Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мей Дебора: " Аромат Жасмина " - читать онлайн

Сохранить .
Аромат жасмина Дебора Мей


        # Барон Фридрих фон Ауленберг весело проводит время в светских салонах родной Вены в компании своих друзей, молодых повес. Он меняет любовниц, сорит деньгами направо и налево. Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил юную Элизу Розенмильх. К его удивлению девушка предложила ему… играть роль ее богатого покровителя. Однако вскоре барон понимает, что вовсе не желает мириться с отведенной ему ролью. Он всем сердцем хочет стать для Элизы не мнимым возлюбленным, а законным супругом! Вот только хочет ли этого она сама?

        Дебора Мей
        Аромат жасмина

        ГЛАВА 1

        - Этот проклятый ханжа… прости, Фридрих, он, конечно, твой брат, но я не могу сдержать себя. Из-за напускного благочестия Геренштадта мы становимся изгоями общества. Я не могу с этим смириться! - Граф Верхоффен в ярости метался по кабинету, сбивая на ходу стулья.
        - Я полностью разделяю твое негодование, - лениво протянул его приятель барон Фридрих фон Ауленберг. Устроившись в мягком кресле, он медленно тянул английский бренди, время от времени задумчиво разглядывая его золотистый цвет. - Только не могу понять одного - что именно тебя сейчас сводит с ума? Пожалуй, ты злишься большей частью из-за того, что Вильгельм увел у тебя из-под носа богатую невесту, не так ли?
        Иоганн недовольно поморщился.
        - Даже если ты прав, то что это меняет?
        - Ничего, кроме того, что ты был готов нарушить единство нашей компании и самым банальным образом жениться.
        - Не стану этого отрицать, - пробурчал граф и со злостью сбил со стола какую-то фарфоровую безделушку. - Глупо было упускать такую выгодную партию - ведь отец милой фрейлейн Анны весьма влиятелен и богат. Но могу заверить, что, став зятем швейцарского банкира, я вовсе не собирался бросать своих друзей и наши любимые забавы. Впрочем, меня привлекала и сама барышня. Анхен довольно хороша собой и до противного благовоспитанна. Если бы ты знал, какое удовольствие я получал, когда шептал ей на ушко всякие пикантные непристойности! На ее щечках появлялся соблазнительный румянец чудного персикового цвета, пухленькие губки негодовали, а в ясных глазках при этом светилось лукавое любопытство. И вот теперь я лишен этого сладкого удовольствия, а также всех денег, которые отвалил в приданое дочке богатенький папаша.
        - Что ж… сочувствую. Но почему бы тебе не продолжить воспитание Анны после ее замужества? - по-кошачьи прищурив глаза, поинтересовался Ауленберг.
        - Что я слышу? Фридрих, тебя справедливо считают злым гением нашей прекрасной Вены! - громко расхохотался Иоганн и зааплодировал приятелю. - Ты предлагаешь мне волочиться за женой твоего брата! Это высшего сорта циничность. Браво! Что же касается самой интрижки, то это, увы, невозможно. Твой братец не зря слывет твоей полной противоположностью. К моему ужасу, он успел заразить напускной добропорядочностью свою юную супругу!
        - Сочувствую, - хмыкнул Ауленберг. - Но, честно говоря, меня больше злит тот факт, что многие наши знакомые при встрече со мной демонстративно морщатся и стараются увести подальше своих кокетливых жен и очаровательных дочек. И во всем этом, разумеется, заслуга моего братца… С детства ненавижу этого лицемера!
        - Если хочешь, мы можем ему изрядно насолить, - предложил Верхоффен, с радостью отметив вспышку возмущения на лице приятеля.
        - Почему бы нет? - сердито пожал плечами Фридрих. - Давно пора притушить сияние над головой этого святоши. Из-за него у меня окончательно испортились отношения с дядюшкой. Старик даже пригрозил, что лишит меня наследства, если я не образумлюсь. Я уверен, что это происки Вильгельма. Ему мало того, что отец оставил ему большую часть своего состояния. Теперь он надеется отобрать у меня и те деньги, что я должен унаследовать от дяди.
        - Послушай… есть чудесная идея, как сбить спесь с твоего брата. У меня на примете имеется одна очаровательная шлюшка с неплохими артистическими задатками. Если ей удастся заинтересовать собой Геренштадта, то можно считать, что позор будет ему обеспечен.
        - Вряд ли это ей удастся. Мой братец не падок на подобные развлечения.
        - А я уверен, что у этого ханжи обязательно найдется какая-нибудь тайная страстишка. Иначе и быть не может. В нашем мире нет и быть не может абсолютно добропорядочных людей, и я докажу, что тот, перед кем преклоняются из-за напускной святости, ничем не лучше нас с тобой. А если не получится раскрыть какой-нибудь грех, мы всегда сможем его устроить, не так ли? - хитро ухмыльнулся Иоганн. - Например, в довольно приличной компании ему могут случайно подсыпать в бокал один занятный порошок. А потом Геренштадт и сам не поймет, как окажется в довольно непристойном заведении в обществе веселых девиц. Блюстители нравственности, разумеется, будут приглашены насладиться подобным зрелищем.
        Фридрих отставил бокал и принялся нервно раскуривать сигару.
        - Как вижу, все твои мысли занимают исключительно дела моего брата?
        - Если бы только… - сердито хмыкнул Иоганн. - Мой престарелый дядюшка окончательно сошел с ума. Ты представляешь - он умудрился на прогулке в парке познакомиться с двумя особами сомнительного происхождения. Одна из них быстро взяла моего дядюшку в оборот, предложив старику стать покровителем ее дочери. И, познакомившись с начинающей кокоткой, старик совершенно спятил! Он, похоже, забыл, что ему недавно исполнилось семьдесят лет. Не знаю, чем его пленила эта девица, но не далее, как вчера вечером, он заявил, что собирается отписать юной интриганке некоторую часть своего состояния.
        - И что ты думаешь предпринять?
        - Думаю, что мне следует познакомиться с этим семейством и особо побеседовать со старшей дамой. Хочу поставить на место этих шлюшек, пусть держат свои коготки подальше от денег, на которые у меня свои виды имеются.
        - А как насчет малышки?
        - Если она и впрямь так хороша собой, как уверяет дядюшка, то почему бы не уделить ей немного своего драгоценного времени, - усмехнулся Иоганн. - Ублажать дряхлого старика будет слишком утомительно для маленькой лицемерки, и я с удовольствием помогу ей найти забвение в объятиях молодого любовника. И, возможно, не одного.
        - Пожалуй, стоит выпить за твою удачу, - отсалютовал бокалом Ауленберг.
        И приятели дружно расхохотались.



        ГЛАВА 2

        Кутаясь в широкий плащ и старательно пряча лицо от любопытных взглядов под низко опущенным капюшоном, Элиза быстро шла по темным улицам. Она нисколько не сомневалась, что поступила верно, и сердито смахивала со щек предательские слезы. Горькая обида заставляла их литься все сильнее, но девушка твердо решила справиться со своими чувствами. Впервые в жизни она чувствовала горечь от неожиданного предательства. Именно - предательства. Как иначе можно назвать то, что ее родная мать решилась на такую мерзость! Конечно, Элиза выросла вдали от родительского дома, но это вовсе не оправдывало ужасный поступок самого близкого для нее человека.
        Всего лишь час назад все и произошло. Девушка отчетливо помнила, как перед ней распахнулись массивные двери, ведущие в покои матери. Мягкая мебель, пушистые ковры и пышные драпировки на окнах были выдержаны в золотистых и бордовых оттенках и как нельзя лучше оттеняли божественную красоту фрау Розенмильх.
        - Как ты могла, Элиза? - Аманда рассерженно стукнула веером по ручке кресла. - Где твои приличные манеры? Разве этому тебя обучали в пансионе? Наговорить столько грубостей барону Брюгехоффену да еще при этом нагло высмеять его племянника! Я едва в обморок от стыда не упала!
        Элиза и сама понимала, что вела себя непозволительно дурно. Но сдержать себя не могла, настолько дурным тоном отдавала вся эта комедия. Она и сейчас отказывалась верить, что все происходящее - не глупый розыгрыш. Девушка нерешительно взглянула в лицо матери, надеясь увидеть ласковую, понимающую улыбку, но встретила лишь холодный непроницаемый взгляд. Прикусив губку, Элиза с обидой уставилась в лицо матери.
        - Но, мама… я не могла поверить, что ты всерьез предлагаешь мне стать… содержанкой этого старика! Аманда принялась нервно обмахиваться веером, словно ей стало нестерпимо душно.
        - Я уже много раз объясняла тебе, что ты не можешь рассчитывать на выгодное замужество, а выдавать тебя замуж за какого-нибудь нищего простолюдина, спесивого торговца из мелкой лавчонки или аптекаря, дурно пахнущего лекарствами, я не намерена. Именно поэтому я решила устроить твою судьбу по своему усмотрению. Это была отличная сделка! Но ты сознательно сделала так, чтобы барон отказался от своего предложения. Он заявил, что не может общаться с такой непредсказуемой девчонкой, как ты. - Мать промокнула кружевным платочком невидимые слезы и вымученно запричитала: - И это после всего того, что я сделала для тебя! Ты получила воспитание в пансионе, где воспитывались девочки из знатных семейств! Я рассчитывала, что общение с ними научит тебя прекрасным манерам и в будущем ты сможешь блистать в свете! Но все без толку! Пожалуй, мне стоит потребовать обратно часть вложенных средств, если тебя не научили самым простым вещам. Ты не умеешь даже преподнести себя, как следует. Ужасно! Упустить такое выгодное предложение!
        Элиза глубоко вдохнула, сдерживаясь, чтобы не нагрубить матери. Неужели хорошее образование, приличные манеры и красивое личико нужны лишь для того, чтобы очаровывать мужчин и получать за это деньги? Она давно знала, что, являясь незаконнорожденной, не вправе даже мечтать о том, чтобы выйти замуж за богатого красавца. Именно поэтому девушка в последние два года проживания в пансионе старалась избегать откровенных разговоров со своими подругами. Все считали Элизу законной дочерью князя Альберта фон Рудельштайна и потому предполагали, что отец устроит ей выгодный брак. В ответ девушка лишь посмеивалась и говорила, что ни за что не променяет свою свободу даже ради самого лучшего в мире жениха.
        Элиза и в самом деле весьма дорожила независимостью и надеялась, что очень скоро начнет путешествовать по разным странам, будет воочию лицезреть таинственную красоту Востока, бесконечно долго бродить по величественным залам знаменитых музеев, любуясь бессмертными творениями мастеров живописи и скульптуры, и получит возможность общаться с известными композиторами и поэтами. Но вместо этого матушка приготовила ей совершенно другое…
        - Барон слишком стар и не нравится мне, мама, - кротко заметила Элиза.
        - Не нравится? Какая глупость! О чем ты говоришь?.. - ошеломленно переспросила Аманда. Забыв о своем возмущении, она ласково обняла Элизу за плечи и присела вместе с ней на кушетку. - Бедная моя девочка… Я понимаю твои чувства. Но подумай о том, что этот господин очень богат и знатен. А как он любезен и обходителен! - мечтательно протянула Аманда. - Думаю, что он еще вполне способен пленить девичье сердце. Не забывай также о дорогих подарках и денежном содержании.
        - Да уж! Восхитительно - старый, кривоногий и лысый, - фыркнула Элиза.
        - Перестань говорить глупости! То, что барон стар, лишь на руку нам. Он не станет слишком докучать своим обществом, а вместо этого купит для тебя прекрасный дом, полный расторопных слуг. Старик ни в чем тебе не откажет. А когда покинет наш бренный мир, то оставит тебе приличное состояние, и ты обретешь настоящую независимость. Надеюсь, ждать не так уж долго. Подумай только - твою гостиную начнут посещать знаменитости и весьма состоятельные господа. Твоя красота в обрамлении интеллектуальных способностей произведет настоящий фурор. Но для того, чтобы добиться этого, нужно всего лишь лет… пять потерпеть редкие посещения своего покровителя. Старичок будет счастлив от самых невинных знаков внимания…
        Аманда старалась как можно доходчивее объяснить дочери открывающиеся перед ней перспективы, но ее слова больно ранили девушку. Она вернулась из пансиона всего лишь три месяца назад после одиннадцатилетней разлуки, а матушка уже мечтает о том, чтобы поскорее избавиться от повзрослевшей дочери. Стиснув руки на коленях, Элиза с трудом проговорила:
        - Мне кажется… я еще не готова для этого…
        - Не готова?! - воскликнула мать. - Что за нелепая мысль! Ты расцвела, как нежный цветок розы, и выглядишь восхитительно. Пойми, моя девочка, это - твоя судьба, и ты должна с этим смириться. Впрочем, почему смириться?.. Тебя ждет счастье, Элиза! Поверь: ты сможешь завоевывать мужские сердца, станешь для них центром вселенной! Неужели ты не заметила, с каким вожделением на тебя смотрел племянник барона? Мне кажется, он не прочь уже сейчас предложить свою кандидатуру вместо дядюшкиной… Не пойму, с какой стати ты нагрубила ему? Во всяком случае, граф Верхоффен довольно молод и вовсе не уродлив.
        Мать ошиблась - Элиза прекрасно рассмотрела племянника барона. Граф Иоганн показался ей еще более омерзительным, чем его старый дядюшка. В лице этого молодчика сквозила мерзкая похоть, он смотрел на девушку так, словно собирался купить ее как скаковую лошадь. А самым гадким было то, что он, не стесняясь присутствия своего родственника и хозяйки дома, отпускал довольно вульгарные комплименты Элизе и пару раз попытался ее больно ущипнуть. Именно поэтому она и наговорила гостям грубостей, не особо церемонясь в выражениях.
        - Если ты считаешь, что я уже достаточно взрослая, то позволь мне самой строить свою жизнь, - решила, наконец, заявить о своем мнении Элиза. Ей надоело слушать, как мать расписывает ей сомнительное счастье содержанки. - Я желаю жить скромно, но честно, так, чтобы не упрекать себя ни в чем. Мне нужна только свобода!
        На миг мать онемела от удивления. Мысль о том, что молодая красивая девушка отвергает жизнь, полную роскоши и наслаждений, привела ее в изумление. - Я уже битый час тебе толкую о том, что женщина не может жить одна. Слишком свободное поведение девушки, не имеющей покровителя, вызовет ненужные толки, мне даже противно говорить о том, какие сплетни начнут о тебе сочинять и какие грехи приписывать. И никто… слышишь - никто не будет тебя защищать. Наше общество не станет мириться с твоей свободой. Женщина может спокойно жить, лишь находясь под опекой мужа или любовника, - грустно вздохнула Аманда. - Ну, хорошо… если богатый и щедрый барон кажется тебе слишком старым и противным, так скажи на милость: каким должен быть мужчина, который тебя устроит?
        - Я уже сказала, что хочу остаться свободной. Но… если все-таки попытаться представить моего избранника… - Элиза на мгновение задумалась. - Он должен быть достойным и уважаемым человеком. Он не станет слишком обременять меня… Возможно, он будет заниматься каким-нибудь искусством, у нас в таком случае найдется тема для разговора. Наверно, за такого мужчину я бы вышла замуж.
        Аманда отшатнулась и принялась нервно обмахиваться веером.
        - Бог мой… О чем ты думаешь? Да знаешь ли ты, что замужество - это холодная сделка, утомительный долг и скука. Ты не имеешь ни малейшего понятия о том, какие оскорбления приходится сносить женам так называемых достойных и уважаемых мужчин, - она сокрушенно покачала головой. - Этим бедняжкам приходится забывать о своих чувствах только потому, что муж вручает жене знатный титул. Они всю свою жизнь проводят в обществе надоедливых родственников, рассуждающих о морали, и вынуждены мириться со сплетнями и злословием завистливых соперниц и близких подруг. А нежность и забота их мужей достаются тем женщинам, которые владеют умением дарить безграничное счастье и восхитительное блаженство. И женщины эти - любовницы, а не жены.
        - Скажи лучше - забавные игрушки, которых часто заменяют более молодыми и красивыми, - жестоко заявила дочь, глядя прямо в глаза матери. - Меня не устроит судьба роскошной куклы.
        В комнате воцарилось гнетущее молчание. Аманда была так ошеломлена, что не могла выговорить ни слова. Слова дочери больно задели любовницу князя фон Рудельштайна.
        - Да, я согласна с тобой. Отнюдь не все содержанки способны пробуждать в мужских сердцах истинную любовь, - печально проговорила она и осторожно промокнула платочком уголки глаз. - Но это удалось твоей бабушке. Когда она умерла, барон Эгль едва не сошел с ума от горя, хотя был всего лишь ее любовником. Он ненадолго пережил свою возлюбленную… - Аманда замолчала и, прищурив глаза, посмотрела на дочь, пытаясь понять, какое впечатление произвели на девушку ее слова. На лице Элизы застыло выражение смятения, и мать, довольная этим, продолжила: - Меня с твоим отцом также связала сильная страсть, которая длится уже почти четверть века. Я буду счастлива, если и ты, в свою очередь, встретишь настоящую любовь. Но сначала тебе следует научиться владеть своими чувствами. Пойми: я пытаюсь спасти тебя от боли разбитого сердца. Мечты о вечной любви прекрасны, но… моя бедная девочка, любовь - не для таких, как мы с тобой. Слишком ранняя любовь разобьет твое сердце, а я не могу этого допустить.
        - Я не думаю о любви, мама! - девушка судорожно сглотнула и решительно заявила: - Мне вовсе не нужна возвышенная и страстная любовь! Я хочу всего лишь свободы…
        - Ты не хочешь слышать ничего, о чем я тебе говорю! - в отчаянии воскликнула мать. - Похоже, ты и впрямь еще слишком молода, а потому не хочешь понять, какие трудности ожидают девушку, осмелившуюся жить самостоятельно. Поэтому советую предоставить матери решать, что лучше для тебя, - сердито заметила Аманда. - Я день и ночь думаю о твоем будущем. И поверь мне, не каждой дочери мать сумеет найти такую отличную партию. Как можно быть такой бессердечной и неблагодарной!
        - У меня есть сердце! - горячо воскликнула Элиза. - Но я предпочитаю жить так, как считаю нужным, и никогда не соглашусь быть полусветской красоткой! Я не собираюсь продавать себя, подобно уличной девке. Похоже, фрау Розенмильх, вам не терпится выставить меня за двери, да еще и нажиться на этом деле? - не удержавшись, язвительно заметила Элиза. - Быть может, вы ожидаете, что я упаду перед вами на колени, неустанно благодаря за столь трогательную материнскую заботу?
        Аманда испуганно заморгала. Она никак не ожидала услышать от единственной дочери упрека в жестокости.
        - Наглая девчонка! - не сдержав негодования, рассерженно заявила она. - Как ты смеешь говорить гадости своей матери? Отправляйся к себе в комнату и подумай о своем поведении. Советую подготовиться к новой встрече с тем, кого я для тебя выбрала, - сердито приказала она. - Я не намерена больше слушать весь этот бред, и в самое ближайшее время ты станешь любовницей барона… или другого подходящего богача. Прочь с глаз моих.
        - Матушка… я не могу, - попыталась спорить девушка, но Аманда с суровым лицом повелительно указала ей на дверь. Элизе ничего не оставалось, как повиноваться, но, покидая покои матери, она постаралась сильно хлопнуть дверью.
        Как только эхо девичьих шагов затихло в глубине коридора, Аманда устало упала на диван и недоуменно пробормотала:
        - Бог мой… Что происходит? Девчонка с детства была окружена роскошью, общалась с девушками из лучших семей, получила отличное образование. И вот чем она мне платит! Уму непостижимо… - голос ее надломился, и она с трудом восстановила дыхание. - Моя дочь желает свободы… Ох, пожалуй, мне следовало раньше привезти ее домой… это все последствия этих новомодных французских веяний…
        Фрау Розенмильх внезапно подумала о том, что еще пару месяцев назад представляла свою дочь совсем иной. Но выяснилось, что Элиза совершенно не интересуется своими нарядами, равнодушна к духам и драгоценностям, предпочитая всему этому бесконечное изучение толстенных книг. Аманда как-то заглянула в них, но ровным счетом ничего не поняла - сплошное философствование: Вольтер, Дидро, Монтескье. Аманда считала, что для женщины намного приличнее читать любовную лирику, нежели те научные трактаты, которыми уставлены полки в библиотеке Элизы. Подумать только - ведь она сама по просьбе дочери выписала из-за границы эти толстенные фолианты!.. Впрочем, некоторые книги оказались весьма милы. Если пропускать скучные рассуждения, то вполне можно прочесть перед сном занимательные истории, которые сочинили Бальзак, Гёте, Жорж Санд…
        - Нет, конечно же, всему виной этот французский пансион! - сделала она решительный вывод. - Именно он испортил мою дочь. Кто бы мог подумать, что там прививают любовь к таким глупым вещам!.. Милостивый Боже! - внезапно ахнула Аманда. - Как я не подумала! Моя бедняжка оказалась там, где воспитывали будущих жен князей, баронов и банкиров. Конечно же, Элизе стало обидно, что она никогда не сможет сравняться с ними, и поэтому малышка решила, что в пику им станет хозяйкой своей судьбы…
        Одиннадцать лет назад Аманда отправила девочку во Францию, мечтая дать дочери хорошее образование. Князь фон Рудельштайн лично выбрал для Элизы пансион, где преподавали не только рисование, музыку, танцы и верховую езду, но также читали лекции по истории, литературе и искусству, философии и естественным наукам. Регулярно получая письма от директрисы, Аманда искренне радовалась успехам дочери - все учителя отмечали наличие у девочки отличных способностей, наперебой хвалили тонкий художественный вкус Элизы, ангельский голос и редкий музыкальный талант. Не было никакого повода для волнений. До сегодняшнего дня.
        - Да, конечно же… Франция - именно то место, к которому девочку не стоило подпускать и на пушечный выстрел! - вскочив на ноги, воскликнула Аманда. - Ну, уж нет! Мы еще посмотрим… Несмотря ни на что, Элиза - моя дочь! Она красива и романтична, а все ее умные разглагольствования - это лишь доказательство того, что ее чувственность еще не разбужена. - Она принялась с волнением ходить по комнате, рассуждая сама с собой: - Моя девочка такая умная и утонченная… Она наверняка понимает, что обстоятельства ее рождения делают ее брак со знатным человеком невозможным, а за простолюдина Элиза и сама не захочет выйти. Что же делать? Нет, нет, она сама должна понять, что лучше всего стать возлюбленной богатого человека. Нужно всего лишь подыскать другого кандидата - помоложе и поумнее, чем барон, но имеющего столь же глубокие карманы.
        Аманда с довольным видом выплыла из своего будуара, направляясь к дочери. Подойдя к комнате Элизы, она распахнула дверь и громко позвала:
        - Элиза, солнышко! Хватит дуться. Я должна сообщить кое-что интересное…
        Ответом ей было молчание, а комната дочери оказалась пуста. Прибежавшие на зов хозяйки слуги смущенно сообщили, что девушки нигде нет.
        Элиза медленно брела по улицам, размышляя о том, что теперь следует предпринять. Жаль, конечно, но с мечтой о независимости пока придется распрощаться. Чтобы добиться свободы, нужны средства для существования - в этом матушка была права. Единственно разумным показалось решение покинуть Вену, где беглянку сумеют быстро найти, а затем добраться до ближайшего монастыря в провинции. Там она сможет найти временное пристанище и, быть может, работу.
        Возле пансиона, где она росла, находилась женская обитель, в которой был устроен приют для девочек-сирот. Никто не знал, что творилось в душе девушки, когда она приходила в монастырь и смотрела в лица этих малышек. Элиза прекрасно осознавала, что ее судьба могла оказаться такой же, как у этих несчастных детей, которых сдали на попечение сестер падшие женщины. Девушка вместе с другими пансионерками навещала малышек, а весь последний год даже проводила с ними уроки. Ее очень хвалили за такое усердие.
        Благодаря этому опыту Элиза может оказаться полезной в любом монастыре, где есть детский приют. А потом… вероятно, монахини смогут рекомендовать ее в качестве домашней учительницы в какую-нибудь обеспеченную семью. Когда же она сумеет накопить немного денег, то первым делом отправится в Италию. Возможно, там она познакомится с каким-нибудь приятным юношей - учителем музыки или рисования… Они подружатся и организуют школу для одаренных детей. И, конечно же, вместе отправятся путешествовать…
        Замечтавшись, девушка едва не наступила в лужу и мгновенно вернулась из страны грез в мир шумных улиц: вокруг нее завертелись роскошные дома, освещенные огнями, и спешащие по своим делам прохожие. Из-под колес мчащихся по лужам экипажей летели комья грязи, и Элизе все время приходилось прижиматься к стенам домов. Слова матери вновь зазвучали у нее в мыслях, а вслед за ними по щекам опять заструились слезы.
        Стиснув зубы, Элиза смахнула предательскую влагу со щек и решительно зашагала вперед. Да, она рождена вне брака и видела отца всего лишь раз пять в своей жизни. Но мириться со злосчастной судьбой не желает. Роль роковой красавицы, дамы полусвета вовсе не для нее. Элиза не собирается жить в мире бурных страстей и пылких чувств. Она не чувствует в себе таланта очаровывать и пленять мужчин и начисто лишена возвышенных мечтаний и сердечного волнения. Когда другие девушки в пансионе вздыхали о каком-нибудь герое из любовного романа и зачитывались балладами Шиллера, Элиза с восторгом изучала энциклопедию насекомых или книгу по истории Древнего Египта.
        Когда закончилось обучение и Элиза вернулась домой, она предполагала, что мать позволит ей самой распоряжаться собственной жизнью. Но вместо этого Аманда с первых же дней принялась водить ее по модным магазинам, покупать роскошные платья и делиться секретами ухода за кожей и волосами. Поначалу это было даже любопытно, но потом быстро наскучило, и девушка принялась с молчаливым упорством избегать разговоров с матерью. Так продолжалось до сегодняшнего вечера.
        Погруженная в свои грустные мысли, девушка вновь оступилась и на этот раз все-таки угодила в грязную лужу. С огорчением разглядывая промокшие туфельки, Элиза подумала о том, как хорошо было бы носить надежную кожаную обувь и самую простую одежду, надежно защищающую от холода и дождя. И при этом никогда не стыдиться своего происхождения.
        Резкий порыв ветра закрутил вокруг ног пышное платье; девушка оправила его и пошла еще быстрее. Она должна найти место в дилижансе, чтобы покинуть этот противный город.
        Увидев нагруженную багажом почтовую карету, Элиза с облегчением вздохнула, решив, что ее невзгодам близится конец. Но оказалось, что сложности только начинаются. Рядом с ней неожиданно остановился открытый экипаж, в котором сидели двое мужчин. Одарив Элизу похотливыми взглядами, они противно рассмеялись и предложили проехаться с ними. Девушка испуганно отбежала в сторону, сопровождаемая издевательским смехом двух повес.
        Оказавшись возле почтовой кареты, Элиза поправила растрепавшиеся волосы и, сдерживая дрожь в голосе, поинтересовалась у кучера:
        - Скажите, пожалуйста, вы будете проезжать мимо женского монастыря?
        - Похоже, ты собралась там свои грешки отмаливать! - оглушительно расхохотался кучер и переглянулся со своим напарником.
        Элиза решила не обращать внимания на грубые намеки мужчин и обратилась с вежливой просьбой:
        - Вы не могли бы довезти меня в женскую обитель? Правда, у меня нет денег, но вот это колечко очень дорогое, вам за него дадут хорошую плату…
        Девушка с трудом стянула с руки влажную перчатку и показала маленькое изящное колечко с аквамарином.
        - Нам ворованного не надо! - зло рявкнул на нее второй кучер. - А тебя, похоже, следует сдать в полицию. То-то я смотрю, ты от тех господ припустила со всех ног. Не иначе у них украла, мерзавка! Ну-ка, давай сюда свое кольцо, воровка! В участке быстро разберутся с тобой!
        Один из мужчин схватил девушку за руку своей грязной лапищей, а другой оглушительно засвистел, подзывая полицейских. Элиза, не помня себя от ужаса, рванулась изо всех сил и бросилась бежать, слыша за своей спиной угрозы и свист.
        Не разбирая дороги, девушка долго мчалась по темным улицам. Когда же силы оставили ее, Элиза обреченно прислонилась к стене дома. Убедившись, что за ней никто не гонится, она отдышалась, а затем устало побрела вдоль незнакомых домов. На город опустился сумрачный вечер, пропитанный дождем, на улицах стало пустынно, из проезжавших экипажей время от времени раздавались непристойные предложения, но Элиза уже не бросалась бежать сломя голову, а лишь сердито качала головой и старалась держаться подальше от края тротуара. После неудачи с дилижансом она упала духом.
        Убегая из дома, Элиза надеялась, что сможет оплатить проезд колечком или сережками. Но, похоже, это вряд ли удастся. Можно, конечно, предложить свои драгоценности в ювелирной лавке, но теперь девушка опасалась, что ее и там сочтут воровкой. Элиза содрогнулась от ужаса, подумав о том, что могло произойти, если бы ее и впрямь сдали в полицейский участок. Нетрудно представить себе, какой прием там оказали бы девушке, обвиненной в воровстве… Да, похоже, матушка была права, уверяя, что весьма непросто самостоятельно справляться с трудностями, которые подстерегают на каждом шагу.
        Что же теперь делать? Самое лучшее - вернуться домой, но до чего же не хочется мириться со своим поражением. Матушка, конечно, будет злорадствовать. Но лучше вытерпеть это, чем бродить в одиночестве по пустынным улицам и на каждом шагу натыкаться на взгляды искателей развлечений. Нужно выбираться отсюда, и как можно скорее, иначе может произойти настоящая беда.
        Едва передвигая ноги, Элиза медленно брела по городу, отчаянно жалея, что не вернулась домой, когда еще могла понимать, где находится. Неожиданно она оказалась на весьма странной улице, где возле дверей каждого дома висели красные фонари. Из окон неслась развеселая музыка, раздавался неприлично громкий визг женщин и оглушительный мужской хохот. Возле здания, ярче всех освещенного, толпились мужчины в низко надвинутых шляпах. Краем глаза девушка заметила, что один из них направился в ее сторону. Разглядев его мерзкую небритую физиономию, Элиза испуганно шарахнулась в сторону, больно врезавшись плечом о стену дома, а затем бросилась бежать что есть духу, не разбирая дороги.
        Через узкий темный проулочек ей удалось выбежать на широкую улицу, ярко освещенную обычными фонарями. Погони за ней, похоже, не было, но самообладание окончательно оставило девушку, и, уткнувшись лицом в мокрый ствол ясеня, Элиза дала волю слезам, ругая себя за то, что оставила уютный дом матери и, поддавшись порыву отчаяния, забрела неизвестно куда.



        ГЛАВА 3

        Внезапно рядом с ней остановилась карета. Выскочивший из нее мужчина схватил девушку в охапку и решительно втолкнул в свой экипаж. Элиза в ужасе рванулась прочь.
        - Помогите! Пожалуйста, помогите! - закричала она, надеясь, что хоть кто-нибудь услышит ее призыв. Но улица была пустынной, к тому же голос Элизы утонул в грохоте колес. Понимая, что на помощь рассчитывать не приходится, девушка умоляюще взглянула на своего похитителя. - Отпустите меня! Пожалуйста… Вы не имеете права…
        - Я имею право, - услышала она тихий приятный голос. - И обязан тебя спасти. Сиди спокойно, я не причиню тебе зла.
        Слова о спасении были весьма необычны в этой ситуации. Они немного успокоили девушку, и она с некоторой опаской осмелилась взглянуть на своего похитителя. Рядом с ней сидел мужчина лет тридцати с небольшим, одетый весьма прилично. Взгляд его темно-серых глаз был очень серьезным и даже осуждающим. Этот мужчина вовсе не походил на всех тех щеголей в пролетках, которые пытались заигрывать с Элизой, а роскошное убранство экипажа говорило о том, что хозяин кареты - богатый человек.
        - Если вы меня не отпустите, вам это не сойдет с рук, - решительно заявила девушка, стараясь как можно выше приподнять подбородок, хотя по-прежнему дрожала от страха и холода.
        Вместо ответа мужчина протянул ей плед, лежащий на противоположном сиденье:
        - Укутайся. Ты промокла и можешь простудиться.
        Его заботливость привела девушку в замешательство. Она подозрительно покосилась на одеяло, но, решив, что ничего опасного в этом нет, быстро завернулась в теплую ткань.
        - Куда вы меня везете? - спросила она, начиная согреваться и постепенно успокаиваясь.
        - Милое дитя, я отвезу тебя в безопасное место, - мягко ответил мужчина. - Не нужно меня бояться. Они больше не посмеют обижать тебя.

«Что это значит? - тревожно подумала девушка. - Что значат эти слова: «Они не посмеют обижать тебя»… Быть может, он знаком с ее матерью?»
        - Вы знаете мою матушку? - неуверенно спросила она.
        - Так это мать продала тебя? - мужчина сокрушенно покачал головой. - Как это мерзко.
        Сделав несколько поворотов на темных улицах, карета вскоре остановилась. Мужчина помог Элизе выйти. Девушка попыталась убежать, но похититель крепко ухватил ее за локоть и повел через сад к высокому особняку.
        Когда перед ними распахнулась маленькая дверь. Элиза вновь попыталась вырваться и возмущенно потребовала:
        - Немедленно отпустите меня!
        Но мужчина решительно втолкнул ее в просторное помещение, и девушку ослепил яркий свет. Когда она пришла в себя, то с удивлением обнаружила, что оказалась на самой обычной кухне со старинным очагом и большой плитой. Посредине находился массивный стол, вдоль стен располагались многочисленные полочки со всевозможными предметами кухонной утвари. Здесь было весьма опрятно: ярко начищенная посуда сияла приятным блеском, возле медных рукомойников на крючках в форме змеек висели чистые полотенца с баварской вышивкой, а на длинных скамейках лежали белоснежные поварские колпаки и фартуки. Эта теплая, уютная кухня явно не могла служить для того, чтобы прятать похищенных девушек.
        Руки Элизы осторожно коснулись чьи-то пальцы, и, оглянувшись, она увидела своего похитителя. При ярком свете он оказался немного моложе, чем предполагала девушка, и весьма хорош собой. Его серые глаза лучились добротой, и им хотелось верить.
        - Садись сюда, дитя мое, - проговорил мужчина, подводя ее к маленькому стульчику возле очага. - Тебе необходимо согреться.
        В это время двери распахнулись, пропуская полную женщину в опрятном платье и фартуке с накрахмаленными оборками. Похоже, она была удивлена, застав на кухне в столь поздний час гостей, но никаким образом этого не показала. Выслушав указание мужчины, она поставила на огонь кофейник и принялась хлопотать возле плиты.
        - Где я нахожусь? - спросила Элиза, вглядываясь в лицо своего похитителя. Конечно, он не похож на развратника, но слишком странным было его поведение. - Вы не сможете держать меня здесь силой! - на всякий случай пригрозила она. - У моей матери много влиятельных знакомых, и она…
        - Ну, разумеется. Очень влиятельных! - слегка криво усмехнувшись, перебил ее незнакомец.
        - Она будет меня искать! - дала ему понять.
        - Нисколько в этом не сомневаюсь, - проговорил мужчина. - На поиски такой красивой девушки твоя мать снарядит целый отряд полицейских. И сутенеров… - он покачал головой. - Нет, девочка, тебе не следует возвращаться к ним. Я подобрал тебя на улице, чтобы избавить от того безнравственного образа жизни, который ты ведешь. Я хочу помочь тебе. У тебя лицо ангела, и тебя еще можно исправить…
        - Но я не сделала ничего такого, чего можно стыдиться, - проговорила Элиза. Насупившись, она смотрела на своего похитителя исподлобья, не понимая, в чем он ее обвиняет.
        Мужчина печально взглянул на нее и снова покачал головой, давая понять, что не верит ее словам.
        - Не надо лгать, девочка, - тихо сказал он. - Тот факт, что ты в такую ночь гуляешь по улицам совершенно одна, ясно указывает на твое ремесло. К тому же, я видел, как ты выскочила из переулка, за которым закрепилась дурная слава. Наверно, тебе удалось сбежать из дома, где полно таких же несчастных девушек. У тебя нарядное платье, следовательно, ты считаешься еще лакомой новинкой. Но это ненадолго, очень скоро от твоей красоты не останется и следа. Покайся, чтобы спасти свою заблудшую душу. Ты еще можешь вернуться на праведный путь.
        - Я вовсе не сбивалась с пути и не считаю свою душу заблудшей! - возмущенно воскликнула Элиза. - Разве вы не видите, что я - приличная девушка?
        - Какое искреннее негодование! - усмехнулся мужчина. - Но подумай сама: разве можно поверить, что девушка из приличной семьи гуляет без сопровождения по ночным улицам?
        - Но это действительно так! - чуть не плача, доказывала Элиза. - Почему вы мне не верите? Как вы смеете оскорблять меня?
        - Потому что забочусь о твоей безопасности, дитя мое, - он облокотился на камин и с жалостью взглянул на девушку.
        - А я еще раз повторяю, что вы ошибаетесь, - горячо заговорила девушка. - Я не отношусь к числу падших женщин.
        Но по лицу мужчины было видно, что он не верит ни единому ее слову.
        - Большинство уличных женщин не считают себя падшими, - с горечью в голосе сказал он. - Они думают, что таким образом помогают своей семье выжить. Но это глупое самооправдание, - мужчина покачал головой и с грустью заметил: - А ты очень хорошенькая. Если привести тебя в порядок, ты станешь настоящей красавицей. Нежная кожа, чувственные глаза… С тобой, видимо, пока что хорошо обращаются, дают волнующие обещания и говорят нежные слова… Но пойми девочка, - все это недолговечно! Очень быстро твое очарование померкнет. Подумай: что у тебя останется тогда? Подорванное здоровье и иссушенная душа.
        Неожиданно его слова ранили Элизу в самое сердце. Какая разница между женщинами, одна из которых продает свое тело за жалкие гроши на улице, а другая - в обмен на роскошную жизнь в богатом особняке?
        Служанка прервала их беседу и тягостные размышления Элизы. Она поставила на стол кофейник, сливочник, фарфоровую чашечку с блюдцем и плетеную корзиночку с пышными булочками, от которых шел восхитительный запах яблок и корицы. Хозяин дома предложил девушке угощаться и присел с другой стороны стола.
        - Бедное дитя, я понимаю, как тебе тяжело. Бог мой, страшно представить, что твоя собственная мать продала тебя! Эта мысль приводит меня в ужас. Девочка, никогда и никому не позволяй разрушать свою жизнь. Ты достойна лучшей участи, чем твоя пропащая мать.
        Услышав эти слова, Элиза поперхнулась и, закашлявшись, дрожащей рукой поставила чашку с горячим кофе на стол. Как убедить этого доброго человека в том, что она думает точно так же и именно поэтому оказалась ночью на улице?..
        - Поверьте… Я всего лишь три месяца назад вернулась домой из пансиона, - Элиза отчаянно пыталась объяснить своему собеседнику его ошибку. - Но кое в чем вы правы. Моя мать - любовница знатного человека, и она решила, что я должна пойти по ее стопам… принять покровительство одного титулованного господина. А я отказалась. И сбежала из дома.
        В глазах мужчины промелькнуло легкое удивление, он окинул пристальным взглядом лицо Элизы и ее одежду, но тут же вновь нахмурился:
        - Это мало что меняет. Все та же проституция, только обернутая в красивые одежды и нарядные побрякушки. Хладнокровная сделка, в которой мужчина расплачивается деньгами, а женщина - душой! А навязывать развратную жизнь собственному ребенку еще более отвратительно и низко! Назови мне имя своей матери, - внезапно потребовал он. - Я позабочусь о том, чтобы ее подвергли всеобщему осуждению.
        Элиза вздрогнула и заметалась испуганным взглядом по комнате. О чем он говорит? Он хочет, чтобы ее матушку опозорили! Но это ужасно!
        Мужчина заметил ее волнение и тут же неверно его истолковал:
        - Не беспокойся, дитя мое. Я спасу тебя от порочной женщины, которая не смеет называться матерью. Думаю, я смогу найти для тебя подходящую работу, где тебе не придется волноваться за свою честь. А твою бессердечную мать обязательно призовут к ответу.
        Элиза умоляюще взглянула на своего нежданного защитника, не зная, как выпутаться из создавшегося положения, но тут, на ее счастье, дверь кухни распахнулась, и на пороге возник мужчина в нарядной ливрее.
        - Прошу прощения, ваша светлость, - он слегка поклонился. - Но ее сиятельство обеспокоена слишком поздним визитом вашей гостьи. Госпожа графиня хочет переговорить с вами.
        Хозяин дома слегка нахмурился и смущенно потер изящную бородку.
        - Хорошо, ступай. Скажи, что я сейчас приду, - бросил он дворецкому и повернулся к Элизе. - Не волнуйся, моя супруга не станет возражать против того, чтобы ты осталась у нас на ночь. Обожди здесь, я распоряжусь, чтобы о тебе позаботились.
        Как только граф покинул кухню, Элиза подхватила свой плащ и, бросив умоляющий взгляд на кухарку, выбежала из дома. Быстро осмотревшись, девушка сообразила, что находится на заднем дворе и невдалеке виднеются ворота. К счастью, они оказались открытыми, и Элиза, задыхаясь от волнения, помчалась к ним.



        ГЛАВА 4

        Отбежав подальше от особняка, где было тепло и уютно, девушка обреченно вздохнула и устало побрела по улице. Уже совсем стемнело, на улицах было тихо и безлюдно. Бродить всю ночь по темному городу в поисках родного дома стало еще более глупо и небезопасно.
        Сзади послышался шум кареты, и Элиза испуганно отскочила назад, опасаясь нового нападения. Экипаж действительно остановился возле нее. Из него неспешно вышел высокий мужчина, на плечи его был небрежно наброшен элегантный плащ, а голову венчала модная шляпа. Окинув презрительным взглядом девушку, он, тем не менее, вежливо протянул ей руку, предлагая сесть в экипаж.
        Элиза отчаянно замотала головой и хотела убежать, но тут же оказалась в жестких руках кучера. Она не успела даже охнуть, как ее запихнули в карету и плотно захлопнули дверцу.
        - Не вздумай орать, - услышала она низкий красивый голос. - Терпеть не могу женского визга.
        Незнакомец велел кучеру ехать, а сам слегка брезгливо отодвинулся от девушки, которая затравленным зверьком забилась в угол. Дрожа от страха, Элиза покосилась на дверь, но не решилась выпрыгнуть из экипажа на полном ходу. Незнакомец поймал ее взгляд и, усмехнувшись, предупредил:
        - Не советую этого делать. Ты можешь покалечиться, а это не входит в мои планы.
        Испуганная девушка уставилась на своего нового похитителя. И неожиданно замерла. Подобное лицо могло быть только у падшего ангела - порочное и прекрасное одновременно. Темные глаза, тонкий, слегка заостренный нос с породистыми ноздрями, высокие скулы, чувственный рот, изящные усы и бородка - все это было великолепно и просилось на полотно. Девушка не заметила, как принялась разглядывать незнакомца глазами живописца, забыв о том, где находится и что с ней происходит…
        - Забавно… оказывается, ты довольно мила, - удивленно заметил мужчина, в свою очередь рассматривая Элизу.
        Девушка мгновенно опомнилась и как можно надменнее потребовала:
        - Немедленно остановите карету и выпустите меня!
        - Брось, детка, я не причиню тебе зла. А если ты согласишься мне помочь, то сумеешь хорошо заработать, - многозначительно проговорил он.
        Заработать? Элиза вспыхнула. Ее снова принимают за шлюху! Похоже, ночная Вена кишит мужчинами, рыщущими по улицам в поисках грязных наслаждений.
        - Сколько ты обычно берешь? - небрежно осведомился мужчина.
        Девушка едва сдержалась, чтобы не нагрубить наглецу. Опять ей придется уверять в том, что она не уличная девка.
        - Как вы смеете говорить мне гадости и предлагать всякие непристойности!
        - Пока что я не позволил себе ничего лишнего, милочка. И не предлагаю тебе ничего непристойного. Я хочу всего лишь поговорить с тобой и заплачу за это не меньше твоего последнего клиента.
        - Я не занимаюсь тем, на что вы намекаете!
        - Вот как? - мужчина холодно улыбнулся. - Не морочь голову, красавица. Я своими глазами видел, как ты только что побывала в одном доме. Причем вошла туда в обществе хозяина со стороны черного хода. И вышла оттуда только полчаса спустя, - он наклонился к Элизе и с чувственным придыханием зашептал: - Я хорошо заплачу, если ты во всех подробностях расскажешь мне о том, чем с тобой занимался этот господин. В какую сумму он оценил твои услуги? Полагаю, что сиятельный граф с его манией к экономии был не очень-то щедрым. Интересно, юная супруга случайно не застала тебя в его объятиях? - он насмешливо фыркнул. - В таком случае ты, конечно, ничего не получила. Что же ты молчишь? Удалось тебе выцарапать у него хоть что-нибудь?
        - В этом доме меня согрели у очага и угостили прекрасным кофе со сливками и восхитительными штруделями! - раздраженно выпалила Элиза. Ей очень не понравилось то, что о добропорядочном хозяине уютного дома так дурно отзывается этот красавец с лицом демона.
        Мужчина удивленно взглянул на нее, но тут же злорадно рассмеялся.
        - Тебя подобрали на улице для того, чтобы угостить кофе и булочками!
        - Да, сударь! Этот господин, в отличие от вас, был очень любезен, - мстительно заметила Элиза. - И если вы желаете не уступать ему в благородстве, то также можете оказать мне услугу - отвезти меня домой.
        - Ты недурно изъясняешься… - мужчина окинул ее недоверчивым взглядом. - Хорошо, я помогу тебе добраться домой, если только ты не живешь в отвратительных трущобах. Но сначала ты расскажешь то, о чем я тебя просил.
        Элиза тяжело вздохнула и неуверенно заговорила:
        - Этот господин… граф, как вы изволили заметить… подобрал меня на улице, когда я спасалась от преследования наглецов, и привез к себе домой. Мы вошли в кухню, он усадил меня поближе к очагу и принялся рассказывать о том, как следует себя вести порядочной девушке… - Она искоса посмотрела на мужчину и заметила, что глаза его насмешливо сузились, а рот скривился в саркастической улыбке. - А потом он обещал мне помочь устроиться на работу.
        Незнакомец оглушительно расхохотался.
        - На работу! Быть может, в свой собственный дом, чтобы держать к себе поближе? Неплохо! А что было дальше?
        - Затем пришел дворецкий и сказал, что его сиятельство желает видеть супруга. Когда они вышли, я тут же убежала. - Элиза вскинула повыше подбородок и потребовала: - А теперь отвезите меня, пожалуйста, домой.
        Незнакомец пристально смотрел на девушку, слегка приглаживая кончики темных усов.
        - Значит, ты считаешь этого господина добропорядочным человеком? Не удивительно, ведь он великолепно умеет пускать пыль в глаза. Даже очень умные люди склонны уважать его, что же говорить о таких глупышках, как ты. Я всегда подозревал, что он скрывает какой-то свой грешок, и теперь, похоже, его тайна раскрыта. Неужели, этот лицемер и впрямь питает слабость к дешевым красоткам?
        Элиза не знала, что и думать. Разве может заботливый человек быть лицемером и развратным ханжой? Трудно поверить в такое - ведь в глазах графа светились искренняя доброта и желание помочь…
        - Мне кажется, вы ошибаетесь… - тихо сказала девушка. - Этот человек был очень добр ко мне, он от чистого сердца предлагал помощь и умолял покаяться.
        - Ну и что ты? Покаялась? - зло усмехнулся незнакомец.
        - Мне не в чем каяться! - возмущенно воскликнула Элиза. - Я честная девушка.
        - Ну, разумеется, - отозвался он, коварно улыбаясь.
        Фридрих фон Ауленберг с задумчивым видом откинулся на спинку сиденья. Верхоффен собирался раскрыть какой-нибудь грешок Вильгельма при помощи нанятой уличной девки. Ауленберг счел его болтовню пьяным бредом. Но неужели Иоганн и впрямь решил приступить к выполнению своего плана?
        Старший брат всегда отличался рассудительностью, и Фридриху уже в детстве до смерти наскучили нравоучительные нотации родственников, в которых ему вечно ставили в пример Вильгельма. Наверно, именно поэтому он назло всем вел себя вызывающе, стараясь казаться полной противоположностью старшему брату. В конце концов его оставили в покое. Все, кроме дядюшки, который стал опекуном братьев после ранней смерти их родителей.
        В последнее время старик начал весьма часто донимать его упреками по поводу разгульного образа жизни. Он уже не раз грозил, что лишит младшего племянника средств к существованию, если тот не одумается. Фридрих не сомневался, что все это происки Вильгельма. Братцу, похоже, мало того, что по завещанию он получил большую часть отцовского состояния.
        Вот почему Ауленбергу понравилась идея приятеля во чтобы то ни стало сбить с Вильгельма ореол непогрешимости. Но затем его душу стал точить малюсенький червь сомнения и стыда. Одно дело - опорочить брата в глазах дядюшки, но совсем другое - в глазах всего света. Как ни крути, но они - одна семья, и в глубине души Фридрих порой чувствовал гордость за брата. Кто бы мог поверить, что удастся так легко найти доказательство порочности Вильгельма!
        Что же касается Иоганна, его приятеля и непременного соучастника в беспутных проказах, то Ауленберг прекрасно знал цену этому господину. Граф Верхоффен был завистником и злопыхателем. А его пристрастия часто отдавали банальной грубостью и непристойностью, в то время как все прочие участники их проделок ценили в своих похождениях элегантность и умение изящно плести любовные интриги.
        После долгих сомнений Фридрих решил, что ему следует предупредить брата о возможных провокациях со стороны недоброжелателей. Он долго сидел в карете неподалеку от особняка Вильгельма, размышляя о том, как правильнее повести разговор, но неожиданное событие заставило его изменить свое намерение. Барон с трудом поверил своим глазам, когда увидел, что его брат вытаскивает из экипажа какую-то девицу и тащит к себе в дом.
        Ауленберг решил во чтобы то ни стало дождаться возвращения странной гостьи. У него возникли подозрения, что именно эту девицу нанял Верхоффен. Следовало выведать у нее признание о тайных делишках братца и за любую цену купить ее молчание. Иоганн ни в коем случае не должен узнать о сегодняшнем происшествии. К счастью, ожидание не очень затянулось.
        Барон, посмеиваясь, рассматривал девчонку, которая даже не предполагала, насколько удачной может оказаться для нее сегодняшняя работа. Немного усилий и звонких монет - и он сумеет вытянуть из нее правду. Фридрих ничуть не сомневался в успехе своего предприятия, еще ни одна женщина не, могла сопротивляться его обольстительному обаянию. Даже самые строптивые красавицы, славящиеся неприступностью, давно числились в списке его мужских побед. Где же устоять этой маленькой глупышке?
        Вглядевшись в лицо девчонки, съежившейся в углу, барон с удивлением обнаружил, что она совсем молоденькая и невероятно свеженькая, чем разительно отличается от тех потрепанных созданий, которые промышляют на улицах. Похоже, Иоганн и впрямь сумел подобрать довольно миленький экземпляр, вот почему Вильгельм не смог устоять перед ней. Нужно признать, что брат не настолько низко пал, чтобы тянуть обычную грязную шлюху в свой особняк.
        Пожалуй, эта малышка весьма недурна собой: нежные голубые глазки, в которых светится прямо-таки искреннее негодование, небольшой, слегка вздернутый носик, прекрасно очерченные брови, нежные щечки, а прелестные губки по-детски капризно надуты, и это придавало девушке невыразимое очарование.
        Барон внезапно сообразил, что, залюбовавшись малюткой, не вслушивается в то, что она говорит.
        -…Я рассказала все, что вы хотели узнать, - обиженно заявила Элиза. - А. теперь прошу вас выполнить свое обещание и отвезти меня домой.
        - Нет, милая, ты вовсе не рассказала мне то, что я надеялся услышать, - покачал головой Фридрих. - Я хочу слышать правду. Пока ты не сделаешь этого, я не отпущу тебя.
        - Но мне нечего больше рассказывать, - возмутилась девушка. - Я надеюсь, что вы - порядочный человек и поможете мне добраться домой. Там уже волнуются из-за меня и, наверно, уже подняли на ноги городскую полицию.
        - Похоже, ты что-то натворила, если полагаешь, что полиция станет разыскивать тебя?
        - Да что же это за город, если порядочную девушку на каждом шагу принимают за шлюху или воровку! - обиженно воскликнула Элиза, уже не в силах сдерживаться. - Кто дал вам право меня оскорблять!
        - Значит, ты считаешь себя порядочной девушкой? - насмешливо протянул барон. Он не сомневался, что хитрая девчонка ведет с ним игру, чтобы выманить побольше денег. - Могу заметить, что у тебя имеются неплохие артистические способности, и негодование твое весьма убедительно. Ты, случайно, еще не пробовала себя на театральных подмостках? Это намного лучше, чем шляться по улицам.
        Элиза почувствовала, как заалели ее щеки. Терпению ее пришел конец, и, выразительно приподняв тоненькую бровь, она надменно заявила:
        - Значит, вы хотите узнать обо мне все? Прекрасно! Так вот: хочу поставить вас в известность, что мой отец - князь и весьма влиятельный человек. А еще… у меня уже есть жених. Барон.
        - Да у тебя отличное воображение! - Фридрих оглушительно рассмеялся и даже зааплодировал. - И кто же твой избранник? Назови мне его имя, и я немедленно доставлю тебя к нему. Ты ведь сбежала из дома, чтобы тайно с ним обвенчаться? Как иначе объяснить появление дочери князя на улицах ночного города без сопровождения слуг?
        - Я… он… - Элиза запнулась, с трудом соображая, как выкрутиться из создавшейся ситуации. - Я сбежала, чтобы избежать этого брака, - собравшись с духом, наконец объяснила она. - Моя мать решила устроить мою судьбу без моего согласия.
        Вздернув подбородок, девушка отвернулась к окну с видом оскорбленной гордости. Фридрих смотрел на нее слегка озадаченно. Конечно, речь этой девчонки звучит довольно абсурдно, но следует признать, что в этих неловких объяснениях есть что-то привлекательное. И до чего же застенчиво она пытается прикрыть грудь насквозь промокшим плащом…
        Барон неожиданно представил себе, как снимает с девушки плащ, платье, обнажает нежное тело… Пожалуй, долгое сидение в карете ему порядком наскучило, и следует найти более подходящее место для общения с этой малышкой.
        - Так вы отвезете меня домой? - требовательно спросила Элиза; возмущенная тем, что спутник начал довольно бесцеремонно ее разглядывать.
        - Сначала мы заедем в одно милое местечко, где вы, фрейлейн, сможете высушить вашу одежду. Полагаю, там будет не хуже, чем на кухне у графа Геренштадта.



