Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Морган Рэй: " Кто Заставит Сердце Биться " - читать онлайн

Сохранить .
Кто заставит сердце биться... Рэй Морган


        # Чарин Вулф, очаровательная женщина и мать двоих мальчуганов-непосед, влюбляется в своего босса…

        Рэй Морган
        Кто заставит сердце биться…

        Глава первая

        Первое, что услышал Майкл Греко, был ее низкий бархатный голос, от которого мурашки побежали у него по спине.
        Майкл замер, рука сжала папку протоколов совещаний, а сердце учащенно забилось. Никогда еще не доводилось ему слышать такой голос: казалось, он обволакивает разум, словно крадущаяся кошка сворачивается клубком вокруг твоих ног, гладкая и соблазнительная, а в его тембре звучит манящая недоступная тайна.
        Греко зашел в юридический архив компании «ТрайТерраКорп», чтобы сделать небольшое исследование в опустевшем на время ленча помещении. Охваченный работой, скрытый от посторонних глаз высоким книжным шкафом, он едва заметил группу женщин, впорхнувших в библиотеку. Вновь прибывшие сбились стайкой около копировальной машины, заливаясь смехом над какими-то бумагами, совершенно игнорируя присутствие мужчины. Толстый ковер и монотонное жужжание компьютеров и других приборов помогли скрыть его местонахождение. Молодой человек ушел с головой в изучение документов, пока не услышал тот голос, приветствующий других.
        - Так, что мы здесь имеем? - спросила женщина, мгновенно выведя Майкла из задумчивости. - Это что, тайное собрание «Третьего этажа»? Можно присоединиться?
        - Привет, Чар, - послышался несколько нервный ответ, сопровождаемый шелестом бумаг. - Мы просто… хмм… просто…
        - О, давайте покажем ей, - раздался высокий нетерпеливый голос. - Чар - наш человек, она не выдаст. Смотри, Чар, вот календарь, над которым мы трудимся. Кое-что ради смеха. Распространим по офису.
        - Календарь? - Ее сочный голос будоражил его воображение. - Насчет этого можно поспорить, давайте посмотрим.
        Зашелестела бумага.
        - Ну и шалуньи. Что вы натворили?
        Как он и ожидал, смех женщины оказался таким провоцирующим, что Майкл прищурил от наслаждения глаза.
        - Самые завидные женихи компании «ТрайТерраКорп». Какая удачная идея, бесценные снимки!
        - Разве они не великолепны? Шерри сделала графику на своем компьютере, она - художник проекта.
        Майкл тихо положил журнал на полку, в душе проклиная себя за непроизвольную реакцию на этот завораживающий голос, от которого внутри все переворачивалось. Возможно, обладательница его похожа на лесного гнома.
        Во всяком случае, совсем не важно, какая у нее внешность. Он поклялся, что в этой поездке обойдется без представительниц слабого пола. Майкл потратил слишком много времени, назначая свидания милашкам, превратившимся в безликую вереницу с тех пор, как его брак развеялся по ветру, оставляя ему возможность сосредоточиться на новых аспектах жизни. Вино, женщины, веселье никогда не являлись краеугольным камнем его существования… хотя иногда и занимали воображение такого непробиваемого человека, как он.
        - Не обращай внимания на голос, - тихо убеждал он себя, хмурясь и делая вид, что пытается вспомнить название книги.
        Наваждение только усилилось.
        - У вас есть даже Грег Холстейн, - продолжала женщина. - В обличии льва он выглядит довольно симпатичным! А кто это в виде эквилибриста? О, Энди Мартинес из службы охраны. Шерри, вот это удача.
        Майкл нервно сглотнул. Действительно, странный голос, словно резонирующий камертон, от него мурашки бегут по спине, и внутри что-то поет с ним в унисон. Бессмысленно притворяться, ничего подобного с Майклом раньше не случалось. Возможно, сказывается недостаток сна. Изнурительный долгий перелет из Флориды, бессонная ночь - компания поместила его в лучший отель в Рио-де-Оро, но в городе проходило родео, и все комнаты были заняты празднующими людьми, поэтому ночные часы заполнились шумом и весельем. После полноценного сна вряд ли бы он обратил внимание на необычный голос, однако теперь глаза слипались, а голова гудела. Причиной его дискомфорта являлась усталость… или что-то еще.
        Любопытство достигло своего апогея: мужчине непременно захотелось увидеть эту Чар. Он попытался выглянуть из-за книжных полок, но копировальная машина располагалась под углом, и Майклу удалось лишь разглядеть яркое пятно юбки. Для того чтобы увидеть полную картину, ему придется выйти из книгохранилища и обнародовать свое присутствие.
        Молодой человек тихо появился из-за книжного шкафа и занял удобную позицию, позволяющую ему наблюдать группу женщин. Их было четверо, но только одна, блондинка, стоящая к нему спиной, привлекла его внимание. Прямые волосы пепельного цвета спадали шелковой волной на плечи и струились вдоль спины, светло-голубой костюм подчеркивал изящные формы, тонкую талию и округлые бедра, в которых таился призыв. Высокий разрез на юбке открывал взору длинные ноги, таких ног он еще не видел за всю свою жизнь. Если бы все лесные гномы обладали такой незаурядной внешностью!..
        - И… о, подождите, - продолжала она, переворачивая страницу, которая еще не попадалась на глаза другим. - Это Майкл Греко собственной персоной, новый ведущий специалист! Его приезд предполагается сегодня. Как вам удалось так быстро достать его фото? Я думала, его только недавно переманили из отделения фирмы на Майами, а он уже здесь!
        В этот момент одна из женщин обернулась и, заметив его, в ужасе так и застыла с открытым ртом.
        - Он здесь, - подтвердила высокая светловолосая Шерри. - Я видела его, когда он оформлял пропуск сегодня утром. Послушайте, мне хватило одного взгляда на этого парня, чтобы понять: он - подходящая кандидатура для нашего календаря. Я пересняла фотографию из личного дела в отделе кадров. Ты вовремя пришла, мы работаем над копиями. Мне необходимо отправить оригинал фотографии обратно, прежде чем закончится перерыв на ленч.
        Еще одна женщина заметила Майкла и начала дергать подругу за рукав. Вскоре все знали о его присутствии, кроме Чар и Шерри.
        - Забавно, я только недавно подготовила для него некоторые документы, - задумчиво произнесла Чар, держа календарь на вытянутой руке и стараясь найти выгодное освещение. - Хмм…
        - Разве он не симпатяга? - просияла Шерри.
        - Симпатяга? Я так не думаю. - Чар склонила голову набок, как будто ей никак не удавалось уловить нужный ракурс. - Мне кажется, у него слишком игривый взгляд.
        Шерри резко крутнула головой и побледнела. Теперь все три женщины видели Майкла, стоящего в нескольких шагах от их маленькой компании, и только Чар погрузилась в созерцание его портрета.
        - О-о… Чар! - взволнованно зашептала Шерри.
        Но молодая женщина с серебряными волосами не реагировала.
        - Я бы сказала даже больше, - продолжала она, - у него бегающие, слишком близко посаженные глаза и жесткая линия губ. Даже не знаю, - женщина покачала головой. - Нет, он мне не нравится.
        - Чар! - взвыла Шерри, протягивая руку к подруге и как бы намереваясь дать деру.
        Однако Майкл не дал ей времени на размышления и, шагнув вперед, дотронулся до плеча блондинки.
        - Н-да, сомнительная характеристика, - протянул он. - Позвольте взглянуть.
        Чар прижала календарь к груди, развернулась на каблучках и посмотрела прямо ему в лицо. Ее глаза округлились, ресницы затрепетали.
        - Ох-хо-хо, - состроила она гримаску.
        Майкл взглянул в ее сверкающие глаза и на мгновение забылся. Да, лицо было таким же прекрасным, как и фигура. Волосы лунного цвета обрамляли фарфоровое личико, глаза сияли голубизной летнего неба, губы пухлые, будто созданные для поцелуев. Когда он наконец-то обрел дыхание, до него донесся аромат ее духов, наполненный различными оттенками полевых цветов. Внезапно он почувствовал непреодолимое желание подхватить эту красавицу на руки и бежать, схоронить свое сокровище от посторонних глаз где-нибудь в укромном уголке - желание первобытного мужчины. Если бы Господь захотел создать женщину специально для него, то она бы была именно такой.
        Майкл с трудом выдохнул, заставляя себя игнорировать красоту женщины.
        - Можно мне посмотреть на фотографию? - холодно спросил он, протягивая вперед руку.
        Чар тряхнула головой, крепче прижимая календарь к груди.
        - О, нет, мистер Греко. Не думаю, что вам захочется видеть это, - с опаской предупредила она.
        Остальные тоже бормотали какие-то извинения, но он не обращал внимания на их гул.
        - Ну, давайте же. Насколько это может быть плохо?
        Вспышка негодования промелькнула в ее взгляде, вызывая в его душе неуверенность, не выразился ли он излишне высокомерно. Майкл поклялся себе в этой командировке держать дистанцию с привлекательными женщинами, так почему бы сейчас не заложить первый камень в фундамент своего обета? Он спокойно улыбнулся и снова потянулся за календарем.
        Вся ее поза выражала сомнение, но затем она медленно отняла от себя календарь и вручила ему.
        Майкл взглянул на фотографию и нахмурился.
        - Что за черт?.. - Он поднял глаза на стоящую рядом женщину, затем снова перевел их на календарь.
        Лицо, несомненно, его, но все остальное было чистой фантазией. Шерри скопировала его голову и соединила с телом мускулистого пирата, чья кружевная рубашка открывала великолепную грудь, а обтягивающее трико выглядело верхом нескромности. Лихая черная повязка на глазу и изогнутый меч дополняли картинку. Слишком откровенно, фотография больше подходила какому-нибудь стриптизеру и мало соответствовала реальному прототипу. Майкл снова посмотрел в глаза Чарин, в которых прыгали веселые чертики.
        - Это всего лишь шутка, - заторопилась она. - Никаких дурных помыслов.
        - Мы просто хотели повеселиться, мистер Греко, - вступила в разговор Шерри. С нервной улыбкой она выхватила календарь и начала отступать назад, к выходу. - Очень жаль, если вы обиделись. Я уничтожу вашу фотографию, вырву из календаря. - Девушка демонстративно разорвала изображение у него на глазах. - Я ее сожгу, никто никогда этого не увидит, клянусь вам. - Ее взгляд на мгновение задержался на Чарин, затем она развернулась и исчезла за дверью в сопровождении двух других подруг. По холлу прокатился смех, затем все стихло.
        Чарин откашлялась и попыталась напустить на себя невинный вид. Широко улыбаясь, она протянула руку.
        - Итак, мистер Греко, очень рада вас видеть. Меня зовут Чарин Вулф. Думаю, мы будем работать вместе несколько недель.
        Или… возможно и нет. Майкл в нерешительности замялся, прежде чем пожал протянутую руку. В его взгляде не было даже намека на снисхождение. Интересно, слышал ли он ее слова? Надо ли принести свои извинения? Или притвориться, что ничего не произошло?
        И все-таки он пожал ее руку, но с его стороны это был ничего не значащий жест.
        - Вы - эксперт по старым испанским земельным дарственным, не так ли? - решительно начал он, обдавая ее холодным взглядом. - Мне сказали, что вы понадобитесь, если я захочу сделать некоторые своевременные приобретения.
        - Каюсь, это я, - призналась женщина, стараясь не выказывать своего волнения. - Я кое-что знаю об официальном испанском языке начала девятнадцатого века и специализируюсь на изучении старых документов.
        Майкл кивнул.
        - Как раз то, что мне нужно. - Он указал жестом на дверь. - Почему бы нам не пройти в буфет и не выработать стратегию за чашечкой кофе?
        Чарин в нерешительности замерла, у нее были совсем иные планы на ленч. Впрочем, они могут подождать, ведь с этого момента он ее начальник, босс.
        - Прекрасно, - женщина повернулась к двери.
        Они молча прошли через холл. Чарин смотрела прямо перед собой, но ее разум метался среди бурного моря вопросов. Она не была уверена в своих силах, Майкл Греко не вписывался в образ начальника. Последний ее босс был огромным лысым мужчиной, громогласным, от чьего смеха ходили ходуном перекладины здания. Тогда они действительно хорошо сработались, и когда Чарин сказала Леонарду Траску, менеджеру
«Лигал сервисиз», который почти заменил ей отца, что ей бы вновь хотелось получить подобное задание, она ожидала, что станет помощницей пожилого мужчины, не представлявшего угрозы ее душевному равновесию. Однако Шерри была права: Майкл Греко - подходящая кандидатура для календаря.
        Нелегкое это дело - находиться с ним в постоянном контакте. Давно, очень давно в ее жизни не было мужчины, и она решила, что должно пройти немало времени, прежде чем это случится вновь. Результатом последнего романтического опыта являлось наличие двух малышей. Ее жизнь заполнилась заботой о них, и, будучи одинокой мамой, она не собиралась изменять своим привычкам, а работа бок о бок с таким привлекательным мужчиной не обещала радужных перспектив.
        Было в нем что-то такое, что бередило ей душу и заставляло задуматься: а не отказаться ли от этой работы? Чарин заметила, как защемило сердце от одного взгляда на его фотографию. Майкл напомнил ей кого-то… Денни Макгуайра, отца ее мальчиков. Конечно, их сходство - случайность, впрочем, и этого уже достаточно, чтобы Чарин пожелала находиться в другом месте, не здесь. Одна надежда, что они смогут найти общий язык в работе и быстро закончат проект. Чем скорее, тем лучше.
        Чарин выбрала кофе с молоком, Майкл Греко налил себе большую чашку крепчайшего черного кофе, и они разместились за столиком около окна, из которого открывался чудесный вид на зеленую лужайку с прудиком, обрамленным тростником. Майкл хотел было выдвинуть для нее стул, но Чарин опередила его желание и тут же мысленно отругала себя за неуместную поспешность.
        Что же происходит? С самого начала общения с этим человеком она постоянно делает глупости, один промах за другим. Почему его присутствие волнует ее? Странно, ведь она известна как женщина смелая, даже немного дерзкая и очень уверенная в себе, хотя, конечно, это не совсем так. Она сама создала свою репутацию - надежный щит, за который спрятала свою истинную сущность.
        Чарин искоса поглядывала на своего собеседника, углубившегося в обсуждение проекта компаний под рабочим названием «Белые камни». На самом ли деле он похож на Денни, или это игра воображения? У него такие же густые темно-каштановые волосы, и стрижки почти одинаковые. Глаза светло-карие, понимающие, нос более прямой, напоминающий римский. А Денни выглядел так, словно он постоянно участвовал в уличных боях, совсем другой рисунок рта. Денни всегда кривил губы в насмешливой улыбке, а Майкл Греко улыбнулся лишь раз, почему ее неотступно и преследует мысль, что ему не хочется находиться рядом с ней, так же как и ей с ним. Чарин беспокойно заерзала на стуле, удивляясь, насколько тяжела эта встреча для обоих, возможно, это неприязнь с первого взгляда.
        Внезапно ей захотелось очутиться рядом с детьми. Трехлетние близнецы находились в том возрасте, когда они попеременно вызывали обожание и ярость, ей не хотелось расставаться с ними ни на минуту. Неделя выдалась суматошной, Чарин пришлось вывезти свою маленькую семью из дома, так как владелец затеял запоздалый ремонт, и теперь они занимали квартиру в доме, предназначенном для служащих компании
«ТрайТерраКорп», и мальчики с трудом привыкали к новому месту. Разум как бы разделился: одна его часть решала семейные проблемы, в то время как другая сосредоточилась на словах ее нового начальника.
        - Вы не согласны? - внезапно спросил Майкл.
        От неожиданности Чарин вздрогнула, подняла глаза и встретила его стальной взгляд. Ни малейшего представления, о чем он спрашивает, опять он застал ее в глупом положении, хотя вряд ли сделал это нарочно.
        - Я никогда не вступаю в спор с начальством, - с вызовом заявила Чарин.
        Майкл одобрительно кивнул, и Чарин откинулась на спинку стула, довольная собой. Кто-то открыл дверь на террасу, и в комнату ворвался ветер, поднимая вверх бумаги и опрокидывая чашки. Салфетка со стола взметнулась вверх, и Чарин потянулась, чтобы поймать ее. Майкл бросился ей на помощь, их руки соприкоснулись. Ее будто ударило током. Их взгляды встретились. В его глазах читалось смятение.
        Оба отпрянули назад, как от огня, и Майкл быстро заговорил о земле, которую собираются выкупать под проект «Белые камни», о перспективах долгосрочного использования собственности, о строительстве курорта, а ей никак не удавалось унять сердцебиение. Она не отрывала взгляд от чашки, удивляясь своей бурной реакции.
        Майкл продолжал расписывать удачные стороны проекта, затрагивая проблемы с Комиссией по береговой охране, которая предвидела загрязнение окружающей среды. Чарин уже сталкивалась с подобными трудностями и поэтому слушала его вполуха. Она знала, такая работа займет, по меньшей мере, несколько месяцев.
        Месяцы, проведенные рядом с этим мужчиной. Как часто будут соприкасаться их руки? Как часто его взгляд будет останавливаться на ней, вызывая дрожь в коленях? Прочь такие мысли, прочь.
        Разве у Чарин есть возможность отказаться? Она единственная, кто занимался исследованием старых испанских земельных дарственных, без нее ему не справиться. Просто необходимо свести до минимума физический контакт с этим человеком.
        - Мы планируем построить два поля для гольфа, - говорил он, - центр для проведения различных симпозиумов, главный гостиничный корпус с двумя дополнительными отелями, минеральный источник и еще одно помещение для полупансиона. Затем будет несколько многоквартирных домов, небольшой торговый центр и четыре ресторана.
        Решив, что настало время высказать свое мнение, молодая женщина воскликнула:
        - Вот это да! Большая территория?
        - Приблизительно восемьсот акров. В основном вдоль каньона, плавно переходящего в обширный пляж.
        Чарин нахмурилась: описание навеяло в памяти что-то очень знакомое, почти родное.
        - Где это находится?
        - К северу от Гавиоты и к югу от базы воздушных сил в Ванденберге.
        Она кивнула, это было очень красивое место в южной Калифорнии, где ей всегда хотелось работать. Ее престарелый дядя жил там, и ребенком она часто посещала его покосившийся домик, наслаждаясь прогулками по берегу океана жаркими солнечными деньками. Было бы здорово вновь оказаться там! Однако нельзя забывать об осторожности.
        Один из ее друзей часто повторял: «Если ты не хочешь сгореть заживо, стой подальше от огня». Мудрые слова, она их запомнит.


        Майкл посмотрел на часы и подавил возглас удивления. Они сидели в буфете всего лишь пятнадцать минут, а ему показалось, прошла целая вечность. Минутная стрелка еле-еле двигалась - своего рода невыносимая средневековая пытка.
        Он посмотрел на собеседницу, та уставилась в чашку и не поднимала глаз.
        Майкл окинул взглядом шелковую завесу волос, мягкий овал лица, изящную линию подбородка, затем скользнул ниже, к открытому вороту блузки, задержался на груди. Почувствовав внезапное возбуждение, он быстро отвел глаза, схватил чашку и сделал большой глоток. Казалось, кто-то подсмотрел его подростковые мечты, смешал их и воплотил все, что ему нравилось в женщинах, в одной - в Чарин Вулф. В ней не было ни единого изъяна. Любой взрослый мужчина был бы не прочь помечтать о том, чтобы уплыть в южные моря с такой красавицей на борту - он, она и море.
        Майкл вспомнил Грейс, свою бывшую жену. Она была милой, но теперь всякий раз, думая о ней, он видел лишь разочарование в ее глазах. С последней встречи прошло четыре года, но память навсегда запечатлела ее взгляд, от которого до сих пор в его жилах стыла кровь. Он искал любви, но, видимо, не в то время и не в том месте… назло себе. Зато никаких обязательств, никаких обещаний, никаких разочарованных взглядов; мимолетные отношения - весь его багаж. Он думал, ничто больше не причинит ему боль, его чувства спали крепким сном. Майкл искренне в это верил… пока не услышал в библиотеке голос Чарин Вулф.
        Впрочем, цели его пребывания в Калифорнии были иными, и он не мог позволить себе расслабиться. Представитель компании «ТрайТерраКорп» пригласил его на ленч перед самым отъездом из Флориды и обрисовал заманчивые перспективы работы в Калифорнии, с главным призом в виде статуса вице-президента. Удачное предложение, разве не над этим трудился он последние годы?
        Карьера, не развлечения - девиз его сегодняшней поездки. А для достижения результата нужна самодисциплина, умение держать слово. У него сильная воля, хотя работать рядом с такой женщиной, как Чарин Вулф, - задача не из легких.
        Минутку, есть идея! Почему они должны работать бок о бок? В конце концов, он из высших эшелонов администрации. Он разработает стратегию, а другие осуществят задуманное. Отношения с подчиненными - его собственный выбор, с самого начала нужно правильно сформулировать задачи, и лучше заняться этим прямо сейчас.
        Майкл мельком взглянул на Чарин.
        - Знаете, - осторожно начал он, - я понимаю, вы привыкли работать без постоянного контроля. Глава вашего отделения отзывался о вас как о лучшем сотруднике
«ТрайТерраКорп».
        Молодая женщина открыто посмотрела ему в глаза и призналась:
        - Мне кажется, я многого достигла в своей работе.
        Мужчина напротив улыбнулся.
        - Именно это я и слышал. Уверен, что вы предпочитаете работать в спокойной атмосфере, чтобы никто не стоял над душой, так? - Он наклонился вперед, не сводя с нее глаз. - Почему бы вам не составить собственный план и не представить его мне через Леонарда Траска, вашего куратора? Таким образом, у вас будет полная автономия, пока не возникнут какие-либо сложности. Впрочем, таковых я не ожидаю.
        Чарин выпрямилась, вид у нее был возбужденный.
        - Отличная идея. Другими словами, я зарезервирую время в городском архиве, чтобы порыться в документах, изучу юридические акты, переговорю с людьми, составлю отчет, передам его Леонарду, а уж он вручит его вам.
        - Точно. - Майклу было приятно убедиться в ее компетенции, она схватывает все на лету. Правда, он немного удивился ее отстраненной и независимой манере, хотя обычно женщины не стараются избегать его компании. - Вы будете полезны в любых проверках, которые, возможно, нам понадобятся.
        - Ваше предложение мне нравится, - ответила Чарин, ослепительно улыбаясь и сверкая глазами. - Мистер Греко, вы меня балуете.
        - Поверьте, мисс Вулф, это вы делаете мне одолжение.
        Великолепно, она согласна. Майкл откинулся на спинку стула и рискнул улыбнуться: он - гений.
        Вот почему, молча обратился он к себе, они платят тебе большие деньги, Греко, ты - человек с перспективами.



        Глава вторая

        Со вздохом облегчения Чарин скинула одежду и встала под душ, словно это был водопад в тропических горах. Вода нежно струилась по волосам, сбегала вниз, холодя кожу. Каким долгим был день…
        Она водила своих малышей, Рикки и Ронни, в детский центр, а оттуда в их любимый ресторан за гамбургерами. Затем Чарин целый час с опаской наблюдала за их игрой с пластмассовыми мячами и катанием с большой трубы-горки. Они хорошо порезвились… пришлось извиняться перед мужчиной, чья шляпа стала вражеским объектом, когда ее малыши затеяли игру в войну, утешать маленькую девочку, обиженную гримасами Ронни. Наконец ей удалось убедить мальчиков сесть в машину и отправиться в Каса-дель-Мар, в старинный дом викторианской эпохи, где в данный момент они и проживали.
        Трехэтажное здание, обновленное и отремонтированное, принадлежало компании
«ТрайТерраКорп», в нем разместился полупансион для сотрудников по контракту и временных посетителей. Когда она попросила своего куратора Леонарда подыскать новое жилье, в связи с ремонтными работами в ее собственном доме, тот предложил остановиться в меблированных комнатах данного дома. В настоящий момент полупустой особняк имел достаточное количество спален для нее и двух мальчуганов.
        - Только без всякого шума, - предупредил Леонард. - Некоторые из старожилов, обитающих в Каса-дель-Мар, не выносят детских голосов и возни.
        Заставить Рикки и Ронни молчать значило лишить их возможности громко перекликаться, но кто запрещал шуметь? Близнецы быстро нашли выход из положения, используя барабаны для передачи своих пожеланий. Чарин делала все возможное, стараясь быстро проскользнуть через вестибюль и подняться по лестнице на второй этаж, где и располагалось их временное прибежище. Она купала детей, читала на ночь сказки и укладывала их в постель, после чего наступала передышка.
        Теперь можно подумать о том, что произошло на работе. Чарин откладывала мысли об этом на потом, слишком уж бурными событиями был насыщен этот день. Майкл Греко растревожил ей душу. Заметил ли он ее волнение? Одна надежда, что нет.
        И вовсе он не похож на Денни. В первый момент в глаза бросалось некое сходство, а может, это было всего лишь ее воображение. Жаль, что не удосужилась взять фотографию Денни при переезде и рассмотреть ее повнимательнее. Странно, как расплылся в памяти образ любимого. Было время, когда она не мыслила своего существования без него, так сильно любила каждую черточку его лица.
        Его так давно нет с нею рядом, а она все еще жива… Все предостерегали, что Денни непременно исчезнет из ее жизни. Но никто не ожидал, что разлука случится так скоро и автомобильная катастрофа унесет его навсегда. И никто не знал, что взамен ей останутся двое маленьких рыжеволосых мальчуганов, в память о короткой любви.
        Прошло три года. Чарин сумела наладить свою жизнь, заполнив ее заботой о детях, работой, на другое не оставалось ни сил, ни желаний. Особенно на мужчину, который вспенит напиток из болезненных воспоминаний… и разбудит ее дремлющее чувственное воображение.
        Выйдя из душа, Чарин завернулась в большое пушистое полотенце - Ханна Шуберт, полновластная хозяйка маленького пансиона, внимательно следила за постоянным обновлением туалетных принадлежностей, - затем натянула короткую пижаму с Микки-Маусом. Стянула волосы в пучок на затылке, сунула ноги в пушистые розовые тапочки и, поймав свое отражение в зеркале, состроила уморительную гримасу… Вовсе не та картинка, которую она хотела бы кому-то показать.
        Замерев над своими спящими ребятками, Чарин улыбнулась. Когда она смотрела на них, ее сердце наполнялось радостью и умиротворением. Обожаемые маленькие ангелочки. Кто бы мог подумать, что несколько часов назад они, словно пропитанные космической энергией, носились как сумасшедшие, переворачивая все с ног на голову?
        Молодая мама усмехнулась и поспешила вниз. Желудок взбунтовался, день выдался беспокойным, и она забыла поесть. Возможно, сэндвича с арахисовым маслом будет достаточно, чтобы утолить голод.
        Она смело прошла сквозь холл, в полной уверенности, что находится в особняке совершенно одна. Кроме ее маленькой семьи в доме проживали еще четыре человека: Ханна, которая присматривала за домом и исполняла роль и повара, и управляющего, двое рабочих по контракту из Сиэтла и инженер из Далласа, курирующий строительство спортивного стадиона. Ханна забрала их на концерт музыки кантри, который являлся частью родео. Для Чарин приглашение посетить концерт стало большим искушением, но она отвергла возможность маленького праздника: гораздо важнее было провести это время с детьми.
        Чарин вошла в кухню, огляделась, наслаждаясь размерами помещения, которое не шло ни в какое сравнение с ее крохотной кухонькой. Плита, огромный сияющий монстр - трехдверный холодильник, раковина с разными новомодными приспособлениями, наверху подвешенный островок красивых медных кастрюль. Какие кулинарные изыски можно было бы состряпать на такой кухне! Тихо вздохнув, Чарин включила радио и открыла хлебницу. Приятные мелодии ча-ча-ча кружились в воздухе, и она, напевая вслух, заскользила в ритме зажигательного танца.
        Так, где же Ханна держит арахисовое масло?


