Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Макуильямс Джудит: " Драгоценный Бриллиант " - читать онлайн

Сохранить .
Драгоценный бриллиант Джудит Макуильямс


        # Когда Ливия попросила своего босса, Конела Сазерленда, сыграть для ее родных, всего лишь на уик-энд, роль жениха, она уже была безумно влюблена в него. Он же, будучи закоренелым холостяком, даже не подозревал, чем закончатся для них обоих эти выходные дни…

        Джудит Макуильямс
        Драгоценный бриллиант

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Ты где пропадала? Уже два часа!
        Ливия Фаррел отбросила со лба мокрую прядь черных волос, выскользнула из плаща и повесила его на вешалку. С плаща капало.
        - Сказала, что вернешься к часу, а тут еще такой ливень, - осуждающе продолжала Шона.
        Ливия только усмехнулась, и в ее ярко-голубых глазах заиграли искорки.
        - Прямо сторож, а не секретарша! Ничего не пропустишь! Особенно того, что касается меня.
        - Да брось, - примирительно сказала Шона, - просто после твоего ухода здесь творилось черт-те что. Твоя мамочка названивала все утро. Несколько раз звонил твой клиент из компании стройматериалов. Да еще босс, - Шона кивнула на дубовую дверь за спиной, - каждые пять минут о тебе спрашивал.
        - Конел искал меня? - Ливия почувствовала, как теплая волна словно нахлынула на нее.
        Сазерленд разыскивал ее! Перед глазами возникла картина: вот он подходит к ней, обнимает и крепко прижимает к своей широкой груди. От этого воображаемого объятия Ливию бросило в жар.
        Это было бы нечто невероятное, мечтала она. Его темно-карие глаза полны еле сдерживаемой страсти, а губы шепчут, что он, наконец, осознал: именно ее он искал всю жизнь. Что он не может дождаться…
        - Чего это ты остолбенела? - окликнула ее Шона.
        Есть с чего, с неохотой вернулась к действительности Ливия. Остолбенеешь тут! Я бы с удовольствием затащила его в постель и показала, на что способна.
        Она попыталась стряхнуть с себя наваждение. Еще не хватало, чтобы Шона догадалась о ее истинных чувствах к Конелу. Можно представить, что за обстановочка сложилась бы в их маленькой конторе, если б Шона возомнила себя еще и брачным агентом. Хуже того, Конел наверняка решил бы, что это ее, Ливии, рук дело. Из жара Ливию бросило в холод.
        - Что Конелу от меня нужно? - спросила она.
        Шона пожала плечами.
        - Откуда мне знать? Вы меня информацией особо не балуете. Сказать, что ты пришла?
        Ливия постаралась сделать безразличный вид.
        - Да нет, сперва разберусь с мамой. Будь добра, соедини меня с ней.
        Она зашла в свой кабинет, налила себе остывшего кофе и устало опустилась в кожаное кресло за столом. Глотнув крепкого кофе, попыталась расслабиться: все мышцы болели от часовой беготни по магазинам.
        Когда раздался звонок телефона, она поставила чашку на небольшую кипу бумаг и сняла трубку.
        - Ливия, случилось нечто ужасное! - Мария даже не поприветствовала ее. - В ресторане, где я заказала продукты к золотой свадьбе твоих дедушки и бабушки, на кухне был пожар, и они теперь закрыты на неопределенный срок! - В ее голосе слышались истерические нотки. - Что мне делать?
        - Для начала - успокоиться! - В Ливии заговорил профессионал. Она обращалась к матери подчеркнуто спокойным тоном, как если бы беседовала с клиентом. - Досадно, конечно…
        - Досадно?.. - возопила мать.
        - Очень досадно, - спохватилась Ливия, - но не столь ужасно, как ты представляешь.
        - Да все поставщики в Скрэнтоне уже обеспечены заказами на уик-энд! А от твоей тетушки Розы никакой пользы. Она знай одно твердит: ты, мол, у нас старшая, тебе и разбираться.
        - Ммм, - протянула Ливия, поняв, что матери нужен не совет, а сочувствие. Ну, сочувствие так сочувствие. В конце концов, мать права, жалуясь на своих сестриц: те палец о палец не ударили по случаю золотой свадьбы родителей и все взвалили на плечи Марии. Правда, если бы это дело доверили взбалмошной тетушке Розе, всей семейке пришлось бы довольствоваться бутербродами с арахисовым маслом. Что ни говори, старики заслуживают чего-нибудь получше. Ради них можно и всем потрудиться!
        - А сколько я натерпелась, пока нашла кондитера, согласившегося сделать точную копию свадебного пирога мамы и папы. В наши дни никто не в состоянии придумать что-нибудь оригинальное, - не прекращала жалоб Мария. - Пусть в таком случае каждый сам приносит с собой провизию. Разве можно одному со всем справиться при такой-то лавине гостей?
        - Что верно, то верно, - поддакнула Ливия, размышляя, как должны себя чувствовать люди, так долго прожившие вместе. Она даже зажмурилась, пытаясь вообразить Конела в качестве супруга, прожившего с ней полвека. Это ей не удалось: перед мысленным взором Конел представал только женихом. В его темно-каштановых волосах запутались свадебные конфетти, глаза пылали страстью… Правда, ее воображение с трудом рисовало картину, как Конел произносит заветное «да», что понятно, если вспомнить, с какой твердостью он всегда декларировал свое «нет» браку.
        Ливия подавила вздох. Увы! В качестве жениха Конел мог фигурировать только в ее мечтах.
        - Впрочем, есть и добрая новость.
        Дрожь в голосе матери заставила Ливию насторожиться: сработал инстинкт самосохранения.
        - Какая именно? - осторожно спросила она.
        - Я тут встретила Терезу, нашу соседку. Она говорит, что у них гостит сын двоюродного брата ее мужа и что у него никаких планов на уик-энд.
        - Ну и что?..
        Тяжелый вздох Марии свидетельствовал о том, что непроходимая тупость дочери приводит ее в отчаяние.
        - Но ведь в этот уик-энд у твоих дедушки и бабушки юбилей!
        - Мне это известно. Я весь обеденный перерыв и еще час потратила на поиски подарка.
        - Но он же может поехать с тобой к ним на юбилей, - не давала увести себя от темы Мария.
        - Ну, уж нет! - отчеканила Ливия.
        - Но он согласен, - убеждала ее Мария. - Тереза спросила его, и он сказал, что пойдет с превеликим удовольствием.
        - Он, может, и с превеликим удовольствием, но я - нет! - не сдавалась Ливия, имея богатый горький опыт, испорченных визитов к матери по причине ее горячего желания видеть свою младшую дочку замужем.
        - Но, дорогая! Тогда мне придется выслушивать нотации твоей бабушки по поводу того, какой это позор: тебе уже под тридцать, а ты все еще не замужем! А твоя тетушка Мей с ее вечными шпильками, что в Нью-Йорке, мол, миллион мужчин и ни один не горит желанием жениться на тебе… - Голос у Марии задрожал.
        Ливия отняла от уха раскаленную трубку, сообщавшую о дальнейших происках коварной тетушки Мей. Ей самой глубоко безразлично, что думает по этому поводу родня, но вот матери…
        - Но послушай, мам…
        - Ведь это только на уик-энд, - торопливо вставила Мария. - Тереза заверяет, что он хороший мальчик. Просто попал в дурную компанию и…
        Мальчик? Дурная компания? Ливию передернуло. Похоже, чем ближе она к тридцати, тем ниже требования Марии к будущему зятю; но этого, судя по всему, в прямом смысле откопали на помойке.
        - Нет, - еще раз твердо сказала Ливия, прерывая явно подготовленную речь матери. - И хватит об этом!
        К ужасу Ливии, мать разразилась потоком слез.
        - Но ведь это всего лишь на уик-энд, - всхлипывала она. - Ну что такое два дня? Зато все будут знать, что и у тебя есть дружок. Ну, пожалуйста, милая, сделай это ради меня.
        - Но я не могу… я уже пригласила другого, - выпалила Ливия первое, что пришло на ум.
        - Как? - Слезы Марии мгновенно высохли. - Что ж ты раньше не сказала?
        - Потому что он еще не сказал «да», - продолжала импровизировать Ливия. - Он ответит, когда будет точно знать свои планы.
        - Сразу видно, обстоятельный человек, - одобрительно отозвалась Мария. - Ушам своим не верю. Наконец-то. Годами толкую тебе, что надо заарканить какого-нибудь нью-йоркского бизнесмена. Чем он занимается, дорогая?
        - Как и я, рекламой, - пробормотала Ливия.
        - А вдруг он не сможет? - забеспокоилась Мария. - Я на всякий случай попридержу и того…
        - Нет!
        - Но…
        - Я ни с кем другим не пойду, мама. - Ливия лихорадочно подыскивала подходящую причину. Не могла же она сказать матери, что считает нечестным встречаться с другими мужчинами, потому что по уши влюблена в одного, для которого брак есть не что иное, как освященное договором рабство.
        Вся ирония заключалась в том, что, столько лет думая только о карьере, она наконец влюбилась и хотела бы выйти замуж за человека, который явно не желал попадать в брачные сети.
        Уж коли врать, то врать по-крупному! Ливия прикрыла глаза и продолжила:
        - Он предложил мне выйти за него замуж, но я еще не решила, хочу я или нет.
        - Замуж!..
        От восторга матери у Ливии глаза полезли на лоб. Столько счастья в ее голосе она слышала, только когда у ее сестры Ферн родился ребенок, единственный внук Марии. Можно представить, как расстроится мама, когда она явится к старикам одна, сказав, что отвергла воображаемого жениха.
        - Ладно, мам, мне надо бежать; у меня тысяча дел.
        - Конечно, конечно, милая. Я буквально горю желанием увидеть твоего Прекрасного Принца.
        - Никакого Прекрасного Принца нет. Человек как человек. Пока! - Ливия поспешно положила трубку.
        Она сделала еще глоток холодного кофе, чувствуя себя неблагодарной дочерью. И не просто неблагодарной, а еще и упорствующей в своей неблагодарности. Даже ради матери не желает провести уик-энд с сыном двоюродного брата мужа соседки. Который, всего лишь, «попал в дурную компанию». Ливия передернула плечами. Может, при таком наплыве народа Марии будет не до нее и не до отсутствующего дружка?
        Внезапно раздавшийся звонок застал Ливию врасплох. Она вскочила, пролив кофе на свою кремовую шелковую блузку, и в отчаянии уставилась на растекающееся пятно. Только этого не хватало! Пятно на новой блузке. Достойный конец злополучного дня.
        Телефон зазвонил вновь. Ливия сняла трубку, назвала себя - и тут же пожалела, услышав голос Уолта Ларсона, клиента, заказавшего их агентству рекламу своей компании стройматериалов.
        - Вы были не правы, мисс Фаррел, - весело пробулькал он.
        Не желая, чтобы клиент, хорошее настроение которого обязана поддерживать фирма, почувствовал ее раздражение, Ливия нарочито рассмеялась:
        - И боюсь, мистер Ларсон, не в первый и не в последний раз. Но что конкретно вы имеете в виду?
        - Я проверил: нет ничего противозаконного, если большегрудая девушка в бикини появится в телерекламе.
        - Это не противозаконно, но против правил хорошего вкуса! - решительно выпалила она. - Мистер Ларсон, вы торгуете стройматериалами для любителей все делать своими руками. Какое отношение к этому имеют полуголые красотки?
        - Секс - двигатель торговли! - не сдавался тот. - Вы рекламный агент. Кому, как не вам, это должно быть известно?
        Ливия закусила губу, сосчитала до десяти и только потом ответила:
        - Это слишком упрощенно…
        - Послушайте, мисс Фаррел…
        Раздался громкий стук в дверь. Ливия обернулась, но не успела ответить, как та распахнулась. Нагловатый голос Ларсона куда-то отдалился, напоминая теперь жужжание назойливой мухи: все поле зрения заняла крупная фигура Конела. Ливия бегло взглянула на его лицо. В глазах его тлели угольки еле сдерживаемого возбуждения, которое сразу передалось ей.
        Взгляд ее невольно задержался на крепко сжатых губах. Она не знала, в чем причина его возбуждения, но причину своего знала четко - вот он сейчас обнимет ее и его губы крепко прижмутся к ее губам. У нее даже мурашки по коже пробежали.
        - …платите по счетам! - донесся откуда-то раздраженный голос Ларсона.
        - Конечно, мистер Ларсон, но…
        Ей никак не удавалось сосредоточиться. Конел присел на краешек стола, а Ларсон продолжал свою тираду. Она чувствовала соблазнительное тепло, исходящее от тела Конела.
        - …большие буфера! - раздались заключительные слова Ларсона.
        - Буфера? - вскрикнула Ливия.
        Гнев моментально вытеснил из ее сознания соблазнительную фигуру Конела.
        - Груди, - сценическим шепотом перевел Конел.
        Клиент, конечно, всегда прав, но есть же и пределы! Ларсон, кажется, их перешел.
        Ливия сощурила глаза от внезапной идеи.
        - Мистер Ларсон, я, конечно, не могу не согласиться с вами, что секс - двигатель торговли, но у вас как-то слабо с воображением. Что, если нам вместо красотки в бикини взять стриптизера из мужского клуба?
        - Что? - опешил Ларсон.
        - Нет, вы только представьте, как это здорово! - продолжала она, как ни в чем не бывало. - Этакий мускулистый красавчик в красных плавках с золотыми блестками и…
        - Что вы несете? - заорал Ларсон.
        - А что тут такого? - Повернувшись, Ливия увидела, что Конел буквально сотрясается от еле сдерживаемого хохота. А ведь он бы подошел на эту роль, мечтательно подумала она. Прикрыть его клочком чего-то золотистого, а над головой мощная бензопила… Ливия даже глаза закрыла от удовольствия. Она бы купила. И добрая половина женщин Нью-Йорка тоже.
        - У вас извращенное представление о моем бизнесе! - рявкнул Ларсон. - Насколько я понимаю, придется передать заказ кому-нибудь другому.
        Если ты вообще что-нибудь понимаешь, с ехидством подумала Ливия.
        - Мы будем огорчены, - вслух сказала она. - Впрочем, поступайте так, как находите нужным. - Она спокойно положила трубку.
        - Что все это значит? - спросил Конел.
        - Несоответствие полов, - пробормотала она, не желая вдаваться в подробности относительно пристрастия Ларсона к полногрудым дамам.
        - Несоответствие полов? Разве такое возможно в нашем обществе? - усмехнулся Конел. Ровные зубы ярко сверкнули на его загорелом лице, а глаза сощурились от смеха.
        Глубоко вздохнув, она сказала:
        - Забудь о нашем клиенте и скажи, что случилось.
        Конел замер. У него тут же вылетело из головы, зачем он, собственно, пришел. Он смотрел на расстроенное лицо Ливии и думал только о том, как бы хорошо было заключить ее в объятия и утешить страстными поцелуями. Целовать до тех пор, пока остатки озабоченности не сменит блаженство откровенного желания.
        Он заглядывал в ясную голубизну ее глаз, отчаянно желая увидеть в них дымку страсти. Страсти к нему.
        Он даже зубы сжал, с трудом сопротивляясь той силе, что влекла к ней. Пустое дело, с горечью подумал он. Ему не удавалось соблазнить ее пойти с ним хоть куда-нибудь, не то что в постель. Терпение, твердил он про себя. Он твердил это как магическое заклинание с тех самых пор, как Ливия появилась в его агентстве. Терпение, и рано или поздно он пробьет брешь в ее обороне.
        - Мне позвонили из компании «Супы бабушки Бетти».
        - И что? - с интересом спросила она.
        - Нам предлагают рекламировать их новые супы! - Конел произнес это так, словно преподнес ей подарок.
        - Фантастика! - воскликнула Ливия.
        - Иначе не назовешь. Как кто-то там сказал, это начало великих дел.
        Не слишком ли великих? Ливия внутренне напряглась при мысли о том, что агентство Конела будет расширяться. Ей нравилось работать с ним бок о бок, и потеря привычной домашней обстановки ее не радовала.
        - Это еще не все. - Конел явно тянул.
        - Если дело не в бикини, то я ко всему готова.
        - Дело не в бикини, а во времени. Они уже обращались в другое агентство, но там ничего не вышло.
        - И какой же срок?
        - Презентация должна состояться через шесть недель.
        - Через шесть недель? Но это невозможно! Ты забыл, что у меня с пятницы отпуск?
        - Уйдешь попозже.
        - Я и так его перенесла. Я ведь должна была уйти в августе и отложила из-за срочной рекламы для магазинов грамзаписи. К тому же у меня уже заказан билет и забронирован номер в Экстаке.
        Ливия упорствовала не случайно. Она специально задумала эту поездку в Мексику, надеясь, что расстояние поможет ей излечиться, наконец, от своей одержимости Конелом.
        - Ты перенапряглась. - Конел внимательно посмотрел на ее озабоченное лицо. - Этот болван Ларсон достал тебя. Выбрось его из головы.
        - Легко сказать - выбрось, - отозвалась Ливия, довольная, что Конел взял неправильный след. - Мне…
        Мысли ее разлетелись, словно листья, гонимые резким порывом ветра. Конел подошел к ней сзади и положил свои руки на ее плечи.
        - Расслабься! - Глубокий, проникновенный голос Конела действовал успокаивающе. - Ни о чем не думай, представь, что плывешь в прохладной воде.
        Пальцы его сжались на плечах и начали нежно массировать напряженные мышцы под тонким шелком.
        Ливия невольно вздохнула. От него потрясающе здорово пахло. Как от… Она затрепетала, когда его пальцы проникли под воротничок блузки и начали растирать шею. Веки у нее налились свинцом. Ах, как здорово! Блаженство…
        - Ну вот. - Конел отступил на шаг и начал ходить по кабинету. Лицо его напряглось, на скулах выступили желваки, но в глазах была нежность, и это потрясло ее.
        - А почему ты сам не принял предложение? Можно было и без меня обойтись.
        Конел с досадой провел рукой по своим волосам.
        - Нет, нельзя. Им нужны легкость и юмор - в духе того, что ты сделала для кондитерской Эббингсов. У меня же с юмором слабовато.
        Перед таким комплиментом Ливия не могла устоять. Они вместе действительно неплохая команда.
        - Но у меня на самом деле все уже забронировано, - повторила Ливия, надеясь, что это звучит достаточно убедительно.
        Перспектива провести пару недель в Мексике померкла при мысли о совместной работе с Конелом над заказом.
        - Отмени все. Подумай об агентстве. Подумай о будущем.
        Я и так только об этом и думаю, мысленно произнесла Ливия. О будущем здравии собственного рассудка. Да еще тешу себя слабой надеждой, что за время моего двухнедельного отсутствия Конел наконец поймет, как ему меня не хватает, и пересмотрит свое отношение к браку.
        - Я буду у тебя в долгу, - добавил он.
        В долгу? Ливия взглянула в его блестящие глаза, и все в ней сжалось от внезапного желания. И тут ее осенило. Она даже глаза прикрыла от удовольствия.
        Она обещала матери приехать к старикам со своим предполагаемым женихом. А что, если попросить Конела представиться этим женихом в обмен на отказ от отпуска? Она прищурилась. Это не только снимет напряжение из-за вечного беспокойства матери о ее судьбе, но и даст ей возможность, раз Конел будет играть роль чуть ли не жениха, целовать его, а то и спать с ним… Внутри у нее сладко заныло при одной мысли об этом. Разве это не шанс удовлетворить свою страсть к Конелу? А если ей удастся переспать с ним, может, она сама убедится, что ничего сверхъестественного в этом нет. Как знать: может, все это лишь наваждение. А то, чем черт не шутит, Конелу так понравится роль жениха, что он захочет им стать по-настоящему!..
        Ливия подавила вздох, прекрасно понимая, что шансы на самом деле равны нулю. Сколько она уже с ним работает, а его отношение к женитьбе не изменилось ни на йоту. Ей так и не удалось понять, почему он противник брака.
        И вообще, когда дело касалось Конела, оказывалось, что она многого не знает. Ее охватило чувство бессилия. Если у нее осталась хоть капля здравого смысла, лучше все бросить. Найдутся другая работа и другой мужчина, у которого не будет предубеждений против семейной жизни.
        Впрочем, у нее еще есть время. Ей и тридцати нет. Она пока может позволить себе эту зачарованность Конелом.
        - В огромном долгу, - закончил Конел. Ливия посмотрела ему в глаза. Что ей терять?
        - Кое-что ты действительно мог бы для меня сделать, - протянула Ливия, пытаясь получше сформулировать предложение. - В этот уик-энд у моих дедушки и бабушки золотая свадьба. Съедется вся родня.
        - Я с малых лет мечтал иметь большую семью.
        Ливия только усмехнулась, уловив грустные нотки, прозвучавшие в его голосе.
        - Видишь ли, моя мать вбила себе в голову, что меня надо выдать замуж, ведь мне через месяц стукнет тридцать, - спокойно продолжала она.
        - Я ее понимаю. Когда женщине за тридцать, ее песенка спета. Это мужчина после тридцати только входит в пору зрелости.
        Попридержал бы свои сентенции при себе, а то не доживешь до поры зрелости! - подумала Ливия, а вслух сказала:
        - Дело приняло столь крутой оборот, что моя мамочка нашла мне подставного женишка на уик-энд.
        Конел весь напрягся, пытаясь подавить гнев, захлестнувший его при мысли о том, что Ливия будет с другим мужчиной.
        - Я отказалась, а она в слезы. И я совсем растерялась. Я ей сказала, что собираюсь выйти замуж за другого, которого и приглашу на уик-энд.
        У Конела даже лицо перекосилось. Он знать не знал, что Ливия с кем-то встречается, не говоря уж о том, что собирается замуж… В Ливии было все, что нужно от женщины мужчине, если его, конечно, прельщает перспектива брака. Не его случай, разумеется. Жена и дети - это вообще не для него. Этот вопрос он решил раз и навсегда.
        - Я его знаю? - Конел с удовольствием услышал свой ровный голос. Нельзя показывать Ливии, что она его интересует. Это грозит потерей и того немногого, что он имел. Почувствуй она себя не в своей тарелке, сразу уйдет. И он больше не услышит взрывы ее смеха, и некому будет выслушивать его идеи и неожиданные проекты.
        - Да никого и нет, - вздохнула Ливия, - это я так сболтнула, лишь бы мать прекратила плакать.
        Конел вздохнул с облегчением и мысленно поблагодарил судьбу. Словно камень с души свалился.
        - Словом, если б ты согласился провести этот уик-энд… - Ливия помедлила, - в качестве претендента на мою руку, я бы перенесла отпуск и занялась с тобой рекламой этих супов.
        От услышанного у Конела округлились глаза. Ливия хочет, чтобы он провел с ней уик-энд в качестве жениха? Он чуть не задохнулся от восторга. Это значит, что он сможет целовать ее и обнимать сколько душе угодно, а если она начнет противиться - скажет, что все это лишь для пущей убедительности. С первого же момента, как он положил на нее глаз, он искал удобного случая, чтоб затащить ее в постель, и надо же: фортуна бросает ее прямехонько в его объятия! Не слишком ли здорово, чтобы быть правдой? Это-то и смущает. Все, что слишком здорово, чтобы быть правдой, обычно…
        - И как же я должен себя вести? - осторожно спросил он.
        - Будь самим собой! - Ливия несколько воспрянула от его деловитого вопроса. - Моя мамочка всегда твердила, что я должна заарканить какого-нибудь молодого, перспективного дельца, которых в Нью-Йорке можно встретить на каждом углу.
        - Что-то не видал я здесь дельцов на углах…
        - Зато моей матери кажется, что их пруд пруди. Впрочем, подвернись ей настоящий преуспевающий бизнесмен, готовый жениться на мне, и она б запела по-другому.
        - Это надо понять как оскорбление? - хмыкнул Конел.
        - Вовсе нет. Просто у мамы образ идеального мужа - мой отец. Он вкалывал на шахте, а все вечера и уик-энды проводил дома в семье, - сухо прокомментировала Ливия.
        - Понятно, - отозвался Конел. Не такое ли и у Ливии представление об идеальном муже? Не потому ли она отвергала всякие его посягательства? Конечно, ей нужен солидный, не витающий в облаках человек, ни в чем и никогда не пытающийся рисковать. Мысль удручающая, но Конел предпочел на ней не зацикливаться. - Заметано, - как можно спокойнее заявил он, стараясь, чтобы Ливия не заметила торжествующих ноток в его голосе. - Я сыграю роль твоего жениха, а ты подготовишь все для презентации.
        - Вообще-то я не говорила маме, что ты мой жених, я сказала, что еще размышляю над этим, - поспешно поправила его Ливия.
        - Жених и невеста - лучше. Это дает нам большую свободу действий. А какой, скажи на милость, молодой парочкой мы должны быть? - спросил он, прежде чем она успеет сообразить, о какой свободе действий идет речь. - Помолвка, как у Берти Вустера, когда я могу называть тебя «старушка» и похлопывать по плечу?
        - Тебе тоже нравятся «Дживс и Вустер»? - вопросом на вопрос ответила Ливия, чтоб отвлечь его.
        - Я купил весь сериал, когда прошлой весной был в Англии. Если сделаешь хорошую презентацию - дам посмотреть. Но если это жениховство не на манер Берти Вустера, тогда, может, что-то вроде старых добрых фильмов шестидесятых с Дорис Дей и Роком Хадсоном? Тех, где он целует ее вот так?
        К немалому изумлению Ливии, он нагнулся и прижался губами к ее губам. Она почувствовала запах его одеколона и невольно прикрыла глаза.
        Однако, к ее разочарованию, Конел тут же отстранился от нее.
        - Нет, это, пожалуй, не то, - пробормотал он.
        Ливия облизнула губы и уставилась на Конела. В глубине глаз у него плясали огоньки. Как бы ей хотелось, чтобы это были огоньки страсти!
        - Нет, ты не Дорис Дей, ты больше похожа на героиню зарубежных фильмов.
        - Разве? - слабым голосом спросила она, еще не оправившись от неожиданного поцелуя.
        - Да, да, полную неведомых тайн и устремлений.
        На этот раз он положил ладонь на ее затылок и приник к ее губам. Ливия невольно приоткрыла рот, и его язык незамедлительно проник внутрь. Она вся затрепетала, и ее руки невольно вцепились в его плечи. Она словно лишилась опоры. Все плыло и кружилось. Пальцы ее скользнули по накрахмаленной рубашке и впились в мускулистые плечи. Поцелуй был именно таким, каким она его и воображала.
        Когда Конел оторвался от нее, он пристально посмотрел на ее пылающее лицо. Целоваться с ним опасно, напомнила она себе. Надо быть начеку и не терять головы, когда он рядом.
        - Я прав. Ты определенно типичная героиня зарубежного кино, - пробормотал Конел.
        Ливия смотрела на него во все глаза. Ничего, она все контролирует, убеждала она себя, впрочем, без особой уверенности.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Ливия вздрогнула, когда тишину ее квартиры нарушил звонок в дверь. Обычно мелодичный, сейчас он звучал зловеще. Да это же Конел! Ну и что с того, убеждала она себя, это не повод психовать. Раньше она так не нервничала из-за него. Отчаивалась, возбуждалась, но уж никак не нервничала!
        Правда, ей еще не приходилось играть с ним в жениха и невесту.
        Звонок раздался вновь. Окинув беглым взглядом свою маленькую гостиную, чтобы убедиться, не остался ли где-нибудь по недосмотру один из его бесчисленных портретов, которые она нарисовала за последние полтора года, Ливия отправилась открывать.
        На пороге стоял Конел в спортивных брюках кофейного цвета и свитере. Толстый свитер ручной вязки делал его крупную фигуру просто огромной. И вообще весь его вид был каким-то необычным.
        - Добрый день! - немного смущенно приветствовала его Ливия. Эта театрализованная помолвка что-то изменила в их отношениях.
        - Лучше не бывает! - переступил Конел порог ее квартиры.
        Его хмурый вид несколько озадачил ее. Неужели он пожалел, что ввязался в этот маскарад, и готов расторгнуть договор?
        - Ты только ушла, в агентстве объявился Ларсон, - прямо с порога сообщил Конел. - Он притащил с собой модель и хотел, чтоб ты посмотрела.
        - И носилась с его заскоками? - Ливия несколько успокоилась, сообразив, что его сарказм связан с делами агентства.
        - Может, это и заскоки, - с кислым видом заметил Конел, - но эту гениальную идею по-дала ему ты.
        - Да ты что! Я всегда была против эксплуатации женского тела сворой перестарков.
