Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мейнард Дженис: " Устоять Невозможно " - читать онлайн

Сохранить .
Устоять невозможно Джанис Мейнард


        Доктор Джейкоб Волфф уже несколько лет живет отшельником, принимая именитых пациентов, которые хотят скрыть свою личную жизнь от широкой публики. Он сам пережил череду личных трагедий. Боясь новых потерь и разочарований, Джейкоб запретил себе думать о новой любви. Но все меняется, когда к нему на прием приходит кинозвезда Ариэль Дейн с необычной просьбой…

        Джанис Мейнард
        Устоять невозможно

        Глава 1

        Доктор Джейкоб Волфф привык видеть пациенток как одетыми, так и обнаженными. Но когда на пороге его кабинета появилась Ариэль Дейн, Джейкоб от реагировал на нее совсем не как профессионал.
        Усевшись за металлический стол, он жестом пригласил пациентку:
        - Располагайтесь, мисс Дейн.
        Не обращая внимания на его любезности, она быстро и нервно подошла к большому окну и, сложив руки за спиной, уставилась на лес.
        Джейкоб воспользовался возможностью, чтобы ее рассмотреть. Ариэль Дейн. Изысканная и невероятно красивая кинозвезда. Но слишком худощавая, как почти все голливудские актрисы. Чаще всего она играла белокурых любовниц главных киногероев. Сегодня ее волосы были затянуты в простой хвост. Подобная прическа выгодно подчеркивала тонкие черты ее лица и изящную линию затылка.
        Беспокойно поерзав на месте, Джейкоб откинулся на спинку стула. Молчание Ариэль его не тревожило - она заговорит, когда сочтет нужным. Его взволновала собственная реакция на эту красотку. Он не был с женщиной уже несколько лет, однако не испытывал дискомфорта по этому поводу. Джейкоб научился усмирять сексуальное желание. Но в присутствии женщины, чей образ занимает умы миллионов мужчин, побороть внезапное желание Джейкобу не удалось.
        Ее молчание распаляло его любопытство.
        - Как вы обо мне узнали, мисс Дейн?
        Она слегка повернулась в его сторону, наконец решив удостоить его ответом. Выражение ее лица было задумчивым.
        - Вы ведь знаете Джереми Варгаса? Он актер.
        - Немного. С ним дружит моя невестка Оливия.
        Кивнув, она снова посмотрела на пышные заросли рододендрона и лавра:
        - Недавно я встретилась с ним на вечеринке, и он сказал мне, что я выгляжу как…
        Ариэль умолкла. Джейкоб обратил внимание на ее напряженные плечи.
        Повернувшись к нему, она поморщилась:
        - Извините. Давайте скажем так: Джереми не особенно лестно отозвался о моей внешности. Он сказал мне, что я должна прийти к вам, и дал мне ваши контактные данные.
        - Разве в Голливуде нет врачей?
        Она подняла голову, выражение ее лица было затравленным.
        - Джереми говорит, что из-за скандала в прессе, который пережила ваша семья, вы очень скрытный человек. Он прав? Я отлично знаю, что папарацци готовы выкупить копию моей медицинской карты за кругленькую сумму. Мне больше не к кому обратиться. Я никому не могу доверять.
        - Мне не нужны деньги, мисс Дейн. Я и моя семья не жалует бульварную прессу. Поэтому я сохраню вашу тайну.
        - Спасибо. Вы не представляете, что это для меня значит.  - Она обхватила себя за талию. На ней было бледно-розовое шелковое платье до колен. Ариэль обладала стройными красивыми ногами и маленькой грудью. Либо она не носила бюстгальтер, либо он был настолько тонкий, что сквозь легкую ткань платья проглядывали очертания ее сосков.
        У Джейкоба пересохло в горле. Молчаливо выругавшись, он приказал себе образумиться.
        - Я должен признаться, мисс Дейн, что нечасто занимался расстройствами пищевого поведения. Но я могу отправить вас в частную клинику.
        На ее лице отразился шок.
        - Должно быть, я выгляжу ужасно.
        Голос Ариэль не соответствовал ее хрупкой внешности. Он был низким и хрипловатым и наводил мужчину на мысли о сексе. Возможно, именно голос помог ей сделать блистательную карьеру в кино. Она начала сниматься еще в детстве, а первую роль во взрослом фильме получила в семнадцать лет.
        - Вы невероятно хороши собой,  - сказал он намеренно равнодушным тоном.  - Но, очевидно, вы больны. Как врач, я обязан обращать внимание на все детали.
        Она склонила голову набок и впилась в него взглядом.
        - Я люблю молочные коктейли, жирный картофель фри и пиццу,  - насмешливо произнесла она.  - Мой метаболизм работает на полную мощность. И я не вызываю у себя рвоту. У меня нет расстройства пищевого поведения.  - Ее губ коснулась едва заметная улыбка.  - Дайте мне тарелку с жирной, нездоровой пищей, и посмотрите, что будет.
        Джейкоб испытал облегчение. Итак, она не страдает от анорексии и булимии.
        Но вдруг ему в голову пришла не менее тревожная мысль. Не подсела ли мисс Дейн на наркотики? О ней отзывались как об известной тусовщице, любительнице мужчин и ночных вечеринок. Но Джейкоб отлично знал, что журналисты любят преувеличивать. Еще неизвестно, какова Ариэль на самом деле.
        - Раз мы заговорили о пище,  - сказал он,  - не хотели бы вы поесть? Я попрошу принести легкие закуски или закажу повару в замке какое-нибудь необычное блюдо.
        - Я не голодна.  - Она бродила по кабинету, беря в руки то книгу, то фото. Остановившись, взяла любимую фотографию Джейкоба.  - Кто это?
        - Я и мои братья, когда были подростками. Папа позволил нам заниматься рафтингом на Колорадо. Это был единственный раз, когда мы по-настоящему отдохнули.
        - Почему?  - спросила она, нахмурившись.  - Ваш отец был скупым?
        - Дело не в деньгах. Моя мать и тетя были похищены и убиты, когда мы с братьями были маленькими. Отец боялся нас потерять.
        - Извините,  - прошептала она, в ее больших глазах отразилась печаль.  - Я мало знаю о вашей семье.
        Он пожал плечами:
        - Это было давно. Большинству людей известна эта история. Сколько вам лет?
        - Двадцать два.
        Она еще не успела родиться, когда на семью Волфф обрушилась трагедия. Ариэль прищурилась:
        - Я выслала вам информацию о себе по электронной почте. Я заполнила все графы присланного вами формуляра на семи страницах.
        - Извините. Я не ожидал увидеть вас так скоро,  - сказал он. Ее письмо пришло накануне вечером.  - Я прочту его после.  - Ему вдруг захотелось ее приободрить.  - У нас с вами больше общего, чем вы думаете, мисс Дейн. Моя семья многие годы была мишенью папарацци, с тех пор как убили мать и тетю. Виновные так и не были пойманы, так что время от времени эта старая история обсуждается в прессе.
        - Мне очень жаль,  - произнесла она официальным тоном.  - Я знаю, что не должна была приходить так рано, но у меня мало времени.
        - Вам уже поставили диагноз?
        Она кивнула, расхаживая по кабинету. Джейкоб оглядел ее снова и не увидел явных признаков онкологии.
        От печальных воспоминаний Джейкобу стало не по себе. Резко вздохнув, он спросил:
        - У вас проблемы с наркотиками или что-то похуже?
        Она замерла на полпути между его столом и дверью. Медленно приблизившись, опустилась в кресло и нахмурилась:
        - Вы не будете меня сильно ругать?
        Теперь, когда их разделяло всего несколько дюймов, Джейкоб заметил серо-лиловые прожилки на белках ее глаз. Ариэль обладала классической красотой и была похожа на молодую Ингрид Бергман. К сожалению, большинство режиссеров видели ее только в роли сексуальной нимфетки.
        - Я не смогу вам помочь, если не узнаю правды.
        Он посмотрел на ее изящные руки, длинные пальцы без колец и ногти с французским маникюром. Ариэль не носила даже часов. Единственным ее украшением были скромные серьги с бриллиантами, которые сверкнули, когда она повернула голову.
        Она отвела взгляд, словно ее смутило его пристальное внимание. Вздохнув, она положила руки на подлокотники кресла.
        - Мне сказали, что вы лечите только известных людей, которые скрывают свою личную жизнь.
        - Да.
        - Значит, вы понимаете, почему мне нужна ваша помощь.
        - Я так понимаю, вы не хотите, чтобы кто-то вмешивался в вашу личную жизнь. Но вы до сих пор не сказали мне о причине своего визита.
        Не дожидаясь ответа, она поднялась и снова прошлась по кабинету.
        - Почему вы стали врачом?  - спросила она, стоя к нему спиной.
        Джейкоб сглотнул, борясь с желанием снова усадить ее в кресло, чтобы вдыхать запах ее тела.
        - Когда убили мою мать, я плакал и спрашивал отца, почему доктора ее не спасли. Тогда я не понимал, что она умерла мгновенно от огнестрельного ранения.
        Отец ответил, что никто не смог бы ее спасти.
        Ариэль посмотрела на него с беспокойством:
        - Но вы ему не поверили?
        Джейкоб пожал плечами:
        - Я был ребенком. Я решил, что стану врачом, чтобы никто не страдал так, как страдает моя семья.
        - Как трогательно.
        - Но я ошибся. Врачи не боги, хотя некоторые мои коллеги считают себя всемогущими.
        - Зачем же вы работаете врачом, если сомневаетесь в своих способностях?
        - Я знаю, что испытываешь, когда лезут в твою личную жизнь и распускают о тебе сплетни. Поэтому я помогаю людям, которые избегают огласки. Если не принимаю пациентов, то занимаюсь научными исследованиями. Я изучаю лейкемию. У меня есть время и деньги на исследования.
        - Почему именно лейкемия?
        - Когда мне было шесть или семь лет, у меня был лучший друг - Эдди, сын нашего зоотехника. Он заболел лейкемией и, несмотря на то что отец и дядя показывали его лучшим врачам и оплачивали лечение, умер в возрасте восьми лет. Память о нем помогала мне учиться на врача.
        - Какой вы молодец!
        Он пожал плечами.
        - Я люблю свою работу.  - Он умолк и усмехнулся.  - Но сегодня мне несказанно повезло и ко мне заглянула звезда.
        Ариэль проигнорировала его комплимент:
        - А как насчет бедных и неизвестных?
        - Если вы спрашиваете о медицинской помощи в целом, могу вас заверить, что семья Волфф вкладывает значительные средства в организацию «Врачи без границ». Мой брат Киран и я на собственные средства построили несколько клиник в нашей стране и за рубежом. Не нужно чувствовать себя виноватой в том, что я принимаю вас, как примадонну.
        Она снова едва заметно улыбнулась:
        - Я испорченная и избалованная стерва, разве вы не знаете?
        Он услышал обиду в ее словах:
        - Значит, вас это беспокоит? Вам надоело пристальное внимание?
        Она покусывала нижнюю губу белоснежными зубами:
        - Оно не должно меня беспокоить. Мне следовало привыкнуть.
        - Но вам все равно неприятно.
        Она посмотрела на него в упор, ее глаза наполнились слезами.
        - Мягко сказано, доктор.
        Она постаралась взять себя в руки и вытерла глаза тыльной стороной ладони.
        Он протянул ей коробку с бумажными носовыми платками:
        - Присядьте, мисс Дейн. Пожалуйста.
        - Зовите меня по имени.  - Она опустилась в кресло, скинула серебристые сандалии на плоской подошве и поджала под себя ноги.
        Джейкоб старался не обращать внимания на то, как ткань юбки облегает ее стройные бедра.
        - У вас красивое и редкое имя.
        Наклонившись вперед, она оперлась локтями о стол и положила голову на руки:
        - Моя мама любила мультфильм «Русалочка».
        - Но вы блондинка, а русалочка Ариэль была рыжей.
        - Не имеет значения,  - сказала она, словно прочтя его мысли.  - Я натуральная блондинка. Никогда не красила волосы, но носила парики.
        - Почему вы так категоричны? Я думал, что большинство актрис согласны поменять внешность, чтобы получить роль.
        - Я всегда слышала, что блондинкам легче живется. Я надеюсь, что когда-нибудь мне удастся в этом убедиться,  - насмешливо сказала она.
        - Вам не нравится то, чем вы занимаетесь?
        - Идеальной работы не существует, доктор Волфф. Я удивлена, что вы об этом не знаете.
        - Вы меня поймали,  - он медленно откинулся на спинку стула, ибо близость к Ариэль заставляла его забыть о своих обязанностях.  - Вы готовы рассказать, зачем пришли в клинику «Волфф Маунтин»?
        - Расскажите мне об этом месте,  - потребовала она, продолжая тянуть время.  - Я видела особняк. Он больше похож на замок.
        - Можно и так называть,  - признался он.  - Но вообще-то это обычный дом.
        - Довольно странный…
        - Иногда проживание в нем казалось мне отбыванием срока в тюрьме.  - Он умолк и едва не прикусил себе язык. Незачем откровенничать с пациентами.  - Итак, вернемся к вам, мисс Дейн.
        Увидев ее предупреждающий взгляд, он поправился:
        - Ариэль. Вы тоже можете называть меня по имени.
        - А если я предпочитаю называть вас доктор Волфф?
        Он нахмурился от смущения и разочарования:
        - Я думал, что деятели кино предпочитают неформальное общение.
        - Я предпочла бы сохранять дистанцию с человеком, который увидит меня обнаженной.
        Он сглотнул:
        - Я думаю, вы зря ко мне приехали, Ариэль. Я не смогу вам помочь.
        Она прищурилась:
        - Я еще не сказала, чем больна.
        - А скажете?  - Его голос показался грубым даже ему самому.
        - Почему вы сердитесь?
        - Я не сержусь,  - терпеливо ответил он.  - Я работал, когда вы пришли.
        - Большинство мужчин находят для меня время.
        - Я думал, что вам нужен врач, а не мужчина.
        - Возможно, и то и другое.
        Он так стиснул зубы, что у него заныла челюсть.
        - Я полагаю, мы зашли в тупик, Ариэль. Вы сообщите мне о цели своего визита?
        Покраснев, она опустила голову.
        - Ариэль?  - Джейкоб тихонько вздохнул. Он был на восемь лет старше ее и был обязан контролировать ситуацию.  - Поговорите со мной. Все, что вы скажете, останется в стенах этого кабинета, даже если вы не станете моей пациенткой. Я клянусь.
        Она подняла голову и посмотрела на него, казалось, без всяких эмоций.
        - Я хочу нанять вас на пару месяцев,  - сказала она не церемонясь.
        Он нахмурился, пытаясь ее понять:
        - Как врача?
        Она поморщилась и поерзала в кресле, слегка обнажая бедро:
        - Как моего парня.
        Глава 2

        Ариэль немного смутилась. Совсем не так она представляла себе нынешнюю встречу. Но Джейкобу Волффу почему-то удалось лишить ее самообладания.
        Она ожидала, что он окажется сорокалетним врачом в медицинском халате и очках в золоченой оправе. В действительности Джейкоб Волфф был молодым и симпатичным мужчиной с серыми глазами, которые прожигали ее, словно рентгеновские лучи. Его черные волосы были коротко острижены. На нем была дорогая рубашка и темные брюки. Джейкоб был широкоплечим и по-спортивному подтянутым.
        Ариэль постоянно окружали красивые мужчины, но Джейкоб Волфф был не похож ни на одного из них. Его спокойная уверенность и серьезность привлекали Ариэль.
        В данный момент он хмурился и явно желал поскорее от нее отделаться.
        Джейкоб откашлялся:
        - Простите, я вас не понял. Вы хотите нанять меня в качестве своего парня?
        От его слов она покраснела:
        - Я понимаю, что вы не парень, а взрослый мужчина.
        - Поверьте, Ариэль, я отлично знаю, что старше вас.
        - Не разговаривайте со мной свысока!  - отрезала она.  - Я давно не младенец.
        - На вид вам лет шестнадцать.
        - Ну, мне не шестнадцать. Моя мать говорит, что я стара душой.
        - Мы уходим от темы. Зачем вам понадобился парень? Разве вы не встречаетесь с тем рэпером?
        - Это выдуманная история. Я удивлена, что вы видели нашу фотографию.  - Ариэль была заинтригована.
        - Пусть я живу отшельником, но даже такие дряхлые люди, как я, иногда выходят в Интернет. О вас ежедневно пишут в новостной ленте. Вы об этом не знаете?
        От его усмешки она смутилась:
        - Я не читаю развлекательные новости.
        - Вы меня шокируете, мисс Дейн.  - Он откинулся на спинку стула и сложил руки на животе.  - Хорошо, что я нечасто принимаю пациентов. Вы отвратительный пациент.
        - Ну, а вы струсили от предложения стать моим парнем.
        Он пожал плечами.
        - Вы уже меня отвергаете?  - Он преувеличенно протяжно вздохнул.  - Я к этому привык.
        - Не говорите ерунды. Никогда не поверю, что вас может бросить женщина. У вас ведь были серьезные отношения?
        Выражение лица Джейкоба стало непроницаемым.
        - Либо вы говорите мне правду, Ариэль, либо уходите.
        - Я больна,  - тихо сказала она, отлично понимая, что Джейкоб Волфф не поддастся на ее уловки.
        Замерев, он с подозрением прищурился:
        - Вы шутите? У меня такое ощущение, что мы играем, но вы забыли назвать мне правила игры.
        Она сняла ворсинку с платья и произнесла:
        - Знаете, вы несносный. Разве доктора не обязаны быть вежливыми с пациентами? Я больна. Вот поэтому вы должны стать моим парнем.
        - Начните сначала,  - мягко сказал Джейкоб.  - Я не буду вас осуждать или перебивать. Я обещаю. Я хочу помочь вам, Ариэль. Вы можете мне доверять.
        Внезапно в кабинете повисла абсолютная тишина и духота. Ариэль захотелось открыть окна и впустить в помещение свежий воздух и звуки леса. Но в кабинете командовала не она.
        Ариэль небрежно пожала плечами:
        - Я возила свою мать на Амазонку несколько месяцев назад. У нее диагностировали рак молочной железы, и я хотела отправиться в путешествие вместе с ней, пока она еще может передвигаться.
        Джейкоб посерьезнел:
        - Мне очень жаль это слышать.
        Ариэль небрежно махнула рукой, не желая снова расстраиваться:
        - Она примирилась с судьбой.
        - А вы? У Ариэль сдавило горло, несколько долгих секунд она не могла говорить.
        - Я стараюсь. Мы прожили вдвоем большую часть времени, поэтому вы понимаете, что я не могу представить, как буду без нее жить.
        - Я где-то читал, что она заставляла вас в детстве сниматься в рекламе. Это правда?
        - Да. Большинство людей считает, что она делала это ради денег после ухода моего отца.
        - Но вы не согласны?
        - Деньги не были лишними. Но я думаю, она просто хотела, чтобы я добилась успеха. Она не была богачкой. Один из ее двоюродных братьев был связан с миром искусства, и она попросила его устроить меня на студию.
        - Вас это возмущало?
        Ариэль рассмеялась, застигнутая врасплох его предположением:
        - Нет, конечно. Я всегда обожала быть на виду, слышать аплодисменты.
        - Но вы нигде не учились после школы, верно?
        - Я ежегодно снималась в двух, иногда в трех фильмах, с тех пор как мне исполнилось четырнадцать лет. Я окончила только среднюю школу. В любом случае студентка из меня получилась бы никудышная. На студии я зарабатывала кучу денег. Если бы я поступила в университет, то потеряла бы зря время.
        - Вы пытаетесь убедить меня или себя?  - тихо спросил он.
        Ошеломленная его проницательностью, она прикусила губу.
        - Теперь вы отклоняетесь от темы,  - серьезно сказала она, не обращая внимания на его вопрос.
        Он поднял руки:
        - Прошу прощения. Пожалуйста, продолжайте.
        - Моя мать любит путешествовать. Как только я добилась успеха, мы начали ездить по миру. Мы были в Париже, Риме, Йоханнесбурге и еще много где.
        - Как ваша мать перенесла поездку на Амазонку?
        - Очень хорошо. А вот я заболела.
        Он насторожился:
        - Что случилось?
        - Мы были там почти пять недель и уже собирались домой, когда я слегла с малярией.
        - Вы принимали лекарства до отъезда домой?
        - Принимала, но, видимо, болезнь оказалась сильнее. Честно говоря, я плохо помню первые три-четыре дня своей болезни. Мне было ужасно плохо. Моя мать очень испугалась. Мы наняли замечательного гида, который нам помогал. Когда мы были в джунглях, я совсем ослабла, и Макимба отвел меня к местному знахарю, который меня лечил.
        - Боже мой!  - На лице Джейкоба отразился ужас.  - Вы могли умереть.
        - Поверьте мне, я знаю. Но снадобья знахаря мне помогли.
        - Что было потом?
        Она пожала плечами:
        - Мы приехали домой. Я собиралась озвучивать мультфильм. К счастью, студия находится в Лос-Анджелесе, поэтому я ночевала дома. И график был не особенно напряженным.
        - Вы должны сдать кровь на анализ,  - тут же сказал Джейкоб.  - Нужно подобрать лечение. Вы делали анализ крови?
        Она поморщилась:
        - Нет.
        - Почему, черт побери? Что же это такое, Ариэль? Разве такими вещами шутят?  - Он почти кричал.
        - Поэтому я к вам пришла,  - спокойно и с достоинством ответила она.  - Три недели назад у меня был приступ. Я не могу обратиться в клинику, потому что информация о моей болезни просочится в прессу.
        - Почему? Вам нужно лечиться. Вы больны. Что в этом такого?  - Он явно недоумевал.
        - Через десять дней начнутся съемки фильма, который может навсегда изменить мою жизнь. Прочитав сценарий, я поняла, что фильм будет номинироваться на «Оскар». Я получила роль, обойдя пять первоклассных актрис. Если узнают, что я недееспособна, я лишусь роли.
        - Карьера для вас важнее здоровья?  - спросил он осуждающе. В его серых глазах читалось отвращение.
        - Закройте рот!  - отрезала она.  - Вы не имеете ни малейшего понятия о моей жизни и моих обстоятельствах. Очень хорошо, что вы нечасто принимаете пациентов. Я должна сказать вам, доктор, что вы высокомерная свинья!
        Они в ярости прожигали друг друга взглядами примерно полминуты. Ариэль видела, как пульсирует жилка на загорелой шее Джейкоба, слышала аромат его дорогого лосьона.
        Удивительно, но он ей уступил.
        - Извините,  - сухо сказал он.  - Я обещал вас выслушать. Пожалуйста, продолжайте.
        Приготовившись к бою, Ариэль опешила, услышав его извинение. Откинувшись на спинку кресла, она произнесла:
        - Мне нравится мое занятие. Я солгу, если скажу, что не берусь за любую работу. Я так часто играю светловолосых шлюх, что иногда спрашиваю себя, не становлюсь ли на них похожей. Но мне нужны деньги. У моей матери нет медицинской страховки, поэтому я оплачиваю все счета на ее лечение.
        - Ох.
        - Вот именно. Мне надоело, что мать читает обо мне негативные отзывы в прессе. Отныне я хочу, чтобы она мной гордилась. Она плакала, когда узнала, что я получила достойную роль.
        Джейкоб Волфф молчал, выражение его лица было спокойным. В конце концов он вздохнул и сказал:
        - Я не могу с вами спорить, но подозреваю, что она уже вами гордится. Похоже, вы с ней очень близки.
        - Да,  - прошептала Ариэль, осознавая, что совсем скоро останется одна. Отмахнувшись от грустных мыслей, она продолжала: - Я должна играть в этом фильме. Но у меня может начаться осложнение после малярии. Я хочу, чтобы вы постоянно сопровождали меня во время съемок.
        - Разве вы не привлечете этим ненужное внимание?
        - Сосредоточьтесь, доктор Волфф. Никто не должен знать, что я больна, поэтому вы станете изображать моего парня. О вашем присутствии на съемках я договорюсь. Как только у меня начнется приступ, вы меня прикроете. Конечно, члены съемочной группы обязаны знать, кто вы такой. Нельзя скрыть, что вы доктор Волфф. Но они не должны знать, чем я больна.
        - Вам не кажется, что вы бредите?
        - Весь мой мир - бредовая иллюзия, док. Но я отлично делаю свою работу в иллюзорном мире.
        Он покачал головой:
        - Вам легко говорить, Ариэль, но я не так талантлив, как вы.
        - Может быть,  - протянула она, желая его подколоть,  - но у вас красивое тело и необходимые медицинские навыки. Больше мне ничего от вас не нужно.
        Если она надеялась его смутить, то ей это не удалось. Джейкоб Волфф уставился на нее и спросил:
        - Почему вы решили, что я буду рассматривать ваше предложение? Я должен работать и проводить исследования, Ариэль.
        Уже в шестнадцать лет Ариэль поняла, что красивая внешность и сексуальность позволят ей многого добиться в жизни, особенно от мужчин. Однако строить глазки Джейкобу ей почему-то не хотелось.
        Она пожала плечами, притворяясь беспечной:
        - По той же причине, по какой вы стали врачом. Вам нравится помогать людям. И вы нужны мне, Джейкоб Волфф. Вы, и никто другой. Вы мне поможете?
        Глава 3

