Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккензи Мирна / Аукцион Элдора: " №03 Бизнес Для Двоих " - читать онлайн

Сохранить .
Бизнес для двоих Мирна Маккензи

        Преуспевающий бизнесмен Логан Брюстер, занимающийся реставрацией и продажей шикарных отелей, открывает свой очередной отель. В этом грандиозном проекте ему помогает Ребекка Линден...
        Мирна Маккензи
        Бизнес для двоих
        ГЛАВА ПЕРВАЯ
        — Это просто высший класс. Ты увидишь там таких женщин! Их... ноги, губы, кожа... О женщины!
        Парень восторженно жестикулировал, обращаясь к приятелю. В этот момент они как раз проходили мимо черного «ягуара» Логана Брюстера. Машина стояла на травяной площадке перед ратушей города Элдора, штат Иллинойс. И несмотря на все свои проблемы, Логан невольно улыбнулся, слушая восторженного юного студента.
        — Да уж, он, без сомнения, прав, — пробормотал Логан, вылезая из «ягуара». Он направлялся в центр города, где предполагал открыть свой очередной отель. Через несколько минут начинался третий ежегодный аукцион персонала на летний сезон... Похоже, в этом году в аукционе будут участвовать только женщины. — В конце концов, Брюстер, сегодня у тебя все-таки удачный день, — подумал Логан, хотя и сознавал, что все сложилось далеко не так, как он предполагал. Например, начать нынешнее утро он хотел бы в постели с Элисон Майер. Иногда — любовницей, но всегда — деловой помощницей. И лишь потом отправиться по делам.
        Но утром вместо Элисон он нашел лишь короткую сухую записку от нее. Он не ожидал, что останется без помощницы и, что тоже важно, без любовницы.
        Эта новость застала его врасплох, хотя отъезд Элисон и не должен был быть для него неожиданностью. Последнее время она не раз намекала, что заинтересована в браке. Правда, по чисто практическим соображениям. Нельзя сказать, чтобы он не обдумывал ее предложение. Но всегда приходил к выводу, что мужчина, не способный любить, не вправе вступать в такой союз. Иначе он ранит сердце или гордость женщины. Но поскольку Элисон не нуждалась в его любви и они оба считали себя друзьями, хотя и были любовниками и партнерами, то брак по договоренности мог бы стать счастливым.
        По записке, оставленной ею, можно было предположить, что она уехала не одна, что у него появился соперник. Все это стало для Логана весьма неприятной неожиданностью.
        — Причины ее ухода, Брюстер, сейчас не имеют значения. Хорошо, что ты еще не поступил опрометчиво и не согласился на брак. Сейчас главное для тебя — найти помощника, — уговаривал он себя.
        Элисон стала его добровольной помощницей, пока его официальный помощник находился в затянувшемся отпуске. Она знала, что планируется Грандиозное открытие отеля, десятого по счету. Больше того, знала, что это должно стать крупным событием, что это потребует немалых усилий. Тем более, что приезд будущего управляющего отелем в Элдору откладывается из-за неожиданных обстоятельств. И в таком трудном положении она бросила его.
        — Ты должен справиться с этим, дружище, — внушал он себе.
        Он справится. И как можно быстрее. Он вполне может обойтись без любовницы. Но помощница ему нужна немедленно. Однако для такой работы подойдет далеко не каждая.
        Но найти подходящего человека возможно. В бизнесе нет ничего невозможного, думал Логан.
        С тех пор как он выбрался из трущоб, в которых вырос, для него не существовало ничего невозможного. В те далекие дни он решил, что, несмотря ни на что, добьется успеха. И делал все для этого. В ту пору Логан считал, что ему сопутствует удача, и в общем был доволен жизнью.
        Размышляя о прошлом, он добрался до площадки, где должен был проходить аукцион. Он был настроен на то, чтобы найти выход из сложившейся ситуации. Элисон, обладая большим опытом, не любила атмосферу, царящую в гостиничных комплексах небольших городов. Сейчас ему нужно найти человека, способного оценить и использовать преимущества Элдоры для отеля, который он собирается здесь открыть. Грандиозное открытие должно пройти с успехом. Времени нет. И те сотрудницы, которые приехали с ним, уже не успеют всесторонне познакомиться с городом. Ему нужна местная жительница, которая здесь все знает.
        — Ну, хватит, — сказал своему спутнику парень, идущий впереди. — Долго ты будешь разбирать достоинства этих леди, как будто хочешь пригласить их на свидание? Убежден, что все они учительницы из местных школ. Некоторые из них были недавно МОИМИ учительницами и годятся разве что на роли наших старших сестер.
        — Ладно, ты прав. Они, конечно, приятные леди, но... такие наивные, — вздохнул его приятель, с улыбкой.
        Логан не сдержал смешок. Парень повернулся к нему и лукаво подмигнул.
        — Они ведь симпатичные? — спросил он Логана.
        — Еще какие симпатичные, — согласился Логан. Он и вправду так считал. Эти леди не жалели свободного времени на благотворительные цели, бескорыстно помогая другим. Мысль о щедрости женской души вызвала невольную улыбку. Настроение у Логана заметно улучшилось. Сегодня его планы и бизнес должны получить первый толчок. Логан почувствовал, что к нему возвращались свойственные ему уверенность и решительность. Очевидно, бьющая ключом энергия молодого человека оказалась заразительной. Солнце сияет. Трава зеленеет. Жизнь не такая уж плохая штука. И у него есть дело, которое он любит.
        Вот и займись им. Сделай выбор, приказал себе Логан. Он сел на один из складных стульев, поставленных на зеленой лужайке перед сценой. Аукцион еще не начался. Он подобрал оброненную кем-то брошюру, в которой перечислялись все участницы и была информация об их деятельности. Множество женщин. Но ему нужна лишь одна. Одна, отвечающая его требованиям.
        Логан откинулся на спинку стула, молча наблюдая, как первая леди поднималась на сцену. И тут он понял, что с ним происходит что-то необъяснимое.
        Разговоры присутствующих вокруг прекратились, и стало очень тихо. Логан понял, что причиной этому была женщина на сцене. Откинув назад длинные светло-русые волосы, отливающие золотом, она шла, смотря прямо перед собой, высоко держа голову. Было в ней что-то такое, что на миг задержало дыхание Логана и заставило сделать медленный глубокий вдох. Что же так всколыхнуло его чувства? Очень уверена в себе, подумал Логан, стараясь избавиться от охватившего его легкого трепета.
        — Ты только погляди. — Кто-то рядом буквально выдохнул эти слова. — Бог мой, какая женщина!
        Да, то, что надо, мысленно согласился Логан. И на какое-то время перестал слушать, что говорили вокруг.
        Проходя мимо, женщина повернула голову и посмотрела на него. Их взгляды встретились. Логан видел теперь ее лицо полностью — тонкие, изогнутые, страстные брови, большие, фиалкового цвета глаза, от взгляда которых он почувствовал легкий озноб.
        Что это с тобой, приятель? — сказал он себе и нахмурился. Такая реакция тела рассердила его. Но он быстро опомнился и ослепительно улыбнулся леди.
        У нее на мгновение затрепетали ресницы, и она едва не сбилась с шага, но затем, чуть склонив голову, улыбнулась в ответ. На щеках показались еле заметные ямочки.
        Высокая, гибкая, стройная. Держится с чувством собственного достоинства, никакого заигрывания с публикой. Никаких украшений, совсем не заметно косметики. И при этом завораживающе прелестная женщина. Сочетание невинности и элегантности усиливало ее очарование. Строгий прямой нос контрастировал с искушающе полными губами. Простое красное платье подчеркивало точеную фигурку. Это делало ее интригующе привлекательной. Женщина на подиуме не только на него произвела сильное впечатление. По меньшей мере у половины мужчин на лицах появилось глуповатое выражение, будто их слегка оглушили, ударив по голове.
        А леди как будто ничего не замечала. Она продолжала улыбаться, что накалило атмосферу еще больше. Невинный агнец среди облизывающихся волков, невольно подумал Логан.
        — Добрый день. Благодарю вас, что пришли сюда в такое прекрасное июньское утро, — заговорила она. Голос низкий, но чистый, без хрипотцы. Она определенно не боялась волков.
        — И тебе спасибо, солнышко, за то, что пришла сюда в это утро, — прошептал про себя Логан. Он сам чувствовал себя голодным волком. И сердился на себя за такие неуместные мысли. Со временем это пройдет. Сейчас главное — утихомирить эмоции.
        — Для меня большая честь открыть сегодня наш аукцион и приветствовать вас здесь, — продолжала леди. — Меня зовут Ребекка Линден, я одна из организаторов аукциона. С моими коллегами, Эмили Олтон и Кэролайн О’Доналд, вы познакомитесь позже. Те из вас, кто думает, будто я чувствую здесь себя как дома, не ошибаются. Я секретарь одной из местных школ. Но сегодня у меня другие обязанности. Я должна провести развлекательную часть аукциона и объявить победителя в вещевой лотерее. Главный приз — мотоцикл.
        Она так сочно произнесла слово «мотоцикл», и ее голос прозвучал так чувственно, что любой нормальный мужчина мог бы поклясться, что речь шла о сексуальном объекте. Логан развеселился. На какую-то секунду у него мелькнула мысль, не встать ли и не попросить ее повторить это слово, но одернул себя. В конце концов, он пришел сюда с совсем другой целью.
        — Определенно, Брюстер, ты даром теряешь время, — пробурчал он. Неудачное начало дня, должно быть, повлияло отрицательно на мозги. Завтра он полностью оправится. Логан поудобнее устроился на стуле и сосредоточился на шоу.
        — Нам нужен человек, который не собирается участвовать в лотерее. Ему выпадет честь вытянуть выигрышный билет. — Она вновь улыбнулась. — Это должен быть доброволец.
        Логан увидел юношу, жаждущего скорей начать вытягивать билеты. Он нетерпеливо щелкал пальцами.
        — Кто готов стать добровольцем? — Женщина пробежала глазами по рядам. — Вы даже более стеснительны, чем дети, с которыми я работаю. Я вас не укушу, — пообещала она, обращаясь к аудитории. Ее взгляд остановился на Логане. Легкое волнение снова вспыхнуло в ее глазах. Логан встал. Чтобы не передумать, он не стал медлить.
        — Кажется, я отвечаю вашим условиям, — улыбнулся он и медленно двинулся к сцене. Одна надежда на то, подумал он, что и она будет отвечать моим условиям. Сейчас самый подходящий момент выяснить, смогут ли они работать вместе.
        Логану не раз говорили, что когда он охотится, то выглядит устрашающе. Должно быть, это было правдой. Поэтому, когда он остановился у края сцены и пристально посмотрел ей в глаза, улыбка у леди почти испарилась. Он ждал. Он не поднимется по лестнице, пока она не скажет «да». Ему страстно хотелось, чтобы она сказала «да». Хотя бы для того, чтобы снова услышать ее голос. Это важно. Судя по информации в брошюре, она была достаточно квалифицированна, чтобы занять место Элисон. Но женщине, которая станет его помощницей, придется много разговаривать. Ей необходимо уметь сохранять спокойствие в любой ситуации, уметь умиротворять клиентов. Конечно, убеждал он себя, это единственная причина, по которой он хотел услышать из ее уст «да». Что же касается его желания подняться по лестнице и встать рядом с ней, то эта горячность, столь ему несвойственная, совсем другое дело.
        Логан ждал и видел, что, несмотря на небольшое замешательство, Ребекка сумела быстро взять себя в руки.
        — Вы уверены, что не хотите участвовать в лотерее и выиграть мотоцикл?
        — Ему не нужен мотоцикл. Он ездит на «ягуаре», — выкрикнул кто-то из собравшихся.
        Со всех сторон раздались возгласы восхищения. Девушка выглядела удивленной и снова посмотрела на Логана.
        — Тогда не подниметесь ли вы сюда, сэр? — с неуверенной улыбкой спросила она.
        Логан медленно поднялся по ступенькам и пересек сцену, не спуская глаз с Ребекки. Она наблюдала за его приближением. Логан видел, что леди немного нервничает. Он подошел к ней и взял протянутую руку. Прохладные пальцы ответили на его пожатие. Логан надеялся, что она не заметила чувственную искру, сопровождавшую его прикосновение. Женщина опустила глаза. Логан услышал глубокий вдох, который, видимо, помог ей успокоиться. Она жестом показала на новенький, сверкающий черным лаком и хромом мотоцикл, стоявший на сцене.
        — А вот и наш малыш. Впечатляющий образец, не правда ли?
        — Впечатляющий, — согласился он. — Местный аукцион каждый год выставляет такой главный приз?
        Ее низкий хрипловатый смех вызвал желание встать к ней поближе, но Логан подавил его. Во-первых, потому, что на них смотрит много людей. И во-вторых, потому, что он всегда подавлял желания, когда эмоции грозили вырваться наружу. Благодаря такой тактике он добился в жизни многого.
        — Мы проводим лотерею, когда получаем подарки от местных благотворительных организаций. Что касается главного приза, то в прошлом году это был подержанный автомобиль. Два года назад — школьный автобус. А однажды был списанный полицейский внедорожник. Победитель позволил мне проехаться на заднем сиденье. — От этого воспоминания у нее сверкнули глаза.
        Юные годы Логана, когда он избегал полиции, остались далеко позади.
        — Догадываюсь, что в обычной жизни вы предпочитаете другой транспорт.
        — Вы правы. Я вожу машину среднего размера. Когда я в чем-то виновата, это сразу же отражается на моем лице. Так что, если бы я пошла по криминальному пути, я бы не добилась удачи. Поэтому и поездки в полицейских машинах не для меня.
        Приятно слышать, но его, во всяком случае, это не удивило. Такая женщина, как она, должна жить в мире роскоши, быть закутанной в меха и шелка, сверкать брильянтами. Если сегодня удача не изменит ему, в следующие две недели у нее это все будет.
        Ребекка повернулась к собравшимся и стала объяснять правила. Закончив, протянула корзинку с билетами Логану.
        — Все в порядке, — пробормотала она. — Сделайте чью-то мечту явью.
        На секунду их глаза встретились. Девушка смотрела на него, и Логан мог бы поклясться, что она не дышит. И он будто тоже разучился дышать. Мысль о том, что он, хотя и на мгновение, потерял связь с реальностью, больно уязвила его. Логан силой воли подавил реакцию организма. И когда леди протянула ему корзинку, он уже был способен состроить покорную улыбку и выполнил то, ради чего поднялся на сцену — осчастливил какого-то юнца.
        — Благодарю вас, — сказала громко леди. Ее слова относились и к собравшимся у сцены. — Благодарю вас за помощь, — услышал Логан слова, уже обращенные только к нему.
        Стараясь направить мысли в нужное русло, он вернулся на свое место. Когда он поднял глаза, она продолжала общение с аудиторией.
        — Хочу повторить, что мы высоко ценим ваш патронаж над аукционом сезонных рабочих мест в летнее время, — говорила она. — Мы также напоминаем, что все поступления идут на помощь детям из неблагополучных семей и нуждающимся семьям. Если у вас есть вопросы, то я еще буду здесь в течение всей церемонии. А сейчас, надеюсь, вы присоединитесь ко мне и мы поприветствуем нашего замечательного аукциониста мистера Доналда Пейнтера.
        Аплодисменты звучали все громче. Она поцеловала в щеку пожилого господина и отступила от микрофона.
        — Спасибо, Донни. — Низкий мелодичный голос, перекрывая шум толпы, был слышен в первых рядах. — Как мило с вашей стороны снова добровольно выполнить для нас эту работу. Вы избавили меня от многих хлопот.
        Теплый поддразнивающий тон, каким она приветствовала пожилого мужчину, гипнотизировал Логана. Он уже не размышлял, стоит или не стоит заполучить эту женщину. Он должен непременно иметь ее. Именно так он обычно поступал в бизнесе. Она повернулась, чтобы покинуть сцену. Глаза у нее сияли. Она была полна энтузиазма. В этот момент волна первобытного возбуждения окатила Логана. В нем просыпался волк.
        Ты сбился с пути, Брюстер, сказал он себе. При всей обаятельности и соблазнительной внешности, она дитя своего города и рождена для традиционной любви и невинности до брака. Она призвана раздавать сладости бабушкам и заниматься благотворительностью. Это не тот тип женщины, с которым он обычно завязывал близкие отношения. Его внезапная, словно гром среди ясного неба, реакция на нее всего лишь несколько запоздалое последствие неожиданного одиночества. Оставаться даже на недолгое время без женщины в последние годы для него большая редкость. Но сейчас, убеждал он себя, главное — это помощь леди в подготовке к открытию отеля.
        Логан подождал, пока волна непослушных эмоций не окажется под его полным контролем. Он заставил себя подождать еще немного. Пролистал брошюру, рассказывающую об аукционе. И наконец направился за сцену. Там на деревянной платформе было устроено место для работы. Ребекка стояла к нему спиной, склонившись над громоздкой копировальной машиной. Чудовище угрожающе гудело.
        Несколько минут она изучала панель, потом нажала несколько кнопок и снова наклонилась над машиной. Логан получил возможность полюбоваться ее нежной кожей спины и стройными ногами. Девушка тем временем провела ладонью по боковой стенке машины, нащупала какую-то точку и с силой шлепнула машину рукой. Гудение прекратилось.
        — Слава богу, — удовлетворенно пробормотала она.
        — Мисс Линден? — Логан не смог сдержать смешка.
        Она испуганно вздохнула и быстро обернулась. Волосы пролетели вокруг ее головы теплым золотисто-коричневым ливнем. Она отвела их от лица.
        — О, нет. Вы ведь правда ничего не видели? — спросила она.
        Логан обнаружил, что невольно улыбается. Сочетание элегантной красоты и наивности казалось ему... особенно интригующим.
        — Видел что? — невинно спросил он. Она улыбнулась и пожала плечами.
        — Нам для школы нужна новая копировальная машина, но мы не можем ее купить. Приходится работать на этой. А она иногда требует... изобретательности. Извините меня. Ведь вы пришли сюда не для того, чтобы слушать мои жалобы на копировальную технику. У вас, должно быть, есть вопросы? Могу я помочь вам?
        Пусть эта леди — секретарь в школе, пусть ее глаза излучают добродетель, но ее голос должен звучать в его спальне. Этот голос возбуждает его чувства и заставляет думать о длинных ночах необузданной страсти. И о ласках, о долгих ласках. Интересно, сколько подростков, выпускников школы, возвращается, чтобы навестить свою альма-матер? Десятки? Тысячи? Одной только фразой «Могу я помочь вам?» она могла бы превратить разум мужчины в протертое сквозь ситечко пюре. Конечно, если этот мужчина не будет настороже.
        Могла ли она помочь ему?
        — Убежден, мисс Линден, что в ваших силах протянуть мне руку помощи, — осторожно проговорил он.
        Она улыбнулась. И он увидел, какая глубина в ее фиалковых глазах. Необычная. Гипнотизирующая. О да, она могла ему помочь.
        — Вы хотите узнать поподробнее об аукционе?
        — Да, у меня вопрос, — согласился он. — Личного характера.
        Он увидел, как она напряглась. Рука сильнее нажала на крышку машины, над которой Ребекка снова наклонилась.
        — И ваш вопрос?..
        Надо отдать ей должное. У нее такая внешность, что она всегда будет искушать мужчин прикоснуться к ней. И неважно, хочет она этого или нет. Логан понимал, что в данный момент он изучает ее гораздо внимательнее, чем позволяет вежливость. И он слишком близко стоит к ней. Но она остается холодной. Это хорошо. Она умеет справляться со стрессом. Не то чтобы он стремился вызвать у нее стресс. Он не хотел, чтобы у нее в глазах снова появилось настороженное выражение. Ему важно знать, умеет ли она противостоять, если на нее оказывают давление. Он узнал, и теперь можно немного притормозить.
        — Разрешите мне наконец представиться. Меня зовут Логан Брюстер. Я занимаюсь обновлением отеля «Дубовая роща».
        Она позволила себе глубоко вздохнуть. Улыбка стала естественнее.
        — О да, мистер Брюстер, я слышала о вас. Очевидно, он правильно сделал, что представился. Ей, видно, это понравилось.
        — Значит, вы знаете, какой у меня бизнес?
        — Кто же не знает? Вы покупаете разорившиеся отели, обновляете их, превращаете в роскошные места отдыха и развлечений, а потом продаете. Говорят, что в каждом из них свой неповторимый дизайн.
        — Да. — Он наклонил голову в знак согласия. — И «Дубовая роща» — краеугольный камень моего проекта. Поэтому мне хотелось бы, чтобы и открытие было особенным. Я ожидаю большое число гостей.
        Она кивнула, еще не понимая, куда он клонит.
        — Уверена, что это будет великолепное открытие. Даже в запущенном состоянии здание выглядело очень интересным. Хотелось бы посмотреть, что вы там успели сделать.
        — Сегодня? — предложил он.
        Она широко распахнула свои фиалковые глаза.
        — Мой интерес — чисто профессиональный, мисс Линден. Уверяю вас. — Он поднял руки ладонями кверху и отступил на шаг.
        — Профессиональный? Вам нужен человек для работы в вашем отеле?
        — Отчасти да, — улыбнулся Логан.
        — О, тогда, наверно, вам нужна Глория Энджелис, — просияла Ребекка. — Она летом обычно работает клерком и принимает гостей в отеле «Найтрайдер». Хотите посмотреть ее резюме?
        — Я читал брошюру, — мягко возразил Логан. Он знал, что аукцион несколько лет назад организовали Ребекка и ее подруги-учительницы, Кэролайн О’Доналд и Эмили Олтон. Этой акцией они хотели помочь своим ученикам, которые нуждались в медицинской помощи. Их родители не могли позволить себе такие расходы. Он знал, что эти три женщины привлекли к своему начинанию других учительниц и в течение трех лет выручка от проведения аукциона шла на помощь нуждающимся детям. Он также знал, что Глория Энджелис его не интересует. Ему была нужна только Ребекка Линден.
        Ребекка продолжала улыбаться. Но этот Логан Брюстер заставлял ее нервничать. Она заметила его, едва только взошла на сцену. Одетый в черный смокинг, он выглядел очень эффектно. Высокий, широкоплечий, с узкими бедрами, темными волосами и золотыми властными глазами. Такие глаза могут заставить многих женщин мгновенно загореться страстью и умереть от желания прямо у всех на глазах. Но Ребекка не хотела быть такой, как большинство женщин. Во всяком случае, ей не нужны безумные страсти и опасные мечтания, которые могут разрушить ее жизнь. До сих пор она успешно ускользала от искушений. К сожалению, находиться рядом с Логаном Брюстером само по себе было большим искушением. Она старалась скрыть ощущения, охватившие ее. Но не могла справиться с собой.
        С тех пор как Логан приехал в город несколько дней назад, он стал главной темой разговоров. Брюстер пользовался репутацией человека, опытного в искусстве обольщения женщин. Наверно, он соблазнял их, даже не имея такого намерения.
        Но Ребекка знала, что надо делать, чтобы вновь обрести спокойствие. Как вести себя в подобных ситуациях ей рассказывали несколько лет назад на специальных курсах. Тогда она чуть не совершила глупость, забыв одно из кардинальных правил, которыми обычно руководствовалась в жизни. Тогда все обошлось. Не будет проблем и сейчас. Думай о холоде, внушала она себе. Думай о ледяных полях, о полярных медведях. Постепенно она почувствовала, что восстановила равновесие в мыслях и чувствах.
        — Если в отеле нужна помощь, Глория будет вашей правой рукой, — заметила Ребекка тоном, каким обычно беседовала со своими десятилетними учениками.
        — Вы брали уроки игры на фортепиано? — неожиданно спросил он.
        — Да, несколько лет. — Ребекка раскрыла глаза, не понимая, куда он клонит. Ну пусть возьмет инициативу в их беседе. В конце концов, он очень богатый человек. И способен дать деньги на благотворительность, которой она занималась все эти годы. Если он решил задавать вопросы — ну что же, она ответит на них.
        — И балету вы учились?
        — Мне не особенно давался балет, — осторожно скачала она.
        — Но вы старательно занимались и старались достичь успехов? И вы, очевидно, регулярно участвуете в публичных мероприятиях? И приветствовать людей доводится тоже часто?
        — Главным образом я работаю с детьми.
        Он улыбнулся. А Ребекка почувствовала, как у нее внутри все сжалось. Пришлось несколько раз вдохнуть и выдохнуть, чтобы успокоиться.
        — Я слышал, что труднее всего иметь дело с малышами.
        Его низкий голос звучал так, будто он предлагал ей что-то неприличное. А он не говорил ничего неприличного. Может быть, она так реагировала потому, что сама хотела предложить ему что-то запретное? Нет, это неправда.
        Думай о холоде, думай о холоде, внушала она себе.
        — Мне нравятся дети, — парировала она оборонительным тоном. Ребекка почувствовала, что не сумела сдержаться. Ее мысли смешались в голове. Улыбка Логана стала еще шире.
        — Мне очень жаль, но детей в «Дубовой роще» не будет. Хотя могу гарантировать, что некоторые из моих гостей будут время от времени вести себя как дети.
        — Чего вы хотите, мистер Логан?
        — Вашей помощи, — просто ответил он. — Я неожиданно обнаружил, что нуждаюсь... в помощи. Не подумаете ли вы над возможностью протянуть мне руку?
        О, какой ловкий. Разве нормальная женщина добровольно отважится сказать ему «нет»? Ведь у него такой чувственный голос, такой пылкий тон, такие пронзительные золотистые глаза.
        Любая женщина принесла бы в жертву десять летних каникул и здравый смысл ради того, чтобы протянуть этому мужчине руку.
        При этой мысли в ее голове раздался пронзительный вой сирены. Она в опасности. Ребекка сразу отреагировала на этот сигнал.
        — Я найду кого-нибудь специально для вас, — предложила она и потянулась за брошюрой. — Какие профессиональные качества вам нужны? Какого рода работу должен будет выполнять нужный вам человек?
        Он отложил брошюру в сторону.
        — Я сейчас как без рук. Женщина, которая временно помогала мне, больше этим заниматься не будет. Элисон играла главную роль в церемонии открытия отеля. И... — Он развел руками и мягко продолжал: — Что я могу сказать? Мне нужна женщина, которая знает все входы и выходы в этом городе. Может изучить мой бизнес меньше чем за две недели. Женщина, которая привыкла общаться с людьми, способна помочь мне развлечь большую группу гостей. Богатые люди, которые приедут на церемонию открытия, иногда ведут себя как испорченные мальчики и девочки. Мне нужна женщина, которая умеет неутомимо отвечать на вопросы, быть в курсе всех событий, происходящих в отеле, и уметь улаживать все возникающие недоразумения. Женщина, которая будет жить в отеле и привыкнет думать о нем, как о своем доме.
        Их взгляды встретились. Сердце Ребекки учащенно забилось. Это совсем не то, чего она хотела. Ей не нужно, чтобы ее сердце колотилось в груди, чтобы она не могла спокойно дышать, — это не ее мир. Ее вполне устраивает ее теперешняя жизнь. Совершенно ясно, что она не сможет работать с ним человеком. И тем более проводить ночь в одном здании с ним.
        — Вы предлагаете мне стать вашей помощницей но время открытия отеля? — Слова слетали с губ как бы против ее воли. Будто она и в самом деле размышляла над его предложением. Но она и вправду размышляла. Наверно, потому, что это редкая возможность помочь детям. Ведь этот человек может выделить немалые деньги на благотворительность. Ребекка вздохнула. Она примет его предложение. —Вы хотите, чтобы я согласилась. — Он улыбнулся. Будто понимал, какой борьбы это ей стоило. Будто сочувствовал. А может быть, и в самом деле сочувствовал. Ясно, что он пошел не по тому пути, какой первоначально задумал. Его помощница больше участвовать в открытии отеля не будет. Так он сказал. Интересно, что случилось? Наверно, ссора между любовниками? В любом случае это не ее дело. — И тех, кого наймете, вы собираетесь обучать? — с нажимом спросила она. — Это потребует усилий?
        Он секунду изучал ее. Она смотрела в его янтарные глаза и пыталась убедить себя, что не замечает их красоты. Наконец Логан пожал плечами.
        — Поскольку мы ограничены временными рамками, занятия будут интенсивными. Они будут включать усвоение многих деталей моего бизнеса, разных формальностей светского общения. Это может понадобиться, потому что культурные различия иногда играют роль. Вам придется держать в памяти нужное для работы знание вин, моды, питания и личных вкусов гостей.
        — И все это меньше чем за две недели? — Она вскинула брови.
        — Фактически двенадцать дней и еще две недели после открытия. Но я буду помогать вам, Ребекка. Я привык к тому, что сроки поджимают. Все будет хорошо.
        Ребекка вдруг поняла, что они перешли от обсуждения ее кандидатуры к практическим вопросам, словно она и в самом деле собирается выполнять эту работу. Видимо, придется. Теперь, когда он все факты выложил на стол, она не может предложить друзьям осуществить вместо нее эту трудную задачу. Тем более, что здесь она единственная женщина, у которой есть некоторый опыт в работе, предложенной Логаном Брюстером. Она знала, какой это трудный и унизительный процесс. В одну ночь превратиться из скромной секретарши в совершенно другого человека. Такое превращение она тяжело пережила несколько лет назад. Это переживание в корне изменило ее жизнь.
        Это случилось много лет назад. Ее родители умерли, когда она оканчивала школу. Она оказалась на попечении богатых родственников. Но они считали, что она совершенно неправильно воспитана, и пытались переделать ее. Ее попытки найти с ними общий язык кончились ничем. И поэтому, когда она встретила Джеймса, которому была нужна, Ребекка вышла за него замуж. Она любила его со спокойной нежностью и вскоре так же разочаровалась и нем, как разочаровалась в своих родственниках. Джеймс любил ее, но тоже стремился переделать на свой лад. И сколько она ни старалась, ей так и не удалось стать идеальной женой в его понимании. Четыре года назад он стал жертвой несчастного случая, катаясь на лыжах. После его гибели Ребекка дала себе обещание: никаких сильных эмоций, никаких попыток переделывать себя по желанию других. Она никогда больше не будет изменять самой себе.
        Она посмотрела на мужчину, ждущего ее ответа.
        — Вам нужен сговорчивый помощник, — предположила она.
        — Мне нужен помощник, который будет активно участвовать в происходящем, — ответил он.
        — Это аукцион, мистер Брюстер, — напомнила она. — Если кто-нибудь предложит больше за мои услуги, то...
        — Этого не произойдет, — пообещал он.
        И никто действительно не перебил двадцать пять тысяч долларов, которые предложил Логан. Эти деньги стоили того, чтобы рискнуть.


        ГЛАВА ВТОРАЯ
        Ребекка упаковала вещи и попрощалась с Кэролайн и Эмили. Через пару часов после аукциона она уже ехала в черном элегантном «ягуаре» в «Дубовую рощу». Сколько лет прошло с тех пор, как она ездила в таком роскошном автомобиле? Она думала, что больше уж никогда не сядет в такую машину. Логан сообщил, что у него много машин, которыми она сможет пользоваться, пока будет работать в «Роще». В шикарном отеле должны быть и шикарные автомобили.
        Значит, все началось снова. Ее, Ребекку Линден, вновь будут пытаться переделать на свой лад. Только в этот раз она не могла убежать. В этот раз она приняла решение сама и должна остаться.
        Ребекка вздохнула, понимая, что это не вина Логана. У него работа, которую надо выполнить. И он платит хорошие деньги. А она за последние годы научилась видеть в любой ситуации положительные стороны. И кроме того, ведь это всего лишь временная работа, а не на всю жизнь. А чувства, какие этот мужчина вызывает в ней, пройдут. Надо только придерживаться чисто деловых отношений: работодатель — работник.
        В этот момент работодатель оторвал взгляд от дороги. Посмотрел на нее и покачал головой.
        — Простите, что я так внезапно свалился вам на голову. Судя по всему, вы иначе собирались провести следующие несколько недель.
        Она посмотрела в его янтарные глаза, и ее сердце дрогнуло. Он будто читал ее мысли. И становился очень любезным. Это очень усложнит ее положение. Тогда гораздо труднее будет относиться к этому мужчине просто как к работодателю. Логан Брюстер и его золотые глаза бросают ей вызов. Будущие нескольких недель будут для нее непростым испытанием.

