Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Морган Рэй: " Подумай О Себе " - читать онлайн

Сохранить .
Подумай о себе Рэй Морган


        Грант Фарго встретился с Джолин Кемпбелл при совершенно необычных обстоятельствах. Его околдовали лучистые глаза молодой женщины, торговавшей сладостями собственного приготовления, и он решил познакомить ее со своим братом. Грант настойчиво пытался убедить Джолин, что лучшего спутника жизни ей не найти. Однако она сама сделала выбор — сводник из Гранта не получился…

        Рэй Морган
        Подумай о себе

        Глава 1

        — Эй, Джолин, где твой ребенок?  — крикнул продавец из соседней палатки.
        — Кевин?
        Джолин Кемпбелл растерянно уставилась на пустой манеж позади нее. Не может быть! Она посадила сынишку в манеж всего лишь минуту назад. А теперь его там нет. Одна стенка мягкого поролонового манежа была опрокинута, и она поняла, что ее непоседливый восемнадцатимесячный малыш удрал.
        Ее сердце бешено заколотилось в груди, словно пойманная птица. Кевин должен быть где-нибудь неподалеку. Она видела его еще минуту назад.
        Покупатель пытался отдать ей деньги за шоколадный торт, который Джолин только что упаковала в коробку, но она промчалась мимо него, совершенно не подумав о том, что оставляет свою палатку без присмотра. Нужно как можно скорее найти Кевина!
        Сельскохозяйственная ярмарка Сан-Рей, работавшая по четвергам, пользовалась популярностью, и люди запрудили улицу, неторопливо перемещаясь небольшими группами. Между ног взрослых было очень трудно разглядеть крошечного ребенка.
        — Ты не видела Кевина?  — крикнула Джолин своей подруге, Мэнди Дженсен, с которой они вместе снимали квартиру.
        — Кевина?  — Мэнди оглядела улицу, увешанную флагами. Возле палаток, торговавших всякой всячиной, толпился народ, но мальчугана нигде не было видно.  — Нет, я думала, он у тебя в манеже.
        — Я тоже так думала,  — бросила Джолин в ответ и побежала дальше. Страх охватил ее душу.
        — Вы не видели маленького светловолосого мальчика?  — кричала она на ходу.
        — У меня пропал сынишка. Пожалуйста, скажите, вы не видели его?
        Кто-то схватил ее за руку, это была Мэнди.
        — Я поищу его в этой части улицы,  — сказала ей подруга, махнув рукой в направлении центра города.  — А ты иди туда, куда шла. Мы найдем его, Джолин. Не волнуйся.
        «Не волнуйся, не волнуйся»,  — слышалось со всех сторон. Легко сказать! Кевин, милый сыночек, где ты?..
        — На нем голубой комбинезон и красная клетчатая рубашка,  — кричала она всякому, кто готов был слушать ее.  — Он должен быть где-то здесь. Вы не видели маленького мальчика?
        Люди смотрели на нее сначала недоуменно, а затем с сочувствием, когда она пробегала мимо! Но никто не видел малыша. Как такое могло быть? Не испарился же он.
        — Кевин!  — звала Джолин срывающимся от отчаяния голосом.  — Кевин, где ты?
        — И ей по-настоящему стало страшно. Господи, да куда же он делся?
        Если бы Гранта Фарго спросили, много ли он знает о маленьких детях, он признался бы, что совсем ничего. Единственным ребенком, с которым он общался в своей жизни, была маленькая дочка его брата Эллисон, которой теперь уже одиннадцать лет. Грант с трудом мог бы вспомнить, какой она была, когда только научилась ходить. И все же, когда он увидел направлявшегося навстречу белокурого мальчика, ему показалось, что ребенок такого нежного возраста не может гулять по улицам сам по себе. Вот-вот покажется его мама или няня. Поэтому он не обратил особого внимания на мальчика, когда тот взобрался на каменную скамью, устроился рядом с ним и принялся смотреть, как он ест печенье.
        — Привет,  — наконец сказал Грант малышу, смахнув несколько сухих крошек с брюк.  — Тебя как зовут?
        Ответа не последовало, но голубые глазенки заблестели.
        — Ты, похоже, хочешь печенья?  — спросил Грант, вызывая малыша на разговор. Он собрался предложить мальчугану печенье, но затем передумал.  — Слушай, я бы дал тебе, но не думаю, что твоей мамочке это понравится.
        Видишь ли, мамы не очень-то любят, когда их дети принимают еду от незнакомых людей…
        Однако маленькие мальчики не могут похвалиться хорошими манерами и не ждут приглашения, увидев что-то вкусное. Пухлая ручонка нырнула в пакет и схватила печенье. Мальчуган победоносно улыбнулся Гранту.
        — Эй,  — обратился к малышу Грант,  — лучше не ешь это. Не успею я и оглянуться, как твоя мать привлечет меня к суду за попытку отравить ее сына.
        — Он протянул руку и попробовал отнять у ребенка печенье.  — Ну же,  — потребовал Грант приказным тоном,  — отдай!
        Удивительно, как ребенок мог так громко завопить, если его рот был набит печеньем. Вой сирены пожарной машины не вызвал бы такого переполоха. Прохожие остановились как вкопанные и повернулись посмотреть, что случилось.
        — Вы только взгляните на него,  — нахмурившись, возмутилась рыжеволосая женщина маленького роста.  — Отнимает печенье у бедного ребенка!
        Услышав ее слова, Грант поднял глаза, изобразил улыбку и попытался все объяснить.
        — Да нет же, это мое печенье. Я имею в виду, оно не его. Я имею в виду…
        Но рыжеволосая ничего не желала слушать. Она стояла перед ними, уперев руки в бока.
        — Ну и жадюга! Никогда не видела ничего подобного.
        Печенье раскрошилось, осыпав покрасневшее от рева лицо ребенка, и Грант не знал, на что решиться: попытаться успокоить малыша или оправдываться перед рыжей женщиной и ее седовласой приятельницей.
        — Послушайте, я не знаю этого мальчика,  — начал было он, тряся рукой, чтобы избавиться от крошек.  — Я никогда не видел его раньше и…
        — Тогда зачем заставляли его есть печенье?  — спросила седовласая. Она повернулась, обращаясь ко все прибывающей толпе:
        — Здесь злоумышленник. Насильно кормит ребенка.  — Ее глаза метали гневные молнии.  — Думаю, самое время вызвать в полицию,  — заметила она своей подруге.
        Грант заморгал, словно пытаясь прогнать этот кошмар.
        — Нет, подождите. Я же хочу объяснить… Но прежде чем он смог это сделать, из толпы вынырнула Джолин Кемпбелл. Увидев сына, она с криком бросилась к нему.
        — О, Кевин, дорогой!  — Она схватила мальчика в охапку и прижала к себе. От чувства облегчения у нее закружилась голова.  — Сыночек мой!..
        — Видите, вот его мама,  — сказал Грант, указывая на Джолин.  — Теперь все будет хорошо.
        Однако пожилая женщина сочла, что ее миссия оповещать полицию обо всем происходящем на улицах города еще не выполнена. Она подошла к Джолин и дотронулась до ее плеча.
        — Милая, это ваш ребенок?  — спросила она, по-прежнему не спуская глаз с Гранта.  — Просто я думаю, вам следует знать. Не знаю уж зачем, но мужчина только что заставлял его есть печенье. Мальчик отчаянно сопротивлялся. Поверьте мне.
        Грант вскочил, схватил свой пакет с печеньем, надеясь быстро исчезнуть, но тут Джолин повернулась и удивленно посмотрела на него.
        — Зачем вы это делали?  — спросила она. Грант встретился с ней взглядом и ошеломленно застыл на месте. Глаза незнакомки казались слишком лучистыми, чтобы быть настоящими. «Кто она, колдунья?» — мелькнуло у него в голове.
        — Я не заставлял его есть печенье. Вы не поняли. Я пытался отнять у него печенье.
        — Вы слышали?  — закаркала рыжеволосая, вращая глазами.  — Сам признается, что отнимал сладости у малыша. А посмотрите сюда — у него их целый пакет. Мог бы и поделиться с ребенком.
        Грант застонал, а Джолин, нахмурившись, переводила взгляд с женщины на Гранта и обратно, не зная, как реагировать. Ребенок обеими руками обвил ее шею, но лицо его было повернуто к Гранту, и он откровенно его разглядывал. Что-то странное почудилось Гранту в блеске этих круглых детских глаз…
        — Вот,  — тихо произнес Грант, сунув Джолин пакет с печеньем. С него было довольно.  — Возьмите себе. Можете выбросить или съесть, мне все равно.  — Он попятился, подняв руки, словно кто-то угрожал ему пистолетом.  — Я не заставлял мальчика есть печенье, напротив пытался отнять его, потому что думал, что вы не захотите, чтобы он брал еду из рук незнакомых людей. Вот так все было, леди. Поверьте.
        — Подождите,  — сказала она, шагнув к нему.  — Я ни в чем не винила вас…
        Но Грант не стал ее слушать. Он повернулся и растворился в толпе.
        Джолин отвела взгляд. Малыш с ней, и больше ее ничто не заботило.
        — Пойдем, Кевин,  — прошептала она, целуя сына в пухлую щечку.
        Люди расступились перед ней, и Джолин улыбнулась в знак благодарности, чувствуя неописуемое облегчение оттого, что все закончилось благополучно. Только вернувшись в свою палатку, она заметила, что все еще держит в руках пакет с печеньем. Это заставило ее вспомнить красивого мужчину, который дал его ей, но она прогнала мысли о нем. Что бы ни было на уме у незнакомца, она больше никогда не увидит его. Кевин снова с ней, целый и невредимый, и это самое главное.



        Глава 2

        Сельскохозяйственная ярмарка проходила по четвергам, и Джолин не пропустила еще ни одного дня. Продажа выпечки собственного изготовления была для нее основным средством к существованию. На этот раз, спустя неделю после истории с исчезновением Кевина, она имела на вооружении взятый напрокат старомодный деревянный манеж и могла не волноваться.
        — Ну вот, моя птичка в клетке,  — сказала она, обняв малыша перед тем, как приступить к работе.  — У тебя здесь двадцать пять игрушек. Предостаточно. Больше никаких побегов. Ты меня слышишь?
        Кевин радостно заворковал, но Джолин заметила, что его глаза прикованы к чему-то поверх ее плеча. Она повернулась и увидела незнакомца, стоявшего около прилавка.
        — Снова вы,  — сказала она, глядя на него с любопытством.
        — Да, это я.  — Грант улыбнулся ей, потом помахал Кевину.  — Привет, малыш. Как у тебя дела?
        Кевин издал какой-то звук, очень похожий на приветственное восклицание.
        Джолин с интересом разглядывала Гранта. Перед ней стоял красивый мужчина; его глаза светились юмором, а улыбка, которой он одарил ее, была так заразительна, что Джолин забеспокоилась.
        «Берегись того, кто много улыбается,  — за улыбками обман скрывается». Это была одна из самых любимых бабушкиных присказок. Джолин однажды забыла ее и сполна поплатилась.
        Однако этот мужчина казался ей совершенно безобидным. Ему, вероятно, уже за тридцать, но его лицо сохранило трогательное мальчишеское выражение; хорошо скроенный костюм был бы чересчур официальным для такого места, как ярмарочная площадь, если бы не небрежная манера, с которой незнакомец носил его.