        ГЛАВА 5

        Элиза так устала от событий этого нескончаемого вечера, что почти не сопротивлялась, когда незнакомец за руку провел ее по широкой лестнице на верхний этаж огромного особняка. Убранство этого здания было весьма необычным: стены украшали чересчур яркие атласные драпировки, тусклые светильники, вычурные зеркала, а также картины слегка фривольного содержания, что показалось девушке дурным знаком. Несмотря на поздний час, со всех сторон лилась музыка, слышался смех и звон посуды. Лакеи подобострастно кланялись элегантному незнакомцу и презрительно морщились при взгляде на Элизу. И тому была причина: в высоких зеркалах девушка видела себя в довольно скверном виде - испуганная девчонка с распущенными волосами и в совершенно мокром платье (ее плащ незнакомец презрительно выбросил при выходе из кареты). Она выглядела так ужасно, что должна была признать справедливость того, что ее принимали за уличную девицу. Стыдясь саму себя, девушка опустила низко голову и молча шла рядом со своим похитителем.
        В отличие от Элизы ее спутник был одет довольно изысканно: черный фрак и узкие брюки из великолепной ткани, атласный жилет, белая батистовая рубашка и галстук, заколотый изящной бриллиантовой булавкой. Похоже, этот человек принадлежал к высшему сословию, и девушка не могла понять, что могло заинтересовать столь элегантного господина в ее особе.
        После бесконечных блужданий по длинным коридорам, они, наконец, вошли в небольшую комнату, стены которой были задрапированы портьерами винного цвета с рисунком в виде диковинных цветов. У одной стены находился обитый бархатом диванчик с мягкими подушками, рядом с ним в небольшом камине уютно потрескивали дрова, а в отдалении виднелся круглый столик, покрытый атласной скатертью болотного цвета, и пара стульев.
        - Да, эта комната меня устроит, - кивнул незнакомец слуге. - Принеси нам вина, фруктов и мяса. Я довольно голоден, да и фрейлейн стоит подкрепиться.
        Лакей вышел, плотно притворив за собой дверь, и Элизой вновь овладела паника.
        - Куда вы меня привезли? - испуганно спросила она.
        - В ресторан. Здесь можно отлично поесть и развлечься в стороне от чужих глаз.
        - Я не голодна, - отрезала девушка.
        - Конечно. Тебя уже угостили горячим кофе и яблочным пирогом, - усмехнулся незнакомец.
        - Если вы сейчас же не отвезете меня домой, - она сделала шаг к двери, - я отправлюсь сама.
        - Дочь князя? Пешком? Ночью? Без плаща? И в мокрых туфлях! - он в притворном ужасе развел руками. - Ну, уж нет! Я никогда не прощу себе, что отправил юную девушку из приличной семьи ночью на улицу!
        Неприятно улыбаясь, мужчина направился к ней, и девушка попятилась, отчаянно пытаясь найти глазами хоть какое-нибудь средство для защиты. На глаза ей попалась фарфоровая ваза. Если суметь схватить ее… Элиза не успела решить, что станет делать дальше, как ее спина внезапно коснулась стены. Кусая губы, девушка с отчаянной смелостью взглянула на своего похитителя.
        - Кто вы? - Элиза с трудом заставила себя говорить спокойно. - Что вы хотите от меня? Я все рассказала, что вам еще нужно? Вы хотите услышать какую-нибудь грязную историю о мужчине, который искренне хотел мне помочь? Но ничего подобного не было! И я не стану оговаривать этого доброго человека.
        Голос девушки дрожал от возмущения и страха. Ее волнение и горячность были такими искренними, что Фридрих на мгновение растерялся. От Вильгельма вполне можно ожидать скучных нравоучений вместо легкомысленной забавы с этой милашкой. А если все обстоит иначе и девчонка решила вести свою игру? Возможно, она мечтает о лучшей жизни и пытается добиться этого своей нелепой выдумкой. Почему бы ей не подыграть? Она обязательно допустит ошибку, и тогда ей придется рассказать всю правду.
        - Хорошо, милая фрейлейн, - он одарил ее одной из своих обаятельных улыбок. - Полагаю, мне действительно пора представиться. Барон Фридрих фон Ауленберг, - он галантно поклонился. - К вашим услугам, милая княжна…
        Он изящным жестом приподнял руку девушки, чтобы запечатлеть поцелуй на ее ладони, и… его глаза ослепила радуга искр. Фридрих в изумлении уставился на изящное колечко с изумительным аквамарином. Он перевел взгляд на лицо девушки и только сейчас заметил, что на ее маленьких ушках дрожит мерцание золотых сережек. Они определенно составляли комплект с перстнем на девичьем пальчике.
        Боже милосердный, неужели девчонка не лгала! Уличная девица вряд ли стала бы выходить на ночную охоту в таких дорогих украшениях. Фридрих ошеломленно разглядывал девушку, которая изо всех сил старалась сохранять самообладание. Отважно уставившись ему в лицо своими незабудковыми глаза-. ми, она нервно теребила маленький золотой крестик, который то и дело выскальзывал из ее рук и падал на вздымающуюся от нервного дыхания девичью грудь…
        Вид этих полуобнаженных прелестей заставил барона ощутить вполне понятное волнение. Но он тут же справился с ним, сообразив, что все его предположения оказались ложными. Эта девчонка, видимо, и впрямь по глупости сбежала из дома, а Вильгельм из сострадания подобрал ее на улице. Если бы брат осмелился соблазнить эту дурочку, она, разумеется, сейчас не стала бы так отчаянно защищать его добродетель. С удивлением уставившись на девушку, Фридрих и сам не понимал, что сейчас ощущает - злость из-за того, что не удалось доказать порочность Вильгельма, или облегчение, по тому же поводу.
        Элиза в изумлении смотрела на барона, словно на сумасшедшего.
        - Что вы делаете? - недоуменно спросила она, пытаясь освободить руку, которую тот стиснул своими пальцами.
        Нервно дернув верхней губой, Ауленберг отпустил девушку и взглянул на нее уже с новым интересом. Волосы малышки, еще недавно висевшие мокрыми прядями, начали подсыхать, и оказалось, что они отливают настоящим золотом и завиваются крупными локонами, нежные ручки украшал безупречный маникюр, маленький розовый ротик напоминал бутон розы, а в голубых бездонных глазах можно было утонуть…
        - Ты не назвала мне своего имени… - его темные глаза пытались проникнуть в душу незнакомки, и она смущенно потупилась.
        - Элиза…
        - Красиво, - он чарующе улыбнулся, но девушке стало не по себе. Ей показалось, что именно таким взглядом удав гипнотизирует свою жертву…
        Призвав на помощь все свое самообладание, Элиза решила пойти в нападение:
        - Мне следует поблагодарить вас, господин барон, за то, что вы назвали мне свое имя. По крайней мере, я теперь буду знать, против кого выдвигать обвинение в похищении.
        Несколько мгновений Фридрих озадаченно смотрел на нее, а потом так весело рассмеялся, что в его темных глазах заплясали веселые искорки, и от них на душе у Элизы тоже отчего-то стало весело.
        Его смех прервал вежливый стук в дверь, и в комнату вошли слуги с подносами. При виде распахнутой двери сердце Элизы отчаянно заколотилось, но здравый смысл остудил ее безрассудный порыв. Отправиться вновь блуждать по темным улицам было более чем неразумно.
        Когда лакеи, расставив блюда, быстро удалились, девушка решилась оторваться от стены и, изобразив невозмутимый вид, неспешно подошла к камину. Протянув руки к огню, она с удовольствием ощутила, как тепло волнами растекается по всему телу…
        Невинное блаженство Элизы нарушило легкое прикосновение к ее спине чужих, рук. Она не сразу сообразила, что барон пытается расстегнуть ее платье.
        - Мне кажется, что тебе следует снять с себя мокрую одежду, чтобы просушить ее, - с видом заботы пояснил Фридрих. - Если ты простудишься, я буду считать себя виновным.
        Разозлившись, Элиза отшатнулась от него и сердито сжала кулачки. Когда же, наконец, закончится эта невыносимая ночь! За несколько часов свободы она испытала слишком многое: наглые взгляды мужчин, двойное похищение, а теперь и вовсе оказалась наедине с наглецом, который пытается ее раздеть… Боже, что еще ей придется пережить, прежде чем настанет утро!
        - Благодарю вас, но лучше я умру от воспаления легких, нежели… - девушка запнулась на миг, но тут же смело продолжила: - И моя смерть останется на вашей совести, - она слегка презрительно прищурилась: - Если, конечно, у вас есть совесть. В противном случае вы уже давно отвезли бы меня домой.
        - Полагаю, совесть у меня имеется, - ничуть не обидевшись, улыбнулся Ауленберг. - Правда, она предпочитает не вмешиваться в мои дела.
        С этими словами барон усадил Элизу на диванчик возле камина. Затем он опустился на колени перед девушкой и быстрым движением приподнял до самых бедер подол ее платья. Девушка испуганно охнула и попыталась вернуть свои мокрые юбки на место, но Фридрих решительно заявил:
        - Послушай, девочка, не будь такой ханжой. Поверь, нет ничего страшного в том, что я увижу твои ноги. За свою жизнь я видел их довольно много… А тебе следует немедленно избавиться от испорченной обуви и мокрых чулок.
        Не успела девушка охнуть, как он снял ее туфли, умелым движением стащил чулки и, подойдя к двери, выкинул их в коридор. Краснея от возмущения и стыда, Элиза испуганно поджала ноги и одернула подол платья.
        - Вы совершенно невыносимы! Как же я устала от вас! И от этой ужасной ночи! Умоляю вас: отвезите меня домой. Я действительно дочь князя и сегодня вечером поссорилась со своей матерью. Именно потому и сбежала из дома, не захватив с собой даже денег. Я думала, что смогу жить сама, но очень ошиблась… Похоже, что все мужчины этого города озабочены поисками развлечений. Меня все время почему-то принимали за уличную женщину… - Элиза с трудом перевела дух. - Помогите мне, пожалуйста… Я хочу домой.
        В нежном голосе девушки звучало что-то поразительно невинное, и сама она казалась ребенком, маленьким и испуганным. Фридрих с любопытством продолжал изучать Элизу. Было в ней что-то интригующее. Эта малютка невероятно быстро менялась - всего лишь несколько минут назад перед ним стояла весьма самоуверенная девушка, в которой чувствовалось благородное происхождение, а теперь на него умоляюще смотрела хрупкая испуганная малышка, от которой веяло невинной свежестью. Но самым поразительным было то, что эта девчушка, которой вряд ли исполнилось более семнадцати лет, уже сейчас излучала невероятную чувственность. Ее легкая пластика, скользящие покачивания бедер, застенчивое пожатие плеч дарили обещание изумительного наслаждения, и в то же время во всем этом не ощущалось ничего искусственного, нарочитого, юная красавица была удивительно трогательна и естественна… Фридрих присел возле девушки на диванчик, и, приблизив лицо к ее волосам, ощутил запутавшийся в девичьих кудрях слабый аромат цветов.
        - Как ты чудесно пахнешь… - промурлыкал он, и его рука заскользила по ее плечу. - Этот запах жасмина в твоих волосах… Я словно окунулся в облако из лепестков…
        Его речь опутывала сознание девушки крепче любой веревки, и Элиза с ужасом поняла, что вряд ли сможет долго сопротивляться. Красавец с демонической внешностью не может не быть уверен в своей легкой победе над такой глупышкой, какой она, конечно же, является. Господи, какая у него улыбка… губы с искусительной усмешкой манят к себе, а в темноте его глаз можно утонуть… Нет, она не должна так глупо себя вести! Нужно попытаться отвлечь его разговором и тем самым хоть на время обезопасить себя.
        - Барон фон… - как можно небрежней попросила она, слегка отодвинувшись, - назовите мне еще раз ваше имя.
        - Барон фон Ауленберг, - ответил он и вновь потянулся рукой к ее щеке. - Но я разрешаю тебе называть меня просто Фридрихом. Ты такая милая девочка…
        - Вы, наверно, очень богаты?
        Ее интерес к богатству вызвал насмешливую улыбку Ауленберга. Похоже, он все-таки ошибся, и девчонка блефует. Ее побрякушки - лишь хорошая фальшивка. Такая же, как выдумка о знатном происхождении. Ну что же, эта игра будет ей дорого стоить.
        - У меня есть все, моя милая, - усмехнувшись, снисходительно кивнул барон. - Дома, богатые угодья, экипажи, драгоценности…
        - Вы много путешествуете? - Элиза решила, что стоит попытаться заинтересовать барона беседой о далеких странах.
        - Вовсе нет, - прошептал искуситель на ухо девушке, опалив жарким дыханием ее шею. - Я и здесь довольно весело провожу время.
        - Вам, видимо, не хочется надолго разлучаться с женой и детьми? - наивно распахнула глаза Элиза, надеясь пробудить в нем совесть напоминанием о семье.
        - Я совершенно свободен, - ответил Фридрих и начал покрывать быстрыми поцелуями обнаженную до локтя руку Элизы. - Боже, какая у тебя нежная кожа, нежная и шелковистая… - замурлыкал он. Не обращая внимания на то, что девушка пытается отстраниться, он решительно привлек ее к себе и принялся ласкать ее волосы и шею.
        Ты напоминаешь нежный бутон розы… Я хочу увидеть, как ты раскроешься передо мной… Хочу ощутить твое благоухание на своей груди…
        - Отпустите меня, ваша светлость… - взмолилась Элиза, испугавшись его слишком рискованных маневров и страстных слов.
        Но ласки искушенного в любви красавца становились все более жадными. Он пылко целовал шею девушки, подбираясь все ближе и ближе к ее губам, гладил ее кожу, шептал на ухо нежные словечки… казалось, что он собирался попробовать ее на вкус. И не обращал внимания на то, что Элиза съежилась от страха.
        Мысли девушки лихорадочно метались. Силы небесные, а ведь сейчас происходит то, к чему ее толкала матушка! Наверно, Аманда Розенмильх сочла бы, что богатый и обольстительный барон - идеальный поклонник. Конечно же, она очень обрадовалась бы, увидев свою дочь в подобной компании… А что если… если ей удастся изобразить жгучую страсть и нежную любовь, то матушка, возможно, умилится и позволит дочери самой строить свою жизнь? Быть может, это единственная возможность вырваться из-под опеки матери…
        - Молодой, красивый и богатый… - прошептала она и тут же испуганно уперлась руками в грудь Фридриха.
        Оказалось, что, пока Элиза размышляла, барон успел посадить ее к себе на колени, и она, поглощенная своими размышлениями, даже не заметила, как это произошло. Сделав судорожный вдох, она нервно передернула плечиками и уже более твердым голосом проговорила:
        - Вне всякого сомнения, вы весьма опытны в любовных играх.
        - Похоже, ты все же в этом разбираешься? - усмехнулся он и провел усами по ее обнаженному плечу.
        - Плохо, что вы не женаты, - вздохнула Элиза, поежившись от мужских прикосновений. Тело ее было напряжено, а разум упрямо кричал о том, что перед ней открывается отличный выход из тупика.
        - Почему же это? - удивленно спросил он.
        - Все очень просто. Женатый мужчина - более ласковый и щедрый любовник, поскольку нестерпимо устает от своей занудной супруги и ищет утешения на груди все понимающей, нежной любовницы. Так уверяет моя матушка.
        - Так говорит твоя мать? - рассмеялся барон. - Похоже, она довольно необычная женщина…
        - Так считают многие, - сказала она и попыталась слезть с его колен.
        Но Фридрих легко подхватил ее на руки и понес в сторону кровати, которая скрывалась за одной из драпировок. Не обращая внимания на протестующие вопли девушки, он небрежно уронил ее на подушки и тут же склонился над ней, крепко зажав ее запястья.
        - Довольно, малышка, - недовольно фыркнул барон. ~ Хватит ломаться… Мне уже начинают надоедать твои игры в невинность. Полагаю, мы сможем более весело провести остаток этой ночи, не так ли? Уверяю, что ты будешь довольна.
        - Зато вы, барон, будете разочарованы, - девушка судорожно вдохнула. - Я совершенно не сведуща в амурных делах. Этому предмету не обучали в пансионе, а уроки матушки я плохо слушала.
        С трудом освободив руки, Элиза попыталась ускользнуть от барона и сползти с кровати, но Фридрих мгновенно поймал ее и сердито поинтересовался:
        - Что еще ты придумала? Мне начинают надоедать твои сказки!
        Собравшись с духом, девушка решила, что дольше тянуть не стоит. Пришло время посвятить барона в свои беды и тем самым приступить к выполнению своего плана. И главное - следовало побыстрее превратить врага в своего союзника.
        - Моя история довольно банальна и в то же время весьма печальна, - начала Элиза, но, заметив, что Фридрих сердито задергал усом, поспешила сообщить самое главное: - Я повздорила с матерью. Она очень красивая, умная женщина, но… Дело в том, что в течение многих лет она является любовницей моего отца…
        - Ты издеваешься?! - возмутился Фридрих. - Меня совершенно не интересует твоя мамаша!
        - Но именно из-за моей матушки я собираюсь сделать вам предложение…
        - Ты в своем уме?..
        Барон уже с опаской смотрел на Элизу. Малышка явно не в себе. Сначала она строила из себя воплощенную невинность, потом снисходительно отнеслась к его ласкам, а теперь преспокойно лежит рядом с ним на кровати, извиняется за свою неопытность да еще вытаскивает на свет Божий грязную семейную историю! И в довершение всего заявляет, что намерена сделать ему предложение.
        Любовный запал слегка поутих от этих странных метаморфоз, и Фридрих, устало вздохнув, решил выслушать сумасбродную девицу. Конечно, более дурацкой ночи у него еще не было, но, по крайней мере, скука, одолевавшая его последнее время, исчезла.
        - Ладно… рассказывай. Надеюсь, ты не собираешься предложить мне на тебе жениться? - сердито поинтересовался он.
        - Нет! - быстро замотала головой Элиза. - Вовсе нет. Но вы должны понять: только действительно отчаянные обстоятельства толкают меня на этот безумный поступок, - девушка глубоко вздохнула, призывая на помощь все свои силы, и с величайшей серьезностью продолжила: - Мне уже семнадцать лет, и моя матушка решила, что пришло время мне стать взрослой.
        - Вот как? - Фридрих с трудом сдержал смех. - И в чем это должно выражаться?
        - Уверяю вас, это совсем не смешно! - сердито воскликнула Элиза. - Вчера вечером моя мама представила меня одному отвратительному старому барону и его еще более мерзкому племяннику. А я нагрубила им. Я вовсе не хочу становиться чьей-то любовницей!
        - Только потому, что эти господа тебе не понравились? - с любопытством поинтересовался Фридрих. - А если бы кто-нибудь из них оказался хорош собой, ты, конечно же, была бы счастлива? Наверно, ты мечтаешь, чтобы за тобой ухаживал молодой красавец с пылкими очами? Чтобы твое сердце опалил огонь любви? - насмешничал он.
        - Вовсе нет! - с отчаянием воскликнула девушка. - Я терпеть не могу все эти глупости, о которых плачут в романах и стихах!
        Барон разглядывал ее с новым изумлением.
        - Я думал, что девушки всегда мечтают о безумствах и трепетной любви.
        - Значит, я не такая, как все девушки! Но дело не в этом… Моя мать уверяет, что у меня нет другого пути, как стать чьей-то любовницей!
        - Прости… Насколько я понял… ты - незаконнорожденная? В таком случае, твоя мать поступает совершенно правильно, пытаясь найти тебе богатого покровителя.
        - Я считаю иначе, - резко бросила Элиза. - Я не хочу быть… жаждой в глазах мужчины и огнем его души! Именно так выразилась моя милая матушка.
        Слегка опешив от столь пылкого заявления, барон долго смотрел на девушку, затем, озадаченно почесав затылок, сказал:
        - Мне нужно выпить.
        Элиза облегченно вздохнула и устало откинулась на подушки, но, услышав звон бокалов, тут же села, старательно оправив платье.
        Когда барон вернулся к ней с двумя бокалами, наполненными искрящимся золотым вином, девушка нехотя взяла один из них и заметила:
        - Моя матушка обожает шампанское.
        - А ты, надо полагать, его не очень любишь? - понимающе кивнул головой Фридрих.
        - Я вообще не люблю вино, - со странной гордостью заявила Элиза. - А еще я ненавижу все эти лосьоны, кремы, бесконечные разговоры о моде и табачный дым.
        - Забавно… - бросил он, разглядывая на свет играющие в бокале с шампанским веселые пузырьки.
        Фридрих думал услышать от своей новой знакомой все что угодно, но только не ту историю, которую она ему поведала. У него было полно знакомых среди красавиц полусвета, и все они были вполне довольны своей жизнью; почему же эта малышка так упрямо сопротивляется? Неужели она считает, что сумеет изменить дарованную ей судьбу и удачно выйти замуж? И что, собственно говоря, она хочет от него?
        Но то, что он услышал в следующее мгновение, привело его уже в полное замешательство.
        - Итак, ваша светлость, давайте вернемся к тому предложению, - которое я хочу вам сделать. Мне нужен лю-бов-ник, - отчетливо проговорила она. - Такой, чтобы моя мать приняла его с распростертыми объятиями. Человек богатый, знатный и… достаточно искушенный в любовных делах. Полагаю, вы отлично подходите на эту роль. - Поймав изумленный взгляд Фридриха, Элиза принялась объяснять:
        - Вам совсем ничего не придется делать. Вы только придете в наш дом и скажете матери, что совершенно мною очарованы. И обязательно намекните на то, что будете очень щедры. Тогда моя мать решит, что я благополучно устроена, и оставит меня в покое. А я тем временем смогу спокойно заняться своими делами…
        - Минуточку, - прервал ее Фридрих, - значит, твое предложение заключается в том, чтобы я представился твоей матери в качестве твоего любовника?
        Элиза кивнула и важно заявила:
        - Я постараюсь возместить вам все расходы. Вам, конечно, придется являться к нам с цветами, шоколадом и недорогими подарками, но я расплачусь с вами. Моя бабушка оставила мне довольно приличное наследство, но сейчас у меня есть лишь шкатулка с драгоценными безделушками. Когда матушка убедится, что я стала самостоятельной, она позволит мне распоряжаться всем остальным наследством - ценными бумагами и деньгами, которые пока что лежат в каком-то банке.
        Она хочет купить его? Это невероятно! До сих пор еще ни одна женщина не предлагала барону фон Ауленбергу ничего подобного!
        - Ты намерена оплачивать мои услуги в качестве любовника? - не веря своим ушам, переспросил Фридрих.
        - Я буду оплачивать вашу роль, понимаете? Думаю, это продлится не очень долго. Может быть, месяц или два…
        Сумасшедшее предложение взбалмошной девчонки заставило барона выпить залпом еще пару бокалов шампанского. Странно, но неожиданно все это показалось ему даже забавным. Он понял, что ему очень хочется окунуться в эту авантюру. Юная красотка предлагает ему нечто совершенно очаровательное. Пусть даже она отказывается принять его в качестве настоящего любовника, зато как заманчиво поддаться искушению и попробовать пробудить чувственность в этой необычной малышке. Возможностей для этого наверняка будет более чем достаточно - ведь он будет считаться ее сердечным другом. Нет, сегодняшнюю ночь определенно нельзя назвать неудачной!
        - Деньгами ты меня не прельстишь, - заявил Фридрих, улыбаясь, словно сытый кот. - Если я соглашусь тебе помочь, то взамен хотел бы выставить тебе встречное условие.
        - Какое? - Элиза затаила дыхание, опасаясь, что он потребует плату ее телом.
        - Уверяю тебя; что мое условие тебе понравится. Но пока что предпочту о нем промолчать, - барон неожиданно прижал руку к своей груди. - Если все, о чем ты мне рассказала - правда, то обещаю быть с тобой столь же честным и не делать ничего против твоего желания. Идет?
        В его предложении чувствовался подвох, но Элиза понимала, что иного выхода у нее нет. Нужно немедленно соглашаться на все, чтобы суметь добиться желанной свободы. И избежать искушения. Во всяком случае, следовало срочно прекратить это незапланированное свидание с демоническим красавчиком в столь сомнительных апартаментах.
        - Хорошо… - выдохнула девушка и протянула барону руку.
        - Думаю, это самая уникальная сделка из всех возможных! - сжимая ее ручку, весело заметил Фридрих. - Ее стоит отметить подобающим образом.
        Прежде чем Элиза успела догадаться о его намерениях, барон притянул ее к себе и пылко поцеловал в губы. Замерев в его объятиях, она даже не пыталась вырваться, мечтая о том, чтобы эта пытка поскорее закончилась. Барон оторвался от ее губ и взглянул на свою новоявленную компаньонку весьма раздраженно. Заглянув в его глаза, Элиза с удивлением догадалась, что своей холодностью уязвила его мужское самолюбие.
        - Не обижайтесь, ваше сиятельство. Я же говорила вам, что жгучие страсти, увы, созданы не для меня, - она виновато пожала плечами. - А теперь отвезите меня домой.
        Когда они спустились вниз, Фридрих настоял на том, чтобы Элиза набросила его плащ поверх своего платья.
        - Благодарю вас, ваша светлость. Я верну ваш плащ, когда вы приедете знакомиться с моей матерью. Буду ждать вас завтра в пять, - Элиза мило улыбнулась и примирительно пообещала: - Вы не пожалеете об этом, ваша светлость.
        Экипаж уже давно скрылся за поворотом, а барон фон Ауленберг все еще стоял на ступеньках лестницы, уставившись в темноту и вспоминая нежность и теплоту ее губ, с детским упрямством не отвечающих на его поцелуй. Лицо его исказила дьявольская усмешка:
        - Я-то, может, и не пожалею, Элиза, а вот ты - наверняка.



        ГЛАВА 6

        Карета неслась по мокрым улицам, возвращая девушку к началу ее злоключений. Но это была уже не та Элиза Розенмильх, которая убежала из дома несколько часов назад. Сейчас в экипаже сидела девушка, уверенная в себе и своем будущем. Голова ее кружилась от усталости и торжества. Удивительно, но она сумела не только выбраться целой и невредимой из опасной переделки, но еще и извлечь немалую выгоду для себя. Больше ей не придется слушать бесконечные нравоучения матери о дочерней покорности. Она сумеет добиться своей цели!
        Но чем ближе карета подъезжала к знакомому особняку, тем тревожней становились мысли Элизы. Представив, что ожидает ее дома, девушка тоскливо вздохнула. Единственной возможностью избежать бурных объяснений с матерью будет немедленное заявление о том, что она встретила мужчину своей мечты. Аманда обожает книжные любовные романы, и ее сердце обязательно смягчится, когда она узнает, что ее дочь безумно и страстно влюбилась. А когда она услышит имя и титул избранника Элизы, то окончательно простит свою дочь. Только нужно старательно делать вид, будто она и впрямь отчаянно влюблена.
        Все окна в доме были освещены, и не успела Элиза сойти с подножки кареты, как двери распахнулись и на крыльце появился дворецкий с фонарем в руке. Он сбежал по ступенькам и замер, увидев герб на дверце экипажа.
        - Фрейлейн Элиза, - возмущенно заговорил он, - ваша матушка очень расстроена из-за вашего поведения.
        Как только девушка вошла в дом, к ней бросилась Аманда, сопровождаемая служанками. Мать обхватила Элизу за плечи и, плача, запричитала:
        - Боже мой, девочка моя, где ты была? С тобой все в порядке?
        - Все очень хорошо, мама. Мне никогда в жизни не было так хорошо, как сейчас, - ответила Элиза с улыбкой, которая, как она полагала, изображала блаженство.
        - В таком случае потрудись объяснить: с какой стати ты сбежала из дома на ночь глядя? - уже более строго спросила Аманда, с удивлением взглянув на широкий мужской плащ, в который зябко куталась дочь. - Ты хоть представляешь себе, сколько людей беспокоилось и волновалось из-за тебя? Все слуги отправились прочесывать улицы. Ты соображаешь, что может случиться с девушкой, которая прогуливается по ночам?
        В этот момент служанки сняли с Элизы плащ, и все ахнули, увидев, в каком виде вернулась домой дочь хозяйки: довольно мятое платье, растрепанные волосы и в довершение всего - босиком.
        - Боже милостивый! - в голосе Аманды звучал ужас. - На кого ты похожа?.. Да отвечай же, наконец, что произошло?
        - Ох, мама… со мной произошла самая прекрасная вещь на свете, - девушка расплылась в мечтательной улыбке. - Кажется, я влюбилась…
        Аманде потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя и осознать смысл сказанного. Она рассеянно отдала слугам распоряжение о горячей ванне, глинтвейне и грелках для постели, затем обхватила дочь за плечи и направилась вместе с ней в свою комнату.
        - Ты влюбилась?.. И при этом выглядишь, как жалкая бродяжка? - Она подвела Элизу к камину и, укутав в теплый плед, усадила ее в кресло. - Ты в своем уме, моя девочка?
        - Да, да, мама! - Элиза блуждающим взглядом обвела комнату, делая вид, что погрузилась в сладострастные воспоминания, и мечтательно продолжила: - Он такой красивый, сильный и благородный. Он спас меня от мерзких, порочных негодяев…
        Увидев, что мать побледнела и прижала усеянную бриллиантами руку к груди, Элиза торопливо добавила:
        - Не тревожься. Он пришел вовремя и прогнал этих типов. Понимаешь, я попала под дождь и заблудилась… - девушка принялась рассказывать, мешая реальное с выдумкой: - Я оказалась в странном квартале с красными огнями. Какие-то мерзавцы пытались затащить меня в один из этих домов. Я кричала и отбивалась, бросилась бежать… Возле меня неожиданно остановилась роскошная карета, и… он пришел мне на помощь. Он вырвал меня из лап негодяев и хорошенько отколотил их, - умело солгала Элиза. Взглянув на мать, она заметила, что щеки той порозовели. - Я была так напугана и растеряна, что с трудом могла выговорить собственное имя. А он сразу представился, а затем отвез меня в прелестный ресторан. Там я немного успокоилась, мы разговорились и… Ах мама! Он держал меня за руки и заглядывал в глаза, - девушка мечтательно вздохнула и улыбнулась.
        Аманда была поражена. Дочь совершенно изменилась за эти несколько часов. Она бросила недоумевающий взгляд на горничную, которая пришла доложить о том, что горячая ванна с лавандой уже готова, и заметила, что служанка тоже находится, в недоумении. Крутая перемена, произошедшая с дочерью хозяйки за эту ночь, озадачила даже привыкшего ко всему дворецкого, который застыл в изумлении и удивленно покачивал головой, забыв предложить Элизе чашечку согревающего напитка.
        - Когда я окончательно пришла в себя, он дал мне плащ и отправил домой в своей карете, - продолжала рассказывать девушка. - А теперь, если вы не возражаете, я приму ванну. Я ужасно продрогла, устала и хочу спать. - Она поднялась с кресла и поплыла к двери, взяв на ходу с подноса чашку с глинтвейном.
        . - Элиза! - воскликнула Аманда. Ее оклик остановил девушку уже на пороге. - Но кто он? Кто этот мужчина, в которого ты влюбилась?
        -. О, разве я не сказала? - девушка искренне рассмеялась, предвкушая, как вспыхнет от радости лицо матери, когда она назовет имя своего спасителя. - Он барон. Очень красив, молод и сказочно богат.
        - Барон? - вопросительно изогнула тоненькую бровь Аманда.
        - Да, барон Фридрих фон Ауленберг, - мечтательно объявила Элиза, упиваясь произведенным эффектом. - Я пригласила его к нам завтра к пяти часам. Надеюсь, ты не станешь возражать? Ему не терпится познакомиться с тобой, и я не смогла отказать. О, не сомневаюсь: когда ты увидишь барона, то будешь очарована им!
        Девушка слегка покружилась по комнате, изображая трепетное волнение, и, медленно потягивая глинтвейн, направилась в сторону ванной комнаты, оставив окаменевшую от шока мать на попечении служанки и дворецкого.
        - Нет, это невозможно! - всплеснула руками Аманда, рухнув в кресло. - Днем она отвергает любовь и страсть, а ночью заявляет, что влюбилась! И в кого? В барона фон Ауленберга!
        Дворецкий, который полностью разделял недоумение хозяйки, растерянно поставил на стол поднос, на котором стояла еще одна чашка с глинтвейном. Напиток немного остыл, но расстроенная Аманда не обратила на это внимания и выпила его залпом, беспомощно причитая:
        - Не могу в это поверить… Ну почему из всех мужчин Вены мою дочь должен был спасти именно тот, кто славится своей невероятной распущенностью! Бог мой, это же самый порочный сластолюбец в мире! Он разобьет сердце моей девочки! Всем известно, что он беспрестанно таскается по борделям, легко соблазняет даже самых непорочных женщин да еще волочится за женами своих приятелей… Удивительно, что его до сих пор не застрелил на дуэли чей-нибудь рогатый муж. - Аманда - с ужасом представила, какие неприятности ждут Элизу.
        Отпустив дворецкого и служанку, она принялась бродить по комнате, хрустя пальцами и едва сдерживая слезы.
        - Я так хотела, чтобы моя девочка нашла свое счастье… Это должно было происходить постепенно, разумно… Сначала она научилась бы принимать знаки внимания со стороны щедрого и галантного поклонника, который бы неторопливо и осторожно знакомил бы ее с любовными утехами, осыпал подарками, заботился о ее благополучии… А чуть позже, когда ей открылось бы умение свободно читать в мужских сердцах, она обязательно встретила бы своего единственного, того, кто подарил бы ей мир настоящей любви… И вот теперь… - не выдержав, Аманда опустилась на колени прямо на ковер и горько расплакалась: - Моя маленькая девочка и… барон фон Ауленберг…
        Слезы градом покатились из ее глаз, но она и не пыталась их сдерживать, хотя знала, что наутро будет выглядеть не лучшим образом. Уткнувшись лицом в колени, Аманда оплакивала свои несбывшиеся надежды.
        А в это время новоиспеченный возлюбленный Элизы, ожидая в кабинете ресторана возвращения своей кареты, потягивал шампанское и смотрел на огонь, весело потрескивающий в камине. Он размышлял над тем, что даст ему сегодняшнее ночное приключение.
        Невероятный случай свел его с восхитительной и очень упрямой девчонкой, которая невольно заставила его забыть о скуке и инциденте с братом. Что ж, предоставим Иоганну и Вильгельму самим разбираться в своих проблемах. Ему теперь есть чем себя занять: Эта своенравная девчонка чудо как хороша, а барон фон Ауленберг никогда не отказывался от столь лакомых кусочков.
        Окажись малышка менее взбалмошной, они сейчас валялись бы в постели, тесно прижавшись друг к другу, пили шампанское и вели легкомысленный разговор. Фридрих ожидал, что ночная гостья Вильгельма поведает ему дешевую историю о домогательствах непорочного графа Геренштадта, но взамен услышал нелепый рассказ о проблемах незаконнорожденной девчонки. Все пошло по совершенно иному пути, и теперь Ауленберг недоумевал: как он мог позволить событиям выйти из-под контроля? Он надеялся легко соблазнить глупенькую малышку, но вместо этого она сумела втянуть его в нелепую сделку. Фридрих не понимал, сердиться ему на себя или смеяться из-за того, что дал согласие на этот безумный заговор. Боже! Он обещал притвориться ее любовником! Уму непостижимо…
        Барон еще долго сидел у камина, раздумывая о произошедшем. От смятенных мыслей его отвлек приход лакея, который сообщил, что карета вернулась. Услышав это, Ауленберг взял свою шляпу и перчатки и направился к выходу.
        Дождь уже перестал, и в воздухе висел лишь легкий туман. Садясь в карету, барон небрежно поинтересовался у кучера:
        - Куда ты отвез ее, Ганс?
        - На Химмельфортгассе, ваше сиятельство.
        - Вот как? Она вошла в дом со стороны кухни?
        - Нет, ее встретили у главного входа. Похоже, там все были счастливы, что она вернулась.
        Забавно… Значит, девчонка ему не лгала… Ну что ж, похоже, ему предстоит веселое приключение, от которого он не собирается отказываться.
        - Домой, Ганс, - приказал барон, с довольным видом откидываясь на спинку сиденья.



        ГЛАВА 7

        Ночной ливень умыл. Вену, и теперь столица блистала во всей красе. Радуясь теплому солнцу, горожане высыпали на улицы, и это стало настоящим праздником для торговцев, поскольку от многочисленных покупателей не было отбоя. То тут, то там раздавался смех, и, казалось, весь город погрузился в веселье.
        Настроение барона фон Ауленберга абсолютно не соответствовало всеобщему ликованию. Фридрих угрюмо сидел в карете и еле сдерживал свое негодование. Пару часов назад он встретился с Вильгельмом и честно предупредил брата о готовящейся против него провокации. Но после небрежных слов благодарности граф Геренштадт начал читать Фридриху нравоучения о том, что весьма рад пробуждению у младшего брата совести, и надеется, что отныне Ауленберг расстанется со своими непристойными манерами и ложными друзьями. Долго вынести это Фридрих не смог и, быстро распрощавшись с Вильгельмом, покинул его особняк с чувством досады. Ему казалось, что их встреча должна была пройти несколько иначе. Что ж, он свой долг перед семьей выполнил и вполне может окунуться в занятную интригу.
        Если быть честным, Ауленберг с удовольствием забыл бы обо всем и покатил в клуб. Задор и пыл сумасшедшей ночи угасли, и сейчас ему было не по себе. И зачем только он принял предложение этой девчонки? Дурацкое соглашение теперь казалось ему смехотворным и даже унизительным. Возможно, при свете дня девушка не покажется ему такой пленительной. Но встречаться с Верхоффеном Фридриху хотелось еще меньше, поэтому он решил, что все-таки наведается к Элизе. Хотя бы для того, чтобы хоть на время избавиться от мыслей о спесивом старшем брате и изрядно надоевшем приятеле. В последнее время Ауленберг начал тяготиться своей компанией. Ему порядком наскучило бессмысленно прожигать жизнь, но разорвать отношения с приятелями и занять себя чем-либо более осмысленным не позволяла гордость. К тому же Фридриха останавливал тот факт, что у него сложилась репутация сумасброда, и он еще не был готов к тому, чтобы попытаться ее изменить. Да и становиться копией своего брата он не имел ни малейшего желания. Так что предложение забавной девчонки пришлось весьма кстати - появилась возможность хоть чем-то разнообразить свою
жизнь.
        Карета остановилась перед большим зданием, и барон с удивлением признал, что мать Элизы обитает в довольно роскошном особняке. Похоже, девчонка не лгала. Расправив плечи, барон фон Ауленберг величественной походкой поднялся по гранитной лестнице к массивной двери с бронзовыми ручками в форме львиных голов.
        В дом Ауленберга впустил прекрасно вышколенный швейцар. Пожилой слуга в нарядной ливрее почтительно пригласил барона проследовать в гостиную. Оглядываясь по сторонам, Фридрих с изумлением покачал головой. Похоже, хозяйка этого особняка все еще пользуется покровительством своего богатого любовника. Ее дом был удивительно изыскан и, пожалуй, ничем не отличался от особняков знати. Великолепная мраморная лестница, отличные паркетные полы, изящные кресла с мягкими сиденьями, стены, обитые превосходным шелком, бронзовые подсвечники, хрустальные люстры, прекрасные вазы с цветами, испускающими восхитительный аромат, и множество картин (в подлинности некоторых из них барон позволил себе усомниться). Фридрих и предположить не мог, что его новая знакомая живет в таком роскошном доме.
        Гостиная, куда его провели, оказалась столь же великолепной: высокие окна, задрапированные легкими портьерами с золотыми нитями, удобная мебель, покрытая прекрасными гобеленами, овальные зеркала в рамах из слоновой кости и еще большее количество цветов в изящных вазах. Эта комната была похожа на будуар королевы.
        Перед роскошным резным камином сидели две женщины. Несмотря на возраст, они были довольно привлекательны. Одна из них, более очаровательная, с почтительной улыбкой на лице соизволила встать и подойти к гостю. Взглянув на нее, барон сообразил, что дама удивительно напоминала Элизу, правда, казалась более взрослой и утонченной, но в остальном сходство было просто поразительным: точно такие же светлые волосы золотого оттенка, огромные незабудковые глаза, изогнутый в улыбке пленительный рот…
        - Барон фон Ауленберг, - присела в вежливом поклоне женщина. - Добро пожаловать в мой дом.
        - Я счастлив, мадам, что вы согласились принять меня.
        Он поднес к губам ее руку, ругая себя за то, что не удосужился спросить у Элизы имя ее матери. Впрочем, до того ли ему было вчера?
        - Моя дочь была так настойчива, что убедила меня принять вас.
        Барон слегка усмехнулся. Он не сомневался, что маленькая интриганка обладает даром убеждения.
        - Дорогой барон, позвольте представить вам мою подругу.
        К ним приблизилась хорошенькая женщина с каштановыми волосами и зелеными кошачьими глазами. На высокой груди у нее лежало целое состояние в виде нитки великолепного жемчуга.
        - Фрау Маргарита Амиштайн, - с улыбкой объявила хозяйка, с легкой фамильярностью касаясь плеча барона. Ощутив невесомое прикосновение руки этой красавицы, Фридрих угадал, что эта дама способна в мгновение ока очаровать любого мужчину. Странно, что он никогда не встречал ее раньше. Такую женщину невозможно забыть.
        - Рад с вами познакомиться, мадам, - пробормотал барон, целуя томно протянутую руку второй дамы. Он почувствовал, что женщины его изучают, оценивая, достоин ли он их внимания. Точнее - внимания Элизы.
        - Очень приятно, барон, - жеманно процедила Маргарита. - Наконец-то мы с вами встретились. У нас есть общий друг, который много рассказывал о вас.
        - В самом деле? - искренне удивился Фридрих. - И кто же это позвольте узнать?
        - Граф Хартберг, - ответила она; изогнув высокую бровь. Казалось, ей было странно, что Фридрих не знал об этом.
        - Рихард? - удивился Ауленберг. Он слышал, что у старого графа имелась любовница, с которой тот частенько проводил время после того, как овдовел, но Фридрих предположить не мог, что эта особа не слишком молода.
        - Да, Рихард. Удивительно благородный, честный, щедрый человек…

«Правда, довольно старый и скучный…» - добавил про себя Фридрих.
        Хозяйка предложила своим гостям присесть возле маленького столика, на котором расторопные слуги уже поставили кофейник, сливочник и разные сладости.
        Усаживаясь в кресло, барон с любопытством взглянул на мать Элизы, гадая, кто же является ее покровителем? Судя по обстановке, это очень состоятельный человек. Он быстро перебрал в уме самых богатых и титулованных особ, которые, по слухам, имели пассий на стороне, но ни одного из них не смог представить рядом с этой красавицей.
        - Дорогой барон, с вашей стороны было очень мило навестить нас, - заворковала хозяйка. - Когда Элиза рассказала мне о своих злоключениях, я пришла в ужас. Мы обе в огромном долгу перед вами, ваша светлость.
        Фридрих вежливо улыбнулся в ответ, не представляя, о каких его подвигах могла наболтать матери хитрая девчонка.
        - На моем месте любой поступил бы так же, мадам.
        - Зовите меня просто Амандой, барон. Думаю, что могу вам это позволить. Честно говоря, не очень люблю, когда меня называют мадам или фрау Розенмильх, - она слегка передернула плечами. - В этом есть что-то неприятно официальное.
        Фридрих с изумлением уставился на хозяйку. Неужели перед ним любовница князя фон Рудельштайна? О любовной связи князя в свете ходили легенды. Говорили, что он содержит сказочную красавицу, но никто ее не видел. Она никогда не посещала излюбленные места дам полусвета: театр, кафе, скачки, рестораны и сомнительные вечеринки. А сам князь и вовсе оставил общество и все свое время проводил в путешествиях. Все считали, что любовница сопровождает его, но Фридрих теперь убедился, что дело обстоит совершенно иначе. По слухам, князь сейчас находится в Египте, а его подруга, как выяснилось, осталась в Австрии и, похоже, вовсе не ищет себе развлечений на стороне, пока любовник в отъезде. Удивительная преданность…
        Но в таком случае… Получается, что Элиза - дочь князя Альберта. Соблазнительный плод страстного и запретного союза… Боже, во что он впутался!
        - Скажите, ваша светлость, - поинтересовалась Аманда, пристально наблюдая за сменой чувств на лице гостя, - почему вы до сих пор не женаты? Неужели не нашлось ни одной женщины, которая завоевала бы ваше сердце? Или же вам так дорога холостяцкая жизнь… Казановы?
        Эти слова не оставили сомнений в том, что женщина хорошо знакома с его репутацией.
        - Видите ли, фрау Аманда, я превыше всего ставлю личную свободу, - барон нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
        - Именно поэтому вы не желаете связывать себя узами брака или какими бы то ни было другими обязательствами? - не отставала от него хозяйка. - Полагаю, что по этой же причине у вас никогда не было постоянной любовницы?
        Фридрих почувствовал, что его начинают злить эти расспросы. Девчонка, втянувшая его в эту дурацкую игру, поставила его в весьма глупое положение. Интересно, где она сама?
        - Так почему же теперь вы решили изменить своей свободе? Неужели моя дочь так вас прельстила, что вы, известный сердцеед, потеряли голову? Вы должны знать, что я не могу допустить, чтобы вы разбили сердце моей девочки короткой легкомысленной связью. Кроме того, это нанесет урон ее репутации.
        - Думаю, что каждому мужчине когда-нибудь может наскучить бесконечная погоня за легкими наслаждениями, - медленно заговорил барон, старательно подыскивая слова, чтобы убедить даму в своих серьезных намерениях по поводу ее дочери (хотя отношения, о которых шла речь, ни в коей мере нельзя было назвать серьезными в обычном понимании этого слова). - Свет рампы, закулисные вечеринки, шумные компании, скачки - все это меня больше не привлекает.
        - Вы хотите сказать, что никогда прежде не были по-настоящему влюблены? - подала голос подруга хозяйки.
        - Все когда-то переживали первую любовь, - многозначительность его слов удивила самого Фридриха. Сейчас он с трудом мог вспомнить, кем увлекался в ранней юности. - Однако это чувство редко бывает долговечно. Лишь с возрастом и жизненным опытом приходит умение разбираться в людях и себе самом. Впрочем, должен признать, что я еще не до конца осознал произошедшую со мной перемену. Но могу заверить вас в том, что случайная встреча с Элизой показала мне, насколько я пресытился прежней жизнью.
        - И чем же вас так пленила Элиза? - поинтересовалась Аманда.
        - Пленила… да, это именно то слово, - Фридрих обольстительно улыбнулся хозяйке, а из его уст легкой рекой потекли слова, которыми он привык сводить с ума женщин: - Ваша дочь взяла меня в плен, опутав своими чарами. Ее красота и обаяние околдовали меня, но… - он выразительно приподнял одну бровь и удивленно поинтересовался: - Где же сама Элиза? Я, честно говоря, приехал, чтобы встретиться с королевой моего сердца…
        - Ах, вот как? - ледяным голосом остановила его фрау Розенмильх. Ее презрительный взгляд, брошенный на пустые руки Фридриха, объяснил холодность ее тона: ни цветов, ни подарков. Влюбленный мужчина не удосужился о самом простом знаке внимания. - Элиза сейчас спустится к нам, но вы должны помнить, что моя дочь - юная и неопытная девушка, и эмоции у нее часто берут верх над здравым смыслом. Я обязана оградить девочку от ошибок; надеюсь, вы меня понимаете?
        - Я восхищаюсь вами, мадам, - натянуто улыбаясь, ответил барон. Он с трудом удержался от язвительной реплики. Подумать только: содержанка, готовая продать своего ребенка любому мужчине со знатным происхождением и звонкой монетой, уверяет его в том, что искренне заботится о дочери!
        Переглянувшись с подругой, фрау Розенмильх принялась осыпать его новыми вопросами. Даму больше всего, конечно, интересовало состояние барона, размеры винных погребов, местоположение родового имения, количество породистых скакунов в конюшнях, имена ювелиров и банкиров, услугами которых он пользуется, и еще очень многое, многое другое. Будь эта дама менее пристойна, то она, наверно, не преминула бы поинтересоваться и его мужскими возможностями. Определенно, гостя оценивали, как породистого жеребца.
        Фридриху с большим трудом удалось сохранить самообладание. Никто и никогда так открыто не интересовался его платежеспособностью, но в этом доме, похоже, все перевернуто с ног на голову, и здесь именно женщины выносят приговор мужчинам, подобно тому, как в высшем свете мужчины обсуждают достоинства женщин.
        Барон задумчиво разглядывал Аманду. Его весьма задело высокомерное поведение этой дамы. Еще мгновение - и он будет разговаривать с ней на ее языке, что вряд ли понравится этой излишне самоуверенной кокотке.
        - А теперь, ваша светлость, ответьте мне честно: что же так привлекло вас в моей Элизе? - Аманда вернулась к вопросу, который ее больше всего беспокоил.
        - Она прелестна, - устало проговорил Ауленберг, хватаясь за первое пришедшее ему на ум слово. - И восхитительна…
        - Возможно, - с приторно-медовой улыбкой согласилась хозяйка. - Особенно если учесть то, что ночью она предстала перед вами с испорченной прической и в насквозь промокшем платье.
        - Но при этом Элиза проявила довольно сильный характер. Кроме того, она оказалась совершенно непредсказуемой, - неожиданно признался Фридрих, вдруг осознав, что именно эта черта девушки заинтересовала его.
        - Вас привлекла ее непредсказуемость? - озадаченно уставилась на него Аманда. - Да уж… Только сумасбродное создание способно бродить по ночным улицам под проливным дождем. Но чтобы такое поведение могло нравиться?.. - она пожала плечами.
        - Если быть честным, то я и сам не могу понять, что привлекло меня в этой маленькой сумасбродке, - медленно проговорил Ауленберг, пристально глядя в глаза любовнице князя Рудельштайна. - Единственное, что я могу сказать вам наверняка, так это то, что мои руки дрожат, кровь бросается в голову, а внутри все воспламеняется при одном взгляде на Элизу, - его дыхание стало учащенным, а во взгляде заиграл жаркий огонь. - И самое удивительное в этой истории то, что ваша дочь сумела меня остановить. Видит Бог, такого со мной еще никогда не происходило.
        Лица женщин вытянулись от удивления и смущения, но через минуту в их глазах забегали веселые искорки. Заметив улыбки, которыми они обменялись, Фридрих понял, что выиграл сражение.
        - Обещаю быть щедрым и выполнять любые прихоти Элизы, - торжественно заявил он. - А также обязуюсь расстаться со своей возлюбленной только по ее собственному желанию, - добавил он и увидел, как лицо Аманды расплылось в довольной улыбке.
        Хозяйка величественно поднялась и резко дернула шнурок звонка. Седовласый дворецкий с пышными бакенбардами появился незамедлительно.
        - Людвиг, пригласи фрейлейн Элизу в гостиную.
        В эту ночь девушка так и не смогла уснуть. Тяжелые мысли и мрачные предчувствия не давали ей покоя. Правильно ли она поступила, затеяв эту игру? Хватит ли у барона терпения исполнять роль мнимого любовника до тех пор, пока она не добьется желаемой свободы?..
        Проблема заключалась еще и в том, что она не знала, с чего начинать свою независимую жизнь. Быть может, стоит заключить фиктивный брак и, пользуясь именем супруга, открыть музыкальную или художественную школу? Но где найти этого самого мужа, который согласился бы за деньги предоставить ей имя и свободу?.. Лишь под утро, совершенно измученная, девушка упала на кровать и, зарывшись головой в подушку, расплакалась, а затем незаметно уснула.
        Мать распорядилась не беспокоить дочь, расстроенную ночными приключениями, поэтому служанка довольно поздно разбудила Элизу, сообщив, что в гостиной находится интересный мужчина, которого она никогда раньше не видела. Элиза взглянула на часы и изумленно ахнула. Оказалось, что недавно пробило пять часов и, разумеется, в их доме с визитом находится не кто иной, как барон фон Ауленберг. Служанка подтвердила ее соображения. Она принесла Элизе любимый чай с жасмином и холодную телятину с горошком и, пока девушка подкрепляла свои силы, успела достать из гардеробной одно из новых платьев. Окутав Элизу облаком нежных оборок, Агнешка быстро привела в порядок ее волосы и, оглядев творение рук своих, удовлетворенно кивнула, довольная своей работой.
        - Быть может, этот господин уже откланялся? - неожиданно робко поинтересовалась Элиза. Ей стало страшно от своей собственной затеи, и она уже готова была отказаться от нее.
        - Нет, фрейлейн, он все еще в гостиной и беседует с вашей матушкой и фрау Маргаритой, - пожала плечами служанка.
        - Так долго? Почему же меня до сих пор не позвали? - поразилась девушка. Она надеялась, что мать, очарованная титулом и манерами барона, немедленно пригласит ее вниз и отпустит на прогулку. Но, похоже, дела пошли иначе.
        Нимало не заботясь о платье, Элиза рухнула на диван. Как она могла забыть о невероятной проницательности своей матери?! Уж в чем в чем, а в вопросах любви ее трудно обмануть. Со все возрастающей тревогой девушка думала о том, что происходит внизу в гостиной. Сможет ли барон убедить мать в том, чего на самом деле нет - в своей любви к Элизе?
        Отчаяние охватило душу девушки. Оставалось надеяться лишь на то, что Ауленберг знает правила любовной игры и сумеет обмануть Аманду своей ласковой улыбкой, нежными манерами и самоуверенным взглядом коварных темных глаз… Элиза неожиданно вздрогнула, припомнив обольстительные манеры барона, которыми он пытался опутать ее. Этот мужчина определенно знает, как вести себя с женщинами, если сумел воздействовать даже на такую ледышку, какой она считала себя.
        Дворецкий появился в дверях как раз в тот момент, когда Элиза окончательно уверилась в том, что ее план провалился.
        - Мадам просит вас спуститься вниз, - невозмутимо проговорил он, делая вид, что не заметил тревожного состояние девушки.
        Элиза бросилась к зеркалу. Она должна появиться в гостиной с радостной, взволнованной улыбкой на лице, но вместо этого в зеркале отражалась какая-то вымученная усмешка, впрочем, взволнованности было хоть отбавляй.
        Заботливая служанка принялась помогать своей хозяйке: она щипала ее за щеки, пытаясь вызвать хотя бы малейшее подобие румянца, и расправляла оборки, которые Элиза успела смять.
        - Отстань, Агнешка, - отмахнулась она от служанки, продолжая изучать свое лицо. Она никак не могла решить, каким бывает выражение глаз у девушек, когда им предстоит встреча с любимым мужчиной. На ее лице упрямо отражались только страх и страдание. Устало улыбнувшись своему отражению, Элиза с тревогой в душе поспешила вниз.
        - А вот и наша Элиза, - провозгласила Аманда, настороженно глядя на дочь.
        Барон тут же вскочил на ноги, пылко повернулся к своей «возлюбленной» и - замер от неожиданности. Стройная, изящно одетая девушка ничуть не походила на ту мокрую замарашку, которую он подобрал вчера на улице.
        Элиза бросила в его сторону «восторженный», как ей хотелось думать, взгляд и в свою очередь замерла от удивления. Сейчас, при свете дня, когда она могла спокойно рассмотреть своего нового знакомого, у нее даже дыхание перехватило от его неземной красоты. Высокий, широкоплечий и невероятно элегантный, барон фон Ауленберг был совершенно неотразим. Черные волосы были аккуратно зачесаны назад, а на лице, словно сошедшем с картин старых мастеров, горели огнем бездонные черные глаза. Элиза с трудом приходила в себя. Неужели именно с этим мужчиной она умудрилась заключить авантюрную сделку?..
        - Элиза, что ты замерла у двери? Его сиятельство подумает, что ты еще совсем ребенок, - вырвал ее из оцепенения голос матери. - Не смущайся так. Присаживайся к столу рядом с бароном.
        Девушка кожей ощущала пристальный взгляд матери. Аманда определенно изучала ее поведение, и Элиза поняла, что вырваться из-под материнской опеки будет очень сложно. Взяв из рук матери чашечку с чаем, девушка сделала маленький глоток, быстро пытаясь сообразить, как лучше себя вести. Пожалуй, следует время от времени бросать на барона томный взгляд и откровенно любоваться его лицом и фигурой. Это легко сделать - ведь Ауленберг был самим совершенством, и потому в него трудно не влюбиться…
        Поймав себя на этой крамольной мысли, Элиза испуганно заморгала, стараясь избавиться от наваждения, и неожиданно заметила, что барон разглядывает ее с откровенным любопытством. Покраснев, девушка смущенно опустила взгляд, но тут же разозлилась на себя. С чего бы это ей стыдиться? В конце концов, барон пришел сюда для того, чтобы предложить свои услуги в качестве любовника. И играет он свою роль, в отличие от нее самой, безупречно.
        Милое личико девушки порозовело, а в незабудковых глазах сквозила решимость, и Фридрих понял, что не зря пришел в этот дом. Эта девушка восхитительна. Взглядом знатока он скользнул по округлым плечам, высокой груди, тонкой талии, угадывая под облаком нежной ткани соблазнительные изгибы юного тела. При свете дня Элиза еще больше, чем ночью, напоминала распускающийся бутон розы, трогательно-нежный и ароматный.
        Хозяйка предложила гостям чай и пирожные, и женщины повели легкий разговор, касающийся новинок сезона. Обаятельно улыбаясь, Фридрих принял участие в этой беседе, но при этом не спускал с Элизы внимательного взгляда. Ему пришлось по душе упорство, с которым девушка боролась со своим смущением.
        Когда большие часы над камином пробили семь часов, Аманда выразительно посмотрела на гостя. Барон уловил намек и стал прощаться. Элиза замерла и взглянула на мать глазами, полными отчаяния и надежды.
        Аманда медлила. Она оценивающе смотрела на молодую пару, словно решая, достаточно ли хорошо они смотрятся вместе. Элизе показалось, что еще секунда - и она упадет в обморок. Самый настоящий… Она и впрямь стала оседать на пол, но Ауленберг мгновенно подхватил ее и нежно подул в лицо.
        Увидев такое, фрау Розенмильх, нервно вздохнув, быстро заморгала, словно стараясь сдержать слезы, и наконец объявила:
        - Очень приятно было познакомиться с вами, ваша светлость. Надеюсь, вы навестите нас еще раз? Скажем, завтра часа в три? Мы с Элизой будем рады вас видеть.
        - Мне это время прекрасно подойдет, милая фрау Аманда, - с улыбкой ответил Фридрих, не спеша отпускать Элизу. - Но что же мне делать до тех пор? Боюсь, этот день станет для меня самым длинным в жизни.
        С этими словами он нежно поцеловал дрожащие пальцы девушки. Элиза понимала, что все это - игра, но не могла сдержать трепета, охватившего все ее тело.
        - До завтра, ваша светлость, - вынесла приговор неумолимая Аманда. - Я провожу вас.
        - Может, я сама могу это сделать, матушка? - робко попросила Элиза. Мать сердито нахмурилась, но ее подруга укоризненно покачала головой, и Аманда была вынуждена согласиться с просьбой дочери.
        Когда они вышли из гостиной, Элиза благодарно прошептала:
        - У нас получилось! Теперь она примет вас как моего любовника.
        - Ты должна была назвать мне имена своих родителей, - проворчал Фридрих.
        - Я вам говорила, что мой отец князь, - тихо ответила девушка. - Но вы не хотели этому верить. Да и чем мне гордиться? Я незаконнорожденная…
        Барон смешался. Он и в самом деле ночью не придал значения ее словам, решив, что девушка набивает себе цену.
        - Это мало что меняет. Наше соглашение остается в силе. Ведь тебе по-прежнему нужен любовник, а я дал обещание в этом помочь.
        Элиза молча кивнула, тяжело вздохнув. Сейчас она была похожа на ребенка, который никак не может решить трудную задачу. Глядя на ее сосредоточенное личико, Фридрих с трудом удержался, чтобы не рассмеяться, и крепко сжал ее руку.
        Остановившись в холле возле лестницы, он долго смотрел на нее, любуясь правильными чертами лица и удивительными глазами небесного цвета. То, что Элиза - дочь князя Альберта, делает игру весьма пикантной и еще более интересной. Подумать только: эта девушка, дитя любви и великой страсти, осмеливается утверждать, что не хочет любить! Ну, уж нет, ей определенно нужен опытный наставник.
        - Чем мы займемся завтра? - поинтересовался он. ~ Может, поедем куда-нибудь?
        - Отлично, - улыбнулась она. - Например, в музей или библиотеку.
        - Очень интересная программа, - недовольно хмыкнул барон. - И главное - весьма романтично. Кстати, а что ты собираешься делать, когда освободишься от материнской опеки?
        Элиза испуганно взглянула в сторону гостиной.
        - Не сейчас… - шепнула она, по-детски серьезно нахмурив брови. - Мы поговорим об этом завтра, когда будем одни.
        Усмехнувшись, он взял ее руки и неторопливо перецеловал каждый пальчик.
        - Хорошо, до завтра, когда мы останемся одни. Взяв из рук служанки свою шляпу и трость.
        Фридрих изящно поклонился Элизе и быстро вышел за дверь.
        Несколько мгновений девушка неподвижно стояла в холле, а потом, дрожа от странного предчувствия, побежала вверх по лестнице. Голова ее кружилась от волнения. Если и дальше все пойдет по ее плану, то через месяц-другой она уже будет самостоятельной.
        - И что ты об этом думаешь? - скрестив руки на груди, спросила Аманда у подруги.
        - Красивый, словно дьявол, - медленно протянула Маргарита. - Настоящее искушение, - выражение ее глаз ясно говорило о том, что она не против того, чтобы уступить этому искушению. - Этот мужчина сложен как породистый жеребец, а двигается, словно дикий барс, - вздохнула она и выразительно потянулась. - Такой сумеет согреть постель в холодную зимнюю ночь…
        - И все эти качества, собранные в одном человеке, представляют собой взрывоопасную смесь. Во всем мире нет мужчины развратнее, чем барон Ауленберг, - сердито заметила Аманда. - Самодовольный, высокомерный тип, который никогда и ни в чем не знал отказа. Женщина, которая его полюбит, обречена на гибель. Он разобьет сердце моей Девочки, да еще и посмеется над этим, - она всхлипнула и прижала к глазам батистовый платочек.
        - Не надо сгущать краски, моя дорогая, - успокаивала ее подруга и, щелкнув пальцами, велела служанке принести коньяка. - Конечно же, у барона было много женщин, но он никогда не любил. В этом я абсолютно уверена. И если такой мужчина влюбится…
        - Очень в этом сомневаюсь, - грустно покачала головой Аманда. - Я хочу, чтобы покровителем Элизы стал человек, которому можно доверять. А барон для этого подходит менее всего. Малышка так молода и неопытна… Господи, зачем ты позволил им встретиться! - На лице Аманды неожиданно проявились морщинки, а сама она устало вздохнула: - Мне становится дурно, когда я представляю, что этот распутник обнимает мою девочку…
        - Но ты ведь не можешь отказать ему от дома? - протягивая подруге бокал с коньяком, заметила Маргарита. - Он знатен и богат. И к тому же это первый мужчина, на которого обратила внимание наша маленькая упрямица. Между прочим, они прекрасно смотрятся вместе: изящная светловолосая Элиза и элегантный широкоплечий мужчина с ослепительно черными глазами… - мечтательно произнесла сорокалетняя красавица.
        - Что и говорить, вместе они смотрелись просто восхитительно: свет и тьма, нежный соблазн и опасная притягательность, - хмыкнула Аманда и в очередной раз промокнула платочком щеки.
        - Но при этом они не отрывали друг от друга глаз.
        - В его глазах я видела только жажду и вожделение. А она… Барон зажег искру любви в моей Элизе, и что будет дальше - я не знаю! - нервно всплеснула руками Аманда. - А еще… ты знаешь, я почему-то не верю дочери, - задумчиво проговорила она и сделала глоток из своего бокала. - Эта резкая перемена чувств, внезапная влюбленность… Нет, девчонка определенно хитрит…