        Когда Логан затормозил перед отелем, Ребекка увидела, что «Дубовая роща» изменилась до неузнаваемости.
        — Что я могу сказать, мистер Брюстер... — начала она, глядя на роскошное здание в розово-серых тонах, которое совсем недавно было жалким и заброшенным. — Вы волшебник.
        Он вскинул бровь и улыбнулся. Потом вылез из машины и обошел ее, чтобы открыть дверь.
        — Логан, — поправил он ее. — Могу ли я понимать ваши слова как одобрение результатов реставрации?
        Она одарила его милой улыбкой и остановилась у машины. Перед ней раскинулся благоухающий сад с экзотическими цветами и деревьями. Возле здания она заметила клумбы, скамейки и фонтаны, которых раньше тут не было. Здание и окружающий его пейзаж обрели былое величие и красоту.
        — Как же можно все это не одобрить, Логан? Я останавливалась в этом отеле в первые дни моего приезда сюда, и он произвел на меня неизгладимое впечатление.
        — Было комфортабельно?
        — Если нравится спать в постели, продавленной посередине, — улыбнулась она в ответ. — Я провела ночь, держась за края кровати, чтобы не скатиться в яму.
        — Очень занимательно, — усмехнулся Логан.
        — Возможна и такая точка зрения, — согласилась она. — В то время я подумала, что отель на грани гибели и у него нет будущего. Но я ошиблась.
        — Вам нравится город?
        — Это мой дом, — кивнула она. — За тридцать лет жизни я чувствую себя здесь больше дома, чем в любом другом месте. А где ваш дом, Логан?
        — Там, где мне доводится быть в данный момент. — Он пожал плечами, прислонился к машине и скрестил ноги. — Сегодня это Элдора, завтра какой-то другой город.
        — И вам нравится так жить?
        — Я никогда не жил по-другому. Но я понимаю, что такая кочевая жизнь подходит не всем.
        Не подходит женщинам, поняла она. Женщинам, которые пытались завладеть им.
        — Большинство из нас хочет иметь дом и семью, — заметила Ребекка.
        — Под «нас» вы имеете в виду себя? Прошу прощения, если я задаю слишком личные вопросы. Но когда два человека собираются работать в тесном контакте, как мы с вами, бизнес требует, чтобы мы действовали как команда. А такой разговор помогает лучше узнать цели и интересы друг друга.
        — Это справедливо, — согласилась она. — Да, у меня есть цели. Я хочу закончить университет и продолжить работу в школе. И хочу иметь свой дом и семью.
        — И любовь? Могу заверить вас, что некоторые мужчины, которые будут здесь останавливаться, захотят услышать ответ на этот вопрос. — Логан так смотрел на нее, будто ее ответ был для него очень важен. От его напряженного взгляда она начала нервничать.
        Ребекка сглотнула и подняла подбородок, чтобы взглянуть ему прямо в глаза.
        — Я хочу любви, — согласилась она. — Но не в том смысле, как, по-видимому, подумали вы. Я любила и была любимой. Я была замужем. Мой муж погиб четыре года назад. И хотя я надеюсь когда-нибудь выйти замуж, по-моему, любовь должна быть... спокойной. Меня не привлекают бурные эмоции или страсть, о которых мечтают многие женщины.
        И правда, они ее не интересовали. Ее стремление к независимости привело к крушению брака. Джеймса обижало то, что она оказалась не его идеалом, не его Золушкой. И отчасти это происходило потому, что она не любила его так глубоко, как любил он. Задолго до того, как она потеряла Джеймса в катастрофе, она потеряла того нежного мечтателя, за которого выходила замуж. К ее великой печали. Теперь она знала опасность сильных эмоций и навсегда освободилась от них. Взаимная привязанность хороша до тех пор, пока она не осложняет жизнь обеим сторонам. Никакого огня. Никакого пламени. Никакого риска.
        Логан одарил ее сладкой улыбкой и поднял вверх обе руки.
        — Я меньше всего гожусь на роль моралиста. И не собираюсь критиковать вас за то, что вы предпочитаете обходной путь, лишь бы не попасть в ловушку такой любви, о которой мечтает большинство людей. Более того, могу вас заверить, что любовь любого рода не входит в список обязанностей моего персонала. Некоторые из них, правда, не придерживаются этого правила.
        — Именно так, — сказала Ребекка, удивляясь, почему не испытывает облегчения. Может быть, потому, что она уже и так подозревала, что он не создан для любви. А может быть, потому, что его улыбка по-прежнему вызывала у нее чувство, будто она стоит под дождем из звезд. — Так. — Она старалась взять себя в руки. А ей очень хотелось по дойти к нему поближе и посмотреть в его глаза. Теперь, когда мы кое-что узнали друг о друге, почему, Логан, вы выбрали именно меня?
        — По-моему, Ребекка, это вполне очевидно. Вы сдержанная, красивая и умеете работать с людьми. Может быть, это прозвучит пошло, но нет ничего обидного в том, что интеллигентная, знающая, очаровательная женщина будет помогать мне очаровывать моих клиентов.
        — Вы... вы не ждете, что я... — Она прерывисто вздохнула.
        Логан мысленно выругался. Он поднял пальцем ее подбородок, заставив ее смотреть ему прямо в глаза.
        — Не жду, — твердо произнес он. — Это бизнес, Ребекка. Между вами и мной, между вами и любым, кто останавливается в «Роще». Все это бизнес. Даже если отношения дружеские. Условия нашего контракта очень точные. Если кто-нибудь, КТО-НИБУДЬ, — подчеркнул он, — попытается обидеть или принуждать вас любым способом, он немедленно окажется за дверью. Он будет выброшен на улицу. Я презираю мужчин, которые пользуются своими преимуществами перед женщинами. И количество денег в их карманах ничего не меняет. Если вы ожидали чего-то другого...
        Ребекка чуть отступила, когда он убрал палец. Она положила ладонь на его рукав и почувствовала напряженные мышцы предплечья. И моментально отдернула руку. От него шло такое тепло, что у нее начала пульсировать жилка на руке.
        — Нет. Но мы живем в разных мирах. Я просто хотела убедиться, что правильно вас поняла.
        Он сощурил потемневшие глаза. Брови сдвинулись к переносице.
        — Черт, я, должно быть, что-то упустил. — Он провел рукой по подбородку. — Мне тридцать четыре. Я добился успеха. Обычно я способен понять и оценить все нюансы человеческих отношений. Но в последние двадцать четыре часа я потерял помощницу и плохо справляюсь с делами. Вы меня не поняли, подумав, что я мог бы толкнуть вас к интимным отношениям с моими клиентами.
        — По правде говоря, я и не думала ни о чем таком, — нахмурилась она. Конечно, не думала. Во всем виноват этот мужчина. Трудно сосредоточиться, когда стоишь рядом с ним. Она подняла глаза и столкнулась с его свирепым, ярким, словно лазер, взглядом.
        — А что, если бы я попросил вас?
        Он был явно озабочен и огорчен. Поэтому Ребекка сочла возможным улыбнуться.
        — Логан, я секретарь в школе. И слово «нет» произношу достаточно часто.
        — Это дети, — покачал он головой, — а я говорю о вполне взрослых мужчинах, которые намерены добиться своего.
        — Вам приходилось когда-нибудь отказывать голубоглазому очаровательному сорванцу, — еще шире улыбнулась она, — льющему горькие слезы?
        Что-то невероятно похожее на боль сверкнуло в глазах Логана.
        — Дети и я, м-м-м, мы плохо подходим друг другу. Поэтому, слава небесам, у меня нет такого опыта.
        — А я прекрасно умею ладить с детьми. — Она удовлетворенно кивнула, довольная, что разъяснила свою мысль. — И могу заверить вас, что никто не бывает более убедительным, чем проказливый ребенок, который умеет вовремя заплакать. У меня каждый раз щемит сердце, когда я вынуждена говорить им «нет»: у них не будет перемены, потому что они наказаны. «Нет», не надо помогать мне скреплять бумаги. Потому что я знаю, что этот ангелочек хочет поставить свою фамилию на контрольной работе, написанной другим. Большую часть времени я умею быть приятной. Но в глубине души, Логан, я жесткая женщина и, когда надо, умею проявить твердость. И если бы я подумала, будто вы предлагаете мне продавать себя, даже по причине, которую могла бы понять, я бы попросила вас отвезти меня домой.
        Логан кивнул и ласково улыбнулся.
        — Очень приятно это слышать. Но вообще-то я понял, что вы особенная, в ту же минуту, как вас увидел. Я не сомневаюсь, что вы способны справиться с любой трудностью.
        Его уверенность смягчила ее. И когда они шли к отелю, она не удержалась и задала ему вопрос:
        — Почему... почему ушла ваша помощница?
        Логан остановился и нахмурился.
        — В данных обстоятельствах это законный вопрос. И я хотел бы иметь возможность ответить вам. Но я не знаю всех обстоятельств. И это не моя история, чтобы рассказывать ее, — признался он. — Элисон и я давно знакомы. Она добровольно помогала мне, пока мой постоянный помощник был в отпуске. Поэтому не думаю, что она ушла из-за разногласий в работе. И могу гарантировать, что условия работы с вами будут совершенно другими.
        В этот момент Ребекка поняла, что помощница для него была больше чем просто другом, что у них были интимные отношения.
        — Спасибо, — ухитрилась выговорить она, — что успокоили меня. — Он заверил, что их отношения не будут интимными, пообещал, что они будут строго ограничены бизнесом. Именно этого она и хотела.
        Большинство женщин, лежа ночью без сна, дают волю буйным фантазиям. В их грезах героем обычно бывает мужчина вроде Логана Брюстера. Но ей не грозят безрассудные, подавляющие волю, опасные эмоции. Ведь они могут разрушить упорядоченную личную жизнь.
        Несомненно, Логан Брюстер дерзкий соблазнитель, не мужчина, а искушение. Наверняка он меняет женщин как перчатки. Его мир совершенно не привлекал ее. Он не из тех, кто верит в существование теплой, упорядоченной любви. Понимание его сущности страшным образом сочеталось у нее с признанием способности этого мужчины лишать ее спокойного дыхания. Конечно, работа у Логана — риск, на который, может быть, не стоит идти. Но есть правило: если знаешь врага, значит, он не опасен. Надо лишь не позволять своим чувствам взять над ней власть.
        Ребекка переключила внимание на отель, коснулась рукой нагретых солнцем кирпичей, рассматривала стеклянные двери. И пришла в восторг от интерьера.
        Солнечный свет. Повсюду. Каким-то чудесным образом новый хозяин перенес внутрь здания и деревья, и цветы, и солнце.
        — Логан, вы, должно быть, гений, — прошептала она. — Здесь так красиво. Похоже на дворец, в котором хочется жить. — Она провела рукой по полированному дереву одной из скамеек у входа и почувствовала теплоту материала, наполненного солнечным светом.
        — Вы правы, — проговорил глубоким, низким голосом Логан. — Я сделал правильный выбор, когда остановился на вас. Спасибо.
        Что-то в его тоне насторожило ее. Она вдруг представила, как он, обнаженный и разгоряченный, поднимается с постели и шепчет эти слова лежащей рядом женщине. От одной этой мысли здравый смысл начал испаряться. Очевидно, просто думать о холоде явно недостаточно. Нужно испытать что-то повернее. Вдруг Логан взял ее за руку. Искры пробежали по всему телу Ребекки с головы до пальцев ног. Ребекка поняла: если она не хочет оказаться во власти чувств, ей не нужно прикасаться к Логану.
        Отныне она должна запомнить это правило. Повторять его про себя день и ночь.
        — Добро пожаловать в мой дом, Ребекка, — проговорил Логан. — Пойдемте. Я покажу вам другие помещения.
        Пульс застучал у нее в висках пулеметными очередями. Самое время повернуться и бежать. Бежать в свою квартиру на другом конце города. Вместо этого она набрала побольше воздуха, расправила плечи и перешагнула порог отеля. Следующие две недели этот дом она будет разделять с Логаном.
        — Вы в самом деле хотите начать прямо сейчас? — спросил Логан, подходя к своему компьютеру. — Конечно, у нас ужасно много работы. Но я не настаиваю, чтобы вы начали работать прямо сегодня. Вам нужно время, чтобы привыкнуть к незнакомой обстановке. — А ему, наверно, необходимо побыть вдали от этой женщины. С первой минуты, как увидел ее, он стал сам не свой.
        Он как никто ясно представлял, насколько важен абсолютный контроль над своими чувствами. Совершенная глупость поддаваться опрометчивым побуждениям, разрешить эмоциям вырваться на волю и создавать проблемы. Из-за таких безудержных эмоций его мать осталась на улице беременная, без единого пенни, брошенная любовником и изгнанная семьей. Она не заботилась о сыне, но учила его не рисковать, не брать на себя заботу о ком-то другом. В конце концов он научился. Правда, в его собственном сердце со временем появились раны, и очень глубокие.
        Но сейчас нет смысла вспоминать прошлое. Причиной появления неуместных мыслей, конечно, была леди. Она сидела рядом, уставившись на него и подперев ладонью подбородок.
        — Логан, если вы покажете мне нужные файлы, я сама во всем разберусь, — предложила Ребекка.
        Логан в этом не сомневался. По тем сведениям, которые приведены о ней в брошюре, и по ее манерам ясно, что она способная женщина, но... Логан показал рукой на экран:
        — Возьмем список гостей. Если познакомиться с ними только на экране, вы увидите, что за двенадцать дней у нас побывает бывший политик, прокурор, несколько бухгалтеров и восходящая кинозвезда. Что это значит?
        Ребекка наклонила набок голову и сощурилась, задумавшись.
        — Очевидно, они все профессионалы. Все ожидают определенного уровня обслуживания. И мы будем его обеспечивать.
        Ему было приятно это слышать. Она неохотно согласилась работать с ним. А сейчас понимала его с полуслова. Никаких жалоб, увиливаний, извинений.
        — Мы будем обеспечивать все прелести комфорта, которые должен предоставлять роскошный отель, — добавил он.
        — Индивидуальное обслуживание?
        — Вот именно.
        — Из чего следует, что о каждом нужно знать больше, чем мы видим на экране, — сделала она вывод.
        Ребекка Линден говорила о бизнесе, в ее словах не таилось второго смысла. Но Логан, смотря на нее, думал совсем о другом. Перед его мысленным взором возникали картины, совсем не имеющие отношения к бизнесу. Ему стоило усилий прогнать эти видения.
        Он постарался беззаботно улыбнуться.
        — Возьмем для примера Брайана Джейнса, прокурора. Одевается у Армани. В гаражах у него «порше» и «феррари». Завсегдатай большинства крупнейших городов мира, человек, привыкший к отличному обслуживанию. И когда у него дела в Элдоре, что заставит его остановиться здесь, а не в любом другом отеле?
        — Лучшие матрасы? — спросила Ребекка, и на ее щеках появились ямочки.
        — Определенно, лучшие матрасы, — коротко засмеялся Логан. — Но главное, индивидуальный подход. Я имею в виду ощущение дома. Брайан, как принято говорить, представитель правящего класса. Ему приходится много путешествовать. И как каждый из нас, он радуется, когда время от времени попадает в непринужденную обстановку. Брайан любит научную фантастику, оркестровую музыку, сам играет на кларнете. Он любит домашние блюда, например с удовольствием ест рисовый пудинг со взбитыми сливками. И мы должны постараться, чтобы, находясь у нас, он мог расслабиться и почувствовать себя комфортно.
        — И чем конкретно еще вы балуете его? — Ребекка вскинула брови и уставилась на него.
        — Мы даем ему понять, что находимся здесь ради него. Если в городе есть оркестр, мы приносим ему билеты. Если оркестра нет, у себя в номере он находит CD, книги и ноты.
        — И кларнет?
        — И кларнет, если захочет.
        Она медленно расплылась в улыбке и взглянула на него.
        — Что? — Логан старался удержаться от желания провести ладонью по ее стройной шее.
        — Интересно, что бы обо мне подумали, если бы четыре года назад, когда я здесь останавливалась, я попросила принести мне кларнет?
        — Вам бы принесли справочник «Желтые страницы»? — улыбнулся он.
        — Увы, даже он мне не достался бы. Кто-то в вестибюле вырвал страницы из справочника, лежащего возле общего телефона.
        — Я прослежу, чтобы у вас был личный экземпляр.
        — Я же не гость, — удивленно заморгала она.
        Ребекка покраснела. Интересно, почему? — мелькнуло в голове у Логана.
        — И...
        — И вы не должны, Логан... баловать меня.
        Но ему очень хотелось. Она вызывала это желание. Логан не осознавал его, пока она не произнесла последнюю фразу. На этой неделе он уже и так натворил много глупостей. Он ошибся в Элисон. И не намерен и дальше ошибаться. Логан набрал в легкие побольше воздуха. Обошел стол. И взял Ребекку за руку, заставляя себя думать, что нет ничего особенного в этом прикосновении. Он и раньше держал женщин за руку. Уговаривая, успокаивая или просто скрепляя сделку. И то, что в этот раз у него задрожала рука, совсем ничего не значит. Разве что он понял, что ей не совсем легко с ним.
        — Ребекка, следующие несколько недель мы деловые партнеры. И если мне захочется... побаловать вас, я определенно не буду спрашивать у вас разрешения, — смеясь, сказал он.
        Она засмеялась в ответ.
        — Договорились. — Ребекка сосредоточенно нахмурилась. — Но если вы будете удовлетворять любую фантазию клиентов, разве они не начнут командовать вами?
        Логан крепче сжал ее руку, а потом отпустил.
        — Ребекка, — он медленно покачал головой, — я вырос на улицах Чикаго. Грубый, ловкий и драчливый. Если бы я там остался, то, наверно, уже умер бы. Но я не умер. А научился выживать и даже шагать вперед и не позволять людям командовать мной.
        — Как же вы добились того, что имеете? — В ее глазах светилась заинтересованность.
        — Работал. Копил. Купил клочок земли. Привел в порядок. Продал. Купил чуть больше участок. Со временем купил обшарпанный мотель. Превратил его во что-то стоящее. Не вызывавшее восторга, но приемлемое. И я научился продвигаться вперед, давая людям то, что они нигде больше не получат. Я знаю свой бизнес, Ребекка. Я живу и дышу им. И я никогда не позволю командовать собой, если сам того не захочу.
        Она смотрела прямо на него. Но при последних словах потупилась. Так поступают женщины, когда ждут, что их сейчас поцелуют. Логану не удалось отделаться от этой мысли. И ему не удалось заставить себя отвести взгляд от ее губ.
        Он с трудом сглотнул, пытаясь держать на коротком поводке свои инстинкты. А она широко открыла глаза, и он увидел, как в них играет свет.
        — Значит ли это, что я не получу телефонную книгу?
        Он покачал головой.
        — Это значит, что нам лучше вернуться к работе, пока вы не сказали, что вам бы хотелось иметь в номере десять симфонических оркестров. Я сейчас в таком настроении, что мне хочется побаловать вас, — засмеялся он.
        — Какая жалость, — вздохнула она, — что в номере не хватит места для оркестров и для меня.
        — Ваш номер вам не подходит?
        Ребекка посмотрела в темно-янтарные глаза Логана. Ей стоило больших усилий сохранить нормальный ритм сердца. Волна жаркой чувственности окатила ее.
        — Вы знаете, что номер красивый и прекрасно подходит мне. В нем есть все, что мне нужно, пока я здесь. Так что даже не думайте и не пытайтесь дать мне что-то лучшее. Я всем довольна. — Да, она была довольна. В некотором смысле. Логан говорил о бизнесе. Этого она и хотела. Правда, ее тело реагировало на него самым неделовым образом. Но это не его проблема. Во всяком случае, до тех пор, пока она держит себя под контролем.
        Следующий час она провела, сосредоточившись на том, что говорил Логан. На каждом его слове. Теперь, взглянув на фотографию, она могла сразу назвать имя клиента, его занятие и несколько деталей из его личной жизни.
        — Вы прирожденный работник отеля, — заключил Логан.
        Когда она была замужем за Джеймсом, ему хотелось, чтобы она знала его деловых партнеров. И она старалась запомнить их. Так она пыталась уменьшить вину за то, что недостаточно любит мужа.
        — Секретарь в школе должен знать имя каждого ребенка, — объяснила она.
        — Уверен, что в школе вам цены нет. — Вот и все, что он сказал. А она вспомнила его слова, что он не умеет ладить с детьми.
        — Простите меня за вопрос... Вы только что вложили огромные деньги в детскую благотворительность и в то же время не чувствуете себя в своей тарелке с детьми? — Он вскинул брови, и она поспешила пояснить свою мысль: — Простите. В школе я провожу много времени, задавая вопросы. И это уже привычка.
        — Мне не трудно отвечать на ваши вопросы. — Он пожал плечами. — Одна из причин, почему я нанял вас, — это способность развязывать людям языки. Что же касается меня, то я видел слишком много детей, которые были продуктом торопливого безмозглого соития. Эти дети не выдерживают стресса или вырастают несдержанными и дикими, с перспективой стать плохими родителями. По-моему, лицензию на право быть родителями надо выдавать только тем, кто хочет много работать и имеет к этому склонность. У меня ее определенно нет.
        Прекрасно, он четко сказал, что не хочет иметь детей. Прежде чем прийти к такому заключению, он, несомненно, много думал об этом. Но явно не хочет обсуждать эту тему. Ну что же, она уважает его точку зрения. И ей надо быть благодарной судьбе за то, что она теперь знает: в таком важном вопросе их мнения различны.
        Ребекка выровняла стопку бумаг перед собой.
        — Никаких детей. Только отели. И если вы не против, еще один вопрос. Почему отели? Почему не что-нибудь еще? Что привело вас к этой мысли?
        — Две причины. — Он улыбнулся. — Одна из них такая. После жизни на городских улицах я бродяжничал по стране, работал. И этот отель был первым местом, где я остановился на ночь. Потому что первый раз достаточно заработал, чтобы снять комнату. И вторая причина такая же простая. Когда человек долго живет на улице, он не знает, найдет ли завтра место для ночевки или нет. Поэтому естественно, когда я стал зарабатывать, именно отели стали делом моей жизни.
        Видя, что он не собирается углубляться в эту тему, Ребекка сказала:
        — Я пойду наверх. Пора спать.
        — Хорошо, — кивнул он. — Приятных сновидений, Ребекка.
        Как бы не так! Логан Брюстер мог обеспечить ее лучшим в их графствах матрасом, дать ей самую красивую комнату, с самой лучшей аудиосистемой с прекрасной успокаивающей музыкой. Это мог быть самый безопасный в отеле номер, в каком она когда-либо останавливалась.
        Но едва ли она ночью заснет хоть на минуту. Потому что Логан Брюстер будет где-то внизу. Теперь она знала, что он относится к своей постели очень серьезно, и эта мысль будет мучить ее, Ребекку, по меньшей мере следующие четыре недели.


        ГЛАВА ТРЕТЬЯ
        — Ладно, Бекки, я могу признать, что ты сделала правильный шаг, — говорила на другой день Ребекке Эмили Олтон. — Мне только неспокойно, что ты остаешься в пустом отеле с таким мужчиной, как Логан Брюстер. У него ведь репутация человека, который... умеет обращаться с женщинами. Ребекка не сердилась: мысли подруги отвечали ее собственным. И совершенно очевидно, что Логан знает подход к женщинам. Ее собственная реакция может служить ярким примером. Она крепче сжала телефонную трубку. Ребекка не сомневалась, что обсуждение по телефону последних событий с Эмили и Кэролайн поможет ей все получше осмыслить. Ей хотелось убедить подруг, что у них нет причины волноваться.
        — Отель очень большой, Эм, — начала она.
        — О, это хорошо, Бекки, — заметила Кэролайн. — Много постелей, и их все надо опробовать.
        — Кэролайн...
        — Прости, но, по-моему, Эм права. Мы думаем о твоей безопасности.
        — Логан не обидит меня.
        — Уверена, что он не собирается тебя обижать, — начала Эмили, — но...
        — Ты же знаешь, у меня иммунитет.
        — А как насчет того парня два года назад? Ты чуть не влюбилась в него. Хотя было ясно, что он в городе всего лишь проездом.
        — Но ведь я не влюбилась. Я устояла, несмотря на все его усилия.
        — Он не был Логаном Брюстером.
        Что правда, то правда. Мужчина, который встретился ей два года назад, не обладал и половиной очарования Логана Брюстера. Он был ей интересен, но она держалась начеку. Но сейчас она знала, что он интересовал ее потому, что у нее давно не было мужчины. Конечно, сейчас ей не хотелось вспоминать тот случай. С тех пор прошло еще два года такой же жизни. Ребекка поднесла к губам пальцы.
        — Ребекка, ты не грызешь ногти? — спросила Кэролайн. — Если грызешь, значит, что-то пошло неправильно. Я всегда угадываю.
        — Конечно, нет. — Она не грызла ногти. Пока еще не грызла. Уже несколько лет. Зря она рассказала подругам этот маленький секрет из своего прошлого. — Послушай, Кэролайн, я хочу, чтобы ты и Эмили перестали беспокоиться. Из нас троих у кого больше льда в жилах? Правильно, у меня.
        Долгое молчание.
        Ребекка услышала шепот. Будто кто-то хотел что-то сказать, но передумал. И снова тишина.
        — Ладно, — наконец заговорила Эмили. — Похоже, ты лучше сохраняешь спокойствие в сложных ситуациях. И все же. Ты считаешь мудрым провести три недели в отеле наедине с мужчиной, который меняет женщин как перчатки.
        — Эмили, — проворчала Ребекка, — не верь всем слухам, какие доходят до тебя. Уверена, Логан не такой безнравственный. И кроме того, мы в отеле не одни. Здесь есть портье, садовники и горничные. К тому же в моей двери двойной замок.
        — Да, но что, если тебе самой захочется открыть дверь? Этот мужчина просто потрясающий, — не унималась Кэролайн.
        — Мне можно доверять: дверь останется закрытой. Безоговорочно, — строго подчеркнула Ребекка. — Поверьте мне.
        — М-м-м, мне знаком этот тон. Он означает «отвяжитесь». Прости, что мы усомнились в твоей способности устоять перед искушением. Но когда такой мужчина проводит тебя до квартиры, не у каждой женщины хватит сил сопротивляться его обаянию, — пояснила Эмили. — Мы лишь хотим убедиться, что ты не нуждаешься в нашем содействии. Ведь ты никогда сама не позовешь на помощь.
        Ребекка знала, что Эмили права. Независимость ее стала привычкой еще в те годы, когда она жила с тетей и дядей. Она поняла тогда, что помощь искать бесполезно. И нет смысла.
        Ребекка покачала головой. Она извлекла уроки из прошлого и радовалась своей нынешней жизни.
        — Я люблю вас, девочки, — улыбнулась Ребекка. — Спасибо за заботу, но не беспокойтесь. Я и вправду все держу под контролем. У меня с Логаном деловое соглашение. И все. Вчера я вошла в свой номер, и там меня ждал контракт, который я и подписала. И могу вас заверить, там изложено все очень подробно, очень сухо, так что беспокоиться не о чем. Хорошо?
        — Хорошо. Мы не будем тормошить тебя, — согласилась подруга. — Бекки?
        — Да?
        — Теперь, когда мы знаем, что с тобой все в порядке, нам интересны еще некоторые вещи. Правда, Кэролайн?
        — О да, — с жаром крикнула в трубку Кэролайн.
        — Какие вещи? Спрашивайте.
        — Мы слышали... — начала Эмили.
        — ...что в номере для молодоженов есть ванна шириной метра три, отделанная чистым золотом, — продолжила Кэролайн, — и фонтанчик с шампанским сбоку.
        — И еще там кровать размером с город Топика в Канзасе. А на ночном столике стоит хрустальная ваза, и в ней целая гора свежих розовых лепестков. Это правда? — спросила Эмили.
        — Ты шутишь?
        — Нет, — ответила подруга. Но по их веселым голосам Ребекка поняла, что они шутят.
        — Я все проверю и доложу вам, — сказала Ребекка.
        — Да, пожалуйста, — попросила Кэролайн. — И если тебе что-нибудь понадобится, ты только позвони. Хорошо? Помни об этом.
        — Обязательно позвоню, здесь столько телефонов.
        Ребекка попрощалась с подругами и повесила трубку. Но, посидев минут пять в темноте, она встала. Где, черт возьми, этот номер для молодоженов?

