Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Морган Рэй: " Невеста По Почте " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста по почте Рэй Морган


        У героинь трех романов, вошедших в специальный «весенний» сборник, разные судьбы, разные характеры, но их объединяет одно: вера в счастливую силу любви.
        Ведь любовь… и еще раз любовь составляет смысл человеческой жизни.

        Рэй Морган
        Невеста по почте

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Джо Кэмден и не предполагал, что окажется столь сентиментальным: когда он вышел из машины и взглянул на старое, обветшалое здание, в его душе что-то дрогнуло и к горлу подступил комок.
        Дом. Он остался таким же, несмотря на отсутствие своего хозяина, пятнадцать лет назад в спешке покинувшего его.
        - Ты будешь скучать, - уверенно заявила тогда Энни Эндрюс, покачав седой головой, когда Джо заехал в ее небольшое заведение - нечто вроде почты и универсального магазина одновременно - запастись необходимыми вещами для путешествия автостопом. - Аляска обязательно будет тянуть тебя обратно.
        - Только не меня! - твердо заявил Джо и даже усмехнулся. - Я собираюсь жить в больших городах и радоваться их ярким огням.
        - И девушкам, - добавила она. - Это правда, у нас здесь для вас, молодых парней, девушек маловато. Неудивительно, что вы сбегаете отсюда.
        Сейчас он лишь усмехнулся, вспомнив тот день и все, через что прошел с тех пор. Энни оказалась в чем-то права. Великолепие Аляски - белые вершины гор, изумрудные лесные поляны, реки в ущельях - все еще волновало его. Но это уже перестало быть его домом. Джо Кэмден теперь всецело принадлежал Лос-Анджелесу.
        Здесь все осталось по-прежнему. Как будто ничего не изменилось с того далекого дня. Старый дом, где до сих пор жил его брат, Грег, выглядел таким же обшарпанным. Собственно, Джо ничего другого и не ожидал, а если начистоту, то именно поэтому сюда и вернулся.
        Он услышал шорох и посмотрел в сторону стоявших рядом деревьев. Ему показалось: в подлеске что-то мелькнуло, и воспоминания нахлынули на него с новой силой.
        - Чамп, - пробормотал он, вспоминая друга детства, жизнерадостного пса коричневой масти, который любил прятаться в кустах, а потом неожиданно выскакивать и кидаться хозяину на грудь, стараясь лизнуть его лицо. Не желая думать о смерти Чампа, случившейся, когда самому Джо шел девятнадцатый год, он направился к кустам и раздвинул ветки в том месте, где заметил движение, как будто действительно верил, что сможет обнаружить там собаку. - Чамп?
        Неожиданно чьи-то зубы сомкнулись у Джо на руке, и он отдернул ее, выругавшись.
        - Какого черта?…
        Из кустов выскочил мальчуган и бросился бежать так быстро, как только позволяли его пухленькие короткие ножки.
        - Эй! - крикнул Джо ему вдогонку, но малыш не обернулся. Он продолжал мчаться к дому, спотыкаясь, но не сдаваясь, как будто сам дьявол преследовал его. - Эй, я тебе ничего не сделаю! - уже менее решительно крикнул Джо вслед мальчику. На руке остался четкий отпечаток зубов. Такое раньше случалось, и довольно часто, когда они с Грегом были детьми. Но тогда-то он бы Грегу спуску не дал!
        Странный день! Слишком многое напоминало ему прошлое. Чамп давно умер, а этот мальчик не Грег. Но как он оказался в доме Грега?
        Джо с холма спустился вниз, следуя за мальчиком. Не успев пройти и нескольких футов, он увидел женщину, вышедшую на веранду. Она подняла руку, защищая глаза от солнца, ярко осветившего ее лицо.
        - Расти! - обратилась она к бежавшему к ней мальчику. Подняв глаза и увидев Джо, она застыла от неожиданности.
        Джо сроду не видывал на Аляске таких женщин. Здешний суровый климат требовал соответствующей одежды. А эта женщина была в белом шерстяном костюме и в туфлях на каблуках. Ее платиновые волосы, создававшие мерцающий ореол вокруг лица, были уложены элегантно и очень умело, переливаясь на солнце. Казалось, она стоит в луче золотого света.
        Кто эта женщина и что она делает в доме его брата?
        Чинна Синклер увидела мужчину, спускающегося с холма, заметила машину позади, и ее губы пересохли.
        - Черт возьми, - тихо прошептала она. Он уже видел Расти! Теперь поздно прятать мальчика даже на первые несколько минут знакомства.
        Расти бросился к ней, обвив ручонками ее колени и уткнувшись лицом в юбку.
        Может, будет даже лучше, если они разберутся с этой проблемой в самом начале. Но почему мужчина ничего не говорит? Почему просто стоит и смотрит на нее?
        - Иди в дом, - сказала она сыну, мягко отнимая его руки от своих колен. - Побудь с Кимми, пока я поговорю с этим дядей.
        Кого она хотела обмануть? Время для игры в прятки и сочинения историй прошло. По пути от самого Чикаго, в течение всего перелета из Анкориджа на маленьком шестиместном самолете и даже в машине летчика, любезно согласившегося подвезти их от аэродрома, она думала о том, что скажет, когда встретится с ним. Но сейчас все изменилось. Он видел Расти и, конечно, понял, что его невеста по переписке, красивая молодая женщина, которую он ждал, приехала с лишним багажом. И теперь она не знала, стоит ли спускаться с крыльца, чтобы поприветствовать этого внушительных размеров мужчину, за которого она надеялась вскоре выйти замуж. Она прекрасно понимала, сколь неподходяще одета для этой местности, но костюм выбрала намеренно, так как хотела предстать перед будущим мужем во всей красе, а имидж, как любил повторять ее начальник в Чикаго, - это все! В результате Чинна предпочла не спускаться.
        Вдруг она ему не понравится? Вдруг ему не понравятся ее дети? Она должна убедить его, у нее просто нет другого выбора!
        Глубоко вздохнув, она заставила себя улыбнуться.
        - Привет! - крикнула она. - Наверное, мы разминулись с вами на аэродроме. Нас подвез летчик.
        Ее голос заставил мужчину выйти из оцепенения, и он медленно направился к дому. Она облизнула пересохшие губы и приветливо улыбнулась.
        - Надеюсь, вы не возражаете. Дверь была не заперта, и я… я вошла внутрь.
        Он подошел ближе, и Чинна смогла его разглядеть. Вообще она скептически отнеслась к той фотографии, которую он ей послал. На ней был запечатлен очень красивый мужчина. Скорее всего, фотография была сделана лет десять назад или вообще принадлежала не ему.
        Но фотография не лгала. Это был тот же человек, без сомнения. Широкие плечи, темные волосы и блеск синих глаз делали его даже более привлекательным, чем на фотографии. На нем были джинсы и короткая кожаная куртка, но ни то, ни другое не выглядело старым или грязным. Наоборот, его одежда казалась слишком модной для этой местности.
        Мужчина уже подошел к веранде и стал, хмурясь, подниматься по лестнице, как будто присутствие женщины озадачило или рассердило его.
        - Здравствуйте, - сказала она, протягивая руку и снова приветливо улыбаясь. - Я Чинна Синклер и очень рада видеть вас.
        Он взял протянутую руку, затем посмотрел ей в глаза и недоуменно покачал головой.
        - Что здесь происходит? - спросил мужчина, стараясь прочитать ответ в ее глазах. - Где Грег?
        Последний вопрос потонул в визге, раздавшемся из дома, и звуке, не оставляющем сомнения в том, что что-то разбилось. Чинна, пробормотав: «Пойду посмотрю, что случилось», поспешила к детям.
        Джо последовал за ней, но, переступив порог, сразу остановился, окидывая взглядом знакомую картину. Все выглядело так же, как и перед его отъездом. Грег ничего не изменил.
        На стене по-прежнему висел портрет деда. Суровый взгляд первопроходца был устремлен на внука с тем же выражением неодобрения. Джо посмотрел на стоявшую в углу лопату для уборки снега - ту, занозы от которой мучили пальцы дольше, чем снег лежал на земле; на высокий элегантный сервант, в котором его мать держала свою любимую посуду и фарфоровые статуэтки. Сейчас в нем осталось только несколько вещиц - те, к которым она не питала особых чувств, остальное, по всей видимости, мать забрала с собой, когда переехала в Анкоридж пять лет назад. Больше ничего не изменилось.
        Ничего, кроме самого Джо.
        Женщина, представившаяся Чинной Синклер, наконец вернулась, и Джо пришлось зажмуриться, как от яркого солнечного света, который, казалось, сопровождал ее повсюду. Она, несомненно, красива, но ее образ совершенно не сочетался с дикой природой Аляски. Видимо, она была подругой Грега, хотя трудно даже представить, где брат мог ее встретить. Грег не ездил в город, а она определенно не местная. Но с другой стороны, что он мог знать о своем брате после стольких лет? Будь сам Грег здесь, Джо не пришлось бы мучиться догадками.
        - Я… я должна представить вас своим детям, - произнесла женщина, чуть заикаясь, что заставило его взглянуть на нее с удивлением. Почему она так нервничает? - Это Расти. Ему пять. А Кимми три года.
        Посмотрев вниз, Джо наткнулся на две пары широко открытых глаз. Он улыбнулся и кивнул им.
        - Привет, ребята!
        - Дети, - сказала женщина, - это мистер Грег Кэмден. Я… я думаю, пока вам следует называть его мистер Кэмден.
        Она думает, что он и есть Грег? Сумасшествие какое-то!
        Не дав ему открыть рот, она взяла его под руку и обратилась к детям:
        - Идите, порисуйте немного. Мне надо поговорить с мистером Кэмденом.
        Женщина вся дрожала. Почему она так волнуется? Взглянув на ее шелковистые волосы, он уловил слабый аромат роз. Она казалась такой маленькой, тонкой.
        Дети наконец ушли, и женщина повернулась к нему. Он встретил взгляд ее темных глаз, но в нем уже не было настороженности или страха. Эти огромные глаза излучали теплоту и нежность.
        - Хорошо, - прерывисто сказала она. - Теперь мы можем поговорить.
        - Послушайте… - Джо поспешил начать разговор, надеясь как можно быстрее прояснить возникшую путаницу.
        Но она покачала головой, все еще держа его руку, и, глядя ему прямо в лицо, произнесла:
        - Нет, вы послушайте! Я знаю, что это нечестно. Я знаю, что должна была предупредить вас. Но… но так случилось, и так должно было случиться. Если мы вам не нужны, я это пойму. Но вы должны дать нам шанс. Вы не можете просто отказаться от нас, не дав нам ни единой возможности.
        Джо смотрел на нее в полном недоумении. Он совершенно не понимал, о чем она говорит.
        - Я не рассказала вам о Расти и Ким, - продолжала объяснять женщина, - это моя ошибка. Но я хотела, чтобы вы сначала увидели их, а потом приняли решение. Я хотела, чтобы вы получше узнали их. Они хорошие дети - действительно хорошие. Они вам понравятся - вот увидите!
        Визг, донесшийся из другой комнаты, заставил ее вздрогнуть, но Чинна смогла изобразить улыбку, несмотря на то что Джо отрицательно покачал головой.
        - Послушайте, дети здесь совсем ни при чем!
        - Я знаю! - Она прервала его, жестом показывая, что это самая естественная реакция. - Конечно, нет. У вас на Аляске детей не слишком много. Поэтому вы ничего о них не знаете, в этом все дело?
        - Знаете, в чем дело? - наконец произнес он. - Дело в том, что я не Грег.
        Ее глаза расширились, она долго не отрываясь смотрела на него. Потом выражение недоверия появилось на ее лице.
        - О, понимаю, - сказала она. В голосе появились металлические нотки, а глаза уже холодно взирали на него. - Вы таким образом хотите выпутаться из всего этого, не так ли?
        - Нет, - ответил Джо, уже еле сдерживая смех. Запустив руку в темную шевелюру, он озадаченно взглянул на нее. - Послушайте, это правда! Я не Грег. Я даже не знаю, что вы здесь делаете.
        - Я приехала, чтобы выйти за вас замуж. Помните?
        - Выйти замуж?… - Он едва не лишился дара речи, а дыхание на мгновение остановилось. Он не мог двигаться, а только стоял и, не мигая, смотрел на нее сверху вниз.
        - Да, выйти замуж. - Женщина попыталась улыбнуться, но улыбка вышла вымученной. - Мы же договорились…
        - Это невероятно! Выйти замуж… - Он подумал о своем брате, его стремлении к уединенности и снова покачал головой. - Нет, этого не может быть!
        Ее глаза сузились, красивые губы решительно сжались. Обернувшись, она вытащила из своей сумочки конверт и протянула ему:
        - Как в таком случае понимать это?
        Конверт был вскрыт. Внутри лежало письмо с фотографией. Письмо было от брата. На фотографии был Джо.
        - Договор есть договор, мистер, - твердо сказала женщина. - Вы обратились в брачное агентство. Вы ознакомились с обширным каталогом и выбрали меня. И я приехала!
        - Это шутка, да?…
        Мгновение она смотрела на него, потом вскинула голову и направилась в кухню, на ходу снимая жакет.
        - Здесь есть какой-нибудь фартук? - поинтересовалась женщина, схватила большое кухонное полотенце и повязала его вокруг талии, не дождавшись ответа.
        - Что вы делаете? - спросил он, следуя за ней, все еще растерянно сжимая в руке конверт.
        - Хочу приготовить вам что-нибудь поесть. Я собираюсь готовить.
        - Вам не обязательно готовить на меня!
        - Почему нет? Разве вы не голодны?
        Голоден? Впрочем, после его завтрака прошел уже не один час…
        - Да, конечно, только…
        - Тогда я приготовлю вам еду! - решительно заявила она, открывая холодильник и заглядывая внутрь. - Считайте это испытанием - ну, как при приеме на работу.
        - Бред какой-то! - Джо покачал головой.
        - Я тоже так думаю, - спокойно произнесла она, доставая яйца и бекон.
        Он откинулся назад и облокотился на стол, наблюдая за ней. Джо хотелось ущипнуть себя. Может быть, ему все снится? Это походило на сбывшуюся мечту - такая женщина здесь и готова на все, даже…
        Нет, он не будет об этом думать! Иначе возникнут большие неприятности, которые ему совсем не нужны.
        - Я не разыгрываю вас, правда, - мягко сказал Джо. - Но я просто не могу поверить, что такая женщина, как вы, была вынуждена прибегнуть к помощи… к помощи почты… чтобы найти мужчину. - Он скривился. - Просто не укладывается в голове.
        - Послушайте, вы выбрали меня из каталога. Наверное, вам во мне что-то понравилось. Вы послали мне замечательное письмо и вашу фотографию. Вы подписали договор с агентством. - Она вглядывалась в его синие глаза, пытаясь найти в них ответ. - Вы оплатили мой перелет. О чем вы думали? Что все это игра? Что я никогда не появлюсь здесь?
        - Все это сделал мой брат Грег, - попробовал он снова все объяснить. - Меня зовут Джо. Это был не я!
        Она взяла его за руку и посмотрела прямо в лицо умоляющим взглядом огромных глаз.
        - Дайте мне шанс! Пожалуйста! Я буду хорошей женой. А мои дети… - Она заморгала, и на мгновение Джо испугался, что ее глаза наполнятся слезами. - Они хорошие ребята. Вы только подождите. Они не доставят вам никаких хлопот. Вы их полюбите.
        Любовь к детям никак не входила в его ближайшие планы на жизнь, но Джо невольно признал, что уже почувствовал определенный соблазн, ведь были и другие аспекты предложенного… Ему нравились ее большие карие глаза, ему нравились очертания ее фигуры, проглядывавшей под бледно-розовым шелком блузки, ему нравилось, как она поджимала нижнюю губу, когда злилась на него.
        Из гостиной опять раздался крик, и неожиданный грохот сотряс дом.
        - Да, эти восхитительные дети… - пробормотал Джо, когда женщина бросилась из кухни, затем отправился следом. - Никак не могу нарадоваться на них, такие они замечательные!
        Пока не появится Грег, предполагается, что он должен исполнять роль кандидата в мужья. Остается только хорошенько обдумать, в чем именно заключается эта роль.
        Джо нахмурился и покачал головой. Они с Грегом никогда не были близки. В какой-то степени их можно было сравнить с Каином и Авелем. То, что Джо называл черным, Грег объявлял белым. Когда Джо хотелось тишины, Грег включал радио на полную громкость. Когда Грег поздно приходил домой, Джо чаще всего запирал дверь. Когда Грег что-то спрашивал, Джо пытался ответить ему как можно более ядовито, а когда Джо смеялся, Грег находил способ испортить брату настроение.
        Теперь же этот отшельник, этот обитатель гор решил найти себе жену, так получается? Бессмыслица какая-то! Значит, эта женщина, эта Чинна Синклер не лгала и действительно приехала потому, что Грег… ради всего святого! Заказал ее по каталогу?
        Его брат, Грег, собирался взять в жены эту замечательную женщину?
        - Только через мой труп! - вслух произнес Джо, думая о широко раскрытых карих глазах. - Этого не должно произойти. Мне нужно отправить ее обратно как можно скорее.
        К сожалению, это наверняка окажется нелегко. Единственная возможность уехать отсюда - почтовый самолет, но кто знает, какое у него сейчас расписание. Других способов, кроме грузовика или машины, не было. Сам он не может уехать. Он должен найти Грега.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Все шло совсем не так, как она планировала! Чинна подняла маленький столик и вазу, к счастью сделанную из прочной керамики и поэтому не разбившуюся. Она с беспокойством взглянула на аквариум с золотыми рыбками, стоявший на подоконнике. К счастью, рыбки пока не пострадали. Кимми испуганно смотрела на нее, засунув большой палец в рот, а у Расти дрожала нижняя губа. Чинна, поколебавшись, вздохнула с сожалением и обняла детей.
        - В чем дело, Расти? - спросила она сына, инстинктивно чувствуя, что, кроме опрокинутого стола, мальчика беспокоит что-то еще. Под ее взглядом его серьезное личико сморщилось, и он уткнулся в ее грудь.
        - Я укусил этого человека. - Расти тихо всхлипнул. - Я укусил его!
        - Какого человека? Грега Кэмдена?
        Он кивнул, казалось, еще немного - и он заплачет.
        - Ты укусил его? Ты хочешь сказать - зубами?
        Расти скорчил гримасу и шумно изобразил захлопывающиеся челюсти.
        - Вот так, - сказал он со слезами в голосе. - Прости меня, мамочка! Я н-н-не хотел.
        Чинна вспомнила, как сын бегом спускался с холма, а Грег шел за ним…
        - Он что-нибудь сделал тебе? - спросила она, с беспокойством оглядывая его перепачканное лицо.
        - Я прятался. Я думал, что он хочет схватить меня. И я сделал так! - Он снова изобразил укус, при этом его глаза просияли. Было видно, что мальчику начинает нравиться повторять эту историю. - Я сделал ему больно, - сказал он с нотками удовлетворения в голосе. - Он закричал.
        - О, Расти! - в ужасе выдохнула Чинна, прижимая его к груди и качая. - Лучше бы ты этого не делал!
        Ее сын укусил человека, женой которого она хотела стать! Чинна закрыла глаза. Предполагала ли она, что ситуация настолько выйдет из-под контроля? Она глубоко вздохнула и расправила плечи. Должен же быть способ, чтобы спасти положение. Но найти его необходимо как можно скорее.
        - Пойдем, - сказала она Расти. - Пойдем в другую комнату. Тебе надо извиниться.
        Он отстранился, сияющие глаза наполнились ужасом.
        - Обязательно?…
        - Да, обязательно! Пойдем. И будь искренен.
        Он шел рядом с ней крадущейся походкой, пытаясь спрятаться за ее юбку на протяжении всего пути в гостиную, где ждал укушенный им человек.
        - Расти говорит, что укусил вас, - сказала Чинна, переступив порог гостиной. - Он хочет извиниться.
        - А, да! - Джо уже забыл об этом. Он вытянул руку и посмотрел на нее. Следы от укуса все еще были достаточно отчетливы, но кожа не пострадала. Пожав плечами, он улыбнулся мальчику. - Ничего страшного! Детский укус. Хочешь посмотреть, как меня укусил мой брат, когда ему было лет десять? - Джо закатал рукав и показал длинный, неправильной формы шрам на своем бицепсе. - Вот это я называю укусом, - сказал он не без гордости. - Кожа была разорвана. Пришлось вызывать медсестру, чтобы наложить швы.
        Расти уставился на него широко открытыми глазами, но если Джо и надеялся с помощью старой истории сблизиться с ребенком, то таким образом завоевать доверие мальчика ему не удалось. Расти испугался.
        Джо заглянул в наполненные страхом детские глаза и пожал плечами. Да, он не умеет ладить с детьми. И никогда не умел. К тому же ему совершенно не нужна дружба с ребенком, которого он никогда больше не увидит после того, как… В этом-то все и дело, думал он, опуская рукав. После чего?… Надолго ли он останется и в сколь близкие отношения им придется вступить? Взглянув на милое лицо Чинны, он не нашел ответов ни на один из своих вопросов.
