Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Матч Карин: " Рай Для Евы " - читать онлайн

Сохранить .
Рай для Евы Карин Матч


        # Для девятнадцатилетней дочери фермера Евы приезд сестры Лорел стал событием. Ведь та привезла с собой на ферму компанию друзей и среди них голливудского кинорежиссера Ланса. Лорел призналась Еве, что наметила его для себя в качестве мужа. Однако ни режиссер, ни Ева не могли предположить, что их взаимное влечение перерастет в серьезное чувство…

        Карин Матч
        Рай для Евы

        Глава 1

        Ева нетерпеливо захлопнула за собой дверь.
        Сумерки уже сгустились, и в доме было довольно темно. Тем не менее она не стала зажигать свет, а, быстрыми шагами миновав прихожую, вышла на веранду.
        - Ты сегодня поздно, - заметил отец. Устроившись в своем любимом кресле, он лениво попыхивал трубкой, наслаждаясь закатом.
        - Проклятая собака! - взорвалась Ева и тяжело вздохнула. Плюхнувшись на верхнюю ступеньку лестницы, она удобно вытянула ноги и устроилась в привычной для нее позе.
        - Снова Кинг?
        - Да! Ну, скажу тебе, он будет сам виноват, если в ближайшее время кто-нибудь всадит в него пулю! Кинг просто напрашивается на это!
        Джо Мэннеринг расхохотался:
        - Как бы не так! Пройдоха для этого слишком хитер!
        - Да что ты? Ну, как бы там ни было, пусть это остается на его совести. Представляешь, я уже загнала коров, собиралась уходить, посвистела собакам, так Джош примчался тут же! А этот негодник Кинг принялся скакать взад-вперед по коровнику, заливаясь бешеным лаем, да так, что до смерти перепугал всех животных. Я пыталась его унять и, пока гонялась за этим поганцем, споткнулась о кусок оголенного провода, ну, тот самый, которым ты пытаешься отучить коров топтать свеклу…
        - Понятно, - сухо протянул отец и с досадой подумал, что было совсем нетрудно догадаться, чем все кончится. Он уже давно убедился, что у его дочери настоящий талант вечно попадать в какие-нибудь передряги. А кто не знает: стоит лишь единожды споткнуться, как неприятности хлынут с быстротой снежной лавины.
        - У меня совсем вылетело из головы, что он валяется на земле, - словно оправдываясь, пробормотала Ева. - Мало того что этот проклятый провод тряхнул меня током, так я еще до смерти перепугалась! А когда немного пришла в себя, увидела, что Кинг удирает во все лопатки. Секунды не прошло, как его след простыл! Вот я и решила: черт с ним! Нарвется на пулю - пусть пеняет на себя!
        Джо покачал головой:
        - Не волнуйся, это ему не грозит.
        - Думаешь? Он же постоянно носится, где ему хочется. Забежит на чужое ранчо - и конец! Вспомни Бена, только в эту зиму у бедняги пристрелили двух собак. И кто? Соседи! А ты сам? Помнишь, как ты прикончил двух страусов, которые гоняли коров на пастбище? А для Кинга бегать за коровами - самое милое дело! О, да ты, я вижу, и обед уже приготовил! Вот спасибо!
        Мэннеринг, оторвавшись от созерцания заката, перевел взгляд на дочь. Поджав под себя ноги, она сидела, обхватив их руками. Ее глаза, скрытые большими круглыми стеклами очков, лениво скользили по раскинувшейся перед нею долине.
        Джо знал, что она без памяти влюблена в каждый дюйм этой земли. В ее красоту и царившее вокруг идиллическое спокойствие, в дикую прелесть окружающей природы и непередаваемое ощущение отрезанности от всего остального мира - во все то, что называлось коротким словом «Мангунгу». Здесь Ева появилась на свет, здесь выросла и никогда бы не согласилась по доброй воле отсюда уехать.
        Будь она мальчиком, ее страстная привязанность к родным местам Джо не тревожила бы так сильно. Да что там кривить душой, будь у него сын, он считал бы, что ему повезло! Но теперь уже в который раз горько посетовал, что Ева ничуть не похожа на свою сестру.
        - Наша Лорел такая красавица! - воскликнула Ева с саркастическим смешком, который, как подозревал отец, она переняла от сестры, стараясь хоть немного на нее походить. - Ну ладно, папочка, не хмурься! - насмешливо продолжала Ева. - Уж такой я уродилась! И что толку корить себя в том, что я пошла в тебя? Ведь с лица воду не пить, верно?
        Все это было так, да не совсем. Отца беспокоила вовсе не внешность дочери, а ее - как бы это сказать? - восприятие жизни. Восприятие! Да, похоже, он подобрал подходящее слово. Ему не так уж хотелось, чтобы в этом Ева походила на Лорел, но было бы гораздо спокойнее, если бы ее интересовало в жизни что-нибудь еще, кроме их ранчо.
        Мысли Мэннеринга перенеслись на старшую дочь. Сколько он ее помнил, она мечтала при первой же возможности упорхнуть из родного дома. Еще девочкой Лорел горела желанием уехать из Мангунгу и с головой окунуться в жизнь большого города. Она не была, да и никогда не станет, домоседкой, которая согласилась бы прожить всю жизнь на ферме, тем более на такой, затерянной среди бескрайних Северных территорий, словно необитаемый остров посреди Мирового океана, как Мангунгу.
        Даже Вангарей - столица Северных территорий, - по мнению Лорел, был недостаточно большим и цивилизованным городом, чтобы удовлетворить ее амбиции. По словам старшей дочери, ей подходил только Окленд.
        Да, вздохнул отец, Лорел с самого раннего детства строила планы, как выбраться отсюда. К тому же, надо признать, она обладала упорством и настойчивостью, которые и помогли ей привести их в исполнение. Возможно, именно благодаря этим качествам дочери удалось добиться всего, чего она так хотела. Впереди ее ждала прекрасная карьера. Прошло уже почти четыре года с тех пор, как Лорел уехала, теперь лишь изредка появляясь в родном доме, и Джо не мог не заметить, что каждый ее новый визит был чуточку короче предыдущего.
        На этот раз Лорел ждали послезавтра. Она заранее дала знать, что приедет с друзьями. Джо с добродушным любопытством гадал, сколько на этот раз потребуется времени, чтобы дочка соскучилась и - превратилась в вялую, безучастную гостью, считающую дни до отъезда. Пусть даже привезет с собой большую компанию - все равно, думал он, ничто не помешает ей чувствовать себя здесь чужой. На ранчо, как по волшебству, куда-то пропадала переполнявшая ее радость жизни - Лорел казалась ему птичкой, посаженной в клетку, которая только и думает, как бы вырваться на свободу. Казалось, лишь в городе, где кипит жизнь и сверкают огни, в шумном людском муравейнике, переполненном смехом и гомоном, его старшая дочь могла быть счастлива. Такой уж она уродилась - беспокойной, с неуемной жаждой жизни.
        А Ева… Такой непохожей на нее Еве никогда не бывает скучно! Вот она сидит на ступеньках, удобно обхватив себя руками, и будет так сидеть не шелохнувшись, пока темнота не окутает землю черным бархатным покрывалом. Джо тяжело вздохнул и нахмурился. Его трубка давно погасла, но он, казалось, этого даже не заметил.
        Ах, если бы только Ева не любила так самозабвенно эту землю! Насколько было бы ему проще завести с нею важный разговор, время для которого давно пришло! Сколько раз он уже открывал рот, чтобы сказать: «Ева, девочка моя, послушай, я собираюсь продать Мангунгу», - и не мог. Вот и теперь живо представил себе, как она встретит это известие. Скандала не миновать. Однако сообщить об этом решении, так или иначе, все равно придется, дольше откладывать нельзя, будет только хуже. Джо тяжело вздохнул.
        Ева всегда открыто издевалась над любыми проявлениями слабости и сентиментальности, намеренно давая всем и каждому понять, как она полностью соответствует ею же созданному имиджу «крутой девчонки». Впрочем, надо признаться, такой она была и на самом деле - ни малейшего намека на мягкость и женственность! Джо не раз жалел, что она не родилась мальчиком. Можно было поклясться, что у нее вообще нет слабостей… если бы не Мангунгу. Достаточно только увидеть, как светится ее лицо, когда речь заходит о ранчо. Джо опять вздохнул. За темными стеклами очков он не видел ее глаз, к тому же дочь сидела к нему вполоборота. Но отцу и без того было известно, что они излучают такое сияние, какого он никогда не видел у Лорел, - так сияют глаза человека, умеющего наслаждаться всеми радостями жизни.
        Да, несмотря на то, что Ева обычно играла роль особы, не подверженной никаким переживаниям, для Мангунгу она делала исключение, ничуть не стесняясь своей яростной, сентиментальной и даже болезненной любви к родному гнезду, которая порой ставила в тупик людей, считавших ее склонной относиться к жизни спокойно и созерцательно.
        Если бы она чуть больше была похожа на Лорел, наверное, в сотый раз тоскливо подумал Джо, более беззаботной, более общительной, тогда ей было бы значительно легче привыкнуть, приспособиться к другой жизни, свыкнуться с мыслью, что Мангунгу больше нет. Может, потом даже порадовалась бы этому. Но что толку размышлять о том, чего никогда не будет? Он опять горестно вздохнул. К чему злиться? Ева не была, да и никогда не станет, такой, как Лорел. Даже внешне она ничуть не напоминает сестру. Лорел очаровательна: живая, веселая блондинка, неизменно уверенная в себе, потому что все вокруг наперебой твердят ей, как она хороша, давно привыкшая к тому, что ее красота обеспечивает ей успех в любом обществе. Где бы Лорел ни появлялась, повсюду взгляды собравшихся с восхищением выделяют ее из толпы. А во внешности Евы нет ничего выдающегося - нескладная, угловатая. Сколько она прилагала усилий, чтобы держаться уверенно и непринужденно, но все напрасно, потому в отличие от сестры вечно замкнутая, скованная. Однако стоит ей увлечься, как она забывает о собственной непривлекательности. Ее речь начинает литься
легко и свободно, она загорается и становится совсем другим человеком. Сестры схожи лишь в одном - обе обладают неукротимым нравом. Вот только Ева зачем-то окружила себя невидимой стеной, проникнуть за которую способен далеко не каждый.
        Впрочем, Джо хорошо знал, что на самом деле под этой грубой оболочкой скрывается одинокая, чуткая юная девушка, легко ранимая, чрезвычайно уязвимая и настолько неуверенная в самой себе, что она может испуганно шарахаться от незнакомых ей людей.
        Отца частенько ставило в тупик ее упорное нежелание с кем-нибудь встречаться, всегда держаться на заднем плане. И наконец, к его огромному огорчению, дочь превратилась в настоящую маленькую дикарку, скорее напоминающую мальчишку-сорванца, чем молодую девушку, и окончательно утратила уверенность в себе. Порой он вздыхал, сознавая, как нелегко ей дались годы, проведенные в школе, а иногда подозревал, что именно школьное окружение и заставило Еву стать такой.
        Он знал, какими жестокими бывают дети. И если, не дай Бог, на их пути встречается белая ворона, то ее жизнь очень скоро становится адом. Словно одержимые злым духом, дети начинают гнать ее от себя. Ева с детства была на редкость простодушной. Возможно, поэтому вскоре и стала всеобщим посмешищем. А может, причиной тому послужила ее поистине удивительная способность постоянно влипать в разные истории? И все-таки, скорее всего, потому, что она имела несчастье унаследовать внешность Мэннерингов. Ева выросла высокой и тоненькой, густые каштановые волосы она укладывала в пучок, который закалывала низко, у самого основания шеи. Эта прическа еще больше подчеркивала угловатые черты ее лица: слегка выдающиеся скулы, упрямый, решительный подбородок. На носу у нее красовались большие круглые очки, которые были ей давным-давно не нужны - она нуждалась в них, только когда читала, но почему-то предпочитала носить постоянно. Создавалось такое впечатление, что Ева попросту привыкла к ним, как и к своим немного грубоватым манерам сорванца, это было своего рода камуфляжем, скрывающим ее чуткую, ранимую душу и в
какой-то степени придающим ей уверенность.
        Несмотря на гложущую его тревогу, Джо неожиданно усмехнулся. Должно быть, школьным приятелям Ева казалась туповатой и нескладной, легкой мишенью для злых насмешек, на которые так скоры бывают дети. Но он отдал бы многое, чтобы своими глазами увидеть драку, которую она учинила в школе. Учительница позвонила ему тотчас же, как только драчунов развели по углам, однако что-то в ее тоне заставило Джо заподозрить, что Еве удалось одержать победу. Когда позднее, рассчитывая найти подтверждение этой догадке, он попытался расспросить дочь, та заявила, что не желает разговаривать на эту тему, и замкнулась, будто устрица, захлопнувшая створки раковины. Джо так ничего и не добился. Он утешил себя мыслью, что по крайней мере Еве удалось постоять за себя, что уже было неплохо, учитывая суровую жизнь в их краю. Ни о каком этикете тут никто не задумывался. Дети росли, как сорная трава, были дикими и свободными, подобно земле, на которой они родились.
        Ева вдруг вздрогнула и, обернувшись к отцу, взволнованно махнула рукой куда-то в сторону:
        - Пап, посмотри! Вон туда, где солнце освещает тополя вдоль дороги. Красиво, правда?
        Джо машинально кивнул:
        - Проклятье! Скоро эти тополя так разрастутся, что по дороге нельзя будет проехать!
        - Великолепно! - восторженно прошептала Ева. - А я люблю гулять под ними, слушать, как над головой о чем-то шепчутся листья. Осень - самое чудесное время года… все вокруг сразу становится таким ярким, столько красок…
        Джо снова принялся набивать трубку.
        - Ты ведь любишь все это, верно, дорогая?
        - Люблю - не то слово, папа! - Она звонко рассмеялась.
        Отец обожал ее смех, который напоминал ему звон серебряных колокольчиков. И голос ее ему очень нравился - чуть хрипловатый, глубокий, волнующий. Он с удовольствием прислушивался к его приятным интонациям.
        - Я обожаю Мангунгу, папа. Ей-богу, если нам когда-нибудь придется отсюда уехать, я умру!
        - Прекрати, Ева! Это смешно, честное слово! - раздраженно буркнул Джо и так сжал зубы, что хрустнул черенок трубки. Потом чиркнул спичкой и в сердцах выругался, когда она сломалась. Еще раз чертыхнувшись, он отшвырнул ее в сторону и уже спокойнее зажег следующую.
        - Да я бы рада!
        - Ты приготовила комнаты для Лорел и ее друзей? - сделал попытку сменить тему отец.
        Она покачала головой и вздохнула:
        - Еще полно времени. Знаешь, я так рада, что Лорел решила приехать! Ведь уже прошло полгода, как она в последний раз была дома, но…
        - Но?
        - Сколько друзей с ней приедет?
        - Хм-м… Думаю, человек девять. Вместе с ней.
        Ева скорчила гримаску:
        - Я так и думала! Парочка туристов еще так-сяк, но столько!
        Джо неловко поежился, но заставил себя рассмеяться:
        - Эй, это не туристы! Да и тебе станет повеселее, когда такая компания прикатит сюда! Лорел не для одной себя старается!
        Ева хорошо понимала, что отцу в общем-то все равно, сколько народу приедет на ранчо вместе с Лорел. Он всегда советовал ей приезжать с друзьями, большой шумной компанией. «У нас полно места», - обычно добавлял отец, сам любитель повеселиться. Порой одиночество ему было в тягость. Что же касается Евы…
        - Ненавижу всех этих людей! - с ожесточением буркнула она. - Мне тошно от одной мысли, что кто-то чужой будет бродить по Мангунгу! Лично мне вся эта компания даром не нужна!
        Джо перестал смеяться, глубокая морщина залегла между его бровей.
        - Нельзя же так, Ева! Ты не должна к Ним относиться подобным образом. В конце концов, тебе нужно больше бывать на людях, завести друзей - это просто необходимо в твоем возрасте. Конечно, я заметил, ты не любишь развлекать гостей, но почему бы не придумать что-нибудь интересное? Например, взять машину и махнуть на танцы в Окаихау? В конце концов, двадцатилетней девушке должно быть свойственно желание принарядиться, потанцевать в компании молодых людей. Познакомишься с кем-нибудь…
        - Познакомишься? - Она едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. - Тогда, может, заодно скажешь с кем? Будто от желающих отбою нет, честное слово! Я ведь не Лорел, папочка, меня внешностью, как говорится, Бог обидел. А если честно, я вообще не представляю, о чем с ними можно говорить. И у меня нет ни малейшей потребности принарядиться, потанцевать с молодыми людьми! Я совершенно счастлива, а значит, не о чем и говорить!
        В который раз Джо пожалел, что дочь так беспощадна к своей внешности. Да еще эта ее постоянная готовность добродушно поиздеваться над тем, как ее обделила природа! Сколько же можно, в сердцах подумал Джо. Такое поведение Евы его уже давно тревожило, но теперь, он чувствовал, начинало действовать на нервы. Однако сейчас он решил не обращать на это внимания, чтобы не потерять нить разговора. Сделав вид, что ее слова его не тронули, Джо упрямо продолжал:
        - Может, ты и счастлива, но все равно, я считаю, что для девушки твоих лет противоестественно вести такой образ жизни, да из года в год много лет подряд. Не можешь же ты прожить так всю жизнь, верно? Ева, девочка, ты ведь и сама это понимаешь!
        - А почему не могу?
        Джо с трудом перевел дыхание. Вот и представился подходящий случай, подумал он, объяснить этой глупышке то, что давно не давало ему покоя. Он насупился:
        - Да просто потому, радость моя, что я, видишь ли, не вечен. Так что в один прекрасный день ты останешься одна и тебе придется позаботиться о себе! Но не можешь же ты здесь остаться совсем одна! Иначе… - Он прикусил язык.
        Ева простодушно смотрела на отца. Джо понял - она пока не догадалась, о чем он хотел сказать.
        - Иначе что? - полюбопытствовала дочь.
        Джо промолчал. Повисла напряженная тишина.
        - Папа! Нет, ты не можешь! Неужели ты собираешься продать Мангунгу?!
        Отец упорно продолжал молчать, глядя пустыми глазами в темноту, где на горизонте угрюмо высились черные силуэты гор.
        - Папа! - Ева повернулась к нему. В ее голосе был страх, и тот же страх Джо увидел на лице дочери.
        - Ева, я старый человек. Больше того, я старик, хотя ты, возможно, так не считаешь. Только мне уже не по силам тащить на себе этот воз.
        - Но… но ведь Мангунгу принадлежит нашей семье добрых две сотни лет, с тех еще времен, когда здесь появились первые переселенцы! Когда в Новой Зеландии основали первую методистскую общину! - Ева подбежала к отцу, опустилась возле его ног на колени. - Вспомни, ведь даже знаменитый Договор Вайнтанги был подписан именно здесь, в Мангунгу, на нашем ранчо! Папа, ты не можешь продать его! Ты не можешь, не можешь этого сделать!
        Джо тяжело вздохнул:
        - Я знаю, как ты его любишь, Ева! Знаю, как гордишься, что оно принадлежит нам, но, пойми, у нас нет другого выхода! Наследника-сына у меня нет, только вы с Лорел. В один прекрасный день ты поймешь это, как понял я, и тоже смиришься. Поверь, мне нелегко говорить о продаже ранчо, но мы не в силах сохранить Мангунгу. Я и так слишком долго за него цеплялся. Но чтобы жить тут дальше, необходимо осуществить чертову пропасть всяких дел: провести большой ремонт, купить новое, усовершенствованное оборудование. Все это накапливалось уже давно, пока наконец не рухнуло на меня, как снежная лавина. Я просто не могу… мне не по силам. Но одно могу тебе обещать: я не продам Мангунгу, пока за него не дадут настоящую цену.
        Столкнувшись с жестокой правдой жизни, Ева, пожалуй, не нашлась что ответить. Почему-то мысль о том, что в один прекрасный день придется расстаться с ранчо, никогда, даже мимоходом, не приходила ей в голову. Продать Мангунгу?! Нет, ей этого не перенести! Увидеть, как ее родной дом перейдет в руки другой семьи, каких-то чужих людей!
        - Не стоит так убиваться, милая, - мягко сказал отец. - Все не так плохо, как кажется, уверяю тебя. И потом, если представится возможность как-то этого избежать, клянусь, я все сделаю, чтобы сохранить Мангунгу. - Однако он сам понимал, что его слова прозвучали неубедительно.
        - Я могу работать на ранчо, папа. Я же знаю его так же, как ты! Я могла бы…
        - Не болтай ерунды, Ева. Это не жизнь для молодой девушки.
        - Папа, для меня это единственно возможная жизнь. Другой я не хочу.
        - Но не можешь же ты работать, как мужчина, в самом-то деле! Ты ведь и так сейчас надрываешься из последних сил! Так что лучше выкини все это из головы, хорошо?
        - Но как мы будем жить в городе?! Черт возьми, что мы там будем делать?!
        - Пока что все это дело далекого будущего, Ева. А сказал я тебе об этом сейчас только потому, что ты имеешь право знать. И еще я хочу, чтобы ты была готова к такому повороту событий. Хотя кто знает? Жизнь - штука сложная. Может, все еще изменится…



        Глава 2

        На следующий день, уже ближе к вечеру, вычистив стойла и окатив пол водой из шланга, Ева вскарабкалась на высокую изгородь, которая тянулась вдоль всего ранчо, и огляделась.
        Как ни странно, после разговора с отцом ей удалось довольно быстро справиться с унынием - она попросту постаралась выкинуть все из головы, убедив себя, что все это ерунда, ни о какой продаже Мангунгу и речи быть не может. А поэтому теперь беззаботно насвистывала, постукивая в такт мелодии каблуком резинового сапога по столбу. Поправив черной от грязи рукой очки, вечно сползавшие на нос, Ева сердито засунула за ухо прядь волос, выбившуюся из пучка. Противные волосы вечно не давали ей покоя, они то и дело лезли в глаза или щекотали щеки, а самый упрямый завиток так и норовил попасть в рот.
        По правде говоря, Еве следовало бы уже поторопиться домой готовить ужин, но начинался закат - время, которое она любила больше всего, если, конечно, не считать рассвета. И то и другое ей обычно бывало одинаково жалко пропустить.
        Стояла осень, а в горах Северных территорий эта пора считается одной из красивейших из-за буйства царящих здесь красок. Вот и сейчас горы, горделиво вздымающие свои вершины по другую сторону бухты и кое-где покрытые зарослями кустарника, отливали голубым, и потому холмы, расстилающиеся прямо перед глазами Евы, казались на их фоне особенно зелеными.
        Небо, там, где его не закрывали горы, в лучах заходящего солнца полыхало багровыми и пурпурно-алыми отблесками, а задержавшиеся на нем дымчато-серебристые облачка были похожи на газовый шарф из нежнейшего шелка.
        Словно огромное зеркало, у подножия всего этого великолепия сонно дремало подернутое дымкой озеро. В сторону Тасмании от него, насколько хватало глаз, до самого Мангамука, простирались горы Хокианга. За ними просматривался океан. Но человеку приезжему, не знающему этих мест, отсюда могло показаться, что это всего лишь громадный водоем.
        Берег океана едва просматривался сквозь густую массу норфолкских сосен, раскидистых ветвей берез и буков, росших тут в изобилии. Закат словно жидким золотом заливал листья пирамидальных тополей, разбросанных тут и там по всему Мангунгу, выстраивающихся стройными шеренгами вдоль изгороди из окрашенных в белый цвет деревянных жердей и окружавших стеной дорогу, идущую вниз, к подножию холма.
        Ева уныло подумала, что, возможно, пока не приехала Лорел со своей компанией, ей последний раз доводится полюбоваться спокойно всем этим великолепием. Бросив напоследок прощальный взгляд, она соскочила на землю и медленно, чуть подволакивая ноги, побрела вниз по склону холма.
        У подножия лестницы, ведущей на веранду, она, как обычно, остановилась и принялась стаскивать с ноги резиновый сапог, используя для этой цели край нижней ступеньки. Однако теплые носки, надетые с утра, превратили это, в сущности, привычное занятие в неразрешимую проблему. С трудом заставив себя оторваться от созерцания вечернего неба, меняющего со сказочной быстротой свои краски, Ева со вздохом спустилась со ступенек и, оказавшись на дорожке, принялась, чертыхаясь, стаскивать с ноги упрямый сапог. Но сколько его ни дергала, он упорно отказывался слезать. Передохнув пару секунд, она принялась за него снова, на сей раз схватившись за голенище обеими руками и прыгая по кругу на другой ноге.
        - Разрешите вам помочь? - произнес у нее над ухом глубокий, звучный мужской голос.
        В то же мгновение проклятый сапог так легко соскользнул с ноги, будто был надет на носок из тончайшего шелка. Но это случилось настолько неожиданно, что, потеряв равновесие, девушка с грохотом плюхнулась на дорожку. Поднявшись, она уселась, сердито глядя на сапог, оставшийся в руке, поправила свободной рукой очки, как обычно сползшие на самый кончик носа, и, наконец, сквозь массу рассыпавшихся по лицу волос воззрилась на незнакомца, из-за не вовремя предложенной помощи которого оказалась в столь дурацкой ситуации.
        Он стоял на самом верху лестницы, прислонившись массивным плечом к стояку веранды.
        - Привет! - слегка ошарашенно произнес мужчина.
        - Э… Привет! - Ева недовольным жестом убрала с лица волосы, и те спутанной гривой упали ей на спину. Затем, раздраженно фыркнув, машинально заправила за ухо непослушную прядь.
        Оттолкнувшись плечом от стояка, незнакомец поспешно сбежал по ступенькам и подошел к ней. Потом, присев на корточки, одним неуловимым движением легко стянул с ноги Евы второй сапог.
        - Если вы выполняете подобный ритуал каждый день только для того, чтобы разуться, вероятно, ваша спина сияет всеми цветами радуги почище этого заката!
        Глаза Евы за круглыми стеклами очков стали огромными. От неожиданности она чуть не поперхнулась. Но тут же вспыхнула, и взгляд ее стал жестким. Ева резко выдернула сапог из рук наглеца:
        - По-моему, вы заблуждаетесь, мистер… - и замялась, вдруг почувствовав себя странно беззащитной.
        - Жаль, - пробормотал он.
        Ева растерянно захлопала глазами, однако тут же раздраженно подумала: «Нет, ну каков наглец! Хотелось бы мне знать, кто этот смазливый ублюдок с хорошо подвешенным языком?» - и, пригвоздив его к месту разъяренным взглядом, который ясно давал понять, что она о нем думает, поспешно вскочила на ноги.
        - Обойдусь и без вашей помощи! - злобно буркнула Ева, дернувшись, как от удара, когда его рука легла на ее локоть - негодяй явно собирался помочь ей подняться по ступенькам. Она вырвала у него руку и отпрянула в сторону.
        На этот раз пришел его черед вытаращить от удивления глаза.
        - В чем дело, красотка? - насмешливо протянул он. - От меня дурно пахнет или?..
        - Или! - Ева упрямо вздернула подбородок и уставилась угрюмым взглядом ему в переносицу, на миг ощутив нечто вроде жестокой радости, когда заметила, как при этих словах исказилось его лицо. Издевательский огонек в его глазах вдруг потух, сменившись каким-то странным выражением, но Ева не могла понять, что оно означало.
        В этот самый момент она вдруг заметила сестру. Та как раз появилась из-за угла дома вместе с каким-то мужчиной, которого Ева знала не больше, чем виновника ее падения.
        - Лорел! - воскликнула она и, не задумываясь, кинулась к сестре.
        - Ева! О нет, ради Бога, не надо! - со смехом запротестовала Лорел, ловко уклоняясь в сторону от ее объятий. - Помилосердствуй! Мой лучший костюм и так помялся в машине до неузнаваемости, а ты хочешь его доконать! Между прочим, папа уже успел похвастаться, что ты отправилась мыть стойла. И это после того, как вы с ним подоили коров! Боже ты мой! - Лорел сморщила носик и, сделав шаг в сторону, окинула младшую сестру критическим взглядом.
        Никогда еще несходство двух родных сестер не было столь разительным. Лорел, такая изысканно-грациозная в шелковом костюме изумрудно-зеленого шелка, и Ева - по-мальчишески затянутая в потертые джинсы, из-под которых стыдливо выглядывали отцовские старые носки, в заштопанной, выцветшей, мятой и к тому же сомнительной чистоты рубашке.
        - Да, пахнет от тебя соответственно! И выглядишь ты в точности, как и пахнешь, отвратительно! Фу! Ах да! - Спохватившись и пожав плечами, Лорел поспешно переменила тему: - Я вижу, ты уже познакомилась с Джеффом.
        - Я, так сказать, еще не был представлен, - манерно протянул тот.
        Лорел представила сестре белокурого красавчика, назвав его Джеффом Паркером, а потом, повернувшись к своему спутнику, пробормотала:
        - Ланс Каландра.
        И Ева в первый раз взглянула на второго мужчину, который спокойно стоял и курил.
        На вид он был немного старше Джеффа и конечно же не так красив. Впрочем, разглядев его темные, слегка взлохмаченные волосы и глаза редкого орехового оттенка, Ева решила, что его можно считать привлекательным. Более того, она уже была готова великодушно назвать его тоже красивым, если бы… если бы не его страстный взгляд, которым он окинул ее с головы до ног.
        По акценту мужчин Ева моментально догадалась, что они американцы, и чуть заметно смутилась, представив, как оба, должно быть, сейчас потешаются над тем, что сестричка очаровательной Лорел оказалась такой простушкой. Она даже закусила губу, чтобы не рассмеяться. Вне всякого сомнения, молодые люди надеялись познакомиться с восхитительной девушкой, уверенные, что сестра Лорел просто не может быть другой. И вдруг задала себе вопрос: интересно, а каким образом судьба свела их с нею?
        - Мы с папой не ждали вас раньше завтрашнего утра, - сказала Ева, повернувшись к сестре. - Поэтому боюсь, что к вашему приезду пока ничего не готово.
        - Знаю. Прости, что мы застали тебя врасплох. Ничего страшного. Я, так и быть, приготовлю всем постели, если ты займешься ужином. Идет?
        - В девять устроит?
        - Угу.
        Ева кивнула:
        - Ладно. Вот только приму душ и переоденусь.
        - И правильно сделаешь, - равнодушно заметила Лорел, когда Ева уже взбегала по ступенькам. Затем, повернувшись к своим спутникам, с усмешкой добавила: - Держу пари, у вас в Штатах днем с огнем не сыщешь таких, как моя младшая сестренка!
        Ева оцепенела от возмущения, однако лишь ускорила шаг, чтобы не слышать, что ответят мужчины. Впрочем, нетрудно было и догадаться. Во всяком случае, то, что скажет этот самый Джефф, она знала точно. Господи, ведь прошло больше полугода с тех пор, как Лорел в последний раз приезжала домой, и Ева до смерти была рада ее увидеть. Но сейчас она разозлилась не на шутку. И как только Лорел не стыдно так обращаться с ней, да еще в присутствии молодых людей? Впрочем, унижать сестру ей было не впервой. Иногда даже казалось, что Лорел это доставляет какое-то садистское удовольствие. Ева мучилась несказанно, и ее страдания становились еще горше оттого, что приятели Лорел, по-видимому, находили все это уморительным. К тому же вечные насмешки делали ее еще более скованной, чем обычно.
        Девушка тяжело вздохнула, в который раз задумавшись, почему она вечно чувствует себя не в своей тарелке? И ладно, если бы не привыкла к этому, но все было как раз наоборот. Ева с детства притерпелась к тому, что над нею вечно смеялись все, кому не лень… особенно в школе. Постепенно она смирилась и с тем, что стала каким-то изгоем. С ней никто никогда не дружил, ей никогда не предлагали поиграть вместе. И так было до тех пор, пока двое мальчишек, решив, что судьба столкнула их с беспомощной жертвой, не получили такой отпор, что прониклись к ней невольным уважением. Не прошло и нескольких дней, как они приняли ее в свою компанию на правах равноправного члена.
        - Она не плакса и не трусиха, а кое в чем и любого парня за пояс заткнет, - с невольным уважением говорили они между собой.
        А самой Еве мальчики старались дать понять, что не приняли бы ее в свой круг, не обсуди они хорошенько это дело. Однако Ева, нисколько не осчастливленная подобной честью, втайне подозревала, что оба слегка побаивались ее, хотя и были тайком в нее влюблены, а в свой круг приняли просто под давлением обстоятельств - уж слишком часто случалось так, что в бесчисленных драках оба терпели жестокое поражение.
        Тем не менее Ева и не подумала отказаться. Ей было больше по душе дружить с мальчишками и принимать участие во всех их играх, чем водиться с девичьей компанией. К тому времени она уже не раз горько пожалела, что не родилась мальчиком, хотя отнюдь не из-за школьных проблем. Все дело было в Мангунгу.
        Сердце Евы сжалось, когда она вспоминала разговор, состоявшийся накануне вечером с отцом. Даже старательно попыталась воскресить в памяти каждое слово. Почему же раньше ей никогда не приходило в голову задуматься над своим будущим? Ева всегда беспечно жила настоящим, и время для нее не имело никакого значения. Но теперь отец недвусмысленно дал ей понять, что настала пора серьезно над этим поразмышлять. Причем без Мангунгу.
        Наскоро приняв душ, она прошла через гостиную в спальню.
        Верхний этаж огромного, просторного дома полностью принадлежал ей. Наверху были всего две комнаты и ванная, и все они были отданы отцом в ее полное распоряжение. Ева сама занималась их обустройством и выбирала мебель. В результате спальня стала зеленой, а гостиная выдержанной в теплых красках осенней листвы. Ванную она сама выкрасила в белый цвет, в основном для того, чтобы та казалась больше, чем была на самом деле.
        Двойные стеклянные двери гостиной и спальни выходили на гигантских размеров балкон, который тянулся до самой крыши веранды. Это были ее собственные владения, и Ева обожала их. Впрочем, почти так же пылко она любила и весь дом.
        Сбросив простенький хлопчатобумажный халатик, она натянула чистые слаксы и темно-коричневый свитер. Потом тщательно расчесала спутанные полосы и, откинув их назад, опять уложила в низкий пучок. Наконец, снова нацепив очки, привычно покосилась на свое отражение в зеркале и спустилась вниз, чтобы приготовить ужин.
        На кухне Ева столкнулась с отцом, который только что закончил резать мясо для рагу, и онемела от изумления, обнаружив Ланса Каландру за столь прозаическим делом, как чистка картофеля.
        - О, спасибо, папа… м-м-м… мистер Каландра. Теперь я вполне управлюсь сама.
        - Ну, раз уж я начал, так и закончу, если ты, конечно, не возражаешь, моя дорогая, - фыркнул Джо. - А ты где пропадала, скажи на милость? Бродила вокруг коровьих стойл и витала в облаках?
        Ева скорчила гримаску.
        - Не очень-то подходящее место, чтобы мечтать, ты согласен? - хмыкнула она. - Да и я, если признаться, не слишком романтичная особа. Но Мангунгу осенью просто прекрасен, правда? Тополя… они словно языки золотого пламени, вырывающегося из земли… - Ева вдруг осеклась, перехватив устремленный на нее взгляд Ланса Каландры.
        Его брови удивленно ползли вверх, однако тут же прозвучавшие слова принадлежали не ему:
        - Так-так, скажите пожалуйста, да среди нас поэт! - раздалось за ее спиной.
        Насмешка обожгла, словно удар кнутом. Ева резко повернулась, даже не успев подумать, что сейчас сделает. Джефф Паркер стоял, прислонившись плечом к косяку двери. Глаза его откровенно смеялись. Окинув его холодным взглядом, Ева пренебрежительно повернулась к нему спиной и принялась мыть капусту.
        К подобному она успела привыкнуть еще в школе и давно уяснила: лучший способ избавиться от насмешек - демонстративно не обращать на них внимания. Да и на самого шутника тоже. Конечно, порой это давалось нелегко, да и вспыльчивый характер Евы не раз подводил ее. Но сейчас ей удалось справиться с собой. Занявшись делом, Ева сделала вид, что Джеффа Паркера попросту не существует в природе.
        - Конечно, она у нас поэт. Не так ли, милая? - Джо стряхнул остатки нарезанного мяса в скороварку. Затем, вымыв руки, ласково обнял дочь за плечи. - Парочку ее стихотворений даже напечатали в одном местном журнале, а сейчас она пишет книгу о Мангунгу. Правда, дорогая?
        - Папа, прошу тебя!
        Ева ненавидела, когда отец говорил на эту тему. От стыда она покрылась холодной испариной. Ведь сколько раз просила, умоляла его следить за своим языком и не выбалтывать ее секрет всем и каждому, и все зря! Стоило только кому-то хотя бы невзначай пошутить по этому поводу, и отец забывал обо всех своих обещаниях. А потом снова клялся и божился, что это в последний раз.
        От смущения Ева не могла заставить себя поднять глаза на Джеффа. Да и для чего, устало подумала она? Чтобы убедиться, что он буквально покатывается со смеха?
        - Да что вы?! И что же это будет? Роман, наверное. Я угадал?
        Губы Евы превратились в тонкую бескровную полоску. Она уже ничуть не сомневалась, что над ней издеваются.
        - Нет! - выпалила она с досадой. - Историческое исследование.
        - Что тут «историческое»? - В кухню неслышно вошла Лорел.
        Опустив руку на плечо Джеффа, она легонько прислонилась к нему, но смотрела, как с удивлением подметила Ева, вовсе не на него, а на стоявшего позади всех Ланса. Тот, покончив к этому времени с чисткой картошки, потянулся за тряпкой, которой только что воспользовался Джо, и молча вытер мокрые руки.
        - Так что «историческое»? - повторила Лорел, переведя взгляд на Еву.
        - О… ничего особенного, - с досадой буркнула та и снова отвернулась к раковине.
        - Мы говорили о книге, которую пишет Ева, - с довольным видом сообщил Джо.
        - Ах да! Исторический роман о Мангунгу! - Старшая сестра понимающе кивнула и, обратившись к Джеффу, ляпнула: - Можешь вообразить себе что-нибудь зануднее, чем читать о том, как сто лет назад где-то тут, в Мангунгу или рядом, был подписан Договор Вайнтанги? Скука смертная!
        - Лорел! - резко остановил ее Джо и, повернувшись к Еве, мягко сказал: - Пойду выдерну пару морковок.
        Когда дверь за ним захлопнулась, на кухне воцарилось неловкое молчание. Повернувшись ко всем спиной, Ева яростно мыла капусту. Но внимательный взгляд мог бы заметить, что она скребла каждый лист по крайней мере шесть раз.
        - Черт возьми! Опять я, кажется, села в лужу? - с очаровательным смешком нарушила тишину Лорел. - Впрочем, Ева знает, как я ненавижу все «историческое»! Господь свидетель, мы уже сыты по горло той историей, которой нас пичкали в школе, чтобы читать о ней еще и потом! Всегда ее ненавидела, и сейчас ненавижу, и буду ненавидеть до конца моих дней! Только, умоляю, не говорите мне, что история - это пища для ума!
        На губах Евы появилась сардоническая усмешка. Она могла себе это позволить, ведь никто не мог видеть ее лица, иначе любому моментально стало бы ясно, что она думает о Лорел в эту минуту. Впрочем, новостью это не было. Лорел всегда ненавидела историю, шарахалась как от чумы от всего, что было связано с традициями, ни в грош не ставила то, что выходило из моды, устаревало, шло вразрез с быстро меняющимся течением жизни.
        Ее только что прозвучавшее заявление вполне соответствовало той роли, которую Лорел привыкла играть с давних пор. Стоило ей оказаться в компании молодых людей, и она преображалась. Бог знает, зачем ей это было нужно, но почему-то в мужском обществе Лорел обожала играть роль очаровательной пустоголовой блондинки. Не иначе как вбила себе в голову, не без злорадства подумала Ева, что мужчинам в ее присутствии до смерти нравится чувствовать себя мудрыми и всезнающими, эдакими супергероями! Она-то знала, что все это - не более чем грандиозный фарс, в котором мужчинам отводится роль деревенских дурачков, простодушно пляшущих под дудку старшей сестры. На самом деле Лорел, надо отдать ей должное, обычно была намного умнее своих кавалеров. Однако, как только рядом появлялось облюбованное ею существо мужского пола, она преображалась в прелестную дурочку. И как вынуждена была признать Ева, в этой роли неизменно имела успех. Правда, на ее взгляд, это была на редкость бессмысленная, пустая потеря времени. Сама Ева, хоть ее озолоти, ни за что на свете не согласилась бы поменяться местами с сестрой.
        Не дождавшись от нее ни единого слова, Лорел принялась болтать с Лансом и Джеффом. Кивнув в сторону сестры, она с усмешкой протянула:
        - Ева у нас всегда была умной, ну а я… я, так сказать, яркий пример «пустоголовой блондинки»!
        У Евы вырвался ехидный смешок. Надо же! Лорел слово в слово озвучила ее мысли, тем самым подтвердив правильность ее суждений.
        - Ну, зато у тебя масса других достоинств, дорогая, - галантно запротестовал Джефф.
        Торжествующий смех Лорел заставил Еву вздрогнуть и еще ниже склонить голову над раковиной, горько сжать губы. Да уж, в глазах мужчин «глупость» Лорел не имела никакого значения. Ее стократно искупали другие достоинства, о которых она не смела и мечтать. Неужели именно на это и намекал Джефф? Или глупое самомнение настолько далеко ее завело, что она вообразила, будто Джефф вообще может думать о ком-то другом, кроме Лорел?
        - Интересно каких? - кокетливо протянула Лорел. - Ну-ка, скажи!
        - Только не здесь, дорогая. Тут же ребенок! - хмыкнул Джефф.
        - Ребе?.. - поперхнулась Лорел. - О Боже, Джефф! Но Ева вовсе не ребенок, уверяю тебя! Она уже почти совершеннолетняя, - притворно запротестовала она, едва сдерживая смех.
        - Да неужели? - Вот и все, что ответил Джефф.
        Ева стояла к нему спиной, но готова была поклясться, что на этот раз в его голосе не было насмешки. Вообще ничего, кроме самого искреннего изумления.
        Она совсем забыла о присутствии Ланса. Поэтому когда Джефф вместе с Лорел наконец ушли, чуть не упала в обморок от изумления, услышав его голос:
        - Так вы, пожалуй, протрете эти листья до дыр.
        - Ох! - опомнилась Ева и поспешно сунула дрожащими руками капусту в кастрюлю.
        Ее душил гнев. Во-первых, на отца, в который раз забывшего свои обещания и с простодушием ребенка выболтавшего о том, что она пишет роман о Мангунгу, во-вторых, на Лорел и Джеффа, насмехавшихся над тем, что всегда являлось предметом ее особой гордости, в-третьих, на самое себя за то, что позволила им зайти так далеко, и, наконец, на Ланса за то, что этот недотепа был так неловок, что даже не сумел скрыть, как ему жалко бедняжку.
        - На вашем месте я не обращал бы внимания на то, что болтает Джефф…
        - Даже и не думала! - отрезала она.
        - Я, например, ничуть не сомневаюсь, что ваша книга будет иметь успех. К Договору Вайнтанги многие до сих пор не потеряли интереса.
        Ева с размаху всадила нож в капустный кочан и вскинула на него глаза.
        - Не вздумайте… только не вздумайте меня жалеть! - задыхаясь, произнесла она. - Я в этом не нуждаюсь! - И опять, упрямо склонив голову, принялась резать капусту с куда большим старанием, чем требовало это занятие.
        - Ну что ж, пусть так, - миролюбиво кивнул Ланс и двинулся к двери.


