Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мейнард Дженис: " Палатка Для Двоих " - читать онлайн

Сохранить .
Палатка для двоих Дженис Мейнард


        # Блестящий светский лев американского Юга никак не может найти спутницу жизни, поскольку одержим… экстремальным туризмом. Не шутка ли это?
        Именно так и считала журналистка Рэйчел Флеминг, собираясь сделать репортаж о странностях Ника Фаррингтона. Она и подумать не могла, что именно ЭТОТ МУЖЧИНА подарит ей удивительный мир любви ПОД ЗВЕЗДНЫМ НЕБОМ!
        Вот только - всякая ли женщина готова разделить ТАКУЮ романтику любви?!

        Дженис Мейнард
        Палатка для двоих

        Глава 1

        - Только не это. Только не это! - Ник Фаррингтон метался по элегантно обставленной гостиной.
        Луиза Фаррингтон следила взглядом за сыном.
        - Все не так плохо, Ник, - пыталась она успокоить его, но это не подействовало.
        - Черт меня дернул согласиться! - со стоном проговорил Ник.
        Луиза улыбнулась, ее взгляд светился любовью к сыну.
        - Ну хорошо, я согласился на интервью, и только! О том, чтобы взять ее с собой, и речи быть не может!
        - Ты обещал подумать.
        - Я подумал и говорю «нет»! Я не собираюсь брать с собой в поход какую-то назойливую журналистку. Я расскажу ей сегодня все, что ее интересует.
        - Тебе решать. - Луиза поднялась с кресла. - Мне нужно купить еще краски. Скоро вернусь.
        - Ты оставляешь меня одного?
        Испуганный вид Ника вызвал у нее улыбку.
        - Думаю, ты справишься без моей помощи.
        Ник не был в этом уверен. За последние несколько лет он научился искусно скрываться от журналистов. И вот теперь добровольно согласился на то, чтобы его личная жизнь была разложена по полочкам и выставлена напоказ жадной до зрелищ публике.
        Он посмотрел на часы и выругался вполголоса. Оставалось только десять минут на то, чтобы собраться с духом. Ох, нелегки семейные обязательства!


        Рэйчел нервно скомкала в руках кружевной платочек и сделала глубокий вдох, пытаясь избавиться от неприятной внутренней дрожи. Как ни тяжело было выполнить задание редакции, она возьмет себя в руки.
        Большинство журналисток не упустили бы шанс встретиться и провести хоть немного времени в обществе одного из самых завидных женихов в Атланте. На многочисленных фотографиях Николаса Фаррингтона, публикуемых в прессе, его обычно сопровождает какая-нибудь красотка из высшего общества. В течение последних шести лет Ник увлекался тем, что водил в туристические походы таких же, как он сам, любителей природы, и это превратило его в своего рода культового героя Атланты. Для поклонников Фаррингтона высшей наградой было участие в походах с рюкзаком за плечами в его сопровождении.
        Рэйчел не видела в этом ничего заманчивого. Для нее отдых на природе был почти столь же малоприятным, как и визит к зубному врачу. И еще она испытывала чувство некоторого презрения к богатому плейбою, который не нашел лучшего занятия, чем играть в переросшего бойскаута.
        С такими мыслями Рэйчел поднялась по ступеням крыльца элегантного особняка, в котором жили Фаррингтоны.
        Обычно в таких домах дверь открывает швейцар в ливрее или, на худой конец, смазливая горничная. Однако вопреки ожиданиям на пороге стоял сам объект предстоящего интервью, красавец ростом метр девяносто, одетый в спортивную рубашку с расстегнутым воротом и потертые джинсы, которые до неприличия туго обтягивали бедра. Лучи утреннего солнца золотом играли в его волосах и придавали его голубым глазам особый оттенок.
        - Доброе утро. Мисс Флеминг, не так ли? - приветствовал ее густой приятный бас.
        Рэйчел машинально улыбнулась и кивнула:
        - Да, меня зовут Рэйчел Флеминг. Благодарю вас за согласие дать интервью, мистер Фаррингтон.
        - Пожалуйста, зовите меня просто Ник.
        Они прошли по пушистому ковру через холл на веранду и сели в плетеные кресла возле столика, на котором стоял кувшин с лимонадом.
        Взяв предложенный стакан лимонада, Рэйчел почувствовала себя более раскованно.
        - Если вы не возражаете, мы могли бы начать. Я не хочу отнимать у вас слишком много времени.
        - Нет проблем, - непринужденно ответил Ник.
        Рэйчел старалась не замечать его обаятельной улыбки. Ник, вероятно, знал, какой эффект производил на женщин, когда улыбался. Ну нет, она не поддастся на эту уловку.
        - Ник, расскажите, как вы пришли к мысли заняться организацией походов на лоно дикой природы?
        Ник поморщился и заерзал в кресле.
        - Во-первых, речь не идет о дикой природе. Мы не пытаемся продемонстрировать какие-то примитивные навыки выживания. В туристические группы входят дети, а иногда и люди, которым за шестьдесят и даже за семьдесят. Целью наших походов не является проверка выносливости, мы просто хотим получить удовольствие от пребывания на природе.
        Ник помолчал, а затем продолжил слегка смущенно:
        - Я оказался вовлеченным в эту работу случайно. Я и раньше часто выбирался с рюкзаком на природу вместе с друзьями. Как-то один из них спросил, могу ли я провести платную экскурсию для его группы. Мне не хотелось делать это, и я назвал высокую цену в расчете, что он откажется от своей затеи. Однако, к моему удивлению, он согласился, и мне некуда было деваться. Дальше - больше, заказы следовали один за другим, и с тех пор я увлекся этим делом.
        - Похоже, такое занятие освобождает вас от необходимости иметь постоянное место работы?
        - Да, это так, - ответил Ник сухо.
        Рэйчел с досадой поймала себя на том, что не сумела скрыть своего предубеждения в отношении этого красавца. Она всегда вела себя исключительно профессионально в ходе интервью. Никаких эмоций, личных симпатий и антипатий. Рэйчел хотела было извиниться, но передумала и решила просто забыть о своем промахе.
        Ник безошибочно уловил некий сарказм в голосе Рэйчел, и это задело его самолюбие. Он не был тщеславным человеком, но знал, что главный редактор журнала, в котором работала Рэйчел, пришел в восторг, когда Ник согласился дать интервью. Очевидно, сама журналистка не разделяла настроения босса.
        Ник представлял себе Рэйчел совсем другой, гораздо старше, с сединой. Он думал, что к нему явится этакий репортер, зарабатывающий на жизнь добыванием информации. В действительности у Рэйчел были черные как ночь волосы, аккуратно убранные в простую прическу, подчеркивающую нежный овал лица и гладкую кожу цвета магнолии. Синие глаза, словно подернутые туманной дымкой, были трудно поддающегося описанию оттенка.
        Он невольно улыбнулся:
        - Знаете, было бы здорово, если бы вы поучаствовали в одном из наших походов, как предлагает ваш главный редактор. Или в двух. Тогда вы все увидели бы собственными глазами.
        Вежливая улыбка медленно сошла с лица Рэйчел, хотя она старалась скрыть досаду. Нет, он не мог предложить это всерьез! Сэм говорил, что было бы замечательно присоединиться к одной из туристических групп, однако мало верил, что Ник согласится на это. Рэйчел уже настроилась на то, что вся затея с интервью завершится сегодня утром.
        В этот момент на веранду вышла Луиза Фаррингтон. Перед Рэйчел предстала миниатюрная блондинка в запачканной краской одежде. Она приветливо улыбнулась:
        - Простите меня, пожалуйста, за мой неопрятный вид. Скоро стану бабушкой, так что приходится срочно готовить детскую комнату для внука. Скорее бы, так хочется понянчиться с малышом!
        Лицо Рэйчел тоже просияло улыбкой.
        - У вас замечательный дом, миссис Фаррингтон.
        - Спасибо, дорогая. - Луиза грациозно села напротив, и Ник налил ей лимонада. - Мне так приятно, что вы напишете о моем сыне. Уверена, статья будет иметь успех. Мне очень понравилась ваша публикация о мэре.
        Рэйчел с трудом продолжала улыбаться, надеясь, что ее лицо не покраснело от стыда. Что сказала бы миссис Фаррингтон, если бы знала мнение Рэйчел о ее богатеньком сыночке?
        Но тут в разговор вступил Ник, спасая ее от необходимости отвечать:
        - Рэйчел примет участие в двух походах. Как раз перед твоим приходом мы обговаривали детали.
        В ответ на вопросительный взгляд матери Ник только пожал плечами. Он удивился сам себе не меньше, но не жалел, что сделал это предложение. Какой нормальный мужчина отказался бы от возможности побыть в компании с Рэйчел? Ник вдруг решил, что совсем не плохо давать интервью интересной, красивой и, что немаловажно, интеллигентной женщине.
        Луиза посмотрела на Рэйчел с одобрительной улыбкой:
        - Идея хорошая, только имейте в виду: Ник - увлекающаяся натура. Туризм - его страсть. Не поддавайтесь, если он попытается вами командовать.
        - Что ты, мама, я буду обращаться с Рэйчел очень нежно, - весело подхватил Ник. - Я не хочу быть обвиненным в профессиональной непригодности в результате уничтожающего разоблачения в прессе.
        Рэйчел не оставалось ничего другого, как задать заготовленные вопросы и завершить беседу. Направляясь к выходу, она вновь обратила внимание на то, с каким вкусом и элегантностью был оформлен интерьер особняка Фаррингтонов. Ник протянул руку, чтобы открыть входную дверь, и Рэйчел невольно отпрянула, когда его пальцы коснулись ее плеча.
        - Вы сообщите мне, когда я должна быть готова? - поспешно спросила она.
        - Я позвоню вам завтра или послезавтра. Мне надо взглянуть на график. Вы будете свободны в субботу утром, чтобы мы вместе сделали кое-какие покупки?
        Рэйчел принялась лихорадочно придумывать какую-нибудь отговорку, но она, к сожалению, не умела врать.
        - Да, в субботу утром я свободна.
        - Отлично! - обрадовался Ник.
        Добравшись до офиса, Рэйчел прямиком направилась в кабинет главного редактора.
        - Сэм, у меня нет никакого желания участвовать в этом. Ты же говорил, что Фаррингтон не согласится ни на что, кроме короткого интервью!
        Сэм Макгуайер, главный редактор журнала «Атланта тудей», откинувшись в своем кресле, задумчиво разглядывал Рэйчел, возбужденно расхаживавшую перед его столом.
        - Никак не ожидал, что Ник пригласит тебя, - сказал он примирительно. - Очевидно, ты произвела на него большое впечатление. Ты же не собираешься увильнуть, правда?
        От возмущения у Рэйчел перехватило дыхание.
        - Это нечестно, - выдавила она. - Ты знаешь, что я готова ползти на четвереньках за стоящей информацией, но писать о туристах и их кумире - занятие не по мне! Почему бы это не поручить Ларри или Рону?
        Сэм помолчал, пытаясь спрятать улыбку, а потом сказал:
        - Послушай, Рэйчел. Я не хочу загонять тебя в угол, но Николас Фаррингтон согласился на статью при условии, что напишешь ее именно ты. Он очень высоко оценил твою публикацию о бездомных Атланты. Этот человек никогда не дает интервью. И если мы откажемся от нашей идеи сейчас, то другой возможности у нас не будет. Ты прекрасно понимаешь это!
        Рэйчел обессилено опустилась в кресло и угрюмо посмотрела на Сэма.
        - Да, понимаю; но мне это не нравится!
        - Фаррингтон не нуждается в рекламе, - продолжил Сэм. - Мы сами в первую очередь заинтересованы в статье, так что тебе придется проявить энтузиазм.
        - Ну хорошо, - обреченно согласилась Рэйчел. - Я постараюсь, Сэм, но с тебя причитается!
        Она прошла через редакционный зал, вошла в свой крошечный, квадратный по форме кабинет и села в кресло. Из маленького окна открывался неповторимый вид на Атланту. Он всегда привлекал к себе взгляд Рэйчел и заставлял думать о том, как ей повезло в жизни. Восемь лет назад, когда она только закончила учебу в колледже, Сэм рискнул взять ее к себе в редакцию. С тех пор Рэйчел делала все, чтобы не разочаровать босса.
        На протяжении восьми лет работы в редакции Рэйчел встречалась с разными людьми, знаменитыми и малоизвестными, задавала вопросы о личной жизни, публиковала статьи о них. Она научилась со вкусом одеваться, улыбаться даже тогда, когда падала от усталости, вести непринужденную светскую беседу. Но за внешним обликом уверенной в себе журналистки скрывалась испуганная девочка, которая приехала в Атланту из захолустного провинциального городка. Интервью с людьми, подобными Нику Фаррингтону, представляли для нее наименее привлекательную часть журналистской работы. Рэйчел справлялась с такими заданиями благодаря своему профессионализму. Однако она чувствовала, что ей будет не просто оставаться с Ником в рамках сугубо деловых отношений.
        Глубоко вздохнув, Рэйчел потянулась за телефонным справочником. Надо обзвонить тех, кто может дать сведения о Нике. Через два часа перед ней лежала стопка исписанных листков бумаги. Никто из опрошенных, включая школьную учительницу и приходского священника, не сказал о нем ни одного плохого слова.
        Остаток дня Рэйчел провела собирая недостающую информацию и наводя порядок на своем заваленном бумагами письменном столе. Несмотря на внутреннее сопротивление, она со всей серьезностью отнеслась к подготовке статьи о Фаррингтоне. Сэм прав, она вызовет большой интерес у читателей.
        Рэйчел, улыбаясь, вышла из редакции. Воздух еще не был насыщен влажной летней духотой. Дул ласковый теплый ветерок. Весна - лучшее время года в Атланте. Рэйчел села в свой красный спортивный «ниссан» и опустила стекло.
        Она жила в доме очень старой постройки. Заезжая на парковочную площадку, Рэйчел помахала рукой стоящей во дворе женщине с двумя детьми и остановила машину в тени раскидистого дуба.
        Как только Рэйчел вышла из машины, пятилетний Кевин бросился к ней, да так резво, что они оба чуть не упали.
        - Не так страстно, Кевин, - засмеялась Рэйчел, пытаясь вырваться из объятий мальчика.
        Шарлотта Мастерсон, домовладелица и хорошая подруга Рэйчел, наклонилась и подняла с земли слегка помятый пакет с едой.
        Дочь Шарлотты, Хизер, которая была на два года младше брата, потребовала свою долю внимания.
        - Рэйчел, давай играть в мячик! - Ее ангельское личико светилось ожиданием.
        Рэйчел виновато улыбнулась:
        - Прости, малышка, у меня совсем нет времени.
        Шарлотта неодобрительно заметила:
        - Рэйчел, вместо того чтобы развлекаться по вечерам, ты работаешь дома уже третью ночь подряд.
        В ответ Рэйчел устало улыбнулась:
        - И ты туда же, Шарлотта. Ты лишь на шесть лет старше меня, а говоришь так, будто мне в матери годишься. Я пишу статью о Нике Фаррингтоне, и мне нужно проделать серьезную предварительную работу.
        - А я-то еще тебя жалела! Беру назад свои слова, - примирительно сказала подруга Рэйчел. - Немедленно отправляйся, и за работу! Твоя задача - вскружить голову Нику Фаррингтону!
        - Я всего лишь выполняю свою работу.
        - Называй как хочешь, - ободряюще улыбнулась Шарлотта.


* * *
        Вечер оказался не таким продуктивным, как рассчитывала Рэйчел. За ужином она просмотрела собранный материал. Затем решительно раскрыла блокнот и стала делать пометки.
        Через два часа она наконец признала свое поражение. Нельзя в одной статье рассказать о человеке, о котором можно написать целую книгу. Она взглянула на большую стопку вырезок из журналов с фотографиями Фаррингтона, и ей показалось, что Ник насмешливо улыбается с каждой из них.
        Рэйчел захотелось поговорить с Шарлоттой.
        - Понимаешь, Шарлотта, он поставил меня в трудное положение. Вопросы должна была задавать я, но незаметно инициатива перешла к нему. В итоге мне придется идти с ним в этот дурацкий поход.
        Шарлотта улыбнулась:
        - Я уверена, что все не так уж плохо. Помимо того, что он выглядит первоклассным мужчиной, его банковский счет, как я слышала, составляет семизначную цифру.
        - Не обижайся, Шарлотта, но не все мечтают о новом «мерседесе» и отпуске на Багамах. Большинство богатых мужчин, с которыми мне приходилось общаться, невыносимы. Они верят, что весь мир у них в долгу. А вот твой Бен просто золото!
        - Может быть, Ник Фаррингтон не такой, как другие. Тебе не следует относиться к нему с таким предубеждением.
        Это безобидное замечание Шарлотты попало в цель. Рэйчел и сама осознавала, что ей упорно не хотелось менять своего мнения о Нике.
        А не хотелось потому, что она чувствовала необъяснимую опасность, исходящую от Ника, и была вынуждена признать, что его мужская привлекательность представляет угрозу для женщин. Кроме того, вопреки ожиданиям он не был недалеким и избалованным, а, напротив, во время интервью выглядел как-то трогательно-беззащитно, чем также поколебал неприступность Рэйчел.
        - Я здесь! - Шарлотта помахала рукой перед глазами Рэйчел. - Мне кажется, ты что-то недоговариваешь.
        - О чем ты? - смутилась Рэйчел.
        - В последние годы мы не раз знакомили тебя с молодыми красивыми мужчинами, но ты никогда не относилась к ним серьезно. Если встреча с Ником Фаррингтоном потрясла тебя до такой степени, значит, что-то происходит. Он что, приставал к тебе?
        - Конечно, нет! Что ты глупости говоришь, мы разговаривали в присутствии его матери.
        - Неужели он все еще живет с мамой? - От удивления глаза у Шарлотты округлились, что рассмешило Рэйчел.
        - Нет, у него квартира в городе. Полагаю, он не хотел встречаться со мной там из опасения, что я брошусь ему на шею. Наверное, нелегко быть богатым и красивым.
        - Ты опять злишься. - Шарлотта укоризненно покачала головой. - Чем тебя так задел бедный парень?
        Рэйчел встала и потянулась:
        - Давай больше не будем об этом. Я сегодня и так слишком долго изливала душу. Бен не будет возражать, если мы немного разомнемся?
        - Нет, я только предупрежу его.
        Некоторое время спустя они уже бежали по улице по направлению к тихому парку. Вокруг него вилась тропинка. Здесь, в самом центре большого города, царила атмосфера почти деревенской идиллии.
        Рэйчел любила делать небольшие пробежки, особенно в компании Шарлотты. С ней всегда было приятно поговорить. Рэйчел очень уважала подругу, восхищалась ее семьей, успехами в карьере. На первый взгляд казалось, что все это дается ей легко. Конечно, Шарлотте очень повезло с мужем, Беном. Что касается Рэйчел, то дружба с этой супружеской парой в какой-то степени компенсировала отсутствие собственной семьи.
        Домой возвращались не спеша. Рэйчел всю дорогу молчала. Она ловила себя на мысли о том, что иногда очень завидует Шарлотте. Ведь у той было все, что нужно женщине: преданный муж, прекрасные дети. Рядом с ней жизнь Рэйчел казалась пустой и никчемной.
        Невольно в ее памяти возникли смеющиеся глаза Ника. Если он действительно обладает такими чудесными качествами, как говорят все, с кем она общалась, то вполне может статься, что из него выйдет замечательный отец. Рэйчел всегда питала слабость к мужчинам, обладающим чувством юмора. Она чувствовала, что Ник не воспринимал самого себя слишком серьезно, и это обстоятельство было в его пользу.
        Зачем ему понадобилось приглашать ее в поход? А вдруг он ищет предлог, чтобы сблизиться с ней?
        В обществе, в котором вращался Ник, случайные связи между мужчиной и женщиной были делом обычным.
        Мать Рэйчел в свое время совершила ошибку, связавшись с мужчиной наподобие Ника, и чуть не погубила свою жизнь. Нет, Рэйчел не станет рисковать своим будущим.
        Бен вышел встречать их на веранду. В каждой руке он держал по стакану чая со льдом.
        - Я увидел, как вы бредете по улице, и подумал, что вас может спасти этот напиток.
        - Благослови тебя Господь, - вырвалось у Рэйчел с неподдельной благодарностью. Они с Шарлоттой повалились на крыльцо и стащили с ног кроссовки.
        Бен шутливо растрепал волосы на голове жены и обратился к Рэйчел:
        - Говорят, ты встречалась с Ником Фаррингтоном? Как прошло интервью?
        - Прошло, - угрюмо произнесла Рэйчел.
        - Ну-ка, рассказывай все дяде Бену! - ободряюще улыбнулся он.


        В это время Ник, не подозревающий о том, что его персона является темой чьего-то разговора, сидел в своей уютной квартире на другом конце города, задумчиво потягивал из бокала вино, созерцал пустой очаг камина и старался понять, как так случилось, что он пригласил Рэйчел Флеминг в поход. Причем она-то этому совсем не обрадовалась.
        Ник уже давно убедился, что, имея солидный счет в банке и мало-мальски привлекательную внешность, мужчина становится неотразимым для большинства женщин. После двух лет учебы в университете и полудюжины коротких связей с девушками он осознал, что случайный секс не для него. В дальнейшем Ник стал более разборчивым, однажды дело даже дошло почти до помолвки, но ни одна женщина не произвела на него такого впечатления при первой же встрече, как Рэйчел.
        Он был очарован ее интеллигентностью и внутренней сдержанностью, уверенными, но без вызова манерами. Благородными манерами. Да, именно благородными. Слово хоть и старомодное, но в данном случае точное. И работает она очень профессионально, однако это не делает ее менее женственной. Ник продолжал смаковать вино и воспоминания о Рэйчел.
        Думая о ней, он в то же время признавал ее полное равнодушие к себе. Рэйчел явно не одобряет того, чем он занимается, и, кажется, не испытывает никакого интереса к его богатству. Это что-то новое!



        Глава 2

        В субботу в восемь утра Рэйчел проснулась от громкого стука в дверь. Надевая халат, она поморщилась от боли в голове. Накануне долго не могла заснуть, мысли о Нике Фаррингтоне одолевали ее. Лишь в третьем часу ночи она забылась беспокойным сном.
        Открыв дверь, Рэйчел подумала, что сон продолжается. С ослепительной улыбкой на лице в дверях стоял Ник.
        - Доброе утро!
        Ошеломленная, Рэйчел молча смотрела ему в глаза. Они всегда такие голубые?
        - Можно войти? - Ник улыбнулся еще шире.
        - Сейчас? - Рэйчел нахмурилась, стараясь взять себя в руки.
        Нику удалось сохранить на лице улыбку, и он продолжал стоять в дверях.
        - Я звонил по телефону, но ответа не было.
        Рэйчел вспомнила об отключенном телефоне в спальне и подосадовала на себя, но виду не показала. Закрыв глаза, она сосчитала до десяти. Сейчас ей больше всего хотелось выпить чашечку кофе.
        - Ник, еще только восемь часов.
        Ник сделал вид, что не замечает ее недовольства.
        - Мы должны все купить сегодня. Отправляемся в поход в ближайшую среду. Может, мне зайти попозже?
        Рэйчел подавила зевок.
        - Ладно, проходите. - У нее не было сил возражать.
        В ванной Рэйчел встала сначала под теплый душ, потом, в самоотверженной попытке проснуться, сделала его настолько холодным, насколько могла терпеть.
        Войдя в кухню из душа, она увидела вожделенную чашечку горячего кофе. Похоже, этот мужчина обладает некоторыми ценными качествами!
        Ник сидел за кухонным столом и разглядывал комиксы. В руке он держал кусок тоста, пахнущего корицей, и время от времени откусывал от него.
        - Рада, что вы чувствуете себя как дома. - В голосе Рэйчел звучал легкий сарказм.
        - Мне очень нравится твоя квартира.
        Комплимент был искренним, но Рэйчел все же отнеслась к нему с недоверием.
        Ник подвинул к ней тарелку:
        - Я сделал для тебя тосты.
        - Я никогда не завтракаю.
        - Попробуй, тебе понравится! - Он посмотрел на Рэйчел с детской надеждой.
        Она откусила кусочек, мысленно удивляясь, как послушно последовала его предложению. Тост был вкусный, с тонким запахом корицы.
        Рэйчел доедала второй кусок, когда вдруг заметила, что Ник неотрывно наблюдает за ней. Ей показалось, что его глаза чуть потемнели, когда она языком слизнула с губы крошку.
        Поставив пустую тарелку в раковину, Рэйчел обошла Ника и налила себе еще кофе. Ее и без того маленькая кухня казалась совершенно крошечной теперь, когда в ней находился он. Рэйчел испытывала какое-то особое беспокойство от присутствия Ника.
        Она заставила себя взглянуть ему в глаза.
        - Мы можем идти. А что нам надо купить?
        - Самое основное. Для первого похода много не понадобится.


        На стоянке возле ее машины был припаркован сияющий черный спортивный автомобиль незнакомой ей модели. Он выглядел очень дорогим и, похоже, был скоростным. Одобрительно хмыкнув, Рэйчел опустилась на мягкую кожу удобного сиденья. Что ж, Ника нельзя винить за то, что он владел роскошным автомобилем. Она бы и сама от такого не отказалась.
        Ник все время незаметно наблюдал за Рэйчел. Он все еще не мог забыть, как соблазнительно она выглядела, поднявшись с постели. Румяные от сна щеки и обрамлявшие их пряди черных волос разбудили в нем волнующие чувства.
        Наконец они подъехали к зданию с оранжево-голубой вывеской: «Товары для туристов от Гарри». Владелец магазина, старый знакомый и поставщик Ника, не мог скрыть удивления, увидев, что Рэйчел приехала вместе с его постоянным клиентом. Оставив мужчин, с серьезным видом обсуждавших список покупок, Рэйчел отправилась бродить по торговому залу.
        Через час, когда они вышли из магазина, Рэйчел, сама того не желая, была уже обладательницей пары легких походных ботинок, нескольких пар толстых шерстяных и тонких носков, а также фляги, средства от укусов комаров, небольшого рюкзака, таблеток для очистки питьевой воды, набора посуды из нержавеющей стали и карманного ножа. Она с удовольствием обменяла бы все это на итальянские кожаные сандалии из универмага «Мэйсиз».
        Вскоре они подъехали к дому Рэйчел. Ник помог ей донести покупки и сложил их на полу гостиной.
        - Умираю от голода, - заявил он. - После походов по магазинам мне всегда хочется есть. Почему бы нам не пойти куда-нибудь пообедать?
        - Нет, Ник, - отрезала Рэйчел. - У меня накопилось много работы.
        - В субботу! - почти вскричал Ник. - Ты живешь в Соединенных Штатах Америки, здесь граждане имеют право на отдых. Пожалуйста, Рэйчел, совсем недолго, я тебя привезу обратно!
        - Ну хорошо, только если ленч будет деловой. Мне надо задать вам еще несколько вопросов. - Говоря это, Рэйчел пыталась убедить себя, что соглашается ради работы и будущей статьи.
        - Нет проблем, - обрадовался Ник. - Спрашивай хоть сейчас.
        Сидя в маленьком кафе, Рэйчел никак не могла заставить себя начать разговор. Ей нравилось просто смотреть на Ника.

«Прекрати, Рэйчел! - строго одернула она себя. - Принимайся за работу!»
        Отпив глоток белого вина, Рэйчел спросила:
        - Как получилось, Ник, что вы не стали заниматься семейным бизнесом? - Она знала, что «Фаррингтон констракшн компани» - один из гигантов делового мира Атланты. В течение ста лет этой строительной фирмой было возведено множество зданий в городе.
        - Некоторое время я работал с отцом. А начал я с того, что после колледжа уехал с друзьями в Европу и путешествовал по разным странам, подрабатывая официантом. Потом вернулся в Атланту и поступил в университет Эмори. Отец начал натаскивать меня в своем бизнесе, но тут я увлекся туристическими походами. - Ник слегка наклонился к Рэйчел. - Мне повезло, что мой отец не тиран в отличие от многих родителей. Он понял, что я действительно люблю свое дело, и пошел на разумный компромисс. Наступит день, когда я сам решу покончить с туризмом. Не вечно же мне водить в походы тургруппы. И тогда я приму эстафету в бизнесе из рук отца. Но до тех пор я буду делать то, что мне по-настоящему нравится.
        Рэйчел была удивлена и тронута неожиданным откровением Ника. Она его хорошо понимала, так как и сама когда-то ушла из дома только потому, что хотела заниматься любимым делом.
        Ник, рассказывая Рэйчел о своем прошлом, меньше всего думал о будущей статье. Ему просто хотелось понимания с ее стороны, чтобы она узнала его настоящим, а не таким, каким его описывают в прессе.
        Когда им подали тарелки с горячими спагетти и чесночный хлеб, Ник решился сам задать Рэйчел несколько вопросов:
        - Как видишь, история очень простая. Теперь моя очередь слушать. Расскажи мне о себе. Ты родилась в Атланте?
        - Нет, - неохотно ответила Рэйчел. - Я родилась и выросла на севере Джорджии, в маленьком фабричном городке. В Атланте живу с тех пор, как поступила в колледж.
        - А твоя семья живет все там же? - осторожно спросил Ник.
        - Да. Мама, папа, три брата и две сестры с семьями.
        - Почему ты переехала в Атланту?
        Рэйчел задумчиво помолчала, а потом сказала:
        - В школе, где я училась, все девочки мечтали о том, чтобы выйти замуж за капитана футбольной команды и нарожать детей. Вы не представляете, как много свадеб праздновали каждый год сразу после выпускного вечера. Я в то время была бледной, очень худенькой девочкой и редко ходила на свидания. Мне нравилось читать. Я мечтала путешествовать. - При этих словах Рэйчел улыбнулась каким-то своим воспоминаниям. - Мои родители видели, что я не похожа на других детей, но не знали, чего я хочу. Лучше всех меня понимала, как мне кажется, моя учительница английского языка. Она помогла мне поступить в университет штата Джорджия и получить право на стипендию.
        - И как отреагировали на это твои родители?
        - Нормально. Сейчас мама регулярно присылает мне фотографии каждого народившегося на свет внука или внучки. Только вот сами родители не хотят приезжать ко мне в гости. Они боятся шумного, большого города, потока машин, преступности.
        Ник мгновенно заметил тень, промелькнувшую на лице Рэйчел, и перевел разговор на другую тему. Продолжая о чем-то говорить, думал он совершенно о другом: о том, что родители всегда поощряли каждое его новое увлечение. Рэйчел пришлось приложить немало усилий, чтобы осуществить свои мечты, начать самостоятельную жизнь в большом незнакомом городе. Жаль, что он не встретил ее в то время!
        Всю обратную дорогу они вели непринужденный разговор. Рэйчел поблагодарила Ника за прекрасно проведенное время и пригласила его к себе что-нибудь выпить. Ник слегка удивился этому, но не показал виду.
        Пока Рэйчел разливала что-то безалкогольное, он расположился прямо на ковре и принялся снимать этикетки с купленного утром туристского снаряжения.
        - Когда будешь упаковывать рюкзак, клади вниз тяжелые вещи, - советовал Ник. - Это особенно важно, когда мы пойдем по дальнему маршруту с ночевкой. Для этого понадобится, конечно, другой рюкзак, с жесткой рамой. Я объясню, как его паковать.
        - Персональный инструктаж получают все участники похода?
        - Обязательно. Я никогда не вывожу на маршрут группу без предварительной беседы по технике безопасности, рекомендаций относительно одежды, обуви, снаряжения, поведения на маршруте. Маленькая подготовка избавляет от больших проблем.
        Рэйчел примерила походные ботинки на толстой подоге и прошлась по комнате.
        - Как я в них смотрюсь?
        Ник так долго и оценивающе смотрел на нее, что Рэйчел невольно покраснела.
        - Ты выглядишь просто великолепно! - тихо прошептал он с такой страстью, что ее сердце гулко забилось в груди.
        Рэйчел вдруг застыла на месте, охваченная каким-то чарующим чувством. Ник тоже не двигался.
        - Ник! - произнесла Рэйчел.
        Услышав свое имя, он сделал шаг навстречу, но вдруг остановился и шагнул обратно.
        - Пора, уже поздно, а тебе еще надо работать.
        Прежде чем Рэйчел успела что-либо сказать, Ник исчез. Она подошла к софе, села и стала развязывать шнурки на новых ботинках. «Наверняка побежал на свидание! А ты чего ожидала? Ну и пусть, это даже к лучшему». Рэйчел не могла понять своих чувств к мужчине, которого видела второй раз в жизни.
        Машинально набрав номер телефона, она пригласила Шарлотту и Бена прийти посмотреть на ее новое туристское снаряжение.
        Шарлотта, увидев на полу гору покупок, не поверила своим глазам, а потом расхохоталась до слез.
        - Представляю тебя в этом обмундировании, Рэйчел! Мисс Французские Духи и Шелковое Белье брошена на съедение волкам!
        Бен отнесся к происходящему более серьезно.
        - Ты хорошо подумала: тебе следует это делать? - Он окинул взглядом хрупкую фигуру Рэйчел. - Я знаю, физически ты хорошо подготовлена, но все же марш-бросок с полной выкладкой будет слишком тяжелым для тебя! - В его голосе звучала озабоченность.
        - Все будет хорошо, Бен, - поспешила успокоить его Рэйчел. - Я верю Нику. Кроме того, он не заинтересован, чтобы что-то отпугнуло меня. Нам обоим нужна хорошая статья. Его деловая репутация пострадает, если я упаду в обморок от переутомления.
        Шарлотта и Бен пригласили Рэйчел к себе домой поужинать и доиграть отложенную партию «тривиал персьют». В семейной обстановке, забавляясь с Кевином и Хизер, пытавшимися стащить карточки настольной игры, Рэйчел вновь обрела душевное равновесие.
        После ужина, вымыв посуду, Шарлотта сунула в руки Рэйчел полотенце:
        - Протри, пожалуйста, бокалы.
        Рэйчел рассеянно кивнула и взяла полотенце. Шарлотта озабоченно посмотрела на подругу:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Что?
        Шарлотта повторила свой вопрос:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Хорошо себя чувствую. Как еще я могу себя чувствовать?
        - Так, как будто собираешься стереть узор с бокалов, доставшихся мне от мамы.
        - Ой, извини. Я все время думаю о Нике, - призналась Рэйчел и смущенно улыбнулась.
        - Ага… - протянула Шарлотта. - Теперь понятно! Это не тот самый Ник, которого ты критиковала и ругала несколько дней назад?
        - Признаю, что я, возможно, несколько ошиблась в его оценке. - Рэйчел поставила на полку последний бокал. - Но это ничего не значит, можешь не улыбаться.
        - А кто улыбается? Я не улыбаюсь. Рэйчел, почему бы тебе не пригласить его на ужин? - с невинным видом спросила Шарлотта.
        - Я хотела, но не получилось, - сухо произнесла Рэйчел.
        - Вот как! - Шарлотта задумалась на минуту, а затем добавила: - Не огорчайся. У тебя еще будет такая возможность.
        - Перестань, Шарлотта, я не вхожу в его планы. Единственная причина его сегодняшнего визита - убедиться в том, что я буду готова к турпоходу.
        - Если я что-то понимаю в мужчинах, а я знаю о них все, он без ума от тебя!
        - Он без ума от меня?! - Рэйчел состроила гримасу. - Откуда у тебя слова-то такие? Ты говоришь, как Скарлетт О'Хара.
        - Напрасно смеешься, Рэйчел, этот фильм действительно очень поучительный.
        - Чему же из него можно научиться? Иметь симпатичное личико, чтобы покорять мужчин?
        Шарлотта вздохнула и закатила глаза:
        - Ты прекрасно знаешь, о чем я. О том, что настоящая любовь преодолевает все преграды.
        - Ты все неправильно понимаешь! - запальчиво возразила Рэйчел. - Ретт уходит в конце фильма. Это разрыв, а не примирение!
        - Он вернется, - упрямо стояла на своем Шарлотта.
        - А может, нет, никто не знает.
        Тут Рэйчел замолчала, потом улыбнулась и поднялась:
        - Сдаюсь. Я не готова спорить по поводу «Унесенных ветром» в одиннадцать вечера. Спасибо за ужин.


