делать глупости, - произнесла женщина, глядя на Дейзи, и лишь потом переводя глаза на Паркера. Он ей, очевидно, не нравился. Но Паркеру было все равно.
        - Что между вами произошло?
        - Не ваше дело, - ответила женщина визгливо.
        Дейзи посмотрела на Паркера, и мольба в ее золотисто-карих глазах заставила его замолчать.
        - Мы не собираемся вмешиваться в ваши дела, мисс Бретт, - сказала Дейзи миролюбиво. - Мы хотим побольше узнать о Тилли. Поскольку вы были ее близкой подругой, мы надеялись, вам что-то известно о ее прошлом, вот и все.
        Странно, но это замечание не успокоило женщину, она заметно напряглась.
        - Какое значение имеет ее прошлое сейчас? Она мертва.
        Дейзи ответила без колебаний:
        - У нее есть родные.
        - Тогда почему не они говорят сейчас со мной?
        - Они не смогли приехать и попросили нас узнать неизвестные им подробности о Тилли. Это очень важно, вопрос жизни и смерти.
        - Ха, теперь я вижу, что вы лжете. Семья Тилли отказалась от нее. Они выгнали ее, потому что она бунтовала и пила. В конце концов она ограбила магазин и вынесла и деньги, и вещи. Это был скорее протест, чем что-то еще. Ее сестра была помолвлена с богатым человеком, а Тилли не хотела, чтобы Диана выходила за него. Тилли решила, если он узнает, что сестра его невесты преступница, то разорвет помолвку. Но первой узнала Диана и решила помочь Тилли. Именно она была за рулем машины, в которой Тилли пыталась скрыться. Их поймали. Семья задействовала все возможные рычаги, чтобы заставить полицию и владельца магазина забыть эту историю. Они согласились отпустить Тилли и не упоминать имя Дианы, если Тилли покинет территорию штата и полностью прервет всякую связь с Дианой. Жених Дианы был готов на все, чтобы остаться в стороне от этой истории. Если бы Тилли отказалась, он не только разорвал бы помолвку, но и облил Диану грязью.
        - Он мог бы просто бросить Диану, - сказал Паркер, нахмурившись.
        - Я думаю, она была беременна, а он хотел ребенка. К тому же если бы он бросил ее, то ничто не помешало бы семье предать огласке его имя. Так что не рассказывайте мне, что семья интересуется Тилли. Если бы она не была им безразлична, то не оказалась бы в Вегасе.
        - Наверное, ей было очень одиноко, - грустно произнесла Дейзи.
        - Что же все-таки стало причиной вашего разрыва с Тилли? - поинтересовался Паркер. - Вы знали о ней все, а такие секреты нелегко хранить.
        Женщина возмущенно посмотрела на него:
        - Я до сих пор не рассказывала, а теперь все это не имеет значения, ее нет.
        - Вы могли бы шантажировать ее, - предположил Паркер.
        Лайза отвела взгляд.
        - Я любила Тилли, - грустно произнесла она. - Людям свойственно ошибаться. Тилли заплатила за свои ошибки, и я тоже. Все, я больше ничего не скажу, даже ради Клауса.
        - Тем мужчиной был Клаус? - спросила Дейзи.
        - Клаус был женат, - ответила Лайза.
        Паркер заметил, что она не отрицала предположения Дейзи.
        - Есть мужчины, которые заставляют нас делать глупости. Поверьте мне, милая, они того не стоят. - Она кивнула в сторону двери.


        На улице Дейзи и Паркер сели в машину и молча тронулись в путь.
        - Мне очень жаль, - произнесла Дейзи дрогнувшим голосом через некоторое время. - Не могу поверить, но Тилли действительно совершала поступки, которые могут бросить тень на семью Сатклифф.
        Не говоря ни слова, Паркер съехал на обочину, взял Дейзи за руку и поцеловал в ладонь.
        - Это я должен извиняться, Дейзи. Мне не следовало втягивать вас, вам совсем не обязательно было все это знать.
        Дейзи отстегнула ремень безопасности и подвинулась к Паркеру:
        - Если вы думаете, что могли оставить меня дома, вы ошибаетесь.
        - Я не это имел в виду.
        - Знаю, вы полагаете, мне бы лучше не знать, что поступок Тилли едва не отправил ее сестру в тюрьму.
        - Да, думаю, вы были счастливы, когда я впервые увидел вас.
        - Я и теперь счастлива. Просто мне надо все обдумать.
        Паркер внимательно посмотрел на Дейзи, протянул руку и погладил ее по волосам:
        - Хорошо.
        Но ничего хорошего не было. Хотя она знала, что что-то они обнаружат, ей и в голову не приходило, что все окажется таким запутанным и неприглядным. Он тоже не ожидал, что так получится. Тилли свалилась как снег на голову, перевернула весь его мир, а теперь…
        Как будто прочитав его мысли, Дейзи взяла Паркера за руку.
        - Вас беспокоит не только то, что Тилли совершила преступление? - спросила она.
        - Да, - согласился он. - Я не только многое узнал о своей тетке. Я узнал, что моя мать замешана в преступлении, мой отец использовал свое влияние, чтобы скрыть это преступление, и обрек женщину на одиночество. Все это, возможно, ничуть не лучше преступления Тилли, причина которого…
        - Ревность.
        Он вскинул голову:
        - Что?
        - Думаю, это могла быть ревность. Помните, я говорила, что дневник, который мы нашли, выдумка?
        - Да.
        - Мне хотелось верить, что все это выдумки. Может, потому, что Тилли всегда хотела писать и поощряла мои писательские попытки. Теперь я не так уверена, что все в дневнике выдумка. Там есть история, написанная как рассказ о женщине по имени Тамми, которая ревновала женщину по имени Дайана. Дайана помолвлена с человеком, которого любит Тамми и чьего ребенка носит Дайана. Тамми пытается завоевать возлюбленного Дайаны, а когда ей это не удается, губит ее. Мужчина отворачивается от Тамми, и ей остается в одиночестве сожалеть о содеянном. Похоже на историю Тилли, Дианы и вашего отца.
        Паркер опешил.
        - Вы думаете, между моим отцом, матерью и Тилли существовал любовный треугольник?
        - Не знаю, они ведь были сестрами. Я не хочу в это верить, но…
        - Это невероятно. Ни мой отец, ни моя мать не были способны любить. До развода они не переставали убеждать меня никогда не давать воли чувствам, а после развода делали это с удвоенной энергией.