        Майкл остановился на деревянных ступенях и задрал голову вверх, любуясь красотой старого дома. Он чувствовал себя гораздо лучше, но все же ему нужен отдых, и чем скорее, тем лучше. Пансион выглядит премило, может быть, там ему наконец-то удастся погрузиться в спасительный сон.
        Он постучал в массивную деревянную дверь с небольшими стеклянными окошками. Никакого ответа. В глубине играло радио, и кто-то пел. Майкл покрутил ручку; легко щелкнул замок, и он прошел в прихожую.
        Дом внутри выглядел так же внушительно, как и снаружи: натертые деревянные полы мягко поблескивали в искусственном освещении, персидские ковры, мебель под старину, репродукции знаменитых работ Констебля и Тёрнера и повсюду цветы, распространяющие в воздухе нежное благоухание и наполняющие дом атмосферой покоя и достоинства. Но самое главное заключалось в тишине, притаившейся в каждом уголке здания, за каждой портьерой и после толчеи и невыносимого гостиничного шума казавшейся чудом.
        Вздохнув полной грудью, Майкл поставил свой кожаный чемодан и ручную кладь на пол и направился в комнату, откуда доносились звуки радио. Он знал, что должен спросить Ханну Шуберт, на которую возложена обязанность управлять этим жилым комплексом. Еще несколько минут, и его голова, в этом он не сомневался, будет покоиться на прохладной, хрустящей свежестью и чистотой подушке. Терпения едва хватало.
        Распахнув кухонную дверь, он обнаружил пританцовывающую, облаченную в пижаму детской расцветки и в пушистых розовых тапочках молодую женщину, чьи волосы были стянуты в пучок на затылке. Она поедала огромный сэндвич с арахисовым маслом как раз в тот момент, когда их глаза встретились.
        - Вы не Ханна Шуберт, верно? - осторожно поинтересовался мужчина, зная ответ еще до того, как она открыла рот. Нет ничего удивительного в том, что Чарин находится здесь: в конце концов, он думал о ней весь день.
        Однако для Чар его появление было неожиданным, и от волнения бедняжка даже подавилась арахисовым маслом. Секунда, и он оказался у нее за спиной, обхватив одной рукой за талию, второй постукивая между лопатками. Веселенькое зрелище. Ей стало легче, и несмотря на то, что ему хотелось немного задержать ее, она уже старалась отпихнуть своего спасителя. Майкл неохотно опустил руки.
        - Вы! - закричала Чарин, отпрыгивая в сторону.
        Она продолжала кашлять, а по красному лицу струились слезы. Ну можно ли в это поверить? Майкл Греко собственной персоной, реальный, как сама жизнь, невероятно красивый, несмотря на растрепанные волосы и свободно свисающий галстук. Майкл был настолько привлекательным, что у нее слегка засосало под ложечкой. За что ей такое наказание?
        - Должно быть, судьба, - заявил он со смущенной улыбкой, продолжая разглядывать ее. - Мы снова встретились.
        Она продолжала пятиться назад, пока не наткнулась на барную стойку. Не сводя глаз с нежданного гостя, готовая тут же отскочить, если он только попробует шевельнуться, Чарин слизнула арахисовое масло с пальца и потянулась за салфетками.
        - Что вы тут делаете? - требовательно спросила она, взволнованная тем, что ее застали врасплох, танцующей в пижаме на огромной кухне.
        Любопытно, как он тут оказался и заметил ли, насколько я расстроена его появлением.
        - А что вы здесь делаете? - в свою очередь спросил он, разглядывая ее с головы до ног и сознавая, что, как бы ни было это ужасно, сопротивляться ее чарам он не в силах. Она выглядела восхитительно, несмотря на взъерошенный вид, и было приятно лицезреть ее снова.
        - У меня есть разрешение на проживание здесь, - пустилась она в объяснения, вовсе не похожая на человека, который только что чуть не подавился арахисовым маслом. Молодая женщина высокомерно скрестила руки на груди, зная, какое комичное впечатление производит ее детская пижама, но отступать было поздно. - Мой дом сейчас ремонтируют, и мне нужно было где-то ночевать, поэтому Леонард, мой куратор, предложил остановиться в этом доме на несколько дней.
        - Какое совпадение! - Его глаза сверкали озорством. - У меня тоже имеется особое предписание остановиться здесь.
        Чарин нахмурилась: только этого и не хватает. Все-таки он ошибается.
        - Нет, вы не можете оставаться тут. Здесь место для рабочих по контракту и тех, кто приехал в командировку из других отделений «ТрайТерраКорп». Вы представляете администрацию, и вам надлежит проживать в отеле. Компания резервирует очень дорогой номер люкс. - Она резко мотнула головой в сторону двери. - Вам придется пройти туда.
        - Там я уже был, - спокойно произнес Майкл, - и ушел. Знаете ли, столько шума от родео.
        Чарин задумчиво прикрыла глаза.
        - По-моему, оно проходит не в отеле.
        - Не в отеле, зато ковбои упражняются в номерах, от их сапог и шпор стоит невообразимый шум. Я всю ночь не мог сомкнуть глаз, поэтому сегодня планирую спать как младенец.
        Ее плечи поникли. Возможно, свой сон она как раз и потеряла. Как просто стоять посреди кухни и делиться планами на предстоящую ночь, в то время как ее сердце разрывается от тревоги. Как бы хотелось честно признаться, что в общежитии все комнаты заняты, хотя в таком случае что помешает ему выставить ее на улицу?
        - Ладно, - неохотно продолжила Чарин, - но если собираетесь жить здесь, то вы должны пообещать мне одну вещь.
        - Какую?
        - Обещайте, что вы не будете подкрадываться ко мне и пугать, а то мне придется освоить мировой рекорд по прыжкам в длину.
        Майкл усмехнулся: разве можно поклясться в благоразумии по отношению к столь чертовски привлекательной женщине?
        - Обещаю.
        - Хорошо. - Она тяжело вздохнула, будто сбросила непосильную ношу. - Итак, здесь существуют определенные правила, для всех без исключения. Никто никому не приказывает, так как здесь нет начальников и подчиненных. У всех есть спальни, но вот ванная комната - одна на каждом этаже. Замки старые и расшатанные, плохо действуют, поэтому мы привыкли использовать условный сигнал: три удара - пауза, особенно это касается двери в ванную. - Она помолчала в надежде, что ее слова испугают его, когда же этого не произошло, вздохнув, продолжила: - Полагается пользоваться своей едой, хотя Ханна закупает все необходимое и любой может попросить ту или иную вещь. Она их маркирует. Каждое утро вас ждет завтрак с шести до семи тридцати.
        Майкл кивнул и повел плечами.
        - Звучит заманчиво.
        Он мог бы стоять так часами, слушая ее волшебный голос и наслаждаясь видом прелестной женской фигурки в легкой пижаме. Конечно, в данной ситуации любой мужчина мог бы напрочь забыть данные себе смехотворные клятвы и обещания.
        Чарин казалась немного капризной, но внутренний голос подсказывал, что эта женщина, возможно, поймет его намек правильно. Почему бы не попробовать? Понимающая улыбка, одно-два прикосновения, многозначительно приподнятые брови… Уж он-то умеет подобрать ключ к женскому сердцу, возможно, уже сегодня она разделит с ним постель.
        И все-таки, насколько бы сильно ни было очарование, Майкл не воспользуется такой возможностью. Ее не назовешь запасным игроком, налицо все признаки женщины порядочной, главное для которой - замужество и семья, а таковых он и вовсе старался обходить стороной.
        Кроме всего прочего, он смертельно устал, и ему необходим крепкий, здоровый сон. Бросив последний, полный сожаления взгляд на соблазнительную женскую грудь, Майкл вздохнул.
        - Как мне найти свою комнату?
        Чарин пожала плечами.
        - Вам придется дождаться Ханну. Она со всеми на родео. Думаю, они вернутся около полуночи. А теперь, если вы передадите мне оставшуюся часть сэндвича, - женщина указала на барную стойку у него за спиной, - я пойду спать.
        Майкл взял хлеб и замер.
        - Около полуночи? Это невозможно, я хочу спать сейчас.
        - Сожалею, - вздохнула она, забирая свой бутерброд и поворачиваясь к двери, чтобы с достоинством удалиться.
        - Что мне за дело до вашего сожаления? - он схватил ее за руку. - Мне нужен отдых. Сейчас.
        Чарин с ненавистью посмотрела на него.
        - И что вы хотите от меня?
        Брови Майкла поползли вверх.
        - О, я не знаю. Возможно, быть немного снисходительнее.
        Их глаза на мгновение встретились, потянулись минуты неловкости. Ее сердце стучало так громко, что Чарин испугалась, не услышит ли он этот набат.
        Смехотворное зрелище. Как она может стоять посреди огромной кухни в этой глупой пижаме, не в силах пошевелить рукою, словно подросток при первом неудачном свидании? Чарин решительно выдернула руку, меча глазами молнии. Затекшее запястье болело.
        Майкл, казалось, ничего не замечал.
        - Какие комнаты пустуют?
        - Понятия не имею, - ответила Чарин, в душе проклиная себя за недостойное поведение. - Не обращала внимания.
        - Правда? - Его глаза сузились. - А на каком этаже вы живете?
        - На втором, но…
        - Там есть свободные комнаты?
        - Это не выход.
        - Должна быть комната напротив вашей, через холл. Там кто-нибудь живет?
        Чарин замялась.
        - Я точно не знаю, но не имеет значения…
        Он уже направился к двери.
        - Я собираюсь спать там сегодня ночью.
        - Вы не можете. - Она почти бежала за ним.
        - В самом деле? - Майкл забросил сумку на плечо, поднял чемодан, а затем медленно повернулся к ней. - Посмотрим. - Он жестом пригласил ее пройти вперед. - Только после вас, милая дама.
        Она с подозрением посмотрела на него, ожидая подвоха, но Майкл не дал ей возможности усомниться в серьезности его слов.
        - Почему вы не можете отдохнуть на кушетке, пока они не вернутся? - более дружелюбно предложила Чарин. Она знала, что такой выход ему не подойдет, но он даже не побеспокоился объяснить почему, просто молча стоял в ожидании. Вздохнув, молодая женщина поспешила к лестнице. - Дверь может быть заперта, - обернувшись к своему спутнику, предупредила она, - и постель не застлана.
        - Я могу уснуть даже в ванне, если доберусь, - тихо ответил Майкл, даже не собираясь притворяться, что ему безразлична его провожатая. - Просто дайте мне подушку и не включайте душ. Я так и буду спать там до самого утра.
        Чарин ускорила шаг, увеличивая расстояние между ними, и внезапно остановилась перед одной из дверей.
        - Моя комната. - Она открыла дверь, положила бутерброд на столик, бросив беглый взгляд на спящих малышей, мирно посапывающих в подушки, но, заметив его приближение, захлопнула дверь. - Вот спальня, которую вы собираетесь оккупировать. - Она подергала ручку, дверь легко поддалась. Женщина подошла к кровати и сдернула покрывало. - Так я и думала, нет постельного белья.
        - Обойдусь.
        - Так нельзя, - в ее голосе послышался протест, - я найду простыни. Только помогите мне с одеялом, и через минуту постель будет готова.
        Майкл достал одеяло, затем стащил пиджак, сбросил галстук и начал расстегивать рубашку. Все, чего он хотел, - это упасть в кровать и закрыть глаза, но он терпеливо ждал, пока она проверит ящики в поисках белья.
        Волосы Чарин распустились, обрамляя милое личико легкими волнами, и ему захотелось чмокнуть ее в нос. Когда она нашла простыни и обернулась, он едва не покатился со смеху: прелестные ноги Чарин заканчивались свирепыми персидскими кошками.
        - Что? - с возмущением спросила она. - Что смешного?
        - Ничего, - быстро нашелся Майкл, стягивая рубашку и бросая ее на ближайший стул. - Ничего особенного.
        Одного взгляда на его рельефные грудные мышцы хватило, чтобы Чарин лишилась дара речи. Она быстро отвела взгляд в сторону, «только бы не покраснеть», и двинулась к кровати. Календарный рисунок Шерри не идет ни в какое сравнение с реальностью. Прошло слишком много времени с тех пор, когда она в последний раз видела полуобнаженного мужчину так близко. Интересно, заметит ли он ее возбуждение? Пожалуй, в комнате становится жарковато.
        - Ловите, - приказала Чарин, взмахивая руками.
        Майкл поймал летящий край. Теперь они держали простыню одновременно с обеих сторон. Их глаза встретились, и ее сердце ухнуло вниз. Что-то таилось в его взгляде…
        - Натягивайте, - потребовала Чарин, стараясь сохранить равновесие. Еще несколько минут, и она будет свободна как птица.
        - Да, мэм, - промурлыкал он.
        - Заправляйте.
        Он мрачно посмотрел на свою невольную помощницу.
        - Я не умею. - Никаких усилий с его стороны, даже не попытался.
        Со вздохом раздражения Чарин двинулась в его сторону. Все произошло слишком стремительно, и в следующую секунду она опрокинулась на спину, а он падал сверху. Чарин беззвучно хватала ртом воздух. В последний момент Майкл вытянул вперед руки и так и завис над ней, глядя прямо в глаза.
        - Извините, - произнес он, не двинувшись с места.
        Она знала, что должна отреагировать, но, как оказалось, растеряла все слова. Не в силах отвести взгляд, Чарин чувствовала, что растворяется в мягком свете его карих глаз. В надежде найти выход, которого не было, она ощущала сладкую тяжесть его сильного горячего тела. Пьянящее возбуждение охватило ее. Как много холодных ночей в одиночестве выпало на ее долю…
        Внезапно тело откликнулось болью. Разум истаивал, унося остатки здравого смысла - свежий запах сильного мужского тела, сталь мускулов… Руки сами потянулись к обнаженной груди, и она почувствовала биение его сердца под своей ладонью.

«Я держу ваше сердце в своих руках», - промелькнуло в голове, и Чарин испугалась, что произнесла эти мысли вслух.
        Правда, переживать по этому поводу не было времени. Ее тело обмякло, где-то глубоко в душе запели струны. Ей захотелось окунуться в его любовь словно в омут, и дух сладострастия сломил волю к сопротивлению. Пухлые губки распахнулись, и она, застонав, выгнулась дугой навстречу поцелую. Был ли то стон сдачи на милость победителя или триумфа? А может, непреодолимого желания?
        Ей никогда этого не узнать, так как в тот же самый момент она услышала возню в холле.
        - Мама? Мама!
        Глаза Чарин распахнулись, и она оттолкнула Майкла. Вскочив на ноги, она закричала:
        - Минутку, малыши, - и с ненавистью взглянула на изумленного Майкла. - Если вам что-нибудь еще понадобится, мистер Греко, - ровным голосом произнесла она, - дождитесь Ханну, а мое дежурство закончилось. Увидимся утром.
        Она на мгновение задержала на нем взгляд, не веря в происходящее, затем развернулась и направилась в холл.
        Майкл медленно поднялся с кровати, все еще чувствуя трепет в каждом мускуле. Его ум изнемогал от желания, и реальность потеряла четкие границы. Добравшись до двери, он прислонился к косяку, молча наблюдая, как она поднимает на руки двух рыжеволосых мальчиков.
        - Откуда они взялись? - спросил Майкл, думая только об одном - как вернуть ее обратно в комнату.
        Подбородок взметнулся вверх, и гордо прозвучали слова:
        - Это мои дети Рикки и Ронни. Поздоровайтесь с мистером Греко, мальчики. Он - мой босс.



        Глава третья

        Майкл издал тихий стон.
        Чар и не собирается возвращаться в спальню. Теперь в его распоряжении достаточно подтверждений в правильности первого впечатления. Она вовсе не любительница остренького, да еще с двумя детьми в придачу.
        Оба мальчика сонно щурили глазки, один помахал рукой, а другой нахмурился и уткнулся матери в шею. Майкл наблюдал за ними, дети никогда не умиляли его.
        - Вы не говорили, что у вас есть дети. - В его голосе отчетливо слышалось смирение.
        - А вы не спрашивали. - Женщина подошла к своей комнате и обернулась. Его поведение изменилось. С чего бы это? Впрочем, нужно позаботиться о малышах. - Спокойной ночи, - бросила Чарин.
        Он не ответил, но когда она укладывала детей, то услышала, как захлопнулась дверь. Нахмурившись, Чарин щелкнула замком и замерла на мгновение, стараясь понять, что же случилось там, на кровати. Она, должно быть, лишилась рассудка, коль отважилась на такое.
        Она открылась ему, словно цветок навстречу солнцу, словно он разбудил ее от долгого сна. Неужели она так одинока? Жаждут ли душа и тело мужской любви настолько, что она бросилась в постель с первым встречным?
        Или есть другое объяснение? Может, схожесть с Денни сняла с нее оковы благоразумия и заставила ответить Майклу?
        - Ха-ха! - презрительно высмеивала себя Чарин. Не такая уж большая удача и не слишком сильное оправдание, если в ее голове лишь память о прикосновениях, запахе и страсти Майкла Греко. Он слишком опасен для спокойствия души, гораздо больше, чем любой другой мужчина, которого она знает не первый год.
        - Мама, поцелуй! - Ронни протянул свои крошечные ручки из кроватки.
        Чар улыбнулась и поспешила к сыну. Какой же он забавный в своей смешной пижамке с покемонами.
        - Забудь о Майкле Греко, - твердо приказала она себе. - Твои дети - вот что действительно важно.
        И сейчас, когда малыши потребовали внимания, она с чистой совестью освободилась от мыслей о привлекательном боссе.


        Майкл рухнул в постель, но, несмотря на изнеможение, вместо сна уставился в потолок. Возможно, он слишком сильно устал, чтобы спать, или же пытается осмыслить неожиданную встречу со своей соседкой.
        Его тело все еще помнило каждый изгиб ее восхитительной фигуры, а в ушах звучал голос, богатый различными оттенками, с легкой хрипотцой. Впервые после долгого времени ему встретилась такая женщина, которая с первой встречи завладела его мыслями и чувствами.
        Четыре года назад от него ушла жена, Грейс. С тех пор он встречал много женщин, и они превратились в безликую, безымянную массу… ни к чему не обязывающие встречи, ни к чему не обязывающие отношения. Он принял решение забыть о женщинах и все усилия направить на карьеру. Честолюбивые стремления; сейчас, например, главная цель - занять кресло вице-президента компании, черт бы его побрал!
        Жизнь Майкла отличается от жизни других мужчин, и он с этим смирился. Поэтому лучше не сближаться с Чарин Вулф и с ее маленькой командой. С самого начала что-то в ней задело его за живое. Он вовсе не желал такого поворота событий. Чарин напомнила ему, чем бы стала его жизнь, если бы только…

«Если бы только» ничего не изменит. Он - прагматик и верит в реальность. И эта реальность такова, что нужно держать дистанцию с женщинами, подобными Чар… у которых на уме семья и дети.
        Бедняжка Грейс. Майкл внезапно представил лицо бывшей жены. О, этот молящий взгляд. Даже после стольких лет его душа содрогалась. Она нуждалась в семье, но именно этого он и не мог ей дать.
        Чар не похожа на Грейс, но у обеих одни и те же интересы. Ему следует держаться на расстоянии - ради собственного здравомыслия, ради мира в душе.
        И после спасительного решения пришел долгожданный сон.


        Солнечный свет, заливая комнату, разбудил Майкла. Он посмотрел на часы… Черт, забыл завести будильник. Побережье пустынно в такой час, и нет нужды вставать. Майкл снова закрыл глаза. Еще немного сна не помешает.
        Наступило его третье утро в старом викторианском особняке. Прошлые два дня он вставал рано, до появления Чар и ее детей, завтракал в ближайшем кафе и спешил на работу, тем самым исключая любой контакт с маленькой семьей. Было несколько встреч в офисе, и всякий раз ему удавалось сделать их короткими… и очень сдержанными. Никто из них ни разу не упомянул об инциденте в спальне, отношения оставались сугубо профессиональными, и таковыми они надеялись их и сохранить до окончания совместной деятельности.
        Но в то утро все изменилось. Накануне Майкл вернулся в отель очень поздно, быстро разобрал постель и залез под одеяло. Ему понадобилось бы немного больше времени, если бы он захотел подождать возвращения постояльцев. Сквозь дремоту он услышал, как по коридору протопали детские ножки, а каблучки Чар вывели стаккато.
        Его короткий и чувственный сон уносил в страну мечты: он дотрагивается до плеча Чарин, его рука ласкает светлые шелковые пряди, она поворачивается, на ней все тот же свитер клюквенного цвета с глубоким вырезом, она носила его на работе… свитер, который оттеняет прозрачную белизну кожи, он тянется к вырезу…
        Толчок, и Майкл проснулся, щурясь от яркого света. Почему он всегда просыпается прямо напротив окна? Зевая, Майкл перекатился на другую сторону кровати и наткнулся взглядом на маленькие голубые глазенки.
        - Ааа! - закричал он и резко отпрянул назад.
        - Ай-ай! - вторил ему малыш, испуганно вжимая голову в плечи.
        - Что за черт! - Майкл сел. - Уходи, мальчуган. Как ты сюда попал?
        - Ронни! - послышался голос Чар из холла. - Ронни, где ты?
        Майкл посмотрел в изголовье кровати. Яркие голубые глазки следили за ним поверх матраса.
        - Ты Ронни, верно?
        Мальчик кивнул.
        Майкл осознал всю нелепость своего положения. На нем, кроме пижамных брюк, ничего не было, а расхаживать перед всеми в таком виде - не слишком приятное занятие. И что прикажете делать?
        - Ронни? - голос Чар раздался совсем близко.
        - Он здесь. - Майкл приподнялся на локте. - Заходите и заберите его.
        Он кожей почувствовал ее нерешительность.
        - Что? - спросила Чарин из-за двери.
        - Входите. Очевидно, дверь не заперта.
        Возможно, это еще одна вещь, помимо будильника, которую он просто забыл сделать.
        Дверь распахнулась, и прелестное личико Чарин появилось в проеме. Ее взгляд наткнулся на полуобнаженного мужчину, метнулся в сторону.
        - Ронни?
        Мальчик захихикал и скользнул ужом под кровать.
        - Ронни! - Женщина влетела в комнату и схватила ребенка за ногу, прилагая все усилия, чтобы вытащить его из-под кровати. Проказник засмеялся, извиваясь в ее руках, но ей было не до веселья. - Ронни! - строго выговаривала она. - Никогда не входи в чужие комнаты без разрешения. Ты слышишь?
        Мальчик посмотрел на Майкла.
        - Я превратился в слона. Он делает вот так - «у-у-у»! - Малыш поднял голову вверх, изображая трубный глас слона, а затем расплылся в улыбке.
        Его мать, проигнорировав такую существенную информацию, обернулась к Майклу, загораживая собой ребенка.
        - Разве вы не запираете дверь? - В ее словах прозвучал укор.
        В голове Майкла смешались разные чувства и мысли. С одной стороны, он был недоволен появлением ребенка в спальне, с другой - не мог не наслаждаться прелестной картиной: Чар, длинноногая, с мягким сиянием солнечного света в волосах, могла заставить любого мужчину потерять голову от вожделения. Однако женщина, заинтересованная в семье и детях, представляла собой слишком явную угрозу для устоявшихся жизненных принципов, поэтому прочь колебания, хотя какая отрада для глаз… Что страшного в том, чтобы потешить себя таким зрелищем?
        Когда он заговорил, его голос дышал сарказмом. Майкл словно напоминал самому себе… да и ей… что они вовсе не являются дружеской парой.
        - Видите ли, - Майкл с трудом оторвал взгляд от ее колен, - я не ожидал вторжения. Теперь буду внимательнее.
        - Хороший вывод, - пробормотала Чар, бросая на него гневный взгляд, затем повернулась к выходу. Ронни, пристроившийся на ее плече, улыбался во весь свой беззубый рот. Дверь с треском захлопнулась.
        Возможно, я смогу смириться с присутствием детей, если каждое утро буду лицезреть такую женщину, как Чар, думал Майкл, накидывая халат и собираясь совершить маленькое путешествие до ванной комнаты.
        Прошло лишь несколько минут, как он передумал. Вернувшись из душа, Майкл надел брюки, белую рубашку и взялся за пиджак, который со вчерашнего вечера небрежно валялся на стуле. Изумрудный леденец на палочке упал на пол, вкусный липкий леденец, оставивший на пиджаке вязкий зеленый след.
        Проклиная все на свете, Майкл направился к раковине. Несколько минут ушло на переодевание, и вот он уже входил в столовую, где Чарин и ее дети засиделись за утренним кофе. Майкл появился как раз в тот момент, когда она отчитывала одного из сыновей:
        - Рикки, положи вилку на стол, нельзя есть кашу вилкой, ты закапаешь весь стол. Возьми ложку.
        Майкл остановился в дверном проеме, изучая обстановку. Огромный круглый стол был сервирован полностью, одни постояльцы приходили, другие уходили, но сейчас лишь Чар и ее маленькая семья сбились на дальней стороне. Пара тостов, каша, несколько кусочков бекона, скорлупа от яиц - нехитрый завтрак. Три пары глаз повернулись к нему и замерли в ожидании.
        - Мама, это тот самый дядя! - Лицо Ронни просияло.
        Его брат-близнец, Рикки, посмотрел на вновь прибывшего человека как на пустое место.
        Чар ничего не ответила, но ее взгляд был куда красноречивее слов. Майкл кивнул, подошел к молодой маме и сунул ей под нос леденец.
        - Должно быть, он ваш, - сказал он с укоризной в голосе.
        Чар отшатнулась в сторону, но тут подоспел Ронни.
        - Мой леденец! - закричал мальчик и начал подпрыгивать на месте, пытаясь схватить конфету.
        - Вот как? - сухо спросил Майкл, отдавая малышу предмет его желаний. Конечно, он точно знал, что именно Ронни был тем, кто забыл конфету в спальне.
        Тут вмешалась Чар:
        - Как можно давать грязный леденец ребенку? - Она отобрала у Ронни конфету. - Смотрите, он весь в пыли. - Женщина помахала им перед Майклом. - Что вы с ним делали?
        - Что я с ним делал? - Его глаза налились гневом. Это же надо! Оказывается, он просто злодей.
        - Вы же взрослый человек? - Она многозначительно окинула взглядом своего начальника, поднялась из-за стола и направилась к кухонной раковине, чтобы вымыть этот злосчастный леденец. - Вы должны держать его вертикально, чтобы пыль не налипала на поверхность, - снова обратилась она к нему.
        - Так уж произошло, что часть леденца растаяла на моем пиджаке и превратилась в вязкую жижу.
        Чарин хотела высказать свое мнение по поводу случившегося, но Рикки выбрал удобное время, чтобы ткнуть себя вилкой в язык. Раздался оглушительный вой, и Чар бросилась утешать ребенка.
        Майкл взглянул на другого близнеца, тот счастливо улыбался, глаза светились неподдельным озорством. И была в их блеске тайна, которая навеяла сомнение в душевной простоте маленького существа. Казалось, он знает больше, чем говорит.
        Инстинкты сработали правильно, предлагая Майклу держаться подальше от этой дружной компании, и доказательство не заставило себя ждать. Майкл схватил свой портфель и повернулся в сторону входной двери.
        - О, мистер Греко! - Маленькая пухленькая седовласая дама спешила ему навстречу. - О, вы не можете уйти просто так. Вы же не прикоснулись к еде все эти три дня. Я хочу приготовить для вас особый омлет. Пожалуйста, вернитесь обратно в столовую.
        Майкл постарался нацепить на лицо вежливую улыбку. Пожилая женщина старалась понравиться, и ему не хотелось обижать ее.
        - Прошу прощения. Я не завел будильник и проспал. Мне уже пора быть в офисе.
        Старушка погладила его по руке, проявляя материнскую заботу, и улыбнулась.
        - В этот раз я вас прощаю, но обещайте, что завтра вы позволите мне приготовить для вас завтрак.
        Он замешкался, зная, что будет сожалеть о своем малодушии.
        - Хорошо, но…
        - Будьте любезны. Я приготовлю вам то, что вы любите больше всего, - продолжала она уговаривать с милой улыбкой. - Смелее говорите. Что вы любите?
        - Ну-у… - Майкл вздохнул, восстанавливая в памяти свои гастрономические пристрастия. - На самом деле я люблю свежевыжатый апельсиновый сок, сосиски, хрустящие, мелко нарезанные гренки и большие французские тосты с маслом и кленовым сиропом.
        - Будет сделано, - просияла от удовольствия Ханна. - Завтра.
        - Завтра, - согласился ее новый постоялец, отвечая улыбкой на улыбку.
        Затем он вышел из дома и направился к арендованной машине. Сегодня вечером, после работы, Майкл предупредит хозяйку, что завтрак надо подавать очень-очень рано. Прием пищи в компании близнецов… увольте. Во всяком случае, если он желает остаться в здравом рассудке.