        Ник был вне себя. За последние четыре с половиной часа он набрал номер телефона Рэйчел ровно двадцать один раз. Где ее носит! Она явно была не слишком расстроена его быстрым уходом.
        От Ника не ускользнуло выражение обиды, мелькнувшее на ее лице. Вернувшись домой, он сразу стал звонить ей, чтобы извиниться, хотя сам не знал, как объяснит свой отказ. Ему так хотелось заключить Рэйчел в объятия и почувствовать вкус ее соблазнительных губ. Но время для этого еще не настало. Она должна лучше узнать его. Часы, которые они провели сегодня вместе, были чудесными. Этого хватит для начала.
        Двадцать вторая попытка увенчалась успехом.
        - Хелло, - услышал Ник в трубке негромкий и прекрасный голос Рэйчел.
        - Рэйчел, это Ник.
        - Привет, - ответила Рэйчел, а сама подумала: «Господи, так поздно, не случилось ли у него что-нибудь!»
        - Я только еще раз хотел сказать, как сожалею, что все так получилось, - продолжал Ник.
        - Не беспокойся об этом. Обещаю, что хорошо подготовлюсь к походу.
        Ник ненавидел себя за назойливость, но ему необходимо было знать.
        - Как прошел вечер?
        - Я была в гостях у Шарлотты и Бена.
        - А-а. - Ник облегченно вздохнул. - Между прочим, по поводу среды. Я не сказал, когда заеду за тобой. Очень рано, что-то около шести.
        - Утра?! - От отчаяния голос Рэйчел сорвался на фальцет.
        Ник не сдержал смеха.
        - Да. Но ты сможешь поспать в машине, пока мы будем ехать до места встречи с группой.
        - Слава Богу! - иронично добавила Рэйчел. - А куда мы вообще направимся? Я спрашиваю на случай, если кому-нибудь понадобится знать, где найти мое тело.
        - В каньон Клаудленд. Это на северо-западе штата, почти два с половиной часа езды. Немного не доезжая до Чаттануги.
        - Хорошо, вождь. Буду готова.
        - Не забудь две пары носков.
        - Не забуду.
        - И средство от комаров.
        - Есть!
        - Мне было хорошо сегодня, - неожиданно добавил Ник мягким и тихим голосом.
        Рэйчел стала лихорадочно придумывать, как бы отшутиться, но выпалила неожиданно для себя:
        - Мне тоже, Ник. - Ее сердце бешено колотилось. - Спокойной ночи, Ник, - и бросила трубку.



        Глава 3

        В среду Ник проснулся раньше, чем прозвонил будильник. Ему хотелось поскорее заехать за Рэйчел и отправиться в путь.
        Он остановился возле ее дома, стараясь не шуметь, чтобы не побеспокоить в столь ранний час других жильцов. Рэйчел уже ждала, сидя на верхней ступеньке крыльца.
        - Привет, - сказала она еще сонным голосом. - Я готова, только запру дверь.
        Ник закинул за спину ее рюкзак, и они вместе спустились по лестнице. На Рэйчел были джинсы и темно-синяя кофточка поверх хлопчатобумажной рубашки. «Да, не многие из знакомых мне женщин выглядели бы так же хорошо в шесть утра», - невольно отметил Ник.
        Рэйчел взобралась на высокую ступеньку джипа и удобно устроилась на сиденье.
        Ник пристегнул ремень безопасности.
        - Если захочешь вздремнуть, сзади лежит подушка.
        - Я в порядке, - заверила Рэйчел. - Вперед, командир.
        Но не прошло и нескольких минут, как голова Рэйчел опустилась на его плечо, а тело обмякло. Ник беззвучно рассмеялся, обнял Рэйчел и помог устроиться поудобнее. Он ощущал тепло ее доверчиво прижавшегося тела, и ему захотелось ехать так долго-долго, подальше от людей и цивилизации.
        Когда Ник въехал на стоянку возле ресторана «Макдоналдс», восходящее солнце окрасило небо над горизонтом в розовые и золотые цвета. Он сразу увидел припаркованный автобус. Похоже, никто не опоздал.
        Потихоньку, чтобы не разбудить Рэйчел, Ник выскользнул из кабины. Пусть еще поспит несколько минут! Судя по всему, мальчики в автобусе тоже дремали. Ника встретили два инструктора, с которыми он работал раньше.
        - Все в порядке, Ник? Парни рвутся в поход! - сказал ему вместо приветствия тот, который был повыше.
        - Доброе утро, Филипп. Как дела, Дэн?
        Дэн, рыжий и веселый молодой мужчина, заглянул через окно внутрь машины Ника:
        - Кто бы это мог быть?
        Ник неловко улыбнулся:
        - Обещайте, что не будете смеяться. Ее зовут Рэйчел Флеминг. Она пишет статью обо мне для «Атланта тудей», поэтому идет сегодня с нами. Давайте произведем на нее хорошее впечатление, договорились?
        Филипп укоризненно покачал головой, выражая свое неодобрение:
        - И ты выбрал нашу команду, чтобы произвести хорошее впечатление? У тебя явно плохо с головой. Да от этих парней даже у матери Терезы случится истерика!
        Ник засмеялся:
        - Не преувеличивай! Ты знаешь, как ребята любят походы. Стоит только вытащить их за пределы города, они становятся совершенно другими.
        Именно это нравилось Нику в работе с трудными подростками. Попадая на природу, они менялись, в них пробуждалось чувство собственного достоинства, и, глядя на них, трудно было поверить, что многие из этих мальчишек почти преступники.
        - Предлагаю ехать сейчас, пока все спят, а завтракать будем при съезде с автострады, там есть хорошая столовая. К тому времени все проголодаются.
        Ник осторожно, так, чтобы не разбудить Рэйчел, сел в машину, но девушка даже не шевельнулась и продолжала мирно спать. Он проследил, как автобус тронулся вслед за ними, и вырулил на шоссе.


        Рэйчел проснулась, открыла глаза и поморщилась от боли в онемевшей шее. Она не сразу сообразила, где находится. Потом вдруг резко выпрямилась на сиденье, едва не ударившись головой о руль.
        Не глядя на Ника, она спросила сердито:
        - Почему ты не разбудил меня? Сколько времени?
        Ник на секунду оторвал взгляд от дороги и, посмотрев на Рэйчел, улыбнулся одной из своих обворожительных улыбок.
        - Я не разбудил тебя, потому что тебе надо было выспаться. Сейчас без четверти восемь. Остановка на завтрак через несколько минут, - ответил он. В голосе Ника прозвучало столько тепла и заботы, что сердце Рэйчел сразу оттаяло.
        Она повернулась и посмотрела через заднее стекло:
        - Это твоя группа?
        - Ага. Четырнадцать мальчишек в возрасте от двенадцати до семнадцати. Эта группа не совсем обычная. Можно сказать, что этим ребятам трудно оставаться в ладу с законом.
        - Что это значит? - настороженно спросила Рэйчел.
        - Я думаю, ты догадываешься, о чем речь. К счастью существуют организации, которым небезразличны эти дети. Мы сотрудничаем и стараемся дать таким подросткам то, что заменило бы им наркотики и улицу. Хотя что я тебе об этом говорю. Все сама увидишь.
        Скоро они остановились возле небольшой столовой, напоминающей железнодорожный вагон. Рэйчел наблюдала, как мальчишки выпрыгивали из автобуса. Они подняли гвалт и шум. Так, впрочем, ведут себя все подростки. Меньше чем за час они поглотили неимоверное количество еды и стали просить поскорее ехать дальше.
        Наконец они въехали на большую, покрытую гравием стоянку. Рэйчел с любопытством наблюдала, как Ник пытался навести порядок в начавшейся суматохе.
        Из багажника джипа достали один из двух переносных холодильников. Оттуда извлекли сухие пайки и раздали всем участникам группы. Инструкторы и Ник затолкали в свои рюкзаки аптечки первой медицинской помощи.
        Издав оглушительный свист, Ник подал сигнал к общему сбору и стал давать последние наставления:
        - Помните, надо всегда оставаться в поле зрения хотя бы одного из участников группы. Держитесь подальше от края тропы. За последние две недели прошли сильные дожди, и в некоторых местах земля может осыпаться под ногами. Вопросы есть? Пошли!
        Рэйчел слегка огорчало, что Ник почти не уделял ей внимания. Мальчишки все время старались занять место рядом с ним, и ей не оставалось ничего другого, как вместе с Филиппом и Дэном замыкать шествие. Рэйчел подробно расспросила их о предыдущих походах.
        Филипп рассказывал с энтузиазмом:
        - Нам с Дэном повезло с работой. Желающих участвовать в походах столько, что в очередь записываются за несколько месяцев.
        Рэйчел недоуменно посмотрела на него:
        - Ты хочешь сказать, что сегодняшняя группа тоже стояла в очереди?
        - Нет, эта группа не совсем обычная, - покачал головой Филипп. - Большинство желающих пойти в поход - это взрослые люди, главным образом мужчины. Из них Ник составляет группы, которые идут в трудных условиях, требующих выносливости. Соответственно и опыта у них побольше. Для этих ребят запланирован более легкий маршрут.
        Когда начался спуск в ущелье, Рэйчел пожалела о том, что согласилась отправиться в этот поход. Она уже давно сняла свитер и закатала рукава рубашки, но пот все равно ручейком сбегал по спине. Мышцы ног болели от долгого спуска по крутой и скользкой тропе.
        Однако остальные, казалось, получали большое удовольствие. Даже Филипп и Дэн дурачились и радостно кричали вместе с мальчишками, когда, спотыкаясь и падая, сбегали вниз по склону последние сто метров к протекающей на дне каньона горной реке.
        Открывшаяся их глазам картина заставила Рэйчел признать, что ее мучения были не напрасны. Густые заросли цветущих рододендронов тянулись вдоль стремительного потока кристально чистой воды. Мальчишки словно по команде быстро скинули обувь и с восторженными возгласами ринулись к реке. Рэйчел нашла неподалеку тихую заводь и с наслаждением вымыла студеной водой лицо и руки. Солнечные лучи пробивались сквозь кроны деревьев, шумевшие высоко над головой, отбрасывая на землю бесформенные пятна теней. Как хорошо было бы наслаждаться этой идиллией наедине с Ником, подумала Рэйчел.
        Примерно через полчаса по сигналу Ника все обулись и снова двинулись вдоль реки.
        Достигнув водопада, ребята некоторое время стояли молча, благоговея перед столь мощным проявлением сил природы. Преодолев еще один крутой спуск к основанию водопада, туристы остановились на берегу, и Ник объявил привал.
        Радостно крича и суетясь, ребята расположились на огромных валунах, возвышающихся над водой. Рэйчел выбрала плоский, нагретый солнцем камень и с удовольствием вытянулась на нем.
        Вскоре она почувствовала, как чья-то тень заслонила солнце. Даже не открывая глаз, она поняла, что это Ник. Рэйчел начинала привыкать к волнующему ощущению его близости.
        - Садись! - похлопала она рукой около себя. Ник опустился на камень, издав вздох облегчения.
        - Ты себе не представляешь, на какое количество вопросов я ответил этим утром! Названия деревьев. Высота над уровнем моря. Обычаи индейцев. Они меня держат за ходячую энциклопедию.
        - Разве это не так? - спросила Рэйчел, улыбаясь.
        Ник посмотрел на нее подозрительно, потом дернул за толстую косичку:
        - Я не чувствую должного уважения!
        Рэйчел вдруг ощутила какое-то неизъяснимое счастливое чувство, в котором слились и успокаивающее журчание воды, и шепот ветра в листве, и людские голоса вдалеке, и близкое ровное дыхание Ника. Она на секунду закрыла глаза, чтобы впитать в себя все эти звуки.
        - Ты голоден? - наконец проговорила Рэйчел, села и потянулась.
        - Умираю от голода! - Ник пристально посмотрел на нее, и по этому взгляду Рэйчел поняла, что на уме у него была не еда.
        - Итак мисс Флеминг, вам нравится наш поход?
        - Жара, комары, нет душа! Что здесь может нравиться? - с деланным недовольством заявила Рэйчел.
        Ник расхохотался, запрокинув голову. Его смех разнесся далеко вокруг, глаза искрились от удовольствия. Рэйчел чувствовала, как Ник ласкал ее взглядом. А потом он резко, но в то же время нежно притянул ее к себе и поцеловал.
        Рэйчел показалось, что сердце остановилось. В этот момент она импульсивно прижалась к Нику. Затем он резко отстранился, опустил голову и глубоко вздохнул.
        Виновато взглянув на Рэйчел, он встал с камня и дал команду ребятам собираться. Некоторые из них получили нагоняй за то, что оставили мусор. Пристыженные, они бросились убирать место стоянки.
        Наконец, когда со всеми делами было покончено, группа перешла речку вброд и двинулась вверх по склону каньона. Подъем оказался очень трудным.
        Разговоры среди мальчишек затихли. Все берегли дыхание, взбираясь по крутой тропе. Пройдя около двух третей пути, группа вышла на широкое и пологое место. Сообща решили остановиться, немного отдохнуть и допить оставшуюся во флягах воду. Еще минут тридцать ходьбы, и впереди покажется автомобильная стоянка.
        Ник обежал взглядом усталых и счастливых ребят. Вопреки его ожиданиям они вели себя образцово.


        Рэйчел чувствовала себя совершенно обессилевшей. Она боялась, что если хоть на минуту присядет, то уже не сможет подняться. Она подошла к краю обрыва, увидела цветущую там фиалку, потянулась, чтобы поближе рассмотреть ее, и в этот момент земля обрушилась у нее под ногами. Рэйчел от неожиданности вскрикнула и покатилась вниз… И только тогда она вспомнила о предупреждении Ника быть осторожными и не ступать на край обрыва.


        Ник не чувствовал приближения беды. Услышав крик, он резко повернулся и успел заметить, как Рэйчел исчезла за краем обрыва. На несколько секунд его буквально парализовало от страха. Ник скомандовал мальчикам не двигаться, а сам бросился к месту, где только что стояла Рэйчел. Подбежав к обрыву, он увидел, как Рэйчел скользила вниз, увлекаемая лавиной камней и земли, затем ударилась о ствол сосны и неподвижно застыла.
        Охваченный ужасом и бормоча проклятия, Ник сполз вниз по склону горы, туда, где лежала Рэйчел. Дрожащими от волнения руками он осторожно перевернул ее на спину. На лбу у нее была глубокая рана, из которой сочилась кровь, на щеке огромный синяк. Одежда порвана, а все тело покрыто грязью.
        Затаив дыхание, Ник пощупал пульс. Он был ускоренный, но стабильный. Ник облегченно вздохнул, затем наклонился и тихо позвал:
        - Рэйчел, дорогая.
        - Кэтлин, - медленно и едва слышно произнесла она. - Зови меня Кэтлин.

«О Господи, она бредит!» - пронеслось в голове у Ника.
        - Милая, ты меня слышишь? - позвал он еще раз. Рэйчел открыла глаза и посмотрела на Ника затуманенным взором.
        - Помнишь фильм с Кэтлин Тернер и Майклом Дугласом? - спросила она почти шепотом. - Их снесла лавина по горному склону. Я чувствовала то же самое.
        Ник слегка растерянно посмотрел на Рэйчел, потом натужно улыбнулся и осторожно поднял ее на руки. Она необыкновенная! Скатилась вниз с обрыва с высоты ста метров, вся израненная, и при этом пытается шутить!
        Рэйчел поморщилась, и Ник понял, что делает ей больно. Он осторожно положил Рэйчел на землю и стал ощупывать ее руки и ноги, пытаясь определить, нет ли переломов.
        - Скажи мне, где болит?
        - Если честно, то везде, - снова поморщилась от боли Рэйчел.
        Ник посмотрел наверх. Там, на краю обрыва, стояли остальные члены группы и наблюдали за ними.
        - Филипп, мне нужна твоя помощь. Дэн, отведи мальчиков назад, может произойти новый обвал.
        Филипп медленно спустился вниз. Мужчины обхватили Рэйчел за ноги и за плечи и стали бережно поднимать наверх. Рэйчел мужественно сдерживала стоны и лишь однажды охнула от боли. Ник с тревогой посмотрел на нее. Он знал, что ей трудно переносить каждый их шаг, но другого выхода не было.
        На стоянке их поджидали столпившиеся мальчишки. Ник удобно устроил Рэйчел на заднем сиденье своей машины, положив ее голову себе на колени, за руль сел Филипп, а Дэн повел автобус.
        Машина остановилась у больницы. Ник помог Рэйчел выйти и бросил через плечо Филиппу:
        - В багажнике холодильник с едой. Покормите ребят, а я, как только освобожусь, скажу, что делать дальше.
        Сестра в приемном покое оставила его в маленькой комнате для ожидающих. Ник пытался было спорить, но сестра твердо стояла на своем:
        - Вы не можете сопровождать пациентку в рентгеновский кабинет. Как только результаты предварительного обследования будут готовы, вам сообщат. - С этими словами она сунула в руки Ника стопку бланков для заполнения и показала на стоящий в углу автомат по продаже кофе.
        Ник еле удержался, чтобы не разорвать бумаги. Он бросил в автомат несколько монет, выпил полстакана гадкого кофе и сел на стул возле двери. Заполняя бланки, он понял, что не знает ответа на большую часть вопросов. Имеются ли аллергические реакции, если да, то на что? Ник рассерженно швырнул формы на покрытый пятнами пластиковый стол.
        В этот момент в дверях появился молодой врач:
        - Хорошие новости, мистер Фаррингтон! Мы сделали всестороннее рентгеновское обследование, переломов нет. Я наложил несколько швов на голове. Однако стационарного лечения не требуется. Все, что нужно, - это отдых и регулярный прием лекарств. Кто-то может присмотреть за ней?
        Ник с облегчением улыбнулся:
        - Все будет сделано. Спасибо, доктор. Я вернусь за ней через минуту.
        На лужайке перед больницей удобно расположилась вся группа во главе с инструкторами. При виде Ника Филипп стремительно вскочил на ноги:
        - Ну как Рэйчел?
        Ник устало улыбнулся:
        - Ты не поверишь, переломов нет. Врачи кое-что залатали и прописали обезболивающее. Я отвезу Рэйчел в мотель, чтобы она могла отдохнуть и переночевать, а завтра доставлю ее в Атланту. Вам лучше ехать домой, пока кто-нибудь не начал беспокоиться.


        Рэйчел лежала в углу палаты за занавеской и спала после обезболивающего укола. Белая повязка на лбу еще больше подчеркивала ее бледность.
        - Рэйчел, - позвал Ник и осторожно взял ее за руку.
        Она не сразу открыла глаза, а увидев Ника, улыбнулась:
        - Наконец-то. Когда ты увезешь меня отсюда?
        Ник поднес ее руку к губам и поцеловал в раскрытую ладонь.
        - Очень скоро, я обо всем позабочусь. Тебе надо продержаться еще минут десять, не больше.
        В мотеле их зарегистрировали без задержки. Едва Ник уложил Рэйчел в постель, явился менеджер мотеля и принес два комплекта зубных щеток, пасту и одноразовую бритву.
        - Если вам еще что-то понадобится, позвоните на стойку регистрации.
        Ник запер дверь и опустился на соседнюю кровать. Напряжение последних часов спало, и он почувствовал слабость от пережитого волнения, усталости и голода.
        Вдруг неожиданная и страшная мысль пронзила его сознание. Он чуть не потерял Рэйчел! Стоило ей удариться головой о камень - и исход был бы трагичным. Ник откинулся на спинку кровати и закрыл глаза.


        Пробудившись ото сна, Рэйчел почувствовала во рту сухость, а в голове адскую боль. Она невольно застонала, попытавшись сесть, и Ник проснулся.
        Он мягко, но решительно заставил ее снова лечь.
        - Тебе нельзя подниматься. Сейчас примешь лекарство. - Ник принес в стакане воды и помог Рэйчел выпить таблетку.
        Ласково проведя внешней стороной ладони по ее щеке, он произнес негромко:
        - Тебе нужно принять ванну, а потом надеть чистую рубашку. У меня есть одна в запасе.
        Рэйчел только сейчас заметила, что лежит поверх покрывала в испачканной одежде. Ей вдруг нестерпимо захотелось помыться и потом забраться под белые простыни.
        Она решительно отказалась от помощи Ника.
        - Черт возьми, Рэйчел! - Ник с досадой ерошил свои волосы. - А вдруг ты в ванной в обморок упадешь? Будь благоразумной!
        - Давай свою рубашку, - сказала она твердо. - Во-первых, врач сказал, что я здорова. Во-вторых, я никогда в жизни не падала в обморок.
        Ник решил не спорить, чтобы сберечь силы Рэйчел, которые ей еще понадобятся для того, чтобы встать с постели и привести себя в порядок.
        Рэйчел сидела на краю ванны, упершись локтями в колени и закрыв лицо руками. Она никогда прежде не испытывала такой боли. Ник еще в комнате снял с нее носки и ботинки. Сжав зубы, Рэйчел стала расстегивать молнию на джинсах. По ее щекам медленно потекли слезы.
        Ник нашел Рэйчел сидящей на полу ванной комнаты в наполовину снятых джинсах. Ее ноги были все в царапинах и синяках. Он поднял ее на руки и отнес в постель. Осторожно и быстро раздел, накрыл простыней, а затем принес смоченное в теплой воде полотенце. Быстро и ловко, как умелая сиделка, Ник счистил засохшую грязь и кровь.
        Рэйчел молча наблюдала за его действиями. Все это время Ник ни разу не взглянул на нее, все делал молча, плотно сжав губы.
        - Ник, мне очень жаль, что все так получилось и теперь ты вынужден со мной возиться, - сказала Рэйчел дрогнувшим голосом и слегка коснулась его руки.
        - Не говори так. Это моя вина. Мне не следовало настаивать на твоем участии в походе, - ответил Ник.
        - Ты не должен винить себя в случившемся, Ник. Ты всех предупредил о том, что опасно ходить по краю тропы. Я была слишком неосторожна, вот и все. - Превозмогая боль, Рэйчел обняла его и нежно поцеловала в губы. - Ты так заботишься обо мне. Спасибо.
        Ник сделал усилие, чтобы удержаться и не стиснуть Рэйчел в объятиях. Ее близость пьянила его. Глубоко вздохов, он поправил подушки и одеяло.
        - Постарайся выспаться. Я приму душ, но дверь открытой. Позови меня, если что-то понадобится.



        Глава 4

        Казалось, что даже глаза открыть больно. Рэйчел старалась все делать медленно, но при малейшем движении боль снова пронзала ее. В спальне, кроме нее, никого не было, но из ванной доносился шум воды.
        Дверь тихо отворилась, и появился Ник, одетый только в джинсы, плотно облегавшие бедра. Он был чисто выбрит. Темные круги под глазами свидетельствовали о том, что отдохнуть ему так и не удалось.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он заботливо и присел на край постели. Его глаза излучали тепло, а ласковая улыбка согревала Рэйчел душу.
        Она сделала над собой усилие, чтобы улыбнуться.
        - Жить буду. - Говорить было трудно, но не только потому, что давала о себе знать боль. У Рэйчел перехватило дыхание от волнения, когда она взглянула на широкую, загорелую грудь Ника. Ей хотелось погладить ее хотя бы кончиками пальцев. Чтобы победить это искушение, Рэйчел натянула па себя повыше одеяло и спрятала под него руки. Она почувствовала, как легкий озноб пробежал по ее телу.
        Рэйчел мучительно покраснела и произнесла:
        - Мне нужно в туалет.
        Чтобы не смущать ее своим присутствием, Ник сказал:
        - Я пойду куплю что-нибудь попить. Скоро вернусь.
        Ник ушел, а Рэйчел дохромала до ванной и ополоснула лицо. Подняв голову, она увидела свое отражение в зеркале. «Да, ничего себе, хороша».
        Бедный Ник! Он теперь, наверное, клянет себя за то, что предложил ей отправиться в поход. С ней оказалось больше хлопот, чем он ожидал!
        Войдя в спальню, она увидела, что Ник разговаривает по телефону. Рэйчел кое-как доковыляла до кровати и с радостью забралась под одеяло.
        Ник обернулся и, увидев ее, резко прервал разговор.
        - Почему ты не позвала меня, я помог бы тебе добраться до постели! - с легким упреком проговорил он.
        - Я могу ходить, Ник, - поторопилась заверить его Рэйчел. - Когда мы уедем отсюда?
        Ник взглянул на часы:
        - Мы должны освободить комнату через полчаса, но управляющий не возражает, если мы останемся еще на какое-то время. Его жена подыщет для тебя что-нибудь из одежды. Ты ведь не захочешь ехать домой завернутой в одеяло.
        Рэйчел рассмеялась, но тут же сморщилась от боли.
        - Теперь я понял. Тебе больно, только когда ты смеешься, - пошутил Ник.
        - Если бы! - жалобно проговорила Рэйчел. - Правильнее сказать, мне больно, только когда я дышу.
        Ник потянулся за лежащими на тумбочке таблетками.
        - Время принимать лекарство. - Он вытряхнул из коробочки на ладонь две таблетки и налил в стакан воды.
        - Я больше не хочу пить таблетки, - запротестовала Рэйчел. - Из-за них голова как в тумане.
        - Я знаю, это неприятно, - посочувствовал Ник. - Но тебе будет гораздо легче перенести дорогу домой. Ну, открывай рот.
        Рэйчел нехотя повиновалась. Сердце ее затрепетало, когда она вновь ощутила его тепло. Рэйчел закрыла глаза и легла, надеясь, что Ник не заметил ее волнения.
        Пока она отдыхала, Ник собрал их вещи и отнес в машину. Жена управляющего вскоре принесла темно-синие спортивные брюки и помогла Рэйчел надеть их, а затем довела ее до машины. Совершенно обессилевшая от боли и усталости, Рэйчел кое-как уселась на сиденье.
        Положив подушку на колени Нику, Рэйчел попыталась устроиться поудобнее. Было тесновато, но все же лучше, чем в сидячем положении. Когда через несколько минут Ник выехал на автостраду, Рэйчел уже крепко спала. До Атланты было еще около двух часов езды.
        Ник взглянул на Рэйчел и ощутил уже знакомое ему теплое чувство. Даже с синяком на лице, ссадинами и царапинами она все равно была красива. Но не только внешность Рэйчел привлекала Ника.
        За последние годы он встречался с разными женщинами. С одними отношения были случайными, с другими более серьезными. Среди этих женщин попадались и умные, и легкомысленные, и законченные карьеристки, и молодые неопытные девушки, а то и просто охотницы за богатыми мужчинами. Были среди них и красотки, но ни с одной из них Ник не хотел связать свою жизнь.
        Брак его родителей был счастливым, и Ник желал создать такую же семью. До сих пор ему не удавалось встретить и испытать подобную любовь. Но знакомство с Рэйчел дало ему надежду. Ник не верил в любовь с первого взгляда, однако что-то произошло в нем после встречи с этой девушкой. Он почувствовал, что это именно та женщина, которую он все время ждал и искал.
        Рэйчел вздрогнула во сне и что-то невнятно проговорила. Ник поехал чуть быстрее, чтобы поскорее добраться до дома и уложить ее в нормальную постель.
        До Атланты оставалось около тридцати миль, когда Ник увидел в зеркале заднего обзора мигающие огни патрульной машины. Он посмотрел на спидометр и тихо ругнулся. Съехав на обочину, он приготовил бумажник с документами и ждал с открытым окном, когда к нему подойдет полицейский. Рэйчел по-прежнему спала.
        - Прошу ваше удостоверение, - сказал подошедший патрульный суровым голосом. Лицо его было наполовину скрыто широкополой шляпой.
        Ник молча протянул ему права. Полицейский внимательно изучил их, затем наклонился и заглянул внутрь машины:
        - Это ваша жена?
        - Знакомая. Мы вместе были в турпоходе, и с ней произошел несчастный случай. Я везу ее домой. - Подозрительный полицейский начинал раздражать Ника.
        - Выйдите из машины, пожалуйста.
        - Какого черта? - сердито спросил Ник.
        - Пожалуйста, выйдите из машины! - еще раз попросил патрульный.
        Ник открыл дверь и осторожно, чтобы не разбудить Рэйчел, вылез из машины.
        Полицейский жестом велел ему отойти в сторону. Ник не стал спорить и отошел на несколько шагов.
        Рэйчел поморщилась во сне, когда полицейский затряс ее за плечо.
        - Мэм, вы меня слышите? Пожалуйста, проснитесь!
        Рэйчел с трудом очнулась от крепкого сна и открыла глаза. Увидев одетого в форму полицейского, она испуганно вздрогнула.
        - Где Ник? Мы попали в аварию? - спросила она дрожащим и слабым голосом.
        - Никакой аварии нет, мэм. Я просто хотел убедиться, что вы в порядке. Вы едете с этим человеком по своей воле?
        Рэйчел посмотрела через заднее стекло на угрюмо стоящего в стороне Ника. Затем повернулась к полицейскому и сердито подтвердила:
        - Конечно, по своей!
        - Что с вами произошло?
        - Несчастный случай во время турпохода.
        Полицейский повернулся к Нику и подал ему знак рукой подойти ближе.
        - На днях в этом районе было совершено похищение, - извиняющимся голосом объяснил он. - Я должен был убедиться, что это не похищенная женщина. Извините за причиненное неудобство. Кстати, мистер Фаррингтон, вы превысили скорость. Пожалуйста, не делайте этого в дальнейшем.
        Полицейский вручил Нику штрафную квитанцию и направился к патрульной машине.
        Ник порывисто сел в автомобиль, сердито хлопнул дверцей и запустил двигатель. Лицо его покрылось красными пятнами, губы гневно сжались.
        - Ник? Ты в порядке? - спросила Рэйчел, прикоснувшись к его руке.
        - Только подумать, этот идиот решил, что я тебя похитил. Такого унижения я никогда не испытывал!
        Рэйчел едва сдержала улыбку. Ник говорил, как маленький мальчик, которого напрасно обвинили в краже школьного завтрака. Столько же обиды и уязвленной гордости было в его голосе.
        - Он просто выполняет свою работу, Ник. Если бы похитили твою мать или сестру, ты бы разве не стал проверять любую подозрительную машину?
        Ник еще больше насупился, потом, нарочито глубоко вздохнув, произнес:
        - И почему мне по жизни везет на женщин, которые всегда правы? - Он похлопал по лежащей между ними подушке. - Ты можешь прилечь, ехать нам еще не менее получаса.
        Рэйчел отрицательно покачала головой:
        - Не хочу.
        Наконец они повернули на знакомую улицу и подъехали к дому, где жила Рэйчел. Она озабоченно посмотрела на крутые ступени, ведущие наверх. В этот момент Ник, не дав ей опомниться, сгреб ее с сиденья и на руках отнес домой.
        - Я наберу в ванну воды, - сказал он торопливо, не давая Рэйчел возможности возразить. - Пока ты принимаешь ванну, я приготовлю что-нибудь поесть. Не могу же я уйти, не накормив тебя.
        Наполняя водой ванну, он обежал комнату глазами и заметил флакон с какой-то жидкостью. На нем была этикетка с французским названием. Понюхав жидкость, Ник отметил про себя: «У девушки хороший вкус!» - и плеснул из флакона в горячую воду. По комнате разнесся сильный аромат. Ник представил, как стройное белое тело Рэйчел соскальзывает в благоухающую пену, и пришел в сильное возбуждение от нахлынувшей страсти. Рэйчел волновала его, как может волновать молодая красивая девушка молодого здорового мужчину.
        В этот момент она вошла в ванную, держа в руках халат и ночную рубашку.
«Фланелевое белье не для этой женщины, - отметил про себя Ник. - Ей бы больше подошло шелковое, с кружевами ручной работы, белье от Неймана».
        Рэйчел нарушила затянувшееся молчание:
        - Я очень благодарна, Ник, но тебе нет никакой необходимости оставаться. Я не голодна, все, что мне нужно, - помыться и поспать.
        - Я уйду только после того, как ты примешь ванну. Ты можешь заснуть и захлебнуться. - С этими словами он завернул краны и вышел.
        Закрыв за ним дверь, Рэйчел медленно разделась и вошла в горячую воду. Порезы и царапины нестерпимо заныли, но полностью погрузившись в воду, Рэйчел почувствовала себя на верху блаженства.


