Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Маккензи Мирна / Одиннадцать Лет Назад: " №02 Один Единственный День " - читать онлайн

Сохранить .
Один-единственный день Мирна Маккензи

        Грей Александер и не подозревал, что ребенок, которого десять лет назад родила Кэсси Пратт, его сын. Тогда он провел с девушкой всего один-единственный день, и с тех пор они не виделись.
        Возмущенный и негодующий. Грей приезжает в городок, где живут Кэсси и его сын, чтобы заявить о своих родительских правах, но наталкивается на упорное сопротивление Кэсси…
        Мирна Маккензи
        Один-единственный день






        Из дневника Грейсона Александера
        Вчера вечером произошло событие, которое изменит всю мою жизнь. Кассандру Пратт я не видел одиннадцать лет. Мы практически не знали друг друга, но однажды, тогда мне было девятнадцать, я приехал из колледжа на каникулы, встретил ее, и… случилось то, что должно было случиться.
        Сначала это было как волшебство. Кончилось же все тем, что мы занялись любовью, после чего она не захотела меня видеть. Через два месяца я узнал, что Кэсси уехала из города с Джейком Уолкером, потом родила ребенка.
        До вчерашнего дня я думал — и все так думали,  — что это ребенок от Джейка и что он ее бросил. Когда он вернулся в город, Тэсс, моя бывшая невеста, влюбилась в него и решила восстановить его доброе имя. Вчера вечером Тэсс публично заявила, что Джейк Уолкер не является отцом ребенка Кэсси, что это мой ребенок. Сегодня же поеду к Кассандре Пратт, понравится ей это или нет. Чтобы заявить права на сына. Мы с Кэсси должны лучше узнать друг друга. На этот раз не в постели.


        ПРОЛОГ
        «Держись подальше от Грея, не то, можешь мне поверить, я выставлю тебя и твоих родителей на улицу». Кассандра Пратт вспомнила угрозу Хью Александера, когда подходила к университетской аудитории, где у Грея, сына Хью, были занятия.
        «Не надо об этом думать»,  — уговаривала она себя.
        Вообще-то ей не следовало сюда приходить. В семнадцать лет еще рановато разгуливать по территории колледжа. Тем более, что над ней нависла вполне реальная, страшная угроза мистера Александера. Два месяца она держалась, но…
        Кэсси положила руку на живот. Только она знала о зарождающейся там новой жизни. Она закрыла глаза, чтобы не видеть так непохожих на нее богатых мальчиков и девочек, студентов колледжа, и стала думать о человеке, ради встречи с которым пришла сюда.
        Грей… Она, девушка из бедной части города, могла только мечтать о нем. И вот, в один прекрасный день, последний день его весенних каникул, они случайно встретились, он обратил на нее внимание. Всего один день и одну ночь они провели вместе. Все было как в сказке, но уже на следующее утро, когда Хью Александер забарабанил к ней в дверь, сказка кончилась.
        «Куколок для игры у Грея достаточно,  — сказал тогда Хью Александер.  — Не желаю, чтобы он связывался с дочерью вымогателя и пьяницы. Он — Александер».
        В таком городе, как Мисандерстуд, Хью Александер мог причинить ее семье большие неприятности. Александеры владели многими предприятиями города. На улицах то и дело встречались вывески с этой фамилией.
        — Не беспокойся, я здесь,  — шепотом сказала она своему ребенку. И в этот момент дверь аудитории открылась. Кэсси увидела Грея — каштановые волосы, длинные ноги, стремительная походка. Ее сердце екнуло. Она подняла руку, чтобы помахать ему.
        — Грей! Я здесь.  — Этот голос принадлежал красивой, модно одетой молодой блондинке, направлявшейся к нему.
        Кэсси как обухом по голове ударило. Она провела рукой по своим потрепанным джинсам — скоро они станут ей тесны.
        — Шейла,  — воскликнул в ответ Грей.  — Что ты здесь делаешь?
        Молодые люди явно подходили друг другу. Эта мысль заставила Кэсси страдать. В ту ночь ей надо было бежать без оглядки. Но она не смогла, завороженная нежным голосом Грея, его запахом, опьяненная его ласковыми прикосновениями. И только потом, когда он позвонил, она, подчиняясь приказу Хью Александера, отказалась от встречи. Да, Хью был прав, когда говорил о женщинах в жизни Грея.
        — Почему ты не пришел утром выпить с нами кофе? Я беспокоилась,  — сказала девушка ровным, приятным голосом,  — Опять занимался? Ты что, никогда не отдыхаешь?
        — Я разговаривал с профессором Грантом,  — улыбнулся Грей.  — О семейном бизнесе, о своих планах, об ответственности перед родным городом, о нашем имени и… эй, не смотри с такой кислой миной. Это то, что я хочу делать. Меня так воспитывали.
        — А как же радости жизни? Удовольствия? Любовь?
        — Любовь исключается,  — отрезал он.  — Прости, Шейла, это не для меня.
        Она недовольно сморщила свой хорошенький носик.
        — Неужели ты хочешь стать последним из рода Александеров?
        Грей засмеялся.
        — Я не говорил, что не собираюсь жениться. Но спешить не собираюсь. И это не будет брак по любви.
        Да уж, его избранницей станет женщина, достойная имени Александеров, с горечью подумала Кэсси.
        А что скажет Грей, когда узнает ее тайну? Ведь он, как человек долга, может принять решение, противоречащее его планам на будущее… Тогда она могла бы быть с ним.
        Грей может возненавидеть ее и ребенка, как отец ненавидел мать и Кэсси.
        Но не может же она не сказать ему правду?
        Грей коснулся пальцем носа Шейлы. Кэсси затаила дыхание.
        — Хватит болтать обо мне. Пошли, я угощу тебя ленчем.
        Девушка с обожанием смотрела на Грея. Так же, как это делала Кэсси. Только Шейла была ему парой. Она не из Праттов и имела право быть с ним.
        «Ну же! Выходи из-за деревьев. Ты должна ему сказать»,  — приказывала себе Кэсси.
        Но она не сдвинулась с места, видя, как они уходят. Со стороны казалось, что они просто друзья, но эта девушка вполне могла стать его женой. Интересно, знает ли она о ней, Кэсси Пратт?
        Скорее всего, нет. А что, собственно, случилось? Просто была одна ночь любви. Кэсси сама этого хотела. Ну а Грей? Его жизнь была спланирована с самого рождения.
        Глупо лелеять несбыточную мечту. Никогда ее ребенок не станет любимым отпрыском счастливой супружеской пары. А если Грей и возьмет на себя ответственность за него, ни к чему хорошему это не приведет. Она по себе знала, что такое быть нежеланным ребенком, тяжелой обузой для отца.
        «Не беспокойся,  — шепнула она.  — Я буду о тебе заботиться. Мы всегда будем вместе».
        Кэсси развернулась и побежала. Она убегала от самой себя, от своих страхов, от юноши, которого так хотела, от мечты, которая оказалась несбыточной.


        ГЛАВА ПЕРВАЯ
        — Ну, погоди, Кэсси, маленькая лгунья. Нам с тобой уже давно пора встретиться.
        Съехав с проходящей через вишневый сад дороги. Грей Александер приблизился к сельскому магазину и стоявшему рядом дому. Он увидел женщину, наклонившуюся над ведром с мыльной водой. Старая зеленая машина, которую она мыла, блестела в лучах жаркого июльского солнца. Черные как ночь волосы женщины были заплетены в косу. Когда она выпрямилась, из косы выбилось несколько прядей; густые локоны рассыпались по шее, прилипнув к влажной коже. «Это же именно та, которую я ищу!» — подумал Грей и тут же понял, что не может отвести от нее восхищенного взгляда.
        — Что за черт,  — пробормотал Грей, отгоняя от себя непрошеную мысль.
        Последний раз он видел Кэсси одиннадцать лет назад. Сейчас ей было уже под тридцать, но, похоже, время только подчеркнуло ее красоту. Что же, прекрасно. Интересно, как она поведет себя, когда поймет, что ее тайна раскрыта и пришло время расплаты. Они сейчас вступят в поединок, и он намерен победить.
        Кэсси молча смотрела, как Грей выходит из машины. В руке она сжимала губку, с которой на землю капала мыльная вода. Рядом сидел огромный вислоухий беспородный пес с грустными глазами; он скулил и колотил по земле хвостом. Не спуская с Грея глаз, Кэсси погладила пса по голове.
        — Все в порядке, Бейли,  — успокаивала она собаку, а глаза смотрели внимательно и настороженно.  — Грей?  — Она сказала это так, будто перед ней был не мужчина из плоти и крови, а призрак.
        — Грей,  — подтвердил он.  — Прошло чертовски много времени, правда, Кэсси? Помнишь, в последний раз, когда я звонил тебе, ты сказала, что будет лучше, если мы больше не встретимся. Но времена меняются. И обстоятельства иногда тоже, не так ли?
        Он шагнул по направлению к ней. Она хотела было отступить, но передумала и осталась на месте.
        Грей оценил ее выдержку, но это ничего не меняло. Вчера, узнав всю правду, он был потрясен, почувствовал себя во всем виноватым. Но то было вчера. Сегодня понял, как много потерял и как это несправедливо. Только в тридцать лет стало известно то, что случилось, когда ему было девятнадцать. Грею захотелось схватить Кэсси и вытрясти из нее все секреты, а главное — заставить ее отдать ему то, что она отняла у него.
        Конечно же, он не сделает ничего подобного. Потому что фамилия Александер обязывает. Он никогда не обидит женщину и всю ответственность возьмет на себя. За этим сюда и приехал. Надо во всем разобраться. Прямо сейчас.
        Он сделал еще один шаг по направлению к Кэсси. Ее синие глаза выражали тревогу.
        — Что ты здесь делаешь, Грей? Кроме мичиганских вишневых садов и меня, здесь ничего нет, а до твоего дома отсюда добрых семьдесят пять миль.  — Кэсси говорила еле слышным голосом.
        — Я не просто так сюда приехал, Кэсси. Хотел повидаться с тобой. Кстати, можешь не беспокоиться,  — он кивнул на собаку, которую она нервно поглаживала по голове,  — я рук не распускаю.
        Кэсси вздохнула, на щеках у нее проступил румянец. Затем убрала руку с головы Бейли и жестом приказала ему уходить. Пес неохотно потрусил прочь, время от времени останавливаясь и оглядываясь в надежде, что хозяйка передумает и позовет его обратно.
        — Ладно.  — Голос Кэсси был спокойным, но отнюдь не приветливым.  — Объясни, что тебя привело ко мне.
        Она боялась, но изо всех сил скрывала это. Только пульсирующая на виске жилка выдавала ее волнение. Если бы он не был так зол на нее, то выразил бы свое восхищение.
        — Просто хочу поболтать, вспомнить прошлое.
        — Какое это сейчас имеет значение,  — прошептала она.
        — По-моему, нам есть о чем поговорить, не так ли, Кэсси?
        Взгляд ее больших сапфировых глаз был полон… печали? Нет, ему показалось, он хотел бы, чтобы так было. Она знала, что делает, и ни о чем не жалеет. У нее было одиннадцать лет, чтобы все исправить.
        — Грей…  — Ее голос дрожал. Она замолчала, перевела дыхание, вздернула подбородок.  — Извини, Грей, мне пора в магазин.
        Кэсси повернулась, чтобы уйти. Он протянул руку, пытаясь остановить ее. Ему так хотелось прикоснуться к ней, задержать ее пальцы в своей руке. Проклятье. Как тогда, в молодости. Что это было — молодость, весна, гормоны?
        Но сейчас он не сделает этого, не станет ее удерживать, тем более силой. Не в его правилах. Но как-то надо было остановить ее.
        — Хочу поговорить о Джейке Уолкере.  — Он старался говорить спокойно.  — Ведь когда-то Джейк был твоим другом, не так ли?
        Кэсси резко остановилась.
        — Джейк и сейчас мой друг.
        — Знаю. Его одиннадцать лет не было в городе. Теперь он вернулся. Ты знаешь об этом?
        Она кивнула. Взгляд ее был настороженным.
        — Что ты хочешь знать о Джейке? И зачем?
        Грей в упор посмотрел ей в лицо.
        — То есть какое мне до этого дело?
        — Можно и так сказать.
        Он помнил ее совсем маленькой, робкой. Теперь она готова была бросить ему вызов.
        Он решил поиграть с ней в эту игру. Немного.
        — Джейк решил отремонтировать дом матери. Я член комиссии по охране памятников старины. Мы несколько раз встречались.
        — Ты хочешь получить от меня… информацию?
        Конечно, ему нужна информация, но не о доме.
        — Я слышал, у тебя вчера были гости.  — Он внимательно посмотрел на нее.
        Кэсси подошла поближе, настороженность исчезла из ее взгляда.
        — Так ты хотел поговорить о Тэсс, твоей бывшей невесте? Да, она была здесь вчера…
        Грей не дал ей договорить:
        — Знаю. Дело в том, что Тэсс собирается завести с этим парнем детей.
        Грей понял, что попал в цель. Озабоченность опять появилась на лице Кэсси.
        — Убеждена, Грей, Джейк, что бы о нем ни говорили, человек чести. Если ты об этом хотел меня спросить, то я…
        — Нет, не об этом. Расскажи мне лучше о Джейке,  — попросил он.  — Одиннадцать лет назад, когда он уехал из города, меня там не было. Ты тоже уехала. Ходили слухи, что вы были вместе, потом он тебя бросил.
        Синие глаза Кэсси сузились.
        — Все, кто так думает… совсем не знают Джейка.
        Но Кэсси и Джейк хорошо понимали друг друга, он был посвящен во все ее секреты. Разговоры об их близких отношениях всегда вызывали у Грея чувство раздражения. Но сейчас это было не главное, оставался только один вопрос к Кэсси. Очень важный.
        — Да, видимо, я не знал Джейка,  — согласился он,  — хотя считал, что немножко знаю тебя. Должно быть, я ошибался. Но почему ты не сказала мне правду? Что Джейк тебя не соблазнял и не бросал?
        Кэсси вздохнула.
        — По-моему, Грей, это не твое дело. Ведь мы с тобой не… Я никогда ни с кем не обсуждала своих отношений с Джейком. Только вчера я сказала Тэсс всю правду, потому что ее беспокоят сплетни, которые распространяются в Мисандерстуде, о Джейке и обо мне. Раньше говорить об этом не имело смысла.
        — Черта с два не имело смысла, Кэсси. Если бы я знал, то давно был бы здесь. Ведь у меня есть обязательства по отношению к тебе.
        Наступило долгое молчание, нарушаемое только громким щебетом птиц в кронах деревьев.
        — У тебя не было причины обо мне беспокоиться,  — произнесла Кэсси ровным и спокойным голосом. Но было видно, как она напряглась: дыхание участилось, дрогнули веки, а рука судорожно прижалась к поверхности машины.
        — Не говори чепухи.  — Он провел рукой по волосам.  — Как ты могла подумать, что я не позабочусь о тебе, если обо всем узнаю? Прости, теперь это не имеет значения. Только ты меня совсем не знаешь.
        — Тебе не за что извиняться, Грей. Не думай об этом. И незачем было сюда приезжать. Между нами все давно кончилось.
        Грей посмотрел в глаза женщины, которая, по существу, обвиняла его в неискренности. Кэсси гордо вскинула голову и не отвела взгляда. Это вызвало у него если не симпатию, то уважение, так как практически он припер ее к стене. Ему захотелось провести пальцем по ее щеке, посмотреть, как она ему ответит. Но такое уже было и принесло… большую беду. Хуже некуда. Нет, он не повторит ошибки.
        Он не станет перелистывать страницы их знакомства от конца до начала. Сейчас ему требовалась лишь информация и взаимопонимание. Но, судя по тому, как она вела себя, у него мелькнула мысль, что он зря проделал весь этот путь. Вот только ее движения были как бы напряженными, а пальцы сжимали губку чуть крепче, чем следовало.
        Грей машинально взял ее руку в свою, губка упала в ведро. Почувствовал, что она ответила на его прикосновение, едва заметная дрожь пробежала по ее телу. Грей ощутил разлившееся по всему телу тепло и, выругавшись про себя, отпустил ее руку. Концы пальцев Кэсси скользнули по его открытой ладони.
        Разве важно, что они испытали при встрече? Они давно расстались. Теперь есть вещи поважнее.
        — Ладно, Кэсси, хватит ходить вокруг да около. Одиннадцать лет назад ты уехала, одна, без Джейка, потом родился ребенок. Где же мой сын?  — Грей держал себя в руках, но его крепко сжатые кулаки, горящие глаза свидетельствовали о том, как тяжело ему было задавать этот вопрос, как ждал он ответа.
        Кэсси прислонилась спиной к мокрой машине, скрестила ноги, тяжело вздохнула. Ей с трудом удавалось сохранить самообладание.
        — Что за чушь ты несешь. Грей?
        Он готов был аплодировать этой женщине, Кассандре Пратт, единственной дочери самого презренного алкоголика и сквернослова на территории пяти округов. Однако ситуация была слишком серьезной, и Кэсси удалось с честью с ней справиться.
        — После твоей вчерашней беседы с Тэсс, дорогая, все знают, что Джейк Уолкер не отец твоего ребенка.
        Кэсси ответила не сразу:
        — Я этого никогда и не говорила.
        — Но и не отрицала, пока Тэсс не заставила тебя признаться. Ведь знала, что все в Мисандерстуде считают Джейка отцом твоего ребенка. Вас обоих исключили за то, что вы занимались любовью в том чуланчике в школе.
        Кэсси нахмурила брови, расправила плечи, прищурилась.
        — А мне наплевать, кто что думает. Мы с Джейком никогда…
        Грей не сдержал улыбки.
        — Вы с Джейком никогда не делали чего, Кэсси?
        Она отошла от машины, выпрямилась, скрестила руки на груди, мокрая красная тенниска обтянула ее груди. Грей глубоко вдохнул — он чувствовал то, что должен чувствовать нормальный мужчина, в жилах которого течет горячая кровь.
        Кэсси не отрываясь смотрела на него, не замечая его реакции.
        — Джейк никогда не прикасался ко мне, мы не были близки. Я… я рассказывала Джейку, что беременна. Наверно, слишком эмоционально. С женщинами такое бывает.  — В ее голосе был вызов. Пусть он попробует ей возразить!  — Джейк пытался успокоить меня. Не знаю, как это выглядело со стороны. Он вел себя как друг.  — Ее голос стал мягким, глаза потемнели. Она как бы чувствовала себя виноватой.  — Но когда открыли дверь и нас увидели… Видимо, сделали поспешные выводы. Я не в состоянии была ничего объяснить. Все так быстро произошло, я испугалась. Джейк не захотел давать никаких объяснений. Историю раздули, поползли сплетни, и никто не стал их опровергать. Ну, а сама я уехала из города, на то у меня были причины. Вчера рассказала Тэсс о Джейке. Она, должно быть, тебе говорила. Ты ведь с ней помолвлен.
        — Был,  — поправил он.
        Кэсси закусила губу.
        — Мне очень жаль. Я поняла, что Тэсс любит Джейка. Потому рассказала ей все. Ведь, что бы мы с Джейком ни говорили, в Мисандерстуде нам не поверят. Но…  — в ее глазах промелькнула печаль,  — Джейк всегда был рядом, когда мне нужна была помощь. Я всегда хотела, чтобы Джейк кого-то полюбил. Не думала, что после нашего с Тэсс разговора она оставит тебя, уйдет к Джейку.
        — Это не Тэсс расторгла помолвку, Кэсси. Это сделал я.
        — Потому что знал, что она любит его?
        Грей подошел к Кэсси.
        — Не имеет значения, что было между Тэсс и мной,  — сказал он.  — Я расстался с Тэсс потому, что нам с тобой надо закончить кое-какие дела. Хочу выполнить свои обязательства, исправить ошибки.
        — Что… что ты хочешь этим сказать, Грейсон Александер?
        От спокойствия Кэсси не осталось и следа. Она испуганно смотрела на него горящими глазами, но Грей, поборов в себе угрызения совести, решил идти до конца.
        — Он мой сын, Кэсси.
        — Не надо твердить одно и то же.
        — Надо. Это правда. Когда мы с тобой занимались любовью, ты была девственницей.
        Глубоко вздохнув, Кэсси посмотрела ему прямо в лицо.
        — Мы с тобой никогда не занимались любовью. У нас была… случайная близость.
        Итак, она не собирается говорить на эту тему. Ладно, если хочет обманывать себя — пожалуйста, но ему нужна правда, и он ее получит.
        — Давай будем честными, Кэсси. Я стал твоим первым мужчиной. Мы провели вместе целый день и полночи. Мы занимались любовью долго, страстно. Но самое важное — в ту ночь ты забеременела. И мне ничего не сказала.
        Грей чувствовал, как под пальцами у него все быстрее и быстрее бьется пульс Кэсси.
        — Это мой сын,  — медленно произнесла она.  — Если даже его отец не Джейк, то это еще не значит, что его отец — ты. Ты ведь предохранялся… У меня могли быть и другие мужчины.
        Он не раз думал об этом, но по-настоящему не верил. Трудно было представить себе даже то, что Кассандра, такая робкая и застенчивая, обратилась за помощью к Джейку, которого хорошо знала. И совсем не верилось, что были другие. Впрочем… В любом случае он знал — это его ребенок.
        Грей покачал головой.
        — Предохранение не дает никаких гарантий, Кэсси. Ты знаешь, так было всегда. А мне известно, что у нас с тобой есть общий ребенок. Неужели ты думаешь, что я не подготовился к встрече с тобой? Я просмотрел в библиотеке все школьные новости в местных газетах. Видел его фотографии.
        — Тогда ты знаешь, что он похож на меня.  — Она отошла от него, чтобы он не мог ее достать.
        — Да, он похож на тебя,  — согласился Грей.  — Но вот выражение глаз, Кэсси… У нас с ним есть что-то общее. Определенно есть.
        Она покачала головой, но промолчала.
        — Признай, Кассандра: однажды очень давно и далеко отсюда мы с тобой зачали ребенка.
        Печальные глаза Кэсси смотрели настороженно и испуганно.
        — Даже если и так, теперь он мой,  — прошептала она.  — Роб веселый, ласковый мальчик. Он еще маленький. Он никогда не войдет в мир высокомерных хозяев жизни. Нет у него таких задатков. Я этого не допущу. Ни за что на свете. Он не Александер.
        Вдалеке, на проселочной дороге показалось голубое пятнышко, послышался скрип. Школьный микроавтобус явно нуждался в новых амортизаторах. Кэсси не сумела скрыть свое беспокойство. Грей догадался, что сын возвращается из школы.
        — Грей, прошу тебя, уходи,  — в ее голосе слышалась мольба.
        Ладно, первый шаг сделан, он припер ее к стенке, но она права. Нельзя требовать, чтобы десятилетний мальчишка сразу признал в нем отца. Он даст ей время. Пусть поговорит с ребенком.
        — Хорошо,  — уступил он.  — Я уйду. Пока. Но я вернусь, Кэсси. Теперь я все знаю и доведу дело до конца. Это также и мой сын, я имею на него такие же права.
        Кэсси смотрела, как он садится в машину.
        — Даю тебе два дня, чтобы сказать ему правду. Потом встречусь с сыном.

        Когда машина Грея разминулась с микроавтобусом, Кэсси подумала: уезжает человек, которого она когда-то боготворила, и возвращается домой мальчик, ради которого она живет.
        «Что же мне делать?» — спросила она у тишины.
        Грей из воспоминания превратился в реальность. Только что перед ней стоял высокий, широкоплечий мужчина с золотисто-карими глазами и укоризненно смотрел на нее, прикасался к ней…
        Боже мой! Кэсси вздрогнула, прислонилась спиной к входной двери, как бы преграждая путь непрошеным воспоминаниям. Она справится с собой. Но чувство страха не проходило.
        Грей знает о Робе. Знает. Эта мысль не давала ей покоя. Ему все известно, и он собирается бороться за родительские права.
        Нет, только не это. Сын принадлежит только ей. С Греем Александером у него нет ничего общего, разве что ДНК. Мужчин из рода Александеров с детства учили властвовать. У Роба нежное и доброе сердечко, а честолюбивых стремлений не больше чем у новорожденного щенка. Встреча Грея с Робом не предвещает ничего хорошего.
        Пока микроавтобус тормозил перед домом, Кэсси приняла решение: никому и никогда не позволит отнять у нее Роба.
        Она запретит себе мечтать о Грее, о близости с ним. Эта мысль обожгла ее.
        Из подъехавшего микроавтобуса выскочил сын.
        — Мама!
        Она улыбнулась в ответ, сразу же позабыв о Грее.
        — Привет, тигренок. Мы с Бейли соскучились без тебя.
        — Знаешь, мам, что я тебе расскажу…
        — Спасибо, Фэй.  — Кэсси кивнула сидящей за рулем женщине. Потом наклонила голову, скрестила на груди руки и сказала строгим голосом: — Роб…
        Тот покраснел и повернулся к машине.
        — Спасибо, миссис Филлипс, что подвезли, и оставили на ночь тоже.
        — Мы всегда тебе рады, Роб.  — Женщина улыбнулась, помахала ему рукой и уехала.
        Кэсси крепко обняла сына.
        — Ну, что ты хотел мне рассказать?
        Глаза Роба загорелись.
        — У Джои окотилась кошка. Один котеночек такой маленький, слабый, мам. Он не выживет, если о нем не позаботиться. Я мог бы…
        — Роб.  — Кэсси старалась говорить строго.  — Куда нам еще одного?
        Мальчик перестал улыбаться.
        — Я найду ему место, мам. Обещаю.
        Кэсси вздохнула, взъерошила его темные волосы.
        — Знаю, что найдешь, Роб.  — Она знала, он расстроится, если не попытается спасти котенка.
        Сын умоляюще смотрел на нее, и Кэсси сдалась:
        — Ладно уж. Ты же вылечил птицу и выпустил ее на волю.
        Ему было жалко выпустить воробья с зажившим крылом, но он сделал это. Она не сомневалась: следующей весной опять появится раненая птичка, ящерица, потерявшийся щенок или осиротевший крольчонок.
        — Спасибо, мам,  — вздохнул он с облегчением.  — Дашь чего-нибудь поесть? Умираю с голоду.
        Он сразу успокоился, как только вопрос с котенком был решен.
        Охваченная внезапным порывом любви к ребенку, который изменил ее жизнь, Кэсси положила руку ему на плечо и повела к дому.
        — У тебя все нормально, мам?
        — Конечно. Сейчас приготовлю тебе поесть.
        — Ты обняла меня два раза.
        В самом деле. Он подрастал и стал стесняться проявления нежности. Но сегодня необычный день.
        Роб удивленно смотрел на нее. Кэсси улыбнулась ему в ответ.
        — Разве мама не имеет права иногда обнять своего ребенка дважды? По особым дням?
        Он подозрительно посмотрел на нее.
        — А сегодня разве особый день?
        Она скрестила руки на груди, склонила голову.
        — Ну, сегодня ты пришел домой в не порванной рубашке. Впервые за эту неделю. Я это очень высоко ценю.
        — Ма-ам.
        — Ма-ам,  — передразнила она.  — Поздравляю. Это замечательно. Идем скорее, тебя ждет большая миска макарон с сыром.
        Он согласно кивнул, и они вошли в дом.
        — А кто был в той машине, которая выезжала с нашей дорожки несколько минут назад? Кто-то знакомый?
        Рука Кэсси замерла на дверной ручке.
        — Ты его не знаешь.
        Он серьезно кивнул.
        — Значит, это был кто-то из твоих друзей.
        В общей сложности она провела рядом с Греем Александером меньше суток. Больше они не виделись.
        — Нет, это не друг.
        Десятилетний Роб согласно кивнул.
        — Тогда, может быть, это какой-то политик? Похожий тип приходил к Джои, когда я был там. Его папа считает, что такие люди будут заговаривать вам зубы до тех пор, пока не вытянут все, что у вас было. Без меня не впускай в дом никого, мам. Надеюсь, ты отправила этого типа куда подальше.
        — Я так и сделала, Роб. Велела ему идти своей дорогой.
        Кэсси надеялась, что Грей после их разговора не станет настаивать на знакомстве с сыном. Но уверенности в этом у нее не было. Ей придется еще раз встретиться с Греем, потому что на этот раз бежать некуда.