        — Чем могу помочь?  — спросила Джолин, отступив на шаг. У нее не было повода думать о нем плохо, но случившееся на прошлой неделе казалось несколько странным.
        «Наверное, женщины тают, когда он вот так ослепительно улыбается им»,  — пронеслось у нее в голове. Но с ней этого не случится. Ни за что. Она прошла огонь и воду.
        — Я заглянул узнать, все ли в порядке с малышом,  — ответил Грант.
        Какие милые, полные заботы слова. И какие лживые — от начала и до конца.
        Грант часто приходил на ярмарку в поисках чего-либо необычного, что могли предложить фермеры городу. Будучи владельцем ресторана, Грант неусыпно следил за появлявшимися новинками.
        Как обычно по четвергам, он направлялся вниз по улице, изучая товары, и внезапно наткнулся на Джолин. Вот оно что — она здесь торгует в палатке. И как это он не заметил ее во время своих прошлых посещений?
        Его первым импульсом было отвернуться и пойти другой дорогой. Если бы не красивые глаза юной мамаши, он, вероятно, поступил бы именно так. Только бы избежать еще одного столкновения с этим.., зловредным ребенком!
        Грант улыбнулся и продолжал притворяться:
        — Я очень волновался из-за происшедшего на прошлой неделе и хотел, чтобы вы поняли, что я не сделал мальчику ничего плохого.
        Джолин кивнула.
        — С ним все в порядке. Вам не о чем беспокоиться.
        — А-а, хорошо. Рад слышать.  — Немного поколебавшись, он протянул руку.  — Грант Фарго, а вы?..
        Ей вовсе не хотелось называть свое имя, но, похоже, этого было не избежать.
        — Джолин Кемпбелл,  — сказала она.
        — Приятно познакомиться, Джолин. Его внимание было приковано к ее глазам, и она, закусив губу, отвела взгляд в сторону. Так всегда начиналось. Джолин даже собиралась приобрести темные очки, чтобы никто не вмешивался в ее жизнь.
        Не обращая внимания на присутствие Гранта, она начала распаковывать картонные коробки, в которых обычно привозила товар в палатку. Коробки были набиты всевозможными кондитерскими изделиями, за выпечкой которых она провела почти всю ночь. Джолин принялась доставать их одно за другим, раскладывая на витрине те, что не требовали охлаждения. Но краешком глаза она видела, что Грант по-прежнему здесь и не собирается уходить.
        — Знаете, ваши глаза.., они такие странные. Он произнес это так, словно открыл нечто, до него никем не замеченное. Джолин забарабанила пальцами по прилавку. Разговор о ее глазах — старая песня, которую она не раз уже слышала.
        Она подняла на него взгляд, вложив в него всю суровость, на какую была способна. Иногда ее глаза вытворяли с людьми потрясающие вещи. Ей-то казалось, что они у нее самые обыкновенные, но многие реагировали иначе. Вот и сейчас Джолин с интересом наблюдала за тем, как Грант с трудом подыскивает слова для того, чтобы описать их.
        — Всевидящие?  — подсказала она с легким сарказмом.  — Всезнающие?
        Он нахмурился, с серьезным видом изучая ее.
        — Нет, не то.
        Уголки ее рта дрогнули. По крайней мере, он не стремился просто польстить.
        — Жуткие? Нездешние? Пугающие?  — Джолин стало забавно, как его выразительное лицо менялось при каждом произносимом ею слове.  — Из другого мира?
        — Нет, не совсем так.  — Он качал головой, от напряжения сведя на переносице прямые черные брови.
        — Как у привидения?  — предположила Джолин, театрально возведя очи к небу. Он отрицательно покачал головой.
        — Вовсе нет. Они красивые… От них у меня по коже бегут мурашки.
        Грант не шутил. Было что-то в его голосе, в его глазах, что говорило: он увидел нечто, поразившее его и тронувшее душу.
        Они не отрываясь смотрели друг на друга, и все происходившее вокруг внезапно поблекло. Но вот Джолин вздрогнула, словно пытаясь вернуться к реальности.
        — Что?  — спросил он.
        — Я ничего не сказала,  — ответила Джолин, нахмурившись, и окинула его долгим взглядом, а затем взяла себя в руки и сделала нетерпеливый жест.  — Послушайте, я очень занята, мне надо все приготовить. Поэтому, если вы не против…
        — Нет, я вовсе не против,  — пробормотал Грант, не двигаясь с места.
        Некоторое время Джолин стояла в раздумье, потом отвернулась от него и занялась делами. И тут он наконец очнулся от транса, увидев выпечку, которую она раскладывала на прилавке.
        — Что это?  — спросил Грант, моргая, словно спросонья.
        Она уперла руки в бока и начала перечислять:
        — Когти медведя. Германский шоколадный пирог. Миндальное печенье.
        — Знаю, знаю.  — Он снова бросил взгляд на ее товар, а затем перевел на нее.  — Я имею в виду, где вы берете всю эту выпечку? Выглядит она замечательно.
        Джолин пожала плечами и ответила:
        — Сама пеку.
        Он нахмурился:
        — Вы?
        Каждый раз одно и то же! Просто потому, что у Джолин, как многие считали, смазливое личико, стройная фигурка и удивительные глаза, мужчины всегда ужасно удивлялись, обнаруживая, что у нее имеется один-два таланта про запас. Словно подразумевалось, что она должна прикладывать все свои старания к тому, чтобы быть привлекательной, а тяжелую работу оставлять дурнушкам.
        — Да, я,  — подтвердила Джолин, сдерживая зевок.  — Все пеку сама в своей крохотной кухоньке.
        — Вы шутите.  — Грант посмотрел на разложенный перед ним товар, и его глаза задумчиво сузились.  — Если вы способны выпекать это великолепие в крошечной кухне,  — пробормотал он себе под нос,  — только подумайте, что смогли бы готовить, если бы в вашем распоряжении было современное кондитерское оборудование.
        Джолин заморгала густыми ресницами: он снова удивил ее. Однако, если его интересует выпечка, не стоит давать ему от ворот поворот. Покупатели ей необходимы.
        — Хотите попробовать что-нибудь?  — спросила она.
        — Да, хочу,  — ответил он, доставая бумажник.  — Как насчет ломтика творожного пудинга? И кусочек «наполеона». И одно из вон тех вишневых пирожных.
        Она рассмеялась:
        — Все три?
        Грант улыбнулся и кивнул, словно был рад, что она наконец оттаяла.
        — Все три.
        — Вам завернуть?
        Он отрицательно покачал головой.
        — Нет, я попробую их здесь. Положите на разные тарелочки, пожалуйста.
        Теперь она была совершенно сбита с толку. Сейчас слишком рано, да и на сладкоежку этот тип не похож. Но человек хочет три пирожных, и он их получит. Джолин убедилась, что Кевин сосредоточенно играет с кубиками, потом достала три бумажные тарелочки и положила на них пирожные, поставив все на поднос. Грант подцепил кусочек творожного пудинга и стал перекатывать его на языке. Она оперлась спиной на гору коробок, скрестив руки на груди и с интересом наблюдая за ним. Одно из двух: или этот парень очень любит творожный пудинг, или он тонкий знаток кулинарии. Управившись с первым кусочком, он нанизал пудинг на вилку, исследовал корочку, поковырял сочную сердцевину, заставив Джолин внутренне содрогнуться. Затем приступил к «наполеону» и проделал с ним то же самое.
        Джолин насупилась, не в силах сделать замечание насчет его необычной манеры есть, но тут Кевин выбросил из манежа кубик, и она наклонилась поднять его. Когда снова выпрямилась, то увидела, как Грант кромсает вишневое пирожное, словно пытаясь в нем что-то найти. У него был такой вид, словно он прислушивался к чему-то, чего не могло уловить ее ухо, и, глядя на него, она едва сдерживала негодование.
        Что он, черт подери, делает? Есть у него хотя бы капля уважения к приличной еде?
        Не замечая ее негодования. Грант наконец поднял на нее глаза, кивнул, слегка улыбнувшись, поставил тарелку и потянулся за салфеткой.
        — Спасибо,  — сказал он, вытирая крошки.  — Чудесное лакомство.
        Она сделала шаг вперед и уставилась на поднос. Он съел по одному кусочку от каждого пирожного.
        — Что это? Вы не собираетесь доесть их? Грант расхохотался:
        — Вы что, смеетесь? Я сделался бы круглым как шар, если бы съедал порции целиком.  — Он бросил салфетку в урну.  — У меня ресторан, и мне многое приходится пробовать. Ваши пирожные очень вкусные.
        — Я.., я рада, что вам понравилось.
        — Да, мне понравилось.  — Он окинул ее взглядом с головы до ног, оценивая остальные достоинства, помимо кулинарных талантов.  — Джолин, не хотите ли вы поработать у меня?
        — У вас?  — Ничего подобного она не ожидала.  — И что же я должна буду делать?
        — Поверите ли, мне нужен шеф-повар по кондитерской части.  — Грант снова вынул бумажник и достал визитную карточку.  — Я держу ресторан «Макс Грилл» в Пасадене. Наш кондитер уволился в прошлом месяце, и мы заказываем выпечку в булочной. Мне нравятся ваши изделия. Может, попробуем?
        Джолин изучала карточку, чтобы избежать его взгляда. «Макс Грилл». Она слышала об этом ресторане, хотя ни разу не была там. Ей по карману были только гамбургеры.
        — Не думаю,  — сказала она, возвращая карточку.  — В любом случае спасибо.
        Грант озадаченно улыбнулся. Она ему не верит. Это читалось в ее выразительных глазах, чувствовалось в каждом движении. Грант никогда раньше не встречал никого похожего на нее, и у него появилось инстинктивное чувство, что нельзя позволить ей ускользнуть из его жизни.
        — Послушайте, вы просто зайдите как-нибудь на неделе и взгляните на нашу обстановку,  — посоветовал он, отказываясь забрать карточку.
        Джолин отрицательно замотала головой, но Грант не позволил ей вставить ни слова.
        — У меня две большие печи. Каждое утро они будут в вашем распоряжении. Только подумайте, вы могли бы печь любые сладости.  — Он заразительно улыбнулся.  — Если вам понравится, мы потолкуем. Обговорим ваше жалованье. Я плачу очень прилично. Вы даже сможете позволить себе нанять для ребенка няню.
        Джолин смерила его взглядом. Няню для ребенка! О чем он говорит? Можно подумать, она позволит кому-то растить ее сына! Только мужчины способны на такое. Внезапно все показалось ей до боли знакомым. Ну, разумеется, нужно убрать с дороги ребенка, чтобы он не мешал им познакомиться поближе.
        — Боюсь, ничем не могу вам помочь,  — процедила сквозь зубы Джолин, бросая карточку в урну.
        — Вы даже не зайдете взглянуть?  — нахмурился Грант.
        — Нет.
        — У вас есть другая работа? Помимо этой, я имею в виду.
        Он был невыносимо настойчив, и она посмотрела на Мэнди, продававшую кренделя молодому пареньку. Можно позвать на помощь, если он не прекратит надоедать.
        — Скажем так, мои семейные обязанности не позволяют мне сделать это.
        — А, понимаю. Муж не одобрит?  — Он покосился на ее безымянный палец..
        Джолин слабо улыбнулась, увидев, что в его глазах не пропал былой интерес. Она лишь пожала плечами и направилась к манежу.