        - Разве не здорово? - Ханна кружила вокруг стола, собирая грязные тарелки. - Мистер Греко разрешил мне приготовить ему полноценный завтрак на следующее утро.
        - Надо же, какое великодушие! - Чарин даже не попыталась скрыть свой сарказм. - Если вы ему понравитесь, он позволит погладить ему рубашки.
        - Ну, ну, душенька, - неодобрительно заметила Ханна. - Вы не должны занимать такую позицию. Поверьте мне. - Она покачала головой, ее лицо все еще светилось счастьем. - Он такой красавец, и, как я слышала, быстро продвигается по службе. Ценный экземпляр.
        Чар кивнула:
        - Определенно, - затем вытерла остатки молока, которое пролил Ронни.
        - Вы могли бы иметь на него виды, - подвела итог Ханна.
        Глаза Чар округлились, но она надеялась, что пожилая женщина не заметила ее реакции. Мысль о том, чтобы «иметь виды» на Майкла Греко, сама по себе уже являлась нелепостью.
        Чарин была слишком раздосадована его поведением. Когда он впервые появился в конторе, то произвел впечатление человека раздражительного, а сейчас день ото дня становился все невыносимее. Их отношения на работе напоминали детскую игру в прятки, угадай, где кто находится.
        - Ты все придумываешь, - говорила ей Лена Гарольд, служащая, временно исполняющая обязанности секретаря. Она всегда питала материнские чувства к Чарин. - Он постоянно переезжает с места на место, так как нуждается в информации, поступающей из разных отделений. Приезды и отъезды вовсе не связаны с тобой. - Она откинула назад темноволосую голову и засмеялась.
        Впрочем, Чарин было не до смеха, она сама знала, что нужно избегать нежелательных встреч.
        - Ронни? - позвала молодая мама, обнаружив за столом только одного из близнецов. - Где этот сорванец?
        Она нашла малыша в холле - взгромоздившимся на подоконник и наблюдающим через стекло за машиной Майкла.
        - Тот дядя сел в машину, - сообщил он матери, которая схватила его в охапку и понесла в столовую. - Он уезжает!
        - И мы уезжаем тоже, как только умоемся и наденем свитера, - бодро тараторила Чарин, но ее сердце разрывалось от боли: малыш все больше привязывался к мистеру Греко. К сожалению, все сокровища мира не смогут заставить его полюбить малышей.
        Она знала, оба мальчика изголодались по вниманию взрослого мужчины. Им нужен настоящий друг, который присмотрит за ними, направит на истинный путь. Однако настоящих мужчин, ковбоев, так сказать, днем с огнем не сыщешь. И Майкл Греко ясно дал понять, что не является подходящей кандидатурой.
        Конечно, он по-своему прав, но некоторые манеры Греко вызывали у нее сильное раздражение. Совершенно ясно, что его отношение к ней изменилось с той самой минуты, когда ему стало известно о детях. Итак, мистер Греко ненавидит детей. Значит, она, в свою очередь, постарается оградить его от их присутствия, а все остальное ее не касается.
        Только самый последний тупица может испытывать неприязнь к ее мальчикам! Такие мысли выводили ее из себя.
        Чарин подумала о своем отце. Он всегда был удивительным, идеальным другом, милым папочкой. Родители переехали в Техас несколько лет назад, и теперь они встречались очень редко. Будучи на самом деле приемным ребенком пожилой пары, Чарин никогда не испытывала недостатка внимания. Возможно, ее любили в два раза сильнее, чем родных детей. Поэтому она не могла понять, как можно оставаться глухим по отношению к детям.
        После первой же ночи она решила избегать общения с Майклом Греко.
        С такой обоюдной позицией частые контакты между ними были невозможны. Чарин могла с легким сердцем прийти на работу - без страха увидеться с новым боссом, - если во встрече не будет необходимости. И это уже была победа.


        Спустя полтора часа ей пришлось прикусить язычок и вести себя очень аккуратно. Они сидели друг против друга за внушительным полированным столом. Майкл Греко одаривал ее снисходительностью хозяина поместья, а Чарин нацепила на лицо свою самую очаровательную улыбку.
        - Я уверена, вы понимаете, что меньше всего мне хотелось бы просить вас об одолжении, - сверкала она белыми зубами. - Однако факт остается фактом, и другого выхода у меня нет.
        Он явно скучал. Как бы ей хотелось бросить ему в лицо все, что она думает на самом деле, хотя ради Леонарда Траска можно быть повежливей.
        - Босс может разнести по камешкам наше отделение, если захочет, - предупреждал главный менеджер, когда услышал ее едкое замечание насчет нового шефа. - Будь внимательной и предупредительной по отношению к нему. У него есть покровители наверху, и поэтому мы хотим, чтобы он играл на нашей стороне.
        - Что вам нужно? - спросил Майкл.
        - Поездка. - Чарин улыбнулась, но взгляд остался колючим. - Моя машина забарахлила сегодня, и я была вынуждена откатить ее в мастерскую.
        Он кивнул, бросая на нее довольно корыстный, так по крайней мере ей показалось, взгляд.
        - Куда?
        Улыбка улетучилась. Чарин просто не умела притворяться.
        - Мне сказали, что вы собираетесь на строительство сегодня, - быстро нашлась она. - А мне нужно сделать некоторые исследования в городской ратуше Триволо. Если бы вы подбросили меня…
        - Вы могли бы арендовать машину. - Майкл, наклонясь вперед, смотрел на Чарин так, будто наслаждался ее замешательством.
        Она сжала кулаки.
        - Забавно, что вы это предложили. - Чарин подняла голову. - Я сказала то же самое. Поверьте, я не хотела… вас беспокоить. Только мистер Джексон из финансового отдела очень спешил и предложил мне попросить вас об одолжении.
        В глазах Майкла полыхнул огонек. Похоже, у него есть чувство юмора, хотя ни в чем нельзя быть уверенной, возможно, это просто ярость.
        - Он не хотел платить за аренду? - предположил Майкл, наклоняясь вперед и барабаня пальцами по поверхности стола.
        - Джексон назвал это безрассудным пренебрежением к финансовым ресурсам компании или что-то в этом духе.
        Майкл кивнул:
        - Конечно, он прав, - затем посмотрел на часы. - Почему бы нам не отправиться прямо сейчас?
        Чарин на мгновение замялась.
        - Прекрасно, почему нет.
        Их глаза встретились, и стало без слов понятно, что для обоих совместная поездка не самое приятное времяпрепровождение. Однако глупо вести себя, словно маленькие дети. Да, они проведут несколько часов вместе, что толку противиться?



        Глава четвертая

        Кожаные сиденья в машине без пяти минут вице-президента, казалось, созданы для того, чтобы, погрузившись в них, можно было отъединиться от суеты бренного мира. Чар откинулась назад и расслабилась. Если не можешь изменить обстоятельства, измени отношение к ним. Приятно сидеть, откинувшись на спинку, вытянув ноги и погрузив ступни в мягкое ковровое покрытие. Водить такую машину - одно удовольствие, не ломит кости от каждой кочки на дороге и не дребезжит в голове на каждой ухабине, не то что в ее старой колымаге.
        Волшебное очарование роскоши.
        Чарин повернула голову к окну, глядя на мелькающие пейзажи, и решила насладиться маленьким путешествием, несмотря на компанию.
        Майкл же был далек от всякой мысли о наслаждении. Он быстро осознал, что поездка превратится для него в настоящую пытку… Сущее мучение пытаться не принимать во внимание вызывающую привлекательность своей попутчицы. Да еще вместо того, чтобы сидеть спокойно, она то и дело шевелит обнаженными ногами, отчего ее юбка постоянно задирается, вызывая в уме эротические фантазии. Греко обнаружил, что гонит машину с немыслимой скоростью, так, что даже дух захватывает. Нужно немного притормозить - как с автомобильной гонкой, так и с мечтами.
        - Какая музыка вам нравится? - внезапно заговорил он.
        Она мельком посмотрела на Майкла.
        - О, не знаю. Включите что-нибудь. Ваша машина, вам и выбирать.
        Он-то выберет самый бурный, жесткий канал рок-н-ролла и включит музыку на всю мощь: может, стена шума спасет от наваждения. Прошло несколько минут, прежде чем Майкл понял, что сделал неудачный выбор. Рок-н-ролл был его любимым музыкальным направлением, никакая лирика не могла идти с ним в сравнение; и ему нравилось слушать музыку на полную громкость. Однако сегодня каждый непристойный намек, каждая сексуальная метафора в переборе струн и клавиш зазвучали совершенно отчетливо и резко, сбивая с толку и смущая откровенностью. Майкл быстро переключил радио на классическую волну.
        - Спасибо, - усмехнулась Чар в сторону, стараясь не встречаться с ним взглядом. - Я люблю рок-н-ролл, но это было похоже на работу бормашины в зубоврачебном кабинете.
        Майкл не удержался от улыбки. У девушки есть чутье.
        - Просто я надеялся, что этот музыкальный коктейль не даст нам уснуть, - проговорил он.
        - Вивальди тоже не подойдет, - тихо заметила Чар, - он слишком ярок для этого.
        И опять она была права. Майкл никогда прежде не замечал, насколько чувственна классика. Поза, движения, аромат волос Чарин - все гармонировало с музыкой. Он чувствовал, что отравлен желанием, изящным и утонченным и вполне управляемым. Во всяком случае, некоторое время.
        Вивальди сменил Моцарт, затем Равель, и они въехали в черту небольшого городка Триволо, района, отведенного под проект «Белые камни».
        - Вы бывали здесь раньше, видели территорию? - спросил Майкл, когда они приблизились к огороженной зоне.
        - Нет. - Чар любовалась видом серо-голубого океана, сверкающего в солнечных лучах. - Но я хорошо знаю данную местность и люблю ее.
        - Многим нравится этот тихий уголок. Вот почему мы и решили позаботиться о нем и дать возможность другим людям познать красоту.
        Чарин скользнула по нему взглядом.
        - У кого вы купили землю?
        - Большинство земель - у компании «Беар Крик Тимбер». Они владели ими много лет. - Машина выехала на грунтовую дорогу. - Не думаю, что у вас возникнут вопросы с правом на владение. С собственностью все в порядке, вам только нужно это задокументировать. Чтобы завершить дело, нам придется убедить нескольких частных владельцев земли продать их участки. Думаю, там будут проблемы юридического порядка.
        Чарин кивнула. Она знала о ведении такого рода дел и была готова к работе, но сама атмосфера располагала к спокойствию и наслаждению. Ребенком она облазила каждый уголок этих пляжей, никогда не задумываясь, кому они принадлежат. Разве нужно платить, чтобы вырасти? Чарин улыбнулась, вспомнив своих мальчиков, она должна была привезти их сюда. Они уже достаточно взрослые, чтобы качаться на волнах, как делала она когда-то.
        Майкл остановил машину около небольшого строения на утесе, который врезался прямо в океан. Чарин вышла. Свежий ветер трепал длинные волосы женщины, и, вытащив шпильки, Чарин распустила их. Обернувшись к своему спутнику, она заметила мрачный блеск в его глазах и неожиданно обнаружила, что желанна. Она снова обратила свой взгляд на море, чувствуя необычную для себя скованность. Вовсе нет у нее желания понравиться ему, хотя чертовски приятно чувствовать интерес мужчины. Чарин направилась обратно к машине, сотрясаемая внутренней дрожью.
        Майкл, не сказав ни слова, последовал за ней, и вскоре они въехали в городок. Он высадил свою пассажирку около ратуши, разместившейся в приземистом здании испанского стиля.
        - Заеду за вами через два часа, - глухо сказал Майкл, избегая ее глаз. - Времени вам достаточно?
        - Вполне, - бодро ответила Чарин. - Увидимся.
        Она наблюдала, как машина скрылась из виду. Никогда не доводилось ей встречаться с таким типом мужчин. Влечение друг к другу настолько сильно, что разряжает воздух… словно от огня, но они продолжают притворяться в невинности помыслов. Как долго это может длиться, прежде чем произойдет непоправимое?


        Два часа спустя тот же вопрос повис в воздухе. Чарин ожидала, что обратная поездка в Рио-де-Оро будет более сдержанной, без слов и без взглядов. Но, к ее удивлению, Майкл привез бутерброды.
        - Я подумал, возможно, вы проголодались, - просто заявил он, - и захватил кое-что с собой. У меня есть запеченный в тесте ростбиф. Подходит?
        - Превосходно. - В желудке раздалось урчание, голод давал о себе знать. - Поедемте опять к океану, там можно устроить пикник.
        Он нахмурился.
        - Я думал, мы съедим его по дороге.
        Чарин театрально вздохнула.
        - Настоящий мужчина, утилитарный до мозга костей. - Она взяла бутерброд и вдохнула пряный запах. - Подумайте о пятнах горчицы на сиденьях, маринаде на ковре и майонезе.
        Усмешка вышла кривоватой.
        - Хорошо, вы выиграли. Сделаем привал около океана.
        Это была маленькая, но победа. Они вернулись обратно на утес и обнаружили там землемеров и рабочих в касках, которые занимались расчисткой участка для грунтовых работ. Те узнали мистера Греко и поприветствовали Чар. Узнав, что нежданные гости приехали на пикник, один из мужчин принес одеяло.
        - Как может такая красивая женщина сидеть в грязи, - трогательно улыбнулся он, глядя в глаза Чарин. Высокий светловолосый парень, одетый в тесные джинсы и футболку, которые не могли скрыть стальные мышцы, производил приятное впечатление.
        - Джад Картс, Чарин Вулф, - неохотно представил их друг другу Майкл, затем добавил: - Джад - прораб данного объекта.
        - Рада видеть вас, Джад, - дружелюбно ответила Чар, замечая легкий огонек флирта в глазах парня.
        - А уж для меня какое удовольствие! - заметил он. - Здесь нас нечасто жалуют красивые женщины. Надеюсь, вы будете заглядывать к нам.
        - Вы можете на это рассчитывать, - рассмеялась Чар. Флирт обостряет чувства, заставляя жизнь играть новыми красками.
        Джад отошел к другому рабочему, и Чар повернулась к Майклу. Какие же молнии метали его глаза! Она быстро опустилась на одеяло, подогнув под себя ноги, и натянула юбку на колени. Затем сосредоточила все свое внимание на бутерброде, продолжая размышлять над поведением начальника.
        Типично мужское поведение. Майкл не собирается заводить роман с нею, но ревность восторжествовала, когда на горизонте появился другой мужчина. Чарин украдкой подняла глаза. Он все еще продолжал хмуриться.
        - Как бутерброд? - спросила Чарин, слизывая майонез с указательного пальца.
        - Вкусно, - коротко ответил Майкл.
        И снова воцарилось молчание. Только шум прибоя, несущего волны на песчаный пляж, крики чаек и свет далекой трассы - вот и все собеседники. Чарин захотелось общения.
        - Мы могли бы поговорить, - предложила она, промокнув рот салфеткой. - Поближе узнать друг друга.
        Еще один хмурый взгляд.
        - Зачем нам нужно узнавать друг друга?
        Чар сдержала улыбку и помахала рукой в воздухе.
        - В этом нет нужды. Ненавязчивая беседа. Я просто подумала, возможно, будет забавно.
        Его глаза потемнели.
        - Веселиться не полагается, мы на работе.
        В этот раз она не удержалась от смеха, затем скорчила милую гримаску.
        - О, да здесь целая философия: нельзя смеяться в рабочее время?
        Черты его лица смягчились. Майкл одарил ее долгим взглядом, покачал головой и отвернулся к океану.
        - Хорошо, - резко сказал он. - О чем вы хотите поболтать?
        Вот это да, еще одна маленькая победа, и ничего страшного, что он произнес слово
«поболтать» так, как ее малыши произносят слово «укол». Конечно, приятно потешить самолюбие, но уж ему об этом ни слова, иначе путь до машины окажется слишком быстрым.
        - Ладно, - поразмыслив, начала она. - Почему вы ненавидите детей?
        Он уставился на свою спутницу.
        - Вы полагаете, это подходящая тема для легкой беседы?
        Чарин повела плечом.
        - Да нет, просто мне хотелось бы узнать.
        Он отвел глаза.
        - Я не ненавижу детей.
        Чарин заулыбалась, продолжая сосредоточенно жевать мясо.
        - Однако вы производите впечатление человека, который не любит детей, - спокойно заметила она. - Я знаю мужчин, обожающих детей, они не ведут себя таким образом.
        - Послушайте, - с досадой произнес Майкл, - я знаю, вы в разводе, но…
        - Я не в разводе. Я никогда не была замужем.
        Он насмешливо взглянул на собеседницу.
        - А где же отец малышей?
        Чарин сложила остатки бутерброда в бумажный пакет.
        - Я говорю им, что он на небесах. Впрочем, должна признаться, относительно этого изречения у меня есть сомнения.
        - О! Мне очень жаль.
        - И мне. Такие разговоры им на пользу. Маленьким мальчикам нужны их папы.
        Майкл кивнул, давая понять, что согласен с ней.
        - Тогда вам действительно нужно устремить все силы на поиски подходящей кандидатуры. Вы так не думаете? - Майкл пожал плечами. - Вот видите, я думаю об их интересах. Я не ненавижу их.
        - У-у-у, - она подозрительно сузила глаза. - Хорошо, я принимаю ваш ответ. Тогда почему вы ненавидите женщин с детьми?
        На его лице заиграло подобие улыбки.
        - Глупости, Чар. На самом деле…
        Повисло молчание, его взгляд остановился на ее губах, и она почувствовала, как участился пульс.
        - На самом деле что? - мягко спросила женщина, зная, что приближается к опасной черте, за которой невозможно сохранить власть над эмоциями.
        Показалось или он вздрогнул? Потянувшись вперед, Майкл дотронулся до ее щеки. Легкое прикосновение… и целый шквал чувств. Затем он смял бумагу, в которую был завернут бутерброд, и вскочил на ноги.
        - Нам, пожалуй, пора, - резко сказал он.
        Чарин не двинулась, борясь в душе с желанием прижать ладонь к щеке, до которой он только что дотронулся. Она начала неспешно собирать остатки маленького пира. Чарин знала, что Майкл ждет, пока она встанет, чтобы сложить одеяло, но ей нужно время, прежде чем она очутится с ним лицом к лицу.
        Почему она так бурно реагирует на каждое его движение? Ей не свойственно вешаться на шею первому встречному. Она поднялась, не отрывая глаз от океана, лишь бы не встречаться с ним глазами. Вдруг Чарин увидела нечто удивительное.
        - Смотрите! - Она указывала на горизонт. - Киты.
        Майкл повернулся, выражение его лица изменилось, когда он увидел огромных животных, рассекающих волны.
        - Ух ты, действительно киты.
        - Да уж. - Чарин прикрыла глаза ладонью. - Интересно, какие это киты? Для голубых немного поздновато. Обычно здесь они добывают пропитание летом.
        Майкл стоял, все еще охваченный благоговейным восторгом.
        - Какие фантастические существа!
        - Они? Могу поспорить, это серые киты, держат путь в Мексику на перезимовку. Весной они вернутся тем же путем.
        - Захватывающее зрелище, - покачал головой Майкл. - Заставляет почувствовать себя частью природы.
        Частью природы. Ее снова охватила дрожь, возможно, проблема уже существует.
        Она ожидала, что они поедут в сторону трассы, но Майкл свернул совсем в другом направлении.
        - Я хочу проехать мимо домиков на пляже, - объяснил он. - Они - наша боль… Жители решили стоять до конца.
        Чарин узнавала знакомые пейзажи.
        - Любимый уголок! - восторженно закричала она. - Я сначала даже не поняла, что мы находимся так близко от того места, где живет мой дядя. Когда была маленькой, я царила на этих пляжах.
        Длинный ряд маленьких, открытых всем ветрам построек протянулся с одного края побережья до другого, почти до самого океана. Вокруг каждого высились обледенелые растения, не так чтоб уж много: соленый воздух не предполагает буйную растительность. Построенные в двадцатые-тридцатые годы как временное убежище, домишки едва выдерживали напор шквального ветра, грозившего унести их в открытое море. Они стояли тут уже три четверти века и сейчас предназначались на слом.
        Печально расставаться с тем, к чему привык. Чарин пыталась думать о новых зданиях, которые взметнутся в небо на месте нынешних строений. Она знала размах компании
«ТрайТерраКорп»: здесь возникнет удивительный комплекс… современный, со всевозможными сверхмодными удобствами. Люди устремятся сюда, но вот неуловимое очарование тихого уголка будет утеряно.
        Во многих домах, брошенных своими владельцами, уже гулял ветер меланхолии, и угроза разрушения стояла за дверью. Обернувшись, Чарин посмотрела в сторону дома своего дяди, он находился на противоположной стороне.
        - Домишки такие утлые, - заговорил Майкл, заглушая мотор на месте парковки, верой и правдой служившей посетителям данных мест. Сегодня стоянка была пуста. - Они как бельмо.
        Внезапно глаза Чар наполнились слезами.
        - Но очень красивое бельмо. - Молодая женщина судорожно дернула дверцу машины и ступила на песок. И тут же в памяти возникли солнечные летние дни, загорелые людские тела, лагерные костры и фейерверки в День независимости. Она почти ощущала запах лосьона от загара. - И я уже скучаю по прошлому.
        Сдвинув брови, Майкл направился за ней к линии прибоя. Ему никогда не удавалась постигнуть суть женщины, понять ее эмоции, которые скачут словно мячик для настольного тенниса. О чем она печалится? Если бы ему были ведомы ее страдания, то он бы помог, сделал что-нибудь или просто поговорил, утешил. Но она не оставила ему ни одного ключа к своему сердцу. И он растерялся.
        Океан катил свои низкие волны, посылая своих гонцов один за другим, чтобы те мягким плеском убаюкивали песок. Внезапно Чарин остановилась и, бросив на Майкла дерзкий взгляд, приказала:
        - Отвернитесь.
        В глубине души возникло странное желание догнать, схватить ее, такой она была соблазнительной в ту самую минуту.
        - Зачем? - спросил Майкл, сжимая руки в кулаки.
        Чарин сверкнула белыми зубами:
        - Потому что я собираюсь раздеться и побегать по пляжу.
        Его брови медленно поползли вверх.
        - Вы думаете, я упущу такой момент?
        Она вздернула подбородок.
        - Одну минуту. Вы можете расслабиться. Я просто собираюсь снять чулки. Хочется помочить ноги.
        Майкл услужливо отвернулся, но, зная о ее намерениях, едва мог стоять спокойно. Он обернулся как раз в тот момент, когда Чарин побежала к воде, и ему пришлось броситься вслед.
        - Ох! - Холодный океан ласково прильнул к коленям. - Как здорово! - Молодая женщина танцевала в воде, поднимая вокруг себя фонтан брызг, заливаясь безудержным смехом и наслаждаясь игрой как ребенок.
        Некоторое время Майкл созерцал ее движения, затем снял туфли и носки и подошел к кромке воды.
        Чарин засмеялась.
        - Ну, вперед!
        - Я не могу пройти дальше, как вы, - крикнул он.
        - Можете, можете. - Она ударила ладонью по воде. - Только закатайте брюки.
        Майкл кинул на нее хмурый взгляд, но в ответ услышал лишь хохот.
        - Смелее. Я бросаю вам вызов, два вызова.
        - Эй, - притворился он серьезным, - может, остановимся на одном?..
        - Почему?
        - Два вызова слишком опасно. - Предполагалось, что его взгляд должен вызвать дрожь, а не смех. - Если вы собираетесь бросать людям вызов два раза подряд, то вы, должно быть, готовы отвечать за последствия.
        - Я бросаю вам два… пять… десять вызовов! - закричала Чарин, ее волосы взметнулись вверх.
        - Я принимаю их, - ответил Майкл и, больше ни минуты не колеблясь, бросился в воду, даже не удосужившись закатать брюки.
        Блеск его глаз подсказал ей, что он настроен весьма и весьма решительно. Издавая пронзительные крики, она побежала прочь, но не успела сделать и трех шагов, как оказалась в его руках. Он поднял свою добычу высоко над водой, всем своим видом выказывая желание кинуть ее в воду.
        - Значит, бросаете вызов мне? - передразнил Майкл, вытягивая вперед руки. Еще мгновение - и он расцепит руки.
        - О, Майкл, нет! - Чарин смеялась до колик в боку. Одно неловкое движение, и она полностью погрузится в холодные воды Тихого океана, только один промах…
        Конечно, он не допустит, чтобы случилось непоправимое, и, хотя она кричала и была напугана его действиями, в душе не было никаких сомнений в его благородстве. Тогда он притянул свою ношу к груди и бережно понес к сухому берегу. Чарин крепко уцепилась за его шею, и смех замер на губах. Он чувствовал себя таким сильным, а она - почти бездыханной… и вовсе не от страха.
        Чарин хотела, чтобы он поцеловал ее, желала этого всем своим сердцем, повинуясь жаркому трепету тела. Поэтому, когда Майкл поставил ее на песок, Чарин не расцепила рук, продолжая смотреть прямо в красивые карие глаза. Она услышала, как он вздохнул, сердце забилось чаще. Она подняла лицо вверх, но он только слегка коснулся губ Чарин и отпрянул назад, вырываясь из кольца ее рук.
        - Эй, - тихо начал он, - это недопустимо.
        Чарин сделала глубокий вдох и покачала головой.
        - Недопустимо целоваться в рабочее время?
        Несмотря на безобидный тон, она испытывала досаду. Разве можно было подумать, что мужчина так легко отвернется от ее поцелуя?
        Они сели на нагретый солнцем песок, подставив ноги ветру, и, как только заговорили, напряжение между ними ослабло, а затем и вовсе исчезло. И вот они уже смеялись, глядя друг другу в глаза.
        - Не могу поверить, что вы совершили такое безрассудство. - Чар посмотрела на его одежду с сочувствием. - Бьюсь об заклад, ваши брюки безвозвратно испорчены.
        - Ничего страшного. - Майкл наигранно вздохнул. - Они отправятся на свалку вместе с пиджаком, на котором красуются липкие зеленые разводы - результаты труда вашего мальчугана.
        Чарин покраснела.
        - Мне действительно очень жаль.
        Майкл посмотрел на нее и подумал, что испорченные вещи стоят того, чтобы на минуту прижать к груди такую красивую женщину, но промолчал. Какой в этом смысл? Ему нужно что-нибудь сделать, что-то сказать, надо положить конец этому постоянному физическому влечению. Неужели ничто не может их остановить? Оставался единственный выход.
        - Так и быть, - он смотрел на волны океана, стараясь забыть о жалости, - буду с вами откровенен.
        Чарин вздохнула, улеглась на песок и закрыла глаза.
        - В этом есть необходимость?
        - Да, думаю, так будет лучше всего. - Он рискнул мельком взглянуть на нее. Восхищение этой женщиной может все разрушить - жизнь, карьеру.
        - О господи, - подхватила Чарин, - начнете говорить, что все делается для моего же блага?
        - Да, для вашего же блага.
        Она опять вздохнула.
        - Валяйте!
        - Нет никакого секрета в том, - с трудом начал Майкл, - что… что… - Обернувшись к ней, он застонал. Затем потянулся, взял серебряную прядь, пропуская волосы сквозь пальцы, как песок. - Я хочу вас так сильно, что вынужден призвать все свое мужество на подмогу, - хрипло продолжал он. - Мои мускулы словно натянутые канаты, а голова раскалывается от боли. Я схожу с ума от желания, как только вы приближаетесь ко мне.
        Чарин повернулась к нему, изумленная и испуганная.
        - О… - протянула она.
        Можно остановить его: пусть замолчит, если ему неприятно говорить об этом. Он на самом деле выглядел человеком, испытывающим душевную муку. Если ему так больно…
        Майкл снова перевел взгляд на волны.
        - Я должен держаться в стороне от вас, потому что вы именно та женщина, в которую я не хочу влюбиться.
        Чарин было не до шуток, разговор оказался серьезным и тяжелым. Разве на такое она рассчитывала?
        - Я?
        - Вы. - Майкл тяжело вздохнул. - Вы… женщина, для которой главное - семья, дети… не моя стихия, и никогда ею не будете. Я не хочу никаких семейных отношений.
        Разве Чарин этого просила? Нет, возможно, он неправильно истолковал ее поступки. Она совершенно точно не предлагала себя в качестве жены этому мужчине. Скорее всего, Майкл излишне торопит события, она вовсе не хочет его любви.
        Чарин пожала плечами, набрала пригоршню песка и пропустила его сквозь пальцы. Сейчас это самое мудрое решение.
        - Хорошо, - мягко сказала она.
        - Хорошо? - (Какие гневные нотки в голосе!) - Что вы подразумеваете под словом
«хорошо»?
        Ее лицо выглядело печальным в обрамлении светлых волос.
        - Обещаю, я не буду искушать вас семейными идиллиями, стараясь превратить в женатого человека.
        Майкл насупился.
        - Вы не понимаете. Вам не дано контролировать свою сексуальность.
        Она тоже нахмурила брови, поддразнивая его.
        - Я ничего не могу с этим поделать, не так ли?
        Он промолчал, и молодая женщина вздохнула.
        - Скажите мне, если бы у меня не было детей и жила бы я где-нибудь…
        - Нет. - Майкл выразительно покачал головой. - Не имеет значения. Вы не прожигательница жизни. - Его темные глаза ласкали изящную линию подбородка, лебединую шею, мягкую округлость груди, его душа разрывалась от боли. Он желал ее так сильно, что едва мог соображать. - Вы заняли выгодную позицию, у вас трезвая голова и эмоции под контролем. - Его губы искривились в горькой усмешке. - Но у вас душа романтичной старомодной девушки.
        - У меня? - Комок застрял в горле: откуда он знает?
        - У вас. Под личиной железной леди прячется женщина, созданная для дома и семейного очага и для того, чтобы делать людей счастливыми…
        - Так почему это плохо? - Чарин взметнула вверх ладони.
        - Это не плохо. - Он взял ее руку, и его голос потеплел. - Это совсем не плохо, но не по мне. Я не хочу.
        Женщина посмотрела на их соединенные руки.
        - Откуда вам знать?
        - Я был женат. Я знаю.
        Майкл был женат. Вот так новость. Значит, он кое-что испытал, уже не ребенок. Чарин взглянула ему в глаза, стараясь укрепить волю и обрести мужество.
        - У вас есть дети?
        Тревога мелькнула в глубине его глаз.
        - Нет.
        Ответ был не из легких. Его «нет» как приступ боли, слова пугали и завораживали одновременно. Чарин хотела разузнать больше, но лицо Майкла словно застыло, и он начал подниматься с песка. Медленно встала и она и последовала за ним в машину. Его взгляд продолжал преследовать ее.
        Отголоски событий прошлой жизни заставляли Майкла сопротивляться чарам
«романтичной старомодной девушки». Узнает ли она ту историю? Нет, возможно, нет. А если узнает, кто может сказать, сумеет ли помочь? В таком возрасте лучший врачеватель - время. Что заставило ее думать, что по мановению волшебной палочки она сможет переделать его чувство, память, его самого?
        И кто сказал, что она этого хочет?