        Джейкоб с трудом сдерживался. Черт побери, эта девчонка приперла его к стенке. Если Ариэль умрет, что потенциально возможно, Джейкоб никогда себе этого не простит. Если он позволит ей уйти, то нарушит врачебную клятву. Он хотел ей помочь не только из чувства долга. Слишком часто он сталкивался со смертью: мать, невеста, друг детства. Не говоря уже о других безнадежных пациентах.
        - Когда я вам понадоблюсь?  - спросил он, вспоминая свой рабочий график.
        - Примерно через десять дней.
        - И где мы будем инсценировать наши отношения? Только, пожалуйста, не говорите, что в центре Детройта.
        - Вам повезло. Мы поедем в Антигуа. Солнце, песок, сангрия.
        - Я не любитель алкоголя. Подорвет ли это мой имидж?
        - Вовсе нет. Я тоже редко выпиваю.  - Заметив недоверчивость в его взгляде, Ариэль рассердилась.  - Я недавно стала совершеннолетней и за прошедший год в общей сложности выпила бокал вина.
        Он отмахнулся от своих предубеждений:
        - Если я соглашусь, на какой срок мне рассчитывать?
        - Режиссер надеется снять фильм за десять недель и вернуться в Лос-Анджелес.
        - А если у вас начнется приступ по возвращении в Калифорнию?
        Она пожала плечами:
        - Моя мать будет рядом. Еще у меня есть двое надежных друзей. Когда вернемся в Лос-Анджелес, будет снята большая часть фильма, поэтому меня не смогут уволить. Режиссеру и продюсеру придется ждать, когда я выздоровею.
        - Вы все просчитали.
        Она махнула рукой на стену за его спиной, указывая на дипломы:
        - У меня нет вашей квалификации, док, но я научилась выкручиваться. Я живу в беспощадном мире и должна всегда быть начеку.
        - Я не отвечу вам до тех пор, пока вы не пройдете полное медицинское обследование. Вы согласны?
        - Разве у меня есть выбор?
        Атмосфера в кабинете стала напряженной. Джейкоб почувствовал себя тупицей:
        - Нет. Побледнев, она в отчаянии сжала кулаки:
        - Мне уже поставили диагноз.
        - Не имеет значения. Я должен лично вас осмотреть. Чего вы боитесь?
        Она замерла и надменно подняла подбородок:
        - Я ничего не боюсь. Я просто не люблю врачей.
        - Я с вами свихнусь.  - Его смешило ее упрямство.  - Уверяю вас, я не причиню вам боли.
        - Вы же будете брать у меня кровь.
        Он выгнул бровь:
        - У меня легкая рука, клянусь.  - Ариэль раскачивалась в кресле взад-вперед, обхватив себя за талию.  - Слушайте, Ариэль. Вам не нужно беспокоиться.
        - Мне придется раздеваться?
        Лоб Джейкоба покрылся потом, его руки задрожали.
        - Нет,  - прохрипел он.  - В этом нет необходимости.
        - Тогда давайте покончим с этим,  - пробормотала она, грациозно поднимаясь и потянувшись за сумочкой.
        - Оставьте ее здесь,  - сказал Джейкоб.  - Мы ненадолго покинем кабинет. И здесь нет никого, кто мог бы украсть вашу сумочку.
        Когда они вышли в коридор, соединявший клинику с остальной частью здания, которая служила Джейкобу домом, он посмотрел в окно на дорогу.
        - Вы с водителем?  - спросил он.
        Ариэль зевнула и потянулась, мягкая ткань платья сильнее обтянула ее грудь.
        - Я сама за рулем. Надела черный парик и темные очки, взяла автомобиль в аренду. Мне повезло. Меня никто не узнал.
        - Возможно, вас узнали, но решили не докучать.
        Она рассмеялась:
        - Вы всегда так хорошо думаете о людях?
        - Не все люди плохие.
        - Я изумлена, что вы так относитесь к людям после того, что произошло с вашей семьей. Разве вы не скрываетесь от них здесь?
        Джейкоб вздохнул, проведя ее в смотровой кабинет.
        - Мой отец и дядя привезли меня и братьев сюда, чтобы избежать опасности. Но, повзрослев, мы решили здесь жить. Мой брат Гарет любит здешнее уединение. Киран много путешествует, но считает, что дома лучше.
        - А вы?
        - Мне нравится быть рядом с отцом и дядей. Они оба немолоды, и я за ними присматриваю. Расположение клиники идеально подходит для пациентов, которые хотят сохранить личную жизнь в тайне.
        - Кто еще здесь живет?
        Ему показалось, она тараторит, чтобы отвлечься от предстоящего осмотра, поэтому решил ей потакать.
        - Две мои невестки. И время от времени приезжают три моих двоюродных брата.
        Она уселась на край стола, болтая ногами и опираясь на руки за спиной.
        - Вам нужен декоратор,  - прямо заявила она.
        - Простите?  - он нахмурился, открывая ящик стола и доставая необходимые инструменты.
        - Цветовая гамма никуда не годится,  - посетовала она и наморщила нос.  - У вас в доме как в морге. Черно-белые цвета и нержавеющая сталь. В чем дело?
        Он повесил стетоскоп на шею:
        - Медицинское помещение должно быть стерильным. Мне кажется, я по привычке оформил дом в сдержанных тонах.
        Ариэль закатила глаза и выпрямилась:
        - Вы богаты. Тут не помешают несколько красивых подушек.
        Положив левую руку на ее плечо, пальцами правой руки он прижал к ее груди холодный металлический наконечник стетоскопа:
        - Здесь не клуб, а смотровой кабинет. Дышите спокойно.
        Ариэль замерла.
        Он продолжал ее прослушивать.
        - Не задерживайте дыхание.
        Ее сердцебиение было устойчивым. Подойдя к ней со спины, он произнес:
        - Вдохните и выдохните.
        Ариэль подчинилась. Джейкоб чувствовал тепло ее тела через ткань платья. Он ужаснулся своему желанию наклониться и провести языком по ее позвоночнику.
        Он отступил назад из ее поля зрения.
        - Сердце и легкие в порядке,  - сказал он.  - А теперь самое главное - анализ крови.
        Ариэль заметно вздрогнула. Не удержавшись, он положил руку ей на плечо.
        - Отвернитесь. Я постараюсь закончить быстрее.
        Она вытянула шею, чтобы посмотреть, как он берет пустые пробирки и готовит иглу.
        - Расскажите мне о вашей поездке на Амазонку,  - произнес он.  - И старайтесь смотреть вон на тот шкаф.
        - Ладно,  - пропищала Ариэль. Она была в ужасе, ее трясло.
        Он погладил ее по руке.
        - Расслабьтесь, Ариэль. Вам почти не будет больно. Сожмите кулак.  - Ловким движением он вставил иглу в вену и начал набирать кровь в первую пробирку.
        Ариэль глухо охнула и обмякла. Все произошло так быстро, что Джейкоб едва успел среагировать. Он поймал ее, когда она уже начала падать. Игла выскочила из вены, кровь забрызгала ее платье.
        - Черт!  - Он снова усадил ее.
        Ариэль была крайне бледной. Пока она не пришла в себя, он взял другую иглу и произвел еще один забор крови.
        Закончив анализ, Джейкоб провел смоченным в воде полотенцем по ее лицу и шее:
        - Очнитесь, Ариэль. Все кончено.
        Наконец ее длинные ресницы дрогнули. Она подняла веки и с мольбой посмотрела на него голубыми глазами.
        - Что случилось?
        - Вы упали в обморок.
        - Извините,  - пробормотала она, пытаясь выпрямиться.
        Он удерживал ее на месте:
        - Успокойтесь. Не нужно торопиться.
        Вытянув руку, она зажмурилась.
        - Давайте,  - процедила она сквозь зубы.  - Сделайте это. Я потерплю.
        Он погладил ее по щеке, улыбаясь, несмотря на озабоченность общим состоянием ее здоровья:
        - Я закончил.
        Ариэль открыла один глаз.
        - Что вы имеете в виду?  - спросила она с подозрением.  - Мне казалось, вам нужно взять кровь в несколько пробирок.
        Обняв ее, он помог ей выпрямиться. От Ариэль пахло солнцем и душистым горошком.
        - Я взял кровь, пока вы были без сознания. Мне показалось, что я поступил правильно.
        - Гадость какая.  - Ариэль поправила волосы и платье, безуспешно стараясь стереть пятна крови.
        Джейкоб уставился на нее:
        - Гадость? Я хотел вам помочь.
        - Почему мы оба в крови?
        Ее подозрительный взгляд его рассердил.
        - Всего несколько пятен крови. Когда вы потеряли сознание, игла выскочила из вены.
        - Хм. Может быть, вам нанять медсестру? Похоже, вы не умеете брать кровь на анализ.
        Джейкоб мысленно сосчитал до десяти:
        - Вам когда-нибудь говорили, что вы невыносимы?
        Она улыбнулась так, что у него задрожали колени:
        - Мне говорят об этом каждый день, док.
        - Не хотите переодеться?  - резко спросил он, боясь потерять контроль над ситуацией.
        - Если вы предложите мне одноразовый больничный халат, то не хочу.
        Игнорируя ее легкомыслие, он убрал инструменты и подписал пробирки с кровью.
        - Сколько раз в год вы сдаете кровь?  - спросил он.
        - Каждые несколько месяцев.
        - Зачем так часто?  - Он был по-настоящему озадачен.
        Она кусала нижнюю губу, поглядывая на него из-под полуопущенных век.
        - У меня редкая группа крови,  - простодушно ответила она.  - Я должна это делать.
        И внезапно Джейкоба осенило. Ариэль, которая панически боится медицинских игл, подавляет страх, чтобы сдавать донорскую кровь. Он просто обязан ей помочь. Ее мужество и потрясающая красота буквально обезоружили его.
        Джейкоб согласится на ее предложение. Но он сделает все, чтобы ею не увлечься. Ариэль Дейн - его пациентка. И она слишком молода для него. Восемь лет - немалая разница в возрасте. Она слишком хрупкая и нуждается в защите. Джейкоб сможет защитить ее как физически, так и эмоционально.
        Только одна женщина пробуждала в Джейкобе желание изображать рыцаря. И хотя она была для него всем на свете, Джейкоб ее потерял. К тому времени, когда Диане поставили диагноз, ее уже было невозможно спасти. Он мог лишь с любовью поддерживать ее во время болезненного лечения, а затем держать за руку, когда она испустила последний вздох.
        Никогда он не хотел бы оказаться снова в такой ситуации. Ему было слишком больно. На этот раз он подготовится к своей роли доктора, защитника и друга Ариэль. Теперь результат его деятельности будет иным.
        Глава 4

        Ариэль настороженно смотрела на Джейкоба Волффа. Она очень рано научилась разбираться в людях. Соблазнительный доктор ее очаровал. От него исходила мощная решимость. Ей хотелось попробовать вывести его из себя. Она легко флиртовала с мужчинами, и, хотя Ариэль казалось неправильным строить глазки Джейкобу, ей было невтерпеж разрушить невидимую стену, которой он отгородился от людей.
        Джейкоб закончил дела и посмотрел на Ариэль с опаской.
        - Я настоятельно рекомендую вам переодеться,  - сказал он.
        Ариэль слезла со стола, но у нее закружилась голова, поэтому она протянула руку и уперлась ею в грудь Джейкоба.
        Он обнял ее, но головокружение лишь усилилось. Опустив голову, он спросил:
        - Вы в порядке?
        Они стояли так близко, что она почувствовала прикосновение его подбородка, покрытого щетиной. Ариэль заставила себя высвободиться из его слабых объятий.
        - Лучше не бывает,  - прохрипела она.  - Но мне действительно нужно переодеться. Это платье слишком похоже на то, в котором я снималась в фильме ужасов несколько лет назад.
        Джейкоб провел ее в коридор:
        - Мне принести ваши вещи из автомобиля?
        Она кивнула и так застеснялась, что не смогла сдвинуться с места:
        - Я была бы вам признательна. Чемодан в багажнике. Дверцы не заперты.
        Джейкоб вышел на улицу, а она нырнула в его кабинет и схватила сумочку. Когда он вернулся, она встретила его веселой улыбкой.
        - Для человека, который имеет репутацию затворника, вы слишком милы.
        Он смущенно произнес:
        - Я не затворник, а просто сосредоточен на работе.
        - Я понимаю.
        Ариэль последовала за ним в гостиную, на полу которой лежал огромный, идеально чистый ковер цвета оникса. В гостиной стояла белая кожаная мебель, удобная, но безликая. В целом интерьер был современным и довольно изящным. Не хватало только красочных акцентов.
        Через гостиную они прошли в коридор, из которого можно было попасть в спальни. Джейкоб вошел в ближайшую открытую дверь и поставил чемодан Ариэль у кровати.
        - Можете воспользоваться ванной комнатой,  - сказал он.  - Я буду ждать вас в гостиной.
        - Я не бронировала номер в отеле,  - выпалила она.
        Он склонил голову:
        - Никак не могу решить, вы неискренняя или расчетливая?
        - Ой!  - Она поморщилась.  - Можно мне выбрать ответ под номером три?
        - И каков он?
        - Я сосредоточенная. На работе.
        Он рассмеялся, и она почувствовала себя так, слов но выиграла в лотерею.
        - Хороший ответ.  - Выражение его лица изменилось.  - Почему вы хотите остаться здесь, Ариэль?
        - Я улечу завтрашним рейсом. Ближайшие отели находятся более чем в часе езды отсюда. Я не хочу, чтобы меня кто-то узнал и начал интересоваться, что я делаю в этом городе.
        Он отрывисто кивнул, будто размышляя над ее словами.
        - Переодевайтесь. Когда будете готовы, обсудим план действий.  - Он закрыл за собой дверь, оставив Ариэль одну в огромной комнате, оформленной в светлых тонах. Мебель была подобрана со вкусом. Комната была явно предназначена для женщины. Ариэль стало интересно, каких женщин приводил сюда Джейкоб. Она вдруг его заревновала.
        Хотя после долгой поездки ей не помешал бы душ, она решила не терять на него время. Порывшись в чемодане, она достала оттуда удобные джинсы, легкий хлопковый пуловер и серебристые кожаные туфли на плоской подошве.
        Джейкоб лежал на диване перед телевизором, положив ноги в носках на черный полированный журнальный столик, и выглядел спокойным и уверенным.
        Он встал сразу же, как только она вошла.
        - Вы быстро.  - Его взгляд на секунду задержался на ее груди - Ариэль не надела бюстгальтер.
        - Я не люблю тратить много времени на наряды.
        - Ну, это еще предстоит выяснить.
        Ее взволновал его сарказм. Она посмотрела на телевизор:
        - Я надеюсь, телевидение у вас спутниковое?
        Он махнул рукой на соседний диван:
        - Вы действительно хотите говорить о моем телевизоре? Присаживайтесь, Ариэль.
        В гостиной царила совсем иная атмосфера, чем в клинике. Теперь Ариэль и Джейкоб больше походили на обыкновенных мужчину и женщину, а не на врача и пациентку. Она села на мягкий кожаный диван, подогнув под себя ноги. Опершись локтем о подлокотник, она положила голову на руку.
        - Как вы развлекаетесь?  - заинтересованно спросила она.
        - Развлекаюсь?  - Он откинулся на спинку дивана, выражение его лица стало отстраненным.
        - Как вы отдыхаете? Какое у вас хобби? Как вы расслабляетесь?
        - О!  - Его смутил столь простой вопрос.  - Я читаю медицинские журналы и хожу в горы с братьями.
        - И все?
        Он нахмурился:
        - А чего вы ожидали? Я не люблю вечеринки. Именно по этой причине вы, вероятно, не захотите, чтобы я исполнял роль вашего парня.
        - Джереми Варгас сказал, что вы получили высший балл за ШОТ[1 - ШОТ - школьный оценочный тест (scholastic assessment test)  - экзамен, обязательный для всех абитуриентов, желающих поступить в самые престижные американские университеты. (Здесь и далее примеч. пер.)], когда вам было пятнадцать лет. Он говорит, что у вас три степени магистра и диплом врача. Неужели это правда?
        Джейкоб сидел раскинув руки и барабаня пальцами по спинке дивана.
        - Не все ли равно?  - мягко спросил он и кротко взглянул на Ариэль.
        - Вы ужасно умный, да?  - Она придвинулась к нему почти вплотную.
        Джейкоб прищурился:
        - Что это меняет, Ариэль?
        - Я передумала насчет своего предложения.
        - Почему?
        - Такой парень, как вы, не сможет целыми днями слоняться без дела в Антигуа.
        - Мне разрешат приходить на съемочную площадку?
        - Если я потребую.
        - Вы так влиятельны?
        - Я умею настоять на своем.
        - Мне кажется, вы умница.
        От его нежной улыбки у нее засосало под ложечкой.
        - Мне до вас далеко. Вы спасаете людей.
        - Я занимаюсь исследованиями, результаты которых помогают спасать жизнь людям. Работа нелегкая и однообразная.
        - Над чем вы сейчас работаете?  - Она опять медленно придвинулась к нему, ожидая, что он ее остановит. Ариэль отвратительно себя вела, но ничего не могла с собой поделать. До чего же Джейкоб хорош собой! И умен. Он гораздо привлекательнее всех ее знакомых мужчин.
        Джейкоб и глазом не моргнул. Ариэль задалась вопросом, не выработал ли он иммунитет к женским чарам. Он ответил спокойным тоном:
        - Я стараюсь разработать вакцину против рака, как и многие другие ученые.
        - Черт!  - Подтянув колени к груди, она сердито на него уставилась.
        - Что случилось?
        - Я не настолько эгоистична, чтобы отрывать вас от исследований, которые могут спасти жизни людей.
        - На исследования требуются месяцы, даже годы. И, возвращаясь к вашему первому вопросу, хочу сказать, что вам незачем обо мне беспокоиться. Я взрослый мальчик. Я самостоятельно принимаю решения и умею развлекаться.
        - Вы вообще выходите на улицу?
        Джейкоб смутился:
        - Я не могу уследить за ходом ваших мыслей.
        - Извините. Мысли у меня скачут. Вы ответите на вопрос?
        Он прищурился:
        - Я плаваю в бассейне Гарета, хожу в горы, заготавливаю дрова на зиму. Я прошел?
        - Прошли что?
        - Тест. У меня сложилось впечатление, что вы ждете от меня определенных ответов.
        Похоже, она его разозлила.
        - Не говорите ерунды. Я просто пытаюсь понять, что вы за человек.
        - Вы уже составили мнение обо мне?
        - Конечно. Я считаю вас самоотверженным, целеустремленным человеком, готовым спасти весь мир.
        Джейкоб поднялся:
        - Встаньте рядом, Ариэль.
        Из любопытства она подчинилась. Когда они встали лицом к лицу, он протянул руку и заправил пряди волос ей за уши. Дрожа, она подняла голову и встретила его взгляд в упор.
        - Что вы хотите?
        - Мне интересно знать, насколько вы хорошая актриса. Если вы хотите, чтобы люди поверили, будто мы вместе, нам придется поцеловаться, хотя бы один-два раза, верно?
        К ее горлу подступил огромный ком.
        - Значит, вы принимаете мое предложение?
        Его взгляд потеплел.
        - Сначала ответьте на мой вопрос: нам придется целоваться на людях?
        Она медленно кивнула и протянула:
        - Да. Я бы сказала, целоваться нам необходимо.
        - Ну что ж, давайте попробуем.
        Она не успела ни согласиться, ни возразить, ибо Джейкоб стремительно припал к ее губам.
        Ариэль целовалась со многими мужчинами. От некоторых пахло сигаретами или колбасой. Некоторые поцелуи были приятными, но незапоминающимися. Как Джейкоб, ее не целовал никто. Он крепко прижал ее к груди. Его поцелуй был решительным и собственническим.
        Они одновременно отстранились друг от друга. Ариэль попятилась, желая снова присесть. К сожалению, сейчас ей не удавалось вести себя развязно. Она откашлялась.
        - Неплохо, док. Снято с первого дубля. Он скрестил руки на груди и молчал.
        - О чем вы думаете?
        - Я согласен на ваше предложение,  - тихо сказал он.
        - Из-за поцелуя?
        Он покачал головой:
        - Нет. Мне не хочется в этом признаваться, но я не могу бросить вас и позволить снова заболеть.
        - Не слишком-то вы довольны. Вам совсем не понравилось меня целовать?
        - Давайте уточним, мисс Ариэль Дейн. Я буду вас целовать, когда потребуется. И, честно говоря, я буду этим наслаждаться. Но дальше дело не пойдет. Вы - моя пациентка.
        - Кто сказал, будто я хочу, чтобы дело пошло дальше?  - Она надула губы.  - Вы считаете себя неотразимым?
        - Я мужчина, а вы невероятно красивая женщина. Всякое может случиться.
        - Что вы имеете в виду?  - поддразнила она его.
        - Господи, вы невыносимы,  - раздраженно произнес он и нехотя улыбнулся.
        - Вы можете убеждать себя, что я почти ребенок, но это не так. Я давно выросла. Иллюзий у меня нет. Я сама за себя отвечаю. И, хотя я буду вечно благодарна вам за помощь, я не желаю, чтобы вы мной командовали.
        - Когда речь зайдет о вашем здоровье, я буду командовать. Иначе сделка отменяется.
        - Я вас не понимаю.
        - Если я скажу вам, что нужно поспать, вы будете спать. Если я прикажу вам питаться здоровой пищей, вы так и сделаете. Вы нанимаете меня, прежде всего, как врача. В роли вашего парня я не буду отдавать приказов, но вам придется подчиняться требованиям доктора Джейкоба Волффа.
        Ее сердце затрепетало. В иной ситуации она резко отреагировала бы на диктаторский тон Джейкоба, но после поцелуя не хотела ему противиться.
        - Значит, мы договорились?  - Ариэль была готова расплакаться в случае его отказа.
        Кивнув, он посмотрел на нее из-под полуопущенных век:
        - Вероятно, я свихнулся, но принимаю ваше предложение.
        Ей хотелось броситься в его объятия и снова с ним поцеловаться, но она сдержалась.
        - Спасибо, док,  - тихо сказала она.  - И раз вы в хорошем настроении, я попрошу вас еще об одной услуге. Можно мне у вас переночевать?
        Глава 5

        Джейкоб был уверен, что маленькая распутница Ариэль решила его поддразнить. Она привыкла получать то, что хочет.
        Поцелуй оказался испытанием прежде всего для Джейкоба. Он хотел понять, во что ввязывается. Учитывая то, как его тело отреагировало на близость Ариэль, ему следовало немедленно отказаться от ее предложения. Но, даже зная о грозящей ему опасности, он не мог забыть о том, что она в нем нуждается.
        Взяв в руки пульт, он выключил телевизор. Постояв несколько секунд спиной к Ариэль, он старался собраться с мыслями. Невозможно ею не увлечься. Но она должна знать с самого начала, что он не будет потакать ее желаниям.
        Он повернулся к Ариэль.
        - Конечно,  - лаконично ответил он.  - В доме есть свободные спальни. Но ведь вы уедете завтра?
        Она кивнула:
        - Мне нужно многое сделать, чтобы подготовиться к съемкам. Я думаю, у вас тоже много дел.
        - Согласен. Для начала мне нужно придумать правдоподобное объяснение для моей семьи, почему я вдруг собрался на Карибское море.
        - Вы не можете просто сказать им, что едете в отпуск?
        - Я хочу защитить вашу частную жизнь. И я не беру отпусков.
        Ариэль покраснела.
        - Ну, вы обязательно что-нибудь придумаете.  - Она нервно встала и заметила под стулом куклу Барби. Подняв ее, спросила: - Это для научно-исследовательских целей?
        - У меня недавно появилась племянница… Она уже не маленькая,  - поспешил он прибавить.  - Киран не так давно узнал, что у него растет дочь. Ее зовут Камми. Должно быть, она забыла куклу во время последнего визита.
        Выражение лица Ариэль стало задумчивым.
        - Сколько ей лет?
        - Пять. Она ходит в детский сад. Мы все в нее влюбились.  - Он умолк, увидев, как погрустнела Ариэль.  - Вы хотели бы когда-нибудь родить детей?
        Она положила куклу на журнальный столик и засунула руки в задние карманы джинсов:
        - Голливудским актрисам трудно создать своим детям нормальную жизнь.
        - Некоторые умудряются это сделать.
        - Я не думаю, что у меня получится. Я имею в виду материнство. У меня слишком много вредных привычек, я часто ошибалась. Какой пример я могу подать своим детям?
        Он склонил голову, пытаясь осмыслить ее слова:
        - Идеальных матерей не бывает.
        - Вы просто не знакомы с моей мамой.
        - Может быть, когда-нибудь познакомлюсь.
        Ариэль пожала плечами:
        - Вряд ли.  - С почти видимым усилием она снова нацепила маску кинозвезды и обаятельно улыбнулась.  - Я проголодалась. Вы умеете готовить?
        - Только самые простые блюда. Мы можем поужинать с моей семьей в замке. Я подыщу оправдание вашему присутствию в доме.
        Она заволновалась:
        - Лучше не надо. Я уверена, что ваши родные - очаровательные люди, но начнут расспрашивать меня о фильмах, а я…  - Она резко умолкла.
        - Что такое?
        - Я не знаю. Я думаю, что устала. Мне нравится ваш дом. Здесь спокойно. У вас есть кладовка?
        Ну вот. Она снова переводит разговор в другое русло.
        - Кладовка имеется, но я не знаю, что в ней.
        Она остановилась рядом с ним, слегка коснувшись грудью его руки:
        - Давайте проверим, что у вас в кладовке. Мне интересно.
        Ошеломленный, Джейкоб повел Ариэль в большую кухню. Оформлением кухни занималась его двоюродная сестра Эннилайз. Помещение было декорировано в черно-серых тонах. Джейкоб заходил сюда только для того, чтобы приготовить бутерброды с арахисовым маслом.
        Ариэль остановилась в кухне, уперев руки в бока, и огляделась.
        - Мило,  - сказала она.  - Не хватает только красных кухонных полотенец. Зачем вам такая хорошая кухня, если вы все время едите в замке?
        - Мы не всегда собираемся вместе за одним столом. Может показаться странным, но мой отец и дядя Винсент каждый вечер устраивают прием. Мои женатые кузены часто проводят время у себя дома, но другие мои родственники и я приходим на ежевечерний ужин в замке. Приходят также Гарет и Киран со своими женами. Мы рады всем.
        - Сочувствую вашему шеф-повару. Каждый его день наверняка становится кошмаром.
        Джейкоб никогда об этом не думал.
        - Все, кто работает на кухне, получают хорошие деньги,  - сказал он, с сожалением замечая, что оправдывается. Ариэль снова поставила его в невыгодное положение.
        Ее внимание привлекли висящие над столом медные кастрюли.
        - Вот и яркие цвета,  - поддразнила она.
        - Я могу достать синюю прихватку, если это улучшит вам настроение.
        Проигнорировав его слова, она распахнула дверь в просторную кладовку.
        - Вперед, док!
        Джейкоб едва не уронил пакет с мукой, который она ему бросила. К счастью, ему удалось вовремя поймать банку с персиками и черникой. Метание консервных банок продолжалось до тех пор, пока у Джейкоба не оказались заняты обе руки.
        В конце концов Ариэль угомонилась.
        Пока Джейкоб расставлял провизию на кухонном столе, она заглядывала в шкафчики. Смотреть на то, как Ариэль наклоняется, было не слишком разумно. Он разглядывал ее попку, обтянутую выцветшей джинсовой тканью, и у него чесались руки к ней прикоснуться.
        - Могу я узнать, что вы ищете?
        Она выпрямилась, держа в руке маленькую кастрюлю:
        - Я приготовлю фруктовые блины а-ля Ариэль. И поджарю бекон, если он у вас есть.
        У него потекли слюнки, заурчало в животе.
        - Вы не должны для меня готовить. У нас тридцать или сорок человек прислуги.
        Поставив кастрюлю на плиту, она достала из холодильника сливочное масло и бекон.
        - Мне нравится крутить романы,  - сказала она приглушенным голосом,  - но иногда приятно побыть в одиночестве, вам так не кажется?
        Когда до Джейкоба дошел смысл ее безобидных слов, она выпрямилась и произнесла:
        - Сядьте на стул и поговорите со мной.
        - Почему вы командуете в моем доме?  - обиженно пробормотал он и посмотрел на ее свободно затянутые в хвост волосы и лебединую шею.
        - Да ладно вам, док. Смиритесь. Какой бекон вы любите?
        - С корочкой,  - ответил он.
        Они болтали, пока Ариэль готовила еду. На первый взгляд их разговор был совершенно обыденным, но некоторые банальные замечания Ариэль, произнесенные приглушенным голосом, показались Джейкобу приглашением в постель.
        - У вас бывают отношения с теми, с кем вы снимаетесь?  - напрямик спросил он.
        Держа в руке лопаточку и не поднимая головы, она спросила:
        - О каких отношениях вы спрашиваете?
        - Вы знаете, что я имею в виду.
        Положив на тарелку второй блин, она одарила Джейкоба холодным взглядом:
        - Неужели мы будем делиться подробностями нашей интимной жизни? Я вся на нервах. Я слышала, что женщины обожают врачей. Должно быть, у вас была куча любовниц. Хотите апельсиновый сок?
        Джейкоб молча уселся за маленький столик в углу. Когда Ариэль взяла салфетку и расположилась напротив, Джейкоб понял, что она не собирается ему отвечать. Он убеждал себя, что задал вопрос о ее личной жизни, только чтобы узнать о ее общем состоянии, но на самом деле Джейкоб ее ревновал. И сердился на нее, если говорить начистоту. Ариэль не первая талантливая молодая актриса, ставшая жертвой популярности.
        Джейкоб не заметил никаких признаков того, что Ариэль употребляет наркотики. Но вокруг нее всегда много мужчин-поклонников. Некоторые из них годятся ей в отцы. Удалось ли матери Ариэль защитить дочь от посягательств хищников на ее невинность?
        Ладно, возможно, он погорячился насчет хищников. При мысли о том, что ее неопытностью кто-то воспользовался, у Джейкоба скрутило живот.
        Словно прочтя его мысли, Ариэль прикрыла рукой лицо и заявила:
        - Хватит на меня пялиться. Я не успела как следует причесаться.
        - На вас невозможно не смотреть. Вы потрясающе красивая женщина.
        - В детстве, на съемках, когда я укладывала волосы в пучок или затягивала их в хвост, дети называли меня Дамбо[2 - Дамбо - герой одноименного мультфильма слоненок с очень большими ушами.].
        Джейкоб нахмурился, услышав неуверенность в ее голосе. Ариэль Дейн считалась одной из самых красивых актрис США, но она себя таковой не считала. Удивительно.
        Поев, он откинулся на спинку стула:
        - Фантастически вкусно. Спасибо, Ариэль.
        Она просияла:
        - Благодарите мою маму. Она стала учить меня готовить, когда мне было десять лет.
        Увидев, что Ариэль закончила с едой, он встал.
        - Если я буду вашим псевдопарнем, то давайте кое о чем договоримся прямо сейчас.
        Она округлила глаза:
        - О чем?
        Наклонившись, он поцеловал ее:
        - У вас очень маленькие уши идеальной формы. И если кто-то думает иначе, присылайте его ко мне, и я с ним разберусь.
        Ариэль отшатнулась от Джейкоба, встала и начала собирать тарелки.
        - Я не знала, что нанимаю сэра Галахада[3 - Сэр Галахад - рыцарь Круглого стола короля Артура, считается «святым рыцарем».], - выпалила она и моргнула, чтобы сдержать слезы.
        Он посочувствовал Ариэль, ибо знал, каково быть в центре внимания. На последнем курсе медицинского университета он заметил, что однокурсники, многие из которых годами работали вместе с ним, вдруг стали относиться к нему с подозрением и завистью. Один рассерженный интерн даже заявил, что не понимает, с какой стати умник Джейкоб стал врачом.
        - Оставьте посуду,  - решительно сказал он.
        Она упрямо выпятила челюсть:
        - Меня приучили убирать за собой.
        - Не настырничайте, Ариэль.  - Он взял кухонное полотенце из ее рук.  - Посуду помоют. Вы устали. Примите пенистую ванну, наденьте пижаму, почитайте перед сном. Или позвоните маме. Вы сегодня много сделали.
        Ариэль не нравилось, когда кто-то ею командует, но усталость дала о себе знать. Она решила уступить Джейкобу.
        - Благодарю за гостеприимство,  - сухо произнесла она.  - Утром увидимся?
        - Да. В котором часу ваш рейс?
        - В полдень.
        Он проводил ее в спальню и задержался в дверном проеме:
        - Вам что-нибудь нужно?
        - Нет.  - Она встала у кровати, выглядя потерянной.  - Спокойной ночи, док.
        Она постаралась озорно улыбнуться, но улыбка получилась жалкой.
        - Спокойной ночи, Ариэль.  - Он приложил немало усилий, чтобы расстаться с ней и закрыть за собой дверь.
        Глава 6

