Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Миллиан Виктория: " Идеальный Партнёр " - читать онлайн

Сохранить .
Идеальный партнёр Виктория Миллиан


        #
 «Идеальный партнёр», краткая информация:

 Современный любовный роман. Место действия: Гамбург, Германия, 90-е годы.

 Главные герои. Она - Лора Дюваль, эмигрантка с Украины, график-дизайнер, ищет работу. Он - Хайнц Эверс, директор по маркетингу небольшой фирмы.

 - Эта книга не отвечает ни на один из поставленных вопросов. Здесь столько затронуто: эмиграция, Россия, евреи, немцы, просто люди, любовь...

 - Почему книга должна отвечать на какие-нибудь вопросы? Какие проблемы решаются в книгах?

 - Неужели можно так откровенно и чисто описать половой акт? Где найти такую женщину?

 - Где найти такого мужчину? Женщину-то вы найдёте. Только посмотрите по сторонам внимательно. Даже здесь...

 - Где найти такого мужчину? То же мне! Мужик он и есть мужик. Бросил её и тут же пошёл успокаиваться к другой.

 - Не важно, хороший он или плохой. Важно, что мы обсуждаем их, как живых людей.



 Главная идея книги хорошо выражена в диалоге главных героев:

 - Мы любим по запаху, - просто сказала она.

 Он не поверил своим ушам:

 - Мы любим по запаху? Угу. Продолжайте. Я даже не хочу комментировать!

 - Мы настолько сложно устроены! ДНК - вы же представляете, что это такое?

 - Да. В каком-то смысле. На уровне банальной эрудиции.

 - Этого достаточно, - безжалостно продолжила она. - Я тоже не биолог. Но это колоссально сложная система, понятно же. Пары должны друг другу подходить. Ведь наследственная система каждого имеет, кроме всего прочего, внутренние дефекты. Незаметные рецессивные гены. Не каждые двое могут дать здоровое потомство.

 - Потомство, - повторил за нею Хайнц, - угу.

 - У вас очень содержательные комментарии.

 - Продолжайте-продолжайте, - он принял насмешку без боя.

 - Но это значит, что о партнёре нужна достоверная генетическая информация.. Прежде, чем будет сделан выбор. Попросту кусочек тела для анализа, какая-то молекула, может быть одна. Это запах!

 - Конечно, не облизывать же! Это негигиенично и при большом скоплении возможных претендентов - просто долго.

 - Видите, как глубоко вы всё сразу поняли. Именно так!

 - Мы влюбляемся по неуловимому запаху и понимаем это сразу, - почти мечтательно протянул он и потом быстро добавил: - А духи? Что, поймал я вас?

 - Это ничему не противоречит. Ведь настоящие совпадения очень редки. Идеальные пары единичны, можно жизнь прожить и не встретиться. Поэтому в основном запах не нравится. Его скрывают, маскируют, заменяют другим.

 - Тогда должно быть много ошибок.

 - Ещё бы! Большая часть браков распадается. Вы умный.

 - Я знаю. Вы мне сегодня уже сказали, что я - достойный экземпляр. Может быть, мои ставки повысятся? Какая следующая градация за достойным?

 - Perfect.

 - Perfect Partner, - медленно произнёс он и добавил, помолчав и внимательно глядя на дорогу: - А вы ведь не пользуетесь духами?....
        Роман занял первое место на Третьем Берлинском Международном конкурсе и признан
«Книгой года 2011-2012».


        Эта книга не предназначена
        для чтения детьми
        младшего,
        среднего
        и старшего школьного возраста,
        равно как и остальными гражданами,
        оставшимися детьми
        после означенного возраста.


1


 У Руге зазвонил телефон. Он не хотел отвечать. Это почти наверняка была Сюзанн, а выяснять отношения на дороге ему совсем не хотелось. Закончился рабочий день, и движение в центре Гамбурга было очень плотным. К тому же, он забыл мобильный телефон в кармане куртки, которую бросил на заднее сиденье. Но телефон настойчиво звонил. Может быть, из редакции, - подумал Руге. Из-за этой дурацкой ссоры с Сюзанн он совсем забыл о звонке по поводу его книги. Так ждал его. И вдруг забыл. Идиот, - сказал он себе вслух и потянулся за курткой. Но вслепую нашарить телефон не удавалось.

 Как эта рыжеволосая женщина оказалась на дороге, он сказать не мог. Когда он поворачивался, достав телефон, то увидел вначале улыбавшегося мужчину, стоявшего на тротуаре с каким-то журналом в руках. Потом лицо того стало вытягиваться, глаза - округляться, а рот - открываться. Руге начал тормозить сразу, ещё до того, как увидел боковым зрением кого-то совсем близко от лобового стекла. Он был почти уверен, что успел.

 Он не рассмотрел её вначале. И то, что волосы у неё были необыкновенного рыже-золотистого цвета, он увидел, только выскочив из машины, когда они уже лежали на брусчатке улицы. Его била мелкая дрожь, а в мозгу зациклилась в бесконечной петле фраза из Todesfuge Селана: dein goldenes Haar Margarete - dein goldenes Haar Margarete - dein goldenes Haar Margarete... ( Фуга Смерти Поля Селана: Твои золотые волосы, Маргарита.) Но её звали совсем не Маргарита.



 2


 - Здравствуйте, меня зовут Лариса Дюваль. У меня сегодня в 11.00 собеседование с фрау Дриттлер, я - график-дизайнер.

 - Конечно, фрау Дюваль. Я сейчас сообщу о вас, - улыбнулась секретарь очень мило, даже несколько выходя за рамки обычного профессионализма.

 Симпатичная турчанка, будто ждала меня всю жизнь на своём New Generation, - подумала Лариса Дюваль. - Глаза весёлые. Хотела бы я такие иметь сегодня.

 Секретарь уже звонила куда-то, всё так же глядя на Ларису.

 - Фрау Дриттлер сейчас выйдет. Посидите, пожалуйста. Хотите кофе? Нет? Может быть, воды? Сегодня очень жаркий день. Какая погода! Везёт нам в этом году, ведь конец августа. Я не люблю Гамбург из-за сырости. Но в этом году здесь жить можно. Садитесь, садитесь. Подождите пару минут, это не будет слишком долго.

 Турчанка говорила без умолку, не сводя с Ларисы весёлых глаз.

 Приятно, когда у людей всё в порядке, - подумала Лариса. - Это мне всегда поднимает дух: значит и у меня всё может перемениться.

 Она села в жёсткое серое кресло посредине приёмной. Неудобное кресло: низкое и жёсткое. И мышиный цвет мерзкий. Мысли Ларисы переходили с предмета на предмет вместе с глазами. Вся приёмная мерзкая. Кто так обставляет приёмные? Кроме турчанки, ничто не радует глаз. Хорошо хоть она унялась со своей заботливостью. Ну что это за помещение!

 Приёмная была разделена на две части стеклянной стеной, видимо запирающейся на ночь. С наружной стороны стояли два серых кресла, стеклянный журнальный столик на хромированных ножках и неуместно роскошная среди конструктивистского металла и стекла деревянная витрина. Пустая к тому же. С противоположной стороны к стене прислонилась длинная вешалка (очевидно, из одного набора со столиком и креслами). Напротив вешалки была дверь в кафетерий. Все стены - наполовину застеклены матовым стеклом, дверь в кафетерий открыта.

 Лариса видела стоящую на столе кофеварку. Время от времени кто-нибудь из сотрудников приходил за кофе. Кофе был бесплатный. Это не на всех фирмах. Лариса пришла уже на шестое за последние полтора месяца собеседование. На некоторых фирмах стояли платные автоматы.

 В Канаде тоже так было. Да, там тоже кофе на фирмах часто был платный. Она сама видела, и подруга упоминала. Но вот чего она никогда не встретила ни в Канаде, ни вообще в Америке, проехав её с друзьями от Монреаля до Вашингтона, - платные туалеты. Нет их там. Какие же вы, немцы, мелочные, - думала Лариса. - Что ни говори, а американцы намного ближе по духу к русским, чем к вам. Как жаль, что не удалось остаться в Канаде. Теперь живи здесь...

 Фрау Дриттлер всё не появлялась. Лариса пришла, кажется, минут на двадцать раньше. Время от времени в проёме за вешалкой появлялась какая-нибудь женщина. Тогда у Ларисы напрягалась диафрагма и как будто что-то отрывалось в груди мелкими кусочками и падало в живот. Руки стали совсем ледяными. Это особенно неприятно, так как, здороваясь, надо подавать такую ледышку.

 Лариса попыталась отвлечься, снова начав рассматривать приёмную. На стене - большая картина в стиле Пикассо. Кубический период. Казалось бы, какая разница: охра, серо-чёрные плоскости, линии, тонкие красные штрихи, точки - чем не Пикассо? А волшебства не было. Ничего не было: ни нерва, ни эмоции. Мазня.

 Лариса вспомнила это лето: Париж, центр Помпиду, выставка скульптуры Пикассо. Ей там не всё понравилось. Некоторые вещи показались даже оскорбительными. Впрочем, нет. Совсем не то. Не сами работы. Напротив, это было интересно: видеть смещение пути художника, его развитие, эксперименты. Оскорбительным было совершенно одинаковое выражение на лицах посетителей, когда они переходили от Девочки на Скакалке, Обезьяны со своим Малышом или Козы к тем мелким картонным поделкам, экспериментам с отрицательным пространством.

 Эта Коза! Боже мой. Лариса не могла от неё отойти. И ведь видела раньше на фотографиях. Но при чём тут фотографии... Так бы и стояла, вернее - ходила вокруг и смотрела в разных ракурсах. Ещё бы свет менять. Да. Её по-настоящему оскорбили тогда посетители со своими радиогидами. Нет. Никто мне не докажет. Искусство не нуждается в пояснениях, - думала она.

 Совсем другое дело та экскурсия, в музее Родена. Как повезло! Она там присоединилась к экскурсии американских школьников, изучающих французский язык, и прошла вместе с ними и маленькой француженкой-хозяйкой вдоль жизни, любви и искусства скульптора. Сколько юмора, глубины, точности! Лариса потом четыре дня подряд ходила и смотрела на работы совсем новыми глазами. Всё же в пояснениях что-то было... Смотря в каких.

 Она была полностью поглощена своими мыслями, к тому же ждала женщину, поэтому не отреагировала новой холодной волной на вошедшего из какой-то боковой двери мужчину. Она на него, конечно, обратила внимание. Как не обратить. Очень выразительная внешность.

 Мощный и совершенно круглый лоб, светлые и мягкие даже по виду волосы. Как у Сашки были года в четыре, - подумала Лариса.- Только Сашка - золотисто-рыжий, а этот по-немецки светлый, почти пепельный. Фигура классная! Не очень высокий, вернее - высокий, но не длинный: плечи мощные, а ягодицы маленькие. На это она сразу обращала внимание. Всегда.

 И одет хорошо. Летний пиджак тёмной охры на футболке. Брюки в тон, но гораздо светлее, почти белые. Разбирается мужик. Он бы ей понравился, но улыбка была очень неприятная. Губы красивые, не яркие и не крупные, но хорошо очерченные, подвижные, а улыбка кривая, какая-то почти болезненная. Почему бы так кривиться? Это мне такое пристало сегодня: кто тут пришёл наниматься на работу...

 Мужчина, даже не кивнув Ларисе, подошёл к секретарю и взял со стола папку, которую несколько минут назад вынесла из недр фирмы какая-то молоденькая сотрудница. Потом он резко повернулся и подошёл к Ларисе:

 - Фрау Дюваль? Эверс. Прошу вас подождать ещё несколько минут.

 Он дрогнул губами, как будто пытаясь изменить их выражение, и быстро прошёл в проём за вешалкой.

 Этот круглолобый господин заставил её прождать ещё по крайней мере пятнадцать минут. Лариса слышала, как он распекал кого-то, видела неподвижную полу его пиджака. Турчанка его не видела, но профессиональная приветливость сбежала с её лица, и она явно прислуши-валась. Разговор шёл в довольно раздражённом тоне, но Круглолобый не жестикулировал, в то время как руки его оппонента то и дело мелькали из-за вешалки. Наконец, они закончили.

 - Пройдёмте сюда, фрау Дюваль, - Круглолобый показал на дверь, из которой появился почти двадцать минут назад, - фрау Дриттлер присоединится к нам немного позже.

 Не дожидаясь пока Лариса встанет с кресла, он исчез в тёмном проёме двери. Лариса уловила на себе сочувствующий взгляд турчанки.

 Не очень ты вежливый, - подумала она.

 Он вёл себя неприятно, но Лариса вдруг почувствовала, что волнение прошло. Оно прошло ещё раньше, она даже не поняла когда; руки совершенно согрелись. Наверное, какое-то весёлое зло играло сейчас у неё в глазах: взгляд турчанки изменился, она почувствовала это и ободряюще улыбнулась Ларисе. Ну что же, пройдёмте сюда!

 Они спустились на этаж и прошли через слабо освещённую большую комнату со стеллажом посредине и стеклянными витринами вдоль стен. Там тускло блестели часы в открытых коробочках, хромированные бутылочные открывалки, кортики для вскрывания конвертов. Дальше лежали ещё какие-то коробки, большие и маленькие. Коробки были добротные. Упаковки тут умеют делать. Особенно подарочные варианты.

 Несколько выпадали из стиля серые коврики с надписью Hallo, лежавшие на полу. Коврики и правда были дурацкие: с толстыми жизнерадостными слониками, совершенно не смущавшимися, что хозяева о них ежедневно вытирают ноги, входя в квартиру...

 - Это ваша продукция? - спросила Лариса, делая ударение на слове «это».

 - Да, - ответил Круглолобый, впервые оглядываясь и глядя ей в глаза. - Проходите. Садитесь.

 Он пропустил её вперёд, и они оказались в небольшой светлой комнате, совсем не похожей на кабинет: ни компьютера, ни кабинетной мебели. Три стула и стол из того же хромированного набора. Разнообразие здесь не поощряется, - открыто усмехнулась Лариса садясь. - Почти пустая комната, голый стол с двумя сиротливо лежащими каталогами.

 - Вы пишете, что ваша цель - быть дизайнером. Что вы имеете в виду? - Безо всякого вступления спросил Круглолобый. Он тоже сел, достал из папки её резюме, но даже не заглянул туда. Было видно, что он читал его раньше. Он больше не пытался улыбаться и выглядел очень холодно.

 Начало было необычным. Как правило, вначале хозяин рассказывал о фирме: что они делают, кого ищут, почему. Потом она рассказывала о себе: откуда она, где училась, работала, какими программами владеет. По ходу смотрели её портфолио.

 Но сейчас всё было не так. Почему такой недоброжелательный тон? Она смутилась, чувствуя краску, заливавшую лицо, и сразу достала свои работы:

 - Я имею в виду... Я имею в виду, что всё, что у меня здесь есть, я делала сама от начала и до конца. Фотография, сканирование, вёрстка - тоже мои. Но главное - концепция. Здесь все идеи мои. Это я и называю работой графического дизайнера. Последнее время я сотрудничала с художественной галереей. Делала все их рекламные материалы к выставкам, книги-альбомы, открытки, плакаты. Работала также непосредственно для художников. Это не просто, они очень требовательны к точной передаче цвета в репродукциях. Но у меня это тоже получалось, хоть на пробы денег никогда не было...

 - Вы преподавали в университете? - спросил он. - Что? Какое у вас образование?

 - Когда я поступала в университет, компьютерной графики ещё не было. На Украине, во всяком случае. Я закончила факультет физики, а потом делала научную работу по вычислительной технике. Когда пришли РС с графическими программами, я училась в аспирантуре. Вечером переводила с английского Helps, книжки, училась сама, а утром преподавала студентам. Вы же знаете это время: преподавателей не было, всё появилось на наших глазах.

 - Кстати, сколько вам лет? - спросил он. - В резюме я не нашёл.

 У Ларисы захватило дух. Тонкая, с высокой грудью, красивыми золотисто-рыжими волосами, она очень молодо выглядела. Но когда задавали такой вопрос прямо в лоб, было неважно как ты выглядишь. Надо было прямо сказать: 36. Она молчала почти минуту, пытаясь найти шутку и нервно улыбаясь. Но ничего не приходило в голову. В это время дверь открылась - и вошла небольшая женщина в бордовой футболке-безрукавке, коротких, до колен, брюках и туфлях без каблуков.

 - Дриттлер, - предcтавилась она.

 - Я показывала своё портфолио, фрау Дриттлер, - обрадовалась ей Лариса и пожала протянутую руку. Потом она обратилась к Круглолобому:

 - Может быть, посмотрим с самого начала?

 Он пожал плечами. Болезненная улыбка вернулась на его губы.

 - Нет-нет, я видела его в интернете. У вас хорошая страница. А как вам нравятся наши каталоги? - улыбаясь, спросила Дриттлер.

 Она раскованно села, закинув ногу за ногу.

 Неужели ты и под мышками не бреешь, - подумала Лариса. - Натуралисты. Почвоведы..


 Почвоведы тут были ни при чём. Просто в Харькове она жила по соседству с одной преподавательницей сельскохозяйственного института, ярой поборницей естественности. Включая растительность на теле...

 Дриттлер была той же породы, что и бывшая соседка. Лариса убедилась в этом через минуту, когда та потянулась за одной из её работ. На мгновение Ларисе Дюваль показалось, что Круглолобый перехватил её взгляд, заметил, как она рассматривает Дриттлер. Впрочем, он больше никак себя не проявлял и с тех пор, как она вошла, не проронил ни слова.

 - Как вам нравятся наши каталоги? - спросила Дриттлер.

 - Каталоги? - Лариса надела очки и внимательно стала листать плотные глянцевые листы. Несколько страниц черно-белых фотографий часов на белом фоне, потом, вперебивку с одним крупным планом, опять среднего размера фотографии бутылочных открывалок и прочей мелочи, которую она видела на стеллажах и витринах, проходя сюда. Правда, хорошая бумага, качественная печать, строгий мелкий шрифт - какой-то Serif - делали своё дело. Каталог хоть и был неимоверно скучным, но выглядел дорогим, и товары не смотрелись дешёвыми побрякушками.

 Лариса взяла второй. Он заметно отличался. Во-первых, только казался черно-белым. Такого же типа мелкие фотографии, но крупные планы - на фактурном тёмно-коричневом фоне, удачный свет. Несколько фотографий с неожиданной и очень удачной цветной частью на всё том же коричневатом фоне.

 - Хорошие каталоги, второй выглядит покрепче, - сказала Лариса Дюваль и увидела, как Круглолобый криво усмехнулся. - Я работала в другом стиле, но всё зависит от того, кто наш потребитель, на кого рассчитана реклама. Если это покупатель в магазине - girls - одно, а если специалист, то другое. Зависит и от самой природы товара.

 - Вы думаете, что могли бы работать в нашем стиле? - спросила Дриттлер. - Мы, в общем-то, дизайнера не ищем. У нас не хватает человека для вёрстки, сканирования.

 - У вас барабанный сканер?

 - Нет, desktop.

 - Тогда это нетрудно, я сканировала всегда сама.

 - Хорошо. Мы подумаем. У нас ещё несколько встреч, несколько претендентов на этой неделе. Во вторник я с вами свяжусь, - любезно сказала Дриттлер, вставая и давая понять, что интервью закончилось. Но результат был ясен. Здесь Лариса работать не будет. Не возьмут, и не очень-то хочется. Она была совершенно спокойна и решила выполнить совет одной своей знакомой - узнать их настоящее мнение:

 - Мне было очень приятно с вами встретиться. Спасибо за ваше время, но у меня есть небольшая просьба. Если ваше решение будет не в мою пользу, не могли бы вы мне сказать, что на самом деле не так. Иногда что-то делаешь неправильно, не понимая сам. Я обычно прихожу минут на двадцать раньше, отказываюсь от кофе. В Германии я человек новый, здесь свои обычаи, порядки. Некоторые вещи мне кажутся странными: вы так запросто спрашиваете о возрасте. Меня это шокирует, но, наверное, что-то может шокировать и вас.

 Лариса вдруг увидела, как у мужчины напротив появился взгляд. С тех пор как вошла Дриттлер, он ушёл в себя, а теперь вдруг вынырнул на поверхность.

 - Я вас обидел вопросом о возрасте? Но напротив. Судя по вашему резюме и внешности, вы должны были пойти в школу года в два,- он изобразил улыбку. - И потом, для отдела кадров эти данные всё равно надо давать. У нас так принято. А то, что вы приходите раньше или отказываетесь от кофе, так это, извините, bullshit.

 Он вдруг резко потянулся к её папке, открыл её и высыпал мелкие рекламы и
«раскладушки».

 - Это напечатано дёшево! Посмотрите на наши каталоги. Мы живём с презентаций. Каталоги - это самое главное в нашем бизнесе. Посмотрите, как они сделаны: строго, безукоризненно, - он заводился всё больше.- А вот ваша реклама. Чем делать такой градиент, лучше не делать вообще. А здесь! - он взял у Дриттлер из рук другую работу. Это был маленький каталог художника, очень красочный, в стиле представленных работ. Как раз этим каталогом Лариса гордилась и всегда обращала на него внимание.



 - Вы посмотрите, как все неспокойно. Все расстояния разные. Где поля? Шрифт слишком крупный, неподходящий. Здесь просто ошибка! Как это вы, вообще, показываете работу с ошибкой: в конце - две точки. Где профессионализм? Посмотрите на мой каталог! Здесь я требую и добиваюсь перфекционизма. Мы не можем себе позволить неодинаковые расстояния!

 Его резкая эмоциональность была неожиданна и неуместна. Весь предыдущий разговор совсем этого не предвещал, и Лариса не была готова к подобному взрыву. Она сидела красная, чуть не плача. Старалась улыбаться, но это плохо получалось. Фрау Дриттлер попыталась спасти положение. Она взяла из рук Круглолобого каталог, который уже до того рассматривала.

 - Фон тоже вы рисовали? В «Иллюстраторе»? Нет, это вовсе не так плохо. Верстка у вас не совсем, но графически, изобразительно это очень сильно. Хайнц, подожди, - не дала она ему опять включиться. - Не расстраивайтесь так. У нас просто стиль очень отличается. Все ваши работы такие женственные, какие-то фольклёрные, красочные. А у нас товары для мужчин, всё сдержанно, почти сухо.

 - Ну, хорошо, это всё сентименты, - сказал Круглолобый, поднимаясь. Он протянул Ларисе её резюме. - Я думаю, что до вторника тут можно не ждать. Вы понимаете, что моим критериям вы не отвечаете. Всего доброго, - он повернулся и быстро вышел, даже не подав руки.

 - Ах, не расстраивайтесь так! - сказала Дриттлер. - Пойдёмте, я вас провожу. Вам надо просто поискать работу в каком-нибудь книгоиздательстве. Правда. Мне ваши работы понравились, они очень женственные, - повторила она ещё раз удачный, как ей казалось, довод. - Но мы работаем для мужчин.

 Она проводила Ларису до лифта. Та уже стояла в кабине, дверь закрывалась, когда Дриттлер вдруг вспомнила, что не подала на прощание руку.

 Подождите, подождите!- она просунула руку в щель, заставив дверь лифта откатиться обратно. - Всего вам хорошего. Не обижайтесь на Хайнца. Он резкий потому, что болеет за дело. Он хороший человек! Всего вам доброго!

3

 Ещё не выйдя из лифта, Лариса почувствовала себя лучше. Во-первых, - думала она,- он разгромил ранние работы. О книгах - последних - ничего не говорил. Во-вторых, эту часть приглашения, с градиентом, вообще, делала не она; первая страница была её, а вторую доделывал кто-то другой, когда Лариса заболела перед фестивалем. Там действительно были три разных шрифта и дурацкий градиент. Этот Хайнц прав. Надо критичнее относиться к себе.

 До сих пор она считала портфолио своим сильным местом. Там было много стоящих вещей. Она работала самостоятельно. Показать было что. Но, конечно, и недостатки были. Она закончила в детстве художественную школу, живопись понимала, умела рисовать, и возможность это делать на компьютере давала ей необыкновенную свободу и радость. Графика была её стихией. Но о полиграфии этого нельзя было сказать. Здесь она была самоучкой, поэтому многое из ремесла осталось неизвестным. Хотя опыт уже пришёл, ранние ошибки она не повторяла.

 Этот разговор - такой неприятный, почти довёдший её до слёз, - был очень полезным, - успокаивала себя Лариса Дюваль. - Такое нечасто услышишь. Люди на Западе доброжелательны, но довольно равнодушны. Никому это не надо: что-то тебе объяснять, да ещё на интервью. Какой он всё-таки гад! Какая жестокая сволочь! Но это хорошо. Это очень полезно. Это намного лучше, чем просто казённые обещания позвонить после всех интервью, обещания, которые до сих пор оканчивались стандартно-вежливыми отказами. Какой, однако, сукин сын! Есть всё же в немцах эта жестокость. А прошлое лето? Бетти в Neuer Verlag...

 Ларису взяли на практику. Она тогда ещё почти не говорила по-немецки. Английский и французский выручали. Всё-таки она была наполовину француженкой и кроме неприятностей с пятой графой в советском паспорте, делавшей её иностранкой в собственной стране, получила и что-то хорошее: французский, на котором говорила с детства с отцом.

 Общалась она без проблем. Но все программы оказались на немецком. Конечно, в основном она работала с клавиатурой на ShortCuts, но версии программ отличались. Иногда выпрыгивало какое-то сообщение на немецком. Просто катастрофа! Как эта... Бетти смотрела на неё, когда она обращалась за объяснением к парню напротив. Михель его, кажется, звали. Нет, не сейчас, - Лариса прогнала эти мысли. - Сейчас нельзя. Нельзя думать о поражениях. Сейчас нужно себе помочь. Как шутил её бывший муж: когда тебя пинают, используй импульс, чтобы двигаться вперёд.

 Она была возбуждена, но заряда хватило ненадолго. Когда Лариса Дюваль вошла в свою крошечную квартирку в Эйдельштедте, ей сразу стало холодно. День был жаркий, к погоде это не имело никакого отношения. И хоть окна квартиры выходили на север, в ней было достаточно светло и тепло. Нет. Это шло изнутри. Ноги и руки были ледяные. Силы совершенно оставили её.

