Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Морган Рэй: " Водоворот Страсти " - читать онлайн

Сохранить .
Водоворот страсти Рэй Морган

        Любовный роман #1418
        Джоди терпеть не может своего босса, Курта Маклафлина, и не без оснований. Однако жизнь постоянно сводит их вместе — сперва они застревают в лифте, затем Джоди чуть было не попадает под колеса его машины. Девушка начинает присматриваться к своему боссу и невольно попадает под его обаяние.





        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Этот человек должен был уйти.
          Джоди Алман смотрела, как Курт Маклафлин, глава маркетингового отдела «Алман индастриз», продолжает напряженную беседу с Мейбл Нортон. Рабочий день давно закончился, и Мейбл направлялась домой. Курт ни разу не взглянул в сторону Джоди за время беседы с директором Службы гостеприимства. Девушка знала: мужчине известно, что она стоит в офисе и ожидает его дальнейших распоряжений.
          «Один... Два... Три...», — про себя начала отсчитывать Джоди. Старый, проверенный, хоть и банальный способ успокоиться. Иногда она прибегала и к более утонченным методам, например размышлениям о том, как избавиться от этого человека.
          «Ведь все так просто, — повторяла себе девушка уже сотый раз за неделю, нервно заправляя за ухо золотистый локон. — Мой отец — владелец этой компании. Почему я не могу уговорить его подписать один приказ об увольнении?»
          Может быть, дело в том, что Джоди никогда и не пыталась это сделать. Размышления о том, как Курта выкинут из фирмы, были невероятно приятны. Но наблюдать за тем, как он будет выносить из офиса свои скромные пожитки, а весь женский коллектив — рыдать ему вслед и точить зуб на Джоди, было выше ее сил. Она не была той «железной леди», какой хотела казаться.
          Самое печальное в том, что никто, кроме самой Джоди, не относился к Курту Маклафлину подобным образом. Даже остальные члены семьи не хотели воспринимать всерьез ту угрозу, которую он собой представлял. Да и сослуживцы просто обожали его. Маклафлин был высоким, к тому же обладал просто божественным телом и лицом, на которое невозможно было не обратить внимания. Каштановые волосы, всегда слегка растрепанные, и зеленые глаза, способные видеть любые тайны женского сердца. Этот тип, казалось, заставлял женщин терять рассудок. Они были так поглощены его красотой и обаянием, что совершенно не думали о том, что Курт представлял собой в действительности.
          Джоди совсем недавно вернулась в город и работала на Маклафлина всего несколько недель. Однако она с первого взгляда поняла, что за игру он ведет!
          Неожиданно Джоди сообразила, что мужчина смотрит прямо на нее. К немалому удивлению девушки, Курт поманил ее пальцем. Поманил ее пальцем!!
         Это уже чересчур! Она не собиралась ошиваться рядом с ним, как какая-нибудь беспризорная дворняжка! И уж тем более не станет больше ждать ни секунды. Джоди давно было пора домой. Скорее всего, в старинном здании остались только они втроем.
          Бросив последний уничтожающий взгляд на босса, девушка круто развернулась на каблуках и быстрым шагом направилась к лифту, чтобы забрать вещи из офиса.
        — Эй!
           За долю секунды Джоди поняла, что Маклафлин идет следом. Она быстро нажала на кнопку, и двери лифта начали закрываться. Однако Курт оказался быстрее, шагнул в кабину и нажал на кнопку «Стоп». Девушка снова ткнула в кнопку нужного этажа, исключительно из чувства противоречия. Мужчина обернулся к ней и ухмыльнулся, когда двери открылись, закрылись и снова открылись и наконец окончательно захлопнулись под аккомпанемент обреченного скрипа механизма.
        Ухмылка быстро слетела с его лица.
          —Ого, — произнес Курт и посмотрел на панель управления.
          Лифт рывком поднялся на несколько метров и резко остановился с оглушительным скрежетом.
          —Ого! — эхом отозвалась Джоди, впервые на своей памяти согласившись с боссом.
          Воцарилась зловещая тишина. Они оба уставились на панель управления, ожидая проявления хоть каких-нибудь признаков жизни устройства. Затем Курт не выдержал и начал по очереди нажимать на все кнопки. Никакой реакции. Начиная паниковать, девушка подалась вперед и повторила его действия. Эти кнопки словно вообще не имели отношения к остальной конструкции лифта.
          — Ну вот, посмотрите, что вы наделали! — мрачно пробормотал Курт. — Мы застряли.
          — Я наделала?! — отозвалась Джоди, с неприязнью воззрившись на босса. — Это вы попытались влезть в лифт, когда закрывались двери!
          — Мне нужно было это сделать! Вы пытались сбежать!
           — Сбежа-ать? — поперхнулась возмущением девушка, подавив колкость, которая едва не сорвалась с языка. Она глубоко вздохнула.
          Успокойся. Ты должна оставаться спокойной. В конце концов, это твой босс. Какой уж есть.
          — Я целую вечность стояла там и ждала вас. Но вы продолжали разговаривать с Мейбл Нортон, как будто ничего важнее в тот момент не было.
          — Так оно и было. Я занимался самым важным, — его лицо смягчилось. — Я спрашивал, где можно найти хорошую няню для Кэти.
          — Ой, — Джоди вздрогнула, слишком хорошо зная, как трепетно мужчина относился к своей маленькой дочери.
          — Никак не могу найти для нее няню на целый день. Вы случайно не знаете кого-нибудь, кто хотел бы поработать няней?
          Девушка отпрянула, подняв руки.
          — Извините, мне не слишком многое известно о детях. И о тех, кому нравится о них заботиться.
          — Да, я уже понял, что вы отнюдь не без ума от детишек. С первой встречи, — сухо произнес Маклафлин.
          Это поразило Джоди. Она не знала, с чего вдруг у мужчины сложилось такое впечатление. И то, как бесстрастно он произнес последнюю фразу, заставило девушку чувствовать себя не слишком комфортно. Разве она виновата, что дети — не ее стихия?
          Но сейчас речь не об этом. У них была проблема посерьезнее. Они застряли вместе в старом лифте — в здании, которое должны были снести с десяток дет назад, если бы его не признали историческим памятником «любители старины» небольшого техасского городка Чивери. Нет, этого просто не может быть! Или — может?
          Все-таки, видимо, может. Казалось, весь мир перевернулся с ног на голову с тех пор, как Джоди уехала из родного города, то есть за последние десять лет. И самое странное — Маклафлин работал в «Алман индастриз». Уж этого девушке даже в кошмарах не могло присниться. Но было еще кое-что похуже: ей пришлось на него работать! Да, в мире не осталось ни крупицы здравого смысла.
          Джоди выросла с твердой уверенностью, что Маклафлины — ее кровные враги. Богатые люди, у которых есть все. Которые свысока смотрят на Алманов и их выродков. Да, именно «выродков». Это слово девушка чаще всего слышала о своей семье. Вражда между кланами шла со времен основания города и, возможно, продлится вечно.
          С детских лет в памяти Джоди остались воспоминания о том, что Алманам всегда приходилось экономить каждый цент, в то время как Маклафлины заправляли всем в городе. Были времена, когда ее семье приходилось даже нарушать закон, чтобы выжить. Однако от этого девушке было только обиднее слышать, как в городе Алманов называют сбродом, жаждущим легкой наживы.
          Сейчас каким-то чудесным образом они поменялись местами. К всеобщему удивлению, ее отцу, Джесси Алману, удалось наладить свой бизнес. Фактически его состояние выросло так быстро, что сейчас он являлся главным работодателем в городе. Мало кто решился бы бросить оскорбление ему в лицо, но от предрассудков было не так легко избавиться. Джоди знала, что жители Чивери по-прежнему думают об их семье.
          Девушке казалось, что она поняла, каковы истинные намерения Курта Маклафлина, когда узнала, что тот занимает один из руководящих постов в компании ее  отца.  Ради  всего святого,  почему именно он?! Джоди обернулась и посмотрела на босса. Тот пытался вызвать помощь по системе внутренней связи.
          —Алло! Алло! Мы застряли в лифте!
          Долгую минуту они, затаив дыхание, ждали ответа, но его так и не последовало.
           — Вероятно, лифтера нет и не будет, — нахмурившись, произнес мужчина.
           — Очевидно, — согласилась Джоди, пытаясь не думать о том, что в здании нет не только лифтера, но и вообще ни души — кроме них, разумеется. Мейбл Нортон направилась на стоянку в тот самый момент, когда Маклафлин втиснулся в лифт. А все остальные ушли и того раньше. Единственной надеждой была возможность связаться с «внешним миром». — Тут сигнализация есть?
           — Сигнализация? Разумеется, — мужчина дернул за рычаг. Никакого результата.
           — Может, вы сделали это слишком медленно? — У Джоди появилось нехорошее предчувствие, и, запаниковав, она внезапно перешла на «ты»: — Дерни хорошенько!
          Он послушно дернул, раздалось громкое треньканье, и мужчина обернулся к девушке с рычагом в руках.
          —Упс! — только и сказал Курт.
          Джоди прикусила губу, чтобы не выдать подходящий к случаю нецензурный комментарий.
          — Ну, тогда, — осторожно проговорила она, — если ни у кого из нас нет мобильного телефона, нам остается только ждать.
          — Ждать? — переспросил Маклафлин и провел рукой по волосам. — Ждать чего?
          — Ну, кто-то же рано или поздно заметит, что мы пропали!
          Курт нетерпеливо отвернулся, а затем снова посмотрел в ее темные глаза.
          —Все ушли домой, — проворчал мужчина. Можно подумать, он только что это понял.
          Джоди сглотнула. Он был прав. Они могли простоять здесь очень долго. И это было не самое приятное ощущение.
          —Мы застряли здесь до тех пор, пока кто-то из служащих не попытается вызвать лифт, а он не приедет, — произнес мужчина. — Здесь только ты и я.
          Даже в самом диком сне она не могла представить себе подобный поворот событий. Девушка прислонилась к стенке лифта. Неожиданно воздух показался ей слишком густым, плечи Курта — слишком широкими. Они словно становились все больше, заполняя кабинку. Здесь нечем дышать... Маклафлин как будто стал еще выше...
          — Что, это твой худший ночной кошмар, да? — спросил Курт. Оказалось, телепатия входит в число его самых раздражающих талантов.
          — Я не понимаю, о чем вы говорите, — чопорно произнесла Джоди, сосредоточившись на изучении заключения о пригодности лифта. Официальный документ гласил, что с машиной все в полном порядке. Наглая ложь!
          — Разве? — Курт тихо рассмеялся.
          —Вы хотите сказать, что просто наслаждаетесь тем, что застряли в лифте?! Мечты сбываются?
            Маклафлин помолчал.
          —На этот вопрос не так легко ответить, как вы могли бы подумать. Все решают обстоятельства. Например, если бы я застрял с Вилли из службы доставки, то он вытащил бы колоду карт и мы бы всю ночь резались в дурака, забыв о времени. А если бы это был Боб из бухгалтерии, он бы рассказал мне кучу историй о военной службе. А Тина из художественного отдела продемонстрировала бы мне танец живота.
          — Но вы застряли не с этими удивительными, милыми и интересными людьми. Вы тут со мной!
          — Да уж, с вами, — он нахально ухмыльнулся, сверкнув белыми зубами, и окинул девушку взглядом. Джоди пожалела, что сегодня надела облегающий синий свитер и узкую юбку, которая демонстрировала все прелести ее фигуры. — А вы чем примечательны?
          Ей очень хотелось сбежать, но, учитывая ситуацию, подобная попытка закончилась бы фатально. Джоди попыталась придать лицу скучающее выражение.
          — Полагаю, ничем. — Когда босс прислонился своим мускулистым телом к стене, девушка обратила внимание на то, как брюки обтянули его бедра.
          — Да ладно, Джоди, не прибедняйтесь! Мне лично кажется, что с вами может быть очень весело!
             Эта фраза сразила девушку наповал.
          —О чем вы говорите?
          Курт пожал плечами.
          —Н-да, именно это я и ожидал услышать. А все из-за этой вражды Маклафлинов и Алманов. Вы говорите со мной так, словно на дворе 1904 год и я украл любимую кобылу вашего отца.
          Джоди выпрямилась. Вот теперь он зашел слишком далеко.
          — Вот именно, вражда Алманов и Маклафлинов,  — холодно просветила его девушка. — И я не представляю, с чего вы взяли, будто она хоть что-то для меня значит.
          — Прекрасно представляете, — в его глазах появилось напряженное выражение. — Вы одна из немногих, кто все еще помнит об этом.
          —Это вы так думаете, — Джоди в тот же миг захотелось взять свои слова обратно. Она боялась, что все сказанное боссом может оказаться правдой. Сейчас о вражде стали забывать, но еще лет двадцать назад, казалось, даже воздух был ею пропитан.
          — Значит, дело все-таки в этом, — произнес Маклафлин. — Именно поэтому вы считаете, что со мной нужно держать ухо востро, чтобы я не стащил столовое серебро?
          — Никто из нас не забывает об этом, — упрямо заявила девушка.
          — Но ведь это не так. Посмотрите на меня.
          Но Джоди совсем не хотелось на него любоваться. Шестое чувство упорно подсказывало, что у нее будут бо-ольшие проблемы, но все равно девушка это сделала.
          И в первый раз она увидела Курта Маклафлина таким, каким его видели окружающие. Она смотрела не на своего соперника в противостоянии, корни которого уходят в древность, а на мужчину с заразительной улыбкой и неповторимой мужественностью. Джоди почувствовала, как бешено забилось ее сердце и дрожь прошла змейкой вдоль позвоночника. Пока они в течение вдоха смотрели друг другу в глаза, девушка почувствовала, что он действительно способен читать в ее сердце.
          — Что, думаешь, ты все изменил? — спросила она, надеясь, что он не заметил легкой дрожи в голосе.
          — Не-а. Я ничего не менял. Однажды ты поймешь, что это сделал твой отец.
          — Тем, что он нанял тебя, что ли?
          — Полагаю, ты знаешь, что к вашей семье отношение изменилось не сразу.
        Мужчина произнес это таким тоном, словно в душе преклонялся перед Джесси Алманом. Джоди пристально посмотрела на босса. Он что, действительно думает, будто ее отец делал все это по доброте душевной, которая наверняка даже не ночевала в его суровом сердце? Неужели Маклафлин настолько наивен?
          Нет. Он отнюдь не глуп. Но Джоди тоже не была полной дурой. Она с самого начала знала, что Курт преследует какую-то определенную цель. Почему он работает на «Алман индастриз», очаровывая всех и вся? Он прекрасно притворялся, что не думает о прошлом, но Джоди его раскусила. Она знала, кто такие Маклафлины. Именно они едва не разрушили ее жизнь... но это уже другая история.
          Зная не понаслышке, что из себя представляют мужские особи вражеского лагеря, Джоди решила держаться подальше от Курта.
          — Хватит. Я думаю, нужно собрать все силы и найти способ выбраться отсюда.
          — Замечательная идея! Только вот что конкретно ты можешь предложить?
          Она задумчиво изучила стены и потолок и внезапно кое-что заметила.
          —Посмотри наверх! Это случайно не выход в шахту лифта? Не можешь вылезти и посмотреть, что там?
          Девушка выжидающе посмотрела на Маклафлина. Курт стоял, лениво привалившись к стене, и его поза говорила о том, что он не имеет ни малейшего желания менять положение.
          — Я?!
          — А почему не ты? — спросила Джоди, начиная терять терпение. —Разве в фильмах мужчины не совершают подобного на каждом шагу?
          Он посмотрел на объект, который ему предлагалось открыть. Люк был сантиметрах в семидесяти над его головой. Курт кивнул.
          —Разумеется. В фильмах. И как, по-твоему, я должен туда добраться? Может, у меня крылышки вырастут или я внезапно научусь бегать по стенам? Или
        мне прыгнуть с шестом?
            Девушка облизнула губы и нахмурилась.
          — Откуда я знаю, как мужики в фильмах этим занимаются...
          — Я мог бы попробовать забраться, если бы влез тебе на плечи, — хладнокровно заявил он. — Другого способа попасть туда я не вижу.
          — Должен же быть другой путь, — пробормотала Джоди, пытаясь придумать хоть что-нибудь.
          — Даже если я туда и заберусь, — протянул Курт, — кто знает, какие провода там накручены для быстрого поджаривания незадачливого умельца? — Он оглянулся и весело посмотрел на нее. — Знаешь что? Я могу подсадить туда тебя.
          — Ты что, с ума сошел?
          — Вот и давай после этого женщине шанс побыть героем, — ехидно пробормотал Маклафлин.
          — Нам и не нужен герой. Нам просто нужен... компетентный мужчина.
          — Ты считаешь это ударом ниже пояса?
          — Нет, всего лишь пинком, — Джоди вздохнула, ее плечи безжизненно поникли. Словесная перепалка с этим мужчиной была весьма приятна, но момента освобождения не приближала. — Послушай, я знаю, что выбраться из этого агрегата достаточно... невозможно, но просто торчать здесь еще хуже! Неужели ты не можешь ничего придумать?
          — Я совершенно искренне убежден, что нужно стараться получить максимум пользы из того, что мы имеем. Вот как я на это смотрю: это замечательная возможность познакомиться получше!
            Познакомиться получше?!
            Девушка уставилась на босса.
          — А мне не нужно знакомиться с тобой получше! Я и без лифта знаю тебя всю свою жизнь!
          — Неправда!
            Девушка подняла руки.
          — А как, по-твоему, называется то, что я знаю тебя с самого рождения?!
          — Вы знаете не меня, а обо мне. А в действительности мы толком не знакомы, — его губы медленно растянулись в улыбке. — Мы как корабли, плывущие в ночи. Зная о существовании друг друга, мы не придаем этому никакого значения. Разумеется, нам нужно узнать друг друга поближе.
          Что-то в тоне его голоса заставило Джоди сделать шаг назад. Со своей новой безопасной позиции в углу лифта девушка твердо посмотрела на Курта.
          — Мне кажется, мы в близости не нуждаемся. У нас сложились замечательные рабочие отношения. Профессиональные и деловые. Давай оставим все как есть.
          — Ты действительно думаешь, что все именно так? — невинно поинтересовался мужчина. — А мне кажется, что все обстоит по-другому. Я — босс, а ты озлобленный и непокорный сотрудник, который тщательно просчитывает каждый свой шаг.
          Тут он попал в точку. Джоди дерзко подняла подбородок.
          —Для тебя это проблема?
          Маклафлин рассмеялся.
          —Нет, это не проблема. Скорее, небольшое препятствие, — выражение его лица изменилось. — И, как мне кажется, такой подход дает тебе иллюзию для
        поддержания огня семейной ненависти, не так ли?
          Девушка не собиралась отвечать, и Курт понял это. Вместо того чтобы добиваться ответа, он решил сменить тему:
          —Ну, скажи мне, Джоди, почему ты вдруг решила вернуться?
          Она знала, о чем Курт спрашивает на самом деле. На этот вопрос жители Чивери уже подобрали с десяток ответов — и ни одного верного. Но на сей раз девушка решила ответить честно.
          —Я вернулась, потому что однажды ко мне домой пришел Мэтт и сказал, что я должна это сделать.
            Мэтт был ее братом. Старшим в их семье.
          —Должна? — не веря ушам своим, эхом отозвался Маклафлин. — И ты покорно сделала то, что тебе приказал другой человек? Нужно будет выведать у Мэтта секрет такого повиновения.
          —Он умеет убеждать.
          Курт кивнул.
           —Понятно. И ты приехала в Чивери, отправилась на работу и поняла, что я отныне твой босс. По край ней мере на какое-то время.
          —Да.
           —Наверняка это был один из самых худших дней в твоей жизни.
          Джоди посмотрела на босса, пораженная тем, как ловко он в очередной раз выставил ее полной дурой.
           —Может, хватит? В конце концов, это не навсегда. Через месяц я перехожу в другой отдел. — Это был замечательный план ее отца. Мол, нужно изучить каждый из отделов производства, дабы получить полное представление о работе всей компании. — А пока могу и потерпеть.
          — Правда? — На красивом лице мужчины появилось скептическое выражение. — Ты всеми возможными способами демонстрируешь, что ненавидишь каждую минуту того драгоценного времени, которое мы проводим вместе.
          — Вовсе нет! — девушка прикусила язык. Еще немного разговора в таком же тоне — и они будут стараться перекричать друг друга. Джоди глубоко вздохнула и решила сменить тему: — Но ты уехал из Чивери еще раньше меня. Тебя-то что заставило вернуться?
          Она услышала историю о том, как умерла его жена, оставив Курта с дочерью. Тот на время вернулся к своей семье, чтобы они помогли ему позаботиться о ребенке. Но сомнения не покидали Джоди. Разве мужчина не пытался сейчас найти няню?
           Нет, у Курта Маклафлина точно есть своя цель, и Джоди, кажется, догадывалась, какая именно. Маклафлины должны были всегда побеждать, втаптывая Алманов в грязь.
          — Хорошо, я скажу тебе, почему я вернулся, — медленно произнес Курт, отводя глаза. — Хочешь — верь, хочешь — нет, но я здесь только потому, что люблю этот старый городишко.
          — Что? — Джоди изумленно уставилась на босса.
          Чивери явно не принадлежал к числу очаровательных маленьких городков, о которых поется в народных песнях. Конечно, в последнее время обстановка несколько улучшилась, но Чивери все равно оставался продуваемым всеми ветрами городком на границе штатов. Если люди и приезжали сюда, то стремились побыстрее сбежать к огням больших городов.
        Что же касается самого Курта, то Джоди слышала, что тот неплохо обосновался в Нью-Йорке. Девушка отметила, что он говорил с едва различимым техасским акцентом. И значит, мужчина еще не успел окончательно стать городским жителем.
          —Да, это правда, — продолжил Курт. — Когда в городе я понял, что мир вокруг меня начинает сходить с ума, то единственное, что оставалось, — вернуться в Чивери. Домой.
          Голос Курта звучал так искренне, а на лице отразилась глубокая внутренняя боль, но Джоди не попалась на крючок. Что ж, он поведал ей именно такую историю, которая наверняка разжалобила бы девушку. Курт самым непозволительным образом играл на струнах ее души. Нужно выбраться отсюда побыстрее, пока Маклафлин окончательно не усыпил ее бдительность.
          Курт тем временем снял галстук и расстегнул ворот рубашки. Перед испуганным взглядом Джоди предстала его загоревшая грудь.
          —Мне кажется, — хрипло сказал мужчина, — или здесь становится жарко?
          Сердце девушки стало биться чаще. Теперь он пустил в ход свое мужское обаяние.
          Черт побери, ее предательское тело жаждало любви, как жаждет воды цветок в пустыне. Даже несмотря на все то презрение, которое девушка испытывала к его методам обольщения.
          Джоди поспешила в очередной раз сменить тему разговора.
          — А вот мне совсем не жарко, — выразительно произнесла она. — Но я голодна. И я имею в виду еду! — быстро поправилась девушка. Оглянувшись, она была немало раздосадована, увидев в его глазах озорной огонек.
          —Точно? — ответил Курт.
           —Ужасно! Я не обедала, так как нужно было зайти в художественный отдел — забрать эскизы, — Джоди нахмурилась. — Эх, была бы со мной моя сумочка...
          —Зачем? — удивился мужчина, притворяясь, будто внимательно рассматривает кабинку в поисках ее косметички. — Ты что, в ней холодильник носишь?
          —Нет. Зато у меня там была шоколадка!
          —Хм, — Маклафлин засунул руку в карман. — Смотри, что я нашел! Мятные конфетки!
          —Ой! — девушка жадно посмотрела на его руку. Она была страшно голодна.
          —Держи, — бросив конфетку в рот, он протянул одну и Джоди.
        Мгновение она колебалась, но голод взял свое.
          —Спасибо, — коротко ответила девушка и взяла предложенное лакомство.
          —Вот видишь? — мягко произнес Курт, глядя на нее. — Я даже разделил с тобой последние крохи!
          Джоди хотела было поставить наглеца на место, сделав какое-нибудь едкое замечание. Но, к сожалению, подбирая нужные слова, она подавилась конфетой, и вместо отповеди из ее уст Курт услышал надрывный кашель.
          —Получай! — будучи человеком действия, Маклафлин не без удовольствия пару раз стукнул ее по спине. Но конфетка оказалась упрямой. Тогда мужчина развернул Джоди спиной к себе, обхватил ее руками и нажал на живот.
          —Эй! — запротестовала девушка, чувствуя, что мужчина начинает входить во вкус. — Прекрати! Я в порядке!
             Курт расслабился, но руки почему-то не убрал.
          — Ты уверена? — хрипловато произнес Маклафлин. Его лицо было так близко, что Джоди чувствовала его дыхание.
          — Да, я уверена, отпусти.
          Она встретилась с ним взглядом. А затем произошло что-то волшебное. Дело было не только в том, что Джоди внезапно заметила золотые огоньки в глазах босса, и даже не в электрическом разряде, который пронзил их тела. Неожиданно девушку переполнила такая всепоглощающая страсть, что у нее перехватило дыхание. Джоди хотелось, чтобы ее поцеловал Курт Маклафлин.
          —Ох, — тихо произнесла она, не в силах оторвать глаз от мужественной линии его рта. Она склонила голову, ее губы раскрылись, страстное томление охватило все тело.
          Неожиданно мужчина отстранился, выведя девушку из транса. Ее словно окатили холодной водой. Джоди почувствовала себя полной дурой.
          Отвернув обшлаг рукава, Курт посмотрел на часы и посерьезнел.
          —Черт побери, уже поздно! Я не успеваю забрать Кэти! Нам срочно нужна помощь.
          — Помощь? — переспросила Джоди, пытаясь перевести дыхание. — О чем ты?
          Мужчина достал из внутреннего кармана пиджака мобильный телефон.
          — Я просто позвоню, — невинно заметил Курт. — Надеюсь, батарейка не сядет. Если все будет в порядке, то очень скоро мы отсюда выберемся.
          Джоди покачала головой, моргнула, стараясь осознать все происшедшее, и гневно пискнула.
          — То есть все это время у тебя был телефон! — завопила она. — Почему ты не сказал об этом?!
          — Потому что ты не спрашивала. Ты просто решила, что у меня его нет, — пробормотал мужчина, нажимая на кнопки.
          — Привет, Джаспер. Извини, что беспокою, но у нас проблемы в офисе. Я очень прошу тебя, вернись и помоги мне выбраться из лифта.
          Убийство, здесь может помочь только оно. И ни один суд в мире не посмеет меня обвинить.
          Издав звук, весьма похожий на рычание, Джоди стиснула кулаки. Если раньше она и не испытывала к Маклафлину ненависти, то сегодня он постарался изменить это положение дел.