        - При чем тут женское тело? Ларсон обмозговал твое предложение запустить в рекламу мужскую модель с хорошими бицепсами, облачив ее в красные плавочки с золотыми блестками, и решил, что это гениальная идея.
        Ливия уставилась на Конела, открыв рот.
        - Он вправду отыскал мужика в золотых плавках?
        - Если говорить правду, то в голубых. И отговорить его от этой затеи не удалось.
        - Да ты что! - с невинным видом воскликнула Ливия. - Всеобщий нудизм набирает силу!
        - Ларсон явится утром в понедельник.
        - Замечательно! Будет на что посмотреть!
        Настроение Конела тут же ухудшилось под напором неведомого ему чувства, которое, как он с ужасом понял, называлось ревность. Он не хотел, чтобы Ливия смотрела на других мужчин.
        - Где твои вещи? - До Ливии только сейчас дошло, что он налегке. Ее охватило чувство разочарования. Неужели ее дурное предчувствие оправдалось и он отказывается от роли ее жениха?
        - Я оставил все в машине, - пробормотал он, раздумывая, вручить бриллиант, на поиски которого он потратил весь вчерашний вечер, сейчас или подождать до приезда к ее родным. Лучше сейчас, решил он. Здесь он, по крайней мере, как-нибудь вывернется в случае отказа, а при всей родне может попасть в дурацкое положение.
        Он уже давно хотел подарить Ливии какое-нибудь украшение, что-то вроде кулона с бриллиантом на длинной золотой цепочке, который так здорово смотрелся бы у нее на груди. На обнаженной груди. У него прямо слюнки потекли от такой соблазнительной картины. Терпение, сказал он себе. Вот если они станут настоящими любовниками, он купит ей то, что она захочет. А сейчас следует подарить вещь, соответствующую обстоятельствам.
        Конел вытащил из кармана брюк коробочку из черной кожи и протянул Ливии.
        - Вот, для правдоподобия.
        Ливия посмотрела на коробочку. Обручальное кольцо! Обручальное кольцо, о котором она так страстно мечтала!
        Ливия взяла коробочку, медленно открыла ее и невольно вскрикнула: крупный бриллиант заиграл на свету всеми цветами радуги. Бриллиант был великолепен в своей чистоте и простоте. Единственный камень, украшавший узкое золотое колечко. Свидетельство хорошего вкуса и… больших денег. Такая красота должна стоить целое состояние. Она не может взять его. Даже на время. Это слишком дорогая вещь.
        - Если тебе не нравится…
        - Я ничего красивее не видела… - прошептала она.
        - Так в чем же дело?
        - А вдруг я его потеряю?
        - Страховая компания оплатит. Это колечко я купил несколько лет назад, и оно лежало у меня без проку, - солгал он, лишь бы только она согласилась взять. - Бери и носи.
        - Несколько лет назад? - У Ливии во рту появился металлический привкус, гнев распирал ее. Значит, он хотел на ком-то жениться, а теперь говорит, что не приемлет брак?
        - Ну, это была роскошная блондинка, - попытался развеять ее подозрения Конел.
        - И почему это всегда блондинки? - бросила Ливия, не желая слышать о женщине, которая чуть было не женила на себе Конела, несмотря на его отвращение к браку. А может, вызвала отвращение к браку?..
        - С чего ты взяла, что всегда блондинки? Была рыжая, Синди, которая…
        - Это чисто риторический вопрос, - отрезала она, - а не интерес к списку твоих побед.
        Конел состроил грустную мину.
        - Боюсь, это была победа Синди, а не моя, если уж говорить начистоту. Однако нам пора ехать. Если верить агенту, арендовавшему мне машину, до Скрэнтона в это время дня добрых три часа езды.
        - Дурных три часа. Дорога обычно забита, - солгала Ливия, охваченная запоздалыми сомнениями по поводу разумности своих действий. У нее было странное предчувствие, что, если она возьмет кольцо, все изменится, и ей стало страшно. Может, ее безответная любовь к Конелу и мучила ее, но с этим она бы справилась. А если у них будет физическая близость, сможет ли она справиться с разочарованием, когда они вернутся и все закончится?
        - Прости, и о чем это я думаю? Чуть не забыл.
        Ливия с недоумением взглянула на Конела. Однако долго недоумевать ей не пришлось. Он обнял ее и прижал к себе. Горячая волна наслаждения накатила вновь. Ничего на свете не было лучше: закрыть глаза, вдыхать этот запах…
        - Что чуть не забыл? - пробормотала она в его свитер.
        - Мы же помолвлены, а помолвленные целуются.
        Помолвленные и не то еще делают, подумала Ливия.
        Изо всех сил она пыталась сопротивляться охватившему ее желанию, но все было бесполезно. Ни о чем, кроме того, как потрясающе чувствовать себя в его объятиях, она думать не могла.
        Она взглянула в его глаза. В них разгорались искорки страсти. Но была ли это действительно страсть? А если страсть, то к ней, Ливии, или просто потому, что в его объятиях женщина? Может быть, любая женщина вызывает в нем такую реакцию?
        Вопрос несколько утратил свою важность, когда его лицо приблизилось к ней. У Ливии перехватило дыхание от одного вида его четко очерченных губ. До чего же соблазнительные! Ее так и тянуло попробовать их, ощутить на вкус. Она уже была готова закричать от отчаяния, когда его губы коснулись ее. Мороз пробежал по коже, ее всю затрясло. Но Конел прекратил поцелуй, поднял голову и заглянул ей в глаза со странным выражением на лице.
        О чем он думает? Наслаждение сменилось беспокойством. Неужели поцелуй его разочаровал? Последние следы возбуждения вытеснило чувство досады. Мысль о том, что Конел мог счесть ее неумелой в делах любви, смущала и сбивала с толку. Может, их отношения до сегодняшнего дня складывались и не совсем так, как она хотела, но, по крайней мере, все было просто и ясно, и не было этого беспокойного чувства неопределенности.
        Конел взял ее за руку и осторожно надел ей на палец кольцо. Оно оказалось нужного размера. Что это, дурное предзнаменование? Просто у приятельницы Конела была точно такая же рука! Итак, она, Ливия, не более чем очередной номер в списке любовных похождений Конела. Это открытие привело ее в ярость.
        - Спасибо, - отрывисто бросила Ливия и потянулась к чемодану, лежащему на диване.
        Конел слегка опешил от ее запальчивости, пытаясь понять, кольцо ли тому виной или даритель кольца. А может, Ливия просто боится предстоящего уик-энда? Как знать! И вообще, много ли он о ней знает? Начать хотя бы с ее семьи. Как следует ему вести себя? Весь его семейный опыт сводился к посещению женатых друзей и просмотру телепрограмм на эту тему.
        Делай что можешь и выкинь из головы все остальное, напомнил себе Конел правило, которому старался следовать в жизни.
        Он глубоко вздохнул. Он так давно бредит этой женщиной, а тот краткий поцелуй, которым они обменялись, еще больше возбудил его. Раньше он представлял ее только в своем воображении; сейчас уже познал ее объятия и хотел большего.
        Конел совсем потерял нить своих мыслей, когда Ливия склонилась над своим чемоданом: джинсы плотно облегали ее бедра. От одного этого вида глаза его загорелись. Лучше она могла выглядеть только обнаженной. Конела даже пот прошиб.
        Ты не в себе, Сазерленд, сказал он себе, ты хочешь женщину. Нет, тут же поправил он себя. Он хочет не вообще женщину; он хочет Ливию Фаррел. Он чертовски устал каждый вечер выбивать из себя эту дурь на тренажерах в спортзале.
        Замок на сумке Ливии громко щелкнул, и этот щелчок прервал его размышления.
        - Это все, что ты берешь с собой? - кивнул он на чемодан.
        - Да, и еще пять дюжин эклеров.
        - Пять дюжин! Ты потащишь с собой эклеры?
        - Мама говорит, что только в Нью-Йорке умеют их печь.
        - Она права. Ладно, бери свои эклеры, а я возьму чемодан.
        Ливия схватила сумку с пирожными и поспешила вслед за Конелом, который нес ее тяжелый чемодан с такой легкостью, будто в нем было не больше пяти фунтов.
        Она украдкой бросила взгляд на его спортивную фигуру. Ну и силен же он! Еще пару лет назад Конел играл в футбол, но ушел из спортивного клуба и открыл рекламное агентство.
        Как знать, может, в этот уик-энд ей доведется изведать силу его мышц. Она задрожала от предвкушения. Возможностей уйма.
        К немалому удивлению Ливии, Конел оказался отличным водителем; он хладнокровно реагировал на причуды других водителей.
        - Куда теперь? - спросил ее Конел, когда они съехали с основного шоссе.
        - За светофором направо и потом прямо.
        - Славное местечко. - Конел с любопытством посматривал на старинные дома вдоль холмистых улочек. - Ты здесь выросла?
        - Ага. Наша семья в Скрэнтоне живет уже сто пятьдесят лет, а до этого умирала от голода в Ирландии. За следующим светофором направо, - рассеянно бросила она, размышляя над тем, что рассказать ему о своей семье. Стоит ли предостеречь Конела от потенциально опасных тем для разговора, как-то: о вреде курения для здоровья с дядюшкой Гарри, о политике с тетей Розой, о налоговой отчетности с дедушкой, о школьной системе с двоюродным братом Генри?
        Ливия откинулась на спинку кожаного сиденья арендованной машины, испытывая чувство вины за то, что втянула Конела во все это. Он, скорее всего, из приличной семьи, где все с должной вежливостью относились к своим гостям, умело избегая острые углы. Впрочем, что она знает о его семье? В сущности… Ливия нахмурилась. В сущности, она не знает о нем почти ничего. Ну, был футболистом-профессионалом, подвизаясь в рекламном бизнесе в межсезонье, пока из-за травмы колена не пришлось уйти из спорта. Вот, пожалуй, и все. Да, мальчишкой мечтал о большой семье.
        Ливия еще больше расстроилась. Почему Конел никогда ничего не говорил о своей семье? Потому что не хотел смешивать работу с личной жизнью? Как ни странно, эта мысль несколько ободрила ее.
        Ливия искоса посмотрела на Конела. Воспоминания о его поцелуе нахлынули на нее, и она беспокойно заерзала.
        - У следующего угла налево. Мама живет на вершине холма в желтом доме справа. Там, где припаркована машина с мэрилендским номером, - пояснила она. Интересно: дядя Дэвид со своими уже приехал?
        Конел бросил на нее беглый взгляд и быстро припарковал машину.
        - Не нервничай, - сказал он. - Я ведь обещал вести себя благопристойно.
        - Уж не знаю, как это ты воспримешь - как плюс или минус, - но в нашей семейке слишком благопристойное поведение - это нечто невообразимое, - заметила она.
        К ужасу Ливии, Конел притянул ее к себе.
        - Что ты делаешь? - чуть слышно прошептала она, понимая, что вопрос смешон; она говорила, лишь бы что-то говорить, чтобы дать себе время утихомирить свои чувства.
        - Вхожу в роль одуревшего от любви жениха, - заявил он. - Я должен целовать объект своей страсти.
        Ливия посмотрела ему в глаза. Они такие потрясающие: темные, бархатистые, с густыми длинными ресницами. Ей казалось, что она тонет в них… Мысли ее спутались, когда он придвинулся ближе и его губы коснулись ее губ. Дрожь прошла по всему ее телу, и она невольно приоткрыла рот. Язык его тут же проник внутрь, и она издала слабый стон.
        - Я начинаю по-настоящему чувствовать себя женихом, - пробормотал он. - Хотя еще не совсем. К сожалению, кто-то смотрит на нас из дверей соседнего дома, - добавил он.
        Ливия посмотрела туда, куда глядел Конел. Неряшливо одетый молодой человек с явной неприязнью смотрел в их сторону. Сын двоюродного братца мужа соседки! В таком случае ей вдвойне повезло: не придется бегать от него весь уик-энд.
        - Мой соперник? - Конел не моргнув глазом нагнулся и чмокнул ее в щеку. Ливии, увы, не передалась его беззаботность. Она все бы отдала, лишь бы не быть сейчас в машине, на виду у всех. Но он-то потому и целует ее, что они у всех на виду, напомнила она себе.
        Отпрянув от Конела, она нащупала ручку дверцы.
        - Давай поскорее в дом, пока мама не вышла встречать нас, к радости всей улицы.
        Ливия вылезла из машины, подождала, пока подойдет Конел, и двинулась к дому, но тут же вскрикнула от неожиданности: Конел шлепнул ее по заду.
        - Конел Сазерленд!
        Конел смотрел на нее невинными глазами.
        - А разве женихи и невесты так не делают? - удивился он.
        - Женихи и невесты так не делают!
        - Но это не совсем так. Ведь я это сделал! Это, может, невесты так не делают, а женихи делают.
        - Входи, дорогая. Я вас весь день поджидаю, - раздался из открытой двери голос Марии.
        Ливия бросила взгляд в глубину дома.
        - Веди себя прилично, - зашипела она на Конела и поспешила обнять мать.
        - Дорогая, ты выглядишь потрясающе, а это… - Мария смотрела на Конела, стоящего позади Ливии.
        - Мама, знакомьтесь - Конел Сазерленд. Он…
        - Дорогая, так ты согласилась! - пронзительно закричала Мария, увидев обручальное кольцо. - Я так рада видеть вас, Конел. Можете звать меня Мария. - Она с радушной улыбкой смотрела на Конела. - Так зовет меня другой зять.
        - Мария, - с готовностью повторил тот.
        Пронзительный крик, сопровождаемый грохотом, раздался со второго этажа. Мария нервно глянула на потолок. Люстра ходила ходуном.
        - О Господи! - тихо охнула она.
        За первым ударом последовал второй. Ливия зажмурилась. Снова послышался грохот.
        - Мам, надо посмотреть, что там такое.
        Мария энергично закачала головой.
        - И знать не хочу! Это твой кузен Марк. Твой дядюшка Дэвид отослал его наверх подумать о своем поведении.
        - Неужели они на весь уик-энд? Ведь дядя Дэвид сказал, что они не приедут.
        - Они приехали! - трагическим шепотом сообщила Мария. - Час назад объявились нежданно-негаданно. Мол, выяснилось, что могут приехать, а теперь я не знаю, где их разместить. Я созвала всю родню, и никто не хочет делить с ними комнату.
        - Чего их винить? Дядюшкины дети совсем неуправляемы. Надо было отправить их в гостиницу.
        Мария чуть не с негодованием взглянула на дочь.
        - Но, дорогая, как это можно? Ведь это наша родня. Я их всех люблю - и Дэвида и Сару.
        - Я их тоже люблю, но предпочла бы любить их на расстоянии.
        - Шшш. - прошипела Мария. - Еще услышат! Пойдемте!
        - Потрясающе, - пробормотал Конел, идя вслед за Ливией в гостиную.
        - Добро пожаловать в семейство! - радушно приветствовал Дэвид, протягивая руку Конелу. - Поздравляю! Думаю, вы и без меня знаете, что, таких как Ливия, одна на миллион.
        - Рады вас видеть, Конел, - присоединилась Сара. - Мои дочери с ума сойдут. Ливия, ты позволишь им быть подружками невесты?
        - Мм… Я еще не обдумывала свадебной церемонии, - выкрутилась Ливия.
        - Послушайте моего совета, Конел: лучше вам сбежать с невестой.
        - Ливия, дорогая, - вмешалась Мария, - помоги мне на кухне.
        - Пойдем, - позвала та Конела, боясь оставить его с родней. Дядюшка Дэвид непременно начнет пичкать его своими надоевшими всем рыбацкими байками.
        - Дорогая, - заговорила Мария, как только они вошли в кухню, - мне неприятно это го-ворить, но я в безвыходном положении. Не могли бы вы на уик-энд пожить в комнате твоей сестры? Ферн наотрез отказывается пустить кого-нибудь из Дэвидовых малышей. Говорит, что еще не вывела с ковра пятен сока с прошлого их приезда. - Мария покачала голо вой. - А ведь Ферн - учительница, и кому, как не ей, казалось бы, знать, как справиться с ребятами.
        - С помощью кнута, - пробормотала Ливия, но Мария пропустила ее слова мимо ушей.
        - А вас, говорит она, пустит с удовольствием, - закончила мать.
        - Мы с радостью поживем у Ферн, - заверил Марию Конел, и та с благодарностью улыбнулась ему.
        - Вы такой добрый! - просияла Мария.
        Добрый? Ливия задумалась над словами матери и согласилась с ней. Конел действительно добрый. Но это не надменная, покровительственная доброта, а крепкая, практическая.
        - Съездите, разберите вещи у Ферн, а то скоро идти к Оливии на обед. И Бога ради, не опаздывайте! Оливия и так вне себя оттого, что дедушка и бабушка сегодня не приедут. По ее мнению, это я виновата, что доктор велел дедушке отдохнуть сегодня, коль скоро он хочет завтра собрать всех на ферме. И не забудь эклеры. Надеюсь, ты их привезла?
        Ливия кивнула. Мария поднялась на цыпочки и поцеловала Конела, а потом обняла Ливию.
        - Мне прямо не терпится представить своего будущего зятя. Надеюсь, ваша помолвка не затянется, дорогой?
        - Если б все зависело от меня, она была бы еще короче, - ответил Конел, и Ливия чуть не расхохоталась, услышав столь страстный ответ. Мария к таким тонкостям имела особый слух.
        - Замечательно! - воскликнула она и зааплодировала от радости. - Я всегда любила рождественские свадьбы.
        - Или на День Благодарения, - ввернул Конел.
        Ливия бросила на него предостерегающий взгляд.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Вот и жилище Ферн, - показала Ливия на небольшой желтый коттедж с голубыми ставнями, вклинившийся между двумя большими домами. - Это сочетание желтого и голубого недурно.
        Конел подрулил к дому, выключил зажигание и внимательно оглядел коттедж. «Недурно» не то слово, мысленно поправил он Ливию. Это просто фантастика! А если точнее, дом прямо из его сновидений. Ребенком он мечтал жить в подобном домике: со ставенками на окнах, слуховыми оконцами на втором этаже и широким крылечком с качелями. Другие дети грезили, что их родители - выдающиеся спортсмены или кинозвезды. Его же мечты были более земные. Он просто хотел, чтоб у него были папа и мама и маленький домик с крылечком, где бы он сидел в летний дождливый день и играл.
        Конел перевел взгляд на Ливию. Она неплохо вписывается в такой домик. Особенно в спальню хозяина. Его бросило в дрожь. Хозяйская спальня с королевских размеров кроватью, где в дождливые дни он будет играть с Ливией…
        Конел тряхнул головой, чтобы отделаться от наваждения. Представь себе все это как рекламное дело, подбодрил он себя. Тебе надо продать товар, то бишь собственную персону. Убеди Ливию, что ты лучший на свете любовник.
        Он вздохнул. К сожалению, он не знал, какие качества больше всего прельщают ее в любовнике. А как это узнать, не спрашивая ее саму, он не знал. А спрашивать чересчур опасно. Слово не воробей: вылетит - не поймаешь. Сказанное всегда будет между ними. Оно отравит им нынешние отношения, пусть и мучительные порой, но все же это лучше, чем ничего. А если она уйдет, будет хуже, чем ничего. С таким талантом ее хоть завтра с распростертыми объятиями примет любое рекламное агентство.
        Ливия украдкой наблюдала за впавшим в задумчивость Конелом, пытаясь угадать его мысли. Само собой, он думает не о цветовом решении сестры. Может, о том, как исхитриться сбежать в Нью-Йорк? Уж не мамино ли горячее желание поскорее ввести его в семью так напугало бедного Конела? Едва ли. Она посмотрела на твердую линию его подбородка. Нет, Сазерленда мамой не испугаешь!
        К тому же, даже если Конел готов идти на попятную, у них договор. Конел не из тех, кто нарушает договоры. А за свое лицедейство он получит честную плату. Она сделает для него эту презентацию. Ливия поймала себя на том, что смотрит на его губы, ее как магнитом влекло к ним.
        Вдруг она увидела перед глазами приближающееся лицо Конела, словно он почувствовал ее страстное желание. Она нервно облизнула губы и сидела, не шелохнувшись, боясь спугнуть его. Лицо все приближалось, пока его губы не слились с ее губами. Ливию как током ударило от остроты ощущения.
        Голова ее была словно в тумане. Еще, еще!
        К реальности ее вернул бодрый голос Конела. Он оторвался от нее и прошептал:
        - Ну вот, достаточно, чтобы убедить любого, что мы законно помолвленная парочка.
        Увы, нет! - чуть не сорвалось у Ливии. Нужно еще нечто. Она глубоко вздохнула.
        - Устала? - спросил Конел.
        - Немножко, - воспользовалась Ливия предложенным им объяснением.
        Она вышла из машины и направилась к дому. Дверь тут же распахнулась, и на пороге показалась Ферн.
        - Ливия! Я весь день жду! Это Конел? Он выглядит фантастически! - затараторила она, не дожидаясь ответа. - Если он наполовину столь же мил, как кажется, ей-Богу, стоило ждать столько лет!
        - Спасибо, но это я ждал, пока Ливия не примет решения. А теперь, когда она сказала свое слово, я от нее не отступлю, - проникновенно произнес Конел, и хотя Ливия знала, что все это шоу для Ферн, она не могла отделаться от смешанного чувства ожидания, гордости и жгучего желания.
        Рыжеватые брови Ферн удивленно взлетели вверх, и она одобрительно кивнула:
        - К тому же он и романтик! Это еще лучше. Добро пожаловать в нашу семью, Конел, - сказала Ферн и обняла его.
        Ливия с подозрением уставилась на сестру. Вовсе она не ревнует, убеждала она себя. Ревность - признак незрелости. А незрелой она себя не считает, даже если ей не очень нравится, что сестра обнимается с Конелом.
        - Входите, входите. Я рада, что вы будете у меня. Мама просила меня приютить сорванцов дядюшки Дэвида, но я заявила, что пусть меня осудит семейство, но их я больше на порог не пущу. Я же говорила тебе, что тетя Сара губит их этими своими идиотскими идеями, дескать, дисциплина исходит изнутри, а не привносится извне. Я четырнадцать лет работаю в школе и знаю, что дети должны знать пределы.
        - До чего ж ты славно покрасила дом, - попыталась сменить тему Ливия, не желая касаться неприглядных сторон детского воспитания. У нее была своя цель на этот уик-энд: убедить Конела, что брак и семья - это великие вещи, а не укреплять его в предубеждении, что их надо бояться как чумы.
        Но Ферн была не из тех, кого легко сбить с толку. Не было у нее и иллюзий относительно намерений Ливии. Она бросила взгляд на Конела и пожала плечами:
        - Надо же ему знать, что семейная жизнь не одними розами устлана. Почему бы не сейчас?
        Ливия скорчила гримасу.
        - Это что, совет члена клуба «Никогда не делай сегодня того, что можно сделать завтра»?
        - Какой же несносной ты стала, а ведь в детстве подавала такие надежды, - съязвила Ферн.
        Конел внимал их дружеской перепалке с какой-то затаенной грустью. Все его детство прошло в тоске по семье. Семье, у которой общие воспоминания и где разделяют твои симпатии и антипатии. Семье, где тебя принимают без всяких условий. Он пытался напомнить себе, что это мечты ребенка, а он уже взрослый и сам может строить свою жизнь, и для этого не нужна семья. А что касается общих воспоминаний, то для этого необязательна родня, их можно разделить с кем угодно. Как знать, если ему повезет, он может обзавестись общими воспоминаниями с Ливией. Для этого надо как-то убедить ее, что они созданы быть любовниками.
        Он делает успехи. Он уже целовал ее, и не один раз. Да чего там целовал, впереди целый уик-энд! Случиться может все что угодно.
        Конел последовал за Ферн и Ливией в дом, с любопытством оглядывая красиво обставленную гостиную: в ней было по-домашнему уютно.
        - Замечательно, что вы помолвлены, - сказала Ферн, - а то Конелу пришлось бы спать на диване, а он с буграми. Я положу Бобби на раскладушку к нам, а вы займете его комнату. К счастью, я еще не выкинула старую двуспальную кровать, на которой он до сих пор спит.
        Ливия ахнула про себя, когда до нее дошли слова сестры, и совсем растерялась. Она никак не предполагала, что им придется делить одну комнату, не говоря уже о постели. Она была уверена, что они остановятся у матери, которая в отношении нравов была строгой пуританкой.
        Она украдкой взглянула на Конела, но по его лицу нельзя было понять, что у него на уме. Он и ухом не повел, только чуть крепче сжал губы.
        - Что-нибудь не так? - нарушила затянувшееся молчание Ферн. - Что-то не похоже, чтоб у вас с этим делом было не в порядке.
        - Разберемся, - выдавила из себя Ливия.
        К ее изумлению, Конел обхватил ее рукой и прижал к себе, словно защищая от излишнего любопытства Ферн.
        - Просто Ливия еще не привыкла, что мы помолвлены. - Его глуховатый голос подействовал на Ливию успокаивающе, и она невольно прижалась к нему.
        - Ах да, совсем забыла. Покажи-ка мне кольцо. Мама позвонила мне сразу, как вы отъехали, и сказала, что оно прекрасно.
        Ливия покорно протянула руку со смешанным чувством стыда за свою ложь и гордостью за тонкий вкус Конела. Победила гордость.
        - Ого! Действительно красотища!
        Из кухни раздался звонок, и Ферн вздрогнула от неожиданности.
        - Ах, чтоб тебя! Неужели уже столько времени? Если мама не успела тебе сказать, слушай: тетя Оливия устраивает у себя обед, а ты знаешь, что она терпеть не может, когда опаздывают. Она и так уже взъелась на меня, потому что Билл сегодня допоздна на работе и приедет позже. Билл - это мой муж, - сообщила она Конелу, перехватив его недоуменный взгляд.
        - Сколько у нас времени в запасе? - спросила Ливия.
        - От силы минут пятнадцать. Вы быстренько распаковывайтесь, а я побегу спасать из духовки мой вклад в семейное пиршество. Встретите Бобби, скажите, что он мне нужен.
        - Я вытащу чемоданы из машины, - сказал Конел и направился к выходу.
        - Ваша с Ливией комната справа наверху, - крикнула ему вслед Ферн и помчалась на кухню выключать духовку.
        Ливия не спеша стала подниматься наверх. Обычно спокойная, она чувствовала себя словно на американских горках: ее била нервная дрожь. От одной мысли, что придется спать в одной постели с Конелом, все чувства перемешались: здесь было и сладкое предвкушение, от которого голова шла кругом, и щемящее чувство страха. Она так часто видела в своих фантазиях, как они любят друг друга, а тут вдруг испугалась того, что может случиться. Что, если она во сне прижмется к нему или начнет целовать его или ласкать? Что он подумает, если проснется и увидит, что она рассматривает его? От этой мысли ей стало не по себе. Еще подумает, что она совсем потеряла голову от сексуальной неудовлетворенности. И будет прав.
        - Ты что такая хмурая, тетя Ливия?
        Ливия улыбнулась сыну Ферн Бобби. Тот выходил из ванной в конце коридора.
        - Привет, Бобби. Я просто задумалась. Как дела в школе?
        - Ненавижу школу! - мрачно сообщил он. - Вырасту, ни за что в школу ходить не буду.
        - Да ты что! - изумилась Ливия. Обычно Бобби всегда расписывал свою школу в самых ярких красках. - Что стряслось?
        - Да Майк колотит меня, думаешь, не больно? - выпалил мальчик, озираясь, словно боялся, что ему влетит за эти слова.
        - Скажи своей учительнице, - посоветовала Ливия.
        Бобби с презрением посмотрел на нее.
        - Да я сказал, она обещала поговорить с ним. Только без толку. Он колотит меня, когда она не видит.
        - Драчунов уговорами не проймешь, - раздался голос Конела снизу.
        Ливия повернулась к лестнице и взглянула вниз. Конел стоял внизу весь залитый солнечным светом, лившимся из окна. Почему-то он напомнил ей новогоднюю елку. Ее новогоднюю елку, вернее, новогодний подарок ей. Обвязанный алой ленточкой. Она прищурилась, представив, что на Конеле ничего нет, кроме алой ленточки. Неясно только, куда ее привязать? На его широченную грудь? Или пониже? В качестве фигового листка…
        - Это кто? - шепотом спросил Бобби, прервав ее фантазии.
        Ливия вздрогнула и попыталась взять себя в руки, что становилось с каждым разом труднее.
        - Это мой друг, Конел Сазерленд.
        Бобби во все глаза глядел на Конела.
        - Какой он большой! Будь я такой, попробовал бы Майк лезть ко мне!