        - Нам нужно поговорить, - спокойно сказал Джо.
        - Конечно, - отозвалась она сухо. - Но сначала мне надо накормить детей. Они ничего не ели с утра. Я приготовлю что-нибудь для всех нас и уложу их спать, а затем мы сможем обсудить правила игры.
        - Правила игры? Я только хочу поговорить, а не состязаться на ринге.
        Она вскинула голову и подарила ему дерзкую улыбку, которая не придала теплоты ее глазам.
        - Вы получите и то, и другое, - сказала она, повернувшись. - Готовьтесь!
        Он отдал ей бойскаутский салют, но она уже не увидела этого, выходя из комнаты вместе с Расти, державшимся за мать и оглядывавшимся в страхе, что этот сердитый дядька со шрамом на руке может пойти за ними.
        Поладит ли мальчик с Грегом? Ведь брат не отличался ни нежностью, ни тактом. Недалекий и нелюдимый, типичный обитатель гор, не нуждающийся в человеческом обществе, - таким запомнил Джо Грега. Теперь, стало быть, тот захотел жениться! Осталось лишь предположить, что женщине, появившейся у него на пороге с двумя детьми в придачу, не шибко повезет. Скорее, ей больше повезет, если она успеет убраться отсюда до приезда Грега.
        Но где же все-таки хозяин дома? Почему он не встретил свою невесту?
        Джо снова бегло осмотрел комнату. На удивление чистая… Правда, в раковине посуда с достаточно свежими остатками еды. Открыв дверь кладовой, он обнаружил, что брат взял снаряжение для похода. Так что если он ушел этим утром, то вернется лишь через несколько дней.
        - Интересно, а что мне сейчас делать с твоей подругой, идиот? - пробормотал Джо. Но вряд ли кто-то мог подсказать ему ответ.
        Услышав шаги Чинны, он обернулся.
        - Мы почти готовы, - сказала она спокойно и деловито. - Я собираюсь уложить их спать после еды. Какую спальню я могу занять?
        - Спальню?! - Она определенно намерена остаться! Нет, надо срочно решать, как отправить ее обратно - туда, откуда она приехала. - А… сейчас я посмотрю.
        В доме было три спальни. В самой большой, которую раньше занимали родители, до сих пор стояла широкая двуспальная кровать. Следующую комнату мать всегда называла зеленой. С хорошей кроватью и красивой мебелью, она использовалась специально для гостей. А в спальне в конце коридора, которую они когда-то делили с Грегом, наверняка все еще стоят две одинаковые кровати, он был в этом почти уверен.
        Джо заглянул в спальню родителей и указал на старомодную кровать.
        - Они могут спать здесь, - сказал он.
        Она огляделась и кивнула.
        - Это было бы отлично! А где мне спать?
        Он открыл было рот, чтобы ответить, и снова закрыл его. Поймал ее взгляд - что-то промелькнуло в нем, и его осенила догадка. Она ведь думает, что он Грег! Она думает, что они почти помолвлены! Забавно. Еще никогда он, Джо Кэмден, не был настолько близок к брачным узам.
        - Вы же не допускаете, что можно спать вместе? - Джо попытался произнести это как легкую шутку, но в результате взглянул на нее с подозрением.
        - Конечно, нет, - чопорно произнесла Чинна. - Только после свадьбы! Как насчет этой комнаты? - спросила она, толкая дверь в среднюю спальню. - Кто спит здесь?
        - Наверное, будете вы, - уже раздраженно ответил Джо. - По крайней мере сегодня. Можете принести сюда свои вещи.
        - Прекрасно! - Она улыбнулась. - Распакуюсь сразу после обеда.
        Он хотел заметить, что распаковывать вещи преждевременно, но Чинна исчезла в кухне.
        - Вы не останетесь здесь! - произнес он вслух, но его уже никто не слышал.
        Дети оказались со странностями. К этому выводу Джо пришел почти в самом начале совместной трапезы. У маленькой девочки, Кимми, были какие-то проблемы с приемом пищи, так как она все время держала большой палец во рту. А Расти ел быстро, то и дело поднимая глаза на Джо, как будто опасаясь, что тот заберет его еду прямо с тарелки, если он не будет присматривать за ним.
        - Природа в этой местности прекрасна, - заметила Чинна. - Когда подлетаешь на самолете, кажется, будто видишь край земли. И леса кругом.
        Джо пробурчал что-то, его внимание привлек Расти с набитыми, как у хомяка, щеками. Он что, готовился к длинной суровой зиме? Или просто хотел наверстать упущенное?
        - Представляю, сколько здесь бывает снега зимой, - продолжила Чинна.
        - А… нет, - пробормотал он, теперь переключив внимание на неизменно держащую во рту палец Кимми. Свободной рукой она взяла горошину и спокойно расплющила ее о свой нос. Джо поморщился и посмотрел на Чинну. Та спокойно вытерла салфеткой нос своей дочери - наверное, делала это каждый день.
        - Нам придется привыкать к новой жизни. Дети всегда жили в городе. И если на то пошло, - добавила Чинна с улыбкой, - я тоже.
        - В каком городе вы жили? - спросил Джо, поддерживая разговор.
        - В Чикаго.
        В этот момент Расти выплюнул изо рта пищу, как будто она была отравлена. Джо подавил в себе стон, напрочь лишившись аппетита. Чинна ловко убрала тарелку с отталкивающего вида содержимым и поставила перед сыном стакан молока, ни словом не прокомментировав случившееся и быстро уничтожая улики.
        - Я заметила, у вас нет телевидения, - сказала она, стирая новую расплющенную горошину с носа Кимми.
        Джо сердито сдвинул брови. Значит, именно так и живут все несчастные родители? Как хорошо, что ему удалось избежать этих радостей!
        - А… нет, телевидения нет. Сигналы здесь слишком слабые.
        - Это хорошо, - сказала она. - Я всегда хотела уберечь детей от телевизоров.
        - Неужели? - Джо бросил салфетку и взглянул на дверь, гадая, не покажется ли невежливым, если он пойдет прогуляться. Хорошая, длительная прогулка позволила бы ему переждать процесс укладывания.
        - Мы привезли с собой записи песен, которые любят дети. У вас есть стерео, так что они смогут их слушать.
        - Детские песни, - пробормотал Джо в надежде, что успеет убежать из дома до того, как начнутся песни о рыбках. Когда-то у него был друг, отец двухлетнего ребенка, и жизнерадостная песня про кита, которую он слышал в их доме, до сих пор преследовала его в ночных кошмарах.
        Чинна заметила выражение отвращения на его лице и прикусила нижнюю губу. Все оказалось гораздо труднее, чем можно было ожидать, но она не собиралась сдаваться! Она привыкла преодолевать трудности. Честно говоря, до сих пор вся ее жизнь только и преподносила ей проблемы, редко радуя подарками. Ее взгляд задержался на сыне и дочери. Бедные дети! А чего она ожидала? Их вытащили из привычного родного дома, заставили просидеть несколько часов в самолете и привели в мрачное старое логово где-то у черта на куличках. А она еще требует, чтобы они образцово себя вели.
        Сон! Вот что им нужно.
        - Здесь нет телефона, - сообщил Джо, и она взволнованно подняла голову.
        Чинна уже заметила отсутствие телефона и сначала обеспокоилась, но затем напомнила себе, что именно поэтому и приехала сюда. Может быть, как раз избыток современных удобств и испортил ее жизнь. Теперь она стремилась к противоположному.
        - Пора спать, - проворковала она, снимая салфетку с шеи Кимми, которая так ничего и не съела.
        - Я не хочу спать, - капризно заявил Расти, потирая глаза и зевая - признаки, по которым Чинна определила, что очень скоро он уснет.
        Джо наблюдал за ними, нахмурившись. Грег сочетался с детьми так же, как маринады с мороженым. У них ничего не получится. Эта женщина должна вернуться в Чикаго.
        Поднявшись из-за стола, он начал относить посуду в раковину, размышляя о том, какой довод сможет убедить ее поскорее убраться отсюда подобру-поздорову. В конце концов, он юрист. Он же недаром потратил столько лет на изучение премудростей логики и искусства аргументации! Вообще это пара пустяков!
        Он вымыл тарелки и сложил их стопкой.
        - Они заснули, - сказала Чинна, вернувшись. - Теперь можем поговорить.
        - Отлично. - Джо склонил голову набок, оглядывая ее.
        Отлично, повторил он про себя, на этот раз выражая этим словом свое отношение к самой невесте. Она выглядела свежей и деловой в блузке и юбке, только ее волосы немного растрепались. Чинна действительно была привлекательной женщиной.
        - Давайте присядем, - предложил он, жестом указывая на стулья возле стола.
        Он сел напротив и, устремив на нее твердый взгляд, приготовился изложить то, что решил.
        - Позвольте говорить с вами откровенно, - начал он. - Вы поместили свою фотографию в каталог для мужчин, которые хотят найти невесту через брачное агентство. Грег ответил, выбрал вас и оплатил вашу поездку на Аляску. Вы привезли с собой двоих детей, о которых не сказали ему, надеясь, что он примет их как часть договора. Но Грега не было здесь, когда вы приехали. Это так?
        Чинна размышляла, сколько он еще собирается притворяться, что он не Грег. Он хочет таким образом избежать исполнения контракта! Конечно, увидел детей и запаниковал. Теперь он хочет избавиться от нее, чтобы заказать другую женщину, без детей.
        - Так и есть, - спокойно подтвердила она. Поставив локти на стол, Чинна решила выслушать его мнение, не перебивая. - Вы упустили только одно: как решительно я настроена довести это дело до конца.
        - Эй, - мягко произнес он. - Я же не с Луны свалился. Настаивать бессмысленно, и вы это прекрасно понимаете. - (Она вопросительно вскинула изящно очерченную бровь.) - Послушайте, Чинна, вы красивая женщина. Я не могу поверить, что вы испытываете недостаток мужского внимания. Зачем такой женщине, как вы, прибегать к посторонней помощи?
        - Я и не говорила, что испытываю недостаток мужского внимания, - спокойно возразила она.
        Он пожал плечами с видом адвоката, выигравшего дело.
        - Тогда зачем вы это сделали? Зачем вы заключили контракт с моим братом?
        - У меня были на то свои причины, - ответила Чинна наконец. - Я могу объяснить вам некоторые из них.
        - Почему вы не сказали Грегу о детях? - спросил он.
        - Я догадывалась, какова будет ваша реакция, - прямо сказала она. - Я хотела, чтобы вы сначала узнали их - перед тем, как отказываться.
        - Я не Грег, - автоматически напомнил он.
        - Извините, Джо, не так ли? - поправилась она.
        - Да, именно Джо! - категорически заявил он. - А Грег… - Он замялся, затем наклонился вперед, собираясь прояснить все раз и навсегда: - Послушайте, Грег мой брат. Я его отлично знаю. И поверьте мне, он никак не подходит на роль мужа.
        Она уверенно встретилась с его взглядом. Надо признаться, ей нравилось то, что она видела: загорелое лицо с ямочками и маленькими забавными морщинками вокруг глаз. Несомненно, он хороший человек, с чувством юмора. Такой, скорее всего, будет любить детей. Что же ему мешает?
        - Не подходит на роль мужа? - повторила она. - Понятно. А почему?
        - Он настоящий житель Севера, вы понимаете, о чем я говорю? Если бы Грег родился сотню лет назад, он бы искал золото в горах. Это не тот человек, который готов заботиться о семье.
        - Да? - Она сузила глаза и устремила на него взгляд. - Тогда зачем он позвал меня? Зачем он послал мне деньги, чтобы я приехала? - Она взяла конверт, лежавший на столе между ними, и достала фотографию. - Зачем он прислал мне свою фотографию? И зачем он писал мне все эти слова? Может быть, вы не так хорошо его знаете, как вам кажется? - предположила она.
        Ну, Грег! Получишь ты от меня при встрече! Теперь эта женщина сидит тут и машет его фотографией! Если бы брат прислал свое фото…
        Она убрала фотографию обратно в конверт.
        - Что вы теперь скажете? - мягко произнесла она. - Ваша идея претворилась в жизнь. Мы приехали. Так что давайте постараемся смириться с ситуацией.
        - Послушайте, кажется, вы не поняли. Вам следует собрать детей и уехать, пока не поздно. Уезжайте. Садитесь на самолет и летите. Возвращайтесь туда, откуда вы приехали.
        - Летчик того маленького самолета, который привез нас из Анкориджа, сказал, что его не будет здесь четыре дня, - сообщила она. - Мы бы не смогли уехать, даже если бы захотели.
        - Хорошо, я сам отвезу вас в Анкоридж.
        Энтузиазма в его голосе явно не было.
        - Не беспокойтесь, - четко сказала Чинна, вставая и направляясь к раковине. - Мы остаемся. Мы вам нужны.
        - Как собаке пятая нога, - пробормотал Джо, ретируясь из кухни. Ему надо найти своего брата или хотя бы узнать, где он и когда собирается вернуться к этой дерзкой маленькой шайке оккупантов, поселившихся в его доме.
        - Куда вы? - крикнула она вдогонку, выглядывая из кухни.
        - Попытаюсь найти Грега.
        - Вы вернетесь? - В глазах Чинны мелькнул страх.
        - Конечно, вернусь.
        Джо скользнул за руль длинного низкого автомобиля, взятого напрокат в Анкоридже, и включил двигатель, думая о том, как не подходит изящная спортивная машина для столь дикой местности.
        - Но именно поэтому она мне и нравится, - пробормотал он, объезжая выбоину на дороге и выбираясь на двухполосную проселочную дорогу, ведущую в центр Данмовина - городка, где он родился тридцать с лишним лет назад.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Заведение Энни Эндрюс выглядело почти так же, только постарело на полтора десятка лет и еще больше обветшало. Рядом с ним сверкало новое здание. Вывеска гласила: «Маникюр от Нэнси», и Джо остановился на минуту, тупо уставившись на желтый фасад здания. Кому в этом городке придет в голову делать маникюр? Покачав головой, он, перешагивая через две ступеньки, вбежал в магазин.
        И внутри все было знакомо. Длинные полки по-прежнему ломились от товаров. Ленивый вентилятор, словно нехотя, гонял по помещению теплый воздух. Два старожила расположились на стульях у стены, а Энни Эндрюс за прилавком изучала счетные книги.
        Услышав чьи-то шаги, она подняла глаза и равнодушно посмотрела поверх очков на вошедшего, но, увидев Джо, фыркнула от удивления.
        - Тысяча чертей, Джоуи Кэмден! Что привело тебя в эти края, чужак?
        - Зов природы, наверное, - протянул он, покачиваясь на каблуках. - Ты всегда говорила, что Аляска будет тянуть меня обратно.
        - Действительно говорила. - Энни была явно польщена. - И я оказалась права, не так ли?
        - Как всегда, - согласился он. Старики с интересом вслушивались в их разговор, хотя ни один не был ему знаком. Кивнув им, Джо повернулся к Энни.
        - Ты будешь жить с братом, в старом доме? - поинтересовалась она, при этом ее глаза сияли надеждой.
        - Нет, вообще-то я приехал не насовсем. Я собираюсь навестить маму.
        Энни кивнула, протирая прилавок тряпкой.
        - Как она? Она пишет мне каждое Рождество, но это совсем не то, что жить всего в миле друг от друга. Твоя мать была одной из немногих женщин, с которыми я сумела здесь поладить.
        - Она в порядке. Правда, уже не так молода, как когда-то, и немного меня беспокоит. Собственно говоря, именно поэтому я и здесь. Хочу заставить Грега поехать в Анкоридж повидать ее. Но ты его знаешь - он ненавидит города. По крайней мере так говорит.
        - В отличие от тебя, их обожающего!
        - Ты хорошо меня знаешь, Энни.
        Энни кивнула, улыбаясь: так он звал ее, когда был мальчиком. Но потом брови ее сдвинулись.
        - Джоуи Кэмден, ты уроженец Аляски, - произнесла она с укором. - Как ты можешь жить в этой далекой Калифорнии, когда знаешь, что должен вернуться сюда? Здесь твое настоящее место!
        - Сюда? - Он покачал головой и коротко засмеялся. - О нет! Это уже давно не мое место. Я теперь городской юрист, Энни, не забывай, я же всегда мечтал об этом.
        - О да, я прекрасно помню. Яркие огни и большие города - так ты все время говорил. А я тебе возражала: суета и шум долго радовать не могут.
        - Значит, это единственное, в чем ты ошиблась.
        - Нет. В сердечных вопросах я никогда не ошибаюсь.
        - Может, ты и права. Я вижу, как расцветает наш городок. Даже появился свой маникюрный салон. Как это вам так повезло?
        Энни усмехнулась.
        - Нэнси приехала около года назад. Она мечтала охотиться, рыбачить и жить, слившись с природой в единое целое. Ты знаешь, такие встречаются… Но выяснилось, что она не приспособлена ни к охоте, ни к рыболовству. Но так или иначе, эта девушка решила остаться и заняться здесь тем, что действительно умеет.
        - Маникюром, - догадался Джо.
        - Точно! В том числе маникюром для мужчин и тому подобное.
        - Да брось ты, Энни! Неужели в округе она смогла найти хоть одного клиента-мужчину?
        - Постоянно находятся - то один, то другой, с самого открытия салона. Надо было видеть, как они выстраивались в очередь.
        Джо опешил, но затем его осенила догадка.
        - А-а… Она хорошенькая, правда?
        - Самая красивая девушка, которая когда-либо жила здесь с тех пор, как уехали близняшки Бэббит.
        - Энни, ты мне не поможешь? - Джо снова оглядел маленькую комнату. - Не подскажешь, где я могу найти брата?
        - Я так поняла, дома ты уже побывал. - Энни задумалась, затем ее глаза просияли. - Подожди минуту. Билли Макги заходил недавно и сказал, что какая-то женщина прилетела на почтовом самолете, чтобы встретиться с Грегом. С ней двое маленьких детей. - Ее черные глаза хитро сузились. - Говорят, она приехала, чтобы выйти замуж за Грега. Это правда?
        - Я не уверен…
        Энни наклонилась вперед и начала пристально изучать его лицо.
        - Говорят, она что-то вроде невесты по переписке. Правда?
        Джо вздохнул и вернул Энни ее пристальный взгляд. Ему не хотелось, чтобы эти сплетни и дальше бродили по городу.
        - Мне казалось, что невесты по переписке давно вымерли, - мягко сказал он. - Я бы никогда не поверил, что женщина может пойти на такое.
        - Многие мужчины запрыгали бы от радости, имей они возможность подбирать жену таким же образом, как они заказывают себе рабочие инструменты и одежду. Просто выбираете номер, отправляете чек - и она ваша!
        Джо наклонился к Энни, чтобы только она одна могла его слышать.
        - Сказать по правде, она утверждает, что приехала, потому что Грег… ну, потому что он пригласил ее. Тебе об этом ничего не известно?
        - Нет, я ничего не знаю. Грег не из тех, кто любит доверять мне свои секреты.
        - Знаю. Просто я подумал, может, через твои руки проходили их письма друг другу?
        Энни приподняла одну бровь.
        - Сейчас, когда ты заговорил об этом, я начинаю припоминать. Ты же знаешь, Грег приходит со своими счетами не чаще одного раза в месяц. Обычно это единственный раз, когда я его вижу. Но одно время он приходил почти каждый день. - Она вздохнула. - Постой-ка, кажется, я помню, как краем уха слышала его разговор о некой девушке, на которой он собирается жениться. Тогда я почти не обратила на это внимания - ты знаешь, как твой брат любит… присочинить.
        - Да, верно! - Джо кивнул. - Тем временем у меня на руках невеста, а жених как сквозь землю провалился. Если увидишь Грега, скажи ему, чтобы шел домой разбираться со всем этим.
        - Будь уверен, именно так я и сделаю. - Она проводила его до двери и добавила: - Обязательно зайди повидать меня перед отъездом. Слышишь?
        - Обязательно! - Удивив ее и еще больше - самого себя, Джо наклонился и чмокнул ее в щеку. - Еще увидимся, мисс Энни!
        Она приложила руку туда, куда он поцеловал ее, и с легким румянцем на щеках наблюдала, как он сбегал по ступенькам и усаживался за руль роскошной машины.
        - Ты всегда был маленьким чертенком, - пробормотала Энни, не скрывая довольной улыбки.
        До чего же странно, войдя в дом, услышать, что кто-то возится на кухне. Как в старые времена… Но еще более странно слышать, как в гостиной играют дети. Это уже совсем не похоже на старые времена! Джо с братом никогда не играли вместе - как Расти и Кимми. Братья в основном дрались.