        ГЛАВА ВТОРАЯ

             Джоди откинулась на спинку стула и посмотрела на членов своей семьи, которые собрались за большим старинным кухонным столом. Картина была очень знакомой и вместе с тем странной. Больше всего здесь не хватало ее матери, которая умерла от рака, когда Джоди было всего шестнадцать. Ее младший брат, Джед, тоже отсутствовал. Единственный член семьи, которого Мэтт и Рита не смогли найти, связать по рукам и ногам и привезти домой.
          Рита была в своем репертуаре — приготовила совершенно великолепный обед: курица с яблоками по старинному рецепту. Джоди с нежностью смотрела, как сестра выжидающе переводила взгляд от одного человека к другому, пытаясь понять, понравился ли им ужин. Когда их глаза встретились, девушка тепло улыбнулась Рите. Сестра была очень рада, когда ей все-таки удавалось собрать почти всю семью.
        Рита заботилась о доме и семье так же, как это делала ее мать, которая умерла двенадцать лет назад. Она была прекрасной хозяйкой и заслуживала любви, счастья и своей собственной семьи. К сожалению, трудно найти хорошего мужчину, скажем, в мясном отделе супермаркета.
          Мэтт был ее единственным партнером в деле объединения семьи. Но сегодня он вовсе не выглядел счастливым. Именно Мэтт долго разъяснял Джоди, что обязательно нужно собраться вместе, так как их отец болен. Он был так же обеспокоен делами семьи, как и Рита.
          Во многом Мэтт служил для Джоди примером. В конце концов, именно он первым уехал из города и поступил в медицинское училище в Атланте. Несколько лет он работал в большой городской больнице, а теперь вернулся в родной Чивери. Девушка заметила на его лице задумчивое выражение и погрузилась в размышления о том, что же угнетает Мэтта.
          По крайней мере, ей не нужно было беспокоиться о Дэвиде. Он был очень похож на Джоди — такие же светлые волосы, карие глаза и веснушки.
          Дэвид сидел рядом с Мэттом и с удовольствием поглощал все, что оказывалось на его тарелке. Он был единственным, кто так и не уехал из дома. Совсем недавно кто-то спрашивал девушку, почему такой замечательный молодой человек прозябает в этом городишке, когда перед ним открыт весь мир. Джоди рассмеялась и сказала, что Дэвид слишком ленив, чтобы куда-то ехать. Но это было неправдой. Наверное, только девушка знала, в чем дело. Иногда любовь толкает людей на странные поступки.
          Здесь же был и темноглазый Раф, ровесник Курта Маклафлина. Брат внимательно смотрел на нее проницательным взглядом, словно говоря: «Эй, Джоди, даже не пытайся обмануть меня, я все вижу сквозь твою вежливую маску. Я читаю твои мысли!».
          Девушка улыбнулась ему, надеясь, что он понял ответ: «Лучше займись собственными делами».
           — Привет, па, — сказал Дэвид, когда их отец вошел в комнату. — Будешь есть?
          Мужчина покачал головой, когда Рита поднялась, чтобы принести ему стул.
           — Нет, я не смогу съесть и кусочка. Я пришел,чтобы посмотреть на вас, — Джесси Алман все-таки сел и окинул взглядом семью. — Моя гордость и утешение, — пробормотал он, одновременно любяще и с неприятным сарказмом.
          Глядя на отца, Джоди ощутила на редкость противоречивые чувства — боль, любовь, обиду, гнев и жалость. Что делать, когда ненавидишь отца почти так же сильно, как любишь?
           — Значит, вы все вернулись, чтобы сохранить ферму для своего старика? — Джесси тихо рассмеялся. — Думаю, я все-таки вырастил неплохих детишек.
           — Слушай, пап, — Раф наклонился вперед. — Я поговорил с нашим агентом по продаже в Далласе. Похоже, у нас все-таки есть шансы получить контракт с «Винтергрин стор». Это будет неслыханной удачей.
          Джесси Алман кивнул, но смотрел он не на Рафа. Глаза мужчины не отрывались от лица старшего сына — Мэтта, которого он пытался сделать главой своей корпорации. Но Мэтт был непреклонен, хотя частенько помогал в трудные времена. Когда Джесси заключил первый крупный контракт, сын был в колледже, как и во время подписания контракта с торговым агентом о лучшем применении продукции техасских винных заводов.
          —Ты этого добился, не так ли, Мэтт? — спросил он.
             Тот удивился.
          —Чего?
          —Дела с «Винтергрин».
          Мэтт пожал плечами.
          —Нет, пап. Ты же знаешь, я не участвую в ваших торговых сделках.
             Глаза Джесси сузились.
          —А следовало бы, — коротко и резко произнес он.
             Мэтт и Раф обменялись понимающими взглядами.
          — Поговори обо всем с Рафом, — спокойно ответил мужчина. — Он осведомлен куда больше меня.
          Джоди вздохнула. Старая песня. Бизнес разросся, семья разбогатела, стала уважаемой и обеспечила жителям города рабочие места. Но все чувства остались прежними. Девушка начала подозревать, что, вернувшись, совершила большую ошибку.
          — А тебя что гложет, мисси? — спросил отец, обвиняющее глядя на Джоди. — По-прежнему хочешь, чтобы я избавился от этого Маклафлина?
             Девушка вздрогнула и прижала к губам салфетку.
          — Я никогда не говорила так. Я просто хотела предупредить тебя, что он опасен.
          — Опасен?! — с усмешкой переспросил Дэвид. — Старина Курт? Да он просто пуся!
           — Я точно так же не доверяю Маклафлинам, Джоди, — вставил Мэтт, — но насчет Курта должен признать — этот парень чертовски хорош в своей области. Нам повезло, что он у нас работает.
          Посмотрев на родственников, девушка с удивлением поняла, что единомышленников у нее нет. Никто не понимал, насколько ее босс был опасен.
          — Я знаю, к чему все твои придирки, мисси, — усмехнулся Джесси. — Ты похожа на меня. Не можешь ни простить, ни забыть, — он хлопнул рукой по столу. —  Но Маклафлина я не уволю. Черта с два! Он слишком хорошо знает свое дело. Мне даже нравится, что он Маклафлин. Особенно когда ловлю в городе удивленные взгляды его семейки и говорю, что теперь их красавчик работает на меня. Потому что городом ныне заправляют Алманы.
          Джоди вновь вспомнила, почему сбежала из дома, когда ей было восемнадцать. Она не хотела возвращаться. Нужно было настоять на своем, когда Мэтт ее уговаривал!
          — Он уже стар, Джоди, — сказал тогда брат. — Стар и болен. Мы нужны ему. Все.
          Только сейчас девушка с удивлением заметила, что у отца дрожат руки. Посмотрев в его лицо, Джоди ощутила страх. Да, Мэтт был прав. Джесси Алман и в самом деле был стар и болен. Как бы она ни злилась, этот человек оставался ее отцом, и в глубине души девушка любила его. Все же хорошо, что она вернулась. И останется здесь, несмотря ни на что.
          А это означало, что снова придется иметь дело с Куртом Маклафлином.
          Джоди вспомнила о том, как этот мужчина обнимал ее в лифте. Нет, нужно найти какое-то средство противостоять его обаянию. Ей придется работать на Маклафлина, и, возможно, это к лучшему. В конце концов, нужно думать о благе семьи.
          Через час Джоди с наслаждением выбралась из дома и решила погулять в городе. Небо было синим, сияла полная луна. Воздух был теплым и сухим. Где-то недалеко стригли скот.
          Девушка прошла по улицам, знакомым с детства, пытаясь понять, что ей теперь делать. А в парке за углом они с Джереми тайно встречались и обсуждали свой побег из Чивери. Это было так давно...
          Джереми. Любила ли она его? Когда Джоди оглядывалась на свою жизнь, она видела больше волнения, чем любви. Они нужны были друг другу. Нет, опять не так. Это Джереми был нужен девушке. А она ему — нет. Но ведь так и получается, когда имеешь дело с Маклафлинами.
          На Кабрилло Джоди пошла медленнее. Теперь местность была ей менее знакома. Новые здания, бутики, магазины сувениров. Хорошо, что город развивается, хотя девушке стало здесь немного неуютно.
          Прямо перед ней было кафе Милли, и вот оно-то ничуть не изменилось. Может, зайти, выпить чашечку кофе и поболтать с хозяйкой? Милли была матерью Шелли — лучшей школьной подруги Джоди. Девушка вспомнила, каким уютным было это заведение, когда она сидела за своим любимым столиком.
          Однако, завернув за угол, Джоди обнаружила, что здесь было слишком много народа. Одни ожидали на улице, другие сидели за столиками (свободных уже не было), третьи толкались у стойки. На мгновение промелькнул мужчина, похожий на Курта, и сердце девушки забилось быстрее. Не желая столкнуться с этим типом, она развернулась и поспешила удалиться.
          Черт, ей что, придется все время бороться со своей реакцией на Курта? Так невозможно жить. Оглянувшись через плечо, чтобы посмотреть, действительно ли в кафе сидел Маклафлин, девушка с удвоенной скоростью начала переходить улицу
          Беда была в том, что на этом перекрестке отродясь не было светофора. Как и пробок. Почему-то Джоди этого не учла.
          Завизжали тормоза. Девушку охватил ужас, она подняла глаза и застыла на месте. Придя в себя, она подскочила и каким-то образом вывернулась из-под машины. А разум ее четко зафиксировал только одно: Курт не мог находиться в кафе, потому что именно он был за рулем этой машины!
          Маклафлин старался вернуть себе контроль над управлением. Девушка с ужасом увидела, как его машину развернуло на встречную полосу. Удар, лязг и скрежет металла.
          Автомобилям всего лишь смяло бока, но Джоди рванулась вперед, чувствуя, как горло сжимается от ужаса. Водитель машины с руганью выскочил, но Курт даже не шевельнулся. Девушка рванула на себя дверь его грузовика и увидела безвольное тело. Она судорожно выдохнула, и мужчина открыл глаза.
          — Привет, — произнес он, его губы изогнулись от боли. — Слушай, ты не могла бы вызвать «скорую»? Что-то не так с ногой.


          Это приговор. Куда бы Джоди ни повернулась, там всегда оказывался Курт Маклафлин. Никакого покоя. Ей хотелось кричать.
          Или хотя бы пожаловаться кому-нибудь. Но как жаловаться на человека, который только что получил из-за тебя серьезную травму?!
          Глядя на лежащего на кровати Курта, Джоди никак не могла успокоиться. Мэтт накладывал Маклафлину шину на ногу, Дэвид стоял неподалеку, засунув руки в карманы. Это они помогли сестре привезти пострадавшего парня к нему домой. А сама девушка стояла в тени между буфетом и шкафом, страстно желая провалиться сквозь землю.
          —Нет, я, конечно, знал, что Джоди в меня втюрилась, — ехидно протянул Курт. — Но я не знал, что она готова так далеко зайти!
          Джоди тихо застонала, но Дэвид не удержался и добавил:
          —Знаешь, сестричка, если хочешь начать встречаться с парнем, то в машине должна находиться ты. А он должен на улице спасать свою жизнь.
          Она проигнорировала это замечание. За годы подшучиваний невольно к ним привыкаешь. Кроме того, Джоди и вправду чувствовала себя просто ужасно из-за этого происшествия и хотела, чтобы Курт это знал.
          —Я не понимаю, почему вела себя так глупо... — начала было девушка. И уже не в первый раз.
             Курт покосился на нее и простонал:
          — Джоди, если ты пытаешься снова сказать, как сильно сожалеешь, я попрошу твоего брата соорудить из бинтов симпатичный кляп!
          — Руки, боюсь, тоже придется связать, иначе она будет извиняться знаками, — ехидно ввернул Мэтт.
          — Сделай это — и ручаюсь, что она начнет выстукивать просьбы о прощении ногами — азбукой Морзе! — вставил Дэвид. — Открою секрет: наша сестра так легко не сдается!
          Джоди вспыхнула. Было очевидно, что Курт очень нравится ее братьям. А она не понимала, как они могут быть так слепы.
          Но что действительно ставило девушку в тупик — это то, как спокойно Маклафлин отнесся к этому происшествию. Немного рыка, мата и фраз в духе «Смотри, куда прешь!». Но — немного. Может, если бы он менее спокойно отнесся ко всему, Джоди чувствовала бы себя лучше. Например, можно было бы на него рассердиться вместо того, чтобы чувствовать себя такой маленькой и гнусной.
          Курт просил вызвать «скорую». Однако в Чивери «скорой» не было. Был только старина Купер, который сидел на телефоне в пожарной и пытался найти добровольцев в случае возгорания. Вроде бы он даже обладал некоторыми навыками оказания первой помощи, но, разумеется, со сломанной ногой ничего не смог бы поделать. Поэтому Джоди позвонила Мэтту. В конце концов, ее брат был лучшим врачом в городе. Мужчина приехал с Дэвидом, и вдвоем они отвезли Курта в клинику, где сделали рентген. Переломов не было, но треснула коленная чашечка. Для того, чтобы ситуация не осложнилась, нужно было зафиксировать коленный сустав.
          — Придется тебе пару недель походить в гипсе, приятель, — произнес Мэтт. — Потом мы его снимем и снова сделаем рентген. Подумаем, снова ли наложить гипс или обойдешься эластичной повязкой.
          Все прошло относительно гладко. Они отвезли Курта домой и положили на кровать, где он, собственно, сейчас и находился. Мэтт заставил Курта принять болеутоляющее. Может, именно поэтому Маклафлин казался таким спокойным. Должно быть, это реакция на медикаменты.
          Джоди хотелось домой. Она мечтала поскорее оставить все позади, но не могла. В конце концов, именно она была виновницей происшествия.
          — Кстати, Джоди у нас терапевт! — вспомнил Мэтт. — Это нам пригодится! Она поможет тебе встать на ноги.
          — Я не забуду этого, — ответил Курт и ухмыльнулся девушке. — Да, ее навыки пригодятся.
          Джоди почувствовала, как немеет тело. Все, что произошло, казалось, только сильнее привязало ее к этому человеку. Да, это приговор.
          Мэтт поднялся, чтобы достать что-то из сумки, и, к удивлению девушки, остановился рядом с фотографией очаровательной малышки.
          — Эта твоя дочь? — хрипловато спросил Мэтт. Курт поднял глаза на фотографию и гордо кивнул.
          — Да, Кэти. Сегодня она ночует у мамы.
          Старший брат Джоди не отрывал глаз от изображения, и девушке это показалось странным. Она не могла представить, что Мэтт любит детей. Учитывая, что ни один из братьев и сестер не был женат, девушка пришла к выводу, что они все придерживались одного мнения. Дело не в том, что Джоди не любила малышей. Любила. Но на расстоянии. Может, в отношении Мэтта она ошибалась?
          — Хорошо, что девочка не с тобой сегодня, — произнес он.
          — Да, — согласился Курт. — Только это и утешает. Джоди тоже была с ними согласна, но предпочла промолчать. Она на мгновение представила, что была бы ответственна еще и за то, что нанесла дочке Маклафлина моральную травму, и вздрогнула.
          —  Очаровательная малышка! Сколько ей лет? — протянул Мэтт.
          —  Шестнадцать месяцев.
          Джоди нахмурилась, удивляясь, чего сегодня перекушал братец. Его поведение никак не вписывалось в рамки привычного образа. Затем девушка посмотрела на Курта, лежащего в окружении подушек, и сразу же пожалела об этом. Все размышления о брате вылетели из головы, и их место заняла совершенно нежелательная реакция на образ Маклафлина. С тех пор как он надел обрезанные по колено джинсы, чтобы обнажить поврежденную ногу, Джоди пыталась не смотреть на него. Мужчина вдобавок снял рубашку и теперь выглядел воплощением соблазна.  Он был похож на греческого бога!
          Глядя на него, Джоди почувствовала странное тепло. С удивлением осознав, что она неприлично долго пялится на голую грудь Курта, девушка посмотрела в его ярко-зеленые глаза, и их взгляды встретились.
          На ее щеках по очереди сменились десять оттенков красного; Джоди поспешно отвернулась и начала просматривать подшивку старых газет, которые хранились в шкафу.
          Мэтт и Курт продолжали разговаривать, но она уже не слушала, о чем идет речь. Все, о чем девушка могла думать, — это его взгляд, в котором читался явный интерес. Интерес не только к ее чувствам, но и мыслям.
          Понял ли этот мужчина, как Джоди тянет к нему? Понял ли он, как ей хотелось поцеловать его в лифте? Это было бы так унизительно!
          Девушка попыталась выровнять дыхание и взять под контроль глупо раскрасневшиеся щеки. И больше ни в коем случае не встречаться с Куртом глазами! При первой же возможности Джоди поспешила сбежать из комнаты и глубоко вздохнула. Прохладный воздух гостиной принес желанное облегчение.
          Она оглядела комнату. Повсюду были игрушки. С той истории прошло уже десять лет, но до сих пор при одном взгляде на них Джоди начало подташнивать. Она знала, что глупо позволять прошлому управлять настоящим, но никак не могла побороть свои чувства. Потеря ребенка была тяжелым испытанием, даже несмотря на то, что он и не должен был родиться.
          Девушка обернулась к книжному шкафу. Она продолжала удивляться тому, что Курт не живет в старом поместье викторианской эпохи, где обитали все Маклафлины. Если бы он вернулся только для того, чтобы получить необходимую помощь в воспитании дочери, то переехал бы туда.
          Джоди никогда не бывала внутри поместья Маклафлинов и никогда не ходила на вечеринки, где собирались девчонки со всего города. Алманы не были желанными гостями в семье Курта.
          — Эй, Джоди! — В помещение вошел Дэвид. Девушка подпрыгнула, когда оклик брата вывел ее из задумчивости.
          — Что?
          —  Мэтт уже закончил.
          —  О, хорошо.
          —  Но Курт хочет поговорить с тобой наедине до того, как мы уйдем.
          — Наедине? — она прижала руки к щекам. — Зачем? Что он хочет мне сказать?
             Дэвид задумчиво посмотрел на сестру.
          — Даже не знаю. Наверное, что-то по работе, — он пожал плечами и направился к двери. — В общем, мы будем ждать тебя в машине.
             Джоди с трудом сглотнула.
          —  Хорошо.
          Девушка направилась в спальню, непроизвольно сжавшись при виде лежащего на подушках мужчины. Он казался таким беспомощным.
          —  Боже мой, я действительно...
          — Молчи, — коротко велел Курт. — Я знаю, тебе очень хотелось бы, чтобы всего этого не произошло. Так же, как и мне. Но что было, то было, давай просто обо всем забудем.
          Брови девушки поднялись, когда она заметила перемену в тоне разговора. Куда делся тот дружелюбный парень, который шутил с ее братьями несколько минут назад? Но с другой стороны, Курт ведь только что повредил коленную чашечку... Наверное, он очень устал, и нога снова разболелась... Нужно войти в его положение.
           — Сейчас нужно определиться, что мы будем делать с последствиями происшедшего.
          — Последствия? — Что здесь выяснять? Он получил травму. Разумеется, это ему не на руку. Возможно, даже нарушило какие-то планы. Но это также
        означало, что теперь следить за Маклафлином станет гораздо легче.
            Мужчина согласно кивнул.
          —  Мэтт сказал, что я смогу выйти на работу в лучшем случае через две недели.
          —  О, это очень плохо, — девушка представила, каково будет работать без него, и почему-то эта мысль ее привела в замешательство и расстроила. Однако затем настроение неожиданно улучшилось. Кажется, ей наконец-то улыбнулась удача.
          —  Однако я еще не завершил несколько проектов, которые никак нельзя откладывать. Именно поэтому я собираюсь работать дома.
          —  Дома? — эхом откликнулась Джоди. У нее появилось нехорошее предчувствие.
          —  Да. У меня здесь есть компьютер и факс, но какое-то время я буду не способен много двигаться. И именно для этого мне понадобишься ты.
          —  В самом деле?
          — Разумеется. Ты сможешь работать со мной здесь, а я смогу делать в два раза больше с твоей помощью.
          —  О, но как...
          —  Я уже все обдумал. Ты будешь заниматься своими делами в компании утром и приносить мне на дом все, что может понадобиться. И работать, скажем, до обеда. Ведь с этим проблем не будет?
          Что можно сказать? Она виновата и, значит, должна помочь. У Джоди разболелась голова. Девушка как наяву видела, как они с Куртом будут работать все утро наедине, и... Нет! Это невозможно!
          — Знаешь, думаю, будет лучше, если я попрошу Паулу помочь тебе, — поспешно предложила она. — Я тоже сейчас занята в компании. Так что я буду в офисе, а Паула станет кем-то вроде курьера, и...
          —  Не выйдет. Джоди моргнула.
          —  Почему нет?
          —  Потому что ты нужна мне здесь. Этого-то она и боялась.
          Его взгляд потемнел и стал властным, подбородок выдвинулся вперед. Да, это Маклафлин отдавал приказы. Он был боссом. Проблема только в одном — Джоди не выносила приказов.
          — Почему я? — спросила она.
          —  Так ты моя ассистентка или нет? — нахмурился Курт.
          —  Это временно.
          —  Давай жить настоящим. Ответь на вопрос. Да или нет.
          Девушке страстно хотелось сказать что-нибудь дерзкое и нахальное, но это было бы слишком по-детски.
          Молодые люди посмотрели друг другу в глаза. Джоди ощутила приступ гнева, но сумела подавить его до поры до времени. Однако мужчина понял, что его идея девушку не вдохновила.
          — Неужели все твои извинения и гроша ломаного не стоили? — мягко спросил он.
            Какая наглость!
           — Полагаю, то, как ты издевался над моими извинениями, тоже говорит о том, что они — лишь звук пустой?
            Он рассмеялся.
           —  Джоди, остынь. Я так хочу. Придется тебе смириться с этим.
          —  Иначе что? Ты меня уволишь?
           —  Из компании твоего отца-то? Никогда, — его ухмылка стала еще более раздражающей. — Хотя, конечно, я мог бы дать Пауле соответствующие указания... И у тебя появилась бы куча времени для того, чтобы копировать документы и готовить кофе.
          Девушка отвернулась от него, разозлившись. У нее появилось страшное искушение сбежать. Весь его вид так и говорил: Вот видишь, Джоди, мне плохо, но я же держу себя в руках. Но несмотря ни на что, какая-то часть ее просто светилась от счастья. Ей хотелось только одного — чтобы ее братья остались здесь и видели, как Курт навязывает ей свою диктатуру.
          Вот видите? Он явно что-то замышляет. Маклафлин собирается подорвать дело нашей семьи! Подождите, и вы поймете, что в этом я не ошиблась!
          А вот с этой точки зрения даже хорошо, что Джоди будет следить за каждым его шагом. В конце концов, только она догадывалась о гнусных замыслах этого типа! Кто-то же должен за ним присматривать!
             Девушка взглянула на Маклафлина.
          — Ладно, — неохотно сказала она. — Я буду здесь.
          Однако, прежде чем он, обрадовавшись, успел что-то сказать, Джоди предостерегающе добавила:
           —  Давай проясним один момент: я прихожу в твой дом. Я буду с тобой работать. И все останется в порядке до тех пор... пока ты не начнешь вредить моей семье.
           —  Вредить твоей семье? — он снова казался самой невинностью. — Почему я должен?
             Девушка всплеснула руками.
          —  Ну, не знаю. Попытайся ответить на вопрос: почему в комнате есть воздух?
          —  Та самая старая добрая вражда?
          —  Умница. Возьми с полки пирожок.
          —  Да не нужны мне никакие пирожки, Джоди! Все, чего я хочу, — это ты... в моем доме.
          Она почувствовала, что во рту пересохло. Что он хотел сказать? Надо признать, что Джоди не слишком жаждала вникать в суть сказанного.
          — Что ж, именно это ты и получишь! — небрежно бросила она, направляясь к двери. Взявшись за ручку, девушка напоследок посмотрела на Курта. — И будь
        осторожнее со своими желаниями. Иногда они исполняются.
          —  В таком случае мне остается только надеяться на это, — пробормотал мужчина.
          Джоди замерла, жалея, что не умеет читать мысли. Его слова звучали как-то странно. Двусмысленно. У нее оставалось чувство, что на самом деле Маклафлин имел в виду совершенно другое. Может, он просто пытается выбить ее из колеи?
             Хорошая мысль, Джоди.
          — И никаких романтических отношений, — сухо добавила девушка.
             Мужчина посмотрел на нее и рассмеялся.
          — Ха-ха! Слушай, Джоди, вся романтика, которая мне доступна, будет сугубо развлекательной. А времена «отношений» давно остались позади.
          Горечь в его голосе удивила Джоди, но она не показала виду. У него есть ребенок. По крайней мере, его брак был счастливым какое-то время. А у некоторых нет даже воспоминаний.
           —  Именно об этом я и говорю. Я не собираюсь тебя развлекать.
           —  В таком случае мы прекрасно поймем друг друга.
          Если бы только девушка могла в это поверить... Бросив на Маклафлина прощальный взгляд, она вышла из дома. У Джоди было чувство, что только что она избежала опасной ловушки.
             Но какая мышеловка будет ждать ее завтра?


