Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккензи Мирна: " Требуется Мужчина " - читать онлайн

Сохранить .
Требуется мужчина Мирна Маккензи


        # Виктория Холбрук очень хочет ребенка, но не желает связывать себя узами брака. И тогда она решается на отчаянный шаг - дать в местную газету объявление весьма щекотливого содержания...

        Мирна Маккензи
        Требуется мужчина

        ГЛАВА ПЕРВАЯ
        - Еще ничего не потеряно, - пробормотала Виктория Холбрук. Она шла домой, только что закрыв свой магазин. В тридцать шесть лет жизнь только начинается.
        - О, здравствуйте, здравствуйте, мисс Холбрук. Посмотрите, посмотрите, посмотрите, - прокричала шестилетняя Мисти Ордвэй. - У меня только что родился ребеночек. - Девочка вприпрыжку бежала навстречу Виктории, прижимая к себе куклу. Голубые глаза Мисти светились от радости, и Виктория, глядя на нее, не могла не улыбнуться.
        - Хорошенькая у тебя малышка, - сказала Виктория, когда Мисти пробегала мимо нее. Но тут же подумала: «Если бы я вышла замуж и забеременела в двадцать девять, у меня сейчас уже была бы своя Мисти».
        Но она не вышла замуж в двадцать девять. Да и сейчас на горизонте не было ни одного жениха. Она с грустью смотрела на Мисти, которая бежала по улице, разговаривая со своим «ребенком».
        - Ну, как жизнь? - спросила Викторию Флора Эллерс, когда та проходила мимо фруктового рынка. Флора обняла своего годовалого ребенка, который что-то лепетал и поглаживал ее своей пухлой ручонкой. Женщина ответила на ласку, поцеловав его в лобик.
        У Виктории защемило сердце.
        - Все хорошо, Флора. Спасибо. Надеюсь, у тебя тоже все в порядке.
        Флоре явно хотелось поговорить, но Виктория объявила, что торопится, и поспешила домой. Ей не хотелось разговаривать сейчас о детях, она очень переживала, что до сих пор не смогла завести своих собственных. Надо взглянуть правде в глаза - она одинока.
        Да, жизнь не складывается. Сегодня ей исполнилось тридцать шесть, в следующем году исполнится тридцать семь, потом тридцать восемь, а там и тридцать девять и она уже никогда не сможет родить.
        - А я ведь даже не попробовала, - произнесла Виктория, когда мимо нее кто-то проходил.
        - Извините, что вы сказали?
        Виктория тряхнула головой и с изумлением посмотрела в серебристо-голубые глаза Калеба Фремонта, очень симпатичного владельца «Газеты» города Ринваля. Она моргнула и попыталась собраться с мыслями.
        Калеб Фремонт нахмурился. Виктория вдруг поняла, каким он был крупным мужчиной. Она раньше никогда не стояла так близко от него. За два года, что она жила в Ринвале, ей не пришлось поговорить с ним, если не считать официального представления на деловой встрече. Сейчас он стоял и смотрел на нее, явно ожидая ответа.
        - С вами все в порядке, мисс Холбрук? - мягко спросил он. - Вы ведь мисс Холбрук, не так ли?
        Странно, Ринваль - небольшой городок, и все тут друг друга знают, а мистер Фремонт не уверен, что назвал имя правильно? Ее настроение и без того плохое, еще больше испортилось. Виктория была хозяйкой книжного магазина и жила уединенно. Она торговала книгами по истории и побилась бы об заклад, что Калеб Фремонт не увлекался историческими романами. Он был увлечен своей газетой и жил насыщенной светской жизнью. Калеб любил поухаживать за женщинами из соседних городов, и Виктория сомневалась, что он проводил вечера, читая им исторические романы.
        - Я... со мной все в порядке, - сказала она смущенно. Она никогда не показывала другим своих чувств. Одна мысль о том, что кто-то узнает ее мысли, приводила ее в ужас. Она прекрасно помнила, как это удивляло родителей. Они владели маленьким театром и были очень открытыми, общительными людьми, но у них был один ужасный недостаток - они раскрывали свои и ее секреты первому встречному. Виктория пережила это унижение много раз и научилась ничего никому не рассказывать. Ее скрытность ранила ее доверчивых родителей.
        - Мисс Холбрук?
        Виктория очнулась.
        - Извините, - сказала она, взяв себя в руки. - Все в порядке, мистер Фремонт. Просто я думала о делах, и эти слова случайно слетели с моих губ. - Ей было неудобно, что она солгала, но сказать правду - просто невозможно. Нельзя же сказать самому завидному холостяку в городе, что она мучается, потому что не может родить ребенка. Люди могут подумать, что у тебя никогда не было близких отношений с мужчиной. Тем более с таким мужчиной, для которого женщины, скорее всего, только развлечение.
        - Вы уверены, что с вами все в порядке, мисс Холбрук? Извините, что я так настойчив, но у вас обеспокоенный вид.
        Виктория моргнула. Она знала, что если посмотрит в зеркало, то увидит то, что видят остальные, - спокойную, сдержанную, правильную женщину в черно-белом костюме. Вряд ли кто-нибудь заметит беспокойство. Как Калеб Фремонт мог заподозрить, что ее что-то волнует? Чертов журналист. Интересно, так ли он внимателен с женщинами, с которыми встречается, и может ли он читать у них в душе?
        Глупая мысль. Он наверняка даже не задумывается об их душе и не видит ничего, кроме их светлых, темных или рыжих волос и пышной груди. Небось, волочится напропалую, когда не занят в издательстве. Каждая женщина в Ринвале вздыхала при виде этих каштановых волос и серебристо-голубых глаз. А он, похоже, видел в женщинах только партнеров по сексу, только тела. Но сейчас она поняла, что его не интересует ее тело, скрывающееся под свободной одеждой.
        Неожиданно для себя Виктория ощутила, что, думая о Калебе Фремонте, она стала иначе себя чувствовать. Кожа вдруг сделалась очень чувствительной. Она прокляла себя за слабость и попыталась забыть эти ощущения.
        - Может, вам лучше присесть, мисс Холбрук, - предложил Калеб, указывая ей на свободную скамейку. - Позвать кого-нибудь?
        Звать было некого, она жила одна. И, кажется, вела себя странно, раз мужчина, который едва ее знал, заметил в ней что-то необычное. Это никуда не годиться.
        Виктория выдавила улыбку.
        - Извините, мистер Фремонт, но со мной все в порядке. Спишите мое необычное поведение на мой день рождения. Я думала об этом и не все успела сделать сегодня на работе.
        Калеб очень удивился.
        - В это трудно поверить, мисс Холбрук. Люди в городе весьма высоко отзываются о вас и о вашем магазине. Когда вы открыли первый книжный магазин в Ринвале, это порадовало очень многих.
        - Не думаю, что исторические романы интересны всем. В моем магазине нет художественной литературы, нет журналов, нет детских книжек, и я веду свои дела в основном при помощи Интернета. Думаю, это многим не нравится.
        Калеб пожал плечами. Он был хорошо сложен. Его галстук был небрежно сдвинут в сторону, в вырезе рубашки виднелись каштановые волоски.
        Виктория снова почувствовала к нему странное влечение. Ей не хотелось думать, к какому типу принадлежал Калеб Фремонт и соответствует ли она его критериям. Кто мог это сказать? Похоже, женщины этого города ему не подходили. Она слышала, что у Калеба было строгое правило не встречаться с женщинами Ринваля.
        - Может и не всем нравится ваш магазин, - сказал он, - но зато теперь в нашем городе стали появляться и другие книжные магазины.
        Если бы Виктория имела обыкновение краснеть, она бы покраснела от гордости. Она не хотела показывать, как ей приятен комплимент Калеба. Большинство людей не связывали с ней появление других книжных магазинов. Виктория сказала ему скромное спасибо.
        - Правда, мистер Фремонт, вам не стоит беспокоиться обо мне. Я просто шла домой. Я витала в облаках, но это не странно, если учесть, что я занимаюсь книгами.
        Калеб кивнул. Его волосы отливали золотым в лучах послеполуденного солнца.
        - Хорошо. С днем рождения, мисс Холбрук. Надеюсь, вы хорошо проведете вечер. Ведь это особенный день.
        По идее это особенный день, признала Виктория, смотря, как самый красивый мужчина в городе уходит от нее вниз по улице. Но теперь дни рождения приносили ей одни только разочарования. Она чувствовала себя странно и вела себя в эти дни неадекватно. Ее дни рождения были лишь доказательством того, что она уже не молодая женщина, что она стареет и до сих пор не замужем.
        Время летело быстро, а она лишь наблюдала за тем, как уходят ее годы. Виктория была спокойным человеком, но в то же время энергичным. Итак, что же ей делать с ее проблемой, с ее ребенком?
        - Что-то надо делать, - прошептала она. - И кажется, мне придется сделать нечто отвратительное.
        И она стала думать о том, что же именно и когда ей это сделать.


        - Ты знаешь, что придумала Виктория Холбрук?
        Калеб взглянул на свою помощницу Дэниз, которая неодобрительно покачивала головой. Дэниз была очень опытным помощником. Но она любила посплетничать. Она считала, что работа в газете обязывает ее следить за всеми жителями Ринваля.
        Калеб вспомнил задумчивое выражение лица Виктории Холбрук прошлым вечером. Хотя она приехала в Ринваль два года тому назад, он ничего о ней не знал, она жила очень уединенно. Проигнорировав вопрос Дэниз, он продолжал работать.
        - Она повесила новую вывеску над своим магазином. В течение двух лет на ее вывеске присутствовало только два цвета - белый и черный, а теперь синий и золотой. Интересно знать, почему.
        Калеб опять проигнорировал Дэниз.
        - Может, ей нравится синий и золотой цвет.
        Дэниз бросила на него взгляд, который убил бы и более стойкого человека, но Калеб даже не моргнул. Дэниз нахмурилась и начала постукивать ногой. Кажется, она начинает закипать от возмущения. Калеб испугался, что она, чего доброго, забудет о завтрашнем выпуске газеты.
        - Ладно, Дэниз, - наконец сказал он. - Так почему Виктория Холбрук поменяла вывеску?
        - Кризис среднего возраста, - с уверенностью сказала Дэниз. - Это очевидно и весьма печально.
        Калеб уставился на нее.
        - Она стареет, дорогой, - терпеливо объяснила Дэниз. - И ей это не нравится.
        Калеб вспомнил, что в каштановых волосах Виктории он не заметил седины, ее глаза были ясными, а лицо приятным.
        - Она не показалась мне старой.
        - Правда? С каких пор ты начал обращать внимание на женщин этого города? Я думала, ты избегаешь женщин Ринваля.
        Калеб небрежно пожал плечами.
        - Я не встречаюсь с женщинами Ринваля, но у меня есть глаза.
        Его помощница победоносно улыбнулась.
        - Итак, ты смотришь на них, но не касаешься. По крайней мере, это относится к твоим соседкам.
        Калеб нахмурился. Он знал, что все, включая Дэниз, считали, что он прожженный бабник. Ну, некоторая правда в этом мнении была. Он действительно встречался с женщинами из соседних городов, но не так часто, как думали люди. Иногда он проводил вечера за чтением или встречался с друзьями, но, если люди считали, что он проводил время с женщинами из Дэлловея или Морнингтона, - прекрасно, он не будет опровергать слухи.
        Все вокруг считали его ловеласом. Говорили, что он встречается с женщиной всего неделю, а затем ее бросает. Эти сплетни отталкивали от него многих женщин. Они считали его ненадежным. Он не верил в детские сказки про вечную любовь. Калеб ни разу не испытал этого сильного чувства. Пусть все считают, что каждый уикэнд он ездит в Дэлловей, чтобы пуститься во все тяжкие. Зато никто не мешает ему полностью отдаваться газете - его настоящей любви. Никто, кроме Дэниз, которая чувствовала личную обиду всякий раз, когда он отказывался остепениться и жениться на какой-нибудь примерной леди из Ринваля.
        - Неужели ты так никогда не обратишь свое внимание на какую-нибудь женщину этого города? Ну, скажи, Калеб? - спросила она.
        Взглядом он хотел дать ей понять, что она зашла слишком далеко. Но Дэниз проигнорировала его выразительный взгляд.
        - Ты знаешь ответ. Как ты думаешь, мы успеем выпустить следующий номер?
        - Не беспокойся, всегда успеваем. Разве это не печально?
        - Что печально?
        - Виктория Холбрук. Думаю, просто ужасно, когда женщина боится состариться и не может придумать ничего лучше, как сменить вывеску над своим магазином.
        Калеб начал закипать.
        - Работай, Дэниз, - приказал он. Возраст Виктории Холбрук, ее внешний вид и вывеска над магазином его не касались. Он был здоровым, нормальным мужчиной и постоянно встречался с женщинами, но действительно избегал ринвальских женщин, чтобы не возбуждать сплетен. Как ни любил он женщин, он давно решил не обещать им того, чего не мог дать. А потому не хотел, чтобы его непостоянство ранило женщин, которые были его коллегами и соседями. Такие отношения могли бы повредить его делу. И он не хотел больше думать о спокойной, сдержанной маленькой Виктории Холбрук и ее проблемах.
        Но почему она решила сменить цветовую гамму на своей вывеске? Он надеялся, что она хорошо провела вчерашний вечер и у нее поднялось настроение.
        Он беспокоился о ней лишь как о соседке, а дела Виктории Холбрук его не касались.


        Виктория смотрела на новую вывеску. Может, слишком много синего цвета?
        Ей захотелось позвонить художникам и попросить их перекрасить вывеску снова в черный цвет.
        - Ну и дура же ты, - прошептала она. - Это просто вывеска. - Но для нее это было нечто большее. Она отдала дань вчерашнему настроению. Сменить вывеску - значит что-то переменить в жизни. Эта вывеска привлекала внимание к ее магазину, а она не любила быть центром внимания. Она вспомнила, как ее родители уговаривали ее быть более веселой и открытой, они хотели, чтобы она была похожа на них и играла на сцене. Виктория поежилась, вспомнив, что неоднократно пыталась переделать себя, чтобы угодить родителям, но после этих стараний получала лишь насмешки толпы.
        Она умоляла родителей оставить ее в покое, и они наконец согласились. Началась ее тихая, скромная жизнь, которую она так любила. Лишь несколько раз она пыталась что-то изменить в себе, чтобы понравиться другим. В школе Виктория хотела выглядеть более эффектно, чтобы обратить на себя внимание одного мальчика. Она попыталась быть похожей на его окружение. Все закончилось ужасно. Виктория даже не хотела думать о том, что произошло. После этого она долго не мечтала о парнях. И это была не последняя ошибка в ее отношениях с мужчинами. Она изгнала из памяти унизительные воспоминания, но оставался вопрос. Сможет ли она вступить в отношения с мужчиной?
        - Теперь все зависит от меня, и я не жду счастливой развязки. Мне просто нужно немного притвориться, - прошептала она.
        Синяя вывеска и перемены, которые она сделала в интерьере магазина, были лишь первым шагом в осуществлении ее плана. Она понимала, что ее замкнутость, недостаток теплоты отталкивали людей. Не всех, конечно. Есть люди, которые так же, как и она, любят уединение и которые одинаково дружны со всеми. Если не считать того, что у нее не было ребенка, она жила вполне счастливо. Хотя она и необщительна, у нее есть друзья. Кроме того, у нее хороший дом и процветающий бизнес.
        Но она хотела ребенка, мечтала о ребенке, чтобы ребенок полностью принадлежал только ей и она могла бы дарить ему любовь и привязанность. Она не хотела искусственного оплодотворения. Кто знает, что это за люди? Это не для нее, поэтому оставался только один путь. Ей нужен мужчина или, по крайней мере, его ДНК. И ей нужно сделать правильный выбор.
        У нее будет ребенок, даже если ей придется на какое-то время поступиться своими правилами, стать похожей на остальных женщин и впустить мужчину к себе в постель. Но это не волновало ее - ведь ее чувства не будут затронуты.
        Это просто деловое соглашение. Но его нужно с кем-то заключить.
        Ей нужно продать себя. А для этого нужно постараться.
        Первый шаг - это изменить свой магазин, место, где она проводит большую часть своего времени.
        Второй шаг - найти подходящего мужчину. Она встала сегодня рано и начала думать о своих дальнейших действиях. Виктория вспомнила все, что знала о мужчинах из Ринваля, и решала, кто же ей может подойти.
        Был лишь один мужчина, который удовлетворял всем ее требованиям. Он был физически привлекателен и вроде бы не дурак. Он проявил заботу о ней. Но самым важным было то, что в будущем он не будет настаивать на продолжении взаимоотношений, так как никогда не путает бизнес с наслаждением.
        Виктория надеялась, что сможет убедить его, что она не ищет удовольствия, а просто хочет забеременеть.
        При этой мысли ее сердце застучало. Как человек здравомыслящий и замкнутый, она стала доказывать сама себе, что это смешно, но спустя минуту поняла, что его отношение ее не волнует. Она хотела ребенка. Как только у нее появится ребенок, она снова сможет жить прежней жизнью, с ребенком, своими книгами и в полном уединении.
        Виктория готова была рискнуть. Если люди будут смеяться над ней - пусть. Она всегда сможет переехать в другое место. Если она не попробует воплотить свой план в жизнь, она будет упрекать себя. И она не допустит, чтобы страхи помешали ей.
        Она повернулась, посмотрела на улицу, и в голове настойчиво забилась лишь одна мысль.
        По улице шел Калеб, и она подумала, как заставить его помочь ей в столь необычной ситуации.


        ГЛАВА ВТОРАЯ



        Калеб подумал: «Виктория Холбрук - надо же, какая она маленькая». Он не заметил этого вчера, когда встретил ее на улице. Но он никогда особенно не думал о ней. Она была тихая, скромная, в этом черно-белом костюме. И незаметная.
        Ему вдруг стало стыдно за эту мысль. Он никогда не судил женщину по ее внешнему виду. Он ценил ум и считал, что женщина, которая продает серьезные книги, должна быть умна. О ней хорошо отзывались. Просто она, кажется, старалась не привлекать к себе внимания. Надевая скромные костюмы, она хотела, чтобы люди меньше интересовались ею... Только вот в глазах ее было нечто притягательное. Ее глаза заставили его подумать, что же скрывается за этим серьезным лицом. Что тревожило Викторию Холбрук? Почему женщина с такими притягательными карими глазами и таким крепким характером жила одна? Наверняка какой-нибудь мужчина заметил ее вопрошающий взгляд и утонул в глубине ее глаз.
        Он чуть не рассмеялся при этой мысли. Хорошо, что Дэниз не слышит подобных выражений. Она бы подумала, что он свихнулся, если рассуждает о прекрасных карих глазах ринвальской женщины.
        Калеб кивнул Виктории и пошел дальше. Он взглянул на вывеску, раскрашенную в синий и золотой цвета, и остановился, как вкопанный.
        - Невероятно. - Вывеска не просто была раскрашена, на ней были нарисованы золотые облака и мерцающие звезды, а под надписью «Исторические романы» было написано:
«Книги, о которых можно мечтать». Эта вывеска здорово отличалась от той, что висела здесь раньше.
        Он посмотрел на маленькую женщину, которая стояла перед магазином. Она скрестила руки на груди. Он заметил, что костяшки ее пальцев побелели от напряжения, и он отметил ее красивую грудь под свободным жакетом.
        Какого черта? Оставь эти мысли, приятель, приструнил он себя. Виктории же он сказал:
        - Какая красивая вывеска. Вы решили поменять ее в ваш день рождения?
        Она улыбнулась. Калеб заметил, что у нее красивые губы и что она смущена.
        - Пора было внести кое-какие изменения, - сказала она. - Я просто немного украсила вывеску и решила разнообразить ассортимент. Теперь у меня есть художественная литература и детские книги.
        - Кушетки, - сказал он, заглянув в окно и заметив внутри голубую кушетку и несколько темно-синих стульев. Рядом со стулом стоял небольшой столик, а в вазе на нем - маргаритки.
        - Кушетки, - согласилась Виктория. - Людям нужно где-то посидеть.
        Она говорила решительно, но в ее словах слышалась неуверенность. Калеб не мог не улыбнуться.
        - Некоторым, наверное, нужно. Но что хотите вы, мисс Холбрук?
        Она повернула к нему голову и слегка прикусила губу. Неожиданно его потянуло к Виктории. Но Калеб держал себя в руках.
        - Я хочу, чтобы люди перестали называть меня «мисс Холбрук», - наконец сказала она. - Меня называли так годами. Это имя меня старит. И даже если я не молода, я бы предпочла, чтобы меня называли Виктория или Тори.
        Калеб кивнул, соглашаясь с ней, и улыбнулся, слегка поклонившись.
        - Ваше желание для меня закон, Виктория.
        Она моргнула и широко открыла глаза.
        - Почему вы так говорите?
        - Я хочу помочь вам.
        Виктория насторожилась. Потом она выдохнула и нахмурилась. Она посмотрела ему в глаза.
        - В чем помочь?
        - Не понял?
        - Я попросила вас называть меня Виктория, и вы согласились. Вы намекаете, что даете людям то, что они хотят.
        - Если меня кто-то просит называть его по имени - почему бы нет, - улыбнулся Калеб. - Конечно, найдется немало людей, которые скажут, что я не выполняю их желаний, так как печатаю правду о том, что происходит в этом городе. Не все хотят, чтобы люди знали, как они ведут свои дела.
        Она немного отступила назад. Итак, леди что-то скрывает. Интересно...
        - Я не прошу у вас интервью, Виктория. По крайней мере пока не узнаю, что вы сделали что-нибудь интересное. Или пока вы не совершили преступление. Вы ведь не совершали?
        - Пока нет.
        О, у леди есть чувство юмора.
        - Но я собираюсь совершить нечто ужасное.
        - Хотите меня заинтриговать?
        Она смотрела на него несколько секунд, как бы пытаясь понять, заслуживает ли он доверия. Наконец она кивнула.
        - Вообще-то, да. Я уже говорила, что хочу внести некоторые изменения в мою жизнь. Мне тридцать шесть лет, и пора что-то менять, мистер...
        - Калеб, Виктория, - сказал он. - Называйте меня Калеб.
        Ее уверенность слегка пошатнулась, когда она увидела эти карие глаза. Потом она кивнула.
        - Хорошо, Калеб, - мягко сказала она. - Просто я не люблю, когда люди пытаются руководить мной. - Она поставила одну руку на бедро, как бы демонстрируя свою решимость. Калеб был очарован.
        - Я не руковожу вами, Виктория. Я просто... жду.
        Выражение ее лица смягчилось.
        - Чего?
        Он ухмыльнулся.
        - Что вы скажете, что вам нравится и что вы собираетесь сделать такое страшное.
        Виктория молчала.
        - Вы передумали? Вы не хотите знать мое мнение? - спросил он.
        Она медленно покачала головой.
        - Нет, я не передумала, но я не могу спросить вас прямо сейчас. Я должна еще подумать. Вы не против, если я приглашу вас поужинать сегодня у меня дома? Это только бизнес, - скороговоркой произнесла она. - Я не приглашаю вас на ужин в обычном смысле, я знаю, что вы не хотите встречаться с ринвальскими женщинами. Я тоже не хочу встречаться с вами.
        Калеб был удивлен. Эта женщина знала, как поставить мужчину на место.
        - Я не имею в виду, что не хочу встречаться именно с вами, - быстро сказала она. - Я не хочу встречаться ни с кем, так же, как и вы.
        Его это не успокоило, наоборот, он был заинтригован. Виктория Холбрук приглашала его к себе домой обсудить деловое предложение. Она меняла свою жизнь и свой бизнес. Она знала, как дороги годы жизни, хотя была еще не старой женщиной.
        - Вы согласны? - спросила она. Сильная и уверенная деловая женщина неожиданно превратилась в нежную леди. - Вы согласны?
        К своему удивлению, он согласился и не знал почему. Может, потому, что она сравнила себя с ним? Она была женщиной строгих правил. Она не боялась признать это, а он был уверен, что многие ее осуждали за это.
        Сейчас она отошла от своих правил, хотя сохраняла определенную дистанцию. Он не знал про нее ничего, хотя она жила здесь уже два года. Газетчик положительно должен больше знать о своих читателях.
        Кроме того, она сказала, что это деловая встреча. Она была правдивой и прямой женщиной, и он поверил ей.
        Если она собиралась сделать какое-то деловое предложение, то оно наверняка должно быть интересным. Он еще не видел, чтобы уверенная в себе, удачливая женщина так нервничала, обсуждая бизнес.
        О нет, он не упустит такой случай. Если Виктория Холбрук собирается сделать что-то ужасное, он должен узнать, что именно.
        Конечно же, это чисто деловое свидание, сказал он себе и обещал Виктории прийти.
        Но, идя вверх по улице, он обернулся и посмотрел на нее. Виктория, скрестив руки сзади, смотрела на свою новую вывеску. Эта поза выгодно подчеркивала ее стройную фигуру.