        - А ты дай ему сдачи, - посоветовал Конел.
        - Ма говорит, что драться нельзя, - мрачно откликнулся Бобби.
        - Ох, чуть не забыла! Мама просила тебя прийти, - вспомнила Ливия.
        Бобби без особого энтузиазма поплелся к лестнице. Внизу он остановился, потоптался на месте и крикнул вверх:
        - Не забудьте, что вам надо в воскресенье уезжать, а то я терпеть не могу спать с мамой и папой. Он храпит.
        - Даю слово, - заверила его Ливия.
        Насколько, оказывается, все в ее семье несдержанные. Раньше ей это не приходило в голову, а сейчас она вдруг посмотрела на все глазами Конела. Что тот о них подумает? Наверное, в его семье все по-другому. Судя по его манерам и взглядам на жизнь, он из приличной, культурной, высокообразованной семьи.
        Распахнув дверь, Ливия застыла на пороге, уставившись на огромную двуспальную кровать, занимавшую чуть не все пространство комнаты.
        Она вся напряглась, почувствовав за спиной Конела. Как бы она хотела разделить с ним эту постель! Но в то же время другое чувство предостерегало ее от необдуманных шагов, из-за которых она могла бы все потерять.
        - Не гляди столь обеспокоенно. Я не такой уж сексуальный маньяк, чтобы нападать на женщин, - проговорил Конел, с грохотом швырнув чемоданы на пол.
        От затаенной боли, прозвучавшей в его голосе, сердце у Ливии словно оборвалось.
        - Меня беспокоит не это, - искренне отозвалась она. - Меня беспокоит, что ты об этом подумал.
        - О чем это ты? - хмуро спросил Конел.
        - Я боюсь, что ты подумал, будто я все нарочно подстроила, - сказала она, махнув рукой на комнату. - Я прекрасно понимаю, что ты слишком привлекателен как мужчина, чтобы грубо лезть к женщинам.
        От ее слов у Конела немного полегчало на душе. Интересно, она действительно считает его привлекательным или говорит так, чтоб немного успокоить его? Он посмотрел в ее голубые глаза и мгновенно утонул в их глубине. Ему захотелось обнять ее и крепко прижать к себе, чтобы ее обнаженное тело приникло к его телу, а он осыпал ее поцелуями. И чтобы при этом смотреть ей в глаза и ждать, когда они затуманятся.
        - Ах, вот как, - протянул Конел, не отрывая от нее своего взгляда. - С чего это ты взяла? - продолжал он, полагая, что лучше поддерживать тему привлекательности и секса: все-таки ближе к делу.
        - Что взяла? - недоуменно переспросила Ливия.
        - Почему ты считаешь, что я привлекателен?
        Ливия открыла было рот, но промолчала. Что она может сказать? Я с ума схожу от одной мысли о тебе, от выражения твоих глаз, от твоего ума и чувства юмора, от всех твоих причуд. Все уик-энды я часами рисую тебя в самых соблазнительных позах, чтобы хоть как-то насытить свое воображение. Но только, честно говоря, все это впустую. Признание в своей безответной любви было бы не только унизительным, это звучало бы, словно из уст девчонки. Вот уж воистину история несчастной девочки, которая по уши влюбилась…
        - Даже не могу сказать, что в тебе особенно привлекательно, - раздумчиво протянула она.
        - Скажем, мои бицепсы, - предложил он.
        - О твоих физических данных я как-то не особенно задумывалась, - соврала она, с опаской заметив лукавый блеск в его глазах.
        - А напрасно, - сказал он с наигранной серьезностью. - Физические данные играют важную роль в отношениях, даже притворных. Можешь потрогать мои мускулы, чтобы по достоинству оценить их.
        Это он ей говорит! Ей, которая и так уже сотворила из него кумира!
        Медленно, оттягивая момент, она стала приближаться к нему, пока глаза не уперлись в свитер. Да, мускулатура у Конела хоть куда. Просто фантастика! Он весь такой: крепкий, надежный. Он не из тех, кто отдается порывам и тут же охладевает. Для женщины Конел Сазерленд, конечно, редкостная находка. Такой не бросит и не сбежит при первых трудностях.
        Только какой ей толк от всего этого, если она не может убедить его изменить свое отношение к браку? А та блондинка, которой он купил обручальное кольцо? Ведь он собирался на ней жениться.
        - Есть жалобы на мое сложение? - раздался голос Конела.
        Нет, с этим все в порядке. Ливия с трудом отогнала от себя мысли о прошлом. Надо думать о настоящем или, вернее, о будущем.
        - Впрочем, может, ты из тех женщин, которые не придают особого значения физической силе?
        Ливия не знала, что и ответить. Сказать, что физическая сила для нее главное, было бы пошло. Но ведь так оно и есть. Да плевать, в конце концов, пошло это или нет! Никто в этом мире не совершенен.
        - Может, ты из тех женщин, которым в мужчине подавай ум? - ехидно продолжал Конел, явно подначивая ее.
        Затем вдруг протянул к ней руки и привлек к себе. Застигнутая врасплох, Ливия оказалась крепко прижатой к его груди, и голова ее закружилась от исходящего от него жара. Ей оставалось только смириться и расслабиться, отдавшись горячей волне, поднимавшейся откуда-то снизу.
        - Зачем ты это сделал?
        - Думай, думай, женщина! Что лучше: болтливый тип или сильный и немногословный?
        Ливия глубоко вздохнула, и запах его одеколона ударил ей в ноздри. Такой приятный запах. Как будто лимоном пахнет. Она любила аромат лимона. И вообще все лимонное. Лимонные ириски, лимонный пирог, лимонный мужчина…
        Интересно, может, Конел и на вкус как лимон? Она повела носом по его шее и улыбнулась, почувствовав, как он напрягся. Расхрабрившись, она коснулась языком его кожи. Он еще крепче сжал ее. Если она так дуреет от него, нет ничего удивительного, что и его тело отзывается на ее ласки.
        - Ливия, - раздался над ее ухом голос Конела, когда она снова поцеловала его в шею.
        Вовсе он не лимонный на вкус, скорее соленый. Она провела руками по его груди, пьянея от ее удивительной лепки. Да, Конел Сазерленд - идеал мускулистого мужчины. Он воплотил в себе все ее эротические фантазии.
        Ее пальцы пробежали по его плечам и замкнулись у него за шеей. Она чуть крепче прижалась к его груди, желая только одного: поцеловать его. Как зачарованная смотрела она на его приближающиеся губы, все в ней дрожало в предвкушении поцелуя, в ушах звенело, она словно готова была взорваться, но, к ее разочарованию, он вдруг весь напрягся и повернул голову к двери.
        - Что такое? - услышала она свой слабый голос.
        Конел кивнул на дверь. До Ливии только сейчас дошло, что ее зовет племянник. От смущения ее бросило в краску: она так была поглощена Конелом, что ничего не слышала. Она подняла глаза и посмотрела на Конела. Он смотрел на нее, как ни в чем не бывало, разве что легкая досада мелькнула на его лице: так иногда реагировал он в агентстве, когда что-то не ладилось.
        Ливия поспешно оторвалась от Конела, возвращаясь на грешную землю. Разве можно так голову терять? - корила она себя. Это она зациклилась, а не он. Ну, подумаешь, с удовольствием целует ее; любой нормальный мужчина с удовольствием целует любую женщину.
        - Тетя Ливия, - услышала она нетерпеливый крик племянника, подействовавший на нее отрезвляюще. - Почему ты не отзываешься? Что вы там делаете? Мне нужно взять чистые носки.
        - Мы лишь… - начал было Конел, но Ливия поспешно перебила его. Не хватало только, чтобы он необдуманно что-то ляпнул. Может, он считает, что детям надо говорить правду, и только правду?
        - Мы разбираем вещи. - Она попыталась придать своему голосу должное спокойствие. - Входи, если хочешь.
        - Кто за, кто против? - услышала она шепот Конела, и на душе у нее стало легче: он был явно раздосадован неожиданным вмешательством.
        Бобби влетел в комнату и бросился к шкафу.
        - Мама велела переодеться, но запретила входить, если дверь закрыта, а то, говорит, увидишь чего тебе не положено.
        Отыскивая нужную пару, он расшвырял дюжину носков по всей комнате.
        - Я спрашиваю что, а она только смеется и говорит, что я мал еще.
        - А разве нет? - уклонилась от ответа Ливия. Она и себе-то не могла сейчас сказать, что же происходит между нею и Конелом. Во всяком случае, шестилетнему племяннику этого не понять. - Нам пора спускаться, - выдавила через силу Ливия. И когда только Бобби уберется со своими носками! Но племянника не так-то легко было выставить за дверь.
        Они все вместе вышли из комнаты: Ливия впереди, Конел чуть сзади, а Бобби замыкал процессию. Ливия задумчиво бросила косой взгляд на Конела. А что, если прибегнуть к традиционному приему: сделать вид, что падаешь с лестницы, он тебя подхватывает? .
        Нет, это, пожалуй, чересчур затасканный ход, а кроме того, тогда она должна быть позади него, а Конел впереди. Не пойдет. А что, если?..
        Она вскрикнула от испуга и вцепилась в перила, почувствовав под ногами что-то движущееся. Это нечто не просто двигалось, но еще и визжало так, что ушам стало больно, а потом еще и ударило ее по ноге и покатилось вниз по лестнице, оказавшись взъерошенным черным комком.
        - Это еще что такое? - воскликнул Конел, подхватив Ливию и прижав к себе.
        - Осторожней с котом, Ливия, - послышался из кухни голос Ферн. - Я забыла предупредить тебя, что он спит на лестнице.
        - Это не кот, а катастрофа, - пробурчал Конел, поглаживая Ливию по спине.
        Испуг ее сразу прошел.
        - Это точно, - прошептала она в его свитер, оттягивая время. - Но мне не на что жаловаться.
        - А мне есть на что. - Его рука поднялась выше.
        Ливия теснее прижалась к нему.
        - Знаешь, ведь именно я подобрала это чудовище в канаве у дороги в прошлом году, и бедная Ферн приютила его.
        - Лучше б она поучила его хорошим манерам. - Дыхание Конела соблазнительно грело ей щеку.
        - Хм, - только и выдохнула Ливия, боясь пошевелиться и спугнуть его: она надеялась, что он поцелует ее. Надо не забыть купить коту игрушку, пронеслось у нее в голове сквозь туман, и в этот момент губы Конела подобрались к ней и все мысли сразу куда-то испарились. Она больше не думала, а только всем существом ощущала его твердые и жаркие губы.
        Ливия приоткрыла рот, и язык Конела стал ласкать ее нижнюю губу. Бешеный водоворот желания затягивал ее в свою бездонную воронку. Просто немыслимо, чтобы от одного поцелуя можно было испытать что-то подобное.
        Конел еще крепче прижал ее к себе, почувствовав, как она дрожит в его объятиях. Он даже представить себе не мог, что целовать Ливию такое наслаждение. А о том, каково бы было любить ее, он даже боялся думать. Он, наверное, взорвался бы от блаженства.
        Однако и у розы, как известно, есть шипы. Конел почувствовал что-то неладное. Медленно подняв голову, он увидел прямо перед собой уставившийся на него голубой глаз.
        Бобби! На Конела словно вылили ушат холодной воды.
        - Что вы делаете с моей тетей?
        Конел нехотя отпустил Ливию, почувствовав, как все ее тело напряглось.
        - Разве мама не учила тебя не приставать к взрослым со всякими пустяками? - вопросом на вопрос ответил Конел, не зная, что сказать. Он страстно желал, чтобы мальчишки здесь не было.
        - Нет, - признался Бобби, - а зачем ты так целуешь тетю Ливию?
        - То, что мы с тетей Ливией делаем, тебя не касается, - заметил Конел как можно вежливее, с трудом скрывая досаду. Неужели все дети такие настырные? Весь его опыт по части маленьких детей сводился к рассказам его приятелей о последних подвигах своих малолетних отпрысков. В доме, где он рос сам, детей разделяли по возрасту, и он ничего не знал о младших. Если все дети похожи на Бобби… От одной мысли, что его собственный ребенок уставился бы на него таким же ледяным взглядом, у него мороз по коже пробежал.
        - Бобби, надень носки. Мы через пять минут выезжаем, - раздался голос Ферн снизу.
        Дождавшись, когда Бобби побежит наверх, Ферн повернулась к Конелу:
        - Не сердитесь на него. Он из рано развившихся.
        Конел постарался сделать лицо непроницаемым, хотя его подмывало сказать Ферн, что если ее сын не прекратит совать свой нос не в свои дела, то он сам проучит его.
        - Гм, Конел, будь добр, подожди нас в гостиной, - сказала Ферн и обратилась к Ливии: - Помоги мне вынуть из формы желатиновый салат. Мне никогда не удается извлечь его целым и невредимым.
        - Конечно, Ферн. - Ливия понуро последовала за сестрой на кухню: больше всего ей хотелось вернуться к поцелуям.
        - Жалко, что твой Конел не любит малышей, - сказала Ферн, вручая Ливии блестящую красную форму.
        - Да что ты, он их любит, - автоматически стала защищать Конела Ливия, сама не зная, правда это или нет. Она поверить не могла, что такой замечательный человек, как Конел, мог не любить детей.
        - Ему не понравился мой бедняжка Бобби, - стояла на своем Ферн. - Он так мрачно глянул на него, а когда я вмешалась - промолчал.
        - Это оттого, что Конел слишком хорошо воспитан, чтобы высказывать свои мысли, - выдумывала на ходу Ливия, подставляя форму под горячую воду. Она ловко выложила желе на приготовленное Ферн блюдо. - Да и можно ли винить его за некоторое раздражение, если незнакомый ребенок за какие-то пять минут дважды вмешивается, когда он целует свою невесту?
        - Может быть, - согласилась Ферн. - Честно говоря, совсем забыла, что такое быть первый раз помолвленной. Мы с Биллом только и делали, что обнимались. Подумать только, что… - Она горько вздохнула.
        - Что-нибудь случилось?
        - Да нет, ничего. - Ферн произнесла эти слова с такой деланной веселостью, что Ливия не на шутку встревожилась. - Все прекрасно. Это лучший второй класс в моей жизни. Все дети прямо душки. Нет, я никогда не брошу школу! - твердо закончила она.
        Ее возбужденность озадачила Ливию.
        - А разве ты собиралась?.. - спросила она осторожно.
        - Кое-кто думает, что учительские места растут на деревьях! Да ты же сама помнишь, сколько мне пришлось замещать других учителей, прежде чем я получила собственный класс. Целых шесть лет!
        - О! - воскликнула Ливия, не понимая, куда клонит Ферн. Может, в школе готовится сокращение? Но если б все дело было в этом, Ферн так бы и сказала.
        - Ах, дорогая, посмотри на часы! - вскрикнула Ферн, меняя тему. - Тебе пора к тете Оливии. Надо представить твое сокровище в лучшем виде. Я уж не говорю, что Конелу и самому надо постараться не ударить в грязь лицом.
        - Надеюсь, я и сама кое-чего стою, - ввернула Ливия с наигранной бодростью, но это у нее плохо вышло. Да, представлять Конела родственникам - дело нешуточное, особенно старшим, несдержанным на язык.
        Несколько расстроенная, она пошла искать Конела.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Почему ты смотришь на меня так, будто у меня вторая голова выросла? - с недоумением спросил Конел.
        - Да так, задумалась, - смутилась Ливия. - Скажи-ка мне лучше, у тебя в твоей биографии не затерялось парочки бывших жен? - спросила она полушутя, не желая показать, насколько серьезно ее интересует его прошлое.
        Озадаченный неожиданным вопросом, Конел ответил:
        - Ни одной. Ты первая, с которой я помолвлен.
        Как ни приятно было это слышать, Ливия не поддалась искушению, напомнив себе, что и с ней он не помолвлен. Он всего лишь исполняет договор.
        - А как насчет любовницы или ребенка? - продолжала она свой допрос, пытаясь воспользоваться случаем и выяснить все что можно.
        К ее удивлению, Конел помрачнел.
        - Я еще не стал отцом ни одного ребенка!
        - Понятно, - вяло откликнулась Ливия, не понимая причину такой странной реакции и готовая и дальше вести свое дознание. В любой момент могла вернуться Ферн и помешать им, да и Конел, судя по его виду, не был особенно предрасположен к таким вопросам.
        - А что ты хочешь знать? - спросил он.
        Все и вся, про себя ответила Ливия, а вслух произнесла:
        - Я просто пытаюсь найти причины, чтобы как-то объяснить моим родственникам, почему наша помолвка вдруг будет расторгнута. Придется же им что-то говорить. А кое у кого из стариков такие железобетонные понятия о том, что такое хорошо и что такое плохо…
        - Надо полагать, экс-жены и внебрачные дети идут под рубрикой плохого?
        - Не говори об этом!
        - О чем?
        - О внебрачных детях. Можно подумать, что они повинны в легкомысленном отношении их родителей к устоям общества.
        От ее искренних слов у Конела потеплело на душе. Значит, она нормально относится к проблеме внебрачных детей.
        - Вернемся лучше к нашим проблемам… - продолжила было Ливия, но в этот момент Бобби с грохотом скатился по лестнице и ворвался в гостиную.
        - Где мама? - крикнул он.
        - На кухне, готовится к отъезду, - ответила Ливия.
        - Не хочу ехать. Тетушка Оливия целует меня, а я терпеть этого не могу! Почему бы вам не целовать тетушку Оливию? - обратился он к Конелу. - Вам подавай тетю Ливию.
        - Я целую тетю Ливию, потому что именно она моя невеста, а не тетушка Оливия.
        - Не вижу разницы, - не унимался мальчик.
        Он плюхнулся на диван и, не мигая, уставился на Конела. Тот заерзал от смущения, не зная, что сказать. Что следует говорить шестилетнему мальчишке? Пустые вежливые разговоры здесь не пройдут.
        - Ну, пошли, ребятки! - раздался голос Ферн из кухни. - Пора двигать.
        Конел с облегчением вскочил на ноги. Неизвестно, что за птица тетушка Оливия, но это уж точно лучше, чем объяснения с Бобби.
        Не прошло и пяти минут, как Конел получил возможность убедиться в поспешности этого суждения, как, впрочем, и в том, что он напрасно тратил в детстве время на мечты о большой семье. Реальность, во всяком случае, в воплощении семейства Ливии, явила ему, увы, одни тернии.
        Первый намек на то, что не все в этой семейке окончили институт благородных девиц, Конел получил, даже не успев переступить порог дома тетушки Оливии. Один из четырех пожилых мужчин, сидевших на крыльце, оглядел его сквозь клубы голубоватого дыма своей зловонной сигары и изрек:
        - Так это и есть твой суженый, Ливия? Такой верзила через несколько лет здорово разжиреет, попомни мое слово.
        - Конел, вот этот тактичный джентльмен - мой дядюшка Шамус. А с ним восседают дядюшка Гарри, дядюшка Лео и дядюшка Исаак. А это Конел Сазерленд.
        Она с видом собственницы положила руку на плечо Конела, но, почувствовав крепость его мускулов, тут же забыла, что хотела сказать дальше. Как же он хорош, витала она в облаках. Вот это ручищи так ручищи, каков же он весь? Голый, как Адам? Она вспомнила большую двуспальную кровать, ожидающую их в доме Ферн, и вся зарделась. Интересно, Конел спит в пижаме? А если нет, и он ничего с собой не взял, не рассчитывая делить с кем-нибудь комнату… Она покраснела еще сильнее.
        - Вы только посмотрите! - ухмыльнулся дядюшка Гарри. - Судя по ее виду, это любовь так любовь!
        - А зачем иначе обручаться? - парировала Ливия.
        - Как - зачем? Тысяча причин! - Дядюшка Лео внимательно посмотрел на ее талию и вдруг перевел взгляд на Конела. - Вы не делали с ней, что не положено?
        Ливия поморщилась.
        - Полегче, Лео! - вступил дядюшка Гарри. - Парень женится на Ливии, а раз он ей подходит, чего тебе еще надо?
        - Очень подходит! - горячо проговорила Ливия. - Я о таком мечтала. Конел совершенен.
        Конел сам поразился, с какой гордостью и радостью воспринял ее слова. Ведь он знал, что Ливия произнесла их по своей роли. Если б она на самом деле так считала! А что, если она и вправду?..
        - Ты куришь, дружище, или ты один из них? - спросил его дядюшка Исаак.
        Конел посмотрел на старика, пытаясь правильнее сориентироваться. Кто эти «они»?
        - Он не курит, - ответила за него Ливия.
        - И не говорит? - ухмыльнулся Гарри.
        Шамус мрачно покачал головой.
        - Я уж шестьдесят один год женат, и вот тебе мой совет, - бросил он Конелу. - Бери быка за рога, Конел, с места в карьер. Дашь слабину сейчас, быть тебе под каблуком всю остатнюю жизнь.
        - С чего ты взял, что я им командую? - запротестовала Ливия. - Я даже не знаю, что это такое.
        - Она у нас горячая, - продолжал Шамус, не слушая ее. - Ты с самого начала должен показать, кто здесь главный. И начни с ее работы. Раз она нашла себе мужа, пусть уходит с работы. Женщина должна быть дома - готовить, воспитывать детей, - а не бегать по городу.
        Ливию так и подмывало нагрубить дядюшке. Но, увы, она по опыту знала, что все они не воспринимают никаких возражений. Старики и сейчас явно не собирались ее слушать.
        - Она не может уйти. - Конел обнял ее рукой за талию и притянул к себе. - Я без нее в агентстве как без рук.
        Это было сказано с такой подкупающей искренностью, что от гнева Ливии и следа не осталось. Какое ей дело до мнения ее дядюшек! Ее интересовало только мнение Конела. Она никогда не слышала, чтобы Конел выступал против того, чтобы жены работали. Вот против жен вообще - правда.
        - Все беды в наши дни от этого. Никто не знает своего места, - фыркнул дядюшка Исаак.
        - Я думаю, мое место на кухне у мамы, - воспользовалась Ливия поводом смыться. Она очень любила своих дядюшек, но иногда готова была их задушить. - Ты уж прости меня, - бросила она Конелу, когда им удалось ретироваться.
        - Ливия, душечка, покажи мне свое кольцо.
        С другого конца комнаты к ним устремилась не самая любимая тетя Мэй.
        Ливия покорно протянула ей свою левую руку, стараясь не выглядеть слишком чопорной. Тетя Мэй годами изводила Ливию, беспрерывно доставая вечными разговорами о своих замужних дочерях. И вот теперь у Ливии жених, да еще такой замечательный.
        - Совсем как настоящий, - язвительно заметила Мэй.
        - Настоящий, - благодушно откликнулся Конел. - Столь же настоящий, как моя любовь к Ливии.
        Если бы это было правдой! Ливия даже прикрыла глаза, стараясь представить, как он по-настоящему любит ее.
        - В самом деле?
        Мэй с неуверенностью взглянула на Конела. Она не привыкла, чтобы мужчины в семье противоречили ей. Обычно они предпочитали не связываться с ехидной женщиной, боясь ее злого языка.
        - Простите, тетя Мэй, мне надо найти маму.
        Ливия потащила Конела на кухню, но тут их подстерегала засада в лице юной кузины Ливии, Эмилии. Та смотрела на Конела во все глаза, словно это был нежданно-негаданно свалившийся с неба подарок.
        Ливия только вздохнула от отчаяния, видя, как Эмилия приближается к ним, вызывающе вихляя бедрами и призывно улыбаясь. Эмилия была милым ребенком, вступившим в тот возраст, когда девочки узнают о существовании противоположного пола и начинают учиться незамысловатым женским уловкам. Лучше б она практиковалась на мальчиках своего возраста.
        - Конел, это моя двоюродная сестренка Эмилия, - представила родственницу Ливия и посмотрела на Конела.
        Взгляд его был направлен на Эмилию, и выражение глаз было то же, что и в зоопарке, куда они однажды ходили вдвоем в поиске идей для рекламы корма для домашних животных. Ливия теперь и не знала, плакать или смеяться, и решила, что лучше просто не обращать внимания.
        - Я так рада видеть вас, Конел, - жеманно протянула Эмилия, метнув на него выразительный взгляд из-под накрашенных ресниц.
        - Я тоже, - приветствовал ее Конел, уставясь на сыплющиеся с ее ресниц крошки туши.
        - Нам надо идти, Эмилия, - торопливо бросила Ливия и потащила Конела в столовую.
        - Сколько ей лет? - спросил Конел. Он глянул через плечо и увидел, как Эмилия смотрит ему вслед. Взгляд ее напомнил ему глаза голодной собаки, которую он однажды кормил.
        - Тринадцать, - ответила Ливия. - Не обращай внимания, здесь нет ничего личного. Просто ты симпатичный взрослый дядя, и ей хочется очаровать тебя.
        Конел только хмыкнул.
        - Я и ее нахожу очаровательной, но по совсем другой причине. Ты всегда выглядишь такой уверенной. Меня удивляет, что все эти люди - твои родственники.
        Уверенной? Ливия обдумывала его замечание. Если б он знал, какой неуверенной она бывает.
        - Ну, здесь только часть родни. Все мои дедушки и бабушки из многодетных семей, потом они, в свою очередь, завели свои семьи, тоже огромные. Это ведь только в наше время небольшие семьи стали нормой.
        Очень жаль, что обычаи меняются, подумал про себя Конел. Ливия была бы великолепной главой большого клана. Во всяком случае, ему легко было представить ее матерью шести, а то и семи детей. Здоровые малыши, осенью гоняют в футбол, а летом носятся на велосипедах. Какое-то темное, древнее чувство зашевелилось в нем. А кто будет тот мужчина, который обучит их сохранять равновесие и правилам игры? И Конел представил себе Ливию в объятьях некоего безликого мужчины, который целует ее и ведет к кровати.
        Какое ему дело до того, как Ливия распорядится своей жизнью? - пытался он успокоить себя. И какое ему вообще будет до всего этого дело - после того, как его желание перегорит, что и произойдет, если он пару раз переспит с ней? Разве может долго длиться такая страсть? А потом ему будет все равно, выйдет она замуж или нет, будут у нее дети или нет. Он будет даже рад, уверял себя Конел. Ливия достойна любви и счастливого брака.
        А он лично давно уже решил, что никогда не женится. Не может жениться.
        Печальные милые глаза Евы, когда она давным-давно отказалась стать его женой, вдруг всплыли в его памяти. Он встретил ее, когда учился на последнем курсе колледжа, и это была первая женщина, к которой он относился серьезно. Настолько серьезно, что поверил: она готова выйти за него, как только он попросит. Однако Ева быстро развеяла его иллюзии. Ссылаясь на разные психологические исследования, предостерегавшие от брака с человеком, не имевшим представления о том, как строится семейная жизнь, она заявила, что выйти за него замуж не может.
        Первой его реакцией было неверие, затем гнев и, наконец, смирение. Он сам прочел эти исследования, а потом еще кучу других, пытаясь найти хоть какие-то смягчающие обстоятельства. И не нашел. Ни единого.
        Зато убедился, что, если женится, то все у него пойдет через пень-колоду, хорошего мужа из него не получится и он кончит тем, что разойдется с любимой женщиной и возненавидит самого себя.
        - Ты полагаешь, что я такая развалина, что даже не могу сама разыскать тебя?
        Дребезжащий голос отвлек его от горьких дум. К ним ковыляла сухонькая старушка с палкой.
        - Нона! Я и не знала, что ты здесь!
        Ливия тепло обняла старушку.
        - Я тут изучала вещичку, которую купил твой дядя Пол, - усмехнулась Нона. - По мне, так это дьявольское изобретение и достойно быть предано огню.
        Ливия даже наморщила лоб, пытаясь представить, что бы такое мог приобрести ее положительный во всех отношениях дядя Пол.
        - Там на картинках голые девицы, - с неподдельным гневом продолжала Нона, - а стоило мне заикнуться об этом, как твой троюродный братец Сэм и говорит, что знает, где достать картинки с мужчинами и женщинами, выделывающими невесть что.
        Ливия наконец поняла.
        - Они лазили по Интернету, - пояснила она недоумевающему Конелу.
        Конел посмотрел на старушку и решил, что лучше всего ему помалкивать.
        - Конел, это Нона, наша прабабушка.
        - Ты забыла похвастать, девонька!
        - Вот мое кольцо, Нона! - поторопилась отвратить град вопросов Ливия. Нона в таком настроении была остра на язык.
        - Ба! - воскликнула старушка. - Эка важность, кусочек спрессованного угля! Главное, каков человек!
        - Конел - это то, что мне нужно. Он само совершенство.
