Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Манн Кэтрин: " Звезды Над Океаном " - читать онлайн

Сохранить .
Звезды над океаном Кэтрин Манн


        # Хотя Брук и Джордан принадлежат к враждующим семейным кланам, их тянет друг к другу. После единственной ночи любви Брук оказывается беременной, и Джордан делает ей предложение, но получает отказ…

        Кэтрин Манн
        Звезды над океаном

        ПРОЛОГ


        Июль, за пять месяцев до описываемых событий
        Брук Гаррисон впервые за двадцать восемь лет своей жизни решила выпить.
        Она сидела в баре «Гаррисон Гранд-отеля». Потянувшись через полированную стойку тикового дерева, Брук взяла бокал вина. Было заметно, как дрожит у нее рука. И не мудрено - после такого нелегкого дня, когда прочли завещание ее отца, и она узнала о его тайной жизни.
        - Спасибо, - сказала она, украдкой взглянув на именную табличку бармена, - Доналд.
        - Пожалуйста, мисс Гаррисон. - Пожилой бармен прошелся салфеткой по барной стойке с той же ловкостью, с какой пианист проходится по клавишам. - И прошу вас принять мои соболезнования по поводу кончины вашего отца. Нам его будет не хватать.
        Его не будет хватать многим, во всяком случае, большему числу людей, чем она думала.
        - Мы все благодарны за любые добрые слова. Спасибо вам еще раз.
        - Разумеется. Скажите мне, если понадобится что-нибудь еще.
        Что-нибудь еще? Она была бы рада выбросить весь этот ужасный день и начать его заново. Или хотя бы перестать думать о случившемся, тем более говорить. Она уже оставила без внимания четыре голосовых сообщения от секретарши ее брата Паркера.
        В задумчивости Брук попивала вино маленькими глоточками и смотрела на колеблющееся пламя свечей, просвечивающее через бокал с шардонне. Где-то в бокале и таился ответ на вопрос о причинах, по которым ее мать не ладила с ней и по которым отец вел вторую, тайную, жизнь до самой смерти.
        Горькие пьяные слова матери, произнесенные утром во время оглашения последней воли Джона Гаррисона, снова и снова отдавались эхом у нее в голове: «Сукин сын вдосталь позабавился. Я рада, что он умер!»
        Чертовски странный способ узнать, что у Гаррисона было не пять, а шесть отпрысков! Вдобавок к трем братьям и двум сестрам-близнецам, похожим друг на друга как две капли воды, у Брук обнаружилась незаконнорожденная сестра, живущая на Багамах. Сестра, о которой отец при жизни и словом не обмолвился. Он устроил так, чтобы новость услышал весь немалый клан Гаррисонов, включая и саму Кэсси Синклер - вновь обретенную сестру, - лишь после его ухода в мир иной.
        Не то чтобы Брук беспокоилась из-за наследства, но предательство отца потрясло ее.
        Вокруг раздавался звон бокалов, звучали голоса людей, более счастливых, чем она. Ей же все это веселье ни к чему. Особенно старательно она избегала встречаться взглядом с двумя мужчинами, которые пытались привлечь ее внимание.
        Брук снова поднесла к губам хрустальный бокал на длинной ножке. Она знала, что вино такое же первоклассное, как все здесь - и свежие цветы, и крахмальные скатерти.
        Всю жизнь она винила мать за то, что отец то и дело уезжает в деловые поездки. Из-за пьянства жены ее чудесный папочка не любил бывать дома. Но теперь Брук не могла не спрашивать себя: может, это из-за отца ее мать была несчастна?..
        Но как распутать весь этот клубок сейчас, когда она оплакивает потерю самого важного человека в своей жизни? Все в отеле напоминало о нем. Казалось, здесь на всем лежит отпечаток его личности - на люстрах под сводами, на каждой колонне Брук провела пальцем по ободку своего наполовину опустевшего бокала. Из-за материнского пристрастия к алкоголю она никогда не позволяла себе даже бокала вина. Но сегодня все не так, как обычно.
        Ее взгляд остановился на мужчине, который шел через арочный проем и который был последним в списке тех, кого Брук ожидала увидеть, но кого узнала мгновенно. Их семьи годами соперничали в бизнесе, и с тех пор, как Джордан Джеффриз унаследовал все после смерти своего отца, соперничество только усилилось.
        Что же привело сюда Джордана в этот час?
        Брук заставила себя трезво взглянуть на это неожиданное появление. В отель, принадлежащий ее брату Стивену, он пришел, чтобы оценить возможности соперника.
        Джордан Джеффриз стал обходить холл с какой-то ленивой грацией льва. Хотя подождите-ка! Ленивая - неправильное слово. Рассуждай, как твои братья и сестры! Джеффриз нарочно старается, чтоб его повадка выглядела ленивой. Это даст ему преимущество, если он наткнется на кого-нибудь из ее семейства, думала она, не в силах отвести взгляд от его мускулистой фигуры.
        Этот человек ей враг, но как он хорош… Впрочем, Джордан все равно был для нее запретным плодом. Семья бы этого не одобрила. Ее старшего брата Паркера осудили даже за то, что он как-то провел деловую встречу с Джорданом. И Брук, как семейный дипломат, потратила немало усилий, стараясь сгладить эту размолвку. Жаль, что ей это так и не удалось. Клан Гаррисонов раскололся.
        В ушах снова зазвучал голос матери: «Сукин сын… Я рада, что он умер!»
        Бармен отвлек ее от размышлений вопросом:
        - Могу я предложить вам еще что-нибудь, мисс Гаррисон?
        Вдруг ей в голову пришла одна мысль.
        - Да, Доналд. Вы действительно можете кое-что сделать для меня. Пожалуйста, передайте вон тому джентльмену, - она показала на Джордана, - что вся его выпивка сегодня - за счет заведения.
        - Разумеется, мисс Гаррисон. - Бармен с понимающей улыбкой направился в другой конец бара вдоль ряда подвешенных вверх донышками бокалов. Там он наклонился к Джорджану, передавая ее слова.
        Брук ждала. Что он подумает? Скорее всего, ничего, кроме того что кто-то из Гаррисонов заметил его присутствие в их баре. Да и помнит ли Джеффриз ее вообще? По идее, должен бы. Такому ловкому дельцу следовало бы знать всех Гаррисонов. А вот вопрос получше - отличит ли он Брук от ее сестры-близняшки?
        Теперь он посмотрел в ее сторону. Она встретила его взгляд и даже в этом неярком свете оценила синеву его глаз. В его ленивой улыбке появилась заинтересованность. Джордан взял свой стакан и, лавируя между местными завсегдатаями, направился прямиком к ней. И вот его стакан уже занял место на стойке рядом с ее бокалом.
        - Не ожидал такого теплого приема от Гаррисонов. Вы уверены, что не велели бармену подсыпать мне яду, Брук?
        Значит, узнал. Или просто угадал?
        - Как вы узнали, что я - не Бриттани? Продолжая смотреть ей в глаза, он протянул руку и почти коснулся ее затылка, где из узла волос постоянно выбивались непослушные пряди.
        - Из-за этого. Эти капризные локоны - примета Брук.
        Он и в самом деле узнал ее. А ведь даже отец иногда путал близняшек.
        В этот миг Брук поняла, что в ней больше гаррисоновской решительности, чем можно было заподозрить. Она подняла бокал в безмолвном тосте.
        Она всегда хотела Джордана Джеффриза. И сегодня вечером - пусть ее семейка катится к черту! - она его получит.



        ГЛАВА ПЕРВАЯ


        Настоящее время
        - С Рождеством! У меня будет ребенок. Твой ребенок. - Брук Гаррисон репетировала, стараясь найти верную интонацию, прежде чем отец ее ребенка переступит порог ее кабинета.
        А произойти это могло в любую минуту.
        Она откинулась на спинку кресла, сидя за своим металлическим столом, откуда управляла семейной компанией «Сэндс кондоминиум девелопмент».
        Проклятье! Время бежало быстрей, чем огоньки на рождественской елке, поставленной в углу кабинета, а она все еще не знала, как лучше всего сообщить Джордану о надвигающемся отцовстве.
        - Я беременна от тебя. - Она попробовала другой вариант. - Противозачаточные не сработали. Возможно, это произошло, когда мы вместе принимали ванну…
        - Хмм… - Она покачала головой. Это было неосторожно - вспоминать, как они купались с Джорданом. Брук отбросила назад пышную гриву вьющихся локонов. А ведь она - менеджер крупной компании! Казалось бы, могла бы быть более осмотрительной.
        Вот только иногда это не получается… «Я в ожидании…» В ожидании чего? Нет, так не годится!
        Она сбросила лодочки, они уже давно жали ей начавшие опухать ноги.
        Хорошо еще, что Брук всегда была загорелой, поскольку жила на южном побережье Майами благодаря этому она могла не надевать колготки.
        Ей нет никаких оправданий, почему она не подготовилась. С тех пор как она выложила новость о своей беременности на семейном обеде, об этом узнают все, это всего лишь вопрос времени. Рано или поздно ее будущий зять проговорится своему брату и заодно деловому партнеру. То есть Джордану Джеффризу.
        Наконец секретарь доложила, что самый главный деловой соперник ее семьи хотел бы увидеться с ней.
        Джордан не распахнул дверь с силой и не ударил ею об стену. Ему в том и нужды не было. Появление этого мужчины в сером костюме произвело на Брук впечатление, похожее на удар каменного тарана в стену. Совершенство его облика странно контрастировало с ее воспоминаниями о той головокружительно жаркой ночи, которую они провели вдвоем…
        Замок щелкнул. Она вздрогнула. Его ребенок толкнулся у нее в животе.
        Взглянув на нее, Джордан быстрыми шагами пересек комнату. Его чеканное лицо было непроницаемо, как маска. Она смотрела на копну его светлых волос и вспоминала, как рассыпались эти непокорные пряди под ее руками… Он наклонился и сразу же выпрямился, держа в руках ее туфли. Ветерок от его быстрого движения донес к ней слабый аромат мужского лосьона. Ей припомнилось, как напоследок она прижимала к своему лицу подушку, чтобы еще раз ощутить его запах, прежде чем покинуть его. Она оставила его спящим.
        - Здравствуй, Брук. - Он поставил одну туфлю на стол, но вторую лодочку из черной кожи продолжал сжимать в руке. - Пожалуйста, не вставай ради меня.
        - Ну, раз мои туфли у тебя, думаю, я останусь сидеть.
        И скрою за столом свой увеличившийся живот. Ненадолго, конечно, но все-таки хоть какое-то подобие контроля над ситуацией.
        В конце концов, он не кричит, но ведь у него было время освоиться с известием о ее беременности. Ей только нужно удостовериться, что Джордан знает и верит - этот ребенок от него.
        Внезапная мысль поразила Брук. Что, если ее сообщение семье о беременности в присутствии Эмилио, брата Джордана, было с ее стороны неким пассивно-агрессивным способом оповестить его самого? А она-то считала себя деловой женщиной со здравым смыслом, которая честно заработала место в семейной корпорации и в личной жизни избегает любых конфликтов!
        Уклонилась ли она от удара? Или только сделала все хуже? Брук попыталась прочесть ответ на лице Джордана, но оно сохраняло ничего не означающее выражение, как у игрока в покер. Он поглаживал большим пальцем ее лодочку, и, боже мой, этот простой жест заставил ее задрожать от томительного желания снова почувствовать его прикосновения… Должно быть, это гормональное.
        Брук где-то читала, что в среднем триместре беременности чувствительность обостряется.
        - Я беременна, - выпалила она. Вот вам и достойная, тщательно отрепетированная речь!
        - Я слышал об этом. - Он, не мигая, смотрел на нее голубыми глазами.
        - Ребенок от тебя.
        - Разумеется, - процедил Джордан.
        Вот самонадеянный тип! Но какой сексуальный… Дух противоречия взыграл в Брук, и все благие намерения разом улетучились.
        - А почему ты так уверен?
        - Потому что ты мне сказала. - Он обогнул стол и поставил ее лодочку на коврик для мышки. - Знаешь, почему мне удалось удвоить отцовское состояние? Потому что я знаю, кому верить, а кому нет.
        - Ты просто невероятно самоуверен!
        - До сих пор ни разу не ошибался, Брук, - пожал он плечами. - Я думаю, что это произошло той жаркой ночью… Мы были не очень-то осторожны. - Теперь его бархатный взгляд излучал чувственность.
        Она сглотнула.
        - Угу. И я так думаю.
        Он заправил ей за ухо выбившуюся прядку.
        - Во всяком случае, твои чудные карие глаза, в которых отражается душа, не лгут.
        Она заставила себя смотреть прямо ему в глаза.
        - Хочешь сказать, я простушка?
        - Хочу сказать, ты хороший человек. Гораздо лучше, чем я, по правде говоря. - Он положил руку на кожаную папку, которую она приготовила для встречи. - Кроме того, что бы ты выиграла? Ничего.
        - А-а-а… Значит, твое доверие основано на логике, а не на мистическом умении читать по глазам?
        - Брук, не заговаривайся.
        Говорунья Брук. Так называл ее отец, когда она начинала нервничать. Но она немало поработала над тем, чтобы выглядеть спокойной, - слишком хорошо помнила пьяную бессвязную болтовню матери.
        Джордан прав. Она заговаривалась - и все из-за глупого, нелепого смущения. Это уже чересчур.
        Она оттолкнулась от стола и вместе с креслом отъехала назад, открывая его взгляду свободное зеленое платье, облегающее живот.
        Вот это да! У Джордана пересохло во рту.
        Ему приходилось слышать о «сиянии беременных» от друзей и коллег, но до сих пор он совершенно искренне думал, что это чепуха.
        Молочная кожа Брук светилась, к ней хотелось прикоснуться. Мягкие каштановые волосы переливались, и он был готов поклясться, что с тех пор, как видел Брук в последний раз, они стали еще шелковистей.
        И наконец, его взгляд обратился к округлой выпуклости ее живота, где рос ребенок. И что-то первобытное шевельнулось в глубине его души.
        Это его ребенок!
        С первого мгновения, когда он услышал о предполагаемой дате родов, Джордан знал, что ребенок от него. Но видеть подтверждение своими глазами, прямо перед собой, смотреть на Брук, у которой в животе - его ребенок…
        Он почувствовал совершенно новую связь с этой женщиной и той жизнью, которую они создали вместе. Он не собирался оставаться в стороне и не позволит никаким заносчивым Гаррисонам с их семейной круговой порукой отодвинуть себя от воспитания ребенка.
        Джордан посмотрел на подбородок Брук, отмеченный характерной гаррисоновской ямочкой. И пусть его считают железным бизнесменом во всем, что касалось дел компании «Джеффриз бразерс инкорпорейтед», но с Брук он будет вести себя по-другому. Джордан решил, что ей будет приятно узнать, как его потрясла новость.
        Он присел на край стола и глубоко вздохнул.
        - Черт, Брук, это просто здорово!
        Ее широкая улыбка показала ему, что он не ошибся. Она положила руку на свой выпуклый живот.
        - Сама все никак не привыкну. Поэтому до сих пор и не говорила тебе.
        Неподходящий момент, чтоб напоминать, что она, тем не менее, успела сообщить об этом всей семье. Упрекать Брук означало ничего не выиграть и рисковать всем.
        - Единственное, что важно, - это что мы сейчас здесь вместе.
        Вместе. Это слово всколыхнуло воспоминания об их совместной ночи. Джордану хватило одного взгляда на Брук, чтобы его охватил жар.
        Ну, а почему бы не обернуть в свою пользу то влечение, которое он испытывал к Брук?
        Он протянул руку, чтобы отвести с ее лица непокорный локон, и чуть помедлил, лаская его пальцами, потом слегка провел тыльной стороной ладони по ее щеке - кожа была такой же мягкой, как волосы.
        - Джордан, - начала она, и между бровями обозначилась морщинка - предвестница спора, которого он хотел избежать. - Я понимаю, все может усложниться, но мои юристы свяжутся с твоими, чтобы…
        Он склонил голову и приник к ее губам. Вкус был соблазнительный, мятный…
        Мята - что-то новое. А вот соблазн он помнил по той судьбоносной ночи пять месяцев назад, когда их тропки пересеклись в «Гаррисон Гранд-отеле». В то время он занимался строительством своего отеля «Виктория», а туда зашел, чтобы осмотреть владения противника по бизнесу.
        Конечно, он встречал Брук и прежде, но было что-то особенное в ней той ночью, какая-то уязвимость, которая привлекла его. И раньше, чем он смог оценить свое решение, они уже поднимались на лифте в апартаменты.
        Губы и языки заново узнавали друг друга. Да, он прекрасно помнил это ощущение, так же как и ее грациозную спину под его руками. Прикосновение ее пальцев к его плечам…
        Но он не может терять контроль над собой.
        Джордан оторвался от губ Брук и прижал к груди ее голову, словно стараясь утихомирить, бешено колотящееся сердце. По ее прерывистому и горячему дыханию он понял, что она возбуждена не меньше, чем он, и это отнюдь не помогло ему успокоиться.
        Его руки продолжали скользить по ее спине. Ему предстояло нелегкое время - ухаживать за ней и в то же время готовиться к открытию отеля «Виктория», который уступал «Гаррисон Гранд-отелю» в размерах, но должен был превзойти его в роскоши - и привлечь ту же клиентуру. Черт побери, он честно заработал свою репутацию безжалостного дельца!
        Ему понадобится тот же драйв, чтобы завоевать ее. Не только из-за ребенка, но и потому, что Джордан знал: влечение, которое вспыхнуло между ним и Брук, - большая редкость. На самом-то деле он не мог вообразить себе другой женщины, которая одним прикосновением руки воспламеняла бы его, как это делала она. Это не удавалось даже девушке из «Плейбоя», с которой он встречался раньше и с которой порвал сразу же после ночи Брук.
        Джордан наклонился к ее уху.
        - Никаких юристов. - Он прикусил ей мочку, нежно играя с бриллиантовой сережкой. - Только судья, два кольца и букет. - Его рука скользнула ниже, чтоб ощутить округлую наполненность. - И все это - к концу недели, потому что у нашего ребенка должны быть женатые родители.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Выйти за него замуж? Он что, с ума сошел?
        Или, может быть, это она сошла с ума?
        Брук высвободилась из его объятий и попыталась восстановить равновесие на своем кресле на колесиках. Разумеется, поцелуи Джордана кружили ей голову, именно поэтому она и поторопилась сбежать из его постели пять месяцев тому назад.
        - Выйти за тебя замуж?
        - Ну, конечно. - Он пропустил между пальцев постоянно выбивающуюся прядку ее волос. - В этом есть смысл. Ты носишь моего ребенка. Наши семьи уже достаточно соперничали… Это не очень-то подходящее окружение для ребенка. А теперь, когда Эмилио помолвлен с Бриттани, все, наконец, стало меняться к лучшему. Мы можем упрочить положение, поженившись и полностью объединив наши корпорации.
        Вот, значит, как! А она-то уж начала думать, что у него есть сердце, пока он не дошел до этих слов - наши корпорации! Брук встала с кресла так резко, что оно откатилось назад, и прошла мимо Джордана к рождественской елке, а потом обернулась.
        - Дать тебе адрес клуба, куда ты можешь отправиться со своими пещерными замашками?
        - Тебе нужна романтика? - Голубые глаза сузились, веки слегка опустились, сделав взгляд чувственным. - Могу обеспечить тебе романтику. Просто я подумал, что практичная женщина вроде тебя должна оценить трезвый подход к делам.
        - Здорово, мистер Ромео Инкорпорейтед! Вы уже обеспечили мне массу романтики пять месяцев назад, большое спасибо.
        И все-таки она не могла не откликнуться на исходящий от него жар.
        - Тогда ответь на мой вопрос.
        - Нет! - Она скрестила руки на груди. - Я не выйду за тебя.
        Он открыл рот от удивления.
        - Будь благоразумен, Джордан. Мы едва знакомы, - пояснила Брук.
        - Мы знакомы много лет.
        - Да, как деловые партнеры, которые встречаются на переговорах в ресторане. - Удивительно только, как запомнились ей все эти встречи. Она всегда обращала на него внимание.
        Он приподнял ее туфлю и стукнул каблуком по коврику для мышки.
        - А потом ты вдруг решила избегать меня.
        - Потому что я была не готова сообщить тебе о ребенке. - Она решила, что незачем объяснять ему, что заставило ее сбежать от него.
        - Или потому, что ты не знала, как справиться с той страстью, что вспыхнула между нами?
        Да, интуиция у него развита лучше, чем она думала.
        - То же самое можно сказать и про тебя. - Может, так ее гордость будет меньше страдать из-за того, что он не ринулся разыскивать ее.
        - Я звонил.
        - Неделю спустя. - Это снова был голос гордости.
        Он оставил ее туфлю в покое, и его сузившиеся глаза блеснули.
        - Ты сама сказала мне держаться подальше. Предполагалось, что я не буду обращать на твои слова внимания? Может быть, когда ты говоришь, что не выйдешь за меня, мне тоже не обращать на это внимания?
        Он был не из тех, кого можно взять голыми руками. Ничего удивительного, что ее старший брат сообщил, какое пугающее предложение сделал Джордан на переговорах. И это все усложняло - тот факт, что отец ее будущего ребенка пожелал иметь контрольный пакет ее семейной компании. Женитьба на Брук означала то самое вторжение в дело Гаррисонов, к которому он всегда стремился.
        - Нет, Джордан. Я не выйду за тебя. Мы ничего не знаем друг о друге, ничего, что находится за пределами спальни. А потрясающий секс и общие деловые интересы - это слишком хрупкий фундамент для брака. Это нечестно по отношению к нашему ребенку.
        - Ну, тогда ладно. - Он улыбнулся. Ох, как же он улыбнулся! А потом соскользнул с края стола и направился к ней. - Давай тогда узнаем друг друга лучше. Ради нашего ребенка. Мы будем связаны с ним на всю оставшуюся жизнь. Сейчас время Рождества. Давай отпразднуем и используем это время для того, чтобы построить прочный фундамент наших отношений.
        - Логично.
        - Ну, вот и хорошо. - Он кивнул и направился мимо нее к двери.
        Это все? Никаких поцелуев? Ни одной попытки уговорить ее выйти за него?
        - Джордан?
        Он остановился и обернулся:
        - Я приглашаю тебя на свидание сегодня вечером в восемь.
        И дверь за ним закрылась.
        Тем же вечером в шесть тридцать Брук остановила свой БМВ в конце пальмовой аллеи на площадке перед отелем «Виктория» - восемь впечатляющих этажей стекла и бетона на берегу.
        Рабочие должны были все закончить к этому вечеру. Из мимолетной беседы с Эмилио она знала, что Джордан открыл офис в уже отделанных апартаментах, откуда ему были видны последние строящиеся этажи отеля, и что обычно он задерживался там допоздна. Это строительство было его любимым проектом, так что он, без сомнения, стремился проводить там все свободное время, чтобы приглядывать, как идут дела.
        Может, удастся пройти незамеченной? Она надела темные очки. Кроме того, никто и не ожидал увидеть здесь Гаррисонов. Миру еще предстояло узнать об ее отношениях с Джорданом - но не раньше, чем она сочтет момент подходящим.
        А пока что она позаботится о безопасности.
        Брук вытащила мобильник и набрала прямой номер Джордана, который он оставил ей пять месяцев назад, номер, который она хотела набрать, по меньшей мере, сотню раз…
        - Джордан?
        - Брук, ты ведь не собираешься отказаться?
        - Кто сказал, что я не приду на свидание? - парировала она. Он думает, что знает ее. Что ж, она его удивит. - Я внизу.
        - Внизу где?
        - У отеля «Виктория». Скажешь охраннику, чтоб пропустил меня?
        Секундное замешательство означало только одно - ей действительно удалось удивить его.
        - Я сейчас спущусь.