        - Ну и что она делает? - Дэниз высунулась из окна и посмотрела на него, как бы говоря: «А ну, колись».
        - Она приводит в порядок свой магазин. В этом нет ничего необычного.
        - Ты такой простодушный. Когда такая женщина начинает что-то менять, это всегда что-то значит. Это какой-то знак. Хотела бы я знать, какой.
        - Ах, это.
        Дэниз ткнула в него длинным пальцем.
        - Что ты хочешь сказать этим «ах»?
        Он улыбнулся.
        - Знак, говоришь, Я знаю, что это.
        - Да-а, и что же?
        Калеб протиснулся мимо Дэниз и вошел в офис.
        - Ей надоело, что ее зовут «мисс Холбрук». Она хочет, чтобы ее называли Виктория.
        - Виктория?
        - Да, довольно милое имя, правда?
        - Ты имеешь в виду, что она хочет, чтобы ты называл ее Виктория.
        - Да, она хочет, чтобы я ее так называл. И все остальные тоже.
        Дэниз закатила глаза.
        - Это уловка. Она хочет тебя. Я догадалась.
        Калеб сталкивался с этим. Но Виктории он явно был не нужен. У него было такое чувство, что и дела она с ним вести не собиралась. Происходило что-то странное.
        - Она не хочет меня.
        Он почувствовал некоторое сожаление, когда произнес эти слова вслух.
        Дэниз засмеялась.
        - Что? - спросил он.
        - Эта женщина отказала тебе. Ты запал на нее, а она отказала тебе.
        - Я не запал на нее, Дэниз. - Он вспомнил красивые ноги Виктории под классической черной юбкой и действительно захотел ее.
        Если бы она жила в каком-нибудь другом месте, я бы действительно запал на нее. Он не произнес этого вслух - Дэниз сообщила бы об этом всем в течение часа, включая и саму Викторию.
        Он не хотел, чтобы Виктория Холбрук знала, что ее тело вызывало в нем желание.
        Она, наверное, упала бы в обморок, узнав об этом.
        А он, как принц из сказки, поцеловал бы ее.
        Калеб ругнулся.
        - Дэниз, давай, наконец, поработаем, - прорычал он. - Времени нет. - Несколько часов спустя он разберется с этим странным наваждением, причиной которому была Виктория Холбрук.


        - Я не могу. И о чем я только думала, когда приглашала его? - бормотала Виктория, открыв шкаф и выбирая, что надеть.
        Она знала, почему пошла на это. У нее оставалось все меньше и меньше времени. Она и так пряталась долгие годы.
        И если она хочет ребенка, то ей надо внести некоторые изменения в свою жизнь. Ей нужно больше общаться, заводить друзей, она должна создать мир широких возможностей для своего ребенка.
        У нее будет ребенок. Калеб Фремонт или другой мужчина дадут ей его. Но Калеб был предпочтительнее. Она читала его статьи и увидела в них оригинальный и живой ум. Она вспомнила, сколько деловых людей уважали Калеба за его честность и чувство справедливости. И Виктория вспомнила, что он был добр к ней. Он не смотрел на нее так, будто она была странноватой, что делали другие. И у него крепкое тело.
        Он может передать ребенку свое телосложение.
        - Поэтому ты должна быть на высоте, Виктория. Ты должна быть продавцом и должна убедить его, что тебе от него ничего не нужно, кроме ребенка.
        Виктория поежилась при этой мысли. Почему-то она была уверена, что Калеб хорошо умеет делать это.
        - Это не важно, конечно, - сказала она, смотря на попугая Боба, которого оставили ей родители. - Не обязательно, чтобы это было приятно. Главное, чтобы все получилось.
        И чтобы это вообще произошло.
        - Боб, я должна выглядеть соблазнительно, - объявила она.
        Боб наклонил голову и не сказал ни слова. Вообще-то он сказал «черт подери», это было его любимое выражение, потому что оно привлекало к нему внимание людей. Кроме того, это было любимое выражение ее отца, ведь Боб жил с Дэнисом Холбруком долгие годы.
        - «Черт подери» - это только слова, - сказала она, смотря в зеркало. Она увидела женщину, которая уже увяла. Она сама решила увянуть.
        Ей захотелось подбежать к телефону, позвонить Калебу и сказать ему, что совершила ошибку, но она тут же отказалась от этой мысли. Она не хотела больше думать о том, что у нее нет детей.
        - Итак, мы импровизируем, - сказала она, роясь в шкафу и вынимая красные платья без бретелек, которые принадлежали ее матери. Платья слишком обтягивали ее, но это можно пережить.
        Виктория села за туалетный столик и начала наносить косметику, чего никогда раньше не делала. Она поехала в другой город, чтобы купить эту косметику, боясь, что в ринвальском магазине ее увидит кто-нибудь из знакомых и скажет, что она окончательно свихнулась.
        Через сорок пять минут она встала из-за столика, неуверенная, что все сделала правильно.
        - Черт подери! - сказал Боб.
        - Надеюсь, что выгляжу нормально и не похожа на чудовище из фильма ужасов, - пробормотала Виктория.
        Она взяла платье и попыталась влезть в него.
        - О-хо-хо, - сказала она.
        - О-хо-хо, - передразнил ее Боб.
        - Это не пойдет. Здесь слишком много меня и слишком мало платья, - простонала Виктория. - Я хочу, чтобы Калеб увидел во мне женщину, с которой можно переспать разок-другой, а не женщину, которая напилась и танцует на столе.
        Со злостью она убрала вешалки назад в шкаф. В шкафу висели черные костюмы, черно-белые костюмы, серые костюмы.
        В дверь позвонили. Калеб уже пришел.
        Виктория растерянно посмотрела на Боба.
        - Даже не думай сказать это, - приказала она.
        Но было слишком поздно.
        - Черт подери, - прокричал Боб, как бы прочтя мысли Виктории.
        Она надеялась только, что Калеб не был сплетником. Иначе она распрощается со своей репутацией.
        - Черт подери, - сказала она, потом протопала к двери и рывком открыла ее. Она даже не смогла выдавить из себя улыбку. Все рушилось. Она могла сразу отправить его домой.
        Но не сделала этого. Боб был свидетелем того, что она решила переспать с ним.


        Калеб уставился на Викторию и чуть не подпрыгнул от удивления. Он гордился тем, что много знал о женщинах, но сейчас, смотря на ее накрашенные губы, белоснежные плечи, ее декольте... Он увидел Викторию в таком виде, в каком никогда не надеялся ее увидеть.
        Кто-то сзади нее прокричал «черт подери». А платье Виктории было красного цвета. Не черного, не белого, не серого, а сексуального, дерзкого красного цвета. Калеб даже подумал, туда ли он пришел. Может, у Виктории была близняшка.
        - Я могу прийти в другое время, - сказал он. - Если я не вовремя.
        - Почему не вовремя? - Она подняла подбородок в знак негодования, хотя было видно, что ее трясет. Интересно, сколько людей видели ее в негодовании?
        Очень интригующе.
        Калеб не мог сдержаться и хихикнул. Она была... очень мила, когда злилась. Что-то в ней было. Ему стало интересно, что она сделает, если он скажет ей, что она ошеломляюще красива. Даст ему пощечину? Опять заберется в свою раковину?
        - Мистер Фремонт? - Ее голос был взволнованным.
        - Простите меня, Виктория. Просто вы выглядите...
        Она быстро посмотрела на свой вырез, проследив его взгляд, который скользнул на ложбинку груди. Он почти услышал, как она вздохнула.
        Калеб подавил улыбку, протянул руку и приподнял ее подбородок.
        - Вы не хотите сказать мне, что происходит, Виктория? И... и почему вы так недовольно хмуритесь? Ведь вы сами пригласили меня.
        Он попробовал пальцем разгладить ее лоб, но Виктория подняла лицо выше, и его пальцы повисли в воздухе. У него слегка закружилась голова, и он заставил себя вспомнить, что она - его соседка, его коллега и что она, возможно, не хочет, чтобы он се трогал. Калеб засунул руку в карман.
        - Я пришел не вовремя? - спросил он, пытаясь понять, что все-таки происходит.
        Она сжала руки.
        - Нет, извините. Вы пришли вовремя. Я просто... я хмурилась не из-за вас.
        Калеб обернулся, будто ожидая, что за ним кто-то стоит.
        - Я не единственный приглашенный?
        Виктория покачала головой, и ее черные волосы колечками легли вокруг ее лица.
        - Нет, нет, заходите. Только вы. Со мной все в порядке. Я просто не рассчитала время, и вы застали меня врасплох.
        И она отступила, давая ему пройти.
        Каблук ее шелковой туфельки зацепился за ковер, и Калеб шагнул к ней, чтобы не дать ей упасть. Когда он схватил ее за руки, Виктория глубоко вздохнула, и ее декольте стало еще больше.
        Калеб пытался изо всех сил не смотреть на вырез. Как только она обрела равновесие, он отпустил ее и правой рукой закрыл дверь.
        - Вы хорошо себя чувствуете, Виктория? - вырвалось у него. Он не смог удержаться, чтобы не уставиться на нее.
        Виктория судорожно вдохнула.
        - У меня что что-то не в порядке с лицом? - неожиданно спросила она. - Я не удивлюсь, если что-то не так. - Виктория попыталась выглядеть безразличной. Но эта попытка его не обманула. Леди явно была не в себе.
        Калеб не мог себя остановить - он снова дотронулся до нее, провел рукой по ее подбородку, осторожно повернул ее голову. Слишком много косметики: тени для глаз, губная помада, пудра. Ему нравился запах пудры. Пудра ассоциировалась у него... с женщиной.
        Его охватило чувство тревоги. Что-то говорило Калебу, что надо уходить. При других обстоятельствах он бы так и сделал. Если бы перед ним была другая женщина, он был бы уверен, что все было устроено с целью соблазнить его.
        Он не имел ничего против, но в другом месте и в другое время. Было верхом легкомыслия смешивать бизнес с удовольствием, тем более, если речь шла о такой женщине, как Виктория Холбрук. Он понимал, что самое разумное - это принести свои извинения и уйти, сказав что-нибудь тактичное, и таким образом выйти из ситуации.
        Но что-то тут было не так. Не так было с этой женщиной, Викторией Холбрук. Она никогда так не одевалась, никогда так не выглядела, и он мог бы поклясться, что она не собиралась его соблазнять.


        ГЛАВА ТРЕТЬЯ



        Виктория посмотрела на Калеба и подумала, а с какой стати она решила пригласить его.
        Он глядел на нее так, будто собирал детскую головоломку и потерял последний фрагмент. Мужчины не выглядят такими озадаченными или смущенными, когда испытывают страсть.
        - Калеб?
        - Все прекрасно, Виктория, - сказал он ей. - Ты очень красива. И выглядишь ты просто...
        Он говорил тихим голосом, и на мгновение в его взгляде промелькнуло желание. Калеб подошел ближе. У Виктории дыхание было сбивчивым, и она чувствовала, что ее сердце сейчас выпрыгнет наружу.
        - Как я выгляжу?.. - спросила она, задыхаясь. Ей было трудно говорить, стоя так близко к нему. Она уже давно не стояла так близко к мужчине. Неужели она забыла это чувство?
        - Ты выглядишь просто... на сто процентов...
        Он провел рукой по ее волосам, и в его глазах мелькнула страсть. Виктория смутилась. О чем она думала? Она никогда не была роковой женщиной. Разве она забыла об этом? Разве попытка выделиться из толпы, привлечь к себе внимание не закончилась когда-то плачевно? Она не жалела себя. Жизнь у нее сложилась. Она - хороший бизнесмен, лояльный, правдивый и честный. Она не глупа, почему же так глупо она себя чувствует сейчас?
        Она посмотрела в глаза Калебу. Его взгляд невозможно было прочитать.
        Виктория выдохнула.
        - Это ошибка и очень плохая идея, - громко сказала она, будто говоря эти слова самой себе.
        Калеб поднял бровь. Виктории стало жарко.
        - Какая идея? - спросил он.
        - Эта. - Она подняла подол юбки и показала ему. Потом подняла лицо и указала на свои глаза и губы.
        - Это не похоже на ошибку, - сказал он глубоким голосом.
        - Но это так, - неожиданно сказала она с легкой улыбкой.
        Он снова нахмурился.
        - Виктория, в чем дело?
        Она посмотрела в его серебристо-голубые глаза.
        - Разве ты не сказала мне сегодня утром, что я тебя не интересую?
        Ну да, она сказала, хотя понимала, что врет. Он был красивым, мужественным, сильным и умным. Конечно, он интересовал ее, как любую женщину, но он интересовал ее в ином плане.
        - Да, сказала, - прошептала она. - Черт, Калеб, это неправильно. Давай начнем сначала: ты выйдешь, я сменю одежду, помою лицо, а потом ты вернешься, и все будет нормально.
        Калеб улыбнулся. Она его забавляла! Неутешительная мысль.
        - А если мы просто сядем и ты расскажешь мне, чего хочешь, - предложил он.
        - Тебе это не понравится, - призналась она. - Я знаю, не понравится. Я подумала, что мне стоит попытаться выглядеть как женщины, с которыми ты встречаешься, и попробовать уговорить тебя.
        - Уговорить на что? - спросил он.
        - Я не умею соблазнять. Даже то, что у меня появилась мысль сделать это, говорит о моем безрассудстве.
        - Ты безрассудна? - мягко спросил он, взял ее за руки и посадил на кушетку. Он сел рядом с ней, и она явно разнервничалась. - Виктория, что случилось?
        Смотря ему в глаза, она пыталась найти нужные слова. Она была плохой актрисой. Прямота и честность всегда были ее принципами.
        - Я хочу, чтобы ты дал мне ребенка.
        Калеб застыл, и она поняла, что он шокирован.
        - Это деловая сделка, разумеется, - сказала она, пододвигаясь к нему ближе. Она прикусила губы и попыталась объясниться. - Я не хотела обманывать тебя. Это платье и косметика... это действительно плохая идея. Я думала, что тебе будет легче представить нас вместе, если ты отнесешься к этому, как к бизнесу. Мне больше ничего не надо. Это не займет много времени. Все, что тебе придется сделать - это. .
        - Не говори, - сказал Калеб. Его голос был напряженным. - Думаю, я прекрасно знаю, что нам надо делать.
        Она не сомневалась в этом. И еще она была уверена, что он хотел ее унизить.
        - Я обидела тебя? Тебе неудобно? Прошу, прими мои извинения, - сказала она, уставившись на свои руки и не скрывая грусти в голосе.
        - Виктория. - Калеб слегка нагнул голову, чтобы заглянуть ей в глаза. - Я практически не знаю тебя, но понимаю, что такое поведение на тебя не похоже. Неужели ребенок так много для тебя значит?
        Она не хотела смотреть на него. Она была смешна. Всю жизнь Виктория старалась не показывать, что у нее на душе, а теперь он узнал о ней так много, но это ни к чему не привело.
        - Виктория, - ласково сказал он, и Виктория испугалась, что он сможет узнать о ней еще больше.
        Она взглянула на него, глубоко вздохнула и попыталась говорить твердым голосом:
        - Да, я хочу прижать ребенка к груди, спеть ему колыбельную, защищать его... просто любить его и говорить ему, что он особенный. Может, это звучит глупо, сентиментально, но я всегда хотела ребенка.
        - Я понимаю тебя, но есть же другие способы.
        - Я знаю. Я рассматривала такую возможность, но не хочу этого. Откуда мне знать, что донор - не какой-то хулиган, который с легкостью украл сумку у старушки? И что он сдал свою сперму, потому что за это хорошо платят?
        Виктория посмотрела на Калеба. К ее радости, он не смеялся.
        - А как насчет усыновления? - предложил он.
        - Возможно, - согласилась Виктория, - но я бы хотела все испытать сама - и беременность, и роды. Это для меня важно. Иначе я никогда бы не попросила тебя об этом.
        - Знаю, - сказал он. - Это не похоже на тебя, ведь так? - Он погладил ее платье.
        Да, на нее это не похоже.
        - Я не умею соблазнять, - сказала она. - Я не люблю особенно выделяться. Я ношу черное.
        - И белое, - добавил он. - Я видел тебя только в черно-белом.
        - Да.
        - Не пользуешься косметикой.
        - Да. У меня аллергия на косметику. - Она моргнула.
        - И ты с трудом заставила себя надеть это соблазнительное платье и накраситься.
        - Да. Все дело в том, что у меня мало времени.
        - Ты сказала, что тебе тридцать шесть лет. Ты еще не стара.
        - Я старею. Может, у меня и сейчас уже возникнут проблемы с зачатием.
        - Не думаю.
        - Но это возможно. Я никогда не была с мужчиной.
        Она услышала, что Калеб затаил дыхание. Он поднялся и посмотрел на нее.
        - Виктория, ты понимаешь, что предложение стать отцом твоего ребенка - большая честь для меня. Я удивлен. Более того, я польщен.
        - Тебе не придется быть отцом в прямом смысле, - быстро сказала она, понимая, что упускает свой шанс. Было совершенно ясно, что следующим словом будет слово «но». Я польщен, но...
        - Я понял, что ты хочешь, - сказал Калеб, - и действительно надеюсь, что ты найдешь решение этой проблемы. Я бы на твоем месте еще раз подумал об искусственном зачатии. Боюсь, что не подхожу для этого.
        Виктория хотела сказать ему, что это не так. Но она знала, что он прав. Он не хотел.
        Она кивнула.
        - Я отняла у тебя слишком много времени, - сказала она, выдавив улыбку. Она нагнулась, взяла с кушетки шаль и начала разворачивать ее.
        Калеб протянул руку и забрал шаль. Он закутал ею плечи Виктории. Потом провел пальцем по ее губам.
        - Ты очень смелая женщина, Виктория. Я надеюсь, что твоя мечта исполнится.
        Виктория передернула плечами.
        - Не беспокойся. Исполнится, - сказала она и проводила Калеба до двери.


        Калеб был в смятении. Что с ним?
        Маленькая, тихая, скромная Виктория Холбрук, которая редко улыбалась, не выделялась из толпы и занималась исключительно своими книгами и своим магазином, только что превратилась в умопомрачительную красавицу и попыталась его соблазнить.
        - Нет, не соблазнить, болван. Ты ее не интересуешь - только твои гены. - В первый раз женщина интересовалась именно этим. Женщины встречались с ним ради развлечения, любви, с надеждой выйти за него замуж, ради статьи в газете, посвященной им или просто ради секса, но никому из них не нужно было его ДНК.
        Она сказала, что не умеет соблазнять.
        - Она чертовски не права, - пробормотал он, распахивая дверь своего офиса на следующее утро.
        - Кто не права? - спросила Дэниз.
        - Ты.
        Она нахмурилась.
        - В каком вопросе?
        - Ты не права в том, что я нечестен в отношениях с женщинами. - Он не собирался объясняться и выдавать секрет Виктории.
        - Хмм, - сказала Дэниз. - Ты хочешь сказать, что дал обет безбрачия?
        Калеб даже передернулся. Он вспомнил светящиеся надеждой глаза Виктории, когда она просила дать ей ребенка, и каким он оказался негодяем, сказав, что не может этого сделать. Он вспомнил ее нежное тело. Но обет безбрачия?..
        - Может быть, - согласился он. Он не притронется к Виктории. Ведь, притронувшись к ней, он может захотеть большего и повести себя как последний негодяй. Его отец разбил сердце его матери и разбивал не раз, пока она не превратилась лишь в тень той прекрасной женщины, какой была когда-то. Калеб вспомнил глаза Виктории и подумал, как она ошиблась, посчитав его более благородным и порядочным, чем он был на самом деле. Калеб вспомнил всех тех женщин, чьи сердца он разбил и чью гордость попрал, не желая этого. В таких ситуациях не было победителей. Лучше всего вообще избегать таких ситуаций. Тогда никто не будет страдать.
        Как он мог принять предложение Виктории? Он не хотел отягощать ее ненужными страданиями. Он не мог причинить ей страдания.
        - Ты? Калеб Фремонт? Дал обет безбрачия? - Дэниз закатила глаза. - Я скорее поверю в то, что свиньи летают и танцуют с волшебными феями.
        Калеб постоянно вспоминал стройные ноги Виктории. Он увидел их в тот момент, когда садился на кушетку. Неожиданно он подумал, что Виктория захотела, чтобы он увидел ее ноги и слегка приподняла платье. Эта мысль возбудила его.
        - Калеб? Ты не ответил. Какой честный поступок ты совершил? - спросила Дэниз.
        Калеб просто рыкнул в ответ:
        - Я отказал прекрасной женщине.
        Дэниз закатила глаза.
        - Ты? Почему?
        Калеб уселся на стул и начал разбирать бумаги.
        - Потому что она заслуживает лучшего. А теперь давай...
        - Знаю. Давай приступим к работе. И ты хочешь работать после такого заявления?
        Да, он хотел работать. Работа - это все, что ему сейчас нужно. Он хорошо писал и всегда был правдивым, честным и достойным журналистом. Калеб излагал только факты, не высказывая своего мнения, он не прибегал к обличительным речам, которые могли бы сломать жизнь людям.
        Он любил свою газету. Калеб спасался только работой после того, что произошло между ним и его невестой, Мэри. Он до сих пор чувствовал за собой вину.
        Калеб не собирался круто менять свою жизнь и снабжать женщину хромосомами только потому, что она хочет забеременеть. И он никогда не позволит себе прикоснуться к Виктории Холбрук.
        Он даже не приблизится к женщине, которая не понимает, что с ним можно только развлечься, посмеяться и пощекотать себе нервы, потому что он всегда будет возвращаться к своей работе. У него были свои правила, и женщины, с которыми он встречался, должны были следовать им. Теперь к его правилам добавилось еще одно - он не переспит с женщиной, чтобы сделать ее беременной.
        И неважно, как вежливо она будет просить.
        Боже, он не знал Викторию Холбрук. И если она надеялась, что он сделает ей ребенка, то она не знала его совершенно.


        - Он был прекрасен, Боб. Именно то, что мне надо, - сказала Виктория через два дня. - Послушай, я собрала о нем информацию, пользуясь его же газетой и Интернетом. Я задавала вопросы покупателям «Газеты», что они думают о ней и о ее главном редакторе. Никто не сказал о нем ни одного плохого слова. Многие хвалили его за ум, честность, достоинство, прямоту, за хорошую работу и за то, что он всегда пишет правду. Ты видел, каким добрым и порядочным он был со мной. Он ни разу не сказал, что я сумасшедшая, хотя похоже, что так оно и есть. Мама и папа гордились бы мной за мою решительность.
        - Папа, - сказал Боб, и Виктория могла бы поклясться, что в его интонации послышались печальные, задумчивые нотки.
        - Да, я тоже по нему очень скучаю, старый кривляка. - Ее родители были прирожденными артистами. И их всегда огорчало, что она была равнодушна к огням рампы. Но они все равно любили ее. И она заботилась о них до самой их смерти два года назад. Вот почему она приехала в Ринваль - ведь ей нужно было начинать все заново, а этот город был как раз подходящим местом. В небольшом уютном Ринвале не было ни одного книжного магазина. Ей сразу понравился этот городок с его старомодными домами из красного кирпича и старыми огромными дубами по обеим сторонам широких, тихих улиц. И ей очень нравилось название города. Ведь «Ринваль» значит «новый». Подходящее место, чтобы начать новую жизнь.
        Она неплохо справлялась эти два года. Нельзя сказать, что у нее было очень много покупателей, но ей хватало на достойную жизнь. Размеренное течение здешней жизни нравилось ей. Единственное, что тяготило ее, - это одиночество и отсутствие ребенка. Конечно, хорошо, что у нее был Боб, но он был старым, и это был всего лишь попугай.
        - Я попробую идти другим путем, Боб. Нам нужно все сделать правильно. Я не хочу впускать любого к себе в постель. - Когда Виктория смотрела на мужчин из Ринваля, она не могла даже представить себя в постели с ними. Все в ней протестовало против этого. Может быть, это трусость, но ведь должен же быть в городе другой хороший человек, кроме Калеба.
        - Калеб бы подошел мне. - Она вспомнила, каким нежным движением он обернул шаль вокруг ее плеч, как громко билось ее сердце, когда он смотрел на нее. Она бы не испугалась, если бы Калеб дотронулся до нее.
        Но Калеб не захотел дать ей ребенка. И она не могла заставить его выполнить ее просьбу.
        Единственное, что она могла сделать - это найти другой путь.