        — Ну что ж, в таком случае не буду вас больше беспокоить,  — и Грант отошел от нее.
        Джолин видела, как он остановился около Мэнди и купил крученое изделие из теста. Она готова была обидеться, когда увидела, как он принялся есть его.
        Тут он обернулся, поймал ее взгляд, помахал ей кренделем и пошел прочь; она же покраснела, отругав себя за то, что не отвернулась раньше.
        Стиснув зубы, Джолин с новой решимостью принялась раскладывать на прилавке товар. Через минуту к ней примчалась Мэнди.
        — Что случилось?  — спросила она с горящими глазами.  — Этот парень, которому я только что продала крендель, он разговаривал с тобой целую вечность. Чего он хотел?
        — А ты как думаешь? Решил, что я клюну на его приманку — предложение работы. Сказал, что у него ресторан и ему нужен кондитер. Можешь себе представить?
        Мэнди нахмурилась, тщательно взвешивая слова подруги.
        — Ты отказалась? Почему?
        — Потому что он бабник. А я хорошо знаю бабников. Мне уже приходилось иметь с ними дело.
        — Знаю, но… — Мэнди закусила губу. Джолин попробовала объяснить иначе:
        — Ты бы видела, как быстро он удрал, когда узнал, что я замужем.
        Мэнди только еще больше нахмурилась.
        — Но ведь ты не замужем.
        Джолин нервным движением откинула назад прядь волос. Нет, она не замужем. Но вполне могла бы быть.
        — Знаю,  — быстро ответила она.  — Но он не знает. И как только он услышал об этом, его как ветром сдуло.
        Мэнди посмотрела на подругу не без лукавства.
        — Может быть, он джентльмен.  — Ей понравилась собственная мысль. Она улыбнулась. Как только узнал, что ты несвободна, сразу же решил удалиться.
        Джолин подняла вверх руки.
        — О, пож-жалуйста, Мэнди,  — взмолилась она, хотя в глубине души готова была согласиться с таким предположением.
        Мэнди покачала головой и плюхнулась на складной стульчик за прилавком.
        — Знаешь, на самом деле он спросил меня, замужем ли ты. А поскольку я не знала, что ты нарочно соврала ему, то сказала правду.
        Подруги уставились друг на дружку, а потом обе разом расхохотались.
        — О, Господи, я чувствую себя полной идиоткой,  — призналась Джолин. Вся ее суровость исчезла.
        — Может, он всерьез предлагал тебе работу,  — сказала Мэнди.
        Джолин пожала плечами.
        — Может быть.  — Отвернувшись, она принялась за дело, словно это не имело никакого значения.
        Мэнди помолчала, а потом выпалила:
        — Зря ты отказалась! Ведь прекрасно знаешь, что мы едва сводим концы с концами. Арендная плата съедает все наши заработки. Нам нужна еще какая-нибудь работа.
        Да, это так, но Джолин боялась посмотреть правде в лицо.
        — Все, что нам нужно, это пара удачных дней.
        — Пары мало,  — отрезала Мэнди.  — Месяц удачных дней мог бы нас спасти. У тебя Кевин. Нам обеим приходится платить за квартиру и покупать продукты. Я уже подумываю, не вернуться ли мне на фабрику. Джолин повернулась к подруге.
        — О, Мэнди, нет. Ты терпеть не могла эту работу.
        Мэнди пожала плечами, и Джолин поняла, что ее подруга едва сдерживает слезы. Она терпеть не могла фабрику, хотя и была в руководстве. В своем подчинении имела иммигрантов, которым некуда было больше податься, а босс требовал от нее, чтобы она выжимала из них все соки. Джолин знала, что Мэнди скорее согласится на какую угодно работу, чем вернется туда.
        — Я не знаю, чем еще могла бы заняться,  — тихо сказала Мэнди.
        Они встретились год назад, когда Мэнди стала торговать около палатки Джолин. Очень скоро стали хорошими подругами и съехались, чтобы сэкономить на аренде квартиры. Мэнди замечательно относилась к Кевину, и они втроем представляли собой милую семейку. Однако все портил приятель Мэнди, Стэн. Как Джолин ни старалась, она не могла относиться к нему с симпатией, и ей совершенно не нравилось, как он обращался с Мэнди. Но его фотобизнес в последние два месяца пошел в гору, оставляя ему меньше времени, чтобы слоняться по их квартире, поэтому можно было вздохнуть спокойнее.
        И все же Джолин понимала, что невозможно и дальше прятать голову в песок. Она посмотрела на несчастное лицо Мэнди и обняла ее.
        — Мы что-нибудь придумаем. Дай только время. Еще несколько дней, и что-нибудь подвернется.
        Мэнди покачала головой:
        — До сих пор ведь не подвернулось. Мы должны что-то предпринять.
        Джолин закрыла глаза и еще крепче обняла подругу. Грант Фарго слишком привлекателен, вот в чем все дело. Она прекрасно знала, каково это — противостоять соблазну.
        — О'кей,  — сказала она, передернув плечами.  — Я подумаю об этом. Но ничего не обещаю.
        Кевин, на которого давно не обращали внимания, издал громкий крик, и они обе повернулись к нему.
        — С младенческого возраста мужчины умеют добиться своего,  — сказала Мэнди, и они обе рассмеялись.



        Глава 3

        Грант окинул взглядом банкетный зал, украшенный для проведения свадьбы. Нежно-розовые и голубые медвежата свисали с потолка, в центре стола расположились белоснежные лебеди.
        — Ты здорово потрудилась,  — одобрительно кивнув, сказал он высокой элегантной женщине, стоявшей рядом.
        — Спасибо, босс,  — серьезно ответила Мишель. Зеленые глаза и тщательно уложенные рыжеватые волосы свидетельствовали об ее ирландском происхождении.
        — Мы стараемся угодить.
        Грант рассмеялся.
        — Ты стараешься захватить весь мир, и все мы знаем это,  — поддразнил он ее.  — Не могу отделаться от мысли, что однажды утром приду сюда и обнаружу, что все бумаги ресторана в твоих руках.
        Шутка ей понравилась, но она возразила:
        — Брось! Ты прекрасно знаешь, что я ничего не предприму, не проконсультировавшись с тобой.
        Улыбка постепенно исчезла с его лица, когда он вернулся мыслями в их общее прошлое.
        — Ты хороший друг, Мишель. Я никогда не добился бы процветания ресторана, если бы не ты,  — сказал он ей с торжественным видом.  — Если бы не твоя и Тони моральная поддержка. После смерти отца я ни за что не взялся бы за это. У меня бы смелости не хватило.
        — Не преувеличивай, милый,  — сказала Мишель материнским тоном.  — У тебя всегда было больше смелости, чем у всех нас, вместе взятых.  — Она покачала головой, когда он собрался что-то возразить, и сменила тему:
        — Кстати, как поживает твой брат?
        — Тони?  — Грант представил себе лицо старшего брата.  — Ему не мешало бы устроить личную жизнь.
        Мишель улыбнулась ему, продолжая сосредоточенно пересчитывать мелочь для кассы.
        — Нам всем не помешало бы, разве не так?  — спросила она.
        Он облокотился на стойку, задумчиво наблюдая за ней.
        — Нет, я серьезно. Мы с тобой, Мишель, явно не склонны к семейной жизни. Мы умеем получать удовольствие, не давая никаких клятв и не создавая себе проблем. А вот Тони… — Грант поморщился.  — Он носится со своей дочкой, как курица с яйцом. Черт возьми, ему нужна жена.
        Мишель кивнула, укладывая монеты аккуратными столбиками.
        — Есть кто-то на горизонте?  — спросила она.
        Грант покачал головой.
        — Не-а. Он даже ни с кем не встречается. Вся его жизнь вертится вокруг Эллисон. С тех пор, как умерла Мэри… — Он покосился на Мишель, сознавая, что нельзя критиковать брата, потерявшего два года назад жену.  — Ладно, переживать год или около того — это я еще могу понять. Я хочу сказать, Мэри была замечательной, и мне кажется, если бы ему не нужно было заботиться об Эллисон, он тоже умер бы. Знаешь что? Мне кажется, со смертью Мэри его жизнь закончилась.
        Зеленые глаза Мишель затуманились.
        — Да,  — тихо сказала она,  — я понимаю.
        — Но пора сдвинуться с мертвой точки. В жизнь Тони должна войти новая женщина. Тогда все изменится. Если бы только я мог найти ему кого-нибудь…
        — У него вдруг загорелись глаза.  — Знаешь, я встретил на днях одну девушку…
        Мишель с любопытством посмотрела на него.
        — Какую девушку?
        — А? Ах, да, девушку, с которой познакомился на Сельскохозяйственной ярмарке. Я предложил ей работу кондитера, но она отказалась.  — Он помолчал, словно бы взвешивая факты, и решил:
        — Знаешь, по-моему, она замечательно подошла бы Тони.
        — Кто? Девушка с ярмарки?
        — Почему я раньше об этом не подумал?  — Грант пришел в восторг от своей идеи, вспомнив подробности их встречи.  — Она чертовски красива, умеет готовить, и у нее тоже есть ребенок.
        — Грант…
        Он всплеснул руками. Какие жизнь иногда преподносит сюрпризы!
        — Что может быть лучше? У них будет.., как ты это называешь? Готовая семья.
        Мишель засмеялась, насмешливо заметив:
        — А ты не думаешь, что ставишь телегу впереди лошади? Они еще даже в глаза не видели друг друга, а ты уже усаживаешь их вместе вязать носки.
        Он посмотрел на нее с серьезным видом.
        — Что ты об этом думаешь, Мишель? Ну же, ты знаешь Тони почти столько же, сколько я.
        — Я знала Тони раньше,  — призналась она.  — Но с тех пор, как он вернулся из колледжа, держа в объятиях Мэри…
        — Да ладно, это было так давно. Она многозначительно подняла бровь:
        — О том я и говорю.
        И принялась наполнять стоявшие на столах солонки.
        — Хорошо, он женился и порвал со старой компанией,  — пробормотал Грант.  — Однако нельзя забыть нашего детства, когда мы росли в каньоне и играли взапуски на школьном дворе.
        Она повернулась и направилась к соседнему столику, но улыбка уже коснулась ее губ. Ухмыльнувшись, Грант подбросил еще одно воспоминание, которое не оставит ее равнодушной:
        — И ходили на день рождения к Джейн Ингл, а потом оказались в фонтанчике с рыбами.
        Мишель заставила себя подавить смех, но все же добавила и свое воспоминание:
        — И поехали на автобусе на Лэйк-авеню в кафе пить лимонад вместо того, чтобы идти в школу.
        Грант одобрительно закивал. Если он собирается свести брата с девушкой, ему потребуется эксперт в женском обличье, а лучшей сводницы, чем Мишель, не найти.
        — Черт, мы здорово умели веселиться, согласилась Мишель, теперь уже откровенно улыбаясь.  — Помнишь вечеринки на пляже в Лагуне?
        Он кивнул, вынул из стоявшей на столе вазы розу с обритыми шипами и вставил ее за ухо Мишель.
        — А как гоняли на машине по Голливудскому бульвару субботним вечером?  — Мишель улыбнулась, потрогала розу, но оставила ее на месте.  — Как не спали всю новогоднюю ночь, стоя в ожидании Парада Роз?