 Она легла на разложенный диван, который никогда не складывался. Был поломан. Кто-то из друзей отдал за ненадобностью. Всякое даяние благо. Покупать сейчас ещё и мебель было невозможно. Деньги уходили на расходы по представительству. Нужны были конверты, причем большие: складывать резюме и письмо-заявление втрое было плохим тоном, но марки поэтому стоили почти в три раза дороже. Нужна была одежда: выглядеть на интервью надо хорошо. Голодный блеск в глазах шансов не прибавляет...

 На мебель и жильё оставалось очень мало. Она искала самое дешёвое. Единственное требование, чтобы это не было в эмигрантском гетто. Впрочем, было ещё одно. Она хотела иметь ванну. Приступы отчаяния, слабости и холода, идущего изнутри, повторялись часто. Она не могла согреться. Горячая вода её спасала. Но сейчас она чувствовала себя настолько слабой, что подняться и набрать воды не было сил. Она укрылась с головой.

 Я устала. Я очень устала. Я больше не могу пробивать эту стену. Я хочу всё прекратить, - думала Лариса Дюваль. Это был спуск в депрессию. Она знала. Это было нельзя. И можно было ещё удержаться. Всегда был короткий период, когда ещё можно было удержаться. Только как-то себе помочь или чтобы кто-то помог! Просто налил в ванну воды, как это раньше делала Ханна. Но сейчас Лариса Дюваль была одна.

 Почему я должна так мучиться? Ведь это бессмысленно. Мы всё равно умрем. Будем стариться, физически страдать и в конце концов умрём. Зачем нужно перед этим ещё так мучиться? Ведь фактически мы живём просто потому, что умереть страшно. Это инстинкт. Элементарный инстинкт. Но очень сильный. Изначальный.

 Это же ясно: те существа, которые его не имели, просто вымерли, не дав потомства. А мы - дети тех, которые страх смерти имели, и поэтому он у нас тоже есть. Вот и весь смысл жизни. Этот страх нужен, чтобы мы продолжали жить, несмотря ни на что, даже когда не нужно. Жизнь должна себя продолжать. Но какое мне до этого дело? У меня больше нет сил. Я не хочу. Боже мой. Боже мой. Если бы я могла молиться! Если бы я только могла верить, что ты есть. Бог. Отец.

 Отец. Он так любил её. Он был лучшим из отцов. Ни у кого из её знакомых такого не было. Он происходил из богатой семьи. Попал в Россию во время войны. Был в ГУЛаге. Потом женился на её матери и остался, так как советским женщинам нельзя было уезжать из страны после войны.

 Он остался, но советским не стал. И для неё, своей маленькой Принцессы, создал особый мир. Ей было за что благодарить. Отец не смотрел на детство, как на подготовку к жизни, но как на саму жизнь, её значительную и важнейшую часть. Он не знал, как долго будет рядом, потому что женился поздно. Лариса не помнила его молодым. И поэтому хотел дать ей всё, пока мог.

 Какой он был красивый! Как он её любил! Позволял играть собою, как игрушкой. Однажды удивлённая мать застала пятилетнюю Лору и соседского мальчика за игрой: они поделили лицо отца пополам. Каждый должен был защищать свою половину, нападая на соседнюю. Потом они забыли, что надо защищать... Мать была поражена, увидев, как они в восторге хлещут её Жерома по лицу. А он смеялся...

 Лариса никогда не знала нужды. Вообще не слышала от отца слова «нет». Училась музыке, живописи, читала. Библиотека была огромная. Большой дом, сад. Счастливая мать. Лариса просыпалась и всегда слышала, как мать поёт на кухне. Она теперь хорошо понимала, что это значит, когда женщина утром поёт. Сама она не пела. Уже давно.

 Как рано он их оставил! Мать умерла через год. Просто угасла после его смерти. Ларисе было двадцать лет. И ей пришлось учиться жить в реальном мире. Но это счастливое детство не сделало её слабой. Напротив. Оно дало ей внутреннюю уверенность, что быть счастливой - нормально. Что трудности - дело временное, всё можно преодолеть. У неё был запас внутреннего оптимизма и сил, который долго помогал и держал её на плаву. Долго. Шестнадцать лет. Но теперь он закончился. Она устала. Если бы она умела молиться! Когда-то няня учила её. «Отче наш».

 - Отче наш,отец. Отче наш иже еси на небеси, - сказала Лариса вслух. Она произнесла слова молитвы, и это случилось. Она стала молиться отцу: - Ну, конечно. Отче. Папа. Милый. Любимый. Помоги мне, пожалуйста. Помоги мне. Или забери меня отсюда. Я больше не могу. Наставь меня. Я не знаю, что просить. Ты знаешь лучше, что делать. Наставь меня. Наставь меня.

 Она плакала. Но дрожь прошла. Она согрелась и уснула.



4


 - Хайнц, зачем ты это сделал? - Анке Дриттлер вошла в кабинет своего директора по маркетингу. - Она не подходит. Я тоже увидела сразу. Мне тоже ничего не понравилось. Этот русский стиль! Я вообще не люблю русское искусство. Достоевский. Просто надуманная экзальтация.

 - Я не сказал, что мне ничего не понравилось. Она попросила указать на ошибки. Я это сделал. У неё много интересного, но нам она не подходит, - Хайнц Эверс говорил раздражённо. Достоевского, кстати, он любил и надуманной экзальтацией не считал.

 - Так и пусть себе идет. Зачем что-то объяснять? Зачем это нужно? Что она о нас подумает!

 - Что она подумает? Какая мне разница, что она подумает, - Хайнц Эверс встал из-за стола. - Да, она иностранка, но я её сюда не звал, - он говорил, очень раздельно выговаривая слова. - Ей трудно конкурировать с нами? Пусть она этого не делает. Я её не щадил? Нет, Анке! Я всего лишь говорил с ней, как с равной.



 - Хайнц, я не об этом говорю.

 - Ты сказала: «Что она подумает о нас? До него начал доходить смысл вопроса, но он всё равно спросил: - О ком, о нас? Что ты, вообще, имеешь в виду? Что она подумает... О немцах? Я тебя правильно понял? Анке!- Он заговорил быстро: - Ты с ума сошла. Ты считаешь, что я не имею права сказать, что думаю, потому что она иностранка? А я немец?

 - Он помолчал, соображая: - Поэтому ты так реагируешь и на мои трения с Джино?

 - Джино здесь ни при чём. Хотя к нему ты несправедлив. Он молодой ещё, конечно, но очень талантливый дизайнер.

 Анке замолчала. Но Хайнц Эверс заводился всё больше.

 - Мне нужно сохранять хороший имидж, - саркастически сказал он. - И не портить ваш? Да вы все помешаны на этом. Это комплекс, Анке! Вы слишком заняты тем, что о вас подумают.

 - Перестань. Я права. Мне было неловко. Тем более что она русская.

 - Русская! Подумала, что я нацист. Ага. Очень хорошо, - он помолчал. - Но я - не нацист. Или это не имеет значения? Я что, должен это специально доказывать? Всё время изображать кого-то другого, чтобы обо мне не подумали плохо. Русская! Подумала!- передразнил он. - А о тебе она подумала хорошо?

 - Причём здесь это?

 - Ты что, старалась произвести на неё хорошее впечатление? Тебе это важно? - Анке молчала, закусив нижнюю губу, и он продолжил: - Так у тебя не получилось. О тебе она тоже подумала плохо, можешь не сомневаться!

 Теперь он был по-настоящему зол. Он подошёл к Анке Дриттлер совсем близко. Она была небольшого роста, и он наклонился к самому её лицу.

 - И вообще, почему ты так... - начал он почти с ненавистью, но не договорил.

 Он открыл рот, чтобы сказать „Почему ты так одета?“,  но эту фразу не договорил и просто закрыл рот. „Почему ты...“ так и повисло в воздухе.

 - Я что? - спросила Анке.

 - Нет. Ничего, - он вернулся к столу и сел, закрыв глаза, откинув голову на спинку кресла.

 - Ты себя плохо чувствуешь?

 - Нет. Да. Да, я себя  плохо чувствую, - соврал он.

 - Я так и знала. Я видела это целый день. Ты принимаешь таблетки?

 - Они закончились.

 - Это что, ещё тогда? Две недели назад, когда ты у меня принял последнюю?

 - Да. Мне некогда было заехать в аптеку.

 - Но у тебя рецепт на весь год. Надо позвонить. Их привезут. Я позвоню сейчас.

 - Хорошо.

 - Ты - сумасшедший. Разве так можно? Это же гипертония! Нужно думать о своём здоровье. И потом, это ведь так легко корректировать, одна таблетка утром! - она сделала шаг к столу, но он неприязненно отвернулся, и она вышла.

 Хайнц сидел с кривой улыбкой. Всё зло и раздражение прошло. Я ей чуть было не сказал это, - думал он. - Так вот оно что. Оказывается, это был стыд.

 Хайнц спал с Анке уже три месяца. Он не придавал своей связи слишком большого значения. Но она всё-таки была его женщиной. Анке. Почему бы нет? Она была приятным человеком, хорошим товарищем. Какая разница, как она выглядела. Её волосатые ноги и подмышки никогда его не волновали. До сегодняшнего утра они его совершенно не волновали. Но, очевидно, где-то в глубине сознания всё-таки сидела эта предательская мысль, что успех мужчины определяется женщиной, с которой он спит.

 Он продолжал раскручивать моток воспоминаний всего этого утра. Конечно, так оно и было. Он вышел из хранилища и пошел на эту встречу в нормальном настроении. Потом открыл дверь и увидел эту Рыжую. Он не помнил её имени и называл про себя „Рыжая хоть это был совсем другой, очень богатый, какой-то медово-золотистый цвет, особенно на солнце, которое её освещало, когда она сидела в приемной, а он открыл дверь и вошёл.

 Конечно, он работал директором по маркетингу и первым заместителем главного менеджера. Но он, Хайнц Эверс, был график-дизайнером. Он видел линию, красоту, свет. Да, она была очень выгодно освещена. Нарочно так сразу не посадишь. Свет на покрытой нежным пушком щеке, линия шеи, плечо, высокая грудь. А волосы на просвет, как золотая корона. И всё - на дальнем фоне тёмной стены, так рельефно!

 Он не помнил, чтобы что-то конкретное подумал в тот момент. Просто сердце отдалось в горле. Но неприятного чувства не было. Откуда ему было взяться? Потом..
        вспоминал Хайнц Эверс. А потом он услышал голос Джино, подумал о ещё предстоящей сегодня встрече у главного и вышел в коридор. Там он увидел Анке. Да-да. Раздражение возникло, когда он увидел не Джино, а Анке, в нелепой футболке и туфлях без каблуков, которые делали её волосатые ноги кривыми. Ведь они не были на самом деле кривыми. И были даже хорошей формы. Разве что ступни слишком большие.

 Почему она за собой не следит, - подумалось ему. - Что за дурацкий вид? Это она так пойдёт на интервью! Да-да. Он хотел, чтобы она не пришла. Он попросту хотел, чтобы она не пришла на интервью, чтобы не видеть её рядом с этой Рыжей, и поэтому попросил найти и распечатать ему все сводки по дочерней фирме во Франкфурте, этой его головной боли, неудачному приобретению последнего года. Безусловно, сводки были нужны для сегодняшнего совещания, но их запросто мог подготовить кто-то другой.

 Потом он нарвался на Джино. Джино. „Молодой и очень талантливый“, передразнил он Анке. Он был действительно очень молодой - до тридцати - и неплохой дизайнер, этот живой как ртуть толстый итальянец. Неужели он действительно метит на моё место? - прервал ход своих воспоминаний Хайнц. - Так это он зря. В Германии так просто подобное не происходит.

 Конечно, неудачи последнего квартала пошатнули положение Хайнца Эверса. Но идея купить эту франкфуртскую фирму принадлежала не ему. И если бы не Франкфурт, то для гамбургского филиала все неудачи с продажами этого квартала не были бы так критичны. То, что часы не продавались, просто никто бы не заметил, если бы не финансовая брешь во Франкфурте.

 Те торговали макияжем и женскими аксессуарами по интернету. Купили дорогую MarketSite, но продажи не пошли. Женщины не покупали по интернету. Их там практически не было. А те, что были... Хайнц представил себе Анке и раздражённо усмехнулся. Нет. Немногих из них интересуют женские аксессуары.

 Да, Франкфурт был стратегическим просчётом. Поэтому покрывать убытки может только он, Эверс, здесь, в Гамбурге. И потому так ощутимы эти проклятые часы. Они не шли. Но это был просчёт тактический. Нужен был новый каталог. Взять сейчас пару практикантов или джунио и быстро сделать ещё в этом квартале новую презентацию. Не нужно изобретать велосипед, менять стиль публикаций, WebSite. Хайнц работал в компании с самого начала, почти восемь лет и хорошо знал свою клиентуру. А Джино с его „свежими“ идеями выпрыгивал не к месту. Он подрывал его, Хайнца, авторитет и, может быть, делал это умышленно.

 - Неужели эта дура Анке серьёзно считает, что я придираюсь к нему, потому что он эмигрант? Мне это даже в голову никогда не приходило!- сердито подумал Хайнц Эверс и добавил вслух, точно даже не формулируя для себя, к кому он обращается:

 - Закомплексованные идиоты! Стая закомплексованных идиотов!

 Звук собственного голоса повернул ход его мыслей. Солнце перевалило за полдень, и длинные яркие полосы поползли по стене просторного кабинета, выходящего на запад. В луче плясали пылинки. Мысли вернулись к Рыжей.

 Как она презрительно сказала на складе:Это ваша продукция?Конечно, он предпочёл бы продавать что-нибудь получше, чем эти побрякушки. Но то, что их вообще покупали, было его - Эверса - заслугой. И клиентами его были серьёзные бизнесы. В каждой компании бывают дни рождения, юбилеи, всякие праздничные даты. Нужны бывают мелкие или крупные подарки. Недорогие, но приличные и хорошо упакованные, достойные имиджа фирмы. У него были серьёзные клиенты, их не нужно было соблазнять дешёвой рекламой. Они, вообще, покупали не себе. Но его каталоги и презентации должны были соответствовать таким клиентам, их представлениям о партнёре.

 Хайнц начинал это дело. Это была его ниша. Он её хорошо знал. Сарказм Рыжей задел его. А потом она ухватилась за каталог Джино. „Этот будет покрепче.“ Нет. Хайнц не согласен. Но, пожалуй, он был с нею излишне резок. Сейчас он был готов позвонить и извиниться. Подумала, правда, чёрт знает что... Но он вернул ей все бумаги, телефона не было. Ну, значит, такая судьба. Он ещё раз усмехнулся:

 - Хватит и того, что я раскаиваюсь. У меня плохой характер, но я не виноват. У меня так работает мозг.

5

 Лариса уснула очень рано, но проспала до самого рассвета и, проснувшись, чувствовала себя освежённой. Вчерашнее отчаяние прошло. Уже ставя кофе, она знала, что надо сделать.

 - Нужно убедить его взять меня на практику, - подумала она.- Я скажу, что хочу у него поучиться. Мне нужен такой жёсткий, но по-настоящему профессиональный наставник. Подольщусь к нему. Сильно и не надо. Он действительно знает своё дело. Но я тоже в этом кое-что понимаю. Практикантам почти ничего не платят. Как бы он меня ни хаял, а так дёшево он никого с опытом не получит.

 За завтраком она продумала весь план. Во-первых, надо узнать, как его зовут. Позвоню турчанке, - рассуждала Лариса. - Она меня наверняка запомнила. Потом напишу e-mail и приглашу пообедать. Ну, мужик же он всё-таки. Придёт...

 6


 Она ошиблась. То есть, конечно, он был мужик. И он пришёл. Но не поэтому. Нет. Проблем он не хотел. Когда утром он получил её e-mail, то даже рассмеялся: эти эмигранты не такие нежные и чувствительные, как мы себе представляем. Он читал, комментируя сам себе:

 - Дежурные фразы. Благодарит за полезный разговор, просится на практику. Я - настоящий профессионал. - Какие были сомнения? - Ей нужен новый опыт. - Что мне теперь по этому поводу делать? Леди, мне не нужны проблемы. Особенно чужие. Поверьте, хватает своих. Атомной бомбы мне здесь только не хватало! - он усмехнулся, вспомнив вчерашний день: всё пошло кувырком после интервью. И это она пробыла здесь какой-то час! Он продолжил читать:

 - Могла бы быть тоже полезна. Бла-бла-бла. Яда-яда-яда.- Он уже почти нажал Reply, чтобы вежливо отклонить её предложение пообедать. Потом прикрыл глаза ладонью и сильно зажмурился. Открыл и, не веря себе, перечитал ещё раз последнюю фразу:- "Ваши часы я бы, например, никогда не купила".

 С минуту он ошалело смотрел в монитор. Потом потряс головой и перечитал всё письмо с самого начала. Не может быть, - подумал Хайнц. - Это что, женская интуиция? Или кто-то ей сказал? Прислала письмо. Откуда ей известен мой адрес? Или действительно профессионалка такого высокого класса? Но это и неважно. Конечно, надо встретиться. Почему же не пообедать с красивой женщиной?



 7


 В шесть они сидели в кафе на Schene Aussicht и смотрели на яхты на Альстере. Был очень приятный августовский вечер. Все столики были заняты, но проблемы у них не возникло: Хайнц Эверс зарезервировал места. И похоже, что его тут хорошо знали.

 Всюду вдоль берега озера в центре города было много гуляющих. В Гамбурге редко бывает хорошая погода, поэтому люди умеют ценить такие вечера. На траве в сквере сидели не только мамы с детьми и молодые ребята в шортах и джинсах, но и несколько солидного вида мужчин в костюмах и при галстуках, явно только что вышедших из душных бюро. Кондиционеры здесь не были типичной принадлежностью офисов: такие жаркие дни были редкостью.

 Хайнц с улыбкой смотрел на Ларису в упор, рассеянно слушал серьёзные рассуждения о новых тенденциях в рекламном бизнесе. Конечно, он согласен, что рекламируют сейчас не вещи, а стиль жизни. С этим нечего спорить. Какие у неё красивые глаза, большие, широко посаженные на лице с высокими, модными скулами, и совершенно зелёные. Или нет. Это оптический обман. Сейчас солнце попало ей прямо в лицо, она слегка отвернулась, тряхнув головой и как будто отмахиваясь от назойливых лучей, но он успел рассмотреть, что вокруг зрачка был карий ободок, а дальше радужка была серая. Но это было видно только совсем вблизи, а так они казались по-настоящему зелёными.

 - Вы меня совсем не слушаете! - сказала она.

 - Наоборот, я очень внимательно слушаю. Но тут я с вами согласен. - Он заметил, что у неё изменилось выражение лица и добавил: - Нет, я совсем не считаю, что это банальность. Вы такая обидчивая! Я согласен. С этим просто нечего спорить, - он помолчал несколько секунд. - Но это не наш случай. У нас другой потребитель. Им это не надо.

 - Так вы хотите сказать, что никаких проблем с продажами у вас нет? Всё прекрасно?

 - Проблемы, конечно, есть. Кстати, вы написали, что не стали бы покупать у меня часы?..- Он помолчал, ожидая ответа, потом добавил: - Почему?

 - Я не понимаю, какого они размера, - она подалась немного вперёд и выставила тонкое запястье, как бы иллюстрируя свою мысль. - Как они будут смотреться на руке? Нет никакого ориентира, масштаб не задан. По некоторым фотографиям нельзя даже понять, мужские они или женские, они выглядят одинаково большими. Или маленькими. Как хотите.

 - Ага! - Хайнц хмыкнул, его взгляд изменился. Как просто. Он так много об этом думал. - А всё так просто. И почему никто из наших этого не заметил? "Молодой и очень талантливый" Джино, между прочим, тоже, - мстительно закончил он свою мысль.

 Она помолчала, не понимая выражения его лица. Потом отвела глаза в сторону и сказала в пространство:

 - А Web-страница у вас просто ужасная! Мерзкая! Это ваше пристрастие к серому на пользу ей не пошло. Я смотрела у одних знакомых, так вот их шестилетний сынок спросил: "Это что, реклама тюрьмы?" Правда-правда. Не смейтесь, - она опять смотрела ему в лицо.

 - Продолжайте, - криво усмехнулся Хайнц, - это в высшей степени интересно.

 - Интернет - совсем другая среда. Ваши строгие черно-белые фотографии хорошо смотрятся на дорогой бумаге при качественной печати. Но в интернете ничего этого нет. Ваш строгий стиль и всё такое здесь не работают! И смотрится это просто убого. Всякая media, извините, имеет свои законы. Что вы так смотрите? Я вас обидела?

 Может быть, и не обидела. Но она его задела. Да, она его задела. Особенно это "строгий стиль и всё такое".  Хайнц Эверс поморщился. Он понимал, что по сути она права, но форма, в которой это было выражено, задевала его самолюбие. Web-site он, конечно, сам не делал, но об общем стиле позаботился. Тут ему пришлось много поспорить с Джино. Тот прямо кипел со своим итальянским темпераментом, когда они обсуждали концепцию. Потный был весь, волосы жирные. Хайнц опять поморщился от воспоминания. Конечно, он настоял на своём. Кто всё-таки директор по маркетингу?

 - Да. Очень интересный у нас получился разговор, - и, отвечая на её быструю нервную улыбку одними губами, произнёс:

 - Да нет же, я не иронизирую. Мне правда нравится. Я рад, что пришёл.

 Лариса Дюваль напряглась: "Ты рад. Очень хорошо. Но я пришла не за этим. Я ищу работу. На эту тему что-нибудь прозвучит? Говорить больше не о чём. Неужели не предложит? Я его обидела. Мужчины, как дети. Нужно только хвалить, иначе ничего не добьёшься!"

 Большая чайка села на освободившийся по соседству стол и начала громко и противно кричать. Хайнц открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом развёл руками, комично передразнивая птицу. Получилось смешно, будто это он кричит. Засмеялись даже за соседним столиком. Лариса тоже. Это разрядило напряжённость. Потом чайку прогнали.

 - Когда вы можете выйти на работу? - спросил он, как о чём-то само собой разумеющемся.

 - Завтра, - ответила она быстро. Потом смущенно рассмеялась, чувствуя, что краснеет. - Собственно, когда нужно. Я свободна, вы знаете.

 Да. Он знал. Он принял решение ещё до того, как написал ответ на её e-mail. И не говорил, просто дразня её. Но дольше было уже нельзя. Она начала нервничать, а ему хотелось ещё посидеть с нею в этом кафе на берегу. Только, чтобы она расслабилась и тоже почувствовала прелесть поздне августовского вечера. Всё же это очень приятно: вот так выйти с красивой женщиной и замечать, как на неё смотрят другие мужчины. И завидуют тебе. У Хайнца Эверса давно такого не было.

 - Меня это очень устраивает. Завтра - хороший ответ,- приободрил он, улыбаясь и опять глядя на неё в упор. Она сидела, рассматривая свои маленькие, какие-то совсем игрушечные руки с длинными пальцами и ухоженными, но ненакрашенными ногтями. - Но можете выйти и в понедельник. Бухгалтерии и отделу кадров так будет проще, - потом он добавил без всякого перехода: - А кстати, об отделе кадров, сколько вам всё-таки лет?

 - Вы наглый, - Лариса подняла на него смеющиеся глаза. - Это положено знать отделу кадров? Они и узнают. Директора по маркетингу такие сведения не касаются.

 - А когда коснутся?

 - Тогда... Всё равно не скажу!

8

 Потом он показал ей яхту. У фирмы был "Голландец купленный по случаю у кого-то из знакомых главного. Яхта стояла на приколе у пристани, позади этого кафе. Хайнцу было приятно сказать, что он яхтсмен. Он мог бы вывести парусник и сейчас, но ветра не было.

 Они долго ещё сидели. Оказалось, что она любит пиво. Так и не подумаешь. Пиво с оливками. Хайнц предпочёл бы устриц с белым вином. В этом смысле он не был типичным немцем и пиво не любил, но поддержал ей компанию. И стоило того. Он давно не получал подобного удовольствия от вечера в кафе. Так бы сидеть и сидеть. Да и пиво с оливками оказалось не такой уж плохой идеей. Они горчили, и пиво на их фоне казалось мягче, почти сладким. Какой-то неожиданный и совсем новый вкус.

 Потом он отвёз её домой. У него был "порш" и он этим, не скрывая, гордился. Он любил свою машину, быструю езду по немецким дорогам, ощущение, когда трогаешься с места и тебя вдавливает в сиденье. Ведь это был "порш". Да, он любил свою машину. Поэтому ему польстило её "Ого!" когда он предложил ей сесть.

 - Никогда не ездили на "порше"?

 - Ездила один раз. В Канаде. У моего кузена такой же, только серебристый, - она уловила удивлённый взгляд Эверса и добавила: - Я происхожу из богатой семьи, - и после короткого смешка: - Жаль только, что на меня это благополучие не распространяется.

 - Я думал, что вы русская.

 - Наполовину. По матери. Мой отец француз.

 - Ах вот почему вы Дюваль. Или это по мужу?

 - Нет. Я не замужем. Разведена.

 Хайнц решил отвезти её домой. Да нет. Ничего такого. Просто они ехали уже почти пятнадцать минут, а он не спросил с самого начала, куда, собственно, ей надо. Оказалось, что в Эйдельштедт. Метро туда было уже далеко в стороне. Глупо же возвращаться. До её дома было уже ближе. Но он твёрдо решил не заходить. Просто высадить её у подъезда. И уехать. И так слишком много. Ведь дальше - работать вместе. Как бы она не взяла себе слишком много воли. Завтра он сдаст её Анке. Пусть та ею занимается. Работы невпроворот. Новый каталог был нужен, и срочно.

 Они молчали, и мысли Хайнца уплыли куда-то совсем далеко. Часы. Джино. Web-site. Он даже вздрогнул, когда она сказала:

 - Здесь. Приехали.

 Он вышел всё-таки из машины. Лариса непринужденно подала руку.

 - Спасибо за вечер. Было очень приятно. До свидания.

 - До свидания.

 Она повернулась и пошла. Всё случилось так быстро! Эверс представлял себе, как он будет отказываться от предложения зайти, но ей, похоже, и в голову не пришло его приглашать. И уходит. А у него нет даже её телефона! Вдруг она до понедельника передумает! Наконец он сообразил:

 - Фрау Дюваль!

 Она оглянулась.

 - Совсем забыл. Я просил захватить с собою ваши бумаги. Они с вами?

 - Ах, да! Да, конечно, - она вынула из сумки резюме и сопроводительное письмо, отдала ему и через минуту исчезла в подъезде.