        - Ни один мужчина не совершенен, - парировала Нона. - Даже у моего святого Вирджила были свои недостатки.
        Ливия даже опешила от такого откровения. В семье ходила шутка, что чем дольше пребывает в ином мире прадедушка Фаррел, тем более совершенным он становится.
        - Все дело в том, можешь ли ты жить с его недостатками. Вот в чем вопрос, девонька. Брак - это не костюм, который можно купить в магазине, а потом отнести назад, если дома обнаружила, что он не подходит.
        В это время дверь, ведущая в кухню, открылась, и Ливия увидела мать. Мария бросила взгляд на Нону и поспешила укрыться в недрах кухни.
        Ливия подавила вздох. С той стороны, стало быть, помощи ждать нечего. И кто это говорил, что семья - это надежный оплот? Про ее семейку такого не скажешь. У них все наоборот. Все только рады принести друг друга в жертву ради собственного спокойствия.
        - Второй вопрос - вера, - продолжала свои назидания Нона. - Вы католик? - вдруг обратилась она к Конелу.
        - Гм, нет, - промычал тот.
        - Он не католик! - Нона выглядела уязвленной до глубины души. - И вы собираетесь жениться на Ливии?
        - Я протестант, - почти робко вымолвил Конел, чувствующий, к своему ужасу, что его затягивает в какую-то трясину.
        - Какой конфессии? - требовательно вопрошала Нона.
        Конел только плечами пожал.
        - Никакой конкретно.
        Честно говоря, он не был в церкви с мальчишеских лет, когда из приюта их водили поочередно в лютеранскую, методистскую и пресвитерианскую церкви, что были неподалеку. А католиков у них в приюте не было. Они попадали в дом призрения к монашкам на другом конце города.
        - Нона, вера - это личное дело каждого человека, - вступилась Ливия.
        - Может, и личное, но не в случае, когда хотят войти в мою семью, - непререкаемым тоном заявила старушка, и стало ясно, что ни о какой дискуссии не может быть и речи. - Хотя о чем тут говорить, ты явно без ума от него. Да и из себя он ничего, - скрепя сердце признала Нона. - Пусть примет обращение в католическую веру.
        Час от часу не легче, опешила Ливия, бросив быстрый взгляд на Конела. К ее облегчению, он стоял как ни в чем не бывало, похоже, ситуация его даже забавляла.
        - Если это послужило на пользу апостолу Павлу, послужит и ему, - убежденно кивнула Нона. - Я переговорю с Джоном.
        - Очень мило, - пробормотала Ливия, когда Нона двинулась дальше на поиски новой жертвы во имя совершенствования бытия.
        - А кто такой Джон? - спросил Конел.
        - Ее младший сын. Он иезуит, десятки лет подвизался в Южной Америке, покуда его не доконала малярия, после чего ему пришлось вернуться в Штаты. Сейчас он преподает в Скрэнтонском университете.
        Конел покачал головой.
        - Одно я тебе скажу насчет твоей семейки: с ними не соскучишься.
        - У меня на сей счет иное мнение, - с облегчением засмеялась Ливия, - но, как бы то ни было, худшее позади. Остальные либо более вежливые, либо более уязвимые, чтобы учить тебя жить.
        - Уязвимые?
        Ливия бросила на него такой многообещающий взгляд, что его в дрожь бросило. Ах, если б эти обещания сбылись! Тогда он от всей души улыбнется ей. Сбудутся! Этой же ночью! - пообещал он себе. Сегодня они окажутся в одной постели, и ему представится великолепнейшая возможность внести долю реальности в их псевдопомолвку.
        - Им известны мои секреты, а мне их, - пояснила она. - Дальше уже будет легче.
        Предсказание ее оказалось верным лишь отчасти. Остальные родственники, с которыми встречался Конел, проявляли либо искреннюю радость, либо полную индифферентность. Но и этого оказалось достаточным, чтобы вечер превратился для него в суровое испытание. Прежде всего, надо было запомнить, кого как зовут. От одного числа родственников Ливии голова шла кругом.
        Даже появление Билла, мужа Ферн, который, как ожидал Конел, был такой же приветливый, как сама Ферн, разочаровало его. Билл пришел поздно и был явно не в духе. В нем чувствовалась какая-то озабоченность. Время от времени он бросал в сторону жены тревожные взгляды.
        Неужели Билл с Ферн достигли того предела в семейной жизни, когда взаимные радости сменяются скукой повседневного существования? Конел невольно поискал глазами Ливию. Она стояла в противоположном конце гостиной и разговаривала с серьезным молодым человеком с небольшой бородкой. Вот уж с Ливией не соскучишься! Она умеет расцветить любую рутину.
        Joie de vivre, мелькнуло у него в голове французское выражение. Радость жизни - это о ней.
        - Еще пирога, Конел?
        Одна из тетушек, имени которой он ни за что бы не припомнил, заметила его пустую тарелку.
        - Спасибо, нет, - ответил Конел. - Обед был такой восхитительный, что я больше ни кусочка не могу съесть. Пойду отнесу тарелку на кухню. Женщины готовят - мужчины моют посуду, я так полагаю?
        Он уже сделал несколько шагов, как наступившая тишина насторожила его. Совершенно сбитый с толку, Конел невольно посмотрел в сторону Ливии, словно просил помощи.
        Она смотрела на него с каким-то странным выражением. Ну что он такого сказал? Опять нарушил какие-то семейные табу?
        - Неслыханное дело, - донеслись до него слова дядюшки Исаака. - Подумать только, молодой человек намерен делать женскую работу! Ей-Богу, это против всяких законов естества.
        - Не знаю, как насчет естества, но это честно, - попытался защищаться Конел.
        - Кто ты такой, чтобы испытывать волю Божию? - грозно вопросил дядюшка Гарри. - Вы, молодежь, вечно пытаетесь жить своим умом.
        Конел перехватил лукавый взгляд Ливии. Это несколько ободрило его, словно теперь у них была общая тайна, о которой все это сборище не имело ни малейшего представления. Может, семейке он и не пришелся по душе, но ей он нравится, как и она ему.
        Эта мысль поддерживала его весь остаток вечера, который, казалось, никогда не кончится. Однако рано или поздно всему приходит конец. Вечер кончился внезапно: только что все оживленно общались, пытаясь перекричать друг друга, и вдруг стали собирать свои вещички и расходиться.
        - У меня такое впечатление, будто все они знают что-то такое, чего я не знаю, - делился Конел своими впечатлениями с Ливией, когда они садились в машину.
        Ливия усмехнулась.
        - Только развесь уши, и мои дядюшки и тетушки всё тебе изложат во всех подробностях. Послушать их, так им известно все!
        Ливия смотрела в окно на мелькающие огни Скрэнтона. Они ехали к Ферн. Ливия была сама не своя: все чувства ее - надежда, ожидание и страх - смешались. Ей страстно хотелось, чтобы этот вечер кончился в объятиях Конела, и в то же время она боялась этого.
        Ливия задержала дыхание, когда Конел притормозил за грузовиком зятя. Что толку загадывать слишком далеко, решила она. Пусть все идет как идет, а там посмотрим.
        - Заприте за собой дверь, - высунулась из кухни Ферн.
        Ливия захлопнула дверь и посмотрела на Конела.
        - Пожалуй, нам пора идти наверх, - немного нервничая, сказала она.
        - Хорошая идея. Признаться, я малость устал.
        Устал? Ливия слегка опешила. Странно слышать такое из уст человека, который жаждал ее целовать. Или Конел заранее извиняется? Чтобы совсем не свихнуться от всего этого, она решила не думать ни о чем, а там будь что будет.
        - Можешь сейчас пойти в ванную, - предложила Ливия, решив, что так он первый очутится в постели, пока она закончит свой туалет. А там, если у него нет желания продолжить вечер, он может притвориться спящим, и все разрешится само собой. Во всяком случае, на эту ночь.
        Ливия плюхнулась на кровать и молча наблюдала, как Конел доставал из чемодана принадлежности для бритья, необъятных размеров махровый халат и пижамные штаны. Она украдкой посмотрела ему вслед, гадая, как он будет выглядеть в этих красных пижамных штанах. Мускулистый, мощная лепка груди проступает даже под рубашкой, а волосы на груди?.. Сама не зная почему, рисуя его, она всегда щедро украшала его грудь волосами. Ей казалось, что это идет ему.
        Из своего чемодана она извлекла бледно-желтый халат и неодобрительно оглядела его. Она покупала халаты не для чужих глаз, а для удобства, но все равно у нее были и соблазнительнее этого. Если б ей в голову пришло, что они остановятся не у матери… Может, оставить несколько пуговичек на груди не застегнутыми? Она нервно закусила губу. Откуда ей знать, что именно Конел понимает под женской привлекательностью и сексуальным поведением?
        Голова у нее шла кругом. В конце концов, лучше положиться на интуицию. И тут же перед ней предстала картина, как она ухом приникает к его обнаженной груди…
        Нет никакого сомнения, грустно подумала Ливия, что она зашла слишком далеко в своих фантазиях о Конеле.
        Она вся напряглась, когда дверь открылась, и вошел Конел. Он высился над кроватью словно гора в своем ворсистом махровом халате. Человек-гора. Взгляд ее двинулся ниже, туда, где из-под халата виднелось кроваво-красное пятно пижамных штанов и еще ниже - босые ноги.
        Какие прекрасные ноги, отметила она. Крупные, как и весь он сам.
        - Ванная свободна.
        Голос Конела резанул ей слух. Его слова вернули ее к действительности, и она поспешно подхватила халат и рубашку.
        - Тогда я лучше ею воспользуюсь, пока кто-нибудь другой не захватил, - пробормотала Ливия.
        Почувствовав себя в безопасности в ванной комнате, она прижалась спиной к двери, глубоко вздохнула и пробормотала:
        - Возьми себя в руки.
        Она прикинется дурочкой, и Конел пожалеет ее. Надо видеть во всем лучшую сторону, подбадривала она себя. Лет через пятьдесят она, возможно, даже не вспомнит о сегодняшней ночи.
        Каким, интересно, будет Конел через пятьдесят лет? Не толстым, нет! Ливия сразу отвергла предсказание дядюшки. Конел будет стройным и сухопарым. Его волосы поседеют, но глаза - она готова биться об заклад на последнее пенни! - глаза его будут такими же живыми, а ум ясен, как всегда.
        - Ливия! Это ты в ванной? - вывел ее из мечтательности голос Ферн.
        - Я выхожу через минутку.
        И, торопливо пустив воду, она встала под горячий душ.
        Ливия тихонько приоткрыла дверь в спальню и прокралась внутрь. Ее сердце бешено забилось. Конел лежал на спине, закинув руки за голову. Глаза его были широко открыты и смотрели на нее с такой пристальностью, что ей стало не по себе.
        Что же делать? В воображении она сотни раз занималась с ним любовью, но воображение в словах не нуждается. Там он всегда играл предписанную ему роль самого совершенства - опьяненного страстью любовника.
        Она прикусила губу. Наяву всегда не совсем так. Теперь его черед расписывать роли, а что он кому предпишет, одному Богу известно.
        - В чем дело? - раздался глуховатый голос Конела. - Что ты там у двери копаешься, словно готовишь план бегства?
        - Уже придумала. Ты вылезаешь в окно на крышу крыльца, а оттуда прыгнешь на землю.
        - А что ты имеешь против двери?
        - Дверь на случай пожара. Каждый должен знать, что делать в случае пожара. Пожары очень опасны.
        Но не так, как мой язык, с горечью подумала Ливия.
        - Пожары опасны, но не я, - заметил Конел. - Иди ко мне.
        Стараясь придать себе как можно более спокойный и беззаботный вид, Ливия двинулась к нему, но тут же споткнулась о собственные тапочки, которые перед этим сбросила. С приглушенным криком она рухнула у самой кровати.
        - Ты устала, - только и вымолвил Конел и, схватив ее за руки, без особых усилий затащил целиком на кровать. Ощущение его пальцев, мертвой хваткой вцепившихся в ее тело, только усилило смущение Ливии.
        - Вовсе нет, - запротестовала она, боясь, как бы он не решил, что она слишком устала, чтобы предпринимать что-нибудь из задуманного. Вернее, ей хотелось, чтоб это было задумано им. - Я просто споткнулась о собственные тапочки.
        - В таком случае прости, я ошибся: ты не усталая, а неуклюжая.
        Боясь выдать свою нерешительность, Ливия скользнула под одеяло. Как теперь перевести дело из комедии в любовь?
        Последняя способность соображать покинула ее, когда ее нога коснулась ноги Конела.
        Хватит! Ливия попыталась взять себя в руки и собраться с мыслями. Надо задать ему наводящий вопрос. Она открыла рот и, к своему ужасу, икнула.
        Этого еще не хватало! Что угодно, только не это! - в полном отчаянии подумала Ливия. Нервной икоты у нее не было со старших классов школы.
        - Ты чего икаешь? - В голосе Конела чувствовалось, скорее, праздное любопытство.
        - Я не икаю, - заверила его Ливия и икнула снова.
        И это пройдет, припомнились ей слова одной из своих тетушек. Однако и эта ходячая мудрость не помогала в данном случае.
        - Я знаю способ от икоты, - голос Конела был немного хрипловат, - это что-то вроде переноса.
        - Пере… - начала было Ливия и снова икнула.
        - Для этого надо отвлечь икающего.
        Широко открытыми глазами Ливия смотрела, как протягивается к ней его рука, как пальцы пробегают по ее щеке к подбородку.
        Ливия затаила дыхание, целиком отдавшись неведомому чувству.
        - Я… - Очередной приступ икоты прервал ее.
        - Да? - пробормотал Конел, и она почувствовала тепло его дыхания на щеке. Он подвинулся чуть ближе. Ливия вся горела, губы пересохли, мысли мешались, и она уже с трудом противилась желанию приникнуть к нему.
        - Ты такой горячий, - прошептала она и вздрогнула от его приглушенного смеха. - Я хотела сказать в прямом смысле, а не…
        Она не договорила и икнула.
        - Потому что от мускулов больше жара, чем от жира, - пробормотал он, и его губы двинулись со щеки к уху. Ливия подскочила: он легонько укусил ее за мочку.
        - Я не толстая, - выговорила она, вся дрожа: Конел потерся носом у нее за ухом. Чувство было очень странное. В голове пустота, словно ей не хватало воздуха, и она вот-вот отключится.
        Она глубоко вздохнула. Ах, как же здорово он пахнет! У нее прервалось дыхание: его губы обхватили мочку уха, а язык касался чувствительной кожи.
        - Не толстая. - Его приглушенный голос проникал куда-то в самую глубину, словно растворяясь в потоке крови как какой-то мощный стимулятор; она готова была растворить в себе его самого - целиком, без остатка. - У женщин есть слой подкожного жира, а у мужчин нет, - продолжал Конел, путешествуя губами вдоль шеи к заветной ямочке.
        Ливия вся задрожала, когда его губы коснулись ямочки внизу шеи, и он лизнул ее. Лоб его щекотал ее губы, и она с трудом сопротивлялась желанию поцеловать его. Почувствовав солоноватый привкус его кожи, она совсем потеряла голову. Руки без ее ведома выскользнули из-под одеяла и обняли его за плечи, а он уже поглаживал ее прикрытые материей груди, и они напряглись, соски затвердели.
        - Невероятно, у тебя одни мускулы, а не жир, - бормотал Конел, но Ливия почти ничего не слышала. Она вся была поглощена его горячим дыханием, согревавшим ее кожу. Она подвинулась поближе к нему, а ее нога касалась его мужской плоти. - Ливия, ты совсем не обращаешь на меня внимания. - В голосе Конела слышался смех, и этот смех обволакивал ее, сулил невообразимое наслаждение.
        Набравшись храбрости, Ливия протянула руку и коснулась пальцами его мужского естества; реакция была мгновенной, и чувство восторга охватило ее с головы до ног.
        - Ливия, я… - Дыхание Конела пресеклось, пальцы Ливии сомкнулись. Он схватил ее руку, оторвал от себя и запечатлел поцелуй на ее ладони. - Я все пытаюсь поговорить с тобой, но, когда ты до меня так дотрагиваешься, не могу…
        - Ты прав. Икоту как рукой сняло, - возвестила она, черпая уверенность в его сдавленном голосе. - И у меня нет ни малейшего желания слушать рассуждения о жире - ни о моем, ни о чьем бы то ни было.
        - Ливия, я…
        Она почувствовала, как напряглось его тело, и холодок страха пробежал по спине. Уж не собирается ли он сказать ей, что, кроме поцелуев, он ничего более не желает? Тело хочет одного, а ум сопротивляется?
        - Я специально остановился сегодня у аптеки, прежде чем заехать к тебе… - Конел чуть помедлил, а Ливия в недоумении слушала и не могла понять, о чем он, - чтобы купить презервативы, - наконец торопливо выдавил он. - Я все пытаюсь сказать тебе, что хотел бы заняться с тобой любовью, но если только ты сама согласна.
        Итак, ее эротические фантазии становились реальностью! Она ласково провела рукой по его гладкому, тщательно выбритому подбородку. На ощупь это было нечто потрясающее. Что может быть лучше, думала она, чем закрыть глаза и представить себе, что это одна из ее грез.
        - Ливия?
        Конел схватил ее руку и прижал к своей щеке.
        - Да, - просто ответила она. - Я очень хотела бы заняться с тобой любовью.
        Его руки обхватили ее, а губы впились в ее губы с нескрываемой жадностью.
        Целый шквал самых разнообразных чувств налетел на Ливию, и она уже мало что осознавала. Рассудку это было не под силу. Его крепкие губы на ее губах, его рука, скользящая под халат и овладевающая ее грудью, жар его тела. Пытаться контролировать это сознанием - все равно, что стоять под водопадом и считать каждую каплю в отдельности. Ведь это невозможно. Надо просто отдаться этому потоку.
        Пальцы ее впились в бугры его мышц, а он перевернул ее на спину и склонился над ней, протянув руку к столику за презервативом. Его обнаженная грудь высилась над ее лицом. Волосы на ней были курчавые и жесткие. Зарывшись в них лицом, Ливия вдыхала мускусный аромат его кожи. Ах, что за чудесный запах! А каков Конел на ощупь! Она остро чувствовала напряжение его мускулистого тела, пока он возился с пакетиком.
        У Ливии перехватило дыхание, когда его рука скользнула ей между ног и прикоснулась к ее лону. Пальцы ее с силой вцепились в его плечи. И вдруг необоримое желание захлестнуло ее, затопив последние оплоты сдержанности. Она хотела его. Сейчас, а не когда-то потом. Ливия с силой прижала его к себе, подняв бедра навстречу ему.
        - Надо…
        Отрывистые слова Конела уже являлись для нее пустым звуком. Ей нужны были дела, а не слова. Слова ничего не значили. Она хотела действия. И важнее ничего в жизни у нее никогда не было.
        Ливия нетерпеливо обхватила его за бедра и потянула вниз. Неописуемый восторг охватил ее, когда он, нависнув над ней всем телом, наконец, заполнил ее.
        Тело его мощными толчками двигалось вверх и вниз, и неистовое желание вытеснило из ее сознания последние проблески мысли. Она лишь изо всех сил пыталась сдерживаться, чтобы это длилось как можно дольше. Но вот наконец они достигли вершины блаженства.
        Ливия с трудом выплывала из стремнины наслаждения, когда почувствовала, как Конел напрягся и тут же обмяк.
        Она так и лежала, прижавшись лицом к его влажному плечу, слишком обессиленная, чтобы пошевелиться. У нее было такое чувство, что больше она никогда в жизни не сможет двинуть ни рукой, ни ногой, и лишь удивилась, когда Конел повернулся на бок, обнял ее и пристроил у себя на груди. Реальность превзошла все ее фантазии. С этой мыслью она погрузилась в глубокий сон.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Жаркое тропическое солнце припекало, и Ливия проснулась с ощущением невесомости и удивительной полноты бытия. Что-то бормоча с полусна, она сладко потянулась. Ах, как славно! Только почему это она голая… совершенно голая?
        Несколько смущенная, она открыла глаза и увидела над собой темные глаза Конела. Ливия невольно поежилась под его пристальным взглядом. Колено ее нечаянно коснулось его бедра. Дрожь пробежала по всему телу, когда в памяти мелькнула яркая картина: его крепкие ноги прижимаются к нежной коже ее бедер. Она даже веки прикрыла.
        Ей захотелось снова заняться с ним любовью, целовать его, погрузиться в его тепло…
        А чего хотелось Конелу? Этот вопрос несколько охладил ее пыл. Может, ему и одного раза хватит? Она смотрела на него сквозь ресницы. По выражению его лица трудно было понять, чего он хочет. Может, ему не очень понравилось, как они любили друг друга? Она попыталась припомнить подробности вчерашней ночи, но детали ускользали от нее. Все было каким-то шквалом страсти, желания и неописуемого наслаждения. Она была настолько поглощена своими собственными ощущениями, что совсем не думала о том, что чувствует он. От огорчения Ливия передернула плечами. Что он мог подумать о ней как о любовнице? Эгоистичная особа. От этого единственно правильного ответа она приуныла.
        - Ты хочешь еще поспать?
        Конел пытался скрыть разочарование в своем голосе. Ему хотелось схватить ее в объятия и снова предаться любовной игре, раствориться в ней полностью.
        Может, ей следует сказать «да», соображала Ливия. Конел встанет и пойдет вниз, предоставив ей одной разбираться с чувствами. Хотя после вчерашнего опыта ему вряд ли захочется в одиночку общаться с ее родней. Она не осуждала его. При воспоминании о выражении на физиономии дядюшки она невольно улыбнулась.
        - Ты чего улыбаешься? - спросил Конел.
        - Я вспомнила, с каким выражением смотрел на тебя вчера дядюшка Исаак, когда ты сказал, что, если женщины готовят еду, мужчины должны мыть посуду.
        - Они все вылупили на меня глаза так, будто я предложил зарезать парочку младенцев, чтобы умилостивить богов плодородия, - пробурчал он.
        - Ты поверг их в шок, - объяснила Ливия вместо того, чтобы крепко обнять и поцелуями изгнать огорчение, пока в глазах не загорится огонь желания, как вчера ночью. - Мужскую половину - потому что мужчина поставил под сомнение их неотъемлемое право. Женскую - потому что ты заявил, что мужчина должен помогать по хозяйству всегда, а не только когда дело касается тяжелых работ. И они просто не знали, как на это реагировать.
        - Благодарю за доверие, - рассеянно сказал Конел.
        - О каком доверии между мужем и женой может идти речь? - отозвалась Ливия. - Брак - это самый яркий пример того, как мужчины приспособили мир к своим интересам.
        - Давай без лишних обобщений!
        - Обобщений! - воскликнула Ливия. Это был крик души. - А мои тетушки и двоюродные сестры? Большинство из них работает так же, как их мужья, но им приходится еще тащить на себе хозяйство и брать отгул, когда дети болеют.
        - Но если им не нравится распределение ролей в семье, почему они об этом не заявят?
        - Ты вчера заявил, и что из этого вышло?
        - Я человек посторонний. - Конел старался не обращать внимания на досаду, вызванную собственными словами. Не хватало только провести демаркационную линию, чтобы Ливия была по одну сторону, а он - по другую. - Если один член союза несчастлив, его право требовать перемен. - Конел пытался выжать максимум из давно позабытого институтского курса по общественным отношениям.
        Ливия взвесила его сентенцию и сочла ее удовлетворительной. Как босс он никогда не требовал от нее, чтобы она готовила кофе или бегала по его поручениям только потому, что она женщина. Так поступали некоторые из ее предыдущих начальников. Свою черную работу он делал сам. Впрочем, эта сторона его личности была для нее далеко не главной. Порой ей приходило в голову, что Конел может быть идеальным мужем для женщины, делающей карьеру.
        Конел пожал плечами, и простыня сползла с него, открыв широкую грудь.
        - Все дело в том, что можно изменить только собственную жизнь, - заключил он.
        Ливия открыла было рот, чтобы возразить против такого упрощенного вывода, но промолчала, поняв вдруг, что при всей своей примитивности он, увы, верен. Разве можно что-либо изменить в жизни другого? Если ей под силу что-нибудь исправить, так только в собственной жизни.
        Она подавила вздох. Мечта ее осуществилась - она сошлась с Конелом, но это не утолило ее страсть, как она надеялась.
        Может, лучше отыграть все назад и вернуться к былым нормальным отношениям? Тогда нельзя лежать голыми бок о бок. Там внизу, на людях, ей легче будет восстановить их былые дружеские отношения.
        - Наверное, пора вставать, - предложила она. - Ферн говорила, что у нее тысяча планов на сегодня.
        - Давай.
        Конел вытянулся на спине, закинув руки за голову.
        Ливия бросила жадный взгляд на его мускулистое тело и сказала:
        - Ну, так вставай.
        - Сначала дамы.
        Ливия внутренне охнула. Никакая сила не заставила бы ее подняться голой под его пристальным взглядом, будь даже у нее идеальная фигура, что вовсе не так.
        - Первая я не встану, - запротестовала она.
        - Ну и я тоже.
        В глазах его засверкали лукавые огоньки.
        - Вот прекрасный пример того, о чем я говорила. Я сказала, чего хочу, а ты тут же отказываешься это сделать. Как тут быть? Звать посредника?
        Не долго думая, Ливия натянула простыню на грудь и стала сдвигаться к своему краю кровати.
        - Не стаскивай с меня простыню! - Конел схватился за свой край.
        Ливия посмотрела на его руку, держащую ткань с розовыми цветочками, и совсем растерялась. Если она дернет, а он не отпустит, простыня, чего доброго, порвется, и что тогда она скажет Ферн? Сестра житья ей не даст и будет до старости напоминать об этой ее бурной ночи.
        Надо попробовать застать его врасплох. Он ждет, что она потянет на себя? Не дав себе времени на размышления, Ливия внезапно набросилась на Конела, пытаясь спихнуть его с кровати, завладеть простыней и скрыться в ванной.
        Вышло не совсем так, как она задумала. Она зажмурилась и прыгнула, но почему-то свалилась на грудь Конела. Медленно открыв глаза, она увидела его соблазнительные губы.
        - Значит, ты решила не вставать? - услышала она его голос.
        - Вовсе нет. Я просто готова отбросить свой пацифизм и врезать тебе!
        Конел рассмеялся.
        - Можешь пробовать сколько угодно, только у тебя нет ни малейшего шанса на успех.
        Ливия заглянула в его глаза, зачарованная и напуганная плясавшими в них веселыми бесенятами. Он знал, что ей его не одолеть и простыню она не получит. Но он прекрасно знал и то, что она тоже это знает! Ничего, утешала себя Ливия, не мытьем, так катаньем!
        Однако все мысли у нее тут же вылетели из головы. Конел повернулся, и она ощутила прикосновение его горячего тела.


        У Ливии было такое чувство, будто она пытается собраться с мыслями, а над ухом орут одновременно телевизор, стереомагнитофон и радио. Попробуй тут соберись! Хуже, пожалуй, то, что она и не желает собраться, а хочет отдаться происходящему, утонуть в неистовом водовороте чувств, захлестнувших ее, и снова любить Конела - любить не спеша, от всей души, впитывая в себя малейшее движение его великолепного тела.
        Но ведь это значит позволить эмоциям восторжествовать над умом! Она отчаянно боролась с желанием. Рассудок настоятельно подсказывал ей, что заниматься любовью с Конелом - дело замечательное, но она должна контролировать ситуацию. А единственный способ владеть своими чувствами - это создать полосу отчуждения между ней и Конелом. Пусть эта полоса будет не больше комнаты. Если не прислушаться к голосу разума, а отдаться чувствам, требующим удовлетворения, она создаст опасный прецедент. А это чревато нежелательными последствиями в будущем. Она уже и сейчас зашла слишком далеко.
        Надо бежать, твердила себе Ливия. Необходимо создать дистанцию. Спасительную дистан-цию, которая позволит ей восстановить правильную перспективу, не бросаясь из крайности в крайность.
        Ливия оперлась лбом о грудь Конела, пытаясь понять, что было тактической ошибкой. Его волосатая грудь тут же напомнила о себе и словно наждаком стерла из ее сознания внутренние запреты. Ливия уже стремительно двигалась к той точке, где все забывалось, и оставалась только страсть. Надо бежать как можно скорее, пока он не догадался, насколько она увлечена им.