        Джо остановился в дверном проеме. Дети натянули старую простыню между двумя креслами, имитируя палатку. Кимми сидела под пологом, скрестив ноги, размахивая руками и напевая какую-то песенку. Расти изображал самолет, с жужжанием бегая по комнате, останавливаясь, чтобы пролепетать что-то неразборчивое двум длиннохвостым золотым рыбкам, лениво передвигавшимся в аквариуме на подоконнике. Расти разворачивался, чтобы спикировать на Кимми, каждый раз заставляя сестренку вздрагивать от страха, смешанного с восторгом. Некоторое время Джо с неподдельным интересом следил за игрой. Вот, значит, как ведут себя счастливые дети! До сих пор все его познания в этой области ограничивались воспоминаниями об их отношениях с Грегом, а слово «счастье» там уж точно не фигурировало.
        Расти заметил его и остановился как вкопанный. Кимми обернулась и опять засунула большой палец в рот.
        - Привет, дети! - Джо испытывал некоторую неловкость.
        Они замерли, как статуи, пристально наблюдая за ним, будто были готовы сорваться с места и убежать, если он сделает хоть одно неверное движение в их сторону.
        Он попробовал найти тему для разговора, но ничего не придумал. Он вообще не знал, как вести себя с детьми. Впрочем, этому вряд ли стоило удивляться.
        С другой стороны, женщины обычно находили Джо очень даже приятным, и, кстати, одна из них сейчас была совсем неподалеку. Почувствовав себя увереннее, он направился на кухню, откуда доносился тот шум, который его ухо уловило еще с порога.
        Чинна стояла возле раковины. Джо замер, пораженный переменой. Она сменила свой деловой костюм на джинсы и топ из джерси, который подчеркивал линии ее фигуры. Героически переключив внимание на раковину, он сел за стол.
        - Откуда вы знали, - начал Джо издалека, - что сможете любить детей? Я имею в виду - до того, как они появились. Как вы решились родить двоих?
        На мгновение Чинна застыла, повернув голову так, что длинные распущенные волосы качнулись за спиной, и засмеялась.
        - Что они вам сделали на этот раз? - спросила она, подбоченясь.
        - Ничего. Совсем ничего! - поспешил заверить ее Джо, но все же признался: - Будь дети постарше, я бы сказал, что они отнеслись ко мне с полным пренебрежением. Но в их возрасте…
        - Дети в их возрасте тоже могут обидеть, - мягко произнесла она. - Но при этом они прекрасны! Вы привыкаете к ним и с каждым днем любите все больше и больше, наблюдая, как они растут на ваших глазах.
        - Как грибы? - Он сделал мину. - Нет, спасибо! Думаю, я смогу избежать этого.
        - Вот увидите, - сказала она, глядя на него совершенно серьезно. - Вот увидите!
        Он смотрел в ее глубокие темные глаза, и что-то, что он увидел в них - или, наоборот, не увидел, - начинало тяготить его.
        - Послушайте, - начал он, чувствуя, что должен объяснить ей все, заставить осознать наконец, что он не Грег, что никогда не решится иметь детей, что сомневается, решится ли на это сам Грег, и что она совершила большую ошибку, приехав на Аляску.
        Но, как будто прочитав эти мысли и не желая его слушать, Чинна отвернулась, потянувшись за сковородкой, которую чистила, и слова застряли у него в горле.
        - Вот это да! - сказал он, осматриваясь. Чинна не теряла зря времени. Стол сиял, а упаковки из-под съестного, загромождавшие углы, исчезли. - Но вам не обязательно было это делать.
        - Признайтесь, это нужно было сделать уже давно!
        Джо лишь восхищенно покачал головой. Даже старый противень был вычищен до блеска.
        - Я никогда не видел эту кухню такой чистой!
        - Правда? - Она обернулась, польщенная. - Это только начало.
        Ее слова заставили его насторожиться. Он поднялся и подошел к ней, хмурясь.
        - Нет, послушайте! Вам не нужно это делать! Вы же не уборщица, вы гость и…
        Она подняла руку, останавливая его.
        - Я не гость, - спокойно произнесла Чинна. - Я же объясняла вам. Я действительно хочу получить своего рода работу. - Она попыталась соблазнительно улыбнуться. - Я собираюсь доказать, что необходима вам…
        - Необходима? - пробормотал Джо. Похоже, спорить с ней было бесполезно!
        Он что- то прошептал и, бросив на нее последний долгий взгляд, ушел. Странное ощущение не проходило. Такая женщина, сражающаяся за место в его сердце!… Но постойте, это полная бессмыслица! Ведь он-то как раз здесь ни при чем! Она и не пыталась завоевать именно его, Джо Кэмдена, она думала, что борется за место в сердце Грега. И в конце концов придется считаться именно с решением Грега. А измышления его, Джо, никого не волнуют и волновать не будут.
        В спальне, которую он делил со своим братом в юности, ничего не изменилось. И прошлое новой волной нахлынуло на него.
        - Господи, Грег, - произнес Джо, оглядывая комнату, - неужели ты никогда ничего не выбрасываешь?
        Все те же старые матрасы покоились на кроватях. То же старое кресло-качалка стояло в углу. Старый пыльный плакат баскетбольной команды «Лос-Анджелес лэйкерс», за которую когда-то болел Джо, так и висел над кроватью, а Карим Абдул Джабар на нем по-прежнему тянул свое длинное-длинное тело к корзине. На старом шкафу валялся наполовину сдутый баскетбольный мяч, некогда принадлежавший Джо.
        Он взглянул на другую половину комнаты, которую раньше занимал Грег. Уже в выпускном классе он увлекся наконечниками для стрел; и сейчас собранная коллекция все еще стояла у стены. Новыми были только стопка компакт-дисков и небольшой проигрыватель на ночном столике. И каталог, лежавший рядом с проигрывателем. Каталог женщин, желающих выйти замуж.
        Джо глубоко вздохнул, взял книгу и перенес ее на свою половину комнаты, где рассеянно опустился на край старой кровати! Вот оно! Подписка на жен. Очень осторожно он раскрыл каталог и начал внимательно просматривать его, испытывая странное чувство отвращения, но уже не в силах остановить себя.
        Он смотрел на фотографии, медленно перелистывая страницы и внимательно изучая лица. Некоторые не были обременены даже минимумом интеллекта, другие выглядели напуганными или отчаявшимися. Лица женщин из переживших войну или обнищавших стран были сосредоточенными, решительными, в них читалось твердое намерение во что бы то ни стало забыть о своих бедах и начать жизнь в свободной стране. Их еще можно понять. Но как сюда попала такая невеста, как Чинна, - благополучная женщина из Чикаго?
        А вот и ее фотография. В ее позе, взгляде, наклоне головы читалось спокойствие и самообладание. И она выглядела чертовски привлекательной!
        Вот это да! Насколько же смелым и уверенным в себе человеком надо быть, чтобы выбрать ее! Красивая, гордая и независимая. Мало кто решится связать свою жизнь с такой женщиной. И уж во всяком случае, не Грег! Может быть, именно поэтому он и исчез незадолго до ее приезда?
        Наверное, напился, написал это письмо и послал ей чек, а на следующий день уже испугался, решил Джо. А позвонить и отменить приглашение духу не хватило.
        Да, скорее всего, так и было, а это означало, что ему самому придется все ей рассказать и увидеть, как омрачатся эти огромные карие глаза…
        - Спасибо, Грег, - произнес он, закрывая каталог и любуясь открывавшимся из окна видом. - Большое спасибо!
        Решив хотя бы на время выбросить все из головы, Чинна погрузила руки в теплую воду, драя щеткой детали старой плиты, которые ей удалось открутить. В затеянной ею капитальной уборке было что-то такое, что доставляло истинное удовольствие.
        Это одна из ступеней в новую жизнь, напомнила она себе. Кроме того, это занятие помогало сбросить моральное напряжение последних нескольких часов.
        Хотя она изо всех сил и старалась сконцентрироваться на потемневшей эмали, к которой медленно возвращался былой блеск, неприятные мысли все равно одолевали ее. Глубоко вздохнув, Чинна позволила мыслям течь свободно.
        - Отлично! - тихо прошептала она. Решение есть! Она должна влюбить в себя этого мужчину!
        Осознав сложность поставленной задачи, Чинна призадумалась. Она никогда не испытывала недостаток мужского внимания. Но привлекательная внешность скорее даже мешала, нежели помогала Чинне. Любовные приключения никогда не были смыслом ее жизни. Она так и не научилась флиртовать, о чем теперь впервые серьезно пожалела. Роль роковой соблазнительницы ей не под силу, даже если вся ее жизнь будет от этого зависеть.
        - Но она действительно зависит, - прошептала Чинна. Ее жизнь и жизнь двух ее детей.
        Ей еще повезло, что она сделала хороший выбор. Убедиться в этом несложно - достаточно одного взгляда на Грега. Он оказался действительно замечательным! Такой муж, как он, настоящая находка.
        К сожалению, все складывается не слишком удачно. Он до сих пор недоверчив, все еще притворяется, что он не Грег. И его отношение к детям… Для этого тоже нужно время. Но все устроится. Обязательно устроится. Ее дети очаровательны - все так говорят. Просто они пока немного стесняются его. Завтра все будет по-другому.
        Завтра. Она будет убираться до потери сознания, будет готовить потрясающие блюда, демонстрировать достоинства своих детей - и он не устоит. Самое позднее к концу недели он облачится в свадебный фрак.
        - Это должно сработать, - вслух произнесла она, вытирая руки. - Должно.
        Хоть небо за окном и осталось светлым, как ранним вечером, подступала ночь. Грег все не показывался, и догадка Джо начала крепнуть: брат не вернется, пока здесь Чинна.
        Джо отложил в сторону журнал для любителей природы и запустил руку в густую черную шевелюру. Делая вид, что любуется верхушками деревьев, качающимися на ветру, на самом деле он смотрел через комнату на Чинну с детьми.
        Он должен убедить ее уехать утром. А может, она и сама это поняла? Как только она исчезнет, Грег появится из своего укрытия, а Джо выполнит то, ради чего, собственно, и приехал. Это будет логично. И ей придется выслушать его доводы. Так что, наверное, лучше не тянуть и уладить все сегодня же вечером.
        Подняв глаза, Чинна перехватила его взгляд и улыбнулась.
        - Стемнеет ли сегодня вообще? - поинтересовалась она. - Уже почти девять, а на улице светло, как днем.
        - В конце июня будет еще хуже, - сказал он. - Бывают недели, когда вообще не темнеет.
        - Вообще не темнеет, - повторила она, качая головой. - Интересно, как в таких случаях здешним матерям удается уговорить детей лечь спать?
        - Моя мама говорила, что, если мы закроем глаза, у нас стемнеет в голове и мы не почувствуем разницы.
        - И что, действовало?
        - Нет. Но мы притворялись, что действовало, чтобы не расстраивать ее.
        Наконец она велела детям отложить игрушки и готовиться ко сну. По пути в спальню они прошли мимо него.
        - Пожелайте спокойной ночи мистеру Кэмдену, дети, - напомнила Чинна.
        - Спокойно ночи, мистер Кэмден, - сказал Расти, рассматривая свои зеленые теннисные тапочки.
        - Спокойной ночи, дети, - ответил он мягче, чем ему хотелось бы.
        Кимми ничего не сказала. Ее палец был надежно зажат во рту, не пропуская никакие звуки наружу.
        Чинна смиренно вздохнула и повела их в спальню, ласково разговаривая с ними по пути. Джо откинулся в кресле. Как он и предполагал, она запела колыбельную. Ее голос был легким, чувственным и звучал как волшебная флейта. Вскоре его тело расслабилось, он поудобнее устроился в кресле, откинул голову и безвольно закрыл глаза.
        Следующее, что он почувствовал, была ее рука на его плече.
        - Что? - Джо быстро выпрямился, часто моргая, чтобы прогнать остатки дремы. - Что случилось?
        Ее зрачки были расширены от ужаса.
        - Там что-то странное снаружи. Послушайте.
        Он прислушался. Чинна сжала его руку выше локтя, и только сейчас он услышал испугавший ее звук - низкий тоскливый вой доносился из-за дома.
        - Вот, - быстро произнесла она, сжимая пальцами его бицепс. - Что это было?
        Прикосновение ее руки… Желание охватило его столь неожиданно, что Джо еле удержался, чтобы не усадить эту женщину к себе на колени, но усилием воли подавил в себе это стремление.
        - Похоже на волка, - ответил он спокойно.
        - Волк? Прямо здесь, на заднем дворе?
        - Конечно. Вы же знали, что здесь будут животные, не так ли? Вы знали, что здесь будут хищники. И медведи, и пумы, и волки, и лисы. - Правильно, вот что надо сделать - как следует напугать ее! Сказать, что ей не избежать встреч с лесными зверями, которые могут разорвать ее и ее детей на части. Тогда, наверное, она сама поспешит уехать на следующее утро. - Как вы уже поняли, мы тесно соседствуем с дикой природой, и нам приходится делить землю с животными.
        Чинна сглотнула и снова кивнула. Конечно, она это знала. Как она могла не знать? Но она, здравомыслящая, образованная, рассудительная женщина, оказалась до глубины души потрясена первым контактом с дикой природой. Одно дело - думать о животных, обитающих где-то в густых, непроходимых лесах, но совсем другое - когда они появляются в виде опасности, от которой придется защищать своих детей.
        Набрав полные легкие воздуха, Чинна попыталась успокоиться. Она так спешила уехать от городских хищников, что напрочь позабыла, какие опасные существа могут подстерегать их здесь. Одна воспитывая двоих детей, она так и не сумела показать им что-либо помимо родного города, на улицах которого нередко слышится стрельба, совершаются грабежи, а бандиты чувствуют себя вольготно. Поэтому она и привезла их сюда, поближе к девственной, чистой природе, неприятные неожиданности которой, как выяснилось, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Следует всегда быть настороже.
        Она научится! Ее дети научатся. Грег их научит. Она посмотрела на него, на его широкие плечи, ясные глаза и снова поздравила себя. Да, это был правильный выбор. Она отдала ему предпочтение среди всех тех мужчин, которые заинтересовались ее фотографией в каталоге, и не пожалела об этом.
        - Просто к этому надо привыкнуть, - выдавила Чинна, сумев даже изобразить веселую улыбку. - Они будут… они будут здесь всю ночь?
        - Нет. Они пойдут дальше в поисках жертвы.
        При виде ужаса на лице этой женщины Джо тихо выругался про себя.
        - Я не имел в виду, что…
        - Нет, я понимаю. Так здесь бывает всегда, и нам нужно привыкать к этому. Возможно, привыкнув к другому миру, очень далекому от природы, мы забыли, как все есть на самом деле.
        «Как все есть на самом деле»! Ее слова эхом отзывались у него в голове, пока он провожал ее взглядом до зеленой комнаты, где она будет спать этой ночью. Снова раздался волчий вой, но на этот раз дальше от дома. Джо напрягся в кресле, словно охотничья собака, уловившая запах добычи на ветру. Он только сейчас осознал, как скучал по этим звукам дикой природы, возбуждавшим в нем чувство покорителя. Ведь он вырос здесь, он одной нитью связан с этой землей и этими животными. Впервые за долгие годы Джо вспомнил, как сильно любит родной край.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Джо спал не более часа. Сон ушел. В конце концов он оставил тщетные попытки сосчитать овец и расслабить мышцы, скатился с кровати, надел джинсы и свитер и вышел на улицу вдохнуть чистого предрассветного воздуха.
        Волна старых знакомых звуков захлестнула его. Он без труда различал жужжание насекомых, возню мелких животных, взмахи крыльев пролетающей мимо совы, шум реки неподалеку. Как давно он не слышал всего этого! На тихой улочке на окраине Лос-Анджелеса, где он жил, основными источниками звуков были транспорт и соседская стереосистема. Он повернулся в сторону гор. Великолепие заснеженных вершин, радужно переливавшихся в ночи, настолько ослепило его, что Джо не удержался от блаженного стона.
        - Черт возьми, - прошептал он. - Аляска, ты - старая искусительница! Но тебе не удастся соблазнить меня. Я слишком стар и слишком силен, чтобы поддаться на твои уловки.
        Аляска была по-прежнему прекрасна. Само совершенство. Если бы он остался подольше…
        Но в любом случае Джо не собирался этого делать. Ему нужно только найти брата и заставить его навестить их мать в Анкоридже. За этим он приехал - и не уедет, пока не выполнит поставленную перед собой задачу.
        Он посмотрел в сторону леса и на мгновение задержал взгляд на деревьях, словно ожидая какого-то движения.
        - Я знаю, что ты здесь, Грег, - громко произнес он. - Готов поспорить, ты даже не потрудился далеко уйти. Но тебе придется вернуться! Ты сам должен разобраться со всей этой кашей, которую заварил. Выходи, трус! Найди в себе силы встретиться с этим недоразумением лицом к лицу.
        Грег не ответил, хоть Джо и прождал несколько минут, внимательно вслушиваясь в каждый шорох. Наконец он повернулся к дому - как раз вовремя, чтобы заметить, как в родительской спальне зажигается свет.
        Он замер как вкопанный. Занавеси на окне не были задернуты, и Джо увидел, как в комнату вошла Чинна. При ходьбе ее белый пеньюар развивался вокруг стройного тела. Вот она наклонилась к своему сыну, нежно погладила его.
        Джо стоял и наблюдал как завороженный. Чинна, склонясь над Расти, что-то шептала ему, а затем поцеловала в макушку. Погладив его, с легкой улыбкой посмотрела на Кимми. Уже у самого порога Чинна послала мальчику воздушный поцелуй, выключила свет и закрыла за собой дверь.
        Обычная сцена, но что-то в ней так взволновало Джо, так глубоко тронуло, что он и сам не смог бы вразумительно объяснить. В груди нарастала боль, тоска. Он резко замотал головой, избавляясь от наваждения. Сейчас не до чувств - необходимо прояснить некоторые вопросы. И, решив воспользоваться неожиданной возможностью, он быстро прошел к задней двери, чтобы перехватить Чинну до того, как она успеет скрыться в своей спальне.
        - Чинна! Вы не могли бы выйти на минуту? - негромко позвал Джо.
        Она появилась на заднем крыльце, испуганно озираясь и с тревогой поглядывая в сторону деревьев.
        - Волки все еще здесь? - поинтересовалась молодая женщина, стараясь не выдать голосом свой страх.
        - Волки? - Он уже совсем позабыл о них. - О нет! Они давно ушли.
        Успокоившись, она спустилась по ступенькам.
        - Еще так светло, - заметила она, удивленно взирая на сине-серое полуночное небо. - Как лунной ночью. Но луны совсем нет.
        - Солнце зашло - оно не так далеко отсюда, - объяснил он по пути к старому колодцу, который его отец построил позади дома много лет назад.
        Чинна последовала за ним, не произнося ни слова, - казалось, ее захватили те же самые чувства. Необъятная ночь, похоже, простиралась до бесконечности. В воздухе витало какое-то волшебство.
        Джо опустился на маленькую каменную скамейку рядом с колодцем и, когда подвинулся, чтобы освободить место для нее, а Чинна села рядом с ним и ее пеньюар плотно обернулся вокруг нее, тут же пожалел, что позволил ей сесть так близко. Так близко, что легкий и свежий аромат ее ниспадавших на плечи волос приятно щекотал нос.
        - Послушайте, Чинна, - быстро сказал он, глядя в бездонное небо, - вы очень хорошая женщина. А ваши дети… ну, они в порядке. Но вам придется уехать завтра. Другого выхода нет.
        Он не смотрел на нее, но чувствовал, как она замерла. Так и не решившись посмотреть ей в глаза, он продолжал смотреть на небо.
        - Не принимайте мои слова на свой счет. Это не ваша вина - в любом случае. Виноват Грег. Я не знаю, каковы были его намерения, когда он приглашал вас, но сейчас уже очевидно, что он не спешит выполнять свою часть договора. Сказать по правде, вам лучше уехать.
        - Я не согласна, - мягко произнесла она.
        Он взглянул на нее. В ее тихом голосе звучали стальные нотки. Она не собиралась легко сдаваться.
        - Послушайте, вы ведь не знаете Грега, - начал он, пытаясь объяснить необъяснимое. - Я понятия не имею, почему Грег втянул вас в эту неприятную историю, заставил приехать сюда, а сам скрылся. Но Грег весь в этом! Я даже не удивлен, что он так поступил, - это весьма на него похоже. Он всегда был угрюмым, сумасбродным, трудным в общении. Он мог исчезнуть на несколько дней, а потом выяснялось, что он провел их в лесу, так же, как, собственно, и сейчас. Он создан для этих мест и никогда не покинет их.
        - А кто говорит, что я собираюсь покинуть их?
        Джо повернулся и стоически выдержал ее взгляд.
        - Может быть, сейчас вы и не собираетесь, но в конце концов все-таки уедете. Женщины всегда так поступают.
        - Вы хотите сказать, что женщинам в дикой местности жить гораздо труднее, чем мужчинам? - настаивала она.
        - Именно это я и хочу сказать. Чинна, я вырос здесь и видел, как это происходит снова и снова. Но дело не в этом. Мы не говорим о женщинах вообще, мы говорим о вас.
        - Вы увидите, - Чинна решительно вздернула подбородок, - я справлюсь. Знаю, что смогу.
        Сейчас ее голос был полон решимости, но Джо слишком хорошо понимал: это лишь оттого, что она пока понятия не имеет, о чем говорит.