 И нечего было так волноваться, - ругал себя за дрогнувший голос Хайнц. - Куда бы она делась? Пришла бы и так. Но потом хорошее настроение вернулось к нему. Он ехал всю дорогу домой улыбаясь.

 9


 В понедельник с утра он был у клиентов и приехал на фирму только в обед. В приёмной услужливая Гюльпери сразу доложила ему, что новенькая пришла, фрау Дриттлер уже провела её по отделам и со всеми познакомила. Проходя к себе, Хайнц заглянул в комнату графистов и поздоровался со всеми. Лариса, как и другие, сидела за большим 22-дюймовым монитором. Это был ViewSonic c плоским экраном. Хайнц не заведовал покупкой оборудования на фирме, но, будучи сам графистом, знал, как важен хороший монитор. И поэтому даже при нынешних финансовых проблемах поддерживал Анке, добивавшуюся у профессионально жадного бухгалтера Ценке увеличить им смету на hardware.

 Хайнц очень сдержанно поздоровался. А на Ларису даже не посмотрел. Он решил, чтобы не осложнять себе жизнь, сразу поставить её на место. Их встреча в кафе в прошлый вторник не должна была дать ей особое положение. Он не терпел панибратских отношений на работе. Хоть большинство сотрудников были между собой на "ты" с ним оставались на "вы" и обращались по фамилии.

 Что касается Ларисы, то немного позже можно будет себе позволить потеплеть, но не сразу, не в первые дни, - подумал Хайнц. Кроме того, он помнил свой сломавшийся голос, когда позвал её при прощании, и ему было немного неловко встретиться с нею взглядом. Поэтому, поздоровавшись, он сразу ушел.

 Всю неделю он твёрдо выполнял своё намерение. И, даже проходя по коридору, старался не смотреть сквозь застеклённую матовым стеклом стену. Золотая шевелюра Ларисы хорошо просматривалась. Но Хайнц умел себя сдерживать. Он умел не проявлять чувств и уважал себя за это.

 В пятницу он опять появился только в обед. Выйдя из лифта, Хайнц Эверс не увидел привычную Гюльпери за столом приёмной. Из кафетерия доносились просто неприлично громкие взрывы смеха. Басили длинный мальчишка-кауфманн Ральф и ещё кто-то из молодых, потом Хайнц услышал Джино с его напевным итальянским акцентом, поднимавшим голос в конце фразы. Мелко и высоко хохотала Гюльпери и ещё какая-то женщина смеялась мягким грудным смехом.

 Хайнц удивлённо заглянул в дверной проём: четверо парней, секретарша и Лариса. Джино сразу осёкся и замолчал. Но Ральф, всё ещё хохоча, нахально махнул на Хайнца рукой, а потом, будто нечаянно, провёл над головой Ларисы и коснулся её волос:



 - Перерыв, господин Эверс. Ещё пятнадцать минут.

 Все, очевидно, ожидали, что он уйдёт, но вместо этого Хайнц вошёл и сел на противоположный столик.

 - Что это вы так веселитесь? Новые контракты? Кауфманны, у нас пошли в гору дела? - И, стараясь попасть в общий тон, он добавил: - Гюльпери, почему я ничего не знаю?

 - Нет, господин Эверс. Новая американская комедия. "Вечерние новости". Джино так уматно показывает Фила Хартмана, - за всех ответил Ральф.

 Спикер, - раздражённо назвал его про себя Хайнц, но с улыбкой ответил, перехватывая инициативу:

 - Фила Хартмана застрелила жена, уже давно. Это совсем неновая комедия.

 Нельзя сказать, чтобы Хайнц на самом деле был раздражён. Это, скорее, было весёлое удивление. Нет. Этого он определённо не ожидал.

 Коршуны! - подумал Хайнц Эверс. - Нет, вы только посмотрите на этих коршунов! Налетели. Не успел оставить, они налетели. Молодые да ранние. И очень талантливые. - Он зыркнул на Джино. Тот сидел потупившись, но только он. Настроение остальной компании от присутствия начальника, кажется, совсем не пострадало.

 В этот момент в кафетерий заглянула улыбающаяся Дриттлер. Она пришла на общее веселье. Была пятница, впереди - выходной, ей тоже хотелось посмеяться. Но сидящего верхом на маленьком столике директора по маркетингу Хайнца Эверса она увидеть не ожидала. Хайнца Эверса - среди этих гогочущих юнцов! Нет. Улыбка мгновенно сбежала с её лица. Её сменило какое-то почти мучительное выражение растерянности. Машинально она даже сделала шаг назад.

 - Перерыв, фрау Дриттлер. Ещё дeсять минут, - перехватывая роль спикера, сказал Хайнц, - присоединяйтесь.

 - Нет-нет. Я тороплюсь, - отозвался удаляющийся голос Анке.

 - Так мы выходим сегодня? - с непробиваемой юношеской жизнерадостностью пробасил увалень Ральф, ничего не замечая.

 - Куда это вы? - спросил Хайнц.

 - Да есть здесь за углом небольшая кнайпе. Мы туда ходим по пятницам.

 Жизнь на фирме кипит, - подумал Эверс, - только мне об этом ничего не известно. Ну куда они к ней клеются, эти прыщавые мальчишки! Ведь ей за тридцать. Хотя - при их уровне тестостерона - им почти всё равно кто, - презрительно добавил он. Но ему-то самому было не всё равно. И он сказал вслух:

 - Ну, на это вы даже не надейтесь! С фрау Дюваль мы договорились ещё в начале недели. Так что с нею выходит директор, причём единолично. Понятно, молодые люди? - и добавил, с весёлым нахальством глядя на Ларису: - Я ничего не перепутал?

 - О, нет! - завопили, ёрничая, трое парней.

 - Ничего-ничего. Гюльпери составит вам компанию; правда, Гюльпери?

 - Так она же не пьёт. И Вебер нас убьёт.

 - Я пью, - раздельно и с достоинством сказала Гюльпери; однако, не выдержав тон, расхохоталась: - Но Вебер вас убьёт, это точно!

 Хайнц уловил взгляд Джино. Итальянские глаза смотрели на него чуть прищуренно и близоруко. У Джино было очень красивое и выразительное лицо. Правильный крупный нос с тонко вырезанными ноздрями, яркие губы, которые кривились сейчас в попытке улыбаться. Чёрные почти до плеч волосы зачёсаны ото лба назад. Лицо совсем не было полным. Но прямо от конца подбородка начинался слой жира. Джино был уродливо полным. Он непрерывно потел, и пот тёк струйками от висков к подбородку. Руки у него были, как у очень большого младенца, в перетяжках. Толстые пальцы резко сужались к кончикам, а ногти были красивые и женственные, как на картинах ван Дейка. Хайнц посмотрел на свои. Он был яхтсменом и руки увидел мощные, мускулистые, с выпиравшими под кожей венами.

 - Кажется, я - твой счастливый соперник, парень! - безжалостно подумал Хайнц, а вслух сказал: - Хорошо, все за работу, перерыв закончился. Но в пять часов - чтобы духу вашего здесь не было!

 Он стоял у двери, пропуская выходящую молодёжь. С момента, когда он увидел, как Ральф провёл по волосам Ларисы, у него в ладони возникло почти щекотное чувство, будто это сделал он сам. И Хайнц даже сжал руку в кулак и спрятал в карман, чтобы галлюцинация не стала реальностью, когда Лариса проходила совсем близко.

 - Так что вы скажете? - спросил он.

 - Если бы я знала, какие у меня на сегодня интересные планы, я надела бы что-то другое, - улыбаясь, ответила она.

 - Вот ещё! Коричневый вам очень идёт. Так в пять я жду у машины.

 Джино! Я - твой счастливый соперник, - подумал Хайнц. Он был доволен собой.



10


 Потом они опять сидели в кафе у Альстера. Только в другом. Хайнц хорошо знал всю округу. Это было кафе-поплавок, на воде, даже не на самом Альстере, а на одной из заток большого озера. Был виден закат. Впрочем, нет. Это был ещё не закат, просто низкое солнце то исчезало в тучах, то пробивалось всё целиком или отдельными пучками. Освещенные паруса яхт становились ослепительно белыми на фоне пасмурного неба на западе. Ни Хайнц, ни Лариса не восхищались вслух, но оба видели эту красоту. И одинаковое восприятие соединяло их.

 Потом Хайнц, правда, чуть было всё не испортил. Подумал, что надо бы о чём-то говорить, и вспомнил, как сегодня у клиентов на стене видел маленький постер с шуткой: "Если у женщины светятся глаза, то, может быть, это просвечивает солнце".

 Лариса поморщилась.

 - Я ненавижу это, - сказала она.

 - Мне тоже не понравилось. Я поэтому и запомнил. Меня удивило, что такое может запросто висеть на стене.

 - В Америке за такие шутки просто подали бы в суд.

 - Ах, ну в Америке женщины слишком остервенелые. Помешаны на своей независимости. Там засудят, и если дверь женщине откроешь. Дело ведь не в женщинах, адвокаты ищут себе работу и стимулируют всё это, - Хайнц уже пожалел о своем неудачном воспоминании.

 - Знаете, я покупаю журнал Geo, - медленно заговорила Лариса, глядя куда-то внутрь себя. - Там в одном из последних номеров была потрясающая фотография: женщина-пакистанка держит двух четырёхмесячных младенцев-двойняшек. Мальчика и девочку. Мальчик-бутуз - весь, как налитой. А девочка - иссохший скелетик. Просто жутко смотреть! Она умерла от истощения через несколько дней, после того как был сделан снимок.

 - Я не понял связь, - сказал Хайнц серьезно, чуть подавшись вперёд.

 - Мать её не кормила. Почти не кормила, чтобы она умерла сама. Вы не понимаете? - Лариса подняла глаза. - На Востоке от девочек в семьях очень много неприятностей. Они - нежеланные дети. Статистика детской смертности просто убийственная. Мальчиков во всём мире рождается больше, но новорождённые они слабее. И на Западе их умирает больше. Но во многих мусульманских странах, в Индии - всё наоборот.

 - А причём здесь эта статистика и дурацкие шутки о женщинах? - пожал плечами Эверс.

 - Это разные проявления одного и того же. Да-да. Не поднимайте так брови. Только благодаря этим "остервенелым",  как вы говорите, женщинам у нас, на Западе, и есть права. Но это всё взято с боем. И стоит только прослабиться, как за шутками придёт чадар, отсутствие образования, медицинской помощи и всё остальное.

 - Вы преувеличиваете. Вы что, суфражистка?

 - Я не суфражистка. Я не считаю, что мужчины и женщины одинаковые.

 - Считаете, что женщины лучше? - Эверс попытался перевести в шутку слишком серьёзный разговор. Она улыбнулась и сказала:

 - Что-то в этом роде.

 - Вот это мне нравится! - засмеялся Хайнц. - Так что, давайте угнетать мужчин?

 - Конечно, мы неодинаковые, - она не поддержала его лёгкий тон, - у мужчин и женщин разные задачи в эволюции. Каждая женщина должна дать потомство. Она самоценна для природы. Но не каждый мужчина. Чтобы поддержать популяцию на сто женщин достаточно десятка мужчин.

 - Вы очень образованная. Слова такие употребляете. Популяция.

 - Спасибо. Нас действительно хорошо учили. Но не прибедняйтесь. Вы прекрасно понимаете, о чём я говорю.

 - Нет, я понимаю не всё. Вы противоречите себе. Вы сказали, что мальчиков рождается больше. Зачем? Ведь по-вашему: даже половина -  это много.

 - А это просто материал для экспериментов. Природа на вас экспериментирует.

 - Ага! - Хайнц даже крякнул и хохотнул. - Да. Это вы круто заложили. Мы, значит, разменная монета?

 - Именно! Разменная монета эволюции. Но в этом нет ничего оскорбительного. Разве вы не замечали, что женщины только в среднем дольше живут. Но среди настоящих долгожителей, тех, кому за сто (у нас в Грузии, например, таких много), большинство - это мужчины. То есть, с одной стороны, - большая смертность в младенчестве, а с другой - максимальный возраст. И так не только с продолжительностью жизни. Среди мужчин и разброс в способностях намного больше, чем среди женщин.

 - Да. Гениев среди женщин нет, - с готовностью вставил Эверс.

 - Это правда. Женщины по способностям собраны теснее к средине. Разброс тоже есть. Он просто не такой большой и резкий, как у мужчин. Среди вас есть прекрасные экземпляры, но с другого краю - колоссальный спектр дураков: от настоящих идиотов до просто тупых. И по той причине, что среди мужчин существуют гении, эти дураки тоже считают себя лучше всех женщин.

 - Экземпляры! Мы - экземпляры! - возопил Хайнц перебивая. - Вы только послушайте себя! - Потом добавил, смеясь во весь рот и показывая прекрасные мелкие зубы:

 - И как я вам, как экземпляр?

 - Достойный.

 - Спасибо, я рад это слышать от специалиста, - он помолчал, покачивая головой. Потом продолжил: - Мне страшно интересно с вами, Лариса. Можно, я так буду вас называть? Вы такая оригинальная! Я получаю колоссальное удовольствие. Раньше мне не нравились умные женщины, - он быстро замахал над столом руками: - Я прошу прощения. Не включайте так резко пятую передачу! Дайте мне договорить: почему-то большинство из них некрасивые. Ваша эволюционная теория такой факт не проясняет? - И после короткого молчания, серьёзно глядя в упор: -  С вами по-настоящему интересно. Но вы ведь не сейчас это придумали. Читали где-нибудь?

 - Кое-что читала. У меня есть близкий друг. Он врач. Мы много обсуждали это. Понемножку у меня в голове всё собралось.

 Близкий друг - врач, - подумал Хайнц. - Пустяки, ещё неизвестно, на чём он ездит. .

 - А что значит "мужчины" - материал для экспериментов Должен быть какой-то механизм? - спросил он.

 - Мутации, более ломкий генетический материал.

 - И что потом? А статистика достоверная? Действительно ли мальчиков больше?

 - Это не только у людей. У животных тоже. Я говорю мальчики-девочки, но вы понимаете, это касается и людей, и животных... Но кого больше рождается, зависит от того, какой пол чаще имеет секс. Если больше самок, то у самцов больше возможностей, они имеют секс чаще, и тогда рождается больше мальчиков. А если наоборот, почему-то не хватает самок, то чисто количественных возможностей больше у них. Но тогда в следующем поколении родится больше девочек - и всё скомпенсируется. Так балансируется половой состав.

 - Но сейчас больше рождается мальчиков. Что это значит? Не хватает половозрелых мужчин?

 - Конечно. Столько молодых мужчин погибает в несчастных случаях. Сравните автомобильную страховку для юношей и девушек! Сколько в армии, в тюрьмах в конце концов.

 - Да. Всё сходится. Но как-то очень физиологично. А до любви вы доберётесь?

 - Доберусь. Только я замёрзла. Может быть, поедем?

 Они поехали сразу к ней в Эйдельштедт. В машине Хайнц не дал разговору уйти в сторону и напомнил свой вопрос о любви.

 - Мы любим по запаху, - просто сказала она.

 Он не поверил своим ушам:

 - Мы любим по запаху? Угу. Продолжайте. Я даже не хочу комментировать!

 - Мы настолько сложно устроены! ДНК - вы же представляете, что это такое?

 - Да. В каком-то смысле. На уровне банальной эрудиции.

 - Этого достаточно, - безжалостно продолжила она. - Я тоже не биолог. Но это колоссально сложная система, понятно же. Пары должны друг другу подходить. Ведь наследственная система каждого имеет, кроме всего прочего, внутренние дефекты. Незаметные рецессивные гены. Не каждые двое могут дать здоровое потомство.

 - Потомство, - повторил за нею Хайнц, - угу.

 - У вас очень содержательные комментарии.

 - Продолжайте-продолжайте, - он принял насмешку без боя.

 - Но это значит, что о партнёре нужна достоверная генетическая информация, прежде, чем будет сделан выбор. Попросту кусочек тела для анализа, какая-то молекула, может быть одна. Это запах!

 - Конечно, не облизывать же! Это негигиенично и при большом скоплении возможных претендентов - просто долго.

 - Видите, как глубоко вы всё сразу поняли. Именно так!

 - Мы влюбляемся по неуловимому запаху и понимаем это сразу, - почти мечтательно протянул он и потом быстро добавил: - А духи? Что, поймал я вас?

 - Это ничему не противоречит. Ведь настоящие совпадения очень редки. Идеальные пары единичны, можно жизнь прожить и не встретиться. Поэтому в основном запах не нравится. Его скрывают, маскируют, заменяют другим.

 - Тогда должно быть много ошибок.

 - Ещё бы! Большая часть браков распадается. Вы умный.

 - Я знаю. Вы мне сегодня уже сказали, что я - достойный экземпляр. Может быть, мои ставки повысятся? Какая следующая градация за достойным?

 - Perfect.

 Perfect Partner, - медленно произнёс он и добавил, помолчав и внимательно глядя на дорогу:

 - А вы ведь не пользуетесь духами?

11

 Они приехали. Хайнц Эверс зашёл к ней, не ожидая приглашения. Они не договорили и, естественно продолжая начатый разговор, поднялись к ней. У неё была очень маленькая квартира. То есть не просто маленькая. Даже войти вдвоём было невозможно, такой крошечной была прихожая.

 На полу не было линолеума. Раньше он там был: на чёрном полу сохранились следы клея. Совсем узкая, до пояса высотой, тумбочка для обуви всё равно занимала слишком много места. На стене - фотография ребёнка, подсвечник с наполовину сгоревшей зелёной свечкой, зеркало в бронзовой раме, висевшее слишком низко для Хайнца. Он увидел только свой подбородок. Это не друг-врач его сюда повесил, - подумал Хайнц, - слишком низко.

 - Зеркало у вас низко висит. Вы какого роста?

 - Метр шестьдесят два.

 - Я думал - выше.

 - Это каблуки. А вы?

 - Метр восемьдесят пять.

 - Я думала - ниже, - невинно парировала она. - Проходите.

 Он немного присвистнул и прошёл за хозяйкой дальше. Вдоль стены стоял огромный или, может быть, казавшийся здесь огромным зеркальный шкаф. Почти всё остальное место досталось разложенному дивану, накрытому стёганным по-крестьянски покрывалом из очень нежных, со вкусом подобранных лоскутков.

 Маленький столик притаился у самой двери на балкон. Но балкон был прекрасный: на всю ширину квартиры, глубокий, наполовину застеклённый и весь увитый плющом. На полу, стенах лежали и висели покрытые засохшим мхом коряги, сухие корни, ото всюду как-то нервно и живописно свисали пышные или совсем мелкие цветы, зелёные плети экзотических растений вились из незаметных горшков.

 - У вас тут целые джунгли! - удивился Хайнц.

 - Я люблю растения. Вообще всё живое. У меня на Украине были ещё и аквариум, кошки и собака.

 - А вы с Украины? Я думал - из Москвы.

 - Нет, я из Харькова.

 - А где здесь кухня? - без перехода спросил Хайнц.

 Она показала на узкий проход в стене, а за ним - что-то вроде тёмного встроенного шкафа. Там было место для двухконфорочной электроплитки, крошечной раковины и совсем игрушечного холодильника. Даже одному человеку полностью нельзя было войти.

 Тому, кто это проектировал, надо просто сразу без разбирательств отрезать яйца, - подумал Хайнц.

 Он крякнул и сел на стул, отметив, что все три стула, разместившиеся в свободных уголках, были разные. Эверс помолчал немного, потом сказал:

 - Вы знаете, я бы с удовольствием посидел ещё, но мне ужасно хочется есть. Мы ведь почти ничего не ели в кафе. Мороженое меня не насыщает. Я, знаете, мясоед. У вас найдётся что-нибудь? - Он неожиданно встал, сделал шаг к кухне-шкафу и, не заметив протестующего жеста Ларисы, открыл холодильник: - Понятно.

 Он также резко его закрыл, а потом, как будто проверяя первое впечатление, открыл опять и даже зачем-то заглянул в морозильник. Там ничего не прибавилось. В холодной пустыне была только пачка насмерть замороженного фарша из "Альди" на дверце притаились формочка с маргарином, бутылка растительного масла, а на полке - начатая банка греческих оливок.

 - У меня есть ещё картошка на балконе, - упавшим голосом сказала Лариса, - хотите, я пожарю...

 - Как, фрит?

 - Нет. Я по-украински могу, - также тихо и растерянно сказала она.

 Хайнц тоже был смущен. Такого он не ожидал. Такого он просто никогда не видел.

 - Пожарьте, - сказал он с напускным энтузиазмом, - а я сейчас чего-нибудь прикуплю.

 Рядом заправка BP. Там всегда найдётся еда. Горячие сосиски и булочки, по крайней мере. Я быстро.

 Полки и холодильники на BP совсем не походили на закрома Ларисы. Хайнц набрал сосисок, булочки к ним прилагались бесплатно. Взял бутылку бордо. Уже заплатив, заметил в дальнем проходе оранжевое ведро с красными розами. Они продавались по одной, каждая была завёрнута в целлофан и завязана довольно нелепой узкой шёлковой ленточкой.

 - Я возьму их все, - сказал Хайнц. - Только можете снять это? - И, немного поморщившись, он показал на обёртки.

 - Конечно, - приветливо сказал огромный лысый турок-продавец. Но у него получалось не очень ловко. Хайнц начал помогать снимать бумажки и поранился. Шип глубоко впился в палец и остался там. Кровь брызнула толчком, но больно не было.

 - Ничего-ничего, - успокоил он турка. Тот быстро вынул твёрдый коричневый шип, нашёл пластырь, и происшествие на этом закончилось.

 - А у тебя нет какого-нибудь другого ведра? Хотя бы чёрного, - уже как к знакомому, на "ты" обратился к продавцу Хайнц.

 - Нет. Они все оранжевые с синими ручками.

 - Дизайнеры! - буркнул Хайнц. - Но делать нечего, беру. - Он заплатил за розы, и турок помог ему загрузиться.

 Когда Хайнц вернулся, в квартире вкусно пахло. Есть хотелось по-настоящему. Он не выдумал. Может быть, если бы они вначале поели, а потом он спросил, всё прошло бы иначе. Но он не дождался и спросил сейчас. Хайнц, правда, уже в этот момент видел, что её лицо изменилось. Оно изменилось раньше. Да, лицо было другим, уже когда он вошёл, таща сосиски, булочки и розы.

 И хоть она ахнула, увидев цветы, но желаемого эффекта не получилось. И она даже не усмехнулась его шутке по поводу оранжевого ведра.

 Может быть, Хайнц ещё что-то бестактное сказал о её жилье. Он не помнил. И он никогда так и не вспомнил, сколько потом ни пытался, даже многие годы спустя, когда её с ним давно уже не было. Он что-то сделал не так, и ему не надо было спрашивать. Но тогда он не понял этого и спросил:

 - Послушайте, Лариса. Я совсем забыл. Я хотел узнать, - он запинался, не зная, как начать. - Ну, в общем, скажите правду: вы не подумали тогда, после интервью, что я... Что мы, немцы, - жестокие люди, нацисты и всё такое, - быстро закончил он.

 Хайнц Эверс ждал, что она его успокоит, но - очень раздельно - она сказала:

 - Подумала? Конечно, подумала. А что, это не так?

 Она совсем потемнела лицом. Взгляд соскользнул в сторону.

 - Вам не нравится мой ответ?

 Она стала говорить как-то очень медленно, с грубым русским акцентом, который обычно не был заметен. Обычно она говорила как будто даже с французским. Хайнц замер с приклеившейся к губам нервной улыбкой.

 - Я думала об этом. Я очень много думала об этом. История, прошлое. Как такое вообще могло случиться? Так много людей одновременно введено в заблуждение. С такой лёгкостью они приняли идею, что им всё можно, что они лучше. И как осуществили!

 Она продолжала говорить, по-прежнему глядя в сторону. Хайнц Эверс, казалось, перестал дышать. Он слышал, как в голове у него текла в сосудах кровь.

 - Послушайте. Я слышала однажды, как одна немка возмущалась после того, как в Англии, реагируя на какую-то нацистскую вылазку у вас, вышли газеты с заголовком из Поля Селана: Der Tod ist ein Meister aus Deutschland.(Смерть немецкий мастер). Ваша немка почти кричала: "Это оскорбление всей нации! Как можно сравнивать то время и наше!"

 Лариса, наконец, подняла на него прищуренные и от этого маленькие глаза, и Хайнц вздрогнул, окунувшись в их зелёное зло. У неё подёргивался рот и дрожал подбородок.

 - А чего вы от нас, собственно, ждёте? Мы должны сказать, что ничего этого не было? Это сделали не немцы? И похлопать по плечу: мол, ничего, пустяки, больше так не делайте? Что пустяки: Освенцим, Дахау, детские концлагеря, где брали кровь, пока дети могли двигаться, а потом, даже не тратя пули, бросали ещё живых в ямы, засыпали известью и закапывали эту шевелящуюся массу. Чего вы от нас ждёте?

 - Я никого не убивал! - так же медленно и раздельно сказал Хайнц.

 - Вы меня спросили о жестокости. Свойственна ли немцам жестокость. Так вот, - она начала закатывать левый рукав блузки, - я вам отвечаю: да! Меня в прошлом году вышвырнули из редакции на второй день. Не дав даже обещанную неделю обвыкнуться. Совершенно равнодушно и хладнокровно, как будто я какая-то лягушка. Даже с собакой или кошкой так бы не поступили. Слишком долго было мне объяснять! Языка недостаточно! - Она уже кричала, тыча ему в лицо исчерченную сеткой белых шрамов чуть ниже локтя руку.

 - Подумаешь, эмигрантка! Что с ней чикаться. Выставить в коридор и сказать, что никуда не годится! Я в депрессии была три месяца! Не понимала - кто я! В психушке! Нацистка! Бетти! Конечно, такая же! Этот взгяд я не забуду никогда. Ничем не лучше тех убийц. Вы только с виду как люди! Только с виду как нормальные люди!

 Она уже не понимала, что говорит и швыряла в истерике всё новые и новые обвинения в помертвевшее лицо Хайнца.

 - Я никого не убивал. Те ответили за своё! - сорвался он в ответ. - Если вам здесь так не нравится, убирайтесь прочь! Вас никто не звал! Что вы вообще здесь делаете? Развалили свою страну и явились сюда! Где ваша страна? Что это за страна? Всё ваше свинство, грязь - это что, случайно? Вы никого не убивали? Ваша история чистая? Или то, что вы друг друга морили и морите, - это лучше? Другого цвета кровь?