        ГЛАВА 8

        На следующий день Фридрих, удивляясь самому себе, стоял на пороге особняка мадам Розенмильх ровно в три часа пополудни. Дворецкий вновь проводил его в гостиную, где гостя встретила хозяйка. На этот раз она была без подруги.
        - Я вижу, вы пунктуальны, барон, - проговорила она, приподнимая бровь. Язвительность ее тона говорила о том, что Аманда все еще прохладно относилась к его персоне.
        - Разве, можно медлить, когда моя душа стремится к вашей дочери, - с улыбкой парировал Фридрих.
        - Приятно слышать, - женщина улыбнулась в ответ, но глаза ее оставались ледяными. - Но мы не станем спешить, милый барон Ауленберг.
        Поднявшись с дивана с ленивой грацией львицы, Аманда предложила гостю проследовать за ней. Фридрих с досадой подумал о том, что его собираются выпроводить, и приготовился к отпору, но хозяйка направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.
        - Вы должны понимать, что чувства юной девушки очень хрупкие, - она пристально наблюдала за его лицом. - У Элизы нет опыта в общении с мужчинами, так что придется немного подождать, чтобы она привыкла к вам… узнала вас лучше. Прежде чем я позволю ей появляться где-либо в вашем обществе, вы сможете видеться с моей дочерью только в этом доме.
        Ауленберг, не веря своим ушам, резко остановился.
        - Да вы издеваетесь! - он едва сдержался, чтобы не выругаться. Что о себе возомнила эта содержанка?!.. - Но это смешно! Я согласен с вами, что не стоит спешить в любовных делах, и потому собирался всего лишь прокатиться с Элизой в карете. Совершенно невинная прогулка в парке и ничего более, уверяю вас.
        - О прогулках не может быть и речи, - отрезала фрау Розенмильх. - Я никогда не позволю своей дочери появиться на людях с мужчиной, с которым у нее нет прочных отношений.
        - Но ваша дочь собиралась сегодня посетить музей или библиотеку. Неужели я не могу сопровождать ее даже в эти благопристойные заведения? - Ауленберг изо всех сил пытался держать себя в рамках приличий.
        - Вы слышали, что я сказала, - ледяным голосом проговорила Аманда. - Когда я смогу убедиться, что у вас серьезные намерения и вы не пытаетесь превратить мою дочь в игрушку для себя и ваших друзей, только тогда вы сможете видеться с Элизой вне нашего дома.
        - И как долго продлится это домашнее заключение?
        - Все зависит от вас, ваша светлость. Я прекрасно осведомлена о ваших приключениях и весьма сомнительных проделках. Элиза - дочь князя, и я не могу допустить ее позора.
        - Именно поэтому вы собираетесь сделать ее содержанкой? - зло поинтересовался Фридрих. Ему до смерти надоело лицемерие этой особы.
        - Для Элизы нет другого пути, - с едва заметной горечью возразила Аманда. - Ее незаконнорожденное происхождение не позволит заключить выгодный брак, а выдавать свою девочку замуж за нищего простолюдина и обрекать ее на бедность я не желаю. Быть может, это трудно понять, но я действительно хочу счастья моей дочери. Именно потому и решила устроить для вас обоих испытательный срок.
        Пока они шли через анфиладу роскошных апартаментов, Фридрих пытался осмыслить причудливое положение, в котором он оказался. На лице его застыла вежливая маска, скрывающая сумятицу, творящуюся у него в голове.
        Как он должен вести себя с Элизой? Похоже, ему запрещены даже самые невинные любовные ласки, но как в таком случае изображать любовь? Боже милостивый, ну и влип же он по собственной глупости! Фридрих подумал о том, что похож сейчас на мышь, которая смело влезла в мышеловку за сыром. Но отступить он уже не мог, да не очень-то и хотел. Искрящиеся глаза Элизы манили его продолжить игру…
        Прежде чем войти в комнату дочери, Аманда остановилась и пристально взглянула в лицо барону, всем своим видом требуя внимания к последним словам.
        - Я поручаю свою малютку вашему опыту и вашей сдержанности.
        После этих слов она глубоко вздохнула и позволила Фридриху войти.
        Все, мосты сожжены, назад пути нет. Теперь барон фон Ауленберг должен суметь выполнить обещания, данные маленькой сумасбродке и ее не менее непостижимой матушке. Он по собственной воле ввязался в эту авантюру.
        Пройдя на середину комнаты, Фридрих внимательно огляделся. Пол был устлан пушистым персидским ковром в голубовато-бежевых тонах, в тон ему были подобраны гардины и обивка мебели. Рядом с мраморным камином уютно устроились два кресла, а у противоположной стены расположился огромный диван. В углу у окна стоял рояль, рядом с ним удобный письменный стол, а рядом… высокие шкафы, сплошь заставленные толстыми книгами.
        Элиза сидела за столом, нервно сжимая в руках альбом. Свет, струящийся из окна, золотил ее белокурые волосы, создавая странное свечение вокруг ее милой головки. Несколько секунд барон стоял, не двигаясь, вдыхая тонкий аромат жасмина, заполнявший все вокруг. Ее аромат. Интересно, как долго он сумеет держать себя в руках?
        - Ваша светлость… - девушка встала из-за стола и сделала пару неуверенных шагов ему навстречу. - Прошу вас простить меня. Я не думала, что мама решит устроить нам проверку. И все это потому, что я…
        - Юная и неопытная, - улыбаясь, подсказал Фридрих. - А меня твоя матушка считает великим развратником, которому нельзя доверить порядочную девушку. Так что придется отложить нашу поездку в музей.
        - Не наговаривайте на себя… Все дело во мне. Я слишком упорно сопротивлялась тому, чтобы из меня делали романтичную красавицу. И теперь матушка не верит моему неожиданному преображению. - Элиза слегка понизила голос и прошептала: - Она, наверно, подозревает мой обман и наш с вами сговор. Простите, что я поставила вас в такое глупое положение. Вам придется скучать в моей компании…
        Фридрих окинул быстрым взглядом комнату девушки и, присев в кресло, весело заметил:
        - В таком случае надеюсь; что ты сумеешь найти способ меня развлечь. Кстати, ты обещала мне рассказать о своих дальнейших планах. Так чем же хочет заниматься столь современная девушка?
        Элиза с вызовом приподняла подбородок и скрестила на груди руки, словно пытаясь обезопасить себя от пристального мужского взгляда.
        - Я хочу только одного - самой заботиться о себе, не полагаясь на помощь со стороны.
        - Пока что у тебя это не очень получается, - с легкой усмешкой заметил барон. - Вместо опеки матери ты выбрала мое попечительство.
        В ответ Элиза тяжело вздохнула, признавая справедливость его замечания.
        - Ну, и чем же мы займемся сегодня? - спросил Фридрих, небрежно откинувшись на спинку кресла и по-прежнему не спуская с девушки лукавого взгляда.
        Сердце ее замерло. На лице гостя появилось излишне чувственное выражение, а ей вовсе не хотелось, чтобы между ними возник хотя бы намек на любовные отношения. Она всю ночь ругала себя за то, что невольно поддалась его обаянию и позволила себе залюбоваться его красотой.
        - Наверно, матушка считает, что я должна очаровать вас своими манерами и образованностью…
        - А как насчет страсти? - по-кошачьи легко поднявшись на ноги, барон подошел к огромному зеркалу над камином и каким-то странным взглядом посмотрел на свое отражение.
        - Думаю, это тоже входит в планы моей матери, - осторожно ответила Элиза. - Наверное, мы должны делать вид, что целиком поглощены друг другом. Разумеется, если она неожиданно войдет сюда…
        - То есть нам следует изображать любовь, - задумчиво проговорил Фридрих.
        Элиза нервно прикусила губку, опасаясь, что барон начнет ее искушать, но вместо этого Ауленберг принялся внимательно изучать картины с морскими пейзажами. Его удивило, что здесь находятся столь необычные для девичьих покоев полотна.
        Аманда в это время металась в гостиной, смежной с комнатами дочери. Она не могла позволить себе банальную слежку через замочную скважину, - но беспокойство за Элизу толкало ее на глупые поступки. Несколько раз она уже пыталась, подхватив юбки, присесть на колени перед дверьми в надежде хоть что-нибудь увидеть или услышать, но каждый раз останавливала себя.
        - Ах, ну почему в этом доме такие толстые стены, - раздраженно шептала она, нервно хрустя пальцами. - Пожалуйста, Господи, только не позволяй ей слишком быстро упасть в его объятия…
        Наконец, не выдержав напряжения, она кинулась к двери и прильнула к замочной скважине. Однако увиденное ни в коей мере не могло удовлетворить ее любопытства. Она смогла увидеть лишь залитое ярким светом окно и пустой диван…
        Ауленберг продолжал изучать комнату Элизы, с интересом рассматривая необычную обстановку. Кто знает, сколько дней ему придется здесь провести? Он с интересом остановился перед шкафами с книгами. Ого! Монтескье, Дидро, Мильтон, Гюго, Бальзак, Байрон, Диккенс, Вольтер, Декарт, книги по живописи, альбомы с репродукциями Гойи, Делакруа, с пейзажами Моне… Он с интересом посмотрел на девушку:
        - У твоего отца отличный вкус.
        - Эти книги принадлежат мне, - возмутилась Элиза.
        Фридрих недоверчиво покачал головой.
        - Да, мои, - повторила она, почувствовав себя уязвленной.
        - Кто же приобщил тебя к подобной литературе?
        - Я училась во Франции в пансионе для девочек. Меня отдали туда, когда мне не было и шести лет. Среди прочих у нас была одна удивительная учительница, мадемуазель Натали, - голос Элизы заметно потеплел. - Она прививала нам любовь к чтению и дискуссиям. Мадемуазель Натали очень хотела, чтобы мы получили разностороннее образование. Но лишь немногие разделяли ее увлечение серьезной литературой. Наверно, вам она не понравилась бы. Таких, как она, многие называют «синими чулками». Но мне пришлись по душе ее мысли о том, что женщина имеет право на самостоятельность. Это было прекрасное время, и я очень благодарна своей учительнице за все то доброе, чему она меня научила.
        - Похоже, что твоя мать всерьез позаботилась о твоем воспитании и образовании, - прищурившись, заметил Фридрих. Элиза начинала его интересовать больше, чем он того желал. - И все это для того, чтобы сделать из тебя обычную содержанку?
        - Моя матушка считает, что женщина должна увлекать мужчину не только красотой, но и умом, - пожала плечами девушка.
        - А теперь ответь мне честно: чем ты решила заниматься, вырвавшись из-под опеки матери? - Ауленберг неприлично близко подошел к девушке, замершей возле книжного шкафа, и пристально уставился ей в лицо своими темными глазами.
        Элиза отважно заглянула в них, но тут же отвела взгляд и быстро произнесла:
        - Я хочу открыть что-то вроде художественной школы или салона, а потом отправиться путешествовать.
        Фридрих даже не удивился, услышав ее ответ. Он ожидал чего-либо подобного. Эта неординарная, образованная красавица не могла выбрать себе обычную жизнь содержанки или чьей-то жены. Высоко вздернутый нос и отважный блеск в глазах ясно говорили о том, что настроена она решительно и весьма серьезно. Похоже, в этой девушке весьма силен голос крови ее отца - аристократа с причудливыми интересами, обожающего путешествия; это проявляется в ней намного ярче, нежели пристрастия матери - пусть и великолепной красавицы, но самой обычной женщины.
        - И как же ты собираешься исполнить свое намерение?
        - Моя бабушка оставила мне наследство, и когда матушка позволит им воспользоваться, я сразу же открою салон, но… сначала мне придется заключить фиктивный брак, чтобы избежать ненужных кривотолков.
        - Зачем? - непонимающе уставился на нее Фридрих.
        - Я должна оберегать свое честное имя… Да, честное имя, - вызывающе бросила Элиза, еще выше приподняв свой очаровательный носик. - Незамужняя девушка рискует запятнать свою честь. Наше общество еще не готово смириться со свободой женщины. А если я смогу именовать себя «фрау такая-то», то никому не будет никакого дела до того, чем я занимаюсь.
        - И каким образом ты сумеешь найти себе супруга?
        - Вы мне в этом поможете! - тоном, не позволяющим оспорить ее мнение, заявила девушка.
        Барон оглушительно расхохотался.
        - Тебе не кажется, что это уже перебор? Я еще должен и мужа тебе подыскать?
        - Нет, сначала вы поможете мне усыпить бдительность моей матушки, - сердито нахмурилась Элиза. - Так вы согласны мне помочь?
        - Обмануть твою матушку? Мне кажется, я только этим и занимаюсь уже второй день подряд.
        - Нет, я имела в виду - согласны ли вы помочь мне в поисках мужа…
        Ауленберг выпрямился и, расправив плечи, возмущенно воскликнул:
        - Это уж слишком! Я не собираюсь водить за нос своих приятелей, чтобы помочь тебе заполучить одного из них в мужья.
        - А я вовсе не собираюсь при помощи обмана выходить замуж за кого-то из ваших приятелей! - обиженно заметила Элиза. - Вы должны найти мужчину, который согласится за определенное вознаграждение заключить со мной сделку и позволить именоваться его супругой. Это так просто!
        - Ты очень ошибаешься, девочка. Этот человек начнет тебя шантажировать и вытягивать деньги, грозя объявить о том, что ваш брак фальшивый. Или же он захочет предъявить тебе самые настоящие супружеские претензии. Ты будешь готова расплатиться своим телом с каким-нибудь грязным вымогателем?
        Элиза в ужасе передернула плечами, представив подобную возможность. Похоже, барон прав, но что же делать… Она умоляюще взглянула на него, ожидая, что он сумеет ей помочь.
        - Можно, конечно, подыскать весьма пожилого человека и какое-то время жить в его доме на правах хозяйки. В ожидании, пока бедняга отправится в мир иной.
        - Нет, я не смогу… - девушка тут же замотала головой. - Жить и умолять небеса, чтобы человек поскорее умер…
        - Тебе не угодишь, моя милая. Впрочем, ты права. Старичок может воспрянуть духом… и телом, сообразив, что стал супругом такой юной красавицы. Знаешь, пожалуй, лучше всего сделать тебе фальшивые документы. Очень многие дамы полусвета пользуются такими.
        - Мне не хотелось бы начинать жизнь с обмана… - жалобно пролепетала Элиза. Она растерянно смотрела в сторону, перебирая корешки любимых книг…
        - У тебя больше нет выбора. Думай, пока еще есть время. А я попробую найти человека, который сумеет сделать тебе новые документы.
        Элизе ничего не оставалось, как послушно кивнуть. Похоже, что она попадает в настоящую зависимость от этого человека, а до желанной свободы еще очень далеко.
        В это время возле двери послышался какой-то шорох. Молодые люди быстро переглянулись, после чего барон сделал Элизе знак, говорящий о том, что в соседней комнате, возможно, кто-то находится. Девушка презрительно пожала плечами. Неужели барон считает, что ее мать опустится до такого бесстыдства, как подглядывание за ними?
        - Полагаю, нам лучше заняться выполнением первой части твоего великого плана. Ты играешь на рояле? Или он стоит здесь только для украшения комнаты?
        Элиза послушно присела за инструмент и принялась перебирать нотные листы.
        - Что же мне сыграть?
        - Что-нибудь романтичное… Девушки, кажется, обожают ноктюрны Листа или Шуберта.
        Бросив в его сторону сердитый взгляд, Элиза небрежно швырнула на крышку рояля ноты и опустила пальцы на клавиши. Фридрих присел в кресло и, прикрыв глаза, с наслаждением погрузился в чудесную музыку, которая полилась из-под рук девушки, но совершенно неожиданно Элиза оборвала мелодию и заиграла музыку совершенно иного стиля. Мало того - эта негодница стала напевать песенку довольно фривольного содержания. Барон, опешив, уставился на Элизу, сообразив, что слышит из уст невинной девушки развязные деревенские куплеты, в которых описываются похождения веселых монашек! А юная интриганка лукаво и вызывающе улыбалась, в самых щекотливых местах замирая и легко заменяя грубые словечки на более пристойные, что придавало песенке еще большую пикантность.
        Аманда в изнеможении упала в кресло, и даже веер не мог остудить жар стыда, который охватил ее тело.
        -. Боже, что на нее нашло?! - Беспомощно прижав руку ко лбу, женщина послала служанку за нюхательной солью. - Какое унижение, - стонала она. - На ее образование я потратила целое состояние, а она играет ему пошлые деревенские песенки! Уж лучше бы она рассуждала с ним о том, как отличить Листа от Вагнера или прерафаэлита от неоклассициста… Теперь барон обязательно сбежит от нее, как и старик Брюгехоффен! - Взволнованная женщина не понимала, что уже смирилась с выбором поклонника дочери.
        Фридрих смотрел на Элизу с таким ошеломленным видом, что девушка невольно рассмеялась.
        - Вы не поняли? - она заговорщицки зашептала: - Раз уж моя матушка считает вас чересчур порочным, я хочу доказать ей, что вполне вам подхожу. Теперь, полагаю, наступила ваша очередь петь?
        - Мне петь? - барон с трудом приходил в себя, поражаясь изворотливости девушки.
        - А почему бы и нет? - подстрекала его Элиза, - У вас такой вид, словно вы никогда не слышали подобных песенок.
        - Я-то слышал, но никак не ожидал, что они знакомы столь образованной девице.
        - А! - весело отмахнулась девушка. - В нашем пансионе жил сторож, который частенько напивался, а затем орал подобные куплеты. Директриса не раз хотела его уволить, но у Пьера были золотые руки. Он работал сразу и садовником, и плотником, и сторожем. Поэтому она и терпела его выходки, а мы… - Элиза совершенно по-детски захихикала. - Мы выучили все эти дурацкие песенки и порой распевали их, когда отправлялись на прогулку без наставницы. Хотите, я вас научу этим занятным вещицам?
        Ауленберг даже фыркнул, уязвленный столь открытым вызовом.
        - Я и без тебя их знаю!
        Спустя полчаса они уже вместе распевали пикантные куплеты. И все это время Аманда в ужасе металась по своей комнате, не решаясь войти в покои дочери. Ей очень не хотелось признаваться в том, что она самым банальным образом пыталась подслушивать. И вряд ли то, что пение и звуки музыки разносятся по всему дому, могло послужить оправданием.
        Наконец Элиза, не выдержав, весело расхохоталась и оторвала руки от клавиш. Фридрих невольно присоединился к ее смеху. Глаза обоих искрились от удовольствия, а сердца бились в унисон. Когда же их смех замер, они еще долго молчали, боясь разрушить то чувство, которое возникло между ними и было похоже на искру, готовую в самое ближайшее время превратиться в бурное пламя…
        Элиза судорожно вздохнула и первой опустила глаза. Ее пальцы легко пробежали по клавишам, словно ища в них поддержки.
        - Ты весьма непредсказуемая девушка. Твоей матери стоит посочувствовать, - Фридрих задумчиво погладил усы и вздохнул, опасаясь представить, что еще придумает эта юная заговорщица.
        - Вы правы, ваша светлость. Со мной у матушки много хлопот, - согласилась Элиза, бросив в его сторону смущенный взгляд.
        В это время послышался сдержанный стук в дверь.
        - Войдите! - слегка дрогнувшим голосом сказала Элиза.
        Двери широко распахнулись, и показалась молоденькая служанка. Ее озадаченное личико ясно говорило о том, что она тоже слышала их пикантное музицирование.
        - Прошу прощения, ваше сиятельство, но фрау Аманда просит вас обоих спуститься в гостиную, чтобы выпить чая.
        Молодые люди послушно проследовали вниз. Элиза содрогалась в ожидании того, что сейчас может устроить ее матушка. Но при этом она не жалела о своей выходке и ничуть не стыдилась.
        Однако, против ожидания, чаепитие прошло в мирной обстановке, и только бледность лица да сердито поджатые губы выдавали нервное состояние Аманды. Фрау Розенмильх учтиво беседовала с гостем, и барон отвечал ей с утонченной вежливостью, прекрасно понимая, как женщине трудно сейчас держать себя в руках.
        Как только часы пробили семь, Фридрих любезно поклонился хозяйке и встал из-за стола. Столь же любезно попрощавшись с дамами, он направился к двери. Элиза, бросив осторожный взгляд в сторону матери, вскочила и, пробормотав что-то невразумительное, поспешила за бароном.
        Возле лестницы они остановились, и девушка на этот раз сама прильнула к Ауленбергу. На губах ее сияла старательная улыбка.
        - Сегодняшний день прошел не очень скучно, - заискивающе прошептала она, надеясь, что барон с ней согласится.
        - Если тебе нравятся скандалы, то - весьма удачно, - сочувственно улыбнулся он. - Представляю, какую выволочку тебе устроит фрау Розенмильх после моего ухода. И я не буду осуждать твою матушку за это. Неужели ты не понимаешь, что оскорбила ее такой выходкой?
        - Знаю, но я не могла поступить иначе. Она измучила меня своими вечными придирками. - Девушка помолчала и осторожно прошептала: - Завтра… принесите мне какой-нибудь подарок. Мама должна видеть, что вы щедрый поклонник. Вы ведь придете завтра? - испуганно переспросила она.
        Он кивнул, и Элиза облегченно прислонилась к его плечу. Она так боялась, что барон ответит отрицательно.
        - Лучшим подарком будут цветы, - шепнула она. - Мама обожает розы, на таких длинных стеблях, очень душистые…
        Фридрих с изумлением смотрел на нее.
        - Послушай, милая, я ведь ухаживаю за тобой, а не твоей матерью, - заметил он. - Так что скажи, какие цветы любишь ты, и я преподнесу тебе целую корзину.
        Элиза удивленно заморгала глазами… Барон прав. Он приходит к ним в дом как ее возлюбленный и должен приносить подарки именно для нее.
        - Я не знаю… мне нравятся все цветы, - пожала она плечами. - И не беспокойтесь о расходах: я найду возможность расплатиться с вами.
        Напоминание о деньгах покоробило Фридриха. Он отступил от девушки и вежливо поклонился, собираясь проститься. Элиза, не осознавая, что оскорбила его самолюбие, доверчиво протянула руку, одарив совершенно невинным взглядом. Заглянув в эти глаза, барон не заметил и тени насмешки, это немного успокоило его. Нежно стиснув маленькую ладошку, он ласково поцеловал миниатюрные пальчики. Затем быстро надел шляпу и вышел.
        Швейцар уже давно закрыл дверь и степенно удалился, а Элиза все стояла, не в силах двинуться с места. Прикосновение теплых ласковых губ парализовало ее. Да, матушка была права, когда не желала ее общения с бароном. Похоже, Ауленберг - один из тех мужчин, от которых матери, действительно, должны оберегать своих дочерей.



        ГЛАВА 9

        Этот вечер Фридрих решил провести в клубе. Поужинав, он перекинулся парой слов с завсегдатаями, сыграл несколько партий в покер, выпил с друзьями отличного бордо, а затем внезапно распрощался и отправился домой. Уже второй день подряд он испытывал беспокойство и странное возбуждение. И виной тому была Элиза.
        Девчонка необычайно легко овладела его мыслями и желаниями, и теперь Ауленберг не мог, да и не хотел, искать успокоения в объятиях какой-нибудь легкомысленной красотки. У него никак не получалось выбросить из головы Элизу, но он все еще отказывался поверить в то, что ни одна другая женщина, какой бы искушенной и изобретательной она ни была, ему сейчас не нужна.
        Однако история с этой малышкой может затянуться. Аманда не собирается легко уступать ему права на свою дочь. Что ж, в ожидании есть своя прелесть. Она проявляется в томном, восхитительном напряжении, обостряющем ощущения до необычайной чувственности. Ожидание заставляет мужчину замечать множество нюансов: учит любоваться красотой волос женщины, ощущать только ей присущий аромат, улавливать малейший оттенок ее голоса, понимать язык жестов, учит сдерживать эмоции и заставляет разум торжествовать над телом тогда, когда кровь бурлит в жилах и жгучее желание сводит судорогой мышцы…
        В свой особняк на Кертнерштрассе Фридрих вернулся раньше, чем обычно, но оказалось, что его уже давно поджидает гость. Об этом барона предупредил дворецкий:
        - Князь Вайер-Мюрау сейчас находится в библиотеке. Я сказал, что вас не будет допоздна, так что… - преданный слуга понизил голос: -…вы можете вернуться в клуб.
        Фридрих благодарно подмигнул дворецкому и поспешил к выходу. Но не успел он сделать и несколько шагов, как повелительный голос пригвоздил его к месту.
        - Барон Фридрих фон Ауленберг! Наконец-то вы соизволили появиться.
        По лестнице спускался дядюшка Фридриха - князь Адольф Вайер-Мюрау. Это был еще довольно крепкий мужчина с серебристыми прядями в густых волосах. Движения его были быстрыми и энергичными, а темные глаза метали молнии. Он смотрел на племянника таким уничтожающим взглядом, что тому захотелось превратиться в привидение.
        - Чему обязан вашим посещением, дядюшка? - с трудом скрывая раздражение, спросил Фридрих.
        - Я приехал, чтобы узнать, когда ты, наконец, образумишься, - сердито заявил князь. - Мне надоело краснеть из-за того, что ты позоришь все наше семейство.
        Отдав дворецкому шляпу и перчатки, Фридрих предложил князю пройти в кабинет. По его знаку слуга принес шотландский виски и сигары, а затем быстро удалился, плотно закрыв двери. Все в доме знали, что лучше не попадаться на глаза суровому князю.
        - Я знаю, мой милый, что ты никогда не питал родственных чувств к своей семье, - неожиданно мирным тоном заговорил дядюшка. - И понимаю, как трудно менять свои привычки, но будь любезен выполнить те обязательства, которые накладывает на тебя титул, - он сделал паузу. - Именно потому я требую, чтобы ты женился и позаботился о наследнике. Если, конечно, найдется хоть одна порядочная женщина, которая выйдет за тебя…
        - Черт возьми!
        - Не смей чертыхаться в моем присутствии! - рявкнул князь. - Я требую, чтобы ты женился еще до Рождества. В противном случае, клянусь: все, что я собирался передать тебе по наследству, получит ребенок твоего брата. Полагаю, что супруга Вильгельма позаботится о том, чтобы подарить ему сына. Подумай об этом хорошенько.
        - Проклятье! - снова вырвалось у Фридриха.
        Решив, что высказался довольно ясно, князь коротко кивнул непутевому племяннику и быстрыми шагами покинул гостиную.

«Он обращается со мной, как с мальчишкой!» - с негодованием метался по комнатам Фридрих. Неожиданно он понял, что его положение мало чем отличается от той ситуации, в которой находится Элиза. Он так же зависит от своего дядюшки, как она от воли своей матери; Князь Вайер-Мюрау желал полновластно распоряжаться жизнью племянника.
        Фридрих чувствовал, что закипает от гнева, но ничего не мог с собой поделать. Никогда в жизни он не был так зол! Милый дядюшка всерьез решил его женить! Но ему вовсе не хотелось стать одним из тех бедолаг, которые подпирают стены на балах, в то время как их жены вальсируют в чужих объятиях мужчин. Он достаточно насмотрелся на женатых мужчин, которые только и делают, что позволяют себе пару-другую бокалов бренди в клубе и разгоняют скуку партией в бридж.
        Деньги? Пусть князь подавится своими проклятыми деньгами, Фридрих в них не нуждается. Он не собирается подчиняться чужой воле! Долг, династия, титул - все это только слова, которые легко слетают с языка и тут же теряют смысл. Если уж он когда-нибудь и решит жениться, то не раньше чем в шестьдесят лет. Самый подходящий возраст, чтобы успокоиться и мирно греться возле камина в своем родовом поместье. Но милому братцу Вильгельму он обязательно отомстит - во всем этом чувствуются его происки.
        Немного успокоившись, Ауленберг отправился в свой кабинет, где его ожидала бутылочка бренди и отличный табак из Латинской Америки. Ничто не помешает ему вспоминать маленькую девчушку, распевающую пикантные деревенские куплеты.



        ГЛАВА 10

        Все утро Ауленберг посвятил обходу цветочных магазинов. Он решил произвести впечатление и на фрау Розенмильх, обожающую роскошь, и на Элизу, которая усиленно делает вид, что лишена всякой романтики. От множества ароматов у Фридриха кружилась голова, а приветливые продавщицы, очарованные обаянием и элегантной внешностью барона, находились в совершенном отчаянии - они никак не могли понять, из каких цветов он хочет составить букет. Впрочем, этого Ауленберг и сам не мог толком объяснить: цветы были столь же разномастными, как и публика, неспешно прогуливающаяся по улице и парку: самовлюбленные нарциссы и гордые тюльпаны, тепличные розы и скромные ромашки, экзотические орхидеи и пышные хризантемы… В конечном итоге он выбрал два букета, разительно отличающиеся друг от друга.
        Оказавшись в особняке фрау Розенмильх, барон первым делом вручил целую охапку роз обольстительной Аманде, которая в это утро была более снисходительна к нему. Одобрительно взглянув на цветы, женщина благосклонно кивнула барону и разрешила подняться в комнату Элизы. Взбегая по лестнице, Фридрих почувствовал почти детскую радость. Подумать только, Аманда не стала чинить ему новых препятствий на пути к его цели! Впрочем, сейчас он не мог в точности понять, какая у него на самом деле цель: Ему не терпелось увидеть, как заискрятся от радости глаза Элизы при виде нежных цветов.
        - О-о ваша светлость, какая прелесть! - воскликнула Элиза, едва он вошел в ее комнату. - Какие восхитительные лилии! Как мило с вашей стороны принести мне столь очаровательные цветы!
        Однако восторг Элизы оказался крайне мимолетным. Лишь только дверь захлопнулась, она небрежно бросила букет на стол и деловито поинтересовалась:
        - А матушке понравится ваш подарок? Как вы считаете?
        Фридрих с обидой смотрел на это странное создание. Он целое утро потратил на то, чтобы выбрать для нее цветы, а она так грубо обошлась с хрупкими белоснежными лилиями!
        - Я преподнес вашей матушке букет алых роз, - мрачно объявил он.
        - Отлично! - девушка обрадовано захлопала в ладоши. - Знаете… вчера, после того как вы ушли, матушка мне тако-о-ое устроила!
        - Могу себе представить, - Ауленберг еще больше нахмурился, припомнив свой разговор с дядей.
        - Кстати, матушка считает, что у вас весьма эксцентричный музыкальный вкус, - захихикала и лукаво подмигнула ему Элиза.
        Не веря своим ушам, Фридрих уставился на эту юную нахалку. Сумасбродная девчонка свалила вину за собственную проказу на него. Что еще она придумает, интересно знать?
        Вежливый стук в дверь прервал их разговор. На пороге возникла служанка. В руках она держала изящную хрустальную вазу, наполненную водой.
        - Благодарю, Агнешка, - Элиза выхватила у служанки из рук вазу и быстро захлопнула дверь. Но, к удивлению Фридриха, она даже и не подумала заняться букетом.
        - Итак, ваша светлость, - она с любопытством взглянула на гостя, - что мы будем делать сегодня?
        - Может быть, для начала ты поставишь цветы в воду? - Ауленберг вздернул подбородок, раздраженный пренебрежением к своему подарку. - Я старался выбрать для тебя самые чудесные цветы, но ты, кажется, их даже не рассмотрела.
        Элиза страдальчески вздохнула и небрежно пихнула букет в вазу, не заботясь о том, что несколько цветков упало на стол, а остальные попросту скособочились.
        - Ты считаешь, что в таком виде лилии будут выглядеть отлично? - Ауленберг возмутился до глубины души.
        Фридрих с решительным видом вытащил цветы из вазы, но тут же принялся неуверенно крутить их в руках. Поймав насмешливый взгляд девушки, Ауленберг сердито нахмурился. Он не понимал, что собирается делать с букетом.
        А Элиза смотрела не на цветы, а на руки Фридриха. Его длинные, изящные пальцы так ласково перебирали тонкие стебли, что девушка почувствовала легкую зависть к лилиям и странное томление. Чтобы скрыть предательский румянец на щеках, она взяла из его рук цветы и принялась с необычной для себя нежностью устраивать их в вазе.
        - Есть определенные правила для составления букетов, которые учат красоте и порядку. Только тогда цветы радуют глаз и поднимают настроение, - назидательно объяснила девушка и провела рукой по безукоризненно составленному букету.
        Фридрих с удовольствием взглянул на творение ее рук, но тут же заметил:
        - В природе цветы растут привольно, а смотреть на них не менее приятно. И точно так же существуют люди, которые не вписываются в общепринятые рамки приличий, но от этого не становятся хуже. - Он наклонился к девушке и с придыханием прошептал ей на ушко: - Глупые правила придумало наше смешное общество. Но кто может в точности знать - что прилично, а что неприлично?
        - Я не понимаю, о чем вы говорите, - запинаясь, пробормотала Элиза. От близости мужчины ее бросило в жар.
        - О лицемерии. О том, как глупо выглядит женщина, отказывающаяся принять помощь от незнакомого мужчины только потому, что это не принято. А также о том, что нельзя вести беседу с человеком, который сидит рядом с тобой в кафе, по той глупой причине, что вы друг другу не представлены. И Боже упаси поцеловать руку даме после танца! С этого момента девушка будет считать себя навек опозоренной, если вы на ней не женитесь, - в словах Фридриха невольно зазвучала горечь. - Похоже, что главная цель правил - заставить людей презирать и поливать грязью друг друга. А если убрать все эти правила, то наши достопочтенные господа невыносимо заскучают. Ведь сразу же исчезнут причины скандалов и сплетен, а наш свет больше всего на свете обожает перемывать косточки ближних своих.
        Элиза задумчиво слушала барона. Совершенно неожиданно Ауленберг открылся ей совсем с другой стороны, и девушка даже ощутила жалость к нему. Неужели он, такой элегантный и обаятельный, гордый и независимый, настолько беззащитен - перед всевидящим оком высшего света, что вынужден подчиняться глупым условностям?..
        Не поднимая на барона глаз, девушка тихо спросила:
        - Если вы протестуете против правил, то почему хотели услышать от меня нечто гадкое о мужчине, который проявил ко мне участие? Он настолько плох, по вашему мнению?
        Ауленберг вздрогнул, не ожидая, что Элиза вернется к истории их знакомства и захочет узнать ее причину.
        - Я считаю, что каждый человек должен решать сам, каким ему быть: плохим или хорошим, вором и развратником или добропорядочным семьянином. И никто не смеет указывать другим, как им надлежит жить, - медленно проговорил он, пытаясь избежать ненужных подробностей. - Милейший граф Геренштадт считается непогрешимым праведником, все вокруг восторгаются им и пытаются корчить из себя таких же ханжей и святош. Но кое-кто считает, что Вильгельм - банальный лицемер, новоявленный Тартюф, который ратует за нравственный образ жизни, а ночью охотится за доверчивыми шлюшками.
        Слушая его запальчивые слова, Элиза припомнила благородное лицо графа, его добрые глаза, трогательную речь… Девушка была убеждена, что этот человек искренне хотел помочь попавшей в беду незнакомой девушке. Неужели то, что говорит сейчас Фридрих, правда? Элиза не хотела в это верить.
        - И вы один из тех, кто пытается доказать порочность графа? Но почему вы не допускаете мысли, что граф Геренштадт вовсе не лицемер? Быть может, он действительно пытается помочь падшим женщинам?
        - Что ты можешь знать о падших женщинах! - пробурчал Ауленберг, задетый ее фразой.
        Элиза покраснела.
        - Так уж случилось, что я кое-что знаю об их жизни, - заявила она и вызывающе посмотрела на него. - Эти несчастные живут очень трудно и уныло. Лица их измождены, а здоровье подорвано, они рано стареют и чаще всего умирают в глубокой нищете. - Заметив на лице барона удивление, девушка подошла к окну и, присев на подоконник, поведала грустную историю: - Пансион, в котором я училась, располагался возле женского монастыря. И в этой обители устроили детский приют. Мы помогали монахиням ухаживать за детьми, и я имела возможность разговаривать с несчастными матерями этих малюток. Они изредка навещали своих малышей, и для этого им приходилось идти пешком из дальних городов… Они рассказывали о своих судьбах такими безжизненными голосами, что у меня слезы наворачивались на глаза… - Элиза с трудом справилась с волнением. - Они даже не знали, от кого родили детей! А вы говорите, что я ничего не знаю о падших женщинах! - в глазах девушки заблестели слезы, но она уже не могла прервать свой рассказ. - Мне жаль их. А еще больше - ни в чем не повинных детей. Мы учили малышей говорить и ходить, читали им сказки и
разучивали стихи, а со старшими занимались грамматикой и арифметикой, учили девочек шить и вышивать. Мне было тяжело расставаться с ними. Не понимаю, как могли так поступить их матери? Я бы никогда не бросила своего ребенка…
        Элиза с трудом сдерживала рыдания, а Фридрих растерянно смотрел на нее, не зная, как утешить девушку, горюющую по такому щекотливому поводу. Несколько минут оба молчали. Пытаясь отвлечь Элизу от грустных мыслей, Ауленберг с невозмутимым видом поинтересовался:
        - И после этого ты еще говоришь, что лишена сентиментальности?
        - Причем здесь это?.. - шмыгнув носом, сказала она и тут же перешла в нападение: - Лучше объясните: почему вы все-таки согласились изображать моего любовника?
        Фридрих поспешно отвел глаза и, пытаясь скрыть замешательство, принялся сдувать с манжет невидимые пылинки.
        - Мы с тобой заключили сделку, - сердито проговорил он и раздраженно заметил: - Я согласился тебе помочь, а ты обещала выполнить одно мое желание. Если, конечно, мне когда-нибудь удастся вытащить тебя из этого дома, - добавил он и с досадой окинул взглядом апартаменты Элизы.
        Промокнув слезы платочком, девушка глубоко вздохнула и неожиданно извинилась:
        - Простите, что я нагнала на вас тоску. Полагаю, мне следует вас чем-нибудь развлечь. Быть может, сыграем в шахматы? - она указала на стоящий в отдалении шахматный столик с фигурками из слоновой кости.
        - Я нахожу это занятие довольно скучным, - пробормотал он со страдальческим видом.
        - Жаль, - сокрушенно покачала головой девушка. - На мой взгляд, эта игра довольно занятна.
        - Знаешь… - в глазах Фридриха блеснуло озорство, - может, лучше раскинем карты? Если они, конечно, у тебя имеются. - Увидев, что девушка растерянно кивнула головой, он предложил: - А ставку назначит каждый свою. Я выполню любое твое условие, а ты сделаешь то, что придется мне по душе. Идет? - Заметив настороженность девушки, он быстро добавил: - Все в пределах разумного, конечно.
        - Согласна, - Элиза небрежно пожала плечами и достала из письменного стола колоду карт. В словах барона чувствовался подвох, но девушка решила сделать своему союзнику небольшую уступку. Если она проявит строптивость, он, возможно, откажется ей помогать. В любом случае, в доме матушки опасаться Ауленберга не приходится.
        Они устроились на диване, и Элиза протянула гостю карты:
        - Полагаю, вы лучше меня умеете управляться с ними.
        Первая партия в бридж закончилась выигрышем барона.
        - Мое первое условие - ты будешь называть меня Фридрихом, - потребовал Ауленберг.
        После короткого молчания она уступила:
        - Хорошо… Фридрих. Игра продолжилась. Они были обходительны и вежливы друг с другом, но эта идиллия продолжалась до тех пор, пока Элиза не начала выигрывать. Ауленберг был весьма раздосадован и возмущенно заявил, что девушка схитрила.
        - Но я играю честно! - не согласилась Элиза. - А тебе следует быть повнимательнее.
        - Хитрющая дочь Евы! - возмутился барон. - Ты отвлекла меня своими лукавыми глазками и нежными улыбочками!
        - Как ты смеешь обвинять меня в глупых женских уловках! - обиделась девушка и тут же заметила, что Фридрих попытался незаметно передернуть карты.
        - Ничего себе! Мошенник! Убери немедленно свою руку! Да ты просто нахал!
        - Ты еще не знаешь всех моих недостатков, моя прелесть, - с многозначительным видом пообещал Фридрих…
        Громкие взволнованные голоса, доносящиеся из комнаты Элизы, заставили горничную подойти ближе к двери и прислушаться. Чуткое ухо служанки уловило фразы:
«Мошенник… убери свою руку… нахал… Ты еще не знаешь все… моя прелесть…» Этого оказалось достаточно для того, чтобы девушка поспешила к хозяйке.
        - Каков негодяй! - воскликнула Аманда, услышав доклад Агнешки. - Я ведь просила его не торопиться.
        Она направилась в покои дочери, но в последний момент остановилась, не в силах войти в комнату, где происходила встреча Элизы с возлюбленным.
        - Но я должна знать, что там происходит! - простонала она. - Нужно что-то сделать! Я должна помочь своей девочке. Как бы мне хотелось вышвырнуть вон этого подлеца!
        Ответом ей был приглушенный дверью смех барона. Внезапно Аманда сообразила, что можно сделать.
        - Шампанского, быстро! - приказала она дворецкому, следовавшему за ней по пятам.
        Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем слуга вернулся. Он толкал перед собой тележку из полированного бука, на которой стояли серебряное ведерко со льдом и бутылкой шампанского, пара бокалов и ваза с фруктами. Аманда нервно указала ему в сторону комнаты дочери, а сама скрылась в соседних покоях.
        Одернув ливрею, Людвиг деликатно постучал. Дверь отворилась, и он с достоинством вкатил тележку в комнату. Немного погодя слуга вышел, а дверь за ним мгновенно захлопнулась. Помедлив, дворецкий направился к своей госпоже и доложил:
        - Они играют в бридж, мадам.
        - В бридж? - Аманда обрадовалась и расстроилась одновременно. Конечно, хорошо, что барон держит свое слово, но играть в карты! Странное занятие для влюбленных.
        - Похоже, барон обладает довольно необычным вкусом. Неужели он заслужил свою дурную репутацию только тем, что так же непредсказуем, как моя дочь? В таком случае они действительно подходят друг другу.
        - Зачем нам шампанское? - Элиза раздраженно уставилась на тележку.
        - По-моему, это очень кстати. Я не прочь немного освежиться, - заметил Фридрих. - Проигрыш в карты всегда вызывает жажду.
        Он откупорил шампанское и наполнил бокалы.
        - Тебе, милая, следует привыкать к вкусу игристого вина, - посоветовал Ауленберг, заметив, что Элиза, сделав маленький глоток, скривилась. - Кстати… давно хотел у тебя спросить: почему ты так настроена против любви? Всегда находил это чувство весьма приятным.
        - Я не против самой любви… - замялась Элиза и, пытаясь справиться со смущением, сделала вид, что выбирает в вазе более румяное яблоко. - Просто мне не нравится, когда меня заставляют делать то, к чему я не чувствую склонности. Восторг, учащенное сердцебиение от музыки или чтения модного романа - все это так глупо. А умение себя преподносить кавалерам с лучшей стороны, все эти бесконечные ванны, кремы, лосьоны, духи, постоянное шитье новых платьев? Я пыталась объяснить матери, что подобная жизнь не для меня, но она даже слушать не хочет. Она хочет сотворить из меня очаровательную соблазнительницу. По своему подобию.
        - Ты считаешь, что, получив свободу, не станешь всем этим заниматься? Неужели ты будешь довольствоваться всего лишь дюжиной платьев вместо того, чтобы следить за модой? Ни за что не поверю, что женщина может отказаться отдухов и блеска драгоценностей, - с сомнением покачал головой Фридрих.
        - Возможно, ты прав, но я считаю все это глупой чепухой. Я не желаю мириться с тем, что женщина должна постоянно беспокоиться о том, чтобы доставить удовольствие мужчине. Вне зависимости от того - муж он ей или любовник, - с серьезным видом объяснила она и заметила: - Во втором случае это еще хуже. Ведь мужчина всегда может найти себе новую подругу, красивее или моложе прежней. Именно поэтому законным женам, наверно, живется проще.
        Услышав последнее соображение, Фридрих не удержался и разразился громким хохотом.
        - Ничего смешного в этом нет, - краснея, пробормотала Элиза. - Муж обеспечивает супруге жилье и положение в обществе, а жена, в свою очередь, ведет его хозяйство и заботится о детях. Это честное соглашение, и никому не надо волноваться и думать о такой глупости, как любовь. Разве я не права?
        Ауленберг с сожалением смотрел на Элизу. Неужели она и в самом деле верит в то, что можно прожить без любви, а законный брак - всего лишь формальная сделка?
        - Должен тебя разочаровать, - покачал он головой. - В браке, безусловно, есть свои хорошие стороны, но чаще всего семейная жизнь вызывает у супругов взаимное отвращение.
        - Вот именно поэтому я и не собираюсь выходить замуж! - воскликнула Элиза. - Лучше самой справляться с жизненными трудностями, нежели жить с человеком, с которым у тебя нет ничего общего. Даже самая сильная страсть когда-нибудь приходит к своему завершению, и любовники надоедают друг другу!
        Вот это да! Неужели между ее родителями произошел разрыв? Откуда бы девушке знать о таких проблемах? Быть может, именно по этой причине Аманда решила по своему усмотрению устроить судьбу своей дочери?
        - Значит, ты надеешься прожить без любви? И без общества мужчин? - с коварными нотками в голосе спросил барон.
        - Не знаю, - честно ответила Элиза. - Возможно, когда-нибудь я встречу человека, с которым найдется о чем поговорить. Наверно, мы станем друзьями… В любом случае, я хочу жить честной жизнью и заниматься тем, что мне по душе.
        - Любопытно будет на это посмотреть, - резко заметил Фридрих. - Но неужели тебе не хочется иметь своих детей?
        Лицо девушки порозовело.
        - Об этом я пока что не думала. Но иметь незаконнорожденного ребенка не хочу. Это слишком жестоко для него.
        Фридрих хмуро посмотрел на нее. Их разговор все время вертится вокруг посторонних проблем. Похоже, в деле обольщения он впервые в жизни не продвинулся ни на шаг.
        Девушке не понравилось выражение его лица, и она озабоченно спросила:
        - Что такое? У меня что-нибудь не в порядке? - ее руки беспокойно пробежались по корсажу и юбке.
        - Все прекрасно, - Ауленберг окинул ее унылым взглядом. - И поэтому плохо. Ты выглядишь слишком невинно. В тебе нет ни малейшего проблеска влюбленности. И твоя матушка это сразу же заметит, - он неожиданно лукаво улыбнулся. - Она сразу заподозрит твой обман. И тогда нашей игре придет конец.
        - И что же мне теперь делать… - мысли девушки лихорадочно заметались, ища выход из положения. Время неумолимо бежало вперед, и близилась пора спускаться в гостиную.
        - Доверься мне… - коварно улыбаясь, барон подошел к Элизе и ласково провел пальцами по ее щеке. Он почувствовал, что девушка мгновенно напряглась, и придвинулся еще ближе. Не успела она отстраниться, как Фридрих вытащил несколько шпилек из ее высокой прически и слегка растрепал локоны, упавшие на девичью грудь.
        Элиза стояла, словно пойманный дикий зверек, не в силах двинуться. Она неожиданно поймала себя на мысли, что ей приятны прикосновения барона. Когда его руки принялись приводить в беспорядок кружева, прикрывающие грудь, она попыталась запротестовать, но не смогла выдавить из себя ни единого слова. Отчаявшись, девушка подняла на Фридриха умоляющие глаза и испуганно заморгала, встретив призывный мужской взгляд. Взгляд, которого она избегала в течение последних двух часов и которому трудно было не подчиниться…
        - Теперь все? - срывающимся шепотом спросила она.
        - Не совсем.
        Прежде чем девушка успела опомниться, Фридрих наклонился к ней и прильнул к ее губам. Этот поцелуй не имел ничего общего с тем, во время их ночного посещения ресторана. И поразил он прежде всего самого барона. Ауленберг никогда не чувствовал ничего подобного, и чем дольше длился поцелуй, тем сильнее разливалось по его телу ощущение блаженства. То, что он сейчас испытывал, было похоже на глоток родниковой воды в жаркий день.
        Элиза в это мгновение ощутила полет из забытого сновидения. Но теперь она наяву вознеслась ввысь к бесконечному небу…
        Когда барон, наконец, прервал невероятно долгий (как им обоим показалось)^ поцелуй, девушка замерла в кольце его рук, не в силах пошевелиться.
        - Так-то лучше, - с довольным видом заявил Фридрих, стараясь скрыть собственное смятение. - Теперь ты выглядишь чудесно. Волосы чуть растрепаны, глаза блестят, кружево смято.
        - Прекрасно… - еле слышно отозвалась Элиза. Она и в самом деле прекрасно себя чувствовала.
        Спустя четверть часа они рука об руку спустились в гостиную, наслаждаясь необычайно приятными ощущениями, полученными от общения друг с другом. Чаепитие прошло как обычно, и в семь часов барон откланялся. Элиза, проводив его, быстро поднялась к себе. Ей не хотелось ничего обсуждать с матерью. На ее счастье, к Аманде в это время заехала Маргарита, и дамы нашли, о чем побеседовать наедине.
        В своей спальне Элиза упала на кровать со счастливой улыбкой и мечтательно уставилась в потолок. Он ее целовал! По-настоящему целовал, а не просто прикоснулся губами к щеке. О, теперь она понимает, почему во всех романах поцелуям придается такое большое значение. Это было чудесно, восхитительно, необыкновенно…
        Но тут же она сердито встрепенулась, разгоняя чувственный дурман. Как ни прекрасны были поцелуи, но как могла она так забыться? Уж не влюбилась ли она в барона… Нет, нет! Она просто слишком долго притворялась влюбленной и увлеклась. Так что беспокоиться не о чем. Если только… он не захочет поцеловать ее снова. А вдруг не захочет?..