        Дейзи помолчала, потом наклонилась к Паркеру и обхватила его лицо ладонями.
        - Возможно, они поступали так, чтобы защитить вас от того, что случилось в их жизни потому, что они дали волю чувствам. Может, они и не были холодны от природы, и их отношение к вам было продиктовано любовью.
        Она поцеловала его, и ее поцелуй обжег его губы и мысли. Он на время забыл и о своих родителях, и о Тилли и думал только о Дейзи, замечательной женщине, которая только что испытала удар судьбы, но тем не менее утешала его.
        Рывком Паркер опустил сиденье и посадил Дейзи к себе на колени. Запустив руки в ее роскошные волосы и не отрываясь от ее губ, крепче сжал Дейзи в объятиях. Он гладил ее тело и ласкал грудь.
        Дейзи застонала, и Паркер еще крепче прижался губами к ее губам. Он хотел большего, хотел всю ее, но, когда его рука скользнула ниже и коснулась ее живота, Дейзи отпрянула.
        - Извините, - произнес он. - Не за то, что целовал вас, а…
        - Я знаю за что, и вы не виноваты, я сама начала, я хотела этого.
        - А сейчас уже нет?
        - Сейчас я пришла в себя. Мы не должны этого делать.
        Паркер молчал.
        - Паркер?..
        Он кивнул:
        - Мы не должны этого делать.
        Дейзи робко вздохнула:
        - Прости, что не остановила все раньше. В прошлый раз я, не думая, зачала ребенка. Я не оправдываю себя, я была в таком отчаянии. С тобой все по-другому. Все гораздо сильнее, и я соображаю еще меньше и боюсь, что…
        Паркер наклонился и слегка коснулся ее губ.
        - Не извиняйся, мне не следовало касаться тебя, но, когда ты рядом, я ничего не соображаю. Я постараюсь больше этого не делать. Так будет лучше?
        Невесело усмехнувшись, Дейзи передвинулась на свое место и застегнула ремень безопасности.
        - Лучше не будет, мне нравится тебя целовать, нравятся твои ласки, но так будет разумнее.
        - Ну что ж, будем разумны.
        Дейзи глубоко вздохнула:
        - Что ты собираешься делать?
        - Думать, работать, помочь тебе с переездом, продать дом, а потом…
        Прежде чем тронуться с места, Паркер посмотрел ей прямо в глаза:
        - Потом вернусь в Бостон и постараюсь стать таким, каким должен быть хозяин
«Сатклифф индастриз». Что еще делать и говорить?
        - Правильно, - произнесла Дейзи как-то слишком легко. - Дела здесь закончены, жаль, что так мало помогла.
        - Я собираюсь помочь тебе.
        - Паркер, я сказала, что должна найти свой путь.
        - Дейзи, ты ищешь свой путь сто лет.
        - Критикуешь?
        - Делаю комплимент. Но я не успокоюсь, пока не буду уверен, что у тебя есть жилье и работа, которая может обеспечить тебя и ребенка. Позволь мне сделать все, что могу.
        Дейзи колебалась.
        - Дейзи, ты согласилась лететь в Чикаго, чтобы помочь мне с отелем, нашла письмо, которое привело к Лайзе, познакомила меня с Клаусом.
        - А ты простил нам арендную плату, оставил часовню.
        - Мне было необходимо это сделать, - сказал Паркер. - Если мы решили разомкнуть наши жизни, я хочу в этом участвовать.
        Чувствуя себя глубоко несчастной, Дейзи повернулась к нему:
        - Хорошо, Паркер, помоги мне разомкнуть наши жизни.



        Глава 12

        Дейзи никак не удавалось деликатно выпроводить из часовни беременную мамашу и троих ее детей, поскольку с минуты на минуту должен был появиться Паркер, обещавший помочь ей с резюме. Наверное, ей следовало предложить женщине прийти попозже, но она не смогла этого сделать, поскольку посетительница была уж слишком взволнована, а возможно, и потому, что обе они были беременны. Сейчас дети устали и капризничали.
        - Иди сюда, Бобби, Синди, собери свои карандаши, Джимми, не бегай, - призывала женщина.
        Часы в холле пробили один раз, и в ту же секунду на пороге появился Паркер.
        Малышка, рассыпавшая карандаши, взвизгнула, и Паркер остолбенел.
        Девочка рыдала.
        Паркер посмотрел вниз, приподнял ногу в элегантном ботинке и увидел раздавленный зеленый карандаш.
        - Я… - сказал Паркер, глядя в полные слез глаза девчушки. Выражение его лица едва не разбило Дейзи сердце - так мог выглядеть человек, случайно убивший котенка.
        - Синди, это всего лишь карандаш, - произнесла мать. - Не беспокойтесь! - обратилась она к Паркеру.
        На этом происшествие должно было закончиться, но Дейзи знала - этого не произойдет. Не из-за ничего не стоящего карандаша, а потому, что Паркер будет мучиться из-за неумелого обращения с ребенком. Он считал себя бездушным роботом, но Дейзи знала - это не так. Надо было что-то делать.
        - Синди, - нашлась Дейзи, - а ведь Паркер волшебник и может сделать тебе новый карандаш! Скажи «да», - одними губами беззвучно приказала она Паркеру.
        - Конечно могу, - сказал Паркер, с упреком глядя на Дейзи.
        - Ему нужно только надеть свой костюм волшебника, - сказала Дейзи. - Извини, - обратилась она к Паркеру, вошедшему вслед за ней в костюмерную.
        - Полагаю, у тебя есть план, - покачал головой Паркер.
        - У меня есть зеленый карандаш и цилиндр, который сойдет за шляпу фокусника.
        - А почему бы тебе просто не отдать малышке карандаш? Думаешь, ей необходимо немного магии?
        - Я думала, немного магии не помешает тебе.
        - Дейзи, не пытайся меня опекать.
        Он прав, она слишком много на себя взяла.
        - Ты прав, - сказала она шепотом. - Просто отдай ей карандаш.
        - И она будет считать тебя лгуньей? Ни за что.
        Вместе они вышли в другую комнату.
        Паркер улыбнулся девочке.
        - Синди, - сказал он, - мне очень жаль, что я наступил на твой карандаш. Можно мне достать тебе другой? - С этими словами Паркер протянул руку и вытащил карандаш из-за уха девочки. - Этот годится?
        Дейзи вздохнула с облегчением.
        Мать Синди обернулась к Дейзи:
        - Я слышала, что это особенное место, теперь вижу, что это правда.