        Уже давно наступила ночь, когда Логан услышал еле слышные шаги на покрытом ковром полу возле его комнаты. Давний многолетний навык моментально сработал. Он встал, подошел к двери и прислушался.
        Вот уже столько лет он не живет на улице, а слух все такой же острый, как у ночного зверя. Когда-то это было необходимо для выживания. Сейчас вызывает раздражение. Логан знал, что система безопасности в отеле работает как часы. Только один человек мог бродить ночью по холлам. Если там вообще кто-нибудь есть. Логан усомнился, выстоит ли его оборона против ночной встречи с Ребеккой. Весь долгий день мысли странствовали по неположенным местам. Куда они заведут его в такое время ночи? Разве любой нормальный мужчина не должен сейчас мечтать о мягкой постели и еще более мягкой женщине?
        Когда он мобилизовал все силы, чтобы вернуть контроль над собой, у него невольно вырвался глухой стон. Ребекка одна в незнакомом помещении. Отель очень большой. Она может заблудиться. Встревожиться. Может быть, ей понадобится помощь. А она забыла, где находится его комната.
        Он приоткрыл дверь и выглянул в холл.
        Проклятие. Никаких признаков ее присутствия.
        Он вышел из комнаты. Хрустальные светильники освещали дорогу по длинной полоске темно-синего, точно полночь, коврового покрытия.
        Звук шагов пропал.
        Он пошел дальше, завернул за угол... И почувствовал одурманивающий запах жимолости. Она. Логан был в двух шагах от девушки, когда решил покашлять, чтобы заявить о своем присутствии.
        Она сделала глубокий вдох, хорошо слышный в полной тишине.
        — Логан.
        — С вами все в порядке? — Он сделал еще шаг и остановился рядом с ней.
        — Да, у меня... дело. — Она подняла руки к лицу. Даже при тусклом свете коридора было видно, как она покраснела. — Я не могла заснуть. Мои подруги задали мне несколько вопросов о номере для новобрачных. И я решила пойти посмотреть.
        — До них дошли слухи? — Он усмехнулся. — О розовых лепестках?
        — И об этом тоже.
        — Пойдемте. — Он пожал плечами. — Я покажу вам.
        Он взял ее за руку. И тут же мелькнула мысль: БОЛЬШАЯ ОШИБКА. Но он не смог отпустить руку. Ее кожа была большим искушением, чем все розовые лепестки в мире. А ведь это всего лишь рука. Есть еще и грудь, которой он определенно не может коснуться, а еще... Он закрыл глаза, потом открыл их снова, пытаясь прогнать навязчивые картинки.
        — Это прямо здесь, — удалось ему выговорить, поворачивая за угол и доставая ключ.
        — Я... — ее пальцы подергались в его руке, — не подумала о ключе.
        — Надо будет его вам дать.
        Если бы он дал ей ключ раньше, она бы вошла, посмотрела и, наверно, тотчас вернулась в свою комнату. Она бы не стояла здесь, вызывая у него судороги в животе и нарастание жажды. Он должен быстро показать ей номер и отправить назад, в ее убежище.
        — Здесь, — мягко проговорил Логан, толкнул отпертую дверь и сам остался на пороге. Легко коснувшись его, она прошла мимо. Ее нежный женский запах вызвал ноющую боль во всем теле. — Фантастический номер для новобрачных.
        Ребекка вошла в комнату, сделала несколько шагов и замерла. Она откинула голову назад, длинные волосы упали на плечи.
        — Бог мой. — Единственная реакция после долгих секунд молчания.
        Она повернулась к нему. Он смотрел ей в глаза, хотя желал бы не смотреть. Опять этот открытый возбужденный взгляд. Логан начал понимать, что испытывает волк, когда смотрит на невинную овечку. Что-то нежное, вкусное... мучительное.
        — Здесь и вправду есть фонтан с шампанским? — спросила она. — И ванна с золотыми кранами и... — Ребекка разглядывала просторы комнаты. — Правильно, — объявила она, глядя на постель. — Все именно так, как мне говорили. Очень большая, правда?
        Логану хотелось засмеяться. Или, вернее сказать, застонать. Постель, как она и говорила, и вправду была очень просторной. Достаточно просторной, чтобы соблазнить любого мужчину, который находится в комнате с такой женщиной, как Ребекка. Настоящее искушение даже для мужчины, который твердо решил не поддаваться искушению.
        — Это номер для тех, у кого медовый месяц, — пояснил он. И в ту же секунду возникли картины того, чем люди склонны заниматься во время медового месяца. Логан прекрасно осознавал, что постель не нарушает пропорции номера. Но в эту минуту, когда он один в отеле, и в этой комнате, и с Ребеккой, постель буквально взывала к нему. ПОДОЙДИ БЛИЖЕ, ОБВЕДИ ПАЛЬЦАМИ ИЗГИБЫ ТЕЛА, КОТОРОЕ ТЕБЯ ТАК И ПОДМЫВАЕТ ПРИЛАСКАТЬ, ПРИЖМИ ЕЕ ТЕЛО К СВОЕМУ, УЛОЖИ ЕЕ... В ПОСТЕЛЬ.
        Логан чуть не сделал шаг к ней.
        — Логан? — Голос звучал спокойно, как всегда, может, даже чуть спокойнее... но глаза... Кажется, она не умела прятать собственные мысли.
        Логан поднял голову и с огромным усилием подавил запретные образы, которые сам же и вызвал. Он надеялся, что улыбка, которую ему удалось изобразить, была достаточно равнодушной.
        — Постель в номере для молодоженов должна быть просторной, — бесхитростно объяснил он. — Пойдемте? — Он протянул руку. Но было бы большой ошибкой коснуться ее руки сейчас, подумал он. С каждой секундой ему все тяжелее было сдерживать напряжение.
        — Да, я готова. — Ребекка вздернула подбородок. — Очаровательная комната, Логан, — проговорила она. Самообладание, которым он так восхищался, снова засветилось в ее глазах. Он был рад и гордился ею. Самоконтроль, которого он с таким трудом добивался многолетними усилиями, иногда изменял ему. Но Ребекка, похоже, всегда держала эмоции под контролем.
        — Я провожу вас до вашего номера. — Он шагнул к ней.
        — Нет, — неожиданно возразила она. — В этом нет необходимости. Но...
        — Да?
        — Уверена, что вы поймете. — Она посмотрела ему в глаза. — Я в некотором замешательстве. Первую ночь спать в незнакомом месте. Я бы не возражала что-нибудь почитать. Так много информации, которую мне надо знать. У вас есть что-нибудь? Сведения об отеле? Книги?
        Она шла впереди него с развевающимися волосами. Его взгляд упал на ее попку. Вот если бы... Большая ошибка даже думать об этом, отругал себя Логан. Опасная невинность против его собственной дикости.
        — Книги? Уверен, что в библиотеке можно найти что-нибудь. Хотите, чтобы я проводил вас... туда?
        У него охрип голос при мысли, что он останется с ней наедине в темном узком пространстве между книжными полками. Она, очевидно, поняла его тревогу. Ребекка покачала головой.
        — Если вы не против, выберите что-нибудь сами и положите у моей двери. Я доверяю вашему вкусу.
        Логан медленно втянул воздух. Она доверяет ему. Безумие для женщины сказать такие слова мужчине в тот момент, когда он чувствует себя так, как сейчас. Придется рассказать леди не только об особенностях характера того или иного гостя и выборе вина. Ей определенно надо знать, как обезопасить себя от темпераментных мужчин.
        — Хорошо, я оставлю одну-две книги у ваших дверей, — сказал Логан.
        Он найдет книгу и для себя. Ничего страшного, проведет ночь за чтением. Сегодня ночью вряд ли он сумеет заснуть.

        Когда на следующее утро Ребекка вошла в столовую, она тотчас вспомнила Кэролайн и Эмили. Неужели подруги правы и проводить много времени в обществе мужчины, подобного Логану, опасно? Она проснулась полчаса назад среди раскиданных книг и смятых простынь. Всю ночь сквозь тяжелую дрему она слышала голос Логана. Приняв холодный душ, она подумала, что готова к встрече с ним. Да, он был в столовой. Поднялся навстречу, длинноногий, сильный, посмотрел золотистыми глазами, от взгляда которых захватывает дух...
        — Время бежит, дорогая. Мы едем покупать вам гардероб. — Его голос был мягким и вкрадчивым. Этот голос преодолел все ее оборонительные сооружения, которые она упорно строила.
        Ей постоянно надо быть начеку, хотя бы для того, чтобы выполнять свою работу.
        — Вы собираетесь покупать мне платья? — Ребекке не удалось скрыть легкое раздражение в голосе. Так с ней уже поступали. Миллион лет назад. Она опять превращалась в белое полотно, на котором ее будут рисовать помимо ее воли.
        — Расслабьтесь, Ребекка, — ласково улыбнулся Логан. — Небольшое путешествие в город, чтобы...
        — Я не могу позволить вам покупать мне вещи.
        — Это часть вашей работы, мой ангел. — Он поднял руки ладонями кверху. — Мы ведь договорились, вы помогаете мне в повседневной монотонной работе, а я обеспечиваю вас всем необходимым для выполнения этой работы.
        Она закусила губу и подняла на него глаза.
        — Да, вы говорили, что будете учить меня. Но не сказали, что будете одевать меня. — Ребекка опустила глаза. Простенькая темно-синяя юбка и белая блузка — ее туалет снова оказался в центре внимания. Кто-то опять хочет перекроить ее на свой лад, превратить в человека, каким она не была. Как тетя и дядя. Как Джеймс.
        Но Логан смотрел ей в глаза и лукаво улыбался.
        — Очаровательный костюм, — оценил он. — Сама невинность. Такой наряд будет доводить ваших коллег-мужчин до отчаянной жажды. Но вы такая женщина, Ребекка, которая может носить одежду разных стилей. И для церемонии открытия мы найдем что-то другое, что-то более...
        — Понимаю. Более изысканное. — Девушка отбросила с лица прядь волос. Ребекка и вправду понимала. Она согласилась на эту работу, зная, что ее ожидает. А сейчас просто по-детски обиделась. Глупо так реагировать. Логан собирается превратить ее в женщину-идеал, как он его себе представляет. Но это, в конце концов, всего лишь работа. Здесь, как и повсюду, есть свой кодекс одежды. — Вы правы. — Она попыталась улыбнуться. — Это отель Брюстера. И вашим гостям нужен зрительный образ-символ. Конечно, Логан, мы едем за покупками.
        Ребекка шагнула вперед и улыбнулась ему. И он сразу же стал жертвой этой солнечной улыбки. Несчастный чувствовал только одно: каким отчаянно жаждущим он был. Конечно, леди испытывала неловкость, разрешая одевать себя, будто бумажную куклу. Но она заключила сделку и намерена держать слово. Физическая красота сочетается с сильной натурой. Да, этому трудно сопротивляться. Почти невозможно.
        Но он сопротивлялся. Ребекка не похожа на особу, готовую быстро уступить и утолить их взаимную жажду. Ей нужны любовь, дом, семья и все поглощающий огонь в сердце. То, что ему не нужно. Он никогда не позволит себе страдать из-за подобных выдумок.
        Смотри на это проще, Брюстер, приказал он себе. Как на Элисон и на всех других женщин, которые были рядом. Если эта леди пламя, так тому и быть. Он еще очень молодым стал понимать, что пламя погорит и погаснет, но ему не хочется обжечься.
        И в данной ситуации ему стоит помнить об этом.
        — Едем, — он решительно взял Ребекку за руку. И так же решительно подавил реакцию своего тела. Справиться с ней не столь уж трудно. Он способен это сделать. Во всяком случае, до тех пор, пока леди не двигается. Или не дышит. Или не говорит. О да! Особенно если не говорит. Ее губки доведут до бешеной жажды даже самого праведно настроенного мужчину.
        — Куда мы поедем? — спросила Ребекка холодным, но в то же время необыкновенно сексуальным голосом.
        — В одно местное, но особенное заведение. — Он крепче сжал ее руку. Почти незаметно, продолжая бороться с собой.
        — Уж не в мой ли любимый универмаг? — Ее холодный тон был немного насмешливым. Логан позволил себе расслабиться и просто наслаждаться обществом девушки.
        — Анжелик, несомненно, будет оскорблена, если мы хотя бы намекнем на сходство ее единственного в своем роде бутика с универмагом. Но ей придется извинить меня, — засмеялся Логан.
        Анжелик начинала прокладывать себе путь, оставляя позади некоторые большие универмаги. Они познакомились, когда были еще за кулисами большой торговли. Тогда они оба боролись за место под солнцем. Дела часто приводили его в Элдору. Он годами следил за тем, как шаг за шагом добивалась успеха хозяйка бутика. И Логан знал, что Анжелик благодарна всем, кто тогда помогал ей. Сейчас она разрабатывала новый проект своего уникального магазина.
        Ребекка тоже начала понимать, в какой бутик он ее ведет. Когда они вошли, она и глазом не моргнула при появлении хозяйки. Анжелик, закутанная в яркие шарфы, которые ей шли, старательно подчеркивала французский акцент, который ей плохо давался. Ребекка встретила ее самой очаровательной улыбкой, какую только могла изобразить.
        — Логан заверил меня, что вы сможете придать мне элегантный вид, — сказала она.
        — Логан? — Анжелик наклонила голову и пронзила его взглядом.
        — Знаю, о чем ты подумала, дорогая, — покачал он головой. — Она и так выглядит элегантной. И это правда, — повернулся он к Ребекке. — Я просто хочу, моя любовь, чтобы Анжелик отдала вам должное.
        — Так-то лучше, олух вселенский. — Улыбка преобразила круглое лицо хозяйки бутика.
        Ребекка моргнула, а Логан засмеялся.
        — Анжелик любит меня, — пояснил он. — Если бы она меня не обругала прямо на пороге, я бы решил, что попал в ее черный список.
        — Именно так, сексуальное чудовище. А теперь приступим к делу, моя дорогая, — сказала она Ребекке. — Возьмем сантиметр и снимем мерку.
        Логан громко втянул воздух и вскинул бровь.
        — А ты оставайся здесь, — приказала она. — Я не хочу, чтобы леди ежилась под твоим взглядом.
        — Уверена, вы не имели в виду, что он собирается наблюдать за нами. — Ребекка сделала восхитительную попытку затушевать неловкость.
        — Тогда вы не знаете этого мужчину, — расхохоталась Анжелик. — Ему нельзя доверять. Даже зная, что он собой представляет, женщины предлагают ему себя, как роскошный десерт. Если вы думаете, что он не берет то, что предлагают, то вы еще более невинны, чем кажетесь.
        Ребекка заморгала. Но Логан не взял на себя труд опровергнуть обвинения хозяйки бутика. Хотя она была не права. Он всегда проявлял особую разборчивость в выборе женщин, с которыми проводил время. И никогда не связывался с невинными особами. А уж тем более с такими невинными, которые вызывали желание послать к дьяволу собственные правила. Он всегда помнил о них. Через несколько минут на пороге примерочной появилась Ребекка в облегающем фигуру платье цвета голубого льда. Платье оставляло открытыми ее восхитительные колени. Отчего она явно испытывала неловкость.
        — Ты мастер, Анжелик, — похвалил Логан. И хозяйка бутика удовлетворенно кивнула.
        — Голубой цвет создан для ее потрясающих глаз, а это... — она сняла с витрины длинное белое платье, — прекрасно подойдет к ее волосам.
        — О, нет, — пробормотала Ребекка, глядя на изящные линии платья, оставлявшего открытыми шею и половину спины.
        — О, да, — возразил Логан, глядя ей в глаза. — Вы сделаете его таким элегантным, как не сумеет ни одна женщина.
        Логан посмотрел на Анжелик, она кивнула и скрылась в примерочной.
        — Ребекка, оно не слишком открытое, — принялся убеждать он.
        — Правильно. Но слишком дорогое. Когда вы сказали, что мне нужна одежда... я... Вы не можете тратить такие деньги на мою одежду, — возразила она.
        Логан положил ладони на ее плечи и посмотрел ей в глаза. Как трудно удержаться и не провести руками по ее атласной коже. Лишь для того, чтобы почувствовать ее кожу... Но Логан постарался взять себя в руки.
        — Ребекка, платье — всего лишь бизнес. Только бизнес. — Это, конечно, так. Он и нанял ее для ведения дел. Он и борется с искушением ради бизнеса.
        В его отеле она будет выглядеть и чувствовать себя, как надо ему. И будет придавать «Дубовой роще» особенное очарование.
        Она открыла рот. Чтобы запротестовать, догадался он.
        — Бизнес, — еще раз подчеркнул он. — У нас контракт, который надо выполнять.
        — Это ужасно дорогой бизнес, — вяло возразила Ребекка.
        — Я могу позволить себе такие расходы. — Логан с удовольствием засмеялся. — Вы, леди, хорошее вложение. Очень хорошее вложение. Правда.
        Она уставилась ему в глаза, будто решая, говорит ли он правду. Он уверенно выдержал испытание. Не моргая, не отводя взгляда, почти не касаясь ладонями ее плеч.
        — Ладно. Бизнес, — вздохнула Ребекка. Потом покачала головой и широко улыбнулась. — Если вы хотите, мистер Брюстер, тратить деньги на мою одежду и превратить меня в безукоризненную управляющую отелем, я склоняюсь перед вашим желанием. — Она сделала глубокий реверанс. Логан обнаружил, что смотрит на макушку ее сверкающих волос. Затем заглянул в глаза, вдруг ставшие проказливыми. Они притягивали его больше, чем нежные холмики ее грудей. — Вы и я будем заниматься бизнесом, — согласилась она.
        С этого момента Ребекка разрешила Анжелик творить свое колдовство. Дизайнер закутывала ее в шелка, парчу и бархат и подбирала аксессуары.
        — И сейчас... — намекнула Анжелик. Логан понял, что подошла его очередь, и подошел к ее маленькому столу.
        — Всего несколько деталей, Ребекка, — прошептал он. — Я сейчас вернусь.
        Он видел, как она в ожидании равнодушно прохаживается среди вешалок и полок, наблюдая за другими покупателями. Он вместе с Анжелик выбирал последние аксессуары к купленным туалетам. И тут Логан услышал плач ребенка. В груди у него вдруг появилась непонятная тяжесть. Детский плач всегда возвращал его в прошлое. Его мать. Горькое детство. Необходимость всегда быть начеку.
        — О боже, бедняжка, а мать в примерочной, — прошептала Анжелик. Девочка продолжала плакать. — Пойду найду мать и скажу, что ее малышка испугалась.
        Но не успела Анжелик договорить, как Логан увидел Ребекку. Она присела на корточки возле вертящейся вешалки с платьями.
        — Не плачь, солнышко, — услышал Логан ее голос. — Твоя мама рядом, всего в нескольких шагах. Ты же знаешь, она не оставит тебя одну. И она не хочет, чтобы ты тревожилась. Сейчас она вернется к тебе. Мы вместе подождем, когда она придет.
        И Ребекка грациозно опустилась на пол. Юбка разлетелась вокруг. Ее глаза были на уровне глаз девочки.
        Постепенно малышка с золотыми волосами успокоилась. На щеках еще оставались слезы, но она уже с любопытством разглядывала Мадонну с волосами золотистого цвета. Та подбадривающе улыбалась ей с безопасного расстояния. Не близко и не далеко. Но на всякий случай девочка спряталась за алой атласной блузкой.
        — Не бойся, солнышко, — продолжала Ребекка. — Я ближе не подойду и останусь здесь, пока не придет твоя мама. Так тебе будет безопаснее. В этой комнате слишком много вещей, которыми может подавиться или уколоться маленькая девочка вроде тебя.
        Логан мысленно согласился — она права. Лавка Анжелик — настоящий дом сокровищ: серьги, булавки, длинные нити бус лежали на маленьких скамейках и столах. Всюду стояли вешалки на ножках с готовыми туалетами.
        Но Логана лавка не интересовала. Он глаз не мог оторвать от Ребекки. Она сидела в изумрудно-зеленом шелковом костюме недалеко от ребенка, и глаза ее были похожи на две фиолетовых звезды. Он чувствовал физическую боль, глядя на нее. Девочка наконец вышла из своего убежища и, хихикая, рассматривала красивую леди, которая улыбалась ей. Ребекка Линден. Она и вправду была такой, какой он ее представлял. Невинная. Женщина, которая больше всего на свете хочет иметь семью. Женщина, созданная для мужчины, который хочет того же, что и она. И она получит то, что хочет. Очевидно, что однажды появится мужчина, тип совершенного отца, который доставит ей полный пакет желаемого.
        — Она красивая, правда? — прошептала Анжелик.
        — Да, конечно, — подтвердил Логан. — Она будет козырем «Дубовой рощи». Не правда ли, я сделал хороший выбор?
        Ребекка в это время встала и направилась к ним. Они смотрели на ее ноги. Длинные и стройные. Ноги, при виде которых любой мужчина начинал мечтать.
        — Козырем? — Анжелик сдвинула брови и толкнула его в предплечье. — Вернись к реальности, Логан. Ты пылаешь, когда смотришь на нее.
        — Это бизнес, Анжелик, — повернулся он к старому другу. Если она права, то ему придется не замечать этот раздражающий, незначительный факт. Он подчинит ситуацию своим желаниям, как делал всегда. Ребекка Линден лишь помощница. Даже если ему и придется обкладывать себя льдом пять раз на дню.
        Он вопросительно посмотрел на Ребекку, подошедшую к ним. Она улыбалась. Спокойно. Совсем не так, как когда они вошли в бутик. Интересно, неужели на нее так повлияла маленькая девочка?
        — Вы очаровали крошку, Ребекка, — заметила с явным одобрением Анжелик. Девочка радостно помахивала пухлыми ручками в сторону Ребекки. —Вам надо иметь детей. Много детей.
        — Спасибо. Обязательно. — Она повернулась к Анжелик, хотя краем глаза смотрела на Логана. Он готов был поклясться, что заметил в ее взгляде некоторое напряжение. — И спасибо, что вы были терпеливы со мной сегодня. Боюсь, я не очень удобный покупатель, — призналась она.
        — Небольшая стеснительность то здесь, то там? Ничего. Логан подскажет, что правильно. Он бывает очень убедительным.
        Казалось, улыбка приклеилась к лицу Ребекки. Но она быстро взяла себя в руки.
        — Вы неправильно меня поняли, Анжелик. У нас с Логаном деловые отношения. И это... все... — она показала на пакеты и коробки, — необходимая часть работы.
        — Да. В делах ему нет равных. — Анжелик пожала плечами и улыбнулась. — Конечно. И я очень рада, что вы нашли общий язык. Знаете, он прав. Вы красивая. И я буду бесконечно горда, что такая прекрасная модель носит мои вещи. Даже если это только бизнес.
        Логан не обратил внимания на многозначительный взгляд Анжелик, когда она пообещала прислать в отель их покупки и проводила до выхода из бутика. Ребекка права. У них деловые отношения.


        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
        — Она думает, что я собираюсь с вами спать? — Ребекка сказала это, когда они отошли от бутика метров на десять. Она остановилась и положила ладонь на рукав Логана. Он накрыл ее руку своей и посмотрел в озабоченные глаза.
        — Анжелик думает, что мир крутится вокруг туалетов и любви. Но мы с вами, Ребекка, уже обсудили оба вопроса. Разве нет?
        Она продолжала смотреть на него. Наконец в ее глазах вспыхнуло облегчение.
        — Да, в самом деле, обсудили. И какая женщина будет возражать, если мужчина хочет одеть ее в великолепные платья и предлагает кров и стол в роскошном отеле?
        — Уж точно не вы, Ребекка Линден. — Логан покачал головой и улыбнулся.
        — Не я, Логан Брюстер. — Она тоже покачала головой. — В конце концов, я новая помощница владельца отеля. И мне НЕОБХОДИМЫ все эти платья, чтобы выполнять обязанности, предусмотренные контрактом. Разве не так?
        — Абсолютно верно, дорогая.
        — И мне необходимо освоиться в «Дубовой роще», если я собираюсь помогать клиентам чувствовать себя в отеле как дома. Так?
        — Не могу не согласиться с вами, вы очень проницательны.
        — И если люди думают, будто я сплю с владельцем отеля, потому что у него... ммм...
        — Плохая репутация? Ребекка нахмурилась.
        — ...потому, что он известен как знаток женщин, — продолжала она, — то я должна всячески демонстрировать, что наши отношения прагматичные и безличные. Правильно? Я должна быть образцовой служащей. Уравновешенной, спокойной, способной все предвидеть.
        — И нет человека более квалифицированного для такой работы, чем вы. Я заметил это с первого взгляда.
        Она одарила его триумфальной улыбкой.
        — Тогда, Логан, пусть люди знают. Вскоре откроется «Дубовая роща». И открытие должно быть высокопрофессиональной операцией.
        Он не совсем понимал, к чему она клонит.
        — Вы предлагаете...
        Она направилась к машине. Он улыбнулся и последовал за ней.
        — После примерки туалетов я умираю от голода. Я предлагаю, чтобы вы повели меня на ленч. Вы расскажете мне о «Роще» все, до мельчайших подробностей. Чтобы правильно выполнять свои обязанности, водить группы туристов, вести беседы с гостями или делать что-то еще, мне надо знать как можно больше. История здания, его тайны, количество комнат. Если я буду помогать вам в работе с клиентами, мне надо быть хорошо информированной. А вам придется помочь мне заполнить пробелы.
        Они сидели в ресторане «Сердце небес» за столиком у окна и демонстрировали всему городу, что их связывают исключительно деловые отношения. Логан говорил, Ребекка делала пометки в блокноте. Ребекка задавала вопросы, Логан отвечал. К тому времени, когда они уходили из ресторана, Ребекка уже хорошо понимала, на какой стадии «Роща» находится в настоящее время и на какую перспективу Логан рассчитывает.
        Когда он помогал ей сесть в машину, она посмотрела ему в глаза.
        — По-моему, мы сделали определенное заявление, вы согласны? Теперь никто не будет думать так, как Анжелик. Люди поймут, что мы заняты бизнесом. Разве не так?
        Логан захлопнул дверцу машины и улыбнулся.
        — Несомненно, Ребекка. Люди поймут.
        Он вел машину, а его мысли крутились, словно белки в колесе. Во время ленча он сидел и наблюдал, как она ела. Его очаровал энтузиазм, с каким она относилась к пище. Она наклонялась поближе к нему, чтобы задать вопрос, а ему хотелось перегнуться через стол, обхватить ладонями ее лицо и пить влагу с ее губ.
        Если бы он так сделал, то каждый бы догадался о том, что он уже знал. Волк нашел Красную Шапочку, заблудившуюся в лесу. И теперь вез ее домой, чтобы насладиться ею самому, ни с кем не делясь.
        Первый раз в жизни Логан посочувствовал волку. Ему даже стало жаль этого хищника. Невинность оказалась приманкой более мощной, чем он мог вообразить. Раньше он этого не понимал, потому что в основном проводил время вдали от добродетельных голубиц мира. И к тому же он никогда не оставался на долгие недели в одном пространстве наедине с таким простодушным существом, как Ребекка. А теперь придется. Ничего не поделаешь. Он уважал эту женщину. Она ему нужна. Он хотел ее. И следующие несколько недель превратятся в кромешный ад. Ему предстоит держать на цепи свои желания. Логан надеялся справиться с этой задачей. Одно прикосновение к Ребекке Линден может привести к взрыву, за которым немедленно последует катастрофа.

        Несколько часов спустя Ребекка поняла, почему Логан так нуждался в помощнике. Заглянув в файлы его компьютера, она увидела, как много людей приедет на Грандиозное открытие. Те, кто знал Логана лично. Те, кто читал о нем в газетах и желал участвовать в шоу. Те, кто считался местной знаменитостью и мечтал присутствовать на важном событии в истории города. И те, кто просто хотел провести ночь в первоклассном отеле. Две недели до открытия будут полны событий. Определенно, с этой работой справиться одному невозможно.
        Файлы Логана содержали также информацию о его служащих. Бывших и настоящих. Она не хотела заглядывать в них. Но когда ей попался файл с именем Элисон, она не могла сдержаться, чтобы не взглянуть.
        — Грубая ошибка, Логан, — прошептала она. — Элисон как раз то самое, что тебе нужно. Родилась в хорошей семье, училась в лучших школах.
        Яркая, красивая, изысканная, Элисон Майер со всех точек зрения была прекрасной парой для Логана Брюстера. Именно в такую женщину хотели превратить ее тетя и дядя. Именно о такой принцессе мечтал Джеймс и любил женщину, которой она отказывалась быть.
        А теперь она собиралась стать такой женщиной.
        — Ладно. Дыши глубже, — приказала себе Ребекка. Она сидела на кровати в джинсах и белой блузке, с босыми ногами. — Ты должна с этим справиться.
        Придется. На этот раз она позволит своему «я» претерпеть превращение. Ведь Логан оплатил каждую ее вещь, и он нуждался в ней. Поэтому она должна заменить Элисон. Только она может в такое короткое время создать зеркальный образ этой женщины. Это все равно что сдерживать дыхание под водой.
        А это тоже возможно. И Ребекка в очередной раз напомнила себе, что надо держать безопасную эмоциональную дистанцию от Логана. И неважно, что он заставлял пульс женщины терять ритм. Особенно женщины ее типа, которой связь с таким мужчиной грозит сердечной болью. Их потребности совершенно различны. Он знал, чего хотел. И она знала, что не останется навсегда в списке его желаний. Кроме того, ей не нравятся эмоции, от которых можно потерять разум. Цена чрезмерно высока. И страсть... Ну, страсть и любовь не так уж тесно связаны. Если она будет мудрой, то сумеет держать в узде любые проявления чувственности.
        — Логан, конечно, заставляет женщину отпустить поводья, — признала она, вставая с кровати. — Но для меня это не проблема. Ничего не случится. Пройдут следующие несколько недель, и кончится моя служба здесь. Мне надо думать о своем будущем. Пора искать подходящего мужчину, с которым было бы спокойно и удобно и который хотел бы простых удовольствий, дома и семьи. И никаких вспышек страсти. Никаких безумств. Никаких пугающих стремлений убежать с мужчиной в лес и там срывать с него одежду. Думаю, мне удастся найти другую работу, когда эта будет окончена. Посмотрю, нет ли в аукционных списках потребности в служащих на июль и август. Кто знает? Я могу встретить мистера Подходящий Муж. И все будет прекрасно. Спокойно. И управляемо.
        Эти слова успокоили ее. Впрочем, не очень. Сейчас от нее требуется одно — доказать, что она и вправду способна стать такой леди, какую Логан намерен видеть рядом с собой. Очевидно, что этот отель, где начался его бизнес, имеет для него очень большое значение. Ей придется постараться, чтобы быть такой, какой он хочет ее видеть. Короче, надо делать свою работу хорошо. Ребекка направилась к шкафу и выбрала платье кремового цвета с поясом и глубоким треугольным вырезом. Закрепила на шее простую крученую золотую цепь, а в ушах — маленькие золотые колечки. Надела туфли и стянула волосы низко на шее.
        Пришлось признать, что женщина, смотревшая на нее из зеркала, выглядела отстраненной. Родственники всегда думали, будто она бесчувственная. Будто ее не волнует их шепот, мол, она не оправдывает надежд, потому что ей не хватает шика. Ее холодное спокойствие заставляло Джеймса думать, что она совершенная женщина. Об идиллической любви к такой женщине он грезил всю жизнь. А мужчины иногда воспринимали ее спокойствие как вызов. И ей приходилось воздвигать против них линию обороны.
        — Но сейчас ты должна выглядеть отстраненной, — сказала она себе. — Смотри не делай промашек.
        Как Логан и обещал, он ждал ее в саду. Черный костюм и белая рубашка придавали ему строгий вид. Но когда он обернулся и улыбнулся ей, она заметила в его глазах одобрение.
        — Вы очаровательно выглядите, Ребекка, — проговорил он.
        В жарком летнем воздухе, напоенном ароматом роз, они оба почувствовали, что эмоции берут верх. Ребекке стало трудно дышать. Но усилием воли она справилась и даже умудрилась улыбнуться.
        — Спасибо. Я подумала, может быть, нам разыграть роли? Это поможет мне лучше запомнить сведения о каждом из гостей.
        Логан кивнул.
        — Таким способом вы запоминаете имена большинства учеников?
        Она засмеялась и перестала быть холодной и отстраненной.
        — Некоторых из них я запоминаю потому, что их прислали в дирекцию за то, что они совершили какой-то хороший поступок... Или плохой. Их я запоминаю без труда. С другими... пожалуй, вы правы, я должна попрактиковаться, чтобы представить их лица, голоса и имена. Но усилия оправданны. Дети отзывчивы на внимание. Им приятно, что они вам небезразличны.
        Она взглянула на Логана и обнаружила, что у него потемнели глаза.
        — Конечно, отзывчивы, — негромко произнес он. — И конечно, вы заставляете их чувствовать себя... нужными и важными. Вы это делаете, потому что вы такая, какая есть.
        Ведь он мужчина, которому неприятно говорить о детях. Как она могла об этом забыть?
        — В данный момент я ваша помощница, — напомнила она и себе, и ему. — Так где мы начнем?
        — Пожалуй, внизу, — решил он. — В главных помещениях. Я покажу вам ресторан и холл.
        Она положила ладонь на его согнутую в локте руку и позволила вести себя через просторный, пронизанный солнечным светом холл, полный растений и уютных уголков, где можно посидеть и поговорить. Потом Ребекка прошла следом за ним в кухни, где он представил ее работникам, уже занявшим свои места.
        — Привет, Джарвис, — обратился Логан к шеф-повару. — Я привел к тебе сокровище. Она любит поесть, — добавил он.
        Ребекка покраснела, но кивнула в знак согласия.
        — Люблю. И все, что мне здесь подавали, замечательно вкусно, — призналась она.
        Повар улыбнулся и покачал головой.
        — Все еще впереди, — возразил он. — Вы красивая, но недостаточно полная. Не такая, как должны быть. Завтра, мисс Линден, я кое-что приготовлю специально для вас.
        — Ребекка, — поправила она. — Вы навсегда завоевали мое сердце убийственным шоколадным кексом, который подали вчера за обедом. Если вы и дальше будете так готовить, я никогда не перестану есть. — И она широко улыбнулась Джарвису.
        Серые глаза повара засверкали, словно зажженные кончики хороших сигар.
        — Готовить для вас, Ребекка, сплошной восторг. — Он поцеловал кончики своих пальцев. — Завтра мое особенное крем-брюле.
        — Ох, нежная и такая мудрая леди, — засмеялся Логан, когда они ушли из кухни. — Вы навсегда завоевали сердце Джарвиса. Если вы попросите, он достанет с неба луну и звезды и испечет их для вас.
        — Вы сказали ему, что я много ем, — с упреком засмеялась Ребекка.
        — Нет, я только дал понять, что вы оценили его старания, — усмехнулся Логан. — Он прав. Вы гибкая, словно лоза. Наблюдать, как вы едите, опасно для склонных к полноте.
        Голос, почти шепот, проникал до мозга костей. Она боролась с желанием сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Это будет выглядеть слишком очевидно, даст ему понять, что она нервничает. А ей не полагалось давать волю чувствам. Она должна вообразить, будто Логан один из гостей, которые скоро начнут съезжаться. Такой гость, о биографии которого ей известно все.
        — Ладно, давайте представим, что вы Джералд Ванна. Мистер Ванна, насколько я знаю, вам доставляет удовольствие игра в бильярд, в частности в пул. И фортуна так удачно распорядилась, что у нас здесь, в «Дубовой роще», есть хороший стол для пула. Пожалуйста, разрешите, я покажу вам его.
        — Хороший стол для пула? Ну, ну, это почти так же хорошо, как красивая женщина. — Логан вошел в роль и потер подбородок. — Нужно быть абсолютным дураком, чтобы отказаться от такого приглашения. Ведите меня, мисс Линден, — продолжал Логан, не выходя из роли. — А вы сами играете?
        — Не часто. — Она вежливо улыбнулась, легким намеком подбадривая его. — Вам придется освежить мою память и помочь мне вспомнить правила. Сюда, пожалуйста.
        Они шли, разговаривая. И когда вошли в комнату для игр, Логан закрыл дверь. В комнате пахло свежим паркетом. Мебель из темного дерева была обтянута темно-зеленой кожей. Кресла с высокими мягкими спинками окружали столы, на которых лежали невскрытые колоды карт. В углу на длинном извилистом баре искрились и сверкали рюмки, бокалы, фужеры... В центре стоял мирового класса стол для пула.
        Большая комната выглядела уютной. И вдруг до Ребекки дошло, что они здесь одни. Она улыбнулась, шагнула вперед и взялась за кий.
        — Будем играть, мистер Ванна?
        Логан вскинул одну бровь, но потом улыбнулся и продолжал:
        — Мисс Линден, вы уверены, что много лет не брали в руки кий?
        — Несколько лет, — призналась она. — Ведь вы не хотите легко обыграть меня? Я слышала, что у вас слава знаменитости в этой игре.
        — Ребекка, у него нет славы знаменитости, — хихикнул Логан. — Но если вы будете так смотреть на него, он подумает, что вы говорите не о пуле, а о чем-то другом.
        — Но... я... — она заморгала, — я определенно не имела в виду...
        — Я знаю, что вы ничего не имели в виду. И любой другой мужчина не прочтет в ваших словах второго смысла. Но у Джералда Ванна своеобразная репутация. Это не указано в моих файлах, хотя, по-видимому, надо будет внести для защиты моих помощниц. Этот мужчина воображает, что он для женщин лакомое пирожное.
        Взяв кий, Ребекка сделала первый удар. Шары на другом конце стола разлетелись в разные стороны, и два из них аккуратно упали в лузы.
        Логан с напряженным интересом наблюдал за ней. Ясно, что эта очень правильная, очень элегантная леди держала кий раньше. У нее был настоящий талант к пулу, и она наслаждалась игрой. Когда она загоняла шар в лузу, то забывала о своей роли холодной, утонченной светской дамы и широко улыбалась. Почти с вожделением, но самым приятным образом.
        Он тоже играл. Умело. Но больше с удовольствием наблюдал за ней. Сосредоточенность, с какой она отдавалась игре, его очаровывала.
        Наконец последний шар утонул в лузе, она опустила кий и подалась вперед.
        — Моя игра, мистер Ванна.
        Губы изогнулись в улыбке. Из золотой заколки, сдерживающей волосы, вырвалась прядь. Ребекка сияла.
        Логан не мог больше сдерживаться. Он медленно шагнул вперед, ладонью обхватил ее затылок и прижал к ее губам свои.
        — Игра ваша, Ребекка, — согласился он. Затем снова приник к ее губам. На этот раз с еще большим жаром. Он скользнул рукой по пуговицам на спине. Прижал ее тело к своему и пробовал на вкус то, что хотел попробовать с того момента, как увидел ее.
        Ребекка задержала дыхание, потом с губ слетел нежный выдох, и рот открылся навстречу его захватническим губам. Она дала ему даже больше, чем он хотел.
        Она подалась вперед и положила ладони ему на грудь. Между ними не осталось пространства ни для воздуха, ни для дыхания, ни для здравого смысла.
        Его губы скользили по ее коже, даря невероятное наслаждение.
        Рядом был стол. Он мог наконец взять ее там. По-настоящему. Полностью. Утолить жажду. И... и совершить преступление против них обоих. Эта мысль мгновенно остудила его и вернула на землю. Он нежно ослабил хватку и медленно поставил ее на пол. Он не позволил себе зайти дальше и не оставил женщину в ожидании чего-то еще. Он не заводит связи с леди, у которых широко открытые невинные глаза. Даже если леди играет в пул и обладает таким телом и лицом, что способна довести до безумия самого спокойного и терпеливого мужчину.
        Все правильно. Ребекка продолжала стоять рядом. Смотрела на него потрясенными глазами. Будто в шоке. Будто ее никогда раньше не целовали.
        Он видел, что она старается овладеть собой.
        Чтобы снова держать поводья, которые несколько секунд назад он забрал у нее.
        — Хорошо, что вы не Джералд Ванна.
        — Надеюсь, Джералд поведет себя лучше. Примите мои извинения, Ребекка.
        — Вы... — она смущенно покачала головой, — поздравили меня с победой. — Ребекка попыталась помочь ему оправдаться.
        — Я хотел взять то, что мне не предлагали, — поправил он ее. — Такие вещи я не делаю. Как правило.
        Она сжала руки и уперлась ими в талию так, будто это помогало ей не рассыпаться.
        — Может быть, нам не следует вдвоем играть в пул.
        — Может быть, нам не следует приближаться друг к другу меньше чем на десять миль. — Он вскинул бровь. — Но приходится, и выхода, Ребекка, я не вижу. Просто, начиная с этого момента, я буду более осторожен.
        — Я тоже, — пообещала она. — Наверно, надо найти какой-нибудь прием. Вы так не думаете? В конце концов, ничего не случится, если мы не захотим.
        В этом, как позже подумал он, и заключается проблема. Он хотел, чтобы это случилось. Он постоянно хотел эту женщину. Но ведь и раньше в его жизни бывало, что ему хотелось, чтобы что-нибудь случилось, но он силой воли пресекал свои желания. Мальчишкой он хотел, чтобы мать обнимала его, а не шлепала. Когда стал уличным подростком, ему хотелось с кем-нибудь подружиться. Но он понимал, что для него лучше, когда дружба обрывается и рядом открытая дверь. Теперь наступило время воспользоваться уроками возраста. Уметь обходиться без некоторых вещей. К примеру, не касаться Ребекки. Не желать Ребекку.
        Он сумеет с этим справиться. Конечно, это будет ой как непросто. Он постарается. Потому что альтернативы нет. Начинать роман с женщиной, которая хочет создать идеальную семью, совершенно немыслимо для такого мужчины, как он.