        ГЛАВА 11

        Оказывается, ухаживать за строптивой девушкой, увлеченной идеями о свободе, невероятно сложно. К такому выводу Ауленберг пришел на третий день своих необычных визитов в особняк фрау Розенмильх. Вот и сегодня, например, он несколько часов потратил на поиски подходящего подарка для своей мнимой любовницы. Фридрих обошел все самые шикарные магазины, но не смог ничего выбрать. Его подарок должен быть не только дорогим, чтобы угодить фрау Розенмильх, но и совершенно уникальным, чтобы понравиться необычной девушке. Ауленберг находился в полнейшей растерянности.
        Он прекрасно знал, как очаровать искушенных знатных красавиц, обожающих флирт, с удовольствием проводил время с легкомысленными обольстительницами полусвета, щедро одаривал тех счастливиц, которых подбирал для развлечения в борделях, и всего лишь парой легких комплиментов и чарующей улыбкой в мгновение ока обольщал наивных девиц, с которыми вальсировал на балах. Эти трогательные дурочки смотрели на него глазами, полными любви. Они, конечно же, считали его каким-то романтическим героем, а то, что их родители с осуждением рассказывали о предосудительном поведении барона фон Ауленберга, только придавало ему еще большее очарование и создавало вокруг него ореол порочного запретного плода, которым страшно хотелось полакомиться. Фридрих привык к всеобщему обожанию, смешанному с любопытством и негодованием, и теперь впервые в жизни оказался в необычной для себя ситуации.
        Элиза разительно отличалась от всех женщин, которых он знал, и потому казалась еще более притягательной. Он должен справиться с этой строптивицей и успокоить уязвленное самолюбие. Только поэтому Фридрих продолжал бродить по опостылевшим магазинам. Пожалуй, ему не пришлось бы прилагать столько усилий, вздумай он жениться. Ему стоило всего лишь оказать несколько знаков внимания какой-нибудь богатенькой наследнице, затем - очаровать ее матушку, договориться о браке с ее отцом и получить благословение своего дядюшки. Все произойдет весьма благопристойно, и никто не будет упрекать его в разгульном образе жизни или настаивать на жгучей страсти…
        Стоп! Получается, что мужчине его звания и положения лучше всего и впрямь вступить в законный брак, чтобы затем с чистой совестью завести постоянную любовницу? И хлопот меньше, и свободы больше… После женитьбы непутевого племянника дядюшка успокоится, а его деньги будут спокойно ждать нового хозяина - барона фон Ауленберга. Но… пожалуй, он еще не готов к такому резкому повороту в своей жизни. И, честно говоря, очень хочется довести до желанного завершения игру с упрямой малюткой.
        Наконец в одном магазине Фридрих увидел великолепный дамский несессер из замечательной кожи. Услужливый продавец пояснил, что это модная новинка. Внутри маленького легкого сундучка, обитого нежнейшим атласом цвета чайной розы, находились изящное зеркальце, пара расчесок и гребни, украшенные янтарной крошкой, а кроме того - уйма ящичков, в которых располагались всякие щипчики, пилочки и миниатюрные ножницы. Если Элиза устоит перед этим великолепием, то придется согласиться с тем, что ей и в самом деле чужды всякого рода женские уловки.
        Ровно в три Ауленберг, как обычно, явился в дом, где обитало семейство Розенмильх. После неизменного досмотра, который ему учинила придирчивая Аманда, он поднялся к Элизе. Девушка приветствовала его лучезарной улыбкой, но стоило лишь закрыть двери, как сразу поскучнела.
        - Взгляни на мой подарок, - Ауленберг протянул ей сверток, не обращая внимания на ее неприветливый вид.
        - Мама его видела?
        - Да, и она его одобрила.
        Элиза с видимой неохотой приняла подарок и, положив его на письменный стол, деловито спросила:
        - Сколько я вам должна? Ауленберг не на шутку разозлился.
        - Мне надоели твои разговоры о деньгах! - сердито произнес он. - Я полдня искал для тебя подходящий подарок, а ты не соизволишь даже взглянуть на него!
        - Но я не могу принимать от вас что-либо без оплаты, - растерянно заметила девушка. - Это ставит меня в неловкое положение.
        - Прости, но это глупо! Ты сама выбрала меня в любовники? Отвечай: да или нет? - рявкнул он, нависая над девушкой всем своим телом.
        Элиза, дрожа, отшатнулась и прошептала:
        - Да.
        - И теперь отказываешься принять эту безделицу только потому, что это может оскорбить твою драгоценную независимость! Опять эти дурацкие условности! Немедленно открой пакет! - потребовал он.
        Девушка замерла. Сердце ее забилось быстрее, а во рту пересохло. Подарок для нее. Что происходит? Сначала поцелуи, теперь подношение. Уж не вздумал ли барон и в самом деле стать ее любовником? Впрочем, на подарок в любом случае стоит взглянуть. Аманда обязательно поинтересуется ее мнением.
        Элиза дрожащими пальцами развязала ленту, сняла лаковую бумагу и увидела изящный, обитый дорогой кожей сундучок. Подняв крышку, она обнаружила прекрасный дорожный несессер с уймой полезных вещичек. Для дальних путешествий он подходит как нельзя лучше. Превосходный подарок!
        Фридрих внимательно наблюдал за лицом девушки, и, когда глаза Элизы восхищенно вспыхнули, расплылся в довольной улыбке. Девушка осторожно погладила сундучок и принялась внимательно разглядывать его содержимое.
        - Все это восхитительно, и… мне очень нравится, - искренне сказала она.
        - Я бы очень хотел увидеть, как будут смотреться в твоих волосах эти гребни, - заметил Ауленберг и осторожно предложил: - Быть может, ты позволишь мне расчесать твои кудри?
        Элиза тут же испуганно захлопнула сундучок.
        - А ведь за тобой остался долг. Ты забыла вчерашний проигрыш? - усмехнулся барон. - Надеюсь, ты сдержишь обещание?
        Пожав плечами, девушка решительным движением схватила стул и с шумом поставила его посредине комнаты.
        - Делать нечего, подчиняюсь грубой силе, - заявила она и уселась на стул со страдальческим видом.
        Озадаченный ее послушанием, Фридрих внимательно заглянул ей в лицо. Глаза были опущены, но губы предательски дрожали, словно Элиза продолжала все еще с ним спорить. Усмехнувшись, Ауленберг принялся разбирать высокую прическу девушку, небрежно швыряя на стол шпильки.
        Когда волосы упали на плечи Элизы свободной волной, барон осторожно взял их в руки, словно взвешивая, и с наслаждением вдохнул уже знакомый аромат жасмина. Ему нестерпимо захотелось окунуть свое лицо в дурман этих белокурых прядей, но он сумел справиться со своим волнением. Достав из несессера щетку, Фридрих принялся осторожно расчесывать эти роскошные волосы. Вдоволь налюбовавшись их солнечным светом, он пропустил сквозь пальцы вьющиеся золотистые пряди и аккуратно закрепил их на девичьей головке парой гребешков.
        Элиза послушно сидела на стуле, не решаясь двинуться с места. Ее густые ресницы дрожали, а на нежных щечках играл румянец смущения. По всему телу бежали предательские мурашки. Прикосновение мужских рук к ее волосам вызвало в Элизе неведомое ранее томление. Больше всего ей хотелось, чтобы все это продолжалось до бесконечности; она хотела погрузиться в забытье, отбросить в сторону свою стыдливость и вечное упрямство, прильнуть к губам Фридриха, обвить его шею руками…
        Ауленберг отошел в сторону, чтобы полюбоваться творением рук своих, и мгновенно угадал по румянцу на щеках Элизы, что сумел разбудить в девушке первые искры желания. Теперь он наслаждался своим первым достижением на пути любви. Неторопливый метод покорения строптивицы весьма ему понравился, в этом было что-то весьма свежее, остроумное, оригинальное, а девушка сейчас казалась еще более очаровательной, чем обычно.
        Срывающимся голосом Элиза попросила налить ей воды, чувствуя, что в горле у нее пересохло. Фридрих услужливо подал бокал. Сделав пару глотков, девушка почувствовала себя немного лучше и, облегченно вздохнув, пересела на диван возле книжного шкафа, причем устроилась в невероятно обольстительной позе. Ауленберг, знающий в этом толк, мысленно облизнулся. Похоже, девчонка начинает приходить в себя после долгого сна, в который ее сумела погрузить слишком заумная наставница в пансионе. Коварно улыбаясь, барон приблизился к девушке и по-кошачьи довольно улыбнулся, увидев, что она мгновенно собралась в комок и с опаской на него уставилась. Сделав вид, что не обратил на это внимания, Фридрих повернулся к шкафу и начал изучать книги.
        - Ты скучаешь по Франции? По своему пансиону, по учителям и подругам?
        - Да, - кивнула она головой и, вздохнув, задумчиво заговорила: - Как странно… Сейчас я вспоминаю о тех временах с нежностью. Когда меня маленькой девочкой привезли во Францию, все поначалу казалось там чужим. Но со временем я полюбила эту страну. Там я научилась думать, читать, мыслить, ценить свободу… Теперь мне уже родные места кажутся тоскливыми и скучными. Австрия разительно отличается от тех стран, которые я видела, - от Франции, Германии, Бельгии и Швейцарии. Здесь все погружено в какой-то древний сон.
        - И после этого ты говоришь, что у тебя нет склонности к сентиментальности? Могу заверить, что лирических чувств у тебя вполне достаточно. Единственное, чего тебе не хватает, так это - смелости.
        - Моя смелость понадобится мне, когда я добьюсь самостоятельности, - вздернув повыше подбородок, заявила Элиза и встала с дивана.
        В это же мгновение Фридрих шагнул к ней, и девушка оказалась в опасной близости от барона. Темные бездонные глаза Ауленберга влекли ее к себе, в неведомую и прекрасную страну, в которой она никогда не бывала… Заглянув в эту глубину, девушка покачнулась и чуть подалась вперед. Ей захотелось упасть в жаркие объятия и вновь ощутить вкус поцелуя! Закрыв глаза, она послушно протянула губы в ожидании волшебного чуда, которое вчера вспыхнуло в ней томительным желанием…
        Несколько бесконечно долгих секунд они стояли неподвижно, а потом… Фридрих отошел в сторону.
        Вспыхнув, Элиза быстро отвернулась и, схватив первую попавшуюся книгу, спрятала в ней лицо, тщетно пытаясь скрыть свое смущение. Господи, что это на нее нашло?..
        - Какую книгу ты так внимательно изучаешь? - голос барона звучал совершенно спокойно, словно между ними не произошло ничего особенного.
        Избегая смотреть ему в лицо, девушка молча протянула томик.
        - О Боже, басни Эзопа! - Фридрих с мученическим видом прикрыл глаза рукой. - Значит, мы уже дошли до притч и нравоучений. Похоже, ты собираешься стать настоящим «синим чулком». Я этого долго не вынесу.
        - Не думаю, что наше заточение продлится очень долго, - оскорбленная его замечанием, Элиза решительно открыла книгу. - Кстати, больше всего я люблю басню о лисе и винограде. Вы ее знаете?
        И она с невозмутимым видом принялась читать историю о незадачливой лисице, не сумевшей полакомиться виноградом. Фридрих, на которого подобные вещи всегда нагоняли скуку, на сей раз выслушал басню с некоторым интересом. Любопытно, девчонка выбрала эту басню случайно или же с намеком? Быть может, она опасается, что он откажется от нее из-за того, что не может достичь своей цели? Конечно же… Это - месть за то, что он упустил возможность ее поцеловать! Неужели маленькая хитрюга ведет с ним игру, о которой он даже не догадывался?
        Но это чудесно! Ему удалось разбудить ее чувственность, наличие которой она так отчаянно отрицает. И теперь ни в коем случае не стоит спешить. Следует подождать, пока малышка окончательно потеряет голову. А в том, что он заставляет себя самого отказываться от лакомых поцелуев, есть своя прелесть, и желание становится еще более сильным.
        Элиза принялась читать новую басню, но Фридрих перестал вслушиваться в ее смысл и, прикрыв глаза, окунулся в музыку девичьего голоса. Господи, как же быстро меняется эта девчонка! Как странно, что в одном человеке мирно уживаются забавный ребенок, готовый к проказам, рассудительная ученая девушка и соблазнительная чувственная женщина. Боже, эта малышка ни на кого не похожа! С ней невероятно сложно, но и весьма интересно. Она будит в нем ощущения и желания, совершенно не похожие на те, что он испытывал прежде.
        Ауленберг внезапно понял, что хочет неотлучно находиться в обществе этой очаровательной малютки. Пусть все горит синим огнем! Ему нет никакого дела ни до ханжески благопристойных родственников, ни до изрядно надоевших приятелей-распутников! И самое главное - он никогда и ни за что не позволит Элизе получить столь желанную свободу. И не позволит к ней приблизиться ни одному мужчине.
        Забыв об обещании не торопиться, он уже хотел притянуть к себе Элизу, чтобы окружить ее кольцом страстных объятий и обжечь поцелуем, которого она, несомненно, жаждет не меньше, чем он…
        Но в это время послышался стук в дверь, и дворецкий вкатил тележку с вином и фруктами.



        ГЛАВА 12

        Бутылки с шампанским, бургундским и токаем, хранящие на стекле вековую пыль, были старательно упакованы в нарядную корзину и отправлены в особняк фрау Розенмильх. В корзинку Ауленберг вложил визитную карточку, на которой начертал слова благодарности и признательности матери своей будущей любовницы, а в три часа пополудни прибыл сам на Химмельфортгассе с букетом восхитительных орхидей.
        Фрау Розенмильх встретила его с милостивой улыбкой:
        - Благодарю вас, ваше сиятельство, но будет лучше, если вы преподнесете этот великолепный букет Элизе.
        - О, моя милая девочка не останется без подарка, - с чарующей улыбкой он показал небольшой ящичек, на котором были выведены непонятные письмена. - Думаю, что он ей весьма понравится.
        Озадаченная Аманда не успела даже поинтересоваться, что находится в странном ящичке, как Ауленберг быстро откланялся и легко взбежал по лестнице на второй этаж. Женщина только вздохнула, понимая, что уже ничего не может сделать. Было совершенно очевидно, что барон медленно, но неумолимо движется к своей цели. Взволнованные глаза дочери, которые Аманда могла изучать после визитов Ауленберга, ясно говорили о том, что поклоннику удалось растопить лед в сердце Элизы и сопротивляться их чувствам было совершенно бесполезно. В том, что известный ловелас на этот раз потерял голову, также не было никаких сомнений. Уж в этом-то Аманда разбиралась.
        Элиза встретила Фридриха без малейшего проблеска улыбки. На лице у девушки была написана невыносимая мука, и, похоже, приход Ауленберга ее еще больше расстроил. Когда же взгляд девушки упал на ящик со странными письменами, она и вовсе помрачнела.
        - Новый подарок…
        - Ты как будто не рада? - улыбка медленно сползла с его лица. - Может, посмотришь все-таки?
        - Это того стоит?
        - Можешь мне поверить.
        Фридрих осторожно сдвинул дверцу и достал из вороха бумаги маленькую статуэтку.
        - Узнаешь? Это - Венера Сиракузская с малюткой Амуром у своих божественных ног. Мне удалось найти эту вещицу у одного антиквара, который уверял, что статуэтка подлинная и принадлежит к очень древним векам. Надеюсь, она поможет нам еще больше привязаться друг к другу и станет нашей защитницей.
        - Вы полагаете, что матушка поймет значение вашего подарка? - Элиза осторожно приняла из рук Фридриха статуэтку. Девушка старательно делала вид, что не придает никакого значения торжественным словам барона.
        - Надеюсь, что Аманда поймет, - ответил Ауленберг, обиженный холодным приемом. - Полагаю, твоя мать прекрасно разбирается в вопросах любви.
        - Простите меня, - Элиза устало вздохнула. - Полагаю, этой вещице следует найти подходящее место в моих покоях.
        Оглядевшись, она направилась было в сторону спальни, но в последний момент остановилась, сообразив, что Фридрих непременно последует за ней, чтобы удостовериться в том, что для его подарка нашлось достойное место.
        - Нет… пожалуй, я сперва загляну в одну книгу. Мне кажется, что я где-то видела описание этой статуэтки, - решила Элиза и направилась к книжному шкафу. - У меня есть великолепный альбом, посвященный искусству Рима и Эллады…
        Девушка придвинула поближе к шкафу стул и быстро взобралась на него. Ее пальцы легко побежали по корешкам книг, выискивая нужный томик. Но оказалось, что альбом, который Элиза искала, лежал слишком высоко. Девушка привстала на мысочки, пытаясь дотянуться до желанной книги. Фридрих невольно облизнул губы, залюбовавшись тоненькой, похожей на веточку ивы, фигуркой девушки. И в этот миг стул, на котором стояла Элиза, внезапно покачнулся. Девушка испуганно взмахнула руками, стараясь удержаться на шатком пьедестале… Ауленберг ринулся к ней и подхватил на руки, пытаясь спасти от падения.
        Элизе показалось, что весь мир вокруг нее завертелся в сумасшедшем беге… Она слышала собственное сердцебиение, и оно сливалось с оглушительным стуком сердца в груди мужчины, сжимающего ее в своих объятиях. Его темные глаза впитывали в себя ее волю, и она уже не могла сопротивляться обжигающему пламени, идущему от губ, глаз и рук Фридриха. Теплый ветерок, ворвавшийся в это мгновение из распахнутого окна, вместо того чтобы охладить это безумие, только усиливал все ощущения… Воздух опьянял ароматами лета, цветов и трав….
        Ауленберг с отчаянием смотрел в небесную чистоту глаз Элизы, понимая, что окончательно утонул в их бездонной глубине. Ему хотелось зарыться лицом в ее мягкие волосы, прижаться губами к ее губам, забыться в ее объятиях, забыть вообще обо всем на свете…
        А в это время зачарованная зовущим взглядом мужчины Элиза смотрела в его темные глаза, загадочные и желанные. Они хранили в себе тысячи тайн, и ни одну из них она еще не сумела разгадать.
        - Вы… не могли бы отпустить меня… - стараясь вырваться из западни этих коварных глаз, умоляюще прошептала девушка.
        - Мне почему-то очень не хочется этого делать… - губы Фридриха умышленно не касались нежного рта Элизы и лишь опаляли ее жарким дыханием.
        Чувствуя, как пылают щеки, Элиза опустила голову и попыталась освободиться из кольца объятий.
        - Я слишком тяжелая, и вы можете устать… Вам лучше опустить меня на пол.
        - Лучше в постель… - прошептал барон и тут же усмехнулся: - Не бойся. Я не собираюсь нарушать слово, данное твоей матушке. Но чувствую, что еще пара таких мгновений - я и стану клятвопреступником. Моя прелесть, ты все больше напоминаешь мне юную розу, нежную и благоухающую, и, конечно, с острыми шипами, способными поранить мое бедное сердце. Именно их уколы делают мою жизнь намного интереснее и привлекательнее.
        - Твои слова весьма понравились бы моей матушке…
        - А тебе? - тихо спросил он.
        Дыхание Фридриха прерывалось, и Элиза чувствовала, как дрожат его пальцы. Но она не могла и не смела верить этому обольстительному мужчине. Проклиная свою гордость, девушка заставила себя выскользнуть из мужских рук и отскочила прочь, с трудом пытаясь успокоиться. Ей казалось, что ее грудь слишком высоко и неприлично вздымается.
        Но Ауленберг не собирался сдаваться. Улыбка этого ловеласа стала еще более обольстительной и манящей.
        - Ты полна удивительной красоты и нежного изящества, твоя кожа подобна шелковистым лепесткам розы, а пахнешь ты, словно цветок жасмина.
        Очарованная его словами, Элиза не заметила, как Фридрих вновь оказался в опасной близости от нее. Вот он уже запустил пальцы в ее мягкие волосы и притянул голову к себе. Он хотел ее. Она ощущала его желание, оно подбиралось к ней и захватывало ее душу и тело… Элиза безумно захотела оказаться вместе с ним где-то далеко, где не было бы никого, кто сможет помешать их любви. Боже, что с ней происходит?..
        - Мой нежный бутон розы… - шептал он. - Ты нуждаешься в моем уходе и заботе, иначе никогда не распустишься… А я хочу увидеть, как ты цветешь… - его губы уже коснулись ее губ. - Нет, я хочу чувствовать, как ты распускаешься в моих руках…
        Элизе уже и самой хотелось ощутить то, что она прежде отвергала: желание и страсть. Их уста слились в страстном поцелуе, и тепло любви заструилось по их телам ручейками удовольствия. Забыв обо всем, Элиза полностью подчинилась своим желаниям… Фридрих нежно обвил рукой ее талию и медленно повлек к дивану. Прильнув к губам Ауленберга, девушка уже не осознавала, что лежит в его объятиях, запрокинув голову и обвивая руками мужские плечи. Ее тело дрожало от неведомого наслаждения, а барон, ощущая это, осыпал жадными поцелуями лицо, шею и плечи Элизы, пальцы его заскользили к ее груди с желанием поскорее освободить девушку от платья. Она не пыталась сопротивляться и вместо этого соблазнительно изогнулась ему навстречу, подставляя свое тело его поцелуям и ласкам. Она страстно желала раствориться в нем, стать ближе, еще ближе…
        - Что?.. - рука Аманды замерла на полпути к вазе. Она составляла букет из голландских тюльпанов, но теперь смотрела на Людвига так, словно увидела его впервые. Аманда велела дворецкому отнести шампанское в будуар дочери, но слуга неожиданно вернулся и заявил, что не осмелился войти в комнату Элизы. Ему помешали звуки страстных поцелуев.
        Аманда глубоко задышала, словно ей не хватало воздуха, а затем, подхватив юбки, опрометью кинулась на второй этаж. Но, подбежав к покоям дочери, она на мгновение замерла и медленно, сдерживая дыхание, проскользнула в гостиную, смежную с комнатой Элизы, из которой по-прежнему слышались вздохи и поцелуи. На этот раз она не стала скромничать и сразу же прильнула к замочной скважине. Зрелище, которое предстало ее взору, заставило Аманду мгновенно отшатнуться от двери и на дрожащих ногах отойти в сторону.
        - Похоже, я проиграла… - тоскливо проговорила она.
        Аманда понимала, что всего этого невозможно было избежать, но ей было невыносимо больно видеть свою дочь в объятиях известного всей Вене развратника.
        - У малышки есть любовник, - прошептала она. Теперь у нее не осталось никаких сомнений, что Элиза и барон фон Ауленберг влюблены друг в друга. - Бедная моя девочка, - сокрушалась она, едва сдерживая слезы.
        Фридрих ничего не видел вокруг. Ничего и никого, кроме Элизы. Щеки девушки пылали, губы распухли от поцелуев, а зрачки расширились от возбуждения. Он чувствовал, что отныне она принадлежит ему. Только ему. Он только что распахнул перед ней двери, ведущие в мир любви, и теперь уже никто не остановит его. Вместе с Элизой они взлетят к самым дальним высотам этой удивительной заоблачной страны…
        Элиза испытывала ни с чем несравнимое, чарующее наслаждение. Сладострастная истома закружила ее, и было страшно, что это восхитительное ощущение может закончиться. И потому, когда Фридрих внезапно оторвался от нее, она мгновенно потянула его обратно, чтобы вновь прикоснуться к его губам, ощутить искушающие ласки… Но этого не случилось. Барон осторожно разомкнул круг ее рук и отошел прочь.
        Боже милостивый, что же с ней было? Поцелуи… Жар… Томление… Счастье… Неужели она, подобно всем женщинам, подвластна чувствам! Неужели она способна отвечать на ласки мужчины… И испытывать при этом удовольствие… Элиза растерянно потрогала свои губы. Неужели все это происходит с ней?
        Избегая смотреть в лицо Фридриху, девушка легко вскочила на ноги. Что ж, все это значит лишь то, что она - нормальная живая девушка, а не холодная кукла. А сейчас нужно собраться. Этот Дон Жуан может вообразить, что сумел подчинить ее себе… подавил ее волю…
        Осторожно взглянув на Фридриха, она с удивлением обнаружила, что на его лице отразились самые противоречивые эмоции: нежность и жалость, восхищение и страсть, усмешка и желание…
        - Ты и сейчас будешь утверждать, что абсолютно лишена романтики и богиня любви обошла тебя стороной?
        - Ты поэтому преподнес мне ее статуэтку? - Элиза беспомощно смотрела на него. Похоже, он прав - она не в силах сопротивляться любви. Смотреть в его глаза, видеть его улыбку, любоваться его совершенной фигурой, следить за его кошачьими движениями было выше ее сил. Желание свободы и самостоятельности куда-то улетучилось, и хотелось лишь одного - любить и быть любимой…
        - Не переживай так. Еще ни один смертный не смог противиться чарам Венеры… - Фридрих быстро привел в порядок свою одежду и попытался придать более приличный вид помятому платью Элизы. - Думаю, теперь нам стоит переговорить с фрау Розенмильх. Полагаю, слуги уже кое-что ей сообщили… Выше нос, малышка, и ничего не бойся.
        - А я и не боюсь! - дерзко заявила девушка, которую задел снисходительный тон барона. - Мне кажется, здесь находится более осторожный господин, который опасается мнения моей матери о себе.
        - Ты невероятно дерзкая девчонка! - возмущенно воскликнул Фридрих. - Сначала ведешь себя словно «синий чулок», потом в тебе просыпается вулкан страстей, а теперь пытаешься обвинять меня в трусости. А ты не думаешь о том, что твоя мать сочтет меня слишком развратным для столь невинного создания, какое ты пытаешься изображать? Она ведь может запретить мне видеться с тобой. Где ты найдешь себе другого любовника? Да еще способного безропотно сносить все твои фокусы, как это делаю я?
        - Она не откажет тебе, - уверенно покачала головой Элиза.
        - Почему ты так в этом уверена?
        - Потому что ты богатый и щедрый. Следовательно, имеешь право делать все, что захочешь. Так считает моя мать, так что не беспокойся.
        - Какой цинизм! Так отзываться о собственной матери! Ты уже не первый раз пытаешься обвинить ее в расчетливости, но я пока что видел совсем другую женщину. Аманда любит тебя. И ее беспокоит твое будущее.
        - О, ты еще многого о ней не знаешь. Она может вдохновенно говорить о любви и в то же время думать о том, что кухарка, похоже, не чиста на руку.
        - Откуда ты знаешь, о чем она думает? - с сомнением покачал головой барон.
        - Но я же все вижу! - с внезапной горечью воскликнула девушка. - Она все рассчитывает. Князь потому и не бросает ее. Аманда безропотно выполняет все его желания! А он, довольный ее послушанием, содержит ее за это в роскоши. Такое положение вещей вполне устраивает их обоих. Все это гадкий, выгодный расчет!
        Ауленберг заметил, что у девушки нервно подрагивает подбородок, а глаза наполняются слезами, и он поспешил высказать по этому вопросу свое мнение.
        - Мне кажется, - осторожно начал он, - в этом нет ничего дурного. Твоя мать в обмен на беспрекословное подчинение получила богатство. Конечно, кое-чем ей пришлось поступиться, зато она смогла не только стать обеспеченной женщиной, но и дать тебе хорошее образование.
        - Да, - хмуро согласилась Элиза. - Она давно могла порвать отношения с князем, но вместо этого всякий раз упорно выбирала подчинение и роскошь.
        - Ты считаешь, что Аманде следовало бросить твоего отца?
        Девушка отвела взгляд в сторону, пытаясь разобраться в своих мыслях.
        - Я не могу осуждать ее. Но матушка отправила меня в пансион, чтобы я не мешала ей угождать князю, хотя мне исполнилось всего шесть лет, - с горечью заговорила Элиза. - До меня и моих чувств ей не было никакого дела. Я не сразу это поняла. А потом решила, что в будущем стану рассчитывать только на себя, - голос ее задрожал, но она мужественно продолжала: - Когда же я вернулась домой, она сразу начала меня готовить к тому, чтобы сделать такой же, как сама, - содержанкой. Впрочем, моя матушка не очень отличается от всех остальных родителей, которые, дав образование своим дочерям, считают, что выгодно поместили капитал и теперь могут получать дивиденды. Родители распоряжаются судьбами детей так же легко, как семейным имуществом, нимало не задумываясь о душе и мечтах своих дочерей. Некоторые из моих приятельниц по пансиону уже вышли замуж, кто-то ждет своего часа, а я… Я должна стать игрушкой в руках того, кто окажется наиболее щедрым.
        - Но, Элиза, связь с мужчиной вовсе не обязательно сделает из тебя игрушку… - Сказав это, Ауленберг вдруг запнулся, припомнив, что в его компании именно так называли женщин.
        - А кем я стану? Если я пойду по пути матери, то буду делать лишь то, что позволит мой покровитель, и пользоваться лишь тем, что он соизволит мне дать, - быстро заговорила Элиза, почувствовав отчаянную необходимость высказаться. - Но я не хочу жить так. Не хочу подстраиваться под настроение мужчины и смеяться тогда, когда хочется плакать. У меня есть право выбора, и я свой выбор уже сделала.
        Фридрих раздраженно посмотрел на нее. Неужели девчонка не понимает, что жизнь намного сложнее и нельзя делить все только на хорошее и плохое. Все намного запутанней, и сделать правильный выбор не так просто.
        - И ты решила, что именно свобода принесет тебе счастье? - хрипло спросил он. - Но при этом ищешь мужа, который согласится дать тебе свое имя. Не забывай, что вместе с этим ты приобретешь кучу проблем, справиться с которой вряд ли сумеешь в одиночестве!
        - Я выбираю свободу! - почти кричала она. - И хочу, чтобы мои чувства и мысли принадлежали только мне! Я докажу всем, что я личность. Разве это неосуществимо?
        В комнате воцарилось молчание. Фридрих задумчиво подошел к окну, вдыхая сумасшедший запах жасмина, кусты которого буйно цвели во дворе. Почему его так тянет к этой сумасбродке? Только ли потому, что она красива и нежна? Или дело в чем-то ином?
        Послышался вежливый стук в дверь.
        - Мадам просит вас спуститься, - промолвил дворецкий и величественно удалился.
        Элиза испуганно встрепенулась и повернулась к Ауленбергу:
        - Как я выгляжу? Волосы очень растрепаны?
        - Ты само совершенство.
        Легкое прикосновение его руки к ее щеке заставило девушку вздрогнуть. Сердце сжалось, и она едва сдержалась, чтобы не прильнуть поцелуем к его ладони. Что происходит? Стоит ему коснуться ее, как она уже теряет самообладание. Если и дальше так пойдет, то в самом ближайшем будущем все ее планы развеет ветер любви. Вот оно разрушающее действие страсти! Ее будущее находится в опасности. И с каждой минутой, проведенной наедине с бароном, эта опасность возрастает.
        Тяжело дыша, Элиза с сердитым видом отступила назад.
        - Нас ждут.
        Лишь только они переступили порог гостиной, как их встретили гневные глаза Аманды.
        - Что с твоим лицом, Элиза? - сердито поинтересовалась она. - У тебя вид, словно ты виновата в чем-то.
        Неужели матушка недовольна тем, что ее дочь оказалась в объятиях барона? Элиза не ожидала такого приема. Растерявшись, она, сама того не ожидая, вцепилась в плечо Фридриха, словно пытаясь найти в нем защиту.
        - Так что же случилось? - требовала ответа Аманда.
        - Все произошло из-за того, что барон подарил мне Венеру… - с трудом пролепетала девушка…
        - Боюсь, что сила этой богини заставила нас немного забыть о приличии… - с очаровательно-невинной улыбкой пояснил Ауленберг. - Примите мои искренние извинения. Но уверяю, что мы не переступили границ дозволенного. Я всегда держу свое слово, - он выразительно изогнул бровь и многозначительно усмехнулся.
        - Ну что же… - нервно обмахнувшись веером, Аманда решила произнести тщательно заготовленную речь: - Вынуждена сказать, барон, что вы были мне не очень симпатичны. Но теперь я должна признать, что вам удалось произвести на меня некоторое благоприятное впечатление. Вы были так щедры, внимательны, и галантны, что я даю согласие на продолжение ваших с Элизой отношений… - Печально вздохнув, фрау Розенмильх пожала плечами: - Отныне вы вольны делать все, что пожелаете: посещать театры, гулять в парках, кататься верхом, ездить на пикники… Поручаю вам, барон, мою девочку.
        Элиза обрадовано взглянула в лицо Ауленбергу, а сам он в это мгновение испытал странное чувство сожаления. Фридрих увидел, что в глазах девушки промелькнула радость от исполнения заветной мечты о свободе, а вовсе не о любви.



        ГЛАВА 13

        Фридрих с хмурым видом ожидал появления Элизы. Впервые в жизни он был растерян и винил за это самого себя.
        Элиза заявила, что не желает становиться игрушкой в руках мужчины, а ведь он рассчитывал именно на такое завершение любовной авантюры. И что вышло? Игрушкой стал он, а не она. Он легко сумел разбудить ее чувственность, но Элиза успела сотворить с ним намного большее - она разбудила его совесть. Бедный барон фон Ауленберг! Он стал жертвой собственной интрижки. Друзья засмеют его, если узнают, что он запутался в своих любовных сетях.
        Его раздумья прервало появление Элизы. В необычайно нежном платье персикового цвета с кружевами фисташкового оттенка, в милой шляпке с цветами и атласными лентами девушка выглядела весьма очаровательно. Одарив барона сдержанной улыбкой, она неспешно направилась к выходу плавной походкой, держась словно истинная аристократка.
        Девушка была невероятно взволнована. Ей казалось, что весь мир ликует вместе с ней - солнце светит только для нее, птицы поют свои песни в честь ее освобождения, и даже в утреннем воздухе слышится праздничный перезвон. Впереди - новая, вольная жизнь!
        Когда карета тронулась, Элиза с независимым видом откинулась на спинку сиденья, поправила бант шляпки, затем вытащила из сумочки зеркальце и, убедившись, что все в порядке, удовлетворенно улыбнулась. Фридрих хмуро наблюдал за ее действиями. За все время их знакомства он ни разу не видел, чтобы она прихорашивалась. Чего дальше ждать от этого непредсказуемого создания? И вообще, кто они? Любовники? Деловые партнеры?
        - Куда мы поедем? - раздраженно спросил Ауленберг. - Быть может, ты собираешься подыскать место для своего салона? Или же отправимся на поиски твоего мужа? Интересно только узнать - как и где ты собираешься его искать.
        Элиза была так счастлива, что не обратила внимания на его недовольный тон.
        - Если честно, то сегодня я хотела бы всего лишь проехаться по какому-нибудь парку. Столь долгое сидение под домашним арестом вконец измучило меня. Надеюсь, тебя не затруднит сопровождать меня на прогулке?
        - В парк? - Фридрих бросил подозрительный взгляд на улыбающееся лицо девушки. - Что ж… Я не возражаю против прогулки. В Штадтпарк, - бросил он кучеру, и карета быстро покатила по городу.
        По дороге они остановились возле небольшого магазинчика, чтобы купить бутылочку бургундского и ароматный штрудель, изрядно осыпанный сахарной пудрой и марципаном. Миловидная продавщица, бросая лукавые взгляды в сторону барона, старательно уложила все в плетеную корзиночку и прикрыла ее льняной салфеткой.
        - Благодарю за покупки, ваша светлость. Будем рады видеть вас в нашем магазине как можно чаще, - она подарила барону многообещающую улыбку.
        Фридрих по привычке окинул аппетитную фигурку кокетливой продавщицы оценивающим взглядом и ответил девушке соблазнительной ухмылкой. В ответ продавщица покрылась румянцем удовольствия. Было заметно, что она очень даже не прочь провести вечер-другой наедине с таким элегантным красавцем.
        Элиза выскочила из магазина с недовольной миной на хорошеньком лице. Ее взбесило наглое переглядывание Фридриха с продавщицей, и она с трудом сдерживалась, чтобы не выплеснуть раздражение на своего спутника.
        Ауленберг, разумеется, догадался о причине испортившегося настроения своей спутницы, но сделал вид, что не произошло ничего особенного, и, как ни в чем не бывало, принялся развлекать нахмурившуюся девушку забавными историями из светской жизни.
        Его рассказы оказались довольно занимательными, и к тому времени, когда они, наконец, подъехали к Штадтпарку, девушка вполне успокоилась. Правда, теперь Элиза принялась ругать себя за глупую несдержанность. Как могла она позволить себе ревновать Фридриха к кому бы то ни было! Боже, если бы она не сдержалась, он мог решить, что небезразличен ей! А этого нельзя допускать ни в коем случае. Но до чего же невыносимо трудно сдерживать свои эмоции в присутствии Фридриха, которого она сама же выбрала себе в любовники! Если она забудется, то придется распрощаться с мечтами о независимости. Барон и так, похоже, догадывается о ее чувствах и потому сейчас нахально разглядывает ее, потешаясь над тем, что она вздумала ревновать.
        А Фридрих и впрямь пришел в отличное расположение духа. Ему весьма понравилось наблюдать за тем, как вскипела от злости малышка. Конечно же, ее рассердил его мимолетный, ничего не значащий флирт с продавщицей. Бог мой, в гневе Элиза была еще более хороша - раскрасневшиеся щеки, сверкающие глаза, забавно надутые губки! Прелесть что такое!
        Коляска неспешно ехала по аллеям парка, и ничто не мешало Фридриху наслаждаться общением с девушкой. Но вскоре сзади послышался цокот копыт, и карету нагнали два всадника. Поравнявшись с экипажем барона, один из мужчин воскликнул:
        - Ауленберг! Тебя давно не было видно! Где ты пропадал?
        Высокий, довольно симпатичный молодой человек мирно покачивался в седле рядом с каретой, не отрывая пристального взгляда от Элизы.
        - Похоже, у тебя имелись причины скрываться от друзей, Фридрих, - весело рассмеялся он. - Представь же нас своей очаровательной спутнице.
        Не дожидаясь приказания Фридриха, его приятели велели кучеру остановить карету. Нахальный красавчик тут же запрыгнул на подножку кареты, а его дружок облокотился на дверцу. Они без всякого стеснения рассматривали Элизу.
        - Если бы я знал, что встречу вас здесь, то обязательно отправился на прогулку в другой парк, - сердито пробурчал Фридрих.
        Приятели, не обращая на его слова ни малейшего внимания, продолжали пожирать девушку глазами. Смущенная их неприличным поведением, девушка почувствовала, что краснеет. Было очевидно, что от наглецов так просто не избавиться, и, тяжело вздохнув, Ауленберг кивнул:
        - Ну, хорошо, повесы. Ваша взяла. Дорогая, позволь тебе представить графа Франца фон Штайера и барона Йозефа фон Штраубаха. Запомни их и постарайся избегать любой ценой. Они - редкостные распутники и наглецы.
        - Некрасиво с твоей стороны, Ауленберг, так отзываться о своих лучших друзьях. Не верьте ему, милая фрейлейн, - приложив руку к сердцу, проговорил Йозеф. - Мы никогда не обижаем прелестных девушек.
        Элиза вопросительно посмотрела на Фридриха. Как он собирается представить ее своим друзьям? Угадав ее молчаливый вопрос, барон сердито нахмурился.
        - Лучше было избежать этого, - проворчал он. - Но делать нечего. Познакомьтесь, друзья: моя кузина из Франции Элиза… Даррье.
        - О мадемуазель, я счастлив встрече с вами, - Штайер низко поклонился девушке и, поцеловав ее руку, окинул хищным взглядом, струящимся сквозь длинные ресницы.
        - Очень приятно, мадемуазель Даррье, - более спокойно кивнул Элизе Штраубах. - Первый раз слышу, что у нашего Фридриха во Франции имеется столь очаровательная кузина.
        Одарив новых знакомых милой улыбкой, Элиза весьма непринужденно пояснила:
        - Мой отец - француз, и я впервые оказалась на родине своей матери.
        - Обожаю французов, а еще больше француженок, - игриво заметил Франц и поинтересовался: - А где находится имение ваших родителей, мадемуазель Даррье?
        - Неподалеку от Труа есть милый город Жуаньен, - ответила Элиза. Окрестности пансиона ей были отлично знакомы, и она могла без опаски рассказать о тех местах, где прожила больше десяти лет.
        - Никогда там не был, но вот Париж действительно чудный город, - мечтательно вздохнул Штраубах. - Осенью я вновь намерен посетить столицу развлечений и самых очаровательных красоток, - он широко улыбнулся и предложил: - Мы собирались выпить кофе в «Шварценберге», присоединяйтесь к нам. Фридрих, доставь друзьям такое удовольствие и позволь нам еще немного пообщаться с твоей прелестной кузиной. Мадемуазель расскажет нам о своих родных краях и, конечно же, посоветует, какие достопримечательности Франции стоят нашего внимания. Право же, соглашайтесь!
        Йозеф напоминал сейчас задорного мальчишку. Он так умоляюще смотрел на Элизу, что девушка, покоренная его очарованием, не смогла удержать улыбки.
        - Ну же, Ауленберг, не становись занудой, - Франц со странной усмешкой смотрел на друга. - Обещаю, что мы будем вести себя хорошо, и твоей кузине не придется краснеть.
        После долгих уговоров барон сдался, и вскоре они все вместе сидели за столиком в знаменитом кафе «Шварценберг». Элиза чувствовала себя удивительно легко и свободно, она уже забыла, что не так давно сгорала от ревности из-за Фридриха, и весело болтала со своими новыми знакомыми.
        Йозеф и Франц наперебой ухаживали за девушкой. Они заказали ей столько пирожных, что девушка, смеясь, умоляла ее пожалеть. Покоренная их вниманием и заботливостью, она еще больше расцвела, ее нежные губки беспрестанно улыбались, а голубые глаза искрились от удовольствия. Элиза охотно отвечала на все вопросы, рассказывала о жизни в Труа, о достопримечательностях Парижа, а также о тех странах, которые мечтала посетить - о. Греции, Египте, Италии, Испании…
        Приятели Фридриха пришли в восторг от «кузины» Фридриха. Зато он сам сидел мрачнее грозовой тучи. Элиза кокетничала с его друзьями напропалую, и это выводило его из себя. Поведение товарищей было ему вполне знакомо и понятно, он и сам не упустил бы случая пофлиртовать с хорошенькой девушкой. Но Элиза… Куда подевались ее строгость и любовь к независимости? Неужели она лицемерила, изображая из себя ученую девицу с излишне современными взглядами?
        Фридрих был так раздражен, что вскоре начал открыто грубить приятелям. Заметив это, Элиза наконец сообразила, что ведет себя слишком… по-французски, если так можно выразиться. Она быстро свернула беседу и напомнила «кузену», что им давно пора вернуться домой.
        - Домой? Так вы остановились у своего родственника? - воскликнул с изумлением Франц. - В таком случае мы обязательно нагрянем к вам с визитом.
        - О нет! - Элиза игриво всплеснула руками и рассмеялась, а сама в это время пыталась сообразить, как выпутаться из глупого положения. - Мы с мамой остановились у одной нашей старой тетушки, а Фридрих всего лишь вызвался показать мне город, - она бросила лукавый взгляд на Ауленберга. - А теперь, господа, прошу простить, но мне действительно пора домой. Моя матушка будет сердиться, если я задержусь. Было приятно с вами познакомиться.
        Фридрих радостно распрощался с приятелями и, подхватив Элизу под руку, быстро потащил ее к выходу. Но повесы не желали так легко расставаться с понравившейся им барышней и последовали за ними. Элизе пришлось дать им обещание, что они обязательно встретятся снова, и только после этого ей позволили удалиться вместе с Фридрихом.
        В карете барон мрачно уставился на девушку. Элиза, сделав вид, что не замечает его раздражения, весело проговорила:
        - Твои друзья - весьма обаятельные молодые люди.
        - Наглецы и развратники, - сердито буркнул Фридрих, хотя раньше считал своих приятелей приятными людьми.
        - Не может быть! - с удивлением воскликнула Элиза и притворно вздохнула, решив подразнить барона. - А мне они показались милыми и благовоспитанными.
        - Похотливые и безответственные разгильдяи!
        - И поэтому ты с ними дружишь! - язвительно заметила девушка, с любопытством разглядывая разгневанного Ауленберга. Она впервые видела его в таком состоянии. Интересно, почему он так злится? Что плохого в том, что его приятели были любезны с ней? Может быть, он решил, что она решила таким образом найти себе фиктивного мужа? Или дело совсем в другом?
        А разъяренный Фридрих в это время вспоминал, как его приятели восхищались Элизой. Разумеется, они не поверили, что девушка - его кузина. Он заметил, что Франц с противной ухмылкой подмигнул Йозефу, когда Элиза дала обещание вновь встретиться с ними. Наверно, он ожидает, что девушка, оставив Фридриха, быстро окажется в его постели. Мысль о том, что об Элизе могут думать, как о легкодоступной девушке, совершенно взбесила его.
        - Ты должна вести себя более пристойно. По-твоему, именно так себя должна держать независимая женщина? Могу заверить, что подобное поведение больше подходит прожженной кокотке! Не думай, что кто-либо из них женится на тебе.
        - Я прекрасно знаю, что не вправе рассчитывать на это, - сухим тоном прервала его возмущенную речь Элиза. - Именно поэтому предпочитаю сохранить свободу. Но вы правы, - она неожиданно смущенно потупилась. - Я вела себя дурно. Наверно, мамины уроки все-таки оказали на меня влияние. К тому же ваши друзья оказались такими милыми и забавными и проявили такую заботу обо мне, что было бы трудно не отвечать им столь же приветливо.
        Фридрих едва зубами не заскрипел от злости. Можно подумать, что всю эту долгую неделю он не ухаживал за этой юной нахалкой, не дарил цветы и подарки, - не был весьма обходительным и внимательным. Оказывается, для нее это ровным счетом ничего не значит, а вот пустяшные комплименты его друзей мгновенно вскружили ей голову.
        Гнев Ауленберга привел девушку в замешательство. Разумеется, он абсолютно прав в своем яростном негодовании. Элиза и сама не понимала, почему позволила себе такую вольность в общении с чужими людьми. С ней такое произошло впервые. Но ее весьма удивил и сам барон. С какой стати он устроил ей скандал? Конечно, Фридрих помог избавиться от чрезмерной опеки матери, за что ему большое спасибо. Но теперь, вместо того чтобы возиться с ней, он мог бы оставить ее в покое и заняться своими делами…
        Фридрих в это время задавал себе те же вопросы. Почему он, словно глупый мальчишка, целую неделю исправно навещает особняк фрау Розенмильх, забыв о своих приятелях и прежних проделках? Почему даже сейчас, когда Аманда выпустила Элизу из заточения, он не вернется к своей прежней жизни? Почему?.. Столько вопросов, а ответ один: потому что его влечет к этой сумасбродной, но такой очаровательной девушке.
        В Элизе таится удивительная загадка, которую ему обязательно нужно разгадать. Умная и нежная, отзывчивая и в то же время невероятно строптивая малышка. Именно последнее качество ему нравится больше всего. В ее упрямстве ощущается вызов тому обществу, которое не позволяет ей жить по своему разумению. Мир знати отказывает ей в праве на любовь и счастье, обрекая на удел содержанки. Но Элиза отказывается подчиняться этим правилам и готова обменять роскошную, но бесправную жизнь на возможность быть свободной и независимой. Точно так же и он сам отказывается расстаться со своими дурными привычками только потому, что этого требует от него общество. Пусть дядюшка готов лишить его наследства, но жениться без любви на деньгах и титуле барон фон Ауленберг не станет.
        Фридрих искренне желал Элизе счастья. Но еще больше ему хотелось немедленно увезти девушку в свой особняк, закружить ее в любовных ласках, очаровать негой и поцелуями, уложить в постель и погрузиться в мир безумной страсти. Получив благословение фрау Розенмильх, он мог прямо сейчас потребовать от Девушки выполнения ее части договора. Когда Фридрих заключал сделку, он собирался в самом скором времени попросту затащить Элизу в постель, но теперь уже не мог так поступить. Он до умопомрачения желал эту девушку, но при этом не хотел увидеть разочарования в ее доверчивых глазах. Придется еще немного подождать, пока… Пока что? Вот именно этого Фридрих еще не знал.
        Когда карета вернулась на Химмельфортгассе, Элиза притихла и выглядела довольно грустной. Ауленберг дружески похлопал ее по руке:
        - До завтра? Буду рад сопровождать тебя на прогулке. Даже если ты решишь отправиться в библиотеку или музей, я не откажусь поскучать вместе с тобой.
        Элиза вспыхнула от радости:
        - Спасибо! Я даже не надеялась на то, что ты захочешь со мной встречаться…
        - Милая моя девочка, я всегда довожу дело до конца, - объяснил он со странной улыбкой. - И не могу оставить тебя без присмотра, пока ты не станешь по-настоящему независимой.
        А про себя подумал: «Пока ты не откажешься от мысли о свободе. И я добьюсь этого, упрямица. Пусть даже придется ухаживать за тобой целый месяц».



        ГЛАВА 14

        Всю следующую неделю Фридрих послушно сопровождал Элизу на прогулках в загородных парках, стараясь выбирать места, где нельзя было встретиться с его друзьями. Пару раз они посещали городские библиотеки и музеи и привлекли всеобщее внимание слишком элегантными платьями Элизы и скучающим видом Фридриха.
        Аманда была в последнее время немного рассеянной и уделяла дочери мало внимания. Элиза, так долго мечтавшая о свободе, очень расстроилась столь быстрым охлаждением матери. У девушки возникло ощущение, что она стала лишней в доме. Поразмыслив, Элиза решила, что ее присутствие напоминает матери о возрасте. Имея под боком взрослую дочь, фрау Розенмильх кажется слишком старой в глазах окружающих.
        Но девушка ошибалась, на самом деле Аманда получила письмо от князя. Ее покровитель сообщат, что вернется в Вену в конце июня. Его появления можно было ожидать со дня на день, и Аманда решила навести порядок в безупречно чистом особняке, а также внести кое-какие изменения в обстановку - повесить новые гардины, сменить гобелены, переставить мебель. Кроме того, следовало позаботиться и том, чтобы в доме имелось достаточное количество самых разнообразных продуктов - ведь князь слыл известным гурманом. Проблема с дочерью, по мнению Аманды, благополучно разрешилась, и теперь можно было заняться своей личной жизнью.
        Время летело незаметно, а Элиза все еще не могла решить, с чего начать свою долгожданную взрослую жизнь.
        - Ты обещал помочь с документами… - осторожно обмолвилась девушка, когда они возвращались в город после пикника на берегу Дуная.
        - Как я понимаю, фиктивный брак тебе уже не нужен? - Фридрих с любопытством взглянул на Элизу.
        - Мне кажется, что вряд ли удастся в Вене открыть художественный салон. Сам понимаешь - здесь слишком консервативное общество. Все, наверное, сочтут, что я очень молода для хозяйки салона. Потому я решила уехать из Австрии. Думаю, что лучше всего остановиться в Италии, где никому не будет никакого дела до моей персоны. Но без документов, подтверждающих, что я - замужняя дама… лучше даже - вдова… мне не обойтись.
        - Отлично! У молоденькой вдовушки с деньгами сразу же появится множество поклонников и, главное, претендентов на ее руку и состояние! - язвительно фыркнул Фридрих. - Могу дать совет не очень торопиться с замужеством и избегать самодовольных студентов и непризнанных гениев. Они опутают тебя умными речами и красивыми сказками, а сами в это время будут без всякого стеснения пользоваться твоей добротой и деньгами да еще делать вид, что презирают богатство. Я встречал подобных типов и могу уверить, что они - совершенное ничтожество.
        - Иногда ты бываешь просто невыносим! - в сердцах бросила Элиза и, отвернувшись, уставилась на поля, мимо которых они проезжали. - Удивительно, как у тебя много общего с моей матушкой. Точно такое же презрительное отношение к людям, которые по уму стоят намного выше тебе подобных и чья вина лишь в том, что у них нет кругленькой суммы, больших поместий и звучного титула!
        - К тому же я полностью согласен с твоей матушкой в том, что тебе еще рано становиться самостоятельной, - твердым голосом заметил он, изучая ее сердитое личико. - Я не отрицаю, что ты девушка разумная, но жизнь сурово относится к столь юным и нежным созданиям. Аманда доверила мне свою дочь, и я не могу ее подвести. Так что прости - придется тебе терпеть мою опеку.
        - Но я хочу отправиться в путешествие! Ты ведь знаешь о моей заветной мечте! - возмутилась девушка.
        - Прежде всего, я знаю, что Аманда пока не разрешила тебе пользоваться наследством. Так что твои мечты остаются только мечтами.
        Элиза от злости прикусила нижнюю губку. Как ни печально сознавать, но барон действительно прав - Аманда не пожелала обсуждать с дочерью вопрос о бабушкином наследстве. Мать попросту отмахнулась от нее:
        - Милая, чего тебе не хватает? Гардеробная комната заполнена очаровательными платьями от лучших портних, украшений тоже вполне достаточно, ты еще не успела ни разу их надеть. Если тебя не устраивают шляпки, туфли или белье - можешь их купить самостоятельно. Твой друг поможет тебе их выбрать. При всех недостатках барона следует заметить, что у него великолепный вкус. А деньги бабушки пусть лежат в банке. Всякое может случиться в жизни. Я не хочу, чтобы ты осталась нищей. А теперь, милая, иди. Развлекайся и не мешай мне. Столько дел…
        Она не посчитала нужным сообщить дочери о приезде ее отца, и рассеянное пренебрежение Аманды весьма печалило Элизу. А теперь еще Фридрих напоминает ей о деньгах, которыми невозможно воспользоваться.
        - Но ты мог бы помочь мне продать драгоценности, - решительно заявила девушка барону. - Если быть экономной, бабушкиных денег хватит надолго.
        - И не подумаю тебе в этом помогать! - буркнул Фридрих. - Если ты отправишься в свое путешествие одна, то тебя обворуют в первой же гостинице. И тебе ничего не останется, как отправиться на улицу. Впрочем, кажется, именно там я подобрал тебя в один злосчастный для меня вечер!
        Эти слова явились последней каплей, переполнившей чашу терпения. Слезы потоком хлынули из глаз расстроенной девушки, и она даже не пыталась их остановить. Она так громко всхлипывала и причитала, что Фридрих, не выдержав, принялся вытирать ее мокрые щеки собственным платком.
        В эти минуты Ауленберг был готов сразиться с целым светом, только бы Элиза не плакала. Эта милая, нежная и хрупкая девушка заслуживает лучшей участи, чем стать суфражисткой. Ее обязательно обведет вокруг пальца какое-нибудь красноречивое ничтожество. А если она все же станет хозяйкой салона, то за ней начнут ухаживать всякие беспринципные наглецы, которые сочтут одинокую девушку лакомой добычей. Пожалуй, мать Элизы права - этой трогательной (хотя и весьма строптивой) малышке нужен защитник - надежный, умный и немного сентиментальный мужчина с приличным состоянием.
        - Элиза, - тихо сказал Фридрих, ласково дотрагиваясь до ее руки, - не стоит так убиваться.
        Она вздрогнула, словно его ладонь обожгла ее, но руку не отняла. Ауленберг мгновенно сжал ее пальцы и зашептал ласковые слова. Девушка попыталась вырваться, потом внезапно затихла и робко подняла заплаканные глаза, в которых дрожали слезы. Щеки ее пылали, а нежные губки казались самыми желанными в мире. Фридрих медленно опустил голову, и девушка сама подалась ему навстречу.
        Забыв обо всем на свете, они прильнули друг к другу в бесконечном поцелуе. Отбросив прочь мысли о благоразумии, Элиза обвила руками шею барона. Страсть, так долго сдерживаемая и отвергаемая, рвалась наружу, и девушка больше не противилась этому чувству. Она знала, что Фридрих жаждет ее, и его желание смягчало в ее душе боль поражения.
        Внезапно Ауленберг отпустил ее. Она обиженно посмотрела на него и заметила, что в его глазах застыло сожаление.
        - Мы въезжаем в город… - пробормотал он. - Я не прочь шокировать общество, но не думаю, что стоит порочить твою репутацию.
        Щеки Элизы мгновенно стали пунцовыми. Она быстро расправила юбки, заколола выбившиеся волосы и нервно завязала ленты шляпки. Ей было стыдно, но при этом удивительно радостно. Несколько минут назад она чувствовала себя несчастной, а теперь снова была полна энергии. И это чудо сотворил Фридрих!
        Девушка украдкой взглянула на барона. Ее влечение к нему становилось неодолимым. Где взять силы бороться со своей страстью? Да и стоит ли бороться… Неожиданно Элиза припомнила, как в тот день, когда матушка милостиво разрешила ей встречаться с бароном прилюдно, произошло забавное происшествие. Девушка решила переставить статуэтку Венеры на туалетный столик и неожиданно укололась о маленькую стрелу, торчащую из колчана за спиной малютки Амура. В тот момент она не придала этому ровным счетом никакого значения, а теперь вдруг вспомнила. Похоже, подарок барона сыграл с ней злую шутку. Подумать только - она сама укололась о стрелу, несущую Любовь! Разве можно сопротивляться своим чувствам, если так решили боги?..
        Ну что же, она потерпела неудачу, в исполнении своих планов. Но раскисать не стоит. Когда-нибудь она все равно отправится в далекое путешествие… Когда-нибудь.
        Карета медленно катилась по улицам Вены, озаренной лучами заката. Фридрих задумчиво рассматривал витрины, приветливо кивал знакомым, а сам мучительно размышлял о том, чем помочь этой глупенькой ученой малышке.
        Когда они подъехали к дому и кучер остановил карету, Элиза еще раз поправила шляпку и взглянула на Фридриха, ожидая, что он поможет ей сойти. Но совершенно неожиданно барон, забыв о приличии, притянул девушку к себе и пристально взглянул ей в глаза.
        - Я помогу тебе, - тихо сказал он.
        - Что? - непонимающе пролепетала она.
        - Я помогу тебе найти свое счастье, - повторил он. - Ты увидишь страны, о которых так долго мечтала.
        - Буду признательна тебе… - недоверчиво ответила Элиза. - Если это правда, то я стану твоей должницей.
        - Ты легко выплатишь свой долг, - усмехнулся он, продолжая обжигать ее томным взглядом. Затем, разжав объятия, Фридрих учтиво помог девушке выйти из кареты.
        Быстро простившись с ним, Элиза вбежала в распахнутые перед ней двери, птицей взлетела по лестнице на второй этаж и бросилась в свою комнату. Плотно закрыв двери, она упала на кровать и горько расплакалась. Неужели он решил отправить ее подальше от Вены? Наверно, она так надоела ему, что он мечтает поскорее от нее избавиться!