        - Надеюсь, теперь ты меня простила, - обратился Паркер к малышке.
        - Да, - прошептала Синди, улыбаясь и обнимая руку Паркера своими ручонками. Паркер застыл от неожиданности, однако заставил себя другой рукой погладить девочку по голове.
        Через несколько минут семейство наконец удалилось.
        Паркер отвернулся к окну, и Дейзи не могла видеть выражение его глаз.
        - Спасибо, - пробормотал он. - Ты сумела ее успокоить. Я был как чучело.
        - Ты был замечательным чучелом.
        Он улыбнулся ей, и у нее радостно забилось сердце.
        - Ты такая храбрая, удивительная, неожиданная и азартная женщина.
        От такого комплимента сердце Дейзи восторженно запело. Правда, они оба знали, что она и раньше ставила все на карту и проигрывала. Ставила на своих родителей, на Криса и даже чуть-чуть на Тилли. Игроку не избежать проигрыша, а Паркер - человек, который просчитывает все варианты и действует наверняка. К тому же они оба понимали, что, хотя Паркер и выдержал испытание на этот раз, ему никогда не будет легко с детьми.
        Подойдя к Паркеру, Дейзи приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. И даже от такого невинного прикосновения ее бросило в дрожь. Дейзи отступила на шаг и увидела, как у Паркера потемнели глаза. Он тоже не остался равнодушным. Страсть вибрировала между ними от малейшего прикосновения.
        - Спасибо за комплимент, - сказала Дейзи.
        - Это правда, - ответил Паркер, слегка прикоснувшись к ее щеке, и она подумала, что совсем недавно не поверила бы его словам.
        Общение с Паркером научило ее воспринимать свои странности как достоинства, но совсем скоро он уедет. От этой мысли у Дейзи защемило сердце.
        - Думаю, нам пора заняться делом, - прошептала она.
        - Да, твое резюме, - ответил Паркер, не отрывая от нее глаз.
        Дейзи кивнула:
        - Давай покончим с ним.
        Она знала, что поиск работы для нее - последний пункт в списке дел, которые он возложил на себя как «ответственный человек». Когда он будет уверен, что у нее, ее ребенка и остальных все в порядке, он уедет.
        А ей останется только печаль, так как, несмотря на все усилия, она полюбила его. Но сейчас не время думать об этом, все должно быть кончено до того, как она завязнет еще глубже.
        Как будто прочитав ее мысли, Паркер открыл файл Дейзи в своем компьютере, снова став истинным бизнесменом и настоящим Сатклиффом.
        Через некоторое время Паркер оторвался от чтения и произнес:
        - Неплохо, Дейзи. Нужно лишь выгодно преподнести твои достоинства.
        - Можно подумать, что писателю это ничего не стоит, но это самое трудное.
        - Понимаю, но ты ведь не робкого десятка и так много умеешь. То, с каким жаром ты принимаешься за любое дело, может сделать тебя популярным организатором свадеб.
        Она заставила себя улыбнуться, забыть, что завершение работы над резюме означает конец знакомства с Паркером, и казаться беззаботной.
        - Моя привычка с жаром бросаться в любую авантюру не раз выходила мне боком, не думаю, что это прибавит очков моему резюме.
        Разве доказательство ее правоты не находится у нее перед глазами? Она бездумно увлеклась Паркером, и это разобьет ей сердце, на этот раз безвозвратно. Она не может признаться ему в своих чувствах, потому что и без нее у него куча проблем. У него не переставая звонит телефон, и это не обычные деловые звонки. Паркер кажется несколько взволнованным, но после каждого звонка вновь с жаром принимается за работу.
        Очередной звонок выбил Паркера из колеи, он нахмурился, глаза потемнели.
        Дейзи не выдержала:
        - Паркер, я слышала ее голос, это ведь Фран?
        Он стиснул зубы:
        - Они обвиняют ее в краже, в подделке документов и во всех смертных грехах. Джаррод вычитал в уставе компании, что, если президент компании не может исполнять свои обязанности, совет директоров имеет право передать его полномочия следующему за ним на служебной лестнице. Было решено считать мое длительное отсутствие именно такой ситуацией. Не думаю, что они что-либо предпримут, так как огласка повредит компании, но…
        - Ты должен ехать, - сказала Дейзи.
        - Пока нет.
        Дейзи глубоко вздохнула и заставила себя не закрывать глаза, хотя именно это ей и хотелось сделать.
        - Нужно ехать, сегодня.
        - Мы еще не закончили здесь.
        - Я справлюсь. Ты так много сделал для нас, но самое главное - заставил меня осознать, что я постоянно плыву по течению и даже не пытаюсь стать хозяйкой своей судьбы. Теперь у меня почти готово блестящее резюме, я пытаюсь найти жилье, запланировала семь новых статей и уже продала четыре из них. Это больше, чем я написала за весь предыдущий год. Одна из статей посвящена преимуществам шлепанцев, - сказала Дейзи, пытаясь заставить Паркера улыбнуться.
        И это ей почти удалось.
        - И статья о Тилли, - заметил Паркер.
        - Нет, ее я, пожалуй, отложу.
        - Не делай этого. Я видел то, что ты написала. Трогательная история о том, сколько добра она сделала здесь. Ее прошлое не может зачеркнуть добро, которое она делала, и ты можешь в этом убедить. У тебя талант.
        - Спасибо. - Никто раньше не говорил ей таких слов. В другое время она бы запела от радости.
        - Я еще не готов, - сказал Паркер. - Мне кажется, я не все сделал.
        - Я знаю, и знаю почему. Так давай закончим. - Дейзи подошла к Паркеру и положила ладони ему на грудь.
        Сердце Паркера бешено заколотилось.
        - Дейзи. - Он обхватил ее затылок под волосами и поцеловал ее. - Тебе это не нужно, ты просто знаешь, что этого хочу я.
        Она тихонько вздохнула:
        - На минуту мне показалось, что ты скажешь «нет».
        Закрыв глаза, он прижался лицом к ее волосам:
        - Я и говорю «нет». Не мешай мне сделать все правильно.
        Дейзи отодвинулась от него:
        - Уехать, не познав меня, неправильно.
        - Раньше ты говорила по-другому.
        - Знаю. Я боялась из-за того, о чем мы говорили раньше. Всю жизнь меня носило по миру, по воле обстоятельств, по большей части с закрытыми глазами, а когда я их открыла, то увидела, что нахожусь совсем не там, где хотела бы быть. Я боялась делать выбор. Была как лист на ветру. Сейчас я открыла глаза и сделала выбор, и знаю, что ни о чем не пожалею.