        Через три дня после его встречи с Викторией на столе Калеба оказалось странное объявление. Калеб не знал, кто еще видел его. К нему оно попало только потому, что Дэниз лежала дома с простудой и ему приходилось выполнять ее работу.
        Это было анонимное объявление. В нем говорилось:

«Требуется: здоровый, умный мужчина, который согласится помочь женщине забеременеть. Ему будет выплачена вперед тысяча долларов и еще четыре после того, как дело будет завершено. Никаких обязательств по отношению к женщине и будущему ребенку. Мужчина должен предъявить пять рекомендаций от знакомых и три с места работы. Отсылайте письма на имя «Будущая мама». Ящик В482 почтового отделения в Дэлловее, штат Иллинойс. Женатых мужчин просьба не обращаться».


        - Черт-те что! - воскликнул Калеб.
        - Что-то случилось, Калеб? - Стэн Ричи выглянул из другой комнаты.
        Калеб думал, что его голова просто взорвется.
        - Я вернусь через десять-двадцать минут, - сказал он, взял листок бумаги и вышел.
        Пройдя немного, Калеб налетел на двух пожилых людей и леди, которая выгуливала свою собаку. Пробормотав извинения и убедившись, что с ними все в порядке, он пошел дальше. Он рванул дверь в магазин.
        В магазине, обычно тихом и спокойном, сейчас было много народу и горел яркий свет. Калеб застыл на месте. Он совсем забыл. Виктория сменила имидж, и теперь в ее магазине на стенах были нарисованы облака и звезды, на стеллажах стояла художественная литература и детские книжки, а на ковре стояли кушетки. Было много цветов, печенья и женщин.
        Все обратили внимание на то, как резко открылась дверь.
        Он сразу нашел Викторию в толпе. Его глаза метали молнии.
        Виктория удивилась.
        - Мистер Фремонт? - спросила она.
        Мистер Фремонт? Она называет его мистер Фремонт, хотя только три дня назад она просила его лечь к ней в постель, чтобы зачать ребенка.
        А теперь она предлагает себя первому встречному.
        - Нам нужно поговорить, - сказал он, игнорируя посетителей.
        Виктория посмотрела на толпу народа.
        - Вряд ли нам это удастся. Я не могу уйти. У меня покупатели.
        Калеб вытащил блокнот и ручку, которые всегда носил с собой.
        - На тот случай, если кто-то захочет что-то купить, - сказал он, входя в магазин и кладя блокнот на журнал регистрации. - Я компенсирую вам стоимость первой книги, которую у вас купят в ближайший час, - сказал он, обращаясь к толпе, но не сводя глаз с Виктории.
        Виктория смутилась.
        - Это не обязательно.
        - Ваше отсутствие в магазине может обойтись вам в круглую сумму, а ведь у нас с вами деловые отношения, не так ли? Бизнес?
        Виктория подняла подбородок.
        - Я никогда иначе не думала.
        Точно. Она хотела сделать ребенка, черт возьми, и считала это бизнесом. Теперь она упрашивала мужчин сделать это в своем объявлении. Калеба интересовало, обращалась ли она с той же просьбой к кому-нибудь до того, как прийти к нему. Неужели она не понимала, что полно мужчин, которые захотят воспользоваться ею? Мужчин, которых не интересует ее желание завести ребенка, которые просто захотят залезть к ней в постель?
        Посмотрев в ее глаза, он понял, что у нее даже мысли подобной не было. Что она сказала ему? Что она дева? Его ярость возрастала.
        - Пойдемте, - сказал он, протягивая руку. Она посмотрела на него так, будто он предложил ей прижать к себе крокодила.
        Глаза всех посетителей уставились на них. Они стали центром внимания. Он мог поклясться, что она вздрогнула. Виктория сложила руки за спиной и нервно сцепила их.
        - Если вы так боитесь за магазин, - сказал он более мягким тоном, - я сделаю по-другому. Сделайте заказ на пятьдесят копий вашего вчерашнего бестселлера. - Он многое узнал о ее магазине благодаря статье в его газете, которая была посвящена местному бизнесу. Каждый день она писала на доске название вчерашнего бестселлера.
        Виктория подняла бровь.
        - Вы этого хотите? Разносчик привез художественную литературу и другие книги только сегодня утром, а вчера я продавала исключительно исторические романы.
        - Не важно.
        - Вы уверены? - Она говорила очень громко.
        - Хорошо, скажите, как называется вчерашний бестселлер?
        - Это нечто, что вам будет интересно, Калеб. - Виктория поднесла к нему маленькую доску с названием. Книга называлась «История и искусство контрацепции».
        Виктории самой стало неудобно.
        - Я выйду с вами, - неожиданно сказала она. - Забудьте про книги.
        - Как приятно, что вы составите мне компанию, - сказал он, - но про книги я не забуду. Я не отступаю от своих слов. Пятьдесят копий, - повторил он.
        Он взял ее за руку и потянул к выходу. Ее нежные пальцы выскользнули из его ладони.
        Он притянул ее ближе, и это было ошибкой, потому что он почувствовал, что начал возбуждаться.
        Выйдя из магазина, Виктория уставилась на него.
        - Калеб, почему ты так расстроен? - спросила она. - Я не хотела спрашивать, там было много народу. Теперь нам никто не мешает, и я хочу знать, почему ты так зол. Я бы могла понять, если бы ты разозлился тогда, но я извинилась. Я думала, что мы все выяснили.
        Он помахал листом, на котором было напечатано объявление.
        - Ты написала это?
        Она внимательно и спокойно прочитала объявление.
        - Да, я. Ну и что?
        Калеб придвинулся ближе, он почти касался ее. Ее карие глаза, ее изящная фигурка и этот деловой тон сводили его с ума. И это хрупкое тело она собиралась предложить первому встречному.
        - Вам, мисс Холбрук, - сказал он, специально называя ее так, зная, что она не любит подобное обращение, - нужно научиться распознавать мужчин.
        Виктория посмотрела на него. Он еле сдерживал себя, чтобы не притянуть ее к себе и не поцеловать.
        - Ты хочешь научить меня? - неожиданно спросила она.
        Калеб глубоко вздохнул.
        - Определенно. Пойдем к тебе, и я расскажу, что тебе надо знать.
        И тут он не сдержался. Он придвинулся ближе, схватил ее и пылко поцеловал.
        Виктория вздохнула во время поцелуя, и это совершенно свело его с ума.
        - Что это было? - спросила она, ее голос дрожал.
        - Это, - сказал он, - был первый урок.
        В его словах не было никакого смысла, но Калебу было наплевать. Желание поцеловать Викторию поглотило его. Ее губы были такими сладкими, что от них невозможно было оторваться. Только бы не потерять голову, подумал он.


        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ



        Мысли Виктории путались. Ее губы дрожали и горели. Она очень многого не знала о мужчинах и не могла понять, почему мужчина, которого она практически не знала, вызвал в ней такие чувства.
        - Почему ты такой злой? - сказала она, останавливаясь перед своим домом.
        Калеб сжал ее руку и повернулся, чтобы посмотреть на нее.
        - Ты ведь не собираешься обсуждать это на улице? - спросил он, нахмурив лоб.
        Его серебристо-голубые глаза испытующе смотрели на нее, и она поняла, что не знает, чего хочет. Виктория оглянулась. Вокруг никого не было, но рядом стоял Калеб и смотрел так, будто мог видеть сквозь ее строгий костюм. Виктория почувствовала себя раздетой. Но хуже того, она поняла, что она хочет, чтобы ее раздели. Не дай бог, чтобы кто-нибудь узнал ее мысли, и особенно Калеб, который сказал, что не хочет спать с ней.
        Виктория распрямила плечи и высокомерно посмотрела на Калеба.
        - Хорошо, я сделаю, как вы хотите, мистер Фремонт, - сказала она, осторожно обходя его и приглашая его войти.
        На секунду Виктории показалось, что она услышала какой-то звук, и она тут же поняла - Калеб смеется над ней!
        Виктории хотелось убежать. Калеб унизил ее, смутил, из-за него она надела красное платье, и к тому же он услышал ругательство Боба. Он поцеловал ее, от этого поцелуя у нее горели губы, а для него этот поцелуй ничего не значил. А теперь он еще и смеется над ней. Она никогда еще не чувствовала себя так странно. Калеб смотрел на нее оценивающим взглядом - наверное, он сравнивал ее с теми женщинами, с которыми встречался. С настоящими женщинами, которые знали, как носить обтягивающие красные платья и правильно пользоваться косметикой. С женщинами, которые умели заставить мужчину переспать с ними. С женщинами, на которых она не была похожа. Но вообще-то, если не считать того, что она рассматривала Калеба Фремонта, как прекрасного донора спермы, он ровным счетом ничего не значил для нее. Она сделала ошибку, выбрав его, но теперь она все исправит.
        - Мистер Фремонт, - сказала она, не давая ему возможности ее отчитывать, - вам не обязательно говорить со мной на эту тему. Уверяю вас, я уже взрослая и все могу решать сама.
        Он медленно покачал головой.
        - Извините, но вы далеки от истины.
        Виктория обиделась на эти слова.
        - Я старше вас, - сказала она. - Мне тридцать шесть, а вам - тридцать четыре. - Было неприятно произносить это вслух. Она запала на мужчину моложе себя, и он отказал ей. Но обижаться она не должна. Ведь она предложила ему переспать с ней по чисто деловым соображениям.
        Калеб молчал.
        Виктория скрестила руки.
        В глазах Калеба на долю секунды промелькнула насмешка. Она, наверное, казалась ему ребенком или дурой.
        - Два года ничего не значат, Виктория, но я говорю не о том, что вы старше меня, - сказал он, подойдя ближе, - и не о том, как вы выглядите, потому что вы выглядите как совершенно взрослая женщина. В том-то и проблема. - Его голос стал тише. Виктория пыталась не думать, как точно Калеб оценивает женское тело.
        - Вы должны знать, что у меня степень магистра, - сказала она, - если вы сомневаетесь в моей образованности.
        - Я не сомневаюсь, что вы очень образованная леди, но это совершенно не важно для того, чем вы собираетесь заняться.
        - Я очень хорошо обдумала текст объявления.
        - Вы предлагаете воспользоваться вашим телом куче незнакомцев. - Он придвинул к ней объявление так, чтобы она смогла прочитать его.
        Виктория отвернулась.
        - Я знаю, что там написано. Это я написала его. Помните?
        - Ах, да, я и забыл, - сказал он, смотря ей прямо в глаза так проникновенно, будто хотел прочитать ее мысли. - Интересно знать, о чем вы думали, когда писали это?
        - Я думала о том, что хочу ребенка и что есть другие способы добиться этого, помимо усыновления.
        - Мы уже обсудили некоторые из этих возможностей. Вы отказались от них. Полагаю, что вы до сих пор хотите забеременеть проверенным способом.
        Он говорил почти шепотом. Виктории было трудно дышать.
        - Конечно, - наконец выдавила она.
        - Конечно. А что подумают те мужчины, которые прочтут ваше послание? - спросил он, смотря на листок, который держал в руках. - Вы об этом думали?
        Она знала, на что он намекал.
        - Я постаралась, чтобы объявление было чисто деловым. По крайней мере я на это рассчитывала.
        Он медленно покачал головой.
        - Мужчины так не подумают.
        - Разве они не заключают деловых сделок?
        - Да, они заключают сделки, но это не совсем бизнес, когда мужчина залезает к женщине в постель.
        Виктория хотела что-то сказать, но Калеб опередил ее:
        - Виктория, это может быть опасно. Это на самом деле опасно. Не делай этого.
        - Я настояла на рекомендациях.
        - Люди могут подделать рекомендации. Они могут их купить. Ты толкаешь их на это.
        - Это не стоит таких денег.
        - Это стоит и денег, и секса, и отсутствия обязательств. Многие мужчины отнесутся к этому объявлению, как к лотерейному билету. Я хочу сказать, мужчины без принципов. Ты не можешь настаивать на этом.
        Но Виктория не хотела больше слушать.
        - Ты не можешь знать, что я чувствую. И ты не понимаешь, как я хочу ребенка. Я все решила. Я хочу ребенка, и, Калеб, я сделаю это. И не надо меня отчитывать, как несмышленыша. Я живу одна уже два года и доказала свою самостоятельность. Тебе не нужно волноваться за меня, потому что я не собираюсь совершать глупость. Во всяком случае, не собираюсь пускать к себе в постель первого встречного.
        Калеб шумно выдохнул.
        - Но меня ты же хотела впустить к себе в постель. Многие люди сказали бы, что это не самый умный поступок.
        - Значит, люди ошибаются. Я постаралась кое-что выяснить, прежде чем обратилась к тебе.
        - Очень трудно узнать главное о мужчине, просто покопавшись в публикациях. - Он пытался дать ей понять, что говорит о физической близости.
        Виктория тяжело сглотнула.
        - Мне не нужно знать многое. Только то, что касается моего здоровья и здоровья моего ребенка.
        - Но этого недостаточно.
        - Достаточно. - Виктория посмотрела ему в глаза и поняла, что он полностью уверен в своих словах. Калеб - хороший парень. Это сразу видно. Поэтому она и выбрала его. Как бы он ни волочился за женщинами, он не хотел делать им больно. Он много писал о женщинах, и женщин тянуло к нему, они любили его.
        Но Калеб не хотел стать частью ее жизни, это она втянула его. Он уже стал чувствовать себя ответственным за нее. Его нужно успокоить.
        Она улыбнулась Калебу и на секунду пожалела, что не он даст ей ребенка. Она пыталась не думать о том, что не будет близка с ним. Это не должно волновать такую женщину, как она.
        Виктория постаралась успокоиться и подошла к нему ближе.
        - Я ценю твою заботу, Калеб. Но тебе не стоит беспокоиться. Я уверена, все будет хорошо. Обещаю тебе, что буду вести себя осторожно. Я отберу подходящих кандидатов и не пойду на этот шаг, пока не буду абсолютно уверена, что выбрала правильно.
        - И каким же образом ты будешь в этом уверена? - спросил Калеб, неожиданно уперевшись одной рукой о стену за ее спиной и пододвигаясь к ней ближе. Самоуверенность Виктории сразу куда-то пропала, сердце начало бешено колотиться. Желание, которое накопилось у нее после долгих лет одиночества, готово было выплеснуться наружу. И это желание вызвал мужчина, которого она не интересовала.
        - Так каким же образом? - повторил он.
        Виктория прислонилась к стене и попыталась успокоить учащенное дыхание.
        - Хм... когда пойму, что это безопасно, - прошептала она.
        Калеб рявкнул:
        - Это невозможно! Виктория, ты предлагаешь мне деньги за то, чтобы я занялся с тобой любовью. Предлагаешь их мужчине, у которого нет предрассудков.
        - При чем тут предрассудки? Мне нужен здоровый и умный мужчина. Ты понимаешь это, Калеб? Мне нужно только это.
        - Я не смогу отговорить тебя? - спросил он.
        Она прикусила нижнюю губу.
        - Мог бы, - выговорила она, - но ты сказал, что не можешь мне помочь.
        Это замечание явно обидело его.
        - Это не в моем характере, Виктория, - сказал он.
        Виктория кивнула.
        - Хорошо. Нет проблем. Но я все сделаю по-своему. Тебе не стоит беспокоиться. Со мной все будет в порядке.
        Калеб помолчал и пошел к двери. Он потянулся к ручке и уже на пороге сказал:
        - Я не могу напечатать это объявление.
        Виктория уставилась на него.
        - Есть газеты в других городах.
        - Я заметил, что ты просила писать в почтовое отделение Дэлловея. Почему?
        - Я не хочу, чтобы здесь все знали.
        Она чувствовала, что он не успокоится.
        - Я сделала ошибку, обратившись к тебе, - сказала она, подумав. - Не надо было втягивать тебя в эту историю.
        - Но ты уже втянула меня, - ответил он, - и теперь ничего нельзя изменить.
        Калеб вышел. А Виктория так и не поняла, что он имел в виду.


        Калеб опубликовал объявление Виктории, ничего не изменив в нем. В конце концов, он не имел права вмешиваться. Прошла неделя. Он постоянно думал о Виктории. Получила ли она какие-нибудь письма? Наверняка получила. Что за люди написали ей? И что за письма?
        При этой мысли он побледнел. Мужчины есть мужчины. Он мог только предположить, на какие гнусности они способны.
        Его раздражало и то, что Виктория предлагала за это деньги.
        Но больше всего его раздражало собственное поведение. Она хотела от него поддержки, а он не смог помочь. Это случалось с ним не впервые, но неужели он так и не сделал выводов? И почему сидит здесь и ничего не делает?
        Калеб поднялся из-за стола и направился к двери.
        - Ты куда? - закричала Дэниз. - Обедать рано, и ты сам сказал мне, что нужно готовить следующий выпуск.
        Дэниз была права.
        - У меня дело. Я быстро, - сказал Калеб, не обращая внимания на ее подозрительные взгляды. Конечно, Дэниз проследит, как он идет вниз по улице и сообщит всем о его уходе. Калеб пожалел Викторию.
        Он направился в ее магазин. Прошел мимо двух горшков, в которых росли растения из Новой Гвинеи. Эти цветы тоже были символом того, что Виктория меняет свою жизнь.
        В магазине опять было полно женщин, но он сразу увидел Викторию, напоминавшую алебастровую розу среди огненных маков.
        Она разговаривала с четырехлетней Элли Макалистер. Родители Элли еле сводили концы с концами и некоторые местные торговцы давали им в долг, чтобы хоть как-то помочь. Книги не были первой необходимостью, но, похоже, Виктория считала иначе. Взгляд Виктории был мягким, и в ответ на какие-то слова девочки она согласилась с ней.
        - Мне тоже нравятся туфельки Спящей Красавицы, но твои красивее, потому что на них классные пряжки.
        Элли хихикнула, ее лицо посветлело, когда она посмотрела на свои поношенные туфельки. Улыбнувшись Виктории, девочка сжала книжку с картинками в руках и побежала к матери. Калеб перевел взгляд с ребенка на посетителей и увидел, что все обернулись и смотрят на него. Многие помнили, что в прошлый приход он выглядел мрачнее тучи и буквально выволок Викторию из магазина. В таком маленьком городке как Ринваль, эти вещи замечались и запоминались. Плохо.
        - Всем привет, - здороваясь, обратился он к толпе и направился к стеллажам. Ему хотелось поговорить с Викторией, но он дал себе слово сделать это тактично и незаметно. Вообще-то надо было поймать ее по пути домой. Удивительно, что не смог подождать.
        Потому что ты ответствен за нее, подумал он. А положение, в котором она оказалась, было не из лучших. Она ни одной душе не скажет, если случится какая-нибудь неприятность с потенциальным папашей. Виктория считала, что со всем справится сама. А он чувствовал себя так, будто позволял какому-то парню пользоваться ею.
        Может, неизбежное уже случилось? Может, поэтому она была такой бледной и нервной. Ему определенно стоит ее подождать.
        Калеб посмотрел на часы. Элли и ее мать ушли. Ушли и некоторые другие посетители. Оставшиеся женщины с интересом смотрели, как он подходит к Виктории.
        Виктория явно нервничала. Но почему?
        - Хочешь пообедать со мной, Виктория? - спросил он тихо.
        Она моргнула. Нельзя же просто закрыть магазин.
        Он посмотрел, как называется книга дня. Черт, «Как заставить мужчину благоговеть перед собой».
        - Я возьму пятьдесят штук, - сказал Калеб, указывая головой на анонс. - Эти книги пополнят мою коллекцию.
        Женщины зашептались. Кое-кто был здесь в прошлый раз, когда он упрашивал Викторию выйти с ним. Это явно самая несговорчивая женщина из всех, с кем он встречался за последнее время.
        Калеба бросило в жар, когда он вспомнил ее в красном платье, открывавшем белоснежные плечи и прекрасные колени.
        - Зачем тебе столько? - спросила Калеба какая-то женщина. - Ты что, собираешься открыть собственный магазин и составить Виктории конкуренцию?
        Калеб не собирался ловчить как в прошлый раз.
        - Мне кажется, Виктория голодна, - сказал он. - Я тоже хочу есть. Пятьдесят книг.
        Виктория посмотрела на него, будто он предложил что-то неприличное.
        Она не взяла его руку и не подошла ближе.
        - Хорошо, сто экземпляров.
        Виктория собиралась запротестовать. О, она очень хорошо умела протестовать.
        - Ладно, сто пятьдесят копий, - упорствовал он, поднимая ставку.
        - Теряешь сноровку, Калеб, - сказал кто-то. - Интересно, сколько ты еще предложишь? Хорошо, что ты богатый человек.
        Эти слова вывели Викторию из ступора.
        - Никаких книг, - сказала она. - Честно говоря, я сама хотела пригласить тебя на обед.
        Калеб приподнял брови. Потрясающе. Она была никудышной лгуньей, но сейчас надо было отдать ей должное. Отважная Виктория Холбрук!
        - Я вернусь через полчаса, - сказала она покупателям.
        И подала Калебу руку.
        - Сто пятьдесят копий, - повторил он и посмотрел на Джули Эштон, которая иногда помогала Виктории. - Иди, Джули, и сделай заказ. Я заберу книги, когда они придут. И не ждите Викторию раньше, чем через час. Мы едем в Дэлловей.
        Виктория бросила на него быстрый взгляд. Калеб подумал, что сейчас она возмутится. Ему начинало нравиться спорить с Викторией. Было что-то возбуждающее в препирательствах с ней. Сейчас она поставит его на место.
        Вместо этого девушка взглянула на него и улыбнулась.
        - Хорошо, Калеб. Я уже неделю хочу поехать в Дэлловей.
        Значит, она еще не проверяла свой почтовый ящик. Что ж, поможем ей разобрать почту.
        Он разозлился, хотя и не мог понять почему. Может оттого, что только что купил никому не нужные сто пятьдесят книг, которые придется пожертвовать библиотекам всего штата.
        Ведь Виктории не нужен ни один экземпляр книги «Как заставить мужчину благоговеть перед собой». Скоро вокруг нее будет крутиться столько мужчин!
        А его там не будет.


        ГЛАВА ПЯТАЯ



        Хорошо, что Дэлловей недалеко, подумала Виктория, когда они подъезжали к городу. Виктория сидела рядом с Калебом и не могла не заметить, какие длинные у него ноги. Калеб смотрел на дорогу, а Виктория смотрела на него.
        Вдруг он повернул голову и заметил ее взгляд. Виктория сжалась.
        - Наверное, ты считаешь меня чересчур назойливым, - сказал он. Но в этот момент Виктория думала о том, что у Калеба очень соблазнительные губы и что многие женщины, наверняка, умирают от желания поцеловать его.
        Долгие годы Виктория гнала от себя подобные мысли.
        - Ты действительно очень настойчив. - Она попыталась отогнать свои мысли. - Интересно, почему ты захотел поехать со мной в Дэлловей? Думаешь, эти письма могут выбить меня из колеи?
        Калеб быстро посмотрел на Викторию.
        - Нет, это не выбьет тебя из колеи, ты со всем справишься сама. Но кто-то должен быть рядом.
        - Но почему именно ты?
        - Ты всегда все говоришь напрямик, да, Виктория?
        Его голос был таким холодным...
        - Я не прячусь от правды. Я попросила тебя переспать со мной.
        - Нет, переспать - значит заняться любовью. А ты хочешь не этого. Тебе нужен ребенок. Никаких обязательств, никакой страсти. Правильно?
        Он снова посмотрел на нее, и от этого взгляда невозможно было укрыться. Виктория подумала, сколько женщин смотрели в эти глаза?
        - Виктория!
        - Да, мне нужен ребенок, - согласилась она. - Мне не нужна страсть. - Его слова рассердили ее. - И я не жду помощи.
        - Если бы ты не нуждалась в помощи, ты не напечатала бы это объявление. И мы бы не ехали сейчас на почту. И это вовсе не позорно - хотеть, чтобы кто-то был рядом.
        Виктория всегда все преодолевала сама. Родители любили ее, но они были слишком поглощены друг другом и работой. Дочь очень отличалась от них, они смотрели на нее как на нечто странное и предоставляли самой себе. Она привыкла рассчитывать только на себя.
        - Виктория?
        Она кивнула.
        - Да?
        - Разреши, я пойду с тобой.
        - Ты чувствуешь ответственность за меня?
        Калеб немного подумал.
        - Не знаю, почему я это делаю, но хочу помочь тебе. Ведь мы же соседи и коллеги. Соседи помогают друг другу. Такое объяснение тебя устраивает?
        Это ей было понятно.
        - Хорошо, - сказала она, улыбаясь. - Прекратим спор.
        Калеб рассмеялся.
        - Мы уже приехали. - Он припарковал машину, открыл дверцу и помог ей выбраться, поддерживая за спину.
        Виктория вздрогнула. Мужчины раньше не дотрагивались до нее так как это сделал Калеб. Это было лишь случайное прикосновение, но почему оно вызвало дрожь?
        Надеюсь, он ничего не заметил?
        Они вошли на почту.
        - Ящик номер В482? - спросил он.
        - Ты помнишь? - Виктория не смогла сдержать улыбки.
        Когда она открыла ящик, внутри оказался только ключ и маленькая записочка.
        - Слишком много писем. Им пришлось переложить все в более крупный ящик, - сказал Калеб, прочитав записку.
        Когда Виктория открыла другой ящик, у нее перехватило дыхание.
        - Господи. Я и не думала... - Она посмотрела на Калеба.
        Вид у него был угрюмый.
        - Пойдем поедим. Потом я отвезу тебя домой. Тебе надо подкрепиться, а потом спокойно разобрать почту.
        У Виктории не было сил думать, говорить. Наконец она произнесла.
        - Мне нужно вернуться в магазин. Джули...
        - Поймет, что иногда тебе нужно побыть одной. И не нужно знать почему. Ведь владелец магазина - ты.
        Виктория задумалась, но кивнула в ответ.
        - Ты прав. Мне нужно разобраться с этими письмами.
        Калеб предупреждал, что деньги и секс - хорошая приманка. Как ей хотелось, чтобы большинство писем написали мужчины, которые действительно хотели стать отцом ребенка.
        - Отвези меня домой, - сказала Виктория. - Я приготовлю обед. А потом посмотрим.
        Калеб собрал письма. Виктория подумала, что за каждым из них - мужчина, готовый либо заняться с ней сексом, либо получить деньги.
        Дрожь пробежала по ее телу.
        Калеб остановился и сказал.
        - Не переживай. Тебе даже не нужно читать эти письма.
        Она больше не хотела жить так, как жила раньше: без ребенка, никому не даря свою любовь и привязанность.
        - Надеюсь, найдется хотя бы одно нормальное письмо, - сказала она. - Должен же быть хотя бы один хороший человек с искренним желанием помочь.
        Калеб взял ее за подбородок и приподнял голову, чтобы увидеть глаза.
        - Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь, Виктория, - мягко сказал он. - Но если хоть один из них сделает тебе больно, я вышибу ему мозги. Обещаю, что урою любого подонка, который переступит черту. Это Ринваль, Виктория. Ты здесь не одинока.
        Он нагнулся и поцеловал ее, как бы подтверждая свои слова.