        - Послушайте, я знаю, вы исполнены добрых намерений, - сказал он. - Но здешняя жизнь изменит ваше мнение. Я не раз видел, как это происходит. Практически каждый мужчина, привозящий сюда женщину, в результате на долгое время остается один. Вот так!
        Подхваченный ветром, ее золотистый локон зацепился за ресницы и остался у нее на глазах. Джо пришлось напрячься, чтобы подавить в себе желание убрать его. Сама она не стала этого делать.
        - Женщины любят приятное. Они любят концерты, обеды, танцы, покупки в хороших магазинах. Здесь вы будете этого лишены. Тут об этом знают только понаслышке.
        - Грег, выслушайте меня, пожалуйста. Я всю жизнь прожила в городе. Ходила в шикарные рестораны, смотрела лучшие спектакли в театрах, училась в колледже. Я знаю, что это такое, и я намеренно отказалась от всего. Я хотела приехать туда, где сама жизнь чище и свободнее. Именно это нужно мне. Именно это нужно моим детям. Позвольте нам остаться. Вы не пожалеете. Я обещаю…
        Ее рука жгла его руку, а ее глаза казались огромными в тусклом ночном свете. Он никогда легко не сдавался, но тут в ход пошла тяжелая артиллерия.
        - Чинна… - начал Джо, толком не зная, что собирается сказать дальше.
        - Не двигайтесь, - велела Чинна уверенным, но немного хриплым голосом, и неожиданно ее свободная рука легла на его щеку. - Я думаю, сейчас нам нужно что-то вроде этого, - проворковала она и, потянувшись, прикоснулась к его прохладным губам своими.
        Поцелуй. Джо не ожидал его, но, как только это случилось, понял, что именно об этом мечтал с того самого момента, как увидел эту женщину. Все его благие намерения бесследно растворились в прозрачном воздухе. Его мыслями всецело завладели сладкие ощущения, ее мягкие прикосновения и одурманивающий аромат. Страсть ударила ему в голову, как глоток бренди, а он даже не пытался противиться этому дурману. Джо ответил на поцелуй, позволяя ее губам на мгновение прижаться к его губам, а потом, судорожно вздохнув, потянулся и прижал ее к себе. Но уже в следующий миг он, заметив, как она отпрянула и отодвинулась, отпустил ее, прекрасно понимая, что произошедшее было ошибкой, а любая попытка продлить чудесное мгновение была бы еще большей ошибкой.
        Чинна отвернулась от него, немного ошеломленная. Такого она не ожидала. Он оказался вовсе не тем застенчивым мужчиной, которого она собиралась окружить заботой и которого рассчитывала встретить, отправляясь в такую глушь. Внезапный порыв страха охватил ее, и она отодвинулась от него еще дальше. С трудом переводя дыхание, она положила руки ему на грудь, словно нуждалась в опоре, чтобы защитить себя от него.
        - Пока хватит, - сказала она срывающимся голосом, плотно запахивая пеньюар. - Я… я, пожалуй, пойду в дом.
        Он не пытался остановить ее. Когда она исчезла в доме, он медленно, очень медленно поднял лицо к звездам.
        - Я не хотел, - серьезно сказал он им. - Мне действительно не следовало этого делать.
        Но звезды не отвечали. Испуская холодный свет, они, казалось, смеялись над ним и его пустыми сожалениями.
        Повернувшись к лесу, Джо сказал в пустоту:
        - Ты видел это, Грег? Видел, что я поцеловал твою невесту? - Вставая, он продолжал пристально смотреть сквозь листву. - Тебе лучше вернуться домой и позаботиться о ней, болван! Если ты не сделаешь этого, сделает кто-то другой.
        Джо снилось, что он попал в страну лилипутов и сотня маленьких человечков связали его на пляже. Он проснулся и понял, что в комнате кто-то есть. Джо огляделся. Дверь, оставленная ночью приоткрытой, сейчас была распахнута настежь.
        - Кто здесь? - грозно спросил он.
        Сначала все было тихо, но потом раздалось веселое хихиканье, и мимо него пронесся ураган. Это Расти выскочил из-за стула и побежал к двери, а Кимми вылетела за ним вдогонку из-под кровати. Оба ребенка с визгом выскочили в коридор.
        Джо застонал и накрыл голову подушкой. Так встречать утро он не привык. Вчера, после того как Чинна ушла спать, он еще около часа бродил по лесу в поисках брата. Он побывал всюду, даже на излюбленном месте Грега, где тот обычно разводил костер, но и там не оказалось его следов. Вернувшись в дом и обыскав кухню, Джо нашел полбутылки виски. Осушая стакан за стаканом, он надеялся хоть таким образом найти ответы на мучившие его вопросы. Но вместо этого только убедился в старой истине: алкоголь не учит, он отупляет.
        Теперь голова раскалывалась так, словно ею не один час играли в баскетбол.
        Очень скоро случилось и совсем ужасное. Через распахнутую дверь к нему ворвались звуки детской песни. Очевидно, дети нашли стерео и включили одну из своих записей. Джо закрыл голову подушкой, но это не помогло. Детские голоса, казалось, звучали все громче и громче. Само собой, это была песня о китах. Он стиснул зубы, дотерпел до конца и только тогда вздохнул с облегчением.
        Но его радость длилась недолго. Они нашли клавишу перемотки. Песня о маленьких китах зазвучала снова, уже громче. Этого уж точно не вынести! Сексуальный голос Чинны, напевающий детские песни, - это одно. Хор бурундуков, пищащих о китах, - совсем другое. Если он послушает еще хоть несколько минут, то, несомненно, сойдет с ума.
        Его затуманенный мозг попытался разобраться в ситуации. Если бы он смог закрыть дверь, это, пожалуй, помогло бы, но не хотелось вылезать из кровати. Если он со всего размаху запустит в дверь лишней подушкой, то дверь ударится о стену, оттолкнется от нее и сама закроется. Да, это отличная идея! Полулежа, Джо схватил подушку и со всей силы запустил ею в дверь. Пока она была в воздухе, двигаясь, как при замедленной съемке, в проеме появилась Чинна, как раз вовремя, чтобы получить удар в лицо.
        Все произошло на удивление медленно. Джо успел проследить за полетом подушки, за тем, как в комнату заглянула Чинна, намеревавшаяся что-то сказать ему именно в тот момент, когда подушка ударила ее.
        Джо, извергая поток проклятий, соскочил с кровати и побежал к ней, придерживая на ходу мешковатые пижамные штаны.
        - Вы в порядке? Господи, извините меня, я не хотел. Я целился не в вас.
        Ошеломленная и слегка взъерошенная, Чинна стояла с подушкой в руках и разглядывала его.
        - Тогда в кого? - спросила она скорее с интересом, чем с раздражением. - В моих детей?
        - Я… нет, я хочу сказать… Моя дверь. Я пытался…
        - Ваша дверь?… - повторила она, взглянув на нее, затем искоса посмотрев на него. - Понимаю.
        - Нет, вы совсем не понимаете. Я целился в дверь, чтобы она ударилась о стену и потом…
        - Грег, вам не нужно ничего объяснять. Это ваш дом. Вы можете бросать подушки в людей, если хотите.
        Он начал что-то говорить в свое оправдание, пока не заметил, что ее глаза хитро сверкают, и не понял, что она дразнит его.
        Джо покачал головой и, усмехнувшись, протянул руку за своей собственностью.
        - Спасибо, что поймали мою подушку, - сказал он ей, притворяясь сварливым. - Я возвращаюсь в кровать.
        - О нет, вы не возвращаетесь, - возразила она, прижимая подушку к груди. - Уже поздно, и вам пора вставать. Я жду вас несколько часов.
        Их глаза встретились, и оба тотчас вспомнили о поцелуе прошедшей ночью. Чинна первая отвела взгляд, зато Джо первый заговорил:
        - Я почти не спал вчера ночью. Мне надо наверстать упущенное. Еще одного часа, думаю, хватит.
        - Еще один час! Тогда уже будет пора снова ложиться спать!…
        - Отлично. Значит, мне вообще не придется вставать.
        Она закатила глаза и взглянула на свои наручные часы.
        - Ладно. Даем вам ровно один час.
        Он снова потянулся за подушкой, но она проигнорировала его протянутую руку. Войдя в его комнату, Чинна направилась к изголовью кровати и сама положила подушку, предварительно взбив ее. И тут ее взгляд упал на пустую бутылку из-под виски, валявшуюся возле кровати. Выражение ее лица изменилось. Она посмотрела на его налитые кровью глаза, снова взглянула на бутылку и сжала губы.
        - Так сколько вы пьете? - спросила она сдержанно, и он вспомнил, что в каталоге было предупреждение: алкоголики могут не обращаться по ее объявлению. Что-то подсказало ему, что какой-то мужчина в ее жизни - возможно, даже отец этих детей - был алкоголиком.
        Какая неожиданная удача! Теперь все, что ему нужно сделать, - это сказать, что он пьяница, и она исчезнет отсюда со скоростью звука! Именно это было сейчас написано на ее лице. Только одна маленькая ложь и…
        - На самом деле я вообще не пью… - К своему ужасу, он услышал, как голос помимо его воли говорит правду. - Вчера ночью был особый случай. Мне нужно было обдумать несколько вопросов, и я увлекся, а так как я не привык к алкоголю…
        Мгновение она продолжала критически его изучать, после чего, словно удовлетворившись осмотром и полученным объяснением, медленно кивнула, хоть в ее глазах и появилась настороженность, которой раньше не было.
        - Хорошо.
        Джо почему-то почувствовал облегчение. Что с ним такое произошло? Он же не хотел ей нравиться!
        - Эй, не забудьте! - быстро сказал он ей вслед. - Вы уезжаете сегодня.
        Это заявление ничуть не смутило Чинну. Она оглядела комнату и состроила недовольную гримасу.
        - Знаете, если вы действительно уверены, что я не нужна вам как жена, то вам не мешало бы подумать о том, чтобы оставить меня в качестве приемной матери, - беззаботно сказала она, направляясь к двери. - Судя по тому состоянию, в котором находится жилище, вам нужна хоть какая-то женщина.
        Плюхнувшись на кровать, Джо закрыл глаза, но заснуть не смог. Влечение, которое Джо испытывал к этой женщине, было просто безумием. Ведь она приехала не только для того, чтобы выйти замуж за его брата, но и привезла двоих детей!
        - Я избавлюсь от этого наваждения! Просто сказывается похмелье, - успокоил он себя вслух, поднимаясь с постели. Предательский сон по-прежнему отказывался спасти его от беспокойных дум, поэтому Джо решил, что с таким же успехом сможет встать и как-нибудь пережить этот день.
        Натянув джинсы, рубашку и надев ботинки, он прошел в гостиную и направился в кухню, на ходу кивнув детям, игравшим возле стерео.
        - Привет, дети, - буркнул он.
        Палец Кимми автоматически оказался во рту, но Расти нашел в себе силы ответить.
        - Здравствуйте, мистер Кэмден, - сказал он, широко распахнув глаза.
        Джо остановился и внимательно взглянул на мальчика, оценив предпринятое им усилие.
        - Зови меня Джо, хорошо?
        Расти уставился на него в замешательстве, причину которого Джо понял уже на кухне, пока рылся в посудных шкафах. Расти и Кимми последовали за ним и наблюдали за его действиями с порога. Отыскав пачку аспирина, он поднял на них взгляд и увидел, что дети все еще пребывают в состоянии растерянности. Ну, конечно, они же думают, что он Грег! Бедняжки! Расти определенно выглядел смущенным, но Джо не стал ничего объяснять. Его голова раскалывалась от боли. Схватив стакан, он налил себе воды, бросил в нее две таблетки и, наблюдая, с каким бульканьем они растворяются, содрогнулся при мысли о том, что придется выпить эту отраву.
        - Что это? - поинтересовался Расти, взбираясь на стул, чтобы рассмотреть поближе.
        Джо поднял стакан и посмотрел на пузыри.
        - Это волшебный напиток. Он уменьшит мою голову и успокоит желудок.
        Зажмурившись и скривившись, Джо выпил лекарство. В ожидании облегчения он так и остался стоять неподвижно. Довольно скоро ему действительно стало лучше. Опустив глаза, Джо обнаружил, что оба ребенка не отрываясь смотрят на его голову. На мгновение он разозлился, затем вспомнил свои же слова. Они ждут, когда она уменьшится!
        Господи, как бы подоходчивее объяснить им? Но ничего толкового не приходило ему в голову, и Джо только пожал плечами. Оставив стакан и таблетки на столе, он повернулся и направился в ванную. Теперь ему надо умыться и побриться. Может, тогда он снова почувствует себя человеком.
        Тем временем на кухне Расти взял пустой стакан, поставил на стол рядом с раковиной, подвинул стул так, чтобы было удобнее добраться до крана.
        Кимми серьезно наблюдала за братом, потом вынула палец изо рта, произведя звук, аналогичный издаваемому при вытаскивании пробки из бутылки, и поинтересовалась:
        - Ты собираешься сделать себе маленькую голову?
        Расти покачал головой, увлеченный своим делом.
        - Нет. Это не подействовало. Разве ты не видела? Его голова осталась такой же.
        Кимми молча обдумывала слова брата, пока тот открывал кран и наполнял стакан. Затем он спрыгнул, взял горсть таблеток со стола и направился обратно к стакану.
        - Но они волшебные! - наконец произнесла она.
        - Да, я знаю. Смотри. - Расти бросил две таблетки в стакан, и они оба, раскрыв рты, смотрели, как те с шипением растворялись. - Вот это да!
        Кимми радостно рассмеялась, с восторгом наблюдая за пузырями.
        - Сделай еще, - попросила она, когда газы начали выдыхаться.
        Расти доставал стакан за стаканом, наполнял их и бросал таблетки, создавая потоки пузырьков, а Кимми хохотала до слез. Наконец стаканы закончились.
        - Еще! - кричала Кимми. - Сделай еще!
        Расти отрицательно покачал головой, глядя на оставшиеся три таблетки в своей руке.
        - Стаканов больше нет, - сказал мальчик с неприкрытым отчаянием в голосе. Вдруг какая-то идея осенила его, и он просиял. - Эй! Может быть, золотые рыбки любят пузыри?
        - Да, они любят, - уверенно заявила Кимми. - Пошли!
        И дети побежали к двери, толкая друг друга, как будто каждый хотел быть первым.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Чинна остановилась, прислушиваясь к крику ястреба. Отодвинув занавеску, она успела заметить его скользящий полет в сторону леса. Почему сейчас этот крик подарил ей ощущение счастья, тогда как крик волка предыдущей ночью наполнил ее страхом?
        - Дневной свет, - пробормотала она, обращаясь к самой себе. - Все кажется не таким страшным при свете дня. Конечно, здесь, на Аляске, в это время года дневного света гораздо больше, чем где бы то ни было. Именно поэтому я и полюблю ее, - сделала вывод Чинна.
        Она убиралась в кабинете, с усердием раскладывала вещи в аккуратные стопки, но так и не признавалась себе, что делает это только ради того, чтобы не думать о своем настоящем и ближайшем будущем.
        Наконец, притомившись, она упала в большое удобное кресло, глубоко вздохнула и закрыла глаза, откинувшись на спинку. Неделями Чинна ломала голову, продумывая необходимые детали своего плана по отсечению связей с Чикаго и началу новой жизни на Аляске. Она продала всю мебель, избавилась от большей части своей одежды, оставила коробки с детскими игрушками, упаковав только самое необходимое для путешествия на Север. Новая, чистая жизнь, думала она. Райское место для ее детей. Место, чтобы вставать на ноги, расправлять крылья и смело смотреть в будущее.
        Об этом она мечтала, когда вынашивала Кимми, когда умер Кевин, когда они, как маленькая семья Робинзонов, оказались в море неопределенности, где зарплаты никогда не хватало, чтобы оплачивать жилье и детский сад, где кредиторы требовали все больше и больше, где она боялась отпускать детей играть на улице.
        Вот так у нее и родился план. Почему бы снова не выйти замуж? Конечно, другого мужчину она никогда не полюбит так, как любила Кевина. Но ведь она могла образцово вести хозяйство в обмен на образцовый дом для ее детей. Это казалось честной сделкой. Почему бы и нет?
        Дальнейшие же события Чинна никогда не продумывала. Она ни разу не позволяла себе загадывать, что случится, если она приедет с детьми и багажом на руках, а мужчина сочтет, что это семейство ему не нужно. Ей даже в голову не приходило, что его придется завоевывать. А пока… а пока…
        Она открыла глаза и посмотрела в окно на низко плывущие облака. Грег определенно не потерял голову от нее. Он был хорошим парнем, привлекательным и симпатичным. Ей действительно повезло, что он выбрал ее. Единственной проблемой было то, что он передумал. Во что бы то ни стало нужно переубедить его.
        Обольщение! Должно быть, это единственный способ. Она на верном пути - этот ночной поцелуй… Главное - вести себя увереннее. Все, что нужно теперь, - это всего лишь поймать его в определенный момент. Чинна скривилась. Будучи человеком крайне независимым, она никогда не просила любви, и от мысли, что настал такой момент, кровь стыла в жилах. Но иногда женщина просто вынуждена сделать то, что может сделать только женщина.
        - Ты можешь это, - прошептала она, подбадривая себя. - Флиртуй, черт возьми! Это единственный способ.
        И как будто для того, чтобы проверить ее решимость, в дверях появился Джо. Даже сейчас, с затуманенным взором и всклокоченной головой, он не потерял своей загадочной привлекательности.
        - Вот вы где, - сказал он, словно искал ее. Оглядев комнату и заметив перемены, Джо без труда сообразил, кто здесь поработал. - Вам действительно не обязательно это делать, - снова запротестовал он и тут заметил экземпляр каталога на верху стопки старых журналов, которые она приготовила на выброс. - О нет, вы же не выбросите это! - запротестовал он, поднимая каталог. - Я еще не до конца просмотрел его.
        Чинна ненавидела этот каталог, символ ее отчаянного решения.
        - Зачем он вам? У вас есть я!
        - Вы есть у Грега. А я не Грег!
        Она вздрогнула и покачала головой.
        - Грег, в самом деле, вам не кажется, что пора прекращать этот фарс?
        - Нет, потому что это не фарс! - Джо начал раздражаться. - Не знаю, как убедить вас, что я не Грег! - С этими словами он достал бумажник. Как же он не додумался до этого раньше! - Посмотрите на это! Вот! Джо Кэмден. Я живу в Лос-Анджелесе. Видите, вот мои водительские права.
        Мгновение, не больше, Чинна смотрела на документ. А если он говорит правду? Тогда кто такой Грег? И где он?
        Нет, пусть лучше этот мужчина будет Грегом! Ее очень даже устраивало нынешнее положение вещей. Правда, нужно еще кое-что сделать. Нужно, чтобы он захотел ее.
        - Здесь нет фотографии, - заметила Чинна, постукивая ногтем по карточке.
        Он колебался.
        - Меня не штрафовали уже несколько лет, поэтому они регулярно присылают мне эти карточки, продлевая тем самым старые права. Вот! - Он снова запустил руку в бумажник и вытащил оригинал с нечеткой фотографией, который столько времени провел в его заднем кармане, что успел изрядно потускнеть и обтрепаться по краям. - Вот, смотрите, - сказал он с триумфом в голосе. - Это я. Видите?
        Она наклонилась ближе и стала пристально изучать фотографию. Мужчина, изображенный на ней, выглядел лет на пятнадцать моложе того, который стоял перед ней. Волосы были светлее и длиннее, лицо тоже выглядело иначе.
        - Это не вы, - сделала вывод Чинна.
        - Что?! - Джо тоже посмотрел на фотографию, нахмурился и покачал головой. Он вынужден был признать: изображение мало походило на нынешний оригинал. - Разумеется, это я. Конечно, после окончания колледжа я выглядел по-другому, но в целом внешность та же самая.
        Он протянул карточку, она снова взглянула на нее, затем улыбнулась и похлопала его по руке.
        - Ловко придумано, - сухо заметила Чинна.
        Какая же она тупая!
        - Вы не верите водительским правам? Официальному документу, выданному органами государственной власти?
        - Конечно, я верю, что существует Джо Кэмден. Просто я не верю, что это вы.
        - Послушайте! - Он повернулся к ней, его глаза метали молнии. - Давайте рассуждать логически. Если я Грег, то я выбрал вас из каталога, потом послал вам деньги, чтобы вы смогли приехать ко мне. Конечно, я рисковал, но вы и впрямь оказались чертовски привлекательной! Тогда почему, скажите на милость, я так странно веду себя? Почему я всеми силами хочу отправить вас обратно? И почему, скажите, я стараюсь не прикасаться к вам?
        Она пожала плечами, немного растерянная от его напора.
        - Мне представляется, что вы остыли по отношению ко всей этой затее, не так ли?
        - Вы думаете, я сумасшедший? Или слепой? Такие женщины, как вы, не появляются каждый день. Если бы я был Грегом, я бы не медлил. Имей я хоть какие-то права на вас… - Он запнулся, сообразив, что не должен был этого говорить.