        Только за обедом Еве довелось увидеть всех остальных приятелей сестры. Их было восемь человек. Если считать вместе с Лорел, то в доме собрались четыре девушки и пятеро молодых людей. Знакомясь с Евой, они как один называли только свое имя, чтобы ей, как сказала Лорел, было их легче запомнить. Кроме Джеффа с Лансом, все остальные были новозеландцами. Некоторые из них работали в Департаменте туризма и общественных связей вместе с Лорел.
        Скорее всего, именно работа и свела ее с Джеффом и Лансом. Последний, как выяснилось, возглавлял группу кинематографистов из Штатов, приехавших в Новую Зеландию, чтобы сделать фильм о местных красотах и достопримечательностях. Фильм уже отсняли, и очень скоро он должен был выйти на экраны. Все надеялись, что благодаря ему поток американских туристов, ежегодно посещающих Новую Зеландию, значительно возрастет. Подобные контакты как раз и являлись обязанностью Лорел. Бывали случаи, когда ей и самой приходилось возить иностранцев по стране.
        - Теперь, когда работа закончена, вся группа уже улетела обратно в Штаты, - объяснила Лорел, адресуясь в первую очередь Джо и Еве. - А Ланс просто помешан на ранчо. Поэтому-то я и предложила ему съездить на типичную новозеландскую ферму. А на тот случай, если ему вдруг придет в голову еще поснимать природу, мы захватили с собой и Джеффа.
        - Если бы не это, сами понимаете, то Джефф, такой же фанатик городской жизни, как и Лорел, попросту не приехал бы, - сухо пояснил Ланс, обращаясь преимущественно к Джо. - Но ваша дочь, мистер Мэннеринг, обладает исключительным умением убеждать. У нее просто дар Божий! Голову даю на отсечение, стоит ей только пожелать этого, как самый упрямый осел из всего мужского племени бросит все и последует за ней на край света!
        - Но только не вы, Ланс, верно?
        Какая-то непонятная нотка в голосе сестры заставила Еву удивленно вскинуть глаза. Лорел смотрела прямо на Ланса. Взгляды их скрестились, точно обнаженные клинки. В глазах Лорел сверкнул вызов.
        Покосившись в сторону Ланса, Ева увидела непроницаемое, точно индейская маска, лицо. Откинувшись на спинку стула, молодой человек непринужденно закурил. Вся его поза, благодушная и расслабленная, говорила, что он находится в состоянии полного спокойствия. Ева лишь заметила, как слегка сузились его глаза, когда он поднял их на Лорел, но они, казалось, ничего не выражали, как и слабая усмешка, чуть заметно искривившая его губы.
        И все же было что-то странное в том, как эти двое вели себя за столом… какая-то непонятная неловкость, которая невольно смущала и тревожила Еву. Она поспешно уткнулась в тарелку.
        - Вот это верно! Лорел всегда была самовлюбленной девчонкой. Привыкла, знаете ли, считать себя красавицей и все такое… Эта маленькая хитрюга могла кого угодно обвести вокруг пальца! У матери научилась, не иначе, - хихикнул Джо.
        - А Ева?
        Ее сердце ухнуло куда-то вниз. Ева подняла глаза и встретилась с глазами Ланса. Казалось, все сидящие за столом в эту минуту, как по команде прервав разговоры, воззрились на нее. Но она, в отличие от сестры, терпеть не могла быть в центре внимания и сейчас не нашла ничего лучшего, как мысленно обвинить Ланса в том, что он все это придумал заранее. Вспыхнув, она снова уткнулась в тарелку.
        Джо снова рассмеялся:
        - О, Ева! Сорванец, настоящий сорванец, вот она кто! Вечно в голове только футбол, лазанье по деревьям в компании таких же сорвиголов, как она сама! И, в отличие от Лорел, ни одной мысли о том, как устроить свое будущее! Ну что, девочка, разве я не прав?
        Не дожидаясь, когда сестра ответит или хотя бы поднимет глаза от тарелки, Лорел добавила:
        - Ах уж наша Ева! У нее даже не семь жизней, как у кошки, а семьдесят семь! - воскликнула она. - Честное слово, в жизни не видела такого неуклюжего ребенка! Насколько помню, мы вечно только и делали, что промывали ей ссадины и царапины, мазали йодом, бинтовали коленки, локти, вытаскивали ее из реки. И при этом у нее где-нибудь непременно красовался пластырь! А в школе… в школе она была сущим наказанием! Вечно дралась с мальчишками! Держу пари, под конец они ее просто боялись!
        - Да, в те дни у нашей крошки был просто дьявольский характер, - посмеиваясь, поддержал Джо.

«Если они не прекратят обсуждать меня так, словно меня тут нет или я такая же мебель, как этот стул, я им покажу!» - подумала про себя Ева, чувствуя, как в душе поднимается гнев.
        - Правда? - Это был Джефф, который, вопреки своему обыкновению, до этой минуты хранил молчание, хотя и сидел навострив уши. - Так вот она, значит, какая - наша крошка Ева? Настоящий сюрприз, ей-богу! Сначала нас пытались уверить, что она такая, какой кажется с первого взгляда, - тихая интеллектуалка, писательница и большая любительница стихов. А теперь вдруг говорят, что порой способна превращаться в тигрицу! Хм-м… Интересно, какие зеленые глаза скрываются за этими очками? - добавил он, когда Ева, подняв голову, окинула его холодным взглядом. - А вы уверены, что где-нибудь тут поблизости не прячется Адам?
        Взрыв веселого смеха был ответом на его шутку. Терпение Евы лопнуло. Вскочив на ноги, она принялась трясущимися руками собирать со стола грязные тарелки, и хохот возобновился с новой силой. Воцарившееся вслед за этим молчание привело ее в еще большее смущение, и Ева испытала невыразимое облегчение, когда дверь кухни со стуком захлопнулась у нее за спиной.
        С грохотом поставив стопку тарелок на скамью, Ева прижала к ее холодной поверхности ладони, чтобы унять их дрожь. Люди! Как она ненавидела людей! Даже животные, тупые, бессловесные скоты или их дикие собратья, не проявляют такой бессмысленной жестокости к своим менее удачливым сородичам, как человек - так называемый венец творения! Будь у нее право выбора, с кем жить, она, вне всякого сомнения, предпочла бы компанию животных, нежели общество себе подобных! Можно себе представить, как отреагировал бы Джефф, доведись ему узнать, о чем она думает! Еве показалось, что она даже увидела саркастическую усмешку на его губах.
        - Одного поля ягоды… Что с них взять! - пробормотала девушка вслух.
        Прошло немало времени, прежде чем она настолько успокоилась, что смогла заставить себя вернуться. Ева сделала несколько нерешительных шагов к двери столовой, немного потопталась на месте, потом взялась за ручку и уже почти ее повернула, как вдруг услышала:
        - Дьявольщина, Ланс, я ведь только… - Это был голос явно рассерженного Джеффа.
        - Мне дела нет до того, что ты «только» намеревался сделать! - оборвал его Ланс. Его низкий голос был сух и холоден. - Закрой рот и держи его на замке по крайней мере в присутствии Евы! Ради Бога, оставь девочку в покое!
        Ей стоило немалых усилий заставить себя переступить порог. Войдя в столовую, Ева удивилась, так как за столом не было никого, кроме Джеффа, Лорел и Ланса. Остальные, судя по всему, перешли в гостиную. Да и оставшиеся, по-видимому, собирались последовать за ними.
        - Нет никакой необходимости так накидываться на бедного Джеффа, Ланс, - вмешалась Лорел. Повернув голову, она увидела вошедшую Еву. - Наша крошка сама сможет отлично о себе позаботиться. И потом, она ничуть не возражает, когда ее поддразнивают. Не правда ли, дорогая?
        - Давно привыкла к этому, - коротко буркнула Ева, в упор глядя на Джеффа.
        Он сидел с таким же пресыщенным и скучающим видом, как и прежде, не делая ни малейшей попытки избежать ее презрительного взгляда, но вместе с тем явно не собирался и извиняться.
        Между тем Ланс, встав из-за стола, принялся собирать грязные тарелки и чашки.
        - Отправляйся-ка лучше в гостиную, дорогой! - фыркнула Лорел. - Уверяю, в этом деле мы прекрасно обойдемся без тебя!
        - Чепуха! - ответил он, даже не обернувшись. - Чтобы тут прибрать, достаточно пары минут!
        - Я бы предпочла все убрать сама, если вы, конечно, не возражаете, - раздраженно заявила Ева.
        - Вот, полюбуйтесь! Маленькая мисс Недотрога желает сама заниматься своими делами! - насмешливо хмыкнул Джефф, демонстративно поворачиваясь к ней спиной. - Пойдем в гостиную, Лорел!
        - Ну, не могу же я бросить моих гостей на произвол судьбы, верно? Ты уверена, что справишься, дорогая? Может, попросить Пэм помочь тебе? Или папу? - спросила Лорел.
        - Нет уж, прошу тебя, оставь папу в покое! К тому же отец прекрасно знает, что я терпеть не могу, когда он путается у меня под ногами! И ты тоже! Я с гораздо большим удовольствием все сделаю сама! - С этими словами Ева прижала к груди стопку грязной посуды и зашагала на кухню.
        - Пойдем, Ланс, оставь ее! - услышала она за спиной недовольный голос Лорел. - В жизни не думала, что ты так рвешься заняться домашним хозяйством! И это убежденный старый холостяк! Уму непостижимо!
        - Ну что ж, по крайней мере, твоему воображению есть чем заняться! И кстати, когда будешь ломать над этим свою хорошенькую головку, попробуй заодно подумать, может, я и не такой уж старый?
        Ева наполняла раковину горячей водой, когда в кухню вошел Ланс с остатками грязной посуды.
        - Спасибо, мистер Каландра, с этим я и сама управлюсь. А вам лучше присоединиться к остальным.
        - Стало быть, вы не оставляете мне ни малейшего шанса, мисс Мэннеринг? - В его голосе звучало искреннее удивление.
        - Можете считать и так, если угодно! - Ева окинула его холодным взглядом и наклонилась к шкафчику в поисках моющего средства для посуды. Однако вскоре вспомнила, что оно кончилось еще накануне, поэтому заглянула в угол между холодильником и скамейкой и вытащила оттуда стремянку. Со вздохом поставив ее перед шкафами, она принялась взбираться наверх.
        - Может, вы скажете, что вам надо, и это сделаю я?
        - Я справлюсь сама. Спасибо, мистер Каландра.
        - «Я сама» - это ваш любимый ответ? - отреагировал он.
        Сделав вид, что ничего не расслышала, Ева вскарабкалась на верхнюю ступеньку, открыла дверцы шкафчика и сразу же нашла нераспечатанную бутылку моющего средства. Затем, захлопнув дверцы, стала спускаться вниз, осторожно нащупывая каждую ступеньку прежде, чем поставить на нее ногу. И все равно случилось то, что должно было случиться. Нога соскользнула, бутылка вырвалась из рук, когда Ева, зажмурившись, привычным жестом выставила их перед собой, чтобы хоть как-то смягчить удар об землю. Однако этого не случилось. Полет был неожиданно прерван - ее подхватили на лету мускулистые руки.
        Судя по всему, Ланс все это время не спускал с нее глаз. Даже держался поблизости, будто заранее предполагая, что нечто в этом роде непременно произойдет, со стыдом и горечью подумала Ева.
        Поставив девушку на пол, Ланс тут же разжал руки.
        - Ваши отец и сестра, похоже, ничуть не ошибаются. Вы на самом деле на редкость неуклюжая.
        И хотя это было сказано насмешливым тоном, Ева с трепетом услышала в его голосе немалое облегчение, которое безошибочно подсказало ей, что Ланс перепугался ничуть не меньше ее самой. Вложив ей в руки пластиковую бутылку, он добавил:
        - Послушайте, милая барышня. Думаю, вам стоит приучить себя с благодарностью принимать помощь, когда ее предлагают, и прекратить упрямо настаивать на собственной независимости.
        - Прошу прощения, - с раскаянием прошептала Ева. - И большое спасибо.
        - Не стоит. Ну а теперь, может быть, все-таки займемся этой проклятой посудой?


        Ева сидела на полу в гостиной, прислонившись спиной к стене, в одном ряду со стульями и остальной мебелью, которую сдвинули в сторону, чтобы освободить побольше места для танцев.
        Она сама выбрала это место. По крайней мере тут, твердила себе Ева, ее никто не заметит. А если не привлекать к себе внимания, то удастся, как обычно, остаться в тени. Никто и не взглянет в ее сторону, во всяком случае до тех пор, пока она не допьет кофе, который по примеру остальных машинально налила и себе, о чем, впрочем, тут же пожалела. Сначала Ева намеревалась угостить всех кофе и тут же незаметно ускользнуть из гостиной. Но поскольку ее мысли были заняты именно этим, вскоре обнаружила, что принесла на одну чашку больше, чем было нужно. «Ну и ладно, - вздохнула она. - Как только допью кофе, что-нибудь придумаю и незаметно исчезну. Не хватало еще провести остаток вечера сидя в темном углу, в то время как остальные веселятся напропалую!»
        Поверх чашки глаза Евы незаметно следили за Лорел. Сестра, очаровательная как всегда, развлекала гостей, сновала между ними с непринужденностью и уверенностью идеальной хозяйки дома и, по-видимому, чувствовала себя совершенно свободно. Казалось, что она родилась для этой роли, и оставалось только поражаться, с какой грацией и умением ее исполняла.
        Конечно, городская жизнь куда больше соответствовала натуре сестры, чем прозябание в деревенской глуши Мангунгу. Лорел с детства ненавидела тишину и сонное одиночество, в которое было погружено их ранчо, а за четыре года, проведенные в Окленде, буквально расцвела. Лорел добилась всего, к чему стремилась, вытащила свой счастливый билет. Ее детская мечта воплотилась в реальность: она стала тем, кем хотела быть, - самостоятельной, деловой женщиной, успешно сделавшей первые шаги, ведущие на вершину головокружительной карьеры.
        В активе Лорел было лишь одно, но зато весьма ценное качество - обаяние. Она всегда была хороша собой, с точеной фигуркой, от которой нельзя было отвести глаз, и к тому же обладала безупречным вкусом, умением одеваться. Обладая подобными сокровищами, разве могла Лорел похоронить себя в Мангунгу?! Любому с первого взгляда было бы ясно, что такая девушка не создана для тихой деревенской жизни.
        Невольно залюбовавшись, как сестра, смеясь и болтая, непринужденно снует между гостями, Ева вдруг почувствовала себя ужасно одинокой, никому не нужной. Это было странное и незнакомое ей чувство. Ведь она привыкла к одиночеству и даже полюбила его. И уж во всяком случае, ей никогда и в голову не приходило этим тяготиться.
        Лорел всегда, сколько Ева помнила, отличалась завидной способностью мгновенно заводить себе друзей, в то время как для нее самой это было неразрешимой проблемой. И вовсе не потому, что в их краю ее сверстников можно было пересчитать по пальцам, да и то все они жили по крайней мере в двадцати, а то и больше милях от Мангунгу. Это-то как раз ничуть не смущало Еву.
        Она посмотрела на отца, большого, неуклюжего, похожего на добродушного медведя. Они всегда отлично ладили друг с другом. В их характерах было много общего, и Ева нежно любила его, любила даже его резкие манеры и грубоватую манеру говорить. Ласковая улыбка скользнула по ее губам, и Ева со вздохом отвернулась, позволив себе лишь на одно мгновение украдкой глянуть на Ланса Каландру, оживленно разговаривающего с хозяином дома.
        Как же ее раздражал этот человек! У него не хватило ума и деликатности даже скрывать ту жалость, которую он испытал по отношению к ней! А может, это все потому, что Лорел все время рядом и несходство двух сестер резко бросается в глаза? Как бы там ни было, но превосходство Лорел неоспоримо, и, хотя Ева, в общем-то, не страдала комплексом неполноценности, это постепенно начинало действовать ей на нервы. «Скорее всего, негодяй просто втихомолку посмеивается надо мной», - с горечью подумала она.
        Впрочем, Джеффа Ева тоже невзлюбила с первого взгляда. Но у того, по крайней мере, хватило мужества в открытую насмехаться над ней. Она подозрительно оглядела его с головы до ног и была вынуждена неохотно признать, что он дьявольски привлекателен. Худощавый, с непокорной гривой густых, белокурых волос, которые то и дело спадали ему на глаза, и смеющимися серыми глазами. Да уж, красоты ему не занимать, мрачно подумала Ева, и губы ее презрительно скривились. Настоящий дамский угодник! И надо же было такому случиться, что Джефф, который собирался сменить на проигрывателе пластинку, в этот момент как раз обернулся и перехватил ее угрюмый взгляд.
        Ева вспыхнула, поспешно отвела глаза в сторону, одним глотком допила то, что еще оставалось в чашке, и отставила ее. Сообразив, что сейчас самое время незаметно удалиться, она собралась было встать, как вдруг что-то будто ее толкнуло. Осторожно скосив глаза в сторону, Ева увидела нечто такое, отчего душа ее сразу же ушла в пятки. Оставив проигрыватель, Джефф явно направлялся к ней.
        Ева жалобно пискнула, ее сердце заколотилось как бешеное. Намерения Джеффа были ей совершенно ясны. Вне всякого сомнения, он собирался пригласить ее на танец. Но вовсе не потому, что умирал от желания потанцевать именно с ней! Ева подозревала, что Джефф затеял все это для того, чтобы не упустить возможность в очередной раз выставить ее на посмешище или сыграть с ней какую-нибудь злую шутку.
        Отточенный до автоматизма рефлекс самосохранения сработал безошибочно - Ева порывисто вскочила на ноги. Она молниеносно измерила расстояние до двери и краем глаза успела заметить, как он широко ухмыльнулся. Ослепительно блеснули белые зубы. Ладно, пусть смеется, мрачно подумала Ева, это можно пережить. Только пусть не рассчитывает, что она останется и, как глупая овца, позволит над собой издеваться.
        Приложив к стене ладони, вдруг неизвестно отчего ставшие холодными и чуть влажными от пота, Ева заставила себя оттолкнуться и шагнуть вперед. Больше на раздумья не было времени. Да и поворачивать назад было уже поздно. С независимым видом вздернув подбородок, она направилась мимо него, не спуская глаз с двери.
        Однако ее замыслу не суждено было осуществиться. Со смехом Джефф наклонился, быстрым движением вытянул вперед длинную руку и, словно крючком, зацепил ее за талию. Ева испуганно пискнула. Ноги девушки почти оторвались от земли, когда Джефф одним рывком привлек ее к себе.
        - Пустите! - вспылила она, забарабанив кулачками по его груди в безуспешной попытке вырваться. Ее глаза испуганно бегали по сторонам, избегая даже на мгновение остановиться на лице Джеффа, а оно, искаженное смехом, было так пугающе близко, что у нее екнуло и бешено заколотилось сердце.
        - Ну же, крошка, не будь такой жестокой! - насмешливо фыркнул Джефф.
        К этому времени их возня уже привлекла внимание и головы некоторых из приятелей Лорел повернулись к ним.
        - Я же хочу только потанцевать с тобой! - вкрадчиво прошептал он.
        - О Господи, это невыносимо! - Еве хотелось закрыть глаза, ничего не видеть и не слышать.
        Вокруг уже начали понемногу пересмеиваться. «Ну нет, - яростно вырываясь, подумала она, - будь я проклята, если доставлю ему это удовольствие!»
        - Оставь ее, Джефф! - с удивлением услышала Ева голос Пэм, вместе с которой Лорел снимала квартиру. Ее голос звучал довольно жестко. - Пойди лучше поищи кого-то другого, на кого действует твое неотразимое обаяние, вместо того чтобы валять дурака при всем честном народе!
        Джефф весело расхохотался, но Ева успела заметить, что от этого оскорбления дрогнуло его лицо и в нем появилась какая-то пугающая целеустремленность. Его руки железным кольцом стиснули ее талию.
        - Я уже нашел ее. И Ева наслаждается этим, верно, крошка? Просто немного ломается, вот и все.
        Еву охватила паника. Еще никто никогда не позволял себе так прикасаться к ней, тем более мужчина. От ужаса у нее все поплыло перед глазами. Сильные, мускулистые руки еще крепче прижали ее к твердой груди, но страх придал девушке силы. Сделав чудовищный рывок, она освободилась. Однако произошло это так внезапно, что Ева отлетела назад, словно выпущенный из пушки снаряд, и врезалась в кофейный столик. Стоявшие на нем чашки с грохотом разлетелись, разбиваясь, в разные стороны.
        Вслед за этим в комнате воцарилась гробовая тишина, прерываемая лишь редким насмешливым хихиканьем, которое в ушах перепуганной и смущенной Евы отдавалось похоронным звоном. Она с трудом обрела равновесие и поспешно выскочила из гостиной.



        Глава 3

        Выбежав на веранду, Ева остановилась и, схватившись дрожащими пальцами за деревянные перила, набрала полную грудь свежего ночного воздуха. С некоторым удивлением, а потом и недовольством она вдруг обнаружила, что и губы ее тоже дрожат. Что это, слезы? Такое невозможно! Господи, Ева даже вспомнить не могла, когда плакала в последний раз, так давно это было. А реветь из-за этого… этого… Да никогда! Она яростно заморгала и стиснула зубы.
        - На вашем месте, дорогая, я не стал бы проливать слезы из-за Джеффа, - мягко посоветовал за ее спиной чей-то голос. - Он этого не стоит, право слово, не стоит.
        На секунду бешеная ярость ослепила Еву. Помотав головой, она немного пришла в себя, а когда с глаз спала застилавшая их пелена, обернулась и лицом к лицу столкнулась с Лансом.
        - А я и не собиралась плакать! - крикнула Ева. - Плакать? Из-за кого?! Из-за этого придурка?!
        На веранде было так темно, что она видела лишь смутный силуэт Ланса. Серебристый свет луны выхватывал из темноты лишь длинные ноги, плотно обтянутые слаксами, да время от времени ярко вспыхивал кончик сигареты.
        Ни словом ни жестом не показав, что столь непочтительные слова о приятеле - «Право же, неужели Джефф его друг?» - хоть как-то задели его, Ланс спокойно курил.
        - Джефф просто расцветает, бедняга, - продолжал он невозмутимо, - когда может засчитать себе еще одну победу! Точь-в-точь как скряга, подсчитывающий, сколько звонких монеток он ссыпал в этом месяце в свой сундук! Джефф весь в этом. Привык, знаете ли, что девушки толпами кидаются к его ногам. Поэтому, когда вдруг появляется такая, которой и в голову не приходит последовать их примеру, для него это вроде оплеухи. И дело даже не в том, насколько она простовата или по крайней мере считает себя такой, и даже не в том, какой ее видит сам Джефф! Просто теперь он уже не успокоится, пока не добавит ее имя к списку своих жертв. Понимаете, для него это вроде охоты!
        - Вы что, и вправду считаете, что мне так уж хочется слушать, что вы тут рассказываете?! - Невероятным усилием воли Ева заставила себя говорить спокойно, хотя с трудом сдерживалась, чтобы не заорать прямо ему в лицо. Господи, да какое ей до всего этого дело? Зачем он лезет в ее жизнь, зачем терзает ее своей непрошеной жалостью?
        - Просто хочу быть уверенным, что вы не падете ему в ноги, как другие, вот и все. Разве этого недостаточно? Поэтому и решил заранее предупредить вас, что мужчины его склада похожи на ветер в мае. Искать в них откровенности или постоянства так же нелепо, как рассчитывать на то, что погода еще долго не переменится. К тому же он искренне не понимает, что может быть как-то по-другому. А если уж так случится, что вы в него влюбитесь, так Бога ради, по крайней мере не дайте ему этого заметить!
        Тут уж Ева не выдержала:
        - Влюбиться в него? Боже правый! Может, я и неуклюжая, как слон в посудной лавке, но, что касается душевного равновесия, будьте спокойны - я незыблема, как скалы Гибралтара! И даже если бы я была способна влюбиться в мужчину - Господи помилуй! - я не выбрала бы его, будь он единственным на земле мужчиной! Ненавижу его, ненавижу!
        Ланс наклонился, при этом его высокая фигура на мгновение выплыла из тьмы, и одним щелчком отправил куда-то в темноту сада окурок сигареты. Свет луны упал на лицо Ланса, и Ева оцепенела, заметив, что его твердые губы изумленно скривились.
        - Думаю, не ошибусь, если осмелюсь предположить, что даже вам известна пословица
«От любви до ненависти один шаг»? Но если она оправдается и в вашем случае, то проблем не оберешься.
        - Да уж! - ядовитым тоном процедила Ева. - Не могу не согласиться! Особенно если учесть, как я ненавижу вас обоих! - Бросившись в сторону, она увидела, как он отшатнулся, и поймала себя на том, что невольно старается следить за собой.
        Смех Ланса подтвердил, что он тоже догадался об этом. И Ева вдруг поняла, чем его смех отличается от смеха Джеффа. В нем не было и намека на насмешку или желание унизить, скорее добродушная радость оттого, что именно за ней осталось последнее слово. Это заставило ее слегка вздрогнуть.
        Она уже собиралась уйти, как вдруг он шагнул к ней:
        - Куда это вы убегаете? Торопитесь дописать еще одну главу вашей саги о легендарном Манг… Манг-гунг-гу?
        Странное дело, стоило ему только упомянуть о ее книге, как волшебство мгновенно рассеялось. Ева съежилась, снова ушла в себя. И все же не могла не засмеяться, когда услышала, как он забавно запнулся, выговаривая непривычное для него название.
        - Мангунгу, - сказала она и, обернувшись, заметила на его лице удивление. - Что? Что-нибудь не так?
        - Нет, - медленно покачал головой Ланс. - Просто мне пришло в голову… Вам стоило бы почаще это делать.
        - Делать чаще? - не понимая, повторила она. - Но что? Что «чаще»?
        - Смеяться. У вас очаровательный смех, и, если не ошибаюсь, это первый раз, когда вы позволили мне его услышать.
        Ей ничего не оставалось, как захлопать от растерянности глазами. Ее смех очаровательный?! Вот это да! Но прежде, чем Ева смогла найти в себе силы открыть рот, чтобы выяснить, что он имеет в виду, Ланс продолжал:
        - А теперь объясните мне ради Бога, что я сказал такого смешного?
        И очарование опять вмиг рассеялось. Слова Ланса, засевшие у нее в голове, были мгновенно забыты, поскольку разговор опять коснулся того единственного предмета, который всегда занимал ее мысли.
        - Манг-гунг-гу! - с лицемерным видом передразнила она.
        Ланс пожал плечами:
        - Ну что же, ничего удивительного! Само собой, все эти маорийские словечки не так привычны для моего языка. Что тут странного? В конце концов, я прожил здесь всего пару недель!
        - И, держу пари, услышали о существовании этого самого Мангунгу тоже пару недель назад, верно?
        - Угу. Только тут вы попали пальцем в небо. Я уже давным-давно интересуюсь этой страной.
        - Что ж, тогда вы с таким же успехом можете обратить свой интерес на какую-нибудь другую страну, которая этим будет только польщена, - фыркнула Ева. Точнее сказать, сердито проворчала, потому что все ее добродушие к этому времени уже улетучилось. - Нам тут, знаете ли, не очень-то по душе, когда самодовольные янки приезжают швырять свои паршивые доллары направо-налево, если это, конечно, не туристы. Мы слишком много видели таких, которые собирались скупить на корню все наши пляжи, острова - да что там! - целые куски побережья и даже озера, и все только для того, чтобы выколачивать звонкую монету из туристов, нещадно эксплуатируя красоту этой страны. Послушайтесь доброго совета: уезжайте! И постарайтесь понять - у вас нет ни малейшей надежды заработать таким недостойным образом хотя бы цент!
        - Н-да… Это что-то вроде «Янки, янки, проваливай, откуда пришел! Ты нам не нужен, а вот от денежек твоих мы не откажемся»? - ухмыльнулся Ланс.
        - Кто это вам сказал такую глупость? - возмутилась Ева.
        - Лорел, конечно. Должен сказать, она куда более практична в таких вещах, чем вы или ваш батюшка. Но вам нечего бояться. Поверьте, далеко не каждый американец так уж мечтает выколачивать деньги из ваших прекрасных островов! Забудьте об этом. Лучше расскажите мне о книге, которую вы пишете об этом вашем Ман…
        Ева терпеливо повторила по слогам трудное для него слово.
        - Почти так же, как вы произнесли его первый раз, только немного быстрее, и «а» на конце немного мягче, понимаете? А то, как вы разделили его на слоги, больше похоже на китайский язык, чем на маори.
        - Мне осень заль.
        - Да, держу пари, - сухо согласилась она, подозревая, что теперь он над ней смеется.
        - Ладно, Бог с ним! Расскажите мне о вашей книге.
        Ева покачала головой:
        - Вам вряд ли это будет интересно.
        - А вы попробуйте, - не отступал он.
        Ева с подозрительным видом уставилась ему в лицо, стараясь понять, что им движет: обычная вежливость или попытка найти способ хоть как-то рассеять скуку? А может, просто хочет удовлетворить пустое любопытство? В конце концов, искренне интересуется или нет? А впрочем, кто знает? Однако, каковы бы ни были его мотивы, она не смогла остаться равнодушной. Его интерес, настоящий или притворный, невольно растревожил ее. И все же Ева отрицательно покачала головой.
        - Если вам скучно, пойдемте, я покажу, где библиотека. Поверьте, у нас с папой неплохое собрание книг… Конечно, если вы любите читать, - язвительно добавила она.
        - Конечно.
        - И потом, я все равно собиралась туда. Мне нужна одна книга.
        Комната, которую Ева гордо именовала библиотекой, отец считал кабинетом, при этом кокетливо называя его берлогой. Именно здесь он обычно работал - занимался всякой канцелярщиной, необходимой даже человеку, живущему в сельской глуши, если он работает на ферме. Ежемесячные отчеты, записи, счета, письма, прочие документы и просто кипы чистой писчей бумаги лежали сравнительно аккуратными горками или громоздились в полном беспорядке по углам письменного стола. Полки, покрывавшие три стены комнаты, были набиты битком и порой даже гнулись дугой под тяжестью книг.
        По какой-то ей самой непонятной причине Ева обожала проводить время в этой комнате. Иногда просиживала здесь весь вечер в полном одиночестве. Солнце, которое по утрам загораживали угол дома и крыша веранды, перед закатом беспрепятственно заливало комнату лучами, проникая внутрь сквозь огромное окно и растекаясь золотыми лужицами по ковру. На этом ковре, обложившись книгами, Ева любила лежать, любовно перелистывая страницы, то пожелтевшие от старости и покрытые пылью, то совершенно новые, еще пахнувшие типографской краской.
        Довольно часто она же прибиралась здесь, вытирая тряпкой пыль со старых кресел и наводя порядок на отцовском столе, утопающем в грудах документов, от тяжести которых, казалось, подгибались его ветхие ножки. Ева неизменно раскладывала аккуратные стопки, ничуть, впрочем, не сомневаясь, что через день или два все здесь примет тот же самый вид.
        - Очень впечатляет, - пробормотал Ланс, окинув взглядом полки, где, тесно прижавшись друг к другу, мирно уживались романы и словари, стопки «Ридерз Дайджест», классические романы и энциклопедии, географические атласы и целое собрание книг, посвященных истории Новой Зеландии.
        - И мама и отец всегда увлекались книгами. Согласитесь, здесь, в тихой сельской глуши, это проще, чем в городе. Ведь там, даже если любишь читать, вряд ли найдешь для этого время, правда? Папа до сих пор член местного клуба книголюбов. Эти книги он собирал всю свою жизнь.
        - Н-да… Можно запросто открыть библиотеку для местных жителей Хореке. - Он произнес «Хореке» с теми же самыми интонациями, с которыми сказал бы «Канзас».
        Но Ева только улыбнулась, даже не думая его поправлять:
        - У большинства из них есть свои библиотеки, причем гораздо больше этой. У нас тут принято считать книги важной, практически неотъемлемой частью жизни. Среди людей, живущих в районе Хокианги, немало писателей.
        - Может, в один прекрасный день вы увидите на этих полках и свою книгу? - сказал Ланс, окидывая взглядом комнату. - А эти ваши местные писатели… Их тоже интересует история Хокианги?

«Слава Богу, по крайней мере на этот раз выговорил правильно!» - подумала Ева.
        - Кое-кого - конечно, - ответила она. - Ведь Мангунгу, в сущности, очень маленькое местечко, хотя по какой-то странной иронии судьбы именно здесь происходило множество интереснейших исторических событий. И это делает его достойным стать темой исторического исследования.
        - А то историческое событие, о котором вы упомянули, - Договор Вайнтанги - одно из них?
        Ева кивнула:
        - Да, он был окончательно подписан именно здесь губернатором Хобсоном, вождем племени маори, которое жило в этих местах, Муриваи и другими вождями Нгапуги спустя шесть дней после его первоначального подписания в Вайнтанги.
        Слушая, Ланс внимательно вглядывался в карту побережья Хокианги и близлежащих районов - потрепанная, пожелтевшая от старости, она висела на стене, прикрытая от пыли стеклом.
        - Вот это Мангунгу, а в четырех милях отсюда Хореке. - Ева ткнула пальцем в названия и кружки, разбросанные тут и там по карте вдоль прихотливо изрезанной линии побережья. Ее палец остановился в самой сердцевине Хокианга-Хедс, где, по преданию, высадились первые племена маори, приплывшие с Гавайских островов, и сообщила: - Эти-то первые маорийцы позже и стали называть побережье Аотеа-Роа.
        Возможно, благодаря искренней заинтересованности Ланса, а может, потому, что он задавал множество вопросов, она только спустя некоторое время поняла, что каким-то непонятным образом ему удалось вытянуть из нее весь сюжет ее будущей книги. Ева рассказала о том, как в этих местах появились первые поселенцы и миссионеры, как они высадились на берег вдоль Северного побережья, омываемого Тихим океаном, и вдоль побережья Хокианга со стороны Тасмании… И как и всегда, заговорив о Мангунгу, быстро забыла обо всем остальном. При этом куда-то исчезла ее молчаливая сдержанность, слетела суровая маска, под которой она давно научилась прятать свою ранимую душу. Сейчас Ева казалась ребенком.
        - Мангунгу появился на месте первой методистской миссии в Новой Зеландии, - с жаром сообщила она. - В 1863 году эта миссия, просуществовав всего тридцать шесть лет, была закрыта. Церковь тоже закрыли, а общину распустили. Раковины каури, из которых церковь была сложена, увезли и позже использовали для постройки коттеджей в Кохукоху. Это как раз на другой стороне побережья. - Она ткнула в это место на карте. - Одно из зданий миссии в Мангунгу морем переправили в Онехунга в Окленде. Говорят, оно до сих пор считается самым старым и самым известным зданием в тех местах. А здесь остались только мемориал в память методистской миссии да старый-престарый колокол, который когда-то был снят с корабля и повешен на церковной колокольне.
        - И все это находится на вашей ферме?
        - О да! Памятник стоит на холме, лицом к побережью. Вы не могли его не заметить, когда проезжали по дороге.
        - Боюсь, не заметил. Может, как-нибудь вы мне его покажете?
        - Конечно. Почему бы и нет, раз вам это интересно? - Даже толстые стекла очков не могли скрыть восторженного сияния ее глаз. Предубеждение, которое Ева испытывала при одном виде этого человека, мало-помалу исчезло.
        - Мне и правда очень интересно, - заверил ее Ланс. - Ваш отец рассказывал мне, что вы расспрашивали старейших жителей в этих местах.
        - Да. Знаете, сколько чудесных историй знают старики маори? Ведь многие из них ведут свою родословную от знаменитых вождей и военачальников древности, а остальные прекрасно помнят рассказы своих отцов, дедов, прадедов. Вы, может быть, не поверите, но маори замечательные рассказчики. Если хотите, я познакомлю вас кое с кем из них. То есть, - спохватилась Ева, - если вам интересно…
        Но прежде, чем он нашелся, что ответить, кто-то вихрем ворвался в библиотеку. Оторвавшись от старинной карты, они дружно обернулись. Перед ними стояла Лорел. Уставившись на них широко распахнутыми от изумления глазами, она на секунду замерла, но быстро овладела собой.
        - Так вот ты где, Ланс! - воскликнула Лорел. - А я-то повсюду тебя ищу! Привет, Ева! Я-то думала, ты давным-давно в постели. Хотя могла бы и догадаться, что ты не упустишь случая похвастаться перед Лансом. Должно быть, замучила беднягу до смерти своими бесконечными славословиями историческому прошлому нашего Мангунгу.
        - Вовсе нет, - мягко перебил ее Ланс. - Мне и вправду интересно, так что я сам, можно сказать, завел этот разговор. И не пожалел. Ева рассказывает так, что можно заслушаться.
        - О да, безусловно, когда речь заходит о Мангунгу! О нем она может говорить часами, - согласилась Лорел.