        И в самом деле, не успела Брук выйти из машины, как Джордан уже спешил ей навстречу. Она придержала корзинку для пикника и распахнула дверцу.
        Он быстро подошел к ней, посмотрел на корзинку.
        - Я заказал на восемь тридцать столик в ресторане.
        - Не могу так долго ждать, я проголодалась. - Она вышла из машины и встала напротив него, так что корзинка оказалась между ними. - Ты же не будешь морить ребенка голодом?
        Он тронул пальцем ямочку на ее подбородке.
        - В какую игру ты играешь?
        - Не хочу никуда идти. Я устала, у меня ноги болят. Я хочу спокойно поужинать и отдохнуть без толпы любопытных.
        - Ну что ж, это честно, - согласился он. - Тогда пойдем.
        Он забрал корзинку и повел ее ко входу в отель.
        Брук ощутила волнующее прикосновение его руки у себя на талии, но в то же время не могла не признаться, что ей ужасно любопытно осмотреть изнутри отель, который собирался соперничать с «Гаррисон Гранд-отелем».
        Никаких сомнений, этот отель предназначался для той же клиентуры, что и ее семейное предприятие, но поражал своей отделкой. «Гаррисон Гранд» был выдержан в белых тонах, отделан дорогими сортами дерева и мрамора, с деталями из блестящей стали. «Виктория» могла похвастаться отделкой в красно-желтой гамме с медью. Вишневое дерево и мрамор задавали основную тему, изысканную, какую-то декадентскую.
        Но о мраморе лучше не думать, от этой мысли полшага до воспоминаний о мраморной ванне, в которой ей довелось побывать однажды…
        Двери лифта распахнулись, вместе с Джорданом они вошли внутрь, и от воспоминаний стало некуда деться. Правильно ли она поступает? Брук старалась не смотреть на него, но зеркальные стены делали это невозможным.
        - Твой отель очень красив.
        - Это ты очень красива.
        - А тебе не удастся припереть меня к стене так запросто, Ромео.
        Его тихий смех еще отдавался у нее в ушах, когда они вышли из лифта. Джордан взял ее за локоть и направил к двойным дверям в конце коридора. Он повернул ключ - и Брук оказалась совсем не там, где ожидала.
        - Я думала, мы поужинаем у тебя в кабинете. А вовсе не в гостиной, откуда со всей очевидностью дверь вела в спальню.
        Весь самоконтроль был тут же утрачен. Брук отчаянно хотелось устроиться на какой-нибудь мягкой софе цвета заварного крема и бургундского вина из тех, что стояли в просторном холле. А еще лучше - сбросить туфли и растянуться на кушетке возле стеклянной стены, внутри которой бесконечным водопадом текла аквамариновая вода.
        - Я здесь живу и работаю, пока отель достраивают. Это экономит время, не надо приезжать по каждому поводу. - Джордан ослабил узел галстука и вытянул его из-под воротничка.
        Это медленное скольжение шелка по хлопчатобумажной ткани рубашки заставило ее ощутить какое-то странное движение внутри, не имевшее никакого отношения к акробатическим упражнениям ребенка.
        - Ну ладно, могу я предложить тебе что-нибудь выпить? Я принесла воды и… э-э… Ах да, еще молоко.
        Пусть посмотрит, на что это похоже - жить с ней. Никаких ночей в баре. Разумеется, он всегда может наведаться в свой мини-бар и приготовить себе какой-нибудь напиток.
        Он протянул руку.
        - Я выпью воды.
        Она открыла корзину и извлекла бутылку минеральной воды, разлила в два хрустальных бокала со льдом из мини-бара и украсила дольками лимона. Когда Брук закончила, он стоял в дверях с телефоном в руках.
        - Отменяю наш заказ в ресторане Эмилио.
        - Эмилио? - Рот наполнился слюной при воспоминании о замечательной кубинской кухне, которую предлагали в «Эль Дьябло». Зависеть от вкусовых капризов, продиктованных гормонами, бывало временами утомительно. Она прикусила нижнюю губу и посмотрела на свою корзинку с… Брук даже не могла припомнить, что там внутри.
        Джордан прикрывал рукой микрофон телефона.
        - У меня однажды работала беременная ассистентка. Она ела на завтрак чизбургеры - каждый день в течение месяца. Уверяла, что все остальное никуда не годится. Знаешь, мы можем отложить твою корзинку и заказать в «Эль Дьябло» еду с доставкой на дом - ради ребенка.
        - Ладно. - Брук поторопилась согласиться, пока ее гордость не взяла свое.
        - Принято.
        Он передал по телефону ее заказ, то же самое попросил и себе. Наконец отключил телефон. Снял и повесил пиджак на деревянную спинку кресла.
        Из-за приоткрытой двери в соседнюю комнату можно было разглядеть широкую кровать…
        Она принялась разглядывать фотографии на стенах. Все они представляли собой разные этапы строительства отеля. Все, кроме одной маленькой фотографии возле компьютера… Ей захотелось рассмотреть ее поближе, но Джордан отвлек ее.
        Держа в одной руке стакан, другой он притронулся к ее локтю:
        - На балкон?
        Поскольку она могла поклясться, что он произнес это с интонацией вопроса, а не указания, то решила согласиться.
        - Можно и на балкон.
        Благослови его Господь, он позаботился даже о том, чтобы подставить ей под усталые ноги скамеечку, когда она устроилась. Сидя на балконе, они любовались закатным светом угасающего дня. Кажется, Джордан решил соблюсти все положенные ритуалы.
        Откинувшись в кресле, она вздохнула - открывшийся вид был прекрасен. Волны одна за другой набегали на побережье, совершенно безлюдное, поскольку частный пляж был пока что закрыт.
        - Первоклассная недвижимость.
        - Спасибо.
        Красота пустынного ландшафта завораживала. Но скоро здесь появятся люди, множество людей.
        - Никому бы и не понадобились успокоительные, если бы можно было все время смотреть на такой мирный пейзаж.
        - Тебя что-то беспокоило в последнее время?
        Она положила руку на живот.
        - Я счастлива, что у меня будет ребенок. Не пойми меня неправильно, но поначалу меня это напугало. - У нее перед глазами был не слишком-то положительный пример материнства.
        - Я бы хотел, чтоб ты поделилась со мной…
        - От одной мысли о том, что ты узнаешь, меня начинало подташнивать. - Она расстегнула заколку, и океанский бриз радостно подхватил ее рассыпавшиеся волосы.
        - Я что, такой страшный?
        - Не страшный. Напористый. - Это звучало получше.
        - Ты так же дипломатична, как вся твоя семья, - заметил он сухо.
        - Похоже, это не комплимент.
        Он помолчал, отвернувшись к океану, над которым зависли чайки в поисках вечерней добычи.
        - Что же я сделал, чтоб вызвать такой сильный страх? Ты мне так долго ничего не говорила о нашем ребенке. И после того, как меня держали в полном неведении, я пришел прямо к тебе - без всяких упреков, хочу заметить.
        В этом был резон. Она посмотрела на свои ноги, скинула лодочки и пошевелила пальцами.
        - Ну, я прошу про…
        - Подожди, я еще не закончил, - он поднял руку, - потом я сделал эту ужасную непростительную вещь, сделал тебе предложение. И после того, как ты меня с ходу отвергла, я пригласил тебя на свидание. - Он потер лоб. - Черт возьми, да я же совершеннейший болван!
        - Ладно, ладно, ты прав. Ты был более чем честен, а я была не права, что не сказала тебе раньше. Я прошу прощения, и говорю это искренне. Все дело в том, что мне нужно было время, чтобы освоиться с изменениями, но вот я сейчас здесь, с тобой. И неважно, чем закончатся наши свидания, ты всегда будешь принимать участие в жизни нашего ребенка, если это то, чего ты хочешь.
        - Можешь ни секунды не сомневаться!
        Его твердая решимость отозвалась в ней дрожью вдоль позвоночника, и она положила руки на живот.
        - Когда Эмилио сообщил тебе про мою беременность, ты рассказал ему о нас?
        Он покачал головой и откинулся в кресле, постукивая донышком стакана о колено.
        - Я хотел вначале поговорить с тобой. - Тут его глаза широко раскрылись. - Так твоя семья все еще не знает, что отец - я? Даже твоя сестра-близняшка? Вот черт! Ты хорошо держишь секреты. Мне бы пригодился такой человек в компании.
        - Поэтому я и не хотела появляться сегодня на людях. Чтоб скрыть беременность, я носила свободные платья и держалась подальше от людных сборищ, но живот у меня основательно вырос за последнюю пару недель. Если нас с тобой увидят вместе, нетрудно будет сделать выводы. Сначала я должна сообщить о нас семье.
        - Ну, так сделай это! Созови семейный совет… Должно быть, он шутит! Он, в самом деле, хочет быть там, когда она объявит всем Гаррисонам, что связалась с Джорданом Джеффризом?!
        - Вообще-то мы все собираемся каждое воскресенье, чтобы пообедать, так что это самое подходящее время.
        - Отлично.
        Проблема в том, что более подходящего времени не будет - для того, чтобы сказать всем про Джордана Джеффриза, главного делового противника Гаррисонов.
        Она смотрела на мерцающие звезды, уже показавшиеся на небе, и надеялась, что ее сердце немного успокоится. В конце концов, она должна сохранять ясную голову. У нее впереди целый уикенд, чтобы побыть с Джорданом, а потом придется предстать перед семьей.
        А теперь надо просто пройти мимо двери, ведущей в спальню, не засматриваясь на кровать, которая выглядит словно поле для подвигов Геркулеса.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Только подумай, кто собирается к нам на обед?
        Эта фраза крутилась у Брук в голове, пока чудесным воскресным они ехали по направлению к семейным владениям Гаррисонов.
        Эти слова гремели, как барабанная дробь, когда Джордан миновал пост охраны, плавно направляясь к беленому дому с красной черепичной крышей, - к дому ее детства.
        У Брук не было никаких иллюзий насчет предстоящей встречи. Ненависть между ее семьей и Джорданом была слишком застарелой и глубокой.
        Брук все еще с трудом верила, что они приняли в семью Эмилио. Примирение с представителем семьи Джеффриз показывало всю силу любви Бриттани к Эмилио. Однако на сей раз о любви речи не шло, и она боялась, что ее семья это почувствует.
        Джордан припарковал «ягуар» в ряду других дорогих машин. Видимо, ее братья и сестры уже прибыли.
        Брук почувствовала, как руки у нее покрылись гусиной кожей, несмотря на полуденную жару, стоявшую в Майами даже в конце декабря.
        Джордан обогнул капот, чтобы открыть дверцу со стороны Брук и проводить ее к массивным дверям из стекла и красного дерева. Гирлянды и украшения над дверями напомнили ей о празднике, подготовиться к которому у нее не хватило времени.
        Еще раньше, чем они поднялись на последнюю ступеньку, дверь распахнулась и на пороге показалась пожилая дама в накрахмаленном синем платье и кружевном переднике.
        - Добрый вечер, мисс Брук.
        - Здравствуй, Лизетта. Пожалуйста, скажи на кухне, что у нас будет еще один гость к обеду.
        - Конечно, мисс Брук, немедленно передам.
        Из гостиной доносился характерный шум, звяканье столовых приборов о фарфор, просьбы передать одно туда, другое сюда - обычные для семейного обеда звуки.
        Если бы они знали…
        Джордан бросил взгляд на Брук.
        - Ты побледнела. Все в порядке? Хочешь присесть? Мы не обязательно должны сделать это сегодня. Мы можем пока встречаться у меня…
        Она сжала ему руку.
        - Все в порядке. - Хотя ей так понравилось обедать у него вдвоем. Брук хотелось, чтобы и дальше все было также просто и… - нуда, тайно. - Но спасибо, что спросил…
        Он кивнул.
        Каблуки застучали о плитку, когда она направилась через фойе к высокой лестнице. Цок, цок - отдавалось эхо от потолка. Рождественская ель - по крайней мере, двенадцать футов в высоту - переливалась огнями. Под нижними лапами лежали бережно завернутые подарки. Все было украшено с особой заботой и тщанием, ведь Бриттани и Эмилио собирались отпраздновать рождественскую свадьбу через три недели.
        Брук заставила себя дышать ровно. Еще один повод сообщить новости прямо сейчас, чтобы эмоции успели осесть и ничто не омрачило главного события в жизни Бриттани.
        Они помедлили у дверей в гостиную. Брук воспользовалась моментом, чтобы обвести взглядом всю семью, собравшуюся вокруг стола.
        Ее брат Паркер на стену полезет. Несмотря на то, что его вторая жена, Анна, смягчала его характер, ее старший брат был непреклонен во всем, что касалось деловых вопросов. А его неприязнь - и это, мягко говоря! - к Джордану была притчей во языцех.
        Брат Адам всегда держался несколько отстранение, он только-только начал приоткрываться после удивившей всех женитьбы на чопорной Лорин.
        Хорошо хоть Стивен отсутствует. Одним сердитым братом меньше.
        Ее взгляд скользнул по матери - та сидела, уткнувшись в бокал с вином, - и обратился к тем, кто мог бы стать ее союзником. К ее сестре-близняшке Бриттани, сидевшей рядом со своим женихом Эмилио Джеффризом.
        Звон разбившегося стекла заставил всех притихнуть. Все взгляды обратились на Бониту, мать семейства. Осколки бокала лежали у ее ног, а сама она одной рукой прикрывала рот, а другой, дрожащей, указывала на дверь.
        Может, Брук все-таки следовало прийти одной?
        - Мама и все остальные! Я привела кое-кого на обед, - громко объявила Брук. - Он определенно не нуждается в представлениях.
        Бриттани фыркнула, и Брук бросила на свою близняшку взгляд, означавший «от тебя никакой помощи». Пристыженная сестра сморщила нос в молчаливом «извини».
        Брук коротко кивнула и наконец вошла в комнату. Она остановилась возле своего места за обеденным столом, накрытым на семерых, ни на минуту не забывая о мужчине, следовавшем за ней.
        - Понимаю, что вас это немного шокирует, но я буду рада, если ради единства семьи мы все будем вести себя как воспитанные люди и поприветствуем гостя.
        Сидевшие за столом молчали. Онемели от изумления? Обдумывают сказанное ею?
        - Мы все еще не раз соберемся вместе, поскольку… - Она сглотнула, чтобы избавиться от комка в горле, и постаралась не смотреть на мать. - Поскольку… - Тут нужна определенная смелость.
        Джордан опустил руку ей на плечо, желая успокоить.
        - Я отец ребенка Брук.
        Она быстро оглянулась, благодарная, что он оказался рядом, чтобы произнести слова, которые ей было так трудно выговорить.
        Бонита со стоном потянулась за новой «Кровавой Мэри», а девушка-прислуга все еще возилась у ее ног, подбирая с пола осколки. Откуда только брались все эти напитки? Ее братья обычно старались держать их подальше от матери. Похоже, со смертью отца все больше вещей выходило из-под контроля.
        Паркер встал, скрипнув стулом.
        - Брук, уходи!
        Она покачала головой.
        - Ни в коем случае, Паркер!
        Брат не отводил взгляда от своего противника.
        - Черт побери, Брук, я сказал - уходи! Пальцы Джордана сжались у нее на плече.
        - Не надо обращаться с ней таким образом. Голос Паркера наполнился гневом.
        - Кто ты такой, черт тебя побери, чтобы указывать, как мне разговаривать с сестрой?!
        - Мужчина, который собирается на ней жениться.
        Раньше, чем она успела напомнить Джордану, что всего лишь согласилась встречаться с ним, он мягко отодвинул ее в сторону, а Паркер закричал:
        - Черта с два!
        Мужчины двинулись навстречу друг другу.
        Подсвечник упал в хрустальное блюдо со спаржей. Раздались сдавленные вздохи. Кто-то вскрикнул. Зазвенели фарфор и серебро.
        Ей случалось видеть своего брата в гневе, но на этот раз все оказалось куда хуже. Он был просто вне себя. Двое разъяренных мужчин, жаждущих крови, готовы броситься друг на друга.
        В этом не было ничего привлекательного. Ничего сексуального. Во время деловых переговоров их ярость и желание перегрызть противнику глотку всегда маскировались хорошими манерами. На этот раз неприкрытая злоба деловых соперников напугала Брук. Мужчины вцепились в край стола каждый со своей стороны, так что бокалы попадали, некоторые полетели на блестящий мозаичный пол и разбились.
        Женщины вскочили со стульев и отбежали от стола, а оставшиеся двое мужчин отодвинулись.
        Да что ж это такое творится?!
        Брук топнула ногой.
        - Адам, Эмилио, сделайте что-нибудь, пока они тут все не перебили!
        Ее брат и брат Джордана неохотно поднялись. Адам направился к ней.
        - Они уже давно не в ладах. Может, стоит дать им выяснить отношения?
        - Адам! - вскрикнула Брук.
        И в тот же миг Паркер ринулся к Джордану, метя ему в челюсть. Джордан нырком ушел от удара и повалил Паркера на спину. Сцепившись, мужчины покатились по полу, пока не оказались завернутыми в нижний край скатерти.
        С десертом пришлось попрощаться навсегда.
        Множество разных чувств обуревали Брук одновременно - вина из-за того, что она пригласила Джордана, не предупредив как следует о том, во что это может вылиться, раздражение на него и Паркера за то, что они не могли вести себя как цивилизованные люди.
        Она даже не знала толком, на чьей теперь стороне.
        Адам вздохнул:
        - Ну, ладно, ладно… - и кивнул Эмилио, чтоб тот помог.
        Оба направились к парочке, все еще барахтающейся на полу.
        Бонита сделала пару глотков своего крепкого коктейля, который вовремя успела взять со стола, и пробормотала себе под нос:
        - Еще один незаконнорожденный Гаррисон… Теперь уже Брук пришлось схватиться за край стола, чтобы устоять на ногах. Только материнского осуждения ей и не хватало! Ей нужно сесть и немного передохнуть, дать успокоиться бешено стучащему сердцу.
        Эмилио и Адам с трудом растащили драчунов в стороны.
        Брук прошла по комнате, лавируя между остатками еды и битым стеклом на полу.
        - Прекрати, Джордан. Сейчас же!
        Каким-то образом эти слова, сказанные спокойным тоном, несмотря на то, что ее всю трясло, дошли до сознания Джордана сквозь обуревавший его гнев. Он посмотрел на нее.
        К счастью, Адам в этот момент перехватил руку Паркера и ловко заломил за спину раньше, чем ее старший братец успел воспользоваться внезапным преимуществом - заметив, что Джордан отвлекся, он вознамерился засветить тому в глаз.
        Анна поспешила к Брук и обняла ее за плечи.
        - Паркер, да приди же ты в чувство! Смотри, до чего ты довел сестру. В ее положении это вредно. - Она положила руку на свой собственный, тоже округлившийся, живот. - Да и в моем тоже, если на то пошло. - Ты что, не видишь, Брук едва на ногах держится?
        Брук вовсе не нравилось выглядеть слабой, но она надеялась, что этот аргумент подействует на мужчин. Паркер злобно смотрел на Джордана. Тот направился к ней.
        - Ты как? В порядке? Не очень-то.
        - Я расстроена. Конечно, я и не рассчитывала, что мы будем водить хороводы все вместе, но надеялась, что, как цивилизованные люди, сможем вести себя достойно.
        Анна с упреком посмотрела на мужа. Паркер поморщился.
        - Черт! Прости, Брук… Я совершенно не хотел причинить вред тебе или твоему ребенку. Ты моя сестричка, я просто… - он потряс головой, чтобы рассеялся застилавший разум туман гнева. - Я не подумал.
        Она заметила, что брат не стал извиняться перед Джорданом, но лучше не заострять на этом внимания. По крайней мере, они уже больше не пытались вцепиться друг в друга.
        - Лизетта, - позвала Анна, перехватывая инициативу, - боюсь, здесь мы сегодня уже не обедаем. Так что, думаю, мы перенесем ужин на веранду. Тем более что вечер такой теплый. Приготовь что-нибудь на скорую руку и сразу же подавай.
        Брук уловила намек на то, что все надо сделать побыстрее, значит, это ужасное собрание не затянется слишком надолго.
        Анна взяла Брук под руку и повела ее к дверям.
        - Давай найдем какое-нибудь кресло, чтоб ты могла вытянуть ноги.
        - Видно, что они опухают, да? Уже в дверях их догнала Бонита:
        - Тебе нужно отказаться от каблуков. Когда я носила тебя и Бриттани, у меня икры стали как бочки. Да уж, девочки, неприятности у меня как начались с третьей недели беременности вами, так с тех пор и не закончились. - Она залпом прикончила свой бокал и протянула его в сторону, чтоб кто-нибудь наполнил снова.
        К счастью, Лизетты не оказалось поблизости, так что Бонита, нахмурившись, сама отправилась на поиски новой порции. Оставалось надеяться, что графины пусты.
        Брук распахнула двойные двери на веранду. Поток свежего вечернего воздуха хлынул ей навстречу, принося долгожданное облегчение. Она обернулась, чтоб сказать что-то Джордану, и обнаружила, что он стоит, повернувшись к Паркеру.
        Слова, которыми обменивались мужчины, были почти так же увесисты, как удары. Высокие потолки, прекрасно отражавшие эхо, сообщали предельную отчетливость любому звуку в комнате, так что Брук не пришлось напрягать слух, чтобы расслышать их разговор.
        Паркер засунул руки глубоко в карманы.
        - Я всегда знал, что у тебя нет совести, но не думал, что ты опустишься до того, чтобы захомутать мою сестру, лишь бы урвать кусок гаррисоновского пирога.
        Джордан возражал. Во-первых, Эмилио уже получил свою долю в деле Гаррисонов, во-вторых, империя Джеффризов была достаточно сильна, чтоб тягаться с Гаррисонами и без этих уловок.
        Брук замерла. Вся ее жизнь прошла в семье, не знавшей, что значит «достаточно», если речь шла о власти, и потому Брук не могла не задаться вопросом: а что, если Паркер прав?



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Джордан стоял рядом с Брук перед дверьми ее жилища в кондоминиуме. Семейный ужин провалился в тартарары. Он сжал челюсти - Паркер Гаррисон здорово его задел! Но сдаваться Джордан не собирался. И, признаться, после долгих лет противостояния между ним и Паркером Джордан отлично себя чувствовал, наконец-то дав ему сдачи.
        До тех пор пока не обернулся и не увидел бледное лицо Брук…
        Семейный разлад, в самом деле, глубоко затронул ее. Он, конечно, не надеялся, что ему под ноги постелют красную ковровую дорожку, но все-таки рассчитывал на обычную учтивость…
        Джордан потрепал Брук за плечо как раз в тот момент, когда она открыла дверь и оба они шагнули внутрь, в розово-серебряную роскошь ее дома. Джордан вдруг понял, что, хотя и исследовал каждый сантиметр ее восхитительного обнаженного тела, он никогда не видел, как и где она живет. Сейчас до него дошло, что, назначая свидания у него дома, она утаивала какую-то частичку себя.
        Открывшаяся его взгляду студия, выдержанная в бело-розовом и серебряном тонах, неопровержимо свидетельствовала о том, что перед ним - жилище женщины. Оно, вне сомнения, было изысканным и ухоженным, но Джордан не видел местечка, где можно было бы пристроиться и расслабиться. Как и в доме ее родителей. Он на секунду вспомнил дом своего детства, такой же громадный, как дом Гаррисонов… Но его дом был куда более теплый.
        Джордан отбросил мысли, которые не имели отношения к его нынешним отношениям с Брук. Малейшее замешательство могло только испортить все дело. По тому, как дрожали ее плечи под его рукой, и по тому, как торопливо она опустилась на софу, он понял, что Брук по-прежнему расстроена.