        ГЛАВА 15

        В воскресенье Фридрих прибыл на Химмельфортгассе ближе к вечеру. В Бургтеатре давали «Кавалер Роз», и барон решил, что лучшего повода для того, чтобы вывезти в свет свою мнимую кузину, не найти. Элиза заставила себя ждать, и Ауленберг со скучающим видом уставился в зеркало, в котором отразился его, как всегда безупречный, облик. И тут же охнул, увидев в зеркале торжественный выход своей подопечной.
        Девушка плавно спускалась по ступеням, окутанная дымкой бледно-бирюзового шифона. На шее мерцало колье из золотистых топазов, длинные кружевные перчатки обвивали тоненькие цепочки-змейки с глазками из таких же великолепных камней, а в высокой прическе играли радужными искрами изумительные подвески. Элиза очень волновалась - ведь она впервые отправлялась в театр в сопровождении мужчины. Аманда, догадываясь о том, что происходит в душе у дочери, на этот раз отвлеклась от своих забот и лично проследила за тем, чтобы дочь в этот вечер выглядела настоящим совершенством.
        Ей это вполне удалось - Фридрих был сражен. Никогда еще юная фрейлейн Розенмильх не была так красива и так желанна. Заметив его восхищенный взгляд, Элиза почувствовала себя почти счастливой, и глаза ее заискрились уверенностью и торжеством.
        - Боюсь, сегодня дуэли не избежать. Прежде чем вечер закончится, не меньше дюжины мужчин пришлют мне вызов, - добродушно проворчал барон, осторожно целуя ее висок. Его тут же окутал аромат жасмина, заставивший учащенно забиться сердце. Этот запах уже снился ему по ночам и был желаннее лучших в мире сигар.
        Оказалось, что барон нисколько не преувеличил, когда упомянул о дуэли. Как только они вошли в фойе театра, все мужчины без исключения замолкли на полуслове и уставились на Элизу. Они так бесстыдно ее рассматривали, что Фридрих пожалел, что фигура его спутницы слишком вызывающе подчеркнута струящимся шифоном. По залу пробежала целая волна перешептываний. Толпа молодых людей мгновенно окружила вновь прибывших - всем не терпелось познакомиться с юной красавицей.
        Ауленберг небрежным жестом велел слишком ретивым поклонникам девушки расступиться и с высокомерным видом провел свою спутницу в ложу. Поднялся занавес, и зазвучала божественная музыка. Девушка слушала ее, затаив дыхание, а хмурый Фридрих радовался тому, что в зале наступила темнота, которая скрыла мрачность его лица.
        В антракте Элиза пожелала выпить бокал лимонада. Но лишь только они вышли из ложи, как их вновь окружила большая группа мужчин, среди которых оказались Йозеф фон Штраубах и Франц фон Штайер. Оба сердечно приветствовали Элизу и тут же предложили проводить ее в буфет. Девушка с улыбкой ответила на комплименты, но от их предложения отказалась.
        Элизе было неловко ощущать на себе восхищенные взгляды, и она пыталась держаться скромно, чтобы стать менее заметной. Но ослабить возникший вокруг ее персоны ажиотаж оказалось невозможно. Любопытные взгляды окружающих становились все более утомительными, а толпа поклонников вокруг нее продолжала увеличиваться. Элиза стала сенсацией вечера. Изысканный туалет незнакомки, а также непривычные местному обществу естественность ее манер и застенчивость возбуждали всеобщий интерес. Кроме того, девушку сопровождал Ауленберг, известный своим вызывающим поведением. Прославленный «венский Казакова», как его часто называли, вел себя в этот вечер невероятно высокомерно и старательно оберегал свою спутницу от излишне назойливых поклонников.
        Новость о прелестной родственнице барона фон Ауленберга не могла не заинтересовать еще одного приятеля Фридриха. Штайер и Штраубах так восхищенно отзывались о невесть откуда взявшейся кузине Ауленберга, что весьма заинтриговали Верхоффена. Впрочем, его уже давно удивляло странное поведение Фридриха. Барон фон Ауленберг в корне поменял свои привычки. Он почти перестал показываться в клубе, откровенно скучал, когда разговор заходил об очередных подружках его друзей и отказывался принимать участие в веселых оргиях, до которых раньше был большим охотником. Из-за того, что Фридрих перестал бывать в их компании, все проделки стали пресными и лишенными элегантности, а веселые ночи превращались в заурядные пьянки в борделях.
        Замысел насолить его старшему брату пока что не был реализован по той простой причине, что граф Геренштадт со своей молодой женой покинул Австрию вроде бы для того, чтобы посетить в Швейцарии родственников Анны. Один из приятелей намекнул Иоганну, что незадолго до отъезда Геренштадта видел, как Фридрих входил в дом старшего брата. Когда Верхоффен узнал об этом необычном событии, у него появилось подозрение, что Ауленберг просто-напросто предупредил Вильгельма о готовящейся провокации. Доказательств, конечно, не было, но странное поведение Ауленберга заставляло Верхоффена все чаще думать об этом.
        Старый дядюшка Иоганна с трудом пришел в себя после неудачного ухаживания за юной нахалкой, имевшей наглость высмеять его старость в присутствии племянника. Конечно, в этой истории весьма удачным было то, что деньги старика не уплыли на сторону, но, несмотря на это, Иоганн в последнее время находился в нелучшем расположении духа. Ему было смертельно скучно, и грызла досада на Ауленберга.
        И вот тайна открылась. Граф Верхоффен разглядывал девушку, окруженную его приятелями, не скрывая своего раздражения. Так вот кого выбрала себе в любовники наглая дочь фрау Розенмильх! Иоганн отлично помнил тот вечер, когда услышал из уст юного, но ужасно порочного создания целую россыпь язвительных насмешек. Если бы не радость по поводу того, что дядюшкино наследство остается у него, он обязательно отомстил бы этим дамочкам сомнительного происхождения. Но главная цель его посещения особняка на Химмельфортгассе была достигнута, поэтому, небрежно прощаясь с фрау Розенмильх, он всего лишь высокомерно заверил ее, что не прощает оскорблений, а его дядюшка больше никогда не переступит порога их дома. Пусть теперь кусают локти от злости из-за того, что желанные деньги уплыли у них из-под носа! Лучшей мести не придумать.
        Но Верхоффен никак не мог ожидать, что увидит нахальную девицу в сиянии триумфа. Что же, девчонка очень ошибается, что ей сойдет с рук грубость и нахальство. Впрочем, она вполне достойна того, чтобы заполучить себе в любовники Ауленберга, известного своим распутством. Видимо, она проявила строптивость и Фридрих был вынужден на время забыть об их компании, чтобы сломить сопротивление. Его упрямство достойно уважения. Когда он очень скоро бросит ее, можно будет всласть насладиться быстрым падением этой новоявленной королевы полусвета. И потешить самолюбие в ее постели…
        Но отчего бы не поторопить события… Можно отомстить девчонке иначе. И намного быстрее. А заодно - поставить на место старого приятеля. Уж слишком высокомерно он разговаривает со своими друзьями. А его, Иоганна фон Верхоффена, и вовсе окинул презрительным взглядом.
        Внимание толпы обожателей становилось все смелее и напористей. Прижавшись к Фридриху, Элиза испуганно посмотрела на него и прошептала:
        - Проводи меня, пожалуйста, в дамскую комнату.
        Ауленберг с готовностью подчинился. Раздвигая толпу своим сильным телом, он проводил девушку до самых дверей туалетной.
        - Можно я вернусь в ложу после начала второго отделения? - умоляюще попросила Элиза.
        - Думаю, что это разумно, - согласился Фридрих и, ободряюще улыбнувшись девушке, направился к своим приятелям.
        Дамы, находящиеся в туалетной комнате, принялись разглядывать незнакомку с откровенной неприязнью. Той вновь стало не по себе от столь пристального внимания, но оказаться в толпе надоедливых поклонников ей хотелось еще меньше. Пытаясь справиться с волнением, Элиза подошла к зеркалу, чтобы подколоть выбившийся локон. Она старательно делала вид, что не замечает косых женских взглядов.
        Сегодня Элиза имела возможность ощутить силу своего влияния на мужчин. Аманда уверяла, что в этом состоит смысл жизни женщины. Но она ошибалась - никто из этих светских щеголей не понравился девушке. Все их лица слились в одно светлое пятно, а их голоса - в неприятный шум. Элиза присела на кушетку и устало прикрыла глаза.
        В то же мгновение перед ней возникло улыбающееся лицо Ауленберга. В его глазах светилась снисходительность, смешанная с восхищением. И, словно в ответ ему, девушка улыбнулась этому милому для себя образу. Разумеется, все мужчины кажутся ей такими несовершенными только потому, что она сравнивает их с Фридрихом. И это неудивительно - ведь Ауленберг невероятно красив, честен и благороден. Разве может кто-либо соперничать с ним? Вряд ли.
        Из задумчивости девушку вернул звонок к началу второго действия. Дамская комната быстро опустела. Элиза решила еще немного подождать, а затем осторожно направилась к двери.
        Неожиданно сзади нее послышался странный скрип, а в следующий миг кто-то грубо схватил ее за руку и втянул в какую-то маленькую каморку. Элиза попыталась закричать, но жесткая ладонь грубо закрыла ей рот. В безмолвном ужасе смотрела она на своего похитителя и вдруг поняла, что знает его.
        - Ваша светлость… - прошептала она, когда граф Верхоффен убрал руку.
        - Да, - ответил тот. - Очень рад, что ты запомнила меня. Значит, теперь твоя мать выбрала тебе в любовники барона фон Ауленберга? Лучше и не придумать, если учесть его репутацию. Или же это твой личный выбор? Могу уверить, что, когда он бросит тебя… А это произойдет в самое ближайшее время. Так вот, когда он бросит тебя, ни один достойный человек не захочет с тобой знаться. Уж я об этом позабочусь.
        - Но барон - порядочный человек! - горячо заговорила Элиза. - Он всего лишь покровительствует мне, им движут самые честные побуждения, - девушка с трудом перевела дух и добавила: - А у меня никогда не было любовника и не будет.
        - Очень сомневаюсь, - усмехнулся Верхоффен. - Впрочем… если ты еще не стала его любовницей, то предлагаю пойти со мной. Я лично позабочусь о тебе… Во всяком случае лучше, чем мой старый дядюшка.
        - Как вы смеете! - воскликнула Элиза, чувствуя, что ее лицо заливает краска стыда. - Я вовсе не нуждаюсь в вашей заботе!
        - Если будешь хорошей девочкой, я постараюсь простить тебе те язвительные уколы, которыми ты меня одарила при нашем знакомстве.
        - Я не собираюсь просить у вас прощения, - девушка чувствовала, что ее терпению приходит конец. - А заботу обо мне оставьте моей матушке и барону фон Ауленбергу. Им я и в самом деле небезразлична.
        - Какая благовоспитанная юная фрейлейн! Ты ведешь себя так, словно и впрямь принадлежишь к порядочному семейству. Кстати, тебе хоть известно, кто твой отец? - вкрадчиво поинтересовался Иоганн. - Или твоя мамаша и сама об этом не знает?
        Элиза горько улыбнулась, но тут же с гордым видом вздернула подбородок.
        - Мой отец - князь фон Рудельштайн! - девушка решила поставить на место похотливого наглеца, который бесстыдно раздевал ее взглядом. Кто знает, что у него на уме?.. - Если он узнает о вашем мерзком поведении, то… сотрет в порошок!
        С этими словами девушка вырвала свою руку и поспешно выскочила из каморки в дамскую комнату, а затем выбежала в коридор, где ее ожидал встревоженный Ауленберг.
        Верхоффен со злостью сжал кулаки. Эта нахалка достойна того, чтобы получить по заслугам. - Фрейлейн Розенмильх ожидает позор и разбитое сердце. Да и с Ауленберга пора давно сбить спесь. И медлить нельзя ни минуты.
        Представление близилось к завершению, когда Верхоффен вызвал из ложи своего хорошего знакомого - графа Пауля фон Айзенберга. Граф являлся большим сплетником и всегда находился в курсе всех событий, происходящих в Вене и за ее пределами.
        - Ты случайно не знаешь, когда возвращается в Вену князь фон Рудельштайн? - небрежно поинтересовался Иоганн.
        - Если не ошибаюсь, не далее как вчера я видел, что возле его особняка разгружали множество вещей. Полагаю, что князь уже вернулся домой.
        - Отлично! - глаза Верхоффена загорелись злым светом.
        - Намечается что-то забавное? - граф быстро уловил готовящийся скандал.
        - Полагаю, что весьма грандиозное. Ты видел девицу, которую сопровождал Ауленберг?
        - Весьма прехорошенькая. Просто розанчик! - граф с удовольствием поцеловал кончики своих пальцев.
        - Она - дочь князя, - с довольным видом проговорил барон. - Дитя порочной любви. Полагаю, что Рудельштайну не доставит удовольствия увидеть свою дочь в объятиях нашего милейшего Ауленберга, - он прищурил глаза и желчно рассмеялся. - А компанию князю составит мой милый дядюшка.
        Элиза еле досидела до конца представления. Прекрасное настроение, с которым она приехала в театр, улетучилось. Девушка устала от всеобщего внимания, а неприятная встреча с графом Верхоффеном и вовсе расстроила ее. Похоже, что все надежды на самостоятельную жизнь и независимость от чужого мнения были сплошным мифом. Если она осмелится появиться в обществе без сопровождения мужчины, ее обвинят во всех смертных грехах.
        Когда занавес, наконец, опустился, Фридрих, не говоря ни слова, вывел девушку на улицу. Элиза не стала рассказывать Ауленбергу о встрече с наглым графом. Она опасалась, что Фридрих устроит скандал. Девушка помнила, что барона взбесили даже невинные ухаживания за ней его приятелей. Трудно представить, что произойдет, если Ауленберг узнает о пошлых намеках похотливого мерзавца.
        Всю дорогу Фридрих молчал, и только когда карета выехала на Химмельфортгассе, он пожал руку девушки и грустно заметил:
        - Я не ожидал, что тебе придется такое вынести.
        - Это было ужасно, - согласилась Элиза. - Они так пялились на меня…
        Барон, был с ней согласен. К сожалению, вечер прошел совсем не так, как они рассчитывали. Конечно, он ожидал, что появление Элизы произведет фурор, но не предполагал, что нежную, изящную, умную девушку примут за банальную куклу. Неужели только он может оценить ее по достоинству? Его приятели смотрели на Элизу, словно голодные псы на кусок мяса. Никогда больше он не повезет малышку в театр или другое общественное место. Пожалуй, теперь он понимал князя Рудельштайна и ему подобных, которые скрывали от света своих красавиц-возлюбленных. Нынешний вечер показал, что аристократы порой ведут себя хуже пьяных сапожников. Кстати, никто из тех, кто видел Элизу в музее или библиотеке, не бросал на нее таких похотливых взглядов.
        Когда карета остановилась возле знакомого дома, Фридрих проводил девушку до двери, зная, что уже все окончательно решил для себя. И для Элизы.



        ГЛАВА 16

        На следующий день Ауленберг заехал за Элизой не в карете, как обычно, а верхом. Еще одну лошадь он вел на поводу. Они собирались отправиться на прогулку в Венский лес.
        Элиза целое утро старательно выбирала костюм для верховой езды, и теперь ее точеную фигурку облегали синяя бархатная амазонка и юбка небесно-голубого цвета, а голову украшала очаровательная шляпка с вуалью. Это одеяние великолепно подходило к незабудковой голубизне девичьих глаз.
        Фридрих заметил множество восхищенных взглядов, которыми их провожали прохожие. На этот раз это не вызвало у него неудовольствия. Было весьма приятно осознавать, что они с Элизой составляют отличную пару.
        По дороге их часто останавливали знакомые Ауленберга. Фридрих продолжал представлять Элизу своей кузиной, и всякий раз молодые люди выражали надежду вновь встретиться со столь очаровательной барышней. Вежливо улыбаясь им, Элиза почему-то ощущала в своем сердце странное разочарование, несмотря на то что некоторые из этих мужчин казались весьма приличными людьми (по крайней мере, так их рекомендовал Фридрих). Барон находился в хорошем настроении, он видел, что после посещения оперы девушка прохладно воспринимала мужские комплименты, и это весьма его обрадовало. Если бы в ее глазах мелькнула хоть капля интереса к одному из новых знакомых, это означало бы, что до исполнения его желанной цели еще очень далеко и с планами на сегодняшний вечер стоит распрощаться.
        После продолжительной прогулки Фридрих предложил заехать перекусить в ближайший ресторан. Элиза согласилась, и они направились в сторону высокого здания, по виду напоминающего настоящий дворец. Внугреннее убранство этого заведения было восхитительным: высокие потолки украшали тяжелые хрустальные люстры, стены отливали мрамором, зеркальные рамы украшала позолота, посуда сияла серебряным блеском, а слуги были облачены во фраки отличного покроя и благодаря своей выправке мало чем отличались от знатных посетителей.
        Элиза и барон прошли несколько залов, в которых находилось много свободных столиков. Фридрих объяснил, что в дневное время очень немногие любят проводить здесь время. Затем Ауленберг провел ее по узкой винтовой лестнице на второй этаж. Слуга предупредительно открыл двери в отдельный кабинет.
        Девушка застыла в растерянности: происходящее очень напоминало ночь ее знакомства с бароном. Да и сама обстановка мало чем отличалась - высокий камин, кресла, диван, за бархатной драпировкой угадывалась еще одна дверь, разумеется, ведущая в спальню. Правда, все здесь выглядело более роскошным.
        Маленький стол уже был накрыт для двоих, и его главным украшением служили несколько очаровательных белоснежных роз. Обвивающая стебли узкая атласная лента делала их похожими на букет для новобрачной. Взглянув на цветы, девушка внезапно почувствовала странное смущение. Пытаясь скрыть робость, она медленно прошлась по комнате и выглянула в окно. Отсюда виднелся красивый парк, окруженный узорчатой оградой, а немного поодаль, среди аккуратно подстриженных кустов сирени, мерцал зеленоватый пруд.
        На ее плечо осторожно опустилась мужская рука, и Элиза ахнула, чувствуя, что слабеет от этого прикосновения. Боже, как хорошо, что рядом с ней такой нежный, добрый, восхитительный мужчина, который понимает ее лучше всех остальных!
        - Я снял кабинет на весь вечер, - тихо сказал Фридрих. - Думаю, здесь очень мило, да и кухня значительно лучше, чем в других городских ресторанах. Девушка послушно отошла от окна, сняла перчатки и шляпку, положила их на низенький столик у камина и поправила завитки волос, растрепавшиеся во время верховой прогулки.
        - Здесь так много еды… - удивилась она, бросив взгляд на стол.
        - Я люблю много и вкусно поесть, - с видом заговорщика объяснил Фридрих и, сняв серебряные колпаки с блюд, с удовольствием вдохнул аромат горячих кушаний.
        Элиза с любопытством его разглядывала. Она вдруг подумала о том, что совсем не знает барона, хотя столько времени провела вместе с ним и… доверила ему свою судьбу. Она совершенно не знает, как он проводит время, где живет, есть ли у него братья и сестры, кто его родители.
        - Расскажи мне о себе, - попросила она, сделав глоток вина. - Расскажи о своей семье, о том, где ты, учился, куда ездил.
        - О любовных похождениях тоже рассказывать? - деловито осведомился он.
        - Без этих подробностей, думаю, можно обойтись, - потупилась Элиза.
        С аппетитом поглощая жаркое, Фридрих начал медленно рассказывать, прерываясь для того, чтобы отдать должное еде или сделать глоток вина:
        - Мои родители умерли, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Моим опекуном стал дядюшка, старый холостяк. Состояние отца перешло к моему старшему брату, а мне досталось лишь несколько имений нашей матери и кое-какие ценные бумаги. Дядя обещал, что сделает меня своим наследником. Но боюсь, что этого может не произойти.
        Она нахмурилась.
        - Почему? Ты поссорился с ним?
        - Я слишком не укладываюсь в те рамки приличий, которые заведены в нашем обществе. И этим разительно отличаюсь от своего добропорядочного братца, которого все начали обожать еще при жизни наших родителей. Всю мою жизнь меня сравнивали с Вильгельмом, убеждая, что я не стою даже его мизинца. Что ж… если я такой плохой, так наслаждайтесь моими пороками, - с горечью завершил свой рассказ Ауленберг.
        Теперь Элизе стали понятны некоторые странности характера Фридриха. Ему с детства пришлось довольствоваться ролью младшего брата, которого пытались заставить преклоняться перед старшим. Вот почему он решил бросить вызов всем тем, кто пытался унизить его. Только неразумные люди могут порицать его за недостойное поведение. Девушка внезапно почувствовала жалость к барону, ей захотелось защитить его и объявить всему миру, что лучшего человека не существует…
        - Только не стоит меня жалеть, - Ауленберг угадал мысли девушки. - Моя жизнь мне очень нравится. Я весело провожу время с друзьями, хожу в клуб, охочусь, посещаю балы… Точнее, все было так до тех пор, пока я не встретил тебя.
        - Ах, вот как! - возмутилась Элиза. - Ты хочешь сказать, что я испортила тебе жизнь?
        - Не испортила… - тихо прошептал он, ловя ее взгляд. - Ты сотворила со мной невозможное. Ты похитила мое сердце.
        Элиза застыла. Несколько мгновений она не могла дышать. Чтобы прийти в себя, она потянулась за бокалом и сделала такой глоток, которому позавидовал бы любой запойный пьяница.
        - Я не понимаю тебя… Наверно, мне лучше вернуться домой…
        Она попыталась встать, но Фридрих остановил ее, поймав за руку.
        - Выслушай меня. Я никогда не встречал женщины, которая хоть немного походила бы на тебя. Ты умна, изящна, трогательно невинна, но в то же время совершенно несносна, - он немного помолчал. - С тех пор, как мы познакомились, меня не покидает ощущение того, что наша встреча не случайна. И я очень этому рад. Ты нередко смешишь меня, но чаще заставляешь задуматься. От звука твоего голоса у меня дрожат кончики пальцев, а от запаха твоих волос кружится голова. - Он понизил, голос, почти прошептал: - Когда ты идешь, я чувствую движения твоего тела, словно оно - мое собственное.
        Не в силах выдержать биения своего сердца, девушка вскочила из-за стола и подбежала к окну. Прижав горячий лоб к холодному стеклу, Элиза уставилась на темнеющий парк и зажженные уличные фонари.
        - Ради бога, не говори больше ничего, - умоляюще произнесла она. - Моя жизнь и без того запутана…
        - Элиза, я схожу с ума… - бархатный низкий голос за спиной девушки ласкал ее и заставлял вслушиваться в его слова. - Мне двадцать шесть лет, но я никогда не испытывал ничего подобного. Я никогда так много не думал о женщине, никогда не покупал ей подарки и цветы… Никогда… до сих пор.
        Он стоял вплотную к ней, и она ощущала пламя его желания. Сердце ее бешено колотилось. Элиза отчаянно призывала на помощь свое самообладание, пыталась думать о будущем, о своей независимости, но все было тщетно. Она не могла противиться своей страсти. И забыла обо всем на свете. Обо всем, кроме этого мужчины.
        Теплые ладони обхватили ее плечи и притянули к своему телу, и она покорно прильнула к нему. На улице стало еще темнее, и пламя свечей превратило оконное стекло в зеркало. Элиза смотрела на свое отражение и чувствовала себя счастливой. Она ясно осознавала, что сейчас лишается своей мечты, но не могла противиться зову своего тела - ведь никогда раньше она не ощущала себя такой защищенной и… столь желанной.
        Он развернул ее, губы коснулись губ, и весь мир перестал для нее существовать. Она упивалась им - запахом вина, сладостью губ и жаром сильного тела. Она возвращала ему поцелуй за поцелуем, прикосновение за прикосновением, зеркально отражая его ласки.
        - Девочка… милая моя, как же долго я этого ждал, - шептал он, зарываясь лицом в ее пушистые волосы, пропитанные ароматом жасмина. - Всю свою жизнь… - он коснулся кончиком языка ее нежного ушка.
        Элиза чувствовала головокружение и была готова подчиниться всему, что он пожелает сделать с ней.
        На миг оторвавшись от нее, Фридрих сорвал с себя сюртук, жилет и рубашку, отшвырнул их в сторону. В следующее мгновение ее амазонка и юбка также полетели прочь. С победоносной улыбкой барон подхватил свою возлюбленную на руки и понес в спальню.
        Опустив ее на кровать, он принялся любовно исследовать каждый изгиб ее тела, обжигая легкими прикосновениями томимую страстью кожу девушки. Невесомое облако сорочки заскользило куда-то прочь, и тело Элизы полностью обнажилось… Он ласкал ее, гладил, целовал, терзал… Она выгибалась навстречу его рукам, уносясь на волнах блаженства вдаль, к неведомым берегам. Желание еще больших чувственных наслаждений заставило ее рвануться вверх, и она без всякого стеснения принялась жарко целовать мужское тело. Поток новых ощущений захлестнул ее разум, она забыла обо всем на свете, кроме своей жажды и блаженства.
        Задыхаясь от желания, Фридрих любовался девушкой, созерцая, как в томной неге выгибается ее тело, губы что-то несвязно шепчут, то ли умоляя, то ли требуя, а глаза закрываются в забытьи. И в его сердце стучало: «Она моя! Навсегда!»
        А тем временем неподалеку от входа, которым пользовались самые уважаемые клиенты, можно было наблюдать такую картину: два господина, обступив метрдотеля, требовали указать им, в какой комнате находятся барон фон Ауленберг и его гостья.
        - Но, господа! - возмущался метрдотель. - Я не имею на это права. Наш ресторан…
        - Номер комнаты и ключ! - резко потребовал князь Рудельштайн. Глаза его горели праведным огнем. - И не вздумай снова молоть чушь, будто барона здесь нет. Его видели пару часов назад.
        Уже с вечера слуги графа Верхоффена следовали за Ауленбергом по пятам, а сегодняшним утром отправились вслед за бароном и его спутницей в Венский лес, где безмятежная парочка долго каталась верхом. Когда же Ауленберг с девушкой наконец прервали свою прогулку и вошли в ресторан, один из соглядатаев поскакал в город, чтобы сообщить об этом происшествии своему господину, и Верхоффен незамедлительно связался с князем Рудельштайном. Оказалось, что приятель Иоганна немного ошибся - князь Альберт вернулся в свой дом лишь пару часов назад. Впрочем, по мнению Верхоффена, это было даже лучше: уставший после долгой дороги князь находился не в лучшем расположении духа. Узнав, что его дочь находится в опасности, Рудельштайн тут же велел подать карету и вместе со старым бароном Брюгехоффеном поспешил в злополучный ресторан. Иоганн сумел настроить своего дядюшку весьма решительно, и барон теперь кипел от праведного гнева, собираясь как следует отчитать нахальную девицу, осмелившуюся предпочесть его солидной особе распутного сопляка.
        Испуганный метрдотель по-прежнему отказывался нарушить свидание своего постоянного клиента.
        - Пожалуйста, господа, - возмущался он. - Поймите меня, правила нашего ресторана…
        - Послушай ты, мерзавец! - Рудельштайн схватил упитанного метрдотеля за лацканы пиджака и легко оторвал от пола. - Я разнесу твое паршивое заведение на клочки, если потребуется. Понимаешь ли ты, что в твоем проклятом ресторане происходит преступление? Моя единственная дочь находится в опасности! Неужели ты думаешь, что я не имею права защищать ее?
        Князь был готов задушить метрдотеля своими могучими руками, но тот, сообразив, что произошла довольно неприятная история, уже послушно закивал головой, уверяя, что все понял. Как только его ноги коснулись пола, он живо побежал к лестнице, умоляя решительно настроенного князя сохранять благоразумие и помнить о других клиентах.
        - Ваша светлость, мы растеряем всех посетителей, если хоть кто-нибудь узнает, что я не смог сохранить тайну свидания, - приговаривал он.
        Но возмущению князя не было предела, его трясло от ярости. Оказавшись перед дверью, на которую ему указал служащий, он рванул ее на себя и оглушительно зарычал на весь ресторан:
        - Ауленберг, открой дверь, подлец, или я разнесу ее в щепки!
        Метрдотель не нуждался в шумном скандале, а потому быстро сунул в руку разбушевавшемуся князю запасной ключ от номера.
        Голоса за дверью доносились, словно сквозь туман. Фридрих с трудом очнулся от любовного дурмана и сел на постели. Ему показалось, что кто-то выкрикивает его имя. Первым побуждением Ауленберга было схватить одежду и выпрыгнуть в окно; так было много раз, когда он развлекался с чужими женами. Но он тут же опомнился. Рядом с ним - малышка Элиза, и она абсолютно свободна. Ее собственная мать благословила их союз. Чем же вызваны эти крики и стук?
        Он едва успел накинуть на девушку покрывало, как дверь с треском распахнулась. Фридрих вскочил, приготовившись защищать любимую от непрошенных гостей.
        - Убирайтесь отсюда к чертовой матери! - заорал он. - Как вы посмели ворваться в личные апартаменты? Вам это дорого обойдется, и вы не имеете права…
        - Это ты, подлец, не имеешь права! - заревел высокий господин в дорожном костюме и ринулся вперед. - Ты опозорил мою дочь!..
        - Чью дочь? Вы, наверно, ошиблись… - искренне удивился Ауленберг, но тут же запнулся и ошеломленно взглянул на Элизу, которая с ужасом смотрела на разъяренного мужчину.
        Фридрих никак не ожидал такого поворота событий. Как мог здесь оказаться князь Рудельштайн?
        - Послушайте, я все объясню…
        - Все и так ясно! - продолжал бушевать князь. - Как вы посмели соблазнить невинную девушку! Неужели вы надеялись, что за нее некому заступиться?
        Ауленберг с досадой вздохнул. Он с большим удовольствием ответил бы князю так, как тот заслуживает, но… это может оскорбить чувства Элизы, так что лучше воздержаться. Однако странно, что князь, никогда не занимавшийся воспитанием дочери, вдруг стал яростным поборником ее чести.
        - Я стал любовником Элизы с разрешения ее матери, - с вымученным спокойствием объяснил Фридрих.
        - Л-любовником? - Рудельштайн побагровел, а на его шее вздулись вены. - Вы осмелились утверждать, что моя дочь… шлюха? Я застрелю вас, как паршивого пса!
        Элиза с ужасом смотрела на происходящее. Она не могла вымолвить ни слова и дрожала, стиснув пальцы. Боже, какой стыд… Отец стал свидетелем ее любовного свидания… Последний раз Элиза видела князя лет пять назад, когда он навещал ее в пансионе. Она всегда считала, что ему нет никакого дела до ее судьбы, и теперь находилась в полнейшей растерянности. Стыд краской заливал ее щеки… Она должна остановить этот ужас, пусть даже отец проклянет ее, но только она может защитить Фридриха. Иначе произойдет непоправимое.
        - Остановитесь! - она села на край постели, судорожно прижимая к себе покрывало. - Барон Ауленберг ни в чем не виноват, - она хотела было подняться, но, охнув, тут же опустилась обратно, кутаясь в покрывало и краснея от унижения. Сдавленным от смущения голосом она проговорила: - Я сама решила так. Я одна во всем виновата.
        - Тебе не в чем себя винить, девочка, - с жалостливым лицемерием произнес старый барон Брюгехоффен, подходя к постели. Его глазки жадно ощупывали полуобнаженное тело девушки, а слюнявые губки гадко облизывались. Увидев его, девушка мгновенно сообразила, кому обязана позором. - Тебя предала родная мать и соблазнил презреннейший из негодяев. Кто бы устоял против такого вероломства? Узнав о твоем падении, я не знал ни минуты покоя и твердо решил тебе помочь.
        - И помощь выразилась в том, что вы опозорили меня перед моим отцом! - разозлившись, прошипела девушка. Если бы она могла, то вцепилась бы ногтями в мерзкое лицо противного старикашки. - В таком случае заявляю, что ваши побуждения были самыми низкими - вы отомстили мне за то, что я отказалась стать вашей любовницей! Да вы сами собирались лично заняться моим падением!
        Князь в изумлении уставился на Брюгехоффена, а Фридрих едва сдерживался, чтобы не кинуться на старого барона с кулаками. Если бы они сейчас были одни, он попросту придушил бы негодяя. У Брюгехоффена испуганно заметались глаза, он, наконец, сообразил, что его положение в данный момент, пожалуй, худее, чем у Ауленберга.
        - Это - презренная ложь! Да, я имел на вас виды, но не такие, о которых вы говорите. Я рассчитывал жениться на вас, фрейлейн Элиза. А вы мне отказали, хотя, видит бог, я желал обеспечить вам достойное будущее. Вместо этого вы решили стать… прошу прощения, ваше сиятельство… содержанкой этого развратника.
        - Вы - жалкий лицемер! И я презираю вас! - смачно плюнула ему в лицо Элиза и, гордо приподняв голову, заявила: - Но в одном вы правы: я действительно сама решила стать любовницей барона Ауленберга. Это мой выбор, и никто меня не принуждал.
        - Ты сама пожелала стать любовницей?! - ахнул князь. - Да как ты посмела?
        - Я достаточно взрослая для того, чтобы решать за себя, - девушка смело посмотрела отцу прямо в глаза. - И я умею разбираться в людях. Во всяком случае, развратному старику - подлецу и негодяю я предпочла лучшего в мире человека.
        - Не забывай, что ты - моя дочь! - рявкнул Рудельштайн, ошарашенный ее дерзостью. - И должна не забывать о фамильной чести!
        - Успокойтесь, дорогой князь, - с гадкой улыбкой произнес Брюгехоффен, старательно вытерев лицо платком и небрежно отбросив его в сторону. - Разве вы не понимаете, почему она говорит все эти мерзости? Во всем этом чувствуются происки этого мерзавца. - Барон повернулся к Элизе и заговорил сладеньким голосом: - Тебя ведь предупреждали о том, что Ауленберг - подлец. А ты уверяла, что он - порядочный человек и, всего лишь опекает тебя по просьбе твоей матушки. Теперь ты видишь, дитя мое, - он окинул выразительным взглядом съежившуюся фигурку девушки, - его ложная забота обернулась для тебя трагедией. Можно ли после этого рассчитывать на почтенное супружество? Простите, князь, но даже я, такой старик, теперь не смогу назвать своей женой столь очаровательное, но падшее создание.
        Элиза подняла на отца глаза, полные слез. Как лее доказать ему, что она и не думала порочить его имя? Как объяснить, что она ни о чем не сожалеет? Поверит ли он в то, что она была совершенно счастлива всего лишь четверть часа назад? А сейчас ее сердце кричит от горя и страха…
        - Итак, сударь, вы запятнали мою честь и оскорбили мою дочь! - сурово провозгласил Рудельштайн. - Я вижу только один выход из создавшегося положения. - Он выдержал паузу и высказал приговор: - Как порядочный человек, вы обязаны на ней жениться.
        - Жениться? - Ауленберг обернулся и сердито взглянул на Элизу.
        Его даже передернуло от слова «жениться», но малышка с заплаканными доверчивыми глазами и губами, припухшими от поцелуев, выглядела такой беззащитной и, в то же время, соблазнительной, что слова возмущения застряли у него в горле.
        - Разумеется, не приходится ожидать, что вы поведете себя достойно и возьмете на себя ответственность за этот позор, - язвительно заметил князь. - Поэтому я лично требую, чтобы вы женились на моей дочери.
        Он заметил, с какой тоской Фридрих смотрит на Элизу, и истолковал его взгляд по-своему:
        - О, понимаю! Вы решились соблазнить девушку, полагая, что за нее некому заступиться, считая ее незаконнорожденной. Так вот, прошу учесть, что я официально признал свою дочь. В Элизе течет княжеская кровь, и я никогда не согласился бы на брак своей дочери с таким подлецом, как вы, если бы не сегодняшний злосчастный вечер. Кстати, вам тоже не пришлось бы рассчитывать на это, - холодно заметил Рудельштайн барону Брюгехоффену.
        Фридрих ошеломленно молчал. В голове у него творился полнейший хаос. Князь выжидающе уставился на Ауленберга.
        - Прошу вас… отец, - прошептала Элиза. - Не заставляйте его. Фридрих вовсе не обязан на мне жениться. Между нами ничего не произошло.
        - Искренне на это надеюсь, - хрипло проговорил князь, болезненно сморщившись. - Но честь твоя в любом случае пострадала.
        - Вы правы, ваше сиятельство, - Фридрих с трудом шевелил губами. - Перед законом совести я должен исправить это прегрешение. Похоже, мой долг теперь взять вашу дочь в жены.
        Ауленберг взглянул на Брюгехоффена, прячущегося за спиной князя, и в глазах старика прочел сияющее злорадство. Подлец весьма рад его унижению. В душе Фридриха забурлили злость и смятение. Зачем только он оказался в ту проклятую ночь возле дома своего брата! Зачем вздумал подобрать на улице эту взбалмошную девчонку, из-за которой так глупо влип! Подумать только, какая ирония судьбы: еще недавно он считал, что Верхоффен нанял Элизу, чтобы с ее помощью поставить в глупое положение Вильгельма, а вместо этого в совершенно идиотскую ситуацию попал он сам и не без участия дядюшки своего приятеля.
        Он так долго жаждал назвать Элизу своей, и теперь его мечты исполнятся. Только вместо того, чтобы назвать ее своей любовницей, он обвенчается с ней. Какой позор! Конечно, удар смягчает тот факт, что князь Рудельштайн признал Элизу своей дочерью, но трудно представить, как отреагирует князь Вайер-Мюрау на столь щекотливый брак, да еще учитывая столь пикантную ситуацию.
        - Что ж, Элиза, теперь ты получишь то, что хотела, - с горькой усмешкой проговорил Ауленберг, бросая на девушку злой взгляд. - Ты получишь статус замужней дамы.
        Элиза с ужасом смотрела на него, а Фридрих, быстро натянув на себя брюки, саркастически обратился к Рудельштайну:
        - Полагаю, вы окажете мне любезность и сообщите, где и когда состоится венчание.
        С этими словами он подхватил свои рубашку и сюртук и, громко хлопнув дверью, вышел.
        Вслед за ним покинули кабинет и князь с бароном Брюгехоффеном, чтобы дать Элизе возможность одеться. Сурово взглянув на барона, Рудельштайн мрачно заметил:
        - Вы, надеюсь, понимаете, что эта история не должна стать пищей для пересудов. В противном случае сплетник понесет заслуженное наказание. Наша милостивая императрица Сисси не любит, когда оскорбляют женщин.
        Брюгехоффен испуганно закивал головой. Он знал, что князь Рудельштайн пользуется симпатией королевской семьи, и за последние минуты уже не раз пожалел, что впутался в историю, которую затеял его племянник. Нахальная девчонка, вместо того чтобы понести наказание и подвергнуться позору, станет баронессой Ауленберг. Месть Иоганна определенно сорвалась.



        ГЛАВА 17

        Князь решил, что Элиза отправится вместе с ним в его особняк на улице Аугустинерштрассе. Девушка не была в восторге от этого предложения, но ее мнения никто не спрашивал. Холеный мажордом проводил ее в большую спальню, расположенную на верхнем этаже, и запер на ключ. Такое распоряжение он получил от князя, который приказал не спускать с девчонки глаз.
        Элиза обреченно присела на кушетку у изножья кровати и задумалась. Мысли путались, в голове мелькали обрывки фраз, грозовые глаза Фридриха и разгневанное лицо отца…
        Пытаясь отогнать от себя постыдные воспоминания, девушка подняла голову и огляделась. Небольшая комната была обставлена изящной мебелью, стены обиты кремово-розовым шелком, а над кроватью, возле которой она сидела, спускался атласный балдахин с княжеским гербом. Во всей обстановке чувствовались тонкий вкус и не показная, а истинная роскошь.
        Элиза впервые попала в дом отца, но вместо радости и любопытства испытывала сейчас лишь раскаяние и горечь. Он привез ее сюда как игрушку, которая… испортилась. Обидно и больно сознавать, что все эти годы князь почти не замечал ее, а теперь, в самый неподходящий момент, вдруг решил проявить свою отцовскую заботу. Неужели он не понимает, что она уже не маленькая девочка?
        Девушка зябко поежилась и снова вспомнила тяжелый взгляд Фридриха, которым он одарил ее перед уходом. Бедный барон… Так неожиданно лишиться свободы, которую они оба ценили больше жизни. И что же осталось у них? Стыд и позор, разбитые мечты и… ненависть будущего супруга… Нечего сказать, весело начинается семейная жизнь.
        Рудельштайн, вне себя от злости, ворвался в особняк на Химмельфортгассе, сметая все на своем пути. Отправив испуганных служанок собирать вещи Элизы, он ринулся к любовнице, пугая своим грозным рыком горничных:
        - Аманда!!!
        Фрау Розенмильх, услышав его, испуганно вскочила с дивана. Бросившись к зеркалу, она поспешила придать своему лицу соблазнительное выражение, но не успела и шагу ступить, как дверь с грохотом распахнулась и на пороге появился князь. Вид у него был такой, словно за ним гнались дикие звери.
        - Альберт, дорогой! Ты здесь! - бросилась к нему Аманда. - Как я рада!
        - Как ты посмела? - загремел он, повелительным жестом останавливая ее.
        - Что случилось?.. - женщина застыла, боясь ослушаться своего повелителя. - Что случилось, мой милый? В чем я провинилась перед тобой?
        - Аманда, как ты могла? - князь устало рухнул на диван. - Моя дочь!..
        - Элиза? - Аманда ахнула, решив, что с дочерью случилась беда. - Где она? Скажи мне, что с ней? - Она подбежала к любовнику и упала перед ним на колени.
        - Хуже, чем больна, - простонал Рудельштайн. - Она опозорена. И это произошло по твоей вине, - он брезгливо стряхнул ее руку.
        Аманда побледнела.
        - Опозорена?.. Ничего не понимаю, объясни толком.
        Князь одарил ее уничтожающим взглядом и отчетливо произнес:
        - Я еще не успел подняться к себе, как получил сообщение от барона Брюгехоффена о том, что моя дочь находится в страшной опасности. Барон просил, не медля, отправиться в одно заведение в Венском лесу. Там я застал свою дочь в объятиях развратника Ауленберга. Моя малышка стала жертвой отъявленного негодяя! И знаешь, что он имел наглость заявить? Что делает это с твоего полного одобрения. Каков прохвост!
        Аманда облегченно вздохнула. Зная шальной характер Элизы, она опасалась, что та натворила что-нибудь похуже. Но тут же вновь испуганно взглянула на князя.
        - Видишь ли, дорогой… Элиза давно влюбилась в барона, а он, в свою очередь потерял голову из-за нее. Бог мой, да ты бы видел, как он за ней ухаживал! Его репутация, конечно, оставляет желать лучшего, но я устроила ему испытание, и он его блестяще выдержал. И я дала им свое благословение.
        - Ты позволила дочери завести любовника и теперь так спокойно в этом признаешься? - с убивающим спокойствием спросил князь, пристально глядя на любовницу. Ноздри Рудельштайна угрожающе раздулись, нос заострился, и женщина поняла, что самое страшное только начинается.
        - А в чем я должна винить себя? - встревоженно спросила Аманда. За все время их совместной жизни она ни разу не видела Альберта в таком бешенстве. - Элиза вернулась домой взрослой девушкой, и я решила, что пришла пора устроить ее будущее. Ею весьма заинтересовался барон фон Ауленберг, а она, как я уже говорила, сама проявила интерес к этому господину. Я пыталась отговорить ее, но девочка была так убедительна в своей влюбленности. И я подумала: а чем плохо? Он богат, знатен, будет о ней заботиться и главное - любит ее. Не понимаю, почему ты сердишься. Я всего лишь хотела обеспечить дочери прочное положение.
        - И не сказала мне ни слова! Даже не посоветовалась! - снова взорвался он. - Ты должна была спросить у меня разрешения, узнать - какие у меня планы.
        - Планы! У тебя? - Аманда прижала руки к пылающим щекам. - Да у тебя никогда не было на нее планов. Сегодня ты впервые назвал Элизу своей дочерью! - Она перевела дыхание и смело продолжила: - Ты всегда вел себя так, будто ее не существует, и навестил девочку в пансионе всего один раз, хотя в Париже бывал довольно часто. А теперь, оказывается, у тебя были на нее какие-то виды.
        - Я никогда не жалел для нее денег! Именно я настоял на том, чтобы Элиза получила образование в пансионе для девочек из лучших семей Европы, - возмутился князь. - Я никогда не отвергал ее.
        - Да, дорогой, - с усмешкой заметила Аманда. - Ты все оплачивал, но… Как ты считаешь: легко было девочке общаться со своими законнорожденными приятельницами? Она понимала, что их ждет отличное будущее - счастливое замужество, обеспеченное существование и дети, рожденные в любви и законном браке. А про себя Элиза знала лишь то, что ее мать - содержанка князя. А еще я прекрасно помню, что, когда малышка родилась, ты велел убрать ее с твоих высокочтимых глаз. Я уступила, но не могла отказаться от нее. Не ты, а я любила и люблю нашу девочку. Только я заботилась о ней и каждый день, каждый час молила Господа о том, чтобы у нее все было благополучно. Поэтому я сама решила, что у Элизы будет красивый и щедрый покровитель! И не жалею об этом.
        - Покровитель? - прошипел он. - Значит, ты решила превратить мою дочь в обыкновенную шлюху? И ты лично выбрала ей мужчину, главным достоинством которого является невероятная распущенность? - Князь двинулся к любовнице, угрожающе сверкая глазами. - Значит, благодаря тебе я был вынужден лицезреть собственную дочь в объятиях великосветского подонка! Никогда в жизни я не был так унижен!
        - Ты унижен?! А как же Элиза? Что пришлось почувствовать ей, когда отец ворвался к ней в компании барона Брюгехоффена? Ведь это было, наверно, ее первое любовное свидание… Моя бедная девочка… Бог мой! Где она? Она сейчас оскорблена и подавлена! - Аманда схватила князя за руку.
        - Элиза в моем доме, - с ледяным спокойствием произнес Рудельштайн. - И она останется там, пока не будут произнесены законные клятвы.
        - Клятвы? Какие клятвы?
        - Супружеские, разумеется. Ауленберг - распутник, но все равно женится на Элизе. Он заплатит за то, что посмел обесчестить мою дочь.
        Аманда почувствовала, как холод сковывает ее сердце. Никогда еще Альберт не был таким жестоким и непреклонным. Она долго не отрывала от него глаз и наконец, собравшись с силами, тихо спросила:
        - А про Элизу ты не думаешь? Ей придется стать женой человека, которого ты сам считаешь подлецом и распутником…
        - Она получит то, что хотела. Девчонка осмелилась утверждать, что это был ее личный выбор. Пусть винит саму себя.
        - Понятно… - Аманда едва могла дышать. Князь расправил плечи и направился к выходу.
        У самых дверей он остановился и обронил:
        - Венчание, думаю, лучше провести в какой-нибудь маленькой церкви подальше от центра. Я сообщу тебе, когда все закончится.
        - Когда закончится? - переспросила она. - Ты хочешь сказать… Ты хочешь сказать, что я не смогу присутствовать на свадьбе дочери? - у нее подкосились ноги, и она ухватилась за спинку стула. Комната поплыла перед глазами, весь мир пошатнулся.
        - Но, Альберт, ты не можешь лишить меня возможности…
        - Элиза выходит замуж за знатного человека, - высокомерно бросил князь. - Ты не должна порочить ее. И без того венчание состоится по причине довольно щекотливой ситуации.
        Он вышел, даже не попрощавшись. Вот и все. Князь ясно дал понять, что любовница для него - то же, что самая обычная… шлюха.
        - Боже мой, после двадцати лет! - прошептала Аманда, покачнувшись. - После двадцати прекрасных лет выясняется, что я для него значу не больше, чем любая уличная девка. Альберт… как ты мог?
        Пулей вылетев из ресторана, Фридрих поехал прямо в клуб. Там он устроился в отдельном кабинете и потребовал рома. Приятели с удивлением наблюдали за ним, но беспокоить не решились. Даже Верхоффен, с жадным интересом ожидавший его появления, осмелился лишь время от времени интересоваться о его состоянии у лакеев, почти ежеминутно доставлявших барону Ауленбергу новые порции спиртного.
        Очнулся Фридрих только утром и, угрюмо потирая виски, поехал домой. Злость, унижение, негодование и досада - все эти чувства измучили его за долгую ночь, и не было возможности вырваться из их власти.
        Вновь и вновь вспоминая вчерашние события, Ауленберг думал о том, что во всем виноват старик Брюгехоффен. Похоже, этот мерзавец следил за ними, изыскивая возможность отомстить Элизе. А не замешан ли в этой истории любезный друг Верхоффен?
        Он ведь приходится племянником барону Бркнухоффену. Фридрих припомнил, что Иоганн весьма нелицеприятно отзывался о позднем увлечении своего дяди. Он, кажется, еще собирался поставить на место его пассию. Кто мог знать, что речь шла об Элизе?
        Но не успел Фридрих до конца осознать эту мысль, как новое подозрение закралось ему в душу. С чего бы это девчонка предложила в ту давнюю ночь заключить самую глупую в мире сделку?.. Быть может, она заранее все рассчитала и сегодняшний нежданный визит отца был заранее спланирован?
        К тому моменту, когда Ауленберг добрался до своих апартаментов, голова его раскалывалась от вопросов, а ответов не было и в помине. Он был так измотан, что мечтал только об уединении и, может быть, легком завтраке с чашечкой кофе. Но его мечтам не суждено было сбыться.
        Его ожидал дядюшка. Он встретил племянника обычным ворчанием:
        - На этот раз ты превзошел самого себя. Раньше, по крайней мере, ты возвращался домой в более приличном виде…
        Фридрих остановился, изо всех сил стараясь держать себя в руках.
        - Разве так разговаривают с человеком, который собирается распрощаться с вольной жизнью и выполнить ваше повеление? - рявкнул он. - Можете торжествовать. Я женюсь.
        - Женишься? На ком? - дядюшка едва не уронил трубку, которую перед этим раскуривал.
        Ауленберг молча дернул за шнурок звонка. Явился дворецкий.
        - Да, ваша светлость?
        - Завтрак и крепкий кофе. Принесешь в мою комнату, я хочу принять ванну и немного отдохнуть. - Он мрачно посмотрел на князя и добавил: - И я не хочу, чтобы меня беспокоили до конца дня. Исключение составляет сообщение о том, где и когда состоится мое венчание.
        Дворецкий почтительно кивнул и вышел, не подавая вида, что поражен последним замечанием.
        - Я тебе не верю! - пробурчал дядя, когда дверь за слугой закрылась. - Разве хоть одна порядочная девушка согласится выйти за тебя замуж?
        Фридрих язвительно улыбнулся.
        - Я женюсь по особому распоряжению и в самое ближайшее время.
        - И кто она? - подозрительно поинтересовался князь, облокотившись на край стола и приготовившись к худшему. - Отвечай немедленно: на ком ты женишься?
        - Она - моя любовница, - спокойно ответил Ауленберг и, сделав попытку изящно поклониться, ретировался из гостиной.
        Князь проводил его пристальным взглядом и, налив себе немного бренди, присел в кресло и задумался. Фридрих женится на своей любовнице? Все это ужасно, но еще более странно. Всему свету было известно, что Ауленберг меняет женщин чаще, чем принимает ванну. Если только парень не вляпался в дурную историю, то, скорее всего, этот негодник задумал фарс, чтобы насолить своему опекуну! В противном случае эта история закончится трагедией. Жениться осознанно на падшей женщине равносильно гибели. Фридрих никогда не решится на такое добровольно. Нужно срочно разузнать подробности об этой женщине, а также о том, как она получила такую власть над Ауленбергом.



        ГЛАВА 18

        Наступил день свадьбы. Утро выдалось сумрачным и невыносимо унылым. Старательные служанки целое утро укладывали волосы невесты в красивую прическу, после чего облачили Элизу в белоснежное платье с серебряными кружевами. Убранство дополнили чудесные диадема, ожерелье и браслеты из великолепного жемчуга. Но князь, увидев их работу, сердито заявил, что все это слишком роскошно, и велел переодеть дочь в более скромный наряд. Расстроенным служанкам, ожидавшим похвалы, пришлось начинать все заново. А невеста лишь обреченно вздохнула и велела достать из шкафа шелковое платье кремового цвета со вставками кофейного оттенка. Оно было безупречного покроя, но более всего подходило для поездки в гости, а не для венчания в церкви. Тихо посовещавшись между собой, служанки осмелились предложить невесте надеть гарнитур из мелких рубинов, но девушка решила, что ограничится лишь бусами из янтаря. Более скромного облачения для свадебной церемонии придумать нельзя. Князь будет доволен.
        Поездка к церкви Святой Екатерины прошла в полном молчании. Припустил мелкий противный дождь, и Элизе неожиданно вспомнилась ночь, когда она встретилась с Фридрихом… Именно дождь стал виной их знакомства, а теперь он ведет ее к алтарю. Тяжело вздохнув, девушка отрешенно уставилась на капли, стекающие по стеклу.
        Когда они подъехали к церкви, дождь прекратился. В храме было пустынно, и только приглушенный звук шагов эхом отзывался от каменных стен. Возле алтаря стоял незнакомый девушке пожилой господин с мрачным выражением лица. Он смотрел на Элизу с недоумением и едва заметной брезгливостью. От его осуждающих глаз девушке захотелось забиться в самый дальний угол, чтобы не чувствовать себя виновной во всех смертных грехах. Ощущение тоскливого одиночества еще больше усилилось, когда князь фон Рудельштайн взял ее под руку. У него был такой вид, словно он прикоснулся к чему-то гадкому.
        Молчание нарушили громкие шаги. Девушка невольно оглянулась и увидела, что к ним направляется Фридрих. Он был одет, как всегда, элегантно, но лицо казалось непроницаемым, и глаза светились ожесточенным блеском. Мрачно кивнув невесте, он взял ее под локоть и грубо потянул к алтарю. Священник уже раскрыл молитвенник, как вдруг сзади послышались быстрые шаги и просьба:
        - Подождите!
        Аманда, облаченная в невероятно элегантное платье лилового цвета и шляпу с плотной вуалью, спешила к ним по проходу. Приблизившись к дочери, она откинула вуаль и улыбнулась так ласково и сердечно, что застывшая душа Элизы встрепенулась от тепла и нежности. Забыв обо всем, девушка рванулась к матери и едва не расплакалась, оказавшись в материнских объятиях.
        - Элиза, солнышко мое, как ты? - прошептала Аманда, взволнованно глядя на дочь.
        - Все хорошо, мама…
        Мать с горечью покачала головой.
        - И поэтому ты выходишь замуж; в этом убожестве? - спросила она, неодобрительно рассматривая простенький наряд дочери.
        - Так велел князь… - Элиза быстро заморгала, чтобы не разреветься.
        - Понятно… - натянуто улыбаясь, Аманда бросила взгляд на Рудельштайна. - Ничего другого я не ждала.
        - Спасибо, что пришла, - прошептала Элиза.
        - Никто на свете не заставил бы меня пропустить такой день, - заявила Аманда и легонько подтолкнула дочь. - Иди, дорогая, к своей судьбе и будь хорошей женой.
        - Я постараюсь, но… Фридрих этого не хочет… - девушка выглядела такой несчастной, что мать вновь прижала ее к себе, с трудом скрывая собственные слезы.
        - Успокойся, малышка, сегодня ночью он получит то, о чем мечтал. А ты обещай мне, что полностью откроешь свое сердце для любви и забудешь обиду.
        - Обещаю, - краснея, пробормотала Элиза и повернулась к алтарю.
        Удивленный заминкой священник откашлялся и спросил:
        - Позвольте начать венчание?
        - Да, пожалуйста, - кивнула головой фрау Розенмильх.
        Глядя с вызовом в лицо Рудельштайну, глаза которого метали молнии, она с гордым видом уселась на скамью. Аманда старательно делала вид, что не замечает гнева своего любовника.
        Церемония бракосочетания началась. Элиза обреченно вслушивалась в слова клятвы. Любить… почитать… подчиняться… иметь и владеть… в болезни и здравии… Сможет ли она выполнить все эти обещания? Словно в тумане она увидела, как Фридрих надел ей на палец кольцо с крупным рубином.
        Отныне они муж и жена.
        Элиза вдруг осознала, что действительно вышла замуж. Теперь она должна любить и почитать его всю жизнь, рожать ему детей и быть верной до конца своих дней. Неужели это и впрямь происходит с ней?
        Ауленберг никак не мог отделаться от мысли, что именно эта девчонка повинна во всех его несчастьях. Эта малышка с глазами незабудкового цвета, столь беззащитная и упрямая, сумела унизить его и подвергнуть позору.
        Священник разрешил молодым супругам обменяться поцелуем. Фридрих зло притянул к себе Элизу, больно поцеловал в губы и тут же резко оттолкнул ее от себя. Повернувшись к присутствующим, он сурово объявил:
        - Мы с женой немедленно уезжаем в Вюрсбаден. Надеюсь, все понимают, что ни о каком свадебном обеде не может быть и речи.
        Бросив свирепый взгляд на князя фон Рудельштайна, Фридрих схватил за руку Элизу и быстро зашагал к выходу из церкви.
        На улице вновь пошел дождь. Не обращая на это ни малейшего внимания, Фридрих сбежал по ступенькам вниз к экипажу и, вскочив в карету, сердито приказал Элизе:
        - Быстрее забирайся! Я не намерен здесь прохлаждаться по твоей милости.
        Девушка поспешила выполнить его распоряжение. Усевшись на сиденье, она отвернулась и уставилась на мокрое стекло, опасаясь новой вспышки гнева Ауленберга. Бросив на нее злой взгляд, Фридрих заметил, что его молодая супруга была похожа на маленького мокрого котенка, но, вместо того чтобы утешить ее, он еле слышно выругался и отвернулся к своему окну.
        Спустя полчаса, когда они выехали за город, Элиза осмелилась робко поинтересоваться:
        - Я могу узнать… а как же мои вещи? И служанка?
        - Твои вещи вместе со служанкой прибудут в Вюрсбаден раньше нас, - не глядя на нее, буркнул Фридрих.
        - А что такое - Вюрсбаден? - решилась задать новый вопрос Элиза.
        - Мое… наше родовое поместье. Еще вопросы есть?
        - Нет… но… мне кажется, нам нужно поговорить.
        - Не думаю, - бросил он. - Длительные поездки навевают на меня тоску, но еще больше я ненавижу пустую болтовню. - Он указал подбородком на противоположное сиденье: - Вот подушка и плед, так что ложись спать.
        Расстроенная его злостью, девушка поняла, что настаивать бесполезно и послушно закуталась в одеяло до самого подбородка. Сон долго не шел. Мысли и чувства находились в смятении, но мерное покачивание рессор и усталость, в конце концов, убаюкали измученную девушку, и она крепко уснула.
        Проснулась Элиза, когда Фридрих грубо встряхнул ее за плечо. Откинув одеяло, девушка, моргая, уставилась в потемневшее окно. Вдалеке, среди могучих деревьев, виднелись очертания величественного строения. Вокруг раскинулся тенистый парк, а немного в стороне мерцало огромное озеро.
        Когда экипаж подъехал к зданию, оказавшемуся вблизи весьма огромным, слуги, высыпавшие на крыльцо, доброжелательно приветствовали хозяина и его юную супругу. Ауленберг сухо представил Элизу дворецкому и экономке и провел ее в дом.
        Старый особняк оказался очень красив и, несмотря на возраст, был оформлен с большим вкусом. Во всех комнатах и залах блестел лаком прекрасный паркет, старинные хрустальные люстры и канделябры сияли так, словно мастер сделал их всего лишь несколько часов назад, добротная мебель и великолепные гобелены уже вышли из моды, но привлекали своей чистотой и создавали очарование домашнего уюта. Поднявшись по мраморной лестнице, устланной длинной ковровой дорожкой, на второй этаж, они вошли в увешенную портретами галерею, но Элиза, ничего не успела рассмотреть, потому что Фридрих быстро провел ее в спальню, обставленную несколько громоздкой мебелью, и сразу же вышел. Девушка растерянно огляделась по сторонам, чувствуя себя невероятно несчастной. Ауленберг был ужасно зол на нее. И, возможно, справедливо. Она столько раз уверяла, что избегает любви, и внезапно легко поддалась страсти, забыв о своем решении стать независимой и свободной. А теперь она потеряла все. Ей остается лишь покорно выполнять его приказы, мало чем отличаясь от обычной прислуги. Мужчина, которого она считала другом, стал ее господином и
превратился в настоящего тирана!
        А новоиспеченный «тиран» в этот момент мерил шагами библиотеку, расположенную этажом ниже. Хитрой девчонке удалось женить его на себе? Отлично! Но это вовсе не значит, что отныне он намерен потакать всем ее прихотям. Любая женщина, выйдя замуж, тут же начинает командовать своим мужем, прибирает к рукам деньги и имущество, изводит истериками и старается запихнуть бедолагу под каблучок. Нет, милая! Ничего у тебя не выйдет. Он сумеет поставить Элизу на место. Ему уже встречались не менее умные и изворотливые дамочки, но он всегда избегал их ловушек. На этот раз он дал промашку лишь потому, что потерял над собой контроль. Девчонка казалась такой доверчивой и податливой, что он размяк и… тут же за это поплатился. Ну что ж, девчонка умна, но и он не дурак. Если пришлось жениться, так стоит извлечь из этого брака максимум выгоды для себя.