        Стопка писем лежала на кухонном столе Виктории. Она боялась прикоснуться к ней. Все же Калеб не смог отговорить ее. Ведь в этих письмах она надеялась найти ответ.
        Калеб понял, что Виктория может зайти очень далеко ради своей мечты - вспомнить хотя бы то красное платье.
        Калеб протянул руку, чтобы взять одно из писем. В клетке Боб ходил по жердочке взад и вперед и выглядел как брюзгливый дед.
        - Помолчи, - сказал Калеб птице. - Я ничего ей не сделаю.
        - Боб, - упрекнула птицу Виктория. - Все в порядке. Давай я отнесу тебя в другую комнату.
        Калеб разозлился. Когда она пригласит потенциального отца к себе в дом, кто будет защищать ее, кроме маленького брюзгливого попугая?
        - Шш, Виктория, пусть сидит здесь. Ему удобно, - сказал Калеб, положив ладонь на руку Виктории. - Он волнуется, потому что не знает меня.
        - Ты думаешь? - По озабоченному взгляду Виктории, Калеб понял, что она очень любит этого брюзжащего попугая.
        Птица смотрела на него подозрительно. Почему-то Калеб почувствовал себя лучше.
        - Думаю, мы с Бобом как-нибудь поговорим с глазу на глаз, - сказал он. - Дай ему время.
        Виктория с облегчением выдохнула и посмотрела на гору писем.
        - Что ты думаешь? - спросил он.
        - Не знаю. Может, здесь именно то, что мне нужно...
        - Или?
        - А может там много неприятного. Я думала об этом. Я знаю, ты считаешь меня ужасно наивной или сумасшедшей...
        Калеб слегка погладил ей руку.
        - Я не считаю тебя сумасшедшей. Ребенок значит для тебя очень много. У тебя есть мечта. Мне просто надо знать, что с тобой ничего не случится.
        - Я была права, - сказала Виктория. - Ты хороший человек. Но совсем не обязательно охранять меня, я знаю, как отшивать негодяев. - Она снова посмотрела на письма.
        - Хочешь, чтобы я прочитал их? - спросил он.
        Виктория медленно покачала головой.
        - Нет, я не трусиха.
        Калеб улыбнулся.
        - Ты кто угодно, только не трусиха. Ты уже доказала это.
        - Спасибо, - гордо сказала она и взяла первое письмо. Она аккуратно разрезала конверт ножом и взглянула на послание. Вдруг она побледнела. Ее глаза округлились.
        Тут же Калеб потянулся за бумагой, но Виктория отложила ее в сторону.
        - Это мы отложим, - твердым голосом сказала она и вскрыла другой конверт. Потом еще одно. Первые семь писем она отложила в ту же кучу. Калеб мог только предположить, что там было написано.
        Восьмое письмо, похоже, было лучше остальных.
        - Может, это годится, - сказала она. Виктория посмотрела на Калеба так, будто спрашивала его о чем-то. Она передала ему письмо.
        В письме говорилось:

«Дорогая Будущая Мама,
        Я - человек средних лет. У меня все хорошо, но я хотел бы сделать нечто значимое. Думаю, зародить жизнь - это значимый поступок. Но, к сожалению, у меня нет денег и времени, чтобы выполнять обязанности отца. Поэтому ваше объявление меня привлекло. Я - человек не глупый, работаю бухгалтером. У меня нет вредных привычек или физических изъянов, которые передались бы по наследству. Я чист помыслами. Я бы хотел связаться с вами. Рекомендации прилагаются.
        С уважением, Джэб Мэркюссон».


        - Как по твоему? - тихо спросила Виктория. Первой мыслью, пришедшей Калебу в голову, было: «у нее милый голос». Он удивился, почему он раньше мало с ней разговаривал.
        Письмо Джэба вывело его из себя. Калеб не знал почему. Наверное, он так среагировал на слова «нечто значимое». Это было совсем не похоже на то, как объясняла свое желание иметь ребенка Виктория. Он видел, как она разговаривала с Элли Макалистер. У Виктории было любящее сердце. Калеб понял, что этот Джэб - просто эгоист, который уверен, что делает миру одолжение, отдавая женщине свои гены.
        - Тебе нужно немного отдохнуть, прежде чем читать дальше, - сказал он. - Ведь не обязательно делать все это сегодня. Слишком утомительно.
        Виктория улыбнулась.
        - Спасибо. Ты очень... ну... галантный, что ли, - неожиданно сказала она.
        - Галантный?
        Виктория пожала плечами.
        - Ты, наверное, не часто используешь это слово в своих статьях. Слишком старомодное, но оно тебе очень подходит.
        - Только бы Дэниз этого не слышала, - ответил он, улыбаясь. - Она называет меня медведем, лижущим больную лапу, и еще занудой. И она права.
        - Медведем? - Виктория засмеялась. У нее был очень приятный смех. Она могла обворожить мужчину улыбкой, могла бы очаровать Джэба, но тот, наверное, будет слишком занят своим самопожертвованием, чтобы заметить этот смех. И вообще, много ли людей замечало, как красиво Виктория смеется? Он, по крайней мере, этого раньше не замечал. Он вообще не замечал ее целых два года.
        - Медведем, - подтвердил он. - С плохими манерами.
        Она все еще улыбалась, и ему ужасно хотелось говорить и говорить, чтобы она продолжала улыбаться.
        - Господи, я даже не накормила тебя! - Она встала и начала суетиться на кухне.
        - Не надо, Виктория.
        - Конечно надо. Уже два часа, а ты не поел из-за меня.
        - Я и не заметил, - сказал он. Он и вправду не почувствовал, как прошло время. Он постоянно думал о Виктории. Забавно, ведь до последних дней он не обращал на нее никакого внимания.
        А теперь он хотел знать о ней все. Калеб осмотрелся. Кухонная стенка была из дуба. Сама кухня была в голубых, желтых и белых тонах. Все выглядело очень женственно. С того места, где он сидел, можно было видеть столовую и гостиную. Эти комнаты были в персиковых тонах, там стояли свечи, цветы и подсвечники из меди. Много книг. На одной из полок рядом с фотографией мужчины и женщины, одетых в сценические костюмы, стояла фигурка коалы. Кем же была Виктория Холбрук?
        Калеб посмотрел на Викторию в тот момент, когда она нагнулась, чтобы что-то поднять с полу. Он не мог оторвать от нее взгляд. Виктория выпрямилась и потянулась к полке. Ее фигура была подтянутой и гибкой.
        Калеб почувствовал жар. Он ослабил галстук.
        - Виктория, - позвал он.
        Виктория взглянула на него.
        - Не готовь для меня, - сказал он. - Я лучше вернусь в офис. Дэниз...
        Виктория широко раскрыла глаза, но понимающе кивнула.
        - Она удивится, куда ты делся, в то время как она усердно работает?
        - Что-то в этом роде. - Он солгал. Дэниз прекрасно могла справиться сама. Но, оставаясь с Викторией в ее доме, так близко от нее, он мог думать только о том, что какой-то мужчина снимет с нее одежду и уложит в постель.
        И это будет не он. Если он задержится здесь еще немного и представит, как приятно ее целовать... тогда они оба пожалеют, что не сохранили дистанцию. А если он уйдет сейчас же, они останутся добрыми соседями.
        - Увидимся завтра. С тобой все в порядке?
        Виктория кивнула.
        - Сегодня вечером я прочитаю оставшиеся письма.
        - Конечно, - сказал Калеб. Она всю ночь будет читать письмо от мужчины, который согласился переспать с ней.
        Черт, подумал Калеб. Он посмотрел на Викторию, увидел ее невинные глаза, которые скрывали строгие убеждения этой женщины, и желание сделать нечто такое, от чего в нем возникнет прилив страсти. Кто ты, Виктория Холбрук?
        Он не знал этого. В конце концов, он заботится о ней, как о соседке.


        ГЛАВА ШЕСТАЯ



        Виктория так увлеклась чтением писем, что заснула прямо за столом. На полу валялась куча смятой бумаги. Всего лишь три письма были отложены в сторону, под томик «О путешествии в западные страны». Виктория посмотрела на эти письма, стараясь не вспоминать, что было написано в других. И все-таки в ее мозгу всплыла такая фраза: «получишь истинное удовольствие, если поднимешь цену». Она надеялась, что Калеб никогда об этом не узнает.
        У нее перехватило дыхание, когда она вспомнила, с каким лицом Калеб пришел вчера к ней в магазин. Она как раз разговаривала с маленькой Элли.
        Виктория нахмурилась.
        - Хватит, - сказала она себе.
        - Хватит, - передразнил ее Боб.
        - Прекрати, кривляка. Калеб Фремонт - очень хороший человек и отличный писатель.
        - Калеб, - сказал Боб. - Большой парень.
        - Да, разумеется, - добавила она, пытаясь не думать о широких плечах Калеба и его мускулистом теле.
        Надо дать ему понять, что за нами уже не нужно приглядывать. Все под контролем, и я не должна больше втягивать его в свои дела. Смешно думать, что он захочет стать отцом нашего ребенка. Если бы он того желал, у него могло быть уже десять детей. Кстати, у него могли быть дети от женщин гораздо красивее, чем она. Одно только воспоминание о том, что она хотела соблазнить Калеба, заставляло ее краснеть и ей хотелось провалиться сквозь землю.
        Виктория посмотрела на письма.
        Да, глупая идея, но теперь это неважно. Теперь не проблема связаться с Джэбом, Дональдом или Ллойдом. Калеб может не беспокоиться.
        Она почувствовала легкий укол совести.
        - Это не важно, - сказала она попугаю.
        Боб, что было на него совершено не похоже, промолчал.
        Но, когда позвонили в дверь, он начал кричать.
        - Черт подери, черт подери! Калеб, Калеб!
        У Виктории сердце ушло в пятки. Она посмотрела на себя. На ней был старенький бирюзовый халат, принадлежавший еще ее матери. На нем были изображены танцующие рабыни. Как раз в области сердца была дырка. Мама всегда смеялась и говорила, что именно туда угодил стрелой Купидон. Эти слова казались Виктории очень сентиментальными, а мама всегда смеялась над ними. Виктория сама не знала почему она так привыкла к этому поношенному халату.
        Что хорошо смотрелось на матери, на ней выглядело... Ну, в общем лучше бы на ней было надето что-нибудь другое.
        Звонок повторился.
        - Калеб! - прокричал Боб.
        В дверь начали стучать.
        - Виктория! С тобой все в порядке?
        Виктория бросила на Боба убийственный взгляд. Она открыла дверь.
        - Здравствуй, у меня все в порядке. Просто Боб сегодня места себе не находит, - сказала она на одном дыхании, пытаясь прикрыть халатик.
        Она увидела удивление в глазах Калеба.
        - Что? - спросила она.
        - Ты выглядишь... взъерошенной, - сказал он.
        - Еще рано. - Ее голос был резким.
        Калеб усмехнулся.
        - Тебе это к лицу. - Он протянул руку и дотронулся до ее локона. Он коснулся лишь ее волос, почему же она ощутила это прикосновение?
        - Что-то случилось? - быстро спросила она.
        Калеб покачал головой и вошел в дом.
        - Я просто хотел убедиться, что у тебя все нормально.
        Виктория засмеялась.
        - Вот она я. Живая.
        - Ты же знаешь, я не это имел в виду. - Он посмотрел на стол.
        - Хорошие новости, - быстро сказала она, сваливая кучу помятой бумаги в ведро для мусора. - Я остановилась на трех письмах. Думаю, эти трое подойдут.
        - Подойдут?
        - Я, естественно, выберу одного.
        Калеб плотно сжал губы.
        - Дай посмотреть. - Он протянул руку, ожидая, что она отдаст ему письма.
        Виктория вспомнила, как он нахмурился, прочитав письмо Джэба. Ей даже показалось, что Калеб несколько старомоден в своем отношении к женщине.
        - Я думаю, что нашла пару мужчин. - Хотя она вовсе не была в этом уверена прошлой ночью. Просто эти письма были немного лучше остальных.
        - Ты нашла подходящего мужчину?
        Нет, не нашла.
        - Да, кажется, нашла, - сказала она.
        Калеб посмотрел на нее. Казалось, он хочет заглянуть ей в душу. Если она скажет ему правду, все полетит к черту. Теперь отступать нельзя.
        - Серьезно? - спросил он. Она глубоко вдохнула и посмотрела на его губы. А каким было бы его тело, лежи он рядом с ней раздетый.
        Виктория отошла от него, сжав письма в руке.
        - Да, - с трудом выдавила она. - Я просто жду, чтобы попозже позвонить им и договориться о встрече.
        - Где?
        Виктория моргнула.
        - Разве это важно?
        - Ты встречаешься с мужчиной... нет, с тремя мужчинами, которых не видела ни разу в жизни и еще спрашиваешь, важно ли где с ними встретишься?
        - Ах, это. Конечно, я встречусь с ними в людном месте. В Дэлловее. В кафе «У Мэвиса».
        С этим он не мог поспорить. У Мэвиса всегда было много народа.
        - Калеб, ты не должен беспокоиться обо мне. Я была не права, попросив тебя об этом. Я... я сожалею. - Она поплотнее закуталась в халат.
        Калеб вопросительно посмотрел на нее.
        - Наверное, я ужасно тебе надоедаю?
        Виктория дотронулась до его руки, несмотря на то что внутренний голос велел ей не делать этого.
        - Ты очень добр. И ты - хороший сосед. Ты беспокоишься обо мне, а ведь многие мужчины просто сбежали бы.
        Калеб улыбнулся и покачал головой.
        - Многие мужчины просто воспользовались бы тобой, а уж потом задавали вопросы.
        Виктория разозлилась. Она надеялась, что краска не залила ее лица. Годами она приучала себя быть сильной, а рядом с Калебом почему-то чувствовала себя слабой. Нет, ей решительно нужно отказаться от его помощи.
        - Мне нужно разобраться самой, Калеб.
        - Я понимаю. Понимаю, - мягко повторил он, - ты преуспела в своем бизнесе без чьей-либо помощи.
        Виктория посмотрела на его руки, в которых так хорошо было ее руке. Она понимала, что ей придется сейчас оторваться от них.
        - Не знаю, насколько мне повезло, но я всегда шла своей дорогой. Иногда, как и у всех, у меня бывают проблемы.
        Калеб кивнул и выпустил ее руки.
        - Я никогда не осужу тебя. Я тоже иногда бунтую против общепринятых правил. - Они улыбнулись друг другу.
        - Например, ты не встречаешься с женщинами из Ринваля, - сказала она.
        - Точно. Это озадачивает людей, но я не отступаю от своих принципов. И не могу требовать от тебя того же, Виктория. Ты должна решать сама. Только...
        Виктория посмотрела на него.
        - Только будь осторожна и обещай, что придешь ко мне, когда тебе будет нужен друг.
        Виктория кивнула, в ее глазах стояли слезы. Когда она была ребенком родители часто переезжали, и у нее не было друзей.
        - Обязательно. Спасибо.
        Он собрался уходить, но потом повернулся.
        - Еще кое-что.
        - Да?
        Он слегка нагнулся и дотронулся губами до дырочки в ее халате.
        - Никогда больше не открывай дверь в этом. Ты слишком соблазнительно выглядишь.
        Калеб вышел, а Виктория стояла около двери, прижимая руку к груди.
        Ей не хотелось думать о другом мужчине, как об отце своего ребенка. Сколько она сможет подавлять в себе это чувство?
        Что будет с ней, когда она увидит, что Калеб уезжает в другой город, чтобы встретиться там с другой женщиной? Всю свою жизнь она проведет с сознанием того, что он живет с другой женщиной, а она растит ребенка от другого мужчины.


        Калеб ходил взад-вперед по офису. Он видел, как Виктория уехала час тому назад. На ней был обычный ее черно-белый костюм, но на шее был повязан бледно-голубой шарф. Наверное, чтобы ее узнал тот незнакомец, подумал он. Ему показалось, что она была слегка взвинчена, когда садилась в машину.
        Калеб сжал в руках бумагу. Он хотел бы поехать вместе с ней, чтобы посмотреть на этого парня, но он обещал ей не вмешиваться. Ему не хотелось, чтобы вокруг нее крутились другие мужчины. Калеб всю жизнь боялся настоящей любви. Когда она сказала, что справится сама, он промолчал. Но это было вчера.
        Калеб направился было к двери, но остановился.
        - Она просила тебя не вмешиваться, - сказал он себе. - Оставь ее в покое.
        Он заставил себя сесть и уставился на монитор. Слова на экране возникали и исчезали. А он видел перед собой лишь Викторию с растрепанными волосами в халате с дырочкой.
        - Черт, - сказал он, ударяя кулаком по столу.
        - Да, я тебя понимаю, - откликнулась Дэниз. - Ненавижу, когда зависает Интернет. Так и хочется ударить по компьютеру. Но что ты можешь сделать?
        - Ничего, Дэниз, - ответил Калеб. - Иногда ты совершенно ничего не можешь сделать.


        Джэб Мэркюссон был... немного приторным, так показалось Виктории. У него были большие, мокрые губы и лысеющая голова. Остатки жирных волос были зачесаны назад. Но дело было не в этом. Он не отрываясь смотрел на вырез ее жакета, вернее на то место, где мог бы быть вырез.
        Он говорил о своих мечтах и стремлениях, но взгляд был прикован к ее груди.
        - У меня есть собственная фирма и яхта в Бернэм Харбор в Чикаго, - говорил он, облизывая губы языком.
        Виктория едва сдерживалась, чтобы не содрогнуться. Конечно, мужчина может оценивать ее внешние данные, если учесть то, что ему предстоит сделать.
        Но эта мысль была ей омерзительна. Она потянулась за водой и сделала большой глоток. Калеб тоже не раз пристально смотрел на нее, но она не испытывала тогда отвращения.
        На секунду она даже возненавидела Калеба.
        - У вас есть яхта? Звучит заманчиво. - Это было все, что смогла она сказать. Джэб не просил у нее денег за то, чтобы сделать ей ребенка. Виктория не хотела, чтобы ребенок принадлежал кому-нибудь еще кроме нее. Она должна была поставить такое условие.
        Когда Джэб потянулся за водой, она подумала, что он хочет дотронуться до нее, и отпрянула. Ее стакан опрокинулся, и вода залила стол.
        - Извините, - сказала она, но Джэб не слушал. Он подпрыгнул и начал отряхивать брюки.
        - Я только что забрал эти брюки из химчистки. Они модельные, - нервничал он. - Их нельзя мочить. У меня встреча через полчаса, а мне некогда переодеться.
        Виктория открыла свою сумочку и достала бумажник. Вынула оттуда чековую книжку и выписала чек на сто долларов.
        - Надеюсь, этого вам хватит, чтобы покрыть убытки, - сказала она. - Не смею больше вас задерживать.
        Джэб открыл рот.
        - Возможно, я был слишком груб.
        Виктория покачала головой.
        - Нет, это я ошиблась, - сказала она и встала из-за стола.
        - Подождите.
        - Извините. Это была ошибка, - снова сказала она, положила деньги для официанта на стол и ушла.
        Осталось двое, подумала она. Вероятно, один из них подойдет. Ей почему-то ужасно захотелось рассказать обо всем Калебу. С чего бы это?
        Потому что ты глупая женщина, сказала она себе.
        Она всегда испытывала унижение, когда пыталась стать такой, какой ее хотели видеть родители и мальчики из школы. Четыре года назад она встречалась с Виктором Айером, который говорил, что любит ее такой, какая есть... пока она не услышала, как его друзья говорили, что он побился об заклад, что уложит ледяную королеву в постель и разожжет в ней огонь. И тогда Виктория поняла - она не создана для любви. Теперь она хотела, чтобы Калеб и весь мир убедились, что она прекрасно может все сделать сама. Он беспокоился о ней, как о своем друге. А она не хотела, чтобы он был ее другом.
        Виктория не хотела испытывать желание и страсть.
        И все-таки по пути домой она вспоминала, какими горячими были его губы, и поняла, что хочет его.
        Но Калеб никогда об этом не узнает.


        ГЛАВА СЕДЬМАЯ



        Калеб увидел, как Виктория поворачивает на улицу Мэйн-Стрит. Итак, она вернулась. Ну и что? Калеб не размышлял, он действовал - помчался за машиной и на парковке открыл дверцу.
        - Погуляешь со мной?
        - Зачем?
        - Если откажешься, я отведу тебя в магазин, и ты знаешь, что произойдет. Одному богу известно, как называлась вчера книга дня.
        Виктория засмеялась, но смех вышел напряженным. Он взял ее под руку.
        - Как все прошло?
        На секунду ему показалось, что сейчас она спросит, о чем речь? Это значит, дела плохи.
        - Виктория.
        Она повернулась.
        - Все прошло... нормально.
        - Нормально?
        Она отвела взгляд.
        - Я дам другое объявление.
        - Виктория, что случилось?
        - Ничего особенного.
        - Ничего особенного?
        Виктория посмотрела в сторону.
        - Хорошо, я скажу тебе. Первый разорался, потому что я пролила воду на его брюки, второй хотел, чтобы я заплатила больше, а третий... - Ее голос оборвался и она приподняла подбородок.
        Калеб нахмурился.
        - А третий?
        Она моргнула.
        - Он дотронулся до тебя?
        - Нет! Но он хотел узнать мой домашний адрес.
        Да, она многое пережила за этот день.
        - И я ушла.
        - Ты умная женщина.
        - Спасибо, - сказала она своим высоким голоском. - Теперь мне надо зайти в магазин.
        Она распрямила плечи и пошла вниз по улице. Такая маленькая, такая милая, такая смелая. Калебу была неприятна сама мысль о том, что ей придется возвращаться в пустой дом.
        - Виктория, - крикнул он. Она обернулась. - У тебя все получится. У тебя будет ребенок.
        В ее глазах появилась грусть.
        - Да, - сказала она. - Просто это займет гораздо больше времени, чем я думала.
        Он кивнул. Это займет больше времени, ей придется встречаться с незнакомцами, которые будут смотреть на нее, как на забаву или как на толстый кошелек, или как на сумасшедшую, которой можно воспользоваться. Сегодня с ней ничего не случилось, но что будет завтра или послезавтра?
        - Ничего плохого, - сказал себе Калеб, но он не знал, как защитить ее. Ведь она хотела все делать сама.