* * *
        Ник не мог успокоиться. Он метался по маленькой квартире и старался подавить в себе непреодолимое желание ворваться в ванную комнату и предложить Рэйчел потереть спину.
        Ник стал разглядывать спальню. Она была выдержана в мягких розовато-бежевых и зеленых тонах. В целом создавалось впечатление нежности и романтичности, женственности, но не чересчур. В такой спальне и мужчина чувствовал бы себя уютно и комфортно долгими дождливыми вечерами. Эти мысли вновь заставили Ника прийти в возбуждение, и, чтобы как-то избавиться от этого, он вернулся в гостиную.
        Здесь все тоже было подобрано со вкусом. Пушистые подушки на софе, выдержанные в голубоватых и кремовых тонах, так и манили к себе.
        На небольшом столе, покрытом старомодной скатертью, стояла коллекция эмалевых шкатулок. Ник принялся с интересом рассматривать их. Он хотел как можно больше узнать о Рэйчел. В обстановке квартиры чувствовалась, с одной стороны, свойственная ей сдержанность, а с другой - широта увлекающейся натуры.
        В конце концов потеряв всякое терпение, он подошел к двери ванной комнаты и громко постучал:
        - Ты еще не закончила?
        - Почти, - прозвучало в ответ. - Через минуту выхожу.
        Когда Рэйчел в халатике вошла в гостиную, Ник сидел на софе и листал журнал с рекламой туров. Он поднял глаза и изумленно застыл. Рэйчел почувствовала себя неуютно под его пристальным взглядом, ей вдруг захотелось надеть на себя что-нибудь еще. Взгляд Ника, казалось, раздевал ее, он горел желанием. Рэйчел видела это и чувствовала то же самое. Между ними словно вспыхнула искра обжигающей страсти.
        Ник откашлялся.
        - Ну что ж, я, пожалуй, пойду. Не забывай пить таблетки. Если тебе что-то понадобится, позвони мне.
        Рэйчел улыбнулась ему так нежно, что Ник почувствовал очередной прилив возбуждения.
        - Ты особенный, Ник. Не беспокойся обо мне. Поезжай домой и как следует отдохни.
        - Я позвоню. - Он быстро поцеловал ее, ткнувшись губами в лоб, и сбежал вниз по ступенькам.


        Сознание медленно пробуждалось. Рэйчел уловила дразнящий запах жареного бекона. Должно быть, Шарлотта, добрая душа, пришла, открыв дверь своим ключом. Рэйчел почувствовала, что сильно голодна.
        Она с трудом дошла до ванной комнаты, умылась холодной водой и причесалась. Синяки и ссадины еще, конечно же, не прошли, но на щеках по крайней мере появился румянец. Войдя на кухню, Рэйчел обомлела, увидев вместо Шарлотты Ника. Он хозяйничал, как заправский кулинар.
        - Надеюсь, ты не сердишься, - нарушил молчание Ник. - Я разговаривал с твоей домовладелицей. Она сказала, что их с мужем не будет дома сегодня вечером, и предложила мне свой ключ, чтобы я мог навестить тебя. В холодильнике довольно пусто, я приготовил яичницу с беконом и тосты. Поешь, пока горячее.
        Ник повернулся к плите, а Рэйчел неловко уселась за стол. Она не могла поверить, что Шарлотта, всегда очень осторожная, дала ключ незнакомому человеку. Либо Ник сумел внушить ей доверие, либо Шарлотта снова пытается выдать Рэйчел замуж.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он, и Рэйчел ощутила на себе его изучающий взгляд.
        Дождавшись, когда Ник сядет, она ответила:
        - В целом хорошо. По крайней мере выспалась.
        Ник подвинул к ней тарелку:
        - Ешь.
        Рэйчел с удовольствием стала поглощать яичницу, поджаристый бекон, отламывала кусочки тоста и отправляла их в рот. Время от времени она украдкой поглядывала на Ника. «Какого черта он расселся у меня на кухне такой красивый! По-моему, он все больше места занимает в моей жизни. К такой заботе о себе легко привыкнуть. Но я предпочитаю самостоятельность, и он должен знать об этом».
        - Кофе? - Голос Ника прервал ее мысли.
        - Нет, спасибо. - Рэйчел вытерла губы салфеткой. - Я хочу переодеться.

«Чтобы говорить с ним на равных, на мне должно быть побольше одежды. Тогда, возможно, я лучше буду контролировать ситуацию», - подумала она про себя.
        Она довольно долго решала, во что бы одеться, и остановилась на просторной бирюзовой блузке и лимонного цвета спортивных брюках. Затем собрала волосы в узел и заколола шпильками. Оглядев себя в зеркало, она осталась довольна увиденным.
        Тем временем Ник удобно устроился на софе, перелистывая старые номера «Атланта тудей». Увидев вошедшую Рэйчел, он похлопал рукой по софе рядом, приглашая сесть, но Рэйчел устроилась в кресле напротив.
        От внимания Ника не ускользнуло, что Рэйчел вернулась из спальни другой. Она как будто воздвигла стену отчуждения.
        Он прервал неловкое молчание:
        - Боюсь, что твое вчерашнее падение разрушило наши планы. Ты не сможешь в конце этой недели участвовать в походе с ночевкой. А следующий такой поход, к сожалению, запланирован только через месяц.
        Рэйчел нахмурилась:
        - Что же делать? Сэм не может ждать выхода статьи так долго. - Она задумчиво посмотрела на Ника. - Впрочем, у меня и так достаточно материала, мне не обязательно еще раз участвовать в походе.
        У Ника окончательно испортилось настроение.
        - Нет! Так не пойдет! - отрезал он.
        Рэйчел удивленно подняла брови. Таким Ника она еще не видела.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Не пойдешь в поход - не выйдет и статья, вот что! - Ник упрямо вскинул подбородок.
        Рэйчел почувствовала раздражение. Ей не нравились ультиматумы.
        - Тогда, может быть, лучше вообще все оставить как есть, - произнесла она очень спокойным голосом.
        На лице Ника застыло каменное выражение.
        - Не думаю, что решение зависит от тебя.
        Он хотел было продолжить, но вдруг спохватился. Выставил себя упрямым ослом! Неудивительно, что Рэйчел смотрит на него как на сумасшедшего. Ник испугался. Именно испугался. Ему стало страшно, что Рэйчел откажется участвовать в повторном походе, вежливо распрощается и исчезнет из его жизни навсегда.
        Ник резко поднялся. Сейчас лучше уйти, иначе в таком состоянии он может еще что-нибудь сморозить.
        - Поговори со своим боссом. Делай, что считаешь нужным, но повторный поход с твоим участием не отменяется.
        Рэйчел молчала, не зная, что сказать. Ник вдруг взял ее за плечи, мягко притянул к себе и поцеловал в манившие его весь день губы.
        Он ожидал встретить сопротивление, но Рэйчел раскрылась ему навстречу так же естественно, как бутон розы теплице. Их языки встретились, и волна желания охватила Ника.
        Запах ее гладкой, мягкой кожи опьянял. Он еще крепче прижал ее, чувствуя биение ее сердца и прикосновение рук, обвившихся вокруг его шеи. Ладонь скользнула по изгибу ее спины, и Ник почувствовал округлость упругой ягодицы.
        Рэйчел была совершенно не готова к такому повороту событий. Мысли путались в ее голове, в этот момент она желала только одного - она желала его. И Ник, она чувствовала это, желал ее.
        - Ник, остановись. Отпусти меня, - взмолилась Рэйчел и огромным усилием воли заставила себя высвободиться из его объятий.
        Ник провел рукой по волосам и мысленно обругал себя. Теперь-то он действительно все испортил. Осторожно подбирая слова, он наконец произнес:
        - Прости меня, Рэйчел. Это произошло непреднамеренно. Ты так прекрасна, что я не мог устоять.
        Рэйчел взглянула на него и скептически улыбнулась:
        - Давай не будем играть в игры, Ник. Возможно, я привлекательна, но не так прекрасна, как твои подруги. Я знаю, ты чувствуешь себя виноватым из-за несчастного случая со мной, но ты уже сделал для меня все, что мог. Тебе не обязательно флиртовать со мной.
        Во взгляде Ника промелькнула обида.
        - Ну что же, поскольку дела у тебя явно пошли на поправку, не смею более беспокоить. Но то, что я сказал по поводу статьи, остается в силе. - Он вышел и плотно затворил за собой дверь.
        Рэйчел упала на софу и свернулась в клубок. Ей было так плохо, что даже заплакать не хватало сил. Тело все еще пылало от желания, вызванного страстным порывом Ника. Больше всего на свете ей хотелось вернуть его. Но она не стала этого делать.



        Глава 5

        Утром в пятницу Рэйчел почувствовала себя значительно лучше.
        Накануне вечером она потратила полчаса на телефонный разговор с Сэмом, пытаясь убедить его, что с ней все в порядке. Потом, обложившись подушками, поудобнее устроилась в постели с переносным компьютером на коленях, чтобы продолжить работу над статьей. Это была своего рода разрядка после нервного напряжения. Проспав накануне весь день, теперь она не могла уснуть. Лучше было писать о Нике, чем лежать в темноте и вспоминать вкус его поцелуев.
        Сэм должен появиться с минуты на минуту, чтобы забрать предварительный набросок статьи.


        - Ты выглядишь так, будто побывала на том свете, - сказал Сэм, внимательно глядя на Рэйчел.
        Она через силу улыбнулась:
        - Ты очень добр.
        - Комплиментов не дождешься. Ты всегда выглядишь великолепно, но цвет синяков тебе не идет, - проворчал в ответ Сэм.
        Рэйчел вновь улыбнулась:
        - Не так страшен черт. Мне, наверное, пора выходить на работу. Я чувствую себя симулянткой.
        - Работа не остановится, если тебя несколько дней не будет, - покачал седой головой Сэм. - Посмотрим на твое самочувствие в понедельник. - А теперь показывай, что у тебя.
        Рэйчел протянула ему статью и, пока он читал, принялась мыть на кухне посуду, чтобы унять волнение. В голову вдруг прокрались сомнения. Не слишком ли под влиянием эмоций она приукрасила Ника? Работая над статьей, она старалась быть максимально объективной. Удалось ли ей это?
        Сэм, очевидно, такими вопросами не мучился.
        - Очень хорошо, Рэйчел, просто отлично! - время от времени восклицал он. - Читатели будут в восторге, - заключил Сэм, прочитав статью до конца.
        - Ник хочет, чтобы я снова пошла с ним в поход. Что будем делать?
        - Нет проблем. Просто дадим еще одну статью. Чем интереснее журнал, тем больше тираж.
        Сердце Рэйчел упало. Она слабо надеялась, что Сэм приостановит публикацию в связи с задержкой, но просчиталась. Сэм мостиком согнется, чтобы угодить Нику.
        - Тебе виднее, - разочарованно произнесла Рэйчел. Сэм сложил исписанные страницы и поднялся, собираясь уходить.
        - Возможно, ты понадобишься, чтобы закончить статью Джима о городском школьном образовании. Во вторник ему будут делать операцию, так что неизвестно, когда он вновь появится на работе. - Он дружески похлопал Рэйчел по плечу. - Ну отдыхай, увидимся в редакции в понедельник.
        Она проводила взглядом машину Сэма и села на верхнюю ступеньку, наслаждаясь теплом весеннего солнца. Ей хотелось бы весь день просидеть, греясь на солнышке, но, к сожалению, было много срочных дел. Одно из них - наполнение холодильника.
        Приняв душ, сделав прическу и одевшись, она почувствовала себя почти нормально. Беспокоили только синяки и ушибы. Рэйчел заранее раздражалась от того, что придется объяснять их происхождение знакомым, которые наверняка встретятся в магазине.
        В итоге она решила проехать подальше, до большого универсама.
        Остановившись в проходе между лотками с замороженными полуфабрикатами, Рэйчел задумалась, что ей выбрать: цыпленка с рисом или вегетарианскую лазанью. Тут ее размышления прервал знакомый низкий голос:
        - В них слишком много нитратов.
        Рэйчел медленно повернулась. Через мгновение она почувствовала, как румянец заливает ее лицо. Как легко этому мужчине удается вывести ее из равновесия!
        - Привет, Ник.
        Ник стоял перед ней, слегка склонив голову набок, губы его были растянуты в насмешливой улыбке, глаза изучающе смотрели на Рэйчел.
        - Разве ты не должна быть дома и отдыхать? - тоном строгого папаши спросил Ник.
        - Я уже столько отдыхала, что больше не могу. Кроме того, ты сам сказал, что мне нужно заполнить свой холодильник.
        Ник взглянул на содержимое корзины для покупок.
        - Как я понимаю, повар ты неважный.
        - Признаю этот недостаток. Он берет начало из моих подростковых комплексов. Я не курила, не употребляла алкоголь, не гуляла с мальчиками, но зато никак не хотела учиться готовить. Мама очень сердилась на меня. Она пророчила, что я никогда не выйду замуж.
        Ник расхохотался, и сердце Рэйчел затрепетало от его волнующего смеха. Черт возьми, он действительно очень сексуален. Не зря многие женщины по нему сохнут. К тому же явно не злопамятен, ведь они расстались не самым дружеским образом.
        Ник едва успел отскочить в сторону, чтобы не столкнуться с переполненной тележкой, которую катила какая-то седовласая дама. Протискиваясь между Ником и Рэйчел, она проворчала что-то по поводу современной молодежи, которая превращает универсам в место свиданий. Молодые люди подождали, пока дама свернет в другой проход, и расхохотались.
        - Почему бы нам не пойти пообедать где-нибудь? Мы здесь все движение загораживаем, - предложил Ник.
        - Я не знаю, Ник… - в нерешительности проговорила Рэйчел.
        Он пристально посмотрел ей в глаза и добавил извиняющимся голосом:
        - Я очень сожалею по поводу вчерашнего. Постараюсь не создавать тебе проблем.
        Рэйчел слегка коснулась его руки:
        - Я сама вела себя не лучшим образом. Надеюсь, ты простишь меня. Но что мне делать с покупками?
        Ник с облегчением вздохнул и засмеялся:
        - И только-то? Это не проблема!
        Он неожиданно начал доставать из тележки продукты и аккуратно укладывать их на полки. Скоро они уже выходили из универсама, весело обсуждая, где пообедать. Наконец решили купить сандвичи и устроить пикник в парке Пидмонт.
        Рэйчел невольно поморщилась от боли, усаживаясь в низкую спортивную машину Ника.
        - Все еще болит? - с тревогой спросил он.
        - Не очень. Только двигаться трудно.
        - После ленча погуляем немного. Это должно помочь, - предложил Ник.
        Рэйчел посмотрела на часы:
        - Разве тебе не надо готовиться к завтрашнему походу?
        - Я сам себе босс, и в этом мое преимущество, - ответил Ник и хитро улыбнулся. - Могу себе позволить распоряжаться временем. В данном случае пара часов значения не имеет. - На самом деле он уже существенно отставал от графика, но Рэйчел об этом знать не обязательно. Судьба оказалась слишком щедрой, сведя их вместе сегодня утром. Ник намеревался сделать все возможное, чтобы исправить вчерашнюю ошибку.
        - Сэм считает, что мое участие в следующем походе возможно, - сказала она, стараясь не смотреть Нику в глаза. - В этом случае, если ты не против, он хотел бы опубликовать продолжение нынешней статьи.
        Услышав это, Ник очень обрадовался. Оказывается, он сам по-настоящему и не осознавал, как важно для него продолжать ухаживать за Рэйчел. «Ухаживать»… Какое старомодное слово! Но именно оно точно определяло его намерения относительно Рэйчел. Ухаживать и добиваться ее руки и сердца! Постепенно и осторожно приручать эту маленькую пугливую птичку брать пищу из его рук.
        - Я считаю, что это замечательная идея. Но все же жаль, что ты не можешь присоединиться к нам завтра.
        Рэйчел старалась не замечать, как от его прикосновения по руке побежала горячая волна.
        - Расскажи мне об этом походе, - попросила она.
        - На этот раз подобралась маленькая группа, лишь пять парней и я. Всем им за тридцать, вместе ходили в школу и живут недалеко друг от друга. Раз в год они созваниваются, назначают дату, а остальное организую я.
        - Какие молодцы! Но им бы, наверное, помешало мое присутствие?
        - Только не им. Речь не идет о какой-то придуманной мужской дружбе. Они нормальные люди, просто, уходя в поход, пытаются убежать от скуки повседневных обязанностей, расслабиться.
        По тому, с каким воодушевлением Ник говорил, Рэйчел поняла, что ему самому не терпится поскорее пойти в этот поход. Впрочем, он всегда рассказывал о своей работе с удовольствием, и это нравилось Рэйчел.
        Ник едва протиснулся со своей машиной на свободное место на стоянке. Переходя через улицу, он взял Рэйчел за руку. В природе чувствовалось, что лето не за горами. Устроившись на траве в парке, они съели сандвичи и не спеша пошли по одной из тропинок.
        В парке было довольно людно. В тени огромного дуба на расстеленном одеяле обнималась парочка студентов. Похоже, у них все началось с пикника, однако аппетит к более романтическим деликатесам оказался сильнее.
        Рэйчел заставила себя не смотреть на обнимающуюся парочку. Она вдруг представила себя и Ника прижимающимися друг к другу на одеяле и мысленно поразилась этому. Уж она-то всегда считала отличительными чертами своего характера сдержанность и невозмутимость. Ник заставил ее посмотреть на себя с другой стороны, и она еще не знала, как относиться к этому.
        Ник обнял Рэйчел за плечи:
        - Хочешь лимонада?
        У пешеходной дорожки стоял скучающий продавец безалкогольных напитков. Купив два больших стакана воды, они сели на свободную скамейку. Напротив них сидел молодой человек, уткнувшийся носом в учебник.
        - Какой ты была в колледже, Рэйчел? - неожиданно спросил Ник.
        Отпив из стакана, она ответила:
        - Я была болезненно застенчивой и очень, очень серьезной. - При этих словах Рэйчел улыбнулась, вспомнив о чем-то своем.
        Ник рассмеялся:
        - Держу пари, ты никогда не прогуливала уроки.
        - Конечно, нет! Я была такой ответственной, даже книги в библиотеку всегда сдавала вовремя, - шутливо добавила Рэйчел. - А ты, конечно же, был хулиган.
        Ник ухмыльнулся:
        - Да, я доставил немало хлопот. Но ничего ужасного. Мои родители сумели внушить мне и Черил, что не следует переступать черту. Мы слишком любили их, чтобы ослушаться.
        - Черил - твоя сестра?
        - Моя очень беременная сестра, - шутливо ответил Ник. - Она так долго ждет ребенка, что уже стала сомневаться, родится ли он когда-нибудь.
        Ник чертыхнулся и резко наклонился вперед. С силой брошенный ярко-оранжевый мяч угодил ему прямо между лопаток. Лимонад выплеснулся из стакана на рубашку и джинсы.
        - Извини, старик. - Запыхавшийся подросток с раскрасневшимся от бега лицом появился возле скамейки. Он оценивающе посмотрел на крупную фигуру Ника, поняв, что может иметь неприятности.
        Ник распрямился и глубоко втянул в себя воздух:
        - Ладно. Вам следует выбирать менее людные места для таких игр.
        Юноша еще больше покраснел и наклонился за мячом.
        - Еще раз простите, сэр, - проговорил он и убежал не оглядываясь.
        Ник поморщился.
        - Очень больно? - озабоченно спросила Рэйчел, посмотрев на него.
        - Не столько больно, сколько стыдно, - сказал Ник раздосадовано. - С какой стати зеленый школьник называет меня сэром? Что я, древний старик?
        Порывшись в кармане, Рэйчел нашла носовой платок и стала промокать им мокрое пятно на рубашке Ника.
        - Я думала, только женщины переживают по поводу своего возраста.
        Ник с любопытством рассматривал кружевной платочек в руке Рэйчел. Даже его бабушка уже не пользовалась такими. Еще одна загадка этой необыкновенной девушки.
        - Мужчины тоже переживают. Они просто не часто говорят об этом. - Ник споткнулся на фразе, почувствовав прикосновение пальцев Рэйчел к своей груди.
        Ее рука остановилась в пяти сантиметрах от пряжки ремня.
        - Остальное сам промокнешь, - сказала Рэйчел, смутившись, и протянула свой мокрый платочек.
        Ник блаженно заулыбался:
        - Мне только-только стало по-настоящему нравиться!
        Рэйчел, смело глядя ему в глаза, улыбнулась в ответ, решив ни в коем случае больше не краснеть. Просто смешно, что взрослая женщина так заливается краской в присутствии мужчины. Но сказать по правде, рядом с Ником она действительно чувствовала себя как влюбленная шестнадцатилетняя девочка.
        Ник бросил в урну пустой стакан и огорченно посмотрел на мокрые пятна на рубашке и джинсах:
        - Будет не совсем прилично появляться в таком виде в магазине.
        - Я куплю тебе продукты, - поспешно предложила Рэйчел. - Ты останешься в машине и будешь сохнуть.
        Ник помолчал, раздумывая о чем-то. У него оставалось мало времени. Если ехать домой, чтобы переодеться, то можно опоздать еще больше. Что ж, есть смысл воспользоваться предложением Рэйчел.
        - Хорошо. Только тебе придется вести машину, а я по дороге составлю список покупок.
        Последняя фраза Ника привела Рэйчел в замешательство. По своему опыту она знала, что мужчины не очень-то любят доверять женам и подругам, а тем более едва знакомым женщинам руль своих дорогих спортивных автомобилей. Ник же так смело вручает ей ключи.
        По дороге Ник попытался составить список необходимых для похода продуктов, но у него плохо получалось. Он все время наблюдал за Рэйчел. Ее уверенная манера водить автомобиль восхищала его.
        На стоянке возле универсама Рэйчел припарковала автомобиль в стороне от других машин так, чтобы его не помяли и не поцарапали.
        - Я быстро! - сказала она и исчезла за дверью.
        Через полчаса Рэйчел вышла из магазина. За ней следовал служащий, толкавший перед собой наполненную покупками тележку. Когда они приблизились к автомобилю Ника, тот полулежал на пассажирском сиденье и ни на что не реагировал. Он не проснулся даже тогда, когда Рэйчел открыла багажник и выгрузила в него продукты.
        Тихо отворив дверцу, она села рядом с Ником и слегка потрясла его за плечо:
        - Ник! Проснись, Ник.
        Он медленно открыл глаза. Нежный запах ее духов витал вокруг, она была так близко, что Ник видел тонкую жилку, пульсирующую на ее шее. Их глаза встретились.
        - Мне надо ехать, Ник. Все продукты по твоему списку я купила, они в багажнике. Спасибо за ленч.
        Рэйчел вышла из машины, Ник поспешил за ней. Взяв её за локоть, он попытался поймать глазами ее взгляд и медленно наклонился к ее лицу. Рэйчел застыла, словно завороженная его пристальным взглядом. Наконец их губы встретились. Это было как удар током. Он пронзил Рэйчел до кончиков пальцев. Губы ее раскрылись, и она почувствовала, что не способна сопротивляться.
        Ее губы были сладкими от лимонада. Ник почувствовал головокружение и с еще большей страстью стал целовать их. Он крепко прижал к себе Рэйчел и сладко простонал, ощутив упругость ее груди. Рэйчел затрепетала в era объятиях, когда он нежно укусил её за нижнюю губу.
        Неожиданно раздался громкий автомобильный сигнал, который разрушил их маленький интимный мирок. Ник с трудом оторвался от ее сладостных губ.
        Рэйчел, пытаясь взять себя в руки, сделала глубокий вдох и произнесла:
        - Я… - Ее голос сорвался. - Мне надо идти.
        Ник был взволнован поцелуем не меньше ее. Провожая взглядом быстро удаляющуюся Рэйчел, он едва сдержался, чтобы не кинуться за ней следом.


        Семь часов спустя он лежал в своей постели, не спуская глаз с зеленых светящихся цифр на будильнике. Сон не шел, а подъем предстоял в четыре утра. Рука много раз тянулась к телефону, но Ник каждый раз останавливал себя.
        Никакой явной причины звонить Рэйчел у него не было. Она сочтет его идиотом. Как еще можно отнестись к человеку, который звонит среди ночи только для того, чтобы еще раз услышать чей-то голос? Но самое главное, ему: небезразлично, где и с кем она проведет эти сорок восемь часов. «Рэйчел, ты идешь на свидание в субботу вечером?» Одна мысль об этом сводила Ника с ума.
        Друзья умерли бы от смеха, увидев его сейчас. Ник Фаррингтон, страдающий бессонницей из-за женщины! Да, ему всегда нравилось быть с женщинами. И он им правился своим искренним и уважительным отношением. Но сейчас он просто потерял голову, словно шестнадцатилетний юнец.
        В этом новом для него чувстве к Рэйчел слились желание, отчаяние, нежность, потребность в том, чтобы она, принадлежала только ему.
        Нику казалось, Рэйчел чувствует то же, но скрывает это. Он считал, что достаточно хорошо знает женщин и их психологию, но теперь, в самый важный момент, был в растерянности.
        Злясь на себя за нерешительность, Ник резко сел на постели, поднял телефонную трубку и набрал знакомый номер.
        Сразу после второго гудка Рэйчел взяла трубку.
        - Рэйчел, это Ник.
        - Я догадалась. - По ее голосу он понял, что она улыбается. - Никто другой не звонит мне так поздно.
        - Извини, - виновато произнес Ник. - Ты спала?
        - Нет. Читала.
        - Прости, что оторвал. Я только хотел сказать до свидания. Ты будешь скучать?
        Молчание затянулось на несколько секунд. От напряженного ожидания Ник даже взмок.
        - Пожалуй, я не буду отвечать на твой вопрос. Желаю удачного похода. - Мягкий щелчок, и связь оборвалась.