        - Дейзи, - произнес Паркер, не приближаясь к ней.
        Она сделала шаг назад:
        - Я провоцирую тебя? Тебе это не нужно?
        Он застонал, у него свело челюсти, все тело напряглось.
        - Я хочу этого, так хочу! Я едва сдерживаюсь, чтобы, как дикарь, не взвалить тебя на спину и не потащить в спальню.
        - Но ты этого не сделаешь. Что тебе мешает? - прошептала она.
        - Мы вместе узнали о Тилли. И я, и Лайза объяснили тебе, что за человек был мой отец.
        - Ты - не он.
        - Он не считался с людьми, причинял им боль. Он наказал Тилли, хотя сам был не без греха.
        - Ты никогда не будешь похож на него. Я не боюсь, ты не обидишь меня, никогда умышленно не сделаешь мне больно.
        - А неумышленно…
        - Я бы согласилась ради того, чтобы это случилось. Я больше никому не позволю обидеть себя. Просто люби меня, Паркер. Мы пообещали разомкнуть наши жизни, думаю, что это станет ключом. Если мы этою не сделаем, то всегда будем думать, как бы это было. Это неоконченное дело навсегда свяжет нас друг с другом. Конечно, если ты не согласен…
        Паркер обнял ее и прижал к себе.
        - Я всегда буду об этом думать. - Он взял Дейзи на руки и стал подниматься с ней по лестнице. - Никого нет дома?
        Дейзи улыбнулась, уткнувшись ему в плечо.
        - Все сказали, что идут играть в бинго. Думаю, просто хотели оставить нас одних.
        На площадке Паркер повернул к ее комнате, Дейзи наклонилась и открыла дверь.
        - Кровать не слишком широкая, - произнесла она извиняющимся тоном.
        - Я не собираюсь отодвигаться от тебя далеко, много места нам не понадобится.
        Он опустил ее на кровать, и она поднялась на колени, безуспешно пытаясь расстегнуть ему рубашку.
        - Не знаю, почему у меня так трясутся руки.
        Паркер сжал ее пальцы.
        - Ты делаешь это не только для меня? - спросил он.
        Она взглянула на него:
        - Другая на моем месте дала бы тебе пощечину. Я самостоятельная женщина, и ты заставил меня задуматься над необходимостью завоевать свое место в жизни, узнать свои сильные стороны, полюбить себя и быть честной с собой. Да, я немного нервничаю, - сказала она, стряхивая его руки, и, расстегнув оставшиеся пуговицы, стянула рубашку с его мускулистых плеч. Дейзи замолчала, чтобы проглотить комок в горле. - Нервничаю я или нет, я хочу тебя, и я тебя заслужила.
        Его зеленые глаза потемнели от страсти.
        - Дейзи, Дейзи, я понял, что ты принесешь неприятности, в тот момент, когда увидел, как ты несешься ко мне в том розовом платье с мыльными пузырями, - произнес он, развязывая бант на ее открытом платье. Нежно-голубой лиф скользнул вниз, на мгновение лишив Паркера дара речи. - Я всегда избегал неприятностей, - сказал он хрипло. - Теперь я приветствую неприятности, если их зовут Дейзи.
        В мгновение ока Паркер снял с нее остальную одежду и разделся сам. Обнаженная, с бешено колотящимся сердцем лежала Дейзи в его объятиях.
        Паркер ласкал ее шею, целовал веки, горло, изгиб груди. Она задохнулась от пронзившего ее желания и запустила руки в его темные волосы.
        - Паркер?
        - Да?
        Его губы ласкали ее плечо и скользили ниже.
        - Хочу, чтобы ты знал, - сказала она, задыхаясь.
        - Да. - Он не останавливаясь целовал ее.
        Ей показалось, что ее тело сейчас взорвется.
        - Я никогда не стала бы спать с тобой, чтобы потом использовать тебя, как другие женщины.
        - Я знаю, - прошептал он.
        - Ну вот. Я просто не хотела, чтобы ты потом о чем-либо жалел. Мне наплевать на твое имя и деньги.
        Он посмотрел ей в глаза:
        - Это самое приятное, что я когда-либо слышал от женщины. Спасибо.
        - Пожалуйста, - улыбнулась она. - Паркер?
        - Что? - Не отрывая от Дейзи глаз, Паркер слегка прикасался кончиками пальцев к ее локтям. Это было приятно, но недостаточно.
        - Ты собираешься заниматься со мной любовью?
        - Ничто меня не остановит, кроме тебя.
        - Я не остановлю.
        - Отлично. Я ждал, что ты скажешь что-то еще. Мне показалось, ты хочешь поговорить.
        Она рассмеялась:
        - С разговорами покончено. Все. - С этими словами она обвила руками его шею и поцеловала со всей страстью, на которую была способна.
        Застонав, он еще крепче прижал ее к себе. Он покрывал поцелуями каждую клеточку ее тела. Его руки были повсюду, и ее тоже.
        - Мы не наделаем ошибок, - прошептал он. - Тебе нечего опасаться на этот раз.
        Паркер сдержал обещание. Его нежность и страсть позволяли ей быть собой, не сдерживаясь, делать то, что ей хотелось. Он брал от нее все, что она готова была дать, и отдавал все взамен. Они не отрывались друг от друга целую вечность. Зная, что это прощание, они наслаждались каждым мгновением.
        Проснувшись, Дейзи увидела, что лежит под простыней, а Паркер сидит рядом, полностью одетый.
        - Поезжай, защити Фран, спаси «Сатклифф», делай то, что должен, - прошептала она.
        Он сжал ее в объятиях для последнего долгого поцелуя.
        - Если я понадоблюсь тебе… - начал он.
        Она покачала головой:
        - Ты и так дал мне больше, чем нужно. Все будет хорошо, не оглядывайся назад и не думай обо мне.
        - Невозможно, - произнес он, уходя.


        Лежа в опустевшей постели, Дейзи думала о том, что слово, которое он произнес, - одно из двух, с самого начала больше всех подходивших к ее отношениям с Паркером:
«потрясающе» и «невозможно». И еще «кончено», думала она. Ей предстояло самое трудное: делать вид, что она не любит его и не скучает по нему.


        Заниматься любовью с Дейзи казалось совершенно естественным, неестественно было покинуть ее, думал Паркер. Однако он уезжал.