        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

            Джоди заранее продумала свое поведение. Спокойное, прохладное, профессиональное. Только так можно будет разыграть сданные карты. Эффективность и компетентность в сочетании со сдержанностью.
          Почти как робот, поклялась себе девушка, поднимаясь по ступенькам крыльца. Никаких эмоций.
          Она договорилась с Шелли, чтобы та присмотрела за всеми делами в офисе. После чего Джоди собрала светлые волосы в пучок, надела строгие брюки и блузку. Темные глаза были скрыты солнечными очками. Безликая и деловая женщина.
          Ярко-зеленая дверь открылась прежде, чем девушка успела хотя бы постучать. На пороге стоял Курт, широко ухмыляясь. На нем были только домашние штаны. По обнаженной груди перекатывались мускулы.
          Слишком много открытого мужского тела. Слишком близко. От неожиданности Джоди поперхнулась и отступила назад.
          —  Ты в порядке? — спросил Маклафлин, в его зеленых глазах плясали веселые искорки.
          —  Да, разумеется, — ответила она, поспешно собираясь с мыслями. — Просто волнуюсь за тебя. Ты не боишься подхватить простуду, открывая свой жирок?
          —  Жирок? — Курт обеспокоенно изучил свой торс. — Где? Мне-то казалось, я в неплохой форме...
          Это было трудно отрицать, но девушка притворилась, что мыслит скептически.
          —  Ну, «неплохо» — отнюдь не показатель здоровья. Особенно если это слово звучит из твоих собственных уст, — Джоди прошла мимо него в дом. — Потерял халатик?
          —  Халатики мне только мешают. Трудновато, знаешь ли, одновременно следить за длинным подолом и костылями, — он изогнул бровь, словно только что в голову пришла совершенно новая идея. — А что, неужели моя голая грудь тебя беспокоит?
            Ее глаза сузились.
          — Я пять лет проработала терапевтом. Вряд ли меня можно напугать видом мужского тела.
          Эта откровенная ложь едва не вызвала на ее щеках румянец, но девушка сумела справиться с собой. Обычно тело не заставило бы ее даже вздрогнуть, но при виде обнаженной груди Курта у Джоди мурашки по спине бежали. Лучше всего было бы откланяться прямо сейчас.
          — Ну, поскольку ты явно не готов работать, я лучше вернусь в офис. Приду попозже, — девушка развернулась,  намереваясь немедленно привести план в исполнение, но мужчина остановил ее тихим ругательством.
           —Успокойся, Джоди, — нетерпеливо отрезал Курт. — У меня целая куча проблем, которые ждут не дождутся твоего чуткого руководства. Ни к чему терять время.
             Она обернулась.
          — Разве?
          — Да. Заходи. Нужно двигаться дальше. Девушка нахмурилась, но сделала шаг вперед.
          — Что именно ты имеешь в виду?
           Их глаза встретились, и мужчина улыбнулся. У Джоди едва не подогнулись колени. Эта улыбка могла бы растопить полярные льды.
          — Джоди, тебе придется научиться доверять мне.
          — Доверия нужно добиваться, — напомнила она. — А прямо сейчас мне нужны факты.
          — Ладно, мисс Алман. Вот вам факты. Я собираюсь сегодня на виноградники и надеюсь, что ты меня отвезешь.
          — На виноградники? Зачем?!
          — Хочу найти плюсы для новой рекламной кампании. Сделать несколько снимков. Просто посмотреть на них — в конце концов, вдруг появятся новые идеи.
          Джоди сняла очки и посмотрела на босса. На его лице застыло безмятежное выражение, но девушка чувствовала, что он говорит все это неспроста.
          —А мой отец знает о твоей поездке?
          На лице Курта промелькнуло странное выражение.
          —А что? Думаешь, на это непременно нужно его разрешение?
          Джоди поколебалась, чувствуя: что-то в этом ответе ее не устраивает. Поездка на виноградники займет почти весь день. Она попыталась вспомнить, нет ли у нее неотложных дел в офисе, но, к ее огромному сожалению, все вопросы могли подождать денек-другой. И все равно придется туда поехать, чтобы следить за Маклафлином!
          — Хорошо, я отвезу тебя, — быстро согласилась она. — Но... — Джоди посмотрела на игрушки на ковре. — А с кем останется твоя дочь?
          — Она все еще у мамы и сегодня приезжала навестить меня. Не могу прожить и дня без поцелуев малышки! — Он усмехнулся, вспомнив о девочке, и выражение лица стало ласковым. — И, разумеется, мама была просто обязана прочитать мне ежедневную лекцию, — улыбка мгновенно угасла.
          — Какую еще лекцию? — Внезапно Джоди догадалась: — Так твоя семья тоже не в восторге от того, что ты работаешь на Алманов?
          Взгляд Курта стал непроницаемым, но девушке и не требовалось дальнейших подтверждений своих мыслей. Все, что ей требовалось знать, — это то, что Маклафлины до сих пор презирают Алманов.
          Джоди посмотрела на мужчину. Он был просто великолепен. При взгляде на него замирало сердце и хотелось целовать его, не останавливаясь ни на мгновение. Девушка представила, как рука Курта скользит по ее обнаженному телу...
          Ну уж нет. Так дела не делаются, и Джоди придется выкинуть подобные мысли из головы раз и навсегда.
          И неожиданно девушка заметила, что мужчине было очень больно стоять. Курт вздрогнул, когда попытался двинуться вперед. Долгое мгновение он неуверенно стоял, опершись на костыли, к которым еще не успел привыкнуть. На нее нахлынула волна сочувствия. Бедный парень. Джоди хотелось подойти и помочь ему. Если бы только она была способна облегчить его страдания...
           — Сейчас мне понадобится твоя помощь, — спокойно сказал мужчина, пытаясь не обращать внимание на боль. — Я хочу принять душ.
          Значит, вот ты как! Джоди сжала губы и отвела взгляд от Курта, чтобы не высказать все, что она о нем думала. Забудь про эмоции, — приказала она себе. — Холодный, спокойный разум.
           — Мне действительно нужно в ванну, — с напускной веселостью произнес мужчина. - Даже голова чешется, — Курт вопросительно изогнул бровь. — Не откажешься помыть?
          А может, еще педикюр с маникюром?! К этому человеку решительно невозможно испытывать сострадание. Джоди стиснула зубы и встретилась с Куртом взглядом.
          —Разумеется, я буду не против, — мягко ответила девушка. — Только если ты останешься одетым.
        Курт ухмыльнулся.
          — А мне показалось, что ты говорила, что вид мужского тела тебя не испугает.
           — Я спокойно отношусь к обнаженному телу. Единственное, чего я не переношу — это фамильярность. А как еще можно назвать эту твою затею, я не знаю.
             На лице мужчины отразилось изумление.
          — Значит, ты все еще не доверяешь мне?
          — И почему же ты так решил?
          — Так, подожди минутку. Ты ведь меня обманываешь, так?
          —Что?
             Он пожал плечами, словно все и так было ясно.
          —Ты ведь даже себе не доверяешь, да? Я прав?
          Девушке хотелось рассмеяться, или на худой конец разбить какую-нибудь вазу о его очаровательную голову. Но вместо этого она густо покраснела.
          — Я знал это, — ликовал Курт. — Ты слишком пылкая, чтобы рисковать. Ты знаешь, что твоя страстная натура возьмет верх над рассудком, и вот ты уже...
          — Направляюсь к выходу, — мрачно закончила девушка.
          — Подожди, Джоди, — Курт взял Джоди за руку, удержав от немедленного претворения в жизнь ее намерений, и рассмеялся. — Я пошутил. Все будет хорошо. Сама убедишься. — Когда Курт увидел ее разгневанное лицо, то мгновенно затих. — Не уходи. Ты мне очень нужна.
          Какое впечатляющее начало. Девушка могла рассмеяться ему в лицо и уйти. Почему бы нет? Курт это вполне заслужил. Такая перспектива очень привлекала Джоди. Она может с наслаждением уйти и оставить его в одиночестве.
          Но разве Курт в глубине души не ожидал от нее именно этого? Тогда почему бы не удивить его? В конце концов, у нее было предостаточно практики, чтобы выполнить его просьбу и не потерять рассудок.
          — Хорошо, — сказала девушка и направилась вглубь дома. — Я помогу тебе принять душ. Почему бы и нет? Гигиена — вещь полезная.
             Мужчина неловко развернулся на костылях.
          — Замечательно. Я тебе очень признателен.
          Джоди посмотрела на его домашние штаны. Они были едва длиннее «боксеров». Ткань облегала ноги не очень плотно, оставляя возможность для полета фантазии. Несмотря на всю хваленую практику, у Джоди бешено заколотилось сердце.
          — Только одно условие, — сухо сказала девушка. — Штаны ты снимать не будешь.
             Брови мужчины сошлись на переносице.
          — Тогда мне будет несколько труднее помыться...
          Девушка рискнула взглянуть прямо в его лицо.
          — Мне казалось, что ты привык с легкостью воспринимать трудности, — она холодно улыбнулась. — Вот и сейчас справишься.
          — Справлюсь?
          Мужчина собирался еще что-то сказать, но Джоди его уже не слушала. Она вышла во дворик за парой пластиковых стульев, подхватила их и занесла в дом.
          — Где ванная? - довольно спросила Джоди.
            Курт продолжал стоять на месте. Выражение его лица было непередаваемым.
          — Ты что делаешь?
          — Помогаю тебе, — сказала она Курту. — Так, где ванная?
          Мужчина показал ей дорогу и потом внимательно наблюдал за тем, как Джоди ставит один стул в ванну, а второй рядом с ней.
          — Вот, садись сюда, — сказала она и победно улыбнулась. — А сейчас мы поработаем с твоей ногой.
          Ей не потребовалось много времени, чтобы обернуть ногу мужчины полиэтиленом. Затем Джоди закатала его домашние штаны до длины шорт. Это было довольно трудно — в эмоциональном плане. Когда она коснулась кончиками пальцев теплого бедра Курта — так близко к запретной области, — у девушки перехватило дыхание. Стало невероятно трудно держать чувства при себе.
          Курт молчал, а Джоди старалась не смотреть ему в лицо и не знала, о чем он думает. Она сама изо всех сил пыталась не думать ни о чем вообще.
          Просто сделай это, твердила себе девушка. А думать будешь потом.
          К счастью, навыки терапевта брали свое. Она довольно быстро усадила его на один стул и зафиксировала ногу на другом. Затем Джоди проверила, не слишком ли горяча для мужчины вода, открыла кран полностью и торжественно вручила ему кусок мыла.
          — Ну вот, — с удовлетворением медика произнесла она. — Позови, когда будешь готов вылезти отсюда.
          Развернувшись на каблуках, Джоди вышла из ванной и в изнеможении прислонилась к стене. Да, ну и утро!
          Но проглянувшее было удовлетворение исчезло без следа, когда она осознала одну вещь. За все время, что они провели в ванной, Курт не сказал ей ни слова. Интересно, о чем он думал?
          Девушка нахмурилась. Маклафлин все утро язвительно шутил и дразнил ее, но иногда глаза выдавали совсем другое настроение. Джоди следовало уделить этому большее внимание.
          Впервые Джоди обратила внимание на Курта Маклафлина лет в четырнадцать, когда он выиграл местное родео. Уже тогда ее чувства по отношению к этому человеку можно было назвать... смешанными. Девушке полагалось ненавидеть его, потому что он был Маклафлином и к тому же победил в этом состязании ее братьев, чего раньше не случалось. Правда, Мэтт уже уехал из города, так что, можно сказать, Курту в тот раз просто повезло. Раф был на высоте, и его объявили победителем задолго до того, как Маклафлин вошел в загон. К всеобщему удивлению, Курт справился с огромным, злобным быком так легко, словно был рожден для родео.
          Девушка вспомнила свое возмущение и легкий всплеск восхищения. Он казался таким хладнокровным, спокойным... И что-то шевельнулось в ней при виде его самоуверенной улыбки и того, как джинсы облегали его мускулистые ноги.
          Он казался таким взрослым, мужественным. Недостижимой мечтой для девушки ее возраста. Это воспоминание еще долго преследовало Джоди.
          И теперь этот же мужчина сидел рядом с ней в машине, несущейся по почти пустому шоссе к виноградникам. Было очень нелегко запихнуть его в машину — особенно если вспомнить о негнущейся ноге. Но теперь они мчались к золотым холмам, которые уже виднелись на горизонте.
          Курт принял обезболивающее перед тем, как они выехали. Его губы были твердо сжаты, и девушка поняла, что таблетки еще не начали действовать. Ей очень хотелось облегчить его страдания.
          — Ты в порядке? — мягко спросила Джоди.
          Мужчина кивнул, не глядя на девушку.
          — Разумеется, — ворчливо отозвался он. Воцарившаяся тишина послужила доказательством того, что он только что мужественно солгал.
          Джоди снова вспомнила тот жаркий день, когда проводилось приснопамятное родео. Тогда они с лучшей подругой Шелли сидели на трибунах, наслаждаясь вниманием мужского окружения. Для них обеих это было внове, поэтому девочки были очень взволнованы. Джоди до сих пор помнила, что была одета в белые короткие шорты и коротенький красный топик на лямках. Наблюдая за тем, как Курт пытается справиться с быком, девушка разволновалась еще больше. Когда прозвучали финальные рожки и вышли клоуны, Маклафлин спрыгнул с быка и направился к толпе. Он поднял голову и ухмыльнулся. Девушка была уверена, что парень смотрит прямо на нее.
          Но это длилось всего лишь мгновение. Может, Джоди все померещилось? Почти сразу же вокруг Курта собралась толпа братьев, готовых к драке. Все знали, что она будет. Так получалось всегда, когда Маклафлины переходили дорогу Алманам. Так как Маклафлинов было раза в два больше, то именно братья Джоди долго потом щеголяли подбитыми глазами и кровоточащими носами.
          Холмы приблизились, и девушка очнулась от воспоминаний.
          — А куда именно мы направляемся? — спросила она, искоса взглянув на Курта. — К полям Алманов?
          —  Именно туда. К владениям нашей компании. Джоди кивнула.
          —  И как идут дела на виноградниках?
          — Не так хорошо, как хотелось бы, — признал мужчина. — Мы почти полностью зависим от наших поставщиков.
          Бизнес начинал сам Джесси, отец Джоди. Когда он обрабатывал маленький виноградник, который Алманы приобрели в двадцатых годах, урожая было немного. Благодаря счастливой случайности Джесси удалось-таки основать собственное дело. И сейчас поставщиками Алманов были владельцы виноградников со всего Техаса, а их компания выпускала вино различных сортов.
          Курт продолжал рассказывать о делах корпорации, и девушка обрадовалась, заметив, что он чувствует себя лучше. Однако, когда факты и цифры полились из него, как из рога изобилия, Джоди нахмурилась. Почему он так замечательно осведомлен обо всех делах компании ее отца? Для парня, занимающегося маркетингом, он знал слишком много о продажах.
          — Сверни на старую дорогу Бока-де-Вака, это за следующим знаком. И мы отправимся сразу в Каза-Азу.
             Девушка улыбнулась.
          — Старый виноградник моего отца?
          — Верно.
          Джоди могла поклясться, что он внимательно изучает ее.
          — Могу поспорить, в детстве ты немало времени провела здесь.
          —  Да, очень, очень много, — простонала девушка, вспомнив долгие, жаркие дни, когда она собирала виноград в те далекие времена, когда «Алман индастриз» была лишь смутной мечтой ее отца. — В старом доме сейчас кто-нибудь живет?
          —  Да, управляющий участком. Твой старый друг, Мэнни Круз.
          —  Мэнни! — Джоди тихо рассмеялась. Он был хорошим другом Рафа и одним из тех немногих парней в городе, готовых всегда прийти на помощь Алманам в любой драке. — Старина Мэнни! Буду рада снова его увидеть.
          —  Он женился на Пэм Крамер, и, насколько я знаю, у них уже двое детей.
          —  Мэнни и Пэм, — она глубоко вздохнула. — Ох, времена и впрямь меняются.
          Мысли девушки обрели мрачный оттенок. Сколько старых друзей уже женаты и растят детишек! Какая-то часть ее ненавидела подобные перемены.
          — Как же я это люблю! — внезапно произнес Курт. — Посмотри в окно. Разве еще где-нибудь в мире есть такое же небо? Такие золотые поля? — он улыбнулся Джоди, надевая на голову ковбойскую шляпу. — Поэтому-то я и вернулся. Здесь мой дом.
          Девушка чувствовала то же самое. Она, правда, никогда не выезжала за границы штата, но прекрасно понимала, что ее босс хочет сказать. В Техасе можно дышать свободно. И это хорошо, потому что после его улыбки больше всего ей был нужен именно воздух.
          Они уже ехали по холмам, и внезапно в поле зрения оказались виноградники.
          — Эти принадлежат Ньюкомбам, — сообщил Курт. — Аза той изгородью начинаются земли Алманов.
          Интересно. Их владения сильно расширились за то время, что девушки не было дома.
          —  Здесь притормози, — попросил мужчина, взяв фотоаппарат. — Я хочу сделать пару снимков.
          —  Мне остановить машину?
          —  Не сейчас. Я дам знак.
          Маклафлин высунулся из окна едва ли не по пояс и начал щелкать затвором.
          — Ты же сказал, что у тебя какая-то идея насчет рекламной кампании? — спросила она.
          —  Верно, — коротко ответил Курт.
          Девушка вежливо подождала продолжения, но его не последовало. Она нахмурилась, глядя на идеально ровные ряды с лозами и гадая, что этот тип мог задумать. Что бы это ни было, очевидно, с ней делиться своими замыслами он не собирался.
          — Давай отъедем подальше от этой грязной дороги, — наконец попросил Курт. — Вернемся и остановимся, я хочу поближе взглянуть на виноградники.
          Джоди сделала, как он велел. Выключив мотор, она уточнила:
          — Ты уверен, что хочешь это сделать? Я не знаю, как скоро тебе потребуется выпить еще одну таблетку. К тому же, как показала практика, запихнуть тебя в столь ограниченное пространство весьма непросто.
          — Все будет в порядке, — заверил ее босс. — Просто мне действительно нужно кое на что взглянуть.
          Девушка помогла Маклафлину выйти из машины. Процесс прошел легче, чем утренняя посадка. А может, увлекшись своими мыслями, Курт просто забыл о боли.
          Костыли утонули в мягкой, плодородной почве, но Курт даже не обратил на это внимания. Девушка последовала за ним, радуясь, что не надела, скажем, туфли на шпильках, но при этом стараясь не ступать в грязь.
          — Впечатляет, верно? — спросил он. — Такие хрупкие лозы — и такой тяжкий груз. Но от них не дождешься ни жалобы, ни просьбы облегчить их ношу.
          Это прозвучало неожиданно поэтично. Джоди искоса взглянула на Курта. Ей очень хотелось знать, о чем он думает.
          Вряд ли он привез ее сюда, чтобы полюбоваться виноградниками. Словно прочитав ее мысли, Курт оперся на костыль, наклонился и поднял несколько листьев.
           —  Видишь вот это? — спросил он, протянув один из них.
           —  Мне кажется, с ним все в порядке, — прикусив губу, ответила Джоди.
           —  Нет, — покачал головой Маклафлин. — Что-то определенно не так. А эти лозы вызревают вообще как-то странно. Нужно выяснить, что здесь происходит.
        Девушка удивилась, что специалиста по маркетингу интересуют такие вопросы. Странно. Странно и подозрительно.
          —  Слушай, мне кажется, об этом должны волноваться виноградари. Или, если хочешь, попроси Мэнни связаться с Департаментом сельского хозяйства. Я думала, мы приехали сюда, чтобы просто сделать несколько фотографий.
          —  Этим я и собирался заняться, — он нахмурился. — Сделай одолжение, собери еще несколько листьев, только не смешивай их. Я хочу взять образцы с собой и посоветоваться кое с кем.
          —  Не смешивать?! — девушка изумленно воззрилась на него. — И как, по-твоему, я должна это сделать?!
          —  Ну, у тебя же есть карманы, верно?
          —  Карманы, — недовольно пробормотала она, но послушно присела на корточки и собрала еще несколько листков. У нее в общей сложности было пять карманов — три в джинсах и два на светлой клетчатой рубашке. Когда Джоди набила все, то почувствовала себя вьючным осликом.
          Неожиданно раздался звук мотора. К ним приближалась какая-то машина.
        — О, кто-то едет.
          Из-за поворота показался ярко-красный пикап. Молодые люди замерли, глядя на машину. Девушка нахмурилась. В том, как ехал этот грузовичок, было что-то угрожающее, и ей это совершенно не понравилось. Джоди инстинктивно подвинулась к Курту, ища у него защиты.
             Неожиданно тишину разорвал звук выстрела.