«То есть ни о чем другом я попросту не смогу связать и двух слов?» - грустно подумала Ева. И вдруг почувствовала, как ею понемногу овладевает страх. А что, если Лорел права? Вдруг со мной просто не о чем разговаривать? Даже тому, кто родился и вырос здесь, в Новой Зеландии. Что ж тогда говорить о тех, кто приехал из Штатов? Да еще из самого Голливуда - Мекки современного киноискусства!
        И в ее душе снова закопошились неясные подозрения. А что, если Ланс, который не мог не заметить, с каким наслаждением над ней издевался Джефф, просто сжалился над бедной дурнушкой и решил хоть как-то вызвать ее на разговор, но, к сожалению, быстро понял, что сделать это можно, лишь заставив ее оседлать любимого конька - то есть заговорить о Мангунгу? И вот этот несчастный, умирая от скуки и проклиная свою судьбу, покорно слушал, как она заливалась соловьем.
        Представив такую сцену, Ева оцепенела от стыда. В ушах раздался похоронный звон. Больше всего в эту минуту ей хотелось бы провалиться сквозь землю. Так несвойственное ей оживление вдруг куда-то пропало. Словно испуганная устрица, она захлопнула створки своей раковины и с прежней подозрительностью уставилась на Ланса Каландру. Ей показалось, что исполинская волна, поднявшись до небес, обрушилась на выходящую в море дамбу и с оглушительным грохотом рассыпалась по песчаному берегу, потом еще и еще раз, только с каждым разом все страшнее и страшнее.
        - Ну что ж, раз так, может, мне будет позволено оторвать тебя от столь увлекательного рассказа и не менее пленительной рассказчицы хотя бы на несколько минут? Мне нужно кое-что тебе показать, - вкрадчиво промурлыкала Лорел.
        - А подождать это не может?
        - Нет, - непререкаемым тоном заявила Лорел.
        - Но мы с Евой…
        - Забудьте об этом! - вмешалась Ева. - Ступайте с Лорел. Тут она не ошиблась - я на самом деле чуть не заговорила вас до смерти. Ужасная привычка, но Лорел обычно не стесняется вернуть меня с небес на землю. Такая уж я уродилась - не успокоюсь, пока не получу щелчок по носу. Да и вообще, мы, новозеландцы, люди прямые и не тратим время на всякие церемонии. К тому же если честно, то я ужасно устала. Самое время отправиться в постель. - Подавив в себе желание сбежать, как она сбежала из гостиной, Ева решительно повернулась к ним спиной и направилась к выходу. Поднявшись по лестнице, вошла прямо в спальню.
        Больше всего ей хотелось надавать самой себе пощечин. Боже, какая непроходимая дура!
        - Впрочем, так ему и надо! - вслух проворчала она. - Сам напросился! Но больше… больше никогда! Будь я проклята, если еще хоть раз позволю кому-нибудь из этих… этих застать меня врасплох, пусть для этого придется торчать Бог знает где, пока последний из них не выкатится отсюда! Уж лучше так, честное слово!


        Было всего около половины пятого утра, когда Ева проснулась, как от толчка. Пронзительный звон будильника вырвал ее из сладкой, предутренней дремоты, разорвав тишину и заставив открыть глаза. Так происходило почти каждое утро. Звонок всегда раздавался в одно и то же время, но никогда еще не случалось, чтобы он ее испугал. Рука Евы безошибочно нащупала будильник и одним молниеносным движением ладони заставила его умолкнуть. Снова воцарилась благословенная тишина. Испустив довольный вздох, Ева опять зарылась лицом в подушку. Но, позволив себе понежиться лишь пару минут, резко откинула одеяло, спустила ноги с кровати. Привычно поискала глазами старые джинсы, свитер и быстро натянула их на себя, потом нашла в шкафу чистые носки.
        Одевшись, она умылась, набирая полные пригоршни ледяной воды и с наслаждением плеская ее в лицо. Затем расчесала волосы, стянула их в привычный узел на шее и сбежала вниз по лестнице, на кухню, где нос к носу столкнулась с отцом. Тот, тоже умытый и причесанный, суетился у плиты. Чайник уже весело кипел, а в духовке аппетитно подрумянивались тосты с луком и сыром.
        - Доброе утро, дорогая!
        Ева с удовольствием втянула носом восхитительные запахи, витающие по кухне, однако нахмурилась:
        - Мне казалось, сегодня я побила все рекорды - умылась и оделась почти мгновенно, и все равно…
        - Знаю, что ты имеешь в виду, когда говоришь об умывании, дорогая…
        - Па, почему? - перебила она. - Как бы рано я ни встала, ты все равно уже здесь, успеваешь поставить чайник, сделать тосты, а после ухитряешься управиться с дойкой раньше меня и приготовить завтрак? Хоть разок проспал бы или хотя бы чуть-чуть припозднился с утренней дойкой! По-моему, я еще никогда не готовила завтрак!
        Джо расхохотался:
        - Не волнуйся, дорогая, сегодня твое заветное желание исполнится! У меня нет ни малейшего желания готовить завтрак для целой банды, да еще после дойки!
        - И у меня тоже. - Ева вдруг вспомнила торжественную клятву, которую дала себе накануне перед тем, как отправилась в постель. - Буян с ума сойдет, если я не выведу его погулять, как обычно. И потом, я должна тебе помочь? Так что отправимся вместе.
        Джо тяжело вздохнул:
        - Видишь ли, Ева, сегодня у меня дел по горло. Раньше вечера я вряд ли вернусь. Сама знаешь, необходимо починить изгородь, иначе она не сегодня-завтра упадет. Впрочем, могу держать пари, Лорел и ее компания тоже не станут сидеть дома. Скорее всего, возьмут лодки и отправятся к кому-нибудь в гости.
        Ева разлила кофе, пока отец извлекал из плиты противень с тостами. Горячий сыр аппетитно пузырился на поджаристых ломтиках хлеба.
        - Не могу сказать, что мне по душе компания, которую Лорел притащила с собою на этот раз. Хотя, даже если бы они мне нравились, я не стала бы выплясывать вокруг них целый день. У нас других дел невпроворот…
        - Послушай, дорогая, но никто же не требует, чтобы ты работала как вол! Я - это другое дело, а тебе полезно иной раз сделать передышку и немного повеселиться. А кстати, что ты имеешь против приятелей Лорел? Мне они показались славными ребятами. Веселые, умеют оценить хорошую шутку… не то что некоторые надутые индюки, которые ходят будто аршин проглотили! Вспомни тех, которые приезжали прошлый раз. Эти мне больше понравились - постарше, зато и поумнее. Ничуть не сомневаюсь, ты могла бы весело провести с ними время. Взять хотя бы этого молодого американца…
        - А я думала, ты недолюбливаешь американцев. - Ева насмешливо сморщила носик. - Как ты их всегда называл? Несносные хвастуны и еще…
        - Все, Ева, хватит! Достаточно!
        - На сей раз ты, по-моему, неплохо поладил с этим - как его? - Лансом…
        - Да. Так оно и есть.
        - Он что, так сказать, исключение из общего правила? - съехидничала Ева, почувствовав, что отец хочет увильнуть от разговора.
        - Не пытайся меня подловить, юная леди! И прекрати изображать из себя эдакий синий чулок, что передо мной, что перед приятелями Лорел, иначе ты у меня получишь! Поняла, дорогая? - Джо протянул ей тарелку.
        - Буду вести себя как сочту нужным! - упрямо пробурчала дочь.
        - Ева!
        - Хорошо, хорошо, уговорил! Но это не значит, что я должна проводить с ними время, понятно? Не собираюсь служить им мишенью для острот. А если уж им так нужно делать из кого-то дурака, пусть поищут для этой цели другого!
        - Девочка, ты ведь и сама знаешь, в чем твоя беда, верно? Слишком уж ты застенчивая, слишком чувствительная и вечно витаешь в облаках вместо того, чтобы твердо стоять обеими ногами на земле. Жизнь - не книги, Ева! И тебе это надо хорошенько понять, не то в один прекрасный день неминуемо упадешь с небес на землю, что, уверяю, очень больно! Постарайся ничего не выдумывать, просто живи, как живется.
        - Да при чем тут мое воображение? - возмутилась она. - Этот наглец Джефф все время выбирает меня для своих дурацких шуток, а Ланс при этом жалеет до тошноты! Но, представь себе, я терпеть не могу ни когда меня выставляют перед всеми полной дурой, ни когда жалеют, словно скудоумного щенка! Это хуже всего, папа! И вообще, если хочешь знать, мне нет до них никакого дела. Вот так-то!
        - Тогда из-за чего поднимать такой шум? Зачем стараться не попадаться им на глаза?
        - Ох, папа, ну для чего в этом копаться, выспрашивать, зачем да почему? Честное слово, мне меньше всего хотелось бы, как ты говоришь, «шума». Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда к нам приезжают, и особенно незнакомые люди! Ради чего надо толкаться и лезть из кожи вон, стараясь их развлечь? По-моему, просто суеты будет меньше, если я буду держаться в стороне. Так что, если ты не возражаешь, я лучше потихоньку улизну и постараюсь не показываться на глаза, пока они все не уберутся отсюда.
        - Возражаю. Ты уже достаточно взрослая, чтобы понять: нельзя же до седых волос чуть что убегать из дома и прятаться от людей. Впрочем, в этом я, наверное, сам виноват. Не надо было во всем тебе потакать, тогда, глядишь, ты давным-давно избавилась бы от такой ужасной привычки. Теперь тебе почти двадцать лет. Пришло время вести себя как все люди.
        - Хочешь сказать… ты имеешь в виду, что не позволишь мне сегодня поехать с тобой?
        - Вот именно!
        - Но, папа…
        - И слушать не желаю! Делай, как я сказал!
        На лице Евы появилось давно знакомое отцу выражение упрямства. Было похоже, что она вот-вот вспылит. И уже открыла рот, чтобы продолжить спор, но Джо сделал вид, что ничего не замечает, и налил себе вторую чашечку кофе.
        - Ну хорошо! - Ева вскочила из-за стола и трясущимися от негодования руками собрала грязную посуду. Чашки и тарелки издали протестующий звон. - Можешь радоваться, сегодня я, так и быть, не поеду с тобой! Но не рассчитывай, что я отправлюсь вместе с Лорел и ее компанией! Возьму Буяна и пойду гулять. Буду считать, что сегодня у меня выходной!
        Она с грохотом опустила грязную посуду в раковину и захлопнула за собою дверь, оставив Джо размышлять, проявил ли он достаточно такта в столь деликатной ситуации. А если нет? Он поежился. Отец знал свою дочь - порой она бывала на редкость упряма.


        Сопровождаемая двумя дюжими псами, Джошем и Кингом, трусившими вслед за стареньким мотороллером, который, как правило, без каких-либо проблем взбирался на склоны холмов благодаря тому, что его двигатель давным-давно сменил гораздо более мощный мотор, Ева обычно довольно быстро сгоняла коров в стадо. Вот и теперь она буквально за несколько минут собрала их в отгороженном участке, где они с отцом их доили.
        К тому времени, когда последняя корова вошла в загон, почти рассвело. Погасли огоньки в Кохукоху - крохотном городишке на противоположном берегу залива. Первые лучи солнца окрасили небо в нежно-розовый цвет, и Ева, как всегда, порадовалась, что ей ничто не мешает любоваться восходом, благо, в отличие от западной, горной, части побережья, восточная простиралась равниной до самого горизонта. И вдруг из розовато-серых облаков на землю хлынул золотой дождь, исчертив сверкающими полосами берег, обрызгав листья деревьев. На один волшебный миг весь мир вокруг, казалось, застыл в очаровании.
        - Сегодня мы тут не задержимся, - проговорил Джо, побренчав полупустым ведром, в которое выдаивал коров.
        - Слава Богу! Когда они все разом начинают доиться, мне кажется, что я от усталости вот-вот упаду!
        По губам отца скользнула усмешка.
        - Неужели? А ведь после дойки еще полно и других дел, не сядешь сложа руки.
        - Знаю, но я, по крайней мере, должна хоть немного перевести дух. Папа, ну почему ты не хочешь нанять кого-нибудь, кто помогал бы нам с делами?
        - Послушай, Ева, сколько раз тебе повторять? У нас на это нет денег. Ты только посмотри, во что превратился коровник! Его давным-давно пора ремонтировать, да и новый доильный аппарат нам тоже не помешал бы! Это все куда нужнее, чем наемный работник.
        Джо ловко смотал веревку, которой спутывал ноги коровам прежде, чем приниматься их доить, и быстро распахнул ворота. Стадо неторопливо потянулось из загона.
        Ева в который раз глянула на плачевного вида коровник и пока еще работающий доильный аппарат, который мог сломаться в любую минуту. Между тем стадо увеличивалось с каждым годом, работы все прибавлялось, а управляться приходилось все той же старенькой доилкой. С каждым разом это отнимало все больше и больше времени. Конечно, что говорить, если бы у них были деньги построить новый, просторный коровник и обзавестись современным аппаратом, это сэкономило бы кучу времени.
        Она постаралась не думать о том единственном решении проблемы, которое видел отец, поэтому занялась привычными хлопотами: помыла доилку, окатила водой из шланга земляной пол, продезинфицировала его и снова окатила струей воды.
        Когда с уборкой было покончено, а насос вместе со шлангом убраны на место, Ева разогнула усталую спину и с наслаждением потянулась. Теперь можно было немного передохнуть, прежде чем перейти к другим делам.
        - Ладно, подоим их еще раз на ночь, хотя, честно говоря, я считаю это напрасной тратой времени, - вздохнул Джо. Эти слова были своего рода ритуалом - все равно что трубка, которую он традиционно выкуривал вечером, когда с работой было покончено.
        На его громоздкой фигуре, как обычно, топорщились старые-престарые брюки. На ногах кривились такие же древние ботинки, уже насквозь промокшие от росы, пролитого молока и жидкой грязи. Рукава распахнутой на шее рубашки были закатаны до локтей. Среди нескольких вещей, к которым он так никогда и не смог привыкнуть, были длинные рукава. Джо молча бесился, когда они закручивались у него вокруг запястий, и еще больше выходил из себя, когда замечал, что то же самое происходит и у других. Он искренне не понимал, как мужчины без малейшего раздражения терпят подобное неудобство.
        - А завтра утром дойку можно и пропустить. Посмотрим, что будет к вечеру… Нет, ты только взгляни, чем занялись эти проклятущие псы!
        Неподалеку на выгоне Джош с Кингом, захлебываясь восторженным лаем, гоняли коров. Большинство из них, стельные, не могли убежать и поэтому превратились в восхитительные игрушки для двух здоровенных псов. Ухватив зубами хвост очередной беспомощной коровы и повизгивая от радости, они принялись тянуть ее за собой.
        При виде этого зрелища Ева расхохоталась. Бедняжка! Только подумать, какое унижение ей приходится испытывать! И от кого? Каких-то собак, существ чуть ли не вдесятеро меньше самой коровы! Впрочем, даже сбившись в плотное стадо, эти вечно жующие жвачку животные абсолютно беспомощны перед парой хитрых псов, быстрых как молнии и куда более их сообразительных.
        Услышав резкий окрик Джо, Джош и Кинг прекратили свои издевательства и с невинным видом уставились на хозяина.
        - Немедленно убирайтесь, вы, негодяи! А ну марш отсюда! Кому говорят?
        Уныло повесив головы и поджав хвосты, собаки убежали.


        До самого вечера Ева, как и собиралась, весьма успешно избегала общества приятелей Лорел. Проведав, что вся компания уплыла на лодках вдоль побережья, она даже решилась пойти в дом поесть. Успела подкрепиться и во второй раз, сразу после того, как было покончено с вечерней дойкой.
        А теперь Джо отправился кормить свиней. Он всегда решительно отклонял все попытки дочери помочь ему и в этом деле, и где-то в глубине души Ева была отцу благодарна. Даже на почтительном расстоянии омерзительное зловоние, душным облаком поднимавшееся над хлевом, где содержались свиньи, сжимало ей горло. Еве достаточно было только увидеть, как свиньи со свирепым хрюканьем и утробным урчанием, пыхтя и отталкивая друг друга, чуть ли не по самые уши влезали в кормушку, и ее сразу же начинало тошнить.
        Вот и сейчас она наблюдала издалека, как отец сновал от одной свиньи к другой, разделенных крепкими дощатыми перегородками, разнося дымящееся пойло. Плеснув в кормушку, он тут же отходил, а животное немедленно погружало пятачок в похлебку. Забавно, но чуть ли не каждая свинья время от времени поднимала морду, чтобы свирепым визгом и ударом клыков отогнать соседку, если та вдруг вознамеривалась сунуть нос в ее кормушку, а потом, вылизав дочиста собственную, в свою очередь, просовывала голову в щель между досками и с интересом заглядывала в чужую.
        В это время толстенькие поросята с визгом путались под ногами у Джо, норовя боднуть его самого, а еще лучше - ведро, которое он держал в руках. Видимо, занятие это им казалось настолько восхитительным, что все они, как один, думать забыли о еде, хотя горячая похлебка уже дымилась в их мисках.
        Вдруг один из них, очевидно потеряв терпение или просто от природы не отличавшийся покладистым нравом, разразился таким пронзительным визгом, что Ева невольно расхохоталась - в эту минуту он до смешного напоминал заласканного, донельзя избалованного ребенка, которому вдруг в чем-то осмелились отказать. И неожиданно для себя она подумала, что изысканные манеры или, точнее, их полное отсутствие у этих капризных толстячков напоминают ей некоторых представителей человеческого рода - то же неумение или нежелание ждать, та же жадность и, увы, точно такая же черная неблагодарность.
        Ева смеялась до слез, когда пронзительно визжащий поросенок, убедившись, что на его отчаянные вопли никто не обращает ни малейшего внимания, быстро избрал иную тактику. Отойдя на несколько шагов, он с воинственным визгом вдруг атаковал ничего не подозревавшего Джо сзади. Но естественно, скандалист не добился ничего, кроме увесистого тумака да нескольких цветистых выражений в свой адрес.
        - В жизни ничего подобного не наблюдала, - смахивая с ресниц слезы, с трудом пробормотала она, когда отец подошел к ней. - Впервые вижу такого безобразника!
        - И в последний, - угрюмо буркнул Джо. - Держу пари, в следующий раз этот парень подумает, прежде чем устроит такой переполох! Вот дрянь паршивая! Вонючка!
        - Угу! Запах от них что надо! - В это мгновение налетевший ветерок донес до них ароматы свинарника, и Ева выразительно сморщила нос. И тут же со смехом отпрянула в сторону от пустого ведра, которое отец угрожающе занес над ее головой.
        - Черт! Пожалуй, будет лучше, если я оставлю сапоги здесь и переоденусь прежде, чем вернусь в дом. Да и ванну, пожалуй, не мешает принять. Не то Гленда сбежит в ту же минуту, - хмыкнул он.
        - Гленда? - тупо повторила Ева.
        - Да. Ты, кстати, много потеряла, что не пришла завтракать вместе со всеми. Вот была потеха! Представляешь, она вдруг ворвалась в столовую в одной ночной рубашке, с волосами, накрученными на бигуди, до самых ушей намазанная этой смешной белой мазюкалкой, которую женщины часто оставляют на лице до самого утра! И завопила, что какая-то пакость плавает в раковине, причем клялась и божилась, что проклятая тварь попала туда из крана! Это было зрелище!
        - И что ты ей сказал?
        - Что, скорее всего, так оно и есть, потому что воду в дом мы качаем из специальных баков, которые стоят на воздухе открытыми, и в них, само собой, может попасть все, что угодно. Бедняжка! Ты бы видела выражение ее лица! Она потом не могла без содрогания смотреть, как мы пьем кофе. А уж свою чашку чуть ли не на свет разглядывала. Потом объявила, что с этого дня будет пить одно молоко. Но думаю, пожалела об этом после первого же глотка. Да и ночная рубашка почему-то упорно пыталась съехать у нее с плеч, ей приходилось то и дело ее подтягивать. Так что выбор у нее теперь невелик: либо молоко от наших коров, либо бутылочное, которое можно получить только в Окленде.
        - Боюсь, так она долго не протянет, - с невеселым смешком констатировала Ева.
        - Если у нее хватит терпения недельки на две, - захлебываясь от смеха, проговорил Джо, - клянусь, она заслужит золотой медали размером с суповую миску!
        - Насколько я понимаю, Джефф теперь немилосердно подшучивает над ней? - Ева скорчила насмешливую гримаску, и отец с хохотом кивнул. - Что ж, вот теперь мне и вправду ее жаль! Да, терпение ей понадобится. Но если она продержится две недели, я сама повешу ей на шею такую медаль!


        На следующее утро коров было решено не доить, но Ева все равно по привычке проснулась так же рано. Умывшись и причесавшись, она натянула теплый свитер, поверх него кожаную куртку и спустилась в прачечную, где сохли ее сапоги. Затем, выйдя из дома, зашагала к псарне, где жил ее любимец Буян - огромный, симпатичный рыжий сеттер.
        Услышав ее шаги, пес нетерпеливо заскулил. Ева улыбнулась и издала гортанный смешок, скорее подходящий девушке с горячим, чувственным нравом, чем ей.
        - Привет, Буян! - крикнула она, и в ответ сеттер залился нетерпеливым лаем. - Эй, только не так громко! Разбудишь всю округу!
        Наклонившись, Ева нащупала карабин, удерживавший пса на цепи. А тот в нетерпении извивался всем телом, оглушительно стучал по полу хвостом и, улучив момент, когда девушка зазевалась, лизнул горячим языком ее щеку. Отстегнув карабин, Ева шутливо отпихнула собаку в сторону и тут же ойкнула, потому что она, обезумев от восторга, чуть не опрокинула ее навзничь.
        - Буян, негодяй ты этакий, прекрати немедленно!
        Отскочив, пес разразился оглушительным лаем, но, немного успокоившись, неторопливо вернулся к хозяйке. Эти утренние прогулки доставляли ему ничуть не меньше удовольствия, чем самой Еве. Если какое-нибудь неотложное дело мешало ей появиться в обычное время, она бежала к псарне со всех ног, зная, что, поджидая ее, Буян уже тоскливо воет, беспомощно уронив голову на вытянутые лапы. В таких случаях он приветствовал ее менее бурно, чем всегда, но с какой-то неизъяснимой, пронзительной нежностью, ощущаемой в каждом его движении.
        - Буян, милый! - Ева зарылась лицом в мягкую, пушистую шерсть. - Что бы я без тебя делала? Просто не знаю!
        Пес опять оглушительно залаял и лизнул ее в щеку, а потом, как не раз уже делал, осторожно прихватил зубами за рукав и тихонько дернул, словно напоминая, что было бы неплохо немного прогуляться.
        Рассмеявшись, Ева выпрямилась:
        - Ладно, ладно, идем!
        Они наперегонки сбежали вниз по тропинке, которую оба хорошо знали, - она огибала коровник и скрывалась между деревьями. День выдался пасмурный. Солнце не показывалось из-за туч, свежий утренний ветерок быстро разрумянил щеки девушки и шаловливо играл растрепавшимися прядями ее волос.
        - Буян, - запыхавшись, крикнула она, - постой! Я больше не могу! - И, с размаху бросившись на землю, вытянулась на траве, полной грудью вдыхая ее восхитительный запах.
        Вдруг горячее дыхание Буяна коснулось ее щеки. Он нетерпеливо засопел и ткнулся в нее носом.
        - Ладно, ладно, беги, купайся, раз уж так хочется. Ступай! - Шутливо оттолкнув его, Ева перевернулась на спину и закинула за голову скрещенные руки.
        Спустя какое-то время она села, обхватив руками колени, и стала с улыбкой вслушиваться в доносившийся до нее через дорогу громкий плеск. Это Буян, плюхнувшись в воду, наслаждался купанием. Дорога тянулась вдоль берега Хокианга и, попетляв между холмами, скрывалась вдалеке.
        Задумчиво глядя, как утренний ветерок покрывает рябью воду, Ева рассеянно думала о том, каким прекрасным, тихим и мирным выглядит все вокруг. Земля, на которой она сидела, была еще влажной от утреннего тумана, но она не замечала этого, да и давно уже привыкла к такой сырости. В этот ранний час воздух был наполнен ароматами свежевспаханной земли, запахами сосен, соленых морских волн и сырых от росы трав.
        Но вскоре Буян выбрался на берег, энергично отряхнулся и направился к размечтавшейся хозяйке.
        - Только не вздумай отряхиваться возле меня, негодник! - со смехом запротестовала она.
        Но пес, очевидно, счел это приглашением затеять игру. Подскочив к Еве, он сделал попытку вскарабкаться к ней на руки, визжал и скулил, царапая ее когтями, а ее смех и шутливые тумаки привели его в еще большее возбуждение. Она попыталась ухватить Буяна, но тот, отскакивая в сторону, каждый раз ловко уворачивался. Эта возня не надоедала ни ему, ни ей. Пес с удовольствием дразнил ее, а Ева, растроганная до глубины души собачьей преданностью, веселилась как ребенок. Собаке не было никакого дела, красива его хозяйка или нет. Ему было наплевать на то, что другие считали ее слишком унылой или скучной, не умеющей поддерживать интересный разговор. Они оба были нежно привязаны друг к другу, и Буян явно не сомневался, что лучшего друга ему не надо.
        Вдруг пес отскочил в сторону и, мгновенно притихнув, вытянулся в струнку, насторожился. Шерсть на его холке вздыбилась, из горла вырвалось угрожающее рычание.
        - Что с тобой, малыш? - Ева повернулась и, бросив озадаченный взгляд через плечо, заметила Ланса Каландру. Он стоял неподалеку и, видимо, какое-то время наблюдал за их возней. - Все в порядке, Буян! Это свои! - Она вскочила на ноги, привычным жестом поправила на носу очки и заправила в пучок непослушные пряди волос.
        - Доброе утро! - приветствовал ее Ланс. - Симпатичная псина! И имечко у него подходящее!
        - Доброе утро, - сдержанно отозвалась Ева. - Это Буян вас разбудил?
        - Точно.
        - Примите мои извинения.
        Он пожал плечами:
        - Да Бог с вами! Я только рад! Обожаю это время… Так чудесно вокруг!
        - Да, полностью с вами согласна.
        - И какой отсюда замечательный вид!
        - Это верно. Но если подняться к ферме, оттуда он еще лучше.
        - Правда? Как-нибудь надо будет проверить ваши слова.
        Ева ничего не ответила. Нет уж, подумала она, стиснув зубы. Больше она не допустит такой же ошибки, как позапрошлым вечером, и не позволит над собою смеяться. А если ему так хочется отправиться на прогулку и полюбоваться местными красотами, пусть обратится к Лорел или к отцу!
        - Что это с вами было вчера?
        - Вчера?
        - Да. За целый день я вас не видел ни разу. - Сунув руку в карман, он вытащил пачку сигарет и зажигалку. - А позавчера вечером вы убежали, так и не дорассказав мне про Мангунгу.
        - Очень сожалею, но я страшно устала. Кроме того, - добавила она холодно, - если честно, мне почему-то до сих пор не верится, что вам это интересно.
        - Правда? А во что же вам тогда верится? - Ланс глубоко затянулся и выпустил струйку дыма, насмешливо поглядывая на Еву.
        - В то, что вы попросту испытываете ко мне жалость. Именно поэтому и сделали вид, будто вам интересно. Ведь к тому времени вы уже знали, что больше всего на свете я люблю рассказывать о Мангунгу, - обвиняющим тоном произнесла она.
        - Вы ошиблись, - невозмутимо заявил он. - Позвольте вас заверить, моя дорогая, что я не испытываю к вам ни малейшей жалости! И мне действительно интересна история Мангунгу вообще и вашей фермы в частности. А интересуюсь я этим по одной простой причине - у меня у самого ранчо в Штатах.
        - О!
        - А вот мне кажется, что это именно вы всячески избегаете моего общества. Так что на будущее я постараюсь держаться от вас подальше! Чао! - Повернувшись на каблуках, он быстрыми шагами направился к ферме.
        - Нет! Нет… подождите! - Это сорвалось с языка прежде, чем Ева сообразила, что она делает.
        Ланс резко остановился и в ожидании обернулся к ней.
        - Буян, ради Бога! Прекрати путаться у меня под ногами и дай мне встать! - негодующе крикнула девушка. Вскочив на ноги, она помчалась за Лансом, отмахиваясь от собаки, которая, решив, что с ней играют, с восторженным лаем понеслась за ней. - Мне… мне очень жаль, мистер Каландра. Я… прошу меня простить. Может, мы останемся друзьями? - вырвалось у нее. Однако, сообразив, что она только что сказала, Ева вдруг с удивлением поняла, что ничуть об этом не жалеет. Она нерешительно провела ладонью по лбу, и пальцы машинально скользнули за ухо - привычный жест, чтобы поправить выбивавшуюся из пучка непослушную прядь, который сейчас выдавал ее смятение.
        - Конечно, - без колебаний ответил он. Добродушная усмешка растянула его губы. - И зовите меня просто Лансом.
        Она ответила ему неуверенной улыбкой и робко кивнула, почувствовав, как вдруг екнуло и гулко заколотилось сердце.
        - Может, вы не откажетесь показать мне тот памятник, о котором упоминали позавчера? - неожиданно спросил он.
        - Конечно! - с энтузиазмом согласилась Ева. - Он почти напротив того самого места, где мы с вами стоим, только по другую сторону фермы. Пойдемте! Пошли, Буян!
        Пока Ланс с интересом оглядывал высокий каменный обелиск и, шевеля губами, разбирал одно за другим выбитые на камне имена отважных первооткрывателей - миссионеров и мудрых вождей маори, она, отступив на несколько шагов, исподтишка наблюдала за ним.
        Его высокая фигура с красивыми, широко развернутыми плечами наклонилась вперед, одна нога небрежно упиралась в каменную плиту, служившую постаментом, а рука свободно свисала вдоль туловища. В эту минуту из-за туч на мгновение выглянуло солнце и луч, упав на его склоненную голову, заиграл в пышных каштановых волосах. Ева внезапно заметила пробивавшуюся в них седину и впервые задалась вопросом, сколько ему может быть лет? Густую шапку вьющихся волос растрепал ветер. Должно быть, ему нелегко справляться с ними, решила она, нечаянно для себя залюбовавшись его лицом. Темное от загара, оно не было красивым, но твердые, решительные черты выдавали упрямство и силу характера. Легкие морщины, избороздившие лоб и паутинкой окружавшие глаза, говорили о том, что этому человеку довелось встретить на жизненном пути немало тяжких испытаний. И сильные чувства - неизбежные спутники всяческих передряг, скорее всего, были ему знакомы не понаслышке.
        Ева представила, как этот мужчина - сильный, мужественный и нетерпеливый - решительно борется с ударами судьбы, испытывая все радости и горести, которые она ему посылает. По его лицу, немного хмурому, с суровым, замкнутым выражением, можно было судить, что жизнь не всегда его баловала, нередко оборачиваясь своей неприглядной стороной. И теперь он, наверное, не в силах забыть об этом. Радостное предвкушение, свойственное юности, давно его оставило. Слегка разочарованный и усталый, этот мужчина уже больше не рвется навстречу приключениям, а с мужеством зрелого и сильного человека терпеливо ждет, что еще уготовит ему судьба. Давно познавший таинства собственной души, он спокойно смирился с тем, что будет впереди.
        Она принялась мысленно рисовать его портрет: далеко за тридцать, скорее всего, убежденный холостяк… А почему, собственно говоря? Может, ему встретилась очаровательная и весьма искушенная голливудская кинозвезда, лишившая его иллюзий? Да, должно быть, ему пришлось испытать сильное разочарование. Скорее всего, искусительница завлекла его в свои сети, а потом бросила и ушла к другому. А может, в его жизни вообще не было места женщинам? Воображение Евы заработало со страшной силой. Возможно, внезапная смерть или трагическая случайность лишили его любви единственного близкого существа… родителей например. Или всю жизнь его омрачало воспоминание о распавшемся браке отца с матерью…
        Опомнившись, она тряхнула головой и попыталась вернуться к реальности. И все-таки проснувшееся любопытство не давало ей покоя.
        - А почему вы никогда не женились? - вдруг вырвалось у нее.
        Ланс вздрогнул от неожиданности и, обернувшись, смерил ее взглядом. И тут только она поняла, какую глупость только что сказала.
        - Прошу прощения, - окончательно смешавшись, сбивчиво залепетала девушка, - Мне не стоило… Боже, как глупо!
        - С чего это вы взяли? - с удивлением спросил он.
        - Ну-у… даже не знаю. Просто что-то дернуло! Видите ли, я вот подумала, что вы ведь, собственно говоря, уже не мальчик… и вдруг как-то само собой выскочило…
        - Вот оно что! - протянул Ланс. В глазах его играла усмешка. - Стало быть, вот за кого вы меня принимаете, да? Старый холостяк, ходячая развалина, можно сказать, одной ногой в могиле…
        - Да нет же! - испуганно перебила она. - Прошу прощения, я вовсе не хотела сказать, что вы старый!
        - Тогда что же вы имели в виду, говоря, что я уже не мальчик?
        Ева растерянно пожала плечами и сдвинула брови, стараясь выглядеть как можно более убедительной:
        - Ну-у, не знаю… Решила, что вам, должно быть, лет тридцать шесть - тридцать семь…
        - Тридцать три, - сухо поправил Ланс.
        - О! - Ева смущенно заморгала, машинально поправив сидевшие совершенно прямо очки. - Ну, тогда это просто потому, что по вашему лицу можно подумать, что у вас была нелегкая жизнь.
        - М-да… вино, женщины и безумные оргии в духе голливудских фильмов?
        - Нет, что вы! - неловко запротестовала она. - Я просто хотела сказать… вы выглядите таким искушенным… как будто на вашу долю в жизни выпало немало испытаний!
        - Кроме, естественно, женитьбы?
        Слегка замявшись, Ева решилась и твердо произнесла:
        - Мне очень жаль, мне вообще не следовало об этом говорить. Назойливость - мой неисправимый недостаток.
        Ланс расхохотался:
        - Дорогая моя, какая назойливость, о чем вы? Просто любопытство. А не женился я потому, что девушка, которая была моей невестой, утонула пять лет назад.
        - О… Мне так жаль!
        - Еще одно из ваших любимых словечек? - поддразнил он. - Мне тоже жаль, но жизнь есть жизнь, тут ничего не поделаешь. Ее оглушило доской для серфинга. В тот раз меня не было рядом, зато мне довелось испытать всю, так сказать, беспомощность, когда ты не в силах ничем помочь.
        - Но это вас не сломило, - скорее для себя самой пробормотала Ева.
        - Сломило?!
        - Да. Понимаете, у меня просто разгулялось воображение. Я пыталась представить себе вашу жизнь и почему-то решила, что ваша избранница бросила вас и ушла к другому. И сейчас, честно говоря, даже рада, что ошиблась.
        Ланс оцепенел. Добродушная улыбка сбежала с его лица, и оно мгновенно стало суровым.
        - Да, в недостатке воображения вас вряд ли можно упрекнуть, - процедил он сквозь зубы. - Хотите хороший совет? Приберегите свои фантазии до того времени, когда вы снова приметесь за свой роман, и больше не пытайтесь угадывать по лицу жизнь незнакомого вам человека или пережитую им трагедию. Поверьте, так будет только лучше. И для вас в первую очередь. - Он круто повернулся и широкими шагами направился к дому.
        Опомнившись от потрясения, Ева бросилась за ним, робко схватила его за руку:
        - Ланс, честное слово, мне так жаль! Ну простите меня! Я не хотела…
        Он резко остановился, посмотрел на нее сверху вниз и тяжело вздохнул. На губах у него появилась извиняющаяся улыбка.
        - Нет, Ева… Это я должен просить у вас прощения! - пробормотал он и неожиданно рассмеялся: - Послушайте, это становится какой-то навязчивой присказкой, честное слово!
        Полная раскаяния, Ева робко улыбнулась. И вдруг, не подумав, выпалила:
        - Не хотите ли увидеть окрестности? Я… я могла бы показать вам все…
        - С удовольствием.
        - Тогда вечером… после того, как мы подоим коров. На закате вид оттуда просто удивительный.
        Ланс кивнул:
        - На закате, значит? Ну что ж, отлично.
        Они медленно направились к дому. Буян, помахивая хвостом, бежал впереди.