        Глава пятая

        Майкл должен был заехать в юридическую контору для переговоров с куратором данного проекта. Чар пошла с ним, но так и просидела, листая журналы в ожидании окончания встречи. Все это время она размышляла над словами Майкла.
        Она находилась на пути переоценки ценностей. Ей нравился Майкл, нравился больше, чем кто-либо другой. Он был самым привлекательным мужчиной из тех, кого ей довелось встретить в жизни, но в нем таилась еще какая-то изюминка, нечто, что не давало ей покоя.
        Начнем с того, что он - кристально честный человек. Когда там, на пляже, он признался в своих чувствах, изумлению ее не было предела. Где обычное равнодушие, свойственное мужчинам? Где бравада, показная удаль? Своей искренностью Майкл поставил ее в тупик.
        И в то же время он был полон внутренних противоречий, из-за которых не мог жить в ладу с собой. Чарин увидела это в тревожном взгляде Майкла. Некое событие в его прошлом явилось причиной жесткого отношения к женщинам… что-то, о чем он не хотел говорить. Тайна делала его еще более загадочным.
        Однако самым поразительным было то, что он сумел разглядеть ее сущность. Ей удавалось обманывать многих людей своим поведением «дерзкой девчонки». Мужчины вообще редко вглядываются в то, что скрывается под внешностью, но не Майкл. Он сумел увидеть ее истинное лицо, возможно, даже понял душу и те самые вещи, в которых она сама не могла признаться себе. Неужели, правда?
        Эй, подожди минутку, говорила она себе с долей скептицизма. Ты делаешь поспешные выводы.
        Он знает о ней такие подробности, откуда… Дьявол, она сама себя дурачит, прикрываться щитом из показной удали легко, а вот сохранить свое истинное лицо… Она должна признать, у него дар психолога.
        - Всего лишь совпадение, - бормотала она вполголоса.
        Но сама себе не верила.
        Закончив совещание с юристом, Майкл поднялся и повернулся к выходу. Взгляд его карих глаз наткнулся на Чарин, и опять ее охватил приступ веселья.
        О нет, ты не должна, твердила она себе, поднимаясь из кресла и показывая ему путь к двери. Держи себя в руках.
        Вскоре они уже мчались по трассе. Из-за несчастного случая на дороге возникла пробка, поток машин двигался медленно. Чар позвонила в мастерскую и выяснила, что ее машина еще не готова. Они сильно опаздывали, и Чарин волновалась за детей.
        - Они испугаются, если я не приеду вовремя, - ерзала она на сиденье. - Не могли бы вы мне помочь? Пожалуйста… я имею в виду, если вы не возражаете… не подбросите меня в детский сад?
        Майкл пожал плечами.
        - Конечно.
        И снова Чарин весела и спокойна. Она боялась попросить его об одолжении, а он ответил так, словно в ее просьбе не было ничего необычного. Странно, но к ее детям он относится слишком серьезно.
        Или так только кажется?
        Когда он припарковал машину около детского сада и выключил двигатель, Чарин улыбнулась.
        - Не хотите пойти со мной?
        - Нет, спасибо. - В его взгляде читалось сомнение. - Я подожду вас здесь, пока вы пройдете все «круги ада». - Майкл сделал вид, будто сверяет часы. - Если не увижу вас до шести, то вызову команду спасателей.
        - Очень смешно. - Женщина взялась за ручку, но дверцу не открыла. - Знаете, что я думаю? - Она снова обернулась к нему. - Я думаю, вы боитесь детей.
        - Что? - с неподражаемо надменным видом изумился он.
        - Вы боитесь. - По его реакции можно было заметить, что она не просто привлекла его внимание, а задела за живое. - Вы не смеете пройти туда, где возятся маленькие сорванцы. Я права?
        - Какая нелепость. - Он в пух и прах разметал ее предположения. - Я умею ладить с детьми.
        - Вы? - Колкость за колкостью, и вот вам результат. - Тогда пойдемте со мной. Что они могут сотворить с вами, кроме как пощипать вас за икры?
        Майкл свирепо сдвинул брови, но теперь Чарин знала, что он больше делает вид, чем на самом деле сердится.
        - Вы же не трус. - Она широко улыбнулась. - Я опять бросаю вам вызов.
        Некоторое время он изучающе глядел на нее, затем покачал головой и произнес, тяжело откидываясь на спинку:
        - Нет, Чар. Довольно.
        - Этот вызов гораздо серьезнее.
        Майкл встретил взгляд ее сверкающих глаз и не мог противиться, не мог остановить себя, желая слушать и слушать этот чудесный голос. И когда она вышла из машины, ни секунды не сомневаясь, что он пойдет за ней, Майкл подчинился.
        Рискованное предприятие. Воздух звенел детскими голосами, и, как только Майкл шагнул за ворота, ребятишки были везде. Он оглядывался вокруг, чувствуя, как внутри зашевелилось отвращение: неопрятные шумные маленькие чудовища.
        - Пойдемте. - Чар поманила его рукой.
        Майкл последовал за ней в помещение, стараясь не показывать волнения и удивляясь собственным поступкам. И тут он увидел Ронни - рыжие волосы торчком, голубые глазенки словно блюдца, а рот открыт в немом вопросе.
        - Рикки, смотри! - кричал мальчуган. - Тот дядя здесь.
        Чар постаралась пригладить рукой непослушные вихры сына.
        - Ронни, солнышко, называй этого человека мистер Греко. Это его имя.
        - Гекко! - Ребенок помахал ручкой. - Привет, мистер Гекко.
        - Привет, Ронни. - Майкл вынужден был признать, что горячее приветствие мальчика тронуло его сердце… совсем чуть-чуть. Он перевел взгляд на Рикки, тот, сосредоточив все свое внимание на деревянной мозаике, притворялся, что не замечает
«маминого друга».
        Неожиданно Майкл увидел себя ребенком, как в кино, прокрученном в обратную сторону. Он вспомнил свои в течение долгого времени подавляемые чувства. И теперь без сомнений знал, что показное безразличие Рикки не что иное, как ширма для более глубокой раны.
        Однако времени для психологического анализа совсем не оставалось. Воспитательница, молодая блондинка, чуть не упала в обморок при виде Майкла. Она начала щебетать, пытаясь удержать его внимание, и не оставляла Майкла в покое следующие пять минут. Другим родителям пришлось стоять истуканами в надежде, что когда-нибудь она отвлечется от мужчины, который не любит детей.
        - Какая предупредительность, - шептала Чар, неодобрительно покачивая головой. Но светловолосая воспитательница уже тащила Майкла к детской выставке рисунков.
        - На картинах ребята нарисовали тех персонажей и героев, которыми хотят стать на День всех святых. - По-видимому, нахальная девчонка просто не могла оторвать глаз от такого красавца, как Майкл. - Вот рисунок Рикки, - воспитательница указала на изображение ребенка в костюме тигра.
        Чарин одобрительно закивала: она мастерила этот костюм, будь он неладен, несколько недель. Мальчики собирались ходить по соседям, собирая подарки и угощения в канун Всех святых.
        - Мы должны быть тиграми, мама, - картавил Ронни, когда речь зашла о костюмах на праздник. - Р-р-р!
        - А это нарисовал Ронни, - чирикала воспитательница.
        Изумлению Чар не было предела. Вместо тигра на листе красовалась фигурка худенького мальчика, одетого в белую рубашку и темные брюки, в руке которого был - что выглядело особенно подозрительно - маленький портфельчик.
        - Что это, Ронни? - обратилась Чарин к сыну.
        - Мой костюм, - мальчик разразился счастливым смехом.
        - Я думала, ты хочешь быть тигром, как Рикки.
        - Не-ет, - ребенок отрицательно покачал головой и указал на рисунок. - Так хочу.
        Перед Чар промелькнули все недели кропотливого труда над желто-полосатым комбинезоном.
        - И кем же ты собираешься стать?
        Глаза ребенка сияли неподдельной радостью.
        - Мистером Гекко, - выпалил мальчуган, будто его желание было самым естественным в мире. Его рот растянулся в беззубой улыбке. - Понимаешь? Как он.
        Майкл встретился взглядом с Чарин и беспомощно улыбнулся.
        - А что я могу сделать, если дети выбрали меня объектом для подражания? - спросил он, но глаза его были красноречивее всяких слов: такое подражание может стать опасным.
        Когда они шли обратно к машине, Майкл заметил одну странность: хотя шум и беготня все еще царили в вестибюле, парочка мальчишек в его сопровождении вела себя безупречно. Близнецы оказались лучшими из лучших, и молодой мужчина почувствовал в своем сердце нечто сродни любви.


        Майкл задержался в офисе, выполняя работу, которая на самом деле не являлась ни важной, ни необходимой, лишь бы была возможность вернуться попозже в красивый викторианский дом, где Чарин возится с детьми и застилает себе постель. Он не мог встречаться с ней лицом к лицу. Их общение даст очередной повод для раздумий, а они ему не под силу. Он боится признаться себе, что день, который они провели на пляже, стал… самым лучшим днем в его жизни. Не желает вспоминать, как прекрасна была Чар, танцующая в воде, и как она откликнулась на его прикосновение. С ней Майкл чувствовал себя безмерно счастливым, хотя был уверен, что почти забыл вкус счастья. Впрочем, думать об этом слишком опасно, самая разумная вещь сейчас - сохранить дистанцию.
        - Чем выше взбираешься, тем больнее падать, - успокаивал он себя. Такая позиция отрезвляла ум и сердце.
        Майкл заявился домой после полуночи, сочтя поздний час вполне безопасным. Войдя в дом, он вобрал в легкие тишину. Маленький ночник горел внизу в холле, чтобы никто не свернул себе шею на лестнице. Все спали, казалось, он - единственная бодрствующая душа в особняке.
        Теплый душ размягчит сведенные судорогой мышцы и смоет усталость и тревоги. Захватив полотенце и халат, Майкл отправился в ванную комнату в конце коридора. Первая ошибка - он забыл об условном сигнале «тук-тук-тук - пауза». Он и не постучал вовсе, а просто толкнул дверь.
        - Эй! - взвизгнула Чарин, хватая большое белое полотенце и пытаясь прикрыть обнаженную красоту распаренного тела. Она смотрела на Майкла как на призрак, возникший из тумана. - Закройте дверь!
        И Майкл сделал так, как она попросила. Только прежде, чем закрыть дверь, он уже сделал шаг в ванную комнату. Они стояли и молча смотрели друг на друга. Ее влажные волосы прилипли к розовой коже, большое махровое полотенце укутало стройную фигурку с головы до ног, но осознание того, что пряталось под покровом, опьяняло его разум. Майкл поклялся не приближаться к этой женщине, но судьба поставила его на колени. Что остается делать в такой ситуации мужчине? Сопротивление казалось бесполезным. Отбросив свой халат в сторону, Майкл сделал еще один шаг и протянул вперед руку в надежде поймать летучий пар, исходивший от теплой влажной кожи.
        Чар посмотрела прямо ему в глаза и не отступила.
        - Я думаю, вы движетесь в неправильном направлении, - сухо заметила она.
        Майкл усмехнулся, взял в руки ее голову и наклонился.
        - Как это может быть неправильным, когда сама судьба ведет нас? - пробормотал он и прильнул к ее губам.
        Она ответила на его поцелуй… без робости и колебаний. Ее руки были заняты тем, что удерживали полотенце, но вот рот находился в его распоряжении, теплый, податливый, пробуждающий эротические фантазии. Никогда еще не удавалось ему целовать такие губы - сладкие, сочные, восхитительные. Он мог бы целовать ее целую вечность, но она уже приготовилась бежать.
        - В сторону сантименты, это не самая удачная идея. - Она слегка задыхалась.
        Его рубашка намокла и пристала к груди, и все же как приятно быть с ней рядом.
        - Верите или нет, но наша встреча - случайность.
        Ее губы дрогнули, и она вскинула голову.
        - Тогда это меняет дело.
        Он снова усмехнулся, проводя пальцами по влажной щеке и наслаждаясь теплом женской кожи. Температура ее тела подскочила вверх.
        - Нас можно простить?
        - Нет, - выпалила она, голубые глаза метали молнии. - Мы оба виноваты.
        Темные густые брови застыли в немом вопросе.
        - Оба?
        - Оба, - просто ответила Чар. - Возможно, вы не заметили, но искушение обоюдно. Кажется, я без ума от вас.
        Майкл и раньше ощущал ее повышенный интерес к его персоне, но слова, произнесенные вслух, пронеслись горячей волной удовлетворения по его жилам.
        - Да что вы! - поддразнил Майкл. - А мне казалось, при первой нашей встрече вы говорили совсем другое. Ах да, рисунок губ жестковат.
        Раздался тихий женский смех.
        - Что правда, то правда.
        - И глаза слишком близко посажены.
        Чарин смущенно хихикнула.
        - Легкое преувеличение.
        - Как насчет бегающих глаз?
        - Бегающих? - Она выглядела невинным младенцем. - Мне казалось, я говорила
«проницательных».
        - Правильно.
        Майкл поцеловал ее снова. Он просто не мог уйти, когда она была так близко. Чарин поцеловала его в ответ, и ему почудилось, что у их отношений есть будущее. Его мучило ненасытное желание видеть каждый изгиб, каждую родинку, познать каждый дюйм ей тела. Майкл почти чувствовал, что значит познать любовь этой женщины, какие тайны откроются при их слиянии. Он жаждал окунуться в неуловимый мир, который заставляет жизнь играть новыми красками. Он был рядом, остается только попросить ее сбросить полотенце…
        - Эй, Чарин! Ты там?
        Мужской голос, громкий и настойчивый, разрушил чары и заставил их отшатнуться друг от друга.
        - Д-да, - отреагировала Чар, ее глаза расширились от ужаса.
        - Привет. Это я, Боб. Хотел удостовериться, что с тобой все в порядке. Мне показалось, я слышал голоса.
        Ее остекленевший взгляд наткнулся на Майкла, и тот тихо застонал. Боб Дженкс, инженер из Санта-Барбары, иногда останавливался на втором этаже, когда случались длительные командировки.
        Чарин собралась с мыслями и выдала достойный ответ:
        - О, я всего лишь… пела. - Затем зашептала Майклу: - Наш отель похож на вокзал. Кто-нибудь осознает, что время за полночь? - И снова громко: - Я пела.
        - Хорошо, - отозвался Боб. - Ты там надолго?
        Женщина мельком взглянула на Майкла и состроила гримасу.
        - О… нет. Хочешь воспользоваться ванной?
        - Да нет. Просто… вода бежит по трубам, как раз над моей кроватью. Мне кажется, я слышу Ниагарский водопад. Хотел удостовериться.
        - О, извини. - Женщина остановила взгляд на Майкле и опять зашептала: - Что, если он будет ждать снаружи?
        Он усмехнулся и понизил голос:
        - Тогда мы выйдем вместе, как двое взрослых людей.
        - Размечтались! - зашипела она и дальше вслух: - Все в порядке.
        - Тогда спокойной ночи.
        - Спокойной ночи. - В ее голосе теплилась надежда.
        Прозвучали шаги, сначала рядом, затем дальше и дальше, наконец все стихло. Взгляд Чарин можно было сравнить лишь с молнией.
        - Видите, что вы наделали? - набросилась она.
        Майкл с трудом сдерживал смех.
        - Я ни в чем не виноват. Старина Боб страдает бессонницей, прячется в холлах и подглядывает за женщинами…
        - Не вижу ничего смешного. - До Чарин начал доходить весь ужас создавшегося положения. Если ее заметят здесь с мужчиной, что скажут люди? - В конце концов, у меня дети. Они спят в нескольких шагах отсюда, я не могу позволить себе такие развлечения. Это неприлично. - Она очень хотела найти в нем поддержку.
        Майкл почувствовал укор и забормотал в свое оправдание:
        - Я не думал, что вы приверженец морального кодекса.
        - Это всего лишь одна из моих маленьких особенностей. - Сказала - словно отрезала. - Вот такие мы - «романтичные старомодные девушки».
        - Вы придираетесь к словам?
        Чарин отвернулась, слегка разочарованная. Неужели Майкл такой, как все, искатель легких приключений? Она-то думала, он другой, особенный. Чарин взяла халат, надела и туго затянула пояс на талии.
        - Я выхожу. Стойте здесь так, чтобы никто не мог вас видеть, когда я открою дверь.
        - Как пожелаете.
        Он проводил Чарин взглядом, видел, как с символичным треском захлопнулась дверь, и тихо выругался. Поделом ему. Он знал лучше, чем кто-либо другой, что нельзя связываться с такой женщиной, как Чарин. С самого начала ее интересы были для него открытой книгой. Так чего было ожидать?
        Случай в ванной еще раз убедил его держаться от этой женщины на расстоянии… на очень большом расстоянии.


        Утро следующего дня стало новым испытанием. Ханна, верная своему слову, приготовила чудесный завтрак, и Майкл не мог оскорбить ее своей поспешностью в еде. Каждый кусочек был верхом кулинарного искусства.
        Солнечные лучи, проникавшие сквозь кружевные занавески, заливали комнату ярким светом. Зеленые подставки, прекрасный желтый фарфор, тяжелые серебряные столовые приборы, в центре стола ваза с оранжевыми исландскими маками - все это создавало особую атмосферу.
        - Ханна, у вас память как стальной капкан, - обратился Майкл к пожилой женщине, чье лицо сияло от удовольствия. - Вы приготовили завтрак в точности так, как я просил вчера. Не упустили ни одной детали.
        Она положила на его тарелку еще один поджаренный тост.
        - Все приходит с опытом. Я готовлю для людей и знаю свою работу.
        - Это уж точно. Восхитительно.
        Майкл проснулся очень рано в надежде ускользнуть из дома прежде, чем его обитатели соберутся в столовой на завтрак. Но еда просто таяла во рту, и он засиделся за столом до тех пор, пока не появились остальные жильцы. Нет в мире ничего подобного восхитительным кулинарным изыскам, что повышает настроение… даже если люди того не заслуживают.
        Он уже был готов встать из-за стола, правда с большой неохотой, и покинуть комнату, когда вошла Чар со своими мальчиками. Уйти прямо сейчас выглядело бы, по меньшей мере, странным.
        Чарин вскользь улыбнулась ему, села на стул и сосредоточила внимание на детях.
        Майкл знал, что должен уйти, но волшебное чувство сытости разлилось по телу, и внезапно он обнаружил себя оживленно болтающим за чашкой кофе с двумя другими мужчинами. Его собеседниками оказались инженер Ральф Буртс из Далласа и рабочий-контрактник из Сиэтла по имени Саймон Джитер. Однако все внимание Майкла занимали Чар и дети; она казалась хорошей матерью. Только вот почему он чувствует гордость за нее, разве ему не все равно? Он же предупредил себя об опасности сближения с Чарин не далее как ночью?
        - Эти рыжики напоминают мне моих ребятишек, - сказал Ральф, наблюдая за попытками Рикки удержать полную ложку около рта. - Я так скучаю по ним. Надеюсь по возвращении домой побыть с ними недельку-другую.
        - Сколько у вас детей? - спросила Чар, ловко подхватывая ложку.
        - У меня тоже двое мальчиков. И три девочки.
        - О боже, целая команда!
        - Да, мы весело проводим время. Они хорошие ребятки. Куда бы мы ни передвигались, мы словно маленькое стадо.
        Чар улыбнулась. |
        - Я всегда хотела иметь много детей. Моей целью было родить шестерых. - Чарин хмыкнула. - Особенно мне хотелось иметь девочку или двух, похожих на меня, но я счастлива и с этими двумя сорванцами.
        - А вы, Греко? - по-дружески спросил Ральф. - У вас есть дети?
        - Нет, - коротко ответил тот, делая большой глоток кофе.
        Слова Чар засели у него в голове. Итак, она хочет иметь много детей. Ему следовало знать, что она предназначена для большой семьи. Если до этого он тешил себя призрачной надеждой наладить с ней отношения, подвернись хотя бы одна возможность из ста, то теперь любые попытки стоит пресечь на корню. Настроение ухудшилось, тело задеревенело, а желудок словно завязался в узел.
        - Мистер Греко не любит детей и постоянно нас информирует о своем недоброжелательном отношении к ним. - Взгляд Чар едва коснулся его и затем метнулся в сторону.
        - Как жаль, - посочувствовал Ральф. - Что произошло? Несчастливое детство или что-то другое? - Он покачал головой, не ожидая ответа. - В том-то все и дело, - обратился Ральф к молодой маме. - У меня был друг, который ненавидел детей. С ним плохо обращались, когда он был ребенком.
        - Со мной обращались хорошо, - холодно произнес Майкл, вытирая губы салфеткой и поднимаясь из-за стола. - В наших телевизионных программах полно дрянной психологии. Все в погоне за объяснениями причин любви, ненависти, - добавил он. - Просто моя жизнь сложилась так, а не иначе.
        Когда Майкл покидал комнату, то чувствовал на себе взгляд Чарин, и на мгновение ему показалось, что она видит его насквозь, видит его ложь. Конечно, это не так. Откуда ей знать о его детстве? Он солгал, когда говорил, что с ним обращались хорошо. Но ни к чему выставлять напоказ кровоточащие раны. Сегодня он ясно осознает свои проблемы, связанные с детством. Однако вы не можете изменить то, что уже случилось. Так какого черта его жизнь должна кого-нибудь волновать?
        Гнев бурлил и готов был выплеснуться наружу, если бы не одно событие, которое подействовало на него как ушат холодной воды. Майкл завернул за угол в холле и наткнулся на Ронни. Тот на вытянутых руках держал его тяжелый портфель.
        - А вот и вы, - улыбнулся мальчик. - Идите на работу, мистер Гекко!
        Майкл взял портфель и посмотрел вниз; нежданное тепло разлилось в груди.
        - Спасибо, Ронни. - Его голос слегка дрогнул, и первое желание взъерошить рыжие волосы удалось подавить с большим трудом. - Увидимся вечером.
        - Увидимся вечером, - отозвался эхом детский голосок, и ребенок бросился к подоконнику, с которого был виден фасад дома.
        Майкл чувствовал спиной его взгляд, поэтому, прежде чем сесть в машину, обернулся и помахал рукой. Ронни помахал в ответ. Отчего запело сердце в груди и заиграла улыбка на губах, Майкл не знал, но весь путь до офиса он тихо мурлыкал себе под нос.



        Глава шестая

        Никакого уговора сохранять дистанцию между ними не было, но теперь и Чар знала, что вместе им остаться не суждено.
        Досадно, он привлекал ее как никакой другой мужчина в мире. Впрочем, она стала старше, мудрее и знала: чтобы создать прочные отношения, недостаточно лишь секса и любви. Глубоко в душе Майкла крылись тревоги и сомнения. И если он не сможет побороть их, то - она знала - с ними придется иметь дело ей. А так как у нее нет ключа к его сердцу, то не стоит надеяться на лучшее. Пусть остается все как есть.
        - Ужасно жаль, - тихо бормотала она, борясь со своими ощущениями.
        Чарин из окна наблюдала, как Майкл покидает здание с одним из вице-президентов. Его внешность радует глаз, но подойди ближе - и увидишь, как он опасен.
        У нее столько дел, и нет времени грезить наяву. Машину починили, дом, должно быть, готов к возвращению своих обитателей. Затем нужно продумать детали своего поведения, чтобы каждая их встреча не оборачивалась для нее болью. Тяжело ложиться в холодную одинокую кровать каждую ночь и думать о Майкле в то время, как он находится всего лишь через две стены.
        Так скажи, насмехалась она над собой, что бы ты сделала, будь он сейчас рядом? Какой смысл кокетничать с мужчиной, у которого на уме лишь легкая интрижка? Нечего и думать, чтобы переделать мужчину в угоду себе и надеяться, что, неистово влюбившись, он изменит свою сущность. Сюжет для любовного романа.
        Лучший выход - не приближаться друг к другу. Вне всяких сомнений, их физическое влечение очень сильно, воздух электризуется, если они находятся в одной комнате, поэтому и нужно всегда держать чувства под контролем. Не хочешь попасть впросак, оставайся на страже своих физических инстинктов.
        Чарин редко виделась с Майклом на работе, но продолжала слышать о нем. Слухами земля полнится, не был исключением и третий этаж офиса, где она проводила большую часть своего рабочего времени. В основном молва касалась молодых девушек, которые наивно верили, что улыбка Майкла гарантирует свидание…
        Люди шептались о его карьерном росте, о его видах на кресло вице-президента. Само собой разумеется, у него были конкуренты. Джеллет Джонсон, финансовый менеджер, хотел видеть Майкла в составе администрации и не скрывал своего желания от других.
        Четверо или пятеро членов совета директоров, штаб которого находился во Флориде, должны были посетить офис, чтобы проследить за ходом событий. Было обговорено, что они оценят работу Майкла и представят отчет о его деятельности всему совету директоров. Старый добрый Джеллет заставлял своих людей работать сверхурочно, шлифовал мастерство, чтобы в конце проекта их работа засияла словно бриллиант. Были и противоположные мнения: якобы Майкл принял участие в конкурентной гонке совершенно случайно. Чар не была уверена, означает ли это, что ее шеф излишне высокомерен… или обоснованно самоуверен. Но в одном не приходилось сомневаться: Майкл работал так же много и упорно, как и сам Джеллет. Преимущество было на его стороне.
        Чарин пыталась не обращать внимания на свои эмоции и сосредоточиться на работе. В конце концов, на должности ее начальника он находится временно. Она не имеет на него видов, да и он, очевидно, не заинтересован в ней.
        По работе они сталкивались случайно. И однажды на одной из таких встреч Чарин услышала ошеломляющую новость.
        Поводом для маленького собрания послужила разработка тактики, которая должна была сломить сопротивление некоторых владельцев земельных участков. Чарин неохотно пошла в кабинет босса, зная, как сильно бьется у нее сердце от одного только взгляда на него. Майкл выглядел таким красивым: одна бровь чуть приподнята, волосы слегка взъерошены, узел на галстуке ослаблен.
        Он поднял голову, их взгляды встретились, и на миг стены растворились в воздухе. Было что-то в его глазах, что, словно в зеркале, отразилось в ее влажном взгляде, и тут же Чарин почувствовала острую тоску, почти боль.
        Однако Майкл безжалостно рассеял наваждение, кивнув на стул так, как если бы Чар была человеком, едва ему знакомым.
        - Садитесь, Чарин, - деловым тоном произнес он. - У нас проблема, и я хочу, чтобы вы были в курсе.
        Она опустилась на стул и заметила, что Майкл изо всех сил старается не смотреть на ее ноги.
        - Что случилось, босс? - спросила Чар.
        Майкл перекинул через стол распечатанный лист.
        - Нам нужно что-то сделать с людьми, незаконно поселившимися на земле.
        Она склонилась над списком, внимательно изучая фамилии и адреса.
        - Вы говорите о тех с пляжа?
        - Именно. Я встречался с ними три раза. Твердолобые тупицы.
        - Они все еще не идут на уступки? - Улыбка сочувствия мелькнула на ее губах. - Я удивлена, что вам не удалось убедить их отказаться от своих участков.
        Майкл вздохнул, провел рукой по волосам и состроил кислую мину. Чарин испытала желание подняться и привести его волосы в порядок, как это часто делала со своими мальчиками. Но когда она подумала о возможной реакции с его стороны на столь необычный поступок, ее губы искривились. Может, все-таки стоит попробовать?
        Однако казалось, Майкл вовсе не замечает, какой интерес проявляет молодая сотрудница к его волосам.
        - Городская территория расчищена, - произнес он. - Но меня заботит небольшой участок пляжа, около пирса. Боюсь, что здесь нам придется побороться.
        Около пирса. Нехорошее предчувствие пробежало холодком вдоль спины.
        - На самом деле? - тихо переспросила Чар, опуская взгляд на документы и пытаясь напрячь память.
        - Только пять домов, но они решающие. У меня нет сомнений, что я смогу уговорить всех, кроме лидера. Он упрямец, каких поискать, и подначивает остальных.
        Чар почувствовала ком в горле.
        - Как его имя? - спросила она, заранее зная ответ. - Случайно не Закарий Палмер?
        Майкл недовольно взглянул на нее.
        - Да. Вы его знаете?
        - Он мой дядя, - нервно рассмеялась Чарин. - О черт, я даже представить себе не могла! - Она лукавила, ей ли не знать характер дядюшки.
        - О! - Майкл выпрямился в кресле. - Это большая удача. Вы должны поговорить с ним.
        Убедить его оставить бессмысленную борьбу за клочок земли.
        - Я? Поговорить с дядей Заком? - Она засмеялась и покачала головой. - Не выйдет.
        - Почему нет?
        - Дядя Зак стал предводителем местной революции… На него похоже.
        Она снова засмеялась, но Майклу было не до шуток. Его брови угрожающе сошлись на переносице, а глаза потемнели.
        - Ваш дядя - сущая напасть, - сказал он.
        Чарин пожала плечами и радостно заулыбалась.
        - Выкручивание рук не входит в мои служебные обязанности.
        - Я не прошу вас заниматься выкручиванием рук. Все, что я прошу, - это поговорить с ним.
        Чарин чувствовала, что он сердится на нее. Проект «Белые камни» - детище Майкла, и продвижение по службе зависит от успеха данного проекта.
        Но дядя Зак сильная личность, в своей жизни он руководствуется только своими принципами и не слушает чужих советов. Чарин хорошо помнила споры между ним и родителями. Вы просите его сделать так - будьте уверены, что он поступит совершенно иначе. Она знала, он любит ее очень сильно, но не примет во внимание слова какого-то желторотого юнца, не прожившего и половины его жизни, даже если таковым окажется его обожаемая племянница.
        В этом был весь Зак Палмер. Чарин понимала, что не сможет помочь Майклу. Поэтому никаких обещаний давать не будет. Чарин начала быстро складывать документы.
        Он поднялся из-за стола вместе с ней и положил руку ей на запястье. Их взгляды встретились, и, как прежде, она увидела нечто в самой глубине его глаз. Пальцы Майкла крепко сжимали тонкую женскую руку.
        - Вы поговорите с ним?
        Чарин откашлялась и ответила:
        - Нет.
        Его рука опустилась, молодая женщина развернулась и вышла из кабинета.


