Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккензи Мирна: " Переполох В Слоунз Коув " - читать онлайн

Сохранить .
Переполох в Слоунз-Коув Мирна Маккензи


        # Преуспевающий бизнесмен и известный покоритель женских сердец Тайлер Уэстлейк приезжает в живописный курортный городок, где встречает прелестную Лайлу Остин. Братья Лайлы, искренне желая устроить ее судьбу, постоянно навязывают ей женихов. По просьбе Лайлы Тайлер изображает перед всеми ее поклонника. Но чем лучше он узнает девушку, тем больше сам влюбляется в нее...

        Мирна Маккензи
        Переполох в Слоунз-Коув

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Звуки страстного любовного шепота достигли ушей Тайлера Уэстлейка; он распрямился и пожал плечами. Конечно, не часто доводится стать свидетелем любовного свидания в книжном магазине средь бела дня, но, в конце концов, это ведь туристический город. Множество людей приезжают сюда исключительно для того, чтобы развлечься, да и самому ему не раз доводилось держать женщин в объятиях в куда более неподходящих местах.
        Эти мысли вызвали у Тайлера улыбку. Не его дело осуждать. А потом, у него сейчас совсем другие заботы: надо раздобыть информацию, переделать кучу неотложных дел, и на все про все времени не так уж много. Он взглянул на свой «Ролекс». Никаких отвлекающих мыслей о страсти, о теплом женском теле, по крайней мере нынешним утром.
        Тайлер вернулся к беглому просмотру научно-исследовательской книги, которая могла оказаться полезной, твердо вознамерившись не обращать внимания на парочку в соседнем проходе.
        - Ну же, Лайла, не ломайся, - увещевал мужской голос.
        Книжный стеллаж покачнулся. Женщина слабо пискнула.
        - Джон, ты мне нравишься, ты хороший человек, но... - Шепот женщины становился все более взволнованным. Послышался глухой стук, как будто с полки упала книга.
        Тайлер снова насторожился и вскинул брови.
        - Ну, разумеется, я нравлюсь тебе, Лайла. - Мужской голос был уверенный и самодовольный. - Я всем нравлюсь. Я ведь отличный парень. Потому-то твой брат уверен, что мы будем хорошей парой. Многие женщины хотели бы заполучить меня. Лучшего мужа тебе просто не найти. Все так считают.
        - Сожалею, что тебя ввели в заблуждение, - продолжала она. - Не знаю, что наговорил тебе мой брат Хэнк, но я не... я в данный момент, не собираюсь выходить замуж. Я, конечно, польщена, что ты попросил меня об этом, но не могу принять твое предложение, правда. Ради бога, подумай о том, что ты делаешь, и, пожалуйста, не..
        Нет, - с мольбой сказала женщина.
        Тайлер отложил книгу и, сделав несколько шагов, обогнул стеллаж.
        Представшая перед ним сцена изумила его.
        Хорошенькая светловолосая женщина была прижата спиной к книжной полке. В руках она держала тяжелый том, словно намеревалась стукнуть им стоящего перед ней на коленях мужчину, если он сделает еще один шаг. Мужчина держал в одной руке букет полевых цветов, а другой крепко вцепился в край бледно-розовой юбки леди. Услышав шаги, он обернулся с глупой ухмылкой.
        - Не обращайте на нас внимания, - сказал он. - Я делаю предложение леди. Мы как раз собирались узнать друг друга получше.
        В полуночно-синих глазах женщины вспыхнули серебристые искорки. Она слегка покачала рыжевато-золотистой головкой.
        - Джон, я знаю тебя с детства, и мы всегда были друзьями. Я совершенно не понимаю, что на тебя нашло. Сейчас тебе лучше уйти. Что подумают покупатели? Пожалуйста, вставай и... отпусти мою юбку. - Она подняла глаза на Тайлера, и ему показалось ее лицо знакомым. Да, он видел эту женщину раньше, еще в те дни, когда мальчишкой приезжал в Слоунз-Коув. Было в ней что-то такое...
        Огромные синие глаза смотрели на него с мольбой, щеки порозовели, а пальцы все сильнее сжимали книгу. У Тайлера возникло ощущение, что ей очень хочется, чтобы один из них, либо она, либо он, сию же минуту исчез. Жаль огорчать ее, но он не исчезнет. Особенно учитывая, в какой невыигрышной ситуации она оказалась. К тому же совсем не похоже, что она испытывает какие-то нежные чувства к этому ухмыляющемуся, мускулистому, самоуверенному идиоту. Несмотря на то, что все это ему совсем не нравилось, а также на его занятость, Тайлер просто не мог оставить женщину, зажатую в углу кем-то в два раза больше ее.
        Пока Тайлер разглядывал ее, она покраснела еще сильнее и опустила глаза, пряча их за длинными ресницами.
        - А теперь, пожалуйста, отпусти меня, Джон, - сказала она мягким, но решительным тоном.
        - Лайла, большинство женщин в твоем возрасте уже имеют детей, а у меня двое уже готовых, и нужно, чтобы кто-то помог мне управляться с ними. - Он чуть сильнее потянул за край юбки, открыв ноги своей пленницы.
        Тайлер старался не смотреть, но... какие изящные у леди ножки. Черт побери, он никогда не отличался святостью... Ножки действительно потрясающие. Длинные, стройные, белокожие. С таких хочется снять босоножки и долго, долго гладить руками кожу. На какую-то секунду ему даже стало жаль этого заносчивого глупца, от которого леди явно старалась избавиться. Но только на секунду. Парень, в конце концов, пытался навязать ей себя, хотя она уже сказала «нет». А это Тайлеру не нравилось.
        Он сделал шаг вперед. Настойчивый поклонник повернулся к нему и насупился.
        - Ты еще здесь? Двигай отсюда, приятель. Ты здесь лишний.
        Тайлер на секунду задумался. Возможно, он в самом деле лишний и вмешивается в чужую жизнь, это не в его правилах. Его девиз - «Живи сам и дай жить другим», а отношения с женщина-ми всегда были короткими, чисто физическими и не связанными никакими обязательствами. Его образ жизни и отношения с прекрасным полом не выдерживали никакой критики, и ему, без сомнения, следовало бы не лезть не в свое дело. Но, с другой стороны, в прекрасных синих глазах миниатюрной красавицы появились явные признаки волнения.
        - Извини, но я никуда не спешу, - сказал Тайлер, небрежно облокотившись о книжную полку.
        Позади тебя на полке книга, которая мне как раз нужна.
        Парень проворчал что-то в ответ и снова повернулся к женщине. Леди же вскинула брови, взглянув на полку, на которую указал Тайлер. Там стояли книги по плетению кружевных салфеток.
        Тайлер прокашлялся, улыбнулся, но не сдвинулся с места.
        Незадачливый ухажер еще ближе придвинулся к женщине.
        Она еще сильнее вжалась спиной в книжную полку и сказала грустно, но решительно:
        - Мне искренне жаль, Джон, если Хэнк вселил в тебя ложные надежды на мой счет. Уверена, что ты беспокоишься о своих детях, но ты... я... в общем, это не решение твоих проблем. - Женщина опять попыталась освободить свой подол из его пальцев.
        Парень отпустил юбку и схватил ее за руку.
        - Если ты сейчас дашь мне отставку, не могу гарантировать, что обращусь с такой же просьбой еще раз. Ты уже не первой молодости, и скоро ни один мужчина не позовет тебя замуж.
        Он потянул ее за руку, и она чуть не потеряла равновесие.
        Тайлер видел, что она смущена и расстроена. Он вновь обратился к парню:
        - Черт, я прошу извинения, что приходится опять прерывать тебя в такой момент, когда ты включил свое обаяние на полную мощность, мне нужна книга, и надеюсь, леди поможет мне ее найти. А тебе стоит подумать над тем, чтобы в следующий раз затевать ухаживания в более подходящем месте.
        - Это магазин Лайлы, - огрызнулся мужчина, продолжая недовольно хмуриться.
        - Что ж, замечательно. Значит, я пришел по адресу, но сдается мне, что леди хотела бы получить свою руку обратно, - заметил Тайлер. - Не слишком-то честно использовать силу против того, кто значительно меньше и слабее тебя, а, друг мой? - Он оттолкнулся от стеллажа и медленно двинулся к мужчине. Высокий, широкоплечий, с пронзительными зелеными глазами, он производил внушительное впечатление. - Пожалуй, неплохо было бы отпустить ее. Уверен, ты найдешь более подходящее место, чтобы сделать женщине предложение руки и сердца. Возможно, ты не заметил, но здесь уже собралось немало зрителей, - сказал Тайлер, кивая на людей, выглядывающих из-за книжных полок.
        Словно поняв наконец, что ничего не добьется, парень поднялся с колен, выругался и отпустил руку женщины.
        - Лайла мастерица играть в кошки-мышки, - сказал он.
        - Тогда, наверное, тебе стоит поискать другую мышку, - посоветовал Тайлер, - и предпочтительно такую, которая будет рада поиграть.
        Когда отвергнутый и негодующий поклонник покинул магазин, Тайлер пронзительным взглядом окинул любопытных, и они тут же испарились. Встретившись глазами с женщиной, которую он только что освободил от назойливого поклонника, Тайлер улыбнулся.
        - Вы в порядке?
        Она кивнула и, поведя изящным плечиком, извиняюще улыбнулась.
        - Джон не обидел бы меня по-настоящему. Скорее всего, к завтрашнему дню он почувствует вину и придет извиняться. Просто в последнее время, после того как от него ушла жена, он сам не свой. А мои братья... а, не важно, - прервала она себя, слегка тряхнув головой, отчего длинные волосы коснулись белой кожи в вырезе блузки. - Я Лайла Остин, владелица этого магазина, - представилась она, - Вы сказали, что ищете книгу, мистер Уэстлейк? Какую именно?
        Тайлер не стал спрашивать, откуда она знает его имя. Его покойная мать жила здесь много лет. И сам он подростком проводил здесь каждое лето. Имя Уэстлейков было хорошо известно. Оно символизировало деньги и дурную славу. Имя Лайлы Остин наконец всплыло в его памяти. Лайла Остин - тихая, умная и болезненно застенчивая девочка. Ее застенчивость интриговала его. Ему нравилось, как она краснела, когда он говорил ей «привет». Он вспомнил, что она любила полевые цветы, и однажды он увидел ее собирающей их на краю земли, принадлежавшей его матери. Она выглядела та-кой виноватой, такой растерянной и смущенной, словно была готова посадить сорванные цветы обратно.

«Все нормально», - сказал ей тогда Тайлер, но она только еще большего краснела, сама став похожей на дикую розу.
        Сейчас, когда прошло много лет, голос ее остался таким же тихим и мелодичным, хотя теперь она держалась более уверенно. Но увидев, как она судорожно сжимала пояс на талии, он подумал, что это самообладание было маской, что ей трудно было преодолеть природную застенчивость. Интересно, мелькнула у него мысль, по-прежнему ли она любит полевые цветы? Но очевидно, его молчание и пристальный взгляд заставляли ее нервничать.
        - Мистер Уэстлейк? Какая книга? - спросила она.
        Он покачал головой, вскинув руки ладонями вверх.
        - Я просто хотел отвлечь парня разговором, - признался он.
        - Я... да, это была удачная мысль, - сказала она. - Спасибо, мистер Уэстлейк. Если вы уверены, что вам не нужна моя помощь... - проговорила она, и нежный румянец опять покрыл ее щеки.
        Тайлер улыбнулся, надеясь, что она расслабится. Без сомнения, она слышала, что он
«пожирает» местных девственниц на завтрак, и правда в том, что - о да! - он был бы счастлив попробовать на вкус эти сочные, невинные губы. Но если он попытается поцеловать Лайлу Остин, то будет не лучше, чем тот болван, который только что покинул магазин. Даже хуже, потому что он совершенно посторонний человек, а не друг, как ее Джон. Кроме того, он, как правило, не имел дела с жительницами Слоунз-Коув. Как бы безответственно ни вел он себя в отношении женщин, крупица совести у него все же была. Он укладывал в постель только тех женщин, которые, как и он, не желали связывать себя обязательствами, и обходил стороной тех, которые ожидали от мужчины чего-то большего, чем кратковременная дружба или мимолетное физическое удовольствие.
        - Я нашел все, что мне нужно, мисс Остин, - наконец сказал он непринужденным тоном. - Но за предложение благодарю. У вас замечательный магазин. Внушительный выбор краеведческой литературы.
        - Это моя специальность, - призналась она. - Моя страсть, если хотите. Хорошо, что я владею книжным магазином. Это позволяет мне скупать подряд все книги по истории штата Мэн. Ужасная привычка, но я просто не в силах устоять перед соблазном.
        Он усмехнулся.
        - Порок, мисс Остин?
        Она пожала плечами.
        - Думаю, у всех они ёсть. У большинства из нас. У большинства нормальных людей. Мы... ну, мы бы просто не были людьми без некоторых слабостей, верно?
        Ее попытка дать задний ход и румянец, заливший не только лицо, но и шею, сказали Тайлеру, что слухи о его «подвигах» уже прокатились по городу. Он известен как сластолюбец, как мужчина, потворствующий своим желаниям.
        - Полагаю, вы правы, - ответил он, продолжая насмешливо улыбаться. - Спасибо за помощь, мисс Остин. - Он наклонил голову, приготовившись откланяться. Кстати, насчет ее познаний истории этих мест. Он мог бы попросить кое-какую помощь в своей работе над проектом. Возможно, она могла бы помочь, но это означало бы неизбежное сближение. Пожалуй, это рискованно. Следуя своему правилу, он предпочитал не привязываться с женщинам Слоунз-Коув. Что же касается этой прелестной женщины, он не был абсолютно уверен, что не нарушит свой принцип и не перейдет границу дозволенного. Наверняка он сможет найти еще кого-то, кто поможет ему докопаться до тайн «Морского стража» - особняка его матери. Пока ответы, которые он ищет, продолжают ускользать от него.
        Его мысли были прерваны молодой особой, подбежавшей к Лайле.
        - Лайла, - затараторила девушка, обхватив ладонями лицо. - Это правда? Все об этом говорят. Неужели Джон Клэкстон только что сделал тебе предложение?
        Лайла глубоко вздохнула и смущенно повела плечами. Тайлер попрощался и стал потихоньку ретироваться.
        - Не могли бы мы поговорить позже, Натали? - услышал он голос Лайлы.
        Ее собеседница опять затараторила:
        - Ты никогда не умела хитрить, Лайла. Он таки его сделал, да? О, бог мой, это уже третье предложение тебе за две недели!
        Тайлер не видел ее лица, но не сомневался, что Лайла Остин снова покраснела. Он гадал, согревает ли этот нежный румянец ее кожу и каково было бы прикоснуться к ней прохладной рукой. Лёди получила три предложения за две недели? Это действительно интригует.
        - Ничего особенного не происходит, Натали, - ответила Лайла чуть громче обычного. Голос ее прозвучал настолько выразительно, что Тайлер не удержался, чтобы не обернуться и не посмотреть на нее. - Ничего, - повторила она уже спокойнее. - С тех пор как моя сестра вышла замуж, я последняя незамужняя Остин, и мои братья переключили все внимание на меня. Они хотят, чтобы у их младшей сестренки был муж, который станет о ней заботиться, и делают это по своему разумению. Посылают сюда мужчин, которые буквально навязывают себя и испытывают мое терпение. Дошло до того, что я начинаю подозревать каждого холостяка, который заходит в магазин, чтобы купить книгу.
        Она обернулась и увидела устремленный на нее взгляд Тайлера. От неожиданности она не сразу отвела глаза.
        Тайлер ничего не мог с собой поделать. Его рот растянулся в широкой ухмылке.
        - Я не имела в виду вас, - поспешила сказать она. - Разумеется, не вас. Вы же Тайлер Уэстлейк.
        Что-то острое шевельнулось в груди Тайлера. Он должен был бы уже привыкнуть к подобным комментариям. Все Уэстлейки пользовались дурной славой, когда дело касалось женщин. Благо-воспитанные девушки, мечтавшие о замужестве, держались подальше от этой семейки, иначе рисковали быть втянутыми в брачную машину Уэстлейков, где их использовали, а потом выбрасывали, как ненужную вещь. Разумеется, она не могла знать, что Тайлер не играет в эту игру. Брачная мельница на нем закончилась. Он позволил себе только один брак, который не удался, и решил, что больше не стоит искушать судьбу.
        - Я не в обиде, мисс Остин, - заверил он, склонив голову. - Уверяю вас, что со мной вы в безопасности. Вы были бы прекрасной женой, но, как и вы, я не намерен вступать в брак. А если ваши потенциальные женихи станут вам докучать, не стесняйтесь, опрокиньте полку или свистните мне. Я буду в соседнем проходе. Зовите, если понадоблюсь.
        Глаза ее расширились еще больше, но она уже улыбалась.
        - Ловлю вас на слове, мистер Уэстлейк. Приятно сознавать, что есть по крайней мере один муж-чина, которого мои братья не убедили делать мне предложение. Вы уверены, что не хотите ту книгу по плетению кружевных. салфеток?
        - Может, в другой раз, - отозвался он, стараясь не рассмеяться при виде подруги, разинувшей рот в полнейшем замешательстве. - В последние дни как-то, знаете, нет времени на салфетки. Я сейчас занимаюсь историей.
        Он повернулся, чтобы идти.
        - Мистер Уэстлейк? - вновь окликнул его мягкий голос.
        Он остановился и посмотрел через плечо.
        - Спасибо, - сказала Лайла. - Вы были... очень добры ко мне. Я признательна вам за помощь. Если могу для вас что-нибудь сделать...
        Всего лишь на секунду ему почудилось в нежном голосе согласие на то, что он действительно хотел бы получить. Но мысль эта промелькнула подобно вспышке молнии и тотчас же погасла.
        Тайлер покачал головой.
        - Ваш молодой человек вскоре сам бы все понял и ушел.
        Внезапно он подумал, что уйти - чертовски хорошая мысль. А быть достаточно сильным и порядочным, чтобы держаться подальше от Лайлы Остин, - еще лучше.
        - Иди-ка поищи какой-нибудь более искушенный объект для своих похотливых помыслов, приятель, - пробормотал он себе под нос, выходя из магазина.
        Хороший совет. Он надеялся, что последует ему.


        Когда поздно вечером зазвонил телефон, Лайла лежала в постели, просматривая книжный каталог, но мысли ее были заняты совсем другим. Эта глупая затея братьев переходит все границы. Она поняла это еще до того, как Тайлер Уэстлейк вышел из-за стеллажа в магазине и, окинув взглядом нелепую картину, которую они с Джоном, должно быть, представляли, насмешливо вскинул брови.
        Она почувствовала, что даже сейчас краснеет. Впрочем, она всегда краснела, когда видела Тайлера. Ей было четырнадцать, а ему семнадцать. Несколько раз он приезжал в Слоунз-Коув на летние каникулы, и все девчонки в его присутствии глупо хихикали. Его густые черные волосы и зеленые глаза заставляли их сердца биться быстрее, когда он проходил мимо. Но она была слишком застенчива, чтобы даже попытаться обратить на себя его внимание. Однажды он увидел ее у своего дома. Лайла думала, что умрет со стыда. Попыталась было объяснить, что ей пора домой, но, не закончив, быстро убежала. С того дня, стоило ему лишь взглянуть в ее сторону, она вспыхивала до корней волос, и это, похоже, забавляло его. Он всегда при встрече улыбался ей, что лишь усугубляло ее состояние. Когда она смущалась, то становилась ужасно неловкой.
        Наверняка Тайлер подумал, что и сейчас, в свои двадцать восемь, она все та же...
        Лайла улыбнулась и отложила каталог. Сегодня вечером, придя домой, она и вправду чуть не налетела на дверь, но это потому, что ее голова занята проблемой, которую создали ее братцы. Теперь, повзрослев, в обычной обстановке она вела себя более спокойно и уверенно.
        Если бы не надо было прятаться от посылаемых братьями ухажеров, она вообще была бы в полном порядке.
        - О чем ты только думал, Хэнк? - прошептала она, мысленно обращаясь к брату. Да, видно, надо еще раз серьезно поговорить с братьями.
        Словно в ответ на ее мысли зазвонил телефон.
        Лайла застонала. Ее рука застыла над трубкой.
        - Пожалуйста, пусть это будет не Джон Клэкстон или кто-то другой, ищущий хорошую, тихую жену, которая не доставит хлопот, - пробормотала она, не спеша поднимать трубку.
        На какую-то долю секунды лицо Тайлера промелькнуло в ее воображении. Что за чушь! Он зашел в ее магазин просто в поисках книги. Ходят слухи, что Тайлер собирается реставрировать старый материнский особняк и превратить его в один из своих прославленных исторических ресторанов. Досужие языки приписывали ему участие в ночных оргиях со многими женщинами, которые приехали сюда отдохнуть и развлечься. Многие из них появились здесь, прослышав, что один из богатейших холостяков Америки проведет в Слоунз-Коув несколько недель.
        Лайла задумалась. Наверняка немало женщин в Слоунз-Коув в эти дни бросают на Тайлера призывные взгляды. Интересно, скольким из них посчастливится урвать крупицу его внимания, пока он здесь? Пусть Тайлер в их городе и по делу, но он не из тех мужчин, которые могут долго обходиться без женщины.
        Телефон продолжал настойчиво звонить. Лайла неохотно подняла трубку.
        - Алло! - Голос ее прозвучал отрывисто и чересчур громко.
        - Эй, Лайла, не бойся, я не собираюсь делать тебе предложение, - послышался насмешливый женский голос. - Но если именно таким тоном ты сегодня дала отставку Джону, удивлюсь, если парень все еще на ногах и его светлые волосы не почернели. Удар прямо в сердце, да?
        Лайла улыбнулась, узнав голос своей сестры-близнеца.
        - Ты прекрасно знаешь, что сердце Джона не имеет никакого отношения к его предложению.
        Елена. Он просто ищет покладистую женщину и хорошую няньку.
        - Гм, если он так тебе сказал, тогда неудивительно, что ты прогнала его» но меня-то не проведешь. Ты видела свое лицо, когда работаешь у себя в книжном магазине? У тебя такое... ну, не знаю, восторженно-мечтательное выражение.
        Лайла усмехнулась.
        - Ладно, может, меня и вправду немного заносит с моей страстью к книгам, но поверь мне, Джон не играл на моих романтических струнках, и даже не пытался. Уверена, наши братья совсем не желают, чтобы мужчины, которых они ко мне присылают, вызывали бы у меня хотя бы намек на восторг. Они скорее поколотят любого, кто посмеет опустить глаза ниже кончика моего носа. Они просто хотят спихнуть меня замуж за какого-нибудь парня, который не станет «раскачивать ничью лодку», в том числе и мою. Уверена, они перечисляют все мои практичные, скучные качества, когда расписывают меня местным кандидатам. Говорю тебе, Елена, эта их манера вмешиваться в мою личную жизнь начинает меня раздражать.
        - Раздражать, говоришь? Хочешь выкинуть какой-нибудь финт, чтобы показать им, что ты вполне взрослая и самостоятельная женщина?
        - Вот именно, - сказала Лайла с тяжким вздохом. Она вспомнила, как всего несколько недель назад, когда Елена была беременна и не замужем, братья Остин разработали целый план, чтобы устроить ее судьбу. И старались до тех пор, пока она сама не нашла своего мужчину. - Так что же мне сделать, чтобы остановить их? - спросила Лайла. - Это больше не может продолжаться» Даже в таком небольшом городке, как наш, полно мужчин, которые кажутся братьям подходящими кандидатами на роль моего мужа.
        Молчание на другом конце провода затянулось.
        - Будь сильной, - наконец сказала Елена. - Будь такой, какая ты есть, и только такой. Мальчики любят тебя и желают тебе счастья, но ты всегда была такой...
        - Бесхарактерной, - подсказала Лайла.
        - Хорошей, - возразила Елена. - Ты хорошая и добрая. Всегда стараешься делать так, чтобы, по твоему мнению, осчастливить другого человека. Но сейчас, Лайла, мы говорим о твоем счастье. Только ты знаешь, что тебе нужно. Не позволяй им вмешиваться в твою жизнь.
        - Не позволю. Этого не случится, но...
        - Что, дорогая?
        - Я не против когда-нибудь выйти замуж, но хочу найти себе мужа сама. А в эти дни мне прямо продохнуть не дают, Мне уже стало казаться, что каждый мужчина, который обратил на меня внимание действует по наводке моих братцев.
        - Я беспокоюсь о тебе, Лайла. Сегодня порывалась поехать к дому Джона Клэкстона и наподдать ему хорошенько за то, что он срамил тебя у всех на глазах, но Джексон удержал меня.
        Лайла почувствовала, как у нее увлажнились глаза.
        - Спасибо, Елена, не волнуйся, милая. Я сама позабочусь о себе. А пока я намереваюсь заставить твердолобых мужчин семейства Остин понять, что хотя я и люблю их, но не позволю обращаться со мной как с ребенком.
        - Что ты собираешься делать?
        - Пока не знаю, но у меня такое чувство, что, когда я решу, это будет нечто мне совсем несвойственное. Нечто радикальное, волнующее, может даже... ну, не знаю... что-то из ряда вон выходящее.
        Они простились, но разговор с сестрой еще долго занимал мысли Лайлы. Слово
«волнующий» вызвало в воображении образ Тайлера Уэстлейка с его иссиня-черными волосами и соблазнительным голосом. Она едва не вскрикнула, настолько реальным было видение. Вот тот мужчина, который ей нужен и который, к сожалению, совершенно не соответствует представлениям ее братьев об идеальном муже. Они будут в шоке, если она в конце концов выйдет замуж за подобного мужчину. Да этого, увы, и не случится. Беда в том, что тип мужчины, которого сама она ищет, в какой-то мере близок к идеалу братьев. Как это ни странно звучит. Ей тоже нужен хороший семьянин, который принимал бы ее такой, какая она есть на самом деле, и любил бы ее не за то, что она тихая и покладистая и не причинит ему никакого беспокойства.
        Как бы ей хотелось нарушить покой мужчины, заставить его потерять сон! Если бы этот мужчина испытывал к ней то, что любая женщина испытывает к Тайлеру!
        Может быть, стоило попросить его проконсультировать ее по этим вопросам, когда он был в магазине?
        Лайла улыбнулась этой безумной, абсурдной мысли и нырнула под одеяло.
        Тайлер Уэстлейк учит ее, как привлечь мужчину, заставить его обратить на нее внимание!
        Что может быть нелепее?