        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

          — Какого черта?! — вырвалось у Курта. Он схватил Джоди в охапку, упал на землю и закрыл собой девушку. Мужское тело вдавило ее в землю, и у нее появилось ощущение, что она тонет.
          — Лежи спокойно! — рявкнул Маклафлин. — Что это за чертов идиот?!
          — Кто? - с трудом произнесла Джоди. — Что здесь творится?
          Пикап остановился неподалеку от них. Девушка услышала, как открылась дверь машины, но не видела, кто из нее вышел. В рот набилась земля, а от запаха удобрений было трудно дышать.
          — Маклафлин! — завопил мужчина, вышедший из пикапа. — Проваливай отсюда!
             Курт тихо выругался и приподнялся.
          —  Мэнни, ты что, спятил?! — заорал он в ответ. — Ты поубивать здесь всех собрался?!
          —  Хотелось бы! — В голосе говорившего явно прозвучало отвращение. — Не беспокойся, Маклафлин, я в тебя даже не целился. По крайней мере сегодня.
          Снова раздался выстрел в воздух, и Джоди он показался просто оглушительным.
          —  Но мог бы! Я тебе раньше говорил и повторяю снова: залезай в свою машину и убирай свою чертову маклафлинскую задницу с этой земли! Это владения Алманов, и...
          —  Мэнни Круз!
          Курт подвинулся, чтобы Джоди смогла выбраться из-под него и сесть.
          — Мэнни, какого черта ты так меня приветствуешь?! Совсем с катушек слетел?!
          — Джоди?! — Мгновение мужчина смотрел на нее, а потом на его загорелом лице расплылась широкая улыбка. — Привет, Джоди! Не видел тебя с... с...
          — Очень долго, — подсказала она. Девушка поспешно поднялась на ноги и посмотрела на старого друга. — Ну, как ты здесь поживаешь?
          —  Замечательно! — он был страшно доволен. — Ты знаешь, что мы с Пэм поженились?
          —  Слышала, слышала.
          —  У нас уже двое детей! Ты должна приехать к нам и посмотреть на них!
          Джоди сглотнула и заставила себя улыбнуться, вытирая лицо рукавом рубашки.
          — С радостью! Надеюсь, ты больше не будешь в нас стрелять?
          Мэнни явно был обескуражен. Он посмотрел на ружье, которое до сих пор держал в руках, затем бочком пододвинулся к машине и поспешно положил его на сиденье.
          —  Черт побери, конечно, нет! Это было всего лишь предупреждение для этого гада Маклафлина, — выражение его лица изменилось и стало жестким. — Кстати, что ты сама делаешь тут с этим парнем?
          —  Я уже успела задать себе этот вопрос не один раз, — сообщила Джоди, искоса поглядев на Курта. — Его нанял папа, так что лучше впредь не стреляй в него.
             Мэнни покачал головой.
          — Я слышал об этом, но не хотел верить, — в его голосе сквозило отвращение. — Маклафлины не работают на Алманов. Или наоборот. Это противоестественно.
          — Я и сам могу тебе сказать, что противоестественно, — вызывающе бросил Курт. — Противоестественно, противозаконно и просто неправильно стрелять в людей, которые не сделали ничего плохого. Если у тебя ко мне какие-то претензии, можем разобраться прямо сейчас.
          Мужчины прожгли друг друга ненавидящими взглядами, но внезапно выражение лица Мэнни изменилось: он заметил гипс на ноге Маклафлина. А тот, казалось, вообще забыл о боли. Он надвигался на соперника, прыгая на здоровой ноге и даже не пытаясь найти костыли. Его полностью поглотил гнев. А вот Мэнни явно был смущен. Как драться с человеком, у которого сломана нога?
             Внезапно Джоди рассмеялась.
          — Это не смешно, — проворчал Курт, обернувшись к ней.
           — Еще как смешно! — девушка расхохоталась еще громче. — Более забавной картины я в своей жизни не видела! Мы с тобой, перемазанные в грязи, Мэнни на красном пикапе с ружьем. И ты собираешься драться с ним, стоя на одной ноге! — Она, не в силах
        устоять на ногах, опустилась на землю и смеялась до боли в животе.
          Мужчины стояли и смотрели на нее, сжав кулаки, но опустив руки. Драку удалось предотвратить — по крайней мере на какое-то время. Джоди была рада уже этому
          Старый голубой дом сильно изменился с тех пор, когда в нем жила семья Джоди. Новая крыша, горшки с петунией на окнах, кустик олеандра у крыльца. Вода в пруду сверкала на солнце. Джоди остановила машину у обочины и помогла Курту выйти. Мэнни послал их вперед, так как ему нужно было отвезти рабочих с одного поля на другое.
          Тем временем Маклафлин рассказал девушке о своем предыдущем визите на виноградники.
          — Мэнни я не видел, но несколько рабочих всюду
        следовали за мной. Они оставались вне досягаемости, но постоянно связывались с боссом, докладывая ему обо всем, что я делаю и осматриваю.
          Джоди, помогавшая Курту вытащить ногу из машины, неожиданно встала и посмотрела на него.
          —  И что же такого ты там делал? Мужчина простодушно улыбнулся.
          —  Просто смотрел.
          Девушка кинула на него выразительный взгляд. Она и не собиралась скрывать того, что подозревает Курта во всех смертных грехах.
          Но мужчина, казалось, не обращал на нее никакого внимания.
          —  И на следующий день на моем столе появилась записка. Мол, Маклафлины должны держаться подальше от земли Алманов.
          —  Иначе? — спросила девушка, протягивая ему костыли.
             Он пожал плечами.
          — Дальше шли особо изощренные способы расправы, но в детали я тебя посвящать не намерен.
             Джоди кивнула.
          —  И ты решил примчаться сюда и подразнить его, как в старые добрые времена, да?
          —  Разумеется, — развеселился Курт. — Он не имел права пытаться отстранить меня отдел.
             Девушка всплеснула руками.
          —  Конечно же!
          Когда они подошли к дому, из двери выбежал малыш. Он, прикусив нижнюю губу, убегал так быстро, как его только несли коротенькие пухленькие ножки. Из дома донесся крик:
           — Ленни, а ну, вернись немедленно! Не смей ходить к пруду один!
          Курт вручил Джоди одну из костылей и шагнул в сторону, перекрыв путь мальчику. Он поднял ребенка на руки и посмотрел ему в глаза.
          — Привет, — сказал он ребенку, который от удивления открыл рот. — Куда торопишься?
          Мальчишка помялся, но широкая ухмылка Курта подбодрила его, и он улыбнулся в ответ.
          — Боже мой, как вам удалось его поймать? — из дома вышла молодая красивая женщина с ярко-рыжими волосами, держа на руках ребенка. — Спасибо большое! Он постоянно бегает к пруду, ныряет, а мне потом приходится выковыривать лягушачью икру из волос!
          — У меня у самого ребенок, — улыбнувшись, пояснил Маклафлин, неся малыша к дому. — Я знаю, какими непослушными они бывают.
          Джоди могла удивиться тому, с какой ловкостью он маневрирует на своих костылях, но все ее внимание было приковано к детям. Она обычно избегала общения с малышами этого возраста. Даже после стольких лет ей было больно находиться рядом с ними. Отведя глаза от детей, как другие могли бы сделать при виде крови, она попыталась сосредоточиться на своей старой подруге.
          — Пэм, — позвала она, не дожидаясь, пока та сама обратит внимание на ее присутствие.
        Женщина ахнула.
          — Не может быть! Джоди! Джоди Алман! Я слышала, что ты вернулась. Господи, столько лет уже прошло!
          Они обнялись. Джоди при этом постаралась избежать соприкосновения с младенцем, которого Пэм держала на руках. Женщина сразу же пригласила молодых людей войти, словно ожидала их приезда.
          — Вы прибыли как раз к обеду! Проходите, я поставлю на стол еще два прибора.
          —  Нет, спасибо, не хотелось бы навязываться.
          —  Вы что, шутите? Я всегда готовлю достаточно, чтобы накормить еще и соседей! К тому же приглашенные гости сегодня не придут, и вы только сделаете мне одолжение! Заходите и присаживайтесь. Все будет готово через несколько минут. А где Мэнни? Он вас уже видел? Спорить могу, он будет безумно рад, что вы заглянули. Мой муж так часто говорит о старых добрых деньках и о том, как весело было постоянно драться с Маклафлинами.
             Женщина посмотрела на Курта.
          —  Кажется, вы из их семьи, верно? Ваше лицо мне знакомо, — она закатила глаза, и Джоди поняла, что подруга пошутила. Как можно забыть Курта? — Да, мы же учились в одном классе с вашей сестрой, Трейси. Правда, потом она перешла в частную школу-пансион, — она бросила многозначительный взгляд на девушку. — Помнишь? Все дико ей завидовали. Или просто злились. В любом случае шуму было много.
          —  Но ведь многие учатся в пансионах! — запротестовал Курт.
          —  Только не здесь.
          Джоди на всякий случай представила их друг другу и объяснила, что они наткнулись на Мэнни в полях. Слушая ее рассказ, Пэм успела накрыть на стол, разложить еду по тарелкам и усадить Ленни на высокий стул, а младенца положить в коляску. Джоди была в шоке.
          — Пэм, — наконец выдавила она, — я помню, как ты не сделала домашнее задание по латыни потому, что вечером тебе нужно было покрасить ногти на ногах. Но теперь ты делаешь по сто дел сразу. Что с тобой случилось?
          Женщина отбросила назад рыжие локоны и рассмеялась.
          — Я всего лишь выросла, Джоди. Уверена, с тобой произошли те же изменения.
             Разве? Джоди вовсе не была в этом уверена.
          — Понимаешь, дети все меняют. Это начинается еще во время беременности. Просто становишься другим человеком, когда думаешь о новой жизни, которая зарождается в тебе.
             Пэм повернулась к подруге.
          — Хотя, вероятно, ты и сама знаешь. Ты, наверное, сама уже вышла замуж и нарожала с десяток ребятишек! — она улыбнулась. — Или по крайней мере одного. Скажи, милая, у тебя есть дети?
          У Джоди пересохло во рту. Нет, это глупо. Разумеется, Пэм ничего не знала о ребенке, которого девушка потеряла много лет назад. И никто в Чивери о нем не знал.
          К счастью, отвечать ей не пришлось, так как малышка забеспокоилась, и Курт взял ее на руки. Джоди завидовала той легкости, с которой он обращался с детьми. Если бы только она могла справиться с собой и научиться тому же самому! Уже давно нужно было над этим поработать. Скоро еще больше старых друзей начнут с гордостью демонстрировать ей своих детишек. Глупо реагировать на них, как вампир на чеснок.
          Джоди принялась помогать Пэм накрывать на стол, чтобы Курту не пришло в голову подозвать ее к ребенку.
             И в этот момент в дверях появился Мэнни. Он сорвал шляпу с головы и нахмурился, когда увидел, что Курт держит на руках его дочь.
          — Отдай, — ворчливо сказал он, протягивая к ребенку руки.
          Пэм увидела напряжение в его глазах и унесла ребенка в спальню. Мэнни и Курт прожигали друг друга неприязненными взглядами до тех пор, пока Пэм не позвала Маклафлина в детскую, чтобы показать ему новый паровоз, который она заказала для Ленни.
          Как только Курт вышел, Мэнни серьезно посмотрел Джоди в глаза.
          — Может, объяснишь наконец, что случилось с твоим отцом, что он нанял этого типа? — тихо спросил Мэнни, его глаза нехорошо сверкнули. — Могу поклясться, он что-то замышляет.
          Джоди была поражена. Наконец-то нашелся человек, который с ней в этом согласился. Она посмотрела на Мэнни.
          — Ты тоже это почувствовал?
          — Конечно, — он пожал плечами, словно ответ был очевиден. — Он же Маклафлин, верно?
          Девушка нахмурилась. Очевидно, Мэнни просто придерживался старинной ненависти. Не были ли ее чувства к Курту обусловлены теми же нелепыми причинами?
          —  Ну, мои братья считают, что он прекрасно выполняет свою работу, — возразила Джоди, желая быть честной до конца.
          —  В этих местах мужика не называют ковбоем до тех пор, пока не увидят, как он ездит верхом, — проворчал мужчина.
          В этот момент вернулись Пэм с Куртом и сели за стол. Мэнни принес стаканы и бутылку вина с виноградников Алманов.
           — Это вам должно понравится, — сказал он, разливая золотистую искристую жидкость по бокалам. — Вино фруктовое и очень легкое. Полностью натуральное.
             Джоди улыбнулась.  Когда-то Мэнни увлекался машинами, обожал двигатели и слышать не хотел о чем-то другом. И вот, пожалуйста, хвастается виноградниками и их продукцией! Курт прикрыл бокал ладонью. — Спасибо, но я не буду, — отказался он. Лицо Мэнни потемнело. Очевидно, он воспринял этот отказ как оскорбление. Джоди вздрогнула, но потом поняла, что Курт не может пить алкоголь из-за принятых с утра таблеток. Тем не менее разговор продолжался, и не пришлось сообщать Мэнни об этой маленькой детали.
          В основном за обедом говорили Пэм и Джоди, вспоминая старые деньки и до слез смеясь над различными инцидентами. Мэнни и Курт сердито молчали. Девушка изредка бросала на Маклафлина взгляд, жалея, что он не принимает участия в беседе. Но наконец она поняла, что мужчина думает о чем-то своем и просто не слышит разговора.
          Мысли же Мэнни было очень легко прочесть по его лицу. Он следил за Куртом, но тот, похоже, вообще забыл о его существовании. У него что-то было на уме, и девушка не могла понять, что именно.
          Джоди помогла подруге вымыть посуду, а Мэнни следил за Ленни, пока Пэм нарезала лимонный пирог большими кусками. Курт не поднял глаза даже тогда, когда Джоди положила перед ним тарелку с пирогом, и ей страшно захотелось пнуть его под столом. Внезапно он вынул горсть листьев, которые собрал на винограднике, и начал раскладывать их на скатерти.
          —Какого черта ты делаешь? — возмутился Мэнни.
          Курт посмотрел на него, словно удивившись, что в комнате есть кто-то, кроме него.
          — Я думал. Слушай, насчет этих проблем на винограднике...
          — Мы вызывали специалиста из Департамента по сельскому хозяйству уже три раза, — раздраженно заявил Мэнни. — Если он не может понять, что происходит, то откуда ты можешь что-то знать?
             —Я, конечно, не эксперт, но...
             Мэнни фыркнул.
          — Чертовски верно. Ты же Маклафлин. Разве ты хоть что-то в своей жизни делал как надо?
          Джоди быстро взглянула на Курта. Раньше этих слов было бы достаточно для того, чтобы развязать драку. Она быстро представила, как мужчины катаются по ковру, колошматя друг друга во все подвернувшиеся места. Но он скорее рассердился на слова Мэнни о виноградниках.
          — Слушай, это действительно важно. Что-то не так с этими листьями, и мне кажется, что я уже видел подобное. Но я не могу вспомнить, что именно. Я занимался ботаникой в университете, и у меня есть связи с нашими профессорами. Я хочу послать им эти
        листья и узнать их мнение.
          Выражение лица Мэнни не изменилось, но дальнейших оскорблений не последовало.
          —  Не думаю, что они скажут что-то новое.
          —  Об этом трудно говорить с уверенностью. Методы исследований постоянно развиваются. И мой профессор Виллард Чарлтон прекрасно знает их все. Ему нравится искать новые способы проверки растений на заболевания.
          Мэнни по-прежнему смотрел на Курта с подозрением, но сказанное пробудило в нем интерес.
          —  Что с этими листьями, по-твоему?
           —  Не знаю. Взгляни на обратную сторону. Видишь это скопление маленьких сквозных дырочек? — он протянул собеседнику листья. — Но смотреть нужно очень внимательно. Похоже на какого-то паразита, который поедает растения, но настолько маленького, что его трудно обнаружить.
          Мэнни взял один из листьев и внимательно осмотрел его.
          —  Но ведь мы используем различные вещества и против грибков, и против паразитов. Я лично опрыскиваю растения. Если бы это был паразит...
          —  Если бы это было какое-то знакомое заболевание, его бы уже давно распознали.
          Курт попросил Джоди достать листья, которые она собрала, и выложил их в ряд над пораженными. Он продолжил разъяснять проблему Мэнни, и мало-помалу враждебность в глазах мужчин постепенно сменялась неохотным уважением. Скоро они уже разговаривали как хорошие знакомые, если не добрые друзья.
          Джоди с сожалением поняла, что союзник в лице Мэнни потерян. Она просто не могла в это поверить. Одним словом, мужчины...
           —  Как получается, что ты можешь очаровать кого угодно, кроме меня? — спросила Джоди Курта, когда они ехали домой.
           —  Кроме тебя? — усмехнулся мужчина, удивленный этим замечанием. — Наверное, ты просто слишком умна для меня. Я бы ни в коем случае не стал оскорблять тебя попытками очаровать.
             Внимательно следя за дорогой, Джоди пыталась переварить это замечание.
          — Каким-то образом ты всех перетягиваешь на свою сторону. Можно подумать, у тебя чутье на то, что нужно говорить людям. Правильно разыгрываешь партию. Но со мной у тебя ничего не выходит, — девушка быстро взглянула на Курта. — Почему?
          Тот вздохнул, откинулся на сиденье и так долго молчал, что у Джоди появилось впечатление: мужчина просто проигнорировал этот вопрос.
          —  Этого я вам сказать не могу, мисс Джоди Алман, — протянул он. — Думаю, с тобой я просто веду себя естественно.
          —  Значит, на самом деле ты относишься ко мне враждебно?
          —  Возможно.
          Он даже не пытался соврать! Девушку охватил гнев.
          —  Или не просто враждебно, — резко ответила она. — Может, ты по своей природе неандерталец — с теми же манерами.
          —  Эй, это уже перебор! Я считаю себя джентльменом.
          Ах, так он шутит. Значит, нет необходимости принимать все сказанное всерьез.
          — Конечно, рыцарь старой школы. С манерами коренного монгола века двенадцатого.
          Курт рассмеялся. Он явно чувствовал себя совершенно свободно. Уже кое-что. По крайней мере он не ненавидел ее до такой степени, чтобы пребывать в постоянном напряжении.
          Маклафлин принял еще несколько таблеток, прежде чем они уехали из гостеприимного дома Мэнни и Пэм. К этому времени Курт и хозяин успели обменяться электронными адресами, а молодая мама всерьез принялась планировать свидание Ленни и Кэти.
          Джоди ужасно раздражало его умение справиться с любой ситуацией и сделать ее выгодной для себя. Было бы интересно посмотреть, как этот самовлюбленный тип отреагирует на внезапную потерю контроля над ситуацией.
          — Я тут вспомнил, как впервые узнал о твоемсуществовании на этом свете, — неожиданно произнес Курт.
          —  Родео Чивери? — спросила девушка, не в силах сдержаться. Она вновь вспомнила, как он победно спрыгнул с того быка и на мгновение встретился с ней взглядом. Но Джоди сразу же пожалела о сказанном и прикусила язык.
          —  Родео? — мужчина нахмурился, словно пытался понять, о чем она говорит, а затем покачал головой.
          Девушка застонала про себя, сообразив, что проболталась. Но, может быть, он не обратит внимания на ее слова?
          — Нет, не тогда. Я вспомнил другое... тогда мы были еще очень молоды.
          Даже глядя на дорогу, Джоди почувствовала, что Курт изучает ее профиль.
           — Помнишь, — начал он мягко, — как-то раз мы отмечали день рождения моей сестры в парке Сэма Хьюстона, а ты ходила где-то неподалеку и подглядывала за нами? — в его голосе появилась нотка веселья. — Мне тогда было около двенадцати, а тебе — лет семь-восемь.
          Девушка нахмурилась. Она мало что помнила о себе в этом возрасте, но сейчас честно попыталась воскресить хоть какие-то воспоминания.
          — Я заметил, что ты смотришь на праздник, как беспризорный ребенок, прислонившийся носом к окну дома. Мне показалось, что ты на редкость симпатичная малышка. Отойдя от остальных, я подошел к месту, где ты пряталась, и пригласил тебя присоединиться к нам. Но в ответ ты только сурово посмотрела на меня и покачала головой, — мужчина рассмеялся. — Этот же взгляд я и сейчас часто вижу. Он словно говорит: «Даже не искушай меня. Я не пойду
        ни на какие компромиссы».
          Девушка решила не прерывать установившуюся тишину ответом и еще плотнее сжала губы.
          — Тем не менее я вернулся к нашей группе, взял мороженое и принес его тебе. Знаешь, мне это напомнило истории о том, как дают мясо маленькому волчонку. Я протягивал его тебе, мягко уговаривал взять его и наблюдал за тем, как ты с опаской подходишь. Как маленький бесенок, — Курт замолчал, еще больше погрузившись в воспоминания. — Каждый раз, когда я вспоминаю о тех временах, дети Алманов представляются мне маленькими монстриками.
          —  Ради бога! — эта тема уже порядком достала Джоди. Ей не хотелось ни слушать, ни вспоминать о том, что там было. — Этого никогда не было! У тебя было слишком больное воображение! И вообще, все Маклафлины занимались только тем, что распространяли подобную чепуху. Словно разворачивали огромную рекламную кампанию! Именно вы первыми начали называть нас «бандой Алманов». Мы знали, что все дело в вас, и, разумеется, такое поведение вызывало негодование!
          — Я протянул тебе рожок, — продолжал Курт, словно Джоди не произносила эту тираду. — Ты подходила все ближе и ближе, не отрывая глаз от мороженого. О да, тебе очень его хотелось. И в конце концов ты взяла рожок из моих рук, посмотрела на меня и даже почти улыбнулась.
          —  Почти?
             Мужчина кивнул.
          —  Почти.
             Девушка ждала, что он продолжит, и мимолетные воспоминания о том дне нахлынули на нее. Джоди вспомнилось, как она бродила недалеко от места проведения дня рождения одной из девчонок этой семейки, чувствуя себя отверженной. Как ей хотелось, чтобы и ее пригласили на праздник!
          —Ты взяла рожок и уже была готова попробовать мороженое, а я приготовился обрадоваться. А потом ты подняла глаза, и внезапно все изменилось. Ты прокричала мне в лицо оскорбление, швырнула рожок в грязь, развернулась и помчалась прочь так, что только пятки засверкали. — Он посмотрел на Джоди со странным выражением на лице. — Ты это помнишь? Девушка честно попыталась. Но от картины остались только разрозненные куски мозаики, которые совершенно не желали выстраиваться в ряд. Но, учитывая свою страсть к мороженому, Джоди нашла, что последней части рассказа было трудновато поверить. И все же воспоминания возвращались. Неужели это и в самом деле был Курт? Она сомневалась, что могла бросить ему в лицо оскорбление в столь нежном возрасте. Однако Джоди вспомнила свои чувства после этой истории — смущение, удовлетворение и... вину. За что?
           — Моему эго была нанесена весьма болезненная травма. Думаю, именно поэтому твой образ не выходил у меня из головы все эти годы.
           Девушка обдумала его слова, а затем упрямо покачала головой.
          —  С чего ты взял, что это была я?
          —  Я понял, что ты из семьи Алманов. Это было очевидно. А потом я спросил у сестры, кто ты такая.
          —  Трейси все это видела? — нахмурилась Джоди.
          —  Она была недалеко, — пожал плечами Курт. — Это же был ее день рождения.
          Стоп. Да, теперь она вспомнила. Рожок, лежавший в грязи, вытекающее мороженое... Зачем?..
          —  Похоже, мы уже почти дома, — заметил Курт. — Давай-ка высадим меня на повороте, а ты можешь поехать в офис — проверить, все ли там в порядке. Если что не так — звони. Но только по действительно важным поводам! — он поморщился, шевельнув ногой.
          —  Замечательно, — согласилась Джоди. Ее голос звучал несколько неестественно. Машина остановилась возле дома Маклафлина. Девушка начала было помогать Курту выйти из машины, но он остановил ее.
          —  Я справлюсь, поезжай дальше.
          —  Ну, ладно, — неохотно пробормотала Джоди. — Тогда, наверное, увидимся завтра.
          —  Разумеется, — с этими словами мужчина потянулся к дверной ручке.
          —  Курт, подожди! — Нет, она точно спятила! Теперь Маклафлин поймет, что Джоди Алман специально выдумывает поводы, чтобы задержать его!
             Но почему она это делает? Ах да, она же спятила...
          —  Э-э, а как твоя нога? — быстро спросила девушка.
          —  Не слишком плохо.
          —  Сегодня было слишком много нагрузок. Надеюсь, это не задержит твоего выздоровления.
           — Тебя и правда до такой степени волнует мое состояние?
          —  Разумеется.
           — А, как каждого человека должно беспокоить бедственное положение другого, так?
           — Нет. — Идиотка! — Курт, я... — она вздрогнула и отвела глаза, прикусив губу. — Мне не все равно. На самом деле ты мне... вроде как нравишься. Когда я забываю о твоих наследственных качествах как Маклафлина, — торопливо поправилась девушка.
          Он хрипло рассмеялся, и Джоди подняла взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть, как он тянется рукой к ее щеке. Его пальцы нежно коснулись кожи девушки, принеся с собой желание чего-то большего...
          — Мне так хочется поцеловать тебя сейчас, — мягко произнес он, его глаза блеснули. — Если бы ты не была из семьи Алманов, я, скорее всего, сделал бы это.
          Это было неправильно, Джоди следовало бы воспротивиться, возмутиться... Но вместо этого она обнаружила, что застенчиво улыбается этому нахалу. Почему вдруг сердце так бешено забилось? Почему она слегка наклонилась к Курту, словно ее притягивала какая-то непреодолимая сила?
            И он потянулся к ее губам.
          Девушка закрыла глаза, и его губы коснулись ее губ. Совсем легонько, быстро и почти по-дружески. Но даже этот поцелуй принес с собой тепло, блаженство и осознание его мужественности — аромат мужского тела, гладкая, загорелая кожа... Джоди наполнило сильное желание быть еще ближе, и она недовольно вздохнула, когда Курт отстранился.
          Девушка с ужасом распахнула глаза. Неужели он заметил этот вздох? В глазах Маклафлина мелькнуло удивление, сменившееся улыбкой, и он снова потянулся к ней. На сей раз нежности не было и в помине — Джоди оказалась в водовороте страсти, от силы которой у нее замерло сердце.
          Но и теперь Курт отстранился так быстро, что она не сразу пришла в себя и удивленно моргнула. Мужчина поколебался, с трудом отвел глаза от ее все еще полуоткрытых губ и повернулся к дверце. Он не сразу смог выбраться из машины, и Джоди пришлось подавить стремление помочь ему. Однако стоило Курту встать на костыли, как он сразу же обрел равновесие и направился к дому. И даже не оглянулся.
          Почему от этого девушке захотелось плакать? Она надеялась, что Курт обернется. Ей хотелось, чтобы он улыбнулся ей, подмигнул — словом, дал понять, что будет скучать... Показал, что ему было хорошо с Джоди и что он не сожалеет об этом поцелуе.
            Потому что она жалела.
          Да, диагноз оказался верным. Она действительно спятила.