        Потому что так хотела Дейзи. Потому что его жизнь может свести ее с ума. У нее есть любящая семья, и, узнав о ней, все часовни захотят сотрудничать с ней. Она заживет полной жизнью отдельно от него и вдали от него.
        Что касается его, он знает, что делать. Дейзи, сама того не понимая, заставила его осознать свое место среди Сатклиффов и понять, как следует поступать.
        Если бы Дейзи была рядом, это могло бы быть даже приключением, радостью, после того как перестало внушать ужас. Он представлял себе, как она бы с головой окунулась в его дела, смеясь, поощряя его не останавливаться, удивлять, отпустить себя.
        Отпустить, как точно сказано. Он любит Дейзи Локетт, сумасшедшую, легкомысленную, удивительную женщину, которую его мир оттолкнул бы именно за ее лучшие качества. Он не может этого допустить.

«Отпусти», - приказал он себе. Он не сомневался, что ему придется повторять эти слова множество раз, прежде чем они подействуют. Общение с Дейзи походило на самый замечательный фильм, фантастическое путешествие, роскошный пир, неземное блаженство. Без нее все казалось пресным.



        Глава 13

        - Смотри, Дейзи, Паркера опять показывают по телевизору, - сказал Джон. Дейзи пришлось сделать над собой усилие, чтобы не смотреть, хотя она и видела этот ролик не раз с тех пор, как он впервые появился на экране неделю назад.
        - Как он хорош на экране! - заметила Нола.
        - Он хорош везде, - добавила Лидия. - Должна сказать, мне нравится и то, что он говорит. А тебе, Дейзи? Что-то ты слишком молчалива сегодня.
        Все трое обернулись, чтобы взглянуть на нее.
        - Да, он очень красив, и то, что он говорит…
        - Свежо, - произнесла Лидия, опережая Дейзи.
        Не успел Паркер уехать из Лас-Вегаса, как все упоминания о «Сатклифф» исчезли из новостей, пока несколько дней назад не появился этот ролик, очень простой. На экране появлялся Паркер, стоящий в холле «Сатклифф спа-комплекса», который теперь назывался «Шелковые струи». Такое название было выбрано по результатам интернет-голосования. В список для голосования вошло несколько названий, предложенных Паркеру Дейзи.
        Он говорит, что Сатклиффы по-прежнему будут первыми среди владельцев роскошных отелей, однако компания намерена учредить новое направление - отели для отдыха и развлечений, поэтому Паркер обращается к людям с просьбой помочь ему создать гостиницы для простых людей, он хочет, чтобы каждый вновь открываемый отель имел свое лицо, и просит каждого помочь ему в этом.
        Дейзи понимала его. Таков Паркер. Он умеет слушать и применять услышанное на практике, пытается дать людям то, чего они ждут. Дейзи готова была расплакаться. Она так скучала по нему. И как же он ошибался в себе! Как он мог считать себя холодным и неспособным отдавать? Она-то знала, что он просто родился не в той семье, которая не видела в нем главного. Тем не менее что-то хорошее они ему дали, такие люди, как Паркер, не появляются ниоткуда, хотя именно так и казалось, когда он постучал к ним в дверь несколько недель назад.
        Дейзи думала об этом, собираясь на работу и оглядывая свою новую просторную комнату. Агент по недвижимости показал ей эту квартиру на следующий день после отъезда Паркера. Несомненно, здесь не обошлось без помощи Паркера. Квартира находилась в видавшем виды, но безопасном районе. К тому же недалеко имелся небольшой, но уютный парк, идеальный для прогулок с ребенком.
        Дейзи безумно хотелось позвонить Паркеру и поблагодарить его или хотя бы позвонить Фран. Ей пришлось досчитать до десяти, затем до пятидесяти и потом до ста, чтобы подавить это безумное желание. Вместо этого она вышла, захватив резюме, прошла собеседования в нескольких местах и, наконец, получила работу, о которой можно только мечтать.


        Дейзи должна была чувствовать себя счастливой. Ее статьи успешно продавались, ребенок был здоров, а жизнь вполне благополучна.
        Но в сердце у нее не было покоя. Каждый раз, когда эта чертова реклама появлялась на экране, ей хотелось закрыться где-нибудь и вдоволь пореветь. Ей так хотелось поддразнивать Паркера, шокировать его и целовать.
        Было невыносимо постоянно видеть его, не имея возможности прикоснуться и поговорить. Дейзи чувствовала себя виноватой и не хотела, чтобы кто-либо это заметил. Но ее друзья замечали все, даже Джон. Как могла она объяснить, что даже его имя, произнесенное с экрана, как стрелой пронзало ее сердце?
        Паркер был в своей стихии, добивался успеха, а она осталась лишь воспоминанием для него. И так и должно быть всегда.
        У нее и ее близких все будет хорошо, когда-нибудь. По крайней мере, в семье царили мир и покой.
        Поэтому хаос, который она нашла через несколько дней, вернувшись домой с работы, оказался для Дейзи полной неожиданностью.
        - Что случилось? Кто-то упал, поранился?
        - Послушай! - кричал Джон, указывая на телевизор. - Я все записал. - Джон перемотал пленку.
        На экране опять появился Паркер, он говорил: «Лас-Вегас - замечательное, необычное место, и многим из вас это известно. Лас-Вегас знаменит своими свадебными часовнями. Я - владелец одной из них. Часовня принадлежала моей тетке Тилли, сестре моей матери, и недавно перешла ко мне по наследству. Сначала я хотел продать ее, но с этим местом связано столько счастливых воспоминаний, что я решил сохранить эту часовню и сегодня объявляю свадебную часовню «Отныне и навеки Тилли Хансен» открытой». Когда Паркер посмотрел в камеру, Дейзи показалось, он смотрит ей прямо в сердце.
        - Дейзи, он открывает часовню. Правда чудесно?
        Дейзи улыбнулась, несмотря на опасения, которые вызвал у нее Паркер. Она боялась за него. Клиентам нравились его нововведения. Рейтинги компании пошли вверх. В частности, потому, что он больше не боялся камеры и, казалось, действительно старался дать людям то, чего они хотят. Но тем не менее он президент компании, в числе клиентов которой в основном стремящаяся к роскоши элита, требующая эксклюзивного обслуживания. Когда на свет выйдет прошлое Тилли, не станет ли достоянием средств массовой информации что-то, ускользнувшее от ее и Паркера внимания во время их расследования? Какая-нибудь неожиданная новость может погубить Паркера и разрушить его недавно обретенную популярность.