        Она отказала, поступила очень смело. Однако в глубине души решила выяснить, что же происходит на самом деле. А для этого нужно непременно поговорить с дядей: кто знает?..
        Шанс подвернулся на следующий же день. Чарин натолкнулась на некоторые детали в документах, которые могли быть решены лишь на месте в Триволо. Юридические акты по землевладению с восемнадцатого века хранились в городской ратуше. Чарин помчалась туда спозаранку, получила нужные сведения за пятнадцать минут и направила машину к океану.
        Пляж выглядел еще более унылым, чем неделю назад. Большинство домов стояли пустыми и заброшенными, будто кто-то пришел и унес с собой все, что не было прибито гвоздями.
        Дом дяди был редким исключением. Занавески шелестели в окнах, и сквозь пыльную стеклянную дверь угадывались очертания мебели. Чарин постучала, но ответа не последовало.
        Она обошла небольшой домик кругом, вызывая в душе воспоминания. Так много дней утекло с тех пор, когда она в последний раз видела дядю… Почему она позволила себе не замечать, как бежит время? Маленькой девочкой Чарин проводила здесь летние каникулы. Потом она выросла, родители перебрались в Техас, и ей редко удавалось видеть дядю чаще, чем два раза в год. Интересно, помнит ли он, что она работает на компанию, которая планирует разрушить его дом?
        - Чарин Вулф? Ты ли это?
        Чар обернулась, навстречу к ней по песку спешила старая женщина. Секунду Чарин стояла, не веря своим глазам, а затем бросилась к ней; еще мгновение - и они уже обнимались.
        - Анни Мэй! Как вы?
        - Прекрасно, дорогая, прекрасно. - Анни Мэй улыбнулась, присела на свертки, которые несла в руках, и откинула натруженной рукой с глаз поседевшие пряди. - Я не видела тебя с тех пор, как родились твои ангелочки.
        Чарин беспомощно приподняла плечи. Анни Мэй знала о Денни и с самого начала симпатизировала влюбленным.
        - Я была очень занята, пытаясь держаться на плаву. Вы знаете, каково это.
        - Мне ли не знать?
        Они улыбнулись друг другу, понимая без слов, как отрадно встретить того, с кем делил веселые деньки.
        - Что вы делаете? - поинтересовалась Чар, рассматривая сумки и коробки, лежащие на песке.
        - Переезжаю. Здесь будут строить курортную зону.
        Чар вздохнула.
        - Знаю, я же работаю на «ТрайТерраКорп».
        Анни Мэй нахмурилась:
        - Я и забыла, - затем засмеялась. - О господи, только дяде не напоминай.
        Чар в свою очередь засмеялась, только ее смех звучал печально.
        - Я слышала, он стал активистом.
        - Да. Он организовал небольшой марш протеста под лозунгом «Мы не уйдем с нашей земли». Вернул, так сказать, шестидесятые годы. Только в этот раз они хотят лишить
«ТрайТерраКорп» возможности использовать их собственность.
        Чарин взглянула на крышу дома Анни Мэй.
        - Но вы же продали свой дом, не так ли?
        - Конечно. Старая развалина рушилась у меня на глазах. Я была счастлива продать эту хибару кому-нибудь. Теперь я живу с дочерью и ее семьей около поля для гольфа. У них хорошенький домик, мне нравится жить там.
        Чар покачала головой.
        - Так, значит, ты не из армии дяди Зака?
        - О нет. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на адвокатов.
        Чар засмеялась, потом подобрала одну из коробок Анни Мэй и помогла отнести ее в машину.
        Жаль, что не удалось повидать дядюшку, но она вернется снова, очень скоро вернется.
        Попрощавшись со старым другом, Чар поехала к утесу, желая узнать, там ли еще рабочие. Она бы не отказалась побеседовать с красавцем Джадом. Но на утесе никого не было.
        Чарин стояла на продуваемом всеми ветрами месте и вглядывалась в мрачную туманную даль. День выдался холодным и зловещим, совсем не похожим на тот погожий солнечный денек, когда они вместе с Майклом устроили здесь пикник. Ей стало трудно дышать. Смешно печалиться о том, что произошло всего лишь несколько дней назад… и, возможно, не повторится вновь.
        А ты пойдешь дальше, сказала она себе. Человеческий разум - странное и удивительное творение.
        - Освободи свои мысли, - сказала Чарин вслух и подтолкнула ногой маленький камешек, но тут же пожалела о своем поступке: камешек пролетел несколько сантиметров и плюхнулся в грязь. Теперь ее туфелька была в масляных крапинках, которые вряд ли быстро отмоются. - Ну почему со мной всегда так? - застонала Чарин.
        Назад она гнала машину так быстро, насколько у нее хватило духу.


        Чар успела прибыть в город как раз к ленчу, который обещала провести вместе с Кайрой Саймингтон Редман и Гейл Смит Марин. Подруги работали в компании
«ТрайТерраКорп» вместе с Чарин. Они встретились в кафе, заказали еду и фруктовые напитки и стали обмениваться сплетнями. Обе, и Кайра, и Гейл, недавно вышли замуж и пребывали в радостных хлопотах. Одни новости сменялись другими, и смех разогнал разочарование последних дней. Чар и не думала о Майкле, пока Кайра не заговорила о нем.
        - Я слышала, твой новый босс тот еще мужик.
        Чар едва не подавилась кусочком рыбы и сделала большой глоток воды, прежде чем ответить.
        - Ты о ком?
        - О твоем мистере Майкле Греко. Я слышала, он симпатичный. Видела его фотографию в календаре «Самые завидные женихи "ТрайТерраКорп"». Похоже, слухи достоверны.
        Чарин не сводила с подруги глаз.
        - Ты видела фотографию в календаре?
        Кайра кивнула.
        - Нет, ты не могла видеть. Шерри обещала уничтожить снимок.
        - Я видела его сегодня утром, когда забежала в свой старый кабинет. Он точно был там.
        Чар медленно выдохнула, ее мозг продолжал быстро работать. Положение становится опасным. Зная характер Майкла, его амбиции, Чарин понимала, что ни к чему хорошему случай со снимком не приведет. Она увидится с ним позже… Майкл даже не объяснил причину встречи, просто назначил время. Должна ли она предупредить его? Или он уже знает?
        - О-о-ох! Не думаю, что он будет в восторге, - пробормотала Чар, отодвигая тарелку.
        Две другие женщины продолжали весело болтать, а Чарин не могла избавиться от чувства тревоги из-за Майкла и в то же время злилась на себя за это. Как он поступит, когда узнает?


        Когда Чарин вошла в кабинет, ее телефон разрывался от звонков. На проводе была Лена Хэролд, секретарь Майкла.
        - Привет, Чар. Я знаю, ваша встреча планировалась на более позднее время, но… ты можешь зайти прямо сейчас? Босс рвет и мечет. Возможно, тебе удастся укротить в нем дикого зверя…
        - Что случилось?
        Лена замялась.
        - Тебе лучше прийти.
        Так-так. Что еще она натворила? Ярость шефа связана с ее дядей… или с календарем?
        Чар поспешила в кабинет своего начальника. Она была абсолютно уверена в том, что сейчас Лена листает календарь с выражением полного недоумения на лице.
        Когда Чар появилась в дверях, секретарша подняла глаза и усмехнулась.
        - Полюбуйся.
        Календарь с шелестом закачался перед глазами Чар.
        Несмотря на то что ситуация была ей уже известна, Чарин задохнулась от возмущения. Шерри обещала изъять фотографию Майкла из календаря, но снимок был на месте, реальный как день и даже более эротичный, чем прежде. Теперь, узнав Майкла получше, Чарин сказала бы, что снимок верно запечатлел некоторые черты его внешности. Великолепное тело Майкла могло поспорить красотой с мускулистым торсом парня на картинке. Черная повязка на глазу и костюм пирата придавали ему лихой вид.
        В целом фотопортрет получился интересным. Чарин представила, как в этот момент каждая женщина в «ТрайТерраКорп» истекает слюной над календарем.
        - Копии разлетелись по всему зданию, - подтвердила ее страхи Лена. - К несчастью, кое-кто из начальства уже наткнулся на них. На завтра назначен совет директоров.
        - Совет директоров? - ужаснулась Чар. Лена кивнула.
        - Они прибыли сегодня утром. Старый добрый Джеллет Джонсон уже убедился, что портрет Майкла был первым, что они увидели. Мистер Странд в ярости. Прошел слух, что Майклу сделают выговор за соучастие.
        - Майкла нельзя винить. - Чар покачала головой. - Он ни о чем не подозревал.
        Секретарша пожала плечами.
        - Совет директоров хочет знать, кто за этим стоит. - Лена искоса взглянула на собеседницу. - Ты же в курсе, не так ли?
        Чар насупилась и снова покачала головой.
        - О нет, я не могу… - Повисла пауза, и она беспомощно взглянула на пожилую женщину.
        Зеленые глаза Лены превратились в щелочки.
        - Мысли трезво, милочка, - осторожно посоветовала она. - И подумай о Майкле. Кое-кто считает, что на днях он станет вице-президентом. А сейчас его фотографию в нелепом пиратском костюме служащие передают из рук в руки…
        - Это не его вина!
        - И ты можешь сказать об этом завтра на заседании совета директоров?
        Чар задумалась, но другого выхода не нашла.
        - Как я могу предать тех девушек? - спросила она, поднимая глаза на Лену.
        - Выбор за тобой. - Женщина снова пожала плечами. - Но поверь моему опыту: когда начальство выходит из себя, щепки летят в нашу сторону, и кто-то обязательно за это расплатится. - Ее глаза светились мудростью прожитых лет. - Остерегайся. Ты же не хочешь быть брошенной волкам на съедение.
        Чарин вздрогнула.
        - Он у себя?
        Лена кивнула:
        - Ждет тебя.
        Чар расправила плечи и направилась к двери.


        Майкл оставил документы, которые только что просматривал, откинулся на спинку кресла и растер затекшую шею. Прикрыв глаза, он пошевелил плечами, разгоняя по жилам кровь. Ему казалось, отношения между ним и Чарин наладятся, а они стали еще более напряженными.
        Он ждал ее, она должна прийти с минуты на минуту. Есть несколько вещей, которые необходимо обсудить: во-первых, ситуация с календарем - и еще одно, очень деликатное дело. Ему предстоит тяжелая миссия.
        Чар. Если бы в первый же день Майкл знал, каким камнем преткновения станет на его пути эта женщина… как бы он поступил? Настаивал на другой кандидатуре? Возможно, нет. Но уж точно не поселился бы в старом викторианском особняке.
        Что было в этой женщине такого, что брало за душу? Голос, ее страстный голос, походка, лицо и…
        Черт, он должен перестать думать о ней. Иногда ему казалось, будто он одержим ею. Днем ему удавалось забыться, уйти в работу с головой, но ночью мысли о ней возвращались.
        И вот интересно: чем прохладнее становились отношения между ними, тем больше крепла его дружба с ее детьми. Даже Рикки оттаял и время от времени заглядывал в комнату к Майклу. Малыши нравились ему. Что тут скажешь? Он впервые в своей жизни столкнулся с детьми такого возраста. Возможно, эти двое были лучше многих.
        Он никогда не думал о детях, пока не женился на Грейс. Женился, зная, как страстно она хочет иметь большую семью, и надеялся осуществить ее заветную мечту. Он действительно не осознавал, что значит «иметь большую семью».
        До тех пор, пока не понял, что не может иметь своего собственного ребенка. Все остальное отошло на второй план. Счастливые родители с детьми вызывали острую боль. По мере того как Грейс чувствовала себя более и более несчастной, разрастались его горечь и негодование. Он убедил себя в полном отсутствии любви к детям. Однако сейчас, наедине с собой, Майкл осознал, что это было выдумкой, нелепой фантазией. Он культивировал в себе ненависть к малышам, чтобы, не дай бог, не оказаться с ними с глазу на глаз, ведь любой контакт с ребенком каждый раз напоминал ему о его собственном бесплодии. В глазах Грейс, да и в своих тоже, он чувствовал себя неудачником.
        Однако с детьми Чар отношения складывались иначе. Он мог быть с ними самим собой и не испытывал ничего, кроме того, что это веселые дети и общаться с ними забавно и увлекательно.
        В воскресенье, по просьбе Ханны, Майкл выполнял нехитрую работу по хозяйству. Он заменил несколько электрических лампочек, починил замок в ванной комнате, тот самый, на который все жаловались, и привел в порядок горелку в старой газовой плите.
        Ронни повсюду сопровождал его, подавал инструмент и забрасывал вопросами. Детское
«а что это?» звучало так часто, что Майклу показалось, он сходит с ума. Однако по каким-то неведомым ему причинам все обошлось благополучно.
        В понедельник утром, покупая себе газеты, Майкл, подчиняясь внезапному импульсу, попросил продавца порекомендовать ему комиксы, которые понравились бы маленьким мальчикам.
        - Что-нибудь кровавое и ужасное, - сказал старый человек. - «Клубок сорной травы»,
«Платиновое сердце», «Барсук»…
        - Мне кажется, они еще слишком малы для таких историй. Что-нибудь менее… агрессивное, - попросил Майкл, представляя, как вытянулось бы лицо Чар при одном только взгляде на обложку с татуированными ангелами.
        - А, тогда «Винни Пух». Только что получили новую серию.
        Майкл купил два журнала, по экземпляру для каждого из близнецов. Уже позже он спрашивал себя, отдает ли себе отчет в своих поступках. Как отреагирует Чар, когда увидит, какие авансы, в виде комиксов, Майкл делает ее малышам? Может, лучше выбросить книжки в корзину с мусором или оставить где-нибудь на скамейке?
        Однако после обеда выдался удобный момент. Мальчики играли в холле, а Чар отлучилась по делам. Майкл наблюдал за возней ребятишек, они напоминали маленьких забавных щенят. Не раздумывая ни секунды, он бросился в комнату за журналами.
        - Эй, ребята, - позвал Майкл. - Вы любите комиксы?
        Мальчики уставились на своего взрослого соседа, затем Ронни протянул руку и улыбнулся. Рикки скосил глаза и отвернулся, напуская на себя безразличный вид.
        - Спасибо, мистер, - поблагодарил Ронни и уселся на пол, скрестив ноги, с комиксами в руке. Рикки внимательно разглядывал стену.
        - Твой журнал, Рикки, я положу сюда, - сказал Майкл, оставляя книжку прямо на полу в холле. - Ты можешь взять его позже.
        Поведение мальчика разрывало ему сердце. Он видел себя, немного постарше Рикки, поступающего точно так же. Не позволяй никому видеть твои слезы. Это старое изречение всплыло в памяти, когда он вошел в комнату и закрыл дверь. Майкл поклялся себе всегда поступать согласно этому правилу, когда однажды мужчина, которого он называл своим отцом, отказался видеть его.
        Позже, когда Майкл выходил из своей спальни, комиксы все еще лежали на полу, но перед самой полночью они исчезли. Возможно, Рикки все-таки взял их почитать.
        Майкл не мог заснуть той ночью и, размышляя о Чар, наконец-то понял, что является причиной его беспокойства. Вместо того чтобы избавиться от навязчивой страсти к этой женщине, он заинтересовался ее детьми. Плохой признак. Как только закончится работа над проектом «Белые камни», нужно «делать ноги» из города…
        Стук в дверь вернул Майкла в реальность, и через секунду Чар собственной персоной вплывала в его кабинет.
        - Вы хотели меня видеть? - спросила молодая женщина, ее подбородок взметнулся вверх, будто предупреждая, что она готова защищаться против несправедливого обвинения.
        Майкл кивнул на стул:
        - Садитесь.
        Она села, на лице ни тени улыбки. Можно было подумать, она загорала, так ярко пылали ее щеки. Майкл залюбовался солнечными бликами в ее волосах, светлые пряди подрагивали около лица. Довольно, если он увязнет в оценке внешности Чар, то упустит все то, к чему стремился.
        - Вы уже видели календарь? - перешел к делу Майкл.
        Чар кивнула.
        Он поднял руку ладонью вперед.
        - Что произошло? Я надеялся, ваша подруга вырежет мое фото.
        Чарин открыла рот, собираясь сказать что-то в оправдание, но затем передумала. Глубоко вздохнув, заговорила:
        - Мне жаль. Я тоже так думала. Кто-то из нас должен был проследить за выполнением обещания.
        Майкл видел, что Чар испытывает невероятное чувства стыда, считая себя виноватой, ведь это ее подруга поместила фотопортрет в календарь.
        - Как ее имя? - коротко спросил Майкл. Ее взгляд был наивным, как у младенца. - Чье?
        - Вы прекрасно знаете, кого я имею в виду. Девушки, которая пересняла мою фотографию из личного дела и поместила ее в календарь.
        Чарин готова была провалиться сквозь землю от стыда.
        - Почему вы спрашиваете?
        - Мне нужно ее имя. Она стоит за всем этим, и именно эта особа может подтвердить на совете директоров мою непричастность к затее с календарем. Она и две другие, что были с ней тогда.
        Чарин больше не смотрела ему в глаза, и у него возникло нехорошее предчувствие - не только из-за нервозности, но и из-за ее молчания. Пауза затянулась.
        - Майкл, какой смысл приводить их на заседание совета директоров? Просто скажите, что невиновны, непричастны к этой затее, и оставьте все как есть. Этот календарь - всего лишь нелепая шутка.
        Майкл не сводил глаз с хрупкой женской фигуры.
        - Имена, Чар. Все, что мне нужно, - их имена.
        Во рту пересохло. Чарин посмотрела на свои руки, затем нервно обежала взглядом кабинет. Трудное решение, но она не знает, что еще можно сделать.
        - Извините, Майкл, - наконец-то решилась она и подняла на него голубые глаза. - Мне действительно очень жаль, но я не могу назвать вам их имена.



        Глава седьмая

        Оглушенный ее категоричным ответом, Майкл некоторое время не мог прийти в себя. Могло ли случиться, чтобы Чар отнеслась к его просьбе легкомысленно? Он должен знать имена. Неужели она не понимает значения данной информации для него?
        - Почему вы отказываетесь? - В голосе слышалось скорее любопытство, чем гнев.
        - Не хочу быть предателем.
        - Предателем? - Майкл не мог поверить своим ушам. - Их не посадят в тюрьму.
        Женщина быстро взглянула на него, затем отвела глаза в сторону.
        - Но они могут потерять работу.
        Греко покачал головой, не принимая объяснений.
        - Вы же знаете, люди должны отвечать за свои поступки. Необходимо предвидеть последствия.
        - Я… я согласна с вашими словами. - Чарин замолчала, потом набралась смелости и взглянула прямо ему в глаза. И вдруг начала умолять: - Послушайте, Майкл. Эти женщины цепляются за работу в компании. Они едва не попали под последние сокращения. У одной из них трое детей и нет мужа, у другой на руках больная мать. Я не собираюсь подвергнуть их риску увольнения. - Она искала понимания в его глазах. - Если по их вине произойдет событие, которое причинит вред другому человеку, я буду первая, кто сделает им выговор. Но сегодняшний случай никого не задел. Никого… кроме вас.
        Его сердце камнем ухнуло вниз.
        - И я, очевидно, недостоин сострадания.
        - Неправда. Вы достойны, даже очень достойны. - Щеки молодой женщины залились румянцем, но Майкл был так расстроен, что не обратил внимания на слова. Чар видела его растерянность, но вряд ли хотела пререкаться. - Мне очень жаль, что так случилось. Но такова моя позиция.
        - Я думаю, вы поступаете нелепо.
        Его взгляд был холодным словно лед. Чарин поднялась со стула.
        - У вас своя точка зрения, у меня своя, - осторожно добавила она.
        - Очевидно. - Его ярость испарилась, словно было еще что-то, что тревожило его не меньше, чем случай с календарем. - Подождите, не уходите. Есть еще один вопрос для обсуждения.
        Майкл не решался начать разговор: подходящий ли это случай? Однако последнее время он не заставал Чар одну, без детей. Майкл выкинул из головы злополучную историю с календарем, сделал глубокий вдох, стараясь прийти в себя.
        - У меня есть особая причина, по которой я хотел видеть вас сегодня днем. Кое-что помимо календаря.
        Чарин снова опустилась на стул. Во взгляде застыл страх, и, чтобы не раскиснуть совсем, она теребила край своей блузки. Глупо продолжать злиться на такое беспомощное, хрупкое существо.
        - В чем дело? - спросила она, видя волнение в глубине его карих глаз.
        Он сложил руки перед собой на столе. Предмет разговора очень деликатный. Но кто, как не он, должен вскрыть нарыв?
        - Я хочу поговорить с вами о Рикки.
        Чарин выглядела сбитой с толку.
        - О Рикки? Почему о нем?
        Разговор был трудным, требующим больших усилий, и правильные слова, которые он заранее подготовил, не приходили на ум.
        - Послушайте, я наблюдал за ним, - начал Майкл, постукивая пальцами по книге, лежащей на столе.
        Чар взглянула на название - «Замкнутый ребенок: причины и помощь». Она помрачнела: кругом одни загадки.
        - Дело в том, что у меня есть кое-какой опыт в таких вещах. Я думаю, вам нужна помощь.
        Она пристально посмотрела на него, начиная осознавать, куда он клонит. Майкл хочет сказать, что с ее сыном что-то не так.
        - Минутку. - Чар заняла оборонительную позицию. - Просто потому, что Рикки не обожает вас так сильно, как Ронни, вы сделали вывод, что мой сын имеет психологические проблемы?
        - Чар, я видел, как он ведет себя с другими людьми. Дело не во мне.
        Она откинула голову назад, глаза потемнели.
        - Не могу понять, о чем вы говорите. Вы ворвались в нашу жизнь, бросили поверхностный взгляд и уже поставили диагноз. С чего вы взяли?
        Майкл задержал дыхание, пытаясь сообразить, как успокоить ее. Если Чар разойдется не на шутку, то не жди положительных результатов.
        - Я знаю, как тяжело слышать такие слова, но мне кажется, у Рикки есть проблемы с общением и ему нужна помощь. Психолог может…
        Дальше продолжать не было смысла: Чар взвилась, словно сноп искр.
        - Да как вы смеете! - кричала она, и гнев клубился над ней словно аура. - Что вы знаете о моем сыне?
        Майкл тоже поднялся.
        - Чар, успокойтесь, позвольте мне объяснить почему…
        - Не нужны мне ваши чертовы объяснения. - Ярость в ней клокотала сильнее и сильнее. - С моим сыном все в порядке. Неужели вы думаете, что я могла оставить без внимания проблемы собственного ребенка? Я же его мать. И буду вам очень благодарна, если вы перестанете вмешиваться в процесс воспитания моих сыновей.
        После того как за ней захлопнулась дверь, Майкл тихо застонал, в душе ругая себя на чем свет стоит. Он все испортил, и что теперь прикажете делать? Он хотел помочь Рикки, и только. Как убедить Чар в бескорыстности своих намерений?
        Ему придется поговорить с ней еще раз. Как угодно, но нужно заставить ее выслушать, понять. Он сам удивлялся своему поведению в отношении мальчиков… Но они тронули его сердце, и, что интересно, чувства Майкла к детям не имели ничего общего с влюбленностью в их мать. В его памяти всегда жил маленький мальчик, чье сердце разрывалось от тоски и боли… а теперь другой мальчик с «раненой душой» боролся со своей болью в одиночку у него на глазах.