        ГЛАВА ПЯТАЯ
        Несколько дней спустя Логан понял, что Ребекка — настоящее сокровище. Она энергично взялась за дело. За короткое время она изучила управление отелем. Подбадривала каждого служащего. Старалась, чтобы все поняли, как работает сложный механизм «Дубовой рощи». Использовала некоторые идеи Элисон. Оглянувшись, он постоянно замечал ее то здесь, то там. Радовался ее легким, веселым шагам по коридорам отеля. Видел фиалковые глаза, сосредоточенные и широко открытые. Слышал низкий, нежный голос, задающий вопросы. Наблюдал, как она выполняет свою работу, превращая хаос в порядок.
        — Ты должен быть благодарен, Брюстер, — ворчал он, запуская руку в густую гриву.
        И он был благодарен. Отель служил наглядным свидетельством, как далеко он ушел от уличного мальчишки. Каждый шаг для него имел значение. Ему нужен человек, преданный делу, как Ребекка. Ее забота о людях, которые работали в отеле, грела его сердце хозяина. Логан чертовски хорошо помнил, как она нехотя согласилась на его предложение. И несмотря на это, сейчас с энтузиазмом относилась к любой задаче. Это поражало его. До открытия оставалось шесть дней. Как всегда, то там, то здесь возникали неожиданные накладки. Ему бы надо бросать ей под ноги драгоценности. А он вместо этого старался держаться от нее подальше. Он боялся, что опять потеряет контроль над собой и коснется ее. Но и на расстоянии он постоянно думал о ней. Допекал Джарвиса, хорошо ли она питается. Спрашивал Пита, который заведовал гимнастическим залом, хватает ли у нее времени, чтобы расслабиться и заняться аэробикой.
        Ответы его не радовали. Ребекка вся ушла в заботу об его отеле. А отель о ней не заботился. Во всяком случае так, как бы он хотел. Это должно быть исправлено. Ему следует позаботиться о Ребекке, а не предаваться праздным мечтаниям. Разговор с горничной в холле подтолкнул его решить этот вопрос незамедлительно. Бледная молодая блондинка, которая начала работать в отеле с неделю назад, подошла к нему и сказала, что не очень хорошо себя чувствует.
        — Я убирала комнату мисс Линден, и у меня внезапно закружилась голова. Она заставила меня полежать и сказала, чтобы я шла домой. Но я здесь всего несколько дней. Мне бы не хотелось так начинать работу.
        — Если вы больны, вам надо быть дома в постели, — настоял Логан. — Я распоряжусь, чтобы вас отвезли домой. И не беспокойтесь о работе. Все будет сделано. Мы найдем замену на сегодня и завтра. Я позвоню в агентство и попрошу прислать человека. Уверен, что мисс Линден не будет возражать, если ее комната будет убрана немного позднее.
        — Дело в том, мистер Брюстер, — блондинка выглядела озадаченной, — что она сказала, чтобы я не беспокоилась. Она обо всем позаботится сама. Мне показалось, что она собирается сама убрать комнату. Это неправильно, мистер Брюстер. Она не должна выполнять мою работу.
        Очень похоже на Ребекку: все сделать самой. Логан посмотрел на огорченную женщину и успокаивающе улыбнулся.
        — Все в порядке, Терри. Идите домой и отдохните. Я позвоню Дэйву, чтобы он ждал вас в машине у парадной двери.
        Надо пойти и посмотреть, чем занимается Ребекка. Она была в своей комнате. В коротких шортах и красной старенькой футболке она перьевым веником смахивала пыль с туалетного столика. И что-то тихо напевала. Логан заметил, что она всегда мурлыкала мелодию, когда бывала увлечена делом. Ее безукоризненные ягодицы двигались в такт мелодии. В коридоре возле двери стояла тележка горничной.
        Логан не удержался и громко рассмеялся. Ребекка прервала мелодию и с виноватым видом быстро обернулась. Она открыла рот, чтобы оправдаться, но он остановил ее.
        — Я уже встретил Терри. Но вы не должны здесь убирать, Ребекка. Есть другие горничные, которые с удовольствием заменят Терри. Потому что я заплачу им за дополнительную работу. Ведь вы не собираетесь выполнять все обязанности Терри.
        — Правильно. — Она с виноватым видом крутила в руках перьевой веник. — Но мне не нравится роль примадонны: сидеть и ждать, пока кто-то придет и уберет комнату. Хотя для других это дополнительная работа. Я так не могу. Знаете, я прекрасно с этим справляюсь дома. Я и правда, Логан, сама убираю дом, — тоном заговорщика прошептала она.
        — Знаю, вы домовитая женщина, — согласился он.
        — Да, я умею отличить один конец веника от другого, — подтвердила она, вскинув голову. — И вы правы, иногда это доставляет мне удовольствие. Дайте мне время подумать.
        — О чем?
        Его беззаботный вопрос, очевидно, застал ее врасплох. Подбородок взлетел вверх, щеки вспыхнули восхитительным румянцем. Логан мог бы вообразить миллион причин, вызвавших у нее смущение. Вероятно, она вспомнила их поцелуй. Тот эпизод преследовал и его. Мысли о нем мелькали в самое неподходящее время. Или, может быть, она просто подумала о чем-то, что абсолютно его не касается. О каком-то моменте из прошлого, о своем сокровенном желании. О другом мужчине, который обнимал ее.
        Эта мысль заставила его напрячься и вызвала стеснение в груди.
        Если бы он был мудрым, то сию же минуту убежал бы из ее комнаты. Но мудрости не хватило. Он пришел сюда, чтобы на время оторвать Красную Шапочку от ее добрых дел. И к тому же он почти не сомневался, что если сейчас оставит ее, то, вернувшись, увидит ее натирающей мраморный пол в холле.
        — Пойдемте. — Он протянул ей руку. Фиалковые глаза уставились на него. Будто он собирался коснуться ее, погладить, закружить в танце или поцеловать. Он мечтал об этом. Но не собирался делать ничего подобного.
        — Не пойдете? — удивился он.
        — Куда?
        Натянутость в голосе слышалась настолько ясно, что Логан не удержался от улыбки.
        — Я не приглашаю вас в гарем, Ребекка. Во всяком случае, не сегодня. У меня есть небольшая проблема. Похоже, моя помощница неправильно использует положенное ей свободное время.
        — Не помню, чтобы я читала в контракте, — она сощурилась, — о положенном свободном времени.
        — Это устное условие, — выкрутился Логан.
        — Открытие отеля через шесть дней. У меня нет времени на игры.
        — Ребекка, вы не должны работать на меня с утра до ночи.
        — В контракте об этом нет ни слова. — Она скрестила на груди руки.
        — Я могу вписать туда это условие.
        — Логан, — в глазах Ребекки вспыхнула паника, — не помню, говорила ли я вам, но я немного... нервничаю. Я секретарь в школе. У меня совершенно нет нужного опыта, который позволяет легко выполнять все задачи. Не то чтобы я не старалась. И не то чтобы я не собиралась сделать все до последней мелочи, лишь бы открытие прошло успешно. Включая и уборку комнат, если понадобится.
        Ребекка нервничала. Внешне она выглядела такой же спокойной, как всегда. Но в мелодичном голосе слышалась натянутость. А он, который обязан ей помочь справиться с напряжением, всячески избегает ее. Видите ли, он не может доверять своим эмоциям. Так больше не будет. Будь он проклят, но он не позволит ей думать, будто она одна. И не важно, каким образом он сможет держать себя в узде.
        — Пойдемте, — повторил он. — Вам не о чем волноваться. Все время, что вы здесь, вы работаете замечательно. Все идет спокойно и гладко, хотя день открытия приближается. Даже более гладко, чем обычно. Больше того, персонал спокоен и доволен. И все благодаря вам. Вы выполняете все, что я ожидал, и даже больше. Пойдемте. Вы заслужили перерыв.
        Она слегка насупилась и чуть-чуть дрожала.
        — Логан, вы наняли меня выполнять определенную работу, — спокойно проговорила она. — Пожалуйста, позвольте мне этим и заниматься. Мне необходимо быть все время занятой, неужели вы не понимаете? — Она повернулась к нему спиной и стала смахивать пыль со столика.
        Ладно, он не может заставить ее отдыхать. Совершенно ясно, что от этого она будет еще больше нервничать. Надо взяться за дело с другого конца.
        — Хорошо, — согласился он. — Никаких перерывов. Но, боюсь, мне все же придется сегодня увезти вас из отеля. Пианист, которого Элисон включила в программу пятничного концерта, отказался от участия. У меня в городе назначена встреча с мистером Грэди Барроном. Он обещал найти новый музыкальный талант. Я не собирался просить вас помочь мне. Но поскольку вы хотите быть занятой... Надеюсь, вы знаете что-нибудь о местных исполнителях?
        Эту задачу Логан планировал выполнить сам. Но понимал, что здесь оставлять ее нельзя. Если он не проследит, она работой доведет себя до изнеможения.
        — Вы знаете кого-нибудь из местных исполнителей? — повторил он вопрос.
        — Нет, — она покачала головой, — но я знаю Грэди.
        — Так чего же вы ждете? — улыбнулся он и взял ее за руку.
        Логан прикоснулся к ней и тут же заметил, как забился у нее пульс на шее. И неудержимое желание прижать губы к ее коже и скользнуть вниз к ложбинке между грудей нарастало в нем, вызывая боль. С трудом он пытался справиться с собой. Между тем Ребекка пришла в себя, улыбнулась и выдернула руку.
        — По-моему, нам лучше взяться за дело. Позвольте мне только закончить здесь. — Она оглядела комнату.
        — Я помогу вам заправить постель, — предложил Логан, подходя к смятым простыням.
        — Я могу это сама сделать, — воспротивилась Ребекка. Восхитительный румянец снова залил ее кожу. Он опустил веки и, не обращая внимания на ее слова, подошел к постели и провел ладонью по мягкому шелку простыни. Вот след от ее тела... а здесь, должно быть, возвышались ее бедра... ее грудь, а здесь длинная полоска от ног.
        Логан посмотрел прямо во встревоженные глаза молодой женщины. Она дернула простыни и закрыла место, на котором застыл его взгляд. Он принялся заправлять одеяло под матрас.
        — Я должен был научиться всему, для чего нанимаю людей. В свое время я заправил немало постелей, — заметил он.
        — Не сомневаюсь, — натянуто кивнула Ребекка. Он натужно засмеялся, стараясь разрядить обстановку.
        — Ребекка, мы же только заправляем постель, а не забираемся в нее. Я не планировал уложить вас на нее, особенно при открытой настежь двери.
        Ее румянец стал ярче.
        — Разве это не добавило бы шарма вашей репутации владельца отелей? Вы могли бы написать в рекламе, что сами испытали каждую постель для гостей.
        — Вы лукавая женщина, Ребекка. — В этот раз его смех звучал уже не так натужно.
        — И аккуратная. — Она разгладила последние морщинки на покрывале и огляделась.
        — Все остальное будет сделано, Ребекка, — пообещал Логан. — Натали получит хорошее вознаграждение. Наверно, она уже идет сюда.
        — Мне надо переодеться. Если мы все еще собираемся побывать в музыкальном магазине.
        И если они не хотят, чтобы горничная застала их стоящими возле постели и уставившимися друг на друга, подумал Логан, понимая, о чем думает Ребекка.
        — Десять минут, — бросил он. — И если вы подойдете к перьевому венику или к полу в ванной, обещаю, я вернусь и вынесу вас отсюда на руках. Я нанимал вас, Ребекка, не для уборки комнат. Даже если у вас большой опыт в этом деле. В этой работе нуждается Натали. Ей есть на что потратить лишние деньги. У нее трое детей, которых надо кормить.
        Он тут же пожалел о сказанном. Она смотрела на кровать и выглядела убитой. Логан знал, о чем она думает. Небрежным движением он отбросил покрывало.
        — Ну, вы довольны? — спросил он. — Вы не отбирали еду у маленьких детей.
        — Вы собираетесь заплатить за работу, которую уже сами сделали? — недоверчиво спросила она.
        — Мне станет плохо, если мы не сменим тему, Ребекка, — пробурчал он. — Идите переодеваться, любовь моя. К тому времени, когда мы вернемся, все будет улажено. Натали и Терри будут довольны.
        Что же касается его, Ребекка Линден вносит хаос в здоровье его разума, в его сон и определенно опасна для его либидо. Волк в нем зверски хотел ее. Он жаждал ее тела, ее красоты, ее нежности... и всего, что она была способна дать. Это причиняло ему боль. И чертовски скверно, что она не будет принадлежать ему. Ребекка уйдет отсюда такой же нетронутой, как и пришла.

        Покидая музыкальный магазин Баррона, Ребекка призналась самой себе, что рада этой поездке. Хорошо, что Логан взял ее с собой. Она поняла, почему он припарковал машину довольно далеко от музыкального магазина. Он заставил ее полюбоваться цветами, совершить долгую, расслабляющую прогулку по парку. И потом настоял, чтобы они посидели возле киоска с прохладительными напитками, потому что ему захотелось содовой с мороженым. Ребекка не раз слышала, что он заботится о своих служащих. А теперь он заботился о своей помощнице, балуя ее. Ребекка знала, что он расспрашивает о ней, чтобы удостовериться, что она не изнуряет себя работой. И она испытывала благодарность за все, что он делал в тот день. Но это была не единственная причина, по которой она радовалась, что Логан настоял, чтобы она поехала с ним.
        Правда заключалась в том, что, хотя ей нравилась «Дубовая роща», она чувствовала себя здесь как в сказочном замке. Казалось, все возможно в мире, отгороженном его стенами от реальной жизни. К примеру, можно нарушать правила, позволять любую фантазию в одежде. Ей пришлось к этому привыкать. Так нетрудно и забыть, кто она на самом деле. Но существует жизнь вне отеля. И эти два мира очень разные. Она должна помнить, кто она и кем будет всегда. Это надо обязательно помнить, даже принимая заботу Логана. Он богатый человек и может многое себе позволить. Естественно, изысканные женщины прекрасно подходят к его стилю жизни. Женщины, которым не нужно меняться или учиться чему-то. Все это она понимала... Но, стоя рядом с ним возле кровати, она на мгновение забылась. Ей хотелось только одного: чувствовать его губы на своем теле.
        Эта мысль заставила ее вздрогнуть. Она стрельнула в него взглядом, надеясь, что он не заметил.
        — Позвольте мне сказать откровенно, — начал Логан, когда колокольчик на двери магазина звякнул у них за спиной. — Мы пришли сюда, чтобы найти нового пианиста для дня открытия. И уходим отсюда не только без пианиста, но и без арфиста, без струнного квартета, без группы ирландских чечеточников, без труппы, пропагандирующей Шекспира, и без волынщика.
        — Вы думаете, я перестаралась? — нахмурилась Ребекка, взглянув на него.
        — Дорогая, — улыбнулся он, — я думаю, что ваша идея разбросать артистов по саду и по всем этажам замечательная. Вы верите заверениям Грэди о способностях каждого из них?
        — А вы не поверили? Но, по-моему, это вы назначили встречу с ним?
        — Да, — он кивнул, — потому что он был единственным источником, которым я располагал. Но вам я доверяю больше. Я вас знаю лучше, чем его.
        Едва ли он знал ее, подумала Ребекка. Интересно, сколько людей прошли через его жизнь за прошедшие годы? Он богатый кочевник. И у нее создалось впечатление, что он никогда не перегружал себя лишними знакомствами.
        — Грэди знает, о чем говорит, — уверенно заявила Ребекка. — Он очень предан музыке.
        — Значит, вы его хорошо знаете. — В голосе чувствовалось легкое раздражение. Конечно, ему нужны доказательства, почему она так уверена в компетентности Грэди.
        Ребекка пожала плечами.
        — Я познакомилась с ним, когда школе понадобилось новое пианино. Он застал меня, когда я после работы играла для практики на старом пианино. Можно сказать, Грэди — мой учитель музыки. Бывает, я подолгу не играю. А он иногда приглашает меня в магазин на чашку чая и позволяет поиграть на старом рояле, который стоит у него в кабинете. Мне это приятно. Я уверена, что он сделает все, чтобы мы получили самых лучших исполнителей.
        Логан нахмурился и ничего не ответил.
        — Что-то не так? Обещаю, Грэди знает, что делает. На самом деле, Логан.
        Он прижал два пальца к ее губам.
        — Ш-ш-ш, любовь моя. Все правильно. Я абсолютно доверяю вам и вашему Грэди. Только... Ребекка, почему вы не сказали, что так любите музыку? Я знаю, вы поете. Я слышал в холле. Но вы ни разу не прикоснулись к пианино в холле. Уверяю вас, это отличный инструмент.
        Она открыла рот, чтобы заговорить, и почувствовала подушечки его пальцев на коже. Где-то внутри начало разгораться желание. Нервы напряглись. Когда он убрал руку, она почувствовала глубокое разочарование.
        — Если вы заметили, Логан, это большой концертный рояль.
        — Да, — он наклонил голову, — и в чем проблема?..
        — Я бренчу на пианино. Но я никогда не положу руки на такой великолепный инструмент.
        При этих словах вдруг мелькнула мысль, почему бы не положить руку на великолепное тело Логана. На целых две секунды она вообще перестала думать. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Прекрасно, она попыталась улыбнуться. Он же еще сильнее насупился.
        — Ребекка, пианино предназначено для того, чтобы на нем играли. Не думаю, чтобы много концертирующих пианистов часто останавливались в отеле. Пожалуйста, окажите мне честь, поиграйте на этом инструменте. Это позволит вам расслабиться, — прошептал он. Теплое дыхание щекотало щеку. — Даст время подумать и не лишать горничных их чистящих средств.
        — Ваши уши не поблагодарят вас за такую настойчивость. — Ребекка откинулась назад и подарила ему свой лучший насмешливый, высокомерный взгляд.
        — Вы любите играть?
        — Да. — Ребекка чуть слышно выдохнула ответ.
        — Тогда я внесу поправку в контракт. Включу требование ежедневной практики. В любой момент я могу лишиться музыканта и буду нуждаться в замене. Разве не так?
        — Вы собираетесь что-то вписать в мой контракт? Вы имеете на это право?
        — Я босс, — он лукаво улыбнулся, — и, по-моему, я не совершаю ничего противозаконного.
        Как он неправ! Каждая его улыбка — противозаконное действие.
        — Я буду практиковаться, — согласилась она. — Но предупреждаю вас, молитесь, чтобы вам не понадобилось мое исполнение. — Тогда он услышит, как плохо она играет. Вдруг до нее дошло, что она боится разочаровать его. Тревожная мысль. Конечно, она гордится своей работой и выполняет ее хорошо. Ей нужно его одобрение. Но она вовсе не собирается зависеть от его похвалы. Поэтому страх разочаровать его в такой ситуации неуместен.
        — Спасибо, Ребекка. И пожалуйста, не смотрите так, будто я попросил вас войти в клетку к тигру. Я всего лишь хочу, чтобы вы время от времени отдыхали. Я не собираюсь заставлять вас играть на пианино.
        Логан наблюдал за ней и обрадовался, когда исчезла затравленность в ее взгляде. Проклятие, ведь он пытался доставить ей удовольствие. Дать знать, что, если ей хочется, она может побаловать себя. Он будет это только приветствовать. А вместо этого заставил ее испытывать неловкость и волноваться подобно утке, потерявшей утят. И какую глупость он допустил с контрактом! Ребекка воспринимает свою работу серьезно. Слишком серьезно. И ему не вредно помнить об этом.
        — Вам пора на ленч, — сказал он. — Джарвис оторвет мне голову, если вы похудеете хоть на фунт.
        — Джарвис? — К ней вернулась улыбка. — У меня создалось впечатление, что вы замучили беднягу, заставляя его следить за моим питанием.
        — Я? — Логан считал, что ему удалось довольно точно изобразить ужас и потрясение.
        — Вы. По какой особой причине вы решили, что мне нужно специальное меню?
        — Вы делаете для меня очень много, Ребекка. — Он поднял вверх обе руки.
        — Вы так поступаете со всеми служащими?
        — Только с теми, кто не знает, что надо устраивать перерыв, — покачал он головой. — С теми, кто ест стоя.
        — Всего один раз. Я была очень занята.
        — Ах-ах. — Он взял ее за руку и повел через улицу к ресторану. — С этого момента вы будете есть вовремя.
        — Я взрослая, Логан. Или это не записано в контракте?
        — Мне не следовало запугивать вас контрактом, — с виноватым видом произнес он. — Даже в шутку. И я сознаю, Ребекка, что вы взрослая. Даже слишком сознаю. — Он посмотрел на ее полные губы, чтобы показать, что он имеет в виду. — Я знаю, вы думаете, будто деньги, которые я заплатил за вас на аукционе, дают мне право требовать от вас двадцатичетырехчасовой службы. Вы ошибаетесь, любовь моя, вы ничего не должны мне доказывать. Вы замечательно справляетесь с работой. Только... позаботьтесь о себе, пожалуйста. — Он чуть не сказал «для меня», но вовремя замолк. Он не хотел, чтобы она делала это для него. Пусть делает для себя. — Вам нужно лучше заботиться о себе.
        — Вы так добры, Логан.
        Он глубоко вздохнул, чтобы удержаться и не притянуть ее к себе.
        — .Я могу быть лучше, — пообещал он, — если вы будете есть сидя. Джарвис фактически был готов уйти. Он сказал мне, что никто не ест его блюда стоя. Помните об этом, Ребекка. Договорились?
        Она медленно кивнула. Ее улыбка по-прежнему искушала его.
        — Вы босс, — проговорила она. — И очень хороший. Люди, которые работают у вас, считают, что им повезло. Вы заботитесь о них. Несмотря на огромное число лиц, которые обслуживают отель, вы знаете каждого по имени, можете отличить, кто Джед, а кто Ивен. Хотя они выполняют одну и ту же работу и тенью ходят друг за другом. Не многие боссы так себя ведут.
        — Эти боссы ведут себя непрофессионально. — Морщинка между бровями углубилась. — Это не великое достижение, Ребекка. Каждый человек, который работает у меня, уникален, заслуживает заботы и уважения. Имя женщины или мужчины — это их отличие от всех других. Оно имеет значение. Скорее в тропиках начнутся метели, чем я позову своего служащего «парень», или «мальчик», или «эй ты».
        Увидев озабоченность в ее глазах, Логан понял, что совершил ошибку. Он слишком раскрылся, дал ей заглянуть в свое внутреннее «я», чего почти никогда не делал. Он забыл, что эта леди запомнит, что он вырос на улице. Она жалеет маленьких детей и будет страдать при мысли о том, каким тяжелым было его детство. Она начнет удивляться, почему он так остро реагирует на некоторые вещи. Ему надо быть осторожнее, если он хочет сохранять необходимую дистанцию. Но эти сияющие глаза смертельно опасны. Ее мягкость пробила трещину в его броне. И сейчас пора латать дыры. Холодность. Отступление. Возвращение на прежние позиции.
        — Прежде чем мы вернемся в «Рощу», я поведу вас на ленч.
        — Следуя приказам Джарвиса? — улыбнулась она.
        — Кто-то должен присматривать за вами. Едва ли вы были на воздухе, когда несколько дней назад ходили с подругами за покупками.
        — У каждой из нас было мало времени. Так получается, — вздохнула она.
        — Ленч. — Он нежно положил ладонь ей на спину и направил к ближайшему ресторану.
        На другой стороне улицы они встретились с учениками Ребекки, двумя мальчиками лет десяти и девочкой, совсем маленькой даже для детского сада. Дети окружили ее, и Логан автоматически отступил на несколько шагов.
        — Мисс Линден, правда, классно жить в отеле? Мама говорит, что вам повезло. Вы одна из первых увидели, как выглядит «Роща».
        — Это даже лучше, чем я могла себе представить, Кайл. — Ребекка улыбнулась темноволосому мальчику. — Там есть олимпийского размера бассейн, и он весь только для меня.
        — Bay, слышала, Минди? — обратился он к малышке, которая висела на руке другого мальчика. — Весь бассейн только для одного человека.
        Мальчик с обожанием смотрел на Ребекку. Она опустилась на корточки перед золотоволосой девочкой.
        — Как поживаешь, Минди?
        Девочка потянулась к позвякивавшему ожерелью Ребекки.
        — Минди, нельзя, — сказал светловолосый мальчик строгим голосом.
        Но Ребекка покачала головой. Ее блестящие волосы затанцевали вокруг лица.
        — Все в порядке, Джек, — успокоила она мальчика, нежно коснувшись его руки и с явным удовольствием глядя на малышку. Улыбка Ребекки, когда она взяла девочку на руки и прижала к себе, буквально осветила улицу. — Твоя маленькая сестренка просто хочет посмотреть на мои бусы. Все хорошо, да, солнышко? — Ребекка улыбалась девочке, девочка улыбалась ей, обнимая за шею пухлыми ручонками.
        Логан незаметно наблюдал за ней. Ребекка, совершенно очевидно, попала в свою компанию и искренне радовалась встрече с детьми. Эта мысль вызвала у него воспоминания о других днях, о других мальчиках. На них взрослые никогда не смотрели с такой добротой.
        Но взрослые, которых он знал, ни в чем не походили на Ребекку. Она говорила и тихонько покачивала девочку, то и дело поворачиваясь к мальчикам, как бы включая их обоих в свое маленькое представление. Один раз она оглянулась и посмотрела на Логана. Он понял, что она и его хочет включить в свою компанию. Но это было трудно сделать. Он твердо держал дистанцию. И даже покачал головой заметно для нее, но так, чтобы не привлекать внимания детей. Она тоже почти незаметно кивнула ему и повернулась к мальчику-блондину.
        — Как дела, Джек? — Голос заботливый и полный ласки.
        — Хорошо. — Он все время сжимал и разжимал ладони. — Я собираюсь в летнюю школу, знаете, у меня скверные отметки по математике.
        — Но ты много работал, — сочувственно сказала Ребекка, опуская на землю малышку. — Мисс Хартман показывала мне рисунки, которые ты сделал во время экскурсии в музей науки. Красивые иллюстрации, Джек.
        Логан решил, что мальчик улыбнулся открыто, но упрямо, почти болезненно. Он судил по своей реакции в детстве.
        — Я что-нибудь нарисую для вас, — пообещал Джек Ребекке.
        — Мне это приятно. Щенка, которого ты нарисовал для меня, я держу в раме недалеко от входной двери. Каждый, кто входит, может видеть твою работу.
        — Не на холодильнике? — еще шире улыбнулся Джек.
        — На холодильнике другие, — подмигнула она ему. — Ведь ты много рисуешь.
        Он усмехнулся и впервые вроде бы немного расслабился. Теперь он казался долговязым и неуклюжим. Общее состояние для мальчиков, которые так быстро выросли и стали высокими, что мышцы еще не научились правильно себя вести. Джек посмотрел на Логана и нахмурился.
        — Это ваш босс?
        Логан сделал маленький шаг вперед. Он и Джек настороженно изучали друг друга. Другой мальчик заинтересованно наблюдал за ними.
        — Я Логан Брюстер. — Логан заставил себя присоединиться к компании.
        — Он хороший человек, Джек, — быстро и мягко вмешалась Ребекка. Логан видел, что мальчик не совсем ей поверил.
        — Папа говорит, что вы богатый. А богатые думают, будто они могут делать, что захотят. Только не поступайте так с ней. — Он захлебывался от волнения и растерянности. Знакомое Логану чувство. И все, что он мог сделать, — это стоять и смотреть на ребенка. Хотя больше всего ему хотелось повернуться и уйти. Но здесь была Ребекка. И она явно заботилась об этом мальчике. Сердцем Логан понимал, что не может отвернуться от Джека, как бы ему этого ни хотелось.
        — Джек... — начала Ребекка, она явно собиралась сделать мальчику замечание.
        Но Логан легким движением руки остановил ее.
        — С моей стороны было бы глупостью плохо относиться к ней. Разве нет? — Он тщательно подбирал слова. — Потому что она может бросить меня и найти другую работу. Она сама себе хозяйка и может делать, что хочет, — закончил он.
        — Да, может, — кивнул мальчик с удовлетворенным видом и взял за руку сестру. — Минди, Кайл. Пошли. У нас дела.
        — Поплавайте в бассейне, мисс Линден, — сказал Кайл и вскинул брови.
        — Спасибо, Кайл. Джек, ты принесешь мне рисунок?
        — Что-нибудь особенное, — пообещал мальчик. —Я придумаю.
        Все трое быстро побежали по улице.
        — Спасибо, — ласково поблагодарила Ребекка.
        — За что? — вяло рассмеялся он. — За то, что заставил ребенка думать, будто вы нуждаетесь в защите от своего работодателя?
        — Нет. — Она покачала головой. — Я уверена, что на самом деле Джек так не считает. Он просто подражал взрослым. Те, кому лень подумать, болтают что попало.
        Логан взял ее за руку. Хотя и знал, что сегодня ему лучше больше ее не касаться. Все утро он укрощал в себе волка и превратил его в загнанного зверя. А леди оказалась даже больше Красной Шапочкой, чем он думал. Она дарит много радости ради собственного удовольствия. Ласковая и относящаяся к каждому ребенку по-матерински. Даже такому, который может разбить ее сердце, если дела пойдут не так, как ей хотелось бы. Более того, она слишком открыта для мужчины, которому нечего предложить такой женщине, как она.
        — Вы не переоцениваете мальчика, Ребекка? — Ему удалось улыбнуться.
        — Нет, — возразила она. — Он очень старательный и талантливый. Только...
        Логан ждал.
        — Он слишком серьезен. Его родители хорошие люди, но чересчур требовательные. Они так захвачены работой и финансовой борьбой, что возложили на Джека больше ответственности, чем несут его сверстники. Иногда это мешает его успехам в школе. Поэтому он и я хорошо знаем друг друга. Он всего лишь подросток, но относится к жизни по-взрослому.
        — А ваша работа заключается в том, чтобы научить его улыбаться.
        — Может быть. И помогать ему оставаться ребенком. Это не работа. Хотя я...
        — Вы прирожденная мать, — проговорил он, спасая от неловкости себя и ее.
        — Правильно. Меня так легко понять? — Она медленно выдохнула и смущенно улыбнулась.
        — Вы имеете в виду свое желание собрать их всех и привести к себе домой? Конечно. — Логан почувствовал, что облако над ним постепенно рассеивается. Они оба понимают ситуацию. Она женщина, которая должна быть матерью. А он никогда не выберет эту дорогу. Он надеялся, что понимание поможет ему сдержать страсть.
        — Они привязаны ко мне. — Ребекка пожала плечами. — Особенно Джек. Он очень старается быть безупречным. Не думаю, что родители сознательно заставляют его чувствовать себя несовершенным. У них на уме одно: чтобы у него жизнь была лучше, чем у них. И это часто переходит в стремление изменить мальчика, как-то переделать его. А он боится, что никогда не станет другим. Я это хорошо знаю...
        — Ребекка? — Он ждал, наблюдая за девушкой. Она пожала плечами.
        — После смерти родителей я жила с тетей и дядей. Им хотелось иметь дочь, но дочь, отвечающую их требованиям. А я не отвечала. И они изо всех сил старались переделать меня.
        Тем же самым занимался и он. Теперь он понял, что именно для этого нанял Ребекку. Он просил ее измениться, чтобы соответствовать его шаблону. Интересно, почему она согласилась? Ведь ей явно неприятно этим заниматься.
        — На этот раз дело обстоит по-другому. Почти. — Она смотрела прямо на него, будто читая его мысли. — Теперь я стала старше. И знаю: работа временная. Я достаточно взрослая, чтобы самой решать, как мне жить, и точно знаю, кто я и чего хочу.
        Так кто такая Ребекка Линден? Прирожденная мать. Невинная, гордая и очаровательная. Более того, в ней есть все, запрещающее ему коснуться ее. С этого момента лучше заняться тем, на чем Логан был сосредоточен долгое время. На собственной карьере. В конце концов, это единственное, что действительно вносит разнообразие в его жизнь. И это то, что когда-то спасло его. Все остальное только отвлекает и... приносит неприятности.