        И слухи не заставили себя ждать. О Тилли, о родителях Паркера, вообще о Сатклиффах. Иногда новости были близки к правде, иногда оказывались искаженной версией действительности, а иногда полным вымыслом. Несколько репортеров заявилось и в часовню. Если даже Дейзи не удалось избежать расспросов, что говорить о Паркере?
        Статьи, попавшиеся Дейзи на глаза, намекали, что великому Паркеру Сатклиффу не избежать неприятностей. С болью в сердце она несколько раз поднимала трубку, чтобы узнать, как у него дела, пока не поняла - ей недостаточно говорить с ним по телефону.


* * *
        Если бы Паркер не скучал по Дейзи, по ее смеху и шуткам, он чувствовал бы себя вполне счастливым. Раньше он постоянно испытывал такой стресс от необходимости походить на своего отца в управлении компанией, что его не радовала даже работа. Теперь, открывая для «Сатклифф» новые горизонты с помощью того, что он называл
«Дейзи-метод» и что приводило в недоумение его замшелых родственников, Паркер должен был испытывать особое удовлетворение. И испытывал бы, если бы Дейзи была рядом.
        Паркер нахмурился, пытаясь сосредоточиться на делах, но воспоминания о Тилли будили мысли о Дейзи в его объятиях, о прикосновениях ее губ.
        Шум за дверью прервал размышления Паркера. Открыв дверь, он оказался лицом к лицу с готовой постучать Фран. За спиной секретарши с хмурыми недовольными лицами маячили братцы Джаррод и Альберт, дядюшка Билл и все члены совета в своих дорогих костюмах.
        - В чем дело? - спросил Паркер.
        - Теперь я вижу, в чем дело, - произнес Джаррод, - почему тебя совершенно не интересуют прелестные элегантные женщины, приглашенные на бал. На днях я прочитал статью, где в связи с Тилли упоминается некая Дейзи Локетт. Ты ее, несомненно, знаешь, к тому же она беременна.
        Джаррод протянул руку и подтолкнул вперед стоящую позади него женщину. Он не причинял ей физической боли, но, очевидно, относился к ней без всякого уважения.
        - Отпусти ее и никогда не смей к ней прикасаться. Я не шучу, Джаррод, - бросил Паркер в лицо брату.
        Джаррод захлопал глазами. Ничего удивительного, в молодости именно Джаррод считался крепким парнем, в то время как Паркер интересовался математикой и другими подобными вещами.
        Но Дейзи изменила все. Он смотрел в ее ласковые карие глаза, и ему казалось, что он не дышал несколько недель, а теперь впервые смог вдохнуть глоток воздуха.
        - Дейзи, что ты здесь делаешь? - спросил он, хотя на самом деле ему хотелось сказать: «Дейзи, любимая, я скучал по тебе» - и осыпать ее поцелуями.
        Дейзи набрала в грудь побольше воздуха:
        - Привет, Паркер, я, наверное, опять делаю глупость, думала, что с глупостями покончено, но сам знаешь, дурные привычки…
        - Может, не такие уж и дурные, - улыбнулся Паркер, ведь она была здесь. - Расскажешь поподробнее?
        Дейзи и Фран обменялись понимающими взглядами.
        - Если можно, я хотела бы поговорить с тобой наедине, - сказала Дейзи.
        - Понимаю, - сказал Джаррод. - Между вами двоими что-то есть. - Он озабоченно уставился на живот Дейзи.
        Дейзи повернулась к Джарроду:
        - Паркер - не отец моего ребенка.
        - Вы замужем? - с надеждой спросил Джаррод.
        - Нет, но с Паркером мы просто друзья.
        Конечно, это была ложь, то, что Дейзи называла ложью во спасение. Паркеру не понравилось слово «друг», но, возможно, с точки зрения Дейзи, все это не было ложью и их единственная ночь была для нее просто дружеской услугой.
        Паркер нахмурился, но сдержался.
        - Пойдем в мой кабинет, там можно поговорить.
        Дейзи кивнула. Закрывая за ними дверь, Паркер не сомневался, что никто из присутствующих не собирается покидать небольшую приемную перед его кабинетом. К счастью, стены в нем были практически звуконепроницаемыми. Потому что чем больше он думал о причине появления Дейзи, тем сильнее становилась его уверенность в том, что что-то не так. Едва закрыв дверь, Паркер бросился к Дейзи и произнес:
        - Рассказывай, в чем дело.
        Надо отдать ей должное, она не попятилась от него. Впрочем, она никогда не уступала, и за это он ее тоже любил.
        - Зачем ты вновь открыл часовню и назвал ее именем Тилли? - спросила Дейзи. - Ты должен был понимать - если Сатклифф совершает нечто столь неожиданное, это обязательно привлечет внимание средств массовой информации.
        Паркер поднял голову и улыбнулся ей.
        - Должен был понимать, - согласился он.
        - Никто не знал, что она твоя тетка, ты собирался похоронить ее память и забыть.
        - Я это говорил?
        - Да, пару раз.
        Он вздохнул:
        - Ну и идиот же я был. Как тебе пришло в голову назвать меня своим другом? Ты любила Тилли, а я собирался сделать вид, что она вообще не существовала.
        - Ты имел на это право, ты ее родственник, а я нет.
        - Ты дочь, о которой она всегда мечтала и которой у нее не было.
        - Откуда ты знаешь?
        - Знаю, я прочитал об этом в ее дневнике, на последних страницах.
        - Я думала, ты читал только начало, потому что тебе казалось, что ты шпионишь за ней.
        - Это было до того, как я решил, что она моя тетка, часть моей жизни, и я должен лучше узнать ее. И до того, как я догадался, что она могла писать о тебе.
        - Обо мне? Когда же ты об этом подумал? При нашей первой встрече, когда я выводила тебя из себя?
        - На прошлой неделе, когда понял, что схожу с ума по тебе.
        Смутившись, Дейзи посмотрела ему в глаза. Паркер не был уверен, стоит ли говорить Дейзи о своих чувствах.
        - Дейзи, зачем ты приехала?
        - Я хочу попытаться исправить ущерб. Я написала статью о том, какой ты замечательный человек, и еще я написала рассказ о Тилли, в нем я обошла все сомнительные подробности ее жизни.
        - Написала рассказ обо мне?
        - Статью, никакого вымысла. У меня с собой экземпляр, но…
        - Что?