        Ариэль привыкла ложиться спать гораздо позже. Вряд ли ей удастся уснуть прямо сейчас. Джейкоб Волфф все-таки от нее избавился, отправив в кровать. Почистив зубы и надев шелковую ночную рубашку, она забралась в постель и стала смотреть телевизор. По двум каналам шли фильмы с ее участием. Ариэль скривилась, ибо ненавидела наблюдать себя на экране.
        Смотреть по телевизору нечего. Сценарий нового фильма она читала уже десятки раз, и на следующей неделе у нее будет время на подготовку. Ариэль позвонила матери и долго с ней разговаривала.
        После она достала из чемодана кроссовки и теплые носки. Надев джинсы, футболку, носки и обувшись, она вышла через балконные двери во внутренний дворик. Ариэль старалась не шуметь - Джейкоб наверняка уже спит.
        Она решила не ходить к замку из боязни быть замеченной. Повернув влево, она стала подниматься вверх. И вдруг, пройдя через заросли деревьев, испуганно ахнула. Даже в темноте она ощутила, что под ее ногами пропасть. Ариэль резко остановилась и ухватилась за небольшое дерево, чтобы сохранить равновесие. После подъема в гору она тяжело дышала, ее сердце учащенно колотилось.
        Пребывание в ночном лесу было захватывающим. Ариэль слышала щебет и жужжание; по лесу ходили невидимые звери, но она их не боялась.
        Время остановилось. Она вдыхала запах хвои и наслаждалась. Прижавшись щекой к стволу дерева, Ариэль ощутила, как грубая кора почти болезненно врезается в ее кожу.
        За спиной послышался шорох, а затем недовольный мужской голос:
        - Вы в своем уме?  - Джейкоб стоял позади нее.
        - Я не хотела вас будить. Мне не спится.
        - Поэтому вы решили прыгнуть с обрыва?
        Даже не видя его лица, она поняла, что он недоволен.
        - Я веду себя осторожно.
        - Ариэль, вы стоите над обрывом высотой в семьсот футов.
        У нее засосало под ложечкой.
        - Я в порядке. Не будьте мнительным.
        Ей показалось, что она слышала, как он считает до десяти. Взяв ее за руки, он постарался увести ее от обрыва.
        - Идите не торопясь.
        Она сильнее вцепилась в ствол дерева:
        - Мне тут нравится. Я не хочу уходить.
        - Я говорю как врач. Вы замерзли и дрожите. Идите сюда.
        - Иначе что?
        - Иначе сделка отменяется.
        - Это шантаж.
        - Вы сами напросились.
        Она действительно устала и замерзла, но из принципа не желала ему подчиняться.
        - Наверное, зря мы заключили сделку.
        - Почему?  - резко спросил он.
        - Потому что мне не удастся вытащить вас из этих гор. Вы с ними сроднились.
        - Позвольте мне самому о себе позаботиться.  - Он провел ладонями по ее рукам вверх-вниз.  - Возьмите меня за руку.
        Недолго думая, она отпустила ствол и правой рукой взяла Джейкоба за левую руку. Он потянул ее на себя сильно, но аккуратно, чтобы она не споткнулась.
        Когда они оказались на безопасном расстоянии от края пропасти, Джейкоб практически потащил Ариэль в дом.
        - Куда вы торопитесь? Мне нравится здесь, с вами.
        Он остановился так резко, что она на него наскочила. Ариэль машинально обхватила его за талию и прижалась к нему.
        Джейкоб напрягся.
        - Не играйте со мной, Ариэль,  - предупредил он.  - Я не один из ваших голливудских мальчиков.
        - Что вы хотите сказать?
        - Возможно, вы привыкли клеить каждого встречного парня, но я не люблю таких отношений.
        Отстранившись, она едва не споткнулась о корни деревьев:
        - Ну и свинья же вы! Почему вы решили, что я вас клею?
        - Вы очень сексуальная женщина,  - тихо сказал он,  - и мужчинам трудно устоять перед вашими чарами. Но если я стану вам помогать, не нужно создавать сложностей. Вам пора повзрослеть, Ариэль, и отказаться от идеи покорить всех мужчин во Вселенной.
        - Какие ужасные слова вы говорите.  - Она с силой оттолкнула его от себя. Она отвернулась, не желая видеть выражение его лица.  - Извините!  - закричала она.  - Вы меня провоцируете. Пожалуйста, не сердитесь. У меня отвратительный характер.
        Тяжело дыша, он ответил:
        - Я догадался.
        Ариэль снова обняла Джейкоба и произнесла:
        - Простите. Я обещала следовать предписаниям врача. И я буду им следовать, клянусь.
        Джейкоб молчал. Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы. Отстранившись от него, она спросила:
        - Вы меня простили? Скажите что-нибудь!
        - Вы всегда добиваетесь своего?  - Он обнял ее и припал к ее губам в страстном и неторопливом поцелуе.  - Когда-нибудь вы сведете меня с ума. Нет, вы уже свели меня с ума.  - Его язык коснулся ее губ.  - Открой рот, Ариэль.
        Она немедленно повиновалась и простонала, когда он слегка прикусил ее нижнюю губу. Ариэль обмякла в его руках.
        Джейкоб Волфф в порыве страсти вел себя как истинный альфа-самец, неудержимый и ненасытный.
        Они целовались до тех пор, пока у Ариэль не заныла шея.
        - Джейкоб,  - выдохнула она.  - О, Джейкоб.
        Он был глух к ее мольбам. Обхватив руками ее ягодицы, он крепко прижал ее к себе.
        Ариэль толкнула его в грудь.
        - Ты этого не хочешь,  - сказала она, задыхаясь.  - Прекрати сейчас же.
        - Черт побери, я хочу тебя.  - Он продолжал крепко ее обнимать.
        - Отпусти меня, Джейкоб,  - мягко произнесла она и коснулась рукой его щеки.  - Отпусти меня.
        Содрогнувшись всем телом, Джейкоб так резко отпустил Ариэль, что она едва удержалась на ногах. Он помог ей сохранить равновесие, потом отдернул руку, будто ему было неприятно к ней прикасаться.
        - Кто вы, Ариэль Дейн?  - тихо и сердито спросил он.  - Избалованная принцесса или непослушный ребенок?
        Она глотнула воздуха, в ошеломлении понимая, что Джейкоб способен причинить ей страдания.
        - Ни то ни другое. Мир не делится на черное и белое, как ваш дом и клиника, док. Большинство из нас живут в оттенках серого.  - От эмоций у нее сдавило горло, ей было трудно говорить.  - Нам придется отменить сделку.
        - Мы зашли слишком далеко. Я дал вам обещание и сдержу его.
        - Вы будете помогать светской львице, ведущей беспорядочную половую жизнь?
        - Вы действительно такая?
        - Мне кажется, вы считаете, что хорошо меня узнали. Я не буду разрушать ваши иллюзии.  - Обхватив себя, она вздрогнула.  - Уже поздно. Я возвращаюсь в дом. Пожалуйста, не старайтесь встретиться со мной утром. Я думаю, нам лучше держать дистанцию.
        - Вы этого хотите?
        - Мы не всегда получаем то, что хотим,  - решительно сказала она.  - Спокойной ночи, док.
        Глава 7

        Десять дней спустя Джейкоб стоял на гудронированной взлетно-посадочной полосе и в изумлении наблюдал, как молодой мужчина загружает огромный багаж Ариэль в частный самолет семьи Волфф. Сначала Ариэль Дейн отказалась лететь вместе с Джейкобом, но потом передумала.
        Сегодня она была шикарно разодета: розово-черные туфли на высоченных каблуках, роскошное черное облегающее платье, дизайнерские солнцезащитные очки и соломенная шляпа с розовыми страусовыми перьями.
        Джейкоб не мог вспомнить, когда в последний раз видел женщину в шляпе, за исключением королевы.
        Как только Ариэль расположилась в салоне самолета, она стала демонстративно игнорировать Джейкоба и уткнулась в айфон. Шляпу она положила на сиденье рядом. Джейкоб убрал легкомысленную соломенную вещицу, занял место рядом с Ариэль и пристегнулся. Большинство людей изумлялись при виде роскошного интерьера самолета семьи Волфф, но Ариэль на него едва взглянула.
        Он толкнул ее локтем, привлекая к себе внимание:
        - Приятно снова тебя увидеть, Ариэль. Как ты себя чувствуешь?
        Выждав секунду, она посмотрела на него свысока:
        - Очень хорошо, благодарю.
        Услышав ее ледяной тон, он провел пальцами по ее тонкой руке:
        - Если хочешь, чтобы поверили в наши отношения, будь со мной помягче.
        - Влюбленные тоже ссорятся. Не велика беда.
        Он погладил большим пальцем ее запястье.
        - Поговори со мной. Расскажи о фильме. Как он называется?
        Наконец она выключила телефон, сунула его в сумочку и высвободила руку. Настороженно смотря на Джейкоба, произнесла:
        - «Нарастающий прилив». Он основан на реальной истории, которая произошла во времена британского присутствия в Антигуа в восемнадцатом веке. Мою героиню зовут Виола. Она владеет дорогим борделем, который обслуживает офицеров и богатых плантаторов. Она английская аристократка. После смерти мужа его родственники выгнали ее из дома. Она украла деньги, пробралась на корабль и уплыла в район Карибского моря.
        - А дальше?
        - Виола собрала десять молодых бедных местных женщин, обучила их и сделала элитными проститутками. Но сама никогда не продавала свое тело. Один из высокопоставленных морских офицеров угрожает ей, говоря, что добьется закрытия ее борделя, если она не станет его любовницей. Они влюбляются друг в друга, но сохраняют свои чувства в тайне, не желая показаться слабыми.
        - Что же потом происходит?
        - Виола беременеет, а офицер должен вернуться в Англию и получить повышение по службе. Он умоляет ее поехать с ним, но она не хочет возвращаться в высшее общество, зная, что к ней всегда будут относиться как к проститутке. Накануне его возвращения домой Виола умирает во время родов на руках возлюбленного. Их ребенок погибает.
        Джейкоб поморщился:
        - Отнюдь не романтическая комедия.
        - Да, но комедийные, оптимистичные фильмы не номинируются на «Оскар». И если фильм основан на реальных событиях, вполне вероятно, что он будет отмечен.
        - Ты считаешь, что у фильма есть шанс?
        - Ничего не известно наверняка. Но благодаря этому фильму мне удастся избавиться от имиджа белокурой шлюхи.
        Он поморщился.
        - Никто не считает тебя шлюхой.  - Не дождавшись ответа Ариэль, он взял ее за руку.  - Я должен был тебе позвонить.
        Она насторожилась:
        - Зачем?
        - Чтобы извиниться. Прости за то, что намекнул, будто ты спишь с кем попало,  - тихо сказал он.
        Она беспокойно поерзала на удобном сиденье и снова высвободила руку, будто ей было неприятно прикосновение Джейкоба.
        - Ты не первый, кто мне об этом намекнул.
        - И все равно я виноват. Прости меня.
        Она покосилась на него, потом отвернулась к иллюминатору.
        Джейкоб вздохнул. Некого винить, он получил по заслугам.
        Как только самолет набрал высоту, Джейкоб достал из портфеля статью и приступил к чтению.
        Поздно вечером они должны были приземлиться в небольшом аэропорту за пределами Сент-Джонса. Джейкоб пару раз бывал по делам в Карибском бассейне, но никогда не был в Антигуа.
        Наклонившись к Ариэль, он посмотрел в иллюминатор. Под ними находился омываемый лазурными водами остров неправильной формы с зелеными зарослями и белым песком.
        - Как на открытке,  - сказал он, заметив, что Ариэль вжалась в сиденье. Он по неосторожности коснулся рукой ее груди.
        Ариэль тут же оттолкнула его от себя:
        - Ты загораживаешь мне вид.
        Улыбаясь, он откинулся на спинку сиденья, а она снова уткнулась носом в иллюминатор. Для часто путешествующего человека Ариэль была чересчур взволнованной.
        Она указала на уединенную бухту, когда самолет начал делать круг, чтобы пойти на посадку.
        - Говорят, на острове есть пляж на каждый день года.
        - Возможно, мы прогуляемся по острову в свободное время.
        Она с жалостью посмотрела на него через плечо:
        - Свободное время? Увидишь, сколько его у нас будет.
        Выгрузка багажа и прохождение таможни заняло меньше часа. У скромного здания терминала их ждал белый внедорожник. Как только Ариэль вышла, к ней поспешила стройная женщина.
        - Добро пожаловать в Антигуа!  - сказала она, затаив дыхание.  - Я ваша личная помощница. Меня зовут Харриет Логан. Мы поедем прямо в отель, если вы готовы.
        Женщина полностью проигнорировала Джейкоба. Харриет было около сорока лет. Она представляла собой некую смесь хиппи и невзрачной библиотекарши. У нее была длинная коса до талии и толстые очки в роговой оправе.
        Ариэль протянула ей руку, ослепительно улыбаясь:
        - Привет, Харриет! Приятно познакомиться.
        Харриет удивленно моргнула, ибо не ожидала от Ариэль такого дружелюбия, и стала покусывать нижнюю губу, не зная, как реагировать.
        - Я заплатила парню, который займется вашим багажом. Хотите что-нибудь выпить по дороге в отель?
        - Далеко до отеля?  - Ариэль зевнула, потирая глаза, как ребенок.
        - Двадцать девять минут.
        Ариэль уставилась на помощницу, потом улыбнулась:
        - Не двадцать восемь? Не тридцать? Должно быть, вы очень хорошо делаете свою работу.
        Ее слова озадачили чопорную помощницу.
        - Вы согласны или отказываетесь?
        Ариэль вопросительно посмотрела на Джейкоба.
        - Нет, спасибо,  - мягко ответил он.  - Я чего-нибудь выпью в отеле.
        Ариэль взяла Джейкоба за руку и притянула к себе:
        - Харриет, это мой друг, Джейкоб.
        Харриет покраснела и, заикаясь, произнесла:
        - Простите. Я думала, вы одна. Добро пожаловать, мистер…
        - Волфф. Джейкоб Волфф. Не нужно извиняться, Харриет.
        Пока Ариэль усаживалась на заднее сиденье, демонстрируя умопомрачительно красивые ноги, Джейкоб наблюдал за юношей, грузившим багаж.
        Харриет села за руль и так резко тронулась с места, что Ариэль и Джейкоба буквально припечатало к сиденью.
        - Извините,  - бросила она через плечо.
        Ариэль, не снимая стильной шляпы, вытерла пот со лба.
        - К счастью, ни одного папарацци.  - Наклонившись вперед, она коснулась рукой плеча Харриет.  - Какой у нас график?
        Харриет тут же ответила:
        - Встреча и знакомство с создателями и актерами фильма в восемь часов в ресторане отеля. Вы должны быть на съемочной площадке завтра в пять утра. Род кратко расскажет вам о предстоящих съемках.
        Ариэль наморщила нос, но, похоже, не слишком разволновалась. Джейкоб недоуменно нахмурился, заметив ее спокойствие.
        - Род?  - спросил он.
        - Род Бринкман, режиссер-постановщик. Он легенда. Я его ужасно боюсь.
        - Кто играет главного героя?
        - Малоизвестный актер Джон Ингланд. Это его первая крупная картина. С ним будет непросто.
        - Что ты имеешь в виду?  - спросил Джейкоб.
        - Он снимался только в рекламе и эпизодических ролях в сериалах. Его взяли в этот фильм из-за внешности. И еще он согласился работать за мизерный гонорар. Продюсерам это понравилось, потому что мне они платят целое состояние.
        Джейкобу пришлось пересмотреть свое первое впечатление об Ариэль Дейн. В клинике она показалась ему хрупкой, почти робкой и очень молодой. Оказавшись в привычной атмосфере, она стала чрезвычайно самоуверенной и смекалистой. Он понял, что недооценивал эту прекрасную диву.
        Когда автомобиль свернул на дорогу, ведущую к роскошному курорту, Джейкоб с любопытством огляделся. Территория курорта видала лучшие времена, но была по-прежнему красивой. Перед Джейкобом было двухэтажное здание в виде полумесяца, бассейн и пышные кустарники с пальмами.
        - Вы не будете жить в главном корпусе отеля, мисс Дейн. Мистер Бринкман приказал снять для вас виллу.  - Харриет остановила автомобиль и покраснела.  - И для мистера Волффа, конечно.
        Ариэль обвила руками шею Джейкоба, жадно поцеловала в губы и прижалась к нему грудью:
        - Мы с Джейкобом не можем дождаться, когда устроимся, да, дорогой?
        Сначала он застыл на месте от шока и вожделения, затем выдохнул и простонал от разочарования, когда Ариэль выскочила из машины. Он приказал себе успокоиться: «Она играет роль, Джейкоб. Возьми себя в руки».
        Харриет слегка ударила его по рукам, когда он попытался взять два чемодана.
        - Нет, нет, нет!  - воскликнула она.  - Я распоряжусь доставить ваш багаж.
        По пути к дому Ариэль несколько раз останавливалась, чтобы дать автограф и пообщаться с поклонниками.
        Джейкоб терялся в догадках, какова реальная Ариэль Дейн. Экзотическая штучка, принимающая льстивые комплименты как должное? Сексуальная и доступная женщина, пробуждающая в нем ненасытное желание? Или испуганная маленькая девочка, которая с детства ведет иллюзорную жизнь?
        Харриет провела их в уютное помещение, оформленное в голубых и зеленых оттенках. Через двойные двери Джейкоб увидел большую двуспальную кровать. Напротив спальни была огромная ванная комната с душем и джакузи.
        - За этой дверью полностью укомплектованная мини-кухня,  - сказала Харриет.  - Беспроводной Интернет работает довольно хорошо, если не идет дождь. Ежедневно будет приходить горничная. Если вам что-нибудь понадобится, обратитесь к менеджеру отеля. Как обычно, к вам будет приходить парикмахер, гример и костюмер.  - Харриет подняла глаза от перечня, за линзами очков ее глаза выглядели гигантскими.  - Я ничего не забыла?
        Ариэль сняла шляпу и бросила ее на стул:
        - Я думаю, вы все предусмотрели, Харриет. Не стесняйтесь и приходите поплавать в бассейне. Мы с мистером Волффом будем… отдыхать.
        Харриет была шокирована. Она нервно перебирала заметки, которые с собой принесла.
        - О нет, мэм. У меня слишком много дел. Я не буду вам мешать. Но позвоните мне, если вам что-нибудь понадобится.
        Принесли багаж. Через несколько минут Харриет вышла вслед за улыбающимся носильщиком, которому Ариэль вручила щедрые чаевые.
        Далее наступила такая тишина, что Джейкоб услышал свист вентилятора на потолке из ротанга и свое учащенное сердцебиение.
        Ариэль скинула туфли, распустила волосы и плюхнулась на матрас. Улыбаясь Джейкобу, она озорно на него посмотрела:
        - С какой стороны кровати ты будешь спать?
        Глава 8

        Ариэль ужасно взволновало непроницаемое выражение лица Джейкоба. Она решила, что ему не понравилась вилла.
        - Скажи что-нибудь,  - потребовала она.
        Он скрестил на груди руки:
        - Ты не предупредила съемочную группу о моем приезде?
        Комната вдруг показалась Ариэль слишком маленькой, ей стало трудно дышать.
        - Я не должна никого предупреждать,  - спокойно ответила она, стараясь не показывать, что боится.  - Я могу привезти на съемки кого захочу. Во всех виллах только двуспальные кровати. Они не захотели поселить меня в отеле.
        - Потому что ты звезда?  - насмешливо спросил он.
        Она пожала плечами:
        - Да.
        Зазвонил ее мобильный телефон. Ариэль быстро ответила и села к Джейкобу боком в тщетной попытке от него отгородиться.
        - Здравствуй, мама. Да. Добралась благополучно.
        Да, он со мной. Как ты себя чувствуешь? Новое лекарство помогает?
        Ариэль разговаривала с матерью несколько минут. Повесив трубку, она обнаружила, что Джейкоб по-прежнему на нее смотрит.
        Прислонившись бедром к дверному проему, он спросил:
        - Как она поживает?
        Ариэль пожала плечами:
        - Хорошо. Она не хочет меня беспокоить, поэтому всегда притворяется бодрой. Врачи ничего не обещают.
        Джейкоб помрачнел:
        - Я знаю, как тяжело терять близких людей.
        - Ты о своей матери?
        - Я был очень маленький, когда она умерла. Я почти ее не помню. Но…
        Ариэль была шокирована. Джейкоб с ней откровенничает и искренне ей сочувствует.
        - Но что?  - прошептала она, у нее пересохло в горле.
        Джейкоб смотрел на нее, но ей казалось, что он ее не видит. Он вспоминал мучительное прошлое.
        - И еще я потерял одного человека во время учебы в университете. У нее был рак. Она была…  - Он резко умолк.  - Не бери в голову. Не нужно было об этом говорить.
        Ариэль соскользнула с кровати, прошлепала через всю комнату и встала рядом с ним:
        - Мне очень жаль, Джейкоб.
        Она взяла Джейкоба за руку. Он сжал ее руку сильными и теплыми пальцами.
        - Профессия врача может быть как благословением, так и проклятием,  - сказал он, глядя на их сцепленные руки.  - Сначала ты думаешь, что спасешь весь мир или, по крайней мере, дорогих тебе людей. Но проходит время, и ты начинаешь понимать, что какими бы навыками ты ни обладал, иногда твои усилия бесполезны.
        У Ариэль сжалось сердце. Она понимала, что Джейкоб редко с кем-нибудь откровенничает. Пожалуй, единственная причина его нынешней откровенности - желание убедить Ариэль в том, что он понимает ее страхи. А может быть, он ненароком ее предупреждает, что по-прежнему любит женщину из своего прошлого.
        Теперь понятно, почему Джейкоб согласился помочь Ариэль. Он чувствует себя виноватым в смерти друга, матери и, возможно, любовницы.
        Поднявшись на цыпочки, Ариэль поцеловала его в щеку, желая утешить.
        Джейкоб напрягся.
        - Мы будем спать вместе?  - На его скулах появился румянец, глаза жадно заблестели.
        Ариэль пальцем стерла мазок губной помады с его щеки:
        - Матрас огромный. Ты боишься спасть со мной в одной кровати?
        За окнами слышался шум волн и женский смех. Ариэль почувствовала аромат еды, и у нее заурчало в животе.
        Джейкоб взял в ладони ее лицо, его теплое дыхание ласкало ее кожу.
        - Я мужчина, Ариэль. Ты просишь меня почти о невозможном,  - резко сказал он.  - Я тебе уступлю, потому что с моим ростом я не смогу спать на диванчике. Но ты должна мне кое-что пообещать.
        - Что?  - Сердце Ариэль учащенно заколотилось.
        Поглаживая пальцами ее скулы, он произнес:
        - Ты должна вести себя примерно. Ты не будешь скакать по дому в прозрачной ночной рубашке, не станешь со мной флиртовать и будешь обниматься и целоваться со мной, только когда потребуется, чтобы убедить окружающих в наших отношениях. Ты меня понимаешь?
        Она накрыла его руки ладонями.
        - Ты прикасаешься ко мне сейчас,  - заметила она, прерывисто дыша и прижимаясь к нему.
        Почему она прежде не замечала, какие длинные у него ресницы? У Джейкоба такие красивые глаза. Иногда они цвета олова, а иногда у них оттенок серого дождливого неба.
        Джейкоб стиснул зубы.
        - Ты флиртуешь как дышишь, да?  - резко бросил ей он обвиняющим тоном.
        - Тебя никто ни к чему не принуждает,  - уточнила она, отчаянно желая снова ощутить вкус его губ.  - Ты можешь уехать в любое время.
        Он крепко ее обнял:
        - Ах ты, чертовка!
        Простонав, Джейкоб страстно припал к ее губам. В тихом омуте черти водятся. Кто бы мог подумать, что сдержанный и волевой Джейкоб Волфф умеет так жадно и горячо целоваться.
        Время остановилось. Ариэль вскрикнула, когда Джейкоб стал ласкать ее грудь через ткань платья. Его прикосновения были нежными, умелыми и уверенными.
        От восторга у Ариэль кружилась голова, но Джейкоб все-таки превозмог себя и медленно прервал поцелуй. Оба прерывисто дышали, их губы припухли от страстного поцелуя. У Ариэль саднило щеку от прикосновения щетины.
        Она облизнулась, легкомысленная и разочарованная.
        - Не я одна в этом виновата,  - самоуверенно сказала она.
        - Кто бы сомневался!  - Он насмешливо посмотрел на нее из-под опущенных век.  - Надень купальник. Пойдем и искупаемся. Может быть, вода охладит наш пыл.
        Ариэль переодевалась в ванной комнате, пока Джейкоб вынес свой чемодан в вестибюль. Она самодовольно посмотрела в зеркало на свое обнаженное тело и набухшие розовые соски.
        Неудивительно, что Джейкоб считает, будто у нее куча любовников. Он думает, что она флиртует с ним ради развлечения. По правде говоря, Ариэль никогда еще не была так серьезно настроена, как сейчас. Ей нужен врач. Но ее влечет к Джейкобу - самому необычному мужчине из тех, кого она знала.
        Ах, ну почему жизнь так сложна?
        Накинув прозрачный саронг поверх цельного купальника темно-синего цвета, она положила кое-какие вещи в пляжную сумку и постучала в дверь, за которой был Джейкоб.
        - Ты одет?!  - крикнула она с часто бьющимся сердцем.
        Он распахнул дверь, сурово оглядел ее с головы до ног и одобрительно вздохнул:
        - Я иду загорать с кинозвездой. Надо написать об этом в Твиттере.
        Она фыркнула, проходя мимо него к входной двери, непроизвольно вздохнув от облегчения:
        - Не смеши меня. Ты слишком умен и значителен, чтобы торчать в социальных сетях.
        Он закрыл за собой дверь и обнял Ариэль за плечи:
        - Почему бы тебе не изменить обо мне свое мнение? Ты строишь столько предположений, принцесса. Неужели я настолько скучен? Я умею валять дурака.
        - Ты? Никогда в это не поверю. Признайся, что похоронил себя в лаборатории.
        - Возможно, я получаю удовольствие от занятий наукой. Но, возможно, мне просто больше нечем заняться. Кроме того, я предпочитаю уединение.
        Он продолжал ее обнимать, пока они шли к пляжу.
        - Ты же сказал, что мы не будем обниматься,  - прошептала она.
        Он вдруг остановился и заправил ей за ухо цветок бугенвиллеи.
        - Мы в общественном месте,  - непринужденно ответил он.  - Я играю роль твоего обожателя. Он наклонил голову: - Доказательство номер один.
        Его поцелуй был мимолетным и предназначался для тех, кто мог за ними наблюдать. Однако Ариэль так разволновалась, что едва не споткнулась и схватила Джейкоба за руку, чтобы не упасть.
        - Извини,  - пробормотала она и вздрогнула, когда заныла лодыжка.
        Джейкоб неодобрительно покачал головой:
        - Зачем ты надела на пляж туфли на высоком каблуке?
        Он расстелил на песке большие полотенца.
        - В киношном мире мы обязаны следовать моде, док. Я не могу носить то, что мне заблагорассудится.
        Он протянул ей руку:
        - Сядь, пока не сломала ногу. Побереги себя для съемок. Кто обращает внимание на то, как ты одеваешься в обычной жизни?
        - Я поддерживаю свой имидж.  - Она опустилась на колени рядом с ним.  - Гламурная одежда, идеальная прическа, дорогие аксессуары. Если я выгляжу как кинозвезда, выигрывают все. Фильмы с моим участием становятся популярнее, обо мне пишут в таблоидах, а мои фанаты верят, будто жизнь прекрасна.
        Джейкоб заметил ее сарказм и сочувственно посмотрел на нее. Ей захотелось съежиться под его пристальным взглядом.
        - Похоже, ты тратишь кучу времени на ерунду. Но зато выглядишь привлекательно,  - сказал он и положил две большие ракушки на края полотенец.  - Мне кажется, ты немного пополнела. Ты принимаешь лекарства каждый день?
        Она кивнула, сняла саронг и, удовлетворенно вздыхая, растянулась на спине.
        - Я делаю все, как доктор прописал,  - пробормотала она и закрыла глаза, стараясь не обращать внимания на высокого и разгоряченного мужчину, лежащего рядом.
        Отель и пляж были огорожены ярко-оранжевым пластиковым забором, на котором красовалась вывеска «Только для съемочной группы». Джейкоб обратил внимание на вывеску, но никак ее не прокомментировал. Он наверняка считает Ариэль избалованной дивой. А она очень старалась не попасть под этот стереотип. Для Ариэль Дейн нынешние условия - единственный способ хотя бы ненадолго укрыться от людских глаз.
        Она не знала, то ли смеяться, то ли сердиться, когда Джейкоб тихонько захрапел. Приоткрыв глаз, она оглядела его натренированное тело и черные плавки. Поразительно красивый мужчина.
        На его груди виднелись черные волоски. У Джейкоба была смуглая кожа, мускулистые руки и торс.
        Она сжала кулаки, поборов желание погладить его плечи и живот.
        Несмотря на возникшее между ними влечение, Джейкоб не мальчик, который мгновенно подчинится Ариэль. Она завидовала его уверенности и решимости. Она боялась, что в один прекрасный день люди поймут, что Ариэль Дейн обычный человек, и тогда ее карь ера закончится. Чем она займется? У нее нет ни образования, ни специальных навыков. Она умеет лишь играть роли и произносить тексты.
        Задумавшись, она повернулась на бок и положила руку на полотенце у бедра Джейкоба. Он был таким безмятежным, что она пригляделась, дышит ли он. Вероятно, он не слишком ею очарован, если так спокойно лежит рядом и не обращает на нее внимания.
        Даже сейчас Ариэль удивлялась, что Джейкоб принял ее предложение. Она отлично знала о том, какое впечатление производит на мужчин, но Джейкоб согласился с ней сотрудничать не оттого, что она его прельстила. Кроме того, он заявил, что они не будут кувыркаться в постели.
        Он просто хотел ее вылечить и оградить от опасности. Но Ариэль не желала, чтобы он относился к ней как к больной и беспомощной женщине. Ариэль жаждала восхищения Джейкоба.
        Ах, какое простое и наивное желание. Почему она решила, что станет для Джейкоба Волффа особенной?
        Тем не менее в глубине души она надеялась, что он будет ею восхищаться.
        Ей предоставляется отличный шанс себя показать. После того как Джейкоб понаблюдает за съемками первой эротической сцены, он перестанет ее игнорировать. Возможно, он возмутится. А может быть, начнет ревновать. Что-что, а равнодушным он точно не останется.
        Глава 9

        Джейкоб облегченно вздохнул, когда Ариэль поднялась и пошла к воде. Он удачно имитировал сон, но с трудом сдерживал сексуальное возбуждение.
        Из-под опущенных ресниц он наблюдал, как она ходит по пляжу. Ее купальник был скромным, но в нем она выглядела еще желаннее.
        Джейкоб хотел Ариэль. Об эмоциональной привязанности не может быть и речи. Если он решится нарушить «обет воздержания», то только из-за сексуального влечения. Ариэль была воплощением хаоса в лучшем его понимании. Она искушала Джейкоба и призывала отказаться от жесткого самоконтроля.
        Поднявшись, он снова посмотрел на Ариэль. Она стояла к нему спиной, обхватив себя руками за талию. Подойдя, он встал рядом.
        - Будем наряжаться на ужин?  - спросил он, стараясь отвлечь ее от размышлений.
        Ариэль слегка повернула голову, ее глаза были скрыты под большими солнцезащитными очками.
        - Я буду,  - сказала она.  - Съемочная группа может одеваться как угодно, а я не могу.
        - Танцы будут?
        Повернувшись к Джейкобу, она удивленно на него посмотрела:
        - Ты намекаешь, что хотел бы потанцевать?
        Он пожал плечами:
        - Я люблю танцевать. Что в этом странного? Ты опять относишься ко мне с предубеждением.
        Ариэль тихонько рассмеялась:
        - С тобой не заскучаешь, док.
        - С тобой тоже.
        - Я умираю от голода. Пойдем и перекусим тем, что есть в холодильнике.
        - Ты сказала Харриет, что мы собираемся отдохнуть. Что она, по-твоему, подумала?
        - Понятия не имею. Она милая, но мне кажется, если я взгляну на нее построже, ее хватит удар. Неужели я такая жуткая?
        - Ты Ариэль Дейн,  - сказал он, подняв руку, когда она попыталась протестовать,  - и ты довольно жуткая. Но, может быть, когда бедняжка Харриет поймет, что ты не кусаешься, она успокоится.
        - Я надеюсь.
        Они вернулись к полотенцам. Ариэль наклонилась, взяла свое полотенце и стряхнула с него песок.
        Глядя на Ариэль, Джейкоб задался вопросом, для чего она постоянно провоцирует мужчин.
        - Я первым иду в душ.
        Ариэль погналась за ним по дорожке.
        - Это несправедливо!  - крикнула она.  - Ты можешь принять душ во дворе. За тобой никто не будет подсматривать.
        - Мне кажется, ты только что меня оскорбила.
        Положив полотенца на веранде, они вошли в дом.
        Ариэль прямиком отправилась в спальню. По-прежнему смеясь, Джейкоб достал из чемодана чистые плавки и туалетные принадлежности. Во дворе стояла душевая кабина, укрытая за стеной из тропических зарослей. Струя воды была горячей и мощной, как нравилось Джейкобу. Когда вода смыла соль и песок с его кожи, он провел пальцами по намыленным волосам и поднял лицо, подставляя его струе. Он представил, что Ариэль стоит рядом с ним, по ее влажной коже скользят мыльные пузыри. Джейкоб тут же возбудился.
        Нелегкий ему предстоит вечер. Когда они вернутся на виллу, ему придется приложить все усилия, чтобы эта чертова огромная кровать не стала для него инструментом пытки. Закрыв глаза, он представил, как овладевает Ариэль…
        Ариэль смеется над ним и дразнит:
        - Это лучшее, на что ты способен, док? Я жду. Докажи, как сильно ты меня хочешь.
        Джейкоб едва сдерживается. Он обхватывает руками ягодицы Ариэль, приподнимает ее и стремительно в нее входит. Оба одновременно вскрикивают от вожделения.
        - Как я тебя хочу…  - хрипло произносит он, шевеля онемевшими губами.
        Он утыкается носом в ложбинку между ее грудей, затем обхватывает губами ее сосок. Ариэль стонет.
        - Красавица,  - приговаривает Джейкоб.  - Какая ты красавица.
        Ариэль обнимает его ногами за талию и сильнее к нему прижимается. Она неторопливо его целует, потом осторожно зажимает его язык между зубами.
        - Поторопись,  - выдыхает она.  - Я на грани.
        Едва переводя дыхание, он замедляет темп.
        - Я буду заниматься с тобой любовью всю ночь. Одного раза мне мало.
        - Для начала сведи меня с ума сейчас.  - Ариэль прикусывает кожу на его шее, и Джейкоб вздрагивает.