        ГЛАВА ШЕСТАЯ
        Приближалось открытие отеля, и Ребекка нервничала. Ее тревожило, что дела пойдут не так, как планировалось. Она боялась, что не сможет достойно сыграть свою роль. Но сегодня ночью она призналась себе, что большая часть ее волнений связана с человеком, который владел «Рощей».
        — Ребекка, это только мужчина, — уговаривала она себя, прекрасно понимая, что это неправда. Логан был для нее гораздо больше, чем просто мужчина. Он превращал ее сердце в теплый ванильный пудинг. Он создал собственную империю из ничего и в то же время заботился о своем самом незначительном служащем. Он знал каждого по имени. Он щедро обеспечивал благополучие тех, кто готовил ему еду и стелил его постель. Он до ужаса боялся общения с детьми. И в то же время сегодня утром нашел замечательный способ успокоить Джека.
        Да, он всего лишь мужчина. Но не совсем. Логан Брюстер все время подпитывал горючим ее беспокойную энергию. Именно благодаря ему Ребекка превосходно выполняла свою работу, которая стала для нее потребностью. Она знала, что значит для него этот десятый отель. И ей хотелось ради Логана сделать все наилучшим образом. Отель должен стать таким, каким он хотел его видеть. А по ночам Брюстер становился героем ее жарких снов. Воспоминание о его губах, руках, ласкавших ее, вызывало дрожь.
        Все это глупость, невероятная глупость, внушала она себе, понимая, что ее желания невыполнимы. Она не позволит своему сердцу страдать из-за человека, который явно ей не подходит. Не хватало еще уподобиться Джеймсу и мечтать о недостижимом. Неужели она позволит своим эмоциям взять верх и поддаться любви, которая разрушит ее жизнь?
        — Не делай глупости, Линден, — сказала она себе и выбралась из постели. Всунула ноги в красные тапочки и завязала пояс золотого с красными маками кимоно. — Возможно, таких людей, как Логан, один на миллион. Но он не герой твоего романа. Перестань мечтать и вернись на землю. Где тебе и полагается быть.
        Надо заняться делом, позвонить Деб Лерринджер, у которой хранятся отчеты о всех аукционах «Саммерстафф». Не ищет ли кто сотрудников? Деб — ночная птица. Она еще не спит, хотя уже одиннадцатый час. Надо обязательно найти работу на июль и август. Место, на которое она сможет перейти, когда здесь все закончится. Надо заставить себя думать только о будущем, о том, что произойдет, когда она закончит работу в отеле.
        Ребекка позвонила Деб. Та обещала, что проверит списки вакантных мест и сообщит ей.
        Выполнив эту задачу, Ребекка отправилась на поиски целлулоидного героя в маленький кинотеатр, который находился в отеле.
        — Логан прав, — бормотала она по дороге. — Нужно немного расслабиться. Женщинам перед сном необходимы теплое молоко, мягкая подушка и хороший фильм. — Это поможет ей избавиться от мыслей о Брюстере, которые продолжали терзать ее.

        Уже за полночь Логан совершал обход отеля. Он не беспокоился о безопасности, так как охрана была на самом высоком уровне, какой только возможен. Просто надо было убедиться, что все в порядке. Увидеть собственными глазами. Ведь это все-таки его дом. Хотя и временный.
        И еще одна мелочь. Сегодня ночью ему не удалось заснуть. Понятно, почему. Он позволяет Ребекке Линден загонять себя в клетку. Сто раз на дню ему приходится бороться с неодолимым желанием обнять ее, прижать к своей груди. Своей преданностью делу, теплотой и энтузиазмом она только подливала масла в огонь. Она полна решимости с успехом провести Грандиозное открытие. И она же заставляет его среди ночи бродить по собственному отелю в поисках покоя. Леди на самом деле удивительная!
        — Пока ты просто смотришь на нее, Брюстер, все в порядке. Держись подальше от леди. Не подходи близко к ее дверям, не поддавайся очарованию ее улыбки. И конечно, не думай о длинных ногах и соблазнительной фигуре.
        Когда они вернулись с прогулки, Ребекка выглядела задумчивой. Занималась подготовкой тематических аттракционов для гостей и информационных пакетов, а потом тихо исчезла. Джарвис отослал обед ей в номер. И больше она не появлялась.
        Это тревожило Логана. Даже больше чем тревожило. Он терзался, не обидел ли ее своей чрезмерной заботливостью. Потащил на прогулку, хотя она сказала, что ей не хочется идти. Теперь она пряталась от него. А у него появилось желание кого-нибудь избить.
        — Попытайся, Брюстер, начать с себя. Ты парень, который не уважает ее мнение.
        Так же, как ее тетя и дядя. Ему еще повезло, что она не бросила его, о чем он говорил этому мальчишке Джеку. Логан верил, что она не уйдет. В ней слишком много доброты и ответственности, чтобы бросить все, не закончив работы. Но проклятие! Он не может ей запретить думать об этом. И его вина, что она так думает. Он должен извиниться. Прямо сейчас, сию минуту. Подняться по лестнице, заключить ее в объятия и пообещать: она может делать все, что пожелает, и он не будет из-за этого устраивать шум.
        Сейчас он поступил правильно, не ворвался в ее комнату, не повел себя как завоеватель. Он бродил по зданию. Иногда это помогало, но сегодня не помогло. Надо убедиться, что он не обидел ее, не задел ее чувства справедливости. Потребность приласкать и успокоить ее мучила словно нож, воткнутый в спину.
        — Двигайся, приятель, — проворчал Логан, идя по коридорам с глушащими звук полами.
        Нужно держаться от нее подальше. Ради их обоюдного спасения. Он сделает еще один круг по нижнему этажу, может быть, поплавает, попытается устать, а потом...
        Серебристый свет привлек внимание Логана. Дверь в маленький зрительный зал была прикрыта. Но в зале кто-то сидел. И не просто кто-то.
        Ребекка.
        Одна здесь. Тоже не спит. Он заставил ее собственными методами лечить бессонницу.
        Определенно, если сейчас войти в дверь, это будет ошибкой.
        Если бы он был мудрым человеком, то повернулся бы и зашагал в свою комнату.
        Для этого необходимо собрать всю силу воли. Но потребность видеть ее была такой сильной, что он не смог устоять. И к тому же ему надо лишь убедиться, что с ней все в порядке. Логан подошел к двери, осторожно повернул ручку и тихо вошел в зал.
        Она сидела в кресле и плакала. Дрожавшие на ресницах слезы, коробка с бумажными платками у локтя, влажные волосы над мокрыми глазами. Закутанная в огненно-красный халат, она тихо всхлипывала, и слезы бежали по щекам, оставляя узкие блестящие полоски.
        — Ребекка, любимая... — Логан стремительно пересек комнату и, сев рядом с ней, поднял ее и посадил к себе на колени. Потом обнял и крепко прижал к себе. — В чем дело, ангел мой? Кто обидел вас? Я? — Он говорил и покачивал ее. Нежно приглаживал волосы. Пытался утешить и согреть своим телом. — Ребекка, — повторил он, но она молчала, и он чуть откинулся назад, чтобы посмотреть ей в глаза.
        Еще одна слеза долго ползла по щеке, задержалась, дрожа, на подбородке. Он поднял руку, чтобы вытереть ее, но Ребекка схватила его за запястье, смущенно глядя на него большими фиалковыми глазами.
        — Логан, простите, — задыхаясь, проговорила она. Глаза стали еще больше. Она смахнула влагу со щек.
        — Ах, Ребекка, вам ли просить прощения? Это я, идиот, заставил вас прятаться. Меня надо посадить в тюрьму за то, что я весь день таскал вас по городу, заставил вас испытывать неловкость, что вовсе не входило в мои намерения. Знайте, я не хотел этого.
        Она закрыла глаза, подалась вперед и спрятала лицо у него на груди.
        — Вы такой хороший человек, Логан, — приглушенно выдохнула она.
        — Черта с два хороший. Я командовал вами целый день, но только потому, что беспокоился о вас, Ребекка. Правда. — Он еще чуть откинулся назад, чтобы лучше видеть ее лицо.
        Она покраснела и схватила его за рубашку.
        — Вы не понимаете. Мне... мне так неловко.
        — Потому что вы плакали при мне, любимая? Не надо. Я ничего не видел. Только скажите мне, в чем проблема? Во мне? Или в Грэди Барроне? Или кто-то еще обидел вас? Что-то сказал? Только скажите мне, мой ангел. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы исправить положение.
        Она закрыла глаза и вздохнула опять. Ему до боли хотелось крепче прижать ее к себе. Но он не стал этого делать. Не мог. Не сейчас, когда он больше всего хотел поступать правильно.
        Ребекка открыла глаза и, прикусив губу, снова провела рукой по мокрому лицу и посмотрела в глаза Логану.
        — Трудно сказать, — Голос тихий-тихий. Ему пришлось придвинуться ближе, чтобы услышать ее слова. И губы... Он не собирался сейчас думать о ее губах. Он ни о чем не должен думать, только о том, как помочь ей.
        — Все будет прекрасно. Только скажите мне, — прошептал он и опустил голову, чтобы поцеловать ее мокрые пальцы.
        — Вы так говорите, Логан, потому что думаете, будто у меня есть какое-то настоящее горе. Но это всего лишь кино.
        Он застыл.
        — Простите?
        Она приподняла изящное плечо и посмотрела на него из-под опущенных век.
        — Простите. Мне очень жаль. Я не хотела смущать вас. Но я плакала потому... что фильм такой печальный.
        Логан крепко прижал ее к себе и спрятал свое лицо в ее волосах, чтобы она не могла видеть его улыбку.
        — Логан, вы не обиделись? Нет? Конечно, я могла бы сказать, в чем причина, до того, как вы...
        — ...взбесился до крайности? — спросил он и наконец засмеялся.
        — Вы не сердитесь, что я слезами промочила вашу рубашку?
        Он взял ее за подбородок.
        — В самом деле было хорошее кино? — низким голосом спросил он, стараясь не показать своего буйного веселья. Она и так уже смущена.
        Ребекка кивнула.
        — Старое. Черно-белое. Герой в конце умирает. Трагически. Мне такие фильмы очень нравятся, — призналась она.
        Логан смотрел на нее и улыбался, а потом откровенно расхохотался. Она оцепенела.
        — Это и правда был очень печальный фильм, Логан Брюстер, — настаивала она. — Если бы вы его видели...
        — Хотел бы я его видеть. Вы часто смотрите старые печальные картины?
        Со скорбным видом она кивнула.
        — Это моя слабость. Вы понимаете, что я имею в виду?
        — Несомненно. — Он точно знал, что она имеет в виду. К несчастью, похоже, что Ребекка тоже становится его слабостью. Но в данный момент его это не беспокоило. Напротив, теперь он испытывал огромное облегчение. Она плакала всего лишь из-за старого фильма.
        Он снова хохотнул.
        — Это вовсе не было забавно. — Она скрестила руки, стараясь выглядеть сердитой.
        — Вам не кажется смешным, что я ворвался сюда с намерением залечить ваши раны, организовать психотерапию и куриный бульон, а вы всего лишь смотрели кино?
        Ребекка вскинула брови. Улыбка, которой ему так не хватало, снова появилась у нее на губах.
        — Вы выглядели очень... выразительно, Логан, — утешила она его. — Если бы я попала в беду, вы были бы именно тем лекарством, что доктор прописал.
        — Вместо этого я просто помешал вам досмотреть кино.
        — Нет, фильм уже кончился. Я просто приходила в себя.
        — А сейчас... кажется, все в порядке, — вдруг охрипшим голосом прошептал он. Как она прекрасна! Потрясающая и трогательная. Логан невероятно остро ощутил мягкость ее груди под тонким красным шелком.
        — Да. — Ее дыхание, теплое и мятное, овеяло его лицо.
        Зал вдруг показался меньше, чем был на самом деле. А воздух загустел.
        — Ребекка?
        — Да?
        — Простите. Но сейчас я собираюсь вас поцеловать. Если вы хотите бежать, бегите быстрее.
        Ей бы и правда надо бежать. Но она уже столько дней мечтала о том, чтобы он снова ласкал ее. Хоть немного утолить это желание... Ребекка запустила пальцы ему в волосы и нагнула голову так, чтобы их губы легче встретились. И растворилась в его поцелуе.
        Ясно, что она ведет безумную игру. Таким способом не выиграть бег на длинной дистанции. Но ощутить, как сминаются губы Логана, прижатые к ее губам, как напрягаются руки, обхватившие ее, — это просто необходимое перемирие в постоянной борьбе с собственной волей. Только на один момент она перестанет перетягивать канат, пусть все идет как идет, а она будет наслаждаться.
        Ребекка мечтала о его ласках. Если она хочет выбросить его из своего сердца, может, сейчас дать волю чувствам? Позволить этим искусным губам проложить пути по ее телу. Она откинула голову назад, пока он исследовал губами кожу на шее, с томительной медлительностью продвигался по горлу, опускался все ниже. Раздвинул тонкую ткань халата. Поцелуи бабочками взлетали по холмикам ее грудей, все более усиливая жгучее желание. Конечно, после этого она вылечится от неудержимого стремления быть рядом с ним. Избавится от желания чувствовать его пальцы на своем теле.
        — Позволь мне потрогать тебя, — прошептала она. — Пожалуйста. — Наклонившись вперед, она ухватилась за пуговицу на его рубашке. Расстегнула ее и прижалась губами к жаркой коже на груди. Пальцы раздвинули ткань рубашки, перебирая мягкие волосы на груди.
        — Ребекка, — простонал он, отодвигая ее назад для следующего поцелуя. — Я хочу тебя так, как годами не хотел никого. Любимая, ты убиваешь меня.
        Он целовал ее снова. Покусывая, облизывая, поглощая ее губы. Он был жаркий, требовательный и абсолютно владел ситуацией. Ребекка чувствовала себя так, будто ее уже нет: она растворилась в нем, и потеря себя ее совсем не трогала. Это ее-то, которая так боролась за сохранение своего «я»!
        Он чуть переместился. По скользящей ткани халата Ребекка передвинулась на его коленях и ощутила под собой его жаркую твердь. Посмотрев ему в глаза, она увидела пылающий в них золотой огонь. И еще потребность, желание и боль. То же самое, что он увидел в ее глазах.
        С секунду она колебалась. Но перетягивание каната усилилось. Ей мучительно хотелось прижаться к нему и полностью отдаться его власти. Вероятно, это был бы непоправимый шаг. Ребекка не представляла, кем или чем она станет, побывав в объятиях Логана. Но не сомневалась, что, как только погаснут последние искры экстаза, она испытает то, что ей вовсе не хотелось бы испытать.
        И все же... Она закусила губу и посмотрела в его глубокие, потемневшие глаза. Потом крепче прижалась к нему и вдохнула аромат мужчины. Пальцы хотели продолжить исследование. И тут он обхватил ее руки одной своей, со стоном приподнял ее и, отодвинувшись в сторону, быстро запахнул ей кимоно.
        — Логан...
        — Моя вина, любимая. Обещаю, что больше не прикоснусь к тебе.
        — Я могла бы и сама остановить тебя.
        — Только очень твердым «нет». Но мы знаем, что ты еще во власти этого фильма.
        Ребекка открыла рот, чтобы возразить. Мол, она знала, что делала, и принимает свою долю вины. Он наклонился к ней, и взгляд его просил не говорить больше ничего.
        — Ребекка, я не прошу прощения за то, что поцеловал тебя. Мне очень этого хотелось. Но, вероятно, гораздо лучше, слегка дав себе волю, оставить все как есть и уйти. Нельзя позволить мечтам разрастаться до тех пор, пока полностью не потеряешь контроль над собой. И потом, мы оба знаем, что продолжение было бы ошибкой. Ты не из тех женщин, которые бродят по темному лесу, встречаются с волками, а затем легко забывают о таких встречах. А я не тот волк, который ест невинных младенцев.
        Она долго моргала, потом вздернула подбородок и скрестила на груди руки.
        — Я была замужем, Логан. Вряд ли меня можно считать невинной.
        От его обезоруживающей улыбки у нее замерло сердце. Он нежно откинул с лица волосы, упавшие ей на щеку.
        — Ты интеллигентная, прекрасно воспитанная женщина. Я доверяю тебе, Ребекка, одно из моих сокровищ. — Он сделал жест рукой, будто обводя здание. — Но в чувствах ты должна доверять мне. Брак не имеет ничего общего с потерей невинности. Невинность — это состояние разума, любовь моя. Ты останешься невинной, даже когда будешь красивой пожилой дамой и по-прежнему будешь сводить с ума волков. А волки никогда не перестанут охотиться за тобой.
        — Так ты все-таки волк? — Ребекка улыбнулась, уловив досаду в его голосе. Несмотря на желание, которое еще мучило ее, она не сомневалась, что должна быть благодарной Логану. У него оказалось больше здравого смысла. А она на момент забыла, какими опасными бывают эмоции.
        — Я волк, который изо всех сил старается хорошо себя вести, — подтвердил он и встал. — Поэтому, по-моему, мне лучше уйти. — Он направился к выходу.
        — Логан?!
        Он оглянулся и поднял бровь.
        — Спасибо, — проговорила она, — за то, что позволил мне сегодня получить передышку. И за поцелуи. И за то, что остановился. Хотя ни ты, ни я этого не хотели.
        — Ребекка, — простонал он, — тебе не следует говорить волку подобные вещи. Поверь мне.
        — Я верю, Логан, — кивнула она. — И по-моему, ты прав. Мне надо иногда пользоваться временем, отведенным на отдых. Если бы мы меньше избегали друг друга, наши отношения, наверно, не были бы такими эмоциональными. Поэтому время от времени я буду брать...
        Он уставился на нее яростным взглядом, выжидая, чем она закончит.
        — И?..
        — Завтра мы воспользуемся второй половиной дня. После работы устроим соревнования в бассейне. — Она лукаво улыбнулась.
        Ее волк выглядел... оробевшим.
        — Ты доверяешь мне?
        — Полностью.
        Логан глубоко вздохнул.
        — Я постараюсь оправдать твое доверие, Красная Шапочка.
        — Красная Шапочка?
        — Ну да, невинная Красная Шапочка, — прорычал он. — Не ходи, любимая, сегодня ночью снова гулять в лес.
        Он ушел. Ребекка посмотрела на экран. Потом на пульт управления. Она планировала посмотреть еще один фильм. Но его герой весьма побледнел по сравнению с ее волком из настоящей жизни.
        Интересно, что он видел и делал в жизни, если ему удалось убедить себя, будто он такой плохой, такой опасный?
        — Он опасный, Линден, — прошептала она. — Но кто из женщин с радостью не последовал бы за ним в лес? Даже если бы это грозило разбитым сердцем. Даже если бы потребовалось забыть все мудрые уроки жизни. Женщина готова превратиться в сухой крендель, лишь бы угодить желаниям этого мужчины. А когда он уйдет, она окажется в аду.
        Есть о чем подумать. Есть над чем долго и напряженно размышлять, решила она, выключая свет и поднимаясь наверх в свою комнату.
        Логан сделал ей подарок — легкий выход из положения. Она была бы дурой, если бы не воспользовалась им.
        А Ребекка не была дурой.


        ГЛАВА СЕДЬМАЯ
        Близился решающий момент. До торжественного открытия оставалось пять дней. Но Логан не взялся бы утверждать, что именно это событие занимает первое место в его голове. День открытия отеля — это и день, когда он и Ребекка разойдутся в разные стороны. И он снова начнет думать и поступать как нормальный и разумный человек.
        Черт возьми, нет причины так нервничать. Хотя этот отель особенный и для него как собственный ребенок. Самый важный из всех, какие он открывал после первого. Но ведь он на этом деле собаку съел. И у него уже достаточно денег. Один провал будет выглядеть всего лишь как досадная царапина на его гордости. Опыт у него есть... кстати, и в отношениях с женщинами. Гм... его состоянию не существует абсолютно никакого разумного объяснения. Почему, приближаясь к бассейну, он испытывает такое напряжение?
        — Мозги расплавились. Мысли бегут без остановки. Попал в плен... Нет взаимности, — бормотал Логан, открывая дверь.
        Подняв голову, он увидел Ребекку. Она сидела на краю бассейна и махала ему рукой. Ничего потрясающего. Простой черный купальник, не слишком открытый. Шелковистые каштановые волосы прикрывают уши и в то же время не спускаются вниз, привлекая внимание к груди. И никакого призывного выражения в глазах. Почему же так получилось, что он готов идти на край света, лишь бы заключить ее в объятия? И почему от ее солнечной улыбки все сжалось у него внутри и боль в груди стала такой дикой?
        Чистое безумие, Брюстер, подумал он.
        — Вы опаздываете, Брюстер. — С дерзкой улыбкой она показала на свои часы. Потом подняла вверх голову, чтобы закрутить густые каштановые волосы в жгут и заколоть их. — Мне пришлось самой заказывать оружие. — Она наморщила нос, побуждая его возразить ей.
        Он усмехнулся и поднял обе руки в знак протеста.
        — Я пришел вовремя, леди. Ты всегда ставишь свои чертовы часы вперед. Поэтому всегда приходишь на три минуты раньше, чем надо. Когда я последний раз был в гимнастическом зале, Пит открыл мне твои маленькие секреты. И что конкретно ты имеешь в виду под оружием?
        Он еще не договорил, а она стремительно встала со своего насеста и, покачивая маленькой попкой, направилась к ящику с инвентарем. Потом начала рыться в спортивных снарядах.
        — Палки для ныряния, — победоносно объявила она, подходя к нему с яркими флюоресцирующими пластмассовыми жезлами. — И если ты будешь, Логан, хорошо себя вести, то позже, может быть, мы даже немного поиграем в кикборд.
        Интересно, что значит «хорошо себя вести» и по отношению к кому хорошо? А почему вполне прозаичное слово, вроде кикборда, вдруг прозвучало как обещание настоящего наслаждения? Ребекка может за завтраком превратить овсяную болтанку в эротическое удовольствие, мелькнуло в голове. И самое удивительное — без всяких со своей стороны усилий.
        Ему не удалось продолжить дальнейшее изучение этого феномена, потому что она отвинтила «шапочки» у пластмассовых жезлов, наполнила их водой, снова завинтила и бросила в бассейн.
        — Ты готов? — Она с вызовом вскинула бровь.
        — Есть какие-нибудь правила? — усмехнулся он.
        — Не толкаться, — пожала она плечами, — не хватать за руки и за ноги. Нет справедливости — нет веселья. У кого больше жезлов, тот победил. — Она улыбнулась, убедившись, что он согласен. Потом сосчитала от пяти до одного, и оба прыгнули в воду.
        Леди напоминает гибкую маленькую рыбку, подумал Логан, оттолкнувшись и направляясь в другой конец бассейна. Он перехватил зеленый жезл и теперь нацелился за голубым, который упал на глубине почти три метра.
        Только он приблизился к голубому жезлу, как что-то черное и красное закружилось вокруг него. Пальцы их соприкоснулись, а затем голубой начал отдаляться. Логан понял, что Ребекка позволила жезлу уплыть, лишь бы не прикасаться к нему. Жезл начал тонуть. Леди перехватила его и, брыкнув, поплыла к поверхности. Ее ноги промелькнули возле него. Он поплыл следом, словно жеребец, влекомый запахом кобылы, и вынырнул на поверхность прямо за ней.
        — Я выиграла, — с широкой улыбкой торжественно объявила она.
        — Да, выиграла, — подтвердил он.
        — Ох, перестань. — Она ловко стряхивала воду в его сторону. — Почему ты даже не осуждаешь мой рывок? Жезл был полностью в твоих руках целых полсекунды. Куда делся твой инстинкт убийцы, который сделал тебя процветающим бароном мира отелей? Мне не нравится слишком легко выигрывать.
        С вызовом, всеми ямочками на щеках она улыбалась ему. Он вспомнил день, когда они играли в бильярд.
        — Я выронил жезл, — уточнил он.
        — Не уверена, что ты не сделал этого нарочно. Что за джентльмен сидит в тебе? Дипломатичный владелец отелей, который следит, чтобы клиент всегда был доволен?
        — Ребята, с которыми я обычно играл на улице в покер, — он мотнул головой, чтобы стряхнуть воду, и улыбнулся, — бывало... сомневались, честен ли я в игре. Ты говоришь, джентльмен? Дипломат?
        — Логан, ты позволил мне выиграть.
        На самом деле все было совсем иначе. Его так же, как и ее, поразил взрыв чувственности, пронзивший тело после прикосновения. Но он видел, что леди хотела самоутвердиться. И собирался подыграть ей. Прежде всего он был человеком, который знал, как состязаться, как бороться за победу. И если леди хочет выиграть, стремится к победе, чтобы вытеснить из памяти огорчительное воспоминание о прикосновении, он готов пойти ей навстречу.
        — Ладно, Ребекка, — сказал он с вызовом. — Твоя взяла. Переигровка. — И бросил зеленый жезл, который все еще держал в руке. Жезл описал огромную красивую дугу и ушел на дно в глубокой части бассейна.
        Наградой Логану стал ее смешок. И еще час-другой они ныряли, всплывали на поверхность, и доставали из глубины разноцветные жезлы, и соревновались в скорости, проплывая из одного конца бассейна в другой. В этих забавах проявилось его преимущество. Он выигрывал и бесстыдно хвалился своими успехами.
        — Нечего тебе гордиться последним заплывом, — возмущалась Ребекка, когда они бок о бок покачивались на пенопластовом плотике. — Я отстала от тебя на доли сантиметра.
        — Это было самое жесткое соревнование, в каком я когда-либо участвовал, — признал он.
        Но ее улыбка вдруг исчезла.
        — Наверно, ты участвовал во многих куда более жестких соревнованиях. Какой была твоя жизнь в детстве? — спросила она. Голос лишь чуть громче, чем всплески капель, стекавших с их ног, когда они лениво шлепали по воде.
        Ладно, теперь осторожней, Брюстер. Ты видел, как воспринимает леди детей, которым не очень повезло. Ты знаешь, что у нее в жизни и без того достаточно стрессов. Нет нужды открывать перед ней темный ящик обид, которые уже исчезли в далеком прошлом.
        Он небрежно пожал плечом и поплыл к боковому бортику бассейна.
        — Детство как детство, Ребекка. И оно не очень отличалось от того, какое прожили другие мальчишки.
        Поплыв за ним, она тоже вышла из воды и села на бортик.
        — Ты говорил, что вырос на улице. Я знаю, что совсем немногие дети прошли через это.
        — Нет, многие. От этого они стали только сильнее.
        — Надо иметь силу, чтобы стать сильнее.
        — Ребекка... — остерегающе прохрипел он.
        — Твои родители...
        Ладно, ей нужны детали. Он даст ей краткую версию.
        — Отца не знаю. Понятия не имею, кто он. Знаю только, что мать любила его, а он не испытывал к ней ничего. У меня была мать. Мы жили прекрасно. — Конец истории.
        Он полагал, что рассказал достаточно. Но большие фиалковые глаза ласково и озабоченно смотрели на него.
        — Это все? «У меня была мать»? Она... ушла?
        — Несколько лет назад. Она умерла вскоре после того, как я открыл второй отель.
        Ребекка чуть кивнула.
        — Мама, должно быть, гордилась тобой.
        Она ненавидела его. Но Ребекке так хотелось думать, что родители заботились о нем! А он хотел видеть Ребекку счастливой. Поэтому отделался улыбкой.
        — А тебя окружали симпатичные люди? Ты упоминала, что тетя и дядя были не очень приятные. Но еще ты говорила, что тебя любили и ты вышла замуж. Расскажи мне что-нибудь о твоем любящем муже.
        Он надеялся, что это вернет ей улыбку. Теплые, счастливые воспоминания о мужчине, который думал, что она ось, вокруг которой вертится мир. Он тоже будет счастлив узнать, что кто-то помог ей забыть о взрослых, которым следовало лучше заботиться о ней.
        — Джеймс был удивительный человек. — Она покачала головой. — Он женился на мне, зная, что я не любила его так сильно, как он любил меня. По-моему, он надеялся, что от его великой любви мое чувство тоже будет расти. Я испытывала к нему благодарность и восхищалась им. — Она смотрела прямо в глаза Логану, будто считала необходимым, чтобы он знал правду. Она не была холодна к мужчине, который отдал ей свое сердце. — По-моему... нет, но я точно знаю, что обижала его.
        — Ты не можешь обидеть и комара.
        — Может быть, не нарочно, но... случайно? Да. Джеймс знал о моих отношениях с тетей и дядей. Он думал обо мне как о принцессе, которую он спас из заточения в башне. Джеймс был благородный человек. На десять лет старше меня, он всю жизнь ждал свою единственную женщину, принцессу. Он не думал, что эта женщина любит играть в карты, побеждать в соревнованиях, громко петь и бренчать на пианино. Правда, он не сердился на меня, но в сердце безумно любил женщину своей фантазии. И хотел, чтобы я соответствовала ей. Джеймс был очень несчастным человеком. По-моему, он надеялся, что я изменюсь и научусь любить его так, как ему бы этого хотелось.
        Логан чувствовал, как в нем медленно закипает гнев.
        — Ребекка, не думай, будто это твоя вина. Ты не можешь отвечать за то, что его мечты не могли исполниться. Это не твоя вина.
        — Может быть, и не моя. — Она посмотрела прямо ему в глаза. — Но если бы я была внимательней к нему, то увидела бы, что мы не подходим друг другу, и не вышла бы за него замуж... А может быть, все равно вышла бы. В то время меня и вправду надо было спасать.
        Она глубоко вздохнула и спряталась за слишком веселой улыбкой.
        — Впрочем, это было давным-давно. Сейчас я независима. И не нуждаюсь в спасении. Нет смысла оживлять прошлые ошибки. Я довольна своей жизнью и вполне счастлива. И не хочу быть похожей на Джеймса. Мне не нужна такая всепоглощающая любовь.
        Хотя она улыбалась, в голосе звучала печаль. Логан понял, что леди, хотя и не заслуживает этого, живет с чувством вины. И ему захотелось прогнать ее печаль.
        — Красная Шапочка, — ласково проговорил он и провел пальцем по ее щеке, — пока мы играли и болтали, стрелки часов пробежали круг. И не один раз. Так что, по-моему, надо торопиться. Тот, кто последним приплывет к той стороне, будет объяснять Джарвису, почему мы опоздали на обед. — Он показал на часы.
        Ребекка растерянно моргнула.
        — О господи, кто бы подумал, что уже так поздно. — Она покосилась на Логана и, застав его врасплох, оттолкнулась от бортика и быстро поплыла к другой стороне бассейна. — Я победила! — закричала она, выходя из воды.
        Он смотрел на ее улыбку, согласно кивал и думал: «Нет, леди, в этот раз определенно победил я».
        — Брось, — нахмурилась она. — Опять ты подыграл. Позволил мне обмануть. Ты прекрасно знал, что я нечестно играю. Ладно, пошли к Джарвису отдадимся на его милость. Надеюсь, в наказание он не накормит нас опилками.
        — И разрушит свою репутацию?
        — Ты прав. — Она кивнула. — Не рискнет. Так о чем ты думаешь? О тройной порции шоколадного кекса на десерт?
        — С вишнями, — одобрил он ее выбор. — Серьезное испытание. Но если немного повезет, мы выживем.
        Ее нежный смех разогнал облака, витавшие вокруг них. Логан чувствовал себя выжившим. За обедом при свете свечей он смотрел на нее и думал, какое сокровище он имел счастье найти на аукционе. Он знал истинную цену этой леди, о которой, очевидно, ее мечтатель муж не догадывался. Логан в какой-то мере понимал, что мог чувствовать Джеймс. Потому что любить эту леди — все равно что пытаться любить солнечный луч. Удивительно и невозможно. Ей не нужна даже малейшая опасность любви. И конечно, ему тоже не нужна, напомнил себе Логан. Он определенно не собирался влюбляться в Ребекку Линден.