 Он ничего не видел, задыхался и весь трясся. Кровь молотом била в висках, голову невыносимо сдавило:

 - Я никого не убивал!

 - Мне больно! Пустите! -  вдруг услышал он. Зрение вернулось.

 Её лицо было искажено, слёзы катились по щекам и носу. Он увидел, что сжимает её руку. Изо всех сил сжимает её руку. Его собственная ладонь затекла. Пальцы были белые, а вмятины на её руке совсем посинели. Она вся была в крови. Это была его кровь, из пораненного пальца, но тогда Хайнц этого не понял. Он только увидел, что её рука вся окровавлена, и, кажется, даже почувствовал запах крови.

 Если бы я схватил её за шею, то задушил бы и не заметил, - с ужасом осознал Хайнц. - Я только что кричал, что никого не убивал. И прямо крича, вот на этом же месте чуть её не убил!

 Он выпустил её, ещё не успев додумать эту мысль, и бросился в ванную. Ему было дурно. Он открыл воду, хотел подставить голову под холодную струю, но стал боком оседать на плиточный пол рядом с раковиной.

 - Господин Эверс, Хайнц! О, Боже мой! - Лариса была уже рядом. Она начала брызгать ему в лицо водой, потом бросила в раковину полотенце и, не отжав, полным воды, начала тереть ему лоб, глаза. - Господи, Боже, помилуй меня грешную, - лепетала Лариса, - Хайнц, миленький, ты умираешь? Не умирай, пожалуйста! Хайнц! - Она стала покрывать поцелуями его лицо. - Мальчик мой родненький, только не умирай, пожалуйста! Прости меня! Прости меня!

 Она беспомощно оглянулась. Ванная комната была такая маленькая, что, падая, он упёрся ногами в дверь. Лариса была даже не в состоянии выйти и позвать на помощь. Только плакала, просила прощения и целовала его.

 Он не умирал. Он всё слышал, только пошевелиться не мог. Потом открыл глаза.

 - Хайнц, тебе лучше? - она погладила его по лицу. Выглядела она ужасно. Себя он не видел, но она выглядела ужасно. Распухший от слёз нос, чёрные потёки косметики, размазанные по всему лицу, прыгающие губы.

 - Ты выглядишь ужасно,- слабым голосом сказал он, пытаясь подняться.

 - Да. Ты тоже, - радостно закивала она, поддерживая его за шею.- Тебе правда лучше? Не умирай, пожалуйста, - она перестала целовать его лицо, но стала палец за пальцем быстро целовать руку. - Ты простишь меня когда-нибудь? - И добавила, всхлипывая как ребёнок: - Я больше так не буду.

 Он попытался улыбнуться и стал подниматься. Лариса помогла, и они тихонько добрели до постели. Он лёг, ёжась от мокрой, холодной рубашки.

 - Сейчас-сейчас, - сказала Лариса, быстро расстёгивая её. Потом теми же ловкими движениями, что и рубашку, она стянула залитые водою светлые брюки. Слабой рукой он пытался сохранить полосатые плавки, но она не обратила внимания на жест, и они тоже полетели на пол.

 - Сейчас-сейчас. Я согрею тебя.

 Она тоже быстро разделась, легла на него сверху и накрыла себя и его голубым одеялом. Хайнц чувствовал себя пустым и легким. Её тёплая тяжесть была необыкновенно приятна и уместна. Казалось, что только она и прижимала его к земле, а иначе он просто улетел бы к потолку с голой лампочкой на сиротских проводах.

 - Тебе надо поменять лампу, - тихо и медленно сказал он.

 - Я поменяю, - с готовностью согласилась она, - я думала, что ты умираешь. У меня папа так умер. Мы завтракали втроем с мамой. Он начал вдруг крениться на бок и сполз на пол. А на следующий день умер. Так и не очнулся. Ничего мне не сказал, - она начала опять дрожать, и Хайнц почувствовал тёплые слёзы у себя на шее.

 - Не плачь, Малыш, не плачь. Я не умираю. У меня нет сил тебя успокаивать. Не плачь. Там, кажется, вода не закрыта.

 В ванной по-прежнему с шумом хлестала из крана вода.

 - Да. Я сейчас.

 Она вышла, голая и тоненькая. Умылась и закрыла воду. Вернувшись, легла уже рядом, но всё так же тесно прижимаясь и грея его своим маленьким телом. Она была такая маленькая, намного меньше, чем казалась в одежде. Хайнц вспомнил, как когда-то, живя ещё у родителей, он намочил пушистого котёнка и как тот вдруг оказался совсем крошечным. Весь его объём был пухом. Хайнц улыбнулся от этого воспоминания.

 - Тебе лучше? - спросила Лариса и провела пальцами по его губам. Он молча кивнул, и она поцеловала сначала один угол его рта, а потом другой.

 Он обнял её и прижал ещё теснее к себе. Тоненькая, она не была худой. Она была мягкая и нежная на ощупь. Ты не худышка, - подумал Хайнц, - даже ключицы не выпирают. Закрыв глаза, он провёл рукой по шелковой спине. Талия какая-то неправдоподобная. - Ты ненастоящая, моя рыжая девочка, мой Perfect Partner, таких не бывает, - думал Хайнц, уплывая и сливаясь со своими ощущениями. И какая большая для такого хрупкого тела грудь.

 У него и раньше были женщины с крупной грудью. Это нравилось ему. Но они были совсем других пропорций: сами тоже крупные и рыхлые, даже молодые. Он опять почувствовал её пальцы на своих губах. Открыл сияющие глаза и попытался поймать пальцы зубами.

 - У тебя глаза такие синие! - сказала она.

 - Это просто рефлекс от одеяла.

 - Профессионал. Ты уже отошёл? Хочешь есть? Я просто умираю. -  Хайнц почувствовал, как у неё заурчало в животе.

 - Очень убедительно.

 Не одеваясь, они сели за стол и поели остывшую жареную картошку, сосиски, выпили красного вина и опять легли в ждавшую их размётанную постель.

 - Как тебя называли родители?

 - Лора. Лорочка.

 - Второе - слишком длинно, я не выговорю, а Лора - мне очень нравится. Лора. Так что, они тебя так просто взяли и выгнали на второй день? - спросил без всякого перехода Хайнц, обнимая её.

 - Да. У меня медленно шло. Клавиатура немецкая. ShortCuts отличаются. QuarkXPress тоже на немецком. Он практически тот же, но надо пару дней, привыкнуть. Если что не так, сообщение выпрыгивает на немецком. Я спрашивала у парня напротив. Его мои вопросы как раз не беспокоили. Но эта ... Бетти! - слово "сучка" Лариса, помедлив, пропустила.

 - Ты можешь называть её как хочешь. Я не испытываю национальной солидарности с негодяями.

 - Понимаешь, она мне задачу неправильно поставила. Ну подумай, как вынести на цветной фон в QuarkXPress’е вырезанные в Photoshop’е картинки с тенями? Ведь это же уродство! Попробуй подбери цвет, чтобы они не смотрелись латками. Можно, конечно, но зачем? На белом всё и проще, и современнее. Почему они боятся белого, пустого места не оставляют? Сдавливают всё одно к одному. Я понимаю, что место дорого, для реклам берегут. Но их же в мешанине не видно. Нужна focal point! Куда там, ничего!

 - Это был еженедельник? Так что ты удивляешься, они там лепят, лишь бы скорее.

 - Да, конечно. Но всё-таки учились, дипломированные. Хотя бы чувство надо иметь.

 - Чувству не учат.

 - Правда.

 - А потом?

 - Потом она меня послала к хозяйке статьи. Причём с таким замечанием: "По-английски она не говорит. Но объясниться вам придётся".  Но та говорила по-французски. И статья-то была содрана из старого французского журнала. Я объяснилась без проблем. И оказалось, что она согласна со мной. Страницу надо было переделывать, а была уже половина пятого. Я сказала это Бетти, она так посмотрела на меня... - Лариса замолчала.

 - И потом? - не дал ей уйти в себя Хайнц.

  Встала и пошла в отдел кадров. Через минуту меня туда позвали...

 - И выставили, - договорил он и добавил шепотом: - Не плачь, Малыш. Тебя больше никто не посмеет обидеть. Меня зовут Хайнц Эверс. Я об этом позабочусь лично.


12


 Они уснули перед рассветом. А на рассвете их разбудили чайки. Благословенные. По-базарному крикливые и неуёмные чайки. Невыносимые.

         В которых жильцы бросали из окон бутылки и даже цветочные горшки,
         и те валялись на соседней крыше.
         Чайки. Благословенные.
         Они их разбудили, а иначе до счастья могло оставаться ещё несколько часов сна.
         И так столько лет они спали, не зная друг друга. Не познав друг друга.
         Чайки разбудили их. И Хайнц узнал женщину.
         Скольких женщин он имел? Не так уж много.
         Бабником он не был. Хотя не был и скромником.
         Но женщину он узнал только сегодня.
         Только сегодня он узнал,
         как игры Любви отличаются от просто игр.
         Можно прожить всю жизнь и не узнать.
         Нет, пройти мимо невозможно.
         Можно было просто никогда не пройти.
         Не пройти мимо, не встретить.
         Он проснулся уже полным сил.
         Он хотел её ещё во сне.
         Он открыл глаза и погрузил их в её зелёный огонь.
         Они ни о чём не говорили.
         Их рты были заняты более важной задачей,
         которая была им назначена от века
         и которую они выполняли задолго до того,
         как люди вообще научились говорить.
         У ртов была совсем другая забота.
         Нужно было изучить так много!
         Столько нежных ложбинок и холмов поцеловать!
         Два упругих маленьких вулкана с выпуклыми, крепкими сосками.
         Лес её медовых волос, нежно завивающихся
         и слегка вспотевших во сне на затылке.
         Ах, его рту было столько заботы!
         Но и её не остался без дел.
         Он прикусывал его плечи.
         Одними губами нашёл в густой чаще на груди его маленькие розовые соски.
         Играл с ними, то дразня языком, то присасываясь
         и вызывая длинную искру от диафрагмы до самого паха.
         Он спустился и туда. И попробовал всё
         в своём неуёмном первобытном любопытстве.
         Ах, её рту было столько заботы!
         Они перестали быть русской и немцем.
         Они были первыми людьми на маленькой планете,
         увитой древним плющом и несущейся между прошлым и будущим
         по сияющей нити начавшегося сентября.
         В миллионнолетнем лесу с его влажным дыханием,
         призывно шелестящим дождём и томными,
         уносящими в бесконечность запахами.
         Его запах. Она вдыхала и вдыхала его.
         Её запах. Он вдыхал и вдыхал его.
         И весь трепетал её трепетом.
         Его язык всё умел. Он всё знал,
         хоть хозяин даже не подозревал об этом.
         Он умел это уже миллионы лет
         и сейчас только отдал своё знание.
         И она приняла его, извиваясь и крича.
         И никогда ещё Хайнц не видел
         такой смертной муки на лице женщины.
         Как будто она рожала их Любовь. И родила.
         И он узнал вкус её удовольствия.

13

 Всю субботу и воскресенье они провели в постели, то засыпая в изнеможении, то просыпаясь и начиная всё сначала, не в силах оторваться друг от друга. Они были голодны, съели всё, что осталось от вчерашних припасов, а потом варили картошку прямо в кожуре, заедали оливками и запивали красным вином.

 В субботу, в полдень, Хайнц лишился своих плавок. Она унесла их в ванную стирать вместе с рубашкой. А когда вернулась, он стоял перед шкафом и смотрел на себя. Он не рассматривал себя в зеркале лет с шестнадцати, когда у него впервые появились волосы на груди. Но тогда он видел мальчишку. А сейчас с каким-то новым чувством, почти с удивлением он смотрел на мужчину, который был способен вознести женщину на небеса... Она вошла, и он спросил прямо:

 - Тебя не смущает, когда я хожу совсем голый, вот так?

 - Почему это может меня смущать? Я ведь тоже голая.

 - Это другое дело. Я мог раньше показаться женщине, только когда он был в эрекции. Иначе мне было стыдно, вернее - глупо как-то. Я всегда старался сразу уйти. Во всяком случае, одевался.

 - Ну вот ещё, - засмеялась Лора.

 Она вдруг очень быстро (большое преимущество крошечной квартирки: всё было рядом) стала перед ним на колени и поцеловала.

 - Нечего обижать моего дружочка. Маленький. Тоже мне, большой нашёлся!

 И потом, неожиданно толкнув под колени, она повалила Хайнца на кровать.

 - Ах, ты так! Маленькая бесстыжая русская ведьма! Какая же ты бесстыжая и рыжая к тому же!

 - Прекрати высказывания по национальному вопросу!

 - Это не по национальному, - быстро сказал он.

 - А по какому?

 Он помолчал секунду, придумывая, и сказал, довольный находкой:

 - По оккультистскому!

 - Выкрутился.

 Она села боком, подогнув длинные ноги, что-то вспомнила и прыснула, прикрыв рот ладонью:

 - Это старый еврейский анекдот, Ханна мне рассказала: в советской еврейской семье обсуждают, стоит ли обрезать младенца. Вдруг старая Сарра включилась: "Конечно, стоит. Во-первых, это красиво!"

 Хайнц начал хохотать, всё ещё удивляясь её раскованности.

 - Может, и мне обрезаться?

 - Даже и не думай! Нам же будет больно, - и она опять поцеловала его в пах.

 - Какая ты бесстыжая, Лора! Какая ты прелесть!

 - Ты тоже прелесть! Тебе можно рассказывать старые анекдоты. И мы обязательно сходим к Ханне. Она старая и уродливая, но это видишь только первые пять минут. Обязательно!

 В воскресенье, в обед, Хайнц не выдержал:

 - Я сейчас умру. Я хочу есть! Я хочу мяса! Я отказываюсь от этой гадости, - он театрально указал на горку коричневой холодной картошки, - и клянусь, что к греческим оливкам не притронусь больше никогда в жизни. Едем обедать!

 - Пе-ре-мен требуют наши сердца! - спела Лора по-русски и "перевела": - Тут внизу, совсем рядом есть "Блок Хауз".



14


 На работе он старался не подходить к ней и не встречаться глазами. Было трудно, проходя мимо комнаты графистов, видеть сквозь стекло её волосы и не заходить. Даже труднее, чем в первые дни. А ловить на ней взгляды Джино - просто невыносимо. Наглое превосходство, возникшее в кафетерии в ту пятницу, разделившую его жизнь на "до и после", прошло. Оно прошло навсегда и не возвращалось даже тенью всю его дальнейшую жизнь.

 Хайнц чувствовал себя охотником. Охотником, живущим в диком, первобытном лесу. Он был мужественным и ловким, достойным экземпляром сильной половины человечества. Но он не был единственным обитателем влажных джунглей. Там жили ещё другие охотники и жил Страх. И, даже не видя его, охотник чувствовал неподалёку хряскающую поступь, ломавшую траву, хрупкую и напитанную соком жирной, богатой земли. Его запах щекотал ноздри. Запах Страха.

 Страха потерять Её.

 Он должен был выходить в лес: иначе невозможно. Но возвращаться надо было очень осторожно, чтобы не выдать вход в свою пещеру, где Она ждала его. О, как бы он хотел, чтобы его женщина никогда не покидала сложенный им очаг! Он не хотел её ничего лишать, отбирать какие-то права. Он просто хотел защитить и оградить её, хрупкую и тонкую. Охотиться было не её делом. Там было слишком опасно. И там жил Страх. Охотник чувствовал его смрадный запах.

 Уходя, он хотел быть уверен, что с нею ничего не случится, она будет ждать, когда он, усталый, выпачканный в свою и чужую кровь, вернётся обратно.

 - Только жди меня, меня одного, продли меня! Я всё тебе отдам. Я отдам тебе себя. Это много, поверь!

15

 Стремительно мчался сентябрь. Хайнц жил теперь почти всё время у Лоры. Ходить к нему она наотрез отказалась. Вначале он пытался уговорить, но потом, видя её огорчение, прекратил все попытки и принял всё как есть. Хайнц не мог переносить её страдающее лицо. Он никогда не смог бы причинить ей даже малейшую боль. А мысль о том, что это может сделать кто-то другой, наполняла его холодным гневом.

 Именно этот холод он и почувствовал в среду утром, выйдя из кабинета и проходя мимо комнаты графистов. Он увидел силуэт Анке, заслонивший Лору. И Анке говорила что-то нервно и громко, так что голос её доносился в коридор.

 Проходя здесь много раз в день, Хайнц никогда не слышал голоса изнутри. На фирме не говорили на повышенных тонах. Громко могли только смеяться в кафетерии или курилке. Хайнц считал всегда грубым наигрышем нервные разговоры с жестикуляцией в американских фильмах на производственную тему. Но это была принадлежность жанра. Он не считал их авторов плохими психологами. Даже наоборот, он сам был профи.

 Но в реальной жизни так не происходило. Если кем-то были недовольны, отношений никогда не выясняли, человека просто увольняли. Хайнц не был сентиментален. Он слишком болел за дело. Он был твёрдо уверен, что в Германии никто не пропадёт: социальная защита достаточно высока. Были долгие пособия по безработице, социальная помощь. И почему он, в конце концов, должен об этом думать? Для этого есть социаламт.

 Директор должен заботиться о своей фирме. В конечном итоге всем сотрудникам от этого будет только лучше. Однако, к самооправданиям Хайнц никогда не прибегал, так как просто не испытывал угрызений совести. Он был слишком занят. Но, прощаясь с неудачливым сотрудником (а таких случаев за всё время было четыре), чтобы сгладить у всех остальных осадок, он всегда давал небольшую премию и делал подарок от фирмы. Последний раз - часы. Они всё равно не продавались.

 Но если Хайнц был жёстким и рациональным - некоторые, в том числе главный, считали его даже холодным (последний, правда, именно это качество больше всего и ценил), - то Анке Дриттлер была совсем не такой. Она была сентиментальна и чувствительна. Была ли она доброй? Хайнц Эверс никогда об этом не думал. Он о ней, по правде говоря, никогда не думал. Анке оставалась в сознании, только когда он её видел. Места в его жизни она не занимала.

 И вот теперь, слыша громкий голос у графистов, Хайнц замер, чувствуя, как толкнуло сердце в горле, сделал шаг назад и открыл дверь. Он сразу увидел потеющего Джино. С несчастным умоляющим лицом тот разглаживал какой-то отпечаток с большой фотографией, но, увидев Хайнца, почему-то порвал его пополам и положил в карман. Голос Анке дрожал:

 - Мне не нужны дизайнеры! Я вам сказала сразу, что ищу кого-то для верстки. Вы будете делать то, что я сказала, или уйдёте отсюда! - Потом она заметила Хайнца и начала быстрым голосом повторять его любимые тезисы: мы живём с презентаций, мы не можем себе этого позволить, мы продаём товары для мужчин.

 Дальше Хайнц услышал немного дрожащий, но негромкий голос Лоры:

 - А с чего вы взяли, что мужчинам нравятся мужественные формы? Фрау Дриттлер, мужчины любят женщин. И крупные дизайнеры это хорошо понимают. Посмотрите на любимые игрушки мужчин: все дорогие машины имеют женственные обводы. Вы же не думаете, что это только ради аэродинамики? - Потом она продолжила, всё ещё не видя Хайнца, заслоненного Анке:

 - У меня есть идея флакона для мужского одеколона...

 - Ваши идеи вы будете осуществлять в другом месте. И я об этом позабочусь! - Анке повернулась и вышла. Хайнц, не сказав ни слова, вышел за ней.

 Он видел, что она направилась в сторону главного офиса, но за ней не пошёл, давая себе время опомниться. Ему явно предстоял разговор с главным, и надо было подготовиться. Этого ещё не хватало. Этого ещё не хватало. Только этого ему и не хватало.

 Что там сделала Лора и почему взвилась старая курица, было неважно. Лору он в обиду не даст, даже если она взорвёт и разнесёт вдребезги всё, что он тут построил за последние восемь лет. Но надо было что-то сказать главному. И остаться в своём амплуа холодного рационалиста. Охотник сжался в комок, напрягая всё естество. Сейчас не нужна была сила. Нужна была хитрость. Но он был хороший охотник, готовый на всё.

 Через час он всё уладил: брать кого-то нового и учить - слишком долго. Объявления и новые интервью - время и деньги. Он и так откладывает Гонконг. Новый каталог - слишком спешное дело, рисковать им директор по маркетингу не будет. Новые идеи фирме нужны, и хоть они иногда выглядят парадоксальными - это свойство новых идей. (Тут он нагло, не моргнув и глазом, процитировал самого главного). С Дриттлер последнее время не всё ладно. Наверное, климакс.

 16


 Дома он мягко пожурил Лору:

 - Ты что, Малыш, решил разрушить основы немецкого делопроизводства?

 - Да это не немецкое. У нас тоже: "ты начальник - я дурак".

 Хайнц хмыкнул.

 - А твои рассуждения о том, какие формы нравятся мужчинам, я слышал. Ты у меня умный, Рыжий! Хочешь новый каталог? Только не этот, сейчас времени на изменения нет, но следующий можем обсудить. Если хочешь, давайте втроём с Джино. Я его вам поставлю главным. Он способный.

 - А Дриттлер?

 - Дриттлер уйдёт. Не знаю, как я это сделаю, но я её уберу. Я сегодня прямо вспотел, пока говорил с главным!

 - Хайнц, а ты что, бросил её, когда я пришла?

 - В каком смысле бросил?

 - В смысле, что ты с нею спал, а когда я пришла - перестал.

 - Да ну, глупости. Ничего серьёзного не было. Выходили несколько раз. Если она хотела, заходили к ней.

 - Она хотела или ты? Ты что, её каждый раз спрашивал?

 - Я никогда не спрашивал, просто иногда заходил. Ну конечно, когда я хотел...

 - И часто ты хотел?

 - Не знаю. Что ты напала? Раза четыре. За три месяца. Малыш, перестань.

 - Такая у тебя была скромная потенция!

 - Вредный Рыжий, придушу сейчас!

 - Ты даже не считаешь, что бросил её. Как это по-мужски!

 - Я - мужчина, это большая новость? - Он начал раздеваться. - Доказательства последуют незамедлительно.

 - Она - женщина... - начала Лора.

 - Вот это ты преувеличиваешь!

 - Бедная Анке!

 - Что ты хочешь? Чтобы я к ней вернулся?

 - Замолчи, я убью тебя!

 Они любили друг друга долго. Потом она медленно гладила его по лицу.

 - Синие. Даже не голубые. Синие-синие. У тебя такой редкий цвет глаз. Как я в первый раз не заметила! Ты щурился; наверное, поэтому. От выражения зависит. Странно. А имя у табя такое нежное, как будто сосулькой легонько ударили по стеклу, и звенит на конце: Хайнц.

 Он прижал Лору к себе и почувствовал её губы между ключиц. А потом - на сгибе руки и до самой ладони.

 - Я обожаю твои руки. С ума схожу. Я ревную, когда ты ходишь в рубашке с коротким рукавом. Ты как голый. Все женщины смотрят на них. Как я бы ходила с открытой грудью. Неприлично.

 - Никогда не замечал, чтобы кто-нибудь обращал внимание.

 - Тогда они ничего не понимают. Фригидные дуры.

 - Я так рад!

 - Этому?

 - Нет. Что у меня такие глаза. И руки. Что я красивый.

 - Ты ещё очень скромный!

 - Правда, Малыш, - тихо и задумчиво продолжил он. - Подумай: ведь это могло быть не так. Я мог быть толстым, уродливым. Я любил бы тебя точно так же. До смерти. И у меня не было бы никаких шансов! - Он чуть не добавил: "Бедный Джино!"

 К концу сентября его отношения с Джино наладились. Любовь не разъёдинила, а, напротив, объединила их общей  тайной. Такой ли уж тайной?

17

 В воскресенье вечером они пошли в кино. На Cust Away в "Синемакс". А днем была хорошая погода, и Лора хотела пойти погулять на Бланкенезе. Это место на Эльбе она любила больше всего в Гамбурге, даже больше, чем Альстер. К тому же сейчас там было полно ежевики. Кусты с огромными и необычайно сладкими - из-за тёплой, солнечной осени - ягодами тянулись далеко вдоль реки.

 - Поедем к ежевике?

 - О, Малыш, не лишай! Сегодня гонка. И вчера квалификацию взял Микки. Неужели он не выиграет этот сезон?

 - А ты что, не за Шумахера болеешь?

 - Как тебе сказать. Во-первых, я люблю драматизм. Когда всё решается задолго до конца сезона - неинтересно. И для рекламы это плохо. А болею... Микки симпатичен мне, но болею я всё равно за Шумми. Да. Конечно. Но это не выбираешь!

 - Боление я не понимаю. Какое-то добровольное помешательство. Массовое. В мире столько проблем: смерть, голод, там бездомных детей отстреливают, как собак. Помнишь эту статью? Сочувствие есть, я не хочу сказать. Но вдруг футбол, гонка - и всё забыто. Ведь ни англичане, ни немцы по другим поводам не проявляют чувства так открыто.

 - Ты слишком строго судишь. Не может же быть, чтобы миллионы людей во всём мире были идиотами. Просто из общих соображений.

 - Так что это за феномен?

 - Спорт - драма. Заметь, не трагедия, но очень хорошая драма, происходящая в реальном масштабе времени. Всё - чистая правда и происходит сейчас. Это очень сильно, но не опасно. Я уже думал об этом раньше. Опасности нет, можно расслабиться и не стыдиться проявлять свои эмоции на стадионе. Ты же не зря упомянула немцев и англичан. Среди нас-то менее всего принято выражать свои чувства открыто. Но стресс нужно снимать. Это как американское кино.

 - Ты скажи ещё, что там всё правда! Эти Happy ends! - Она сморщилась.

 - Тут немного другое. Голливудское кино доставляет чисто физиологическое удовольствие. Как хорошая еда. А что касается Happy ends - ты же не пойдёшь в ресторан, заранее зная, что ничем хорошим это не кончится. Потом придётся всё отдать назад.

 Она расхохоталась:

 - Очень образно.

 - Но это так. Закон жанра. Не нужно требовать то, что жанру не принадлежит. Мы все знаем, что идём смотреть. Action - это же цирк. Профессионализм. Когда добротно сделано. Но это больше, чем цирк. Эмоция заражает. Ты отождествляешь себя с героем. Переживаешь с ним, прорываешься. Чистая физиология. Опасности реалистичны! Но они почти как живые. Почти! Я знаю заранее, что всё кончится хорошо. Мне не нужен лишний стресс. Его мне в жизни достаточно. Нам всем. Всем этим миллионам. Здесь я хочу победить. И мне это потом поможет в жизни. Оптимизм этих фильмов, которые снобы называют кичем, помогает нам жить. Мне ещё в кино плакать не хватало! За свои собственные деньги. Малыш, никогда не принимай простых людей за идиотов. Это очень вредно для бизнеса. Как директор по маркетингу тебе говорю.