        ГЛАВА ВТОРАЯ
        — Я не пускаю жильцов, мистер. В доме слишком мало места.  — Старик, которому принадлежал фруктовый сад, расположенный через дорогу от дома Кэсси, покачал головой в ответ на вопрос Грея.
        — А не сдает ли кто-нибудь жилье? Ведь гостиниц в Хайтауэре нет.  — Грей только что проехал городок из конца в конец. Два дня после встречи с Кэсси он провел в соседнем городке, надеясь, что она позвонит по номеру, который он записал на ее автоответчик. Грей не вернется домой, пока не получит ответы на все свои вопросы.
        — Нет. Не знаю никого такого.  — Старик продолжал выдергивать сорняки на цветочной клумбе.
        Грей с трудом справлялся с нарастающим в душе раздражением. Она так и не позвонила. И, судя по всему, не собирается. Уже не впервые пытается поставить его на место. Только на этот раз ничего не получится. Теперь это не просто девушка, о которой он грезил во сне, а женщина, стоявшая между ним и его сыном. И ей не избавиться от него с такой же легкостью.
        Грей наклонился и выдернул одуванчик, который рос под молодым розовым кустом.
        — Мне необходимо пожить здесь некоторое время. Придумайте что-нибудь. Я хорошо вам заплачу.
        Старик оставил в покое сорняки и посмотрел на Грея.
        — Есть старый дорожный трейлер в конце сада.
        Грея это устраивало. Трейлер стоял около участка Кэсси. Он тут же вытащил бумажник.
        — Годится,  — обрадовался он.  — Спасибо.
        — Не спеши благодарить. Я пока не решил. Как тебя зовут, сынок? Хочу знать, с кем имею дело.
        Грей представился. Старик поднял брови и присвистнул.
        — Так ты из Александеров? Из Мисандерстуда?
        — Точно,  — подтвердил Грей.  — Ну что, по рукам?
        — Ладно. Покажи удостоверение личности, заплати сто пятьдесят долларов за ночь, и мы договорились.
        Грей удивленно поднял брови. Если бы этот клочок земли и сомнительного происхождения трейлер не находились так близко от дома Кэсси, Грей стал бы торговаться. Но…
        Он достал несколько купюр и протянул старику.
        В машине набрал номер телефона Кэсси и через некоторое время услышал ее голос — низкий, хрипловатый и как бы нерешительный. Его обдало жаром. Как в тот весенний вечер — запах лепестков роз в воздухе, кожа вкуса свежих сливок, поцелуи, полные неги и страсти, безудержный вихрь желания.
        Глупо, подумал он, с силой сжимая в руке телефонную трубку. Он стал другим. Ушла молодость и импульсивность. Синие глаза и чарующий голос не собьют его с пути, не заставят забыть, зачем сюда приехал. Слишком много поставлено на карту.
        — Ты не позвонила, Кэсси.
        — Грей! Ты где?  — Грей почувствовал, как вся она напряглась.
        — Не так далеко, как бы тебе хотелось. Ты поговорила с Робом?
        Не поговорила. Конечно, не поговорила.
        Молчание затянулось. Было слышно, как ее пальцы теребят провод, как она дышит.
        — Ладно. Можешь дать мне час?  — наконец спросила она.  — Всего один час. А потом поговорим.
        — И ты успеешь куда-нибудь отослать моего сына, так?
        Кэсси вздохнула.
        — Сегодня утром он собирается к приятелю. Мне нужно время, чтобы подготовить его. Мы должны вместе обсудить, как поговорить с ним. Не может же отец неизвестно откуда свалиться ему на голову.
        Возможно, тут она права, но…
        — Все могло быть намного проще, Кэсси. Ты не дала мне шанса одиннадцать лет назад. Узнай я о рождении сына, тотчас женился бы на тебе.
        Молчание затянулось.
        — Кэсси?
        — Я не создана для брака. Грей,  — тихо сказала она.
        — Понятно. Одиннадцать лет назад ты думала по-другому. Помнишь, мы это обсуждали.
        Они говорили о многом. Тогда он был уверен, что не может быть брака по любви, а только по расчету. В сущности, у них было мало общего. Страсть, жажда наслаждения лишили тогда его разума.
        Грей глубоко вдохнул, с трудом отогнал воспоминания о Кэсси в своих объятиях.
        — Конечно, ты говорила, что не бывает удачного брака без любви, но, когда ждала ребенка, могла бы изменить мнение.
        — Я знала, что могу дать Робу все, что нужно,  — просто сказала она.
        — И ты это сделала.
        Она ответила не сразу.
        — По-моему, да. Он счастлив. Нам с ним хорошо.  — Ее голос был тихим, но уверенным.
        — Кэсси…  — Грей не успел возразить ей.
        — Можешь не продолжать. Знаю, это для тебя ничего не меняет. Просто Роб… ему все это небезразлично. Перед тем, как ты с ним встретишься, нам надо поговорить. Приезжай через час. И знаешь что. Грей?
        — Да?
        — До сих пор считаю, что тогда поступила правильно, что так будет лучше всем. И сейчас так думаю.
        Она положила трубку, прежде чем Грей успел ответить. Пожалуй, это было даже к лучшему. Впервые в жизни Грей Александер не знал, что ответить.

        Кэсси нервно ходила по комнате, сердце ее бешено колотилось, было трудно дышать. Она злилась на себя. Грея много лет не было в ее жизни. Она не вспоминала о нем и считала, что нет никакой угрозы в эмоциональном плане. И быть не может.
        «Я в норме»,  — внушала она себе, судорожно сжимая пальцы.
        Кэсси гнала от себя мысли о близости с Греем. Это было давно и никак не связано с тревожным ожиданием его визита. Она беспокоилась как мать. Как любая мать, ребенку которой грозит опасность.
        У нее были все основания для тревоги. Она готова сделать все возможное, чтобы защитить Роба, отстоять его благополучие. Даже от его отца.
        Ее мысли прервал шум подъезжающей машины Грея. Кэсси сделала над собой усилие, чтобы не убежать прочь. Нет, она не позволит снова заманить себя в ловушку и готова постоять за себя.
        Кэсси открыла дверь, чтобы пригласить Грея в дом. Слова замерли у нее на губах.
        Он стоял к ней лицом, одной рукой опираясь на машину. Джинсы обтягивали его мускулистые ноги, ворот белой рубашки расстегнут. Его темные проницательные глаза не отрываясь смотрели на Кэсси.
        «Держись, Пратт. Не поддавайся, не теряй самообладания»,  — приказывала она.
        — Давай поговорим, Кэсси.  — Грей разглядывал ее босые ноги, и она почувствовала себя раздетой, хотя привыкла так ходить дома.
        Грей показал на корзину, стоявшую на сиденье машины:
        — Я привез еду.
        Она подняла голову.
        — Ты собираешься устроить пикник? Думаешь, я могу подсыпать в еду отраву? А мне казалось, что Александеры не боятся ничего.
        Грей потер рукой чисто выбритый подбородок, вздохнул.
        — Я подумал, что должен внести свою лепту в ленч. И неплохо было бы начать переговоры за накрытым столом.
        Грей достал корзину из машины, захлопнул дверцу и направился к дому.
        Кэсси всегда нравилась его самоуверенность. Но она не оставляла ей выбора. Вот и сейчас он уже подошел к крыльцу и собирается войти в дом. Ничего, кроме беды, ей это не принесет. Если она встанет у него на пути, он поднимет ее и переставит в другое место. Не в его правилах было отступать.
        Кэсси сделала над собой усилие и отогнала не относящиеся к делу мысли. Она кивнула и пригласила его войти в дом.
        — Спасибо тебе. Спасибо за ленч.
        Она спиной почувствовала тепло, исходившее от Грея. Его рука накрыла ее руку, когда они одновременно взялись за ручку двери.
        — Позволь мне,  — сказал он резко.
        Кэсси убрала руку. Испугалась. Тепло разлилось по всему телу.
        — Спасибо.  — Она старалась говорить непринужденно, чтобы он ни о чем не догадался. Для него, представителя рода Александеров, все очень просто. Как для его отца, Хью Александера, который грозился наказать родителей за ее дерзость. При этом был холоден и официален.
        У Кэсси перехватило дыхание, когда они входили в дом. Родители уже умерли, но был Роб. Возможно, после знакомства с сыном Грей, удовлетворив любопытство, уедет, и она навсегда сможет забыть об Александерах. В любом случае следует быть предельно осторожной. И вежливой.
        — Извини еще раз, что не позвонила тебе. Может быть, у тебя нет времени, работа ждет?  — Она осталась довольна собой.
        — Нет проблем. Времени у меня достаточно, Кэсси.  — Грей говорил медленно, растягивая слова.
        Кэсси испугалась. Вот и все твое самообладание, усмехнулась она про себя.
        — Не думаю, что нам понадобится много времени.
        Грей понял, что Кэсси не хочет его видеть. Это раздражало его. Она стала другой за прошедшие годы и сумеет за себя постоять.
        Заметил Грей и еще кое-что. В домике, напоминавшем небольшую хижину, было очень уютно. Красные и белые цветы в вазах наполняли воздух тонким ароматом. На золотистом полу тканые коврики, сквозь кружевные занавески на окнах в небольшую комнату проникали солнечные лучи, образуя затейливые рисунки на стенах. Неновая мягкая мебель располагала к приятному отдыху.
        Он заметил все это, направляясь вслед за Кэсси в кухню. Накрывая на стол, она явно нервничала.
        — Грей, итак, о Робе…  — начала она.
        — Да. О Робе. Что он знает… о нас?  — спросил он.
        Красная тарелка, которую она собиралась поставить на стол, повисла в воздухе. У Грея было желание объяснить ей, что он хочет уладить все по-хорошему, но не сделал этого. Эта женщина перед ним в долгу, она отняла у него сына. Они оба понимали, в какой сложной ситуации оказались, сколько времени упущено.
        — Он просто знает, что его отец не мог быть с нами и что мы не могли пожениться.  — Она говорила еле слышным голосом.
        Грей встал рядом, опираясь обеими руками о деревянный стол.
        — Ты солгала ему. Мы могли бы пожениться.
        Кэсси выпрямилась, вскинула подбородок.
        — Нет, не солгала. Из нас не получилось бы супружеской пары. Замуж выходить я не хочу. Кроме того, мы с тобой слишком разные.
        — Это не мешает вступлению в брак.
        Ее синие глаза сверкнули.
        — Но что-то же должно сближать людей. Ты ведь не считаешь, что для заключения брака нужна любовь.
        Да, он так не думает. Дядя чуть не покончил с собой, когда тетя ушла из дому. Его отец… Он воспитывал Грея один, так как мать развелась с ним. Сам Грей по-своему любил Кэсси, когда та отвернулась от него. Нет, он не верит в любовь. Хотя ничего не имеет против создания семьи.
        Грей вздохнул, обвел глазами незамысловатый дом, так не похожий на его собственный. Да, Кэсси права. Они живут в разных мирах, у них совершенно разные жизненные цели, убеждения. Если они поженятся, брак их обречен на неудачу.
        — Я мог бы быть рядом с сыном, когда нужно. И с тобой,  — настаивал он.  — Я уже здесь, Кэсси. И не хотел бы уходить.
        — Грей, ты не обязан заботиться о нас только потому, что участвовал в зачатии сына.
        Он слушал тихий, бархатный голос, видел ее губы, порозовевшее лицо.
        — Обязан. Не хочу, чтобы мой сын думал, будто я его бросил.
        — Скажу ему, что я во всем виновата.
        — Да уж, пожалуйста,  — согласился он.  — Но это ничего не меняет.  — Грей взял ее руку в свою и стал гладить.  — Я хочу стать ему отцом. Разве ты против, чтобы у мальчика был отец? Готов сделать все, чтобы стать ему хорошим отцом.
        Кэсси закрыла глаза, руки ее дрожали. Когда она вновь посмотрела на него, в глазах блеснули слезы.
        — Не хочу, чтобы о моем сыне заботились по обязанности.
        — Это ему не угрожает.
        Кэсси понимала, Грея привело сюда чувство долга. Он приехал сразу же, как только узнал о сыне. И попросил ее о помощи. Тайна скоро вырвется наружу. Пришло время платить по счетам.
        Кэсси глубоко вздохнула. Не все так просто, как кажется.
        — Ради всего святого. Грей, что подумает Роб, когда узнает, что все это время ты жил рядом, всего в каких-то семидесяти пяти милях от него?
        — Не знаю, Кэсси. Похоже, многое придется ему объяснять. Это будет не просто.
        — Боюсь, он испугается,  — прошептала она.  — Не сможет всего понять… сразу.
        — И я не хочу его травмировать,  — сказал Грей.  — Мне кажется, ему нужно время, чтобы познакомиться со мной. Нельзя сразу говорить всю правду.
        Грей улыбнулся, ласково посмотрел на нее. Кэсси так хотелось поверить ему. Возможно, если бы он раньше узнал правду, то поступил бы так же.
        — Думаешь, так ему будет легче?  — осторожно спросила она.
        — Не знаю,  — сказал он.  — Не приходилось быть отцом. Хочу попробовать. Не надо спешить, а то он сбежит прежде, чем мы познакомимся.
        Кэсси стало стыдно, что она скрывала от Грея существование сына. Тогда на то были причины. Ей нельзя было оставаться в Мисандерстуде, где правили Александеры. Она выбрала бегство как единственный выход. Репутация матери-одиночки была… безопаснее.
        Теперь все осталось в прошлом. Человек, сидящий перед ней, должен стать частью и ее жизни. А встречу его с сыном надо как следует подготовить.
        — Спасибо тебе. Дадим ему время познакомиться с тобой. Пусть он думает, что мы были когда-то знакомы. Ты сможешь приезжать сюда, скажем, в субботу или воскресенье. Будете вместе проводить время.
        Может быть. Грей ничего другого не потребует, с надеждой подумала она. А Хью Александер никогда не узнает, что у него есть незаконнорожденный внук, потомок Праттов, к которым он испытывал такое отвращение.
        Грей отрицательно покачал головой.
        — Не только в субботу и воскресенье. Слишком много лет я потерял, Кэсси. Хочу наверстать упущенное.  — Он откусил кусочек сэндвича, который Кэсси ему положила.
        — Что ты имеешь в виду?  — У Кэсси сразу пропал аппетит.
        — То, что я намерен находиться поблизости. Для этого арендовал участок земли через дорогу от тебя и трейлер.
        Сэндвич выпал у Кэсси из рук.
        — Что-что? Где ты будешь?
        — Ты не согласна? Передумала? Выходит, по-хорошему у нас не выйдет, Кэсси?
        Кэсси посмотрела ему прямо в глаза.
        — Да, у меня есть вопросы. Грей. А что бы ты подумал, будь на моем месте? Да, я виновата, признаю. Согласна, не следовало скрывать от тебя рождение Роба. Но… Александер — в трейлере? Что о тебе подумают? А твой бизнес? Кроме того, мне казалось, ты баллотируешься на пост мэра.
        Грей улыбнулся. Впервые с того момента, как припарковал машину у ее дома два дня назад.
        — Новость о существовании Роба все во мне перевернула, Кэсси. О каком бизнесе ты говоришь — я хочу быть с ребенком. Никто меня не хватится. Ведь я расторг помолвку, и все подумают, что зализываю раны. А о делах позаботится отец. Так что время у меня есть.
        Как он был похож на того Грея, которого она знала когда-то. Но то, что он собирается жить совсем рядом, днем и ночью, ее смущало.
        — А место получше ты поискать не пытался?  — спросила она.
        — Ты могла бы что-то предложить?
        Кэсси почувствовала, что задыхается.
        — Не думаю, что это будет разумно.
        — В самом деле,  — согласился он.  — Особенно после того, как мы обсудили, что никогда не сможем быть вместе. Нам не следует жить под одной крышей.
        Кэсси прижала руку к груди.
        — Полагаю, мы сумеем вести себя как взрослые люди, но…
        — Дело не в этом, Кэсси. В замкнутом пространстве я особенно чувствую, насколько мы оба повзрослели. Трейлер меня вполне устраивает. И мы расскажем Робу правду. Надеюсь, что ты разрешишь ему время от времени приходить ко мне.
        Кэсси не ожидала, что Грей будет с ней так откровенен. Ее пугало и то, что придется разрешить Робу проводить время с Греем. Все происходит слишком быстро.
        — Извини, но мне надо работать. Я попросила сына соседки присмотреть за магазином. Мне пора.  — Она стала подниматься из-за стола.
        Грей встал, чтобы помочь ей.
        — Не беспокойся,  — поблагодарила она его.
        Со стола упала салфетка, он поднял ее и вручил Кэсси, как если бы это была роза. Оттого, что Грей был так близко, она растерялась, мысли ее перемешались. Поколебавшись, взяла салфетку, стараясь не коснуться его пальцев.
        — Прости. Давно за мной никто не ухаживал,  — пролепетала она в смущении.
        Видеть Грейсона Александера каждый день ей будет непросто. Он ей до сих пор небезразличен. Она обязана справиться с этим. Она должна.
        Провожая Грея к машине, Кэсси все время думала, как она будет представлять его Робу.
        — Вернусь вечером,  — сказал он.
        Она глубоко вдохнула, сумела даже кивнуть. Ее охватил панический страх, когда она невольно бросила взгляд через дорогу. Там, по ее предположениям, должен поселиться Грей.
        — У тебя будет время поговорить с ним,  — успокоил он, словно прочитав ее мысли.  — Сегодня займусь делами. Надо кое-что подсказать отцу.
        Опять отец. Он уже упоминал о нем. На Кэсси снова навалился страх, вытеснив все другие мысли. Как она могла поверить, что все получится? Не разумнее ли оградить ребенка от правды, чтобы не накликать беду?
        — А что скажут твои родные?  — с трудом выдавила она из себя.
        Впрочем, ей было известно, что они подумают.
        Хью Александер много лет назад высказал свое мнение о ней. Тогда он еще не знал, что она была в близких отношениях с его сыном.
        Кэсси тряхнула головой. Грей насторожился: он заметил ее волнение.
        — Сыну ничто не угрожает, Кэсси,  — твердо сказал Грей.  — Не допущу, чтобы его поставили в неловкое положение.
        В этом Кэсси не сомневалась. А если у него не получится? Или Александеры ополчатся против нее, попытаются отобрать у нее Роба и воспитать его по своему образу и подобию?
        — Не нравится мне все это. Грей,  — не сдержалась она.
        — Только не мешай мне, Кэсси. Уже поздно что-либо изменить. И не стоит этого делать.
        Грей прав, подумала Кэсси, глядя, как он идет к машине — стройный, широкоплечий. И почему-то вспомнила, как она, будучи юной девушкой, мечтала о прекрасном принце, который найдет и полюбит ее.
        Но сейчас сказки кончились. Грей не тот человек, который верит в любовь. И никогда им не был.


        ГЛАВА ТРЕТЬЯ
        Прошло уже двадцать минут, как Роб вернулся домой, а Кэсси никак не могла поговорить с ним о Грее. Время бежало с неумолимой быстротой, того гляди Грей вернется устраиваться в этом проклятом трейлере. Надо взять себя в руки и постараться хоть как-то подготовить Роба к их встрече.
        Она заставила себя повесить табличку «Магазин закрыт» и вышла из магазина через дверь черного хода.
        — Роб!  — окликнула она сына негромко, чтобы не напугать.
        Когда он занимался своими животными, то отдавался этому делу целиком, забывая обо всем на свете. Она хорошо помнила сердитый окрик отца, который всегда пугал ее, и старалась говорить с сыном как можно мягче.
        Она подошла к сыну. Роб посмотрел на нее и улыбнулся.
        — Привет, мам. Тебе что-нибудь нужно?
        Кэсси изо всех сил старалась не выдать волнения.
        — Только хотела тебе сказать, что у нас сегодня будет гость.
        Роб перестал гладить кошку и удивленно посмотрел на нее.
        — Настоящий гость? Взрослый? Придет к нам ужинать? Кто же это?
        Она пожала плечами, изо всех сил стараясь, чтобы голос не срывался, а руки не дрожали от волнения.
        — Один старый знакомый. Помнишь, ты видел здесь машину позавчера? Вообще-то я знаю Грейсона не слишком хорошо. Мы с ним когда-то учились в одной школе. Сегодня он опять приезжал и сказал, что собирается пожить немного на природе. Уговорил мистера Мозера сдать ему небольшой участок и трейлер. Я подумала, а почему бы тебе с ним не познакомиться. А он узнает, какой у меня большой сын.
        Роб прищурился, посмотрел на нее.
        — Он будет жить в вишневом саду? У мистера Мозера? Почему?
        Она с трудом выдавила улыбку.
        — Просто так. На свежем воздухе…
        Сына это не убедило.
        — А может, он хочет с тобой встречаться.
        — Роб…  — у Кэсси перехватило дыхание.  — Вовсе нет. Можешь мне поверить.
        — Говоришь, он твой старый друг?
        Сын скрестил руки на груди, словно отец, расспрашивающий дочь-подростка о парне, с которым та собирается пойти на школьный бал.
        — Знакомый,  — уточнила она и потащила его за собой на кухню.  — Мы знали друг друга в Мисандерстуде, где я жила когда-то. Пойдем, помоги мне приготовить ужин. Ужин на свежем воздухе.
        Он безропотно последовал за ней, молча подавал кастрюли и сковородки, доставал из холодильника продукты. Потом положил на стол недочищенную морковку и спросил:
        — А он знал моего отца?
        Кэсси резко обернулась к сыну.
        — Да,  — тихо сказала она.  — Знал.
        Потянулись долгие минуты молчания.
        — Ты когда-нибудь чувствуешь, что тебе не хватает отца?  — Она не удержалась и задала этот вопрос.
        Разумеется, они и раньше говорили на эту тему. Но сегодня другое дело. На мысли об отце Роба навело появление человека из ее прошлого.
        — Роб!  — окликнула его она, так и не дождавшись ответа.
        Он настороженно посмотрел на нее и проговорил:
        — Конечно. Иногда.
        — Стараешься не обидеть меня, да?
        Он приподнял одно плечо, не прекращая работы.
        — Не сердись на меня, мам. Я ни на кого тебя не променяю,  — сказал он, продолжая чистить морковку.
        Кэсси кивнула, повернулась к нему спиной, сделав вид, будто очень занята. Ее охватило гнетущее чувство вины. Она знала, он любит ее не меньше, чем она его. Но… так хочется быть похожим на других мальчишек, иметь отца. Что она скажет, когда Роб узнает всю правду?
        — Ты уверена, что этот парень не собирается ухаживать за тобой?  — неожиданно спросил он.
        — Уверена.  — Она заставила себя улыбнуться.  — Нет причины расстраиваться н говорить со мной назидательным тоном. Убеждена, у него нет подобных намерений.
        Нет сомнения, Грей никогда не интересовался ею по-настоящему. Он поступил так, как поступил бы любой молодой мужчина, у которого в жилах текла горячая кровь. Взял то, что само шло в руки. А теперь приехал заявить права на то, чего ему не предлагали. Он требует сына, которого, по его мнению, она у него украла.