        Не давать ему останавливаться! Дрожь возбуждения пронзила ее тело, и Чинна придвинулась ближе, ловя его взгляд.
        - Что бы вы сделали? - мягко спросила она, снова прикасаясь к его руке. Именно такого шанса она и ждала. Если не подтолкнуть события сейчас, то она всерьез рискует остаться ни с чем.
        - Что бы я сделал? - повторил он, едва шевеля губами, в то время как его взгляд был прикован к ее лицу. - Дело… дело не в этом. Дело в том, что… - Он замялся. Так в чем же дело? Он уже не помнил. Ее ладонь двигалась по его руке. - Чинна, - смог пробормотать он, протягивая руку, чтобы накрыть ее ладонь и остановить ее движения по его телу. - Вам лучше не…
        - Что?… - Она подключила к этой сладостной пытке свою вторую руку, крепко прижав ее к его груди и мягко водя по ней. - Почему нам нельзя этого делать? Почему нам не перестать медлить?
        Соблазн был велик, но Джо нашел в себе силы схватить ее руку на своей груди, пресекая нежные ласки.
        - Потому что я не Грег!
        - Тогда притворись им, - прошептала Чинна, поднимая лицо, чтобы его губы могли легко найти ее собственные.
        Джо был сделан не из стали. И в отчаянии предпринял последнюю попытку.
        - Нет, Чинна, - пробормотал он, стараясь не замечать ее полные розовые губы. - Вы не принадлежите мне, и я не могу притворяться, что имею на вас какие-то права.
        - А я могу, - неожиданно заявила она, обвив его шею и страстно прижавшись к нему. - Это легко, если попробовать.
        У Джо из груди вырвался стон. Ее кожа оказалась гладкой и прохладной, рот горячим, а груди - мягкими. Он словно тонул в ней, у него возникло чувство, что он теряет равновесие и плывет в море ощущений и что, только держась за нее, он может остаться на плаву.
        И он овладел ее ртом. Да, Чинне пришлось постараться, чтобы завлечь его, но, как только это удалось, вся инициатива перешла к мужчине. Она не ошиблась прошлой ночью. Он хотел ее, хотел сильно. Его руки скользнули вдоль ее спины и легли на ягодицы, крепко прижимая к себе, как будто желая показать, чем она рискует, если это будет продолжаться.
        Ощущения захватили ее, пугая своей силой. Она никогда не отвечала Кевину так быстро, даже когда они оба были молоды и страстны. Что заставляло ее мгновенно реагировать на этого мужчину? Она не знала и не была уверена, что хочет узнать. Во всяком случае - пока.
        С трудом переводя дыхание, она отстранилась от него, но на этот раз это оказалось гораздо сложнее. Он не отпустил ее легко, как прошлой ночью, а когда она все-таки выскользнула, схватил ее за волосы и задержал на мгновение, глядя ей в лицо.
        - Не начинайте того, что не готовы закончить, Чинна, - хрипло произнес он. - Вы не можете просто включать и выключать меня, как какую-нибудь лампочку.
        - Я… я закончу, - защищалась она, глядя в его затуманенные глаза и снова теряя способность дышать. - Для этого я приехала, в конце концов! Но не сейчас, когда мои дети в соседней комнате. Сегодня вечером…
        Он посмотрел в ее глаза, медленно качая головой.
        - Не будет никакого вечера, Чинна. - Джо отпустил ее и отвернулся. - Я говорил вам, что вам придется уехать сегодня.
        - Я тоже говорила вам, что не уеду!
        - Вы возомнили себя захватчицей или что-то в этом роде?
        - У меня есть контракт, вот что у меня есть! Хотите взглянуть на него еще раз?
        - Послушайте, - начал он, придавая голосу максимальную настойчивость, - вы кажетесь такой современной женщиной! Здесь вам придется вести довольно замкнутый образ жизни. Разве вы будете счастливы, сидя дома и растя детей? По-моему, женщины не должны больше сидеть в заточении. Скажите мне, чем вы занимались перед тем, как вышли замуж и родили детей?
        - В смысле карьеры? Я работала в большом рекламном агентстве. Поверьте, когда я работала там, то жила ради работы. И неплохо справлялась. Но когда я решила завести детей, моей работой стала забота о них!
        - И вы никогда не пожалели об этом?
        - Шутите? Даже получение большого заказа не сравнится с тем, как сияют глаза твоего ребенка, когда он читает свое первое слово или впервые в жизни собирает головоломку. Вот какие вещи действительно имеют значение!
        - То есть вы готовы провести всю свою жизнь так, как сейчас.
        - Почему всю жизнь? Это только небольшой отрезок моей жизни. Когда им будет по пятнадцать или около того, я, возможно, начну работать на полставки или открою собственное дело. К тому времени, когда они поступят в колледж, я буду готова вернуться в деловой мир. - Она улыбнулась. - Жизнь - это большой круг. Карусель. Вы можете вскочить на нее и соскочить когда захотите.
        Она ни капли не сомневалась в своей правоте! Джо покачал головой.
        - Вот видите, это еще одна причина, по которой вам нет смысла оставаться. Вы никогда не сможете найти здесь работу, так же как и открыть собственное дело.
        Но Чинна не признавала поражений. Ее подбородок вздернулся, и она пригвоздила Джо к месту пристальным взглядом.
        - Почему? Я заметила, в городе есть маникюрный салон. Я могу делать что-то подобное.
        - В городе? - Джо насмешливо фыркнул. - Вы, приехав из Чикаго, называете этот бугорок на дороге городом?
        Но он не смог поколебать ее энтузиазм.
        - Нам хватит и такого!
        Джо покачал головой, начиная подозревать, что достучаться до нее нереально. Все оказалось даже хуже, чем он мог себе представить. Она была предназначена Грегу, и ее это устраивало. А Джо не имел права прикасаться к ней. Поклявшись, что больше это не повторится, он повернулся и направился к выходу.
        - Куда вы? - поинтересовалась Чинна, будто опасаясь, что Джо поступит так, как, он утверждал, сделал настоящий Грег, - уйдет в горы.
        - Посмотреть, в каком состоянии сарай и конюшни, - ответил он, не оглядываясь.
        Итак, кое-какой прогресс все-таки уже есть. Она сможет переубедить его!
        И Чинна устремилась на кухню, вполголоса напевая какую-то мелодию. Она ожидала увидеть детей в гостиной возле стерео, но не стала беспокоиться, когда их там не оказалось. Уверенная, что они тихо играют где-то поблизости, она вошла в кухню и застыла. Повсюду были стаканы. Некоторые, наполненные, стояли на столе, другие валялись. Кругом была вода. Пустые обертки от таблеток не оставили последних сомнений в том, что здесь произошло. Услышав смех Кимми из передней, она кинулась к дочери.
        - Посмотри! - услышала она голос Расти. - Им нравится, им действительно нравится.
        С замиранием сердца Чинна ворвалась в комнату.
        В сарае царил беспорядок. Сюда, похоже, не заходили годами. Но конюшня оказалась на удивление в хорошем состоянии. У Грега была лошадь! На ней он, наверное, и уехал в горы, чтобы избежать встречи с невестой.
        Джо помнил времена, когда конюшня была полна, а сарай - лучшим в долине. Его отец был необычным человеком, он упорно трудился и управлял своим клочком земли, как кораблем. Иногда он неделями не показывался дома, пропадая в лесах. После его смерти семья держалась еще несколько лет, но дела шли все хуже и хуже. Мать делала все, что могла, но она никогда не любила эти места так, как отец. В последние годы большую часть времени она уделяла тому, чтобы подготовить Джо к колледжу, а затем к поступлению на юридический факультет. Тем временем Грег, при каждой удобной возможности, сбегал в горы, изображая из себя дикаря. Некому было позаботиться о земле так, как она того требовала. В конце концов Джо поселился в Лос-Анджелесе, мать переехала в Анкоридж, и только Грег упрямо держался за дикую природу Аляски.
        - Он попусту прозябает там, - постоянно повторяла миссис Кэмден. - Если бы он только получил какое-нибудь образование!…
        Джо тоже изо всех сил пытался повлиять на брата, но образ жизни Грега не менялся. Чем больше он злил Джо, тем счастливее выглядел сам. Если бы Джо был уверен в том, что Грег знает о его приезде, он бы поверил, что Грег затеял всю эту историю с Чинной только ради того, чтобы помучить родного брата. Но Грег не мог ничего знать о его приезде. Или мог?…
        Джо вернулся в дом. Чинна встретила его у двери, ее красивое лицо искажала маска отчаяния.
        - Грег, мне очень, очень жаль!… Я надеюсь… ну, я не знаю наверняка, но, может быть, мы сможем спасти хоть одну из них.
        - Что?! - Острое чувство тревоги охватило Джо. Что случилось? Что-то с детьми? - О чем вы говорите?
        - Ваши золотые рыбки…
        Он уставился на нее в недоумении, не сразу поняв, о чем она говорит.
        - Золотые рыбки? Что с ними?
        Чинна прикусила губу, ее темные глаза светились тревогой. Он и так ничуть не потеплел к ее детям, а это, вне всяких сомнений, будет еще одним очком не в их пользу. Но она не станет скрывать происшедшую неприятность. Лучше всего принять на себя его гнев.
        - Ну, - начала она, - дети видели, как вы принимали таблетки сегодня утром… Они бросили пару таблеток в аквариум с рыбками, - поспешно добавила она. - Я налила им чистую воду, и они плавают, но кажется, они до сих пор задыхаются, и…
        - Чинна… - Джо рассмеялся. - Поверьте, как-нибудь я переживу эту потерю. Только бы не случилось худшего!
        - Они хорошие дети, - сказала она, улыбнувшись с облегчением. - Я надеюсь, вы будете снисходительны к ним.
        Его улыбка погасла, и он отвернулся. Нет смысла ходить вокруг да около. Ситуацию нужно прояснить.
        - Собирайте детей! Мы едем в город. Я намерен договориться о вашей отправке в Анкоридж, даже если для этого придется нанимать сани с собаками.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        - В Анкоридж предстоит длинная дорога, так что я высажу вас у магазина, чтобы вы смогли запастись продуктами и вещами для детей.
        Чинна посмотрела на детей, устроившихся на заднем сиденье, затем перевела взгляд на Джо.
        - А куда вы пойдете, пока мы будем в магазине? - тихо спросила она.
        Он внимательно посмотрел на нее.
        - Я поищу кого-нибудь, кто отвезет вас в аэропорт, - кратко ответил он.
        Чинна смотрела на дорогу, но уже не замечала ни великолепного пейзажа вокруг, ни покрытых снегом горных вершин вдалеке.
        - Спросите Энни, - рекомендовал Джо, высаживая их около заведения Энни Эндрюс. - Она снабдит вас всем необходимым.
        - А если мне необходим муж? - промурлыкала Чинна, сопровождая слова многозначительным взглядом.
        - Спросите Энни, - ответил он, стараясь сохранить беззаботный тон. - Возможно, она подберет вам и это.
        Чинна пронзила его взглядом и, вскинув голову, повернулась к нему спиной и вместе с детьми поспешила по ступенькам вверх.
        Как только она вошла, оживленно беседовавшие мужчины, сидевшие на стульях в углу, сразу замолчали. Все глазели на нее и ее детей так, словно никогда в жизни не видели ничего подобного.
        Чинна улыбнулась и спросила:
        - Кто-нибудь подскажет, где найти Энни?
        На несколько мгновений воцарилась гробовая тишина, но потом все заговорили одновременно. Тем временем из задней комнаты вышла седовласая женщина с живыми темными глазами и встала за прилавок.
        - Чем могу помочь? - спросила она, настороженно оглядывая посетительницу.
        Чинна подошла ближе, назвала женщине свое имя и представила детей.
        - Мы прилетели вчера на почтовом самолете, - начала она.
        - Только не говорите, что это вы приехали, чтобы выйти за Грега! - перебила Энни.
        - Это я…
        - О, дорогая!… - Энни схватила руку Чинны и затрясла ее. - Грег намекал, что кто-то собирается приехать скрасить его одиночество, но я и представить не могла, что вы будете такой… вы будете…
        - Вообще-то проблема в том, - мягко сказала Чинна, - что в результате я, кажется, не понравилась Грегу.
        - Не понравилась?! - Энни стукнула рукой по прилавку. - Этот сопливый маленький лесной хорек! Как он смеет?!
        Хорек? Но такое описание совсем не подходило к потрясающе красивому мужчине, с которым она провела последние двадцать четыре часа.
        - Так или иначе, он хочет, чтобы мы как можно скорее возвращались в Чикаго.
        - Ну, мы слышали, что появилась какая-то проблема, но я была уверена, что все уладится, как только Грег наберется смелости.
        - Если бы он остриг свои длинные волосы, - сказал Роджер, один из мужчин, прислушивавшихся к разговору, - может быть, хоть тогда перестал бы пропускать мимо ушей советы, которые ему все дают.
        - Волосы? - Чинна нахмурилась. У Грега не было длинных волос! Наверное, он успел подстричься с тех пор, как этот мужчина видел его последний раз.
        - Да, мы все здесь называем его Грег Медведь, - немного сконфуженно улыбнулся Роджер. - Когда он впервые сказал нам, своим друзьям, что выписал себе невесту, мы все подумали, что он чокнулся. Но, глядя на вас, подозреваю, что теперь многие захотят полистать ту книгу, в которой он вас нашел.
        - Послушайте! - сказала Энни. - Здесь, в Данмовине, не так много женщин. А те, которые есть… в общем, нам нужно держаться вместе! - Наклонившись вперед, она похлопала Чинну по руке. - Ступайте в заднюю комнату. Я приготовлю вам чашку хорошего чая, и мы поговорим.
        - Но мои дети…
        - Не беспокойтесь. Мы о них позаботимся. Генри! - позвала она мужчину, который только что, к изумлению Расти, опять нашел в ухе мальчика очередную монету. - Проводи детей во двор и покажи им Клео и ее детишек. Им это понравится. - Она кивнула Чинне: - Клео - это старая толстая свинья, но у нее очаровательнейшие маленькие поросятки.
        Последовав за Энни, Чинна со вздохом присела в удобное кресло с мягкой обивкой. Комнатка оказалась хорошо обставленной и выглядела совсем не так, как само помещение магазина.
        - Вы не хотите уезжать? Хотите остаться? - поинтересовалась хозяйка.
        Чинна замялась, потом кивнула.
        - Я не хочу возвращаться. Думаю, это место идеально для моих детей.
        - Ваших детей! - Энни понимающе взглянула на гостью. - Это и есть главная причина вашего приезда, не так ли?
        Чинна кивнула.
        - Я бы не обманула ожиданий Грега в любом случае, - поспешно добавила она. - Я была готова стать хорошей женой. Но главным мотивом все же было стремление найти место, где смогут расти мои дети.
        - Этот чертов Грег! - пробормотала Энни, бросая салфетку.
        Чинна покачала головой, не желая быть неправильно понятой.
        - Не вините Грега, - быстро сказала она. - На самом деле это моя вина. Видите ли, я обманула его. Я… - Забавно, как легко было это сделать и как трудно объяснять. - Я не сказала ему о Расти и Кимми. А сам он мне очень нравится, - заверила Чинна, сознавая, что это еще мягко сказано. - Он кажется мне вполне приличным человеком.
        - Кто? Грег? - вкрадчиво переспросила Энни. - Ну, а что Джо говорит об этом?
        - Джо?! - Чинна изумленно подняла голову, ее сердце екнуло. Приближался конец света. - Вы говорите о брате Грега?
        - Да, он был здесь вчера. Я так обрадовалась, увидев его! Он живет в Лос-Анджелесе уже много лет. Но вы, наверное, и без меня это знаете.
        У Чинны зазвенело в ушах. Она сделала большой глоток чая и напряженно выдавила:
        - Они… они не очень похожи друг на друга?
        - О, нет, - засмеялась Энни. - Сказать по правде, Грег всем нам действовал на нервы. Но Джо… - Она улыбнулась. - Джо - милашка. Я всегда питала к нему слабость. Он мне как третий сын!
        Энни продолжала рассказывать, вспоминая смешные истории из прошлого. Чинна смеялась и кивала, но уже не слушала. Она словно окаменела. Все это время он говорил правду! Джо и Грег действительно разные люди. О Господи!
        - Вы понравились мне сразу, как только я вас увидела. - Энни ободряюще взглянула на молодую женщину. - А я очень редко ошибаюсь. Не стесняйтесь и спрашивайте. Я сделаю все, что в моих силах.
        Чинна улыбнулась и пожала ей руку.
        - Спасибо вам, - от всего сердца поблагодарила она. - А нужно мне вот что…
        Чинна с детьми уже были готовы к возвращению Джо и вышли на улицу, как только заметили, что он подъезжает к магазину. Энни вышла с ними, болтая с Чинной и усаживая детей на заднее сиденье, пока Чинна укладывала сумки с продуктами. Наконец Энни наклонилась к Джо.
        - Ты должен позаботиться об этой девушке! И скажи Грегу, что я задам ему, когда увижу в следующий раз. Оттолкнуть такую девушку, как эта!…
        Они все помахали Энни, и машина поехала. Взглянув на заднее сиденье, Джо заметил, что Расти не сидится на месте, а глаза его светятся радостным возбуждением.
        - Эй, чего это ты такой взбудораженный? - спросил он мальчика.
        - Нам было весело, - поведал Расти. - Мы видели поросят! Они были маленькие и визжали вот так! - Он издал тонкий звук, услышав который Джо и Чинна не удержались от смеха, и продолжил: - А еще там был волшебник, он доставал монеты из моего уха. Вот так! Мама, а я мог бы научиться делать фокусы, как он?
        - Не знаю, - ответила Чинна, взъерошив его волосы. - Волшебство требует большого усердия. Тебе придется очень много тренироваться.
        - Может быть, этот человек научит меня, - сказал Расти.
        - Может быть. Спросим его в следующий раз, когда увидим.
        Джо быстро поднял глаза, перехватив ее взгляд. Будущее время в этой фразе насторожило его. Но Чинна только улыбалась, вызывая у него ассоциации с кошкой, проглотившей канарейку. Он не должен пропускать это мимо ушей.
        - Наверняка в Чикаго есть места, где ты сможешь брать уроки магии, - сказал он Расти, глядя на мальчика через плечо. - Может быть, твоя мама разузнает о них, когда вы вернетесь.
        - Но… но мама говорит, что мы останемся жить здесь, - возразил Расти.
        Около дома дети выскочили из машины и побежали кататься на разболтанных воротах. Сама же Чинна, облокотившись о перила террасы, с нежной улыбкой наблюдала за ними. Именно об этом она и мечтала - о том месте, где ее сын и дочка смогут бегать, играть, знакомиться с жизнью и не бояться похитителей или лихих водителей. Именно здесь они могли наблюдать, как муравьи строят свои дома, находить в кустах перепелиные яйца, любоваться отраженным в озере рассветом. Ради этого она пошла на сделку. И хоть она и проиграла первую битву, в рукаве у нее была припасена еще одна хитрость. Вопрос был только в том, хватит ли у нее смелости осуществить свою задумку.
        Джо подошел сзади и тоже остановился понаблюдать за играющими детьми. Обернувшись, Чинна улыбнулась.
        - Простите, - мягко сказала она.
        Он заглянул в ее бархатные карие глаза и почувствовал, как глубоко внутри него что-то зашевелилось.
        - Вам не за что извиняться, - резко ответил Джо, подавляя в себе чувство, готовое завладеть им без остатка.
        - Есть за что! Я отказывалась верить вам, когда вы говорили мне правду. Я так хотела, чтобы вы были Грегом!…
        - Забудьте об этом, - быстро произнес он. - Все уже в прошлом.
        - Я приехала, надеясь выйти замуж. Наверное, и это в прошлом. - Чинна грустно улыбнулась. - Не думаю, что вы захотите жениться!
        Он покачал головой. Нет, брак не для него! А дети вообще были чем-то таким, чего он не понимал и не хотел понимать.
        - Если вам так надо замуж, долго ждать не придется. Только сегодня уже трое мужчин спрашивали о вас.
        Чинна повернулась, как будто обрадовавшись новости.
        - Почему же вы не сказали мне? Я могла бы познакомиться с ними, и тогда у меня был бы выбор!
        Джо уселся на верхнюю ступеньку.
        - Знаете что, - сказал он, насмешливо глядя на нее снизу вверх. - Если появится еще один парень, я обязательно приведу его прямо к вам, чтобы вы сами сообщили ему, соответствует ли он вашим требованиям.
        Опустившись на ступеньку ниже, она скептически посмотрела на Джо.
        - Что-то подсказывает мне, что вы бы не смеялись, если бы это было действительно хорошее предложение.
        - В Данмовине есть много достойных мужчин. То, что они не брились лет десять и, возможно, не мылись с Рождества, конечно, пустяки. - Джо покачал головой, а в его глазах плясали чертики. - Мне почти жаль, что у вас нет шанса с Грегом. Любопытно было бы посмотреть, что бы вы стали с ним делать…
        - Значит, Грег действительно где-то в горах, - мягко сказала она и, не удержавшись, взглянула на лес. - Почему он прячется?