        Он снова подошел к ней, опустил ладони ей на плечи, почувствовал, как она слегка подалась навстречу, и сразу же ощутил ответное возбуждение. Джордан слегка помассировал ей шею, погладил по спине, размышляя, что еще может сделать мужчина, чтобы помочь своей женщине успокоиться. Открывавшиеся возможности зачаровывали.
        - Что-нибудь скажешь сам или мне придется задавать вопросы?
        Он наклонился, чтобы поцеловать ее в шею, и помедлил, вбирая ее нежный запах. Она тихонько застонала, и он почти ощутил, как дрожь пробежала у нее по позвоночнику.
        Но тут она сбросила его руки и вскочила на ноги.
        - Это правда - то, что сказал тебе мой брат после драки? Ты спал со мной, чтобы войти в империю Гаррисонов? Для этого ты постарался, чтоб я забеременела?
        Вот черт!
        Она что, все слышала? Джордан стиснул зубы, как от внезапной боли. Остается надеяться, что Паркер все-таки обзавелся парочкой хороших синяков.
        Ах, эта вечная история - битва Гаррисонов с Джеффризами!
        Он обдумывал, как лучше разубедить ее.
        - Это реальность, с которой мы оба имеем дело. А может быть, именно поэтому ты сама спала со мной? Чтобы урвать от моего семейного пирога? Разве это не отличный способ показать, чего ты стоишь, и братцу Паркеру, и матери?
        - Да как ты смеешь думать так?! - Она широко распахнула глаза, но вскоре в них появилось виноватое выражение.
        Он посмотрел на ее бледное лицо и придержал свой закипающий гнев.
        - Смею. Ты ведь думаешь, что я интересуюсь тобой, чтобы дотянуться до ваших семейных акций.
        Нет сомнений, союз между ними был бы выгодным с деловой точки зрения. Но чем больше времени Джордан проводил с Брук, тем меньше думал о делах. Уединенные свидания у него дома, когда они оставались только вдвоем, помогли ему узнать Брук гораздо лучше, чем любые совместные выходы в свет.
        Он смотрел прямо на нее, пока она не отвела глаза и не отправилась в кухню.
        - Не слишком много у нас причин доверять друг другу, да?
        Он проводил ее взглядом, подмечая, как мягко покачиваются ее бедра, обтянутые темной тканью, как край юбки ласкает стройные икры.
        - Да уж. - Он последовал за ней в кухню, переходящую в обеденную зону, надеясь продолжить беседу и, в конце концов, развеять ее опасения на его счет. - Как бы нам преодолеть это?
        - Снова свидания? - Она достала из холодильника большую бутылку воды и наполнила два хрустальных бокала.
        - Точно, - подтвердил Джордан, забрал у нее стаканы и, вернувшись в комнату, поставил их на кофейный столик. - Что, если мы начнем наш вечер?
        - О чем ты? - спросила она подозрительно.
        - Давай присядем. - Он знал, что нужно делать, чтобы ей стало удобнее.
        Она присела на край белой софы.
        - Ну, хорошо. И что теперь?
        - Доверишь мне свои ножки?
        - Странный вопрос.
        Встав перед ней на колени, он снял с нее туфли на высоких каблуках и бросил их под кофейный столик. Потом сел, устроив ее ноги у себя на коленях, поглаживая ей ступни. Он отвел глаза в сторону, заметив, как слегка задрался подол ее юбки, потому что знал, что не в силах снова мучить себя мыслью о том, как бы раздеть Брук. Вместо этого он продолжал массировать ей большими пальцами свод стопы.
        - Ммм, - она помотала головой из стороны в сторону. - Как приятно…
        Сладостная хрипотца в ее голосе вдохновила бы любого мужчину, и ему захотелось еще раз услышать этот звук удовольствия, когда он будет ласкать ее во многих, многих других местах…
        - Я понимаю это как предложение продолжить?
        - Определенно да. - Она взбила розовые подушки и подложила их себе за спину, устраиваясь поудобнее.
        Теперь ее плечи оказались приподняты, и грудь колыхалась самым соблазнительным образом, пока она выбирала наиболее подходящую позу. У него пересохло во рту, и он потянулся за водой. Вернув стакан на место, Джордан снова приступил к массажу, надавливая пальцами на изящный изгиб ее подъема и раздумывая, стоит ли слегка подразнить ее, чтобы вернуть улыбку на напряженное лицо.
        - Ну, раз ты перестала спорить… Как насчет того, чтобы выйти за меня замуж?
        Она приняла это спокойно, только чуть шире открыла глаза.
        - Не спугни удачу, - проворчала Брук.
        - Нельзя винить парня за попытку.
        Ну вот! Теперь уголки губ у нее слегка приподнялись, наметив улыбку, а сама она вздохнула и, обняв большую розовую подушку, заметно расслабилась и приняла более комфортное положение.
        Деловой опыт научил Джордана не слишком давить, если на то нет особых причин. Он все равно переиграет ее. Он был и терпелив, и настойчив, а это сочетание почти что гарантия успеха. Никогда еще ставки не были так высоки, и не только на деловом фронте. Он не позволит своему ребенку родиться без положенного ему имени. С самого детства Джордан знал, как уязвим ребенок без отца.
        Ему рассказывали, как биологический отец Эмилио отказался от всякой ответственности перед ребенком. После смерти матери Эмилио предстояло остаться сиротой, если бы родители Джордана не усыновили его.
        Джордан крепче обхватил ноги Брук, словно пытался удержать ее, не дать ей убежать.
        - Сандалии пойдут тебе не меньше, чем туфли на каблуках.
        - Ты что, решил заодно с моей мамочкой рассказать мне про мои толстые ноги?
        Он поспешил увести разговор от опасной темы.
        - У тебя прелестные ножки с очаровательными алыми ноготками. Я просто хотел узнать, почему ты не даешь себе поблажки? Во время беременности могла бы и побаловать себя.
        - Я позволяю тебе баловать меня вот прямо в эту минуту. Не порти все это брюзжанием.
        Слегка надутые губы прямо-таки просили, чтобы он припал к ним и выяснил, какой у них вкус.
        - Ладно. - Его ладони гладили теперь ее лодыжки, и прикосновения становились все нежнее.
        Поскольку она не возражала, он поднялся чуть выше, к икрам, и это уже походило на ласку куда больше, чем на массаж. Кожа у нее была медового цвета, летний загар так и не сошел.
        Грудь у нее медленно поднималась и опускалась. Неужели уснула? Джордан слегка пощекотал ее под коленкой, это местечко у нее наиболее чувствительное. Дыхание на секунду прервалось, потом участилось.
        Да, определенно. Глаза у нее закрыты, но она не спит и при этом не останавливает его. Он мог бы продолжать дальше, но решил, что лучше не рисковать. Он выиграет больше, если не станет торопиться.
        Джордан отодвинул руку подальше от края юбки. Ресницы у нее дрогнули, она приподняла руки.
        Черт, да! Он не мог не улыбаться, и она улыбнулась в ответ. А в следующий момент она обняла его за шею, губы у нее разомкнулись, и он ощутил легкий вздох. Джордан приподнял ее с софы. Ему мучительно хотелось изо всех сил прижать ее к себе, но следовало быть осторожней. Почему она не хочет понять, что его единственное желание - позаботиться о ней и о ребенке?
        Он снова поцеловал Брук. Опершись на локоть, другой рукой провел по ее телу снизу вверх, пока рука не добралась до давно уже искушавших его своей полнотой округлостей. Ее сосок немедленно отозвался на его прикосновения и проступил сквозь ткань, и вслед за ним раздался тот самый полувздох-полустон наслаждения, который он так надеялся услышать.
        Она слегка пошевелилась, и Джордан принял это как знак продолжать. Но логик и стратег, живший в нем, лучше знал, что следует делать.
        Проклятье!
        Трезвый разум говорил ему, что если он устремится прямиком к заветной цели, то может упустить шанс понять, почему она отказывается выйти за него. А без этого понимания он, в конце концов, проиграет. Поэтому Джордан еще раз поцеловал Брук в нижнюю губу и отодвинулся от нее.
        - Не то чтобы я жалуюсь, но что здесь происходит? Я-то думал, что выбьюсь из сил, прежде чем получу один-единственный поцелуй.
        Она провела ногтем по его шее.
        - Ну, ты же сказал, что мои опухшие ноги прелестны.
        Как все-таки с женщинами сложно! Гораздо сложнее, чем на самых сложные переговорах, которые когда-либо имели место в его жизни.
        - Твои ноги само совершенство, и если они опухли, то это наполовину моя вина…
        - Мне жаль, что мой брат ударил тебя.
        - А мне нет. - Он улыбнулся. - Это самое забавное, что произошло со мной за долгое время.
        - Ты сумасшедший, раз тебе понравилась драка?
        - Мужчины иногда так поступают. Я ожидал чего-то в этом роде. - Он пожал плечами, и легкая боль в руке напомнила о недавней схватке. - Но раз уж мы заговорили на семейные темы… Что, если мы отправимся завтра куда-нибудь пообедать? Только вдвоем. Я бы заехал за тобой после работы.
        - Может, лучше пообедаем здесь, у меня? Или у тебя, на этом замечательном балконе, где мы уже обедали как-то?
        Он нахмурился.
        - Ты не хочешь показываться со мной на людях?
        - Не в том дело. Просто я еще не готова к тому, чтоб нас видели…
        Джордан сделал усилие, чтоб не проявить своего нетерпения. Брук принадлежала семье Гаррисонов, а значит, была упряма не меньше всех остальных своих родственников.
        - И сколько же нам предстоит обедов в уединенных местах, прежде чем ты решишься сообщить остальному миру, что это мой ребенок?
        - Когда придет пора, я почувствую это. - Она заставила себя улыбнуться.
        Да, мысль о принятии этого решения для нее нелегка. Прошло несколько месяцев, прежде чем Брук решилась поставить в известность свою семью. И пригласить его на обед. Насколько же труднее ей будет сообщить своим коллегам и всему Южному побережью об их отношениях? Можно не сомневаться, слухи уже поползли.
        Все только стало успокаиваться после помолвки Эмилио и Бриттани. Но поскольку Эмилио, будучи партнером в «Джеффриз бразерс инкорпорейтед», имеет также акции в
«Гаррисон инкорпорейтед», то вражда между Джорданом и Паркером путала все карты.
        Он посмотрел на темные круги вокруг ее глаз и принял решение. Чем раньше все узнают об их связи, тем лучше.
        На следующее утро, когда Брук прошла мимо своей помощницы, улыбнувшись и помахав, было уже довольно поздно.
        Она только наполовину осознала, что ее помощница докладывает: «К вам посетитель», когда дверь кабинета распахнулась и Брук увидела… собственное зеркальное отображение. Правда, без выступающего живота, поскольку ее близняшка не была на пятом месяце беременности.
        - Доброе утро, Брит. Если ты хочешь обсудить Джордана, мы можем позавтракать вместе, заодно поговорим о твоей свадьбе.
        Несмотря на то что сестры были близнецами, особенной близости между ними не отмечалось, и это очень огорчало Брук. Бриттани часто жаловалась, что к ней все относятся как к ребенку.
        Бриттани наклонилась, прижав папку к бедру.
        - С тобой все в порядке?
        Брук села в кресло напротив сестры и пожала плечами.
        - Вчерашнее происшествие не слишком меня порадовало, но это уже позади. Мама отреагировала так, как и предполагалось, и, слава богу, мужчины расстались, не переломав друг другу костей.
        - И?..
        - И что? - вскинула на нее удивленные глаза Брук.
        Бриттани откинулась на стуле.
        - Ты не читала за завтраком газет!
        Газет? От дурного предчувствия у Брук засосало под ложечкой.
        - Я проспала. Так что вообще не завтракала. А что?
        Близняшка открыла папку и вытащила оттуда газету «Южное побережье».
        - Ты главная персона в разделе светских новостей. Точнее, ты и Джордан, вы главные ньюсмейкеры на сегодня.
        Желудок у Брук сжался. Моргая, она пролистала газету - и точно, на главном развороте красовалось ее фото рядом с фотографией Джордана.
        Газета дрожала у нее в руке.
        - Где еще это опубликовано?
        - Я видела в трех, кроме того, разумеется, есть Интернет. - Бриттани все крутила и крутила на пальце кольцо с желтым бриллиантом. - До меня дошли слухи о вознаграждении, обещанном за фотографию вас двоих вместе.
        - Прекрасно. - Брук сложила газету. - Теперь я чувствую себя гораздо лучше.
        - Ты можешь сфотографироваться, а полученную сумму отдать на благотворительность.
        - Не шути об этом, пожалуйста. Это же моя жизнь. Жизнь моего ребенка. - Она смахнула несколько слезинок. - Вот почему Паркер пытался связаться со мной с утра! Я-то думала, он будет ругаться из-за Джордана, и не стала разговаривать с его секретаршей, с этой Шейлой, как ее… - Брук прижала пальцы к вискам - голова у нее сразу же разболелась.
        - Маккей, - закончила Бриттани предложение. - Шейла Маккей.
        - Да, верно. - Она снова взглянула на газету. - Интересно, Джордан уже в курсе? Проклятье! Что я такое говорю? Разумеется, он в курсе. Мистер Совершенство не может проспать и пропустить новости.
        - Эмилио уже отправился повидаться с Джорданом и удостовериться, что у него не взорвется голова от всего этого.
        Брук смахнула еще одну слезинку. Как ужасно, когда собственная жизнь выходит из-под контроля!
        - Любопытно, кто из материнской прислуги продал этот рассказ газетчикам?
        - Это мог быть кто угодно. За последние три недели у нас перебывала толпа людей, ведь идет подготовка к свадьбе.
        - Прости, что я добавляю тебе хлопот, ведь у тебя сейчас должно быть самое счастливое время…
        - Тшш. Мы говорим не обо мне. Но если честно, то я рада оказать поддержку.
        - Спасибо, что пришла ко мне. С братьями мне придется нелегко, а о матери я даже думать не в состоянии. - Брук передернуло.
        - Ну, конечно, я с тобой. В любом случае я твоя должница. Помнишь, как газетчики напечатали фотографии, где я с шофером, а ты сказала матери и отцу, что это была ты? Ты никогда не попадала в переделки, так что тебя только отругали. А у меня бы отобрали машину.
        Брук грустно улыбнулась.
        - У шофера было такое выражение лица! Это дорогого стоит.
        - Кроме шуток. Раз он не мог различить нас с тобой, он меня не заслужил.
        - Чертовски верно. - Брук снова вспомнила ту ночь, когда они с Джорданом зачали ребенка. Он-то точно знал, которая из близняшек перед ним. И все же… - Для меня все слишком быстро меняется.
        Бриттани взяла Брук за руку.
        - Когда мы с Эмилио поженимся, им будет проще смириться с тем, что придется принять всех Джеффризов в семью Гаррисонов. Может быть, однажды даже «Гаррисон инкорпорейтед» сольется с «Джеффриз бразерс инкорпорейтед».
        - Может быть. - Брук заставила себя улыбнуться, хотя ей хотелось закричать. Даже ее родная сестра говорит об отношениях их семей в терминах деловых переговоров.
        В конце недели Джордан задумался о том, почему он еще не приступил к подготовке свадьбы. Он старался спокойно принять то обстоятельство, что их отношения с Брук стали достоянием гласности. Ужин в пятницу вечером в ресторане его брата он рассматривал как шаг вперед.
        Конечно, статьи в газетах не порадовали Брук, но, как он и рассчитывал, давая своему секретарю указание слить эту историю газетчикам, она перестала заботиться о том, чтобы все держать в секрете. Они начали открыто встречаться на людях.
        И еще Джордану следовало бы сосредоточиться на бизнесе - предстояло открытие отеля
«Виктория». У него была куча работы и телефонных сообщений, которыми пора было заняться. Правда, по крайней мере, пять из них он мог оставить без внимания - это были сообщения от его бывшей девушки. Проклятье, она довольно настойчива! Когда она позвонила ему вчера, он сказал, что теперь встречается с другой. Но раз девушка не понимает слов, увеличение дистанции между ними будет лучшим выбором. Секретарь просто скажет ей, что он недоступен.
        Джордан выкинул из головы свою бывшую любовницу, отправив ее в прошлое, не испытывая при этом ни малейшего сожаления. Его расчеты и намерения были обращены в другую сторону, и все уже начали это замечать. Эмилио даже как-то поймал Джордана на том, что он нетерпеливо посматривает на часы во время затянувшихся до вечера деловых переговоров.
        Разумеется, Джордан и не собирался скрывать свое влечение к ней. Поэтому однажды вечером он пригласил Брук поужинать в ресторане Бриттани, а в другой раз - в клубе ее брата Адама. Он хотел бывать там, где обретается ее семья. И уж конечно, репортеры повсюду следовали за ними, щелкая фотоаппаратами.
        И все же, несмотря на все его усилия, Гаррисоны, за исключением Бриттани, принимали его с арктическим холодом. Это неодобрение начинало потихоньку раздражать.
        Джордан хотел насладиться вечером пятницы вдалеке от ее семьи, без того чтобы думать о следующем воскресном обеде у Гаррисонов. У него все еще ныла челюсть с прошлого собрания… Возможно, он и Брук смогут пережить еще один семейный обед, если он придет туда с планом получше, чем в прошлый раз, если изменит тактику отвоевания Брук у ее семьи?
        Джордан подождал, пока официантка закончит убирать со стола, и взял Брук за руку.
        - Хочешь, улетим на Багамы, подальше от папарацци?
        Глаза у нее загорелись, словно в них разом отразились все свечи.
        - Да.
        Он погладил большим пальцем ее мягкую ладонь.
        - Навестим твою недавно обретенную сестру?
        - Конечно, да. - Уютная обстановка ночного клуба и тихая музыка заметно успокоили ее.
        Он погладил еще раз нежную кожу и посмотрел на чудесный маникюр.
        - И разрубим этот узел!
        Она отдернула руку.
        - Нет!
        Он продолжал улыбаться и снова взял ее за руку, прикоснувшись губами к ее пальцам.
        - Нельзя винить парня за попытку. Она сузила глаза.
        - Я могу перестать встречаться с парнем, который меня не слушает.
        - Ты хочешь, чтобы мы расстались после замечательной недели, что у нас была, только из-за того, что я хочу на тебе жениться?
        - Не желаю, чтобы мной манипулировали! Умный мужчина умеет слушать.
        - Я задал тебе простой вопрос, на который ты ответила. Я подожду.
        - Мои родители жили в браке без любви. Это разрушило их и причинило боль всем нам. Ты никак не можешь понять этого…
        Итак, он не перестарался. Брук только что поделилась с ним очень важными сведениями. Все идет хорошо. Значит, свидания можно продолжать. Использовать ее сестру Кэсси, которая жила на Багамах. Пусть романтические острова сделают свою волшебную работу.
        И на всякий случай у него в кармане будет лежать обручальное кольцо.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Полуденное багамское солнце припекало вовсю. Брук выглянула из окна лимузина и вытянула ноги. Подол юбки нежно скользнул по икрам. Ее тело отзывалось на любое прикосновение. Кто бы мог подумать, что беременная женщина может быть настолько чувственной?
        Брук одернула свою просторную блузу в деревенском стиле, ей вдруг стало душно в лимузине. Утренний перелет был несколько утомительным, но, чем ближе они подъезжали к дому ее сестры Кэсси, тем меньше чувствовалось напряжение. И как же было здорово оказаться вдали от недреманного ока средств массовой информации!
        Джордан сделал все возможное, изобретя для них самый лучший способ провести уикенд. Хотелось бы ей понять его чувства. Его улыбка была сексуальной, полуприкрытые глаза не отрывались от нее, и порой он слегка и дразняще прикасался к ней.
        Как сейчас… Джордан поглаживал большим пальцем внутреннюю сторону ее запястья.
        - Как ты себя чувствуешь?
        О, если бы он только знал! Всю прошлую ночь она мечтала о нем, в красках представляя все, что он мог сделать с ней…
        - Превосходно, только чуть-чуть устала. Но в целом отлично. - Она вытянула руку, указывая на морской берег. - Кто бы не почувствовал себя лучше в таком чудесном месте?
        Идущая по берегу дорога вела к кварталу, состоявшему из беленых, домов, въезд в который обозначался красивыми воротами. В одном из них жила ее сестра.
        - Тебе не следовало бы так легко относиться к своему здоровью, - сказал он примерно в пятнадцатый раз за эту неделю.
        - Ради бога, я же не работала все утро, я всего лишь летела на самолете. И даже позвонила врачу, прежде чем мы пустились в дорогу.
        - Я хочу с ним встретиться. - У него задергался уголок глаза. - Решить, можно ли ему доверять.
        Она устояла перед искушением пуститься в споры. Разумеется, он хочет поговорить с врачом, который будет принимать их ребенка. Она бы на его месте чувствовала то же самое.
        - Только не ему, а ей. И ты можешь пойти вместе со мной на следующий прием.
        - Правда? - Тик прекратился. - Никаких возражений?
        - В семье говорят, что я - миротворец.
        - Миротворец. - Он нахмурился. - Я бы предпочел, чтоб ты была со мной откровенна и не скрывала свои чувства.
        Лимузин остановился возле дома ее сестры Кэсси. Брук виделась с Кэсси достаточно часто с тех пор, как было оглашено завещание их отца, но на Багамах навещала ее впервые.
        Водитель распахнул дверь автомобиля, и Брук вышла. Ее сестра уже стояла на пороге, а за спиной у нее возвышался мужчина - Брэндон Вашингтон, ее жених и финансовый юрист Гаррисонов.
        Зеленые с золотом рождественские гирлянды обрамляли вход. Стоявшая на пороге пара напоминала Брук о том, что праздники следует проводить с родными. Кэсси потеряла в этом году не только отца, но и мать. Брук с радостью отметила, что она выглядела как человек, оставивший печаль в прошлом и продолжающий позитивную жизнь.
        Ее накрыла тень Джордана. Брук повернулась к нему и сказала шепотом:
        - Джордан, хочешь, я тебе честно скажу, что поможет мне расслабиться прямо сейчас?
        - Конечно.
        - Можешь куда-нибудь увести Брэндона, чтоб у меня было время поговорить с сестрой с глазу на глаз?
        Джордан сжал ей плечо.
        - Считай, сделано.
        Брук поднялась по каменным ступеням с улыбкой на лице. Они обнялись - и эти объятия были тем самым, в чем она так отчаянно нуждалась с того самого времени, когда объявила семье, что ждет ребенка.
        Рядом мужчины пожимали друг другу руки и похлопывали друг друга по спине - Брэндон приносил свои поздравления.
        Глаза Брук наполнились слезами, и Кэсси слегка оступила.
        - Что ты, что ты! Это же счастливое время, вытри скорей слезы.
        - Гормоны. Ничего не могу поделать. - Она вытерла щеки ладонью. - Мне грустно, я плачу. Мне весело, я опять плачу.
        - Ну что ж, по крайней мере, откровенно. Дайка я погляжу на тебя, пока ты утираешь последние слезки. - Ее сестра улыбалась. - Беременность тебе определенно к лицу. Ты выглядишь потрясающе!
        Брэндон присвистнул.
        - Аминь.
        Кэсси легонько хлопнула его по животу.
        - Ты мог бы сказать это с большим энтузиазмом, дорогой.
        Вдохновленный поверенный обнял Кэсси и запечатлел радостный поцелуй на щеке своей невесты.
        - Я однолюб, ты же знаешь.
        Кэсси осторожно высвободилась из его объятий, бриллиант с огранкой «маркиза» сверкнул на ее кольце.
        Кольца, кольца повсюду! Брук с трудом удержалась, чтоб не топнуть ногой от злости.
        Все выглядело так, словно Джордан специально заказал все эти парочки, чтобы они демонстрировали свое счастье, соблазняя и ее поскорее выйти замуж. Но вместо этого Брук испытывала муку, наблюдая легкость в отношениях своих сестер и их возлюбленных.
        Джордан хлопнул Брэндона по плечу.