        ГЛАВА 19

        Теплая ванна с душистыми травами не смогла успокоить Элизу, а болтовня легкомысленной служанки только раздражала, вместо того чтобы утешить. Нервы молодой баронессы Ауленберг были напряжены до предела. Она с ужасом ожидала появления Фридриха. Когда он уходил, выражение его лица не сулило ничего хорошего.
        Наконец дверь отворилась, и Ауленберг неспешно вошел в супружескую спальню. Он молча подошел к столу, на котором стоял ужин, и по-хозяйски уселся в кресло. В сиянии немногочисленных свечей Фридрих в белоснежной, небрежно расстегнутой рубашке выглядел весьма чувственно, и Элизе стало трудно дышать.
        - Полагаю, на этот раз нам никто не помешает, - с холодной насмешкой заметил Ауленберг.
        В ответ девушка лишь кисло улыбнулась. Рассеянно отрезая маленькие кусочки мяса, она с тоской подумала о том, что даже в страшных снах ей не виделся такой мрачный свадебный ужин. Решив прервать затянувшееся молчание, она робко заметила:
        - Твой дом великолепен, а слуги весьма старательные.
        - Я знаю, - Фридрих с невозмутимым видом отдавал должное каждому блюду, стоявшему на столе. Затем, сделав хороший глоток вина, равнодушным голосом произнес: - Кстати, тебя не должно смущать то, что мои родственники будут считать тебя шлюхой. Тебе вряд ли удастся их разубедить.
        У Элизы кусок застрял в горле. Она покраснела и судорожно отхлебнула из своего бокала. Когда к ней возвратился дар речи, она спросила:
        - Этот господин в церкви… он… твой родственник?
        - Ты поразительно догадлива, - усмехнулся он и со смаком откусил хороший кусок пирога. - …Понимаешь ли, какая это честь, что он соизволил явиться на венчание? А еще имеется мой старший брат. Он, правда, в отъезде, но ты с ним обязательно познакомишься. Впрочем, ты уже встречалась с Вильгельмом. Помнишь господина, угощавшего тебя кофе и булочками у себя на кухне? Граф Геренштадт славится своим ханжеством и, встретившись с тобой, будет точно знать тебе цену, - Фридрих саркастически улыбнулся, и от этой улыбки у Элизы стало еще хуже на душе. - А его милая женушка Анна - дочь швейцарского банкира, она лучше всех знатных особ знает, что пристойно, а что - нет. И больше всего на свете презирает распутниц, - барон покровительственно похлопал Элизу по руке. - Я говорю тебе это не для того, чтобы запугать, а для того, чтобы ты знала: лучше всего для тебя не показываться нигде, кроме этого поместья. Не переживай, со временем обживешься в этом чудесном уголке.
        Элиза едва не застонала. Она очень сомневалась в том, что когда-нибудь полюбит Вюрсбаден… Боже! Она теперь никогда не увидит те страны, о которых так долго грезила! Руки девушки задрожали, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Она должна, объясниться с бароном.
        - Фридрих… я сожалею о том, что случилось. Я не хотела скандала…
        - Вот как? - с язвительной миной он откинулся на спинку стула. - Извини, но мне трудно в это поверить. Ты очень долго уверяла меня, что не собираешься выходить замуж, и я никак не ожидал подвоха. Чем же все завершилось? Банальным венчанием.
        Впрочем, ты не раз говорила, что ищешь дурака, который смог бы позволить тебе пользоваться его именем. Но я не ожидал, что ты выберешь меня.
        - Я не лгала тебе! - раздраженно воскликнула Элиза. - Да, я думала о браке. Но только - о фиктивном, - она стиснула руки в кулаки, стараясь сдержать эмоции. - А ты… Ты слишком самоуверен. Если бы у меня был выбор, я никогда бы не вышла за тебя замуж. Знаешь, как о тебе отозвалась подруга моей матери? Роскошный жеребец! О, теперь я понимаю, как все были правы, уверяя меня в твоих пороках! Жаль, что я не поверила…
        - Жаль, - кивнул головой Ауленберг. - Жаль, что ты отказала этому похотливому старику Брюгехоффену. Вы с ним были бы чудесной парой лицемеров. Вам обоим удалось меня унизить. Интересно, кому именно принадлежала идея ловушки? Тебе? Брюгехоффену? Или твоему сиятельному отцу?
        Элиза растерянно уставилась на него. Неужели он и в самом деле думает, что она предала его? Как он может подозревать ее в подлости! И это после всего, что между ними было…
        - Я не обманывала тебя. Очень жаль, что ты не веришь. Не знаю, как убедить тебя. Да и стоит ли?
        - Попробуй.
        - Зачем, если каждое мое слово ты подвергаешь сомнению?
        - Попробуй… - он наклонился вперед. - Меня забавляют твои выдумки.
        Элиза покраснела, словно от пощечины.
        - Тебе придется поискать другое развлечение, - с вызовом бросила она. - А я не намерена выслушивать обвинения во лжи и гнусных интригах. Мне кажется, что ты ничем не отличаешься от своих приятелей - Гневный взгляд, который Фридрих метнул ей в лицо, не остановил девушку, и она продолжила: - Ты называл их пошляками и развратниками, отказываясь поверить в то, что они могут общаться со мной просто так, по-дружески. Точно так же окружающие считают тебя ужасным распутником. И, пожалуй, они имеют на это право. Разве человек, находящийся в здравом рассудке, поверит в то, что мы с тобой не стали любовниками, хотя столько времени проводили наедине? - голос девушки упал до шепота. - И, тем не менее, это правда. Совсем недавно мы были настоящими друзьями. А теперь ты считаешь, что я подстроила тебе ловушку. Но я никогда не предавала тебя. И никогда не предам, - она грустно улыбнулась. - Мне жаль, что муж из тебя получился не такой хороший, каким ты был в качестве друга.
        Фридрих слушал Элизу и чувствовал, как тихий, мелодичный голос обволакивает его. Бог мой, эта девчонка умеет влезть в душу! Она так убедительна и так хороша собой… Она и впрямь была его другом. А теперь стала женой. Совсем недавно у них была своя чудесная тайна, между ними постоянно вспыхивало неутолимое желание, и они весело проводили время.
        А сейчас… Тайна исчезла, но вместе с ней исчез и запрет. Отныне ему ничто и никто не мешает. Он имеет полное право на Элизу. Она будет принадлежать ему. И только потом, когда он, наконец, успокоит свое тело и разум, появится возможность спокойно во всем разобраться.
        Ауленберг заговорил слегка хриплым от волнения голосом:
        - А почему ты решила, что я не понравлюсь тебе как муж? - Он медленно встал из-за стола и подошел к жене. - Ты ведь еще не узнала, на что я способен… Поверь, я смогу доставить тебе подлинное удовольствие… - Фридрих положил руки на дрожащие плечи Элизы.
        Девушка безвольно откинула назад голову. Он прав. Она хотела узнать его и хотела научиться всему, чему он пожелает ее научить. Фридрих рывком подхватил Элизу на руки, опрокинув стул, и не спеша понес в сторону кровати.
        - Должна предупредить, ваша светлость, что, в отличие от вас, я не очень сведуща в подобных делах… - пролепетала девушка, пытаясь справиться с волнением.
        - Но память подсказывает мне, что кое-какой опыт у тебя все же имеется, - усмехнулся он. - Думаю, сегодня ты сумеешь без моей помощи освободиться от одежды.
        Отпустив Элизу, Фридрих раскинулся на постели и с насмешливой улыбкой стал наблюдать, как девушка дрожащими пальцами расстегивает пуговицы на платье и пытается расшнуровать тугой корсет. Элизу смущал его пристальный взгляд, и она пыталась как можно скорее раздеться, чтобы затем нырнуть под одеяло. Вскоре и платье, и корсет валялись на полу, а девушка, прикусив нижнюю губку, смущенно пробормотала:
        - Ты не мог бы… отвернуться… - краснея, попросила она.
        - Зачем? - рассмеялся он. - Кажется, совсем недавно я уже лицезрел твою прелестную фигурку без всякой одежды.
        Элиза минуту помедлила, затем решительно вытащила из прически шпильки и встряхнула головой. Волосы роскошной волной рассыпались у нее по плечам. Укрывшись ими, девушка повернулась к барону спиной и быстро освободилась от скользящего шелка сорочки и нижнего белья. Еще неделю назад она считала, что сгорит от стыда, если мужчина увидит ее обнаженной. Однако сейчас ей не было стыдно. Рядом с ней находился ее законный супруг. Нет, не так. Рядом с ней находился ее возлюбленный, ее Фридрих. Смущенно улыбаясь, она повернулась к барону, пытаясь руками прикрыть от его взгляда свое обнаженное тело.
        Она была похожа на волшебную деву, которая спустилась с небес, чтобы принадлежать ему, барону фон Ауленбергу. Тяжело дыша, он поспешил избавиться от своей одежды и нежно притянул девушку к себе. В мгновение ока Элиза оказалась лежащей на спине, а Фридрих склонился над ней. На губах его блуждала довольная улыбка. Ауленберг наслаждался ароматом жасмина… До чего же упоительный запах! Он кружит голову, дурманит сердце, манит обещанием неземного блаженства и упоительной неги…
        Тело Фридриха было великолепным: мускулистым, сильным и ласковым. Девушка робко провела рукой по могучей спине, плечам и груди мужа, и волна нежности закрутила ее в своем круговороте. А он жадно целовал и без устали ласкал ее, спускаясь все ниже и ниже… Девушка то замирала, то с трепетом рвалась навстречу его жарким губам. Желание струилось в каждой клеточке ее тела… Небывалое возбуждение и восторг сводили ее с ума… Она извивалась в его руках, не чувствуя ничего, кроме мощных потоков наслаждения. Элизе казалось, что она взлетела так высоко, как не летают даже птицы. Еще мгновение, и сердце ее могло разорваться от этих неведомых ощущений и желаний, и, словно угадав это, Фридрих укрыл ее своим телом, спасая от гибели, и страсть, измучившая их обоих, наконец взорвалась вспышками молний и бесконечным звездопадом! Сбылось все, к чему эти двое так долго стремились, и теперь они слились воедино, чтобы вместе вознестись на вершину экстаза.
        Чуть позже они лежали, обнявшись, и сердца их бились в унисон. Она не чувствовала тяжести его уставшего тела и мечтала о том, чтобы эти сладкие мгновения длились вечность.
        Ауленберг проснулся, когда солнце уже высоко поднялось над горизонтом. Рядом с ним сладко спала Элиза, и на лице ее застыло выражение безмерного блаженства.
        Еще никогда ему не было так хорошо. Обычно после бурной ночи Фридрих чувствовал себя гадко, тело было растерзано, а душа - пуста. По утрам он спешил покинуть чужую постель и вернуться домой. Но сейчас впервые он ощущал необычайный прилив сил, а в душе царило умиротворение.
        Фридриху очень хотелось разбудить Элизу, чтобы вновь заглянуть в ее потрясающие глаза, из глубины которых льется свет любви. Он хотел вновь увидеть ее волнение и испуг, наслаждение и страсть. В ее глазах отражалось каждое движение его тела и души… Он подарил ей блаженство, и она одарила его своей любовью со всей щедростью, на какую было способно ее нежное, чувственное тело. И он заново открыл для себя все прелести любви.
        Любуясь спящей Элизой, Ауленберг подумал о том, что не сможет теперь жить без пленительного наслаждения, которое сегодня испытал. Он не насытился и хотел любить ее снова и снова. Он готов был бесконечно слушать ее смех, удивляться ее наивным вопросам и даже петь, если она того захочет…
        Внезапно сердце его болезненно сжалось, кровь прилила к щекам, а по коже пробежали мурашки. Желание и страсть вновь одержали победу над его разумом. Эта хитрая девчонка в очередной раз обвела его вокруг пальца! После ночи сумасшедшей любви он еще безумнее хочет обладать ее телом. Когда же уйдет этот лютый голод? Как выбросить ее из своего сердца? Так продолжаться не может. Еще немного она заберет над ним власть, и он потеряет себя, станет одним из тех мужчин, которыми вертели по своему усмотрению их соблазнительные супруги.
        Ауленберг отшвырнул одеяло и вскочил на ноги. Лихорадочно одеваясь, он мечтал лишь об одном - поскорее исчезнуть отсюда!
        - Фрейлейн! Ой… фрау, пора вставать, - Агнешка осторожно коснулась руки хозяйки. - Ваш супруг ждет вас внизу.
        Элиза сладко потянулась и на миг замерла, почувствовав слабую боль внизу живота. Слова «ваш супруг…» заставили ее улыбнуться. Звучит очень приятно. Она погладила подушку, на которой еще недавно спал Фридрих, и повернулась к служанке:
        - И что делает мой супруг?
        - Господин барон завтракает.
        - О, тогда я немедленно иду к нему.
        В мгновение ока она соскочила с постели и поспешила к умывальнику. Агнешка помогла хозяйке одеться, тщательно причесала ее, и очень скоро Элиза спустилась в гостиную со счастливой улыбкой на лице.
        Фридрих при ее появлении встал и, оставив без внимания ее радостное приветствие, холодно кивнул.
        - Извини за опоздание, я понятия не имела, что ты меня ждешь, - запыхавшись, выпалила она.
        - Я сейчас уезжаю, - перебил он ее.
        - Уезжаешь? - не понимая его, заморгала от неожиданности Элиза. - Куда?
        - Возвращаюсь в Вену. Поскольку ты будешь жить здесь, я решил лично объяснить тебе… - он запнулся, затем продолжил: - Слуги будут выполнять все твои приказания. Распоряжайся здесь по своему усмотрению. Можешь беспрепятственно тратить деньги, которые я тебе оставляю. Если понадобится больше - я пришлю. Вот и все. Возникнут вопросы - дворецкий и экономка тебе все объяснят, - с этими словами он встал и направился к выходу из гостиной.
        Он бросает ее! Бросает на следующий день после свадьбы…
        - Фридрих, подожди!
        - Тебе что-то неясно? - остановившись в дверях, барон медленно обернулся.
        - Когда ты вернешься?
        - Не могу точно сказать.
        - Но ты не можешь вот так просто взять и уехать!
        - Почему это, любопытно бы узнать?
        - Мы только вчера поженились. Зачем ты привез меня сюда, если знал, что уедешь?
        - Ты хотела найти мужа, который одарит тебя своим именем и не станет тебе надоедать? Ты его нашла. Но за все нужно платить. Я предупреждал тебя об этом. Ты не послушала. Теперь я хочу предъявить тебе счет. Ты получила титул и право именоваться баронессой фон Ауленберг, но взамен лишаешься своей свободы. Я обязан предоставить тебе роскошное существование, а в уплату за него ты не станешь возражать против того, что я буду жить так, как считаю нужным. Без твоего присутствия. Таким образом, каждый из нас кое-что теряет, но и кое-что получает. Надеюсь, наши взгляды на брак совпадают?
        Насмешливо поклонившись, барон вышел из гостиной. Элиза, ошеломленная его холодностью, осталась стоять, подобная мраморному изваянию. Затем она встрепенулась и бросилась вслед за мужем.
        - Фридрих!
        Выскочив на крыльцо, девушка увидела, что Ауленберг уже сел в карету. Еще секунда - и экипаж тронулся.
        - Постой!
        Фридрих не обернулся. Задержись он еще хоть на пару минут, и уже никогда не уехал бы от девушки с глазами, напоминающими растоптанные незабудки…
        Элиза долго смотрела вслед удаляющейся карете. Она надеялась, что Фридрих опомнится и прикажет повернуть обратно, но карета катила все дальше и дальше, пока не скрылась за деревьями. Она увозила от нее мужа, счастье, любовь…
        С трудом сдерживая слезы, девушка вернулась в дом.
        - Ваша светлость будет завтракать? - с невозмутимым видом спросил дворецкий.
        - Спасибо, я не голодна, - тихо ответила она и побрела к лестнице.
        С трудом поднявшись на второй этаж, она медленно пошла в сторону спальни. Уехал! Лучше бы он отказался на ней жениться… Вчера он произнес в церкви клятву, всю ночь занимался с ней любовью, а теперь спокойно уехал…
        В спальне все дышало их любовью, но ей было противно это чувство. Страсть. Она вновь уступила своим желаниям и горько расплачивается за это.
        Ауленберг влетел в свой особняк с надеждой поскорее налить себе бренди или рома. Но этой мечте не суждено было сбыться. Князь Адольф Вайер-Мюрау встретил его в гостиной.
        - Что ты тут делаешь? - князь небрежно отшвырнул от себя газету, которую пару минут назад внимательно изучал. - Где ты оставил свою девку?
        - Моя супруга осталась в Вюрсбадене, - раздраженно ответил Фридрих.
        Глаза князя сузились. Он пристально взглянул на племянника.
        - Так, так… значит, твои дела совсем плохи? Умелая кокотка могла бы и получше справиться со своей постельной работой.
        Фридрих нервно передернулся и яростно прошипел:
        - Элиза - не шлюха! Сегодня ночью она впервые была с мужчиной. Так что придержите язык, ваше сиятельство.
        Вайер-Мюрау уставился на него расширенными от изумления глазами.
        - Не ожидал, что меня что-то в этой жизни может удивить.
        Резко повернувшись, Фридрих выбежал из гостиной и помчался наверх, перепрыгивая через две ступеньки.
        Князь медленно прошелся по комнате. Присев на диван, он принялся задумчиво раскуривать трубку. Впервые он видел племянника таким раздраженным. Даже угроза остаться без наследства не приводила его в такое исступление. Чем же так пленила его эта девчонка, незаконнорожденная дочь князя фон Рудельштайна?
        Сообщение о том, что племянник станет зятем князя, славящегося богатством и любовью к путешествиям, поразило Вайер-Мюрау. Мальчишка мог впутаться в более дурную историю. При дворе всем была известна история длительной связи Рудельштайна с загадочной красавицей, которую никто никогда не видел. Но мало кто знал, что князь получил разрешение признать свою единственную дочь законной наследницей. Таким образом, брак барона фон Ауленберга с дочерью князя Рудельштайна не являлся позором, хотя, конечно, дурно, что матерью баронессы фон Ауленберг является содержанка.
        Вайер-Мюрау вспомнил девушку, которую видел на венчании: белокурая, миловидная, умеет себя достойно вести и, если верить словам Фридриха, еще и добродетельна. Только глаза у нее были слишком грустными, а улыбка - испуганной. Но это неудивительно. Получить такого мужа, как этот обаятельный беспринципный распутник… Фридрих привык бросать женщин, насытившись ими и, похоже, не задумываясь, так же поступил со своей женой. Бросил ее одну в чужом доме на следующий день после свадьбы.
        Швырнув на стол трубку, князь сердито выругался. Мерзавец! Мальчишка оставил девочку в одиночестве! Переспал и бросил… История повторяется. Точно так же поступил когда-то дед Фридриха. Парень, видимо, унаследовал от него свой дурной нрав. Вайер-Мюрау отлично помнил грустные глаза своей матери, которая смиренно жила в дальнем поместье, воспитывая двух сыновей, в то время как распутный супруг развлекался в свое удовольствие при дворе. Адольф любил и жалел свою матушку и потому еще в юности дал себе клятву не повторять ошибок отца. В жизни князя Вайер-Мюрау было достаточное количество женщин, но он всегда был честен с ними и, расставаясь, щедро одаривал бывших возлюбленных. К сожалению, ни одна из них не смогла увлечь его настолько, чтобы повести ее под венец и забыть обо всех прочих женщинах.
        А теперь его беспутный племянник хочет сделать несчастной свою жену. Этого допустить нельзя. Вайер-Мюрау еще не разобрался в причинах столь скоропалительного венчания, но чувствовал себя отчасти виновным, в произошедшем. Это ведь он поставил перед парнем условие непременно жениться. Тяжело вздохнув, князь вызвал своего слугу и велел немедленно готовиться к поездке в Вюрсбаден. Нужно лично во всем разобраться.



        ГЛАВА 20

        Утро следующего дня выдалось столь же унылым и хмурым, как настроение молодой баронессы фон Ауленберг. Но поддаваться тоске Элиза не собиралась. Сколько можно плакать над разбитыми надеждами? Лучше занять себя чем-то более полезным. Например - осмотреться в своих новых владениях.
        Элиза медленно бродила по многочисленным комнатам, рассматривая свое новое жилище. Все залы, гостиные, спальни и кабинеты находились в безупречном состоянии, хотя, как объяснил дворецкий, хозяева посещали имение очень редко.
        В южном крыле огромного особняка были устроены детские комнаты: в игровых залах застыли в ожидании своих маленьких хозяев куклы, солдатики, кубики, кареты, игрушечные лошадки, качели и настоящие замки. Рядом находились учебные классы, где стояли парты с чернильницами и тетрадками, на стенах висели географические карты, а вдоль стен выстроились книжные шкафы. Элиза с огромным любопытством принялась разглядывать книги, совершенно по-детски радуясь тому, что многие из них были ей знакомы. В этих комнатах было такое обилие солнечного света, что девушка почти забыла о своей грусти.
        По узкой винтовой лестнице Элиза поднялась в маленькую башенку, венчавшую этот уголок дома. Здесь оказалась самая настоящая мастерская для художников - стояли мольберты, заботливо накрытые чистыми полотнами, в узких пеналах красовались прекрасно заточенные карандаши и кисти. В широких коробках были разложены в безупречном порядке краски и мелки. Выглянув в широкое окно, Элиза вздохнула от восхищения: отсюда виднелся как на ладони, огромнейший парк, одним из украшений которого являлось озеро, в котором отражались небеса. Вдали раскинулся огромный массив зеленого леса, а еще дальше золотились пшеничные поля.
        Спустившись вниз, Элиза вновь прошлась по детским комнатам и обнаружила рядом с учебными классами несколько уютных спален.
        - Я хочу поселиться здесь, - немедленно заявила Элиза дворецкому.
        Теодор уставился на молодую хозяйку так, словно она потеряла рассудок.
        - Но, ваша светлость, эти комнаты предназначены для детей и их воспитателей, - покачал он головой.
        - Сейчас здесь никто не живет, - возразила девушка, а про себя подумала, что вряд ли в этих комнатах когда-либо появятся новые хозяева. - Пожалуйста, пришлите сюда служанок, пусть они кое-что изменят в обстановке.
        Выбор хозяйки весьма озадачил слуг, но они послушно принялись обустраивать новое жилище баронессы. Ближе к вечеру комнаты были тщательно вымыты, в них перенесли более удобную мебель, теплые ковры и роскошные портьеры, а также вазы с цветами.
        - Благодарю вас! Получилось очень мило, - баронесса поблагодарила слуг и от удовольствия захлопала в ладоши.
        Элиза и впрямь была довольна. Сейчас она чувствовала себя намного лучше, чем утром. Может быть, это именно то, что ей нужно? Возможно, покой и уединение помогут ей увидеть жизнь в новом свете?
        Поднявшись в полюбившуюся ей башенку, девушка долго стояла у окна, провожая взглядом заходящее солнце. Неожиданно ее внимание привлекло какое-то движение внизу и, присмотревшись, Элиза увидела карету, спешащую по дороге в сторону поместья.
        - Это он! Он вернулся! - Девушка быстро спустилась по лесенке вниз и поспешила к дверям, на мгновение остановившись возле Агнешки, чтобы поинтересоваться: - Как я выгляжу?
        Служанка невозмутимо оправила юбки госпожи, уложила на место выбившиеся локоны и неодобрительно покачала головой.
        - Ах, фрейлейн, матушка не одобрила бы вашего безрассудства.
        Элиза весело отмахнулась от нее и помчалась к центральному входу в особняк. Оказавшись в картинной галерее, она замедлила шаг и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы восстановить дыхание, но пылающие щеки и сияющие глаза по-прежнему выдавали ее волнение.
        Она уже хотела сбежать по лестнице вниз, но в это время двери распахнулись и в дом вошел пожилой мужчина, который присутствовал на венчании. Девушка застыла от разочарования и страха, вцепившись руками в холодные перила.
        Мужчина неспешно отдал какое-то приказание дворецкому и медленно поднялся к Элизе.
        - Думаю, нам следует поближе познакомиться, - вежливо проговорил он. - Я - князь Адольф фон Вайер-Мюрау, дядя вашего супруга.
        Стушевавшись под его внимательным взглядом, Элиза сделала неловкий поклон и робко представилась:
        - Элиза Розенмильх… то есть… баронесса фон Ауленберг.
        - Я вижу, ты быстро учишься! - фыркнул князь. Элиза не поняла, что он имел в виду, но на всякий случай извинилась:
        - Прошу прощения, ваше сиятельство.
        - Но глупости не забываешь творить, - с недовольным видом заметил Вайер-Мюрау.
        - Глупости? - совершенно растерялась девушка. О чем он говорит? Впрочем, в последнее время Элиза вела себя действительно не очень-то умно.
        - Теодор рассказал мне, что ты решила уединиться в южном крыле в комнатах гувернантки, - объяснил князь. - Я понимаю, что ты не привыкла жить в столь большом особняке. И поэтому не подумала о слугах. Многие из них уже в летах и не могут бегать в дальние комнаты только для того, чтобы выполнять капризы своей хозяйки.
        Элиза покраснела и опустила глаза.
        - Прошу прощения, об этом я не подумала.
        - Это более чем очевидно, - князь милостиво кивнул: - Советую выбрать покои, смежные с теми, которые занимает твой супруг. - Высказав свое замечание, князь величественной походкой направился в сторону апартаментов, в которых обычно останавливался в Вюрсбадене.
        Элиза понурила голову и поплелась в гостиную. Там она устало опустилась на кушетку возле окна и уставилась в сгущающиеся сумерки. Девушка с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдался.
        Князь Рудельштайн долго сидел в карете возле особняка фрау Розенмильх. Лицо его пылало от гнева. Аманда забрасывала любовника записками, умоляя о встрече, но Альберт откладывал свой визит. Он был страшно зол на нее, за то, что она ослушалась его запрета и явилась на свадьбу. Но до бесконечности долго избегать объяснения с любовницей было невозможно, поэтому Альберт, все еще кипя от возмущения, решил нанести визит на Химмельфортгассе.
        Аманда ждала его в маленькой гостиной. Сегодня она впервые надела платье с высоким строгим воротничком, но не забыла украсить его драгоценностями.
        - Наконец ты соизволил явиться, - она бросила на него уничтожающий взгляд. - Ты успел распаковать все свои чемоданы? И, конечно же, не забыл навестить своего ненаглядного антиквара, чтобы поделиться впечатлениями о Египте? - в ее словах явно сквозила издевка. - Как мило, что ты вспомнил обо мне.
        - Аманда… Дорогая, что на тебя нашло? - удивленно поинтересовался князь. Все, что он намеревался ей сказать, почему-то вылетело из головы. Длительная разлука с любимой женщиной заставила его гнев быстро рассеяться. Проблема с Элизой благополучно разрешилась, и теперь ничто не могло помешать им обоим вернуться к обычной мирной жизни.
        - Ах, что на меня нашло! - впервые в жизни взорвалась его «дорогая». - Я трижды посылала за тобой. Думаешь, я делала это для собственного удовольствия? Где ты был?
        - Прекрати свою истерику! - князь мгновенно пришел в себя и перешел в нападение. - Я не мог бросить свои дела из-за того, что у тебя дурное настроение.
        - У меня истерика?! - она яростно засверкала глазами. - Мне сообщили, что Ауленберг вернулся в Вену один! Ты понимаешь, что это значит? Он оставил Элизу в своем захудалом поместье! Бросил там одну!
        Князь сердито скрестил руки на груди и нахмурился.
        - Барон женился на девчонке и волен делать все что угодно. Теперь это его забота, а не моя и, тем более, - не твоя.
        Аманда выпрямилась и с пугающим спокойствием проговорила:
        - Ты прав, это не твоя забота. Девочка никогда не была твоей заботой. До тех пор, пока ты не решил, что ее поведение угрожает твоей бесценной фамильной чести. Именно тогда ты бесцеремонно вторгся в жизнь своей дочери, которую раньше не замечал. - Она помолчала и, с горечью взглянув на него, продолжила: - Видит бог, все эти годы я верила в то, что ты любишь меня. Все двадцать лет верила, что наша любовь превыше всего. Верила, что супружеские клятвы не имеют никакого значения. Но я ошибалась. Правда открылась тогда, когда ты запретил мне идти на свадьбу дочери. Ты считаешь меня обычной шлюхой, которая позорит твоё имя. Именно потому ты и скрывал меня от всех, никогда не появлялся вместе со мной в театре или даже в ресторане. Зачем праздники уличной девке?
        - Аманда, что ты говоришь! Прекрати сейчас же! Я любил тебя, заботился о тебе… ты составляла смысл всей моей жизни, - он схватил женщину за плечи, пытаясь прижать к себе, но она отстранилась.
        - В самом деле? - насмешливо спросила Аманда. - Тогда почему ты на мне не женился? Я никогда не просила тебя об этом, но теперь требую ответа. Во мне так же, как и в нашей дочери, течет аристократическая кровь. Моим отцом был барон Эгль. Правда, он не смог меня признать официально, но есть документы, подтверждающие мое происхождение. Так почему же ты не женился на мне, когда умерла твоя жена?
        Альберт смотрел в ее глаза, которые обычно светились желанием и любовью, и не понимал, что происходит. Жениться на любовнице? Абсурд! Это решительно невозможно. Он должен беречь свою репутацию при дворе. Однако что же ответить Аманде?
        Но она уже прочла ответ в его глазах. За двадцать лет Аманда хорошо узнала своего Альберта! Слишком хорошо.
        - Не мучайся, дорогой, я и без тебя знаю ответ на этот вопрос, - надломленным голосом проговорила женщина. - А ведь я любила тебя всей душой и сердцем, всю жизнь посвятила твоим желаниям, и вот чем ты мне отплатил. Ты относишься ко мне, как к служанке, и всегда напоминаешь о моем положении содержанки, - жгучие слезы потекли по ее щекам. - Что ж, лучше быть честной шлюхой, чем лгать и лицемерить, как делаешь ты.
        - Ты соображаешь, что говоришь? - в бессильной ярости он стиснул кулаки, но Аманда не желала слышать его.
        - Вы так презираете разврат, ваша светлость, что я решила оказать вам последнюю услугу. Я избавлю вас от общения с презренной шлюхой. Между нами все кончено. Вы свободны.
        Женщина позвонила в колокольчик, вызывая дворецкого. Когда Людвиг явился на зов хозяйки, она приказала, не обращая внимания на растерянного князя:
        - Проводи господина барона к выходу.
        - Аманда… - проговорил Альберт, все еще не веря своим ушам. - Не делай глупостей…
        Но она, не оглядываясь, вышла из гостиной. Женщина гордо шла через бесконечную анфиладу комнат, слыша за спиной угрозы и ругань бывшего любовника. Но, оказавшись в своей спальне, она без сил упала на кровать и горько заплакала.
        Фридрих сидел в кафе «Сентрал», потягивая бренди. Его размышления прервали радостные крики:
        - Вот и наш молодожен!
        В зал с шумом ввалились его друзья - Верхоффен, Штайер, Штраубах и еще парочка старых приятелей. Видеть их в данный момент Фридриху хотелось меньше всего на свете. Похоже, весть о его бракосочетании уже разнеслась по всей Вене. Уж лучше было остаться дома и весь вечер скучать у камина.
        - Ну, что скажешь в свое оправдание? - начал допрос Верхоффен, насмешливо глядя на Фридриха.
        - Похоже, твоя кузина оказалась столь дальней родственницей, что не возникло никаких проблем с женитьбой? - не замедлил подкусить Франц.
        - И, бьюсь об заклад, после свадьбы она стала еще более привлекательной, - добавил барон Штраубах и мечтательно закатил глаза.
        Вся компания дружно расхохоталась. Приятели от души потешались над Фридрихом, не замечая того, что лицо его становится все более мрачным.
        - Однако почему ты сидишь здесь в полном одиночестве, да еще с таким хмурым видом? - в голосе Иоганна звучал злой сарказм. - Неужели любовного опыта твоей миленькой супруги хватило лишь на одну ночь?
        В его глазах светилось столько мерзости и злорадства, что Ауленберг сорвался с места и схватил Верхоффена за грудки. Сбивая по дороге столы и стулья, он с силой ударил бывшего друга о стену. Немногочисленные посетители возмущенно заохали, а дамы испуганно завизжали.
        - Ты, кажется, осмелился оскорбить мою жену?! - зарычал Фридрих в лицо бывшему другу. - Еще одно подобное высказывание - и ты горько об этом пожалеешь! Это касается всех, кто захочет острить на мой счет. - Бросив это опешившим от его выходки приятелям, Ауленберг поправил сюртук и галстук и с достоинством покинул кафе.
        Тяжело дыша, Иоганн проводил его злым взглядом и, скривив губы в саркастической усмешке, заметил:
        - Очевидно, наш друг, женившись, утратил чувство юмора. А жаль, ведь обстоятельства его женитьбы весьма забавны. Что ж, при первой возможности я постараюсь изрядно насолить обоим братцам.



        ГЛАВА 21

        Элиза жила в поместье Вюрсбаден уже целую неделю, но желанного успокоения найти не могла. Князь Вайер-Мюрау избегал общения с новоявленной племянницей. Когда они встречались за обедом, то за столом царило полнейшее молчание. Элиза смущалась в присутствии этого человека. Ей все время казалось, что его единственным желанием было избавиться от неугодной особы, осмелившейся стать его родственницей. Не удивительно, что девушка старалась не попадаться князю лишний раз на глаза.
        Чаще всего она скрывалась в южном крыле особняка, бродила по детским комнатам, переставляя с места на место игрушки. Разглядывая маленькие кроватки и перелистывая книги, Элиза пыталась представить детей, которые раньше здесь жили. Особенно - Фридриха. Она не раз рассматривала его детские портреты в картинной галерее - очаровательный мальчуган с кудряшками и озорными глазенками.
        Впервые в жизни ей захотелось иметь ребенка. Даже нет - несколько ребятишек, очень похожих на Фридриха, с румяными щечками и карими глазами, искрящимися озорным весельем. Она бы сама их кормила и купала, читала им сказки, учила читать и рисовать. Она устраивала бы для них праздники и придумывала тысячи забав, чтобы малыши росли счастливыми, веселыми и умными.
        Князь внимательно просмотрел отчеты, которые ему представил управляющий. Дела в Вюрсбадене шли неплохо, и беспокоиться стоило лишь о проблемах семейного характера.
        Перед отъездом в поместье Вайер-Мюрау встретился с князем фон Рудельштайном, и тот в общих чертах поведал ему историю, которая послужила причиной столь скоропалительного венчания. Ситуация, конечно, была весьма пикантной. Девушка, разумеется, вела себя непозволительно безрассудно, но следовало учесть и то, что Фридрих за свою жизнь сумел сбить с пути истинного огромное количество светских красоток. Как его до сих пор не пристрелил на дуэли чей-нибудь супруг, увешенный ветвистыми рогами - совершенно удивительно.
        Всю эту неделю Вайер-Мюруа пристально следил за женой племянника и сделал вывод, что все складывается не так уж плохо.
        Дочь князя Рудельштайна получила образование в одном из лучших женских - пансионов во Франции. Она красива, хорошо воспитана и, похоже, любит детей. Дворецкий доложил, что почти все время баронесса проводит в южном крыле, где с тоской рассматривает игрушки, книги, а также детские портреты своего ветреного супруга. По отношению к слугам Элиза вела себя совершенно безукоризненно: была тактична и вежлива.
        Да и при коротких встречах с князем девушка не допускала в своем поведении ничего вульгарного или жеманного. Нужно признать, что лучшую супругу Фридрих вряд ли мог найти, учитывая его репутацию. Скорее всего, парень вообще никогда не женился бы.
        В общем, все сложилось не так уж плохо, но чтобы этот брак оказался счастливым, пожалуй, следовало как-то помочь молодоженам разобраться в своих чувствах и простить друг другу обиды.
        Князь Адольф видел, что девушка тяжело переживает историю со своим замужеством и выглядит совершенно несчастной. Слуги бросали на юную хозяйку сочувствующие взгляды, и было заметно, что им жаль молодую баронессу. Они не знали подробностей женитьбы своего хозяина и, разумеется, не могли понять, как можно было оставить красавицу жену скучать в одиночестве в поместье, да еще на следующий день после свадьбы.
        Чтобы хоть чем-то порадовать девушку, слуги старались угодить ей: садовники ежедневно преподносили хозяйке чудесные цветы, горничные наполняли ванну своей госпожи - отварами душистых успокоительных трав, а поварихи с утра до вечера колдовали возле плиты, проявляя чудеса кулинарии. От восхитительных ароматов ванили, корицы и печеных яблок текли слюнки у всех обитателей усадьбы, но Элиза оставалась безучастной даже к этим великолепным лакомствам, хотя всегда старательно благодарила всех за вкусную еду и трогательную заботу.
        По вечерам Вайер-Мюрау слышал звуки музыки, доносящиеся из маленькой гостиной. Девушка обычно играла на рояле ноктюрны Шопена и Листа. Играла так прекрасно, что зачарованный князь забывал обо всем на свете.
        К концу десятого дня, когда Элиза находилась почти на грани нервного срыва, произошло совершенно невероятное. Дверь в ее покои распахнулась, и к ней ворвалась Аманда, распространяя вокруг себя запах изысканных французских духов.
        - Бог мой, как трудно добираться в эту глушь! - возмущенно заявила она, но тут же всплеснула руками и горестно воскликнула: - Элиза, девочка моя, на кого ты похожа? Настоящий призрак! Похоже, тебя здесь не кормят!
        С трудом сдерживая слезы, девушка с облегчением кинулась в ласковые объятия своей матушки.
        - Девочка моя, с тех пор как ты уехала, я места себе не находила… - Аманда внимательно взглянула на лицо дочери и, разглядев припухлости вокруг глаз, возмущенно вздохнула: - Негодяй! Запер тебя в этой дыре, а сам развлекается в городе. Когда мне сообщили, что Ауленберг вернулся в Вену один, я чуть с ума не сошла. Бросить тебя одну в этих забытых богом краях… Ну, ничего, моя милая, теперь ты не одна. Я помогу пережить тебе это испытание.
        - Что за шум? - раздался властный голос. В комнату медленно вошел князь Вайер-Мюрау, и его сердитый вид не предвещал ничего хорошего.
        - Что здесь делает эта женщина?
        - Ваше сиятельство, позвольте вам представить мою маму. Фрау Аманда Розенмильх, - поспешно объявила Элиза.
        - Мне известно, кто эта женщина, - заявил князь, приближаясь к ним, мрачный, словно грозовая туча. - Я хочу знать, что она делает в этом доме?
        - Я приехала в эту глушь, потому что ваш распутный племянник бросил мою дочь на следующий день после свадьбы, - заявила Аманда, отстраняя Элизу, которая испуганно смотрела на сурового родственника. - Я приехала успокоить свою девочку и удостовериться, что с нею все в порядке.
        - А также пожить месяц-другой на ее иждивении, - язвительно заметил князь.
        - Хочу заметить, что я привезла с собой любимые вещи Элизы. - Аманда не собиралась смиренно просить о снисхождении и окинула Вайер-Мюрау высокомерным взглядом. - Кроме того, я думаю, эту деревню стоит привести в более надлежащий вид, чтобы она хоть немного стала напоминать усадьбу аристократов. Судя по всему, в этой холостяцкой берлоге давно не было хозяйки.
        - Вы забываетесь! - князь одарил женщину гневным взглядом. - Это неслыханно, чтобы содержанка смела так оскорбительно отзываться об уважаемом доме! И не забывайте о том, что, приехав сюда, вы опозорили свою дочь. Если бы вас волновало будущее баронессы фон Ауленберг, вы постарались бы исчезнуть из ее жизни, чтобы ничто не напоминало о ее постыдном происхождении.
        - В происхождении Элизы нет ничего постыдного, - вздернув подбородок, заявила Аманда. - Она плод настоящей любви и страсти! Правда, боюсь, что вам вряд ли известны такие вещи.
        - Я не намерен выслушивать от вас гадости! - разъярился князь. На его щеках заиграли желваки.
        - Что вы называете гадостью? Страсть и любовь? Что ж, теперь мне кое-что понятно. Похоже, в этом заплесневелом особняке такие слова прозвучали впервые за последнее столетие.
        - Пожалуйста, остановитесь! - Элиза бросилась между разъяренными противниками, пытаясь заставить их замолчать. Щеки ее пылали. Сначала она повернулась к матери и резко бросила: - Ты не должна так себя вести. Это недостойно. - Потом она с мольбой посмотрела на князя. - Мне очень жаль, ваша светлость, что присутствие моей матери оскорбляет вас. Но она проделала долгий путь, чтобы встретиться со мной, и вы… не можете выгнать ее на улицу.
        Князь, насупившись, одарил презрительным взглядом Аманду. Та, в свою очередь, виновато заморгала и неожиданно склонилась перед ним в изящном реверансе.
        - Прошу прощения, ваша светлость. Моя дочь абсолютно права, я вела себя недостойно. Приношу свои извинения и прошу позволения немного погостить в вашем доме. Обещаю, что не опозорю молодую баронессу фон Ауленберг.
        Вайер-Мюрау сделал глубокий вдох, словно собирался разразиться новой гневной речью, но вместо того нервно дернул щекой и, слегка кивнув головой нежеланной гостье, медленно покинул комнату.
        Элиза на непослушных ногах подошла к дивану и устало опустилась на него. Впервые за все эти дни она обратилась к дяде своего мужа, да еще осмелилась высказать непослушание. Странно, что суровый князь прислушался к ее просьбе.
        Аманда, напротив, чувствовала себя прекрасно. Стоило князю выйти, как она бросилась к дверям и приказала слугам выгружать из кареты ее вещи. Оказалось, что она привезла с собой целое приданое дочери: тончайшее белье с фламандскими кружевами, пару ящиков с великолепным фарфором, серебряную посуду. Кроме того, заботливая мать решила, что Элизе доставит удовольствие, если она увидит все свои любимые книги и картины. Лишь только ближе к вечеру удалось разобрать всю поклажу.
        К этому времени фрау Розенмильх успела принять ванну с любимым лавандовым маслом и привела себя в порядок, после чего с чувством выполненного долга спустилась в столовую. Она внимательно осмотрела накрытый стол, отдала должное каждому из блюд, которые ей предложили слуги и, наконец, со снисходительным видом заметила:
        - Слава богу, в этом доме весьма хорошо готовят. Судя по виду Элизы, в это трудно было поверить.
        - Если вы могли заметить, сударыня, баронесса решила уморить себя голодом. Это вы посоветовали ей быть умеренной в еде для того, чтобы подольше сохранить стройную фигуру? - съязвил князь. - Полагаю, что супруге барона фон Ауленберга стоит забыть о привычках, которым обучали в доме богатой содержанки.
        - Элиза, девочка моя, - обратилась к дочери Аманда, делая вид, что ее не задел укор Вайер-Мюрау. - Почему ты ничего не ешь? В этом доме, судя по всему, готовят отличные яства. Неужели ты и впрямь решила объявить голодовку? И все из-за того, что твой супруг оказался… идиотом?
        - Как вы смеете оскорблять моего племянника! - князь словно ждал этих ее слов и, гневно швырнув на стол салфетку, мрачно заявил: - Я так и знал, что вашим обещаниям не стоит верить. Ваше плебейское происхождение не скроет яркая мишура. Утром вам придется покинуть усадьбу. Содержанка должна знать свое место!
        - Во-первых, моим отцом был барон Эгль, так что происхождение у меня вовсе не плебейское, - объявила Аманда, глядя прямо в глаза Вайер-Мюрау. - Во-вторых… теперь я - бывшая содержанка.
        В столовой установилась полнейшая, пугающая тишина. Немного придя в себя, Элиза с трудом произнесла:
        - Мама, что ты такое говоришь?
        - Детка, я собиралась сообщить тебе эту новость в несколько другой обстановке, но меня вынудили сказать это сейчас, - она выпрямилась и вызывающе подняла голову. - Я рассталась с твоим отцом. Рассталась навсегда.
        Элиза не верила своим ушам. Как же так? После двадцати лет любви Аманда вдруг решила оставить князя? Или это он ее бросил?
        - Но почему?
        - Потому что он подлец. К сожалению, я поняла это слишком поздно. Низкий лицемер. Вообрази, он пришел в ярость из-за того, что я попыталась по своему разумению устроить твое будущее, - Аманда с трудом сдерживала волнение, искоса глядя на Вайер-Мюрау. - Альберт заявил, что я не имела права распоряжаться судьбой его дочери. И это человек, который все эти годы почти не вспоминал о тебе. Он и виделся с тобой всего лишь пять раз! - она устало махнула рукой. - Но его не волновало твое будущее! Он думает лишь о чести своего титула. Еще бы, имя князя фон Рудельштайна замешано в скандальной истории! А в результате… - Аманда на миг замолчала, а потом решительно проговорила: -…он сам отдал тебя барону фон Ауленбергу. По мне так лучше быть любовницей, чем брошенной женой, - Женщина обвела печальными глазами столовую. Взгляд ее упал на бокал с вином. Она взяла его дрожащей рукой и быстро осушила, словно утоляя жажду. - Он запретил мне появляться у тебя на свадьбе и приказал вообще исчезнуть из твоей жизни. Потому что я… шлюха. Подлец! Подумать только, этого человека я любила столько лет… - накопившаяся в душе
боль неожиданно вылилась в жгучие слезы, и Аманда расплакалась. - Как же так? . Я отказалась от всего, нигде не появлялась, даже в театре у меня была закрытая ложа с кисейным занавесом. Мое одиночество скрашивала только пара подруг с такой же несчастной судьбой. Когда князь вспоминал о моем существовании, я выполняла все его прихоти, была нежной и заботливой… Я любила только его одного! И вот теперь… Что же это за любовь такая, если мужчина стыдится матери своего ребенка?
        Чувствуя, что рыдания готовы превратиться в истерику, Аманда быстро выбежала из столовой и поспешила в отведенные ей покои, чтобы там дать волю горьким слезам.
        Почувствовав на себе пристальный взгляд князя, девушка извинилась и тоже ушла к себе. Элиза была сражена. Жизнь матери казалась ей полной любви и страсти, Аманда всегда была безмятежна и спокойна, а теперь оказалась в ужасном положении.
        Пожалуй, в еще худшем, чем у ее дочери. После стольких лет любви познать горечь разочарования… Удивительно, что она так долго держала себя в руках.
        Князь проводил девушку печальным взглядом. Грустное завершение любви князя фон Рудельштайна и фрау Розенмильх потрясло его не меньше, чем Элизу. История Аманды тронула сердце старого князя, и он решил не настаивать на ее скором отъезде из усадьбы, хотя и не собирался мириться с тем, что эта дамочка стала его новой родственницей. Пусть даже она столь ослепительная красавица.



        ГЛАВА 22

        Весть о женитьбе барона фон Ауленберга быстро облетела Вену. Везде, где бы он ни появлялся, его встречали натянутые приветствия и любопытные взгляды.
        Однажды к Фридриху в кафе подсел его старый приятель, мадьярский барон Керекеши. Они долго болтали о пустяках, но затем изрядно захмелевший Матьяш вдруг стал выражать Фридриху свои соболезнования по поводу нежеланного брака и пересказал сплетни, носившиеся в столице.
        Всей Вене было известно, что барона фон Ауленберга силой привели к алтарю, но подробностей никто не знал. Слухи ходили самые разные. Одни злые языки утверждали, что Фридрих соблазнил свою прелестную кузину, а другие говорили, что он попался в ловушку изобретательной кокотки. В конце своего рассказа Керекеши внезапно предложил Ауленбергу вместе отколотить графа фон Верхоффена:
        - Этот парень давно напрашивается на хорошую порку! Мои гайдуки заставят его проглотить все те мерзости, которые болтает его поганый язык! У нас в Венгрии не прощают тех, кто предает друзей! Знайте, мой дорогой барон Ауленберг, что я целиком на вашей стороне! Если понадобится моя помощь, сразу зовите меня!
        Керекеши еще долго уверял Фридриха в том, что только мадьяры умеют быть честными и преданными, но Ауленберг вежливо поблагодарил барона за сочувствие и быстро распрощался с ним.
        Он вернулся домой в совершенно мрачном настроении, решив, что пришла пора обдумать свою дальнейшую жизнь. Но его одиночество нарушили Франц фон Штайер и Пауль фон Айзенберг.
        - Дорогой наш Ауленберг, мы решили, что следует поддержать тебя в столь горестном положении, - с искренним сочувствием заявил Штайер, появляясь на пороге кабинета Фридриха.
        - Моем горестном положении? - переспросил Ауленберг с мрачным видом предлагая гостям сигары и бренди.
        - Да, все это чертовски неприятно, - покачал головой Пауль. - Право, тебе не стоит сердиться на Верхоффена. Поверь, он сочувствует тебе и вовсе не собирался с тобой ссориться. Мы все сожалеем, что ты попал в гнусную ловушку.
        - Вот именно! - воскликнул Штайер. - Все говорят о том, что в твоей истории виновен князь Вайер-Мюрау. Ему давно хотелось тебя унизить и накинуть узду. Быть может, не обошлось и без интриг твоего милейшего братца, графа Геренштадта.
        Ауленберг почувствовал, как внутри него начинает закипать ярость.
        - Не стоит падать духом. Думаю, что мы сумеем отомстить твоему братцу, - с видом заговорщика заявил граф фон Штайер. - Говорят, он собирается вернуться в Австрию. Мы устроим ему прекрасную встречу. И закончится она разнузданной оргией с самыми непотребными шлюхами. Уж об этом мы позаботимся, - противно засмеялся Франц.
        Заговорщики громко расхохотались, но Фридрих не поддержал их веселья. Ему было не по себе. Дурацкое положение, в котором он оказался, сделало его посмешищем даже среди друзей. Но он справится с этим, ему не привыкать к злословию, а самым заядлым сплетникам он сумеет заткнуть рот. Но что будет, если в еще более худшем положении окажется его брат? Вильгельм так дорожит своей репутацией, а его супруга вряд ли когда-нибудь простит ему оргию со шлюхами.
        - Полагаю, что вам следует покинуть мой дом, если не хотите, чтобы вас выкинули мои слуги, - резко заявил Фридрих, указывая бывшим друзьям на дверь. - Желаю нам всем поскорее забыть о той шутке, которую вы собираетесь устроить моему брату. Не советую даже вспоминать о ваших гнусных замыслах.
        - Что ж… господин барон фон Ауленберг, счастливо оставаться, - с кривой ухмылкой поклонился фон Штайер. - Похоже, женитьба вас превратила в полное подобие вашего братца. Очень скоро вы пожалеете о том, что выгнали из дома своих лучших друзей.


        Утром Элиза вышла на веранду, выходящую в сад, и ахнула от изумления. В плетеном кресле устроилась Аманда с папироской в неловких пальцах. Кашель душил ее, но она не собиралась бросать столь неприличное занятие.
        - Мама, что ты делаешь? - воскликнула изумленная Элиза.
        - Не сердись, пожалуйста, мне давно хотелось попробовать, но Альберт был категорически против того, чтобы я курила.
        - Мне очень жаль тебя… Но не стоит делать глупости.
        - Ты права, детка. Тем более, что это отвратительная гадость. - Аманда старательно затушила папироску в хрустальной пепельнице и, запахнувшись в вязаную шаль, грустно вздохнула: - Я знаю, Элиза, что не была хорошей матерью, но поверь: если бы время можно было повернуть вспять, все было бы иначе. Ты не смогла бы меня ни в чем упрекнуть, - женщина тяжело вздохнула. - Я была очень молода и до безумия влюбилась в Альберта. Боже, как я боялась потерять его! Он был моей жизнью и смыслом моего существования. От счастья я не замечала ничего вокруг себя. Жизнь текла… мимо меня.
        Элиза прижалась к плечу матери. Совсем недавно она испытала то же самое наваждение: страсть, туман в голове, а затем горькую расплату за призрачное удовольствие. Девушка прижалась к матери, словно маленький ребенок, и тихо прошептала:
        - Я понимаю тебя, мама.
        - Девочка моя, как хорошо и как плохо, что ты понимаешь все это, - Аманда прижала дочь к себе.
        Впервые они говорили по душам, ощутив себя близкими друг другу.
        - Знаешь… когда ты родилась, я сразу полюбила тебя, но он не желал делить мою любовь даже с тобой. Несмотря на это, я не могла отказаться от тебя. Не было ни дня, чтобы я не молилась о тебе. Мне хотелось видеть тебя счастливой и помочь избежать моих ошибок. Твои успехи в учебе радовали меня… Я мечтала, чтобы ты встретила человека, который ответил бы на твою любовь, но боялась, что это чувство разобьет твое сердце. Именно поэтому я пыталась устроить твою судьбу без взаимной любви… Прости меня за это… - Аманда умоляюще смотрела в глаза дочери. - Если бы ты только знала, на какие жертвы мне приходилось идти, чтобы удержать возле себя Альберта! Я ела только то, что любил он, носила те платья, которые нравились ему, пользовалась духами, которые он одобрял; даже играя с ним в карты, всегда поддавалась, потому что знала, как угнетает его проигрыш. Я безумно люблю музыку, но не могла часто посещать театр, потому что ему там было скучно. Я была идеальной возлюбленной… - женщина уже не могла остановиться, решив высказать дочери все, что накипело в душе. - На первом месте всегда были только его желания! Да,
он заботился обо мне, окружил роскошью, дал мне все. Кроме уважения. Я жила в золотой клетке, которую мне не разрешалось покидать, чтобы я не запятнала его репутацию. Я была его любимой… игрушкой. Никогда не позволяй мужчине взять над тобой верх, - Аманда умоляюще взглянула на дочь. - Не позволяй мужу посадить тебя в клетку. Ты - законная жена, и тебе не нужно быть рабой его желаний. Тебя должны уважать… Ах, если бы я могла хоть как-то помочь тебе!
        - Вы правы, моя милая.
        Они вздрогнули и обернулись. Оказалось, что они были не одни на балконе. За их спиной стоял князь Вайер-Мюрау. Похоже, он давно слушал их разговор. Элиза торопливо вытерла слезы, а ее мать нахмурилась, смущенная тем, что ее исповедь услышал спесивый князь.
        - Да, девочка, ты - законная супруга моего племянника и не позволяй ему оставлять тебя одну. В золоченой клетке, как выразилась твоя матушка. Когда-то очень давно так поступил мой отец, дедушка твоего супруга. Он бросил в этом поместье мою мать на следующее утро после свадьбы. Как видишь, история повторяется.
        Элиза, в изумлении уставилась на дядюшку. Как она раньше не замечала, что в глубине глаз старого князя притаилась странная горечь и… сочувствие.
        - Моя матушка была чудесной женщиной, она отлично вела все хозяйство, заботилась о слугах, воспитывала нас с братом и искренне радовалась, когда муж изредка посещал ее. Она была идеальной женой и матерью. Но отец относился к ней, как к своей собственности, - Адольф взглянул на Аманду, и та с изумлением увидела в его глазах доброту и понимание.
        - Ваша матушка тоже была заключена в клетку? - ошеломленно покачала она головой.
        - Да, сударыня. Как видите, эта история мало чем отличается от вашей. Я люблю своего младшего племянника, но должен признать, что он весьма напоминает своего деда. Даже внешне. Можете в этом убедиться - в картинной галерее есть портрет прежнего хозяина этих мест. Они так похожи, что мне иногда жутко становится. Прошу тебя, девочка, не позволяй ему отдаляться. Ради него и ради себя.
        - Что же мне делать? - растерянно спросила Элиза.
        - А чего именно ты сейчас хочешь? - тихо спросила Аманда.
        Девушка уставилась на залитую утренним солнцем лужайку. Ах, если бы этот теплый свет смог растопить холод, поселившийся в ее сердце!.. Что она хочет? Еще месяц назад она с легкостью ответила бы на этот вопрос. Тогда она мечтала о свободе, словно заранее чувствуя то, что ее ждет впереди. Она хотела оградить себя от боли и разочарования в любви. И была совершенно права. Брак с Фридрихом лишил ее всего, о чем она грезила, и с головой окунул в те муки, которых она старалась избежать. Что же теперь ей остается желать?..
        Элиза закрыла глаза, и перед ней внезапно возник образ Фридриха: его чарующая улыбка, завораживающий взгляд, кошачья походка, сильные руки…
        - Я хочу, чтобы ко мне вернулся мой лучший друг, мой Фридрих, я хочу спать с ним в одной постели и есть за одним столом. Я хочу, чтобы мы вместе смеялись и печалились, хочу играть с ним в карты и шахматы и не бояться выигрывать, хочу кататься вместе с ним на лошадях и посещать оперу… - Она помолчала. - А еще я хочу, чтобы в детской играли наши дети. Я хочу стареть вместе с Фридрихом и даже спустя много лет радоваться тому, что он по-прежнему мой. Мой муж, мой любовник и мой лучший друг.
        Вайер-Мюрау с тоской выслушал признание Элизы. Он не верил, что его распущенный и циничный племянник сможет стать хорошим мужем для этой девочки. А чтобы он еще стал и лучшим другом?..
        - Фридрих - испорченный и упрямый мальчишка! - устало заявил он после недолгой паузы. - Он не выносит ограничений и привык жить, как ему заблагорассудится, - князь обреченно вздохнул. - Ты уверена, что хочешь его приручить?
        - Да, он нужен мне, - твердо ответила девушка.
        - Но хватит ли у тебя сил, чтобы отстоять его?
        - Хватит!
        - Хорошо. Я незамедлительно отправлюсь в Вену и постараюсь разузнать, чем занимался все это время мой непутевый племянник. Мне почему-то кажется, что ему пришлось несладко. У Фридриха полно недоброжелателей, и они не упустят случая всласть поиздеваться над ним. Да и у своих приятелей он вряд ли нашел сочувствие, - князь задумчиво взглянул на Элизу. - Полагаю, тебе тоже следует вернуться в столицу. Почему бы не заявить о своих правах? Конечно, встреча с Фридрихом будет весьма неприятной и тебе понадобится поддержка. На днях должен вернуться из Швейцарии старший брат Фридриха - граф Геренштадт со своей супругой. Надеюсь, что он найдет способ помочь тебе. Вильгельм - разумный и порядочный человек, полная противоположность младшему брату. Надеюсь, наш мальчик сумеет исправить многие ошибки, которые успел совершить.
        Элиза признательно улыбнулась князю, чувствуя, что готова расплакаться. Боже, какой же она была наивной и глупенькой, когда думала, что сможет прожить без любви! Кто сказал, что женщина должна быть несчастной в браке, и кто выдумал, что наслаждение порочно? Умные люди учатся на ошибках других, и она сумеет доказать это самой себе!