        Виктория смотрела на листок бумаги. Новое объявление немногим отличалось от старого, но все же некоторые изменения были.
        Стало другим ее отношение. В прошлый раз она была полна решимости. Теперь нужно быть более осторожной. Виктория не сказала Калебу, но последний парень действительно ее напугал. Она сидела напротив крупного, страшного мужчины, и ей хотелось, чтобы Калеб был рядом.
        Возможно, следует написать только о желании иметь ребенка?
        Она решила провести небольшой тест - подошла к окну и выглянула на улицу. Виктория увидела Мисти, которая играла со своими друзьями - Рэйчел и Хетер. Они качались на качелях. Раздавались детские голоса, волосики развевались в такт качелям. На лицах детей было написано ликование и радость жизни.
        И снова желание иметь собственного ребенка переполнило сердце Виктории. Она очень хотела посмотреть в глаза своему ребенку, разделить с ним его слезы и мечты. Любить мужчину - это риск, но лелеять ребенка - это мечта всей ее жизни. Она даст своему ребенку то, чего никогда не давали ей, - полное понимание.
        Но сначала он должен появиться. Может, она неправильно написала объявление?..
        Виктория снова посмотрела на листок бумаги. Вычеркнула кое-какие слова, а кое-что добавила. Она мечтала о ребенке с серебристо-голубыми глазами.
        - Прекрати думать о нем. Калеб не может быт твоим любовником, - приказала она себе. Хорошо, что Боб в другой комнате.
        Она вернулась к объявлению. Наконец, закончила вполне довольная результатом.
        Интересно, как Калеб отреагирует на изменения в объявлении.
        Может, даже не увидит его...


        - Вот это да, посмотри-ка, - сказала Дэниз. - Интересно, кто пишет эти объявления. - Она положила объявление прямо перед глазами Калеба.
        Калеб сразу узнал автора.



«Ищу уравновешенного, доброго, зрелого мужчину, который хотел бы стать отцом ребенка и передать ему свои гены. Мужчина должен быть здоров, образован и лишен пороков. Возможность брака не рассматривается, но разрешаются встречи с ребенком. Претендент должен предоставить рекомендации от друзей и с места работы. Пишите письма на имя «Будущая Мама». Ящик В482 почтового отделения в Дэлловее, штат Иллинойс».


        - Хм, ты знаешь хоть одного мужчину, который хотел бы передать свои гены? - спросила Дэниз.
        Нет, он не знает. Но он знает одну наивную, но милую леди, которая считает это возможным и которая сводит его с ума.
        - Да, это загадка, - сказал он.
        Имя этой женщины останется загадкой для всех в Ринвале, он никому не назовет его. Если прямо сейчас пойти в магазин, Дэниз догадается, кто этот таинственный автор. Люди станут преследовать Викторию, жалеть или смеяться над ней.
        Нет, он не сделает этого. Но скоро ее увидит. Разрешаются встречи с ребенком? Калеб покраснел от злости при мысли о том, что какой-то парень после того, как дело будет сделано, снова будет вторгаться в ее жизнь. О чем она думала?
        - Интересно, что заставляет женщину давать такие объявления, чтобы заполучить папашу для своего ребенка? - спросила Дэниз.
        Калеб резко выдохнул.
        - Думаю, в ее жизни встречались только подлецы, и она считает, что лучше получить ребенка от подлеца, который не будет всегда рядом. Она не хочет мужа.
        - Да-а, но почему просто не попросить парня сдать сперму?
        Калеб передернул плечами.
        - Парень, который сдает сперму за деньги, может быть благородным человеком, а может оказаться подлецом, которому нужны только деньги. Или мошенником, который умеет притворяться. Может, она не хочет, чтобы какой-то мошенник был отцом ее ребенка. Может, она ищет подходящего мужчину.
        - Подходящего?
        - Да, я думаю так. Может, она хочет, чтобы этот мужчина любил детей, чтобы его интересовали не только деньги и чтобы у него была более высокая цель.
        - Может быть. Но звучит сомнительно. Может, она хочет просто позабавиться?
        - Она не хочет позабавиться. - Эти слова прозвучали как-то слишком уж твердо. Калеб понял, что допустил ошибку и решал ее исправить. - Женщина, которая хочет, чтобы мужчина был лишен пороков, явно не жаждет увеселения.
        Дэниз подозрительно посмотрела на него. Она поправила очки.
        - Может, ты и прав. Возможно, ты знаешь о женщинах больше, чем я, принимая во внимание твой обширный опыт. Но на ее месте я была бы поосторожнее. Многие мужчины могут сделать неправильные выводы. И разрешать парню время от времени навещать ребенка просто...
        - Неумно, - сказал Калеб сквозь зубы.
        - Я бы сказала странно.
        - Согласен с тобой, Дэниз.
        Дэниз не ответила.
        - Сколько тебе лет?
        Дэниз нахмурилась.
        - Тридцать восемь.
        Калеб постарался не показать своего удивления. Он думал, что ей все сорок пять.
        - Я знаю, что вы с Джерри решили не заводить детей. Ты жалеешь об этом?
        - Нет, - быстро сказала она, но потом покачала головой. - Вообще-то, это не совсем так. Порой, когда видишь на улице пару с пухленьким, смеющимся ребенком... Они выглядят такими счастливыми. Не знаю, как сказать. Наверное, иногда жалею. Но у меня есть Джерри. Я не одинока, и мы вряд ли смогли бы возиться с ребенком. Мы правильно решили.
        - Все дело в том, что вы не можете возиться с ребенком?
        - Да, наверное. А почему ты спрашиваешь? У тебя же нет этого чувства?
        - Какого?
        - Чувства одиночества, которое подстегивает мужчин заводить детей с первой попавшейся женщиной.
        Калеб глубоко вздохнул.
        - Только не я.
        - Хорошо, а то я уже усомнилась в тебе. Знаешь, это называется комплексом Тарзана. Тарзан считает так: «я - мужчина, я должен оставить свое семя». Именно такие парни могут заинтересоваться подобным объявлением. А некоторые, прочитав его, могут захотеть взвалить женщину на плечо и сделать ее своей навсегда.
        Калеб представил себе, как какой-то мужчина взваливает Викторию на плечо и несет в берлогу, чтобы сделать «своей женщиной». Он с большим трудом усидел на месте.
        - Дэниз, - сказал он.
        - Я знаю, пора заняться газетой.
        - Спасибо, что поделилась со мной своими взглядами.
        Дэниз недоверчиво посмотрела на него.
        - Слушай, кажется, тебе пора заняться газетой. Иначе мы не успеем с выпуском.
        Помощница засмеялась и вышла.
        Калеб заставил себя остаться в офисе до конца дня. Он разрешил себе подумать о делах Виктории только в начале пятого.
        Неужели она так сильно хочет этого ребенка, что готова на любой риск?
        А что он сам собирается делать?
        - Ничего, - пробормотал он. Нет, это неверный ответ. Он собирался сделать кое-что. И может это будет крайне неправильный и самый глупый поступок.


        Как только Виктория вошла в дом, тут же раздался звонок. Она открыла дверь и увидела на пороге Калеба, который закрыл собой почти весь дверной проем. Он явно злился.
        - Прогуляемся? - спросил он мягко, но без улыбки на лице.
        Прогуляемся. Это прозвучало как приказание. Виктория не любила приказов, но заметила беспокойство в его глазах и вспомнила, что сама нагрузила его своими проблемами.
        Виктория взяла Калеба под руку, и они пошли гулять.
        - Куда мы идем?
        - На нейтральную территорию.
        - На нейтральную? Мы собираемся спорить?
        Калеб посмотрел на Викторию и улыбнулся.
        - Перепалка в лучах заходящего солнца, - сказал он.
        - Ясно. Я, наверное, чем-то обидела тебя.
        - Не обидела.
        - Оскорбила?
        - Нет. Ты не скажешь того, что обычно говорят женщины в этом городе.
        - Они говорят плохие вещи, потому что не знают тебя, - горячо сказала Виктория.
        - Это вы не знаете меня, мисс Холбрук, - сказал он, называя ее официально, чего она не терпела.
        Этого хватило, чтобы вывести ее из себя.
        - Да, наверное, не знаю. Просто ты был так добр ко мне в последнее время...
        Он остановился и повернулся к ней. Они стояли перед парком Гейтвэй.
        - Виктория, - сказал он, вздохнув. - Извини, но, черт возьми, ты сводишь меня с ума. Ты много лет живешь одна, у тебя процветающий бизнес, ты представитель здешнего общества, ты - умная женщина... так мне кажется... но совершенно ничего не знаешь о мужчинах. Они приходят к тебе в магазин и покупают книги. Ты неверно представляешь себе, какие мы, под словом «мы» я подразумеваю мужчин. Мы чувствуем, когда нам доверяют и пользуемся этим, чтобы получить то, что нам нужно.
        - Ты же не воспользовался тем, что я доверяю тебе, - сказала она.
        Калеб не ответил.
        - Я не святой, Виктория, любой скажет тебе это.
        Виктория рассердилась.
        - Я просто не буду с ним разговаривать.
        Калеб засмеялся.
        - Виктория, ты каждый день разговариваешь с этими людьми. Они твои покупатели, твои друзья.
        Виктория скрестила руки на груди.
        - То что ты встречаешься со многими женщинами, еще не значит, что ты плохой человек. Почему ты постоянно предостерегаешь меня? - Вдруг Виктория удивленно раскрыла глаза. Она поняла, в чем дело. - Ты видел мое новое объявление?
        - Я - владелец газеты и главный редактор. Все новости проходят через мои руки.
        - Мне не нужно было печатать его в «Газете», но я об этом даже не задумалась. - Она развела руками, как бы говоря «ну что поделаешь»?
        - В какие газеты ты еще отправила свое объявление? - медленно спросил Калеб.
        - Это неважно. - Виктория пошла по дорожке парка.
        - В какие газеты и сколько их? - Калеб догнал ее.
        - В двадцать или около того, - сказала Виктория.
        - В двадцать? - Калеб остановился, как вкопанный. Он взял руку Виктории. - В двадцать газет? В первый раз тоже было столько?
        - Нет. - Ее пальчики казались ему такими маленькими. И Виктория почувствовала, как сильно мужчина и женщина отличаются друг от друга. Он был большим, а она маленькой, он был сильным, а она - слабой. Смотря на него, ей хотелось придвинуться к нему, положить голову на грудь и спросить, как же ей достичь своей цели. Но она не хотела показывать свою слабость. - Первый раз я послала в десять газет. Просто... просто я хочу, чтобы все поскорее закончилось.
        - Виктория, ты же не хочешь этого делать. Правда? Ты не хочешь отдаваться незнакомцу.
        Она действительно не хотела этого, но слишком долго притворялась, что у нее все хорошо в жизни.
        - Не езди опять в Дэлловей, - сказал ей Калеб.
        - Мне нужно поехать туда.
        Калеб медленно покачал головой.
        - Нет, - сказал он. - Ты не поедешь. Мы сделаем по-другому.
        Виктория застыла и прижалась головой к его плечу.
        - Что ты имеешь в виду?
        Калеб вздохнул, помолчал немного.
        - Думаю, ты понимаешь.
        Неожиданно Виктория представила себе всех тех женщин, с которыми Калеб спал в других городах. Но он спал с ними, потому что хотел их, потому что они зажигали в нем желание, а не потому что ему было их жаль. Она посмотрела Калебу в глаза.
        - Ты делаешь это из жалости?
        Калеб рассмеялся.
        - Виктория, вот уж в чем ты можешь быть уверена, так это в том, что я не делаю такие вещи из сострадания.
        - Тогда почему?
        Калеб помолчал.
        - Если честно, то сам не знаю. Или почти не знаю. Я не хочу, чтобы у тебя были потом проблемы. Я не могу работать, мне все время хочется влепить этим незнакомцам промеж глаз. Уверен, ты сама не хочешь, чтобы так называемый отец ребенка имел право встречаться с ним.
        - Да, не хочу, но еще больше я не хочу, чтобы мужчина сделал это из-за денег. Это отвратительно, грязно, ужасно. Я подумала, что если мужчина сделает меня беременной, руководствуясь благородными намерениями или ради ребенка, то будет несправедливо не позволить им встречаться. Ты, наверное, заметил, что в этот раз я даже не упоминала о деньгах.
        - Да, заметил.
        - Это избавит меня от всяких мерзавцев.
        - Не бывает идеальных людей, Виктория.
        Она согласилась с ним.
        - Если мужчина хочет ребенка, он может многого потребовать от тебя.
        - Я составлю договор.
        - Договор можно обойти. Ты можешь потерять ребенка, которого так хотела. Это будет еще хуже.
        - Этого не случится.
        Калеб взял ее за подбородок.
        - Этого не случится, если я передумаю и приму твое предложение.
        Виктории казалось, что сердце выпрыгнет у нее из груди.
        - Почему ты так решил? - спросила она. - Ты же сказал, что не можешь.
        - Я сказал, что не хочу. Я передумал. Тебе не нужно больше писать объявлений, ты можешь ликвидировать этот чертов почтовый ящик и не думать больше о письмах. Я буду отцом твоего ребенка, Виктория, но...
        - Но? - Конечно, не все так гладко. Она втянула его, и теперь он соглашался, но неохотно.
        - У тебя есть условие? - спросила она.
        Он слегка улыбнулся и провел пальцем по ее нижней губе, вызвав бурю эмоций.
        - Конечно, у меня, есть условие, Виктория.


        ГЛАВА ВОСЬМАЯ
        - Назови мне его, и я подумаю, соглашусь или нет. - В серьезных карих глазах Виктории читался вопрос. - Нам не обязательно делать этого.
        У Калеба вырвался смешок.
        - Если я не ошибаюсь, несколько дней назад тебя ничто не останавливало.
        - Да. Но тогда я не знала тебя, и меня не волновали твои взгляды. Теперь все по-другому.
        - Теперь ты считаешь меня хорошим?
        - Да, и еще потому, что ты согласился помочь мне, хотя совсем не обязан делать этого.
        - У меня были причины, - сказал он, но понял, что и сам не смог бы их назвать.
        - Скажи мне, - прошептала Виктория.
        - Сейчас важны две вещи - твоя жизнь и жизнь ребенка.
        - И твоя жизнь, - добавила она.
        - И моя, - согласился Калеб.
        - Итак, ты делаешь это, чтобы защитить меня и ребенка.
        - Частично.
        - Почему еще?
        Калеб пожал плечами.
        - Может, я устал ездить в Дэлловей.
        Виктория замерла.
        - Мне безразлично, что ты ездишь в Дэлловей.
        - Ты будешь против этого, если я соглашусь.
        - Не понимаю.
        - Если мы сделаем так, как я говорю, - сказал он, - мы поступим правильно.
        - Правильно...
        - Мы поженимся. - Он сказал так, будто его только что осенила эта идея.
        - Поженимся! Ты же не хочешь жениться! И я не хочу выходить замуж!
        - Когда я сказал, что мы поженимся, я не имел в виду, что мы с тобой по уши влюблены друг в друга.
        - Да уж.
        - Хотя я ничего не имею против того, что двое людей дружат и живут вместе. Я не могу придумать ничего лучше для ребенка, а ты?
        - Ты считаешь, я не смогу вырастить ребенка одна?
        - Знаю, что можешь. Проблема не в этом.
        - В чем же?
        Калеб подвел Викторию к скамейке.
        - Ты сказала, что хочешь сделать это обычным способом. Как более опытный человек, должен сказать, что двое незнакомых людей обычно не встречаются на одну ночь, чтобы зачать ребенка. Причем мужчина после этого исчезает в утренней дымке и уходит навсегда. Такого не бывает. А что ты скажешь ребенку? Ведь он спросит тебя об отце, когда подрастет.
        - Я скажу ему правду.
        - Даже если ему будет больно? Даже если ребенок поймет, что он не такой, как все?
        Виктория не могла возразить.
        - Я не подумала об этом.
        - Я тоже сначала не подумал. Когда я был маленьким, мои родители часто ссорились, и я слышал эти ссоры. И мне так хотелось жить в нормальной дружной семье.
        - И все-таки ты предлагаешь мне брак?
        Калеб улыбнулся.
        - Ты немногого просишь у мужчины. И я подумал, что смогу это дать.
        - Зачем это тебе?
        - Может, я хочу изменить свою репутацию. Представляешь, как все удивятся, когда узнают, что я женился на ринвальской женщине?
        Виктория закатила глаза.
        - Это не причина.
        - А как насчет этого? Я дам ребенку свою фамилию, обеспечу ему нормальную жизнь. Мне ведь тоже нужно чем-то жить помимо газеты. У многих мужчин даже нет такой возможности - родить ребенка. Может, ты даешь мне шанс сделать нечто благородное. И потом, мы с тобой - хорошая пара. Ни ты, ни я не жаждем любви.
        Виктория ответила ему торжественно.
        - Боюсь, я не могу это принять.
        - Я настаиваю. Ребенок не должен знать, что за него заплатили. Каждой ребенок заслуживает того, чтобы его родили двое людей, которые захотели создать семью.
        - Ты все еще боишься, что меня могут обидеть?
        - Я не обижу тебя, Виктория, - сказал он. - Обещаю. - Калеб понял, что Виктория права, он хочет защитить ее.
        Виктория дотронулась до его щеки.
        - Ты благородный человек.
        Калеб хотел возразить, но Виктория остановила его.
        - Я согласна, но...
        - Но у тебя есть условие?
        - Только одно, - пообещала она. - Как только я забеременею, мы разведемся.
        Калеб нахмурился, но Виктория покачала головой.
        - Я не хочу быть замужем даже за таким мужчиной, как ты, и ты тоже не хочешь быть женатым.
        - Я делаю это не из жалости, Виктория.
        - Я знаю, из дружбы.
        Калеб обнял ее.
        - Что ты делаешь? - спросила она, и Калеб почувствовал, что она дрожит.
        - Если мы поженимся, мы будем больше, чем друзьями. Ты догадываешься об этом?
        Она отвернулась.
        - Посмотри на меня, Виктория.
        Виктория посмотрела ему в лицо и он увидел страх в ее глазах.
        - Нет. - Она произнесла это очень строго. Он мог поклясться, что мисс Виктория Холбрук никогда не признается, что боится.
        - Я не хочу заниматься любовью с незнакомцем. Ненужно делать мне предложение. Ты же не хочешь жениться. Ты говорил это только вчера.
        - Ты поймала меня на слове, Виктория. Я слишком часто говорил это, и теперь все убедятся, что я - лгун.
        Виктория почему-то расслабилась.
        - Это же не навсегда, - поправилась она. - Мы можем пожениться, зачать ребенка и полюбовно расстаться.
        - Звучит просто, - согласился Калеб.
        - И мы не будем сожалеть в дальнейшем. Никакого риска, - добавила она.
        - Надеюсь.
        - Мы спасем твою репутацию, - сказала она со смешком.
        Калеб нахмурил брови.
        - Какую именно - что я неукротимый бабник или что я хороший парень?
        - Хм, думаю обе. Ты действительно хороший парень, ты женишься на женщине из Ринваля, чтобы защитить ее и исполнить ее мечты, а потом вернешься к правилу
«никаких ринвальских женщин». Ведь ничего не надо менять, не так ли?
        Она с надеждой посмотрела на него.
        Он знал, что все изменится и, возможно, не к лучшему. Они никогда не смогут вернуть те дни, когда были просто друзьями. Когда все кончится, они перестанут общаться. Но их будет связывать ребенок. Если бы это его остановило, она опять поехала бы в Дэлловей.
        - Ничего не надо менять, - согласился он. - Итак, ты выйдешь за меня?
        Она долго смотрела на него, как бы желая заглянуть ему в душу. Ему было интересно, что же она увидела в его глазах.
        - Это похоже на трусость.
        - Ты и раньше собиралась заняться со мной любовью.
        - Мне казалось, это так просто.
        Калеб засмеялся.
        - Виктория Холбрук, все что касается вас, совсем не так просто.
        Виктория нахмурилась.
        - Может, ты прав. Родители постоянно мне это говорили. Итак... трусость это или нет, но действительно, сама мысль заняться любовью с первым встречным ужасает меня. Я согласна, Калеб. А ты согласен развестись после того, как я забеременею?
        Калеб поднял правую руку.
        - Обещаю.
        Виктория покачала головой.
        - Я попрошу моего адвоката составить брачный контракт. Один мужчина сказал мне, что надо быть ко всему готовой. Я не хочу, чтобы ты продолжил свою благородную миссию после того, как все закончится.
        Калеб не сдержавшись рявкнул.
        - Виктория, прекрати говорить, что я благородный. Это навредит моей репутации.
        Виктория засмеялась, и Калеб опять удивился, какой приятный у нее голос.
        - Лучше подумай, что будет значить для твоей репутации ребенок.
        - Ты не права, Виктория. Женщин так и тянет к молодым папашам.
        Виктория слегка стукнула его по руке.
        - Значит, это только уловка, рассчитанная на то, чтобы дамы уделяли тебе больше внимания.
        - Угадала.
        - Понятно, - сказала она. - Так когда мы это сделаем?
        Калеб поперхнулся. Он представил себе Викторию в черном шелковом белье, которое лишь слегка прикрывает ее прекрасное тело.
        - Когда мы это сделаем?
        - Калеб! Я имею в виду, когда мы поженимся?
        - Ах, это. Как только уладим все формальности. Нет смысла ждать, учитывая обстоятельства, - сказал он с улыбкой.
        - Мы сделаем ребенка, - мечтательно проговорила Виктория.
        Но им придется сделать для этого еще кое-что, им придется заняться сексом.
        Но сегодня ночью он будет спать спокойно, зная, что никакой мужчина не притронется к ней. Никто, кроме него, разумеется. Он почувствовал легкий укол совести. Конечно, надо помочь Виктории, но не меньше он хотел обнимать ее, и чтобы при этом на ней ничего не было надето.


        Гостей было немного, они оба не хотели афишировать свадьбу. Но в церкви Виктория увидела помощницу Калеба, Дэниз, с видеокамерой.
        - Извини, - сказал Калеб. - Я забыл сказать тебе, что упомянул про свадьбу Дэниз. Рано или поздно все равно все узнают. И если не сразу, они могут подумать, что что-то неладно. Дэниз сплетничает очень тактично. Она может даже промолчать, если захочет.
        Виктория не могла не улыбнуться, услышав эти слова. Все в городе знали, что Дэниз всем рассказывает чужие секреты, но все знали и то, что она безгранично предана своему шефу. Викторию не очень волновало, как поведет себя Дэниз. Она даже повернулась к камере и улыбнулась.
        - Наверное, ты прав, - сказала она будущему мужу.
        Она многим обязана Калебу. А скоро будет чувствовать себя обязанной еще больше. Он переспит с ней, чтобы сделать ей ребенка. И наверняка он постарается.
        Виктория дрожала.
        - Что с тобой? - спросил он. - Не хочешь присесть?
        - Нет, - сказала она громче, чем нужно.
        - Улыбнись, дорогая, - сказала Дэниз. - Клянусь, Калеб, в это никто не поверит. Ты женишься на Виктории, женщине из Ринваля. И когда только вы успели...
        Калеб повернулся к своей помощнице.
        - Удивляйся, Дэниз. Но о твоей реакции ничего не будет написано в газете, ведь это моя газета, надеюсь, ты помнишь. Только сама новость и фотография счастливой пары. - Он посмотрел на Викторию. - Счастливой пары, - он прошептал эти слова Виктории на ухо. Она поняла, что он намекает на ее озабоченный вид.
        Виктория поднялась на цыпочки и прошептала ему в ответ:
        - Дэниз права. Никто не поверит в эту свадьбу. Люди будут недоумевать и говорить, что я околдовала тебя, опоив любовным напитком.
        - Ну и пусть, - сказал он, его губы коснулись ее уха. - Наши отношения никого не касаются. Мы женимся, Виктория, и делаем это по обоюдному согласию. Это будет настоящий брак. Понятно?
        Виктория кивнула. Его губы коснулись ее шеи, и она ощутила удовольствие от этого прикосновения.
        - Ух-ты! - сказала Дэниз, обмахиваясь рукой. - Надеюсь, вы сохраните страсть до ночи. А то вы меня немного смущаете.
        Калеб улыбнулся невесте.
        - Не беспокойся, Дэниз. Мы подождем до ночи. - Его голос был многообещающим. - Ты готова? - спросил Калеб.
        - Да, - Виктория почувствовала, что начинает паниковать. Но она все-таки подошла к Калебу и повторила слова за пастором. - Я беру этого мужчину...
        Она возьмет Калеба ненадолго, а потом отдаст назад.
        Скоро она вернется к своей жизни, а он к своей. И их будет связывать лишь ребенок.