        - Покажешь мне здешние места, пока наши женщины будут болтать о своем?
        - Отличный план, Джеффриз. Давай-ка начнем с бара. - Их голоса отнес морской бриз, и сестры остались наедине.
        Брук взяла Кэсси под руку.
        - Спасибо за то, что ты тепло принимаешь нас, ведь наш приезд довольно неожиданный, согласись.
        - Мне это не доставило никаких хлопот.
        - Уверена? Мы сообщили о приезде буквально в последнюю минуту. Можно было бы остановиться в отеле.
        С тех пор как была оглашена последняя воля их отца, Кэсси контролировала «Гаррисон Гранд-отель» на Багамах.
        - Не глупи. У меня тут множество комнат, и после смерти мамы мы взяли к себе всю ее прислугу.
        - Тогда ладно. - Брук вместе с ней вошла в великолепный дом Кэсси, являвший органичное сочетание колониального и современного стилей. - Надеюсь, мы с тобой очень хорошо проведем время. Нам нужно наверстать упущенное за все эти годы.
        - Я всегда считала, что моя жизнь здесь наполнена, мама прекрасно себя чувствовала и без брачного свидетельства. - Взгляд Кэсси обратился к фото Джона Гаррисона, где он был запечатлен с ее матерью. - Но теперь, когда некоторое напряжение, возникшее после оглашения завещания, наконец, прошло, я и в самом деле очень радуюсь тому, что у меня есть братья и сестры. Конечно, для тебя большая семья - не новость…
        Брук отвела глаза от фотографии отца и направилась вместе с сестрой к стеклянным дверям, которые вели в густой сад.
        - Если я и выросла с братьями и сестрами, это не значит, что тебя я ценю меньше. Просто мне нужно немного времени, чтобы…
        - Примириться с тем, что я получила такую большую часть вашей семейной собственности? - Кэсси присела на каменную скамью возле большого фонтана.
        Брук устроилась рядом. Однако ароматы тропических цветов не могли заглушить едкий запах предательства.
        - Нет, вовсе не это. Примириться с ложью отца… Ты знала правду все эти годы, а нам лгали.
        Это было трудно. - Она положила руку на живот. - Я хочу, чтобы мой ребенок жил среди правды.
        - Значит, ты здесь не только потому, что твоим ногам нужен отдых, а лицу - солнечные лучи?
        - Может быть, я здесь, чтобы получить ответы.
        - Ах, дорогая сестричка, то, что я или твои другие сестры и братья делают что-то, еще не значит, что это же будет хорошо для тебя. Каждый должен найти свою собственную дорогу.
        Которая не оставит ей ничего другого, кроме вечных вопросов. Если бы жить было бы так же просто, как бросить монетку в этот сверкающий фонтан! Тогда она могла бы пожелать, чтобы все в ее мире стало снова правильно.
        Лунный свет играл на волнах.
        Джордан заключил в объятия Брук и с радостью ощутил, как толкается изнутри их ребенок. Малыш просто не знал отдыха этой ночью.
        И что-то удивительное происходило сегодня и с его матерью. Джордан не знал, что именно выбило ее из колеи, но с тех пор, как они прибыли, она казалась испуганной. Это совсем не та реакция, на которую он рассчитывал.
        Он думал, что полночная прогулка по воде успокоит и очарует ее. Но в то же время Джордану было нужно кое-что большее, чем очарование. Он хотел обязательств. Он хотел надеть кольцо ей на руку, подобно тому как кольцо Брэндона играло на руке Кэсси Синклер.
        Розовое платье Брук с прозрачной накидкой на плечах очень шло ей. Его простую элегантность подчеркивали ее босые ноги, зарывающиеся в песок. И Джордан не мог не отметить, что платье держится на плечах только благодаря тонким лямочкам, которые он так легко мог бы сбросить…
        Стоп! Еще немного таких мыслей - и он потащит ее в дюны.
        - Как вы провели время с Кэсси? - Он подумал обо всех этих фотографиях, украшавших уголки дома. Именно здесь Джон Гаррисон нашел свой настоящий дом. И Джордан знал, почему. Здесь было то, чего недоставало в доме Бониты и даже в жилище Брук. До этого дня он не мог бы с точностью сказать, что это. Замечала ли разницу Брук?
        - Хорошо. На самом деле очень хорошо. Мы определенно на пути к тому, чтоб стать друзьями. - Она шла по песчаной косе прибоя. - Кэсси интересный человек.
        - Все Гаррисоны определенно сверх успешны. - Он наклонился, чтобы вдохнуть ее запах, в котором чувствовался намек на духи.
        - Это комплимент? - Она оглянулась на него и тут же отвернулась.
        - В моем словаре это, несомненно, комплимент.
        - У тебя когда-нибудь бывают выходные? Не пробовал просто взять да и отвлечься от работы?
        - Но сейчас я здесь, на Багамах, а не на работе. Разве нет?
        - Ты здесь, потому что хочешь завоевать меня. Это другое.
        Так вот что она решила! Он должен был это предвидеть.
        - Мне повезло, что благодаря моей работе я могу бывать в замечательных местах. Я всегда посвящаю дополнительный день осмотру достопримечательностей, когда у меня есть возможность.
        - А что будет после того, как родится ребенок? Ага, теперь он понимал, к чему она клонит, и его радовало, что она задумывается о будущем.
        - Очевидно, ребенок предполагает, что в нашей жизни произойдут изменения. Я готов к этому. И даже предвкушаю это. - Поверила ли она? - Полгода спустя после окончания колледжа я просто снялся с места и уехал. Мы с Эмилио тогда объездили Европу.
        Она придвинулась ближе.
        - Ты действительно близок с братом?
        - Действительно. И всегда был близок, с детства. А теперь он единственная семья, которая у меня осталась. - Джордан помолчал. - Был, точнее говоря. Теперь у меня есть еще ребенок и ты.
        - Итак, у вас с Эмилио были отличные каникулы.
        - Это было превосходно, пока не… - Вот черт!
        - Пока что? - Она взглянула на него.
        - Пока мы не вернулись домой.
        - Продолжай, Джордан. - Она легонько подтолкнула его. - Если уж делиться, то обоим.
        Воспоминания о тех временах были для него болезненными даже спустя столько лет.
        - Мы вернулись раньше, чем собирались, потому, что наши родители… погибли.
        Она остановилась и положила руки ему на грудь.
        - Ох, Джордан, прости, мне так жаль… Я знала, что они погибли, но не знала, что одновременно. Наверно, это было очень тяжело для тебя. Как это произошло?
        - Они катались на лодке. Несчастный случай. Эмилио и я вернулись домой и начали управлять бизнесом, заняв место отца.
        - И с тех пор у тебя уже не было каникул. - В глазах у нее отражалось сочувствие, от которого ему стало не по себе.
        Он хотел завоевать ее, но не таким способом.
        - Я уже говорил, что вижу мир по-своему. Когда родится ребенок, я составлю себе особое расписание. Обещаю, ребенок получит свои путешествия в Диснейленд. Не волнуйся.
        - И когда наш ребенок спросит, как мама и папа встретились и решили стать семьей, что мы ему скажем?
        Испытывая облегчение оттого, что они перешли на другую тему, Джордан ответил первое, что пришло ему в голову:
        - Скажем правду.
        - Правду? - Она усмехнулась.
        - Почему тебе так трудно поверить мне? - Джордан постарался забыть о чувстве вины из-за «слитой» в газеты информации.
        - Эти несколько месяцев, когда я узнала правду об отце, были нелегкими для меня, - Брук махнула рукой куда-то в направлении дома Кэсси. - Это может подорвать веру в людей.
        - Да, я понимаю. - Нет, совсем не за этим он привез ее сюда, черт побери! Джордан постарался вернуть разговор в правильное русло. - У моих родителей был замечательный брак.
        - Они любили друг друга?
        - Да. - И снова боль потери пронзила его. Она смотрела на него. Ждала? Но чего? Он обнял ее за талию.
        - Чувства усиливаются со временем. Нам над многим еще предстоит трудиться.
        - Спасибо за честность.
        Волна, лизнувшая им ноги, заставила его почувствовать прилив желания.
        - Тогда давай будем честными, говоря о том, какие чувства между нами уже существуют.
        Чувства?
        Как раз они и захлестнули Брук в этот момент. Чувственное желание переполняло ее. Оно становилось все сильнее, так что ей пришлось зайти подальше в воду в поисках успокоения.
        Но это была подмена, она знала, что настоящее успокоение можно найти только в объятиях Джордана.
        Может быть, это и есть ответ? Перестать беспокоиться о кольцах и семейных портретах, изображающих вечное счастье? Ребенок скоро родится. Зачем отрицать удовольствие от того, что происходит между ней и Джорданом? Почему бы не доставить радость друг другу?
        И раньше, чем она могла передумать, Брук обхватила его за шею и встала на цыпочки, чтобы дотянуться губами до его рта. Низкий стон наслаждения, который он издал, отдался в ее груди за секунду до того, как он прижал ее к себе.
        Волна плескалась вокруг их щиколоток. Шелк платья ласкал ей икры, скользил по ногам, а Джордан прильнул к ее губам, и его поцелуи становились все глубже и настойчивей. Она запустила пальцы ему в волосы, притягивая его к себе, и позволила своему желанию стать таким же необоримым, как волны, размывающие песок у нее под ногами.
        Он обхватил ладонью ее за ягодицы и придвинул к себе ближе.
        Она ждала этого, мечтала об этом. Так почему же она колеблется?
        - Пойдем ко мне в комнату.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Ощутив сильную руку Джордана, подхватившую ее под коленями, Брук задохнулась от удивления. Он поднял ее и понес по берегу к дому Кэсси. Она держалась за крепкую шею, чувствуя силу его тела и мощное движение мускулов.
        - Я могу идти сама.
        Он только крепче прижал ее к себе.
        - Не хочу тратить время - вдруг ты передумаешь?
        Она откинула голову назад и засмеялась, и звезды над ее головой стали такими близкими, что вступили в состязание со вспышками желания, которые она чувствовала внутри. Она положила голову ему на грудь.
        - Я хочу этого. Я хочу тебя.
        - Не буду спорить. - Он почти пробежал через маленькое патио перед домом и распахнул дверь отдельного входа, ведущего в предоставленные ей комнаты.
        Отныне Брук всегда будет ассоциировать сладкий запах тропических растений во дворике, звук прибоя с этим волшебным моментом…
        Он пронес ее через холл и поставил на ноги. Она стряхнула песок со ступней на толстый ковер и потянулась к Джордану. Ее голодный рот прижался к нему, а пальцы уже расстегивали рубашку. Хлопчатобумажная ткань в ее руках все еще сохраняла тепло его тела. Она отбросила его рубашку и положила ладони ему на грудь.
        Джордан снял с нее накидку, кружево соскользнуло и упало возле ее ног. Жар его рук на обнаженных плечах отозвался в теле Брук сладкой дрожью. Он развязал лямочку на одном ее плече, потом на другом, и они упали ей на грудь, но платье еще удерживалось на ней из-за вшитого в него бра. Ее руки ласкали ему шею, а он шептал ей на ухо нежности и слова, побуждавшие ее продолжать.
        Но Брук не надо было подстегивать, шепот и дыхание, касавшиеся ее кожи, отзывались в ней новой волной желания.
        Джордан просунул пальцы под тонкую ткань, ощущая нежную кожу ее груди. Платье спустилось ниже. Дыхание прерывалось у нее где-то в горле. Она не могла вспомнить, чтобы хотела чего-нибудь больше в жизни…
        - Джордан… - неужели этот хриплый, молящий голос принадлежит ей?
        Его затуманенный взгляд, казалось, сейчас прожжет тонкую ткань платья. Он сдвинул платье ниже, целуя каждый сантиметр обнажавшейся кожи. Наконец оно соскользнула с ее груди и упало вниз, туда же, где лежала накидка. Брук осталась в одних трусиках, только тонкий слой лайкры отделял ее от него.
        Она испытала секундную неловкость, подумав о том, как он отнесется к тому, что теперь ее тело выглядело иначе, чем в прошлый раз. Она ждала, держа руки у него на груди, с предчувствием, смешанным с беспокойством.
        Ночной бриз, прилетевший через открытые на веранду двери, слегка охладил ее разгоряченную кожу. Джордан послал ей взгляд, полный восхищения, и ей снова стало жарко. Ее сердце колотилось с такой скоростью, что у нее начинала кружиться голова.
        - А я думал, что ты была красивой раньше, - его руки опустились с ее груди на живот.
        Ребенок толкнул его, и Джордан отдернул руку.
        - Вот это да! Невероятно…
        Она рассмеялась, ей было приятно разделить этот момент с ним, приятно, что он ощутил движение растущего в ней ребенка.
        - Правда, здорово? Совсем не больно, только эта будущая звезда футбола иногда будит меня.
        Он смотрел на ее живот, потом снова положил руку на него, и Брук ощутила разливающееся тепло.
        - Изумительно. - Он снова посмотрел ей в лицо. - Думаешь, мы можем продолжать с чистой совестью?
        - Хочешь сказать, ты боишься прикасаться к беременной?
        - Черт, да нет же! - ответил он без колебания. - Но мне необходимо подумать об ограничениях.
        - Никаких ограничений. Если только мы не будем заниматься этим на воздушной трапеции.
        - А что, раньше ты проделывала это на трапеции?
        Она закатила глаза, радуясь тому, как его шутка вернула ей чувство безопасности.
        - Только в твоих снах.
        Брук расслабилась в его объятьях, легкое прикосновение ее ног к его ногам снова отдало ее во власть его обаяния. Его руки продолжали гладить Брук, и его нетерпение было заметно ощутимо.
        - Я не слишком гожусь для цирковых номеров. Попробуем что-нибудь другое?
        - Все что угодно и так долго, как захочется.
        - Ты сейчас такая сексуальная, - прошептал он ей в ухо, слегка покусывая ее бриллиантовую сережку. - И будешь еще сексуальней, потому что это моего ребенка ты вынашиваешь.
        - Как красиво ты говоришь, - и Брук подтолкнула его к постели.
        Брук прикрыла рукой глаза и почувствовала прохладу - это Джордан вытянул из-под нее простыню, встряхнул и накрыл снова.
        И отошел.
        Сквозь неплотно сомкнутые ресницы она видела, как он надевает боксеры и проходит через комнату, чтобы распахнуть французские двери. Ее мышцы были совершенно расслаблены, так что она не могла заставить себя встать с постели, но это не мешало ей наслаждаться созерцанием. Лунный свет играл на его загорелом обнаженном теле, на широком развороте плеч.
        Он казался таким упругим и восхитительным. Могла ли она доверять своим суждениям? Джордан привел серьезные аргументы в пользу того, что они должны быть вместе, но самым неотразимым доводом было то, что они только что пережили в постели.
        Брук повернула голову, чтобы полюбоваться Джорданом. Он мог завладеть ее жизнью так же безраздельно, как обладал этой ночью ее телом.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Воскресным вечером Брук буквально заставляла себя идти к дверям дома своей матери, за ней следовал Джордан. Она не могла решить, что хуже - встретиться с матерью лицом к лицу или вернуться назад к воротам, где поджидали с фотоаппаратами репортеры.
        Она крепче взяла Джордана за руку, ища поддержки. С тех пор как они снова занимались любовью, Брук поняла, как легко он может сломить ее сопротивление. Как бы было хорошо остаться на Багамах подольше… Но она твердо пообещала Бриттани, что они прибудут на предсвадебное торжество, которое буквально в последнюю минуту было назначено на сегодняшний вечер.
        Приоткрылась дверь, украшенная световыми гирляндами.
        - Ну, красавица моя? - Остановившись на последней ступеньке, Джордан потрепал ее по щеке и провел по ее губам пальцем с той нежной фамильярностью, по которой распознаются любовники. - Ты выглядишь так, словно идешь на виселицу. Мы можем все отменить прямо сейчас.
        Мать или репортеры? Нелегкий выбор. Но и кроме того было о чем подумать.
        - Мы пропустили обед. - Она даже дрогнула при мысли о застолье во враждебной обстановке. - Все, что мы можем сделать, это явиться к десерту - ведь я обещала Бриттани. Я же не могу вечно прятаться от семьи.
        - Ты встретишься с ними не в одиночку. Грустная улыбка тронула ее губы.
        - Благословение и проклятье…
        Он вздернул одну бровь.
        - Ну, спасибо.
        Она почувствовала раскаяние. У нее плохое настроение, но при чем здесь, в конце концов, Джордан? Не стоило изводить его своим нытьем.
        - Прости, я не хотела сказать…
        Он прижал палец к ее губам и помешал ей договорить.
        - Тебе не нужно быть миротворцем со мной. Я уже большой мальчик и понимаю, что не так-то просто справиться с твоей родней. Но дело в том, что я ужасно настойчивый…
        Его слова и веселый блеск глаз придали ей уверенности.
        - Они - моя семья. Я улажу это сама. Давай только сегодня постараемся все сделать быстро и тихо.
        - Как ты говоришь, это твоя семья. Ты командуешь.
        Ну да, до тех пор, пока она не пытается от него отделаться. Конечно, им потребуется больше времени, чтобы узнать друг друга ближе. Но о его стремлении всегда настоять на своем она была осведомлена прекрасно. И что она хотела найти в нем еще, соглашаясь встречаться?
        Она хотела узнать этого мужчину, но Джордан держал свое внутреннее «я» на замке, скрывая его за своим обаянием и потрясающими улыбками.
        Из-за двери раздался крикливый голос. Ее мать была раздражена чем-то. Боните не требовалось слишком многого, чтоб выйти из себя.
        Ну вот! Брук ухватилась рукой за стену, стараясь удержаться на ногах. Этого и следовало ожидать. То ли пьяная вспыльчивость матери усилилась, то ли ее нервы расшатались из-за беременности?
        Рука Джордана поддержала ее за локоть.
        - Не обращай внимания.
        Брук попыталась последовать его совету, но дверь тут же распахнулась. На пороге стояла Бриттани. Взгляду нее был совершенно сумасшедший. Она схватила сестру за руку и втащила в дом. Похоже, здесь все нуждались в успокоительных средствах.
        - Видишь, мама? - Бриттани провела сестру через холл, бриллиантовый браслет на ее руке разбрасывал во все стороны сияющие брызги. - Брук все-таки пришла!
        Ее мать стояла в арочном проеме, ведущем в гостиную, держа высокий стакан, в котором мог бы быть чай со льдом. Но обычно там было нечто иное.
        Ее волосы, обычно тщательно уложенные в замысловатую прическу, разметались в полном беспорядке, седые пряди бросались в глаза. Долгие годы Лизетта помогала Боните поддерживать хотя бы видимость благополучия. Но, похоже, даже их домоправительница была уже не в состоянии справляться с запоями Бониты, которые становились все длительней с тех пор, как умер ее муж.
        - Ну, дорогая дочурка, лучше поздно, чем никогда. А где же вы были, ты и твой… Как нам его называть? Вы не помолвлены, а слово «бойфренд» не больно-то годится. - Она наклонилась вперед, чуть не выронив стакан и выплеснув немного на пол, но удержала его, опершись на Бриттани. Ногти ее украшали остатки маникюра. - Может, правильно звать его «деткин папочка»? А ты, Брук, будешь «деткина мамочка».
        Джордан обнял Брук за талию, крепко стиснув зубы, и повел ее ко входу в гостиную.
        - Миссис Гаррисон, Брук и я - родители вашего внука.
        - Разумеется, я знаю, - Бонита покачала стаканом в воздухе, выплеснув еще немного на мраморный пол. - Все Южное побережье знает, спасибо нашим газетам. Они просто обожают новости о внебрачных детях.
        Бонита была в ударе. Даже Джордан вздрогнул, услышав последние слова.
        Ее братья и сестры осторожно, один за другим, вышли в холл, все, кроме Паркера, который сказал:
        - Мама, я думаю, что уже поздно… Бонита протянула стакан своему сыну.
        - Ладно. Забери это. Он все равно уже слишком теплый. - Она направилась к лестнице.
        Брук издала вздох облегчения, и на него эхом откликнулись остальные.
        Бонита обернулась, глядя на нее удивительно ясным - и в то же время злобным - взглядом.
        - Я не виню тебя, Брук. Ты идешь по стопам отца. И остальные тоже. Бриттани всегда была дикой. А Стивен вообще не знал, что у него есть ребенок, пока дочке не исполнилось три.
        Стивен отошел от других и встал рядом с Паркером.
        - Мама, ты заходишь слишком далеко… Вместе с Паркером они взяли мать под руки, чтобы проводить ее. Их движения были настолько слаженными, что Брук все поняла.
        - Мы с Паркером поможем тебе подняться, а Лизетта уложит в постель.
        Бонита раздраженно стряхнула их руки и сделала шаг по направлению к Брук.
        - Следите за собой, молодая леди, не то гены еще возьмут свое.
        Брук попыталась сказать что-нибудь, что могло бы остановить этот ядовитый поток слов, но сил ее хватило только на то, чтобы держаться на ногах. Было ужасно, что Джордан стоит рядом и видит все эти отвратительные семейные сцены. Но она не станет позориться и просить, чтоб ей подали стул.
        Брук медленно вдохнула и выдохнула. В книгах для беременных она читала о техниках релаксации. И теперь Брук отыскала точку, на которой можно сфокусироваться, - ярко блестевшую рождественскую звезду на верхушке елки. Она смотрела и ритмично дышала, и постепенно речь ее матери превращалась в какой-то невнятный набор звуков.
        Издалека она услышала голос Джордана, тихий и твердый, со стальными нотками гнева. Она хотела сказать матери, что гораздо умнее не ругаться, а просто следить за этой звездой, но та вдруг начала расплываться перед глазами, а комната - постепенно темнеть.
        В прояснившемся на мгновенье сознании промелькнула мысль, что она сейчас упадет в обморок, и тут же Брук услышала возглас Джордана и почувствовала, как его руки подхватили ее возле самого пола.
        Вот это и было то, что называют страхом.
        Джордан Джеффриз никогда в жизни не чувствовал такого. Но теперь он сидел в больничном холле, не зная, что произошло с Брук и их ребенком, и до смерти боялся. Брук пришла в себя в машине «скорой помощи», но все еще была совсем слабой, когда ее доставили в реанимацию.
        Прибывшие следом в больницу Гаррисоны хранили полное молчание. Братья и сестры Брук расселись по банкеткам в приемном покое. Бонита заняла кресло. В руках она держала кофейную чашку. Пары алкоголя уже должны бы были выветриться из нее, но кто знает…
        Таким образом, на руках у них оказалась чуть-чуть пришедшая в себя пьяница, которая, по крайней мере, осознала, что натворила, чтобы на время закрыть свой скверный рот.
        Джордан с трудом сдержал прилив гнева. У него кровь закипала в жилах, стоило ему взглянуть в ее сторону. Как она посмела так обращаться с Брук!
        В деловом мире Брук была сильной и собранной. Он имел возможность заметить ее уверенную манеру держаться, когда Гаррисоны запускали свой проект с «Сэндс кондоминиум девелопмент». Она превратила его в самое успешное дело года на Южном побережье, продав все квартиры по рекордно высоким ценам. Ему было странно видеть, что такая деловая хватка может сочетаться в Брук со слабостью по отношению к семье.
        Жужжание пейджера вернуло его к реальности. Все трое братьев Гаррисон потянулись к своим карманам.
        Паркер вздрогнул.
        - Это меня. Прошу прощения. От секретаря. Но сегодня делам придется подождать.
        Паркер Гаррисон откладывает дела? Удивительно! Впрочем, Джордан был слишком занят своими мыслями, чтобы задумываться над этим.
        Двойные двери распахнулись, и вышел врач, женщина лет пятидесяти, у которой, слава богу, был острый взгляд - на деловых переговорах он бы решил, что человеку с таким взглядом можно доверять. Они обменялись короткими приветствиями.