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Когда на следующий день рано утром Лайла подошла к своему магазину, она увидела Кайла Хейворда, стоящего у фонарного столба. Лайла испытала чувство тревоги и досады, но гораздо больше ее взволновало то, что она увидела в глубине улицы, у входа в парк.
        Там на спинке скамейки сидел Тайлер. Рукава его белой рубашки были закатаны до локтей, ветер играл с темными волосами. На этой же скамейке сидела Мириам Данворт, обладательница самого роскошного в городе бюста. Завороженно смотря на Тайлера, она протягивала ему какую-то книгу таким жестом, как будто предлагала бокал вина или поцелуй.
        Насколько Лайле было известно, Мириам не открывала ни одной книжки с тех пор, как закончила школу и завоевала титул первой городской красавицы. Видимо, Натали прочитала в последнем газетном выпуске новость о том, что Тайлер планирует реставрировать особняк своей матери и, взмахнув своей волшебной палочкой, превратить «Морской страж» в первоклассный ресторан, изобилующий историческими деталями. Для этого ему нужны сведения, исторические записи, старинные рукописи. Он, несомненно, будет благодарен каждому, кто предоставит ему интересную информацию. Очевидно, что она сразу же сообщила об этом Мириам, которая и не замедлила явиться сюда с интересующей Тайлера книгой.
        Тайлер оторвался от книги, повернул голову и посмотрел Лайле прямо в глаза. Легкая улыбка приподняла уголки его губ. Бросив взгляд на Кайла, который явно поджидал Лайлу, он вопросительно наклонил голову: требуется ли его помощь?
        Значит, ему придется оставить Мириам, чтобы помочь ей.
        Лайла торопливо кивнула.
        Кайл приятно улыбнулся, увидев Лайлу.
        - Доброе утро, Лайла, - сказал он. - Я подумал, не пообедаешь ли ты со мной?
        Лайла удивленно заморгала. Было только полвосьмого утра.
        Он улыбнулся ее замешательству.
        - Томас сказал, что, когда ты в своем магазине, тебя до самого закрытия оттуда не вытащить. Поэтому я подумал, что лучше поймать тебя с утра пораньше.
        Ах, Томас, Томас, подумала Лайла. Самый младший из четырех братьев Остин, Томас, тоже беспокоится о ней. По правде говоря, нет ничего плохого в том, чтобы пообедать с Кайлом. Он хороший человек, но если она согласится, это только еще больше раззадорит братьев. Они решат, что сестра сдается.
        Лайла улыбнулась.
        - Спасибо, Кайл, но я обычно обедаю у себя в кабинете.
        - Но сегодня ты могла бы изменить своему правилу. - Он сделал шаг вперед. На лице его было написано выражение абсолютной решимости.
        Лайла вспомнила, что несколько месяцев назад Кайл был помолвлен, но что-то там произошло, и сейчас он снова свободен. Свободен-то свободен, но, как показалось Лайле, еще не совсем пришел в себя.
        - Я... - Она не знала, что сказать.
        - Я подумал, может, мы могли бы узнать друг друга получше, - вдруг сказал он. - Знаю, раньше я был повесой. - Что было, то было. Он встречался с Мириам, вспомнила Лайла. - Но с возрастом мужчину начинают привлекать женщины более... э... тихие, более спокойные, более...
        Покладистые и легко управляемые, про себя закончила Лайла.
        - Кайл, - мягко прервала она, - что Томас тебе сказал?
        Его уши слегка порозовели.
        - Только то, что твой бизнес теперь уже наладился и ты, вероятно, подумываешь о будущем. Ты понимаешь?
        Она понимала. Томас сказал Кайлу, что она, вероятно, не прочь подумать о замужестве.
        До них донесся женский смех, и оба они обернулись в ту сторону, где Мириам хихикала над какой-то шуткой Тайлера.
        Что-то похожее на рычание вырвалось из горла Кайла.
        - И как только ей не стыдно так выставляться. Лайла взглянула на Кайла, который выглядел не на шутку рассерженным. Интересно, не было ли в предложении Кайла пообедать чего-то большего? Не ревность ли причина его внимания к ней? Что-то вроде «я покажу тебе, Мириам»? Лайла внезапно ощутила неимоверную усталость.
        В этот момент Тайлер поднял глаза. Он посмотрел на Кайла, который, без сомнения, напоминал сейчас бомбу с зажженным фитилем. Вежливо кивнув Мириам, он поднялся со скамьи и зашагал в сторону Лайлы, не спеша опуская рукава и застегивая манжеты. Казалось, с каждым шагом становится все выше и внушительнее.
        - Доброе утро, Лайла, - сказал он, подойдя поближе, затем повернул голову к Кайлу. - Не помешал?
        Лайла почувствовала, как её омыла теплая волна облегчения. Она сочувствует Кайлу, но у нее нет возможности помочь ему, а совместный обед только осложнит дело.
        - Спасибо за предложение, Кайл. Может быть, в другой раз?
        Он пожал плечами и зашагал к Мириам.
        Лайла подняла глаза на Тайлера, который пристально ее разглядывал. Она поспешно опустила голову и стала рыться в сумочке в поисках ключа, надеясь, что не покраснёла снова. Это ужасно, когда твои эмоции видны любому мужчине, оказавшемуся рядом. Она не подумала о том, что, разговаривая с Кайлом, ни разу не покраснела.
        Наконец она отыскала ключи... и тут же уронила их. Они, бряцая, упали на тротуар. Она потянулась за ключами... и столкнулась с пальцами Тайлера. Его теплая ладонь была намного больше, чем у нее. Неожиданное ощущение пронзило кончики пальцев. Лайла замерла, изо всех сил стараясь не выдать своей унизительной девичьей реакции на мужское прикосновение.
        Тайлер мягко высвободил ключи из ее пальцев.
        - Позволь мне, - сказал он глубоким, низким голосом, от которого трепет пробежал по всему ее телу. - У тебя дрожат руки. Чем этот парень так тебя расстроил? Он был похож на человека, готового к кровопролитию.
        Лайла посмотрела на свои пальцы. Они в самом деле слегка дрожали. Она-то знала, что это прикосновение Тайлера, его близость так ее взволновали. Она уже и забыла про Кайла.
        У нее вырвался нервный смешок.
        - Думаю, это твоей крови - а может быть, и крови Мириам - жаждал Кайл. Похоже, он был страшно возмущен, увидев вас вместе.
        Тайлер вскинул брови. К его чести, он не стал заострять внимание на том, что Кайл, разговаривая с ней, глазами метал молнии в другую женщину. Лайла была ему благодарна. Хватит с нее унижения для одного дня.
        - Эта женщина - Мириам, да? - просто предлагала мне какой-то научный матерериал. Семейная библия, полагаю, которая содержит несколько записей местных рождений и браков.
        Лайла еле удержалась от смеха. Она была уверена, что Мириам собиралась предложить гораздо больше, чем эту книгу. Она открыла двери магазина.
        - А Кайл просто пригашал меня пообедать. Это не имеет ничего общего с тем фактом, что мои братья, скорее всего, уже сообщили и ему, что я, тихая и покорная, лучше всего гожусь на роль жены.
        Прохладный воздух поплыл из полумрака магазина. Лайла вошла. Тайлер шагнул следом, и тело его было так близко, что она спиной ощущала тепло.
        - А ты годишься?
        Она сделала глубокий, медленный вдох.
        - На что гожусь? - слабо переспросила она.
        - На роль тихой, послушной жены?
        Она пожала плечами.
        - Когда-нибудь? Кто знает! Я никогда не была женой.
        - И не хочешь ею быть?
        - Пока нет.
        - Должен сказать, - заметил он, когда она повернулась к нему лицом и обнаружила, что он еще ближе, чем она предполагала, - что это отнюдь не очевидно. Это было предложение руки и сердца номер четыре?
        - До этого мы еще не дошли, - ответила она, покачав головой. - Кайл только бросил один взгляд на вас с...
        - Он отвлекся, - перебил ее Тайлер, - но в конце концов он бы попросил твоей руки.
        - Я в этом не уверена.
        Глаза Тайлера светились юмором.
        - Зато я уверен. Весь его вид говорил об этом. Давай смотреть правде в глаза, Лайла. В Слоунз-Коув брачный сезон, а ты - женщина, желанная для любого мужчины.
        Внезапно показалось, что воздух в магазине чересчур теплый, а стены слишком близко. Лайле пришло в голову, что в любой момент кто-нибудь может войти. И еще она подумала, что ей все равно. Но ведь она всегда заботилась о внешних приличиях. За ними удобно прятаться. Они обеспечивают женщине безопасность.
        Она сделала глубокий вдох, призывая на помощь всю свою деловитость.
        - Они желают не меня, Тайлер, - возразила она уже спокойнее, - а женщину, которую во мне видят.
        - И что это за женщина? Она неуверенно отмахнулась:
        - Ой, ну не знаю. Хорошая, тихая женщина, которая ничем не нарушит мирного течения жизни мужчины.
        - Именно этого хочет каждый мужчина?
        - Нет, полагаю, это преувеличение, упрощение, но таких довольно много. Особенно тех, кто уже однажды обжегся.
        Тайлер кивнул. Он прислонился к стене, заполняя крошечное пространство за входной дверью.
        - А какая женщина ты на самом деле?
        Она вздернула подбородок и посмотрела на него с вызовом.
        - Женщина, которая знает, чего хочет, которая хочет, чтобы мужчина выбрал ее такой, какая она есть, а не потому, что ему просто нужно беспроблемное существование. Я когда-нибудь и выйду замуж, но за подходящего человека.
        - Твои братья об этом знают?
        - Братья есть братья. Они хотят помочь мне, защитить, обеспечить мое будущее.
        - Тогда ты, должно быть, доводишь их до белого каления.
        Он улыбнулся ей, и она не удержалась и улыбнулась в ответ.
        - Ну, может быть, чуть-чуть, - призналась она. - А что хочешь ты, Тайлер? Говорят, ты планируешь отремонтировать «Морской страж», но жить там не собираешься.
        Он вскинул руки.
        - «Морской страж» был домом моей матери, не моим, и я даже не уверен, что она была здесь счастлива. Подобно твоим молодым людям, она всегда искала чего-то, чего нет. Полагаю, именно поэтому и она, и мой отец, разводясь, еще много раз вступали в брак. Они всегда стремились к чему-то недостижимому. В любом случае теперь, когда ее не стало и собственность перешла ко мне, я собираюсь отремонтировать дом и превратить его в ресторан. Мой младший сводный брат через месяц женится. Когда все будет готово, я передам ресторан ему. Его будущая жена мечтает жить на побережье.
        Глаза Лайлы расширились.
        - Ты собираешься проделать всю эту работу, а потом просто уйти?
        - Я знаю, как это звучит, но не смотри так удивленно. Я всегда так делаю. Я старший Уэстлейк, и у меня полно сводных братьев и сестер. Когда отец умер, дела были в плачевном состоянии. Попытка специализироваться и открывать наши рестораны исключительно в местах, представляющих историческую ценность, окупилась сторицей. С тех пор мы с братьями и сестрами выработали систему. Я нахожу подходящее здание, провожу научное изыскание, ремонт и налаживаю дело. Затем двигаюсь дальше, а один из них принимает управление. Обычно это хорошо срабатывает. А с этим зданием, как выяснилось, масса проблем. Большинство записей, очевидно, утеряны.
        - Но ты продолжаешь искать. А библия Мириам? - поинтересовалась она, стараясь не улыбнуться.
        Тайлер усмехнулся.
        - Леди была очень настойчива в своем желании внести вклад. К сожалению, библия оказалась не слишком полезной.
        Лайле было все ясно. Члены семьи Мириам все немного чудаковатые. Благочестие не является одной из их добродетелей, и она могла бы побиться об заклад, что старательное ведение записей также не входит в число их достоинств. К счастью, у Мириам много других достоинств, включая доброе сердце... и сногсшибательное тело.
        - Тебе нужен опытный исследователь, - выпалила она, стараясь не думать о Тайлере вместе с Мириам.
        - Обычно они у меня есть, но на этот раз... я подумал, что справлюсь сам. Это же мой дом, в конце концов. Полагаю, мне просто не хотелось раскрывать семейные тайны чужому человеку. Лайла кивнула.
        - Да, это неприятно, когда все в курсе твоих личных дел.
        На минуту Тайлер вдруг стал серьезным, озабоченным. Он протянул руку и пальцем приподнял ее подбородок.
        - Я никому не расскажу, что Кайл чуть не сделал тебе предложение этим утром, если это то, о чем ты думаешь, Лайла. Не стоит волноваться. Еще рано. На улице почти никого нет, Никому не нужно знать то, чего ты не хочешь, чтобы знали.
        .Его мягкий тон, искренняя забота в глазах вскружили Лайле голову. Она понимала, что должна была чувствовать Мириам, когда смотрела на этого мужчину, и на минуту ей стало жаль ее, потому что она надеется на то, на что Лайла никогда не будет надеяться. Она знала, что Тайлер не может принадлежать лишь одной женщине.
        Но как же он привлекателен! Кайл приревновал с одного лишь взгляда на него, хотя было видно, что Тайлер не питает к Мириам никакого интереса. Он увидел то, что хотел увидеть, что мог подумать любой, кто не знает Тайлера.
        Она тоже не знает Тайлера, напомнила себе Лайла.
        Нет, она знает, что ему не нужна жена. Знает, что другие мужчины мигом исчезают, когда он приближается к ней. Знает, что ему нужна помощь с его нынешним проектом.
        - Тайлер?
        - Да, Лайла? Ты выглядишь встревоженной. Я не шутил - ни вчера, ни сегодня. Если кто-нибудь снова станет тебе докучать, только дай знать. И мои уста запечатаны.
        Она посмотрела на эти уста, гадая, скольких женщин он околдовал этими своими чудесными губами.
        - Я... - Лайла бросила взгляд в окно. Она увидела своего брата Фрэнка, шагающего по улице к магазину с мрачной решимостью на лице. Лайла быстро захлопнула дверь, замкнула ее и опустила жалюзи, чего обычно не делала. Потом схватила Тайлера за руку и потащила в сторону своего кабинета в задней части магазина.
        Но легче было сдвинуть гору. Он не шелохнулся.
        - Лайла?
        - Да? - Она отпустила его руку и подняла глаза, стараясь не выглядеть встревоженной и изо всех сил отгоняя от себя мысль о том, что пыталась силой заставить мужчину уединиться с ней.
        - Кто-то еще идет делать предложение? Она покачала головой.
        - Хуже. Там мой брат. Тайлер усмехнулся.
        - Я должен избавить тебя от него? Желание сказать «да» было сильным.
        - Нет, это было бы трусостью с моей стороны.
        - Ты его боишься? - В голосе Тайлера послышались гневные нотки. Он повернулся, словно собираясь встретиться с Фрэнком лицом к лицу.
        Лайла снова схватила его за руку.
        Он вопросительно взглянул на нее.
        - Я не боюсь, - объяснила она. - Я просто... устала. Они хотят как лучше, мои братья. Они просто не понимают. Они всегда торопят то, чего хотят. Им кажется, что я сижу и жду, и это их пугает. Они боятся, что, если они ничего не предпримут, я и через десять лет все так же буду ждать.
        - Я им это объясню. - Он снова повернулся, а она, стиснув его рукав, почувствовала сильную, мускулистую руку под одеждой. Да, такой мужчина может защитить от любого, кто посмеет принудить ее к чему бы то ни было. - У меня есть некоторый опыт общения с людьми, навязывающими свою волю другим. Личный опыт. Мне это никогда не нравилось.
        Она была одновременно тронута и рассержена на себя. Он готов сражаться за нее. Потому что она не умеет бороться за себя саму.
        Она ощутила внезапную решимость и уверенность в своих силах.
        - Может, если я стану тверже, что-то изменю в своей жизни, они прекратят свои попытки, - сказала она. - Я... я могла бы воспользоваться твоей помощью, - неожиданно выпалила она.
        - Я объясню им так, что они поймут, - пообещал он. - Не волнуйся. Она улыбнулась.
        - Тайлер, я уверена, что ты прекрасно справляешься со всем, за что берешься. Доказательство тому все то, чего ты добился в жизни. Но это же мои братья. Они поверят только тому, что увидят своими глазами.
        - Ты предлагаешь мне заехать кулаком в лицо твоего брата? - Он прищурился с насмешливым недоверием. - Какой кровожадной ты стала за эти годы, Лайла.
        Голос его был таким чувственным, таким многозначительным, что Лайла подивилась, не свихнулась ли она окончательно, раз стала думать о том, о чем сейчас думает. Да, в последнее время ее сильно беспокоит то, что происходит в ее жизни.
        - Я не хочу, чтобы ты дрался с моим братом, Тайлер, - сказала она. - Я хочу, чтобы он подумал, что ты...
        Она почувствовала, как теплая волна прилила к лицу.
        - Лайла?
        Она отвела глаза, ощутив легкое прикосновение его большого пальца к разгоряченной коже.
        - Что он должен подумать? - подбадривал он ее тоном, которым уговорил бы любую женщину на что угодно. Если бы он попросил прямо сейчас расстегнуть юбку и спустить ее на пол, она, наверное, сделала бы это, подумала Лайла с бешено колотящимся сердцем.
        - Я бы хотела, чтобы... чтобы мой брат подумал, что ты... интересуешься мной. - Она говорила сдавленным шепотом. - Видишь ли, братья считают, что я просто сижу здесь, собираю пыль и даже не хожу на свидания, - торопливо объяснила она. - Они правы, но сейчас я не решаюсь даже улыбнуться любому мужчине из боязни, что он подумает, будто я поощряю его намерение жениться на мне. Но ты... ты так не подумаешь. Ты знаешь, что я пока не собираюсь замуж. Так что, если бы ты мог просто немного мне поулыбаться, может даже, сходить со мной на ланч или на обед, это бы заставило моих братьев притормозить. Я бы хотела, в свою очередь, сделать что-то для тебя.
        Он улыбался во весь рот, только что не смеялся.
        - Что? - приуныла она. - Думаешь, это совершенно безнадежно, что никто не поверит, что ты можешь заинтересоваться мною? Я знаю, что не принадлежу к тому типу женщин, с которым ты обычно встречаешься, но...
        Теплые пальцы легко коснулись ее губ, прерывая поток слов. В этот момент раздался стук в дверь.
        - Я думаю, что никогда не слышал от тебя такой длинной речи, мой тихий, маленький книготорговец, - прошептал он. Губы его почти касались ее кожи, дыхание согревало.
        Трепет пробежал по ее телу. И Лайла заколебалась. У нее нет абсолютно никакого опыта в таких делах, и, глядя в эти неотразимые зеленые глаза, она гадала, не свихнулась ли окончательно. Видимо, да. Она никогда не совершала подобных импульсивных безумств. Кто поверит в этот фарс? И с какой стати ему помогать ей?
        - Ты не останешься внакладе. Я могу помочь тебе отыскать всю информацию, которая нужна, чтобы открыть твой ресторан вовремя, - пообещала она.
        - Это было бы замечательно, - сказал он, - но мы поговорим об этом позже. А сейчас твой брат, похоже, собирается вызвать плотника. Пожалуй, лучше его впустить.
        Лайла кивнула и сделала шаг к двери.
        - Лайла, постой.
        Она обернулась и посмотрела Тайлеру в глаза.
        - Если мы собираемся сделать это, милая, давай делать как следует, - сказал он.
        Быстрым движением он расстегнул две верхние пуговицы ее блузки, обнажив добрых два дюйма кожи. Затем расслабил свой галстук, сдвинул его и расстегнул верхнюю пуговицу своей рубашки.
        - Тайлер? - Ее голос слегка дрожал.
        - Ш-ш, мой ангел. Тише. Я не сделаю тебе ничего плохого. - Он заключил ее в объятия и приблизил свои губы к ее губам. У нее перехватило дыхание от доселе неизведанных, но безумно приятных ощущений, вызванных опытным поцелуем Тайлера Уэстлейка. Его руки были в ее волосах, губы ласкали ее рот медленно, восхитительно медленно, вызывая у нее мгновенный отклик, воспламеняя нервные окончания, о существовании которых она и не подозревала. Тихий стон вырвался у нее, когда Тайлер продолжил свой чувственный натиск. Ощущения, одно за другим, вспыхивали в ней, вызывая какое-то странное томление. Она потянулась и погрузила пальцы в его волосы.
        Когда он отпустил ее, она знала, что выглядит ошеломленной. Губы, казалось, принадлежат какой-то другой женщине, помада, без сомнения, размазалась, волосы растрепались.
        Она подняла глаза на Тайлера, который изучал ее из-под полуопущенных век.
        - Иди впускай своего брата, мой ангел, - наконец сказал он низким, хрипловатым голосом, - и скажи ему, что если он собирается прислать к тебе сегодня очередного поклонника, то зря теряет время. На сегодняшний вечер ты уже занята.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Когда в тот вечер дверной звонок зазвонил, Лайла судорожно сглотнула, прежде чем открыть. Но это был не Тайлер, как она ожидала. На пороге стояли все четверо братьев, скрестив мускулистые руки на груди и недовольно хмурясь.
        - Привет, малявка, - сказал старший, Билл, наклоняясь, чтобы чмокнуть ее в щеку, затем прошел мимо нее в дом. - Мы вот решили зайти и пригласить тебя на семейные посиделки. Женевьева делает свою фирменную жареную курицу.
        Лайла перевела взгляд на Фрэнка, у которого хватило такта скромно держаться в арьергарде.
        - Большое спасибо, Билл, - отозвалась Лайла, закрывая дверь, - и Женевьеве тоже, но, боюсь, у меня другие планы. Разве Фрэнк ничего не сказал?
        - Сказал, - согласился Билл, - это-то и есть причина семейного сборища.
        - Елена тоже будет? - поинтересовалась Лайла. Томас насупился.
        - Елена сказала, что придет, если ты придешь, но она не стала бы биться об заклад, что ты появишься.
        Лайла улыбнулась. Уж ее-то сестра наверняка поняла, что происходит.
        - Соберемся в другой раз, - сказала она примирительно.
        Хэнк фыркнул.
        - В другой раз будет слишком поздно. Ты не должна встречаться с этим парнем, Лайла. Он не годится для такой женщины, как ты.
        - Ну и... какая же такая я женщина, Хэнк? Самый упрямый из ее братьев хмуро уставился на нее.
        - Ты женщина, которая заслуживает хорошего, надежного мужа.
        - Вроде Джона Клэкстона? - укорила она. - Такого, который объяснил бы мне, как благодарна я должна быть за то, что он меня заметил?
        Хэнк сделал глубокий вдох и потер челюсть.
        - Джон, возможно, был ошибкой, признаю.
        - Или Кайл, - продолжала Лайла, - который заигрывает с другой женщиной, чтобы заставить Мириам ревновать?
        Томас, как нашкодивший мальчишка, переминался с ноги на ногу.
        - Парень ничего не говорил мне о Мириам, - попытался оправдаться он. Билл вскинул руку.
        - Мы просто хотим, чтобы ты была счастлива, сестренка. Хотим, чтобы у тебя было все, что ты заслуживаешь. Ты почти все время одна. Прячешься в магазине, потом идешь прямиком домой и опять зарываешься в свои книги. Женщине нужно больше. Любому человеку нужно больше, - поправился он, когда она открыла было рот, чтобы возразить.
        Что она могла сказать? Она понимала, что они вмешиваются в ее жизнь, потому что любят ее, но...
        - Я ценю ваше желание помочь, но я уже взрослая, парни, - сказала она.
        - У тебя до сих пор стоят сказки на полках, - заметил Фрэнк, окидывая взглядом комнату, где повсюду были книги.
        Лайла шумно выдохнула.
        - Это не значит, что я по-прежнему верю в них, Фрэнк.
        Он снова скрестил руки.
        - А должна бы. Ты должна иметь все, что пожелаешь, и я... мы... просто беспокоимся о тебе. Хотим, чтобы ты нашла своего принца, который бы боготворил тебя, подарил тебе детей и время от времени заставлял забывать про твои книжки.
        Лайла почувствовала, как на глаза навертываются слезы. По правде говоря, ей и самой хочется такой жизни, о которой говорил Фрэнк, но как объяснить брату, что это не то, что можно ускорить по своему желанию? Это то, чего женщина хочет добиться сама. И тот факт, что этого до сих пор не произошло и, возможно, пока не предвидится, не имеет значения.
        - Ты даже не ходишь на свидания, - сердито заметил Билл.
        - Хожу, - возразила она. - Иногда.
        - Когда же?
        Лайла почувствовала, что краснеет. Пришлось возвращаться мыслями к своему последнему, неудавшемуся свиданию, а ей совсем не хотелось вспоминать об этом.
        - Я ходила в кино с Эдисоном Сэмюэлсом. Братья обменялись взглядами.
        - Этот болван, - заявил Томас, - твоего мизинца не стоит.
        Лайла воздержалась от комментариев. Она вынуждена была признать, что Эдисон сильно ранил ее чувства. Он неделями крутился возле ее магазина, изображал интерес к ней, а затем она узнала об истинной причине его «привязанности»: он собирался написать книгу и думал, что у нее имеются некоторые нужные ему материалы.
        - Я просто привела пример.
        - А на свидание с Тайлером Уэстлейком ты собралась тоже для примера? Он совсем не твой тип. Если бы ты знала его истории, то убежала бы от него не чуя ног.
        - Не говори больше ни слова, Билл, - предостерегла Лайла. Она тоже много чего слышала о Тайлере, но вот уже дважды он пришел ей на выручку. Ее братья не знают, что интерес Тайлера к ней лежит лишь в области исследований, но она-то знает. Все между ними ясно и открыто, и она не позволит бросать в него камни.
        - Послушай, Лайла, - начал Томас, - возможно, мы кое в чем и напортачили, но в будущем будем осторожнее. В Слоунз-Коув полно мужчин, из которых выходят хорошие, заботливые мужья. Тебе надо только дать кому-нибудь шанс.
        - И это не Тайлер Уэстлейк, - вставил Хэнк. - Уэстлейки известны тем, что их отношения быстро кончаются, даже если речь идет о браке.
        Глубоко внутри Лайлы поднимался протест. Не-хорошо так обсуждать Тайлера.
        - Частная жизнь Уэстлейков не наше дело, не так ли? - сказала она.
        - Надеюсь, - хмыкнул Томас. Звук подъезжающей машины отвлек их внимание. Билл выглянул в окно.
        - Вы только поглядите. Он ездит на серебристом «мазерати». Это не семейная машина, Лайла.
        - «Мазерати»? - переспросил Фрэнк, ринувшись к окну. - Иди ты! - В его голосе слышалось восхищение.
        Лайла попыталась скрыть улыбку.
        - Мне повезло, - сказала она. - Я расскажу вам, ребята, как она ездит. - Лайла направилась к двери.
        - Ты что, уходишь? - спросил Томас.
        - Все в порядке, Том. Будьте как дома. В холодильнике есть еда. Можете оставаться. Только не дожидайтесь меня. И позвоните женам. Они будут волноваться, если вы задержитесь.
        Лайла помахала братьям и направилась к двери.
        Билл издал смешок.
        - Неплохой ход, Лайла, но так не пойдет. Мы, как заменяющие тебе родителей, должны встретиться с твоим парнем.
        - Когда я была маленькой и мама с папой умерли, вы действительно заменили нам с Еленой родителей, но мне уже двадцать восемь, большой брат.
        - Да хоть пятьдесят восемь, - проворчал Билл. Лайла распахнула дверь.
        Тайлер посмотрел ей в глаза, потом взглянул на четверых здоровых парней, стоящих позади. Улыбка тронула его губы.
        - Привет всем, - сказал он спокойно. - Фрэнк, рад снова тебя видеть так скоро. Ты здесь живешь?
        Фрэнк замялся.
        - Лайла живет одна.
        Хэнк ткнул брата локтем в бок, отчего тот закашлялся.
        - Но мы часто к ней заглядываем, - сообщил Хэнк.
        Тайлер наклонил голову.
        - Приятно слышать. Значит, мне не надо беспокоиться о Лайле, когда я не с ней. А то в последнее время столько мужчин ей досаждает, что поневоле забеспокоишься.
        Он с нежностью посмотрел на Лайлу и мягко убрал прядь волос с ее щеки, отчего у нее перехватило дыхание.
        - Тебе незачем беспокоиться, - сказал Билл, выступая вперед. - Именно для этого мы здесь.
        - Рад это слышать. А я здесь для того, чтобы украсть Лайлу ненадолго. - Он протянул к ней руку. - Ты... готова?
        На какое-то мгновенье у нее спутались мысли. Готова ли она? Готова ли к их выдуманному свиданию? К еще одному страстному поцелую? Готова взять его в свою постель и принять его в себя?
        Сделав глубокий, успокаивающий вдох, она сдержанно кивнула и протянула руку.
        - Давай сделаем это, - согласилась она, стараясь не замечать, как его губы чуть дрогнули в улыбке при этих ее неудачно выбранных словах.
        Фрэнк шагнул между ними, словно собирался не дать им уйти, и Тайлер в упор посмотрел на него.
        - Фрэнк, - начала Лайла мягко, но Тайлер покачал головой.
        - Он твой брат, Лайла, и беспокоится о тебе. Это замечательно. Но если это означает, что вы сомневаетесь в способности вашей сестры позаботиться о себе или что не доверяете ей, это просто безобразие. Она великолепно справилась с двумя последними идиотами. И могу вам напомнить, что бы вы ни думали обо мне, Лайла доказала, что она женщина сильная.
        - Никогда не утверждал, что это не так, - ответил Фрэнк.
        - Хорошо, я рад, что мы сошлись в этом пункте, джентльмены. Не хотелось бы думать, что вы оскорбляете леди. - Голос Тайлера был спокойным, немного отрывистым, с командными нотками. Лайла была уверена, что он хорошо служит ему в жестком деловом мире, где он вращается. - А теперь, если позволите... - Он взял руку Лайлы в свою.
        Фрэнк молча постоял еще несколько секунд, потом отступил. Что, в конце концов, он намеревался сделать? Сбить Тайлера с ног и посадить ее под замок? - подумала Лайла.
        За ее спиной послышалось шарканье и неразборчивое ворчание братьев, но Тайлер быстро увел ее и посадил в машину.
        Они уже проехали несколько миль, когда она наконец повернулась к нему.
        - Я сожалею.
        Он посмотрел на нее с улыбкой.
        - О чем? О том, что у тебя есть братья, которым небезразлично твое будущее?
        - Оно-то, конечно, так, но бывают моменты... ну, скажем, я сомневаюсь, что это то, с чем ты обычно сталкиваешься, когда приезжаешь домой к женщине.
        Тайлер улыбнулся еще шире и покачал головой. Это совсем не то, что обычно происходит. Большинство женщин, которых он... навещает, появляются в дверях в чем-нибудь атласном и коротком. И за их спиной никто не стоит. На Лайле был светло-голубой сарафан ниже колен, поверх которого она надела жакет-болеро с короткими рукавами, скрывающий кремовую кожу плеч. Это был наряд невинности, и ее действительно окружала какая-то аура непорочности. Эта девушка совсем не такая, как те, с которыми он встречался, но, с другой стороны, это же не настоящее свидание. Так почему же он сходит с ума, представляя, что бы обнаружил, если бы расстегнул пуговицы на ее платье?
        Не смей даже думать, приказал себе Тайлер. Какой смысл мучить себя, когда он не собирается к ней прикасаться? К тому же его молчание смущает леди. Она стиснула лацканы своего болеро и теребила ткань, отчего жакет еще немного распахнулся. Тот факт, что под ним она полностью прикрыта, делал ее еще соблазнительнее.
        - Не беспокойся о том, что произошло у тебя дома. Встреча с твоими братьями была стимулирующей, - сказал он.
        Лайла отбросила назад волосы и рассмеялась.
        - Уверена, для моих братьев она тоже была стимулирующей. Они не привыкли, чтобы кто-то говорил им, что они не правы. Кроме Елены, конечно.
        - Елены?
        - Моя сестра-близнец.
        - Ах, да, я помню. Сгусток энергии и поток слов. Очень освежающе.
        Когда он снова взглянул на нее, на ее щеках обозначились глубокие ямочки.
        - Елене бы это понравилось. Обычно люди называют ее подавляющей.
        - А как они называют тебя? Лицо Лайлы стало серьезным и чуть-чуть напряженным.
        - Ну, не знаю. Тихой. Серьезной. Надежной. Книжным червем.
        - Ужасно, - поддразнил он ее. Она сморщила нос.
        - Нет. Я именно такая и есть. Просто все это... о господи, это звучит так скучно и непривлекательно. Как овсянка без сахара.
        - Ну, не скажи. Те парни, что вьются вокруг тебя, явно неравнодушны к овсянке без сахара.
        - Просто они думают, что я безопасная.
        - А это не так?
        - Ну, ладно, ты меня поймал. Я безопасная. Просто я не хочу, чтобы это было самой привлекательной моей чертой.
        Тайлер мог бы сказать ей, что у нее много других весьма привлекательных и крайне отвлекающих черт, но это было бы «небезопасным» продолжением разговора.
        - Думаю, именно поэтому я попросила тебя помочь, - продолжала она. - Я хотела показать раз и навсегда, что не намерена быть выбранной только за удобство и что хочу и сама иметь слово в выборе. Спасибо тебе за помощь. Ты... ты можешь отвезти меня теперь домой. Уверена, мои братья уже разошлись по домам.
        Это именно то, что ему следовало бы сделать, - отвезти леди домой. Но Тайлер не был уверен, что братья ушли. Если бы у него была сестра, похожая на Лайлу и с таким же добрым нравом, что бы он сделал, вздумай она пойти на свидание с мужчиной, который перескакивает от женщины к женщине? Он повернулся к Лайле.
        - Нет, правда, все в порядке, я уверена.
        Тайлер медленно покачал головой.
        - А я был уверен, что у нас свидание.
        Она подняла на него эти свои синие-пресиние глаза. Усилием воли он заставил себя перевести внимание на дорогу.
        - Ты же знаешь, что это не настоящее свидание. Ты просто деликатничаешь.
        Он не мог не улыбнуться. Мало кто когда-либо обвинял его в деликатности. Соблюдение холодной дистанции с людьми хорошо служит ему как в бизнесе, так и в личной жизни. Ему следовало бы отдалить от себя Лайлу прямо сейчас, так как это отношения, ведущие в никуда.
        - У тебя другие планы? - поинтересовался Тайлер.
        Она заколебалась.
        - Нет, на сегодня нет.
        - Тогда куда бы ты хотела пойти?
        Лайла на минуту задумалась, потом произнесла.
        - Я бы хотела поехать к твоему дому. Просто посмотреть, - добавила она торопливо. - Ты упоминал, что собираешься его реставрировать, интересуешься историей, собираешься превратить его в ресторан и передать брату. Это, возможно, мой единственный шанс заглянуть внутрь перед тем, как произойдут все эти изменения.
        - Ах, так вас интересует только мой дом, мисс Остин. Кажется, я начинаю чувствовать себя таким же скучным, как овсянка без сахара.
        Она непринужденно рассмеялась.
        - Никто никогда не назвал бы тебя скучным, Тайлер. Уверена, ты это знаешь. Загадочный? Возможно. Интригующий? Определенно. Люди не перестают перешептываться о тебе с тех пор, как ты здесь. Ты оживил весь город. Так возьмешь меня посмотреть дом?
        Эта резкая смена темы застала его врасплох. Возьмет ли он ее? «О да, - подумал он, за чем последовало торопливое: - нет». Взять прекрасную невинную девушку, как Лайла, в его темный, пустой дом будет явно опрометчиво. Он всего лишь человек, в конце концов. Всего лишь мужчина, к тому же далеко не идеальный. Самым разумным было бы просто уйти от всей этой ситуации, от этого соблазна. Но воспоминание о девочке с сияющими глазами, восхищенно взирающей на его дом, но слишком застенчивой, чтобы попросить заглянуть туда, слишком напуганной его напыщенной семьей, промелькнуло в голове Тайлера.
        Он попытался отогнать далекое воспоминание. Тайлер повернулся к Лайле... и обнаружил, что ее глаза без слов могут говорить с ним.
        - Следующая остановка «Морской страж», - пообещал он и свернул на, дорогу, ведущую к океану.
        - Ты много лет не приезжал сюда, - неожиданно сказала она. - Не скучал?
        Он помолчал немного, стараясь придумать потактичнее ответ, который бы не выдал, сколько болезненных воспоминаний связывают его с этим местом.
        - У меня много домов во многих городах.
        - Да, но «Морской страж», он такой... ну... - Она вдруг покачала головой. - Я явно пристрастна. Мэн всегда был моим единственным домом, и мне здесь нравится. А ты привык к жизни, богатой разными событиями, которых никогда не бывает в Слоунз-Коув.
        - Так, значит, ты думаешь, что сумела объяснить братьям, что им не стоит вмешиваться в твою жизнь? - спросил он, меняя тему.
        - Ты был там. Что ты думаешь? Он улыбнулся.
        - Думаю, оставить тебя наедине со мной было для них равносильно убийству. Бьюсь об заклад, они названивают всем своим мало-мальски стоящим холостым приятелям в радиусе ста миль. В следующие несколько недель, полагаю, надо ждать еще большего притока свежих поклонников.
        - Знаю, - отозвалась она, когда он свернул на круговую подъездную аллею перед огромным белым особняком с широкими боковыми галереями, центральным фронтоном и балконом. - Но как здорово было поступить по-своему хотя бы один раз. Ее тоскливый тон задел какие-то потайные струны в нем, заставляя смутно желать... чего-то. Тайлер почувствовал порыв притянуть ее к себе.
        Но он силой воли заставил себя избавиться от этого ощущения. Глупо позволять себе подобные фантазии, если через несколько недель он будет далеко отсюда и никогда больше не вспомнит о Лайле Остин. И будет рад, что не сделал ничего такого, что могло бы причинить ей боль. Все эти странные порывы не что иное, как проделки ночи - сочетание темного неба с исчезающей на нем красной полосой от заходящего солнца и этого здания, бывшего местом обитания многих поколений, но никогда ни для кого не ставшего настоящим домом.
        - Мне нравится просто смотреть на этот дом. Это святилище, - сказала она, когда он помог ей выйти из машины. - Прекрасное и могучее, под стать ветру с побережья, гавань для мужчины, возвращающегося домой с моря, и убежище для женщины, дожидающейся его. Я всегда думала о нем именно так.
        - Красиво, - согласился он.
        Он молча стоял рядом с ней и тоже любовался зданием. Лайла подняла на него глаза, пытаясь угадать, о чем он думает. Это не давало ей покоя весь день. Он не из тех людей, чьи мысли легко прочесть. Так было и прежде, когда он был юношей. Конечно, она его почти совсем не знала. Тайлер редко появлялся здесь, лишь на несколько коротких недель каждое лето. Он не общался с местными, когда приезжал. Но она помнит день, когда, как ей казалось, они чуть не подружились. Она наконец осмелилась улыбнуться и сказать «привет» почти не заикаясь, когда он проходил мимо, вместо того чтобы покраснеть в ответ на его приветствие. Как-то так случилось, что они пошли вместе, бродили вдоль берега, взбирались на камни, пытаясь разглядеть корабли вдали. Но на следующий день он уехал. С тех пор она его не видела. Она улыбнулась ему.
        - О чем ты думаешь, когда смотришь на свой дом, Тайлер?
        Несколько долгих секунд он молча смотрел на нее, и ночной ветерок шевелил его темные волосы. Потом снова повернулся к тонущему в сумраке зданию.
        - Было время, когда я любил это место. Я чувствовал, что оно может поведать много историй, свидетелями которых оно было и которые хранит на протяжении веков.
        - Несомненно, - прошептала она. - «Морской страж» видел, как творилась история, видел жизнь и любовь многих людей. Рождение младенцев, поколения, передающие свою мудрость и свои безумства. Почему ты больше не любишь «Морской страж»?
        Тайлер немного помолчал, потом пожал плечами, словно сбрасывая что-то с себя. Когда он повернулся к ней, на его лице снова появилась та озорная усмешка, от которой сердце ее трепетало как крылышки колибри.
        - Здание по-прежнему интересует меня, - признался он. - Просто я пошел дальше, вырос. Я изменился, но тайны... они меня все еще увлекают. Я ищу именно историю, а не просто кто построил здание и когда. Именно она, история, которую этот дом хранит, и делает его живым.
        Его голос ласкал ее слух, дразнил и согревал, вызывая томление.
        - Я могу тебе помочь, - прошептала она. - Я знаю людей... места, где искать.
        Он приподнял пальцами ее подбородок, заставляя посмотреть на него.
        - Надеюсь, ты не считаешь, что должна мне что-то за сегодняшний вечер, Лайла. Я делаю то, что хочу делать. Мне хотелось сделать это... с тобой.
        - Спасибо, но нет, я предлагаю тебе это не в качестве платы. Я... я с удовольствием помогу тебе отыскать твои истории, так как сама люблю такие вещи.
        - Я, разумеется, буду благодарен за любую помощь, которую ты можешь предложить, но не могу принять ее, не отплатив тебе каким-то образом.
        Лайла нахмурилась.
        - Я не хочу денег.
        - А чего ты хочешь, Лайла? - Слова Тайлера звучали мягко, но она чувствовала себя так, словно ее вот-вот поглотит буря, настолько сильной была ее реакция на легчайшее прикосновение Тайлера, на то, как пристально он ее изучает.
        Она подняла подбородок, и его ладонь легко скользнула по коже. Чего она хочет? Ее мысли путались. Она хочет, чтобы Тайлер продолжал смотреть на нее так, словно она действительно ему желанна, продолжал касаться ее. Один лишь его взгляд приводил ее в трепет.
        Однако она хочет большего. Больше, чем одно прикосновение, которое пробуждает в ней желание... и панику оттого, что оно возникло.
        - Чего я хочу? - переспросила она, подыскивая что-нибудь легкое, что позволило бы им обоим расслабиться и закончить этот разговор на веселой ноте. - Ну, во-первых, хочу иметь возможность исследовать этот дом, - сказала она искренне, - и время, чтобы сделать это. Ты можешь отплатить мне тем, что предоставишь законный повод не встречаться с приятелями братьев и не выслушивать очередные предложения о замужестве. Я хочу показать братьям, что собираюсь жить по своим правилам и сама найду себе мужа.
        Тайлер медленно скользнул рукой по ее шее, по плечу, затем по руке.
        - Ты просишь меня еще об одном свидании, Лайла?
        - Я... я не знаю. Я не думала. Может быть. Я... я это только что сделала?
        Он потер рукой челюсть, и она заметила, что он скрывает улыбку.
        - Очевидно, не совсем, поскольку ты сама не уверена. И все же ты явно предлагаешь проводить больше времени вместе. Ты считаешь это разумным, Лайла? Это может создать для тебя проблемы с семьей.
        - И проблемы для тебя, - согласилась она.
        Тайлер изучал ее своими темно-зелеными глазами, и она могла бы поклясться, что внутри него происходит борьба.
        - Боюсь, у меня уже есть проблема, - наконец признался он. - Из тех, что, похоже, нельзя игнорировать. Проблема в том, что я свято верю, что люди должны быть свободны в выборе своей судьбы, своей мечты. И мне не нравится, когда кто-то пытается этому помешать. Никогда не нравилось, - сказал он, нахмурившись, и Лайла подивилась краткой вспышке боли, которую заметила в его глазах. Но он быстро ее замаскировал.
        Лайла отвела глаза.
        - Я... извини. Мне, наверное, не следовало просить тебя помочь справиться с моими трудностями. Это эгоистично и чересчур импульсивно с моей стороны. Безумие какое-то.
        Он покачал головой и усмехнулся.
        - И вовсе не безумие, особенно если учесть, что я, похоже, неравнодушен к преодолению трудностей. Кроме того, - добавил он, понизив голос, - ты же просто просишь взять тебя под защиту и предлагаешь взамен свои знания и опыт. Мне помощь не помешает, - признался он.
        Она улыбнулась.
        - Ну, хорошо. Я знаю, что могу быть полезной. Мне это говорили. Тайлер хмыкнул.
        - Похоже, тебе много чего говорили за все эти годы. Ты не обидишься, если я замечу, что сегодня вечером ты какая-то... взволнованная?
        - Взволнованная? - переспросила она. - Мне это нравится. В дальнейшем я не желаю быть ни спокойной, ни кроткой, ни безопасной.
        Она взглянула на него и поежилась от легкого ветерка, пробежавшего по плечам.
        Он тут же обнял ее за плечи и повел к дому.
        - А какой ты хочешь быть, Лайла? Она чувствовала жар его тела всем своим телом, его сильные руки обнимали ее плечи, бедро касалось ее ноги.
        - Хочу, чтоб меня считали женщиной, с которой нужно считаться, Хочу, чтобы мужчины заметили, что у меня есть мечты, желания и убеждения. Хочу быть немного... ну, не знаю. Опасной?
        Тайлер взял ее лицо в свои ладони. Озорная улыбка преобразила его лицо.
        - Ну что ж, хорошо, Лайла. Мы будем вместе работать над достижением наших целей. Ты поможешь откопать истории, которые мне нужны, чтобы вдохнуть жизнь в этот ресторан и сделать суперподарок моему брату. А я помогу тебе сдерживать ватагу мужчин, преследующих тебя, до тех пор, пока ты не будешь окончательно готова к ухаживаниям парня по своему выбору. Вместе мы сделаем так, что все увидят твою опасную сторону.
        - А как мы это сделаем?
        Несколько секунд он пристально вглядывался в ее лицо.
        - Мы отыщем тайны, скрывающиеся внутри тебя, мой ангел, и... поэкспериментируем.
        Он наклонился и на короткий миг накрыл ее губы своими. Стрела острого желания пронзила тело Лайлы. Грудь отяжелела, голова закружилась, и даже кончики пальцев онемели. Когда Тайлер снова взял ее за руку и повел к двери, она подумала, что совершила ошибку.
        Эта чувственная опасность, вполне вероятно, больше той, с которой она может справиться. Тайлер, без сомнения, куда более опытный, более страстный, более мужественный, чем те, к которым она привыкла, и нет абсолютно ничего безопасного в этой ситуации.
        Сейчас, пожалуй, следует немного отступить. Она будет разумной, осторожной, перегруппируется. Она признает, что совершила ошибку, и приговорит себя к большей осторожности.
        А завтра Хэнк или Билл преподнесут ей очередного мужчину, который будет заботиться о ней, но не будет знать и любить ее настоящую.
        Лайла вздохнула и шагнула через порог дома Тайлера.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Это, пожалуй, не самый мудрый поступок в его жизни, думал Тайлер на следующий день, припарковываясь перед коттеджем Лайлы на виду у всех соседей. Изображать любовника женщины, которую не можешь затащить в постель, - задача, без сомнения, весьма соблазнительная. Их вчерашняя экскурсия по особняку оказалась короткой из-за отсутствия света, но сегодня он пробудет с ней подольше. Улыбаясь ей и, возможно, прикасаясь.
        - О, да, это один из твоих лучших поступков, Уэстлейк, - пробормотал он, когда она появилась на пороге. Он получил еще одну возможность полюбоваться ее стройным телом, элегантным девственно-белым платьем, закрывающим колени. Скромная и, в сущности, совершенно безопасная одежда. Так откуда же этот внезапный образ Лайлы, лежащей на кровати, и его, скользящего ладонями по бархатистой коже стройных ног, поднимающего ее длинную юбку до бедер?
        Он напомнил себе, что она оказывает услугу ему, а он, в свою очередь, ей. Со стороны, возможно, кажется, что их отношения построены на огне, хотя фактически это не более чем дым.
        - Входи, - сказала она. - Ты готов?
        - К чему? - Он вскинул брови.
        - Мы же собирались разработать сегодня нашу стратегию, помнишь? Ведь ты здесь для этого?
        - Да. - Он улыбнулся. - Совершенно верно. Давай начнем с того, что задернем шторы на окнах.
        При виде замешательства, отразившегося на ее лице, он легко коснулся пальцами подбородка девушки и приподнял его.
        - Моя машина стоит перед твоим домом. Я собираюсь пробыть здесь несколько часов. Если мы оставим шторы открытыми, любой из соседей, кто пройдет мимо, увидит, что мы просто разговариваем. Если же мы закроем их...
        - ...люди подумают, что мы целуемся.
        - Это по меньшей мере.
        Очаровательный яркий румянец окрасил ее кожу.
        - Конечно. Я не подумала.
        Тайлер улыбнулся.
        - Ты ведь хотела быть чуть-чуть опасной, верно? ...
        Она сделала глубокий вдох. Выражение полной решимости наполнило эти темно-синие глаза.
        - Хотела. И буду. С чего мы начнем? После того, как задернем шторы?
        Она подошла к окну и задернула белые кружевные занавески. Он подошел к другому и сделал то же самое. Солнечные лучи просачивались внутрь, рисуя узоры на золотистом паркетном полу.
        Лайла, которая до этого выглядела немного взволнованной, подняла на него глаза и неожиданно улыбнулась.
        - Кружевные шторы, наверное, не лучшее средство для создания видимости полного уединения? Тайлер пожал плечами.
        - Твои соседи не смогут много увидеть, даже если наблюдают. Она закатила глаза.
        - А думаешь, они наблюдают?
        - Гм. Ну, посуди сама. Холостой мужчина наносит визит красивой незамужней женщине, которая пачками собирает предложения руки и сердца. Каковы шансы, что кто-нибудь может полюбопытствовать, чем мы тут занимаемся?
        - Ну, Альма Райс, которая живет неподалеку, наверняка полюбопытствует. Она глашатай хороших новостей, касающихся сестер Остин. Возможно, она сочтет это хорошей новостью. Альма считает, что мои братья ведут себя как суетливые наседки.
        Тайлер придвинулся ближе, достаточно близко, чтобы тот, кто подглядывает сквозь кружевную дымку, увидел два почти сливавшихся силуэта.
        - Значит, твоя подруга Альма одобрила бы мое присутствие здесь.
        - Единственное, что она одобрила бы еще больше, - если бы ты прятался за ее занавесками.
        - Приятно иметь союзников.
        - Я подумала, что мне, наверное, стоит попробовать придать своей роли больше убедительности.
        Он слегка нахмурился.
        - Каким образом?
        Лайла на секунду отвела взгляд.
        - Мне кажется вполне логичным, что, если мы собираемся убедить людей, будто ты мной интересуешься, я должна немного походить на одну из твоих женщин.
        Последние слова звучали совершенно неподходяще в эти прелестных устах.
        - Моих женщин?
        Она решительно кивнула.
        - Да. Ну, ты знаешь, тех, дам, с которыми ты обычно встречаешься. Как... - Она обвела глазами комнату, и ее взгляд упал на стопку журналов.
        Лайла быстро подошла к стопке, опустилась на колени и пролистала несколько.
        - Ага, вот он. - На страницах одного из нью-йоркских светских журналов было цветное фото, изображающее его на приеме вместе с Джиллиан Сандерс. Джиллиан была моделью, с которой он недолго встречался в прошлом году. На ней было очень мало одежды. - Смотри: если я сделаю что-нибудь с моими волосами... - сказала Лайла, высоко поднимая свои пшеничные волосы. Несколько длинных прядей выскользнули и поцеловали нежный, белый изгиб шеи. - Я могла бы выглядеть более экзотичной.
        С поднятыми над головой руками и приподнявшейся грудью она выгладила чертовски соблазнительно. Тайлер почувствовал, как его окатило жаром. Проклятье, так не пойдет.
        Опустившись рядом с ней на колени, он взял ее руки в свои и мягко убрал их вниз, отчего ее волосы каскадом рассыпались по спине, плечам и груди.
        - Я не хочу, чтобы ты была экзотичной, Лайла. Она подняла на него свои синие глаза.
        - Но я же не собираюсь меняться навсегда. Я просто хочу, чтобы люди действительно поверили, что мужчина, далекий от мысли о тихой жене, мог заинтересоваться мною.
        - Они поверят, - пообещал он шепотом. - И тебе ничегошеньки не надо в себе менять. Ты и так красива.
        Она быстро убрала руки и сложила их на коленях.
        - Я не напрашивалась на комплименты.
        - Тебе чаще должны были их говорить. Не похоже, что ты к ним привыкла.
        - Наверное, нет. Обычно мне нравится быть тихой и неприметной, но почему-то у мужчин складывается впечатление, что я надменная или глупая. Я не тот тип, с которым им бы хотелось развлечься.
        - Мм. Ты именно тот тип, на котором они хотят жениться.
        - Это нельзя принимать за комплимент, если тебя считают легкоуправляемой, сговорчивой или занудной. Когда мужчина хочет с одной женщиной развлекаться, а от другой иметь детей, думаю, что это не тот человек, который мне нужен.
        Она смотрела на него серьезно и даже как бы торжественно. Тайлер понял, что в ее глазах он один из тех непостоянных мужчин, которые выбирают женщин для развлечений.
        - Ты красивая, Лайла, - сказал он. - Но дело не только во внешности, и если мужчины этого не понимают, это их вина и их потеря.
        - Может быть. Но мне бы хотелось знать, как вытащить это мое второе, внутреннее
«я» на поверхность.
        - Мы делаем это.
        Несколько секунд она молча смотрела на него. Наконец вздохнула.
        - Ты, правда, думаешь, что этот сумасшедший план сработает?
        Он улыбнулся уголками рта.
        - Ты хочешь сказать, что не можешь помочь мне отыскать информацию, которая мне нужна?
        Искры негодования вспыхнули в ее завораживающе синих глазах. Щеки порозовели от его намека.
        - Разумеется, я могу тебе помочь. Попробуй найди кого-нибудь, кто сделает это лучше меня.
        Тайлер не сдержал усмешки.
        - Лайла, - протянул он. - Уверен, твое внутреннее «я» уже себя показывает. Ты выглядишь очень решительной.
        С ее губ сорвался смешок.
        - Я же знаю, в чем я хорошо разбираюсь, и действительно во мне может быть избыток гордости, когда дело касается моих профессиональных качеств. Подозреваю, ты понял это и нарочно делал так, чтобы я возмутилась.
        - Может быть. Но у меня же получилось? Ты пламенная женщина.
        - Ты и вправду веришь, что можешь превратить меня из тихой серой мышки в роковую женщину?
        - Готов держать пари, что смогу, дорогая.
        - А чем расплатишься, если проиграешь пари?
        - На твой выбор.
        - Если у нас получится все так, как ты говоришь, я в качестве награды буду целую неделю демонстрировать тебе все самое лучшее, что только может предложить Слоунз-Коув. Если же ты не сможешь выполнить то, что обещал, то будешь неделю выполнять общественную работу.
        - Общественную работу?
        Она кивнула.
        - Как член местной Ассоциации бизнесменов, я знаю, что мы всегда ищем пути совершенствования общества, а это требует большого количества рабочих рук.
        - Что ж, отлично, - сказал он, поднимаясь на ноги и помогая ей встать. - Давай начнем прямо сейчас.
        - Сейчас?
        Он погладил длинным пальцем ее щеку.
        - Уже отступаешь?
        Она вздернула подбородок.
        - Я готова, Тайлер.
        - Это хорошо, - сказал он, потянув ее к двери. - Это очень хорошо. Так держать. А теперь смотри на меня так, как будто ты меня любишь.
        Он распахнул дверь, вышел на крыльцо и притянул ее к себе. Затем приподнял ее лицо и накрыл губы своими.
        Почти в тот же миг ее колени подогнулись от потрясения и от самого ощущения прижимающегося к ней тела, от головокружительного прикосновения языка, скользнувшего между ее губ.
        Тайлер поймал ее и придержал, еще крепче прижимая к своему длинному, сильному телу.
        Наконец он отпустил ее. И подмигнул.
        - Будь готова к семи часам. Я хочу сделать этот вечер незабываемым.
        Он улыбнулся и ушел, оставив ее на крыльце. Когда голова у нее наконец прояснилась и пелена перед глазами рассеялась, Лайла увидела нескольких человек, собравшихся на тротуаре возле ее дома. Впереди стояла Альма. Она проказливо улыбалась.
        - Хорошая работа, малышка, - сказала она. - Сейчас у тебя немного пришибленный видок, да и времени на сборы в обрез, поэтому я не буду выспрашивать подробности, но утречком непременно нагряну к тебе в магазин. Я хочу знать все, что произойдет сегодня вечером.
        Когда Лайла вернулась в дом, закрыла дверь и, прислонившись к ней, съехала на пол, ей пришлось признаться себе, что она тоже хочет знать, что произойдет сегодня вечером.
        Телефон зазвонил почти сразу же после ухода Тайлера, но Лайла не взяла трубку. Не в ее характере так поступать, но, если она поговорит с кем-то нежелательным в данный момент, ее решимость может ослабеть. Она включила автоответчик, твердо вознамерившись быть сильной и держаться подальше от телефона.
        Впервые за много лет она чувствовала, что с ней вот-вот должно случиться что-то чудесное и волнующее. Не то чтобы она была недовольна своей жизнью, нет, она ею довольна, но очень заманчиво некоторое время пожить другой жизнью.
        Автоответчик ожил.
        - Лайла, что это, черт возьми, ты вытворяешь? - кричал в трубку ее брат Фрэнк. - Это уже не смешно. Ты играешь с огнем. Может случиться все что угодно. Ты не знаешь, что представляют из себя такие парни, как Уэстлейк. Ты просто никогда не сталкивалась с подобными типами.
        - И это правда, дорогой брат, - прошептала Лайла, когда Фрэнк раздраженно грохнул трубкой. - Я собираюсь совершить нечто такое, что совершенно мне несвойственно.
        Она зажмурилась, надевая желтое облегающее платье, и взяла расческу, пытаясь сделать что-нибудь со своими волосами.
        К тому времени, когда она была готова, все братья оставили свои сообщения на автоответчике, начиная с Билла с его трогательным «Ой, девочка, не делай этого» и кончая Хэнксом, проворчавшим кончая: «Бога ради, по крайней мере возьми с собой перцовый спрей и сотовый, чтобы могла нам позвонить, если что». Ей послышалось, что жена Хэнка увещевала его: «Оставьте девочку в покое и дайте ей немного развлечься», но когда звонки кончились, ей оставалось только сидеть и размышлять, правы ли ее братья, проявляя такое беспокойство.
        К тому времени, когда стрелки на часах показывали без пяти семь, ее нервы были натянуты до предела.
        Когда зазвонил дверной звонок, Лайла почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Она вскочила на ноги, но потом подумала, что не стоит выглядеть чересчур взволнованной перед соседями. Обтерев о платье влажные ладони, она заставила себя медленно подойти к двери. Та скрипнула, словно подавая соседям сигнал: он здесь. Наконец-то.
        Но когда Лайла распахнула дверь, все мысли о соседях разом вылетели у нее из головы. Тайлер улыбался ей, его зеленые глаза сияли.
        Он пробежал длинными пальцами сверху вниз по ее обнаженным рукам, и от скольжения кожи по коже она едва не ахнула. Внезапно строгое желтое платье показалось опасно открытым.
        - Ты красивая, - сказал он.
        Она попыталась выровнять дыхание.
        - Я боюсь.
        Он медленно покачал головой.
        - Не надо. Это же просто ты и я, и мы давно знаем друг друга. Помнишь, как я приезжал сюда, в этот город, долговязый парень с чересчур длинными руками и ногами?
        Таким она его не помнила.
        - Местным девчонкам, должно быть, нравились и руки и ноги. Кажется, я припоминаю, как Линда Барнсуорт вздыхала всякий раз, когда писала твое имя на любых попадавшихся под руку клочках бумаги. Она тренировалась, как будет целовать тебя, на зеркале.
        Он усмехнулся.
        - Я польщен. Искренне надеюсь, что был джентльменом и вел себя подобающе в присутствии твоей подруги.
        - Однажды ты сказал ей «привет», и она три дня не разговаривала с нами. Говорила, что хочет помнить твой голос, и только твой. Пять лет назад она вышла замуж и переехала в Пенсильванию, но рассказывала, что, если ее муж дурно себя ведет, она говорит ему, что сам Тайлер Уэстлейк сох по ней, когда ей было четырнадцать.
        Тайлер ласково заглянул в лицо Лайлы Остин. Он мог бы рассказать ей, что единственной девушкой, по которой он действительно «сох» в свое последнее посещение острова, была она. К. сожалению, мать разгадала его секрет и решила, что лучше ему проводить лето за изучением бизнеса, чем вздыхать по «одной из этих девиц Остин». Она, разумеется, была права. Он бы только причинил девушке страдания, если бы признался в своих чувствах. Теперь он взрослый и отчетливо осознает последствия своих действий. Мужчина, который не может предложить стабильные отношения, не имеет права пытаться начать какие-то отношения с женщиной, которая ищет подходящего мужа.
        - Все готово для того, чтобы встряхнуть мужское население Слоунз-Коув? - спросил он, протягивая ей руку.
        Она вложила в его ладонь свою и прошептала:
        - Сделай меня опасной, Тайлер. Когда он повел ее по дорожке мимо своей машины, она вопросительно взглянула на него.
        - Мы хотим, чтобы люди видели нас вместе. Прогулка дает больше возможностей, чем езда в автомобиле. Кроме того, если мы пойдем пешком, я могу добавить к иллюзии, которую мы стараемся создать, вот это. - И он обнял ее за талию. Она чуть слышно ахнула, и он понял, что она непривычна к подобным жестам со стороны мужчин. Тайлер тоже не привык к таким чувствам, которые испытывал сейчас, обнимая ее.
        - У тебя здорово получается, - тихо заметила она. - Должно быть, большая практика.
        - Я подумал, мы могли бы поесть в открытом кафе, если ты не против.
        Он повел ее по улице к открытому кафе у местной гостиницы и попросил столик прямо около тротуара.
        - Смотри на меня, и больше никуда, - прошептал он, когда она села напротив. - Не обращай внимания ни на проходящих мимо людей, ни на официанта, ни на меню.
        Она уставилась в его лицо своими синими глазами, такими доверчивыми и мягкими, что захотелось поцеловать ее закрытые веки и сделать то, чего он поклялся себе не делать: любить ее прямо здесь и сейчас.
        Когда подошел официант, Тайлер заказал вина и устриц.
        - Откуда ты знаешь, что я ем устрицы? - спросила Лайла, когда официант ушел.
        Он улыбнулся, по-прежнему не отводя от нее глаз.
        - Я не знаю, но это же Мэн. Не нужно заглядывать в меню, чтобы догадаться, что устрицы там есть, а если ты их не любишь, я всегда могу использовать это как предлог, чтобы позже умыкнуть тебя куда-нибудь еще и покормить в другом месте.
        Он потянулся через стол и накрыл ее руку своей, поглаживая ладонь большим пальцем.
        Когда принесли вино, он поднял ее бокал и поднес его к губам Лайлы, чтобы она могла сделать глоток.
        - Ну, смелее, - сказал он чуть слышно, не сознавая, говорит это ей или себе.
        Он наклонился над столиком и поцеловал ее мягкие губы, которые слились с его губами, словно все время ждали этого поцелуя. В тот же миг нестерпимое желание прижать ее к себе и не отпускать ударило ему в голову.
        Тихий звук, похожий на стон, сорвался с ее губ, когда он отстранился. Он мог бы продолжить поцелуй, мог взять то, что она ему позволяла... Но тогда он рисковал окончательно утратить самообладание.
        Он колебался, борясь с порывом схватить ее за плечи и притянуть к себе. Это была битва, которую он чуть не проиграл.
        Мрачный и разгоряченный, он поднялся и бросил на стол несколько банкнот, более чем достаточно для того, чтобы расплатиться за обед, Официанту тоже достались очень щедрые чаевые.
        - Идем отсюда, мой ангел, - сказал он хрипло.
        Она не возражала, когда он повел ее обратно к дому. Как только они вошли, он сделал глубокий вдох, потом посмотрел на нее с некоторой озабоченностью. И вдруг заметил две крохотные морщинки между ее изящных бровей.
        - Все хорошо? - спросил он.
        Лайла медленно кивнула, словно не была уверена. Тайлеру хотелось разгладить пальцами эти морщинки и успокоить ее, но он не решался снова прикоснуться к ней после того, как чуть не потерял контроль над собой там, в ресторане.
        - Ты уверена, что все хорошо, Лайла? - Ему не удалось скрыть озабоченность в голосе.
        На этот раз она сделала глубокий вдох и кивнула чуть энергичнее.
        - Что, по-твоему, люди думают?
        - А ты как считаешь? Она покачала головой.
        - Ты же не думаешь, что люди всерьез поверят, будто тебе так не терпелось отвести меня домой, что ты даже не стал есть то, что заказал?
        Тайлер пожал плечом.
        - Но мы же здесь, и я не поел.
        Она усмехнулась.
        - Мы не поели и теперь некоторое время вынуждены просидеть здесь. Что будем делать?
        Все что угодно, кроме прикосновений, подумал он.
        - Поедим, - предложил он. - Спланируем наш следующий шаг.
        - И отключим телефон. Даю гарантию, что мои братья начнут названивать. А что касается планирования, я не уверена, что нам понадобится следующий шаг. Может, мы уже достигли нашей цели?
        Она, несомненно, права. Если они подтолкнули всех молодых жеребцов к тому, чтобы они увидели в ней женщину, а не просто послушную племенную кобылу, значит, им нет нужды продолжать эту игру.
        - Разумеется, я еще не выполнила свою часть сделки, - добавила она. - Пожалуй, нам стоит начать прямо сейчас. Я принесу что-нибудь поесть, и посмотрим, что мы уже знаем о доме твоей матери. А завтра... ну, завтра увидим, что будет.
        - Согласен, - осторожно сказал он. - Завтра отправимся в город и посмотрим, какую реакцию мы вызвали. Пускай пойдут слухи.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Лайла, у этого мужчины такие глаза, от одного взгляда которых женщине хочется лечь прямо посреди улицы и задрать юбку. Как, скажи на милость, ты умудрилась дышать, когда он вчера касался тебя? Из своей фруктовой лавки я все видела.
        Альма заявилась в книжный магазин и тут же потащила ее в подсобку.
        - Альма, не могу болтать сейчас с тобой о Тайлере. У меня покупатели.
        Подруга фыркнула.
        - Покупатели, ха. Только человека два-три действительно пришли за книгами. Остальные ждут, когда здесь появится Тайлер. Ведь всем интересно посмотреть, как он целует тебя. Вы двое здорово взбаламутили Слоунз-Коув. Только туристы не в курсе того, что происходит, да и то кое-кто наверняка почувствовал, какие флюиды исходят от книжного магазина.
        Лайла улыбнулась и покачала головой.
        - Альма, ты преувеличиваешь. Я не спорю, людям всегда интересно, чем занимается Тайлер, когда он в городе, но, честно говоря, не верю, что они слоняются у моего магазина только для того, чтобы поглазеть, как он целует меня.
        - Ты права. Кое-кто, я имею в виду мужчин, стали сюда частенько заглядывать, так как почувствовали, что, может быть, зря уделяли тебе мало внимания, Посмотри-ка, вот умора! Джо Роллинз читает книгу, держа ее вверх ногами. Он просто подыскивает для себя новый объект для ухаживания. Возможно, считает, что на эту роль ты подходишь больше всего.
        Лайла ощутила тревожный холодок. Джо Роллинз - известный в городе бабник и трепач, болтающий на каждом углу о своих любовных похождениях.
        - Может, он просто ищет что-нибудь почитать, - сказала Лайла.
        Альма бросила на нее свой знаменитый - «ой-милая-я-тебя-умоляю» - взгляд.
        - Каждая собака в городе знает, что этот парень ничего не читает. Его интересуют только журналы с голыми бабами.
        И точно, Лайла увидела, что книга, которую Джо рассматривает, - репродукции картин Рубенса. Правда, трудно было догадаться, почему он разглядывает их вверх ногами.
        - Расскажи, как все было, милая, - продолжала Альма. - Предполагаю, что все было бесподобно, хотя вид у тебя неважнецкий. Не скажешь, что у тебя вот-вот вырастут крылья и ты выпорхнешь из магазина. С тобой все в порядке, моя киска? Он тебя не обидел? Ведь у парня та еще репутация.
        Впервые со вчерашнего вечера Лайла попыталась разобраться в своих чувствах. Вчера она подпала под чары Тайлера. У него просто колдовские пальцы и губы. А голос может уговорить любую женщину пойти на все что угодно. Когда он целовал ее пальцы, она думала, что упадет со стула, а когда коснулся ее губ своими и погладил ладонью затылок, она чуть не лишилась чувств. Но потом, уже дома, она вспомнила, что все это спектакль, притворство, игра, и глубокое чувство разочарования охватило ее. Но это же глупо с ее стороны, твердила себе Лайла, ведь она четко знает, какой мужчина ей нужен. И это совсем не Тайлер. Ей нужен обыкновенный мужчина, который принадлежал бы только ей и которому будет нужна только она. Она хочет, чтобы ее заметили наконец и по-настоящему оценили. В этом и состоит план Тайлера: ее должны заметить и оценить.
        Судя по тому, сколько мужчин стало фланировать перед ее магазином, этот план удался как нельзя лучше.
        - Я очень благодарна Тайлеру, - сказала она. Альма вскинула брови.
        - Он был настолько хорош, да? Лайла рассмеялась.
        - Мы не занимались тем, о чем ты подумала, Альма. Мы просто разговаривали. Знаешь, он очень обаятельный человек. Я говорю не о том, как он целуется.
        Подруга недоверчиво фыркнула.
        - Да, он, конечно, умеет целоваться, - призналась Лайла, отгоняя воспоминание о горячем, страстном поцелуе, который еще помнили ее губы. - Я говорю о том, какой он человек. У него куча братьев и сестер, которых он обожает. Они вместе работают над сетью исторических ресторанов, причем у каждого определенные обязанности. Тайлер занимается научным поиском и реставрацией. Его ресторан в Сент-Луисе когда-то был старой школой. Перестраивая ее, он сохранил каменную печь, колокол и много чего еще. Хозяйка выступает в роли школьной учительницы, столы похожи на парты. Он очень любит свою работу. Это видно по тому, как он рассказывает о ней. Его глаза...
        Лайла сообразила, что Альма затихла, а она все говорит и говорит о Тайлере.
        - В общем, он увлечен своим делом, - закончила она, - скоро приезжают рабочие, чтобы начать реконструкцию особняка его матери, поэтому прошлым вечером нам было о чем поговорить.
        - Вы весь вечер только об этом и разговаривали?
        В голосе Альмы прозвучало недоверие, и говорила она чересчур громко. Несколько человек в магазине с любопытством обернулись.
        Они действительно весь вечер проговорили. Лайла почувствовала, как лицо ее заливается краской. Она признавалась себе, что играть в эту игру с Тайлером было необычайно приятно, но у нее что-то не очень получается.
        - А ты что думаешь? - спросила она подругу, чувствуя, что щеки ее пылают.
        Альма внимательно на нее взглянула и улыбнулась.
        - Я думаю, что женщине, которая провела полночи с Тайлером Уэстлейком и пытается всех убедить, что они просто разговаривали, не очень-то поверят.
        Что-то подсказало Лайле, что подруга как раз верит в это. Они дружат давно и понимают друг друга с полуслова.
        - Иди к своим покупателям, радость моя. Тем более что твой поклонник уже здесь.
        Действительно, Тайлер только что вошел в магазин. Он оглядывался вокруг, словно кого-то искал.
        Лайла вышла из подсобки и направилась к нему. Но по дороге ее остановил Джон Клэкстон.
        - Он играет с тобой, Лайла, - сказал он. - Мужчина может попробовать хлеба, но станет ли он покупать всю буханку? Подумай об этом, прежде чем совершишь очередную глупость.
        - А ты подумай о том, как разговариваешь с леди, Клэкстон, - обманчиво мягко прозвучал голос Тайлера за ее спиной. - Лайла - очаровательная, великодушная женщина и хороший друг для большинства здешних жителей. Она настоящее благо для общества. Людям может не понравиться, если кто-то начнет ее оскорблять.
        Одобрительный гул пронесся по магазину, и Джон Клэкстон покраснел.
        - Я не собирался оскорблять Лайлу, - возразил он.
        Лайла сделала глубокий вдох. Джон Клэкстон пристально смотрел на нее. Даррел Хойн, очень застенчивый, но симпатичный, делая вид, что читает журнал, смотрел на нее поверх страниц с таким выражением, как будто только что обнаружил, что вокруг головы Лайлы сияет нимб. Джо Роллинз, оторвавшийся от своих журналов, многозначительно ухмылялся.
        - Возможно, Джон не оценил твоих достоинств, Лайла, но для большинства мужчин они очевидны.
        - Большое спасибо, Джо, но я уверена, что Джон просто беспокоится о моем благополучии. Доброе утро, Даррел, - кивнула она. - Дай мне знать, если тебе понадобится помощь. - Она вернулась к своей привычной и хорошо знакомой роли деловой женщины. - Миссис Рэнсом, вы нашли, что хотели? - поинтересовалась она у пожилой женщины, просматривающей бестселлеры.
        - О, да, дорогая, давно я уже не получала такого удовольствия от посещения книжного магазина. Не позволяйте мужчинам затевать драку прямо здесь. Если хотят помахать из-за вас кулаками, пусть идут на улицу. Будет непростительно, если они испортят эти замечательные книги. Посетители потянулись к выходу.
        - Я позвоню тебе, детка, - бросил Джо Роллинз, направляясь к двери. Даррел, вежливо кивнув, последовал за ним. Джон Клэкстон ушел раньше.
        Когда магазин опустел, Тайлер подошел к Лайле.
        - Все в порядке? - спросил он, испытующе глядя на нее.
        - Все хорошо, - ответила она, и это было правдой: теперь у нее есть один рассерженный поклонник, которому нужна мать для его детей, один, который был бы не прочь проводить с ней весело время, и, наконец, Даррел. Это, пожалуй, неплохая кандидатура. И смотрел он на нее с большим интересом. Ей бы следовало испытать по этому поводу душевный подъем, но она не чувствовала никакого волнения.
        Тайлер наклонился и приблизил губы к ее уху.
        - Мм, ты приятно пахнешь, - сказал он неожиданно громко, так что покупательница, стоявшая рядом, уронила книгу. - Нам надо поговорить, - добавил он уже тише.
        Лайла заметила, что он чем-то озабочен.
        - У меня правда все хорошо, - заверила она, - но нам действительно надо поговорить. Магазин закрывается в пять, и меня ждут кое-какие дела дома. Но если можешь, давай встретимся здесь в шесть. Думаю, что я покажу тебе нечто интересное.
        Во время их беседы разговоры и шорох страниц в магазине внезапно стихли. Двадцать пар глаз уставились на нее с Тайлером. До нее дошло, что она только что предложила ему встретиться с ней в темном, пустом магазине.
        Он улыбнулся, показав ровные белые зубы, затем, дотронувшись пальцем до кончика ее носа, прошептал:
        - Ты здорово это проделала, даже если и не собиралась. - И направился к двери, говоря на ходу: - Увидимся в шесть, Лайла. Надень что-нибудь короткое: вечер обещает быть теплым.