        Вечером после ужина Чар задержалась в кухне, когда Майкл зашел в поисках кетчупа для чизбургера. Он бросил на нее мимолетный взгляд, кивнул и подошел к холодильнику. Чарин ждала, пока согреется вода для чая, поэтому не могла покинуть кухню и вынуждена была рассматривать спину Майкла. Вся его фигура выражала собой молчаливый укор. Что правда, то правда, она обидела его и чувствовала свою вину.
        Чар провела много часов в раздумье над его словами. Если бы она была честна с собой до конца, то давно должна была бы признать, что Рикки - интроверт и для своего возраста очень замкнутый ребенок. Однако признать проблему - значит начать решать ее. Панацеей для мальчика мог стать друг, отец, ребенку явно не хватало мужского внимания. И что в такой ситуации требовалось от нее как от матери?
        Впрочем, Майкл же пытается помочь… так, как умеет, пусть несколько топорно, но все-таки помочь. Нельзя было реагировать на его слова так грубо. Он узрел суть проблемы, однако это вовсе не значит, что она готова обсуждать психологию своего сына с первым встречным.
        С другой стороны, Чар не складывала с себя вины за случай с календарем… и вдобавок за то, что отказалась поговорить с дядей, - кругом виновата.
        Чарин сделала шаг вперед и коснулась его руки.
        - Майкл, пожалуйста, позвольте мне объяснить. В ситуации с календарем.
        Он бросил на нее беглый взгляд, затем отвернулся.
        - Не нужно. Я принимаю.
        - Вы принимаете что?
        - Ваши объяснения, я полагаю. - Он завернул крышку бутылки и повернулся к холодильнику, чтобы поставить кетчуп на место. - Я вижу, кому вы отдаете предпочтение, и не нахожу ни одной причины, почему бы этим человеком мог быть я.
        Плечи Чар поникли, и сердце сжалось в груди. Майкл ее ненавидит - возможно, она большего и не заслуживает. В конце концов, она и пальцем не пошевелила, чтобы облегчить ему жизнь, а ведь он ее начальник.
        - Мне не нравится находиться в таком положении, - раздраженно начала она. - И то, что мне приходится предавать вас.
        Он развернулся и посмотрел ей в лицо - глаза холодные и настороженные.
        - Не беспокойтесь. Вы не единственный человек в компании, кто может пролить свет на это дело. Мы обойдемся без вашей помощи.
        Чарин вздохнула и злобно выпалила:
        - Скажите то же самое совету директоров.
        - Что вы имеете в виду? - нахмурил он брови.
        - Они вызвали меня на заседание завтра.
        Майкл смотрел на нее несколько секунд, затем пожал плечами.
        - Скажите им, что вы не желаете разговаривать. Прикиньтесь больной. К моменту вашего возвращения дело будет улажено.
        Он все еще злился, но выглядел совершенно спокойным - человек, поглощающий свой бутерброд с чувством глубокого удовлетворения. Вода в чайнике вскипела, и Чарин выключила горелку.
        - Вас не беспокоит? - спросила она, поворачиваясь к нему лицом. - Я имею в виду вашу роль во всем этом спектакле.
        Майкл улыбнулся, но не ответил. Его молчание могло означать как самоуверенность, так и то, что он не опустится до объяснения. Чарин изучала точеные черты его лица, и с каждой секундой сердце наполнялось нежностью. Слишком большой нежностью.
        - Майкл, - медленно заговорила она, - что является для вас самым главным в жизни?
        Ее вопрос удивил его, заставил задуматься.
        - Наверное, карьера, кресло вице-президента, - сказал Майкл наконец. - Долгое время это было моей единственной целью. - Их глаза встретились, и он печально улыбнулся. - Что я имею в жизни? У меня нет жены или двух великолепных малышей, чтобы посвятить им свое время. Остается работа.
        Чарин от отчаяния закусила губу: не ожидала, что налицо настоящая трагедия.
        Мысли переключились на ее собственную жизнь. А что важно для нее? Конечно, дети. Однако когда-нибудь они вырастут и уйдут. Слабый голос тревоги прокрался в сердце и бередил душу. И что будет потом?
        Она примет жизнь как есть, вырастит детей, как умеет, и выпустит их в большое плавание… а затем будь что будет. У нее есть время подождать и убедиться на собственном опыте, куда заведет ее жизнь. Времени предостаточно.
        - Майкл… - Она смотрела, как он спокойно доедал бутерброд, прислонившись к разделочному столу. - Могу я попросить об одолжении?
        Легкое движение плечами.
        - Никто вас не останавливает.
        Она состроила милую рожицу, затем посерьезнела.
        - Когда совет директоров выяснит имена женщин, виновных в распространении злополучной фотографии, могу я попросить вас использовать ваше влияние для смягчения наказания? Если сможете.
        Он не сводил с нее глаз, но его лицо оставалось таким же непроницаемым, только глаза выдавали напряжение. Наконец он ответил:
        - Если мое заявление будет иметь вес, я сделаю все возможное.
        - Спасибо. - Она улыбнулась, на душе стало свободно и легко, словно птица выпорхнула из клетки.
        И тут раздался телефонный звонок. В доме никого не было: Ханна в магазине, остальные жильцы разбежались по своим делам, поэтому трубку сняла Чарин. Звонок предназначался ей, и, конечно, новости были не самыми приятными. Она стойко выслушала их до конца, повесила трубку и обернулась к Майклу.
        - Мой дом пытались поджечь.
        - Что? - взволнованно спросил он.
        - Не в буквальном смысле, - вздохнула Чарин. - Вы же знаете, сейчас применяют разные новшества при обновлении интерьера. В одной из стен замкнуло проводку, и есть небольшие разрушения. Наш отъезд домой опять откладывается. Ну что за напасть!
        - Ваше имущество пострадало? - Майкл выглядел озабоченным.
        Чарин издала вздох.
        - Не уверена, но мне нужно поехать взглянуть самой. Только Ханны нет, чтоб присмотреть за детьми…
        - Я позабочусь о них, - предложил Майкл, отправляя в рот последний кусочек хлеба.
        Ее глаза округлились.
        - Вы?
        Он демонстративно огляделся.
        - Да. Больше я никого здесь не вижу.
        Голубые глаза продолжали подозрительно ощупывать его.
        - Но вы же не любите детей.
        Он метнул на нее сердитый взгляд.
        - Возможно, я и не люблю большинство детей, но ваши мне нравятся.
        Чарин с любопытством поинтересовалась:
        - Правда?
        - Честное слово. - Майкл посмотрел на настенные часы. - Значит, так: я заберу их на прогулку в город, угощу мороженым. К моменту нашего возвращения вы, должно быть, закончите свой осмотр и вернетесь домой.
        Превосходный план. Кажется, ему удается завоевывать сердца без боя. Он был готов помочь ей, в то время как она не выполнила ни одной его просьбы… Чарин не могла оправиться от удивления.
        - Спасибо, - просто сказала Чарин, но ее глаза так и сияли.
        - Не за что. - Майкл пожал плечами.


        Утро следующего дня началось с заседания совета директоров, в который входили трое мрачных мужчин и женщина с заспанным лицом, миссис Легхорн. Чар и Майкл сидели друг против друга в ожидании вопросов, в то время как другие участники заседания обсуждали проблему, связанную с каким-то потерянным приспособлением для подачи мячей для игры в гольф. Чем больше они спорили, тем сильнее нервничала Чар. Ситуация была напряженной, и с каждой минутой она чувствовала себя хуже и хуже.
        Чарин искоса взглянула на Майкла. Внешне он выглядел совершенно спокойным и даже позволил себе легкий смешок, когда один из участников спора сделал глупое замечание по поводу игры в гольф. Он не казался ни расстроенным, ни рассерженным, ни взволнованным.
        Наконец совет директоров перешел к вопросу о календарях. Мистер Странд бросил один из них на стол и открыл страницу, на которой красовался фотопортрет Майкла. Потом посмотрел на Майкла, но обратился к Чар:
        - Я знаю, мисс Вулф, вы владеете интересующей нас информацией. Кто в ответе за это безобразие?
        Подбородок молодой женщины дернулся вверх, но она с достоинством встретила взгляды, обращенные к ней.
        - Извините, сэр, я не в курсе.
        Мистер Странд пристально посмотрел на девушку и строго спросил:
        - Тогда почему вы здесь?
        - Хороший вопрос. - Чарин почувствовала, что ступает на хрупкий лед.
        Ее слова внесли новое смятение в стан совета директоров: один говорил, что ее не нужно было приглашать на заседание, другой - что она знает больше, чем говорит, и должна подвергнуться допросу.
        В самый разгар спора Майкл откашлялся и встал.
        - Мне бы хотелось высказать свое мнение по данному поводу, если позволите. - Его голос пресек дальнейшие обсуждения. - Дело касается моей фотографии, помещенной не самым лучшим образом в календаре. Но портрет появился не случайно. Я не проконтролировал ситуацию, хотя такого поворота событий не ожидал. - Майкл сделал паузу и обвел взглядом всех присутствующих. - И все же вы придаете этому событию слишком большое значение. Это всего лишь шутка. А сейчас, если у вас есть возражения… с которыми я заранее согласен, почему бы нам не оставить данную тему в покое?
        - Молодой человек, - заговорил мистер Странд, подаваясь вперед, как будто хотел показать Майклу весомость своей персоны в совете директоров, - понимаете ли вы, что мы требуем от представителей нашей фирмы? Вы представляете лицо компании, наше лицо. Вам поручают самые важные проекты и вас прочат в верхние эшелоны администрации. И такого рода вещи недопустимы, особенно для того, кто считает себя будущим вице-президентом.
        Майкл одарил присутствующих в зале своей самой очаровательной улыбкой.
        - Я принимаю возражения и выражаю свое согласие с вашими аргументами. Однако я думаю, вы делаете из мухи слона.
        Мистер Странд воинственно указал на календарь:
        - Назовите мне имена женщин, чьи руки и умы сотворили это безобразие.
        - Это случилось в мой первый рабочий день. - Улыбка Майкла стала еще ярче. - Я не знаю их имена и вряд ли смогу вспомнить лица.
        - Мы можем предоставить вам фотографии сотрудников. Вы в состоянии их идентифицировать, я уверен.
        - Вы можете. - Майкл продолжал улыбаться. - А я нет.
        В кабинете повисло напряженное молчание, точно все в помещении таили в себе электрические заряды небывалой силы.
        - Не можете?
        - Не могу.
        Чар застыла в удивлении. Несмотря на преклонный возраст некоторых членов совета директоров, Майкл оказался самым здравомыслящим и мудрым человеком.
        - Мне знаком ваш гнев. Вначале я чувствовал то же самое, но затем один друг открыл мне глаза. И я понял, что глупо увольнять кого-то из-за пустяка.
        Сердце Чар билось так сильно, что показалось: еще мгновение, и она упадет в обморок. Этим другом была она! Майкл выслушал ее и изменил свою точку зрения. Она так никогда не волновалась.
        Мистер Странд готов был взорваться от возмущения. Действуя интуитивно, Чар вскочила, чтобы поддержать Майкла.
        - У меня есть предложение, - заговорила она. - Думаю, вы должны утвердить этот календарь.
        - Ну, что я говорил! - с раздражением заметил другой член совета директоров.
        Но Чар уже мчалась вперед:
        - Знаю, вы примете меня за сумасшедшую. Календарь забавный, интересный. Я думаю, вы должны принять официальную версию, возможно, с призывом на первой странице воспринимать это как шутку, растиражировать и распространить его по офису.
        От изумления все открыли рты.
        - Подумайте, - тараторила Чар. - Мы огромная, быстро растущая компания, такие компании, как мы, являются тяжелой артиллерией современности. Календарь может стать хорошим поводом для общения сотрудников. Это покажет, что администрация имеет чувство юмора, а не является группкой старых чудаков, озабоченных прибылью.
        - Мисс Вулф! - заорал мистер Странд. - Если компания не получит прибыль, у вас не будет работы.
        - Знаю, знаю, и поверьте, я люблю свою работу. Я просто говорю о налаживании связей внутри компании, между начальниками и подчиненными.
        Снова возник шум, возня, споры. Миссис Легхорн идея Чар пришлась по душе, мистер Странд был против. Майкл посмотрел на Чар и улыбнулся, она улыбнулась в ответ. Он взял ее за руку, и они вместе покинули кабинет, а пререкающиеся члены совета директоров даже не заметили их отсутствия.
        - Вы думаете, нас обоих уволят? - спросила она Майкла, когда они пересекали вестибюль.
        - Какого черта? - Майкл сжал ее ладонь. - Не могу представить себе того, кто на это осмелится.
        Ее сердце радостно запело, но в той песне проскальзывали тревожные нотки: встретит ли она когда-нибудь такого же человека, как Майкл?
        - Майкл? - Чар подняла на него глаза. - Вчера вы хотели поговорить со мной о Рикки, а я прервала вас. - Она остановилась, тяжело вздохнула и храбро продолжила: - Очень трудно говорить о тех, кого любишь, но думаю, сегодня я готова к разговору. Если вы еще хотите побеседовать.
        Майкл поднес ее руку к губам и поцеловал.
        - Не здесь, - перебил ее он. - Давайте перекусим в городе?
        Чарин кивнула.
        - Встретимся в полдень. - Ее сердце уже летело навстречу мечте.


        В «Ле Кафе» удалось найти укромный уголок. Майкл проводил Чар в самую дальнюю кабинку, которую указал ему управляющий, и помог занять удобное место. Они сделали заказ и весело болтали о разных пустяках в ожидании еды. Как только официант, сервировав столик и расставив тарелки с ароматными закусками, удалился, Майкл набрал в легкие воздуху, посмотрел в глаза своей спутнице и начал:
        - Итак, приступим к тому, зачем пришли.
        Сердце сжалось в комок. Чарин видела, что предмет их беседы очень важен для него и говорить о нем ему трудно. О Рикки? Или о самом себе? Она замерла, точно на краю пропасти.
        - Я мало знаю о детях и не общался с ними с тех пор, как сам был ребенком. Я убеждал себя, что не хочу находиться в их окружении, но когда познакомился с вашими малышами, то понял… есть исключения из правил.
        Он признается в своей любви к близнецам? Разве можно найти лучший способ растопить холод в материнском сердце? Чарин приветливо улыбнулась.
        Майкл не ответил.
        - Ваши мальчики великолепны, оба, но я должен сказать, Чар, как друг… Я вижу, что с Рикки творится что-то неладное. Он напоминает меня в детстве. И я чувствую, что должен предупредить вас… о существовании проблемы.
        Ее улыбка увяла. Конечно, обидеться на его слова легко, а дальше?.. Поэтому она взяла себя в руки и кивнула, давая ему знать, что ждет продолжения.
        - Не могу назвать свое детство счастливым. - Его глаза потемнели. - Мои родители развелись, случились и другие неприятные события. К десяти годам я чувствовал себя совершенно несчастным ребенком. - Его движения были скованными и неловкими. - Понимаете, когда задевают чувства взрослого, естественная реакция - отойти от человека, причинившего боль, спрятаться и «зализать раны». Иногда мне кажется, вы поступаете таким образом. А когда что-то или кто-то обижает ребенка, он не знает, как защититься. Он тщательно скрывает свою обиду и надеется, что боль пройдет сама собой. Иногда она проходит, иногда нет. В детстве я надевал маску безразличия и прятался от всего мира. И когда я смотрю на Рикки, то вижу себя.
        Он внимательно следил за Чарин, за любым мимолетным движением, взглядом. Она не хотела воспринимать данную информацию, - и кто мог обвинить ее в этом? Какая мать желает трудностей своему ребенку? Однако она взрослая женщина и должна научиться мириться с превратностями жизни. Рикки всего лишь маленький мальчик, его нужно защищать, оберегать. Что еще он может сказать, как убедить ее? Он слышит крик маленькой души, как собака слышит свисток, в то время как охотники пребывают в мире тишины.
        Майкл изучал каждую черточку ее красивого лица, каждую морщинку, каждый изгиб, спрашивая себя раз за разом, как доказать истинность своих слов. И Чарин, оглушенная его искренностью, накрыла ладонью его руку и заглянула в карие глаза.
        - Что случилось, Майкл? Что произошло, когда вы были ребенком? Кто причинил вам боль?
        Майкл не удержался и поведал ей тайну… рассказал то, что никогда никому не открывал. Его родители развелись, и отец назначал даты свиданий с его двумя младшими братьями, но не с ним. Обескураженному и кровоточащему сердцу понадобилось долгое время, чтобы внять объяснениям матери. Майкл узнал, что тот мужчина, которого он называл отцом, не является его биологическим родителем. Мальчику было три года, когда его мать вышла замуж за этого человека и прижила с ним двоих детей. Горечь обиды от развода затмила разум, и мужчина использовал происхождение Майкла в качестве рычагов давления на мать, нисколько не думая, что это разобьет мальчику сердце. Каждый раз, наблюдая за сборами братьев на встречу с отцом, ребенок убеждался в своей ненужности, кинжал обиды все глубже вонзался в душу…
        Майкл перестал рассказывать, когда увидел слезы в ее глазах.
        - Ну же. - Улыбка вышла кривой. - Не плачьте обо мне. Было больно, конечно, но я закалился против невзгод. Я вырос, и больше никакие неприятности не причиняют мне вреда.
        - На самом деле? - спросила она прерывающимся голосом. - Или вы просто научились скрывать свою боль?
        Не позволяй никому видеть твои слезы. Эту фразу он повторял и повторял ребенком, выучил ее наизусть, жил ею, в ней видел выход из любого жизненного тупика.
        Майкл понимал, что его детство смешало понятия добра и зла, но он вырос, выжил, и сейчас с ним все в полном порядке. Будучи зрелым мужчиной, Майкл проанализировал ситуацию и определил, что его отчим действовал в состоянии аффекта, ярости, он использовал ребенка, чтобы манипулировать матерью. И все же обида, взращенная глубоко в душе, дала корни другому чувству: только к родному ребенку можно испытывать любовь. Это не сделало Майкла ни плохим, ни хорошим, но стало причиной большинства его семейных неурядиц.
        Если бы он женился на такой женщине, как Чар…
        В том-то все и дело. Грейс была удивительной женой, Майкл разрушил их брак, не она. Если бы он женился на Чар, случилось бы то же самое. То же разочарование на лице, только теперь на милом личике Чар. Майкл поморщился, словно от боли.
        - Я не хочу ждать, пока Рикки вырастет и убедится в своей нормальности, - заговорила Чарин. - Обещаю вам, Майкл. Я буду наблюдать за ним очень внимательно и любить его сильно-сильно.
        Майкл глубоко вздохнул.
        - С такой матерью как вы, - от его слов повеяло теплом, - думаю, с Рикки все будет в порядке. Возможно, я не должен был ничего говорить, но…
        - Нет. - Она подняла руку в знак протеста. - Нет, я рада, что вы рассказали мне свою историю. Иногда я испытываю страстное желание игнорировать проблемы, потому что боюсь сталкиваться с ними лицом к лицу. Вы заставили меня остановиться и задуматься. Хороший урок.
        - Я просто хотел убедиться в том, что вы в курсе страданий вашего ребенка… и чтобы обратили внимание на него, убедились, что он не стоит на краю пропасти.
        Чарин кивнула.
        - И подумайте над тем, где найти хорошего детского психолога. Совет специалиста не повредит.
        Она снова взяла его за руку, голубые глаза мерцали невыплаканными слезами.
        - Майкл, спасибо. Я знаю, как нелегко было вам говорить о своем детстве. Благодарю за ваши усилия и доверие. Я высоко ценю ваш поступок.
        Теперь смущение охватило его.
        - Буду очень рад, если мой рассказ поможет осчастливить Рикки.
        Их взгляды встретились - меж двух сердец вспыхнула искра, точно звезда в пляшущем пламени. Чарин отняла руку и спряталась за дружескую улыбку, как будто та могла защитить ее от чувств.
        - Есть кое-что еще, что вы могли бы сделать для меня, - легко сказала Чар, поигрывая вилкой.
        - Что именно?
        - Вы не обратили внимание? День Всех Святых.
        Офис сиял разноцветными флажками, шариками, а Лена облачилась в костюм цыганки. Как можно было не заметить праздник?
        - И что это значит?
        - Традиционная игра. «Шутки или угощения». Помните в детстве? Сегодня вечером. - Чарин улыбнулась. - Хотите помочь?
        Майкл тяжело вздохнул.
        - Думаю, я вышел из этого возраста.
        Она изогнула брови в немом вопросе.
        - А я думаю, нет. Кроме того, вы у меня в долгу.
        - Я в долгу у вас? - Она дразнила его, но он уже закусил удила. - Почему?
        - А вы не знаете? Ронни собирается изображать вас. По-моему, это заслуживает поощрения. - Чарин залилась смехом. - Серьезно, он потребовал белую рубашку, темные брюки и маленький галстук. Мне пришлось доставать эту униформу, а также маленький портфель, который он собирается нести.
        Майкл покачал головой, и ощущение чуда вдруг захватило его.
        - Вы, должно быть, шутите.
        - Вовсе нет, - просияла Чар. - Ронни бредит вами. Вы его идол, кумир. Так проявите снисходительность, отнеситесь по-доброму к моему ребенку.


        Майкл был добр с обоими малышами. Они вышли на улицу немного раньше положенного, пока было светло. Ронни - маленький служащий, и Рикки в костюме тигра. Оба брата были возбуждены, с благоговеньем несли свои сумки для конфет и громко стучали в двери соседей. Майкл и Чар оставались в стороне, наблюдая за мальчиками.
        - Шутки или угощения! - в унисон кричали дети.
        И двери распахивались, звучал смех, возгласы удивления и восторга, и в сумки сыпались конфеты, попкорн или несколько мелких монет.
        - Мама, смотри! Смотри! Еще конфеты, - кричал Ронни, возвращался галопом назад, обнимал ее колени и уже мчался к следующему дому.
        А потом она несла маленький портфельчик, так как руки малыша были заняты всевозможными угощениями.
        - Мне нужно спрятать часть конфет, после того как дети уснут, - тихо призналась Чарин Майклу. - И потом выдавать их порциями.
        - Если что-нибудь останется после «праздника живота», который они собираются устроить дома, - весело зашептал Майкл. - Остатки сладки, когда они остатки. - Он усмехнулся. - День Всех Святых был моим любимым праздником.
        Майкл смотрел на смеющуюся Чар, и желание целовать и целовать эту женщину не давало покоя. Вдруг он осознал, что ему нравится быть здесь. Быть с ней, смотреть на ее детей. Он воспринимал себя почти частью их мира. Почти.
        Ронни радовался от души. Даже Рикки, заразившись весельем, удостоил своим вниманием Майкла - робкая попытка наладить общение. Однако первый камень заложен, и Майкл был окрылен надеждой.
        Но самым главным была Чар, такая живая, свободная и чертовски сексуальная. Майкл знал, что должен держаться от нее подальше, им вместе не быть.
        - Ну хорошо, - бормотал он про себя, любуясь светом вечерних сумерек в ее волосах. - Теперь слишком поздно.
        Слишком поздно заставлять молчать свое сердце, не отвечать на ее призыв. Слишком поздно отворачиваться от мальчиков. Слишком поздно подавлять в себе мечты быть с ними рядом всю жизнь.



        Глава восьмая

        Чар удалось связаться с дядей Заком, и он предложил провести воскресенье на пляже. Она с радостью согласилась, ведь мальчики так давно не видели своего двоюродного дедушку, а она очень хотела, чтобы они выросли с мыслью о единстве и надежности их семьи. Кроме того, маленькое путешествие внесет ясность в отношении марша протеста, организованного дядей. Ей казалось, она обязана Майклу и должна сделать хотя бы одну попытку поговорить с зачинщиком «повстанческого движения», она должна отплатить добром за добро. Если это будет в ее силах.
        Они загрузились в старенькую машину вместе с одеялами, формочками, ведерками, лопатками для песка и прочими причиндалами и направились к северу. Утро сулило хорошую погоду, и настроение поднялось до высшего балла.
        Чарин притормозила около утеса показать ребятам место, где будет строиться главная часть курорта. К своему удивлению, она обнаружила там рабочих. Машины, фургоны, грузовики бессистемно парковались на небольшом участке, молодая женщина в оранжевой куртке пыталась регулировать движение.
        Чар оставила свою машину наверху и позволила мальчикам порезвиться на песке несколько минут. Прикрыв ладонью глаза от слепящего солнца, она пыталась найти знакомое лицо и пройти вперед, за что и была вознаграждена предупредительным свистком.
        - Вот так встреча, милая дама, - сказал Джад, красавец прораб, который сразу узнал ее. Он с одобрением взглянул на ее одежду - голубые джинсы и короткий голубой свитер из джерси. - Мы опять встретились.
        - Что здесь происходит? - спросила Чарин. - Разве у вас не выходные?
        - Не сегодня. В план внесли некоторые коррективы, и нам нужно произвести землемерную съемку к понедельнику. Экскаваторы пригонят на следующей неделе. Но мы довольны: сверхурочная работа гарантирует хорошую оплату.
        Его слова звучали обыденно, но тон и взгляд предполагали легкий флирт, и Чарин не могла сдержать улыбки. Что-то несуразное готово было слететь с ее губ для поддержания беседы, как вдруг, откуда ни возьмись, появился Майкл.
        - Привет, - поздоровался он с молодыми людьми, переводя взгляд с Джада на Чарин и обратно.
        Прораб понял намек и, подмигнув молодой женщине, вернулся к своей работе. Майкл бросил на Чар косой взгляд.
        - С другой стороны утеса работает другая бригада, - тихо заметил он. - Возможно, вам захочется прогуляться и туда, а заодно свести с ума и их.
        Чар задохнулась от возмущения:
        - Вы намекаете?..
        Майкл усмехнулся:
        - Я не намекаю, а говорю прямо. Прорабам нравятся хорошенькие женщины. Они обычно очень много болтают о своих пристрастиях.
        Чарин перевела дух, но как можно отпустить его без объяснений?
        - Если вы думаете, что я остановилась здесь, чтобы потешить свое самолюбие, то можете думать так сколько угодно. - Молодая женщина тряхнула головой. - Мы едем к дяде Заку, и я хотела показать мальчикам место будущего курорта. Я не знала, что вы все работаете сегодня.
        В колючем взгляде его карих глаз угадывалось недовольство.
        - Великолепная идея, - продолжил он, будто Чарин сделала какое-то предложение. - Я поеду с вами.
        - Я вас не приглашала, - запротестовала она, но сердце от радости так и норовило выскочить из груди.
        Последнее время ощущение счастья сопутствовало ей. Сможет ли она вовремя остановиться, если помимо прочих достоинств сочтет его остроумным и веселым?
        Но, с другой стороны, кто над кем шутит? Он самый сексуальный мужчина, который встретился ей на жизненном пути, и она ответила на его призыв, словно цветок солнцу. Существует тысяча причин, по которым нужно спрятаться, убежать от этого человека. Влюбиться в Майкла - значит причинить страдания, и не только себе, но и трехлетним малышам. Разве справедливо позволить им полюбить его, увидеть в нем будущего отца, в то время как он даже намеком не обмолвился о продлении отношений? Она не может поддаться его чарам, так же как и изгнать его из своей жизни.
        - Это судьба, дорогая, - протянул Майкл и улыбнулся. - Судьба свела нас, и не пытайтесь с ней бороться.
        Что ей оставалось, кроме улыбок? Наконец-то хмурая морщинка исчезла с его лица.
        - Вы настолько хладнокровны? - поддразнила его Чарин. - Я чувствую себя такой беспомощной, а вы как гранитная скала.
        - Рад, что вы, наконец, разгадали мою сущность, - самодовольно заметил Майкл. - Хватит тратить время впустую. Поехали.
        Прибежали мальчики, и Ронни горячо поприветствовал своего большого друга.
        - Мистер Греко едет с нами к дяде Заку, - предупредила Чар.
        - Ура! - весело закричал Ронни.
        Майкл улыбнулся:
        - Хочешь поехать в моей машине?
        Ронни энергично закивал головой.
        Мужчина взглянул на его брата:
        - А ты, Рикки?
        В первый раз он увидел ответ в глазах мальчика, отклик его души. На миг ему показалось, что ребенок согласится на предложение, но тот только покачал головой и подошел ближе к матери, сжимая ручкой край ее свитера.
        Майкл встретился глазами с Чар и почувствовал без слов, что она понимает его. Затем она отвела взгляд, и они направились каждый к своей машине.
        Они перенесли одно детское сиденье из машины Чар к Майклу и тронулись в путь. Майкл взглянул на счастливого ребенка в зеркало заднего вида и усмехнулся. Нет в мире ничего прекраснее, что могло бы сравниться с радостным ребенком, чья улыбка преображает день.
        Все доводы разума оказались бессильны. Да, он обещал не приближаться к Чар. Да, он знает, что снова обрекает себя на те же муки. Впрочем, сегодня, сейчас он готов рискнуть. Быть рядом с Чар слишком высокая цена, чтобы от нее отказываться ради собственной выгоды.
        Машины подъехали к небольшому домику на пляже. Ребята пулей выскочили на песок и бросились во двор, где и повисли на дядюшке Заке.
        - Ах вы, маленькие сорванцы, - гремел тот, смеясь и обнимая близнецов. Затем он пустил их в дом. Когда Зак увидел Майкла, веселье умерло на его лице. - Эй, это семейная встреча, - проговорил старик с откровенной враждебностью. - Я уже все высказал вам и вашей чертовой компании.
        - Он приехал со мной, дядя Зак. - Чар взяла Майкла под руку. - Он мой друг… и мой босс.
        Старик перевел взгляд с племянницы на нежеланного гостя и обратно и нахмурился.
        - Так ты все еще работаешь на кровопийц из «ТрайТерраКорп»? - Его голос дребезжал от презрения.
        - Никаких скандалов, дядя Зак. Помни, у нас семейное торжество. - Чар бросила многозначительный взгляд в сторону дома, где играли дети, и наклонилась, чтобы поцеловать старика.
        Зак кивнул, продолжая хмуриться. Он бросил быстрый взгляд на Майкла и посторонился, уступая им дорогу в свою обитель.
        Дом Зака был сложен из мелового камня - сувенир океана. Жена старика умерла пятнадцать лет назад, и теперь некому было стоять на пути крыс к осваиванию новых территорий. Дом являл собой маленький музей, наполненный разными дарами моря, которые Зак собирал всю жизнь. Чучела пеликанов и чаек разместились между старыми рыболовными принадлежностями, огромной раковиной моллюска, зелеными стеклянными шариками, куском мачты и половиной гребной шлюпки. В углу мирно висела рыбацкая сеть, отдыхающая от трудов праведных, а на стене - прибитый гвоздями парус, и повсюду большие и маленькие ракушки.
        Мальчики испытывали бурный восторг; они должны были все исследовать, все рассмотреть, узнать. Зак растерял свою угрюмость, когда начал рассказывать короткие анекдоты, связанные с каждым предметом его коллекции. Майкл и Чар даже утомились от потока слов, настолько старик был словоохотлив. Дети побежали на пляж с ведерками и совочками в руках.
        - Пойдите присмотрите за ними, - сказал Зак, прогоняя Майкла и Чар со двора. - И дайте мне время поколдовать над моим фирменным рецептом чили.
        - Вы думаете, я осмелюсь прикоснуться к еде, приготовленной руками этого старикашки? - прошептал Майкл, когда они выходили через калитку.
        - Яды не стихия дяди Зака, - поделилась Чар. - Вот если бы он взял бейсбольную биту…
        - Теперь я спокоен.
        Чарин залилась смехом.
        - Ой, да перестаньте. Он точно старый пес: больше лает, чем кусает. Сколько его знаю, он всегда был грубоват, но ни разу и мухи не обидел.
        Они шли вдоль пляжа, океан освежал им лица, а солнце пригревало спины. Ронни и Рикки наполняли ведерки песком, мчались к кромке океана и вываливали содержимое в воду. Когда песок быстро таял под напором волн, дети радостно смеялись.
        - Вы собираетесь поговорить с моим дядей? - спросила Чарин.
        Он покачал головой.
        - Нет, я здесь, чтобы составить свое мнение об этом участке земли, вот и все. Я не собираюсь устраивать драку.
        - Хорошо. - Чар улыбнулась дерзкой, вызывающей улыбкой. - Вы уже создали массу проблем. Обвинили меня во флирте с прорабом!
        Его усмешка была восхитительной.
        - Я вовсе не это имел в виду. Вы же знаете, я просто немного приревновал.
        Ее глаза расширились, она никак не могла прийти в себя.
        - Приревновали? Приревновали к кому?
        Майкл посмотрел вниз, под ноги на песок, затем на Чар.
        - К тому, как вы смотрели на Джада.
        - Я… - Румянец вспыхнул на нежной коже. - Не могу поверить своим ушам, - бормотала она, но чувство вины читалось на ее лице. - Я думала, это не то, мы… мы…
        - Нет? - Поймав Чар за руку, он притянул ее к себе. - Это единственная причина, по которой я не целую вас прямо сейчас.
        Чар взглянула в горящие глаза Майкла, затем отвернулась. Она так сильно жаждала поцелуя, что едва могла дышать. Но она не может позволить ему поцеловать себя здесь, при детях.
        - Теперь я не могу приходить на пляж и не думать о вас, танцующей в волнах. - Его глаза затуманились воспоминаниями.
        Чар посмотрела на него, готовая к решительным действиям, к словам дерзким и прямым - нельзя оставлять за собой нерешенных проблем, - но голос не слушался, а слова так и застряли в горле. Внезапно голубые глаза затянула пелена слез. Невыразимая тоска в его словах и чувство того, что они потеряли свой шанс обрести то, чего никогда уже не обретут, застигли ее врасплох.
        - Что случилось? - спросил Майкл, заметив слезы.
        - Ничего. - Она сердито вытерла глаза, напуганная своей чувствительностью. - Должно быть, морской воздух или что-то еще.
        Майкл обнял ее за плечи и поцеловал в теплую макушку. Он хранил молчание в течение всего их короткого путешествия по пляжу, крепко прижимая ее к себе, поближе к сердцу. И когда свежий ветер, играя волосами Чар, бросал прохладу им в лицо, она чувствовала тепло его тела.