        Может, он боится щекотки? - внезапно осенило ее. Она пощекочет его, он засмеется, а она, схватив простыню, убежит. Вот только где лучше всего щекотать? Ливии в жизни не приходилась щекотать кого-нибудь, но ведь и в такое безвыходное положение ей не приходилось попадать. Пощекотать грудь? Или пониже? Наверное, мужчины больше всего податливы на щекотку, когда возбуждены? Она лихорадочно припоминала факты из прочитанных статеек. Как знать…
        Может быть, поясница? Это относительно безопасная часть тела. Она попробовала слегка пощекотать его. Никакой реакции. Она пощекотала посильнее и была ошеломлена податливостью его тела. Но ожидаемой реакции не последовало.
        - Что ты делаешь? - полюбопытствовал Конел.
        - Ты что, человек без нервов? - в отчаянии вскрикнула она.
        Конел усмехнулся.
        - Пора тебе знать, что у мужчины все нервы…
        - И знать не желаю, - перебила его Ливия.
        - Зачем тогда спрашивать?
        - Я хотела пощекотать тебя.
        - Ты разве не знаешь, что китайцы щекоткой пытали?
        - Не знала и знать не желаю.
        - Но я только спросил, почему ты щекочешь меня. Ведь это неприлично.
        - А разве прилично, что ты не встаешь с постели и не даешь мне простыню? Вы, сэр, не джентльмен!
        - А я никогда и не заявлял об этом. - Конел ухмыльнулся, и Ливия с трудом удержалась от того, чтобы улыбнуться в ответ.
        Она не оставила попытку добиться поставленной цели, но решила изменить тактику. Ладно, не получилось защекотать его, так она его пересидит. Конел человек очень энергичный. Долго без дела он не выдержит. Рано или поздно встанет, и все разрешится само собой.
        Она расслабилась, стараясь не замечать, что лежит, прижавшись к Конелу, всем телом повторяя линии его тела. Она чувствовала себя такой гибкой и податливой, будто ее тело было из глины и могло принять какую угодно форму. Угодную Конелу? Ливия лежала не дыша. Лучше закрыть глаза - подальше от греха.
        Она получше устроилась на груди Конела и закрыла глаза. Доживи она и до ста, не перестанет удивляться непостижимому различию мужчин и женщин. Как странно устроила их природа - такими разными и такими взаимодополняющими.
        Ливия приоткрыла глаза и бросила взгляд на часы, стоящие на столике. Оставалось восемь минут до того, как им надо вставать, если они хотят вовремя приехать к дедушке и бабушке.
        Наплевать, не без раздражения подумала Ливия. С какой стати их уик-энд должен быть расписан по минутам? Разве они не имеют права делать то, что они хотят? Лежать весь день напролет, например. Лучшего матраса, чем Конел, не бывает.
        - Ты что делаешь? - разорвал тишину голос Конела.
        Ливия вздрогнула.
        - Обдумываю рекламный ролик, - она постаралась придать голосу заинтересованность.
        - Рекламный ролик? - повторил он. - Мы еще не овладели передачей на расстоянии.
        - Нет, - согласилась Ливия, прислушиваясь, как бьется его сердце. Оно билось медленно, ровно. Она чуть пошевелилась, и сердце у него забилось чуть быстрее.
        - Что - нет? - В голосе Конела почувствовалась некоторая напряженность. Она понятия не имела, о чем он спрашивает. Она даже не помнила, о чем только что говорила. Всякие абстрактные идеи абсолютно неуместны, когда она лежит вот так у него на груди. Чувства заполнили ее настолько, что для рациональных идей не было места.
        Пальцы ее сами собой двинулись вниз по груди Конела, дотронулись до ребер. Сердце его учащенно забилось. Ободренная успехом, она вдохнула побольше воздуха, чтобы предпринять дальнейшие шаги, но ее собственная реакция чуть было не заставила ее забыть о цели своих исследований. Груди ее налились и затвердели. Не отвлекайся! Главное сейчас - достать Конела.
        Рука ее скользнула вниз и дотронулась до самого сокровенного. И тут же бешеное биение его сердца чуть не оглушило ее.
        - Что ты делаешь?
        - Я исследую твое сердцебиение.
        - Сердцебиение? - изумился Конел.
        - Ага, - кивнула Ливия и чуть сдвинулась на нем; по всему ее телу пробежала волна наслаждения. - Ты разве не знаешь, что, когда я делаю так, сердце у тебя начинает учащенно биться. Поразительная причинно-следственная связь.
        - Я сейчас тебе покажу другую причинно-следственную связь, - произнес он таким голосом, что она вздрогнула.
        Ливия приподняла голову и заглянула ему в глаза. Они стали почти черными, зрачки расширились. Ливия облизала губы. Ей казалось, что она сейчас утонет в этих глазах. Пойдет на самое дно и никогда не выплывет.
        - Попробуй-ка еще, - приказал Конел, и Ливия с готовностью сжала пальцы. К ее величайшему ужасу и восторгу, он опрокинул ее на спину и накрыл своим телом, придавив ее к матрасу.
        У нее прервалось дыхание от его атаки, а потом все мышцы ее тела сжались, когда он одним мощным движением вошел в ее жаждущую плоть. Она вся затрепетала, ощутив его жар внутри.
        - Ну что, эта причинно-следственная связь получше? - хриплым голосом спросил Конел.
        Нет, словно сквозь туман пронеслось в голове у Ливии. Они покончили с наукой и наконец вступили в мир фантазии. Из этого материала сотканы грезы.
        В глаза ей неожиданно бросились гнетущие красные цифры на часах.
        - Уже поздно, - прошептала она.
        - Еще как поздно, - согласился Конел.
        - Я не о том. Действительно пора вставать… Она попыталась рассмотреть циферблат, но это оказалось невероятно сложным делом. Время явно потеряло для нее смысл, как и все в мире, кроме Конела, погруженного в нее.
        Он чуть повернулся, чтобы тоже взглянуть на часы, и от этого движения все ее тело содрогнулось.
        - Сколько у нас еще времени? - спросил Конел, а руки его скользнули по ее бедрам, и он приподнял их, отчего ее возбуждение только усилилось.
        Времени? О чем это он?
        - А сколько сейчас? - наконец выдавила из себя Ливия.
        - Восемь пятьдесят шесть.
        - Восемь пятьдесят шесть, - машинально повторила она, лихорадочно пытаясь сообразить, сколько осталось до девяти. - В девять, - наконец выговорила она. - Надо встать в девять, а то… - Слова замерли где-то на полпути, потому что в этот момент Конел добрался до ее груди и нежно сжал сосок.
        - Боюсь, что не успею, - пробурчал он, и Ливия заметалась под ним, ошеломленная неведомым ощущением. - Значит, надо поторопиться…
        Тело Ливии словно взорвалось, она прижалась лицом к его груди, чтобы заглушить свои стоны. Руки его клещами обхватили ее, он весь напрягся и наконец обмяк.
        Она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой и зарылась лицом в его грудь в полном изнеможении.
        - Тетя Ливия? - раздался крик Бобби из холла. - Мама велела сказать, что уже время.
        - Хорошо!
        Ливия сделала над собой героическое усилие, пытаясь прийти в себя.
        - А папа сказал, что нечего тащить Конела к старикам, потому как он после вчерашнего и так по горло сыт мамиными распрекрасными родственничками и, чего доброго, расторгнет помолвку. А мама говорит, что ее семья не хуже папиной и…
        - Спасибо, Бобби! - Ливия попыталась прекратить словоизлияния племянника, опасаясь, как бы он не наговорил лишнего.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Нервно поправив складки шелковой рубашки на груди, Ливия пошла вниз.
        - Доброе утро, Ливия. Извини, что Бобби побеспокоил вас, - раздался низкий голос Билла. Она с некоторым усилием постаралась сосредоточиться.
        - Пустяки, - как можно дружелюбнее отозвалась она, пытаясь улыбнуться. Вид у зятя был хмурый, на скулах играли желваки, словно он говорит через силу. - Что-нибудь случилось, Билл? - удивилась она. Сколько помнила его Ливия, муж сестры всегда был бодр и весел, иногда даже до назойливости. Таким мрачным она его никогда не видела.
        - А что может случиться? - Даже голос его, обычно такой беспечный, совершенно изменился.
        Ливия хотела было ответить ему, но промолчала. В памяти всплыли загадочные слова, сказанные вчера Ферн. Неужели Ферн с Биллом не ладят? Это трудно себе представить. Для Ливии они всегда были образцовой и счастливейшей парой.
        Стало быть, внешний вид обманчив. Ливия не на шутку расстроилась. В самом деле, она уже год буквально с ума сходит от любви к Конелу, а никто из ее друзей и родных этого даже не заметил.
        - Билл, - начала Ливия, не зная, что и сказать. С одной стороны, ей не хотелось лезть со своими расспросами, а с другой - чем-то можно помочь, если, конечно, действительно что-нибудь случилось?.. Беспокойство ее росло, и Билл, наверное, это почувствовал.
        - Ты здесь, Ливия? - высунула голову из кухни Ферн. - Иди помоги мне внести последний вклад в мою стряпню на семейное торжество. - Мужа она словно не заметила.
        Ни слова не говоря, Билл резко повернулся и ушел в гостиную.
        Бросив недоуменный взгляд на неестественно прямую спину зятя, Ливия пошла на кухню.
        Ферн заправляла приготовленный ею картофельный салат. Движения ее были чересчур резкими.
        - Не сочти меня назойливой, но у тебя что-то с Биллом? - решилась наконец Ливия.
        - С Биллом? А что у нас может быть такого с Биллом? Мы… - Ферн замолчала, и вдруг губы у нее задрожали и она всхлипнула. - Ох, я просто не знаю, что делать!
        - С чем? - Бас Конела резанул слух Ливии - он возник на пороге, поглядывая на кофейник.
        Ливия встала, чтобы дать ему кружку, но он замахал на нее руками и взял сам. Ливия, не отрываясь, смотрела, как его губы, только что ласкавшие ее пылающее тело, прикоснулись к краю кружки.
        Конел сделал глоток и повернулся к Ферн.
        - Так что вы говорили?
        - Да так, ничего, - нехотя пробормотала Ферн.
        Конел, почувствовав в ее тоне недоверие к нему, заставил себя не подать виду и сделал еще глоток, потом поднял глаза на Ливию, и их взгляды встретились. Она смотрела с сочувствием, словно пытаясь сказать, что они в равном положении. Это его немного успокоило.
        - Ферн, не думай, что мы суем нос не в свое дело… - сказала Ливия.
        - Я и не думаю. Просто… Да что за черт! С какой стати делать из этого секрет? Рано или поздно все и так узнают. Билл получил повышение. И из-за этого сыр-бор разгорелся.
        - Тогда чего ж у вас обоих такой вид, словно налоговый инспектор решил проверить ваш налоговый отчет? - с изумлением воскликнула Ливия.
        - Да потому, что работа эта в Атланте, в штате Джорджия! - пояснила она.
        - Космополитический город, - не совсем понимая, заметил Конел.
        - Вы не понимаете! Если мы переедем, я потеряю все, чего с таким трудом добилась. Здесь у меня свой класс, именно такой, какой я хотела, и, главное, постоянная работа. А в Атланте мне все придется начинать сначала, замещать учителей, а я ненавижу замещения.
        - А что будет, если Билл откажется? - спросил Конел. Ливия сидела с сокрушенным видом.
        - Менеджер предупредил, что другого повышения не будет, - огорченно призналась Ферн. - Он уже дважды отказывался.
        - Круто! - охнула Ливия.
        - Они, конечно, не уволят его, - продолжала Ферн. - Он может продолжать работать на своем месте до пенсии.
        - И с каждым годом все больше чувствовать себя обойденным и неудовлетворенным, - поежился от ее слов Конел.
        - А как насчет неудовлетворенности Ферн? - машинально вступилась за сестру Ливия. Вот и Конел с легкостью готов пожертвовать всем, чего с таким трудом добилась на своей работе Ферн! Неужели он с такой же легкостью перечеркнет карьеру своей жены, если это будет мешать его собственному продвижению? Или он полагает, что его жена должна добровольно принести себя в жертву?
        Вообще-то он всячески поддерживал ее в работе, но ведь она до сих пор работала на него, напомнила себе Ливия. Она принесла его агентству кучу денег. Неужели Конел из тех, кто руками и ногами за работающих женщин, пока это не касается его лично? Откуда ей знать? Что случится, если он женится на ней и у них будут дети? Дети требуют уймы времени и забот. Что, как он решит, что, пока дети маленькие, ей надо уйти с работы? От этой мысли Ливия готова была зареветь. Неужели все ее планы рухнут?
        - Ливия, я… - Ферн не закончила, потому что на пороге появился Билл.
        - Конел, тебя к телефону, - сообщил он. - Звонит какая-то женщина. Говорит, что звонила Марии и та дала ей наш телефон.
        Конел поставил кружку и поискал глазами телефон.
        - Аппарат в гостиной, - сказала Ливия. - Пойдем, я покажу тебе. - Она была рада воспользоваться моментом, чтобы сбежать от невеселых мыслей и тягостной атмосферы, возникшей между Биллом и Ферн. - Вон он, - указала она, кивнув на головой на телефон на краю столика у дивана.
        Она хотела было тут же выйти, но Конел махнул ей рукой на кресло и взял трубку.
        У Ливии словно камень с души свалился, когда она по обрывкам разговора поняла, что разговор чисто деловой. Конелу предлагали написать телезаставки.
        - Понимаю, но… Не думаю… да, всего хорошего.
        Конел положил трубку и повернулся к Ливии с задумчивым видом.
        - Это мисс Эверт из секретариата члена Конгресса, некой Дарнелл. У нее по последнему общественному опросу упал рейтинг, и она хотела бы прибегнуть к услугам другого рекламного агентства.
        - Но причем тут мы? Мы же никогда не занимались политической рекламой.
        - Она говорит, что нас ей порекомендовал один из наших клиентов, но кто именно - не сказала. Как тебе нравится эта идея?
        Ливия рассеянно теребила прядку за ухом, думая, кто бы это мог быть, а Конел, глядя на нее, вспомнил, как совсем недавно его пальцы ощущали шелковистость ее волос, вновь почувствовал их нежный цветочный запах, который он вдыхал, зарывшись в них лицом… Огромным усилием воли он попытался отделаться от наваждения. Надо делать дело, а не мечтать о сексуальных развлечениях, приказал он себе.
        - Мне не нравится то, куда катится политическая реклама, - проговорила Ливия. - Политики не столько пытаются привлечь избирателей к своим идеям, сколько льют друг на друга грязь.
        - Конечно, это не дело.
        - Разумеется, не дело, - сухо отозвалась Ливия. - Люди не должны конфликтовать друг с другом.
        - Так ты против этой работы?
        - Агентство твое, - пожала она плечами. Сама мысль о том, что Конел может подумать, будто она из тех женщин, которые используют секс для деловых отношений, была для нее невыносима.
        - Разве раньше это мешало тебе высказывать свое мнение?
        - Раньше - другое дело.
        - А что изменилось?
        - Но ведь мы… - беспомощно махнула она рукой.
        У Конела поднялась бровь.
        - Уж не хочешь ли ты сказать, что не можешь относиться ко мне по-старому только потому, что я позволил тебе некоторые вольности с моим телом, то есть что ты больше не можешь относиться ко мне с уважением?
        У Ливии глаза на лоб полезли. Вольности? Уважение? Что он несет?
        - У тебя сегодня что-то с головой… - наконец выдавила она.
        - То есть ты уважаешь меня по-прежнему? - В голосе его звучала горечь, и это до глубины души потрясло Ливию. Ей хотелось обнять его и прижать к сердцу, погладить жесткую складку у губ и затем поцеловать ее. Но она не могла. Гостиная была не самым идеальным местом для поцелуев.
        - Послушать тебя, так я первым делом должна уважать тебя. Не говори чепухи!
        - Не думаю, что это чепуха, - задумчиво протянул Конел. - Но если вернуться к твоим возражениям… не хотела бы ты попробовать изменить положение дел?
        - В одиночку? - с насмешкой спросила она.
        - Нет, - с горячностью возразил Конел. - Вдвоем. Вместе.
        Вместе. Соблазнительно звучит, что и говорить. Но речь идет о работе. Ливия слегка поежилась, вспомнив, с какой легкостью Конел готов был пожертвовать всеми с таким трудом достигнутыми достижениями Ферн ради карьеры Билла.
        Ливия беспокойно заерзала в своем кресле. Она представила себя в квартире, где обречена проводить целые дни в обществе детей, отрезанная от всего мира. Да она просто сбрендит! Спокойствие, приказала она себе. Еще никакого признания в любви не было, не говоря уж о предложении руки и сердца.
        - Ливия! - В гостиную ворвалась Ферн, за ней - разъяренный Билл. - Ты ведь тоже счи-таешь, что я права? Скажи Биллу, что он эгоист.
        В глазах сестры Ливия увидела отчаяние. Такое же отчаяние было в глазах Билла.
        В полной растерянности она посмотрела на Конела. Сестра, конечно, права, но и Билл по-своему прав. Столько биться за лучшее место - и вдруг от всего отказаться, да еще зная, что другого шанса не будет!
        - Есть китайская пословица: только глупец встревает в спор между мужем и женой, а Ливия к глупцам не относится, - попытался помочь Ливии Конел.
        - Но она моя сестра! - не сдавалась Ферн. - И она женщина.
        - Это я заметил. - Его бас гулко прозвучал в комнате, и Ливия вспыхнула.
        - Мне не до смеха! - возмутилась Ферн.
        Раздался грохот распахнувшейся входной двери, затем она с таким же грохотом захлопнулась, и по лестнице затопал Бобби.
        - Сколько раз я говорила, чтобы Бобби ходил через заднюю дверь… - разъярилась Ферн, но договорить не успела: послышался яростный стук в ту же входную дверь. - Это еще что? - Ферн с недоумением посмотрела на Ливию, но та лишь пожала плечами.
        - Эй, вы там, откройте! - послышался низкий мужской голос.
        - Это Карл с нашей улицы, - сказал Билл и пошел открывать. За ним пошли все.
        Ливия подняла голову и увидела перепуганную физиономию Бобби, выглядывавшего из ванной комнаты. Ага, догадалась Ливия, вот где собака зарыта. Чем же это мальчишка так взбесил соседа?
        Билл распахнул дверь. На пороге стоял хныкающий мальчик возраста Бобби, а рядом худосочный мужчина. Ливия машинально бросила взгляд на крепко сбитого, ладного Конела. Какой контраст!
        - В чем дело, Карл? - спросила Ферн, потому что все остальные молчали.
        - Дело? - прорычал мужчина. - Я сейчас мозги вышибу вашему ублюдку!
        Билл даже зажмурился, словно человек, который попал из огня да в полымя.
        - Это вы о чем? - наконец выдавил он.
        - Да о вашем парне, вот о ком! Он поколотил моего маленького Майка!
        Ливия чуть не подскочила от неожиданности. Это ж надо так орать!
        - Бобби, иди сюда! - крикнул Билл. Ответом ему было молчание, прерываемое всхлипываниями Майка, довольно показушными, как показалось Ливии. Затем Бобби появился наверху и нехотя, нога за ногу поплелся вниз.
        - Это что такое, Бобби? - обратился к нему Билл.
        - Я же сказал, что он сделал, - начал было Карл, но Билл оборвал его:
        - Я спрашиваю своего сына.
        Бобби несколько испуганно посмотрел на разгневанного Карла.
        - Я врезал Майку, потому что он мне велел, - и Бобби дрожащим пальцем указал на Конела.
        Конел нахмурился и внимательно посмотрел на хныкающего Майка.
        - Конел велел тебе побить Майка? - с недоверием переспросил Билл.
        Бобби энергично закивал головой.
        - Я вовсе не бил его. Он слишком большой. Я лишь врезал ему и побежал домой.
        - Бобби, это тот мальчишка, что лезет к тебе? - спросил Конел.
        Бобби кивнул, бросив опасливый взгляд на Майка.
        - Он каждое утро караулит меня в коридоре и отбирает деньги на завтрак, - выпалил он.
        - Не ври! - завопил Карл. - Мой сын не вор!
        - Чего же ты мне раньше не сказал, Бобби? - каким-то странным голосом проговорил Билл.
        Бобби дернулся.
        - Потому что, когда я пожаловался учительнице, Майк сказал, что будет колотить меня еще больше, если я только заикнусь тебе или маме. Я и ему не хотел говорить, - Бобби кивнул в сторону Конела, - просто нечаянно вырвалось. А он велел мне ударить Майка.
        - Я сказал, чтобы он дал ему сдачи, - поправил Бобби Конел. - Хулиганам надо всегда давать отпор.
        - Мой сын не хулиган! - взвизгнул Карл. - Он жертва.
        - Ах, плач современной Америки! - вступилась Ливия. - Все жертвы. Никто не отвечает за свои действия.
        - Ливия! - отозвалась недовольная Ферн. - Тут нет ничего смешного. Твой жених спровоцировал насилие!
        Конел посмотрел на нее с недоумением. А чего же она хочет от мальчишки? Чтоб из него сделали боксерскую грушу? От огорчения Конел переступил с ноги на ногу. Нет, он ее просто не понимает. Впрочем, пришлось ему одернуть себя, ты вообще ничего не понимаешь в воспитании детей.
        - Будете говорить с моим адвокатом, - бросил Карл и пошел вон с крыльца. Его все еще хныкающий сынишка поплелся за ним.
        - О Боже, - проговорила Ферн, глядя вслед удаляющейся парочке. - Ты думаешь, он это серьезно?
        - Сомневаюсь, - утешила ее Ливия. - Карл такой же хулиган, как его отпрыск. Пошли в кухню, наведем порядок, пока не опоздали к бабушке.
        - Но я все равно уверена, что дракой ничего не решить, - метнула Ферн сердитый взгляд на Конела.
        Ливия, чуть помешкав, быстро поцеловала Конела в щеку, не в силах противостоять желанию утешить его. Тот выглядел совсем обескураженно. Да и есть от чего, удрученно подумала Ливия. Этот уик-энд у сестры словно нарочно складывался так, чтобы убедить Конела, что его нежелание заводить семью совершенно обоснованно.
        Она прижалась к его теплому телу, и сразу у нее отлегло от сердца и все сомнения рассеялись. С улыбкой взглянув на Конела, она последовала за сестрой на кухню.
        - Ты на меня тоже злишься, пап? - с беспокойством спросил Бобби.
        Билл покачал головой.
        - Нет, Конел прав. Иногда надо постоять за себя. Если нужно побить хулигана, побей его. Но если я узнаю, что ты стал драться без причины, ты пожалеешь об этом, понял? А теперь беги к маме и спроси, что тебе нужно сделать до отъезда.
        - Есть, сэр, - выпалил Бобби и понесся на кухню.
        - Спасибо, что помог Бобби, - промолвил Билл, обращаясь к Конелу. Видно было, что слова давались ему с трудом. - Если б не эти чертовы проблемы… - Он в растерянности почесал затылок. - Да что толку говорить попусту? Я ничего не могу решить. Мне надо подумать. Передай Ферн, что я приеду на ферму попозже. Честно говоря, мне сейчас не до родственников. Делать вид, что все в порядке…
        Билл удалился, и через минуту Конел услышал, как взревел мотор его грузовика.
        Итак, его первое впечатление было правильным. Билл не очень ладил с родственниками жены. Из чего следует, что факт рождения в среднем классе еще не гарантия успешного вхождения в чью-либо семью.
        Билл даже не знал, что Бобби притесняют в школе! Вот тебе и хорошее воспитание: отец и представления не имеет о проблемах сына. Больше того, это же воспитание не дает возможности Ферн дать своему ребенку практический совет. Что пришлось делать ему, Конелу.
        Компромисс в семейной жизни, оказывается, гораздо важнее, чем он полагал раньше. И семейные отношения требовали огромной работы, ничуть не меньшей, чем требуется для обучения тонкостям защиты в футболе. Но этому-то он научился! Недаром его целых восемь лет подряд признавали лучшим защитником. Неужели он не смог бы научиться быть Ливии хорошим мужем?
        А вот как насчет детей? Конел задумался. Сможет ли он научиться быть отцом?
        - Конел, тетя Ливия спрашивает, где ты, - раздался голос Бобби с кухонного порога.
        Конел вздохнул и нехотя направился в кухню, заранее ожидая осуждающих взглядов Ферн. Однако, вспомнив, что там и Ливия, он прибавил шаг.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Следующий поворот направо, - командовала Ливия. - Дом фермы не виден с дороги.
        Конел бросил на нее испытующий взгляд, пытаясь представить ее фермершей, за что тут же поплатился: машина наскочила на огромную выбоину и ее резко качнуло влево. Сильными руками он крепко обхватил руль.
        - Что за черт, в Пенсильвании не мостят дороги? - выругался он.
        - Если верить моему дедушке, то нет.
        - А чем он занимается?
        - Выращивает цветы и овощи. Он всю землю, кроме акра вокруг дома, отдал дядюшке Гарри, когда вышел на пенсию.
        - Так ты никогда на ферме не жила? - спросил Конел, которого интересовали все мельчайшие подробности ее жизни.
        - Да нет. Я родилась в мамином доме и до колледжа жила все время там. Вон туда, - она махнула рукой на стену из багряно-красных тополей. - Это дорога к нам.
        Конел послушно повернул.
        - Похоже, все уже в сборе, - указал Конел на группу людей, сидящих на широкой террасе. Он отгонял от себя мысль о том, что сегодняшний вечер будет повторением предыдущего, когда все словно сговорились доказывать Ливии, что он чужак. Что он совсем из другого теста.
        Остановив машину около обшарпанного пикапа, Конел вышел и открыл правую дверцу, чтоб выпустить Ливию.
        - Отличная у тебя машина, Конел, - крикнул один из вчерашних дядюшек, имя которого вылетело у Конела из головы.
        - У нее и управление хорошее, - принял условия игры Конел.
        - Всегда мечтал о «мерседесе», - включился в словесный обмен дядюшка Гарри. - Скажи, если не секрет, сколько она стоит?
        - Не знаю, - ответил Конел. - Я ее арендовал. У меня нет машины.
        - У тебя нет машины?!
        Все разом уставились на него, и в глазах у каждого стояли неподдельный ужас, недоверие и жалость.
        - Парень, чем тратить деньги на бриллиант, чтобы пустить пыль в глаза женщине, лучше бы обзавелся машиной, - назидательно резюмировал дядюшка Гарри.
        Конел опешил, не ожидая подобного истолкования своих слов. Они, видно, решили, что он разорился и последние гроши выбрасывает на воздух, чтобы произвести впечатление на Ливию. Он бросил взгляд на Ливию: она еле сдерживала смех. А в общем, они правы, подумал он. Он не только последний цент готов потратить на Ливию, но заложит и свое будущее, если она попросит.
        - Не так уж дорого я стою, дядюшка Гарри, - вступилась Ливия. - А вы, господа, не-правильно поняли. Зачем в Нью-Йорке машина, если есть такси?
        - Ливия, хватит точить лясы. Иди-ка лучше представь Конела бабушке. Она все утро ждет не дождется вас, - крикнула Мария из-за стеклянной двери.
        Сделав глубокий вздох, Конел пошел в дом вслед за Ливией. Не вечно длится день. Рано или поздно все разойдутся по своим спальням, а он будет снова любить Ливию. Во всяком случае, он на это страстно надеялся.
        Он взглянул на Ливию, невольно задержав взгляд на ее иссиня-черных волосах, оттеняющих белизну шеи. Он даже затаил дыхание, вспомнив, как эти пряди щекотали его грудь, когда он целовал ее. Раньше он даже и не предполагал, насколько соблазнительны ее волосы, потому что в офисе она обычно собирала их в пучок.
        Чтобы отделаться от наваждения, Конел попытался переключить внимание на красочный букет цветов на старинном рояле.
        - Это тот, на ком ты, наконец, остановилась, Ливия? - обратилась к ним пожилая женщина, сидящая в огромном потертом кресле, в котором утопала ее хрупкая фигурка.
        Ливия поцеловала бабушку.
        - Очень жалко, что тебя не было вчера, бабуля. Это Конел Сазерленд. Конел, это моя бабушка Донагер.
        - Как поживаете? - вежливо осведомился Конел.
        - Мария говорит, вы работаете с Ливией в Нью-Йорке? А вы достаточно зарабатываете, чтобы содержать жену? Нью-Йорк такой дорогой город!..
        - Мама! - воскликнула Мария. - Разве можно спрашивать человека, сколько он зарабатывает!
        - Ты можешь не слушать, Мария. Это мое дело.
        - Меня не нужно содержать, - поспешила вмешаться Ливия. - Я сама себя прекрасно содержу.
        - Я могу поддерживать ее, - еле сдержал улыбку Конел. Своей деловитостью старушка чем-то напомнила ему саму Ливию. - Я и вас смогу содержать, если потребуется.