        — Славная у вас собака.  — Грей протянул руку, чтобы погладить Бейли, но смотрел на сына. Тот кивнул в знак согласия. Как же он похож на Кэсси. Те же темные волосы, синие глаза.
        Кэсси не находила себе места. Она сильно нервничала, не знала, как себя вести.
        — Я справлюсь сама. Грей,  — сказала она, когда тот попытался помочь ей раздвинуть стол.
        Разумеется, справится. Вот уже одиннадцать лет она решает все свои проблемы. Грей с удовлетворением отметил, с каким вкусом она одевается. Раньше, когда ей было семнадцать, она не придавала этому значения. Она сама растила ребенка, не пытаясь обратиться к нему за помощью.
        Не считала нужным. Он лишил ее девственности так лихо, будто только этим в жизни и занимался. Ей даже в голову не пришло, что его может волновать судьба ребенка.
        Она оказалась сильным человеком — и осталась одна. Грей испытывал угрызения совести и чувство досады. Он не знал, на кого он злится больше — на Кэсси или на себя, но, уж конечно же, не на ребенка, который стоял рядом, настороженно глядя на них.
        — Роб, я вижу, ты хорошо ладишь с животными,  — сказал он.  — Сколько их у тебя сейчас?
        Роб насупился. И только взгляд матери заставил его смириться с неизбежным.
        — Одна собака, кошка с пятью котятами, две жабы, кролик, хомячок и черепаха. Полевых мышей мама взять не разрешила.
        Кэсси улыбнулась и передала Грею тарелки.
        — Ты чем-то недоволен? Помнишь, Тим Дэйли попросил тебя присмотреть за тарантулом, когда уезжал на каникулы? И ты принес паука домой? Я ни слова не сказала.
        — Смелая леди,  — сказал Грей, не скрывая своего восхищения. Он не сомневался, что Роб отчаянно сражался за полевых мышей, но все-таки потерпел поражение. Эта мысль заставила его улыбнуться.  — Ты дал имена всем своим любимцам?  — спросил он сына.
        По взгляду Роба Грей понял, что сказал глупость.
        — А вы долго здесь пробудете?  — вопросом на вопрос ответил мальчик, посмотрев в сторону кособокого, ржавого трейлера.
        Грей знал, что объяснить это будет непросто.
        — Роб,  — укоризненно сказала Кэсси.
        — Извините.  — Но сожаления в голосе мальчика не прозвучало.
        Грей понимал, любопытство сына не заслуживает порицания. Незнакомый мужчина вдруг поселился в двух шагах от дома — уже только это весьма подозрительно. Наверное, нужно было остановиться в гостинице. Правда, это далеко отсюда, и если бы он приезжал каждый день, объясниться было бы еще сложнее. А так… горожанин со странностями, которому захотелось пожить на природе.
        — Еще не знаю. Как получится,  — сказал он.  — Хотелось бы немного поправить здоровье. Мне подумалось, что ты и твоя мама посоветуете, как здесь можно лучше всего отдохнуть.
        Роб нахмурился, и Грею показалось, будто он обдумывает, как лучше… избавиться от гостя. Кэсси продолжала накрывать на стол.
        — У нас здесь… неплохая рыбалка, правда, Роб?  — без особого энтузиазма сказала она, изо всех сил стараясь быть любезной.
        Грей в душе поблагодарил ее. А вот Роб, похоже, был настроен иначе. Он вопросительно посмотрел на мать и, получив ее поддержку, ответил:
        — Да, но надо знать места. Я их не знаю. Джейк брал с собой, когда приезжает. Там можно поймать крупную рыбу.
        — Джейк Уолкер?  — переспросил Грей, прекрасно зная, о ком идет речь.
        Его неприятно задела мысль о том, что Джейк Уолкер научил его сына тем вещам, которым по праву должен был научить он сам. Джейк останавливался в доме Кэсси. Она доверяла Джейку так, как никогда не доверилась бы ему. Грею. Но он поспешил отогнать от себя эти мысли.
        А Роб тем временем с улыбкой рассказывал:
        — Один раз Джейк поймал такую большую форель, что с трудом вытащил ее.  — Роб широко развел руки, а Грей улыбнулся и недоверчиво поднял брови.  — Джейк отличный рыбак.
        — Я слышал, он замечательный парень,  — спокойно согласился Грей.
        — Вы его знаете?  — В голосе Роба прозвучал неподдельный интерес.
        — Видел его пару дней назад,  — подтвердил Грей.
        Разумеется, не стоило рассказывать сыну, при каких обстоятельствах произошла их встреча, особенно то, что именно от Джейка он узнал, что Роб его сын.
        — Мама, ты не говорила мне, что он знает Джейка.
        По голосу, каким это было сказано. Грей понял: Роб боготворил Джейка, а к нему, Грею, простому смертному, благосклонен из-за знакомства с божеством. Кэсси была испугана таким поворотом дела. Она действительно не сказала Робу о знакомстве Грея и Джейка. Она многого еще не рассказала сыну.
        Может быть, Роб, так же как и все, считал Джейка своим отцом? Иногда Кэсси ловила себя на мысли о том, что ей бы этого хотелось. Ведь у нее с Джейком Уолкером больше общего, чем с Греем Александером.
        Грей внимательно посмотрел на Кэсси. Она, тихо беседуя с сыном, расставляла на столе еду и свечи.
        В этой женщине скрывалась тайна, которую он так и не разгадал. А когда она повернулась, чтобы передать ему тарелку, и хлопчатобумажная блузка обтянула ее грудь, он понял, что она продолжала вызывать у него желание.
        Пришло время положить этому конец. Какое ему дело до ее привлекательности? Именно из-за этого он оказался в такой ситуации. Да и ей, видимо, не по себе, что все так получилось. К тому же она боится, как бы он не отнял у нее сына. Но он, черт возьми, имеет право находиться здесь. Подумав об этом. Грей решил заняться едой и не обращать внимания на усилия Кэсси поддержать разговор. Все равно он свое возьмет и наверстает упущенное, хочет того Кэсси или нет.
        Роб проглотил последний кусок, посмотрел на мать и отодвинулся от стола вместе со стулом.
        — Мам, уже поздно. Хочу проведать животных.
        Грей не сомневался, его присутствие здесь смущало мальчика, а Кэсси из-за этого переживала и хотела, чтобы он исчез. Но он доведет дело до конца. Пусть сын не думает, что он не хотел его.
        Кэсси вопросительно посмотрела на Грея.
        — Спасибо за ужин, Кэсси,  — сказал он, вставая из-за стола.  — Надеюсь, завтра вы придете в гости ко мне.
        Роб удивленно взглянул на него.
        — Ведь вы с мамой не откажетесь еще раз составить мне компанию?  — спросил Грей.  — Мне бы хотелось посмотреть на твоих животных. Почему бы нам всем вместе не навестить Джейка?
        Удивление на лице Роба сменилось каким-то подобием улыбки.
        — Правда? Я… я хотел бы повидать Джейка. Он — самый лучший.
        — Джейк сказал мне о тебе то же самое несколько дней назад. Рад был познакомиться, Роб.  — Грей протянул ему руку. Роб немного поколебался, потом сделал шаг вперед. Рукопожатие сына было крепким, и Грею это понравилось.
        Роб не спешил уходить. Он переводил взгляд с матери на Грея, покачиваясь на пятках.
        — Я помогу маме убрать со стола,  — предложил Грей.  — Ты не возражаешь?
        Кэсси вся напряглась и попыталась улыбнуться сыну.
        — Я освобожусь через пару минут, Роб. Не беспокойся, и спасибо, что помог мне сегодня.
        Он кивнул и направился к дому. На крыльце остановился и оглянулся через плечо.
        Грей собирал тарелки и случайно коснулся ее руки. Кэсси вздрогнула и посмотрела на него огромными, полными тревоги глазами.
        — Я не хочу, чтобы Роб ехал в Мисандерстуд, Грей.
        Они смотрели друг на друга, не шелохнувшись, только легкий ветерок шевелил мягкие пряди ее волос. Он знал, ей было плохо в этом городе, ее там опозорили, она спаслась бегством.
        — Хорошо, я что-нибудь придумаю. На этот раз.
        Она хотела что-то сказать, но он прикоснулся пальцами к ее губам.
        — Это ведь мой родной город. Ну, хорошо… не сейчас. Мы подумаем вместе,  — успокоил он ее.
        Кэсси не ответила. Она глубоко вдохнула и посмотрела на окно, где только что зажегся свет.
        — Какой он высокий,  — сказал Грей, наблюдая, как Роб прошел мимо окна.
        Потом перевел взгляд на хрупкую женщину, которая не отрываясь смотрела на него.
        — Да, он рослый мальчик,  — согласилась она, и голос ее потеплел.  — Ничего удивительного, рост матери пять и восемь десятых фута, а отца…
        — Шесть и два.
        — Вот именно,  — подтвердила она.  — С самого детства он всегда был выше, чем полагалось по возрасту.
        Грей молчал, и Кэсси закусила губы.
        — Извини, Грей. Теперь это не имеет значения, но мне жаль, что ты не видел, как он рос все эти годы. Случись такое со мной…
        — Теперь я смогу его видеть,  — сказал он, скрывая свои истинные чувства.
        — Я покажу тебе фотографии. Конечно, это не то же самое, но…
        — Ничего, это тоже неплохо,  — кивнул он. Потом подошел к ней поближе.  — И еще, Кэсси…
        Она посмотрела ему прямо в глаза, и Грею захотелось подойти еще ближе, чтобы лучше видеть ее при свете звезд и гаснущих свечей.
        — Черт побери, Кэсси, ты должна мне поверить. Я так зол на тебя за молчание все эти годы, но… но не хотелось бы взваливать на тебя все бремя вины. Конечно, мне хочется думать, что на твоем месте я поступил бы по-другому, но не уверен в этом! Боюсь ошибиться. Мы знали, на что идем, мы предохранялись, чтобы не было ребенка. Я тебе честно сказал, что не собирался заводить семью. Если бы я тогда узнал правду… Если бы я мог повернуть время вспять и заставить тебя сказать мне, но…
        Он стоял так близко, что мог с легкостью прикоснуться к ней. Кэсси отвела взгляд, не скрывая смущения.
        Ее нервозность неприятно задевала его. Когда-то он держал эту женщину в своих объятиях, целовал ее губы, а она страстно отвечала на поцелуи, тесно прижималась к нему.
        Грей старался дышать медленно и глубоко, борясь с желание заключить ее в свои объятия. Интересно, как повела бы она себя сейчас.
        В это время Кэсси облокотилась рукой о стол, стол покачнулся, и Грей отодвинулся от нее.
        Грей понимал, что должен держать себя в руках, не совершать ошибок, если хочет, чтобы все получилось так, как он задумал. Тем более, что Кэсси, похоже, с ним не согласна.
        — Тебе надо поспать,  — сказала она.  — К такой темноте, как здесь у нас, надо привыкнуть. Даже в небольшом городе, как Мисандерстуд, улицы освещают фонари, а у нас только звезды на небе.
        Грей почувствовал заботу в ее голосе.
        — Со мной все в порядке,  — успокоил он ее.  — Да, давно не стоял в темноте под открытым небом и не смотрел на звезды. Как красиво! У тебя замечательный дом, Кэсси. Чудесный сын. Ты имеешь право гордиться тем, чего достигла.
        Она пожала плечами и посмотрела ему прямо в глаза.
        — А я и горжусь. Действительно горжусь,  — повторила она, словно удивляясь, что подобная мысль никогда не приходила ей в голову.
        Инстинктивно он протянул руку и погладил ее по щеке.
        — Откровенно говоря, я приехал сюда с серьезными намерениями. Я думал и о кольце, и о брачном контракте,  — признался он.
        По тому, как она вскинула голову. Грей понял: такого она не ожидала.
        — Но я сказала тебе…
        — Тсс,  — успокоил он ее.  — Я подозревал, что ты не одобришь этой идеи. Просто хочу немного вмешаться в твою жизнь, войти в доверие к Робу, пригласить его погостить у меня, если он захочет.
        Она пристально посмотрела на него.
        — Но тебя это не устраивает, верно?  — По его голосу трудно было понять, сочувствует он ей или собирается проявить твердость.
        Кэсси показалось, что ее загнали в угол, и единственным желанием было спрятаться, притвориться, будто Грея вообще не существует, и тогда некому будет укорять ее в совершении поступков, за которые следует отвечать.
        — Верно, но, видимо, ничего нельзя поделать,  — признала она.  — Правду трудно скрыть.
        — Я буду играть по-честному,  — пообещал он.
        — Не сомневаюсь. Ты всегда играешь по-честному и поступаешь так, как надо.
        Он жил по правилам, которые диктовало ему чувство долга. Кэсси же во всем поддавалась своим эмоциям. Вот и сейчас она почувствовала опасность. Грей стоит слишком близко, и если она не избавится от него сейчас, то потом будет высматривать его в окно, прислушиваться, не раздастся ли его голос, да мало ли какие несбыточные мечты могут появиться у нее.
        — Сколько ты собираешься прожить в этом трейлере? Ведь у него протекает крыша. Что подумает Роб?
        — Значит, буду молиться о том, чтобы всегда светило солнышко.  — пошутил Грей.  — Надеюсь, что Роб больше заинтересуется мной, чем крышей у меня над головой. И что он простит нас за наши ошибки. Хочу, чтобы у нас все было хорошо.
        Кэсси кивнула, стараясь не думать о том, что он гладит ее рукой по щеке.
        — Я позвоню тебе утром,  — сказал Грей, и она почувствовала, как тепло разлилось по ее телу.
        — Позвонишь мне? Из трейлера?  — шепотом переспросила она, стараясь сохранить спокойствие.
        — Кэсси, даже здесь, под звездами, технического прогресса никто не отменял. Я позвоню тебе из машины. У меня есть телефон. Завтра жду тебя с Робом в гости.
        — Пожалуйста, Грей, не пытайся купить расположение моего сына.  — Кэсси не могла забыть об обещании Грея взять Роба в Мисандерстуд, навестить Джейка. Он сказал, что подождет с этим, но…
        — Я не стану подкупать его, Кэсси. Не волнуйся,  — пообещал он.
        Грей стоял совсем близко. Его губы почти касались ее губ. Если он поцелует ее, она знала, что ответит. Кэсси боялась пошевелиться. Грей словно загипнотизировал ее.
        Попыталась вдохнуть, но обнаружила, что не может. Еще немного, и… Но он поднял голову и повторил:
        — Не волнуйся.
        «Я все придумала»,  — решила Кэсси. Отрывисто кивнув, она повернулась и пошла к дому.
        Грей всегда отличался благородством. Он никогда не пытался ее подкупить. В этом не было нужды, ведь она всегда питала к нему слабость. Доказательством служит тот факт, что сейчас именно он поступил разумно, отстранившись и тем самым предотвратив опасность поцелуя.
        Собственная слабость была ей отвратительна, необходимо как можно скорее избавиться от этого недостатка. Правда состояла в том, что она не могла рисковать и вновь оказаться под воздействием обаяния Грея Александера.
        Брак с Греем Кэсси считала поступком неблагоразумным. Он не принесет счастья ни ей, ни сыну. Она должна что-нибудь придумать, уберечься от беды.
        Однажды спаслась бегством из Мисандерстуда. После разговора с Хью Александером. Что придумает он сейчас, когда Грей познакомит его с Робом, скажет о желании жениться на женщине из рода Праттов?
        Эти мысли угнетали Кэсси. Особенно беспокоилась она о сыне, о его неизбежной встрече с Хью. Успокаивала себя тем, что, возможно, этого никогда не произойдет, так как она не собирается выходить замуж за Грея. Впрочем, Грей обещал дать ей немного времени.
        До завтра она справится со своими эмоциями, придумает что-нибудь. И встретит Грея без страха снова оказаться в его объятиях. Это больше не повторится.


        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
        На следующее утро, едва забрезжил рассвет, Кэсси услышала тихий звук шагов на дорожке. Она медленно села в постели.
        — Роб!  — тихо окликнула она, удивляясь, почему ее любивший поспать сын уже встал так рано.
        Она отодвинула штору и открыла окно пошире.
        — Спи дальше, Кэсси, еще рано. Прости, что разбудил — приглушенный голос Грея нарушил тишину раннего утра.
        Он стоял возле дома в одних черных шортах. На груди блестели капельки пота.
        Она уже видела его таким однажды, когда они занимались любовью. Она крепко держалась за его широкие плечи, а он бережно уложил ее на мягкую траву и стал целовать, пока не довел до исступления.
        Кэсси судорожно вцепилась пальцами в занавеску, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не закричать.
        — Спи, спи,  — тихо повторил он, словно ребенку, которого укладывают в постель.
        Но сон ушел бесповоротно. Грей не во сне, а наяву стоял рядом. Он поселился по соседству, опять вмешался в ее жизнь.
        Кэсси завернулась в простыню, встала с постели и отдернула штору.
        — Грей, что ты здесь делаешь?  — через силу выговорила она.
        Он подошел так близко, что видно было, как тоненькая струйка пота на его груди стекает к низко спущенному поясу шортов, просачиваясь внутрь.
        Она отвела глаза.
        — Прости, Кэсси,  — еще раз извинился он. Мягкий, хрипловатый голос будто проникал сквозь тонкую простыню, обволакивая ее тело.  — В следующий раз выберу другой маршрут. Забыл, что не все встают в такую рань, как я.
        — Я тоже рано встаю,  — сказала она.  — Но сегодня воскресенье, и не надо открывать магазин.
        — Вы с Робом сегодня свободны?
        Она закусила губы, плотнее натянула на себя простыню.
        — Утром мы ходим в церковь. Всегда, по выходным. Это наша семейная традиция.
        В детстве у нее не было настоящей семьи. И сейчас она почувствовала, что может потерять то, что у нее есть.
        — Ты не против, если я украду оставшуюся часть дня?
        Буду. И даже очень. Грей угрожает спокойствию, благополучию, всей ее жизни.
        — Да н-нет, конечно, нет,  — произнесла она, запинаясь.
        — Неправда.  — Он усмехнулся, протянул было руку, словно хотел прикоснуться к ней через открытое окно, но раздумал.  — Не буду вас задерживать, пойду приму душ.
        Кэсси посмотрела на покосившийся трейлер по другую сторону дороги.
        — Не могу поверить, как ты собираешься жить в этой штуке,  — в голосе ее чувствовалось беспокойство.
        — Обижаешь, Кэсси,  — отделался он шуткой.  — Эта штука, как ты говоришь,  — мой дом. Моя крепость.
        — Но трейлер так наклонился, что можно скатиться с кровати.  — Она крепко держала руками простыню, чтобы та не упала.
        — Под ножками лежат бетонные блоки. Очень надежно. Изобретение мистера Мозера.
        Грей с трудом сдерживал улыбку.
        — Но ведь не мистер Мозер спит на этой кровати, не так ли?
        — Точно,  — согласился он.  — Уверен, прошлой ночью мистера Мозера там не было. Я спал один. Как и ты, Кэсси.
        Он положил руки на подоконник и подтянулся. Потом одной рукой приподнял ее подбородок, чтобы заглянуть в глаза. Его губы оказались совсем рядом с ее губами. Кэсси не знала, как себя вести.
        — Трейлер меня вполне устраивает, Кэсси. То, что я из Александеров, вовсе не означает, что я должен спать на атласных простынях.  — Грей перевел взгляд на хлопковую простыню, которая прикрывала ее тело. Кэсси стояла как парализованная.  — Ну, я пошел мыться.  — Он убрал руку с ее подбородка, отвернулся и пошел на свой участок.
        Неожиданно для себя она спросила:
        — И где же ты собираешься мыться?
        Он оглянулся, поднял руку вверх и улыбнулся.
        — Хозяин разрешает пользоваться его ванной комнатой.
        Наверное, это стоит немалых денег, подумала она. У нее, кстати, тоже есть душ…
        Кэсси закрыла окно.
        Потом, когда она готовила завтрак и уронила яйцо, ей пришло в голову, что она испытывает что-то наподобие чувства вины. А это чревато… необдуманными шагами. У нее даже мелькнула мысль предложить Грею воспользоваться ее душем.
        Какая еще глупость может прийти ей в голову? в любом случае при встрече с Греем Александером в следующий раз она будет одета. Надо надеяться, что Грей тоже.

        На ней была одна простыня.
        Грей намылился и стоял под горячим душем. Она так вцепилась в простыню, так прижимала ее к себе, словно боялась, как бы он чего не увидел… Проклятье! У него просто разыгралось воображение. Все эти годы он хранил в памяти воспоминание о Кэсси, шепчущей его имя, когда он расстегнул ее белую блузку и целовал ее груди.
        — Черт.  — Грей закрыл горячую воду и почувствовал, как струя холодной воды обожгла его тело. Это отрезвило его.  — Будь осторожен, Александер,  — предостерег он себя.
        Да, впредь он не даст волю чувствам. Когда он ехал сюда, ему не терпелось ускорить события, наверстать упущенные годы. Ему очень хотелось пойти вместе с Робом и Кэсси в церковь, но он сдержал себя. Посещение церкви — дело семейное, и он понимал, что его появление с ними вызовет любопытство, а Кэсси не отбиться от вопросов. А это ни к чему в присутствии Роба.
        Проблем много и без того. Предстоит завоевать расположение сына. Это не будет так просто, особенно когда очень хочется представить себе, как выглядит Кэсси без одежды.
        Подобные мысли приходили Грею в голову, пока он пытался навести порядок в убогом трейлере. Потом он стал обдумывать план действий на ближайшие дни. Как раз в это время вернулись Кэсси и Роб. Бейли выбежал им навстречу. Роб наклонился погладить его.
        — Все прошло нормально?  — спросил Грей, подходя к сыну.
        Что за глупый вопрос, неужели нельзя было придумать что-нибудь другое? Грей проклинал себя за то, что он, который никогда не терялся на любых переговорах, робел перед собственным сыном. Возможно, так и должно быть. Ведь в данной ситуации на карту поставлено все. Риск был слишком велик.
        Роб повернул голову, продолжая почесывать Бейли за ушами.
        — Конечно.
        — Наверное, хочется побыстрее избавиться от рубашки и галстука? Понимаю, сам был мальчишкой.
        Роб внимательно смотрел на него, сморщив лоб.
        — Да, не очень люблю носить эти вещи, но маме нравится.
        Грею приятно было услышать такие слова от ребенка. Чувство гордости за сына омрачалось мыслью о том, что он не видел, как мальчик рос.
        Через несколько секунд вышла Кэсси, и он увидел в ее глазах беспокойство. Должно быть, догадалась, о чем он думает.
        Но она не произнесла ни слова. Пусть все останется пока так, как считает Роб: этот мужчина — старый знакомый мамы, который приехал их навестить.
        — Ленч готов, Роб,  — сказала она.  — Иди переоденься.
        — У меня есть предложение.  — Слова Грея предназначались Робу, но смотрел он на Кэсси.  — Мистер Мозер сказал, что недалеко отсюда начинается фестиваль. Хотел пригласить вас обоих.
        Черт возьми, он произнес это тоном юноши, просящего о свидании. Приготовился к тому, что Кэсси откажется, так как дома полно дел. Он видел, как пальцы ее нервно теребили пояс темно-синей юбки.
        Но сын опередил ее, покачав головой:
        — Я уже обещал Тиму прийти к ним на ленч.  — Роб запустил пальцы в собачью шерсть, вопросительно поглядывая то на мать, то на Грея.
        — Роб, мистер Александер уже пригласил нас сегодня,  — с упреком сказала Кэсси.  — Ты же знаешь.
        — Я думал, что это просто из вежливости.
        — Мы должны сдержать слово. Иди позвони Тиму и…
        — Не беспокойся, Кэсси. Все нормально,  — вмешался Грей.
        Она покачала головой.
        — Нет, не нормально. Я…
        — Все в порядке, Кэсси. Что-нибудь придумаем в другой раз, Роб.
        Роб закусил губы, посмотрел на мать, потом повернулся к Грею:
        — Я… Ладно. Извини, мам. Не сердись.
        Кэсси не знала, как поступить, посмотрела на сына и сказала:
        — Поговорим позже. А в следующий раз, прежде чем обещать что-то Тиму, спроси у меня.
        — Договорились.  — И он помчался к двери, на ходу сбрасывая рубашку и галстук.
        Кэсси подождала, пока закроется дверь, и лишь потом обернулась к Грею.
        — Он был не прав. Ты зря вмешался.
        — Не хотел заставлять его делать то, чего ему не хочется.
        Кэсси улыбнулась.
        — Добро пожаловать в чудесный мир родителей, Грей. Детям не всегда хочется делать то, что надо. А родителям приходится быть строгими.
        Она всему научилась сама, подумал Грей. Ее отца примерным родителем нельзя было назвать.
        — Возможно,  — согласился он.  — Роб должен получше узнать меня. А мне надо постараться завоевать его доверие. Как ты думаешь, он не доверяет мне, потому что я живу в трейлере?
        Кэсси глубоко вздохнула.
        — Думаю, причина другая. Мы были знакомы раньше, и Робу кажется, что ты начнешь… ухаживать за мной. Я сказала ему, что это совсем не так, но он…
        — Но он не слепой и к тому же сообразительный мальчик. И понимает, как мужчина смотрит на женщину.
        Кэсси смотрела на него в упор, лицо покрылось восхитительным румянцем.
        — Мне казалось, мы договорились, что между нами ничего быть не может.
        Грей медленно покачал головой и провел пальцем по хмурой складке между бровями Кэсси.
        — Не припомню, чтобы говорил нечто подобное. Мы выяснили, что не подходим друг другу, но я никогда не говорил, что не считаю тебя привлекательной. Нас… тянет друг к другу, как и одиннадцать лет назад. Ведь Роб любит животных. К тому же у него богатая интуиция. Нет смысла обманывать его, он все прекрасно понимает. Сделаю все, чтобы он не подумал, будто я собираюсь утащить тебя, перекинув через плечо.
        — Ну, не знаю,  — улыбнулась Кэсси.  — Десятилетнему ребенку это как раз может понравиться.
        Словно догадавшись, что о нем говорят, Роб выбежал из дома. Не завязанные шнурки его кроссовок болтались из стороны в сторону.
        — Вернусь к ужину, мам,  — крикнул он, вскакивая на велосипед.  — Пока.
        Потом, зная, чего ждет от него мать, обернулся:
        — До свидания, мистер Александер. Извините еще раз.
        И укатил.
        Кэсси украдкой взглянула на Грея. Смутившись оттого, что стоит слишком близко от него, она сказала первое, что пришло ей в голову:
        — Обычно он ведет себя лучше.
        Грей успокоил ее:
        — Не беспокойся, Кэсси. Я не думал, что все пойдет легко. Все нормально. Нужно терпение. Я буду стараться.
        — И у тебя есть время на это?
        Кэсси машинально посмотрела через дорогу. На трейлер. Как долго сможет Грей прожить в таких условиях? В любой момент, как только ему это надоест, он соберет вещи и вернется в Мисандерстуд. А перед этим выложит Робу всю правду. Потом станет увозить с собой сына. Кэсси испугалась.
        — Довольно, Кэсси. Перестань волноваться из-за этого дурацкого трейлера и гадать, не собираюсь ли я из-за него форсировать события. Вижу, ты почти уверена, что я заберу Роба в Мисандерстуд без твоего согласия, и все потому, что живу в непригодном для жилья вагоне. Пошли. Приглашаю тебя на экскурсию.
        Не дожидаясь ответа, Грей взял ее за руку и потянул за собой.
        — Все в порядке. Я тебе верю,  — пыталась она сопротивляться.
        — Ну да. Как муха пауку.
        Грей шел, не останавливаясь. Она шла за ним.
        У двери трейлера Грей повернулся к ней.
        — Ну вот, Кэсси. Добро пожаловать в мой дом,  — сказал он и распахнул дверь.
        Ступенек не было, порог находился не меньше чем в двух футах от земли. Не колеблясь, Грей ловко подхватил Кэсси за талию, приподнял и поставил на пол. Тепло его рук обожгло ее, а когда он убрал руки, Кэсси посторонилась, давая ему дорогу, и отошла в самый дальний угол.
        — А здесь… гораздо чище, чем я думала. Здесь…  — не договорила она, закашлявшись.
        — Не люкс, но жить какое-то время можно.  — Грей похвастался, что здесь есть свет, тумба для белья, кровать, занимавшая половину комнаты.
        Кэсси захотелось убежать отсюда, и она повернулась, чтобы сделать это немедленно.
        — Здесь не так плохо, как я думала. Просто я…
        Она пошевелила рукой и нечаянно задела его. Теплая волна прокатилась по всему телу.
        Грей погладил ее по щеке.
        — Подойди ближе, Кэсси,  — прошептал он и стал перебирать ее волосы. Другой рукой обнял ее за талию, привлек к себе и накрыл губами ее губы. Она не сразу осознала, что происходит. Но, когда почувствовала вкус его губ, вдохнула его запах, огненный вихрь подхватил ее и понес. Казалось, весь мир перевернулся.
        Ощущать его теплое, большое тело было поистине райским блаженством. Ее как магнитом притягивало к нему, ей хотелось, чтобы их тела соединились воедино, чтобы сердца бились в унисон. Не в силах сопротивляться, она запустила пальцы в его волосы и всем телом подалась вперед, вдыхая запах лосьона и теплой кожи мужчины.
        Словно и не было всех этих лет. Он не отрывался от нее, целовал ее губы, ласкал грудь.
        Ей снова было семнадцать, и она опять была во власти желаний. До кровати оставался всего один шаг…
        — Кэсси, ангел мой,  — в его голосе звучало обещание… любви.
        Как это было несправедливо! Того, о чем она так мечтала, не существует в реальности. Это всего лишь инстинкт, голос плоти, который сводит их с ума, лишает возможности думать. Этот пожар охватил их обоих.
        Грей исступленно целовал ее шею, руки ласкали тело, и Кэсси так хотелось вырваться из плена своих мыслей, прильнуть к нему и еще раз испытать то, что познала она в ту давнюю ночь.
        Но она знала и то, сколько боли принесла та ночь. Ей не хотелось пережить это вновь.
        — Поцелуй меня, Кэсси,  — попросил Грей.
        Он держал ее лицо в ладонях, покрывая поцелуями. Было очень просто сделать то, о чем он просил. Еще и потому, что она сама хотела этого, и, казалось, ничто не мешало ей предаться наслаждению.
        Правда, она хорошо знала, чем все это может кончиться. И что принесет завтрашний день.
        Хотя… какое это имеет значение? Нет, конечно же, имеет. Грей — человек, который добивается всего, чего хочет. Она же должна быть осторожной, иначе рискует потерять все. В погоне за тем, чего никогда не получит. Все повторится снова.
        — Нет,  — прошептала она у самых его губ.
        Грей моментально отпустил ее. Он прислонился к стене и не отрываясь смотрел ей прямо в глаза.
        — Я не должен был приводить тебя сюда.
        Кэсси хорошо знал, как трудно будет справиться с собой, преодолеть влечение к тебе.
        Она кивнула, закусила губы.
        — Ты преследовал свои цели.
        Он отшатнулся от нее, словно получил пощечину.
        — Не думай так. Я вовсе не хотел обманом затащить тебя сюда и заставить делать то, чего ты не желаешь.
        — Я так не считаю. Ты собирался доказать мне, что не заберешь без моего согласия Роба и не увезешь в Мисандерстуд, что намерен остаться здесь и дать ему время лучше узнать тебя, что сможешь какое-то время пожить здесь. А это…  — она развела руки в стороны, и, увидев, как они дрожат, смутилась,  — это…
        — Мужчина, потерявший контроль над собой. Не сумевший справиться с чувством.
        — Я тоже хороша.  — Лицо ее пылало, а она боялась опустить глаза и посмотреть, застегнуты ли пуговицы на блузке.
        — Спасибо, что ты вовремя остановилась. Обещаю, Кэсси, впредь контролировать себя. Тебе не надо беспокоиться. И насчет Роба тоже. Я дам ему время. Столько, сколько смогу.
        Кэсси посмотрела на него долгим, пристальным взглядом и, не дожидаясь помощи, выпрыгнула из трейлера. Ей совсем не хотелось вновь оказаться в его объятиях.
        — Кэсси… Я пригласил вас сегодня на ужин,  — напомнил ей он.
        Ужин. За столом. Их колени почти соприкасаются.
        — Извини, Грей. Как-нибудь в другой раз, ладно?  — Она посмотрела на него, повернулась и быстро пошла к дому.
        Кэсси отдавала себе отчет в том, что того спокойствия, к которому она привыкла за последние годы, ей не вернуть. Нервы ее были напряжены до предела. Грей все еще был ей небезразличен, и в то же время она не хотела, чтобы он находился здесь. Но если Грей уедет, то постарается забрать с собой Роба. Хотя бы на время. И сын уже не будет принадлежать ей целиком.
        — Этого не должно случиться,  — твердила она, входя в дом.  — Ты снова так легко проиграла!
        Эта мысль привела ее в отчаяние.
        А через несколько часов перед домом остановился фургончик из ресторана «Эмилио», и водитель стал выгружать прозрачные пакеты с едой: сочный зеленый салат, рыба в густом, аппетитном соусе, фаршированные грибы и свежий хлеб с хрустящей корочкой.
        — Что это значит?  — спросила она.
        Мужчина пожал плечами и протянул ей лист бумаги.
        Я всегда выполняю свои обещания. Грей. Кэсси прочитала записку и подумала; кто бы в этом сомневался.
        Почему же тогда она не верит обещаниям Грея не давить на Роба, не приглашать его в Мисандерстуд без ее согласия? Почему она не может успокоиться, несмотря на заверения Грея контролировать свои чувства?
        Сегодня ночью ей приснился мужчина. У него были каштановые волосы, и, когда он прикоснулся к ней, ее затрясло, как от удара электрическим током. Она проснулась одна в постели со смятыми простынями.
        Это был мужчина, с которым у нее есть общий сын.
        Необходимо взять себя в руки и относиться к Грею как к другу.
        Надо, чтобы они поладили. Ради Роба. Во имя собственного спокойствия. Не надо себя накручивать. У нее это обязательно получится. Разве за десять лет она не добилась всего, чего хотела?
        Но и на следующий день заполучить Роба оказалось невозможно. Пришлось даже наказать его за плохое поведение. Стало ясно, что все пойдет гораздо труднее, чем она предполагала.
        «Трудно, но не невозможно»,  — успокаивала себя Кэсси, измеряя шагами комнату. А вечером она нерешительно постучала в дверь трейлера.
        — Кэсси? Что случилось?  — Грей смотрел на нее тревожно, собираясь выйти на улицу.
        — Не волнуйся, все нормально,  — сказала она.  — Я… Спасибо тебе за вчерашний ужин. Не надо было этого делать.
        — Я обещал.
        Кэсси глубоко вздохнула.
        — Я тоже обещала, что буду заодно с тобой. Это справедливо по отношению к тебе и к Робу. Так что…
        Грей ждал, не говоря ни слова, не задавая вопросов. Он просто… смотрел на нее, а она смущалась под его взглядом.
        — Роб…  — выдавила из себя Кэсси.  — Ей казалось, что в ярком лунном свете он видит ее насквозь и догадается, о чем она думает — об их последнем поцелуе. Кэсси устыдилась этой мысли. Нет, Грею такое не придет в голову, а она здесь по другому поводу.  — Роб много времени отдает своим животным,  — наконец сказала она.
        — Он прекрасно о них заботится.
        — Да, это его слабость. Он давно хотел попросить Джейка помочь ему расширить один из загончиков, но Джейк в последнее время слишком занят перестройкой дома.
        — Понятно. Тебе неприятно, что Джейк давно у вас не был?
        Кэсси не совсем понимала, что он имеет в виду. И пожалела, что не видно его глаз — он стоял в тени.
        — Мы с ним друзья. Я уже говорила тебе. Конечно, скучаю по нему, но сказать хотела совсем не это.
        Грей сделал шаг вперед, и она увидела его взъерошенные волосы, словно он только что встал с постели. Она с трудом подавила желание погладить их.
        — Ты заговорила о Джейке и животных Роба не случайно, да? Ты хочешь помочь мне установить контакт с сыном. Мне нравится эта идея,  — тихо сказал он.
        Его голос завораживал. Ей очень хотелось подойти к нему поближе, но она справилась с этим.
        — Да.
        — Но, если по-честному, тебе хотелось бы, чтобы я сюда вообще не приезжал.
        — Да, это так.  — Ее голос прозвучал немного резко.
        Он подошел ближе. Кэсси от испуга закрыла глаза. Потом почувствовала, как он провел кончиками пальцев по ее бровям, векам, губам.
        — Спасибо тебе, Кэсси. Я ценю твою помощь.
        Она отстранилась от него, повернулась и пошла в сторону дома. Она сделала то, что хотела, и сдержит свое обещание — будет помогать сыну и отцу налаживать отношения. Но впредь рисковать не намерена. Да еще в темноте. Глупо являться к Грею Александеру ночью. Так можно и домой не вернуться.
        Только не надо ничего усложнять. Уж она постарается. Отныне они с Греем — просто друзья, не более того. Что-то вроде бывших супругов, которые после развода остались в хороших отношениях. Так будет лучше.
        С этой мыслью она заснула. С мыслью, что жизнь продолжается.