        Джейкоб опустил лицо на сгиб руки и приглушенно простонал, почувствовав разрядку. Опустившись на колени, он ощутил, как твердый бетонный пол царапает его кожу. Он ослаб, у него кружилась голова. Вода струилась по его ссутуленным плечам. Когда поток стал холодным, Джейкоб медленно поднялся и выключил кран. Он с ужасом представлял, что придется возвращаться в дом. А вдруг он не совладает с собой и набросится на Ариэль? Что, если, увидев ее улыбку, он стремительно овладеет Ариэль, бросив на кровать?
        Он отказался от сексуальных отношений с женщинами, намеренно похоронив себя в науке, ибо желал забыть первую любовь. Две огромные трагедии лишили Джейкоба желания общаться с женщинами. Запретить себе заниматься с ними сексом было проще, чем снова влюбиться, а потом потерять возлюбленную.
        Долгое время Джейкоб тщательно планировал свою жизнь и держал себя в жестких рамках. И вдруг, с появлением Ариэль, его тело отказалось подчиняться приказам рассудка.
        Собрав волю в кулак, он вытерся и надел плавки. Зря он не захватил с собой брюки. Но он полагал, что выйдет из душа раньше Ариэль.
        Она уже ждала его, когда он вошел в дом. Сидя в мягком кресле, закинув ноги на подлокотник, она оценивающе оглядела Джейкоба.
        - Ты совсем не экономишь воду,  - заявила она. Он почувствовал, что краснеет:
        - Ты из водной полиции?
        Игнорируя тот факт, что Ариэль одета, а он полуголый, Джейкоб полез в чемодан и достал оттуда темные брюки. Он неторопливо их надел, чувствуя ласкающий взгляд Ариэль. С его волос по-прежнему капала вода. Он бросил рубашку на кровать, схватил полотенце и стал вытирать голову.
        Ариэль пристально за ним наблюдала:
        - Ты можешь ослепнуть.
        - О чем ты говоришь?
        - О твоем рукоблудии.
        Джейкоб сильнее покраснел. Невозможно, чтобы Ариэль догадалась о том, чем он занимался в душе. Она наверняка просто его поддразнивает.
        - Ты готова? Извини, что заставил тебя ждать.
        Она склонила голову набок и стала раскачивать ногой в зеленой туфле на шпильке:
        - Сколько еще раз ты намерен это делать, лишь бы не спать со мной?
        Он застегнул рубашку и сел на край кровати, чтобы надеть носки и ботинки.
        - У тебя буйное воображение, Ариэль. И грязные мысли. Я принимал душ. Хватит об этом.
        Джейкоб удивился тому, что умеет лгать. Но ведь его загнали в угол. К его огромному облегчению, она решила больше его не мучить.
        - Я сейчас упаду в обморок от голода,  - сказала она, вставая и поправляя лиловую юбку из тафты и двухцветный облегающий пуловер.  - Пойдем ужинать.
        Они медленно пошли по дорожке, по обеим сторонам которой были расставлены круглые крошечные фонарики, чей свет ничуть не развеивал романтический сумрак. Джейкоб не осмеливался прикоснуться к Ариэль. Сегодня ему будет нелегко играть на людях роль ее парня.
        Ресторан на воде располагался на сваях, с противоположной стороны отеля. В ночи слышалась музыка в стиле техно. По периметру здания, окруженного пальмами, были развешаны гирлянды с белыми лампочками.
        Полумесяц отбрасывал на темно-синее море узкую полоску света. Джейкоб предпочел бы прогуляться по пляжу под луной, но Ариэль должна быть со съемочной группой. Вскоре им обоим предстоит разыгрывать импровизированное представление.
        Войдя в здание, она тут же потащила Джейкоба за собой. Он никогда не был на подобных вечеринках.
        Харриет расположилась в дальнем углу. Она застенчиво помахала им рукой и снова уткнулась в документы. В кресле почти в центре ресторана сидел режиссер-постановщик. Род Бринкман был лысоватым пятидесятилетним мужчиной с лицом и телосложением как у Санта-Клауса. Он достиг успеха в киноиндустрии без чьей-либо протекции.
        Журнал Time в прошлом году назвал его одним из десяти самых влиятельных режиссеров Голливуда. Ариэль прямиком направилась к Роду, не давая Джейкобу возможности собраться с мыслями.
        Она подождала, пока окружающие режиссера люди разойдутся, потом озорно улыбнулась и сделала шутливый книксен:
        - Прибыла по вашему приказанию, сэр!
        Джейкоб наблюдал за пожилым мужчиной. Ариэль утверждала, что он суровый режиссер, но, по мнению Джейкоба, Род Бринкман, несмотря на репутацию, был явно очарован своей ведущей актрисой. Он вскочил и быстро расцеловал ее в обе щеки, а потом предложил ей стул.
        - Род, познакомьтесь с Джейкобом Волффом. Он будет сопровождать меня на съемках.  - Положив руки на плечи Джейкоба, она энергично его поцеловала.
        У Джейкоба засосало под ложечкой, но он сумел снисходительно усмехнуться.
        - Никак не могу с ней расстаться,  - сказал он, помогая Ариэль усесться на стул и располагаясь рядом с ней так близко, что их бедра и ноги соприкоснулись.  - Такая женщина, как Ариэль, заставит любого мужчину забыть о делах и ехать за ней. Надеюсь, вы не возражаете, сэр.
        Бринкман прищурился:
        - Джейкоб Волфф. Тот самый Волфф?
        Джейкоб пожал плечами:
        - Признаюсь.
        Род тут же спросил:
        - Не хотите ли вы инвестировать средства в кинопроекты?
        - Я подумаю.  - Джейкоб рассмеялся.
        Ариэль помахала рукой между двумя мужчинами:
        - Э-э-эй! Больше поговорить не о чем, кроме как о бизнесе?
        Род подозвал официантку и поднял бокал, попросив новую порцию виски.
        - Сегодня никаких разговоров о бизнесе,  - сказал он.  - Скажите мне, Джейкоб Волфф, как вы познакомились с мисс Дейн? Я никогда не видел вас на голливудских мероприятиях.
        Джейкоб заказал сельтерскую воду и откинулся на спинку стула:
        - Меня и Ариэль познакомили общие друзья. С моей стороны это была любовь с первого взгляда.
        Ариэль прищурилась и губами произнесла: «Не переигрывай!»
        Джейкоб уткнулся носом в ее шею:
        - Я так горжусь Ариэль. Говорят, что ваш фильм получит «Оскара».
        Род допил виски и со стуком поставил бокал на стол:
        - Это правда. Но на мне лежит такая ответственность, что иногда я сожалею, что не стал водопроводчиком.
        Люди за соседними столиками рассмеялись вместе с Ариэль и Джейкобом. Бринкман был сказочно богат, с ним хотел работать любой актер.
        Съев суп, Ариэль постучала пальцами по руке Рода:
        - Я пойду и пообщаюсь с народом.  - Она встала и поцеловала Джейкоба в макушку.  - Дорогой, поговори с мистером Бринкманом. Я скоро вернусь.
        Следующие полтора часа Джейкоб наблюдал за Ариэль. Не зря ее называют светской львицей. С кем бы она ни заговаривала, вскоре слышался смех и начиналось веселье. Ариэль вела себя естественно и непринужденно.
        Род покачал головой:
        - Она настоящее чудо. Ничуть не похожа на чертовых примадонн. Я не понимаю, почему до меня никто не дал ей шанс расправить крылья и сняться в достойной картине.
        - Я с вами согласен,  - ответил Джейкоб.
        К Роду кто-то подошел, и Джейкоб получил возможность снова сосредоточить внимание на Ариэль. Она пила только воду. Ей много раз предлагали алкогольные напитки, но она отказывалась, шутя и улыбаясь.
        Мужчины открыто флиртовали с ней, надеясь завладеть ее вниманием. Женщины шептались с ней и задумчиво ее разглядывали, заметив, как она краснеет.
        Ровно в девять часов вечера она вернулась к своему столику, уселась на колени Джейкоба и обхватила его шею. Потом Ариэль наклонилась и взяла пригоршню арахиса со стола.
        - Пора спать, мистер Волфф. Говорят, мой новый режиссер рвет и мечет, если кто-то опаздывает на съемки.
        Род с мутными глазами кивнул:
        - Правильно говорят.  - Он поднялся и зевнул.  - Половина этих молокососов вообще не ляжет спать, но мне нужно, чтобы моя красотка выспалась.  - Он криво улыбнулся Джейкобу.  - Не обижайтесь на старого сукина сына.
        Джейкоб поставил Ариэль, затем поднялся и пожал руку режиссеру:
        - Мне было очень приятно с вами познакомиться, мистер Бринкман. Я с нетерпением жду начала съемок.
        Втроем они вышли из ресторана, и их окутал влажный ночной воздух. Бринкман ущипнул Ариэль за щеку:
        - Завтра у тебя важный день, Ариэль. Не хотелось бы делать предсказаний, но после этого фильма твоя жизнь навсегда изменится.
        Глава 10

        Ариэль и Джейкоб отправились на виллу.
        - Я не хочу его подвести,  - сказала она, чувствуя, что у нее сдают нервы.  - Я знаю, что он получил нагоняй от тех, кто был против моей кандидатуры.
        Вокруг никого не было, поэтому они не держались за руки.
        - Он умен, Ариэль. Он заметил у тебя нереализованный потенциал.  - Джейкоб взял ее за локоть, когда они ступили на темный участок дороги, потом убрал руку.  - Я не познакомился с актером, который будет играть твоего возлюбленного.
        - Он не успел вовремя купить билет и прилетит только завтра утром.
        - Бедняга.
        - Да. Начало съемок будет для него нелегким.
        Ариэль пожалела, что она и Джейкоб не обычная пара влюбленных и они не могут прогуляться подольше. Джейкоб отпер дверь дома, и они вошли внутрь.
        - Я надеюсь, Род знает, что делает, если взял на главные роли меня и этого неизвестного актера. Не дай бог мне стать виновной в провале Бринкмана.
        Сняв туфли, она достала бутылку воды из маленького холодильника. Двуспальная кровать мозолила глаза и буквально приглашала к сексуальным утехам.
        Ариэль уставилась на этикетку на бутылке с водой, не в силах смотреть в глаза Джейкобу:
        - Тебе не нужно идти со мной на съемку. Род хочет снимать сцену с рассветом, поэтому мы прибудем на съемочную площадку рано-рано утром. Оставайся дома и поспи.
        Он снял ботинки и носки и лег на диван, убрав руки за голову, а ноги положив на стеклянный журнальный столик.
        - Я приехал в Антигуа, чтобы за тобой присматривать,  - сказал он, глядя на нее пристально и решительно.  - Я привык вставать в любое время, так что обо мне не беспокойся.
        Она пожала плечами:
        - Как хочешь.
        - Никак не могу решить, ты экстраверт или интроверт?
        Ариэль опешила от резкой смены темы разговора:
        - А я не могу быть и тем и другим?
        - Большинство людей либо экстраверты, либо интроверты.
        - У меня все зависит от ситуации,  - сказала она, отпив воды.  - Я люблю людей и наслаждаюсь общением. Но иногда я ужасно устаю и хочу побыть одна.
        - В этом есть логика.
        Она зевнула:
        - Извини.
        - Готовься ко сну, Ариэль. Иди в ванную комнату первой.
        Она смотрела на него, по давней привычке кусая нижнюю губу.
        - Спасибо, что приехал со мной,  - произнесла она.  - Я понимаю, почему ты установил правила.
        - Ты будешь их соблюдать?
        - Буду.
        Он едва заметно улыбнулся, потом посерьезнел:
        - Поторапливайся, Ариэль!
        Она неохотно поднялась, закрыла за собой балконные двери и вошла в спальню. Достав из чемодана необходимые принадлежности, Ариэль отправилась в душ.


        Джейкобу было не до смеха. Он не мог спокойно представить, как будет лежать на одной кровати с Ариэль. Единственное, что заставляло его держать эмоции в узде,  - это завтрашняя съемка на рассвете.
        Услышав, как Ариэль его зовет, он открыл дверь и глубоко вздохнул.
        - Я скоро,  - пообещал он.  - А ты пока…
        Джейкоб не договорил, к его горлу подступил ком.
        Ариэль стояла у кровати, склонившись над радио будильником. На ней была выцветшая футболка, которая была настолько большой, что ее ворот сполз набок и обнажил плечо.
        - Эта дрянь не работает,  - сказала она.  - Я заведу будильник в телефоне.
        Он отвернулся, уныло осознавая, что ее образ еще долго будет стоять у него перед глазами.
        После холодного душа Джейкоб немного успокоился. Открыв дверь, он обнаружил, что Ариэль крепко спит, натянув простыню до подбородка.
        Он обошел кровать и тихонько выключил лампу на тумбочке с ее стороны. Из-за желания прикоснуться к Ариэль у него зачесались руки. От нее пахло клубникой.
        Очаровательная женщина. То застенчивая и уязвимая, то озорная и соблазнительная. Если бы он собрался жениться, то выбрал бы Ариэль себе в жены. Но семейной жизни он предпочитает работу в клинике и науку.
        Джейкоб все-таки позволил себе прикоснуться к Ариэль - отвел прядь волос от ее щеки. Затем он вернулся на свою сторону кровати и залез под одеяло.


        Ариэль крепко спала и проснулась до звонка будильника. Выключив его, она выскользнула из кровати. Несколько лет назад она приучила себя просыпаться в любое время. Умывшись и почистив зубы, она надела черные штаны для йоги и тонкий пуловер из овечьей шерсти.
        Джейкоб проснулся, когда она вышла из ванной комнаты.
        - Который час?
        - Еще ночь. Спи.
        Пригладив волосы пальцами, он откинул одеяло и сел.
        - Кофе?  - спросил он скрипучим голосом.
        - Мы с Харриет попьем кофе в машине. Отсюда до съемочной площадки несколько минут езды. Съемки будут в соседней бухте. Ты действительно хочешь ехать со мной?
        Джейкоб встал. На нем были только тонкие помятые хлопчатобумажные брюки.
        - Дай мне пять минут,  - сказал он, протирая заспанные глаза.
        Ариэль прижала руку к груди, словно боясь, что выскочит сердце. С голым торсом Джейкоб Волфф больше походил на наемника, чем на доктора.
        Джейкоб был готов ровно через пять минут.
        - Доброе утро, Харриет!  - поздоровалась Ариэль со своей помощницей и улыбнулась ей.  - Спасибо, что вовремя приехали.
        Выражение лица Харриет было трудно разобрать в тусклом свете, но ее поза и жесты говорили о том, что она по-прежнему напряжена.
        Ариэль и Джейкоб уселись на заднее сиденье. Между ними в картонной коробке стоял небольшой графин с крышкой. Джейкоб налил кофе в чашки и одну из них протянул Ариэль. Она отпила и немного поморщилась, когда горячая жидкость опустилась в пустой желудок.
        Схватив горсть мюсли из открытого пакета, она забросила их в рот и начала жевать. Ариэль нервничала. Забившись в угол, она уставилась в темноту.
        Она вздрогнула, когда почувствовала на бедре теплую руку Джейкоба.
        - Расслабься, Ариэль. Ты всегда такая нервная?
        Она отрывисто рассмеялась:
        - Иногда бывает хуже. Но через три или четыре дня все наладится. Сначала всегда трудно.
        Он погладил ее по спине, держа в руке чашку кофе:
        - По-моему, сейчас я должен тебе сказать, чтобы ты представила всех своих коллег нагишом и поняла, как они нелепы.
        Она захихикала:
        - Пожалуйста, не надо.
        Харриет повернула направо и поехала по недавно проложенной дороге, ведущей на пляж. Луна висела низко над горизонтом, на съемочной площадке было много софитов.
        Ариэль и Джейкоб вышли из машины.
        Она с волнением предвкушала начало съемки. Джейкоб стоял рядом, допивая третью чашку кофе. Ариэль указала на большую палатку:
        - Там еда и все необходимое. Если хочешь, поспи в машине. Мне пора к гримеру. А ты справишься?
        Он мягко ее поцеловал, его губы были теплыми, от них пахло сливками.
        - Я большой мальчик. Обо мне не беспокойся. Иди и работай.
        Она коснулась его щеки. Ей нравилась уверенность и внутренняя сила Джейкоба.
        - Я рада, что ты здесь.  - На мгновение она позавидовала его покойной возлюбленной.
        Расправив плечи, он потянулся:
        - Я тоже. А теперь уходи. У тебя все получится.
        Ариэль ушла, улыбаясь. Бросив на Джейкоба взгляд через плечо, она увидела, что он смотрит ей вслед. Интересно, о чем он думает?
        Глава 11

        Джейкоб бродил недалеко от съемочной площадки, удивляясь тому, как оперативно и слаженно работают десятки людей. Род отдавал приказы хриплым от курения и недосыпа голосом.
        Ариэль отправилась к гримеру. Она проспала всего пять часов, но встала с постели с ясными глазами и розовыми щеками.
        Когда Ариэль появилась на площадке сорок пять минут спустя, Джейкоб поначалу ее не узнал. И только когда Род развел руками и поклонился, Джейкоб понял, что это главная героиня - Виола, содержательница борделя.
        На Ариэль было атласное платье оттенка спелой сливы. Ее волосы были уложены в сложный пучок с искусными завитками на затылке и около ушей. Присмотревшись, Джейкоб увидел низкое декольте, представляющее взору соблазнительную грудь.
        У него пересохло во рту. Ариэль даже не взглянула в его сторону. Она обсуждала с Бринкманом предстоящую сцену, позируя, приподнимая юбки и обнажая красивые ножки.
        Джон Ингланд оказался совсем не юным. Высокий, широкоплечий блондин, если он и нервничал, то этого не показывал. Он с почтением относился к режиссеру и ведущей актрисе, быстро следуя указаниям.
        Начало светать, когда Бринкман приказал приступить к съемке.
        Ариэль горделиво стояла перед морским офицером и говорила:
        - Вам не удастся меня шантажировать. Я уже сказала, что не продаюсь.
        Ее мучитель излучал силу, властность и похотливость. Он схватил ее за плечи.
        - Я могу сделать так, что ваш бордель прикроют, мисс Виола. Ваши роскошные девочки снова будут работать служанками и прачками. Вы этого хотите?
        Виола попыталась высвободиться. Офицер по фамилии Лэндон резко потянул ее к себе:
        - Ты расхаживала вокруг верфи в роскошном платье и призывно хихикала. Что, по-твоему, должно произойти? У меня на трех кораблях одинокие моряки, которые давно не видели своих жен. Большинство из них не могут купить себе женщину. Но я могу, Виола. И ты либо согласишься на мои условия, либо пострадаешь.
        Он прижал ее к груди и жадно поцеловал в губы. Виола колотила его кулаками по плечам.
        - Я знатная леди!  - вскрикнула она.  - Не смейте так со мной поступать.
        Медленно отпустив ее, он сделал шаг назад и вытер ладонью рот. Джон Ингланд отлично вжился в роль.
        - Я буду поступать так, как хочу,  - тихо сказал он.  - Я приду к тебе сегодня вечером после захода солнца. Жди.
        Резко повернувшись, он зашагал по пляжу и скрылся за гористым выступом. Виола подняла лицо к небу, слезы текли по ее щекам. Она стояла одна на фоне океана, хрупкая и беззащитная.
        - Снято!
        Джейкоб вздрогнул, возвращаясь к реальности при звуке голоса Рода Бринкмана. Джейкоб настолько увлекся историей, что потерял чувство времени. Съемочная группа поспешно готовилась к следующему дублю, пока не взошло солнце. Джон вернулся. Костюмер поправил платье Ариэль. Снова начались съемки.
        Ариэль все-таки замечательная актриса. Она стоит по щиколотку в пенистой воде и ни на что не жалуется.
        Хотя она и Джон Ингланд не встречались до сегодняшнего дня, оба играют очень убедительно. Джейкоб чувствовал страх и разочарование ее героини. И он сопереживал Лэндону.
        Морской офицер был честным человеком, героем. Ариэль разрешила Джейкобу прочесть часть сценария, и ему понравилась сюжетная линия. Лэндон разрывался между чувством долга и страстью к прелестной Виоле.
        По иронии судьбы Джейкоб тоже терзался от страсти к Ариэль.
        В одиннадцать часов объявили перерыв. Ариэль подошла к Джейкобу, покачивая бедрами в платье с объемной юбкой.
        - Как тебе?  - встревоженно спросила она.
        Джейкоб притянул ее к себе и неторопливо поцеловал. Его сердце замерло. Ариэль была настоящей соблазнительницей. Джейкоб представлял, что чувствовал Лэндон.
        - Ты была неповторима,  - с готовностью ответил он.  - Бринкман прав. Этот фильм сделает тебя звездой.
        Несмотря на усталость, она дерзко улыбнулась.
        - Я уже звезда,  - заявила она, очаровательная в своем хвастовстве.
        - Ты будешь суперзвездой.
        - Вот так лучше.
        При виде ее самодовольной улыбки он рассмеялся:
        - Тебе уже можно уйти?
        - Да. Я переоденусь в мгновение ока. Скажи Харриет, что мы сейчас поедем.
        На обратном пути Ариэль уснула, положив голову ему на плечо. Джейкоб был единственным, кто знал, что Ариэль еще слишком слаба, ибо до конца не оправилась от болезни. Он прижимал ее к своей груди, беспокойно поглядывая на ее бледное лицо.
        Харриет встретилась с ним взглядом в зеркале заднего вида:
        - Мне отвезти вас на виллу или вы хотите пообедать в ресторане?
        - Я думаю, сегодня мы закажем еду на виллу.
        Она кивнула:
        - Договорились.
        Когда они приехали, Ариэль по-прежнему спала.
        Джейкоб сильнее забеспокоился, но не подал виду.
        - Она почти не спала ночью,  - непринужденно сказал он Харриет.  - Я отнесу ее в дом.
        Помощница Ариэль округлила глаза, но не стала ничего комментировать. Джейкоб понадеялся, что она не будет распространять сплетни. Харриет придержала для Джейкоба дверь, а потом ушла.
        Горничная уже убрала комнаты. Джейкоб отодвинул одеяло и положил Ариэль на край кровати.
        - Поспи со мной,  - сонно скомандовала она, открыв глаза.
        Джейкоб колебался. Он устал. Они оба были полностью одеты.
        - Разве ты не хочешь пообедать?  - спросил он, медля с решением.
        Она закрыла глаза и пробормотала:
        - Я слишком устала.
        Свернувшись калачиком, Ариэль погрузилась в сон. Сняв ботинки, Джейкоб лег рядом с ней, обнял и прижал к груди. Перед тем как уснуть, он смотрел на крутящийся потолочный вентилятор.
        Ариэль проснулась и обнаружила, что Джейкоб Волфф обнимает ее, лежа в постели. Она не шевелилась, наслаждаясь ощущениями. Удивительно, что он согласился лечь рядом с ней. Должно быть, он очень устал.
        Она осторожно перевернулась на спину, чтобы посмотреть в его лицо. Утром он не успел побриться - на его подбородке красовалась темная щетина.
        У Джейкоба был классический профиль. Она заметила небольшой шрам на его переносице и предположила, что у него был сломан нос. Наверное, подрался с братьями или упал, катаясь на лыжах. Ариэль осторожно провела пальцем по его нижней губе.
        - Вот что ты делаешь, а?  - проворчал он с закрытыми глазами.
        Так как он не убрал ее руку, она обвела пальцем контур его уха.
        - Черт побери!  - Он схватил ее запястье и уставился на нее сонными глазами.  - Ты забыла об уговоре?
        - Я хочу тебя, Джейкоб Волфф,  - откровенно заявила она.  - Я никогда не встречала такого мужчину, как ты. Ты не думаешь, что нам будет хорошо в постели?
        Ариэль ахнула, когда он слегка потянул ее за сосок. По ее телу разлился жар.
        - У нас нет ничего общего,  - серьезно произнес он.
        Она села и провела рукой по переду его брюк:
        - А это?
        На этот раз он не стал отстранять ее руку. Осмелев, она принялась ласкать Джейкоба через ткань джинсов. Он закрыл глаза, стиснул зубы и нахмурился. Ее беспокоило его молчание.
        - Мне остановиться?  - спросила она дрожащим от волнения голосом.
        Он ладонью прижал ее руку к своей плоти:
        - Не двигайся. Просто прикасайся ко мне.
        Ариэль осторожно сжала пальцы и услышала, как Джейкоб простонал. Она смутилась, осознав, какую власть имеет сейчас над Джейкобом.
        - Я думаю, ты мне врешь,  - сказала она, решив озвучить сильнейший из своих страхов.
        Несмотря на крайнюю степень возбуждения, он ответил:
        - Я не вру.
        - Ты находишь отговорки, чтобы не быть со мной. Мы хотим друг друга, Джейкоб. Нет никаких причин отказываться от близости. Признайся, что твои отговорки, что я слишком молода, а ты мой доктор, ничего не значат.
        - Тебя не смущает, что мы слишком мало знакомы?
        - Пустяки,  - сказала она, наклоняясь и нежно его целуя.  - Я хочу, чтобы ты был искренним. Тебя смущает, что у меня было много любовников?
        Он сел, отстраняя ее руку. Запустив пальцы в ее волосы, он жадно припал к ее губам.
        - Не глупи. Я не считаю, что ты должна жить как монахиня. Я не верю в двойные стандарты.
        Они упали на кровать навзничь.
        - Тогда дай нам шанс,  - тихо сказала она и простонала, когда он стал покусывать ее шею.
        Некоторым женщинам нравятся плохие парни. Ариэль хотела совсем другого мужчину.
        Когда его рука скользнула у нее между ног, Ариэль напряглась. Она испуганно вскрикнула от нахлынувших ощущений. Джейкоб продолжал ласкать ее сквозь тонкую, эластичную ткань брюк. Через несколько минут ее накрыл мощный оргазм.
        Джейкоб уткнулся носом в ее ключицу, горячее дыхание обжигало ее кожу.
        - Я не это имела в виду,  - прошептала она.  - Ты по-прежнему… Я хотела сделать тебе приятно.
        - Ты сделала мне приятно, принцесса. Но на сегодня хватит экспериментов.
        Она вздохнула и провела языком под его подбородком:
        - Я не понимаю, почему ты такой упрямый. Мы с тобой в тропическом раю. Ты притворяешься моим парнем. И я не больна. Почему бы нам немного не развлечься?
        - Ты действительно так наивна?
        - Теперь ты мне грубишь и говоришь со мной свысока.
        Он погладил ее волосы:
        - Ты удивительная женщина, Ариэль. Тебя ждет невероятное будущее. Зачем тебе связываться со стариком вроде меня?
        - Тебе тридцать лет,  - отрезала она.  - Древним тебя не назовешь.
        Джейкоб рассмеялся:
        - Давай оставим эту тему. Ты будешь очень занята на съемках. Тебе сейчас не до романов. Разве я не прав?
        - Может быть,  - неохотно признала она.  - Но ты все равно говоришь со мной свысока.
        Он поцеловал ее в макушку:
        - Я не прощу себе, если воспользуюсь твоей слабостью. Так что не дави на меня, пожалуйста.
        Слезы жгли глаза Ариэль, но она не позволила себе расплакаться.
        - Я постараюсь,  - прошептала она.  - Но больше я ничего тебе не обещаю.
        Глава 12