        Интересно, неужели все дни Грандиозного открытия будут такими напряженными? Неужели у Логана такое же состояние, как у нее? Сердце подпрыгивает к самому горлу, и становится почти невозможно дышать.
        После дня, проведенного в бассейне, они часто работали вместе как команда, но сохраняли дистанцию. Теперь она знала, какой смертельно опасной может быть близость с этим мужчиной. Он улещивал ее, и она открывала свои секреты. Она, которая никогда ни перед кем не вытаскивала из своего прошлого сокровенные подробности. Он добивался своего, даже не стараясь и не оказывая давления. Просто спрашивал, и она отвечала. Какая пугающая мысль: ведь она пойдет на все, стоит ему только попросить.
        Больше того, он не дурачил ее, когда не ответил на вопрос, гордилась ли им мать. Ребекка готова была держать пари, что в детстве он пережил много несправедливостей и мать не заботилась о нем. По своей работе Ребекка встречала грубых подростков. Им приходилось быть грубыми, это была их самозащита. Она готова поставить на кон свое секретарское кресло, что и Логан в юности был такой. А сейчас она все время думала о нем, беспокоилась о нем, хотела быть ближе к нему. Переживала за него как за маленького мальчика. Он тоже, наверное, был грубым в детстве. И гордилась им как мужчиной, каким он стал теперь. Она понимала, что эти чувства опасны для нее, как острый кинжал. Ей было непросто еще тогда, когда она только знала, что Логан добрый, заботливый, чертовски привлекательный мужчина. Сейчас он значил для нее гораздо больше. Работа, которую она старалась выполнить хорошо, вдруг превратилась в миссию. Она хотела сделать ее специально для Логана. Ведь это его десятый отель, к которому, естественно, он относится с некоторой долей сентиментальности. В подобном случае даже мелочи очень важны.
        С первыми лучами солнца она была готова. Ненадолго встретилась с Эмили и Кэролайн. Помогла Эмили, которая разбиралась в моде, выбрать костюм для выхода в свет с Саймоном. Это не заняло много времени. И потом все усилия Ребекки сосредоточились на отеле. Когда двери «Рощи» первый раз открылись для публики, она стояла рядом с Логаном. Ребекка твердо решила, что сделает все, что от нее зависит, чтобы Грандиозное открытие стало таким, каким бы хотел его видеть Логан.
        — Ты готов? — прошептала она.
        Он уставился на нее своими золотыми глазами.
        — Ш-ш-ш, любовь моя. — Он взял ее за руку. — Ты великолепно выглядишь. Потому что ты красива и душой, и телом, это всегда заметно. Все будет хорошо.
        Его уверенный взгляд и нежное прикосновение успокоили Ребекку. Ведь она хотела быть помощницей Логану, и ему не следует беспокоиться за нее.
        Ребекка сделала шаг вперед, чтобы приветствовать пожилую женщину в цветном шелке, украшенную жемчугом. Ее чемоданы как раз вносили в холл.
        — Вы, должно быть, миссис Уинслоу. Добро пожаловать в «Рощу». Я Ребекка Линден, и я здесь для того, чтобы ваше пребывание в «Роще» было таким, каким вы бы хотели. Мы рады видеть вас здесь.
        — Очаровательный отель, не правда ли? — Женщина улыбнулась Ребекке и залюбовалась искрящимся в солнечном свете стеклом, цветами, фонтанами и голубым, словно небо, интерьером.
        Ребекка улыбнулась женщине.
        — Вероятно, я пристрастна, но это самый красивый отель, в каком я бывала. И я уверена, что вы найдете его также и самым комфортабельным. Мы постараемся сделать ваше пребывание здесь приятным. Сообщайте нашим служащим, если вам что-то понадобится. Наверно, вам нравится вязать или читать, чтобы расслабиться. В номере вы найдете набор различной пряжи и других необходимых для вязания вещей, богатый выбор романов и, конечно, ваш любимый лимонный чай. Но если понадобится что-нибудь еще, я постараюсь выполнить ваше желание.
        Миссис Уинслоу посмотрела на Логана и усмехнулась.
        — В прошлый раз, Логан, вы не дали мне лимонный чай.
        — Вы никогда не упоминали, что он вам нравится, — засмеялся Логан. — Но ведь вы знаете, Сесиль, стоит вам щелкнуть пальцами — и чай будет здесь. Ребекке немалого труда стоило разузнать эту маленькую подробность. Уверен, вы найдете, что она сокровище. Мы сделаем ваше пребывание здесь незабываемым.
        — Разве он не милашка? — Сесиль Уинслоу усмехнулась.
        Ребекка почувствовала, как сердце подпрыгнуло к горлу, но ухитрилась мило улыбнуться.
        — У меня такое впечатление, что некоторые дамы предпочли бы его лимонному чаю.
        — Вы правы, — женщина повернулась к Логану и засмеялась, — она сокровище.
        После этого миссис Уинслоу попросила проводить ее в номер.
        — Она очень мила, правда? — Ребекка немного расслабилась.
        — Они всего лишь люди, Ребекка. — Логан успокаивающе похлопал ее по руке. — И теперь, когда они не только имена в базе данных, ты можешь в этом убедиться. Они всего лишь люди, но большинство из них довольно приятные.
        Это правда. Встречая Тони Ривера, Ребекка не уделила внимания его солнечным очкам от известного дизайнера, которые, наверно, стоили больше, чем ее машина. Зато спросила о его успехах в гольфе. Заверила, что вся информация о местных соревнованиях и лист с рейтингами лежат в его номере. У Агнес Фаррелл она спросила о внуках, села рядом и поахала над фотографиями маленьких крепышей, которые проводили с родителями каникулы в Санта-Киттс. А Мелани Стайверс пообещала вместе посмотреть старые фильмы, чтобы леди не было скучно сидеть в зале одной.
        И все это время Логан появлялся то тут, то там, болтал с гостями, обновлял старые знакомства, начинал разговор с новыми клиентами. Легко. Непринужденно.
        Переходя от одной группы гостей к другой, он часто появлялся возле Ребекки. Представлял ее, облегчал положение, хотя трудных гостей было мало. Но и с ними она успешно справлялась.
        Только один раз она увидела, как Логан потерял свою знаменитую улыбку. Молодая семья из четырех человек появилась в холле. Муж что-то резко говорил жене, которая, по-видимому, была во взвинченном состоянии. Когда женщина визгливо начала кричать на мальчика лет девяти за то, что он вертится, Ребекка почувствовала, как напрягся Логан. Он сделал было шаг вперед, потом резко остановился.
        Ребекка подошла, улыбаясь, к мальчику и протянула руку женщине, которая, замолкнув, выглядела немного растерянной.
        — Привет. Добро пожаловать. Я Ребекка Линден. Мы хотели бы, чтобы все родители знали о том, что у нас есть специальная семейная служба. Понимая, какая суматоха возникает при прибытии, мы устроили специальное помещение, предназначенное для развлечения детей. Оно оборудовано под наблюдением и контролем квалифицированных учителей. Родители по пейджеру могут в любой момент позвать детей. Не хотите ли, чтобы ваш сын познакомился с помещением, где много разных игрушек? А вы пока устроитесь и немного расслабитесь.
        У родителей в глазах мелькнуло виноватое выражение.
        — Боюсь, у нас была слишком длинная дорога, — вздохнула женщина. — Да, неплохо бы дать передышку нервам. Спасибо. Ивен, хочешь немного поиграть?
        — Конечно, мама, — кивнул мальчик. — Прости, что я щипал Нину. — Он посмотрел на свою маленькую сестру.
        — Лично мне после долгой дороги всегда нужен долгий сон и время, чтобы расслабиться, — улыбнулась Ребекка молодой семье. — Давайте посмотрим, что можно сделать, чтобы покомфортабельнее устроить вас. — Она дала родителям номер, где была и комната для игр. А потом вернулась к Логану. — Логан, я... С ними все устроено, — сказала она.
        — Конечно. Спасибо. Иметь дело с напряженной семейной ситуацией — не мой конек.
        Ребекка подумала, через что же в жизни он прошел. Ведь она наблюдала, как он справлялся и с гораздо более трудными ситуациями. Женщина с пятью тявкающими собаками. Мужчина, у которого в дверях взорвался чемодан. Семья, четыре раза менявшая номер.
        До полудня он продолжал с легкостью и терпением встречать и размещать гостей. Наконец наступило временное затишье, и Логан подошел к ней.
        — Прости, что мне пришлось оставить тебя под действием чар Билла Эрринса, — извинился он, когда пик суеты схлынул. — Он временами бывает весьма занудливым.
        — Все прошло нормально, — пожала она плечами. — Мысленно я сжала его до размера восьмилетнего мальчика, а дальше уже просто. Ему нужен человек, который бы говорил с ним твердо.
        — И что же ты ему сказала? — невольно улыбнулся Логан.
        — Ничего особенного. — Она крутила верхнюю пуговицу своего синего платья. — Мол, нет сомнения, что он устал. И я уверена, он будет гораздо лучше себя чувствовать после приятной ванны и долгого сна. Потом отправила его в номер. Со взрослыми иногда надо обращаться как с детьми.
        Он усмехнулся, а она еще энергичнее продолжала крутить пуговицу.
        — Думаешь, это было слишком очевидно?
        — Думаю, все выглядело безупречно. Не делай этого, любовь моя, — прошептал он, наклоняясь вперед и беря ее руки в свои. — Не крути больше пуговицу. Она оторвется, и начнется ад. Ведь владелец «Рощи» не может бросаться на помощницу. А если пуговица оторвется, он не удержится и станет целовать ее в шею прямо здесь, в центре вестибюля.
        Ребекка моментально убрала пальцы от пуговицы и заглянула в потемневшие глаза. На секунду ей захотелось прижаться к нему прямо здесь, где каждый мог ее видеть. И чтобы он целовал и ласкал ее. Но он прав. Они же на мониторе телекамер. И оба решили держать дистанцию.
        — Я буду осторожна, Логан, — пообещала она. Он чуть отступил от нее и улыбнулся фирменной улыбкой «Рощи».
        — Сегодня, Ребекка, ты была безупречна. Спасибо. Все было превосходно.
        Она пошла исправить несколько мелких деталей, которые привлекли ее внимание, и поняла, что не все в порядке с ней самой. Она помогала Логану. Это хорошо. Он переживал успех. Это хорошо. Но ей все больше и больше хотелось, чтобы он ласкал ее, улыбался ей, делился с ней самыми сокровенными своими секретами. У нее появилось чувство, будто весь ее мир крутится вокруг Логана Брюстера. А так быть не должно. Она не должна быть похожа на женщин, которых он обычно выбирает для своих удовольствий. И она обещала себе никогда больше не пытаться переделывать себя. А еще важнее то, что ей не хотелось быть похожей на Джеймса. Желать недостижимого. Любить, зная, что ответной любви не будет. А все получится именно так, если она позволит себе влюбиться в Логана. Он может хотеть ее. Пока. Он может наслаждаться ее компанией. Даже восхищаться ею, как она восхищалась своим мужем. Но Логан Брюстер ясно сказал ей, что ему не нужна любовь, не нужна семья. Всякий раз, когда Логан видит ребенка, он напрягается. И совершенно ясно, что он не согласится иметь своих детей. Она будет круглой дурой, если влюбится в него.
        Новая работа позволит разуму освободиться от этого мужчины и от собственных проблем. Так бывало всегда.


        ГЛАВА ВОСЬМАЯ
        — Хорошо, солнышко, мы увезем тебя отсюда. — Низкие, густые звуки его голоса так глубоко проникали в Ребекку, что она ощущала их и несколько дней спустя. Она просто упивалась его голосом. Ей нравилась дрожь, пронизывающая ее, когда он говорил. Хотя она знала, что дорого заплатит за это удовольствие. Когда-нибудь она будет мечтать о его голосе.
        Хотя сейчас этот мужчина просто молол чепуху.
        — Логан, я никуда не могу ехать. Здесь очень много дел. — Она взяла стопку бумаг, на которых лежал лист с написанными ее рукой словами: «Дела, Которые Должны Были Быть Сделаны Вчера».
        Он забрал у нее бумаги и бросил ближайшему рассыльному.
        — Джо, не потеряй это, хорошо? Леди может рассвирепеть, если я отниму у нее работу.
        — Я буду хранить их как зеницу ока, — пообещал Джо.
        Логан благодарно улыбнулся ему.
        — А теперь, — он повернулся к Ребекке, — давай поговорим о делах. Предполагалось, что время от времени ты будешь брать отгулы. Разве мы уже не обсуждали этот вопрос?
        — Это было до того, как приехали гости.
        — Да, и если они думают, что мы собираемся едва ли не кормить их с ложечки, они превратятся в слишком назойливых клиентов. Расслабься, любовь моя. Ты так же хорошо, как и я, знаешь, что у нас есть дневной и вечерний персонал. Утро только наступило. Служащие пришли свежие и готовые помогать любому гостю, который нуждается в помощи. Главные мероприятия запланированы на вечер, сейчас люди могут пойти полюбоваться видами. Ведь ты собрала всю информацию, необходимую для знакомства с достопримечательностями района. И в «Роще» полно служащих, которые ждут вопросов, чтобы ответить на них. А тебе нужен отдых.
        Она открыла рот, чтобы протестовать. Хорошо, что он уже знал ее.
        — Если ты сейчас не отдохнешь, то к вечеру не будешь свежей, — усмехнулся Логан. — А ведь вечером тебе предстоит возиться с исполнителями. Помнишь?
        Она выглядела лишь чуточку неуверенной.
        — И я слышал, что в городе проходит ярмарка искусств. Твои подруги, Эмили и Кэролайн, будут там.
        — Откуда ты знаешь? — Ох-ох, очень подозрительно.
        — У меня есть шпионы. — Он вскинул бровь. Она тоже вскинула бровь.
        — Не сомневаюсь, что и искусству шпионажа ты научился на улице.
        — Абсолютно верно, — согласился он. — Очень полезное искусство.
        Она сделала шаг к нему и покосилась на Джо, который все еще держал ее бумаги.
        — А был ли, Логан, у тебя в детстве хоть один светлый момент?
        Логан мысленно поискал в памяти светлые моменты. Не много. Он взял ее руку и ласково повел к двери. Хорошо, что леди сейчас в брюках. Для того, что он задумал, платье не подходило. А если дать ей время вернуться к себе в номер, она найдет тысячу дел, которые, по ее мнению, требуют внимания.
        — У меня был друг, звали его Дитс, он умел показывать фокусы. Мы таким образом собирали немного денег. Он и меня научил кое-чему.
        — Ты умеешь показывать фокусы?
        — Кое-какие умею, — пожал он плечами.
        Она вытаращила на него глаза. Логан провел ее к боковой двери в павильон.
        — Покажешь мне? — в ее глазах загорелся интерес. Этот взгляд доводил его до безумия. Толкал на тропу соблазна. А ему надо думать о другом. Как вывезти Ребекку на солнце, где можно отдохнуть.
        — Покажу, — пообещал он. — Как-нибудь. Но сейчас ярмарка искусств.
        Логан посмотрел на Энди, который отвечал за павильон, и показал два пальца, кивнув на Ребекку. Улыбающийся парень в ответ показал большой палец, поднятый вверх.
        Моментально губы Ребекки сложились в недовольную гримасу.
        — Что мы... — Она огляделась, будто до сих пор не замечала, что он тащит ее за собой. — Вы очень ловкий, мистер Брюстер. Я тебе уже это говорила? Ты прекрасно видел, с каким вниманием я слушаю твой рассказ. Я даже не заметила, куда мы идем. Держу пари, из тебя получился бы отличный карманник. — Ее ворчливый тон подсказал ему, что сейчас не самое лучшее время сообщить ей, что когда-то он был и карманником и достиг в этом немалого искусства. — Ты старался отвлечь меня. Держу пари, что ты не умеешь показывать фокусы, — с улыбкой закончила она, садясь на велосипед, который подкатил Энди.
        — Подожди. Как-нибудь, дорогая, я покажу тебе, — прошептал ей в ухо Логан, тоже садясь на велосипед и направляясь к выезду из отельного комплекса.
        — Не давай пустых обещаний, Логан. Многие дети пытались так поступать, но я напоминала им, что надо держать слово. Это формирует характер. И позволяет добиваться желаемых результатов в воспитании.
        Ну вот, порадовался Логан, теперь она от души улыбается и выглядит довольной.
        — Даю слово, что ты любишь кататься на велосипеде.
        — Я много раз объезжала вокруг города, — кивнула она. — Это позволяет держаться в форме. И кроме того, мне нравится ветер в волосах.
        Будто она говорила прямо в ухо матери-природе. В этот момент поднялся легкий ветерок, растрепал ее волосы и бросил пряди на плечо. Какое искушение для мужчины... Но он сидит на двухколесном пыточном инструменте, вздохнул Логан. Он сильнее нажал на педали, чтобы сравняться с ней. Ему в жизни редко приходилось ездить на велосипеде. Когда был мальчишкой, не было денег, чтобы купить такую игрушку. Когда стал взрослым, не было смысла, когда под рукой «ягуар». Но не стоит говорить ей об этом. Леди нравится нажимать на педали, и он будет нажимать на педали вместе с ней.
        Они ехали по длинной извилистой дороге, ведущей в город. Иногда рядом, иногда гуськом, когда проезжала машина.
        — Значит, ты слышал, что Эмили и Кэролайн будут сегодня в городе. Откуда ты об этом узнал?
        — Очень просто, — усмехнулся он. — Эмили работает у Саймона Кэнтрелла, чья семья большую часть времени проводит в городе. И Кэролайн работает у Гидеона Тремейна, у которого собственное процветающее дело. К тому же он правнук рыцаря, что добавляет ему загадочности. Люди всегда обращают внимание на планы богатых и знаменитых. Я взял на работу многих жителей города, и им нравится поболтать о том, что происходит в центре.
        — И эти люди упоминали моих подруг? Я имею в виду, знают ли они, как живут Кэролайн и Эмили?
        — А ты не знаешь?
        — Я знаю то, что они мне говорят. Мы трое как сестры. И они не рассказывают ничего такого, что могло бы вызвать мое серьезное беспокойство.
        — Думаешь, могут быть причины для беспокойства?
        — Не знаю. — Она крепче обхватила руль велосипеда. — Как ты сказал, мужчины, у которых они работают, сказочно богатые и могущественные. Я слышала, что они оба настоящие очаровашки. — Она посмотрела на Логана, словно хотела убедиться, согласен ли он.
        Логан слегка нахмурился.
        — Ты с ними не встречалась?
        — Лишь мимоходом. Впрочем, я только чуть-чуть... озабочена. Эм, Кэролайн и я, мы всегда держимся вместе, но у каждой есть своя по-настоящему серьезная цель. Эмили хочет открыть школу для молодых одиноких матерей. Кэролайн, когда не преподает в школе, пишет книги. Она сложившийся писатель. И хочет выйти замуж и иметь большую, шумную семью. Но ни один из этих планов не будет выполнен, если они воспылают чувствами к богатым закоренелым холостякам.
        — Получается, что Кэролайн немного похожа на тебя?
        Ребекка свернула в сторону, объезжая лужу.
        — Немного. Кэролайн больше склонна к браку, основанному на партнерстве. Такой брак не предполагает любовь. Только деловые отношения для совместной заботы о детях. Наверно, из нас троих я больше всех придерживаюсь традиций. Мне нужен брак, основанный на любви. Но не такой любви, какая обычно у некоторых людей ассоциируется с браком. Я не хочу много детей. А какие у тебя друзья? Что случилось с твоим другом Дитсом?
        Несколько секунд только шум колес нарушал тишину.
        — Логан!
        Он посмотрел на нее и улыбнулся, показывая, что с ним все в порядке.
        — Боюсь, что он умер. Это было очень давно, Ребекка. Я же был мальчишкой.
        — Какого возраста?
        — Двенадцать. — Логан так вцепился в руль, что побелели костяшки пальцев. Он видел вопрос в ее глазах. Беспокойство будет точить ее, если он промолчит. Он нажал на педали и подъехал ближе к ней. — Отчим постоянно бил Дитса. В том квартале, где я рос, это не было необычным. Но при мне этого не случалось. Дитс... ладно. Мы были одного возраста, но физически он был гораздо слабее меня. А отчим его — такой громадный парень. Однажды мы вернулись позже, чем обычно, и отчим начал избивать его. Я прыгнул на его отчима и ударил изо всех сил. Конечно, тот едва почувствовал мой удар, но этого хватило, чтобы Дитс смог убежать. Но на следующий день я услышал, будто он упал с лестницы. Он умер раньше, чем я успел попрощаться с ним.
        — Ты рассказал полиции о столкновении с отчимом?
        Конечно, было бы приятно закончить историю так, как ей хотелось.
        — И Дитс, и я то и дело попадались на какой-нибудь мелочи. Мы были на учете в полиции. Меня всегда мучил вопрос, что бы случилось, если бы в тот день я позволил отчиму Дитса избивать его. Если бы я не унизил его в глазах пасынка.
        Ребекка остановила велосипед и протянула ему руку, когда он остановил свой.
        — Ты правильно поступил, Логан.
        — Беда в том, — покачал он головой, — что я не первый раз ввязывался в историю из лучших побуждений, а кто-то из-за меня бывал еще хуже избит. Я, Ребекка, был упрямый и злой мальчишка, а иногда и глупый.
        — В двенадцать лет, Логан, никто не бывает мудрым.
        В том квартале, где он жил, мальчишки рано учились мудрости. Это был вопрос выживания. И он наконец научился быть умным и ни к кому не привязываться сердцем, не держать его широко открытым.
        — Ты очень мудрая леди, Ребекка. — Он улыбнулся, чтобы доставить ей удовольствие.
        — Это так, Логан. Не забывай об этом. — Она тоже одарила его улыбкой.
        Они снова пустились в путь, маневрируя по травяному полю, где располагалась ярмарка искусств. Припарковав велосипеды, они направились к выставке работ художников и мастеров-ремесленников. Ребекку привел в восторг эскизный портрет мальчика, который очень походил на ее юного друга Джека. Логан для себя отметил, что надо запомнить, кто этот художник, и найти его.
        Наконец они встретили Эмили и Кэролайн. Женщины обнялись и стали обмениваться новостями. Выяснилось, что Эмили и Саймон заняты подготовкой приема по случаю дня рождения его тети, который состоится через несколько дней. Кэролайн помогала Гидеону развлекать гостей, в том числе и сестру Гидеона. Очаровательная троица. Правда, вели они себя немного натянуто.
        Пока они болтали, Логан отошел, чтобы посмотреть выставку декоративных домиков для птиц. Он прикидывал, как они будут выглядеть на деревьях в «Дубовой роще», когда почувствовал, что кто-то стоит возле него.
        — Простите меня, но Ребекка наша подруга. Эм и я высоко ценим ваш вклад в «Саммерстафф». Мы хотели бы знать, мистер Брюстер, не приходится ли ей слишком много работать? — Он оглянулся и увидел голубоглазую золотоволосую красавицу. — Я Кэролайн О’Доналд. Я видела, как вы подвозили Ребекку к ее квартире, — объяснила она.
        Рядом с ней появилась Эмили.
        — Приятно познакомиться с вами, леди, — улыбнулся он. — Да, я изо всех сил стараюсь убедить Ребекку, что она не должна изматывать себя работой только за то, что я сделал взнос в ваше начинание, — сказал он.
        — А располагает ли она личным временем? Ребекке необходимо иметь личное пространство, — настаивала темноволосая Эмили.
        — Уймитесь! — Ребекка подошла к ним и вступила в разговор: — Я взрослая. Логан, скажи им, что я взрослая.
        — Ребекка взрослая, — улыбнулся он обеим женщинам. — Хотя ей нравится устраивать гонки в бассейне и она любит ездить на велосипеде. А я предоставил в ее распоряжение одну из прекрасных машин.
        Эмили и Кэролайн не обратили внимания на протесты Ребекки.
        — Расслабься, любовь моя. Это же твои подруги. Ведь ты так же беспокоишься о них, как они о тебе. Они всего лишь хотят убедиться, что с тобой все в порядке.
        — А как насчет личного пространства, мистер Брюстер? — повторила свой вопрос Эмили.
        — Эмили, Логан предоставил мне номер в отеле. По-моему, я уже говорила об этом. Я знаю, дорогая, что ты заботишься обо мне.
        Эмили и Кэролайн внимательно оглядывали Ребекку и Логана. Казалось, они не были удовлетворены результатом своих наблюдений, когда, прощаясь, пожимали Логану руку.
        — Заботьтесь о ней, Логан. Вы сильный парень. Но предупреждаю, в случае чего мы Ребекку в обиду не дадим, — сказала Кэролайн.
        Он засмеялся, пожимая обеим руки.
        — Я рад, что у Ребекки такие хорошие подруги. Я буду меньше беспокоиться о ней, когда уеду, зная, что кто-то охраняет ее от волков.
        Эмили и Кэролайн переглянулись.
        — У Логана глупая теория, будто я слишком невинная, чтобы жить в безопасности, — неуверенно объяснила Ребекка.
        — Мне это нравится, — заметила Эмили.
        — Кажется, Логан — человек интеллигентный, — согласилась Кэролайн. — Приятно было познакомиться с вами, Логан. Простите, если мы показались вам грубыми. Мы бы остались с вами поболтать. Но я здесь с Гидеоном и его сестрой. А Эмили должна будет через несколько минут уйти, у нее с Саймоном есть планы на этот полдень.
        Помахав рукой, Кэролайн ушла. Эмили осталась, чтобы поговорить еще пару минут. На короткий миг появился Гидеон Тремейн, но вскоре Логан и Ребекка снова остались одни.
        Ребекка долго смотрела на него.
        — Ну и как? Немного неловко, правда?
        — Они твои подруги, Ребекка, — засмеялся он. — Я рад, что они у тебя есть.
        Это правда. После знакомства с ее заботливыми подругами он будет меньше беспокоиться о ней в будущем. Но пока еще он должен опекать ее. Пока леди не исчезнет из поля его зрения.