        Глава 4

        Пожухлые осенние листья, кружась, сыпались на землю, с мягким шелестом устилая разноцветным ковром ведущую к дому дорожку и лужайки. Ноги Евы утопали в них по самую щиколотку, и она с удовольствием прислушивалась к их шуршанию и смеялась, когда ветер заставлял их плескаться, словно волны прибоя.
        Но стоило им только появиться на кухне, как мирное настроение Евы было мигом уничтожено, причем так же грубо, как накануне вечером, когда Лорел наткнулась на них с Лансом. Но на этот раз виновником этого стала не сестра, а Джефф.
        Он как раз был занят тем, что, сидя на скамейке, жарил тосты. Вскинув глаза при звуке открываемой двери, Джефф с любопытством уставился на Еву с Лансом. Глаза его широко раскрылись от удивления, а губы искривились в насмешливой улыбке.
        - Привет, привет! Что я вижу?!
        - Джефф! - раздался вдруг окрик Лорел, которая у плиты жарила яичницу. - А тосты? Господи помилуй, где это вы были? - спросила она, окидывая вошедших испытующим взглядом.
        - Твоя сестрица, дорогая Лорел, настоящая темная лошадка! - неприязненно произнес Джефф, поспешно переворачивая подрумянившиеся тосты.
        - Да и твой дружок не лучше! - явно в пику ему фыркнула Лорел.
        - Я водила Буяна на прогулку, - пояснила Ева, - и заодно показала Лансу памятник первым миссионерам.
        - М-м-м, всегда говорил, что Лансу, как никому, подходит его имя! Как тебя… Ланселот, кажется? - расхохотался Джефф. - Рыцарь без страха и упрека! А как насчет тебя, Ева? Ты тоже стараешься быть достойной твоего имени? Ева-искусительница! Сладкое яблочко, от которого у мужчин текут слюнки!
        - Прекрати, Джефф, надоело! - поморщился Ланс.
        Горло Евы свело от гнева, но, сделав над собой усилие, она не удостоила любителя насмешек даже взглядом, продемонстрировав тем, что он для нее пустое место. Но улыбнулась своему спутнику:
        - Что у вас это за приятель, Ланс, просто беда с ним - повсюду сует свой нос.
        Ланс рассмеялся, а Лорел украдкой взглянула на Еву, и между бровей у нее залегла недовольная складочка. Решив, что ей, должно быть, не понравилось, как она обошлась с Джеффом, - в конце концов, он же гость! - Ева поспешно добавила:
        - Пойду накрою стол к завтраку, - и тут же скрылась за дверью.
        Мало-помалу стали появляться и остальные. Кое-кто, казалось, был уже полон сил. Судя же по лицам остальных, хмыкнула про себя Лорел, они явно предпочли бы еще часок-другой понежиться в постели.
        Весь оставшийся день Ева почти не видела Ланса. Постепенно тот утренний пыл, с которым она почти что предложила ему свою дружбу, угас, и ее душу начали терзать довольно противоречивые чувства. А когда наступило время вечерней дойки, весь энтузиазм Евы уже куда-то пропал, сменившись раздражением и недовольством собой.
        Кроме того, после ленча Лорел объявила, что они с Лансом собираются на прогулку, и неизвестно, когда вернутся. Тогда Ева даже не попыталась скрыть охватившей ее обиды: ни Лорел, ни Лансу и в голову не пришло предложить ей поехать с ними. Конечно, она и так не поехала бы, поскольку должна была помочь отцу, что Лорел было отлично известно. Но обида на Ланса все же осталась. Разумеется, уныло думала Ева, это так естественно, что ему хочется побыть с Лорел наедине. Она такая очаровательная, с ней всегда весело.
        И все-таки ей было интересно, а вспомнит ли он о том, что она обещала сводить его полюбоваться закатом? «Надеюсь, что да», - вздохнула Ева и даже суеверно поплевала через плечо, скрестив пальцы. Жаль, что у нее не хватило сил остаться верной своей клятве держаться сдержанно и не навязываться ему. «Слабовольная тряпка!» - с отвращением обозвала она себя.
        Постепенно, сама того не желая, Ева принялась гадать, о чем ее отец так долго беседовал с Лансом нынешним утром? Что они обсуждали? Но сколько ни ломала голову, так ничего и не придумала. Впрочем, это ее не касается, подумала она. Казалось бы, ей надо только радоваться, что отец наконец-то вылез из своей раковины и разговорился с приезжим американцем, однако на душе у нее было тревожно.
        Ева никак не могла понять, что с ней происходит. Поэтому, несмотря на, казалось бы, твердо принятое решение не доверять этому человеку, чуть не завизжала от радости, когда, вернувшись домой, вдруг увидела на веранде терпеливо поджидавшего ее Ланса. К ее удивлению, он уже успел переодеться. Вместо слаксов и пуловера, которые были на нем днем, когда он уезжал с Лорел, теперь он надел джинсы и простой свитер. На ногах у него были старые, разношенные ботинки, скорее всего позаимствованные у Джо. Опустив голову и наклонившись вперед, Ланс как раз с интересом их изучал.
        Радость и облегчение нахлынули на Еву с такой силой, что она испугалась. Для нее это было странное и непонятное состояние. Ей едва хватило сил, чтобы скрыть охватившие ее чувства.
        Увидев приближавшуюся к дому девушку, Ланс поднял голову, в последний раз глубоко затянулся сигаретой и отбросил ее в сторону.
        - Стало быть, вы уходите? - спросил Джо.
        Поставив на землю бидоны, в которые они обычно отливали молоко и сливки для дома, он принялся стаскивать грязные ботинки.
        - Через некоторое время, - пробормотала Ева, тоже переобуваясь. - Вот только отмоюсь от всей этой грязи…
        Почувствовав, что дочь как-то необычно возбуждена, Джо испытующе и немного лукаво покосился на нее. Желая избежать проницательных глаз отца, Ева помчалась в дом, бросив на ходу Лансу: - Я буду скоро готова!
        Взлетев по лестнице, в три прыжка, она вбежала к себе, наскоро переоделась в чистые джинсы и свитер, затем, все так же прыгая через несколько ступенек, спустилась вниз и тут с удивлением обнаружила, что отец по-прежнему стоит у веранды и беседует с Лансом. Но, увидев ее, мужчины, как по команде, замолчали.
        Когда они с Лансом оседлали лошадей, Ева заявила, что возьмет с собой Буяна.
        - Он с удовольствием прогуляется, - совершенно серьезно объяснила она и тут же, не удержавшись, полюбопытствовала: - О чем это вы разговаривали с папой?
        - А для чего вам это знать? - покосился на нее Ланс.
        - Ох, простите, я вовсе не хотела быть навязчивой!
        - Да, конечно, конечно. Я еще утром вам сказал, что все понимаю. Вы просто очень любопытны.
        Ева бросила на него быстрый взгляд:
        - Вы смеетесь надо мной?
        - Да нет, ну что вы! Только вы как будто напрашиваетесь на то, чтобы люди над вами подшучивали. Вот и я оказался таким же, как все, - почти поддался искушению.
        Она угрюмо подумала, что была абсолютно права, когда убеждала себя не доверять ему полностью. Хорошо еще, если ошиблась в другом - сейчас он явно не испытывал к ней ни малейшей жалости. Выходит, Ланс решил поехать с ней и вытерпеть ее общество только потому, что ему так захотелось?
        Ева с первой минуты невзлюбила Джеффа, а теперь вдруг с удивлением поняла, что и его почти ненавидит. Закусив губу, она ударила каблуками лошадь, посылая ее в галоп. Буян разразился ликующим лаем. Вот это было ему по душе! Он всегда стремглав несся впереди хозяйки.
        - Ева!
        Она услышала окрик Ланса, но даже не подумала остановиться. «Пусть себе кричит!» - упрямо решила девушка, в этот момент совершенно упустив из виду, что у него в Штатах есть собственное ранчо. Между тем из этого нетрудно было бы сделать вывод, что он должен прилично ездить верхом. Поэтому, когда Ланс уверенным галопом догнал ее, Ева от удивления чуть не свалилась с лошади. Однако Ланс не стал ее обгонять. Вместо этого, резко выбросив вперед руку, схватил Евину лошадь под уздцы и заставил перейти на шаг.
        - Что… что это вы задумали?! - пискнула девушка, отчаянно стараясь справиться с испуганной лошадью, которой, видимо, пришло в голову встать на дыбы.
        Не обращая ни малейшего внимания на ее крики и возмущение лихой наездницы, он спокойно спросил:
        - Интересно, что это вам приспичило умчаться вперед, словно на пожар? Если мне не изменяет память, вы собирались отвезти меня на место, откуда открывается замечательный вид на побережье? Как, по-вашему, я должен был бы сам его отыскать, если бы еще через минуту вы скрылись из виду?!
        - О, ради Бога, не надо! - фыркнула Ева, отбирая у него поводья. - Просто я не желаю служить мишенью для вашего остроумия. Должно быть, вам уже до смерти надоели и я, и Мангунгу. Конечно, мне вообще не стоило навязываться вам с этой поездкой, так что прошу прощения, что доставила некоторые неудобства. Больше этого не повторится.
        - Господи, что за ребячество! - вздохнул Ланс. - И когда вы только повзрослеете?!
        От удивления Ева захлопала глазами. А он между тем продолжал:
        - Сначала вы вбили себе в голову, что я испытываю к вам жалость. Теперь - что над вами смеюсь. Знаете, моя милая, пора бы вам научиться владеть собой! И заодно понять, что можно смеяться вместе с другими людьми, в том числе и над собственными недостатками. Поверьте, если бы вы порой не вели себя так глупо, никто бы над вами не насмехался. Единственная причина, почему так происходит, в том, что вы, простите за прямоту, сами напрашиваетесь. Постарайтесь это усвоить. И если у вас получится первой посмеяться над собой, увидите, больше никто не станет вас поддразнивать. И вовсе не ваши привычки и не ваша внешность служат тому поводом, а эта ваша дурацкая манера реагировать на чужие шутки. Для них это - как красная тряпка для быка! Что же до того, о чем мы толковали с вашим отцом - еще один из ваших умопомрачительных вопросов, - то я готов вам об этом рассказать. Дело в том, что у нас с ним много общего. И он, и я - фермеры, как в Новой Зеландии принято нас называть. И хотя мы с ним не схожи, как ночь и день, оба мы любим поговорить о хозяйстве. Из-за хлопот с моей студией в Голливуде мне не хватает ни
времени, ни сил самому заниматься ранчо. Пришлось нанять управляющего, который все там делает вместо меня. Вот я и жаловался вашему отцу на это, сказал ему, как бы мне хотелось быть таким, как он, обычным фермером. Ну, мисс Всезнайка, ваше любопытство удовлетворено? О Боже, нет! Только никаких извинений! - рявкнул он, заметив, как она умоляюще сложила руки.
        Ева оцепенела. А Ланс, откинув назад голову, громко расхохотался:
        - Нет, нет, не извиняйтесь! Строго говоря, это мне следует сделать. Итак, мисс Ева Мэннеринг, нижайше прошу простить меня. Во всем виноват мой нелегкий характер. Конечно, вы очаровательное и наивное дитя, но это же не основание, чтобы все время выводить меня из себя, верно?
        Ребенок?! Ева даже отпрянула. И вдруг робкая, неуверенная улыбка появилась у нее на губах, озарив ее печальное лицо. А секундой позже она тоже рассмеялась.
        - Знаете, - захлебываясь, проговорила Ева, - ничего удивительного, что папе вы сразу понравились! Вы такой прямодушный! Тоже рубите с плеча, как он выражается!
        Ланс опять захохотал:
        - Значит, мир? Мы снова друзья?
        - Конечно, если вас устроит бесхарактерная простофиля вроде меня!
        - Вот это как раз то, от чего вам следует отвыкать, и побыстрее! Перестаньте грызть себя по каждому поводу! Что за самоедство, в самом деле? В конце концов, вы - такая, какая есть. Цените вашу дружбу, тогда ее оценят и другие.
        - Вы такой хороший! - хрипло пробормотала Ева, когда снова обрела способность говорить. - Умеете поднять настроение.
        - Ничего я не старался поднять, ну что вы, в самом деле! Это просто правда, - недовольным тоном буркнул Ланс. - Просто помните об этом, вот и все.
        - Постараюсь. Обещаю запомнить все, что вы сейчас сказали. И обязательно стану такой.
        - Только не надо ничего пытаться, ладно? Оставайтесь такой, какая вы есть. Лучше пообещайте, что не станете так расстраиваться, и не позволяйте другим уничтожить вашу уверенность в собственных силах.
        Они добрались до границы ранчо как раз в тот час, когда солнце стало клониться к закату. Холм, на вершине которого всадники спешились, был самым высоким в округе. Привязав лошадей, оба растянулись на траве. Бывая здесь, Ева всегда воображала, что находится на вершине мира и смотрит сверху вниз на остальные горы. На самом же деле все было не так. Просто холмы на противоположном конце побережья находились слишком далеко отсюда.
        - Как здорово, что ветер наконец разогнал облака! - заметила Ева. - Закат обещает быть великолепным.
        - Вид отсюда просто замечательный. Какая панорама! Боже мой, как красиво! А краски какие!
        Затаив дыхание, они в восторженном изумлении стали наблюдать, как окрестные холмы мало-помалу окрашиваются пурпуром. С каждой минутой этот цвет становился гуще, пока не превратился в густой ультрамарин. Глубокие овраги и долина внизу постепенно будто тонули в глубокой тени. И вдруг последние солнечные лучи выхватили из темноты верхушки деревьев, полыхнули по лощине золотисто-алым и густо-багровым цветом. Ветра не было, поэтому залив был похож на исполинское зеркало, в котором тоже отразилось бушевавшее над ним буйство красок.
        Наконец Ева решилась прервать затянувшееся молчание:
        - Боюсь, здесь у нас и вполовину не так красиво, как в других местах Новой Зеландии, где вы были.
        - Действительно, я успел повидать немало, но подобного великолепия не видел. Да и потом, разве можно сравнивать? Каждое место, как мне кажется, обладает своим, неповторимым очарованием.
        - Вы говорите так, словно до сих пор сами в это не верите, - рассмеялась Ева.
        - Да так оно и есть. Говорят, чтобы в чем-то убедиться, это надо увидеть собственными глазами. Но вот я вижу, а все равно не могу поверить, что на этих двух крошечных островах сохранилась такая девственная, нетронутая красота!
        - Значит, вы еще не бывали в Северных территориях?
        - Можно сказать, не бывал, если, конечно, не считать двух коротких поездок на берег Гибискусов и Вангарей. Хотя кое-что видел в кино. Залив Тысячи Островов, например.
        - А Девяносто Миль, порт Вангароа, залив Духа…
        - Девяносто Миль?
        - Угу. Это бухта. На девяносто миль тянется линия прибоя, а вдоль нее - зыбучие пески. Отсюда до нее рукой подать. Еще надо бы вам показать Ваипуа и леса Вайма…
        - Эй, только не все сразу и не сейчас! - рассмеялся Ланс. - Достаточно того, что мы и так, можно сказать, злоупотребляем вашим гостеприимством. Свалились вам на голову огромной компанией. А теперь вы еще, чего доброго, решите, что обязаны показать нам все окрестности!
        - О, это было бы чудесно! - с воодушевлением воскликнула Ева. - Мы бы с радостью! Это ведь Северные территории, а значит, гостеприимство у нас в крови. Разве вам не говорили? - шутливо воскликнула она. - Как у всех настоящих новозеландцев.
        - Знаете, пока я сюда не приехал, мне, конечно, доводилось слышать кое-какие байки о местных обычаях. Вы бы даже не поверили, что о вас говорят! Но теперь, когда своими глазами увидел вашу страну и людей, которые здесь живут, мне даже как-то не хочется отсюда уезжать.
        Ева озадаченно сдвинула брови:
        - Видите ли, многие из приезжающих говорят то же самое, а некоторые даже остаются навсегда. Здесь люди нужны. Ведь населения в Новой Зеландии до сих пор не хватает. Вы правильно подметили: тут все такое нетронутое, неиспорченное… Но надолго ли? Особенно если учесть, что мы стараемся привлечь сюда побольше туристов, в частности из Штатов, можно сказать, сами их уговариваем приехать и осесть в наших краях. - Она досадливо пожала плечами. - Меня это раздражает. Знаете, порой я даже рада, что на свете не так уж много людей знают о нас и нашей стране. Может, я эгоистка и не умею мыслить широко, но ничего не могу с собою поделать.
        - Хотите, чтобы все оставалось как сейчас? - Он обвел рукой дикий, пустынный берег, расстилавшийся перед их глазами. - Таким же девственным и нетронутым? И чтобы до ближайшего городка нужно было добираться верхом? Даже не до городка, а крохотной деревушки?
        - Но есть же и большие города! - возмутилась Ева.
        - Ага! Точь-в-точь как этот ваш Хореке, до которого отсюда несколько миль. Чудо, а не город! Малюсенькая гостиница, станция техобслуживания, почта, один-единственный магазин и дюжина домишек.
        - Ну, есть, конечно, и побольше. Но мне здесь нравится, поймите! Я прожила тут всю жизнь и ни за что на свете не уехала бы отсюда!
        - Но в один прекрасный день…
        - Никогда! - Она с негодованием выпрямилась. К сожалению, этот разговор всколыхнул в ее душе болезненное воспоминание о недавнем разговоре с отцом. И теперь ей меньше всего хотелось услышать те же самые слова, да еще от Ланса. - Лучше умереть, чем видеть, как Мангунгу попадет в чьи-то чужие руки!
        - Не слишком ли мелодраматичное утверждение? - помолчав, спросил он.
        - Для меня это будет настоящей трагедией.
        - Но ваш отец…
        - Нет! - почти крикнула Ева, потом вдруг как-то обмякла, успокоилась и даже выдавила смешок: - Прошу прощения, я вовсе не собиралась на вас вот так набрасываться, но… может, лучше сменим тему? Давайте, если вы не против, поговорим о чем-нибудь другом.
        Некоторое время Ланс не сводил с нее испытующих глаз.
        - Рано или поздно, но вам все равно придется столкнуться с этим, и вы сами это понимаете, - вздохнул он. - Что толку убегать от реальности? Этим ничего не изменишь.
        - Знаю, - тихо признала она и умоляюще прошептала: - Но только не теперь! Только не теперь! - Однако, заметив его вопросительный взгляд, сделала попытку сменить тему: - А куда вы сегодня ездили с Лорел?
        - Посмотреть залив Тысячи Островов, в какое-то местечко под названием Керикери. - Ланс похлопал себя по карманам в поисках сигарет и зажигалки. - Курите?
        Ева покачала головой:
        - Ну и как, понравилось?
        - Прелестное место. И дорога туда восхитительная - всюду сплошь орхидеи. А потом мы пили чай в крохотном, весьма необычном магазине - он же дом, он же чайная. Что-то такое причудливое из камня, выдержанное в стиле доброй старой Англии.
        - Да, я его хорошо знаю. Епископ Джордж Сел-вин, самый первый епископ Новой Зеландии, держал на верхнем этаже свою огромную коллекцию книг, настолько этот дом крепкий. Если понадобится, он и осаду выдержит.
        Ланс взглянул на Еву. Его прищуренные глаза загадочно поблескивали.
        - Простите, я что-то не понял: это я вам рассказываю или вы мне?
        Она вспыхнула и прижала ладони к запылавшим щекам:
        - Ой, простите, пожалуйста. Я вас слушаю.
        - Потом мы побывали в домике Кемпа - самом старом доме в Новой Зеландии, сделанном из ракушек каури. Правильно? - Похоже, ему понравилось подтрунивать над ней.
        - Правильно, - с забавной торжественностью ответила Ева.
        - Затем отправились на мост и долго стояли там, любуясь, как по заливу туда-сюда снуют лодки. Короче, мы, как говорится, прекрасно провели время.
        - Стало быть, вы оба остались довольны, верно?
        - Что касается меня - да. К тому же с Лорел всегда весело. Она такая живая и остроумная.
        - Да, она такая. Вам она нравится? - как можно небрежнее поинтересовалась Ева, не поднимая глаз и делая вид, что разглядывает что-то в траве.
        - Конечно, нравится. Она совершенно очаровательна, и притом у нее легкий характер.
        - О, это точно… Я не спорю - Лорел просто прелесть! - быстро подхватила Ева, несколько раз энергично тряхнув головой в знак того, что полностью с ним согласна.
        К ним подбежал Буян. Последние полчаса он только и делал, что кругами носился вокруг, - давно уже пес не проводил время так замечательно. Лизнув Еву в щеку, он отскочил в сторону и, игриво склонив набок голову, вопросительно уставился на нее. Она весело рассмеялась и, обхватив его за шею, крепко прижала к себе. Ухо Буяна на ощупь было мягким, словно шелк. Хвост от счастья реял в воздухе, как флаг. Он извивался всем телом, и Ева на мгновение даже перепугалась, что все это кончится тем, что пес попросту свалится на землю.
        - Девушка с собакой, - прокомментировал Ланс. Откинувшись назад, он облокотился на локоть и смотрел на нее. Другая рука его спокойно лежала на колене. - Он единственный друг, надо полагать?
        - Знаете, мне иногда кажется, что кроме Буяна мне никто не нужен!
        - Неужели вы никогда не чувствуете себя одинокой?
        - Нет, никогда, - солгала Ева, но тут же поправилась: - Ну разве что самую малость. Честно говоря, я люблю бывать одна.
        - Тогда вся наша компания, должно быть, страшно вас раздражает?
        Ева рассеянно пожала плечами. Скорее всего, Ланс опять шутил. Обычная болтовня, подумала она. Вероятно, он один из тех, кто всегда жаждет каких-то острых или просто новых ощущений. Вот и стремится выведать ее маленькие секреты. Ну нет, такого удовольствия Ева ему не доставит! Пусть себе думает, что эта дикарка предпочитает одиночество, лишь бы не догадывался, что в его лице она встретила как раз того единственного, с кем могла чувствовать себя счастливой. Вторым таким человеком был ее отец. Тут они были похожи - оба видели и понимали красоту Мангунгу и умели ею наслаждаться. Тут Еве пришлось напомнить себе, что Ланс, в общем-то, ей не отец. Просто умный, привлекательный мужчина. В каком-то смысле он был для нее загадкой, и это казалось ей странно-волнующим, прекрасным, немного тревожным. Почему одного его присутствия достаточно, чтобы у нее сладко кружилась голова, а сердце уходило куда-то в пятки? Она не понимала, что с нею происходит, но вынуждена была признать, что все это не так уж неприятно. Скорее даже наоборот.
        - А молодой человек? - вдруг поинтересовался Ланс.
        - Какой еще молодой человек?!
        - Ну… Неужели вы хотите сказать, у вас его нет?
        - Вы смеетесь, да? - Ева оттолкнула Буяна и тоже устроилась на траве, закинув руки за голову.
        - Даже и не думал.
        - Ну хорошо, пусть так. Нет у меня никакого молодого человека. Откуда ему тут взяться? Вокруг миль на десять - пятнадцать человеческого лица не увидишь! Да и потом, кто же позарится на такую, как я?
        - Напрашиваетесь на комплимент?
        - Послушайте, я ведь только пытаюсь следовать вашему же совету - учусь смеяться над собой, а вы вставляете мне палки в колеса! - возмутилась Ева.
        - Тогда прекратите изображать из себя эдакую скромницу! - фыркнул он.
        Ева сделала вид, что не расслышала. Глаза ее были устремлены вдаль, к солнцу, которое почти уже скрылось за горизонтом.
        - Смотрите! - вдруг воскликнула она. - Туда, вверх! Последние солнечные лучи! Какие красные! - И неожиданно для себя тронула его руку, указывая на небо. -
«Красное небо - тучные овцы»!
        - М-м-м… Действительно, было бы жаль пропустить такое великолепное зрелище! - промурлыкал Ланс, незаметно завладев ее рукой.
        Слегка удивленная, Ева обернулась и посмотрела ему в глаза. Ланс медленно, но настойчиво притянул ее к себе. На губах его появилась ленивая усмешка, в глубине глаз загорелся огонек. И вдруг Ева догадалась, что он собирается сделать. От испуга ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Издав протестующий крик и тяжело дыша, она выдернула свою руку, вскочила на ноги и отпрянула назад.
        - Эй, погодите!..
        Однако предупреждение немного запоздало. Она уже ступила ногой на край выступа, и земля плавно поползла под ней. С истошным воплем девушка рухнула навзничь и через мгновение с оглушительным треском приземлилась, скатившись в довольно узкую расщелину в скале. Удар был настолько силен, что голова ее откинулась и очки съехали на самый кончик носа.
        Ланс бросился за ней и замер на самом краю, испуганно разглядывая ошеломленную Еву. Убедившись, что она цела и только растерянно моргает, пытаясь что-то рассмотреть поверх очков, он закинул голову и разразился неудержимым хохотом.
        - Очень смешно!
        - Знаете, - наконец с трудом выдавил он из себя и протянул руку, чтобы помочь ей подняться, - мне кажется, Джефф все-таки в чем-то был прав.
        - Джефф? - повторила она голосом, который не предвещал ничего хорошего. И, не обратив ни малейшего внимания на протянутую ей руку, осталась сидеть, как сидела. Лицо ее было мрачнее тучи.
        - Да, когда говорил, что у вас, должно быть, целая радуга на…
        - Вы, - рявкнула Ева, не дав ему закончить, - вы ничуть не лучше его! А я-то, дура, думала, что вы не такой, как они! Гадюка, вот вы кто! - Судорожно вернув очки в нормальное положение, она с кряхтеньем поднялась на ноги. - А потом, мне казалось, вы этого не слышали!
        - Слышал! Даже был свидетелем того замечательного танца на одной ноге, который вы исполнили на ступеньках веранды прежде, чем закончить его воистину бесподобным…
        - О, замолчите!
        Больше он ничего не сказал, просто стоял и с улыбкой разглядывал ее. Наконец, слегка расставив длинные ноги, небрежно уперся одной рукой в бедро и насмешливо фыркнул:
        - Знаете, теперь меня ничуть не удивляет, что у вас нет приятеля! С вашей манерой разговаривать и вечно пасмурным видом…
        - Нужен мне ваш приятель! - огрызнулась Ева.
        - Да одного вашего характера достаточно, чтобы отпугнуть даже самого смелого. А уж то, как вы реагируете, когда…
        - Да, а вы чего ожидали? Вволю позабавились, да? Неужели вы подумали, что я вам позволю… Да как вы могли?
        - Прикусите-ка язычок! - ласково посоветовал он.
        Ева негодующе уставилась на него:
        - Помните, я пообещала вам, что постараюсь и сама посмеяться над собой, когда кто-то попробует сыграть со мной шутку? Тогда я еще сказала, что с вами это сложно. Так вот, вы только что сделали это невозможным! А то, как вы заигрывали со мной… Что тут смешного? Ничуть не сомневаюсь, вы с ним заодно, с этим вашим несносным приятелем! Наверное, побились об заклад, кому удастся лучше повеселиться!
        Улыбка сползла с лица Ланса, оно стало похожим на маску, высеченную из камня. Вся его веселость вдруг куда-то исчезла.
        - Вы ошибаетесь, - холодно сказал он. - Во-первых, ради такой мелочи я вряд ли стал бы так уж утруждать себя. Да и Джефф, думаю, тоже. А во-вторых, с чего это вы взяли, скажите на милость, что я с вами заигрываю?
        - Но это же и так ясно, разве нет? Не такая уж я дурочка! Разве не вы только что пытались… пытались меня поцеловать?
        - Вот именно, дурочка. Причем безнадежная, да еще такая, что ни в грош себя не ставит! Стал бы я пытаться целовать девушку, если бы сам этого не хотел?! Только не будем снова возвращаться к тому, что я, дескать, опять хотел «позабавиться», хорошо? Меня это уже начинает слегка утомлять.
        - Хотел?! - присвистнула ошеломленная Ева. - Ну что ж, по крайней мере оригинально!
        - Зато чистая правда.
        - Придумайте что-нибудь получше!
        - У меня нет привычки обманывать! - с едва сдерживаемым гневом ответил Ланс.
        - Говорите, что захотели поцеловать меня… и это после того, как провели полдня в компании моей сестры?! - с недоверчивой усмешкой фыркнула Ева. - Ну и дурой же я была бы, если бы поверила в это!
        При этих словах замкнутое и суровое выражение вдруг исчезло с лица Ланса. Морщины на его лбу разгладились, а в глазах снова блеснул насмешливый огонек.
        - А какое отношение, позвольте вас спросить, - все с той же ленивой улыбкой протянул он, - имеет ко всему этому прелестная Лорел?
        Происшедшая в Лансе перемена не укрылась от внимания Евы. Заметив на его лице уже знакомое ей «всезнающее» выражение, она вдруг почему-то почувствовала себя неуютно. Интересно, что смешного он услышал в ее словах, недовольно подумала она, а вслух напомнила:
        - Ну, она ведь такая очаровательная, остроумная, с ней всегда весело. Это же ваши собственные слова, разве нет?
        - Это так. И все же я пока не понимаю, какое она имеет отношению к тому, что только что случилось.
        - Ах, да забудьте вы об этом! - с досадой махнула рукой Ева.
        - Нет уж, я хотел бы разобраться в этом до конца. Вы, похоже, ничуть… м-м-м… не ревнивы, я угадал?
        Ева едва не ахнула, потом рассмеялась.
        - Не будьте смешным! - заявила она и сама поразилась - точь-в-точь так же мог бы сказать ее отец.
        - Разве это так смешно?
        - Конечно! Я ведь не Лорел и никогда не буду такой, как она. И с чего бы мужчине вздумалось поцеловать меня, когда у него перед глазами она?!
        - Но откуда вам знать, приходилось ли мне когда-то целовать Лорел? А ведь я уже предупреждал вас, самоуничижение в вашем возрасте - штука опасная! Впрочем, теперь это уже не важно. А важно то, что пора бы вам престать все время сравнивать себя с веселой и очаровательной Лорел. Да, она такая, и в этом секрет ее прелести. А вы - ничуть не менее привлекательны, чем она, только на свой собственный лад, да еще к тому же дьявольски темпераментная особа! Просто вы не умеете себя подать! И пришло время избавиться наконец от вашего дурацкого комплекса неполноценности. Живите, наслаждайтесь жизнью, черт возьми! Ева, вы же хорошенькая, милая девушка, к тому же с изюминкой! И забудьте вы об этом!
        - 3-забыть… о чем?
        - Об этом. - Он провел кончиками пальцев по лбу Евы и знакомым ей жестом отвел упрямый локон за ухо.
        Она инстинктивно отпрянула в сторону и оцепенела, заметив его ироническую усмешку.
        - Это… это все мои волосы. Все время выбиваются из пучка.
        - Вы делаете так постоянно, гораздо чаще, чем ваши волосы вам действительно мешают. Так что, скорее всего, это привычка. Кстати, коли они так вам мешают, почему бы вам не сделать короткую стрижку? - спросил Ланс и вдруг с раздражением добавил: - Становится темно. По-моему, нам пора возвращаться.



        Глава 5

        Прошло немало времени после ужина, прежде чем Еве наконец удалось, торопливо извинившись, ускользнуть из гостиной и подняться к себе в комнату. Признаться, она уже начала изрядно скучать. Ей до смерти надоело наблюдать из своего угла, как другие без устали кружатся под музыку. Пластинки менялись одна за другой, и, когда кто-то предложил включить телевизор, она радостно встрепенулась, поспешно пожелала всем доброй ночи и направилась к двери.
        - Неужели спать? Но ведь еще рано! - удивилась Лорел.
        - Надо еще кое-что сделать.
        - Например, поработать над книгой, - съязвил Джефф. - Умная девочка! Не то что некоторые пустозвоны с куриными мозгами, у которых нет других забот, как отплясывать с утра до вечера!
        Вспомнив совет, который дал ей Ланс, Ева сделала над собой усилие и, вместо того, чтобы ответить колкостью, беззаботно рассмеялась. Столь неожиданная реакция и, главное, неповторимое очарование ее смеха застали Джеффа врасплох. Он растерянно заморгал. Увидев это, Ева снова засмеялась, теперь уже вполне искренне.
        - Ну, тут уж ничего не поделаешь, - философски заметила она. - Но на этот раз вы попали пальцем в небо. А если честно, я просто устала - весь день в седле. Но вот завтра вечером, обещаю, заткну вас за пояс! Покажу вам, как танцуют фруг [Фруг (англ.) - танец типа твиста. (Примеч. перев.)] ! - И на прощание одарила его сияющей улыбкой.
        Если бы она, завизжав, швырнула ему в голову тяжелую вазу вместе с подносом, на котором она стояла, то и тогда Джефф был бы, наверное, меньше удивлен, чем сейчас.
        Поднимаясь к себе по лестнице, Ева весело насвистывала и размышляла о том, что доставило бы ей наибольшее удовлетворение: треснуть Джеффа по голове, чтобы отучить от дурацких шуток, или то, что она только что проделала, испытав при этом такое торжество, которого не переживала уже давно?
        Наверное, все-таки второе, усмехнулась Ева. Вряд ли ей удалось бы пробить его тупую башку! А потом Ева вдруг вспомнила, какое удивление светилось в глазах Ланса, когда их взгляды вдруг встретились за мгновение до того, как за ней захлопнулась дверь, и радостно засмеялась. Она не смогла удержаться, чтобы не подмигнуть ему, и сейчас просияла, вспомнив его плутовскую усмешку. «Да, - промурлыкала Ева, - все вышло очень и очень неплохо».
        Переодевшись в ночную сорочку из мягкого белоснежного батиста, с длинными, до самых запястий, рукавами, Ева уселась перед зеркалом и принялась придирчиво разглядывать свое отражение. «Вы просто не умеете себя подать». Так, кажется, выразился Ланс. И потом назвал ее хорошенькой, милой, к тому же дьявольски темпераментной. Конечно, не такой, как Лорел, это надо признать честно, но зато, черт возьми, в ней есть индивидуальность!
        Но стоило ей воскресить в памяти его попытку привлечь ее к себе, как сердце вновь ушло в пятки. Надо же, собирался ее поцеловать! Ее, Еву Мэннеринг! Глаза за круглыми стеклами очков вновь испуганно расширились. Ева с трудом проглотила вставший в горле комок и растерянно уставилась в зеркало. Сообразив наконец, о чем она думает, ахнула и, отвернувшись, прижала холодные ладони к запылавшим от смущения щекам.

«Не валяй дурака!» - твердо сказала себе Ева. Да, конечно, Ланс объяснил, что сам хотел этого, но, скорее всего, просто под влиянием минуты, даже не отдавая себе отчета, хочет ли на самом деле.

«И все-таки должен же он был хоть немного этого хотеть, осознанно или неосознанно, иначе такое просто не пришло бы ему в голову! - мелькнуло в ее голове, и Ева почувствовала блаженство. - Да забудь ты про это! - сказала она мысленно себе. - Столько переживаний из-за какой-то ерунды, как не стыдно! Забудь об этом!»
        И, в который раз спустившись с небес на землю, Ева снова со вздохом повернулась к зеркалу, рассеянно провела рукой по волосам. Потом вдруг спохватившись, принялась придирчиво их рассматривать. «Почему бы вам не сделать короткую стрижку?» - сказал он. Она закусила губу. Если честно, то сейчас вид собственных волос привел ее в замешательство. Черт знает что такое! Ни длинные, ни короткие. Красивого каштанового оттенка, они спускались лишь чуть ниже подбородка. «А почему бы нет?» - проказливо подумала Ева и счастливо улыбнулась. Нет, не годится, тут же решила она, глядя на свое отражение, незачем улыбаться во весь рот. Хотя пусть он и великоват, но зато зубы у нее чудесные! Внезапно привычное чувство разочарования и недовольства собой исчезло без следа и ее охватила необъяснимая радость. Захотелось петь, танцевать. Ева засмеялась. А почему бы и нет? Кто может ей помешать?
        Схватив с кровати подушку, она прижала ее к груди. Затем, полузакрыв глаза, с мечтательной, томной улыбкой откинула голову назад, закружилась по спальне. И наконец, под звуки вальса, который чуть слышно мурлыкала себе под нос, выпорхнула в гостиную.
        Здесь она неожиданно спохватилась. Что за глупости, в самом деле? На нее вдруг навалилась усталость, захотелось рухнуть в ближайшее кресло, как вдруг чей-то голос, прозвучавший как гром среди ясного неба, заставил ее оцепенеть.
        - Ну-ну! Я-то думал, что наша Элиза Дулиттл просто валится с ног от усталости! А она танцует!
        Ева обернулась, и глаза ее от удивления полезли на лоб. Растерянно моргая, она уставилась на стоящую в дверях фигуру. Музыка еще звучала в ее ушах, но глаза уже слепил гнев.
        - Что вы здесь делаете? - негодующе воскликнула она.
        - Просто поднялся спросить, не проголодались ли вы? Может, хотите что-нибудь съесть, если, конечно, достанет сил оторваться от вашего Очарованного Принца. - Джефф кивнул на подушку, которую Ева все еще судорожно прижимала к себе. Теперь, когда с его лица сошло ошеломленное выражение, он снова выглядел таким же, как всегда, - ироничным, насмешливым наглецом, которого она невзлюбила с первого взгляда.
        Но на этот раз девушка была слишком разъярена, чтобы вспомнить мудрый совет, который дал ей Ланс.
        - Убирайтесь вон из моей комнаты! - прошипела она и со всей силы швырнула в него подушку.
        Он расхохотался и сделал шаг назад, а она с грохотом захлопнула дверь.
        - Не хотите ли перекусить? - послышался из коридора его вкрадчивый голос. - Могу попросить Лорел прислать вам наверх парочку бутербродов. Учтите, это даже после того, как вы столь не учтиво обошлись с вашим Очарованным Принцем! Даже не знаю, захочет ли он теперь сменить гнев на милость.
        Прижавшись спиной к двери, Ева тяжело дышала, от ярости ее трясло.
        - А кстати, - продолжал между тем неугомонный Джефф, - кажется, вы хвалились, что умеете танцевать фруг? Или Ланс отдает предпочтение вальсу? Впрочем, знаете ли, этого следовало ожидать. В конце концов, он ведь намного старше нас с вами, верно? Спокойной ночи, Золушка! Желаю вам получить удовольствие на балу. Только помните, вы должны быть дома не позже полуночи! И постарайтесь не потерять ваши лягушечьи очк… прошу прощения, я хотел сказать, хрустальный башмачок!
        Подождав немного и убедившись, что этот наглый тип наконец-то ушел, Ева крадучись выскользнула на лестницу и подобрала с пола подушку. Счастье, которым она так недавно упивалась, исчезло без следа.
        - Негодяй! - пробурчала она, укладываясь в постель.
        Впрочем, если признаться себе честно, она сама напросилась. Горький урок, но он научит ее в будущем не валять дурака. Однако все же это ничуть не уменьшило ее ненависти к Джеффу.


        На следующее утро, проснувшись, как обычно, чуть свет, Ева привела себя в порядок и отправилась с Буяном на прогулку. Надеяться на то, что Ланс опять к ним присоединится, не приходилось, и она поймала себя на том, что сожалеет об этом. И все же была радостно возбуждена. Интересно, рассказал ли ему Джефф, как она вальсировала в одной ночной рубашке, да еще с подушкой в качестве кавалера? Ей будет очень неловко перед Лансом, если он об этом узнает, так что даже хорошо, что его сейчас нет. И не только по этой причине. Ее не меньше беспокоил намек Джеффа на то, что у нее есть какие-то виды на Ланса. Иначе с чего бы ему вдруг вздумалось проехаться по поводу его возраста, из-за которого он якобы предпочитает вальс? Наверняка мерзавец хотел намекнуть, что глупышка Ева воображает, что в ее объятиях Ланс, а не какая-то подушка!
        Вскоре после завтрака все разбрелись в разные стороны, кроме Пэм и Лорел, которые помогли ей управиться с грязной посудой. А когда ушли и они, Ева со вздохом занялась делами по дому, которые в последние дни постыдно запустила.
        Однако ее занятия вскоре были прерваны появлением неожиданных визитеров. Услышав негромкий стук и шарканье ног за дверью, она бросила тряпку, которой вытирала пыль в библиотеке, и вышла посмотреть, кто пришел.
        На веранде, сверкая белозубыми улыбками, стояли двое мальчишек маори, живущих на соседней ферме и частенько навещающих Еву.
        - А, вот это кто, Непия и Майкл! Какая неожиданность! И что вы тут делаете, лентяи? Прогуливаете занятия? - хмыкнула она, разглядывая их наряды: джинсы, чистенькие рубашечки и резиновые сапоги.
        Непия, старший, прыснул от смеха в ладошку. Из-за его плеча выглядывала гитара, которая, как Ева знала, была его главным сокровищем.
        - Так ведь каникулы… праздники или что там? - фыркнул мальчуган.
        - Ах вот оно что? Ну что ж, тогда входите. Привет, Майк. - Она ласково взъерошила черные, давно нуждающиеся в стрижке волосы младшего мальчика.
        Его сияющая улыбка прямо ослепляла.
        - Пойдем играть в футбол? - Мальчишки нетерпеливо переминались с ноги на ногу.
        Ева напустила на себя солидность:
        - Я же девушка, а девушки в футбол не играют!
        - Но ты же играла с нами в прошлый раз! - возмутился Майкл, решительно выпятив вперед челюсть. В его глазах плясали веселые чертики.