        ГЛАВА 23

        Как ни старался Фридрих выбросить Элизу из головы, мысли о ней не покидали его. Ее облик то и дело возникал в его воображении. Бесконечно сражаясь с этим искусительным призраком, Ауленберг чувствовал смертельную усталость. Сплетни, насмешки, сочувствия и ссора с приятелями и без того вымотали его до предела, а тут еще эти дурацкие воспоминания…
        Всю ночь Фридрих играл в клубе, фортуна поворачивалась к нему то везением, то глупым проигрышем, и сейчас он даже не понимал, насколько удачной была игра. Впрочем, для него это было не столь уж важно. Вылезая из экипажа, он мечтал лишь о горячей ванне и крепком кофе. Но его мечты рассыпались в прах, лишь только он перешагнул порог своего дома.
        - Осмелюсь доложить, ваша светлость, но вчера сразу после вашего ухода прибыли его светлость князь Вайер-Мюрау и… ваша супруга, - на лице дворецкого застыло недоумение.
        Фридрих в не меньшем изумлении уставился на слугу. Как могло оказаться, что суровый дядюшка притащил сюда его супругу, о которой не очень лестно отзывался?
        - Ты не ошибся? Вместе с князем приехала моя жена?
        - Они уже встали и ожидают вашу светлость в нижней гостиной.
        Ауленберг, слегка пошатываясь после бессонной ночи, направился к лестнице, решив, что следует все же хоть немного привести себя в надлежащий вид. Но в последний момент передумал и ринулся прямиком в гостиную.
        Князь стоял у окна со своей любимой трубкой в руках, а на маленьком диванчике сидела Элиза, старательно делая вид, что увлечена чтением.
        - И что все это значит? - сердито пробурчал барон вместо приветствия.
        - Нечего сказать, хорош! Полюбуйся, милая Элиза, твой супруг в своем обычном состоянии, - миролюбиво хмыкнул дядюшка.
        - Почему ты оставила Вюрсбаден? - раздраженно спросил Фридрих. Он изо всех сил старался держаться прямо. Бессонная ночь и выпивка сделали свое дело, и пространство, качаясь, медленно плыло вокруг него. Единственно неподвижным в этой качке оставалось лицо Элизы. Ее незабудковые глаза казались невероятно огромными из-за того, что девушка старательно убрала волосы в тугой узел на затылке. Новая прическа необычайно шла ей, подчеркивая точеные черты лица. Фридриху показалось, что девушка возникла из его лихорадочных снов…
        - Я… мне необходимо сделать кое-какие покупки.
        - Покупки, говоришь?
        Смахнув со своих глаз пелену восхищения, Ауленберг зло уставился на жену. Столь жалкое оправдание было неубедительным. Похоже, она много возомнила о себе, решила, что он успел соскучиться без нее и позволит остаться в Вене. Конечно же, она намерена выезжать вместе с ним в свет, где сразу же начнет флиртовать с его приятелями, изменять ему за его спиной, постепенно превращая барона фон Ауленберга в жалкого подкаблучника. Похоже, этой лицедейке уже удалось обвести вокруг пальца даже сурового дядюшку. Не бывать этому! Он сумеет поставить ее на место, и ее невинные глазки не смогут его остановить.
        - Йозеф! - сердито заорал Фридрих.
        - Да, ваша светлость, - дворецкий мгновенно явился, словно ожидал вызова за дверью.
        - Вели немедленно подать карету, - приказал Фридрих и мрачно взглянул на Элизу. - Видимо, ты плохо слышишь, если не поняла моего приказа. Поэтому повторю: отныне твоим домом будет Вюрсбаден. Немедленно возвращайся в поместье.
        Девушка проглотила комок, появившийся в горле, и отрицательно качнула головой.
        - Значит, подчиняться по-хорошему ты не хочешь? - прошипел Ауленберг. Злость помогла ему справиться с похмельем, он теперь уже не боролся с качающимся пространством и мог сосредоточить свои силы на сражении с женой.
        - Я никуда не поеду, - твердым голосом заявила Элиза и даже пристукнула каблучком о ковер.
        Они сверлили друг друга глазами, и каждый из них был решительно настроен стоять на своем. Дядюшка, со стороны, молча наблюдал за ними, решив пока что не вмешиваться.
        - Я вернусь в Вюрсбаден только вместе с тобой, - с вызовом бросила Элиза.
        - Ах, вот как! Проклятье! Да я лично запихну тебя в карету!
        - В таком случае - отнеси меня сам, - девушка изящно раскинула руки. - Что же ты медлишь? Я полностью в твоей власти.
        - И отнесу! - рявкнул Фридрих и решительно подхватил ее на руки.
        Элиза мгновенно прижалась к нему всем телом. Пошатываясь и тяжело дыша, он сделал несколько шагов и неожиданно замер, захлебнувшись ароматом жасмина… Ее запах, который снился ему по ночам… Девушка была удивительно легкой, но ему казалось, что он не в силах удерживать ее нежное тело в своих руках. Фридриху стало нестерпимо жарко, и даже на лбу выступили капли пота. А Элиза, заметив его состояние, нежно склонила голову ему на плечо и тихо прошептала:
        - Не торопи меня с отъездом…
        - Это еще почему? - угрюмо буркнул он и, сделав над собой усилие, зашагал в сторону холла.
        - Нам нужно поговорить, - дразня своим дыханием его щеку, прошептала она. - Но если хочешь, ты можешь отправиться вместе со мной, и мы все обсудим в карете… - С этими словами Элиза еще плотнее прильнула к нему, и Фридрих ощутил волнующую дрожь ее груди.
        Голова вновь закружилась, но теперь уже от совершенно иного опьянения. Искусительная вкрадчивость ее голоса заставляла его забыть обо всем на свете. А соблазнительная податливость девичьего тела звала немедленно окунуться в водоворот страсти. Ее сияющие глаза излучали негу, а сладкие губы требовали поцелуя…
        - Я вижу, ты оказалась способной ученицей своей матушки, - Фридрих резко поставил Элизу на пол. - Но у тебя ничего не выйдет. Ладно… можешь пока остаться. А я на это время переселюсь в отель. - И, объявив о своем решении, Ауленберг шатающейся походкой поспешно покинул дом.
        Элиза испуганно смотрела ему вслед, не зная, что теперь предпринять. Ей было одновременно и смешно, и горько, и радостно. Смешно и горько - потому что муж самым постыдным образом сбежал от нее. А радостно - по той простой причине, что Фридрих сбежал, опасаясь пробуждения своей любви. Похоже, матушка была права: женские чары - великое искусство, против которого не в силах устоять даже самые строптивые мужчины.
        Дядюшка неторопливо вышел в холл.
        - Где он?
        - Он позволил мне остаться, - со странной улыбкой ответила Элиза. - А сам решил поселиться в отеле.
        - И ты этому радуешься? - задумчиво проговорил князь. - Хотя, возможно, ты права - он показал, что боится оставаться с тобой наедине. Похоже, он все еще неравнодушен к тебе.
        На следующее утро в доме появились гости - граф фон Геренштадт со своей супругой. Еще до того, как дядюшка представил ей брата Фридриха, Элиза сразу узнала в нем мужчину, пытавшегося ей помочь в тот злополучный вечер, когда судьба свела ее с Ауленбергом. Хотя почему же злополучный?..
        По лицу новых родственников девушка не могла понять, какие чувства вызвало у них известие о женитьбе Фридриха. Графиня оказалась очень милой женщиной с тонкими чертами лица и глазами олененка. Она весьма приветливо поздоровалась с Элизой и выразила уверенность, что они станут хорошими подругами. Но ее муж пристально рассматривал молодую супругу своего брата, словно пытаясь вспомнить, где он мог раньше видеть ее.
        После чаепития князь предложил Вильгельму сигары и отошел с ним в сторону, чтобы в общих чертах познакомить старшего племянника с проблемами, возникшими в семье Ауленберга.
        Графиня фон Геренштадт осталась наедине с Элизой. Немного смутившись, Элиза решила откровенно рассказать своей новой родственнице о себе. Когда ее исповедь подошла к концу, девушка подняла на Анну испуганные глаза. Она ожидала увидеть, на лице графини презрение и негодование, но встретила добрый взгляд карих глаз, в которых читалось искреннее сочувствие.
        - Мне жаль вас, милая Элиза. Не знаю, как помочь вам наладить отношения с Фридрихом… Барон никогда не вызывал у меня симпатий, хотя порой мне казалось, что он тяготится своим общением с такими типами, как граф Верхоффен, - графиня передернула плечами при воспоминании о своем знакомстве с Иоганном. - Но думаю, что кое в чем сумею оказать вам услугу. Сейчас вся столица гудит из-за скоропалительной женитьбы Ауленберга, и появление в свете супруги известного… (простите меня, но это именно так)… известного ловеласа произведет настоящую сенсацию.
        - Не сомневаюсь, - понурила голову Элиза. - Представляю, каким презрением меня обольют эти господа…
        - В наших силах сделать так, чтобы вы сумели вызвать у них восхищение, - загадочно улыбнулась Анна. - Совсем недавно я и сама ужасно боялась мнения этих спесивцев. Я ведь раньше не принадлежала их кругу. Мой отец лет двадцать назад купил себе дворянский титул, его состояние (не подумайте, что хвастаюсь) во много раз превышает доход многих знатных особ. Но все они презирают плебейское происхождение моего отца. Как видите, мое положение мало чем отличалось от вашего. Впрочем, ваш отец, как я уже слышала, настоящий князь, поэтому можно ожидать, что к вам будут более благосклонны, нежели к дочери банкира. Когда вы появитесь в свете, то обязательно произведете фурор, и мы легко окоротим языки всем сплетникам. Для баронессы фон Ауленберг, дочери князя фон Рудельштайна, внучки барона Эгля, будут широко открыты двери самых знатных семейств Австрии. Вот тогда Фридрих будет вынужден признать, что был не прав. Ему нечего стыдиться своего брака, причиной которого послужили ваша взаимная пылкая любовь.
        Элиза с радостным удивлением слушала графиню Геренштадт. Она и предположить не могла, что так быстро обретет настоящую подругу, которая примет близко к сердцу ее беды.
        Анна предложила Элизе немедленно отправиться в салон дамского платья. Девушка тут же запротестовала, уверяя, что у нее полно одежды, но графиня в ответ мило посетовала:
        - Моя дорогая, вам совершенно необходимо заказать новые платья. Я не хочу вас никоим образом обидеть, но, поскольку свадьба прошла в такой спешке, я рискну предположить, что вашим гардеробом никто не занимался. Для выхода в свет баронессы фон Ауленберг, супруги человека, известного своей элегантностью и утонченным вкусом, нужно что-то совершенно изумительное и абсолютно безупречное. Учтите - вас будут рассматривать, как мотылька, под увеличительным стеклом. К тому же именно у модистки вы можете встретиться и близко познакомиться со многими дамами высшего света.
        Последние две недели вся Вена взахлеб обсуждала скоропалительную, женитьбу известного распутника барона фон Ауленберга. Не удивительно, что появление Элизы в салоне оказалось подобно вспышке молнии в ясный день.
        Лишь только Анна представила свою новую родственницу, в сторону Элизы обратились взгляды не только аристократок, но даже молоденьких модисток. В мгновение ока были тщательно изучены лицо, прическа, фигура и убранство баронессы фон Ауленберг. Графиня Геренштадт славилась своей безупречной репутацией, поэтому дамы, собиравшиеся немного посплетничать по поводу Элизы, вынуждены были попридержать свои змеиные язычки. К тому же Анна ясно дала понять, что тепло относится к своей новой родственнице и намерена стать ее спутницей на предстоящих приемах и балах.
        - Мне не терпится представить Элизу в свете. Уверена, что все по достоинству оценят ее ум и красоту. Между прочим, князь фон Рудельштайн неусыпно заботился о воспитании своей дочери. Наша милая Элиза получила блестящее образование во Франции, среди ее подруг - дочери влиятельных людей Англии и Франции, а также моей любимой Швейцарии. Кстати, наверное, мало кому известно, но князь Вайер-Мюрау и князь фон Рудельштайн давно уже решили породниться, - Анна с видом заговорщицы улыбнулась Элизе. - Но этот шалопай (я говорю о бароне фон Ауленберге) старательно избегал даже разговора о женитьбе. Избегал, пока не познакомился со своей невестой. Страсть оказалась столь сильной, что влюбленные с трудом дождались возвращения отца Элизы, чтобы затем немедленно обвенчаться. Всем, разумеется, понятно, что первое время баронесса была занята тем, что знакомилась со своим новым домом, приводила в порядок холостяцкую берлогу Фридриха и ставила на место некоторых нерадивых слуг. Теперь все находится в идеальном порядке, и пришла пора заняться собой. Я привезла несколько модных новинок, которые только-только начинают
носить в Париже, и мы решили, что для идеальной фигуры Элизы они очень даже подойдут. Остается надеяться, что модистка поторопится с выполнением заказа. Я уверена, что появление столь очаровательного создания произведет в свете настоящий фурор.
        Дамы внимательно слушали Анну, с некоторой подозрительностью продолжая рассматривать новоявленную баронессу фон Ауленберг. Умение изящно объяснить щекотливую причину быстрой женитьбы барона и тем самым поставить на место известных сплетниц поразило Элизу. Да, у молодой графини Геренштадт есть чему поучиться. Стараясь не подвести Анну, девушка с достоинством отвечала на обращенные к ней вопросы, приветливо улыбалась новым знакомым и вела себя совершенно безупречно.
        Когда они сели в карету, девушка робко спросила:
        - Мне придется с ними и дальше общаться?
        - Ну, разумеется. Не волнуйся, все прошло прекрасно. Со временем ты привыкнешь ко всему и даже научишься парировать язвительные уколы. Все молоденькие девушки теряются при первом выходе в свет, а потом становятся уверенными в себе роскошными львицами. Не забывай и то, что рядом с тобой будет Фридрих. Он сумеет защитить вас обоих.
        Элиза вздохнула:
        - В том, что он будет рядом, я очень сомневаюсь…
        - Честно говоря, я пока что тоже… - с грустной улыбкой согласилась Анна. - Но в любом случае Фридрих не сможет долго отказываться от тех приглашений, которые обязательно начнут приходить в ваш дом. Он, конечно, любит шокировать окружающих, но рвать отношения сразу со всеми никогда не посмеет. Кто захочет стать изгоем общества? К тому же дядюшка Адольф уверяет, что Фридрих тебя очень сильно любит.
        Элиза очень надеялась, что граф Геренштадт не узнает ее. Но, поразмыслив, решила, что должна честно признаться во всем супругу милой Анны. Родственники Фридриха оказались добрыми и приветливыми людьми, они искренне старались помочь Элизе, и отвечать им обманом было просто непристойно.
        Когда Вильгельм выслушал рассказ о своей давней встрече с Элизой, он первое время потрясенно молчал, пытаясь рассмотреть в точеных чертах молодой изящной женщины с безупречными манерами облик той глупой девчонки, которую он больше месяца назад нашел на улице.
        - Бог мой… это самая невероятная история, какую я когда-либо слышал… - вздохнул он.
        - А затем меня подобрал ваш брат, - вздохнула Элиза и, помолчав, добавила: - Он случайно увидел, как я вышла из вашего экипажа, а затем сбежала от вас… Это очень удивило его.
        - Еще бы, - кивнул Вильгельм. - Именно тогда Фридрих предупредил меня о возможной провокации со стороны не очень порядочных господ. Он впервые попытался говорить со мной откровенно. А я… - граф сокрушенно вздохнул, - я, наверно, должен был иначе принять его. А вместо этого начал читать ему нотации. И, конечно же, вновь оттолкнул брата. Но теперь я исправлю свою ошибку и в свою очередь помогу Фридриху.
        - Нужно совершить нечто необычное и провокационное, - предложила Анна, присутствовавшая при разговоре. - Элиза привлекла внимание Фридриха своей неординарностью, вот и сейчас нужно действовать точно так же. - Она погрузилась в недолгие раздумья. - Постойте! Кажется, я придумала! Элизе нужно уйти в монастырь!
        Ответом было недоуменное молчание, а затем Геренштадт удивленно покачал головой:
        - Дорогая, ты меня удивляешь. Я знал, что моя жена - самая красивая и самая порядочная женщина в мире, но то, что и ей свойственно плести коварные интриги, для меня стало открытием.
        - Прости, любимый, я просто вспомнила, что недавно прочла одну занятную книгу о любви. Героиня этой сказочной истории сумела заполучить в мужья самого короля. Подобно этой авантюристке наша Элиза заставит Фридриха сходить с ума и метаться по всей Вене и ее окрестностям в поисках пропавшей возлюбленной.
        - Представляю выражение его лица, когда он найдет свою жену в скромном облачении монахини! - рассмеялся Вильгельм.
        - Полагаю, Элиза будет так очаровательно выглядеть в монашеском одеянии, что барон набросится на нее, словно голодный волк на овечку.
        Растерянная Элиза слушала их и размышляла о том, насколько причудливы повороты судьбы. Всего лишь месяц назад она сбежала из дома, собираясь укрыться от любви в каком-нибудь монастыре. И по дороге встретилась с Ауленбергом, разбудившем в ее сердце любовь. А теперь она должна сбежать от него, чтобы в монастыре дождаться возвращения любви своего супруга.



        ГЛАВА 24

        Фридрих сидел на скамейке в парке, рассматривая плавающих в пруду белоснежных лебедей, как неожиданно рядом с ним остановилась карета, из которой вышла графиня фон Норенштайн. Эта дама необычайно сердечно приветствовала барона и присела рядом с ним на скамью, хотя прежде всегда при встрече с ним держалась весьма холодно. Пока он размышлял над ее радушием, графиня Хелена с милой улыбкой объявила ему, что намерена выслать приглашения на бал для него и его супруги:
        - Довольно прятать свое сокровище от посторонних глаз. Уверена, ваша красавица будет иметь успех, - в глазах у дамы забегали лукавые искорки. Она нежно взяла Фридриха под руку и, изогнув тонкую бровь, доверительно пояснила: - Мы недавно познакомились с баронессой фон Ауленберг у модистки. Она была там в сопровождении вашей невестки, графини фон Геренштадт. Они, кажется, подружились, и вместе смотрятся совершенно очаровательно.
        Фридрих ошеломленно уставился на графиню. Элиза посещала модистку в сопровождении Анны? И ей удалось очаровать Хелену фон Норенштайн, славящуюся своим холодным умом и рассудительностью? Девчонка; кажется, пошла ва-банк. С трудом выдавив улыбку, Ауленберг ответил:
        - Благодарю вас за приглашение, графиня. Почту за честь посетить вас.
        - Передавайте привет вашей милой Элизе. Я жду ее.
        Распрощавшись с графиней, Фридрих, зло дергая усом, велел кучеру ехать на Кертнерштрассе. Барону не очень хотелось встречаться с женой, но следовало поставить девчонку на место. Похоже, она решила окончательно сломить его. Сначала на каждом перекрестке знакомые без конца судачили о его скандальном браке, а теперь внезапно воспылали желанием познакомиться с баронессой фон Ауленберг. Фридрих едва не застонал от безысходности, чувствуя, что попал в западню.
        В маленькой гостиной Элиза и Анна лакомились свежими пирожными и, словно давние приятельницы, о чем-то мило щебетали и тихо посмеивались. При появлении мрачного Ауленберга женщины замерли. Бросив взгляд на Анну, баронесса после легкой заминки встала, чтобы приветствовать супруга.
        Элиза протянула ему руку для поцелуя, но Фридрих грубо схватил ее за локоть и потащил в оранжерею, находящуюся рядом с гостиной.
        - Что происходит? - шипел он. - С какой стати ты шляешься по модисткам?
        - Чтобы заказать туалеты, более подходящие супруге барона фон Ауленберга, и завести новые знакомства, - как можно невозмутимее ответила Элиза.
        - Если начнут приходить приглашения от знатных семейств, ты лично напишешь письма с извинением, что не сможешь присутствовать на приемах! Придумай что угодно… например, что страдаешь головной болью и избегаешь шума! Я позволил тебе остаться в своем доме не для того, чтобы ты шлялась по всему городу! Не смей даже шагу ступить за порог, или же я немедленно отправлю тебя в Вюрсбаден, - он так стиснул ее руку, словно готов был тотчас усадить в карету и отправить в дальнее поместье.
        - У меня никогда не болит голова от шума, - заявила она яростным шепотом. - И я не собираюсь превращаться в узницу!
        Элиза вырвала у него руку и сердито зашагала к выходу из оранжереи. Фридрих ринулся за ней, но перед ним неожиданно возник князь Адольф.
        - Вместо того, чтобы запирать жену, ты лучше подумал бы о том, как исправить ситуацию.
        - В которой я оказался из-за интриг этой расчетливой девчонки!
        - Нет, из-за своих дурных привычек. Ты привык исполнять все свои прихоти, перед тобой никогда в жизни не возникало серьезных препятствий на пути к желанной цели, поэтому ты сам, по собственной воле и собственной глупости устроил себе ловушку. А когда тебе пытаются помочь, ты изо всех сил сопротивляешься своему счастью. Еще бы - барону фон Ауленбергу стыдно признаться в том, что он впервые в жизни влюблен! И в кого? В свою собственную жену.
        - Что сказал тебе Фридрих? - встревоженно спросила Анна, когда Элиза вернулась в гостиную.
        - Запретил покидать этот дом, - удрученно ответила девушка.
        - И ты согласилась с этим?
        - Я отказалась выполнять его приказания…
        - А он?
        - А Фридрих снова сбежал, - объявил дядюшка, вернувшийся из оранжереи. - Сбежал от своей любви. Только вряд ли ему удастся от нее избавиться.
        - Конечно! - воскликнула Анна и уверенно заявила: - Не пройдет и недели, как он признается Элизе в любви!
        План начал претворяться в жизнь уже на следующий день.



        ГЛАВА 25

        Фридрих сидел в кафе «Сентрал», потягивая коньяк и читая газету. Он уже собирался отправиться к себе в отель, когда в зал вошла группа молодых людей, среди которых находился барон фон Штраубах. Барон был, в общем-то, довольно приятным человеком и нравился Ауленбергу, но, к сожалению, в последнее время Йозеф попал под влияние Верхоффена и стал весьма циничным.
        Увидев бывших приятелей, Фридрих поморщился и собрался тут же покинуть кафе. Но они опередили намерение Ауленберга и, присев за его стол, предложили немедленно выпить в ознаменование окончания ссоры. Они были настроены весьма дружелюбно, и Фридрих решил немного задержаться в кафе. Совершенно неожиданно встреча оказалась весьма приятной, и Ауленберг впервые за последние две недели забыл о своих печалях, а вскоре уже сам предложил отправиться в клуб, чтобы сыграть партию в вист. Друзья охотно согласились.
        За разговорами, разбавленными коньяком и картами, время бежало незаметно, и Ауленберг удивился, когда часы пробили полночь. Спиртное развязало языки, беседа становилась все более откровенной и, наконец, Штраубах, не выдержав, спросил:
        - Фридрих, а как поживает твоя жена? Вы знаете, - он обратился к остальным, приятелям - баронесса фон Ауленберг настоящая красавица!
        - Барон, когда вы нас с ней познакомите? - раздались дружные возгласы.
        Ауленберг бросил на них холодный взгляд, ожидая услышать пошлости и скабрезности. Но в глазах мужчин читалось лишь искреннее любопытство, и Фридрих, сдержав гнев, как можно спокойнее ответил:
        - Возможно, на ближайшем балу я вас представлю.
        - Ах, какая красавица! - восхищенно покачал головой Штраубах. - Я уже имел честь пару раз встречаться с ней. Ауленберг, весьма эгоистично было с твоей стороны так быстро жениться на своей кузине, отняв у нас возможность поближе познакомиться с ней. Кто знает… возможно, сейчас она была бы моей женой.
        Ауленберг нервно дернул усом и попытался перевести разговор в игривое русло:
        - А я и не знал, что ты собираешься жениться. Что ж… Я постараюсь искупить свою вину и подыщу тебе подходящую невесту.
        - Как, Йозеф? Ты тоже собираешься жениться? - удивился один из приятелей. - Что происходит? Это теперь так модно?
        Его удивление было столь наивным и искренним, что Фридрих расслабился и от души рассмеялся вместе со Штраубахом.
        Утро Ауленберг встретил в прекрасном расположении духа. Похоже, все складывается не так уж плохо. Отношения с приятелями, вроде бы, восстановились, сплетни мало-помалу стали утихать. Что же касается Элизы… Пожалуй, очень неплохо, что баронесса фон Ауленберг с помощью его досточтимых родственников пытается покорить свет. Во всяком случае, это прекратит волну слухов, в которой они находились последнее время.
        Его благостное настроение нарушил стук в дверь.
        Лакей принес записку от графини Геренштадт. Фридрих вскрыл конверт и остолбенел. Анна интересовалась, с какой стати барон фон Ауленберг отправил свою супругу обратно в Вюрсбаден и даже не позволил ей собрать вещи.
        Следующие несколько дней Фридрих провел в нескончаемых метаниях по Вене. Первым делом он примчался в свой особняк, чтобы лично допросить своих слуг. Но все они уверяли, что не имеют никакого понятия о том, куда могла уехать баронесса. Горничные объяснили, что молодая хозяйка не оставила никаких указаний, когда отправлялась на прогулку в парк.
        Князь Вайер-Мюрау встретил его холодом. Ледяным голосом он поинтересовался у племянника, как долго он собирается подвергать свою супругу почти тюремному заключению в дальней усадьбе. Когда же взбешенный его упреками Фридрих объяснил, что понятия не имеет, куда пропала Элиза, дядюшка разволновался не меньше своего племянника и велел немедленно связаться с родителями девушки.
        Но Аманда Розенмильх также ничего не знала о судьбе своей дочери. Услышав, что Элиза исчезла, она всполошилась и заявила, что необходимо немедленно отправить на ее поиски полицию. Ауленбергу с трудом удалось уговорить тещу не поднимать до поры до времени шума. Он обещал, что его слуги постараются сами открыть местопребывание баронессы фон Ауленберг. Фридрих объяснил свое решение тем, что от взбалмошной девушки можно ожидать всякого рода сюрпризов и поднимать шум, рискуя привлечь внимание света, который только-только начал признавать его супругу, не стоит.
        Но, успокаивая Аманду, сам барон не верил своим словам. Больше всего он опасался, что Элиза решила покинуть не только Вену, но и саму Австрию. Помнится, ее большой мечтой были путешествия. Но в таком случае найти ее на просторах Европы (если только Европы) представлялось весьма затруднительным делом.
        Состояние князя фон Рудельштайна поразило Фридриха не меньше, чем исчезновение Элизы. Внешность князя Альберта привела барона в полное замешательство: под глазами Рудельштайна залегли темные тени, а подбородок слегка отливал отросшей щетиной. Князь находился в хорошем подпитии и встретил зятя угрюмым умозаключением:
        - Проклятье! Этим женщинам никогда не угодишь. Я исполнял все ее капризы! У нее было все, что она желала: деньги, драгоценности, отличный экипаж, великолепный особняк, вышколенные слуги… - и продолжил яростным шепотом: - Я даже был верен ей! Так чего она еще хочет?
        Князь снова выпил вина, затем тупо уставился в пустой бокал. Несколько минут он находился в зловещем молчании, а потом выпалил:
        - Уважения! Она требует уважения! - Альберт пронзил пространство возмущенным взглядом. - Она, видите ли, все это время была глубоко несчастна из-за двойственного положения! По-моему, она сошла с ума. Окончательно свихнулась… - Он посмотрел на Фридриха и неожиданно сухо поинтересовался: - Как поживает моя дочь? Аманда уверяет, что я погубил Элизу, выдав за вас. Но она склонна преувеличивать.
        - С Элизой все в порядке, - пожал плечами Фридрих. Что еще он мог сейчас сказать тестю?
        - Послушайте моего совета, Ауленберг, - князь вперил взгляд на зятя, пытаясь подчеркнуть важность своих слов. - Если девчонка начнет болтать об уважении к себе, заставьте ее замолчать. Никаких разговоров, никакой чепухи и никаких подарков! Как только вы позволите ей чуть больше положенного, она тут же обзовет вас лицемером и выставит из собственного дома.
        Фридрих хмуро допил коньяк и тяжело вздохнул. Совет князя опоздал как минимум на двадцать лет.
        Спустя пару дней вернулись из поместья слуги. Они сообщили, что Элиза в Вюрсбадене не появлялась. Отчаявшийся Фридрих уже решился заявить об исчезновении супруги в полицию, но его остановила взволнованная графиня Геренштадт.
        Ауленберг встретил невестку хмурым взглядом, не ожидая от ее посещения ничего, кроме очередных упреков. Но Анна, умоляюще глядя на него кроткими карими глазами, в которых светилось сочувствие, сразу же приступила к делу и сообщила, что не может дольше скрывать от него местонахождение Элизы.
        Услышав, что все это время его супруга скрывалась в монастыре Девы Марии на Хоэрмаркте, Фридрих с облегчением упал в кресло и нервно рассмеялся. Ну, конечно! Элиза много времени посвящала детям во Франции и, видимо, решила продолжить свою деятельность здесь, в Вене. Но зачем запирать себя в стенах монастыря? Он немедленно поедет за ней, будет любезен и обходителен, но, когда они вернутся домой, задаст дорогой женушке такую взбучку, что она навсегда забудет о своих фокусах.



        ГЛАВА 26

        Карета Ауленберга остановилась у высоких чугунных ворот. На его стук в маленькое окошечко выглянула женщина в монашеском облачении. Выслушав барона, она минуту помедлила, затем позволила ему войти.
        Двери распахнулись, и перед Фридрихом раскинулся огромный сад. Среди старых яблонь играли дети, одетые в одинаковые одежды серого цвета. Возле невысокого каменного здания сидели несколько женщин. Одна из них сжимала в руках крошечный узелок, а другая держала на коленях младенца. Еще два карапуза цеплялись за юбки матерей. Старшие дети хныкали и просили есть, но женщины не обращали на них никакого внимания и смотрели перед собой глазами, в которых застыла тоска. Острая жалость стеснила Фридриху грудь, и он быстро отвел глаза. Во всяком случае, его вины нет в том, что эти девицы оказались в таком положении.
        Дверь на крыльце распахнулась, и оттуда вышла пожилая монахиня. Не обращая внимания на девушек, встрепенувшихся при ее появлении, она представилась барону как заведующая приютом.
        - Полагаю, что вы - барон фон Ауленберг, - мило улыбнулась женщина. - Думаю, вам будет интересно познакомиться с детьми, которым вы решили помогать.
        Ее слова о благотворительности застали барона врасплох, но ему удалось совладать с собой, и, послушно кивнув, он отправился вместе с заведующей на прогулку по саду. Во всяком случае, Элизу он здесь увидит пренепременно.
        Так и вышло. Баронесса фон Ауленберг сидела на низенькой скамеечке возле клумбы с цветами. Вместо обычного платья на Элизе было монашеское одеяние. Вокруг нее прямо на земле устроились девочки разного возраста, одетые в серые платьица и светлые фартуки. Элиза читала им книгу, а дети не сводили с нее восторженных глаз.
        Заметив недоуменный взгляд Фридриха, заведующая понимающе кивнула и, сославшись на дела, оставила его. Ауленберг рассеянно кивнул ей и прислонился к стволу яблони.
        Когда Фридрих услышал, что Элиза спряталась от него в монастыре Девы Марии, он решил, что его супруга все это затеяла для того, чтобы привлечь его внимание, но теперь был вынужден упрекнуть себя за столь низменные подозрения. Картина, представшая перед ним, была достойна кисти художника, а девушка казалась воплощением настоящей самоотверженности и доброты.
        Элиза была так увлечена чтением, что ничего вокруг себя не замечала. Наконец она закрыла книгу и подняла глаза. Фридрих ожидал, что она вспыхнет, убежит или сделает еще что-либо подобное, но вместо этого она всего лишь мило улыбнулась ему и обратилась к детям:
        - Если вы не устали, я могу еще почитать.
        - Да! - радостно закричали девочки.
        Они смотрели на свою учительницу с обожанием, а Фридрих едва не закипел от гнева. Похоже, она издевается над ним! Он целых два дня метался по Вене, сходил с ума от тревоги из-за этой девчонки, а она смотрит на него совершенно невинными глазами! На ее лице нет ни малейшего проблеска радости от встречи с ним! Нахалка делает вид, что нет ничего важнее этих детей. Но с какой стати он должен стоять здесь и слушать глупые истории Диккенса?
        С трудом сдерживая раздражение, он подошел к Элизе. Девушка мгновенно уловила его настроение и закрыла книгу.
        - Извините, девочки, я должна вас познакомить с очень важным человеком. Он - брат графа Геренштадта и теперь станет вашим новым попечителем. Зовут его барон фон Ауленберг. Благодаря его пожертвованиям у вас очень скоро появятся новые игрушки, книги и башмаки. Думаю, он заслуживает вашей благодарности.
        Девочки послушно встали и принялись неловко приседать в реверансе со словами благодарности. Ничего не понимающий барон кивнул им, бросив встревоженный взгляд на Элизу.
        Когда воспитанницы, наконец, прекратили кланяться, девушка велела им заняться цветами, а сама медленно направилась по тропинке в сторону маленького фонтана, возле которого можно было переговорить без помех.
        Элиза заранее старательно обдумала то, что она будет делать, когда Фридрих найдет ее убежище. Сначала нужно изобразить удивление, затем - негодование, а в конце - радостно улыбнуться ему. А потом? Потом она будет действовать по обстановке. Но в тот миг, когда она вновь услышала его голос, сердце ее бешено заколотилось, а все мысли мгновенно улетучились прочь. Все закружилось, воздух и свет со всех сторон обрушились на девушку, с трудом сохранявшую сознание…
        - Что ты здесь делаешь? - возмущенно поинтересовался Ауленберг. - С какой стати ты здесь находишься?
        - Помогаю девочкам учиться, - очень спокойно ответила Элиза и присела на деревянную скамью возле распятия. - Я читаю им книги, учу их писать, шить и вязать, - она мило улыбнулась. - В этом нет ничего необычного. Между прочим, здесь рядом находится мужской монастырь, в котором устроен приют для мальчиков, и твой брат, граф Геренштадт, оказывает ему покровительство. Вильгельм часто наведывается туда и даже играет с мальчишками в футбол.
        Фридрих был так потрясен, что на миг забыл о причине своего присутствия в монастыре.
        - Вильгельм играет в футбол?
        - Ты этого не знал? - Элиза заглянула мужу в глаза. - Вот уже много лет граф Геренштадт жертвует значительные суммы на благотворительность. Когда я узнала об этом, то решила, что обязательно стану ему помогать. У меня ведь есть кое-какой опыт общения с несчастными крошками. А еще я подумала, что тебя не очень разозлит, если я сделаю от твоего имени приюту небольшое подношение. Надеюсь, ты не станешь меня за это ругать?
        Фридрих не мог выговорить ни слова. Все это было так неожиданно для него. Ошеломленно моргая, он уставился на незнакомую молодую женщину, которая сидела перед ним, стискивая в маленьких кулачках четки из змеевика. Ему казалось, что он с трудом узнает свою жену! Темное монашеское одеяние сделало Элизу более взрослой и строгой, и прежняя сумасбродная девочка превратилась в молодую женщину со строгим печальным взглядом. Против своей воли Фридрих заглянул в глаза Элизы и едва не задохнулся… Ее очи манили его окунуться в них, словно в чистый родник… Какое счастье, что он вновь видит Элизу, может с ней разговаривать и - главное - имеет полное право забрать с собой.
        - Я понял, что заставило тебя заняться воспитанием этих детей, но… Что все это значит? - Фридрих стиснул плечи Элизы и указал взглядом на ее монашеское одеяние. - Ты что, окончательно лишилась рассудка? Что ты вытворяешь? Как тебе в голову пришло облачиться во все это, да еще и остаться здесь?
        - Извини, если я огорчила тебя, - виновато проговорила она. - Но ты сам виноват. Если бы ты…
        Он не дал ей договорить:
        - Огорчила? Я, как последний дурак, ищу тебя по всей округе, а ты с видом робкой овечки смиренно просишь прощения.
        Лицо его запылало, глаза вспыхнули яростью, но Элиза чувствовала, что не испытывает страха. Он искал ее, он волновался… разве же это не признание ее победы над ним?
        - Ты немедленно возвращаешься домой! И никто не посмеет тебя здесь оставить! Могу заявить об этом всем обитателям этого божьего заведения! Никто не посмеет тебя здесь задержать!
        - Я вправе распоряжаться своим временем, - кротко заявила Элиза. - А в стенах божьего заведения не следует так громко кричать.
        Она легко заскользила по тропинке в сторону цветника, где в обществе монахинь копошились воспитанницы. Фридрих угрюмо наблюдал со стороны, как Элиза о чем-то коротко сообщила сестрам и нежно распрощалась с девочками, которые тут же повисли на ее шее. Девушка виновато улыбнулась малышкам и, прижав к груди руки, что-то им пообещала. Затем она вернулась к мужу.
        Фридрих сердито взглянул на нее и зашагал к выходу.



        ГЛАВА 27

        Вытащив Элизу за ворота, Ауленберг быстро посадил ее в карету и плюхнулся рядом.
        - Проклятье! - неожиданно прорычал он.
        Неподалеку от них стоял открытый экипаж. В нем сидел граф Верхоффен. Его скользкая ухмылка ясно давала понять, что он заметил, как Фридрих пытается старательно укрыть от посторонних глаз свою спутницу. Возможно, он успел узнать в скромной монахине баронессу фон Ауленберг.
        Бросив в его сторону мрачный взгляд, Фридрих захлопнул двери кареты и обреченно посмотрел на жену.
        - Хорошенький новый подарочек ты мне преподнесла, - буркнул он. - Похоже, о мирной и спокойной жизни мне мечтать не приходится.
        - А ты о ней уже начал мечтать? - невинным голоском поинтересовалась Элиза.
        - Не строй из себя дурочку! Ты, кажется, уже встречалась с этим подлецом. Можешь быть уверена - мерзавец тоже тебя не забыл и очень скоро растрезвонит по всей Вене, что ты скрывалась от меня в монастыре. - Он приблизил к ней лицо и сильно встряхнул за плечи. - Проклятье! Это последняя капля, Элиза. Мне надоело быть посмешищем в глазах целого света. Мы немедленно едем в Вюрсбаден.
        - Ни за что! - она посмотрела на него с отчаянной решимостью. - Лицемер! Ты не меньше моего ценишь свободу, но почему-то отказываешь мне в праве пользоваться ею. Когда нам велели обвенчаться, я была вынуждена подчиниться воле своего отца, и это вполне понятно. Но ты… ты подчинился потому, что струсил! Ты - смелый, умный, красивый мужчина, которого я считала своим лучшим другом и которому поверила. Поверила и впервые в жизни полюбила. Но ты оказался трусом. Еще бы - мой отец мог уничтожить тебя, а твой дядя лишить наследства. Ты поэтому и повел меня под венец. Ты подчинился условностям, которые всегда презирал. А теперь винишь меня в своих проблемах. Неужели ты ничего не понял? Если бы в ту ужасную ночь ты протянул мне руку и позвал за собой, я оставила бы все и всех. Я пошла бы за тобой на край света без всякого венчания. Просто потому что люблю тебя. Но ты всего лишь позвал меня под венец.
        - Я поступил так, чтобы избавить тебя от позора! И ты не смеешь обвинять меня в трусости! - зашипел он ей в лицо, до глубины души уязвленный ее обвинениями. - А ты теперь - моя жена, обязана подчиняться мне и вести себя на людях так, как я велю.
        - А разве я могу считать себя вполне твоей женой? - подозрительно мягко спросила Элиза.
        Не успел Фридрих опомниться, как ее пальцы быстро расстегнули пуговицы на его сюртуке и заскользили вдоль застежки жилета.
        - Что ты делаешь? - он схватил ее за запястья. - Ради бога, что на тебя нашло?
        Она прильнула к нему так близко, что он ощутил запах жасмина. Опять этот аромат, сводящий его с ума! Он не покидает ее даже в монастыре!
        - Я хочу быть твоей женой и не желаю, чтобы для нас с тобой существовали какие-то глупые запреты… - Элиза легко расстегнула его жилет и ласково провела рукой по мягкому шелку рубашки. В следующее мгновение она ловким движением развязала его галстук, распахнула рубашку и прижалась щекой к его груди. - Ты ведь хочешь этого, милый?..
        Столь откровенное приглашение к блаженству невозможно было отвергнуть.
        - Да!
        Их губы слились воедино, а все обиды перестали существовать. Он гладил ее кожу дрожащими пальцами, боготворя малейшие изгибы ее восхитительной фигуры, упиваясь теплом и податливостью ее тела. Руки сорвали с ее плеч темное монашеское одеяние и освободили золотистые волосы Элизы, туго стянутые на затылке. Они рассыпались вокруг головы, озарив своим сиянием темноту кареты.
        Несколько бесконечно долгих мгновений он любовался своей женой, затем вновь притянул к себе и впился жадными губами в нежную шею. И она застонала, замирая от нахлынувшего желания.
        - Неужели это не сон… - услышал он ее тихий шепот.
        - Сон? Неужели я тебе снился?
        - Ты снишься мне каждую ночь.
        - Надеюсь, это были грешные сны? - он провел рукой по ее бедру, и тело Элизы тут же откликнулось на эту ласку.
        - Это были восхитительные сны.
        - И что я в них делал? - промурлыкал он, медленно освобождая ее от последних остатков одежды и усаживая к себе на колени.
        Элиза смущенно ахнула и попыталась ускользнуть от него, но Фридрих не позволил ей этого сделать и вновь прильнул губами к тонкой шее.
        - Так что же мы делали во сне?
        - Мы… занимались любовью…
        - Как? - шепнул он, поцелуями прокладывая дорожку к ее груди.
        - … я не помню…
        - Попробую освежить твою память, - шепнул он, а его руки начали совершенно бесстыдное движение вокруг ее обнаженного тела, спускаясь все ниже и ниже… - Наверно, я заставлял тебя извиваться, трепетать и задыхаться от наслаждения…
        Еще мгновение - и Элиза уже сама рванулась ему навстречу, стремясь слиться с ним в единое целое…
        - Люблю тебя…
        - Люблю тебя…
        Откуда-то издалека до них доносился стук копыт и колес, но они забыли обо всем на свете, о том, куда везет их карета… Впрочем, они знали, что карета везет их в страну под названием Любовь… И они впервые любили друг друга, любили свободно и полно, забыв обо всех ограничениях. И любовь их, достигнув апогея, наконец взорвалась восхитительным освобождением.
        - Интересные сны вам снятся, баронесса фон Ауленберг, - усмехнулся Фридрих чуть позже, когда они вместе вернулись домой. Впервые он видел Элизу настолько счастливой и восхитительно соблазнительной. Он не отрывал от нее глаз. В их таинственной глубине светилась любовь.
        - То, что происходит наяву, намного интереснее, сударь, - с лукавой улыбкой отозвалась она и, раскинув руки, упала навзничь в постель. - Вы - невероятно безнравственный человек, барон. Распутник и искуситель. Что я теперь скажу своему мужу? Он может убить меня за измену…
        - Скажи ему правду, - усмехнулся он ее шутке. - И не забудь упомянуть о том, что мы занимались любовью в его карете.
        Проснувшись поздним утром, Элиза долго не могла понять, где находится. Она впервые оказалась в спальне мужа на Кертнерштрассе. Припомнив приключения прошедшего дня и долгой ночи, она в истоме сладко потянулась. Ночь любви… Боже, как она счастлива!
        На полу возле кровати Элиза обнаружила черное одеяние монахини. Но облачаться в нее девушка больше не хотела и потому укуталась в простыню.
        Фридрих стоял у окна в соседней комнате с довольно хмурым видом.
        - Доброе утро, - проворковала Элиза.
        Он окинул ее быстрым взглядом, избегая смотреть в глаза. По его телу пробежала нервная дрожь. Страх? Он боится оставаться с ней, боится самого себя…
        - Что с тобой?.. - она ласково коснулась его плеча. Он потянулся к ней, но тут же сердито отдернул руку.
        - Со мной все в порядке, а вот что происходит с тобой? Со дня нашей свадьбы и месяца не прошло, а ты уже распоряжаешься моей жизнью. С какой стати ты решила сделать меня попечителем детей? Помогай им от своего имени!
        Элиза с недоумением смотрела на мужа. У нее возникло ощущение, что Фридрих ищет повод поссориться с ней.
        - Я хочу, чтобы все знали, что ты добрый и порядочный человек, которому искренне жаль этих малюток, - старательно объяснила она и смущенно улыбнулась.
        - А меня ты спросила? Может быть, я не хочу казаться лучше, чем есть. Никто из моих приятелей никогда в жизни не занимался подобными вещами!
        - А ты не находишь, что пора поменять круг общения? - осторожно спросила Элиза, пытаясь успокоить Фридриха. - Может быть, тебе следует иметь друзей среди тех, кто искренне желает людям добра, а не плетет сети лицемерия и интриг. Полагаю, что мало кто из твоих прежних приятелей поддержал тебя, когда ты… загрустил после нашего венчания.
        - Мне кажется, что тебе пора прекратить вмешиваться в мою жизнь, - сухо заявил он. - Если я и собираюсь заняться чем-то дельным, то это вовсе не помощь детскому приюту. А тебе не стоит пытаться управлять моей жизнью. Впрочем, деньгами можешь распоряжаться так, как считаешь нужным. Я не возбраняю тебе заниматься благотворительностью.
        Девушка похолодела. Что происходит? Почему он ведет себя так, словно между ними ничего не произошло?
        - Тебе не стоит вновь напоминать мне о том, что я вторглась в твой дом, завладела имуществом… Пойми, я не посягаю на твою свободу, я лишь хочу помочь тебе, хочу вернуть тебе самоуважение, которое у тебя отняли по моей вине, - глаза ее увлажнились, и Элиза с трудом сдерживала слезы. - Я хочу быть твоей женой, твоей любовницей и… твоим другом. Разве ты этого не хочешь?
        Он посмотрел на нее странным взглядом. Больше всего на свете ему хотелось заключить Элизу в объятия, но… он не собирался так легко признать свое поражение. Стараясь ничем не выдать своих эмоций, Ауленберг резко поднялся и вышел из комнаты так быстро, словно за ним гналось чудовище.
        Элиза горько расплакалась. Она проиграла. Она пыталась вернуть любимого человека и не смогла. Что же делать? Жить своей жизнью? Жизнью без него?..



        ГЛАВА 28

        В гостиной за утренним завтраком собралось вся компания заговорщиков - князь Вайер-Мюрау, фрау Розенмильх и граф Геренштадт с супругой. Их изумлению не было предела, когда они узнали, что Фридрих вновь сбежал из дома.
        Аманда решила подняться в спальню дочери, чтобы выяснить самые сокровенные подробности.
        К этому времени девушка уже приняла душистую ванну и устало рассматривала свое отражение в зеркале. Ей хотелось разобраться в себе и в том, что произошло.
        - Ох, мама, я уже ничего не понимаю, - с несчастным видом прошептала Элиза. - Это была дивная ночь, и Фридрих был таким нежным и ласковым… Но утром он вновь ушел от меня!
        - Если твой супруг всю ночь напролет считал с тобой падающие звезды, значит, ты тревожишься напрасно, - улыбнулась Аманда. - Уж поверь моему опыту - волноваться совершенно не о чем. Он любит тебя. Просто Фридрих слишком быстро расстался со статусом холостяка и все еще испытывает сожаление об утраченной свободе. Даже самые лучшие в мире мужчины очень упорно держатся за свою независимость. Им трудно признать, что они весьма нуждаются в женщинах, - успокаивала девушку мать. - Но время все расставляет по своим местам. Фридрих уже доказал, что страдает без тебя. Не стоит торопить его. Пусть он сам признает свою ошибку…
        Слова матери ошеломили Элизу. Конечно же, Фридрих боится потерять свою свободу, как некогда боялась она сама. И потому бежит от своей любви… Но как убедить его в том, что он ошибается? Как долго придется ждать, чтобы он сам захотел вернуться к ней?
        Их разговор прервал стук в дверь, и вошла служанка.
        - Прошу прощения, ваше сиятельство… Вас ждет князь фон Рудельштайн.
        Аманда вспыхнула и, слегка разрумянившись, наигранно простонала:
        - Когда же он от меня отстанет? Еще одного разговора с ним я не выдержу. Мы должны спуститься в гостиную вместе, так мне будет легче.
        В ожидании дам, князь быстрыми шагами мерил гостиную. Увидев Аманду, он сразу же набросился на нее с упреками:
        - С какой стати ты находишься здесь? Кажется, никто не выгонял тебя из твоего особняка!
        - Когда у моей дочери неприятности, я должна быть рядом с ней, - ответила Аманда, высоко подняв точеный носик.
        - Ах, вот оно что! Как я сразу не догадался, что все это - твои происки.
        - В чем ты обвиняешь меня на этот раз? - холодно поинтересовалась женщина. - Насколько я помню, в замужестве дочери виновен лишь ты один.
        Князь еле сдержался, чтобы не перевернуть от злости попавшийся на пути стол.
        - Оставь нас. Я хочу поговорить с Элизой наедине, - раздраженно заявил он.
        - Ваша светлость, вы можете говорить совершенно свободно. У меня нет секретов от матери, - твердо заявила Элиза.
        Альберт расправил плечи, выпятил грудь и гневно спросил:
        - Знаете ли вы, баронесса, что вашего мужа поливают грязью его бывшие дружки?
        - Что? - Элиза ухватилась за спинку стула.
        - Ауленберг стал объектом пошлых шуток. По всей Вене носится сплетня о том, что он соблазнил монахиню и всю ночь занимался с ней любовью прямо в карете. А в это время его супруга шьет себе умопомрачительные туалеты для выхода в свет. Якобы для того, чтобы завести себе кучу любовников. Нечего сказать - чудесное семейство Ауленбергов!
        - Это… это ложь! - выдохнула Элиза и метнула на мать обеспокоенный взгляд. Девушка почувствовала, как холод охватил все ее тело. Проблемы в их семье стали достоянием всей Вены, и злые языки не преминули этим воспользоваться. И виновата в этом она. До сих пор девушка считала, что только женщина расплачивается за свою любовь. Ей и в голову не приходило, что мужчины тоже несут наказание, подчас даже большее, чем их возлюбленные.
        - Если у вас с мужем есть какие - то разногласия, девочка, то советую разрешить их. И чем скорее, тем лучше, - заявил князь.
        Элиза бросилась прочь из гостиной. Сердце ее защемило от боли.
        В картинной галерее девушку ожидала графиня Геренштадт. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, потом Анна, кусая губы, осторожно сказала:
        - Прости меня…
        Графиня Герештадт чувствовала себя ужасно. Ей уже было известно, что по Вене помчалась новая волна слухов, и Анна чувствовала личную вину за произошедшее. Именно ей принадлежала идея разыграть Фридриха. Теперь она мучительно соображала, как исправить создавшееся положение.
        - При чем здесь ты?.. - удивилась Элиза и обреченно прислонилась к прохладной стене. - Во всем виновата одна я… Как теперь все исправить?
        - Лучший способ борьбы со сплетнями - это не обращать на них внимания и держать голову повыше, - после недолгих размышлений задумчиво сказала Анна. - И злые языки обязательно умолкнут.
        Князь и его бывшая любовница некоторое время хранили молчание. Аманда заметила, как осунулось лицо возлюбленного, но тут же постаралась подавить предательскую жалость, старательно припомнив все обиды, нанесенные ей Альбертом.
        - По-моему, нашу дочь уже поздно воспитывать. Как ты считаешь?
        - Лучше поздно, чем никогда, - он тяжело вздохнул. - Прошлого не вернуть, но я должен попытаться изменить настоящее.
        Аманда силилась не смотреть на него, но серые глаза Альберта притягивали ее как магнит. Как часто она видела в них нежность и страсть! Пытаясь справиться с собой, она деловито спросила:
        - Ты можешь помочь Элизе и ее мужу?
        - Я собираюсь объявить, что все эти сплетни наносят оскорбление именно мне, - он провел рукой по гладко выбритой щеке. - Думаю, что мне стоит первое время сопровождать их обоих на светских приемах. И переговорить с герцогом Лейдендорфом. Мне отчего-то кажется, что наш зять может заинтересовать его. У Фридриха ярко выраженный авантюрный склад характера, а герцог давно уже подыскивает в свой департамент именно такого человека. Если Ауленберг не полный кретин, он обязательно воспользуется предложением Лейдендорфа.
        - Спасибо, Альберт, - прошептала Аманда. - Я рада, что ты пытаешься помочь Элизе.
        Они стояли друг против друга с глазами, полными вновь вспыхнувших чувств. Впрочем, разве их чувства куда-нибудь исчезали?..
        - Собирай вещи, - хриплым голосом сказал князь. - Я немедленно забираю тебя к себе домой.
        - Что?..
        - Собирай вещи. Ты доказала, что достойна уважения, и я буду тебя уважать! А теперь мы едем в мой особняк. Ты что, оглохла?
        Но Аманда не оглохла, а лишилась речи. Он так ничего и не понял и вновь обращается с ней, как с игрушкой. Но она не намерена терпеть его приказания.
        - Я никуда не поеду.
        - Не упрямься, милая. Я позволю тебе делать все, что ты захочешь. Можешь курить, кататься верхом и открыто посещать театр, кафе или прочие людные места.
        И ни одного слова любви…
        - Не могу поверить, что прожила с тобой столько лет, - убитым голосом прошептала она. - Не могу поверить в то, что любила тебя, спала с тобой и совершенно не знала тебя. Что ты за человек, Альберт?
        - Я обычный человек, и ты знаешь меня ровно столько, насколько женщина вообще может знать мужчину! - рявкнул князь.
        Аманда медленно повернулась и направилась к выходу.
        - Куда ты? - он поймал ее за локоть.
        - Отпусти меня! - Она вырвала руку и бросила на него испепеляющий взгляд. - Ты самый напыщенный, эгоистичный, самовлюбленный болван. Тебе нужна не я. Тебе нужна кухарка, экономка и шлюха одновременно. Ну, так найми их, а меня оставь в покое!
        Выплеснув все это на него, она гордо приподняла голову и вышла из гостиной. Когда он выскочил вслед за ней, Аманда уже поднималась по лестнице, так величественно, словно истинная аристократка.
        - Упрямая женщина! - прорычал он, бросаясь за ней.
        - А вы - упрямый мужчина, - на верхних ступеньках стояла графиня Геренштадт с выражением презрения на лице. - Похоже, вы так ничего не поняли?
        - Прошу прощения, графиня, но мои дела вас не касаются, - отчеканил князь, продолжая подниматься вслед за любовницей, которая старательно делала вид, что не происходит ничего странного.
        - Вы считаете, что, исполняя капризы Аманды, заботились о ней. Но это не так. Вы думали лишь об исполнении собственных прихотей, нимало не задумываясь о том, чего хочет и в чем действительно нуждается она.
        - Неправда! - запротестовал Альберт. - Я дал ей все, что она хотела: дом, собственный выезд, драгоценности.
        - О да, - усмехнулась Анна. - Вы щедро оплачивали ее услуги, словно она была банальной содержанкой. Но эта женщина все эти годы любила только вас! А вы приказываете ей, словно служанке. Поверьте, не все в мире можно купить за деньги, - юная графиня снисходительно и печально посмотрела на разъяренного князя. - Ваша подруга - красивая, умная женщина, у нее доброе сердце. Она жила с вами, жила вами, не настаивая на брачных узах, потому что верила в то, что вы любите ее. И только тогда, когда поняла свою ошибку, она ушла от вас. Не настаивайте на ее возвращении к вам.
        - Но Аманда - моя любовница! - вскричал Альберт, дрожа от негодования. - Она принадлежит мне! Видит Бог, я дорого заплатил за место в ее постели. Я отдал ей все. Все!
        - Ваша, говорите? - хмыкнула Анна. - Вы считаете Аманду своей собственностью? Разумеется, вы ведь купили ее так же, как покупаете мебель и булавки для галстука. Выходит, что и впрямь считаете ее шлюхой.
        Слова графини заставила князя похолодеть. Да как смеет эта сопливая девчонка так разговаривать с ним? И как смеет Аманда желать большего? Разве он мало ей дал? Она принадлежит ему и душой и телом, а капризы скоро пройдут.
        - Не ожидал от вас подобной грубости, графиня, - холодно проговорил Альберт. - Полагаю, что ваш супруг вряд ли одобрит такое поведение.
        - Мой супруг никогда не позволяет себе обращаться со мной, как с куклой, - отозвалась Анна. - И, возможно, именно поэтому я предпочла его всем остальным мужчинам. Полагаю, что Вильгельм в разговоре с вами высказался бы еще более резко.
        Уязвленный князь быстро сбежал по ступенькам вниз и покинул особняк Ауленбергов, громко хлопнув дверью.
        Анна с фрау Розенмильх грустно переглянулись, припомнив, как утром точно так же выбежал из дома Фридрих. Он был точно так же разгневан и так же сильно хлопнул дверью.
        Целый день Фридрих провел в отеле, мечтая о том, чтобы вернуться домой. Но так и не решился это сделать. Чтобы развеяться, он решил пройтись по парку, надеясь найти уголок, где его никто не станет беспокоить.
        Он долго сидел на скамье у озера, задумчиво рассматривая рябь на воде, по которой гулял ветер. Мыслями он был в своем особняке на Кертнерштрассе. Чем в эти минуты занимается Элиза? О том, что она сейчас чувствовала, Ауленберг даже думать боялся.
        Слова Элизы задели Фридриха. После женитьбы он и впрямь стал одинок. Впрочем, разве не был он одинок прежде? Как он жил до сих пор? Ходил в клуб, играл в карты, участвовал в интригах, соблазнял женщин, дрался на дуэлях, общался с приятелями, но при этом ни одного из них не мог назвать настоящим другом. Когда же он оказался в идиотском положении, никто из закадычных приятелей не посочувствовал и не помог советом. Никто. Только насмешки звучали в его адрес. И вот теперь появился человек, который решил выступить в его защиту. И этот человек - Элиза. Подумать только, если бы они не встретились, он и сейчас мог довольствоваться пустыми однообразными развлечениями, которые давно наскучили ему. Он продолжал бы катиться по накатанному пути, если бы не решился принять ее необычное предложение. Теперь ему казалось, что он сразу же разглядел в ней необычную женщину. А потом… полюбил ее. Да, теперь он был уверен, что любит свою жену. И ничего не в силах с этим поделать.
        - Не помешаю твоим раздумьям?
        Фридрих был так поглощен своими мыслями, что не заметил, как барон фон Штраубах подошел и присел рядом с ним на скамью.
        - Не возражаешь? - на всякий случай спросил Йозеф, а затем вежливо поинтересовался: - Как поживает милая баронесса?
        - Прекрасно, - натянуто улыбаясь, ответил Фридрих.
        - Надеюсь, ты позволишь мне потанцевать с твоей женой на ближайшем балу? Обещаю, что буду предельно вежлив.
        - Если она пожелает, то ничего не имею против, - буркнул Ауленберг. Пока что придраться к Йозефу было нельзя. Интересно, Штраубах и в самом деле решил принять его сторону или же участвует в очередной интриге Верхоффена?
        Ауленберг внимательно взглянул в лицо приятеля. Он искал признаки злорадства, но в ответ увидел лишь точно такой же пристальный взгляд.
        - Я должен предупредить, что наши бывшие друзья затевают что-то против тебя и твоего брата, - Штраубах смотрел на барона серьезными глазами, в которых читалось сочувствие. - Не знаю подробностей, потому что с некоторых пор решил расстаться с этой компанией, но прошу тебя быть осторожным. В ответ Фридрих молча кивнул: - Благодарю. Рад, что могу считать тебя своим другом, - он протянул Йозефу руку.
        Вечер Ауленберг собирался провести за игрой в карты, надеясь, что беспечная болтовня с приятелями развеет его тоску. Но он очень ошибся. Стоило ему лишь перешагнуть порог клуба, как он тут же столкнулся нос к носу со Штайером. Исключительно вежливо поздоровавшись, Франц поинтересовался:
        - Говорят, в этом сезоне модно заводить любовниц-монахинь? Среди них можно найти очень миленькие экземпляры. А страсти у Христовых невест, наверно, скопилось побольше, чем у девиц в некоторых веселых заведениях!
        Он так пошло подмигнул при этом, что Фридрих едва не набросился на него с кулаками. Только присутствие вездесущих газетчиков, падких на скандалы, удержало его от этого.
        - Держитесь подальше от меня, сударь. И передайте вашему приятелю со змеиным языком… Я говорю о графе Верхоффене. Передайте этому господину, что я никому не позволю оскорблять свое имя.
        Его мрачный вид остудил разгоряченного вином Штайера и прочих шалопаев. Всем было прекрасно известно, что барон Ауленберг виртуозно владел шпагой и отличался довольно меткой стрельбой. Именно последнее соображение заставило их поспешно ретироваться из клуба.
        Если до сих пор Ауленберг питал слабую надежду на то, что Верхоффен не узнал их с Элизой в темноте, то теперь она развеялась как дым. К излишне скоропалительному венчанию прибавилось бегство его супруги в монастырь, и все это наносило непоправимый урон его чести. По правде говоря, Фридриха в последнее время смущал тот факт, что его начало беспокоить мнение света. Никогда в жизни Ауленберг не считался с законами о приличии и с гордостью носил свою репутацию распутника и повесы. Что же изменилось? Почему теперь он пытается спасти свою честь и честь Элизы?