        Джейкоб заставил себя выбраться из постели. Он приложил немало усилий, чтобы притвориться, будто не произошло ничего особенного. Он был напряжен до предела, изнывая от нестерпимого желания.
        Проклиная свое бесстыдство и сомнения, он потянулся к телефону:
        - Я закажу обед. Что бы ты хотела поесть?
        Ариэль по-прежнему на него злилась. Ну и ладно.
        Пусть лучше злится, чем обижается.
        - Мне все равно,  - заявила она.
        Джейкоб скрылся в гостиной, пока Ариэль принимала душ. Он не доверял своему самообладанию. Его руки по-прежнему покалывало от прикосновения к ее телу.
        «Какой я все-таки идиот»,  - подумал Джейкоб Волфф. Он уже представлял, как братья потешаются над его неуместным благородством. Джейкоб позавидовал Гарету и Кирану, которые наверняка сейчас лежали в постелях рядом с женами.
        Он тоже хотел обзавестись семьей, но ужасно трусил. Даже наблюдая за счастливыми братьями, он не мог переломить свой страх и рискнуть связать себя узами брака.
        Ариэль бросила ему вызов. Импульсивная, страстная и чувственная женщина. В нее легко влюбиться.
        Но Ариэль привыкла жить в мире иллюзий. Даже сейчас, воплощая на экране образ несчастной куртизанки, она сыграет так убедительно, что у зрителей не останется сомнений, что лучше любить и потерять, чем не любить вообще.
        Но Джейкоб не верит в эти сказки. Да и родителям Дианы было не до рассуждений о любви, когда они старались спасти свою дочь. Джейкоб до сих пор не понимает, как он тогда выжил. Он с головой ушел в работу, чтобы хотя бы ненадолго притупить душевные страдания.
        В Антигуа ему пришлось жить по жесткому графику: вставать до рассвета и ложиться спать ближе к полуночи. Днем Ариэль и Джон Ингланд репетировали и готовились к следующему съемочному дню. Темп съемок был для Ариэль изнуряющим, потому что она появлялась практически в каждой сцене.
        Джейкоба ошеломила ее способность запоминать целые страницы текста. Она обладала отменными способностями, но терзалась оттого, что не имеет полноценного образования. Ариэль была крайне не уверенным в себе человеком, несмотря на большие успехи в актерской карьере.
        Он впервые в жизни наблюдал за работой съемочной группы, но подозревал, что не все кинозвезды так непринужденно общаются с персоналом, как Ариэль. Она играла в покер со стариками и обменивалась фривольными шутками с молодыми, сочувствовала женщинам, вынужденным терпеть слабости своих приятелей, и благодарила всех, кто помогал ей во время съемок.
        Ариэль изменилась. Хотя она по-прежнему словесно дразнила Джейкоба, в их отношениях установились определенные границы. Она прикасалась к нему только на публике.
        Первые три недели съемок прошли довольно спокойно, но беда маячила на горизонте. Род безжалостно эксплуатировал актеров и членов съемочной группы, заставляя их работать в жестком темпе, пользуясь установившейся хорошей погодой. Ариэль работала больше остальных, полностью выкладываясь в каждом дубле.
        Она быстро подружилась с Джоном - оба обожали видеоигры и розыгрыши. Джейкоб мог бы приревновать Ариэль, если бы не очевидный факт: она и Джон вели себя скорее как брат и сестра, чем как потенциальные любовники.
        Товарищество Джона и Ариэль очень помогало им вжиться в роли. Джейкоб наблюдал, как прекрасная Виола неохотно влюбляется в мужчину, который старался ее покорить. Джейкоб надеялся, что финальная сцена смерти главной героини будет снята по возвращении в Лос-Анджелес. Он был уверен, что ему не хватит мужества смотреть, как Ариэль «умирает» у него на глазах. Она играла настолько убедительно, что, вне сомнения, могла растрогать до слез даже искушенных зрителей.
        Ариэль почти все время питалась кофе и йогуртом. Как только появлялась возможность, Джейкоб уговаривал ее немного поесть и внимательно следил за ее самочувствием.
        Однажды днем, когда ей следовало спать, Джейкоб обнаружил ее сидящей на краю кровати. Ариэль подписывала кучу фотографий для поклонников.
        Джейкоб остановился в дверях:
        - Я думал, что ты спишь.
        Она виновато на него посмотрела:
        - Ты знаком с Реджи, ассистентом оператора? У его дочери день рождения. Я предложила раздать ее друзьям мои фотографии с автографами. Девочки-под ростки довольно безжалостны друг к другу в этом возрасте. Раздав мои фото, дочь Реджи повысит свой авторитет в их глазах.
        - Как мило.
        - Ерунда.
        «Пожалуй, не ерунда»,  - подумал Джейкоб. Немногие с такой щедростью и предусмотрительностью относятся к другим людям.
        Он сел рядом с ней и потянул за кончики волос, затянутых в хвост:
        - У меня хорошая новость.
        Она коснулась головой его плеча:
        - Выкладывай.
        - Род дает всем выходной. Он доволен тем, как идет съемка, и решил всех поблагодарить.
        - Кто бы мог предположить, что этот капризный и внешне грубый мужчина в душе мягкий, как плюшевый мишка.  - Подписав последний снимок, она засунула пачку фотографий в конверт.
        - Ну, я бы так не сказал. Но ты способна видеть в людях их лучшие качества. Ты мне за это нравишься.
        На ее щеках появился румянец.
        - Приятно слышать.
        - Я могу быть хорошим, если захочу.  - Он обнял Ариэль.  - Как насчет празднования? Я утащу автомобиль у Харриет и отвезу тебя в «Ширли-Хайтс», где мы будем наблюдать закат. Живая музыка в стиле регги. Танцы. Морепродукты. Что скажешь?
        - Что мы празднуем?
        - О, я не знаю. Все сразу. Я рад, что приехал с тобой, Ариэль. Мне полезно понаблюдать за тем, в каком мире ты живешь.
        - В тебя влюбилась вся съемочная группа.
        - Вся?  - Он потянул зубами мочку ее уха.
        Ариэль резко вдохнула, сжала кулаки и опустила ресницы.
        - Мне не позволено тебя любить,  - чопорно ответила она.  - Мне не разрешается даже приближаться к тебе. Мне можно только смотреть на тебя.
        Он поцеловал ее чуть ниже уха, ощущая запах ее тела и кокосового масла.
        - Ты примерно себя вела, да?
        Положив голову ему на плечо, она мечтательно улыбнулась:
        - Не то слово, как примерно.
        - Тогда ты заслужила поощрения. Мы оба его заслужили.
        Обняв его за шею, она быстро и нежно поцеловала его в губы:
        - Поощрение должно быть особенным.
        Проклятье! Джейкоб не предполагал, что так быстро возбудится. Он обнимал Ариэль, одетую в прозрачную белую юбку и лимонно-желтый бюстгальтер-бикини, который едва закрывал соски.
        - Давай отправимся туда, где много людей, и поиграем на публике,  - сказал он.
        Она убрала руку с его шеи и надула губы:
        - Разве это развлечение? Я думала, мы останемся в доме.
        Джейкоб жил с постоянным искушением. Ежедневно, иногда ежечасно он заставлял себя держаться от Ариэль на расстоянии.
        - Мы уходим,  - решительно сказал он.  - Надень модное платье. Я вернусь за тобой через час.


        У Ариэль потеплело на душе. Она пойдет на свидание с Джейкобом Волффом. От волнения у нее закружилась голова. Приняв душ, она стала раздумывать, что надеть.
        Она увлеклась Джейкобом, хотя понимала, что влюбленность может ей навредить. Члены съемочной группы считали, что она и Джейкоб каждую ночь занимаются сексом. Они поддразнивали ее мягко, но настойчиво. В ответ Ариэль только мило улыбалась. Ее отношения с Джейкобом никого не касаются. Кроме того, если кто-то скажет, что ее сосед по комнате предпочитает принять холодный душ вместо того, чтобы заняться с ней любовью, этому человеку никто не поверит.
        Десять минут Ариэль просматривала содержимое шкафа и наконец выбрала серебристое платье до колен из очень тонкой ткани, похожей на паутину. Платье было посажено на атласную подкладку, которая поблескивала, когда Ариэль двигалась. Простой лиф, тонкие бретельки и несколько складок сзади, напоминающих кринолин.
        Вечернее платье было очень привлекательным, в нем Ариэль чувствовала себя женственной и раскованной. К платью она надела серебристые туфли на высоком каб луке, крошечные бриллиантовые серьги и браслет, доставшиеся ей от бабушки.
        Ариэль расхаживала по комнате, когда открылась дверь. На нее уставился умопомрачительно красивый мужчина, одетый в темно-серые льняные брюки, светло-серый льняной пиджак, кремовую шелковую рубашку с вырезом лодочкой и кожаные ботинки.
        Ариэль сглотнула:
        - Я готова.
        Он подошел к ней, но Ариэль, к своему глубокому огорчению, непроизвольно шагнула назад и уперлась спиной в стену.
        Увидев его залихватскую улыбку, она поняла, что он догадался, какое произвел на нее впечатление.
        - Сегодня ты выглядишь как настоящая принцесса,  - тихо произнес он, поглаживая ее руки. Взяв за запястья и разведя ее руки, он оглядел Ариэль с головы до ног.
        Ее сердце учащенно билось. Выпрямив спину, она вздернула подбородок и посмотрела на Джейкоба в упор.
        - Ты и сам неплохо выглядишь. Ты похож на греческого бога, который недавно приоделся.
        Он пожал плечами:
        - Я не хотел, чтобы ты меня стыдилась.  - Он достал из кармана бархатную коробочку.  - Я купил тебе подарок.
        - Я люблю получать подарки, но почему ты решил сделать его сейчас? Съемки еще не закончились.
        Криво усмехаясь, он покачал головой:
        - С днем рождения, Ариэль!
        Она охнула:
        - Я совсем забыла. На этом острове никогда не знаешь, какой сегодня день.
        - Невероятно.  - Он покачал головой.
        - Как ты узнал?
        - Я видел твой паспорт. Мне не следовало совать нос не в свои дела, но я хотел узнать, как часто ты летаешь по миру. Я под впечатлением. Ну же,  - сказал он,  - открой футляр.
        Медленно подняв крышку футляра, она вскрикнула от удивления и восторга. Перед ней была брошь в форме короны размером с пятицентовую монету. В основании брошь была украшена маленькими бриллиантами, а сверху - еще более мелкими рубинами, изумрудами и сапфирами.
        - Она наверняка стоит целое состояние,  - сказала Ариэль.  - Я вряд ли смогу ее принять. Ты ставишь меня в неловкое положение.
        Джейкоб нахмурился:
        - Зачем ты заговорила о цене? Надень эту штуковину, и пойдем.
        - Ну вот, ты рассердился.  - Она была искренне озадачена.  - Подарок прекрасный, Джейкоб.
        Она прикрепила брошь на бретельку, наверху лифа. Маленькая брошь красиво поблескивала.
        Наклонившись, Ариэль нежно поцеловала Джейкоба:
        - Мне очень понравилось. Я не хотела показаться неблагодарной.
        Он неохотно шагнул назад:
        - Я не делаю тебе одолжений. Я доктор, исполняющий свои обязанности.
        - Я думала, ты мой друг.
        Как только они познакомились, Ариэль действительно хотела, чтобы Джейкоб стал ее другом. Но теперь ей хотелось гораздо большего.
        Он смотрел на нее с нескрываемым желанием:
        - Проблема в том, что я до сих пор не понимаю, какие отношения нас с тобой связывают, Ариэль.
        Глава 13

        Джейкоб ругал себя за то, что поддался импульсу и купил Ариэль подарок. Влажный блеск ее глаз и ошарашенное выражение лица сказали ему, что она неверно истолковала его намерения.
        По правде говоря, он просто решил купить ей красивую и забавную вещицу по случаю дня рождения. Ариэль радовалась пустякам, поэтому ему хотелось сделать ей приятное. Несомненно, Джейкоб не первый и не последний мужчина, который дарит ей подарки.
        Он подвел ее к машине. Ариэль осторожно ступала в туфлях на высоченном каблуке. Джейкоб не хотел, чтобы она переломала себе ноги, поэтому подхватил ее на руки и усадил на пассажирское сиденье.
        - Спасибо,  - тихо сказала она, светясь от счастья. Он коснулся ее носа кончиком пальца:
        - Все, что пожелаете, принцесса. Харриет пригнала к дому чистый и отполированный автомобиль с полным баком. Джейкоб поблагодарил помощницу Ариэль легким поцелуем в щеку. Харриет одновременно обрадовалась и опешила. Она была необычным существом, зацикленным на работе.
        Когда они подъехали к месту назначения, Джейкоб помог Ариэль выйти из машины.
        - Осторожнее,  - сказал он.  - Тротуар неровный.
        Он подвел ее к входной двери двухэтажного здания, которое выглядело так, будто было построено еще во времена Первой мировой войны. Из дома доносилась песня Джимми Баффетта.
        Ариэль потянула Джейкоба за собой.
        - Пошли,  - произнесла она.  - Давай найдем столик, пока не пришло много народу.
        Он остановился.
        - Разве ты не хочешь наблюдать закат?  - Мельком взглянув на часы, он понял, что они приехали раньше, чем он рассчитывал.
        Ариэль нетерпеливо пританцовывала на месте.
        - Раз уж мы с тобой только друзья,  - многозначительно сказала она,  - то я не хочу наблюдать закат. Я хочу танцевать.
        Он распахнул дверь. В прохладном зале сначала было темно, а затем включилось освещение, и около шестидесяти голосов прокричали в унисон: «Сюрприз!»
        Ариэль остановилась и непроизвольно дернула Джейкоба за руку.
        Все вокруг стали выкрикивать поздравления. Обычно вспыльчивый и сварливый, Род Бринкман улыбнулся:
        - С днем рождения, Ариэль!
        Она покраснела до корней волос и закрыла щеки руками:
        - Я не знаю, что сказать.
        Один из осветителей, почти пьяный, крикнул из дальнего угла:
        - Начинаем веселиться!
        Все рассмеялись и вернулись на свои места, а Джейкоб и Ариэль прошли за столик режиссера. Заиграла ритмичная музыка, и вскоре небольшой танцпол заполнился людьми. Бринкман похлопал Ариэль по руке:
        - Надеюсь, тебе понравилось. Эта идея пришла в голову костюмерам. Они от тебя без ума.
        Обычно неугомонная, Ариэль мгновенно притихла. Следующие полчаса, пока они ужинали, она была необычно молчалива. Когда Ариэль поела, Джейкоб наклонился к ней и спросил:
        - Ты подкрепилась? Уже хочешь танцевать?
        Она положила сумочку на стол и взяла его за руку:
        - Я думала, ты никогда не спросишь.
        Словно по команде, местная музыкальная группа заиграла на свой лад песню Элтона Джона Can You Feel the Love Tonight. Ариэль прижалась щекой к плечу Джейкоба, а он поглаживал ее по спине, пока они двигались в такт музыке.
        - Я хотела сегодня вечером побыть с тобой наедине.
        - Они так старались сделать тебе сюрприз. Ты сердишься?
        - Нисколько не сержусь. Я тронута. Я очень везучая.
        Услышав грустные нотки в ее голосе, он спросил:
        - Ты в порядке, Ариэль? Ты получила плохие новости о матери?
        - Нет. Я говорила с ней сегодня днем, ее состояние стабильное.
        - Тогда что?
        - Съемочная группа,  - произнесла она, растягивая слова.  - И актерский состав. Во время съемок я привязываюсь ко многим из них, как к родным. На какое-то время они становятся моей семьей.
        Он молчал, пытаясь понять, что она недоговаривает.
        - В этом нет ничего плохого, Ариэль. Ты любишь людей, и они отвечают тебе тем же. А семьи бывают разные.
        - Я завидую тебе. У тебя есть братья, а я останусь одна, когда умрет моя мама.
        - У тебя совсем нет родственников?
        - Несколько лет назад я расспрашивала об этом маму, но она говорит об этом неохотно. Она - единственный ребенок в семье, как и я. А родственники по линии папы не желают с нами общаться.
        - Почему бы тебе не расспросить ее снова?
        - Я не могу. Не сейчас. Она поймет, почему я спрашиваю.
        Он поцеловал ее в висок:
        - Я поделюсь с тобой своими родственниками. Поверь, иногда я бы с радостью от них избавился.
        - Ты лжешь,  - приглушенно рассмеявшись, сказала она.
        Джейкоб был доволен, что ему снова удалось ее рассмешить.
        Одна песня закончилась, и началась другая. Джейкоб вывел Ариэль на затененную террасу.
        - Ты заслужила поцелуй по случаю дня рождения,  - тихо произнес он, положив руки на ее бедра и прижимая ее к себе.
        Она запрокинула голову, ее волосы поблескивали в темноте.
        - А я думала, ты выкинешь что-нибудь в своем духе. Например, отшлепаешь меня.
        - Не искушай меня.  - Он стал покрывать легкими поцелуями ее лоб, чувствуя знакомый и манящий аромат ее духов.  - С днем рождения, Ариэль.
        - Я стала на год старше,  - прошептала она.  - Мне двадцать три. Я только на семь лет моложе тебя. Семерку можно округлить до пятерки. Мы почти ровесники.
        - Я твой врач.
        - Я совершенно здорова.
        Ариэль обняла Джейкоба за шею. Он неторопливо ее целовал, скользя языком в ее рот, а она тихонько постанывала.
        - Нам надо поговорить,  - хрипло сказал он.
        Она засунула руку под его рубашку и погладила его грудь. Джейкоб вздрогнул, когда она провела ноготками по его соску.
        Ариэль чувственно рассмеялась, радуясь своей власти над ним.
        - Я с нетерпением тебя выслушаю,  - глухо произнесла она, сильнее распаляя Джейкоба, и поцеловала в губы.  - Но я считаю, что иногда поступки выразительнее слов.
        Их поцелуи становились все горячее.
        - Если мы не остановимся,  - выдохнул он, держа ее за бедра,  - то я возьму тебя прямо здесь.
        Ариэль отступила назад и высвободилась из его рук.
        - Мы уедем через тридцать минут,  - выдохнула она.  - Мы должны вернуться. Я не могу уйти с собственной вечеринки прямо сейчас. Это будет невежливо.
        Джейкоб выругался:
        - Ты иди. Я не могу показаться перед ними в таком виде.
        Ариэль помедлила, кончики их пальцев осторожно соприкасались.
        - Ты в порядке?
        Едва переводя дыхание, он прислонился спиной к каменной стене и выдавил:
        - Иди.
        Когда Ариэль ушла, Джейкоб глотнул воздуха, закрыл глаза и постарался успокоиться.
        Вернувшись на вечеринку, он солгал, что его задержал важный телефонный звонок. Ариэль танцевала в окружении поклонников, которые пользовались редкой возможностью удостоиться внимания звезды.
        Бринкман, заметив выражение лица Джейкоба, отпил виски и спросил:
        - Что тебя гложет?
        Джейкоб пожал плечами:
        - Я не любитель вечеринок.
        - Значит, ты выбрал неподходящую девушку. Ариэль обожает общение. Она самая непритязательная звезда, с которой я когда-либо работал. Никаких требований. Никаких капризов. Ариэль трудолюбивая, невероятно красивая и талантливая женщина. К ней тянутся люди.
        - Я знаю,  - спокойно ответил Джейкоб, следя за танцующей Ариэль.  - На самом деле я все понял в первый день съемок. Скажи, Род, ты веришь в истории, которые публикует о ней желтая пресса?
        Бринкман фыркнул:
        - Мы называем их фантастикой.
        - А мужчины? Они пользуются ее добротой?
        Режиссер прищурился, глядя на Ариэль, и произнес:
        - Они могут думать что угодно. Но не стоит недооценивать Ариэль. Она сделала карьеру в кино не только благодаря хорошему характеру, но и уму. Она не умеет притворяться и ведет себя естественно. Это большая редкость в среде актрис, которые обычно страдают нарциссизмом.
        - Я не ревную.
        - Я и не считаю, что ты ревнуешь. Мужчины не идут на риск, если он не оправдан.
        - Какой риск?
        - Не валяй дурака, Волфф. Ты дважды пережил трагедию. Я знаю о твоем прошлом. Я навел о тебе справки, как только она привезла тебя с собой. Я не могу позволить, чтобы неприятные сюрпризы помешали мне получать прибыль.
        - Значит, Ариэль для тебя - источник прибыли?
        - Я, как режиссер, обязан все просчитать. Но Ариэль мне нравится. Я бы хотел, чтобы у меня была такая дочь.
        - Вряд ли у тебя родилась бы такая дочь. Ты невыносимо беспринципный.  - Джейкоб криво усмехнулся.
        Бринкман был польщен:
        - И я советую тебе об этом не забывать.
        Песня закончилась, музыканты объявили перерыв. Разгоряченная, Ариэль подошла к столику. Джейкоб встал и протянул ей бокал с водой.
        - Отвези меня домой,  - сказала она Джейкобу, отпивая воды.  - Я вся в огне.
        Бринкман хмыкнул, явно наслаждаясь тем, с каким вожделением Джейкоб смотрит на Ариэль:
        - Твой парень готов тебя проглотить.
        Ариэль наклонилась и поцеловала Бринкмана в макушку:
        - Я ухожу. Мы с Джейкобом хотим отыскать уединенный пляж и повыть на луну.
        Глава 14

        Ариэль взяла Джейкоба за руку и потащила к выходу.
        Она остановилась на улице, пытаясь вспомнить, где они припарковали автомобиль.
        - Вот он,  - ответил Джейкоб и, обняв Ариэль за талию, увел от поклонников.
        Ариэль остановилась возле автомобиля, ожидая, что Джейкоб поможет ей сесть внутрь. Вместо того чтобы открыть ей дверцу, он прижал Ариэль к машине и нежно поцеловал в губы.
        - Ах, Джейкоб,  - вздохнула она.  - Пожалуйста, не дразни меня, если у тебя несерьезные намерения.
        Он рассмеялся, покусывая ее шею:
        - Я настроен более чем серьезно.
        - Не то чтобы мне не нравилось,  - пробормотала она,  - но я хотела бы уединиться.
        Он прислонился лбом к ее лбу:
        - Ты уверена, что не хочешь этим заняться на заднем сиденье?
        Она обхватила его лицо руками:
        - Мне захочется, когда ты раскрепостишься.
        Джейкоб напрягся и отстранился от Ариэль.
        - Нам надо поговорить,  - тихо сказал он.  - Ты кое о чем должна знать. Садись в машину.
        Ее испугала его быстрая смена настроения. Из страстного любовника Джейкоб превратился в задумчивого отшельника.
        - Я предпочла бы меньше разговаривать и больше делать,  - произнесла она, хлопнув дверцей и устраиваясь на удобном кожаном сиденье.
        Ее попытка разрядить напряженную атмосферу провалилась. Джейкоб завел двигатель.
        - Ты не будешь возражать, если я включу музыку?
        - Нисколько.
        В дороге Джейкоб не произнес ни слова. Когда терпение Ариэль уже было на исходе, он свернул на песчаную полосу, ведущую к океану. Они оказались в бухте, напоминающей ту, в которой проходили съемки.
        Джейкоб остановил автомобиль под большой кокосовой пальмой и выключил двигатель. Не говоря ни слова, он вышел из машины и пошел к багажнику. Ариэль слышала какой-то шорох. Он подошел к ее дверце, держа в руках толстое хлопчатобумажное одеяло.
        - Давай прогуляемся,  - сказал Джейкоб.
        Разув Ариэль, он положил ее туфли в карман пиджака. Затем Джейкоб помог ей выбраться наружу и поцеловал. Когда он прервал поцелуй, она прижалась лбом к его груди, у нее задрожали колени.
        Ступая по теплому песку, они прошли через бухту и вышли на маленький уединенный пляж.
        - Остановимся здесь,  - сказал Джейкоб, расстелив одеяло почти у кромки воды.  - Садись, принцесса.
        Услышав прозвище, данное ей Джейкобом, Ариэль начала успокаиваться. Он был настолько загадочен, что она иногда его побаивалась. Рядом с ним она нередко чувствовала себя идущей по тонкому льду.
        Они сели рядом. Джейкоб откинулся назад, оперся на руки и вытянул длинные ноги. Ариэль прижала колени к груди и, обхватив их руками, слегка вздрогнула. Джейкоб заметил ее дрожь и накинул свой пиджак ей на плечи.
        - Спасибо.
        Он не ответил на ее тихую благодарность. Его лицо посуровело.
        Ариэль робко коснулась его плеча:
        - О чем ты хочешь поговорить?
        Он повернулся к ней, на его губах играла легкая ироничная улыбка.
        - Я здесь, на уединенном пляже, в тропиках, со звездой, которую любит вся Америка. Как такое могло случиться?
        Она пожала плечами:
        - Я вынудила тебя поехать со мной. Кстати, извини меня за это. Я нисколько не больна. Ты должен был остаться на своей горе с пробирками и бунзеновскими горелками.
        Он хохотнул:
        - Уж не занималась ли ты наукой?
        - В школе мне нравилась биология, но я не могла заставить себя прикоснуться к мертвым животным. Поэтому я решила ходить на анатомию. В первый день, когда я появилась на занятии, изучали репродуктивную систему. Я несколько раз съязвила по поводу птичек и пчелок, и меня выгнали.
        - Что потом?
        - Потом была геология. Я делала успехи в химии. Я до сих пор наизусть помню таблицу Менделеева. Хочешь, я назову все элементы?
        Джейкоб поднял руку.
        - Не надо.  - Он вздохнул, выражение его лица стало обеспокоенным.  - Я не хочу, чтобы между нами были какие-то секреты. Если мы станем любовниками, я должен быть с тобой честен.
        - Только не говори мне, что в замке есть подземелье и там полно трупов.
        Он закрыл ей рот рукой:
        - Тсс. Только не пугайся.
        Она вырвалась от него и, повернувшись к нему лицом, поджала под себя ноги:
        - Рассказывай!
        Он лег на спину, заложив руки за голову и уставившись в небо.
        - Я вырос как узник. После смерти моей матери и тети отец и мой дядя прятали меня и моих братьев от всех. У меня было много репетиторов, и в учебе я намного опережал своих сверстников. Однажды я посмотрелся в зеркало и подумал, что ни разу не был на свидании, хотя мне уже восемнадцать лет.
        Она молчала, боясь прервать его монолог. Ей было трудно представить, что Джейкоб рос в таких условиях. Он продолжал:
        - Мы добились разрешения у наших отцов поступить в университет под вымышленными именами. Папа и дядя Винсент боялись, что даже в таком возрасте мы подвергаем себя опасности.
        - Разве ваши друзья не знали ваших настоящих имен?
        - Их не знал никто. Хотя я был типичным подростком, девушки, с которыми я встречался, были до того глупы, что у меня не возникало желания даже переспать с ними.
        - Я не удивлена. Ты был серьезен еще до рождения.
        Он проигнорировал ее насмешку:
        - Потом я встретил Диану.
        У Ариэль душа ушла в пятки.
        - Диана?
        - Студентка, о которой я тебе рассказывал. Та, которая умерла. Она стала моей невестой. Она, как и я, училась на подготовительных курсах при медицинском университете на бюджетном отделении. Мы сразу подружились. Довольно скоро мы увлеклись друг другом, но, даже часто занимаясь сексом, не забывали о наших целях. Мы решили, что сделаем все возможное, чтобы поступить в университет. И мы поступили. Мы решили пожениться, я подарил ей кольцо. Диана и ее мать готовились к свадьбе, которая должна была состояться за месяц до окончания нами университета.
        Ариэль больше не желала ничего слышать, но не могла запретить Джейкобу Волффу говорить. Сжав пальцами колени, она опустила голову, чтобы не видеть страдания на его лице.
        - Когда она умерла,  - произнес он, растягивая слова,  - я на какое-то время потерял рассудок. Если бы у меня было нормальное детство и юность, я нашел бы способ справиться с ситуацией. Но я чувствовал, что судьба меня обделила. Сначала я лишился матери, потом лучшего друга, а затем Дианы. Я выжил только благодаря занятиям медициной.
        - Как давно она умерла?
        - Пять лет три месяца и двадцать шесть дней назад. Я согласился тебе помочь, потому что не желаю снова чувствовать себя беспомощным. Я обязан помочь тебе, хотя мне не удалось спасти Диану.
        У нее сдавило грудь.
        - Зачем ты мне это говоришь?
        - Диана была моей первой и последней любовью,  - сказал он, резко повернулся на бок и положил голову на руку.  - Моей первой и последней любовницей. После ее смерти я не мог заниматься сексом, поэтому решил от этого отказаться. Я поклялся, что не буду причинять боль женщинам и разбивать их сердца.
        - Ты считаешь, что я влюблюсь в тебя, если мы займемся сексом?
        - Я надеюсь, что нет. Я не хочу, чтобы ты рисковала. Если я показался тебе высокомерным, то прошу меня простить. Я знаю, что ты опытная женщина, поэтому рисковать придется только мне.
        Весьма вероятно, что Джейкоб по-прежнему влюблен в свою покойную невесту. Именно поэтому он так долго избегает близости с Ариэль. Но, вопреки всему, она хочет быть с ним.
        Она легла рядом с Джейкобом:
        - Поцелуй меня, Джейкоб Волфф.
        Джейкоб никак не отреагировал, и тогда Ариэль придвинулась к нему.
        - Ты красивый, сильный и сексуальный мужчина. Я не буду требовать от тебя невозможного.
        Мучительно простонав, он перевернулся и опустился на нее, раздвинув коленом ее ноги:
        - Ты мне небезразлична, Ариэль.
        - Докажи.
        От нетерпения он разорвал бретельку ее платья.
        - Мне нравится твоя грудь.  - Он стремительно опустил лиф ее платья и припал губами к ее груди.
        Ариэль вскрикнула, ошеломленная его напором. Он перевернул ее на бок, чтобы расстегнуть молнию на спине.
        Легко подняв Ариэль, словно куклу, он снял с нее платье, оставив ее лишь в прозрачных стрингах. Она закрыла грудь руками.
        - Остановись, Джейкоб. Я хочу, чтобы ты тоже разделся.
        Он замер, будто почувствовав опасность, а потом быстро избавился от одежды. Вид обнаженного Джейкоба был одновременно волнующим и пугающим.
        Они стояли на коленях, лицом друг к другу. Мягкий бриз охлаждал их тела.
        Джейкоб отвел пряди волос от ее лица и нежно улыбнулся:
        - Ты похожа на русалку.
        Робея, но не в силах противостоять желанию, она обхватила пальцами его член и стала осторожно его поглаживать.
        - Ариэль…
        Он погладил ее по голове, потом резко привлек к себе и поцеловал в губы.
        - Ты меня околдовала,  - грубо произнес он.  - Я сам себя не узнаю.
        Она подняла голову, лунный свет упал на ее лицо.
        - Я очень хочу тебя, Джейкоб. Так хочу, что боюсь умереть. Ни о чем не сожалей. Ничего не бойся. Думай только об удовольствии.
        Глава 15