        — А выпускной бал в «Хантингтон Шератон»?  — вставила она, вспомнив свое облегающее выпускное платье из черного бархата.
        — Теперь это «Ритц-Карлтон». Она нахмурилась и замахала руками, словно отгоняя реальность прочь.
        — Не говори мне об этом. Я хочу насладиться прошлым.
        Грант опустился в кресло, жестом приглашая ее присесть рядом.
        — Что ж, пора тебе вернуться в настоящее и сказать, что думаешь о моей идее.
        Мишель села, но улыбка исчезла с ее лица.
        — Найти Тони спутницу жизни?
        — Именно.
        — Если эта девушка так восхитительна, почему ты не оставишь ее себе?  — спросила она.  — Пора бы тебе снова взяться за ум, ты так не думаешь?
        Грант скривился и отвел взгляд. Мишель была очень деликатной и тактичной. Она даже не упомянула имени Стефани. На самом деле, никто из его родственников или друзей ни разу не произнес ее имени с тех пор, как они развелись. Все считали, что своим уходом она сильно ранила его и что он не сможет вынести напоминания о ней. Все они были отчасти правы.
        Повернувшись к своей старой подруге, он одарил ее ослепительной улыбкой:
        — Мне казалось, ты знаешь меня лучше. Я никогда не возьмусь за ум.
        Мишель накрыла его руку своей ладонью, слегка пожав ее.
        — Может быть, все-таки стоит,  — мягко посоветовала она.
        Он покачал головой.
        — Только не сейчас, не оба брата Фарго за один раз. Сейчас нужно пристроить Тони.
        Мишель откинулась на спинку кресла и закатила глаза.
        — Думаю, лучше забыть об этом,  — посоветовала она.  — Когда он узнает, что ты затеял, он тебя убьет.
        Грант ткнул в нее указательным пальцем.
        — А, так вот в чем все дело! Я начну действовать тонко, тактично. Стану мастерски манипулировать событиями. Не успеет он и опомниться, как будет слишком поздно.
        Мишель засмеялась, блеснув ослепительно белыми зубами. Ну как представить себе этого с открытым лицом парня морочащим голову брату. Но прежде чем Мишель успела объяснить всю несуразность его затеи, она увидела, как у него округлились глаза и он вскочил на ноги, бормоча:
        — Бог мой, не могу поверить…
        Она повернулась. На пороге стояла молоденькая девушка, беспокойно оглядывавшая полутемное помещение ресторана.
        Грант поспешил к ней, Мишель не торопясь последовала за ним.
        Девушке было лет двадцать с небольшим, но детское выражение лица делало ее еще моложе. На ней были джинсы и нежно-розовый свитер, а волосы заплетены в косы. Должно быть, тот самый пресловутый кондитер. Мишель приветливо улыбнулась, но глаза ее выдавали смущение. Так вот она, девушка, предназначенная Грантом для Тони. События разворачивались быстрее, чем она предполагала.
        Джолин не вполне понимала, что она здесь делает. Два дня упорно пропускала мимо ушей тирады Мэнди, но этим утром, когда Кевин стучал чашкой, требуя апельсинового сока, а она принялась объяснять, что денег не будет до следующего четверга, поняла, что попросту встала в позу. Если этому парню требуется кондитер, почему бы не устроиться к нему на работу? Если же окажется, что инстинкт ее не подвел и он просто хочет встретиться с ней — что ж, она как пришла, так и уйдет.
        И вот она здесь, в ресторане на окраине Старого города. Обстановка очень милая. Декоратор добросовестно потрудился, чтобы воссоздать подлинную атмосферу Юго-Запада. Огромный цветущий кактус сагуаро стоит у входа, и, насколько хватает глаз, подъездные дорожки усыпаны красной глиной. Кое-где стоят небольшими группами пальмы, скрывая от взора столики и уединенные кабинеты.
        Джолин заметила кого-то за стойкой бара и направилась туда, но тут появился Грант.
        — Привет,  — сказал он, улыбнувшись. Его черные глаза сияли.  — Рад, что вы решили зайти.
        Она остановилась, чувствуя некоторую неловкость. Высокая элегантная женщина подошла и встала позади него; Джолин улыбнулась ей и перевела взгляд на Гранта.
        — Место еще не занято?  — спросила она без лишних церемоний.
        — Я держал его для вас,  — солгал он, потому что других претендентов не было.
        — Я не обещала, что соглашусь. Только хотела посмотреть.
        — Никаких проблем. Вам здесь понравится.  — Повернувшись к Мишель, Грант кратко представил ее.  — Это мой заместитель, Мишель Глисон. А ваше имя.., повторите, пожалуйста…
        — Джолин Кемпбелл,  — сказала она, протягивая женщине руку.
        — Джолин готовит восхитительные сладости,  — продолжал Грант, оглядывая ее с головы до ног, не в силах скрыть радость, но обращался к Мишель.  — Если условия устроят ее, думаю предложить ей для начала полугодовой контракт.
        — Настоящий контракт?  — переспросила Джолин, чтобы дать себе время поразмыслить.  — Не знаю. Я думала, что, может быть, буду приносить выпечку каждый день, а вы сможете выбрать.
        Грант замотал головой, и она умолкла, поняв, что он рассчитывает на другое.
        — Мне нужен кондитер, который работал бы на полную ставку,  — объяснил он.
        — Я хотел бы, чтобы вы пекли здесь, у нас.
        Джолин поморщилась и оглядела столики.
        — Видите ли, с этим будут проблемы,  — сказала она доверительным тоном.  — Сказать по правде, я пеку то, что мне хочется, и тогда, когда мне хочется. Если я буду связана контрактом…
        — Мы не такие уж и суровые. Вы сможете вдоволь экспериментировать.  — Грант улыбнулся ей, и у нее вдруг появилось ощущение, что он действительно хочет, чтобы она работала у него. Она нахмурилась, гадая, почему.
        Но Грант не заметил этого.
        — Пойдемте на кухню,  — сказал он, поворачиваясь.  — Я вам все покажу.
        Джолин взглянула на Мишель, затем снова на Гранта.
        — Хорошо,  — сказала она.  — Я не против.
        Грант гордился своим заведением, и это было заметно. А гордиться было чем. Кухня сверкала оборудованием из нержавеющей стали. Ничего столь впечатляющего Джолин не видела с тех пор, как закончила кулинарное училище, и сердце ее учащенно забилось.
        — Какую кухню вы предлагаете?  — поинтересовалась она, хотя была почти уверена, что знает ответ.
        — Новейшую калифорнийскую.
        — Я не следую моде. Грант усмехнулся:
        — Сладкая старомодная девушка? Она вздернула подбородок.
        — Вы что-то имеете против традиций?
        — Нет, вовсе нет.
        — Хорошо,  — смягчилась Джолин. У нее больше не было причин упрямиться. Только один пункт следовало прежде обсудить.  — Мне придется являться на работу с моим малышом,  — сказала она, повернув к нему голову, чтобы видеть его реакцию.
        Лицо Гранта сказало все за него.
        — Ни в коем случае. Мы не сможем работать, если у нас под ногами будут мешаться дети.
        — Тогда и я не стану мешаться у вас под ногами,  — твердо сказала Джолин, повернувшись, чтобы уйти.
        — Подождите.  — Он преградил ей дорогу.  — Не спешите. Возможно, мы сумеем что-нибудь придумать.
        Она заглянула ему в глаза. Вот опять. Снова у нее появилось чувство, что он любой ценой хочет удержать ее.
        — Не нужно ничего придумывать,  — произнесла она.  — Или Кевин будет со мной, или меня здесь не будет. Я не оставлю его с нянькой. Самое важное в моей жизни — вырастить сына. Я не могу переложить это на чьи-то плечи.
        Казалось, он огорчился и растерялся.
        — Не знаю, как это возможно.., правила техники безопасности…
        Внезапно вмешалась Мишель и с чувством спокойного достоинства дотронулась до руки Гранта.
        — Мы все устроим,  — заверила она, улыбаясь Джолин.
        Он помолчал, явно сомневаясь, но что-то в глазах Мишель подсказало ему, что придется согласиться или пенять на себя. Он сдался и тоже улыбнулся.
        — Мы все устроим,  — повторил он.  — Как-нибудь.
        Джолин не успела удивиться спектаклю, который разыграли перед ней, и тому влиянию, которое эта женщина оказывала на Гранта.
        — Пойдемте, я хочу, чтобы вы подписали контракт,  — заторопился Грант, направляясь в свой кабинет,  — пока не придумали еще какие-нибудь условия.
        Она мельком взглянула на Мишель и отчетливо увидела, что той хотелось пойти с ними, но Грант ускорил шаг, явно давая понять, что предпочел бы побыть с Джолин наедине. Когда они оказались в кабинете, он плотно закрыл дверь.
        — Присаживайтесь,  — сказал Грант, указав на кресло, стоявшее по другую сторону его стола.  — Нам следует получше познакомиться.
        Джолин скромно присела на краешек сиденья.
        — Не могу понять, зачем,  — возразила она.  — Я не навязываюсь к вам в друзья. Я всего лишь ваш кондитер.
        Грант удивленно уставился на нее. Затем расхохотался.
        — Вы меня поймали. Хорошо, обойдемся без собеседования и приступим непосредственно к делу.  — Он принялся рыться в стопке бумаг.
        Тем временем Джолин рассматривала его. Сегодня у него был вызывающе вздернут подбородок, в глазах сверкало лукавство, а откровенная надменность была скорее интригующей, чем неприятной. Было очевидно, что большинство женщин находило его просто неотразимым. К счастью, она не из их числа.
        Найдя нужную бумагу, Грант снова выпрямился и взглянул на нее, явно довольный тем, что увидел. Да, она замечательно подойдет Тони.
        — Я вас не задержу,  — сказал он, постукивая ручкой по бумаге.  — Задам лишь несколько вопросов.
        Она кивнула, не меньше его желая обсудить некоторые детали.
        — Личного характера,  — уточнил он, быстро взглянув на нее, а затем снова на бумагу, лежащую перед ним.
        Что-то в его голосе заставило ее насторожиться.
        — Вы замужем?
        Она нахмурилась, отчего-то чувствуя неловкость.
        — Думаю, ответ вам известен. Моя подруга Мэнди сказала, что вы спрашивали ее об этом.
        Грант поднял на нее глаза.
        — Мэнди торгует кренделями?
        Джолин кивнула, в упор глядя на него своими лучистыми глазами.
        Он улыбнулся, взял ручку и поставил галочку.
        — Хорошо. Тогда перейдем к следующему. Маленький мальчик — Кевин, кажется, его зовут?  — он ваш единственный ребенок?
        Она снова кивнула, и он поставил еще одну галочку.
        — Встречаетесь ли вы с кем-нибудь в данный момент?
        — Какое это имеет отношение к тому, как я пеку марципановые булочки?  — спросила она.
        Он постарался улыбкой рассеять ее подозрения.
        — Никакого. Просто вопросы для составления психологической характеристики.
        — Тогда зачем утруждать себя этими вопросами?  — спросила она.
        — Как я уже сказал, для психологической характеристики. Мы должны знать, что за людей принимаем на работу.  — Грант постучал ручкой по столу.  — Так вы не ответили на вопрос. Вы с кем-нибудь встречаетесь?
        Медленно, неохотно Джолин покачала головой.