        Глава 6

        Рэйчел сидела за кухонным столом, подперев подбородок одной рукой. Другой она рассеянно водила по краю стоявшей перед ней чашки с кофе. В голове болезненно шумело. По вине Ника Фаррингтона Рэйчел почти не спала прошедшей ночью. Да, этот человек представлял опасность для нее. Одним своим вопросом он сумел лишить ее покоя.
        Будет ли она скучать о нем? Разве такой вопрос задают женщине, с которой знакомы не больше восьми дней?
        Выбравшись утром из-под одеяла, Рэйчел проглотила таблетку аспирина, приняла душ и твердо решила выбросить Ника из головы. Два часа спустя она признала свое поражение. Она действительно скучала о нем.
        После обеда Рэйчел решила помыть свою машину, тем более что та в этом давно нуждалась. Переодевшись в топ от купального костюма и шорты, она посмотрела на себя в зеркало. Синяки и ушибы еще не сошли с тела, но боль уже не беспокоила.
        Рэйчел уже почти заканчивала мыть машину, когда по ступенькам крыльца к ней сбежала Шарлотта.
        Она обняла подругу, потом отступила немного назад и всплеснула руками:
        - Милая моя! Ты выглядишь ужасно!
        Рэйчел приветливо улыбнулась, не обижаясь на ее бесцеремонность.
        - Видела бы ты меня в четверг!
        - Мне так жаль, что я и Бен отсутствовали и не могли помочь! - сокрушенно сказала Шарлотта. - Но твой красавец заверил, что позаботится о тебе.
        На лице Рэйчел появилось выражение недовольства.
        - Очень остроумно! Никакой он не мой красавец. Впрочем, Ник действительно позаботился обо мне. Может быть, даже слишком хорошо.
        Глаза Шарлотты заблестели от любопытства.
        - А ну-ка, рассказывай все по порядку!
        Рэйчел махнула рукой.
        - И не надейся. Ничего интересного для тебя не было, - Она изо всех сил старалась, чтобы голос звучал ровно и правдиво. - Просто у него сильно развито чувство ответственности. Мне пришлось практически вытолкать его за дверь.
        Шарлотта многозначительно произнесла:
        - Чувство ответственности не единственное, что у неге сильно развито.
        - Шарлотта! - воскликнула Рэйчел нарочито возмущенным голосом. - Как тебе не стыдно! У тебя муж и двое детей!
        Шарлотта весело рассмеялась:
        - Если я больше не увлекаюсь рыбалкой, это не значит, что перестала понимать толк в рыбе. Смотри, упустишь эту рыбку, будешь всю жизнь жалеть.
        Рэйчел бросила тряпку в ведро, открыла вентиль и стала наполнять ведро водой из шланга.
        - Я не против того, чтобы выйти замуж, Шарлотта. Однажды я встречу хорошего мужчину, полюблю его и заведу от него детей. Но Ник Фаррингтон не годится на эту роль. Между нами нет ничего общего. Когда мы закончим статью, он найдет другую женщину, чтобы вскружить ей голову.
        - Значит, ты признаешь, что у тебя кружится от него голова! - торжествующе воскликнула Шарлотта, довольная, что поймала Рэйчел на слове.
        Рэйчел наклонилась, чтобы вымыть бампер. Возможно, из-за этого голос ее прозвучал несколько глуше:
        - Не могу отрицать, Ник - великолепный мужчина. Но для создания семьи нужно нечто большее, чем быть красавцем с обложки журнала. И хватит об этом, Шарлотта. - Рэйчел выпрямилась. - Почему бы тебе не взять сухую тряпку и не помочь мне вытереть машину?
        Подруги некоторое время работали молча.
        - Приходи завтра к нам на поздний завтрак. Шеф-повар Бен обещал напечь блинчиков.
        Рэйчел вдруг так захотелось блинчиков, что слюнки потекли.
        - Отлично! Во сколько?
        - Подходи часам к одиннадцати. Но будь готова отвечать на расспросы Бена о Нике. Его всегда интересовало, почему Фаррингтон предпочел семейному бизнесу увлечение любимым занятием. Каждый раз, когда на работе возникают проблемы, Бен клянется, что все бросит.
        - Серьезно? - удивилась Рэйчел.
        - Сомневаюсь, что он пойдет на такой шаг, - вздохнула Шарлотта. - У Бена работомания, и вряд ли расслабленный образ жизни ему понравится.
        Рэйчел неожиданно для себя ощутила обиду за Ника.
        - Насколько я могу судить, Ник Фаррингтон работает очень много.
        Шарлотта недоумевающе посмотрела на Рэйчел:
        - Еще несколько дней назад ты называла Ника не иначе, как бойскаут-переросток. Теперь ты готова воспевать туризм в стихах.
        Рэйчел рассмеялась, чтобы скрыть смущение. Не дай Бог, Шарлотта о чем-нибудь догадается.
        - Не преувеличивай, Шарлотта! Признаюсь, сначала у меня было предубеждение относительно Ника. Мое мнение о нем изменилось к лучшему, но это означает лишь, что моя статья будет еще интереснее.
        Шарлотта слушала молча, но по ее взгляду было заметно, что она сомневается в словах подруги.
        - Тебе виднее. Что ж, пора заняться делами. Ждем тебя завтра утром.


        Четыре часа спустя Рэйчел не знала, куда себя деть и чем заняться. Она уже навела порядок в шкафах и на полках, перестирала белье, натерла мебель. Так что, когда зазвонил телефон, она радостно бросилась к трубке.
        - Рэйчел, это Майкл.
        Рэйчел радостно заулыбалась:
        - Как ты?
        - Сначала скажи, как ты! Если верить Сэму, ты почти при смерти.
        Рэйчел рассмеялась:
        - Сэм любит преувеличивать. Это у него профессиональное. За меня на рынке могут назначить скидку из-за царапин и вмятин, но в остальном я в порядке. В понедельник буду в редакции. А как поживает наш собственный рекламный гений?
        - У меня небольшое потрясение в личной жизни.
        - Может быть, у тебя есть новости посвежее? - игривым голосом произнесла Рэйчел.
        - Ты делаешь мне больно, Рэйчел, - печально проговорил Майкл. - Ты должна испытывать благодарность к человеку, который подтягивал тебя по экономике в течение целого семестра.
        - Да, только не будем забывать, кто помог тебе на олимпиаде первокурсников.
        - Ты права. Пусть это остается нашим маленьким секретом. Будет чрезвычайно неприятно, если в редакции прознают, что мне не под силу самостоятельно написать и двух абзацев.
        - Никого не волнует, если ты не сможешь правильно написать даже свое собственное имя, лишь бы доллары рекламодателей продолжали течь через твои руки.
        - Аминь, - шутливо произнес Майкл. - Но я позвонил по другому поводу. Как насчет того, чтобы вместе поужинать в четверг?
        - Я думала, все твои вечера по четвергам предназначены для великолепной Мэгги.
        - Мэгги не желает со мной разговаривать, - пожаловался Майкл. - Насколько мне не изменяет память, она заявила, что «в преисподней выпадет снег, прежде чем я еще раз свяжусь с подобным эгоистичным, самовлюбленным, инфантильным плейбоем».
        - О-о-о… - с сочувствием протянула Рэйчел.
        - Так как насчет оказания мне небольшой моральной поддержки в четверг? - с надеждой спросил Майкл.
        Рэйчел была тронута его жалобным голосом. Они дружили начиная с первого года учебы в колледже. Майкл взял тогда под свою опеку застенчивую и замкнутую девочку, и между ними возникла нежная, бескорыстная привязанность. Их отношения не переросли в любовь, зато крепкая дружба сохранилась навсегда.
        - С удовольствием составлю тебе компанию. Надеюсь, к четвергу мои синяки будут не так заметны и никто не подумает, что ты избил свою жену.
        - Слава Богу! - засмеялся Майкл.
        Они поболтали еще немного. Положив трубку, Рэйчел в задумчивости уставилась на телефон. Майкл встречался со многими женщинами, пока не познакомился с Мэгги. Рэйчел полагала, что на этот раз он испытывает серьезное чувство, и интонация его голоса подтверждала это. Что ж, в четверг все прояснится.
        Поздно вечером в телевизионных новостях передали, что на северо-востоке Джорджии идут ливневые дожди с грозами. Рэйчел внимательно рассматривала карту штата на экране телевизора, стараясь вспомнить, упоминал ли Ник место, где предполагалась ночевка. Ей стало как-то нехорошо, когда женщина-метеоролог деловито предупредила об опасности внезапных наводнений.
        Рэйчел пыталась убедить себя, что причин беспокоиться о Нике нет, но перед тем, как заснуть, мысленно помолилась за него.


        В ста пятидесяти милях от дома Рэйчел, в палатке, установленной на вершине небольшой горы, густо поросшей лесом, лежал с открытыми глазами Ник и слушал завывания ветра в кронах деревьев. Частые молнии то и дело освещали палатку. Сон все не шел.
        Он почувствовал, как страстное желание быть с Рэйчел, заниматься с ней любовью обуревает им. Скрипнув зубами и что-то проворчав в свой адрес, он повернулся на бок и усилием воли заставил себя заснуть.


        В понедельник Рэйчел поднялась на полчаса раньше обычного, чтобы по дороге в редакцию показаться своему врачу. Она была в прекрасном настроении.
        Доктор Филлипс снял повязку с ее головы и внимательно обследовал небольшую рану.
        - Швы наложены прекрасно. Думаю, никакого шрама не останется.
        Он обработал спиртом кожу вокруг раны и аккуратно снял швы. Рэйчел встала с кушетки и посмотрела на себя в висящее на стене зеркало. Совсем не плохо!
        Она повернулась к улыбающемуся молодому врачу:
        - Благодарю вас, что смогли принять меня.
        - Мне было приятно сделать это, Рэйчел. Я постоянно домогаюсь встречи с вами за пределами этого медицинского кабинета, но вы такая жестокая, что каждый раз отвергаете мое приглашение.
        Рэйчел улыбнулась:
        - Попасть к хорошему врачу труднее, чем быть приглашенной на свидание. Если вы не против, оставим наши отношения без изменений. - Рэйчел улыбнулась, глядя на опечаленное лицо врача. Она не думала, что ее отказ серьезно его огорчит.
        Выписывая чек на регистрационной стойке, Рэйчел вдруг подумала о необъяснимости причин взаимного влечения мужчин и женщин. Доктор Филлипс был прекрасным врачом и привлекательным молодым человеком. В ее редакции работали красивые и обаятельные мужчины, готовые на близкие отношения с ней. Однако только Ник заставлял сердце Рэйчел биться сильнее.
        Только ему удалось сделать это. Стоило Рэйчел услышать его голос в телефонной трубке, как мгновенно слабели ноги. Она никогда не придавала большого значения сердцебиениям, потеющим ладоням и прочей любовной чепухе, описанной в романах, но в присутствии Ника эти, как ей казалось, надуманные проявления чувств становились реальностью.
        Рэйчел посмотрела на часы и заспешила к автомобилю. Работа - вот лекарство, которое ей поможет. Много работы. Она возьмет у Сэма столько заданий, сколько он согласится дать, а Ника задвинет в самый маленький и далекий уголок своей души.
        Знакомый монотонный шум в помещении редакции вызвал на лице Рэйчел счастливую улыбку. Здесь она чувствовала себя как дома. Сэм был в своем кабинете и сразу начал вводить Рэйчел в курс дела. Ей предстояло завершить статью вместо заболевшего Джима.
        Через тридцать минут она уже сидела за своим столом. Перед ней стояла чашка с горячим кофе и лежала стопка исписанных листов бумаги. Рэйчел включила компьютер и принялась за работу.


        В понедельник утром Ник потратил час на то, что уговаривал себя не ходить в редакцию журнала «Атланта тудей». Еще полчаса ушло на поиски предлога, чтобы все-таки побывать там. И вот теперь он стоял в дверях её маленького офиса.
        - Рэйчел, - позвал Ник.
        При звуке его голоса она так резко опустила руку с карандашом, что едва не опрокинула кофейную чашку. Глаза их встретились: взгляд Ника сиял от радости, Рэйчел же смотрела настороженно.
        - Привет, Ник. Зачем ты здесь? - Рэйчел могла гордиться твердостью своего голоса.
        - Я вижу, швы сняли. - Ник намеренно избегал отвечать на заданный ею вопрос. - Не больно было? - спросил он и посмотрел на Рэйчел пристальным взглядом.
        - Нет, все в порядке. Очевидно, я оказалась чересчур твердолобой.
        Ник коротко рассмеялся.
        - Да, я заметил, - произнес он довольно сухо и, увидев стопку бумаг на столе, добавил: - У тебя много работы, я надолго не задержусь. Просто проезжал мимо и зашел пригласить тебя поужинать сегодня вечером.
        Долю секунды Рэйчел боролась с желанием сказать «да» и победила.
        - Не могу, - сказала она с показным сожалением. - Одного из наших сотрудников положили на серьезную операцию, и мне поручили закончить его статью.
        - Тогда завтра? - спросил Ник почти угрожающе.
        - Завтра у меня аэробика. - Рэйчел избегала смотреть Нику в глаза.
        От дружелюбного выражения на его лице не осталось и следа. Ледяной взгляд голубых глаз пробирал холодом до костей.
        - В среду? - Его голос звучал почти враждебно.
        - Шарлотта и Бен попросили посидеть с детьми. - Она вдруг сама рассердилась и с вызовом вздернула подбородок. Ник явно не привык, чтобы ему отказывали, но это не давало ему права устраивать ей сцену.
        На несколько секунд в комнате повисло неловкое молчание. Ник старался подавить в себе раздражение, и это ему удалось.
        - Ну что ж, - вздохнул он с сожалением, - как видно, надо заблаговременно записываться в очередь, чтобы попасть в твой светский календарь.
        Он встал, обошел вокруг стола и остановился в нескольких дюймах от Рэйчел.
        - Ты можешь быть твердолобой, дорогая, но и я на редкость упрямый. - И прежде чем она успела ему ответить, он закрыл ей рот страстным поцелуем.
        Бедная Рэйчел! Стоило Нику прикоснуться к ней, как все ее напускное безразличие тут же испарилось. Она желала его близости. Ник понял это. Он понял, что небезразличен ей, как она хотела это показать несколько минут назад.
        А Рэйчел совершенно потеряла голову. Она забыла, кто она и где находится. Но Ник не забыл. Стоило Рэйчел крепче прижаться к нему, как он тут же отодвинул ее от себя, потом улыбнулся и молча вышел из офиса. Это было унизительно! Рэйчел опустилась в кресло и закрыла лицо руками.


        К среде она убедила себя, что Ник, возможно, и не заметил ее страстного ответа на его поцелуй. Он не позвонил, не зашел. Может быть, решил, что бесполезно назначать ей свидания? Вот и хорошо!
        Рэйчел убрала со стола остатки ужина и проводила малышей в гостиную. Там Кевин уселся перед телевизором смотреть свое любимое шоу, а Хизер взяла книжку и забралась на колени к Рэйчел.
        - Почитай мне, - потребовала она тонким голоском.
        - Хорошо, крошка. Что это? «Три поросенка». Моя любимая книжка.
        Хизер устроилась поудобнее, положив голову на грудь Рэйчел и закутавшись в любимое одеяло. В тот самый момент, когда страшный Волк собрался уже было съесть первого поросенка, раздался звонок в дверь. Дети и Рэйчел вздрогнули от испуга.
        Сняв Хизер с коленей, Рэйчел направилась в прихожую. Большой страшный волк действительно стоял в дверях, держа в руках коробку с горячей пиццей, от которой исходил аппетитный аромат. Его звали Ник, и он грозился разрушить единственную стену, защищавшую сердце Рэйчел.
        От изумления она не смогла даже выдавить из себя улыбку. Ник же был благодарен Рэйчел за то, что она сразу не захлопнула перед ним дверь.
        - Можно войти? - спросил он.
        - Если эта пицца с колбасой и дополнительной порцией сыра, то добро пожаловать!
        - Я заранее собрал нужную информацию. Ты не будешь разочарована.
        Ответ прозвучал недвусмысленно, но Рэйчел вдруг подумала, что его можно истолковать по-разному. Она покраснела, опустила голову и посторонилась, чтобы Ник смог войти.
        Кевин и Хизер с любопытством разглядывали незнакомца, который положил на журнальный стол большую пиццу.
        - Дети, это мой друг. Его зовут Ник.
        Кевин хмуро посмотрел на Рэйчел:
        - Мама не разрешает няням приводить в дом своих друзей.
        Рэйчел поспешно отвернулась, чтобы спрятать улыбку, а Ник, чтобы не рассмеяться, нарочито закашлялся.
        - Твои мама и папа знакомы с мистером Фаррингтоном. Я не думаю, что они стали бы возражать против его присутствия.
        Рэйчел многозначительно посмотрела на Ника, которого явно забавляло происходящее.
        - Ник, - сказала она подчеркнуто спокойным голосом, - почему бы тебе не почитать Хизер книжку, пока я принесу что-нибудь к пицце.
        Хизер доверчиво залезла к Нику на колени. Кевин примостился на другом краю софы на некотором отдалении, но так, чтобы все слышать.
        Когда Рэйчел вернулась через несколько минут с тарелками, салфетками и напитками на подносе, она застала такую картину: Хизер и Кевин сидели на коленях Ника. Он рассказывал им об оленихе и двух оленятах, которых встретил в лесу, а дети неотрывно смотрели ему в лицо.
        Рэйчел накрыла импровизированный ужин на журнальном столике, затем нашла на полке с игрушками детский конструктор. Когда Ник закончил свое повествование, она предложила Кевину и Хизер построить разноцветный красивый домик. Дети занялись игрой, а Рэйчел и Ник сели за стол.
        Когда пиццу доели, Рэйчел понесла посуду на кухню, а дети предложили поиграть в лошадки, причем лошадкой был Ник.
        Когда дети устали играть, Рэйчел повела их наверх в ванную.
        - Включи телевизор, если хочешь, - предложила она Нику. - Я недолго.
        Но тут Кевин закапризничал:
        - Пусть меня Ник помоет.
        Ник взбежал вверх по лестнице:
        - Нет проблем, старик. Только ты должен пообещать, что ляжешь в постель по первому слову Рэйчел.
        Малыши с радостным визгом плескались в ванне. Рэйчел и Ник, стоя на коленях на твердом кафельном полу, вскоре были мокрые с головы до ног.
        В какой-то момент Рэйчел повернулась к Нику и сняла с его подбородка прилипший клок пены.
        - Ты уже не в том возрасте, чтобы принимать пенные ванны, не так ли?
        - Не знаю, не знаю, - протянул Ник, хитро улыбаясь. - Я готов рассмотреть предложения.
        По глазам Ника Рэйчел поняла, что он желает ее. Он, можно сказать, любил ее глазами, и тело Рэйчел отвечало на эту любовь.
        - Все, дети, пора вылезать, - скомандовала Рэйчел немного севшим голосом.
        Вскоре оба малыша спали, а Ник и Рэйчел на цыпочках вышли в слабо освещенный коридор. И тут Ник обнял ее и стал осыпать поцелуями. Так, целуясь, они спустились по лестнице вниз.



        Глава 7

        В гостиной Ник осторожно усадил Рэйчел на софу.
        - Не двигайся, - приказал он. Затем зажег сложенные в камине дрова и погасил все лампы в комнате.
        Рэйчел наблюдала за ним как во сне. Мысли мешались в голове, от чрезмерного возбуждения ей казалось, что сейчас она лишится чувств.
        Когда Ник присел с ней рядом на мягкие подушки, Рэйчел, мысленно удивляясь своей несдержанности, бросилась в его объятия. Что это? Волшебство? Или колдовство? Сейчас уже не имело значения! Весь мир для нее заключался в ощущении обнимавших се сильных рук, в горячих поцелуях, словно обжигавших кожу.
        Ник, одержимый страстью, был вне себя от счастья. Все его самые смелые мечты об этом моменте меркли в сравнении с действительностью. Рэйчел стала неотъемлемой частью его, без нее не было и его самого. Как невозможно представить лес без пробивающихся сквозь листву солнечных лучей, без теплого грибного дождика, без умиротворяющей тишины, так и жизнь Ника невозможна без любви к Рэйчел.
        Ее руки ласкали его, по телу Ника пробежала дрожь и словно искрой воспламенила ответное желание в самой Рэйчел. Она слегка изогнулась, когда почувствовала его нежный укус. Ник губами ласкал ее обнаженную грудь. Рэйчел ощутила его прерывистое дыхание, которое еще больше воспламеняло ее. Движения сильных рук Ника стали более уверенными. На пол полетела сначала ее рубашка, потом его. Но мысль о том, что в спальнях наверху были дети, останавливала их.
        Ник желал Рэйчел с бешеной, непреодолимой страстью, но для него важно было знать, что она отдается ему сознательно, а не в сиюминутном порыве.
        В эти минуты Рэйчел была готова сделать все, что бы ни попросил Ник. Его возбужденные стоны и страстный шепот любви еще больше разжигали пламя желания. Она всегда считала себя невозмутимой и сдержанной, а то, что говорят о сексе, полагала слишком преувеличенным, но одно прикосновение Ника перевернуло все ее былые представления. Страсть Ника разбудила в ней женщину. Она была спящей красавицей, очнувшейся от поцелуя принца.

«Надо остановиться. Наверху дети», - подумал Ник, и эта мысль отрезвила его, как холодный душ. Издав тяжкий стон, он резко поднялся и сел на край софы.
        - Ник?! - Рэйчел легко погладила его ладонью по сильной мускулистой спине.
        Он вздрогнул от этого прикосновения и отодвинулся дальше, затем нагнулся за лежащими на полу рубашкой и бельем Рэйчел.
        - Тебе лучше одеться. - Его голос звучал в темноте приглушенно и хрипло.
        Рэйчел неловко поднялась с софы и на ощупь оделась. Ник сделал то же самое.
        Рэйчел казалось, что молчание Ника длится вечно. Он присел перед камином и стал яростно ворошить угли, пока языки пламени не взметнулись, осветив его напряженное лицо.
        Наконец он вернулся к софе и сел рядом с Рэйчел. Взяв ее за руку и глядя куда-то в темноту, сказал:
        - Нам надо поговорить.
        - Да, я догадалась, - вздохнув, ответила Рэйчел.
        Ник старался подыскать нужные слова.
        - Мне тридцать один год. У меня были женщины, - сухо начал он. - Сейчас не такое время, чтобы отношения между полами ограничивались только дружбой. Лишь дураки играют в эти игры. С некоторыми женщинами мне было хорошо, с другими очень хорошо, с одной я даже почти обручился. Но клянусь, ни с кем я не испытывал того, что с тобой. Я вижу, что тебя не устраивают наши отношения. Не знаю почему, но ты стараешься возвести между нами стену. Я не могу просто повернуться и уйти, для меня это слишком важно. Я верю, что между нами происходит что-то особенное, и ты не можешь не чувствовать этого.
        Ник говорил без притворства, от чистого сердца. Рэйчел была тронута его взволнованной речью. Она не заслуживала такой откровенности, да и не ждала ее. Это откровенное признание пугало ее.
        - Не могу отрицать, меня влечет к тебе, - неуверенно начала она, расхаживая перед камином. - Но я никогда не думала, что смогу лечь в постель с мужчиной, с которым знакома меньше двух недель. Признаюсь, меня удивляет и несколько пугает то, что я оказалась на это способна. И к тому же я не знаю, что тебе нужно от меня.
        Ник едва сдержался, чтобы не броситься к Рэйчел. Он почти физически ощущал ее боязнь и понимал причину этой боязни. Он знал, что может контролировать себя, но страсть к Рэйчел была сильнее его самого, сильнее его воли и разума.
        Ник включил настольную лампу, чтобы видеть выражение лица Рэйчел.
        - Мне нужно только то, что ты сама захочешь мне дать. Я согласен, все происходит слишком быстро, но и мы уже не дети. Тебе нечего бояться. Все, о чем я прошу, - не исключать меня из твоей жизни.
        Рэйчел застенчиво улыбнулась:
        - Хорошо, Ник. Все равно я вряд ли смогла бы это сделать.
        Улыбка Ника была такой доброй и милой, что Рэйчел просто растаяла.
        С улицы послышался звук закрываемых автомобильных дверей, и она удивленно посмотрела на часы. Боже, она совсем потеряла счет времени! Хорошо, что Шарлотта и Бен не приехали двадцатью минутами раньше.
        - Мистер Фаррингтон, какой приятный сюрприз, - с искренней улыбкой приветствовала Ника Шарлотта. - Бен, познакомься с Ником Фаррингтоном.
        Бен снял пальто и протянул руку:
        - Приятно познакомиться, мистер Фаррингтон.
        - Просто Ник, пожалуйста.
        Бен стал расспрашивать Ника о его походах.
        - Мне бы хотелось поучаствовать, - сказал он с легкой завистью, - но у меня настолько напряженный график, что я не знаю заранее, когда буду свободен.
        Ник вынул бумажник и достал из него визитную карточку.
        - Вот телефон офиса. Довольно часто случаются отмены бронирования. Позвони, когда решишь, что сможешь выкроить время.
        - Как вели себя дети? - спросила Шарлотта. Рэйчел бросила взгляд на Ника и улыбнулась:
        - Кевин сначала не хотел пускать Ника в дом, но нам удалось убедить его сделать это.
        Шарлотта расстроилась:
        - Возможно, мы слишком настойчиво внушали ему, что общаться с незнакомыми людьми нельзя. Прошу прошения, Ник.
        - Ну что вы, не за что, - ответил Ник. - У вас прекрасные дети. Это здорово, что они растут дисциплинированными. Я бы воспитывал своих детей точно так же.
        Произнеся эти слова, он посмотрел на Рэйчел. Она мгновенно покраснела и мысленно выругала себя за это. Шарлотта и Бен понимающе посмотрели друг на друга.
        - Уже поздно, - сказал Бен и притворно зевнул. - Мы вас и так задержали. Рэйчел, миллион благодарностей за то, что присмотрела за нашими сорванцами.
        Рэйчел мысленно начала искать предлог, чтобы задержаться, но не нашла.
        - Мне было приятно сделать это для вас, - наконец произнесла она.
        Направляясь к двери, она чувствовала следовавшего за ней по пятам Ника. Когда они вышли из квартиры Шарлотты и Бена, он схватил Рэйчел за руку и потянул к лестнице, ведущей в ее квартиру.
        - Не волнуйся, - сухо сказал он в ответ на ее протестующий взгляд. - Я только провожу тебя до двери.
        - Я уже привыкла добираться до дома без провожатых, - ответила она.
        Ник сделал вид, что не услышал этих слов и, взяв у Рэйчел ключи, открыл дверь. В этот момент зазвонил телефон. Рэйчел зажгла свет и поспешно схватила трубку:
        - Хелло. Здравствуй, мама. Я знаю, что поздно, я сидела с детьми Шарлотты.
        Рэйчел молча слушала свою мать, а Ник наблюдал, как на ее лице играла улыбка.
        - Нет, я не забыла, что в следующее воскресенье Пасха. Планирую приехать в субботу утром. Я буду осторожна… Как чувствуют себя Бекки и маленькая?
        Она поболтала еще одну-две минуты, и все это время Ник стоял и слушал ее разговор. Положив трубку, Рэйчел заметила с улыбкой:
        - Мама все еще считает, что женщины не должны путешествовать на машине в одиночку.
        - Значит, ты едешь к родителям одна?
        Рэйчел кивнула.
        - Хочешь, составлю тебе компанию? - спросил Ник. Рэйчел замешкалась:
        - У тебя наверняка много других дел, Ник.
        - Вовсе нет. Если только это не сугубо семейная встреча.
        - Нет, мама любит, когда приезжают гости, - не очень охотно призналась Рэйчел. - Она всегда готовит столько еды, что можно накормить целую армию.
        - Обещаю, я не буду есть фасоль с ножа, - торжественно поклялся Ник.
        - Ну хорошо, хорошо, - смеясь, сдалась Рэйчел.
        - Давай завтра поужинаем вместе, а потом выберем подарок для новорожденного.
        Рэйчел застыла на мгновение.
        - Извини, Ник, - сказала она, глядя прямо ему в глаза. - Завтра я ужинаю со старым другом.
        - Понятно. Меня вряд ли можно отнести к старым друзьям.
        При этих словах Рэйчел готова была разразиться гневной тирадой. В конце концов, она не обязана объяснять ему что-либо.

«Столько отказов за одну неделю! Не всякий мужчина способен это пережить», - подумал Ник. Он изобразил вежливую улыбку на лице и взялся за ручку двери:
        - Я позвоню, чтобы договориться о поездке.
        Рэйчел вдруг схватила Ника за руку и, встав на цыпочки, чмокнула его в упрямый подбородок.
        - Все было очень хорошо сегодня, Ник. Ты замечательная няня.
        Ник застыл словно громом пораженный. Черт подери, эта женщина из него веревки вьет! Сдавленно застонав, он привлек Рэйчел к себе и поцеловал, вложив в этот поцелуй всю силу обуревавшей его страсти.
        - Помни об этом завтра на свидании с другом, - сказал он и выскочил за дверь, с грохотом захлопнув ее.


        Рэйчел была рада предстоящей встрече с Майклом. Она надеялась, что это общение, всегда доставлявшее ей удовольствие, поможет восстановить душевное равновесие, нарушенное Ником.
        Однако, увидев Майкла, ожидавшего ее за стойкой бара в ресторане, она разволновалась. Майкл вдруг показался ей постаревшим на несколько лет, каким-то подавленным.
        Рэйчел изобразила улыбку на лице.
        - Привет, мистер Гроза Женских Сердец! Как дела, что нового? - она дружески обняла Майкла за плечи и села рядом.
        - Как говорится, не рой другим яму, сам в нее попадешь, - сухо ответил Майкл и слабо улыбнулся.
        - Мэгги! - понимающе заключила Рэйчел.
        На лице Майкла появилось страдальческое выражение.
        - Давай сядем, и я тебе все расскажу в кровавых подробностях, - предложил он.
        Они устроились за столиком в дальнем углу зала.
        - Итак, у тебя серьезное чувство к Мэгги? - приступила к расспросам Рэйчел.
        Майкл угрюмо разглядывал вино в бокале.
        - По всей видимости, да.
        Рэйчел спрятала улыбку:
        - А Мэгги знает об этом?
        - Как я скажу ей? - простонал Майкл, запустив пальцы в свою пышную шевелюру и понуро повесив голову. - Она считает меня дерьмом.
        Бедный, бедный, никогда не унывающий Майкл! Сейчас он был в полной растерянности. Рэйчел не могла на это смотреть безучастно.
        - Расскажи обо всем с самого начала, - потребовала она.


        Ник заметил их сразу, как только вошел в ресторан «Мама Леонис». Наверное, ангел-хранитель помогает ему. Тот самый ангел, который за последнее время ниспослал ему столько ударов по самолюбию, словно решил назначить ему интенсивный курс лечения от чрезмерной гордыни.
        Ник решил идти до конца. Он твердой походкой прошагал в противоположный угол ресторана и сел за столик, спрятанный за декоративными растениями, так, чтобы Рэйчел его не заметила.
        Хозяйка ресторана мама Леонис лично подошла принять заказ от Ника Фаррингтона.
        - Что с вами, мистер Ник? - спросила она с сильным итальянским акцентом. - Вы выглядите так, словно съели стручок красного перца.
        - По крайней мере о том, что перец причиняет боль, известно заранее, - мрачно произнес он.
        - Понятно. - Лицо мамы Леонис просветлело. - Вы расстроены из-за женщины.
        - Да, - горестно выдохнул Ник. - Поэтому я собираюсь сейчас похоронить свою печаль под одним из ваших непозволительно калорийных десертов и тогда, быть может, забуду об этой женщине навсегда.
        Мама Леонис удалилась в задумчивости, но вскоре вернулась с корзиночкой горячего хлеба и графином ледяной воды.
        - Эта женщина, - произнесла она с серьезным лицом, - говорит вам «нет»?
        Ник отрицательно покачал головой:
        - Не совсем так. На словах - «нет», но ее тело говорит «да», понимаете?
        - Она вас дразнит, - заключила мама Леонис с видом человека, знающего толк в любовных делах.
        Хозяйка ресторана махнула рукой краснолицему мужчине, отчаянно жестикулирующему ей из приоткрытой двери кухни.
        - Мне надо идти, - повернувшись к Нику лицом, добавила она. - Когда мы решили сделать четверг днем морепродуктов, не ожидали, что будет столько работы.
        Ник улыбнулся ей вслед. Маленький итальянский ресторан мамы Леонис в последнее время превратился в один из самых модных в Атланте. Однако давняя дружба с хозяйкой и членами ее многочисленного семейства позволяла Нику пользоваться услугами ресторана, не заказывая столик предварительно.
        Он отломил хрустящую корочку хлеба и краем глаза посмотрел налево. И что Рэйчел нашла в этом придурке? Одет, правда, хорошо, волосы уложены в небрежном стиле, это тоже недешево, но все же, на вкус Ника, слишком консервативен. Рэйчел нужен мужчина, который поможет раскрыться ее веселой, озорной натуре, скрытой за внешней элегантной невозмутимостью.
        Розовощекая официантка принесла его заказ. Ник намотал на вилку порцию лингвини и стал жевать, не чувствуя аппетита. «Либо еду на кухне готовит сегодня не хозяйка ресторана, либо я не способен оценить блюдо должным образом», - подумал он. Скорее всего последнее, судя по тому, с каким удовольствием поглощают пищу другие посетители ресторана.
        Ник снова посмотрел в ту сторону, где сидела Рэйчел. Черт! Этот клоун уже держит ее за руки. Ник сделал большой глоток воды и заставил себя оставаться на стуле. Он никогда в жизни не устраивал публичных скандалов и не намерен делать это и сейчас.
        С другой стороны, легкая непринужденная беседа - это же не скандал! И Ник направился к их столику.