        - Полагаю, он заказал вас, извините, на пьяную голову. Но когда вы сообщили, что действительно собираетесь приехать, Грег не нашел в себе сил встретиться с вами лично. Поэтому он спрятался, полагая, что вы уедете, если не найдете его.
        Она опять посмотрела на лес, почти уверенная, что видела какое-то движение в тени.
        - Вы хотите сказать, что он где-то здесь и наблюдает за нами? - мягко спросила она.
        - Возможно. Это на него похоже.
        - А если вы не хотите на мне жениться, может быть, вам просто нанять меня? - с насмешкой произнесла она. - Кажется, я умею целовать вас в любое время, в любом месте. - Она поднялась и нежно поцеловала его в щеку, потом повернулась и вошла в дом.
        Джо откинулся, моргая, пытаясь понять, почему эта женщина так легко манипулирует его кровяным давлением. Он никогда не был чувствителен к внешним влияниям, а поэтому теперь почти испугался.
        - Ну да ладно! - пробормотал он. - Скоро ты исчезнешь из моей жизни, и мне больше не придется волноваться.
        Когда Джо, заинтересованный причиной радостного визга, вошел в кухню и устроился за столом, дети притихли.
        - Я начинаю беспокоиться за нее, - заметила Чинна, когда Расти убежал играть. Кимми сидела перед своей нетронутой тарелкой. - С тех пор как мы приехали, она не съела ни кусочка.
        Джо нахмурился. Он был мало знаком с процессом кормления детей, но в любом случае ему не хотелось, чтобы из-за него кто-то оставался голодным.
        - А она пила что-нибудь? - спросил он, чтобы удостовериться, не пора ли вызывать врача.
        - Да, она выпила немного сока. И один стакан молока - это я точно знаю.
        Джо подвинулся ближе к малышке и улыбнулся ей.
        - Хочешь кусочек этого сэндвича? - спросил он, указывая на тарелку с едой. - Мне он кажется аппетитным.
        Кимми откинулась назад, насколько это было возможно. Голубые глаза настороженно взирали на него. Было очевидно, что она не собирается ничего есть по указке этого мистера Кэмдена.
        И Джо больше всего на свете вдруг захотелось понравиться этой маленькой девочке. Да, он определенно должен это сделать! Сидя возле нее, он обдумывал ситуацию. Она не ест. Она не разговаривает. Она не позволяет ему прикасаться к себе. Как же добиться ее расположения?
        Маленькие девочки любят кукол, но у него нет ни одной. Они устраивают чайные церемонии, а у него вряд ли найдется хоть один кукольный сервиз. Что еще они любят? Животных?
        Животные!
        - Эй, мистер Кэмден, хотите посмотреть, как я взбираюсь на дерево? - Расти неуверенно топтался в дверях, глядя на Джо с надеждой, но готовый взять свое приглашение назад, если почувствует хоть малейший признак его недовольства.
        - У мистера Кэмдена нет времени, чтобы… - начала Чинна, но Джо поднялся и улыбнулся мальчику.
        - Конечно, посмотрю, - ответил он. - Я, бывало, и сам забирался на старый вяз под окном своей спальни, когда приходил домой поздно и дверь уже была заперта.
        - Правда? А вы когда-нибудь падали?
        - Сотню раз!
        Чинна затаила дыхание, сдерживая сердцебиение. Этот человек был таким… таким… Другой мог отмахнуться от Расти, мог сказать, что никогда не падал, мог, чтобы вызвать у ребенка страх, настаивать на своей мужественности и силе. Но не Джо! Он мгновенно понял, что нужно мальчику, и дал ему это.
        - Спасибо вам, мистер Кэмден, - мягко сказала она, потом взглянула вниз и увидела, что Кимми смотрит на нее так внимательно… Она наклонилась и поцеловала ее макушку. - Спасибо и вам, мисс Кимми, за то, что вы моя хорошая девочка. А сейчас пора съесть хотя бы кусочек. Посмотри - этот сэндвич напоминает мне маленький самолет. Вот он взлетает с аэродрома, вот он кружит и кружит… - Пикируя сэндвичем в воздухе, Чинна издавала соответствующие самолету звуки. - Он готов к посадке! Пошире откройте ангар! Он влетает. - Она медленно поднесла сэндвич к лицу Кимми, но большой палец закрывал вход. - Открывайте! Быстро!
        Глаза Кимми смотрели очень грустно, и она отрицательно помотала головой. Она не собиралась есть. Во всяком случае, не сегодня.
        - О, Кимми! - Чинна уронила сэндвич на тарелку. - Смотри. Самолет потерпел крушение. Он не смог попасть в ангар.
        Она опять взглянула на дочь, но решимость той нисколько не ослабла. Вздохнув, Чинна поднялась из-за стола и начата убирать посуду. Нужно что-то делать! Это не может дольше продолжаться. Кимми надо поесть.

* * *

        - У нас есть план! - Джо и Расти стояли в дверях спальни и казались сверх всякой меры довольными собой.
        - Мы собираемся к старой водной впадине смотреть на животных, - сообщил Расти, его темные глаза сверкали радостным возбуждением. - Это место, куда Джо любил ходить, когда был ребенком.
        - Джо? - Чинна вскинула бровь, но Расти уже побежал рассказывать Кимми о запланированной экспедиции.
        - Я сам попросил называть меня так, - объяснил Джо, прислоняясь к дверному косяку.
        - У вас добрые намерения. Вы хороший человек. - Чинна отвернулась, покачав головой. - Но разве вы не видите, как это может повлиять на Расти? У него нет отца, а он так отчаянно в нем нуждается!
        Джо не собирался поддаваться этой психологической атаке, поэтому уточнил:
        - Послушайте, все, что я сделал, - это разрешил называть меня по имени. Так мы можем пойти к водной впадине? - вернулся он к началу их разговора.
        - Конечно!
        - Отлично. Тогда приготовьте еду на дорогу. Может быть, какие-нибудь закуски. И теплые свитера. Пока мы будем гулять, станет холодно.
        - Холодно, - прошептала Чинна. - И очень одиноко.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Через час они спустились с холма в долину, в которой и находилась конечная точка их путешествия.
        - Почему вы называете это водной впадиной? - поинтересовалась Чинна. - Она больше похожа на маленькое озеро.
        - Так и есть. Но когда мы с Грегом были детьми, то видели какой-то документальный фильм про водные впадины на равнине Серенгети, они играли ту же роль, что и это озеро. Когда наступает ночь, все животные в радиусе мили приходят к такой впадине на водопой. Здесь происходит то же самое.
        - За исключением того, что здесь не наступает ночь, - заметила Чинна, глядя на сверкающее небо.
        - Конечно, наступает! Просто позднее. Скоро мы подойдем к краю. Вас удивит то, что мы увидим.
        Они вышли из-за деревьев на равнину. Небольшая река протекала в ее центре, впадая в озеро, а цепочка водопадов несла воду обратно в реку. Чинна влюбилась в это место с первого взгляда.
        - Рай, - прошептала она, опустив корзинку для пикника на плоский камень, и поспешила помочь Джо расстелить одеяло.
        Мимо пролетел ястреб, на вершинах деревьев пели птицы. В потоке воды, как в зеркале, отражались движущиеся по небу облака. Дети тут же стали бегать и играть на лугу, перепрыгивая через пучки нефритово-зеленой травы, падая на ковер из крошечных желто-синих цветов.
        - Смотрите! - закричал Расти, указывая на лужу. - Что-то движется. - Он склонился, вглядываясь в воду, а Кимми встала за ним.
        - Головастики, - сообщил детям Джо. - Очень скоро они станут лягушками.
        - Наверное, здесь замечательное место для детей, - заметила Чинна.
        Джо бухнулся рядом с ней на одеяло и нахмурился, размышляя.
        - Довольно неплохое, но не идеальное.
        - Вы когда-нибудь в жизни любили кого-то больше, чем самого себя? - спросила Чинна. - Заботились когда-нибудь о близком человеке больше, чем о себе?
        - Конечно, - начал было Джо, но потом задумался на мгновение и не смог никого вспомнить. - Думаю, что нет, - признался он. - Пока нет.
        - У вас нет детей! Когда они появятся, вы поймете то, что я сделала. Ведь именно это в конечном итоге помогло мне принять решение и использовать шанс. Расти не очень способный ученик, и я знаю, что в тех школах, рядом с которыми мы жили, ему никогда не окажут необходимую помощь. Я сама могла бы сделать больше, если бы он учился дома. У Кимми тоже были проблемы в детском саду, ведь я вынуждена была оставлять ее там, когда работала. Она так застенчива, другие дети дразнили ее, и она… в общем, ей там было плохо.
        Джо посмотрел туда, где играла Кимми, и вдруг почувствовал стремление защитить ее. Если даже он, почти не зная девочку, чувствовал это, каково приходилось Чинне?
        - Проблемы нарастали день за днем, и я не видела никакого выхода. На работе я постоянно переживала за детей… Мне надо было найти способ изменить нашу жизнь. Каждого ребенка вы растите только раз. Вы должны постараться сделать для него все самое лучшее, что сможете.
        - Хорошо, - согласился он, нахмурившись. - Это я понял. Но есть то, чего я не понимаю. Как вы дошли до того, чтобы устроить свой брак с помощью заочного свидания?
        Чинна встретила его взгляд и не отвела своего.
        - Я рассматриваю это не совсем так, - сказала она спокойно. - В мужчине я не нуждалась так остро, как в работе и определенном уровне жизни, - вот что мне нужно было в первую очередь! И когда я провела объективную оценку своих активов, то подумала, что единственный способ улучшить жизнь моих детей - выйти замуж за того, кто живет там, где я бы хотела их вырастить.
        Джо изумленно уставился на нее, но, прежде чем успел ответить, вернулись дети, нагуляв волчий аппетит, а Расти еще и с запасом историй о том, что им встретилось во время путешествия по лугу. До чего же неэгоистичной может быть любовь! - размышлял Джо. О нет, почти явственно слышал он, как Чинна возражает ему. Это высшая степень эгоизма! Разве вы не видите? Ведь они - часть меня.
        Посмотрев вниз, Джо встретил бесстрастный взгляд Кимми: она смотрела так строго, что он даже не смог улыбнуться.
        - Когда ты начнешь доверять мне? - мягко поинтересовался он у девочки.
        Но Кимми не ответила, и Джо, пожав плечами, принялся за свой сэндвич.
        Чинна, заметив их обмен взглядами, прикусила губу. Со времени смерти мужа она никогда не встречала мужчину, который бы так подходил ей и ее семье. Если бы Чинна нашла идеального спутника жизни, это был бы Джо! Говорят, что женщины часто влюбляются в неподходящих мужчин. Сейчас она чувствовала, что находится на грани того, чтобы влюбиться в совершенного мужчину, но это уже не имело значения. У нее не было ни единого шанса.
        Когда они поели и корзинка была готова к обратной дороге, Джо позвал всех вниз, к воде.
        - Вы должны вести себя очень тихо, - предупредил он детей. - Если животные услышат вас, они не приблизятся.
        На их берегу река заросла тонким кустарником, а на другой стороне деревья доходили почти до самой воды. Джо завел всех в заросли, они тихо сели и, раздвинув ветки руками, застыли в ожидании, когда животные придут на водопой.
        - Я никого не вижу, - громко прошептал Расти, прождав секунд тридцать.
        - Наберись терпения, - ответил Джо. - Мы пришли, как армия захватчиков со слонами. Они слышали нас. Некоторое время они будут бояться. Нам придется подождать, пока они не решат, что мы ушли.
        Они прождали еще минут пять, и едва дети начали снова ерзать, как на другом берегу послышался какой-то звук. Все замерли, затаив дыхание. Вдруг из леса появилась красивая чернохвостая олениха. Она ступала осторожно, вынюхивая носом опасность. На мгновение она остановилась и прислушалась, затем шагнула к воде. Из-за ее спины вышел олененок, пестрый там, где мать была коричневая. Он поспешил за ней, обогнал и добрался до берега первым. Они оба начали пить, но каждые несколько секунд мать поднимала голову, проверяя, не угрожает ли им из долины какая-нибудь опасность.
        Джо взглянул на Чинну и детей. Каждый из них, казалось, перестал дышать, глядя широко открытыми глазами. Большой палец Кимми выпал изо рта. Она таращилась на олениху изо всех сил, ее рот приоткрылся, а глаза увеличились до размера блюдец.
        Да, мысленно сказал им Джо, это настоящее. Это Аляска.
        Наконец олениха ушла обратно в лес.
        - Тебе понравилось, Кимми? - спросил Джо, а девочка, угрюмо взглянув на него, подняла большой палец и очень медленно и аккуратно засунула его обратно в рот.
        Джо рассмеялся. Он все больше исполнялся решимостью растопить это маленькое ледяное сердечко и готов был довести свою затею до победного конца.
        С противоположного берега раздался новый звук, более громкий, чем первый, и все снова замерли. Джо надеялся, что это лисица или, может быть, даже медведь, но, когда в поле зрения появилась лошадь с наездником, все в зарослях тяжело вздохнули от разочарования.
        Всадник, кажется, услышал их, ослабил поводья и позволил лошади склониться к воде.
        - Привет! - крикнул он.
        Джо поднялся и кивнул мужчине, а дети последовали за ним, выходя из зарослей. Наездник был чисто выбритым красивым мужчиной лет тридцати, одетым в кожаные штаны с бахромой, развевавшейся на ветру.
        - Скажи, - крикнул он Джо, - это ты тот парень, у которого есть лишняя женщина?
        - Нет, - резко ответил Джо. - Ты перепутал меня с кем-то другим!
        - Ты Джо Кэмден, так? - Всадник нахмурился. Джо медленно кивнул. - Ну, значит, тот самый, - заметил мужчина, соскальзывая с лошади и подходя к кромке воды. - И если это та женщина, которую ты хочешь пристроить, представь меня ей.
        Джо искоса взглянул на Чинну. В ее глазах была паника. Она посмотрела на Джо, едва заметно помотав головой.
        - Ты опоздал, приятель, - сказал Джо. - В конце концов я решил, что эта женщина нужна мне самому.
        - Могу тебя понять, - кивнул тот. - Но если у нее есть сестры, направь одну из них ко мне. Мне очень нужна жена. Я слишком долго был один. - И, взяв лошадь под уздцы, незнакомец исчез в лесу.
        Они стояли на берегу и смотрели на еще колыхавшиеся ветви деревьев, за которыми как будто растворился этот человек. В Чикаго Чинна пришла бы в ужас от таких разговоров. Здесь же, на фоне дикой природы, все это почему-то казалось естественным.
        Крик заставил их обернуться. Где же дети? Расти бежал в сторону дальнего берега маленького озерца, а там, в воде…
        Чинна схватилась рукой за горло.
        - Кимми! Она упала! - И бросилась, спотыкаясь о торчащие прутья и ветки, на помощь своему ребенку.
        Маленькая головка подпрыгивала, как поплавок, - девочку подхватило течение и несло к водопадам.
        Джо не раздумывал - он просто действовал. Уже на бегу он начал освобождаться от одежды, и, когда добежал до того места, где барахталась несчастная Кимми, на нем остались только джинсы и носки. Не колеблясь ни минуты, Джо нырнул в ледяную воду и мощными гребками двинулся к ней. Спустя несколько секунд девочка оказалась в его руках.
        - Держись, Кимми! - крикнул он, хватая ее и оттаскивая подальше от камней. - Держись за меня крепче! Я тебя поймал, но ты должна держаться!
        Кимми вцепилась в него, как репейник, а Джо начал медленно продвигаться против течения, борясь с сильным потоком, несущимся к водопадам. Вода была ужасно холодная, немели мышцы, и он почти перестал чувствовать свои ноги, но продолжал плыть. Выбора не было.
        Джо приходилось держать девочку одной рукой и грести другой. Несколько раз его одолевал настоящий страх: он не спасет ее! Но вот они достигли берега, и Джо, задыхающийся и обессиленный, выполз на песок и упал на землю, закрыв глаза.
        Чинна и Расти были уже здесь. Они кричали что-то, толкали его, пытаясь поднять Кимми и посмотреть, не поранилась ли она. Но девочка не отпускала Джо. Ее маленькие ручки обвились вокруг его шеи, и она не разжимала их. Чем сильнее тянула ее мать, тем крепче она сжимала их, пока наконец Джо не отдышался и не пришел в себя.
        Они вернулись домой так быстро, как только могли. Чинна посадила Кимми в горячую ванну, затем укутала. У девочки оказалось несколько порезов и синяков. У Джо была глубокая ранка над глазом и пара растянутых мышц. Когда он зашел к Кимми пожелать спокойной ночи, палец девочки был снова во рту, она следила за каждым его движением своими темными глазенками и по-прежнему не пожелала разговаривать. Джо ушел в расстроенных чувствах, начиная подозревать, что способа достучаться до нее не существует.
        - Спасибо, - сказала ему Чинна, когда они остались одни. - Я не могу выразить, насколько… - Ее голос прервался.
        - Не стоит, - сказал он. «Я бы все сделал для этой маленькой девочки», - мог бы добавить он, но не стал. И вообще - все было бы гораздо проще, если бы Чинна не была… если бы она не была такой… если бы он только перестал мечтать о том, как затащить ее в постель.
        Наконец он признался себе в этом! Чинна сводила его с ума. Линия ее щеки, волосы, обрамляющие лицо, аромат, который оставался в комнате, даже когда она покидала ее, - все это не давало покоя.
        - Как называются ваши духи? - ворчливо поинтересовался он, когда она прошла мимо, собирая детские игрушки.
        - Духи? - Чинна улыбнулась. - Я называю их - хорошее мыло и вода.
        - Вы шутите! - Джо нахмурился, разозлившись не то на нее, не то на себя. - Тогда почему ваш аромат держится в воздухе?
        - Магия, - ответила она с озорной улыбкой.
        - Магия, - повторил он вполголоса, наблюдая, как она выплывает из комнаты. Так оно и есть! Иначе разве стал бы он так сходить с ума?
        Ему нужно было возвращаться в Лос-Анджелес, к жизни, которую он знал, к вещам, к которым привык. У него там друзья, работа. В последнее время не было подруги, но только потому, что ему надоело встречаться с пустоголовыми старлетками и амбициозными карьеристками. Казалось, что все, с кем он встречался, принадлежали либо к той, либо к другой группе. Ему была нужна приятная женщина с мозгами и нормальным обменом веществ. Немного аристократичности не помешает. И, может быть, заботливости. Да, еще красивое лицо… Получается как-то очень похоже на…
        Нет! Он не собирался говорить это даже самому себе. Чинна прекрасна, но она не девушка его мечты. Разве она могла ею быть? Девушки из мечты не появляются с двумя маленькими детьми, цепляющимися за юбку. И в любом случае: она все-таки собиралась замуж за его брата! Этика есть этика.
        Выглянув в окно, он увидел, что Чинна, остановившись у загородки, любуется горами. Он вышел из дома и, подойдя к ней, проследил за ее взглядом.
        - Они прекрасны, - признал Джо. - И опасны. Знаете, сколько мужчин погибают здесь каждый год?
        Она медленно кивнула.
        - Но вот где настоящая красота, так это на пляже Малибу в солнечный весенний полдень.
        - Множество крошечных бикини? - догадалась Чинна.
        - Вообще-то я имел в виду солнечные блики на воде, - сказал Джо.
        Он подвинулся ближе к ней и облокотился рядом на загородку. Их плечи почти касались друг друга. Горы упирались в синее небо, являя собой силуэт могущества и величия, от которого захватывало дух. Несколько минут ни один из них не произносил ни слова.
        - Здесь чувствуешь себя каким-то маленьким, правда? - наконец спросила Чинна.
        Джо моргнул, вдруг осознав, что затронуто его больное место. Именно поэтому он так стремился покинуть Аляску, когда был молодым. Ему нужно было найти пейзаж, на фоне которого он не чувствовал бы себя карликом, а мечты соответствовали бы человеческим меркам. Именно поэтому он выбрал Южную Калифорнию, в которой, конечно, был свой перечень великанов, но через какое-то время он сумел одолеть их. Он справился! У него была хорошая работа, приносившая неплохие деньги, он жил в прекрасном доме со всеми удобствами, которые принято считать необходимыми для обеспеченной жизни. Все было идеально, черт возьми! Откуда же это смятение?
        - Так скажите мне, мистер Джо Кэмден, - произнесла Чинна, когда молчание затянулось, - как вам удалось дожить до ваших лет, ни разу не попав в брачные узы?
        - Я живу в Лос-Анджелесе. Это не тот город, где женятся - по крайней мере в той его части, где живу я.
        - Вы всегда можете переехать, - тихо заметила она.
        - Но я счастлив там! - Он как будто оправдывался, и знал это, но вырвавшиеся слова нельзя было вернуть назад.
        - Да, действительно, излучаемое вами счастье так слепит, что скрывает правду.
        Он беспомощно уставился на нее. Почему его волнует ехидный тон этой женщины?
        - Послушайте, я живу так, как мне хочется.