        ГЛАВА 29

        Главным событием сезона обещал стать бал во дворце князя Августа фон Геллерштайна. Все аристократы Австрии стремились оказаться в гостях у князя, но лишь малая часть избранных удостоилась приглашений. Среди счастливчиков оказались супружеские пары фон Геренштадт и фон Ауленберг. Они не знали, что обязаны этой честью князю фон Рудельштайну, который решил, что первый выход в свет его дочери должен произойти именно во дворце князей фон Геллерштайнов.
        Времени для подготовки к балу оставалось невероятно мало, поэтому Анна полностью отдала себя этому хлопотливому занятию. Первым делом она заказала великолепное платье для баронессы фон Ауленберг и только потом уже занялась туалетом для себя. Анна выписала из Франции роскошный темно-синий муар и мерцающую маленькими звездами серебряную вуаль, изумительно подходившие к ее белоснежной коже и темно-каштановым кудрям. Несмотря на это, графиня с удовольствием уступила бы эти ткани Элизе, но оказалось, что они делали слишком мрачным облик светловолосой баронессы. Пришлось спешно искать по модным салонам и магазинам что-либо более подходящее.
        Когда с бальными туалетами все было решено, графиня принялась старательно обучать Элизу правилам сложного дворцового этикета. Девушка с признательностью внимала урокам, но было совершенно очевидно, что ее ничто не радовало.
        Элиза считала, что больше не увидит своего мужа. Первые два дня после возвращения из монастыря девушка была словно в лихорадке. Она сбегала по лестнице всякий раз, когда слышала звонок в дверь, но лишь для того, чтобы тут же вернуться к себе. Все не то, не то… Приходили подруги графини Анны, приятели Вильгельма и князя Вайер-Мюрау, а от Фридриха не было ничего. Ни письма, ни записки, ни весточки. Надежда, что Ауленберг одумается и вернется домой, таяла с каждым днем, а вместе с ней таяла и сама Элиза. Она все реже стала выходить из своей комнаты, плохо ела и часто плакала. Разумеется, девушка тщательно скрывала свои слезы, но краснота и припухлость под глазами выдавали ее с головою. Все в доме жалели баронессу, но совершенно не представляли, как ей помочь.
        Фрау Розенмильх порой оставалась ночевать в доме у дочери, чтобы помочь ей справиться с тоской.
        - Мама, почему с мужчинами так сложно? - однажды спросила Элиза.
        - Хотела бы и я это знать, - пробормотала Аманда, ласково перебирая кудри дочери. Ей и самой было сейчас не легче, чем дочери. Она изо всех сил старалась не вспоминать о князе и изо всех сил мешала себе искать повод для примирения с ним. Прежде всего она должна была думать об Элизе. В глазах девочки читалась такая обреченность, словно на ее хрупкие плечи обрушилась вся тяжесть мира.
        Девушка сделала судорожный вдох и шепотом спросила:
        - А что, если он ко мне никогда не вернется?
        - Ну, вот еще! - возмутилась мать. - Обязательно вернется.
        - А если все-таки не вернется… Как ты думаешь, я смогу разлюбить его?
        - Не знаю, милая, - глаза женщины наполнились слезами. - Я умею только любить, а расставаться с этой напастью у меня у самой пока не получается. Что ж, будем учиться этому вместе.
        Тревожное состояние Элизы весьма беспокоило Анну. Графиня винила себя за все, что происходит с девушкой.
        - Она такая нежная и ранимая, - не раз всхлипывала Анна на плече у мужа. - Не понимаю, в чем мы ошиблись?
        - Мы все сделали правильно, - утешал ее супруг, однако в голосе его не было уверенности. Несмотря на их замечательный план, Элиза оставалась по-прежнему далека от Фридриха…
        Но графиня фон Геренштадт не падала духом. Тайком от Элизы Анна лично отправила Ауленбергу записку с приглашением на бал. Ответа, разумеется, не пришло, но графиня не сомневалась, что Фридрих не позволит себе пренебречь приглашением князя фон Геллерштайна.
        Фридрих был тщательно выбрит, безупречно одет, и лишь морщинки возле глаз выдавали его усталость и напряжение. Все последние дни он посвятил мучительным размышлениям о своей дальнейшей жизни и неожиданно пришел к выводу, что сражается сам с собой. Зачем сопротивляться чувствам, если и так ясно, что он любит свою жену? Да и как может быть иначе? Элиза является совершенно уникальной женщиной: став его законной супругой, она оказалась еще и восхитительной любовницей. Нельзя забывать и о том, что она искренне пытается ему помочь. Но… маленький червь сомнения продолжал точить его душу. Слишком много женщин побывало в его объятиях, чтобы верить даже самой лучшей из дочерей Евы…
        Барон был весьма удивлен приглашением князя фон Геллерштайна, учитывая то, что вокруг имени барона фон Ауленберга кружился целый хоровод слухов. Отказываться от подобной чести явилось бы большой глупостью, поэтому в назначенный час Фридрих прибыл к себе домой на Кертнерштрассе, чтобы вместе со своей супругой отправиться на бал.
        Ауленберг ожидал увидеть Элизу во всем блеске, но оцепенел от изумления, когда увидел, что по лестнице к нему спускается волшебное видение, в котором он с трудом узнал свою супругу. Вокруг тоненькой фигурки баронессы струилось изумительное платье цвета неспелого яблока, а низкое декольте стыдливо укрывалось облаком золотистой вуали. Высокую прическу украшал цветок магнолии, в котором сверкали капельки алмазов, и точно такое же мерцание окружало шею и полуобнаженную грудь девушки. Когда Фридрих подал руку жене, то уловил восхитительный аромат с легким оттенком жасмина, Голова мгновенно закружилась, но барон справился с собой, хотя в душе призывал громы и молнии на всех женщин на свете. Похоже, сегодня вечером ему не придется скучать.
        Дворец князей фон Геллерштайн сиял огнями и изысканным великолепием. Теплый июльский вечер, напоенный ароматами цветов, как нельзя лучше подходил для проведения праздника. Казалось, сама природа ликует вместе с собравшимися на бал людьми.
        Элиза чувствовала себя испуганным котенком, во рту у нее пересохло, а руки в длинных перчатках заледенели. Она никак не ожидала, что почувствует страх. Девушка едва не теряла сознание, когда поднималась по широкой мраморной лестнице дворца под пристальными взглядами великосветских особ.
        Когда они вошли в огромный зал, стены которого были увиты гирляндами восхитительных роз, дворецкий торжественно объявил:
        - Барон и баронесса фон Ауленберг!
        В тот же миг в сторону Элизы и Фридриха повернулись лица всех гостей. Испуганная всеобщим вниманием, девушка с трудом понимала, кого видит перед собой. Ей казалось, что все эти люди сливаются перед ней в одно блистающее пятно.
        Князь Альберт торжественно представил свою дочь и зятя хозяевам дома. Князь и княгиня фон Геллерштайны милостиво приветствовали молодую пару, после чего Элиза с мужем прошли в зал, где должен был состояться бал. Дрожь постепенно прошла, и девушка с удовольствием отметила, что ее супруг по праву считается самым красивым мужчиной Австрии - во всяком случае, на этом приеме ему не было равных. Все дамы оборачивались ему вслед, но Элиза не испытывала ни одного укола ревности. Глаза Фридриха смотрели только на нее, свою супругу.
        Барона и баронессу фон Ауленберг сердечно приветствовали знакомые князя фон Руделыитайна и князя фон Вайер-Мюрау. Что касается остальных гостей, то глаза одних искрились любопытством, а других - неприкрытым сарказмом. Но даже злопыхатели вынуждены были признать, что молодые супруги смотрятся восхитительно: темноволосый красавец с черным взором и златокудрая богиня с глазами цвета неба.
        Заметив в толпе знакомых дам, Элиза вежливо улыбнулась им, и те не замедлили приблизиться к чете Ауленбергов. Дамы рассыпались в комплиментах, наперебой расхваливая безупречный вкус баронессы, чем ввели ее в краску. К счастью, к Элизе на выручку поспешила графиня фон Геренштадт, и беседа потекла более непринужденно.
        Рядом с Элизой и Анной образовался настоящий женский круговорот, и Фридрих счел нужным оставить дам и подойти к брату, который оживленно беседовал со своими знакомыми о проблемах Чехии и Моравии.
        Увлеченный разговором, Фридрих на время выпустил из поля зрения Элизу. Ауленберга давно занимали вопросы политики, но в кругу его бывших приятелей считалось дурным тоном болтать о чем-то ином, нежели женщины и карты. И теперь впервые Фридрих с удовольствием ощущал удовольствие от того, что с ним на равных разговаривают умные, серьезные люди.
        Неожиданно в канву беседы ворвались чарующие звуки «Лебединого озера». Музыка, нежная и величественная, проникала в душу и заставляла трепетать сердце. За Чайковским последовал Лист, затем Шуман. Удивленный мастерством исполнителя, Фридрих оставил Вильгельма завершать спор с послом Пруссии и решил подойти поближе к роялю, за которым сидела… его супруга. Вокруг Элизы собралась целая толпа ценителей музыки. Ауленберг увидел, с каким восторгом они слушают игру молодой баронессы, но сама Элиза, играя со все нарастающим воодушевлением, казалось, не замечала никого и ничего вокруг себя.
        Фридрих не отрывал взгляда от супруги. Он неожиданно вспомнил, как месяц назад они вместе играли на фортепиано в комнате Элизы, вспомнил их дурачества и смех, чтение вслух, игру в карты, доверительный разговор, первые поцелуи… Внутри что-то мучительно сжалось, а к горлу подкатил тяжелый ком. Жгучее желание вернуть то счастливое время захватило ум, волю, душу…
        Элиза закончила играть, и Фридрих присоединился к восторженным аплодисментам. Он хотел подойти к жене, но его тут же остановила вездесущая графиня фон Норенштайн. Похоже, она решила покровительствовать ему, потому что доверительно заметила:
        - Ваша супруга восхитительна, но позвольте вас ненадолго оторвать от нее. Все горят желанием насладиться обществом нашей очаровательной Элизы. Баронесса впервые на балу, так не смотрите же на нее глазами венецианского мавра. - Графиня отвела его в сторону и уже совершенно иным тоном проговорила: - Между прочим, барон, с вами собирался о чем-то переговорить герцог Лейдендорф. Мне почему-то кажется, что он собирается привлечь вас к работе на дипломатической службе, - тихо шепнула княгиня. - Он давно наблюдает за вами и считает, что вы обладаете совершенно уникальными качествами.
        Ауленберг ошеломленно уставился на хозяйку. Подобного поворота в своей судьбе он не предполагал.
        - Я очень польщен вниманием князя. Ну что же, в таком случае оставляю свою супругу на ваше попечение.
        Графиня тут же воспользовалась его предложением и, приблизившись к Элизе, подхватила ее под руку, словно хорошая приятельница.
        - Так-так, что мы имеем? - Верхоффен ткнул Штайера локтем и указал на Элизу, стоящую в окружении дам. - Несравненная «кузина из Франции». А где же сам Ауленберг? Ах, шалунья! Их браку нет еще и месяца, а она уже красуется в высшем свете.
        - Одна, заметь, без мужа, - задумчиво проговорил Штайер и, облизнувшись, окинул взглядом обнаженные плечи баронессы. - Быстро же она разочаровалась в бедняге Фридрихе.
        - Способная шлюшка, - заметил Верхоффен, восхищаясь красотой и безупречными манерами Элизы. - Мне кажется, пришла пора заняться ее воспитанием.
        - Полагаю, не стоит связываться с Ауленбергом, - Штайер указал взглядом на Фридриха, который беседовал с герцогом Лейдендорфом. - Займись лучше графиней Геренштадт.
        - Отчего же нет? Возможно, это будет забавно, - со злой усмешкой согласился Верхоффен. - Но баронессу я тоже не собираюсь упускать.
        Струнный квартет играл какую-то нежную, задумчивую мелодию, и Элиза, заслушавшись, не заметила, как перед ней вдруг выросли две мужские фигуры.
        - Баронесса фон Ауленберг! - Штайер приложил руку к груди. - Вы выглядите как ангел небесный. Ваша красота - исцеление для пресыщенных глаз, бальзам для истомленной души.
        Он с преувеличенным благоговением поцеловал ее руку и низко поклонился графине фон Норенштайн, которая наблюдала за ними с большим неудовольствием.
        - Вы столь изящны, свежи и прелестны, что можете соперничать с самой весной. Ей-богу, Ауленберг - счастливейший из смертных! - запел дифирамбы граф Пауль фон Айзенберг.
        - Дорогая Элиза, осчастливьте меня, - принялся умолять Штайер. - Подарите мне тур вальса.
        Элиза, почувствовав неудовольствие графини, с удивлением взглянула на нее. На лице Хелены застыла непроницаемо-нейтральная маска, но сама графиня молчала. Немного подумав, девушка согласилась.
        - А как же я? - закричал второй поклонник. - Обещайте, что и мне уделите немного внимания, иначе сердце мое будет разбито, и всю оставшуюся жизнь я буду вынужден посыпать голову пеплом.
        Элиза рассмеялась и согласилась вписать имена Штайера и Айзенберга в свою танцевальную карточку.
        Когда молодые люди отошли, графиня негодующе заметила:
        - Ужасно, что князь вынужден приглашать к нам этих наглецов. Все дело в том, что в этом сезоне отчаянная нехватка холостяков.
        - Они показались мне довольно милыми и обходительными, - растерянно заметила Элиза.
        - Родовитые мерзавцы - вот они кто, - княгиня рывком раскрыла веер и принялась яростно обмахиваться. - Нахалы и развратники! Вам следует запомнить это и научиться отказывать им. Даже на балу.
        Она крепко ухватила Элизу под руку и направилась к своим подругам.
        Когда спустя полчаса Фридрих вернулся в зал, то едва не чертыхнулся: его жена, улыбаясь, беседовала с князем Энгельманом, известным поборником чистоты аристократической крови. О чем они могут говорить? Вопросы предстоящей карьеры мгновенно оставили мысли барона, и он поспешил подойти к жене.
        - Ваша светлость, а как вам понравилась Венеция? - обмахиваясь веером, ворковала Элиза, обращаясь к князю.
        У Фридриха отлегло от сердца. Путешествия. Безопасная, почти невинная тема. Забавно, но именно этой теме была посвящена беседа с герцогом Лейдендорфом.
        - Честно говоря, мне не очень нравится этот город, в котором слишком много воды, - грустно ответил Элизе князь Энгельман. - Слишком сыро. Худшую погоду можно найти лишь в туманном Альбионе.
        - Сочувствую, ваше сиятельство. Разумеется, большинство из нас любит ясную теплую погоду, и я - не исключение, - Элиза улыбнулась, и изгиб ее губ в этот момент напомнил Фридриху лук Амура. - Но разве не восхитителен дождь в солнечную погоду? После него ликует вся природа, а цветы сильнее источают свой аромат. Что же касается Венеции… Я давно мечтаю увидеть этот необычный город… - голос Элизы стал таким теплым, что мог бы растопить льды Арктики. - Пройтись по ажурным мостам и площади Святого Марка, своими глазами увидеть дворцы дожей, ощутить дуновение далеких веков… Я даже порой вижу во сне, как темная вода ласкает камни и мирно струится вдоль гондол, скользящих по освещенным луной каналам. И мне наяву слышится чарующая музыка этого необычного города… - Мелодичный голос Элизы убаюкивал внимание слушателей, и они, словно зачарованные, внимали словам юной баронессы.
        Даже Фридрих поддался ее чарам и с улыбкой прикрыл глаза. Перед его мысленным взором предстала лунная дорожка, он услышал плеск воды, ритмичный, возбуждающий… Из прострации его вывел чей-то резкий голос:
        - Ах, дорогой барон, ваша супруга совершенно очаровательна. Она так мила и непосредственна. А в своих романтических мечтаниях о путешествии удивительно напоминает князя фон Рудельштайна. Вот уж поистине - голос крови, - заметила Фридриху графиня фон Кольберг. Она очень близко подошла к барону, с любопытством рассматривая его своими немного близорукими глазами. Графиня давно мечтала познакомиться с известным ловеласом, о котором ходили настоящие легенды. А теперь у нее появилась возможность еще и своими глазами увидеть ту женщину, которая сумела укротить этого любвеобильного красавца.
        Фридрих с изумлением слушал графиню, которая при его появлении всегда презрительно фыркала. А в это время к Элизе приблизилась графиня фон Норенштайн.
        - Бог мой, баронесса, вы так чудесно рассказываете, что я сама захотела немедленно отправиться в Венецию! - графиня бросила многозначительный взгляд на Фридриха. - Полагаю, вам следует устроить свадебное путешествие именно в этот сказочный город. Конечно, если только барон фон Ауленберг не боится воды.
        - Видите ли, милая графиня, я так долго жила во Франции в закрытом пансионе, что почти забыла родные края, - Элиза изобразила очаровательное смущение на своем личике. - И теперь мне весьма любопытно вновь познакомиться со своей родной Австрией и нашей столицей, которую называют вторым Версалем. Вена таит в себе не меньше очарования, чем дальние страны. - Элиза с улыбкой приблизилась к супругу и нежно взяла его под локоть. - У нас с бароном впереди еще очень много времени для путешествий, а пока что… - супруга одарила Фридриха чарующим взглядом и многообещающей улыбкой. - Мы еще не успели соскучиться в обществе друг друга, чтобы отправляться на поиски новых впечатлений.
        Мелодия голоса Элизы, ее изящные, завораживающие движения, белизна обнаженных плеч и запах жасмина не могли не оказать на ее супруга магического воздействия. Лицо Фридриха горело, а руки заледенели. Можно сойти с ума от этой девчонки! Она сумела очаровать известных ворчунов: князя фон Энгельмана и графиню фон Кольберг! И не только их. Герцог Лейдендорф без тени усмешки поздравил Ауленберга с удачным браком. Он заявил, что для человека, начинающего дипломатическую карьеру, очень важно иметь умную и красивую супругу, которая сумеет поддержать в трудную минуту; а при необходимости даст дельный совет. Давно известно, что проницательный взгляд женщины может разглядеть те мелочи, на которые не обратит внимания мужчина.
        Господь Вседержитель, как могло так случиться, что Элиза удивительно легко сумела произвести впечатление даже на самых суровых столпов общества!.. Они приняли ее в свой круг, и ему придется с этим смириться. Оказавшись впервые на балу, в окружении этих великосветских львов и львиц, она чувствует себя так свободно, словно вокруг нее собрались старые знакомые. А он, для кого весь этот блеск был в порядке вещей, отчего-то ощущает себя, словно на острие ножа! И вместо того, чтобы приятно проводить время, он не спускает глаз с собственной супруги. Да что же это такое? Элиза в очередной раз сумела превратить его в клубок страстей и необузданных желаний. И теперь он не сможет прятать ее от чужих глаз.
        А Элиза находилась на вершине блаженства. От нее не ускользнуло, что Фридрих находится в замешательстве. Отлично, значит, она на верном пути.
        - Боже, Ауленберг, ваша жена - настоящее сокровище!.. Как это замечательно! - раздавалось со всех сторон.
        Они стояли бок о бок, улыбками отвечали на поздравления и ловили на себе любопытные взгляды светских сплетников. Почувствовав, что мышцы мужа сильно напряжены, Элиза придвинулась к Фридриху поближе. Он не отстранился и окинул супругу взглядом, в котором неожиданно промелькнули искры гордости и удовольствия.
        Перед тем как музыканты взяли в руки свои инструменты, Фридриху пришлось вновь ненадолго оставить Элизу для того, чтобы уделить внимание одной своей дальней родственнице. Княгиня Гессермарк приходилась ему двоюродной бабкой, и впервые за последние пять лет она захотела перемолвиться с ним парой слов. Разумеется, для того, чтобы сердито, попенять ему за прежний разгульный образ жизни и излишне скоропалительный брак. Старая дама оказалась единственной на балу, кто не очень одобрительно отозвался о его супруге:
        - Ты мог найти себе жену с более чистой родословной. А эта полукровка…
        Фридриху быстро надоели ее нотации, поэтому он решительно прервал беседу и откланялся.
        А через, несколько мгновений он уже ошеломленно наблюдал, как его супруга порхает по залу в объятиях Штайера. В своем нежно-салатовом платье с золотистой вуалью она была нежна и воздушна, как морская пена, и желанна, как богиня любви.
        Лишь только музыка стихла, как Ауленберг решительным шагом направился к супруге. Но не успел он сделать и двух шагов, как Элизу подхватил граф Айзенберг и увлек на мазурку. Фридриха даже затрясло от злости. Да как она смеет улыбаться этим пошлякам! Можно подумать, что здесь нет более достойных партнеров для вальсирования.
        Внутри у него все кипело. Заметив неподалеку своего дядюшку, не спускающего внимательных глаз с Элизы, Фридрих ринулся к нему.
        - Это, разумеется, твои штучки! - гневно бросил он князю Адольфу.
        Дядюшка вздрогнул от неожиданности, обернулся к барону и, проследив за его взглядом, мирно заметил:
        - Ошибаешься, дорогой. Это твоих рук дело. Ты получил то, что заслуживаешь. Никогда не оставляй женщину без своего внимания.
        Ауленберг вспыхнул и хотел ответить грубостью, но князь взял его под руку и отвел в сторону от любопытных ушей.
        - Я знаю, ты не любишь советов и никогда им не следуешь, - понизив голос, заговорил он. - Но прислушайся к моим словам хоть один-единственный раз. Не позволяй гордости и обидам властвовать над твоей душой. Элиза по-настоящему любит тебя, а ты лишаешь ее возможности дарить тебе свою любовь. Сейчас ты превыше всего ставишь свою независимость, но какой от нее будет прок, когда тебе исполнится лет пятьдесят? Разочарование и горькие сожаления - вот удел одинокого мужчины.
        Фридрих замер и с удивлением слушал обычно высокомерного князя. Впервые дядюшка говорил с ним столь доверительным тоном о столь личных вещах.
        - И вот еще что. Хочу сообщить, что перевел большую часть наследства на твое имя, не дожидаясь рождения первого внука. Надеюсь, ты не окажешься эгоистом и подаришь Элизе ребенка. Она с такой нежностью осматривала детскую, в которой прошли твои ранние годы, что я осмелюсь предположить, что ей уже сейчас хочется стать матерью. Быть может, в этом случае ей будет легче переносить твою холодность.
        Фридрих почувствовал, что земля уходит у него из-под ног. Он бросил сердитый взгляд на Элизу, которая все еще находилась в объятиях Айзенберга.
        - Ты так уверен в моей супруге?
        - Я имел возможность поближе познакомиться с ней. И я верю, что ты выберешь правильный путь.
        Музыка стихла, и Ауленберг поспешил подойти к супруге, пока ее вновь не увлекли на танец. И, разумеется, он застал ее в окружении нескольких великосветских повес. Они откровенно пожирали Элизу масляными глазками и одаривали похотливыми улыбочками. Фридрих затрясся от ярости. Как смеют они так беззастенчиво пялиться на его жену!
        Ауленберг решительно двинулся вперед, намереваясь немедленно увезти супругу домой. Он знал, что скрывается за перемигиваниями, которыми то и дело обменивались его бывшие приятели. Еще два месяца назад он и сам был одним из них, таким же расчетливым и циничным повесой, попирающим все святое.
        Его опередила графиня Геренштадт. Она быстро подошла к баронессе и, взяв под руку, увела от распутников. Они ринулись вслед за красавицами, но, заметив приближающегося Ауленберга, благоразумно растворились в толпе.
        - Фридрих, дружище, я рад нашей встрече, - широко улыбнулся невесть откуда взявшийся Верхоффен. Он неожиданно возник прямо перед лицом Фридриха. - Должен тебя поздравить: твоя жена восхитительна, как богиня. Определенно ей покровительствует сама Венера.
        Ауленберг оставил его слова без ответа и взял супругу за локоть.
        - Идем отсюда.
        - Рад был снова встретиться с вами… баронесса, - Верхоффен галантно поцеловал Элизе руку. - Надеюсь, теперь мы будем часто встречаться на балах.
        Баронесса, поморщившись, холодно кивнула ему и быстро освободила свою руку. Иоганн с усмешкой еще раз поклонился и отошел в сторону. Элиза тут же повернулась к мужу, который не сводил с нее сердитого взгляда.
        - Я не могла отказать этим господам, когда они пригласили меня на танец, - виновато произнесла она. - Это было бы неприлично.
        - Неприлично общаться с подобными господами, - процедил Фридрих.
        В это время оркестр заиграл вальс. К Элизе устремились несколько молодых мужчин, и, чтобы избавить супругу от новых поклонников, Ауленберг сам вывел ее в круг. Они плавно двигались среди других пар, но если Элиза наслаждалась музыкой, то Фридриху было не до веселья. Кровь начинала бурлить в его жилах, когда он представлял, как несколько минут назад к телу его супруги прикасались руки других мужчин.
        - Это платье чересчур откровенно, - пробурчал он. - Как тебе в голову пришло надеть такой бесстыдный наряд?
        Элиза вспыхнула.
        - Мое платье не выходит за рамки приличий. Все дамы одеты точно так же. К. тому же именно твоя невестка помогала мне выбрать фасон, а всем известно, что во всей Австрии нет женщины благопристойнее, чем она.
        - Платье выглядит вызывающе! - упрямо повторил Фридрих. - Оно неприлично. У Верхоффена и его друзей глаза горели, когда они на тебя таращились. Видимо, тебе это нравится?
        - Фридрих, умоляю, не говори ерунды! - возмутилась Элиза. - Твои друзья вели себя со мной почтительно.
        - В этой компании нет ни одного приличного человека. И тебя они не получат! Я запрещаю тебе даже разговаривать с ними! Если ослушаешься…
        Не говоря ни слова, Элиза вырвалась из его объятий и выскочила из зала. Пытаясь спрятаться от множества любопытных глаз, она выбежала на веранду с желанием найти там укромный уголок. Укрывшись за ветвями роскошного плюща, она прислонилась к холодной стене и закусила губу, чтобы не расплакаться. Ну, почему он так несправедлив к ней? Вечно какие-то придирки, нелепые подозрения…
        Ауленберг проводил жену растерянным взглядом. Он хотел выбежать вслед за ней, но передумал. Что он ей скажет? Что виноват и просит прощения? Ни за что на свете.
        Поглощенный своими переживаниями, барон не заметил, что за ним внимательно наблюдают Верхоффен и Штайер.
        - Так-так, - удовлетворенно заметил Иоганн. - Неприятности в раю. Похоже, очень скоро баронессе понадобится преданный друг, - он положил руку на плечо Штайера. - Предоставляю тебе эту чудесную возможность. А я должен сначала расквитаться со старшим братом нашего приятеля. Кажется, графиня Геренштадт спешит на помощь своей расстроенной подруге. Я постараюсь направить ее в другую сторону. В саду есть очаровательное место с беседкой. Там мне никто не помешает насладиться общением с очаровательной Анной. Малютка ловко ускользнула из моих рук, обвенчавшись с другим. Пора напомнить ей о тех часах, которые она проводила в моем обществе. Где-нибудь через полчаса присоединяйся к нам вместе с баронессой. Думаю, к тому времени они обе уже позабудут о своих мужьях.
        Батистовый платочек Элизы промок насквозь, а слезы все катились из глаз, оставляя на щеках жгучие полоски. Пытаясь успокоиться, девушка присела на скамью, скрывающуюся за плющом, и устремила невидящий взор на освещенный лунным светом сад. Из прострации ее вывел вкрадчивый мужской голос:
        - Анна?
        Вздрогнув от неожиданности, Элиза замерла и прислушалась.
        - Бог мой… Если бы ты только знала, как измучила меня… - голос мужчины показался ей знакомым. Элиза осторожно выглянула из укрытия и увидела Верхоффена, который удерживал за руку графиню Геренштадт. Было заметно, что Анне не очень приятно находиться с ним наедине.
        - Полагаю, Иоганн, мне не стоит разговаривать с вами. Я все высказала вам при нашей последней встрече.
        - Но я должен открыть тебе правду о твоем добропорядочном муже.
        - Что такое?
        - Идем со мной. Я покажу, чем сейчас занимается милейший граф Геренштадт. Точнее - с кем. И это происходит прямо на балу во дворце! Куда катится наш мир! Твоя подруга и твой супруг!
        - Вы все лжете!
        - Ты можешь убедиться в этом сама. Если, конечно, не боишься узнать правду.
        - Хорошо, - Анна с вызовом взглянула на Верхоффена. - Я пойду с вами, но лишь затем, чтобы уличить вас во лжи.
        Графиня с презрением отвергла протянутую руку и, изящно приподняв подол платья, поспешила по ступенькам вниз к выходу в сад, где уже зажигались фонари.
        Элиза вышла из своего укрытия и растерянно уставилась им вслед. У нее было тревожно на душе. Происходило что-то совершенно непонятное.
        - Боже мой, что случилось? - к ней подошел Штайер и, протянув девушке свой носовой платок, ласково заметил: - Вам следует немного припудриться, чтобы скрыть следы слез.
        - Благодарю, - кивнула Элиза. - Наверно, я веду себя совершенно неприлично.
        Штайер приобнял ее и, нежно прижимая к себе, повел к лестнице, по которой только что спустились в сад Верхоффен и Анна. Элиза попыталась отстраниться, но оступилась и чуть не упала. Ее спутник не преминул этим воспользоваться и прижал ее к себе еще крепче.
        - Расскажите мне, что случилось, - сказал он, обнимая ее за талию. - Неужели Фридрих вас чем-то обидел? Впрочем, легко догадаться, что он дурно с вами обращается. Всем известно, что он бросил вас, поселился в гостинице и почти не показывается в обществе… Если бы у меня была такая прелестная супруга, - он склонился к ее плечу, почти касаясь его губами, - я считал бы себя счастливейшим из смертных. Я бы обожал и лелеял вас. Будь вы моей женой, вам никогда не пришлось бы ложиться в холодную постель. Сейчас вам нужна поддержка. Удостойте меня чести быть вашим другом. Вашим близким другом… - он провел рукой по ее щеке и задержал кончики пальцев на ее губах.
        - Оставьте меня! - вспыхнула Элиза и вырвалась из его рук. - Я считала вас другом моего мужа, но вижу перед собой мерзкого негодяя.
        Она смерила его уничтожающим взглядом и бросилась обратно в дом.
        Ауленберг решил не оставлять Элизу одну на балу, но стоило ему лишь сделать пару шагов по залу, как у него на плечах повисли графиня фон Бернштайн со своей приятельницей. Фридриху ничего не оставалось, как задержаться, чтобы выслушать их болтовню.
        - Дорогой барон, ваша жена - просто прелесть, - щебетала графиня.
        - Я так рада, что вы, наконец, нашли свое счастье, - вторила ей подруга. - Элиза - настоящее сокровище, она совсем не похожа на нынешних девиц, которые только о себе и думают. Скажите, это правда, что она решила лично заниматься воспитанием девочек из монастырского приюта? Какое великодушие! - воскликнула она, не дожидаясь ответа. - Если бы все женщины проявляли такое же милосердие, в мире не осталось бы места злу и насилию.
        Они еще долго пели дифирамбы Элизе. С трудом отделавшись от надоедливых дам, Фридрих вновь направился в сторону веранды, надеясь найти там супругу, но не тут-то было. К нему уже подошел князь Энгельман.
        - С вашей стороны, милый барон, весьма умно стать покровителем приюта. Отличный ход, дружище, чтобы реабилитировать себя в глазах общества! - одобрительно покачал головой князь.
        Энгельман принялся осыпать Фридриха умными советами, но, к счастью, в это время его внимание привлек венгерский барон, и он оставил Ауленберга.
        Фридрих облегченно вздохнул и поспешно вышел на террасу. Довольно! С него хватит! Пора разыскать Элизу и отправляться домой. Но ему решительно не везло. У самых дверей он наткнулся еще на двух дам.
        - Барон Ауленберг, наконец я вас поймала! - воскликнула кокетливая графиня Дорис, хватая его за рукав. Года два назад их связывала короткая интрижка, которую графиня легко забыла, но при встречах всегда намекала Фридриху, что была бы не против ее продолжения. - Не знаю, радоваться или печалиться тому, что нашлась женщина, способная прибрать вас к рукам…
        Фридрих почувствовал, что еще секунда - и он взорвется. От неминуемой гибели его спасла вторая дама (она тоже была когда-то его близкой приятельницей). Заметив на лице барона играющие желваки, эта умница быстро оттащила прочь свою подругу, сочувствующе кинув на прощание Ауленбергу:
        - У вас очаровательная супруга, Фридрих. Постарайтесь быть достойным ее.
        Барон быстрыми шагами прошелся по террасе, но Элизы нигде не нашел. Вечерний ветер слегка охладил его разгоряченные мысли, и он ненадолго остановился возле перил лестницы, вдыхая всей грудью чудесный воздух, пропитанный ароматом розовых кустов.
        Что они хотят от него? Как будто он сам не знает, какая женщина ему досталась. Элиза, маленькая девочка, незаконнорожденное дитя любви, заставила его стать лучше. Озарение сверкнуло как молния. Какого черта он боится? Зачем живет в отеле, бежит от жены, проводит бессонные ночи в тщетной попытке обуздать свои желания? Это бессмысленно и глупо.
        Взбежав по лестнице, Элиза огляделась по сторонам и неожиданно заметила неподалеку Вильгельма, который очень оживленно о чем-то беседовал с ее отцом. Голова у девушки неожиданно закружилась, и, чтобы не упасть, она прислонилась к мраморной стене.
        - Что с тобой? - послышался сзади холодный голос Фридриха.
        - Боже! Какое счастье! - девушка вцепилась в его руку и поволокла обратно к лестнице.
        - Куда ты меня тащишь? И что за манеры? Тебе не кажется, что мы вновь привлекаем всеобщее внимание?
        - Честь твоего брата в опасности! Верхоффен заманил Анну в сад, уверяя, что докажет ей порочность ее мужа. - Она развернула его и указала в сторону, где стояли Вильгельм и князь Альберт. - Но твой брат здесь, а не в саду! Идем же скорей! Мы и так потеряли уйму времени.
        Они помчались по дорожкам сада, прислушиваясь к голосам, которые доносились из уединенных беседок. И в самом темном уголке, наконец, нашли тех, кого, искали.
        - Иоганн, вы - подонок и негодяй! Отпустите меня немедленно! - возмущенно требовала Анна. - Прошу вас, не надо…..
        Похоже, в беседке происходило гадкое действо, даже не обольщение, а мерзкое унижение женщины. Было слышно, как Верхоффен тихо посмеивается, в то время как графиня безуспешно пытается вырваться.
        - Что ты глупишь? Тебе никто не поверит. Ты ведь пришла сюда совершенно добровольно. Этому есть свидетели. Если будешь умницей, то никто ничего не узнает. Что ты ломаешься? Тебе ведь самой очень хочется узнать меня поближе… Так к чему ломать комедию, Анхен? Вспомни, какие забавные картинки я тебе когда-то показывал? Они ведь возбуждали тебя?
        - Они были так же омерзительны, как и ты, похотливое чудовище! Вильгельм убьет тебя, когда узнает обо всем!
        - Ошибаешься! Он и слова мне не скажет, чтобы не бросить тень на свою безупречную репутацию. К тому же очень скоро его честь станет не столь уж безупречной! Возможно, очень скоро во всех газетах будут смаковать подробности его ночных похождений на улице с красными фонарями!
        - Мерзавец!
        Элиза вихрем ворвалась в беседку и влепила наглецу сильную оплеуху. Она вложила в нее столько силы, что даже у самой заболела ладонь.
        - Ах ты, шлюха! - взревел Верхоффен. Он ринулся на Элизу и, наверно, наградил бы ее сильнейшим тумаком, если бы перед ним не возник барон Ауленберг. Через секунду Иоганн валялся на полу беседки, но, вскочив на ноги, он тут же ринулся на Фридриха и схватил его за грудки.
        - Идиот! - прошипел он. - Ты окончательно свихнулся! Променять лучшего друга на объятия содержанки! Все в облаках витаешь? А как насчет соломки? Не забыл подстелить?
        Более сильный удар вновь сбил его с ног и в кровь разбил губы.
        - Немедленно извинись перед моей женой, баронессой фон Ауленберг. Иначе я убью тебя, - в голосе Фридриха зазвучал металл, а в темных глазах замелькали опасные огни.
        В это мгновение в беседку влетел Штайер. Он с ужасом уставился на Иоганна, с трудом поднимавшегося на ноги. Увидев своего приятеля, Верхоффен мгновенно почувствовал себя более уверенно. Подойдя поближе к Францу, он вытер платком кровь на своем лице и заговорил примиряющим тоном:
        - Послушай, Ауленберг. Не пойму, что ты так разъярился. Мы ведь только развлекались с милой Анхен. По обоюдному согласию. Когда-то тебе самому нравилось проводить время с очаровательными кошечками, - ехидно напомнил Верхоффен.
        - Черт бы тебя побрал! - Фридрих вновь ринулся на Иоганна, но тот проворно отскочил назад, спрятавшись за Штайером.
        - Значит, развлекались? Заманивать женщину в сад и навязывать ей свое общество - это развлечение? - возмутилась Элиза. - Подлец!
        - Еще неизвестно, кто кому навязывал свое общество! - нагло ухмыльнулся Иоганн.
        - Закрой свой дрянной рот, мерзавец! - в дверном проеме появился граф Геренштадт. Его лицо казалось бледнее мела, а глаза горели, словно черные угли. Будь его воля, он сжег бы ими подлеца, осмелившегося оскорбить его супругу.
        - Понимаю твое негодование, Геренштадт. Конечно, я - мерзавец. Но хочу заверить, что ты плохо знаешь свою жену, - мерзко ухмыльнулся Верхоффен, не обращая внимания на попытки Штайера его урезонить. - Милая Анхен уже давно ко мне неравнодушна. Вот и сегодня она весь вечер дразнила меня и настаивала на уединении. Более того, несколько минут назад она умоляла меня занять твое место в супружеской постели…
        - Ложь! - в отчаянии выкрикнула Анна. Она с ужасом смотрела на своего мужа. - Вильгельм, это неправда. Он все лжет! - Закрыв лицо руками, она горько расплакалась и прижалась к плечу Элизы.
        - Мой вам совет, господа, - высокомерно продолжил Иоганн - он осторожно продвигался к выходу из беседки и с каждым шагом чувствовал себя более уверенно, - держите своих жен взаперти. В противном случае ваши наследники будут похожи на ваших знакомых.
        Вильгельм изо всей силы заехал наглецу кулаком в грудь, отчего тот отлетел в сторону и ударился о стену беседки.
        - Ты - грязный, лживый ублюдок, - прошипел Геренштадт. - Я достаточно хорошо знаю свою жену и верю ей. А если кого и нужно посадить под замок, так это именно тебя и тех глупцов, которые пляшут под твою дудку.
        Верхоффен вытер рукой струйку крови и, хищно оскалившись, рванулся к Вильгельму, но еще более сильный удар свалил его на пол.
        - Если ты еще хоть раз осмелишься сказать одно дурное слово о моей жене или моей невестке, я выпущу тебе все кишки. Понятно? - мрачно заявил Фридрих, нагнувшись над Иоганном. - Немедленно извинись перед ними.
        - Приношу свои извинения… - сообразив наконец, что время шуток прошло, еле слышно произнес Верхоффен и с трудом поднялся на ноги. Колени его дрожали, и он, шатаясь, прислонился к стене беседки.
        - Сначала признайте, что вы оболгали графиню Геренштадт! - потребовала Элиза. Ей больно было смотреть на Анну в таком ужасном состоянии - припухшие губы, стыд и страх, сквозящие в затравленном взгляде.
        - Не смей мне приказывать, девчонка! - возмутился Верхоффен. - Еще не хватало, чтобы всякая соплячка указывала мне!
        Сильная пощечина заставила его лицо дернуться. Закусив губу, Элиза отвесила ему еще одну оплеуху, а затем быстрым движением стянула со своей руки перчатку:
        - Получите, мерзавец! Это - вызов на дуэль! Я докажу вам, что женщины умеют защищать свою честь не хуже мужчин.
        Верхоффен в полном недоумении уставился на разъяренную девушку.
        - Что за шутки, Ауленберг?.. Вам следует заняться воспитанием своей жены. Эта девка забывается!
        - Эта, как вы изволили выразиться, девка - моя дочь, - раздался рядом с ними мрачный голос князя фон Рудельштайна. - И я не собираюсь прощать оскорбление, нанесенное моей семье - князь небрежно ткнул в грудь Верхоффену концом своей трости с набалдашником из рубина.
        - Ваша светлость… клянусь, я не хотел ничего дурного, - заикаясь, замямлил негодяй. - Это была просто шутка…
        - Низкий пакостник, - медленно проговорил князь. - Следовало бы избить тебя до полусмерти. Но сначала я жду твоего признания. Ты решил оболгать графиню Геренштадт и унизить ее мужа?
        - Ваше сиятельство, умоляю - простите графу его дурную шутку, - заговорил молчавший до этого Штайер. - Графиня фон Геренштадт ни в чем не виновна. Мы с моим другом, наверное, выпили слишком много, если осмелились на столь мерзкий поступок. Еще раз прошу прощения за себя и графа Верхоффена. Не гневайтесь на него. Иоганну уже и так изрядно досталось.
        - Ступайте прочь и не попадайтесь мне на глаза. И знайте: если вы осмелитесь проболтаться о том, что здесь произошло, я велю своим слугам разорвать вас на куски. Поверьте, у них уже имеется подобный опыт. Они родом из Турции, - тихим, но смертельно опасным голосом предупредил Рудельштайн. Вы все поняли?
        Испуганные любители развлечений так энергично закивали, что, казалось, у них отвалятся головы.
        Брезгливо сморщившись, Рудельштайн жестом велел мерзавцам убираться прочь. Воспользовавшись его предложением, они мгновенно исчезли из виду.
        Плюнув им вслед, Фридрих подошел к жене и нежно обнял ее. Элиза с трудом держалась на ногах и ухватилась за лацканы его фрака, чтобы не упасть. Тогда он подхватил ее на руки и понес через темный сад.



        ГЛАВА 30

        Фридрих с Элизой на руках вышел через боковую калитку во внутренний двор, заполненный рядами элегантных экипажей. Оглядевшись, он нашел взглядом свою карету и понес драгоценную ношу прямо к ней.
        Когда они выехали за ворота княжеского дворца, Элиза осмелилась нарушить молчание:
        - Мы зря оставили их… Я должна объяснить Вильгельму, что Анна ни в чем не виновна. Я слышала их разговор на веранде. Верхоффен сказал, что может доказать измену ее мужа. Я хотела побежать за ними, но тут появился Штайер… Он предложил мне платок и сказал, что хочет стать моим другом. А потом… он попытался и меня увлечь в сад, но я вырвалась от него. Что было дальше - ты знаешь.
        - Я ведь предупреждал тебя, чтобы ты держалась от этих мерзавцев подальше! - сердито буркнул Фридрих.
        - Но я считала Штайера твоим другом, - виновато призналась Элиза.
        - Не думай, что прижала меня к стенке, - мрачно пробурчал Фридрих. - Да, раньше я был точно таким же, как они. Ты помогла мне стать другим.
        - Я?
        Карета дернулась, и Элиза невольно упала барону на грудь. Он нежно обнял ее и прижал к себе, чтобы не отпускать уже никогда.
        - До встречи с тобой моя совесть молчала. Но теперь я слышу ее голос на каждом шагу. И когда вижу других женщин, то больше не думаю о том, чтобы разлечься с самыми симпатичными из них.
        - А мне ты веришь? - с надеждой спросила она. - Веришь, что я тебя никогда не предам?
        - Верю, - прошептал он и коснулся губами ее лба.
        Когда полчаса назад Верхоффен выкрикивал свои оскорбления, Фридрих почувствовал смятение и страх Элизы и понял, что будет защищать ее перед всем миром, пусть даже ценой собственной жизни.
        - Я верю тебе, потому что знаю, насколько ты честна. И еще потому, что ты любишь меня.
        - Я люблю тебя, Фридрих, - просто сказала она, - всем сердцем.
        - Я знаю это и люблю тебя еще больше. Я бежал от тебя, любимая, но от себя не убежишь. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, вот здесь, - он приложил руку к груди. - Хочу, чтобы ты растворилась во мне.
        - И кем я стану? - с сияющей улыбкой спросила она.
        - Моей женой, моей любовницей, моим другом. Я, знаешь ли, собственник и хочу очень многого! - глаза его лукаво блеснули.
        - Я всегда знала, что вы очень практичный мужчина, барон Ауленберг! - счастье заполнило сердце Элизы. Она засмеялась, но тут же наморщила лоб. - Надеюсь, мне это понравится, но меня волнует один вопрос… Можно ли мне будет хоть иногда делать вот так?
        Она припала к его губам в безумном жадном поцелуе. С трудом оторвавшись от ее губ, Фридрих пробормотал:
        - На это придется выхлопотать специальное разрешение, впрочем, можешь считать, что ты его уже получила…
        - А как насчет этого?
        Она быстро распутала узел его галстука, расстегнула воротничок и прильнула к ямочке у его горла. Его стон был похож на мурлыканье сытого кота.
        - Я буду требовать, чтобы ты проделывала это, - он прижался губами к ее нежной упругой груди, - как можно чаще…
        Они целовали и ласкали друг друга так самозабвенно, что не сразу заметили, когда карета остановилась.
        В спальне Фридрих мгновенно притянул жену к себе. С полуобнаженной грудью и рассыпавшимися по плечам волосами она выглядела неимоверно желанной.
        - Я умираю от желания, - промурлыкал он. - Но ты не ответила на мой вопрос.
        - Какой вопрос? - искренне удивилась девушка.
        - Получу я трех женщин в одном лице? Она закусила губу, чтобы не рассмеяться.
        - Согласна, если я взамен получу сразу трех мужчин! И полагаю, нашу новую сделку следует отметить, - она озорно улыбнулась. - Например, ночью восхитительной любви… - Распустив шнуровку платья, Элиза осторожно потянула платье с плеч, и оно легко соскользнуло с ее тела на пол. Фридрих с изумлением обнаружил, что его супруга в этот вечер решила обойтись без корсета. Вот отчего ее тело во время танца казалось столь нежным и трепетным.
        - Боже милосердный! - выдохнул он. - Как тебе это пришло в голову?
        - Мне подсказала богиня любви… Нельзя сковывать панцирем тело женщины, точно так же, как нельзя запирать любовь в каменных стенах.
        Элиза, не опуская глаз, быстро избавилась от невесомого кружевного белья и опустилась на постель, приглашая мужа присоединиться к ней. Она выглядела невероятно соблазнительно.
        - Ты похожа на жрицу Венеры…
        - Я лишь только учусь…
        - Раньше у тебя были несколько иные планы.
        - Я их изменила. Ну что, приступим к занятиям?
        Когда занялась утренняя заря, счастливые супруги лежали, тесно прижавшись друг к другу.
        - Я очень скучала по тебе, - с мягким упреком прошептала Элиза. - А ты? Ты вспоминал обо мне хоть иногда?
        Фридрих, ни слова не говоря, соскочил с кровати и взял со стола статуэтку Венеры.
        - Я безумно скучал по тебе. Я скучал по твоему смеху, твоей искренности и любви. И во всем виноват этот маленький проказник, - сказал он, указывая на малютку Амура. - Когда я искал подарок для тебя, один антиквар показал мне эту вещицу. Но лишь только я взял ее в руки, как почувствовал легкий укол. Я даже рассмеялся, решив, что стал мишенью для любовной стрелы.
        - Я тоже… Когда приняла ее из твоих рук…
        - Любовь богини нас благословила… И подарила нам друг друга…
        - Еще вчера я в это боялась поверить… - она улыбнулась. - А знаешь, что нам нужно сделать? Послать барону Брюгехоффену благодарственное письмо. Если бы он не захотел стать моим покровителем, мы вряд ли повстречались бы…
        Фридрих сердито посмотрел на нее, и Элиза рассмеялась:
        - Я шучу, любимый…
        - Ты знаешь, что мне советовал твой отец? Он велел мне держать тебя в сильных руках.
        Элиза прильнула к мужу и задумчиво проговорила:
        - Он прав, - при этом глаза ее озорно блеснули. - Если у тебя есть хоть капля разума, ты всегда будешь держать меня в руках.
        - О чем ты сейчас думаешь? - подозрительно спросил Фридрих.
        - Разве я когда-нибудь замышляла что-либо дурное? - невинным голоском спросила она. - Просто я хочу предложить тебе еще одно дело.
        - Еще одно!
        - Тебе оно понравится. Поскольку ты уже стал мне мужем, любовником и другом, теперь я предлагаю тебе стать отцом.
        Фридрих притянул ее к себе и зарылся лицом в пушистые волосы.
        - Согласен!



        ЭПИЛОГ

        Когда домашний ужин в Вюрсбадене закончился и все разбрелись по своим комнатам, Элиза медленно вышла на балкон полюбоваться заходящим солнцем. Они вернулись в поместье пару недель назад. К сожалению, сопровождать Фридриха в его поездке в Прагу она не сможет - ведь уже в начале зимы вновь станет матерью! Хорошо еще, что разлука не будет очень долгой и ближе к лету семья вновь соберется в своем любимом поместье. А пока что дядюшка Адольф вволю наиграется с любимым внуком Людвигом. Малышу уже исполнилось пять лет, и теперь супруги фон Ауленберг мечтали о дочери.
        Элиза счастливо вздохнула и услышала, что сзади к ней кто-то подошел. Князь Рудельштайн ласково поцеловал дочь в щеку и поправил на ее плечах шаль.
        - Как хорошо, что ты приехал, папа! - Элиза радостно прильнула к отцу.
        - Прости, что опоздал к ужину. А где она? - небрежно поинтересовался князь.
        Не было нужды уточнять, кого он имеет в виду.
        - Мама укладывает Людвига в постель. Пойдем, я провожу тебя.
        Взяв отца под руку, Элиза повела его в детскую, однако голос Аманды они услышали значительно раньше. Князь рывком распахнул дверь в библиотеку.
        Аманда сидела за столом, заполненным книгами, курила маленькую папироску и что-то мурлыкала себе под нос.
        - Альберт, дорогой, я только что вспоминала о тебе! - приветствовала она князя лукавой улыбкой. - Я никак не могу вспомнить, сколько любовников было у царицы Клеопатры?
        - Почему ты об этом спрашиваешь? - с подозрением спросил Рудельштайн.
        - Меня интересуют великие женщины, которым поклонялись мужчины. Я хочу знать о них самые мельчайшие подробности.
        - Аманда, я понимаю, что ты сейчас весьма занята, но мне необходимо поговорить с тобой, - заявил князь тоном, не терпящим возражений, но тут же смягчился и добавил: - Если ты не против, конечно.
        Аманда нехотя потушила сигарету и отложила в сторону книгу.
        Оставив родителей выяснять в очередной раз отношения, Элиза отправилась в гостиную, надеясь найти там Фридриха. Он действительно оказался там, в обществе брата. Извинившись перед Вильгельмом, Элиза потащила мужа на второй этаж. В картинной галерее она остановилась и объявила:
        - Пришел мой отец.
        - А я думал, это был раскат грома, - он усмехнулся. - Бедняга Альберт - твоя мать сведет его с ума. Скорее бы она, наконец, согласилась.
        - Согласилась? О чем ты?
        - Как? Разве Аманда не сообщила тебе эту потрясающую новость? Твой отец сделал ей предложение.
        - Мои родители… женятся?
        - Не знаю, не знаю. Аманда пока еще ничего не ответила.
        - О, я должна немедленно пойти к ней.
        Но Фридрих остановил ее порыв и, взяв жену под руку, повел ее наверх.
        - Не стоит вмешиваться в дела влюбленных, когда они об этом не просят, - коротко заметил он.
        Но когда они добрались до детской, оказалось, что князь и Аманда уже находятся там. Рудельштайн тормошил в руках черноволосого малыша, а тот заливисто смеялся.
        - Элиза, поговори со своим отцом! - возмущенно сказала Аманда. - Он решил приучать Людвига к ночному образу жизни. Я считаю это совершенно недопустимым.
        - Ребенок перевозбужден, теперь его нелегко будет уложить спать, - вторила ей Анна. Она целый час читала племяннику книгу, чтобы он уснул, а теперь все ее хлопоты оказались напрасными.
        - Мальчику нужно больше двигаться, - добродушно заметил князь, передавая малыша няне. - А во время долгих путешествий вовсе не обязательно соблюдать распорядок дня.
        Пожелав Людвигу спокойной ночи, взрослые вышли из детской спальни.
        - Мама, ты ответила? - тут же приступила к делу Элиза.
        Впрочем, она могла бы и не задавать этого вопроса. Сияющее лицо Аманды и торжествующий вид князя говорили о благополучном разрешении проблемы.
        - Слава богу! Вам давно пора образумиться.
        Немного помедлив, Аманда с милой улыбкой заметила:
        - Скоро у нас будет второй внук или внучка, но я считаю, что было бы очень неплохо и князю Рудельштайну приобрести себе наследника. Думаю, мы могли бы дать ему чудесное имя - Одиссей.
        - Одиссей? - возмутился Альберт. - Ну, уж нет. Мы назовем его Фердинандом в честь моего деда.
        - Прошу прощения, - смущенно заметила Анна. - Но именно так мы решили назвать нашего с Вильгельмом первенца. Полагаю, что он родится немного раньше вашего малыша.
        - Бог мой! - в ужасе воскликнул князь Вайер-Мюрау. Он в это время вышел из своего кабинета и услышал окончание разговора. - Если наши милые дамы не угомонятся, в этом доме скоро появится слишком много карапузов! Прощай, моя спокойная старость…
        Фридрих, смеясь, расцеловал супругу и потащил ее в спальню.
        - А как мы назовем нашего следующего ребенка? - лукаво спросил он, обнимая Элизу.
        - Давай спросим об этом у Венеры, - предложила баронесса и упала в объятия супруга.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к