        ГЛАВА ПЯТАЯ
        — Хочешь, я помогу тебе?  — Грей опустился на одно колено на траву рядом с сыном. Роб собирался покормить Бейли, и пес, подпрыгивая от радости, опрокинул мешок с кормом.
        — Ничего. Я привык, что Бейли все рассыпает.
        — Вижу, ты человек привычный. Разреши мне сегодня немного помочь тебе.
        — Да нет, спасибо. Я справлюсь.  — Роб потянулся к пакету и опрокинул его. Грей понимал, это не оттого, что сын такой неуклюжий. Только вчера Грей любовался грацией его движений, когда мальчик бежал по дороге.
        Грей мягко дотронулся до руки Роба.
        — Я не хочу давить на тебя и вмешиваться в твою жизнь, Роб.  — Даже если именно этим все и кончится, подумал он.
        Не поднимая головы, Роб продолжал собирать рассыпавшийся корм.
        — Я этого не говорил. И не думал…
        — Я не сделаю ничего плохого ни тебе, ни твоей маме. Хочу, чтобы ты верил мне, хотя совсем меня не знаешь.
        — Вы смотрите на нее так, как Джон Эббот из восьмого класса на Эрин Доувер. Мне кажется, вам нравится моя мама.
        Грей с трудом сдержал улыбку.
        — Конечно, я нахожу твою маму привлекательной. Это действительно так. Любой мужчина подтвердил бы, что она очень красивая. Но тебе не о чем беспокоиться. Не собираюсь предлагать твоей маме руку и сердце и увозить вас обоих к себе в хижину куда-нибудь в Антарктиду.
        — А вы будете с ней целоваться?
        Грей сделал вид, что вопрос его озадачил. Пожалуй, следует ответить честно.
        — Не исключено. Многие люди целуются, но браков не заключают. Не сердись, но я уверен, что ты перецелуешь многих девушек, прежде чем женишься на одной из них.
        Роб покраснел и стал быстро собирать корм.
        — Вы ведь не будете ее целовать, если она не захочет?
        — Никогда.  — Грей ответил слишком поспешно. Вчера вечером он действительно поцеловал ее без разрешения. То, что она сначала ответила на поцелуй, а потом поставила его на место, ничего не меняло — он воспользовался моментом. До сих пор, закрывая глаза, он все еще ощущал вкус губ Кэсси, ее прикосновение.  — Я этого не сделаю,  — пообещал он. Он уверен. Больше никогда.
        — Тогда ладно,  — успокоился Роб.  — Мама мне как-то сказала, что замуж она не собирается. Вот я и подумал, что целоваться ей, наверно, тоже не очень-то нравится.
        — А если бы она сама меня поцеловала? Как бы ты к этому отнесся? Расстроился? И что сказал бы маме?
        Роб ответил не сразу.
        — Однажды, когда я был маленьким, мама из-за меня плакала. Я что-то натворил, и она наказала меня. А я сказал, что не люблю ее. Мама промолчала, но я слышал, как она плакала, закрывшись в ванной. Я очень переживал. Так что, если она захочет поцеловать вас, я ей ничего не скажу. Но это не значит, что мне это понравится.
        — Что ж, честный ответ. Спасибо, что сказал правду.
        Когда весь корм был собран, Роб поднял пакет, посмотрел на Грея, словно хотел что-то сказать. Но промолчал, повернулся и собрался уходить.
        — У меня в детстве не было домашних животных,  — сказал Грей. Роб остановился.  — Мой отец считал, что с ними слишком много возни и лучше потратить время на более полезные занятия. Может быть… Ты не против, если я иногда буду помогать ухаживать за твоими питомцами? Я неплохо умею обращаться с молотком и гвоздями, мог бы помочь тебе построить более просторные вольеры. Если, конечно, ты не возражаешь.
        Роб замер на месте, потом медленно повернулся.
        — Вообще-то я использую ящики. Не очень умею что-то строить. У меня…
        Грей кивнул.
        — Вот я и научил бы тебя, а ты мне расскажешь о своих животных. Может быть, я тоже заведу кого-нибудь. Времени теперь у меня достаточно.
        Роб наморщил лоб и кивнул.
        — Ладно. Давайте тогда после обеда, хорошо?
        — Замечательно.  — Это не просто хорошо, подумал Грей, когда Роб ушел. Это намного лучше, чем хорошо: его сын заговорил с ним.
        Он еще может все исправить… хотя нет, не все. У Роба никогда не будет настоящей, полной семьи. Кэсси не согласна. А ему бы так хотелось быть вместе с ними. Каждый раз, когда он оказывается рядом, у него появляется непреодолимое желание прикоснуться к ней, почувствовать вкус ее губ. Но Кэсси не нуждается в этом. И он бессилен что-то изменить. Но как бы там ни было, жизнь давно не казалась ему такой насыщенной.

        Кэсси уже продолжительное время наблюдала из окна, как Грей и Роб работают вместе: отмеряют и распиливают доски для сооружения загончика. Роб, казалось, забыл о своем недоверии к Грею.
        Иногда у нее появлялось желание, чтобы все осталось по-старому и Грей не догадывался о существовании Роба. И в то же время встреча отца с сыном ее радовала. У Роба теперь был кто-то еще кроме Джейка. Правда, ее жизнь перевернулась коренным образом. Она лишилась чувства защищенности.
        Кэсси вымыла последнюю тарелку, закрыла воду и вышла из дома, на ходу вытирая руки.
        — Роб, у тебя игра меньше чем через час,  — сказала она. Ей так не хотелось нарушать эту идиллию.
        — Знаю. Сейчас пойду собираться.  — Бросив взгляд на Грея, Роб положил молоток и пошел к дому. Перед самой дверью остановился.  — Если хотите, можете посмотреть мою игру в команде Малой лиги. Если вам интересно.
        Грей встал с земли, и Кэсси еще раз отметила, какой он высокий. Он взглянул на нее, принимая приглашение войти в дом. Ничего не поделаешь, приглашение исходило от сына.
        — Проблемы будут?  — спросил он, заходя вслед за ней.
        Определенно будут, подумала она. Они с Греем будут сидеть рядом на виду у всех зрителей. Она всегда приходила на матч одна. Люди начнут судачить, пытаясь выяснить, что это за мужчина. Он, правда, являлся отцом Роба, но к ней, по сути, никакого отношения не имел. Но она не хотела, чтобы люди узнали правду. Она дала себе слово успокоиться и вести себя с ним как с другом.
        — Мам?
        Кэсси тряхнула головой и заставила себя улыбнуться.
        — Нет, конечно. Разве что жесткие скамейки и болельщики-родители.
        — С радостью приму твое приглашение, Роб,  — сказал Грей, и мальчик опрометью помчался в свою комнату надевать спортивную форму.
        Грей подошел к Кэсси.
        — Обещаю вести себя хорошо, Кэсси. Не беспокойся. Роб взял с меня слово, что я не буду целовать тебя против твоей воли. Буду стараться изо всех сил.
        Его низкий голос обволакивал, дразнил, смущал. Слова Грея застали ее врасплох. Она и так не могла прийти в себя с тех пор, как его машина остановилась перед ее домом. Пора успокоиться, вернуть хотя бы часть былой уверенности в себе. Поэтому она никак не отреагировала на его слова и, улыбнувшись, сказала:
        — Рада слышать, что ты собираешься вести себя по-умному. Грей. Со своей стороны постараюсь тебя не искушать. Обычно не целуюсь с мужчинами на играх Малой лиги.
        — Почти никогда?  — широко улыбнулся в ответ Грей.
        Она слегка пожала плечами.
        — Трудно отвечать за свои действия, если кому-то из игроков удается выполнить грэнд слэм [1 - Бейсбольный термин.  — Здесь и далее прим. перев.]. Тогда может случиться.
        Кэсси повернулась и пошла к двери. Ее сердце так билось, что готово было выскочить из груди. Она кокетничала с Греем, а этого с ней никогда не случалось. Впрочем, Грей умел толкать ее на безрассудные поступки. Лучшее доказательство тому — существование Роба.
        — Кэсс?
        Кэсси показалось, что Грей окликнул ее.
        Она глубоко вдохнула, но не обернулась.
        — Да?
        — Ты куда?
        Этого она не знала. Просто убегала подальше от Грея.
        — За губной помадой,  — сказала она, не придумав ничего лучшего.
        — Значит, только если у кого-то получится грэнд слэм?  — спросил он.
        Ее щеки пылали, когда она медленно повернулась к нему.
        — Этого почти никогда не случается,  — выдавила она с трудом.
        — Но когда такое происходит, отцы, должно быть, счастливы. А какого цвета у тебя помада?
        Он с трудом сдерживал смех, да и она развеселилась.
        — Ладно, перестань. Я пошутила. Думаешь, приятно знать, что ты обсуждал вопрос о поцелуях с моим сыном?
        Улыбка исчезла с лица Грея.
        — Это и мой сын, дорогая.
        Она вздохнула, решив пропустить мимо ушей то, как он к ней обратился, и кивнула.
        — Конечно, только сомневаюсь, что это подходящая для разговора с ним тема.
        Грей подошел к ней. Взял ее руку в свои руки.
        — Наверное, ты права. Я плохо знаю, что должен и чего не должен делать отец. У меня нет опыта. Роб сам захотел поговорить на эту тему. Не исключено, что темы наших с ним разговоров не всегда будут тебе нравиться. Они могут быть разными у отцов с сыновьями и у матерей с сыновьями. Но уверен, узнаю много нового в беседах с ним.
        Грей был прав. Она совершенно не представляла себе, о чем говорят отцы с сыновьями. И не имеет права вмешиваться в их отношения. Но страх не покидал ее.
        Впрочем, не надо заводить себя, подумала она, вспомнив свои вчерашние полуночные мысли. Меньше эмоций, больше спокойствия.
        — Пошли смотреть игру,  — сказала она.
        — А помада?
        Она покачала головой.
        — Помада мне не пригодится. Поцелуи тоже.
        Грей внимательно посмотрел на нее, и ей захотелось взять эти слова обратно.
        — Когда это случилось последний раз?  — спросил он.
        Кэсси проигнорировала вопрос и быстро вышла за дверь. Пусть придумывает темы для разговоров с Робом, но есть вещи, которые с ним она не намерена обсуждать.

        Значит, сказать, когда она в последний раз целовала мужчину, Кэсси не захотела, думал Грей, глядя на сына, сидящего под навесом в ожидании своей очереди отбивать мяч. Конечно, это не его дело, но очень хотелось знать.
        Кого же, как не ее, целовать мужчинам? Уж он-то знал это. В семнадцать лет она от него забеременела и, вместо того, чтобы бегать на свидания, растила его ребенка.
        Грей разозлился на себя. Конечно, было радостно, что у него есть Роб и что Кэсси безумно любит своего ребенка. Но слишком рано она лишилась свободы. Вместо того, чтобы встречаться с мужчинами, которые бы восхищались ею и осыпали ее ласками, она заботилась о сыне, сидела у его кроватки, когда он болел.
        Эта мысль буквально поразила Грея. Он посмотрел на Кэсси. Та сидела рядом, изо всех сил стараясь не прикасаться к нему. Задача не из легких, так как трибуны были переполнены.
        Кэсси, почувствовав на себе взгляд, повернулась к нему.
        — Скоро очередь Роба,  — сказала она, нервно облизывая губы.  — Ты точно хочешь остаться до конца игры?
        — А ты сомневаешься, что мне интересно все, что он делает?
        Она внимательно посмотрела на него и пожала плечами.
        — Роб… спортивный мальчик, но в бейсбол он играет не так хорошо, как в другие игры. Честно говоря, я всегда волнуюсь, когда он выходит отбивать мяч. Он нервничает, может промахнуться. Потом он переживает, а я не знаю, как его защитить.
        Грей внимательно смотрел на нее и видел ее смущение.
        — Я рад, что у него такая мать, Кэсси. Рад, что ты так предана ему. Если с ним такое случится сегодня, сделаю все, чтобы помочь тебе утешить его. Даю слово. Не стоит ему так переживать.
        Он машинально взял ее руку в свою, когда Роб вышел на поле. Наверное, хорошо, что сын не смотрел на них. Кто знает, что бы он подумал, увидев, что они сидят взявшись за руки.
        Рука у Кэсси была холодной, как лед, хотя день был теплый. Она сильно нервничала. Из-за Роба или из-за того, что Грей держал ее за руку?
        Роб промахнулся. Кэсси крепче сжала руку Грея. Он ответил на пожатие.
        — Спокойно,  — сказал он шепотом, чтобы слышала только она.  — Еще есть время. Подожди.
        Грей почувствовал, как бьется его сердце. Он не сводил глаз с Роба, который, видно было, очень волновался. Мальчик поправил шлем, вытер руку о штанину, перехватил биту. И опять промахнулся.
        — У него есть еще один шанс,  — сказала Кэсси.  — Все еще может получиться.
        Но мяч шел слишком высоко, и Робу не следовало брать его. Грею захотелось вскочить со скамьи, выбежать на поле и помочь сыну, но он удержался. Затем Роб скорректировал наклон биты, неуклюже размахнулся и отбил мяч, послав его в сторону питчера [2 - Игрок, подающий мяч.].
        — Пошел, Роб!  — Грей схватил Кэсси и поставил ее на ноги.
        Болельщики кричали, поддерживая Роба. Питчер выронил мяч. Роб извернулся, переступил базовую линию и…
        Грей отпустил руку Кэсси, обнял ее и притянул к себе. Они громко кричали вместе со всеми.
        Когда они наконец сели, он продолжал улыбаться, обнимая ее за плечи. Кэсси посмотрела на него. Глаза ее сияли от счастья.
        — У него получилось!  — выкрикнула она.  — Я чуть было не задохнулась от радости. А ты?
        Такой счастливой Грей видел ее всего один раз. Казалось, все ее страхи улетучились. Она его больше не боялась. Грей широко улыбнулся.
        — Спасибо, что взяла меня с собой,  — сказал он.  — Мне давно не было так весело. И кажется, я начал немного разбираться в правилах.
        — Что? Неужели ты хочешь сказать, что ни разу не смотрел игру в бейсбол? Никогда-никогда? Такого не может быть!
        Кэсси была так удивлена, что не могла сдержать эмоции. Как можно никогда не видеть игры в бейсбол?
        Грей протестующее поднял руки.
        — Зачем же мне врать? Просто… ну, скажем, так: отец считал, что для мальчика есть более важные занятия, чем игра в бейсбол.
        — Например?
        Но Грей промолчал и снова взял ее за руку. Сейчас в центре внимания находился другой мальчик, а Роб под неистовые аплодисменты зрителей отошел на вторую базу.
        — Какие же занятия?  — повторила она свой вопрос.
        Грей пожал плечами. Ему не хотелось об этом говорить.
        — Ну, не знаю. Мама… мамы не было с нами, когда я был маленьким, а отец толком не знал, что любят мальчишки. Он считал, что меня надо готовить к вступлению в семейный бизнес. Я с детства начал изучать дело с азов.
        — Какой ужас.  — Кэсси с трудом представляла себе ребенка, вынужденного сидеть в пыльных кабинетах вместо того, чтобы гулять и играть на воздухе. Она даже перестала следить за игрой и чуть не пропустила момент перебежки Роба на третью базу.
        — Эй, о чем ты думаешь?  — Грей нежно провел пальцем по ее щеке.  — Улыбнись, не надо хмуриться. Мне нравилось ходить на работу с отцом и дядей. Дела в бизнесе всегда шли хорошо. А то, что я не научился играть в бейсбол, вовсе не означает, что я был лишен радостей в детстве. Я вырос, стал самостоятельным. Ты об этом хорошо знаешь. Все нормально. Я не обижен жизнью.
        Должно быть, так оно и есть. Бизнесменом он всегда был хорошим. Но…
        — А чем ты занимался, когда не ходил в офис?
        Он улыбнулся и покачал головой.
        — Не жалей меня, Кэсси. Я не нуждаюсь в этом. Вырос в привилегированной семье, у меня было все. Одно плохо…  — печально сказал он.
        Кэсси смотрела на сына. И когда Грей кончил говорить, у нее все сжалось внутри.
        — Ты не рад, что есть Роб?
        Он резко повернулся к ней, глаза его гневно пылали.
        — Ты же знаешь, что нет. Мне стыдно, что я причинил тебе столько горя.
        Что это значит? Что он имеет в виду?
        — Не говорил так. Просто… наслаждайся настоящим. Прошу тебя.
        Грей кивнул и стал следить за игрой. Кэсси успела заметить улыбку, появившуюся у него на лице.
        — Я именно это и делаю, Кэсси. Наслаждаюсь каждой минутой.
        И вдруг на глазах у всех болельщиков и игроков, на глазах у людей, которые хорошо знали Кэсси, Грей крепко поцеловал ее в губы.
        — Ничего, если я им не скажу, что ты разрешила сделать это в случае победы?  — пробормотал он, не отрываясь от ее губ.
        — Посмей только, и я… скажу мистеру Мозеру, что ты — беглый каторжник. Он живо выставит тебя на улицу.  — Кэсси отодвинулась от него.
        — Главное, чтобы ты не целовалась здесь с другими мужчинами.
        — Ты знаешь, что не буду. Не издевайся надо мной,  — сказала Кэсси, с трудом сдерживая смех.
        — Даже не думаю, Кэсси,  — ответил он.  — Просто жду, когда ты отдашь мне поцелуй.
        Грей наконец отпустил ее и, широко улыбаясь, посмотрел вокруг.
        — Прошу прощения у всех, но игра сегодня просто захватывающая,  — заявил он и лицо его светилось от счастья.
        Под одобрительные возгласы зрителей Кэсси наклонилась к Грею.
        — Как мы объясним это Робу?
        Он поднял брови.
        — Неужели ты думаешь, что ему нужны объяснения, Кэсси? Он на седьмом небе от счастья. Ну, а мы с тобой… просто радовались успеху.
        Игра окончилась. Грей встал и помог подняться Кэсси.
        — Спасибо, что взяла меня с собой,  — с улыбкой сказал он.
        — Значит, ты не скучал?  — спросила она, заранее зная ответ. Он «болел» от начала до конца игры, кричал, подбадривая или утешая каждого мальчишку, даже если тот играл за другую команду. Родители и игроки улыбались ему, он им понравился. В его искренности Кэсси не сомневалась.
        — Какое там скучал!  — Он приглушил голос, потому что его слова предназначались только ей.  — Надеюсь, ты пригласишь меня на другие матчи. А когда я вернусь в Мисандерстуд, вы приедете ко мне. Сходим вместе на бейсбол. Хорошо?
        Но Кэсси эта идея не вдохновила. Мисандерстуд — совсем другой мир. Там ее исключили из школы, там ее пьяного отца часто находили валяющимся в грязи. Трудно вообразить себе реакцию болельщиков там, на трибуне, если бы Грей поцеловал ее. Нет, когда он вернется домой, такие встречи прекратятся.
        — А вот и Роб,  — сказала она, повернувшись лицом к сыну. И спиной к мужчине, который едва не заставил ее еще раз забыть, кто она такая.


        ГЛАВА ШЕСТАЯ
        — Спасибо за завтрак.
        Грей произнес эти слова так, будто не просто благодарил ее за то, что она накормила его. В его голосе было что-то завораживающее. Кэсси посмотрела на него и покраснела.
        С тех пор, как она увидела скудную обстановку трейлера, где поселился Грей, она не находила себе места. После матча она неожиданно для себя пригласила его на сегодняшний завтрак. И вот она ухаживает за ним, вьется, словно хлопотливая пчелка. Она правильно поступила, что позвала его.
        Кэсси взяла его тарелку и отнесла в мойку.
        — У тебя нет даже плиты. Грей. Как ты справлялся эти несколько дней? Даже не спрашиваю, какую цену заломил мистер Мозес. Откровенно говоря, не понимаю ни тебя, ни его. У тебя что, при такой куче денег нет ни малейшего понятия о бережливости? Или, может быть, Малкольм Мозер такой мастер торговаться, что сразу надо соглашаться на его условия?
        Грей обошел вокруг стола, улыбнулся, посмотрел на Кэсси сверху вниз и смахнул пальцем пятнышко муки у нее с носа.
        — Не беспокойся об этом, ангел мой. Но можешь поверить: его стряпня твоей и в подметки не годится.
        — Потому что в моей доброкачественные продукты, а не один жир. Мне доводилось пробовать стряпню Малкольма, и я не могу позволить, чтобы ты там питался: это равносильно убийству. Буду присылать тебе еду с Робом.
        Его рука замерла в воздухе, он подошел ближе и погладил ее по щеке.
        — Не обязательно, Кэсси.
        Она вздрогнула от его прикосновения.
        — Но я этого хочу. Нам следует поладить друг с другом. Ради Роба.
        — Для него ты готова на все, верно?  — Он сказал это очень серьезно.  — Готова даже подружиться с человеком, которому в прошлом не доверяла.
        Кэсси подняла голову и внимательно посмотрела в его золотисто-карие глаза.
        — Только как это сделать? Ведь о браке речи быть не может.
        Грей нахмурился, убрал руку с ее щеки.
        — Все в порядке, Кэсси. Мы с тобой — родители-друзья. Ты будешь готовить мне еду. Я буду красить ставни, поправлять плиты на дорожке.
        — В этом нет необходимости.
        — Разве? Здесь живет и мой сын тоже. Мне хочется это делать. Позволь мне.
        Слова, сказанные Греем, запали Кэсси в душу. Мне хочется.
        Она думала точно так же. Мне хочется.
        Кэсси захотелось подойти к нему ближе, совсем близко…
        Грей весь напрягся и отошел назад.
        — Пожалуй, пора браться за работу.
        Кэсси согласно кивнула. Она была благородна Грею. Иначе она оказалась бы в дурацком положении.
        — Да. Пора заняться делом.
        — У нас с Робом все отлично. Новая конура у Бейли словно конфетка.
        И опять, как поняла Кэсси, ему удалось разрядить атмосферу. Это то, что надо сейчас.
        — Держу пари, ваша фирма по реставрации зданий не часто строит домики для собак,  — сказала она, подыгрывая ему.
        Легкая улыбка тронула уголки его губ.
        — Не часто. Это особый случай,  — ответил он, отвернулся и пошел к Робу.
        Что верно, то верно, подумала Кэсси, глядя ему вслед. Да, ее случай — совершенно особый. Она была молода, влюблена и безрассудна. И забеременела от Грея вопреки всему. В этом единственная причина особого отношения к ней. Она прекрасно понимала, что так оно и есть. И знаки внимания со стороны Грея, его мимолетные прикосновения, на самом деле ничего не значат. Просто Грей был самим собой. Таким, какой он есть.
        — Ну, сынок, давай работать,  — услышала она его слова, адресованные Робу.  — У тебя все получается замечательно.
        Кэсси не знала, как отнестись к тому, что Грей назвал Роба сынком. Возможно, это ничего не значило. Просто ласковое слово.
        — Красотища! Верно, Грей?  — В словах Роба Кэсси почувствовала доверие, расположение к Грею.
        Ничего не поделаешь. Придется относиться к Грею по-дружески, терпеть его взгляды и прикосновения, от которых бешено колотится сердце, притворяться, будто ее это совершенно не волнует.
        Кэсси обрадовалась, когда зазвонил телефон. Почувствовала облегчение оттого, что оторвется от болезненных раздумий.
        — Алло, кто говорит?  — На другом конце провода раздался голос пожилого человека. Брюзгливый… и очень знакомый.
        — Слушаю вас,  — прошептала Кэсси. Она испугалась, так как не знала, что именно Грей рассказал отцу. Потому что хорошо помнила, как грубо этот человек разговаривал с ней одиннадцать лет назад. Знает ли он о существовании Роба? Видимо, нет, иначе давно бы явился сюда, колотил в дверь, требовал…
        — Я разыскиваю сына. Грея Александера. Он оставил два номера, по которым его можно застать. Он здесь? С кем я говорю?
        С матерью вашего внука. С человеком, который будет защищать его от вас. Она не в силах была выдавить из себя ни слова. Язык парализовало. Губы не шевелились.
        — Алло? С кем я говорю? Не смейте вешать трубку, черт возьми!
        Кэсси глубоко вздохнула.
        — Извините. Вы, должно быть, ошиблись номером,  — пробормотала она и положила трубку. Словно боясь, что ее уличат во лжи, протянула руки и выдернула шнур из розетки. Глупо отключать телефон, ведь рано или поздно его придется опять включить. Но не сейчас. Потому что этот человек, вероятно, снова набирает номер, по которому только что звонил.
        Через несколько секунд зазвонил мобильный телефон Грея. В трейлере. Потом она увидела, как Грей разговаривает, и когда он посмотрел в ее сторону, ей все стало ясно.
        Она лихорадочно стала поправлять и без того аккуратную стопку книг на столе, почувствовав, что покраснела. А вдруг Грей подойдет к ней, чтобы выяснить, звонил ли отец и зачем она сказала ему неправду?
        Но Грей еще раз взглянул в ее сторону и вернулся к Робу строить конуру.
        — Ну как, вы ее поцеловали?
        — Кого? Кошку? Или ящерицу? Знаешь, Роб, ящерицу я, наверно, не смогу поцеловать.  — Грей заметил какой-то странный взгляд сына, и его охватили сомнения: удалось ли ему продвинуться в налаживании их отношений? Ему казалось, что да, но сейчас…
        Роб посмотрел на него.
        — Не притворяйтесь. Вы знаете, что я имею в виду,  — сказал Роб, присаживаясь на ступеньку рядом с Греем.  — Мама какая-то странная. А вы красите наш дом. Я не понимаю…
        — Тебя это беспокоит?
        — Да.
        — Почему? Может, я тебе не нравлюсь?
        Роб потрогал край жестянки с голубой краской. Потом поднял голову и посмотрел Грею в глаза.
        — Не в этом дело. Мне с вами здорово, правда. Просто… мама какая-то чудная. Вроде бы боится.
        — Ты считаешь, это из-за меня?
        — Да. Нет. Не знаю. Просто мне… это не нравится.
        По крайней мере сегодня, подумал Грей, его мнение полностью совпадает с мнением сына. Ему тоже показалось, что Кэсси вела себя странно.
        — Знаешь что,  — сказал Грей,  — я поговорю с ней, узнаю, что ее беспокоит. Наверняка мы с тобой сможем помочь. Хорошо?
        — А причина не в том, что вы ее поцеловали?
        Он бы этого хотел.
        — Нет, Роб, сегодня нет.
        Сын кивнул.
        — Наверное, ей просто не нравится оттенок голубой краски и она не хочет вас обидеть.
        Грей посмотрел на ярко-голубую краску и засмеялся.
        — Думаю, ты прав. Я взял то, что было в сарае. Нужно было поискать что-нибудь не слишком броское. Заодно подберем и отделку для конуры Бейли.  — Грей знал, что понравилось бы Робу, знал, где это взять.
        У Роба загорелись глаза.
        — У Бейли будет самый лучший дом в нашем городке.
        — По-другому и быть не может.  — И это была сущая правда. Грей потратил массу времени на постройку роскошной конуры для собаки. Правда, Бейли в последнее время чаще ночевал в трейлере. Но это была особенная стройка. Он делал это ради Роба. И ради самого себя. Грей начинал строить их будущее.
        — Так вы поговорите с мамой?  — снова спросил мальчик.  — Мне она сказала, что с ней все в порядке.
        Грей кивнул.
        — Посмотрим, что можно сделать, чтобы она снова улыбнулась.
        Когда же, спустя некоторое время. Грей подошел к Кэсси, та вздрогнула от неожиданности. Мысли ее витали где-то далеко-далеко.
        — Надо поговорить,  — сказал он.
        Она хотела что-то сказать, но закусила губы, словно испугавшись.
        Он дотронулся пальцами до ее губ. Таких теплых и нежных.
        — Шшш. Не надо меня бояться. Догадываюсь, почему ты сказала моему отцу, что он ошибся номером.
        — Он знал, куда звонит?  — в голосе Кэсси был испуг.
        Грей покачал головой.
        — Не имел ни малейшего понятия. Но ты от меня ничего не скроешь, дорогая. Все видно по твоим глазам.
        Молчание затянулось.
        — Я просто не могла…
        — Шшш,  — снова не дал он ей говорить,  — ты не обязана мне ничего объяснять. Твою жизнь в Мисандерстуде нельзя назвать счастливой. Особенно в последние годы. Все знаю. Ты не хочешь разговаривать ни с одним человеком оттуда. Но тебе придется, Кэсси. Рано или поздно. Тебе надо быть более решительной. Жаль, что именно я нарушил твой покой, но теперь уж ничего не поделаешь. У тебя есть выбор: самой сделать первый шаг или отсиживаться здесь всю жизнь, дрожа от страха каждый раз, когда скрипнет дверь, зазвонит телефон или перед домом затормозит незнакомая машина.
        Опять молчание. Гнетущая тишина.
        — Хочешь сказать, что кончилась моя спокойная жизнь?
        — Я хочу сказать, что ты перебралась сюда, построила здесь свой мир, боролась за свое достоинство и победила. Ты сильная женщина, Кэсси. Не поддавайся страху, не лишай себя всего, чего достигла.
        — Что ты предлагаешь. Грей?  — спросила она, зябко передернув плечами.
        Он глубоко вздохнул.
        — Нам с Робом нужны кое-какие отделочные материалы. Дэвид отложил их для меня у себя в скобяном магазине. Позволь мне взять с собой Роба. Можешь поехать с нами. Обещаю, что мы вернемся очень быстро.
        Кэсси отвела взгляд. Грей видел, как она волнуется. Ему так хотелось обнять ее, успокоить, защитить. Но сейчас ей нужна ясная голова. Она слишком волновалась, чтобы принять его ласки.
        — Я не поеду, Грэй.
        — Не могу тебя заставить. Но мне хотелось бы взять с собой Роба. Это всего лишь деловая поездка, Кэсси. Надо с чего-то начинать, разрушать барьеры.
        — А он согласен?
        — Ты же не думаешь, что я стал бы с ним договариваться, не спросив сначала тебя? Мы ведь так договорились. И я обещал.
        Кэсси посмотрела на него своими изумительными синими глазами, и он понял, что на этот раз одержал победу. И что она расстроена.
        Он наклонился и нежно коснулся губами ее лба.
        — Роб беспокоится о тебе,  — прошептал он.
        Кэсси подняла голову, распрямила плечи потом ответила:
        — Хорошо, едем завтра. Ничего не поделаешь.
        Он кивнул, повернулся и пошел поговорить с сыном.
        — Грей!
        Он резко остановился и вернулся обратно. Ее голос звучал очень тихо.
        — Я просто… нам ведь не придется наносить никаких визитов, не так ли? Не в этот раз. Все так неожиданно. Он еще… нет, дело не в нем, а во мне. Я еще не готова.
        Грей прекрасно понимал, как трудно ей снова появиться в этом городе.
        — Мы не задержимся там,  — пообещал он.  — Сделаем дела и вернемся.
        — Ладно,  — согласилась она слабым голосом.