        - Это превосходный материал! - восхищенно воскликнул Тайлер, разглядывая фотографии, которые показывала ему Лайла. - Где ты все это раздобыла?
        Лайла пожала плечами.
        - Собирание исторических материалов - мое хобби. Несколько лет назад перед проведением ежегодного летнего карнавала я просила всех местных жителей поискать старинные снимки у себя на чердаках. Уже и не помню, откуда взялись эти два. Никаких колонн, видишь? Они были пристроены позднее. Еще есть некоторые соображения, где можно получить сведения о бывших обитателях дома. Возможно даже, дневники.
        - И ты узнала все это за каких-нибудь пару дней? Лайла, ты гений. Одни эти фотографии чего стоят. Но я не хочу, чтобы ты сбивалась с ног, делая это. У тебя работа, которая требует времени и...
        - Уже третий раз на этой неделе ты посвящаешь мне свои вечера, - мягко перебила она его. - Все справедливо. Кроме того, мне это доставляет удовольствие.
        Тайлер склонил голову набок.
        - Не думаешь ли ты, что мне моя часть договора не доставляет удовольствия?
        Она не поднимала головы, делая вид, что разглядывает фотографию.
        - Это, конечно, не совсем работа, но... в общем, давай будем честными, ты мог бы встречаться с кем-то, вместо того чтобы делать вид, что интересуешься мной.
        - О, да, целовать тебя - неимоверно тяжкий труд.
        Ее прекрасные голубые глаза вспыхнули серебристыми искрами.
        - Я не так наивна, Тайлер. Я понимаю, что это не то, что ковать железо или что-нибудь в этом роде, но...
        - Ш-ш-ш. - Он притянул ее к себе и поцеловал. - Ты не так наивна, но я хочу, чтобы ты знала: я не так уж невосприимчив к твоим чарам. Возможно, ты права, у тебя задача легче, потому что ты очень привлекательная женщина, и я... ну... черт, я крайне увлечен. Тот факт, что мы не пара, никакой роли не играет. Это только означает, что я могу не довести события до их логического завершения. Поэтому ты должна присматривать за мной, чтобы я не попытался зайти дальше, чем ты сочтешь подходящим для себя, но никогда не смей даже думать, будто то, что я делаю, имеет хотя бы отдаленное отношение к работе.
        - Но ты делаешь это очень хорошо, должна тебе сказать. И уж если мы решили быть честными, ты должен знать, что когда-то я была влюблена в тебя, - призналась Лайла.
        Он улыбнулся и убрал волосы с ее лица.
        - Я тоже.
        - Ты никогда не говорил. - Глаза ее расширились от удивления.
        - Мне было семнадцать, тебе - четырнадцать. Ты была слишком юна, а потом... - он пожал плечами, - меня отослали. Наследники Уэстлейков, как и служащие, должны были знать свое место. Моя мать ясно давала понять, что вышла замуж ради положения, меня родила из чувства долга и что я должен посвятить себя бизнесу Уэстлейков.
        Лайла печально спросила:
        - Ты был тогда несчастлив? Он улыбнулся.
        - Я пережил.
        Она все еще выглядела встревоженной.
        - Ты счастлив?
        - Уже давно никто мной не командует. Если я делаю выбор, то исключительно по собственной воле. Мой образ жизни меня вполне устраивает.
        - Я знаю. Мы разные, да? Ты создан для того, чтобы управлять империей и ослеплять за месяц дюжину женщин. А я - чтобы всю жизнь прожить на одном месте с одним мужчиной.
        Он кивнул.
        - Мы разные. Всю жизнь на одном месте - не для Уэстлейков. В нас нет привычки к постоянству, по крайней мере за пределами бизнеса. Не очень приятно признаваться, но это правда.
        - Но ты делаешь добрые дела, Ты приносишь людям радость своей работой и, я уверена, делаешь счастливыми многих женщин. Это не так уж плохо.
        Тайлер улыбнулся.
        - Но в данный момент речь не обо мне. Твоя проблема все еще не решена. Нельзя назвать прогрессом то, что мы видели сегодня утром. А кто та-кой этот Джо?
        Лайла засмеялась.
        - Джо Роллинз? Это тот, кто хотел бы меня раздеть.
        Его ладони застыли у нее на руках, глаза превратились в зеленые льдинки. Лайла увидела, как Тайлер с явным усилием заставил себя расслабиться. Он отпустил ее и отступил назад.
        - Этого хочет любой мужчина, Лайла. Ведь, я думаю, Джо не единственный?
        - Нет, - сказала она, покачав головой, - но было приятно оказаться допущенной в очередь после всех этих лет. Я еще никогда не была просто сексуальным объектом.
        Он снова бросил на нее встревоженный взгляд.
        - А что насчет другого парня?
        - Даррел, - сказала она задумчиво. - Вот насчет него стоит подумать. Он умный, уравновешенный, просто немного застенчивый.
        - Не стоит ли подумать, что его мысли бродят по той же дороге, что и у Джо Роллинза?
        - Ты сейчас говоришь как мои братья, - рассмеялась она.
        - Я начинаю им сочувствовать. Все же, думаю, вчера вечером я совершил тактическую ошибку. Надо, чтобы мужчины увидели, что в тебе есть не только опасная, авантюрная сторона, но и романтическая.
        Лайла почувствовала, - как у нее перехватило дыхание при мысли о том, какой подтекст был в словах Тайлера.
        - А я думала, мы сделали уже достаточно, - быстро проговорила она.
        - Ты еще не выбрала достойного.
        - Нет, но...
        - Значит, мы еще не закончили.
        Она не могла оторвать взгляд от его губ и в то же время ужасно боялась, что он сейчас наклонится и поцелует ее.
        Стук в дверь заставил их обернуться. Лайла пошла было к дверям, но Тайлер дотронулся до ее руки и остановил ее.
        - Магазин уже закрыт. Ты кого-то ждешь? - Когда она отрицательно покачала головой, он подошел к двери и распахнул ее.
        Он увидел перед собой почти точную копию Лайлы, за исключением несколько иного оттенка глаз и заметной разницы в манере поведения.
        - Здравствуйте, мистер Уэстлейк, - сказала леди, - не ожидала встретить вас здесь. Лайлы не было дома, поэтому я предположила, что она в магазине.
        Люди, похоже, строят множество предположений относительно Лайлы - например, что она выйдет замуж за навязанного ей парня или, как в данном случае, что в ее жизни нет ничего, кроме дома и работы.
        Он удивленно поднял брови, и леди рассмеялась.
        - Ладно, сдаюсь, не мне говорить. С ребенком, Джексоном и поваренной книгой, которую сейчас пишу, я сама не так часто выхожу из дома. Еще реже, чем Лайла. Просто... ну, знаете, мы же близнецы.
        - Рад вас видеть, Елена, - сказал он с улыбкой и отступил, давая ей войти. - Ваша сестра здесь. Лайла, появившись из-за его спины, нахмурилась.
        - Я могла сама открыть дверь, - проворчала она.
        - Я просто хотел убедиться, что это не Джо Роллинз.
        Елена хмыкнула.
        - Ну, ты наделала переполох, Лайла. Братья вне себя от гнева.
        - Надеюсь, они не планируют никаких решительных действий? - Лайла бросила на Тайлера встревоженный взгляд.
        - Вроде лишения Тайлера кое-каких жизненно важных частей тела? Нет, думаю, до этого пока дело не дошло. Скорее всего, они просто объединяют усилия для подготовки следующей атакующей группы женихов. Тайлер не воспринимается как серьезный кандидат.
        Тайлер ничего не мог с собой поделать. Он ласково поглядел на Лайлу и провел пальцем по ее щеке.
        - Похоже, я не делаю того, что обещал. И проигрываю пари.
        - Пари?
        Тайлер улыбнулся Елене.
        - Я кровно заинтересован в том, чтобы Лайлу оценили по достоинству. Какую общественную работу, ты сказала, я буду выполнять, если проиграю? - спросил он Лайлу, поддразнивая ее улыбкой.
        Она пожала плечами, лукаво приподняв уголки губ.
        - Самую разную. Например, рассаживать цветы в цветочные горшки. Подносить сумки с продуктами для пожилых леди. Подметать тротуары. Помогать одиноким владельцам магазинов.
        Ее последняя фраза вызвала у него смех.
        - А что я получу, если выиграю? Она на минуту задумалась.
        - Прогулка под парусом при луне. Домашняя еда, приготовленная лучшей в округе поварихой. - Лайла кивнула в сторону сестры. - Ланч в «Джордан Понд». Рассвет на горе Кадиллак. Наблюдение за китами.
        - Кажется, мне стоит предложить план получше.
        Но он понимал, что его желание помочь Лайле имеет мало общего с их деловым соглашением и еще меньше с их пари. Он просто не хотел, чтобы ее жизнью кто-то распоряжался. Слишком много он повидал людей, которыми помыкали другие. Его родители преуспели в этом. Кое-какие из их недостатков достались по наследству и ему. Но не все.
        Никто не будет помыкать Лайлой. Но вечером, сидя в своей машине, он заставил себя встряхнуться.
        - Кого ты пытаешься обмануть, Уэстлейк? - сказал он себе. - Это тебе не просто какая-то альтруистическая идея. Ты, конечно, хочешь помочь Лайле, но отнюдь не против того, чтобы прикасаться к ней.
        Скоро их губы вновь возобновят знакомство. Он с нетерпением ждал этого момента.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Через три дня Даррел снова появился в книжном магазине, равно как и банкир Айвери Мэнсон. Девушка подняла глаза от покупателя, с которым разговаривала, и увидела, что Айвери пристально ее разглядывает. Банкир всегда был внимателен и любезен, но не более. Он никогда не смотрел на нее так, словно она очень изменилась. Теперь же он рассматривал ее именно так. Не то чтобы похотливо, но с таким видом, словно в первый раз увидел в ней женщину.
        Он мило улыбнулся, она улыбнулась в ответ, но ее сердце не забилось чаще.
        Даррел выбрал наконец «Историю Американского Запада» и подошел к кассе.
        - Надеюсь, тебе понравится, - сказала Лайла. - Она только что вышла.
        Уши Даррела слегка порозовели.
        - Меня всегда интересовала западная миграция.
        Она этого не знала. Она вообще мало что знала о Дарреле, да, впрочем, и не пыталась узнать.
        - Потом расскажешь о своем впечатлении, - сказала она, но Даррел, очевидно, исчерпал свои разговорные резервы. Он схватил книгу и ретировался.
        Минут через пять Айвери заплатил за последний номер журнала «Файнэншл нотейшнз».
        - Приближается время нашей ежеквартальной деловой встречи, - сказал он. - Может быть, на этот раз мы могли бы обсудить свои дела за ланчем?
        Его улыбка была несколько нервной.
        - Ланч так ланч, Айвери, - согласилась она и тут же испугалась, что ляпнула что-то не то. Он приятный человек, но это все, что она могла о нем сказать. Может, со временем она почувствует нечто большее, когда они с Айвери лучше узнают друг друга.
        Она чересчур резко захлопнула ящик кассы, потом виновато посмотрела на стоящего рядом покупателя.
        - Похоже, что парни выскакивают на тебя пря-мо из кассы, - усмехнулся один из покупателей. - Кто там на этот раз, Лайла?
        Лайла улыбнулась пожилому мужчине.
        - Вы же знаете, Эллиот, что вас я ни на кого не променяю.
        - Бедняги, - подмигнул он. - Но я не верю ни одному слову. Думаю, у Тайлера Уэстлейка есть шанс. Он по крайней мере знает, что нужно целовать девушку, а не предлагать ей посмотреть его чековую книжку.
        Его комментарии вызвали смех у покупателей, но у Лайлы все внутри сжалось. Она поняла, что окружающие воспринимают ухаживания Тайлера как настоящие. И они, конечно, решат, что он бросил ее, когда в конце концов он закончит свои дела и уедет из города. Это может вызвать негодование. Может даже пострадать его ресторан.
        Эта мысль заставила ее глубоко вздохнуть.
        Натали, одна из ее помощниц на летний период, удивленно посмотрела на нее.
        - Ты не против остаться тут на часок одна, Натали? - спросила Лайла. - Мне надо кое с кем увидеться.
        - Нет проблем, Лайла, - ответила та. Она поняла, что Натали, как и все остальные, догадывается, куда она идет.