 - Гимн голливудскому кино. Никогда не слышала. Интересно, я подумаю об этом. Тогда пойдём в кино.

 Хайнц не раздумывал долго. Тут же позвонил в "Синемакс" и заказал билеты.

 Тема, однако, себя не исчерпала.

 - Ты говоришь с таким напором, Хайнц, что я сразу даже не нахожу, что ответить. Но я не совсем с тобой согласна. Особенно по поводу "плакать за свои деньги". Тогда получается, что настоящей жизни, трагедии нет места в кино.

 - Конечно, я утрирую. Излагаю в доступной форме.

 - Бессовестный! Потом ещё не доволен суфражистками.

 - Но если серьёзно, таланту всюду есть место. В любом жанре. Только законы жанра надо соблюдать. Таланты это могут. Всё просто, - он увидел, что она хочет ответить, но перебил: - Малыш, есть вещи, которые я не переношу в кино. Отсутствие темпа. Это не живые картины, это - другой вид искусства. Извини, но ваш, русский кинематограф заражен этим больше, чем другие. Меня тягучесть раздражает. Как камень в ботинке. Я не могу реагировать на пейзажи, когда у меня в ботинке камень.

 - Такой кинематограф просто не соответствует твоему темпераменту.

 - Ах, оставь. Я не южанин. Я очень сдержан в отношениях с людьми. Ты - другое дело. С тобою я сам себя не узнаю. Знаешь, ты изменила меня. Нет. Не возражай. Я никогда себя так не вёл с женщиной. И не мог так себя вести. Я был другим.

 - Нет, Хайнц. Не бывает. Такого не бывает. Всё в тебе было. Кто-то должен был только открыть этот ящичек. Темперамент у тебя всегда был, иначе чего бы ты добился в жизни?



18


 Вышли они немного раньше, чтобы за полчаса забрать заказанные по телефону билеты.

 - Тебе нравится Том Хэнкс? Кто твой любимый актёр? - Хайнц ожидал, что она будет думать, но Лора ответила сразу:

 - Джон Траволта.

 - Этого ещё не хватало! И так быстро отвечаешь! Что в нём такого? После Pulp Fiction ни одного хорошего фильма.

 - Это неправда. Ты из ревности так говоришь.

 - Я смотрел до того. И мне не понравилось.

 - Наверное, он на тебя немного похож.

 - Он на меня ни капли не похож. Это возмутительная и наглая ложь! Ни в чём. Я даже и близко не такой толстый.

 - Хорошо-хорошо. Ты - между Saturday Night Fever и Pulp Fiction. Но тот же тип. Я всегда чувствовала, что мне нужно.

 - Я намного ближе к Saturday Night Fever, - примирительно пробурчал Хайнц, потом хмыкнул: - Джон Траволта. Мне так никто не нравится, даже и не снится.

 - Правда?

 - Иногда снятся две. Но обе - ты. А тебе снятся эротические сны?

 - Нет. Уже давно.

 - А фантазии? Есть у тебя какие-нибудь фантазии? Что-нибудь такое, что даже себе не говоришь. Не формулируешь.

 Она помолчала, думая.

 - Да.

 - Скажи.

 - Нет.

 - Ну, Рыжий! Я тебе всё говорю.

 - Я хочу, чтобы нас с тобою кто-то увидел, - она смущенно уткнулась ему в грудь.

 - Никогда. Никогда! Если узнают, что ты мне... прямо в рот, я тебя не уберегу. Будут же просто бегать табунами.

 Возле желтого "порша" они остановились. Потом Лора медленно обошла его:

 - Какой он красивый. Обводы, как у животного. И цвет не металлический. Надо его как-нибудь назвать. Ты читал "Трёх товарищей"?

 - Это кто?

 - Это Ремарк, немец. Ты не мог не читать, это все читали.

 - Наверное, тогда и я, если все. Но не помню. А что там?

 - Не могу поверить. Вот что меня на Западе поражает. Вы почти не читаете. Во всяком случае, не сравнить с нами.

 - Во-первых, ты теперь тоже "мы". Россия вас всех давно потеряла. Так что средняя начитанность Запада сильно возросла за последнее время. А во-вторых, у вас просто не было никаких других возможностей для досуга. Где ты была в своей жизни до того, как уехала на Запад?

 - Ты прав. Но в нашем досуге что-то было... С тех пор, как я стала ездить, я почувствовала, что не так уж много теряла до того.

 - Так что там было в "Товарищах"? Что-нибудь коммунистическое?

 - Ничего похожего. Это о дружбе, любви. Трагической. И там был Карл, Призрак Дорог. Спортивная машина.

 - "Спортивная машина" - звучит хорошо, но против трагической любви я категорически возражаю. А Карл - хорошее имя. Подходит.

 - Нет, это плагиат. Нельзя.

 - Неважно. Зарегистрируем его Карл Второй. Маленькая добавка сразу всё меняет, поверь специалисту. А дома будем называть просто Карл.

 - Да. Однажды профи - профи всегда.

 - Кто-нибудь против? Тебе ведь тоже нравится имя. А я просто превращаю желаемое в действительное. Слово "нельзя" мне не известно.

 Уже по дороге он вернулся к задевшей его теме:

 - По поводу чтения и элитарного кино. Понимаешь, я столько в жизни всякого знаю и понимаю, что позволяю себе что-то не знать и не воспринимать. Налоги на образованность я не плачу. Кафка, например...

 - Ты что же, и Кафку не читал?

 - Наоборот. Читал, оторваться не мог. Взял в руки и не мог оторваться, но больше не буду никогда. Это его насекомое! Бр! Я себе настолько ясно всё представлял. Стать насекомым! Такое извращение. Омерзительно. Это противно моей натуре.

 - Ты очень впечатлительный. И всегда был. Я права.

 - Или возьми Шопенгауэра. Мне очень понравились его "Две основные проблемы этики". Особенно "Об основе морали". Многое: что касается личной чести, особенности её понимания европейцами, разных аспектов супружества, общественной морали. Очень многое - именно из-за простоты и ясности - оказалось настолько точным и всё ставящим на место, что у меня возникла просто какая-то благодарность человеку за его ум. Но при этом очень многое у него мне претит. По-настоящему претит. Это против меня. Чего стоят, например, высказывания, что прощать - это всё равно что выбрасывать в окно накопленный капитал. Что человек никогда не меняется. Не только это. Я заметил, что после того, как я его читаю, у меня потом несколько дней испорчено настроение. Это писал экстремальный интроверт. Человек, проживший жизнь в одиночестве и любивший только себя и свою собаку. Ты читала его?

 - Нет. Мне ещё слишком сложно читать немецких философов в подлиннике. Я читала Освальда Шпенглера в переводе, но как-то он у меня не пошёл. Может быть, перевод..


 - Между прочим, Шпенглер из Гамбурга. Может быть, дело и не в переводе. Я его тоже до конца не дочитал. "Закат Европы" я имею в виду. Начало мне очень понравилось. Мысль о повторяемости, цикличности развития цивилизаций мне очень понравилась. Но потом он ушёл в сравнение культурных периодов: греческих, египетских, западноевропейских. Я не такой большой эрудит. Мне нужно было просто ему поверить, что дорическая капитель является в Греции тем, чем в Европе - готические формы или фуга в музыке. Я, честно, даже уже не помню, что там чему соответствует. И был готов принять на веру его постулаты. Но только до определённого момента. До того момента, как он стал говорить о современности, о вещах, которые я понимаю. Когда мне говорят, что современная физика отражает некое иллюзорное состояние умов учёных, я в это не верю. Вся современная техника стоит на теоретическом знании. Если бы теоретическое познание было иллюзией, не было бы атомной бомбы. Дальше я не стал читать, инвестировать своё время. Для того, чтобы я поверил каким-то умственным построениям, нужна, как минимум, точность в деталях, которые мне
известны.

 Они приехали на Эспланаде и оставили Карла на длинной стоянке напротив Колоннаден штрассе. Когда проходили мимо огромной рекламы сигарет, Лора сказала:

 - Знаешь, как это называется? Германия, пожирающая своих детей.

 - Ты драматизируешь. Хотя, конечно, курить вредно.

 - Можешь бросить? Не укорачивай мою часть твоей жизни.

 - Уже бросил.

 - Когда?

 - Сейчас. На этом месте. - Он вынул сигареты и бросил в урну.



19


 На следующий день около пяти часов Хайнц осознал, что плохо себя чувствует. Он чувствовал себя так уже после обеда, но осознал только, когда, сев писать е-mail в Гонконг, увидел свои очень бледные и даже немного дрожащие руки. Тут он сразу заметил, как пересохло во рту, стекал по бокам пот, как влажные волосы прилипли ко лбу и затылку.

 Он потряс головой, но ответом была только лёгкая дурнота. Он не понял, что это. Немного посидел, глядя перед собой, потом покончил с электронной почтой и съездил к себе на квартиру принять душ и переодеть рубашку. Ему надо было ещё переговорить с Вебером, обсудить политику относительно Франкфурта. И только войдя к тому в кабинет и увидев второго зама с сигаретой, Хайнц понял. Он попросил закурить, сказав, что забыл свои дома, и посидел несколько минут молча, оживая. Вот оно что. Так вот оно что.

 Они проговорили с Вебером почти до половины седьмого. Но потом Хайнц Эверс простился, сославшись на срочное дело. Ему надо было успеть в аптеку.

 Нет уж! - сказал себе Хайнц. - Зависеть я могу только от чего-то одного.

20

 Лора давно уже хотела сходить к Ханне. Но теперь она хотела сходить к Ханне с Хайнцем.

 - Но что я буду там делать? - пытался отвертеться Эверс. - Вы станете говорить по-русски. Я буду вас только стеснять. Честно, Малыш, сходи сам. Мне поработать надо, я тогда задержусь на фирме, а то мне всегда жалко задерживаться, когда ты дома.

 - Хайнц, пожалуйста, я так хочу, чтобы ты её увидел! И потом, она говорит по-немецки лучше меня, вернее на идиш, но ты поймёшь. Она на нём с детства говорит, и даже дома с Лазарем они всегда на идиш говорили.

 Лора продолжала настаивать:

 - Я хочу, чтобы ты её увидел. Это такой типаж! Она - Ева, праматерь человеческая. Только не та молодая, что только яблоко съела, а старая, древняя уже совсем. Она такая уродливая! Но это видишь только первые пять минут, а потом просто чувствуешь себя дома, у мамы. Ты почувствуешь это тоже, я уверена. Что странно: у неё очень плохие отношения с двумя другими невестками. Они обе русские...

 - Вот этого я не понял. Ты себе противоречишь. Им она не мать? Потому что они русские?

 - Нет, совсем другое. Им это оказалось не нужно. И потом я от неё дальше, меня её тепло только греет, а они чувствуют себя на сковородке. Это сложно объяснить.

 - Но ты попробуй всё-таки. Ты меня совсем запутала со своими швагерами. И почему ты ей дальше, ты ведь тоже была невесткой, как и те две?

 Хайнц на самом деле не понимал этих отношений. Он, например, совершенно не мог себе представить, как это ему можно сейчас пойти с Лорой к матери своей бывшей жены.

 - Это действительно может показаться странным: мой бывший - её младший сын. Но он как бы нееврей. Он родился уже, когда антисемитизм в стране был очень сильным, не только на бытовом уровне, но как политика. Его и назвали Сергей. Это совсем нееврейское имя. Традиций, имён тогда стали стесняться, дети особенно. У нас в классе был Гринберг Дима, потом кто-то узнал, что он на самом деле Давид, и его задразнили. Он перешёл в другую школу.

 - Неужели было так сильно?

 - Конечно! Но самое ужасное, что такие, как Сергей - младший Глазман, - стали своих родителей стыдиться. Не все, конечно, скорее даже редко. Но такое было. И Ханна его тоже не любила. Она очень ровно с ним обращалась, но без той нежности, что к старшим сыновьям и их детям.

 - А как же жены этих старших? Их она не любит?

 - Наоборот. Слишком много заботы и внимания. Она во всё вмешивается, старается помочь. Не дай Бог, кто из малышни кашлянёт! Еврейский ребёнок заболел! Это уже катастрофа, все знакомые врачи поднимаются по тревоге. А если температура!.. И ведь что интересно: знакомые приезжают среди ночи и никто не обижается, что разбудили, вместо того чтобы позвонить в больницу. Это считается нормальным! Хочешь - верь, хочешь - нет! Они все так делают. Одни лечат, а Лазарь в институт устраивал. Каждый - как может помогает своим.

 - Только своим?

 - Это интересный феномен. Может быть, я плохо объясняю.

 - Объясняй-объясняй, а то звучит не очень понятно.

 - Ведь это - уникальный народ. История такого больше не знает. У них после иудейской войны - с римлянами, 2 тысячи лет назад (где эти римляне теперь?) - никогда не было своего государства.

 - Израиль теперь.

 - Последние 50 лет из 2 тысяч.

 - Это правда.

 - Не было государства. Их никто не защищал. Всюду травили и изничтожали, кто как хотел.

 Хайнц помрачнел, не комментируя.

 - Они выжили только потому, что защищали друг друга сами. Меня это поражает, как исторический факт. Где сейчас египтяне, вавилоняне, медианитяне, ханаанеяне, (или как там?..) те же римляне? Их современники? Как только исчезало государство, народ растворялся. Никогда ведь не уничтожали весь народ полностью. Карфаген - исключение. Он нём и помнят, потому что это исключение, когда почти полумиллионный народ был уничтожен практически полностью. Обычно покорённые народы просто ассимилировались, растворялись. Возьми тот же современный Египет: по культуре ведь это стопроцентные арабы, а генетически, наверняка, на треть те самые, что строили пирамиды. Куда им было деться?

 - Да, это интересно.

 - А у евреев - наоборот. Они смешивались, принимали в себя другую кровь, но оставались евреями. Если мать - еврейка, то нет никаких вопросов, кто ребёнок. Еврейка всегда рожает еврея. Точка.

 Хайнц смотрел на Лору со всё большим интересом.

 - Продолжай, Малыш. Ты говоришь очевидные факты, но я никогда не думал об этом. Однако всё это не может быть таким уникальным. Любые малые народы должны себя предохранять. Стараться сохранить идентичность, продолжить род - общий закон, биология.

 - Все и стараются. Получается не у всех. Это, кажется, не по теме, но мне мой друг Дима рассказывал об армии: он служил в Советской Армии...

 - Тот, что школу поменял, Давид?

 - Нет. Этот природный Дима, русский. Евреи солдатами почти не служили, очень редко. Я никого не знаю. Откручивались как-нибудь, большинство получало высшее образование, служили два года офицерами. Да и то - самые неудачливые. Я не знаю, как это получалось.

 Она коротко рассмеялась и продолжила:

 - Так вот об армейской жизни Димка рассказывал интересные вещи. Часто бывали драки между солдатами. А призывали ведь со всей страны, десятки разных национальностей. Так вот, если били кого-то из республик: грузина, казаха - неважно, - на помощь неслись все земляки, как сумасшедшие бросались в драку. Неважно, кто прав, кто виноват; неважно даже, лично знакомы ли, из своей ли части. Важно только одно: бьют нашего. И так было со всеми, кроме русских. Кроме русских, украинцев, белорусов - этих не различали.

 - Я не понял связи.

 - Их было слишком много. Один человек ничего не значит. Их всегда было много: такая силища, мощь! Один человек не имел значения. Так всегда было. Ещё в древности Русь была раздроблена на мелкие княжества. И ты вдумайся в это! У князей не было права первородства: каждый сын имел равное право на престол. Они боролись друг с другом, вырезали города, вступали в союзы с кочевниками, водили тех на другие русские княжества. С татарами заодно против своих сражались. Кто русских победил когда-нибудь, когда все заодно стояли?! Не было такого в истории.

 Эверс усмехнулся.

 - Хайнц, Россия - это такая мощь! И страшно подумать, до какой степени отдельный человек там ничего не значит. Не только для правителей, для простых людей тоже. Сколько её гениев было загублено, зарезано в пелёнках, порублено саблями, расстреляно в тюрьмах! И в большинстве - своими. А она не скудеет. Это страшно. Рожает новых, как будто ничего не было. Я не могла там жить. Мы не могли там жить. Каждый ведь существует в единственном числе.

 Она замолчала. Потом продолжила:

 - Личная смелость. Не тебе объяснять, что это такое. У русских она носит массовый характер. Такое отвязанное пренебрежение к опасности, к личной смертности, к страданию. Какое высокое счастье - иметь такого друга! Я не боюсь патетики. Я знаю, что я патетична. Но это истинная правда, только в подобных выражениях я могу это объяснить. Но за этим, за таким качеством целого народа стоит другое. Это в генах: для России смерть одного неважна. Ей всё равно. Она слишком велика. Она родит ещё и пребудет вовеки...

 - Ты не любишь Россию?

 - Ничего на свете я не люблю больше, чем Россию. Нет ничего на свете, что причиняло бы мне большую боль, чем Россия. Жить там я не могу. Я помогаю всем, кто хочет уехать.

 - Но искусство. Послушай, я много думал о его природе, происхождении. Может быть, именно атмосфера страдания, очень сильных эмоций - не только и не столько самого автора, но всех вокруг, - трагизм всего строя жизни и выливаются потом в музыку, литературу, живопись. Не зря ведь сейчас самая сильная, на мой взгляд, проза идёт из Латинской Америки. Это ведь не только Маркес. Горы не стоят в одиночку.

 - Бывают.

 - Бывают, но не такой высоты. Такие - только в массиве. В общем контексте культуры. У Маркеса меня не столько "Сто лет одиночества", сколько один маленький рассказ потряс. Я даже названия не помню. Молодожёны едут в свадебное путешествие, и невеста проколола руку шипом розы. У неё гемофилия, и она начинает истекать кровью, но они так счастливы, что не понимают этого сразу. Потом, в чужом городе, он теряет её. Это так страшно. Он её теряет посредине счастья. Написано с такой силой!.. Культура самоценна. Может быть, русские не променяли бы...

 - Хайнц! Вот это уже действительно патетика. Патетика сытых людей. Ещё и как! Не сомневайся! Положи на одну чашку бездомных детей и работавших всю жизнь стариков, которым сейчас нечего есть, а на другую - роман, самый лучший в мире. Спроси их. И как? Что ты чувствуешь?.. Россия. Русские...

 - Да, Россия... Я начинаю понимать твою мысль о евреях. Это противоположность.

 - Конечно! Тут ведь каждое дитя - единственное, самое ценное. Забота всего рода, всей общины. В еврейских общинах не было неграмотных мальчиков. Никогда! Если бедные не могли учить, богатые помогали, тянули за собой. Такой сильной благотворительности история не знает. Я не уверена, но думаю, что благотворительность, как общественный институт, так и началась.

 - Я тоже не знаю, но поверил бы.

 - А личная смелость, достоинство... Что достойного в том, чтобы ответить на плевок, удар и погубить себя, свою семью, детей, мать. Вызвать погром. Погубить всю общину. В этом нет достоинства. Просто спесь и глупость. Достоинство в том, чтобы принять, стерпеть. Может быть, если надо, поклониться и улыбнуться. И прийти домой живым. Сохранить всех. Вернуться в свой дом, где тебя любят и уважают за это.

 Она помолчала. Потом продолжила:

 - Еврейская мать - это особое явление. Она хранит семью, как свечу на ветру. И для всех евреев это нормально, они все из таких семей. Большинство, во всяком случае. Ненормально, когда это не так.

 - Да, я понимаю теперь, что ты говорила о других невестках своей Ханны. Они русские.

 - Им это чуждо природно. Они её не переносят органически. Ты себе не представляешь, до какой степени. Обе - воспитанные и добрые бабы. Никогда не сквернословят. Звонят мне по очереди, не сговариваясь, и кроют её чёрным матом. Прямо трясутся. Если бы одна ещё, я могла бы подумать, что просто плохой характер. Ханну же я знаю! Но они кроют её обе - Алла и Людмила - в одинаковых выражениях. Повторить я это не могу. Людмила в Германии жила с Ханной полгода в одной квартире, пока не попала на месяц к психиатрам. Тогда Даниил, муж её, согласился переехать. До того он не хотел оставлять родителей. Оба старших сына очень привязаны к старикам. Тут - полная взаимность. А внуки заодно с матерями. Те ведь - хорошие матери. Просто манера заботиться другая.

 - Ты не чувствуешь себя русской?

 - Это интересно. Что под этим понимать... Если чужие смеются над русскими или ругают их, я чувствую себя русской. Если французов - француженкой. А если евреев - то еврейкой. Это кто-то из ваших, по-моему, сказал: "Я еврей не по той крови, что в жилах, а по той, что из жил..." Так что я - настоящая безродная космополитка.

 - А ты была в Израиле?

 - Нет. А ты?

 - Был. И не один раз. У меня там есть друзья. Мы съездим к ним. Обязательно. И что касается личной смелости, то отсутствия её я там не замечал. Скорее наоборот.

 - Теперь у них есть государство...

 - Да. Наверное. Я пойду с тобой к Ханне. Я пойду с большим интересом. Давай прямо завтра, не дожидаясь субботы.

 - Да, в субботу не стоит.



21


 Уже подъезжая, они увидели Лазаря Глазмана, гулявшего с собакой. Хайнц с Лорой переглянулись и расхохотались. Такое не часто увидишь, такие сцены ставят в хороших комедийных фильмах талантливые режиссёры: высокий и слишком атлетичный для своих морщин старик с крупной головой и подходящими для неё крупными чертами лица, ссутулившись, водил по кругу маленькую, очень толстую собаку.

 Когда Хайнц с Лорой подошли ближе, Хайнц понял, что когда-то эта собака была болонкой. В молодости она была болонкой. Но сейчас почти вся её шерсть вылезла и торчала отдельными серыми волосками на такой же серой, покрытой старческими пигментными пятнами спине. Никогда не думал, что у собак могут быть старческие пятна на коже, - подумал Хайнц, глядя на странную пару: собака, не поднимая головы, уныло и безысходно тянулась за ссутулившимся, мрачным стариком. Они напоминали каторжников на прогулке.

 - Вот, Лорочка! Здравствуйте, молодой человек. Выгуливаю Мальву. Какая она Мальва! Вы только посмотрите! Мальва - это прекрасный украинский цветок, украшение дома, - он продолжал идти, и Лоре с Хайнцем пришлось присоединиться к процессии.

 - Собака должна дышать воздухом, - передразнил кого-то старик, - а я не должен дышать воздухом? Или Лазарь хуже собаки?

 - Но вы тоже гуляете, Лазарь Самуилович, - вступилась за Ханну Лора. Хайнц с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться в голос. Акцент делал речь мужа Ханны ещё колоритней.

 - Я гуляю, я гуляю. Я бы лучше почитал газету. Мне Даня вчера принёс целую пачку харьковских газет. Но я даже остановиться не могу. Эта лысая дохлятина сразу ложится на землю. Потом она кашляет, а Ханна меня ругает, что я не жалею животное. Вот, смотрите, - он продемонстрировал, остановившись, и собака сразу же опрокинулась на бок, так, что все четыре лапы оказались в воздухе.

 - Встань немедленно, ты простудишь лёгкие, когда ты уже сдохнешь!

 Он наклонился, поставил собаку на ноги и тут же осторожно потянул её дальше. Собака молча, не глядя, потащилась за ним вслед, всем своим видом выказывая Лазарю полную взаимность.

 Хайнц любил животных, особенно собак, но чувства Лазаря Глазмана его не оскорбили.

 - Хватит, идём домой, - сказал старик, - пойдёмте, молодые люди. Иди-иди, - добавил он, обращаясь к мрачной Мальве, - дойдёшь сама, чёрт тебя не возьмёт.

 С этими словами Лазарь наклонился и осторожно взял собаку на руки:

 - Вы знаете, Лорочка, я так боюсь, что она сдохнет. Ханна этого не переживёт. Жена моя сдала последнее время, - повернулся он к Хайнцу. - Без конца рассказывает, кто ещё из знакомых умер в Харькове. Вы не удивляйтесь.

 Он позвонил в дверь квартиры на первом этаже, дверь открыла Ханна.

 - Пошей ей попону, мамочка. Уже холодно раздетой гулять. У нас гости, я поставлю чай, - сказал Глазман и быстро прошёл в глубь квартиры.

 - Я пошью. У меня остались куски от этого платья. Иди на кухню, детка, - сказала Ханна собаке и повернулась к гостям.

 Хайнца нестерпимо душил смех. Ему много раз приходилось замечать, как похожи бывают собаки на своих хозяев. Природу явления он не очень понимал. То ли хозяева неосознанно выбирали питомцев, похожих на себя, то ли общий образ жизни делал их потом похожими. Хайнц много раз этому удивлялся. Но здесь это сходство было просто непереносимым. Особенно, когда Хайнц представил себе Ханну и Мальву в одинаковых тёмно-синих платьях в очень мелкий белый цветочек, он, кажется, всё-таки не выдержал и застонал.

 - Здравствуй, деточка, - Ханна погладила Лору по щеке и поцеловала. Потом с той же естественностью она повернулась к Хайнцу, провела мягкой старческой рукой по щеке и поцеловала его тоже:

 - Здравствуйте, деточка.

 "Деточка" она говорила по-русски, на его имя особого внимания не обратила и себя не назвала. Имена были неважны, и это было так естественно, что у Хайнца от её ласкового прикосновения дрогнула диафрагма. Он даже ничего не подумал. Но, кажется, ему впервые почти за тридцать лет захотелось домой.

 - Лазарь, куда ты пошёл? Надо сделать чай. Ты что, не видишь, что у нас гости?

 - Я уже накрываю, мамочка! - без тени протеста отозвался из кухни Лазарь.

 Они прошли за тяжело шаркающей большими комнатными тапочками хозяйкой. Хайнц уже без тени улыбки, а с каким-то саднящим чувством смотрел на стоптанные задники тапочек, на её отёчные толстые ноги с блестящей на щиколотках кожей. Она была совершенно бесформенная. Платье с коротким рукавом беспощадно открывало свисавшую с локтей дряблую кожу. Очень редкие серые волосы, всё ещё мелко вьющиеся, не скрывали пигментных пятен на голове. У Хайнца сжалось сердце. Он никогда не видел свою мать такой старой, хоть она уже не была молодой, когда - четырнадцатилетним - он ушёл из дома.