        Бодрое приветствие Ника прозвучало для Рэйчел как гром среди ясного неба.
        - Ник, - удивленно проговорила она вмиг ослабевшим голосом. - Какой сюрприз.
        Ник потянул к себе стул, не дожидаясь приглашения. Рэйчел поспешно отпустила руку Майкла и тут же поняла, что сделала это быстрее, чем следовало бы.
        - Майкл, это Ник Фаррингтон. Майкл Моррис, мой старый друг, - представила она мужчин друг другу.
        Они обменялись краткими рукопожатиями и оценивающими взглядами. Свирепое выражение на лице Ника испугало бы любого другого мужчину, но не Майкла.
        Пока Рэйчел пребывала в растерянности от неожиданного появления Ника, Майкл весьма правдоподобно демонстрировал свои нежные чувства к ней. Он поигрывал браслетом на ее запястье, обнимал за плечи, то и дело произносил ласковые слова - короче, всячески давал понять, что находится рядом с ней по полному праву. Рэйчел готова была задушить его.
        - Мне не хотелось бы выглядеть невежливым, Фаррингтон, но нам с Рэйчел надо быть в одном месте. Приятно было познакомиться.
        Ник проигнорировал протянутую ему руку. Он сверлил взглядом Рэйчел.
        - Я заеду за тобой в субботу в десять утра. Тебя устраивает?
        - Устраивает, - прохрипела она. От напряжения у нее пересохло в горле.
        Одним движением Ник схватил Рэйчел в объятия, больше похожие на хватку борца, и запечатлел умопомрачительный поцелуй. Затем удалился, не говоря ни слова. Рэйчел просто остолбенела.
        - Так-так-так… - протянул Майкл, впервые за весь вечер улыбнувшись. - У него это серьезно.
        Рэйчел смотрела на Майкла как на помешенного.
        - С какой стати ты затеял весь этот спектакль! - прошипела она.
        - Чтобы докопаться до истины, моя наивная маленькая цыпочка! Я хотел убедиться, что он испытывает к тебе серьезное чувство. - Майкл хитро улыбался. - И убедился. Еще немного, и он задушил бы меня.
        - Позволь сказать тебе одну вещь, Майкл. Я больше не та доверчивая студентка, которую ты когда-то знал. Я давно научилась заботиться о себе сама, а ты меньше всего подходишь на роль советчика в любовных делах.
        Майкл примирительно улыбнулся:
        - Тушё, твоя взяла. Однако здоровая конкуренция никогда не вредила никакому делу. И этому тоже. Не хочешь же ты, чтобы этот плейбой думал, будто ты сидишь дома и ждешь от него звонка?
        Рэйчел сердито нахмурилась:
        - Очевидно, с Мэгги ты играл в те же игры. Поэтому неудивительно, что она бросила тебя. Если ты и дальше будешь выкидывать такие коленца, боюсь, она никогда тебя не поймет.
        Майкл вновь посерьезнел:
        - Как ты думаешь, признаться ей в любви?
        - Если ты на самом деле любишь Мэгги, тебе не остается ничего другого, - кивнула Рэйчел.
        Майкл помрачнел еще больше:
        - Наверное, я обречен оставаться холостяком.
        - Не трусь, - уже мягче сказала Рэйчел.
        Она вдруг поняла, что пытается убедить не столько Майкла, сколько себя. Ник уже признался ей в своих чувствах. Теперь очередь была за ней, но она боялась сделать решительный шаг.


        В пятницу вечером, уже дома, Рэйчел поняла, что весь день напрасно ждала его звонка.
        Наконец она взяла телефонную трубку и дрожащими пальцами набрала знакомый номер. После пятого гудка включился автоответчик. Бодрый голос предложил оставить сообщение.
        - Ник, это Рэйчел, - проговорила она в трубку. - Я только хотела сказать тебе, что у нас в семье принято присутствовать на воскресной службе в церкви. Тебе не обязательно участвовать в этом, но если все-таки решишь присоединиться, захвати соответствующую одежду. Увидимся утром.
        Ник вернулся с изматывающей десятимильной пробежки уставший, потный, но успокоенный. Достав из холодильника пакет апельсинового сока, он принялся жадно пить. Потом включил автоответчик, чтобы прослушать сообщения.
        Его словно ударило током при звуке голоса Рэйчел. Он невольно вздрогнул и пролил на себя сок. Вытирая его салфеткой, он вдруг вспомнил, как это делала Рэйчел в парке. Жаркая волна окатила его изнутри, и он простонал от досады на себя. Бросив салфетку в контейнер для мусора, Ник направился в душ.
        Стиснув зубы, он стоял под струей ледяной воды, намыливался и обдумывал сообщение Рэйчел. Его никоим образом нельзя было истолковать как интимное, но по крайней мере она позвонила! Позвонила сама!
        После нескольких бессонных ночей Ник впервые заснул почти мгновенно. Не было никаких мыслей, только счастливое предвкушение предстоящего уик-энда.


        Погода с утра выдалась хорошая, что обещало приятную поездку. В бездонной голубизне неба плыли легкие облачка.
        Не доезжая тридцати миль до Чаттануги, Рэйчел велела Нику съехать с автомагистрали на двухполосное шоссе. Чем ближе подъезжали они к Пайнвиллю, тем грустнее становилась Рэйчел. Правильно ли она сделала, пригласив Ника в родительский дом? Ему там будет скучно до зевоты.
        Подъезжая к маленькому белому дому родителей, Рэйчел пыталась представить, какое впечатление он производит на Ника. Свежая краска сияла на солнце, веранду украшали яркие цветущие кусты герани, которые ее мать выращивала многие годы.
        Рэйчел вздрогнула от прикосновения руки Ника. В его глазах светились озорные искорки.
        - Не переживай! Я буду вести себя наилучшим образом, - заверил он.
        Рэйчел рассмеялась, и на душе у нее стало немного легче. Она искоса разглядывала Ника, когда тот перегнулся через край багажника за вещами. Как обычно, он выглядел великолепно. Синие брюки с безукоризненной складкой и белая спортивная рубашка. Золотистого оттенка волосы были слегка растрепаны.
        Как только они вошли па веранду, входная дверь торжественно открылась и в проеме появилась Бекки, восьмилетняя племянница Рэйчел. Увидев Ника, она широко раскрыла большие карие глаза.
        - Хелло, - тихо прошептала девочка с ошеломленным видом. - Это ты собираешься жениться на тете Рэйчел?



        Глава 8

        - Бекки Томас, отправляйся в спальню бабушки и не выходи, пока я тебе не скажу. - Высокая женщина с ребенком на руках подтолкнула девочку в дом и повернулась к Рэйчел и Нику.
        - Прошу прощения, - извинилась она. - Я все время твержу мужу, что дочь смотрит по телевизору слишком много взрослых фильмов.
        Рэйчел поспешила успокоить смущенную сестру:
        - Все в порядке, Ребекка. Познакомься с моим другом Ником Фаррингтоном. - Рэйчел с улыбкой повернулась к Нику: - Это моя сестра, Ребекка Томас.
        Ник протянул ей руку. Сестры были очень похожи, только Ребекка была выше и крупнее. Она переложила ребенка с руки на руку, обменялась с Ником рукопожатием и повела гостей в дом.
        - Мама, - позвала она. - Приехали!
        Маленькая суетливая женщина бежала к ним через холл.
        - Как вы рано! - взволнованно проговорила она. - Я даже не успела переодеться.
        Рэйчел слегка наклонилась и обняла мать.
        - Не волнуйся из-за нас, мама. Ты очень хорошо выглядишь. - Она отступила на шаг, и миссис Флеминг увидела стоявшего за ее спиной Ника.
        - Спасибо, молодой человек, что привезли мою дочку.
        - Мне самому было приятно, - заверил Ник с любезной улыбкой. - Меня зовут Ник.
        - Располагайтесь, будьте как дома. Проходите в гостиную. Ребекка, представь Ника всей компании. Рэйчел, пойди познакомься с новой племянницей.
        Рэйчел счастливо улыбнулась, слушая указания матери. В их доме все по-старому!
        Когда они вошли в гостиную, всегда уверенный в себе Ник немного растерялся. Просторная, залитая солнечным светом комната была заставлена всевозможными диванами и стульями. На каждом сидел кто-нибудь из многочисленного семейства Флемингов.
        Ребекка громко обратилась к присутствовавшим:
        - Все познакомьтесь с Ником Фаррингтоном, он приехал с Рэйчел.
        В последовавшей за этими словами шумной толчее родственники подходили к вновь прибывшим и приветствовали Рэйчел объятиями и поцелуями, а Нику энергично трясли руку. Когда суета немного улеглась, Ребекка передала ребенка Рэйчел, а сама взяла под руку Ника, чтобы представить ему присутствующих.
        Сначала она показала на двух высоких темноволосых мужчин в углу.
        - Это наши братья Мэтью и Джон. - Ник удивленно вскинул брови, а Ребекка рассмеялась: - Мама всем нам дала библейские имена. Еще один брат, Джоул, скоро придет со своей невестой. Вон там наш отец, Дэниел, а тот симпатичный рыжик рядом с ним - моя лучшая половина - Джек.
        Присутствующие отреагировали на слова Ребекки одобрительным смехом, а Джек Томас покраснел от смущения. Ребекка посмотрела на растерянное лицо Ника.
        - Ну как, запоминаешь? - засмеялась она.
        - Можно, я буду записывать? - пошутил Ник.
        Все расхохотались. Привлекательная блондинка, сидевшая рядом с Мэтью, очевидно, его жена, пришла Нику на выручку:
        - Меня зовут Анджела. Они не такие плохие, хотя могут сконфузить любого. Я поняла это почти с первых же свиданий с моим будущим мужем.
        Ребекка продолжала знакомить Ника с родственниками:
        - Наша сестра Мэри ждет ребенка. Она плохо себя чувствует и сейчас отдыхает. Это ее муж Джеймс. И последняя по счету, но не по значению, Элизабет, жена Джона. За последние три года она сумела дважды родить близнецов.
        Элизабет мягко улыбнулась:
        - К сожалению, Ник, это мое единственное достижение. Я постараюсь не слишком надоедать рассказами о режущихся зубках и тренировках на горшке.
        Ник тоже улыбнулся ей в ответ:
        - Моя сестра должна родить примерно через месяц. Может быть, мне следует послушать ваши рассказы.
        Элизабет весело рассмеялась, а Рэйчел, наблюдавшая за Ником, отметила про себя его поразительную способность легко находить общий язык с людьми.
        Ник примостился на подлокотнике софы рядом с Рэйчел и смотрел, как она держит малышку. Невольно он представил себе, как Рэйчел носила бы их общего ребенка, потом бы родила и нянчила его…
        В этот момент Ник понял, что любит Рэйчел. И эта мысль не удивила его, наоборот, он понял, что она, эта мысль, сидела у него в голове и раньше, просто не была такой ясной.


        После ленча все отправились во двор, где устроились на зеленой траве. Стояла чудная теплая погода. Дети упросили мужчин сыграть в футбол. В другое время и Рэйчел присоединилась бы к игре, но сегодня ей хотелось просто сидеть и смотреть на Ника.
        Она расстелила одеяло в тени большого дуба. Рядом устроилась Ребекка, положив между ними ребенка.
        Маленькая девочка вскоре уснула, убаюканная матерью, и Ребекка смогла наконец сказать Рэйчел то, что давно хотела:
        - Знаешь, Рэйчел, Ник очень хороший человек и великолепный мужчина.
        Рэйчел, опираясь на локоть, наблюдала, как Ник помогал трехлетнему Натану катить мячик к воротам.
        - Да, он особенный, - признала она.
        - Значит, у вас серьезно?
        Рэйчел нахмурилась:
        - Мы просто друзья.
        Ребекка недоверчиво посмотрела на сестру.
        - Да, просто друзья. Я пишу о нем статью. Вряд ли мы продолжим встречаться после того, как работа будет закончена.
        - Но почему?!
        - Мы не сможем быть вместе. У нас нет ничего общего.
        Ребекка изумленно посмотрела на сестру:
        - Не могу поверить, что ты настолько слепа. Человек буквально не сводит с тебя глаз. Он без ума от тебя.
        Рэйчел подумала, что зря не пошла играть в футбол. От Ребекки так просто не избавиться.
        - Я думаю, ты преувеличиваешь, Ребекка, но дело даже не в этом. Оглянись вокруг. Посмотри, что мы собой представляем. Провинциалы из маленького городка в штате Джорджия. Я не хочу сказать, что это плохо или стыдно. Нам повезло, нас вырастили в любви и заботе. Просто Ник живет в совершенно другом мире. Он богат, его семья не просто преуспевает, у них уйма денег! Живут в роскошном особняке. Опять же, я не говорю, что меня обязательно не примут в этой семье. Просто я знаю, что никогда не смогу чувствовать себя там комфортно.
        Ребекка отпила из стакана чая со льдом и задумчиво посмотрела на сестру:
        - Я всегда считала тебя самой продвинутой в нашей семье, Рэйчел. Ты живешь в Атланте уже почти двенадцать лет. Твоей целеустремленности можно позавидовать. Ты лучшая в нашей семье. Если Ник действительно любит тебя, было бы глупо отвергнуть его. - Ребекка замолчала и погладила пухлую ручку спящего ребенка. Затем виновато посмотрела на Рэйчел: - Пожалуйста, не думай, что я тебя поучаю, просто я очень люблю тебя.
        Рэйчел откинулась на спину и закрыла глаза рукой. К горлу подкатил ком, и она вдруг испугалась этой своей слабости. Не хватало еще разреветься на глазах у сестры из-за Ника Фаррингтона!
        К ним подошла Мэри. Вид у нее был бледный и не совсем здоровый. Сестры подвинулись, чтобы освободить для нее место рядом на одеяле.
        - Хочешь, принесу тебе что-нибудь поесть? - заботливо предложила Рэйчел. - Ты ведь проголодалась?
        - Пожалуйста, не говори о еде, - поморщилась Мэри, - Я всегда обожала мамин картофельный салат, а тут попробовала, и меня чуть не стошнило. И почему я решила, что снова хочу ребенка?
        - Выпей хотя бы чаю, - настаивала Ребекка. - Чай всегда помогает успокоиться.
        Сестры с удовольствием продолжали разговаривать, пользуясь редкой возможностью побыть вместе.
        Рэйчел со смехом стала рассказывать о своем первом походе с Ником. В это время подошел Джеймс, расстелил рядом другое одеяло, и Мэри перебралась к мужу. Она удобно устроилась, опершись спиной на его грудь. Рэйчел почувствовала легкую зависть при виде их близости. «Ник был бы таким же внимательным и заботливым во время моей беременности», - невольно подумала она и удивилась. Раньше мысли о беременности ее не посещали.
        - О чем задумалась, Рэйчел? - Голос Джеймса вернул ее к действительности.
        - Вообще-то я подумала, что маме нужна помощь на кухне, - сказала Рэйчел первое, что пришло на ум.
        - Ну нет, не уходи, - запротестовал Джеймс. - Ты не досказала о туристическом бизнесе Ника.
        Рэйчел терпеливо отвечала на все его вопросы. Когда игра закончилась, Джеймс жестами подозвал Ника. Приблизившись, тот притворился смертельно усталым и рухнул на траву рядом с Рэйчел. Анджела принесла на подносе напитки и засмеялась, когда Ник залпом выпил сразу два стакана чая со льдом. Рэйчел, сама того не желая, откровенно любовалась им.
        Ник перехватил ее взгляд и застыл, прочитав по глазам, о чем она думала. Рэйчел судорожно сглотнула.
        В какой-то момент они вдруг оказались одни, Ребекка, Мэри и Джеймс словно испарились. Ник взял Рэйчел за руку и сказал слегка охрипшим голосом:
        - Мы можем найти место, чтобы побыть несколько минут наедине?
        Рэйчел огляделась вокруг. Они стояли под дубом одни, остальные находились на некотором удалении.
        - Да, здесь недалеко есть очень хорошее место для прогулки.
        - Отлично, - обрадовался Ник.
        Оставаясь незамеченными, они обогнули угол дома и вышли на тропинку, которая вела к живописному озеру.
        В вышине над их головами шелестели нежной весенней листвой деревья. Землю устилал мягкий ковер из опавших сосновых иголок. Ник вдруг взял Рэйчел за плечи и медленно повернул к себе.
        - Я хочу поцеловать тебя, Рэйчел, - сказал он, серьезно и даже сурово глядя ей в глаза. - Давно хочу. Я хочу тебя и не могу избавиться от этого желания. Но я не собираюсь принуждать тебя. Я думал, что смогу провести с тобой этот уик-энд просто как друг, но ничего не получается.
        - Я тоже хочу, Ник, но боюсь. - Рэйчел говорила так тихо, что Ник едва смог расслышать ее слова. - Со мной никогда раньше не происходило ничего подобного.
        Они сели рядом, и Ник осторожно повернул к себе ее лицо. Его глаза излучали такую нежность, что Рэйчел едва не расплакалась от избытка чувств.
        - Клянусь, Рэйчел, я никогда не причиню тебе боли. - Он ласково обнял ее и поцеловал, вложив в этот поцелуй всю нежность, переполнявшую его сердце.
        Со стороны дороги донесся звук проезжающего автомобиля. Этот шум заставил Ника вернуться к действительности. Он будто бы очнулся от глубокого сна. Оторвавшись от губ Рэйчел, но продолжая крепко прижимать ее к себе, он поднялся и посадил ее, как ребенка, к себе на колени. Лоб его покрывали капельки пота.
        - Рэйчел! - страстно простонал Ник.
        Она ничего не сказала и только крепче прижала лицо к его груди.
        - Я не ожидал, что все зайдет так далеко, - виновато сказал Ник. - Еще несколько секунд, и я не смог бы остановиться.
        Рэйчел прямо посмотрела ему в глаза:
        - Я была бы не против.
        Ник страдальчески улыбнулся, удивленный ее признанием:
        - Ох, Рэйчел. Ну что мне с тобой делать!
        Она наклонилась к его уху и прошептала то, что думала по поводу всего случившегося. Ник вздрогнул, как от удара, и довольно грубо поднял ее со своих колен.
        - Черт возьми, Рэйчел, - выпалил он с досадой и провел рукой по волосам. - Меня всего трясет от желания, но будь я проклят, если сделаю это прежде, чем ты ответишь мне на вопрос. - Ник пристально посмотрел Рэйчел в глаза. - Если бы мы занялись сейчас здесь любовью, ты согласилась бы и дальше продолжать встречаться со мной?
        Рэйчел почувствовала, как в груди у нее похолодело. Опьянение страстью постепенно улетучивалось, и другая Рэйчел, сдержанная и рассудительная, возвращалась на место той, которую держал Ник в своих объятиях несколько минут назад.
        - Наверное, нет.
        Лицо Ника перекосило, как от пощечины.
        - Что ж, это ставит все на свои места, - произнес он чужим голосом и сделал движение, чтобы уйти, но Рэйчел поспешно схватила его за руку:
        - Подожди, позволь мне объяснить. Ты мне дорог, Ник. Но, сказать по правде, я не верю, что у наших отношений есть будущее. У нас так мало общего. Ты и сам имел возможность убедиться в этом сегодня. Мы слишком разные по происхождению, воспитанию, образу жизни…
        Ник сердито прервал ее:
        - Ты просто ищешь предлог. Какое, к черту, значение имеет наше происхождение! У тебя прекрасная семья! Мне правится образ жизни твоих родных, мне интересно общаться с ними.
        Рэйчел надеялась, что ей не придется говорить о самом для нее неприятном, но Ник не оставлял выбора. Она посмотрела на него очень серьезно:
        - Ты должен знать, что Дэниел Флеминг мне не родной отец. Он удочерил меня вскоре после рождения.
        Недовольное выражение исчезло с лица Ника.
        - Ты знаешь, кто твой отец? - осторожно спросил он.
        Рэйчел горько улыбнулась:
        - К несчастью, да.
        Когда Ник услышал названное имя, у него от изумления отвисла челюсть.
        - Это невероятно. Он же…
        - …один из богатейших и влиятельнейших людей в Атланте. Да, это так.
        В глазах Ника отразилась растерянность.
        - Мы могли бы поговорить об этом? - спросил он. Рэйчел села, обхватив колени руками, взгляд ее в задумчивости устремился вдаль.
        - История не очень красивая. После окончания средней школы моя мама приняла участие в летних гастролях любительского театра в Атланте. Актерская труппа состояла из студентов, съехавшихся со всего штата. Жили в общежитии, репетировали, поставили какую-то пьесу. Мой… мой отец был среди ее участников. Мама в то время была потрясающе красива, и они стали встречаться. Я не знаю всех деталей, но в итоге он ее соблазнил, а когда она забеременела, бросил. Кажется, он дал ей денег.
        - Твоя мать рассказала тебе об этом?
        - Да, когда я была уже достаточно взрослой, чтобы понять все. Она решила, что я должна знать правду. Кажется, отец даже не знает, мальчик родился или девочка. Он женат уже двадцать пять лет, у них трое детей, все закончили колледж.
        Рэйчел замолчала. Некоторое время оба сидели неподвижно, слушая шум весеннего леса. Ник заговорил первый:
        - По-твоему выходит, что я соблазню тебя и брошу только потому, что богат, а ты нет?
        Его слова поразили Рэйчел. Она покраснела от волнения.
        - Не будь смешным, все не так. Ты специально все переиначиваешь. Как ты не понимаешь, Ник, - горячо продолжала Рэйчел, - у мамы и Дэниела Флеминга много общего, и поэтому их совместная жизнь удалась. Дэниел давно любил маму и ждал, когда они повзрослеют, чтобы сделать ей предложение. Он смог вселить в нее веру в собственные силы и поддержал маму в тот момент ее жизни, когда она особенно в этом нуждалась.
        Ник искал и не мог найти, чем возразить на аргументы Рэйчел. Она говорила то, что чувствовала. Она мерила Ника той же меркой, что и своего родного отца, хоть и отрицала это. Но как ее убедить в том, что он не таков?! Ник в задумчивости потер переносицу и посмотрел на часы:
        - Нас, наверное, уже ищут. Надо возвращаться.


        Всю обратную дорогу они молчали. Рэйчел уговаривала себя, что все изменилось к лучшему, хотя на самом деле чувствовала, словно внутри у нее что-то умерло.
        Рэйчел по достоинству оценила воспитанность Ника и его умение держаться в обществе. Он как ни в чем не бывало смеялся и шутил с ее родственниками весь вечер. Рэйчел даже не почувствовала неловкости. Ник не только не игнорировал ее, но, наоборот, был к ней внимателен и дружелюбен. Только Рэйчел знала, что он притворялся. Его голубые глаза, обычно смотревшие на нее с теплотой, теперь были холодны.
        Поужинали тем, что осталось от ленча, правда, к этому еще добавились четыре свежеиспеченных яблочных пирога. Ник запротестовал, когда Ивлин Флеминг попыталась заставить его съесть второй кусок.
        - Если я это сделаю, вам придется вызвать «скорую помощь», - пошутил он. И уже обращаясь к сидящим за столом, добавил: - Я никак не могу попять, как вы все при такой жизни не весите по сто килограммов.
        Раздался общий хохот. Анджела пояснила:
        - Мы все стройные, потому что приходится постоянно бегать за детьми.
        Ник посмотрел на стулья, па которых еще несколько минут назад сидели неугомонные дети.
        - Сколько же в вашей семье внуков? Мне так и не удалось сосчитать всех, от их беготни в глазах рябит.
        - Ровно дюжина, - с гордостью сказала Ивлин. - Когда родится ребенок Мэри и Джеймса, станет тринадцать.
        Кто-то начал расспрашивать Ника о его работе, и тему детей оставили в покое. Рэйчел вздохнула с облегчением. Она видела, что мать уже считает Ника зятем номер три. Придется снова разочаровать ее. Скорее бы уж заканчивался этот уик-энд!


        В воскресенье все Флеминги появились во дворе без четверти десять утра, как раз вовремя, чтобы успеть дойти до стоявшей неподалеку небольшой сельской церкви, которую они посещали с самого рождения.
        Когда, придя в церковь, все уселись, оказались полностью занятыми три скамьи. Эта небольшая сельская церковь не была богатой, и Рэйчел правилось, что вместо цветных витражей в ней установлены простые рамы, которые открывались наружу. Во время службы в окна влетал свежий легкий ветерок и доносилось радостное пение птиц в лесу.
        Все время, пока шла служба, Ник невыразимо страдал. Тихо сидевшая рядом Рэйчел в своем похожем на букет платье напоминала ему о залитой солнцем поляне в лесу.
        Прошедшей ночью, лежа без сна на узкой, короткой для него кровати, Ник почти физически ощущал близость Рэйчел, которая спала в соседней комнате. Тысячу раз он внушал себе мысль о том, что надо набраться терпения, дать ей время пересмотреть свое отношение к нему. Однако тут же спрашивал себя: не обманывается ли он?
        Единственную надежду внушало то, что Рэйчел несомненно испытывала к нему физическое влечение. Ее нельзя обвинить в неразборчивости, и ее чувство к Нику было искренним. Церковь не самое подходящее место для размышлений о любовных перипетиях. Ник заставил себя сосредоточиться на службе.


        Пасхальный обед в доме Флемингов по обилию блюд и размаху уступал только рождественскому. Все многочисленное семейство построилось вдоль праздничного стола, чтобы сфотографироваться на память. Ник вызвался было нажать на кнопку фотоаппарата, но мама Ивлин и слышать об этом не хотела. По ее настоянию ему пришлось позировать вместе со всеми, а момент для истории запечатлел специально приглашенный для этого сосед.
        Рэйчел и Ник уехали вскоре после обеда. Все шумно попрощались с ними. Рэйчел боялась, что дорога домой будет сопровождаться тягостным молчанием и ощущением неловкости, но ничего подобного не случилось.
        Ник не переставая расспрашивал ее о братьях и сестрах и их семьях. Рэйчел пришлось отвечать на его вопросы на протяжении всего пути. Об их собственных отношениях они не заговаривали.
        Перед самой Атлантой Рэйчел обратилась к Нику:
        - Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты так хорошо отнесся к моей семье. Это была лучшая наша встреча за долгое время. Спасибо.
        Ник нахмурился:
        - Мне не нужно твоей благодарности, Рэйчел. Я сам получил большое удовольствие. И давай больше не будем об этом.
        Остановившись у дома Рэйчел, Ник не стал глушить мотор. Было ясно, что он не собирается задерживаться. Достав из багажника ее вещи, он легко поднялся по лестнице и сложил их перед дверью.
        Они встретились на середине лестнице - Ник возвращаясь, а Рэйчел поднимаясь к себе. Она остановила его, положив ладонь ему на руку.
        - Спасибо, Ник!
        Его лицо было непроницаемо.
        - Нет проблем. Я свяжусь с тобой по поводу похода. До встречи!
        Не оглядываясь, он сел в машину и уехал, оставив Рэйчел перед дверью квартиры.



        Глава 9

        Дни, последовавшие за уик-эндом в доме родителей Рэйчел, показались Нику долгими и одинокими. Он провел несколько однодневных походов и дал задание своему менеджеру организовать как можно больше дополнительных групп - работа отвлекала его от грустных мыслей о Рэйчел.
        Ник считал себя терпеливым человеком и верил в правоту старой пословицы «От разлуки любовь горячей». Он намеревался на время исчезнуть из жизни Рэйчел.


        Для Рэйчел наступили печальные дни. Ник не звонил и не появлялся в редакции. Телефонный автоответчик упрямо молчал.
        Через несколько дней после того, как они расстались на ступеньках лестницы ее дома, в редакцию принесли для Рэйчел большую коробку и записку. В коробке был новенький роскошный рюкзак, а в записке перечислялось все, что понадобится девушке для предстоящего похода, и указывалась дата отправления - до нее оставалось чуть больше двух недель. В самом низу листка бумаги едва можно было различить подпись Ника.
        С того дня Рэйчел, как влюбленная школьница, всегда носила с собой эту записочку. Бумажный листок был реальным свидетельством того, что она вновь увидит Ника. Рэйчел не осмеливалась думать о том, что произойдет в дальнейшем.


        Дни проходили мучительно медленно. Рэйчел уже начала опасаться, что поход будет отменен, когда однажды в конце рабочего дня Ник неожиданно появился в ее офисе. Он приветливо поздоровался, в его поведении не было никакой неловкости.
        - Здравствуй. Ты получила вещи, которые я передал? Отправляемся в пятницу утром.
        - Да, я все получила. - Рэйчел с трудом удалось улыбнуться в ответ. - Рюкзак оказался не таким тяжелым, как я думала.
        - Не обольщайся, - предостерег ее Ник. - Когда начнешь паковать его, помни - ничего лишнего. Рюкзак будет весить тонну после четырех-пяти миль ходьбы, особенно с непривычки. Постарайся взять с собой минимум одежды и личных вещей.
        - Честно говоря, - призналась Рэйчел, - я даже не знаю, что мне понадобится.
        - Вот стандартный список для участников походов. Этого будет достаточно. И вот еще что. Один из участников группы, Джек Илай, работал фоторепортером в газете
«Атланта конститьюшн». Он предложил заснять на пленку весь поход. Я уже сообщил Сэму, а ты не возражаешь?
        - Наоборот, это здорово! К которому часу я должна быть готова?
        Ник обратил на нее невинный взгляд.
        - Вообще-то было бы гораздо удобнее, если бы ты переночевала у меня. Нам надо выехать не позже четырех утра. Мой помощник тоже останется. Так мы сэкономим кучу времени.
        Щеки Рэйчел залил румянец. Провести ночь в квартире Ника! От такой перспективы голова идет кругом! Но отказаться - значит поступить не по-товарищески.
        - Хорошо, - сказала она деловым тоном. - Я приеду в четверг вечером.