        Тайлер поднял глаза от образцов черепицы, которые он с прорабом рассматривал, и видение в бело-голубом, возникшее перед ним, заставило его торопливо сказать:
        - Думаю, мы выбрали то, что нужно. Если будут вопросы, вы знаете, где я. Мужчина усмехнулся.
        - Немного торопимся, а, Уэстлейк? Вы похожи на человека, увидевшего мираж, и, пожалуй, так оно и есть, если это действительно Лайла. Она никогда не покидает магазин в рабочее время. Что-то очень важное, должно быть, заставило ее изменить своим правилам.
        Этого-то Тайлер и опасался. Когда она подошла ближе, он увидел, что она чем-то взволнована.
        Он быстро пошел ей навстречу, чтобы встретить ее подальше от дома и их разговор никто не услышал.
        - У тебя все в порядке? - спросил он, беря ее за руки.
        Она улыбнулась.
        - Да, все отлично.
        - Мне так не кажется. Что случилось?
        - Айвери Мэнсон пригласил меня на ланч.
        Его пальцы сжали ее руки.
        - Айвери Мэнсон? Кто это?
        - Мой знакомый.
        - Правда? Что за знакомый?
        - Из тех, кого мои братья ко мне не присылали.
        - И он приглашает тебя на ланч? Что ж, прекрасно. - Тайлеру с трудом удалось сдержаться, чтобы не стиснуть ее изящные пальчики.
        - Ну, вообще-то я чувствую себя немного виноватой из-за того, что предложение Айвери не особенно меня взволновало. Просто он мой банкир, и я никогда раньше не думала о нем как о поклоннике. Он говорит, что хочет обсудить дела, но мы никогда за пять лет совместной работы не встречались с ним за ланчем. Что это значит?
        Тайлер хотел сказать, что это значит, что парень идиот, если ждал пять лет, чтобы пригасить ее на ланч, но сдержался.
        - Возможно, это значит, что он наконец набрался смелости сделать то, что давно хотел сделать, - предположил он, понимая, что это, несомненно, правда.
        Она скрестила руки.
        - Не знаю, что подумать насчет этого, но очевидно, что тебе больше нет необходимости встречаться со мной. Мы закончим это прямо сейчас, и никто ничего не подумает. Особенно если я начну встречаться с Айвери. - Прежде чем он успел ответить, она продолжила: - Не думай, что я пытаюсь отступить от своей части договора.
        Он и не думал. Его первой мыслью было простое «еще нет», но, без сомнения, это дает о себе знать первобытный мужской инстинкт. На самом деле, наверное, было бы лучше, если бы он сразу ушел из жизни Лайлы. Он получил слишком большое удовольствие от этого спектакля.
        - Есть интересные новости о твоем доме, - сказала она, сияя своими голубыми глазами. - Сегодня утром я по телефону поговорила с человеком, коллекционирующим исторические хроники. Это мой старый друг. У него есть сведения о твоих предках.
        Из всего сказанного до Тайлера дошло только одно.
        - Старый друг?
        Лайла наморщила носик.
        - Нет, не в этом смысле. Он не из потенциальных брачных партнеров.
        Лучше бы она этого не говорила. Это породило совсем нежелательные видения.
        Она смотрела на него с улыбкой маленькой девочки, от которой у него захватывало дух.
        - Когда мы поедем? - спросила она.
        - Мы? - поддразнил он. - Я думал, ты выполнила свою часть. Нашла сведения. Теперь мы квиты.
        - Та-айлер, - протянула она. - Пожалуйста. - И это слово, слетевшее с ее губ, породило в нем желание коснуться их своими губами.
        Он сделал глубокий вдох, стремясь сохранить самообладание.
        - Я полагаю, ты тоже хочешь поехать? - спросил он, понимая, что, наверное, не должен соглашаться. Если их договор исчерпал себя, будет лучше побыстрее обрубить концы. Она ведь собирается встречаться с другим мужчиной, а тот вряд ли захочет делить ее с тем, с кем она в последнее время целовалась.
        Она легонько постучала по его груди кончиками пальцев.
        - Хочу ли я поехать? Ты шутишь? Разумеется, хочу. Ну разве тебе не нравится эта своего рода охота за сокровищами?
        - Да, - согласился он, с нежностью глядя в эти сияющие глаза. Охота ему нравится. Всегда нравилась, но не охота за историей сейчас у него на уме. Просто он обожает смотреть на нее, когда она такая. - Я только скажу, что отлучусь, - сказал он, беря ее за руку и направляясь вместе с ней к парню в футболке и рваных джинсах, соскребающему краску со стены дома. - Дэнни, мне надо ненадолго уехать, - сказал Тайлер парню.
        Тот, увидев Лайлу, тихонько присвистнул.
        - Никаких проблем, Тай. Иди себе развлекайся. Я буду здесь и все сделаю, - сказал он, улыбаясь. - Лайла, познакомься: Дэнни О'Хара. Лайла Остин, - представил он девушку. - Не обращай внимания на командирские замашки Дэнни, Это часть его природного обаяния. Он знает, что я вынужден терпеть все его выходки, так как не могу обойтись без него. Он моя правая рука, - объяснил Тайлер.
        - Притом благодарная правая рука, - сказал молодой человек и слегка поклонился» - Надеюсь, вы простите мое подтрунивание. Оно безобидное. Тайлер нашел меня в мусорных баках. Мне было шестнадцать, я бросил школу, и никто не брал меня на работу. Он подобрал меня, предложил высокооплачиваемую работу при условии, что я вернусь в школу, и с тех пор я с ним. И я никогда не предам этого человека. Но эти голубые глазки просто завораживают, Тайлер. Ради них я предал бы тебя. Если бы не был женат.
        Тайлер усмехнулся.
        - Ты верен своей Розалин. Так ты справишься?
        Дэнни кивнул.
        - Сегодня же только подготовительные работы. Не надо принимать никаких решений. Иди. Любуйся голубыми глазками мисс Остин. Приятно было с вами познакомиться, мисс Остин.
        - Зовите меня Лайла, - сказала она. - Вы же друг Тайлера, а Тайлер и мой друг.
        - Значит, у нас есть кое-что общее, Лайла, - улыбнулся Дэнни. - И не бойтесь подтрунивать над ним. Ему это просто необходимо время от времени. С его деньгами и репутацией люди считают его кем-то вроде сверхчеловека и относятся к нему как к божеству. Будьте с ним естественной, Лайла.
        Они попрощались, и Тайлер повел ее к своей машине. Всю дорогу они молчали.
        - Не смотри так угрюмо, - сказал Тайлер. - И не обращай внимания на слова Дэнни. Может, он и похож на повесу, но в душе это настоящая курица-наседка.
        Когда он усадил ее в машину и сел сам, до него дошло, что Лайла не ответила на его замечание.
        - О чем ты думаешь? - спросил он. Она посмотрела прямо ему в глаза.
        - Несмотря на то что ты несколько раз приезжал сюда на лето, я тебя почти совсем не знаю. Он рассмеялся.
        - Не волнуйся. Знать особенно нечего. Зиму я проводил в Балтиморе, лето - некоторое время здесь. Я жил по очереди то у матери, то у отца, ходил в школу, изучал семейный бизнес, работал и решил сосредоточиться исключительно на том, что я делаю лучше всего, то есть на этом. - Он указал рукой на реставрируемый особняк.
        - Звучит не слишком весело. Он засмеялся.
        - Лайла, разве ты не слышала? Я же король развлечений. Когда не работаю - развлекаюсь. Это семейная традиция в семье Уэстлейк, и я ее не нарушаю.
        Пока они выезжали на дорогу, слова Дэнни не давали ёй покоя. Она прекрасно знала репутацию Тайлера. Знала, что он любит подтрунивать и смеяться, была наслышана о его женщинах и их семейной склонности к поспешным бракам и разводам. Но она успела узнать и другого Тайлера - интересующегося историей, любящего свою работу. В нем есть глубина, которую он пытается скрыть. Интересно, почему?
        Перед мысленным взором встал образ худощавого юноши. Высокий, красивый, улыбающийся, он привлекал внимание женского пола и тогда. А вспомнив, как однажды он помог ей подняться, когда она упала с велосипеда, Лайла осознала, что рыцарская жилка была в нем уже тогда.
        Но и «стена» существовала уже тогда - чувство, что он из одного мира, а она из другого и эти миры могут пересечься лишь на короткое время. Никаких постоянных отношений быть не должно.
        - Тебя что-то тревожит, - мягко заметил он, и она покачала головой. Сейчас она не хотела, чтобы он ради нее был галантным рыцарем. Теперь ее очередь помочь ему. Нужен тон более легкомысленный.
        - Просто я пытаюсь сделать вид, что всегда езжу в такой машине, - улыбнулась она.
        - В этом роскошном автомобиле, с развевающимися по ветру волосами ты выглядишь немного легкомысленной.
        - Я и есть легкомысленная, - сказала она дразнящим, низким голосом. - И опасная. Разве ты не слышал?
        - Слышал. Мужчины начинают прозревать. Мне придется следить, чтоб они не слишком увлекались.
        - А я думала, мы хотим, чтобы они увлеклись.
        - Да, но пусть ведут себя прилично. Ты уверена, что этот Айвери стоящий вариант?
        - Айвери совершенно безопасен.
        Тайлер вскинул бровь.
        - Кто знает! Может, теперь, когда он разглядел в тебе желанную женщину, он изменится. Морщинка залегла между бровей Тайлера. Лайла рассмеялась.
        - Спасибо, Тайлер.
        - За что?
        - За то, что веришь, что мужчина может потерять из-за меня голову. Ты единственный, исключая моих братьев, считаешь, что я в состоянии коренным образом изменить мужчину.
        - Не стоит думать, что он изменился. Возможно, он всегда замечал в тебе что-то такое, но сейчас в нем проснулось животное.
        - Значит, никаких личностных изменений?
        - Собака, перестающая лаять, остается собакой. - Это прозвучало как предостережение.
        - Айвери остается все тем же джентльменом.
        Она сказала это с такой убежденностью, что Тайлер резко нажал на тормоза и остановился посреди пустынной дороги.
        - Он мужчина, Лайла, раскрывший глаза и увидевший женщину. Желанную женщину. Будь осторожна, мой ангел.
        Голос его был низким и хриплым, и она вгляделась в его темно-зеленые глаза.
        - Ты винишь себя, - сказала она удивленно.
        - Когда мы это начинали, идея казалась хорошей. Мне не нравилось, что твои братья пытаются распоряжаться тобой, но я не хотел, чтобы мужчины посчитали тебя легкой добычей.
        Лайла не сдержала улыбки. Она мягко положила ладонь на его пальцы, сжимающие руль.
        - Я большая девочка, Тайлер. Я знаю все синонимы слова «нет» и прочла достаточно книг по самообороне, чтобы иметь представление, что делать, если попаду в опасную ситуацию. Но все равно, тебе не о чем беспокоиться. Возможно, у Айвери и есть какие-то виды на меня, но он не из тех, кто навязывает себя женщине.
        Она смотрела прямо ему в глаза. Пауза затянулась.
        Наконец Тайлер покачал головой.
        - Мне это не нравится, но хорошо, будь по-твоему. Я хочу, чтобы к тебе относились, как ты того заслуживаешь. И все-таки я рад, что ты получаешь то, чего хочешь.
        - Итак, подведём итог нашего делового соглашения, - улыбнулась Лайла. - Похоже, проигравшая сторона нашего пари - это я.