        ГЛАВА СЕДЬМАЯ
        Грей спиной чувствовал, как напряжена Кэсси. Он оглянулся: Кэсси надела темные очки, видимо надеясь, что так ее никто не узнает. Он не посмел улыбнуться: слишком серьезно она относилась к происходящему.
        — Похоже, мы выбрали не самый хороший день для поездки,  — сказала она. Сборы были завершены. Они уже позавтракали и оделись.
        Роб не скрывал радости.
        — Мам, ведь там живет Грей и ты раньше жила. И Джейк тоже. А я никогда туда не ездил.
        — Это так…
        Грей промолчал. Как рассказать все сыну, не выдав тайн? Он взял руку Кэсси в свою. Чтобы поддержать ее. Но когда он ощутил прикосновение ее шелковистой кожи, ему захотелось, чтобы так было всегда. Это выбило его из колеи. Что бы это значило? Да ничего. Черт побери, это ничего не значило. Просто хотел подбодрить ее.
        Но когда она крепко сжала его пальцы, словно ища спасения. Грей засомневался. Если он такой хороший человек, как он считает, то почему ей пришлось рожать в одиночестве? И зачем сегодня он устраивает Кэсси эту пытку?
        Потому что оба запутались во лжи, наделали ошибок за прошедшие годы. Пора распутать эту паутину, расставить все по местам.
        — Прости,  — сказал он, не сомневаясь, что она понимает, о чем идет речь.
        — Нет, ты прав. Время пришло.
        — Так мы едем?  — спросил Роб.
        Кэсси кивнула, и Грей включил зажигание.

        Когда они прибыли в Мисандерстуд, Грей направился к магазину скобяных товаров. Кэсси с трудом справлялась с волнением. В ее глазах мелькали сценки из прошлого, главным действующим лицом которых был мужчина, сидящий на расстоянии двух футов от нее и уверенной рукой ведущий машину назад, в прошлое.
        — Привет, Грей,  — окликнул его какой-то мужчина.
        Она с трудом подавила желание вжаться в сиденье. Во взгляде мужчины она увидела нездоровый интерес: всего неделю назад состоялась помолвка Грея, а он сидит в машине в обществе незнакомой женщины и мальчугана.
        Грей слегка кивнул мужчине, Кэсси немного успокоилась.
        — Все будет хорошо,  — шепнул он, помогая ей выйти из машины.
        Но у Кэсси на душе было тревожно. Сердце бешено стучало, ладони покрылись холодной испариной, ее даже немного подташнивало.
        Когда они подходили к двери, ей послышалось, как ее окликнули: «Пратт». Но возможно, просто показалось.
        — Выше голову,  — пробормотал он ей на ухо, когда они вошли в магазин.  — Кстати, ты чудесно выглядишь. Я уже это говорил сегодня?
        Кэсси была благодарна Грею за поддержку. Она чувствовала себя очень уязвимой, ее колотило от страха. Подняла глаза и увидела его улыбку.
        — Ты красивая. Сильная. Тебе есть чем гордиться. Взгляни на него.
        Они подошли к Робу. Глаза мальчика сияли.
        — Он сейчас в скобяном раю,  — сказал Грей.
        — Его можно понять.  — Кэсси заставляла себя успокоиться.  — Мы не часто бываем в скобяных магазинах.
        — Пошли в отдел игрушек,  — позвал Грей.
        — Ты только посмотри, мам,  — сказал Роб, показывая ей кожаный пояс с карманчиками для инструментов.  — У Грея есть точно такой же.
        — Мечта каждого парня.  — Грей примерил пояс на бедра сына.  — Тебе такая вещь пригодится. Мы обязательно купим.
        — Нет, Грей, мы…  — Слова застыли у нее на губах. В противоположном конце зала она увидела Андреа Майклз, бывшую королеву балов и приятельницу Грея, которая разговаривала с какой-то женщиной, но смотрела на Кэсси. Сквозь гул голосов и звук кассового аппарата до нее донеслись слова: «Кэсси Пратт и Джейк Уолкер…» Кэсси повернулась к Робу, чтобы увидеть его реакцию.
        — Не волнуйся, солнышко,  — шепотом сказал Грей.  — Роб в соседнем зале, с ним все в порядке. Возьми себя в руки. Знаю, ты можешь это сделать. Не бойся, я буду рядом,  — сказал он и подошел ближе, чтобы заслонить ее своим телом.
        Потом кивнул старой знакомой.
        — Грей! Привет!  — Голос этой женщины, отметила Кэсси, мало изменился, хотя прошло столько лет.
        — Привет, Андреа,  — ответил Грей, растягивая слова.
        — Мне жаль, что вы расстались с Тэсс. Я огорчена. Загляни как-нибудь ко мне. Хочу тебя поблагодарить за ремонт дома.
        Кэсси показалось, что она подслушивает чужие секреты, и ей захотелось незаметно отойти, вернуться к Робу, но у нее на дороге стоял Грей.
        — Рад, что ты довольна работой, Андреа. Ты ведь помнишь Кассандру Пратт? Она писала для школьного литературного журнала.
        Кэсон едва не упала, но Грей успел подхватить ее под локоть.
        Лицо Андреа сделалось пунцовым.
        — Конечно… да, помню.  — Она выдавила из себя улыбку. Кэсси посмотрела ей прямо в глаза.
        — Здравствуй, Андреа. Рада снова встретиться.  — Кэсси чувствовала поддержку Грея и произнесла эти слова спокойно, с высоко поднятой головой.
        — Мне пора, Грей. Заходи в любое время,  — заторопилась Андреа и направилась к выходу.
        Несколько секунд Кэсси не могла прийти в себя, пытаясь отрегулировать дыхание. Поддержка Грея была очень кстати.
        — Ты держалась по-королевски,  — шепнул он, наградив ее одобрительной улыбкой.
        — Спасибо тебе за поддержку,  — поблагодарила Кэсси.
        — У тебя все прекрасно получилось, дорогая,  — закончил Грей разговор и пошел искать Роба.
        Кэсси наблюдала за ними, пока они стояли у витрины. Роб увлеченно рассматривал инструменты и различные приспособления, а Грей не отрывал от него глаз. Но в то же время, Кэсси это чувствовала, она оставалась под его контролем.
        Как только кто-то произносил ее имя, он оказывался рядом, поддерживая своим присутствием. Возможно, тем самым уберег ее от многих неприятных замечаний.
        Люди буквально тянулись к нему, пожимали руку, спрашивали совета. Словно он отсутствовал в городе не одну неделю, а целый год. Женщины улыбались, кокетничая с ним. Одним словом. Грей был здесь в своей стихии.
        Но он ни на минуту не упускал Кэсси из виду.
        Наконец все покупки были сделаны. Все это время Кэсси находилась в большом напряжении, но испытание закончилось. Правда, оставался еще один вопрос, который ей очень хотелось задать Грею. Они подходили к машине. Роб бежал впереди.
        — Грей!  — окликнула она его.
        — Слушаю тебя.  — Он внимательно посмотрел на нее.
        — Откуда ты знаешь, что я писала в журнал?  — Она понимала, что вопрос глупый, но он упомянул об этом как о хорошо известном ему факте. Ее это удивило.
        Грей отвел глаза.
        — А ты поверишь, если я скажу, что просто вспомнил?
        Кэсси улыбнулась и с сомнением покачала головой.
        — В это трудно поверить.
        — Почему?
        Она пожала плечами.
        — Наверно, потому, что я сама уже не помню этого. За все время, пока я училась в школе, напечатали всего одно мое стихотворение.
        — Ладно, твоя взяла. Роб мне показал.
        — Ну и зря. Насколько я помню, это было что-то ужасно глупое.  — И подумала: «Это были стихи о любви к Грею».
        — Вовсе нет. Мне понравилось. Еще он показал мне твою фотографию в ежегоднике.
        Кэсси расстроилась.
        — Если бы я не любила его так сильно, то задушила бы сию секунду.
        Грей засмеялся.
        — Покажу тебе свои снимки, и будем квиты.
        — Спасибо, не надо,  — отказалась Кэсси.
        — Ну что, страшно было сегодня?
        — Нет, не так страшно, как я думала.
        — Ты рада, что поехала?
        Она внимательно посмотрела на него. Значит, это только начало. Наверное, Грей хочет еще раз пригласить их в Мисандерстуд.
        Она покачала головой.
        — Радоваться не могу,  — сказала она.  — Но ты был прав. Всему свое время. Наверно, когда-нибудь я буду рада этому.
        Когда она состарится и свыкнется с мыслью, что сын принадлежит не только ей одной. Когда перестанет любить его отца. Когда Грей женится на другой женщине, а она научится думать о нем просто как о старом друге. Тогда будет рада.
        — Спасибо тебе. Наверное, так надо было,  — повторила она.
        — Это тебе спасибо. А теперь можно ехать домой.
        Домой. Домой к ней. Для Грея это лишь временное пристанище. Он скоро уедет. Когда?
        Может, на следующей неделе. А может, завтра. Она не знала точно, но не сомневалась, это будет скоро. Его дом — здесь, в Мисандерстуде. Для нее же этот город всегда был чужим и домом никогда не станет.
        Для Роба — другое дело. Какое-то время ему придется проводить здесь, с отцом. Она также не прекратит встреч с Греем, до конца своей жизни. Она будет видеть Грея с сыном, с женщиной, на которой тот в конце концов женится, и с этим ничего нельзя поделать.

        Этой женщине к лицу даже поношенная рабочая одежда, невольно подумал Грей двумя днями позднее, наблюдая, как она наклонилась поднять несколько монеток, выпавших из рук пожилого покупателя.
        — Кэсси, не стоит беспокоиться. Сам виноват. Неуклюжий старый дурень.
        Она с улыбкой вложила монеты в руку покупателя.
        — Все нормально, Билл. Со всеми может случиться. Монеты такие скользкие.
        Кэсси одарила старика очаровательной улыбкой. Она была полна сочувствия к человеку, который из-за своего возраста не мог быть таким ловким, как когда-то. И за это ее любили люди. Грей видел это по лицу старика-покупателя.
        Густые, длинные, блестящие волосы Кэсси гипнотизировали Грея. Он вспомнил, как в то утро случайно разбудил ее, пробежав под окном. Распущенные, рассыпанные по плечам атласные локоны вызывали жгучее желание пропустить их сквозь пальцы, зарыться в них губами, чтобы вдыхать нежный цветочный запах, впитавший вкус дождя и солнца.
        «Глупо, Александер. Ты не имеешь права об этом думать»,  — убеждал себя Грей, наблюдая за Кэсси. Он обязан держать себя в руках, каким бы сильным ни было желание прикоснуться к этой женщине. Она не хотела близости с ним. Стало быть, любая его инициатива обречена на провал, чревата непредсказуемыми последствиями.
        «Не теряй над собой контроля,  — внушал себе Грей, не сводя глаз с Кэсси,  — береги ее».
        — Сейчас положим вам в машину мешок с землей, и Мэри сможет обновить газон,  — ласково сказала она покупателю и направилась к площадке под навесом, где хранился товар.
        — Так дело не пойдет. Не годится вам таскать тяжести, когда я здесь,  — возразил Билл, переступая с ноги на ногу.
        «Или когда здесь я»,  — подумал Грей, откладывая в сторону плитку. Он ремонтировал покрытие дорожки, ведущей к дому Кэсси. Нельзя допустить, чтобы женщина выполняла непосильную работу.
        Он сделал всего несколько шагов, как Кэсси резко остановилась и обожгла его взглядом: «Посмей только!»
        Он сделал еще один шаг. Но Кэсси посмотрела на него с такой мольбой, что он не посмел сдвинуться с места.
        — Все в порядке, Билл, мне это совсем не трудно,  — сказала она и погладила его руку.  — Я всех так обслуживаю. Когда человек целый день на ногах, не мешает немного размяться. Кроме того, приятно сознавать, что покупатели довольны обслуживанием. Вам хорошо это известно, Билл. Вы сделали мне прекрасные рамы для картин. Когда смотрю на них, вижу, сколько труда вы вложили. Вам бы тоже не понравилось, если бы часть работы кто-то делал за вас.
        — Никого и близко не подпускаю к своему верстаку,  — согласился Билл.
        А Кэсси, глубоко вздохнув, ловко подхватила мешок и стала перекатывать его через двор. Когда все четыре мешка были уложены в багажник, Кэсси подошла к покупателю и улыбнулась.
        — Спасибо за покупки, Билл. Не забудьте передать от меня привет Мэри.
        — Как я могу забыть? Да и Мэри не позволит. Начнет расспрашивать, как у вас с Робом дела.
        — Скажите, что все у нас отлично. Просто замечательно.
        Кэсси помахала рукой вслед отъезжавшему грузовичку. Лицо ее блестело от пота.
        Она красивая, подумал Грей. Красивая и добрая. Он по достоинству оценил ее заботливое обращение со стариком.
        — У тебя хорошо получается,  — сказал он, подходя к ней.
        Она взглянула на него, улыбнулась и покачала головой.
        — Люблю этот магазин, этот дом. Люблю помогать своим покупателям. Магазин маленький, но потребовал много времени и труда. Зато… Рада, что помогаю людям.
        Грей взял ее за руку, но она сразу же отдернула ее.
        — Я такая грязная.
        — Пустяки. Ты прекрасно знаешь, что у тебя не просто магазин. Люди идут сюда, чтобы им согрели душу. Они чувствуют твою любовь.
        Грей вдруг осознал, как повезло его сыну с матерью. Не каждая женщина способна на такую любовь. Не всякой женщине под силу помогать мужчине, присутствие которого ей неприятно, найти подход к сыну.
        Только очень добрый, щедрой души человек способен на такое.
        Такая женщина достойна восхищения. Он гордился ею. А кроме того, она притягивала его, как магнит, и возбуждала.
        — Иди, Кэсси, прими душ. Мне жаль, что не подпустила меня к мешкам.
        — Это моя работа,  — возразила она.  — Мне пора в магазин.
        Но Грей не позволил ей уйти.
        — Не волнуйся, я присмотрю за магазином,  — сказал он.  — Отдохни немного. Тебе надо расслабиться.
        Грей нежно погладил рукой ее шею. Она покачала головой, собираясь что-то сказать.
        — Милая, не нужно убеждать меня в том, какая ты сильная и выносливая. У меня была возможность в этом убедиться.
        Кэсси нахмурила лоб.
        — Я прятала от тебя твоего сына.  — Она сказала это так, словно впервые признавала свою вину и готова понести наказание.
        — Нет, ты сделала кое-что похуже. Прятала от меня свою боль.  — Грей посмотрел ей в глаза и понял, что не следовало напоминать ей о прошлом. Она и без того много страдала. Того, что было, изменить невозможно.
        — Это была моя боль. Мой выбор.
        Так оно и было. Кэсси не доверяла ему тогда и не хотела обращаться за помощью. Эта мысль приводила его в отчаяние. Ему до боли захотелось загладить свою вину, заботиться о ней, стать надежной опорой. Лучше поздно, чем никогда.
        — Не имеет значения, Кэсси, какое решение ты приняла в то время. Я виноват перед тобой.  — Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал.  — Иди отдохни.
        — Я в порядке, благодарю.  — Кэсси хотела сказать что-то еще, вероятно, намеревалась опять отказываться от помощи, но Грей неожиданно схватил ее, притянул к себе и стал целовать.
        Ни с чем не сравнимый вкус ее губ, вкус Кэсси… На уровне подсознания Грей понимал, что следовало бы спросить разрешения на такую вольность, что он обещал, но…
        — Поцелуй меня, Кэсси,  — прошептал он, не отрывая от нее губ. Кэсси прильнула к нему. Никакая сила не позволила бы ему отпустить ее из объятий.
        Ее теплые, мягкие губы были такими послушными, что Грей, лаская ее, потерял ощущение реальности. Окружающий мир перестал существовать для него.
        Кэсси ответила на его поцелуй, и Грей почувствовал, как у него подгибаются ноги и он падает в бездну. Ему хотелось целовать ее вечно, соединиться с ней, чтобы она принадлежала ему вся.
        — Грей, это невозможно. Не могу.  — Грей не сразу понял, что она говорит. Похоже, Кэсси повторяла эти слова не один раз.
        Он тут же отпустил ее и отошел в сторону.
        — Глупо повторять ошибки,  — сказала Кэсси, и Грей понял, она вспоминает то, что между ними было, и то, что затем последовало.
        — Ты права,  — согласился он.  — Прости, потерял способность думать.
        Неожиданно для него Кэсси улыбнулась.
        — Твоей вины нет. Грей. Наверно, я сама потеряла голову,  — сказала она, и лицо ее покрылось восхитительным румянцем.
        Грей протестующее поднял руку.
        — Пытаешься переложить часть вины на собственные плечи?
        — Ты сам просил, чтобы я тебя поцеловала,  — напомнила она ему.  — Не припоминаю, чтобы возражала. На несколько секунд я… действительно потеряла способность ясно мыслить. У меня, конечно, нет большого опыта в этом деле.  — Кэсси повернулась и направилась к дому.
        Грей стоял с открытым ртом. Ее слова не только поразили, но и возбудили его.
        — Кэсси,  — окликнул он ее.
        — Что, Грей?  — Она даже не остановилась.
        — Не говори таких вещей, ладно? Что теряешь голову, когда тебя целую. Вообще о поцелуях. Иначе не ручаюсь за себя. И еще, Кэсси…
        — Да?  — Она остановилась, но не повернула головы.
        — Может, решила сбить меня с толку? Заставить забыть, зачем приехал? Если это так, то…  — Он подошел к ней, взял за талию и повернул к себе лицом.
        Кэсси вырвалась из его объятий.
        — Так и быть, зайду домой на несколько минут, но не воображай, будто заведу привычку устраивать себе отдых в середине дня. Сполосну руки и приведу в порядок одежду. Не подобает хозяйке выглядеть так, будто она… будто она только что…
        — Стала жертвой потерявшего голову мужчины?
        Пожалуй, она права, подумал Грей, когда Кэсси ушла. Впредь лучше держать руки при себе. И желания тоже. Нет больше миленькой, стеснительной девчушки Кэсси Пратт. Теперь это взрослая женщина, в десять раз сильнее, в сто раз желаннее, чем тогда. В ее присутствии он терял самообладание, переставал контролировать свои действия. Раньше с ним такого не было. Пора взять себя в руки и сосредоточиться на главном.
        Главное для него — сын. Необходимо как можно быстрее завоевать его доверие и вернуться к прежней жизни — без эмоций и ошибок.

* * *
        Кэсси проснулась, когда солнце уже зашло. Заснула прямо в одежде. Видно, сон свалил ее, когда присела на кровать немного отдохнуть. Грей прав, она переутомилась, но заставить себя в этом признаться Кэсси не осмеливалась. И вот результат: Грею пришлось присматривать за магазином гораздо дольше, чем хотелось бы.
        Кэсси быстро надела туфли и пошла к двери. На дверной сетке висела записка; «Мам, Грей разрешил мне пообедать у Тима. Пока. Роб».
        Боже мой, она проспала обед. Ничего не приготовила. Не закрыла магазин. А ведь обещала кормить Грея, чтобы избавить его от обедов у мистера Мозера.
        Кэсси открыла дверь, вышла на улицу и увидела, что дорожка, ведущая к дому, отремонтирована, а Грей стоит у забора спиной к ней и смотрит в сад.
        На нем были все те же джинсы и рваная белая рубашка. Она могла смотреть на него столько, сколько хотела, так как он не видел ее.
        Грей, как всегда, выглядел великолепно. Еще ей подумалось, что он приехал сюда с добрыми намерениями. Не выдвигал своих условий, не кичился богатством, чтобы унизить ее. Не давил на Роба. Помогал ей, если она соглашалась принять помощь. Конечно, Грей — человек из другого мира, но в этом нет его вины. Он не скрывал своего желания быть с ней, понимая, что надеяться на ответное чувство не может. Он ничего не требовал от нее, и за это она должна быть ему благодарна.
        Так оно и было.
        — Почему не разбудил меня?  — спросила Кэсси, подойдя к нему. И добавила: — Спасибо тебе.
        — Не стоит благодарности. Да и не такой я бескорыстный человек. С удовольствием поработал. Не привык так долго отдыхать.
        Кэсси кивнула, с удивлением отметив, что Грей даже не повернулся и не посмотрел на нее.
        — Пойду приготовлю обед.
        Но он остановил ее:
        — Я не голоден. Знаешь, здесь очень красиво.
        Кэсси улыбнулась. Ровные ряды фруктовых деревьев действительно смотрелись великолепно.
        — Если бы ты видел сад весной, когда вишни цветут!.. Вот это красота.
        Грей наконец повернулся к ней.
        — В юности я хотел стать фермером.
        Кэсси это развеселило.
        — Вот бы все удивились. Трудно представить, что кто-то из Александеров копается в земле, чтобы заработать на жизнь.
        — Мой отец тоже сказал что-то в этом роде, когда я поделился с ним своей мечтой. После ухода матери отец занялся делами, весьма успешно. Семейный бизнес увлек и меня. Но…  — он показал рукой в сторону сада,  — фруктовый сад — неплохая мечта для мальчишки. Здесь тоже можно преуспеть.
        — Как и в строительстве вольеров для животных, покраске заборов, мощении дорожек?
        Грей пожал плечами.
        — Эти дела нужно было сделать. А у меня было время.
        Она прислонилась к забору, посмотрела на него.
        — Прости, что отказывалась от твоей помощи. Привыкла все делать сама. Спасибо тебе. И благодарю за терпение.
        Грей слушал ее очень внимательно, лукаво улыбаясь.
        — Моему терпению есть предел, Кэсси. Впрочем, ты это понимаешь. Пришло время сделать следующий шаг. Уже пора.
        Кэсси подумалось, что этот мужчина больше не представляет для нее опасности. У них есть общий ребенок. Оба они ответственны за его судьбу.
        — Ты прав,  — сказала она.  — Пора сказать ему правду.
        Похоже, Грей думал о том же. Он кивнул и улыбнулся ей в ответ.
        — Кем ты хотела стать, Кэсси? О чем мечтала?
        Принцессой. Его принцессой. Такая же несбыточная мечта, как и стремление Грея стать фермером. Но Кэсси не сказала ему правду.
        — Балериной. Не понимаю, откуда такое желание. Танцую я ужасно.
        Грей недоверчиво улыбнулся.
        — Ты очень грациозная женщина.
        — Когда поблизости некому наступить на ноги.
        — Ты брала уроки танцев?
        Если бы он знал, что в ее семье о желании научиться танцевать нельзя было и заикнуться. Но говорить этого не стала, чтобы не ставить его в неловкое положение.
        — Не хватало времени.
        Грей понял, что она не хочет об этом говорить, и поспешил обратить все в шутку:
        — Зато сейчас времени достаточно. Потанцуем?  — и протянул руки.
        Она колебалась. Грей понял, в чем дело.
        — Мы должны привыкнуть друг к другу. Не поддаваться эмоциям. У нас сын, придется часто встречаться, и кто знает, не случится ли танцевать на его свадьбе. Поверь мне, Кэсси. Хочу научиться владеть собой.
        И она оказалась в его объятиях. Он легко подхватил ее и повел, держа на некотором расстоянии.
        Ей было сказочно хорошо… и страшно. Искушало желание прижаться к нему, почувствовать вкус его губ. Но Кэсси справилась с собой, обуздала свои чувства.
        Руки Грея дрожали, он старался не смотреть на нее, и Кэсси догадалась — он тоже борется с искушением прижаться к ней.
        Кэсси сделала еще одну попытку освободиться от навязчивых мыслей, закрыла глаза и сосредоточилась на том, чтобы сохранить в памяти эти минуты. Кто знает, когда они снова будут вместе.
        — Ты чудесно танцуешь.  — Голос Грея был тихий и прерывистый.
        — Только благодаря тебе,  — тоже шепотом ответила она.  — Ты прекрасный партнер.
        — Не думай, что мне легко справляться с собой.
        — Мне тоже.
        — Ты умница. Продолжай в том же духе. Отталкивай меня от себя.
        На улице стало совсем темно. И очень тихо. Небо заволокло тучами.
        Кэсси считала, что стоит им остановиться, как боль прекратится. Но ей хотелось танцевать с Греем вечно и чувствовать только его руки на талии.
        Вконец измученная надоедливыми мыслями, Кэсси услышала первый раскат грома. Начиналась гроза.
        Грей остановился и отпустил ее.
        — Спасибо,  — сказал он ей.  — Съезжу-ка я за Робом. Во время грозы ему лучше находиться дома.
        Кэсси посмотрела на него с благодарностью, и Грей уехал.