        Дейзи отвела глаза:
        - Я уже сдала ее в газету в Лас-Вегасе, и ее напечатали. Я была почти уверена, что ты не разрешишь печатать хвалебную статью о себе. - Она вытащила статью из сумки. - Ты всегда можешь потребовать напечатать опровержение или исправление.
        Сдерживая дрожь в руках, Паркер взял у нее газету. Читая коротенькую статью, он не мог сдержать улыбку, а потом и смех.
        - Дейзи, ты прекрасно пишешь, твоя индивидуальность проглядывает во всем. Не думаю, что достоин такой прекрасной характеристики. Я явился в Вегас, угрожал тебе, собирался выселить, искал компромат на женщину, которую ты любила, а ты пишешь о моей доброте.
        - Ты был добр, и не только по отношению к нам, вспомни малышку Синди.
        Несмотря на данное себе обещание не дотрагиваться до Дейзи, Паркер протянул руку и погладил ее по щеке.
        - Если история Тилли выйдет на свет божий, она может бросить тень на твоих родителей, - прошептала Дейзи. - Кто защитит их и тебя?
        - Меня это не волнует. Человек - нечто большее, чем набор генов. Я - не мой отец, и когда-нибудь люди это поймут.
        Дейзи улыбнулась:
        - Я и сейчас это понимаю, ты никогда не казался мне похожим на своего отца.
        - Я думал, что должен походить на него, но одна замечательная женщина доказала мне, что есть нечто большее.
        Паркер почувствовал биение своего сердца. Как ему повезло, что он встретил такую женщину!
        - Дейзи… я хотел спросить.
        Она смотрела на него своими огромными золотисто-карими глазами, откинув со лба роскошные медно-рыжие волосы, ожидая продолжения вопроса. Ее глаза сияли, она улыбалась и, казалось, готова была ждать вечно.
        Возможно, что так ему только казалось.
        - Как ты сюда попала из Лас-Вегаса?
        - У меня почти не было времени. Как только я увидела сюжет, купила билет на самолет, написала статьи, сдала их в газету и прилетела. Фран знала.
        - Ты прилетела?
        Она взглянула на него из-под длинных темных ресниц:
        - На поезде было бы слишком долго.
        - Дейзи, ты ведь боишься летать.
        - С тобой - нет. Я представила, что ты рядом, и это помогло.
        Он больше был не в силах сдерживаться.
        - Ты прилетела спасать меня от самого себя, спасать мою репутацию, несмотря на то что не любишь летать. Какая еще женщина сделала бы то же самое?
        К его удивлению, она не улыбнулась.
        - Оглядываясь назад, я вижу, что действовала более чем импульсивно. И моя помощь не была тебе так уж нужна. Фран говорила, даже негативная реклама привлекает клиентов. Ты хорошо справляешься со всем, теперь ты настоящий Сатклифф. - Дейзи погладила Паркера по щеке и повернулась, чтобы уйти.
        Паркера охватила паника.
        - Уходишь уже?
        - Я… - Она прикрыла глаза. - Думаю, мне не следовало приезжать, это было ошибкой.
        - Нет, не для меня.
        - Паркер, посмотри на себя, ты стал тем, кем хотел стать.
        - Нет, не стал. Пойми меня правильно, я рад, что нашел свое место среди Сатклиффов, но я сумел это сделать только благодаря тебе. Ты освободила меня от мысли, что я обязан следовать по пути, проложенному кем-то еще. Ты помогла мне понять, что у моих родителей, несмотря на все их сильные стороны, тоже были слабости и что это нормально, как и то, что у меня есть недостатки.
        - У каждого свои недостатки.
        - Для меня ты совершенство, - прошептал он. - Не уезжай, останься со мной, Дейзи.
        - Паркер, я не могу остаться. Я ношу чужого тебе ребенка. Тебе не нужны дети. Ты не захочешь иметь дело с чужим ребенком, особенно после того…
        Паркер прервал ее, нежно взяв за подбородок.
        - Ты - совсем другое дело. Ты честно все рассказала о своем ребенке. Я помню, как говорил о детях, в основном потому, что не хотел повторять ошибок своих родителей, делать несчастным еще кого-то. Больше не беспокойся об этом, я видел настоящую любовь в твоих отношениях с друзьями и знаю, как должно быть.
        Дейзи улыбнулась ему сквозь слезы:
        - Как должно быть, Паркер?
        Он нежно поцеловал ее в губы.
        - Когда мужчина и женщина любят друг друга, иногда это бывает вот так, а иногда вот так. - Он поцеловал ее более настойчиво и прижал к сердцу. - Я люблю тебя, Дейзи. Просто люби меня тоже. Вместе у нас все получится. У тебя, у меня, у нашего ребенка и у всей нашей семьи.
        - Я так люблю тебя! - сказала Дейзи, бросаясь ему на шею. - Я готова тысячу раз перелететь через океан и обратно, только чтобы быть с тобой.
        Они долго стояли обнявшись, когда Дейзи вдруг подняла голову и сказала:
        - Джаррод не одобряет меня. Что он скажет?
        - Давай его спросим, - прошептал Паркер, бесшумно подойдя по ковру к двери и открывая ее.
        Джаррод и Альберт едва не упали в комнату. Фран и дядя Билл обменялись улыбками.
        - Ты все слышал, Джаррод? - спросил Паркер.
        - Я слышал достаточно, не все. Паркер, ты пробыл в Лас-Вегасе всего пару недель. Ты хотя бы знаешь, кто эта женщина?
        - Знаю, - ответил Паркер. - Она та, с кем я пойду на бал Сатклиффов, если она, конечно, согласится. Она та, на ком я женюсь и кто родит моего ребенка, если выберет меня.
        - Мне кажется, вы сказали, что Паркер - не отец вашего ребенка, - произнес Джаррод, с осуждением указывая пальцем на живот Дейзи.
        - Думаю, я ошибалась, - ответила Дейзи, улыбаясь своей чудесной неподражаемой улыбкой. - И… ответ на все вопросы - да.
        - Свадьба у Тилли? - спросил Паркер, лукаво улыбаясь своей будущей невесте.
        - Да, пожалуйста.
        - Мыльные пузыри? Пираты? Эльфы? Ковбои?
        Дейзи рассмеялась:
        - Ты говоришь это для того, чтобы позлить Джаррода.
        Джаррод и вправду несколько позеленел.
        - Не беспокойтесь, я думаю о традиционной свадьбе. Только семья и близкие друзья. Все очень строго и ничего необычного.