        ГЛАВА ПЯТАЯ

             — Я не собираюсь снова помогать тебе принимать душ.
          Джоди стояла в дверях, глядя на Курта, который был одет так же, как вчера, то есть практически раздет. Только на сей раз его волосы оказались мокрыми, а на плечах лежало полотенце. Поэтому, когда мужчина заметил, что уже с этим справился, Джоди облегченно вздохнула.
          И все же она никак не могла отделаться от ощущения, что Маклафлин оделся так специально, чтобы и дальше провоцировать ее. И девушка поклялась себе, что не поддастся.
          Она не спала всю ночь, переживая из-за того нелепого поцелуя. Но утром, налив себе кофе и посмотрев в зеркало, задумалась, стоило ли беспокоиться. Поцелуй был быстрым и малопримечательным. Нашла из-за чего волноваться.
          Джоди почти убедила себя в этом — до тех пор, пока не вспомнила о том, как потеряла голову в первое же мгновение. Что бы было, если бы Маклафлин заключил ее в объятия? В этом случае она уже не смогла бы остановиться.
          Ну, ладно. Хорошо, что сигналы опасности были вовремя распознаны. Это удержит ее от дальнейших безумств. И сегодня Джоди должна выглядеть спокойной, уверенной в себе и равнодушной. К счастью, Курт, очевидно, тоже не горел желанием обсуждать вчерашний поцелуй.
           — Хорошо, — коротко ответила девушка, войдя в дом и опустив кучу свертков на стол. — Осталось только прилично тебя одеть.
          Маклафлин резко развернулся на костылях, следуя за Джоди, которая по-хозяйски двинулась вперед.
          —  А что, у тебя мания поскорее спрятать обнаженные части тела? — поддразнил он.
          —  Это моя мания, мне и решать, — заявила девушка.
          Нет, сегодня он ее не проведет! Она собиралась направиться в коридор, ведущий в спальню босса. Единственная беда — проход загораживал сам Маклафлин.
             Она вызывающе посмотрела на мужчину.
             — Посторонись. Я собираюсь тебя одеть.
            Но он, разумеется, даже не вздумал послушаться.
          — Ты же не станешь применять силу по отношению к человеку на костылях, правда?
          — Боже, конечно же, нет! — Джоди широко улыбнулась. — Сначала я тебя от них избавлю!
             Курт с ухмылкой кивнул.
             —Да, в этом я не сомневался.
          Тем не менее он убрался с дороги, и Джоди прошла в его комнату за штанами и футболкой.
          — Знаешь, тебе придется изрядно потрудиться над созданием более делового облика, — проворчала она. — Иначе, боюсь, люди неправильно поймут то, что здесь происходит.
          — А что здесь происходит? — немедленно отозвался Курт. Джоди вручила мужчине футболку. Он выпустил один костыль и попытался надеть ее, но ничего не получилось, и девушка с тяжким вздохом отобрала у него майку. — Есть хоть какая-то надежда, что это может превратиться во что-то интересное?
          — Смотря что ты считаешь интересным, — с этими словами она стала натягивать на него футболку, пальцы скользнули по гладкой коже, и Джоди порадовалась, что сейчас Курт не может видеть ее лица. — Я здорово сомневаюсь, что мы придем к соглашению в этом вопросе.          — Возможно, ты права, — он наконец сумел попасть головой в ворот, и девушка обнаружила, что смотрит прямо ему в глаза. Внезапно мужчина свободной рукой коснулся ее затылка, и вот уже он притянул Джоди к себе...
          — К примеру, это я нахожу вполне интересным, — его хрипловатый голос словно эхом отразился во всем ее теле.
          Девушка как зачарованная не могла отвести глаз от него. Если бы Курт только знал, как сильно ей это нравится, как она упивается каждым мгновением... Но тогда у мисс Алман были бы бо-ольшие проблемы. Лучше всего притвориться, что ничего особенного не происходит. Только вот трудно это сделать, когда каждая клеточка тела молит о дальнейшем сближении, чтобы его тело прижалось теснее, и... И все же нужно воспротивиться. Собрав все свои силы, Джоди отстранилась.
          Курт рассмеялся. Вот видишь? — словно говорил этот смешок. Я просто пошутил. Ничего серьезного.
          Она прикусила губу, желая, чтобы нелепой тяги к Курту Маклафлину не существовало в помине. Нельзя таять в его объятиях, нужно противиться очарованию этого типа!
          — Эй, не расстраивайся, — поддразнил он девушку. — Я всегда могу снять футболку!
          Она ткнула его в плечо, но Курт перехватил ее руку и снова притянул Джоди к себе.
             — А вот это уже можно рассматривать как сексуальное домогательство, — хмуро сообщила она, решив ни в коем случае не замечать, как хорошо от него пахнет, какая у Курта гладкая, шелковистая кожа.
          Мужчина поднял бровь.
          — И что ты собираешься делать? Сдать меня «большому боссу»?
           — А почему бы и нет? Ты вполне это заслужил, — Джоди облизнула губы. — К тому же он мой отец, а значит, сделает все, что я попрошу, разве не так?
             Курт снова рассмеялся.
           —  Думаю, что нет, — произнес он и отпустил девушку.
           —  В этом-то и проблема, — ответила та, поправив рубашку и умудрившись сохранить отстраненное выражение лица. — Мне не хватает влияния, чтобы ты прислушивался к моим угрозам.
          Маклафлин заметил, что она до сих пор держит в руках его штаны, и с задумчивым видом забрал их.
          — Ладно, не волнуйся. Сейчас я сяду и надену их.
          Слова благодарности едва не сорвались с ее языка, но Джоди вовремя одумалась. Это было бы все-таки чересчур.
          За последние два дня в их отношениях многое изменилось. Девушка по-прежнему не доверяла Курту, но ей пришлось признаться себе, что мало-помалу его компания начинает доставлять ей истинное удовольствие. Но здесь таилась опасность. Придется укрепить защитные стены, ведь опыт подобного общения с Маклафлином у нее уже имелся, верно?
          Все, что ей необходимо, — это помнить, как двоюродный брат Курта Джереми бросил девушку в тот момент, когда был ей очень нужен. Это должно удержать ее подальше от очередного Маклафлина, способного похитить ее сердце.
             Игрушки сводили ее с ума.
          Не обращай на них внимания. Представь, что это всего лишь камни. Опусти голову и работай.
          Но, чем бы Джоди ни пыталась занять себя, она все равно видела их уголком глаза. Маленькие мягкие зверюшки, розовая лошадка, две куклы с фиолетовыми волосами, серебряный шарик, тощий монстрик с зеленой чешуей. Все это было тесно связано с термином «ребенок». Да, не в таком окружении девушке хотелось бы провести этот день.
          Они с Куртом два часа потратили на разработку плана новой рекламной кампании. Правда, добрую половину этого времени заняли споры, обсуждение и принятие новых идей. Они собирались представить свои проект рекламному агентству, которое сотрудничало с «Алман индастриз».
          По правде говоря, они неплохо сработались. Курт был несомненным лидером, но он неизменно прислушивался к мнению Джоди. Девушка начала чувствовать себя полноправным членом команды, а не просто нанятым персоналом.
          Раздался телефонный звонок, и Курт поковылял в холл. Джоди поняла, что это ее шанс разделаться с навязчивым источником беспокойства. Она поспешно поднялась и принялась собирать игрушки и складывать их на кушетку. Так, а теперь нужно чем-то прикрыть эту груду. Обведя взглядом комнату, девушка не обнаружила ничего более подходящего, чем большие плоские подушки с кушетки, и подняла одну, примериваясь.
          Курт вошел в комнату в тот самый момент, когда она пыталась прикрыть все игрушки подушкой. Джоди густо покраснела, когда заметила мужчину в дверях. Она поспешно и с усилием опустила подушку, как злая мачеха, возжелавшая придушить ни в чем не повинные игрушечки. Девушка сознавала, что ее лицо приобретает виноватое выражение, но все же обернулась к Маклафлину. Он озадаченно посмотрел на нее, но не стал ни о чем спрашивать, а просто произнес:
          —  Звонила Пэм. Она собирается привести в гости Ленни, чтобы он поиграл с Кэти в субботу.
          —  В субботу? О, это прекрасно, — в ее голосе прозвучало невольное облегчение. — Меня здесь не будет.
          Курт нахмурился, глядя на кушетку и выглядывающие из-под подушки игрушки.
          — Почему ты ненавидишь детей? — спросил он.
             При слове «ненавидишь» Джоди невольно съежилась.
          — Я вовсе их не ненавижу! — запротестовала она.
          — Да? Я видел вчера, как ты смотрела на Ленни и Пэм. Можно было подумать, что дети — нечто заразное.
             Ах, так он все-таки заметил.
          — О, умоляю, не будь смешным, — девушка снова села за стол и перебрала бумаги. — Просто я никогда не была рядом с детьми. И чувствую себя с ними не слишком комфортно, — Джоди рискнула бросить на Курта быстрый взгляд. Он по-прежнему хмурился. — Они не вписываются в мою жизнь, только и всего.
          —  Очень печально для тебя.
          —  Вовсе нет, — защищаясь, возразила она. — Мне нравится так жить.
             Маклафлин сел напротив девушки.
          — Ты что, вообще не хочешь детей?
             Джоди покачала головой.
          — Просто некоторым так лучше.
          Она знала, что подобный страх перед детьми выглядит глупо, но ничего не могла с собой поделать. Почему люди не могут просто научиться уважать чужие решения?
          Если у других есть дети, то они думают, что и все остальные должны обожать малышей. Правда, до сих пор Джоди везло — ей удавалось избегать встречи с дочерью Курта. Девушка даже выдумала подходящие предлоги, чтобы удалиться в критический момент, если кто-то попросит ее посидеть с ребенком. Дело вовсе не в том, что Джоди не сумеет справиться с младенцем. Она не хотела даже пробовать.
          Курт решил прекратить расспросы и вспомнил о собственных делах.
           — Боюсь, у меня до сих пор проблемы с Кэти, — произнес он, рассеянно играя карандашом. — Моя сестра и мама присматривают за ней большую часть дня. Но Трейси скоро уезжает из города.
             — В самом деле?
             Маклафлин кивнул и скривился.
          — Трейси искренне считает, что нашла любовь всей своей жизни.
          —  Может, так оно и есть.
           —  Может быть. Но думаю, дело просто в том, что у ее очередного любовника счастливый порядковый номер — что-то около четырехсот пятидесятого. Но есть люди, которые никогда не сдаются. А уж Трейси — истинная оптимистка, особенно если учесть, что у нее за спиной уже два развода. Похоже, назревает попытка номер три.
           —  Знаешь, мне кажется, ты слишком циничен, — Джоди не могла поверить, что защищает его сестру. Наверное, во всем виновата женская солидарность. — Может быть, на этот раз она действительно нашла того, кто ей нужен.
             Сексуальные губы изогнулись в ухмылке.
           — Вроде того, как даже остановившиеся часы дважды в сутки показывают верное время?
          — Не совсем то, что я имела в виду, но можно сказать и так.
             Курт покачал головой.
          — Я сам был бы более оптимистичен, если бы она искала спутника жизни в более подходящих местах, куда приходят приличные парни. Но вместо этого Трейси ходит только туда, где собираются настоящие мерзавцы.
          —  Бары и бильярд? — сочувственно спросила девушка.
          —  Нет, юридическая фирма, где она работает.
          —  Курт!
          —  Между прочим, я не шучу! Каждый мужчина, которого она приводит домой, обнаруживает живейшее желание стать моим личным консультантом, а в процессе общения выясняется, что у него уже созрел блестящий план, который обязательно принесет большие доходы, только вот нужен небольшой заем с моей стороны, чтобы лед тронулся.
          —  Любители афер? — скривилась Джоди.
          —  В той или иной степени. Бывают и просто мечтатели. Такие же оптимисты, как Трейси.
          Она изучила лицо Курта. Он явно был зол на сестру за постоянные интрижки, но и очень беспокоился о ней. И беспокойство было более чем оправданным.
          —  Мечтать не так уж плохо.
          —  Разумеется. Если только есть возможность воплотить мечту. Видишь ли, не все желания сбываются. Особенно если ничего не предпринимать самому.
          Он продолжил разглагольствовать на эту тему, но Джоди слушала его вполуха. Перед глазами снова стояла сцена, о которой не столь давно рассказывал Курт — история с мороженым. Джоди все вспомнила, лежа в постели. Даже то, что заставило ее тогда бросить рожок в грязь.
          Она протянула руку, и мороженое оказалось в ладони. Девочка дрожала от предвкушения. Алманы в те дни жили крайне бедно, а рожки не растут на деревьях. Она подняла глаза на мальчика — Курта, — чтобы сказать «Спасибо», как учила мама. Но то, что Джоди увидела за спиной Маклафлина, все изменило.
          Там была Трейси и еще несколько ее друзей, они все смеялись и корчили Джоди рожи. Внезапно девочке стало ясно, что она оказалась в положении нищей, которая протягивает руку за подачкой — ее же не звали на праздник. Даже в семь лет Джоди понимала, что гордость иногда важнее всего на свете. Так воспитывали всех Алманов. Поэтому она бросила рожок в грязь и убежала в слезах. Но Маклафлины их не видели.
             Стоит ли рассказать об этом Курту? Может быть, когда-нибудь. Но не сейчас.
          Он был единственным, кто вел себя достойно. Глядя на этого Маклафлина сейчас, Джоди осознала одну вещь: он был неплохим человеком. Какая редкость для их семейки!
          И все-таки странно, что он работает на Алманов. Зачем?
          В этот момент Маклафлин как раз начал перечислять номера новых продуктов, и Джоди решила, образно выражаясь, копнуть поглубже.
          — Скажи, почему тебе так интересно все, что связано с компанией «Алман индастриз»? — спросила девушка, пристально глядя в лицо мужчины.
          Курт спокойно смотрел на нее, прекрасно зная, чем вызван этот вопрос.
          — Я же здесь работаю, — просто ответил он.
          Джоди сузила глаза, желая испепелить его взглядом и жалея, что это невозможно.
          — Ты относишься к своей работе с необычным для простого служащего трепетом и энтузиазмом. И ты слишком много знаешь о том, что происходит за кулисами.
          —  За кулисами?
          —  Все, что я знаю, — произнесла девушка, ткнув в него пальцем, — это что ты ужасно похож на человека, который пытается перехватить управление компанией.
          Он широко улыбнулся, напомнив Джоди пресловутого Чеширского кота.
            —  Правда?
          Даже не отрицает! Каков нахал!
          — Так вот в чем твой план? В этом? Девушке показалось, что это похоже на правду.
             Она продолжила:
          — Это что, просто очередная глава старого романа про семейную вражду?! Да, знаю, ты это изо всех сил отрицаешь, но для чего еще ты мог устроиться на работу к моему отцу? По-моему, это единственное логичное объяснение.
             Он озадаченно наблюдал за ней.
          —  Ого! Стоит тебя завести, как уже не остановишь?
          —  Курт...
          —  Теперь мой черед, Джоди. Я скажу тебе, почему устроился в «Алман индастриз».
             Девушка сделала глубокий вдох и кивнула.
          —  Отлично. Валяй.
          —  Просто это было лучшее место из всех, что я нашел.
          Джоди подождала немного, но, очевидно, эта была вся информация, которой Курт собирался поделиться.
          —  И все?! — не веря своим ушам, спросила она.
          —  И все. — Босс, казалось, искренне наслаждался ее замешательством, но все же смилостивился и соизволил рассказать подробнее: — Я несколько лет работал менеджером в международной корпорации в Нью-Йорке, получал великолепное жалованье. Вернувшись в Чивери, я понимал, что доходы сократятся. Однако, узнав, что единственные вакансии — помощник слесаря в гараже Пита и вышибала в кафе Милли, я понял, что эти должности как-то не по мне. А «Алман индастриз» — самая крупная компания в городе. Поэтому я решил поговорить с твоим отцом.
          На девушку эта информация произвела большое впечатление — если, конечно, Маклафлин говорил правду. Можно ли ему верить?
          Альтернатива проста: можно продолжать думать, будто он собрался подорвать дело ее отца. Только теперь эта мысль и ей самой показалась глупой. Джоди начала думать, что его невинное объяснение было правдивым.
           — По-моему, я хорошо справляюсь с работой, Джоди, — откровенно заявил мужчина. — Я ведь и сам тесно связан с «Алман индастриз». Я уже говорил, что очень люблю наш городок, а компания твоего отца делает жизнь здесь лучше. Для всех.
          Может, он и прав. Но потом девушка вспомнила те намеки, которые Курт делал по адресу собственной семьи.
           — Я знаю, что твоей матери это очень не нравится. А как насчет остальных членов семьи?
           — Отца мы не видели уже полгода. Ты же знаешь, что его путешествие по Европе затянулось?
           — Да, я слышала об этом, — а еще Джоди слышала, что Курт не слишком ладит с отцом, но это ее не удивляло.
           — Трейси, как и мать, считает, что мне тут не место. А дядюшка вообще хотел, чтобы я помогал ему на ранчо. Но такая жизнь не по мне. Особенно если вспомнить, что работать пришлось бы с кузеном Джошем.
          —  А мне всегда казалось, что Маклафлины едины, как монолит. Я даже не думала, что у вас могут быть внутренние разногласия, — Джоди неожиданно ухмыльнулась. — Я считала, что вся избыточная энергия уходит на стычки с нами!
          —  На тебя и всех твоих братьев, — кивнул Курт.
          —  Да, с тобой и твоими двоюродными родственниками! — согласилась она. В ее сознании снова появился образ Джереми, но усилием воли Джоди отогнала его. — Вы превосходили нас числом ровно вдвое.
          —  Вполне возможно. Зато мы были добрыми, благородными и честными, а вы —отвратительными задирами...
            Девушка показала ему кулак.
          —Осторожней, Маклафлин. Я могу враждовать с вами со всеми одновременно.
          — О, в этом я ничуть не сомневаюсь, Джоди Алман.
          Она обнаружила, что улыбается ему, и опустила глаза.
          Джоди было трудно снова собраться с мыслями. В ее голове роились образы Маклафлинов и Алманов. Джереми, их секрет, запретная любовь. Ее отец, годы упорной работы, которые ушли на то, чтобы наладить свой бизнес и доказать Маклафлинам, что и их семья чего-то стоит. Мама, умершая слишком рано. У нее был рак, но Джоди подозревала, что вражда между Алманами и Маклафлинами тоже сказалась на здоровье бедной женщины. Взаимная ненависть влияла на жизнь обоих семейств уже несколько поколений. А теперь Курт готов забыть о ней.
        Это превращало его в героя. Или в дурака.
          Они закончили работать в обед. Курт упаковал образцы листьев, которые они собрали на виноградниках, чтобы отправить их в университет. Джоди должна была отнести посылку на почту, а затем вернуться в офис. Мужчина на костылях проводил ее к выходу.
          — Я не видела, чтобы сегодня ты принимал таблетки. Уже не болит?
           —  Нет, я даже забыл о них, — удивился Курт. — Я принял пару сегодня утром, но с тех пор они мне не понадобились.
           — Это хорошо, — Джоди до сих пор чувствовала себя виноватой. Но это не означало, что она будет ему потакать во всем! — А теперь слушай внимательно. Когда завтра я приеду сюда, ты должен быть полностью одет! Хорошо?
          Он притворился, что внимательно обдумывает это заявление.
           — Вот что я тебе скажу. Я оденусь так, как ты хочешь. Но с одним условием: ты будешь выглядеть так, как я скажу.
            Девушка не сумела сдержать смешок.
           — Господи, зачем я вообще спросила, согласен ли он?! — она возвела глаза к небу. — И что я должна завтра надеть?
           — У меня есть отличная идея! — У Маклафлина даже глаза разгорелись от радости. — Помнишь тот короткий красный топ, который ты раньше носила? Он у тебя есть?
          Джоди уставилась на мужчину. Он помнил ее в том ужасающе открытом красном топике, в котором девушка ходила на то родео. Ее лицо моментально приобрело такой же пунцовый оттенок, как упомянутая деталь туалета. Значит, она не ошиблась. Курт действительно смотрел на нее. Реальность свернулась в клубок и разбилась вдребезги, но в это мгновение раздался звук подъезжающей машины, который вернул Джоди на землю.