        ГЛАВА ВОСЬМАЯ
        — Какой сильный дождь, правда, мам?
        Кэсси кивнула, обняла Роба и пожелала ему спокойной ночи. От нее не укрылось, о чем он думал, потому что так же, как и она, сын посмотрел в окно, на трейлер. Вряд ли это надежное укрытие от проливного дождя.
        Надо что-то предпринять. Но что?
        — Думаешь, с ним все в порядке?  — послышался из темноты голос сына.
        Ей хотелось бы на это надеяться. Только вряд ли крыша трейлера не протекает. И спрятаться там практически негде. Почти все пространство занимает постель. Значит, она промокнет. Робу Кэсси этого не скажет, будет всю ночь ворочаться без сна.
        — Думаю, все будет нормально,  — проговорила она, больше уговаривая себя поверить в это.
        Роб сидел в постели, опираясь на подушки.
        — Ты уверена? Грей даже не оставил у себя Бейли, заставил меня взять его в дом.
        Кэсси видела, что Роб тревожится. Он понимает, что, если Грей не оставил собаку в трейлере, на то были свои причины. И она представила себе, как Грей лежит в мокрой постели. Нет, она не сможет лечь спать и притвориться, что ничего не происходит.
        — Думаю, с ним все в порядке,  — повторила она.  — На всякий случай схожу посмотреть. Хорошо?
        Роб кивнул в знак согласия.
        — Будь осторожна. Похоже, там сильный ветер.
        Ветер в самом деле был сильный. Еще одна причина, по которой в этом дурацком трейлере было опасно оставаться. Кэсси не могла себе простить, что так затянула события. Давно следовало сказать Робу правду об отце. Кэсси злилась на себя за нерешительность.
        Когда она открыла дверь, зонт сразу же вывернуло наизнанку. Хорошо, что надела плащ.
        Кэсси опустила лицо вниз, защищаясь от ветра, и нырнула в темноту. Полотенец в доме достаточно — когда вернется, будет чем обсушиться.
        — Грей! Грей! Это я, Кэсси.  — Она стучала по металлу кулаком и чуть не упала, когда дверь распахнулась.
        — Кэсси? Что ты делаешь на улице? Входи скорее.
        Она не решалась войти, так как боялась оставаться с ним наедине в замкнутом пространстве. Он стоял перед ней в расстегнутой рубашке и джинсах без ремня. Нет, она ни за что не пойдет в трейлер.
        — У трейлера протекает крыша,  — сказала она, не поднимая мокрого лица.  — Тебе нельзя оставаться здесь на ночь.
        — А тебе не годится стоять под дождем.  — И Грей силой втащил ее внутрь трейлера.
        — Мог бы прийти к нам.  — Кэсси укоризненно посмотрела на него, не сомневаясь в то же время, что он бы этого не сделал. Она сама установила такие правила, и он бы их никогда не нарушил.
        — Это опасно, Кэсси. Ведь мы окажемся под одной крышей. Да еще такой уютной.
        — Согласна. Только другого выхода нет,  — сказала она и потянула его за руку.  — Очень сильный ветер. Здесь опасно.
        — Так же, как когда мы с тобой под одной крышей,  — пошутил он.  — Я не ручаюсь за себя, Кэсси.
        Она кивнула.
        — Постараюсь с этим справиться. Пошли. Не засну, если ты останешься здесь. Роб тоже беспокоится. Идем.
        Стараясь держаться ближе друг к другу, они добежали до крыльца.
        — Пойду принесу полотенца,  — сказала Кэсси, боясь взглянуть на Грея, и направилась в ванную.
        — Мам?  — Значит, Роб не спал.
        Она остановилась в дверях его комнаты.
        — Грей переночует у нас. А теперь спи.
        — Теперь засну,  — ответил обрадованный мальчик.  — Спокойной ночи. Грей,  — сказал он погромче.
        — Спокойной ночи, сынок.
        В голосе Грея звучала неподдельная любовь. Роб еще не знает правды, а Грей не пытается скрыть свои истинные чувства. Ей пора наконец решиться. Признаться сыну, что она много лет лгала ему.
        Кэсси протянула Грею большое полотенце. Он внимательно посмотрел на нее.
        — Думаешь, Роб все правильно поймет, когда узнает?  — спросила она, и голос ее дрогнул.  — Как бы ты реагировал, если бы вдруг узнал, что твоя мать всю жизнь тебя обманывала?
        Грей крепко сжал ее руку. Как она могла забыть, что мать Грея бросила их с отцом? Семья жила тогда в другом городе, а Грей был совсем маленьким.
        — Извини,  — просто сказала она.  — Я не подумала.
        Грей покачал головой.
        — Это разные вещи. Роб знает, как ты его любишь.
        — Прости,  — повторила она.  — Мне надо было давно сказать ему правду.
        — Но ты считала, что я откажусь от него. Ты поступила правильно, Кэсси.
        Конечно, она и теперь считала, что тогда поступила правильно. Только поймет ли это десятилетний мальчик? Ну, хватит! Не стоять же здесь всю ночь, держась с Греем за руки.
        — Пойду постелю тебе,  — сказала она.
        — Хорошо.  — Грей обнял ее и прижал к себе. Она не сопротивлялась. Очень нужна была его поддержка.  — Все наладится. Я постараюсь,  — пообещал он, и она ему поверила.
        Она радовалась, что Грей и Роб наконец-то сблизятся. Но, хорошо зная сына, Кэсси не считала, что все пройдет гладко.
        Ей же нельзя привыкать к присутствию Грея, его объятиям, поддержке. Это — явление временное. Кэсси вздохнула и стала раскладывать тахту.
        — Все будет хорошо, Кэсси,  — снова повторил он.  — Постарайся заснуть.
        — А ты заснешь?
        — А как ты думаешь? Во-первых, ты рядом, в соседней комнате. Во-вторых, завтра у меня появится сын.
        Кэсси думала, что ночь будет долгой. И еще что человек, стоящий рядом, опять вмешался в ее жизнь и все будет не так, как прежде.

        — Подожди, Роб. Мы с Греем хотим с тобой поговорить.
        На следующий день утром Грей сидел на кухне и рассматривал посеревшее лицо Кэсси. Роб также заметил, что с матерью что-то происходит.
        — Мам?  — Роб поперхнулся и закашлялся.
        Грей и Кэсси одновременно протянули руки, чтобы ему помочь, испуганно посмотрели друг на друга, и Грей убрал свою руку. Он собирался присутствовать при разговоре матери с сыном, чтобы не позволить Кэсси взять всю вину на себя. Он готов вместе с ней нести ответственность. Один раз он предал ее. Больше этого не случится.
        Кэсси бросила на него поспешный, тревожный взгляд и глубоко вздохнула.
        — Роб,  — начала она, и голос ее задрожал,  — должна сказать тебе кое-что… Не знаю, как лучше тебе объяснить. Помнишь, я говорила тебе, что твой отец не мог быть с тобой?
        Глаза Роба округлились.
        — Конечно, помню, мам. И сказал тебе, что не променяю тебя на какого-то там отца, верно? Ты думаешь, я кручусь возле Грея, потому что мне ужасно хочется иметь папу? Поэтому ты так странно выглядишь сегодня?
        Она покачала головой и крепче сжала руку мальчика.
        — Знаю, ты любишь меня, Роб. Я тебя тоже люблю. Больше всего на свете. Но отец у тебя, конечно же, был… есть… должна сказать, что он… не знал о твоем рождении.
        Роб удивленно взглянул на нее и выдернул свою руку.
        — Он даже не знал, что я родился? Как же так получилось, мам? Он был далеко, ты не могла найти его, чтобы сказать?
        Говоря это, Роб во все глаза смотрел на Грея. Потом снова сглотнул и повернулся к матери.
        — Мам?
        Кэсси закусила губы.
        — Нет, Роб, потому что я ему не сказала. Очень трудно объяснить, но я думала… в тот момент мне казалось, что…
        Кэсси машинально потянулась рукой к Грею.
        — Твоя мама считала, что я не буду рад твоему рождению, у нее были на то причины. Я говорил, что не хочу детей.  — Грей взял руку Кэсси в свою.
        Роб вскочил. Стул с грохотом опрокинулся.
        — Вы — мой отец?
        Глаза у Роба потемнели. Он гневно посмотрел на Грея, словно не провели они вместе несколько последних дней.
        — Вы — мой отец? Вы меня не хотели?
        — Грей не знал о тебе, Роб.  — Кэсси встала, обошла вокруг стола, хотела обнять, успокоить сына, но тот вырвался.  — Как только он узнал, сразу же приехал.
        — Но ты ничего мне не сказала. Никто ничего мне не сказал.
        — Мама не виновата. Это я хотел, чтобы мы сначала получше познакомились.
        Кэсси открыла было рот. Грей понял, она собирается взять вину на себя. Только это, похоже, уже не имело смысла.
        — Почему ты не сказала?  — крикнул Роб, плача и отбегая от матери.  — Он все время был здесь, рядом, а ты молчала. Я думал, он просто старый друг. Ведь ты так сказала. Друг. Я тебе поверил. Всегда тебе верил.
        Роб фомко хлопнул дверью, выскочил из дома и бросился бежать прочь.
        — Роб!  — Кэсси кинулась за ним, но Грей остановил ее, прижал к себе и не отпускал, пока она не успокоилась.
        — Кэсси.  — Грей погладил ее плечи.  — Дай ему время, Кэсси. Он любит тебя. Ты его мать. Он вернется к тебе. Ты ему нужна.
        Грей верил в то, что говорил. Вот что значит поступать безответственно. Одиннадцать лет назад сказал Кэсси Пратт, что не хочет иметь детей, и вот результат. А чего он добился сейчас, во второй раз вмешавшись в ее жизнь?
        Кэсси не ответила ему. Просто ушла и закрылась в своей комнате.
        Грей хотел пойти за ней, но раздумал. Вышел на улицу и увидел Роба. Тот стоял на коленях, обнимая Бейли за шею. Тело его сотрясала дрожь. Он плакал.
        Грей пошел к мальчику. Хотел успокоить его. Услышав шаги, Роб поднял голову и бросился бежать. Он мчался во весь опор, не разбирая дороги, а рядом бежала его собака.
        И Грей Александер понял: он приехал наконец к сыну, но опоздал на десять лет.

        Все было гораздо хуже, чем в ночном кошмаре. Кэсси и вообразить не могла, что причинит столько горя близким ей людям.
        От нее только что сбежал сын. Такой ласковый, жизнерадостный мальчик. Она видела из окна, как Грей пытался подойти к Робу, но тот бросился бежать. Можно представить, как тяжело сейчас Грею.
        Это она приняла решение, что будет одна воспитывать сына. И когда попыталась объяснить это, сын ее не понял.
        Роб, такой доверчивый и простодушный мальчик, перестал ей верить. По ее вине. Сможет ли она простить себя? Заслужит ли она когда-нибудь его прощение?
        — Кэсси!
        Голос Грея был мягким и ласковым. У Кэсси к горлу подступили слезы. У нее не было сил повернуться, посмотреть на него. Она не могла говорить. А ей так хотелось сказать ему, что она сожалеет о случившемся. Она сделала попытку заговорить, но ее душили слезы.
        — Кэсси, поговори со мной.
        Она услышала его шаги. Грей хочет успокоить ее, обнять. Конечно. Грей Александер не может видеть страдания других. Но она так сильно обидела его, причинила такую боль, что не заслуживает от него ни утешения, ни сострадания. Хотя очень нуждается в этом.
        Грей был уже совсем близко. Кэсси вся напряглась, покачала головой, отказываясь от разговора, и отошла в сторону.
        Кэсси так и не повернулась к нему. А он к ней так и не подошел. Потом она услышала, как хлопнула дверь.
        Мне очень жаль. Она зажала рот кулаком, чтобы не разрыдаться. Прости, что я любила тебя. Прости, чтоукрал у тебя сына.
        Через несколько часов она поднялась с кровати, умылась. Она дала Робу возможность побыть одному. Он в этом нуждался. Теперь надо пойти к нему, приласкать его, сказать, как она его любит. Еще хотелось бы извиниться перед Греем, пока совсем не раскисла.
        Сына она нашла там, где и ожидала. Он сидел на крыльце в обнимку с Бейли, окруженный любимыми животными.
        Кэсси присела рядом. Роб отвернулся.
        — Роб, прости меня,  — начала она.  — Ты знаешь, как я люблю тебя и как бы не хотела причинять тебе боль. Никогда в жизни. Поверь мне.
        Роб помолчал.
        — Не хочу никакого отца. Нам с тобой было хорошо. Не надо было ему приезжать. Почему ты ничего мне не сказала?  — Роб уткнулся лицом в бок Бейли, и Кэсси видела, что он изо всех сил старается не заплакать.
        Она протянула руку, погладила сына по волосам и подумала, как легко было успокоить его раньше. Достаточно было несколько раз поцеловать, спеть песенку, покачать на руках. Так хотелось сейчас прижать его к себе.
        — Он любит тебя, Роб. И я тебя тоже, милый. Очень сильно. И мне… очень жаль.
        Роб отодвинулся от нее. Хотел столкнуть Бейли с крыльца и убежать вместе с ним.
        — Я тебе не верю. Он приехал к тебе, а ты ничего мне не сказала. Ничего. Вы оба молчали. Он приехал к тебе.
        — Нет.
        — Да, к тебе. Он не хотел детей. Ты ему не сказала.
        Роб плакал навзрыд. Кэсси не прекращала попытки успокоить его, гладила по волосам, по худенькой, содрогающейся спине, шептала слова сожаления. Но он так и сидел, сжавшись в комок. И больше с ней не разговаривал.
        Потом его всхлипывания перешли в тихое сопение. Кэсси осторожно накрыла одеялом его и собаку, за которую он все еще держался.
        Кэсси прилегла рядом с ним, обдумывая, что же она сделала не так. Но прошлого уже не изменить. Менять надо будущее. Она все еще надеялась, что Грей вернется домой и будет изредка видеться с Робом. Она же научится спокойно относиться к Грею. Обязательно научится. Ради Роба и ради Грея.

        Если бы он не приехал, Кэсси и Роб жили бы по-прежнему счастливо. Так думал Грей, глядя на женщину и ребенка, спавших на крыльце. В лунном свете он видел следы слез на лице у сына. Кэсси так и не расслабилась во сне: руки сжаты в кулаки, лоб прорезали морщины.
        Мог ли он остаться в стороне? Не приехать? Нет, он так поступить не мог. По правде говоря, он не жалел, что приехал. Хотя было очень больно сознавать, что причинил столько страданий этой женщине и этому ребенку.
        Грей нагнулся, осторожно взял сына на руки и отнес в постель. Роб шевельнулся и открыл глаза. В свете луны разглядел, кто находится в его комнате, и сделал попытку выбраться из постели.
        — Не надо, Роб,  — сказал Грей.  — Бегством ты ничего не изменишь.
        — Я… не обязан вас слушать,  — тихим голосом сказал Роб.  — Вы не… настоящий мой отец. Вас здесь не было все это время.
        Грей закрыл глаза и глубоко вздохнул.
        — А сейчас я здесь, Роб. Приехал сразу, как только узнал… Я хочу быть твоим отцом.
        — Мама ничего не сказала.  — Роб заговорил громче и начал заикаться.  — Почему мама не сказала? Почему наврала? Я ненавижу ее.
        Грею было трудно говорить, к горлу подкатывались слезы.
        — Это ты зря, сын. Она тебя любит.
        — Не-е-ет,  — захныкал Роб.  — Она наврала.
        Грей присел на кровать, обнял мальчика, притянул к себе.
        — У нее… были на то причины. Трудно все так сразу объяснить, у мамы было тяжелое детство. Потом она в самом деле думала, что я не захочу тебя. Хотела защитить тебя, поэтому и не сказала. Просто боялась причинить тебе страдания. Как бы ты отнесся к тому, что отец здесь не появляется? Она не знала, что я сюда приеду. А думать, будто она тебя не любит, ты просто не имеешь права. Она жила только для тебя, сынок. Знаешь ли ты, сколько бессонных ночей просидела она у твоей постели, когда ты болел, как переживала за тебя, когда тебя обижали или расстраивали. Думаю, это очень нелегко — одной маме растить ребенка.
        — Иногда сюда приезжал Джейк.
        Роб перестал плакать, но голос был еще хриплым. Грей понимал, что Роб хотел иметь такого отца, как Джейк, но старался не думать об этом.
        — Мама тревожится за тебя,  — тихо сказал Грей.  — Из-за того, что не смогла уберечь тебя от обиды и боли. Она проплакала до самого вечера, а сейчас спит прямо на крыльце, потому что не хотела оставлять тебя там одного.
        Помолчав несколько секунд, Роб спросил:
        — У нее есть одеяло?
        Грей покачал головой.
        — Я собирался уложить и ее, как только отнесу тебя в кровать.
        Мальчик помолчал еще несколько секунд.
        — Мне не нравится, когда мама плачет из-за меня, но…
        — Она не могла бы тебя обидеть, сынок.
        Роб чуть заметно кивнул.
        — Вы много чего сделали для мамы. Покрасили дом, починили дорожку. Вам просто не хотелось сидеть без дела? Или… вы ведь приехали жениться на ней?
        Было видно, как Роб волновался.
        — Приехал, чтобы увидеть тебя, Роб. Как только узнал, что ты существуешь, потому что хотел, чтобы ты был моим сыном.
        Грей посмотрел в глаза своему ребенку. Роб незаметно придвинулся ближе.
        — Наверно, мама замерзла.
        Грей кивнул.
        — Надо бы уложить ее в постель, как ты думаешь?
        — Не хочу, чтобы она простудилась.  — Роб выбрался из постели и протянул отцу руку. Грей заметил на щеках ребенка слезы.
        — В чем дело, Роб?  — спросил он, вытирая ему слезы.
        — Мне не нравится, когда мама плачет,  — ответил мальчик, и Грей крепко обнял его.
        — Она беспокоилась за тебя,  — сказал Грей.  — Мама есть мама. С тобой до утра будет все в порядке?
        Роб еле заметно кивнул. Глядя на его бледное лицо. Грей подумал, сколько времени пройдет, пока сын привыкнет к таким внезапным переменам в жизни. Ему хотелось узнать, не мечтал ли Роб о том, чтобы его отцом оказался Джейк. Но задавать такой вопрос мальчику не стоило.

        Кэсси проснулась, когда почувствовала, как кто-то поднял ее. Это был Грей. Она узнала его сильные, теплые руки. Ноги болтались, а голова покоилась на плече у Грея. Ей не хотелось шевелиться. И вдруг она вспомнила, что произошло.
        — Грей! С Робом все в порядке?  — Кэсси попыталась освободиться из его объятий.
        — Тихо, успокойся,  — шепотом сказал он.  — Роб здесь.
        — Прости меня, мам; я плохо себя вел.
        Кэсси повернула голову и увидела глаза своего ребенка. Она не удержалась и заплакала.
        — Ты ни в чем не виноват, милый. Это я должна попросить у тебя прошения за то, что не рассказала тебе…
        — Не надо плакать, мама.
        — Как я рада, что мы снова разговариваем. Я люблю тебя, дорогой. Отпусти меня. Грей.
        Грей опустил ее на кровать. Кэсси приподнялась, протянула руку и погладила сына по голове. Он не отстранился, только глаза его продолжали смотреть недоверчиво. Кэсси надеялась, что со временем это пройдет. Сейчас же она была бесконечно благодарна Грею за сотворенное чудо.
        — Ты больше не будешь плакать, мам?
        Она улыбнулась, покачала головой и погладила его по щеке. Мальчик выглядел уставшим, его синие глаза покраснели.
        — Тебе надо отдохнуть,  — ласково сказала она.  — Все будет хорошо. Давай поговорим завтра.  — Кэсси наклонилась и поцеловала сына в щеку.
        Роб не ответил на поцелуй, как это обычно случалось. В дверях остановился, посмотрел на нее и направился в свою комнату.
        — Спокойной ночи, милый.  — Кэсси ласково посмотрела на сына.  — Большое спасибо Грей. Извини меня,  — обратилась она к Грею.
        Он сидел с каменным лицом, погруженный в свои мысли.
        — Зря я сюда приехал,  — сказал он.  — Сначала действительно хотел причинить тебе боль. Похоже, мне это удалось. Заставил страдать Роба.
        — Нет.  — Кэсси встала с кровати.  — Нет, это не так.
        Грей хотел ответить, но она подняла руку и кончиками пальцев коснулась его губ.
        — Грей, я всегда учила Роба говорить правду, а сама лгала ему много лет. И тебе. Ты имел право злиться на меня. Это я заставила Роба страдать. Никогда не думала, что способна на такое. Готова была скорее умереть, чем причинить ему боль. Но сегодня…  — Кэсси замолчала, не в силах говорить дальше. Грей подошел к ней.
        — Кэсси. Милая. Не надо так убиваться.
        Она опустила голову.
        — Перестань успокаивать меня. Скажи мне правду, какой бы она ни была. Я это заслужила.  — Две слезинки выкатились из-под ее длинных ресниц.
        Грей подошел к ней совсем близко, обнял ее за плечи, привлек к себе.
        — Перестань, дорогая. Пожалуйста. Роб прав, невыносимо видеть, когда ты плачешь. Жизнь заставила тебя быть сильной, поэтому вызвать у тебя слезы может только очень сильная боль.
        Он наклонился и стал целовать ее глаза. Потом кончиками пальцев смахнул слезы и поцеловал в мокрые щеки.
        — Не надо меня успокаивать. Грей,  — тихо всхлипывая, сказала она. Грей поцеловал ее в губы.
        — Тихо, любовь моя,  — прошептал он.  — Все будет хорошо. Обязательно. Успокойся.
        Потом он уложил ее в кровать, накрыл одеялом.
        Кэсси вдруг поняла, что этот поцелуй, совсем не страстный, а нежный, останется в ее памяти навсегда.


        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
        Грей опустил трубку на рычаг и посмотрел на Кэсси. Она стояла у плиты в бело-голубой кухне спиной к нему и жарила яичницу.
        — Мне необходимо съездить домой,  — спокойно сказал он.  — Мне бы хотелось взять с собой Роба.
        Она повернулась, крепко сжимая в руках лопаточку. «Нет»,  — чуть было не сорвалось с языка, но она промолчала. Потом спросила:
        — Почему именно сейчас? Всего два дня прошло, как мы сказали Робу…
        Грей подошел к ней, взял из ее руки лопаточку, положил на стол. Рука была холодной, как лед. Он софел ее и поцеловал.
        — Мне пора вернуться к делам, Кэсси. Я приехал ненадолго. Отец обещал заменить меня на время, обрадовался возможности вновь окунуться в дела. Но он редко теперь выходит из дома и не может работать в полную силу.
        Кэсси стало страшно. Последние две недели, пока Грей был здесь, ее не покидало чувство опасности. И вот наступил момент, которого она так боялась. Она должна отпустить Роба с Греем, но язык не поворачивался сказать «да».
        — Вы слишком мало времени провели вместе, не успели привыкнуть друг к другу,  — попробовала протестовать она.  — Роб еще не свыкся с мыслью, что у него есть отец. Может быть, не надо так спешить…
        — Для меня это очень важно, Кэсси. Отец заболел. Не хотел говорить, чтобы ты не подумала, будто прошу отпустить Роба из сострадания, но…
        Она закрыла глаза и сжала его руки.
        — Поговорю с Робом. Пусть решает сам. Объясню ему все,  — сказала Кэсси.
        Грей взял ее за руку.
        — Если бы у меня было время, все было бы не так.
        — Знаю,  — прошептала Кэсси.

        Грей вышел из комнаты, Кэсси прижала руки к груди, пытаясь унять бешеный стук сердца. Ее охватил страх. Слишком много потрясений было за последние дни. Хью Александер заболел? Ей трудно было такое себе представить. Он казался ей человеком несгибаемым. Но Грей явно встревожен.
        А Роб? Он только-только начал приходить в себя, был очень уязвим после случившегося. Ей бы не хотелось его отпускать, неизвестно, чем все могло кончиться. Будет ли Хью рад видеть внука? Как он поступит? Не попытается ли помешать Робу вернуться домой?
        А если не отпустить сына? Кэсси подходила к заднему крыльцу, где Роб возился со своими питомцами. Решение ей надо было принять прямо сейчас.
        — Роб, мне надо с тобой поговорить.
        Он посмотрел на нее с улыбкой, и Кэсси поняла, что ничего больше скрывать от сына не будет. У него есть дедушка, старый и больной. Неважно, как Хью относится к ней. Он отец Грея. Она не может запретить Грею познакомить Роба с дедушкой. Даже если увидеть, как Роб уезжает из дома, будет выше ее сил.
        Но она справится с этим. И Кэсси сообшила Робу, что отец приглашает его в Мисандерстуд.

        Диван, на котором Кэсси постелила ему после того, как они все рассказали Робу, показался Грею грудой острых камней. Он ворочался и не мог заснуть. Вспоминал, как расстался с Кэсси одиннадцать лет назад. На прощание она поцеловала его, запретив провожать домой.
        Грей в сердцах ткнул подушку кулаком. Потом Кэсси отказывалась от встреч с ним, не отвечала на звонки, давая понять, что одной ночи ей было более чем достаточно.
        Если быть честным, тогда его не слишком это огорчило. У него был некоторый опыт общения с женщинами. Мать и тетка ушли из семьи. Он был тогда слишком молодым.
        «Все, хватит, Александер,  — сказал он себе, сел в постели и накрылся простыней.  — Последние два дня были просто невыносимы, ты это знаешь».
        Что верно, то верно. Чувствовать ее каждую минуту рядом в этом маленьком доме, бороться с желанием прикоснуться к ней, видеть ее улыбку, жалеть, что это не он заставил ее улыбнуться,  — легко ли выдержать такое? Нет, хорошо, что он завтра уезжает. Слава Богу, что все кончилось, все позади.
        Но уже через два часа, услышав, как Кэсси с Робом разговаривают, как Кэсси выдвигает и задвигает ящики, собирая вещи сына. Грей быстро встал, натянул брюки и направился в комнату Роба.
        — Поедем с нами, Кэсси,  — решительно сказал он.  — Хочу, чтобы ты видела, где будет жить Роб. Он первый раз едет ко мне, и, пожалуй, будет лучше, если ты поедешь с нами.
        — Вот видишь, мам, я же говорил тебе.  — Роб умоляюще посмотрел на мать.
        Кэсси взглянула на сына, протянула руки и потрепала его волосы. Как хорошо, что он еще ребенок и нуждается в ней.
        — Роб, у меня много работы, мне надо остаться здесь. А ты побудешь с Греем и его отцом.
        — Кэсси…
        Она не осмеливалась взглянуть на Грея, когда тот заговорил. Его низкий голос и манера растягивать слова гипнотизировали ее. Но она отрицательно покачала головой и решительно сказала:
        — Это неудачная мысль Грей.
        Она не знала, чего ожидать от первой встречи Роба с Хью. Возможно, все будет нормально. Но она боялась поставить сына в неудобное положение. Одно дело, когда Хью увидит одного Роба. Если же рядом будет она, Хью не скроет своего негативного отношения к ней и ее отцу. Нет, не надо, чтобы ее прошлое повредило Робу, а она собирается держаться подальше от Хью Александера.
        Но у Грея и Роба были, очевидно, другие планы. Они обменялись взглядами. Грей кивнул, и Роб под пустячным предлогом вышел из комнаты.
        — Ловко у вас получилось,  — сказала она, попытавшись улыбнуться.  — Что же, доставай орудия пытки.
        Грей показал пустые руки.
        — Видишь, нет ни цепей, ни перышек, чтобы щекотать тебя, пока не сдашься. Мы с тобой просто поговорим.
        Он взял ее лицо в руки и посмотрел ей в глаза. Она потупила взгляд и отступила назад.
        — Ты человек чести, Грей,  — прошептала она.  — Не пытайся давить на меня. На самом деле все очень серьезно.
        — И я так думаю.  — Он ласково улыбнулся, и это подействовало на нее так, будто он прикоснулся к ней, хотя она стояла на расстоянии добрых трех футов от него.
        Некоторое время они молчали. Потом Грей, пробормотав что-то себе под нос, сказал:
        — Поедем с нами, Кэсси. Ты нужна нам.
        Она подошла и взяла его руки в свои, нарушив все данные самой себе обязательства.
        — Даже не проси. Я… я не могу этого сделать.
        — Мне очень жаль, Кэсси. Мне важно, чтобы именно сейчас ты была рядом со мной.
        — Думаешь, я не хочу быть рядом с Робом?
        — Тогда поедем. Понимаю, нелегко вернуться туда, где тебя когда-то унизили. Сделаю все, чтобы уберечь тебя от этого. Ты знаешь, отец болен, разное может случиться. На кого я оставлю Роба?
        Об этом она не подумала. Что, если дела плохи, Хью при смерти? Грею одному не справиться.
        Кэсси подняла голову и посмотрела на Грея. Она знала, что он не будет настаивать на поездке, верила, что он оградит Роба от любой опасности, не даст его в обиду.
        Потом вздохнула и сдалась:
        — Ты прав. Не подумала об этом. Поеду.
        Грей с облегчением выдохнул и крепко сжал ее руки.
        — Спасибо.
        Позже, когда Кэсси укладывала вещи, ее охватил страх. За Грея. Одно дело — он привезет Роба, признает свое отцовство. Никто не удивится — все знают Грея как порядочного человека. Но как отнесутся к тому, что он появится с матерью ребенка?
        Грея считали принцем Мисандерстуда. Люди возлагали на него большие надежды, уважали. Кэсси полагала, что никому не придет в голову, будто он собирается на ней жениться. И никто не станет осуждать его, когда этого не произойдет.