        Он сделал пометку и двинулся дальше, а в его глазах горело удовлетворение.
        — Хорошо. А теперь — как, вы считаете, вам легче работать: если вокруг много людей, если вам оказывают небольшую помощь и руководят вами или если вы работаете самостоятельно?
        Джолин заколебалась. Это действительно было похоже на вопрос из настоящей анкеты.
        — Я бы сказала, второе или третье,  — ответила она, и он кивнул.
        — Вы относитесь к типу женщин, которые любят прогулки по ночному пляжу, напряженные теннисные поединки или танцы в ночных клубах?
        Они снова ступили на зыбкую почву, но у Гранта было такое хитрое выражение лица, что она едва не рассмеялась.
        — Я отношусь к типу женщин, которые предпочитают оставаться дома и играть со своим сыном,  — откровенно призналась она.  — Вот и весь ответ.
        — Отлично. Тогда продолжим. Вам нравятся мужчины активного склада или молчаливые с сильным характером?
        Теперь она точно знала, что все эти вопросы он придумал сам. Как у него только совести хватило?
        — Что?  — переспросила она, едва сдерживая смех.
        Он затараторил, словно старался успеть получить ответ на свой вопрос, прежде чем она вскочит и набросится на него:
        — Ну, хорошо. Пусть будет несколько вариантов ответа. Предпочитаете ли вы мужчин активного склада, молчаливых с сильным характером, тонких поэтов или вы предпочли бы заботливого мужчину, участливого, любящего, у которого есть одиннадцатилетняя дочка?
        Ясно. Он пытается побольше узнать о ней. Джолин чувствовала себя немного польщенной. В конце концов, он очень привлекательный мужчина. И все же нужно поставить его на место.
        — Сейчас вы говорите так, словно хотите назначить мне свидание. Так вот, я не выберу ни одного из вышеперечисленных, благодарю вас.  — Она спокойно встретила его взгляд.  — Я не собираюсь ни с кем встречаться.
        — Но что, если вы встретитесь с этим замечательным парнем, у которого есть дочь, сразу же поладите с ним и…
        Она перебила его:
        — Послушайте, вы нанимаете меня на работу или все это только повод, чтобы назначить мне свидание?
        — Свидание?  — он был крайне изумлен.  — Погодите. Вы думаете, я…
        Да, именно так она думала и решила, что настало время положить этому конец. Джолин встала и взяла свою сумочку.
        — Советую вам придумать новый способ знакомиться с женщинами. Этот уже слишком стар.
        Она его рассмешила, но совершенно не могла понять, что такого забавного он нашел в ее словах.
        — Думаю, вышло какое-то недоразумение…
        — Так и есть,  — сказала она уже мягче.  — Видите ли, я вовсе не собиралась встречаться с вами. Я не за этим пришла сюда.
        — Замечательно,  — радостно заявил Грант.  — Потому что я вовсе не собирался просить вас об этом.
        — Ой, только не надо… — начала было Джолин, но вдруг почувствовала некоторое смущение.
        — В самом деле, я привел вас сюда вовсе не для того, чтобы пригласить на свидание. Ну, что ж, надеюсь увидеть вас завтра в восемь,  — сказал Грант, пожимая ей руку на прощание.
        Выйдя из ресторана, Джолин поспешила на автостоянку.
        Унижение? Это слишком слабое слово для описания ее чувств. Она упала на сиденье своей машины и издала беззвучный крик, прежде чем включить зажигание. Если бы только можно было перемотать жизнь, как пленку, назад!



        Глава 4

        — Можешь себе представить, как глупо я себя чувствовала,  — вздохнула Джолин, рассказав Мэнди обо всем происшедшем, когда они тем же вечером сидели на диване, потягивая какао. Кевин лежал в кроватке и мирно посапывал, а они, обе в пижамах, тихо разговаривали при свете ночника.  — По правде говоря, я только один раз в жизни была в более глупом положении,  — продолжила Джолин.  — Однажды в церкви я гневно отчитала одного парнишку, который мне подмигивал. Как раз тогда я была выбрана в школе Королевой Мая, и, видимо, меня просто распирало от самоуверенности. Так вот, этот бедняга выслушал мою тираду, густо покраснел, а потом наконец пробормотал, что подмигивал вовсе не мне, а своей невесте, сидевшей сзади меня.
        Мэнди рассмеялась и положила ноги в пушистых тапочках на кофейный столик.
        — Неприятно.
        — Но на этот раз было гораздо хуже. Не могу точно объяснить, почему. Но хуже.  — Она застонала, откинувшись на диванные подушки.  — Неужели завтра мне опять придется идти туда? Как бы сделать так, чтобы я выиграла в лотерею или чтобы какой-нибудь богатый дядя оставил мне свое состояние?
        Мэнди положила в рот зефир и покачала головой.
        — Лотерея теперь только в субботу, и к тому же ты говорила, что никого из твоих родственников уже нет в живых. Но если ты действительно не можешь заставить себя пойти туда, то я…
        Джолин схватила подушку и угрожающе подняла ее над головой Мэнди.
        — Если ты скажешь еще хотя бы слово о том, чтобы вернуться на фабрику, я придушу тебя вот этой подушкой. Я уже большая девочка, Мэнди.  — Положив подушку, она вздернула подбородок, напустив на себя геройский вид.  — Я могу вынести унижение и насмешки. Даже смириться с мыслью о том, что у Гранта вела себя как настоящий параноик.
        Мэнди долго смотрела на подругу, потом слегка пожала плечами.
        — Джолин, а что, если позвонить Джеффу. Ты знаешь, где его найти, он все-таки отец Кевина. Он обязан оказать поддержку…
        — Нет,  — отрезала Джолин таким тоном, что было ясно: она не желает даже обсуждать этот вопрос. Но, увидев выражение лица Мэнди, она смягчилась и постаралась объяснить:
        — Если хочешь знать мое мнение, то Джефф такой же отец Кевину, как.., как молочник, который заходит по утрам. Факт передачи генов еще не делает из мужчины отца. Любовь, забота и внимание — вот что нужно. А этого Кевин никогда не получал от Джеффа.
        Мэнди многозначительно подняла бровь.
        — По закону с него причитается.
        — Да, но без него-то нам лучше. Вот так, коротко и ясно. Джолин видела, что Мэнди с ней не согласна, но у Мэнди не было ребенка и экс-мужа, который бросил ее. Джолин поднялась, отнесла обе чашки в кухню и ополоснула их, словно деятельность могла отвлечь ее и прогнать воспоминания. Но это не сработало.
        Джолин встретила Джеффа, когда еще училась в училище. Она специализировалась в кулинарии и диетологии. А он — в посещении вечеринок. На самом деле Джефф обучался актерскому мастерству и однажды должен был завоевать голубой экран — по крайней мере, так он говорил. Ей следовало бы насторожиться. Она выросла в рабочей семье и знала, что за все хорошее в жизни нужно бороться, что богатство не упадет тебе на голову просто потому, что ты этого хочешь, что успех на актерском поприще — журавль в небе и что парни, которые хорошо играют, наверняка искусно лгут и в жизни. Но его ослепительная улыбка, восхитительный загар и сине-зеленые глаза затмили ей разум, и она вышла за него замуж.
        Все произошло слишком быстро. Джефф хотел более близких отношений, а Джолин сказала, что этого не будет, пока она не увидит на своем пальце обручального кольца, и тогда они помчались в Лас-Вегас, не успела она и дух перевести.
        «Вот ты и получила по заслугам»,  — пронеслось у нее в голове. «Скоро женишься, скоро пожалеешь»,  — любила говаривать ее бабушка. Бабушка плохих советов не давала. Она предупреждала Джолин, что не стоит выходить замуж за мужчину с толстой золотой цепочкой на шее. «По нему же сразу видно, что он заносчив как петух»,  — сказала она.
        Заносчив как петух. Очень точная характеристика Джеффа. Одно хорошо — она получила урок. И больше не станет влюбляться в красивых парней.
        Они давно расстались с Джеффом. Едва он узнал о ребенке, как начал собирать чемоданы.
        — Неужели ты не понимаешь, Джолин,  — выговаривал он ей, словно у него просто в голове не укладывалось, почему она не желает ему всего наилучшего,
        — если я попаду в Голливуд, то должен быть свободен, чтобы направить все свои силы на достижение цели.
        Развод был неизбежен. Джолин слышала, что он теперь на Аляске, играет в ресторанных театральных представлениях. Интересно, не отвлекает ли его это от достижения цели? Она не видела Джеффа с того самого дня, как он ушел от нее, и теперь была даже рада, что Кевин принадлежал только ей.
        Но в одном Мэнди права — им нужны деньги. Сколько бы Джолин ни печалилась о том, что придется снова встретиться с Грантом, именно это она сделает. Остается только надеяться, что ей удастся кое-что заработать. Вздохнув поглубже, она скрестила пальцы на удачу.
        Джолин вошла в ресторан, пряча неловкость за быстрым уверенным шагом и ослепительной улыбкой. Кевин сидел у нее на руках.
        Она огляделась в поисках Гранта, но его нигде не было видно. Вероятно, он так рано не приходит, предположила она, чувствуя облегчение оттого, что их встреча откладывается.
        Мишель, свежая и эффектная, одетая в красивый кашемировый костюм бледно-голубого цвета, приветливо встретила Джолин, представила ее двум работникам, а потом помогла установить манеж в комнате для отдыха по соседству с кухней, откуда за Кевином можно будет присматривать через открытую дверь.
        — Надеюсь, все получится,  — сказала Джолин, представив, что ей придется разрываться между работой и сыном. Она взглянула на его пушистую макушку и почувствовала, как у нее сжалось сердце. Справится ли она?
        — Конечно, получится,  — успокоила ее Мишель, погладив по руке.  — Мы все здесь будем приглядывать за ним. Я договорюсь с Грантом, чтобы ты заканчивала работу до ленча.
        Джолин взглянула на Мишель, несколько удивленная и заинтригованная. К чему Мишель отвлекаться от своих дел, чтобы устраивать это? Не найдя ответа, она собралась просто поблагодарить ее, когда услышала голос Гранта.
        «Идет сюда,  — отметила Джолин, обернувшись.  — Лучшая защита — нападение». И она одарила его своей самой ослепительной улыбкой.
        — Доброе утро. Может быть, мы обсудим меню, пока я не приступила к работе?
        Грант удивился такой агрессивной приветливости, но порадовался тому, что Джолин не держала на него зла из-за случившегося накануне. Он знал, что именно по его вине она попала в ловушку. Большую часть своих познаний о женщинах он получил от Стефани, своей бывшей жены. Если бы подобное произошло с ней, она заставила бы его жестоко поплатиться за то, что он поставил ее в неловкое положение.
        Но Джолин совсем другая. Ему нравилось, как она выглядит, нравились ее «вареные» джинсы, обтягивавшие ноги и ягодицы, нравился нежно-голубой свитер, плотно облегавший грудь, при виде которой ни один мужчина не смог бы остаться равнодушным. Грант понимал, что она особенная. И именно такую женщину он хотел видеть рядом с братом. Тони заслуживал самого лучшего, и, если Джолин действительно окажется такой исключительной, какой кажется сейчас, Грант непременно сделает так, чтобы они были вместе.
        Единственное, что его беспокоило,  — это то, как он сам реагировал на Джолин. Ее лучистые глаза, казалось, просвечивали его насквозь, и что-то в них заставляло учащаться его пульс.