 Хайнц посчитал: в сороковом матери и отцу было по 22. В сорок пятом - 27. Сестра родилась в пятидесятом, а он, Хайнц, - в пятьдесят седьмом. Значит, она родила его в 39 лет. А когда он ушёл, ей было уже 53. Значит, сейчас - 82.

 Она точно такого возраста, как Ханна, - подумал Хайнц. Неужели его мать так же выглядит? Он никогда об этом не думал. Сестра о внешности не вспоминала. Он виделся с сестрой довольно регулярно, через неё помогал родителям, но её рассказы старался - хоть и мягко - перебить. Почему-то подробности их жизни он знать не хотел.

 Может быть, это будило глухое чувство вины. Ведь мать ему в тот день ничего не сделала. Она его просто не защитила, когда отец тащил его. Хайнц обозвал отца и его друга Юргена нацистами, услышав, что они вспоминают о фронте.

 Слова Хайнца прозвучали тогда так смертельно и неожиданно ещё и потому, что отец, отличавшийся всегда необыкновенным юмором, рассказывал какую-то грубовато-смешную историю из тыловой жизни. Хайнц помнил, как смотрела на него мать, когда отец тащил его в чулан. Она даже и не собиралась его защитить. Хайнц не помнил, чтобы мать когда-нибудь его ласкала. Наверное, все родители не любят, когда их стыдятся.

 Лора, а за нею Хайнц прошли по узкому коридору на кухню и уже под пение чайника сели за стол. Парадный красный сервиз ждал их. Ханна посадила их рядом, а сама села напротив. Лазарь остался на ногах и прохаживался мимо стола по длинной кухне.

 - Ты похудела, деточка, - погладила Ханна Лору по руке. - И ты кашляла, когда вошла. Я слышала, - тут она строго посмотрела на Хайнца: - Она, наверное, не носит кашнэ. Надо же следить, деточка!

 Хайнц не следил и почувствовал сейчас угрызения совести, потому что даже не знал, что такое "кашнэ", которое по его халатности не носит Лора.

 - Столько смертей, деточка. Столько смертей. Я вчера звонила в Харьков Клавдии Ивановне - соседке Кагановичей, что уехали в Австралию. У них в доме целая семья покончила с собой. Двое детей! Потеряли работу отец и мать одновременно. С одного завода. Лучше, когда на разных заводах работают. Тогда не платят зарплату или сокращают не одновременно, - практично закончила она.

 - Я слышала об этом, - сказала Лора, мрачнея, - но Дима мне говорил, что это на Павловом Поле, а ваши друзья с Салтовки, по-моему?

 - Ах, на Павловом Поле - другие. Там только одна пожилая пара. Без детей. Какие там пенсии, вы знаете, - обратилась Ханна к Хайнцу, он послушно кивнул, не имея ни малейшего представления. Она продолжила: - Детей жалко. Мы - старики, нам всё равно умирать. Говорят, что эта учительница с Павлова Поля поломала бедро на участке. Им, как заслуженным пенсионерам, выделили участок для картошки на Алексеевке. Алексеевка - это же близко, удобно. Всё лето обрабатывали, а убрать не могли. Вот они и...

 - Решили все проблемы, - включился в разговор Лазарь. Он ещё быстрее заходил мимо стола, а потом вдруг резко остановился и подался вперёд:

 - Нехорошо говорить при иностранце, но за зиму в области в Домах престарелых умирает половина стариков. Мне писал мой коллега Васютин. Он после пенсии в строительном отделе собеса работает.

 Хайнц с мрачной усмешкой отметил, что здесь, в центре Гамбурга, его назвали иностранцем. Ему больно было слушать, но он слушал, глядя, как у обеих женщин медленно текут слёзы. Только у Ханны - из внутреннего угла, а у Лоры - из наружного. Лазарь продолжал быстро-быстро:

 - Просто не топят в Домах престарелых. Вернее, поддерживают нормальную температуру. Какой-то идиот решил, что нормальная температура зимой в Доме престарелых 14 градусов. Они просто простуживаются и умирают. Лекарств же нет. Сейчас на операцию надо уже не только со своим постельным бельём и едой идти, но и со всеми лекарствами, шприцами и что там ещё нужно. Врачи могут предложить только свою квалификацию. Хорошо ещё хоть это осталось!

 - Врачи тут ни при чём, отец.

 - А там никто ни при чём, мамочка. Чем топить, если газа нет? Я же не идиот! Россия бесплатно не даёт. А почему она должна бесплатно давать? Тут что, бесплатно дают? Там, мамочка, никто не виноват. Я не обвиняю. Я только говорю, что половина стариков в Домах престарелых за зиму вымирает.

 Лазарь Глазман резко повернулся и ушёл, бормоча извинения по дороге. Прощаться он так и не вышел, когда Лора и Хайнц через час попыток перевести разговор в другое русло наконец уходили. У двери Хайнц получил ещё один поцелуй и пообещал всерьёз заняться кашнэ Лоры.

 На улице Лора пыталась извиниться; она не думала, что так получится. Но потом просто расплакалась, и Хайнц молча гладил её по плечу всю дорогу домой.

20

 Лора давно уже хотела сходить к Ханне. Но теперь она хотела сходить к Ханне с Хайнцем.

 - Но что я буду там делать? - пытался отвертеться Эверс. - Вы станете говорить по-русски. Я буду вас только стеснять. Честно, Малыш, сходи сам. Мне поработать надо, я тогда задержусь на фирме, а то мне всегда жалко задерживаться, когда ты дома.

 - Хайнц, пожалуйста, я так хочу, чтобы ты её увидел! И потом, она говорит по-немецки лучше меня, вернее на идиш, но ты поймёшь. Она на нём с детства говорит, и даже дома с Лазарем они всегда на идиш говорили.

 Лора продолжала настаивать:

 - Я хочу, чтобы ты её увидел. Это такой типаж! Она - Ева, праматерь человеческая. Только не та молодая, что только яблоко съела, а старая, древняя уже совсем. Она такая уродливая! Но это видишь только первые пять минут, а потом просто чувствуешь себя дома, у мамы. Ты почувствуешь это тоже, я уверена. Что странно: у неё очень плохие отношения с двумя другими невестками. Они обе русские...

 - Вот этого я не понял. Ты себе противоречишь. Им она не мать? Потому что они русские?

 - Нет, совсем другое. Им это оказалось не нужно. И потом я от неё дальше, меня её тепло только греет, а они чувствуют себя на сковородке. Это сложно объяснить.

 - Но ты попробуй всё-таки. Ты меня совсем запутала со своими швагерами. И почему ты ей дальше, ты ведь тоже была невесткой, как и те две?

 Хайнц на самом деле не понимал этих отношений. Он, например, совершенно не мог себе представить, как это ему можно сейчас пойти с Лорой к матери своей бывшей жены.

 - Это действительно может показаться странным: мой бывший - её младший сын. Но он как бы нееврей. Он родился уже, когда антисемитизм в стране был очень сильным, не только на бытовом уровне, но как политика. Его и назвали Сергей. Это совсем нееврейское имя. Традиций, имён тогда стали стесняться, дети особенно. У нас в классе был Гринберг Дима, потом кто-то узнал, что он на самом деле Давид, и его задразнили. Он перешёл в другую школу.

 - Неужели было так сильно?

 - Конечно! Но самое ужасное, что такие, как Сергей - младший Глазман, - стали своих родителей стыдиться. Не все, конечно, скорее даже редко. Но такое было. И Ханна его тоже не любила. Она очень ровно с ним обращалась, но без той нежности, что к старшим сыновьям и их детям.

 - А как же жены этих старших? Их она не любит?

 - Наоборот. Слишком много заботы и внимания. Она во всё вмешивается, старается помочь. Не дай Бог, кто из малышни кашлянёт! Еврейский ребёнок заболел! Это уже катастрофа, все знакомые врачи поднимаются по тревоге. А если температура!.. И ведь что интересно: знакомые приезжают среди ночи и никто не обижается, что разбудили, вместо того чтобы позвонить в больницу. Это считается нормальным! Хочешь - верь, хочешь - нет! Они все так делают. Одни лечат, а Лазарь в институт устраивал. Каждый - как может помогает своим.

 - Только своим?

 - Это интересный феномен. Может быть, я плохо объясняю.

 - Объясняй-объясняй, а то звучит не очень понятно.

 - Ведь это - уникальный народ. История такого больше не знает. У них после иудейской войны - с римлянами, 2 тысячи лет назад (где эти римляне теперь?) - никогда не было своего государства.

 - Израиль теперь.

 - Последние 50 лет из 2 тысяч.

 - Это правда.

 - Не было государства. Их никто не защищал. Всюду травили и изничтожали, кто как хотел.

 Хайнц помрачнел, не комментируя.

 - Они выжили только потому, что защищали друг друга сами. Меня это поражает, как исторический факт. Где сейчас египтяне, вавилоняне, медианитяне, ханаанеяне, (или как там?..) те же римляне? Их современники? Как только исчезало государство, народ растворялся. Никогда ведь не уничтожали весь народ полностью. Карфаген - исключение. Он нём и помнят, потому что это исключение, когда почти полумиллионный народ был уничтожен практически полностью. Обычно покорённые народы просто ассимилировались, растворялись. Возьми тот же современный Египет: по культуре ведь это стопроцентные арабы, а генетически, наверняка, на треть те самые, что строили пирамиды. Куда им было деться?

 - Да, это интересно.

 - А у евреев - наоборот. Они смешивались, принимали в себя другую кровь, но оставались евреями. Если мать - еврейка, то нет никаких вопросов, кто ребёнок. Еврейка всегда рожает еврея. Точка.

 Хайнц смотрел на Лору со всё большим интересом.

 - Продолжай, Малыш. Ты говоришь очевидные факты, но я никогда не думал об этом. Однако всё это не может быть таким уникальным. Любые малые народы должны себя предохранять. Стараться сохранить идентичность, продолжить род - общий закон, биология.

 - Все и стараются. Получается не у всех. Это, кажется, не по теме, но мне мой друг Дима рассказывал об армии: он служил в Советской Армии...

 - Тот, что школу поменял, Давид?

 - Нет. Этот природный Дима, русский. Евреи солдатами почти не служили, очень редко. Я никого не знаю. Откручивались как-нибудь, большинство получало высшее образование, служили два года офицерами. Да и то - самые неудачливые. Я не знаю, как это получалось.

 Она коротко рассмеялась и продолжила:

 - Так вот об армейской жизни Димка рассказывал интересные вещи. Часто бывали драки между солдатами. А призывали ведь со всей страны, десятки разных национальностей. Так вот, если били кого-то из республик: грузина, казаха - неважно, - на помощь неслись все земляки, как сумасшедшие бросались в драку. Неважно, кто прав, кто виноват; неважно даже, лично знакомы ли, из своей ли части. Важно только одно: бьют нашего. И так было со всеми, кроме русских. Кроме русских, украинцев, белорусов - этих не различали.

 - Я не понял связи.

 - Их было слишком много. Один человек ничего не значит. Их всегда было много: такая силища, мощь! Один человек не имел значения. Так всегда было. Ещё в древности Русь была раздроблена на мелкие княжества. И ты вдумайся в это! У князей не было права первородства: каждый сын имел равное право на престол. Они боролись друг с другом, вырезали города, вступали в союзы с кочевниками, водили тех на другие русские княжества. С татарами заодно против своих сражались. Кто русских победил когда-нибудь, когда все заодно стояли?! Не было такого в истории.

 Эверс усмехнулся.

 - Хайнц, Россия - это такая мощь! И страшно подумать, до какой степени отдельный человек там ничего не значит. Не только для правителей, для простых людей тоже. Сколько её гениев было загублено, зарезано в пелёнках, порублено саблями, расстреляно в тюрьмах! И в большинстве - своими. А она не скудеет. Это страшно. Рожает новых, как будто ничего не было. Я не могла там жить. Мы не могли там жить. Каждый ведь существует в единственном числе.

 Она замолчала. Потом продолжила:

 - Личная смелость. Не тебе объяснять, что это такое. У русских она носит массовый характер. Такое отвязанное пренебрежение к опасности, к личной смертности, к страданию. Какое высокое счастье - иметь такого друга! Я не боюсь патетики. Я знаю, что я патетична. Но это истинная правда, только в подобных выражениях я могу это объяснить. Но за этим, за таким качеством целого народа стоит другое. Это в генах: для России смерть одного неважна. Ей всё равно. Она слишком велика. Она родит ещё и пребудет вовеки...

 - Ты не любишь Россию?

 - Ничего на свете я не люблю больше, чем Россию. Нет ничего на свете, что причиняло бы мне большую боль, чем Россия. Жить там я не могу. Я помогаю всем, кто хочет уехать.

 - Но искусство. Послушай, я много думал о его природе, происхождении. Может быть, именно атмосфера страдания, очень сильных эмоций - не только и не столько самого автора, но всех вокруг, - трагизм всего строя жизни и выливаются потом в музыку, литературу, живопись. Не зря ведь сейчас самая сильная, на мой взгляд, проза идёт из Латинской Америки. Это ведь не только Маркес. Горы не стоят в одиночку.

 - Бывают.

 - Бывают, но не такой высоты. Такие - только в массиве. В общем контексте культуры. У Маркеса меня не столько "Сто лет одиночества", сколько один маленький рассказ потряс. Я даже названия не помню. Молодожёны едут в свадебное путешествие, и невеста проколола руку шипом розы. У неё гемофилия, и она начинает истекать кровью, но они так счастливы, что не понимают этого сразу. Потом, в чужом городе, он теряет её. Это так страшно. Он её теряет посредине счастья. Написано с такой силой!.. Культура самоценна. Может быть, русские не променяли бы...

 - Хайнц! Вот это уже действительно патетика. Патетика сытых людей. Ещё и как! Не сомневайся! Положи на одну чашку бездомных детей и работавших всю жизнь стариков, которым сейчас нечего есть, а на другую - роман, самый лучший в мире. Спроси их. И как? Что ты чувствуешь?.. Россия. Русские...

 - Да, Россия... Я начинаю понимать твою мысль о евреях. Это противоположность.

 - Конечно! Тут ведь каждое дитя - единственное, самое ценное. Забота всего рода, всей общины. В еврейских общинах не было неграмотных мальчиков. Никогда! Если бедные не могли учить, богатые помогали, тянули за собой. Такой сильной благотворительности история не знает. Я не уверена, но думаю, что благотворительность, как общественный институт, так и началась.

 - Я тоже не знаю, но поверил бы.

 - А личная смелость, достоинство... Что достойного в том, чтобы ответить на плевок, удар и погубить себя, свою семью, детей, мать. Вызвать погром. Погубить всю общину. В этом нет достоинства. Просто спесь и глупость. Достоинство в том, чтобы принять, стерпеть. Может быть, если надо, поклониться и улыбнуться. И прийти домой живым. Сохранить всех. Вернуться в свой дом, где тебя любят и уважают за это.

 Она помолчала. Потом продолжила:

 - Еврейская мать - это особое явление. Она хранит семью, как свечу на ветру. И для всех евреев это нормально, они все из таких семей. Большинство, во всяком случае. Ненормально, когда это не так.

 - Да, я понимаю теперь, что ты говорила о других невестках своей Ханны. Они русские.

 - Им это чуждо природно. Они её не переносят органически. Ты себе не представляешь, до какой степени. Обе - воспитанные и добрые бабы. Никогда не сквернословят. Звонят мне по очереди, не сговариваясь, и кроют её чёрным матом. Прямо трясутся. Если бы одна ещё, я могла бы подумать, что просто плохой характер. Ханну же я знаю! Но они кроют её обе - Алла и Людмила - в одинаковых выражениях. Повторить я это не могу. Людмила в Германии жила с Ханной полгода в одной квартире, пока не попала на месяц к психиатрам. Тогда Даниил, муж её, согласился переехать. До того он не хотел оставлять родителей. Оба старших сына очень привязаны к старикам. Тут - полная взаимность. А внуки заодно с матерями. Те ведь - хорошие матери. Просто манера заботиться другая.

 - Ты не чувствуешь себя русской?

 - Это интересно. Что под этим понимать... Если чужие смеются над русскими или ругают их, я чувствую себя русской. Если французов - француженкой. А если евреев - то еврейкой. Это кто-то из ваших, по-моему, сказал: "Я еврей не по той крови, что в жилах, а по той, что из жил..." Так что я - настоящая безродная космополитка.

 - А ты была в Израиле?

 - Нет. А ты?

 - Был. И не один раз. У меня там есть друзья. Мы съездим к ним. Обязательно. И что касается личной смелости, то отсутствия её я там не замечал. Скорее наоборот.

 - Теперь у них есть государство...

 - Да. Наверное. Я пойду с тобой к Ханне. Я пойду с большим интересом. Давай прямо завтра, не дожидаясь субботы.

 - Да, в субботу не стоит.

 21


 Уже подъезжая, они увидели Лазаря Глазмана, гулявшего с собакой. Хайнц с Лорой переглянулись и расхохотались. Такое не часто увидишь, такие сцены ставят в хороших комедийных фильмах талантливые режиссёры: высокий и слишком атлетичный для своих морщин старик с крупной головой и подходящими для неё крупными чертами лица, ссутулившись, водил по кругу маленькую, очень толстую собаку.

 Когда Хайнц с Лорой подошли ближе, Хайнц понял, что когда-то эта собака была болонкой. В молодости она была болонкой. Но сейчас почти вся её шерсть вылезла и торчала отдельными серыми волосками на такой же серой, покрытой старческими пигментными пятнами спине. Никогда не думал, что у собак могут быть старческие пятна на коже, - подумал Хайнц, глядя на странную пару: собака, не поднимая головы, уныло и безысходно тянулась за ссутулившимся, мрачным стариком. Они напоминали каторжников на прогулке.

 - Вот, Лорочка! Здравствуйте, молодой человек. Выгуливаю Мальву. Какая она Мальва! Вы только посмотрите! Мальва - это прекрасный украинский цветок, украшение дома, - он продолжал идти, и Лоре с Хайнцем пришлось присоединиться к процессии.

 - Собака должна дышать воздухом, - передразнил кого-то старик, - а я не должен дышать воздухом? Или Лазарь хуже собаки?

 - Но вы тоже гуляете, Лазарь Самуилович, - вступилась за Ханну Лора. Хайнц с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться в голос. Акцент делал речь мужа Ханны ещё колоритней.

 - Я гуляю, я гуляю. Я бы лучше почитал газету. Мне Даня вчера принёс целую пачку харьковских газет. Но я даже остановиться не могу. Эта лысая дохлятина сразу ложится на землю. Потом она кашляет, а Ханна меня ругает, что я не жалею животное. Вот, смотрите, - он продемонстрировал, остановившись, и собака сразу же опрокинулась на бок, так, что все четыре лапы оказались в воздухе.

 - Встань немедленно, ты простудишь лёгкие, когда ты уже сдохнешь!

 Он наклонился, поставил собаку на ноги и тут же осторожно потянул её дальше. Собака молча, не глядя, потащилась за ним вслед, всем своим видом выказывая Лазарю полную взаимность.

 Хайнц любил животных, особенно собак, но чувства Лазаря Глазмана его не оскорбили.

 - Хватит, идём домой, - сказал старик, - пойдёмте, молодые люди. Иди-иди, - добавил он, обращаясь к мрачной Мальве, - дойдёшь сама, чёрт тебя не возьмёт.

 С этими словами Лазарь наклонился и осторожно взял собаку на руки:

 - Вы знаете, Лорочка, я так боюсь, что она сдохнет. Ханна этого не переживёт. Жена моя сдала последнее время, - повернулся он к Хайнцу. - Без конца рассказывает, кто ещё из знакомых умер в Харькове. Вы не удивляйтесь.

 Он позвонил в дверь квартиры на первом этаже, дверь открыла Ханна.

 - Пошей ей попону, мамочка. Уже холодно раздетой гулять. У нас гости, я поставлю чай, - сказал Глазман и быстро прошёл в глубь квартиры.

 - Я пошью. У меня остались куски от этого платья. Иди на кухню, детка, - сказала Ханна собаке и повернулась к гостям.

 Хайнца нестерпимо душил смех. Ему много раз приходилось замечать, как похожи бывают собаки на своих хозяев. Природу явления он не очень понимал. То ли хозяева неосознанно выбирали питомцев, похожих на себя, то ли общий образ жизни делал их потом похожими. Хайнц много раз этому удивлялся. Но здесь это сходство было просто непереносимым. Особенно, когда Хайнц представил себе Ханну и Мальву в одинаковых тёмно-синих платьях в очень мелкий белый цветочек, он, кажется, всё-таки не выдержал и застонал.

 - Здравствуй, деточка, - Ханна погладила Лору по щеке и поцеловала. Потом с той же естественностью она повернулась к Хайнцу, провела мягкой старческой рукой по щеке и поцеловала его тоже:

 - Здравствуйте, деточка.

 "Деточка" она говорила по-русски, на его имя особого внимания не обратила и себя не назвала. Имена были неважны, и это было так естественно, что у Хайнца от её ласкового прикосновения дрогнула диафрагма. Он даже ничего не подумал. Но, кажется, ему впервые почти за тридцать лет захотелось домой.

 - Лазарь, куда ты пошёл? Надо сделать чай. Ты что, не видишь, что у нас гости?

 - Я уже накрываю, мамочка! - без тени протеста отозвался из кухни Лазарь.

 Они прошли за тяжело шаркающей большими комнатными тапочками хозяйкой. Хайнц уже без тени улыбки, а с каким-то саднящим чувством смотрел на стоптанные задники тапочек, на её отёчные толстые ноги с блестящей на щиколотках кожей. Она была совершенно бесформенная. Платье с коротким рукавом беспощадно открывало свисавшую с локтей дряблую кожу. Очень редкие серые волосы, всё ещё мелко вьющиеся, не скрывали пигментных пятен на голове. У Хайнца сжалось сердце. Он никогда не видел свою мать такой старой, хоть она уже не была молодой, когда - четырнадцатилетним - он ушёл из дома.

 Хайнц посчитал: в сороковом матери и отцу было по 22. В сорок пятом - 27. Сестра родилась в пятидесятом, а он, Хайнц, - в пятьдесят седьмом. Значит, она родила его в 39 лет. А когда он ушёл, ей было уже 53. Значит, сейчас - 82.

 Она точно такого возраста, как Ханна, - подумал Хайнц. Неужели его мать так же выглядит? Он никогда об этом не думал. Сестра о внешности не вспоминала. Он виделся с сестрой довольно регулярно, через неё помогал родителям, но её рассказы старался - хоть и мягко - перебить. Почему-то подробности их жизни он знать не хотел.

 Может быть, это будило глухое чувство вины. Ведь мать ему в тот день ничего не сделала. Она его просто не защитила, когда отец тащил его. Хайнц обозвал отца и его друга Юргена нацистами, услышав, что они вспоминают о фронте.

 Слова Хайнца прозвучали тогда так смертельно и неожиданно ещё и потому, что отец, отличавшийся всегда необыкновенным юмором, рассказывал какую-то грубовато-смешную историю из тыловой жизни. Хайнц помнил, как смотрела на него мать, когда отец тащил его в чулан. Она даже и не собиралась его защитить. Хайнц не помнил, чтобы мать когда-нибудь его ласкала. Наверное, все родители не любят, когда их стыдятся.

 Лора, а за нею Хайнц прошли по узкому коридору на кухню и уже под пение чайника сели за стол. Парадный красный сервиз ждал их. Ханна посадила их рядом, а сама села напротив. Лазарь остался на ногах и прохаживался мимо стола по длинной кухне.

 - Ты похудела, деточка, - погладила Ханна Лору по руке. - И ты кашляла, когда вошла. Я слышала, - тут она строго посмотрела на Хайнца: - Она, наверное, не носит кашнэ. Надо же следить, деточка!

 Хайнц не следил и почувствовал сейчас угрызения совести, потому что даже не знал, что такое "кашнэ", которое по его халатности не носит Лора.

 - Столько смертей, деточка. Столько смертей. Я вчера звонила в Харьков Клавдии Ивановне - соседке Кагановичей, что уехали в Австралию. У них в доме целая семья покончила с собой. Двое детей! Потеряли работу отец и мать одновременно. С одного завода. Лучше, когда на разных заводах работают. Тогда не платят зарплату или сокращают не одновременно, - практично закончила она.

 - Я слышала об этом, - сказала Лора, мрачнея, - но Дима мне говорил, что это на Павловом Поле, а ваши друзья с Салтовки, по-моему?

 - Ах, на Павловом Поле - другие. Там только одна пожилая пара. Без детей. Какие там пенсии, вы знаете, - обратилась Ханна к Хайнцу, он послушно кивнул, не имея ни малейшего представления. Она продолжила: - Детей жалко. Мы - старики, нам всё равно умирать. Говорят, что эта учительница с Павлова Поля поломала бедро на участке. Им, как заслуженным пенсионерам, выделили участок для картошки на Алексеевке. Алексеевка - это же близко, удобно. Всё лето обрабатывали, а убрать не могли. Вот они и...

 - Решили все проблемы, - включился в разговор Лазарь. Он ещё быстрее заходил мимо стола, а потом вдруг резко остановился и подался вперёд:

 - Нехорошо говорить при иностранце, но за зиму в области в Домах престарелых умирает половина стариков. Мне писал мой коллега Васютин. Он после пенсии в строительном отделе собеса работает.

 Хайнц с мрачной усмешкой отметил, что здесь, в центре Гамбурга, его назвали иностранцем. Ему больно было слушать, но он слушал, глядя, как у обеих женщин медленно текут слёзы. Только у Ханны - из внутреннего угла, а у Лоры - из наружного. Лазарь продолжал быстро-быстро:

 - Просто не топят в Домах престарелых. Вернее, поддерживают нормальную температуру. Какой-то идиот решил, что нормальная температура зимой в Доме престарелых 14 градусов. Они просто простуживаются и умирают. Лекарств же нет. Сейчас на операцию надо уже не только со своим постельным бельём и едой идти, но и со всеми лекарствами, шприцами и что там ещё нужно. Врачи могут предложить только свою квалификацию. Хорошо ещё хоть это осталось!

 - Врачи тут ни при чём, отец.