        Джейкоб уткнулся лицом в волосы Ариэль, на его глаза навернулись слезы. Его душа разрывалась от эмоций. Ариэль рождена для любви. Он хотел ей угодить, но не знал, как это сделать. Она - щедрая, открытая и любящая, а он - сдержанный и замкнутый.
        Но по крайней мере, он может подарить ей наслаждение.
        Коснувшись руками ее округлых ягодиц, Джейкоб притянул ее к себе.
        - Обними меня за шею,  - приказал он и осторожно встал, удерживая Ариэль, чьи стройные ноги обвивали его торс.
        Она прижалась щекой к его плечу и затихла.
        Джейкоб пошел к воде. Ариэль по-прежнему молчала, прильнув к нему, как водоросль.
        Когда он зашел в воду по пояс, Ариэль наконец заговорила.
        - Ты решил меня утопить?  - беспечно спросила она.
        - А следует?  - спросил он.
        Прижимаясь к нему грудью, она ответила:
        - Я бы не советовала. Род будет в ярости. Джейкоб погладил ее ягодицы:
        - Ты мне доверяешь?
        - Как самой себе.
        Подняв руку, он стал вынимать шпильки из ее волос и бросать их в воду. Волосы Ариэль струились по плечам, как мерцающее жидкое золото.
        Она озорно улыбнулась:
        - Неужели ты еще и парикмахер?
        - Я хочу, чтобы ты поплавала,  - сказал он.  - Я буду тебя держать.
        Ариэль легла на воду и вытянула руки над головой.
        - Закрой глаза,  - тихо произнес он. Она подчинилась и улыбнулась:
        - Что теперь?
        - Теперь наслаждайся. Он стал неторопливо и нежно поглаживать ее лицо и грудь. Опустив руку на ее плоский живот, он коснулся мокрых черных шелковых трусиков. Ариэль простонала, когда он стал поглаживать ее между ног.
        - Обхвати меня лодыжками за талию,  - потребовал он.  - И держи руки над головой.
        Слушая ее постанывания, он едва сдерживался. Ариэль лежала на воде, полностью в его власти. Красивая стройная нимфа, жаждущая любви.
        Джейкоб разорвал ее тонкие трусики, шагнул глубже в воду и языком коснулся ее между ног. Взволнованный крик Ариэль эхом отразился от водной поверхности.
        Подхватив ее на руки, он пошел на пляж. Ариэль обмякла, ее глаза были по-прежнему закрыты. Положив на одеяло, он стал осторожно вытирать ее рубашкой.
        - Посмотри на меня,  - сказал он, отбрасывая влажную рубашку в сторону.  - Я сейчас возьму тебя, Ариэль.
        Ее ресницы дрогнули. Она посмотрела на него затуманенными от страсти глазами и едва слышно произнесла:
        - Я не думала, что будет так хорошо. Я хочу еще.
        Из напряженного горла Джейкоба вырвался смех.
        - Как пожелаете, принцесса.  - Помолчав, он прибавил: - Не двигайся. Я достану презерватив из кармана брюк.
        Она схватила его за запястье:
        - Я принимаю противозачаточные таблетки.
        - Когда ты в последний раз была у врача, Ариэль?
        Опершись о локти, она посмотрела ему прямо в глаза:
        - Клянусь, тебе нечего бояться.
        - Ты уверена?
        - Абсолютно.
        Стоя на коленях, он обхватил руками ее ягодицы и притянул к себе. Он рассмеялся, когда Ариэль начала ерзать от смущения.
        - Хватит меня рассматривать,  - сказала она.  - Поторопись.
        - Разве ты не знаешь, что удовольствие нужно оттягивать?
        - Я уже довольно его оттягивала благодаря тебе. Я хочу тебя, Джейкоб Волфф.
        Наклонившись, он вошел в нее.
        Ариэль напряглась:
        - Пожалуйста, медленнее.
        - Я постараюсь. Но ты так красива, что я едва сдерживаюсь.
        Он снова вошел в нее, и Ариэль еще сильнее напряглась. В темноте он не видел ее лица.
        - Ариэль?  - хрипло сказал он.
        Она прикусила губу и произнесла дрожащим голосом:
        - Ты у меня первый, док, поэтому успокойся.
        У Джейкоба голова пошла кругом.
        - Ты девственница?
        Он не мог поверить, что Ариэль, скандальная актриса и светская львица, по-прежнему невинная девушка.
        - Ты намерен разговаривать или доведешь дело до конца?  - спросила она.
        Ее язвительные слова напомнили Джейкобу, что Ариэль Дейн отнюдь не наивное создание. Она изнемогает от желания. Ему следовало признать, что ей удалось его обмануть. Если бы Джейкоб знал правду, ни о какой близости между ними не было бы и речи.
        Он склонил голову:
        - Расслабься, принцесса. Дыши глубоко. Я не стану двигаться, пока ты не будешь готова.
        Он припал к ее губам, вложив в поцелуй всю свою нежность.
        Ариэль поерзала.
        - Я в порядке.  - Она обхватила его ногами за талию.  - Мне приятно, что ты стал у меня первым. Я ждала такого мужчину, как ты. Умного, благородного и доброго.
        После ее слов Джейкобу захотелось сбежать куда глаза глядят. Ариэль считает его чуть ли не героем.
        - Помолчи,  - взмолился он.  - Просто прислушивайся к ощущениям.
        Они задвигались в унисон. Несмотря на неопытность, Ариэль оказалась страстной и раскрепощенной. Она вонзила ноготки в ягодицы Джейкоба, и он, забыв об осторожности, задвигался быстрее.
        Когда все закончилось, он перевернулся на бок, увлекая Ариэль за собой. Она устроилась в его объятиях, словно они были давними любовниками.
        Небольшой пляж погрузился в полную темноту. Над их головой сверкали звезды. Джейкоб погладил Ариэль по спине, ощущая ее изящный изгиб.
        - Ты меня провела,  - невнятно произнес он.  - Ты не сказала мне, что девственница, ибо знала, что я к тебе не прикоснусь.
        Она от него отвернулась:
        - Ты угадал, док.
        Ариэль тихонько расплакалась. Джейкоб почувствовал себя бездушным сукиным сыном. Желая оправдаться, он сказал:
        - Я ни о чем не жалею, Ариэль. Поверь мне. Сегодня мне было очень хорошо. Ты чудо.
        Он поглаживал ее грудь, пьянея от осознания того, что ни один мужчина, кроме него, не занимался с Ариэль любовью. Но Джейкоб не достоин такой женщины, как она. Он испорченный человек с покалеченной судьбой. Ариэль заслуживает гораздо большего.
        В ответ она лишь слабо вздохнула.
        Глава 16

        Ариэль проснулась, почувствовав, как что-то щекочет пальцы ее ног. Это был маленький краб. Лениво отогнав его, она зевнула. Начинался рассвет.
        Осознав, где находится, Ариэль не решалась даже вспомнить о том, что произошло. Левой рукой Джейкоб крепко обнимал ее под грудью. Оба были обнаженными, но она лежала под его пиджаком. У нее замерзли ноги, но там, где их тела соприкасались, она ощущала тепло.
        Она чувствовала приятную ломоту в теле и радовалась ярким воспоминаниям о том, как ей удалось пробудить в Джейкобе небывалую страстность. Для первого раза их близость была почти идеальной.
        Но у Ариэль все равно было тяжело на душе. У их отношений не может быть счастливого конца, как в голливудском фильме. Она влюбилась в мужчину, чье сердце по-прежнему принадлежит его бывшей невесте. Он добрый и честный человек, но стены, которыми он отгородился от мира, слишком высокие и неприступные.
        Теперь их отношения лишь усложнятся. До этого Ариэль только мечтала о близости с Джейкобом Волффом. Она лелеяла юношеские фантазии о том, как завоюет его доверие, восхищение и любовь. Отныне Ариэль знает, как Джейкоб занимается сексом и реагирует в пылу страсти.
        Джейкоб изначально не желал с ней сходиться. Он откровенно об этом заявил. По вине Ариэль они теперь лежат на пустынном пляже, сплетя руки и ноги.
        Она провела рукой по его мускулистой груди, ощущая ее твердость и мускулистость. Инстинкт подсказывал ей, что, возможно, она прикасается к нему в последний раз. Джейкоб из тех людей, которые не прощают ошибок ни себе, ни другим. Хотя в порыве страсти он заявил, что ни о чем не жалеет, в холодном свете дня Джейкоб образумится и заговорит по-другому.
        И если им придется расстаться, Ариэль имеет право им насладиться в последний раз. Она осторожно перевернула его на спину. Он проворчал во сне, но лег на спину, закрыв лицо рукой.
        Ариэль решила его приласкать. От волнения она раскраснелась, наблюдая, как усиливается возбуждение Джейкоба. Сбросив с плеч его пиджак, она осторожно уселась на Джейкоба, как в седло.
        Он простонал и крепко обхватил ее руками за ягодицы. Открыв глаза, он спросонья прошептал:
        - Ариэль…
        Она наклонилась и поцеловала его в губы, ее влажные, спутанные волосы упали на его лицо.
        - Я надеюсь, ты не возражаешь,  - поддразнила она его.
        - Нисколько не возражаю.
        Он заставил ее выпрямиться, а затем сел и обнял за спину. Они ритмично двигались, он целовал и покусывал ее грудь. Ариэль прерывисто дышала и подрагивала.
        Впервые в жизни она испытала ни с чем не сравнимое наслаждение. Изнемогая от усталости и непривычных ощущений, Ариэль уткнулась в его шею.
        - Ох, док,  - прошептала она,  - ты чертовски хороший любовник.
        Вскоре Джейкоб опять уснул. Одеяло, на котором они лежали, стало влажным и липким.
        Внезапно Ариэль вернулась в реальность и вспомнила об обязанностях.
        - Джейкоб!  - настойчиво позвала она.  - Проснись. Мне нужно на съемки. О боже! Я никогда не опаздывала. Вставай!
        - Что?..  - Он сел, обнимая ее. Посмотрев на часы, Джейкоб простонал.  - Прости. Я должен был поставить будильник.
        Ариэль вздрогнула, поднявшись, надела платье и стала пальцами расчесывать волосы.
        - Может быть, обойдется,  - сказала она.  - Они сейчас снимают эпизод на верфи. Возможно, Бринкман будет снимать сцену с моряками. Надеюсь, он не станет слишком меня ругать.
        Ариэль сомневалась в том, что говорила. Джейкоб был мрачен, а она не хотела, чтобы он считал себя виноватым в том, что они проспали.
        Кое-как одевшись, они бросились к машине. На самом деле Джейкоб был готов ехать уже через несколько минут. Ариэль достала из сумочки расческу, компактную пудру и блеск для губ. Смотря на себя в зеркало на козырьке автомобиля, она приложила все усилия, чтобы хоть как-то привести в порядок лицо и волосы.
        Джейкоб взял Ариэль за запястье, останавливая ее стремительные движения.
        - Спасибо,  - тихо произнес он.  - Я никогда не забуду эту ночь.
        Она посмотрела на него в упор:
        - Я тоже не забуду.
        Никаких клятв в вечной любви. Никаких обещаний повторной близости. У Ариэль саднило глаза и сдавило горло. Но она не расплачется. По крайней мере, на виду у Джейкоба. Высвободив запястье, она снова стала приводить себя в порядок.
        Когда Джейкоб понесся на внедорожнике по неровной дороге, Ариэль простонала.
        Он встревоженно на нее посмотрел:
        - Что случилось?
        - Я не могу показаться в платье, в котором вчера была на вечеринке. Все догадаются, чем мы с тобой занимались.
        - Значит, сначала заедем на виллу.
        - Она находится в противоположной стороне.
        Стиснув зубы и, смотря прямо перед собой, Джейкоб выпалил:
        - Тогда что ты от меня хочешь, Ариэль?
        Ариэль недолго размышляла. Она потихоньку успокоилась, ее сердцебиение стабилизировалось. Протяжно выдохнув, она пододвинулась к Джейкобу и положила руку ему на бедро.
        - Мне наплевать. Они и так считают, что мы с тобой любовники. Кому какое дело? Для съемок мне все равно придется переодеваться.
        - Ты уверена?
        - Да.
        - Ариэль…  - Он остановил машину, по-прежнему глядя перед собой.
        - Что случилось?
        - Мы должны поговорить о том, что произошло.
        У нее засосало под ложечкой. Прямо сейчас она может освободить его от всяких обязательств.
        - Ночь была замечательной, Джейкоб. Мне было очень хорошо. Меня смущает только то, что я не успела переодеться.  - Она делано хохотнула.  - Но, по правде говоря, у меня все в порядке.
        Он молчал так долго, что от волнения ее кожа покрылась мурашками.
        - Я должен перед тобой извиниться. Мне следовало остановиться, как только я узнал…  - Джейкоб нахмурился, и она сникла.
        - Я не хотела, чтобы ты останавливался,  - решительно сказала она.  - Я думала, мы обо всем договорились. Никаких сожалений, помнишь?
        Выехав на шоссе, он повернул направо.
        - Первая близость женщины должна проходить в романтической обстановке, с мягким освещением, на удобной кровати.
        Она улыбнулась, ругая себя за то, что по телу пробегает дрожь от воспоминания о случившемся между ними.
        - Обстановка была романтичной. Мягкий лунный свет, удобная кровать из песка. Мы с тобой проспали несколько часов.
        - Ты должна понимать, что я имею в виду.
        - Реальная жизнь не похожа на кино. Мне об этом известно лучше, чем кому бы то ни было. Но, честно говоря, Джейкоб, прошлая ночь была до того прекрасной, что мне больше нечего желать.
        «Мне не хватает лишь твоего признания в вечной любви».
        - Поэтому давай прекратим этот разговор,  - подытожила Ариэль.
        Следующие тридцать минут они ехали в молчании. Как только Джейкоб въехал в бухту и припарковался, Ариэль выскочила из машины и пошла прямиком в костюмерную. Однако она в смятении остановилась, когда увидела, что Род Бринкман ходит взад-вперед у входа в палатку. Его лицо было красным.
        - Где, черт побери, ты была?  - Он поднял руки ладонями вверх.  - Нет-нет, только не рассказывай.
        Она остановилась почти нос к носу с Бринкманом, ее сердце сжалось.
        - Что случилось?
        Бринкман был преувеличенно взволнован. Он вряд ли стал бы так беспокоиться из-за обычного опоздания ведущей актрисы. И тут Ариэль пришла в ужас, поняв, что Джейкоб оставил их мобильные телефоны в машине на всю ночь.
        Вздохнув, режиссер нежно коснулся ее обнаженных плеч:
        - Твоя мать в отделении интенсивной терапии.
        У Ариэль подкосились ноги. Джейкоб схватил ее сзади и обнял:
        - Я сейчас вызову свой самолет.
        Бринкман покачал головой:
        - Не надо. Мы забронировали для вас два билета на следующий рейс до Лос-Анджелеса. Вылет через тридцать минут. Вас ждут в аэропорту и специально задержат рейс, если понадобится. Мне пришлось кое-кому позвонить,  - признался он и поморщился.  - Харриет собрала ваши вещи. На переодевания времени нет. Она положила вам чистую одежду в ручную кладь. Харриет отвезет вас в аэропорт. Поезжай,  - сочувственно произнес он.  - Отправляйся к своей матери, Ариэль. Мы будем ждать твоего возвращения.
        Следующие восемь часов прошли для Ариэль как в тумане. Возможно, Джейкоб дал ей успокоительное лекарство. Она помнила только, что в Хьюстоне они пересели на самолет Волффа.
        Пассажиры рейса Антигуа - Хьюстон узнали Ариэль. Всем было известно, что на острове снимается фильм. При других обстоятельствах Ариэль не решилась бы показаться на людях в растрепанном виде, но, учитывая нынешнюю ситуацию, ей было не до них.
        Экипаж проинформировали о том, что происходит, и обслуживающий персонал относился к Ариэль бережно и с пониманием. Помимо этого, Джейкоб ограждал Ариэль от ненужных разговоров, волнений и забот.
        Пересев на частный самолет Волффов, Ариэль и Джейкоб переоделись. Он надел брюки цвета хаки и белую рубашку, а Ариэль - удобную трикотажную юбку и топ.
        Наконец они прибыли к месту назначения. Больница в Лос-Анджелесе была похожа на все остальные. Стерильная чистота. Пугающая атмосфера. Запах антисептиков. Ариэль, не стыдясь показаться слабой, умоляла Джейкоба пойти с ней к матери. Какой бы силой воли она ни обладала, последние двадцать четыре часа ее жизни были перенасыщены эмоциями.
        Ариэль требовалась его помощь.
        Войдя в одноместную палату, они увидели худую женщину с посеревшим лицом. Она лежала, закрыв глаза. Ариэль моргнула, сдерживая слезы. Когда она уезжала из Лос-Анджелеса на съемки, ее мать чувствовала себя довольно хорошо и держалась молодцом.
        - Мама,  - тихо сказала Ариэль,  - я приехала.
        Глава 17

        Джейкоб наблюдал за обнимающимися женщинами. Ариэль пришлось сесть на краю кровати и наклониться вперед, ибо ее мать слишком ослабла, чтобы сидеть.
        Он заметил поразительное сходство Ариэль со смертельно больной миссис Дейн. На вид ее матери было за сорок пять. Ее светлые волосы были коротко острижены, черты лица были такими же классически красивыми, как у дочери.
        Ариэль погладила мать по руке:
        - Что случилось, мама? Почему ты здесь?
        - Пневмония.  - Произнеся всего одно слово, она закашлялась. Придя в себя, продолжила: - Врач говорит, что мой иммунитет ослаблен после химиотерапии. Но я в порядке, детка. Тебе не следовало приезжать.
        - Что ты говоришь, мама?  - Голос Ариэль стал хриплым от эмоций.  - Как я могла не приехать?
        - Как проходят съемки?
        - Об этом не беспокойся. Мистер Бринкман доволен моей работой. Мы даже немного опережаем график съемок.
        - Я смотрела вчерашние новости. На Америку надвигается ураган Керри. Воздушное сообщение будет закрыто. Ты должна вернуться обратно, дорогая. Мы уже говорили об этом. Клянусь, я не умру, пока ты не закончишь съемки.
        Ариэль быстро заморгала:
        - Мне не смешно.
        Мать сжала ее руку:
        - Я так горжусь тобой, любовь моя. Ты талантливая, умная и милая. О такой дочери мечтает любая мать.
        - Осторожно,  - предупредила ее Ариэль, вытирая нос тыльной стороной ладони.  - Ты так меня нахваливаешь, что я могу подумать, будто ты действительно умираешь. Ты забыла, что в детстве я подожгла шторы и попыталась поджарить ноги Барби в тостере?
        - Ты была энергичным ребенком.
        - Я была неисправимой.
        Мать и дочь снова обнялись, и Джейкоб вспомнил, как мать укладывала его в постель.
        Но он недолго размышлял о своей матери. При виде страданий Ариэль его сердце обливалось кровью. Ее мать доживала последние дни. Будучи врачом, Джейкоб не мог отрицать очевидного. Она умрет если не завтра, то в ближайшее время. И он ничего не сможет сделать, чтобы оградить Ариэль от боли.
        Миссис Дейн взглянула на Джейкоба и спросила, понизив голос:
        - Он врач?
        Ариэль кивнула:
        - Его больше знают как моего парня. Никто ни о чем не подозревает. К счастью, я здорова, как лошадь.
        Ее мать кивнула и оглядела Джейкоба так, будто подозревала в непростительных поступках. Под ее взглядом ему захотелось съежиться.
        Миссис Дейн погладила дочь по руке:
        - Сходи в сувенирный магазин и купи мне свежий выпуск журнала People. Одна из медсестер говорит, что там напечатали несколько твоих фотографий. Мы с Джейкобом поговорим.
        Джейкоб заметил, что Ариэль застеснялась. У ее матери едва хватало сил, чтобы говорить, не то чтобы держать в руках журнал.
        - Но я…
        Миссис Дейн заговорила покровительственно:
        - Иди, Ариэль. Я обещаю не выдавать ему твои тайны.
        Джейкоб усмехнулся:
        - Я уже знаю несколько ее тайн.
        Неохотно поднявшись, Ариэль прошла мимо него к выходу. Он мимоходом погладил ее по руке и тихо сказал:
        - Все будет хорошо.
        Ариэль ничего не ответила. В ее ясных голубых глазах читалась печаль.
        - Я скоро вернусь.
        Когда она вышла из палаты, Джейкоб присел на стул рядом с кроватью миссис Дейн.
        - Не церемоньтесь,  - тихо произнес он с состраданием в голосе.  - Спрашивайте, что хотели.
        - Она говорит мне правду? Малярии нет?
        - Малярия до конца не излечена,  - уточнил Джейкоб.  - Приступы могут продолжаться год или более. Но, пока мы были в Антигуа, Ариэль чувствовала себя очень хорошо.
        - Я умираю.
        - Да, мэм. Она мне сказала.
        - Но вы и сами знаете, потому что вы врач.
        Джейкоб тщательно подбирал слова:
        - Результаты не всегда бывают такими, как предполагают врачи. Все зависит от силы воли пациента, жестокости его болезни и типа лекарственных препаратов…
        - Вы мудрый человек. Но мое время почти вышло. Вы позаботитесь о моей девочке после моей смерти?
        Ее вопрос застиг Джейкоба врасплох:
        - Ариэль очень сильная молодая женщина. Ей не нужен опекун. Но я буду ее другом.
        - Вы ее любите?
        Мужчины из рода Волффов славились своим высокомерием и тем, что не позволяли собой манипулировать. Джейкоб мог сейчас же прекратить этот неприятный разговор. Однако он этого не сделал.
        - Я уважаю ее и восхищаюсь ее талантом. Она как глоток свежего воздуха.
        - Вы не ответили на мой вопрос. Да или нет?
        Годы страданий оставили в сердце Джейкоба зияющую рану.
        - Нет,  - уверенно сказал он, полагая, что говорит правду.  - Я ее не люблю. Но я клянусь вам, что сделаю все, чтобы она была счастлива. Можете мне верить.


        Ариэль стояла у палаты матери, словно окаменев. Она сделала несколько шагов по коридору в сторону сувенирного магазина и только потом вспомнила, что Джейкобу необходим крем для бритья. Вездесущая Харриет забыла положить его в чемодан. Вернувшись, чтобы спросить, какой крем для бритья он предпочитает, Ариэль стала свидетельницей очень личного разговора.
        Ее испугал откровенный вопрос матери.
        «Вы ее любите?»
        «Нет».
        В жилах Ариэль застыла кровь. Нет, я ее не люблю.
        У нее онемели пальцы, и только по счастливой случайности она не выронила бумажник на белый кафель. Ее ноги словно приросли к полу. Она едва сдерживала рыдание. За тканевой занавеской, отделяющей палату от остальной части помещения, находились два человека, которых Ариэль любила больше всего на свете. И скоро оба ее покинут.
        На нее уставились любопытные медсестры. Ариэль прикусила губу, желая убежать куда глаза глядят.
        «Нет, я ее не люблю».
        Заставляя себя двигаться, Ариэль медленно попятилась от палаты.
        - Я хотела уточнить, какие купить цветы, но потом вспомнила,  - сказала она старшей медсестре.  - Я скоро вернусь.
        Глава 18

        Джейкоб не мог понять, что происходит. Если раньше Ариэль плакала, смирившись с тем, что скоро останется без матери, то по возвращении из сувенирного магазина не пролила ни слезинки.
        Миссис Дейн тихо, но настойчиво потребовала, чтобы они уходили. Джейкоб наклонился, чтобы пожать ей руку.
        - Отдыхайте. Ешьте. Делайте то, что говорят врачи.
        - Постараюсь. Можете на это рассчитывать.  - Она обняла Ариэль и поверх ее плеча посмотрела на Джейкоба. Он прочел в ее глазах нескрываемое страдание.
        Расстроенная, Ариэль стремительно зашагала из больницы. Джейкобу было любопытно увидеть ее дом, но они решили поселиться в отеле рядом с больницей. У них было мало времени, а Ариэль хотела навещать мать как можно чаще.
        Как только они заселились в номер, Ариэль уснула. Джейкоб смотрел телевизор с выключенным звуком. Он проверил электронную почту на своем телефоне и отправил сообщения братьям и отцу.
        Ариэль проснулась около шести и отвела пряди волос от лица:
        - Мы должны вернуться в больницу.
        - Тебе нужно пообедать.
        - Я не голодна.
        - Поешь хотя бы суп,  - уговаривал он, обеспокоенный ее сильной бледностью.
        - Я не хочу. Пойдем. Мы должны успеть в часы посещения.
        На этот раз они отправились в больницу пешком, так как их автомобиль стоял в гараже отеля. Ярко светило солнце, на синем небе не было ни облачка.
        Ариэль остановилась у входа в отделение интенсивной терапии и спросила у Джейкоба:
        - Ты ее осмотришь? Ты сможешь сказать, правильно ли ее лечат?
        Он пожал плечами:
        - Я не ее лечащий врач. И у меня нет полномочий в этой больнице. И в этом нет необходимости.
        - А если она захочет узнать твое мнение? Пожалуйста, Джейкоб.
        Он не устоял при виде ее умоляющего взгляда:
        - Только если твоя мама сама этого захочет.
        - Захочет.
        - Я подожду в коридоре, пока вы разговариваете.  - Повернувшись на каблуках, он отошел в сторону.
        Ариэль надеялась, что он совершит чудо. Но Джейкоб не всесильный человек и никогда таковым не был.
        Когда его позвали в палату, миссис Дейн лежала, с трудом дыша. Ее глаза были закрыты.
        Ариэль кивнула:
        - Она согласна. Медсестра принесет тебе несколько формуляров на подпись.
        - Мне нужно посмотреть историю ее болезни.
        - Ее сейчас принесут.
        - Ты хочешь остаться здесь на время осмотра?
        Ариэль опустилась на колени возле кровати и пригладила волосы матери:
        - Мама, мне остаться?
        Женщина открыла глаза:
        - Пусть Джейкоб осмотрит меня, девочка. Погуляй на улице. Подыши воздухом. Понежься на солнце. Мы тебя позовем.  - Она посмотрела на Джейкоба.  - Вы согласны, доктор Волфф?
        - Конечно.
        В отсутствие Ариэль в палате стояла тишина. Джейкоб принес с собой небольшую медицинскую сумку, которую всегда брал с собой. Он тщательно осмотрел миссис Дейн и нахмурился, прослушав ее легкие.
        К тому времени, когда он закончил осмотр, у миссис Дейн начались сильные боли. К счастью, медсестра вовремя принесла обезболивающее. Джейкоб пролистал подробную историю болезни миссис Дейн.
        Результаты последнего анализа ее крови были тревожными. Джейкоб полностью согласился с перечнем лекарств, прописанных онкологом.
        Он отправил Ариэль эсэмэску, и она появилась в палате через считаные секунды. Очевидно, она ждала в коридоре. Ариэль бессознательно теребила пальцы.
        - Ну, каков приговор, док?
        - Давай выйдем из палаты,  - сказал он.
        Миссис Дейн открыла глаза, качая головой:
        - Никаких секретов. Говорите мне все, как есть.
        Джейкоб кивнул.
        - Договорились.  - Он коснулся рукой плеча Ариэль.  - Присядь.
        Она села на краю кровати матери. Женщины взялись за руки, глядя на него как на палача. Ариэль глубоко вздохнула:
        - Скажи нам свое мнение.
        Джейкобу следовало улыбаться, несмотря на серьезность момента:
        - Твоя мама очень больна, но тебе об этом уже известно.
        Ариэль кивнула:
        - А пневмония?
        - Она медленно, но верно уходит благодаря антибиотикам. Хорошая новость в том, миссис Дейн, что, как только мы справимся с инфекцией, ваше самочувствие станет прежним. Сейчас вы переживаете кризисное состояние, но у вас не будет никаких долгосрочных осложнений.
        - А рак?  - спросила Ариэль.
        - Мы с тобой откровенно говорили с лечащим врачом и знаем, какие прогнозы он сделал. По результатам осмотра и на основе данных в истории болезни я могу сказать, что миссис Дейн назначено правильное лечение.
        Выражение лица Ариэль стало смущенным. Он склонил голову и спросил:
        - Я вас разочаровал или обнадежил?
        Ариэль покусывала нижнюю губу:
        - И то и другое, как мне кажется. Значит, метод лечения менять не нужно?
        - Нет. Врачи назначили именно то лечение, которое необходимо.
        - Я поняла.
        Джейкоб почувствовал себя виноватым.
        - Я сожалею,  - сухо сказал он,  - что не смог вас обнадежить.
        Миссис Дейн взволнованно посмотрела на дочь и сказала:
        - Это хорошая новость, Ариэль. Я скоро поправлюсь. Я должна быть на церемонии, когда тебе вручат «Оскар».
        - Церемония состоится еще очень-очень не скоро, мама. Мы даже не знаем даты выхода фильма. И никто не гарантирует, что я получу приз. Меня могут посчитать слишком молодой актрисой, моя игра может не понравиться.
        - Такое просто невозможно,  - сказал Джейкоб.  - Я видел игру вашей дочери, миссис Дейн. Считайте, что «Оскар» у нее в кармане.
        Медсестра вошла в палату и попросила их уйти. Ариэль обняла мать:
        - Мы вернемся утром.
        - Если завтра меня переведут в обычную палату, я хочу, чтобы вы вернулись в Антигуа.
        Ариэль печально произнесла:
        - Я тебя не оставлю.
        - Ариэль,  - твердо сказала ее мать,  - ты приедешь ко мне позже.
        Джейкобу стало не по себе. Его мать умерла неожиданно, и он был к этому не готов. Однажды утром она завтракала вместе с ним, смеялась и обнимала его, а вечером того же дня умерла.
        Ариэль проигнорировала замечание матери:
        - Мы поговорим об этом завтра. Спокойной ночи, мама.
        Выйдя из больницы, Джейкоб взял Ариэль за руку.
        - Ты должна поесть,  - сказал он.
        Поначалу она хотела отказаться, но потом решила ему уступить.
        - Ладно. Сам выбери ресторан. Мне все равно, где ужинать.
        Пройдя несколько кварталов, они зашли в небольшой итальянский ресторан в укромном месте на тихой улице.
        Тусклое освещение и белоснежные льняные скатерти контрастировали со старой, поцарапанной деревянной мебелью. На каждом столике стояла зажженная красная свеча, засунутая в горлышко бутылки из-под кьянти. Зал ресторана был заполнен местными жителями, а не туристами, и это означало, что еда здесь действительно вкусная.
        Хотя Ариэль в основном молчала и держалась отстраненно, Джейкобу удалось заставить ее съесть половину порции салата и почти всю порцию лазаньи. Он налил ей бокал красного вина, решив, что оно поможет ей расслабиться.
        На десерт подали спумони - торт из разноцветных слоев мороженого с орехами и цукатами. Джейкоб откинулся на спинку стула и произнес:
        - Поговори со мной, Ариэль. Я не привык к твоей молчаливости.
        Выражение ее лица оставалось непроницаемым.
        - Извини, но у меня нет желания тебя развлекать.
        Его ошеломила ее язвительность. Ариэль никогда не была циничной, а, наоборот, старалась щадить чувства людей.
        - Я не просил меня развлекать,  - тихо сказал он.  - Я понимаю, что ты беспокоишься о матери.
        - Я думаю, ты должен уехать домой,  - ответила Ариэль.  - Я вытащила тебя из клиники и лаборатории под ложным предлогом. Я не больна. И, кроме того, большая часть фильма снята. Если я заболею, режиссер будет вынужден ждать моего выздоровления. Ты можешь уезжать.
        Джейкоб не собирался демонстрировать Ариэль, как его задели ее слова.
        - Ты снова за старое,  - произнес он.
        - Ты о чем?
        - Заводишь странные беседы, не внося никаких уточнений. За твоей логикой трудно уследить. Ты сердишься на меня потому, что я не смог помочь твоей матери?
        Она вонзила ложку в тающее мороженое, ее взгляд стал недовольным.
        - Я не считаю тебя всесильным, Джейкоб. Успокойся.
        Он коснулся ее руки:
        - Я здесь потому, что хочу быть рядом с тобой. Ты еще до конца не выздоровела. Что случилось, Ариэль?
        «Я влюбилась в тебя, а ты меня не любишь».
        Что бы произошло, скажи она откровенно ему об этом? Прямо сейчас Ариэль ненавидела Джейкоба. Ей была неприятна его озабоченность, сила и спокойствие. Зря она когда-то обратилась к нему за помощью.
        Ариэль никогда не была стервой, поэтому застыдилась нехарактерного для себя поведения. Джейкоб не виноват в том, что она в него влюблена. Он откровенно говорил ей, что между ними ничего не может быть. Ариэль откашлялась и произнесла:
        - Прости. Будем считать, что у меня сдали нервы.
        - Вполне естественно, что ты расстроена, принцесса. Никто не ожидает, что ты все время будешь светиться от счастья.
        - И все равно,  - сказала она,  - я не имела права срывать на тебе злость. Ты мне очень помог.
        Ариэль продолжала терзаться сомнениями, пока Джейкоб оплачивал счет. Рассчитывает ли он, что они займутся сексом сегодня вечером? По местному времени было только восемь часов, но Ариэль ужасно устала. И, честно говоря, она обиделась на Джейкоба. Возможно, ей стоит использовать болезнь матери как предлог, чтобы создать между собой и Джейкобом необходимую дистанцию.
        У Ариэль было тяжело на душе. Ее мать при смерти. Вскоре ей предстоит расставание с Джейкобом.
        «Нет, я ее не люблю».
        Скорее всего, ей никогда не удастся забыть его слова.
        Войдя в номер отеля, Джейкоб скинул ботинки и лег на кровать. Потирая глаза, он слабо произнес:
        - Иди в душ первой.
        Не говоря ни слова, Ариэль взяла необходимые вещи и ушла в ванную. Когда она вернулась в комнату, Джейкоб спал.
        Она тихо его позвала, но он не откликнулся.
        Ариэль не осмелилась к нему прикоснуться. Если она до него дотронется, то разрушит стены, которые возвела, чтобы эмоционально от него отстраниться. Ей так хотелось оказаться в его объятиях, что заныло сердце.
        Вспоминая ночь на пляже, Ариэль решила, что совершила ошибку, отдавшись Джейкобу. Выключив свет, она тихо подошла к своему краю кровати и залезла под холодные простыни.
        Глава 19