        - Если наше социальное обеспечение вот-вот обанкротится, как я где-то читала, то это может понадобиться! - парировала бабушка Донагер. - Надеюсь, вы не из тех нынешних молодых людей, которые не любят детей? - продолжила она атаку.
        Не то чтобы он не любил детей. Абстрактно он, конечно, детей любил. Но при этом никогда не сталкивался с конкретным ребенком. От одной мысли о том, что ему пришлось бы взять на себя ответственность за воспитание цивилизованного члена общества, скажем того же Бобби, Конел похолодел. А вдруг Ливия не захочет детей?.. От этой горькой мысли ему стало еще хуже.
        Ливия посмотрела на Конела, и ее поразило напряженное выражение его лица. Бобби. А мо-жет, Ферн права и он действительно терпеть не может детей? Перед глазами вдруг всплыл образ очаровательной крохи с конеловскими каштановыми прядками и озорной улыбкой. Не может быть, чтоб он отказался от такого.
        Ну, хватит! Уйми свое воображение! Она ведь на самом деле даже не помолвлена с Конелом. Сначала надо уговорить его на заключение брака, а уж потом думать о детях. Увы, главная цель явно удаляется, по мере того как Конел общается с ее семейкой.
        - Нельзя сказать, чтобы я их не любил, - наконец ответил Конел. - Просто у меня нет в этом деле никакого опыта.
        - Единственный ребенок, так, что ли? - с некоторой симпатией переспросила бабушка До-нагер.
        - Не знаю, - честно признался Конел. - Меня оставили на пороге дома, когда мне было несколько дней от роду. Я вырос в приюте.
        В приюте! Ливию словно по голове ударили. Так Конел не из культурной семьи? У него вообще семьи не было? Первым ее желанием было обнять его, защитить. От чего защитить? Это смешно. У него отличная карьера, куча денег, масса друзей, его уважают коллеги. От нее ему ничего не нужно.
        - Бедняжка. Как это ужасно! - запричитала Мария и тут же запнулась.
        Ливия растерялась. Как реагировать на это откровение Конела? Лучше вообще промолчать, решила она. Какой смысл в словах? На самом деле то, что Конел оказался без роду без племени, ее совершенно не волновало. Ее мало трогало, кем были его родители и что они делали. Ее волновал только Конел сам по себе.
        - Подумаешь, - похлопала Конела по руке бабушка Донагер. - У тебя будет вся семья Ливии, когда вы поженитесь. Когда же сей счастливый день? - поинтересовалась она.
        - Бабуль, мы же только обручились, - вмешалась Ливия, чтобы как-то отвлечь старушку. - Дай нам время получше узнать друг друга.
        - В наши дни жених и невеста и так слишком хорошо знают друг друга, - не без едкости парировала бабушка Донагер.
        - Даю слово, вы первая узнаете - когда, - ответил Конел.
        - Да, но… - Бабушку Донагер прервал писк пейджера в кармане Конела. - Это еще что такое?
        Конел вынул из кармана пейджер.
        - Пейджер, - объяснила Ливия.
        - Что-то срочное, - пробормотал Конел, показывая пейджер Ливии. - Код Нью-Йорка, а номер незнакомый. Может, ты знаешь?
        - Вроде нет, - покачала головой Ливия.
        - Это ужасно, - возмутилась Мария. - Даже в субботу не дают человеку покоя.
        - Уж такая у него работа, - объяснила Ливия. - У Конела собственное дело, и ему всегда приходится контактировать с клиентами.
        - Твой отец по выходным не работал, - с некоторым неодобрением промолвила Мария.
        - Каждая работа имеет свои недостатки, - заметила бабушка Донагер. - Конел, можешь воспользоваться телефоном в нашей спальне. Там никого нет. Линия, Покажи Конелу.
        Конел поблагодарил, радуясь возможности хоть на минуту скрыться с глаз не в меру проницательных родственников Ливии. А эта жалость, которую он прочел в их глазах, когда упомянул о своем детстве! Вот только Ливия не жалела его. Она и ухом не повела! Он послушно пошел через весь многолюдный дом вслед за Ливией в спальню в задней части дома.
        - Здесь, - показала ему Ливия на туалетный столик.
        Конел с трудом заметил телефон. Все его внимание поглотила кровать. Перед ним уже возникли соблазнительные картины: вот он подходит к Ливии, вот валит ее на кровать…
        Взрыв смеха из открытого окна отрезвил его. К сожалению, здесь нельзя… В любой момент кто-то может войти.
        И Конел решил, что, переговорив по телефону, предложит Ливии прогуляться до леса. До безлюдного леса. Найдет упавшее дерево, они присядут и… Он тряхнул головой, чтобы отделаться от эротических грез. Цель прогулки - информация, напомнил он себе. Разузнать, хочет она детей или нет. Лучше б нет, страстно надеялся он, потому что тогда было б легче уговорить ее рискнуть выйти за него замуж. Но сначала телефонный звонок.
        - Говорит Конел Сазерленд, - сказал он, когда его соединили. - Польщен вашим мнением о нашем агентстве, но… Да, но… Отлично. Всего хорошего.
        Конел положил трубку и какое-то время рассеянно смотрел перед собой.
        - Какие-то проблемы? - спросила Ливия.
        - Нет, - неторопливо отвечал Конел. - Скорее наоборот. Комплимент. Это та дама из Конгресса. Объясняла, в каком духе надо снять ролик. Помнишь нашу рекламу для компьютерной сети прошлой весной?
        Ливия кивнула.
        - Владелец сети магазинов компьютеров ее хороший приятель. Он и порекомендовал нас. Это, конечно, потрясающий шанс вторгнуться в совершенно новую для нас область рекламы. К тому же эта конгрессменша предоставляет нам полную свободу действий… - словно размышляя вслух, говорил Конел.
        - Нда, - пробормотала Ливия, но мысли ее были далеко от рекламных проблем. Она глядела на Конела сквозь опущенные ресницы. Солнце заливало его золотым светом, вокруг его головы было нечто вроде ореола, как и вокруг головы Авраама на картине рядом с крестильней в церкви.
        Она попыталась представить Конела патриархом. Это оказалось проще простого. Конел интеллигентен, добр и прекрасно сложен. Вылитый патриарх! Во всяком случае, мог бы вполне за него сойти, выкинь он из головы свой заскок насчет детей. Может, его холодность к Бобби всего лишь сдержанность, а не симптом чего-то более глубокого, например действительной неприязни к детям?
        А что, если он не женился как раз потому, что не хотел детей? А если он планирует сначала наладить работу агентства, а уже потом жениться? Может, все эти высказывания против брака всего лишь способ отпугивать женщин от всяких претензий на него, пока он сам не сделает решительный шаг? Ливия мысленно представила Конела у алтаря с другой женщиной и от злости прикусила губу.
        - Что с тобой? - Конел всматривался в ее побледневшее лицо.
        - Ничего. А почему ты спрашиваешь?
        - У тебя такое выражение, будто тебе хочется кому-нибудь врезать, - суховато пояснил он.
        Ливия состроила гримасу.
        - Ты никогда не слышал о Давиде и Голиафе?
        - Слыхивал я немало басен, но большинству из них не верю.
        - Не веришь, что не в силе дело?
        - Оставим банальности. Как убедить тебя, что в физической схватке ты столь же безоружна, сколь и хороша?
        Ливия заглянула в его смеющиеся глаза, и волна возбуждения захлестнула ее. Сегодня утром ей довелось на собственном опыте убедиться, что он, безусловно, прав и силой его не одолеешь. Но ведь не всегда победа достается сильнейшему. Иногда она оказывается на стороне того, кто действует исподтишка.
        Сделав вид, что собирается выходить, Ливия круто повернулась и набросилась на Конела, рассчитывая застать его врасплох и повалить на кровать, а коль повезет, так и сорвать поцелуй и тут же удрать, не дав ему опомниться.
        Но уж такова была участь большинства ее планов касательно Конела: они проваливались. И сейчас он не только не рухнул на кровать, но вообще с места не сдвинулся. Ни на дюйм. А сама она словно приклеилась к его груди, уткнувшись носом в шею. Не удержавшись, она полной грудью вдохнула и ощутила исходящий от него головокружительный запах. Как чудесно навсегда остаться в этом положении! Ощущать всем телом его тепло. Расслабиться и ждать, пока он не придет в неистовство от необузданного желания…
        - Ладно. Ладно. Что ты делаешь? - спустил ее на землю голос Конела.
        - Хотела проверить, не случайно ли ты обошел меня утром, - пробормотала Ливия, коснувшись губами его упругой шеи.
        - Конечно, нет! - Хрипотца в его голосе навела ее на мысль, что они говорят о разных вещах.
        - А может, я хотела позабавиться, - объяснила она, осмелев настолько, что выгнула спину и уперлась грудью в его грудь.
        - А я вот еще не позабавился!
        Конел обхватил ее за бедра своими сильными руками, приподнял и крепко прижал к своей груди. Его реакция была немедленной и полной желания.
        В этой позе она вдруг почувствовала и свою беспомощность, и женственность. Мужчина - завоеватель. Стало смешно, но поднимавшееся в ней желание уже почти захлестнуло ее.
        - Нет, это не лучшая идея, - пробормотала она, пытаясь вновь овладеть явно выходящей из-под контроля ситуацией. Противоречивые чувства и образы - от легкого юмора с сексуальным подтекстом до требующей немедленного удовлетворения страсти - обуревали ее. Но о каком удовлетворении на бабушкиной кровати могла идти речь? - Не можем же мы здесь… - придушенным голосом запротестовала она.
        - Кто сказал, что не можем? - пробормотал Конел, все крепче прижимая ее к себе.
        - Я хотела сказать: не должны.
        Как ни странно, но то, что ее тело возбуждает Конела так же, как его тело ее, подействовало на Ливию отрезвляюще.
        - Сюда могут войти и…
        - …и узнать о птичках и пчелках. - В голосе Конела явственно звучало недовольство. Он отступил на шаг, и Ливия очутилась на земле, старательно гоня от себя чувство разочарования. - И готов биться об заклад, это будет Бобби, - желчно добавил он. - Кстати, не знаешь, все дети любят подглядывать или он один такой?
        - Дети просто более естественны в своей любознательности, чем взрослые, - попыталась оправдать племянника Ливия. - Пошли, я представлю тебя…
        Голос ее вдруг ослабел. Она поймала себя на мысли, что слишком вошла в роль невесты. Эта псевдопомолвка настолько запутала ее, что она уже с трудом отличала свои фантазии от реальности. А если Конел догадается, что она в него влюблена… Ливия покраснела до корней волос, представив, каким конфузом это может обернуться. В каком виде она предстанет? Да и ему будет невесело. Чего доброго, придется уйти из агентства.
        - Ты как будто чего-то испугалась, - заметил Конел. - Какие еще любознательные родственнички у тебя в кустах? - В голосе его звучали насмешка и досада.
        - Успокойся! Люди как люди. Пойдем. Поболтаем с моими двоюродными сестрами.
        - В такой роскошный осенний денек лучше погулять, - осторожно начал развивать свой план Конел. К его немалому восхищению, Ливия охотно согласилась.
        - Замечательная идея, - поддакнула она, поскольку и сама была не прочь побыть с ним наедине, подальше от любопытных глаз своих родственников. - Денек действительно обещает быть роскошным.
        Она повела его к заднему крыльцу, сделав вид, что не расслышала одну из своих тетушек, окликнувшую их по дороге.


        Когда они добрались до леса, Ливия глубоко вдохнула свежий осенний воздух, радуясь их уединенности.
        - Правда, чудный запах?
        - Да, в городе не такой. Тебе не хватает этого в Нью-Йорке? - спросил Конел. Ему неожиданно пришла в голову мысль, что, может быть, Ливия до сих пор не вышла замуж, потому что ждала человека, который согласился бы вместе с ней вернуться в Скрэнтон.
        - Еще бы! Но, поживи я здесь подольше, я начала бы скучать по Нью-Йорку.
        - Ты не хотела бы сюда когда-нибудь вернуться? - осторожно выспрашивал Конел.
        - Нет, - покачала головой Ливия. - Моя работа - в Нью-Йорке, да и не так уж это далеко. Я всегда могу приехать сюда, когда захочу.
        Конел с облегчением вздохнул. Ну, хоть с этой проблемой разобрались. Так бы и с остальными. Он прикусил нижнюю губу, соображая, как бы половчее выспросить Ливию относительно детей. Нельзя же прямо в лоб! Это было бы глупо. Она может спросить, почему это его интересует. Он же предпочитает пока не распространяться на сей счет.
        Он рассеянно наблюдал за белкой, мелькнувшей рыжим пятном в желтой листве огромного клена. Нужно как-то невзначай, между делом. Но, к его огорчению, ничего путного в голову не приходило. Оно и понятно, о детях между делом не поговоришь. Это вопрос сугубо личный, а для кого-то и болезненный. Так невзначай и обидеть человека можно.
        Конел задумчиво изучал Ливию. Склонив голову набок, она смотрела в глубь леса, вслушиваясь во что-то.
        - Идем! - схватила она его за руку и потащила за деревья.
        Конел с недоумением посмотрел на нее, но в этот момент услышал пронзительный визг и хихиканье.
        - Шшш, - прошептала Ливия, увлекая его дальше в лес.
        Конел послушно следовал за ней, сообразив, что бегут они от двоюродных сестренок Ливии.
        - Кажется, ушли, - сказала Ливия, когда голоса их стихли вдали. - Давай присядем, - махнула она рукой на упавший ствол.
        Конел осторожно сел.
        - Почему ты прячешься от них? - спросил он, надеясь завязать интересующий его разговор.
        Ливия наморщила носик. Конелу захотелось тут же обнять ее и поцеловать. Он уже представил себе, как его рука скользит ей за ворот… Но хватит, одернул он себя.
        - Не понимаю, почему я должна быть с ними все время.
        - Это верно. На детей уходит уйма времени, - подхватил тему Конел.
        Ливия сбросила черного жучка с пенька.
        - И куча денег. - Произнесла она это, как всегда, спокойно и деловито, словно никакого личного отношения к проблемам с детьми у нее не было, потому что она давно уже все обдумала и решила.
        - Поэтому ты и не хочешь ими обзаводиться, да? - выпалил Конел и тут же прикусил язык.
        Ливию этот вопрос поставил в тупик. Куда Конел клонит? Спрашивает ли он просто так или с какой-то целью?
        - Детей у меня нет, потому что я страшно старомодная, - попыталась объяснить она, но, судя по выражению лица Конела, он ничего не понял. - Я не замужем, - продолжила Ливия, видя его недоумение. Она пыталась сообразить, к добру ли все эти вопросы и куда могут завести их разговоры о браке и детях. Не зная, что говорить и как вести себя, Ливия вздохнула.
        - Ты бы завела детей, если бы вышла замуж? - гнул свое Конел.
        Тон, каким это было сказано, опечалил Ливию. Будто все это его лично совершенно не касается и до ее планов на будущее ему нет дела.
        - Я об этом не думала, - проговорила она и вскочила. - Пойдем, пожалуй! Скоро завтрак.
        Наломал ты дров, укорял себя Конел. Мало того что ни черта не выяснил, но вдобавок еще и умудрился расстроить Ливию.
        А впрочем, шут с ними, с этими детьми! Сейчас лучше заняться делами более насущными. Надо как-то убедить ее продолжить игру в любовников. Так размышлял Конел, шагая рядом с Ливией по направлению к дому.
        При входе в дом Ливию окликнул молодой человек с такими же, как у Ливии, смоляными волосами и голубыми глазами.
        - Я всюду искал тебя. Тетя Мария говорит, что ты помолвлена с весьма важной… - не договорил он, заметив Конела.
        - Конел, это мой троюродный брат, Люк Фаррел. Люк, это мой жених Конел Сазерленд, - представила их друг другу Ливия, гадая, что могла ее матушка наговорить родственникам о Конеле.
        - Рад познакомиться, - с горячностью выпалил Люк, пожимая протянутую руку. - У вас действительно собственный бизнес?
        - Да, - с некоторой настороженностью подтвердил Конел.
        - Вот здорово! - просиял Люк. - Я мечтаю приобрести гараж и хотел бы посоветоваться насчет тонкостей собственного бизнеса.
        - К вашим услугам, - ответил Конел, недоумевая, почему Ливия помрачнела.
        В следующие двадцать минут Люк внимательно выслушал все, что говорил ему Конел, выказав при этом достаточное знание вопроса и знакомство с федеральными законами по налогообложению, затем с горячностью поблагодарил за советы и сказал, что теперь он точно покупает гараж и открывает дело.
        - Ну, удачи! - попрощался с ним Конел и повернулся к Ливии: - Что-нибудь не так?
        - Я чуть не завопила! - с гримасой ответила Ливия. - Я давала ему точно такие же советы в прошлый раз, когда была дома. А он пропустил их мимо ушей. И все только потому, что я женщина. А ты мужчина, и тебе, выходит, доверять можно.
        Конел пожал плечами.
        - Если он такой болван, что не верит в твои деловые способности, тем хуже для него.
        Выражение лица у Конела было при этом серьезное, и у Ливии немного отлегло от сердца. Черт с ним, с Люком! Какое значение имеет, ценит он ее деловую сметку или нет? Главное, что она у нее есть и Конел высоко ее ставит.
        - Ливия, девочка! - раздался сердитый голос ее дедушки, и Ливия резко обернулась. - Нельзя же вот так монополизировать парня. Мужчины собираются посмотреть по телевизору матч команд «Нотр Дам» - «Южная Калифорния».
        - Ага, и приложиться к твоей бурде, что ты гонишь в амбаре?
        - Господь с тобой, внучка! - На усатом лице старика появилось притворное изумление. - Ты что, не знаешь, что самогоноварение запрещено?
        - Я-то знаю, а вот тебе это, кажется, неизвестно.
        Дедушка с неодобрением глянул на Ливию и повернулся к Конелу:
        - Ты поклонник «Нотр Дам», приятель?
        - Попал прямо в точку. Он четыре года выступал за них, - вставила Ливия, раздосадованная, что теперь еще и футбольный матч на два часа отнимет у нее Конела.
        - Ты это вправду? - У деда даже челюсть отвалилась. - Ты что, правда играл за
«Нотр Дам»? Тех самых, из Индианы?
        - Было дело, - признался Конел, который предпочел бы, чтоб Ливия попридержала язык. Он терпеть не мог, когда к нему приставали с расспросами о его спортивной карьере, и чувствовал себя каким-то самозванцем. Хотя с этими бешеными ирландцами Фаррелами его спортивное прошлое пойдет ему на пользу.
        - Боже милостивый, - прошептал дедушка. - Подумать только, в нашу семью войдет человек, который выступал за «Нотр Дам»! Ливия, забудь, что я говорил тебе о твоей привередливости. Ты осчастливила семью! Подожди, дай скажу всем. - Он уже было собрался уходить, но вдруг повернулся снова к Конелу: - А скажи, парень, может, ты просто играл за колледж, а?
        - Я десять лет играл в основном составе.
        - Вот это да! - потирая руки, воскликнул дедушка и поспешил поделиться новостью с родственниками.
        Ливия тяжело вздохнула.
        - И чего я хлопочу? Я из кожи вон лезу, бьюсь за жизнь, а для дедушки важно только, что я помолвлена с человеком, который по субботам занимался узаконенным нападением.
        Конела рассмешил ее гнев.
        - Смотри на вещи веселее. Вдруг это поможет им забыть мое вчерашнее заявление, что мужчины должны мыть посуду.
        Ливия рассмеялась в ответ.
        - Многого хочешь! Боюсь, даже «Нотр Дам» не изгладит из их памяти подобной абракадабры.
        - Конел! Дедушка нам сказал. Пошли, научишь нас, как перехватывать пас, - гурьбой ворвалась в гостиную орава двоюродных братьев Ливии.
        Конел оторопел. Но вскоре от их горящих глазенок у него потеплело на душе. Впервые его охватило чувство принадлежности к большой семье.
        - Пошли, Конел!
        Мальчишки хватали его за руки и тащили за собой.
        - Только смотрите у меня, чтоб вернули его в такой же хорошей форме! - крикнула им вдогонку Ливия.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Я вижу, ты нашла уютный уголок, милая. - Бабушка Донагер со вздохом опустилась в удобное кресло напротив Ливии. - Уж как я люблю своих внучат, но, надо признаться, подчас они на нервы действуют. Иногда мне кажется, что эти современные родители не вполне понимают, кто должен присматривать за детьми.
        - А может, современные родители относятся к этому честнее, чем ваше поколение? - заметила Ливия.
        - Может, и так, - улыбнулась бабушка. - Но мы хотя бы знали, где ставить предел. Вот заведешь своих, тогда и поймешь, о чем я говорю.
        Был бы шанс, печально подумала про себя Ливия и вспомнила странные вопросы Конела в лесу. Хотя кто знает, может, она все напридумывала. Они прятались от ее двоюродных сестриц, вот он и спросил про детей, между прочим.
        - А, вот ты где, Конел! - воскликнула бабушка. - Иди к нам!
        Ливия тряхнула головой, чтобы отделаться от обуревавших ее мыслей, и обернулась к Конелу. Тот стоял в дверях. Брюки у него на коленках были вымазаны травой, на бледно-желтой рубашке чернело пятно грязи, а на скуле сиял синяк. Он опустился на диван рядом с ней.
        - Что они с тобой сделали? - с негодованием воскликнула Ливия.
        - Спокойнее, дорогая, - бросила бабушка.
        Но Ливии было не до ее советов. Она провела пальцем по его подбородку.
        - Дорогая, мужчины не любят, когда поднимают шум из-за пустяков, - снова вмешалась бабушка.
        Как приятно, что она беспокоится за него, вдруг подумал Конел. И хотя понимал, что отчасти ее поведение объясняется ее ролью невесты, он был тронут.
        - Да что стряслось? - спросила Ливия.
        - Футбол как футбол, с соприкосновением, - объяснил Конел.
        - С соприкосновением! Больше похоже на соприкосновение с землей! - хмуро отреагировала Ливия.
        Конел подмигнул.
        - Посмотрела бы на остальных.
        - Мальчишки всегда остаются мальчишками, дорогая, - как ни в чем не бывало изрекла бабушка.
        Ну, это ты брось, подумала про себя Ливия, Конел не мальчишка. Он мужчина до мозга костей. Ее взгляд задержался на твердой линии его подбородка.
        - Конел, вы мне не говорили, сколько детей вы с Ливией хотите иметь, - утвердительно заявила бабушка Донагер. - Шесть - самое круглое число!
        - Шесть! - с нескрываемым изумлением воскликнула Ливия, а Конел похолодел от ужаса. Да разве можно справиться с шестью детьми? Ну, один, ну, от силы двое, но шесть! Бред какой-то!..
        - А как они будут ухаживать за тобой, когда состаришься, - гнула свое бабушка.
        - Если у меня будет шестеро, до старости я не доживу, - парировала Ливия. - Я бы предпочла более скромные размеры семьи.
        - Чепуха! Дети - радость жизни! Ливия была такой очаровашкой! Ты не показывала Конелу свои детские снимки?
        - Нет, и не собираюсь, - отрезала Ливия.
        - Ну, так я покажу, - с лучезарной улыбкой бросила бабушка. - Ступай наверх и принеси мне синюю коробку. Она в верхнем ящике старинного комода у лестницы.
        - Ладно, - вскочила на ноги Ливия, пользуясь возможностью покончить с бабушкиными сентенциями и заодно побыть наедине с Конелом. - Извини, - сказала Ливия и потащила Конела наверх, пока их не высмотрел очередной родственник и не насел с разговорами о футболе, - но другого способа остановить бабушку, коль скоро она села на своего любимого конька, нет. Она иногда хуже Ноны, а этим, сам понимаешь, все сказано.
        - Понял, - усмехнулся Конел, - но я не прочь взглянуть на твои детские фотографии.
        - Я была такая же, как все. Как ты или кто угодно.
        - Про себя ничего не могу сказать, - ответил Конел, - у меня нет детских снимков.
        - Прости, - откликнулась сконфуженная Ливия.
        - Ерунда.
        Каково это, расти и знать, что нет ни одной души, любящей тебя? На мгновение Ливия пережила это чувство одиночества, и ей стало не по себе.
        - Нагни голову, - предупредила Ливия Конела, когда они стали подниматься по крутой лестнице на чердак. - А ты хотел когда-нибудь узнать, кто твои родители? - вырвалось у нее как-то нечаянно, и она смутилась от собственной бестактности. Имела ли она право спрашивать?
        Конел бросил на нее подозрительный взгляд, не понимая, куда она клонит. Или его сиротство умаляло его в ее глазах? Или она считала, что достойным спутником жизни может быть только человек из так называемой благополучной семьи, как у нее? Но даже если все дело было в этом, он не мог лгать ей. Кому-кому, только не Ливии. Какие бы ни были последствия, для него крайне важно, чтоб между ними все было честно.
        - Да нет, - ответил он. - У меня даже такой мысли не возникало.
        - Правда? - с сомнением переспросила Ливия, вспоминая виденное как-то ток-шоу, где усыновленные чужими родителями люди с болью говорили о своей потребности знать, кто их настоящие родители, причем это были в основном люди из очень хороших приемных семей. А у Конела никогда не было дома, даже чужого.
        - Правда, - повторил Конел. - У меня и желания не было найти их. Они никакого отношения ко мне не имеют.
        - Но они же твои родители, - стояла на своем Ливия, не представляя, как можно быть таким бессердечным.
        - Что такое родители? Те, кто зачал тебя? Но разве это так? Семья - это общая память, а у меня ничего этого нет. Столкнись я завтра со своей матерью, что я ей скажу? Здравствуй, мама, как ты поживала последние тридцать два года?
        - Лично я бы поинтересовалась, почему она оставила меня на чужом крыльце, - пробормотала Ливия.
        Конел только плечами пожал.
        - Когда был маленьким, я часто представлял себе, как какой-то злодей похитил меня и оставил на пороге сиротского приюта и что мои родители нашли меня. Мы отправляемся домой и живем вместе счастливо.
        Ливия представила себе Конела одиноким маленьким мальчиком и содрогнулась от сострадания и гнева на бессердечную женщину, бросившую его. Как можно было сделать такое?
        - Само собой, когда подрос и научился контролировать себя, я понял, что просто моя мать попала в ситуацию, из которой не смогла выкрутиться. И сделала единственное, что могла: подбросила меня в приют. Где, сказала твоя бабушка, эти фото?
        - Вон там в комоде.
        Ливия подошла к комоду и попыталась открыть верхний ящик, но он не поддавался.
        - Помочь?
        - У меня тоже есть мускулы, - воспротивилась Ливия и что было сил потянула ящик. Он вдруг легко вышел, и от неожиданности она потеряла равновесие.
        Конел успел подхватить Ливию, и они вместе повалились на пол, а сверху на них посыпалось содержимое ящика.
        - Дело не в мускулах, а в мозгах, - пошутил он, теряя голову от сладкого ощущения близости ее тела. У него перехватило дыхание от цветочного аромата волос, закрывших ему лицо.
        Дело не в мозгах, а во мне, думала Ливия. Будь у меня мозги, я бы отодвинулась от него. Рамка фотографии впилась ей в ребро, и она слегка пошевелилась, почувствовав, как его руки крепче обхватили ее. Мгновенный ответ на ее близость. Отлично понимая, что здесь, на чердаке, с дверью нараспашку и сворой кузенов, рыскающих по всему дому и в любую минуту готовых вырасти из-под земли, место не из лучших, она, тем не менее, думала об одном: как заняться с ним любовью.
        - Боже милостивый, - пробормотал Конел, потянувшись к Ливии. - Я думал, голенькие младенцы на медвежьей шкуре - это базарный китч.
        - Вовсе это не медвежья шкура, а кусок темного бархата, - пробурчала Ливия, завороженная близостью его губ. Чтобы совладать со смущением, она хотела сказать что-то шутливое, но на ум ничего не шло.
        - Ты была действительно премилым ребенком, - откомментировал Конел.
        - Это как посмотреть, - не согласилась Ливия, будучи не слишком высокого мнения о себе в младенчестве. Ее больше трогало настоящее.
        Она чуть повернула голову, и ее губы коснулись его щеки. Щека оказалась грубее, чем она ожидала, щетина слегка оцарапала ее кожу, отчего Ливия вся затрепетала.
        - Ты совсем не такой, как я, - прошептала она.
        Конел рассмеялся.
        - Каково же твое первое открытие, Шерлок? Что грудь у меня плоская и мускулистая, а твоя…
        Он вдруг повернулся на бок, не ослабляя, однако, своей хватки, и его левая рука легла на ее правую грудь.