        Огромный, выкрашенный в голубой цвет дом Грега Бизби представлял собой мешанину разных стилей. Мужчина с сединой в волосах встретил Лайлу и Тайлера у крыльца.
        - Входите, - произнес он торжественно. - Материалы, интересующие вас, в доме.
        Тайлер обратил внимание, что Лайла вошла в дом, словно уже бывала здесь много раз. Жалюзи были опущены, сквозь них едва просачивался бледно-лимонный свет.
        - Это чтобы защитить документы и фотографии, мистер Уэстлейк, - пояснил хозяин дома, хотя Тайлер не спрашивал. - Они хрупкие и очень ценные.
        - Значит, вы человек, нежно любящий историю, - заметил Тайлер, понимая, что этот мужчина достоин уважения, несмотря на его странный, сумрачный дом.
        - Я собираю и изучаю историю этих мест. Поэтому, когда Лайла позвонила, не составило большого труда отыскать кое-что о «Морском страже».
        Он протянул Тайлеру поблекший, потрепанный дневник. В другой руке он держал маленькую стопку газетных вырезок, несколько фотографий и что-то вроде гроссбуха.
        - Рождения и смерти. Записи из старинных церковных книг. Вам надо где-то присесть, - сказал он, указывая Тайлеру и Лайле на мягкие зеленые стулья, стоящие у окна с поднятыми жалюзи.
        Тайлер улыбнулся.
        - Было бы неплохо выставить этот дневник и церковные записи под стеклом в ресторане. Лайла хмыкнула.
        - Давай, попытайся. Увидишь, как джентльмен превратится в упрямого быка. Я уже пробовала уговорить Грега расстаться с некоторыми из его сокровищ. Бесполезно.
        - Может, если будешь хорошо себя вести, я оставлю тебе кое-что в своем завещании, - сказал коллекционер, взглянув при этом на Тайлера. Было ясно, что Грег подразумевает под «хорошо себя вести». Наверняка он слышал, как Тайлер вел себя в городе, встречаясь с Лайлой. Значит, он, как и Тайлер, не хочет, чтобы кто-то обидел Лайлу.
        - Думаю, вы мудрый человек, мистер Бизби, - сказал Тайлер. - Спасибо, что позволили посмотреть ваши сокровища.
        - Рад услужить, только, пожалуйста, поаккуратней. Некоторые вещи легко повредить.
        - Да, некоторые вещи требуют особенно бережного обращения, - согласился Тайлер.
        - Некоторых людей лучше видеть, но не слушать, особенно когда они начинают вмешиваться в жизнь других людей, - сказала Лайла, бросив величественный взгляд на обоих мужчин.
        Тайлер усмехнулся. Грег хлопнул его по спине.
        - А она с характером, - сказал Грег. - Я бы не беспокоился. А теперь оставляю вас, чтобы вы могли прочесть все об Уэстлейках и о том, что в конце концов стало с
«Морским стражем».
        Час спустя Тайлер и Лайла обменялись прочитанными документами, а еще через час подняли го-ловы и посмотрели друг на друга, немного одуревшие от чтения при тусклом свете и от полученных сведений.
        - Что же, вижу, мои предки были не лучше, чем их теперешние потомки, - заметил он с кривой улыбкой. - Моя прабабушка оставила мужа и вернулась в Южную Каролину, где снова вышла замуж. У моего прадеда было три жены и куча любовниц.
        - И процветающий бизнес - строительство судов. Неудивительно, что ты так искусен в реставрации старых зданий. Истоки этого - в работе по дереву.
        Тайлер пожал плечами. Ему известно, как развивался семейный бизнес. Он даже знал о многочисленных браках и любовницах, но прочесть обо всем этом в подлинном документе - дневнике - было все равно неожиданно и удивительно.
        Но он пришел сюда не для того, чтобы размышлять над прошлым своей семьи.
        - Что ты знаешь о старых судах?
        - Очень мало, - ответила она, и в глазах ее снова появился тот же романтический блеск.
        - Я никогда не реставрировал корабли. Пожалуй, было бы забавно.
        - Мы же в Мэне. Разумеется, ты можешь найти стоящий проект. Это было бы... романтично, правда? Семейный бизнес, прошедший полный круг. Замечательная идея.
        Он улыбнулся.
        - Я должен об этом подумать. После «Морского стража».
        - «Морской страж» будет прекрасен. Я могу судить уже по тому, что мы сегодня узнали. Ты ведь увековечишь историю о том, как твой дедушка лично сопровождал часы на пути из Швейцарии? Как думаешь, мы могли бы найти какой-нибудь след этих часов? Грег сказал, что большая часть подлинной мебели пропала.
        - Часы у меня. В Нью-Йорке, - медленно сказал он только для того, чтобы насладиться видом ее вспыхнувших глаз.
        - Хотела бы я на них посмотреть. Разумеется, я их увижу, если ты поместишь их в своем ресторане.
        Он снова вспомнил, как она выгладила, когда была девочкой, как однажды он собирался пригласить ее в дом, но потом передумал. Там была его мать. Любой из местных чувствовал себя стесненно в ее присутствии.
        Глаза Лайлы по-прежнему; оставались мечтательными, заметил он. Никакие тени не омрачали их. Ему бы очень не хотелось, чтобы это случилось.
        - Каково было жить в «Морском страже» летом? - внезапно спросила Лайла. Она разглядывала старые фотографии. Его прабабушка, очевидно, наняла фотографа, чтобы запечатлеть для потомков комнаты в доме.
        - Это было красивое место, но очень тихое, - задумчиво ответил он. - Все мои братья и сестры - от других браков отца. Я единственный приезжал сюда с матерью. Она боготворила этот дом и богатство, которое он символизировал. Каждый год в первый день возвращения она проводила меня по дому, напоминая, к чему обязывает меня положение.
        - А ты... - Лайла запнулась, потом покачала головой.
        - Спрашивай, - сказал он.
        - Вообще-то это не мое дело. Я не имею права требовать от тебя удовлетворить мое любопытство.
        - А я имею право решить, что хочу тебе рассказать.
        - Ты женился по обязанности?
        Наконец он невесело улыбнулся.
        - Как раз наоборот. Я бросил вызов семье, женившись на Джули, милой, невинной девушке без какой-либо родословной. Через год я стал таким же, как все Уэстлейки. Дела, бизнес, и больше ничего. Я женился на ней, чтобы противостоять истории семьи, но закончил тем, что повторил ее.
        - Люди совершают ошибки, Тайлер. Ты ее любил?
        - Она мне очень нравилась, - сказал он.
        - Хочу посмотреть, смогу ли я побольше узнать о коллекции одеял твоей бабушки, - сказала она. - Она пишет, что пожертвовала несколько штук раз-личным организациям. Интересно, остались ли еще какие-нибудь из них.
        - А мне интересно, сможем ли мы сподвигнуть Айвери на правильный поступок. Она сразу насторожилась.
        - Он пригласил меня на ланч.
        - Поговорить о делах, ты сказала. Она вскинула длинные ресницы, давая ему возможность увидеть сосредоточенность в ее глазах.
        - О, Айвери такой. Всегда весь в делах.
        Тайлер не понаслышке знал о мужчинах, которые ставят бизнес на первое место. Разве он не предостерегал ее против них? Если мужчина не в состоянии дать женщине немного романтики, значит, он ее не заслуживает.
        - Может, ему просто нужен маленький урок.
        - О, я не думаю...
        - А я думаю. И у меня есть идея. Завтра вечером мы с тобой...
        Она подняла руку.
        - Я же говорила тебе: ты сделал для меня все, что мог, Тайлер. Мы в расчете. Он медленно покачал головой.
        - Я ничего не сделал. Это ты все сделала. - Он указал на сокровища, которые они нашли у Грега.
        - Ты снова пытаешься защитить меня, Тайлер?
        - Может быть, чуть-чуть. - Голос его стал вдруг низким и хрипловатым. - Позволь мне, Лайла. Так мне будет спокойнее.
        - Тебе не стоит беспокоиться об Айвери. Он просто друг и хороший человек.
        - И это тот самый человек, который тебе нужен!
        - Да.
        - Значит, и я хочу для тебя того же, И не говори мне, что я уже выиграл пари. Ты еще не достигла своей цели. Все еще может закончиться тем, что я буду на общественных работах сажать розы в горшки.
        Он встал, взял ее за руки и помог подняться со стула.
        Его насмешливый, немного ироничный тон заставил ее покачать головой и улыбнуться.
        - Или вычищать мусорные баки после летнего карнавала. Нам всегда требуются лишние руки для такой работы. Это ужасно.
        - Да, может случиться что-то ужасное, если мы не устроим совместный выход завтра вечером.
        - Что-то ужасное?
        Он кивнул.
        - Не хочу быть виноватой в твоем проигрыше. Выход так выход. Ради тебя. И Айвери, - добавила она, оглянувшись на Тайлера, когда они, крикнув «спасибо» и «до свидания» Грегу, пошли к двери.
        Они были возле машины, когда Лайла снова обернулась.
        - Тайлер?
        Он выжидающе склонил голову.
        - А что конкретно мы пытаемся показать Айвери?
        Тайлер наклонился и, приподняв ее голову, поцеловал в изящный изгиб подбородка. Он обнял ее за талию.
        - Мы хотим показать ему, как надо обращаться с женщиной, которую он желает. Мужчина не просит женщину своей мечты обсудить ее банковский счет за ланчем.
        Лайла вздохнула и медленно, неуверенно кивнула.
        - А что мужчина должен делать с женщиной своей мечты?
        Тайлер улыбнулся.
        - Я покажу тебе. И Айвери. Завтра вечером. Урок номер два. Если мужчина тебя желает, пусть хорошенько постарается тебя заслужить.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Когда Тайлер привел ее на яхту, которую арендовал на вечер, - роскошное судно, рассчитанное на десятерых гостей и столько же членов экипажа, - Лайла почувствовала, что у нее задрожали руки. Других гостей не было, только она и Тайлер. Она была мечтательной неуклюжей девчонкой, когда появился он. Он - уверенный в себе сын Джеймса и Люсиль Уэстлейк, дитя привилегий, наследник династии Уэстлейков, мужчина, который привлекает женщин, как рок-звезды - фанатов. Нс-которые из этих женщин сейчас фланировали по пирсу, бросая на нее испепеляющие взгляды. Возможно, они знали, что все это не взаправду, и хотели, чтобы она ушла с дороги и освободила им место.
        Может, именно так ей и следовало поступить.
        Но в этот момент она взглянула в зеленые глаза Тайлера. Он выглядел так, словно это был самый волнующий момент в его жизни.
        Наверное, сотни женщин видели этот взгляд, напомнила она себе. Но тем не менее улыбнулась. Почему бы ей не насладиться сегодняшним вечером с Тайлером? Это больше никогда не повторится.
        - Ты сегодня очень красивая, - сказал Тайлер. Лайла сделала глубокий вдох.
        - Ты тоже.
        - Спасибо, но сделай одолжение, не говори этого Дэнни. Соблазн проанализировать твои слова будет непреодолим.
        Лайла ничего не ответила, лишь лицо ее покрылось легким румянцем.
        - Я еще никогда не была на такой яхте, - решила она сменить тему. - Во всяком случае, на такой большой, к тому же частной. - Куда мы направляемся?
        Он покачал головой и, взяв ее за руку, повел к столу на носу судна. Пламя белых свечей отражалось в хрустале. В корзинке лежала бутылка вина.
        - Сегодня мы отойдем от берега недалеко, чтобы нас могли видеть на берегу и рассказать кому нужно о нашем вечере. В то же время не хотелось бы, чтобы кто-нибудь слышал, о чем мы говорим. В тот же миг, словно по приказу, капитан крикнул, что они отчаливают. Тайлер заботливо усадил Лайлу за стол. Отойдя на небольшое расстояние от берега, яхта бросила якорь.
        Официанты подали вино, хрустящий французский хлеб и зеленый салат. Тайлер поднял бокал:
        - За твое счастье, Лайла. За исполнение всего то-го, что ты желаешь и, несомненно, заслуживаешь.
        Бокалы легонько стукнулись и зазвенели. Она сделала глоток, смотря в его глаза. Небо внезапно потемнело.
        - Чего ты хочешь от жизни, Тайлер? Он медленно улыбнулся.
        - Вы с Дэнни чем-то похожи. Он постоянно задает мне этот вопрос.
        - И что ты отвечаешь?
        Пожав плечами, он сделал еще глоток вина, откинулся на спинку стула и поглядел ей в лицо.
        - То, что я отвечаю, обычно не доставляет ему удовольствия.
        - А я и не прошу доставить мне удовольствие.
        - А чего ты, просишь?
        - Поговорить со мной, вот и все. Мы же пробудем здесь несколько часов. Поговори со мной, Тайлер.
        - Давай поговорим. Каких-то грандиозных устремлений у меня нет, если ты об этом. Люблю свою работу и хочу делать ее хорошо. Хочу быть уверен, что все мои братья и сестры обеспечены и при деле. Хочу время от времени иметь возможность полюбоваться звездами.
        Услышав это, она подняла глаза. На небе виднелось лишь несколько звезд.
        - В разных местах они выглядят чуть-чуть по-разному, - заметил он. - Но все равно остаются неизменными. Когда ни посмотришь наверх, они всегда там.
        - Стабильность приятна, - согласилась она. - Уж это-то мне известно. - И она улыбнулась, показывая, что не собирается переходить границу. Все те вещи, о которых он упоминал, безусловно, важны, но это не личное. Они не раскрывают сердце, и она уверена, что Тайлер не хочет, чтобы к нему заглядывали в душу. Немного обидно, но она уважает его желание.
        - А в чем еще ты хорошо разбираешься? - спросил он.
        Она опустила глаза на сверкающую белизной скатерть.
        - Книги. История. Мэн. Семья.
        - Хочешь детей?
        - Конечно, - ответила она так, словно это было для нее очевидным.
        - Хорошенько все обдумай, прежде чем делать выбор, Лайла. Не из каждого мужчины выйдет хороший муж и отец. Даже если он будет любить тебя.
        - Я не отношусь к выбору мужа легкомысленно, Тайлер. Если бы это было так, мы бы с тобой здесь сейчас не сидели.
        Он улыбнулся.
        - А что именно мы делаем? Она ответила улыбкой.
        - Едим?
        Они оба рассмеялись, потому что еще даже не притронулись к салату.
        - Нужно поесть, - сказала она, - а то твой бедный шеф-повар огорчится, думая, что нам не понравилась его стряпня.
        - Да, нам лучше поесть, - согласился он, - хотя в том, что мы только беседуем, тоже есть свои плюсы. Наблюдающие за нами с берега подумают, какие такие увлекательные темы мы обсуждаем, что даже не притрагиваемся к еде.
        Он снова наполнил ее бокал, но, сделав лишь глоток, встал и потянул ее со стула прямо в свои объятия.
        Заиграла тихая музыка. Что-то джазовое, негромкое и страстное. Он прижал ее теснее, и ее тело слилось с его телом.
        - Я не очень хорошо танцую, - прошептала она.
        - Тебе и не нужно. Моя матушка настаивала, чтобы я научился подстраиваться под любую партнершу, как бы она ни танцевала. Уэстлейки не могут посрамить себя в танцах, - произнес он строго, и Лайла поняла, что он подражает голосу Люсиль Уэстлейк.
        - И в чем же секрет того, чтобы каждая женщина чувствовала себя уютно в твоих руках? - поинтересовалась она, пытаясь не покраснеть и чувствуя, что все-таки краснеет.
        Он усмехнулся и притронулся губами к ее уху. Волосы Лайлы были разделены на пробор сбоку. Тайлер скользнул по нему пальцами и отодвинул пряди в сторону.
        - В идеале я держу тебя достаточно близко, чтобы ты не спотыкалась, - прошептал он, легко проведя рукой по ее талии, чтобы показать, как именно, - но достаточно далеко, чтобы это оставалось в рамках приличий. - И снова он широко расставил пальцы у нее на талии, демонстрируя нужную дистанцию между ними. - И все-таки... - сказал он и замолчал, так как она чуть-чуть подалась назад, чтобы заглянуть ему в глаза.
        - Все-таки?
        - Сегодня у нас не урок танцев. Это урок другого рода. Для жаждущих зрителей, - закончил он, кивнув в сторону берега. - Я должен обнять тебя покрепче. - И притянул ее к себе. Ее губы оказались в дюйме от его губ.
        Лайла напомнила себе, что это просто спектакль, но все-таки закрыла глаза. Она старалась не думать, каково было бы танцевать с ним каждый вечер, быть его избранницей. Глупые мысли, когда он ясно сказал, что никогда не женится. Она просто подруга на один вечер, и то только потому, что он старается ей помочь. Если она откроет глаза, то чудесный сон исчезнет, поэтому Лайла их не открывала. Тайлер кружил ее в танце, а она упивалась радостью полета в его объятиях, близостью его тела.
        Музыка прекратилась, и он медленно отпустил ее.
        - Спасибо, - сказал Тайлер нетвердым голосом.
        Интересно, о чем он думал, пока они танцевали? Может, о женщине, с которой вот так же когда-то танцевал и на которой женился?
        - Ты благодаришь меня? Я, танцуя с тобой, почувствовала, что парю, лечу, словно птица. Спроси я всех женщин, с которыми ты танцевал, все они, я уверена, были благодарны тебе за мастерство. - Она присела перед ним в элегантном поклоне. - Благодарю вас, мистер Уэстлейк. Сегодня я переживаю множество новых ощущений. Мое первое плавание на яхте, первый обед на палубе, первый танец без счета шагов и постоянного отлавливания ног партнера.
        - Не может такого быть, - покачал он головой и недоверчиво улыбнулся.
        - Гм, - пробормотала Лайла, сморщив носик. - Это еще что. Да я некоторым ломала кости, и не таким парням, Тайлер Уэстлейк, - сказала она.
        Последнее она произнесла чуть громче и сразу испугалась, что на берегу могли ее услышать. Но он мягко приложил руку к ее губам.
        - Ого, теперь они подумают, что я сделал что-то не то и ты грозишь мне расправой. Как же нам исправить положение?
        - Я бы не хотела, чтобы кто-нибудь решил, будто ты меня напугал или обидел, - сказала она тихо и, не думая, насколько смел и нехарактерен для нее этот поступок, обхватила его за шею и притянула к себе его голову.
        Их губы встретились. Один, второй раз. Он наклонил голову и захватил ее губы более властно. Она прильнула к нему.
        Тайлер поднял ее на руки, медленно закончил поцелуй и отнес на скамью.
        Пока они танцевали, разговаривали и целовались, в небе зажглись мириады звезд.
        - Нам нужно больше времени, - прошептал он хрипло. Лайла понимала: он имеет в виду, что надо больше времени, чтобы сделать этот романтический эпизод еще более убедительным для зрителей, но ей хотелось больше времени для того, чтобы вот так побыть с ним наедине.
        - Покажи мне звезды, - отозвалась она тоже шепотом.
        Он молча кивнул, накинул ей на плечи свой пиджак и обнял ее.
        - Вон Геркулес, - сказал он. - Он воин, охотник. И ему есть на кого охотиться в ночном небе. Вот Лев, Гидра - девятиголовая змея, Дракон. - Называя каждое созвездие, Тайлер показывал его.
        - Геркулес удачливый охотник, как ты думаешь? - спросила она.
        - Да, он получает все, к чему стремится.
        Как Тайлер, подумала она. Пожелай он практически любую женщину, он ее получит. Но сначала он должен ее захотеть. И даже в этом случае женщине нужно смириться с тем, что он будет принадлежать ей лишь несколько недель, или несколько дней, или даже несколько часов.
        Этот вечер действительно был романтичным. Но у нее ведь не должно быть романтических мыс-лей о Тайлере.