        Джейкоб проснулся в темноте и довольно долго не мог понять, где находится. Его сердце забилось чаще, пока он неподвижно лежал и собирался с мыслями.
        Постепенно придя в себя, он понял, что одет и лежит на кровати. Очевидно, он уснул, пока Ариэль была в душе. Потерев затылок, он осторожно повернул голову и взглянул на светящийся циферблат айпада, стоящего на прикроватной тумбочке. Половина четвертого утра.
        Внезапно до него дошло, почему он проснулся в такой час. Ариэль плакала. Он прильнул к ней и обнял.
        - Ариэль? Тише, принцесса. Я здесь.
        Она лежала в позе эмбриона, ее ноги были холодны как лед.
        - Успокойся, дорогая. Все будет в порядке.
        Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что Ариэль плачет во сне. Он осторожно растормошил ее, шепча:
        - Проснись, принцесса. Проснись, Ариэль.
        Наконец она дернулась и проснулась. Ему хотелось включить свет, чтобы увидеть ее лицо, но он решил, что внезапный переход из сна в ярко освещенную комнату лишь навредит Ариэль. Он отвел пряди волос от ее лица.
        - Ты не спишь?  - Он поглаживал ее руки, покрытые мурашками.
        Ариэль резко глотнула воздух и прошептала:
        - Возьми меня, Джейкоб. Я хочу забыться.
        Джейкоб не решился исполнить ее просьбу.
        - Я просто тебя обниму. Тебе было нелегко последние сутки.
        Ариэль напряглась и резко ответила:
        - Извини. Мне не следовало…
        Не понимая, что взбрело ей в голову, Джейкоб перегнулся через кровать и включил лампу:
        - Что, черт побери, это значит?
        Она сидела к нему лицом, скрестив ноги и обхватив себя руками за талию. Под ее глазами образовались темные круги. Ариэль была в огромной растянутой футболке, но для Джейкоба она была так же желанна, как если бы надела прозрачную кружевную ночную рубашку.
        - Я задал тебе вопрос,  - раздраженно произнес он.
        Она уставилась на него, широко раскрыв голубые глаза:
        - Я неопытна в вопросах секса. Мне не следовало думать, что ты захочешь продолжать… ну, это… половое сношение.
        - Что?  - Он недоверчиво выгнул брови.
        - Разве не так это называется у вас в медицине?
        - Черт побери, Ариэль! Мы были любовниками прошлой ночью. Я полагал, что должен уважать твои права.
        - Какие права?
        Джейкоб опешил от ее простого вопроса. Она настороженно его разглядывала, и он вдруг понял, что она его проверяет.
        - Ну, я…
        - Ну, мы не связаны серьезными отношениями,  - заявила Ариэль.  - Мы просто разок переспали, да? А теперь все кончено.
        Он стиснул зубы:
        - Ты пытаешься вывести меня из себя?
        Она пожала плечами:
        - Я не догадывалась, что человек с твоим умом и характером способен проявлять человеческие эмоции.
        - Если тебе не терпится поссориться, Ариэль, так и скажи. Я сделаю все, чтобы тебе полегчало.
        - Не разговаривай со мной свысока!  - отрезала она.  - И перестань врать.
        Джейкоб едва сдерживался.
        - Меня во многом обвиняли, но только не во вранье. Не потрудишься ли ты растолковать, что с тобой происходит?
        - Перестань говорить высокопарные фразы!  - крикнула она, встав на колени.  - Я не училась в университетах.
        Джейкоб встал и начал раздеваться. Ариэль округлила глаза:
        - Что ты делаешь?
        - Я собираюсь заняться с тобой сексом.
        - Нет. Мне не нужна твоя снисходительность.
        Раздевшись, он забрался обратно в постель и перевернул Ариэль на спину.
        - Значит, ты считаешь меня снисходительным.  - Он устроился у нее между ног и потерся членом о ее лобок, закрытый хлопчатобумажными трусиками.
        Ариэль ухватилась руками за простыню и сжала кулаки:
        - Минуту назад ты меня не хотел.
        При виде ее беспомощности у Джейкоба сжалось сердце.
        - Я хочу тебя, принцесса. Но я стараюсь о тебе заботиться.
        - Постарайся получше.
        Ее насмешливость в столь неподходящей ситуации заставила Джейкоба образумиться. Он был умнее, образованнее и опытнее Ариэль, но она, красивая, энергичная женщина, всегда заставляла его ей подчиниться.
        - Я живу, чтобы доставлять тебе удовольствие,  - сухо сказал он, запустив два пальца в ее трусики. Почувствовав ее возбуждение, он раздел ее и отбросил белье в сторону.
        Ариэль наблюдала за ним широко раскрытыми глазами.
        - Ты можешь ко мне прикоснуться,  - сказал он и простонал, когда в нее вошел.
        Она неуверенно коснулась руками его ягодиц.
        - Тебе больно?  - выдохнул он.
        Она закрыла глаза, на ее губах играла мечтательная улыбка.
        - Я не знаю. Я почти без сознания.
        Джейкоб рассмеялся. Сочетание физической близости и эмоциональной эйфории было для него непривычно.
        - Посмотри на меня,  - скомандовал он, внезапно почувствовав, что его разум затуманился страстью.
        Она повернула голову к шкафу с зеркальной дверцей, в которой отражались их тела. Ариэль сжала пальцами его ягодицы.
        - Мне нравится твоя задница,  - сказала она.  - Смотри, как она классно выглядит, когда ты…
        Он закрыл ей рот ладонью:
        - Большинство людей занимаются этим молча.
        В ее глазах плясали озорные искорки, она обхватила его ногами за талию. Ариэль занималась фитнесом с личным тренером по два часа каждый день. Она была сильной и гибкой. Джейкоб покачал головой, едва переводя дыхание и удерживаясь на руках.
        - Ладно,  - пробормотал он.  - Продолжай болтать.
        - Однажды я снималась в эротической сцене, и режиссер попросил нас обзывать друг друга.
        Представив, как смешливая Ариэль грязно ругается, он сильнее возбудился.
        - И как прошли съемки?
        Она наморщила нос:
        - Я все время смеялась. После двадцати пяти неудачных дублей нам переписали диалог.
        - Слава богу.  - Джейкоб не хотел, чтобы Ариэль говорила сальности другому мужчине. Однако он не понимал, почему ведет себя так неразумно. После того, как вернется домой, он вряд ли снова увидится с Ариэль. Медленно овладевая ею, он оперся на руку, а пальцами другой руки стал ласкать ее грудь.
        Светлая кожа Ариэль порозовела. На ее шее остались небольшие ссадины от прикосновения его подбородка, заросшего щетиной. Джейкоб посмотрел в зеркало. Ариэль лежала закрыв глаза и вонзив ноготки в его бока.
        Она прерывисто дышала, и, по-видимому, ей расхотелось разговаривать. Джейкоб неторопливо разглядывал их тела в зеркале. Со стороны они могли показаться идеальной парой: смуглый и сильный мужчина и светлокожая красивая женщина.
        Но они не предназначены друг для друга. Джейкоб выбрал одиночество, а Ариэль настроена на успешную карьеру.
        На ней по-прежнему была футболка, которую он поднял до подмышек. Джейкобу хотелось полностью обнажить Ариэль.
        - Сядь,  - хрипло сказал он и немного отстранился, чтобы она сняла футболку. Не удержавшись, он резко на нее опустился: - Извини. Я не хотел тебя придавить.
        Ариэль крепко его обняла, покусывая мочку уха:
        - Мне нравится. Я вся в огне. Ты мой Тарзан, а я твоя Джейн.
        Ее болтовня опять застала его врасплох. Ариэль все сильнее его очаровывала, и он начинал этого бояться.
        - И все равно извини.  - Он приподнялся на руках.
        - Неужели тебя совсем не интересует, какие ощущения меня переполняют?
        - Что ты сказала?  - Джейкобу совершенно не хотелось разговаривать, но, к сожалению, у Ариэль была склонность к разговорам во время секса. Он взял ее за подбородок.  - Я понятия не имею, о чем ты говоришь, но мы можем обсудить это позже.
        Она пожала плечами, снова обхватив его ногами за талию:
        - Конечно. Как ты думаешь, я смогу достичь множественного оргазма или для этого нужно больше практиковаться?
        Джейкоб выкрикнул ее имя, когда его накрыло волной наслаждения.
        Ариэль погладила его по спине:
        - Мне приятно знать, что ты так сильно меня хочешь.
        Джейкоб знал, что на этот раз Ариэль не получила удовольствия. Он слишком увлекся собственными желаниями.
        - Прости,  - пробормотал он, обмякнув всем телом.
        - За что?
        - За эгоизм.
        Она усмехнулась:
        - Ты самый неэгоистичный человек, которого я знаю. Ты просто не можешь сдержать возбуждение при виде меня.
        Ее самодовольство очаровало Джейкоба.
        - Да, я на некоторое время потерял самообладание,  - тяжело дыша, сказал он.  - Но теперь я подарю тебе наслаждение.
        Глава 20

        Проснувшись, Ариэль посмотрела на часы. Лежащий рядом с ней Джейкоб пошевелился, зевнул и потянулся.
        - Пора идти в больницу?
        - Пока нет. Спи. Он повернулся и поцеловал ее в губы:
        - Я хочу поговорить.
        Ой-ой. Похоже, ей не уклониться от выяснения отношений.
        - Ты сам напросился,  - нахально произнесла она, хотя и робела.
        Он взял ее за руку, их пальцы переплелись.
        - Как получилось, что ты девственница? Я действительно хочу понять. Я не верил тому, что о тебе пишут в прессе, Ариэль. Ты совсем не похожа на образ, который тебе создали. Ты нарочно хочешь казаться хуже, чтобы быть популярнее?
        Ариэль обрадовалась тому, что они лежат в темноте, и он не видит ее лица.
        - Ты задаешь слишком много вопросов.
        - Ответь хотя бы на один.
        Он прижал ее спиной к своей груди. Ариэль коснулась щекой его руки.
        - Моя мать всегда меня очень оберегала и продолжает оберегать. Когда тебе тринадцать лет и ты зарабатываешь за неделю больше, чем некоторые семьи зарабатывают за год, голова может пойти кругом. Мама держала меня в ежовых рукавицах.
        - Ты не бунтовала?  - Его теплое дыхание взъерошило волосы на ее затылке.
        - Я бунтовала бы, если бы не история, которая произошла, когда мне исполнилось пятнадцать лет.
        Он напрягся:
        - Что за история?
        - Один из режиссеров попытался меня изнасиловать в трейлере на съемочной площадке.
        Джейкоб охнул от ужаса и гнева.
        - Мама вовремя вернулась. Она врезала ему ногой по яйцам и поклялась, что сообщит в полицию, если он когда-нибудь еще ко мне подойдет. Он даже не протестовал, потому что зарабатывал на мне кучу денег.
        - И как ты отреагировала?
        - Я испугалась,  - решительно сказала Ариэль, не желая вспоминать тот ужасный день.  - Я верила в романтические рассказы о первых поцелуях и нежной любви, но то, что он делал со мной, совсем не было романтичным и нежным. Вполне возможно, что у меня начались бы проблемы, но мама заставила меня обратиться к психологу.
        - Она умная женщина.
        - Психологически я более или менее оправилась, но стала избегать интимных отношений с мужчинами. К счастью, мама устраивала в доме праздники, приглашая моих сверстников. Я не верила, что кто-нибудь будет на них приходить, потому что на домашних вечеринках алкоголь и наркотики были под запретом.
        - Но они приходили?  - Он успокаивающе гладил ее по голове.
        - Да. Мне кажется, другие подростки-актеры и актрисы вроде меня радовались возможности побыть в непринужденной обстановке. Мы смеялись и дурачились, как обыкновенные дети.
        - Я все больше восхищаюсь воспитательными навыками твоей матери. Но что было, когда ты стала совершеннолетней? Разве тебе не хотелось развлечься по-взрослому?
        - Я могла развлекаться как угодно. Благодаря деньгам у меня и мамы было отдельное жилье. На самом деле она даже настаивала, чтобы я выходила в свет. Я думаю, она беспокоилась из-за того, что у меня не будут складываться отношения с парнями после того случая.
        - Ты уже с кем-то встречалась к тому времени?
        - О да, конечно. Я постоянно встречалась с парнями, и мне нравилось проводить с ними время. Но я сохраняла в отношениях определенную дистанцию. Я не признавала те отношения, которые в Голливуде считаются нормой. Мама до сих пор говорит, что я старомодная, и она права. Я брала уроки самообороны и очень настороженно относилась ко всем провокациям и ловушкам, которых полно в киношном мире. Но мама и Бог меня охраняют.
        Джейкоб молчал, размышляя над ее словами. Любая девушка на ее месте хотела бы хвастаться умом и образованием, но Ариэль были скучны учебники, когда за пределами классной комнаты ее ждал увлекательный мир кино.
        - Почему я?  - спросил он напрямик.  - Почему сейчас?
        «Нет, я ее не люблю».
        Проклятье! Вот и настал момент, которого Ариэль так боялась. Она не может сказать Джейкобу, что влюбилась. Он слишком порядочен, поэтому обязательно с ней останется, как только узнает о ее чувствах. Но Ариэль не вынесет его снисходительности.
        Ариэль сдержала слезы, приготовившись сыграть одну из самых решающих ролей в своей жизни.
        - Просто время пришло,  - непринужденно ответила она.  - Я не хотела выделяться. Ты оказался под рукой. Я имею в виду в хорошем смысле,  - поспешно уточнила она.  - И я знала, что могу тебе доверять. Вот так я тебя и выбрала. Ты меня не разочаровал.
        - Да уж,  - недовольно произнес Джейкоб.
        Она высвободилась из его объятий и вылезла из постели.
        - Закажи нам завтрак. А я пока оденусь. Я хочу успеть в больницу в часы посещения.
        Следующие несколько часов прошли в суматохе. Джейкоб пребывал в смятении. Миссис Дейн действительно перевели в общую палату. Она настаивала на том, чтобы Ариэль вернулась на съемки, и та наконец согласилась. Джейкоб приказал подготовить самолет к вылету. Он и Ариэль вернулись в Антигуа перед обедом.
        Он не мог ничего понять, но замечал, что Ариэль ведет себя странно. Она была настроена оптимистично и улыбалась, но в ее глазах время от времени мелькала тоска, какой он не замечал раньше. Возможно, она действительно очень сильно беспокоилась о матери. Но Джейкоба начинали терзать мысли, что Ариэль сожалеет о близости, произошедшей между ними.
        Как только самолет приземлился в Антигуа, Ариэль и Джейкоб отправились на съемочную площадку. Сейчас нельзя было терять ни минуты, потому что в ближайшие дни ожидалось ухудшение погоды.


        В течение следующей недели Ариэль держалась молодцом. Она подтрунивала над Джейкобом, снова и снова заставляя его идти на уступки. Миссис Дейн выписали из больницы, и Ариэль стала понемногу успокаиваться. Джейкоба поражало ее трудолюбие. Особенно ему запомнились съемки эпизода, который снимался на верфи. По сюжету героиня Ариэль отбивалась от пьяного матроса - грузного грубияна, который средь бела дня потащил ее в переулок.
        По сценарию Ариэль приходилось драться. В конце концов от матроса ее спасал морской офицер - ее любовник. Джейкоб внимательно наблюдал за тем, как проходит репетиция, и ужасался тому, что сцена будет напоминать Ариэль о прошлом.
        Снова и снова матрос хватал Виолу за волосы…
        - Угомонись, блудная девка. Или я тебя прикончу.
        Ариэль казалась тростинкой в руках пьяного шатающегося здоровяка.
        Джейкоб приложил немало усилий, чтобы не подскочить к бедняге актеру и не вцепиться ему в глотку. Ему было невыносимо наблюдать, как над Ариэль издеваются, пусть и не всерьез.
        Вдруг появился ее любовник с пистолетом в руке. Он выстрелил и попал матросу в палец ноги. Злоумышленник взвыл. Офицер врезал ему по затылку рукояткой пистолета - моряк рухнул на землю.
        - Снято!  - ликующе крикнул Род.  - Потрясающе! Все свободны.
        Ариэль подошла к Джейкобу. Ее волосы прилипли к потному лицу и шее, на щеках виднелись полоски грязи.
        - Я без сил,  - сказала она, ее лицо было бледным, под глазами залегли темные круги.  - Ты не возражаешь, если мы поужинаем в доме?
        - Конечно не возражаю.  - Он посмотрел на низкое декольте ее платья. Мужчины всего мира будут в восторге от ее прелестей. Джейкоб сделал для себя неприятное открытие - он ревновал Ариэль.
        Обняв за талию, он повел ее к внедорожнику. Харриет терпеливо ждала их на переднем сиденье.
        Ариэль и Харриет обычно болтали на обратном пути на виллу, но сегодня Ариэль молчала. Она положила голову на плечо Джейкоба и обмякла.
        Харриет и Джейкоб обменялись взволнованными взглядами в зеркале заднего вида. Все участники съемок знали о болезни матери Ариэль. По возвращении на съемки Ариэль окружили почти осязаемым сочувствием, уважением и восхищением.
        Она работала усерднее всех. И хотя ей нравилось изображать из себя звезду, развлекая туристов и поклонников, на самом деле Ариэль была совсем иной.
        Джейкоб хотел отнести ее из машины в дом, но Ариэль настояла на том, что пойдет сама. Она была чрезвычайно бледной и шла спотыкаясь. Джейкоб знал, что она переоценила свои физические и эмоциональные возможности после вынужденной поездки в Лос-Анджелес.
        Оказавшись в доме, она поморщилась:
        - Я в душ, а ты закажи ужин. Я вряд ли много съем. Может быть, заказать суп?
        - Конечно.  - Он погладил ее руки.  - Ты хочешь, чтобы я тебе помог?
        На ее губах появилась едва заметная озорная улыбка.
        - Не шали, док.
        Он поцеловал ее в щеку:
        - Я разговариваю с тобой исключительно как доктор. Ты можешь упасть в обморок в душе.
        Она потерла глаза, как маленький ребенок:
        - Я справлюсь. Мне нужно только переодеться, немного поесть и поспать.
        Несмотря на уверения Ариэль, он открыл дверь в ванную комнату сразу же, как только в душе выключилась вода.
        Когда она наконец появилась, на ней был топ с тонкими бретелями и хлопчатобумажные пижамные брюки. Ее кожа раскраснелась от теплой воды.
        - Тебе лучше?  - спросил он.
        Она кивнула:
        - Я почти ожила.
        Однако Ариэль дрожала, хотя в комнате было очень тепло.
        - Давай я высушу твои волосы,  - настаивал он.
        Ариэль не возражала, что доказывало, как отвратительно она себя чувствует. Они сели рядом: Джейкоб - в кресле, Ариэль - на диванчике. Джейкоб принялся расчесывать ее влажные золотистые волосы расческой с редкими зубьями. Ее пряди были похожи на золотой шелк.
        Когда Джейкоб направил струю горячего воздуха от фена на ее затылок, Ариэль подняла лицо к потолку и блаженно улыбнулась.
        - Как хорошо,  - тихо сказала она.  - Я думаю, тебе следовало стать парикмахером, а не врачом.
        - Я начинающий парикмахер,  - усмехнулся он, запуская пальцы в ее волосы и аккуратно их высушивая. Отложив фен в сторону, он поцеловал Ариэль за ухом.  - Все готово,  - хрипло произнес он, чувствуя сильное возбуждение. В некотором смысле его влечение к Ариэль стало наваждением.
        Ариэль оперлась о Джейкоба спиной и, повернув голову, прижалась щекой к его груди.
        - Спасибо.
        Услышав это простое слово, он вспомнил обещание, данное ее матери. Даст бог, миссис Дейн проживет еще несколько месяцев. При мысли о том, что Ариэль останется совсем одна и о ней никто не позаботится, у Джейкоба сжалось сердце.
        В дверь позвонили. Джейкоб впустил в дом работника отеля, принесшего ужин. Ариэль моментально вышла и вернулась, кутаясь в тонкую кашемировую шаль.
        Мило улыбаясь, она дала автограф молоденькому работнику отеля, который смотрел на нее как загипнотизированный. После его ухода Ариэль принялась за еду. Съев всего три ложки, она отодвинула от себя тарелку.
        - Извини, Джейкоб,  - сказала она.  - У меня сейчас нет аппетита. Может быть, я поем позже. Я хочу полежать. Если хочешь, включи телевизор. Я очень устала.
        Она рухнула на диван и свернулась калачиком. Ее тело подрагивало. Джейкоб заподозрил неладное. Ужиная, он не сводил с нее глаз. Поставив посуду на поднос, он вынес его на крыльцо.
        Подойдя и присев рядом с Ариэль, он обнаружил, что она крепко спит. Ее дрожь усилилась. Джейкоб накрыл Ариэль одеялом и тихо произнес:
        - Ты меня слышишь?
        Ее ресницы дрогнули, она приподняла веки.
        - Начался приступ малярии?
        - Да.
        Хотя Ариэль принимала лекарства, прописанные ей Джейкобом, очередного осложнения избежать не удалось. Получив результаты ее анализа крови, сделанного в «Волфф Маунтин», Джейкоб начал подозревать, что рано или поздно у Ариэль случится приступ.
        - Как ты себя чувствуешь?
        Она стучала зубами и содрогалась всем телом.
        - Мне холодно,  - простонала она.
        Подхватив на руки, он отнес Ариэль в кровать. Разувшись, Джейкоб лег рядом с ней и накрыл их обоих одеялом. Но ей не помогло даже тепло его тела.
        - Почему он снова вернулся?  - спросила она, шевеля посиневшими губами.
        - В твоей печени остались возбудители малярии. Какое-то время они еще будут тебя беспокоить.  - Джейкоб обнаружил в ее крови особый штамм паразитов. После того как Ариэль заболела, прошло в общей сложности двенадцать месяцев, однако сохранялась опасность осложнения на почки.
        Он представил Ариэль и ее испуганную мать в богом забытых джунглях, и у него екнуло в груди. Ариэль могла умереть, и они никогда бы не встретились.
        Ариэль приподнялась и посмотрела на Джейкоба с напряженным выражением лица:
        - Скажи Роду, что я не смогу завтра работать.
        - Ты уверена?
        - Скажи ему… о вирусе. Пусть нас никто не беспокоит.  - Она закрыла глаза, по ее щекам потекли слезы. Ариэль прошептала: - Нам нужно только три дня.
        Он крепче ее обнял, пытаясь избавить от сильнейшей дрожи, которая едва не разрывала ее тело.
        - Не волнуйся. Он что-нибудь придумает. Ты скоро поправишься и вернешься к съемкам.
        После его слов Ариэль погрузилась в полубессознательное состояние. Джейкоб оставил ее одну только для того, чтобы торопливо переговорить с Бринкманом, который, казалось, больше беспокоился о здоровье Ариэль, чем о фильме.
        - Сбереги нашу девочку,  - резко сказал режиссер.
        - Я постараюсь.
        - Пусть не торопится возвращаться к съемкам. Мне нужно снять несколько эпизодов с пейзажами. Никто не будет против небольшой передышки. Мы работали в ужасно быстром темпе. Скажи Ариэль, чтобы не волновалась.