        «Это все метафизика,  — сказал он мысленно.  — Не обращай внимания. Дрожь со временем пройдет. Она предназначена Тони, так и будет».
        Он долго смотрел на нее, прежде чем ответить. Только огромным усилием воли Джолин не позволила себе покраснеть.
        — Рад, что вы пришли,  — наконец сказал Грант.  — У меня такое чувство, что сегодня мы будем вместе творить историю десерта.
        — Что заставляет вас так думать?  — спросила она.
        — Флюиды,  — ответил он.  — Неужели вы не чувствуете? Это будет волшебно. Я король, а вы Микеланджело. Я эрцгерцог, а вы Моцарт.
        Засмеявшись, она лукаво заметила:
        — Если подразумевается, что вы мешок с деньгами, а я талант, думаю, вам лучше несколько умерить свои ожидания. Я пришла сюда для хорошей стряпни, а не для высокого искусства.
        — Для хорошей? Соглашайтесь на великолепную стряпню, и мы придем к компромиссу,  — сказал он, улыбаясь.
        Джолин постаралась принять суровый вид профессионала.
        — Как насчет меню?  — напомнила она.
        — Конечно,  — ответил он.  — Пройдемте в мой кабинет и…
        — Я бы предпочла остаться здесь, чтобы приглядывать за Кевином,  — прервала его она.
        Грант, нахмурившись, взглянул на манеж в соседней комнате.
        — Ах, да, Кевин,  — в его голосе не было ни капли энтузиазма.
        Малыш увидел Гранта, и его личико просветлело.
        — Песенье!  — закричал он, тыча в Гранта пальцем и радостно подпрыгивая.
        Все, кто был в кухне, рассмеялись, и даже Грант изобразил некое подобие улыбки.
        — Привет, Кевин,  — сказал он, кивнув ребенку.  — Извини, сегодня печенья нет.  — Отвернувшись от малыша, он грозно взглянул на свой персонал.
        — Вам что, больше нечего делать? Джолин показалось, что в его глазах мелькнула искорка веселья. Она очень на это надеялась. Если Грант с Кевином не поладят, ее пребывание здесь, очевидно, будет недолгим.
        — Вы уже познакомились со всеми?  — спросил Грант, направляясь вместе с ней к столику в углу.  — Это Пикар, наш шеф-повар,  — он подозвал высокого мускулистого мужчину. Тот широко улыбнулся и окинул Джолин одобрительным взглядом, прежде чем пожать ей руку.
        — Мое настоящее имя Гас Блаунт,  — признался он ей.  — Все это насчет Пикара — для посетителей, которым нравится, чтобы им готовил именно француз.
        Джолин рассмеялась: его акцент был ближе к Бронксу, чем к Парижу, к тому же высказывался он очень комично.
        — Но неужели у них не появляется никаких подозрений, когда они говорят с вами? Его глаза лукаво заблестели.
        — Я никогда не произношу ни слова. Только улыбаюсь и качаю головой, словно совершенно не понимаю английского, и вскоре они оставляют попытки заговорить со мной.
        Он продемонстрировал, как все происходит, и она снова рассмеялась.
        — А вы знаете хотя бы слово по-французски?  — спросила Джолин. Он пожал плечами.
        — Ни единого. Но что за беда, ведь улыбка-то на всех языках одинаковая.
        — Это точно,  — согласилась она, тронутая его откровенностью.
        Гас весело помахал ей и вернулся к своей работе. Джолин ликовала: оказанный теплый прием согрел ей душу. Все, кого она здесь встретила, были настроены дружелюбно и приветливо. Один только Грант вызывал у нее беспокойство.
        Как она и думала, он дожидался ее, облокотившись на стол с видом человека, который вот-вот начнет стучать ногами.
        — Извините, я не хотела заставлять вас ждать.  — Но когда она встретилась с ним взглядом, в ее лучистых глазах горел вызов, никак не сочетавшийся со словами.
        К удивлению Джолин, его крупный рот скривила улыбка, и она поняла, что он опять смеется над ней.
        — Забудьте,  — сказал он.  — У меня бесконечное терпение.
        Джолин нахмурилась, не вполне уверенная, что за этим не кроется очередной подвох. Но прежде чем она успела что-нибудь ответить, кто-то еще вошел в кухню, и Джолин увидела, что Грант приглашает тучную женщину средних лет подойти и познакомиться.
        — Это Фу-Фу,  — объявил он Джолин, когда женщины пожимали друг другу руки.
        — Она будет вашим помощником.
        — У меня.., у меня будет помощник?  — удивилась Джолин, которой и в голову не приходило подобное.
        — Разумеется,  — подтвердил он.  — Фу-Фу помогает всем, кто в ней нуждается. Она у нас на побегушках.
        Женщина поспешно затрясла неаккуратно обесцвеченной шевелюрой и пробормотала что-то неразборчивое, должно быть по-французски.
        — Какое странное имя,  — озадаченно произнесла Джолин.  — Вас зовут Фу-Фу?
        — Oui, oui.  — Косметика, казалось, была нанесена на ее лицо строительным мастерком, но она так приветливо улыбалась, что таяло сердце.
        — Вы, должно быть, из Франции,  — сказала Джолин, но все же вопросительно взглянула на Гранта.
        — Фу-Фу не из Франции,  — покачав головой, объяснил он.  — Она из Швейцарии.
        — Хорошо,  — согласилась Джолин.  — Но говорит она по-французски.
        — Mais oui,  — пропищала Фу-Фу детским голоском.  — А еще по-итальянски.
        — Она определенно похожа на француженку,  — мягко заметила Джолин своему новому боссу и улыбнулась.
        — Верно. Словно сошла с одной из картин Тулуз-Лотрека.  — Грант театрально вздохнул, подняв брови.  — Я не уверен, что нам здесь нужен именно такой имидж, но на безрыбье и рак рыба, что касается французов.
        — Вы хотите сказать?..
        — Я хочу сказать, что французских поваров и официанток в наши дни днем с огнем не сыщешь. Приходится обходиться тем, что мы можем заполучить.
        Джолин прищурила глаза.
        — А-а. Только не говорите, что собираетесь надеть на меня короткую черную униформу с чепчиком из французских кружев.
        Он усмехнулся:
        — Замечательная идея. Нужно об этом подумать.
        Следующие четверть часа они занимались обсуждением меню. Джолин делала пометки в своем блокнотике и время от времени поглядывала на Кевина, чтобы убедиться, что он по-прежнему спокойно играет и никому не мешает. Будет нелегко смотреть за ним, когда ей придется целиком сосредоточиться на работе.
        Внезапно Грант вскрикнул и схватился за лодыжку.
        — Эй,  — сказал он, свирепо глядя на нее.  — Ваш мальчуган кинул в меня кубиком.
        Джолин была из тех матерей, что всегда защищают своего ребенка, и стала немедленно все отрицать.
        — Нет, он не мог так поступить!
        — А это что?  — поинтересовался Грант, поднимая игрушку с пола.
        — О, это, конечно же, его кубик,  — быстро сказала она.  — Но он не кидал его в вас.  — Она прекрасно понимала, что Грант не верит ей, и поспешила добавить:
        — Он еще совсем маленький и не умеет целиться.  — Тут она подозрительно покосилась на своего сынишку. Тот улыбался от уха до уха.
        — Неужели?  — Гнев Гранта несколько смягчился, и он чувствовал себя неловко из-за этого происшествия.  — Я видел, как он замахнулся, нацелившись прямо в меня.  — Он потер ушибленное место, неуверенно улыбаясь.  — Знаете, у ребенка ведь в руках настоящее оружие. Так что не спускайте с него глаз. Возможно, со временем он станет прекрасным снайпером.
        — Песенье!  — крикнул Кевин, и Грант скривился.
        — И разумеется, ему следует хотя бы немного расширить свой словарный запас,  — добавил он, возвращаясь к меню.
        Джолин постаралась скрыть улыбку и принять серьезный вид. Ей очень повезло, что она сумела найти такую работу, где Кевин может находиться рядом с ней. Теперь все будет хорошо, если только она не даст своему сыну обижать босса.


        Столики были накрыты и готовы принять желающих пообедать, торты и пирожные дожидались заказчиков в кухне.
        — Ну что, Мишель?  — спросил Грант свою заместительницу, складывавшую салфетки.  — Что ты думаешь?
        Мишель, заметив в его глазах нетерпение, тихо рассмеялась и покачала головой.
        — Ну и заварил же ты кашу, мой милый,  — ответила она.
        Грант нахмурился:
        — Почему? Она, похоже, замечательная девушка, разве нет?
        Мишель кивнула, разглаживая очередную салфетку.
        — Похоже на то.  — Она помолчала, потом все же добавила:
        — У нее необыкновенные глаза.
        — Да, пожалуй.  — Грант ухмыльнулся.  — Мне они нравятся: уж очень выразительные. Джолин совершенно необычная. Но Тони заслуживает этого.
        — Может быть. Однако тебе придется отложить свой проект. Ты ведь недостаточно знаешь ее, чтобы вынести окончательное решение.
        — Думаю, я знаю ее достаточно, чтобы увидеть, что она отлично подойдет Тони.
        Мишель погладила его по щеке длинными тонкими пальцами.
        — Только не расстраивайся, Грант, но я думаю, она не в его вкусе,  — тихо сказала она.
        — Если уж на то пошло,  — проворчал он,  — Тони по вкусу только торчать субботними вечерами перед телевизором с пакетом поп-корна.  — Он скривился и с явным нетерпением передернул широкими плечами.  — Мишель, неужели ты не понимаешь? Мы должны вытащить его из норы.
        — Может быть, ему нравится его нора,  — осторожно предположила Мишель.
        Грант покачал головой, уверенный в собственной правоте. Прислушиваться к чужому мнению он явно не желал.
        — Ну, если брат не хочет сам изменить свою жизнь, мы должны сделать это за него. Нам уже давно следовало вмешаться.
        Мишель подняла красиво изогнутую бровь и пристально взглянула на него.
        — У тебя есть план?
        — Разумеется. У меня их тысяча. Не сработает один, перейдем к другому. Не мытьем, так катаньем…
        — Ему это не понравится.  — Мишель нахмурилась, понимая, что Грант полон решимости во что бы то ни стало посмотреть, что выйдет из его затеи, и что никакие пессимистические аргументы не способны остановить его.
        Грант кивнул.
        — А посему нам нужно проявить деликатность. И вот тогда к делу приступишь ты.
        — Я?  — испугалась Мишель.
        — Конечно.  — Он одарил ее своей самой ослепительной улыбкой, против которой не могла устоять ни одна представительница слабого пола.  — Всем известно, что женщины более хитрые и ловкие, чем мужчины. Это главное соображение, которое заставляет меня прибегнуть к твоей помощи.
        — Ты хочешь, чтобы я помогла тебе свести Тони с девушкой, которую ты встретил всего три дня тому назад?  — Мишель пристально вгляделась в него, чтобы убедиться, не заметил ли он горечи в ее голосе, которую она старалась скрыть.
        Но Грант ничего не заметил. Он был увлечен своим проектом, и ничто не могло удержать его.
        — Ну и что?
        Мишель задумчиво покачала головой.
        — Не знаю. Но это не очень-то хорошо.  — Она помолчала, потом все же решилась сказать правду:
        — Мне.., мне действительно не нравится подобная затея, Грант.