        Врач кивнула Анне, беременной жене Паркера, и повернулась к остальным.
        - Состояние Брук стабильное. С ребенком все пока в порядке.
        Пока? Он встал и подошел к врачу ближе. Ему, черт возьми, нужны подробности!
        - Я Джордан Джеффриз. Мы не успели поговорить, когда привезли Брук, но я - ее жених и отец ребенка.
        Женщина кивнула.
        - Вы еще, строго говоря, не родственник, но Брук дала мне добро на разговор с вами. Она знала, что вы будете беспокоиться.
        Беспокоиться? Да он едва держал себя в руках, чтоб не снести к чертовой матери все эти двери, отделявшие его от нее!
        Бриттани подошла к нему и встала рядом, братья выстроились сзади в молчаливой поддержке. Наконец-то они объединились не против него.
        - Каков диагноз?
        Врач засунула руки в карманы халата.
        - Давление повышенное, так что я бы советовала оставить Брук на ночь в больнице.
        Он быстро мысленно перебрал варианты, и ни один из них ему не понравился.
        - Вы считаете, что это иреэклампсия? Бриттани протянула руки одновременно ему и Эмилио. Джордан не был уверен, ищет ли она поддержки или предлагает ее, но сам он сдерживался с трудом.
        Благодаря книгам по беременности, прочитанным за последнюю неделю, он знал, что преэклампсия может привести к сердечному приступу, даже к смерти. Ребенку может не хватить воздуха и питательных веществ в плаценте, тогда он не наберет положенного веса и получит другие осложнения…
        Официальное выражение на лице врача сменилось сочувственным взглядом.
        - Папаша, перестаньте придумывать ужасы. В настоящий момент угрозы преэклампсии нет. Мы вовремя вмешались, это хороший знак. Но, конечно, стресс не пошел ей на пользу.
        Так это все из-за стресса?
        Ну, разумеется! Он же видел своими глазами, как повлияла на нее та безобразная сцена в доме родителей. Ничего удивительного, что у Брук подпрыгнуло давление.
        Джордан стиснул зубы. Сейчас не время и здесь не место выяснять отношения с Бонитой Гаррисон, но в будущем он решил держать Брук подальше от ее семьи. Если Брук сама не в состоянии от них защититься, он возьмет эту защиту на себя.
        - Что я могу сделать для нее?
        - Сейчас Брук нужен постельный режим на пару недель, размеренный режим жизни и специальная диета. - Она похлопала его по руке. - Подождите здесь, папаша, вы сможете пройти в ее палату через несколько минут. Она ждет вас.
        Брук хочет его увидеть? Слава богу, ему не придется прорываться к ней, а ведь он уже почти собрался… Облегчение, которое испытал Джордан, было таким сильным, что он едва заметил, как ушла врач, а Бонита, всхлипывая, направилась в дамскую комнату.
        Несколько минут - и он увидит Брук! Джордан с трудом сглотнул и подумал, как же это может быть, чтобы маленькая женщина и едва сформировавшийся ребенок завладели его умом и сердцем, как ничто и никто другой?
        И его это совершенно не порадовало.
        Оторвав взгляд от темных плиток на полу, он вдруг понял, что не один. С одной стороны от него молча стоял Эмилио. И - что это, черт побери, такое? - с другой стороны ждал Паркер, чьи черные глаза еще хранили следы былой вражды.
        Джордан посмотрел на выстроившихся Гаррисонов. Нет сомнений, они любили Брук, но все-таки он не верил, что они смогут оградить ее от нападок Бониты. Существовал единственный способ обеспечить Брук полный покой и все, что понадобится.
        - Я забираю Брук к себе.
        Ее брат Адам приподнял бровь.
        - Разве это не она должна решить?
        - Любой из вас поступил бы так же на моем месте.
        Братья оглянулись на сидевшую позади них Бониту, и он увидел, как досада в их взглядах сменяется твердой решимостью. Они могли быть его врагами в войне Гаррисонов и Джеффризов, но в данном случае они на его стороне.
        Эмилио улыбнулся.
        - Удачи тебе, брат, и смотри не обижай ее. Хвала богу за то, что есть на свете братья, которые могут пошутить в нужный момент. Эмилио крепко обнял его и отошел, чтобы успокоить свою невесту, оставив Паркера рядом с ним.
        - Ты позаботишься о моей сестре, - сказал Паркер, и слова эти прозвучали скорее утверждением, чем вопросом.
        Джордан просто кивнул. Паркер тяжело вздохнул.
        - Ладно. Мы заберем мать и двинемся домой. Скажи Брук, как мы все беспокоимся за нее и ребенка.
        Джордан бросил взгляд на дверь дамской комнаты, за которой скрылась Бонита. Он старался, чтоб его голос звучал тихо, но твердо:
        - Насчет Бониты. Обычно я не вмешиваюсь в чужие семейные дела, но Брук и ребенок теперь моя семья.
        Паркер нахмурился.
        - И что?..
        Нелегко было это сказать или услышать, но после такой ночи, как нынешняя, он не мог оставаться спокойным. Тем более Брук так нуждалась в его помощи…
        - По-моему, прятать спиртное уже недостаточно.
        Джордан подождал, ожидая взрыва или, по меньшей мере, требования не лезть не в свое дело. Но все молчали.
        Старший Гаррисон кивнул.
        - Завтра с утра первым делом я займусь тем, что найду клинику реабилитации.
        Здесь побед не будет. Только тяжкая, правда. Теперь молчал Джордан.
        Паркер прислонился к стене.
        - Братья помогут мне разобраться с матерью. А Бриттани, возможно, захочет остаться с Брук. - Он оглянулся, братья согласно кивнули, Бриттани вытерла слезы, блестевшие у нее на щеках. Паркер снова повернулся к Джордану. - Мы дадим тебе знать, как пойдут дела.
        Они обменялись всего несколькими словами, но этого оказалось достаточно. Они были врагами долгое время. Работать вместе было и будет нелегко. Но благодаря женитьбе Эмилио и их ребенку так долго враждовавшие семьи смогут с этим справиться.
        Бонита была разрушительной силой, опасной для всех, кто оказывался поблизости, а он хотел, чтобы у Брук и ребенка все было хорошо.
        И теперь ему предстояло изобрести способ, как уговорить Брук переехать к нему. И чтобы при этом ее давление снова не взлетело ввысь. Вот это и будет настоящее рождественское чудо.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Мягкое сиденье лимузина ласково приняло Брук. Она подтянула ноги и положила на колени бутылку с водой. Рядом с ней сел Джордан, разложив на коленях документы, и автомобиль тронулся.
        В больнице она находила его рядом каждый раз, когда открывала глаза. Брук обхватила рукой живот, убеждаясь в том, что ее ребенок остался там же, внутри нее, в полной безопасности. Ей все еще чудился запах больницы и страха, хотя теперь с каждой минутой все это уходило дальше и дальше, оставаясь где-то позади. Все произошло слишком быстро - с той минуты, когда они вошли в дом к ее матери, до того момента, как она очнулась на руках у Джордана в машине «скорой помощи», едущей в реанимацию.
        Теперь движение вокруг нее замедлилось во всех смыслах. Работать она не могла. Не могла и никуда выходить. Брук вообще чувствовала себя беспомощной, но выбора у нее не было. Материнский инстинкт, побуждавший ее защищать новую жизнь, оказался сильнее всех остальных чувств. Она сделает все, что обеспечит ее ребенку безопасность.
        Впрочем, пока ей ничего и не нужно было делать, разве что одеться. Обо всем остальном позаботился Джордан. Однако когда доберется до места, она снова начнет контролировать ситуацию. Ее секретарь передаст ей наиболее безотлагательные дела, а племянница Лизетты подыщет ей домашнюю помощницу. И все будет в порядке.
        Бумажную работу она вполне способна делать и дома, это поможет ей оставаться в курсе дел. Паркер уже предлагал прислать свою секретаршу Шейлу, но Брук уверила его, что ее персонала из «Сэндс» будет вполне достаточно.
        Одно утро без работы - и она уже начинала нервничать. Ей нужно было успокоиться, хотя бы ради ребенка.
        Брук стала смотреть в окно лимузина, считая пальмы, мимо которых они проезжали, чтобы упорядочить мысли. Вон там ее дом. Но почему они проезжают мимо дороги, ведущей к нему?
        - Эй, мы пропустили поворот!
        Джордан оторвался от документов, сложил их в кейс и посмотрел в дивные карие глаза, устремленные на него.
        - Знаю. Не хотел, чтоб ты беспокоилась. Беспокойство вредно для ребенка.
        - Беспокойство о чем? - Врачи что-то скрыли от нее?
        Брук погладила живот.
        Джордан закинул руку на спинку ее сиденья.
        - Я о вас позабочусь.
        Ага, теперь она поняла, в чем дело.
        - Ты решил воспользоваться этим предлогом, чтобы мы были вместе? Но я не желаю торчать в отеле до конца срока!
        - Не в «Виктории». - Он играл с ее волосами, рассыпанными по плечам. - Ты поселишься у меня. Там вся обслуга будет в твоем распоряжении, пока ты остаешься на постельном режиме.
        - У тебя?..
        - Да, это старый дом моих родителей. Теперь он мой. Я выкупил долю Эмилио давным-давно.
        Он живет в родительском доме? Ее растрогало, что Джордан старался сохранить память о родителях, хотя бы просто живя в их доме. Если бы только он чаще открывался ей с этой стороны…
        А вот другая его сторона беспокоила ее. Она прислушалась к тому, что он говорит.
        - Ты не сможешь как следует позаботиться о себе, Брук, оставаясь в одиночестве, ты не находишь? Хочешь, я перееду в твой розовый дворец? Или предпочитаешь, чтобы о тебе заботился кто-то из твоей семьи?
        Мысль о том, чтобы отправиться к Гаррисонам и снова встретиться с матерью, заставила ее вздрогнуть.
        - Не очень-то честно для парня, который клялся, что не собирается меня обдуривать.
        - Я просто показываю тебе все возможности. - Он отодвинул ее волосы и нежно погладил шею. - А у тебя есть предложения получше?
        Бриттани готовилась к свадьбе, и теперь, когда она лишилась помощи Брук, это займет у нее еще больше времени.
        - Я вполне могла бы нанять кого-то.
        - Зачем? У меня уже есть прислуга. - Он провел пальцем вдоль ее позвоночника, потихоньку разминая мышцы. - Подумай об этом. Раз наши любовные свидания теперь должны прекратиться, мы могли бы узнавать друг друга, просто живя в одном месте. Поверь, это самый правильный путь к объединению.
        Она выглянула в окно. Автомобиль ехал дальше и дальше вдоль побережья, пальмы проносились мимо одна за другой. На набережной катались роллеры, несмотря на то, что заметно похолодало. На пешеходных дорожках толпились туристы.
        В доводах Джордана определенно был смысл. Однако подумала Брук, нет ли у него каких-нибудь тайных мотивов?
        - Да, я не смогу заниматься сексом, пока доктор не разрешит…
        - Она меня предупредила, - нахмурился он, - строго-настрого.
        Она усмехнулась, представив себе эту беседу.
        - Любовная жизнь заканчивается, когда ждешь ребенка, да?
        - Да уж. - Он наклонился к ее голове, вдыхая запах ее волос. - Я так соскучился по тебе, слов нет… Но если ты можешь обходиться без секса, то и я смогу.
        Никакого секса. Она задумалась о том, чего лишилась. Без ласковых прикосновений Джордана воздержание может оказаться очень тяжелым.
        - Ты серьезно предлагаешь нам пожить вместе?
        Она приглядывалась к нему, готовая заметить малейшее неверное движение, любой знак, который показал бы, что его усилия направлены лишь на одну цель- подрыв империи Гаррисонов. Но эта нежность и задумчивость в его серьезном взгляде… Брук была невольно тронута.
        - Совершенно. И если ты не хочешь подумать о своем здоровье, подумай о ребенке.
        А вот это уже было нечестно. Джордан оставался Джорданом. И единственный действительно неотразимый аргумент, с которым она не могла спорить, - это он сам…
        - Хорошо. Но я хочу установить некоторые основные правила.
        - Это честно. - Он смотрел на нее голубыми глазами, в которых было то самое выражение, которое он использовал на переговорах, - «придем к наилучшему соглашению».
        - И ты должен пообещать их выполнять.
        - Ты тонко улавливаешь нюансы, - Джордан подмигнул, и юмор смягчил его серьезность. - Слышал, за столом переговоров ты такая же жесткая, как другие члены твоей семьи.
        - Еще один сомнительный комплимент. - Хотя Брук должна была признать, что, будучи миротворцем в семейных отношениях, она наслаждалась своей довольно агрессивной деловой манерой. - Но вернемся к правилам. То, что я переезжаю к тебе, не означает, что я изменила свои взгляды на брак.
        Перспектива замужества по-прежнему страшила ее, а она не хотела думать ни о чем, что могло бы выбить ее из колеи.
        - Понял.
        - И думаю, будет лучше, если мы будем спать в разных постелях.
        Она имела в виду, что у нее были кое-какие секреты, которые она не готова была ему доверить.
        В уголках глаз у него собрались веселые морщинки.
        - Боишься, что не сможешь устоять?
        - Ты преувеличиваешь свое «эго».
        - Или чувство юмора. - Он улыбнулся и прикоснулся пальцем к ее губам. - Пытаюсь вызвать улыбку на твоих губах.
        Его мягкое движение затронуло в ней какие-то спрятанные чувства.
        - Прости. Я просто… напугана.
        Вся веселость сразу ушла из его глаз, и он обнял ладонями ее лицо.
        - Ох, проклятье, конечно, ты боишься.
        - Я бы не волновалась, если бы дело касалось только меня, но я беспокоюсь за ребенка, а это уже слишком много для меня.
        - Доктор запретил тебе беспокоиться. - Он погладил ее по животу с такой нежностью, что Брук так и не решилась помешать ему. - Думай о чем-нибудь другом.
        Она отогнала страхи, признав, что он прав и она должна постараться ради ребенка.
        - Например?
        - Ты уже выбрала имя?
        Лимузин остановился на переходе, пропуская пешеходов. Она чувствовала тепло его руки.
        - Я подумаю об этом, когда ребенок перестанет прятаться от ультразвука. Тогда будет видно, какое нам имя выбирать - для мальчика или для девочки.
        - Нам?
        А что, он сомневался, что она помнит о нем?
        Что ж, это еще одно подтверждение того, насколько плохо Джордан ее знает, если думает, что она откажет ему в принятии такого важного решения.
        - Разумеется, ты должен сказать свое слово, если только не придумаешь чего-нибудь чудовищного. Как звали твою мать?
        - Виктория.
        - Ты так назвал свой отель… - пробормотала она удивленно.
        Почему же она этого не знала? Еще одно напоминание о том, как много им еще предстоит узнать друг о друге, прежде чем она сможет подумать о том, чтобы связать свою жизнь - и судьбу - с этим мужчиной.
        Он пожал плечами.
        - Это так трогает… - Хотелось бы ей быть настолько же близкой с их собственным ребенком. И как сильно это отличалось от отношений с Бонитой! - Мне жаль, что моя мать так вела себя.
        Он бросил на нее быстрый взгляд. Холодный, непрощающий.
        - Тебе не за что извиняться.
        Но Брук все еще чувствовала себя виноватой, потому что пять месяцев назад не подумала о том, к чему может привести ее поведение.
        - Первый раз, когда я пригласила тебя на ужин, тебя ударил мой брат…
        - Ты хочешь сказать, он попытался меня ударить, - уточнил Джордан.
        Мужское «эго». Она подавила смешок.
        - Именно, - сказала она и все-таки прыснула. - А на следующий раз, когда мы оказались у нас дома, моя мать ринулась в атаку, хорошо хоть не с кулаками.
        - В тот раз ты пострадала. Мне следовало вмешаться раньше.
        Как будто это что-нибудь изменило бы. У нее дрожали руки, когда она положила бутылку с водой рядом на сиденье.
        - Никто не может ее остановить, когда она вот так сходит с катушек.
        Как бы то ни было, Брук следует раз и навсегда прекратить это! Она не могла позволить своей матери делать то, что угрожает здоровью ребенка. Гнев закипел в ней при мысли о том, чего им всем могла стоить выходка Бониты.
        Он успокаивающе положил руку на ее судорожно сжатый кулак.
        - Я думаю, сейчас это неподходящий для тебя разговор.
        - Да-да, «думайте о приятном»! - Она заставила себя сделать глубокий вдох и выдох, потом еще и еще.
        - Именно. - Он поднес ее кулак к своим губам и поцеловал, один раз, другой, пока тонкие пальцы не разжались. - Расскажи мне о своем детстве, только вспомни хорошее!
        Она сказала первое, что пришло ей в голову:
        - Мама рисовала когда-то. Выходила на береге этюдником. Мы с Бриттани развлекались по-своему - швыряли пригоршни песка в волны.
        - Замечательное воспоминание. - Он погладил внутреннюю сторону ее запястья. Лимузин остановился у железных ворот перед домом на северной окраине косы.
        - Я так давно не вспоминала об этом… - Брук виновато улыбнулась. - Дурные воспоминания пересиливают хорошие.
        Ворота распахнулись, и она представила, как они закрываются за ней, оставляя ее среди подстриженных кустов и деревьев.
        - Думаю, мы с тобой должны позаботиться, чтобы ужасные отношения между нашими семьями не повлияли на то хорошее, что мы сейчас стараемся выстроить.
        Он смотрел на нее, пока лимузин медленно ехал по выложенной кирпичами подъездной дорожке, мимо фонтана с ангелом в центре.
        - Согласен, но я хочу, чтоб ты не переживала, думая об этом.
        - Хмм… Если бы я повела себя эгоистично, то сама выбрала бы имя ребенку!
        - Если мы не собираемся назвать ребенка Паркером, я могу полностью довериться тебе в этом.
        Наконец-то произошло то, чего он так ждал, - Брук рассмеялась.
        - Я подумаю об именах и расскажу тебе.
        - Это честно. - Он выбрался из лимузина. И прежде, чем она последовала за ним, наклонился и подхватил ее на руки. Она принялась было протестовать, но он уже нес ее к дому. По крайней мере, сегодня она имела серьезную причину принять его заботу, не беспокоясь о потере своего контроля над ситуацией.
        Брук обняла его за шею, и он поднялся по каменным ступеням, вступив под крытую колоннаду перед входной дверью. Она едва успела заметить, что его дом выдержан в цветах меда и неба, как он уже представлял ее взволнованной прислуге. А затем Джордан понес ее к длинной лестнице с перилами из красного дерева.
        Просторный коридор казался гораздо уже - из-за картин, развешанных на его стенах. Пейзажи перемежались портретами трогательного юного Джордана, а также Эмилио. Брук хотелось повнимательнее рассмотреть картины, да и весь этот семейный райский уголок, который был его домом.
        Но у нее закрывались глаза. Вот, черт побери! Эти особенности ее организма, сопровождавшие всю беременность, казалось, усиливаются с каждым днем. Как же хочется спать…
        Мир провалился, а когда вернулся назад, Брук обнаружила себя посреди громадной постели. Джордан со всех сторон подтыкал вокруг нее пышное одеяло. Она почувствовала нечто, отдаленно напоминавшее клаустрофобию. Хватило одного взгляда на комнату, чтобы понять…
        Нет, она не была в его постели, но определенно в его комнате.
        Неделю спустя Джордан поднялся по лестнице на второй этаж. Он нес Брук еду и подарок и рассчитывал, что и то, и другое поднимет ей настроение.
        То, что она теперь живет под его крышей, понравилось ему куда больше, чем он предполагал. Джордан привез ее сюда, потому что ему казалось, что это хорошо для нее и для ребенка. Но он не думал, что и для него это тоже будет хорошо.
        Особенно учитывая то, как он долго жил в одиночестве, иногда в отеле, иногда здесь. Впрочем, холостяцкая жизнь как нельзя лучше подходила к его карьере, и Джордан даже предполагал, что ее присутствие может создать определенные неудобства… Слава богу, он ошибся. Последние дни были замечательными. Так здорово вместе есть, разговаривать, узнавать друг о друге важные вещи! Например, каков ее любимый цвет, предпочтения в еде, пристрастия в музыке.
        Розовый? Ничего удивительного. Этот цвет очень шел Брук.
        Острое чили? Наверняка это лишь сейчас, когда она беременна. Конечно, такие гормональные сдвиги в организме…
        Старинная музыка и мягкий рок? Он уже запланировал посетить концерт, когда она снова будет в состоянии поехать с ним.
        Он надеялся, что это произойдет скоро… Джордан не мог не замечать тех удивительных изменений, которые происходили внутри Брук каждый день…
        Позаботился он и о том, чтобы она была постоянно занята, присылая ей дизайнеров и декораторов, которые должны были переделать одну из спален в детскую. Он еще не встречал женщины, которую не возбуждал бы бездонный бюджет на декорирование жилых комнат.
        Правда, в этот вечер Брук не казалась возбужденной. Она полулежала на диване в холле между их комнатами и раздраженно разглядывала свои ноги, уложенные на подушках.
        Факс тихо урчал в другом конце комнаты - она лишь бегло просмотрела бумаги, разложенные на рабочем столе.
        Джордан вошел в комнату, положил рядом с диваном сверток и поставил контейнер на кофейный столик, но не дождался от нее никакой реакции.
        - Брук? Ты не хочешь посмотреть, что я заказал на ужин в ресторане Эмилио? В контейнере чили, и на нем написано твое имя.
        Но даже упоминание об одном из ее излюбленных блюд не изменило выражения ее лица.
        - Можем заказать что-нибудь еще, если у тебя появились другие желания, - неуверенно заметил Джордан.
        - Не надо. Все в порядке. Спасибо.
        Он сел рядом с ней и переложил ее ноги себе на колени. Он радовался возможности прикоснуться к ней, посмотреть на нее. Простое красное хлопчатобумажное платье облегало округлости грудей и выпуклый живот, напоминавший о том, как мало времени у них осталось, чтобы укрепить их отношения. Он всегда мечтал о такой свадьбе, какая была у его родителей, но беременность не оставляла ему надежд на то, что у него с Брук произойдет то же самое. Пока. А сейчас ему оставалось надеяться на чудо, но только если они оба постараются…
        Как бы ни хотелось ему просунуть руки под ее платье, чтобы ощутить ее тело, Джордан сдерживался, не позволяя себе подняться выше колен. Две минуты массажа, но она все еще не расслабилась.
        Да в чем же дело?
        - Ладно, я сдаюсь. Что происходит?
        - Все то же. - Она неопределенно махнула рукой в сторону папок с образцами обоев.
        - Приготовления для детской? Я сказал дизайнерам, что ты выберешь на свой вкус.
        Она убрала ноги с его колен.
        - Да, ты нанял декораторов! Но только лишь потому, что стараешься завладеть моей жизнью.
        Ладно. По крайней мере, она была откровенна. Но и у него возник вопрос - а что, собственно, он должен был делать? Уехать из этого дома?
        Однако Джордан не мог спорить с ней, даже если доктора и уверяли, что она медленно, но верно поправляется. Давление опустилось до нормы. Еще несколько дней полежать с приподнятыми ногами, просто для перестраховки, - и Брук сможет присутствовать на свадьбе Бриттани.
        И все же он решился возразить.
        - Независимо от того, живешь ты здесь или где-то еще, я должен подготовить место для ребенка. И мне хотелось бы, чтобы ты в этом участвовала. Если ты не захочешь здесь жить, хорошо. Но это, во всяком случае, занимает тебя, пока ты не можешь выходить. Я знаю, что ты теперь меньше работаешь, а устройство жилища заполняет твое время более легкими занятиями. Вот и все мотивы, которыми я руководствовался.
        - Я могла бы помогать сестре готовиться к свадьбе, обзванивая кого нужно…
        - Все что угодно, лишь бы это не беспокоило тебя.