        Ну что за чили, сочное, пикантное, покрытое расплавленным сыром, - просто пальчики оближешь! А еще вкусное, пышное печенье, по случаю приготовленное Заком. Они обедали, смеялись наивным детским шуткам, слушали сказки «бывалого волка» о том,
«как жизнь текла в старые добрые времена».
        Конечно, россказни предназначались в основном Майклу: Зак хотел доказать, как ужасно созерцать руины некогда прекрасного, замечательного места. И чем больше Зак рассказывал, тем меньше помнил истинную цель своего красноречия и тем ярче загорались его глаза.
        Старик говорил о капитанах, выброшенных морем на берег, которых выхаживали молодые индианки, об испанских колонизаторах, отвоевавших землю для своей родины, о поселенцах, строящих дома из одиноких кораблей, чьи команды уплыли за золотом, о вражеских субмаринах, видимых у этих берегов во времена Второй мировой войны. Затем шли истории о молодой маме близнецов, о ее детстве, рассказы, которые вызывали бурю смеха у мальчиков, улыбку у Майкла… и которые вгоняли Чар в краску.
        Они отведали десерт Зака - шоколадно-банановое мороженое, затем дети захотели пойти поиграть, и молодые люди отправились с ними. Они нашли несколько забавных крабов-отшельников, живущих среди скал в маленьких заводях, оставляемых приливом. Полчаса они возились с морскими обитателями пляжа, и пока двое взрослых разбирали водоросли, мальчики заскучали и бросились осваивать новые горизонты.
        - Можно мы пойдем на пирс? - спросил Ронни.
        - Да. - Чар взглянула на причал, который находился совсем близко от того места, где они гуляли. - Если вы будете очень осторожны.
        Мальчики убежали. Она обернулась к Майклу:
        - Полагаю, нам лучше вернуться. Пора завершить наше маленькое путешествие.
        Он согласился с неохотой: день выдался удачным. Забавно, однако, все лучшие часы за последнее время были так или иначе связаны с Чар.
        Майкл продолжал убеждать себя, что истинная цель поездки - снискать доверие старого человека. Но ложь никому еще не помогала: он хотел провести день с Чар. Постепенно думы о ней стали занимать большую часть досуга; она заполнила его разум, чувства, и если он не позаботится о себе сейчас, то будет печалиться потом.
        В душе Майкл смеялся над своими глупыми мыслями: сердце уже отстрадало много лет назад. То, что его сейчас заботило, было лишь жалкими остатками того, что могло бы быть. Он мог быть счастливым или несчастным, но не сокрушенным.
        Они медленно шли назад и тихо разговаривали. Около пирса Майкл подобрал ракушки для коллекции. Чар наблюдала за ним, и чувство умиротворения и теплоты разливалось по телу. Громкий всплеск заставил ее обернуться, и тут же послышался испуганный крик Ронни:
        - Мама, мама! Рикки упал в воду!
        - О, нет! - Она направилась к пирсу, не сильно взволнованная: оба мальчика брали уроки плавания в бассейне и Рикки нырял с пирса несколько месяцев назад.
        Однако Ронни обеспокоенно прыгал вверх-вниз, указывая на пятно в воде.
        - Мама, мама, быстрее! Рикки опускается вниз.
        Чарин ускорила шаг и запаниковала, когда увидела тело Рикки, погружающееся на дно. В течение нескольких секунд она просто не могла понять, что происходит, ведь ее мальчики учились плавать и ходить одновременно. Рикки умеет плавать. Почему он не двигается? Почему просто уходит глубже и глубже?..
        - Рикки ударился головой, мама. Вот здесь. - Ронни подпрыгивал от волнения, указывая на свой висок. - Он ударился головой о доски. Быстрей, мама. Ты должна вытащить его.
        Прежде чем Чарин собралась с мыслями, раздался еще один всплеск: то был Майкл. Он схватил маленькое тельце и рванул его на поверхность.
        - О господи! - кричала напуганная женщина, подбегая к пирсу и помогая вытаскивать мальчика на доски. Ребенок зашевелился, открыл глаза и насупился, пытаясь понять, что же произошло. - О, мой малыш! - Чарин подхватила сына на руки. - С тобой все в порядке? Майкл, с ним все в порядке? - инстинктивно она повернулась к мужчине. Весь мокрый, он вспрыгнул на пирс и склонился над ребенком, проверяя пульс и дыхание.
        - Кажется, в порядке, - ответил он, - но его должен осмотреть врач.
        На пирсе появился Зак.
        - Я вызову «скорую помощь».
        - Не надо. - Майкл взял Рикки на руки и посмотрел на Чар. - Поехали. Ты поведешь мою машину, а я подержу его.
        Погрузившись вчетвером в машину, они направились в сторону городской больницы в Триволо. Чар старалась успокоиться и сосредоточить внимание на дороге. Рикки обессиленными ручками цеплялся за Майкла, будто знал, кто его спаситель. Эти двое были мокрыми насквозь, и, прежде чем выехать с пляжа, Чарин укрыла их одеялом. Она словно окаменела, всю дорогу проворачивая в уме ситуацию с падением ребенка. Что бы случилось, не подоспей Майкл вовремя?
        Машина затормозила около больничных дверей, и через секунду они были в вестибюле. Медсестра отвела их в кабинет для первичного осмотра, где постоянно дежурил врач. У Рикки взяли анализы, а затем вручили ему красный воздушный шарик. Майклу и мальчику принесли сухую одежду. И опять тесты, пробы, анализы.
        - Волноваться не о чем, - наконец подвел итоги доктор. - На голове шишка, но признаков сотрясения я не нахожу. Просто ссадина. - Он улыбнулся Рикки. - Вам лучше быть внимательнее на пирсе, молодой человек. Не всегда под рукой есть спасатели.
        Рикки крепко сжимал шарик и не отрывал глаз от Майкла, а тот снова взял мальчика и понес обратно к машине. Чарин почувствовала облегчение: ее ребенок в безопасности… благодаря Майклу.



        Глава девятая

        В сумерках Чар сидела на тахте в гостиной и рыдала. Плечи ее сотрясались, живот болел, а горло пылало огнем. За последние несколько недель на нее свалилось столько проблем, что впору и десятерым не справиться, и случай с Рикки стал последней каплей, переполнившей чашу. Надо было выплеснуть эмоции наружу, но она боялась напугать детей. Поэтому поздно вечером в халате и домашних тапочках Чар спустилась вниз и дала волю слезам, изливая вместе с ними страх, сожаление, тревогу, душевное истощение.
        - Чар? - Майкл возвращался из столовой, куда зашел за документами, оставленными там накануне, и обнаружил рыдающую женщину на тахте. Он присел рядом и обнял ее. - Чар! Что случилось? В чем дело?
        Она подняла глаза и улыбнулась сквозь слезы.
        - О, привет, - с трудом произнесла Чарин и икнула, затем промокнула лицо смятой бумажной салфеткой. - Все нормально.
        - Неправда, - серьезно сказал Майкл. - Я вижу, что-то произошло. Что?
        - Ой! - Чарин сделала глубокий вдох, прикрыла глаза, затем улыбнулась ему. - Ух! Теперь гораздо лучше.
        Он покачал головой: кто поймет этих женщин?
        - Что с тобой?
        - Когда выплачешься в подушку, приходит успокоение. - Она склонила голову к его плечу, наслаждаясь близостью. Ее полуприкрытое тело помнило, как сладко находиться в его объятиях, чувствовать его тяжесть, ей захотелось испытать это еще раз. - Мне нужно было поплакать, теперь все в порядке.
        Майкл не поверил и продолжал с сомнением рассматривать взлохмаченные светлые волосы, сияющие глаза в обрамлении мокрых ресниц.
        - Хочешь сказать, ты плакала намеренно?
        Чар помолчала, размышляя.
        - Не совсем. Ну, в общем, да. В душе скопилось столько негативных эмоций. Я должна была избавиться от них. - Голубые глаза сощурились. - О, перестань, ты же знаешь, о чем я говорю. Когда расстроены мужчины, они кричат, ругаются, ломают вещи, а женщины плачут.
        Он кивнул, и проблеск улыбки заиграл на губах.
        - У тебя очень упрощенный взгляд на человеческую природу.
        Чар сделала вид, что не заметила его замечания. Она поднесла ладонь к его лицу и погладила колючую щеку. В комнате было довольно темно, но она могла видеть черты его лица очень отчетливо, и ей безумно нравилось рассматривать это красивое лицо.
        - Майкл, - голос звучал приглушенно, - я хотела поблагодарить тебя за сегодняшний поступок. И за то, что ты сейчас здесь.
        Он накрыл ладонью ее руку.
        - Четыреста восемнадцать.
        - Четыреста восемнадцать - что?
        - Столько раз ты меня поблагодарила. Уже достаточно, ты и так меня перехвалила. - Он скользнул взглядом по милому лицу и слегка коснулся нежных мокрых губ. - Мое самомнение непомерно возрастет, и тебе не удастся от меня избавиться.
        Чарин тихо рассмеялась: не такая уж плохая идея. Ее губы слегка покалывало в том месте, где он коснулся их. Она хотела большего и знала, что играет с огнем. Чарин пыталась загнать обратно вглубь тот жар, который был готов выплеснуться наружу. Неужели она снова способна позволить себе?.. Молниеносная фантазия - обнаженный Майкл в ее постели; пришлось сильно зажмуриться, чтобы уничтожить наваждение.
        Чарин знала, будет нелегко справиться с соблазном, сделай Майкл хоть одну попытку сблизиться. Какая-то часть ее самой ощущала легкое разочарование; казалось, он вовсе не замечает ее чувств. В действительности им полностью завладели совсем иные соображения.
        - Мне было приятно пообщаться с твоим дядей Заком сегодня, - сообщил Майкл. - Послушать его истории о пляже в Триволо. Должен признать, наше путешествие внесло кое-какие поправки в мои умозаключения.
        Чарин снова посмотрела на него.
        - В самом деле? Так ты понимаешь, почему он вцепился в свой пляж мертвой хваткой?
        - Конечно, я его понимаю. Кто бы захотел отказаться от своего прошлого, да еще если оно проходило в таком замечательном месте? Впрочем, время идет вперед.
        - К сожалению или к счастью, - тихо согласилась Чарин.
        Майкл вздохнул.
        - Бедный старик. - Он притянул ее к себе ближе. Чарин подняла к нему лицо, но он продолжал говорить: - Знаешь, а ты счастливая. Дружная семья - большая ценность. Могу поспорить, твои родители - люди замечательные.
        Она вздохнула и опустила голову: сегодня определенно не ее день. Майкл совсем не обращает внимания на ее женскую привлекательность.
        - Мои родители очень хорошие, - вздохнув, произнесла Чар, - и я скучаю по ним; Техас - их нынешнее место проживания. Однако не могу сказать, что в моей семье есть только розы без шипов. Раньше мой отец и дядя Зак постоянно пререкались, ссорились. Однажды даже устроили дуэль. - Чарин хихикнула. - Или они это выдумывают. Впрочем, она случилась до того, как меня удочерили, поэтому за достоверность не ручаюсь.
        Майкл в замешательстве посмотрел на нее:
        - Удочерили?
        Чар кивнула. Глаза Майкла горели сомнением, он откинулся на спинку так, чтобы лучше ее видеть.
        - Ты никогда не говорила об этом. Просто не могу поверить.
        Она скорчила гримасу, свернулась калачиком в углу тахты и натянула халат на колени.
        - Во что поверить? Удочерение не такое редкое явление, оно встречается на каждом шагу, ты же знаешь.
        - Но… я не знаю… - Майкл помахал рукой в воздухе. - Ты и эта сердечная, немного шумная семья. Мне казалось, вы - пример для учебника, насколько могут быть разными кровные родственники.
        И снова неприятные воспоминания об отце не дают ему покоя. Она передвинулась ближе и попыталась объяснить:
        - Неродные дети, которых воспитывают в семье, ничем не отличаются от кровных. Я никогда не чувствовала свою исключительность. Честно говоря, будучи маленькой, я даже гордилась тем, что не была куклой, доставленной каким-то там аистом. Меня выбрали, сделали частью семьи.
        Майкл помрачнел.
        - Чар, ты разрушаешь все мои представления о жизни. Ты не чувствуешь себя ущербной?
        - Не будь глупцом. В моей жизни не было ни одного момента, когда бы я почувствовала их нелюбовь только потому, что я - приемыш.
        Он задумался на мгновение, а затем задал новый вопрос:
        - А как же твоя биологическая мать?
        - Она? - Чарин затрясла головой. - Полагаю, она была молоденькой девушкой, не замужем и не могла воспитывать ребенка. Слава богу, у нее хватило ума и сострадания найти мне хорошую семью. Я всегда буду благодарить ее за столь отважный поступок.
        - Где-то сейчас в мире находятся твои кровные родители. Разве тебе никогда не хотелось узнать, кто они?
        - О, разумеется, время от времени я думаю о них. Было бы интересно узнать об их жизни. Когда-нибудь, когда у меня будет много свободного времени и никаких других забот, я, возможно, поиграю в детектива. Но идея найти биологических родителей не главная в моей жизни. - Она улыбнулась, пытаясь развеселить его. - У меня есть мама, отец. Большинство людей счастливы, имея и один «набор» родителей.
        Майкл был искренне взволнован ее откровением… и жизненной позицией.
        - Почему ты не поделилась своими соображениями раньше, когда я рассказывал о детстве?
        - Майкл, - Чарин взяла его руку и легко похлопала по ней, - ты меня не слушаешь. Я не думаю об этом все время. Я даже не провела никакой параллели между нашими отцами. Твое детство не имеет ничего общего с моим. Ребенком я была абсолютно счастливой. Никто не отвергал меня.
        - Но твоя настоящая мать?
        - Она тоже не отвергала меня. Она отнеслась ко мне с любовью и заботой, поставила мои нужды выше своих. Я не могу вообразить поступок бескорыстнее, чем этот.
        Майкл сидел неподвижно, его взгляд словно приклеился к ее лицу. Было совершенно очевидно, что он не в силах принять ее объяснения. Чарин не знала, как еще может убедить его. Вероятно, со временем он сумеет осмыслить сказанное и признать ее правоту. А сейчас она почувствовала огромную усталость. Наконец Чар вздохнула, потянулась к нему и коснулась его подбородка.
        - Майкл, мой дорогой Майкл, - ласково позвала она. - Я сижу здесь и просто умираю, так хочу, чтобы ты меня поцеловал, а ты разглагольствуешь о моих биологических родителях. Если ты собираешься поцеловать меня, то, пожалуйста, действуй быстрее, так как через тридцать секунд я пойду в спальню к детям.
        - Поцеловать? - Майкл посмотрел на молодую женщину, сидевшую рядом, и она почти увидела, как в его голове захлопнулась одна дверь и открылась другая. Он отбросил прочь мысли о своем детстве и обратил все внимание на ту, которую заключил в объятия. - Я покажу вам, прекрасная дама, как надо целоваться. - Его голос снизился до хрипоты.
        Она удовлетворенно вздохнула, как только его губы коснулись ее рта, с жаром встречая его, точно земля яркую радугу. Он был таким нежным и сильным, и от него исходил запах мыла и свежего ветра. Чар тонула в руках Майкла, теряя разум в неодолимом потоке чувственности. Когда его рука коснулась обнаженной груди, нежные соски напряглись от восторга и горячее желание заструилось по венам, вызывая животный голод любви.
        - О! - вскрикнула Чар, отшатнувшись от него. - О, Майкл, я…
        Он привлек ее к себе снова, страстно поцеловал и отпустил.
        - Тебе лучше подняться к детям, - глухим голосом произнес он. - Если ты задержишься здесь на минуту, я не могу обещать джентльменского обхождения.
        Чар запахнула халат и поднялась с кушетки.
        - Спокойной ночи, - печально пожелала она и быстро покинула комнату.
        - Спокойной ночи, - эхом откликнулся он.
        Наверху, на последней ступеньке, она на миг остановилась и прикрыла глаза. Она видела Майкла в своей постели, его руки обнимают ее, его тело отливает золотом в свете ламп…
        - Я так сильно хочу его, - прошептала Чар.
        С глубоким вздохом сожаления Чарин прошла в комнату и закрыла дверь, оставляя позади великолепного мужчину и мысли о его любви. Здесь, в комнате, прежде всего она была матерью. Женщина осталась в холле, изнывающая от недостатка внимания. Все вернулось на круги своя.
        Впрочем, Чарин знала, жизнь изменилась: Майкл стал ее частью и, куда бы она ни пошла, что бы ни делала, он всегда был с ней рядом, в ее сердце. И как долго продлится сладостная мука?


        Быстро промелькнули следующие две недели. Развернулось строительство на утесе, но пляж около дома Зака Палмера остался нетронутым. Чарин знала, Майкл хочет, чтобы она поговорила с дядей. В конце концов, Майкл столько сделал для нее… он был таким ласковым и терпимым… она должна отплатить добром, и неважно, чего это будет ей стоить.
        Однако проблема заключалась в том, что дядя не вступал с ней в контакт, не отвечал на звонки. Чарин дважды приезжала к маленькому домику на берегу океана, оставляла записки на двери… и безрезультатно. В доме продолжалась жизнь. Достаточно было одного взгляда, чтобы попять: дом не заброшен и сюда вернутся с минуты на минуту. Ее обманули, ведется нечестная игра? Нет, но где же дядя?
        Во время второй поездки на пляж она обнаружила соседа, который загружал машину домашними вещами, и спросила о Заке. Однако сосед ничего вразумительного не ответил, лишь то, что он сам бросил борьбу против компании «ТрайТерраКорп».
        - Зак со мной больше не разговаривает, - возмущался сосед. - Он считает меня предателем.
        Чар позвонила Анни Мэй в дом около поля для гольфа, но пожилая женщина не видела Зака с того самого момента, как покинула побережье.
        - Ты не звонила в клуб? - спросила она. - По средам он отправляется туда играть в карты.
        Чарин позвонила менеджеру - и опять неудача: в клубе его не видели уже несколько недель. Она думала о том, не заночевать ли ей у дверей дома до приезда дяди, но у нее не было времени: работа, дети… Майкл.
        Майкл, удивительный Майкл, почти каждый день он был рядом, с ней и детьми. То они ездили в пиццерию, то в зоопарк кататься в маленькой карете, то играли в мини-гольф, ели замороженные бананы на городском пляже; все, к чему приложил руку Майкл, искрилось весельем. Она видела, ее мальчики в восторге от своего большого друга, и глупо позволять им привязываться к мужчине, которого и след простынет через несколько месяцев. Однако тормозить было поздно, уже обозначилась сильная привязанность. Она и дети были уже вовлечены в круговерть, и все, что им оставалось, - это сплотиться и надеяться на удачу.
        Чарин не знала, как долго Майкл останется в городе. Строительство продвигалось вперед семимильными шагами, в офисе говорили, что ее босс гений, коль сумел так блестяще наладить работу в Триволо, на всей территории… за исключением пляжа. Однако, чтобы сломить сопротивление последних живущих на берегу океана людей, от администрации компании требуется большое терпение. По слухам, Джеллет Джонсон воспринимал задержку со строительством на пляже как слишком серьезную ошибку. И если не найдутся рычаги давления, то, возможно, он будет не на стороне Майкла.
        История с календарем имела продолжение: совет директоров решил отказаться от версии Шерри и выпустить свою с фотографиями служащих фирмы «ТрайТерраКорп» за выполнением их обязанностей и с остроумными изречениями. Они запланировали распространить календарь в Триволо и Рио-де-Оро.
        - Идея, - говорила Чар на совещании совета директоров, куда ее пригласили в качестве эксперта, - состоит в том, чтобы распахнуть двери для общения, позволить людям проникнуться нашими заботами. Они должны увидеть, что собой представляет наша компания. Мы можем пригласить клоунов, поставить машину для попкорна, раздавать воздушные шарики детям…
        Миссис Легхорн, единственная женщина в администрации, пришла в полный восторг:
        - Какая замечательная идея! Я займусь ею прямо сейчас, не стоит откладывать в долгий ящик.
        И в следующий момент Чар получила приглашение на ленч с миссис Легхорн. Та хотела знать, какие идеи скопились у молодой сотрудницы… а персональное приглашение означало продвижение по службе и повышение зарплаты.
        - Стремление продвинуться вверх по карьерной лестнице - неплохое начало, - поздравил ее Майкл. - Ты на верном пути. Мы оглянуться не успеем, как ты станешь председателем совета директоров.
        - Почему бы и нет? - засмеялась Чар и как бы подбросила свою шляпу в воздух. - Пределом может быть только небо.
        - И ты, - сказал он и поцеловал ее. Быстрый поцелуй, точно сверкнувшая молния.
        Последние время они часто целовались, и все поцелуи были похожи один на другой: легкие, ничего не значащие, дружеские. Ни глубины, ни умопомрачающих желаний с той самой ночи на тахте. Однако Чар видела в карих глазах, как много страсти тлеет под внешним хладнокровием… ее сердце набатом гудело в груди, когда он был рядом… тот же признак страсти, тлеющей и в ней. Поэтому ей придется призвать на помощь все свое мужество, буквально встать на цыпочки, чтоб сохранить контроль над чувствами и трезвую голову.
        Чар собиралась возвращаться в свой дом. Ремонтные работы закончились, небольшая генеральная уборка, и она сможет забрать детей, домашний скарб и покинуть викторианский особняк. Пару раз она уже ездила домой, чтобы прибраться и приготовиться к «великому возвращению». Среди старых вещей лежала фотография Денни.
        Рассматривая ее, Чарин никак не могла взять в толк, почему при первой встрече с Майклом ей бросилось в глаза их сходство. Они совершенно не похожи. Она изучала исступленный, дерзкий взгляд на лице Денни. В молодости этот взгляд наводил на нее благоговейный ужас, а сейчас человек на фотографии выглядел неоперившимся юнцом. И в довершение всего Майкл был мужчиной ее мечты.
        Влюблена ли я?
        - Да! - уныло прошептала она.
        Чар застонала и обхватила голову руками. Ради всего святого, что же делать? Любовь к мужчине, который хочет остаться холостяком, - что может быть хуже? Она знает, к чему приводят подобные истории. Существует ли возможность убедить Майкла пересмотреть свои взгляды на брак?
        Сначала Чар думала, что он очень рационален и не хочет находиться в окружении детей. Такую позицию она бы приняла и отказалась от любви сразу и безоговорочно.
        Однако события последних недель доказали, что Майкл утратил свою нелюбовь к детям и сейчас просто обожал мальчиков. И кто кого обожает больше - неизвестно: дети Майкла или наоборот. Ронни был ему предан с самого начала, да и Рикки с того несчастного случая на пирсе приоткрыл ему свое сердце, стал его почитателем. Они дружили, и сейчас у Майкла не было ни одной веской причины признаться в своей
«аллергии» на детей.
        Так что не дает ему покоя, держит в узде инстинкты? Первый брак? Ни словом Майкл не обмолвился о том, что же произошло в его семейной жизни. И Чарин не знала наверняка, только чувствовала. То, через что пришлось ему пройти в детстве, явилось причиной самовнушения: мне никогда не быть хорошим мужем и отцом. Знакомая история, только Чар в нее не верила. Даже если вы сейчас не в состоянии побороть свои комплексы, однажды вы проснетесь, посмотрите в глаза правде и найдете в себе силы объявить им войну и построить новую жизнь. Чар собиралась поговорить с Майклом, узнать, о чем он думает, страдает. Она не стремилась к выяснению отношений, хотя расставить все точки над «i» не помешало бы.
        Внезапно вся ее смелость испарилась. О, как можно обманывать себя? Нельзя заставить человека раскрыть душу против его воли.
        Итак… что теперь? Жить дальше, набраться терпения, быть готовой к страданиям… и надеяться, что время изменит порядок существующих вещей.
        Время? А если его нет?