        Он прищурился, словно она говорила на непонятном ему языке. Мотнув головой, словно для того, чтобы отогнать ее слова прочь, он заявил:
        — Мишель, я должен это сделать. Ты знаешь, скольким я обязан Тони.
        — Грант, ты ничем не обязан Тони.
        — Нет, обязан. Я обязан ему всем. Послушай, вот какой план. Все очень просто.  — Он заглянул ей в глаза, чтобы убедиться, что она, по крайней мере, слушает.  — Я беру на себя Джолин. А ты возьмешь Тони. Ты должна уговорить его не упустить такую прекрасную возможность.
        Мишель прыснула со смеху:
        — Мечтай дальше, приятель.
        — Ну же,  — не сдавался Грант.  — Вы старые друзья, а сколько лет прошло с вашей последней встречи? Тебе не составит труда позвонить или заглянуть к нему, чтобы проведать.
        Мишель встала, взяв со стола стопку сложенных салфеток.
        — Делай грязную работу сам,  — язвительно заявила она.  — Если собираешься женить мисс Яркие Глазки на своем брате, занимайся этим в одиночку. Я тебе не помощник.
        — Да в чем дело?  — нахмурился Грант, словно не мог поверить ее словам.  — Она тебе не понравилась?
        Мишель открыла было рот, чтобы ответить, но, прежде чем успела это сделать, раздался голос:
        — Извините.
        Они оба резко обернулись и увидели улыбающуюся Джолин с ребенком на руках.
        — Я закончила на кухне. Надеюсь, никто не поперхнется корочкой моего пирожного и не отравится лимонным пудингом. Исходя из этого, думаю, я могу уйти.
        Мишель выдавила дежурную улыбку, Грант же встал и кивнул.
        — Гм.., спасибо, Джолин. Я.., я уверен, что все, приготовленное вами, получилось замечательно. Увидимся утром,  — добавил он, когда Джолин, помахав на прощание рукой, направилась к двери.  — По-твоему, она слышала?  — мрачно спросил он свою заместительницу.
        Мишель покачала головой:
        — Не думаю. И потом, разве она могла что-то понять из нашего разговора?
        Он метнул на нее недовольный взгляд.
        — Можно было обойтись и без «мисс Яркие Глазки».
        Мишель прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
        — Забудь,  — твердо сказал Грант.  — Я принял решение. Она выйдет за моего брата, даже если мне придется заманить их в эту ловушку обманом.
        Он зашагал на кухню, а Мишель вздохнула. Она знала Гранта и Тони и не предвидела ничего хорошего. Затея Гранта всем выйдет боком.



        Глава 5

        Прошло два дня, прежде чем Грант сумел уговорить Тони заглянуть в ресторан и смог приступить к осуществлению своего плана. Джолин пекла пироги и пирожные, готовила множество самых разнообразных десертов. Все в «Грилле» были единодушны — в лице Джолин Грант нашел настоящее сокровище.
        А между тем Фу-Фу сжигала каждое пирожное, которое ей доверяли, и потому была отправлена смешивать тесто и смазывать маслом формы. Пикар взялся распевать на всю кухню серенады на удивление красивым тенором, к восторгу Джолин и к огорчению Гранта. Непослушный Кевин швырял в Гранта кубиками и продолжал называть его Печеньем всякий раз, как тот попадал в поле его зрения, что говорило о несомненной симпатии, но почему-то никак не смягчало босса.
        Грант стискивал зубы и стоически терпел причиняемые Кевином неудобства, поскольку без мальчика у него не было бы и Джолин, а он все больше утверждался в мысли, что она именно та женщина, которая нужна его брату.
        На Джолин обрушился целый курс лекций о замечательном парне Тони. Она узнала, как он добр, как восхитительно отгадывает кроссворды, как обожает свою дочь и нежно любит свою мать.
        Эти лекции о чудесном Тони обычно проходили в то время, когда Джолин была по локти в муке и сахарной пудре и не могла найти предлога сбежать. Грант упирался ладонями в стол, делая вид, что следит за работой, и затягивал свою песенку:
        — Мой брат Тони.., я говорил, что у меня есть брат Тони? Да? Так вот, когда Тони устроился на свою первую работу, он первым делом купил маме котенка. Она всегда мечтала о котенке, но мой отец предпочитал собак. У него были боксеры, немецкие овчарки, сеттеры, а мама хотела котенка. И Тони, получив первую зарплату, купил ей маленького пушистого персидского котенка и…
        — Извини, Грант,  — вежливо прервала его Джолин,  — ты говорил, что хочешь, чтобы эти «ракушки» были с лимонным заварным кремом или со взбитыми сливками?
        — Гм.., с лимоном, я думаю.  — Грант взглянул на ингредиенты, которые она положила перед собой на стол, и кивнул.  — Да, с лимоном. Она носила его на руках, как ребенка, и… Мишель, расскажи Джолин о котенке, которого Тони купил маме.
        Мишель, никак не ожидавшая, что он втянет ее в свою кампанию, метнула на него пронзительный взгляд.
        — Котенок, вероятно, был уже после меня. Насколько я помню, у твоей мамы была аллергия на кошачью шерсть. Тони, вероятно, забыл об этом,  — безжалостно сказала Мишель, сладко улыбаясь Джолин.  — Почему мужчины всегда забывают о таких мелочах?  — За спиной Джолин она состроила Гранту рожицу.  — Смотри, а не то я всем расскажу, как однажды Тони привязал тебя в шалаше на дереве, а родители битых два часа искали тебя по всей округе, и только потом он признался, где ты был.
        Красивое лицо Гранта исказилось от негодования:
        — Мишель!
        Мишель невинно улыбнулась.
        — Тони в свое время был маленьким монстром,  — сказала она Джолин, не обращая на Гранта внимания,  — а Грант — паинькой.
        — Тони всегда заступался за меня,  — возмутился Грант, бешено сверкая на нее глазами, и оба двинулись к двери, продолжая спорить.
        Слушая их, Джолин улыбнулась. Она не имела ни малейшего понятия о том, почему Грант всегда рассказывал ей о своем брате, но находила это весьма трогательным. Ей нравилось, что он проявляет к брату нежные чувства; Семья — это идеал, мечта о Рождестве с подарками под елкой, о Дне Благодарения с многочисленной родней, собравшейся вокруг стола с индейкой, о Пасхе, когда дети бегают в поисках яиц. Ей нравились ужины, пение хором и вечера в кругу семьи.
        Нельзя сказать, что у нее никогда не было семьи. Она выросла в семье. По крайней мере, это можно было так назвать. Брат был на пятнадцать лет старше ее и покинул дом прежде, чем она успела по-настоящему узнать его. Мать работала костюмером на одной из киностудий и, похоже, предпочитала десятичасовой рабочий день, а отец был машинистом метро и заядлым игроком в боулинг, числившимся одновременно в трех или четырех командах и редко бывавшим дома.
        Таким образом, семья Джолин большей частью существовала в ее воображении. Она мечтала о семье для Кевина. Для этого потребуется много времени, сил и старания. Она знала, что настоящая семья не возникнет просто потому, что тебе так хочется. Нужно планировать, хорошенько обдумывать, внимательно следить за происходящим. И в то же время нужно зарабатывать на жизнь.
        Она оглядела кухню: Пикар напевал, обжаривая муку для соуса, Фу-Фу что-то мычала, отмеряя муку. Может статься, что это лучшая работа, которую Джолин когда-либо имела. Все так добры, а Грант.., честно говоря, теперь она уже не испытывала к нему былой неприязни.
        Грант отвел Мишель подальше от кухни, чтобы их не услышали.
        — Я из кожи вон лезу, чтобы положительно настроить ее по отношению к Тони,  — набросился он на нее,  — а ты портишь мне все дело.
        Мишель закатила глаза.
        — То, что ты делаешь, просто смешно. Ты ведешь себя так же, как и тот француз с большим носом, который прятался в кустах и пел серенады девице, которую обхаживал другой парень,  — Его звали Сирано,  — мрачно заметил Грант.
        — И это совершенно разные вещи. Мишель вопросительно подняла бровь.
        — Да? И в чем же разница?
        — Сам я не влюблен в нее,  — спокойно объяснил Грант.  — Моя цель заключается только в том, чтобы свести ее с Тони.
        Мишель фыркнула.
        Грант нахмурился, потом решил, что Мишель поддразнивает его, и покачал головой.
        — Это важно, Мишель. Трудно найти подходящую девушку для такого, как Тони. Я имею в виду, у него ведь одиннадцатилетняя дочь и все…
        Он говорил так серьезно, что Мишель не решалась задать терзавший ее вопрос, но все же не удержалась:
        — Почему бы тебе просто не отдать ему одну из своих бывших подружек? У тебя их десятки.
        Прежде чем он успел ответить, дверь главного входа открылась и впустила высокую худощавую фигуру в белых брюках и ярко-синей пестрой рубашке.
        — Тони!  — вскричал Грант, бросившись навстречу брату.  — Ты пришел!
        — Привет.  — Тони оглядел ресторан, в который не заглядывал уже целую вечность.  — Грант, я прослушал сообщение на автоответчике и сразу примчался сюда, но я спешу. Эллисон на собрании скаутов, и мне нужно встретить ее минут через пятнадцать, поэтому лучше сразу расскажи, что стряслось.
        Грант не знал, что ответить.
        — Тони, ты так быстро приехал,  — сказал он бодрым голосом, чтобы потянуть время.  — Я думал, ты сначала позвонишь.
        — Зачем?  — Брат смотрел на него с любопытством.  — Что случилось?
        — Гм,  — глаза Гранта забегали. Теперь, когда Тони был здесь, он не знал, как получше поступить. Мишель вышла вперед, и он вздохнул с облегчением.  — Смотри, Тони, кто здесь! Бьюсь об заклад, вы давно не виделись, а?
        Тони взглянул на Мишель с неподдельным удивлением и тихо присвистнул.
        — Мишель,  — произнес он, качая головой.  — Сколько лет, сколько зим! Ты выглядишь просто великолепно.
        Мишель улыбалась.
        — Ты тоже,  — тихо ответила она. Грант нетерпеливо кашлянул. Ему не терпелось приступить к делу, но он постарался соблюсти приличия.
        — Гм, помню, как вы вдвоем… — начал было он.
        Мишель бросила ему предостерегающий взгляд.
        — Не оглядывайся назад,  — быстро посоветовала она.  — Как бы не споткнуться обо что-нибудь.
        — Мишель,  — снова заговорил Тони, изучая ее с головы до ног.  — Ты правда очень хорошо выглядишь.
        Грант схватил его за руку.
        — Да, да, мы все прекрасно знаем, как выглядит Мишель.  — «Ты бы лучше на нового кондитера посмотрел»,  — подумал он, но вслух произнес:
        — Ты сам только что сказал, что с минуты на минуту тебе нужно ехать за Эллисон. Слушай, пойдем со мной на кухню. Хочу посоветоваться с тобой кое о чем.
        Мишель покачала головой, и Грант недовольно посмотрел на нее.
        — Что такое?  — резко спросил он.
        — Скажи ему правду,  — посоветовала Мишель, глядя на Тони.
        Грант в отчаянии махнул рукой, потом придвинулся вплотную и зашептал ей на ухо:
        — Но ты говорила, что нам придется обмануть его, если мы хотим добиться своего,  — напомнил он ей.