        Ребекка не могла не думать о том, что рассказал ей Логан, когда они утром ехали на велосипедах в город.
        В двенадцать лет он потерял своего лучшего друга. И неважно, что он говорил. Она знала, что он чувствует свою ответственность. Какое чувство вины, потери и горя испытывал одинокий, грубый уличный мальчишка! И как, наверное, сильно этот случай повлиял на него! Особенно если он был лишен родительской любви.
        Он выстроил вокруг своего сердца стены, неподвижные, высокие, толстые. Их нельзя сокрушить. Он не будет рисковать и связывать себя с женщиной. Не захочет брать ответственность за благополучие ребенка. Ему не нужна любовь, потому что любовь делает человека уязвимым, открывает старые раны. А они после этого не затягиваются.
        — Ох, Логан, — шептала она, готовясь к вечеру.
        Этот мужчина сплошное очарование, одни улыбки. Казалось бы, он во всем должен быть так же успешен, как успешен в бизнесе. Но это только на поверхности. К его сердцу нет доступа, и ей необходимо помнить об этом. Ради собственного спасения. И все же она твердо решила показать ему, что его доброта проникает глубже, чем он думает. Он был добр к ней, хорошо относился к персоналу и участвовал в оказании помощи детям. У нее появилась идея, как наглядно показать ему, что это отношение ценят. Ребекка подняла трубку и позвонила.
        — Жизнь не может состоять только из работы, улыбаясь, сказала она себе. — Если ты сумел вытащить меня из отеля, чтобы помочь расслабиться, я тоже сумею для твоей же пользы повести тебя в одно заветное место.
        Завтра она покажет ему достойное зрелище, а сегодня вечером ей надо проследить, чтобы запланированная дюжина представлений прошла успешно.

        Логан взвесил на руке ожерелье из бриллиантов и сапфиров и представил, как оно будет выглядеть на шее Ребекки. Рыжевато-русые волосы, раскинутые по подушке. Выразительные фиалковые глаза. Искрящиеся драгоценные камни ниспадают с шеи к ложбинке между грудями. Логан попытался отвлечься от этого видения, но потерпел фиаско. Он мысленно положил ее на кровать и стал целовать ее всю, от век до изящного подъема ступни.
        Достаточно, Брюстер, фыркнул он. И сжимая в руке ожерелье, направился к ее комнате. Леди назначила на вечер много дел. Ей ни к чему заботиться еще и о его желаниях.
        Ребекка открыла ему дверь, сияя улыбкой. Но он заметил в ее глазах следы тревоги.
        — Почти готова, Логан, — сказала она и села. Ей надо было надеть черные туфли на «шпильках» с ремешками вокруг лодыжки. Она наклонилась, застегивая пряжки. А он не мог оторвать глаз от ее ног, тонких лодыжек, изящных пальцев. — Чертовы ногти, — испытывая неловкость, улыбнулась она.
        — Ребекка, разреши мне помочь, — проговорил он и, не дожидаясь ответа, опустился на одно колено, ласково убрал с застежки ее руку и стал застегивать сам. В ту же секунду Логан понял, что сделал ложный шаг. Слишком импульсивный. Мягкая кожа женщины, нежный аромат жимолости, окутывавший их обоих, и его глаза на уровне ее вздымавшейся груди. Он слышал, как у нее перехватило дыхание, и собрал силы, чтобы скорректировать собственное. Только теперь ему удалось справиться с ремешками туфель. Она хотела встать, но он остановил ее прикосновением руки. — Нет еще. Подожди. — И достал из кармана элегантное ожерелье.
        Ребекка несколько секунд смотрела на него, будто не понимала, что это такое. Веки нервно подрагивали. Она чуть покачала головой, потом подняла руки к затылку, пытаясь снять простую серебряную цепочку, которую носила. Пальцы ее дрожали.
        На облегающем черном шелковом платье великолепно смотрелись бриллианты и сапфиры. Они вполне гармонировали и с платьем, и с леди. Но он знал, о чем она думала. Ребекка убедила себя, будто она «плебейская еда», «макароны с сыром» и «хот-дог». Ожерелье выглядело на ней безупречно, но она испытывала неловкость. Ей казалось, что он пытается одевать ее, точно куклу.
        — Ты выглядишь очаровательно, — спокойно произнес он. И это была правда. Даже без всяких украшений. В ее присутствии любая другая женщина становилась бесцветной.
        Она взяла его руку в свою, повернула ее ладонью кверху и гладила пальцы до тех пор, пока кулак не разжался.
        — Я не собиралась быть такой чувствительной, сказала она. — Это глупо. Прошлое осталось в прошлом.
        Ребекка многозначительно посмотрела на него. У Логана возникло ощущение, что они с разговора о ней перешли к разговору о нем.
        Но он вовсе не собирался снова продолжать эту тему. Он встал позади нее, и его пальцы коснулись ее шеи. Он постарался проигнорировать ее и свою реакцию. Логан быстро застегнул у нее на шее бриллианты, а серебряную цепочку положил на туалетный столик.
        — Ребекка, ночь только начинается. Это ночь удовольствий. Ничего слишком глубокого, ничего слишком серьезного.
        — Ночь для музыки, — согласилась она, готовая идти с ним к гостям.
        Ночь прошла безупречно. Логан проходил мимо арфистки, окруженной группой слушателей, наблюдавших, как она извлекает чарующие звуки из своего золотого инструмента. Он в очередной раз поискал глазами Ребекку, как делал много раз в течение вечера. Она стояла, улыбаясь, болтая, желая спокойной ночи медленно расходившимся гостям. Казалось, она чувствует себя вполне свободно с людьми, большинство которых от рождения богаты.
        Когда гости постепенно разбрелись по номерам, он увидел Гленну Делмонт, которая, тяжело переваливаясь, направлялась к Ребекке. Целенаправленный взгляд пожилой особы выдавал ее намерение: ей было что-то нужно.
        — Мисс Линден? — привлекла она внимание Ребекки.
        — Да, миссис Делмонт, вам чем-нибудь помочь?
        — Я весь вечер удивляюсь, как к вам попало такое изысканное ювелирное произведение?
        В голосе женщины явно слышалось подозрение. Пальцы Ребекки автоматически скользнули по драгоценным камням. От тона пожилой особы она почувствовала удушье. Вспыхнули щеки.
        — Его одолжил мне на этот вечер мистер Брюстер, — мягко ответила она.
        — О, понимаю. — Было очевидно, что пожилая дама не видит в этом ничего хорошего. — Очень мило с его стороны. Немногие люди вашего круга могут позволить себе такое украшение. Оно, должно быть, стоит тысячи.
        — Разве внешний вид не бывает обманчив, Гленна? — Логан подошел к ним и встал за спиной Ребекки, почти касаясь ее.
        — Но то, что мы видим, мистер Брюстер, обычно близко к правде. — Она снисходительно засмеялась.
        — Может быть, Гленна. — Он наклонил голову. — Но помните случай с вашей бабушкой? Я слышал, что она была леди до мозга костей. Полагаю, постороннему наблюдателю она могла бы показаться только исполнительницей, выступающей на сцене. На самом деле она была гораздо больше чем просто исполнительница. Кто бы мог подумать, что женщина, которая танцевала перед зрителями, прикрывая наготу тремя перышками, член одной из самых древних в графстве Уикет и самых достойных семей? Внешний вид очень обманчив, вы не считаете?
        — Я... моя бабушка... вы не знаете... Я... — С открытым ртом женщина смотрела на Логана и Ребекку.
        Муж миссис Делмонт сначала поперхнулся, потом громко расхохотался.
        — А ведь правда, Гленна. Твоя бабушка и впрямь оставила длинный шлейф самых различных слухом о своей жизни. Мисс Линден, — мужчина кивнул головой на ее ожерелье, — меня совершенно не волнует, где вы взяли эти побрякушки. Вы восхитительны. Главное — доброта, внимание и забота! Для каждого гостя отеля. Я брошу вызов любому, кто скажет о вас дурное слово. Без сомнения, моя жена должна извиниться перед вами. И без сомнения, она это поймет, когда у нее будет немного времени подумать. Мистер Брюстер, — попрощался он, уводя свою присмиревшую жену.
        — Спасибо. — Ребекка посмотрела на Логана.
        — Фрэнк Делмонт прав, и ты это знаешь, — покачал он головой. — Эта женщина не имела права делать такие замечания.
        — На мне твои драгоценности, — просто объяснила Ребекка. — Каждый мог подумать что-нибудь не то.
        — Выходит, это моя вина?
        — Нет, ты декорировал сцену, я это понимаю.
        — Это понимал каждый.
        — Конечно, ты прав. — Она вздернула подбородок. — Никто не виноват.
        — Кроме Гленны. Если она придет с извинениями, не прощай ее слишком быстро.
        — Я отходчива, Логан. — Она пожала плечами. —Впрочем, вряд ли она извинится.
        — И все же вечер прошел, Ребекка, удивительно. Ты должна гордиться. Ты собрала всех вместе и сделала почти невозможное.
        — Музыка была очаровательная, правда? — Ее глаза потеплели и засияли, как прежде.
        — Да, музыка доставляла наслаждение, — согласился Логан. — Ты еще не имела возможности поиграть на нем? — Он показал на рояль.
        — Всего раза два. Мне не нравится играть, когда тут гости.
        — Большинство из них уже отправилось в постель. — Он кивнул, показывая на опустевшую комнату.
        Ребекка заметила в его глазах вызов. Она понимала, что он пытается загладить недавнюю неловкость. Откровенно говоря, он добился этого. Достаточно находиться в одной комнате с Логаном, чтобы забыть обо всем остальном.
        — Однажды я слышал, как ты играешь, Ребекка. Мне понравилось. Я не жду чуда. Вовсе нет. Но я чувствую, что музыка у тебя в душе. Я много раз слышал, как ты поешь или просто мурлычешь мелодию. Сейчас я бы с удовольствием послушал твою игру.
        Его замечание напомнило ей слова матери, сказанные много лет назад. Если музыка у исполнителя в душе, только тогда она прекрасна.
        Ребекка села за рояль и заиграла. Логан слушал и наблюдал за ней. Она ласкает клавиши, как женщина ласкает любовника, подумал он. Ребекка закрыла глаза. Ее руки мягко гладили, нажимали, скользили по клавиатуре прекрасного инструмента. Нежные страстные звуки мелодии «Кто-то хранит меня» проникали в его душу.
        Музыка звучала, а он не отрывал глаз от нее.
        Наконец леди подняла руки над клавишами, наступила тишина. Логан наклонился и приник губами к ее губам. Он не мог не сделать это. И потом, когда она открыла глаза и потянулась к нему, Логан, улыбаясь, сказал:
        — Сыграй что-нибудь быстрое, Красная Шапочка, — и взял с ближайшего стола великолепные плоды. Он начал жонглировать яблоком, апельсином и персиком. Она наконец улыбнулась.
        — Покажи мне фокус, Логан, — попросила она и заиграла быструю мелодию. Логан силился вспомнить, как удержать в воздухе три вертящихся предмета и не дать им упасть. Ему хотелось, чтобы, когда он пожелает ей спокойной ночи, у нее в памяти остался вечер успеха. Краткие счастливые часы. И пусть растают жестокие замечания безмозглой женщины и мгновенная ласка его губ. Потому что дни быстро уходят. Обязанности Ребекки почти закончились. Ему хотелось, чтобы не осталось сожалений ни с одной стороны, чтобы, оглядываясь назад, они оба могли вспомнить только улыбки, смех и радостные моменты. А дальше они пойдут по жизни врозь.
        Сосредоточься на этом прекрасном моменте, думал он, не отводя глаз от вертящихся плодов. Не смотри назад. Не заглядывай вперед. Философия, которая всегда помогала ему прежде. Почему бы ей так же прекрасно не действовать сейчас?


        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
        — Ты все еще полагаешь, что сотрудник должен чаще бывать на воздухе и играть на рояле? — спросила Ребекка, подходя к нему. Она прождала Логана больше часа. И если по-честному, немного сердилась. Он поучал ее, что нельзя напряженно работать, а сам редко останавливался хотя бы на минуту. Он только что поговорил с Дэвом Элстромом, управляющим отелем. А до этого он решал проблему с фильтром в бассейне, дал билеты на концерт мужчине, который жаловался, что для клиентов запланировано мало мероприятий. Потом Логан разговаривал с Джарвисом по поводу нового рецепта, который тот собирался сегодня опробовать.
        Наконец Логан появился, сияя улыбкой.
        — У тебя, Ребекка, немного неуверенный вид. Боюсь, что сегодня я снова вмешаюсь в твою работу.
        Этого она боялась меньше всего.
        — У меня есть дело вне отеля. Но прежде чем уйти, мне бы хотелось убедиться, не буду ли я утром нужна тебе.
        — Никаких мероприятий на утро не планировалось. Я буду рад, если ты переведешь дух.
        Она улыбнулась.
        — Боюсь, все не так просто. Надеюсь, ты поедешь со мной. Кажется, я... Прости, но, кажется, я приняла небольшое обязательство, которое касается тебя. Немного самоуверенно с моей стороны. .Но когда Салли попросила, я не могла ей отказать.
        — Ты говоришь о женщине, которая попросила тебя, чтобы я где-то присутствовал?
        Когда Логан выглядел одновременно немного развеселившимся и слегка надменным, он становился совершенно неотразимым.
        — Логан, не притворяйся, будто тебя женщина никогда и ни о чем не просила.
        — По-моему, в твоих словах есть более серьезное утверждение. Ты не смогла скачать «нет» какой-то Салли? Разве не ты однажды заявили, что и любом случае можешь сказать «нет»? Что-то о широко открытых глазах и слезах уличного сорванца?
        — Ладно, ты выиграл. — Она сморщила нос. — Но я и вправду хочу, Логан, чтобы сегодня ты поехал со мной. Поедешь?
        — Куда угодно, любовь моя, — ласково проговорил он. — Тебе не нужно так сильно стараться.
        Все шло так гладко потому, что он не знал, куда она собралась его везти. Когда он это обнаружит, от его великодушия почти ничего не останется. Это нетрудно предвидеть.
        Действительно, когда она назвала водителю адрес — детский приют «Саммерстафф», — его лицо застыло. Золотистые глаза превратились в льдинки. В лимузине рядом с ней сидел высокий, широкоплечий и неподвижный манекен.
        — Есть особая причина, по которой ты хотела, чтобы я туда поехал? — спросил он. Она никогда не слышала от него такого холодного тона.
        — Да, конечно. Каждый год детский приют «Саммерстафф» устраивает мальчишкам праздник. Фактически несколько раз в год, потому что парни приходят и уходят. Хорошо, когда помогают добровольцы. Но летом с этим трудно. Одни уезжают на отдых, другие работают где-то далеко. Кроме того, нам нравится, когда приезжают наши спонсоры — пусть дети видят своих благодетелей.
        Он повернулся к ней и ласково взял за руку.
        — Ребекка, я верю, что ты искренне отдаешься этому делу. И я знаю, что тебе хочется думать обо мне как об очень хорошем человеке. На самом деле это неправда. Но как тебе пришло в голову привезти меня сюда? Это какой-то дьявольский замысел.
        — Прости, — вздохнула она. — Да, конечно, я знаю, что это нехорошо: привезти тебя в приют, не сказав, куда мы едем. Но черт возьми, Логан, ведь это так много значит для этих парнишек. Увидеть живое доказательство, что они тоже могут добиться успеха. Ты знаешь, что именно ты живое доказательство?
        Напряжение полностью так и не оставило его, когда они подъехали к приюту. Логан мрачно оглядывал ветхие домишки. Каким-то образом он ухитрялся во время визитов в город избегать этих мест.
        — Не самая безопасная часть города, — заметил он с явной натянутостью в голосе.
        — Здесь живут эти дети. — Ребекка вздернула подбородок. — Так что и мы вполне сможем выжить здесь, хотя бы несколько часов. — Она чуть не сказала ему, что бедность не бывает красивой. Чуть не дала ему стандартный ответ, какой дала бы любому, сделавшему такое замечание. Но говорить о бедности Логану... Это прозвучало бы как оскорбление. Он знал о бедности, о ее уродстве больше, чем она.
        В ту минуту, когда они вошли в дверь приюта, Ребекка поняла, что совершила роковую ошибку. Казалось, боль сковала его, хотя он, отвечая на вопросы детей, вежливо улыбался и выдавливал несколько полагающихся слов. А дети буквально засыпали его вопросами. Он говорил запинаясь, осторожно.
        Ей хотелось помочь ему, поддержать, но ведь она приехала сюда ради детей. Они нуждались в ней. Она должна быть с ними. Ребекка обошла комнату и остановилась возле каждого. Поговорила, обняла. Когда пришло время раздавать подарки, она протиснулась к Логану.
        — Все в порядке, — усмехнулся он в ответ на ее вопросительный взгляд. — Я буду играть роль богатого человека, не забывающего о своей выгоде. Я помогу тебе с подарками. Дети не виноваты, что я не способен вынести такую... близость. Ты тоже не виновата. Но после этого, Ребекка, ничего больше. Деньги — этого мало. Их не хватит, даже если я отдам все до пенни. Понимаешь?
        — Понимаю, Логан, — печально кивнула она. Ребекка сочувствовала ему: он не может сломать стены и открыть сердце. Несчастных детей слишком много, доброй воли, отданной им, не хватит на всех. И это больше того, что Логан способен вынести. Да и кто будет спокойно смотреть на несчастное лицо ребенка, который страдает из-за того, что взрослый что-то не смог для него сделать?
        Логан улыбался детям, которые подходили к нему, чтобы получить подарки. Дети с печальными глазами, слишком много и слишком рано узнавшие о мире. Логан ласково разговаривал с ними: обсуждал достоинства бейсбольных команд Чикаго, шутил над героями фильмов. Он говорил о пустяках, дети тоже. И Ребекка понимала почему. Шутливая, легкая болтовня отвлекала их от мыслей о темных сторонах жизни. В этом и заключалась тактика выживания. И Логан, и дети прекрасно знали правила игры, если на кон поставлена жизнь.
        Когда они наконец вышли из приюта и сели в машину, она подождала, пока водитель закроет дверь, и придвинулась к Логану. Минуты шли. Он молчал. Она не прерывала тишину. Наконец Ребекка коснулась его руки. Он вздрогнул.
        — Прости, — проговорила Ребекка. — До сих пор, по-моему, я не понимала, что ты должен чувствовать. Вероятно, по-настоящему я и теперь не понимаю. Но все же уже кое-что знаю. И главное то, что поступила неправильно.
        — Не совершай еще одну ошибку, жалея меня. — Наконец он повернулся к ней. В золотистых глазах затравленное выражение. В голосе натянутость и злость. — Жалей этих детей. Они нуждаются в твоей заботе. Я совершил рывок много лет назад. И теперь веду богатую, насыщенную жизнь. Именно такую, какую хочу. Мое детство — древняя история, давно прошедшая.
        Ребекка смотрела в глубину полных боли золотистых глаз и не сомневалась, что эта древняя история никогда полностью не пройдет. И она ничего не сможет сделать, чтобы изменить положение. А ее попытки только причинят боль хорошему, доброму, заботливому человеку.
        Больше она не будет пытаться.
        Но ей есть чем заняться. Вернувшись в отель, Ребекка продумает план устройства своей жизни без Логана. Вскоре их пути разойдутся. И ей надо загрузить себя делами по горло — иначе не выжить. Конечно, признаться себе в этом было страшно. Но она начала понимать, какого рода боль и сожаление испытывал ее покойный муж. Она слишком много думала о мужчине, который не способен вернуть ей такие же беззаветные чувства. Не стараясь и не желая этого, Логан Брюстер украл ее сердце.

        Большой бальный зал отеля переливался ослепительно белыми, темно-розовыми и серебристыми тонами. Но Логан почти не обратил внимания на старания декораторов. Не вызвала его интереса и театральная декорация, которой занималась Ребекка. И не потому, что исполнителям не хватало таланта — зрители явно получали удовольствие. Просто он слишком много думал о Ребекке. В этом была вся причина.
        Он прекрасно понимал, почему Ребекка повезла его сегодня в приют к детям. Она добрая женщина и хотела спасти его от самого себя. Таким же образом, как она хотела спасти своего маленького друга Джека. Таким же образом она, наверно, пыталась спасти любого, если боялась, что человек встал на путь саморазрушения.
        Она не понимала, что он уже спасен. Что он и правда доволен своей жизнью и тем, что он сделал. Он любил путешествовать, нигде не пускал корни, долго не задерживался на одном месте и с одной особой. Довольный, он вернется к своему образу жизни без обременяющих связей. Сначала только надо каким-то образом убедить Ребекку, что он доволен. Стереть выражение озабоченности в ее глазах.
        Да, он должен что-то сделать. Потому что... потому что он не хочет этой озабоченности. Не хочет, уходя, оставить печаль в ее глазах. Это было бы преступлением.
        В перерыве, когда гости вернулись к своим столикам и своим беседам, Логан улыбнулся Ребекке.
        — Ты снова перегрузила себя, — прошептал он.
        — Ты не слышал ни единого слова из всей пьесы. — Ребекка улыбнулась в ответ.
        Наверное, она наблюдала за ним. Он открыл было рот, чтобы извиниться, но она покачала головой и прижала палец к губам.
        — Прекрасно, — с улыбкой проговорила Ребекка. —Ты был сверхзанят, я тоже. Как иначе, по-твоему, я бы узнала, что ты не обращаешь внимания на пьесу? Мои мысли тоже витали в других краях.
        — Хорошие мысли? — спросил он, надеясь, что это правда.
        Она кивнула и улыбнулась. Уголки нежных алых губ поднялись вверх. Какое искушение! Ему всегда хотелось коснуться их...
        — По-моему, да, — подтвердила она. — Уверена, ты согласишься, когда услышишь. Я хочу, чтобы ты знал. У меня сегодня хорошие новости из офиса «Саммерстафф». Одна из них заключается в том, что, благодаря тебе и другим спонсорам, у «Саммерстафф» будет очень удачное лето. И другая — лето еще не кончилось. Многие нуждаются в помощи и нанимают помощников. Число работающих увеличится, и постоянные служащие сохранят свои места. Многие из нас, чья работа была кратковременна, смогут получить новые места на остаток лета.
        — «Из нас»... Ты имеешь в виду себя?
        — Да. Я говорила сегодня с учительницей, которая занимается этими вопросами. Она нашла для меня другое место. Ведь через несколько дней я уйду отсюда.
        ДРУГОЕ МЕСТО. ДРУГОЙ РАБОТОДАТЕЛЬ. МОЖЕТ БЫТЬ, ДРУГОЙ МУЖЧИНА БУДЕТ СМОТРЕТЬ НА ЕЕ ГУБЫ И КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА УВИДИТ, ЗАХОЧЕТ ПОЦЕЛОВАТЬ ИХ. ДРУГОЙ МУЖЧИНА, ПРОСЫПАЯСЬ, КАЖДОЕ УТРО БУДЕТ СЛЫШАТЬ ЕЕ СМЕХ.
        Откуда-то Логан извлек улыбку, вымученную и чуть подбадривающую.
        — Ты знаешь какие-нибудь подробности о работе, на которую идешь?
        — Немного. Мой будущий работодатель — вдовец с двумя детьми.
        Как раз такой мужчина, какого она ищет, подумал Логан. Семейный человек, мужчина с детьми, о которых она мечтает.
        — На каникулы он увозит детей в Норт-Вудс в Висконсине. Там у него хижина. Ему нужна няня, которая сопровождала бы их.
        — Звучит интригующе, — с улыбкой отметил он. — Как приключение.
        Как удобно для одинокого мужчины! Заманить к себе Ребекку и пользоваться ею. Ведь, в сущности, они будут одни в пустой хижине в одинокой лесной местности. Логан ощутил, как напряжение сковало тело. Он почувствовал знакомую уже потребность сжать руки в кулаки и бить в отчаянии по ближайшей твердой поверхности.
        — Ты когда-нибудь жила в хижине, любовь моя? — спросил он.
        — А ты?
        Он жил в местах, которые были гораздо хуже любой хижины.
        — Нет.
        — Давным-давно мои родители брали меня с собой, — пожала она плечами. — И если я что-то забыла, то смогу научиться. Как разжигать костер, ловить рыбу, жарить грибы и плавать в озере.
        И может быть, она сможет научиться любить своего вдовца, а он сможет научиться любить ее. Они вместе вырастят двух детей и родят новых. А Ребекка наконец найдет свое счастье. Она обретет именно то, что всегда хотела.
        А ему надо быть счастливым за нее... Проклятие, ему придется быть счастливым за нее! Она посмотрела на него взглядом, который он так любил. Глаза широко открыты и доверчивы. Губы мягкие и уступчивые.
        В этот момент его не беспокоили просторы зала, не беспокоило, что они стоят на виду у всех гостей. Он наклонился и поцеловал ее, в последний раз наслаждаясь вкусом ее губ. Вероятно, у него уже не будет возможности быть так близко к ней снова.
        — Будь счастлива, любовь моя, — ласково проговорил он. — Я рад, что ты нашла работу, которая принесет тебе удовольствие.
        Он и правда был рад, хотя тоска от предстоящей разлуки была гораздо сильнее.


        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
        Пальцы Ребекки нервно цеплялись за молнию короткого серебряного платья. Она надела его на последнее мероприятие Грандиозного открытия отеля.
        Земля продолжала вертеться без нее. Или ей так казалось. Всего несколько дней назад Эмили и Саймон наконец объявили о том, что их сердца созданы друг для друга. И лишь вчера утром она и Эмили помогли Гидеону создать атмосферу, в какой он мог выразить свою любовь к Кэролайн. Подруги нашли счастье, какое ни одна из них даже не надеялась найти. И Ребекка была счастлива за них. Они для нее все равно что сестры.
        Но... ее собственный мир стал неприглядным: через день она уходит от Логана. Как только уедут последние из гостей, она и Логан пойдут каждый своей дорогой. Хотя их пути и могут пересечься в будущем, шанс, что это случится, очень сомнителен. У Логана отели по всему миру. И он постоянно открывает новые. В будущем ему будут помогать другие ассистенты. Другие женщины будут испытывать почти невыносимое желание, когда он улыбнется и посмотрит им в глаза. Он будет смеяться и заключать в объятия других женщин.
        — Перестань. Не веди себя глупо, Линден, — одернула себя Ребекка. Разве она не переходит на хорошее место? Может быть, она подружится со своим новым хозяином. Может быть, он захочет, чтобы она стала его женой и матерью его детям. Может быть, она обретет некое подобие счастья... Где-то в лесу, в маленькой хижине...
        Но Логана там не будет. Она никогда не переживет снова такие дни. Никогда не почувствует такого накала. Неодолимая, отчаянная страсть не посещает женщину больше одного раза в жизни.
        Пожалуйста, не позволяй, чтобы это случилось снова. Одного раза вполне достаточно. Она и так уже чуть не плакала.
        — Еще этого не хватало, — прошептала Ребекка, чувствуя, что глаза ее наполняются слезами. — Сегодня ты должна улыбаться для него. Быть там для него. Сегодняшнюю ночь все его гости запомнят больше всего. Последняя волшебная ночь. Она должна быть особенной. Должна быть... совершенной. И я сделаю ее совершенной для тебя, Логан, — с легкой улыбкой произнесла она. — Это мой прощальный подарок тебе. Все, что я могу сделать.

        Коктейль-парти продвигается очень мило, подумал Логан. Он наблюдал за гостями, переходя от одной группы к другой. Напоминал официантам, чтобы не забывали предлагать замечательные шедевры Джарвиса. Вино было превосходное и лилось рекой. И мягкие звуки «Музыки на воде» Генделя плавали в воздухе. Гости фланировали по залу в своих лучших туалетах и сияли улыбками.
        Нынешним вечером абсолютно не существовало причины для раздражения. А он почему-то испытывал досаду. Нет, не досаду, а... что-то невыносимо мешающее.
        Он знал причину. Проклятое очаровательное создание в серебре и бриллиантах, улыбавшееся гостям. Она искрилась и сияла. Нежный смех доносился до него, где бы он ни был. Она была хитом коктейль-парти. Прекрасно проводила время, развлекая других и позволяя развлекать себя.
        Разве эта невинная не знает, что каждый мужчина в зале провожает ее взглядом, проникнутым желанием? Разве она не знает, что он главный хищник из всех? Неужели она не испытывает ни капли сожаления? Ведь завтра она уложит свои вещи и уйдет из его жизни навсегда? В какую-то хижину в лесу. К другому мужчине. К тому, кто даст ей то, что он не может дать. Детей. И любовь.
        — Осторожно, Брюстер, прикачал он себе, отодвинув бокал с вином и направляясь к группе бизнесменов. Надо показать, как ему приятно, что им хорошо. Леди выполнила свою работу даже лучше, чем он мог мечтать. Она сделала все, что он просил, и даже больше. Не вина Ребекки, что она проникла в него так глубоко, что он стал думать о вещах, которые невозможны. Она ничего ему не должна. Да и ему нечего ей предложить. Поэтому он будет рад, что она уйдет из его жизни. А он будет наслаждаться последними мгновениями близости к ней. Пока это возможно.
        Он пожелал группе бизнесменов удачного вечера, а сам направился к Ребекке.
        — Сегодня вечером Джарвис превзошел себя, — сказала она.
        — Ты тоже превзошла себя, — напомнил он.
        — А ты? Одел меня, словно принцессу! — Она посмотрела на свое серебряное платье и туфли.
        Он помахал рукой, будто отметая ее слова.
        — Анжелик взвыла бы от отчаяния, если бы ей пришлось шить его для кого-то другого.
        — Это ты так все устроил, — улыбнулась Ребекка.
        Он насмешливо сдвинул брови.
        — «Логан, мон шер, — сказала она, — я хочу это платье для Бекки, а не для другой женщины. Ты ДОЛЖЕН убедить ее носить мои произведения». — Он держал одну руку на сердце.
        — Логан, — произнесла Ребекка тоном учительницы, стараясь спрятать улыбку, — будь серьезным.
        — Я очень серьезен, любовь моя. — Он взял ее за руку. — Вполне серьезен. Ты нравишься Анжелик. Ты доставляешь ей удовольствие. Ты многим людям даришь удовольствие. Это важно. Не думай, любовь моя, что мы играем с тобой в бутик с платьями. У тебя красивая душа. Я благодарю тебя за то... что ты провела несколько недель со мной.
        — Разве это не были... хорошие недели, Логан? — Она заглянула в глубину золотистых глаз. Как ей хотелось не думать о стрелках часов, которые бегут вперед и вперед. И совсем скоро ей придется уехать от него.
        — Очень хорошие, — подтвердил он. — Признаюсь, что... буду скучать по тебе, нежная леди.
        — Я тоже, — мягко проговорила Ребекка, все еще пытаясь сохранить беззаботный вид. Она будет без него больше чем скучать — она будет горевать над своей потерей. Но ни в коем случае он не должен об этом знать.
        Логан нежно взял ее под руку, и они двинулись по залам отеля. Мимо залитого лунным светом бассейна, где они плавали и смеялись. Мимо кинотеатра, где он держал ее в объятиях, пока она плакала. Они вышли в сад, полный ароматов теплой ночи и роз, освещенный луной и факелами.
        — Ты уедешь завтра? — спросил он.
        Ребекка кивнула, чуть вздрогнув. Его пальцы нашли ее ладонь. Он поднес ее руку к губам.
        — Я... Да. Я подумала, что надо сегодня вечером со всеми попрощаться. Завтра люди будут заняты уборкой и упаковкой вещей.
        — И ты поедешь в Висконсин... когда? — проговорил он хриплым, приглушенным голосом, не отрывая губ от ее руки.
        У нее закружилась голова от его близости, от жара его тела. Она понимала, что он прощается с ней. Прямо сейчас. Прямо здесь. Все кончено.
        — Я уеду через два дня, — сдавленным голосом ответила она. — И вернусь через две недели.
        — Ребекка, ты никогда не встречала этого мужчину?
        — Нет. Но Деб говорила с ним и убедилась, что я буду в безопасности. Так что нет причин для беспокойства, Логан, — пообещала Ребекка. Она чуть не назвала его по-другому. «Любовь моя». Слова, которыми он столько раз называл ее. Только слова... У нее так не получится. Если она скажет «любовь моя», это и будет любовь. И он тотчас догадается.
        — Будь осторожна, милая, — ласково попросил он. — Я все равно буду беспокоиться.
        Он нежно притянул ее к себе. Заключил в объятия, ближе к сердцу. Его губы застыли на ее губах.
        Ребекка старалась запомнить свои ощущения, возвращая поцелуй за поцелуем. Она была там, где хотела быть. Казалось, что это навсегда. А как напряженно она боролась с собой, стараясь не влюбиться в Логана. Но теперь Ребекка не могла остановиться. Если он приласкает ее еще раз, если они теснее прижмется к нему, у нее уже не хватит сил отступить. Ее тайна вырвется наружу. Она разрушит этот совершенный момент. А меньше всего на свете она хотела бы обидеть или вызвать сожаление у этого мужчины.
        Ребекка набрала побольше воздуха, уперлась ладонями в его широкую грудь и оттолкнулась. Оторвала свои губы от его.
        — Я... лучше пойду, — каким-то образом удалось выговорить ей.
        Долгие секунды он смотрел на нее. Даже в полутьме во взгляде было видно напряжение. На секунду ей показалось, что он снова притянет ее к себе. Ей так хотелось, чтобы он это сделал!
        Но он отступил назад. Глубоко вздохнул. И наконец улыбнулся. Чуть-чуть, но все же улыбнулся.
        — Да, иди, Красная Шапочка. Ты не похожа ни на одну женщину, какую я встречал. Я буду вспоминать тебя в такие ночи, как эта. Ты дала мне больше, чем сама можешь представить.
        Он кивнул, прощаясь.
        — До свидания, Логан, — прошептала она.