        - Ух ты, я прямо уморилась, следя за вами вчера вечером, - выпалила Альма, перегнувшись через прилавок. Лайла на четвереньках искала пакеты, которые умудрилась уронить. Я много чего умудрилась потерять за последние несколько дней, напомнила себе Лайла. Разум, здравый смысл, инстинкт самосохранения. Неужели она и вправду сама целовала вчера Тайлера Уэстлейка, хотя он об этом не просил?
        Когда она отыщет эти пакеты, может, сунуть в один из них голову? О чем она только думала?
        - Ай! - пискнула она, наконец найдя пакеты и слишком быстро поднявшись. Голова стукнулась о край прилавка. - Альма, ты что, правда, стояла на пирсе и наблюдала за нами?
        - Ну разумеется! Ты отправилась на яхту с известнейшим плейбоем Восточного побережья и хочешь, чтобы я не волновалась? И не следила за тобой? Почти все, кто сейчас в магазине, прохаживались вчера по пирсу. По телевизору смотреть нечего, сама понимаешь.
        Лайла невольно улыбнулась.
        - Что ж, тогда я рада, что все жители Слоунз-Коув нашли себе развлечение на вчерашний вечер.
        - Ну, я бы не сказала, что все развлекались. Твои братья были готовы вызвать береговую охрану. А кое у кого из женщин был такой вид, словно они ели на обед гвозди. Я думаю, что кто-то из них вполне может пожаловать сюда сегодня утром. Тебе лучше присматривать за своей спиной... и за книгами.
        - Спасибо, Альма.
        Подруга продолжала внимательно ее разглядывать.
        - Тебя что-то еще интересует? - спросила Лайла.
        - Классно было? Лайла улыбнулась.
        - Это было... - На мгновенье книжный магазин и все его посетители исчезли, и она вспомнила, что чувствовала, кружась по палубе, крепко прижатая к груди Тайлера, как его горячие губы проложили огненную дорожку по ее шее, когда он поцеловал ее на прощанье, прежде чем отвести на берег. Подняв глаза, Лайла вновь увидела любопытные лица людей, ожидающих от нее новых подробностей. Внезапно она почувствовала, что не хочет откровенничать, хотя в этом и состояла цель задуманного ими плана.
        Вечер с Тайлером был слишком личным, слишком интимным.
        - Это был вполне приятный вечер, - чопорно произнесла она, на что Альма фыркнула.
        - Прогулка с собакой - это приятный вечер, - проворчала она. - Любимая программа по телевизору - приятный вечер. Целоваться же с Тайлером Уэстлейком - это все-таки покруче. Или парень делает это из рук вон плохо?
        Лайла тут же почувствовала глубокое негодование.
        - Тайлер все делает замечательно, - возмутилась она неожиданно громко.
        Какая-то длинноногая и длинноволосая девица с огненными волосами метнула в Лайлу яростный взгляд и выскочила из магазина. Хорошенькая блондинка многозначительно посмотрела на Лайлу и тоже направилась к выходу. Лайла гадала, насколько хорошо эти женщины знают Тайлера. Не-трудно догадаться, что они ждут своей очереди.
        - На твоем месте я сегодня бы была настороже, - прокомментировала Альма. - Я бы осталась, да надо возвращаться в свой магазинчик, пока продавцы не слопали всю голубику.
        Когда Альма ушла, Лайла вдруг почувствовала себя обнаженной. На нее продолжали глазеть все: и совершенно незнакомые, и те, кого она знала всю жизнь. Всю жизнь она воспитывала в себе чувство самообладания и уверенности в своих силах. Это помогло ей исполнить мечту и открыть книжный магазин. Но сейчас все ее спокойствие улетучилось. Она не знала, что сделать, чтобы выйти из крайне неловкого положения и вернуть прежнюю атмосферу легкости и доброжелательства, царившую в ее магазине.
        Дыши глубже, приказала она себе. Оставайся спокойной. Думай о книгах. Только о книгах. Это твой магазин. Твой дом. Твоя гавань.
        Постепенно волнение ее улеглось. Это ее королевство, и она любит его. Она знает этих людей, своих покупателей, знает их вкусы и потребности.
        Улыбка тронула ее губы. Она направилась к новой покупательнице, которой явно требовалась помощь.
        Кто-то за ее спиной громко откашлялся.
        - Лайла? - Похоже, откашливание оказалось не слишком эффективным. Голос Даррела напомнил что-то среднее между шепотом и скрипом двери. Он отчаянно покраснел, когда она подошла к нему.
        Лайла одарила его сочувствующей улыбкой. Она по собственному опыту хорошо знала, что такое стеснительность.
        - Тебе не нужна помощь, Даррел?
        Он кивнул, потом неловко замотал головой.
        - Да. Нет. Не совсем. Можно с тобой поговорить?
        - Конечно. - Она выжидающе посмотрела на него. - Это... по поводу книги?
        Он наклонился чуть-чуть вперед.
        - Мы могли бы поговорить наедине? - прошептал он.
        Лайла растерялась.
        Кто-то уронил книгу.
        У бедняги был такой вид, словно он сказал что-то ужасное.
        Но он не сказал ничего плохого. Лайла кивнула, мысленно сочувствуя ему.
        - Разумеется. Пойдем в кабинет. - Она повела его в комнату, в которую мало кто, кроме нее, заходил. Именно здесь Тайлер впервые меня поцеловал, мелькнуло у нее в голове.
        Она споткнулась, и Даррелу пришлось отскочить назад, чтобы не налететь на нее.
        - Извини, - сказала она. Он наконец улыбнулся.
        - Ничего. Я и сам бываю неуклюжим. Временами. Она хотела спросить, что ему нужно, но Даррел вдруг выпалил:
        - Ты не сходишь со мной в кино в угу пятницу, Ланла? Я пойму, если ты откажешься, - поспешил он добавить.
        Лайла заморгала. Она глядела на этого робкого мужчину, которого знала всю жизнь, и гадала, как ему трудно было набраться храбрости, чтобы сделать ей такое предложение. Он очень хороший человек. Как раз тот тип мужчины, который бы ей подошел. Тот самый, с которым ей стоило бы познакомиться поближе. Но...
        Никаких «но». Тайлер - это нереально. Он тоже хороший человек, но совершенно недоступен. Тайлер - это звезда завораживающе прекрасная, но недостижимая. Просто скучающий любитель женщин, который решил развлечь себя благотворительностью. Ничего плохого в этом нет, ей хотелось бы...
        Лайла тряхнула головой, отгоняя ненужные в этот момент мысли.
        - Извини. Значит, ты не пойдешь со мной в кино? Ну что ж... - Даррел повернулся, чтобы идти.
        Разве не такого мужчину она ищет? Разве не об этом она говорила Тайлеру? Как она может отступать теперь, когда вот он, ее шанс? Это Тайлер сделал ей подарок. Это его мастерство и его старания заставили Даррела заметить ее.
        - Я пойду с тобой в кино, - сказала она, когда Даррел уже был у двери.
        Он обернулся и посмотрел на нее так, словно она сошла с ума. Затем кивнул.
        - Хорошо. Я заеду за тобой в семь в пятницу вечером.
        Он вышел. Лайла услышала, как звякнул колокольчик входной двери и вслед за этим раздался негромкий гул.
        Лайла широко распахнула дверь и вошла в магазин, где снова наступила тишина.
        Она глубоко вздохнула и сказала:
        - Ну да. Даррел пригласил меня в кино. Теперь мы можем вернуться к нормальной рабочей обстановке.
        Ее слова вызвали усмешки и даже аплодисменты.
        - Прекрасная идея, Лайла, - подала голос миссис Сивер. - Тем более что мы уже на пятнадцать минут запаздываем с заседанием нашего литературного кружка. Это очень мило, что так много молодых людей неровно дышат, когда видят тебя, но, пожалуйста, не будем забывать о книгах. Давайте вернемся в нормальную колею.
        Хотела бы Лайла, чтобы все было так просто. Она отнюдь не чувствовала себя в форме. Интересно, что скажет Тайлер, когда услышит эту новость! Будет рад? Скажет, что на этот раз они достигли цели? Если так, значит, у него не будет больше причин видеться с ней.
        Глубокая боль пронзила ее.
        Слишком много волнений, сказала она себе. Все эти встряски не для нее.
        - Давайте начнем. - Лайла подождала, когда остальные члены кружка рассядутся, взяла книгу и начала читать.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Тайлер открыл дверь магазина и удивился.
        Нм посетителей, ни претендентов на руку хозяйки. Не было слышно даже мягкого шелеста страниц.
        Лишь тихий, нежный голос Лайлы, сидящей в окружении примерно двадцати женщин, которые, затаив дыхание, слушали ее чтение.
        Услышав позвякивание дверного колокольчика, она подняла глаза. На секунду их взгляды встретились, она улыбнулась и кивнула.
        - Лайла, что было дальше? - спросил женский голос.
        - Да, пожалуйста, не останавливайся на самом интересном месте, - потребовала одна пожилая дама. Она взглянула на Тайлера. - Мистер Уэстле присаживайтесь. У нас сейчас кружок литературного чтения. Послушайте. Лайла вскинула глаза.
        - Э... я не думаю... Тайлер, это недолго. Правда, только...
        Тайлер улыбнулся.
        - Я с удовольствием послушаю. Никогда раньше не принимал участия в таком мероприятии.
        Голубые глаза озабоченно сощурились, но она не сказала «нет». И продолжила чтение.
        Тайлер пробрался в круг женщин к свободному , стулу и сел.
        - Читает она великолепно, - прошептала одна из членов кружка.
        Тайлер был с ней согласен.
        - «Ветер трепал платье Далии, хлопая им по лодыжкам, и ей нравилось прикосновение шелка к ногам. Это было ее первое длинное платье, ее первый танец, первый раз, когда ей было позволено кружиться в объятиях мужчины под завораживающую музыку, и она наслаждалась каждой секундой...»
        Это был рассказ о первой и запретной любви. Голос Лайлы звучал взволнованно и страстно. Когда сердце героини было разбито, в ее голосе зазвучали непролитые слезы. Когда герой понял, что потерял женщину своего сердца, и отчаялся вернуть ее, в интонациях Лайлы послышалось отчаяние.
        Тайлер подался вперед, поражаясь, как сильно хочется ему опуститься на колени у ног этой маленькой женщины. Слушать ее проникновенное чтение было все равно что смаковать вкус теплого шоколада, ощущать, как медленно он растворяется на языке. Желание продлить этот момент Тайлер мог бы сравнить с чувством, охватывающим мужчину, когда он, занимаясь любовью с женщиной, подгоняет себя к завершению блаженства и в то же время желает удержать это ощущение как можно дольше. Слушая Лайлу, он упивался видом ее светло-голубого платья, длинных, изящных пальцев, держащих книгу, ее голосом, щекочущим нервы и воображение.
        Когда Лайла закончила, сидящая рядом с ним женщина глубоко вздохнула. Лайла сидела, не поднимая головы, она чувствовала себя обессиленной.
        - Лайла, - проговорил он мягко, - посмотри на меня, мой ангел.
        Женщина справа похлопала его по руке.
        - Не волнуйтесь, дорогой. Через пару секунд она придет в себя. Лайла - настоящий мастер художественного слова. Мы, конечно, могли бы и сами прочитать эту книгу, но это было бы совсем не то. Наша Лайла переживает все вместе е героями, живет жизнью героев книги.
        Он это и сам видел.
        Лайла глубоко вздохнула, подняла голову и улыбнулась.
        - Я вернулась, - сказала она с усмешкой. - Прошу прощения. Я старалась сделать это запоминающимся.
        Он покачал головой.
        - Из тебя могла бы выйти прекрасная актриса.
        - Из меня? О нет. Моей смелости хватает только на узкий круг друзей и соседей. И большое значение; конечно, имеет язык произведения. - Она посмотрела на книгу и любовно погладила обложку. - Этот рассказ как раз из тех, которые хочется исполнять.
        Тайлеру удалось выдавить улыбку.
        - Давай согласимся, что у нас разные мнения на этот счет. Дело не только в книге. Ты можешь пойти пообедать? - предложил он. - Можешь оставить магазин ненадолго?
        - Натали, - позвала она.
        - Заметано. Нет проблем. Конечно, иди, - ответила Натали.
        Они вышли из магазина и пошли по улице, держась за руки. Тайлеру нестерпимо хотелось погладить пальцем ее ладонь, но он заставил себя сдержаться, боясь обжигающего ощущения, охватывающего его всякий раз, когда его кожа соприкасалась с ее.
        - Тихое спокойное утро? - небрежно поинтересовался он.
        Она усмехнулась.
        - Гм, ты, наверное, заметил, что сегодня в магазине немного напряженная атмосфера.
        - Братья?
        - Вообще-то нет, хотя, я уверена, они тоже появятся рано или поздно. Было много перешептываний о том, чем мы с тобой занимались вчера вечером. Никто, разумеется, не догадывался, что я все слышу.
        - Разумеется. - Он наклонился к ней. - Доброе утро, Лайла, - сказал он, целуя ее в ушко.
        Она резко втянула воздух и виновато взглянула на него.
        - Полагаю, мне уже надо тебе сказать, что больше нет необходимости это делать.
        Нечто похожее на сильнейшее разочарование больно кольнуло его.
        - Нет? - осторожно переспросил он.
        - У меня свидание в пятницу вечером.
        Нет, это не разочарование. Разочарование - это гораздо мягче. Это что-то такое, от чего сжимает грудь и становится трудно дышать.
        - С Айвери, как я понимаю, - выдавил он из себя, надеясь, что это прозвучало одобрительно. Лайла покачала головой.
        - Не с Айвери. Он пока не приходил. Пригласил мёня в кино Даррел.
        - Ясно. - Кино. Звучит просто. И банально. То, что делают все. Подростки ходят в кино. Там темно, можно сесть поближе и пошептать что-нибудь на ушко подруге. Там можно прикоснуться к девушке, если настроение соответствует. - Ну что ж, это хорошо, - сказал он, надеясь, что его улыбка выглядит искренней. - Ты сказала, он хороший человек?
        - Он очень хороший человек, - заверила Лайла. - И... я думаю... более глубокая натура, чем я полагала.
        Протяжное «не-е-ет» зародилось где-то в глубине, грозясь вырваться наружу. Но он уже давно научился подавлять эмоции и не показывать своих истинных чувств. Он прекрасно умеет отодвигать желания на задний план, когда это необходимо. А сейчас нужно воспользоваться уроками юности.
        И на этот раз не только для того, чтобы защитить себя. Чтобы защитить ее, что во сто крат важнее.
        - Я счастлив за тебя, Лайла, - сказал он и осознал, что так оно и есть. Тот факт, что он несчастлив, не в счет. У него нет ничего, - что он мог бы предложить, ничего, что действительно хотел бы дать. Это хорошо. И правильно. - Вот видишь, мой ангел, все они просто ждали, когда ты расправишь крылья и подашь им знак, что можно подойти поближе.
        Она остановилась и улыбнулась, глядя на него. Нежная, несмелая и чуть смущенная улыбка.
        - У меня никогда не было подобных отношений ни с одним мужчиной, не считая родных, - призналась она. Лайла взяла его руки в свои и опустила глаза. - Если бы только я могла узнать тебя по-настоящему, когда мы были детьми...
        Это было бы ошибкой, Если б он узнал ее, он бы ее захотел, а его мать была права, когда сказала, что их семье не следует водиться с местными. И все-таки ему хотелось того же, что и ей.
        - Я буду очень рад видеть, что ты нашла то, что искала, - сказал он мягко. - Пообедаем? Может быть, у океана?
        Она улыбнулась.
        - С удовольствием. Заодно расскажешь мне, как продвигаются дела с ремонтом дома. Он сдержанно кивнул.
        - А ты расскажешь об этом парне, с которым собираешься в пятницу в кино. Лайла закатила глаза.
        - Я слышу голос братьев Остин.
        - Лайла, - усмехнулся Тайлер, - я же защищаю свои собственные интересы. Если я проиграю пари, то буду убирать мусор на Мэйн-стрит.
        В этом была доля правды. Он защищает свои интересы, поскольку считает, что будет счастлив, если будет счастлива она. Он хочет, чтобы она нашла самого достойного мужчину.
        Даррелу Хойну лучше обращаться с ней должным образом, иначе, черт побери, он сильно пожалеет.


        Лайле хотелось как можно скорее добраться до дома Тайлера. Последние два дня она сосредоточенно изучала все, что было связано с историей Слоунз-Коув. Ей удалось найти кое-что интересное. И теперь ей не терпелось поскорее поделиться этим с Тайлером.
        Должно быть, это было заметно. Утром Натали раз пять спрашивала, не выпила ли она слишком много кофе. Она едва дождалась закрытия магазина.
        Теперь она на пути к дому Тайлера. Сегодня он не звонил и не заходил. Почему-то ей вспомнилось, как она, четырнадцатилетняя тихоня, сидела на крыльце своего дома в надежде, что Тайлер пройдет мимо. Такое случалось редко, и даже когда случалось, у нее не хватало смелости сказать «привет», но она все равно ждала.
        Теперь она больше не ждет. Она... она просто дура.
        Нет, не дура, решительно возразила она себе. Он попросил помочь ему, и я помогаю. Это совсем другое. Кроме того, я уже не в том возрасте, чтобы лелеять девичьи мечты. Мы с Тайлером из разных миров, хотим разного, а я к тому же иду сегодня на свидание с Даррелом. У нас с Тайлером чисто деловые отношения.
        Эта мысль несколько успокоила ее, по крайней мере до тех пор, пока она не подъехала к дому Тайлера, который стал еще красивее практически за одну ночь.
        - О бог мой! - воскликнула она, выйдя из машины и шагая по выложенной камнем дорожке к входной двери. Рабочие - декораторы, плотники - работали повсюду. Она распахнула дверь и вошла в дом. Запах краски, лака и свежеструганного дерева защекотал ноздри. Яркий солнечный свет заливал гостиную, уже оклеенную кремово-голубыми обоями.
        Первым побуждением было окликнуть Тайлера по имени, как жена, пришедшая домой, но она одернула себя. Она здесь посетитель, посторонняя, как и раньше.
        - Извините, - обратилась она к одному из проходивших мимо рабочих. - Мистер Уэстлейк здесь? Мужчина усмехнулся.
        - Тайлер? - переспросил он.
        Когда она кивнула, он сложил ладони чашечкой у рта.
        - Эй, Тай, тут к тебе какая-то красотка. Хочешь сам заняться или это сделать мне? - Он подмигнул Лайле.
        Лайла заморгала. Она услышала смех и, подняв глаза, увидела Тайлера, высокого, сильного, зеленоглазого, спускающегося по лестнице.
        - Держись подальше от моей женщины, Роджер, не то я уволю тебя.
        Не успела Лайла ошеломленно повернуть голову, как Роджер зычно расхохотался.
        - Не обращайте на него внимания, мисс. Это наша с Тайлером старая шутка. Все леди мира делятся на два лагеря. Либо «его женщина», либо «моя женщина», зависит от того, кто первый ее увидит. Просто игра, в которую мы играем с тех пор, как Тайлер нашел меня. Мне было шестнадцать, и я пытался защитить женщину на двадцать лет старше меня от шайки головорезов. Я тогда закричал, чтобы они держались подальше от «моей женщины». Тайлер разогнал нападавших, нашел для женщины укрытие, а мне оказал медицинскую помощь, так как один из бандитов здорово отмолотил меня. Это просто ностальгия по тем временам, Ничего похожего на неуважение, вы понимаете, мисс?
        Лайла не могла не рассмеяться.
        - Не слушай этого пустомелю, Лайла, - усмехнулся Тайлер. - Я бы ни за что не нанял его, если бы он не был таким хорошим плотником. Лайла Остин, а это Роджер Квинлан.
        Мужчина протянул руку и широко улыбнулся.
        . - А, так вы та самая мисс Остин, о которой я наслышан. Покорительница сердец из книжного магазина.
        Роджер Квинлан, должно быть, большой шутник, если называет ее покорительницей сердец. Но Лайла уверена, что рассказанная им история знакомства с Тайлером - истинная правда. Она с радостью пожала его руку.
        - Приятно познакомиться, мистер Квинлан, хотя не думаю, что в последнее время покорила чье-либо сердце. Я просто продаю книги и пришла поговорить с Тайлером кое о чем, касающемся его дома.
        Мужчина тут же приложил руку к сердцу.
        - О, вы ошибаетесь, мисс Остин. Если это единственное, зачем вы пришли, мое сердце навек раз-бито. Я опять проиграл Тайлеру и его дьявольским зеленым глазам.
        Тайлер спустился с лестницы и похлопал своего друга по спине.
        - Ты растрогал меня до слез, Роджер. Мне страшно жаль, что я украл у тебя Лайлу, но она моя, ничего не поделаешь. Только моя. Идем, мой ангел. - Он протянул руку.
        Каким бы милым ни был Роджер Квинлан, Лайла с готовностью вложила свою ладонь в руку Тайлера и пошла за ним по лестнице в небольшой кабинет на втором этаже.
        Когда он выдвинул стул и жестом предложил ей сесть, она с удивлением оглядела комнату, которая еще неделю назад была мрачной и запущенной. Теперь она сверкала чистотой и была обставлена мебелью из вишневого дерева, поблескивающей в лучах льющегося в окна солнечного света.
        - Как тебе удалось сделать так много за такой короткий срок? - поинтересовалась она, с любопытством разглядывая изысканную мебель.
        Он пожал плечами.
        - Людские ресурсы. Много людских ресурсов. Остальное легко. Потому что все это - краску, обои, обстановку определенной эпохи - можно достать, если знать, где искать. А это как раз то, на чем я специализируюсь. Я решил - ну, скажем, я надеюсь - ускорить реконструкцию и поскорее закончить.
        Он смотрел на нее, но глаза его ничего не говорили.
        - Тебе нужно куда-то спешить? - Она тут же пожалела, что не смогла скрыть расстройство в голосе.
        Тайлер подошел ближе, потом сделал шаг назад. Наконец он слегка улыбнулся и поднял руки ладонями вверх.
        - Было бы несправедливо по отношению к моему брату затягивать работу дольше, чем необходимо. Им с женой хочется поскорее переехать.
        Конечно. В этот раз он же приехал сюда не на каникулы, и помощь ей, вероятно, нарушает его расписание. Она хотела сказать ему еще раз, что больше не нужно ей помогать. В самом деле, чем больше времени она с ним проводит, тем более болезненно это для нее. Вроде позавчерашнего поцелуя или того, что она постоянно видит его улыбку и во сне и наяву или что начинает сравнивать с ним других мужчин. Все это глупости, и за годы занятая бизнесом она научилась поощрять в себе прагматика и подавлять мечтателя.
        - Тебе нужно закончить дела как можно быстрее. Разумеется, - тихо сказала она. - Я... в общем, я принесла кое-что, имеющее отношение к твоему делу. Нашла это вчера вечером. - Она достала из портфеля небольшую красную книжицу. Одна страничка была заложена красной лентой.
        Он взял у нее книгу, прочитал отмеченный ею отрывок и улыбнулся.
        - Где, скажи на милость, ты это раздобыла? Лайла пожала плечами.
        - У меня пунктик насчет старых дневников. Этот принадлежал одной из местных жительниц, считавшей за великую честь служить у Уэстлейков. Как видишь, уже тогда к членам твоей семьи в Слоунз-Коув относились как к особам королевской крови.
        - Поэтому она потратила три недели на то, чтобы решить, какой из любимых продуктов моей прабабушки положить в пирог: кокос, грецкий орех или шоколад. Интересно, что она выбрала?
        - О, она выбрала шоколад. Что-то вроде пудинга. Там есть и другие записи, которые могут тебе пригодиться. Твоя прабабушка назвала блюдо «терпимым», что женщина сочла за комплимент. Я подумала, что ты, возможно, захочешь выставить эти отрывки из дневника, и приберегла их для тебя.
        - Ты настоящее сокровище, Лайла. Но я не могу просто так взять у тебя один из дорогих твоему сердцу дневников.
        Она вздернула подбородок.
        - Ты ведь не собираешься нанести мне оскорбление, предложив за него плату? Это моя вещь, и я вправе решать, оставить ее или отдать. Ты полагаешь, я возьму у тебя деньги после того, как ты уделил мне столько своего времени и внимания, помогая самой найти мужа?
        Он резко втянул воздух.
        - Я бы сказал, проблема как раз была в том, что слишком многие мужчины желали тебя заполучить.
        Она поборола внезапный порыв наклониться ближе, слушая его низкий голос. Ему прекрасно известно, какая ситуация была тогда и какая сейчас. Это только в последние дни мужчины начали интересоваться, что кроется за внешностью хорошо знакомой им женщины. Именно умело разыгранный интерес Тайлера пробудил их интерес. Может, он и не видел в этом большой своей заслуги, но она-то знала!
        - Я хочу, чтобы ты взял дневник, - настойчиво повторила она. - И это тоже, если заинтересуешься. - Она достала из папки кремовый лист красиво оформленного пергамента, на котором был напечатан рецепт шоколадно-кокосового торта с ореховым кремом.
        - Что это?
        Лайла почувствовала, что краснеет.
        - Я попросила сестру составить его. Это рецепт для твоего ресторана. Елена - непревзойденный кулинар. Она справилась с этим за один вечер. Я просто подумала, что тебе нужно что-то... уникальное для твоего уникального ресторана. А поскольку, я полагаю, с этих пор мы не будем часто видеться... то есть я имею в виду, что ты уже выполнил свою часть договора, я и решила отдать тебе это сейчас. В качестве благодарности за твою помощь.
        Она не могла оторвать взгляда от этих зеленых глаз. Желание прильнуть к нему было слишком сильным, потребность поцеловать его еще раз - такой пугающе реальной. Лайла опустила глаза на свой портфель.
        - Лайла... - Его голос ласкал ее. Тайлер скользнул длинными пальцами по ее щеке и приподнял голову девушки, заставляя посмотреть на него. Он молча наклонился и коснулся ее губ своими. Просто нежнейшее прикосновение.
        Страстное желание нахлынуло на нее.
        - Спасибо, - прошептал он и поцеловал ее снова. - Мне известна репутация твоей сестры. Она легенда в своей области. Это нечто совершенно особенное. Как и ты, Лайла.
        Она приоткрыла губы, и на короткое мгновенье он прижал ее к себе. Потом так же быстро отпустил.
        - Спасибо, - повторил он, и ей на миг показалось, что он благодарит ее за поцелуй. Разумеется, она тут же поняла, что ошиблась. Тайлер целовал сотни женщин. Она уверена, это женщины благодарны ему, а не наоборот.
        - Пожалуй... пожалуй, мне пора, - сказала она, чтобы скрыть внезапную неловкость.
        - Ах да, сегодня же пятница. Тебе надо приготовиться к свиданию, - согласился он, будто только что вспомнил. - Что ты наденешь?
        Она еще не решила. Да она даже и не думала о своем свидании с Даррелом, за что почувствовала себя виноватой. Она постоянно думала о Тайлере.
        Лайла пожала плечами:
        - Какую одежду?
        - У меня замечательная идея, подъеду к шести. Можешь показать мне. Я неплохо разбираюсь в женской одежде.
        С этим он еще раз поцеловал ее, погладил пальцем щеку и повел к двери. Только после того, как он проводил ее до машины, усадил, закрыл дверцу и она благополучно выехала на дорогу, ее мозги вышли из ступора.
        Сегодня вечером она идет на свидание, и Тайлер Уэстлейк собирается помочь ей одеваться. Что-то в этой картинке было определенно не так.



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Когда вечером Лайла вышла из спальни, Тайлер ощутил горько-сладкое томление и нечто напоминающее досаду. Одетая в ярко-розовое, с золотистыми волосами, лежащими на плечах, она была удивительно хороша, слишком красива для любого поклонника, даже такого «хорошего», как Даррел.
        - Ну как... ничего? - спросила она, глядя на широкий пояс своего льняного платья. Прямая юбка прикрывала колени. Яркий цвет платья прекрасно оттенял белизну кожи.
        Тайлер одобрительно кивнул.
        - Идеально. Ты само совершенство, - сказал он немного хрипловато, когда она подошла к нему. - Только один маленький штрих.
        Она вопросительно вскинула глаза.
        - С твоей внешностью все в порядке, - заверил он, - просто давал сделаем вот так.
        Он протянул руку и застегнул верхнюю пуговицу на вороте платья, ту, которая обычно бывает расстегнута. Он обхватил подбородок девушки ладонью, стирая большим пальцем тонкий слой бледно-розовой помады, в попытке сделать ее губы не такими манящими.
        Лайла провела пальцем по строго застегнутому воротнику.
        - Он не собирается набрасываться на меня, Тайлер.
        - Пусть только попробует - и не доживет до утра.
        Он любовался ею, пытаясь увидеть ее глазами мужчины, как если бы это было их первое свидание. Губы ее были слегка приоткрыты, глаза сияли. На месте Даррела он бы постарался сделать так, чтобы эти глаза загорелись страстью.
        Тайлер с шумом втянул воздух и провел рукой по волосам.
        Лайла выглядела несколько неуверенной, словно догадывалась, о чем он думает. Может быть, он чересчур близко наклонился? Или слишком долго смотрит на ее рот? Почему он ведет себя как школьник, никогда еще не целовавший женщину?
        - Я, пожалуй, пойду, - пробормотал он, но не шелохнулся.
        Она посмотрела на него, затем сказала:
        - Даррел несколько робок. Увидев тебя здесь, он может стушеваться.
        Тайлер улыбнулся уголками губ. Робкий - это хорошо.
        - Приятного вечера, дорогая, - прошептал он и покинул дом.
        Полтора часа спустя он понял, что пялится на одну и ту же страницу книги вот уже десять минут.
        Его мысли были далеки от истории штата Мэн. Они пребывали в кинотеатре, рядом с Лайлой и ее поклонником. Он надеялся, Даррел держит свои руки там, где им и надлежит быть. То есть в коробке с попкорном.
        - Черт, возьми себя в руки, Уэстлейк. У тебя нет на нее никаких прав. - Он снова бросил взгляд на часы. В конце концов Тайлер отшвырнул книгу, спустился по лестнице и сел в машину.
        Лайла не поблагодарит его за это, но он все равно съездит к ее дому. Не доезжая полквартала, он остановился и стал ждать.
        Проклятье. Фильм должен был закончиться еще полчаса назад. Может, даже сорок пять минут назад. Где же, черт возьми, они? Варианты таковы, что он даже не хотел о них думать. .
        Наконец он услышал шум машины. Пару секунд спустя Даррел остановил свою тачку перед домом Лайлы. Прошло еще несколько секунд. Потом еще. Затем Лайла вышла, помахала на прощанье и направилась к своему крыльцу, а ее ухажер укатил прочь.
        Злость и раздражение охватили Тайлера. Девушка еще на крыльце, в темноте, а этот болван даже не дождался, когда она благополучно войдет в дом.
        - Он свинья, детка, - прошептал Тайлер, продолжая сидеть в машине, - если даже не проводил тебя до двери и не убедился, что ты в безопасности.
        Тайлер ждал. Он видел, как Лайла достала ключи и вошла в дом. Загорелся свет. Только тогда он уехал. Впервые за весь вечер он вздохнул с облегчением, хотя и понимал, что неприятности еще впереди. Он не может ей указывать, с кем встречаться.
        На обратном пути Тайлер встретился с Биллом Останом. Тот поглядел на него, слегка улыбнулся, развернул машину и направился домой.
        Тайлера застукали Шпионящим за Лайлой. Он ничем не лучше ее братьев. Забавно, но он ни капли не чувствовал себя виноватым.
        Эта женщина толкает мужчин на такие поступки, которых они обычно не совершают. В этом все дело. А завтра и она об этом узнает, потому что он намеревается поговорить с ней о Дарреле. Он обещал Лайле помочь найти своего мужчину, но разрази его гром, ёсли он отдаст ее недостойному кандидату.