        ГЛАВА ШЕСТАЯ

             — Ой, — удивленно произнес Курт, — похоже, сегодня мы припозднились. Это, должно быть, моя мама привезла Кэти.
          Ой-ой. Джоди с трудом сглотнула. Пора выбираться отсюда.
          —  Ну, ладно, — торопливо сказала девушка. — Я пойду, увидимся завтра, — и она быстро направилась к двери.
          —  Джоди! — позвал мужчина, но та даже не обернулась.
          Ей нужно было добраться до машины прежде, чем кто-то попытается познакомить ее с Кэти. Но Джоди с упавшим сердцем поняла, что ей неминуемо придется пройти рядом с матерью Курта.
             Ну что ж, чем раньше, чем лучше.
          —Здравствуйте, миссис Маклафлин, — девушка с прохладной вежливостью кивнула пожилой женщине, которая выгнала ее из Лиги добровольной помощи и постаралась сделать так, чтобы Джоди Алман не приглашали на вечеринки. Она не думала, что сможет
        когда-нибудь испытать теплые чувства к матери Курта — особенно после того, как услышала, что эта женщина во всеуслышание называет Алманов «отбросами».
           —  Как поживаете? — прибавила она, не останавливаясь.
           —  Джоди Алман, верно? — прохладно осведомилась пожилая женщина, глядя на нее из-под темных очков. — Прекрасно, моя дорогая. Спасибо, что спросили.
          Когда Джоди поравнялась со своей машиной, мать Курта отвернулась и взяла Кэти на руки. Девушка увидела только светлую макушку и крошечную ручку, которой малышка взмахнула в воздухе. Эта картина стояла у Джоди перед глазами, когда она села за руль и завела машину, пытаясь перевести дух.
          Ребенок Курта. От этой мысли ее охватила боль. Почему-то девушке казалось, что она находится в опасной близости к понятию «дом».
          Ужин за столом Алманов был шумным и веселым. То, что надо, чтобы выбросить из головы мысли о Курте и его дочери. Сестра казалась, как никогда, любящей, братья — остроумными, и большую часть времени девушка от смеха не могла есть.
          А потом спустился отец, и веселье сразу же погасло. Все сосредоточились на том, чтобы доесть то, что осталось на тарелках, и поскорее уйти из-за стола.
          Джесси Алман отпускал сухие комментарии по поводу каждого члена семьи. Джоди он тоже не обошел вниманием.
          —  Ну что ж, мисси, — сказал он. — Когда я сказал, что ты должна работать с этим парнем, Маклафлином, я не думал, что ты переедешь к нему.
          —  Я и не переезжала. Мы всего лишь работаем вместе. Я захожу к нему на несколько часов.
             Джесси нахмурился.
          — Мне это не нравится. Думаю, ты теперь должна оставаться в офисе компании.
          Да, Джоди тоже так думала, когда эта история только началась. Но ее мнение изменилось.
             — Папа, я справлюсь. Я уже взрослая.
          Он уставился на дочь, и та ответила тем же. Джесси рассмеялся. Раф поднялся из-за стола, одарив сестру многозначительным взглядом, и поставил свою тарелку в раковину.
          — Папа, ты вроде бы хотел обговорить с нами предложение Хьюстона?
          — Да, я это сделаю, как только вы закончите есть. Мэтт, я хочу, чтобы ты участвовал.
          — Прости, пап, — Мэтт быстро улыбнулся, поднялся и последовал за Рафом. — Мне нужно к Симпсонам, у их ребенка поднялась температура, и я сказал, что обязательно зайду осмотреть его.
          Джесси нахмурился, и Джоди спрятала ухмылку. Как бы отец ни пытался уверить себя в обратном, его сын все же был врачом и больше всего интересовался здоровьем своих пациентов.
            Не выйдет, папочка! — подумала Джоди.
          В этот момент зазвонил телефон, и девушка воспользовалась этим предлогом, чтобы сбежать из кухни.
          —  Джоди? — раздался в трубке голос Курта, и ее сердце подпрыгнуло. Этот мужчина был последним человеком, от которого она ожидала звонка.
          —  Послушай, если ты не занята... Я уже здесь сума схожу. Что, если мы поедем покататься?
          —  Покататься? — Джоди не сразу поняла, о чем он говорит. — В смысле, на моей машине?
          — Да, если только тебе не нужно срочно освежить в памяти уроки верховой езды! Разумеется, на твоей машине! Я же водить не могу!
          —  Но... как насчет твоей дочери?
          —  Трейси забрала Кэти с собой в дом приятеля, так что я совсем один.
          В его голосе чувствовалась тоска и желание выбраться поскорее из четырех стен. Джоди могла только посочувствовать.
          — Буду на месте через двадцать минут, — произнесла она и повесила трубку. Девушка сразу же ощутила страх и раскаяние. Зачем она согласилась снова сунуть голову в пасть тигра? Да еще с такой радостью...
          Они ехали не слишком долго — уже через пять минут было решено остановиться у кафе Милли.
          — Ты уверен, что хочешь это сделать? — снова уточнила Джоди, когда они уже подошли к дверям. — Пойдут разговоры.
          — Кого это волнует? — несколько неискренне пожал плечами Курт.
          Ну, прежде всего это волновало саму Джоди. Однако она попыталась забыть о плохих предчувствиях.
          Вечером Курт выглядел даже лучше, чем при солнечном свете. Темно-зеленый свитер подчеркивал мускулистые очертания торса, густые черные волосы растрепались на ветру. При одном взгляде на мужчину у Джоди начинало учащенно биться сердце.
          — Кроме того, в городе столько новых людей, что вряд ли кто-то из присутствующих вообще знает о том, что Алманы и Маклафлины из разных лагерей.
          — Возможно, ты прав, — отозвалась девушка, но на душе у нее спокойнее не стало.
          Помещение заметно преобразилось. Старые скатерти и красные покрытия на сиденьях сменились на хромированные столики и светлое дерево. Охотничьи трофеи сменились цветами. Но Милли неизменно приветствовала новых посетителей. Ее лицо озарила улыбка.
          — Джоди! — воскликнула она, бросившись к девушке и крепко обняв ее. — Давно пора было забежать ко мне!
          После того как мать Джоди умерла, Милли оказывала ей всевозможную поддержку.
          — С какой стороны сядете? — спросила хозяйка, взглянув на Курта и Джоди.
          Они, в свою очередь, посмотрели друг на друга. Столики у окна всегда считались территорией Маклафлинов. Площадь поменьше с другой стороны занимали Алманы. Милли приходилось усиленно следить за порядком, чтобы каждая группировка оставалась на своих местах и не начинала драку.
             Девушка рассмеялась и взглянула на Милли.
          —  Ну, ведь центр не принадлежит никому, верно?
          —  Мы сядем в середине, — ровно согласился Курт. — Наши отношения строятся на компромиссе, верно?
          —  Именно.
          Милли усадила их за свободный столик и пошла за заказанным кофе. Джоди огляделась вокруг, вспоминая, как она частенько приходила сюда после футбола. Мимо прошли две девочки-подростка, которые мимоходом посмотрели на Курта. Реакция была незамедлительной, и несдержанные смешки слышались до тех пор, пока девушки не скрылись в туалете.
             Джоди спрятала улыбку, утерев губы салфеткой.
          — А я и не знала, что у тебя есть поклонницы, — произнесла она, подняв бровь.
             Курт усмехнулся в ответ.
             — Не люблю хвастаться.
             Девушка покачала головой.
          — На твоем месте я была бы поосторожней. Довольно опасно во всем зависеть от пристрастий подростков.
          — Да, конечно, зависеть от пристрастий женщин куда надежнее.
          Джоди поразмыслила над этими словами, удивляясь про себя, откуда взялся цинизм в его голосе. Однако Курт уже успел сменить тему, а Милли принесла кофе.
          Несколько знакомых остановились поздороваться с молодыми людьми. Девочки-подростки снова прошли мимо, глуповато хихикая. Джоди наконец расслабилась, и у нее появилось ощущение, что она вернулась домой. Забавно: для этого пришлось зайти к Милли с отпрыском Маклафлинов.
           — Жаль, что ты не можешь остаться сегодня, — посетовал Курт. — Я так хотел познакомить тебя с Кэти!
           —  Ну, понимаешь, думаю... будет лучше, если я... в общем, мне пора идти.
           —  Да, знаю. Вы с мамой никогда особенно не ладили.
           —  Это еще мягко сказано. Твоя мать меня ненавидит.
           —  Ненавидит? — мужчина автоматически повторил это слово, словно собирался отрицать. Но передумал. — Знаешь, только потому, что ты — Алман.
           —  Вот именно, — их взгляды встретились, и они рассмеялись.
          Курт потянулся к девушке, желая взять ее за руку, но Джоди отдернула ладонь.
          — Не нужно, — произнесла она, из-под ресниц оглядев кафе. — Уже одно то, что мы пьем здесь кофе — достаточный повод для сплетен. А если мы вдобавок начнем и за руки держаться...
             Мужчина смутился.
          —  Я и не собирался брать тебя за руку.
          —  В самом деле? — на мгновение девушка ему не поверила. Она подняла руку и посмотрела на нее. — А что в таком случае ты собирался с ней делать?
             Глаза Курта весело блеснули.
          — Может, немного погрызть очаровательные пальчики.
          — Лучше закажи кусок пирога и не страдай каннибализмом.
          Но в глубине души Джоди было очень приятно, что Курт флиртует с ней. Девушка знала, что никогда не забудет того, как она приходила в кафе и не могла оторвать глаз от Курта. Неужели он тоже смотрел на нее?
          А потом в конце лета Маклафлин уехал в колледж, и девушка не видела его вплоть до того самого дня, когда пришла в его офис в «Алман индастриз». Но к тому времени уже много воды утекло.
          Курт снова завел разговор о своей матери и о том, как сложно найти хорошую няню. Он из кожи вон лез, пытаясь изменить ситуацию к лучшему.
          —  Вот такая дилемма, — произнес он, облокотившись на стол и наклонившись к Джоди. — Это меня просто убивает, — Курт поколебался и продолжил, словно наконец решил, что девушке можно доверять. — Как мне найти мать для Кэти, не нанимая при этом жену?
          —  Нанимая? — удивленно переспросила Джоди, подняв бровь.
        Он развел руками.
           — Не представляю, как еще можно решить эту проблему.
          Долгое мгновение она просто смотрела на Курта, а потом решила, что он не мог говорить серьезно. Просто драматизировал, что неудивительно — ведь он так устал от своих проблем.
           — Ты встретишь кого-нибудь, — доверительно произнесла Джоди. — И влюбишься.
           —  О да, конечно! — он с отвращением покачал головой. — Нет, такой сценарий я уже пробовал. Только результаты оказались весьма далеки от задуманных.
          Это сразу же остановило поток красноречия, который был готов сорваться с губ девушки. Она взглянула на Курта, ожидая увидеть на его лице боль и гнев из-за того, что он потерял жену, но подобного не было и в помине. Если мужчина и был в отчаянии, об этом невозможно было даже догадаться. Выделялись только, пожалуй, горькие складочки в уголках губ. Странно.
          Все знали, что он и Грейс были идеальной парой. Все твердили, что у него было разбито сердце, когда произошла та авиакатастрофа. И все сомневались, что этот мужчина будет способен снова полюбить.
          А теперь Джоди начинала думать, что все просто ни черта не знали!
           — Ты встретил Грейс в колледже, верно? — спросила она, зная, что ступает на зыбкую почву.
             Мужчина кивнул.
           — Мы познакомились на лекции по грибкам. Она была прекрасна. Длинные серебристые волосы спадали на спину. Бледно-голубые глаза. Грейс напоминала Снежную Королеву, — Курт покачал головой. — Мне всегда ее было мало.
          Джоди отвела глаза, смутившись. Комментарий получился слишком интимным.
          — Ну, вот, мы поженились, как только я получил степень, — чуть хрипловато произнес он. — Переехали в Нью-Йорк, долго кочевали. Затем Грейс забеременела, и все изменилось.
          В его глазах появилось новое, сильное чувство, которое Джоди не смогла понять. Она ожидала продолжения, но Курт моргнул и улыбнулся.
          — Ладно, хватит об этом. Теперь ты расскажи мне о том, как работала терапевтом. Что заставило тебя избрать именно эту профессию?
          Она поведала Курту о том, как она, работая днем в двух местах, ходила на вечерние курсы. Получив долгожданный диплом, девушка устроилась работать по специальности. Они проговорили с полчаса, а затем пришло время везти Курта домой — скоро Кэти вернется.
          — Она будет спать, — нежно протянул мужчина, когда они ехали к его кварталу. — Трейси принесет ее в дом на руках, и маленькое личико будет казаться просто ангельским.
          Джоди украдкой посмотрела на мужчину. Этот большой, сильный человек так крепко любил свою маленькую девочку... Но девушке при этой мысли стало больно. У нее никогда не будет отношений с мужчиной, у которого есть дети.
          Она остановила машину перед домом Курта, и он повернулся к девушке, улыбаясь.
          —  Спасибо за то, что спасла меня, Джоди. Я сомневаюсь, что пережил бы очередной одинокий вечер, прыгая на костылях по дому. Ты дала мне необходимую и весьма желанную передышку.
          —  Обращайся в любое время, — легко ответила она, хотя все ее внимание было сконцентрировано на мысли о том, поцелует ли ее Курт еще раз.
          Дура! — мысленно обругала себя Джоди. — Это не свидание. И у него нет причин целовать тебя.
          И все же девушка хотела этого больше, чем чего-либо.
          Ночное небо стало совсем черным. Луна еще не взошла, и маленькие бриллианты звезд таинственно мерцали в вышине. Может, если загадать желание на одной из упавших...
          Его лицо было слишком близко. Рука снова легла ей на волосы. Взгляд был мягким, как бархат.
          —  Знаешь, Джоди... Я и в самом деле очень хочу поцеловать тебя.
        Ее сердце подпрыгнуло.
             — Но я не стану делать этого.
          Девушка с ужасом уставилась на него, а Курт продолжил:
          —  Понимаешь, это значит пойти наперекор всем моим принципам. Я пытался устоять...
          С нее достаточно этой ерунды! К черту принципы! Джоди не дала ему даже закончить предложение — ее руки легли на затылок мужчины, и девушка наконец поцеловала его.
          — Ну вот, — отстранившись произнесла она. — Неужели это было так плохо?
          Одно долгое мгновение Курт смотрел на нее и мягко рассмеялся. Протянув руку, он нежно прижал Джоди к себе и страстно приник к ее губам.
          Зазвонили колокола. Звезды слились в безумном калейдоскопе. Звуки скрипок. А тело, отвечая на жар его губ, растворилось в ночи.
          Когда Курт наконец отстранился, девушка услышала тихий, жалобный звук и осознала, что он исходил из ее собственных уст. Джоди смутилась. Маклафлин явно умел целоваться. И она хотела, чтобы это произошло еще раз! И еще раз, и еще...
          — Спокойной ночи, — попрощался Курт и выбрался из машины.
             — И тебе того же! — отозвалась девушка.
             И он растворился в ночи.
             Но не в ее памяти.
          Разумеется, Джоди понимала, что так продолжаться не может. Все происходящее больше походило на первый роман подростка, который уже однажды имел место и о котором девушка до сих пор пыталась забыть.
          И все же Джоди волновалась, направляясь к дому Курта на следующее утро. Возможно ли будет игнорировать возрастающее влечение между ними?
          Но придется. Нельзя выпускать их отношения за грань дозволенного. Именно поэтому Курт вчера изо всех сил сопротивлялся желанию поцеловать ее. Джоди понимала это, но ничего не могла с собой поделать. А еще она понимала, что должна сожалеть о содеянном, но — о ужас! — не жалела ни капли. Даже если они никогда больше не коснутся друг друга губами, Джоди до конца жизни не забудет о том, как прекрасно было находиться в его объятиях.
          Однако все ее страхи оказались беспочвенными. Казалось, дом Курта превратился в место сбора всех кого не лень.
          — Привет, сестренка, — поздоровался Раф, не поднимая глаз от бумаг. — Мы тут обсуждаем кое-какие цифры с Куртом. Возьми стул и присаживайся. Если хочешь помочь, начинай проверять вот эту колонку.
          Паула, секретарь по маркетингу, зашла, чтобы взять пленку с какими-то записями. Чуть позже приехал Мэтт, а затем на пороге показался и Дэвид с огромной пиццей.
          —  Я услышал, что здесь собирается вся наша семейка, и подумал, что к этому времени вы должны зверски проголодаться! Может, позвонить Рите и сказать, чтобы она тоже подошла?
          —  Увы, Рита повезла папу в Сан-Антонио к онкологу, — поспешно вставила Джоди.
          — Как продвигается химиотерапия? — спросил Курт.
            Девушка только покачала головой.
          —  По натуре он борец. Большую часть времени он отдыхает, но временами бывают проблески прежнего характера. Почти каждый день, — поправилась она.
          —  Это хорошо, — ответил мужчина, но посмотрел ей в глаза с таким выражением, что Джоди поняла: Курт думает уже вовсе не о ее отце.
          —  Что, никакого красного топа? — промурлыкал мужчина, когда они удалились на кухню за водой.
          —  Полагаю, этот старый костюм явился настоящим разочарованием.
          Встав у нее за спиной, Курт уронил поцелуй на изгиб ее шеи.
          — В тебе ничто не может разочаровать, — пробормотал он и вышел из кухни.
          Ладно, теперь пора выдохнуть и унять бешеный стук сердца, строго сказала себе Джоди.
          Но еще несколько долгих минут она пыталась прийти в себя, лишний раз уверившись в том, что пора прекращать это безобразие. Когда Курт вернулся на кухню, девушка взяла его за руку и решительно произнесла:
          — Послушай, я знаю, это моя вина. Но мы должны прекратить это. Мы должны сохранить наши отношения исключительно деловыми. Вчера... Ты был прав.
        И с моей стороны было ошибкой заставлять тебя целовать меня.
          Курт усмехнулся и коснулся рукой подбородка девушки.
          — Что поделать. В твоих руках я становлюсь удивительно покладистым!
          Джоди попыталась запротестовать, но мужчина жестом заставил ее умолкнуть.
          — Не волнуйся, Джоди, я все понимаю. И полностью с тобой согласен. Хватит нам блуждать в потемках, — с этими словами Курт ласково коснулся ее щеки, но сразу же отдернул руку и покачал головой. — Но не запрещай мне мечтать.
          Когда он вышел, Джоди прислонилась к столу и закрыла глаза. Бунтарский дух снова брал свое. Нужно получить максимум удовольствия, пока еще возможно. Почему нет?
          Ее братья начали многозначительно переглядываться, и Джоди воспользовалась моментом, когда Курт в очередной раз выскользнул из комнаты, чтобы поговорить с Рафом.
          —  Слушай, ты сюда пришел работать или за мной следить?!
          —  Это вполне совместимо, — ухмыльнулся тот. — Но если серьезно, у нас появились кое-какие финансовые проблемы, которые мне необходимо обсудить с Куртом. И отец как раз в отлучке...
          —  Проблемы? А я и не знала...
          —  Не волнуйся, сестренка, я же над этим работаю, — Раф снова ехидно улыбнулся. — Но пока можешь наслаждаться райскими деньками блаженного уединения с Куртом. В офисе у вас такой роскоши не будет.
          Джоди состроила сердитую гримаску. Она-то думала, что их дело идет только в гору и доходы постоянно растут. Глупо и наивно. Успех не приходит по инерции.
          В комнату вошел Курт, и Раф поднял глаза от экрана компьютера.
          —  Кстати, видел вчера Мэнни. Он был очень расстроен. Вроде бы на винограднике были какие-то странные нарушители. Он хотел, чтобы я поговорил с тобой.
          —  Со мной? — Курт удивленно поднял брови.
          —  Да. Похоже, он считает, что ты можешь знать кого-то из них. Мэнни сказал, что спугнул их, но на следующий вечер они вернулись. Эти гады шляются по виноградникам, и он никак не может понять, зачем, — брат Джоди пожал плечами. — Ты же знаешь Мэнни. Сперва он вообще принял их за агентов какой-нибудь правительственной организации — ну, знаешь, как в «Секретных материалах».
          —  Надеюсь, он не будет в них стрелять, — заметила девушка. — Иначе Мэнни рискует нарваться на неприятности.
          —  Но еще большие неприятности будут у них, если Мэнни попадет.
          —  Это верно.
          Джоди и Курт встретились взглядами и вспомнили тот день на виноградниках. Мужчина улыбнулся ей, и она улыбнулась в ответ. Какая-то искорка проскочила между ними. Девушка поспешно отвела глаза. Так должно быть у настоящей пары. Джоди жалела лишь об одном: что у нее не хватает смелости осуществить прекрасную мечту.
          — Похоже, ты сейчас проводишь много времени вне офиса, — заметила Шелли, увидев, что подруга собирается взять с собой огромную папку с бумагами.
          Прошло уже больше недели с тех пор, как Джоди и Курт ездили на виноградники, и распорядок дня стал обыденным. Девушка утром заходила на работу, забирала папки, привозила их в дом Курта, и они вместе сидели в столовой, обсуждая всевозможные планы и проекты. За этим следовал перерыв на обед, после чего девушка возвращалась в «Алман индастриз».
          При этом молодые люди были верны решению не начинать романтических отношений, к тому же другие часто прерывали уютное уединение.
          Затем пришел черед выходных. Джоди не могла припомнить, чтобы когда-либо в ее жизни два дня подряд тянулись так долго и мучительно. Она не могла ничем заниматься — только думала о нем. Зачем она постоянно стремится быть рядом с ним? Это уже начинало походить на мазохистские наклонности.
          Курт сразу же ясно дал понять, что не собирается строить длительные отношения. Еще неделю назад Джоди была полностью с ним согласна, а теперь мечтала по ночам о том, как было бы хорошо постоянно находиться с ним рядом.
          —  Ты снова идешь к Курту Маклафлину? — уточнила Шелли.
          —  Разумеется, — ответила Джоди с жалкой улыбкой. — Он без меня как без рук.
          —  Ты же не влюбилась в него, правда? — спросила она.
             Джоди скривилась.
          —  Шелли, я похожа на влюбленную женщину?
          —  Ну, не знаю, у тебя в глазах появились искорки странного безумия.
          —  Не беспокойся. Я уберусь оттуда раз и навсегда, как только будет возможно.
          —  Это хорошо, — усмехнулась Шелли, но голос ее звучал серьезно, как никогда. — Будь поосторожнее, ладно? Эти Маклафлины бросают женщин, как только те им надоедают. Должно быть, что-то не так с генами, — Шелли улыбнулась и похлопала подругу по руке. — Я просто не хочу, чтобы ты страдала, милая. Ты заслуживаешь лучшего.
          — Я не буду страдать, Шелли, не волнуйся за меня. Я слишком долго и хорошо знаю некоторых членов этой милой семейки, чтобы привязываться к одному из них.
          Глядя, как Шелли идет прочь, девушка невольно задумалась: похоже, ее подруга действительно заметила, что с Джоди Алман творится неладное. Неужели это так очевидно?
          Она откинулась на спинку стула и вздохнула. Курт временами мог быть чертовски притягателен. И по правде говоря, девушка немного увлеклась им. Вот и все. Легкое, незначительное увлечение, о котором никому знать не следует.
          Но было бы куда лучше, если бы Джоди все-таки прекратила проводить с Куртом по нескольку часов наедине. Она начала думать, что только это сможет ее спасти от полного помешательства.
          Она целую неделю провела у него дома. Курт поддразнивал девушку, иногда доводя ее до бешенства. А потом внезапно их взгляды встречались, что-то внутри сжималось и трепетало, и Джоди думала уже только о поцелуях и объятиях. Это было просто нечестно, ведь Маклафлин ничего подобного не испытывал!
          Ладно, по крайней мере пока удавалось избежать знакомства с его дочуркой. Девочка каждый день до обеда оставалась у бабушки. Вечером с Кэти сидела Трейси. И тем не менее приходилось прилагать усилия, чтобы Курт не попросил побыть с его дочерью. От одной мысли об этом у Джоди душа уходила в пятки.
          Она бросила взгляд на наручные часы и решила забежать в кафе за пончиками и кофе. За время их с Куртом «сотрудничества» она успела заметить, что ему нравится, когда она приносит какое-нибудь лакомство.
          Перед домом Курта стоял очень красивый и дорогой седан. Девушка предположила, что в гости заглянула Трейси.
          Джоди опустила взгляд на пакет с пончиками и кофе. Ну что ж, видимо, придется поделиться и с его сестрой. Какая досада! Ладно, в конце концов, она уже много лет не общалась с Трейси. Будет приятно снова повидать старую подругу.
          Подругу? Девушка нервно хихикнула. Они были кем угодно, только не подругами. Соперницами. Даже врагами. С того самого дня, когда пятилетняя Джоди Алман пошла в садик, Трейси пыталась собрать всех остальных детей вокруг себя, чтобы никто не дружил с «отродьем». Каждый раз, когда девочка обнаруживала на парте змею или не могла найти тетрадь с домашним заданием, за всем этим неизменно стояла Трейси Маклафлин.
          Но это было давно. А теперь вражда между их семьями вроде бы потихоньку угасает. Взяв сладости, девушка вышла из машины и направилась к двери.
          Из дома до нее донеслись голоса, но, только подойдя к крыльцу, Джоди расслышала, о чем идет речь.
          — Курт, нельзя до такой степени загружать маму! Она не обязана сидеть с твоей дочерью, когда ты даже не прислушиваешься к ее мнению насчет твоей работы у Алманов!
          Джоди резко остановилась. Дверь была распахнута настежь.
          —  Трейси, ты не понимаешь, — ответил мужчина.
          —  Я все понимаю даже слишком хорошо.
          —  Когда все это закончится, ты увидишь, что...
          —  Когда все это закончится, я искренне надеюсь оказаться в Далласе, и единственной связью с Чивери будет электронная почта!
          —  Этот город навсегда останется твоим домом, ты не сможешь это изменить. Поверь мне.
          —  Нет. Этот город мне нравился, когда всем заправляли Маклафлины. А с тех пор, как Алманы изменили ситуацию, я надеюсь, что это место просто провалится в преисподнюю! Уверена, уж тут они постараются на славу и не обманут моих ожиданий!
          —  Трейси, успокойся. Ты разбудишь Кэти.
          Джоди стояла на месте, не зная, что делать. Разговор был очень личным и велся на повышенных тонах. С другой стороны, была упомянута ее семья...
          Трейси заговорила тише, очевидно пытаясь успокоиться.
          — Послушай, я знаю, что ты пытаешься убедить маму, будто делаешь нечто такое, что вернет нашей семье былую славу. Но зачем?! Этот город — настоящая дыра. Всегда ею был и навсегда ею останется. И если ты полагаешь, будто сможешь улучшить ситуацию, якшаясь с несносными воришками Алманами — дерзай! Но я уезжаю отсюда. Навсегда!
          В этот момент Курт случайно глянул через плечо сестры и увидел стоявшую в дверях девушку.
          — Джоди.
          Она молчала. Слова Трейси эхом отдавались в ее голове, но сейчас было не время проявлять слабость или грубость. И Джоди вошла в дом, словно только что приехала.
          —  Доброе утро! — произнесла девушка с напускным весельем. — А я тут принесла кофе и пончиков! — она взмахнула пакетом и выложила покупки на стол, а затем с широкой улыбкой повернулась к Трейси.
          —  Трейси, очень рада встрече.
          — О боже, это же Джоди Алман! Ты почти не изменилась со школы.
          Джоди могла бы сказать то же самое о Трейси. Она всегда была хорошенькой, а теперь превратилась в настоящую красавицу. Прелесть ее черт, однако, портил избыток макияжа и сияющих украшений.
          Девушка прекрасно понимала, что последнее замечание мисс Маклафлин было отнюдь не комплиментом, но это заставило ее только шире улыбнуться.
          —  А ты выглядишь просто замечательно! Правда, ты всегда была первой красавицей города, не так ли?
          —  Ну, не знаю, Джоди, — улыбка Трейси прямо-таки лучилась неестественностью — Именно ты стала тогда королевой красоты, помнишь?
          —  Чистая случайность, — отмахнулась девушка. — Думаю, кто-то просто неправильно подсчитал бюллетени.
          —  О нет, ни в коем случае, — покачала головой сестра Курта. — Ты заслужила все до единой награды и почести, которыми тебя периодически осыпали.
          —  Однако, если я правильно помню, ты выигрывала все конкурсы — начиная от президента младших классов и заканчивая королевой праздника урожая, — Джоди улыбнулась еще шире, начиная чувствовать себя заводной куклой.
          Однако она заметила, что Курт наблюдает за их пикировкой с выражением крайнего изумления на лице.
          Женщины! Как только они могут вести себя как лучшие подружки, если на самом деле ненавидят друг друга? Если бы здесь были двое парней, кто-нибудь уже получил бы по морде.
          Джоди с трудом сдержала смех и заметила, что Трейси собирается уходить. Курт ничего не понял. Все, что они с его сестрой наговорили друг другу, причиняло боль. Как оплеухи.
          Уже в дверях Трейси повернулась и добавила:
          — Да, Курт, чуть не забыла сказать, что мама наняла для тебя домработницу. Она будет готовить и присматривать за Кэти. Если совсем честно, я уговорила маму переехать в Даллас вместе со мной. Так что ты остаешься один.


        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

             Курт в изнеможении прислонился к двери, которую он наконец решил закрыть.
          —  Домработницу?
          —  Она очень опытная. Прекрасные отзывы и все такое. Шведка.
          —  Шведка? — у Курта глаза разгорелись. — Прямо как в сериале про шведских девушек в бикини?
          Трейси закатила глаза, а затем покосилась на Джоди, как бы говоря: Мужчины! В этом вопросе обе испытали редкостную солидарность в легком отвращении к противоположному полу.
          — Курт, она домработница и вряд ли станет надевать бикини на работу!
             Но тот сиял от счастья.
          — Откуда ты знаешь? Эти шведки...
          Бросив на него еще один раздраженный взгляд, Трейси посмотрела на часы.
          — Все, мне пора бежать. Домработница должна подойти сегодня к полудню, — она холодно улыбнулась Джоди. — Была рада встретиться. Повторить, к сожалению, не получится, так как я уезжаю в Даллас. Навсегда.
          С этими словами она ушла, громко цокая каблуками дорогих итальянских туфель.
          Курт и Джоди молча наблюдали за Трейси, а затем мужчина закрыла дверь.
          —  Шведка, — мечтательно протянул он. — Хм. Это может быть весьма интересно.
          —  Или нет, — пробормотала она, направляясь к столу за кофе.
          —  Ну, ты же слышала, что сказала Трейси. Они наняли шведку! Она будет приходить и делать свою работу!
          Джоди посмотрела на мужчину. Очевидно, Курт просто дразнит ее, и девушка решила подыграть ему.
          —  И что именно, по-твоему, эта «шведка» будет для тебя делать?
             Он с надеждой пожал плечами.
          —  Кто знает? Ты же слышала, что рассказывают о шведках. Возможно, она просто чудесная женщина, которая изнывает от желания позаботиться об одиноком мужчине, — Курт счастливо вздохнул. — Может, она с радостью будет выполнять малейшие мои прихоти...
          —  А я-то думала, что именно для этого у тебя есть я...
          —  Ты?! — изумился мужчина.
          —  А почему бы нет?
             На мгновение Джоди показалось, что Курт изнывает от желания продолжить эту тему, но он мужественно поборол искушение. Мужчина сделал большой глоток кофе и потянулся за пончиком.
        —  А ты можешь что-нибудь сказать по-шведски? Джоди удивленно моргнула.
        —  Уверена, она говорит по-английски.
           — Да, но, возможно, было бы лучше приветствовать ее на родном языке? Может, она будет чувствовать себя как дома?
        Девушка едва сдержала хищный рык.
           — Если бы она хотела разговаривать на родном языке, то осталась бы в Швеции!
        Курт задумчиво кивнул.
        — В этом есть смысл.
          Джоди забыла о злости и расхохоталась. Ситуация была просто нелепой. Она потянулась за еще одним пончиком, Курт сделал то же самое, и их руки встретились над пакетом.
        — Ты красива, когда смеешься.
          Веселье исчезло так же внезапно, как появилось. Его глаза были серьезны.
           — Я знаю, ты слышала все, что говорила Трейси о твоей семье, — произнес мужчина. — Мне очень жаль. На самом деле она не хотела так говорить, не то имела в виду...
        Джоди резко убрала руку.
           — О, Курт, перестань! Разумеется, именно это она и имела в виду! Вражда между Алманами и Маклафлинами существует. Пойми это наконец.
        Курт покачал головой.
           —  Единственная причина, по которой вражда длится до сих пор, — то, что люди говорят друг другу подобные вещи.
           —  Не понимаю, как ты вообще можешь так рассуждать. В конце концов, плохие чувства проистекают из плохих действий, разве не так?
        —  Правда? Каких, например?
          —  Только не говори мне, будто ты никогда не слышал историю о том, как твой прадедушка, Теодор Маклафлин, похитил жену моего прадедушки и запер ее на несколько недель. Он отпустил ее, только когда Хирам Алман собрал достаточно людей и оружия, чтобы взять штурмом дом, где засела банда Теодора.
          Очевидно, Курт только что вспомнил об этой истории и болезненно скривился.
          — Ладно, были такие романтические штуки в Чивери каменного века.
        Джоди продолжала с каменным лицом:
          — Потом твой дедушка украл у моего документ на аренду земли. Между прочим, это была его единственная собственность!
        Мужчина застонал.
          —  Это же старая история, Джоди! И к тому же десятки раз обсужденная. Может, будем двигаться ближе к нашим дням?
          —  К нашим дням? — девушка всплеснула руками. — Конечно, почему бы и нет? Двинемся ближе к тому дню, когда твой отец поймал моего и привязал его к столбу в центре города в нижнем белье. Над ним тогда смеялся весь город!
          Курт сделал вид, что ему до смерти скучно это слушать.
          — Они были еще подростками. Есть еще что-нибудь?
          Что-то в его поведении подтолкнуло Джоди к мысли, что она добилась своего — доказала, что у вражды были свои основания.
          — Есть еще вещи, которые можно было бы упомянуть. Но сейчас я закончила.
          — Это хорошо. Может, разделим последний пончик?
          Джоди вздохнула. Он действительно не понимал, что нельзя просто дунуть, плюнуть и примирить две семьи, списав поколениями копившуюся ненависть в архив. Конечно, для него легко забыть об этом — со стороны превосходящей силы. Но нелегко забыть о вражде, когда именно тебя неоднократно смешивали с грязью.
          Или Джоди снова мыслила наивно? Сейчас ее изначальные подозрения насчет «тайных замыслов Маклафлина» отошли на второй план, но доказательств его невиновности тоже не было.
          Девушка пристально посмотрела на Курта, и все возродившиеся было сомнения исчезли. Дело даже не в том, что он был красив. В его глазах плясала какая-то странная искорка, от которой Джоди хотелось улыбаться...
          Нет, она спятила! Что ей на самом деле о нем известно?
          — Не двигайся, — внезапно предупредил Курт. — У тебя сахар на лице.
          Джоди послушно замерла, вздрогнув, когда он осторожно смахнул с ее щеки остатки пудры. Мужчина был так близко, что она чувствовала исходящее от его тела тепло. Внезапно девушку наполнило страстное желание прижаться к этому сильному телу и вдохнуть его запах.
          Он заключил ее в объятия, и Джоди разрешила себе погрузиться в мечту. С легким вздохом она подняла руки и обняла мужчину за шею, притягивая его ближе. Его губы оказались горячими и твердыми, и девушка страстно ответила на поцелуй.
             Джоди знала, что это было безумием, но в его объятиях было так хорошо, так... правильно. Неужели она влюбилась?
          Отстранившись, Курт посмотрел на девушку, и она попыталась угадать, о чем он думает. Джоди могла бы поклясться, что он удивлен и выбит из колеи. Может, это из-за ее страсти?
             Но Курт спросил о другом:
          —  Хочешь посмотреть на Кэти?
          —  Что? — Тревога. Беспокойство. Джоди совсем забыла о том, что девочка сегодня здесь. — Нет! То есть... боюсь, мы можем ее разбудить...
          —  Пойдем, — он взял девушку за руку. — Я хочу показать тебе свою самую большую гордость.
          Покорившись неизбежному, Джоди вымученно улыбнулась и пошла за Куртом в спальню. Ее сердце громко билось в груди. Занавески в комнате были задернуты. Девушка вслед за отцом подошла к кроватке малышки и опустила глаза.
          Золотые кудряшки рассыпались по подушке, один локон лег на нежную, румяную щечку. Маленький ротик приоткрылся. Крошечный курносый носик.
          Не в силах сдержать эмоции, Джоди всхлипнула. Эта прелестная маленькая девочка была так похожа на тот образ, который успела мысленно нарисовать девушка, четыре с половиной месяца вынашивая своего малыша. На нее полноводной рекой нахлынули воспоминания. Она полюбила малыша, которого носила под сердцем, обещала себе сделать все, чтобы он никогда не чувствовал себя несчастным. Они были бы семьей — мать и дитя.
          А потом и эта мечта внезапно разбилась вдребезги.
          Джоди вцепилась в перильца кроватки, пытаясь сдержать чувства. Она сейчас заплачет. Только не это, она не из тех, кто ревет по пустякам. По крайней мере очень старается не реветь. Однако вот, пожалуйста, уже побежали слезы. Нужно выбраться отсюда, пока Курт ничего не заметил.
          Но уже слишком поздно. Мужчина притянул девушку к себе.
             — Джоди, в чем дело?
          Она попыталась соврать, сказать что-нибудь незначительное, приписать истерику настроению, но не смогла. Покачав головой, Джоди отвернулась от Курта и направилась в гостиную.
          Мужчина последовал за ней, ковыляя на костылях.
           — Знаешь, — с наигранным весельем произнесла она. — Думаю, мне и в самом деле пора возвращаться в офис. К тому же я забыла принести новые рекламные образцы, о которых ты спрашивал. Так что, если ты сможешь справиться без меня...
          —  Сядь, — сказал Курт, указав на кушетку.
          —  Что?
          —  Садись. Нам нужно поговорить.
          —  Нет, со мной все в порядке, честно, просто я...
          —  Садись.
          Тон стал властным, и, как современной, независимой женщине, Джоди полагалось возмутиться и уйти, громко хлопнув дверью. Но почему-то она послушно опустилась на кушетку.
          Маклафлин сел рядом, поморщившись от боли, а затем посмотрел Джоди в глаза.
          — Джоди, расскажи, что случилось с твоим ребенком.
             У нее упало сердце.
          —  Я... у меня никогда не было ребенка.
          —  Но ведь ты была беременна.
          Девушка отвернулась. Она не могла отрицать этого.
             — Расскажи мне все.
             Джоди покачала головой.
          — Зачем? Многие женщины теряют детей. Это не такая уж большая трагедия.
          Курт придвинулся ближе и мягко обнял ее за плечи, заставив повернуться к нему лицом.
          — Помнишь, как ты сказала мне, что я тебе нравлюсь? — мужчина нежно коснулся ее щеки и улыбнулся. — Так вот, Джоди, ты мне тоже нравишься. И меня волнует все, что с тобой происходит или происходило. Тебе больно, и я хочу помочь.
          Она испытующе посмотрела в его зеленые глаза. Джоди никому еще не рассказывала обо всем, что произошло десять лет назад.
          —  Курт, я не знаю...
          —  Скажи мне.
          Она неровно вздохнула и, чувствуя тепло его рук на плечах, робко начала рассказ:
          —  Я уехала сразу после окончания школы. Не могла больше оставаться в этом городе. — Девушка посмотрела на свои крепко сцепленные руки и усилием воли заставила себя разжать пальцы. — Моя мама умерла, когда мне было всего шестнадцать, в течение следующих двух лет я постоянно ругалась с отцом. Постепенно я преисполнилась уверенности, что мне будет лучше где угодно, и отправилась в Даллас.
          —  Это довольно обычная история, — произнес Курт, устраивая Джоди поудобнее в кольце своих рук.
          —  Да, — согласилась она. — Только у этой счастливого конца не было.
          —  А что произошло?
          —  Ну, был один парень.
        —  Как всегда.
          —  Разумеется, — на мгновение девушка даже улыбнулась. — И конечно же, я думала, что люблю его. И что еще хуже, я была уверена, что он любит меня.
        Его руки напряглись.
          — Мы были без ума друг от друга еще в школе. Он приехал ко мне, и несколько недель все шло просто замечательно. Но когда я сказала, что беременна, он дал понять, что не намеревается отказываться от своей чудесной, вольной жизни. — Джоди вздрогнула,
        вспомнив ужасную сцену, которая последовала за ее признанием. — Он счел весьма забавным то, что я наивно думала, будто он женится на мне. И открыто заявил, что люди вроде него не вступают в брак с такими, как я.
          Ее голос дрогнул. Может, сказать Курту, что на самом деле сообщил ей Джереми? Сможет ли она повторить эти слова? Нет.
          «Ты что, спятила, Джоди? Маклафлины спят с женщинами Алманов, но никогда не женятся на них».
          —  У меня было такое ощущение, что земля разверзлась под ногами и я падаю в пропасть. Я потеряла работу и некоторое время питалась только в бесплатной столовой для бедняков.
        —  Джоди...
          —  А потом я потеряла ребенка, — девушка вздрогнула. — Я была уже на пятом месяце, и выкидыш был очень тяжелым. — Она снова вгляделась в зелень его глаз, решившись открыть еще один секрет. — Возможно, у меня больше никогда не будет детей.
          —  О боже мой, — он привлек девушку к себе и уткнулся щекой в ее волосы. — О, Джоди...
          —  Если ты будешь так меня обнимать, то я опять заплачу, — предупредила она.
          —  Вот и хорошо, — ответил Маклафлин, поглаживая Джоди по волосам. — Плачь.
        Она не хочет плакать. Но слезы потекли.
          Правда, ненадолго. Как она могла быть такой слабой? Другие женщины, потерявшие ребенка, пытались жить дальше. И уж точно у них не развивалась столь острая детофобия!
          Нельзя позволить бедным, беззащитным малышам страдать из-за ее неврозов. Эта история давно осталась в прошлом, Джоди встретилась с последствиями и пережила их.
          Из спальни внезапно раздался грохот и детский плач.
          — Кэти! — Курт попытался вскочить на ноги, совершенно забыв про костыли, и, разумеется, растянулся на полу.
          Джоди тоже подпрыгнула и посмотрела на лежащего Курта, который неловко двигал руками, как черепашка, перевернутая на спину. Можно остаться здесь, помочь незадачливому папе подняться на ноги и надеяться, что на сей раз он ничего не сломал. Или же без промедления бежать в комнату и посмотреть, что случилось с ребенком.
          И она помчалась к спальне. Кэти лежала на полу, прижав одну ручку к голове, и громко ревела. По круглым щечкам катились гигантские слезы. Однако стоило ей увидеть Джоди, как плач сразу стих и малышка с интересом уставилась на незнакомую тетю.
          — С тобой все в порядке, милая? — спросила девушка, склонившись над девочкой и не решаясь коснуться ребенка. — Ты не поранилась?
           — Па, па, па,  — уверенно сказала Кэти. Она посмотрела на Джоди и замахала ручками в воздухе, желая, чтобы ее немедленно взяли на руки. — Па, па! — настойчиво повторила малышка и всхлипнула.
          Девушка нервно облизнула пересохшие губы и оглянулась через плечо, надеясь увидеть в дверях Курта. Но, увы, его там не было.
          —  Ты хочешь к па... в смысле, к папочке? Он придет через секунду, если ты подождешь...
          —  Па-Па! — ручки задвигались еще активнее, а в голосе прорезались плачущие нотки.
          —  Ладно, ладно, — Джоди наклонилась еще ниже и протянула руки к малышке, не уверенная, чем закончится этот эксперимент. Но Кэти с радостью устроилась поудобнее на руках у девушки.
          —Ой!
          Она держала на руках ребенка и не уронила его! И в обморок не упала. Потому что ей было ни капельки не страшно!
          Джоди обернулась к двери, когда в комнату вошел Курт.
          —  Смотри! — сияя, произнесла Джоди. —Думаю, с ней все в порядке.
          —  Кажется, она научилась вылезать из кроватки, — произнес мужчина; его задумчивые зеленые глаза блеснули. — Еще одна проблема на мою голову!
          Но Джоди больше не желала слышать о проблемах. Она отдала девочку Курту и осталась рядом.
          Столько лет девушка старалась избежать даже упоминаний о детях! Но теперь, встретившись лицом к лицу со своим страхом, сумела преодолеть его. Эта мысль наполняла душу Джоди ликованием.
          Следующий час они провели возле Кэти. В конце концов,  кто мог бы устоять? Она была веселым, жизнерадостным ребенком, полным интереса ко всему, что происходит вокруг. Джоди просто не могла грустить рядом с такой замечательной девочкой.
          Они сидели на полу, катая мячик. Вот он остановился на полпути, девочка рассмеялась и захлопала в ладоши. Курт наклонился и снова подтолкнул мяч.
          —  Когда ты смотришь на Кэти, то вспоминаешь Грейс? — тихо спросила Джоди. — Ты очень по ней скучаешь?
          —  Нет, — мужчина спокойно посмотрел на нее. — Я вообще по ней не скучаю.
          У Джоди к этому моменту уже были смутные подозрения, что не все в его браке было так гладко, как говорили, но подобное равнодушие оказалось для нее сюрпризом.
          —  Правда в том, что, если бы Грейс не умерла, к этому моменту я бы уже развелся с ней.
          —  О, Курт, — она ощутила всплеск вины и попыталась понять, что чувствует сейчас. Восторг? Нет, ни в коем случае. Ей было больно думать, что брак Курта оказался несчастливым. Но в то же время Джоди обрадовалась, обнаружив, что он вовсе не охвачен горем.
          —  Единственное, что меня удерживало, — продолжал мужчина, — это мысль о том, что в случае развода, возможно, мне придется расстаться с Кэти.
        Джоди покачала головой.
          — Курт, извини меня. Не нужно было вообще поднимать эту тему. В конце концов, это не мое дело, и...
            В его глазах разгорелось пламя.
             — Теперь и твое, Джоди, — тихо возразил Курт.