        В четверг вечером Рэйчел, закончив сборы, просунула руки сквозь лямки тяжелого рюкзака и попробовала пройти по квартире. Вроде неплохо! Теперь ничего не оставалось делать, как ехать к Нику.
        Без четверти девять Рэйчел подъехала к жилому комплексу, в котором находилась квартира Ника. Очень мило и современно!
        Очевидно, Ник увидел девушку из окна. Он вышел из дома, коротко поздоровался и начал перекладывать ее вещи в свой спортивный автомобиль.
        - Джерри уже спит, ему завтра вести машину, так что постараемся не шуметь.
        Он проводил Рэйчел в красивую спальню для гостей.
        - Ванная за этой дверью. О будильнике не беспокойся, я разбужу тебя и Джерри.
        Рэйчел показалось, что Ник нервничал. Он избегал смотреть ей прямо в глаза.
        Ее сердце колотилось так, что его стук отдавался в ушах, а ладони стали влажными от волнения. Тем не менее она бодро сказала:
        - Я сразу лягу спать - очень рано встала сегодня.
        - Если что-то понадобится, я в соседней комнате.
        Рэйчел не верила своим глазам - по щекам Ника разливался румянец. Это ее так развеселило, что она не сдержала короткого смешка.
        Впервые за весь вечер Ник посмотрел ей в глаза. В его взоре пылало такое откровенное желание, что смех застрял у Рэйчел в груди. Она нервно сглотнула.
        Ник медленно приближался к ней, как бы предоставляя ей возможность отступить и сохранить дистанцию между ними. Но Рэйчел не смогла бы сдвинуться с места, даже если бы возник пожар. Она чувствовала себя загипнотизированной исходящей от Ника страстью.
        Ник прикоснулся к ней, и по телу Рэйчел уже привычно пробежал огонь. Она стояла неподвижно, зачарованно следя взглядом, как кончики его пальцев движутся по ее рукам от запястий к плечам. Ник обнял Рэйчел и прижал к себе.
        - Спокойной ночи. - Его голос дрогнул.
        Она обвила руками его талию и закинула назад голову в молчаливом призыве. Их губы встретились. Ник отстранился первый.
        - Я не для этого пригласил тебя, но не собираюсь извиняться. - Его лицо горело от возбуждения.
        - Я не жду извинений, - тихо проговорила Рэйчел. Она слегка коснулась губами его подбородка. - Спокойной ночи, Ник.
        Ее лицо светилось радостной улыбкой. Ник готов был бросить все и увезти Рэйчел туда, где они могли бы остаться одни. Он не отпускал бы ее от себя до тех пор, пока она не осознала бы то, что для него уже не было открытием: они предназначены друг для друга.
        Вместо этого Ник рассеянно провел рукой по волосам и с сожалением посмотрел на часы.
        - Нам надо хоть немного поспать, - произнес он.
        Ник закрыл за собой дверь, оставив Рэйчел одну.
        Она стояла в ванной комнате в ночной рубашке и чистила зубы. За стеной было слышно, как лилась вода - Ник принимал душ. Рэйчел представила себе, как прозрачные каскады падают на его широкие плечи. Интересно, все ли тело у него загорелое? Рэйчел забралась под одеяло и постаралась сосредоточить мысли на чем-нибудь другом. Необходимо выспаться.
        Ночью ей приснился эротический сон: теплая рука Ника ласкала ее грудь через тонкую ткань ночной рубашки. Она застонала от наслаждения и открыла губы навстречу его поцелую.
        И тут совсем не ласковый голос Ника произнес:
        - Рэйчел, пора вставать!
        Не хотелось открывать глаза, но прекрасное видение уже исчезло.
        Ник включил лампу на прикроватной тумбочке и поставил рядом чашку с горячим кофе.
        - Просыпайся, Рэйчел, - безжалостно повторил он. - Выезжаем через двадцать пять минут.


        Джерри Терман относился к разряду людей, которых называют «жаворонками». Бодрый и разговорчивый, он уверенно вел машину к месту встречи с группой, в то время как не выспавшиеся Рэйчел и Ник хранили мрачное молчание. Автобус с участниками похода уже ждал на пустынной стоянке возле универсама. Ник, Джерри и водитель автобуса коротко обсудили некоторые детали поездки, а Рэйчел поднялась в автобус и села в пустое кресло за водительским сиденьем.
        Два-три человека помахали ей рукой из глубины салона в знак приветствия, однако большинство пассажиров спали. Рэйчел устроилась на сиденье поудобнее, закуталась в теплую куртку и закрыла глаза.
        Через минуту Ник сидел рядом. Он откинул назад спинку кресла, обнял рукой Рэйчел и осторожно прижал ее к себе. Удовлетворенно вздохнув, Ник погрузился в сон.



        Глава 10

        Ник проснулся от того, что у него затекла рука, и радостное чувство охватило его от мысли, что целых два дня он проведет вместе с Рэйчел. Девушка еще спала, доверчиво, как котенок, прижавшись к нему.
        Выглянув в окно, он увидел, что автобус сворачивает к ущелью. Пусть Рэйчел поспит еще несколько минут. Сейчас, когда она так близко, их отношения кажутся безоблачными. Но зачем обманывать себя? Скоро она проснется, и все станет по-прежнему. Ник тяжело вздохнул и закрыл глаза.
        К сожалению, погода ухудшалась с каждой минутой. Из долин поднимался густой туман, непрерывно моросил мелкий дождь. Впрочем, Ника это не слишком беспокоило. Он водил группы туристов в гораздо худших условиях.
        Через пять минут автобус остановился на площадке, откуда начиналась походная тропа. Ник стал осторожно будить Рэйчел.
        - Просыпайся, милая, - ласково пропел он. Рэйчел недовольно промычала что-то и глубже зарылась в тепло воротника его куртки. Ник сглотнул.
        - Рэйчел, просыпайся, - повторил он охрипшим голосом.
        Наконец она подняла голову и посмотрела вокруг непонимающим взглядом. Потом заметила, что обвивает руками шею Ника, и, смутившись, отодвинулась в свое кресло.
        - Где мы? - спросила Рэйчел, поправляя рукой волосы.
        - Недалеко от верхней части гребня Грейт-Смоки-Маунтинс в Северной Каролине.
        Рэйчел выглянула в окно и невольно поморщилась - все было мокрым от дождя, небо затянуто тучами.
        Мужчины выгружали из автобуса вещи. Ник раздавал в салоне завтраки. Рэйчел улыбнулась женщине, которая вручила ей стакан апельсинового сока и толстый кусок бананового хлеба.
        Позавтракав, все вышли из автобуса и разобрали свои рюкзаки. Затем каждый турист, включая Рэйчел, получил от Ника пластиковый пакет с едой на два дня.
        Ник проверил экипировку каждого участника группы и убедился, что все в порядке.
        Дождь ненадолго утих, и Рэйчел откинула капюшон. Она посмотрела на туристов и заулыбалась - все были похожи на доисторических морских черепах, выбравшихся из воды на сушу.
        Ник обрадовался, заметив ее улыбку. Ему хотелось, чтобы ничто не испортило Рэйчел настроения. Это было важно также потому, что вечером ее ожидал сюрприз.
        Ник в последний раз бегло оглядел участников похода и поднял руку: - Вперед!
        Как и в предыдущий раз, Рэйчел шла в замыкающей части группы. Сначала было не до разговоров. Она сконцентрировала внимание на том, чтобы сохранять равновесие на скользкой тропе и следить за правильным положением рюкзака па спине.
        Рассматривать по сторонам тоже было нечего. Из-за тумана видимость не превышала нескольких метров. Рэйчел не отрывала глаз от спины идущего впереди.
        Наступило время ленча. Туристы расположились на больших валунах. Каждый достал свой пакет с едой.
        Воспользовавшись привалом, Ник представил Рэйчел всей группе. Туристы окружили ее, довольные, что станут героями журнальной публикации. Подошел фотограф Джек Илай и поинтересовался, какие снимки понадобятся для статьи.
        После ленча рюкзак показался тяжелее. Рэйчел посмотрела на других участников и увидела, что даже самые слабые на вид не выглядят устало. Значит, она тоже сможет выдержать этот поход.
        Во второй половине дня группа вышла на берег реки. Здесь была подходящая площадка для лагеря. Мужчины занялись установкой палаток, а женщины отправились собирать хворост для костра. Рэйчел не возражала против такой дискриминации. Установленная ею палатка рухнула бы среди ночи.
        Постепенно она познакомилась со всеми туристами. Многие хорошо знали друг друга и не раз участвовали в походах Ника.
        Бетти Хилтен, высокая женщина с угловатой фигурой и пепельными волосами, оказалась ценным источником информации. Она, однако, не смогла ответить на вопрос Рэйчел, кто с кем ночует в палатках.
        - Вам следует спросить об этом Ника, - посоветовала она.
        Рэйчел казалось, что Ник избегает ее. Уже и палатки установлены, и ужин готовится на костре, а он все находит себе работу и не обращает на нее внимания.
        Постепенно все собрались у огня, рассевшись на подтянутых к нему бревнах. Рэйчел достала блокнот и стала задавать туристам вопросы. Наконец она почувствовала себя в своей стихии. Листок заполнялся за листком, от знакомого радостного возбуждения участился пульс. Материала хватит на полдюжины публикаций!
        Рэйчел очаровала всю группу. Людям льстил искренний интерес к их личной жизни корреспондентки солидного издания. Ник вспомнил, как вначале он представлял себе Рэйчел твердолобой пронырой, и улыбнулся.
        Она была умная, чуткая, удивительно женственная, и Ник с замиранием сердца ждал, когда ему придется объявить ей о том, как распределятся места в палатках.
        Ужин прошел великолепно. Дегидратированный бефстроганов, который так неаппетитно выглядел в упаковке, оказался очень вкусным. Такой же успех имели подогретый в фольге хлеб с хрустящей корочкой и яблочный соус. На десерт ели пользующийся всеобщей популярностью зефир.
        Очередь Рэйчел мыть посуду была назначена на завтрак, поэтому сейчас она сидела без дела на бревне с чашечкой дымящегося кофе и смотрела на огонь. Она вздрогнула от неожиданности, когда рядом очутился Ник.
        Выросшая за день щетина придавала его лицу беспечное и в то же время очень мужественное выражение. Даже в запачканной одежде и ботинках с налипшей грязью он казался ей красивее всех мужчин.
        - Ты не голодна? - спросил он.
        - К сожалению, я не удержалась и съела слишком много. - Рэйчел с улыбкой похлопала себя по животу.
        - Это хорошо, калории еще понадобятся. В походе расходуется много энергии.
        Ник замолчал, не зная, как сказать о ночевке.
        - Мы с тобой будем спать в одной палатке, - вдруг выпалил он, избегая смотреть ей в глаза. - Все остальные туристы разбиты на пары, а нести лишнюю палатку не имело смысла.
        Рэйчел чуть не поперхнулась кофе, но быстро взяла себя в руки и сказала беззаботно:
        - Отлично. Я так устала, что скорее всего сразу усну.
        - Да, я тоже, - процедил Ник. Он действительно чувствовал смертельную усталость, но был уверен, что перспектива разделить ложе с Рэйчел воскресит его даже из мертвых, а не только лишит спокойного сна.
        Внезапный порыв ветра пронесся по лагерю, и Ник оценивающе посмотрел на быстро темнеющее небо. Похоже, дождик не заставит себя долго ждать.
        Он встал и начал рассовывать в пластиковые пакеты оставшиеся от ужина продукты и посуду.
        - Пора приготовиться к ночлегу, расстелить в палатках спальные мешки, - скомандовал он, и тревожная нотка в его голосе привела всю группу в движение.
        Рэйчел нашла свою палатку и вползла внутрь. Расправляя поролоновую подстилку и спальный мешок, она старалась не запачкать все вокруг грязными ботинками.
        Ник и Джек Илай привязывали нейлоновые мешки с едой к ветке дерева на высоте около трех метров от земли.
        - Зачем они это делают? - спросила Рэйчел Роджера Хэнкинса, очень спокойного и молчаливого человека.
        - Чтобы звери не достали.
        - Не проще сложить все в палатки?
        Обычно непроницаемое лицо Роджера осветилось улыбкой.
        - Не думаю, что было бы разумно делать это, - усмехнулся он. - Медведь обладает невероятным нюхом. Вам не захочется иметь в палатке такого гостя.
        Рэйчел поспешила к своему рюкзаку и достала из кармашка две плитки шоколада.
        - Ник, - попросила она, приблизившись к мужчинам, - можно положить это в мешок?
        - Прости. - Ник сокрушенно покачал головой. - Совсем забыл сказать тебе, что не следует хранить пищу в палатке.
        Когда все приготовления для ночевки были завершены, туристы вновь расселись вокруг костра и завели неспешную беседу. Теперь, если пойдет дождь, есть куда спрятаться.
        Рэйчел, возможно, не дано постигнуть романтику походов по скользким тропинкам с привязанным к спине тяжелым грузом, но она получила большое удовольствие от непринужденного общения у костра.
        Кто-то достал губную гармошку и заиграл приятную мелодию очень знакомой песни. Рэйчел подняла глаза и сразу встретила взгляд Ника, который был ярче разделяющего их костра.
        Девушка смутилась, горло мгновенно пересохло от нахлынувшего волнения. Вокруг запели, но Рэйчел не смогла бы вытянуть из себя ни единой ноты, даже если бы от этого зависела ее жизнь.
        Спев несколько песен, самые сонливые стали уходить в свои палатки. Рэйчел поступила так же.
        Через несколько минут в палатку вполз Ник и застегнул за собой на молнию полог. Рэйчел, притворившись спящей, затаилась как мышка.
        В темноте все звуки казались громкими. Пока он устраивался поудобнее, Рэйчел угадывала каждое его движение.
        Она стала следить за своим дыханием, делать глубокие и равномерные вдохи и выдохи. К коже подбирались струйки холода. Апрельский воздух в горах градусов на двадцать ниже, чем в Атланте. Рэйчел глубже зарылась в спальный мешок, закрыла глаза и стала молиться, чтобы ночь скорее прошла.
        У Ника были свои причины просить помощи у Всевышнего. Ясно, что Рэйчел только притворяется спящей, ну и слава Богу! Он слушал, как дождик застучал по натянутому верху палатки, сначала мягко, затем все сильнее и настойчивее.
        Сквозь шум дождя до Ника донесся шорох со стороны спального мешка Рэйчел.
        - Рэйчел! Ты в порядке?
        Молчание. Затем из темноты послышался приглушенный, как из-под одеяла, голос:
        - Мне холодно!
        - Ты надела две пары носков? - спросил он. Больше всего ему хотелось предложить ей пристегнуть вместе их спальные мешки.
        - Да, - прозвучал жалобный голос. Рэйчел быстро взвешивала в уме имеющиеся у нее варианты. Либо провести долгую, холодную, мучительную ночь в гордом одиночестве, либо воспользоваться присутствием Ника, от которого шло тепло, как от печки. В итоге она решила, что не готова стать мученицей.
        - Ник? - тихонько позвала Рэйчел. - Ты не будешь возражать, если мы пристегнем вместе наши спальные мешки?
        Ник не поверил своим ушам. Либо Рэйчел гораздо менее скромна, чем кажется, либо она действительно не на шутку замерзла. Поскольку притворство не в ее натуре, дело, очевидно, в последнем.
        - Да, пожалуй, это хорошая идея, - соврал Ник. Рэйчел выбралась из мешка и стала светить маленьким фонариком, пока Ник возился с молниями. Пальцы плохо слушались его, хотя, возможно, так только казалось из-за дрожащего фонарика в нетвердых руках Рэйчел.
        - О'кей, забирайся внутрь, - сказал Ник, сидя на корточках.
        Рэйчел выключила фонарь, проскользнула в новый, более просторный спальник и забилась как можно дальше в угол. За ней последовал Ник, и Рэйчел сразу ощутила исходящее от него тепло.
        Ник в темноте протянул к ней руку и нащупал ее ледяные пальцы.
        - Господи, Рэйчел, - воскликнул он с озабоченностью. - Ты совсем замерзла!
        - Ужасно холодно, - простучала зубами Рэйчел.
        - Иди ко мне. - Не дожидаясь протестов с ее стороны, он обхватил дрожащее тело обеими руками и крепко прижал к себе.
        Рэйчел вдруг поняла, почему кошки урчат, когда их гладят. Она закрыла глаза и замерла от наслаждения. Ощущение дыхания Ника на шее. Монотонный шум дождя. Тепло мужских рук у ее груди. Рэйчел подумала, что отныне запах дымка от костра будет ассоциироваться у нее с эротическими эмоциями.
        Ник крепче сжал объятия, набрал в грудь воздуха и прошептал ей в ухо:
        - Давай расставим точки над i. У тебя есть выбор: либо ты спокойно лежишь и засыпаешь не позже чем через пять минут, либо я больше не владею собой, мы занимаемся всю ночь любовью и утром ты не можешь проснуться, не говоря о том, чтобы нести свой рюкзак. Так что, будем спать?
        - Да, - только и прошептала Рэйчел.
        Ник поцеловал ее за ухом, и оба вдруг разом уснули.


        Дождь кончился незадолго до рассвета, и птицы подняли пронзительный весенний гвалт. Ник лежал неподвижно, глядя на спящую Рэйчел. На ее щеках играл легкий румянец, волосы разметались. Живот девушки плотно прижимался к его бедрам, и Ник старался не замечать, как тело его болезненно напряглось.
        Как руководителю группы, ему пора было заняться своими обязанностями, но он не мог заставить себя оторваться от теплого тела Рэйчел. Ночью Ник имел возможность удостовериться, что на ней нет лифчика, и сейчас боролся с соблазном взять в ладони ее округлые груди, распирающие мягкую ткань рубашки. Он надеялся, что вчера из-за шума дождя все заснули поздно и сегодня долго не проснутся!
        В душе его смешались любовь и страх. Ему стоило больших усилий сдерживать свои чувства. Нику хотелось закричать на весь мир, что он любит эту женщину, а она любит его. Но так ли это?
        Он скоро узнал ответ на этот вопрос. Рэйчел проснулась, вспомнила, где она, и, повернувшись на спину, серьезно посмотрела на него.
        - Доброе утро. - Ник, улыбаясь, привстал, опершись на локоть, и ласковым прикосновением поправил прядку волос у нее на лбу.
        - Доброе утро, - ответила Рэйчел не окрепшим после сна голосом. - Разве нам не пора вставать?
        Ник не удержался.
        - Кое-кто из присутствующих уже сделал это, - сказал он с ухмылкой.
        Рэйчел покраснела до корней волос.
        Проснувшись в объятиях Ника, она, конечно, почувствовала его состояние и была в растерянности. Правила этикета не объясняли, что делать, если утром оказываешься в спальном мешке с мужчиной.
        Ник положил конец нерешительности Рэйчел, нежно поцеловав ее в губы. Внезапный прилив желания захлестнул обоих. Ник прошептал имя любимой, и его рука скользнула ей под рубашку, к мягкой округлости груди. У него вырвался сдавленный стон.
        В голове Рэйчел прозвенел тихий тревожный звоночек, но она не услышала его. Как можно что-то слышать, если рядом с Ником весь мир переставал существовать для нее? У Рэйчел перехватило дыхание, когда Ник сильнее прильнул к ее губам. Ее рука вдруг скользнула вниз, к твердой выпуклости на его теле, пальцы стали делать ласкающие движения. Дыхание у Ника перехватило от наслаждения.
        Неожиданно снаружи послышались какие-то звуки. Ник и Рэйчел одновременно отпрянули друг от друга. Еще немного - и кто-то из обитателей лагеря стал бы свидетелем того, чем они занимались в палатке.
        Ник виновато прошептал:
        - Прости, Рэйчел… - Он остановился, не зная, как оправдаться.
        Рэйчел успокоила его:
        - Тебе не за что извиняться. Ничего не произошло. Лучше посмотри, кто там ходит. Наверное, кто-нибудь уже проголодался.
        Нику было приятно, что Рэйчел так уверенно и спокойно повела себя в неловкой ситуации. Ему хотелось поцеловать ее, но он больше не стал испытывать судьбу и собственную выдержку.
        Они оделись, сидя спиной друг к другу в тесной палатке. Ник начал расстегивать молнию, закрывающую вход, но вдруг повернулся и бросил неуверенный взгляд на Рэйчел. Она сидела на спальном мешке, по-турецки скрестив ноги, и расчесывала рассыпавшиеся по плечам волосы.
        - Что такое, Ник?
        Не в силах удержаться, Ник осторожно коснулся пальцами ее руки.
        - Я заказал для нас шале в Гэтлинберге на сегодня. Там две спальни. Выбор за тобой - мы можем пользоваться разными комнатами, оставаясь друзьями, или спать вместе. Шарлотта приготовила для тебя сумку с вещами. Если тебе вообще не по вкусу эта идея, я отменю бронирование и отвезу тебя обратно в Атланту. Подумай и решай. - С этими словами Ник выбрался из палатки.
        Рэйчел озадаченно смотрела на закрывшийся за Ником темно-синий нейлоновый полог. Ее вдруг охватила паника. Легко потерять голову от обаяния и близости Ника, однако принять сознательное решение стать его любовницей казалось совершенно невозможным.
        Рэйчел вдруг поняла с абсолютной ясностью, как трусливо ведет себя. Ник даже не пытается соблазнить ее. Напротив, он терпеливо ожидает, когда она будет готова принять зрелое, осознанное решение, от всего сердца скажет ему «да». Хватит ли у нее отваги побороть неуверенность и отдать Нику свою любовь?
        Ник старался постоянно чем-то заниматься, чтобы ни на минуту не оставаться без дела и хоть ненадолго приглушить страстное желание быть с Рэйчел. Волосы, заплетенные в длинную толстую косу, и лишенная косметики нежная кожа лица делали Рэйчел похожей на невинную шестнадцатилетнюю девочку. Но она была взрослой женщиной. Нику хотелось говорить с ней о вечной любви, семье, детях, но он понимал, что это бесполезно, пока она сама не поверит в их чувства и не выберет его.
        Рэйчел чувствовала себя усталой, растерянной и немножко не в себе. Она не могла, как ни старалась, сосредоточиться на статье, ради которой здесь находилась. И все из-за Ника Фаррингтона и его отнюдь не невинного предложения. Рэйчел понимала - ничто на свете не удержит их от физической близости, если они окажутся наедине в романтической хижине. Несомненно, Ник тоже это знал.
        Бетти рядом с Рэйчел ополаскивала и складывала тарелки.
        - Ты не заболела? У тебя лицо осунулось. Рэйчел распрямилась и помассировала рукой спину.
        - Нет, просто не выспалась, слишком жестко было лежать на земле. Какое расстояние мы должны пройти сегодня? - спросила Рэйчел.
        - Насколько я знаю, около девяти миль, - ответила Бетти с небрежностью опытного ходока.
        Для Рэйчел это была ошеломляющая новость.
        - Девять миль! В два раза больше, чем прошли вчера!
        - Конечно, ведь сегодня мы выходим раньше, нам не надо терять время на переезд из Атланты, - объяснила Бетти и сочувственно улыбнулась. - Не беспокойся, дорога нетрудная. Мы будем все время идти вниз по реке. И погода наладилась.
        И правда, вчерашнего густого тумана и невеселого мелкого дождя как не бывало, небо сияло необыкновенно чистой голубизной. Рэйчел нанесла на лицо защитный крем и постаралась думать о приятном. Статья обещала иметь фантастический успех. Интервью с десятком интереснейших людей! Жизнь прекрасна, если не считать того, что до I конца дня ей необходимо принять одно из важнейших решений.
        Закончив убирать остатки завтрака, Рэйчел вернулась к месту своего ночлега. Ник уже свернул ее спальный мешок и привязал к рюкзаку. Он аккуратно разбирал и складывал в сумку палатку.
        - Могу я помочь? - робко спросила Рэйчел.
        - Я почти закончил, - бросил на нее взгляд Ник. - Сложи вот эти колышки в мешок.
        Рэйчел выполнила поручение и засмотрелась на Ника. Глядя, как его большие умелые руки расправляют и складывают ткань палатки, она вспомнила ощущение ладоней Ника на своем теле прошедшей ночью. Они умели быть очень нежными, эти сильные руки.
        Ник посмотрел в глаза Рэйчел и увидел в них откровенное желание.
        - Так нельзя, Рэйчел, - сказал он с замиранием в сердце. - Иначе мы не дотянем до конца дня.
        Она покраснела, но нашла в себе силы не опустить взгляд.
        - Тогда меня надо эвакуировать отсюда на вертолете.
        - Не надейся, - засмеялся Ник. - И не будь плаксой. Рэйчел смерила его надменным взглядом:
        - Никогда не была плаксой. Веди нас, Большой Вождь.



        Глава 11

        У Рэйчел в этот день произошло раздвоение личности. Ее первое, внешнее, «я» свободно общалось со спутниками, готовило материал для статьи и в целом вело себя нормально. Второе «я» было наполнено только Ником - его улыбкой, легкой походкой, светлыми волосками, выбивающимися из-под расстегнутой на груди рубашки.
        Это означало одно: она влюблена, и ответ на предложение Ника очевиден. Впервые Рэйчел призналась себе, что любит его, что больше всего ей хочется уединиться с ним в спрятанной от всего мира хижине.
        Рэйчел на минуту остановилась, чтобы в очередной раз поправить лямки рюкзака. Можно подумать, что ночью недоброжелатели подсунули туда несколько тяжеленных камней.
        Наконец объявили привал. Рэйчел упала на колени и с облегчением стянула с плеч рюкзак. Закрыв глаза, она медленно вращала головой, расслабляя онемевшие мышцы шеи.
        Несмотря на плотный завтрак, Рэйчел проголодалась. У каждого туриста имелся приготовленный Ником пакет с куском сыра чеддер, крекерами, сублимированным мясом, банановыми чипсами, арахисом и большой плиткой шоколада.
        Скоро, даже слишком скоро, как показалось Рэйчел, все справились с калорийным обедом и были готовы возобновить движение. Рэйчел допила остатки воды из фляги и потянула за лямку ненавистный рюкзак.
        Шаг, за ним другой… Рэйчел сосредоточилась на ходьбе, стараясь не замечать ручейка пота, стекающего по спине. Она давно сняла ветровку, одну из двух рубашек, но не решилась остаться в лифчике. Солнце палило нещадно. Из-за прошедших дождей влажность была высокой.
        Тем не менее туристы не потеряли интереса к окружающей природе. Время от времени кто-нибудь останавливался, чтобы полюбоваться цветущими растениями. Рэйчел тоже присела на корточки и разглядывала нежные белые лепестки с тоненькими прожилками темно-розового и лилового цвета.
        Вдруг фигура Ника заслонила солнце.
        - Это цветок весенняя красавица.
        Рэйчел подняла глаза и увидела, что Ник откровенно любуется ею, а не цветком. Он протянул руку, чтобы помочь ей встать.
        - Здесь недалеко есть очень красивый водопад. Давай прогуляемся до него.
        Рюкзак вдруг перестал быть слишком тяжелым, а солнце чересчур жарким. Тропа стала шире, и они пошли рядом. За поворотом Ник взял ее за руку:
        - Смотри!
        У Рэйчел перехватило дыхание от восхищения. Каскады воды низвергались с высоты по меньшей мере двадцати метров. Несколько минут они стояли молча, завороженные зрелищем. Откуда-то появился Джек Илай с фотоаппаратом. Он деловито снимал водопад в разных ракурсах.
        Ник внимательно посмотрел на лицо Рэйчел:
        - У тебя кожа покраснела. Надо намазать лицо кремом от загара. - Он достал из кармана тюбик и выдавил на руку полоску крема. - Стой спокойно!
        Рэйчел застыла на месте, пока Ник, придерживая пальцами одной руки ее подбородок, другой тщательно намазал защитным кремом лицо. Он был так близко, что Рэйчел различила не заметные издалека веснушки у него на щеках. На лбу от сосредоточенности обозначилась морщинка, как у художника, создающего шедевр.
        Рэйчел приоткрыла рот и дотронулась кончиком языка до его пальца. Ник подпрыгнул от неожиданности.
        - Рэйчел? - посмотрел он на нее почти испуганно.
        Улыбаясь, Рэйчел сказала просто:
        - Да!
        - Да? - непонимающе переспросил Ник.
        - Да!
        Он вдруг все понял, и сердце замерло у него в груди.
        - Господи, Рэйчел! Я же на работе!
        Девушка одарила его невинной улыбкой:
        - Я подумала, что тебе не терпится узнать мое решение.
        Светящиеся радостью глаза Ника красноречиво свидетельствовали, что после похода их ждут счастливые дни уединения.
        - Пора за работу, Ник. - Рэйчел махнула рукой в сторону места во главе группы. - Я буду замыкающей.