        - Можно подумать, что сегодня Рождество, - пробормотала Лайла себе под нос, проскользнув в кладовую, чтобы пару минут отдохнуть от столпотворения в книжном магазине следующим утром.
        Час за часом люди входили, глазели на нее выжидающе и улыбались. Как будто она собирается устроить пресс-конференцию по поводу своего вчерашнего свидания.
        Впрочем, это вполне можно было сделать. Даррел хороший человек. Вечер прошел замечательно. Фильм был неплохой. А потом вечер закончился. Ничего волнующего. Ни обмена мнениями, ни неожиданных происшествий, просто приятное кино и приятный спутник. А если она смотрела на него и гадала, почему ее сердце не бьется быстрее, это просто глупость с ее стороны. Подобное случается только в романах.
        Даже если она и встретила мужчину, который оказывает на нее такое действие.
        - Он неподходящий мужчина, - твердо сказала она себе. И сейчас неподходящее время думать о Тайлере. Покупатели, нуждающиеся в ее внимании, были, есть и будут. Тайлер же, напротив, очень скоро уйдет из ее жизни. Мужчины вроде Даррела - вот ее реальность. Лучше поскорее смириться с простыми дружескими чувствами, если это единственное, что ее ожидает.
        Лайла толкнула дверь кладовой и вышла в переполненный зал.
        - Лайла, детка, у тебя здесь есть классные вещицы, - сказал Джо Роллинз, показывая ей историю гарема. - Думаю, нам надо с тобой как-нибудь встретиться и поболтать о книгах.
        Она слабо улыбнулась и прошла дальше.
        - Лайла, насчет ланча. Нам надо встретиться и обговорить финансы. - Это был Айвери. - Я знаю одно замечательное тихое местечко в Эллсуорте. Как насчет... - он вытащил еженедельник и полистал страницы, - следующего четверга?
        Ей стало смешно, что он планирует ее, как клиента, но она не засмеялась. Айвери симпатичный. Он занятой человек и хочет как лучше. Он из тех мужчин, чью кандидатуру ей следует тщательно обдумать.
        Лайла сделала глубокий вдох и промолвила:
        - Это было бы замечательно, Айвери.
        Какая-то высокая длинноногая блондинка подмигнула Айвери, он покраснел и уронил еженедельник. Женщина наклонилась к Лайле.
        - Эй, крошка, ты случайно не знаешь, будет сегодня Тайлер в городе, а? Я неровно дышу от этого парня, и теперь, когда ты ушла со сцены...
        В тот же миг Лайла почувствовала, как собравшиеся в магазине придвинулись, смыкаясь вокруг нее плотным кольцом, и поняла, что что-то не так. Обычно она любила, когда в магазине многолюдно, обожала обмениваться шутками с покупателями, но это не было обычным подшучиванием.
        - Извините, но я не знаю, где Тайлер и будет ли он в городе, - ответила девушка.
        - Хорошо. Просто проверила. Пойду поищу его в другом месте. Мой отпуск почти закончился, и нельзя даром терять время. Нельзя проворонить такие губы.
        Вот тут она права. Возможно, теперь, когда мужчины заметили ее, Тайлер исчезнет из ее жизни. Почему же она старается найти причину, чтобы удержать его?
        Потому что она ничем не лучше этих женщин, вынуждена была признаться себе Лайла.
        - Лайла? - Филипп Эддисон, который работал в комитете по торговым делам, наклонился ближе и вернул ее к действительности.
        Она подняла на него глаза.
        - А, привет, Фил. Чем могу быть полезна? Он улыбнулся.
        - Ты выглядишь издерганной. Но тебя я не виню. Хотя хорошенькую суматоху ты тут устроила. Слишком много мужчин? Но и их, знаешь ли, нельзя винить, - тихо добавил он. - Ты всегда казалась такой поэтичной, недосягаемой, прямо святая, да и только.
        А теперь все увидели, что ты из настоящей плоти и крови, а большинство мужчин совсем не прочь вкусить плоти и крови. Включая и меня.
        Лайла заморгала и постаралась привести мысли в порядок. Фил дергал ее за косички, когда ей было восемь лет. Он научил ее первому плохому слову, из-за чего ей тогда здорово влетело.
        - Не беспокойся, - сказал он со смешком и подмигивая. - Я дождусь, когда ажиотаж уляжется, а потом приглашу тебя. Научу тебя еще нескольким грязным словечкам. А может даже, и кое-каким штучкам, которых Уэстлейк не знает или которые еще не успел тебе показать.
        Глаза Лайлы расширились, когда до нее дошло, что Фил Эддисон предлагает ей.
        Подобная нелепость немного подняла ей настроение, и она улыбнулась.
        - Как тебе не стыдно, Фил, - шутливо погрозила она ему пальцем. - Если не будешь вести себя как следует, я в конце концов расскажу твоей маме, что это ты научил меня ругательствам, которые я знаю, и она надерет тебе уши.
        Фил усмехнулся и пожал плечами.
        - Ну что ж, попытка не пытка. Уверена, что не хочешь показать мне стриптиз?
        Его вопрос прозвучал, когда в магазине наступило затишье. Все, казалось, разом повернулись и уставились на них. Стало так тихо, что Лайла слышала, как кукуют часы с кукушкой в лавке напротив.
        В эту тишину вошел Тайлер, за ним по пятам следовала блондинка.
        Какая-то напористая брюнетка вышла вперед, окинув блондинку оценивающим взглядом.
        - Ну, Тайлер, ты как раз попал на самое интересное. Вон тот парень, - она указала на Фила, - только что попросил твою подругу показать ему стриптиз. Класс, а?
        Все присутствующие ахнули. Фил поперхнулся смешком. Лайла закатила глаза к небу. Брюнетка с блондинкой приняли боевую стойку, оглядывая друг друга. Лайлу позабавило, что Фил явно заинтересовался намечающейся потасовкой между дамами Тайлера.
        Однако Тайлера ситуация, похоже, совсем не забавляла. Он слегка улыбался, но его глаза потемнели и метали молнии.
        - У меня есть к тебе один вопрос по поводу дома, - обратился он к Лайле. - Боюсь, ты единственная, кто может мне помочь.
        Он протянул руку.
        Какая же она дура, обругала себя Лайла. Если она сейчас позволит себе вложить свою ладонь в его, то вновь почувствует дрожь и томление. Боль стиснула грудь, когда она напомнила себе, что интересует Тайлера только как друг. С каждым днем он становится все больше похож на ее братьев: заботится о ее благополучии, как заботятся о благополучии ребенка.
        Он повел ее к своей машине, и она позволила ему это. Потом усадил внутрь, и она позволила и это.
        Но когда он, проехав немного, остановился на уединенном отрезке шоссе и повернулся к ней, она вскинула на него глаза.
        - Не отчитывай меня за Фила Эддисона. Он не имел в виду ничего дурного. Просто он такой. Завтра попросит какую-нибудь другую девушку показать ему стриптиз. Может, даже уже сегодня. Это совершенно ничего не значит.
        Тайлер искоса взглянул на нее.
        - Означает ли это, что тебя не шокирует его предложение и ты даже не прочь его принять?
        Его бровь была приподнята, как всегда, когда он поддразнивал ее, но взгляд был напряженным. Она хотела, чтобы он улыбнулся. Почему-то ей казалось очень важным, чтобы он улыбнулся именно сейчас. Неужели она становится такой же, как те женщины, что посвящают свои отпуска погоне за Тайлером? И интересно, откликнулся бы Тайлер на их призыв, если бы не нянчился с ней?
        Внутри у нее всколыхнулся протест. Но нельзя допустить, чтобы Тайлер догадался, что, помогая ей, он заставил ее желать того, чего не может дать. Он только расстроится и будет чувствовать себя виноватым. Нужно продолжать разговор в более непринужденной манере.
        - Гм, собираюсь ли я принять предложение Фила насчет стриптиза? - переспросила она, словно и в самом деле обдумывала вопрос. - Фил милый, но совсем не умеет хранить секреты. Думаешь, я хочу, чтобы все в городе болтали о моей татуировке на внутренней стороне бедра?
        Тайлер заморгал. Его глаза потемнели и еще больше сузились.
        - У тебя есть татуировка на внутренней стороне бедра?
        Она покачала головой и улыбнулась, протянув руку, чтобы погладить его щеку.
        - Нет, но, если бы была, Фил бы всем рассказал. Поэтому, думаю, я откажусь.
        - А что, если бы он предложил что-то другое, более существенное, чём забраться в его постель? Ей-богу, парень выглядел довольно заинтересованным.
        - Не смеши меня. Я знаю его всю жизнь.
        - Он видит тебя в новом свете.
        Она кивнула.
        - Над этим стоит подумать. Фил очень милый парень, Тайлер. Со временем он может стать кому-то хорошим мужем. И несмотря на его привычку подшучивать и болтать всякие глупости, я его не боюсь. Он добрый приятель.
        Тайлер застонал и теснее прижался щекой к ее ладони.
        - Поверь мне, Лайла. Я знаю таких мужчин, как он. Я сам такой. Он не для тебя. Я начинаю думать, что наш план был неудачной идеей.
        У нее перехватило дыхание.
        - Ты жалеешь о том, что помог мне? - О времени, что мы провели вместе, хотела она сказать.
        - Если бы я тебе помог, то не жалел бы, но я лишь причинил тебе боль и неприятности... Лайла, я совершил в своей жизни много ошибок, я был плохим семьянином. Так считала моя жена, и она была права. Я не лучший кандидат на улаживание сердечных дел.
        - Ты не причинил мне боли.
        - Даррел даже не проводил тебя до двери вчера вечером.
        Лайла широко раскрыла глаза. Тайлер шумно выдохнул.
        - Кто-то должен был убедиться, что ты благополучно добралась домой.
        Не удержавшись от улыбки, она покачала головой.
        - Даррел ничем меня не обидел, Тайлер.
        - Ему следовало быть джентльменом.
        - Он был им.
        - Джентльмен провожает женщину до двери. - Она как будто слышала голос его матери, внушающей ему это. - Это же Слоунз-Коув. Что могло случиться?
        Он протяжно вздохнул и провел пальцем по ее нижней губе.
        - Ты такая наивная, Лайла.
        - Нет, я реалистка.
        - Ты опять собираешься с ним на свидание? - Голос Тайлера был резким и хрипловатым.
        - Вряд ли. Мы с ним просто приятели. Я собираюсь встретиться с Айвери.
        - Банкиром?
        - Да, он нашел «окно» в своем расписании, чтобы мы могли вместе пообедать.
        - Ты заслуживаешь большего. Она покачала головой.
        - Не волнуйся, Тайлер. Я знаю Айвери, он хороший человек.
        - Ты достойна лучшего.
        Лайла рассмеялась. Она всегда считала себя мечтательницей, но выходит, что Тайлер еще больший мечтатель.
        Следует всерьез обдумать кандидатуру мужа к тому времени, как Тайлер покинет город, и, судя по тому, как идет работа, он может исчезнуть так же внезапно, как и в прошлый раз. Ни при каких обстоятельствах она не желает скучать и тосковать, когда он уедет. Нужно поскорее определиться с потенциальным женихом. Пришло время принять решение.


        - Ты же видишь, что ни один из этих парней ее не стоит. - Тайлер закончил свою речь и поглядел на женщину, очень похожую на Лайлу и в то же время совсем другую.
        - Да уж, - хмыкнула Елена. - Забавно слышать эту историю с самых разных точек зрения. Знаешь, ты не первый, кто рассказывает мне, что происходит в магазине Лайлы. Моя сестра, похоже, поставила на уши весь город.
        - Я не хочу видеть, как Лайла вручает свою судьбу недостойному ее парню, - заявил Тайлер, шагнув к окну. Он повернулся и уставился на Елену.
        Она улыбнулась.
        - Что?
        - Ничего. Просто я подумала... интересно, что мужчина, известный в городе как прославленный плейбой, беспокоится о том, что Лайла свяжется с недостойным парнем.
        - Мне известно о подобных типах больше, чем всем остальным! Не сомневаюсь.
        - Ты поможешь? - спросил он. - Я сказал ей, что ни Айвери, ни Фил ей не подходят, но она твердит, что они ее хорошие друзья.
        - Так и есть. Лайла не солгала.
        - Я знаю. Она честная, искренняя, слишком отзывчивая, но слишком доверчивая. Она могла бы иметь любого мужчину. Но это должен быть действительно достойный мужчина, - заявил Тайлер тоном, не допускающим возражений. Это был голос жесткого бизнесмена, и он чувствовал себя немного неловко, что говорит таким тоном с сестрой Лайлы. Но ничего не поделаешь, ситуация серьезная. Она должна это понять. - Так ты поможешь? - повторил он. - Поговоришь с ней?
        - Я могла бы, - ответила Елена мягко, - но вряд ли это что-либо изменит. Мы с Лайлой, конечно, близки, но, как близнецы, всегда старались каждая утвердить свою независимость, иначе нас бы постоянно путали. Лайла выглядит мягкой, она легкоранима, но в ней есть упрямство, которого люди порой не замечают. Она долго решается, но, уж если на что-то решилась, ее с этого не собьешь.
        - Но она могла бы иметь больше, - не сдавался Тайлер.
        - Может быть, она не знает, как выглядит это «больше». У нас маленький городок. Мы все друг друга знаем и привыкли друг к другу. Поэтому некоторых деталей просто не замечаем. Если ты хочешь, чтобы у нее был достойный мужчина, может, стоит показать ей, каким он должен быть?
        - Последний раз, когда я пытался что-то кому-то показать, мы с Лайлой притворились любовниками, и вот к чему все это привело.
        - Так покажи им нечто другое. Покажи ей. Я на твоей стороне. Я желаю ей самого лучшего. И я согласна, Фил, конечно, забавный, но он сделал бы ее несчастной.
        Тайлер заглянул в голубые, немного другого, чем у Лайлы, оттенка глаза и понял, что у него есть верный союзник.
        - Никто не сделает Лайлу несчастной, - пообещал он.
        - Рада это слышать. Что ты собираешься предпринять?
        - Кажется, я собираюсь сделать все возможное, чтобы показать Лайле, чего ей следует искать в мужчине. Собираюсь попытаться преобразиться на время в галантного поклонника.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        На следующий день вечером не успела Лайла переступить порог своего дома, как раздался звонок в дверь. Это был Тайлер. В руках он держал небольшой букет розовых роз. Улыбка его была спокойной и дружеской.
        Лайла сразу же заподозрила неладное. Эти зеленые глаза могут быть смешливыми, заинтересованными, даже сердитыми, но они всегда напоминают женщине о страсти. Сегодня же он был просто рад ее видеть, как был бы рад старый друг.
        - Я подумал, не согласишься ли ты пообедать со мной, если, конечно, свободна, - сказал он, протягивая букет. - Сочту за честь.
        Ее бросило в жар. Она робко посмотрела на него, и на мгновенье ей показалось, что в его взгляде мелькнул след прежней сексуальности, так ему присущей. Но взглянула еще раз и решила, что ошиблась. Он спокойно улыбался в ожидании ответа.
        Она взяла букет.
        - Спасибо. Да, с удовольствием.
        - Еще я хочу попросить тебя почитать мне. В прошлый раз твое чтение произвело на меня неотразимое впечатление.
        - Тайлер, ты в порядке? Хорошо себя чувствуешь? - Лайла потрогала его лоб.
        - Что, нельзя похвалить твое чтение?
        - Конечно, я благодарна, но... но ты сегодня какой-то не такой.
        - Я просто пользуюсь случаем, чтобы еще раз насладиться нашей дружбой. В последнее время мы оба были заняты и не имели возможности почаще встречаться.
        Она кивнула.
        - Да, конечно. Пойду переоденусь.
        Он коснулся ее руки и покачал головой.
        - Не надо. Пожалуйста. Ты и так красива.
        Он галантно предложил ей руку. О таких манерах она читала только в книгах. Разумеется, Тайлер делал подобное не раз, но она не могла припомнить, чтобы он вот так предлагал руку ей. Он всегда брал ее за руку, а иногда даже обнимал за талию.
        Но тогда они ведь играли, напомнила она себе. А теперь уже нет. Теперь они просто. . друзья.
        - Я возьму книгу, - предложила она, но он вытащил свою из кармана пиджака. Она кивнула и взяла его под руку. Ну что ж, прекрасно. Сегодня они будут вместе как друзья. Пообедают и почитают. Это будет даже лучше, чем прежде. Наконец-то она сможет расслабиться в его присутствии.
        Два часа спустя она уже так не думала. Какое там расслабиться! Тайлер вел себя идеально. Никаких взглядов исподволь, никаких ласковых поглаживаний щеки, никаких нежных жестов.
        Она была в отчаянии.
        - Прочти еще один параграф, - попросил он, - а потом я дам тебе отдохнуть. Такое удовольствие слушать тебя.
        Он откинулся на спинку стула, играя ножкой бокала. Она вспомнила день, когда он пробовал вино с ее губ.
        Лайла глубоко вздохнула.
        - «Полевые цветы завидовали ей, - начала она немного охрипшим голосом и прокашлялась. - Нарциссы и тюльпаны красовались в желто-белых нарядах. Они были прелестны, но не прелестнее, чем она...»
        Внезапно она остановилась и нахмурилась.
        - Ты уверен, что эта книга в твоем вкусе, Тайлер?
        Он выпрямился.
        - А почему ты спрашиваешь?
        Наконец-то она нарушила его безмятежное спокойствие. Любезное выражение исчезло. Она улыбнулась, увидев прежнего Тайлера.
        - Ну, ты же знаешь, - начала она, - я провела много времени за книгами. И научилась хорошо разбираться, какая литература кому нравится.
        Его улыбка стала шире.
        - А что бы ты мне предложила? Поделись со мной своим опытом, Лайла. - Оттенок прежней сексуальности почудился ей в его словах. Она заглянула в его глаза, но он заморгал, и все следы чувственности исчезли, уступив место простому любопытству.
        - Тебе? - задумчиво произнесла она. - Определенно что-то связанное с историей. А если говорить о художественной литературе, что-нибудь о морских приключениях с налетом юмора.
        Он кивнул.
        - Ты очень хорошо знаешь вкусы своих покупателей, Лайла. Ты мастер своего дела. Эту книгу я выбрал в основном потому, что описания напоминают мне тебя, и потому, что подумал, что она будет подходящим фоном для этого ресторана и мягкой тональности твоего голоса. Но я не хотел обидеть тебя. Я бы никогда этого не сделал, так как слишком тебя уважаю.
        - Я тоже тебя уважаю, - отозвалась она с улыбкой. - Тебе когда-нибудь говорила это женщина?
        Он засмеялся.
        - Никогда. И теперь, поскольку мы оба так уважаем друг друга, я отвезу тебя домой. Последние дни ты много работала. Тебе надо отдохнуть.
        На нее нахлынуло чувство разочарования. Она хотела возразить, но не смогла. Он появился с цветами и книгой и предложением пообедать. Как же она могла быть менее любезной?
        Не могла. Но так хотела.
        Больше всего ей хотелось прижаться губами к его губам и посмотреть, сможет ли она вновь возродить к жизни того чувственного мужчину, которого знала.
        Но это было бы нечестно. Игра окончена. Несколько дней ей удалось побыть неукротимой и опасной, но теперь она снова обычная Лайла Остин.
        В скором времени она остановит свой выбор на каком-нибудь приятном, спокойном мужчине, которому будет нравиться такой, какая есть. Они вместе станут строить будущее. Это будет спокойное будущее, без неожиданностей и страстей.
        И она будет счастлива. Ей-богу, будет. Ведь, в конце концов, именно этого она всегда желала.


        Это оказалось гораздо труднее, чем он предполагал, думал Тайлер два дня спустя, собираясь на встречу с Лайлой. Он не привык быть образцовым поклонником. Он не привык быть поклонником вообще, даже притворным, а рядом с тихой, нежной Лайлой отнюдь не чувствовал себя вежливым и очаровательным. Он чувствовал себя как вулкан на пороге извержения. Попытки изображать полное самообладание отнимали у него уйму сил. Сегодня он намерен всеми средствами убедить ее дождаться достойного мужчину. Он не пожалеет для этого усилий.
        Тайлер надеялся, у него получится. Скоро состоится ее свидание с банкиром. А сегодня он докажет Лайле и всем в Слоунз-Коув, что она заслуживает самого достойного отношения со стороны мужчин. А потом уже подумает о своем отъезде. Если потребуется, пошлет одного из братьев закончить здесь работу. Он никогда раньше так не делал, но, с другой стороны, никогда раньше он не вел себя так с женщиной. Пора возвращаться к прежним привычкам. Пожил несколько недель на острове - и счастливо оставаться. Он выбросит ее из головы. Она заживет своей прежней жизнью.
        От мысли, что она выйдет замуж за кого-то другого, родит ему детей, будет стариться рядом с ним, у него разрывалось сердце. Но это не имеет значения. Он хочет ее, но не может иметь.
        - А что, если я уеду, а старина Айвери убедит ее, что он и есть наилучший вариант? - прошептал Тайлер.
        Этого не произойдет, если он сделает все как положено. К концу вечера она будет знать, чего может и должна ожидать от мужчины. Уважения, восхищения, обожания с легким налетом будущей страсти. Слава богу, что ему предстоит демонстрировать это только один вечер. Еще немного, и он был бы не лучше Фила Эддисойа, пытающегося заманить ее в постель.
        От одной мысли об этом у него поплыли перед глазами красно-белые огненные круги. Он припарковался у ее дома, поднялся по ступенькам и постучал чересчур энергично.
        Лайла подошла к двери, одетая в светло-голубое платье с V-образным вырезом. Тайлер заставил себя смотреть на ее глаза. Он сунул руку в карман и вытащил шарф.
        - Добрый вечер, солнышко, - сказал он. - Ты готова к сегодняшнему сюрпризу? Она улыбнулась.
        - Ты сделал еще что-то в доме?
        - Мы там уже многое сделали, но речь сейчас не об этом.
        Лайла покачала годовой.
        - Значит, ты отыскал какой-нибудь исторический шлюп, который хочешь восстановить.
        - Гм, прекрасный план, но боюсь, что дело не в этом.
        - Тогда в чем же сюрприз?
        - Ничего особенного. Просто вечер с тобой. - Он протянул ей шарф. - Я подумал, что мы могли бы посвятить вечер тебе как читателю.
        Она улыбнулась и наклонилась вперед, разглядывая шарф.
        - Зачем это?
        - Он волшебный. Понимаешь, - сказал он тихим голосом, - я подумал, что ты, как деловая женщина, проводишь много времени, читая по лицам людей. Ты наблюдаешь за ними, изучаешь их вкусы и потребности, стараешься сделать людей счастливее. Но сегодня никакой работы. Этот вечер полностью посвящается тебе. Только тебе. Если ты не сможешь видеть, то будешь полагаться на другие свои чувства, которые так хорошо в себе воспитала. - Кроме того, если он не будет видеть ее глаз, может быть, не станет испытывать этого дьявольского соблазна?
        Он расправил шарф.
        Глаза Лайлы расширились.
        - Я не уверена, стоит ли.
        - Элемент риска тут, несомненно, есть, не стану отрицать, - согласился он. - Но ты должна довериться мне и позволить завязать тебе глаза Она кивнула и шагнула вперед.
        Он чуть не выругался. Идет прямо к нему в объятья. Разве не понимает, что ему требуется вся сила воли, чтобы не попросить ее заняться с ним любовью? Что, будь обстоятельства иными, он сделал бы все возможное, чтобы похитить ее невинность?
        - Я тебе доверяю, - сказала она, так смотря на него, что этот взгляд едва не доконал его. Он мягко закрыл шарфом ей глаза.
        - Сегодняшний вечер исключительно для тебя, - сказал он ей, но на самом деле напоминал об этом себе.
        Положив руку девушки на свой рукав, он повел ее к машине. Тайлер направился к
«Морскому стражу». Там он подвел ее к столику, стоявшему под деревьями. У их ног лежал океан, позади были горы, но Лайла ничего этого не видела.
        - Где мы? - спросил он. Лайла подняла лицо и вдохнула.
        - Мы возле воды. Я чувствую запах соли и океанский бриз. Слышу плеск волн о - берег. - Потом она улыбнулась. - И еще слышу отдаленный стук молотков. Мы, должно быть, у дома твоей матери.
        Он усмехнулся.
        - Лайла, ты чудо. Мы действительно у «Морского стража», но на довольно приличном расстоянии от дома. Стук молотков едва слышен даже мне, а ведь мне об этом известно.
        Лайла рассмеялась.
        - Я провела много времени в подсобке, прислушиваясь к разговорам покупателей. Кроме того, я ведь живу одна. Скрип досок в доме - единственный разговор, который я слышу по ночам.
        Но в данный момент Лайлу волновали лишь ее сомнения. Почему Тайлер продолжает быть столь внимательным к ней? Конечно, таким он был всегда, с самой первой их встречи этим летом. Но ведь тогда у них был договор. Теперь мужчины появляются у ее дверей не потому, что их послали ее братья. Они сами проявляют инициативу.
        Тайлер свою миссию выполнил. У него нет больше причин встречаться с ней. Тем более когда красивые женщины ходят за ним по пятам. Эта мысль испортила ей настроение.
        Она подняла руку, чтобы снять повязку.
        - Еще нет, - сказал он, и она замерла. Ей пришло в голову, что в недавнем прошлом он остановил бы ее прикосновением, а не просто словами.
        Но то было вчера, а сегодня совсем другое. Теперь они уже не заговорщики в волнующем безумном розыгрыше, а просто друзья.
        Жизнь возвращается в свое русло.
        Очень скоро он уедет, подумала Лайла, как случалось раньше. Она вспомнила, как впервые увидела его, худого, длинноногого, с убийственной улыбкой, всегда заботливого по отношению к матери, несмотря на то что та часто его отчитывала. Она вспомнила его вежливость, его галантность. Тогда он показался ей одиноким. Что-то в нем взывало к ней.
        Не было смысла продолжать об этом думать, Тайлер не одинок. Женщины бросаются к нему по первому зову. Он богат, удачлив. А все остальное - просто романтическая чепуха, которая лезет в го-лову, заставляя воображать, будто что-то в его душе взывает к ней. Кроме того, мечты о Тайлере - это прямой путь к разбитому сердцу, потому что любить Уэстлейка - значит в конце концов потерпеть поражение в любви.
        Вдруг словно неоновый знак вспыхнул перед ней. Да она уже полюбила Тайлера, Но ведь еще не слишком поздно поступить разумно и остановиться.
        Она выйдет за кого-нибудь из своих, местных парней. Он вернется к той жизни, которую избрал для себя, - жизни свободы и страстей.
        Эта мысль не давала ей покоя. Ее губы дрожали.
        - Что случилось? - спросил Тайлер, но не могла же она ему сказать. Он будет чувствовать себя виноватым. Он ц так уже винит себя за неудачный брак. Ни за что не позволит она ему думать, будто он в чем-то обманул ее ожидания. Это не так.
        - Ничего. Просто я... принюхиваюсь, - попыталась она улыбнуться. - Ты собираешься угощать меня? Мне кажется, я чувствую запах пищи.
        - Лайла, - с нарочитой медлительностью произнес он, - неужели ты могла подумать, что я оставлю тебя голодной? Никогда. Уэстлейки - в ресторанном бизнесе, и, кроме того, я только что привез нового шеф-повара. Приготовься. Откинься назад и расслабься, моя дорогая мисс Остин.
        Лайла откинулась на спинку стула. Она почувствовала некоторое раздражение оттого, что ее назвали «мисс Остин», тогда как она привыкла к «милой» и «ангелу», ыо зацикливаться на этом не стала.
        Через секунду Тайдер поднялся со своего стула.
        Послышался тихий щелчок, и мягкая музыка полилась в ночи, сливаясь с хором волн и морских чаек.
        - Отдыхай, - сказал Тайлер. - У тебя была трудная неделя, полная событий и людей. Тебе нужно время на размышления. Я хочу, чтобы у тебя было его столько, сколько требуется. Твои желания - вот что важно.
        Его низкий, глубокий голос успокаивал, и ей захотелось, чтобы он подошел ближе, но он не сделал этого. Когда ее ушей достиг звук шагов по траве, за которым последовало звяканье фарфора, Лайла выпрямилась. Аромат тимьяна и базилика защекотал ноздри.
        Тайлер поблагодарил того, кто принес еду.
        - Не возражаешь, если я покормлю тебя? - спросил он после того, как человек ушел. У нее внезапно перехватило горло.
        - Я... я полагаю, это было бы неплохо. Он усмехнулся.
        - Судя по голосу, ты не очень в этом уверена. Доверься мне, Лайла.
        Она доверялась, поэтому позволила покормить себя. Он поднес вилку к ее рту. Она раскрыла губы, и на какую-то долю секунды ей почудилось, что он вздохнул чуть глубже, но, должно быть, она ошиблась, потому что в следующую секунду он заговорил абсолютно спокойно.
        - Я не смущаю тебя, нет? - спросил он.
        Лайла дала пище растаять во рту. Она проглотила, смакуя вкус, и поняла, что, если бы это был кто-то другой, она бы смутилась. Но при этом она испытывала и чувство неудовлетворенности. Тайлер сделал вое, чтобы она наслаждалась звуками, запахами, прекрасно приготовленными блюдами, но... не прикасался к ней. Он словно нарочно держал свои руки подальше от нее.
        Почувствовав себя глубоко несчастной, она осознала, как жаждет его рук на своем теле и губ на своих губах. Она хотела, чтобы он прикасался к ней. Ужасно хотела. Она едва сдержалась, чтобы не отыскать его руку и не прижать к своей щеке.
        - Лайла! - позвал он. - Я смущаю тебя? - спросил он снова, и она поняла, что не ответила на его вопрос.
        Она энергично покачала головой.
        - Нет, - сказала она тихо, стараясь скрыть боль и разочарование. Она теряет его. Она в отчаянии. Но он не должен об этом знать. - Ты не можешь смутить меня, - сказала она искренне. - Для того, кому не часто доводится кормить кого-то с ложечки, ты делаешь это очень хорошо. Из тебя получилась бы замечательная мама.
        Он усмехнулся.
        - Я буду иметь это в виду и включу в свое реноме.
        - Тайлер?
        - Да? . .. .
        - Ты скоро уезжаешь? Последовало долгое молчание.
        - Думаю, да, - наконец ответил он. - А почему ты спрашиваешь?
        - Это похоже на прощание.
        - Да, действительно. Но у нас еще есть немного времени.
        Повисло молчание; единственным звуком, нарушавшим тишину, был плеск волн о скалы.
        Потом она почувствовала его руку под своим локтем. Он помог ей встать и тут же отпустил.
        - Идем, - сказал он, кладя ее ладонь на свою руку.
        Она слепо пошла за ним.
        Они достигли места, где особенно силен был запах роз.
        - Сад уже завершен? - взволнованно спросила она.
        - Да, почти все уже завершено. - Его слова были отголоском того, что она сказала раньше. С завершением реконструкции ресторана завершатся и их с Тайлером отношения - странные и такие необъяснимые.
        Она почувствовала, как он осторожно снимает повязку с ее глаз. На секунду гаснущий солнечный свет ослепил ее, потом мир опять обрел четкие очертания. Лайма огляделась, залюбовавшись красотой гор, моря и цветущих растений.
        Тайлер словно намеренно избегал смотреть на нее, сосредоточившись на удалении шипов со стебля сорванной им красной розы.
        С грустной улыбкой он отвесил ей церемонный поклон и украсил розой ее прическу.
        - Не изволите ли совершить прогулку, миледи? - сказал он и сделал приглашающий жест. Она увидела направляющееся к ним открытое черное ландо, запряженное белой лошадью. Кучер натянул вожжи и остановился.
        Тайлер протянул руку, чтобы помочь ей зайти в ландо. Она вложила свою ладонь в его и тут же почувствовала... безопасность.
        - Куда мы едем?
        Тайлер взглянул на нее. Его губы улыбались, но глаза были темными, напряженными и непроницаемыми.
        - Просто прогулка по городу. Я доставлю тебя домой прежде, чем кучер превратится в крысу, - пообещал он.
        Он сидел рядом, соблюдая дистанцию. Они ехали в город. Она любовалась люпинами, окаймляющими поля, и думала о том, что в августе, когда златоцвет предстанет во всем своем пышном великолепии, а ягоды лесной голубики усеют горные склоны, Тайлера здесь уже не будет. Как бы ей хотелось повести его в Песчаную бухту во время отлива, где по песчаному наносу можно дойти до Песчаного острова. Ей бы хотелось вместе с ним побывать в этих живописных местах, куда когда-то он приезжал на лето, но она понимала, что это невозможно.
        Да, Тайлер был внимательным и галантным кавалером, настоящим рыцарем. Спрашивал ее о достопримечательностях, которые они проезжали, и внимательно слушал, словно каждое ее слово было золотом. Но, увы, этот вечер отличался от прежних их вечеров. Не было ни ласковых слов, ни интимных взглядов, ни нежных прикосновений. Он оставался на своей стороне ландо. Когда они подъехали к городу, Тайлер улыбнулся.
        - Здесь красиво, - сказал он. - Тебе подходит тут жить. Как и остров, ты большую часть времени тиха и прелестна и лишь изредка можешь быть своенравна и непредсказуема. Жители этого городка ценят тебя, Лайла. Ты умная и наблюдательная. Ты внимательна к людям, добра и заботлива. Ты заслуживаешь, чтобы с тобой обращались по-королевски.
        - Я правда такая хорошая? - спросила она с лукавым видом.
        - Вне всяких сомнений, - подтвердил Тайлер. Он не сводил с нее глаз, и она не отводила взгляда, но никто не сделал даже попытки придвинуться ближе. В отличие от их прежних появлений на людях не было никаких прикосновений. Лайла была уверена, что они давались Тайлеру так же естественно, как улыбка.
        Она думала, чем же можно объяснить такие перемены в его поведении. И вдруг вспомнила: братья с первого его появления в магазине всячески пытались избавить ее от него. Стоило бы спросить его, не виделся ли он с ними в последнее время, но разве он скажет? Он же просто помешан на защите женщин и не захочет обидеть ее, критикуя ее семью.
        Она решила проверить свои подозрения насчет братьев. Но это завтра.
        А сегодня Тайлер был единственным, о ком ей хотелось думать. Казалось, он следит за каждым ее движением. Когда он остановил экипаж перед цветочным магазином, Лайла вопросительно взглянула на него.
        - Подожди, - сказал он с улыбкой. Дверь магазина открылась, и вышел мистер Трентон.
        - Твой молодой человек знает, какие ты любишь, - сказал он, улыбнувшись. - Такая редкость в наши дни. - Он вложил в руки Лайлы прекрасный букет, состоящий из белых садовых роз, смешанных с дикими розовыми, а также с желтыми ирисами и яркими фиалками.
        - Как ты узнал? - удивилась она. Тайлер покачал головой.
        - Если мужчина решает подарить женщине цветы, он должен не пожалеть времени и поднести ей ее любимые.
        - Этот парень знает, как ухаживать за женщиной, - прокомментировал мистер Трентон.
        Вдыхая аромат цветов, Лайла подняла глаза и увидела группу любопытных прохожих, наблюдающих за ними.
        Ландо продолжало движение, лошадь цокала копытами по асфальту, и на этот шум люди высовывались из окон. На углу Центральной и Березовой улиц экипаж снова остановился. Тайлер помог Лайле выйти и подвел ее к одному из столиков перед рестораном «Горный пейзаж». Появился официант с двумя чашками.
        - Горячий шоколад, - сказал он.
        - Ты с кем-то говорил о моих пристрастиях, - сказала она, когда он подвинул к ней чашку. Ее подозрения еще больше окрепли, когда появился Джереми Флинн со скрипкой и заиграл что-то очень мелодичное. Она всегда питала слабость к скрипке. Когда-то она даже училась играть сама, но это был ее секрет.
        Тайлер уклончиво улыбнулся.
        - Есть вещи, которыми нужно просто наслаждаться, - заметил он. - В твоей жизни всегда должны быть радости, Лайла. Мужчине, который захочет создать с тобой семью, следует хорошенько тебя узнать.
        Его голос был таким глубоким и напряженным, что она подняла на него глаза, встала и сделала к нему шаг.
        На долю секунды ей показалось, что Тайлер сейчас обнимет ее, но он просто взял ее за руку.
        - Уже поздно, дорогая, - сказал он. - Джентльмен не должен задерживать леди, если знает, что завтра ей рано вставать.
        Но ведь раньше они задерживались и позже, подумала она.
        Конечно, тогда они делали это с определенной целью, напомнила она себе. Теперь же он держит ее на расстоянии, потому что теперь у него уже нет причин вести себя иначе. Он не хочет поцеловать ее, как бы ей ни хотелось, и с этим ничего не поделаешь. Он - сама вежливость и ведет себя как друг, как добрый сосед, но не больше. Стены, разделяющие их, никогда еще не были такими явными.
        Лайла на секунду прикрыла глаза, пытаясь удержать свои эмоции в узде. Она медленно и глубоко вдохнула, боясь, как бы он не заметил, как ей больно и чего стоит изображать непринужденность.
        Когда они подъехали к дому и он проводил ее до двери, легонько поцеловав в щеку, Лайла почувствовала, как у нее перехватило дыхание.
        - Будь счастлива, Лайла. - В его голосе сквозило беспокойство. - Хотел бы быть уверен, что ты будешь счастлива и любима, когда я уеду. - Он открыл перед ней дверь, посмотрел, как она вошла, и ушел. Очень скоро, подумала она, он уйдет из ее жизни навсегда.
        Лайла закрыла дверь, механически поставила цветы в воду и приготовилась ко сну. Но сон не шел.
        Сегодняшний вечер был само очарование и изящество. Тайлер проявил себя идеальным спутником, но не тем мужчиной, которого она знала. Это был мужчина, который настойчиво ухаживал за ней, а потом оставил.
        Пресность Даррела предпочтительнее, чем милые комплименты Тайлера. Но самое страшное, что он, Тайлер, удаляется от нее все дальше и дальше.
        Он вежливо готовит почву для своего отъезда, чего так хотели от него ее братья. И вновь она подумала, что именно они приложили к этому руку. Почему же еще ее смеющийся, поддразнивающий, страстный Тайлер исчез так бесповоротно?
        Он не любит ее. Она это знает. Всегда знала, что этого не будет, но сегодняшний холодно-вежливый Тайлер не тот мужчина, который пришел несколько недель тому назад в ее магазин. Не тот мужчина, которого она полюбила.
        Мужчина, которого она полюбила. Вот оно, опять. Эти слова стояли перед ее мысленным взором, словно десятифутовое заглавие на киноэкране. Больше от правды не убежать. Не притвориться, что она перестанет любить его.
        Насколько это заметно и не заподозрили ли чего-то ее братья и сказали об этом Тайлеру? Ведь если так, он будет чувствовать себя виноватым.
        Схватив ключи, она подошла к телефону и позвонила Хэнку.
        - Я хочу поговорить с вами, - сказала она. - Буду через несколько минут.