        - Кроме одного, - сказал Паркер.
        Дейзи вопросительно взглянула на него.
        - Твоя обувь, - сказал Паркер. - Никто даже не заметит под длинным платьем.
        Дейзи рассмеялась:
        - Белые? Со свадебными колокольчиками?
        - Отлично, а дети будут?
        - Это не обязательно.
        - Думаю, обязательно. Можно пригласить из соседней школы или церкви. Мы сделаем пожертвование и нарядим их ангелами. Я не хочу, чтобы наш ангел был единственным ребенком на церемонии. Он или она не должны чувствовать одиночества. - Сказав это, Паркер, никого не стесняясь, опустился на одно колено, наклонился и поцеловал Дейзи в живот. - Ты и я, мы будем любить друг друга. Не могу дождаться, когда стану твоим отцом. - С этими словами Паркер подхватил заплаканную Дейзи на руки и понес прочь. - Надеюсь увидеть торжественное объявление о моей помолвке в завтрашних газетах, - бросил он через плечо.
        - Что написать? - спросил Джаррод.
        Паркер на минуту задумался, не отрывая глаз от Дейзи.
        - Паркер Сатклифф, счастливейший из людей, женится на Дейзи Локетт, женщине, завладевшей его сердцем…
        - И счастливейшей женщине на свете, - закончила Дейзи.
        Джаррод попробовал возразить:
        - Это недостаточно официально. Так не делается.
        - Теперь делается, - ответил Паркер. - И слава богу. - Вновь, никого не стесняясь, Паркер у всех на глазах расцеловал свою невесту.



        Эпилог

        Войдя в часовню, Дейзи остановилась и обернулась к мужу, вошедшему следом:
        - Не могу поверить, что еще три с небольшим года назад это место казалось несколько запущенным. Ты очень удачно обновил его.
        - Мне хотелось, чтобы все было готово к нашей свадьбе и еще чтобы часовня стала достойна памяти женщины, благодаря которой произошла наша встреча.
        - Спасибо, я по-прежнему скучаю по ней и думаю, что никогда ее не забуду.
        - Она, должно быть, знает об этом и желает нам счастья в эту третью годовщину нашей встречи. Как по-твоему, я сохранил достаточно напоминаний о ней здесь?
        - Замечательно, что ты додумался спрятать ее боа и дневник в одной из балясин лестницы. Однажды кто-то найдет их и заинтересуется их историей.
        - Пусть, не думаю, что моя тетка стала бы возражать.
        - Нам пора вернуться к гостям, - сказала Дейзи, целуя Паркера в щеку. - Они, наверное, удивлены исчезновением виновников торжества.
        Паркер и Дейзи неохотно вернулись во двор, где вокруг стола расположилась смешанная кампания из Сатклиффов, Нолы, Лидии и Джона. Джаррод держал на руках трехлетнюю Элизу, с улыбкой смотревшую на него из-под золотистых кудряшек своими огромными карими глазами.
        - Послушай, Паркер, может, сделаем Элизу нашим следующим президентом компании?
        Засмеявшись, Паркер взял дочь на руки, поцеловал и прижал ее, довольную, к груди.
        - Пусть решает сама, - произнес он, целуя ее локоны. - Возможно, она захочет стать организатором свадеб, как мама, или заняться чем-то еще.
        Джаррод кивнул. Сегодня он выглядел не таким озабоченным и скованным, как три года назад.
        - Понимаю, времена меняются. Прекрасный пример - новый отель в городе. Он совершенно не похож на «Шелковые струи» и другие элитные гостиницы, но уже снискал огромную популярность. Лягушатники и игровые площадки для детей и взрослых. Кто бы мог подумать, что Сатклиффы будут этим заниматься?
        - Моя жена.
        Джаррод рассмеялся:
        - О, Дейзи, у нее масса блестящих идей, но я-то ведь сопротивлялся.
        Дейзи со смехом поцеловала Джаррода в щеку:
        - Ты прекрасно перенес вмешательство нашей безумной компании.
        - Мне здесь нравится. Думаю, мы правильно сделали, распределив администрацию компании между двумя городами.
        - Мне хотелось быть там, где хорошо Дейзи.
        - Бостон я тоже люблю, - напомнила мужу Дейзи.
        - Знаю, но пришлось сделать выбор. Мы не можем таскать ребенка с места на место даже ради компании.
        Джаррод покачал головой:
        - Дейзи, я никогда не спрашивал… но вижу, за что Паркер тебя полюбил. Ты изменила его.
        - Неправда, он просто нашел себя, настоящего Паркера.
        - Благодаря тебе, - настойчиво повторил Джаррод. - Не спорь, он сам тысячу раз говорил мне. Ты освободила его от всего, что портило ему жизнь. Вот ты почему заинтересовалась им? Тебя ведь не интересовали ни его имя, ни деньги.
        Улыбнувшись, Дейзи коснулась руки Паркера, чтобы почувствовать себя одним целым с ним и дочерью.
        - Он спустил меня с небес на землю. Я, как мячик, вечно перелетала с места на место под властью эмоций, боясь остановиться и поверить кому бы то ни было. Паркер научил меня дышать полной грудью и верить. Не только ему, но и самой себе. Ему были интересны мои идеи, и я благодаря этому научилась ценить себя. Иногда мне кажется, что когда мы встретились, то просто соединились, защелкнулись, как части целого, как будто всю жизнь тянулись и искали друг друга.
        - И вот нашли, - сказала Нола.
        - И это замечательно, - добавила Лидия.
        - Моя очередь, - сказал Джон, забирая ребенка у Паркера.
        Паркер нехотя отдал дочь тому, кого теперь считал своим вторым отцом.


        Позднее в постели Паркер повернулся к Дейзи и обнял ее.
        - Ты хорошо сказала, что мы пытались дотянуться друг до друга. Слава богу, что я встретил тебя, Дейзи.
        - Я же сказала, мы просто защелкнулись.
        Улыбаясь, он прижался губами к ее губам:
        - Теперь это так называется? Защелкнуться?
        Дейзи шлепнула его по руке:
        - Ты знаешь, что я имела в виду.
        - Я совершенно точно знаю, что ты имела в виду.
        Дейзи рассмеялась:
        - Отлично, раз между нами все ясно, любимый, защелкнемся.
        - У тебя всегда такие замечательные идеи, Дейзи. - С этими словами Паркер обнял жену и доказал, какая это была замечательная идея.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к