        Грей старался смотреть на все окружающее глазами Кэсси, когда ехали через центр Мисандерстуда. Магазин скобяных товаров, где они были в прошлый раз, находился на окраине и был построен недавно. Кэсси не могла его видеть раньше. Здесь же, в старой части города, ей все было знакомо.
        Грей повернулся и посмотрел на Кэсси, которая сидела на заднем сиденье. Она внимательно смотрела на дома, которых не видела одиннадцать лет.
        — Все осталось как раньше и в то же время какое-то другое,  — неуверенно произнесла она.
        — И что же не так?  — спросил Грей.
        — Ну, не знаю.  — Она показала рукой на старое кирпичное здание.  — Косметический салон остался таким же. А вот этого кафе здесь не было. То здание…  — Она не закончила фразы, увидев вывеску над входом.  — Это твой офис. Его не было, когда я здесь жила. Ты… тебе, наверное, надо зайти?
        — Конечно. Не сейчас. Спасибо тебе.  — Он сжал ее руку, понимая, что она хотела сделать ему приятное.
        — Мы едем к тебе домой. Грей? Это там?  — воскликнул Роб.
        Грей посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, как мальчик крутит головой, чтобы рассмотреть все, мимо чего они проезжают.
        — Нет, Роб,  — ответила Кэсси.  — Грей живет на окраине города в большом белом доме, в лучах солнца он выглядит как сказочный дворец. Может быть, он тебе его потом покажет.
        — Обязательно,  — подтвердил Грей.  — Теперь у меня квартира в центре, в доме бываю редко. Пожалуй, стоит туда съездить.  — Он лукаво взглянул на Кэсси. Она покраснела.
        — В юности все представляется таким романтичным,  — сказала она, пожав плечами, и стала смотреть в окно.
        Грею был виден лишь ее профиль. Густые ресницы, небольшой прямой нос, решительный подбородок и длинная, красивая шея. Кэсси уже давно забыла о романтике, подумал Грей. Ей нелегко пришлось в реальной жизни — беременность, годы одиночества.
        — Когда был мальчишкой, это был просто дом,  — признался он.  — Иногда он казался мне слишком большим для нас с отцом, но ты разожгла мою фантазию. В лучах солнца, говоришь? Обязательно туда съездим.
        Она покачала головой.
        — Посмотрите вдвоем с Робом.
        Она права. Не стоит ворошить прошлое.
        — Надеюсь, тебе понравится дом, где вы с мамой поселитесь на ближайшие несколько дней,  — сказал он сыну, поворачивая на улицу, где жила Тэсс.  — Это дом моей хорошей знакомой, которая пару дней назад вышла замуж за потрясающего парня. И теперь живет с ним через дорогу. Возможно, ты о нем слышал. Кажется, его зовут Джейк.
        — Джейк? Вы не шутите? Когда он позвонил нам и сказал, что женится, я подумал, что теперь не скоро увижу его.
        Грея неприятно задело, что Роб обрадовался, услышав имя человека, которого знает много лет. А он. Грей, отец Роба, впервые увидел сына всего две недели назад.
        Сколько времени потребуется, чтобы наладить отношения между ними?
        — Уверен, он заглянет поздороваться с вами. Но не знаю, когда,  — сказал Грей.
        — Почему? Разве он куда-то уехал? Вон же его мотоцикл,  — сказал Роб, когда они остановились перед домом Тэсс и вышли из машины.
        «Харлей» стоял перед старым домом на противоположной стороне улицы. Рядом стояла машина Тэсс. И никаких других признаков жизни. Только на втором этаже было открыто окно. Окно спальни.
        Грей взглянул на Кэсси, как бы прося о помощи.
        — Все будет хорошо,  — сказала она и улыбнулась.  — Можешь рассчитывать на мою поддержку.
        — Ладно,  — ответил Грей.  — Не думаю, что Джейк куда-то уехал, но… теперь он женатый человек. Жене… нужно внимание.
        Сын наморщил лоб.
        — Это как вы мне говорили: мама всегда рядом и готова помочь, да?
        В душе у Грея поднялось чувство гордости за сына, и он едва удержался, чтобы не стиснуть его в объятиях. Еще не сейчас, рано. Торопиться не стоит.
        — Так оно и есть. Но ты не расстраивайся,  — сказал Грей.  — Тэсс недавно мне сказала, что Джейку очень хочется пойти на рыбалку.
        Роб потрогал защелку на дверце машины.
        — И мне он сказал то же самое.  — Роб сморщил лоб и посмотрел на отца.  — Как вы думаете, он захочет взять с собой жену?
        Грей пожал плечами.
        — Очень может быть. А ты научишь Тэсс наживлять крючок. В знак благодарности — ведь она уступила вам свой дом. По-моему, тебе понравится. Дом старый, большой, там много места, где можно прятаться. Есть сад, во дворе висит большой гамак, в котором можно спать в хорошую погоду.
        Роб заулыбался.
        — А можно мне посмотреть?
        — Ну конечно. Бери свою сумку и отправляйся осматривать свои новые владения.
        Когда Роб убежал, Грей повернулся к Кэсси, чтобы проводить ее до двери. Она остановила его.
        — Грей, ты уверен, что все нормально? Это дом Тэсс, вы были помолвлены, а я с ней встречалась всего один раз, когда она пришла ко мне и попросила рассказать о Джейке, так что…  — она развела руками,  — лучше остановиться в гостинице. Всего на несколько дней, а потом…
        — Не позволю тебе жить в гостинице на шоссе, где парковочная площадка поросла сорняками. Мы с Тэсс обо всем договорились. Мы с ней были друзьями и остались, Кэсси. Наш брак был бы браком по расчету. Так что настаиваю, чтобы ты остановилась здесь. Что касается Тэсс, то ты ей очень понравилась, она тоже хочет, чтобы ты здесь жила.
        — И она мне понравилась,  — призналась Кэсси.  — Вот уж не думала, что буду жить в ее доме.
        Грей не мог пригласить ее к себе. Когда-то о ней здесь ходили сплетни. Ему хотелось уберечь ее от новых.
        Кэсси остановилась.
        — Грей,  — сказала она. В ее больших синих глазах появился испуг.  — Ты уверен, что это хорошая мысль? Не хочу, чтобы ты чувствовал себя…
        — Кэсси,  — шепотом сказал он,  — не волнуйся. Я знаю, что такое страсть. Одна ночь мне особенно запомнилась. С Тэсс у нас ничего подобного не было. Поживи здесь. В этой части города тебя не знают.
        — Но твой отец живет на другом конце, тебе неудобно.
        — Кэсси.
        — Что?
        — Пожалуйста, позволь мне о тебе позаботиться.
        Он положил ей руки на плечи и стал растирать их мелкими круговыми движениями.
        Кэсси опустила голову, глубоко вздохнула.
        — Ты прав. Не надо делать из мухи слона. Ты зайдешь?
        — Нет, хотя очень хотелось бы. Оставлю тебя здесь, чтобы не наломать дров.
        — Ну и ну.
        — Да, именно так.
        — Грей, не пытайся взять на себя всю ответственность. Тогда ночью, когда был зачат Роб, ты меня не принуждал. Для любви нужны двое.
        Он закрыл глаза, прижался лбом к ее лбу.
        — А если бы я захотел заняться с тобой любовью здесь, сейчас, ты была бы со мной? Тогда скажи мне это, Кэсси. Все бы стало гораздо проще.
        Ее молчание длилось вечность, и, если бы он не держал ее, могло показаться, что она исчезла. Грей посмотрел на нее сверху вниз.
        — Ты остановила бы меня, если бы я приблизился к тебе?
        — Надеюсь, что да, но… точно не знаю.
        Он улыбнулся.
        — Тогда мне лучше не заходить. Меня охватывает волнение, когда я просто стою рядом.
        Она внимательно посмотрела на него и прикоснулась рукой к его лицу.
        — Тебе необходимо, чтобы кто-то был сейчас около тебя. Ты тревожишься за отца. Поезжай к нему.
        — Да, анализы должны быть готовы к обеду. Сейчас почти полдень.
        — Не торопись, побудь с отцом подольше. Для Роба найдешь время потом.
        Ни слова о себе самой, подумал Грей. Заботится только о других. О нем. О Робе. Этот город не вызывал у нее приятных воспоминаний. Даже та ночь принесла ей только страдание.
        — Вернусь сегодня вечером. Звони, если что-то будет нужно.  — Но он знал, что она не позвонит. Она в состоянии сама о себе позаботиться. Вполне может обойтись без него.
        Это хорошо. Она живет одна и не собирается ничего менять в своей жизни. Ему было приятно, что она так независима. К нему, известному в городе человеку, лидеру, люди вечно шли со своими проблемами. Эта женщина никогда не попросит его о помощи. Она в ней не нуждается. Почему же он испытывает такую потребность защищать ее? Почему чувствует себя виноватым, что привез ее в город, куда ей так не хотелось ехать?
        Отец показался Грею бледным и слабым. Тем не менее сразу же потребовал от сына объяснений: почему уехал, бросив все дела, что это за женщина, которой он увлекся.
        Грей вздохнул с облегчением. Значит, с отцом будет все в порядке. Правильное питание, посильные физические нагрузки поставят отца на ноги.
        Когда Грей выходил из дома, он встретил свою бывшую учительницу Дору Эверли. Она всегда была в курсе всех новостей.
        — Слышала, Грейсон, ты привез в город Кассандру Пратт и ее сына. Это действительно так?
        Грей почувствовал раздражение.
        — Да. Кэсси и Роб приехали погостить.
        — Хм. Интересно, с какой целью.  — Она выжидающе посмотрела на него.
        — Это ее родной город, Дора. Просто приехала.
        Женщина поджала губы, продолжая стоять на дороге.
        — Знаешь, Кассандра была моей ученицей. И очень способной. Жаль, что у нее не сложилась жизнь. Впрочем, ее отец всегда был безнадежным пьяницей и совсем не заботился о ее воспитании.
        — Мне об этом ничего не известно, Дора. Мы с ним были едва знакомы, но я знаю, что Кэсси — замечательная женщина. Я ее очень уважаю, и она имеет право на хорошее отношение в этом городе. Передайте это, пожалуйста, всем, кого встретите. А теперь позвольте мне пройти.
        У Грея из головы не выходил этот разговор, пока он ехал обратно. Именно из-за таких людей, как Дора, Кэсси уехала из города, именно из-за них не хотела возвращаться. Он понимал также, что от таких людей невозможно избавиться. С ними нужно вести себя осторожно. От них необходимо защитить Кэсси, хочет она того или нет.
        В этом городе ей причинили боль, заставили страдать, и он был к этому причастен. Нельзя допустить, чтобы все повторилось. Повод найдется — они приехали вместе. Ему нельзя слишком сближаться с ней. Но сама мысль об этом была ему отвратительна. И дело не только в том, уложит он ее в постель или нет.
        Кэсси — его друг. У них общий ребенок. И совершенно естественно, что он хочет быть рядом с ней.
        «Это всего лишь мечты, Александер. Уж не имеешь ли ты в виду — навсегда?»
        Почему бы и нет? Он же собирался жениться на Тэсс. А у него с Тэсс гораздо меньше общего, чем с Кэсси.
        Каким вышел бы его брак с Кэсси?
        Нет, брак невозможен. Она не согласится выйти замуж по расчету.
        Разговор об этом состоялся две недели назад. Все это время они провели вместе. Она стала относиться к нему немного лучше — ее уже не пугали его прикосновения, она позволила привезти сюда сына. Пожалуй, они могли бы жить одной семьей, это решило бы массу проблем.
        Грею показалось, что Кэсси сейчас могла бы согласиться с его предложением, если он сумеет убедить ее.


        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
        Кэсси вскочила с постели и уставилась на будильник: было 11 часов.
        — Роб?  — шепотом спросила она, услышав шорох за дверью комнаты. Она спустила ноги на пол, встала и поняла, что кто-то скребется во входную дверь. Кэсси подошла к двери и, не снимая цепочки, отодвинула задвижку.
        — Это всего лишь я,  — тихо сказал Грей, и она быстро впустила его.  — Не позвонил, потому что боялся разбудить Роба.
        — Грей, что-нибудь случилось?
        — Тише, Кэсси,  — сказал он, закрывая за собой дверь.  — Извини, что разбудил, дорогая, но я всю ночь думал. Мне… нам с тобой надо поговорить.
        Господи. У него такой голос…
        — Что-нибудь с отцом? Ему стало хуже?
        В темноте она споткнулась, но Грей поддержал ее за плечи.
        — Нет-нет, все в порядке. Просто, когда мы приехали сюда, я понял, что надо еще раз вернуться к вопросу о браке.
        Кэсси поморгала, чтобы убедиться, не спит ли она. Грей здесь, в темноте, держит ее за руку, просит выйти за него замуж. Именно это когда-то снилось ей каждую ночь, и теперь, когда она вернулась в город, эти сны стали повторяться.
        — Нет.  — Она опять заморгала, чтобы лучше видеть.
        — Да. Пожалуйста.  — Он притянул ее к себе, прижался всем телом. Сквозь тоненькую ночную рубашку из хлопка Кэсси ощущала жар его тела. В темноте она чувствовала, что его губы где-то совсем рядом.
        — Грей, время позднее, ты устал и не отдаешь себе отчета в том, что говоришь.
        Именно в этом все дело, считала Кэсси. Она не могла поверить, что он говорит серьезно. Сегодня, когда они ехали по городу, люди останавливались и смотрели на него с радостью и восхищением в глазах. Он был душой этого города. А она?
        Те несколько человек, которые ее узнали, взглянув на нее и ее сына, быстро отводили глаза в сторону, словно боясь заразиться чем-то нехорошим. Грей этого не видел. Иначе он бы заступился за нее.
        Она подняла голову и хотела заговорить, но он крепче прижал ее к себе.
        — Выходи за меня замуж, Кэсси,  — прошептал он ей в самые губы.
        Кэсси закрыла глаза. Было темно. И ей показалось, что все исчезло, есть только она и Грей. А семья Грея, его положение в этом городе не имеют никакого значения. Если бы так было в действительности, она бы поверила, что он ее любит.
        Кончиками пальцев она прикоснулась к его груди, погладила его волосы и подняла голову, чтобы встретить его поцелуй. Его губы были упругими, теплыми и требовательными; он прижал ее к себе еще крепче и не отпускал больше. Кэсси не думала сопротивляться. Пусть настанет еще одна ночь, когда он будет принадлежать ей. Целая ночь, когда она сможет прикасаться к Грею, а Грей будет прикасаться к ней.
        — Выходи за меня замуж,  — настойчиво повторил он.
        Его слова вернули ее к реальности. Видимо, что-то случилось — иначе он не делал бы ей предложения. Ей хотелось убедить себя, что это не так, увлечь его в спальню и провести с ним всю ночь. Но мало ли чего ей хотелось!
        Еще несколько секунд она отвечала на его поцелуи, обнимала его разгоряченное тело. Потом отстранилась и уперлась руками ему в грудь. Не слишком большое расстояние, но и это хорошо.
        — Нам не следует этого делать, Грей, мы не можем пожениться. Один раз мы ошиблись. Вторая ошибка нам ни к чему.
        — Нет, мы можем пожениться,  — настаивал он.
        — Но зачем? Объясни мне.
        Я так хочу, чтобы он меня уговорил, подумала она и испугалась. Это так легко сделать.
        — Кэсси,  — настаивал он.  — У нас с тобой есть сын.
        Грей говорил спокойно, но твердым голосом, по-деловому. Она почувствовала, он хочет одержать победу. Ведь он всегда выигрывал. Почему бы не одержать верх и на этот раз! Единственный аргумент — так надо.
        — Да. У нас сын.  — Она хотела улыбнуться ему в темноте, но улыбка не получилась, губы ее дрожали.  — Знаю об этом давно.
        — Какие доводы тебе еще нужны? Хорошо, тогда слушай, Кэсси. Я уважаю тебя и всегда буду уважать. Хочу заботиться о тебе и Робе. Что в этом плохого?
        — Великолепно,  — согласилась она.  — Я тебя тоже уважаю.
        — Тогда выходи за меня, дорогая. Ты же знаешь, как нам будет хорошо вместе… мы друзья, ты нравишься мне.  — Дрожащими руками он стал гладить ее тело. Лихорадочно, ласково.  — Видишь, как ты действуешь на меня,  — сказал он.  — Мне достаточно просто подумать о тебе…
        — Ты видишь, я тоже дрожу от твоих прикосновений,  — ответила она, поднимаясь на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы.  — Я хочу тебя. Грей. Очень. Но замуж за тебя не выйду.
        Он хотел ответить, но она приложила палец к его губам.
        — Грей, мы не можем пожениться. Мы… не подходим друг другу. Здесь твое место. В этом городе ты как принц. Я о тебе всегда так думала, это правда. Тебя здесь уважают, потому что ты добрый и справедливый человек. Тебе здесь верят. А я в этом городе чужая. Мы это уже обсуждали, а кроме того, всего две недели назад ты был помолвлен с другой женщиной. Пойдут разговоры.
        Он откинул волосы у нее со лба, взял ее лицо в ладони и поцеловал.
        — Я никогда не причиню тебе боли,  — пообещал он.  — Никогда не заставлю снова страдать. Но ты права. Мы уже говорили об этом, повторяться нет смысла. Не хочу больше надоедать.
        Грей отпустил ее, повернулся и вышел. Мягко щелкнул замок закрывшейся за ним двери.
        Кэсси зажала рот обеими руками, чтобы не закричать. Грей хочет ее. Грей любит ее, а она любит его. Он хочет заботиться о ней и о Робе. Если бы она была другой. Если бы могла просто выйти замуж и не думать о любви.
        Но она такая, какая есть. И жить ей придется по заранее определенной схеме. Грей — хороший, заботливый отец. Очень скоро словосочетание «Грей, Кэсси и Роб» будет разбито на две составляющие: «Грей и Роб» или «Кэсси и Роб». Они с Греем будут изредка видеться, а когда Роб привыкнет, Кэсси незачем будет приезжать сюда. Их встречи с Греем прекратятся. Чем скорее это произойдет, тем лучше.
        Что ее ждет завтра? Кошмарные сны, болезнь Хью. Видно, что Грей беспокоится, но не хочет об этом говорить. У него такой расстроенный вид. Неизвестно, чем закончится встреча Хью с внуком, которого он никогда не хотел. Все это не предвещает ничего хорошего.

        Светало. Грей лежал в постели, даже не пытаясь уснуть.
        Он помнил каждое мгновение последней встречи с Кэсси, слышал ее голос, ощущал вкус ее губ.
        Кэсси считает его принцем города. Какое это имеет значение, если Кэсси никогда не станет принцессой!
        Она скоро уедет, и он потеряет ее. Поговорить удастся только во время редких встреч, когда Роб будет переходить от одного родителя к другому. У каждого из них будет своя жизнь.
        Разве не о такой жизни я всегда мечтал — упорядоченной, спокойной?  — подумал он.
        Кэсси уедет. Постепенно пройдет боль, раны зарубцуются. Грей повернулся на другой бок и попытался о ней больше не думать.
        Но ничего из этого не вышло. На рассвете раздался звонок телефона. Кэсси спрашивала, как к нему доехать. И через некоторое время стояла перед ним — бледная и красивая, нервно теребя край блузки.
        — Извини, если разбудила,  — тихо сказала она.  — Надо поговорить о Робе. По-моему, лучше не знакомить его с твоим отцом сегодня.
        Грей прислонился к дверному косяку.
        — Понимаю тебя. Вы так долго жили вдвоем,  — осторожно начал он.  — Но ты знаешь, пора это изменить.
        Кэсси покачала головой.
        — Не об этом речь. Твой отец болен. Не стоит сейчас знакомить его с Робом.
        Грей попытался ей возразить:
        — Он узнает правду. Рано или поздно.
        Кэсси кивнула.
        — Знаю.
        — В городе уже говорят о том, что я отец Роба, а не Джейк. Тэсс сказала правду. Все видели, что я привез тебя и Роба. Скрывать нечего.
        — Боюсь, Хью все не так поймет, расстроится. Не хочу причинять боль Робу.
        Грей взял ее лицо в ладони и улыбнулся.
        — Отец до смерти обрадуется, что у него есть внук.
        Она медленно покачала головой.
        — Не сомневаюсь, что ты так думаешь. Грей, но все гораздо сложнее. Роб — мой сын. А твой отец и я… другими словами, Хью огорчится, когда узнает, кто мать его внука.
        — Кэсси, я ничего не понимаю.
        Она опустила голову, скрестила руки на груди.
        — Я говорила с твоим отцом. Один раз. Тогда… После той ночи, Грей. Хью приходил ко мне. Должно быть, догадался, что между нами что-то происходит.
        — Почему ты мне об этом не рассказала?
        — Не осмелилась. Испугалась, не знала, как поступить. Хью упрекал меня, что я болтаюсь возле его сына, заявил, что не желает видеть сына рядом с Праттами. Угрожал наказать мою семью, если я ослушаюсь. Наверно, он думал, что…  — Кэсси с вызовом посмотрела на него и отвернулась.  — Наверное, догадался о наших отношениях, не мог простить, что я полюбила тебя.
        Она говорила тихо, но Грей почувствовал — каждое слово приносит ей боль.
        — Но ты не любила меня.
        — Нет, не любила.  — Кэсси произнесла это громче, чем нужно было.
        Грей пытался представить себе, что может чувствовать человек, подвергшийся унижению. Человек, которого несправедливо обидели. Он был убежден в ее бескорыстии. Иначе как объяснить, что она заботилась о нем, человеке, изменившем ее жизнь; она пожертвовала всем ради своего ребенка. Она не заслужила такого отношения. Но всю жизнь расплачивалась за то, что родилась в бедной семье, за то, что ее отец был пьяницей.
        — Ты должна была рассказать мне.
        — Собиралась. Однажды даже приходила в колледж поговорить с тобой, но… ничего не получилось.
        Грей разозлился, но не на Кэсси. Конечно, она не сказала ему о встрече с отцом. Но что бы это изменило? После той ночи, когда они были вместе, после визита его отца она, вероятно, была по горло сыта Александерами. А теперь ее вынуждают снова иметь с ними дело.
        — Прости, милая,  — сказал он.  — Мне очень жаль.
        Сможет ли он найти слова, чтобы выразить то, что творилось в его душе? Ему хотелось обнять ее, попросить прошения. Она заслуживает, чтобы ее, наконец, оставили в покое.
        Грей повернулся и решительно направился к двери.
        — Куда ты идешь?
        — К отцу, разумеется. Он тебя обидел, Кэсси. Отец всю жизнь учил меня быть порядочным и ответственным. А сам унизил юную, невинную девушку.
        — Я не была невинной. Грей.
        Он посмотрел ей прямо в глаза.
        — Нет, была. Даже после того, как мы были вместе. В любом случае он не имел права так с тобой разговаривать. Он виноват перед тобой. Самое малое, что он должен сделать,  — извиниться перед тобой.
        Кэсси испугалась.
        — Прошу тебя, не делай этого.
        Кэсси не хотела иметь никаких дел с Александерами. Поэтому она уехала из города одиннадцать лет назад. Теперь, по его вине, она вернулась к тому, от чего убежала.
        Грей глубоко вздохнул, протянул к ней руку, но сразу же отдернул ее.
        — Мне хотелось бы загладить вину.
        — Не бери вину на себя. В этом нет необходимости. Мне уже не семнадцать лет. Все в прошлом. И… не ссорься с отцом. Это наши с тобой ошибки. Не надо расстраивать больного человека. А познакомить его с Робом — значит разворошить прошлое.
        — Роб — часть этого прошлого.
        — Для нас. Когда твой отец впервые увидит Роба, что, по-твоему, подумает о нем?
        Терпение у Грея лопнуло. Он взял ее за руки, заглянул в глаза.
        — Разве может Роб кому-то не понравиться, Кэсси?
        Но в чем-то Кэсси была права. Ведь оскорбил же отец ее, Кэсси, когда та была почти ребенком.
        Кэсси смотрела ему прямо в глаза, подошла поближе и попыталась еще раз убедить его в том, в чем она не сомневалась:
        — Думаю, любой человек почувствует симпатию к Робу. Но это мое мнение — мнение матери. Твой отец знает меня… если не забыл, конечно. И, когда ты скажешь, кто мать Роба, он может расстроиться и рассердиться.
        — Ладно, я не буду говорить с ним об этом. Не хочу, чтобы он снова обидел тебя или Роба. Обещаю, Кэсси,  — сказал Грей и подумал: если бы Хью пришел к Кэсси на один день раньше, Роба вообще не было бы. Кэсси ни за что не стала бы заниматься с ним любовью.
        — Спасибо, Грей. Прости, что не рассказала об этом раньше.
        Она улыбнулась. Взгляд ее стал теплым и спокойным. Прежняя Кэсси вернулась.
        Его Кэсси. Он не мог вспомнить, когда стал так о ней думать. Потом наклонился к ней, обхватил рукой за талию, притянул к себе и крепко поцеловал.
        — Не сомневайся, я сдержу свое обещание,  — сказал он.
        — Уверена, так оно и будет. Грей. Ты всегда держишь свои обещания.
        Однако чувствовал себя Грей отвратительно. Ему было неприятно быть одним из Александеров. Потому что он и его отец оскорбили женщину, которая сейчас стоит перед ним. Как она, должно быть, ненавидит всех Александеров. Неудивительно, что у нее нет никакого желания выходить за него замуж.
        Его сердце разрывалось. Он понял, что не сможет жить без этой женщины. Но сейчас не имеет права думать об этом. Он ей обещал и сдержит свое слово.
        — Грей, что ты решил насчет встречи Роба и твоего отца?  — спросила она.
        Он вздохнул.
        — Думаю, отец виноват перед тобой, перед Робом, но…
        — А как объяснить это Робу?
        — Объяснять ничего не надо. И отменять встречу нельзя. Иначе он подумает, что я стыжусь своего отцовства.
        Кэсси кивнула.
        — Тогда пора его будить.
        — Не беспокойся, все пройдет хорошо.
        — Я доверяю тебе, Грей.
        Раньше она ему так не доверяла, подумал Грей.
        Не доверяла ни своих тайн, ни своего сына. Сейчас у нее не было другого выхода. Грей дал себе слово, что на этот раз ее не подведет.

        — Как-то странно ехать без мамы.
        Роб был встревожен. Это было видно по его глазам. Таким же синим, как у Кэсси. Надо его успокоить, подумал Грей.
        — Она хотела, чтобы мы смогли побыть втроем — ты, дедушка и я.
        И это была правда. Кэсси всегда думала прежде всего о других людях. Но главное, она хотела знакомства сына с дедушкой.
        — Мама говорит, я буду здесь иногда гостить. Это правда?
        Грей остановил машину и повернулся к Робу.
        — Надеюсь, что так и будет, Роб. Понимаю, нелегко сразу привыкать к отцу, деду, приезжать в незнакомый город. Надеюсь, тебе захочется время от времени жить у меня. Чтобы я смог стать тебе настоящим отцом.
        Роб подергал ручку дверцы.
        — Мы всегда жили вдвоем с мамой. Без бабушки и дедушки. Ведь мамины родители умерли. А ваш папа знает обо мне?
        — Да, знает.
        Грей позвонил отцу сегодня утром и все рассказал. Хью, до которого, как он и подозревал, уже дошли слухи, потребовал, чтобы они приехали немедленно.
        Роб вздохнул с облегчением и откинулся на спинку сиденья.
        — Это хорошо. Не очень-то люблю сюрпризы. Особенно такие.
        Грей понял, что Роб имел в виду. Он протянул руку и погладил сына по голове.
        — Все будет хорошо, сын,  — пообещал он, надеясь, что ничего непредвиденного не произойдет. В противном случае… Грей готов был на все, чтобы защитить сына.
        Но все прошло гладко.
        — Славный молодой человек,  — сказал Хью Александер, доставая очки.  — Подойди поближе, расскажи о себе, внучок. Как тебе нравится наш город? Не хочешь жить здесь?
        Роб подошел к кровати и серьезно посмотрел на старика.
        — Очень приятный город. Думаю, хотелось бы иногда погостить здесь.
        Хью громко засмеялся.
        — Видали дипломата? Это у него от Александеров. Мне это нравится. Просто здорово,  — сказал он и стал расспрашивать внука о его увлечениях и школьных отметках.  — А теперь сбегай на кухню и посмотри, не припрятала ли повариха чего-нибудь вкусненького. Наверняка найдется какое-нибудь печенье. А мы тем временем обсудим с отцом кое-какие срочные дела.
        Грей внимательно смотрел на отца, который с недавнего времени предстал перед ним совсем в другом свете.
        — Славный у тебя сын,  — сказал Хью.  — Но нет ничего хорошего в том, что мальчишка живет без отца.
        Грей был полностью согласен, но не хотел обсуждать это с отцом, так как обещал Кэсси.
        — Его мать — замечательная женщина. Она хорошо его воспитала. Причем совершенно одна,  — сказал он.
        Отец кивнул.
        — Но теперь ты женишься на ней. Когда все узнал. Я не учил тебя уходить от ответственности.
        — Дело не в ответственности, отец.  — Грею вспомнились слова Кэсси на эту тему, сказанные ею две недели назад.
        — Я только сказал, что ты должен жениться на его матери. На меньшее не соглашусь. Не хочу, чтобы мой внук рос незаконнорожденным.
        Грею подумалось, что не так уж много хотел его отец. Он не хотел в ущерб бизнесу тратить время на семью. Не терпел друзей сына, так как те мешали ему заниматься бизнесом. Был против его встреч с Кэсси, потому что у ее отца были проблемы и не было денег. А теперь не хочет, чтобы внук рос незаконнорожденным. Грей с трудом сдерживал ярость.
        — Отвечай, собираешься ты жениться на этой женщине или нет?
        «На этой женщине». Грею не понравилось, как отец говорил о Кэсси. Он собрал все свои силы, чтобы ответить отцу и не нарушить обещания, данного Кэсси.
        — Больше всего на свете я хотел бы жениться на матери Роба,  — спокойно сказал он.  — К сожалению, она этого не хочет, потому что не желает иметь дела с Александерами.
        Глаза Хью стали холодными. Видно было, что он не одобряет такого поведения.
        — Она что, лишена здравого смысла? Чувства приличия? Или у нее не все дома?
        Это было выше его сил. Грей представил себе, как отец разговаривал с Кэсси тогда. А она стояла перед ним униженная, не в состоянии защитить себя.
        — Хватит, отец,  — оборвал Грей.  — Эту женщину я уважаю.
        Эту женщину я люблю.
        Эти слова пришли неожиданно. Но так оно и было. Я люблю Кассандру Пратт. Эта мысль захватила его целиком и не оставляла ее даже после того, как он попрощался с отцом и уехал вместе с Робом.
        Любовь. Именно то, от чего он бегал всю свою жизнь. Потому что не хотел рисковать. И влюбился в Кэсси. По-настоящему. Не требуя ничего взамен.
        Она отказалась стать его женой. Потому что именно за него не хочет выходить замуж. За принца этого города, как Кэсси назвала его. Из-за того, что он Александер, а она Пратт. Слишком много горя ей пришлось пережить.
        Кэсси не хотела, чтобы он опять вмешался в ее жизнь.
        И если он действительно любит Кэсси, значит, должен выполнить ее желание — уйти из ее жизни. Даже если он считает это неправильным. Именно так он может доказать, что любит ее.