…И снова вперед, шаг за шагом: Когда Рэйчел увидела машины, палатки, новых людей, то не сразу поняла, что все позади. Поход был завершен!
        У дальнего края стоянки их ожидали автобус и машина Ника. Джерри держал наготове целый ящик охлажденных напитков.
        Рэйчел сбросила рюкзак и с благодарностью приняла запотевшую банку. Прежде чем се открыть, она приложила ледяную поверхность к разгоряченным щекам и лбу. Как хорошо! Ник, который совсем не выглядел уставшим, помогал участникам похода разобраться с их вещами.
        На самом деле Ник делал все автоматически. Он загрузил снаряжение в автобус и терпеливо попрощался с каждым из участников. Сопровождать группу в Атланту будет уже Джерри.
        Наконец автобус уехал. Ник с сожалением заметил, что Рэйчел совсем обессилела от усталости. Ее лицо заметно обгорело и приобрело болезненный розовый цвет. Одежда вся перепачкана, спутавшиеся волосы свисали на лоб.
        - Как ты себя чувствуешь? - заботливо спросил он. Рэйчел преувеличенно бодро ответила:
        - Могу отправиться хоть на край света, но только сидя. Ник открыл машину и перебросил назад вещи с сиденья пассажира. Рэйчел стояла неподвижно рядом с дверью.
        - В чем дело? - удивленно спросил Ник.
        Она кивнула на свои ботинки с комками налипшей глины:
        - Жалко машину пачкать.
        - Ничего, бывало и грязнее. Можешь снять обувь и положить в багажник, если тебе так хочется.
        Рэйчел так и сделала, а затем с удовольствием устроилась на удобном сиденье.
        Когда Ник взглянул на нее несколько мгновений спустя, она спала глубоким сном. Он потер усталой рукой онемевшую шею и поморщился. Оба не были готовы к романтическому свиданию.
        Ник обогнал медленно ползущий старый грузовик. У него оставалось около пятидесяти минут, чтобы найти выход из неловкой ситуации.
        Рэйчел проснулась и увидела, как машина въехала па стоянку риэлтерской компании
«Стоуни-Ридж». Рекламный плакат приглашал арендовать шале и кондоминиумы на любой срок.
        Ник вошел в помещение компании и скоро вернулся с ключами и схемой расположения хижин.
        - Это совсем недалеко. - Он протянул схему Рэйчел. - Надо проехать около полутора миль по горной дороге, затем после знака «частное владение» свернуть на покрытую гравием дорогу.
        - Вот он. - Рэйчел первая увидела знак через несколько минут езды.
        Ник свернул на ухабистую дорогу, они проехали несколько сот футов и по деревянному мосту пересекли горную речку. Впереди показался красивый деревянный двухэтажный дом с большим количеством окон.
        Остановив машину, Ник протянул Рэйчел ключи:
        - Отопри дверь, а я достану из багажника вещи.
        В доме Рэйчел, с любопытством оглядываясь, прошла через прихожую в большую гостиную. Огромный, сложенный из обработанных валунов камин занимал почти всю стену. Мягкая мебель расставлена так, чтобы отовсюду можно было любоваться прекрасным видом через большие окна.
        Она обернулась на звук шагов Ника.
        - Ну как, нравится? - спросил он без улыбки.
        - Очень мило. Осенью здесь должно быть красиво. - Рэйчел внутренне насторожилась. Что происходит? Не хватало еще говорить о погоде. Ник был какой-то отчужденный, обращался с ней с противной вежливостью, словно они не были знакомы.
        Ник прервал ее размышления:
        - Наверху две спальни с ванными комнатами. Почему бы тебе не принять душ и не выспаться, а вечером мы можем поужинать в городе.
        - Хорошо, - согласилась Рэйчел, стараясь понять, что у него на уме, и пошла к себе.
        Все, что необходимо для романтического вечера, здесь имелось. Только партнер не был готов. Ника словно подменили по дороге. Со вздохом сожаления Рэйчел стала рыться в содержимом собранного Шарлоттой чемодана, надеясь найти чистое белье.
        Стоять под горячим душем было приятно. Рэйчел могла бы еще долго так наслаждаться, но боялась, что не хватит запаса горячей воды для Ника.
        Выбрать белье было не из чего. Рэйчел с сомнением посмотрела на кружевной бюстгальтер и пояс кремового цвета. Потом выбрала маленькие шелковые трусики и тонкий шелковый халатик. Она забралась под одеяло и почувствовала себя крошечной на большой кровати. Рэйчел не понимала, что происходит между ней и Ником, только ощущала потребность постоянно быть вместе с ним. По ее щекам текли слезы, но она их не замечала, потому что провалилась в сон.
        Как наказание самому себе, Ник принял ледяной душ. Затем надел чистые брюки и теплый свитер. Надо бы поспать, но Ник был слишком раздражен, чтобы уснуть. Он вышел в холл и раскинулся в кресле, угрюмо разглядывая бассейн.
        Какого черта он раскис? Женщина сказала «да». А он вдруг засомневался. Ему, видите ли, захотелось, чтобы в самый первый раз у них все было в совершенстве. А может, она слишком устала, у нее болят мышцы или вообще не готова?..
        Минут через сорок пять Рэйчел проснулась и стала одеваться. В животе громко заурчало, и это ее рассмешило. Голод - слишком приземленное чувство для вечера великой страсти.
        Шарлотта, похоже, думала о сексе, собирая вещи для Рэйчел, потому что, помимо легкомысленных бюстгальтера, трусиков и пояса, в чемодане нашлись пара тонких чулок и черные босоножки на высоких каблуках.
        Развернув бумажный сверток, Рэйчел увидела платье, которого у нее раньше не было. На кровать выпала белая карточка с надписью: «С любовью от Шарлотты и Бена. Поздравляем с днем рождения».
        Рэйчел усмехнулась - до дня рождения было еще три месяца. Она подняла платье на вытянутых руках и застонала. Покрой был очень простым. Длинные рукава смотрелись довольно скромно в отличие от глубокого выреза на спине и почти такого же глубокого на груди. К сему прилагались двойная нитка жемчуга и жемчужные серьги.
        Она стала шарить в чемодане, пытаясь отыскать что-то более подходящее, но безуспешно.
        С обреченным видом Рэйчел оделась и села за туалетный столик, чтобы заняться макияжем. Щеки горели и без грима. Она положила тени на веки, подвела тушью ресницы, а для губ использовала блестящую розовую помаду.
        Закончив, Рэйчел оценивающе оглядела себя в зеркале. Оттуда на нее смотрела влюбленная женщина, переполненная эмоциями, которые невозможно скрыть. С распущенными по плечам волосами она чувствовала себя легкомысленной и жестокой. Уложив на место последний локон, Рэйчел набрала полную грудь воздуха и, затаив дыхание, вышла из спальни.
        Ник сидел в холле в неудобной позе, в которой его победил сон. Рэйчел, обрадовавшись ситуации, принялась без зазрения совести разглядывать спящего.
        Его волосы казались темными в наступающих сумерках. Они торчали в разные стороны, поскольку Ник слишком небрежно причесался после душа.
        - Ник, - осторожно произнесла Рэйчел, не желая напугать его.
        Он не шевельнулся.
        - Ник, - на этот раз сказала она громче. Никакой реакции.
        Рэйчел обошла кресло и потрясла спящего за плечо:
        - Ник, проснись!
        Он пробормотал что-то неразборчивое и спросонок заморгал.
        - Рэйчел? - Ник выпрямился в кресле и провел руками по лицу. - Сколько времени?
        - Еще не поздно, но я умираю с голоду.
        Наконец Ник разглядел как следует стоящую перед ним женщину и восхитился ею. Он буквально застыл на месте от охватившего его восторга. Рэйчел была великолепна!
        - Мы выезжаем через минуту, я только возьму ключи от машины.
        Во время короткого переезда вниз по горному склону в Гэтлинберг оба молчали. Ресторан был полупустой. Хостесса проводила их к удобному столику на двоих возле огромного камина. Несмотря на то что на календаре был апрель, в камине ярко пылали дрова.
        Тепло от огня приятно согрело Рэйчел. Ник делал заказ подошедшему официанту, а Рэйчел исподтишка наблюдала за ним. Он по-прежнему вел себя с ней с дружеской фамильярностью, как с хорошей знакомой, но отнюдь не любовницей.
        - Как тебе это? - спросил он ее неожиданно.
        - Что? - рассеянно переспросила Рэйчел.
        - Стейк и креветки.
        - Да, конечно. Отлично.
        Ник опять повернулся к официанту, чтобы заказать вино. Рэйчел мысленно одернула себя: «Прекрати свои мечтания!»
        Благодаря обаянию Ника ужин прошел непринужденно. Молодые люди беседовали и шутили с непосредственностью старых друзей. Обсуждая завершившийся поход, оба старательно избегали упоминать проведенную вместе ночь.
        За чашкой кофе после десерта Ник снова погрузился в молчание. Рэйчел собрала всю свою смелость и через стол взяла его за руку.
        - Что с тобой, Ник?
        Он весь напрягся. Потом стал сосредоточенно водить пальцем по голубой жилке на ее запястье.
        - Я так долго мечтал об этом вечере, а теперь боюсь.
        - Боишься чего? - мягко спросила она, обезоруженная его признанием.
        - Что я не смогу сделать это по-настоящему хорошо для тебя. Ты можешь подумать, что так я поступаю со всеми женщинами. - Он пристально посмотрел на нее. - Я боюсь, что для тебя это не будет особенным.
        - О, Ник! - В голосе Рэйчел слышались слезы. - Я не была бы здесь, если бы для меня это не было особенным. Разве ты не видишь? - Она не решилась произнести слова любви, но ее глаза сказали все.
        Ник внимательно посмотрел на нее и улыбнулся, почувствовав себя увереннее.
        - Поедем домой! - только и сумел он произнести.
        Едва они вошли в дом, Ник нагнулся и подхватил ее на руки.
        - Ник! - засмеялась она, пьянея от его любви.
        - Не останавливай меня, женщина, - прорычал Ник голосом мачо, захлопывая локтем входную дверь. - Я слишком долго терпел!
        Рэйчел улыбнулась и покорно положила голову ему па плечо.
        - Бери меня, я твоя.
        Ник потянулся к ней губами и поцеловал.
        - Я ждал этого.
        Посередине гостиной он остановился и осторожно поставил Рэйчел на ноги.
        - Я хочу, чтобы ты знала, - сказал он с наигранной торжественностью, разглядывая ее с головы до ног, - если сегодня со мной случится инфаркт, причиной станет твое платье.
        На липе Рэйчел играла усмешка опытной соблазнительницы.
        - Разве оно тебе не нравится? - спросила она, пальчиком поигрывая ниткой жемчуга.
        Ник провел указательным пальцем по глубокой ложбинке на ее груди.
        - Мне придется серьезно поговорить с Шарлоттой. Сегодня в ресторане все мужчины окосели, пытаясь заглянуть в это декольте. - Ник нежно уткнулся носом в ее ухо. - Хочешь что-нибудь выпить?
        Рэйчел чуть наклонила голову, подставляя шею его ласкающим губам.
        - Нет. - Ее голос был нежным и волнующим.
        Ник положил руки на плечи девушки, медленно обнажил их одно за другим и опустил платье вниз, скользя руками вдоль ее тела. Рэйчел осталась перед ним в одних кружевах и соблазнительных кусочках шелка. Она была роскошна, от волнения у него перехватило дыхание, комната закачалась в глазах.
        В ванной комнате Ник непослушными дрожащими руками пытался достать презерватив из коробочки, в которой хранились его бритвенные принадлежности. Когда он вышел к Рэйчел, которая уже лежала на кровати, его возбуждение достигло высшей степени. Она приподнялась на локте и улыбнулась. Сознание того, что этого сексуального, красивого мужчину так волнует ее присутствие, возбуждало ее.
        Ник лег рядом и прижался к девушке всем телом. Рэйчел тянулась навстречу ему, наслаждаясь ощущением его кожи. Они целовали друг друга - сначала нежно, потом все горячее, еще и еще. Наконец долго сдерживаемая страсть опрокинула все преграды.
        Тело Рэйчел было напряжено, как струна, из груди ее вырывались сладострастные стоны. Ее эротичность еще больше подстегивала Ника.
        Ник медленно освобождал тело Рэйчел от оставшихся кружев, нежными поцелуями воздавая должное каждому вновь открывающемуся восхитительному кусочку ее плоти. Оставив на ней лишь пояс и чулки, он признался:
        - Ты мне снилась в таком виде.
        Эти слова, прошептанные ей на ухо, воспламенили Рэйчел.
        Ласки Ника доводили ее до экстаза. Каждый раз в момент прилива желания она произносила его имя и теснее прижималась к нему.
        - Пожалуйста, Ник. Сейчас!
        Он раздвинул ей ноги и неожиданно скомандовал низким голосом:
        - Смотри на меня, Рэйчел! Она открыла глаза.
        - Я люблю тебя! - выдохнул он и со стоном погрузился в ее жаждущее тепло.
        Три коротких слова пронзили ее сердце такой же сладостью, с какой он вошел в ее тело. Спина Рэйчел прогнулась, из груди вырвался сдавленный стон вместе с первой волной наслаждения. Потом накатила новая волна и еще… По телу Ника пробежала дрожь, сопровождающая оргазм.
        Некоторое время они лежали, не в силах пошевелиться. Затем Ник немного отодвинулся, давая Рэйчел возможность свободно вздохнуть.
        - Как ты? - вдруг встревожился он. Голос Рэйчел звучал тихо и радостно:
        - Это фантастика! Я так счастлива! Мне очень хорошо с тобой.
        Ник засмеялся.
        - Приятно слышать. - Он игриво пощекотал ее. - Ты готова для ванны?
        Рэйчел покорно вздохнула:
        - Если ты настаиваешь…
        Они выбежали в холл, смеясь, словно дети. Рэйчел сняла чулки и подколола волосы, а Ник проверил температуру воды.
        - Превосходно, - заявил он, залез в бассейн и вытянулся во весь рост.
        Рэйчел вдруг застеснялась входить в воду под взглядом Ника, несмотря на недавнюю близость с ним.
        - Ты не мог бы закрыть глаза? - смущенно попросила она.
        - Никогда, - ответил Ник с плотоядной улыбкой.
        Рэйчел покорилась судьбе и подавила стеснительность.
        Ник неотрывно созерцал исполняемую Рэйчел эротическую пантомиму. Его тело напряглось, когда розовые соски ее круглых упругих грудей прямо перед его глазами опустились в воду.
        - Иди ко мне. - Ник бросился к Рэйчел с объятьями.
        Она взвизгнула и рассмеялась, когда Ник поймал ее за талию, и обвила его ногами вокруг ягодиц. Вдруг глаза ее расширились от удивления:
        - Опять?!
        Долгий поцелуй Ника заставил ее замолчать. Удивительно, что они еще не утонули, пронеслось в голове Рэйчел.
        Она извивалась в его руках, стараясь приблизиться и соединиться с ним. Нику все же удалось сохранить здравый смысл.
        - Подожди минуту. - Он поспешно стал шарить рукой позади себя.
        Рэйчел не удержалась и расхохоталась при виде озабоченного выражения его лица. Предохраняться во время любви в бассейне - это непросто.
        Когда Ник вошел в нее, Рэйчел застонала от наслаждения. Вода усиливала все ощущения. Ник сжимал руками ее ягодицы и двигался медленными, размеренными толчками. Ногти Рэйчел вонзились в его спину, но она этого не замечала.
        Ник не ожидал, что его страсть к этой стройной, красивой женщине, тяга к ее телу будут так велики. Это ужасало и радовало его одновременно. Ник слизнул языком каплю, дрожащую на кончике соска Рэйчел, и нежно сжал ее грудь. От этой ласки она вся напряглась. Не выпуская из рук Рэйчел, он вышел из бассейна и положил девушку на большое пушистое полотенце. Они продолжали любить друг друга всю ночь, радуясь открывшемуся им счастью.
        Как и предыдущим утром, Ник проснулся первым. Какую-то долю мгновения он не мог понять, где находится, но вдруг воспоминания прошедшей ночи нахлынули на него. Счастливое чувство наполнило теплом все его тело. Он с нежностью взял в ладонь округлую грудь Рэйчел. Улыбаясь, она что-то проговорила сквозь сон. Ник нежно обнял девушку, привлек к себе и вошел в нее. Она пробуждалась в сладком ощущении нарастающего оргазма по мере того, как размеренные толчки возбуждали ее плоть.
        Рэйчел открыла глаза и подарила Нику взгляд, каким женщина веками смотрела на мужчину, которому отдавала любовь, страсть, душу и всю себя.
        Приближалось время прихода горничной. Влюбленным ничего не оставалось, как поспешно одеться и уехать.
        По дороге в Атланту Ник все время держал руку Рэйчел. Он чувствовал, что эта женщина уже начинает ускользать от него. Прошедшей ночью Ник повторял снова и снова, что любит се, но ни разу не услышал от нее таких слов. Он старался отогнать от себя мысли об этом, непринужденно расспрашивал Рэйчел о се планах на неделю.
        - Когда мы сможем вместе поужинать? - весело спросил он.
        После короткой паузы Рэйчел сказала с виноватым выражением лица:
        - Я буду очень занята всю неделю. Во-первых, мне предстоит большая работа над статьей. Кроме того, на мне по-прежнему висит материал Джима. Так что мне придется сидеть каждый день допоздна.
        - Хорошо. - Лицо Ника стало каменным. - Но ты пойдешь со мной на губернаторский бал в следующий уикэнд? - сказал он тоном, не терпящим возражений.
        - Конечно, с большим удовольствием, - улыбнулась Рэйчел. Ответ был совершенно искренним. Она уже была два раза на губернаторском балу как представитель прессы и получила незабываемые впечатления. Однако присутствовать в качестве спутницы Ника Фаррингтона - совершенно другое дело! Ощущения, наверное, должны быть очень приятными.
        Остановив автомобиль у дома Рэйчел, Ник выгрузил ее вещи и занес их в квартиру. Девушка стояла у двери, чувствуя неловкость и неуверенность. Их маленький рай остался позади, и вернулась будничная действительность.
        Некоторое время они молча смотрели друг на друга, не решаясь промолвить слова прощания. Ник взял ее за руки и каждую поцеловал.
        - Я люблю тебя, - произнес он очень серьезно. - Не забывай об этом.



        Глава 12

        Неделя пронеслась быстрее, чем ожидала Рэйчел.
        К среде удалось завершить самые неотложные дела. У Рэйчел появилось время, чтобы задуматься о вечернем наряде. Вместе с Шарлоттой они изучали содержимое ее гардероба.
        Шарлотту одолевали сомнения.
        - Не знаю, Рэйчел. Все очень красивое, но, по-моему, для губернаторского бала ничего не подходит.
        Рэйчел со вздохом повесила на место платье.
        - Что ж, придется походить по магазинам.
        Ей повезло, она приобрела превосходный наряд в маленьком бутике неподалеку от редакции. Продавщица охала и ахала от восторга, когда Рэйчел вышла из примерочной, чтобы посмотреться в зеркало.
        В субботу Рэйчел записалась на три часа дня к парикмахеру в модном салоне. Она принесла платье, чтобы стилист мог соответствующим образом уложить волосы. Через полтора часа прическа была готова: лицо полностью открыто; волосы зачесаны назад и удерживаются на затылке хрустальной пряжкой; каскад мелких локонов опускается до шеи. Рэйчел была довольна.
        Она чувствовала себя женственной, смелой и с нетерпением ждала встречи с Ником. Их недельная разлука только усилила желание вновь услышать его мужественный голос и ощутить обаяние беспечной улыбки. Рэйчел по-прежнему не представляла себе, как будут развиваться их отношения, но сейчас все сомнения отошли на задний план.
        Ник ехал к Рэйчел, предвкушая радость встречи.
        Когда она открыла дверь, Ник поначалу не мог вымолвить ни слова. Он только моргал, глядя на стоящую перед ним роскошную женщину.
        Рэйчел ослепительно улыбнулась:
        - Что же ты, заходи.
        От звука любимого голоса по его спине побежали мурашки.
        - Ты прекрасно выглядишь, - наконец смог произнести Ник.
        - Спасибо.
        - Боюсь целовать, испорчу макияж.
        - Ничего, я поправлю.
        Ник не заставил себя ждать. Он нежно обнял Рэйчел и, наслаждаясь неповторимым ароматом, уткнулся ей в шею.
        - Господи, как я соскучился!
        Ежегодный благотворительный губернаторский бал занимал одно из главных мест в календаре светской жизни Атланты. Ни на каком другом событии не присутствовало так много богатых и известных людей.
        Ник потянул Рэйчел за руку:
        - Давай сначала покончим с формальностями, а потом будем танцевать.
        Формальности заключались в том, что Ник, с гордостью держа Рэйчел за руку, знакомил ее по очереди со своими бесчисленными друзьями и партнерами по бизнесу. Все они приветствовали ее очень тепло, однако от внимания Рэйчел не ускользнуло неприязненное выражение на лицах некоторых красивых женщин.
        Рэйчел хотелось пить, и они подошли к столу.
        - Хочешь шампанского? - светским тоном спросил Ник.
        - Нет, какого-нибудь сока. - Она и так чувствовала себя опьяневшей от ощущения горячей руки Ника на своей голой спине.
        - Потанцуй со мной, - сдавленным голосом попросил Ник.
        Оркестр исполнял медленную романтическую мелодию, под которую, как сказал Ник, хорошо танцевать «вприжимку».
        - Вприжимку? - переспросила Рэйчел. - Это что, специальный термин?
        - Если нет, то надо ввести его в обращение. - Ник еще ближе притянул девушку к себе. Они медленно плыли вместе с музыкой, не замечая танцующих вокруг пар.
        Мужской голос нарушил их отрешенное состояние:
        - Ник, нельзя быть таким собственником! Позволь и мне потанцевать с этой великолепной женщиной!
        Ник оглянулся и через силу улыбнулся:
        - Привет, Джефф.
        С Джеффом Тейлором они были друзьями еще с колледжа. Представив его Рэйчел, Ник уступил даму и стал следить глазами за этой парой, пока она не затерялась среди танцующих. Джефф говорил что-то, наклонившись к уху Рэйчел, и она смеялась.
        Испытав легкий приступ ревности, Ник вздохнул и отошел от танцплощадки. Прогуливаясь по залу, он обменивался приветствиями со знакомыми, стараясь при этом не упускать Рэйчел из виду.
        Когда танец закончился, Рэйчел извинилась и направилась к дамской комнате. Проходя по освещенному мягким светом коридору, она вдруг резко остановилась, и от неожиданности у нее перехватило дыхание. Впереди, беседуя с кем-то, стоял ее отец.
        Рэйчел отошла под раскидистые листья какого-то пышного растения и попыталась прийти в себя. Она почувствовала слабость и головокружение. Прежде его изображение неоднократно встречалось ей на фотографиях в газетах и журналах, но в жизни Рэйчел видела родного отца впервые.
        Противоречивые эмоции охватили девушку. Ей хотелось выйти из своего укрытия, подойти к отцу, назвать себя при всех, чтобы поставить его в неловкое положение, разрушить его безупречную репутацию. Но она предпочла повернуться и уйти подальше от этого человека с единственным желанием никогда в жизни больше не встречать его.
        На ослабевших ногах Рэйчел вернулась по тому же коридору, прошла в другое крыло гостиницы и нашла там дамскую комнату. Она машинально охладила пылающие лицо и шею влажной салфеткой, затем привела в порядок косметику.
        Рэйчел не предполагала, что испытает такую боль при виде человека, отказавшегося от нее, даже ни разу не увидев.
        Ее мать и она сама были для него лишь ошибкой молодости. Он бросил их без малейшего сожаления и вернулся в унаследованную им жизнь в мире богатых и привилегированных людей.
        Рэйчел посмотрела на часы. Надо возвращаться. Ник будет беспокоиться.
        Ник! Он тоже принадлежит к миру, в котором живет ее отец. Но она не принадлежит к этому миру. Ник не может понять этого, но Рэйчел знает. Надеяться, что они смогут быть вместе, - значит обманывать самих себя. Мысль о том, что ей придется сегодня сделать, болью пронзила сердце Рэйчел.
        Едва она появилась в зале, Ник мгновенно возник рядом.
        - Я уже собирался отправлять поисковую экспедицию, - пожаловался он. - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Да, все в порядке, - солгала Рэйчел. - Мне просто хотелось немного освежиться.
        - Тогда потанцуем? На этот раз любой, кто посягнет на тебя, получит отпор.
        Рэйчел послушно улыбалась его шуткам, решив до конца бала держаться так, будто ничего не произошло.
        Постепенно гости начали расходиться. Ник обнял Рэйчел за плечи и спросил:
        - Не пора ли нам ехать домой?
        - Пора. - Рэйчел едва заметно улыбнулась. - Мне не терпится снять туфли.
        В квартире Рэйчел Ник хотел обнять ее, но она ловко увернулась.
        - Я сварю кофе. - Рэйчел взяла с полки фильтры для кофеварки.
        Ник недоуменно посмотрел на нее.
        - Я не хочу кофе. Что случилось, Рэйчел? - спросил он со свойственной ему прямотой.
        Девушка подняла на него глаза, полные слез.
        - Сядь, пожалуйста, - шепотом попросила она. Повисло тягостное молчание.
        Рэйчел нервно теребила ткань своего платья. Ей не удавалось найти слова, которые смягчили бы значение того, что предстояло сказать.
        - Ник, - голос ее дрогнул, - мы не сможем больше встречаться.
        Он не поверил своим ушам. Сердце Рэйчел обливалось кровью.
        - О чем ты говоришь, черт возьми? - Ник весь напрягся, стараясь держать себя в руках.
        - У нас ничего не получится, - с несчастным видом стала доказывать Рэйчел. - Ты чудесный мужчина, но мы совершенно разные.
        Нику захотелось просить ее подумать, убеждать, что она не права, но он подавил это желание. Ему и так пришлось слишком часто унижаться перед ней.
        - Ты глупая и трусливая, - отрезал он. - Я люблю тебя и уверен, что и ты меня любишь. Но ты отмахиваешься от счастья быть вместе с любимым человеком, как от надоедливой мухи. Что ж, наступит время, когда ты станешь старой и одинокой, тогда помогай тебе Бог!
        Он вышел, оставив дверь открытой. Рэйчел осталась в одиночестве, чувствуя себя, как Золушка, на которой роскошное платье превратилось в обноски.
        Ник глубоко дышал, стараясь превозмочь боль в груди. Все кончено. Нельзя более обманываться. Он считал себя знатоком женщин, но в данном случае не видел возможности иного исхода. Он был просто ей не нужен.



        Глава 13

        Через неделю после последней встречи с Ником в дверь квартиры Рэйчел позвонили. На пороге стоял ее отец.
        Увидев его, Рэйчел побледнела. Даже в самом фантастическом сне она не могла вообразить, что этот человек будет разыскивать дочь. Кроме того, по убеждению Рэйчел, у него не было ни малейшей возможности найти ее.
        - Мисс Флеминг, меня зовут Томас Брейден. Могу я поговорить с вами? - Он переступил с ноги на ногу, и Рэйчел догадалась, что, несмотря на самоуверенный вид, он сильно нервничал.
        - Я знаю, кто вы, - холодно произнесла Рэйчел и отступила в сторону, позволяя ему пройти.
        Не подавая вида, что заметила растерянность на лице гостя, Рэйчел показала ему на софу, приглашая сесть. Мысленно она проклинала свою врожденную вежливость, не позволившую ей захлопнуть дверь перед носом этого человека.
        Томас Брейден не торопился начинать разговор. Очевидно, эта задача была для него не из легких.
        Наконец он откашлялся и неуверенно начал:
        - Когда вы сказали, что знаете меня, вы имели в виду… Рэйчел не дала ему договорить. Она не собиралась облегчать жизнь этому человеку.
        - Мне всегда было известно, что я ваша дочь.
        Брейден словно постарел на глазах.
        - Я не знал, - тихо сказал он. - Я полагал, вы считали своим отцом Дэниела Флеминга.
        Глаза Рэйчел гневно сверкнули.
        - Чепуха! Вы не могли полагать что-либо, поскольку ничего о нас не знали. Вас не интересовало даже, кто у вас родился - мальчик или девочка! Вы ни разу не встречали мою мать, не звонили и не писали ей с момента, когда бросили ее!
        - Это не так! - взволнованно воскликнул мужчина. - Я нанял сыскное агентство, чтобы иметь информацию об Ивлин, знать, нуждается ли она в помощи. Но когда мне сообщили, что Дэниел Флеминг берет ее в жены, я решил больше не вмешиваться. Дэниел дал ей все, что не смог сделать я.
        - Не смогли или не захотели? - холодно спросила Рэйчел с каменным лицом.
        Томас провел ладонью по лицу и умоляюще посмотрел на дочь.
        - Позвольте мне рассказать об этом.
        Рэйчел нахмурилась. Она подозревала, что услышит заранее заготовленную ложь. Тем не менее ей стало любопытно, и она нехотя разрешила:
        - Хорошо, рассказывайте.
        Брейден помолчал, собираясь с мыслями, и медленно начал:
        - Ваша мать была очень красивой жизнерадостной девушкой. Она пребывала в восторге от того, что оказалась в Атланте. - На его лице при этих воспоминаниях появилась улыбка. - На нее не произвело никакого впечатления состояние моих родителей. Я приглашал ее в роскошные рестораны, а ей нравились пикники на природе.
        - Да, это похоже на маму, - не удержалась Рэйчел.
        - Она была восхитительна, я влюбился в нее по уши.
        - Очевидно, вам понадобилось не слишком много времени, чтобы избавиться от этого чувства, - с горечью сказала Рэйчел.
        - Постарайтесь понять. - В голосе его звучала мольба. - Мне было восемнадцать, я был избалованный, не созревший для самостоятельной жизни юноша. Когда выяснилось, что Ивлин забеременела, я запаниковал и по привычке обратился за советом и помощью к отцу. В этом заключалась моя большая ошибка.
        - Почему?
        - Потому что мои родители не хотели, чтобы их единственный сын стал женатым человеком и отцом в восемнадцать лет. Они твердо заявили, что если мы поженимся, то я лишусь всякой поддержки с их стороны. В то же время они предложили открыть для Ивлин и ребенка довольно крупный счет в банке при условии, что я отошлю ее домой и дам слово никогда больше не видеться с ней.
        - И вы ее бросили!
        - Я любил ее, черт возьми! Но у меня не было средств содержать семью. Я ничего не умел.
        - Вам следовало по крайней мере попытаться найти выход.
        - Я искренне полагал, что это был лучший вариант. Родители Ивлин были готовы принять ее и ребенка. Таким образом, дома ее ожидали любовь и забота близких людей, а деньги моих родителей обеспечивали материальную независимость.
        - Значит, вы решили, что мама и папа лучше знают, как решать проблемы сына, и совесть вас больше не мучила?
        - Я знаю, вы мне не верите, - грустно сказал Брейден, - но каждый день в течение многих лет я помнил о том, что потерял любимую женщину, своего ребенка, что Ивлин принадлежит другому мужчине. Для меня это было тяжелым испытанием. После того как я окончил колледж мои родители женили меня так, как считали нужным. Я не любил эту девушку, но мы были друзьями, и я полагал, что это хорошая основа для создания семьи. Мы действительно прожили вместе долгие годы. Наши дети уже выросли и покинули родной дом. Однако мы никогда не были до конца счастливы. Я не сумел полюбить жену так, как Ивлин. Через несколько месяцев нас ожидает развод.
        Он откинулся на спинку софы и закрыл глаза.
        Рассказ никак не вязался с тем, что всегда думала Рэйчел об этом человеке. В течение многих лет она считала отца бессердечным эгоистом, хладнокровно использующим других людей в собственных интересах. Брейден получил от жизни все, что хотел: деньги, престиж, жену и детей, положение, соответствующее своему социальному статусу. И теперь он хочет, чтобы Рэйчел поверила в его многолетнюю скорбь о разлуке с любимой женщиной и ребенком…
        Брейден выпрямился и с трудом улыбнулся:
        - Я вас больше не побеспокою. Мне было необходимо сказать, как вы мне дороги. Я объясню своим детям, почему я включаю ваше имя в завещание.
        - Мне не нужны ваши деньги, - упрямо заявила Рэйчел.
        Брейден криво усмехнулся.
        - В вас нетрудно узнать Ивлин. - Усмешка исчезла с его лица, голос прозвучал неуверенно. - Я хотел бы встретиться с вами еще раз. Мы могли бы пообедать или поужинать вместе.
        Рэйчел нахмурилась:
        - Вряд ли это возможно. Я не сделаю ничего, что причинило бы боль матери или отчиму. Дэниел всегда был для меня настоящим отцом.
        Брейдену было больно слышать эти слова, но ничего не поделаешь - он не мог рассчитывать на теплый прием после двадцати девяти лет отсутствия в жизни дочери.
        - Скажите мне одну вещь, - вдруг попросила Рэйчел. - Как вам удалось отыскать меня?
        - Я знал о вас все почти с первой минуты вашей жизни. - Его волевое лицо напомнило Рэйчел, что этот человек - гроза делового мира Атланты.
        Расставание было неловким. Томас мялся у двери, словно хотел сказать что-то еще, но его останавливали каменное лицо и молчание Рэйчел.
        Наконец он произнес тихо:
        - Спасибо, что выслушали меня. До свидания. Рэйчел заперла дверь и прислонилась к ней спиной.
        По ее щекам текли неизвестно откуда взявшиеся слезы.