        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

             Однако продолжить разговор на эту тему им было не суждено. В дверь позвонили.
          Джоди посмотрела на Курта, и они в один голос выдохнули:
            — Шведская домработница!
          Мужчина оперся на костыль, встал с пола и направился в прихожую. Затем радостно распахнул дверь... и опасливо отступил на шаг.
          Женщина, стоявшая на пороге, была высокого роста — метр девяносто, не ниже, — и выглядела так, словно основную массу времени проводила за игрой в регби. Холодные голубые глаза спокойно смотрели из-под тонких, неподвижных бровей, которые изогнутыми стрелами тянулись к вискам.
          —  Я есть Ольга, — с сильным акцентом представилась женщина. — Я пришла смотреть за ребенок.
          —  Что? — Курт шагнул вперед, уже, очевидно, подумывая о том, чтобы захлопнуть дверь. Мечта о горячей и готовой на все шведской девушке рассыпалась в прах. — Э... вы уверены?
          —  Где есть ребенок? — Она решительно шагнула вперед, и Курт отступил, а затем умоляюще воззрился на Джоди.
          — Э-э... послушайте, не думаю, что нам нужна помощь. Может, вы оставите своей номер, и мы вам позвоним...
          Но Ольгу было не так легко смутить. Подтолкнув хозяина, она решительно вошла в дом.
          — Я знаю все про дети! — продолжая буравить мужчину взглядом, заверила «домработница». — Покажите мне ваш ребенка, а я о нем заботиться!
             Два широких шага — и Ольга оказалась в спальне Кэти. Наклонившись, она взяла девочку на руки и сурово посмотрела на нее.
            —  С ней будет легко.
            Кэти была так поражена, что даже открыла ротик.
          — Где есть детская? — требовательно вопросила Ольга. — Нужен новый памперс!
          Джоди молча показала направление, и женщина с достоинством удалилась. Курт обернулся к девушке.
             — Спасай! — тоненько пискнул он.
             Джоди рассмеялась и взяла его за руку.
          —  Пусть она просто делает свою работу, — посоветовала она. — Трейси говорила, что у нее прекрасные рекомендации. И я уверена, что твоя мать никогда не наняла бы неподходящую няню. Расслабься.
          —  Ты и в самом деле думаешь, что у нее получится?
          —  Уверена, — кивнула девушка. — Просто дай ей шанс.
          Вернулась Ольга с Кэти на руках. Девочка выглядела шокированной и протягивала ручонки к папе.
          —  Я пойду посмотреть кухня! — весело сказала Ольга, протянув Курту дочь.
          —  Э, Ольга, — произнесла Джоди. — Мистер Маклафлин интересовался, для чего именно вас наняла его мать. Мы предполагаем, что подразумевались готовка и присмотр за ребенком.
          —  О да. Еще уборка. И я уметь делать массаж!
          —  Массаж?!
             Ольга рассмеялась и ткнула пальцем в Курта.
             — Пошли, я вам как следует показать!
          Джоди заметила на лице Курта выражение безграничного ужаса. Это был такой ценный момент, что его следовало бы запечатлеть для потомков. Она и сама не отказалась бы изредка в холодные зимние вечера согревать душу подобной фотографией!
          —  Нет уж, спасибо, — мрачно ответствовал мужчина. — Думаю, вполне хватит присмотра за ребенком и работы по дому!
        Джоди проводила Ольгу на кухню.
          Домработница ее устроила. Возможно, немного властная, да и голос громковат, но в целом она была компетентной женщиной. Так что Джоди собрала вещи и приготовилась вернуться в офис.
          — Ты же еще не уходишь, правда? — с тревогой спросил Курт.
          Девушка улыбнулась. Для взрослого, сильного мужчины, который побеждал в драках людей в два раза сильнее его, Курт слишком нервничал из-за новой домработницы!
             — Мне пора, — небрежно произнесла она.
             Курт проводил ее до дверей.
          — Ты не можешь оставить меня наедине с ней! — умоляюще пробормотал он, оглянувшись через плечо.
             Джоди прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
             — Еще как могу. И оставлю!
          Про себя девушка подумала, что вряд ли ее поведение можно приписать садистскому порыву. Ей действительно пора.
          — Джоди! — Курт поймал ее за руку и притянул к себе, глядя в глаза. — Возвращайся поскорее.
          Выражение его глаз девушка вспоминала всю дорогу до офиса. Черт бы его побрал! Она и в самом деле влюбляется в этого парня!
          — Какой чудесный день! — ехидно пробормотала она себе под нос.


          — Значит. Трейси Маклафлин хочет снова выйти замуж!
          Джоди мельком взглянула на старшую сестру и поняла, что это замечание относилось к ней.
          —  Похоже на то, — небрежно ответила девушка, надеясь, что дальнейшего развития этой темы не последует. — Передай, пожалуйста, соль.
          —  Что, надвигается брак номер три? — удивился Мэтт.
          —  Надеюсь, в этот раз ей повезет больше.
          —  Ха! Маклафлины никогда ни с кем не уживались! — встрял Раф. — Ты только посмотри на их родителей! Не самый лучший пример!
             Рита махнула вилкой в сторону брата.
          —  Если я правильно помню, одно время ты и сам увивался за Трейси!
          —  Я? Нет. Я никогда бы не смог чувствовать что-либо подобное к члену этой семейки. Я не предатель.
             У Джоди от удивления отвисла челюсть.
          — Вы все сидите и поливаете грязью Маклафлинов, но при этом вас абсолютно устраивает то, что Курт работает в нашей компании. Не хотите ли мне это объяснить?
          Дэвид пожал плечами, словно причина и без того была всем очевидна.
          —  Ведь Курт не похож на других.
          —  И никогда не был, — вставил Раф. — Мы с ним были партнерами на лабораторных занятиях, сначала задирали друг друга, но в итоге прекрасно поладили. Я всегда знал, что он хороший парень.
          — В отличие от своих родственничков. Скунсы вонючие! — заявил Дэвид.
          —  Вот уж к кому не следует поворачиваться спиной, — добавил Мэтт.
          —  Нет, Курт — хороший парень, — согласилась Рита. — После того, как с ним обошлась жена... — женщина покосилась на Джоди и умолкла.
          — Ну, продолжай, — девушка наклонилась к сестре. — Как она с ним поступила?
        —  А ты не знаешь? — вздохнула Рита.
          —  Если бы знала, то не стала бы спрашивать, верно? — Джоди внезапно поняла, что все остальные уже в курсе. — Я слышала, что она погибла в авиакатастрофе. Есть что добавить?
        —  Говорят, она бросила Курта и ребенка.
        —  Ох, — ее сердце сжалось от боли за него.
          —  Она летела к своему любовнику, когда произошла катастрофа.
          —  Ох, — повторила Джоди, холодея. Теперь она поняла, откуда взялось загнанное выражение в его глазах, клятва никогда не влюбляться...
          Наверное, нет ничего хуже такой ситуации — остаться с горячо любимой дочерью и быть брошенным ее матерью, которая была нужна, как никогда.
          Джоди больше не могла есть. Ее родные принялись обсуждать другую тему, но она молчала. Ей хотелось поехать к Курту. Однако играть с огнем опасно...
          Ужин почти был закончен, когда зазвонил телефон. Это был Курт.
          —  Джоди, слава богу, ты здесь. Ты должна прийти ко мне прямо сейчас.
        —  Почему? Что случилось?
        —  Объясню, когда приедешь.
          Девушка нахмурилась, крепче сжав трубку. Его голос звучал так, словно произошло нечто ужасное.
        — Курт, а где Ольга?
        После паузы мужчина решительно произнес:
        —  Тебе придется ее уволить — ради меня.
        —  Где она?!
        —  Я... поместил ее в безопасное место.
        —  Курт! Где?!!
          Мужчина сделал глубокий вдох и только потом ответил:
        —  Я запер ее в кладовке.
        —  КУРТ!..
          —  Мне пришлось это сделать! Она словно сошла с ума!
        —  Да что ж она такого сделала?!
        —  Объясню, как только приедешь! Поспеши!
          Джоди не могла даже вообразить, что такого ужасного могла натворить домработница. Бедная Кэти! По дороге к дому Курта девушка успела всерьез разозлиться. Как взрослый человек мог так поступить с беззащитной крошкой? Правда, как именно, Джоди не знала. Но ведь неспроста Курт запер милую женщину в кладовке?
          —  Ладно, давай рассказывай! — потребовала она, ворвавшись в дом. — Как Кэти? Что с ней сделала Ольга?
          —  Сама посмотри, — Курт указал на стульчик дочери, заляпанный странной клейкой субстанцией. — Она заставляла ее есть свеклу.
          Он произнес это с таким надрывом, словно шведка по меньшей мере вгоняла иголки ребенку под ногти, а затем со знанием дела примерилась к девятихвостке.
           — Заставляла ее есть свеклу? — повторила Джоди, предположив, что, возможно, несведуща в том, чем кормят детей, посему и не осознала всей глубины трагедии.
             Курт кивнул, в его глазах горел праведный гнев.
          — Кэти всегда ненавидела свеклу. Она начинает кричать, когда видит тарелку с этой гадостью. А эта женщина впихивала в мою девочку свеклу!
             Джоди моргнула.
          —  Впихивала?
          —  Она заявила, что детей нужно приучать к мысли, что не удастся так или иначе обойтись без еды, которая им не нравится. Бедная Кэти плакала так, словно у нее сердце разрывается, а эта... эта... женщина продолжала запихивать ей в рот кусочки свеклы.
          —  Ладно, — сдавленно произнесла она. — Я выпущу ее и поговорю с ней. Но, Курт, как же ты обойдешься без няни?
          —  У меня и здесь все схвачено, — просто заявил он. — Ты можешь остаться здесь и помочь мне!
        Господи, что за мужчина!
          Эта фраза звучала в голове Джоди. Забавно, но его уверенное предложение ее насмешило. Курт проделал все с такой наивностью и невинностью, что девушка просто не могла на него обижаться!
          От мысли о том, что она нужна ему, у нее перехватило дыхание.
          Она была нужна Курту. И Кэти. И Джоди это понравилось.
          Она справилась с увольнением Ольги просто блестяще. Мол, у Курта сейчас большие сложности в личной жизни — еще не завершен процесс об опекунстве, а если к этому добавить парочку иррациональных фобий, по поводу которых мужчине понадобилась ее, Джоди, помощь как квалифицированного терапевта, то получаем картину легкой невменяемости. В связи с этим Курт просто не готов передать заботу о ребенке в чужие руки.
          —  О, я! — согласилась Ольга. — У него поехать крыша! Это есть точно! — она многозначительно покрутила пальцем у виска. — И он испортит ребенка совсем-совсем! Вы лучше присмотреть за ними.
          —  О, непременно, — заверила Джоди, ненавязчиво выпроваживая шведскую домработницу. — Глаз с них не спущу! Пожалуйста, пришлите счет за ваши услуги.
          —  О, найн. Миссис Маклафлин, она уже дать мне хороший чек! Позвоните, когда мужчина станет лучше, хорошо? Удача вам!
          —  Э-э... уверена, он в первую очередь вспомнит о вас, когда будет готов предпринять столь серьезный шаг, — пообещала девушка, помахала бывшей домработнице рукой и закрыла дверь.     
        — Все уже, выходи!
             Из-за угла появился Курт с девочкой на руках.
          — Ты моя героиня! — с явным облегчением выдохнул Маклафлин. — Слушай, мне ни капли не стыдно за то, что я запер ее в кладовке, должен даже сказать, мне это понравилось! Слов она просто не понимала!
          —  Не волнуйся, бедненький! — ехидно утешила его Джоди. — Она вернется, когда ты будешь готов принять ее услуги!
             Курт немедленно сообщил Кэти:
          —  В таком случае мы уезжаем и не оставим нового адреса, верно, малышка?
          —  Дя, дя, — довольно согласилась та.
          —  Только Джоди возьмем с собой, да?
          —  Дя, дя, дя! — На последнем «дя» Кэти радостно подпрыгнула у него на руках, и они дружно рассмеялись.
          —  Ты останешься? — спросил Курт, когда взрыв смеха стих. — Мне не хочется утруждать тебя, но другого выхода просто нет.
          Джоди посмотрела ему в глаза. Быть вместе опасно. Девушка прикусила губу. Она знала, что нужно сделать. Но еще знала, что ей хочется сделать. И сердце возобладало над доводами рассудка.
          — Разумеется, я останусь, — согласилась Джоди. — Но только на одну ночь!


        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

             Однако три дня спустя она все еще находилась в доме Курта. Джоди не только влюбилась в Курта, но и привязалась к его маленькой дочери.
          И все же придется уйти. Как только Маклафлин избавится от костылей и начнет носить эластичную повязку, его жизнь потечет по привычному руслу. Они вернутся к работе в офисе, а для Кэти наймут няню.
          Но Джоди не хотела даже думать об этом. Она спала отдельно, в третьей комнате. По утрам она поднималась и шла к Кэти, которая обычно радостно гугукала при виде девушки. Сменив подгузник и переодев девочку, Джоди относила малышку Курту, который сонно принимал в свои объятия маленькое чудо, а сама шла на кухню и начинала готовить завтрак. Затем Курт приносил дочь, усаживал ее на стульчик и принимался кормить. Они проводили за столом по меньшей мере час, смеясь и играя с ребенком. Кэти была удивительно жизнерадостным созданием.
          После завтрака Маклафлин обычно купал девочку, пока Джоди убирала со стола и мыла посуду. Днем Курт укладывал Кэти спать, и им наконец удавалось поработать часок-полтора, до тех пор, пока девочка не просыпалась и не начинала плакать.
          Вечером они ездили в парк, чтобы малышка могла поползать по травке и посмотреть, как играют старшие дети. Курт заказывал еду в каком-нибудь ресторане, а Кэти ужинала готовыми пюре и соками.
          Когда утомленная девочка наконец засыпала, Курт и Джоди оставались наедине.
          Иногда они смотрели телевизор, иногда сидели за настольной игрой или кроссвордом. Но заканчивался вечер одинаково — в объятиях Курта Маклафлина.
          Девушка знала, что это нужно прекратить. Но Джоди было так хорошо, когда мужчина шептал ласковые слова ей на ухо, что она теряла голову. Курт нравился ей все больше и больше. Если бы только он еще захотел начать по-настоящему серьезные отношения...
          Правда, она нравилась Маклафлину. И поладила с Кэти. В общем-то, Курт прямо заявил об этом, в первый же день. Но свадьба - совершенно другое дело.
          Иногда девушка думала, а не является ли вражда между их семьями причиной его сдержанности? Джоди иногда и сама чувствовала возвращение былой ненависти к его семье. Даже сейчас ей иногда казалось, что Маклафлин все же неспроста работает на «Алман индастриз».
          Вот и сегодня, уложив Кэти спать, они устроились на кушетке. Курт положил голову на колени девушке, и она перебирала его густые, вьющиеся волосы. Он рассказывал ей о том, как в прошлую субботу к ним зашел сынок Мэнни, Ленни, чтобы поиграть с Кэти, а в итоге они подрались из-за игрушки.
           — Наверное, навыки общения не бывают врожденными. Я просто не мог поверить собственным глазам, когда Кэти схватила пластиковый кирпич и изо всех сил треснула беднягу Ленни по голове!
           —  А ты что, думал, она постесняется? Видимо, ты пропускал мимо ушей ее дикие вопли, когда твоя дочурка не могла получить то, чего ей хотелось.
           —  Ты же не пытаешься сказать, будто мой маленький ангел безнадежно испорчен?
           —  Нет, но она вполне может быть жестокой. Как и любая нормальная, здоровая девочка. Когда эта малышка подрастет, за ней будет нужен глаз да глаз. Видишь ли, девочки правят миром!
           —  Эй, я уже начинаю чувствовать себя в меньшинстве!
           —  Скажи, ты собираешься съездить к Мэнни по поводу тех нарушителей? — после паузы спросила она, в очередной раз пробежавшись пальцами по его волосам.
           —  Это вовсе не проблема, — ответил Курт, протянув руку, чтобы убрать локон с ее щеки. — Я знаю, кто это.
        —  Правда? И кто же?
           —  Они из университета, — Курт сел. — Отделение ботаники. — Его рука легла на плечи девушки, она ощутила теплое дыхание, а затем мужчина коснулся языком мочки ее уха. — Они хотели взять новые образцы, вот и все.
        — О, — чуть дыша, ответила она. — Хорошо.
          Джоди сглотнула. Вот тот самый момент, когда нужно отстраниться и сказать ему, что поцелуев больше не будет. Но все мышцы внезапно ослабли, а разум затерялся в наслаждении.
          — Мм, — промурлыкал Курт, осыпая поцелуями шею девушки. — «Хорошо» — не то слово. «Великолепно» подошло бы куда больше.
          Джоди таяла под нежными ласками. И все же она повернулась было к нему и открыла рот, чтобы запротестовать, но Курт воспользовался возможностью и проник языком в ее рот. Все протесты были забыты. Его поцелуи опьяняли, будоражили, соблазняли. Она позволила себе раствориться в этом ощущении, чувствуя, как волшебство прикосновений этого мужчины бежит по венам.
          Но постепенно, медленно девушка заставила себя отстраниться. Или она остановится прямо сейчас, или навсегда затеряется в желании.
        — Курт, остановись.
        Он коснулся ладонью ее щеки.
        —  Но я не хочу останавливаться.
          —  Я тоже не хочу, но... Курт, ты должен. Мы не можем и дальше продолжать... вот так.
          —  Прекрасно можем. А когда я наконец избавлюсь от костылей, даже пойдем немного дальше...
        Эта мысль окончательно отрезвила Джоди.
        — Нет. Хватит.
          Он отодвинулся и посмотрел на девушку. Выражение его зеленых глаз прочесть было невозможно.
        — Что не так?
        Она поднялась, с отчаянием глядя на мужчину.
          — Курт, это безумие. Мы же начали все это, будучи абсолютно честными друг с другом. Мы не собирались заводить новый роман. И, боюсь, я не совсем понимаю, как все это случилось, но...
            — Я скажу тебе, как это случилось, — Курт потянулся и взял Джоди за руку. — Это очень старая сказка, в которой много участия принимают гормоны и лунный свет. Мы оказались вместе и обнаружили, что нас друг к другу тянет. Конец истории.
        Девушка покачала головой.
           — В этом-то и проблема. «Конец истории». Но это должно быть только начало. А так мы только переливаем из пустого в порожнее. И все это остальное...
             Курт озадаченно посмотрел на нее.
          —  Что ты подразумеваешь под всем остальным? Джоди грустно вздохнула.
          —  Ну, физическое притяжение.
          —  А, жажда соития?
          — Курт! — она огорченно всплеснула руками. — Вот видишь? Мы даже поговорить на эту тему не можем, чтобы ты не вставил очередное едкое замечание. У нас нет будущего.
          Девушка с замиранием сердца ожидала ответа. Если Курт передумал, если он решил по-настоящему быть рядом с ней, то сейчас подходящий момент признаться в этом...
          — Извини, — спокойно произнес Маклафлин. —Честно, я не думал, что ты воспринимаешь все это так серьезно.
          Она уставилась на него. Значит, для этого типа их отношения — только временная забава?!
          —  О! — ответила Джоди. А потом повернулась и выбежала из комнаты.
          —  Знаешь, послезавтра Раф отвезет меня в Сан-Антонио на очередную серию рентгеновских снимков, — сообщил Курт Джоди позже, когда они пили чай на кухне. — Похоже, доктор смягчит приговор до повязки.
          Ну вот. Все почти закончилось. Девушка посмотрела на него, и боль сжала сердце.
          — Придется нам все-таки поискать няню для Кэти, — предположила Джоди, каким-то чудом ухитрившись сохранить на лице спокойное выражение.
          — Только не Ольгу! - поспешно добавил Маклафлин. — С тем же успехом можно послать Кэти в военное училище.
          — Бедная, непонятая Ольга! А кого?
          Курт нахмурился.
          —  Ты не знаешь никаких женщин средних лет, которые могли бы взяться за эту работу?
          —  Нет.
          —  А как насчет твоей сестры?
          —  Рита? Ты что, она полностью занята дома. Ты же знаешь нашего отца; полагаю, ей и его хватает. Я тут подумала... Курт, скажи мне кое-что. Как ты ладишь со своими двоюродными братьями и сестрами?
          —  С кем? — удивился Курт, словно никогда о таких не слышал. — А, с некоторыми прекрасно, с другими не очень, а о третьих вообще не хотел бы вспоминать.
          Джоди предположила, что Кэти было бы лучше с родными. Если до «нормальных» кузин можно будет дозвониться и уговорить их, то все получится как нельзя лучше!
          — Хоть кто-то из них живет в Чивери?
          —Конечно, Джош пытается вытащить ранчо из долгов, в которые его вогнал мой бесценный дядюшка на пару с батюшкой. Джейсон в Сан-Антонио, глава «Маклафлин менеджмент». Джимми и Бобби в колледже. А Джереми...
          Он замолчал. Джоди с бешено бьющимся сердцем ожидала продолжения. Где Джереми?!
          —  Думаю, Джереми редко бывает дома, — с надеждой предположила она. О, пожалуйста, скажи мне, что он на десять лет уехал на сафари в центр Африки, потерялся там и до сих пор блуждает по джунглям! — мысленно взмолилась девушка.
           — Нет, не думаю, что у него хватит смелости вернуться сюда, — произнес Курт, в его голосе отчетливо прозвучали горькие нотки.
           Неужели он знал?! Но Курт смотрел в никуда, словно у него хватало и своих воспоминаний о ненаглядном родственничке. Но внезапно Маклафлин обернулся и пристально посмотрел Джоди в глаза.
           — Тот человек, который бросил тебя, когда узнал, что ты беременна... Это был Джереми, верно?
           Он произнес эти слова очень тихо, но у девушки мурашки по спине побежали.
           —  Откуда ты узнал? — спросила она, чувствуя себя маленькой и одинокой. О личности своего приятеля Джоди никому не рассказывала и больше всего на свете мечтала забыть о нем.
           —  Мне рассказал сам Джереми. Правда, твоего имени он не назвал, но об остальном поведал, правда не слишком подробно. Услышав твой рассказ, я, что называется, сложил два и два и понял, что это была ты.
           —  Да, это была я, — кивнула Джоди.
           —  Мне очень жаль, Джоди. Джереми — настоящий ублюдок. Жаль, что я не могу изменить твое прошлое. — Он помолчал, не зная, стоит ли продолжать, но все же заговорил: — Есть только одна вещь, которая меня интересует. Ты все еще любишь его?
           —  Кого? Джереми?! Господи боже, разумеется, нет!
           Он пристально смотрел ей в глаза.
           —  Ты уверена?
           —  Я уже десять лет его не видела и надеюсь, что не увижу!
           —  Он даже не пытался связаться с тобой?
           —  Ни разу с той ночи, когда он заявил, что Маклафлины не женятся на Алманах.
           Курт словно окаменел.
           — Он так сказал?
           Джоди кивнула.
           — Не беспокойся об этом. Жало этой колючки притупилось много лет назад, и рана тоже уже не болит. В конце концов все уладилось.
           Застонав, Курт резким движением обнял девушку и посадил к себе на колени.
           — Джоди, Джоди... Жаль, что я не могу просто стереть все те ужасы, которые были в твоей жизни.
           Она вздохнула, жалея о том же.
           Маклафлин поцеловал ее, и жизнь стала казаться ей куда лучше. По ее телу разлился огонь желания, поцелуй длился, становясь все более страстным. Когда рука Курта скользнула под ее рубашку и коснулась груди и начала ласкать сосок под тонкой тканью бюстгальтера, девушка выгнулась, жаждая ощутить на себе тяжесть его тела.
           — Ладно, — хрипло произнес Курт, с трудом отрываясь от ее губ. — Достаточно. Пока.
           Они разомкнули объятия.
           — О господи, — произнесла она, не найдя более умной фразы. — Ух ты.
           Маклафлин рассмеялся и снова притянул ее к себе.
           — Джоди Алман, ты сводишь меня с ума! — заявил он.
           Но в его глазах светилось нечто большее. И это еще долго заставляло ее улыбаться.
           На следующий день они снова отвезли Кэти в парк.
           Собираясь уезжать, Джоди усадила Кэти в машину на специальное детское сиденье, а Курт внезапно обнял и поцеловал девушку.
          —  Помнишь, как я говорил, что единственный способ найти маму для Кэти — нанять ее?
          —  Конечно, помню.
          Он улыбался, но в глазах появился загадочный свет, который сбил Джоди с толку.
             — Предлагаю договор. Сколько запросишь?
             Девушка потрясенно уставилась на Маклафлина. Он что, издевается?!
           —  Я серьезно, — добавил мужчина. Веселье исчезло, и появилось новое выражение в глазах, словно то, что было сказано в шутку, начало обретать новый смысл. — Я знаю, мне ни за что не найти человека, который так же будет соответствовать всем требованиям, как ты.
           — Ты хоть представляешь, как оскорбительно это звучит?!
             Курт явно был удивлен этим вопросом.
           — Почему? Из-за того, что я сделал такое прямое деловое предложение? Тебе бы больше понравилось, если бы я попросил тебя выйти за меня замуж?
             Его бы стоило хорошенько треснуть!
           —  Можешь просить о чем угодно, Курт Маклафлин. Я ни за кого замуж не выйду. Так что держи свои дурацкие идеи при себе! — Она села в машину.
           —  Я тоже ни на ком не собираюсь жениться, — проворчал мужчина, сев рядом.
          —  В таком случае наши мысли совпадают.
          —  Видимо.
          Они молча косились друг на друга всю дорогу домой.
          На следующее утро Джоди проводила Курта до машины Рафа, который повез мужчину в Сан-Антонио. Помахав им на прощание, девушка вернулась в дом и принялась убираться в гостиной. Хмурое настроение усилилось при воспоминании о том, что, возможно, это ее последний день в доме Курта. Когда они вернутся в офис, их отношения станут прежними, словно ничего не было. Зазвонил телефон.
          — Привет, Джоди, — раздался в трубке голос Мэнни Круза. — У тебя есть новый номер Рафа? Я хотел с ним поговорить кой о чем.
          Ее брат только что переехал в отдельную квартиру. Джоди дала Мэнни номер, но честно предупредила:
          —  Сегодня ты его не застанешь. Он поехал с Куртом в Сан-Антонио.
          —  Ох, — расстроенно вздохнул мужчина. — Может, тогда я могу сказать все тебе...
             Девушка насторожилась.
          —  Конечно, рассказывай. Я помогу, если сумею.
          —  Ладно, — неохотно произнес тот. — Так вот, у меня есть друг, который постоянно строит теории о врагах одной семьи. И когда я обдумал одну вещь... в общем, результат не выходит у меня из головы.
          —  Что случилось, Мэнни?
          —  Предположим... просто предположим, есть некая успешная компания, которая переживает не самый легкий период. У босса проблемы со здоровьем... Понимаешь меня?
          —  Да, это подозрительно похоже на описание «Алман индастриз».
          —  Возможно. А еще есть один парень, который хочет купить компанию. Но владелец ему отказывает. Тогда он втирается в доверие... Потом ему в голову приходит мысль о том, что можно убедить владельца продать компанию, если несколько ослабить ее...
          —  И как же? — спросила Джоди, замирая.
          —  Например, заразить виноградники какой-нибудь болезнью, с которой никто не может справиться.
          —  Мэнни...
          —  Но с этим он может разобраться, когда купит компанию. Только он знает, в чем дело.
          —  Мэнни!
          —  Владелец наконец уступает, чтобы не разориться окончательно. По вполне приемлемой цене, которая, разумеется, ниже первоначальной. Как удобно для нашего злодея!
          —  Мэнни, что ты пытаешься мне сказать?
          —  Если прямо, то я уверен, что Маклафлин всегда остается Маклафлином. А ты передай это Рафу. Ладно?
          —  Мэнни, подожди! Я знаю, ты говоришь о Курте. С чего ты взял, что он хочет купить «Алман индастриз»?
          — Потому что он уже пытался сделать это. Девушку с новой силой охватили угасшие было подозрения.
          — Когда?
           — Когда он только вернулся. Именно так Курт получил работу в компании. Он хотел купить фирму, но твой отец ему отказал, предложив взамен неплохую должность.
             Джоди нахмурилась.
          —  Ты в этом уверен?
          —  Абсолютно. Мне рассказал Раф.
          Повесив трубку, она почувствовала, что все тело словно онемело. Этот сценарий идеально подходил под былые подозрения.
          Джоди искупала и накормила Кэти, а затем уложила ее спать. Наблюдая за девочкой, она вспоминала собственную беременность, все надежды и мечты, связанные с ее нерожденным ребенком. Девушке было неприятно думать, что достаточно полюбить этого ребенка, чтобы забыть любовь к тому малышу.
          Внезапно на глаза навернулись слезы, и Джоди осознала, что прежняя боль никогда не исчезнет. Частичка ее сердца всегда будет принадлежать ребенку, которого она потеряла. Но нужно жить дальше.
          Снова зазвонил телефон. На мгновение девушка задумалась, стоит ли вообще брать трубку. У нее было странное предчувствие, что ничего хорошего она не услышит.
          На другом конце провода говорил какой-то ворчливый старикашка, который совсем не обрадовался известию об отъезде Курта в Сан-Антонио.
          —  Вы его секретарь? Тогда запишите сообщение. Заем разрешен и уже оформлен, все будет улажено окончательно только при личной встрече. Это старомодная фирма, и, хотя с бумагами все в порядке, сумма так велика, что необходимо лишний раз все проверить. Так что пусть мистер Маклафлин позвонит и назначит встречу.
          —  Я передам.
          Она записала телефон говорившего и повесила трубку, а затем без сил опустилась на стул. Курт собирается взять в банке огромный заем. Означает ли это, что Мэнни был прав?
          Джоди вспомнила, что Курт сказал сестре о том, будто он собирается вернуть Маклафлинам былую славу. Почему же тогда девушка не обратила на эти слова никакого внимания?!
          Потому что хотела притвориться, что ничего подобного не слышала.
          Она была круглой дурой. Как можно было позволить себе снова влюбиться в Маклафлина?