        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
        — Уверена, все будет замечательно, Кэсси,  — услышала она голос Тэсс Уолкер.
        Кэсси окинула взглядом полупустой ресторан, где сидела с Тэсс и Джейком. Ей стало неловко, что она совсем не уделяет внимания Тэсс и Джейку. Но ее мысли были заняты другим.
        — Извините. Немного задумалась.  — Кэсси подняла глаза от чашки с остывшим кофе.
        Джейк и Тэсс заехали за ней час назад и пригласили на ленч в ресторан «Серебряное блюдо».
        — Ничего страшного,  — успокоила ее Тэсс.  — Девяносто процентов матерей вели бы себя точно так же. Ты беспокоишься. Это нормально.
        Кэсси посмотрела на Тэсс.
        — Конечно, беспокоюсь. Но это не оправдывает меня. Спасибо вам с Джейком за поддержку. Вы тратите на меня свой медовый месяц.
        — Эй, Кэсси, для того и существуют лучшие друзья, верно?  — сказал Джейк.  — Ты для меня так много сделала. И спасибо, что приняла сегодня наше приглашение. С тех пор, как поженились, мы не выходили из дома. Тэсс слишком увлечена…
        — Джейк!  — Тэсс покраснела и ударила Джейка по руке.
        — Я просто собирался сказать, что ты увлечена ремонтом дома и не хочешь оставлять рабочих без присмотра.  — Джейк улыбнулся жене и чмокнул ее в нос.
        Джейк расплатился, и они направились к выходу. По пути Джейк представил Кэсси священника Мэтта Харпера, который недавно приехал в город, а сидевший рядом со священником аптекарь Крэйг Бикерсон заметил, что Кэсси такая же красивая, как одиннадцать лет назад.
        На улице Джейк посмотрел на нее и сказал:
        — Признайся, Мисандерстуд изменился, правда? В нем живут и хорошие люди.
        Кэсси склонила голову.
        — Что ты имеешь в виду?
        Джейк улыбнулся и взял жену под руку.
        — Поговорим об этом в другой раз. Отвезем тебя домой. Я только что видел машину Грея.
        Пока они ехали домой, Кэсси не находила себе места. Но когда вошла в дом и увидела Роба, успокоилась. Мальчик не показался ей расстроенным. А когда она посмотрела на Грея, все мысли у нее в голове перепутались.
        Он смотрел на нее не так, как раньше. Не так, как, она думала, он посмотрит на нее, вернувшись от Хью Александера. Он смотрел на нее, словно видел впервые и чего-то хотел от нее.
        — Кэсси,  — только и произнес он. Голос его был тихим и мягким.
        — Все… все хорошо?
        Ему надо было как-то успокоить Кэсси, но в присутствии Роба всего не скажешь.
        — Эй, Роб,  — услышал он ласковый голос Тэсс.  — Мы с Джейком собираемся пойти забить парочку гвоздей. Хочешь присоединиться?
        Роб настороженно посмотрел на Кэсси, на Грея. Затем улыбнулся и ответил Тэсс:
        — Конечно, а что мы будем делать? А вы… Грей, хотите пойти? Он здорово управляется с молотком,  — объяснил Роб, глядя на отца.
        — Ни за что не упущу такого случая,  — сказал Грей.  — Вот только переговорю с твоей мамой, ладно?
        Тэсс, Джейк и Роб подходили к двери, когда раздался звонок. Тэсс открыла дверь.
        — Сообщение для Кассандры Пратт,  — сказал посыльный.
        Тэсс взяла конверт, передала его Кэсси и, бросив на Грея многозначительный взгляд, вышла вместе с Робом и Джейком.
        Кэсси пристально осмотрела конверт из веленевой бумаги. На конверте крупными буквами было написано ее имя. Она вопросительно посмотрела на Грея.
        — Это шофер отца,  — спокойно сказал он.  — Если хочешь, могу выйти.
        — Не надо.
        Кэсси не догадывалась, о чем это послание. Возможно, его следовало прочитать без свидетелей. В любом случае она не собиралась ничего скрывать от Грея.
        Она вскрыла конверт, прочитала коротенькую записку и протянула Грею.
        — Хью пригласил меня к себе.
        Грей взял послание, недоверчиво вскинул бровь.
        — Пригласил, Кэсси?
        Она чуть заметно улыбнулась.
        — Одним словом, он пишет, что узнал, будто я — мать его внука. На самом деле это не приглашение, а приказ явиться.
        Грея восхитило ее самообладание. Но от него не укрылось, как тяжело ей это далось. Он взял ее руку в свою, провел большим пальцем по ее ладони.
        — Мне кажется, тебе надо пойти.
        — Зачем?
        Он глубоко вздохнул, внимательно посмотрел на нее и ответил:
        — Ты сильная женщина, Кэсси. Пойми, тебе необходимо, наконец, избавиться от того, что у вас с отцом случилось в прошлом. Он тебя оскорбил. И ты переживаешь до сих пор. Вы должны встретиться, поговорить и забыть об этом.
        Если она сделает это, подумал Грей, то рана зарубцуется и Кэсси по-другому будет относиться к нему. Возможно, поверит, что он ее любит.
        — Не стоит,  — не соглашалась она.  — Прошлое… уже история.
        — Значит, не хочешь.
        — В этом нет нужды.
        Кэсси сказала это твердым голосом, но избегала смотреть ему в глаза. Грею это не понравилось.
        — Должен тебе сказать, что отец настаивал на том, чтобы я на тебе женился. Он не желает, чтобы Роб был незаконнорожденным.
        Ее пальцы судорожно сжали его руку.
        — Не верю. Он не мог так сказать. Только не о Робе.
        — Но так было.
        Она внимательно посмотрела ему в глаза.
        — Ты настаиваешь на этой встрече ради чего, Грей?
        — Ради тебя. Можешь не сомневаться.
        Ее руки были холодные как лед. Она продолжала изучающее смотреть на него.
        — Зачем это тебе?
        — Хочу, чтобы на этот раз ты одержала победу. Ты уже не та молоденькая, испуганная девчонка. Необходимо встретиться с ним, поговорить. Ты обязана вернуть веру в себя, которой мы с отцом тебя лишили. Если бы я мог сделать это вместо тебя, не стал бы задумываться. Переписал бы историю заново.
        Грей взял ее лицо в ладони и пристально посмотрел в глаза.
        — Было не только плохое,  — прошептала она.
        — Конечно, не все. Помню один великолепный день. Мы занимались любовью. Это был особенный день.  — Грей погладил ее по волосам.
        Кэсси ответила не сразу. Потом кивнула и, поколебавшись, согласилась:
        — Ладно. Может быть, мне действительно следует пойти. Чтобы… оставить в покое воспоминания о прошлом.
        По выражению ее лица Грей понял, что она имеет в виду: расстаться с прошлым для нее означает забыть о влечении к нему. Большего он пока от нее требовать не может.
        — Я пойду с тобой.
        — Чтобы поддержать меня? Защитить? Спасибо, справлюсь сама. Для меня очень важно заставить себя туда войти и самостоятельно выйти.
        Она, конечно же, права. Она доказала всей жизнью, что вполне может обходиться без него.

        Дом был огромный. Когда Кэсси вошла в холл, ей показалось, что он еще больше, чем снаружи. Стены, обитые темным деревом, высоченные потолки, блестящие полы.
        Вслед за чопорным слугой Кэсси поднялась по лестнице и оказалась в комнате, которая была в три раза больше всего ее дома. Резные деревянные панели, покрывавшие стены, придавали помещению величественный вид.
        — Здесь у меня красиво, не правда ли?
        Она обернулась на голос. В самом дальнем углу, словно не желая быть замеченным, сидел Хью Александер.
        — Здесь у вас… великолепно, мистер Александер,  — сдержанно сказала Кэсси.  — Вам это хорошо известно. Вы хотели меня видеть?
        — Этот дом знавал несколько поколений Александеров.  — Он жестом пригласил ее сесть в большое плетеное кресло.  — Наша фамилия кое-что значит в этом городе. Лидерство. Честность. Трудолюбие. Гордость. Мой сын — один из Александеров, мисс Пратт. Когда-то все эти качества были ему присущи.
        — Он остался таким, каким был,  — сказала она, чуть наклонив голову.  — Во всяком случае, я не заметила перемен.
        Эхо вернуло его резкий, лающий смех.
        — Ага, задело. Вижу, вы не забыли ту нашу встречу, а?
        — Нет, не забыла.
        — Но все же переспали с моим сыном. Вопреки моему желанию.
        Кэсси замерла. Так Хью не знал, что зачатие Роба произошло до встречи с ним. Ну и пусть думает, что она не послушалась его.
        — Ваш сын — Александер, мисс Пратт.
        Именно этого она и ожидала.
        — Нет. Он не Александер.
        — Вы должны выйти замуж за моего сына.
        — Это невозможно.
        — Потому что вам не нравлюсь я. Но подумайте, мисс Пратт. Вы много выиграете, если сделаете это. Ваш сын получит фамилию Александер. Вы сможете иметь все. У Грея есть деньги. Вы сможете стать богатой. Очень богатой.
        Кэсси глубоко вдохнула, пытаясь заглушить нарастающий гнев. У Хью Александера высокомерия явно не убавилось.
        Он улыбнулся.
        — Вы ведь раньше не думали об этом, верно? Вас здесь не было, и вы не могли видеть, как богаты Александеры. Наше состояние может стать и вашим, вам нужно лишь…
        Кэсси беззвучно шевелила губами, не слушая его. Ее возмутило, что человек, с которым у нее не может быть ничего общего, пытается распоряжаться ее жизнью.
        Кэсси крепко сжала руками подлокотники кресла. Она вдруг осознала, что тогда пошла на поводу у этого человека и отказалась от лучшего мужчины на свете. Даже если бы у них с Греем не сложилась жизнь, она смогла бы познать счастье. Теперь она жалела, что подчиниласьэтому человеку.
        Больше она не повторит ошибки.
        — Подумайте, и вы убедитесь, брак с Греем принесет вам выгоду. Он изменит вашу жизнь.  — Хью улыбнулся, и Кэсси поняла: он уверен, что она согласится. Привык подчинять людей своей воле.
        Но на этот раз он ошибался.
        Она посмотрела на него и поднялась с кресла.
        — Извините, мистер Александер, не хочу ничего менять в своей жизни. Мне не нужны ваши деньги. Я не выйду замуж за вашего сына.
        Хью удивленно посмотрел на нее, словно не поверил в то, что услышал. Затем его лицо приняло гневное выражение.
        Кэсси стояла и смотрела на него сверху вниз, гордо вскинув подбородок.
        — Советую вам подумать,  — сказал он наконец.  — И принять правильное решение. Забудьте все обиды. И поймите, деньги решают все.
        — Ко мне это не имеет отношения… Хью. Уверена.
        — Вы ошибаетесь. Имеет. Вы приобретете очень многое.
        Перед ней был человек, который умел добиваться своего. Угрозами, подкупом — не имеет значения. Она одиннадцать лет прожила в страхе перед этим человеком, считая, что у него в руках власть. Но она ошибалась. Он не сможет ее заставить что-то сделать, если она сама не захочет. С этим покончено. Родителей нет в живых, так что Хью их не разорит. Она больше не разрешит ему вмешиваться ни в свою жизнь, ни в жизнь ее сына.
        Кэсси впервые смотрела на Хью Александера как на равного. Это был просто человек, причем не очень приятный.
        — Извините, мистер Александер. Мне пора,  — сказала Кэсси.  — Думаю, мы с вами все выяснили.
        Она повернулась и не спеша, с гордо поднятой головой пошла к двери. Он окликнул ее по имени, но она не обернулась. Только около двери остановилась и сказала:
        — В одном вы были правы, мистер Александер, но только в одном. У вас очень красивый дом. Так что живите и наслаждайтесь — он весь в вашем распоряжении.
        С этими словами Кэсси вышла из комнаты. И только когда она оказалась на улице и села в машину, поняла, в каком напряжении находилась те несколько минут, пока разговаривала с Хью. Завела машину, проехала около мили и остановилась. Ей надо было осмыслить разговор с Хью.
        Этот человек пытался дать ей взятку, купить ее, принудить к браку с Греем, не интересуясь, хотят они этого или нет.
        Его не интересовало, что об этом думает его собственный сын.
        Ясно одно. Ей надо уехать, вернуться домой. Немедленно. Зря она приехала в Мисандерстуд… если не считать сегодняшнего дня, этих последних нескольких минут. С ней что-то произошло, как будто она освободилась от бремени, которое тяготело над ней долгое время. Она вдруг поняла, что, приехав сюда ради Роба, привязалась к Грею, полюбила его как женщина, захотела быть рядом с ним. Поэтому ей надо уехать.
        Грей никогда не сможет быть с ней. Она знала это всегда, а после разговора с Хью окончательно утвердилась в этом мнении.
        Она постарается не встречаться больше с Греем. Потому что не сможет утаить от Грея попытку Хью купить ее. Как бы там ни было, но Хью — отец Грея и дед Роба.
        Пришло время расстаться с Греем навсегда. Она предоставит ему свободу. Грей обязательно встретит женщину, которая захочет стать его женой.
        Наконец-то она избавилась от страха перед Хью Александером. Но легче ей почему-то не стало. В сердце ее закралась тоска по его сыну.
        Кэсси душили слезы, когда она села в машину и поехала домой. Она могла гордиться собой — сегодня она доказала, что обладает сильным характером. Но придется стать еще сильнее. Чтобы загнать свои чувства внутрь. Научиться жить без эмоций. Скрывать любовь к Грею. Все это она начнет завтра.
        А сегодня, оставшись наедине со своими воспоминаниями, она позволит себе любить Грея. Даст волю слезам.


        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
        — Как вы думаете, скоро она вернется?
        Роб листал книгу о млекопитающих Северной Америки, но Грей понял, мысли его заняты другим. Его тоже беспокоило отсутствие Кэсси. О чем они с отцом могли так долго разговаривать? Жаль, что он не поехал с ней. Мог бы посидеть в машине и подождать ее. Возможно, чем-то помог бы ей.
        Грей отложил в сторону книгу, которую так и не открыл. Не мог сосредоточиться.
        — Наверное, встретила кого-то из старых знакомых, разговорились.
        Робу этого объяснения оказалось достаточно, но Грей уже не мог усидеть на месте. Он поднялся в ее комнату и стал рассматривать вещи, которые она поставила на туалетный столик. Щетка для ее красивых длинных волос, фотография Роба, малюсенький флакончик духов.
        Он взял флакончик, осторожно вдохнул. Запах лаванды. Свежий. Восхитительный. Как она сама.
        Кровать не была помята. Похоже, она не ложилась. Грея захлестнула волна воспоминаний. Скоро это будет единственное, что останется от нее. Он почувствовал такую боль, что у него перехватило дыхание.
        Когда зазвонил телефон, он быстро схватил трубку в надежде, что это она.
        — Грей?
        — Кэсси, ты где? С тобой все в порядке?
        — Да, все нормально,  — сказала она неестественно бодрым голосом.  — Грей, я… я дома. Мне надо было вернуться, чтобы отпустить Нэнси — я попросила присмотреть ее за магазином. Не хотела злоупотреблять ее добротой, прошло уже несколько дней. Ты не поможешь Робу собрать вещи? А я завтра приеду за ним. Хорошо?
        Боже мой, что сказал ей отец? Зачем надо было настаивать на этой встрече? Он хотел как лучше, надеялся, что, поговорив с отцом, Кэсси избавится от старых обид и он получит шанс завоевать ее сердце. Что же случилось?
        — Кэсси, поговори со мной. Не вешай трубку. Просто… поговори со мной. Что случилось? Тебе плохо? Тебе больно? Что произошло, милая?
        Молчание стало невыносимым. Ему хотелось помчаться к ней, обнять и не выпускать из объятий, пока она не выскажет всех своих обид.
        — Пожалуйста, Кэсси, поговори со мной, дорогая.
        — Все хорошо. Со мной все в порядке, Грей.  — Она сказала это таким тихим голосом, что он едва расслышал.  — Не волнуйся. Все нормально. Помоги Робу собрать вещи, ладно?  — Кэсси повесила трубку.
        — Это была мама, да?
        Грей закрыл глаза, провел рукой по лицу и повернулся к сыну.
        — Да, Роб, это была мама. Она уехала домой посмотреть, как дела в магазине. Мама просила, чтобы я собрал твои вещи. Завтра она приедет за тобой.
        — Вы согласились?
        Они смотрели друг на друга, и Грей понял, что Кэсси была не права. Они с сыном больше похожи друг на друга, чем она думала. Мальчик выглядел не только растерянным и испуганным, но и очень рассерженным; его упрямый подбородок был поднят.
        — Я помогу тебе собраться.
        — Мне кажется, с мамой не все в порядке. Иначе она бы не уехала домой, не заскочив сюда.
        Грей закрыл глаза, потом открыл их и посмотрел на сына. Как мужчина на мужчину.
        — Ты прав, приятель. Я тоже думаю об этом. Она бы так не поступила.
        — Так вы соберете мои вещи? И мы поедем, да? Поедем домой вместе, верно? Ведь вам небезразлично, что с ней? Или вас это не волнует? Она же совсем одна.
        Именно это и волновало его. Волновало так, что он не мог думать ни о чем другом. Он готов был отправиться к ней немедленно.
        Грей повернулся к сыну.
        — Я очень беспокоюсь за маму, Роб. Я люблю твою маму. Помнишь, мы говорили об этом. Как ты относишься к тому, что я люблю твою маму?
        У Роба участилось дыхание, он стоял, переминаясь с ноги на ногу.
        — Хорошо к этому отношусь. Правда, очень хорошо. Я очень волнуюсь за маму. Мне так хочется, чтобы вы скорее все уладили и мы бы стали жить все вместе.
        Грей опустился на колени возле сына.
        — Я тоже этого хочу, Роб. Наши с мамой отношения — долгая история. Не знаю, как лучше это сделать. У взрослых не все так просто.
        Роб кивнул.
        — Да. Вы, к примеру, даже не знали, что я ваш сын. Если не удастся договориться с мамой, мы с вами… мы с вами будем видеться?
        Роб смотрел на Грея большими синими глазами, обрамленными длинными темными ресницами, и с трудом сдерживал слезы.
        Грей нежно погладил сына по щеке.
        — Если у нас с мамой ничего не получится, Роб, мы с тобой все равно будем встречаться, когда сможем. Я все равно буду любить вас обоих. Всегда буду любить тебя, Роб.
        — Я тоже… буду любить тебя, папа,  — сказал Роб, бросаясь в объятия к Грею. Его худенькое тельце содрогалось от плача, он крепко обхватил отца за шею и прижался к нему.
        Грей крепко обнял сына.
        — Собирайся, Роб,  — прошептал он, гладя мягкие темные волосы.  — Поехали домой. Посмотрим, как там мама.
        Когда они подъехали к дому, там никого не было. Магазин был закрыт. Животных на время раздали друзьям. Грей припарковал машину и стал искать Кэсси. Но ее нигде не было.
        Грей очень испугался, а Роб повернулся к отцу и по-взрослому, серьезно сказал:
        — Когда мама хочет подумать, она обычно идет к небольшому пруду на участке мистера Мозера. Он туда никогда не ходит, и там тихо.
        — Ты думаешь, она там? Ничего, если ты останешься здесь один?
        — Я же дома, папа,  — сказал Роб и кивнул отцу в сторону пруда.
        Роб стал подниматься на крыльцо, а Грей отправился в указанном направлении.
        — Желаю удачи, папа,  — крикнул вдогонку Роб.
        Грею показалось, что это самый длинный путь в его жизни. Он миновал сад, обошел дом Мозера и увидел пруд. Кэсси стояла на коленях, опустив руку в воду, и задумчиво смотрела вдаль. Когда Грей подошел, Кэсси подняла голову и поспешно встала на ноги.
        — Грей,  — еле слышно прошептала она и испуганно посмотрела в сторону дома.
        — Он там.
        — Я же сказала тебе, что приеду за ним завтра.
        — Знаю.  — Он подошел к ней и хотел взять ее за руку. Она отступила назад.  — Кэсси, я догадался, что у тебя что-то не так. Не мог остаться в городе и ждать тебя. Скажи мне, что случилось? Что, черт побери, он тебе наговорил?
        Она открыла было рот, но промолчала и покачала головой.
        — Поезжай домой. Грей. Я позвоню, и мы договоримся насчет Роба. В другой раз. Не сегодня. Только не сегодня.
        — Что он тебе наговорил? Скажи правду. Мне чертовски жаль. Прости меня за все. Я наделал много ошибок. Во всем виноват я.
        — Все не так, Грей,  — ответила она, когда он приблизился, и отошла в сторону.  — Тебе не за что просить у меня прощения. В тот день я занималась с тобой любовью не по принуждению. У тебя нет передо мной никаких обязательств. Я уже большая девочка, Грей. Могу сама о себе позаботиться. У меня… все хорошо. Ты зря приехал. Пожалуйста, отправляйся домой.  — Кэсси отвела от него взгляд, он успел заметить слезы в ее глазах.
        — Не хочу оставлять тебя в таком состоянии. Мой отец…
        — Ты ни в чем не виноват, Грей. Ты тут ни при чем.  — Она мяла юбку и смотрела ему прямо в глаза.  — Что же касается твоего отца, то не знаю, что тебе известно, но мне не нужны деньги.
        — Он пытался купить тебя.
        — Он полагал, что я не устою перед богатством Александеров, но мне не нужны твои деньги. Грей.
        — Нисколько не сомневаюсь в этом, милая. Я слишком хорошо знаю тебя.
        Кэсси слушала, обхватив руками плечи и покачивая головой.
        — Никогда не вышла бы замуж из-за денег. Никогда не собиралась выходить замуж за тебя. Не думала об этом.
        Грея как обухом по голове ударило. Она права. Он приехал сюда и сделал ей больно, но…
        Он подошел к ней и взял ее лицо в руки.
        — Знаю, что тебе не нужны мои деньги. Знаю, ты никогда не собиралась выйти за меня замуж. Ты не приняла моего предложения, но я снова прошу тебя стать моей женой, Кэсси. От всей души. Пожалуйста.
        — Считаешь, что обязан так поступить? Да?
        Он провел пальцем по ее губам и медленно покачал головой, продолжая смотреть ей в глаза.
        — Нет. Потому что люблю тебя, дорогая.
        Ее глаза округлились, подбородок задрожал.
        — Не говори этого. Ты так не думаешь. Ты меня не любишь.  — Кончиками пальцев она прикоснулась к его губам, как бы пытаясь заставить его замолчать. Он поцеловал ее руку.
        — Я люблю тебя, Кэсси,  — повторил он.  — Не догадывался, что это любовь. Не хотел любви, потому что ты всегда отказывала мне. Очень страдал, когда ты так поступала. Ты прогоняла меня. Каждый раз. С самого начала.  — (На губах Кэсси задрожала слабая улыбка. Она продолжала молчать.)  — Верю, тебе не нужны мои деньги. Но хорошо, что они у меня есть. Я смогу лучше заботиться о тебе и Робе. Кэсси, пойми, мое состояние, моя фамилия не имеют никакого значения. Ответь мне любовью на любовь. Одиннадцать лет назад ты украла мое сердце. С тех пор я люблю тебя. Однажды ты назвала меня принцем Мисандерстуда. Для меня ты всегда была принцессой, принцессой моих грез. Верь мне, любимая.
        Грей достал из кармана маленькую коробочку и открыл ее. Внутри находилось красивое золотое кольцо.
        — Мы с Робом купили его по пути сюда,  — смущенно сказал он.  — Я прошу тебя стать моей женой. Как ты думаешь, оно тебе подойдет? А я? Ты никогда не думала обо мне как о муже, о любовнике?
        Кэсси с трудом верила, что все это говорит человек, которого она любила всегда. Этого не может быть. Ей показалось.
        И… протянула руку. Он надел ей кольцо на палец. Оно было немного больше, чем требовалось.
        — Прости. Мы очень спешили,  — сказал Грей, не выпуская ее руки.  — Хотелось бы, чтобы оно подошло тебе идеально.
        — Так оно и есть.  — Кэсси улыбнулась, посмотрела ему в глаза и обняла за шею.  — Оно мне подходит идеально. И ты мне подходишь идеально.
        — Любимая, я знал это. Почему же ты отталкивала меня?  — Он засмеялся, привлек Кэсси к себе и поцеловал.
        Они долго стояли, прижавшись друг к другу.
        — Я слишком сильно тебя любила,  — сказала наконец Кэсси.  — Но не верила, что мы можем быть вместе. Мы из разных миров. Грей.
        Грей не верил своим ушам.
        — Ты любила меня?
        — Да. Ты был такой красивый, такой недосягаемый. Я с первой встречи влюбилась в тебя, но всегда гнала от себя это чувство, притворялась, будто ты мне безразличен. Я просто боялась.
        — Не надо больше бояться, Кэсси,  — сказал он, осыпая поцелуями ее глаза, лицо, губы.  — Люби меня до конца жизни.
        — Обещаю,  — кивнула она.  — Буду, буду любить тебя всегда.
        — И выйдешь за меня замуж, несмотря на моего отца, деньги и все, что нас, по твоему мнению, разъединяет?
        — Я выйду за тебя замуж. Потому что нас объединяет самое главное — любовь и желание стать счастливыми.
        — Повтори это еще раз, любимая,  — попросил Грей и крепче прижал ее к себе.
        — Я выйду за тебя замуж, любовь моя.


        ЭПИЛОГ
        — Как здесь все изменилось,  — сказала Кэсси, обводя взглядом то место, где прошлым летом стоял трейлер Грея.
        Грей тихо засмеялся.
        — То же самое сказал и мистер Мозер, когда заглянул сюда на днях.
        Кэсси покачала головой и улыбнулась мужу.
        — Не сомневаюсь, что ты заплатил мистеру Мозеру вдвое больше за этот сад. Я права?
        — У него был такой печальный вид.
        — Грей Александер…
        Грей взял ее на руки и стал крутить вокруг себя, потом опустил на землю, растрепанную и запыхавшуюся.
        — Кэсси, дорогая, все в порядке. Мистер Мозер не разорил меня. Мы с ним хорошо понимаем друг друга.
        Она коснулась его щеки.
        — Знаю. Ты поступил благородно, позволив ему остаться в доме. Наверное, ему тоскливо жить одному.
        Муж взял ее руку и перецеловал по очереди все пальцы.
        — Гм, ты поступила еще благороднее, пригласив моего отца на обед на прошлой неделе. Никто не осудил бы тебя, если бы ты не сделала этого.
        Она пожала плечами.
        — Это твой отец, Грей. Он чувствовал себя нормально. С мистером Малкольмом они что-то увлеченно обсуждали.
        — Хочешь сказать, они оба считают, что нам следует завести еще детей?
        Она улыбнулась и теснее прижалась к нему.
        — Похоже, ты не имеешь ничего против.
        — Ух ты, вот здорово,  — сказал Роб, подходя к ним сзади.  — Бейли будет где бегать, когда закончится работа.
        Кэсси посмотрела на свой прежний дом. Он стал в два раза больше.
        — Много места для животных и маленьких детей,  — сказал Роб, лукаво глядя на родителей.
        Грей стиснул жену в объятиях. Кэсси засмеялась.
        — Не думаю, что мы ограничимся одним ребенком,  — пообещал Грей.
        Кэсси уютно прислонилась к Грею спиной.
        — Сбывается твоя детская мечта,  — сказала она, показывая на сад.
        Он потерся щекой о ее волосы.
        — Да, но самая большая моя мечта — это ты и Роб. Жена и сын, которых я люблю больше жизни.
        Кэсси повернулась к нему.
        — Ммм. Я подумала о том же. Сын, которого я обожаю, и мужчина моей мечты — здесь, рядом со мной. Это и есть рай.
        Грей улыбнулся сыну.
        — Тебе лучше отвернуться, Роб, если не хочешь видеть, что твои родители ведут себя словно подростки.
        Покачав головой, Роб посмотрел на родителей долгим взглядом и улыбнулся.
        — Ну, разве ты не собираешься поцеловать маму еще раз?  — спросил он наконец.
        — И еще раз, и еще,  — ответил Грей, целуя Кэсси.
        notes

        Примечания
        1
        Бейсбольный термин.  — Здесь и далее прим. перев.


        2
        Игрок, подающий мяч.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к