        - Не надо пугаться! - Чинна засмеялась. - Я не собираюсь ловить вас. Я просто забочусь о вас.
        - Обо мне? Эй, мы ведь только два пресловутых корабля, проплывающие в ночи. С какой стати вам заботиться обо мне?
        - Заботиться - это просто у меня в крови, - как-то легко сказала она.
        Но он больше не слушал. Ее волосы мягко прошлись по его лицу, когда она повернулась, а аромат - ее собственный или духов, уже неважно! - сводил его с ума, и он почти не мог дышать.
        - Что случилось с отцом детей? - отрывисто спросил Джо. - Вы были замужем?
        - Да, - спокойно ответила Чинна. - Мы встречались в старших классах и поженились после окончания колледжа.
        - Юная любовь, - пробормотал Джо, надеясь, что это не прозвучало слишком ревниво.
        - Да, так и было, - подтвердила она. - У нас родились Расти и Кимми, и мы были очень счастливы, пока… пока Кевин не умер.
        - О! Простите! Как это случилось?
        - Он погиб в автомобильной катастрофе. - Чинна перевела дух, взяла себя в руки и добавила: - Он пил.
        Ну конечно! Джо вспомнилось выражение лица, когда она нашла бутылку около его кровати. Неожиданно его гнев обратился против Кевина - человека, потерявшего свою жизнь и оставившего такую женщину, как Чинна, таких детей, как Расти и Кимми, одних. И все ради выпивки!
        Джо очень хотел утешить ее, но что-то подсказывало, что Чинна не нуждается в утешении и не одобрит его.
        - Мне хочется поцеловать вас еще раз, - сказал он на грани какого-то сумасшествия, обнимая ее за плечи, и честно добавил: - В основном потому, чтобы больше не хотеть этого. Так я перестану думать об этом.
        - Вы искренне полагаете, что это поможет? - мягко спросила Чинна.
        - Нет, - признал Джо, но его пальцы уже сжимали ее плечи. - Но я не могу придумать иное средство.
        - Хорошо, - прошептала она, поднимая руки и обвивая его шею - так, что ее тело прижалось к нему. - Давайте попробуем.
        Джо хотел, чтобы все было быстро и чисто - хороший правильный поцелуй, доказывающий, что Чинна ничем не отличается от других женщин. Но он знал также, что опять пытается обмануть себя.
        Он хотел ее. Он и до нее хотел женщин, но те ощущения даже отдаленно не напоминали то, что Джо испытывал сейчас. Ему хотелось погрузиться в нее и испить сладкое удовольствие, которое могло дать ему только ее тело, но в то же время у него было странное стремление охранять ее. Он хотел владеть этой женщиной. По-другому нельзя было выразить его чувство. Овладеть ее телом и душой, сделать своей собственностью!
        Но это - настоящее сумасшествие, потому что Чинна не принадлежит ему и никогда не будет принадлежать. Она приехала, чтобы выйти замуж за его брата. У него самого нет никаких прав на нее. Чинна была недосягаема, но он снова и снова целовал ее.
        Джо медленно отодвинулся - она была так хороша, и было так чертовски трудно сопротивляться ей! Она смотрела на него очень спокойно и таким же спокойным, ясным голосом произнесла:
        - Каков вердикт?
        - Ч-что?…
        - Лечение поцелуями! У вас появился иммунитет к моим чарам?
        - Мы больше не должны это делать, - хрипло сказал Джо. - Мы вообще должны забыть, что это было.
        Она мягко засмеялась, отошла от забора и направилась к дому, но Джо остановил ее.
        - Вы знаете, я не посвятил вас в детали… Мне следовало сказать это раньше. Я организовал вам поездку в Анкоридж на завтра.
        Вот! Он сказал это. Ободряя себя, Джо заглянул в ее глаза, но ее лицо было безмятежно, она почти улыбалась.
        - Отмените, - спокойно сказала Чинна. - Я остаюсь.
        - Что?!
        - Не волнуйтесь! Мы здесь лишь переночуем, а затем уже не станем злоупотреблять вашим гостеприимством.
        Он смотрел на Чинну, как будто она предложила вступить в контакт с инопланетянами и планировала обед-знакомство.
        - Куда вы отправитесь? Что вы собираетесь делать?…
        Она косо посмотрела на него, как деловая женщина, каковой и хотела стать.
        - Не беспокойтесь о нас. Я уже подготовила почву. У меня есть немного денег, а Энни готова помочь мне. Она знает помещение, которое я могу снять, - с магазином и жильем. - Чинна глубоко вздохнула и нанесла завершающий удар: - Я собираюсь начать свое дело.
        - Дело?! В Данмовине? - Джо моргал, ошеломленный. - Вы шутите! Какое еще дело?
        - Кафе! - Затаив дыхание, Чинна ждала его мнения.
        Это заняло целую минуту.
        - Кафе? - Он уставился на нее в ужасе. - Эти люди не будут пить каппуччино и молочные коктейли. Им нужно виски и пиво, погуще и потемнее.
        Она вскинула голову, отворачиваясь и направляясь к дому.
        - Скоро наступит двадцать первый век, знаете ли, - бросила Чинна через плечо. - Времена меняются. И потом, я не буду готовить только кофе. Я буду также делать сэндвичи. Буду готовить походные обеды для мужчин, которые отправляются охотиться и ловить рыбу, а также работают на нефтепроводе, и…
        - Может быть, я сумасшедший, но я не могу себе даже представить… Вы считаете, что наши дикари будут посещать ваше заведение, чтобы выпить мокко со взбитыми сливками и взять сэндвич с авокадо и побегами люцерны с собой в горы? - Он покачал головой. - Чинна, я знаю этих людей! Я вырос здесь. Они ведут себя не так, как мужчины в городе, потому что они не любят город. Они любят дикую природу и хотят походить на диких людей. Вам их не приручить!
        - Посмотрим! - Чинна лишь упрямо сверкнула темными глазами.
        - Вы закончите тем, что лишь разобьете себе сердце, - предупредил он.
        - Может быть! А может быть, мое дело обеспечит меня и позволит моим детям жить в этом красивом, чистом и здоровом месте. И тогда я смогу не предлагать себя в жены человеку, которого не люблю.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Чинна проснулась в темноте. На мгновение ей показалось, что она снова в чикагской квартире, и все ее мышцы напряглись. Потом она вспомнила: Аляска! Постель сразу показалась мягче, воздух легче, трели птиц ласкали слух. Да, ей нравится здесь! Она должна остаться.
        Но что- то разбудило ее. Что это было? Может, кто-то из детей звал ее? Мгновение она лежала очень тихо, но никаких звуков не было. Тем не менее что-то не совсем так. Она чувствовала это.
        Выскользнув из кровати, Чинна бесшумно вышла в коридор и толкнула дверь в комнату, где спали дети. Голова Расти покоилась на подушке, его глаза были закрыты - картина мира и спокойствия. Но сторона, на которой спала Кимми, была пуста.
        - Кимми! - прошептала она, оглядывая комнату. - Где ты, милая?
        Чинна осмотрела холл, затем направилась через темную гостиную на кухню, включила там свет. Кимми не было. Ее сердце забилось чуть быстрее, а шаги стали более торопливыми, когда она шла по дому, включая свет везде, где проходила.
        - Кимми! - звала она уже в полный голос.
        Воспоминания о вое волка предыдущей ночью некстати лезли в голову. Нет, Кимми не вышла бы на улицу! Не вышла бы? Чинна побежала дальше по дому, содрогаясь от ужаса.
        Быстро пройдя в конец коридора, она обнаружила, что дверь в комнату Джо приоткрыта, и толкнула ее. Свет из коридора осветил на полу, у кровати, маленький круглый коврик, на котором лежала Кимми. Ее глаза были закрыты, а палец надежно спрятан во рту, в другой руке зажат плюшевый медвежонок-коала.
        У Чинны перехватило дыхание. Мгновение она стояла, благодаря Бога, что нашла свою малышку невредимой, затем осмотрелась. Джо спал, обхватив рукой подушку.
        Нужно было забрать Кимми и отнести ее обратно в постель. Как жаль, что Джо пропустил это. А что, если…
        - Джо! - Она положила руку на его обнаженное плечо, он перекатился на спину и открыл глаза.
        - Чинна? - На мгновение он решил, что все еще спит и видит сон.
        Она наклонилась над ним, ее волосы свесились вниз и щекотали его обнаженную грудь. Могло ли это быть правдой? Он потянулся, чтобы заключить ее в объятия, но она лишь тихо засмеялась, высвобождаясь из его рук.
        - Я пришла не для того, чтобы соблазнить вас, - прошептала она, отталкивая его руку. - Посмотрите сюда. Я хочу, чтобы вы кое-что увидели.
        - Кимми! Как она сюда попала?
        - Сама пришла. Она проскользнула сюда ночью. Я искала ее по всему дому и наконец нашла в вашей комнате…
        - Но зачем она пришла сюда? Она ненавидит меня!
        - Она обожает вас! Просто боится показать это.
        Ее глаза говорили ему больше, чем он хотел знать. Нагнувшись, Джо сгреб девочку в охапку вместе с коалой.
        - Тебе лучше лечь в твою постельку, - мягко сказал он.
        Секунду- другую Кимми приходила в себя, проделывая нелегкий путь сквозь облако сна, ее голубые глаза моргали в приглушенном свете. Потом она обвила руками шею Джо, крепко прижалась к нему и, когда ее голова склонилась на его грудь, уже снова спала в его надежных руках, счастливая. Джо с трудом сглотнул.
        - Пойдемте, - сказала Чинна, следуя впереди. - Давайте положим ее.
        Что- то взорвалось в ней, когда он взял Кимми на руки. И она знала, что случилось: она влюбилась в Джо Кэмдена. Потеряла голову так, как это было только раз в ее жизни. Отступив, Чинна прикусила губу и почувствовала укол неизбежной боли.
        Джо выпустил Кимми из рук неохотно. Ангел. Так она выглядела, когда он положил ее обратно в кроватку и укрыл одеялом. Ему нужно поскорее убраться отсюда, подальше от этих детей! Если бы он не был осмотрителен… если бы он не был осторожен… Надо сбежать от этих детей, отправить Чинну из Данмовина и вернуться в Лос-Анджелес - к жизни, которой он жил все эти годы. Вот и все, что нужно сделать. Вроде легко…
        Все, что нужно сейчас, - это пройти мимо Чинны в коридор, лечь в свою постель и заснуть, а утром все снова станет на свои места. Он должен справиться с этим наваждением.
        Закрывая дверь, Джо повернулся и понял, почему этот сценарий не сработает так эффективно, как он планировал. Чинна стояла между ним и его комнатой, ее волосы спускались по плечам золотой дымкой, свет, падавший сзади, вырисовывал изящные изгибы ее тела. Джо судорожно вздохнул и приказал себе сопротивляться.
        - Пора спать, - сказал он, начиная продвигаться мимо нее, - а завтра мы обсудим ваши дальнейшие действия.
        - Обсуждения не требуется, - сказала Чинна. - Мы с детьми переезжаем в снятый дом. Вам больше не нужно волноваться за нас.
        - Вы не можете остаться здесь, в Данмовине, - серьезно сказал он. - Это безумие. У вас ничего не получится!
        Она лишь вздохнула, покачав головой.
        - Может, хотите поехать со мной в Лос-Анджелес? - Джо был потрясен, услышав собственный голос. - Там много работы последнее время и… - Что он говорит? Он что, спятил? И все же он не мог остановиться. - И я бы мог помочь вам найти место для жилья и работу с хорошим детским садом.
        Но Чинна не проглотила эту наживку.
        - Нет, - твердо сказала она. - В Лос-Анджелесе у меня будут те же самые проблемы, что и в Чикаго. Для нас самое лучшее место здесь, на Аляске.
        - Чинна, - пробормотал он; способность сопротивляться покинула его, и он отрывисто произнес: - Вам лучше уйти. Сейчас вам лучше…
        - Если вы приведете мне убедительную причину, - мягко сказала она, не сводя с него глаз, - я пойду спать и оставлю вас одного. Но если никакой причины нет…
        Он схватил ее запястье и сильно сжал его.
        - Вы приехали, чтобы стать женой моего брата, - сказал он хриплым голосом. - Это недостаточная причина?
        - Я не знаю вашего брата, - прошептала она. - Но я знаю вас.
        И, заглянув в ее глаза, он молча сдался. Она подалась вперед, прижала ладонь к его щеке и поцеловала в губы, а его руки медленно обвились вокруг нее, крепко обнимая, пока он с наслаждением вдыхал ее тепло. Джо закрыл глаза и всецело отдался чувствам.
        Он отнес ее в постель, в ту постель, в которой спал все свое детство и юность, в которой мечтал о девушках и о том, как сбежит с Аляски. То, что он принес Чинну сюда, было символично, это каким-то образом замыкало некий круг стремлений и ценностей.
        Ее тело… Он никогда не видел ничего более красивого, более роскошного, более желанного. Он позволил своему взгляду проследовать по длинной линии ее ноги, округлой спелости ее груди с крепким темным кончиком, изгибу плеча, а затем повторил свое путешествие рукой. Но тут дыхание у него перехватило, и пришлось сдерживать себя, чтобы не испортить дело.
        Он уже не помнил, испытывал ли когда-нибудь такую страсть, - наверное, только в юности, когда секс был для него чем-то особенным. Он погрузил свои губы в ее мягкую кожу и начал таять вместе с ней, его руки продолжали блуждать по ее телу, и он опустился на нее, увлекая ритмичным скольжением бедер.
        Занятия любовью всегда были приятны, но не особенно необходимы для Чинны. Теперь же все было по-другому. Ее плоть, казалось, горела, ее бедра начали активно двигаться, и неожиданно она захотела этого мужчину так, как тонущий человек - воздуха.
        Он взял ее довольно властно. И она приняла его превосходство. Она жаждала сделать его своим, и на мгновение, только на мгновение, когда они поднимались по спирали выше и выше к солнцу, показалось, что это правда.
        Я люблю тебя, подумала она, когда их тела прильнули друг к другу в последнем толчке. Она любила его так, как никогда не любила Кевина, хотя Кевину принадлежало все ее сердце.
        Но это… это было нечто большее. Она любила его с отчаянным чувством единения, не изведанным ею с Кевином.
        Джо протянул руку и погрузил в ее волосы, лаская ее, но глаза не излучали той любви, в которой она в данный момент нуждалась. Наклонившись, Чинна поцеловала его плечо, грудь, живот, как будто ее поцелуи как-то могли заставить его чувствовать то же самое. Он притянул ее к своему лицу, но улыбка была горькой.
        - Чинна, я не могу обещать тебе ничего! Ты понимаешь это?
        - Шшш. - Она приложила палец к его губам. - Молчи. Если у нас есть только сегодняшняя ночь, я хочу взять от нее все. - И поцеловала его в губы. - Поговорим завтра, - прошептала она. - Впереди долгая ночь.
        Джо засмеялся и потянулся к ней, и мгновение они боролись, подводя друг друга ближе и ближе к моменту наивысшего наслаждения.
        Она проснулась утром в своей постели и потянулась, чувствуя себя прекрасно, сначала даже не вспомнив, почему. Потом улыбка заиграла на ее лице, наполнила счастьем все тело. Джо - замечательный мужчина, а разделенную с ним ночь никто не сможет отнять у нее. Теперь это с ней навсегда.
        Кто- то рядом бесцеремонно откашлялся, и все радостные ощущения мгновенно испарились.
        - Доброе утро, - сказал мужской голос. - Вы, вероятно, Чинна Синклер?
        Она повернулась в кровати, подтягивая одеяло к подбородку, и увидела какого-то заросшего мужчину, сидевшего в кресле возле двери. У него были довольно красивые голубые глаза и приятное лицо. Он выглядел как более молодая и дикая версия Джо. Но чего-то не хватало, и Чинна сразу поняла, чего именно. Взгляд! У Грега был какой-то пустой взгляд, тогда как Джо смотрел тепло и с пониманием.
        - Вы, должно быть, Грег?
        - Должно быть, - согласился мужчина, кивая. Он выглядел дружелюбно, но настороженно, как большой щенок, у которого неожиданно выросли огромные лапы и который еще не понял, как с ними обращаться. - Извините, что не смог поприветствовать вас, когда вы приехали. Но я оставил дверь открытой.
        - Я заметила.
        - Скажите, кто эти дети, которые здесь с вами?
        - Это мои дети. Я не сказала вам раньше. Но они мои.
        Он пожал плечами, очевидно готовый приспособиться к чему угодно.
        - Это классно! Я всегда хотел детей. А сейчас они могут достаться мне даже без труда. - Грег усмехнулся. - Похоже на приобретение уже выдрессированной собаки.
        - Похоже, - эхом повторила Чинна.
        - Да, с детьми будет весело, - продолжал он, засияв. - Я научу их ездить на лошади, ловить рыбу и охотиться. А вы можете сидеть дома и готовить еду.
        Чинна по- прежнему оторопело разглядывала его, пытаясь проснуться и заодно гадая, сколько ему может быть лет. В письме Грег сообщил о тридцати годах, но вел себя как не знающий, что делать с жизнью, восемнадцатилетний оболтус.
        - Вы уверены, что вам нужна именно жена? - Она уже не заботилась о тоне вопроса. - Звучит так, как будто вам нужна мать и пара братьев.
        - О, нет! - уверенно ответил он. - У меня уже есть мать. Она в Анкоридже. Я хотел жену, потому что… ну… - Он покраснел на мгновение. - Здесь больше нет девушек, кроме Нэнси, а она мне отказала.
        - Я понимаю. - Похоже, эта Нэнси толковая девушка. Только сумасшедшая выйдет замуж за этого чудака.
        Чинна уже собиралась попросить его уйти, как в дверях появился Джо.
        - Эй, - дружелюбно окликнул его Грег. - Привет! Я наконец появился.
        Джо переводил взгляд с брата на Чинну и обратно, не говоря ни слова. Она попыталась заглянуть ему в глаза, но взгляд Джо ничего не выражал. Резко повернувшись, он покинул комнату.
        - Мой старший брат, - объяснил Грег, кивая в сторону двери. - Он хороший парень, когда в нормальном настроении. - И усмехнулся. - Только я не видел его в нормальном настроении с тех пор, как родился.
        И Чинна расхохоталась. Грег и Джо, какой контраст! Но они явно братья, во всем заметны общие черты.
        - Я думаю, он из тех людей, которым нужна чашка кофе, чтобы проснуться, - предположила она, вздыхая. - Может быть, вы позволите мне встать? Я выйду, и мы поговорим втроем.
        Грег пожал плечами.
        - Конечно! Почему нет? Я только пойду сложу кое-какие вещи. Вернусь через секунду.
        - Господи! - прошептала она самой себе. - Что теперь будет?
        Джо крепко сжал губы - все в порядке, и говорить нечего! Когда он решительным шагом направился на кухню, то с трудом сдерживался. Но жизнь научила его, что поспешное объяснение только ухудшает ситуацию.
        Джо наполнил стакан водой и выпил его так медленно, как только мог, пытаясь умерить свой гнев. Не было смысла орать на Грега. Но как достучаться до брата? Как заставить его понять, что так нельзя поступать с людьми?
        Грег вошел в кухню, и Джо заставил себя сдержаться.
        - Эй, как ты думаешь, Энни сможет устроить свадебную церемонию? - беззаботно поинтересовался Грег и сел на стул, сияя, как рождественская елка. - Я имею в виду - она почти что неофициальный мэр города. Если бы нам положен был мэр, она была бы им, ты знаешь! Так почему она не может женить людей? Капитаны кораблей ведь делают это!
        - Свадебную церемонию? Это еще зачем?
        - Для меня и Чинны, конечно!
        - Ты хочешь жениться на ней?
        - Конечно! Я бы не посылал деньги на ее приезд, если бы не хотел.
        - Тогда почему тебя не было здесь, когда она приехала?
        Грег сразу стал похожим на забывшего вынести мусор ребенка.
        - Я бы был здесь, но Джим Барли проходил мимо и сказал, что поблизости бродит коричневый медведь, огромный, как сарай у Кросс-Крик-Мэдоу. Я должен был пойти и посмотреть. Ты еще не знаешь: здесь больше не бывает медведей, да так близко! И мне нужно было посмотреть, что происходит. - Тут он увидел, как изменилось выражение лица Джо. - Я ушел только на пару дней! Это ведь пустяки. Ты знаешь, какие путешествия я обычно устраиваю. Я мчался назад со всех ног, чтобы выполнить свои обязательства! - Он выжидающе посмотрел вверх, очевидно надеясь на похвалу брата.
        Но Джо сейчас было не до комплиментов.
        - Тебя не было три дня! - рявкнул он.
        - Ух-ух! Полтора. Я вернулся вчера ночью и видел вас, ребята, у водной впадины.
        - Почему ты не дал о себе знать?
        Грег наклонился ближе, его лицо было серьезным.
        - Сказать по правде, Джо, когда я увидел ее, то испугался. Я имею в виду - она такая красивая! Я был почти уверен, что ее фотография в каталоге была приукрашена. Но когда я увидел ее живьем, она показалась мне даже красивее, чем на фотографии…
        - Как насчет детей? - спросил Джо. - Ты видел их тоже? Что ты думаешь?