        Ливия вся напряглась. Она чувствовала, как твердеют груди. Она облизала пересохшие губы. Веки словно налились свинцом, и никакими силами нельзя было открыть глаза. Они не хотели открываться - чтобы окружающий мир не мешал ей отдаться этому дивному ощущению.
        - Чувствуешь? - обволок ее со всех сторон низкий голос Конела.
        - Ничего я не чувствую, - пробормотала Ливия.
        - Это, наверное, из-за одежды, - сказал он. Его рука скользнула под ее блузку. Пальцы у него были как раскаленное железо и буквально жгли. Она, затаив дыхание, следила за их движением по ее обнаженной коже. Пальцы были жесткие и мозолистые, словно у рабочего, живущего трудом рук своих, а не бизнесмена, работающего головой.
        Ливия чуть застонала, когда его рука скользнула выше. Ну, быстрее, мысленно приказывала она, содрогаясь от этих прикосновений.
        Наконец его рука добралась до ее чуть прикрытой кружевами груди, и Ливии стало не хватать воздуха, ее словно током ударило. Она вся задрожала, когда его пальцы обхватили сосок.
        - Конел… - в голосе ее звучала мольба.
        - Не мешай моей научно-исследовательской работе, - пробормотал тот.
        - К черту науку! - не в силах больше сдерживаться, вскрикнула Ливия. Извернувшись в его объятиях, она всем телом приникла к нему.
        - На ощупь что-то совершенно невероятное, - пробормотал Конел, зажав ноги Ливии между своими.
        Его крепкие бедра прижали ее, его мужское естество, восстав, уперлось ей в низ живота. Но не здесь она бы хотела ощущать его. Ей хотелось чувствовать его глубоко внутри. Зарывшись лицом в его шею, она чуть потерлась об нее.
        Конел повернулся, сбросив что-то. Ливия услышала глухой стук, но ей было не до того. Ее интересовало сейчас только одно - что Конел не отпускает ее.
        - Нет, ты просто потрясающая женщина, - прозвучало у самых ее губ.
        - Так поцелуй меня! - Ливия нагнула голову, и их губы встретились. На нее нахлынула волна наслаждения. Она страстно прижалась к его губам, и его рот с готовностью приоткрылся. Уже не думая о том, как он воспримет ее поведение, она прижалась животом к его твердому естеству.
        - Ливия! - простонал Конел прерывающимся голосом, от которого она затрепетала еще больше. - Я…
        - Эй, вы там! Хватит дурачиться и спускайтесь побыстрее вниз!
        Ливия не сразу поняла, что происходит.
        - Она не права, - выдохнул Конел. - Какое там дурачиться, я в жизни серьезнее не бывал.
        - Бабушка вас заждалась. Не хотите же вы, чтоб она карабкалась наверх? - снова послышался голос.
        Это Ферн, наконец кое-как сообразила Ливия.
        - Идем, - откликнулась она, с неохотой поднимаясь на ноги. - Мы только… - Она взглянула на Конела и задержала взгляд на свидетельстве его мужской мощи. Из головы все вылетело, и она никак не могла собраться с мыслями.
        Смех Ферн легко достиг чердака.
        - Я-то сразу сообразила, чем вы там занимаетесь, и сама вызвалась сходить за вами, чтоб бабуля туда не забралась.
        - Вы настоящий дипломат, - пробормотал Конел, медленно поднимаясь на ноги и отряхивая чердачную пыль с брюк.
        - На то и существуют сестры. Ступайте вниз.
        Каблучки Ферн процокали внизу и удалились.
        Взбудораженная страстным поцелуем и неожиданным вторжением Ферн, Ливия решила, что лучше ничего не говорить. Она просто стала собирать фотографии, надеясь, что бабушка не доконает ими бедного Конела. В противном случае ей не удастся побыть с ним хоть минутку наедине за весь вечер. Впрочем, одно она знала твердо: все вечера рано или поздно кончаются. Когда они вернутся к Ферн в свою спальню и закроют дверь, ничто их больше не потревожит.
        Через пять часов Ливия решила, что, пожалуй, не права. Время, казалось, не движется, а просто проворачивается бесконечными кругами - мучительно медленными, неимоверно скучными. Если бы еще кто-нибудь из мужской половины родственников начал распространяться о том счастье, что она помолвлена с человеком, который действительно играл за «Нотр Дам», она бы завопила или ринулась бы в атаку, игнорируя всякие правила.
        И все же в этих разговорах о футболе не одна скука донимала ее. Больше всего ее возмущало то, что ни один из родственников не признавал Конела своим, пока ему не сообщали о том, что Конел Сазерленд когда-то играл в футбол. Все его достойные восхищения качества - тонкий ум, обостренное чувство чести, деловая сметка, умение расположить к себе - полностью игнорировались. Они приняли его только потому, что он когда-то играл в футбол. Это бесило ее, но что тут поделаешь? Пытаться объяснить, что не за то они ценят Конела, было бесполезно.
        К окончанию вечера и к моменту возвращения в дом Ферн Ливия была сплошным клубком нервов. Раздражение и сексуальное возбуждение буквально раздирали ее.
        - Я первый в ванную, - заорал Бобби, рванувшись к лестнице, как только Билл открыл входную дверь.
        - Не забудь заодно помыться, ты весь грязный, - крикнула ему вдогонку Ферн.
        - Ерунда, мама. - Бобби остановился на первой ступени. - Грязь чистая. Так у меня в учебнике сказано.
        - Только не на моем грязнуле. И не копайся долго. Остальным тоже нужна ванная.
        - Когда переедем в Атланту, присмотрим дом с двумя ванными, - нарочито бодрым тоном заявил Билл.
        - Чего мелочиться, лучше с тремя, - чтобы как-то разрядить обстановку, пошутил Конел.
        - Мне хорошо и в этом доме, и в этом городе, - в сердцах бросила Ферн, и на щеках у нее загорелись яркие пятна.
        - Это и так известно! - сорвалось у Билла. - Можно подумать, что ты этот треклятый дом любишь больше меня! Спокойной ночи!
        Билл оттолкнул Бобби и стал подниматься наверх. Через минуту дверь в его спальню грохнула так, что весь дом затрясся.
        Ферн инстинктивно сделала было шаг за ним, но остановилась, и плечи ее безвольно опустились.
        - Простите, - только и сказала она.
        - Подумаешь, - Ливия обняла сестру и поцеловала. - С каждым бывает.
        - И Конел срывается? - Ферн бросила взгляд на молчаливо стоящего за ними Конела.
        - А ты что думала? Помню, как-то у нас полетел компьютер и стер файлы для презентации, которая должна была состояться вечером, а я никак не могла отыскать дискеты с дублями. Так за пару кварталов было слыхать, как он орет, - рассказала Ливия, пытаясь утешить Ферн.
        - От твоей системы хранения файлов и святой завопит, - пришел ей на помощь Конел.
        - А ты что, святой, дядя Конел? - уставился на него Бобби.
        От слова дядя Ливии стало приятно, словно Конел уже был частью их жизни.
        - А я думал, всех святых принесли в жертву, - пояснил Бобби, когда ему никто не ответил.
        В жертву? Ливия посмотрела на Конела, и ее воображение живо нарисовало картину жертвоприношения Конела. Вот только кому? Наверное, Эросу. В ней все оборвалось от одной только мысли об обнаженном Конеле, распростертом на кровати в ожидании ее.
        - Хватит болтаться тут, иди мыться, - велела Ферн. - Тебе давно спать пора.
        - Сегодня суббота, мам, - нехотя поплелся к лестнице Бобби.
        Ливия перевела взгляд с Конела на расстроенное лицо Ферн. Придется, видно, остаться и как-то успокоить сестру, хотя ей хотелось только одного: отправиться с Конелом наверх в их комнату. Каждая клеточка в ней вопила о желании близости с ним. Правда, смущала какая-то неопределенность: в самом деле, чего хотел сам Конел? Взгляд ее задержался на его спокойном лице. Что тут скажешь? Не подействовали ли на него ее высказывания о браке и детях, и он по-новому взглянул на свою роль любовника? Или испугался, поняв, что она ждет от него чего-то большего, чем он готов дать?
        - Не пойти ли вам с Конелом наверх? - предложила Ферн. - А я приберусь в кухне.
        Все мысли у Ливии вылетели из головы. Ферн выглядела такой потерянной, что она испытала острое чувство вины. Какая же она эгоистка! Сестре плохо, а она думает только о себе. Не о себе, конечно, а о Конеле Сазерленде.
        - Я помогу тебе, - пересилила себя Ливия. Конел промолчал. Вероятно, он считал, что она действительно должна исполнить свой сестринский долг, тем более их помолвка - чистая фикция.
        Они управились с уборкой минут за сорок, но еще часа полтора Ферн изливала свое отчаяние.
        Ливия молча слушала, не зная, что сказать. Ясно было одно: какое бы решение ни приняли Билл и Ферн, кто-то один все теряет. Может, и был какой-то выход из создавшегося положения, но лично она его не видела.
        Наконец Ливия пожелала сестре спокойной ночи и побежала наверх, к Конелу. На втором этаже было тихо, и Ливия на минутку остановилась у двери в спальню. От предвкушения встречи у нее перехватывало дыхание. Сестринский долг она исполнила и теперь с чистым сердцем может отдаться своим делам.
        Набрав побольше воздуха, Ливия отворила дверь и проскользнула в спальню. Лунный свет струился из окна и освещал крупную фигуру Конела, лежащего в кровати. Ливия чуть помешкала, ожидая, не скажет ли он чего, чтобы понять, в каком он настроении. Не дождавшись, она подошла к кровати и посмотрела на него.
        Конел спал! Пока она там выслушивала излияния сестры, мечтая о той минуте, когда поднимется наверх, он уснул. Как он мог?!
        Спокойнее, подсказывал ей здравый смысл. Конечно, она одержима Конелом, но это еще не значит, что он тоже одержим ею. Судя по всему, ни капли не одержим. Иначе не спал бы.
        От огорчения у Ливии бессильно опустились плечи. У нее было такое ощущение, что она попала в ловушку, и в этом было что-то пугающее и одновременно притягательное.
        Если б она могла сейчас же отдаться любви с ним, ну хоть свернуться калачиком у него под боком, да разок-другой нечаянно толкнуть его, разумеется, как бы во сне… Почувствовав прилив бодрости, Ливия быстро разделась и юркнула под одеяло поближе к Конелу.



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Ливия беспокойно зашевелилась, разбуженная пронзительным голосом Бобби. От ее сладкого сна не осталось и следа. Она плотнее прижалась к Конелу, тщетно пытаясь не слышать ни вопящего Бобби, ни Ферн, кричащей ему снизу, чтобы он перестал шуметь и дал людям поспать. Ничего не помогало.
        Раздосадованная, Ливия приоткрыла глаза и поймала себя на том, что смотрит на соблазнительную тень возникшей невесть откуда бороды Конела. Щетина придавала ему загадочный пиратский вид.
        Она взглянула на красные цифры электронных часов и попыталась подсчитать, сколько у нее времени в запасе. Вполне достаточно, чтобы выполнить задуманное, а именно заняться любовью с Конелом. Вот только как его разбудить, не вызвав подозрений? Ливия внимательно вглядывалась в его безмятежное лицо.
        Первым делом надо встать и отправиться в ванную, решила она. Она хлопнет дверью, и, может, это разбудит его. А если нет, хлопнет еще разок, а потом сделает вид, что споткнулась, и упадет на постель. Это должно сработать.
        Улыбаясь в предвкушении удачи, Ливия соскочила с кровати, быстренько натянула на себя махровый халат, побежала к двери, с достаточной силой хлопнула ею, пустившись бегом по коридору, благо ванная была свободна.
        Конел проснулся от шума и невольно потянулся к Ливии. Рука нащупала пустоту, и от безотчетной досады он окончательно проснулся. Где же Ливия? Почему она не разбудила его, когда встала? Уж если не хотела предаться любви, хотя бы сказала
«Доброе утро!» Дурное предчувствие овладело им.
        Спустив ноги с кровати, он потянулся к брюкам, решив одеться и пойти на ее поиски. Ему не хотелось терять ни минуты.
        Негромкий стук в дверь застал его врасплох. Он поспешно застегнул молнию на брюках и пошел к двери.
        На пороге стоял Билл. У него был вид человека, проведшего бессонную ночь.
        - Конел, прости, что врываюсь, но я увидел, как Ливия вышла, и подумал… - он в полном отчаянии махнул рукой. - Ничего я не подумал. Просто я в таком состоянии, что, если не поговорю с кем-нибудь, совсем свихнусь и…
        Слова Билла о том, что Ливия ушла, вконец расстроили Конела. Ты попал в нужную компанию, подумал про себя Конел, глядя на осунувшееся лицо Билла. Говорить ему не хотелось, а хотелось скорее отыскать Ливию, придумать уловку, чтобы затащить ее в постель. Но если бы Ливия хотела быть с ним, она бы не сбежала. Уж не дала ли она тем самым понять, что их фантастическое приключение закончилось? Он чуть не задохнулся от внезапно пронзившей его боли.
        Конел набрал в легкие воздуха, чтобы немного успокоиться. Если так, то ему это не подходит, мрачно размышлял он. Он не хочет, чтоб их интимные отношения прекратились. Этому не бывать, потому что… потому что он любит ее. Это слово ударило его, словно молния. Да, его чувство к Ливии выходит далеко за рамки обычного увлечения и естественного желания. Он любит ее! Любит в ней все - от острого ума до привлекательной внешности.
        Итак, спрашивал он себя в полной растерянности, что теперь делать?
        - Послушай, если сейчас не время… - раздался голос Билла.
        - Да нет, что ты!
        Конел тряхнул головой, словно пытаясь отделаться от обуревавших его мыслей. Это ровным счетом ничего не меняет, убеждал он себя. Он и сейчас хочет того же, что пять минут назад. Чтоб Ливия была рядом. Всегда.
        - Я просто еще толком не проснулся, - пояснил Конел. Уж если он не мог сделать то, что хочет, надо, по крайней мере, проявить себя порядочным и чутким человеком и позволить хозяину поплакаться в жилетку. Биллу действительно это позарез нужно. Вид у него тот еще. - Входи, а я пока оденусь.
        Конел дал Биллу пройти. Через минуту он был уже полностью одет.


        Ливия закончила причесываться, спрыснула себя своими любимыми цветочными духами, приоткрыла дверь ванной и осторожно выглянула в коридор, чтобы удостовериться, что там никого нет. Сейчас только разговоров не хватало! Ей нужно вернуться к Конелу.
        В коридоре никого не было, и она поспешила в спальню с чувством полного удовлетворения, которое - увы! - мгновенно улетучилось, как только она окинула взглядом комнату, желая убедиться, надо ли снова хлопать дверью, чтобы разбудить Конела. Постель была пуста. Взгляд ее напрасно пробежал по крошечной комнатке. Его и след простыл.
        Ливия прислонилась к косяку, бессмысленно уставясь на пустую кровать. Куда он мог уйти? Не так уж долго она отсутствовала. Не больше пяти минут. Не мог же он проснуться до того, как она вышла? Неужели он воспользовался ее отсутствием, чтобы сбежать? Что за чушь! Конел - взрослый человек и может вполне сказать «нет». Она сама такая же. По крайней мере, теоретически. Ливия вздохнула. Что касается ее лично, ей трудно представить себя говорящей ему «нет».
        Она напомнила себе, что вообще-то они договорились выехать из Скрэнтона сразу после утренней воскресной службы. Может, Конел решил, что самое время вернуть их отношения в прежнее ровное, спокойное русло? Да, да, в ровное русло, без всяких сексуальных отношений. Гримаса исказила ее лицо. После этого уик-энда ей уже никогда не удастся восстановить душевное равновесие. Какова бы ни была расплата в будущем, она не сожалеет о том, что стала любовницей Конела. Он затронул в ней какие-то струны, о существовании которых она не догадывалась. Она впервые по-настоящему чувствовала себя женщиной и ни о чем не жалела.
        - Рим не сразу строился, - пробормотала она. Сейчас она оденется, спустится вниз и забудет о том, что Конел сбежал при первой же возможности.


* * *
        - Пойдем пройдемся, - предложил Билл. - В этом доме не поговоришь толком.
        - Отлично, - согласился Конел, бросив мимоходом взгляд в кухню, надеясь увидеть там Ливию, но ее там не было, и это еще больше раздосадовало его. Хоть одним глазком увидеть ее, чтоб она ему, как обычно, улыбнулась. А то и… Он не продолжил мысль, потому что Билл открыл дверь на улицу. Билл… Тебе нужно побыть с Биллом, напомнил он себе.
        Они дошли до угла, когда Билл наконец заговорил:
        - Просто не знаю, что и делать. Я люблю Ферн и хотел бы, чтоб она была счастлива, но…
        - Но ты тоже хочешь быть счастливым, не так ли? - подхватил Конел, чтобы нарушить молчание, затянувшееся еще на полквартала.
        - В этом есть что-то очень эгоистичное, верно? - с досадой спросил Билл. - Подчас у меня такое чувство, что если я еще день просижу, упершись в эти чертовы цифры…
        Конел искоса взглянул на него и поймал себя на мысли, что даже не знает, чем занимается Билл. Ливия только говорила, что он работает в местном отделении какой-то крупной компании.
        - А что ты делаешь?
        - Считаю. Сижу один как перст и целый день смотрю на экран компьютера. От этого осатанеть можно.
        - Ты не любишь считать?
        - Да не то чтобы не люблю. Ненавижу одиночество, тупую работу, когда изо дня в день все одно и то же. Иногда меня так и подмывает подделать всю эту бухгалтерию, чтоб только встряхнуться.
        На лице Конела мелькнула улыбка.
        - Не советую. От такой встряски можно не очухаться.
        - Да я ни от чего уже не могу очухаться, - вздохнул Билл. - Оттого это повышение и было для меня прямо подарком с неба. Это же менеджмент! Работа с людьми. Круглый день. И главное - разнообразие. Что-то новое. Настоящая жизнь. Но я никак не могу втолковать это Ферн.
        Конел от души хотел бы помочь Биллу, но не мог придумать ничего путного. Ему не хватало опыта семейной жизни. И если Билл, проживший с Ферн годы, не знает, что делать, не самонадеянность ли это со стороны Конела - ожидать, что он может предложить готовый рецепт? Конел смотрел на мечущуюся на столбе белку и обдумывал слова Билла. Если заведомо нет способа разрешить эту проблему через Ферн, нельзя ли попробовать через Билла?
        - А здесь, в Скрэнтоне, ты не пытался подыскать другую работу?
        - Пытался, но впустую, - ответил Билл. - В этом городишке не больно много возможностей с моей профессией. Во всяком случае, с такой же оплатой.
        Ну что ж, для начала неплохо, подумал Конел, не желая сдаваться. Дело не только в самом Билле, который был ему вообще-то симпатичен, но и в Ливии: Конел понимал, что она была бы рада, если бы ему удалось хоть как-то помочь в этом деле. Может, на радостях она даже обнимет и поцелует его.
        Думай о Билле, одернул себя Конел. Сперва дело, а награда потом.
        - Что ты намерен делать, если ничего другого не подвернется? - задал он ему вопрос, который обычно задавал себе в трудные моменты.
        Билл посмотрел на него озадаченно.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ну, если бы тебе не пришлось беспокоиться о твердом доходе или о мнении Ферн, что бы ты делал?
        - Ясно как день, открыл бы собственное счетное агентство, - воскликнул Билл.
        - А предложение на этот вид работы в этих местах есть?
        Билл фыркнул.
        - Учитывая количество желающих составить свой налоговый отчет, буквально одолевающих меня каждую весну, разумеется, есть. Вообще-то в прошлом году я подумывал об этом, когда надоело рано вставать на работу.
        - Ну и что? - подбодрил его Конел.
        Билл только пожал плечами.
        - Собственный бизнес - это большой риск. В компании у меня, по крайней мере, гарантированный заработок.
        - А также заранее оплаченные расходы в дурдоме, когда ты сорвешься, - подначивал его Конел.
        - Верно, - промямлил Билл и как-то сник.
        - Сколько нужно вложить в дело на начальной стадии?
        - Я бы мог начать у себя дома, пока не заработаю на аренду офиса. Компьютер и нужное программное обеспечение у меня есть. Нужен множительный аппарат, факс и кое-какие офисные принадлежности. В общем, начальная сумма не так уж велика, - выложил Билл.
        - Словом, речь идет о прожиточном минимуме на этот период, насколько я понял? - подытожил Конел.
        - В общем да, - кивнул Билл. - И это не такие уж огромные деньги. Дом мы выкупили полностью, и долгов у нас нет. И здесь мы с Ферн заодно. Если не можем что-то оплатить наличными, предпочитаем обойтись без этого.
        - Но у Ферн стабильный доход.
        - Да, - в голосе Билла почувствовалась уверенность. - У нее есть и страховка, но когда в прошлом году я заикнулся насчет этой идеи, она и слышать ничего не хотела.
        - А ты пытался ее переубедить?
        - Да не очень, - признался Билл. - Честно говоря, я и сам немного пугался перспективы вести дело на свой страх и риск. Я и сейчас немного боюсь, но не больше, чем перспективы всю оставшуюся жизнь просидеть в клетке, уставившись в компьютер. Во всяком случае, я предпочел бы рискнуть открыть свое дело, если все остальное в полном порядке.
        - В полном порядке никогда ничего не бывает, - резко вставил Конел. - Необходимо сразу брать быка за рога и делать то, что в твоих силах.
        Билл остановился и некоторое время тупо смотрел себе под ноги на бетонный тротуар, потом повернулся к Конелу:
        - Ты, наверное, прав, Конел. Но и я по-своему прав. Все, что мне было нужно, - это поговорить с тобой и как-то собраться с мыслями. Пошли назад. Я хочу обо всем переговорить с Ферн.
        Он повернул обратно и, заметно приободрившись, зашагал к дому.
        Конечно, Конел не обольщался по поводу своих советов. Билл и без него знал, как поступить. Ему просто надо было высказаться и услышать сочувственный ответ, подтверждающий его собственное решение. Конелу лишь удалось достаточно логично проанализировать тупиковую ситуацию, в которой оказались Билл и Ферн, и найти выход из нее. Следовательно, умения разбираться в межличностных проблемах, которому Конел годами учился, достаточно, чтобы решить эмоциональную проблему.
        Впервые он реально убедился, что сиротское прошлое вовсе не является каким-то непреодолимым барьером для счастливого брака. Мелочи не в счет. Главное - захотеть, напомнил он себе золотое правило спортивных лет. Жажда удачи может горы своротить. А больше всего в жизни он жаждал удачи с Ливией. Одна мысль о том, чтобы жениться на ней и каждый вечер вместе возвращаться домой, могла изменить весь мир, а не только его самого.
        Но тут Конел вспомнил презрительный взгляд Бобби, и его самоуверенность немного поостыла. Правда, дети не рождаются шестилетками. Сначала они грудные младенцы. У них нет еще готовых представлений о том, каким должен быть их отец. Они принимают его таким, каков он есть. Прежде чем столкнуться с более серьезными проблемами, чем кормление и пеленки, он успеет набраться кой-какого опыта отцовства.
        А вот Ливия все знает о детях. Конел снова приободрился. Она-то выросла в нормальной семье. Он поморщился, вспомнив ее престарелых дядюшек. Ливия выросла в сравнительно нормальной семье, поправил он себя. Она знает, как поднимать детей. Она поможет ему.
        Если, разумеется, ему удастся убедить ее выйти за него. Впрочем, на этой мысли Конел предпочел особенно не задерживаться. Кто думает заранее о неудаче, тот и получит ее, извлек он из своего спортивного арсенала очередную поговорку.
        Конел шагал рядом с Биллом, мечтая о том, чтобы утро поскорее прошло, и они с Ливией вернулись в Нью-Йорк, в привычную обстановку. Дома, как говорят, и стены помогают. Там ему легче будет исполнить задуманное.
        Ливия сделала еще глоток кофе и задумалась. Через два часа они уже будут на пути домой, и что потом? Каковы будут их дальнейшие отношения? Она не знала.
        Ливия бездумно смотрела в подернутую паром кофейную чашку. Интересно, Конел вообще так смотрит на жен, или это особый случай? И этого она не знала. Да и какое это может иметь сейчас значение, убеждала она себя. Теперь ее больше занимал вопрос, как бы продолжить их отношения по возвращении в Нью-Йорк. Перво-наперво необходимо их как-то углубить, а уж потом решать по ходу дела прочие проблемы.
        Верно, кивнула она головой в согласии со своими мыслями. Только как их разрешить? Может, пригласить Конела на чашечку кофе после их возвращения? За поводом далеко ходить не надо. Скажем, те же политические рекламные заставки для этой дамы из Конгресса. У него не возникнет никаких подозрений.
        Эта мысль придала ей сил. Если удача не отвернется от нее, она соблазнит его, он и опомниться не успеет. Вот только как соблазнить такого человека, как Конел?
        Ничего, она что-нибудь придумает, подбодрила себя Ливия и начала собирать вещи. Отчаяние придаст ей хитроумия. Ведь, если у нее ничего не выйдет, второго шанса не представится. Все вернется на круги своя, хотя они будут видеться каждый день в офисе, но это не совсем подходящее место для совращения мужчины.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Ливия в последний раз помахала сестре, когда Конел разворачивал машину, и затем в полном изнеможении откинулась на спинку.
        - Устала? - спросил Конел.
        - Не то чтобы устала. Я всегда после визитов домой чувствую себя вымотанной, а на сей раз…
        - Еще хуже? - с наигранной беспечностью спросил Конел.
        Уловив необычные интонации в голосе Конела, Ливия внимательно посмотрела на него. Неужели он считает, что это из-за его присутствия там? И она торопливо пояснила:
        - Пожалуй, да. Сам понимаешь, невесело быть в гостях, когда хозяева ругаются. Да еще твой совет Бобби. Каково, по-твоему, Ферн? Ведь это все равно, что дать ребенку заряженное ружье и послать его убивать!
        - Но ведь ты не согласна с непротивленческими взглядами сестры? - бросил Конел, несколько озадаченный ее горячностью.
        - Абстрактно, так сказать, согласна, но жизнь, увы, не абстракция. Страусова политика Ферн по отношению к назревшим проблемам, разумеется, неправильна.
        У Конела немного отлегло от сердца. Судя по всему, у Ливии больше общего с его взглядами на воспитание детей, чем с сестринскими. Она вообще смотрит на вещи более прагматично: не проливает слезы над несуществующим и довольствуется тем, что есть. Но настолько ли она прагматична, чтобы оценить преимущества брака с ним, Конелом? Понимает ли она, какую отличную пару они могут составить? Или, напротив, прагматичность не позволит ей рискнуть?
        - Хотя, - продолжала Ливия, - не думаю, чтоб Ферн реагировала так круто, если б не вся эта история с Атлантой. Бедная Ферн!..
        - Я говорил сегодня с Биллом, - Конел ловко вывел машину на правую линию, - и он сказал, что хотел бы основать собственную счетную фирму.
        - И тогда б им не пришлось переезжать, - мгновенно оценила преимущества этого проекта Ливия. Она подозрительно посмотрела на Конела. - Основать фирму! На такое больше способен ты, чем Билл. Билл - это сама осторожность. Уж не твоя ли это идея?
        - Нет, это его идея. Я так понял, что он больше боится всю жизнь проторчать на одной работе, чем разориться.
        - Едва ли это грозит его бизнесу. Он прекрасный специалист, и чуть не полгорода его родственники. Если даже только семья воспользуется его услугами, у него уже будет успех, - весело закончила Ливия, у которой прямо камень свалился с души от этой новости. Но если вопрос с Ферн разрешился сам собой, то почему Конел так быстро спелся с Биллом?
        Ливия перебирала в голове разные варианты, тщетно пытаясь найти ответ на неясные вопросы. Уж слишком неопределенные они были. Лучше спроси его сама, сказала она себе.
        - Конел, почему ты решил, что пожертвовать собой надо Ферн, а не Биллу?
        Конел на секунду оторвал глаза от дороги и глянул на нее, не совсем понимая, куда она клонит.
        - Даже если Ферн пришлось бы начать сначала, она все равно могла бы преподавать, то есть стала заниматься бы любимым делом, а Билл ненавидит свою работу.
        - Понятно, - кивнула Ливия. Не то чтобы она во всем согласилась с ним, но в его словах был здравый смысл. И главное: его решение основывалось не на том, что Ферн жена и поэтому во всем должна уступать. Значит, ее мнение об отношении Конела к работающим женщинам было верно.