        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
        - Вы можете поцеловать невесту, - сказал священник, и Калеб прижал Викторию к себе. Виктория обвила рукой его шею, Дэниз щелкнула фотоаппаратом. Губы Виктории были плотно сжаты. Калеб провел кончиком языка по ее губам, и глаза Виктории раскрылись от изумления. Она слегка приоткрыла губы, прежде чем опять закрыть глаза.
        Калеб подумал, что Виктория девственница. Значит, нужно будет аккуратно обращаться с ней. Но когда она прижалась к нему, его мозг перестал соображать. Он снова поцеловал ее, уже более страстно.
        - Калеб, это семейная газета, - услышал он голос Дэниз. Он отпустил жену. Виктория еле стояла на ногах. Он обнял ее за талию и заметил, что священник хитро улыбается.
        - Заботься о ней, сынок.
        - Обязательно. Не печатай этой фотографии, - сказал он Дэниз и повел жену к выходу из церкви. О чем он думал, когда так сексуально целовал Викторию на глазах у людей? На церемонии жених должен лишь слегка коснуться губами невесты, а не демонстрировать прелюдию к ночной страсти.
        - Думаю, теперь они поверят, - сказала невеста слабым голосом, и Калеб не смог сдержать смешок.
        - Наверняка, миссис Фремонт.
        Да, его маленькая, чопорная жена не хотела этого брака. Она ясно дала понять, что сделает все возможное, чтобы забеременеть. Похоже, она даже ничего не будет говорить ему, если он допустит вольности на людях.
        И тут хорошее настроение покинуло Калеба. Он и Виктория были женаты, но никто из них не хотел этого. Неужели это правда?
        Час спустя он окончательно понял, что Виктория точно не хотела выходить замуж. Они решили не покупать общий дом, так как их брак долго не продлится. Пока они поживут в его особняке. Когда они подошли к входной двери, Калеб схватил Викторию на руки.
        - Калеб, отпусти меня.
        - Это традиция, Виктория, - сказал он со смешком.
        - Но мы женаты не по-настоящему.
        - Мне кажется, по-настоящему.
        - Но не надолго.
        - Ничто не длится вечно. Если мы будем притворяться, то притворимся ради ребенка. Мы одурачили всех в городе.
        - Я знаю. Линдси Дафрей - моя постоянная покупательница, выглядела явно озадаченной, когда увидела, что мы выходим из церкви. Думаю, она сразу же побежит под холодный душ.
        - Это та, которая...
        Виктория не смотрела ему в глаза.
        - Да, она любит посплетничать и зло пошутить.
        - Ты готова пройти через это?
        - Теперь уже поздно думать об этом, - сказала Виктория.
        После этих слов он перенес ее через порог. Начиналась новая жизнь.
        Калеб опустил Викторию и закрыл дверь.
        Несколько секунд они стояли и смотрели друг на друга. Калеб знал, что этот брак был заключен только ради деторождения. Они будут заниматься любовью до тех пор, пока Виктория не забеременеет. Таково было условие.
        Виктория явно нервничала.
        - Я не собираюсь заниматься этим, - сказал он.
        - Нет?
        - По крайней мере, не сейчас.
        - Когда?
        - Когда придет время. Когда будет настроение.
        - А если его никогда не будет?
        Калеб представил Викторию в красном платье. Он вспомнил, как она прижалась к нему в церкви.
        - Все будет хорошо. Все произойдет само собой, нам только нужно получше узнать друг друга. Нужно притвориться, что наш брак настоящий и попытаться помочь друг другу.
        - Хорошо. - Послышались знакомые звуки. Виктория встрепенулась. Боб сидел в большой клетке в углу.
        - Это ты его принес? - спросила она мужа.
        - Я знаю, ты просила Мисти и ее маму присмотреть за ним до понедельника, когда ты будешь перевозить вещи, но я подумал, что тебе будет не хватать его. Он ведь член семьи, правда?
        - Он - все, что у меня есть, - сказала Виктория, взглянув на мужа.
        - Ну, я бы так не сказал. У тебя есть муж, на время, - заметил Калеб.
        - А у тебя жена, - тихо добавила Виктория.


        Виктория сильно нервничала. Она практически не могла ничего делать - ни ходить, ни говорить, ни думать. Она сама захотела этого. Нужно освободить Калеба от принятой им обязанности чем быстрее, тем лучше. Может, предложить ему лечь в постель? Поймет ли он, или подумает, что она, как и большинство женщин, хочет заняться с ним любовью?
        Ей очень нравился Калеб. Но она не хочет, чтобы он думал, что у нее есть скрытые мотивы. Она бы никогда не предложила ему брак. Как привлечь мужчину, как соблазнить его? Она знала это только по книгам. Наверное, Калебу будет скучно с ней.
        Виктория боялась грядущей ночи.
        Мысли кружились у нее в голове. Калеб дотронулся до ее плеча.
        Виктория вздрогнула.
        - Извини, - сказала она. - Я просто... просто...
        - Не волнуйся, - сказал он. Калеб взял ее за руку и повел в соседнюю комнату. Это была большая комната с темными кожаными диванами и журнальными столиками. Калеб поставил какую-то музыку.
        - Создаешь настроение? - спросила она.
        Калеб засмеялся.
        - Да, для игры в шахматы. - Он подвел ее к изящному столику, на котором стояли шахматные фигурки.
        - Эти фигурки изображают отцов журналистики, - сказал он. - Это - Херст, а это - Маккормик и так далее. Мне подарил их друг.
        - Женщина?
        Калеб засмеялся.
        - У меня есть и друзья мужчины.
        - Да, но именно женщины способны сделать такой подарок. Я убеждаюсь в этом в магазине. Женщины часто приходят, чтобы заказать редкую книгу для своего мужа. Мужчины редко покупают книги в подарок, по крайней мере у меня.
        - Ты положительно настроена, Виктория?
        - Положительно настроена? - пролепетала Виктория.
        - Я имею в виду не любовь, а партию в шахматы, милая. Ты умеешь играть в шахматы?
        Виктория приняла независимое выражение лица.
        - Конечно, я умею играть в шахматы. У меня степень по литературе и математике. Ходи, Калеб.
        Слава богу. Он не знал, что ей предложить, так как практически ничего не знал о своей жене. Калеб хотел, чтобы она чувствовала себя спокойно, чтобы сконцентрировалась на чем-нибудь другом, а не на предстоящей ночи.
        - Ты хорошо играешь, - сказал Калеб немного погодя.
        - Ты тоже. - В ее голосе послышалось удивление.
        - Я занимаюсь шахматами с детства - это мое хобби. Мне нравятся интеллектуальные игры.
        - Да, только процесс мысли, никаких эмоций.
        - Заткнись и играй, Виктория.
        Она засмеялась.
        - О, какой ты вспыльчивый игрок.
        - Я играю безжалостно. - Он съел ладью.
        - Я тоже не беру пленных, - сказала Виктория и съела его офицера.
        - Шахматы схожи с математикой, - добавил он.
        - Теперь твой партнер может находиться на расстоянии, ты можешь играть по Интернету, - сказала Виктория.
        - И все же, эта игра захватывает. - Он съел королеву Виктории.
        Виктория с изумлением посмотрела на него.
        - Ты отвлек меня, - возмутилась она. - Поделом мне. - Виктория провела рукой по волосам, потом наклонилась над столом, и Калеб засмотрелся на вырез ее платья. Интересно, как она отреагирует, если он наклонится и поцелует ее.
        Виктория съела еще одного офицера.
        - Это конечно не королева, но тоже неплохо.
        Калеб посмотрел на доску.
        - Ты специально это сделала? - спросил он. - Чтобы отвлечь меня?
        - Что? - переспросила она. Погруженная в игру, она не замечала, что он не отрываясь смотрит на ее вырез.
        Наконец она заметила. Ее дыхание участилось. Виктория явно нервничала. Больше того, она была напугана. Черт! А чего он ждал? Она явно не была до этого с мужчиной, а он был отнюдь не мальчиком. Она, наверное, была в панике, думая о приближении неизбежного момента.
        - Игра закончена, - сказал он.
        - Но мы еще не доиграли, - возразила она. - Ты еще не поставил мне мат.
        - Вряд ли я смогу поставить. Уже поздно.
        Виктория поняла.
        - Да, думаю... думаю, нам пора ложиться.
        - Да.
        Калеб проводил ее в спальню и поставил сумку рядом с кроватью.
        - Располагайся. Я подожду.
        Виктория нервно кивнула, и Калеб ушел. Когда он вернулся, Виктория уже лежала в постели, простыня закрывала ее до шеи.
        Калеб выключил свет, снял халат и лег рядом. На ней было надето что-то мягкое и шелковистое. Шелковистая комбинация и ее шелковистая кожа.
        - Виктория, - позвал он.
        - Да-а. - Она прокашлялась. - Да?
        - Я обниму тебя, - сказал Калеб. - И мы будем спать.
        Виктория села на кровати. Было темно, но лунный свет проникал сквозь окно. Он видел ее силуэт. При мысли о том, что на Виктории была надета только тоненькая комбинация, его дыхание сбивалось.
        - Я не трушу, Калеб. Я готова.
        - Я никогда не назову тебя трусихой, Виктория. И я уверен, что ты готова. - Ему хотелось, чтобы она отдала ему свою душу, а не только тело. Он хотел, чтобы рядом с ним Виктория чувствовала себя уверенно и спокойно. - Но сегодня давай просто полежим вместе. Не будем торопиться. Я женился на тебе, потому что не хотел, чтобы ты отдалась незнакомцу, и поэтому я не хочу быть чужим в твоей постели.
        - Это твоя постель, - напомнила она ему.
        - Это наша постель.
        - Ну, хорошо.
        - Итак... я обниму тебя, - сказал он и придвинулся к ней. Виктория дрожала. Калеб едва дышал.
        - С тобой все в порядке? - спросил Калеб.
        - Я... да. - Ее голос был таким тихим и в то же время напряженным, что Калеб с трудом различил слова.
        - Хорошо. Спокойной ночи, Виктория. - Ему стоило немалых усилий отказаться от ее предложения.
        - Спокойной ночи, Калеб. И... спасибо. - Он понял, что она еще не была готова отдаться мужчине, даже мужчине, которого знала.
        Калеб закрыл глаза и стал ждать зари. Он не надеялся заснуть, но думал, что если он будет спокойно лежать, она расслабится и заснет.
        Итак, ночь началась.


        Виктория лежала и ощущала, как горит все ее тело. Руки Калеба обнимали ее, он лежал, прижавшись к ней. Она чувствовала его теплое дыхание.
        Он был обнажен. Его тело было прекрасно. Виктория чувствовала это, хотя боялась даже пальцем пошевелить. Если она разбудит его... Она даже может попросить его заняться любовью, и он не будет против.
        Почему-то эта мысль оскорбила ее.
        Калеб пошевелился. Черт, чуть не разбудила.
        Но как трудно лежать, не двигаясь. Почему он женился на ней? Виктория не могла ответить на этот вопрос. По-видимому, она заставила его пойти на это своим легкомысленным поведением. Нельзя было позволять Калебу вмешиваться в ее личные дела, она бы и сама справилась.
        Кого она обманывает? Сама-то и не справилась. Вот почему он вмешался - потому что она была готова прыгнуть в омут с головой.
        Калеб пытается спасти ее. Он пожертвовал своей холостяцкой жизнью ради того, чтобы она могла родить ребенка. Как он чувствует себя при этом? Ведь раньше он мог переспать с любой женщиной, которая ему нравилась.
        Виктория сжалась. Она не знала, как долго это вытерпит.
        Было темно. Может, ей притвориться кем-нибудь другим?.. Может сейчас, когда ему хочется спать, она создает ему настроение?..
        Виктория была напугана, как никогда. Она вспомнила, как ходила за Эриком Арнессом в школе, и чем это все обернулось.
        Но Калеб спал. Если она будет лежать тихо, он не проснется. Может, все произойдет как во сне, и он будет думать, что любит другую женщину. Может, ей притвориться другой женщиной?
        Виктория прижалась к Калебу. Ее ладонь коснулась его груди. Его тело было теплым, крепким и мускулистым. Прикасаться к нему было наслаждением.
        Она медленно провела рукой по его груди и прижалась еще плотнее. Одна бретелька ее комбинации соскочила, почти обнажая грудь.
        Виктория кончиком пальца дотронулась до его соска.
        Вдруг сильные руки схватили ее за талию и подняли вверх.
        Виктория вскрикнула.
        - Черт возьми, Виктория, я изо всех сил пытался не трогать тебя сегодня.
        - Извини.
        - Неужели ты так сильно хочешь ребенка? Ладно, я дам тебе твоего ребенка.
        Он опустил ее вниз и поцеловал ее всей страстью, на которую был способен. Голова Виктории закружилась. Она не могла думать. Калеб был взвинчен.
        - Это не из-за ребенка, - сказала она, когда поцелуй закончился. - Я просто... просто... извини.
        - Нет, это ты меня извини. Я сделал тебе больно? Я испугал тебя?
        - Нет, нет, - сказала она, качая головой. - Я хотела... Так трудно ждать, Калеб. Я не могла спать. Я подумала, что если дотронусь до тебя, пока ты спишь, тебе будет легче привыкнуть к мысли, что тебе надо заняться со мной любовью. Тогда не будет так страшно.
        Калеб вдруг засмеялся так громко, что под ним затряслась кровать.
        - Ты думаешь, я ждал, потому что меня к тебе не тянет?
        - Я знаю, что еще на прошлой неделе ты не хотел жениться на женщине ради ребенка.
        Калеб дотронулся до ее щеки.
        - Да, верно, но если вы думаете, что я не хочу вас, - сказал он резко, - вы ошибаетесь, миссис Фремонт. - Калеб прижался к ней, и Виктория почувствовала его желание. - Я едва могу терпеть.
        - Но разве я женщина твоей мечты?
        - Я и глаз не сомкнул. Как я мог спать, когда рядом лежишь ты, и нас разделяет лишь тонкий шелк? - прошептал он. Он прикоснулся к ее груди.
        Виктория вздрогнула.
        Он поцеловал ее, тронул губами ее шею, грудь.
        Все ее тело ответило ему. Оно горело желанием. Он целовал ее шею и грудь, его дыхание обжигало.
        - Ты думаешь, я не хочу тебя? Подумай лучше, моя жена. Я хочу тебя, и, похоже, ты тоже хочешь меня.
        Он обнял ее. Он любил ее страстно и нежно. Виктория узнала, что может быть распутницей и хищницей. Она узнала страсть.
        Утром она проснулась и сказала.
        - Люби меня снова.
        - С радостью, - прошептал он. Виктория узнала то, что женщины Дэлловея знали годами. Калеб Фремонт умел доставить женщине удовольствие.
        Она будет с ним, пока не забеременеет. Виктория подумала: а вдруг у нее уже получилось?


        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ



        Однажды, сидя за завтраком и потягивая утренний кофе, Калеб вспомнил, что они с Викторией женаты уже три недели. Прошло три недели, а паника Виктории еще не улеглась.
        Калеб удивлялся, что его жена не предъявляла на него никаких прав, кроме тех, что были связаны с ребенком. Что бы сказали жители Ринваля, если бы узнали, какая страсть скрыта за видимым спокойствием продавщицы книг.
        - Чему ты улыбаешься? - спросила Виктория, откладывая в сторону газету.
        - Интересно, как называлась вчерашняя книга дня?
        Виктория пожала плечами.
        - «Гарри Поттер». Теперь, когда я сделала реорганизацию в своих делах, у нас продается и художественная литература.
        - Позор, - сказал Калеб. - И дело не в Гарри Поттере. Я рад, что у тебя хорошо идет дело. Просто мне стало не хватать тех томиков, которые ты продавала.
        Виктория улыбнулась.
        - Я до сих пор торгую ими. Если бы не «Гарри Поттер», то вчера книгой дня стала бы
«Половая жизнь амфибий».
        - Неужели кто-то пишет про это книги?
        Виктория засмеялась.
        - Не знаю, я просто выдумала.
        - Миссис Фремонт врет?
        Виктория сморщила носик.
        - Наполовину. В книге действительно рассказывается про амфибий, но ничего личного.
        - Надеюсь. Даже амфибии заслуживают уединенности. Кто же захочет, чтобы вокруг твоего пруда толпились исследователи, когда ты влюблен и хочешь развлечься со своей женушкой?
        - Думаешь, у амфибий так бывает? - поддразнила его Виктория.
        - Возможно.
        Виктория засмеялась.
        - Ты неисправим.
        - Конечно, этот разговор о сексе разжег во мне желание полюбить собственную жену.
        - Калеб, нам нужно на работу.
        - Пойдем позже.
        - Что подумают люди?
        - Они подумают, что мы женаты всего лишь три недели и еще полны страсти. - Калеб поднялся, привлек Викторию и прижал к себе. Ее тело было теплым, приятным и мягким. Калеб поцеловал ее в губы, потом в шею.
        Виктория глубоко вздохнула и прижалась к нему.
        - Калеб, ты...
        - Хм, что? - спросил он. - Если хочешь, чтобы я остановился, так и скажи. И я остановлюсь несмотря на то, что сильно хочу тебя.
        Он коснулся губами ее груди.
        - Нет, не надо, - сказала она. - Ты хорошо это делаешь.
        Калеб поднял ее на руки и понес в спальню.
        В дверь позвонили.
        Виктория с Калебом переглянулись.
        - Только восемь часов утра. Кто бы это мог быть?
        Звонки продолжались. Калеб отпустил Викторию. Кто бы это был?
        А была это Джина Грегори, девушка, которая подрабатывала у Виктории по субботам. Джина училась в десятом классе. Она смотрела на Калеба взволнованными, большими глазами.
        - Могу я видеть мисс Холбрук, то есть миссис Фремонт? - спросила она. - Это важно.
        Когда тебе семнадцать, важным кажется все. Калеб вспомнил себя в ее возрасте. Однако Джина действительно выглядела взволнованной, и Калеб проводил ее на кухню. Виктория уже успела поправить волосы и выглядела как невозмутимая деловая женщина.
        - Входи, Джина, - сказала она. - Садись. - Она взглядом попросила Калеба выйти - девушке было неудобно говорить при нем.
        Калеб извинился и направился к двери. Не успел он выйти, как Джина начала плакать.
        - О, миссис Фремонт, я беременна и не знаю, что делать. Старики убьют меня, когда узнают. Мой отец никогда не любил Ларри и, может быть, он прав. Ларри говорит, что это не его ребенок. Но он его, миссис Фремонт. - Джина заплакала сильнее и уронила голову на руки.
        Калеб посмотрел на жену. Она обошла стол и обняла Джину. Обнимала и гладила по волосам.
        - Я знаю, сейчас тебе страшно, но мы найдем выход. Обещаю, я помогу тебе.
        Услышав эти слова, Калеб нахмурился. Не стоит Виктории вмешиваться, можно попасть в неприятную историю. Но он уже знал, что если Виктория бралась за что-то, то доводила дело до конца. Теперь она считала своим долгом поддержать девушку.
        После того, как Джина ушла, Калеб подошел к Виктории.
        - Бедная девочка, - сказала она.
        - Что ты собираешься делать?
        Виктория глубоко вздохнула.
        - Ну, сначала я должна убедиться в том, что у Джины есть адвокат и что на Ларри возложат ответственность за ребенка. Потом я навещу родителей Джины. Девочка хочет сохранить ребенка. Надеюсь, родители поддержат ее.
        Калеб криво улыбнулся.
        - И ты тоже хочешь помочь ей?
        - Я должна попытаться, Калеб. И не проси меня поступить иначе.
        Калеб покачал головой.
        - Не собираюсь. Я только хотел спросить - не нужна ли тебе моя помощь.
        Виктория благодарно улыбнулась.
        - Пока нет. Отец Джины очень строгих правил. Ему потребуется время, чтобы осознать случившееся, и поэтому пока лучше скрыть это от всех.
        Калеб кивнул. Было уже поздно. Ему действительно пора на работу Он повернулся к двери.
        - Калеб?
        Калеб оглянулся.
        - Спасибо, - сказала она, - что хотел помочь. Ты...
        - Я твой муж, - сказал он, зная, что она непременно скажет какую-нибудь чепуху про его благородство.
        Себя он благородным не считал, но понял, что у него отзывчивая жена. Ведь Джина была уверена, что может обратиться за помощью именно к Виктории. Хотелось бы узнать, кому еще она ненавязчиво помогала. Его жена более интересный человек, чем он думал вначале.


        - Вам посылка, миссис Фремонт, - сказал Уильям, посыльный цветочника, передавая ей вазу с красными и белыми розами.
        Виктория моргнула. Она взяла цветы и достала карточку.



«Моей жене, благородной леди, которая становится тигрицей ночью».


        Сердце Виктории заколотилось.
        - Что там написано? - спросила Линдси Дафрей.
        Виктория быстро убрала записку в карман.
        - Муж поздравляет меня. Сегодня три недели как мы женаты, - соврала она.
        - Хм, я думала, что такой мужчина, как Калеб, мог бы придумать что-нибудь пооригинальнее, - сказала Линдсти.
        - Милый комплимент, но Калеб достаточно оригинален.
        Женщины улыбнулись.
        - Я не имела в виду постель, - сказала Виктория.
        Филлипа Паркер подняла одну бровь.
        - Он не оригинален в постели?
        Разговор не клеился.
        - Вы прекрасно знаете, что я имею в виду, - сказала она. - Калеб...
        И тут Виктория поняла, что не знает, каков на самом деле Калеб. Она не узнала его за те три недели, что они жили вместе. Он был сексуален. Знал, как разжечь в ней страсть одним взглядом или легким прикосновением. Она желала его днем и ночью, но что еще она знала о своем муже?
        - Он щедрый, - сказала она, вспомнив, что он предложил помочь ей сегодня утром.
        - А никто и не спорит, милая. Что это там за открытка среди цветов? - спросила одна из покупательниц.
        Виктория увидела еще одну открытку. Она вытащила ее и тоже убрала в карман.
        Джанет Оллитсон засмеялась.
        - Уверена, что в ней он пишет о том, что собирается делать с тобой сегодня в постели.
        Виктории показалось, что она задыхается.
        - Ты собираешься покупать книгу или будешь читать ее прямо в магазине? - с раздражением спросила она.
        Женщина засмеялась.
        - Я покупаю ее. И не злись. Я понимаю, никого не касается, что твой красавец-муж делает с тобой по ночам. Тебе повезло, Виктория. Ты даже выглядишь как-то мягче.
        Виктория пожалела о своих словах.
        - Просто я...
        - Не любишь болтать, - сказал кто-то. - Оставь ее в покое, Джанет.
        - Ладно, милая. Ни слова больше про способности твоего мужа. Мы же любим позубоскалить. Ты единственная, кто хорошо его знает.
        Виктория сомневалась в этом. Калеб был добр к ней. Он - страстный любовник, прекрасный журналист и человек слова. Он сдержал свое обещание. На второй открытке были написаны фамилии, адреса и телефонные номера адвокатов в Дэлловее. Она просила его не разглашать тайны, и Калеб сдержал слово. Теперь Виктория могла помочь Джине.
        Калеб - хороший человек. Многие ли жены могут сказать это о своих мужьях?


        - Ты давно работаешь журналистом?
        Калеб посмотрел на Викторию.
        - Да, давно. А почему ты спрашиваешь?
        - Я прочла практически все статьи, которые ты написал за последние годы. Но мне бы хотелось почитать, что ты писал в молодости.
        Калеб улыбнулся.
        - Ага, моя жена заинтересовалась седой историей.
        - Не представляю, что ты мог писать неинтересно или сухо.
        - Может, и не сухо. Сухо - неточное слово. Думаю, утомительная околесица будет точнее.
        Виктория хитро улыбнулась.
        - Ты боишься показать мне эти работы?
        Калеб провел пальцем по носу Виктории. Потом поднялся и поцеловал ее в губы.
        - Просто не советую, - сказал он. - Тебе не понравится.
        Виктория удивилась.
        - Но я обожаю умных женщин, - продолжил он. - Если ты заглянешь в сундук, который стоит в подвале, то найдешь там мою писанину. Я писал, начиная со школьной скамьи. Тогда я работал на «Дэлловейскую прессу». Извини, но я читать это вместе с тобой не буду. Есть вещи, которые лучше запрятать в сундук и забыть.
        - Неужели так плохо?
        Он посмотрел на нее с удивлением.
        - Виктория, почему тебе вдруг захотелось читать эту чепуху?
        Виктория уставилась на чашку кофе.
        - Я сегодня подумала, что мы совсем не знаем друг друга.
        - Это беспокоит тебя?
        Виктория посмотрела ему в глаза.
        - Вообще-то я редко думаю об этом, - призналась она.
        Но он понял, что иногда эти мысли приходят ей в голову. А почему бы и нет? Он тоже думал об этом. Они делят постель и страсть, и оба хотят, чтобы она забеременела, а затем - на развод. Калебу стало грустно. Она не считала его мужем.
        - Если ты не хочешь, чтобы я читала твои ранние работы - не буду, - сказала Виктория.
        Он встал, подошел к ней сзади и обнял ее за плечи. Потом нагнулся и поцеловал ее в шею.
        - Читай, что хочешь, делай, что хочешь. Только сейчас пойдем со мной, - прошептал он.
        И она пошла. Все было так же чудесно, как было всегда между ними. Была страсть и огонь.
        Она скоро забеременеет. И ему придется оставить ее.
        - Не уходи, - сказал он, когда она встала и посмотрела на него.
        - Не уйду, - пообещала Виктория улыбнувшись. - Уверена, что женщины сходят с ума, когда ты их касаешься. Дотронься до меня, - сказала она.
        Калеб улыбнулся.
        - Я люблю женщин...
        - Я знаю. Умных, - прошептала она.
        - Нет, я люблю женщин, таких как ты, - сказал он. - Сейчас я как раз плохо соображаю. Думаю, ты тоже.
        - Я совершенно не соображаю. - Виктория поцеловала его грудь. - Я думаю только о том, что прикасаюсь к тебе.
        Но она думала о ребенке, он знал это.
        У них была эта цель - сделать ребенка.
        И они сделают его.
        Калеб был готов выполнить все, что она пожелает.