«Невозможный маленький упрямец!» - подумала Ева, а вслух сказала:
        - Так оно и было, но только раньше. А теперь я больше не сорванец. Я - леди!
        - А по мне, так ты в точности такая же, как вчера, - по-детски простодушно заявил мальчуган.
        - Ну пошли же, Ева! Мы мяч принесли! - заныл Непия.
        - Ладно, ладно, пошли, - сдалась она. - В конце концов пыль, которую не вытирали две недели, еще подождет. Днем больше, днем меньше - какая разница?
        - Йе-е-ех! - в восторге завопил Майкл.
        В такие минуты Еве становилось мучительно жалко их мать. Бедняжка, как она только такое выдерживает?
        - А Буяна возьмем? - спросил Непия.
        - Почему бы и нет? Думаю, он не откажется с нами поиграть. Пойди сходи за ним! И оставь свою гитару в гостиной. Не стоит ее брать с собой.
        Время обеда давно миновало, когда Ева, взъерошенная, грязная, потная и измученная, но веселящаяся, как ребенок, предложила закончить игру и вернуться домой - умыться, привести себя в порядок и немного перекусить.
        - Мы выиграли! Правда, Буян? - Непия ласково потрепал собаку за уши.
        - Нет, неправда! - вмешался Майкл. - Это мы выиграли! Скажи ему, Ева!
        Три пары взволнованных глаз, считая Буяна, уставились на нее. Ева окинула взглядом две грязные мальчишечьи физиономии и взъерошенную собачью морду, затем примирительно сказала:
        - Будем считать, что у нас ничья. Хорошо? В конце концов, обе команды сражались до победного конца! - и направилась к тому месту, где предусмотрительно оставила очки - зацепив их дужками за ветку дерева. Водрузив очки на нос, Ева махнула мальчикам рукой и пошла к дому.
        Она была уверена, что там никого нет. С утра все уехали в бухту Девяносто Миль, намереваясь вернуться только поздно вечером. Все… кроме Ланса. Он объявил, что с гораздо большим удовольствием примет предложение Джо поближе познакомиться с ранчо.
        Правда, Лорел позвала и Еву поехать с ними, но та отказалась. Во-первых, потому, что рассчитывала воспользоваться отсутствием компании и хоть немного прибраться в доме - ведь с тех пор, как приехала сестра, у нее на это не было ни минуты. А во-вторых, ее передергивало от одной мысли, что придется провести весь день рядом с Джеффом Паркером. Лучше до самого вечера заниматься уборкой, нежели оказаться в его постылом обществе.
        Но стоило Еве вместе с мальчиками подойти к дому, как она с удивлением увидела, что Ланс и отец, удобно устроившись на верхней ступеньке лестницы, ведущей на веранду, с любопытством поглядывают в их сторону. Оба курили и жмурились, подставив лицо яркому солнцу.
        - Привет, мистер Мэннеринг! - весело крикнул Непия.
        - Здорово, Неп! А, маленький мошенник, и ты тут! - Джо весело подмигнул Майклу, и чумазая физиономия малыша расплылась от удовольствия. Джо вечно придумывал ему какие-то смешные прозвища, и восторгу мальчишки не было предела.
        - Мы играли в футбол, - захлебываясь от возбуждения, объявил он. - Мы с Евой против Непии и Буяна. И выиграли, верно, Ева?
        - О, заткнись, Майк! Слышал, что сказала Ева? Мы сыграли вничью. - Непия с решительным видом воткнул в землю узловатый сук, который подобрал где-то по дороге.
        Смутившись оттого, что Ланс смотрит на нее, Ева нервным движением пригладила растрепавшиеся волосы, привычным жестом заправила их в пучок.
        - А из вас получился бы неплохой нападающий, - одобрительно сказал Ланс, широко улыбаясь.
        - Так, значит, вы нас видели?
        Джо кивнул:
        - Ага, немного полюбовались, как вы гоняли мяч. Знаешь, детка, издалека ты вполне сошла бы за мальчишку… особенно когда с восторгом валяешься вместе с ними в пыли!
        Ева с деланной невозмутимостью пожала плечами и отвернулась, чтобы не встретиться взглядом с Лансом.
        - Это все не так уж трудно смыть. Кстати, раз уж мы об этом заговорили, - обратилась она к Майклу с Непом, которые с облегчением уже избавились от тяжелых резиновых сапог, - думаю, вам сначала не мешало бы вымыть ноги под краном, а уже потом пойти в ванную и умыться. А я пока приготовлю обед.
        - На нас не рассчитывай, - вмешался отец, - мы с Лансом уже пообедали. Холодным мясом.
        Но оба тут же решили, что, пожалуй, не откажутся от кофе.
        Непия дернул Еву за рукав:
        - А мы вообще не хотим есть. Можно мы пока поиграем с Буяном?
        - После еды, - непререкаемым тоном объявила Ева. - Голодны вы или нет, мне все равно. Вы должны непременно выпить по стакану молока и хоть что-то съесть. Хотя бы по булочке.
        С видимой неохотой мальчики отправились мыться. А когда появились на кухне, то с подозрительной быстротой для людей, не желающих есть, расправились с горой бутербродов и горячих булочек, приготовленных Евой на скорую руку. Поднос опустел мгновенно. Вслед за ним и кувшин с теплым молоком.
        - А теперь можно пойти поиграть с Буяном? - Непия поставил на стол пустой стакан и облизал остатки молока на верхней губе.
        - Думаю, первым делом мистер Каландра попросит вас спеть. Ну как, не откажетесь?
        - Отчего же? Споем.
        Ева повела их в гостиную, где Ланс с отцом пили кофе.
        - Что будете петь?
        Воспользовавшись тем, что Непия ненадолго задумался, Майкл высунулся из-за его спины и взвизгнул:
        - Балладу о Пончо Лопесе!
        - Вот и хорошо, - кивнула Ева. А когда Непия привычно закинул лямку гитары на плечо, официально представила маленьких певцов: - Это Непия, ему уже двенадцать. А это Майк, ему всего… сколько, шесть?
        - Почти семь. - Майкл горделиво напыжился и выпятил грудь.
        - Когда он был еще совсем маленьким, я обычно хватала его и тискала до изнеможения. А ему это нравилось, верно? - Ева с улыбкой нагнулась и прижалась Лицом к краснощекой физиономии малыша.
        Тот с негодующим возгласом выкрутился у нее из рук и молниеносно укрылся за креслом. Через мгновение из-за него показалось пылающее от смущения лицо мальчишки. Метнув в сторону Евы яростный взгляд, он неловко потупился.
        - Майк и сейчас это любит, но стесняется Непа, - смеясь, пояснила девушка. - А тот вечно дразнит его, называет неженкой и ласкунчиком.
        - Вовсе нет! - возмутился малыш. - Терпеть не могу все эти телячьи нежности!
        Ева расхохоталась:
        - Ладно, ладно, сдаюсь! Вылезай оттуда! Обещаю, что даже пальцем до тебя не дотронусь!
        Майкл осторожно вылез из-за кресла и встал за спиной старшего брата. Темные, настороженные глаза его косились в сторону девушки. А та, улыбнувшись, уселась на диване возле отца.
        - И ты с нами, Ева, хорошо? - предложил Непия.
        Она покачала головой:
        - Ну нет, только не сегодня. Когда вы поете только вдвоем, у вас получается лучше.
        Мальчики запели. Звонкие детские голоса мягко сплелись с мелодичными звуками струн. Непия пел настолько легко, что казалось, для него это так же естественно, как дышать. Чудесный голос, которым наделила его природа, свободные движения и врожденное чувство ритма были его второй натурой.
        - А теперь можно мы пойдем поиграем? - спросил Майкл, когда они закончили балладу.
        - Конечно, само собой. Только предупредите меня, когда соберетесь домой, чтобы я отвела Буяна на псарню. А кстати, как вы сюда добрались? Неужели пешком?
        - Верхом, - буркнул Непия. - Привязали старину Хобо к воротам.
        - Любопытная парочка, верно? - подмигнул Джо, когда мальчишки с радостным воплем вылетели из комнаты.
        Ланс улыбнулся.
        - Я бы сказал, прирожденные артисты, - хмыкнул он.
        - Чем собираешься заниматься, милая? - Джо повернулся к Еве.
        - Сейчас перемою посуду, а потом съезжу в Хореке. Похоже, наши припасы подошли к концу.
        - Не возражаете, если я составлю вам компанию? - спросил Ланс.
        - Ничуть. Папа, а ты что будешь делать?
        - Надо посидеть немного над счетами. Если получится, конечно. Да, не забыть бы выписать тебе чек, а то нечем будет расплатиться за продукты. Ева, девочка, и не вздумай вернуться без табака, хорошо? Погоди, сейчас приду.
        Ева, переодетая в самые лучшие свои брюки бежевого цвета и чистый пуловер, чинно вела машину по пыльной проселочной дороге. Извиваясь, точно змея, она тянулась до Хореке вдоль побережья на протяжении почти четырех миль. День был чудесный. Жаркое полуденное солнце заливало ровную гладь океана, превратив его в ослепительно сверкавшее серебряное зеркало. В воздухе дрожало жаркое марево, над дорогой плотной завесой висело облако едкой пыли. Ее было столько, что и густая трава вокруг, и пышные заросли папоротников, и живые изгороди из кустов - все было сплошь покрыто толстым, серым слоем.
        - Именно такими я и представлял себе ваши дороги, - меланхолично заметил Ланс.
        Ева звонко рассмеялась:
        - Да уж! Вы такого небось не видели! А мы, знаете ли, уже так привыкли все время крутить руль то туда, то сюда, что по прямой, думаю, и проехать бы не смогли! Хотя, конечно, когда пыль стоит столбом, это не очень-то приятно! Но тут всегда так. Мы, здешние жители, вроде как притерпелись, но уж очень противно все время держать окна в машине закрытыми. А откроешь - пыль осядет повсюду: на одежду, волосы, лицо… Такая гадость! Путешествовать в машине с поднятыми стеклами, особенно летом, - не большое удовольствие!
        - Ну, не знаю, как летом, мне достаточно и осени!
        - Здесь, в Северных территориях, довольно жарко и осенью, и даже зимой. Конечно, когда светит солнце. Но если пасмурно, то холод может пробрать до костей. К тому же на побережье почти всегда ветрено.
        Вытянувшись вдоль залива, крошечный, погруженный в сонную дрему городок Хореке уютно устроился у самого подножия гор. Как совершенно правильно подметил Ланс, он состоял из маленькой гостиницы, станции техобслуживания, одного-единственного магазина, почты и нескольких жилых домиков. Однако выглядел достаточно живописным со своими деревянными постройками и вымощенной булыжником дорогой, которая начиналась за пару миль от городка, проходила через него и вела дальше, в Мангунгу. Больше в Хореке не было ни одной другой дороги, даже пешеходной тропинки - настолько он был мал.
        Выкрашенный в ядовито-желтый цвет магазин, в котором торговали абсолютно всем, станция техобслуживания и парочка жилых домов, словно гнезда какой-то диковинной птицы, стояли на высоких сваях у самого океана. В часы прилива вода поднималась почти к самым их порогам.
        - Хоть убейте, не могу этого понять, - проворчал Ланс. - Господи, столько вокруг земли, а они построены как какие-то курятники, да еще загнаны в воду по самое брюхо!
        Ева расхохоталась:
        - Их возвели в соответствии с местными обычаями - чтобы можно было забрасывать удочку прямо из окна спальни. Так сказать, не вставая с постели.
        Ланс в восторге покрутил головой.
        Когда Ева купила все, что ей было нужно, он отволок тяжеленную коробку с припасами в машину, поставил ее в багажник.
        - Пойдемте прогуляемся до пирса. Так и быть, покажу вам кое-что интересное, - предложила Ева.
        - Надеюсь, вы не собираетесь спихнуть меня в воду? - пошутил Ланс, когда они двинулись вдоль пирса.
        Эхо их шагов гулко отдавалось в пустоте под деревянным настилом пирса, там, где волны, яростно шипя, бились о толстые сваи.
        - Увы, рада бы, да не могу, - вздохнула она. - Посмотрите, какие тут перила. Неужели вы думаете, у меня хватит сил перебросить вас через них?
        Ланс ухмыльнулся.
        - А что там за островок? - спросил он, кивком указывая в сторону плоской, как блин, узенькой полоски земли, тянувшейся вдоль побережья.
        - Руапапака. В переводе с языка маори «Два краба». Первые исследователи Новой Зеландии высадились как раз на том острове. - И, поддавшись уговорам собеседника, Ева рассказала ему об этом крошечном клочке суши все, что знала сама: - Началось с того, что один из маори по имени Ките убил белого, некоего Биддла. Ките служил у него проводником. Они путешествовали вдоль побережья, и вдруг между ними вспыхнула ссора. Разозлившись, Ките ударил Биддла по голове и сбросил его в океан. В то время Договор Вайнтанги еще не был подписан, так что у белых не было никакого права судить маори. И все же вожди нескольких племен, посовещавшись, решили передать убийцу в их руки, но сначала судили его сами. Суд бледнолицых собрался в той самой методистской церквушке у нас в Мангунгу. Присутствовали все вожди маори. Это был первый суд в Новой Зеландии, проходивший по законам Соединенного Королевства. Ките был признан виновным и приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение на острове Руапапака. Там же его и похоронили.
        - Очаровательно. У меня просто мурашки по коже. Прелестное местечко этот ваш Мангунгу.
        - И Хореке тоже. Кстати, тут была одна из первых в Новой Зеландии верфей, и три первых новозеландских корабля построили тоже тут. Вон там гостиница. - Ева указала на небольшое здание справа от пирса. - Вначале это был обычный дом, потом его надстроили, превратили в отель. И все же старожилы помнят, что это строение было одним из самых древних в Новой Зеландии. Те деревья, что тянутся вдоль берега, привезены из Англии. Их посадили больше сотни лет назад… - Вдруг голос Евы оборвался, она тяжело вздохнула. - Ну вот, опять я разболталась! Боюсь, вы считаете меня страшной занудой!
        - Да нет… все это очень интересно, ведь ничего подобного я не слышал. И перестаньте все время извиняться! Никакая вы не зануда и мне с вами вовсе не скучно! Скорее уж вам тут скучновато самой!
        Ева удивленно посмотрела на него:
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Ну, например, далеко ли вам случалось отсюда уезжать? На юг, скажем? Где вы бывали? Не дальше Окленда?
        - Да… я бывала в Окленде. Раза два или три.
        - И надолго туда приезжали, если не секрет?
        - На целый день. С меня и этого было более чем достаточно. Рада была до смерти, когда удавалось оттуда выбраться.
        - То есть кроме Окленда вы ничего не видели? Ева покачала головой.
        - Вот об этом я и говорю. Вы всю жизнь прожили здесь, а так не годится. Надо хотя бы изредка куда-нибудь выбираться, видеть новые места, новых людей. Живите, наслаждайтесь жизнью и почаще бывайте в компании ваших сверстников…
        - Вы прямо как папа… - скривилась Ева. - Но, видите ли, мне нисколько не скучно. Вы просто не понимаете - я люблю жить здесь.
        - Может, так оно и есть, дорогая. Но вы же даже не пробовали жить в другом месте, верно? Вы и одних суток не провели в городе. А кто знает, возможно, вам там понравилось бы! Послушайте доброго совета, не тратьте зря вашу юность, сидя в этой глухомани! Увы, молодость очень быстро проходит. Ведь сюда вы всегда сможете вернуться, если захотите! Но сначала попробуйте пожить полной жизнью! Обидно, если вы так потратите ваши лучшие годы, а потом будете горько сожалеть об этом!


        Завидев издалека Мангунгу, Ева радостно встрепенулась. У ворот, поджидая ее, бесновался Буян. И пока автомобиль, пыхтя, взбирался вверх по крутой тропе, ведущей к ферме, пес, захлебываясь ликующим лаем, понесся ему навстречу. Солнце, пробиваясь из-за облаков, играло на его блестящей, отливающей красной медью шерсти.
        - Должно быть, он услышал, как мы уезжали, - засмеялась Ева.
        - Похоже, Буян здорово привязан к вам, верно?
        - Как и я к нему. Только собака может так чувствовать, о чем ты думаешь. Честное слово, иногда мне кажется, что он читает мои мысли! Человек на такое не способен. Если я счастлива, счастлив и он, а когда мне грустно, грустно и ему. Тогда он садится возле меня, кладет голову на колени или лижет мне руки и смотрит на меня такими печальными глазами, что кажется, вот-вот заговорит! Буян такая лапочка!
        Не успели они выйти из машины, как пес вихрем налетел на Еву и, осторожно схватив зубами за рукав, потащил куда-то в сторону.
        - Хочет, чтобы я пошла с ним прогуляться. А вы небось решили, что он вдосталь наигрался с Непией и Майклом? - саркастически хмыкнула Ева.
        Покрутившись, Буян нетерпеливо гавкнул и молнией унесся прочь, не обращая ни малейшего внимания на крики хозяйки.
        - Вот паршивец, вечно все делает по-своему! Вы не отнесете покупки? А я быстренько его прогуляю и вернусь. Тогда приготовлю что-нибудь.
        Через полчаса Ева решила, что пора возвращаться, но Буян, очевидно, придерживался другого мнения. Он и ухом не повел, когда она позвала его домой. Не обращая на нее внимания, понесся к берегу.
        Слишком усталая, чтобы гоняться за ним, Ева махнула рукой и уселась на своем любимом месте на вершине холма. Ветерок доносил сюда аромат сосен. Ева прислушалась. Где-то вдалеке лаял Буян, и в зарослях мангровых деревьев ему вторило эхо. Солнце понемногу клонилось к закату. Провожая его глазами, Ева мало-помалу погрузилась в собственные мысли, забыв о собаке, очарованная окружающей ее красотой.
        Но может быть, именно потому, что Буян перестал лаять, она вдруг очнулась, удивившись наступившей вокруг тишине. В ней было что-то неестественное. Странно, не в привычках Буяна было хранить молчание. Вскочив на ноги, Ева помчалась к дороге.
        - Буян! - позвала она. - Буян!
        Однако собака так и не появилась. Не было слышно и его лая.
        Раздосадованная, Ева перелезла через изгородь и перешла дорогу.
        - Буян! - сердито крикнула она. - Хватит валять дурака! У меня нет ни малейшего желания играть в прятки! Сию же минуту возвращайся, не то останешься без ужина! Ко мне, Буян!
        Мало-помалу раздражение девушки сменилось гневом. Спустя четверть часа безуспешных поисков, когда она уже облазила все заросли мангровых деревьев, спускавшихся к самой воде, заглянула во все расщелины, сплошь заросшие травой, ею овладела паника. Пес не мог никуда деться, повторяла себе Ева. Ведь если бы ему взбрело в голову вернуться, он неминуемо должен был бы пробежать мимо нее. Сидя на самой вершине холма, она просто не могла его не увидеть.
        Но почему же он так и не отозвался? И вроде ничто не указывало на то, что Буян решил искупаться. Скрипнув зубами и что-то невнятно пробормотав, Ева решительно стянула с себя свитер, слаксы, сняла очки и, оставив все это на берегу, погрузилась в холодную воду.
        Она и раньше не раз здесь купалась. Точнее, они плавали тут вместе с Буяном, особенно когда было тепло, поэтому Ева прекрасно знала, что это место чревато опасностью, и каждый раз старалась заставить пса отплыть подальше, хотя он неизменно возвращался именно сюда.
        Даже возле самого берега здесь было довольно глубоко. Ева нигде не могла достать до дна ногами. Плавала она прекрасно, но при этом никогда не забывала, что океан коварен, и была настолько благоразумна, что всегда держалась поближе к берегу. Однако теперь, похоже, о благоразумии надо было забыть.
        Вода была холодной, солнечные лучи не прогревали ее на такую глубину, и потихоньку Ева начала дрожать. Она медленно плыла вперед, осторожно огибая поднимавшиеся над самой водой корявые стволы мангровых деревьев, время от времени хватаясь за них, чтобы удержаться, когда прилив, который с каждой минутой становился все сильнее, тащил ее за собой. И то и дело окликала Буяна.
        Вдруг что-то твердое и шершавое сжало ей щиколотку. Ева вскрикнула, панически дернулась, но это «что-то» держало крепко. От страха перед глазами все поплыло. Она не сразу сообразила, что ее нога застряла между корнями дерева.
        А они обхватили ее щиколотку, словно стальной капкан. Можно было подумать, что это чудовищных размеров кальмар вознамерился утащить ее в свою пещеру. По спине у девушки пробежала дрожь, она изо всех сил рванулась вверх. Вода все поднималась.
        Ева старалась не думать об этом. Дико оглядевшись по сторонам, она увидела вокруг только чудовищное сплетение ветвей, жутким клубком выделяющееся на фоне быстро темнеющего неба. Конечно, они были куда тоньше и слабее тех, которые скрывались под водой, но в любом случае другого выхода у нее не было. Приподнявшись, насколько это было возможно, она уцепилась за ветку сначала одной рукой, потом двумя и, упершись свободной ногой в корявый корень, что было сил рванулась вверх.
        Но это не помогло - вторая ступня была зажата намертво. Вдруг ветка с хрустом обломилась, и Ева, с шумом и плеском рухнув вниз, с головой ушла под воду. Однако нога и тут не поддалась ни на миллиметр.
        Фыркая и отплевываясь, девушка вынырнула на поверхность, отбросила с лица облепившие его мокрые волосы. Потом вздохнула, вновь упрямо уцепилась за ближайшую ветку, до которой смогла дотянуться, и повисла на ней, тяжело дыша. Сердце колотилось как бешеное. Поразмыслив немного, Ева была вынуждена с унынием признать, что у нее нет иного выхода, как ждать, а точнее, надеяться. Может, кто-нибудь наткнется на нее.
        Конечно, отец или даже Ланс наверняка хватятся ее и начнут волноваться. Но даже если они отправятся на поиски, кому придет в голову искать куда-то запропастившуюся Еву в зарослях мангровых деревьев? И вдруг она вспомнила об оставленной на берегу одежде. Вот если они ее увидят… а если в темноте не заметят…
        Ева снова и снова перебирала в мыслях все эти «если» и «вдруг», страшась признаться себе, что к тому времени, когда ее спасатели сообразят спуститься на берег, может оказаться слишком поздно. Вода поднялась уже так высоко, что почти закрывала ей плечи, и медленно, но верно стремилась вверх.
        Она забыла о времени и не имела ни малейшего понятия, сколько ей еще удастся продержаться, цепляясь за ветку слабеющими пальцами. Ева уже совсем заледенела и не чувствовала почти ничего, кроме ноющей боли в сведенных от напряжения мышцах. Она звала на помощь, пока не пересохло горло. Соленая вода зловеще плескалась уже возле самого подбородка, время от времени попадая в открытый рот. Мышцы шеи мучительно ныли. Ева была перепугана до смерти.
        Она не знала, сколько прошло времени, когда ей вдруг почудилось, что кто-то позвал ее по имени. Напрягшись из последних сил, она потрясла головой и уже решила, что ослышалась, когда вновь отчетливо раздалось:
        - Ева!
        - Я здесь! Здесь! - крикнула она в ответ. Но, к ее ужасу, из горла вырвался лишь тихий хрип. Ева откашлялась и снова закричала. Но - о Боже! - осипшая от страха и пережитых волнений, на самом деле лишь что-то прошептала. Она в ужасе застонала и закашляла, выплевывая попавшую в рот соленую воду.
        - Ева!
        Это Ланс. Он уже ближе. Если бы только можно было хоть как-то привлечь его внимание, дать ему знать, где она! Он снова позвал ее. В его крике звучала тревога. И не только… Еве почудился в нем мучительный страх. Прошло еще несколько секунд, которые показались ей вечностью. Ее сердце разрывалось от отчаяния.
        - Только бы он не ушел! Господи, не дай ему уйти! - с рыданием прошептала она.
        Вдруг неподалеку раздался громкий всплеск, как раз в том месте, где осталась ее одежда.
        - Ева! Ответь, где ты? Я не вижу тебя!
        Ланс нашел ее одежду! Значит, догадался, что она в воде! Как же подать ему знак, чтобы он понял, где она?! Отчаяние придало ей силы. Приподнявшись из воды, Ева после нескольких безуспешных попыток вцепилась в другую ветку, которая показалась ей немного тоньше той, за которую она прежде держалась, но с облегчением вздохнула - Ланс не мог не услышать ее возни.
        И вот уже его успокаивающий голос прозвучал над ее ухом. Она почувствовала, как его сильные руки слегка приподняли ее, с восторгом ощутила жар его тела.
        Прижавшись к нему, Ева с облегчением прошептала:
        - Мне кажется… я не видела тебя целую вечность!
        - Все хорошо, милая. Сейчас освобожу тебя, и все будет в порядке. Потерпи немного. Где твоя нога?
        Наконец ему удалось высвободить ее ногу, и, пока он, бережно поддерживая ее, плыл к небольшому просвету среди мангровых деревьев и потом дальше, к берегу, она все шептала, будто в бреду:
        - Буян! Отыщи Буяна! Что с ним?
        - Не волнуйся из-за него. Он непременно найдется, я тебе обещаю, - уверенно сказал Ланс и вынес ее на покрытый травой берег. - Жаль тебя огорчать, но твои очки разбились. Я на них наступил. Кстати, именно так обнаружил твою одежду.
        Ева слабо покачала головой. Зубы ее выбивали отчаянную дробь.
        - Н-не важно! - пробормотала она, трясясь как в лихорадке. - У м-меня есть еще п-пара. Нужно отыскать Буяна.
        Ланс торопливо укутал ее в свою куртку, оставленную на берегу, потом поднял на руки безвольно обмякшее тело девушки.
        - Мы обязательно найдем его, милая, - проговорил он.
        Голова Евы склонилась к нему на плечо, и, уткнувшись в него, она беззвучно заплакала.
        Что было потом, Ева отчетливо не помнила, все происходило словно во сне. Кажется, Ланс внес ее в дом, поднялся по лестнице наверх, осторожно уложил на постель. Возле засуетилась Лорел. В мгновение ока Еву переодели в сухую теплую пижаму и закутали в одеяло, нагретое электрогрелкой. Отец налил стакан горячего бренди и заставил ее сделать большой глоток. После этого она, вероятно, окончательно утратила способность соображать. Провалившись в глубокий, похожий на обморок, сон, Ева проснулась только к вечеру следующего дня.
        Открыв глаза, она увидела, что сквозь занавески в спальню пробивается солнечный свет, улыбнулась ему и вдруг вспомнила ужасные события вчерашнего дня. Буян! Ведь о нем так и не было ни слуху ни духу. Это единственное, что Ева хорошо запомнила, прежде чем уснула.
        Откинув одеяла, она соскочила с постели и чуть было не упала. Ноги почему-то подгибались, все тело болело, а комната как сумасшедшая кружилась перед глазами. Однако тревога заставила Еву, стиснув зубы, кое-как добрести до двери и спуститься по лестнице. А уже в самом низу ее подхватил удивленный отец:
        - Ева! Зачем ты встала?! Тебе не следовало этого делать!
        - Буян! Папа, где он? Ты отыскал его, правда? - Она засмеялась дребезжащим смехом. - Маленький негодяй, он, наверное, просто хотел подшутить надо мной?
        Джо Мэннеринг на руках отнес ее наверх. Заботливо подоткнув одеяло, он отдернул шторы, впустив в комнату солнце, затем осторожно устроился на краешке постели. Казалось, он избегал встречаться с дочерью глазами. Ева испуганно наблюдала за ним.
        - Мне очень жаль, милая. Мы нашли Буяна, но он… он был уже мертв. Должно быть, приливом его занесло в самую гущу мангровых зарослей, а там ударило головой о дерево, да так, что он потерял сознание. Потом его вынесло на берег… Радость моя, мне очень жаль…
        У Джо сжалось сердце, когда он увидел, как ее глаза сразу же стали мертвыми и тусклыми. Опустив голову, Ева мучительно сглотнула вставший в горле комок.
        - Это я виновата, - проговорила она безжизненным голосом.
        - Что за глупости, Ева! Ты не должна так думать!
        - Да, это так. Мне нельзя было отпускать его. Надо было сразу позвать назад. - Она тяжело вздохнула. - Когда мне можно будет встать?
        - Ева…
        - Когда, папа?
        - Думаю, как только окончательно вернутся силы. Слава Богу, тебе удалось избежать пневмонии, но ты, как-никак, перенесла тяжелейший шок. Полежи в постели хотя бы до вечера, ладно? А завтра утром посмотрим.
        Она вяло кивнула, и одинокая слезинка, выкатившись из уголка глаза, медленно поползла по щеке.
        - Постарайся не очень расстраиваться, детка, и не вини себя. Я знаю, как сильно ты любила Буяна, но и он, надо сказать, всегда был отъявленным негодяем.
        Ева снова кивнула.
        - Может, хочешь что-нибудь съесть?
        Но у нее уже как-то сами собой закрывались глаза. Даже слеза не успела высохнуть на ее щеке, как Ева провалилась в глубокий сон. Джо на цыпочках вышел из спальни.


        Когда она проснулась в следующий раз, возле ее постели стоял Ланс. Комната была залита лучами уходящего солнца.
        - Привет! Как самочувствие? - Ланс широко улыбнулся, огляделся по сторонам и осторожно пристроился на крошечном пуфике, стоящем перед туалетным столиком.
        - Все в порядке, - отозвалась Ева, даже не сделав попытки улыбнуться в ответ. - А где сейчас Буян?
        Ланс наклонился вперед, уперся локтями в колени и с хрустом переплел длинные пальцы. Некоторое время он смотрел в пол, потом все-таки решился посмотреть на Еву.
        - Приехали Непия с Майклом и забрали его. Велели тебе передать, что похоронят его по обряду маори.
        Губы девушки беспомощно задрожали.
        - Господи! Это же ирландский сеттер! И все-таки, думаю, ему бы это понравилось! - Отвернувшись в сторону, она уткнулась в подушку и постаралась сдержать подступившие к глазам слезы.
        - Ева…
        - Это все я виновата! Если бы не я, он бы не погиб!
        - Глупости, Ева! Это был просто несчастный случай, вот и все! Тебе не в чем себя винить!
        - Он так много для меня значил…
        - Конечно, дорогая! Я знаю, как тебе нелегко!
        - Откуда тебе знать? - ожесточенно вскинулась она. Потом сразу сникла, и голова ее упала на подушку. - Да, он был просто собакой, но для меня Буян был всем на свете! Тебе не понять.
        Гнев мгновенно высушил слезы, блестевшие на ее ресницах. Ланс едва не ахнул от удивления. Ему впервые довелось увидеть глаза девушки так близко, к тому же без очков. Они были прекрасны - большие, казалось, бездонные, точно два лесных озерца, наполненных прохладной зеленоватой водой.
        - Как ни странно, я-то и могу. Если помнишь, мне тоже довелось потерять близкое существо, которое я любил, причем при таких же обстоятельствах, как ты потеряла Буяна. Я рассказывал тебе, как это случилось, когда ты водила меня полюбоваться памятником. Ее звали Ли. Ударившись головой о доску для серфинга, она потеряла сознание и утонула. И я, как ты сейчас, вначале тоже винил себя. Говорил, что, будь я с ней, ничего бы не случилось, потому что тогда бы я смог предотвратить несчастье.
        Пылавший в глазах Евы огонь погас. Пристыженная, она сразу сникла.
        - Прости, - едва слышно прошептала она. - Я совсем забыла. Должно быть, ты считаешь меня полной дурой и к тому же страшной эгоисткой. - Она помолчала. - Мне очень жаль Буяна, - наконец тихо произнесла она, - но по-моему, я сейчас куда больше оплакиваю себя. Ведь теперь я осталась совсем одна. Спасибо, что ты помог мне это понять. - Тень прежней улыбки мелькнула у нее на губах и тут же исчезла. - Тебе всегда удается привести меня в чувство, верно?
        - Даже если и так, то это тебе на пользу. Правда, не знаю, с чего ты взяла, что я считаю тебя дурой или, скажем, эгоисткой. Просто ты мягкая, чувствительная девочка… и к тому же совсем юная.
        - Ты всегда был так добр со мной. И очень терпелив. Почему?
        Встав, Ланс посмотрел на нее сверху вниз. На губах его играла загадочная улыбка. Ничего не ответив, он передвинул пуфик туда, где он стоял прежде, и повернулся к Еве:
        - А сейчас поспи и тогда, может быть, уже завтра встанешь и спустишься вниз. Как насчет того, чтобы, скажем, пообедать вместе?
        Ева радостно кивнула.
        - Ну что ж, отлично. Я предупрежу Лорел. Спокойной ночи, милая.
        - Спокойной ночи.
        Однако весь следующий день Ева провела в спальне. Она хоть и не лежала в постели, но и носа не высунула за пределы своей территории. И даже не потому, что все еще плохо себя чувствовала. В основном из-за подавленного состояния - рана от потери Буяна была еще слишком свежа.
        Ева ничего не ела и не хотела никого видеть. Ей надо было побыть одной.
        Вечером она рано легла. Правда, после появления Ланса Еве стало немного легче, но слезы все так же то и дело наворачивались ей на глаза. Конечно, горе было уже не таким острым, но Еве хотелось большего. Втайне она мечтала освободиться от тяжести, лежавшей на душе, от боли и отчаяния, терзавших сердце, от всего того, что свалилось на ее плечи. И она поклялась себе, что завтра встанет, займется обычными делами. А погрузившись в повседневные хлопоты, забудет обо всем. Ей еще никогда не доводилось испытывать таких мук, какие выпали теперь, и она дала себе слово, что такое никогда не повторится.
        Во время обеда в дверь неожиданно постучали. В спальню вошла Пэм, приятельница Лорел, которая жила вместе с ней, с тяжело нагруженным подносом в руках. Это была высокая, жизнерадостная рыжеволосая девушка, в которой жизнь, казалось, била ключом. Еве Пэм нравилась. Постепенно симпатия даже перешла в любовь. Она хорошо запомнила тот вечер, когда Джефф, издеваясь над ней, так беззастенчиво старался привлечь к себе ее внимание. Тогда только у Пэм хватило мужества заступиться за нее. И Ева поклялась, что никогда этого не забудет.
        - Привет! Ну как ты, лучше? - весело воскликнула она, с грохотом устанавливая тяжелый поднос возле постели. - Это приказ твоего папы.
        Ева кивнула:
        - Спасибо. Честно говоря, я уже проголодалась, и… мне намного лучше.
        - Мне очень жаль Буяна, - вздохнула Пэм. - Поверь, я понимаю, что ты сейчас испытываешь. Когда я еще жила в Гамильтоне, у меня был колли. Он и щенком был просто чудовищем, а когда вырос, стал гоняться за машинами, поездами, драться с другими собаками! Представляешь? В конце концов пришлось отдать его родственникам, которые держали ферму. В жизни своей так не плакала, как в тот день… - Внезапно она осеклась на полуслове и окинула Еву проницательным взглядом. - Как-то ты изменилась… Только вот не могу сказать в чем. - Присев на краешек постели, девушка задумчиво склонила голову на плечо. - Ага, понятно, это из-за очков! И волосы у тебя распущены… Конечно, ты не такая сногсшибательная красотка, как наша Лорел, но и в тебе, признаться, есть свой шарм. - Осторожно приподняв тяжелую массу спутанных волос с плеч Евы, она забросила их ей за спину и откинулась назад, чтобы полюбоваться, что из этого вышло. - М-м-м… Точно! Тебе надо постричься, причем покороче! А глаза у тебя - просто чудо! Грех их прятать за такими лягушечьими очками! Боже ты мой! Да подкрась ты их чуточку, сделай хорошую стрижку - и
будешь вылитая Одри Хёпберн!
        - Одри Хёпберн?! Ты с ума сошла? Ведь она красавица!
        - Угу. - Пэм покачала головой. - С чего ты это взяла, интересно? Никакая она не красавица, если хочешь знать. Но при этом - дьявольски соблазнительна, верно? Просто умеет себя выгодно подать, вот и все! А значит, и ты это сможешь. - Шаловливые бесенята заплясали в ее глазах, которые, кажется, еще ни одна живая душа не видела без умело наложенного макияжа. - Слушай, а что, если… Давай-ка я быстренько подстригу тебя, хочешь? А потом попробую подкрасить, и посмотришь, что получится! В конце концов, я по профессии стилист и визажист, так что можешь не опасаться, что я сниму с тебя скальп!
        Ева рассмеялась, правда немного неуверенно, но к чему было скрывать, что она радостно возбуждена.
        - Могу себе представить, что скажет папа! Конечно, против стрижки он вряд ли станет возражать. Но вот что касается косметики… кто его знает!
        Пэм сурово поджала искусно подкрашенные губы.
        - Так я и думала, - объявила она неодобрительным тоном. - Но, если хочешь знать мое мнение, уверена, он ничего не скажет. Впрочем… Твой папочка может быть резковат, когда речь идет о таких вещах. Как и мой. «Что это за дрянь у тебя на глазах?!» - скривилась она, передразнивая отца. - А если у него настроение было получше, тогда он говорил: «Откуда у тебя такие синяки под глазами? Можно подумать, их тебе наставил твой дружок!» или «Не вздумай намазать еще один слой этой ваксы себе на ресницы, не то глаз не сможешь разлепить! Я и так уж диву даюсь, как это тебе удается!» Здорово, верно? - Скорчив страшную гримасу, Пэм расхохоталась, присоединившись к Еве, которая уже давно утирала слезы от смеха.
        - Похоже, отцы все одинаковы, - отсмеявшись, пробормотала она.
        Пэм весело кивнула:
        - То-то и оно! Так что скажешь? Согласна? Вообще-то я зашла попрощаться на тот случай, если мы завтра не увидимся.
        - Попрощаться?
        - Ага. Мы с Тони собираемся съездить на выходные в Национальный парк. Уедем рано утром в пятницу, а в воскресенье Тони на обратном пути к вам забросит меня в Окленд. Увы, мне, бедняжке, в понедельник на работу. Остальным-то повезло куда больше. Надо же умудриться - получить отпуск в одно и то же время!
        - Понятно… Счастливая ты! Подумать только - в Национальный парк! - протянула Ева не без зависти. - Ты умеешь кататься на горных лыжах?
        - О, еще бы! Тони и я, мы без ума от горных лыж! Обычно на выходные ездим в Маунт-Эгмонт или в Шато. Проводим ночь в одной из тамошних лачуг или же в шале на горе Руапеху. Там хорошо кататься, и стоит это недорого.
        - Никогда не видела снега… я хочу сказать, настоящего.
        На этот раз пришел черед Пэм раскрыть рот от удивления.
        - Никогда не видела снега?! Батюшки мои, детка, ведь ты же уроженка Северных территорий! Когда мы скатываемся с гор, то просто-таки утыкаемся носом в ваше побережье, которое ты видишь каждый день, едва выходишь из дома, разве нет?! - Заметив растерянное выражение на лице Евы, Пэм быстро спохватилась и смущенно добавила: - Слушай, ты не обиделась?
        - Ничего страшного.
        - Дорогая, ты сама не понимаешь, как много теряешь, поверь мне… Эй, а почему бы тебе не поехать с нами? - вдруг осенило ее. - А Тони привезет тебя обратно! Ему ведь так и так нужно брать машину. Вся остальная компания просто-напросто не поместится в одну, когда они решат вернуться в Окленд. Могли бы, конечно, втиснуться, но, боюсь, такая перспектива никого не вдохновит. Так как насчет того, чтобы поехать с нами? А назад вернешься с Тони. Вот увидишь, как будет весело!
        Глаза Евы засверкали от восторга. Дрожащие пальцы смяли простыню.
        - Правда? Я бы с радостью! Только подумать, увидеть своими глазами настоящий снег! - И вдруг ее радость немного угасла. - Но… Тони… Боюсь, я окажусь третьей лишней.
        - Глупости! - отмела ее возражения Пэм. - А если уж это тебя так волнует, так там полным-полно свободных парней, сама увидишь! И кто знает, может, к концу недели ты еще обзаведешься приятелем?
        При этом невероятном предположении Ева вся сжалась. Энтузиазм ее потихоньку испарился. Само собой, ей до смерти хотелось поехать с ними, немного развеяться, увидеть горы и покататься на лыжах. Но меньше всего она мечтала о том, чтобы
«обзавестись приятелем».
        Пэм, заметив, какой эффект произвели ее слова, заразительно расхохоталась:
        - Так ведь они тебя не съедят, глупенькая!
        - Кто? - Ева вздрогнула. Голос Пэм, казалось, проник в самую сердцевину ее унылых мыслей.
        - Да мужчины же! Послушай, а почему бы тебе не посоветоваться с отцом? А может, предложить Лансу поехать с нами? Тебе ведь он нравится, правда? Мне показалось, вы неплохо поладили.
        - Да, но…
        - Ну а тогда что может быть лучше? - удивилась Пэм. - По-моему, это здорово, а ты как думаешь? Вчетвером куда веселее!
        - Да, конечно. А что, если Ланс не захочет поехать? Все возможно. Но мне не хотелось бы его просить.
        - Предоставь это мне. Еще до вечера я все утрясу, вот увидишь. Сначала поговорю с Лансом и если он не против поехать с нами, то и с твоим папой. А если Ланс откажется, то на этом и покончим. Попрошу твоего отца, может, он что-нибудь придумает. Клянусь, я буду сама деликатность. Ну а ты-то сама как? Хочешь поехать?
        Ева закивала. На лице ее расцвела улыбка. Конечно, она была почти на сто процентов уверена, что Ланс откажется. Но в глубине души у нее теплилась безумная надежда. И девушка уцепилась за нее, махнув на все рукой и решив пока ни о чем не думать. По крайней мере пока не услышит, что решит Ланс.
        - А теперь, может, займемся твоей головой? Если хочешь, я потом тебе вымою волосы и помогу их уложить. А завтра с утра сама сделаю макияж!