        Она посмотрела на него с раздражением.
        - Ты не тот, кто может произносить последнее слово по этому поводу.
        Проклятье!
        Впрочем, он сам хотел, чтобы Брук перестала скрывать от него свои мысли, и сегодня его желание исполнилось. Никаких сомнений относительно того, что она думает, у него не оставалось.
        К несчастью, он говорил это последнее слово почти обо всем, и довольно долго. Джордан глубоко вздохнул, сосчитал до пяти и постарался быть терпеливым.
        - Я знаю, что ты скучаешь…
        - Скука - это слишком мягкое слово. Если бы меня не навещала родня, я бы свихнулась. - С тяжелым вздохом она откинула голову. - И мне непонятно вот что… Скажи, как это тебе удается держать мою мать подальше от этого дома? Я ждала, что она появится сегодня. Не хочу сказать, что мне ее не хватает, особенно после нашей последней встречи, но…
        Джордан собрался было перевести разговор на более безопасные темы, но потом передумал. Сдерживаемый стресс, по словам докторов, был более вреден.
        - Давно она пьет?
        - Сколько себя помню. Даже когда она рисовала на берегу, у нее всегда был с собой кувшин сангрии. Это не значит, что о нас не заботились. У нас всегда были няни и все остальное.
        - Это не меняет того, через что вам пришлось пройти из-за матери.
        - Знаю.
        Он заглянул ей в глаза и увидел там отчаяние, боль и беспомощность. Ее братья и сестры хотели скрыть от Брук тот факт, что Бонита отправлена в клинику на реабилитацию. Но Джордан понял, что она должна знать. И он ей скажет об этом. Если понадобится, он готов к тому, чтобы встретить гнев Гаррисонов лицом к лицу.
        Джордан хотел взять ее за руку, но всем своим видом она все еще словно говорила:
«Держись от меня подальше!»
        - Твои братья решили поговорить с матерью… о ее проблемах.
        - Поговорить о чем?! - Она удивленно подняла брови, потом сдвинула их, нахмурившись. - Постой… ты знал и не говорил мне?
        - Ты действительно думаешь, что в твоем состоянии мы можем говорить об этом прямо сейчас?
        - Ладно. По крайней мере, это честно. - Ее напряженная спина расслабилась. - Так что случилось?
        - Ее отвезли в реабилитационный центр в тот день, когда тебя выписали из больницы.
        Что Брук чувствует? Он не мог угадать, что значит выражение ее лица.
        - Брук, ты в порядке?
        - Конечно. Думаю, это хорошо. Ничего не могу поделать, но я чувствую, что мне следовало бы быть там. - Она взяла его за руку, и незримая дистанция между ними сразу же исчезла. - Спасибо, что сказал. Я понимаю, ты стараешься оберегать меня, но я не могу позволить тебе держать все от меня в секрете. В нашей семье было слишком много тайн. Если я узнаю, что ты мне лгал…
        Он почувствовал, как ее тонкие пальцы сжали ему руку, и все понял. Теперь перед ним встала новая дилемма. Сказать ей правду о том, что это он рассказал газетчикам об их отношениях и рискнуть всем? Или промолчать в надежде, что правда никогда не выплывет наружу?
        Будь оно все проклято! Джордан знал, что должен делать.
        - Мне нужно сказать тебе кое-что.
        - Эй, а почему такой хмурый вид? Что может быть хуже, чем думать о том, что моя мать в клинике?
        - Раз мы договорились о честности, я хочу признаться.
        Она снова сдвинула брови.
        - Ты пугаешь меня, и в этом нет ничего хорошего.
        - Тогда я просто скажу. Эта история в газетах о наших отношениях не была случайной утечкой информации.
        Ее рука в его стала холодной, как лед. Она высвободила пальцы.
        - Это ты сделал?
        В его планы не входило взбаламутить слухи о ее семье, но так уж получилось. Это была его вина, и он был готов принять ответственность за страдание, которое, как он теперь видел, причинил Брук.
        - Я не собираюсь придумывать оправдания своему поведению. Все, что я могу сказать: теперь я поступил бы по-другому. И я сожалею…
        Брук уже привычным жестом обхватила свой живот и долго молчала, прежде чем кивнуть.
        - Ты хотел разом со всем покончить.
        - Что заставляет тебя так думать? - Джордан ожидал гнева, даже слез, но не того, что она поймет его намерения. Он всегда гордился тем, что никто не мог разгадать его побуждений. То, чего люди не знают, они не смогут обратить против него. Находиться рядом с кем-то, кто видит тебя насквозь, оказалось очень тревожно. Она пожала плечами.
        - Так поступил бы Паркер, а вы двое очень похожи.
        Ладно, он проглотит это замечание, хотя ему и тяжело.
        - Ты так сильно злишься на меня?
        - Я разочарована. Просто пойми, что когда ты принимаешь решения, которые влияют на нас обоих, и не говоришь о них мне, то не облегчаешь мое положение. Наоборот, усугубляешь его. Особенно учитывая ту пассивность, с которой я очень долго относилась к семейным делам. Когда я чувствую, что все происходит помимо меня, или узнаю об этом потом, это разрывает меня на части.
        Чувство вины захлестнуло Джордана, и оно еще больше усилилось от сознания того, что Брук так легко позволила ему отделаться от чувства вины и даже взяла на себя часть ответственности. Она даже упомянула о том, как сама относилась к своей семье. Теперь слова «Я сожалею» казались ему слишком малым покаянием.
        - Я не извиняю того, что ты сделал, Джордан, но понимаю, как ты пришел к этому решению, и принимаю все произошедшее. - Она выпрямилась. - Но только если ты обещаешь никогда больше мне не лгать!
        - Это я могу тебе обещать. - И он не лгал. Джордан был амбициозен и даже имел репутацию безжалостного дельца - и вполне заслуженно! - но он гордился своей честностью. Никто не спорит, эта история с газетами была не самым умным из того, что он сделал, это было недальновидно.
        - Ты готова поужинать?
        Она отодвинулась от него с тем самым безошибочно узнаваемым видом «держись подальше!».
        - Мы были с тобой открыты друг перед другом, а теперь мне нужно пространство.
        Она помедлила, и он подумал - понадеялся, - что она может все-таки смягчиться. Брук наклонилась… и, забрав сумку с едой, направилась в свою спальню.
        Джордан не мог не улыбнуться, видя, что она приняла, по крайней мере, один из его даров. Так, с улыбкой, он и провожал ее взглядом, пока она не закрыла за собой дверь. Он даже хотел последовать за ней, но подумал, что будет правильно оставить ее в покое и дать ей поспать. Отдых - вот что необходимо сейчас для нее и для ребенка.
        Этим вечером, подумал Джордан, он получил прощение, на которое не рассчитывал.
        Однако он не рассчитывал, что ему придется пережить такое разочарование - он не сможет поужинать и посмотреть фильм вместе с Брук.
        Брук вертелась с боку на бок. Стычка с Джорданом лишила ее сна и оставила неудовлетворенной.
        Она посмотрела на часы - два часа ночи. Должна же она, наконец, уснуть!
        Господи, как же она ненавидела это чувство беспомощности!
        Ее семья приняла решение о лечении матери, важный момент, меняющий все. А Брук тем временем сидела с приподнятыми ногами и ее все оберегали от стрессов. Ничего удивительного, что Бриттани была так возбуждена, когда навещала Брук после выписки из больницы. Все Гаррисоны прошли через ад и все-таки продолжали ходить на цыпочках вокруг нее.
        Почему Джордан не сказал ей раньше?
        То, что ее матери помогут, это хорошо, это правильно. Надежда в ней боролась со скептицизмом. И где-то тут же лежала ее главная трудность - поверить в то, что программа реабилитации Бониты будет успешной. Поверить после долгих лет, проведенных рядом с матерью.
        А теперь - поверить Джордану.
        Ей все еще казалось, что у них слишком мало времени для того, чтобы узнать друг друга, перед тем как вступить в брак. Ее родители встречались два года до свадьбы - и вот как все это обернулось…
        Если бы только она могла вернуть назад то чувство, что она все делает правильно, которое было у нее ночью, когда она впервые решила переспать с Джорданом.
        Той ночью, когда был зачат их ребенок…
        Она видела его много раз. Она всегда хотела его.
        Этой ночью - будь проклята ее семейка! - она его получит.
        Это решение эхом отдавалось в ее сознании по дороге к лифту и в номер, который она выбрала для себя и Джордана Джеффриза.
        Голова у нее кружилась от его прикосновений больше, чем от выпитого. Она чувствовала влечение к нему долгие годы, но и представить себе не могла, что это будет так воспламенять ее.
        Его руки, скользящие по ее спине во время их безумных поцелуев в холле.
        Его ладони, легшие ей на ягодицы, когда он прижал ее к себе…
        Его пальцы, быстро снимающие с нее одежду…
        И даже когда она заняла место сверху, эти чудесные руки ласкали ее, наполняя восторгом, ненадолго замирая, подводя ее к самому краю наслаждения и удерживая до тех пор, пока они не сплелись друг с другом в клубок рук и ног, испуская крики наслаждения…
        Брук проснулась. Простыни были скомканы, все тело болело от желания, жажды завершить то, что она только что пережила во сне.
        Хотя и во сне она не нашла желанного завершения.
        Она зажгла прикроватную лампу. Как всегда, рядом стоял кувшин со свежим соком и легкая еда, если ночью захочется перекусить. Она выбрала персик и надкусила. Если она не может удовлетворить свой сексуальный голод, по крайней мере, удовлетворит свой аппетит.
        Что там такое было с Джорданом, что она снова и снова пыталась вспомнить? Чувство контроля, равенства. До того утра, когда она почувствовала, что контроль ускользает. И тогда она убежала от него и все еще продолжает убегать.
        Ее взгляд обратился на открытую дверь. Должно быть, Джордан заглянул проведать ее, когда она уснула, и оставил дверь открытой. Она смотрела на папки с образцами ткани, лежавшие на диванчике в гостиной. Он предоставил ей выбор, но это не избавило Брук от чувства, что ее подавляют, что пытаются диктовать свою волю.
        Потом она заметила голубой сверток на другом диване. Она отчетливо вспомнила, что Джордан принес что-то - вот это, - когда вошел в комнату. Значит, он купил ей подарок?..
        Она еще откусила от персика и с трепетом посмотрела на подарок.
        Выбросив недоеденный персик в корзину, она откинула простыню и опустила ноги на пол. Ее атласная ночная рубашка скользила по коже, и это чувственное прикосновение живо напомнило ей недавний сон…
        Она прошла через комнату и присела на край дивана, положив руку на сверток и нетерпеливо по нему похлопывая. Если бы с ней была ее импульсивная двойняшка Бриттани, она бы помогла ей решить, что делать дальше.
        Брук вспомнилось, как они праздновали Рождество в детстве. Как Бриттани брала каждый сверток, ощупывала его, трясла и потом сообщала, что, по ее мнению, там находилось. И в пятидесяти процентах случаев оказывалась права. А в остальных пятидесяти ее предположения были настолько нарочито дикими, что никто даже не дразнил ее за то, что она ошиблась.
        Брук смотрела на сверток. Что там? Не украшение. Не одежда. Слишком большой для фотоальбома. Слишком маленький для мебели, даже разобранной.
        Наконец любопытство пересилило осторожность. Она перевернула подарок и начала разрывать голубую бумагу. Под ней обнаружилась еще одна обертка в виде целлофановых пузырьков. Еще и еще, слои целлофана, скрывающие то, что находилось внутри. Ничего удивительного, что она не смогла угадать.
        Она сняла еще слой и постепенно поняла, что это нечто в рамке. Он купил ей фотографию? Или картину?
        Бесспорно, Джордан осыпал ее всевозможными знаками внимания. Он действительно старался. Но ей не хотелось начинать их отношения с представления о том, что ее можно подкупить. Последний слой упаковки и…
        У нее перехватило дыхание.
        Он не купил ей какое-нибудь экзотическое произведение искусства. Вместо этого Джордан выбрал акварель, очевидно предназначенную для детской, - две маленькие девочки играют на берегу, строя замки из песка.
        Джордан не забыл, как она рассказала ему о своих счастливых детских воспоминаниях.
        Обдуманность его подарка тронула Брук. Перед этой стороной натуры Джордана она просто не могла устоять. Не сегодня, когда на краю сознания еще теплился дразнящий сон и когда все ее тело томилось от одиночества и желания.
        Бережно положив акварель на диван, Брук встала, неотрывно глядя на дверь, которая вела в спальню Джордана.



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Джордан проснулся в тот момент, когда услышал, как скрипнула дверь.
        Он лежал тихо, глядя сквозь полуприкрытые веки, как Брук идет к нему через комнату. Даже в темноте Джордан видел, что она не встревожена, так что он хранил молчание, выигрывая время, чтобы понять, что у нее на уме. Он никогда не знал, что она сделает в следующий момент, и это беспокоило его.
        Брук остановилась рядом с кроватью, не замечая, что он продолжает смотреть на нее сквозь ресницы. Она потянула за край одеяла.
        Господи боже! Не может быть, чтобы она собиралась…
        Брук скользнула под одеяло и легла рядом с ним. Он не мог сдержать вздох и тем более не мог удержаться от того, чтобы не заключить ее в объятия. Цветочный запах ее волос щекотал ему ноздри.
        - Не спится? - спросил Джордан. Он просунул руку под одеяло и положил ей на живот, а потом начал гладить успокаивающими круговыми движениями. - Это будущая звезда футбола разбудила тебя своим ножками?
        Плохая была идея - касаться ее. Она вытянулась рядом с ним, устроив голову у него на плече.
        - Что-то разбудило. Но не ребенок.
        - Можешь рассказать? - Он поглаживал ей спину. Джордан заметил, что в последнюю неделю она часто кладет руку на поясницу.
        - Мне нужно быть с тобой, - она положила руку ему на грудь.
        Его тело напружинилось в ответ на прикосновение ее прохладных пальцев к его разгоряченной коже. Джордан стиснул зубы и начал считать - от ста до единицы. Когда он дошел до семидесяти восьми, то бросил, поняв, что это не поможет и ему просто придется с этим смириться.
        - Ладно, если ты хочешь спать здесь, у меня никаких возражений.
        Он продолжил массировать ей спину. Прикасаться к ней было адом и раем одновременно - чувствовать эти мягкие изгибы рядом с ним, под его ладонью и не сметь думать о большем. Джордан напомнил себе, что если он завоюет ее, то снова сможет быть с ней. Возможность видеть, как рядом с ними растет их ребенок, стоила любого ожидания, пусть и невыносимого.
        А мысль о жизни с Брук становилась тем более привлекательной, чем больше времени они проводили вместе.
        Она пощекотала ему ухо.
        - Что-то совсем спать расхотелось. Джордану тоже не хотелось спать, но по другой причине. Он сосредоточился на звуке вентилятора, кружащегося под потолком. Этот ровный шум помогал ему сохранять спокойствие.
        - Тогда давай поговорим. - Джордан поискал и задал ей вполне нейтральный вопрос: - Что ты хочешь делать завтра, когда я вернусь с работы?
        - Мне бы хотелось пойти на все вечера, которые устраивают Бриттани и Эмилио.
        Ничего удивительного, что ей не спится.
        - Мне так чертовски жаль. Сидеть взаперти, должно быть, ужасно скучно. Что скажешь, если мы позвоним доктору и спросим, можно ли покататься по побережью? Мы уже давно не катались и даже не гуляли, мне кажется, это можно. Возьмем лимузин, чтобы твоим ногам было легче.
        - Было бы неплохо, - ответила она безо всякого энтузиазма.
        Ах, черт! Джордан вспомнил, что Брук сама хотела принимать решения.
        - Есть еще идеи?
        Она вздохнула.
        - Не хочется выглядеть капризной. Над этим надо еще подумать. Как ты подумал над своим подарком…
        Значит, она все-таки открыла его! Джордан, признаться, был разочарован, когда так и не решился отдать его ей. Но, по крайней мере, теперь он знает, что подарок ей понравился. Уже после покупки он вдруг подумал, что бриллиантовый браслет, возможно, был бы лучше. Определенно был бы, но для других женщин, с которыми он встречался. И уж без сомнений, его бывшая предпочла бы бриллианты любым акварелям.
        Но нужно было помнить, что Брук совсем не такая, как другие женщины.
        - Я рад, что тебе понравилось. Когда я увидел ее в галерее, у меня возникло такое чувство, что тебе это может прийтись по вкусу. - Ему было странно ловить себя на том, что при виде многих вещей, попадавшихся ему на глаза в течение дня, он начинает думать о Брук.
        - Я развернула его, когда проснулась. - Она подвинулась ближе, устраивая колено между его ног. - Я видела тебя во сне.
        - Я рад. - Он видел ее во сне каждую ночь, и мысль об этом заставила его острее почувствовать мягкое прикосновение ее бедра.
        Стоп, подождите-ка. Не может быть, чтоб ей снились такие же сны, как ему?.. Ее рука погладила ему бедро. Проклятье!
        Он перехватил ее запястье.
        - Брук, милая, мне безумно нравится, когда ты трогаешь меня и когда я трогаю тебя, но мы же не можем заняться сексом. Пока доктор не разрешит.
        - Знаю. Мне просто нужно… - Она пожала плечами и прижалась к нему, атлас ее ночной рубашки соблазнительно заскользил по его груди. - Я хотела поблагодарить тебя за акварель, которую ты купил для детской.
        Джордан позволил себе погладить ее волосы.
        - Пожалуйста.
        - И мне жаль, что я была такой сварливой. Мне, правда, трудновато сейчас все время сидеть взаперти… - Она со вздохом опустила голову ему на плечо.
        Джордан почувствовал прикосновение ее грудей. Господи, что за мука! И все-таки он радовался их близости, хотя невозможность обладать ею превращалась для него в пытку.
        Он непременно позвонит доктору и спросит насчет поездки в лимузине. Доктор сказал, что с Брук все в порядке. Она скоро сможет вернуться к себе и, значит, оставить его…
        Джордан отогнал мысли о быстро бегущем для них времени и сосредоточился на другом.
        - Я поговорю с твоими родными, чтоб они заходили почаще.
        - Они часто заходят. - Она сморщила носик. - Я всласть с ними наговорилась. Мне не спится. Мне нужен… ты.
        И ему тоже. Он уложил Брук, попытался успокоить и убаюкать, пока они оба не потеряли разум.
        - Ш-ш-ш. Расслабься.
        Он чувствовал под рукой напряженные мышцы. Ей действительно следовало расслабиться. Быть такой напряженной не очень-то полезно для малыша. Если бы они только могли удовлетворить свои чувственные потребности без того, чтобы заняться сексом….
        И тут его озарило. Он улыбнулся, он действительно мог сделать для нее кое-что.
        Отбросив сомнения, Джордан положил руки на ее груди, отяжелевшие в ожидании ребенка. Ее ответная реакция была мгновенной и благодарной, она застонала, выгибаясь под его руками. Глаза у Брук закрылись, груди толкались ему в ладони снова и снова.
        - Джордан, никакого секса, помнишь?
        - Я помню. - Он никогда бы не стал делать ничего, что может нанести вред ее здоровью и здоровью их ребенка. Конечно, он хочет ее, но он в достаточной степени ответственный мужчина, чтобы подождать со своим удовлетворением.
        - У нас не будет секса. Я просто хочу помочь тебе, чтобы ты могла заснуть.
        Его рука скользнула ей под бедро, лаская все выше и выше.
        - Если это то, чего ты хочешь…
        Она прижалась ближе, направляя его пальцы.
        - Определенно хочу, но как же ты?
        - Обо мне мы позаботимся в другой раз. - Он просунул палец под резинку ее трусиков и провел по гладкой коже живота.
        - Сегодняшняя ночь для тебя.
        Он накрыл ее губы своими, в то же время освобождая Брук от одежды. Вздыхая от его поцелуев, она отбросила атласную ткань. Он поискал и нашел нежный бутон между ее ног. Его палец двигался вперед и назад, заставляя ее издавать стоны наслаждения. Он хотел видеть ее лицо, ему нравилось целовать ее безостановочно, он был в восторге оттого, что ее руки блуждают по его плечам, а ногти царапают кожу.
        Быстро, раньше, чем он ожидал, ее грудь приподнялась и медленно опустилась. Ее мольбы продолжать стали чаще, она сильней прижалась к нему. Скорость ее ответа на его прикосновения вдохновила Джордана. Он смотрел на Брук, вбирая глазами красоту ее лица, на котором видел восторг облегчения.
        Еще несколько вздохов, и она перевернулась на спину, уронив голову на подушки. Дыхание было еще прерывистым. И - да, он был удовлетворен, зная, как сильно на нее действует. Он словно забрал ее беспокойство себе, но теперь ему это даже нравилось, ведь Джордан видел, как она расслабилась в его руках, и только щеки еще розовели и губы выглядели слегка припухшими от его поцелуев.
        - Лучше? - спросил он, не в силах отвести от нее взгляда.
        Она медленно улыбнулась.
        - Гораздо.
        Он подвинул Брук ближе к себе, убрал волосы с ее лица и видел, как она успокаивается рядом с ним, дыхание выравнивается, и наконец, она погрузилась в сон.
        - Доброй ночи, моя красавица, - шепнул он ей в волосы.
        Теперь он точно знал, как это хорошо для нее - быть в его постели. Как только она не могла понять этого? Как Джордану хотелось получить подтверждение того, что ей хорошо здесь! Но, даже вспоминая ее радость от подарка, он все же он не мог забыть, что она сказала раньше. Он никогда не встречал никого упрямей Брук.
        Джордан посмотрел на часы - ровно четыре.
        Сон не придет к нему так же легко, как к Брук, это было понятно.
        До ее следующего визита к доктору оставалось три дня. Это будут долгие дни.
        Брук откинулась на спинку кресла в лимузине и издала громкий вздох облегчения, который еле сдерживала в клинике.
        Слава богу, доктора сказали, что все в порядке и с ребенком, и с давлением. Хотела бы она, чтобы Джордан был рядом с ней - и она знала, что он тоже хотел бы этого, - но, увы, он застрял в пробке. Он уже звонил ей, что движение восстановилось и он едет, но Брук в тот момент уже выходила из смотрового кабинета, чтобы отправиться домой. И Джордан просто не успел бы пересечь весь город, чтоб встретиться с ней.
        По крайней мере, она сможет удивить его хорошими новостями и ультразвуковым снимком их сына.
        У них родится мальчик!
        Она представила себе, как будет играть на берегу со своим сыном. А потом позволила и Джордану войти в эту картину. В первый раз за все это время Брук могла представить себе будущее вместе с ним, счастливое будущее после свадьбы, когда их любовь будет только возрастать.
        Любовь.
        Это слово все еще вызывало в ней беспокойство, но Брук уже ждала любви, а не боялась ее, как совсем недавно.
        Она сосредоточилась на добрых новостях, которыми вскоре его порадует. Не только о том, что она в порядке и может отправляться на все мероприятия, связанные со свадьбой сестры, а также вернуться к своей работе. Брук порадует его и тем, что она может позволить себе абсолютно любую нормальную активность. Включая секс. Так сказал доктор.
        После того как она пришла к нему той ночью, когда увидела сон, они стали спать вместе в одной постели. Мучительное наслаждение. Ей хотелось большего, но она находила успокоение в его объятиях. Рядом с ним она, несомненно, спала лучше.
        А вот сегодня ночью они уснут не скоро, уж это точно.
        А завтра? Она подумает об этом с утра. Потому что сейчас она не могла думать ни о чем другом, только о том, как бы поскорее найти Джордана, а потом - ближайшую постель. К счастью для них обоих, отель «Виктория» предлагал всем желающим множество номеров.