        Джейкоб провел тяжелую и бессонную ночь. Ему потребовалось немало терпения и изобретательности, чтобы заставить Ариэль пить воду. Время от времени она с ним боролась. Приступ Ариэль напомнил ему о долгой болезни Дианы.
        Примерно в час ночи состояние Ариэль ухудшилось. Она схватилась за голову и принялась стонать от жуткой головной боли. Ее по-прежнему лихорадило. Джейкоб обкладывал ее льдом, завернутым в полотенца, и обтирал ее с головы до ног.
        Он был в ярости оттого, что не способен облегчить ее страдания. Ему оставалось только наблюдать в бессильном молчании, как малярия терзает ни в чем не повинную девушку.
        В шестом часу утра, как раз перед рассветом, лихорадка отступила. Ариэль начала сильно потеть. Она стонала каждый раз, когда он приподнимал ее голову, чтобы поднести чашку с водой к ее губам. В один из редких моментов просветления она схватила его за запястье.
        - Не бросай меня!
        Ее жалобная просьба пронзила сердце Джейкоба.
        Неужели она решила, что он ее бросит? Или она имела в виду что-то другое? Ее голубые глаза были затуманены и пусты.
        - Я здесь,  - тихо сказал он и, успокаивая, нежно погладил по голове.
        Как долго он пробудет рядом с Ариэль? Джейкобу стало не по себе, когда пришло неутешительное осознание. Если он задержится в Антигуа, то в любое время нарушит жесткие принципы, которых придерживался долгие годы.
        Он не имеет права привязываться к Ариэль Дейн. Риск слишком велик. О любви к ней не может быть и речи. Он уже потерял двух дорогих ему женщин, которые были для него всем. Джейкоб не вынесет третьей потери.
        Он сделал то, о чем просила его Ариэль. Он помог ей пережить приступ малярии. Съемки фильма подходят к концу. Он должен немедленно вернуться в «Волфф Маунтин». Но ведь он пообещал миссис Дейн защищать ее дочь. Ладно, он останется до конца съемок, но ни на день дольше.
        Глава 21

        Ариэль медленно открыла глаза, чувствуя ужасную усталость. У нее болело все тело. Ей казалось, что у нее не осталось ни одной целой косточки.
        Осторожно повернув голову, Ариэль пригляделась и узнала знакомый интерьер комнаты на вилле, но не могла понять, который час.
        Ариэль взглянула на часы на прикроватной тумбочке. Семь часов вечера. Она задремала после съемки? Ариэль смутно припоминала, что Джейкоб лежал с ней в постели.
        Она испуганно его окликнула.
        Он сразу появился в дверях, босой и взъерошенный сильнее, чем обычно.
        - Я здесь. Как ты себя чувствуешь?
        - Что случилось?  - Она попыталась сглотнуть и поморщилась. У нее сильно пересохло в горле.
        - У тебя был приступ малярии,  - спокойным тоном произнес он и присел на кровать рядом с ней.  - Но худшее уже позади. Хочешь поесть? Я принесу теплый куриный бульон.
        - Эти часы не врут?
        - Нет. Твой приступ продолжался чуть более суток.
        У нее по-прежнему болел живот. Но, если Джейкоб советует ей подкрепиться, она так и сделает. Ариэль кивнула:
        - Я поем супа.
        Несколько мгновений она смотрела на Джейкоба, а потом до нее дошло, что его отношение к ней изменилось. Сейчас он разговаривает с ней как врач. По-доброму, но отстраненно.
        Ариэль попыталась встать, но ноги отказывались слушаться. Джейкоб обхватил ее за талию и уложил обратно на кровать.
        - Я принесу еду.
        Он сел на стул рядом с кроватью и стал наблюдать из-под опущенных век, как она с трудом проглатывает бульон.
        - Я разговаривал с Родом,  - резко произнес Джейкоб.  - Я сообщил ему о твоем приступе и о том, что завтра ты не сможешь сниматься, потому что сильно ослабела.
        Он согласился, чтобы ты вышла на работу послезавтра.
        Она кивнула.
        - Хорошо.  - Склонив голову, она пытливо вгляделась в лицо Джейкоба и наморщила нос.  - Ты отвратительно выглядишь.
        Он пожал плечами:
        - Недосыпание никого не красит.
        - Я слаба, как котенок, а ты вымотался, заботясь обо мне. Давай сегодня пораньше ляжем спать.
        Она видела, как он колеблется. Ее сердце сжалось. Джейкоб пожал плечами, на его лице не отражалось ни одной эмоции.
        - Я буду спать на диване, чтобы тебе не мешать.
        - Кровать большая,  - сказала Ариэль и вспомнила его слова: «Нет, я ее не люблю». Она не желала думать о том, что им придется вскоре расстаться.
        - Отдыхай, Ариэль. Я в соседней комнате. Позови меня, если что-то понадобится.
        Он вел себя так, будто они никогда не занимались любовью. Словно они впервые встретились.
        На следующий день Джейкоб ушел из дома на рассвете. Ариэль не знала, куда он отправился, и не стала спрашивать. Она была по-прежнему слаба, но чувствовала себя гораздо лучше, чем прежде. Она немного вздремнула, полистала журналы и скоротала время за айпадом.
        Следующие несколько дней Джейкоб и Ариэль вели себя как чужие люди, большую часть времени проводя в отдельных комнатах. Съемки завершились. В пятницу должна была состояться вечеринка по случаю окончания съемок, а в субботу всем предстояло возвращаться домой.
        В пятницу днем Ариэль прогуливалась у океана и смотрела на горизонт. Несмотря на приступ малярии и плотный график съемок, ее пребывание на острове с Джейкобом можно было назвать идиллическим. Она хотела навсегда сохранить воспоминания о том, что произошло между ними в Антигуа.
        Джейкоб словно прочел ее мысли, ибо внезапно появился у нее за спиной. На нем были темные брюки и безупречно отглаженная рубашка. Ариэль нахмурилась. Вечеринка начнется через несколько часов.
        - Ты рано оделся,  - сказала она.
        Он пристально посмотрел на горизонт и мрачно поджал губы.
        - Я должен возвращаться домой, Ариэль. Я сам доберусь до аэропорта. Позже Харриет заберет автомобиль.
        - Ты уезжаешь?  - Она опешила.  - Я не понимаю, почему такая спешка?
        - Никакой спешки.  - Он стоял, повернувшись к ней в профиль. По выражению лица Джейкоба было невозможно понять его настроение.  - Я давно не был дома. Мне нужно приниматься за работу.
        - Но я…  - Ариэль не договорила, пессимистично улыбнувшись.  - Я полагала, что ты побудешь до конца.
        Он повернулся к ней и быстро, но страстно поцеловал в губы.
        - Вот и конец,  - тихо сказал он.  - Прощай, принцесса.
        Глава 22

        Джейкоб так и не нашел утешения в научной лаборатории. Он не мог успокоиться ни дома, ни в клинике. Куда бы он ни повернулся, что-нибудь напоминало ему об Ариэль.
        Их разделяло несколько тысяч миль, но Ариэль Дейн постоянно, незримо присутствовала рядом с ним. Когда Диана умерла, его жизнь на несколько месяцев превратилась в кошмар. А сейчас снова и снова в его мозгу крутятся мучительные воспоминания о времени, проведенном с Ариэль. Джейкоб вспоминал ее смех, озорные колкости, наивность и прагматизм. По ночам он ворочался с боку на бок, страстно желая к ней прикоснуться.
        Расставание не принесло облегчения. Что толку быть от нее вдали, если не удается ее забыть? Братья понимали, что с Джейкобом творится что-то неладное, но ни о чем его не спрашивали. По крайней мере, вначале. Гарет звал Джейкоба колоть дрова, а Киран ходил с ним на рыбалку.
        В дождливый день, через два месяца после расставания с Ариэль, Джейкоб пришел на могилу матери.
        Рядом с ней была похоронена его тетка, Лаура Волфф, которую он смутно помнил.
        Внезапно, как из-под земли, появились Гарет и Киран. Джейкоб нахмурился.
        - У меня такое чувство, будто вы боитесь, что я покончу с собой. Не волнуйтесь. Я не собираюсь вышибать себе мозги.
        Гарет пожал плечами:
        - Мы слишком хорошо тебя знаем, чтобы предполагать самоубийство. Ты сильный человек, Джейкоб. Ты должен преодолеть все трудности, которые подбрасывает тебе жизнь.
        - Но на этот раз я сам во всем виноват.
        Киран пнул камень и мрачно произнес:
        - Никогда не поздно все исправить.
        - Если бы. Я повел себя как полное ничтожество и думаю, что разбил сердце любимой актрисе Америки. Мне не удастся ничего исправить.
        Гарет присел на корточки и вырвал сорняки, появившиеся около ухоженной могилы.
        - Огромную часть своей жизни я провел в одиночестве. Мы все были одиноки. Но это неправильно, Джейкоб. Совсем неправильно.  - Он помолчал, смотря на могилу, потом прибавил: - Ты ее любишь?
        - Да,  - выдавил Джейкоб.  - Я ее люблю.
        Киран посмотрел на него с сочувствием и вызовом:
        - Тогда поезжай к ней. Сделай все, чтобы она была с тобой. Не нужно терять время.
        Когда братья ушли, Джейкоб вздохнул и признал, что вел себя как дурак. Ариэль отдала ему свою девственность, доверилась и научила радоваться жизни. Он знал, что она любит его, но был слишком напуган, чтобы поверить в ее чувства. И хуже того, он бросил ее, убедив, что она ничего для него не значит.
        Судьба наносила ему страшные удары. Он потерял мать и невесту. Джейкоб считал себя сильным человеком, потому что сумел выжить. Но, по правде говоря, став отшельником и отгородившись от мира, он просто скрыл ото всех свою трусость.
        Ариэль, возможно, его возненавидела. По крайней мере, она наверняка считает, что он ее использовал, как делало большинство людей. Да, он совершил непростительный поступок, но должен признаться Ариэль в своих чувствах.
        Джейкоб сложил вещи и приготовился к поездке, когда зазвонил его мобильный телефон. На дисплее высветился номер с кодом южной Калифорнии.
        - Алло?  - У Джейкоба учащенно заколотилось сердце.
        - Волфф? Это Род Бринкман.
        У Джейкоба подкосились ноги. Он тяжело сел.
        - Что-нибудь случилось с Ариэль?
        - Ты нужен ей, Волфф. Ее мать умерла вчера рано утром.
        У Джейкоба сдавило горло. Он попросил Бринкмана рассказать подробности.
        - Никто не ожидал. Сердечный приступ. Химиотерапия подорвала ее здоровье.
        - Пришли мне адрес Ариэль, пожалуйста.
        - Будет сделано. Отправляйся к ней немедленно. Она совсем одна.


        Приземлившись в Лос-Анджелесе, Джейкоб сел в заранее забронированный лимузин и назвал водителю адрес Ариэль, чей дом находился в охраняемой зоне.
        Остановившись у ворот, Джейкоб опустил оконное стекло:
        - Я Джейкоб Волфф и приехал к Ариэль Дейн. Она меня не ждет, но меня к ней отправил Род Бринкман.
        Пожилой охранник заглянул в машину:
        - Джейкоб Волфф? Я вас узнал. Добро пожаловать в Калифорнию!
        Джейкоб сдерживал нетерпение:
        - Спасибо. Я приехал помочь Ариэль с похоронами.
        Охранник снял фуражку и почесал затылок:
        - Да. Жаль миссис Дейн. Хорошая была леди.  - Шагнув назад, он нажал кнопку, открывая ворота.  - Передайте привет мисс Ариэль. Она всегда дарит мне на Рождество шоколадное печенье и пятьсот долларов. Хорошая девушка.
        Массивные ворота открылись, и через две минуты Джейкоб уже звонил в квартиру Ариэль.
        Она открыла ему дверь. Ее глаза были красными и опухшими от слез. Она была босой, в одной футболке. Ее волосы были небрежно затянуты в хвост. Ариэль явно не ждала гостей.
        Но Джейкобу она показалась настоящей красавицей. Он засунул руки в карманы, чтобы не заключить ее в объятия.
        - Здравствуй, Ариэль.
        Она посмотрела на него с опаской и выпалила:
        - Отправляйся домой. Я знаю, что ты дал обещание моей матери. Она мне об этом сказала. Но ты мне не нужен.
        Она хотела закрыть дверь, но он просунул ногу в щель, начиная терять терпение:
        - Я проделал долгий путь, чтобы с тобой увидеться.
        - Неужели я должна тебя поблагодарить?
        Он вздрогнул, услышав ее холодный тон, но понимал, что заслужил такое обращение.
        - Впусти меня,  - мягко произнес он,  - Ариэль, пожалуйста.
        Ариэль боялась пошевелиться, словно ее мог погубить всего один неверный шаг. У нее заныло в груди, когда Джейкоб появился на пороге ее дома. Она мечтала о нем неделями. Ариэль всячески пыталась изгнать из памяти воспоминания о близости с Джейкобом, но мучительные образы стояли перед глазами, будто это произошло только вчера.
        И вот он явился к ней. Внушительный красавец.
        - Ладно. Проходи, если хочешь. Но из меня сейчас плохой собеседник.
        Она повернулась к нему спиной и уселась в маленькое кресло, думая, что Джейкоб расположится на диване. Но он взял ее за запястья, заставил подняться, обнял и уткнулся в ее плечо.
        - Прости меня, Ариэль. Мне так жаль.
        За прошедшие полтора дня она пролила море слез, но ей не хотелось принимать сочувствие от Джейкоба. Она ему не верила.
        О да, он сжалился над ней, как врач. Доктора обычно предлагают поддержку тем, кто потерял своих близких. Однако Ариэль решила, что сама справится со смертью матери.
        Она уперлась руками ему в грудь:
        - Я в порядке, Джейкоб. Мы знали, что это произойдет.
        Он неохотно ее отпустил:
        - Но тебе от этого не легче.
        - Мама обрела покой на небесах. Она прожила замечательную жизнь и была готова к смерти.
        Джейкоб сложил руки на груди и посмотрел на Ариэль прожигающим, как рентгеновский луч, взглядом. Она сразу вспомнила тот день, когда они впервые встретились.
        - Не нужно передо мной хорохориться.
        Она пожала плечами:
        - Сегодня будет панихида и поминальная служба. Ты можешь прийти.
        - А потом?
        - Потом ты уедешь домой.
        - Я не забронировал номер в отеле.
        - Переночуй в самолете.
        - Я рассчитывал побыть с тобой несколько дней.
        - Нет.  - Она напряглась и обхватила себя руками за талию.  - Мне не нужна твоя жалость или снисходительность. Я справлюсь сама.
        - Ты плохо выглядишь.
        - Как мило. Какие еще будут замечания?
        Он свирепо на нее уставился:
        - Ты самая раздражающая и противоречивая женщина, которую я имел несчастье знать.
        - Извини, что не похожа на твою покойную безгрешную Диану,  - возразила она.  - Большинство из нас - простые смертные.
        Он сделал три шага в ее сторону и остановился как вкопанный. Его лицо перекосило от злости и других эмоций, которые ей не удалось расшифровать.
        - Я не помню ее лица,  - сказал он тихим измученным голосом.  - Я уничтожил все ее фотографии, потому что не мог на них смотреть.
        Ариэль показалось, что в ее сердце вонзилась тысяча ножей. С ее онемевших губ сорвался приглушенный стон.
        - Меня это не касается, док. Не мог бы ты оставить меня одну? У меня дела.  - К ее горлу подступил ком, она сдерживала слезы.
        Джейкоб пристально смотрел на нее.
        - У меня нет ни одной твоей фотографии,  - хрипло произнес он.  - И все же твой образ постоянно стоит у меня перед глазами. Ты сводишь меня с ума. Я хочу тебя забыть, но не могу. Ты постоянно меня преследуешь, сплю я или бодрствую, работаю или тупо пялюсь в окно.
        - Чего ты от меня хочешь, док? Неужели ты решил, что из-за дефлорации теперь несешь за меня ответственность? Уверяю тебя, тебе не о чем беспокоиться.
        Джейкоб качнулся вперед, опустил голову на плечо Ариэль и погладил ее руки.
        - Я не могу без тебя,  - произнес он надрывным шепотом.  - Я люблю тебя, Ариэль.
        Она погладила мягкие короткие волосы на его затылке, потом резко опустила руки.
        - Как я уже говорила, ты возомнил невесть что. У меня недавно умерла мать, а ты решил осчастливить меня драматическими речами?  - Она оттолкнула его в сторону и отошла в противоположный конец комнаты.  - Ты решил покаяться, док. Мне известен твой тип людей. Но я тебе не уступлю. Зря стараешься.
        Он решительно пошел в ее сторону, его тело было напряжено до предела.
        - Я выбрал неподходящее время, понимаю. Я скотина. Не у всех жизнь похожа на голливудский хеппи-энд. Но ты должна мне верить, Ариэль. Я люблю тебя. Я ничего не могу с собой поделать. Мне очень жаль, что наши отношения так некрасиво закончились. Но теперь я тебя не оставлю.
        Ариэль очень хотелось броситься в его объятия и выплакаться. Она осталась совсем одна. Но ей нужно оградить себя ото всего, что может ей навредить.
        - Делай что хочешь. Похороны в пять часов. Я буду отдыхать в своей комнате.
        Джейкоб ожидал от Ариэль сопротивления, но не враждебности и холодности. Он причинил ей ужасные страдания. Впервые в жизни Джейкоб не понимал, как ему следует поступить. Он знал лишь о том, что Ариэль стала для него невыразимо дорогим человеком, и он будет ее оберегать, пока живет.
        Она вышла из своей комнаты без десяти минут пять. На ней был черный строгий костюм и туфли на высоком каблуке. Ариэль уложила волосы в гладкий пучок и надела маленькую стильную черную шляпу.
        В руках она держала черную кожаную сумку-клатч и огромные черные очки. Она была красива и неприступна.
        Умелый макияж замаскировал следы слез на ее лице. Кинозвезда Ариэль Дейн была готова к выходу.
        Взяв пиджак, Джейкоб последовал за ней на улицу. С киностудии прислали лимузин и огромный букет цветов, который занял половину обеденного стола в кухне Ариэль.
        Она быстро уселась в машину и игнорировала Джейкоба в течение сорока пяти минут, пока они ехали к месту назначения. Он хранил молчание, не желая ничем ее расстраивать.
        Зал в похоронном бюро был заполнен друзьями и знакомыми Ариэль и ее матери. Ариэль при виде такого количества людей опешила. Она действительно не догадывалась, как много людей искренне ей сопереживают.
        Два часа панихиды показались бесконечными. Джейкоб стоял рядом с Ариэль и отошел только один раз, чтобы принести ей стакан воды. Он никому не представился. Некоторые люди смотрели на него с любопытством.
        После панихиды должна была состояться поминальная служба в часовне. Джейкоб услышал, как Ариэль резко глотнула воздуха. Он коснулся рукой ее поясницы.
        - Ты выдержишь, принцесса. Я горжусь тобой.
        Они сели рядом на скамью. В часовне не было ни гроба с телом усопшей, ни урны с ее прахом. Таково было пожелание покойной миссис Дейн.
        Спустя несколько мгновений началась служба. Зазвучала красивая песня о расставании и надежде на будущее, которую исполняла всемирно известная певица. Скромный священник говорил добрые слова о женщине, столкнувшейся с жизненными трудностями, но сумевшей стать хорошей матерью своему единственному ребенку.
        Певица допела и села на скамью. В часовне выключили свет. С потолка опустился экран, на котором появилось улыбающееся лицо миссис Дейн.
        Джейкоб почувствовал, как Ариэль взяла его за руку. Он крепко сжал ее руку, а потом обнял за хрупкие плечи и прижал к себе.
        Миссис Дейн обратилась к собравшимся:
        «Многие из вас, сидящих в этом зале, живут в мире иллюзий. Вы придумываете истории, пересказываете их и развлекаете всех нас. К сожалению, реальная жизнь не всегда бывает безоблачной. Каждый из нас переживает моменты боли и потери. Я никогда не задавала вопрос «почему я?». В моей жизни было так много чудесных минут. Моим настоящим благословением была моя дорогая дочь Ариэль. Я люблю тебя, мой ангел. Я хочу рассказать вам о самом ценном уроке, который преподала мне жизнь. Семья - самое главное для человека. И хотя семьи бывают разные, важнее всего беречь и оставаться рядом с теми, кого мы любим. Никто не знает, когда придет его последний час. Не позволяйте горечи, зависти и прошлым обидам влиять на вашу жизнь. Живите свободно и любите. Не горюйте о моем уходе. Помиритесь с теми, кто вам дорог, и будьте счастливы».
        Экран потемнел.
        Ариэль поднялась. Пожалуй, только Джейкоб заметил, что у нее дрожат колени.
        - Спасибо, что пришли,  - слабо улыбаясь, сказала она.  - Ваше присутствие очень много для меня значит. Спокойной ночи.
        Прислонившись головой к Джейкобу, она прошептала:
        - Уведи меня отсюда… Пожалуйста.
        Из часовни они прошли в уединенный зал. Пока они быстро вышагивали по коридору, Джейкоб отправил эсэмэску водителю лимузина, чтобы он ждал их позади часовни.
        Один из сотрудников похоронного бюро подошел к ним и взволнованно спросил:
        - Все в порядке?
        Ариэль подняла голову. Она напоминала увядший цветок на сломанном стебле.
        - Я благодарю вас за все. Церемония прошла очень хорошо.
        Она еле передвигала ноги, ее лицо стало мертвенно-бледным. Джейкоб поспешно усадил ее в машину и указал водителю, куда ехать. Обняв Ариэль, Джейкоб произнес:
        - Все кончено, принцесса. Ты молодец.
        У Ариэль сдали нервы. Она сотрясалась всем телом от бурных рыданий. Джейкоб крепко ее обнимал, в его глазах стояли слезы. В третий раз в своей жизни он не мог ничего сделать, чтобы помочь любимому человеку. В научной лаборатории он творил чудеса, а в обычной жизни был отнюдь не всемогущим.
        Он гладил ее по спине, шепча успокаивающие слова. В конце концов она затихла и вцепилась рукой в лацкан его пиджака.
        - Я измазала твой итальянский шерстяной костюм,  - произнесла она дрожащим голосом.
        Из горла изумленного Джейкоба вырвался смешок.
        - Господи, Ариэль! Зачем ты беспокоишься о такой ерунде?  - Он умолк, не зная, что сказать, дабы доставить ей удовольствие.  - Ты хочешь поехать домой и лечь спать? Или поедем в ресторан? Скажи, чего ты хочешь.
        Она быстро вытерла слезы со щеки, размазывая тушь:
        - Отвези меня на пляж. В моей машине. Я хочу увидеть океан.
        Когда водитель остановился у дверей дома Ариэль, Джейкоб помог ей выбраться из автомобиля.
        - Ты должна переодеться,  - сказал он.  - Холодает.
        Качая головой, она вытащила из сумочки ключи от машины и протянула их Джейкобу:
        - Просто отвези меня на пляж.
        Джейкоб не удивился, увидев в гараже солнечно-желтый «фольксваген»-жук и наклейку на заднем стекле - «Русалочка». С трудом расположившись в небольшом салоне, он попросил Ариэль показывать дорогу.
        Они находились недалеко от берега. Ариэль тихо указывала ему, куда ехать. Когда он припарковался на подъездной дороге у темного дома, Ариэль вышла из автомобиля.
        - Это коттедж моего друга. Он путешествует по Европе, а я присматриваю за его домом.
        Джейкоб подумал, что сейчас они войдут в дом, но Ариэль направилась по тропинке к пляжу. Тропинка пролегала между домами, которые в сумерках казались громадными кучами камней. Луна еще не взошла.
        Ариэль разулась. Джейкоб наклонился и засунул ее туфли в карманы своего пиджака.
        - Куда ты идешь?  - спросил он и услышал в ответ крик чайки.
        Ариэль в черных нейлоновых чулках подошла к воде. Маленькая одинокая фигура на фоне необъятного океана.
        У Джейкоба замерло сердце, когда он вдруг подумал, что она захочет утопиться. Но нет. Ариэль Дейн никогда не совершит подобного поступка.
        Она остановилась у самой кромки воды. Холодные волны касались ее лодыжек, но Ариэль даже не вздрогнула.
        Сняв ботинки и носки, Джейкоб встал рядом ней. Они стояли плечом к плечу, глядя на горизонт - едва заметную линию, где серо-стальной океан встречается с иссиня-черным небом.
        Ариэль вздохнула:
        - Знаешь, почему я люблю сюда приезжать?
        - Нет. Скажи мне.
        - Океан напоминает мне о моей незначительности. Мир существовал до меня и будет существовать после меня. Странно, но меня это утешает.
        Он взял ее за плечи, заставляя повернуться к нему.
        - Ты не права,  - хрипло сказал он.  - Без тебя мой мир умер.
        - Это реплика из малобюджетного фильма? Ты никудышный актер, док. Не тягайся с профессионалами.
        Услышав ее сарказм, Джейкоб устыдился того, как с ней поступил.
        - Я сожалею, что оставил тебя в Антигуа. Мне было страшно.
        Она фыркнула и поежилась:
        - Тебе было страшно? Тебя никто не может напугать. Ты сам запугаешь кого угодно.
        - Меня напугала ты,  - выпалил он.
        - Как?
        - Я всю жизнь искал счастье, но видел только его разрозненные фрагменты. Ты стала для меня воплощением полного счастья. Мне невыносимо думать, что я тебя потеряю.
        Глава 23

        Ариэль решила высказать ему в лицо все свои обиды: - Я слышала, как ты говорил моей матери, что не любишь меня. Поэтому мне сейчас сложновато поверить в твою преданность.
        - О боже…
        - Вот именно.  - Она отвернулась от Джейкоба и споткнулась на влажном песке. От унижения она чувствовала себя беззащитной.
        Джейкоб стоял и молчал.
        - Я тогда не понимал, что к тебе испытываю,  - произнес он, растягивая слова.  - Отвечая твоей матери, я обманывал сам себя.
        - Потому что ты по-прежнему любишь Диану.
        - Нет. Я ее обожал, не отрицаю. Но это было юношеское увлечение.
        - А сейчас ты древний старец?
        Он заправил прядь волос ей за ухо:
        - Я люблю тебя, Ариэль. Мне понадобилось слишком много времени, чтобы это понять. И я тебя обидел. Прости меня.
        От желания прикоснуться к Джейкобу у нее чесались руки. Ее эмоции были накалены до предела. Но Ариэль боялась ошибиться. Если он приехал к ней только из-за того, что чувствует себя обязанным нести за нее ответственность, она этого не вынесет.
        - Ты правильно однажды сказал,  - медленно произнесла она.  - Мы с тобой из разных миров.
        - Я думал об этом,  - ответил он.  - Я перееду к тебе. Я буду ездить вместе с тобой на съемки.
        У нее участилось сердцебиение.
        - О чем ты говоришь?
        Джейкоб преклонил колено:
        - Выходи за меня замуж, принцесса. Я не могу и не хочу без тебя жить.
        В руках у него был небольшой футляр. Он открыл крышку, и Ариэль увидела платиновое кольцо с неприлично большим бриллиантом.
        Ариэль испуганно ахнула:
        - Боже мой, док. Пожалуйста, скажи мне, что это циркон.
        Достав кольцо из футляра, он взял ее за руку:
        - Ариэль Дейн, вы будете моей женой?
        Ее сердце болезненно сжалось. Джейкоб Волфф решил полностью посвятить себя ей, отказываясь от прежнего образа жизни. Он сделает все ради того, чтобы Ариэль была рядом с ним.
        Она вытянула руку, переполняясь радостью.
        - Продолжай говорить. И встань, черт побери.
        Джейкоб изящно поднялся, взял холодную руку Ариэль и надел кольцо на ее безымянный палец.
        - Я буду с тобой и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит нас.
        Она быстро заморгала, не желая расплакаться:
        - Ты действительно хочешь на мне жениться, Джейкоб? Я не позволю тебе изменить свое решение. Мы подпишем брачный договор, согласно которому ты никогда не сможешь меня бросить.
        Он опустил голову и поцеловал ее в губы:
        - Я обожаю тебя, Ариэль. Так ты согласна?
        - Отвези меня домой, в кровать. Скорее.
        Они побежали к машине, как дети. Приглушенный смех Ариэль казался Джейкобу самым прекрасным звуком на свете. По пути домой они держались за руки.
        В вестибюле квартиры Ариэль они повернулись лицом друг к другу.
        - Я не хочу разносить песок по всему дому,  - сказала она и едва заметно, озорно улыбнулась.  - Давай разденемся прямо здесь.
        - Гм, ладно. Ты первой идешь в душ.
        Она взяла его за руку и серьезно посмотрела в его лицо:
        - Сегодня ночью я хочу почувствовать твою любовь, Джейкоб.
        - Ты сейчас чересчур взволнована,  - сказал он.  - Я не могу пользоваться твоим положением. Подумай над моим предложением руки и сердца, а завтра утром поговорим.
        Ариэль вздернула чуть подрагивающий подбородок.
        - Мне сейчас грустно,  - произнесла она.  - И я буду долго грустить. Но когда ты со мной, я чувствую себя в безопасности. Рядом с тобой я оживаю. Не заставляй меня спать в одиночестве.
        Когда перед мужчиной раздевается женщина, есть два варианта: либо он уступает искушению, либо сбегает. Джейкоб решил уступить своим желаниям.
        Быстро раздевшись, Джейкоб подхватил Ариэль на руки и понес в ванную комнату.
        Одной рукой он открыл краны, потом поставил Ариэль на холодный мраморный пол. Она подняла руки, чтобы вынуть шпильки из волос.
        - Позволь мне,  - сказал он и дрожащими руками стал распускать ее волосы.
        Солнечно-золотистые волосы Ариэль приобрели оттенок меда, когда стали влажными. Капли шампуня упали на ее малиновые соски. От горячей воды ее кожа порозовела.
        Ариэль стояла, позволяя Джейкобу вымыть ей голову. Джейкоб намылил ее изящные руки, тонкую талию, длинные ноги. Он с обожанием прикасался к своей принцессе Ариэль.
        Когда она притронулась к его телу, он вздрогнул.
        Она рассмеялась:
        - Мне нравится твоя нежность, Джейкоб. Но я предлагаю сделать перерыв. Займись со мной любовью.
        - Как пожелает моя Русалочка.
        Выключив воду, он вывел ее из душевой кабины и вытер полотенцем. Ариэль прижалась к его груди:
        - Я люблю тебя, Джейкоб Волфф.
        Ее признание поразило его до глубины души.
        - А дальше?
        - Да. Я выйду за тебя замуж.
        Ликующий Джейкоб снова подхватил ее и отнес на двуспальную кровать. Осторожно положив Ариэль на простыни, он опустился рядом.
        Ариэль перевернула его на спину и, схватив за запястья, подняла его руки над головой.
        - Ты теперь только мой, Джейкоб.  - Она опустилась на него, и оба вскрикнули от нахлынувших ощущений.
        Он схватил ее за бедра, содрогаясь от ее энергичных движений.
        - Я навсегда твой,  - простонал он.  - Ах, Ариэль…
        Казалось, прошла вечность, прежде чем они очнулись от сладкого забытья.
        Ариэль поцеловала Джейкоба и уперлась руками в его плечи.
        - Я хочу жить с тобой на твоей горе,  - сказала она, вглядываясь в его лицо.  - Я буду сниматься только в одном фильме в год и пойду учиться в университет. Что ты об этом думаешь?
        Джейкоб с трудом сосредоточился:
        - Я не буду мешать твоему успеху. Это было бы несправедливо по отношению к тебе и твоим поклонникам.
        - Я могу многим заниматься одновременно, док. Ты еще удивишься тому, какая я способная. А как насчет детей?
        - Дети?
        - Ну, такие маленькие существа, которые орут и требуют еды.
        Он улыбнулся, одновременно радуясь и удивляясь:
        - Ну, можно подумать.
        Ариэль вздохнула:
        - Роль жены Джейкоба Волффа будет моей лучшей ролью в жизни.
        Он осторожно перевернул ее на спину:
        - Мне нравится, что ты предложила, моя дорогая дива. А теперь я предлагаю тебе помолчать и наслаждаться.


        Восемнадцать месяцев спустя


        Джейкоб Волфф в смокинге стоял на красной ковровой дорожке в окружении фотографов. Рядом с ним была его жена в роскошном платье розового цвета, с открытой спиной. Благодаря пышным юбкам она выглядела как настоящая принцесса.
        Во время краткого затишья он прошептал ей на ухо:
        - Ты волнуешься?
        Она взяла его за руку, а потом поцеловала в губы, не обращая внимания на толпу зевак:
        - Из-за награды?
        Ариэль была номинирована на «Оскар», как лучшая актриса.
        - Да,  - сказал он, качая головой от смущения. Он до сих пор не верил, что эта красавица стала его женой.
        - Ну, это большая честь быть номинированной на «Оскар», док,  - произнесла она со своей обворожительной дерзостью.
        Фыркнув от смеха, он повел ее вперед:
        - Ты невыносимый ребенок.
        - А ты задира.
        Они обменялись довольными улыбками. На следующее утро на первых страницах таблоидов красовался заголовок: «Голливудская принцесса нашла свое счастье!»

        notes


        Примечания

        1

        ШОТ - школьный оценочный тест (scholastic assessment test)  - экзамен, обязательный для всех абитуриентов, желающих поступить в самые престижные американские университеты. (Здесь и далее примеч. пер.)
        2

        Дамбо - герой одноименного мультфильма слоненок с очень большими ушами.
        3

        Сэр Галахад - рыцарь Круглого стола короля Артура, считается «святым рыцарем».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к