        Глава 6

        Утром в пятницу, одеваясь, Ева с трудом верила, что может чувствовать себя такой счастливой. Ее радостное настроение омрачала лишь одна неотвязная мысль о том, что ей больше никогда не доведется услышать рано поутру оглушительных приветствий темно-рыжего сеттера. Однако сейчас она весело напевала, предвкушая поездку в Национальный парк в обществе Пэм, Тони и… Ланса.
        Накануне вечером Пэм остригла ее длинные волосы, потом вымыла их шампунем и уложила прическу. В доме никому об этом не было известно. Так захотела Пэм, заранее наслаждаясь реакцией компании, когда представит ей преображенную Еву. Та тоже хранила тайну, до смерти желая полюбоваться всеобщим удивлением. За завтраком никто ничего не заметил, поскольку остриженные волосы девушки были накручены на толстые бигуди.
        Ее огорчало только то, что Лорел и Джефф не будут при этом присутствовать, так как они рано утром уехали в бухту Тысячи Островов.
        - Они собираются провести там весь день. Поездить, посмотреть, потом пообедать и потанцевать в отеле Вайнтанги, - сообщил дочери Джо.
        Ева сделала вид, что порадовалась за них, и на минуту представила себе шикарный отель Вайнтанги, чванливо взирающий с вершины холма на ровные площадки для гольфа и голубовато-зеленую, с белыми барашками волн бухту Тысячи Островов.
        Поднявшись к себе, она переоделась в одежду, выбранную Пэм - всю ни разу не надетую, - затем глянула в зеркало. И даже присвистнула: «Вот это да! Просто не верится!»
        Ее коротко, как у мальчика, остриженные волосы отливали на солнце роскошным золотисто-каштановым цветом. Пушистые завитки спускались на лоб, оставляя открытыми изящные маленькие уши. Сзади более длинные волосы конусом спускались вниз. Неожиданно стрижка подчеркнула аккуратные ушки, трогательные ямочки у самого основания красиво изогнутой, длинной шеи, высокие скулы и упрямую линию подбородка. Но главное, она сделала особенно заметными огромные глаза. Пэм аккуратно подвела их, наложила на веки почти незаметные тени - зеленоватые и цвета слоновой кости, полюбовалась результатом своей работы и объяснила Еве, как это делается.
        Затем Пэм слегка подкрасила ее ресницы тушью.
        - О пудре можешь забыть. Тебе она не нужна. Да и румяна тоже. Увидишь, как сама раскраснеешься на воздухе, когда мы доберемся до гор, - заявила она. - А потом как-нибудь можешь попробовать подкрасить губы…
        Сама Пэм выглядела восхитительно в темно-серых слаксах, небесно-голубой майке с короткими рукавами и мягком кожаном жакете. Остановившись в дверях гостиной, она еще раз окинула придирчивым взглядом наряд Евы: брюки из шотландки, ярко-желтую рубашку поло и замшевую куртку.
        - Выглядишь потрясающе, честное слово! Пошли! Тони и Ланс уже ждут внизу. Слушай, ты не забыла прихватить то кремовое платье и запасной пуловер?
        - Все, что ты отобрала, лежит вон в той сумке, - ответила Ева, испуганная и радостно взволнованная одновременно.
        - Ладно, тогда идем!
        Сидевший на веранде Джо при виде преобразившейся дочери сначала не мог вымолвить ни слова от удивления. Потом с некоторой долей сомнения рассмотрел ее легкий макияж, но в конце концов заверения Пэм, что его совсем немного, сделали свое дело и он одобрительно улыбнулся.
        - Ты выглядишь просто чудесно, детка, - прогудел отец, обнимая Еву за плечи и выводя ее на крыльцо, возле которого стояла машина и уже поджидали Тони с Лансом. - Ну, веселись хорошенько. Ланс присмотрит за тобой.
        - Обязательно, папа, и спасибо. - Она торопливо поцеловала отца и улыбнулась. Ева впервые собиралась провести где-то целый день без него. И вдруг почувствовала себя совсем взрослой, самостоятельной.
        Увидев ее, Тони одобрительно присвистнул, и Ева поежилась от удовольствия. С замирающим сердцем она ждала, что скажет Ланс, поэтому боялась поднять на него глаза. Однако, украдкой покосившись, заметила, что он улыбается.
        Ланс повернулся к Джо:
        - М-да… Не боитесь доверить мне свою дочку? Джо издал горловой смешок, вполне естественный для такого грузного человека, каким был он.
        - Ну, Ланс, признаться, я тоже об этом подумал. Держу пари, теперь мне лучше полагаться на Еву, верно?
        В первый раз за всю свою жизнь Ева почувствовала, что щеки ее запылали от приятного смущения. Перехватив на лету понимающий взгляд Пэм, она с облегчением рассмеялась.
        - Ну что ж, если мы хотим добраться до Национального парка засветло, думаю, надо трогаться, - заявила Пэм. - Кто поведет первый?
        - Давайте я, - вызвалась Ева. - Мне здешние дороги известны, как никому из вас. Пока к ним не привыкнешь, можно сойти с ума.
        Когда Ланс уселся рядом с ней, а Тони и Пэм, пересмеиваясь и перешептываясь, сзади, она в очередной раз ощутила странную неловкость, потому что взгляд Ланса ни на секунду не отрывался от ее загоревшегося лица. Полуобернувшись, он непринужденно закинул руку на спинку ее сиденья.
        Ева напряженно повела машину, не в силах заставить себя оторвать взгляд от дороги.
        - Расслабься немного, - вдруг посоветовал Ланс. - А то ты похожа на кошку на раскаленной плите.
        Она засмеялась и тут же почувствовала себя лучше.
        - Знаешь, я просто в себя прийти не могу. Подумать только, скоро впервые увижу снег! И это так здорово, что ты тоже решил поехать!
        - Мне тоже так кажется, - серьезно ответил он. - Но снег тут ни при чем. В жизни не думал, что ты можешь быть такой хорошенькой!
        - Это спасибо Пэм. Ее работа.
        - Не совсем. Просто ей попал в руки великолепный материал.
        Уже на подъезде к Таупо Ева увидела величественные горные вершины, увенчанные снеговыми шапками, которые, словно часовые, охраняли путь в Национальный парк: Руапеху, старый вулкан, время от времени просыпающийся и вспоминающий, что не зря носит свое имя «тот, что рычит и ревет, когда нарушают его покой», Тонгариро и Нгарухое. Маленький, уютный городок Таупо красиво раскинулся на берегу самого большого в стране озера. А горы, устремляясь в самое небо, самодовольно любовались сверху своим отражением в его похожей на голубое зеркало глади.
        Еве, застывшей в безмолвном восхищении, показалось, будто залитые пурпурными лучами заходящего солнца горы встают прямо из озера. Однако на самом деле до них еще было порядочно миль.
        Когда они наконец припарковались возле отеля «Шато», стало почти совсем темно. Усталая, но с горящими от возбуждения глазами, Ева выбралась из машины и застыла, пораженная величиной сверкающего огнями здания. Было немного прохладнее, чем она думала. Свежий вечерний ветерок разрумянил ей щеки и проник под одежду. Девушка зябко поежилась.
        Внутри «Шато» оказался точь-в-точь таким, каким Ева представила его себе еще снаружи. От восторга у нее захватило дух. Ей показалось, что она вдруг очутилась в сказочном дворце с огромными залами, высокими потолками, блестящим паркетом и роскошной мебелью. Это был какой-то другой, совершенно незнакомый ей мир.
        Предположив, что Ева еще не совсем оправилась от пережитого потрясения, к тому же устала и продрогла, Ланс посоветовал заказать ужин в номера и пораньше улечься спать. Но Ева пришла в ужас при мысли, что может что-то упустить, и решительно запротестовала. Тогда путешественники решили поужинать внизу, в ресторане.
        Потом, уже лежа в постели и пытаясь уснуть, она все еще радовалась тому, что сумела настоять на своем. Перед ее глазами все еще стоял только что закончившийся вечер. Это был триумф! Ева познакомилась с весьма приятным высоким молодым человеком с загорелым, немного грубоватым лицом, на котором то и дело появлялась улыбка, Тревором Стэнтоном. Он сидел за соседним столиком в компании своих друзей и время от времени с интересом, как она заметила, поглядывал в ее сторону. И было очевидно, что ему весьма по душе то, что он видит.
        Само собой, девушка была польщена. Но так и не поняла, почудилось ли ей или нет, будто в глазах Ланса при этом появилось изумление. А когда он предложил Тревору присоединиться к их компании, не разобралась, порадовалась ли этому.
        - И все же, - сонно пробормотала Ева, - вечер был восхитительным!
        Утро выдалось солнечное и безветренное. Из окна своей спальни Ева увидела Руапеху - вулкан, на вершине которого им предстояло провести следующую ночь. Похожий на перевернутый конус, он горделиво вздымал увенчанную белоснежной шапкой голову, почти упираясь ею в ослепительно синюю гладь неба. Две другие горные вершины скромно прятались за его спиной.
        - Там, похоже, не слишком жарко, - поежившись, заметила Ева.
        - Ну что ты! - махнула рукой Пэм. - Держу пари, ты упаришься прежде, чем мы туда доберемся. И часа не пройдет, как ты вылезешь из свитера, так что не забудь поддеть под него футболку. И захвати какое-нибудь масло или крем от загара, иначе к вечеру тебя можно будет принять за краснокожую скво. Уж не говорю о том, что и чувствовать себя ты будешь соответственно! - Она хихикнула. - Зато насладишься вдоволь! И солнцем, и снегом!
        - Надеюсь, так оно и будет, - буркнула Ева. - Жду не дождусь, когда сброшу с себя всю эту кучу. - Опустив глаза, она критически оглядела толстые шерстяные носки, тяжелые ботинки, теплые брюки из яркой шотландки и пушистый белый свитер, поверх которого накинула жакет. Перчатки и шапочка довершали ее туалет. - В жизни никогда так не куталась, ей-богу!
        - Ничего, еще успеешь порадоваться, что тепло оделась. Не забывай, ночевать нам придется в хижине или маленьком шале на хребте Брюса. А там приходится надеяться только на спальный мешок. Ну, мы готовы? Ничего не забыла? Плед, темные очки, крем от загара?
        Ева кивнула:
        - Даже вот это захватила. - Под мышкой она держала свернутый в рулон толстый кусок пластика.
        Когда уже, устроившись на сиденье подъемника, Ева взмыла вверх к укутанным в пушистые снеговые воротники пикам гор и склонам хребта Брюса, сплошь исчерченным следами лыж, ее пронзила упоительная дрожь. Одной рукой она судорожно прижала к себе свернутый плед и рюкзак с вещами, другой вцепилась в поручни и, казалось, вознеслась прямо в рай. Восхищенный взгляд девушки не мог оторваться от развернувшейся перед ней великолепной картины, а в животе неприятно заурчало - точь-в-точь как на карусели, когда отец еще маленькой девочкой возил ее на ярмарку в Вангарей. Но если на ней подъем чередовался со спуском, то сейчас Ева чувствовала себя птицей, взлетающей все выше и выше в небо.
        Наконец она увидела под собой снег и Ланса, со смехом протягивавшего к ней руки, и ощутила себя совершенно счастливой.
        - Как чудесно! - выдохнула Ева, восторженно оглядывая совершенно новый для нее мир, окрашенный в ослепительно белые и сине-голубые тона.
        Неподалеку от подъемника стояли крошечные хижины. Их заваленные снегом крыши выглядели забавными меховыми шапками. К хижинам веселой гурьбой тянулись приехавшие. Кое-кто уже пристегивал лыжи, торопясь скатиться с вершины, а те, кто прибыли раньше, уже мелькали между остроконечными отрогами хребта, напоминая издали разноцветные вспышки праздничных огней, поскольку все были одеты в яркие куртки и свитера. В основном вокруг была молодежь - веселые, смеющиеся юноши и девушки.
        - Ты собираешься кататься на лыжах? - поинтересовалась Ева у Ланса.
        Глаза ее сверкали от возбуждения, как звезды. Чистый горный воздух разрумянил щеки и пьянил, словно молодое вино.
        - Нет, милая. Это удовольствие для более опытных, чем я. - Он кивнул в сторону Тони и Пэм. - Городские пижоны из Лос-Анджелеса снег видят еще реже, чем кое-кто из известных мне жителей Северных территорий. А это что у тебя? - с любопытством поинтересовался он, окинув взглядом пухлый сверток у нее под мышкой.
        - Что? Ах, это - это пластик вместо тобоггана [Тобогган - быстроходные спортивные сани, которые используются для скоростного спуска по горным склонам, предшественник натурбана.] .
        - Вместо тобоггана? - удивился Ланс.
        - Вот именно, - не утерпев, вмешалась Пэм. - Большинство из тех, кто приезжает сюда на конец недели, но не умеет кататься на горных лыжах, привозят его с собой. Вот, смотри: берешь пластик, расстилаешь его, потом садишься или, если хочешь, ложишься на него - и чем тебе не тобогган? Даже лучше! Пошли, оставим вещи в каком-нибудь шале, если, конечно, удастся отыскать свободное. А потом мы с Тони покажем вам склон, который предпочитают новички.
        Скоро Пэм и Тони уехали, оставив Еву и Ланса возле немногочисленной группы тех, кто предпочитал горным лыжам санки. Какое-то время понаблюдав за ними, Ева дернула Ланса за рукав:
        - Взгляни вон на ту парочку, съехавшую вниз, - у них как раз пластик! И вон у тех ребятишек тоже!
        Ланс кивнул:
        - О'кей, считай, что я согласен. Даже готов разок попробовать.
        Расстелив на снегу кусок толстого пластика, они аккуратно расправили его.
        - Вот теперь хорошо. - Ева захлопала в ладоши, немного неуклюже поднялась на ноги и, украдкой покосившись на Ланса, лукаво предложила: - Могу уступить тебе место спереди, если хочешь, конечно.
        Обернувшись к ней, Ланс смерил ее подозрительным взглядом.
        - Трусиха! - фыркнул он, презрительно выпятив губу, и с решительным видом уселся на кусок пластика, крепко ухватившись руками за его передний край.
        Ева, весело рассмеявшись, устроилась позади, обхватив его за талию, вытянув вперед ноги. Оттолкнувшись, они быстро заскользили вниз по склону, постепенно набирая скорость. Толстый пластик с хрустом сминал легкий слой снега, крохотные льдинки веером взлетали в воздух, запутываясь в волосах и оседая на ресницах, словно снежная пыль.
        Головокружительный спуск завершился у подножия горы самым неожиданным образом: пластик вдруг резко крутанул и парочка с хохотом вывалилась в снег.
        - Ну надо же! - воскликнула Ева, вскакивая. - Пошли скатимся еще разок! Только, чур, теперь я впереди! - И, потащив за собой импровизированный тобогган, принялась карабкаться вверх по склону.
        Добравшись до вершины, Ева оглянулась. Сердце стучало в груди словно бешеное, перед глазами плыли красные круги. Она покачнулась, с трудом удержавшись на ногах.
        Ланс скоро догнал ее. И, тоже тяжело дыша, проворчал:
        - Для чего нестись сломя голову? У нас впереди еще целый день, успеем накататься вволю!
        - Как странно… Ничего не понимаю, - растерянно пробормотала она, совсем сбитая с толку. - Я бежала, бежала, и как будто ни с места! Дома, в Мангунгу, я легко карабкаюсь на самые высокие склоны и никогда не задыхаюсь!
        - Это все высота, - терпеливо объяснил Ланс, - и гораздо более разреженный воздух. Если ты будешь изображать из себя горную козу и носиться вверх-вниз, то очень скоро свалишься! Не надо торопиться, понимаешь? Иди куда хочешь, вверх, вниз, но только не спеша! И потом, не забывай, у нас впереди целый день. Ты ведь не хочешь проваляться в шале до вечера, верно?
        Съехав еще пару раз вниз, Ева и Ланс почувствовали себя бывалыми спортсменами и отправились поискать более крутой склон. Вскоре им удалось обнаружить такой, на котором не было ни одной живой души. Однако быстро выяснилось, что вскарабкаться по нему им обоим, еще не привыкшим к горному воздуху, совершенно невозможно. Одолев не более трети пути, они в полном изнеможении свалились в снег и один за другим покатились вниз, вскоре оказавшись в глубокой расселине.
        Убедившись, что она больше не скользит, Ева безуспешно попыталась отдышаться. Ее душил смех.
        - Будете продолжать в том же духе - придется отнести вас в шале еще до обеда. И продержать там до вечера, - пригрозил Ланс, подползая к ней.
        Катясь кубарем по склону, оба умудрились потерять солнечные очки.
        - Ох, напугал! - Ева потрясла головой. - Я в жизни никогда так не веселилась! И так счастлива, что готова обнять весь мир!
        Ланс засмеялся и, облокотившись о снег, склонился к Еве, заглянул ей в лицо. Никогда еще он не видел ее такой красивой: сияющая улыбка, припорошенные снегом брови и темные волосы, показавшиеся ему еще более пышными на сверкающем снежном покрывале.
        Сердце Евы ухнуло в пятки, потом застучало, как молот. Наверное, лицо ее изменилось, потому что улыбка на губах Ланса вдруг дрогнула и исчезла.
        - Может быть, для начала обнимете меня? - шепотом спросил он. - Клянусь, ваш порыв не останется без ответа!
        На какое-то мгновение Ева оцепенела и не могла шевельнуть даже пальцем. «Господи, - подумала она, - ведь он собирается меня поцеловать! И хорошо! Пусть Ланс будет первым. Я хочу целоваться только с ним». Между тем его голова склонилась ниже, а ее взгляд замер на его губах. Она не слышала ничего, кроме оглушительного стука собственного сердца.
        И вдруг Еву охватила паника. С криком «Нет!» она откатилась в сторону, потом застыла, как мраморное изваяние, и привычным жестом скользнула пальцами по лбу, заправила за ухо несуществующую прядь. Поднять на Ланса глаза девушка не осмеливалась.
        Однако, услышав его мягкий успокаивающий смех, забыла о смущении и страхе. Чуть-чуть повернувшись, она украдкой метнула в него взгляд. Он смотрел на нее с удивлением, без обиды и раздражения. Ева облегченно вздохнула.
        - Странно, ты выглядела настоящей женщиной, умудренной опытом, уверенной в своей власти, а на самом деле совсем еще ребенок. И отчаянно боишься расстаться с детством, стать взрослой. Или, может, просто ждешь кого-то? - Ланс легко вскочил на ноги и неожиданно выудил из снега двое темных очков. Отряхнув их, одни он протянул Еве, другие надел сам, скрыв за ними глаза. Лицо его приняло непроницаемое выражение.
        И хотя дальше они по-прежнему веселились от души, съезжая по крутому склону, кидаясь снежками, с хохотом толкая друг друга вниз, так что под конец превратились в некое подобие снеговиков, прежняя легкость отношений меду ними вдруг исчезла, возникла непонятная неловкость. Во всяком случае, Ева чувствовала себя именно так. Украдкой поглядывая на Ланса, она пыталась разгадать его состояние. Однако он казался веселым и оживленным, можно было подумать, что для него ничего не изменилось. «Так оно и есть», - решила она. И тем не менее не могла избавиться от смутного ощущения, будто все вокруг потемнело, как если бы туча внезапно закрыла яркое солнце.
        Вечером, после того как все они до отвала наелись, сидя за длинным деревянным столом, Еву отыскал Тревор Стэнтон - молодой человек, с которым она познакомилась накануне. К этому моменту они уже перешли в огромную гостиную, где молодежь весело распевала, коротая время. Немного смущаясь, Стэнтон предложил ей сесть рядом с ним.
        И прежде, чем Ева успела решить, как ей поступить, Ланс уже сделал это за нее. Пожелав им хорошенько повеселиться, он быстро растворился в толпе. Ева растерянно заморгала, но Тревор уже подхватил ее под руку и потащил за собой туда, где устроились его друзья, при этом болтая без умолку, даже не заботясь, слушает ли она его.
        Вытерпев час, Ева торопливо пробормотала какие-то извинения и отправилась разыскивать Ланса. Вскоре она увидела его. Устроившись в уголке, он весело беседовал с очаровательной блондинкой, старше ее всего на три или четыре года. Она стояла перед Лансом с высоким бокалом в руке и кокетливо поглядывала на него из-под ресниц. В каждой линии ее гибкого тела чувствовалась уверенность в собственной неотразимости. Ева тут же невольно вспомнила Лорел. Затем, слегка уязвленная, незаметно попятилась и вернулась к Тревору, его компании молодых, брызжущих весельем юношей и девушек.
        В камине развели огонь, и большинство присутствующих расселись на полу перед ним. Остальные устроились на стульях. Тревор обнял Еву за плечи. Обхватив руками колени, она уставилась в огонь, чувствуя себя тепло и уютно в кольце мужских рук.
        Кое-кто из приехавших привез с собой гитары, и молодежь уже упоенно пела под их аккомпанемент все, что угодно, начиная от народных новозеландских песен и гимнов племен маори и кончая современными поп-хитами. Ева рассеянно обводила взглядом пеструю толпу, пытаясь разглядеть светло-серые слаксы и черный свитер Ланса, но его нигде не было видно.
        Чуть позже возле нее вдруг незаметно появилась Пэм. Склонившись к уху Евы, она тихо прошептала:
        - Мы собираемся уходить. Пошли с нами, иначе потом тебе вряд ли удастся разыскать нашу хижину.
        Ева молча кивнула. Попрощавшись с Тревором и его приятелями, она последовала за Пэм. В коридоре их поджидали Ланс и Тони.
        - Тебя только за смертью посылать, - хмыкнул Тони.
        - Пришлось чуть ли не силой уволакивать Еву из объятий Тревора. Представь себе, бедняга никак не мог с ней расстаться! - захихикала Пэм. - Прямо из одних объятий в другие, верно, Ева? Все тридцать три удовольствия сразу! А теперь поблагодари судьбу, что есть Ланс, чтобы согреть тебя.
        - Что ты хочешь этим сказать? - сонным голосом спросила Ева, которая вдруг почувствовала, что буквально падает с ног от усталости.
        - А то, моя дорогая, что Ланс куда крупнее Тревора. Так что, когда прижмешься к нему ночью, будет намного теплее!
        Ева встрепенулась.
        - Не собираюсь ни к кому прижиматься! - возмущенно фыркнула она.
        Пэм пожала плечами:
        - Хочешь стучать зубами всю ночь - дело твое.
        Выбравшись наружу, они гуськом зашагали к своей хижине. Холодный воздух обжигал щеки, и Ева безумно обрадовалась, когда они наконец до нее добрались. А когда внутри зажгли свет, Ева разглядела два двухъярусных широких топчана. Тогда что же, ради всего святого, имела в виду Пэм, когда говорила, что им придется жаться друг к другу, в смятении думала Ева. Тут ведь есть место для каждого!
        В хижине была небольшая печурка, на которой они сварили горячий шоколад, разлив его по большим кружкам. Затем Пэм и Тони решили укладываться, и Тони без обиняков поинтересовался:
        - Эй, вы двое, который топчан ваш?
        - Коли вы уже ложитесь, можете оставить для нас тот, что пониже, - спокойно ответил Ланс. Допив шоколад, он повернулся к Еве: - Как ты предпочитаешь: укрыться сразу двумя одеялами или же каждому завернуться в свое?
        Ничего не понимая, Ева захлопала глазами. Пэм, которая в эту минуту расшнуровывала ботинки, вопросительно посмотрела на нее.
        - Но… но ведь здесь же четыре… я хочу сказать, места хватит всем, - пробормотала Ева.
        - Это не так, - хмыкнула Пэм, - прежде чем наступит ночь, сюда ввалятся еще по меньшей мере четверо!
        - Ой! - Встретив смеющийся взгляд Ланса, Ева почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
        - Этот ваш обычай для меня тоже в некотором роде новость, - насмешливо проговорил Ланс. - Но, как говорят Тони и Пэм, тут без особых церемоний. К тому же так дешевле. И мы не в Штатах, а в Новой Зеландии, верно? Ведь ты, Ева, новозеландка, правда? А я всего лишь обычный янки, которого хлебом не корми, дай попробовать что-то новенькое.
        - А потом, - вмешалась Пэм, - боюсь, ты пожалеешь, если устроишься со мной. У меня рыбья кровь, я вечно мерзну, даже в самую жару. И между прочим, не только одни горнолыжники так согреваются холодной ночью, - обратилась она к Лансу. - Ева это наверняка знает, а может, и вы успели услышать, что в древности целые племена маори устраивались спать на соломенных матах, которые назывались па. А в наше время многие спортивные команды переняли у них этот обычай. Делают нечто вроде этих па из матрасов, покрывают их простыней и ложатся на них в одеялах или спальных мешках. Неплохо придумано, правда? А какая экономия! Ну, насчет морального аспекта… что ж, если у кого-то на уме дурное, то для этого всегда найдется и время и место! - Пэм без малейшего смущения посмотрела на Еву, потом на Ланса. - Логично?
        - Вполне. - Ланс вытащил из рюкзака одеяла и вопросительно покосился на Еву.
        - Я, пожалуй, завернусь в свое, - пробормотала она.
        А позже, уютно устроившись в кольце его рук и моментально согревшись, вдруг представила себе весь комизм ситуации, в которой неожиданно очутилась, и едва слышно захихикала.
        - Что тут такого смешного? - сонно пробормотал Ланс. Его теплое дыхание согревало ей затылок.
        - Просто вдруг подумала… Бедный папа, он аж зубами заскрипел, когда увидел, что я подкрасила глаза. Промолчал, потому что не захотел портить мне уик-энд. Интересно, что бы он сказал, если бы увидел нас в эту минуту? Знал бы ты, как он обычно ругает янки…
        - Могу себе представить, - сухо перебил Ланс, и его горячие губы прижались к ее виску. - А теперь спи.
        - Наверное, жалеешь, что я не та блондинка, которую ты угощал коктейлем? - промурлыкала Ева, слегка покривив душой.
        Ланс не ответил, но ей показалось, что он улыбнулся. Вслед за этим ее глаза слиплись и она провалилась в сон.



        Глава 7

        Ева с Лансом ждали возле машины, пока Тони и Пэм сдавали взятые напрокат горные лыжи. Бросив прощальный взгляд на «Шато» и остроконечные шпили гор, Ева едва сдержала слезы, потому что подумала, что, если даже судьба когда-нибудь вновь приведет ее в эти места, она все равно никогда не будет так счастлива, как была счастлива в эти дни. «Никогда», - твердила девушка про себя.
        Услышав, как кто-то окликнул ее по имени, она обернулась и увидела торопливо шагающего к ней Тревора.
        - Ева, - пробормотал он, задыхаясь и хватая ее руки. - Слава Богу, застал тебя до отъезда! Может… Я хочу сказать, мы можем увидеться снова?
        Она украдкой покосилась на Ланса. Его лицо было непроницаемым.
        - Ну, я не знаю…
        - Может, когда-нибудь еще выберешься сюда на уик-энд? - Тревор с надеждой заглянул ей в глаза.
        Ева улыбнулась и пообещала:
        - Постараюсь. Если смогу, как-нибудь выберусь.
        Его пальцы чуть заметно сжали ее ладонь.
        - Буду надеяться скоро увидеть тебя снова, - сказал Стэнтон и повернулся к Лансу: - До свидания, сэр! Надеюсь, вы на меня не в обиде. Не хочу, чтобы вы сочли меня любителем охотиться в чужих угодьях.
        - У меня нет никаких прав на Еву, если вы это имели в виду. В противном случае я и близко вас к ней не подпустил бы, не говоря уже о том, что не позволил бы держать мою девушку за руку, - лениво протянул Ланс.
        Тревор кивнул и понимающе ухмыльнулся:
        - Вот-вот, совершенно с вами согласен! Еще раз до свидания, сэр. До свидания, Ева!
        Дождавшись, когда он уйдет, она бросила взгляд на Ланса. Тот провожал Тревора угрюмым взглядом, сдвинув брови.
        - В чем дело? Тебе не нравится Тревор?
        - Конечно, нравится, - улыбнулся Ланс. - Похоже, он неплохой парень. Ну, и как тебе новые ощущения? Приятно, когда молодой человек чуть ли не падает к твоим ногам и не в силах дождаться, когда увидит снова?
        Ева расхохоталась:
        - Ну ты и мастер преувеличивать!
        - Неужели? - Ланс вопросительно вздернул бровь, лукаво глядя на нее.
        Они довезли Пэм до Окленда, и Ева чуть ли не со слезами распрощалась с ней. Жизнерадостная Пэм и слушать не хотела никаких слов благодарности и выразила надежду, что Ева непременно навестит ее в Окленде.
        - У нас в квартире полно места, - весело сообщила она.
        Тони предпочел остаться с ней, посчитав, что Ланс и один благополучно доставит девушку в Мангунгу.