        Джордан посмотрел на время в компьютере. Он хотел бы сейчас быть с Брук, а не в отеле «Виктория». И был бы с ней, если бы не пробка, из-за которой ему пришлось вернуться за свой рабочий стол. Он хотел отыскать Брук и поскорей услышать, что сказал доктор. Джордан пытался ей дозвониться, но она не отвечала.
        Он снова взглянул на часы. Где она задерживается? Воспоминания о ночи в отделении реанимации привели его в ужас. Он вскочил со стула, готовый отправиться на поиски, если она не появится в ближайшее время. Может быть, он что-то неправильно понял и она просто поехала домой?
        Джордан потянулся к телефону, чтобы позвонить домой и узнать, не появилась ли она, как раз в тот момент, когда дверь начала открываться.
        Чувство облегчения пронзило его.
        - Брук…
        Но стоявшая на пороге женщина не была матерью его ребенка.
        Он увидел женщину, которую меньше всего предполагал - и хотел - увидеть. Это была его бывшая подруга Шейла Маккей.
        Он положил телефонную трубку и поднялся. Последние несколько недель она очень настойчиво пыталась связаться с ним. Очевидно, разрыв дался ей нелегко.
        - Шейла, мой секретарь не должен был впускать тебя.
        Он пытался вести себя спокойно и цивилизованно, когда перестал встречаться с Шейлой примерно полгода назад, но она постоянно пыталась возобновить их отношения. Вскоре после того, как Джордан порвал с ней, она устроилась на работу секретарем в
«Гаррисон инкорпорейтед» - он подозревал, что не случайно, - и пыталась завлечь его обратно, снабжая ценной информацией о конкурентах.
        Шейла подошла к нему танцующей походкой на высоких каблуках-шпильках.
        - Должно быть, у твоего секретаря перерыв на кофе, потому что я не видела никого, кроме нескольких рабочих в холле.
        Удивительно, как он мог когда-то находить эту тщеславную женщину привлекательной? Белокурые волосы и голубые глаза теперь ничего для него не значили. По сравнению с Брук она безнадежно проигрывала.
        Он озабоченно взглянул на часы.
        - Сейчас неподходящее время. Я ухожу. Я провожу тебя к машине.
        Шейла присела на край стола, вторгаясь в его личное пространство.
        - Мое дело стоит того, чтоб ты задержался. У меня есть очень интересная информация об акциях, которые планируют закупать Гаррисоны.
        Было время, когда он и Эмилио охотно пользовались любыми сведениями о делах Гаррисонов, которые предоставляла Шейла. Это время осталось в прошлом. Он обещал Брук быть честным и намеревался следовать своему обещанию.
        Джордан думал, что все ясно объяснил Шейле во время их последнего телефонного разговора. Когда она начала настойчиво посылать ему электронные сообщения, он хранил молчание. Очевидно, и это было недостаточно понятно.
        - Шейла, меня не интересует информация о Гаррисонах! Если бы ты заглянула в газеты, ты бы знала, что я помолвлен с Брук. Кроме того, любые отношения между тобой и мной закончились несколько месяцев назад.
        - О да, все верно. - Она отбросила за плечо длинные волосы. - У тебя теперь свой человек в этой семье.
        Джордан поморщился - ему не понравилось это замечание.
        - Следи за собой, Шейла. Ты переходишь всякие границы.
        Он обошел вокруг стола, надеясь выпроводить Шейлу подальше от его папок.
        - Я собираюсь ехать домой, к Брук. Она была у доктора, я хочу узнать, что он сказал.
        Шейла встала прямо перед ним, мешая ему пройти к дверям.
        - Должно быть, тебе трудно, ведь она на постельном режиме…
        Почему он не разглядел эту женщину с самого начала? В его сознании возник образ - он вдвоем с Шейлой, они пара. И Джордан внутренне содрогнулся, подумав о себе: мужчина, который не видит ничего, кроме постельных утех.
        Примерно шесть месяцев назад Брук ворвалась в его жизнь - и это было настолько громадное чувство, что Джордан стал совсем другим. И этот новый человек нравился ему гораздо больше, чем прежний. Теперь ему было до смешного легко отодвинуть от себя эту женщину, в которой не оказалось ничего, кроме красивой внешности.
        - У нее сейчас трудное время, вот почему я тороплюсь к ней.
        - Думаю, у такого сильного мужчины, как ты, должны быть также и другие трудности. - Ее ярко накрашенные губы изогнулись в понимающей улыбке.
        Довольно понапрасну тратить время!
        - Шейла, я собираюсь строить будущее с Брук и нашим ребенком.
        - Вот как? А я и не ищу серьезных отношений.
        Но это не значит, что мы не можем весело проводить время. - Она подошла ближе, чтобы обнять его за шею. - Тебе не помешало бы расслабиться…
        Ее прикосновение оставило его холодным. Ничего удивительного. Он взял ее руку, готовый отстранить ее мягко, но твердо.
        - Шейла, тебе пора идти…
        Громкий вдох у двери оборвал его предложение на полуслове.
        Черт побери! Он все понял раньше, чем увидел.
        Брук вернулась от врача.
        Слезы застилали ей глаза, Брук снова и снова нажимала на кнопку вызова лифта. Конечно, лифт не ехал от этого быстрее, но это действие давало хоть какой-то выход ее ярости. Полное крушение иллюзий.
        Пробка на дороге?
        Она была идиотка, что поверила такому расхожему объяснению! Брук сама много раз видела сцены, разыгранные ее родителями по тому же сценарию. Отец всегда придумывал множество объяснений, почему он не может проводить дома больше времени. Ее мать плакала, потом напивалась.
        Теперь-то Брук хорошо понимала, как отец проводил то время, когда его не было дома. Она видела и его другую семью. И она не должна быть настолько наивной, чтоб верить Джордану, который наверняка поступает с ней так же. И с кем!.. С какой-то раскрашенной Шейлой…
        Шейла?..
        Постойте-ка! Она же работает секретарем в «Гаррисон инкорпорейтед». Ее брат даже предлагал прислать ее Брук, чтобы она помогала ей разбирать бумаги. Вот проклятое совпадение - обнаружить здесь секретаршу брата!
        Или не совпадение?..
        Женщина, которая связана с Джорданом и при этом работает у Паркера? По крайней мере, налицо конфликт интересов. А в худшем случае - предательство. Может ли эта Шейла оказаться шпионкой, которую заслали к Гариссонам, чтобы разведать семейные деловые секреты? Паркер часто говорил, что Джордан пойдет на что угодно, лишь бы переиграть Гаррисонов.
        Ярость смешивалась с разочарованием. Брук с силой провела рукой по щеке, утирая дурацкие слезы. Она должна быть сильней, чем ее мать.
        Только сейчас она поняла, как длившееся годами предательство должно было уязвлять Бониту.
        - Брук, подожди! - Она услышала голос Джордана за секунду до того, как почувствовала его тепло. Он стоял перед ней. - Между мной и Шейлой Маккей ничего не было!
        - Разумеется, не было. - Она снова нажала кнопку. - Я вам помешала.
        Хотя, может, она приехала как раз под конец свидания и застала сцену страстного прощания? Брук представила себе эту картину, и комок слез снова подкатил к горлу.
        Он встал между ней и панелью.
        - Ничего и не могло произойти.
        Правильно.
        - Она шпионила в моей семье, работая у Паркера? Ты обещал быть всегда честным со мной.
        Ей не понравилось его колебание. Но она не станет снова плакать! Не перед ним.
        Он потер переносицу, прикрыв глаза. От смущения? Или просто придумывал объяснения?
        Джордан снова посмотрел на нее - его глаза казались честными, черт бы его побрал!
        - В прошлом Шейла и я встречались. И - да, за последние месяцы она несколько раз предлагала мне информацию, пытаясь восстановить наши отношения. - Он поднял палец, чтобы Брук не заговорила. - Но я не спал с ней с тех пор, как мы были с тобой первый раз! Что-то изменилось для меня в ту ночь. Я тогда не вполне это понимал. Только знал, что больше мне никто не интересен. Никто, кроме тебя.
        Его слова звучали правдиво. Вот только…
        - Как я могу знать, можно ли доверять тебе? Он солгал о газетной истории. Он скрывал от нее правду о лечении ее матери. Хотя красноречиво объяснил, почему.
        Она не хочет отношений, полных тайн друг от друга. Даже если она при этом лишится семьи, о которой только что начала мечтать.
        - Брук… - Он взял ее за шею и прижался лбом к ее лбу. - Нам нельзя тебя расстраивать…
        - Не нужно заботиться ни обо мне, ни о ребенке. Доктора сегодня ясно сказали, что все в полном порядке. - За это она благодарила Бога и всех святых. Но как может женщина перенести сцену в кабинете Джордана, не испытав при этом сильнейшего стресса?
        Ей все стало понятно, когда она увидела, как эта гадюка касается его.
        - Я так рад за тебя! За вас обоих. Замечательные новости. - Улыбка осветила его мужественное лицо. - Давай отправимся домой, и ты мне все расскажешь подробно.
        Господи, она почувствовала искушение. Его слова были такими убедительными, а улыбка - такой искренней. Ей хотелось верить Джордану - и это пугало. Но она сможет устоять! Кроме того, она должна рассказать Паркеру об утечке информации, чтобы удостовериться, что эта Шейла никогда больше не переступит порога «Гаррисон инкорпорейтед».
        Признать, что Паркер был во всем прав, обвиняя Джордана, было так же больно для ее гордости, как и для ее сердца. Если бы только она могла положить голову Джордану на плечо и дать ему шанс переубедить ее!
        Шум открывшихся дверей лифта нарушил тишину, избавив Брук от мгновенной слабости, чуть не толкнувшей ее в его объятия. Она словно стряхнула с себя очарование его взгляда, обаяния и всего, что держало ее на привязи около этого человека.
        Что бы он ни думал о ее слабостях в отношении семьи, она всегда умела защититься от нападок родственников - просто увеличивала дистанцию, а не вступала в гневные пререкания. Она не станет с ним спорить, но чертовски хорошо подумает в следующий раз, прежде поделиться с ним чем-то важным.
        Брук вошла в лифт.
        - Мне нужно побыть одной, чтобы все обдумать.
        - Ладно. - Он держал двери, не давая им закрыться. - Дома я постараюсь не попадаться тебе на глаза.
        Она знала, что если она окажется у него дома, то все закончится постелью.
        - Я еду к себе. Теперь я сама могу о себе позаботиться. Я сделала то, что ты хотел. В последние недели у нас было время узнать друг друга. Теперь ты сделай то, что мне нужно. А мне нужно личное пространство.
        Брук нажала нижнюю кнопку. Слава богу, он понял ее намек и отпустил двери.
        Музыка, игравшая в лифте, заставила ее вспомнить другое время, другой лифт и их с Джорданом, жаждущих друг друга…
        С каждым звоночком, отмечавшим миновавший этаж, она все яснее понимала, что ее триумф будет кратковременным. Поскольку готовилась свадьба ее сестры с Эмилио, Брук предстояло увидеться с Джорданом через два дня на обеде.
        А на следующий день она увидит его в церкви на венчании. И непонятно, как она сможет пережить этот исполненный глубокого символизма момент, ведь уже и сейчас ее сердце готово разбиться.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        На приеме Джордан отправил в рот канапе с икрой. В голове его все еще роились образы Брук во время церковной службы. Никогда еще она не казалась ему такой красивой, как в тот момент, когда шла по церковному проходу в качестве подружки невесты.
        Жаль лишь, что вся эта наикрасивейшая церемония происходила ради ее сестры и его брата. Но, как и положено, Брук подошла к нему. Рождественское красное платье облегало ее тело. Волосы были забраны назад. Перед животом она держала маленький букет.
        Джордан едва обращал внимание на невесту в белом наряде и пышной фате. Все его внимание было приковано к Брук - и тогда, в церкви, и теперь, во время приема.
        Он и Эмилио провели вечер после холостяцкой вечеринки за разговором. Они обсудили историю с Шейлой Маккей и необходимость объяснить Паркеру суть этого дела. Его брат предложил несколько мудрых советов, как убедить Брук. Терпение и мудрость - вот что, по его мнению, могло помочь. Без сомнения, Брук самая чувствительная особа из всего клана Гаррисонов.
        Даже во время приема, беседуя на веранде с невестой, Джордан не мог оторвать взгляда от Брук. Все подружки невесты были одеты в одинаковые рождественские наряды, и только завышенная талия под грудью отличала платье Брук от остальных. Небольшие букеты из роз они оставили во дворе после того, как были сделаны праздничные фотографии. Рождественская тема, которой придерживались во время свадьбы, напомнила Джордану о каникулах, которые он так мечтал провести с Брук. Напомнила и о подарках, которые он хотел подарить ей и ребенку…
        Взяв с подноса официанта еще одно канапе, Джордан кивнул проходившему мимо Брэндону - тот направлялся к своей невесте, стоявшей с другими женщинами. Кэсси и Брэндон явно относились к Джордану с симпатией. Воспоминания о том, как они с Брук ездили на Багамы, поддерживали в Джордане надежду на то, что ему все-таки удастся спасти те отношения, которые они с таким трудом укрепляли.
        Упрямая Брук… До сих пор она выказывала ему крайнюю холодность. Никаких разговоров после обмена вежливыми приветствиями на глазах у остальных. Она все время неукоснительно избегала его.
        А выглядела она великолепно, лишь казалась усталой. Лунный свет и маленькие рождественские фонарики, развешанные на ветвях кустарника, подчеркивали тени вокруг ее глаз, которые остались бы не замеченными для любого постороннего наблюдателя, но были видны тому, кто хорошо ее знал.
        Шаги за спиной заставили Джордана очнуться от своих мыслей. Он повернулся и увидел Паркера, который протягивал ему стакан. На церемонии царил сухой закон, так что он знал, что в стакане не может быть ничего, кроме минеральной воды. Господи, ему было нужно, чтобы сознание оставалось ясным. Так же важно это и для Бониты Гаррисон, которая ради свадьбы покинула клинику и даже обменялась вежливыми - и очень короткими - приветствиями с Кэсси и Брэндоном. Джордан принял напиток.
        - Благодарю. Ценю твое внимание.
        Паркер прислонился к стене, украшенной гирляндами из роз и рождественских венков.
        - Брук сказала, что на этой неделе ты встречался с моей секретаршей, Шейлой Маккей.
        Джордан напрягся. Ему не хотелось затевать новый раунд с Паркером на семейном торжестве.
        - Веришь или нет, но мы с Эмилио только что говорили, что надо бы нам всем вместе сесть и поговорить с тобой о Шейле.
        Известной также и как ведьма. Обычно Джордан старался не отзываться дурно о женщинах, но в случае с Шейлой был готов сделать исключение.
        - Я думал, Брук скажет тебе после свадебных торжеств - чтобы избежать скандала на празднике.
        Паркер отставил в сторону свой стакан, прежде чем заговорить. Звуки морского прибоя смешивались с музыкой, доносившейся на веранду из зала.
        - Брук была в ярости, когда говорила со мной. Она хотела, чтобы я знал обо всем и чтобы уволил Шейлу - немедленно.
        Джордан попытался прочесть выражение лица Паркера, но ему это не удалось. Тот выглядел вполне непринужденно. Джордан посмотрел на свой напиток.
        - Здесь ведь нет какого-нибудь яда?
        Обдуманная улыбка показалась на лице его противника.
        - Три недели назад мог бы и оказаться, но сейчас ты в безопасности. Если, конечно, не обидишь Брук.
        - Твоя сестра жестче, чем ты думал. По-моему, это я - пострадавшая сторона во всей этой истории. - Джордан дрогнул, вспомнив, как нахмурилась Брук, поймав букет невесты, когда Бриттани швырнула его назад через свое плечо. - Но все равно, я должен извиниться за инцидент с Маккей.
        Паркер протянул руку:
        - Извинения приняты.
        Джордан с подозрением взглянул на него, прежде чем пожать его руку.
        - Ты так легко к этому относишься?
        - Ох, меня раскусили, - улыбка Паркера противоречила его словам. - Я не виню тебя. Это бизнес. На твоем месте я поступил бы так же. - Улыбка сошла с его лица. - Однако что касается семейных дел, тут я не готов прощать так легко. Если ты морочишь мою сестру, в следующий раз, когда мы подеремся, ты так легко не отделаешься.
        - Брук единственная женщина в моей жизни, отныне и навсегда. Если она меня примет… - Он поискал Брук взглядом в толпе, просто чтобы удостовериться, что с ней все в порядке, но не увидел ее. Только несколько разговаривающих людей и Адам, танцующий медленный танец на побережье со своей женой Лорин.
        Джордан отвел взгляд от счастливой пары и вернулся к своим делам. Ему нужно было прояснить отношения с братом Брук, а для этого нужно было выложить все начистоту.
        - Шейла Маккей действительно приходила ко мне на этой неделе и предлагала внутреннюю информацию в надежде возобновить наши отношения.
        - Раз ты мне это рассказываешь, я делаю вывод, что ты ей отказал. - И Паркер продолжил: - А почему ты не поговорил с Брук? Ты можешь убедить ее. Черт, я же знаю, как ты способен убеждать, видел на переговорах.
        - Возможно… Но я считаю так: либо она мне доверяет, либо нет.
        - У нее куча причин не доверять людям. Мать годами устраивала ей ад. И то, что отец нам всем лгал, тоже не укрепило веры в людей.
        Джордан вспомнил ту первую ночь, которую он провел с Брук. Отчасти все это случилось из-за той бури чувств, которая обрушилась на нее после оглашения завещания ее отца. Нет никаких сомнений, что ее доверие к людям сильно пострадало в тот день.
        Он смотрел через застекленные двери на Бониту, которая сидела на скамеечке в саду, беседуя с кем-то из гостей. Может быть, все еще есть надежда, что отношения между Брук и матерью улучшатся?
        - Я рад, что лечение как будто бы помогло вашей матери.
        - Время покажет. - Паркер взял свой стакан и сделал большой глоток. - Ладно. Не скажу, чтоб ты был первым парнем, которого бы я выбрал для своей сестры, но на второй взгляд ты совсем неплох. Можешь удержаться в седле. Джордан не ждал этого.
        - Спасибо.
        - И я сталкивался с тобой достаточно часто, чтобы авторитетно заявить, что ты чертовски удачливый и сильный бизнесмен.
        - Спасибо еще раз. «Этот парень» сделал серьезное усилие и заслужил кое-что в ответ. - И все это ради Брук, ради ребенка и потому, что чувствовал: Паркер может стать отличным союзником, если они окажутся по одну сторону баррикад. - То же самое могу сказать про тебя. - И, черт побери, Джордан говорил, что думал.
        Паркер позвенел льдом в стакане.
        - Похоже, нам предстоит семейное слияние, учитывая возможность вашего брака с Брук и вашего ребенка.
        - Видимо, так. - Год назад Джордан Джеффриз и вообразить себе не мог, что будет вести такой разговор с Гаррисоном.
        - Я кое-что пересмотрел в жизни за последнее время. Мы стали чаще встречаться всей семьей, организовали матери лечение. - Звон льда прекратился. - Думаю, пришло время нам с тобой сложить оружие и объединить наши силы.
        Вот это да! Гаррисон, который предлагает…
        - Слияние «Джеффриз бразерс» и «Гаррисон инкорпорейтед»?
        Как это будет работать? Черт, здесь может найтись выгода. Выгода, которую хитрюга Паркер уже увидел.
        - Дело потребует переговоров, но в целом - да.
        Джордан обдумал предложение о слиянии корпораций, которое исключит соперничество, долгие годы отнимающее у обеих сторон слишком много сил. Соперничество, которое заставляло его держаться на дистанции от Брук.
        Предложение могло иметь серьезные последствия и открывать огромные возможности. В частности, все стало бы гораздо спокойней на семейном фронте. Конечно, Джордан не мог принимать такие решения, не согласовав их с Эмилио. Но он не думал, что его брат станет возражать, особенно учитывая его женитьбу на Бриттани.
        - Я должен поговорить с Эмилио, поскольку мы с ним партнеры, но я в высшей степени заинтригован твоим предложением.
        Паркер расслабился, глаза у него заблестели.
        - Установить монополию в гостиничном деле и развлечениях в этом сегменте может быть очень выгодным для тебя и для меня.
        Джордан тоже видел возможности, которые получали оба, объединяя усилия.
        - На Южном побережье - и только? Ты хочешь слишком мало, Гаррисон.
        Паркер рассмеялся, и они чокнулись друг с другом.
        Если бы только его проблемы с Брук можно было бы так же легко обсудить и разрешить! Джордан решил, что не стоит больше ждать, когда она решит поговорить с ним. По крайней мере, он может сам начать этот разговор.
        Джордан снова попытался отыскать ее, чтобы убедить. Все подружки невесты разбрелись, а то место, где они толпились раньше, теперь заняли Брэндон и Кэсси - они сидели на каменных перилах и ели из одной тарелки.
        Он посмотрел на берег - там продолжали танцевать Адам и Лорин. Через застекленные двери он заглянул внутрь фойе, где играл оркестр, и увидел там Стивена и его жену Меган.
        Он посмотрел через окно в комнату с накрытыми столами. Бонита помогала своей внучке Джейд приладить салфетку вокруг шеи, чтобы она не запачкала свое хорошенькое платьице в цветочек.
        Ни следа Брук.
        - Ты прав, Гаррисон. Мне нужно уладить все с Брук. Не хочу, чтобы она и дальше расстраивалась, особенно учитывая, что для этого нет причин. Мне нужно поговорить с ней.
        - Она только что уехала, - сказала Анна, которая успела незаметно подойти к ним. Она обняла мужа за талию. - Не трудись спрашивать, куда. Я поклялась, что не скажу.
        Уехала? Скорее спряталась.
        - Значит, ты знаешь… Анна изучала его.
        - Хотя мне и хотелось бы заставить тебя понервничать - чтобы отплатить тебе за то, что ты дал под дых моему мужу, - я все-таки вижу, насколько моя родственница несчастна без тебя.
        Его это была ненавистна сама мысль о том, что Брук плохо.
        - Тогда ради бога - где она?
        Анна прикусила губу, но колебалась лишь мгновение.
        - Думай, - она постучала себя по лбу. - Ты можешь догадаться и сам. Если она решила сбежать от тебя, где бы она могла собраться с мыслями?
        Он быстро перебрал в уме все, что знал о Брук, что успел выяснить за короткое время, которое они провели бок о бок. И ответ пришел сам собой.
        - Она отправилась бы к семье. Но все здесь, кроме жениха и невесты. - Он обежал глазами членов семьи, одетых в вечерние платья и смокинги. Его взгляд выхватил Кэсси. Ее сестра и доверенное лицо. И Кэсси улетает домой на следующее утро.
        - Она отправилась к Кэсси?
        Анна ничего не ответила, но едва заметно улыбнулась. А вот Паркер не скрывал улыбки.
        - Я знаю этот взгляд своей жены, Джеффриз. Ты на верном пути.
        Хорошо. Слава богу. Ему только нужно найти ее раньше, чем она доберется до аэропорта.
        - Мне нужно перехватить ее, пока она не улетела с Кэсси и Брэндоном.
        Анна нахмурилась - значит, он не угадал, - но промолчала, чтобы не нарушать своего обещания перед Брук.
        - С чего бы ей вылетать раньше их…
        - Господи, - не выдержала Анна, - сегодня ты определенно думаешь не так, как положено акулам бизнеса. Должно быть, в самом деле, влюблен. Если в любви не все гладко, это производит опустошение в мозгу мужчины. Она воспользуется семейной яхтой и будет на Багамах после возвращения Кэсси. И не вздумай стенать о ее положении и здоровье! Она наняла компаньонку, которая будет ее сопровождать.
        Джордан выдохнул с облегчением, что нашел Брук и что за ней и ребенком присмотрят, хотя поездка на Багамы и не займет много времени.
        Потом остальные слова Анны дошли до него.
        Влюблен?
        Влюблен.