        И, слава Богу, потому что все равно уйти от него и никогда больше не видеть его было выше ее сил. Ее даже охватил холодный озноб. Никогда не обсуждать с ним, как лучше выполнить пожелания клиента? Никогда не засиживаться допоздна, доводя проект до блеска? Никогда не радоваться совместным удачам?
        Она взглянула на Конела, задержала взгляд на его сильных руках, спокойно лежащих на руле. Тело само, без ее ведома, вспомнило прикосновение его пальцев.
        Ливия закусила губу, чтобы отвлечься от соблазнительных воспоминаний. Сейчас не время для эротических фантазий. Сейчас надо работать головой и решать, что предпринять, когда она вернется домой. Разумеется, многое зависит от Конела. Будет ли он и в дальнейшем воспринимать ее как любовницу? От возбуждения она заерзала на своем сиденье, и луч солнца заиграл на обручальном кольце, о котором она совсем забыла.
        Почему Конел не взял его обратно, когда они уехали от Ферн? Это ведь очень дорогой бриллиант.
        Ливия потерла лоб. Голову начинало разламывать от множества неразрешимых вопросов.
        - Голова болит? - прервал ее размышления голос Конела.
        Она-то думала, что он занят только дорогой.
        - Наверное, давление, - призналась она.
        - Вздремни немного, - посоветовал Конел. - Когда доберемся до Нью-Йорка, нам придется обсудить эти ролики для Конгресса.
        Можно подумать, что он читает ее мысли. Хотя надолго ли это - сказать невозможно. Вот уж воистину, куй железо, пока горячо. Ливия закрыла глаза, чтобы все обдумать, и незаметно для себя уснула.
        Конел посмотрел на ее безмятежное лицо и почувствовал вдруг прилив нежности. Как бы он хотел отвезти Ливию к себе, а не в ее квартиру, и там заключить ее в объятия и любить, любить… И чтоб больше никого в их мире не было. Ведь это жестоко - просто расстаться после проведенного вместе уик-энда.
        Не выпускать ее из своих объятий - вот отныне средоточие всех помыслов его жизни. Рядом с этим все бледнело. Если он снова не будет с ней… Пальцы его невольно впились в руль, протестуя против такой нелепости. Он будет с ней! А если нет… Конел глубоко вздохнул, не в силах даже представить подобное. Надо всегда думать о лучшем и гнать от себя худшее. Прямо перед ним внезапно выскочила машина, и Конел переключил все внимание на дорогу. Поток машин усилился, и Конелу было уже не до фантазий.
        - Проснись, Ливия, - позвал он ее, поставив машину в подземном гараже дома.
        Его слова вторглись в ее сон, усилив его эротический настрой. Ливия улыбнулась, мгновенно узнав низкий голос. Еще не проснувшись как следует, она потянулась к Конелу и положила руки ему на плечи. Она потянула его к себе, и по всему ее телу разлилось тепло, когда ее губы встретились с его губами, твердыми и горячими. Она чуть повернулась, чтобы крепче прижать его к себе.
        Открыв наконец глаза, Ливия увидела перед собой блестящие глаза Конела.
        Так это не сон! Ее словно током ударило. Она резко выпрямилась, умудрившись при этом ударить Конела лбом в подбородок.
        - Ах, прости, - пробормотала она, пытаясь окончательно проснуться.
        - Можешь пока не брать вещи, - сказал Конел, в то время как она тщетно боролась с дверной ручкой. - Я потом занесу, после того как мы обсудим, что нам делать для предвыборной кампании этой женщины из Конгресса.
        Потом? Можно подумать, что он собирается провести у нее весь вечер. От радости у нее дух захватило.
        Ливия поспешила из гаража к лифту, придумывая и отвергая по дороге самые разнообразные сцены соблазнения. В известных ей фильмах эти сюжеты всегда связаны с изысканным дамским бельем или рискованными ситуациями. Что касается белья, то у нее кое-что подходящее нашлось бы, только как умудриться переодеться?
        А насчет риска… так единственный риск - раньше времени потерять голову от чрезмерного возбуждения.
        Ливия открыла дверь, так и не додумав, как осуществить свои планы. Оставив ее открытой, она вступила в уютный мир своей квартиры, успокоительно подействовавший на натянутые до предела нервы.
        Конел последовал за ней, мучимый одной мыслью: где спальня? Взгляд его упал на полуоткрытую дверь в кухню. Может, там?
        Ливия заметила его интерес, и внезапный приступ паники изгнал из головы последние остатки сна. Там ее рисунки. Нельзя позволить ему увидеть их. Это, несомненно, было бы последней каплей. Ему бы все стало ясно. К этому она еще не готова. Не совсем готова.
        Подойдя к двери в свой кабинет, она как бы мимоходом закрыла дверь. К счастью, Конел не обратил на это внимания.
        - Присаживайся. Я сейчас сделаю кофе, - сказала Ливия, пытаясь немного прийти в себя в успокоительном ритуале приготовления кофе и, действительно, ей стало немного легче. Когда кофе был готов, она совсем пришла в норму.
        Ливия села на диван, тайком наблюдая за Конелом, что-то быстро записывающим в блокнот. Выражение лица у него было сосредоточенное, на лбу обозначились морщинки. Ей тут же захотелось губами расправить эти морщинки.
        - Это нечто многообещающее, - проговорил он наконец.
        Многообещающее? Ливия задумалась над этим словом и сразу же усомнилась в правильности выбора. Многообещающее не совсем соответствовало тому ощущению, которое давал ей его поцелуй. Правильнее, пожалуй, божественное…
        - Ливия? Ты, никак, еще не проснулась!
        Так он не поцелует? Ливия попыталась направить мысли в нужную сторону.
        - Ах, прости, - пробормотала она. - Что ты сказал?
        - Что работа на женщину из Конгресса привлечет к нам внимание множества потенциальных клиентов.
        Ливия усмехнулась.
        - Не исключено. В наши дни политиков кругом, что собак нерезаных.
        - И дались тебе эти политики! Ты позволяешь своим предубеждениям вмешиваться в профессиональные дела.
        - Это не предубеждения, а принципы!
        - Ну, если тебе не по нраву, как делается политическая реклама…
        - Ниже канализации, - пробурчала она, но он не слушал ее.
        - Стало быть, тебе и карты в руки. Измени ее!
        - Ты что, забыл о рекламе супов?
        - Вовсе нет. И я не прошу тебя обязательно делать заказ этой дамы. Просто давай посоветуемся, как лучше разработать эту тему. - Конел уставился на стену, подумал немного и сказал: - Может, стоит взять еще одного человека?
        У Ливии сердце екнуло. Не хотела она еще одного работника. Он будет отнимать время у Конела, висеть у них над душой во время обсуждений проектов.
        - Почему тебя не заботит эта суповая кампания? - стояла она на своем, пытаясь оттянуть неизбежное. К ее радости, Конел кивнул головой.
        - А как, по-твоему, должны вестись политические кампании? - спросил он.
        - Вокруг самых спорных проблем, как можно более революционных! - резко бросила она. - Должны быть лозунги с четкой формулировкой взглядов кандидата по данной проблеме.
        - Позволяющие понять, чем они отличаются от взглядов оппонента, - задумчиво подхватил Конел.
        - Вот именно, - неторопливо согласилась Ливия. - Только, боюсь, здесь мы попадаем в темную область.
        - Вся жизнь состоит из темных областей. - Конел швырнул свой блокнот на столик.
        - Ради Бога, без банальных сентенций. Лучше пей кофе, - заметила она, не желая копаться в собственных сомнениях.
        - У тебя есть сливки?
        Ливия взглянула на него с удивлением.
        - С каких это пор ты стал пить кофе со сливками?
        - С этой чашки.
        - У меня сливок отродясь не бывало.
        - Ну, тогда молоко. Дядя Гарри говорит, что молоко смягчает действие кофеина.
        - Дядюшка Гарри еще говорит, что глоток виски утром натощак и вечером перед сном - залог долголетия!
        Конел вдруг широко улыбнулся, и Ливия почувствовала такую нежность, исходящую от него, что все ее страхи развеялись как дым.
        - Это надо понимать, что молока я тоже не получу? - спросил он.
        - Не преувеличивай, - бросила Ливия и направилась в кухню. Пока она наливала в сливочник молоко, в голову ей пришла потрясающая мысль. Не долго думая, она заполнила сливочник по самый край и, мысленно вознеся молитву неведомому святому, прося у него помощи, вернулась к Конелу.
        Точно рассчитав движения, она подошла к нему и, сделав вид, что споткнулась, опрокинула на него сливочник. С откровенным удовольствием она смотрела, как белая струйка жидкости течет ему на рубашку и сбегает по брюкам, оставляя темную мокрую дорожку.
        - Боже мой, что я натворила! - Она вложила в эти слова всю свою энергию. - Я, должно быть, действительно по-настоящему не проснулась.
        Конел с изумлением смотрел, как струйка холодного молока пробирается у него между ног. Он поглядел в ее глаза, и все разом вылетело у него из головы: такую бурю чувств он там увидел. Неужели она сделала это нарочно, чтоб вытряхнуть его из одежды? На какое-то мгновение все в нем запело от восторга, но затем вмешался отрезвляющий голос здравого смысла. Может, это просто смущение?
        - Терпеть не могу запах скисшего молока, - проговорил Конел, сделав пробный ход.
        - Прости меня, ради Бога, - продолжала извиняться Ливия. - Надо застирать, пока молоко не высохло.
        - Спасибо, - буркнул он, чувствуя, как все труднее сохранять невозмутимость. - Я скину все это, а ты сунешь в стиральную машину.
        Конел огляделся и, увидев коридорчик из гостиной, решил, что он ведет в ее спальню. Он может переодеться там.
        - Сейчас вернусь, - бросил он и поспешил из гостиной, чтобы не показать ей свое возбуждение.
        Ливия как зачарованная следила за его раскованной походкой, пока он шел в спальню. Такой мускулатуры она ни у кого еще не видела. Она часами готова была разглядывать и ощупывать каждую его мышцу. А может, все впереди, надо иметь терпение. И когда-нибудь она еще увидит его обнаженное тело.
        Ливия вздохнула. Обнаженное тело? Обнаженное тело Конела? Рисунок с ее фантазией на тему его обнаженного тела в полный рост висит в ее спальне! Он его увидит!
        В ужасе она бросилась за ним вдогонку и влетела в спальню в тот момент, когда он снимал брюки. Он повернулся к ней и остолбенел, а у нее все вылетело из головы при виде его великолепного тела. Под ложечкой у нее засосало, и ей стоило неимоверного труда не броситься к нему в объятия.
        - Я бы сам принес, - чуть охрипшим голосом проговорил он, что вернуло ее к действительности, и она вспомнила, зачем пришла.
        Стараясь не смотреть на рисунок, она не отрывалась от лица Конела. Оно было немного скованно, отчего все черты обозначились более четко. Словно он в каком-то напряжении, очень сильном напряжении. Может, и не заметил рисунок. Есть сколько угодно людей, которые вообще не смотрят на картины.
        Его сильное тело тянуло Ливию как магнитом. Она пересекла комнату и взяла у него испачканную одежду.
        - Я искал, во что бы завернуться, - пробормотал Конел, совершенно растерявшийся от ее внезапного вторжения и собственного невероятного портрета на стене. Хотелось бы ему понять, что все это значит. Уж не то ли, что она так же без ума от него, как он от нее? Только как узнать это в точности? Легко ли вот так взять да спросить человека: с какой это стати у тебя, мол, на стене висит мое изображение в голом виде? Ничего более подходящего ему в голову не приходило.
        Ливия переложила одежду из одной руки в другую, не в силах оторвать взгляд от мощной грудной клетки, вздымающейся при каждом вздохе. Да делай хоть что-нибудь! Дай ему понять, что хочешь заниматься с ним любовью. Будто невзначай, не нажимая… Но мысль о любви вытеснила страх быть отвергнутой. Однако еще сильнее этого страха был ужас остаться без столь вожделенной близости с Конелом.
        Набрав побольше воздуха, Ливия провела пальцем по его ключице. Напряжение немного спало, когда она почувствовала, как он вздрогнул.
        - Что ты делаешь?
        - Пытаюсь сообразить, как бы невзначай спросить у тебя, не хочешь ли ты заняться со мной любовью?
        Слово не воробей. Ливия не верила своим ушам. Это она сказала?
        - Хочу, - еле выдавил Конел, схватил из ее рук одежду, швырнул ее на пол и страстно при-жал Ливию к себе.
        Все ее тело задрожало, а перед глазами поплыли круги. Она подняла голову и как сквозь туман увидела рисунок. К обуревавшим ее противоречивым ощущениям прибавилось чувство отчаяния. Если они пробудут здесь еще хоть минуту, он увидит злополучную картину. А Конел есть Конел, молчать он не будет. Он начнет приставать с вопросами, к которым она не готова.
        - Конел? - Что?
        Его горячее дыхание щекотало ей шею.
        - Я давно мечтаю предаться любви под одеялом. Словно в шатре. Как арабские шейхи, знаешь? - произнесла она первое, что пришло ей в голову.
        - Меняю свою фантазию на твою, - выдохнул Конел ей в шею, прямо в бьющуюся жилку.
        Ливия закинула голову, подставляя ему всю шею, и пробормотала:
        - Какую фантазию?
        - Когда я покупал квартиру, агент сказал, что для занятий любовью нет ничего лучше джакузи. И я все мечтал попробовать.
        От его слов Ливия пришла в восторг. Значит, он не только ни с кем не занимался любовью в своей ванной, но и явно рассчитывал не прекращать их отношений.
        Стараясь двигаться так, чтобы быть все время между Конелом и рисунком, она подвела его к кровати и приподняла шелковое стеганое одеяло персикового цвета.
        - Залезай, - велела она и с облегчением вздохнула, когда Конел послушно исполнил то, что она просила.
        Скорее поспешно, чем ловко, она разделась и юркнула вслед за ним.
        Под одеялом было темно, и она сощурилась, пытаясь что-нибудь рассмотреть. Не так уж это было и нужно. Потеряться в таком крошечном пространстве Конелу негде. Исходящий от его тела жар лучше всякого неона свидетельствовал о его местонахождении.
        Протянув руку, она нащупала его предплечье. Погладив пальцами кожу, она задрожала, когда его бицепсы в ответ напряглись. Ливия сглотнула, все в ней оборвалось, низ живота заныл. Этот мужчина заставлял ее чувствовать себя самой женственной женщиной в мире. Но не слабой, а сильной, агрессивной в своей женственности, полностью контролирующей все, что происходит.
        Пальцы ее скользнули ниже, прошлись по его широченной груди и задержались на плоских сосках. Она ощупывала их страстно и радостно улыбнулась, почувствовав, как он реагирует. Тело становилось податливым и отзывчивым, готовым откликнуться на любую его прихоть.
        Руки Конела внезапно скользнули ей за спину и крепко обняли ее. Ливия прижалась к его груди. Каждая клеточка ее тела, соприкасающаяся с ним, наполнялась жизненной силой и вопила о наслаждении.
        Конел взъерошил и без того растрепанные ее волосы, прижал ее голову к себе. Она почувствовала, как он потянулся к ней всем телом.
        Ливия вся изогнулась, почувствовав бедром его напряжение. Губы ее раскрылись, и она глотнула воздуха, словно рыба на песке.
        Его губы безошибочно нашли ее губы и с силой впились в них. Они сами собой раскрылись, на что незамедлительно отреагировал его язык, заполнив рот раскаленной сладостью.
        Ливия застонала. Его стремительный язык встретился с ее, и Ливия в безумном порыве обхватила его голову и что есть силы прижала к себе.
        Она хотела его. Хотела почувствовать тяжесть его тела, подминающего ее под себя. Она хотела, чтобы его естество вошло глубоко в нее, наполнив ее блаженством.
        - От тебя так потрясающе пахнет. - Его низкий вибрирующий голос проникал в каждую ее клеточку, доводя ее до умопомрачения. - А на вкус ты еще лучше.
        Его язык двинулся дальше и лизнул мочку уха. Ливию словно током ударило. А его губы жгли ее.
        - Конел, - через силу выдавила она, - возьми меня, пожалуйста.
        - С удовольствием.
        Он легонько прикусил ее мочку, а когда она застонала, взял ее в рот и тихонько потянул.
        Ливия вся затрепетала, горло у нее сжалось, она хотела сглотнуть, но рот пересох. Она вся горела. Горела на собственном огне неудержимого желания.
        Рука Конела медленно двинулась вниз. Она чувствовала дрожь его пальцев, коснувшихся ее груди и двинувшихся вниз к ее напрягшемуся животу, и эта дрожь передалась ей.
        - Я хочу… - начала было она, но вместо слов из ее губ вырвалось мычание, когда его рука проскользнула между ее влажных ног.
        - Вижу, что хочешь, - сиплым голосом выговорил Конел. - Я этого же хочу. Ты вся такая сладкая, - бормотал он, - такая сладкая…
        Не выпуская ее из своих объятий, он чуть приподнялся и одним сильным толчком вошел в нее. Ей показалось, что он проник в нее до самых глубин ее существа.
        Мощные ритмичные движения Конела возносили Ливию все выше, грозя взорвать ее, и она, запрокинув голову, полностью отдалась их власти. Наконец рухнули последние оплоты, и ее понесло по бурному потоку чистой чувственности, от невероятной красоты которой слезы выступили у нее на глазах. Сквозь туман она услышала последний вскрик Конела, но это уже не имело для нее никакого значения.
        Когда она наконец очнулась, то увидела, что Конел спит. Глубокое, мерное дыхание резко контрастировало с его бурным завершением секунду назад.
        Ливия досчитала про себя до ста. Убедившись, что он не просыпается, она выбралась из-под одеяла и направилась к рисунку на стене. Торопливо сняв картину, сунула ее в стенной шкаф.
        Вздохнув с облегчением, пошла к кровати. Все-таки, несмотря ни на что, ей удалось обвести его вокруг пальца. Он не увидел рисунка. Может, ей повезет и в будущем, и удача улыбнется ей. На всякий случай она суеверно скрестила пальцы, скользнула под одеяло и свернулась комочком возле огромного теплого Конела.


        - Мистер Сазерленд, как юрист я обязан довести до вашего сведения, что это плохая идея. Если вы посмотрите внимательно, поймете, что подобные браки долго не длятся. Слишком много сил положили вы на создание своего дела. - Джон Мэллой повел рукой по кабинету Конела, в котором царил полный беспорядок. - Что вы будете делать, если такая участь постигнет вас? Попросите… - он бросил взгляд на документ, приготовленный им для Конела, - Ливию Фаррел отказаться от предложенной вами в качестве свадебного подарка половины прав на вашу компанию.
        - Мой брак не развалится, - возразил Конел, принимая папку из рук недовольного Джона Мэллоя.
        Юрист презрительно фыркнул.
        - Если бы я на каждого потерявшего голову от любви глупца ставил доллар…
        - Я не глупец, не потерял голову от любви и все тому подобное, - обрезал его Конел, которому надоело выслушивать его мрачные предсказания. К сожалению, они были слишком близки к его собственным смутным опасениям, чтобы так просто было отмахнуться от них. Впрочем, опасения на самом деле были связаны не столько с перспективой развода, сколько с отказом Ливии выйти за него.
        Эта половина агентства была, с его точки зрения, единственной возможностью показать ей, насколько серьезны его намерения.
        Конел сосредоточил свои мысли на трех обнадеживающих моментах этой нескончаемой недели после их возвращения из Скрэнтона. На невероятном рисунке на стене ее спальни, который таинственно испарился, после того как они любили друг друга. Далее, Ливия не вернула ему его кольцо, хотя в офисе его не носила, и, наконец, она не прерывала его, когда он расспрашивал о ее личной жизни.
        Мэллой с видом отчаявшегося человека махнул рукой:
        - Ладно, я сделал что мог.
        Конел пожал Мэллою руку, подождал, пока юрист уйдет, и сел, уставившись на кремовую папку на столе. Два листочка бумаги. Такой тоненький документ, с которым он связывал столько надежд!
        Конел откинулся на спинку кресла и, глядя в потолок, стал делать глубокие вдохи и выдохи, чтобы унять расходившиеся нервы. Ничего не помогало. Решив наконец, что если он не спросит ее сию же минуту, то никогда уже не спросит, он вскочил на ноги и отправился в кабинет Ливии. Необходимо прямо сейчас получить ответ! Он больше не выдержит этого нестерпимого мучения.
        Ливия подняла голову от бумаг, когда дверь в ее кабинет открылась, и на пороге появился Конел. У нее перехватило дыхание, и волна желания поднялась в ней при виде любимого лица.
        Конела сразу покинуло мужество, и он стоял в полной растерянности. Может, он выбрал не лучшее время? Может, стоит подождать?
        Набрав побольше воздуха, он открыл было рот, чтобы обратиться к ней с предложением, которое готовил всю ночь. И не смог выдавить из себя ни звука. Все мысли предательски разлетелись в разные стороны.
        Он проглотил комок в горле и лихорадочно пытался собраться с мыслями, чтобы хоть что-то сказать.
        Ливия смотрела на него со страхом. Конел явно не в себе. Выглядит расстроенным. Словно ищет слов, чтобы сказать ей, что ему надоело играть в любовника, что он хочет, чтобы она вернула ему его обручальное кольцо. Может, он рассчитывал, что она вернет его сама, без его просьбы?
        Ливия вся сжалась. Она не хотела подавать виду, что отказ больно ранит ее. Пока все идет как-то само собой, она может продолжать работать с ним, видеть его из дня в день.
        - Я… - пытался выдавить из себя Конел. - Выходи за меня замуж! - наконец выпалил он на одном дыхании. С ужасом он услышал собственные незамысловатые слова. - Выходи за меня замуж, и я отдам тебе половину агентства.
        Конел сунул Ливии папку, мысленно проклиная себя за гнусную меркантильность своего предложения. И как из него такое вылезло, ведь он столько готовился!
        Ливия молча смотрела на него. Уж не послышалось ли ей?
        - Я понимаю, что я не лучший кандидат в мужья, - пробормотал Конел, - но…
        Глотнув воздуха, Ливия постаралась собраться с мыслями. Нет, она не ослышалась. Конел только что предлагал ей руку и сердце!
        - Я хочу сказать… Я понимаю, что у меня нет опыта семейной жизни, - заикаясь, бормотал он.
        - С моей точки зрения, это явный плюс, - натянуто улыбнулась она.
        Конел смотрел на любимое лицо и чувствовал, как его отпускает, как мучившая его последнее время тяжесть спадает с плеч.
        - Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы наш брак был счастливым, - уже бодрее продолжил он, - вот почему я хочу передать тебе половину агентства. Прими это как доказательство моей верности.
        Счастливым. Ливия пробовала слово на вкус. Она не сомневалась, что Конел говорит, что думает. Такой уж он человек.
        Но что толкнуло его на этот шаг? Ведь он всегда был стойким противником женитьбы.
        - Но почему брак? - решила она, наконец, спросить его начистоту.
        - Потому что я люблю тебя! Почему бы еще? - вырвалось у Конела.
        И от этих слов Ливия почувствовала себя на седьмом небе от счастья. Конел любит ее! Эти слова музыкой звучали в ее ушах. Конел любит ее!
        - Но мне не нужна половина дела.
        Конел уставился на нее. Сердце его бешено билось и готово было выпрыгнуть из груди.
        - Так да или… - закончить он был не в силах.
        - Да, - произнесла Ливия и почувствовала, как все в ней успокаивается и становится на свое место. - Я люблю тебя, Конел Сазерленд.
        Конел схватил ее и прижал к себе. Губы его нашли ее губы, и у Ливии все поплыло перед глазами. Всякие опасения за будущее отошли куда-то на задний план, вытесненные уверенностью, что Конел любит ее. Вдвоем они могут свернуть горы.



        ЭПИЛОГ

        Конел вздрогнул от тонкого писка, внезапно раздавшегося из-за приоткрытой двери. Бросив ручку на контракт, который только что просматривал, он поспешил в соседнюю комнату. Над краем колыбельки замелькал крошечный кулачок, и тут же комнату наполнил пронзительный вопль.
        - Привет, Аластер! - Конел склонился над колыбелькой и извлек оттуда своего крошку сына. - Чего это мы сердимся? Вот он я.
        Младенец сразу смолк и внимательно посмотрел на Конела, словно прицениваясь к его заявлению, и тут же заорал во всю глотку, решив, что оно многого не стоит.
        - Шшш, - мягко уговаривал его Конел. - Мама с клиентом. Нельзя ей мешать, а то она подумает, что мы с тобой не знаем, что делать.
        Аластер заплакал еще громче, и Конел скорчил недовольную гримасу.
        - Значит, она будет права… Как насчет пеленок? - Конел поднял ребенка, отнес на столик и стал аккуратно разворачивать. По заключению педиатра шестинедельный Аластер со своими десятью фунтами отвечал всем нормам, Конелу же его крошечные ручки и ножки внушали ужас своей хрупкостью.
        Справившись наконец с пеленками, Конел не очень умело сменил их на свежие, которые Аластер тут же намочил.
        Конел бросил на сынишку осуждающий взгляд.
        - У тебя, малыш, чертовски развито чувство времени.
        Он достал новые пеленки и повторил всю операцию заново, на сей раз успешно.
        Сухой Аластер тут же прекратил плач и заворковал, требовательно глядя на Конела.
        - Чего теперь? - спросил тот, держа ребенка на руках. - Ты вроде еще не голоден.
        Аластер фыркнул, выказывая свое отношение к такому утверждению.
        - Вот-вот, ты совершенно прав, малыш, я тоже терпеть не могу, когда мне указывают, что я должен чувствовать. Знаешь что, - продолжал Конел, - давай я тебе немного почитаю, пока мама закончит дела.
        Аластер недовольно выпятил нижнюю губку. Конел поцеловал его в пушок на головке.
        - Ты уж извини, сынок, но при всем моем желании я не могу покормить тебя. У меня нет того, чем кормят маленьких.
        Конел поспешно уселся в кресло-качалку, взял со стола «Уолл-стрит джорнэл» и начал громко читать передовицу. Аластер приник головкой к отцовскому плечу, пуская пузыри на крахмальную белую рубашку, а тот ничего не замечал, наслаждаясь теплом крошечного тельца.
        - Что за белиберду ты ему читаешь? - раздался смех Ливии.
        Конел оторвал глаза от газеты и почувствовал, как от одного вида ее сияющего лица его любовь разгорелась с тысячекратной силой.
        - «Уолл-стрит джорнэл». Ребенку полезно чтение вслух, - с серьезной миной пояснил он.
        - Да он еще не дорос до ребенка, он кроха.
        - Но очень развитая кроха, - поправил ее Конел. - Я не сомневаюсь, что он понимает почти все, что я говорю.
        Ливия взглянула на серьезную физиономию Конела и закусила губу, чтоб не расхохотаться. Конел милый, он так любит своего малыша и с такой серьезностью относится к нему. Что бы Аластер ни делал, Конел воспринимает это как очередное чудо, явленное ему. Он с головой ушел в отцовство, как, впрочем, и в брачную жизнь.
        Ливия, довольная, вздохнула, оглядев маленькую детскую, соединяющую оба их кабинета. Конел ни разу даже не намекнул, что ей следовало бы сидеть дома. Напротив, он снял новые помещения для их процветающего агентства, и теперь у них была специальная детская; к тому же он ввел в штат бухгалтера, что высвободило им время на ребенка. Порой в ночной тиши, возясь с Аластером, Ливия изумлялась, чем же она заслужила такой подарок судьбы в лице Конела.
        - Я тебе не говорила, что люблю тебя? - нежно спросила Ливия.
        - Нет, по крайней мере, последние полчаса. Мы…
        Аластер издал пронзительный вопль, и Конел вскочил.
        - Наверное, он голоден.
        Он обеспокоенно посмотрел в красное от натуги личико сына.
        Ливия взяла к себе на руки Аластера и уселась в кресло, освобожденное для нее Конелом.
        - Боюсь, его просто избаловали.
        И не его одного, подумал про себя Конел, глядя, как малыш с жадностью насыщается. Сейчас он лишь смеялся над собственными страхами, когда они ждали ребенка. Все эти страхи оказались пустыми. Аластер само совершенство. Вылитая мать. Любовь его жизни. Конел подошел к Ливии и провел рукой по ее щеке.
        Она оторвала глаза от сосущего младенца и улыбнулась Конелу, он же всем сердцем почувствовал, что жизнь не могла бы дать ему большего счастья.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к