        - Нормально! Я люблю детей. Так что мне не придется создавать свою собственную семью. У меня она уже готова. - И Грег радостно улыбнулся.
        - Что все это значит, Грег? Что ты хочешь - поиграть в семью? Но это реальная жизнь - та, с которой ты играешь! - Джо в упор взглянул на брата и добавил: - Она не выйдет за тебя замуж!
        - Конечно, выйдет! У нас контракт. - Грег коротко засмеялся. - Эй, парень, ты же юрист! Ты знаешь о контрактах. Они обязательны!
        Чинна вошла на кухню как раз вовремя, чтобы услышать его последнее утверждение.
        - Это правильно, - сказала она, садясь за стол. - Как говорит Грег, контракт обязателен. А у нас контракт!
        - Контракты часто нарушаются, - твердо сказал Джо.
        - Но только по уважительной причине, - возразила Чинна. - Вы знаете какую-то причину, по которой можно нарушить этот контракт?
        - Ты собираешься повидать маму или нет? - Джо решил сменить тему.
        - Я уже говорил тебе, я не поеду в город! - начал Грег. - Ноги моей не будет там! Я не советовал ей переезжать в Анкоридж. Ей нужно было остаться здесь! И потом, как я могу ехать сейчас? У меня скоро свадьба!
        Это было последней каплей. Джо рванулся к двери. Только вылетев на крыльцо, он немного успокоился. Какое прекрасное утро! Солнце только что взошло, пели птицы. Воздух был прохладный и кристально чистый. Да, в Аляске есть что-то волшебное, чего не бывает в Лос-Анджелесе.
        Он услышал, как кто-то выходит из дома, но не обернулся. Это оказался Расти. Мальчик уселся рядом с ним на ступеньку, положив подбородок на руки, копируя позу Джо.
        А потом из двери выскользнул еще кто-то и сел рядом с ним по другую сторону. Это была Кимми.
        Так они и сидели рядком, молча любовались утром и слушали пение птиц.



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Ты действительно собираешься сделать это? - Джо повернул машину вниз, на главную улицу города.
        - Похоже на то! - Глаза Чинны сияли от возбуждения. В руке она держала ключи от дома, который собиралась снять.
        - Но что именно? Ты начинаешь бизнес или выходишь замуж за Грега?
        - Не знаю. А разве я не могу сделать и то и другое?
        Джо погрузился в угрюмое молчание, а Чинна украдкой посмотрела на его мужественный профиль. Только пару дней назад она не знала его! Только несколько часов назад она не знала, что любит его! А сейчас… а сейчас она почти потеряла его… Но она начинала новую жизнь для себя и своих детей, и ничто не могло помешать ей исполнить эти планы.
        - Вот он, - сказал Джо, останавливая машину перед маленьким зеленым домом с крыльцом. - Тебе уже нравится?
        Забавно, но ей действительно уже нравилось.
        Чинна вставила ключ в замок, дверь распахнулась, и запах плесени ударил в нос, но внутри было чисто и аккуратно, передняя комната совершенно пустая, а задние полностью обставлены.
        - О, посмотри! Это будет прекрасно! Нужно было привезти сюда Расти и Кимми. Им здесь понравится. Мы можем поставить прилавок здесь. А печку там, сзади. А здесь уже есть раковина…
        Джо наблюдал за ней, улыбаясь. Совершенно ясно: Чинна настроилась на бизнес. Что это оставляло его брату?
        Чинна переходила из комнаты в комнату, оживленная и довольная.
        - Это все, о чем я мечтала!
        - Хочу попросить только об одном, - сказал Джо, и взгляд его стал тяжелым. - Не выходи замуж за Грега!
        - Я приобщу это замечание к делу, - сказала она.
        - Ты можешь приобщать его куда хочешь, только не делай этого!
        - Почему мне не следует выходить замуж за Грега? За этим я сюда и приехала.
        - Потому что это плохо для тебя, это плохо для твоих детей и это чертовски плохо для самого Грега!
        Она взглянула на него через плечо. За кого он ее принимает, за дуру? Свадьба с Грегом - курам на смех.
        Джо схватил ее за плечи и прижал к себе.
        - Поедем со мной в Лос-Анджелес! Ты могла бы жить со мной, ты и дети. Тебе бы не пришлось искать работу. Мы бы что-нибудь придумали. Ты бы могла оставаться дома с ними и…
        - Нет! - твердо сказала Чинна. - Ты не понимаешь! Ничего не получится.
        - Разве выйти замуж за Грега для тебя лучше?
        - В браке я хочу быть равноправным партнером. Живя с тобой, мы с детьми будем лишь бесплатным приложением.
        - Это вздор!
        - Нет, это правда! И потом, я бы не стала жить с тобой без брака.
        - Но это нормально. Все так делают.
        Она кивнула.
        - И наша страна полна потерянных детей, которые не знают своих родителей. Я не сделаю такое со своими.
        Его руки легли ей на плечи.
        - Но ты бы хотела быть со мной? - Она отвернулась, и Джо, взяв ее за подбородок, повернул к себе. - Хотела бы? - мягко спросил он, глядя на нее глубокими темно-синими, как полночное небо, глазами. - Скажи мне правду.
        Она прикоснулась к его лицу.
        - Мне действительно нужно выражать это словами? - спросила Чинна. - Ты не чувствуешь этого?
        Джо заколебался, но красивое лицо Чинны было слишком близко. Он заключил ее в свои объятия, и все его планы и разумные мысли испарились. Чинна растаяла у него в руках, прильнула к нему, принимая его и давая ответ на его вопрос, и он знал, что она права.
        Диван был удобный, но вряд ли это имело значение. Твердый пол, песчаный пляж, камни в горах - им было все равно. Острый голод, наполнявший их обоих, рос, как пожар, пожирая все на своем пути.
        Он взял ее, и это было не похоже ни на что из того, что он делал раньше. Ни одна женщина не заставляла его чувствовать такое. И потом, когда они лежали вместе, тяжело дыша, и тела их были сплетены, он знал, что никогда не найдет женщину, похожую на нее. Чинна была его телом и его душой.
        - Ты моя, - яростно прошептал он в ее волосы.
        Она медленно кивнула. Она знала, что это ничего не меняет. Они могут заниматься любовью весь день. Они могут заниматься любовью каждый раз, как видят друг друга. Это ничего не меняет. Он уедет. Она останется здесь.
        Джо уехал тем же вечером, подняв облако пыли, и она держалась еще несколько часов. Каждый раз, когда Чинна смотрела в окно, ей казалось, что он еще в поле зрения, лишь поднятая пыль не дает его увидеть. Но Джо уехал, и она ничего ему не обещала.
        Дети не спрашивали, куда он едет, и она не затрагивала этот вопрос. Они провели день, играя на заднем дворе. Расти и Кимми так быстро становились настоящими деревенскими детьми, что ее сердце радовалось.
        Целый день она мыла свой новый дом, а вечером занялась переездом.
        - Почему вы не хотите подождать до завтра? - недоумевал Грег. - Зачем спешить?
        - Я хочу быть сама по себе, - твердо сказала Чинна. - А детям нужны отдельные комнаты.
        - Теперь, когда Джо уехал, мы могли бы по-настоящему узнать друг друга, - заворчал Грег.
        Она улыбнулась.
        - Приходите на обед завтра. Попробуйте мое угощение. Вы будете… первым посетителем.
        - Здорово! А вы можете сделать мне сэндвич с арахисовым маслом и беконом? Это мой любимый.
        - Обязательно.
        Все началось так быстро! У Энни на первое время хватит запасов, а в будущем она сама будет заказывать продукты у поставщиков.
        - Если бы только Джо мог видеть меня сейчас! - сказала она ночью, когда осматривала результаты своего труда. - Прошло только четыре часа с тех пор, как он уехал.
        Джо постоянно был в ее мыслях. Удивительно, что человек, которого она едва знала, мог так изменить ее жизнь. Увидит ли она его когда-нибудь еще?



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Ты просто большой ребенок! - Красивая седая женщина с любовью смотрела на своего сына. Они сидели за столом в дорогом ресторане. - У тебя такое выражение лица, как будто что-то не так.
        Воинственная искра промелькнула в глазах Джо, но он глотнул вина янтарного цвета и спокойно сказал:
        - Нет, мама, все в порядке.
        Она взяла булочку, отломила кусок и намазала его маслом.
        - Что-то случилось, когда ты был у Грега?
        - Ничего. Я говорил тебе. Мы с Грегом поспорили, он еще раз отказался приехать в Анкоридж, и я уехал.
        - Грег таков, каков есть. Принимай это как данность. Твоя жизнь будет легче.
        Он едва сдержал рычание.
        - Моя жизнь прекрасна! Это его жизнь вывернута наизнанку.
        - Пусть так… - Она подождала мгновение, потом продолжила: - Ты был там дольше, чем собирался.
        - Да. Когда я приехал, Грег был на охоте. Мне пришлось ждать, когда он появится.
        - И что случилось, пока ты ждал? - тихо спросила она.
        - Ничего, - соврал он, глядя в свой бокал. - Совсем ничего.
        Чинна поставила ведерко с кистями и осмотрела покрашенные стены. Получилось очень неплохо! Прошло три дня с тех пор, как уехал Джо. Вещи постепенно находили свои места, и уже становилось ясно, как будет выглядеть «Кафе Чинны».
        Грег помогал ей. Он мог работать часами, если Чинна обещала ему сэндвич с арахисовым маслом и беконом в конце трудового дня. Она понаблюдала, как он работает, и спросила:
        - Почему ты не поедешь навестить свою мать?
        Он удивленно поднял глаза, а потом нахмурился.
        - Она не хочет меня видеть. Она думает только о Джо. Он ее любимчик.
        Чинна не знала мать Джо и Грега, но она знала женщин вообще и не могла поверить в это ни на мгновение.
        - Она думает и о тебе тоже. Ты ее сын, ее ребенок. По крайней мере ты мог бы поздравить маму по телефону. Ведь сегодня, насколько я знаю, ее день рождения. А еще лучше - пригласи ее сюда.
        Грег недоверчиво покачал головой.
        Чинна улыбнулась. В кафе уже был подключен телефон. Пора было его использовать.
        - Если ты не хочешь звонить, дай мне ее номер телефона. Я позвоню ей сама.
        Она искоса взглянула на Грега - тот сразу же стал искать в своем бумажнике номер. Сообразит ли он? Свяжет ли ее предложение с тем фактом, что Джо, возможно, еще неподалеку от мамы?
        Чинна не планировала это, мысль возникла неожиданно. Если только Грег не поймет…
        Но нет! Он нашел номер и вручил ей.
        - Передай маме привет от меня, - беспечно сказал он, когда Чинна пошла в другую комнату, где находился телефон. - Она у меня очень хорошая.
        Сердце Чинны забилось, как в клетке. А что, если ответит Джо?
        Но на другом конце провода зазвучал женский голос.
        - Миссис Кэмден? Здравствуйте. Вы меня не знаете, но я знаю ваших сыновей.
        - Да?…
        - Видите ли… - Внезапно Чинна поняла, что будет очень нелегко все объяснить. - Я приехала на Аляску, чтобы выйти замуж за Грега, но…
        - Что? Где вы встретились с моим сыном?
        - Я не встречалась. Я хочу сказать… - Она вздохнула. Единственный выход - сказать правду. - Я прибыла как невеста, заказанная по почте. Но Грег ушел в лес, а Джо приехал и ждал со мной, когда вернется Грег, а когда Грег вернулся… в общем…
        - Вы больше не собираетесь замуж за Грега! - Женщина установила факт, и Чинна не могла оспаривать его.
        - Нет. Теперь я не собираюсь за него замуж. Но я хорошо узнала обоих ваших сыновей, миссис Кэмден, и знаю, как они к вам привязаны. Дело в том, что… я бы хотела устроить праздник в честь вашего дня рождения здесь, в Данмовине.
        Наступила тишина.
        - Почему вы делаете это?
        - Понимаете, я думаю, что вам надо повидаться с Грегом.
        - Почему же он сам не может приехать и навестить меня?
        - Он хочет, миссис Кэмден! Но он слишком близок к дикой природе, чтобы совершить такое путешествие. У меня сердце болит, когда я вижу разлад между матерью и сыном. У меня двое своих детей. Поэтому мне бы хотелось попытаться сделать что-то для вас. Вы приедете?
        Миссис Кэмден долго молчала.
        - Да, моя дорогая, - наконец сказала она. - Я приеду.
        Сердце Чинны подпрыгнуло. Мать Джо приедет! У нее не хватило смелости спросить, приедет ли Джо. Но в какой-то момент она услышала его голос в трубке. Конечно, он приедет. Конечно!
        Джо глянул в иллюминатор на город внизу. Лос-Анджелес. Он возвращался домой. Аляска была для него сейчас как мечта. Мать сказала, что он должен принимать своего брата таким, какой он есть. Наверное, она права! И как гора с плеч свалилась: Чинна не собирается выходить за Грега замуж!
        Сейчас он снова в Калифорнии и может забыть все это!
        - Пожалуйста, пристегните ремень, мистер Кэмден, - попросила хорошенькая рыжеволосая стюардесса. - Самолет произведет посадку через несколько минут.
        Она флиртовала с ним всю дорогу до Сиэтла. Откинувшись назад, Джо смотрел, как ее крепкий маленький зад вихляет по салону. «Назначь ей свидание, - сказал внутренний голос. - Давай! Она подала тебе все сигналы. Назначь ей свидание и развлекись!»
        Хорошо! Он был готов. В следующий раз, когда она пройдет мимо, он это сделает. «Вы поужинаете со мной?» - спросит он, очень обходительно и уверенно. Она возвращается… Джо приготовил улыбку.
        Самолет попал в воздушную яму и затрясся, и стюардесса отвернулась, опершись на спинку кресла. И в это же время маленькая девочка спрыгнула с кресла и попыталась пробежать по салону. Мать позвала ее обратно, и Джо взглянул на них обеих. Это могли быть Чинна и Кимми, обе такие же светловолосые, такие же милые. Стюардесса снова прошла мимо него, бросая ему ослепительную улыбку. Но он едва заметил ее. Его мысли снова были на Аляске. Снова в мечте.
        Не будет никакого ужина со стюардессой. Остается надеяться, что он вообще сможет когда-нибудь есть.
        Чинна и Грег готовились к вечеринке, надувая шарики и прибивая ленты. Весь город был вовлечен в празднество. Все собирались прийти. Новая жизнь начиналась блестяще: вечеринка и открытие кафе.
        - Так, подожди минуту, - требовательно сказал Грег в какой-то момент. - Как насчет нас? Мы собираемся жениться или нет?
        Чинна ожидала этого разговора несколько дней, и вот он наконец начался. Она должна была быть честной.
        - Грег, мне очень жаль, но я не думаю, что нам стоит делать это.
        - Но ты же обещала!
        - Я знаю, что обещала. И мне очень жаль. Но если ты посмотришь на контракт - увидишь, что там есть условие: если кто-то из нас охладеет…
        - Ты охладела?
        - Замерзла, - пробормотала она.
        Он выглядел скорее озадаченным, чем рассерженным.
        - Значит, такое условие есть и для меня тоже? - спросил он ее.
        Она минуту смотрела на него, потом засмеялась.
        - Ты и сам не хотел на мне жениться, правда? - обвинила она.
        - Хотел. Только… - Грег залился краской, - только я видел Нэнси вчера вечером, и она слышала все о тебе, и видела, и ты ей действительно понравилась. - Он казался очень довольным собой. - Она так строила мне глазки, что я понял: у меня есть шанс с ней!
        - Ты, маленький дьявол! Если я узнаю, что ты заставил меня проделать весь путь на Аляску только для того, чтобы Нэнси ревновала…
        - Нет! Я клянусь, что не для этого!
        - …я буду благодарна тебе до самой смерти! Приехав сюда, я сделала лучший поступок в своей жизни.
        А ночью Чинна смотрела на падающие звезды и загадала желание на одну из них.
        - Пожалуйста, сделай так, чтобы Джо вернулся, - прошептала она.
        Сбываются ли мечты на Аляске? Скоро она это узнает.
        Оказалось, что на Аляске звезды желаний не выполняют. Может быть, из-за коротких ночей? В любом случае миссис Кэмден прибыла на вечеринку без своего старшего сына на буксире, и сердце Чинны упало.
        Тем не менее было трогательно видеть воссоединение миссис Кэмден с Грегом, который даже побрился ради такого случая. Особенно трогательно было то, что его глаза наполнились слезами, когда мать обняла его. Весь вечер Грег был душой праздника, особенно когда хорошенькая Нэнси была поблизости. Сама миссис Кэмден тоже прекрасно проводила время. Люди прошли многие мили, чтобы ее увидеть, и она была поражена, как сильно по ней скучали ее старые знакомые.
        - Я скоро снова вернусь, - обещала она всем. - В следующий раз я не останусь в Анкоридже надолго.
        Были танцы и песни и много разнообразных угощений. Чинна уже чувствовала себя как старожил. Энни взяла ее под свое крыло, и этого оказалось достаточно для большинства жителей. Один за другим эти грубые, дикие мужчины подходили, чтобы сказать ей, что они возьмут ее сэндвичи в свои следующие походы. И все с нетерпением ждали ее смешанных каппуччино.
        Ближе к полуночи, у Чинны появилась возможность поговорить с матерью Джо. Миссис Кэмден не стала терять время.
        - Вы влюблены в моего сына? - спросила она.
        Чинна замялась:
        - Я… я думала, что объяснила…
        - Я имею в виду не Грега, - сказала она. - Что вы сделали с Джо? Он слонялся по дому, как влюбленный щенок. Что случилось?

* * *

        Джо мчался по дороге в Данмовин со скоростью восемьдесят миль в час, ругаясь всю дорогу. Что он делает? Он только что покинул Аляску. Он не хотел возвращаться. Но есть ли на земле место столь же красивое?
        Аляска - большая страна. Человек должен быть способен на великие дела именно здесь.
        Он въехал в город и наконец остановился у зеленого дома. Вышел из машины и размял затекшие от долгой поездки ноги. Хлопнула дверь, и Джо увидел Расти, выбегающего на крыльцо.
        - Вот это да! - крикнул мальчик. - Ты вернулся!
        - Только заехал в гости, - быстро сказал он, но Расти, казалось, не слышал его.
        - Ты вернулся, чтобы стать нашим папой? - спросил мальчик, как будто это был самый естественный вопрос на свете.
        - Ты хочешь, чтобы я был вашим папой?
        Мир, казалось, замер. Воздух не двигался, солнце затаило дыхание. Глаза Расти затуманились на мгновение, как будто он не был уверен, нужно ли отвечать на этот вопрос. Мгновение он думал, глядя на Джо и размышляя. Наконец смущенно закивал.
        - Кимми хочет, она мне говорила.
        Джо повернулся, словно во сне, потому что Кимми выходила из двери, и когда увидела его, ее палец выскочил изо рта. Она закричала «Джо!» и бросилась к нему.
        Джо не знал, как это случилось, может быть, она подпрыгнула или он наклонился и подхватил ее, но девочка оказалась в его медвежьих объятиях, маленькие ручки обвились вокруг его шеи.
        В глазах щипало, и он никак не мог понять - почему. Но и отпустить эту маленькую девочку он тоже не мог - до тех пор, пока не появилась ее мать. И тогда ощущение нереальности происходящего только усилилось.
        Все, что ему нужно было видеть, - это темная глубина ее глаз, и он утонул в ней, поднимая женщину на руки.
        Она плакала. Ее лицо было мокрым, и - забавная вещь - его тоже. Но он целовал ее слезы, целовал снова и снова, целовал ее глаза, и нос, и губы, и уши, пока его губы не воспалились от поцелуев, а она смеялась и отстранялась. Дети повисли у него на ногах и смеялись, он тоже смеялся. Он нашел свою семью!
        - Почему бы не устроить свадьбу прямо здесь? - говорила его мать, показывая на двор позади кафе. Ему было все равно, потому что свадьба должна планироваться женщиной. Он думал только о том, что Чинна останется с ним на всю жизнь и ее дети будут его детьми.
        - Ты можешь жить на Аляске? - спрашивала его Чинна, и он утвердительно кивал.
        - Компьютеры все облегчают, - опять услышал он свой голос. - Можно работать здесь. Я люблю Аляску. Я не знаю, как все это произошло на самом деле, - сказал он наконец немного озадаченно.
        Чинна засмеялась глубоким гортанным смехом.
        - Просто считай себя мужем, заказанным по почте! Я заказала тебя - и ты здесь!
        - Я люблю тебя! - хрипло сказал он.
        - Я тоже тебя люблю, - ответила Чинна, и ее глаза наполнились слезами счастья. - Мы все тебя любим.
        - Даже Кимми?
        - Особенно Кимми! - Она улыбнулась и привлекла его ближе. - Нет, я беру свои слова обратно, - прошептала она. - Особенно я!
        И он бы не согласился на другое.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к