 - А там никто ни при чём, мамочка. Чем топить, если газа нет? Я же не идиот! Россия бесплатно не даёт. А почему она должна бесплатно давать? Тут что, бесплатно дают? Там, мамочка, никто не виноват. Я не обвиняю. Я только говорю, что половина стариков в Домах престарелых за зиму вымирает.

 Лазарь Глазман резко повернулся и ушёл, бормоча извинения по дороге. Прощаться он так и не вышел, когда Лора и Хайнц через час попыток перевести разговор в другое русло наконец уходили. У двери Хайнц получил ещё один поцелуй и пообещал всерьёз заняться кашнэ Лоры.

 На улице Лора пыталась извиниться; она не думала, что так получится. Но потом просто расплакалась, и Хайнц молча гладил её по плечу всю дорогу домой.

22

 Их планета влетала в октябрь. Октябрь. Первая суббота. Чудесное солнечное утро. Неизвестно, что ещё умели делать их ангелы-хранители, но с погодой у них получалось. Какая стояла осень!

 - Поедем в Травемюнде! - предложил Хайнц Эверс. - Ты не была в Травемюнде? Осенью наверняка не была!

 Они собрались очень быстро. Уже через полчаса весёлый Карл нёс их по первому автобану, жизнерадостно сияя на солнце жёлтой краской. Карл знал своё дело, особенно на участках, где не было ограничения скорости. По правде, он мог дать ещё больше, и хозяин знал это, но в последнее время тот ездил осторожнее, особенно, когда рядом сидела их Лора. Но это была уважительная причина.

 - Только в Германии и стоит иметь "порш", - сказала Лора.

 Хайнц не ответил, только кивнул, дрогнув подбородком и радуясь её пониманию. Они ехали быстро. Но вдруг кто-то обошёл их справа, потом вильнул, подрезая Карлу нос, и повторил этот манёвр ещё раз со следующими машинами. На мгновение вся картина движения дёрнулась, как сбившаяся развёртка на экране телевизора.

 - Schei;e! - не удержался Хайнц. - Эти парни, кажется, думают, что в случае чего можно просто перезапуститься и начать ещё раз с того же места. Дети компьютеризации. Он тихо добавил какой-то эпитет.

 То, что с ним может что-нибудь случиться на дороге, Хайнц никогда не рассматривал как возможный сценарий. Смерть не помещалась в его картину мира. Он никогда не думал о ней. А Лора теперь была частью его самого, так что на неё это упрямое бессмертие тоже распространялось. Но сейчас он вдруг осознал уязвимость их тел. Само его большое и сильное тело ощутило свою смертность и отозвалось испариной на лбу. Только не Лора, - подумал он, не доводя мысль до конца. - Обходит со стороны пассажира, Arschloch!

 Неприятное впечатление осталось до самого Травемюнде. А когда они покинули тёплое нутро Карла, оказалось, что солнце было обманчивым. С моря дул холодный октябрьский ветер. Он гнал на пустынный пляж с покинутыми плетёными шезлонгами белые волны. На набережной было мало людей. А те, что были, так же неуместно легко одетые, как и Лора с Хайнцем, ходили в сомнении, втянув головы в плечи и сопя покрасневшими носами. Хайнц заказал кофе в единственном открытом ещё по-летнему кафе. Ёжась, они ждали, пока кофе немного остынет, и грели руки о полосатые с морским рисунком чашки.

 Наверное, это были красноносые физиономии гуляющих и их собственные, да ещё осадок от случившегося по дороге, но разговор зашёл о прошедшей вчера по городскому телевидению неприятной передаче о России.

 - Отвратительное всё-таки пьянство,- сказал Хайнц и немного пожал плечами, как будто извиняясь.

 - Ты можешь говорить, не стесняясь. Я тоже не испытываю национальной солидарности с подобными типами, - отозвалась Лора, вспоминая вчерашних новых русских, отмечавших день рождения начальника в вертолёте, парящем над Питером.

 - Я помню, что ты говорила, когда мы ехали к Ханне, но всё-таки меня не оставляет ощущение, что Россия погибает. Пользуясь твоими собственными историческими аналогиями, как античный Рим. Тот же распад. Агония.

 Эта мысль, очевидно, показалась Лоре настолько неожиданной и абсурдной, что она, расправив плечи и посветлев лицом, громко рассмеялась.

 - Ну, Хайнц, ты говоришь иногда... До какой же степени вы, здесь на Западе, ничего не понимаете! Даже специалисты!

 - Но какая грязь, нищета, и тут же жирное, тошнотворное бахвальство!

 - Хайнц! Ну мы ведь оба работаем в mass media! Будь же серьёзен. Чего стоит подобная передача! А мужики эти, наверное, ещё и постарались перед иностранцами, блеснули своей широкой русской душой, не ожидая, что их так покажут, - она вспомнила, как пели "Крокодила Гену" и мерзко хохотали в безжалостный объектив пьяные приближенные нового русского. И всё - на фоне чистых линий панорамы столицы русских царей.

 - А что, пьяные немцы выглядят лучше? - спросила Лора.

 Хайнц вспомнил своего соседа-алкоголика, которого рвало за стеной по утрам иногда по полчаса кряду, так что у Хайнца самого спазмами сжимало желудок. "Развод! Развод! Ты хочешь развода! Получи свой развод".  Тот устраивал свои представления не очень часто, но довольно регулярно, повергая в ужас респектабельных соседей. Они даже обратились к хозяину дома, но, в конце концов, ничего не добились. Сосед оказался влиятельным и богатым человеком. Большинство жильцов даже не знали его в лицо, слыша только крики. А если бы узнали, то отказались бы признать в пожилом господине с бордовым шейным платком и благородными сединами нарушителя общественного спокойствия. К тому же он не был женат и жил один. Хайнц знал его. Они здоровались совершенно невозмутимо. После жалоб, правда, почти полгода было тихо.

 - Да. Пьяные немцы выглядят не лучше. Но их как-то меньше... Я даже не о пьянстве. Как ужасно живут люди...У вас там количество уже перешло в качество.

 - Хайнц, там всегда так было. России более тысячи лет. Может быть, сейчас там наибольшее благополучие за всю историю. Или ты думаешь, что при татарах было лучше, при Петре Великом, Николаях, в революцию, в колхозах или в войну? - Она загибала пальцы, перечисляя достопамятные вехи, и окончила просто потому, что использовала их все.

 - Интересно, - сказал Хайнц, - когда мы перечисляем, то пальцы разгибаем, а вы, наоборот, загибаете.

 - Если бы это было единственное отличие, - усмехнулась Лора.

 - Да, что-то там есть такое... - Он замолчал.

 Замолчала и она, помрачнев, а потом она вдруг улыбнулась, как будто сформулировав какую-то мучавшую её неуловимую мысль:

 - Я сейчас покажу тебе, что такое Россия!

 Она быстро вытряхнула салфетки из большого стакана с кудрявой надписью Кока-Кола и под удивлённый взгляд кельнерши набрала в него песку, лежавшего под ногами вперемешку с мелкой пляжной галькой. Хайнц, так же улыбаясь, успокоил жестом высокую, румяную от ветра немку, что, мол, заплатит в случае чего.

 - Смотри. Что ты видишь?- спросила Лора, протягивая наполовину наполненный стакан.

 - Аморфную массу.

 - Хайнц, ты - лапочка. Это как раз нужное слово!

 Хайнц с готовностью согласился, что он лапочка. Лора продолжала:

 - А теперь мы приложим к аморфной массе внешнее воздействие. Просто потрясём его, -  она мелко трясла стакан, и там происходило чудо: совсем мелкие песчинки оседали на дно, чуть покрупнее - ложились выше, потом мелкие камушки, и наконец - галька покрупней.

 - Здесь появилась чёткая структура. Если оставить в покое, через некоторое время всё опять перемешается и превратится в аморфную массу. До новой встряски. Она структурируется от встряски! Россию победить нельзя. Вы её совсем не понимаете!



23


 Спасение России вернуло им хорошее настроение. Уезжать не хотелось, но было холодно. Хайнц вдруг ахнул:

 - Совсем забыл! Я же думал, что когда-нибудь в машине тебе будет холодно. У меня есть...

  - он потащил её к Карлу, - я купил... - сказал он, вытягивая из фирменного пакета стёганую аквамариновую куртку.

 - Ты с ума сошёл! - Но она уже с удовольствием погружалась в пуховое тепло. - Как в Канаде: солнце, ветер и пуховая куртка!

 Она уже раньше рассказывала, что жила год в Канаде у подруги, пытаясь остаться в стране. Богатые монреальские кузены помогали ей, но родство оказалось слишком дальним. Остаться, в конце концов, не удалось.

 Монреаль. Лора любила этот город с горой. С горой на большом острове, лежащем посредине могучей реки Сен-Лоран. Единственной, вытекающей из Великих Американских озёр. Реки, в устье которой - настоящий океанский залив! - заходят кормиться киты.

 Монреаль. Такой североамериканский и европейский одновременно. Второй после Парижа франкоязычный город мира. Лора почти год жила там на Плато Монт-Рояль, на Шербрук, недалеко от Папино и госпиталя Нотр-Дам. Там она подрабатывала, мыла полы по ночам. Об этом она Хайнцу не рассказывала. Не потому, что стыдилась, просто не хотела причинять ему лишнюю боль.

 Остаться не удалось. После начала перестройки в СССР Канада, естественно, ужесточила свои эмиграционные порядки. А бывший Союз больше не был тоталитарным государством. Чем он был?

 Лора жила у Динки, своей университетской подруги, вышедшей замуж за учившегося в России алжирца-кинорежиссёра. После окончания учёбы Динка уехала с ним и двумя детьми в Богом благословенную Канаду. Но Махмуд не нашёл себя там. Он пил. Сидел почти каждый вечер в бистро на Сен-Дени с такими же печально-весёлыми друзьями-алжирцами, с жаром обсуждая несчастья своей страны и блестя прекрасными восточными глазами.

 Они все - бывшие советские студенты - потеряли, учась в Союзе, родину, религию, но не приобрели никакой полезной на Западе профессии. А Динка была программистом. Быстро нашла работу и пошла в гору, как ракета. Она пыталась тянуть Махмуда за собой. Надолго ли её хватит? Грустно.

 Стоя сейчас на балтийском ветру в Травемюнде, Лора не думала о грустном. Наоборот. Она рассмеялась, вспомнив и начав рассказывать Хайнцу, как однажды они с Динкой поддались на уговоры Махмуда и тоже пошли в это бистро, но не с мужчинами, а как бы сами по себе.

 Бистро, кстати, оказалось очень приятным. С артистической атмосферой, которую поддерживали висящие на старых кирпичных стенах театральные плакаты разных лет из маленьких театров, тянувшихся вдоль Сен-Дени до самой Онтарио-стрит и даже, кажется, ещё выше по крутому монреальскому холму - до Шербрук.

 Динка и Лора потом стали заходить пару раз в месяц к очень милому, сразу запомнившему их по именам пожилому хозяину-французу. Высокий, очень красивый официант Ален тоже обращался с ними, как со своими, целовал по-братски в щечку, встречая и прощаясь, и даже часто - зная их привычки - держал по пятницам до семи зарезервированным их любимый столик у окна и обижался, когда они пропадали надолго. Но так обращались со всеми завсегдатаями. Кебекуа! Очень приятные открытые люди.

 - А когда мы вошли в первый раз и глаза привыкли к полумраку, мы буквально чуть не свалились на пол, - Лора уже не могла удержаться от смеха при воспоминании и дёргала непонимающего Хайнца за руку.

 - Представляешь, там, среди плакатов, висел огромный портрет Ленина. И никто: ни хозяин, ни обслуга - не имел ни малейшего понятия, кто это!

 Хайнц слегка пожал плечами: что здесь такого?

 - Ах, ты несоветский! Ты не чувствуешь, что для нас это было! Набившая оскомину пропаганда в Совке, но в Монреале! Мы стали допытываться, почему же он тут висит, великий вождь мирового пролетариата, если никто даже не подозревает, кто это. И хозяин невинно пояснил: господин руку так выразительно держит на дверь, а там - лестница на этаж кухни и туалетов. О, Хайнц! Мы так хохотали, что пришлось немедленно последовать за перстом Ильича!

 Лора, всё ещё смеясь, стала вспоминать другую историю из Монреаля. Хайнц любил её истории. Хотя на самом деле ему было почти всё равно, что она рассказывает, лишь бы смеялась. Ну, что ему Ленин... Лишь бы смеялась.

 - Мы сели у окна. Потом всё время туда садились. А в первый раз ещё не успели заказать, а нам уже принесли светлое пиво и солёные оливки. Официант подмигнул: это вам передали мужчины с того столика. Мы посмотрели и увидели за единственным большим круглым столом, прямо под портретом Ленина, компанию Махмуда. Мы так и не заказали ничего сами. Следующий раз Ален опять принёс и многозначительно указал на веселившихся ребят. А мы пошли с условием сидеть независимо, как будто не знаем друг друга. Но тут Динка не выдержала и говорит: "Не удивляйся, это НАШ муж." - Тогда уже и Ален захохотал и помчался в сторону кухни!

24


 Они медленно брели по сияющему пустому пляжу, обходя пронумерованные шезлонги. Хайнц неожиданно сказал:

 - Ты с такой добротой рассказываешь обо всех: русских, евреях, французах. Ты только немцев не любишь.

 - Неправда!

 - Ну кроме одного, разве что.

 - Хайнц, немцы - чувствительные и даже сентиментальные люди, но испорченные своим чрезмерным пристрастием к правилам и организации. Ты понимаешь, о войне я не говорю. Хотя там, может быть, именно эта смесь и была самым страшным... Но это обсуждать неинтересно.

 Хайнц сел в шезлонг. Лору он одел, а сам замёрз и теперь укрылся от ветра, который прошивал его насквозь. Он смотрел на песок, не желая показать Лоре слишком блестящие, надутые ветром глаза. Её последнее замечание его задело. Но она, похоже, не заметила и продолжала:

 - Нам преподаватель истории рассказывал, что во время подавления Веймарской республики рабочие отряды не поехали на помощь, так как не было денег на билеты. А когда полиция разгоняла демонстрацию, то в парке все бегали по дорожкам вокруг клумб. Рабочих избивали дубинками, но ни одно растение не помяли. Ни те, ни другие.

 - Лора, перестань. Это карикатура. Я не верю, - он замолчал, а потом продолжил, (в голосе его звучала настоящая обида):

 - Правила организуют жизнь, делают её легче, удобней для всех, кто живёт рядом. Всякое развитие - это повышение организации. Вспомни, ты ведь сама мне приводила пример из физики. Как это слово?

 - Энтропия. Её понижение. Но...

 - Подожди. Не повторяйся; я помню всё, что ты мне говоришь. Ты для меня слишком важна, я помню каждую твою фразу! Конечно, жизнь богаче правил. Но правила - это необходимые самоограничения, скобки. Мы, немцы, большинство из нас, умеем за них выйти, когда нужно. Но, милая моя, чтобы выйти за скобки, надо вначале их иметь!

 Теперь он смотрел на неё. Она села рядом и провела рукой вдоль носа.

 - Нет, - сказал он, - это ветер.

 - Хайнц. Я хотела тебе рассказать... Я не знала, как это рассказать...

 И она рассказала ему. Это была история её бабушки. Но тогда, во время войны, бабушкой она не была. Галька Мирошниченко была тогда ненамного старше Лоры, такая же маленькая и хрупкая, дважды уже вдова от двух войн, с пятью детьми на руках. Теперь у неё в доме возле Луганска на постое стояли немцы, второй муж погиб в первый месяц войны, а старший, любимый сын от первого брака - красавец, умница, политрук Красной Армии, коммунист - пропал без вести.

 Лора рассказывала, а Хайнц, не отрываясь, смотрел на соседний шезлонг номер 215. Почему-то он на всю жизнь запомнил номер шезлонга напротив.

 - Бабка у меня была настоящая хулиганка. После того, что ей пришлось пережить, она уже ничего не боялась. Я помню, как она ругалась с соседом-коммунистом после того, как покрестила в церкви - тайно от родителей - меня, свою внучку, и его собственных мальчишек-близнецов: "Ничего вы мне не сделаете! Мне немцы ничего не сделали!"

 - Хайнц, - продолжила Лора, поворачивая его лицо к себе, - я не представляю, как я могла забыть. Я ведь эту историю знаю с тех пор, как помню себя. Но здесь, в Германии, не вспоминала ни разу! Выпало из памяти, не знаю почему...

 А бабка, знавшая немного по-немецки ещё с прошлой оккупации, показала стоявшему на постое молоденькому немцу-офицеру фотографию своего любимого сына в форме политрука Красной Армии в надежде, что немец его где-нибудь видел. Ведь "пропал без вести" - не значит погиб. Может, в плену? Может, кто-нибудь видел...

 - Немец так испугался: "Матка, ты с ума сошла! Я же должен расстрелять и тебя, и всех твоих детей! Спрячь эту фотографию и никому не показывай! Никогда! Подо что ты меня подводишь? Меня же самого расстреляют, если узнают, что я тебя отпустил!"

 Лора расстегнула куртку и обняла Хайнца, пытаясь согреть, унять его дрожь.

 - Поехали домой, - сказал Хайнц Эверс. Его вдруг поразила мысль, что это мог быть его отец.

 Они уехали. И дома любили друг друга до глубокой ночи.



 25


 В понедельник погода переменилась. Утром Хайнц готовил кофе, а Лора вышла из ванной и стала у окна, глядя, как ветер мотает побеги плюща, увивающего балкон. Пол балкона укрывали лепестки каких-то розовых цветов. Шёл дождь, крыши дальних домов еле виднелись в туманной сырости. Хайнц подошёл и обнял её за плечи:

 - Оденься. Прохладно. Кстати, что такое кашнэ?

 - Шарф. Давай съездим на этой неделе в Любек. Со среды погода должна вернуться, - я слышала прогноз, но только на несколько дней. Хочу пофотографировать, пока есть листья на винограде. Там есть одно место. Я точно не знаю где. Но центр маленький. Найду.

 - Поедем в субботу.

 - Нет, на эти выходные мне надо в Дортмунд, у Димки день рождения. Он мой старый друг.

 - Как обычно: дружба между мужчиной и женщиной - это когда он любит её, а она - другого... Хорошо, поедем и в Дортмунд.

 - Нет. Туда я поеду одна.

 - Началось. Почему?

 - Не обижайся. Но там мы действительно будем говорить только по-русски. И даже если переводить, ты всё равно половину не поймёшь: это будут цитаты из книг, фильмов. У нас на Украине осталось общее прошлое. Это - очень много. Извини меня. Поедем в Любек на неделе?

 - Я не могу днём, ты же знаешь.

 - Ничего страшного, я и хочу поснимать вечером. У меня есть одна идея. Будешь мне позировать.

 - Малыш, ты делаешь со мной что хочешь.

 - Жалуешься?

 - Нет. Боюсь немного.

 - Я тоже.

 В среду погода вернулась, и они поехали в Любек. Ещё не начинало темнеть. На краю города, недалеко от выезда на автобан, на обочине у самой дороги Лора увидела игрушечного слона, а рядом - ни души. Она показала его Хайнцу и сказала:

 Стоит на пригорке игрушечный слон,

 А кругом - тишина.

 Стоит одинокий игрушечный слон.

 Кто-то забыл слона.

 - Ты и детские стихи пишешь? - Он знал о её стихах, хоть читать она не хотела, так как переводы на немецкий ей не удались (или она так думала).

 - Нет. Это не мои стихи. Я много детских знаю, потому что читала сыну. Саше.

 - Сыну?! - Хайнц включил аварийные огни и начал съезжать на обочину. - Скажи ещё раз: сыну? У тебя есть сын? А что я ещё о тебе не знаю?!

 Хайнц чувствовал, как сдавило в груди. Мне никогда никто не причинял столько боли, - билось в уме. - Неужели она думает, что я не принял бы её ребёнка?! Что ещё я не сделал и не сказал, чтобы она мне поверила?

 - Лора. Ну не молчи. Скажи что-нибудь. Он что, живёт с твоим бывшим, с сыном Ханны? Где он?

 - Он всё ещё на Украине.

 Хайнц стал открывать дверцу машины. Она схватила его за руку:

 - Куда ты?

 - Мне нужен атлас дорог. Он в багажнике. Я сейчас, не волнуйся.

 Через минуту он вернулся с атласом европейских дорог:

 - Украина. Это через Чехию? Какой это автобан?

 - Сумасшедший, что ты хочешь?

 - Мы сейчас возвращаемся за паспортами и едем за сыном. За Сашей.

 - Нет, Хайнц. Это не нужно. Он приезжает через месяц. Всё уже улажено. Спасибо. Прости меня.

 До Любека они молчали. Уже въезжая в город, он сказал, глядя на дорогу:

 - У меня в последнее время появилось ощущение, что я иду по воде и перестаю чувствовать дно. Всё время до сих пор я его чувствовал, но теперь перестал, а берега уже не видно. Не говори ничего. Обними меня.

 Они посидели так, обнявшись, пока совсем не стемнело. Потом молча пошли искать место, которое Лора хотела снять. Она описала его Хайнцу, и тот сразу понял, где это. Когда-то он тоже это место видел. Как он ориентировался, Хайнц не знал и сам, но выходил он на цель всегда безошибочно.

 Эта фотография потом так и осталась у Эверса: он сидел на белом пластмассовом стуле, на тротуаре, перед увитыми виноградом окнами ресторанчика Weinstube. Поздний вечер, мягко освещённая вывеской листва, и вдруг ярко-жёлтый, бьющий как будто из-под земли свет - совсем рядом с ним. Отпечаток ему достался совсем мелкий, дешевого формата, но снимок был очень качественный, все детали в тени хорошо проработаны. Освещённая неземным огнём мостовая, разные градации зелени листьев, он сам как будто в огне. Лора была хорошим фотографом.

 Они поснимали ещё ночной Любек. Он тоже сделал несколько кадров со штатива:

 - Хороший объектив и инфракрасный спуск. Для ночных съёмок - просто чудо, - похвалил Хайнц.

 - Да. Это Canon. Немногое из того, что я себе на Западе позволила. Я снимала много этим летом. На Альстере, на Бланкенезе. У меня, по-моему, даже есть твоя яхта, я однажды брала лодку напрокат на вашей пристани. Покажу тебе потом все вместе, когда получу эти.

 Хайнц не хотел ехать в Гамбург. Квартирка Лоры ему не нравилась. Он там просто страдал. Почему она так непримиримо отказалась перебраться к нему? Ведь жить у Альстера было бы так прекрасно: близко от работы, и качество жилья несравнимое. Но она ничего не хотела слышать. Просто замолкала и отдалялась после каждой его попытки, и потом приходилось её тормошить и сводить всё в шутку, чтобы опять вернуть себе.

 Но сегодня у него была уважительная причина, чтобы не ночевать в Эйдельштедте. Он устал. Хочется спать. Пойдём в отель?

 Он взял номер для молодожёнов. Большой и роскошный. А ванна! Джакузи. Мечта Лоры. Намёрзнувшись, они там сидели в мелких щекотных воздушных пузырьках почти час. Пока не стали засыпать. Потом пошли под розовый балдахин. Вот только кровать оказалась ужасно скрипучая. Из неё даже вывалилась под конец какая-то планка. Хайнц смеялся: бедные молодожёны. Он решил проблему просто. Стащил всю постель на пол.

 - Сколько я ни ночевал во Франции, ни в одном отеле не скрипела кровать. Что ни говори, а французы в этом понимают.

 - Ах вот оно что! Ты, значит, каждый раз устраивал тест на скрипучесть!

 - Ну, ладно тебе, Рыжий. Я не был женат последние сто лет.

 Они уснули очень счастливые. Все тревоги были забыты. До самой пятницы они наслаждались друг другом в этом номере, отправляясь по утрам на работу в Гамбург. А в пятницу вечером он посадил Лору на Дамторе в поезд на Дортмунд, где её встретил именинник Дима.

26

 Дима был рад её приезду. Много и говорить не нужно, так сияли его глаза. Огромный, медведеподобный, он подхватил Лору на руки:

 - Ой! Заберите тебя у меня, а то сейчас придушу, не выдержу! - И расхохотался.- Я, когда маленький был, года три, приехал к бабке и передушил всех цыплят, обнимал их!

 - Тогда пусти немедленно, ещё не хватало! Особенно сейчас.

 - А что, Лорка! Полегчало нам, а? Да ты и потяжелела, откормилась. Раньше я тебя вообще не чувствовал. Ненастоящая была.

 - Не вспоминай.

 - А из дома что? Едут?

 - Едут. Заплатила уже. В ноябре будут.

 - Скучаешь?

 - За Сашкой скучаю. А как твоя жёнка?

 - Психует. Но тоже едет, сразу после Нового года. Я всё уже организовал. Всё-таки платят мне. И неплохо. Уж когда прорвёшься, в денежных знаках это выражается. Имеет место. А тебе как?

 - Ну, я не врач, но всё равно для начала много. Я ведь на практику просилась, но взяли на фест. Конечно, пробецайт.

 - Пять отвалили?

 - Да, примерно.

 - Для вашего берайха - хорошо. Я говорил с парнями. Из Харькова открыл целую компанию. Один мужик - с Павлова Поля. Не поверишь, в одном доме десять лет жили. Не то что не знал, я его даже не видел никогда! Он, правда, там всё на служебной "Волге" ездил и дома, говорит, почти не бывал. Строитель. Сынов по именам путал.

 - Что ты мне о нём так подробно рассказываешь?

 - Да пригласил я его, Лорка. Не мог.

 - А почему таким извиняющимся тоном?

 - Как тебе сказать. Он не то что классный мужик, это не то. Он человек хороший, но балабол он... Сто слов в минуту.

 - Еврей?

 - Да, очень.

 - Из тех, что "энергию бы в мирных целях"?

 - Нет. "В мирных целях" он как раз очень даже! Я тебе больше скажу: если б он тогда рядом с тобой жил, ничего бы с тобой не случилось. Но тогда бы я отъехал! И готовить он любит, поможет тебе. Я ж, ты знаешь...

 - Но тогда, почему ты волнуешься? Если человек хороший, так приятно познакомиться.

 - Ой, я не знаю. Он строитель.

 - Да перестань! А Глазман кто?

 - О, нет. Ольшанский не из института. Со стройплощадки. Коренник.

 - А говоришь: еврей!

 - Ну, это ничему не противоречит. В общем, через час он у меня будет. Поехали побыстрей. Но я тебя предупредил.