        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Когда она приехала, Билл, Хэнк и Томас уже были там. Вскоре появился и Фрэнк, на ходу засовывая рубашку в брюки и приглаживая рукой спутанные волосы.
        - Лучше бы это было что-то хорошее, Лайла, - сказал он.
        - Я этого не обещала, Фрэнк.
        - Ну, и к чему вся эта горячка? - спросил Хэнк.
        - Я хочу знать, что вы сказали Тайлеру. Билл поднял бровь.
        - Ты имеешь в виду, в последние дни?
        - Мне кажется, вопрос в том, что он тебе сказал, - присовокупил Томас. Она покачала головой.
        - Про вас ничего.
        - Я слышал, он устроил вчера целое представление, - заметил Фрэнк. - Тебе что, не понравилось?
        - Я же человек, Фрэнк, мне понравилось, но... было такое впечатление, будто я не женщина. Он ни разу даже не прикоснулся ко мне. - Она поняла, что ее глаза, должно быть, мечут молнии, потому что Билл ухмыльнулся.
        - Значит, ты злишься из-за того, что он не прикасался к тебе, и думаешь, что это мы виноваты.
        - Тайлер всегда прикасается ко мне!
        - Хочешь объяснить это, сестричка? - потребовал Хэнк.
        - Нет, я хочу, чтобы вы сказали мне, не угрожали ли вы ему каким-то образом. Хочу знать, что вы рассказали ему обо мне, что такого выдумали еще. Он вел себя так, будто... - Она задумалась.
        - Будто что? - переспросил Томас.
        - Он обращался со мной как с королевой.
        - И это, надо полагать, ужасно, - усмехнулся Фрэнк.
        - Это хорошо, - призналась она. - И, говоря по правде, он всегда относился ко мне с уважением, но вчера чего-то не хватало. Он будто давал урок. Вы что-нибудь об этом знаете?
        Все четверо братьев стояли озадаченные. Она смотрела на них с ожиданием и надеждой.
        - Думаю, ничего не изменится, если я скажу, что люблю его.
        Хэнк выругался. Томас ударил кулаком о стену.
        - Но он меня не любит. Он никогда не поощрял меня, - поспешила она добавить. - . Й я не хочу, чтобы он узнал об этом, но подумала, может, вы догадались и рассказали ему. Он бы не захотел причинить мне боль. Что вы ему сказали? Томас переступил с ноги на ногу.
        - Лайла, - сказал он обеспокоенным тоном, - мы не разговаривали с ним в последнее время, но...
        - Что «но»?
        - Он приходил к Елене, - продолжил Фрэнк. - Он считает, что местные парни относятся к тебе не так, как ты того заслуживаешь. Наверное, он решил лично продемонстрировать, как следует обращаться с такой женщиной, как ты.
        Глаза ее наполнились слезами от этих слов. Она не понимала почему. Как глупо чувствовать себя такой несчастной из-за того, что мужчина хотел сделать для нее что-то хорошее. В конце концов, они с Тайлером с самого его приезда пытались повлиять на мужчин города. Но это совсем другое. Он сделал это один, не посоветовавшись с ней. Он знал, что мужчины начнут приглашать ее на свидания, и решил, что они ее недостойны и что ему одному известно, какой человек ей нужен.
        Кроме того, это превратило их последний вечер в представление, и не для кого-нибудь, а для нее. Она думала, что он относится к ней как к женщине из плоти и крови, но он обращался с ней как с хрупкой фарфоровой статуэткой, как с идолом, которому все должны поклоняться. Такой она не хотела бы быть ни для кого, тем более для Тайлера. Ведь она любит его. И ей хочется быть для него живой и настоящей.
        Конечно, он никогда не полюбит ее, но... черт возьми, мужчина отказался от развлечений на несколько недель, чтобы она могла больше получить от жизни. Он приносил ей жертву, но сам не позволил ей ничего отдать.
        Это несправедливо по отношению к нему. Разве он не заслуживает большего, чем получил от жизни в последнее время? Разве он не отказался от женщин, которые готовы были предложить ему себя? Разве не мог бы он приятно проводить время с красавицами по своему вкусу, если бы не помогал ей?
        Разумеется, мог бы. И если Тайлер решил, что для нее лучше, и постарайся сделать все, чтобы она это получила, то почему ода не может сделать то же для него?
        Лайла решительно вздернула подбородок и расправила плечи.
        - Спасибо за откровенный разговор, - сказала она братьям.
        - Мне не нравится твой настрой, Лайла, - заметил Фрэнк.
        - Это твоя проблема, только не стой у меня на пути, Фрэнк.
        - Что ты собираешься делать? - спросил Билл.
        - Собираюсь встретиться с ним и исправить несправедливость. Собираюсь кое-что изменить.
        - Что изменить? - насторожился Фрэнк. Она смерила его холодным взглядом.
        - Увидите. У меня есть план.
        По дороге домой она пыталась размышлять хладнокровно.
        Тайлер - мастер устраивать зрелища, думала она, вспомнив, сколько трудов он вложил в их последний совместный вечер. Она должна сделать что-то не хуже. Когда он уедет отсюда, они будут квиты. Она надеялась, он уедет счастливее, чем был вчера вечером.
        - Думаю, надо выбрать что-то красное... и облегающее, - говорила она себе. - Может кожаное, черное... и короткое.
        Когда наступило утро, она позвонила Елене, у которой имелось несколько фривольных, экзотических вещиц, именно то, что было ей нужно.
        Иногда требуется кувалда, чтобы ошеломить мужчину. Тогда он, может быть, будет способен что-то понять.
        Было девять часов утра, когда зазвонил телефон. Тайлер был еще в постели. Он не спал, невеселые мысли одолевали его. На протяжении всей ночи он почти не сомкнул глаз. Он не мог думать ни о чем, кроме того, что скоро покинет Лайлу. Он должен уехать до того, как она выберет своего мужчину. Немыслимо остаться и смотреть, как она дарит свою улыбку другому. А если он увидит, как Фил, или Даррел, или Айвери целуют эти губы...
        - О, дьявол! - тихо выругался Тайлер.
        Телефон продолжал звонить. Он не хотел снимать трубку, но сегодня его брат собирался приехать в город посмотреть, как идут дела. Может быть, это он.
        Он поднял трубку.
        - Тайлер? - послышался голос Лайлы на другом конце провода, низкий, чуть хрипловатый и невозможно нежный.
        Тайлер нервно провел рукой по волосам.
        - Что-то случилось? - сказал он. Она никогда раньше не звонила ему.
        Несколько секунд в трубке не раздавалось ни звука.
        - Ничего особенного, - наконец ответила она. - Но мне надо с тобой встретиться. Буду ждать тебя возле магазина.
        - Ангел... - начал он, но Лайла повесила трубку. - Черт, - буркнул он, хватая брюки. Возможно, Эддисон пристает к ней. Если она вынуждена ждать возле магазина, а не внутри, значит, какой-то негодяй преследует ее. Ее магазин - это ее спасительная гавань.
        Ему пришло в голову, что через несколько дней он будет уже не в состоянии помочь Лайле, но сейчас он не может об этом думать. Ему бы только поскорей добраться до нее.
        Взвизгивая шинами на поворотах, он несся по городу. На его счастье, было еще рано и на улицах мало людей, но когда он свернул на Мэйн, то обнаружил, что ошибался.
        Посередине квартала маячила довольно внушительная группа людей, прямо перед магазином Лайлы.
        Тайлер припарковался, выскочил из машины и с колотящимся сердцем понесся к магазину.
        - Лайла! - крикнул он.
        Толпа расступилась.
        - Я здесь, Тайлер.
        Голос принадлежал ей, мягкий и сексуальный, глаза, большие и голубые, тоже были ее. Но вот все остальное было... не его Лайлой.
        Тайлер с шумом втянул воздух при виде облегающего красного топа без бретелей, который едва прикрывал грудь и обнажал кремовую кожу живота. Его взгляд опустился к коротенькой черной кожаной юбке. Босоножки из тоненькой красной кожаной полосочки, на тонюсеньких шпильках делали ее выше на добрых четыре дюйма.
        - Ты хотела мне о чем-то сказать? - спросил он, пробираясь между людьми и одновременно снимая с себя пиджак.
        - Что ты делаешь? - удивилась она.
        - Мне показалось, ты замерзла, милая, - прошептал он ей на ухо, набрасывая пиджак на плечи девушки, чтобы прикрыть ее полуобнаженную грудь.
        Она тряхнула головой.
        - Я не замерзла, Тайлер.
        Она говорила значительно громче его. Несколько человек усмехнулись.
        Тайлер метнул убийственный взгляд на Джо Роллинза. Тот пожал плечами и ухмыльнулся.
        Тайлер посмотрел в глаза Лайлы, на губы с ярко-красной помадой. Губы выглядели соблазнительно влажными, словно она только что облизала их.
        Лайла рассмеялась. Тайлер бросил на него предупреждающий взгляд, означающий «не смей пялиться на мою женщину». Но Джо продолжал глазеть.
        Тайлер понял почему. Лайла свободная женщина. Она не принадлежит никому. Пока. Но после сегодняшнего многие попытаются это изменить.
        Он постарался отгородить ее от любопытных взглядов.
        - Может, зайдем внутрь? - предложил он.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Я хочу поговорить, и чтобы все слышали.
        - Значит, у тебя есть что сказать.
        Она медленно кивнула.
        Он понятия не имел, о чем она хочет говорить, но заранее чувствовал, что ему это не понравится. Лайла взглянула на него с вызовом.
        - Две наши последние встречи ты играл роль. Ты не был самим собой. Он ничего не ответил. Она вздернула подбородок еще выше.
        - Я знаю, ты сделал это, чтобы помочь мне. - Она повернулась к собравшимся на тротуаре и пожала плечами. - Мои братья хотели найти мне мужа. Я же хотела найти себе мужа сама. Мне надоело, что все считают меня просто милой, покладистой женщиной. Тайлер помог мне выглядеть... интересной.
        Он улыбнулся и ласково провел ладонью по щеке девушки. Она подняла голову и прижалась к его руке на виду у всех.
        - Ты не нуждалась во мне, чтобы выглядеть интересной, милая. Ты самая интересная женщина из всех, кого я знаю.
        Она наморщила нос.
        Он рассмеялся.
        - Это правда.
        Лайла еще сильнее нахмурилась и скрестила руки под грудью, еще больше обнажая ее.
        Тайлер загородил ее собой, заметив, как Фил Эддисон вытягивает шею, чтобы лучше видеть.
        - Мне не следовало просить тебя помочь мне разыграть спектакль, - сказала она, покачала головой, - но последние дни ты приложил много усилий, чтобы изменить себя и показать мне, что я, по твоему мнению, должна искать в мужчине. Пусть все знают, что ты старался для меня сделать, Тайлер. И если ты смог изменить себя, чтобы в чем-то убедить меня, то и я могу сделать то же самое.
        Она обхватила руками бедра. Тайлер протянул руку и, взявшись за край ее топа, подтянул его кверху. Костяшки его пальцев коснулись ее теплой кожи.
        Девушка заметно вздрогнула, но это было ничто в сравнении с тем, что творилось с ним. И дело было не только в ее откровенном наряде. Дело было в ее сияющих глазах, в том, как она смотрела на него: словно он один стоял перед ней - и никаких людей. Только она и он.
        - Что ты хочешь еще сказать, мой ангел? - спросил он.
        Она наконец улыбнулась, хотя это была очень печальная улыбка.
        - Ты думал, что знаешь, каков мой идеал мужчины, и делал все возможное, чтобы найти его для меня. Не думая о своих делах и привычных развлечениях, ты помогал мне и поддерживал меня.
        Ее глаза увлажнились.
        - Ну так вот, мне тоже известен любимый тобой тип женщин. Я знаю, чего ты лишился из-за меня этим летом. Чтобы помочь мне, ты отказался от всех красивых женщин, которые ждут тебя не дождутся, Ты пожертвовал свое лето скромному, маленькому книжному червю, когда тебя окружали прекрасные, экзотические создания. Женщины, которые умеют одеваться и знают, что шептать мужчине на ухо. Ты посвятил мне свое время. Изменил ради меня свои планы.
        Он открыл было рот.
        Она приложила палец к его губам и покачала головой.
        - Но больше этого не будет, - сказала она. - Пора мне вернуть тебе твою привычную жизнь. У тебя еще есть немного времени на острове. Ты не имел возможности делать, то, что хотелось, когда ты бывал здесь юношей. Теперь такая возможность у тебя есть. Я хочу, чтобы люди знали: ты хороший человек. И свободный мужчина. Не мой мужчина. У тебя должна быть вот такая женщина. И они здесь и ждут тебя.
        Она оглядела собравшихся.
        Стоя рядом с этой прелестной, желанной женщиной, обычно такой тихой и скромной, Тайлер понял, что Лайла хорошо объяснила свое поведение. Люди заговорили о том, что они с Лайлой все это время вели игру. И теперь она показывает, что игра окончена.
        Она думает, что лишила его того, что ему нужно. Но все, чего он хочёт или когда-либо хотел, здесь, перед ним. Но она отсылает его прочь.
        Он с самого начала знал, какой мужчина ей нужен, и что это не он. И вот она говорит эти слова, обрывая все навсегда.
        Боль сдавила сердце, стиснула горло, обожгла глаза, вызывая непреодолимое желание прижать ее к себе. Она пришла к нему, ища свободы сделать свой собственный выбор, и сейчас она его делает.
        Он слегка кивнул.
        - Идем со мной, - сказал он, протягивая руку.
        Она вложила свою руку в его, и они вошли в магазин. Лайла опустила жалюзи »заперла дверь.
        Как только она повернулась к нему лицом, он сделал шаг навстречу к ней.
        - Итак... ты расторгаешь наш договор. Почему сейчас? - спросил он натянутым и немного сдавленным голосом.
        Лайла взглянула прямо в его напряженные, полные боли глаза.
        - Вчера вечером и позавчера ты изменил себя ради меня. Но я хочу, чтобы ты просто был собой. Всегда. Ты нравишься мне таким, какой есть.
        Ее губы подрагивали, глаза блестели от слез.
        Тайлер обнял ее и притянул к себе.
        - Я нравлюсь тебе. - Это были такие сладостные для него слова!
        Она спрятала голову у него на груди, обняла его руками за талию и кивнула. Он чувствовал, как напряжено ее тело. Он жаждал обнимать ее, любить, стать для нее всем!..
        - Нравлюсь, - повторил он хрипло.
        Девушка подняла голову. Он накрыл ее губы своими, прижавшись к ней так тесно, как только мог.
        И вдруг отстранился. Ему показалось, что оттенок сожаления промелькнул в ее глазах. А может, ему просто померещилось? Может, он просто надеется на то, чего нет?
        - Лайла, - прошептал он.
        - Это ведь не братья рассказали тебе о моих чувствах, верно? Это я сама... - прошептала она, - Я сожалею. Я не собиралась влюбляться в тебя. Я даже не хочу любить тебя, Тайлер. Ведь это значит, что мы больше не будем друзьями, да?
        Дрожь облегчения пробежала по его телу. Ноги вдруг ослабели, а сердце заколотилось так, словно готово было выскочить из груди.
        - Боюсь, это действительно означает, что мы не можем быть друзьями.
        - Я так и знала.
        Его сердце разрывалось от боли за нее и в то же время пело от радости.
        Опустив голову, он поцеловал ее в губы. Потом поднял ее на руки и поцеловал снова. Медленно. Глубоко. Он брал то, в чем так отчаянно нуждался. Эта женщина, его нежная Лайла, отдала ему свое сердце, излечила его душу.
        - Поцелуй меня, - попросил он. Она прильнула к нему, а когда оторвалась, он широко усмехнулся и снова потянулся к ее губам.
        - Тайлер, что ты делаешь? Я думала...
        - Лайла, дорогая, - ласково прервал М ее, - разве ты не видишь, что я делаю, любимая? Я целую тебя. Я снова стал самим собой и делаю именно то, что хочу. - И хотел бы делать это всю оставшуюся жизнь.
        Она с бесконечной нежностью протянула руки и взяла дорогое лицо в свои ладони.
        - Я не знала. Мы же всегда играли, притворялись. Таким ты бываешь с другими женщинами, будучи самим собой? - Ее голос прозвучал робко, неуверенно.
        В тот же миг он еще крепче прижал ее к себе и нежно поцеловал.
        - Таким я бываю лишь с одной женщиной. Единственной женщиной. Женщиной, которую люблю. Женщиной, которая еще девочкой очаровала меня и которая могла быть неприметной для других, но только не для меня.
        У Лайлы будто выросли крылья. Она, казалось, взлетела к солнцу и вновь вернулась домой, в его объятия.
        - Ты необыкновенный мужчина, Тайлер, самый необыкновенный из всех, которых я когда-либо встречала. Не каждый мужчина видит то, что видишь ты, и не каждый может сделать то, что ты делаешь.
        - Надеюсь, что это так, - прошептал он. - Мне бы не хотелось, чтобы кто-то другой обнимал тебя, или прикасался к тебе, или занимался с тобой любовью, Я хочу быть единствённым мужчиной с правом на твою постель, тем, за кого ты решишь выйти замуж. Возможно, ты не хотела изменить меня, Лайла, но я уже изменился. Ты заставила меня почувствовать то, чего я никогда не чувствовал.
        - Ты уверен? Знаешь, это не то, что я задумала.
        - Я вижу, - ответил он с улыбкой, поглядев на ее красный стрейч-топ и скользнув рукой вдоль обнаженного бедра там, где юбка слегка задралась. - Твой план был свести с ума всех мужчин в городе.
        - Тайлер...
        - Скажи еще, что любишь меня.
        - Тайлер, я люблю тебя. Я тебя обожаю. Я полюбила тебя с того мгновенья, как впервые увидела. - Теперь она эта понимала. Она искала подходящего мужчину, но был на свете только один мужчина, который наполнил ее душу светом, стал ей родным и рядом с которым она чувствовала себя так, словно вернулась домой после долгих странствий.
        Тайлер любит ее, а она любит его, и на этот раз никакой игры, никакого притворства.
        Она поцеловала его долгим поцелуем, обхватив за шею руками, а он прислонился к стене и соскользнул вместе с нею на пол, устроив ее на коленях.
        - Это... необыкновенно, - простонал он. - Лучший момент в моей жизни. Этим летом ты научила меня любить. Я даже готов с радостью приступить к той общественной работе, которую должен тебе за то, что не выполнил нашу сделку и не нашел тебе идеального мужчину. Я не идеален, Лайла, но пусть попробует кто-то другой сказать, что любит тебя больше, чем я. Пусть кто-нибудь рискнет попытаться занять мое место.
        Лайла нежно коснулась губами его щеки.
        - Тебе не нужно выполнять общественную работу. Ты все-таки помог мне найти мужчину, которого я хотела.
        - Мм, это не одно и то же, - возразил он, покусывая ее шею. - Я не тот тип мужчины, которого ты искала, и я с удовольствием выполню общественную работу. Позже. После того, как поцелую тебя, может, пятьсот, может, тысячу раз. После того, как ты выйдешь за меня.
        Посерьезнев, Лайла заглянула в его глаза.
        - Ты должен кое-что знать, Тайлер. Ты тоже изменил меня. Я говорила, что хочу обыкновенного мужчину, но, кажется, я лгала, Я хотела только тебя. Думаю, я всегда хотела тебя.
        Он улыбнулся и прижал ее к своему сердцу.
        - Лайла, моя единственная любовь, - сказал он, - нет на свете такого мужчины, который чувствовал бы себя обыкновенным с тобой. Я хочу посвятить жизнь тому, чтобы показать тебе, каким особенным я чувствую себя с тобой. Это будет для меня величайшим наслаждением. Можем заключить пари, и ты назовешь любую цену, какую пожелаешь. Но это пари я никогда не проиграю.



        ЭПИЛОГ

        Книжный магазин опустел. Лайда тронула мужа за рукав.
        - У меня есть новость, - сказала она.
        Он вскинул брови.
        - Ты нашла один из тех редких томов по истории, которые мне нужен.
        Лайла усмехнулась. Она легонько похлопала себя по животу.
        - Ты уже знаешь, да?
        - Я догадался. В последнее время ты часто напеваешь колыбельные. Замечательная музыка.
        Несмотря на его слова, глаза ее глядели немного встревоженно.
        - Прошло чуть больше года после рождения Роузи. Мы женаты всего два года. Ты... рад новости?
        Он улыбнулся и притянул ее ближе, поцеловал в макушку.
        - Не просто рад. Я безмерно счастлив, разве может быть иначе?
        - Ну, не знаю, не каждый мужчина обрадовался бы.
        - Некоторые не в состоянии разглядеть свое счастье, даже когда оно у них под носом, - отозвался он, многозначительно глядя на нее. - Не будь парни в Слоунз-Коув такими болванами, кто-нибудь из них уже давно бы убедил тебя отказаться от своей свободы. А так все досталось мне. Ресторан моего сводного брата процветает, я открыл собственный. У тебя в магазине дела идут прекрасно. Роузи - прелестная малышка, о которой любой отец может только мечтать, а теперь ты, любовь моя, снова сделала меня счастливейшим из мужчин, - прошептал он.
        - Тогда я рада, - отозвалась она тоже шепотом, проведя рукой по его волосам. - Ты время от времени не скучаешь по приключениям прежней жизни?
        Он проказливо усмехнулся.
        - А кто сказал, что я отказался от приключений? Я как раз подумывал о том, чтобы совершить нечто волнующее вместе со своей женой сегодня вечером. Нечто, включающее в себя постель, яхту и покачивание волн.
        - Звучит грешно и чудесно, - сказала она, обнимая его за шею. - Но разве ты не должен сегодня устраивать презентацию у себя в ресторане? И разве я не должна продавать книги?
        Тайлер нежно поцеловал жену.
        - Полагаю, людям придется подождать с покупкой книг, а я немного опоздаю на презентацию. В конце концов, любовь моя, когда женщина преподносит мужчине такой подарок, который ты только что мне преподнесла, предполагается, что он отблагодарит ее самым лучшим известным ему способом, а также захочет показать ей, что боготворит сам воздух, которым она дышит.
        - Поцелуй меня еще, - прошептала она.
        - И еще, - согласился он. - Есть ли что-то более важное, чем двое, которые любят друг друга и празднуют скорое появление на свет младенца, плод этой любви?
        - Нет ничего важнее этого, любимый, - прошептала она, затем выскользнула из его рук и пошла к двери, чтобы сменить табличку «открыто» на «закрыто».
        Улыбнувшись двум потенциальным покупателям, которые направлялись к магазину, она открыла дверь.
        - Прошу прощения, - сказала она, указывая на табличку, - но у нас с мужем сегодня небольшое торжество.
        - Еще один малыш? - е улыбкой поинтересовалась одна из женщин. - Ох уж этот Тайлер! - присовокупила она с оттенком восхищения в голосе.
        - Да, он такой, - согласилась Лайла, когда Тайлер подошел сзади, обнял ее рукой за талию и притянул к себе. - Я люблю его, но он такой озорник, правда?
        Тайлер рассмеялся и приблизил губы.
        - Просто он мужчина, влюбленный в ну, радость моя. Влюбленный окончательно и бесповоротно.
        Лайла повернулась к нему.
        - А его жена по уши влюблена в него, - сказала она.
        - Страшно представить, что я мог упустить тебя, если бы не приехал реставрировать особняк.
        - Страшно представить, что я могла выйти замуж за кого-то другого.
        Он резко остановился посреди улицы, притянув ее к себе.
        - Ты бы не вышла, - заверил он ее, и она поняла, что эта мысль уже приходила ему в голову.
        - Нет, не вышла бы, - прошептала она. - Потому что я ждала тебя, даже если сама этого не понимала.
        Он ласково улыбнулся и, проведя рукой по волосам жены, обхватил ладонью ее шею.
        - Спасибо, любовь моя, - сказал он. - За ожидание.
        Он медленно притянул ее к себе и поцеловал. Нежно. Трепетно. Лишь легкое прикосновение губ.
        Потом скользнул рукой по ее груди - там, где сердце. Она знала, что оно бьется очень быстро. Он всегда на нее так действует.
        Она слабо улыбнулась.
        - Тайлер, если ты не хочешь, чтобы твоя жена заработала репутацию легкомысленной женщины, которая вызывающе ведет себя посреди улицы, тебе лучше поскорее отвести меня на яхту, в нашу постель.
        Он рассмеялся и крепко поцеловал ее. Уже на яхте Лайла, лежа в объятиях мужа, прошептала:
        - Мои братья не знают, чего они меня едва не лишили.
        Тайлер улыбнулся, заложил волосы ей за уши и взял любимое лицо в свои ладони.
        - Может, они просто готовили тебя к замужеству. Со мной. Мы с братьями Остин здорово подружились.
        - Я рада.
        - Насколько рада? - спросил он хрипло, лаская ее нетерпеливыми пальцами.
        - Не могу тебе сказать, насколько, - прошептала она. - Говорить слишком долго. Я лучше покажу.
        И она приблизила свои губы к губам мужа. Он схватил ее в объятья и уложил на спину.
        - Покажи мне, любимая, - прошептал он. - Покажи еще. - Его рот накрыл ее губы.
        Лайла обняла мужчину, которого выбрала, единственного мужчину, которого ждало и дождалось ее сердце.
        - Да. Еще, - прошептала она.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к