        После того как Ребекка ушла, ему хотелось кричать, куда-то бежать. Он не мог справиться со своим состоянием и знал, что ночью не сомкнет глаз. Пять минут он стоял в розовом саду. Нечто, от чего он отказался вечность назад, нахлынуло на него. Ему нужна Ребекка. И эта потребность столь же реальна, как и физический голод, какой он испытывал не раз в жизни.
        Сердце кровоточило. Он не в состоянии забыть ее. Тем более здесь, где минуту назад он держал ее в объятиях.
        Ему нужно действовать, двигаться, попасть туда, где все сведено к самым низким, примитивным понятиям. Желание, нужда, выживание. Туда вела его боль. В место, где он не был долгие годы. Воющий зверь, потерявший подругу...
        Долгая была бы ночь. Он бы мог исходить мили и мили.
        — Но этого недостаточно, Брюстер, — прошептал он, понимая, что это правда. Он мог бы шагать и шагать всю ночь. Мог бы ввязаться в драку. Мог бы попытаться утопить свою боль в вине.
        Но утром ему все равно придется посмотреть в лицо реальности.
        Она ушла. И он, дурак, позволил ей уйти. Наверно, это самое лучшее, самое щедрое, что он сделал в жизни.
        И однажды, когда он на улице наткнется па леди с пятью детьми и мужем, он заметит на ее лице улыбку. И может быть, мысленно похвалит себя за то, что не все сказал ей сегодня. За все возможности, которые упустил.
        Но сейчас?
        — Время, приятель, отправляться на твою старую истоптанную землю. — И не важно, что это другой город и другая земля. В бедных кварталах любой день, любой город одинаковы. Там царят отчаяние и страх. Злость и одиночество. Там он придет в себя.

        Едва рассвело, а Ребекка уже встала, хотя ночью фактически не спала.
        Вот и наступил день ее отъезда. Она надеялась, что через пару часов большинство гостей покинет отель. Она собиралась уехать в лимузине, который увезет ее подальше от «Дубовой рощи» и от Логана. Она хотела побыстрее закончить с этим. Не думая, не давая себе времени на колебания и эмоции.
        Ребекка старалась сделать так, чтобы все выглядело естественно. Вовсе ни к чему выставлять напоказ свои переживания. Кто-то окликнул ее, она помахала рукой и быстро попрощалась. В этот день у нее была одна цель — убежать, как можно скорее убежать и забыть обо всем.
        Через несколько часов все будет закончено. Уже недолго. Она пройдет через большие — дуб и стекло — двери, которыми так восхищалась. А сейчас эти двери толкнула женщина. Они открылись, и незнакомка вошла в отель.
        Странная леди. Не похожая ни на кого из гостей, которые за эти дни были в отеле. Блестящая длинная грива брюнетки и голубые, точно море, глаза. Длинные точеные ноги. Стильный элегантный костюм. Врожденная уверенность. Интеллигентность в экзотической внешности. Улыбка, от которой закружится голова даже у сертифицированного ворчуна. Эту женщину нет нужды тренировать или менять. Даже дурак заметит, что она во всех смыслах подходит такому мужчине, как Логан.
        Женщина направилась к Ребекке и протянула изящную руку.
        — Привет. Я ищу Логана Брюстера. А вы здесь гостья? Не знаете, нет ли его поблизости?
        Ребекка сделала знак сотруднику и попросила передать Логану сообщение на пейджер. Хотя было еще совсем рано. Сама она, по правде говоря, не хотела ему звонить. Но ясно: что-то случилось. Что-то происходит, подумала Ребекка, глядя на женщину. Потом глубоко вздохнула и пожала протянутую руку.
        — Привет. Я Ребекка Линден. Нет, я не гостья, я служащая. Вы, должно быть, Элисон Майер? Я попрошу кого-нибудь позвонить Логану, если вы можете немного подождать.
        Женщина чуть пожала плечом. Очень изящное движение. Она вытянула вперед красивые руки с безукоризненно отполированными ногтями и золотыми кольцами на пальцах.
        — Логан стоит того, чтобы его ждали. Вы не поможете передать ему сообщение? Скажите ему, что я надеюсь, он встретится со мной, и что мне очень жаль, что так получилось.
        Такой голос мог бы очаровать двуглавого дракона. Когда Ребекка кивнула, женщина улыбнулась и покачала головой.
        — Когда я уехала, мы были на пороге помолвки. Люди говорили, что мы прекрасная пара.
        У Ребекки возникло такое чувство, будто ей надо переплыть огненное озеро. Ей хотелось уйти, но она не могла пошевелиться.
        — И сейчас вы вернулись?
        — Да, — с приятной улыбкой подтвердила женщина. — Я вернулась.


        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
        Логан, видимо, не отвечал на призыв пейджера. Ребекке ничего не оставалось, как пригласить Элисон в столовую и, пока та ждет, предложить кофе.
        Женщина сбросила туфли и поджала под себя ноги. Она чувствовала себя как дома. У другой такое поведение показалось бы неуместным в таком роскошном помещении. У Элисон оно выглядело естественно.
        — Вы заменили меня, не так ли? — Элисон наклонила голову и подперла щеку ладонью.
        Ребекка глубоко вздохнула. Она сидела с прямой спиной.
        — Меня наняли помогать Логану.
        Леди улыбнулась, будто знала секрет, о котором больше никто в мире не слыхал.
        — Тогда вы знаете, какой он. Этот мужчина запросто лишает женщину возможности свободно дышать.
        Ребекка смотрела на Элисон. Ей не хотелось делиться с этой женщиной мыслями о Логане. Свое чувство к нему она считала сугубо личным и совершенно бесценные.
        — Вы, конечно, не думаете, будто вы единственная, кто испытывает к нему подобные чувства? — улыбнулась Элисон.
        Конечно, не думает. Какая женщина может быть настолько глупой?
        — Впрочем, — Элисон сделала глоток кофе, который принес официант, — мне не нравятся подобные чувства. Я привыкла, что мужчины всегда падают к моим ногам. Они толпились вокруг, стараясь понравиться мне. Логан считал меня другом. И я знала, что на этом все и застыло. Хотя он пытался решить, хочет ли он на мне жениться. Мне бы приятней было самой нести ответственность за решение. А так не получалось. Во всяком случае, с Логаном. Поэтому я и удрала.
        Голос Элисон становился все печальнее и печальнее. Ребекке стало ее жаль. Она знала, что это излишнее мягкосердечие. Ей бы надо ненавидеть Элисон, которая так идеально подходила Логану. Но она не могла. Ведь Элисон знала, что невозможно добиться любви Логана.
        — Вам следовало остаться, — мягко заметила Ребекка.
        — Знаю. Бросить его в трудном положении — это неправильно. Ведь я знала, какое значение имеет для него «Дубовая роща». И тем более уехать, даже не сказав ему точную причину отъезда. Я только... Когда Эдвин пригласил меня поехать с ним, а я знала, что он очарован мной, я будто в воду — и согласилась. Он казался таким доступным по сравнению с Логаном. Вот я и оставила Логану записку, мол, уезжаю с мужчиной, у которого большие деньги. Логан и «Дубовая роща» остались позади.
        Острое чувство злости взвилось в душе Ребекки. Она понимала, что испытывала Элисон, но, конечно, эта особа могла быть более лояльной к Логану.
        — Так почему же вы сейчас вернулись?
        — Чтобы быть честной. — Элисон пожала плечами. — Хотя честной мне бы надо быть вначале. Мысль пришла мне в голову через несколько недель. Честность — один из величайших подарков, какой один человек может сделать другому. Логан и я когда-то были близки. Мне надо извиниться перед ним. Больше того, мне надо видеть его.
        Ребекка кивнула. Она пыталась не замечать растущую в глубине души боль. Нечего и говорить, что она не хотела быть здесь, когда Логан и Элисон помирятся. Ей необходимо уехать.
        Она с уважением относилась к желанию Элисон побыть немного одной и набраться отваги для встречи с Логаном. И в то же время Ребекка поняла, что она не готова к отъезду. Ребекка медленно шагала по коридорам отеля. Открыла дверь кинотеатра, где она призналась Логану в причине своих слез. Вспомнила, как они смеялись и прикасались друг к другу. В тот день она была честна с ним.
        Но сегодня... Ведь, подобно Элисон, она собирается уехать, не сказав больше ни слова. И получится не отъезд, а побег от правды. А она уже ходила по такой дороге. Ее брак с Джеймсом был скорее побегом от дяди и тети, чем выбором желанного мужчины. По-настоящему она так и не объяснила тете и дяде, какие чувства испытывает к ним. Ребекка полагала, что они знают. Но, может быть, они не знали. Она уехала, не дав шанса ни себе, ни им выяснить отношения.
        И точно так же она собиралась поступить с Логаном? Просто уехать? Не сказав, как много он для нее значит, как он изменил ее мир?
        — Он стоит любого риска. Хотя у него и нет таких чувств ко мне, как у меня к нему, зачем оставлять его в тревоге. Мне надо убедиться, что он полностью понимает — я не пропаду, сумею найти свое место.
        Она научится быть счастливей и удачливей хотя бы потому, что несколько коротких недель провела с Логаном Брюстером.
        Несомненно, ему следует об этом знать.

        В восточной части Элдоры едва забрезжил свет. Ноги у Логана начали постепенно сдавать. Он ходил всю ночь.
        Ребекка... Женщина теплая и дающая. Тип матери, хранящей огонь в домашнем очаге. Ей хочется, чтобы все — и дети, и муж — чувствовали себя счастливыми. Разве он может быть подходящим мужчиной для такой женщины? Нет, не может. Достаточно посмотреть на эту часть города. Нищета, злость, обида так глубоко въелись, что ничем их не излечить. Он сам вышел из подобного места. Жизнь здесь делает человека жестким и холодным. Выжить в этой части города удается тем, кто научился НЕ чувствовать, ни о ком не заботиться, не любить.
        Он хорошо усвоил уроки нищеты. Слишком хорошо. Именно поэтому он не может иметь женщину, которую так страстно желает. Она заслуживает всего самого хорошего, всего, о чем мечтает. Детей. Преданного детям и ей мужчину.
        — Ты обманешь ее, Брюстер. Лишишь того, в чем она особенно нуждается.
        Он продолжал вышагивать по улицам. И мысленно видел ее рядом с собой.
        — Как по-твоему, Брюстер, что бы она подумала об этой части города? — цинично спросил он у себя.
        Он так спросил, будто знал, что она никогда не бывала здесь. Но это же неправда. Ее приют для детей находился где-то рядом. Она часто приезжала сюда. Ребекка воспринимала этот мир как любой другой человек, который никогда не жил в нем.
        — Что бы она подумала? — повторил он вопрос, оглядываясь и пытаясь увидеть окружающее глазами Ребекки.
        Вначале его разум отказался проделать такой эксперимент. Он увидел то же, что и всегда. Грязь, нищету, облупившуюся краску на домах. Все то, что заставило его бежать из города, где он вырос. Дать себе слово добиться успеха любой ценой. И никогда не возвращаться. И никогда не смотреть на грязь и нищету, чтобы не растревожить душу снова. Вроде того, как будоражит душу фальшивая надежда, недостижимая мечта или... любовь.
        Душа горела от боли. Он был настолько обездолен эмоционально, что не позволял себе открыться. Тогда бы он, наверно, увидел, что бывает в сердце и на уме у Ребекки, когда она идет по улице в этой части города. Логан на секунду закрыл глаза. Сосредоточил все силы и волю. Он хотел увидеть ее.
        Когда он открыл глаза, то увидел... совсем другое. По улице шла юная пара, держась за руки. Они остановились, обвили друг друга руками, поцеловались. Раз, другой, третий. И пошли дальше, по-прежнему держась за руки. Будто они и в самом деле счастливы. Будто и в таком месте их мечты могут исполниться.
        Потом он увидел женщину и мужчину, толкавших чуть покосившуюся коляску с ребенком. Малыш гугукал и ворковал, а родители не отрывали от него глаз. Взглядом, полным нежности, здоровенный мужчина в кожаной куртке и потертых черных джинсах смотрел на сына. Он играл с крохой и целовал его. Отец улыбнулся матери, и она поцеловала обоих — мужа и сына.
        Краска на домах вроде бы стала чуть белее, а мостовая — чуть чище. Здания можно покрасить, мелькнуло у Логана.
        — Во всяком случае, так бы подумала Ребекка, — поправил он себя.
        Логан снова посмотрел на счастливую пару с ребенком. Интересно, жили такие пары по соседству там, где он рос? Может быть, и жили. Может быть, он просто был не способен их замечать. Может быть, его обиды проникли так глубоко, что для него стало невыносимо видеть надежду и счастье других.
        — Не дури себе голову, Брюстер. Здесь нужна работа и что-то еще, причем гораздо большее, чем надежда, — пробормотал он. — Есть потерянные души, которые живут здесь.
        — Вы разговариваете сами с собой, мистер? Вы не похожи на человека, который стал бы разговаривать сам с собой.
        Звонкий голос прозвучал у него за спиной. Логан обернулся и уставился на подростка ростом чуть больше метра. Мальчишка с хитрой ухмылкой покачивал головой.
        — Я лишь думал вслух. — Логан улыбнулся и смущенно пожал плечами. — Ты знаешь, где тут поблизости детский приют?
        Мальчик посмотрел на него с подозрением, но кивнул.
        — Мне там дали бейсбольный мяч, — сказал он и подбросил мяч. — И эту майку. — Он потянул книзу подол майки, чтобы Логан лучше ее разглядел. — А зачем вам?
        — Ты знаешь леди, которые там работают?
        — У вас с ними проблемы? — Теперь парень смотрел уже не подозрительно, а хмуро. — Потому что, если вы им сделаете что-нибудь плохое, у вас будут, мистер, проблемы со мной. Эти леди — мои ангелы. Мы не позволим обижать их. Даже такому богатому типу, как вы.
        — Тогда мы договорились, — кивнул Логан. — У меня тоже есть дело к этим ангелам. Я лишь хотел узнать, помогает тебе хоть чем-нибудь их приют?
        Парень вытаращил на Логана глаза.
        — Разве я не получил там новый бейсбольный мяч? И новую майку? Ангелы добры к нам. — Негодование на лице парня росло. — Не уверен, что вы знаете наших ангелов. Иначе бы вы не задавали таких тупых вопросов.
        Логан понял, что мальчик получил в приюте гораздо большее, чем майку и мяч. Лояльность не приходит вместе с обычной благотворительностью, подарками и фондами. Мальчик, очевидно, столкнулся с чем-то более глубоким и сильным. Вместе с подарками он получил заряд достоинства и заботы. И это было видно.
        — Тогда береги этих ангелов. Они особенные. — Логан посмотрел на мальчугана и кивнул на прощание.
        Парень в ответ улыбнулся.
        Логан помахал рукой и пошел дальше по улице. Вдруг он понял, что смотрит на мир глазами Ребекки. Потому что грязь никуда не исчезла. Где-то рядом затаились страх и нищета и даже уродство. Он был одним из счастливчиков, которому удалось удрать из этого безобразного мира. Но что, если бы ему пришлось жить в месте, подобном этому? Что, если бы этот квартал все еще был его домом?
        Ответ обрушился на него, словно поток воды, устремившейся вниз. Если бы он жил здесь, ему бы хотелось жить с человеком, который дарил бы хоть малую надежду. Кто-то любящий и заботливый. Пусть это будет хоть один человек.
        Этот кто-то нужен ему прямо сейчас.
        Но теперь он не мог просто уйти, получив то, за чем приходил. Ребекка никогда не уходила, не оставив после себя что-то хорошее. Мальчишкой он ничего не мог изменить в своем окружении. Не мог помочь другу. Но теперь он не мальчишка. И сегодня он увидел крохотный кусок мира теплыми, заботливыми женскими глазами. Если бы она была здесь, она бы сделала все, что смогла. Но сегодня вместо нее он. Логан окинул взглядом улицу в поисках человека, у которого ничего не осталось, кроме надежды. И увидел. Женщину с плачущим младенцем. Женщину, которая выглядит, наверно, много старше своего возраста.
        Он осторожно подошел к ней, ласково улыбаясь крохотному малышу, и всунул в карман жакета матери чек.
        — Прошу вас. Это пустяки, — проговорил он, когда она хотела вернуть ему чек. — Простите, что напугал вас. Пожалуйста, возьмите деньги для малыша. Конечно, этого мало. Совсем недостаточно.
        И правда. Он хотел дать гораздо больше, чем деньги. Но в этот момент, кроме денег, он ничего не мог дать.
        Логан направился домой. Он улыбался каждому проходившему мимо ребенку, здоровался с каждым взрослым, с кем встречался взглядом. Даже с теми, кто почему-то нервничал и быстро отводил глаза.
        — Если я могу что-то сделать, постараюсь каждому предлагать хотя бы маленькую надежду, — пообещал себе Логан.
        Только небеса знают, как он вернулся в отель. К женщине, которая, вероятно, уже ушла из его жизни. Для себя ему тоже нужна надежда.
        Интересно, как он сообщит ей новость? Мол, она отчаянно нужна своему волку. И навсегда!

        Ребекка меряла шагами пол, стиснув пальцы. И наконец пришла весть, что Логан вернулся в «Дубовую рощу». Она стремительно направилась в холл, решив найти укромный уголок и произнести свои последние слова. Мысленно она без конца повторяла их. Они откроют тайну ее сердца и, может быть, вызовут его жалость.
        При этой мысли она наморщила нос, но продолжала искать Логана. Лишь для того, чтобы в глубине отеля увидеть нежно ворковавшую Элисон, обнимающую его.
        Конечно. Он и Элисон находились на пороге свадьбы. Так сказала эта женщина. Леди имела право первой поговорить с ним, открыть свое сердце и попытаться завоевать его.
        На мгновение Ребекка засомневалась. Может быть, ей вообще не стоит ничего говорить? Может быть, ее признание не переубедит Логана? Но, может быть, заставит почувствовать гордость, что хотя бы одну женщину он сделал счастливой. Или его будет угнетать знание, что она любит его, а он не может ответить ей тем же? Наверно, лучше прямо сейчас поскорей уехать.
        Трусливый путь.
        Ребекка устроилась в кабинете Логана. Она ждала его, казалось, целую вечность.
        Но когда дверь в кабинет распахнулась, она поняла, что прошло всего десять минут. Он улыбался. Улыбался так, будто только что сделал миру величайший подарок.
        — Я... Ты видел Элисон? — начала она натянутым голосом.
        — Да, — кивнул он. — Я удивился, увидев ее.
        Очевидно, от радости, что он увидел Элисон, по лицу расплылось довольное выражение. А ей пора приступать к делу. Сказать то, что хотела, и уехать. Ей и правда необходимо поскорее уехать, подумала Ребекка. Сногсшибательная улыбка сияла на лице Логана. Золотистые глаза убивали ее. Она опустила голову.
        — Я должна сейчас уехать, — снова начала она. — Я знаю, наш контракт кончился, но...
        Она рискнула поднять голову. Золотистые глаза смотрели так, будто она единственное создание на земле, которое имеет для него значение. Интересно, у скольких женщин появлялось такое же чувство? Сколько женщин переживали такие же моменты?
        Об этом нельзя думать. Иначе она никогда не сможет сказать то, что хотела.
        — Я хочу поблагодарить тебя. — Голос дрогнул, но она продолжала: — Я знаю, мы уже попрощались. Но я никогда не говорила тебе... Я хочу сказать тебе, каким необыкновенным было это время для меня. У меня хорошая, относительно счастливая жизнь... И все же... Пока я была здесь, я испытывала чувства, каких не знала раньше. Благодаря тебе. Просто я хочу, чтобы ты знал... Ты самый удивительный на свете.
        Он сделал шаг к ней. Она отступила и протянула вперед руки.
        — Не потому, что я чего-то хочу от тебя, понимаешь? Я лишь хочу... лишь то... По-моему, человеку надо сказать, если он изменил жизнь другого. Если все пошло по-другому. Я хотела, чтобы ты узнал, прежде чем я уеду.
        Ей хотелось сказать больше. Повторять слова «спасибо тебе» и «прощай». Но у нее перехватило горло. Она знала, что еще мгновение — и она уйдет. А он проведет жизнь с женщиной, которой не следовало уходить, на которой он собирался жениться.
        Ребекка повернулась к дверям. Она сделала шаг и споткнулась. Не могла идти дальше. Нежное, но требовательное прикосновение остановило ее. Теплая рука взяла ее руку выше локтя.
        — Ты не можешь уйти, — проговорил он. — Еще нет, Ребекка.
        Она подняла глаза на него.
        — Я... дело в том... Твой контракт еще не кончился... До полуночи, любимая. Если ты не веришь мне, достань его. Мы посмотрим вместе.
        Он притянул ее за руку, прижал к себе крепко-крепко и смотрел, не отрываясь.
        — Я должна идти, — пробормотала она. — Я хочу уйти. Пожалуйста. — Уйти — это все, что ей оставалось после тех слов. Нельзя же просто жить здесь, пока он не восстановит отношений с женщиной, которую хочет. Да еще после того, как она открыла ему сердце.
        — Ребекка, любовь моя, — и его голос тоже дрогнул, — я собирался порвать тот контракт, но если мы так сделаем... Я хочу составить новый, совсем другой. Если ты пожелаешь.
        Он заключил ее в объятия. Она чуть выставила руки, чтобы между ними оставалось хоть немного пространства. Не могла же она прильнуть к нему и чувствовать его губы на своих. Пальцы ощущали жар, исходящий от него, бешеный стук его сердца.
        — Логан?
        Он открыл ящик письменного стола, достал ручку и бумагу.
        — Будь со мной, любовь моя, — прошептал он, отпустив ее, чтобы что-то написать на бумаге. — У меня мало опыта в такого рода делах. Будь со мной. Обещаю, что не обижу тебя. — Он быстро нацарапал несколько предложений и вручил ей бумагу. Она посмотрела на веленевую бумагу цвета слоновой кости, прочла написанное и закрыла глаза.
        Он составил новый контракт в простейших выражениях.
        Открыв глаза, она снова прочла: «Я, Логан Брюстер, торжественно клянусь вечно любить тебя, Ребекка Линден. В ответ ты, Ребекка Линден, соглашаешься любить меня по твоему собственному усмотрению так долго, как найдешь возможным. Мы оба согласны сделать мир лучшим местом для детей. Наших собственных и многих других, сколько найдем возможным».
        Он подписал свое имя крупными прыгающими буквами.
        Она глядела ему в глаза, стараясь понять, отчаянно пытаясь не ошибиться.
        — Я думала, ты и Элисон...
        — Мы совершенно не подходим друг другу. Она приехала сюда, чтобы извиниться передо мной и заверить Эдвина, мужчину, которого она и правда любит, что между нами ничего нет, что каждый из нас живет за своим забором. Фактически так оно и есть. Мы не входим в одну систему.
        — Но ты хотел жениться на ней.
        — Я имел в виду деловое соглашение, — усмехнулся он, — которое могло бы считаться удобным браком. Это совсем не похоже на мое отношение к тебе. Если рассматривать соглашение моими глазами.
        — Я неудобная?
        Он медленно покачал головой и заключил ее в объятия.
        — Ты неудобная. Потому что я думаю о тебе, когда работаю, ем или сплю. И самое удивительное, ангел мой, ты первая женщина, которая вызвала у меня желание покончить с бродяжнической жизнью.
        В ее глазах сверкнула строгость учительницы, когда после этих слов она посмотрела на него. Ребекка не хотела, чтобы он что-то менял ради нее, а потом жалел, что пустил ее в свою жизнь.
        — Логан, я не хочу, чтобы ты ради меня менял свой образ жизни. Я...
        Он нежно приложил два пальца к ее губам и заставил замолчать.
        — Мой образ жизни и мое положение могут быть полезны, любовь моя, чтобы помогать другим. Но без тебя я нищий. Я больной, пораженный страшной нуждой. Деньги могут творить чудеса, это правда. Но любовь — это то, что имеет в жизни самое большое значение. Конечно, я понимаю, мой ангел, что ты против вечной, безграничной любви, которую кто-то потребует от тебя. Я желаю получить только то, что ты можешь и хочешь предложить.
        — А если я скажу, что отчаянно люблю тебя? — Она улыбнулась и потрогала пуговицы на его рубашке. Он застонал и положил свою руку на ее.
        — Ребекка, пожалуйста, не говори так, если на самом деле имеешь в виду другое.
        Боль, которую она уже однажды видела, сверкнула в его глазах. Ребекка схватила полы его рубашки и теснее прижалась к нему.
        — Я никогда не думала, Логан, что способна так любить. Я отдам тебе всю мою любовь без остатка.
        Он целовал ее мягко, ласково.
        — И ты выйдешь за меня замуж? — в его низком голосе появились хриплые ноты.
        — Да, да. Если ты уверен во мне. Знаю, я не та женщина, с которой ты хотел бы соединить жизнь.
        Он поднял пальцем ее подбородок. Золотистые глаза сверкали любовью.
        — Ты такая, какую я хочу, любовь моя. Мне необходимо, чтобы каждый день ты была рядом со мной при первых лучах солнца, а ночью — в моих объятиях. Я хочу, чтобы ты всегда была в моем сердце и в моей жизни.
        — И это, Логан, записано в контракте? — улыбнулась она.
        — Да, Красная Шапочка. — Он целовал, словно поклевывая, ее губы. — Это чистой воды бизнес. — И он снова поцеловал ее.
        Ребекка вернула ему поцелуй, вложив в него всю свою любовь.
        — И это тоже бизнес? — пробормотала она. Логан чуть откинулся назад и поднял одну бровь.
        — Это самый лучший бизнес на свете, — подтвердил Логан.
        И он еще крепче прижал ее к себе.


        Эпилог
        Трудно поверить, что прошло больше года, подумала Ребекка. Вместе с мужем она ждала, когда начнется церемония. Эмили наконец открыла свою школу для незамужних матерей. Сегодня там проходил первый официальный Рождественский праздник. Присутствовали все. Конечно, Эмили и Саймон, который держал их маленького сына. Гидеон и Кэролайн со своими двойняшками. Все гости светились от удовольствия. Но Ребекка видела только Логана. Он стоял и держал их двухлетнюю дочку Эсси. Всего лишь две недели назад им удалось удочерить ее. Ребекка никогда не видела мужа таким красивым. Он держал малышку на согнутой руке и все время, улыбаясь, что-то шептал ей. А она весело лепетала ему в ответ.
        Ребекка пробежалась рукой по своему еще плоскому животу. Другое создание уже в пути. Логан в восторге. Да, ей очень повезло, что она нашла такого мужа.
        Логан словно услышал ее мысли и повернулся к ней.
        — Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил он и перевел взгляд на ее руку, которая еще лежала на животе.
        — Думаю, Логан, о том, как мне повезло, — усмехнулась она. — Здесь и правда сегодня много народа.
        — Да. — Он довольно улыбнулся ее словам. — Наверно, потому, что Кэролайн постаралась. Она распространила информацию об этом событии в деловых кругах. И многие захотели помочь и присутствовать на первом Рождественском празднике. Я рад, что получилось так удачно.
        — Будто ты не знал, что так и будет, — покачала головой Ребекка. — Ты отдал этому проекту так много энергии. Даже удивительно, что твой очередной отель открылся вовремя. Но иначе и быть не могло. Тебе всегда удается нанять людей, которые знают, как и что делать.
        — Да, — он вскинул бровь и улыбнулся, — мне всегда удается. Ты не согласна?
        — Тсс, — она наморщила нос, — я не имела в виду себя. Я имела в виду... ладно... ты знаешь, кого я имела в виду. Я рада, что ты и Эдвин наняли Элисон как управляющую. Трудно поверить, что на реконструкции твоего очередного отеля вы стали партнерами. Ты ведь это сделал только ради нее, правда? Она обожает Эдвина. Но и в ней еще осталось немного лояльности к старым друзьям.
        — Ты же знаешь, мне понравился Эдвин, — пожал он плечами. — Хотя мы обычно соперничаем, финишируем голова к голове. Эдвин прекрасно подходит для Элисон. Кроме того, если бы он не увел Элисон, я бы не встретил тебя, любимая. Надеюсь, что у него и Элисон впереди много замечательных лет и у них будет много прекрасных детей.
        — Как у нас?
        — Ни у кого не будет «как у нас», любимая. Ни у одного мужчины нет в постели тебя каждую ночь и в мечтах каждый день.
        От этих слов сердце Ребекки радостно забилось. Она взяла мужа за руку и улыбнулась. Логан крепко прижал ее к себе.
        — Ради бога, что должен совершить такой мужчина, как я, чтобы заслужить такую женщину, как ты, Ребекка? — прошептал он ей в волосы.
        Ребекка откинулась назад, чтобы посмотреть в золотистые глаза, которые она обожала.
        — Ты пошел на аукцион в поисках сотрудника.
        — А нашел любовь, — с улыбкой согласился он.
        — МЫ нашли любовь, Логан.
        — Нашли больше, чем можно было мечтать. — Он положил руку на ее живот и погладил его.
        — А если там больше, чем один? — спросила Ребекка.
        — Тогда я буду самым счастливым мужчиной среди живущих.
        — Я думала, что ты уже самый счастливый, — поддразнила Ребекка мужа.
        — А я и есть такой. Самый счастливый мужчина, — ухмыльнулся он.
        — Женатый на самой удачливой женщине в мире.
        — Когда-то ты беспокоилась, — покачал головой Логан, — что я попытаюсь превратить тебя в совершенную женщину. Но знаешь, ты и есть совершенная женщина. Для меня ты всегда была и будешь совершенной женщиной. Ты всегда знаешь правильные слова, которыми можешь заставить меня стремиться к тебе изо всех сил и всеми способами.
        — И еще я знаю, что надо делать, — сказала она. Встала на цыпочки и прижала свои губы к его, слегка поглаживая рукой их ребенка.
        — Правильно, любовь моя. Делаешь то, что надо.
        Ее золотой волк прижал ее крепче к себе. Завладел ее ртом, и она растаяла в его объятиях. А другие гости смотрели на них и одобрительно улыбались.
        — Я уже говорила тебе о слабости, которую питаю к золотистоглазым волкам? — прошептала она ему.
        — Скажи сейчас, любовь моя. — Она почувствовала, как его улыбка заставляет и ее губы сложиться в улыбку. Она нежно прижалась к нему.
        Позже, ночью, в их залитой лунным светом постели он заключил ее в объятия, прижал свои губы к ее губам и благодарил так, как только ее волк, ее сердце, ее любовь умеет это делать.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к