        - Меня отправляют во Флориду, - сообщил Майкл, входя в кухню, где Чар готовила хот-доги для близнецов.
        Она повернулась к нему, так и застыв с бутылкой горчицы в руке. Сердце налилось свинцовой тяжестью, голова пошла крутом.
        - Почему?
        Его глаза смотрели настороженно, неожиданная новость тяготила его.
        - Потому что администрация думает, проект «Белые камни» находится под контролем, а другой - под угрозой срыва. Необходимо составить новые договоры, наладить работу. Я нужен им, чтобы расчистить завалы.
        Конечно, им нужен был он, лучший из лучших. Кресло вице-президента почти в кармане, дело за малым.
        - Ты же вернешься? - спросила Чарин, стараясь не выдавать своего беспокойства.
        - Думаю, да. - Майкл провел рукой по волосам, теперь они стояли торчком, почти как у Ронни. - Впрочем, я не совсем уверен и не знаю когда.
        Чарин вернулась к своим хот-догам. Он когда-нибудь уедет отсюда. Разве она не знала этого? Просто не ожидала, что отъезд случится так скоро. Судороги страха свели желудок: они теряют его. А вдруг предчувствия оправдаются? Как ее дети будут жить без него?
        Майкл пустился в разъяснения, связанные с поездкой во Флориду. До отлета осталось всего двадцать четыре часа, им придется совершить нечто фантастическое, чтобы навсегда запечатлеть в памяти последние часы, проведенные вместе.
        - Что мы можем сделать? - тихо поинтересовалась она несколько минут спустя. Она смотрела на мальчиков, уписывающих хот-доги за обе щеки, и не могла отделаться от навязчивого образа пустоты, поселившейся в ее семье. Двадцать четыре часа… Она планировала поговорить с ним, узнать, не изменит ли он когда-нибудь свою верность обету безбрачия или так и уйдет из их жизни, бросив напоследок прощальный взгляд. Им следует выяснить отношения, и если он не может выполнить эту миссию, то она должна взять на себя смелость сделать это.
        - Придумал, - сказал Майкл и откинул ее серебристые волосы за плечи. - Возьмем выходной и отправимся с детьми в Диснейленд.
        - В самом деле?
        - Они уже побывали в удивительном мире Диснея?
        - Нет. - Чар оглянулась на детей, желая убедиться, что они не слышали его слов.
        - Здорово. - Майкл тоже посмотрел на детей. - Я хочу быть первым, кто откроет им дверь в сказку.
        Молодая женщина вздохнула: как он может оставаться глухим к флюидам любви, которые она посылает ему каждый час, каждое мгновение?
        - Они будут в восторге.
        Рано утром маленькая компания отправилась в Диснейленд. Дорога занимала больше двух часов, но шоссе было свободным, и они прибыли в парк перед самым открытием. День играл яркими красками, пушистые белые облака неслись по яркому синему небу, дул прохладный легкий бриз. Удивительно, но в тот ноябрьский день знаменитый парк оставался полупустым. Они переходили от одних аттракционов к другим; близнецы были на небесах от восторга, особенно когда Микки-Маус и Минни-Маус погладили их по головам и разрешили сфотографироваться с ними. Затем они наспех перекусили в небольшом ресторанчике и отправились на остров Тома Сойера. Пока малыши лазили по пещерам, Чар с Майклом сидели на огромном камне и наблюдали, как маленькая лодка скользит по реке.
        Сейчас, подумала Чар, я должна выяснить все сейчас.
        Однако с чего начать?

«Эй, справился ты наконец со своей фобией под названием «скажите «нет» семейной жизни»?» Возможно, он и оценит чувство юмора, а вдруг такой тон оттолкнет его? Или начать так:

«Я люблю тебя, Майкл, и не хочу тебя потерять».
        Нет, она разрыдается прежде, чем начнет говорить, ее сердце перестанет биться, и она умрет… прямо у него на руках.
        Майкл обнял Чар за плечи и притянул к себе.
        - Как бы мне хотелось, чтобы сейчас была ночь и звезды в небе мерцали своим таинственным светом, - зашептал он ей на ухо, - а мы бы сидели здесь и предавались мечтам долго-долго.
        - Я бы тоже хотела предаваться мечтам здесь с тобой долгие часы. - Она выглядела слегка потерянной.
        - Ты выбрала удобный момент, чтобы сказать мне об этом. - Майкл уткнулся ей в шею. - Утром я уезжаю.
        Она повернула лицо к нему и поцеловала. Ее ласка была стремительной, но настойчивой. Разве не чувствует он, сколь дорог ей? Или она обманывается в своих ожиданиях и безразлична ему?
        - Я очень хочу, чтобы ты остался, - сказала она, с трудом подавляя дрожь в голосе.
        Он промолчал, но пододвинулся ближе и зарылся лицом в светлые волосы.
        Они забрали детей, переправились на маленьком плоту на другую сторону и отправились на Главную улицу. Там они сели в машину и помчались домой, увозя двух маленьких спящих детей от праздника жизни.
        - Какой замечательный день, - сказала она.
        Майкл кивнул, но так и не проронил ни слова всю оставшуюся часть пути, а Чар в душе проклинала себя за свою трусость: если хочешь знать ответ, задай вопрос.


        Стемнело. Чарин уложила сорванцов в их мягкие постельки и спустилась в кухню: ее мучила жажда.
        О, к черту сомнения, думала она, не вникая в болтовню Ханны, которая рассказывала о своем сыне из Ванкувера. Не обманывай себя, ты же спустилась вниз в надежде встретить Майкла?
        И тут он появился. Их глаза встретились, и они оба заулыбались, догадавшись об обоюдном желании. Майкл подошел к холодильнику, достал молоко и налил немного в высокий стакан. Он не сводил глаз с Чар, но был в состоянии отвечать на вопросы Ханны.
        Когда пожилая дама отправилась проверить, заперта ли входная дверь, он наклонился к Чар и прошептал:
        - Приходи ко мне ночью, когда постояльцы улягутся. Сегодня наш последний шанс.
        Прежде чем та успела ответить, в кухню вплыла Ханна.
        - Желаю доброй ночи вам обоим. Я ухожу спать. Увидимся завтра утром.
        - Спокойной ночи, - в унисон ответили заговорщики.
        И как только стихли шаги, Майкл повернулся к Чар.
        - Придешь? - Его глаза сверкали.
        Молодая женщина отрицательно покачала головой, хотя сердце защемило от восторга.
        - О, Майкл, я не могу.
        - Нет, можешь. - Он провел пальцами по ее щеке. - Ты же хочешь.
        Она печально повела головой в сторону.
        - Мои желания не имеют значения, я не войду в твою спальню без обручального кольца.
        Его глаза потемнели.
        - Я не могу жениться, - резко ответил Майкл.
        - На самом деле? - Тело ломило от невыносимой боли, словно ее били ногами в живот. Вот и ответ на вопрос. Но разве это она хотела услышать? Его жизненная позиция, мировоззрение привели ее в бешенство. - Почему нет? Я бы сказала, мы подходим друг другу.
        - Мы подходим друг другу. - Майкл отвернулся к окну. - Во многом, за исключением одного.
        - О чем ты говоришь? - Чар подошла к барной стойке.
        Он пригладил свои темные волосы, не отрывая взгляда от ночного неба.
        - Ты хочешь иметь много детей. Я слышал, как ты говорила о своей мечте.
        Она внимательно следила за каждым его движением.
        - Я думала, ты патологически не выносишь детей.
        Майкл тряхнул головой.
        - Это не так. В действительности я хорошо отношусь к детям.
        - Тогда в чем проблема?
        Когда он повернулся к ней, его лицо было твердым как гранит.
        - Чар, я не могу иметь детей. Мне сделали медицинское обследование, и приговор окончательный: я бесплоден. - В карих глазах полыхнуло отчаяние, затем потухло. - И не говори мне, что моя беда не имеет значения. Имеет. Я живу с моей болью, физическая неполноценность разрушила мой брак. Поэтому я воздерживаюсь давать обязательства любой другой женщине. Рано или поздно это встанет между нами.
        Чар неодобрительно покачала головой, пытаясь собрать воедино значение его слов и осознать виды на будущее.
        - Жена бросила тебя из-за бесплодия?
        Майкл запнулся.
        - Нет. Она ушла потому, что я не мог справиться с мыслью о своем бесплодии и жить нормальной жизнью. Согласись, это разные вещи. - Видимо, Майкл решил, что сказал достаточно, но Чар в недоумении качала головой, и он продолжил: - Я рассказывал тебе о трагедии, связанной с моим так называемым отцом. В основном я сумел победить детские комплексы. - Он замолчал, объяснение давалось с трудом. - Но почему-то мне не удалось справиться с чувством, что, будь я родным, кровным сыном, он бы любил меня и не бросил. - Майкл искал в глазах Чар понимания. - Итак, когда Грейс захотела усыновить… я просто не смог решиться на такой поступок. - Его плечи взметнулись вверх и поникли. - Она хотела иметь семью и ушла за своей мечтой.
        - Ты не смог усыновить ребенка? Из-за сумасшедшей приверженности кровным узам и их законам?
        - Да. Я знаю, что это не одно и то же.
        Майкл не сводил с нее глаз, а она не знала, что сказать. Темноволосая голова дернулась назад, словно Майкл подумал, что ей нет дела до его проблем. И Чар очнулась, схватила его за руку, принуждая выслушать ее.
        - Знаешь, что я скажу? Ты ненормальный. Представь на минуту, что я бы бросила тебя только из-за того, что не смогу иметь от тебя детей!
        - Чар, я уже проходил через это. И знаю, к чему приводят разговоры.
        Ее голубые глаза превратились в узкие щели, душа налилась яростью.
        - Я понимаю подтекст. - Голос дрожал от обвинения. - В твоей голове засела мысль, что ты никогда не сможешь стать хорошим отцом для моих мальчиков только потому, что ты им не родной. Ты же это пытаешься мне сказать?
        Он в нерешительности молчал, но, когда раскрыл рот, боль просто выплеснулась наружу:
        - Я не знаю, могу или нет.
        Чар раскачивалась из стороны в сторону от гнева на него, на себя.
        - Все, что я знаю, - это… если ты не уверен в своих силах, значит, ты не справишься. А если не справишься… то нет смысла продолжать наш разговор.
        Майкл вздрогнул.
        - Именно так.
        Ее глаза вспыхнули.
        - Именно так.
        Он пожал плечами.
        - Догадываюсь, это прощание.
        Она кивнула.
        - Прощай, Майкл. Мне жаль, что ты решил стать несчастным.
        Майкл хранил молчание. Чар вернулась в свою комнату и десять минут расхаживала взад и вперед, голова шла кругом от мыслей. Никогда в жизни не испытывала она такой ярости.
        Наконец Чар не выдержала, вышла из спальни и постучала в соседнюю дверь. Майкл тут же распахнул ее, словно ждал. По глазам Чар узнала его мысли: физическое томление - причина, по которой женщина приходит к мужчине… и это еще больше разозлило ее.
        - Я должна сказать тебе одну вещь, - спокойно начала она, как только Майкл закрыл дверь. - Даже и не думай, что я пришла сказать тебе «согласна», потому что у меня нет…
        Он скрестил руки на обнаженной груди - ни дать ни взять статуя греческого бога, только в брюках. От одного взгляда на его торс у Чар перехватило дыхание.
        - Тогда ради чего ты здесь? - потребовал Майкл ответа.
        Чарин подняла голову и с ненавистью посмотрела на него.
        - Есть одна вещь, которую я хочу сказать тебе. Если ты думаешь, что кому-то есть дело до твоего бесплодия… кому-то, кроме тебя… тогда ты самый большой дурак, которого я когда-либо встречала в своей жизни. Единственный человек в мире, который беспокоится об этом, - ты.
        Майкл покачал головой как бы с восхищением, но Чар не дала ему возможности и слово вставить.
        - Знаешь, что я думаю? Ты пользуешься своей стерильностью, словно щитом, чтобы держать людей на расстоянии, так тебе не придется «трудиться душой» и давать обязательства.
        Майкл потянулся к ней:
        - Чар…
        - Нет, подожди. - Женщина отступила назад. - Мне нет дела до твоей стерильности. Мое отношение к тебе ни на йоту не изменилось. Однако меня беспокоит то, что ты можешь вбить себе в голову, будто я испугалась. Другими словами, обо мне ты подумал в самую последнюю очередь, правда? Это я и должна была тебе высказать.
        Чар повернулась и вышла, в душе лелея надежду на то, что он бросится за ней. Но он не бросился. И уже в своей комнате Чар, упав на постель, разразилась в подушку беззвучными рыданиями: дети не должны слышать ее плач.



        Глава десятая

        Следующие несколько дней Чар провела в раздумье. Почему она не подождала, почему не сказала «давай поговорим о нашей жизни утром», когда она смогла бы трезво оценивать события, не дать гневу затмить разум? Почему не указала на непоследовательность, нелогичность в его речах? Почему была так нетерпима?
        И самое главное, почему не сказала о своей любви?
        Возможно, тогда бы удалось изменить ситуацию. Теперь она никогда не узнает, что было бы: Майкл уехал.
        Она и дети распрощались со старым викторианским особняком и переехали в свой дом. Соседи обрадовались их возвращению - строительные работы, а вместе с ними и шум ушли в прошлое. Они даже устроили небольшую вечеринку: было приятно увидеть старых друзей, по которым скучали пару месяцев.
        Однако в каждой бочке меда есть ложка дегтя - недоуменный вопросительный взгляд близнецов.
        - А где мистер Гекко?
        Ронни беспокоился снова и снова, глаза точно блюдца.
        - Мама, он должен приехать посмотреть наш дом.
        И Рикки, который особенно сблизился с Майклом после случая на пирсе, все повторял:
        - Я сохранил монетки из Диссиленда для него.
        Дети сильно скучали, особенно Рикки, который, словно улитка, сворачивался в раковине и прятал эмоции внутрь. Казалось, они не понимают объяснений матери, что Майкл уехал во Флориду. Однажды, когда близнецы услышали знакомое название штата по телевизору, они оба приклеились к экрану в надежде увидеть родное лицо их большого друга.
        Чар обзвонила друзей, знакомых и клиники в поисках хорошего психолога. Она хотела, чтобы Рикки обследовали, но, как и ожидала, необходимы были консультации для всей семьи. Наблюдая всех трех, специалист мог сделать необходимые заключения о поведении ребенка в реальных, обычных для него условиях жизни. Затем она могла получить рекомендации к действиям, направленным на улучшение состояния малыша.
        По Майклу Чарин скучала ужасно. И оставалось одно дело, которое она могла разрешить для него. Она решилась сделать то, о чем он просил ее несколько недель назад, - поехать к дяде и всеми правдами и неправдами убедить того прекратить свою борьбу и очистить территорию пляжа.
        Чувствуя холод в позвоночнике, но вооруженная решимостью, Чар отправилась на пляж. В этот раз дядя Зак был дома, паковал вещи.
        - Что ты делаешь? - спросила Чар с удивлением в голосе. - Ты прекратил борьбу?
        - Борьбу? - Он посмотрел на племянницу так, точно та тронулась умом. - Какую борьбу?
        - Дядя Зак, ты прекрасно знаешь, о какой борьбе идет речь!
        - А, должно быть, ты имеешь в виду мое слабое повстанческое движение против огромной корпорации.
        - Да, именно.
        - Ах, это в прошлом. Вот, подай-ка мне то весло. Думаю упаковать его вместе с мачтой.
        - Дядя Зак, ну-ка рассказывай.
        - Да нечего рассказывать. Мы проработали все вопросы с твоим Майклом Греко. - Дядя покачал пальцем у нее перед носом. - Это первый нормальный парень, который тебе повстречался. Ты уж держись за него. Он умеет делать дела.
        - Умеет, только он уехал.
        - Уехал? Куда уехал?
        - Во Флориду.
        - Жаль. Может, тебе тоже стоит совершить маленькое путешествие, хмм?
        Чар раздраженно всплеснула руками:
        - Да дядя Зак, расскажи, что произошло?
        - Мы договорились кое о чем, я и Майкл. Идея, конечно, моя. Знаешь, люди всегда говорили, что у меня талант рассказчика. И я думаю, они правы. На самом деле я убедил твоего парня в том, что история нашего края - ценность, которую мы не должны потерять.
        - Неужели? - Чар видела, как дядя распаляется больше и больше.
        - Майкл сказал: если я подпишу бумаги на выезд, то он обещает построить здесь музей, в котором будут храниться записи о людях, морских животных, обитавших тут многие годы, о саблезубых тиграх и первых миссионерах Своеобразная душа курорта. Украсит, возведет декорации и все такое. А я буду хранителем музея.
        - Ты шутишь!
        - Нет, у нас будет профессиональный музейный работник, конечно, а я сойду в качестве консультанта. Я занимался воплощением нашей идеи последнее время… встречался с людьми, претворял идею в жизнь. Знаешь, сколько часов провел в законодательном собрании? У-у! - Старик скорчил гримасу. - Думаешь, плохая идея?
        - Замечательная.
        - Да, а все твой Майкл Греко. Скажу, держись этого парня, не пропадешь.
        Если бы только она могла…
        Чар пригласила дядю на ужин в честь Дня благодарения. Она не хотела устраивать торжество, но в то же время ругала себя: конечно, без Майкла праздник не получится таким веселым, но почему нужно лишать себя светлых минут?
        - Взращиваешь жалость к себе, милочка. - Она сама себя презирала. От таких слов становилось только хуже.


        Майкл чувствовал, как одиночество наваливается на него. Он уже и забыл, что это такое - быть одиноким. Когда ушла Грейс, ярость и обида бушевали в его сердце в ночные часы, а теперь…
        В первый момент он разозлился на слова Чар, но чем больше размышлял, тем сильнее убеждался в ее правоте. Она видела суть вещей, с которыми ему не доводилось иметь дело раньше. Смешно, вот, оказывается, как он пользуется своей стерильностью - точно щитом? Майкл представил себе свой щит, своего рода секретное оружие, которым он обороняется от жизни. Чар права: время собирать камни, на досуге ему нужно подумать над этим.
        Майкл полностью отдался работе. Строительство набирало темп, и он работал с рассвета до заката, пока предметы не начинали отбрасывать длинные тени. Чем быстрее он закончит с проектом, тем скорее поедет на Западное побережье. Не за горами тот момент, когда ему позволят вернуться.
        И тут же разум подбрасывал вопрос: а хочет ли он возвращаться? И следовал простой ответ: не просто хочет, а умирает от тоски.
        В воскресенье Барни Хиггс, сослуживец, пригласил его посетить океанариум. Майкл знал, что нуждается в передышке, и идея посмотреть на различных рыб, китов-убийц, увидеть шоу дельфинов была весьма кстати.
        Дельфины показались Майклу забавнее других морских рыб и животных. Ведущая шоу, молодая девушка в водонепроницаемом костюме, давала различные комментарии по ходу представления, и именно ее слова заставили его призадуматься.
        - Вот Фредди, наш молоденький дельфин, - сказала она в микрофон. - Мама Фредди умерла вскоре после его рождения. Однако Джиджи, родившая детеныша за месяц до печального события, тут же приняла его. Их маленькая семья очень крепкая, и вряд ли кто-то из них помнит, что они не связаны кровными узами.
        - Явление вполне распространенное в дикой природе, - заметил Барни, когда они шли к аквариумам. - Мать убивают, а другие животные принимают детеныша в свою семью. Иногда приемные родители относятся к иному классу или виду фауны. Совсем как люди. - Он рассмеялся. - В сущности, мы все животные.
        Вначале Майкл не придал значения словам Барни, но образ малыша Фредди стоял перед ним несколько дней, и он продолжал удивляться, как быстро другой дельфин взял на себя тяжелую ответственность материнства.
        Его вдруг осенило: он сделал неверный шаг, не принял условия игры всех населявших планету. Разве мог бы он любить мальчиков Чар больше, будь они его плотью и кровью? Весь животный мир был мудрее его.
        - Да что же со мной, черт возьми, творится? - мрачно обращался он к своему отражению в зеркале в гостиничном номере. - Что… я был сумасшедшим все эти годы?
        - Да, - отвечало зеркало. - Сумасшедшим, занимающимся саморазрушением, грозившим похоронить свою собственную жизнь в пепле.
        - Ты прав, - продолжал Майкл диалог с самим собой. - На Западном побережье меня ожидает рай, а я тут, во Флориде, разговариваю с зеркалом.
        Что ему теперь прикажете делать? Упорно работать, как он и предполагал, и посмотреть, что же из всего этого выйдет.
        На следующий день Майкл позвонил в офис Рио-де-Оро, но на этот раз трубку сняла Чар.
        - Майкл, это ты?
        - Я, - ответил он, - привет. - Звук ее голоса по-прежнему будоражил его чувства.
        - Привет, - откликнулась Чар. - Я пришлю тебе некоторые документы на подпись, хорошо?
        - Конечно. - Только говори, не останавливайся. Если закрыть глаза, можно представить прелестный рот, из которого рождается столь чувственный голос.
        - Как дела? - спросила молодая женщина.
        - О, замечательно. Все складывается очень удачно.
        - Я видела дядю Зака и теперь в курсе вашего плана.
        - Неплохая затея?
        - Похоже, что так.
        - Хорошо. - Голос был таким удивительным, что, казалось, протяни он руку и сможет дотронуться до нее. - Как мальчики?
        Чар запнулась.
        - В порядке.
        Лица близнецов внезапно предстали перед ним.
        - Они скучают по мне? - Его голос слегка охрип.
        Она молчала. Пальцы Майкла, сжимающие трубку, напряглись.
        - Чар! Ты меня слышишь?
        - Да. - Совершенно ясно: она пытается справиться с волнением. - Конечно, мальчики скучают по тебе.
        Ее голос задрожал, и Майкл забеспокоился:
        - Чар, что с тобой?
        - Ничего.
        - Чар! Что-то не так. Что случилось?
        - Ничего. - Она тихо засмеялась. Или заплакала? - Совсем ничего, за исключением того, что мы все скучаем по тебе. - Ее голос внезапно затих, затем она быстро сказала: - Теперь я должна идти. До свидания.
        - Чар!
        На другом конце провода раздались гудки.
        От одного ее голоса у него холодели внутренности. Безумие. Он должен уехать из Флориды. Должен возвратиться туда, где его жизнь будет насыщенной и полноценной.


        Повесив трубку, Чар застонала и вытерла слезы. Как неприятно быть одной из тех женщин, кто плачет по телефону и умоляет мужчину вернуться. Телефон зазвонил снова, но она решила не обращать внимания на настойчивое дребезжание, однако в последний момент не выдержала и схватила трубку.
        - Чарин Вулф слушает.
        - Чар! Я возвращаюсь.
        Майкл?! Сердце подпрыгнуло, и ей стало трудно дышать.
        - Возвращаешься? Ты уверен?
        - Да, уверен. - Наступила пауза, затем он добавил: - Ты хочешь, чтобы я вернулся?
        - Да. О да! - Слезы заструились из глаз. Она слишком взволнованна и не в силах себя контролировать.
        - Ты плачешь? - спросил он.
        - Нет, - робко солгала Чар.
        - Ты плачешь. - В его голосе послышался укор.
        - Не обращай внимания. Я хочу знать, почему… ты возвращаешься. Работа над проектом завершена?
        - Остались мелочи. Здесь могут справиться без меня. Я выезжаю. Мне необходимо увидеть тебя и мальчиков.
        - Ты осознаешь степень ответственности? Ты уезжаешь по собственной воле?
        - Именно. Если они сочтут мой поступок непростительной глупостью, пусть увольняют.
        Чар не знала, что и ответить: такой неожиданный поворот.
        - Майкл, а что, если они так и сделают?
        - Тогда я найду другую работу. Черт возьми, буду ловить рыбу с дядей Заком, уж если на то пошло. - Его голос стал нежным, теплым, как раз таким, каким она любила его вспоминать. - Ты готова к моему приезду? Я буду на месте в течение недели.
        - Я буду ждать.
        - Прекрасно.
        Чар положила трубку на рычаг и осталась стоять посреди кабинета. Мелкая дрожь сотрясала тело. Что все это значит? Робость охватила ее. Но она будет готова к его приезду. О, милый, конечно, она будет готова!


        В пятницу в три часа пополудни Чарин узнала о его прибытии и, услышав приятную весть, со всех ног помчалась наверх. На третьем этаже мельком взглянула на открытые двери лифта и бросилась к лестнице. Наконец-то четвертый этаж, вот и его кабинет. Она промелькнула перед изумленными глазами Лены, даже не спросив, свободен ли босс, ворвалась в комнату и упала в его объятия.
        - Майкл! - кричала она, осыпая его лицо поцелуями. - Ты любишь меня?
        - Да, - с готовностью ответил он, крепко прижимая ее к груди. - Я люблю тебя.
        - Превосходно. - Чар почувствовала облегчение, и ее лицо просияло. - Тогда ты ведь захочешь взять меня в жены? Потому что я хочу заняться с тобой любовью немедленно.
        - Мисс Вулф, пожалуйста. - Голос звучал прямо за спиной. - Это общественное место, офис, а не бар для одиноких сердец.
        Отпрянув, Чарин повернулась на каблуках и встретила неодобрительный взгляд миссис Легхорн.
        - О, - вспыхнула молодая женщина. - Я не… я имела в виду…
        - У нас очень важное совещание, и вы мешаете. - Пожилая дама невозмутимо продолжала прерванную беседу, словно ничего и не произошло. - Мистер Греко не соблаговолил объяснить свое странное поведение. Ему полагается находиться во Флориде, а не здесь.
        - И я пытаюсь объяснить миссис Легхорн, - заговорил Майкл, - что больше не намерен отчитываться в своих действиях перед советом директоров. И всякие «полагается» не по мне.
        Миссис Легхорн округлила глаза.
        - Оставьте ваши «ахи» да «охи», - строго продолжала она. - Мы осведомлены о причинах вашего приезда. Наша компания обладает хорошими источниками информации. Не пытайтесь пустить пыль нам в глаза.
        Майкл посмотрел на Чарин и усмехнулся.
        - Они все знают. - Он пожал плечами.
        - Все? - Чар посмотрела на миссис Легхорн и улыбнулась, чувствуя себя абсолютно счастливой. И только один вопрос не давал ей покоя: заслуживает ли она такого счастья.
        Миссис Легхорн неодобрительно махнула рукой и продолжала:
        - Вы же знаете, что именно вас прочат в вице-президенты. Существуют планы по урегулированию этого вопроса. На следующей неделе состоится заседание совета директоров.
        Майкл снова безразлично пожал плечами и беззаботно отмахнулся:
        - Планы могут измениться.
        Миссис Легхорн метнула в молодого человека мрачный взгляд.
        - Итак, вас наше предложение не интересует?
        - У меня возникли некоторые вопросы. Я буду работать здесь, в Калифорнии?
        Миссис Легхорн вздохнула, как если бы ей пришлось уговаривать упрямого подростка.
        - Это часть нашей сделки, конечно. Мы учли ваши пожелания. - И дальше вполоборота к Чар: - Новая порода должностных лиц. Такие предприимчивые и такие настойчивые. - Затем она повернулась к Майклу и добавила: - Полагаю, мы можем смириться с вашими требованиями. - Она выжидающе посмотрела на него. - Так что скажете?
        Майкл улыбнулся.
        - Скажу, ваши обещания заманчивы. Но все зависит от того, согласится мисс Вулф выйти за меня замуж или нет.
        Чар просияла.
        - Мисс Вулф с удовольствием примет ваше предложение, мистер Греко, - сказала она.
        Он счастливо улыбнулся и поднял глаза на пожилую женщину.
        - Тогда мне кажется, мы договорились.
        Миссис Легхорн вздохнула с явным облегчением.
        - Хорошо. - Она улыбнулась молодой паре. - Превосходно. Можете обняться.
        На лице Майкла появилось выражение легкого шока.
        - Миссис Легхорн!
        Она снисходительно замахала руками.
        - О, поцелуйте наконец вашу невесту. А я удалюсь и подготовлю документы. - И пожилая дама горделиво вышла из кабинета, не забыв плотнее прикрыть за собой дверь.
        Майкл повернулся к Чар и прижал ее к груди.
        - Дай мне обнять тебя, - нежно сказал он. - О, милая моя, я так сильно скучал по тебе.
        - Я тоже. Я очень сильно люблю тебя, Майкл, - пробормотала она, прикрывая глаза и погружаясь в пучины восторга. Неужели все это происходит на самом деле? Она выходит замуж за мужчину своей мечты. И тут тревожная мысль заставила ее очнуться. - Майкл! - Чарин отодвинулась и взглянула на него. - Мальчики…
        - Как долго нам надо подождать, прежде чем мы попросим их называть меня папой? - спросил он.
        - Достаточно двух секунд, - удовлетворенно ответила Чар. Теперь мозаика ее жизни была собрана полностью.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к