        Чертовски верно! Он любит Брук Гаррисон. Не только потому, что она носит его ребенка, но потому что все остальные женщины ничто по сравнению с ней. Брук - та, кто ему нужен. Это его шанс иметь такой брак, какой был у его родителей, и он не хотел больше ни единой секунды находиться вдали от нее.
        Оставалось только убедить Брук в том, что он не подонок. А уже потом он сможет сказать ей, как сильно ее любит.
        Брук лежала на палубе в одном из шезлонгов, любуясь ночным небом и пытаясь среди звезд отыскать ответы на вопросы, которые осаждали ее. Порыв свежего ветра с моря заставил ее плотнее запахнуть легкую шерстяную кофту, надетую поверх платья подружки невесты, которое она так и не сняла.
        Возможно, ей просто следовало вернуться к себе, но атмосфера любви и нежности, вся эта трогательная и нежная атмосфера, которая сопутствовала венчанию, оставила ее в таком грустном настроении, что ей требовалось побыть на свежем воздухе, чтобы не разрыдаться окончательно. К счастью, в самый короткий срок ей удалось найти компаньонку для путешествия. Только с этим условием сестры согласились помочь ей уехать.
        Неожиданное воспоминание о том, как она каталась на яхте со своим отцом, немного рассеяло печальные мысли Брук и успокоило ее. Как раз сейчас больше всего на свете она нуждалась в покое. Здесь, в тишине, она чувствовала присутствие своего отца, могла почти что услышать его объяснения. Конечно, он не был совершенством, но он делал для нее все, на что был способен. Теперь она понимала это.
        Последние несколько дней, после того как она увидела Джордана с Шейлой Маккей, были адом. Брук скучала по нему куда больше, чем могла себе представить. Как ему удалось настолько войти в ее жизнь за такое короткое время?
        Она хотела верить его объяснениям. Ее инстинкты подсказывали, что он сказал ей правду. Но сердце требовало ясных доказательств того, что ее любовь взаимна. Да, она любила Джордана Джеффриза! Брук больше не могла отрицать это. Может быть, в потаенном уголке сердца она всегда это знала, но слишком боялась и потому отметала такую возможность. А осуждения семьи она больше не боялась.
        Она оторвала взгляд от звезд - все равно Орион не предлагал никаких ответов - и перевела его вниз, на непроницаемо темный океан. Смутный огонек мелькнул среди мрака. Еще один полуночный моряк? Мягкий плеск волн тоже ни на что не отвечал, но успокаивал и убаюкивал, и она была рада этому отдыху от непрерывных мыслей.
        Звук мотора стал громче, луч фонаря приблизился. Показались очертания другой лодки, она оказалась меньше, чем можно было ожидать. Кто же это отправляется в море на катере так поздно ночью? Возникло тревожное предчувствие. Брук уже вставала, чтобы идти на поиски капитана, когда кто-то поднялся к ней на палубу.
        - Капитан прислал сказать, что к нам приближается лодка. Но не беспокойтесь, мэм. Это один из наших катеров. На борту члены семьи.
        - Спасибо, что предупредили. Члены семьи?
        Брук отодвинула шезлонг и подошла к металлическим перилам, испытывая одновременно любопытство и беспокойство. Всем ее родным полагалось быть на свадьбе. А Джордан не знает, где она. Она сказала только девочкам - кто-то же должен быть в курсе…
        Катер подошел ближе, стало видно двоих высоких мужчин в смокингах. Экипаж выстроился по борту. Она сделала шаг назад.
        Паркер и… Джордан?
        Ее сердце дало сбой. Брук должна была предвидеть, что Джордан узнает, где она, и попытается ее найти. Неужели сестры проговорились? И как ему удалось переманить на свою сторону ее брата?
        Кто-то ее сдал. Теперь она окажется лицом к лицу не только с Джорданом, но и с Паркером, который так любит во все вмешиваться. Ее пульс подскочил при виде Джордана, который направлялся прямиком к ней.
        Брук вцепилась в перила и закричала:
        - Паркер Гаррисон, ты предатель! Я вычеркиваю тебя из завещания.
        Ее брат заглушил мотор катера.
        - Ты говоришь это с тех пор, как тебе исполнилось шесть и я сломал твой песочный замок.
        Еще один пример того, как семья пыталась диктовать, как ей жить.
        Она вложила кучу времени и усилий в этот песочный замок! Все, что Брук хотела, - это жить спокойно. И, черт побери, если она позволит своему брату мешать ей, даже если он делает это из лучших побуждений! Она достаточно часто пренебрегала своими интересами ради сохранения мира в семье. Правильное решение насчет Джордана слишком важно для нее и ее ребенка.
        - Я собиралась сделать это тогда, собираюсь и сейчас. Не лезь в мою жизнь!
        - Думаю, ты должна выслушать Джеффриза.
        - Ты? Ты думаешь? - Ее пальцы стиснули перила, и это все, что она могла сделать, чтобы удержаться на ногах. - Что тебе дает право решать?
        Но Джордан не дал Паркеру ответить, положив ладонь ему на руку.
        - Брук права. Она принимает решение, уйти мне или остаться. - Он вновь спрыгнул на нос катера. - Ты знаешь, нам надо поговорить. Но я не взойду на борт яхты, если ты не хочешь.
        - Не хочу. - Ее губы лгали, хотя сердце кричало, что она должна дать ему шанс. - Мне нужно время подумать.
        - Это честно. Я ухожу.
        Ее следующий довод замер у нее на устах. Он вот так легко бросает ее? Разочарование захлестнуло Брук, но тут она заметила, что он не двинулся с места. Он ждет, чтобы она велела ему уходить? Хорошо, сейчас она все ему скажет.
        Но Брук почему-то не могла заставить себя произнести эти слова.
        Налетевший порыв ветра захлопал подолом ее платья. Нет, это не слезы в ее глазах, черт побери! Ну ладно, может, и слезы. В конце концов, она может выслушать его, пока он там, на катере.
        Плеснула волна, замочив Джордану ботинки, но он стоял твердо, все его внимание было сосредоточено исключительно на Брук.
        - Пока ты думаешь, я хочу, чтобы ты приняла во внимание, что я люблю тебя.
        Ее сердце подпрыгнуло, точно взлетевшая из воды рыба. Но ей по-прежнему нужен был знак, что она может верить этим прекрасным словам, которые так мечтала услышать.
        - Я люблю тебя, Брук Гаррисон, и, независимо от того, что происходит между нами, хочу, чтобы у тебя было это, - он вытянул руку с маленькой бархатной коробочкой. Обычно в таких дарят кольца. Он отвел руку, словно намереваясь бросить ей.
        - Постой! - закричала она. - Что, если ты промахнешься?
        - Не промахнусь, - сказал Джордан так уверенно, что она чуть было не рассмеялась над его предсказуемой самонадеянностью.
        - Все-таки подожди, пока мы не поговорим. Она снова сжала перила, борясь с искушением сказать, чтобы он поднимался на яхту. Он сказал, что любит ее, и она хотела, чтобы у нее на пальце было его кольцо с бриллиантом, как у остальных замужних женщин ее семьи.
        Конечно, Брук всегда могла позволить себе любые украшения, какие только хотела, и этот камень нужен был ей не из-за высокой стоимости, а из-за того, что он означал для нее. Но гордость и осторожность пересилили импульсивное желание получить кольцо.
        - Я не могу заставить тебя поверить мне. - Лунный свет блестел на его светлых волосах, бросал резкие тени на его лицо. Сейчас ее обаятельный соблазнитель был серьезен, почти печален. - Доверие должно исходить от тебя. Я буду ждать столько, сколько тебе понадобится, чтобы поверить мне.
        Джордан открыл коробочку. Свет вспыхнул внутри потрясающе красивого бриллианта.
        - Ты обещаешь - опять. - Неужели он действительно думал, что камнем можно ее купить? Красивым большим камнем, протянутым любящим мужчиной.
        Если это так, то что за воспоминание у нее будет! Потрясающий мужчина в смокинге, делающий ей предложение с борта катера. Если бы эта романтическая сцена стала реальной и получила продолжение…
        Он покачал головой.
        - Нет, я сейчас не прошу тебя выйти за меня замуж, если только это не то, чего ты хочешь. - Джордан вытянул руку. Он твердо стоял на ногах, несмотря на волнение, которое могло запросто отправить бесценное украшение на дно залива. - Однако я прошу тебя надеть кольцо моей матери.
        Его матери? Это что, розыгрыш?
        - Это обручальное кольцо?
        - Можешь носить его на другой руке, если хочешь. - Его сильный голос преодолевал ночной ветер, поднявший волны. - Я хранил его для главной женщины моей жизни. Независимо от того, что ты решишь, это кольцо может принадлежать только тебе.
        Ну и ну! Ей дан знак.
        Как странно, она ждала какого-то важного символа, а ответ пришел к ней с той стороны, откуда не должен был.
        Его дар, протянутый на ладони, глубоко тронул ее сердце, больше, чем что-либо. Джордан мог купить что угодно. Но сейчас все было, как и в тот раз, когда он выбирал для нее акварель. Он понимал ее, самую ее сущность, знал, чего она хочет. Он знал ее сердце.
        И - дополнительная награда! - он даже произносил все эти замечательные слова в присутствии ее брата.
        Она видела двух мужчин, стоящих рядом, оба самоуверенные, успешные и, да, немножко высокомерные. Но именно на таких может положиться женщина. Мужчины, готовые сделать все для своей избранницы.
        Джордан был мужчиной, которому можно верить. Теперь она это знала. Он заслужил свой шанс остаться, шанс рассказать ей о том, как он любит ее.
        Она отошла от перил и указала на него пальцем.
        - Тогда ладно. Поднимайся и поговорим.
        На лице Джордана показалась широкая улыбка, но она могла поклясться, что видит облегчение в его, сияющих голубых глазах.
        Джордан поднялся на борт по небольшой лестнице, и она посмотрела на кольцо вблизи - бриллиант в окружении изумрудов, в тонкой золотой оправе. Какая удивительная огранка! Брук уже знала, что Виктория носила это кольцо с любовью, которая длилась до конца ее дней.
        С катера свистнули, это был Паркер.
        - Эй! Так что, Брук? Можно мне подняться или убираться прочь?
        Она смотрела на бриллиант, на кольцо матери Джордана. Долгое время она составляла свое мнение о Джордане благодаря слухам и его бизнесу. Он был последним, кто стал бы показывать свою уязвимую сторону кому бы то ни было. Но сегодня ночью этот потрясающий мужчина раскрылся весь. И теперь Брук знала, что может оставаться с ним всегда - даже тогда, когда его упрямство возьмет верх.
        - Паркер?
        - Да, детка?
        - Я включу тебя в завещание. Будь доволен.
        Мотор на катере снова заработал, брат оттолкнулся от яхты и отплыл назад, в ночь, оставив ее на палубе с Джорданом. Джордан повернулся к ней.
        - Это «да» или «нет»?

«Да» - уже пело внутри нее, просясь наружу, но, боже мой, она заслужила то, чтобы продлить этот момент.
        - Ты не мог бы повторить то, что говорил? Она ожидала, что он самоуверенно улыбнется.
        Ведь, в конце концов, это значило, что он выиграл. Но лицо его осталось печальным. Серьезным.
        - Я люблю тебя, Брук. Не потому, что ты носишь моего ребенка, хотя Бог видит, как это меня трогает - я и вообразить такого не мог. Я люблю тебя потому, что ты - это ты. И когда я рядом с тобой, то становлюсь лучше, чем есть на самом деле. Я верю, что вместе мы сможем прожить чертовски счастливую жизнь.
        Ее радость была такой сильной, что ей казалось - она может раскачать яхту.
        - Думаю, мы очень счастливая пара, потому что я, оказывается, тоже люблю тебя.
        Она положила руки ему на грудь. Почувствовав ее прикосновение, Джордан вздрогнул и глубоко вздохнул. Она хорошо понимала, что он сейчас чувствует. Брук приподнялась, чтобы принять его поцелуй. Его губы были теплыми и мягкими и такими чудесно узнаваемыми. Желание, не менее узнаваемое и становившееся все более сильным с каждым днем, поднялось внутри нее. И - спасибо докторам! - они могли его удовлетворить.
        Она обвила руки вокруг его шеи, их поцелуй стал еще глубже. Крошечная ножка стукнула ее изнутри. Довольно сильно. Достаточно для того, чтобы Джордан в изумлении дернулся. Он покачал головой.
        - Ух, ты! К этому надо привыкнуть. Но это так чертовски занятно.
        Брук взяла его за руку и приложила ее к животу, чтобы он почувствовал их ребенка.
        Они стояли вместе - она потеряла счет времени, пока он не поднял ее руку. Волшебным образом кольцо оказалось в другой его руке.
        - Брук, ты выйдешь за меня замуж?
        Он спрашивал. Не требовал. Она даже не предполагала, что получит два знака за одну ночь. Но она также никогда не предполагала, что может до такой степени влюбиться в Джордана Джеффриза.
        Она подставила пальцы.
        - Да, я выйду за тебя, и буду любить тебя, и разделю с тобой свою жизнь.
        Джордан на секунду закрыл глаза, и она поняла, что он чувствует. Она знала его так же хорошо, как и он ее.
        Он снова открыл глаза и надел кольцо ей на палец, закрепив действие поцелуем. Потом издал ликующий крик, который заставил Брук рассмеяться, и снова заключил ее в объятья.
        Усевшись в шезлонг, он усадил Брук к себе на колени.
        Она думала, что они спустятся в каюту, но в этот момент, казалось, ему больше нравится держать ее вот так, на своих коленях. При этом целовать, ласкать и всячески продлевать минуты, которые она будет с нежностью хранить в памяти всю жизнь.
        Наконец Джордан слегка отодвинулся и погладил пальцем кольцо у нее на руке.
        - Если ты захочешь другое для обручения, мы можем выбрать вместе. Я не обижусь, если это ты будешь носить на другой руке.
        Она покачала головой, приподнимая руку так, чтоб кольцо попало в лунный свет и его грани засверкали.
        - Это кольцо - само совершенство.
        - Ты уверена? Ты, в самом деле, не хочешь зайти в ювелирный магазин?
        - Какой же ты глупый! - Брук взяла его лицо ладонями. Пятичасовая щетина, выступившая на щеках Джордана, щекотала ей ладони. - У нас хватит денег купить что угодно. Но это кольцо говорит о том, что важнее денег. Гораздо важнее. Это наше чувство, наша любовь, наша семья.
        Он провел по ее щеке костяшками пальцев, его глаза сияли от любви.
        - Теперь ты мне доверяешь.
        - Это кольцо говорит все, что мне нужно знать. Его белозубая улыбка вернулась на свое место.
        - Как ты успел забрать кольцо и при этом так быстро найти меня? Мы отошли уже довольно далеко от берега, так что ты должен бы прыгнуть на катер почти сразу же.
        Он молчал, и ответ постепенно дошел до нее сам собой.
        - Ты носил его с собой? И давно?
        - С того дня, как вышел из твоего кабинета, после того как ты отвергла меня первый раз.
        Значит, семена любви были там с самого начала! Если бы она только была в состоянии разглядеть их через собственные страхи!
        - Похоже, я ужасно глупая…
        - Вовсе нет. Ты ужасно мудрая, Брук Гаррисон. Хорошо, что мы поняли это.
        - Осталось все это закрепить. То, как мы любим друг друга. Идея насчет свадьбы…
        - Чертовски верно! И все будет еще лучше. - Он встал с шезлонга, держа ее на руках, и направился к лестнице, ведущей вниз.
        - Счастливого Рождества, моя красавица. Она быстро поцеловала его в щеку.
        - Счастливого Рождества нам обоим.



        ЭПИЛОГ

        Он видел Брук много раз и всегда хотел ее. Сегодня ночью, как только завершится семейная трапеза, он опять будет обладать ею.
        Джордан накрыл тонкие пальцы жены ладонью. Они сидели за праздничным столом. Сегодня состоялось их венчание. Они хотели, чтобы все было, как полагается, и назначили торжества на первую неделю после того, как Бриттани и Эмилио вернутся после своего медового месяца из Греции.
        Январская церемония была немноголюдной и проходила в церкви на Багамах. Обоим уже надоели папарацци, и они с благодарностью приняли предложение Кэсси остановиться здесь, в уединенном месте. Чудесное событие - весь дом полон свеч, цветов, угощений. И здесь все члены их семей.
        Он никогда не видел Брук красивей, чем на брачной церемонии, когда лучи багамского заката заиграли на ее кремовой коже и в складках золотого подвенечного платья. Блики ложились на ее темные волосы, тщательно убранные в красивую прическу - за исключением одной выбившейся прядки, разумеется.
        Она посмотрела на улыбающиеся лица и невольно вспомнила, какой напряженной была обстановка, когда они собрались за одним столом с ее родственниками месяц назад.
        Этим вечером две сестры Брук были одеты в зеленые платья подружек невесты, а друзья жениха были в смокингах. Джордан выбрал на эту роль своего брата и своего нового делового партнера, Паркера, удивив этим не только Гаррисонов, но и самого себя.
        Брук взяла Джордана за руку, улыбаясь и кивая своему брату. В отдалении мягко звучала музыка.
        - Поверить не могу, что вы двое разговариваете. Еще меньше, чем в то, что
«Джеффриз бразерс» и «Гаррисон инкорпорейтед» официально объединяются.
        Джордан отложил вилку.
        - Поверь, в тот момент, когда я попросил Паркера стать моим шафером, стоило увидеть выражение его лица. Такой парень не каждый день лишается дара речи.
        Паркер поднял бровь и молча прикончил багамского лобстера.
        Анна тронула мужа за плечо.
        - Сегодня никаких ссор, дорогой.
        - Не беспокойся. - Паркер взял руку жены и поднес ее к губам. - Я не стану расстраивать тебя или мою сестру - в вашем деликатном положении.
        Анна закатила глаза, но на лице у нее было выражение удовольствия, когда она сложила руки на своем раздавшемся животе.
        - Ничего такого особенно деликатного во мне сейчас нет.
        - Ты становишься все более великолепный. - Паркер накрыл ее руку своей и нагнулся к животу жены: - Правда, Джон?
        Джордан улыбнулся про себя, глядя на эту мимолетную семейную сценку. Удивительно, но и у сурового Паркера были свои слабости. Как далеко они все за месяц продвинулись, если Паркер собирается дать имя ребенку в честь упокоившегося отца, который внес столько смятения в жизнь своих детей.
        Кстати говоря, совершенно трезвая Бонита, сидящая за одним столом с Кэсси, - это тоже была картина, которую Джордан счел бы прежде маловероятной.
        Бонита прошла четырехнедельную программу в клинике и теперь посещала собрания общества анонимных алкоголиков, по крайней мере, через день. Мать Брук даже поделилась с ними надеждой и дальше вести трезвую жизнь и стать здоровой бабушкой для своих внуков. Она была исполнена тихой решимости, вдохновлявшей и ее, и всю семью.
        Анна посмотрела долгим, исполненным нежности взглядом на своего мужа, а потом переключила внимание на Брук.
        - Ты уже выбрала имя для своего маленького? Джордан обнял жену за плечи.
        - Я нашел замечательное имя, но сначала нужно посоветоваться с Брук.
        Больше никаких единоличных решений, что касается их будущего.
        Она нежно прижалась к нему локтем.
        Джордан потянулся к стоявшей в центре стола вазе и вытащил одну орхидею. Он провел цветком за ухом жены. Ему было любопытно, вспомнит ли она то утро, когда он щекотал ее голое тело похожим цветком.
        По выражению ее карих глаз он понял, что она определенно помнит.
        Брук поцеловала его, и семья захлопала. Когда поздравления и аплодисменты поутихли, Брук отодвинулась.
        Их поцелуи не всегда были долгими, но всегда захватывающими. Его окутывал жар, когда он видел в ней невысказанное обещание тех наслаждений, которые они испытают, оказавшись на яхте - пока что та ждала на якоре в гавани. Джордан смотрел в ее глаза, раздумывая, а не удрать ли им прямо сейчас, пока шум застолья не вернул его к настоящему моменту.
        Брук, покраснев, повернулась к Кэсси, сидевшей с ней рядом.
        - Спасибо тебе огромное, что ты организовала такой чудесный ужин… - Она вдруг прервалась и схватила сестру за руку. - Подожди-ка, а что это у тебя на пальце?
        Кэсси обменялась понимающей улыбкой со своим женихом - или, правильней было бы сказать, бывшим женихом.
        - Мы с Брэндоном поженились. Никому не сказав, две недели назад. Мы как раз вернулись из свадебного путешествия.
        Взвизгнув, Брук обняла сестру, а Бриттани сорвалась со своего места, чтобы присоединиться к объятию. Чувство, объединившее трех женщин, ни с чем нельзя было спутать. Несмотря на разрушение, которое Джон Гаррисон внес в семью, эти женщины восстановили мир.
        Вдоволь наобнимавшись, Брук спросила:
        - Но почему же ты нам не сказала?
        Брэндон взял Кэсси за руку.
        - Мы не хотели отвлекать тебя от твоего праздника.
        - Отвлекать? - Брук жестом отмела такое предположение. - Да мне бы это только прибавило радости. Я так счастлива за вас обоих! Мы бы устроили двойной прием. Правда, Джордан?
        - Точно. Поздравляю! - Джордан поднял бокал с минеральной водой в честь новой пары. - За Брэндона и Кэсси!
        Брэндон тоже поднял хрустальный бокал.
        - За Джордана и Брук!
        Маленькая Джейд встала на своем стуле:
        - И за моих новых братика или сестричку! Смеясь, Стивен обнял свою зарозовевшую жену Меган и прижал Джейд к плечу.
        После того как все обновили свои напитки и прислуга начала убирать посуду, Кэсси направилась к большому свадебному торту, который устанавливали на стол снаружи. Теплая ночь и запах океана манили. Светильники вели к невидимым волнам.
        - Джордан, подожди минутку. - Брук остановила его в дверях и потянула за пальму.
        Он обнял ее.
        - Все в порядке?
        - В полнейшем. - Она наклонилась, их тела соприкоснулись. - Я не могла бы и пожелать лучшего венчания - и мужа.
        Он взял лицо Брук в свои ладони и нежно поцеловал. Это была прелюдия к тому, что они испытают очень скоро. Сладостное сплетение их языков возбуждало его чувства, и цветочный аромат ее волос волновал его.
        Она прикусила ему нижнюю губу, руки скользнули под смокинг.
        - Расскажи-ка мне, что ты там придумал насчет имени. Меня мучит любопытство, не могу ждать.
        - Мне нравится, когда ты такая нетерпеливая. - Он слегка провел по ее груди, прежде чем задать следующий вопрос: - Как ты смотришь на то, чтоб назвать нашего сына Гаррисоном?
        Джордан ждал ее вердикта. Карие глаза Брук приняли выражение мягкой задумчивости. Боже, как ему было приятно, когда он понимал ее!
        - Гаррисон Джеффриз, - попробовала Брук новое сочетание, и на ее лице возникла улыбка. - По-моему, хорошо. Да нет, я просто в восторге! И в восторге от тебя…
        Он снова привлек ее к себе, думая о той радости, которая ждет их во время медового месяца. Благодаря Брук он понял, как важно ценить жизнь.
        - Я тоже в восторге от тебя, моя красавица. - Он положил руку на их растущего сына. - И от тебя тоже, Гаррисон Джеффриз.
        Гаррисон Джеффриз - теперь это утверждено, имя их сына звучало в нем, оно заняло свое место, как и женщина, которая была в его объятиях, ожидая момента, когда она разрежет со своими родными свадебный торт.
        И разве это не удивительно? Особенно для мужчины, который привык быть во всем первым. Он знал, что выбор имени будущего ребенка символизировал объединение их империй.
        Джордан раньше и предполагать не мог, насколько это будет здорово - объединение Гаррисонов и Джеффризов в одну семью.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к