        Было уже около половины десятого вечера, когда они наконец добрались до дома, но, не доехав до него, Ланс притормозил на самой вершине холма. Ева нетерпеливо вздохнула.
        - Поехали! - взмолилась она. - Ой, мне кажется, я уже чувствую, как пахнут сосны!
        Ничего не ответив, Ланс выключил фары и заглушил мотор. Весь мир вокруг погрузился в темноту, только высоко в небе таинственно мерцали звезды. Тополя уже почти полностью облетели. Сквозь просветы между ними был виден океан, низко над горизонтом висела серебряная луна, а от нее к самому берегу тянулась сверкающая дорожка.
        - Знаешь, Ланс, я хочу сказать тебе спасибо… за все, но больше всего за этот чудесный уик-энд. Было так замечательно! - мечтательно прошептала Ева. А поскольку он промолчал, с тревогой спросила: - Что-нибудь не так? Ланс рассмеялся:
        - Почему ты спрашиваешь?
        Она с досадой пожала плечами:
        - Не знаю. Просто с тех пор, как мы расстались с Тони и Пэм, ты, по-моему, и двух слов не сказал. Похоже, наши каникулы тебе не доставили удовольствия, я угадала?
        - Что ты, милая, вовсе нет, - улыбнулся он.
        Где-то вдалеке чуть слышно скрипнула дверь, и Ева быстро схватила Ланса за руку:
        - Знаешь…
        Он повернулся к ней, и она вдруг почувствовала, что у нее мгновенно пересохли губы.
        - В субботу…
        - И что же? - недовольно пробурчал он.
        Она с трудом оторвала взгляд от его лица, смутно белеющего в темноте, и отвернулась. Было достаточно тепло, но Ева вдруг почувствовала, что по спине под ее толстым свитером пополз холодок.
        - Ты помнишь, в субботу… когда мы упали на склоне… ты хотел…
        И снова услышала сухой, безрадостный смех.
        - Поцеловать тебя? Похоже, ты так и не научилась без смущения выговаривать это слово, верно?
        - Перестань смеяться!
        - Да я вовсе не смеюсь, милая! Впрочем, тебе не стоит из-за этого тревожиться. Что касается меня, то я уже все забыл. Можешь считать, что этого эпизода вообще не было.
        - Да, конечно, раз ты так говоришь, значит, для тебя так оно и есть. А как насчет меня? - «Вот, пожалуйста, все-таки не удержалась! - с досадой подумала Ева. - Теперь уже ничего не остается, как только продолжать».
        - Что ты имеешь в виду?
        Она стиснула руки и, отчаянно вглядываясь в темноту, постаралась увидеть на его лице хоть какой-нибудь знак, который придал бы ей мужества. Но Ланс просто молчал. Это было непонятно. Ведь прежде он столько раз с готовностью приходил ей на выручку, давая понять, что ему близко все, что она чувствует.
        - Я хочу сказать, - с трудом выдавила Ева, - тогда, в горах, я… я сама хотела, чтобы ты меня поцеловал, а потом испугалась… очень испугалась. Но теперь я больше не боюсь, и… и мне кажется… Ланс… может, ты меня поцелуешь?
        Молчание Ланса непосильной тяжестью давило ей на плечи. Ева даже съежилась. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он заговорил. Но его слова хлестнули ее по лицу, словно пощечина.
        - Мне не очень по душе, когда меня используют, - сказал он.
        Затем открылась дверца, и Ланс вышел из машины.
        Ева выбралась вслед за ним. Обогнав Ланса, она тронула его за рукав. Лицо ее было бледным, но голос не дрожал.
        - У меня и в мыслях не было использовать тебя. Просто… все было так замечательно, и… и ведь меня раньше никто никогда не целовал, вот…
        - Вот ты и подумала, раз уж все так замечательно и мужчины вроде Стэнтона находят тебя дьявольски привлекательной, то почему бы не закончить вечер так, чтобы потом было что вспомнить? Ну а я по воле случая оказался рядом, верно? Единственный мужчина под рукой. Удобно, правда? Поэтому ты и решила предложить мне то, что приберегала для Стэнтона и чему я, к несчастью, помешал, поскольку все время опекал тебя, пока мы были в горах!
        - Ничего подобного! - закричала Ева. - Мне хотелось, чтобы ты был первым, кто меня поцелует. Потому что ты мне нравишься, я тебе доверяю и думала… думала, ты поймешь!
        - Я уже достаточно понял. Хочешь поднабраться опыта, верно? Чтобы в следующий раз, когда на твоем пути встретится Стэнтон или какой-нибудь другой мужчина, который захочет тебя поцеловать, чувствовать себя увереннее и не шарахаться в сторону, как насмерть перепуганный кролик?
        - Неправда!
        - Нет?! Стало быть, я ошибся. Значит, это опять твое проклятое любопытство? - В его голосе зазвенел металл.
        И вдруг Ева почувствовала, что ладони Ланса тяжело легли ей на плечи. Она ахнула, а он рывком притянул ее к себе.
        Страх судорогой стиснул ей горло с такой силой, что Ева даже вздохнуть не могла. Она оцепенела, застыв, как изваяние, в кольце его рук. И только потом принялась бешено извиваться, стараясь вырваться на свободу.
        Ева всегда была сильной, но сейчас почувствовала себя зверушкой, попавшей в стальной капкан. Ланс крепко прижал девушку к себе, его пальцы скользнули по ее шее. Ева ахнула, когда он слегка приподнял ей подбородок.
        - Прекрати дергаться, - прошипел он. - Это ведь именно то, чего ты хотела, разве не так?
        Его лицо медленно приблизилось к ней, закрыв и бархатно-синее небо, и посеребренные лунным светом верхушки тополей. Поцелуй был яростным. В нем не было нежности, только одна страсть. Еве показалось, что Ланс сейчас ее раздавит.
        Наконец он с трудом оторвался от ее губ, поднял голову:
        - Ну, не так уж плохо, верно? - и в ту же секунду разжал руки.
        Еву била дрожь. Она решила, что от злости и негодования, поэтому, повернувшись, чуть ли не бегом бросилась по тропинке к дому. Потом вихрем взлетела по ступеньками, ворвалась в гостиную и с неудовольствием увидела там Лорел и всю остальную компанию. Рассевшись на полу, они сумерничали перед телевизором. При этом, судя по аппетитным запахам, закусывали горячими пончиками с кленовым сиропом свежесваренный кофе.
        - Ева! - прозвучал в темноте удивленный голос Лорел. - Ну и вовремя же ты! А мы тут гадаем, уж не решили ли вы двое остаться там до конца недели!
        Выключив телевизор, она зажгла свет. В то же мгновение глаза всех присутствующих в немом удивлении уставились на Еву. Кто-то присвистнул.
        - Вот это да! - дурашливо завопил Джефф, хотя в его глазах можно было прочесть неподдельное восхищение. - Все-таки я был прав, Лорел! Твоя драгоценная сестричка - настоящая Золушка!
        - Ага, а я, стало быть, сестрица-уродина! - буркнула Лорел. - Ева, можно тебя на минутку? - Она решительно направилась к двери, и Ева, облегченно вздохнув, последовала за ней.
        Меньше всего ей сейчас хотелось слушать остроты Джеффа. Но, бросив взгляд на мрачную Лорел, вдруг сообразила, что и та тоже не собирается ей сказать ничего хорошего.
        - Ну, рассказывай! Кто же, интересно, сотворил с тобой такое чудо? - спросила Лорел, как только сестры поднялись в гостиную Евы.
        Младшая сестра обреченно вздохнула и, стянув жакет, устало бросила его на спинку кресла. Понятно, уныло подумала она, судя по всему, Лорел в своем репертуаре, а значит, нечего и надеяться, что быстро уйдет. Просидит тут до утра, пока не вытянет из Евы все, что произошло с нею за эти дни.
        - Пэм. Это она меня постригла, - сообщила Ева. - А потом они с Тони пригласили меня и Ланса съездить с ними в Национальный парк на уик-энд. Лорел, послушай, неужели это не может подождать до утра? Я устала как собака!
        - Нет, не может! - набросилась на нее старшая сестра. - Да, Джефф сразу тебя раскусил! Ну и хитрюга же ты! Темная лошадка! Я и глазом моргнуть не успела, как ты умчалась в горы вместе с Лансом!
        - И вместе с Тони и Пэм, не забывай! Лорел, да что с тобой, в самом деле? С каких это пор тебя стало волновать, с кем я провожу время? Или ты имеешь что-то против?
        - Ох! - всплеснула руками Лорел. - Вот еще выдумала! Конечно нет! Но то, что ты, как сумасшедшая кошка, гоняешься за Лансом с первой минуты, как он тут появился, это, скажу я тебе, не лезет ни в какие ворота!
        Ева оцепенела:
        - Но я…
        - Можешь не отпираться! Даже Джефф и все остальные это заметили! А бедняга Ланс вынужден терпеливо сносить твои - Господи, как же это назвать?! - твои приставания просто потому, что чувствует себя неудобно. А между прочим, если хочешь знать, он приехал в Мангунгу только ради меня!
        - Вот как? Ради тебя? А по-моему, ты говорила, он интересуется ведением хозяйства на ранчо…
        - О Боже, как ты глупа, Ева! - с досадой фыркнула Лорел. - Может, он решил, что это будет неплохой предлог. Ведь так оно и есть, верно? А кстати, неужели тебе никогда не приходило в голову, для чего я его пригласила?
        И тут наконец у Евы будто открылись глаза, она поняла, на что сестра намекает.
        - Лорел, ты хочешь сказать, что влюблена в него? Но ведь вы с Джеффом… По крайней мере я так считала. Ты провела с ним весь день в бухте Тысячи Островов! Вы почти все время вместе…
        Лорел нетерпеливо отмахнулась и заметалась из угла в угол:
        - Да, я всегда в компании Джеффа, но только для того, чтобы заставить Ланса ревновать! И что же получилось? Возвращаюсь домой, а мне сюрприз! Оказывается, вы с ним умчались в горы на весь уик-энд! Хитро придумано! Знала, что отец не отпустит тебя одну, поэтому заставила и Ланса поехать?
        - Вот еще! Даже и не думала! - взорвалась Ева. Господи, тоскливо подумала она, да что же это такое? Мало того что она устала до беспамятства и еле держится, чтобы не заплакать после пережитого унижения, а тут еще нелепые обвинения Лорел. Однако, собрав силы, сказала: - Пэм и Тони были так добры, что пригласили меня поехать с ними. А потом Пэм спросила Ланса, не хочет ли он составить нам компанию. Она прекрасно понимала, что отцу будет спокойнее, если кто-то вроде Ланса будет рядом со мной. Он согласился, вот и все. А насчет того, что я за ним бегаю… Знаешь, сестричка, вот тут ты попала пальцем в небо. Если он тебе нужен - ради Бога! А теперь, может, наконец уйдешь? Я на самом деле страшно устала!
        Когда Лорел наконец удалилась, сделав на прощание неловкую попытку помириться, Ева почувствовала, что совсем выдохлась. Усевшись перед туалетным столиком, она взглянула на свое отражение в зеркале. Коротко подстриженные волосы уже не падали на ее шею непокорными завитками. Но, открыв ящик трюмо, Ева покопалась в нем, вытащила очки, которые, казалось, уже больше не наденет, и, немного поколебавшись, привычным жестом усадила их на нос.
        Да, этот уик-энд ей запомнится надолго! Она не лукавила, когда говорила Лорел, что в ее чувстве к Лансу нет и намека на влюбленность. Правдой было то, что до сегодняшнего вечера она считала его хорошим другом. Но теперь, после того, что между ними произошло, как понимала Ева, их простым, приятельским отношениям пришел конец. И больше никогда им не удастся вернуть прежнюю дружбу.
        Внезапно вырвавшееся признание Лорел позволило ей увидеть все совсем в ином свете. Ланс всегда поражал ее своей необычайной чуткостью. Заботливый, понимающий друг! Ева презрительно фыркнула. Ну еще бы! Как она и подозревала, он просто ее жалел, вот и все. Только к чему все это? Ради чего ему надо было то и дело жертвовать возможностью побыть наедине с Лорел? Ведь Еве и в голову не пришло бы соперничать с сестрой!
        Она поднесла руку к губам - казалось, они еще хранили жар его поцелуя. Ее первый поцелуй! Пусть он ничего не значил для Ланса, пусть! Для нее означал очень многое!
        На следующий день Ева почти не видела Ланса. Впрочем, и отца тоже. Оба они чуть свет уехали в Каихоне - самый крупный поблизости городок. Джо накануне туманно намекнул, что там у них какие-то общие дела, а Ланс к тому же хочет проехаться верхом.
        Утром, оставшись одна, Ева особенно остро почувствовала, как ей не хватает Буяна. Она так привыкла вставать чуть свет, чтобы вывести его на прогулку. А теперь никто не носился вокруг нее кругами, не предлагал затеять возню, не смотрел на хозяйку преданными, любящими глазами. Буян был ее другом, и сейчас Ева с грустью думала о том, как ей его не хватает.
        А вечером того же дня, устроившись в своей любимой позе на самой вершине холма, она провожала унылым взглядом садящееся за горизонт солнце. Осень все больше вступала в свои права, и на душе девушки было очень тоскливо. «Все изменилось. И уже никогда не будет таким, как прежде, - с грустью рассуждала она. - Хотя, может, просто я сама стала другой. Мангунгу ведь такой же, как всегда. Так же прекрасны горы вокруг, так же стоят тополя, все такой же закат. И ветер, как обычно, гонит к берегу волны. А там, за холмом, по-прежнему стоит маленький городок Кохукоху, в окнах которого сейчас понемногу загораются огни. Теперь смеркается рано - верный знак, что зима уже близко…»
        Сзади, за ее спиной, вдруг хрустнула ветка. Обернувшись, Ева увидела Джеффа. Он стоял точно в такой же позе, как в то самое первое утро Ланс. Правда теперь ей даже не верилось, что это было на самом деле. Неужели с тех пор прошла всего лишь неделя?
        - Привет, Золушка! - воскликнул он, приближаясь к Еве.
        - О Господи, только этого мне не хватало! - с досадой буркнула она и отвернулась. У нее не было ни малейшего желания выслушивать его плоские шуточки.
        Однако Джеффа ничуть не обескуражил такой прием. Подойдя поближе, он удобно устроился на земле возле девушки:
        - А неплохой отсюда вид, верно?
        - Угу. Просто великолепный, особенно когда любуешься им в одиночестве.
        - Закатом, что ли? - хмыкнул он. - Господи, и с чего это тебе взбрело в голову снова нацепить на нос эти колеса? Без них ты такая куколка! - И прежде, чем Ева успела ему помешать, подцепил пальцем ее очки, ловко их сдернул.
        - Отдай! - яростно закричала она.
        - Ах, какие глазки, просто чудо! Ну, рассердись, моя радость, так ты еще прекраснее! Сейчас твои глаза похожи на сверкающие изумруды!
        - Ох, да заткнись ты! - яростно завопила Ева. Потом отвернулась и стала демонстративно смотреть на небо, ясно показывая, что он вообще для нее не существует.
        - Из гадкого утенка ты превратилась в настоящего лебедя, детка, - прошептал Джефф.
        Почувствовав легкое дуновение воздуха, она догадалась, что он придвинулся к ней совсем близко. Оцепенела, но не тронулась с места.
        И вдруг его горячие губы скользнули по ее шее, там, где расстегнутый воротник блузки немного отходил от нее тела. Огонь, вспыхнувший в этот миг в ее глазах, вовсе не был отражением заката. Ева резко отпрянула в сторону, вскочила на ноги, взмахнула рукой и дала нахалу оглушительную пощечину.
        Выражение, тотчас появившееся в его потемневших глазах, ей уже было хорошо знакомо. Он так же смотрел на нее всякий раз, когда они сходились лицом к лицу. Раньше Ева терялась в догадках. Конечно, она догадывалась, что Джефф не испытывает к ней никаких теплых чувств, но только теперь четко поняла, что выражает его взгляд. В нем горела неприкрытая ненависть. Сейчас Ева могла бы поклясться, что Джефф невзлюбил ее с первой же минуты, как увидел. Разумеется, любому мужчине не понравилась бы пощечина, но в Джеффе она возбудила столь острую неприязнь, что девушка на мгновение даже растерялась. Но, быстро взяв себя в руки, рассмеялась сухим, неприязненным смехом, в котором смешались отвращение и страх, ненависть и неверие.
        - Негодяй! - бросила она и увидела, как побагровел Джефф.
        Ему словно плеснули в лицо бурой краской. Оно так потемнело, что красный след от пощечины стал совсем не заметен.
        - Держу пари, будь на моем месте Ланс, ты была бы посговорчивее, - презрительно осклабился он.
        - Откуда тебе знать? Может, он и не пытался?
        - О, так я и поверил! Мне такое и в голову не пришло бы, не заметь я, как ты изменилась в последнее время! Не хочешь ли сказать, что между вами ничего не было? И это при том, что вы провели вместе не одну ночь!
        - Меня тошнит от твоих предположений!
        - Ой-ой-ой! Да у Ланса такая же горячая кровь, как у любого другого парня! - Джефф пожал плечами. - А тебе он нравится, верно, крошка? - И, не получив ответа, расхохотался. - Но до добра тебя это не доведет! Бедняга все еще влюблен в девчонку, которой вот уже лет пять как нет на свете! Ее звали Ли. И она была красотка, еще почище, чем Лорел! Но она умерла, мир праху ее! Ударилась о доску для серфинга и утонула…
        - Знаю, Ланс мне рассказывал, - перебила Ева. - Прошу тебя, уходи! Не имею ни малейшего желания слушать! Да и вообще… ты мне противен!
        - Интересно, а то, что он винит в ее смерти себя, ты знаешь? Может, он и это тебе говорил? - спросил Джефф, не обратив ни малейшего внимания на ее слова. - Да, да, его до сих пор грызет чувство вины, ведь он, видишь ли, был слишком занят, чтобы приглядывать за ней. Вот она и сбежала в Палм-Спрингс с другим парнем. Девчонка была с гонором. Хороша, как картинка, но с ветерком в голове.
        Так вот, значит, почему такой болью исказилось лицо Ланса, когда Ева вообразила, будто когда-то в прошлом какая-то девушка бросила его ради другого!
        - Неужели тебе доставляет радость причинять людям боль? - поинтересовалась она.
        - Не совсем так. Хотя, когда речь идет о Лансе, пожалуй, да. Мы с… в общем, мы с ним никогда не ладили.
        И вдруг Ева догадалась:
        - Слушай, а не ты ли тот парень, с которым его девушка сбежала в Палм-Спрингс?
        - Я всегда говорил, ты неглупая девчонка…
        - Какой же ты мерзавец!
        Джефф равнодушно пожал плечами:
        - Почему? У нее с Лансом не было ни единого шанса! Да и у любой другой девушки тоже, не только у бедняжки Ли! Конечно, с тех пор кое-что изменилось. Вот такая женщина, как Лорел, ему подошла бы, но только не ты.
        - Неужели? И что же мне, по-твоему, делать? Поплакать у тебя на плече? - рассмеялась Ева. - Нет уж, спасибо! Меня тошнит от одной мысли об этом! - Она отвернулась.
        Неожиданно Джефф с силой схватил ее за плечи, опрокинул на землю и через мгновение всем своим тяжелым телом придавил сверху. Она забилась, с отвращением и страхом увидев прямо перед собой его лицо, но, поняв тщетность своих усилий, затихла. И окаменела, когда его губы прижались к ее губам: Джеффу показалось, что он целует статую.
        И вдруг сердце Евы дрогнуло от страха - совсем рядом с ними раздался голос, который она не могла не узнать.
        - Когда закончите, не забудьте, что вас ждут к обеду.
        Джефф вздрогнул, отпустил девушку, но к тому времени, как она вскочила на ноги, Ланс уже повернулся на каблуках и торопливо зашагал к дому.
        Прежде чем броситься за ним, Ева нагнулась за своими очками и не могла не заметить злорадного взгляда Джеффа, брошенного в ее сторону. Само собой разумеется, он считал, что расплатился за пережитое им унижение, причем расплатился с лихвой.
        Обед тянулся невыносимо долго. Пару раз Ева перехватила устремленный в ее сторону испытующий взгляд Ланса. Ей казалось, она догадывалась, о чем он думает. Наверняка себе говорит: «А похоже, эта девчонка не теряет зря времени!»
        Она облегченно вздохнула, когда трапеза подошла к концу. Перемыла всю посуду и вдруг увидела направлявшуюся к ней Лорел. У сестры было странное лицо: то ли она устала, то ли была чем-то расстроена.
        - Зайди на минутку к папе, Ева, - сказала Лорен.
        - Что-нибудь случилось?
        - Похоже на то. Он в библиотеке. - У Лорел дрогнули губы, будто она собиралась что-то добавить, но передумала. Поколебавшись немного, Лорел улыбнулась какой-то дрожащей улыбкой, порывисто стиснула пальцы сестры и исчезла.
        Заинтригованная и немного испуганная, Ева отправилась в библиотеку. На пороге немного помедлила - отец был не один. В кресле у книжных полок удобно устроился Ланс.
        - Входи, Ева. Я тебя ждал. Садись, - сказал Джо. - Мне нужно тебе кое-что сообщить, дорогая.
        Дальше все было как во сне. Окинув ничего не понимающим взглядом мужчин, Ева послушно переступила порог. За толстыми стеклами очков глаза ее казались круглыми, как у испуганной птицы. Дрожащими руками она взялась за спинку стула.
        - Помнишь, Ева, не так давно я тебе говорил, что когда-нибудь наступит такой день, когда мне придется продать Мангунгу?
        Страх ледяными пальцами стиснул ей сердце. Проглотив вставший в горле сухой комок, девушка кивнула.
        - Ну вот… Пока обстоятельства складываются так, что срочной необходимости в этом нет. И тем не менее мне сделали предложение, которое заслуживает самого пристального внимания…
        - Папа! - Ева подбежала к отцу. - Ты ведь не… - Глаза ее дико блуждали.
        - Мне очень жаль, Ева. Но я поступил бы глупо, если бы отказался от его предложения…
        - От его предложения?! Чьего, папа?
        - Ну… само собой, я имею в виду Ланса.
        - Ланса?! - охнула она.
        - Мне казалось, ты это поняла. К тому же вы ведь почти подружились. Видя это, я надеялся, ты не станешь возражать, что Мангунгу перейдет в его руки. Ведь он не какой-нибудь незнакомец…
        Ланс! Ева обернулась, чтобы взглянуть на него. Нет, этого не может быть! Ей хотелось закрыть глаза, спрятаться куда-нибудь, чтобы не видеть и не знать, что происходит. Она не хотела верить, что такое возможно. Но она не сделала ничего такого, только руки ее бессильно повисли вдоль тела. И когда Ева наконец заговорила, отец едва узнал ее сухой, неприязненный голос.
        - Ты ошибся, папа! Мне никогда не нравился мистер Каландра! Больше того, я его презираю! Мы никогда не были друзьями и никогда ими не станем! И менее всего на свете я хотела бы его видеть хозяином Мангунгу!
        - Ева!
        Она в упор посмотрела на отца:
        - Да, это именно так, папа! - В ее голосе слышалась неподдельная злость. - Только не его.
        - Милая, он предлагает нам остаться тут. Он говорит, что ничего не имеет против, если мы… ты и я… останемся здесь, сколько захотим!
        - Если ты продашь ему Мангунгу, папа, я никогда не прощу тебе этого! И никогда не останусь здесь. Ни на минуту! Я уеду, и ноги моей больше здесь не будет, клянусь Богом!
        - Ева, я…
        - Прошу тебя, папа! - Бросившись перед ним на колени, она судорожно вцепилась в его руку. - Скажи, что ты не сделаешь этого! Поклянись!
        Джо с тяжелым вздохом уронил голову на руку и машинально потер ноющий висок:
        - Ева, поверь, мне очень жаль, но тут уже ничего не поделаешь. Все кончено, я дал слово. Все документы подписаны и заверены в адвокатской конторе в Каикохе. Там присутствовал и адвокат Ланса. Он приехал из Окленда специально для этого.
        Ева отшатнулась, будто ее ударили. Потом очень медленно отпустила отцовскую руку и выпрямилась. Просто стояла и смотрела на отца. Потом, вдруг вспомнив о Лансе, повернулась к нему. Лицо ее было искажено яростью.
        - Ты, грязный, подлый мошенник… проклятый янки!
        - Ева! - резко одернул ее Джо, пытаясь встать на ноги.
        Ланс тоже поднялся:
        - Все в порядке, Джо. Позвольте мне.
        Поколебавшись, Джо кивнул, затем нетвердыми шагами направился к двери и тихо прикрыл ее за собой. Как только она захлопнулась, Ева бросилась к книжным полкам, гнувшимся под тяжестью книг. Схватив в обе руки по толстому тому, она, как разъяренная фурия, повернулась к Лансу. Тот не двинулся с места.
        - Жулик… грязный мошенник! Обманщик, негодяй, лжец! - В бешенстве она с размаху швырнула в него сначала один тяжелый том, за ним другой.
        Он подхватил их на лету и решительно двинулся в ее сторону, пока Ева лихорадочно пыталась снять с полки другие. Ланс успел как раз вовремя. Еще мгновение, и следующий том тоже полетел бы ему в голову. Отшвырнув книги в сторону, он схватил Еву за плечи и прижал к полкам:
        - Эти книги теперь моя собственность, прошу не забывать этого! И мне не очень-то нравится, когда их швыряют на пол!
        - Убери от меня свои грязные руки! - рявкнула Ева. - И сам убирайся прочь! - Она дернулась, стараясь вырваться, но он держал ее крепко.
        - Сначала поговорим. И поговорим разумно… по крайней мере насколько это возможно, когда разговаривают взрослый человек и невоспитанный ребенок!
        Ева горько усмехнулась:
        - О Господи, эти сладкоречивые янки! Добился своего, да? Такой добрый, такой терпеливый, такой внимательный!.. Еще бы, ведь ты ублажал не кого-то там, а дочку Джо Мэннеринга! Сразу понял, что если кто и способен помешать тебе прибрать к рукам лакомый кусочек - Мангунгу, на который ты нацелился с самого начала, так это я! Мои поздравления, янки! Ловко ты все обтяпал! А я-то еще ломала голову, что ты во мне нашел? Но теперь знаю! Ты понял, что отец не собирается продавать Мангунгу из-за меня, рассчитывая как-то справиться сам, и понял, что для меня Мангунгу - все! Тогда-то в твоей голове созрела эта дьявольская мысль - подружиться со мной, добиться, чтобы я прониклась к тебе доверием. А уж тогда-то, думал ты, я вряд ли стану возражать, что мой любимый Мангунгу попадет в твои руки. Если бы отец сразу заподозрил, что ты мне не по душе, он дважды подумал бы, продавать ли его тебе. Ведь он догадывался, что на первых порах тебе не обойтись без его помощи, а значит, нам пришлось бы на некоторое время остаться здесь, что было бы чертовски неудобно. Ах, бедняжка! Сколько хлопот! Сколько тебе пришлось
потрудиться. Верно? Надеюсь, ты решил, что игра стоит свеч!
        Внезапно стальные тиски, сжимавшие ее плечи, разжались, и Ланс отошел в сторону. Отступив к стене, он сунул руки в карманы и вдруг, к удивлению Евы, захохотал.
«Господи, почему же ему смешно?» - в панике подумала она.
        - У тебя и впрямь богатое воображение, милая! - насмешливо фыркнул он. - Наверное, нелегко тебе приходится, так? А тебе не кажется, что без этих глупых фантазий у тебя было бы куда меньше всяких проблем, сомнений, страхов и дурацких переживаний?
        Ева растерянно заморгала.
        - Знаешь, мне казалось, что ты все время в чем-то меня подозреваешь. То я тебя обманываю, что жалею, то мои чувства к тебе не совсем искренни… И теперь мне кажется, это ранит твою проклятую гордость куда сильнее, чем мысль о том, что отец продал мне Мангунгу.
        Его губы смешливо подрагивали, глаза смеялись, и Ева готова была поклясться, что Ланс едва удерживается, чтобы не рассмеяться.
        Она неловко передернула плечами и буркнула:
        - Ошибаешься! Ну… в общем, конечно, это неприятно! Раненая гордость - штука довольно болезненная. Но только не подумай, что жизнь моя будет разбита только потому, что тебе удалось задеть мою гордость! Мне всегда казалось, что ты что-то затеваешь! Можешь считать это разгулявшимся воображением, ради Бога! Господи, а я-то думала, что более мерзкого типа, чем Джефф, сыскать трудно, но ты!.. Ты - исчадие ада!
        - Странно. Вот ты только что сказала, что считаешь Джеффа мерзким и в то же время с ним целуешься. Тогда что же остается для «исчадия ада»? - Он вопросительно вздернул одну бровь и с насмешкой поглядел на Еву, на мгновение оторвав глаза от горящего кончика сигареты, которую только что раскурил.
        - Я и не думала целоваться с Джеффом! Если хочешь знать, я влепила ему пощечину! Ему пришло в голову делать всякие… всякие грязные намеки, что ты и я, когда мы уехали на уик-энд… в общем, что мы провели вместе ночь, понимаешь? Впрочем, чего еще от него ждать? Похоже, мерзавец ничуть не сомневается, что если тебе и хочется остаться с кем-то наедине, то это с Лорел! Ну, то есть… не то чтобы он прямо так выразился, но это подразумевалось, что, в общем-то, почти одно и то же, - запутавшись окончательно, сбивчиво пояснила Ева.
        - И ты дала ему пощечину, потому что вздумала ревновать к Лорел? - Губы Ланса все еще дрожали от едва сдерживаемого смеха.
        - Вовсе нет! Просто Джефф уверен, что женщины находят его неотразимым. Ему достаточно только взглянуть на любую, как она тут же, рыдая от счастья, упадет ему в объятия! Ну вот и пришлось ему втолковать, что это не совсем так. Он пытался меня поцеловать, а я его ударила. Но он скрутил меня и… Да, кстати, мы не слишком отвлеклись от дела? И когда же Мангунгу официально станет твоим?
        - Не раньше следующего года. У меня еще куча дел. Нужно вернуться в Штаты и кое-что уладить. Пока с этим не будет покончено, можно и не мечтать о том, чтобы начать устраиваться на новом месте.
        - И все это время, насколько я поняла, мы можем оставаться в Мангунгу?
        - И потом тоже… если, конечно, захотите. Мне вряд ли удастся обойтись без помощи твоего отца… да и без твоей тоже. Мужчины не очень-то знают, как вести дом, верно?
        - Можешь на меня не рассчитывать! А что касается ведения хозяйства… Найди себе экономку! Подумать только - жить в Мангунгу, зная, что он больше нам не принадлежит! Да ведь это пытка! - Надеясь скрыть от него навернувшиеся на глаза слезы, Ева нагнулась, чтобы поднять разбросанные по полу книги. Собрав, поставила их обратно на полку.
        - Ева, поверь, мне никогда не приходило в голову тебя обманывать! Клянусь, в моем отношении к тебе не было ничего фальшивого или неискреннего! А поладим мы с тобой или нет, не имеет никакой связи с моей покупкой Мангунгу. Господи, да стал бы я так трудиться, морочить тебе голову, стараться завоевать твою дружбу всего лишь ради того, чтобы завладеть какой-то фермой! Если хочешь знать, я вначале вообще не собирался ее покупать. Эта мысль пришла мне в голову гораздо позже. Но если уж я что-то твердо решил, то ни за что не отступлюсь. И не позволю никому, будь то ты или кто-то другой, стоять у меня на пути! - Опустив голову, Ланс перевел дух и уже более спокойно продолжил: - Честное слово, Ева, мне страшно жаль, что так получилось. Но ведь рано или поздно это все равно бы произошло, верно? И потом, мне казалось, тебе будет легче, если ты будешь уверена, что твой любимый Мангунгу в надежных руках. Ведь мы все-таки друзья…
        - Были друзьями, - уточнила Ева дрогнувшим голосом. Взяв с полки какую-то книгу, она рассеянно пробежала по ней невидящим взглядом. - Но теперь все кончено. Все изменилось…
        - Понимаю, - тихо произнес Ланс и как будто сразу отдалился от нее. - Жаль, что ты не веришь мне, Ева. И еще больше жаль, что уже не считаешь меня своим другом. Не знаю, что и сказать, но я очень дорожил твоей дружбой. Впрочем, рано или поздно это должно было случится.
        Ева по-прежнему не отрывала невидящих глаз от страниц книги. И когда у нее за спиной вдруг неожиданно захлопнулась дверь, почти не удивилась, но строчки вдруг поплыли перед ее глазами.
        Ева опустилась в стоявшее рядом кресло и устало откинула голову. И это после всего того, что было между ними? После того, что он сделал, что говорил?.. На нее вдруг нахлынули воспоминания. Как можно верить такому человеку?
        Надо же, буквально за одну неделю она разом потеряла все: Буяна, Мангунгу и единственного друга, который у нее был. Больше ничего не осталось. Сдернув очки, Ева спрятала лицо в ладонях и разрыдалась.



        Глава 8

        Незадолго перед отъездом компании Лорел вдруг осенила замечательная идея - полюбоваться окрестностями Ваипоуа, заодно там и поохотиться, а уж оттуда отправиться в Окленд. Ее предложение было встречено громкими аплодисментами и восторженными возгласами.
        Отказ Ланса участвовать в этой затее помог Еве принять окончательное решение ехать вместе с остальными.
        Всем казалось, что путь до лесов Ваипоуа - самых величественных лесов Северных территорий - не займет много времени. Однако как только машина оказалась на узкой, продуваемой всеми ветрами, разбитой дороге, всем сразу стало ясно, что добираться придется долго. Уже после часа езды некоторых путешественников стало укачивать, примерно через каждую милю приходилось делать остановки.
        - Знаете, что такое Северные территории? Теперь будете знать - поворот за поворотом, соединенные между собой мостами, - пошутила Лорел, поглядывая на зеленые лица своих гостей.
        По мере того как автомобиль забирался все дальше и дальше в поросшие кустарником некультивированные места, у путешественников все больше захватывало дух от открывающейся перед ними красоты. С левой стороны дороги тянулась величественная горная цепь, покрытая пышным зеленым ковром почти до самых снежных вершин, но иногда горы неожиданно вставали и справа, словно обступая их неприступными стенами.
        Казалось, они попали в прекрасную, но совершенно дикую страну, где не было ни человеческого жилья, ни зверья, а только одна первозданная природа. Лишь изредка из-под самых облаков раздавался крик ястреба или где-то в кустах щебетала птаха.
        - Если бы не линии электропередачи да столбы с проводами, которые понатыкали повсюду, я уже давно потеряла бы со страха голову, - ахала Джоанна. - Мне-то казалось, что красивее Мангунгу нет места, но здесь… Даже страшно, ей-богу! Эти горы… этот кустарник… представляю, каково потеряться в таких местах! - Она зябко передернула плечами. - Живым вряд ли вернешься!
        Лорел весело засмеялась:
        - Скоро мы выберемся из этих мест. Вот проедем еще пару миль, и вы сами заметите, как все вокруг изменится. Эта дикая красота исчезнет как по волшебству. Гор не будет, одни только засеянные поля да фермы.
        Остановившись возле одного из столбов, на котором висела табличка «Место для пикников», все вылезли из машины немного поразмять ноги. Утреннее солнце уже достаточно сильно грело. На такой высоте оно казалось совсем близким. Воздух был наполнен ароматом листвы.
        - Будто мы в волшебной сказке! - с восторгом объявила Гленда. И по узенькой тропинке двинулась в кустарник.
        - Только умоляю тебя, не сходи с тропинки! Слышишь? Иначе тут же потеряешься. Тогда сказка моментально превратится в жуткий кошмар! - крикнула ей вслед Лорел.
        Ева помогла распаковать прихваченные с ранчо ружья, которые принадлежали Джо. Винтовок было три, поскольку лишь троим из всей компании доводилось прежде охотиться - Лорел, Россу и Уэйну. Она тоже не раз бывала на охоте вместе с отцом и ближайшими соседями, но сейчас решила уступить это удовольствие приятелям сестры, а самой просто погулять с остальными.
        По ее совету все оделись потеплее. На ногах у юношей и девушек были сапоги или ботинки на толстой подошве. В рюкзаках они привезли продукты, воду и небольшую аптечку на всякий случай.
        Гленда была права. Лес и в самом деле казался сказочным. Они очутились в волшебной стране исполинских деревьев, кустарника, стоявшего сплошной зеленой стеной, и моря ярких цветов. Если бы не тропинка, змеей извивавшаяся перед ними, земля походила бы на гигантский зеленый ковер, сотканный из мягкого мха и зарослей огромных папоротников, непереплетенных лозами лиан. Подняв голову, Ева восторженно ахнула - солнце, казалось, с трудом пробивалось сквозь зеленое кружево пальмовых ветвей. Повсюду вокруг стояли пальмы пунгу, похожие на гигантские изящные веера, манукау и особенно никау, сверкающие на солнце подобно серебряной паутине исполинского паука. И все же над всеми царили кауру - настоящие великаны, вознесшие свои ветви так высоко, что, сколько наши путешественники ни закидывали головы, чтобы рассмотреть их вершины, из этого так ничего и не вышло.
        Это было настоящее царство буйной зелени. Даже небо над лесом, казалось, отливало зеленым. И этот мир, насквозь прогретый теплыми лучами солнца, настолько заворожил Еву, что незаметно для себя она отстала от остальных. Само собой, Ева знала, что не заблудится, пока будет держаться тропы, поэтому ничуть не испугалась, когда сообразила, что уже не слышит своих спутников. Ей даже не пришло в голову пойти побыстрее, чтобы их догнать. Ева обрадовалась представившейся возможности побыть одной и, словно ребенок, принялась фантазировать, будто действительно попала в принадлежащий ей сказочный мир.
        Прошло довольно много времени, прежде чем она решила, что пора бы присоединиться к остальной компании. Ева ускорила шаг, но и спустя какое-то время не услышала впереди ни голосов, ни смеха. Вокруг стояла тишина.
        Наконец, запыхавшись, Ева пошла медленнее. Оставалось лишь признать неприятный факт, что, задумавшись, она, видимо, сошла с тропы в сторону и незаметно свернула на боковую дорожку. С досады девушка чуть не заплакала! Господи, ну что за глупость! И, повернув назад, почти побежала обратно, хотя понимала, что все это напрасно - скорее всего, будет теперь кружиться на одном месте.
        Скоро ей стало ясно как день, что именно так и происходит. Подумав немного, Ева решила передохнуть, поберечь силы. Усевшись на землю, она решила ждать. Впрочем, ничего другого и не оставалось, как только ждать и надеяться, что остальные, хватившись ее, примутся за поиски. Удобно устроившись возле одного из исполинских каури, Ева прислонилась к корявому стволу и со вздохом вытянула усталые ноги. Даже запела негромко, чтобы не упасть окончательно духом, время от времени прислушивась, не окликают ли ее.
        Прошло несколько часов. Ева убедилась в этом по солнцу. День постепенно клонился к вечеру. Она была голодна, хотела пить и постепенно продрогла. В ее душу закрался страх. Случись это летом, все было бы проще. Тогда ей особенно нечего было бы волноваться. Конечно, в этих местах случались лесные пожары, но крайне редко, чаще вскоре выяснялось, что тревога была ложной. Другое дело осенью и зимой. Тогда любому заблудившемуся грозит серьезная опасность. В Северных территориях, да еще на такой большой высоте, ночи очень холодные. Незадачливый путешественник к утру мог замерзнуть.
        Еве приходилось слышать о людях, ставших жертвами этих лесов. Заблудившись, несчастные проводили в них по несколько дней. Хорошо, если им удавалось набрести на воду - ручеек или же небольшое озерцо. Раздобыть пропитание было труднее. Чаще всего потерявшихся находили уже в крайней степени истощения, бывало и обмороженными, а иногда и мертвыми. Было несколько случаев, когда люди пропали бесследно.
        Неожиданно ледяные пальцы страха сжали сердце девушки. Обхватив колени руками, она постаралась отогнать прочь все мысли, кроме одной - нельзя удариться в панику! Это было бы глупо. Кроме того, до заката оставалось еще несколько часов.
        Солнечный диск медленно, но неуклонно опускался за горизонт, и наконец Еве пришлось признать неизбежное - ей суждено провести здесь всю ночь. Она вдруг смутно припомнила, что порой встречала огромные старые кауру и тотары, корни которых, поднимаясь над землей, образовывали нечто вроде шалаша. Если бы ей посчастливилось отыскать такое дерево сейчас, до того, как окончательно сгустятся сумерки, она могла бы натаскать туда веток, сухого мха и папоротника, устроить себе вполне приличное укрытие, в котором продержалась бы до утра.
        После часа поисков Еве повезло. Она набрела на исполинскую старую тотару с большим дуплом. Внутри дерево было полым. Ева возликовала и, забравшись туда, втащила с собой все, что ей удалось собрать, устроила вполне сносную постель. Мох, на котором она свернулась калачиком, был мягким, как перина, а толстый слой папоротников грел не хуже одеяла. Усилием воли ей удалось заставить себя забыть о терзающем ее голоде, о том, как ноет пересохшее горло, а потом Ева даже почти перестала обращать внимание на зловещие звуки и шорохи, которыми полон ночной лес, - унылые вопли ночных птиц, хруст веток, какие-то шорохи, свист и шуршание насекомых, вой холодного ветра и шелест листьев над головой. Постепенно веки девушки сомкнулись и она крепко уснула.
        Ева не знала, долго ли проспала, но отчетливо поняла - ее что-то разбудило. Сердце девушки сжалось от страха. Затаив дыхание, она лежала, боясь шевельнуться. Какой-то странный звук - будто кто-то барабанит по стволу тотары. Дождь! Оказывается, начался дождь, причем довольно сильный. Крупные капли гулко шлепали по листьям и быстрыми ручейками скатывались на землю.
        - Слава Богу! - понемногу успокаиваясь, пробормотала Ева.
        Через несколько минут стук ее сердца уже перестал грохотом молота отдаваться в ушах.
        Однако уснуть ей больше не удалось. Отчаявшись, она сдалась и просто лежала, глядя в темноту перед собой. Время тянулось нестерпимо медленно. Ева ворочалась с боку на бок. Ее гнездышко вдруг стало жестким и неудобным. А до рассвета оставалась еще целая вечность.
        Наконец начало светать, но утро выдалось сереньким и хмурым. Было довольно холодно. Ева раздвинула охапки папоротника и села, отчего быстро продрогла до костей. Было очень сыро, изо рта шел пар. Вне всякого сомнения, ей еще крупно повезло, что она нашла где провести ночь. «Если бы не это, - уныло подумала Ева, - я вряд ли протянула бы до утра».
        Было уже совсем светло, когда она вдруг встрепенулась - ее ушей коснулся какой-то неясный звук. Пошарив в карманах, Ева отыскала очки, водрузила их на нос и с отчаянно бьющимся сердцем прислушалась. К счастью, звук повторился, на этот раз ближе, и тут она услышала свое имя. Кто-то ее искал.
        Ева отшвырнула ветки, прикрывавшие вход в дупло, и, высунувшись наружу, завопила что есть сил. Впрочем, их у нее оставалось совсем немного. Она ужасно продрогла и умирала от голода.
        Дождь все еще шел. Крупные капли барабанили по листьям тотары. «Словно град», - уныло подумала девушка. Она кричала до тех пор, пока горло окончательно не пересохло. Но к этому времени было уже понятно, что тот, кто разыскивал ее, приближался. И когда высокая фигура Уэйна вдруг показалась из-за деревьев, Ева не выдержала: выскочила из своего убежища, хотела с воплем кинуться к нему, но окоченевшие ноги подкосились, и она лишь с кряхтеньем заковыляла вперед.
        - Ева! Слава тебе Господи! С тобой все в порядке?
        - Д-да. П-прос-с-сто з-замерзла, - стуча зубами от холода, ответила она.
        - Ладно, давай выбираться отсюда. Ты можешь идти?
        - 3-замерзла, ч-черт в-возьми…
        - Давай сюда руки, погрею. - Быстро стащив с себя штормовку, еще хранившую тепло его тела, Уэйн накинул ее ей на плечи. Затем, заботливо поддерживая девушку, поднес к ее губам фляжку с бренди.
        Дождь понемногу перестал. Терпко запахло мокрой листвой. А чуть позже, когда выглянувшее солнце согреет землю, от ее аромата станет кружиться голова.
        - Ну, стало теплее? - спросил Уэйн.
        Ева кивнула, хотя все еще дрожала.
        - Сможешь вернуться к машине?
        - K-конечно, - снова кивнула Ева. - Д-дале-ко я забралась? От дороги, я хочу сказать?
        - Не слишком, впрочем, не это важно: Главное, ты перепугала нас до смерти. Вдруг словно растворилась в воздухе.
        - Мне… очень жаль.
        Уэйн усмехнулся. Морщины на его лице чуть-чуть разгладились.
        - Да уж, жаль. Но боюсь, не так, как нам, когда мы потеряли надежду до тебя докричаться. Вот так, старушка, ну и задала ты нам жару! И не только нам! Если хочешь знать, мы уже подняли на ноги всю округу, в том числе и местных рейнджеров.
        - О нет!
        - Почему «о нет!», собственно говоря? - уже весело поинтересовался Уэйн. - В конце концов, именно за это им и платят, верно? Послушай, раз уж ты согрелась, так пошли, нечего рассиживаться! Давай, давай! И осторожнее! - пробурчал он и тут же подхватил ее, потому что, поскользнувшись на мокрой от дождя траве, Ева чуть не упала. - Да, в таком темпе ты далеко не уйдешь!
        Когда они дошли до края леса и почти добрались до поляны, где накануне устроили пикник и оставили машину, девушка совсем выбилась из сил. Она съела весь шоколад, который нашелся в кармане Уэйна, но желудок у нее по-прежнему сводило от голода. Ни о чем, кроме еды, Ева уже не думала.
        Ковыляя с помощью Уэйна, который по-прежнему не столько ее вел, сколько тащил на себе, она вдруг глянула на поляну и застыла, словно пораженная громом, ничего не понимая. Первый, кого она увидела, был высокий худощавый мужчина. Заметив их, он широкими шагами направился к ним. Это был Ланс.
        - Что… что ты здесь делаешь? - только и смогла выдавить она, когда он подошел ближе.
        Однако в следующую секунду ее так бесцеремонно передали с рук на руки, будто она была - впрочем, такой она и была! - тряпичной куклой.
        - Не твое дело, - проворчал Ланс. - С тобой все в порядке?
        - Да, все чудесно. Только жаль, что я причинила всем столько хлопот.
        Ланс с трудом подавил тяжелый вздох.
        - Где ты ее отыскал? - обратился он к Уэйну. Тот коротко объяснил, и Ланс сокрушенно покачал головой:
        - Ладно, вы тут собирайтесь, а я отвезу Еву в Мангунгу. - Стащив с нее штормовку, Ланс завернул все еще дрожавшую девушку в шерстяной плед и усадил на переднее сиденье машины. Затем, сунув ей в руки термос с горячим супом и сверток с бутербродами, забрался сам.
        Благодаря совместному действию обжигающего супа, шерстяного пледа и включенной печки Ева наконец-то согрелась. Только сердце ее по-прежнему оставалось холодным и становилось все холоднее и холоднее всякий раз, как она украдкой бросала взгляды на суровый профиль водителя. И постепенно пришла к выводу, что настроение у Ланса, должно быть, под стать выражению его лица.
        Но в конце концов именно Ланс прервал затянувшееся молчание:
        - Ну и как? Надеюсь, ночь в лесу пришлась тебе по вкусу?
        - Ну, еще бы! - с сарказмом ответила она. - Ты же знаешь, как я люблю сливаться с природой, чувствовать себя частью этого мира… Если бы не холод, если бы я не промерзла до костей, то с радостью осталась бы там подольше! А то и на всю жизнь!
        - В этом нет нужды! - окрысился он.
        - Как и тебе - командовать! Кто ты такой, скажи на милость? И потом, разве я нарочно заблудилась? Мне очень жаль, что я заставила всех поволноваться, но я уже извинилась. А кстати, зачем ты приехал? И где папа? Да и вообще, как это, интересно, тебе удалось нас разыскать?
        - Это Лорел позвонила домой и объяснила, как доехать, и у меня была карта. А приехал я потому, что об этом попросил твой отец - в отличие от его младшей дочери, он мне почему-то доверяет. Сам же остался дежурить на телефоне - на тот случай, если кто-то позвонит.
        - И как… как он это воспринял? - уже спокойнее спросила Ева.
        - Какого дьявола? Что за идиотский вопрос? Как это воспринял бы на его месте любой отец?! Чуть с ума не сошел, если хочешь знать! Будь я на его месте… Впрочем, черт его знает, не исключено, что благодарил бы небо за чудесное избавление или же плевал через левое плечо, чтоб не сглазить.
        - Вот спасибо! - хмыкнула Ева. Но сердце ее неприятно заныло - никогда раньше Ланс не позволил бы себе разговаривать с нею в таком тоне.
        - Да, да, потому что ты явно не дорожишь отцом, а он на тебя не надышится! Ведь все, что он делает, - это для тебя! И думает он тоже только о тебе! А ты… чем ты ему платишь?! Ты словно заноза у него в глазу!
        - Что ты говоришь?!
        - Что слышишь! Ты слепая, что ли? Вот приедем в Мангунгу, посмотри на отца хорошенько - он стал похож на собственную тень! По-моему, за последние десять часов он состарился больше, чем за предыдущие десять лет!
        Ева уставилась на него ледяным взглядом:
        - Интересно, а тебе-то что за дело до этого, Ланс? При том, как ты относишься ко мне, вдруг такая безумная тревога! Просто переворот какой-то…
        - Не смей так говорить!
        - А почему, собственно говоря? Разве это не в обычаях янки?
        - Послушай, Ева…
        - Нет уж, послушай лучше ты! Мне плевать, как ты это назовешь, но все, что ты сделал, ты сделал для себя, любимого, а вовсе не ради отца или меня! Строго говоря, ты вообще нас использовал… использовал, чтобы заполучить то, что тебе было так нужно! Согласна, задумано было гениально! Только не жди, что я стану плясать перед тобой на веревочке, словно дрессированная обезьянка! Представь, я вовсе не в восхищении от тебя после всего, что ты сделал! Ты даже мне больше не нравишься, вот так-то! Ты для меня - пустое место! И я никогда не приму тебя как хозяина Мангунгу. Никогда!
        - Даже если это будет означать смертный приговор твоему отцу?
        Он произнес это так тихо, что вначале Ева даже подумала, что ослышалась.
        - Что… что ты сказал?
        - Ты все слышала. Твой отец серьезно болен, Ева. Очень серьезно…
        Она застыла, будто пораженная громом, всматриваясь невидящим взглядом в даль, туда, где прямо над горизонтом клубились зловещие хмурые облака и время от времени слышались глухие раскаты грома.
        - Если это опять одна из твоих проклятых уловок, чтобы досадить мне…
        - Ева, да побойся Бога! Знаю, что ты весьма невысокого мнения обо мне, но… Господь свидетель, ты ко мне несправедлива! Однако даже если так, черт возьми, неужели тебе не хватает ума трезво взглянуть на вещи? Неужели ты позволишь ненависти и презрению настолько затуманить твой разум, что не заметишь то, что у тебя перед самым носом?!
        - Если бы отец был болен, я бы знала об этом! Он бы мне сказал! Сказал бы, слышишь?! Мне, родной дочери, а не какому-то чужому человеку!
        - Он не говорил мне ни слова и вряд ли скажет. Да и тебе тоже, моя милая! Ты ведь и сама это знаешь, так что открой глаза! Неужели не видишь дальше своего очаровательного носика? А попробуй посмотри, давно пришло время глядеть на жизнь трезвыми глазами!
        - Ты просто стараешься напугать меня! - воскликнула Ева.
        - Конечно, а как же иначе?! У меня ведь других забот просто нет, верно? Нет, дорогая, просто должен же кто-то привести тебя в чувство!
        Она закусила губу. Целый рой мыслей лихорадочно кружился у нее в голове: «Он врет… или дразнит меня… или и то и другое вместе. Если бы папа был так болен, я бы это знала. Я бы это почувствовала. А может, нет? - Ева нахмурилась. - А что, если это правда? Есть ли хоть один шанс на тысячу, что Ланс говорит правду? В конце конов, он ведь и раньше лгал мне, так с чего бы ему сейчас быть искренним? Почему я должна ему верить? О Боже, что же мне делать?!»
        Весь остальной путь до Мангунгу они не обменялись ни единым словом. И хотя дорога казалась вымершей, Ланс не отрывал от нее глаз - он до сих пор так и не смог привыкнуть ни к крутыми поворотам, ни к рулю с левой стороны.
        - Я уже в полном порядке. Может, мне сесть за руль? - решилась предложить она.
        - Нет. Просто посиди и поразмысли хорошенько над тем, что я сказал, - резко ответил он.
        - Я уже поразмыслила.
        - И что же?
        - Ты и раньше мне лгал.
        Ланс промолчал.