        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ



        Калеб встретил на улице Джину Грегори и заметил, что она выглядит гораздо спокойнее. Она шла и разговаривала со своей матерью. Виктория явно изменила отношение родителей к беременности дочери.
        Придя домой после работы, он спросил Викторию про Джину.
        - Как все прошло?
        - Неплохо. Ларри после разговора с адвокатом согласился выплачивать определенную сумму на содержание ребенка. Я рассказала родителям Джины, как она прекрасно работает и что помогу ей купить необходимые вещи для ребенка. Они сначала хотели уехать из города, но Джине нравится здесь жить и работать у меня. Я знаю, что люди поддержат ее. Она такая милая. И родители согласились остаться. Думаю, они будут хорошими бабушкой и дедушкой.
        Калеб недоверчиво посмотрел на Викторию.
        - Похоже, ты практически ничего не сделала?
        - Не очень много.
        - Милая женушка, я знаю Рэя Грегори, он тяжелый человек.
        - Но, в конце концов, он согласился со мной. И это самое важное.
        - Что ты обещала ему?
        - Что Джина будет больше работать в моем магазине. Если ей понадобится сидеть с ребенком, я буду отпускать ее. Не разрешу покупателям сплетничать о ней. Куплю ей детскую коляску, высокий стульчик, детскую кроватку и стол для пеленания.
        Калеб засмеялся и поднял ее со стула.
        - Я уверен, что все это ты выложила ему своим спокойным, деловым тоном, я прав? И он не мог ничего тебе возразить.
        - Я не сделала ничего особенного.
        Это было не так. Виктория переживала за людей, а многие просто показывали пальцами и сплетничали. И если Калеб присмотрится повнимательнее, ему предстоит узнать еще много о своей женушке.
        Но стоит ли это делать? К этой леди опасно привыкнуть, опасно полюбить ее - ведь она скоро уйдет от него.
        - Почему ты так критиковал свои ранние статьи? Они чудесны, написаны с большим энтузиазмом, - вдруг спросила она.
        Калеб нахмурился.
        - В них слишком много идеализма.
        - Ты был молод, а все молодые идеалисты.
        - Но я не хотел им быть.
        Виктория перестала листать газету и посмотрела на него.
        - Почему?
        Калеб молчал.
        - Калеб? Я задаю лишние вопросы?
        Он вспомнил о том, как она заботится о людях. Он не хотел, чтобы она беспокоилась о нем.
        - Это старо как мир, Виктория. Моя мать боготворила отца, а он... Скажем так - он забывал о ее существовании, жил светской жизнью. Она была несчастна, но во всем винила себя. Ее сбила машина. Я до сих пор уверен, что в ту минуту она думала о нем. Я знаю, что такое бывает и в других семьях. Люди - эгоисты, Виктория. Волшебных сказок в жизни не бывает. Я удивляюсь, зачем писал про это. Давно нужно было выкинуть всю эту писанину. - Он посмотрел на исписанные листы бумаги.
        Виктория сильнее сжала их в руке.
        - И не думай это выбрасывать. Ты сделаешь медвежью услугу журналистике. Это очень хорошие статьи. Дело не в идеализме. Я владею книжным магазином и разбираюсь в литературе.
        Калеб засунул руки в карманы.
        - Калеб?
        Он посмотрел на нее.
        - Мне жалко твою мать.
        - Не стоит. Она вышла за него замуж, хотя знала, что он из себя представляет.
        Виктория тоже знала, какой он, но вышла за него замуж. Он не создан для женитьбы. И он явно не создан для Виктории. Но другого выхода не было.
        Этой ночью Калеб не притронулся к ней. Он знал, что она делала тест на беременность. Результат был отрицательный, и грусть на лице Виктории разбила бы сердце любого мужчины.
        Этой ночью он просто обнимал ее и надеялся, что неправ насчет идеализма. Виктория была идеалисткой, хотя и не признавала этого.


        Виктория проснулась неожиданно, даже во сне она почувствовала непонятное беспокойство.
        Калеб не любил ее прошлой ночью. Он просто прижался к ней, как тогда, в их первую брачную ночь. Она думала, может, он раскаивается, что женился на ней.
        - Наверное, он жалеет с самого начала, - сказала она себе. - Он хотел позаботиться обо мне, а теперь я ему надоела. И сейчас удивляется, зачем он связался с женщиной, которая уговаривает незнакомых мужчин сделать ей ребенка.
        - Чокнутая, - прокричал Боб. - Чокнутая женщина. Черт подери.
        - Спасибо, что высказал свое мнение, - сказала она птице.
        Не изменилось ли что-то в их отношениях? Наверное, Калеб устал любить ее. Раньше он часто менял партнерш.
        - Хватит жалеть себя, - прошептала она. - Это недостойно.
        И все-таки днем она пришла в редакцию ринвальской «Газеты». Она хотела прямо и честно поговорить со своим мужем. Она должна сказать, что он может в любое время отказаться от этого брака. У него не было никаких обязательств по отношению к ней.
        Стол Дэниз был завален бумагами.
        - Ищешь своего симпатичного мужа? - спросила Дэниз. - Я передам ему, что приходила. Сейчас его нет.
        - О, это неважно, - сказала Виктория, чувствуя себя смущенной. - Надеюсь, я не помешала тебе.
        - Дорогая, если дело касается мужа и жены - это всегда важно. И не беспокойся, что отрываешь меня от работы. Я часто делаю перерывы. Сейчас он в Дэлловее и произносит речь на благотворительном празднике. Ему часто приходится этим заниматься. Калеб - хороший оратор. Ему неплохо платят. Думаю, ты не знаешь об этом. Он не любит распространяться на эти темы. Он грозил уволить меня, если я проболтаюсь, но я подумала, что ты не в счет. Ты - его жена.
        - Калебу платят за то, что он произносит речи на благотворительных собраниях?
        Дэниз удивленно посмотрела на Викторию.
        - Ты должна знать его лучше. Они выписывают ему деньги, а он их не берет. Он говорит, что это долг каждого журналиста - жертвовать на благотворительные цели. Он любит помогать людям и не хочет, чтобы об этом знали.
        Виктория улыбнулась.
        - Думаю, ты самая замечательная женщина из всех, кого я встречала, - сказала она Дэниз.
        - Наконец-то кто-то признал это. Твой муж думает, что я зануда.
        - Мой муж обожает тебя, - сказала ей Виктория.
        Дэниз была польщена.
        - Но мы не скажем ему об этом. Мы с Калебом лучше работаем, когда деремся.
        - Твой секрет - мой секрет. - Виктория дотронулась до сердца. Из офиса она вышла, улыбаясь. Калеб тратит средства на благотворительность? Это известие ее не удивило, как и то, что Калеб никому об этом не рассказывал.
        Он верит в обстоятельства и заботится о тех, кто нуждается. Неудивительно, что он нарасхват.
        Кто обвинит такого человека, что он скрывает свою личную жизнь? Калеб знает о темной стороне жизни, знает о безвыходных положениях, поэтому решил помочь Виктории. Нужно только быстрее забеременеть, чтобы освободить его от всех обязательств, связанных с ней.


        Виктория - поразительная женщина, подумал Калеб, возвращаясь однажды домой. Он только что понял это, потому что ему не хотелось никуда бежать от нее. Целый день он ждет момента, когда вернется домой и увидит ее. Каждую ночь он любит ее, и ему это нравится. Виктория приносила ему радость. Однажды он увидел ее, склонившуюся над маленьким несчастным котенком.
        - Твой друг? - спросил Калеб.
        - Похоже, у нее нет хозяев, - сказала Виктория. - Нет ошейника, никаких объявлений о потерявшемся котенке. Никто не приходил сегодня, чтобы опубликовать объявление?
        - Нет. - Ему было жаль, что его жена так расстроилась.
        - Кто-то захотел избавиться от него - выкинули на улицу, как какой-то мусор, - с негодованием сказала Виктория.
        Калеб замер. Эти слова напомнили ему, что родители однажды поступили с ним точно так же.
        - Что будешь с ним делать?
        - Сначала откормлю.
        Так она и сделала. Иногда она гладила Боба по перышкам, потому что тот явно ревновал ее к котенку. Она заботилась о своей маленькой семье. Однажды мимо проходили Элис Майерс и ее семилетняя дочка Ноли.
        - О-о. - У Ноли загорелись глаза, когда она увидела котенка, который вертелся на лужайке, пытаясь поймать бабочку. - Я могу его погладить? - спросила она Викторию.
        Калеб понял, что сердце Виктории дрогнуло.
        - Ему нравится, когда его гладят.
        - Как его зовут?
        - Не знаю. Он живет здесь недавно. Как ты думаешь, какое имя ему подойдет?
        Ноли задумалась.
        - Мне нравится Бабочка. - Она наклонилась и играла с котенком до тех пор, пока мать не потянула ее за руку.
        - Пойдем, зайчик, - сказала Элис ребенку. - Мистеру и миссис Фремонт пора на работу. Извините, Ноли возбуждена, - объяснила она. - У нас была кошка, но ей было много лет, и она умерла. Я не могу заставить себя завести новую.
        Элис и Ноли пошли дальше, но девочка то и дело оглядывалась. Ее мама расстроилась.
        - Наверное, не надо было останавливаться, - сказала она.
        - Приходите в любое время, - сказала Виктория. - Пожалуйста. - Калеб заметил, что глаза Виктории стали грустными.
        Прошло два дня. Калеб вернулся с работы и застал Викторию на кухне с Бобом.
        - А где комочек шерсти? - спросил он. - Куда спрятался?
        Виктория пожала плечами. Потом посмотрела на Калеба виноватым взглядом.
        - Я отдала ее Ноли. Мне надо было сначала посоветоваться с тобой.
        Калеб не смог сдержать улыбки.
        - Это твой котенок, Виктория, - сказал он. - Я знаю, ты привыкла к нему. Но ты не могла удержаться, да?
        - У ребенка должно быть домашнее животное, - твердо сказала она.
        - Ппонятно. - Он скрестил руки. - А какое животное было у тебя?
        Виктория снова начала резать овощи к обеду.
        - Сложный вопрос? - поддразнил он.
        Виктория отложила овощи. Она посмотрела на него вызывающе.
        - У меня не было домашнего любимца. Родители были актерами, и мы не могли завести животное, потому что часто переезжали. Боб появился значительно позже, и мы не относились к нему как к птице. Он тоже был актером, и меня к нему не подпускали.
        Но у ребенка должен быть любимец, сказала она. У Калеба дрогнуло сердце, когда он представил себе маленькую Викторию, которой не с кем было поиграть.
        - Ты была единственным ребенком?
        Виктория дернула плечами.
        - Это не редкость.
        Он тоже был единственным ребенком, но по ее взгляду Калеб понял, что у них были разные жизни.
        - Значит, твои родители были актерами, - сказал он. - Это, наверное, интересно.
        Виктория слегка улыбнулась и покачала головой.
        - Тебя удивляет, что такая слабая женщина как я, играла в театре.
        - Я бы никогда не сказал, что ты - слабая.
        - Я бы так сказала.
        - Тогда тебе нужен новый толковый словарь.
        Виктория улыбнулась.
        - Калеб, я доставляла моим родителям одни неприятности. Они мечтали, чтобы их дочь была настоящей актрисой, чтобы вживалась в образ и очаровывала зрителей. Наверное, им казалось, что меня принес аист, но ошибся адресом. Они по-своему любили меня. Но я очень отличалась от них. Прошло много времени, пока мы привыкли друг к другу. Они играли на сцене, а я занималась декорациями.
        Ее родителям повезло, что у них такая дочь.
        - Похоже, Боба наконец передали тебе, - сказал Калеб.
        Виктория широко улыбнулась.
        - Думаю, Боб так же не подходил для сцены, как и я. Он говорил невпопад. Мы с ним два сапога пара, да, старичок?
        Боб притворился, что не понял. Он не произнес ни слова.
        - Что ты скажешь, Боб? - спросил Калеб. - Принять ли нам нового члена в семью? Котенка или щенка? Может быть, подружку для вас, сэр?
        Боб продолжал молчать, но в его взгляде появилась заинтересованность.
        Виктория покачала головой.
        - Мы не можем сделать этого, Калеб. Мы не семья, и как только я забеременею, мы расстанемся. Нам нельзя заводить животное. И мне, наверное, не стоило брать котенка. Хорошо, что отдала его Ноли.
        В ее глазах была грусть. Калеб понимал, она права. Притворяться, что они настоящая семья - только усложнять ситуацию.
        Но, черт возьми, как только их брак закончится, он подарит ей питомца. Нужно, чтобы она была счастлива. Он хотел, чтобы у нее все было.
        Но более всего он хотел ее. Все больше и больше. Это ужасно, потому что она хочет от него только ребенка, и он должен об этом помнить.


        На следующее утро, когда Виктория заваривала кофе, зазвонил телефон. Она подняла трубку и поздоровалась.
        Пару секунд никто не отвечал.
        - Извините, я наверное ошиблась номером, - сказал женский голос. - Мне нужен Калеб Фремонт.
        Виктории стало плохо. Голос был низким и соблазнительным.
        - Вы не ошиблись, - сказала она в трубку. - Я позову его. - И она передала трубку Калебу.
        Он поздоровался, послушал и нахмурился.
        - Нет, думаю, это невозможно, - сказал он и опять стал слушать. - Да, Виктория, моя жена, - продолжил он. - Мы недавно поженились.
        Виктория почувствовала себя совсем плохо. Калеб повесил трубку. Она не хотела спрашивать, но рот раскрылся сам собой.
        - Старая подружка?
        - Мой друг, - поправил Калеб. - Ничего серьезного.
        Конечно, у Калеба не было серьезных отношений с женщинами. Он любил короткие встречи, как она знала из сплетен, ходивших по городу до их свадьбы. Слухи закончились, как только они поженились. По крайней мере, при ней ничего подобного не говорили. Хотя она могла поклясться, что сплетни все равно были.
        Виктория знала, что могут наплести интриганы. Калеб Фремонт до сих пор интересует женщин. Женщины хотят его, но он уже не свободен.
        - Очень мило, что она позвонила, - наконец произнесла она.
        Калеб посмотрел на нее.
        - Я женат, Виктория. По-настоящему женат, - сказал он низким голосом.
        Виктория кивнула, но подумала, что он жалеет об этом. Если бы он был свободен, то встретился бы с обладательницей красивого голоса. Ее сердце сжалось.
        Они с Калебом женаты уже три месяца. Несмотря на все старания, она до сих пор не забеременела. Три месяца - это конечно не так много, но ей нужно освободить Калеба.
        Калеб собирал свой кейс. Его рабочий день начинался раньше.
        - Калеб, - сказала она, дотронувшись до его рукава.
        Калеб посмотрел на нее.
        - Я... я... Ты скоро придешь домой? - спросила она.
        - Если хочешь... - сказал он ей. - Что-то не так?
        Виктория энергично закачала головой.
        - Нет, нет. Я просто хотела... Я подумала, мы могли бы... - Она посмотрела в сторону.
        - Виктория?
        - Думаю, сейчас подходящее время, - прошептала она.
        Неожиданно Калеб обнял ее. Она прижалась к нему и ей удалось скрыть смущение.
        - Виктория, - прошептал он ей на ухо, - я сказал правду, я по-настоящему женат. Ты - моя жена. Если хочешь что-нибудь узнать, спрашивай. Если считаешь, что обременяешь меня, то знай, ты не права. - Он приподнял ей лицо и посмотрел прямо в глаза. - Сегодня я приду рано. Будь готова. - Он поцеловал ее так страстно, что у нее подогнулись колени.
        Калеб вышел из дома. Она должна освободить Калеба, как можно скорее. Ради себя самой.
        Наверное, ей надо сходить к врачу...


        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
        - Ты классно выглядишь, - сказала Дэниз Калебу несколько недель спустя. - Кажется, женитьба идет тебе на пользу.
        - Смеешься, Дэниз?
        - Как обычно.
        - Что ж, ты права, женитьба мне на пользу.
        Калеб не соврал. Жить с Викторией и обнимать ее каждую ночь - это радость.
        - Давай научим Боба новым словам, - предложил он Виктории пару дней назад.
        - Каким словам? - спросила она.
        - Не знаю. Например, «здравствуйте» или «ты молодец, Калеб».
        Виктория улыбнулась.
        - Это скучно. Я думала ты предложишь что-нибудь поинтереснее.
        Калеб засмеялся.
        - Тебе не нравится?
        Виктория пожала плечами.
        - Боб уже знает эти слова. Он птица-актер. Он научил меня ругаться. - (Калеб хохотнул). - Ты не можешь представить, как была шокирована мама, когда я выдала тираду из отборных словечек Боба.
        - Да уж! - сказал он с улыбкой. - Скажи мне на ухо что-нибудь неприличное.
        К его удивлению, она прильнула к его уху и произнесла такое...
        - Боб раньше принадлежал военному, - объяснила она. - И если ты расскажешь кому-нибудь об этом, я тогда... я тогда...
        - Что ты тогда? - спросил Калеб и взяв жену на руки поцеловал ее. От ее губ невозможно было оторваться.
        - Я заставлю тебя прочитать вчерашнюю книгу дня, - сказала она.
        - Как эта книга называется? - спросил он.
        - «Мужские эротические танцы».
        Калеб засмеялся.
        - Давай потанцуем, - предложил Калеб. И они начали танцевать.


        - Калеб! Калеб! Ты здесь со мной или на каком-нибудь необитаемом острове с роскошной женщиной? - спросила Дэниз.
        - Что? - словно проснулся Калеб. Дэниз подумала, что недалека от истины.
        - Мы работаем или нет?
        Калеб кивнул головой.
        - Позже!
        Глаза Дэниз широко раскрылись.
        - Позже? Позже? Эй, может, моего босса украли инопланетяне? Ты действительно Калеб Фремонт?
        Калеб улыбнулся. Его беспокоило поведение Виктории. Надо спросить Дэниз, может, она что-нибудь заметила.
        - Дэниз, ты не находишь ничего странного в поведении моей жены за последнее время?
        - Только то, что у нее на лице такое же идиотское выражение. Она, наверное, так счастлива, что если астероид упадет на крышу ее магазина, она даже не заметит.
        - Я не это имею в виду.
        Они любили друг друга всю ночь напролет. Калеб знал, что он ей нравится, он доставлял ей удовольствие, но все-таки ее главной целью было забеременеть. А он пытался забыть об этом, когда сжимал ее в руках.
        Дэниз пожала плечами.
        - Ладно, иногда она выглядит так, будто у нее депрессия. Джани Мартин сказала, что, когда она попросила Викторию показать ей книгу «Что делать со своими ожиданиями», Виктория готова была расплакаться. Похоже, она так чувствует себя уже где-то с месяц.
        Калеб нахмурился.
        - Моя жена не показывает своих чувств.
        Дэниз опять пожала плечами.
        - Извини, это только предположение. Я знаю, что Виктория не показывает своих чувств на людях. Через пару секунд она уже улыбалась и была спокойна как всегда.
        О да, это похоже на Викторию. Она скрывала свои горести и ни с кем их не разделяла. Почему-то он пожалел об этом. Ему хотелось растрясти Викторию и заставить ее сказать ему, в чем дело. Но он знал, что это не поможет.
        Она все равно не скажет ему ничего, она не считает его своим мужем.
        Он ударил кулаком по столу и произнес слово, которое не произносил годами. Боб гордился бы им.
        - Да, это точно заставит ее сказать правду, - заметила Дэниз.
        Калеб выдохнул.
        - Извини, - сказал он, сел и приготовился работать. Дэниз права. Если он хочет, чтобы жена делилась с ним своими мыслями, он должен заслужить это.

* * *


        Викторию будто кто-то ударил по голове. Она узнала правду, и эта правда убила ее.
        Она медленно шла домой, пытаясь выглядеть нормально. Виктория даже не могла сдержать слез. Боль в сердце невозможно было унять.
        Она чувствовала себя так, будто обманывала Калеба, или по крайней мере ввела его в заблуждение. Сегодня утром она пододвинулась к нему и попросила:
        - Дотронься до меня.
        - Как приятно просыпаться рядом с тобой, - сказал он.
        Он открыл ей такие вещи, о которых она даже не догадывалась еще пару месяцев назад. Ему отвечало не только ее тело.
        - Нужно положить этому конец, - сказала она себе. - Надо быть честной.
        Виктория шла, прилагая такие усилия, будто взбиралась на гору. Она придет домой, приготовит ужин и потом скажет ему все.
        - Только не все, - сказала она. Нельзя сказать ему всего. Тогда ей придется признаться во всем самой себе, а сейчас она еще не могла это сделать.
        - Здравствуйте, миссис Фремонт, - сказала Мисти, когда Виктория проходила мимо. - Сегодня у моего ребеночка день рождения. Вы придете?
        Из глаз Виктории полились слезы.
        - Извини, детка, сегодня я не могу, но пожелай ему от меня счастливого дня рождения, ладно?
        - Хорошо, - сказала Мисти. - Все в порядке, миссис Фремонт. Не плачьте. Мой ребеночек поймет. Мама говорит, что иногда люди бывают заняты.
        - Твоя мама права, - согласилась Виктория, улыбаясь сквозь слезы. - Спасибо, Мисти.
        Виктория вошла в дом, прошла на кухню и поняла, что все это время она жила в выдуманном мире, как Мисти.
        Она может пожить иллюзией еще один день, может притвориться, что все нормально, может быть его женой, даже любить его.
        Эта мысль вернула ей равновесие. Не стоит отрицать правду. Разве не любили его множество женщин? И ей повезло больше других - она была с ним несколько месяцев! Она же знала, что им суждено расстаться.
        Они поженились лишь с одной целью, а теперь этой цели не стало. Конец истории.
        Калеб никогда не узнает правды.
        Она вошла в комнату, и тут ее обняли сильные руки. Калеб чмокнул ее в шею и крепче обнял.
        - Добро пожаловать домой, миссис Фремонт, - сказал он радостно.
        Виктория моргнула. Она старалась не отвечать на его прикосновение. Но силы начали покидать ее.