        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

             Раф привез Курта домой после обеда. Гипс сняли, и его походка уже была почти нормальной. Глядя на него, девушка осознала простую вещь: она все-таки любила этого человека. Но что же ей теперь делать? Прямо высказать ему свои подозрения? Или лучше сначала рассказать о них Мэтту или Рафу? В любом случае она совершит предательство — по отношению или к семье, или к любимому мужчине.
          Девушка заранее собрала вещи и держала в руках ключи от машины. В конце концов, она ему больше не нужна. Это решение разбивало Джоди сердце, но она знала, что только вдали от него сможет мыслить связно.
          Итак, девушка была права с самого начала. Она знала об этом. И даже пыталась держаться подальше от Курта. В глубине души Джоди понимала, что в результате ее сердце снова будет разбито.
             Так оно и вышло.
          Курт смотрел вслед спешащей к машине девушке. Он не представлял себе, что могло так ее расстроить.
          Выражение ее лица не означало «предательство», которое мужчина часто видел в глазах Грейс. В глазах же Джоди застыло чувство потери. Прощание, причем не в духе «я ухожу, так как ты мне надоел». Скорее, «я кое-что узнала о тебе, что мне совершенно не понравилось». Что произошло?
          Кэти расплакалась. Курт подошел к девочке, взял ее на руки, прижал к себе и начал утешать. Она была смыслом его жизни, у малышки тоже не было никого, кроме обожаемого «па». Но Кэти никак не могла успокоиться  —  она плакала навзрыд, и это было совершенно непохоже на нее. Наверное, девочка уже скучала по Джоди.
          Странно, но эта девушка всегда занимала какое-то место в его мыслях. С того самого дня, как он впервые увидел ее в парке. Джоди была загадкой, тайной, которую Курт никак не мог разгадать. Мужчина вспомнил, какой она стала позже, когда он заметил ее на том памятном для них обоих родео. Конечно, и тогда девушка была слишком молода, и Курт оставил ее в покое. К сожалению, он продолжал думать о ней, как о маленькой девочке, даже когда Джоди повзрослела.
          А потом она уехала из Чивери. Курт встретил Грейс, жизнь продолжалась. Но когда Джоди месяц назад вошла в его офис, все прежние чувства воскресли. В этой женщине всегда было нечто притягательное.
          Конечно, Курт сильно изменился. Он пережил любовь, предательство, смерть некогда близкого человека и теперь думал, что его сердце никто больше не разбудит. Даже Джоди.
          Но когда мужчина увидел выражение боли в ее глазах, что-то сжалось внутри. Что могло так сильно расстроить Джоди? Курт обвел глазами комнату, но единственным изменением в обстановке оказалась записка, лежавшая рядом с телефоном. Наверное, кто-то звонил, и Джоди оставила ему сообщение. Он быстро просмотрел глазами содержание. Звонил Герхард Бриггс и сообщил, что заем можно будет организовать. Отлично.
          Курт не мигая смотрел на ровный, четкий почерк. Джоди была... самим совершенством, по крайней мере для него. Незнакомое чувство шевельнулось в груди...
             Неужели он потерял ее?
             Нет. Невозможно. Нельзя позволить Джоди уйти.
          Эти недели были самыми счастливыми в его жизни. Кэти наполняла его душу радостью, но Джоди, внезапно осознал Курт, приносила покой и гармонию. Ее никто не смог бы заменить.
             Но что он может ей предложить?
          Когда-то Курт любил Грейс. Оглядываясь теперь на прошлое, мужчина понимал, что они так и остались друг другу чужими. Когда родилась Кэти, трещина во взаимопонимании превратилась в пропасть. Но проблемы начались еще до этого, с появлением человека, который все окончательно запутал.
          За несколько месяцев до рождения девочки в доме появился старый приятель Грейс. Он только что приехал в Нью-Йорк, и Курт предложил ему какое-то время пожить у них. Однако несколько дней растянулись на недели. Приятель жены уверял, что ищет работу, но потом сошелся с компанией, которую Маклафлин не мог одобрить, и он вышвырнул бездельника из дома.
          Грейс была в ярости, но Кэти вот-вот должна была родиться, и Курт приписал ее состояние волнению. А зря. Жаль, что он мало обращал внимания на жену, думая о ребенке. Хотя, сказать по правде, бесконечные перепады ее настроения Курту здорово надоели.
          Мужчина понимал, что и сам был далеко не идеальным мужем. Нужно было больше внимания уделять Грейс. Или хотя бы понять, чего она вообще от него хочет.
          Любит ли он Джоди? А если да, то проживет ли это чувство дольше, чем в первый раз?
          Кэти наконец-то заснула, и Курт положил ее в кроватку. Он не мог усидеть на одном месте и начал бродить по дому. Он хотел пойти к Джоди. Но что сказать ей?
          И внезапно Курт понял. Ему было нужно быть с ней. Но с кем оставить Кэти? Может, соседи окажутся дома...
          В этот момент кто-то позвонил в дверь. Наверное, Джоди вернулась. Сердце бешено забилось в груди, и Курт поспешно подбежал к двери, игнорируя резкую боль в колене. Но на пороге стоял Мэнни Круз.
          — Послушай, приятель, — без лишних слов начал он. — Мне нужно поговорить с тобой. Разочарование мгновенно оставило Курта.
          — Заходи, Мэнни, — произнес он, снова войдя в дом и приступив к поискам бумажника. — Слава богу, ты зашел ко мне. Ты здесь очень нужен.
          Ведь Мэнни мог посидеть с ребенком, в этом он должен был уже давно стать специалистом.
          — Для чего, приятель? Вернись сюда. Вообще-то я пришел, чтобы дать тебе по морде.
        Курт едва поднял глаза.
          —  О чем ты говоришь?
          —  Я не позволю тебе украсть компанию Алманов, понял? — сказал Мэнни, стараясь, чтобы его слова прозвучали угрожающе. — Я не позволю тебе уничтожить эту замечательную семью. Я наконец-то вычислил, чем ты занимаешься тут, и я тебя остановлю!
             Курт почувствовал сильное раздражение.
          — Мэнни, послушай меня. Я не собираюсь уничтожать эту семью. И не буду отнимать их компанию.
             — О, правда? — издевательски спросил Мэнни.
             — Да.
          — Тогда что это за уроды шляются по нашим виноградникам?
          — Это студенты последнего курса с факультета ботаники. Они собирают новые образцы для исследований.
             Выражение лица Мэнни резко изменилось.
             — О.
          — Я поговорил со своим профессором, — объяснил Курт, наконец-то найдя бумажник и засунув его в карман. — Он думает, что скоро диагноз будет ясен и можно будет попробовать вылечить растения. Он настроен довольно оптимистично.
          —  То есть... ты не пытаешься уничтожить урожай?
             Курт пораженно уставился на мужчину.
          —  А зачем мне это?!
          —  Чтобы можно было купить компанию дешевле.
        Курт удивленно моргнул, а затем тихо выругался.
          —  Мэнни, да не собираюсь я покупать «Алман индастриз»!
          —  Но ты же постоянно пытался это сделать с самого начала! — нахмурился Мэнни.
          —  Нет. Я вложил в нее чертову уйму денег, это верно. И сейчас я снова беру заем, чтобы помочь расплатиться с производителем новых машин. Я полностью предан делу Алманов.
          Мэнни нахмурился, переваривая полученную информацию.
          — Слушай, похоже, я все понял неправильно, — его лицо постепенно приобретало оттенок спелого помидора. — Извини.
             — Без проблем, — дружелюбно отозвался Курт.
             Его собеседник нервно прочистил горло.
          —  Думаешь, они найдут лекарство для виноградников?
          —  Вполне вероятно. Я попрошу, чтобы профессор приехал и обо все рассказал тебе.
          По-прежнему намереваясь пойти к Джоди, Курт схватил ключи от машины и оглядел комнату напоследок, чтобы убедиться, что он ничего не забыл.
             — Но у меня есть одна проблема...
          Внезапно мужчина замолчал, так как ему в голову пришла неприятная мысль.
          — Послушай, Мэнни, а ты кому-нибудь, кроме меня, рассказывал о своих подозрениях?
        Тот кивнул.
          — Да, я звонил тебе сегодня, видишь ли, был очень расстроен. Я сказал только Джоди. Эй, скажи ей, что я был не прав, ладно?
          Лицо Курта окаменело, а сердце словно покрылось инеем. Так вот в чем было дело!
          — Конечно, — медленно произнес он. — Разумеется, я передам.
          Мужчина положил ключи на место и решил не просить посетителя посидеть с Кэти.
          Они поболтали еще несколько минут, затем Мэнни ушел, а Курт так и остался стоять на месте, глядя в сгущающуюся тьму. Неужели Джоди действительно с такой легкостью поверила, что он способен на предательство? Звонок от Мэнни — и она отвернулась от Курта? Еще бы, он же Маклафлин, верно? Но почему она даже не дала ему высказать свою версию событий?! Возможно, у них с Грейс больше общего, чем он думал.
          Ее нет. Курт закрыл глаза и попытался посмотреть правде в лицо. Он не пойдет за ней, не попытается вернуть девушку. Мужчина по опыту знал, что это бесполезно. Только отсрочишь неизбежную агонию.
          И это было больно. Курт искренне считал, что больше никогда не испытает такой боли. Напрасно. Вместе с болью пришел и глубокий, жаркий гнев. Как она только могла поверить, что он лгун и предатель?!
          А может, это и к лучшему. Хорошо, что все прояснилось сейчас. И все же мысль о том, что он больше никогда не коснется Джоди, не поцелует и не увидит ее улыбку, была мучительна, как ничто на свете.
          Тихо ругаясь, Курт смотрел в окно, в ночь. Возможно, она была права с самого начала. Их отношения были обречены.
          Джоди подняла глаза и увидела выходящего из лифта Курта с несколькими сослуживцами. Она быстро опустила глаза к своим документам, но не смогла заставить сердце биться ровно и размеренно. Маклафлин прошел недалеко от ее стола, но она притворилась, что погружена в работу и ничего не замечает.
          Уже почти неделя прошла с тех пор, как она в расстроенных чувствах выбежала из дома Курта. Им так и не удалось поговорить наедине.
          Девушка начинала ненавидеть эту ситуацию. Она знала, что ее любимый сердится. Он знал, что Джоди поверила, будто он предал ее. А еще она знала, что подозрения Мэнни не имели под собой основания, и сожалела, что так глупо ошиблась в Курте. Мэтт и Раф рассказали сестре, как именно обстоят дела.
          Но теперь было поздно извиняться. Курт решил оставить все как есть, то есть забыть ее. Джоди ему не нужна. Он всегда намекал, что не стоит воспринимать их отношения слишком серьезно. Девушка ввязалась в это, прекрасно зная, что рискует. И она решила, что справедливо поплатилась за свою глупость.
          Но это не помешало ей плакать по ночам. Джоди любила этого человека. Что же ей теперь делать?
          А Кэти? Милая, маленькая Кэти... Девушке до боли хотелось снова ощутить ее вес на своих руках, обнять маленькое, хрупкое тельце... Как быстро изменились ее представления о детях! Возможно ли это?
          Да, если встретиться лицом к лицу со своим страхом.
             Хм. В этой мысли определенно что-то есть!
          Всего лишь через полчаса Шелли остановилась у стола лучшей подруги.
          —  Твой босс хочет видеть тебя в конференц-зале.
          —  В смысле Курт?! — удивленно переспросила девушка.
             Шелли закатила глаза.
             — А что, у тебя есть другой босс?!
          Конечно, другого не было. Поднявшись на ноги, она сделала глубокий вдох и направилась к дверям конференц-зала. Девушка предположила, что Курт хочет поподробнее расспросить ее о принятых сегодня утром новых предложениях. Нужно притвориться веселой и жизнерадостной.
          — Доброе утро! — воскликнула она, распахнув тяжелую створку. Зал недавно переделали, и теперь он был гордостью ее отца. Вдоль одной стены стояли книжные шкафы, полные великолепных дорогих книг, другая была покрыта панелями красного дерева самого благородного оттенка и украшена всевозможными грамотами, которыми награждали компанию Алманов.
          Курт сидел на другом конце стола. Его волосы отросли. В глазах застыло ожидание. И только тогда Джоди заметила, что у него на коленях сидит ребенок.
          — Кэти! — воскликнула она.
          Маленькая встрепанная головка повернулась, и Кэти завизжала от радости.
          — Ма, ма! — крикнула она, протянув ручки к Джоди. - Ма! Па!
          Проигнорировав Маклафлина, девушка потянулась к малышке, которую успела полюбить всем сердцем. Курт не противился, и скоро Кэти уже уютно устроилась на руках у Джоди, которая целовала ее румяные щечки и смеялась.
           — Ты слышала? — небрежно спросил Курт. — Она назвала тебя мамой. Тебе это не нравится?
          Девушка подняла глаза на его красивое лицо. Угадать, о чем мужчина думает, не получалось, хотя в воздухе разливалось нечто странное, от чего в груди снова гулко забилось сердце.
           — Курт, что ты пытаешься сказать? — прямо спросила Джоди.
             Он с легкой улыбкой пожал плечами.
           — Просто пытаюсь представить, какая из тебя выйдет мать. А ты как считаешь? Справишься с этой ролью?
          Девушка уставилась на него, у нее даже дух перехватило от негодования.
           — Что?! — наконец возмутилась она. — Ты снова хочешь меня нанять?!
          Прежде чем Курт успел ответить, в зал вбежала Шелли с какими-то бумагами. Он поднялся, забрал девочку у Джоди и отдал ее секретарше.
           —  Сможешь отвести ее в буфет и покормить мороженым? — спросил мужчина.
           —  Конечно! — Шелли хитро посмотрела на сладкую парочку. — Мы прекрасно проведем время, правда, Кэти?
          Джоди не отрывала напряженного взгляда от Курта.
           — Садись, — приказал он, когда Шелли и Кэти вышли за дверь.
          Курт, казалось, пытался привести мысли в порядок.
           — Я много думал в течение последнего времени, — начал он.
          —  Я тоже, — тихо призналась Джоди.
          —  Я был полным идиотом.
          Девушка не могла понять, что значат эти слова. Он сожалел об их разрыве? Или о том, что вообще начал сближаться с ней? Сложно сказать. Но в одном она была уверена.
          — Ты все еще на меня злишься, — констатировала она.
             Мужчина поколебался.
             — Немножко, — признался он.
          Джоди пробежалась языком по пересохшим губам.
          —  Почему?
          —  Потому что ты не доверяешь мне, — на его лице появилось выражение боли. — Я думал, что ты достаточно хорошо знаешь меня, чтобы верить.
             Внезапно девушка осознала, что это не так.
          — Нет, — открыто сказала она. — Дело было не в этом. Ты что, не понимаешь? У меня не было веры в себя. Я была напугана. Мне было нужно время и пространство, чтобы все обдумать. Когда все эти свидетельства твоего предательства обрушились на меня,
        я... ладно, я очень расстроилась. И, в общем-то, я действительно сбежала.
        Курт медленно кивнул.
          — Но это все же не ответ на мой основной вопрос. Ты очень легко снова поддалась сомнениям, Джоди. Это из-за меня? Или снова во всем виновата эта дурацкая вражда?!
          Девушка опустила глаза, сжав руки на коленях. Затем она снова посмотрела на него.
          — Вражда по-прежнему остается частью меня. И мне придется здорово постараться, чтобы избавиться от недоверия, — Джоди прикусила губу. — Но я это сделаю, Курт. Просто сотру вражду из памяти. Я смогу, я знаю.
             Курт взял ее руку в свою.
          — Так ты действительно думаешь, что я пытаюсь обмануть твою семью?
             Она на мгновение прикрыла глаза.
          —  О, Курт...
          —  Знаешь, я и не собирался этого делать.
          —  Знаю, — Джоди вздрогнула, ощутив резкий укол вины. — Раф объяснил мне, для чего тебе потребовались деньги. Если бы не ты, компания могла бы вообще прекратить свое существование.
          —  Ну, я бы так не утверждал, но...
          —  Я должна сказать одну вещь, — заявила девушка, вдохнув и выдохнув для храбрости. Пора покончить с этим. — Я просто хотела, чтобы ты знал. Я люблю тебя, Курт.
          Маклафлин был ошеломлен. Затем на его лице медленно появилась улыбка. Наклонившись к Джоди, он притянул ее ближе к себе.
          — Ты знаешь, как я соскучился по твоим поцелуям?
          —  Ох! — Джоди оттолкнула его. — Мы же не можем делать это здесь!
          —  Ты забываешь, что я босс. И могу проводить совещания так, как считаю нужным. И я думаю, что раз в дело вовлечена любовь, то без поцелуев просто нельзя!
          —  Это означает?..
             — Что? Ты все еще хочешь это услышать?
             Она с надеждой кивнула.
          — Ладно, пожалуйста. Я люблю тебя, Джоди Алман. И планирую поскорее сменить тебе фамилию.
          Девушка рассмеялась, но ненадолго. Его губы прижались к ее губам, и она позволила себе впитать весь жар поцелуя и насладиться его знакомым вкусом. Она даже представить не могла, что ее мечты сбудутся. Отстранившись, Джоди посмотрела на любимого, ее губы легонько подрагивали.
          —  Курт, мне очень жаль, что я так с тобой поступила. Ты не заслуживал недоверия, я не должна была сомневаться.
          —  Нет, — усмехнулся мужчина, его зеленые глаза лучились любовью. — Только никакой больше вражды, ладно?
          —  Договорились, — Джоди подняла руку ладонью от себя. — Торжественно клянусь!
             Они улыбнулись друг другу. Затем Курт снова притянул ее к себе.
          —  Послушай, Джоди, — произнес он с забавной поспешностью. — Ты согласна выйти за меня замуж и быть матерью моих детей или нет?
          —  Не знаю. Это все так неожиданно...
          — Черта с два! Я от тебя глаз отвести не мог с тех пор, как только начал бриться, а тебе и дела не было! Нет, пора с этим что-то делать!
             Откинув голову, девушка посмотрела ему в глаза.
             — Ты серьезно?
          —  Серьезней некуда.
             Она счастливо вздохнула.
          —  Я и правда тебя люблю!
          —  Я тоже тебя люблю, Джоди!
          —  О, — в ее глазах блеснули слезы счастья.
          —  Но ты так и не ответила! Немедленно скажи «да»!
          —  Да! О, да!
          —  Вот и славно.
          С этими словами Курт снова поцеловал ее — просто чтобы скрепить договор.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к