 Они ехали быстро, чтобы успеть. Дима жил далеко за городом.



27


 Ольшанский был нелепого вида человечек, похожий на сундук с неподходящими тонкими ножками. Но казалось, что его самого такая внешность совсем не огорчала. Он был действительно словоохотливый, о комплексах по поводу внешности тут и речи быть не могло. Иначе он не дожил бы благополучно до 52 лет.

 - Что, не так? Я вам не нравлюсь? Так я вам не верю! Вы просто сами ещё не знаете, как я вам нравлюсь и какой я вам родной, - говорили его карие навыкате глаза.

 Он был женат, имел детей и, как ещё добавил Дима перед его приездом, "пользовался колоссальным успехом у женщин". Именно по этой причине приехал один, так как с женой был в ссоре после очередного приключения.

 Ольшанский сразу включился в работу на кухне, которую с нескрываемой радостью оккупировала Лора. Здесь можно было поцарствовать. Настоящая кухня громадного деревенского дома. Лора была заядлой поварихой, выписывала рецепты у всех своих знакомых и особенно разграбила Ханну, чего другие невестки так никогда и не добились.

 - Откуда вы владеете еврейскими рецептами? Вы что, еврейка? Дима, ты мне не говорил, что она из хорошей семьи, - обратился Ольшанский к сидевшему возле плиты бородатому хозяину.

 Готовить тот не умел, казался неловким, что было странно для врача.

 - Ольшанский, ты хам. Она не еврейка.

 - Прекратите говорить обо мне в третьем лице. Я была замужем за евреем.

 - Это кто же еврей - Дюваль? Так я тогда Иванов.

 - Муж Лоры - Коваленко, Вадим.

 - Это ненамного мне правдоподобней звучит, - отозвался Ольшанский.

 - Это настоящий муж, - продолжил путаное объяснение Дима.

 - А кто ненастоящий? И сколько их всего? Я насчитал уже почти три: Дюваль, Коваленко и еврей. Нашего человека как зовут?

 - Какой ты балабол, Ольшанский. Что ты строишь из себя? Ты не знаешь, как мы приехали!

 - Что, и вы тоже, Лора? Христопродавцы. А ты обрезался, Дима? Говорят, что в Мюнхене хильфу не дают по еврейской части, если необрезанный. Честно, у меня даже спрашивали. Ну, мне что, я - да. Могу показать.

 - Ты был или ты обрезался перед приездом? - с чисто медицинским интересом спросил Дима.

 - Слушайте, прекратите или я сейчас уйду, - пригрозила Лора.

 - Нет-нет. До форшмака - ни за что! Мы молчим. Дима, мы молчим. А Федька - тот обрезался перед приездом, мне Ада Моисеевна говорила. Ах! Молчу-молчу, - замахал он детскими ручками.

 Но долго молчать он не мог.

 - Так кто же наш еврей? Почему я не получил ответа на свой наивный вопрос?

 - Ольшанский, когда Вы говорите, то представляете себя, наверное, Зиновием Гердтом?

 - Умер! Умер, не дожил, -  Ольшанский не уточнил до чего. - Могучий был. Краса и гордость.

 - Да перестань ты! Нашёл над чем...

 - Хорошо, вернёмся к Лорретт. Кто, вы сказали, ваш немецкий по паспорту муж?

 - Лазаря он сын, - сказал Дима. - Ты Лазаря Глазмана из ХИСИ помнишь? Должен знать, ты же строитель.

 - Ну как же я не знаю Лазаря Глазмана! Ну что вы, молодые люди! Я же строитель, вы что, не знаете? Понятно-понятно! - продолжал он сыпать словами. - И вы уже развелись? Да?

 Ага. А когда благоверный приезжает? Уже заплатили? С кем? Она еврейка? А, немка-аусзидлерша. Смотрите, может не отпустить. И почему это вы первая приехали? Это слишком трудно. Так не бывает. Еврейские мужчины так не поступают.

 - Иди ты, Ольшанский, на ...! - неожиданно взорвался Дима. - Так никакие нормальные мужчины не поступают.

 - Так, мальчики, я пошла. Доготавливайте сами! От Вас, Ольшанский, у меня болит голова. А ты, Дима! Это просто... - она пошла вон из кухни, но на громкий стук остановилась.

 - Невыносимый! - сказала Лора, глядя на Ольшанского.

 Дима смущенно смеялся в широкую бороду. И было чему: в жёлтеньком с цветочками фартуке, держа в руке большой кухонный нож, по которому с кончика на руку тёк свекольный сок, Ольшанский стоял на коленях.

 - Лора! - торжественно сказал он и для большей выразительности шире распахнул свои карие навыкате глаза. - Лора, вся скорбь еврейского народа стоит в моих глазах.

 - Особенно в левом, - сказал Дима, видящий его в профиль.

 - Молчи, гой! Это всё из-за тебя! - прошипел он. - Ругаться при такой женщине! Еврейский мужчина никогда себе такое не позволит. Лорретт, так я могу встать, я же ни при чём, вы видите? Но без форшмака я не могу. Спасибо. На чём мы остановились? На оливье? Я режу яйца. Ой, ребята, я вспомнил анекдот, умрёте! "Почему люди не лижут свои половые органы? - Не могут."

 - Ольшанский!

 - Убирайтесь! - в один голос закричали Дима и Лора.

 Тот пытался оправдаться, но Дима оторвал его от пола и понёс из кухни. Ольшанский не сопротивлялся, сделав лицо Пьеро.

 - Евреев очень мало на земле, но каждого еврея очень много!

 - Антисемитка, я вас презираю, - покорно повиснув у Димы на руках, сказал Ольшанский.

 - Придурок, - Дима вынес его в коридор и бережно положил на пол, - это еврей написал.

 - Хорошо, я уйду, забрав свои слова обратно, - сказал Ольшанский, проворно забегая обратно. - Но без селёдки - нет! И ещё эту икру. Это тоже. Прелесть. С чесночком.

 Он, быстро орудуя вилкой, начал накладывать себе в тарелку из всех формочек. На Лору он не смотрел, видимо сам смущенный.

 - Ольшанский, там же всё трефное, и куда вообще в тебя идёт? Ты ж лёгкий совсем.

 - Знаете, Дмитрий! Я не верю в ваше пренебрежение к пище. Ты такой бугай; наверняка ночью жрёшь втихаря. И почему всегда - Ольшанский. Меня зовут Арнольд. Рад был познакомиться!

28


 Оставшись одни на разгромленной незаконченными приготовлениями кухне, Дима с Лорой сели за стол, где хозяин разгрёб с краю местечко.

 - Оставь так на полчаса. Потом уберём. Перед гостями. Давай хоть поболтаем.

 Лора сидела, отщипывая кусочки от салями и шинкена:

 - Как вкусно всё-таки. Не понимаю: говорят, что это вредно - копчёности. Почему тогда так вкусно? Ведь организм должен понимать свою пользу и вред. Вкус - это же субьективная реакция на пользу или наоборот. Думаю, что вы, врачи, что-то здесь перевираете. Тем более, что взгляды так часто меняются. Помнишь, как боролись с мучным? А теперь оказывается, что грубые волокна - профилактика рака. Так ведь?

 - Так и не так. Я думаю над этим как раз сейчас. Даже статью хочу написать. Достаточно парадоксальная мысль, чтобы быть правдой, - сказал Дима.

 - Что за мысль? О мучном?

 - Нет. Совсем не то. Я перескочил, извини. О вкусе как индикаторе пользы.

 - Очень наукообразно.

 - Не иронизируй. Вы думаете, что наука - это только математика с физикой.

 - Не шуми. Я так не думаю. Я нетипична. И вообще я ушла в график-дизайнеры. Как говорил кто-то из великих: для математики не хватило фантазии.

 - Не прибедняйся. Так вот о вкусе. Я начну издалека. Послушай. Я ведь говорил тебе, что работаю в хайме со стариками. Почитываю, конечно, по геронтологии. Интересная получается картина. Организм запрограммирован на смерть. Это естественный конец. В клетках есть часы, и они запускаются при рождении, - он глянул на Лору. - Не кривись, я знаю, что это общее место. Сейчас. Но это значит, что точно так же, как материалы для развития и строительства, организму нужны вещества для последующего разрушения.

 - О, Боже мой! И это тоже должно быть вкусно!

 - Конечно. Ты всё правильно понимаешь. Ведь эмоции отражают только вероятность удовлетворения потребности. Неважно какой. В жизни - так в жизни, в смерти - так в смерти. Если потребность велика, а её удовлетворение возможно и уже совсем близко - это и вызывает положительную эмоцию. Заметь, не само удовлетворение, а только положительный прогноз. И наоборот: страх, депрессия возникают, когда непонятно, что происходит. Возможно ли побороть препятствие? Часто ведь самого препятствия ещё не видно. Недаром же говорят: у страха глаза велики.

 - Послушай, но необязательно же салями вредна? Я её так люблю!

 - Необязательно. Ешь, конечно. Природа на нас способ найдёт, не волнуйся.

 - А как там в хайме?

 - Условия? О чём ты, идеальные! Дойчланд. Но умирают всё равно. У нас, правда, редко. Если кому плохо, переводим в клинику. Большинство потом возвращаются на долечивание. Но не все.

 - На Украине, говорят, страх. Особенно в домах-интернатах.

 - Да там всюду страх. Меня это так угнетает. Сделать ничего невозможно. Мы уехали, чтобы выжить, вытолкнуть детей, но меня это угнетает.

 - То, что мы уехали, или то, что выживем?

 - Ах, Лора. Ты знаешь, о чём я говорю.

 - Скажи, а ты не думаешь, что здесь происходит нечто аналогичное, только в противоположной форме?

 - Что значит аналогичное? Смерть нации? Нет. Не думаю.

 - Совсем малая рождаемость. Курение в таких масштабах, рекламы сигарет. Так красиво, завлекательно сделаны. Хочется сказать: как здорово вы рекламируете рак!

 - Да. Это феномен. Они не любят самих себя. Как будто стыдятся. У меня на всех гешпрехах спрашивали, как я себя чувствую в Дойчланде - ведь русский! Говорю: хорошо, люди хорошие. Смотрю им в глаза и вижу: они мне не верят! Клянусь тебе, Лорка. Не верят, что я о них хорошо думаю. Вот где феномен!

 - Каждый шестой брак - с иностранкой.

 - Да. Как будто сами себя извести хотят. Не могут себе простить. Уже их и русские простили, и поляки, а они себе не могут.

 - Не все.

 - Я помню твою Бетти. Не все, конечно. Но ты помягчала к ним? Можешь уже общаться? Ведь ты совсем невменяемая была после... Гм. Я даже думал, что тебе не стоило здесь - при таком настроении - оставаться. Лучше подалась бы опять в Канаду, нет?

 - Нет. Это совсем прошло. Это была болезнь. У меня ведь никогда такого чувства к немцам до того не было. Иначе я никогда бы сюда не поехала. Моя мама преподавала немецкий, дома часто родители на нем говорили. Отец иногда не мог точно объясниться по-русски и говорил тогда по-немецки. Он его тоже знал. Образование у него знаешь какое было! Детство в богатой семье даёт очень много.

 - Тому, кто может взять.

 - О других неинтересно говорить.

 Они помолчали. Уже темнело за окном. Дима включил свет.

 - Я рад, что у тебя всё в порядке.

 - У меня всё в полном беспорядке, Дима.

 - ?

 - Я немца люблю.

 - О, нет! А Вадим, Сашка?

 - Если бы ты только знал, как я люблю Хайнца! Конечно, Вадим. Я понимаю, что всё безнадёжно. Невозможно. У нас с Хайнцем никогда ничего не будет. Боже, как я его люблю! Насмотреться на него не могу, нацеловаться. Каждую его клеточку, жилочку. Я его всего знаю. Как я люблю его! Если бы ты только знал, что я ему наговорила! Я его обозвала нацистом. Не прямо, но всеми концлагерями его отхлестала.

 - С ума сошла. Он-то при чём... Он не простит тебе этого. Когда-нибудь припомнит. Он не простит тебя, увидишь.

 - Хайнц? Меня? Ты не представляешь его себе. Он-то меня простил. Бог меня не простил. За то, что говорила и думала, когда немцы нам помогали. Скольким они тут помогали! Надиному мужу "мерседес" отдали те, у кого он садом занимался. С детьми немецкий учили. Всюду с нами ходили, объясняли. Разве перечислишь! А я, как из психушки вышла, только глаза Бетти и помнила. И думала: только с виду как люди. Хотите, чтобы вас за людей принимали.

 - Неужели правда так думала?

 - Хайнц меня простил. Но мы не будем вместе. Это Бог меня не прощает за страшные мысли. Я даже не прошу. Такое нельзя прощать. Хайнц, как я люблю тебя. Руки твои, глаза твои. Дима, я с рубашкой его грязной сплю, когда его нет...

 Дима застонал, раздался треск лопнувшего стакана. Из ладони густо потекла кровь.

 - О, Боже мой! Что ты сделал?! Что мне делать? Арнольд, помогите! Бегите сюда!

 Ольшанский был рядом, как будто сидел возле двери. Он вбежал и ловко, вынув осколки, перетянул руку полотенцем, а потом уже следовал указаниям Димы, который сразу успокоился при виде крови - врач! - и начал давать указания: аптечка, спирт, бинт. Аллес.

 29


 - Может быть, вы меня теперь помилуете? Сколько я должен сидеть под дверью? Именины называется. И потом, я уже доказал, кажется, что могу сидеть тихо. Не прогоняйте, здесь столько вкусного. - Ольшанский нисколько не стеснялся, что подслушал весь разговор. Лора начала краснеть, но он продолжил совершенно невинно:

 - Какое удивительное чувство - любовь. Самое, казалось бы, человечное и высокое. Но замешано, как и в древности, на таких, я бы не постеснялся сказать, грозных инстинктах. Даже в наше цивилизованное время...

 Дима и Лора вдвоём накинулись на него:

 - Какое цивилизованное время! О чем ты говоришь? Сколько оно длится?

 Лора, вся красная от смущения, обрадовалась перемене темы и быстро увела свою любовь в теорию:

 - Подожди, Дима, дай мне объяснить. Человечество как вид существует около трёх миллионов лет.

 - От семи до двух по разным оценкам, - уточнил Дима.

 - А цивилизациям, считая от шумеров...

 - Не забивай ему голову шумерами, а то он ничего не поймёт. Считай от египтян.

 - Послушайте, Дима, - глаза Ольшанского на минуту утратили ёрнический блеск, - не напрягайтесь. Я уже всё понял. А цивилизациям - порядка семи тысяч лет. И считать можно свободно от шумеров, которые в Месопотамии жили. Ближе к дельте. Не учите меня мыслить. Какой вы хотите масштаб: год или день? День будет понаглядней. Значит... - он на минуту задумался, - значит, если принять, что человечество существует сутки, то цивилизациям от полутора минут до тридцати секунд. Да, неплохо. Тридцать секунд против двадцати четырёх часов. Впечатляет. Я не думал об этом. Но, глядя на вас, можно поверить. Не успел еврей уйти, как славяне сразу пускают друг другу кровь.

 - Ох, Арнольд, нет слов. Ты, конечно, умный мужик, но уж по части цивилизованности лучше молчи.

 - Невежда, я просто не успеваю за полётом своей мысли. Я орёл. Ну... ассоциации иногда подводят. Прошу прощения, Лорретт, "за ошибку на лугу".

 - Я не невежда, это Твардовский. "Ленин и печник", - сказал Дима.

 При упоминании вождя Лора начала смеяться и рассказала им о монреальском бистро. Они всё ещё хохотали, когда позвонили в дверь.

 - Я открою, - вскочил Ольшанский, - люблю встречать гостей, особенно чужих. Такой эффект!

 Когда Ольшанский вышёл, Дима сказал:

 - Ты уже совсем отошла. С тобой теперь всё будет в порядке, я уверен. Можно поговорить. Я хотел спросить об этой Бетти. Лорочка, ты только не обижайся, но при здравом размышлении скажи: у тебя что, никогда в жизни ничего хуже не было? Это что, на самом деле самое страшное впечатление твоей жизни? Наши тебя не мордовали с твоей пятой графой? Хоть ты и нееврейка, но "и другие" тоже немногим ведь лучше?

 - Конечно, не лучше. Конечно, мне досталось. И Бетти не была самым страшным.

 - Понимаешь, что я хочу сказать?

 - Что-то другое ещё? Не она одна?

 - Я таких случаев знаю, как врач, ещё три. Плюс два самоубийства у стариков. А эти три - молодые женщины. У одной, как у тебя, похоже, обошлось. Второй год без рецидивов. Другая - восемь месяцев уже себя не помнит, в полном ауте. А у третьей было, казалось, в лёгкой форме, но теперь каждые полгода - рецидив. Сама уже вызывает "скорую", когда чувствует, что отъезжает. Причём у всех, ты извини меня, поводы не такие уж смертельные.

 - Что же это?

 - Думаю, страх всё же есть. Хоть и не признаёмся себе. Но концы обрезали. Если здесь, не дай Бог, что опять - куда тогда? Малейшего повода достаточно, чтобы страх подмял сознание. Кто послабей - не выдерживает.

 - Я не могу себе представить возврат. Особенно с тех пор, как узнала Хайнца. Но не только его. На работе постоянно общаюсь с людьми. Вижу, как шутят, веселятся. Особенно молодые. Вообще никакой разницы с нашими не чувствую. Только что фольклёр другой, анекдоты на другие темы. Нет, я не могу это представить. Разве я бы Сашку сюда тянула... Почему ты заговорил об этом?

 - Мы должны помочь себе. С этим страхом можно справиться. Ведь во время войны не все немцы были нацистами и даже из тех - садистами тоже далеко не все, большинство просто клюнуло на приманку во время экономической депрессии. Мне сейчас это понятней, чем раньше, когда на Украине такое творится. Люди на многое плохое способны, когда они в безысходности, в тупике. Тогда простые решения кажутся такими желанными...

 Вернулся, усмехаясь, Ольшанский:

 - Это не гости. Свидетели Иеговы. Хотели мне что-то о нём рассказать. Но у меня, знаете ли, с моим Богом отношения более устоявшиеся. Лет, эдак, на пять-шесть тысяч глубже, чем у них. А вы о чём здесь?

 - О войне.

 - Которой?

 - Второй мировой, - сказал Дима. - Нацисты такого наделали, что вспоминать о том, что на фронте в большинстве были обыкновенные парни, часто мальчишки, которых погнали на убой, просто неприлично. Немцы сами этого не позволяют. Стыдятся в большинстве своих отцов, которые там были. Так, может быть, мы можем об этом сказать? Ведь нам самим это нужно точно так же, чтобы здесь спокойно жить.

 - Ты помнишь историю моей бабки? Я рассказала Хайнцу. Даже не знаю, что он подумал. Он ничего не сказал, но лицо было такое... Я не поняла до конца.

 - А моего дядьку знаете, как в плен взяли под Днепропетровском? - начал Дима. - Он рассказывал уже в перестройку, когда Горбачёв с Колем встречались (раньше по-другому описывал). Окружили их с пацанами, патроны кончились: сорок первый, ни черта не было! Они сидели долго, никто не стреляет, потом вышли втроём. Из дома напротив вышли трое таких же молодых немцев - только получше одетых и покрупней. Один забрал винтовки, другой дал по сигарете и показал: идите туда, там ваши собираются. Даже не конвоировали.

 Дима помолчал. Потом добавил:

 - В лагере они, конечно, натерпелись. И половина не выжила. Но там были совсем другие войска. Настоящие СС. А мать рассказывала...

 Дима осёкся на полуслове, уловив тяжёлый без блеска взгляд Ольшанского.

 - Хотите еврейский анекдот для таких, как вы? Второго мая 45-го нацист заходит в барак концлагеря: "Господа, война окончилась. Всем спасибо."

 Они молчали.

 - Пойду покурю, - сказал Ольшанский и вышел.

30

 Хайнц не знал, что случилось у Димы. Откуда ему было знать? Он не знал даже, что Дима - это сокращённое от Дмитрий. Ведь сколько Хайнц Эверс ни защищал массовую культуру, но сам он Достоевского читал и точно знал, что сокращённое русское имя Дмитрия Карамазова было Митя. Поэтому позже, когда он искал друга Лоры в Дортмунде с упрямой решимостью найти, если понадобится, всех русских по имени Дима, Хайнц был обескуражен результатом, не найдя ни одного. Впрочем, он нашёл, даже двоих, но они не были русскими.

 Хайнц многого не знал. Он не знал, какое у него было выражение лица на пляже в Травемюнде. Выражение, которое Лора не поняла. Но что оно обозначало, он знал. Хайнц хотел позвонить отцу.

 То, что он почувствовал, сидя напротив шезлонга номер 215, потрясло его. Это даже не была мысль. Когда Лора рассказала о молодом немце, его образ вдруг слился с отцом. Это не мог быть отец. Он и офицером не был. Хайнц не знал даже, где он воевал. То, что Хайнца пронзило, не было мыслью. Это было ощущение: там, на фронте, можно было остаться людьми.

 Хайнц вдруг ясно представил, как его отец, лёжа в окопе, стрелял вперёд, как многие из его пуль долетали до цели. Может быть, именно он убил сына или мужа этой русской женщины. Но дотронуться хотя бы до волоса её самой или её детей было для него немыслимо. Его отец мог и там остаться человеком. Там были карательные войска. Те ответили за своё.

 Хайнц никогда не признавался себе в этом. Он не позволял себе никогда додумать эту мысль до конца. Но кажется, что с самого детства, с тех пор, как узнал о недавнем прошлом своей Германии, Хайнц хотел этого: поверить, что отец мог и там, на фронте, остаться человеком. Ведь Хайнц был его сыном. Чьим сыном он был?

 Он стеснялся отца с раннего детства: у того не было ноги. Вначале была просто деревяшка, а потом её сменил протез. Впрочем, когда Хайнц был совсем маленьким, он даже гордился деревянной ногой отца: как у настоящего пирата! Но потом кто-то из мальчишек высмеял его и рассказал о войне.

 Однако до некоторого времени стеснялся Хайнц только ноги. О войне по-настоящему он узнал позже. Тогда у него появилась раздвоенность. Он смотрел фильмы, где врагами, которых убивали - и это было хорошим концом кино, - были немцы. Такие, как его отец. Отцов побеждали, убивали. И это было хорошим концом фильма! Как мог он - десятилетним мальчиком - принять такое и не возненавидеть его, всё ещё носившего солдатскую фуражку, вспоминавшего с другом Юргеном фронтовые байки? Как он мог его понять?

 Позже он не мог простить отцу, что на него косились во Франции и Бельгии, когда он говорил по-немецки. В юности восприятие несправедливости так остро! Он ведь ничего никому не сделал! Хайнц не мог простить отцу, как плакал от злости и беспомощности его друг Манфред, когда в кемпинге под Страсбургом какой-то старый хромой француз спросил у молодого: "Что надо этим бошам?" Ребята не поняли, а Бетина, подруга его будущей жены, перевела.

 С годами чувство обиды притупилось. Да и за границей он стал вращаться совсем в другом кругу. Время сделало своё, для молодого поколения война перестала быть темой. Но домой Хайнц Эверс не вернулся. И думал, что не вернётся никогда. До Травемюнде. Теперь ему захотелось домой. Он решил позвонить. В пятницу вечером, посадив Лору на поезд, он поехал к себе и позвонил. Ответил отец. Похоже, он сидел у телефона.

 - Здравствуй, отец. Это Хайнц. Как ты себя чувствуешь, как нога? - почти скороговоркой произнёс Хайнц.

 - Деревянная - хорошо, - пошутил старый Эверс, - ты забыл что-нибудь? Мать мне ничего не говорила. Её нет сейчас.

 Хайнц не знал, что сказать. Он молчал, слушая сердце в горле.

 - Это ты, Эрнст? Я не узнал твой голос, ты охрип после вчерашнего? Надеюсь, дочка моя тебя не ругала вечером? Что ты молчишь? Алло!

 - Отец, это я, Хайнц.

 - Хайнц? - отец помолчал. - Это ты, сынок?

 - Да. Это я. Как ты поживаешь, как мама?

 - Сыночек. Хайнц. Это ты?

 - Как ты поживаешь? Как мама?

 - Берта, это Хайнц. Её нет дома. Боже мой, её нет дома. Мальчик мой! Может быть, ты теперь приедешь? Мамы нет дома. Ты позвонил, а её нет дома. Хайнц позвонил. Берта. Берта.

 - Отец, - Хайнц не мог говорить. Он не мог слышать причитания старика. Они замолчали оба. Иногда только в трубке раздавалось его имя. Оборвать разговор тоже не было сил. Потом Хайнц сказал:

 - Я сейчас приеду. Я буду через час. Постарайся предупредить маму. Я не хочу делать сюрприз.

 Он молча плакал, сцепив зубы. В темноте. Потом поехал в Кальтенкирхен. И пробыл там до конца воскресенья.

 31


 Его назвали в честь старшего брата Юргена, красавчика Хайнца. Юрген, друг отца, тоже умер в прошлом году. А Хайнц упокоился ещё на Украине. Ему оторвало голову, когда они переправлялись через Донец. Маленькая в том месте речушка. А во время переправы показалась с Эльбу на Бланкенезе. Потом смеялись, какая уж там Эльба. Кто остался живой, смеялся. Там не так уж много погибло. Бывали и похуже дни. Но красавчику Хайнцу не повезло там, у Донца. Голову так и снесло. А никого, кто был рядом, даже не поцарапало. Такое бывало редко. Повезло.

 - Скоро увижусь с ним, - пошутил отец. - Спрошу, как оно без головы-то. Без ноги всё-таки сподручней. Хе-хе. Красавчик он был. Мать твоя его любила. Я б и не женился на тебе, Берта, если б...

 - Если б тебе тогда голову оторвало, то, конечно, не женился, - ворчливо ответила мать, нежно гладя руку старика.

 - Я его опознал. Хоть и без головы, я его сразу опознал. Все его шрамы на руках я знал. Правую руку он разбил, когда мы с ним подрались за коровником у старой Августы, ты её не застал. Она умерла в войну. И коровник сгорел. Подрались мы с Хайнцем. Не помню из-за чего. Давно это было. Он крепче меня был, да промахнулся, в дерево попал. Я юркий был. Юркий я был, быстрый. Только ногу там оставил. Голову принёс... Вот и дождались мы, Берта, сыночка. Приехал наш Хайнц. Вернулся. Неужто кончилась война?


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к