«Мужество! - сказала она себе. - Веди себя естественно. Не показывай ему, что страдаешь».
        Она улыбнулась мужу.
        - Что это? Дэниз выкинула тебя из офиса?
        Калеб засмеялся.
        - Ты угадала. Ей всегда хотелось сделать это. И вот устроила мятеж. Похоже, тебе придется сегодня коротать время в моем обществе. Со мной, Бобом и Лайнолом.
        Виктория в недоумении приподняла брови.
        - Лайнолом?
        - Разве я не сказал тебе про Лайнола?
        - Это газетчик?
        Калеб рассмеялся.
        - Может быть. Я дал ему понюхать какую-то газету, и он проявил к ней интерес.
        - Может, объяснишь мне?
        Калеб пожал плечами и посмотрел на нее невинными глазами.
        - Ну... когда Дэниз сказала, чтобы я убирал свою задницу из офиса...
        - Она не говорила этого.
        - Ладно, не говорила. Я просто ушел.
        - Наверное, для этого были уважительные причины.
        - Да, абсолютно правильно. - Он наклонился и снова чмокнул ее в шею. Она хотела, чтобы он повторил свой поцелуй, но все-таки с усилием отстранилась.
        - Так почему ты ушел?
        - Мне нужно было сделать нечто важное.
        - Сделать... - помогла Виктория.
        - Мне нужно было забрать Лайнола. Нужно было заехать в приют. Я понял, что он всех достал и его могли выкинуть на холодную улицу.
        - Хм, - сказала она. - Сейчас лето.
        - Да, но мир кажется очень неприветливым, если ты одинок.
        Виктория хорошо знала это. Она помолчала. Калеб поцеловал ее и она ответила на поцелуй.
        - Калеб, скажи мне, почему ты дома.
        - Хорошо. Я дома, потому что я женат уже четыре месяца. Я хотел сделать тебе подарок.
        - О! - Она не могла скрыть сожаления в голосе. - А у меня ничего для тебя нет.
        - Все в порядке. Ты поцелуешь меня пару раз. - И он поцеловал ее. - Теперь зажмурь глаза.
        Калеб достал из сумки щенка и посадил ей на ладонь.
        - Лайнол? - угадала она.
        - Да. Правда, он похож на маленького взъерошенного льва? Он пока очень любит грызть вещи. Кажется, он считает, будто приехал прямо из Африки, в приюте он наводил жуткий страх на других щенков. Но мы научим его хорошим манерам. Может, отдадим на попечение Бобу.
        Виктория посмотрела на урчащий комочек шерсти, и ее глаза наполнились слезами.
        - Ты говорила, что у каждого ребенка должен быть любимец. И что у тебя его не было. Я понимаю, ты не ребенок, милая, и не пытаюсь заменить тебе им Боба, но я подумал... Если нам придется отвезти его назад, я уверен, кто-нибудь возьмет его.
        Он хотел забрать Лайнола из ее рук. Виктория испугалась, что Калеб посадит его назад в сумку.
        - Он просто чудо, - сказала она, удерживая щенка. - Спасибо. - Слезы покатились по ее щекам.
        - Виктория, - произнес Калеб. - Извини. Ты в последнее время была такой грустной. И я решил доставить тебе радость.
        - Ты доставил мне радость.
        - Я вижу, - Калеб вытер большую слезинку, которая катилась по ее щеке.
        Виктория покачала головой и усилием воли заставила себя не плакать.
        - Я была счастлива, Калеб. Я ценю все, что ты сделал для меня, включая Лайнола, но...
        - Но? Что случилось, миссис Фремонт?
        Виктория посмотрела на Калеба, надеясь, что он не заметит, как она страдает.
        - Боюсь, я больше не могу быть миссис Фремонт, - покачала она головой.
        Калеб застыл.
        - Думаю, ты объяснишь мне, почему.
        - Да, да. Я ходила к врачу несколько раз. Я... не могу сказать тебе, почему я пошла к нему. Просто я заподозрила, что что-то не так.
        Калеб взял у Виктории щенка и посадил его в сумку. Потом обнял ее за плечи.
        - Что случилось? - Его голос был очень напряженным. Таким голосом он еще никогда с ней не говорил.
        Виктория положила руки ему на грудь.
        - Ничего страшного. Ничего ужасного, уверяю тебя. Просто... у нас нет больше причин жить вместе. Я не могу иметь детей. Нет даже малой вероятности. Я могу показать тебе результаты анализов, литературу, которая объясняет мой случай. У меня не будет детей, Калеб. Нам не нужно было жениться. Завтра я возвращаюсь домой. Я позвоню адвокату и начну бракоразводный процесс.
        Калеб не сказал ни слова.
        - Извини, что тебе пришлось жениться на мне. Это было ошибкой, конечно, я эгоистка. Но теперь все кончено. Надеюсь, мы останемся друзьями. Я всегда буду тебе благодарна.
        - Ты будешь благодарна. - Он сказал эти слова так, будто она оскорбила его, сдавил ей плечи, потом посмотрел в сторону и отпустил ее.
        - Черт, Виктория. - Он резко выдохнул. - Мне очень жаль. Я знаю, как много ребенок значил для тебя.
        - Все в порядке.
        - Все не в порядке. Это несправедливо.
        Виктория понимала, что проведет остаток жизни одна и всегда будет жалеть, что у нее нет ребенка. Но сейчас даже не эта новость ранила ее, а осознание, что они расстаются с Калебом.
        Виктория любила его и должна была уйти, прежде чем Калеб поймет, что она, увы, похожа на всех остальных женщин Ринваля и что она хочет его.
        - До свидания, Калеб, - сказала она ему. - Спасибо тебе за все.
        Калеб приблизился.
        - Не уходи сейчас. Останься на ночь.
        Оставаться больше не было смысла и если они будут спать вместе, эта ночь будет очень долгой.
        Виктория не хотела показать ему всей глубины своего горя.
        - Лучше, если Лайнол проведет первую ночь там, где будет его настоящий дом.
        Отговорка звучала неубедительно.
        Калеб несколько секунд смотрел на нее. Потом резко кивнул.
        - Я помогу тебе упаковать вещи и отвезу домой.
        Переезд не занял много времени. Они стояли на пороге ее дома, за дверью остались Боб и Лайнол. Виктория смотрела на Калеба, не зная, что сказать. Наконец, она протянула руку.
        - Ты был... очень хорошим другом, Калеб, - произнесла она.
        Он положил ее руки себе на плечи и, взяв за талию, притянул к себе. Калеб нагнулся и поцеловал ее, поцелуй был долгим.
        - Я был не просто другом, - сказал он. - Не забывай об этом. - Сказав это, он ушел.
        Виктория хотела броситься за ним, но усилием воли заставила себя остаться.
        В доме скулил щенок и что-то бормотал Боб.
        Виктория вошла в дом и закрыла дверь. Ей хотелось закричать: «Калеб. Не уходи! Пусть будет вчера, и мы начнем все сначала. Пожалуйста, останься». Но она только закрыла глаза и заплакала.
        - Черт подери, - ругнулась она. Это не улучшило ее настроения. Она думала о человеке, который ушел и которого она любила. Наверное, скоро он опять начнет ездить в Дэлловей.


        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
        - Люди сплетничают о тебе. - Дэниз не думала, что Калебу об этом известно. Но ему было все равно.
        - Нам нужно работать, Дэниз, - напомнил он.
        - Я знаю, но неужели тебя не волнует, что люди сплетничают у тебя за спиной?
        - Люди всегда сплетничали за моей спиной.
        - Да, но теперь они не покупают нашей газеты. Это тебя тоже не волнует?
        Пока его это не волновало. Это будет беспокоить его тогда, когда дела пойдут совсем плохо, ему придется сократить штат, закрыть газету и у него не будет работы, которая дает выход его энергии.
        - Прекрати, Дэниз, - сказал он.
        - Но они думают, что...
        - Пусть думают. Они правы. Мне не нужно было жениться на Виктории.
        Челюсть у Дэниз буквально отвисла.
        - Почему... почему...
        - Точно тебе говорю, - сказал он.
        Никто не знал, почему они с Викторией поженились, и никто не знал, почему они разводятся. Все сошлись на мнении, что он использовал Викторию в корыстных целях.
        И были правы.
        Он действительно использовал ее: женился на ней вроде бы из благородства, но на самом деле просто хотел ее.
        Он лгал себе и ей. Он испытывал к ней страсть и любовь, от которых бежал всю жизнь.
        Теперь он расплачивался за это. Теперь Калеб знал, как страдают люди, когда любят безответно.
        Он идиот и придурок. Взял Викторию и потерял ее. Так что пусть люди судачат о нем.
        Его мучил один вопрос: как долго еще он будет любить ее?
        Калеб надеялся, что скоро забудет Викторию. А пока будет работать.
        - Ты уверен? И ты не можешь как-нибудь все уладить?
        - Дэниз! - рыкнул Калеб.
        Дэниз замолчала.
        - Черт возьми, я ухожу, - сказал он ей.
        - Куда ты идешь?
        К черту, подумал Калеб.
        - В Дэлловей.
        Дэниз чуть не упала от удивления.
        - Похоже, о тебе говорят правильно, - сказала она.
        Калеб понял, о чем подумала Дэниз - как и все в городе, она считала, что Дэлловей для него это прежде всего женщины. Кому какое дело? В Дэлловее живет доктор Виктории и ему надо с ним поговорить. Неважно как, но он должен узнать, почему Виктория не может иметь детей. Наверняка можно что-то сделать. Если бы он мог...
        - Забудь об этом, Фремонт, - пробормотал он. - Сделай это только ради нее. Она не будет любить тебя, но ты, по крайней мере, поможешь ей...


        - Вон он идет, - с усмешкой сказала Джанет Оллитсон. - Ходит по городу, как король. Наверное, собирается в Дэлловей.
        Виктории стало плохо.
        - Милая, не беспокойся, - сказала Джанет. - Люди на твоей стороне.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Мы все знаем, что он за человек. Он поступил с тобой нечестно, а люди этого не любят. Я больше не покупаю его газеты. Жаль, конечно, но надо же как-то выразить свое отношение.
        - Ты хочешь сказать, что Калеба наказывают, потому что он бросил меня ради...
        - Ради распутной жизни, - договорила за нее Джанет.
        - Но это не правда. Калеб не бросал меня. Это я его бросила.
        - Конечно ты. - Женщина погладила руку Виктории, как мать, которая успокаивает ребенка. - Успокойся, Виктория, мы не оставим такие вещи безнаказанными.
        Женщина купила у нее книгу и пошла к выходу.
        - Джанет, подожди, - крикнула Виктория. Но Джанет только обернулась и помахала рукой.
        Виктория посмотрела на Линдси Дафрей.
        - Хоть ты-то, надеюсь, не думаешь, что Калеб обидел меня? - спросила она.
        - Конечно нет, дорогая, - сказала Линдси, но Виктория поняла, что она ответила так просто из вежливости.
        Неужели все в городе думают, что Калеб негодяй? Может и не все, но большинство уж точно. И это по ее вине. Она никому не рассказывала об истинных причинах их брака. Для жителей Ринваля их союз был обычным и закончился он плачевно.
        - Это ты виновата, - сказала она себе. Ты влюбилась в Калеба и потеряла его, он тут ни при чем.
        Но расплачивается-то именно он. Люди плохо отзываются о нем. Некоторые даже повернулись к нему спиной и не покупают его газету.
        - Это надо прекратить, - твердо сказала она себе. Пусть ее гордость пострадает, но нельзя допустить, чтобы сплетни продолжались.


        - Что тебе надо?
        - Ты слышала меня, Дэниз, - сказала Виктория. - Его действительно здесь нет?
        - Да, он уехал давно, и это само по себе странно. Обычно с тех пор, как вы расстались, он работает как сумасшедший.
        Виктория запретила себе думать о Калебе. Они расстались. Он продолжает жить без нее. Так и должно быть и ей пора подавить свои чувства. Если это не получится, ей придется уехать из Ринваля.
        - Он любит свою газету - сказала Виктория. - Он создал ее, сделал такой, какая есть. И знаешь, Дэниз, он не допустил ничего такого, что могло бы навлечь на него гнев наших жителей. Калеб просто хотел помочь мне. Он согласился дать мне ребенка, которого я так хотела. Он сделал доброе дело.
        - Калеб хотел стать папочкой?
        Виктория покачала головой.
        - Нет. Просто... прочти письмо, Дэниз, и напечатай его. Ты ведь можешь не показывать его Калебу?
        Дэниз подозрительно посмотрела на нее.
        - Почему ты не хочешь, чтобы он знал?
        - Потому что он никогда его не напечатает. Он никогда не использует «Газету» в личных целях. Мне не нравятся эти сплетни и то, что многие перестали покупать его газету.
        Дэниз немного подумала.
        - Ты любишь Калеба?
        Виктория не ответила.
        - Виктория?
        - Это так глупо, правда?
        - Возможно, но... - выдохнула Дэниз. - Кто бросит в тебя камень? Многие женщины неравнодушны к нему. Но они ничего не знают о его душе.
        - Да, это верно. Ты сделаешь как я прошу?
        Дэниз подумала.
        - Это может грозить мне неприятностями.
        Виктория вздохнула.
        - Хотя мне не впервой, - продолжила Дэниз. - Мне тоже не нравится, что Калеба осуждают. Тем более, он хотел сделать благое дело.
        - Вот именно! - сказала Виктория. - Спасибо, Дэниз. Я полностью беру ответственность на себя. - Она передала Дэниз листок бумаги.
        Калеб пил утреннюю чашку кофе и читал «Газету». Ему было неудобно за то, что он оставил вчера Дэниз с кучей работы, тем более что, как ни старался, он не смог выбить из доктора ни слова.
        Надо извиниться перед Дэниз. Тут его взгляд остановился на письме.
        В нем говорилось:

«Моим друзьям из Ринваля!
        Многие из вас знают, что недавно я и Калеб Фремонт поженились и что теперь мы уже не вместе. Но вам не известно, что Калеб женился на мне, потому что я хотела ребенка и готова была рисковать собой, чтобы родить его. Я даже дошла до того, что давала объявления, в которых просила незнакомых мужчин помочь мне.
        Калеб спас меня. Он женился на мне, чтобы помочь родить ребенка. Он дал мне свою фамилию. К сожалению, случай распорядился иначе, поэтому я решила расторгнуть наш брак. Многие считают, что Калеб обидел меня, но я говорю - это не так. Калеб был очень щедр, и я всегда буду ему благодарна. Сейчас я делаю то, что должна была сделать давно. Я открываю жителям Ринваля правду. Нужно, чтобы все знали, какой он замечательный человек. Лучшего не найти!»


        Рука Калеба с чашкой замерла в воздухе. Его сердце громко билось, в горле встал комок.
        Под письмом стояло имя Виктории. На секунду он подумал, что это Дэниз заставила ее, но он вспомнил, какой прекрасной, справедливой и уверенной в себе была его жена. Никто не мог указать Виктории, что делать. Она - особенная.
        Он до безумия любит ее, но лучше бы ей этого не делать. Все знают, что газета принадлежит ему. Люди могут подумать, что это он заставил ее написать письмо. Что делать?
        В первый раз за эту неделю он улыбнулся и достал свой ноутбук.


        Калеб сидел за столом в своем кабинете, когда услышал шум. Он поднял голову и увидел Викторию, а за ней кучу народа. Она держала в руках газету. Калеб прекрасно знал, что там было.
        В письме говорилось:

«Дорогие друзья и соседи!
        Я хочу рассказать о женщине, которая четыре месяца была моей женой. Она живет в Ринвале уже два года, но знают ее немногие. Жаль, потому что такие женщины, как Виктория Холбрук, встречаются редко. Она очень хотела ребенка и все делала для того, чтобы стать матерью. Те, кто знает Викторию, согласятся, что она была бы чудесной матерью - хорошей, доброй и любящей. Всем нам она приносила радость. Благодаря ей мы полюбили литературу, она помогает соседям, попавшим в беду, может выкормить котенка, привязаться к нему, а потом отдать ребенку, которому он нужен больше, чем ей. Она никогда не ждала благодарности, и мы должны относиться к ней как к исключительной и чудесной женщине.
        Вы, наверное, прочитали в «Газете» ее письмо, в котором она объясняет, почему мы поженились. А мне хочется рассказать, как я счастлив, что стал ее мужем. Надеюсь, что теперь многие из вас захотят зайти к ней в магазин и поболтать с ней. Что касается меня, то я люблю ее и всегда буду любить».


        Письмо было подписано его именем.
        Калеб смотрел на Викторию. Она подошла к нему с высоко поднятой головой. Виктория пришла в редакцию, даже не замечая, что за ней идут люди.
        Она протянула ему газету.
        - Зачем ты это написал?
        - Ты тоже на днях написала письмо. О тебе начнут говорить. Найдутся люди, которые станут презирать женщину, которая вышла замуж только чтобы забеременеть.
        Виктория посмотрела на него своими большими карими глазами.
        - Но в конце ты написал...
        Калеб нахмурился.
        - Полагаю, кое-кого из женщин это оскорбило бы, ведь я пользуюсь дурной репутацией. Ты оскорблена? - спросил Калеб.
        Виктория подошла ближе.
        - Я смущена. Я не понимаю.
        Калеб обошел стол.
        - Чего ты не понимаешь, Виктория?
        Толпа попятилась, чтобы дать ему пройти. Виктория обеспокоено посмотрела на него.
        - Ты написал... что любишь меня. Это правда?
        - Разве я когда-нибудь печатал ложь?
        Виктория медленно покачала головой.
        - Нет, ты не лжешь. Все это знают, но...
        - Что?
        Виктория отвела взгляд.
        - Но ты никогда раньше не говорил, что любишь меня. - Она произнесла это почти шепотом. - Может, под словом «любовь» мы подразумеваем разные вещи.
        Лицо Калеба исказило страдание. Он знал, что ему позволено быть лишь любящим другом.
        Калеб сделал шаг к ней и погладил по щеке.
        - Ты не понимаешь слова «любовь», Виктория? Придя ко мне, ты лишь хотела ребенка и не ожидала встретить любовь?
        Он легко обнял ее, и она задрожала. На ее лице он заметил следы слез.
        - Наверное, я лгала себе и тебе, - прошептала она. - Я пришла, потому что хотела тебя, а ты был недосягаем. Ты не встречаешься с женщинами из Ринваля, а если бы и позволил себе это, меня бы ты не выбрал. Это я хотела тебя. Всегда.
        У Калеба закружилась голова. Земля качалась под ногами.
        - Ты хотела ребенка, - поправил он ее.
        Виктория глубоко вдохнула.
        - Да, - сказала она, - но больше всего я хотела тебя.
        Калеб перестал дышать. Женщины всегда хотели его. Но от нее он ждал большего, он хотел, чтобы она всегда была с ним.
        После слов Виктории в толпе зашептались. Она обернулась и увидела шокированные лица жителей Ринваля. Бросив на Калеба беглый взгляд, она выбежала из здания.
        Что с ней случилось?
        - Виктория! - прокричал Калеб и ринулся за ней, но толпа мешала.
        - Что здесь происходит, Калеб? - спросил кто-то. - Письмо Виктории, конечно, странное, но твое... Это что, трюк газетчиков? Это правда, что «Газета» в бедственном положении?
        Калеб не отвечал. Ему было плевать на «Газету». Он проталкивался вперед.
        - Свадьба - это только спектакль? - спросил другой, загораживая ему проход.
        Калеб видел, как Виктория повернула за угол. Нет, свадьба - не спектакль. Это самое светлое, что случилось с ним в жизни.
        - Извините, мне нужно догнать жену, - сказал он, продираясь сквозь толпу в стремлении догнать любимую женщину. Он должен выяснить, почему она убежала.
        Калеб бросился в магазин, но ее там не было. Тогда он помчался к ней домой, но безрезультатно. Он даже отправился к себе, но и там остался ни с чем.
        Калеб понял, что Виктория пряталась от него или от себя. Но одно он знал точно: это была женщина, которую стоило любить и ждать, ждать вечно, если понадобится.
        Калеб сел и поудобней устроился на ступенях ее дома.


        Было уже темно, когда Виктория вернулась домой. Интересно, прекратил ли город смеяться над ней. Ее не пугали насмешки толпы. Мнение только одного человека было важным сейчас, но этого человека она не хотела видеть. Калеб сказал, что любит ее, но под словом «любовь» они понимали разные вещи. Она сказала, что хочет его, но он не стал счастливым. Калеб не пытался остановить ее, когда она уходила. Не сказал ни слова. В течение тех недель, что они жили порознь, Калеб ни разу не попросил ее вернуться и вдруг опубликовал это письмо в газету.
        Она медленно поднималась по ступеням веранды, когда вдруг чьи-то руки схватили ее и прижали к сильному телу. Виктория закричала.
        - Не кричи, - прошептал Калеб. - Пожалуйста, не убегай от меня, Виктория. Останься.
        Она осталась.
        Калеб взял в ладони ее лицо.
        - Когда ты сказала, что хочешь меня, я подумал - это минутный порыв. Наверное ты смутилась, когда я признался тебе в любви прямо в газете. Ты всегда сторонилась толпы. Я не хотел обидеть тебя, раскрывая твои секреты, - прошептал он. - Прости меня.
        Виктория прижалась к нему.
        - Это я смутила себя. Теперь весь город знает, что Виктория Холбрук попросила Калеба Фремонта, самого завидного холостяка, любить ее.
        Калеб сильнее ее обнял.
        - Я действительно люблю тебя. - Он наклонился и поцеловал ее.
        - Ты любил многих женщин, - ответила она с горечью. - Я не хочу быть в их числе. Я не хочу быть, как те, что вешались тебе на шею.
        Ее голос сорвался. Вдруг Калеб встал перед ней на колени.
        - Будь со мной, - прошептал он.
        - Что?
        - Будь со мной, Виктория. Прошу тебя. Помнишь, как ты хотела соблазнить меня? Сделай это снова.
        Виктория не понимала, что имел в виду Калеб.
        - Мне не нравится, когда надо мной смеются, Калеб.
        - Я никогда не посмеялся бы над женщиной, которую люблю.
        Виктория прикусила губу.
        - Ты только что сказал горожанам, что любишь меня, чтобы спасти мою репутацию. Это совсем не та любовь.
        Калеб взял ее за руку и поцеловал в ладонь. Она почувствовала, что он улыбается.
        - Значит, ты никогда больше не попытаешься соблазнить меня, Виктория, любовь моя?
        Она откликнулась на ласку. Ей показалось, что он ждет, когда она начнет соблазнять его.
        - Нет, - прошептала она. Она не хотела шутить.
        - Хорошо, Виктория, моя милая жена, тогда я попробую соблазнить тебя. - И он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
        Виктория вздохнула.
        Калеб расстегнул вторую пуговицу.
        Сердце Виктории учащенно билось.
        - Зачем ты это делаешь? - спросила она.
        - Потому что я без ума от тебя. - Он расстегнул последнюю пуговицу и начал расстегивать запонку. - Потому что я не хочу жить без тебя, и потому что я не вижу другого способа вернуть тебя, поэтому я пытаюсь тебя соблазнить. Ты однажды сделала то же самое, помнишь?
        Виктория слабо кивнула.
        - Я хотела ребенка. - Но сегодня она уже сказала ему, что хотела большего.
        - А я делаю это, - сказал Калеб, - потому что я не могу забыть тебя. Потому что хочу оказаться в раю, и ты единственная женщина, которая доставляет мне блаженство. Я делаю это, моя Виктория, потому что люблю тебя до безумия и не хочу, чтобы ты снова ушла из моей жизни. Прошу тебя.
        Виктория придвинулась ближе, ее пальцы почти касались его груди, ее губы полуоткрылись.
        - Ты встречался с разными женщинами, и, наверное, многим говорил, что любишь.
        Калеб дотронулся до ее подбородка.
        - Было не так уж много женщин, Виктория. И не было похожих на тебя. Я никогда не говорил женщине, что люблю ее, и ты знаешь, что я не вру.
        Наконец сомнения покинули ее. Она улыбнулась и прижалась к нему.
        - Я знаю, что ты не лжешь, Калеб Фремонт. Я люблю тебя.
        - Теперь ты от меня не отвяжешься. Мы будем одной семьей - ты, я и Боб.
        - И Лайнол, - прошептала она.
        - И все те животные, которых ты принесешь домой. Приноси хоть миллион, только не бросай меня.
        - Никогда. Ты хороший хозяин, - сказала Виктория и прижалась к нему.


        ЭПИЛОГ



        Калеб сидел во дворике и что-то печатал на ноутбуке. Виктория стояла рядом и держала на руках их дочь Джилли.
        Вдруг Калеб встал, обошел стол и поцеловал жену.
        - Мои дорогие. Вы что-нибудь хотите? - спросил он.
        Виктория изобразила задумчивость.
        - Может быть. Я подумаю. Мог бы ты... дело в том, что я хочу еще одного ребенка.
        Калеб улыбнулся.
        - Это намек? - спросил он. - Ты просишь меня о том же, о чем просила первый раз? Ты приглашаешь меня в постель?
        Виктория засмеялась и дурашливо ударила его по руке.
        - Ты неисправим. Я имела в виду, что хочу усыновить еще одного ребенка. Ты знаешь, что я бесплодна и потому стараться бесполезно.
        - Хм, я знаю. Я тоже хочу ребенка, но еще больше я хочу обнять тебя.
        Виктория поцеловала его в подбородок. Она посадила дочь в детский манеж и дала ей игрушечного попугая.
        - Джилли пора спать. Я уложу ее и приду в спальню. А ты подумай о том, что я сказала. - Она повернулась и пошла к дому.
        Калеб поймал руку жены и поцеловал ее в ладонь.
        - Не надо думать.
        Виктория вздохнула.
        - Я говорю серьезно. Ты действительно не против второго ребенка?
        Калеб обнял ее за талию.
        - Виктория, ты и Джилли принесли мне огромную радость. Я с удовольствием заведу второго ребенка. Даже несколько.
        Виктория поднялась на цыпочки и обняла Калеба.
        - Ты тоже изменил мою жизнь и научил меня мечтать. Когда ты придешь в спальню, я попробую соблазнить тебя. И на этот раз я все сделаю как надо.
        Калеб засмеялся.
        - Ах, любовь моя, разве ты не знаешь, что в первый раз ты тоже сделала все как надо? Точно тебе говорю. Благодаря тебе я понял, что неправильно относился ко многим вещам, например я старался не любить и не жениться.
        - Я рада, что ты рискнул, - прошептала она.
        - Я тоже.
        - Я искала мужчину, которого можно любить, и чтобы... и чтобы он меня любил, - прошептала она, смотря на него.
        Калеб убрал волосы с ее виска и поцеловал.
        - Я - твой мужчина, - сказал он. И это было самой главной правдой.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к