* * *
        На следующий день, в субботу, погода совсем испортилась. Рэйчел проснулась рано, точно зная, что ей делать. Автострада, ведущая к дому, была перегружена, и девушка сосредоточила свое внимание на управлении машиной. К счастью, это отвлекало от раздумий по поводу вчерашнего визита отца.
        Дверь открыла мать, ласково обняла ее, и Рэйчел вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. Ивлин отстранила дочь и внимательно посмотрела на нее.
        - Что случилось, доченька?
        Рэйчел хотела заговорить и не смогла. В горле застрял ком. Она рассердилась и, проглотив подступившие слезы, взяла себя в руки.
        - Пойдем на кухню, - заторопилась мать. - У меня остались твои любимые шоколадные пирожные с карамелью и есть свежесваренный кофе.
        Рэйчел с удовольствием позволила матери ухаживать за собой. Ей было спокойно в этой хорошо знакомой обстановке.
        Ивлин суетилась, наливая кофе и щедро угощая дочь разрушительным для фигуры десертом. Рэйчел заставила себя есть и поддерживать преувеличенно непринужденную беседу.
        Наступил момент, когда откладывать разговор, из-за которого она приехала, больше не было возможности.
        - Вчера ко мне приходил Томас Брейден.
        Улыбка исчезла, и вместо нее по лицу матери пронеслась целая буря эмоций. Она взяла дочь за руку и озабоченно спросила:
        - С тобой что-то происходит?
        - Не знаю, не могу понять, - призналась Рэйчел. - Он оказался не таким, как я думала.
        - Ты можешь рассказать мне?
        Рэйчел потерла виски, в которых медленно нарастала тупая боль. Подбирая слова и запинаясь, она пересказала содержание беседы с Томасом Брейденом.
        Ивлин слушала молча, не отрывая глаз от лица дочери. Когда Рэйчел закончила, мать заговорила не сразу.
        - Значит, все эти годы он постоянно интересовался тобой?
        - По его словам, да. Я не знаю, могу ли ему верить. И хочу ли.
        - Ему можно верить. - Ивлин печально улыбалась. - Томас всегда был даже слишком честным. Прежде чем отослать меня домой, он прямо сказал о причинах, которые вынуждают его делать это. Я тогда возненавидела его за предательство. Однако позже я поняла, что в целом он поступил правильно. Он оказался достаточно взрослым, чтобы сделать очень трудный выбор. В то время я решила, что Томас не любит меня, но теперь все выглядит иначе.
        - Почему ты вышла за Дэниела, если любила отца?
        Ивлин помолчала, собираясь с мыслями.
        - Я безумно любила Томаса. Если бы наши отношения продолжались, моя любовь, вероятно, сохранилась бы навсегда. Но когда я осталась одна в ожидании ребенка, все мои чувства к нему умерли. Я приехала из Атланты с разбитым сердцем и невыносимо одинокой.
        - Тогда ты вышла замуж за Дэниела?
        - Ты знаешь, что Дэниел на шесть лет старше меня?
        - Конечно.
        - Мы знали друг друга в течение довольно долгого времени. Дэниел был взрослым мужчиной, со стабильным заработком и перспективной работой. Он, конечно, знал, что говорят обо мне в городе, однако пришел и сделал предложение.
        - Ты согласилась?
        - Я сказала ему, что беременна. Он уже знал об этом и тут же поклялся, что будет любить ребенка, как своего.
        - И вы поженились.
        - Да, и я никогда, ни на минуту не пожалела об этом. Дэниел дал мне все, что женщина может только пожелать.
        Рэйчел набралась храбрости, чтобы задать еще один вопрос:
        - Как ты отнесешься к тому, что иногда я буду видеться с моим… моим родным отцом? Нет, я не собираюсь искать с ним встреч, - поспешно добавила Рэйчел, - но если так получится?
        Ивлин улыбнулась:
        - Я буду рада, если так получится. Все эти годы меня огорчало то, что Томас не принимал никакого участия в судьбе своего ребенка. Похоже, что я ошибалась.
        - А папа? Я не хочу, чтобы ему было неприятно.
        - Ты недооцениваешь Дэниела. Тебе следует рассказать ему о случившемся, и все станет на свои места.
        - А где он?
        - Поехал на рыбалку с твоими братьями. Они вернутся к ужину.
        Рэйчел встала и потянулась.
        - Тебе помочь готовить ужин? Мне хочется прогуляться.
        Ивлин подтолкнула ее в направлении двери:
        - Иди, иди. Когда я не смогу накрыть ужин на троих, можете смело положить меня в могилу.
        Рэйчел вернулась домой через пару часов. Вскоре появился и Дэниел.
        - Тыковка моя! - издалека увидел он ее.
        - Папа! - Губы Рэйчел задрожали, голос сорвался, и слезы полились по щекам.
        Дэниел поспешил к Рэйчел, обнял ее и стал успокаивать:
        - Поплачь, поплачь, дочка, полегчает.
        Они сели на софу. Рэйчел продолжала всхлипывать в объятиях Дэниела. Он протянул ей большой белый носовой платок. Постепенно рыдания прекратились, слезы высохли.
        - Мама сказала, что нам надо поговорить.
        Рэйчел во второй раз поведала историю о встрече с Брейденом, тщательно подбирая слова. Это было нелегко, она не знала, как отнесется Дэниел к случившемуся.
        - Родная кровь или нет, ты мой отец, и я люблю тебя всем сердцем! - с горячностью воскликнула Рэйчел.
        - Но тебе необходимо разобраться в отношениях с Томасом Брейденом.
        - Да… - прошептала она. Дэниел откашлялся.
        - Ну что ж, это естественно, Рэйчел. Я не могу сказать, что не держу зла на этого человека, поскольку ему не следовало оставлять твою мать беременной. С другой стороны, благодаря его проступку Ивлин стала частью моей жизни, а вместе с ней - самая замечательная дочка, о которой только может мечтать мужчина.
        - Спасибо, папа.
        - Если ты ждешь моего мнения, я скажу. Тебе необходимо разобраться в твоих чувствах к Брейдену, а он имеет право видеть тебя, независимо от того, что произошло в прошлом.
        - Я еще не уверена, что хочу этого. Мне по-прежнему очень обидно.
        - Не торопись, пусть пройдет немного времени. Двадцать девять лет ждали, подождем еще несколько недель.
        Рэйчел кивнула, комкая в руках платок. Дэниел внимательно наблюдал за ней, потом, нахмурясь, спросил:
        - Что-то еще произошло, помимо встречи с твоим отцом?
        Вопрос застал Рэйчел врасплох, она сначала удивилась, затем улыбнулась. Никому из детей не удавалось хранить секреты от Дэниела. Она принялась еще сильнее терзать носовой платок. Слишком болезненными, слишком явными для окружающих были ее чувства к Нику.
        Дэниел, успокаивая, провел ладонью по ее руке.
        - Можешь не рассказывать, если это личное.
        - Мне необходимо поговорить об этом, - почти прошептала Рэйчел. - Не знаю, как начать.
        - Речь о Нике? Я помню, перед отъездом вы даже не смотрели друг на друга.
        Рэйчел криво усмехнулась:
        - Я надеялась, нам удалось не выдать себя.
        - Я знаю тебя всю твою жизнь и прекрасно вижу, когда тебе плохо.
        - Ты прав. Я порвала с Ником, - выпалила Рэйчел.
        - Почему?
        - Пожалуй, мы не то чтобы поссорились… Короче, я сказала, что не смогу с ним больше встречаться.
        - И чем же отличается эта формулировка от предыдущей?
        - Тем, что формально мы не порвали друг с другом.
        - Кого ты стараешься убедить - меня или себя?
        - Что ты хочешь сказать?
        - Я просто помню, какими глазами вы смотрели друг на друга, когда приехали. Я, возможно, выгляжу древним, но все еще могу заметить физическое влечение между мужчиной и женщиной.
        - Этого недостаточно, чтобы строить серьезные отношения.
        - Согласен, но уверен, что между вами есть нечто гораздо большее, чем простое влечение. А что, Ник добивается от тебя сексуальных отношений, к которым ты не готова?
        Рэйчел почувствовала, как краска заливает ее лицо и шею. Она никогда не говорила с Дэниелом с такой откровенностью на подобные темы. Однако ей не хотелось, чтобы он думал о Нике плохо.
        - Ник действительно добивается отношений, причем серьезных. Я даже уверена, что он готов сделать мне предложение.
        - По этой причине ты ходишь мрачная, как на похоронах?
        - Ник дорог мне. - Она сама поморщилась от того, как невпопад прозвучало это заявление. - Но брак между нами был бы невозможен. Ты же понимаешь, что мы принадлежим к разным социальным группам.
        - Это так важно?
        - Конечно, важно. Вспомни, что произошло с мамой и Томасом.
        - И ты полагаешь, причина лежит в различии их социального положения?
        - В чем же еще?
        Дэниел положил ее руку между своими мозолистыми ладонями.
        - Думаю, у тебя в голове небольшая путаница на этот счет. Будем честными, Рэйчел. В то время, когда я и твоя мама были молодыми, беременность в подростковом возрасте не была редкостью. Я не уверен, что банковский счет Брейдена сыграл большую роль в том, что произошло.
        - Но его семья не захотела, чтобы он женился на маме.
        - Родители бедняка могли поступить точно так же.
        - Возможно, ты прав, - уступила Рэйчел.
        - Скажи мне одну вещь. Если бы Ник был заурядным представителем среднего класса, ты могла бы быть счастлива с ним?
        - Я бы не так боялась.
        - Боялась чего?
        - Что он разлюбит меня.
        - Ты говоришь о Нике или твоем отце? Ненавязчиво заданный Дэниелом вопрос попал точно в больное место.
        - Я их постоянно путаю, да? - тихо промолвила Рэйчел.
        - Похоже на то, девочка. Одно дело, если ты не настолько любишь Ника, чтобы выйти за него замуж. Совсем другое, если ты судишь о нем по поступкам твоего отца. Это ошибочный подход. Ник далеко не мальчик. Он взрослый, зрелый мужчина, отдающий себе отчет в своих поступках.
        - Я его сильно обидела. Возможно, он меня никогда не простит.
        - Если любит, простит. Подумай обо всем спокойно. После встречи с Брейденом ты переживаешь эмоциональное потрясение. Когда ты сумеешь оценивать свои чувства к Нику, не смешивая их с чувствами к отцу, значит, ты готова к разговору с ним.
        Рэйчел прижалась к его груди и крепко обняла.
        - Я люблю тебя, папа.
        Дэниел поцеловал ее в затылок.
        - Я знаю, знаю, маленькая.
        В последующие дни Рэйчел полностью отдалась работе. Время от времени ей вспоминались детали встречи с Томасом Брейденом. Она не могла с определенностью сказать, что чувствовала при этом. Было по-прежнему трудно разделить отца из прошлого и отца нынешнего.
        В конечном итоге решение созрело. Нетвердыми пальцами Рэйчел набрала номер телефона офиса Томаса Брейдена. Женский голос попросил ее назвать свое имя. Через несколько тягостных секунд отец ответил:
        - Брейден.
        - Мистер Брейден… Томас… Это Рэйчел. Надеюсь, я не помешала?
        - Нисколько. Рад, что ты позвонила. Это приятный сюрприз.
        - Ты упоминал о возможности встретиться за ужином. Если предложение по-прежнему в силе, я готова.
        - Сегодня вечером тебе удобно?
        - Мне не хотелось бы, чтобы из-за меня нарушались твои планы, - торопливо пошла на попятную Рэйчел. - Меня бы вполне устроила следующая неделя.
        - Эта встреча для меня важнее всего, что я запланировал, - произнес он ровным голосом. - Могу я заехать за тобой?
        - Лучше встретимся где-нибудь.
        Брейден назвал модный ресторан в фешенебельном районе города, и они договорились о времени встречи.
        Встреча состоялась в дорогом респектабельном ресторане «У Джанкарло». Главными принципами обслуживания в нем были уважение покоя клиента и ненавязчивый сервис. Рэйчел предпочла бы встретиться в менее изолированной обстановке, но отступать было уже поздно.
        Томас выглядел очень официально. Проходя по ресторану, Рэйчел заметила, как несколько женщин проводили его взглядами.
        Усаживаясь за стол и делая заказ, оба обменялись формальными любезностями. В другой ситуации у Рэйчел потекли бы слюнки в предвкушении превосходного ужина, но сегодня от волнения у нее пропал аппетит.
        Отпустив официанта, Томас улыбнулся:
        - Ты не представляешь, как я обрадовался, услышав твой голос по телефону.
        Рэйчел разглаживала складку на льняной салфетке.
        - Я все еще не уверена, что поступила правильно. Но, похоже, иначе не могла.
        - Я все понимаю. - Томас замолчал. Рэйчел заметила, что он нервничает.
        Официант наполнил их бокалы вином. Когда он ушел Брейден снова заговорил:
        - Я беседовал со всеми тремя моими детьми о тебе, и их реакция удивила меня.
        - Трудно ожидать от них чрезмерной радости.
        - Я тоже так думал. Я был сбит с толку, когда все они захотели увидеться с тобой.
        - Захотели посмотреть на золотоискательницу, запустившую свои когти в их папочку, - с горечью произнесла она.
        - Это не так, - поспешил заверить ее Брейден. - Их, конечно, нельзя назвать совершенством, но ни один из них никогда не был жадным. Они действительно хотели бы познакомиться со своей старшей сестрой.
        - Наполовину сестрой, - упрямилась Рэйчел. Про себя она подумала, что отец немного наивен. Трудно поверить, что неожиданное известие было воспринято его детьми с такой легкостью.
        - У меня возникла идея, - вдруг сказал Томас. - Было бы весело поехать этим летом нам впятером на Карибы, чтобы побыть вместе и получше узнать друг друга. У меня есть небольшой коттедж на Арубе. Там хорошие условия для занятий водными видами спорта, мы могли бы отлично расслабиться. Как ты к этому предложению относишься?
        Рэйчел, ошеломленная, молча смотрела на него. Чему он радуется, неужели не видит, что его затея безумна?
        Рэйчел положила вилку и постаралась объяснить как можно тактичнее:
        - Мне очень хочется узнать тебя поближе, но я должна делать это постепенно. Мы могли бы просто встречаться время от времени, чтобы для начала перестать быть чужими друг другу.
        Лицо Томаса побледнело от обиды. Некоторое время он молча гонял вилкой грибок по тарелке, затем поднял глаза.
        - Извини. Понимаю, что для тебя все это слишком неожиданно. Я дал себе слово, что буду осторожен и ничего не испорчу. Знаю, что другой подобной возможности у меня не будет. Еще раз прошу прощения. Если я опять буду навязчивым, прямо скажи мне об этом, я исправлюсь.
        - Ты ничего не испортишь. Просто будь терпеливым со мной. Кто знает, может быть, к концу лета я буду готова к каникулам в тропиках.
        Ее непринужденный голос вернул улыбку на лицо отца. Остаток ужина прошел в разговорах о кинофильмах, книгах, политике.
        Единственная и последняя неловкость произошла, когда они расставались у дверей ресторана. Обняться на прощание было бы фамильярно, пожать руки - глупо. Рэйчел собралась с духом и быстро коснулась губами его щеки.
        - Спокойной ночи, Томас.
        Она быстро удалилась, не решаясь оглянуться и увидеть его реакцию.
        Что ж, первый, самый трудный, шаг сделан. Неплохое начало для налаживания мирных процессов. Завтра она позвонит Нику и будет молиться, чтобы тот не бросил трубку при звуке ее голоса. Надежда на лучшее забрезжила для Рэйчел.



        Глава 14

        Телефон зазвонил в час ночи. Рэйчел с трудом очнулась от сна и нащупала рукой трубку. - Алло!
        - Рэйчел, мне очень жаль беспокоить тебя так поздно. Это Ник.
        Рэйчел села в постели и откинула волосы, упавшие на глаза. Что-то в голосе Ника встревожило ее.
        - Что случилось? Ответ прозвучал не сразу.
        - Я в больнице. Я… - Голос его надломился. - Черил рожает и чувствует себя не очень хорошо. Доктор говорит, что положение серьезное. Рэйчел… ты не могла бы приехать?
        - Конечно, я приеду, - не раздумывая ответила она. - Говори адрес.
        Заперев дверь, Рэйчел сбежала вниз по лестнице, непрерывно молясь про себя. Отчаяние в голосе Ника заставило ее сердце сжаться от сострадания. Разве женщины все еще умирают во время родов?
        Ник уставился невидящими глазами на живописное изображение Атланты, занявшее всю стену комнаты для ожидания. Ему вспомнилась больница, в которую он привозил Рэйчел. Она располагалась в более старом и гораздо меньшем по размеру здании, но многое в обоих заведениях было одинаковым. Например, ничего не выражающие профессиональные улыбки медсестер, не слишком приятная смесь запахов дезинфекции и кафетерия, навязчивое ощущение страха и тревоги.
        Он почувствовал чью-то руку на плече и вскочил.
        - Рэйчел! - Она была прекрасна как никогда. Ник не задумываясь прижал ее к себе и всей грудью вдохнул знакомый аромат.
        Не отпуская девушку, он уткнулся подбородком ей в макушку и замер на несколько секунд, пытаясь скрыть навернувшиеся слезы.
        - Спасибо, что приехала, - произнес он хриплым голосом.
        Она крепко обняла Ника, и вместе они неловко пошли к дивану. Его родители сидели в дальнем углу комнаты, закрыв глаза и обнявшись, не обращая внимания на окружающих. Луиза Фаррингтон выглядела сегодня гораздо старше, чем несколько недель назад, когда, радостная, готовила детскую комнату для будущего внука. Отца Ника Рэйчел узнала бы в любой ситуации. Они были похожи с сыном как две капли воды, только старший Фаррингтон держался с особым достоинством и его волосы украшала седина.
        Рэйчел повернулась к Нику:
        - Что с Черил?
        Ник потер пальцами лоб, как бы заставляя себя сосредоточиться.
        - Две недели назад ей стало плохо, повысилось давление. Черил положили в стационар, чтобы она находилась под наблюдением. Вчера вечером отошли воды, начались схватки, но родить она никак не может.
        - А как она сейчас, что происходит? - продолжала расспрашивать Рэйчел.
        - К нам пару раз выходил Ричард, чтобы держать в курсе. Похоже, Черил намерена обойтись без кесарева сечения. Одно упоминание о возможности операции приводит ее в истерику. Ей дали несильного успокоительного, а доктор твердо предупредил, что, если она не хочет оставить Ричарда вдовцом, решение будут принимать врачи. Попытки сбить давление не дали результата. Это все, что мы знаем.
        Они погрузились в молчание. Напряжение в комнате было почти осязаемым. Рэйчел рассеянно поглаживала руку Ника. В другой ситуации ее ласка возбудила бы его, но сейчас нежные прикосновения пальцев просто успокаивали. Ник закрыл глаза и расслабился.
        Наконец в комнату вошел проводивший операцию врач. Вид у него был изможденный. Ник вскочил на ноги и почти побежал ему навстречу.
        - Доктор Чэмберс? Я - брат Черил. Как она?
        Позади Ника стояли с напряженными лицами его родители.
        Доктор устало улыбнулся:
        - Мама и дочь чувствуют себя хорошо. Самое страшное позади.
        - Слава Богу! - произнесла Луиза Фаррингтон, вытирая платочком струящиеся по щекам слезы.
        - Черил некоторое время пробудет в послеоперационной палате, но вы сможете увидеть ребенка через несколько минут.
        Доктор Чэмберс вышел, а счастливые Фаррингтоны обняли друг друга. Рэйчел стояла в отдалении, не зная, идти ей или остаться.
        Ник обернулся, подошел, потом поднял ее и закружил.
        - Я стал дядей! - пропел он.
        - Опусти меня, - прошептала Рэйчел и улыбнулась. - Это же больница!
        Ник засмеялся, глядя на ее покрасневшее от смущения лицо.
        - Мне просто нравится вгонять тебя в краску. - Он позволил ей медленно соскользнуть на пол.
        Ник не давал ей опомниться.
        - Пойдем, познакомлю с отцом, - потащил он ее. Луиза приветливо улыбнулась при виде Рэйчел:
        - Здравствуйте, Рэйчел. Рада видеть вас снова. - Она повернулась к мужу: - Дорогой, познакомься, это Рэйчел Флеминг.
        Старший Фаррингтон взял ее руку в свою большую ладонь и энергично пожал.
        - Я всегда знал, что у моего сына безупречный вкус. Счастлив познакомиться, молодая леди.
        Он сразу понравился Рэйчел.
        - Спасибо, мистер Фаррингтон. Я так рада, что ваша дочь и внучка чувствуют себя хорошо. - Она повернулась к Нику: - Я пойду. Тебе надо побыть с родными.
        - Подожди еще немного. Вместе посмотрим на малышку.
        Рэйчел позволила уговорить себя. Вскоре няня подала им знак, и все четверо на цыпочках вошли в палату Черил. Ричард сидел в кресле, держа в руках маленький розовый сверток.
        Луиза снова заплакала, когда Ричард протянул ей ребенка.
        - Поздравляю! - Ник обнял молодого отца. Тот устало улыбнулся:
        - Я уже начал думать, что она никогда не появится на свет.
        Рэйчел представили еще раз. Настала очередь Ника взять на руки ребенка. Затаив дыхание, он с величайшей осторожностью держал девочку.
        - Вы уже дали ей имя? - спросил он Ричарда.
        - Мы заранее выбрали ей имя - Энн Кэролайн. Рэйчел дотронулась кончиком пальца до сжатого крошечного кулачка.
        - Здравствуй, Энн. - Взрослые сгрудились вокруг малышки, завороженные волшебным зрелищем миниатюрных ресниц и ноготков. Наконец няня велела всем покинуть помещение и забрала новорожденную в специальную палату.
        - Няня сказала, что Черил некоторое время будет еще очень слабая после операции, ее нельзя беспокоить. Почему бы вам не пойти домой, отдохнуть и вернуться утром? - предложил Ричард.
        - Действительно, - поддержал его Ник. - Я вчера привел из похода группу страдающих бессонницей подростков. Пришлось двое суток провести без полноценного сна.
        Луиза не согласилась уйти, не повидав дочь, и осталась дожидаться, когда Черил доставят обратно в палату. Ник и Рэйчел попрощались со всеми и ушли.
        В лифте Ник прислонился к стене и закрыл глаза. Рэйчел пришлось внизу выводить его из лифта за рукав. Ник промычал что-то сонным голосом в знак благодарности или извинения.
        Состояние Ника беспокоило Рэйчел. Вряд ли он сможет самостоятельно довести машину до дома.
        - Ник, - неуверенно произнесла она, - моя квартира находится гораздо ближе отсюда, чем твоя. Я отвезу тебя к себе, чтобы ты смог отдохнуть и спокойно вернуться домой через несколько часов.
        У Ника не было сил отказаться.
        - Спасибо, - только и вымолвил он.
        Когда Рэйчел отпирала дверь своей квартиры, ей было приятно осознавать, что Ник рядом.
        Войдя в квартиру следом за Рэйчел, Ник сощурил глаза от неожиданно яркого света на кухне. Он покачнулся. Рэйчел снова взяла его за руку и, как маленького, повела в спальню.
        - Ты будешь спать на кровати. Я устроюсь на софе. У него не осталось ни малейших сил, чтобы спорить.
        Когда дверь за Рэйчел закрылась, Ник сбросил ботинки и разделся до нижнего белья. Он вытянулся под одеялом во весь рост и зарылся лицом в обрамленную кружевами подушку, вдыхая аромат духов Рэйчел. Ник чувствовал себя так, словно попал в рай.
        Рэйчел достала простыни и одеяла из шкафа в гостиной и постелила себе на софе. Затем на цыпочках подошла к двери спальни и негромко постучала. Тишина. Она осторожно открыла дверь. Верхний свет по-прежнему горел. Ник крепко спал, лежа на животе. Его загорелые плечи казались еще темнее на фоне белых простыней.
        Рэйчел накрыла плечи Ника одеялом, на секунду задержав пальцы на его гладкой коже. Потом осторожно поцеловала его в щеку.
        - Я люблю тебя, - прошептала она и вышла, погасив свет.
        Рэйчел проснулась рано. Софа не предназначалась для ночного отдыха, поэтому все ее мышцы ныли, когда она встала и направилась в ванную. Рэйчел не могла удержаться, чтобы не взглянуть на Ника. Он по-прежнему крепко спал.
        Рэйчел вернулась на кухню и сварила кофе. Ее переполняла радость от сознания того, что Ник снова рядом.
        У Рэйчел было такое чувство, словно она окончательно повзрослела за ночь, проведенную в больнице. Может быть, она впервые увидела совершенно ясно, каков Ник на самом деле, как нуждается в ней этот мужчина. Он позвал ее, и это явилось лучшим свидетельством того, что она является частью его жизни. Наверное, было бы легче, если бы Ник был заурядным бизнесменом, зарабатывающим на жизнь размеренным трудом. Но что делать, если Нику на роду написано быть незаурядным человеком?
        Рэйчел улыбнулась. У нее вдруг захватило дух от сознания значительности шага, который она намеревалась сделать в своей жизни.
        А что, если уже поздно? Что, если своим упрямством она разрушила чувство Ника к ней? Ей стало страшно.
        Ник проснулся, посмотрел на часы и с досадой ткнул кулаком в подушку. Конечно, Рэйчел уже на работе. Он перевернулся на спину и уставился в потолок.
        Все осталось по-прежнему. Ник все так же переживал уход Рэйчел, и даже счастливое завершение вчерашних родов Черил не ослабило ощущения потери.
        Надо как можно скорее покинуть эту квартиру. Пребывание здесь причиняло боль.
        Ник встал, вышел из спальни и остановился как вкопанный при виде Рэйчел, сидящей за кухонным столом.
        Она улыбнулась и вопросительно посмотрела на него:
        - Доброе утро. Как ты себя чувствуешь?
        Ник молча надел рубашку, которую нес в руках, и стал застегивать пуговицы.
        - Спасибо, что позволила переночевать. - Он избегал смотреть ей в глаза.
        Рэйчел растерялась, когда он решительно направился к двери.
        - Не спеши, Ник, - сказала она, стараясь выглядеть беззаботной. - Я приготовлю тебе завтрак.
        Он наконец поднял на нее глаза, и ее сердце оборвалось от его холодного взгляда.
        - Я очень ценю, что ты приехала вчера по моей просьбе. Для меня это было очень важно. Больше не осмеливаюсь обременять тебя, у тебя и так много дел.
        - Не уходи, пожалуйста, - умоляюще прошептала Рэйчел. На ее ресницах задрожала слеза и медленно скатилась по щеке. - Всего лишь на минуту, - взмолилась она. - Мне необходимо поговорить с тобой.
        Ник с явной неохотой отошел от двери и сел. Возле рта обозначилась жесткая складка.
        Рэйчел с огорчением поняла, что простыми извинениями его не проймешь. Она зачем-то разгладила страницу журнала, лежавшего на столе, и посмотрела на Ника.
        - Мой отец приходил сюда, - тихо начала она.
        Выражение лица Ника слегка изменилось.
        - Томас Брейден?
        - Да. Он сказал, что все время знал обо мне, что долгие годы переживал из-за моей матери и хочет иногда видеться со мной. Сейчас он разводится со своей женой.
        - Я рад за тебя.
        Рэйчел ожидала большего. Бесстрастный комментарий Ника ее удивил, но она продолжала:
        - Встреча с отцом раскрыла мне глаза на наши с тобой отношения. Я была не права, отвергая тебя, и мне хотелось бы начать все сначала.
        Ник с недоумением посмотрел на нее.
        - Что-то я не понимаю. Твой отец появился в твоей жизни впервые за двадцать девять лет. Произошла трогательная встреча, и в результате ты соглашаешься на то, чтобы видеться со мной? Я правильно понял? У тебя, наверное, с головой не в порядке. - Ник обжег ее презрительным взглядом.
        Рэйчел опешила от непривычной грубости. Он продолжал, не дожидаясь ответа:
        - Я тебе не сбежавший папочка, и если у тебя когда-либо хватит мозгов понять это, тогда мы сможем поговорить.
        Дверь захлопнулась за ним с такой силой, что задрожали оконные рамы.
        Рэйчел не могла опомниться еще секунд пятнадцать, затем ринулась вслед за Ником. Распахнув дверь, она отчаянно закричала:
        - Ник, постой! Пожалуйста!
        Нога ее неожиданно соскользнула со ступеньки, и Рэйчел упала вперед головой. Она докатилась примерно до середины лестницы, когда ее падение остановил Ник, ловко подставивший руки.
        - Нельзя же так, Рэйчел, ты летела сломя голову. У меня чуть инфаркт не случился от страха за тебя.
        Рэйчел крепко обхватила руками его шею.
        - Я люблю тебя. - Едва эти три самых трудных слова слетели с ее губ, она уже не могла остановиться - говорила и говорила, отчаянно надеясь преодолеть его отчуждение: - Ты совершенно прав, Ник, я глупая и трусливая. Я боюсь, что не смогу быть такой, какой нужна тебе, но позволь мне попытаться. Я должна попытаться. Пожалуйста, скажи, что еще не поздно.
        Ник глубоко вздохнул и задержал дыхание, прежде чем ответить.
        - Тебя нужно отшлепать за то, что ты заставила нас так много пережить. - Голос его звучал серьезно, но не сердито.
        Рэйчел наклонила голову в сторону, чтобы заглянуть ему в глаза.
        - Вернемся в дом! Пожалуйста!
        Ник понес ее на руках вверх по лестнице. Зайдя в квартиру, он ногой закрыл за собой дверь и направился через холл к спальне.
        - Я думала, мы должны поговорить, - улыбнулась Рэйчел.
        Ник бесцеремонно направился прямо к кровати.
        - К черту разговоры. От тебя можно добиться толку, только когда ты лежишь на спине.
        - Что ты говоришь! - Рэйчел с трудом сдерживала счастливый смех.
        - Я еще много скажу тебе, но позже.
        Ник опустился рядом с Рэйчел и начал расстегивать ее блузку. Тело девушки залила горячая волна от его прикосновений.
        - Ты выйдешь за меня замуж, - твердо заявил он.
        - Да. - Ее дыхание участилось, когда руки Ника стали стягивать с нее джинсы.
        - Это произойдет очень скоро. - Пальцы Ника уже скользили в обратную сторону - от лодыжек к бедрам.
        Рэйчел поняла, что Ник ожидает от нее ответа, но она вдруг осознала, что не помнит вопроса и ни о чем не может сейчас думать. Ее руки скользили по его груди, плечам, опускаясь все ниже, ниже… Рэйчел почувствовала пьянящую радость от предвкушения приближающегося наслаждения.
        Ник на несколько секунд оторвался от девушки, чтобы лихорадочно сорвать с себя одежду, потом вернулся на скомканные простыни и больше не мог сказать ничего вразумительного.
        Оба слишком хотели друг друга, чтобы терять время на предварительные ласки. Ник лишь поцеловал губы Рэйчел и мгновением позже вошел в нее быстро и глубоко. Оба чувствовали себя на грани оргазма. Рэйчел обвила ногами ягодицы Ника, вся подалась навстречу ему, чтобы чувствовать его еще глубже внутри себя.
        Ритмичные движения Рэйчел заставили Ника застонать от удовольствия. В это время она прижала губы к его уху и прошептала:
        - Я буду вечно любить тебя, Ник Фаррингтон.
        Ее горячие губы, пьянящие слова словно прорвали плотину чувств и ощущений Ника. В последнюю секунду перед наступающим экстазом он услышал вырвавшийся из груди Рэйчел короткий низкий звук, похожий на стон, и ее тело напряглось в приливе беспредельного наслаждения.
        Некоторое время они приходили в себя. Счет времени был потерян. Под щекой Рэйчел вздымалась и опускалась теплая мускулистая грудь Ника. Она придвинулась поближе к нему и стала щекотать его губы кончиком языка.
        Ресницы Ника дрогнули.
        - У тебя будут проблемы, - пробормотал он.
        - Какие проблемы? - вызывающе спросила она. Язык ее переместился на левое ухо Ника.
        Стремительным движением Ник оказался наверху и прижался открытым ртом к розовому соску Рэйчел.
        - Ник! - задыхаясь от наслаждения, воскликнула она.
        - Я тебя предупреждал. - Голос его звучал приглушенно. Язык Ника медленно описывал вокруг соска влажные круги.
        Почувствовав, что возбуждение становится неконтролируемым, Ник остановился, убрал с лица девушки растрепавшиеся волосы и, уткнувшись лицом ей под подбородок, спросил:
        - Ты собиралась что-то сказать мне.
        - Что? - Рэйчел сделала усилие, чтобы вернуться к действительности.
        - Ты сказала, что нам надо поговорить, помнишь?
        - Я не уверена, что помню сейчас даже собственное имя.
        - А я думал, что молодые женщины обладают большей выносливостью. Если ты все еще намерена поговорить - не откладывай, иначе я начну второй раунд.
        - Это что, угроза? - Рэйчел улыбалась, но глаза не открывала.
        Его рука медленно, но решительно поползла все ниже по ее телу. Рэйчел поспешно села.
        - Хорошо, хорошо, поговорим! - Ее глаза стали серьезными. - Ты неправильно истолковал мои слова. Встреча с отцом действительно заставила меня задуматься о наших отношениях. Он сказал мне, что совершил ошибку, расставшись с моей матерью. Отец по-настоящему любил ее и продолжает любить. Когда я услышала искреннее сожаление в его голосе, то поняла, что могу совершить такую же ошибку, если не останусь с любимым человеком.
        - Надеюсь, этот человек - я?
        - Если ты сам не передумал.
        - Разве я не доказал свое постоянство несколько минут назад и не сделал тебе предложения?
        Рэйчел спрятала лицо на его груди. Она не решалась смотреть ему в глаза, обсуждая еще одну важную для нее проблему.
        Ник гладил ее волосы и терпеливо ждал.
        - Я теряюсь, когда слишком много гостей в доме.
        - А мы не будем приглашать много гостей.
        - А еще я выгляжу смешно в блестках.
        - Я куплю тебе шелковое платье, - улыбнулся Ник.
        - Ты не воспринимаешь меня серьезно, - упрекнула она.
        Ник сразу погасил улыбку.
        - Прости. Я знаю, ты опасаешься новой жизни, однако ты скоро сама убедишься, что нам обоим будет лучше.
        Ник повернул ее лицом к себе, чтобы заглянуть в глаза.
        - Ну что, теперь ты веришь, что вдвоем мы можем решить все проблемы?
        В его глазах была такая нежность, что ей захотелось плакать. Рэйчел была готова каждую неделю принимать кучу гостей, лишь бы он всегда смотрел на нее так, как сейчас.
        Ник поцеловал ее в кончик носа.
        - Остается последнее, о чем нам надо договориться.
        - О чем? - насторожилась Рэйчел.
        - О походах.
        Рэйчел недовольно застонала, но быстро опомнилась:
        - Хорошо, раз в год, максимум два.
        - Договорились!
        - И только с палаткой на двоих.
        Ник довольно улыбнулся:
        - По-другому и я не согласен.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к