        Машина еще полностью не остановилась, а Ева, хлопнув дверцей, уже бежала к дому. Она намного опередила Ланса. Ноги ее, все еще слабые, то и дело подкашивались. Вскарабкавшись по ступенькам, Ева чуть не рухнула на пол веранды. Но, каким-то чудом удержавшись, вихрем влетела в холл, едва не сбив отца, который спешил ей навстречу.
        - Папа! Папа, с тобой все в порядке? - испуганно воскликнула она, вглядываясь в его лицо.
        - Со мной? - рассмеялся он, обнимая дочь одной рукой. - Конечно, со мной все в порядке. Ведь не я же провел целую ночь в лесу, верно? А кстати, и как тебе это понравилось?
        - Ох, папа! - Уже то, что он пытался шутить, сказало Еве, как он беспокоился о ней. Она порывисто обняла его. - А я-то боялась, что получу хорошую трепку, да еще нудную лекцию в придачу!
        - Кстати, это именно то, что ты заслужила. Господи, девочка, да ты, никак, сошла с ума! Где твой здравый смысл?
        Ева прикинулась кающейся:
        - Наверное, у меня его никогда и не было. Сам же вечно называл меня глупышкой!
        - Да, да, конечно, - хмыкнул Джо. - Знаешь что? Отправляйся-ка ты лучше в постель. А кстати, где же Ланс?
        Ева передернула плечами:
        - Где-то здесь… К несчастью.
        Джо с досадой потер лоб.
        - Дьявольщина, Ева! - возмутился он. - Неужели ты до сих пор не выбросила это из головы?! Ну, если так, то ты заслуживаешь той самой трепки, о которой только что сама говорила!
        Услышав, как он тяжело вздохнул, Ева покосилась на отца и чуть было не вскрикнула. Она вдруг увидела, как он постарел и осунулся. Даже выглядел усталым и больным. В глазах его была безнадежность, возле губ залегли унылые складки. Еву охватил страх. Неужели Ланс сказал правду? В конце концов, беспокойство из-за Мангунгу да еще тревога за нее кого угодно могли свести в могилу. А она даже не догадывалась об этом. И так, наверное, продолжалось бы, если бы Ланс не открыл ей глаза. Еве вдруг стало стыдно.
        - Прости, пожалуйста, папа. Я больше не буду.
        - Поверь, я вовсе не хотел продавать Мангунгу. Я ведь тебе уже говорил. Просто жаль было упускать такую возможность. А потом, вряд ли нам удалось бы подыскать лучшего покупателя, чем Ланс. На редкость порядочный парень. Теперь я спокоен за Мангунгу. Ты уж постарайся поладить с ним, хорошо?
        - Да. Хорошо, папа.
        Джо довольно ухмыльнулся:
        - Знаю я это твое «хорошо, папа», чертовски хорошо знаю! Прекрати немедленно! Вы ведь вроде вначале неплохо поладили… Мне казалось, он тебе нравится. Что же случилось потом? Почему все вдруг изменилось?
        - Он меня обманул.
        - Обманул?!
        Ева кивнула с несчастным видом:
        - Использовал меня для того, чтобы вернее приручить тебя. И вовсе он не хотел, чтобы мы подружились. Просто старался лишний раз не связываться, потому что считал, я могу ему помешать…
        - О, Бога ради, Ева!
        - Но это правда!
        - Чушь какая-то! Просто опять твой ужасный комплекс неполноценности и неумение правильно смотреть на некоторые вещи. Говорил же я тебе, что твое проклятое воображение когда-нибудь сыграет с тобой скверную шутку!
        - Ох, папа! Ты просто не понимаешь! Вот и сейчас - ты готов скорее поверить Лансу, чем мне, родной дочери!
        - Может, это потому, что я знаю тебя куда лучше, чем ты думаешь?
        - Так ты думаешь… ты считаешь, что я лгу?!
        - Конечно же нет! - Джо мягко рассмеялся. - Просто ты слишком сгущаешь краски.
        - Может быть. А теперь послушай меня. - Ева уже начинала закипать, и Джо это видел.
        Ласково обняв дочь за плечи, он увлек ее на кухню, уговаривая:
        - Нет, не сейчас. И потом, что толку снова переливать из пустого в порожнее? Давай просто забудем об этом, хорошо? Там, на кухне Ана, Неп и Майк. Бедняги так переживали, что сидят здесь… дожидаются известий о тебе. Пойди поздоровайся с ними, а потом марш в постель!
        Ева с трудом проглотила вставший в горле комок и неохотно кивнула.
        Ланс был уже на кухне. Наверное, он вошел через заднюю дверь и теперь помогал Непии сменить лопнувшую на гитаре струну.
        - Привет, Ева! - Майкл, сидевший на полу и с интересом наблюдавший за действиями брата и Ланса, просиял и бросился к ней.
        Непия лишь поднял на нее глаза. Ничего не сказал, даже не поздоровался. Просто жадно вгляделся в ее лицо, вероятно, ожидал, что выпавшие на ее долю испытания оставят на нем неизгладимый след.
        - Привет, Майк! - кивнув ему, Ева приветливо улыбнулась Непии и Ане, чинно сидящей на диване. На Ланса она старалась не смотреть.
        - Ух ты! Неужто ты на самом деле потерялась? - протянул Майкл замирающим от страха голосом.
        - Представь себе, - ответила Ева.
        - Ох уж эти девчонки! Одна беда с ними! - тоном глубочайшего пренебрежения буркнул Непия и взялся за гитару.
        - А у нас будет хэнги [Хэнги - празднество.] ! - вытаращив глаза, объявил Майкл.
        - У нас?
        - У нас!
        - Значит, у нас, - усмехнулась Ева. - И когда же оно «у нас» будет?
        - Завтра вечером! Можешь прийти и помочь…
        - Майк! - одернула его Ана.
        - Все в порядке, Ана! Буду рада вам помочь. По-моему, вы это здорово придумали, тем более что большинство друзей Лорел никогда не видели, что такое настоящее хэнги! Во всяком случае, Джефф и Ланс точно! Кстати, может получиться замечательный фильм, - небрежно обронила Ева.
        Ланс поднял голову:
        - Хорошая идея! Непременно скажу Джеффу, чтобы взял кинокамеру. Нам еще в Роротуа посчастливилось снять несколько празднеств маори, в том числе и хэнги, но почему-то мне казалось, что большинство их участников не были чистокровными маори. Надеюсь, теперь наконец-то увижу подлинный хэнги!
        - Ну, знаете ли, мы ведь тоже не чистокровные маори, - вмешался Непия, подняв голову от гитары, а Майкл сдавленно хихикнул. - Наш дедушка…
        - Непия! - резко одернула его мать и повернулась к Еве, которая изо всех сил старалась не рассмеяться при виде сконфуженного лица мальчика. Она знала, что он никогда не упускал возможности рассказать эту историю, каждый раз искренне наслаждаясь произведенным впечатлением. - Ну ладно, раз у вас все закончилось благополучно, тогда мы возвращаемся. Надо хорошенько отмыть этих юных негодников и как следует накормить, иначе покою мне не видать.
        - Может, пообедаете с нами? - радушно предложил Джо.
        Ана покачала головой:
        - Спасибо. Думаю, вам сейчас и без нас забот хватает.
        - Тогда я загляну завтра и помогу, чем смогу, - пообещала Ева.
        - Интересно, о чем это хотел рассказать Непия? - спросил Ланс, когда мать с детишками ушла. - Судя по тому, как Майкл давился смехом и какое лицо было у Евы, мне показалось, что тут кроется какая-то любопытная история. Неужели же Непия ненароком выдал чью-то тайну?
        Джо весело хмыкнул:
        - Паршивец собирался похвастаться, что он наполовину пакеха.
        - В самом деле? Никогда бы не сказал! И Майк тоже?
        - Это Непия так считает. Только кровь тут ни при чем. И он отнюдь не имел в виду то же самое, что мы с вами, когда говорим о кровосмешении. Этот чертенок… Знаете, ему палец в рот не клади! Дьявольски крепкий орешек. - Покрутив головой, Джо весело расхохотался, но, увидев недоумение на лице Ланса, поспешил объяснить: - Видите ли, парнишка считает себя пакеха, потому что когда-то в незапамятные времена его прапрадедушка имел неосторожность съесть первого миссионера, приехавшего в Новую Зеландию. История эта передается из поколения в поколение, и парнишка обожает ее рассказывать. Обычно это производит неизгладимое впечатление. Туристы в ужасе, а в глазах сородичей он вроде национального героя. Однако, к слову сказать, не всем приезжим это нравится.
        Ланс, судя по всему, оказался исключением, поскольку, закинув голову, разразился оглушительным хохотом.
        - Ну и хитрюга! - едва смог выговорить он.
        - Ну а теперь в постель, Ева! - непререкаемым тоном приказал Джо и поднялся. - Судя по всему, остальные возвращаются, так что лучше тебе исчезнуть, пока они еще не вошли.
        - А как же обед?
        - Ничего, сами как-нибудь справятся. Приготовят, не маленькие. А тебе надо отдохнуть. Прими горячую ванну и отправляйся в постель. Вид у тебя неважный, девочка. По-моему, еще немного, и ты заснешь стоя.


        Ева только-только успела принять ванну и скользнуть под одеяло, как в комнату вошла Лорел. В руках у нее был уставленный тарелками поднос. Поставив его на столик, она присела на край кровати и недовольно буркнула:
        - Ну ты даешь! Это надо же! Перепугала всех до смерти!
        - Прошу прощения, - кротко извинилась Ева. - Похоже, последнее время мне то и дело приходится извиняться, верно?
        - Ах, да забудь ты об этом! Просто я рада, что ты нашлась, живая, невредимая, и что все уже позади. Ну а как же все-таки это произошло?
        Затаив дыхание, старшая сестра выслушала рассказ о злоключениях Евы, а когда та закончила, зябко передернула плечами и хмыкнула:
        - Слава Богу, что все это стряслось не со мной! Уж я бы точно спятила со страха - впала бы в панику, навоображала бы черт знает что и сама себя напугала бы до смерти! Мне повсюду мерещились бы дикие кабаны! И не только кабаны! Разве ты об этом не думала?
        - Еще бы! - расхохоталась Ева. - Однако сам черт не добрался бы до меня в моем убежище! Ну а если бы даже кабаны, то что? Не думаю, что они вот так сразу же набросились бы на меня. Скорее сами бросились бы наутек!
        Лорел недоверчиво покачала головой:
        - Только не надо делать такие невинные глаза, ладно? - Закинув руки за голову, она потянулась всем телом и сладко зевнула. - Господи, как я тебе завидую! Уже нежишься в теплой постели, счастливая! Знаешь, пожалуй, я после ужина последую твоему примеру! Мы ведь прошлую ночь спали в лагере. Только, держу пари, ты в своей норе, наверное, выспалась лучше, чем мы в наших мешках!
        - Лорел, ты ведь знала, что отец продал Мангунгу Лансу, правда?
        Глаза у сестры потухли, улыбка исчезла с ее лица, и оно стало серьезным, даже печальным. Она кивнула.
        - И что ты почувствовала, когда узнала? Лорел пожала плечами:
        - Что ж… конечно, это была неожиданность, однако, надо признать честно, довольно приятная.
        - Ты и в самом деле была удивлена? Стало быть, не догадывалась, что Ланс собирается покупать Мангунгу?
        Поднявшись, Лорел подошла к стеклянной двери, вышла на балкон и, постояв немного в темноте, вернулась в спальню.
        - Ты шутишь? Откуда мне было знать?
        - Но раз вы с ним любите друг друга, само собой, я подумала…
        - Любим друг друга? О Господи! Повторяю, как попугай! Послушай, Ева, - Лорел опять осторожно присела возле сестры, - я совсем не влюблена в Ланса. И никогда не была. Просто он вечно раздражал мою гордость, бросал мне вызов. Это был единственный мужчина, который никогда не упускал случая подчеркнуть, что уж он не так глуп, чтобы потерять голову из-за меня или моей потрясающей красоты! Какой удар по моему тщеславию! И все же в конце концов мне пришлось с этим смириться. Нет, скорее, мне это даже стало нравиться. И если вдруг наши роли переменятся и Ланс, влюбившись, сделает мне предложение, думаю, для меня это будет точно гром с ясного неба.
        - Но если ты не любишь его…
        - Кажется, тебе тоже понравилось повторять, как попугай? Кстати, видела бы ты себя сейчас! Глаза круглые, рот открыт - вылитый попугай!
        - Лорел!
        - Ладно, ладно, - вздохнула она, - успокойся. Я нисколько в него не влюблена, да и он тоже. И мы оба это знаем. Так что, приди ему в голову мысль сделать мне предложение, он будет знать, на что идет. Ну, а теперь, - Лорел с досадой передернула плечами, - даже если он и захочет, я все равно откажусь!
        Ева покачала головой:
        - Ничего не понимаю! Послушай, объясни мне ради Бога, бестолковой, если ты его не любишь, так почему не исключаешь возможности выйти за него замуж?!
        - Но Лос-Анджелес ведь, как-никак, не Окленд! - просто ответила Лорел. - Положение у Ланса великолепное. Выйдя за него, я встречалась бы с самыми потрясающими людьми и вся жизнь у меня была бы такая же потрясающая. А потом… У него денег куры не клюют! А это, знаешь ли, самое главное…
        - Лорел!
        - Господи, да что тут такого?! И нечего так возмущаться. В конце концов, ты спросила - я ответила! Но теперь, когда он вдруг купил Мангунгу и твердит, что станет тут жить… Забавно, верно? Можно сказать, я попалась в свою собственную ловушку. Как глупо! Наверное, я просто не создана для замужества, вот и все. Придется делать карьеру. А впрочем, может, это и неплохо, верно? И куда забавнее!



        Глава 9

        На следующее утро вдруг полил дождь, но, к счастью, не такой сильный, чтобы заставить всех отказаться от идеи устроить вечером великолепный хэнги.
        Большую часть дня Ева провела в хлопотах, помогая Ане и Бену. Впрочем, помимо нее, вокруг суетился еще добрый десяток друзей и родственников, соседей, которые также вызвались помочь. Еды наготовили столько, что хватило бы накормить армию. По обычаю маори, явиться на хэнги мог кто угодно - и званый, и незваный. Хозяева были рады каждому. Поэтому кушаний готовили много, на всякий случай. Ничего не могло быть ужаснее для истинного маори, чем узнать, что кому-то из его гостей было неуютно или он вдруг ушел голодным. Ева была уверена, что такое попросту невозможно!
        Делая вид, что он не обращает никакого внимания на назойливый треск кинокамеры Джеффа, Бен выкопал в земле перед домом глубокую яму, попутно объяснив, что это будет печь. Затем выстлал дно кусками дерева, а на них насыпал камни. К тому времени, когда поленья превратились в уголь, булыжники раскалились докрасна. Разбросав золу, Бен осторожно принялся выкладывать поверх овощи, плоды кумеры и мясо нескольких видов - все завернутое в полотно или большие листья. Ева то и дело сбрызгивала их водой, а потом по команде Бена отошла в сторону, наблюдая, как он деловито прикрыл готовку мешковиной, не забыв оставить небольшую щель для доступа воздуха.
        Все это оставили на пару часов томиться в печке, а к тому времени, когда кушанье было готово, начали прибывать гости, иные живущие за много миль от Мангунгу. Вновь прибывавших быстро представляли приехавшим раньше, и очень скоро каждый уже чувствовал себя так легко и непринужденно, будто был знаком с другими чуть ли не с самого детства. Впрочем, в большинстве случаев так оно и было.
        Ева хлопотала без устали. У нее не было ни малейшей возможности перекинуться с гостями даже словечком. Вместе с Непией и Майклом она суетилась возле импровизированной жаровни, перекладывая горячее мясо с овощами на тарелки. Собравшиеся ели либо сидя, устроившись на земле, либо стоя, оживленными группами. Кто управлялся руками, а кто - прихваченной из дома вилкой.
        Наконец, улучив момент, Ева решила передохнуть. Наложив полные тарелки ароматной тушеной свинины с бараниной и кумерой, она и мальчики отошли в сторону и принялись за обе щеки уплетать аппетитное кушанье. Света было достаточно - включили фары стоявшего во дворе «лендровера», да еще кто-то предусмотрительно прихватил из дома мощный фонарь. Ева украдкой огляделась. Лорел, Джефф и остальная компания держались вместе, но ни Ланса, ни отца нигде не было видно. Однако вначале они были. Ева еще наложила тогда еды в две огромные тарелки, и отец сказал, что одна из них для Ланса.
        Покончив с едой, она отнесла тарелку к груде другой грязной посуды, вытерла руки и вдруг заметила Ану, которая торопливо подошла к ней.
        - Ах, вот ты где, Ева! Только что звонил Ланс.
        - Из Мангунгу?
        - Да. Попросил тебя отыскать. Тебе лучше вернуться домой, и поскорее…
        - Почему? - Сердце Евы вдруг испуганно трепыхнулось.
        - Он не сказал.
        Ева оглянулась и поискала глазами Лорел. Еще четверть часа назад сестра весело смеялась, окруженная компанией друзей. Но сейчас ее не было видно.
        - А куда подевалась Лорел?
        Ана повернулась в ту же сторону и проследила за взглядом девушки:
        - Понятия не имею, Ева…
        Но та уже не слышала, торопливо шагая к выходу, мысленно прокручивая в голове все сказанное Аной. «Папа! - вдруг вспыхнула ослепительная догадка, и Ева помчалась бегом. - Что-то случилось, какое-то несчастье с отцом! Папа?! Наверное, ему плохо. Господи, я чувствую, с ним какое-то несчастье!»
        Как вихрь, она неслась по тропинке, ведущей от фермы Помаре к дороге. Совсем потеряв голову от страха, Ева даже не вспомнила о мотоцикле, на котором приехала из Мангунгу. Прижав к бокам согнутые в локтях руки, девушка мчалась, не чувствуя ни боли в боку, ни бешеного стука сердца, думая лишь об одном: как бы успеть!
        Рванув на себя калитку, она поскользнулась и рухнула прямо в дорожную колею, проложенную колесами подъезжавших к дому машин. Из-за недавно прошедшего дождя она была полна липкой, жидкой грязи. Омерзительная жижа перепачкала ей волосы, облепила лицо, испачкала всю одежду. Зарыдав от обиды, девушка вытерла дрожащие руки о джинсы и, спотыкаясь, побежала дальше.
        На веранде дома горел свет, но Ланса не было видно. Наконец она заметила его. Стоя на верхней ступеньке лестницы, он курил. Заметив бегущую Еву, он спустился вниз и перехватил ее в тот момент, когда она бросилась к лестнице. Схватив Еву за руку, Ланс с изумлением уставился на ее грязное лицо.
        - Дьявольщина! В чем это ты? - ахнул он.
        - Папа! - пробормотала она, лихорадочно вырываясь. - Где… где он? Что случилось? - И почти упала на руки Ланса, чувствуя, что больше нет сил.
        - О чем это ты, черт возьми?!
        - Отец! - крикнула Ева. - Где он? Я хочу его видеть! Скажешь ты, наконец, что с ним? - Она дернулась что было сил, стараясь вырваться и прошмыгнуть в дом.
        - Да погоди ты! Помолчи хоть секунду! - Железные пальцы Ланса крепко держали ее руку. - Твой отец в постели, спит как младенец. И, насколько я могу судить, отлично себя чувствует.
        - Но… что же случилось?!
        - Да ничего! Какого черта? С чего ты вообще вбила себе в голову, будто что-то случилось? Твой отец немного устал, поэтому мы вернулись пораньше, вот и все!
        - Вот и все?! - эхом повторила Ева, даже не сразу сообразив, что он сказал. - Так, значит, с отцом все в порядке? Тогда зачем же ты звонил? Для чего устроил переполох? Ради чего напугал меня чуть ли не до смерти? - Она полоснула Ланса пылающим взглядом.
        - Напугал? - удивился он.
        - Да, напугал! Для чего тебе понадобилось звонить и требовать, чтобы я мчалась домой?
        - Да ничего подобного! Я всего лишь просил передать тебе, что мы ждем тебя дома. Вот и все!
        - Господи, какая разница?! Когда Ана сказала о твоем звонке, у меня сердце чуть не разорвалось! Я подумала, что-то случилось с отцом… - И вдруг слезы рекой хлынули из ее глаз.
        Отвернувшись от Ланса, Ева опустила голову на перила и зарыдала во весь голос, но Ланс не сделал ни малейшей попытки ее успокоить.
        Постепенно рыдания стихли. Шмыгнув носом, Ева сердито высморкалась и вытерла очки подолом рубашки. Она была почти без сил.
        - Так, значит, ты решила, что отец вдруг заболел? - негромко спросил Ланс.
        Ева молча кивнула. Плечи ее устало сгорбились.
        - Мне очень жаль, что так вышло, Ева. Я не думал, что ты так близко примешь к сердцу мои слова о болезни твоего отца. Видишь ли, я был уверен, что ты принимаешь меня за отъявленного лжеца… Считал, что ты попросту не обратила внимания на мои слова…
        Что это? Неужели он злорадствует? Ева сердито вскинула на Ланса глаза, опухшие, красные от слез. Без очков они казались беспомощными. Но нет, его лицо было совершенно серьезным. И тут она наконец вынуждена была признать то, что отказывалась сделать с самого начала: Лансу не с чего было злорадствовать, он всегда говорил ей только правду. Раз за разом этот человек пытался ей помочь и не желал ничего, кроме добра. Это она с презрением его отвергла.
        - Ты ведь веришь мне, правда? Тогда почему все время обвиняешь во лжи?
        Ее вздох перешел в гортанный смешок.
        - Конечно, верю. И раньше верила, просто не хотела в этом признаваться. Гнала прочь даже саму мысль об этом. Мне не хотелось признавать, что ты прав. И если бы что-то стряслось с отцом, то это была бы моя вина… Я была так себялюбива, ну просто как испорченный ребенок.
        - Нет, милая. - Руки Ланса легли ей на плечи, и она доверчиво посмотрела ему в лицо.
        - Не спорь, так оно и есть! - пылко воскликнула Ева. - Я эгоистка, все время только и думаю, что о себе. А он один нес на себе это бремя…
        Забыв о том, что девушка с ног до головы перепачкана грязью, Ланс нежно прижал ее к себе. Его руки обвились вокруг нее, и она расслабилась, сразу почувствовав себя уютно.
        - Послушай, ты просто устала, ложись-ка тоже спать, а?
        Покачав головой, Ева со вздохом уронила ее Лансу на грудь:
        - Когда отец в первый раз сказал, что, по-видимому, с Мангунгу придется расстаться, так как на ведение хозяйства просто не хватает сил, я… подумала только о себе. Наверное, я всегда считала, что мой отец вечен… Знаешь, как дети думают о супергероях? А то, что он уже немолод, нездоров и вообще устал, старалась не замечать.
        - С ним все будет в порядке. Просто беспокойство за тебя и Мангунгу сводило его с ума. Но скоро это пройдет, вот увидишь.
        Она прерывисто вздохнула:
        - Мне так жаль… Постарайся простить меня, Ланс, сам знаешь за что… Помнишь, что я сказала тебе в библиотеке и тогда, в машине? Ей-богу, я этого не хотела! Ты, должно быть, решил, что я себялюбивая стерва. Так оно и есть!
        - Можешь не сомневаться, милая, если бы я так считал, то непременно сообщил бы тебе об этом! Думаешь, я упустил бы такую возможность? Ты же меня знаешь!
        Ева улыбнулась дрожащими губами.
        - Ты был всегда так нежен со мной! Если не считать отца, ты единственный, кто вообще меня заметил, - горько сообщила она. - Может, поэтому-то я тебя и полюбила… - И вдруг, почувствовав, как напряглось его тело, отшатнулась в сторону.
        - Это слишком серьезно, чтобы бросаться такими словами! - тихо сказал Ланс.
        Ева растерянно заморгала:
        - Я не… Я хочу сказать… То есть… извини. - С несчастным видом она вздохнула и добавила: - Наверное, я просто сама не знаю, что говорю. - И вдруг быстро спросила: - Так зачем же ты все-таки позвонил? Для чего просил Ану передать, чтобы я шла домой? - Ее голос зазвенел с новой силой.
        - Ш-ш-ш… загляни-ка в прачечную…
        Пораженная его таинственным тоном, Ева на цыпочках направилась в прачечную и тихонько приоткрыла дверь. В углу, в большой коробке, застланной старым одеялом, лежал крохотный меховой комочек. Это был щенок спаниеля, весь в золотистых завитках, больше похожий на прелестную мягкую игрушку, чем на живое существо.
        - Какое чудо! - благоговейно воскликнула Ева, протягивая руки к щенку.
        - Не стоит, - остановил ее Ланс. - Малыш только-только устроился на новом месте. Честно говоря, я был уверен, что этот маленький негодник начнет хныкать и жаловаться, поэтому-то и позвонил тебе. В конце концов, ведь это ты его новая хозяйка! Вот и изволь о нем заботиться!
        - Так он мой?!
        - Конечно!
        Ева онемела.
        - Он тебе не нравится? - упавшим голосом спросил Ланс.
        - Нет, не совсем так. Просто я подумала, что Непия и Майкл тоже мечтают о таком малыше. Они ведь до сих пор не могут оправиться после гибели Буяна. - Ева оглянулась на Ланса. - Я бы с радостью выпила чего-нибудь горячего. А ты? Не хочешь составить мне компанию?
        Они прошли на кухню. Ланс молча следил, как она наполнила чайник водой и поставила его на плиту, потом расставила на столе чашки, насыпала сахар. Впервые он даже не сделал попытки предложить ей свою помощь. Ева почти физически чувствовала, что между ними появилось какое-то напряжение, словно перед грозой. Ее спина покрылась мурашками.
        - Наверное, ты уезжаешь в воскресенье вместе с Лорел и остальной компанией? - как можно равнодушнее спросила она, передавая ему чашку.
        Ланс кивнул:
        - Да. Думаю, к этому времени с формальностями будет покончено. Я уже договорился с адвокатом твоего отца, чтобы он нанял в Каикохе несколько человек. Надо многое починить, построить новые стойла для коров… да и вообще лишние руки тут не помешают, верно? А чем раньше я вернусь в Штаты, тем быстрее смогу управиться с делами. Ты останешься… да, Ева?
        - Если отец захочет… тогда конечно.
        - А когда я вернусь, ты все еще будешь здесь?
        - Через год?
        - Да, примерно.
        Ева пожала плечами:
        - Не знаю… Как решит отец.
        - Ты должна жить своей собственной жизнью, Ева! Нельзя же так! Ты не имеешь права беспечно расточать свою молодость!
        - Но ведь я же уже говорила: мне не кажется, что я гублю мою жизнь в Мангунгу! - запротестовала она.
        Ланс промолчал. Ева лихорадочно думала, что еще ей сказать, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу, и вдруг вспомнила, как глупо она проговорилась о своей любви. Вот неловкая гусыня! Ее щеки заливались краской. Быстро допив чай, девушка выскочила из-за стола, поспешно пожелала Лансу доброй ночи и, как ошпаренная, кинулась к себе.
        Самое лучшее, решила она, держаться от Ланса подальше. Может, так удастся избегать возникшей между ними неловкости. В конце концов, это ненадолго. Через день он уедет. И тут вдруг поняла, что и в самом деле остался всего лишь один день, а потом он исчезнет из ее жизни на целый год, а может, и навсегда… От этой мысли в который раз за последние дни у нее болезненно сжалось сердце. Но что тут поделаешь? Теперь все кончено. Она не в силах что-либо изменить. Остается только терпеть и надеяться, что со временем эта боль утихнет.



        Глава 10

        В воскресенье Ева проснулась чуть свет, бесшумно оделась и, стараясь никого не разбудить, на цыпочках выскользнула из дома. Она знала, что Лорел и ее приятели тоже собирались встать пораньше, чтобы к полудню поспеть в Окленд, а потому втайне рассчитывала, что, вернувшись, уже никого не застанет. Конечно, это свинство с ее стороны - не попрощаться с ними, она это прекрасно понимала, но ничего не могла с собой поделать и успокаивала себя тем, что имеет право на одну-единственную маленькую поблажку. Никакая в мире сила не могла ее заставить остаться сейчас в доме, чтобы радушно помахать отъезжающим на прощание. Как решиться протянуть Лансу руку и посмотреть ему в глаза, если при этом знаешь, что пройдет Бог знает сколько времени прежде, чем они увидятся снова?! Да и увидятся ли? Пусть уж лучше отец сделает это за нее. Конечно, ему вряд ли понравится ее поведение, но шума поднимать он не станет. Вообще, скорее всего, отец уже давно обо всем догадался. Все понял. Ева грустно улыбнулась. Да, что ни говори, он всегда нюхом чует, откуда дует ветер!
        Взобравшись на холм, Ева уселась на своем обычном месте, обхватила руками коленки и окинула унылым взглядом расстилавшееся перед ней побережье. В такие минуты ей особенно не хватало Буяна. Она вспомнила, как еще совсем недавно он с оглушительным лаем носился вокруг нее, огненно-рыжий, со сверкающими глазами, поистине сгусток энергии! Веселье всегда било в нем ключом. А теперь его нет, и она даже не знает, где его похоронили. «На днях непременно попрошу Непию или Майка, чтобы отвели меня туда, - машинально подумала Ева. - Вот они обрадуются, когда увидят малыша! Они непременно полюбят его, я знаю».
        Время тянулось медленно. Солнце неуклонно поднималось все выше и выше. Небо из темно-синего стало нежно-голубым. Постепенно высохла утренняя роса. Солнечные лучи щедро позолотили остроконечные побеги травы тои-тои, которой заросла обочина дороги. Ее похожие на маленькие копья стебельки чуть заметно покачивались от утреннего ветерка, а покрытые нежным пушком листья сверкали, будто сотканные из тончайшего серебристого шелка.
        - Я так и думал, что отыщу тебя здесь.
        Ева вздрогнула от неожиданности. Конечно, она узнала голос и, оглянувшись, увидела стоявшего за спиной Ланса.
        - О, привет! - ненатурально протянула Ева, изо всех сил стараясь скрыть смущение. - Я… я не слышала, как ты подошел. Ты меня напугал.
        Он уселся с ней рядом.
        - Знаешь, я так и предполагал, что сегодня ты постараешься пораньше улизнуть из дома, чтобы не участвовать в сцене проводов. Кстати, не очень-то вежливо с твоей стороны!
        - Знаю. - Ева пожала плечами и отвернулась. - Терпеть не могу прощаться. Появляется дурацкое чувство, будто чему-то пришел конец.
        - Ну, не совсем так! Ведь ты же еще увидишь и Лорел, и большинство ее друзей! И меня… Правда меня не раньше, чем через год, но ведь это не важно! Фактически единственный, с кем тебе суждено распрощаться навсегда, это Джефф!
        Ева скорчила гримасу:
        - Вот уж о ком я вряд ли пожалею!
        Ланс хихикнул:
        - Бедняга Джефф! Не стоит так сурово его судить. Просто он из тех парней, которым мать-природа сделала великолепный подарок, наделив их известной привлекательностью и даже, так сказать, некоторым шармом. Зато эти бедолаги имеют несчастье думать, что все женщины в мире рады упасть к их ногам, стоит им только пальцем пошевельнуть. Наверное, он был немало удивлен, когда ты без обиняков дала ему понять, что он тебе отвратителен! Это было для него настоящим шоком.
        - Да, получил довольно ощутимый щелчок по носу… И это при его-то самолюбии! - согласилась она.
        - Вообще-то странно. Обычно стоит девушке только посмотреть на него, так бедняжка просто теряет голову. И подумать только, лишь из-за смазливой физиономии!
        - Так же было с Ли? - неожиданно для себя спросила Ева и со страхом заметила, как Ланс окаменел.
        - Кто сказал тебе о Ли?
        - Ну, во-первых, вначале я сама заподозрила нечто такое, помнишь? Ты еще посчитал, что это мое воображение. А потом уже Джефф - в тот вечер, когда ты наткнулся на нас. Он, как ты понимаешь, не упустил случая похвастаться. Затем попытался меня поцеловать. - Покосившись на Ланса, Ева вспыхнула. - Извини. Я не хотела…
        Он равнодушно пожал плечами и полез в карман за сигаретами.
        - Ерунда. Все давно кончено и забыто. Навсегда.
        - Ты правда забыл?
        Он смял сигарету, не успев поднести ее к губам, и отвернулся:
        - Думаю, между мною и Ли все было кончено еще раньше, может быть, даже раньше, чем вообще началось. Во всяком случае для меня. Держу пари, будь Ли жива, сейчас она согласилась бы со мной. Скажи, пожалуйста, а что это за странное дерево вон там? Сколько раз собирался тебя спросить и все забывал.
        Ева проследила за его взглядом:
        - Да это, собственно говоря, не дерево! Что ты так удивляешься? Не веришь? Это гигантская лилия! Она считается самой большой в мире, но почему-то ее называют капустным деревом. Скорее всего, это пошло от первых поселенцев. Те ели ее листья и уверяли, что по вкусу они похожи на капусту.
        Ланс вдруг улыбнулся:
        - Еще один занимательный факт из твоей книги? К тому времени, как я вернусь, она уже будет дописана? А может, и распродана, а?
        - Ой, не знаю! Как ты думаешь, Мангунгу пришел конец?
        Ланс глубоко затянулся новой сигаретой.
        - Стало быть, ты так и не смирилась с тем, что теперь в Мангунгу новый хозяин?
        - Да нет, что ты! Жаль, конечно. Какое-то время наш с папой кораблик еще держался и вот наконец пошел ко дну. А ты… Неужели ты действительно думаешь осесть в наших краях?.. И это после Штатов?! То есть, - смутилась Ева, - я только хотела сказать, что жизнь здесь немножко другая, чем у вас. Да, в общем, все другое.
        - Видишь ли, я ведь родился и вырос на крохотном ранчо, так что ваши просторы мне не в новинку. Увы, эта идиллия продолжалась недолго. Отец все никак не мог свести концы с концами, так что вскоре ранчо пришлось продать. Я до сих пор не могу без содрогания вспоминать первые годы в городе - это было время, когда наша семья пыталась встать на ноги. Я сразу возненавидел городскую жизнь и дал себе слово когда-нибудь бросить ее навсегда. И вот наконец нашел место, где хотел бы поселиться. В эту землю можно без опаски вкладывать любые деньги - она себя окупит. Уверен, Мангунгу ждет счастливое будущее. Вот увидишь, не пройдет и несколько лет, как это ранчо станет процветать! Я дал себе слово, что не пожалею никаких сил, чтобы возродить его к жизни! И увижу это собственными глазами!
        Ева не нашлась что ответить.
        Пристально посмотрев на нее, Ланс вдруг решился:
        - Ева, а если бы я попросил тебя стать моей женой, ты бы согласилась?
        Ей показалась, что она ослышалась. Это было настолько неожиданно, что, растерявшись, Ева просто выпалила:
        - Конечно!
        - Но почему? Ради того, чтобы навсегда остаться в Мангунгу? Ради этого ты готова на любые жертвы? Даже готова выйти за меня?
        - Нет! - возмущенно воскликнула она. - Разве ты не помнишь, позавчера вечером я сама тебе сказала… И это единственная, самая главная причина, почему я согласилась бы стать твоей женой, если, конечно, ты попросил бы об этом. - И, нетерпеливо махнув рукой, добавила: - Но ты же этого не сделал, так о чем тогда вообще говорить?
        - Любовь! - саркастически хмыкнул Ланс. - Что такой наивный ребенок, как ты, может о ней знать?
        - Вполне достаточно! - вспыхнула Ева. - По крайней мере для того, чтобы полюбить.
        Ланс рассмеялся и ласково провел по ее щеке кончиками пальцев:
        - Милая, то, что ты испытываешь ко мне, - всего лишь благодарность, не больше. А любовь… Что ж, может и так. Любовь к старшему брату, родственнику, дяде, наконец! Черт возьми, ведь любишь же ты отца? Да и этих маленьких негодяев с соседней фермы!
        Что это? Ей показалась, или в его голосе действительно прозвучала печальная нотка? Лицо Ланса потемнело, он отвернулся, но быстро взял себя в руки, и, сколько Ева не вглядывалась, так и не поняла, почудилось ли ей это.
        - Я ведь намного старше тебя, - сказал он. - Настолько старше, что такие юнцы, как Стэнтон, без всякого смущения величают меня «сэром».
        - Предпочитаешь, чтобы я влюбилось в кого-нибудь вроде него? А потом вышла замуж и поехала с ним проводить медовый месяц на Руапеху? - Она осеклась, заметив, что у него на скулах заходили желваки и побелели губы.
        Однако Ланс не ответил. Отвернувшись, молча бросил на землю окурок и втоптал его в землю.
        - Скажи, ты этого хотел бы? - настаивала Ева, коснувшись его руки.
        Он вздрогнул и отдернул руку, точно обжегшись. Широко распахнутые глаза Евы наполнились слезами, губы задрожали. Она с обидой взглянула на него и вдруг все поняла. Неужели? Нет, этого не может быть! А может… Нет, невозможно! И все же она рискнула:
        - Ланс!
        И он услышал надежду в ее голосе.
        - Нет! - Произнесенное им слово упало, как камень.
        Их глаза встретились, и Ева похолодела. Отпрянув в сторону, она растерянно заморгала и задумалась, что, должно быть, все-таки ошиблась. Но, увидев его судорожно стиснутые зубы и тяжелую морщину между бровей, сделала еще одну попытку:
        - Ладно, пусть так. Прости, если расстроила тебя. Думаю, ты был прав. Действительно, скорее всего, это не любовь, а просто благодарность. Но, может быть, ты все-таки согласишься меня поцеловать? На прощанье…
        - Да, конечно. - Ланс нежно приподнял ее лицо и коснулся губами щеки.
        Но она мгновенно повернулась, и, когда губы их встретились, знакомый восхитительный холодок пополз у нее по спине. Ланс не сделал ни малейшей попытки отстраниться или остановить ее. Ева лишь почувствовала, как напряглись его мускулы, а тяжелая рука легла ей на затылок. Губы его становились все более требовательными. И вдруг, почувствовав, как она затрепетала в его руках, Ланс упавшим голосом пробормотал:
        - Ева, ты ведь еще так молода! Твоя жизнь еще только начинается… Подумай об этом!
        Ему всегда нравился ее смех. Но сейчас, когда в нем серебряными колокольчиками звенело торжество, Лансу вдруг показалось, что ничего красивее он не слышал.
        - Слишком молода? Для чего? Чтобы назвать тебя «дорогой»? - прошептала она. - А ты послушай, как это звучит! Дорогой! - И пьянящая радость, словно крепкое вино, ударила ей в голову, когда его руки с неожиданной силой сомкнулись вокруг нее, а горячие губы смяли рот в жадном стремлении завладеть тем, что Ева сама с радостью готова была отдать любимому.
        Он осыпал поцелуями ее губы, щеки, шею. Голова у нее закружилась, и, сама не зная как, Ева вдруг почувствовала под собой прохладную зелень травы.
        - Я люблю тебя. Я так люблю тебя! - прошептала она, и пальцы ее запутались в густых волосах Ланса.
        Ее слова как будто заставили его очнуться. Ланс вздрогнул и резко выпрямился.
        - Ланс… что с тобой?
        Он рассеянно провел рукой по растрепавшимся волосам, потом повернулся, и взгляды их встретились.
        - Прости, милая… Боюсь, из этого ничего не выйдет.
        Ева рывком села и ошеломленно посмотрела ему прямо в глаза:
        - Но я не понимаю… Я думала… Разве ты не любишь меня, Ланс?
        Он долго молча смотрел на нее. Потом, коснувшись ладонью ее щеки, тяжело вздохнул и отвел глаза в сторону:
        - Ах, Ева, знала бы ты… но ты никогда не узнаешь.
        Ее глаза вспыхнули.
        - Но тогда…
        Он покачал головой:
        - Не забывай, я ведь должен уехать в Штаты. И вряд ли смогу вернуться раньше, чем через год…
        - Я буду ждать.
        - Год?
        - Сколько угодно! - тихо сказала она. - В моей жизни никогда не будет никого, кроме тебя!
        - Ох, Ева! - потрясенно выдохнул Ланс. - Послушай, девочка… Я улетаю самолетом через неделю. Билет у меня уже есть, но все это можно отложить… перенести… Знаешь, я, наверное, эгоист, я не хочу ждать еще год. Может, ты согласишься обвенчаться со мной прямо сейчас? Тогда мы полетим вместе. Или я прошу слишком многого? Я ведь уже нанял людей. Скоро они приедут на ранчо, и отцу станет полегче. Думаю, ему не составит особого труда подыскать хорошую экономку… А потом, со временем, может, и ему самому захочется приехать в Штаты…
        Смеясь и плача одновременно, раскрасневшаяся Ева бросилась Лансу на шею. На несколько минут оба забыли обо всем. Потом она вскочила и широко раскинула руки:
        - Ой, Ланс, я сейчас, кажется, готова обнять весь мир!
        - Ева! Смотри под ноги!
        Но было уже поздно - ее ноги мелькнули в воздухе. Перекувырнувшись через голову, она упала на спину с широко раскинутыми руками, которыми только что мечтала обнять весь мир. Ева шлепнулась на землю с такой силой, что раздался глухой звук, а на лице у нее появилось весьма странное выражение.
        Нахохотавшись вдоволь, Ланс встал, на подгибающихся ногах подошел к Еве и протянул ей руку:
        - Ну, давай вставай, косолапая ты моя! В чем дело на этот раз?
        Она смерила его возмущенным взглядом:
        - Как ты разговариваешь со своей будущей женой?! - Потом пошарила вокруг себя. - Эх, ладно! В любом случае больше не собираюсь их носить! - И с горестным вздохом забросила подальше разбитые очки, от которых практически ничего не осталось.
        Между тем Ланс, возведя глаза к небу, молитвенно сложил руки.
        - Господи, помоги мне! - обреченно попросил он. - Страшно подумать, какой крест я взвалил на себя, когда решил связать мою судьбу с этой женщиной. Ева, ты меня в могилу уложишь, ей-богу! Скажи, мне удастся когда-нибудь превратить тебя в цивилизованного человека или даже не стоит пытаться?
        Она насупилась, совершенно серьезно задумавшись, что ответить.
        - Нет, - наконец вздохнула сокрушенно, но на лице ее появилась лукавая улыбка. - Однако можешь попробовать! - И тоже протянула ему руку.


        notes

        Примечания


1

        Фруг (англ.) - танец типа твиста. (Примеч. перев.)

2

        Тобогган - быстроходные спортивные сани, которые используются для скоростного спуска по горным склонам, предшественник натурбана.

3

        Хэнги - празднество.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к