        — Глупости. Я говорила, что, если мы скажем ему правду, все рухнет. Но я изменила свое мнение. Скажи ему правду. Он вполне заслуживает этого.
        Грант бросил на нее свирепый взгляд. Мишель все испортила.
        Тони озадаченно смотрел на них.
        — Что происходит?  — спросил он, переводя взгляд с одного на другого.
        Грант засунул руки в карманы и криво усмехнулся:
        — Хорошо. Дело вот в чем. Я нанял нового кондитера.
        Тони неуверенно улыбнулся.
        — Прими мои поздравления. Я одобряю твой поступок.  — Он махнул рукой в направлении выхода.  — Могу я теперь идти?
        Грант придвинулся ближе и заглянул ему в лицо.
        — Это еще не все. Этот новый кондитер,  — он внимательно посмотрел на брата, ожидая реакции, и многозначительно закончил:
        — ..очень милая и красивая женщина.
        Тони прищурился и проворчал:
        — У меня появляется дурное предчувствие. Грант замотал головой. Его глаза горели.
        — Тони, послушай. Она тебе точно понравится. Она идеально подходит тебе.
        Тони поднял руки вверх и направился к двери.
        — Так вот в чем дело. Я ухожу.
        — Нет, постой,  — Грант схватил его за руку и потащил на кухню.  — Ты должен увидеть ее.
        — Мне наплевать, даже если ты нанял печь пироги Шэрон Стоун. Меня это не интересует.
        — Тони, да ты что? Будь благоразумен. Тебе нужно выбраться…
        Тони не слушал. Он направлялся к двери, и Грант бросил на Мишель беспомощный взгляд.
        — Подожди, Тони,  — спокойно сказала Мишель.  — Ты знаешь, какой бывает Грант, когда ему что-нибудь взбредет в голову. Он всех нас с ума сведет. Иди взгляни на девушку, или он будет преследовать тебя до тех пор, пока ты наконец этого не сделаешь.
        Тони остановился в нерешительности, глядя в ее горящие глаза.
        — И что же я должен сделать? Просто войти и сказать: «Привет, я пришел посмотреть на тебя»?
        — Нет проблем,  — сказал Грант с явным облегчением.  — Пойдем. Ты просто войдешь со мной на кухню.
        Тони смерил его негодующим взглядом.
        — Я не сказал, что согласен. Мишель улыбнулась ему.
        — Но тебе придется согласиться.
        — Мишель, ты всегда вила из меня веревки.  — Тони вздохнул.  — Что ж. Давайте покончим с этим.
        Грант кивнул и направился в кухню, но Тони остановил его.
        — Нет. Я пойду один. Я отказываюсь идти туда со свитой.  — Он пожал плечами, переводя взгляд с Гранта на Мишель и обратно.  — Я скажу, что ищу тебя,  — решил он.
        — Хорошая идея,  — охотно согласился Грант. Лишь бы только он увидел Джолин.  — Иди. Мы будем ждать тебя здесь.
        Они оба стояли и смотрели вслед Тони, направлявшемуся в кухню такой знакомой им обоим походкой. Потом они переглянулись.
        — Спасибо,  — кратко поблагодарил Мишель Грант, облегченно вздохнув.  — Я уже боялся, что мне придется вести его силой.
        — Он постарел,  — заметила она,  — но не очень.
        Грант засмеялся.
        — Он все тот же прежний Тони, только расплылся немного.
        При этом замечании Мишель поморщилась, но Грант не заметил. Все его мысли занимало происходящее в кухне.
        — Вот сейчас он смотрит на нее,  — тихо сказал он.  — На что спорим, это будет любовь с первого взгляда?
        Мишель вздрогнула, словно вдруг очнувшись.
        — Я поставлю свой дом против этого,  — процедила она сквозь зубы.  — Интеллигентные мужчины, которым к тому же за тридцать, не влюбляются с первого взгляда. Это только для молодых и несмышленых.
        Грант покачал головой, совершенно не согласный с ней.
        — У меня нет собственного опыта по этой части,  — признался он.  — Я не того склада. Но я, правда, знаю людей, которые именно так влюблялись, просто теряли голову. Помнишь, когда Тони встретил Мэри?
        Но Мишель не пришлось вспоминать об этом, потому что Тони вышел из кухни.
        — Это что, Грант, очередная шутка?  — взревел он, явно стараясь, несмотря на раздражение, приглушить голос, чтобы его не услышали в кухне.
        Грант не верил своим ушам.
        — Что?  — спросил он в совершенном недоумении.
        Тони сделал глубокий вдох и успокоился. Но его раздражение не улеглось.
        — Ты заставил меня проделать весь путь сюда только для того, чтобы посмеяться надо мной? Не могу поверить, что ты находишь подобные вещи забавными.
        Забавными? Грант чувствовал, что земля уходит у него из-под ног.
        — Ты видел ее?  — спросил он, чтобы что-то прояснилось.
        — Да, я видел ее. И ты, черт возьми, прекрасно знаешь, что она не в моем вкусе.
        — Не в твоем вкусе?  — Грант и сам начинал чувствовать раздражение.  — Что же в ней не так?
        Тони безнадежно вздохнул.
        — Ладно, Грант, мы только зря теряем время. У меня дела.
        Лицо Гранта приняло угрожающее выражение. Джолин была разве что не самим идеалом, и он начинал почти ненавидеть Тони, что тот утверждал обратное.
        Мишель заметила его состояние и поспешила вмешаться, отстранив его и встав перед Тони.
        — Что ж, ему нужно было попробовать. Серьезно, Тони, он думал, что ты будешь сражен, как только увидишь ее. Но кто может предсказать человеческую реакцию?
        Тони быстро взял себя в руки и улыбнулся ей.
        — Видно, Грант изменился больше, чем можно было предположить,  — сказал он ей.  — Но ты явно не изменилась.  — Он смотрел на нее, качая головой.  — Знаешь, Мишель, нам обязательно нужно как-нибудь встретиться.
        Она улыбнулась в ответ, и ее зеленые глаза потеплели.
        — Я была бы рада. Он кивнул.
        — Мне бы хотелось, чтобы Эллисон познакомилась с тобой,  — сказал он с воодушевлением.  — Думаю, вы бы поладили.
        Улыбка Мишель начала таять.
        — Эллисон милая девочка,  — тихо сказала она.
        — Да,  — закивал Тони.  — Она так похожа на Мэри. Но в ее жизни не хватает женского внимания и участия, поэтому, когда появляется возможность, я знакомлю с ней своих приятельниц.
        — Я ужасно занята,  — бросила Мишель, и ее взгляд вдруг стал холодным и отстраненным.  — У меня работа и… — она вздернула подбородок,  — личная жизнь.
        Тони понял, что обидел ее, но не мог понять, чем.
        — О, конечно,  — поспешно сказал он, поворачиваясь к выходу.  — Уверен, что она у тебя есть. Ну, тогда как-нибудь на днях.  — Вдруг его осенило:
        — Слушай, а как насчет воскресенья?
        — Воскресенья?
        — Разве ты не приглашена на мамин день рождения? Тогда я официально приглашаю тебя.
        Мишель растерянно смотрела на братьев.
        — Если только ради вашего семейного праздника.
        — Перестань, у нас нет никого роднее тебя,  — сказал ей Тони.  — Приходи. Мама будет рада тебя видеть.
        На щеках Мишель появились ямочки.
        — Мне нужно заглянуть в календарь,  — промурлыкала она, и они оба ухмыльнулись.
        Эта фраза напомнила им шутку из их общего прошлого.
        Но это было прошлое. А сейчас Тони нужно было ехать за Эллисон. Он повернулся к Гранту и похлопал его по плечу своей большой ладонью.
        — Обязательно привези ее,  — наказал он и, казалось, совершенно забыл о встрече с Джолин.
        — Привезу,  — мрачно пообещал Грант и пошел к выходу.
        — Как ты думаешь, что случилось?  — процедил Грант, глядя ему вслед.
        — Не знаю,  — прошептала в ответ Мишель.  — Лучше пойти и все выяснить.
        В кухне все было спокойно. Джолин при помощи кондитерского шприца вырисовывала орнамент на шоколадном торте. Беззаботно улыбаясь, она подняла глаза, когда они вошли. Грант с суровым видом приблизился к ней, держа руки глубоко в карманах брюк.
        — Что ты сделала моему брату?  — спросил он напрямик.
        Джолин вздрогнула и случайно испачкала себе сливочным кремом нос.
        — Какому брату?  — спросила она.
        — Ты знаешь, какому брату,  — прорычал Грант.  — У меня только один брат.
        Грант подошел на шаг ближе, чтобы вытереть крем с ее лица, так близко, что почувствовал тепло ее тела, уловил легкий, сладкий запах ее волос. Как мог Тони взглянуть на эту восхитительную женщину и дать ей отставку?
        Каким глупцом нужно быть? Вдруг Грант понял, что стоит слишком близко, и отпрянул.
        — У меня есть только один брат,  — повторил он.  — Тони. Что ты ему сделала?
        Джолин покачала головой, совершенно сбитая с толку.
        — Я ничего ему не делала. Я даже не видела его.
        Грант уставился на нее.
        — Это какое-то безумие. Он видел тебя. Мишель остановила его, взяв за руку.
        — Я так не думаю,  — тихо сказала она ему.  — Взгляни туда.
        Он нахмурился и повернул голову в направлении ее жеста. Там стояла Фу-Фу и с довольным видом чистила грецкие орехи. Ее обесцвеченная шевелюра выглядела еще хуже, чем обычно: кончики волос секлись, а корни чернели. Она работала над паром, и ее косметика потекла. Она была похожа на клоуна, попавшего под дождь. Увидев все это, Грант вытаращил глаза.
        — Джолин,  — спокойно спросила Мишель,  — за последние полчаса ты покидала кухню хотя бы ненадолго?
        Джолин покачала головой.
        — Нет, не думаю.., а, погодите минутку. Да, покидала. Кевин вел себя беспокойно, и я пошла к нему, чтобы поиграть с ним несколько минут и уложить спать.
        Мишель улыбнулась и обратилась к другой женщине:
        — Фу-Фу, несколько минут назад сюда заходил и разговаривал с тобой высокий красивый мужчина?
        Фу-Фу весело подняла на нее глаза.
        — О, да.
        Грант тихо зарычал:
        — И ты сказала ему, что ты кондитер, так? Фу-Фу явно встревожилась:
        — Я сказала что-то не так?
        — Ты помощник кондитера.
        — Ах, да, конечно. В следующий раз скажу так.
        Грант и Мишель переглянулись, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Так вот в чем все дело. Неудивительно, что, познакомившись с Фу-Фу, Тони принял это за шутку.
        — Что происходит?  — спросила Джолин, переводя взгляд с одного на другого.
        — Ничего,  — ответил Грант сдавленным голосом.  — Совершенно ничего.
        Но, выйдя из кухни, он снова был полон суровой решимости.
        — Не сработало,  — признал он.  — Но дело вовсе не в плане. Невозможно противостоять стихийным бедствиям.
        — Ну, нельзя так,  — укорила его Мишель.  — Фу-Фу, конечно, катастрофа, но ее нельзя отнести к природным явлениям.
        — Нужно придумать что-то еще.  — Вдруг его лицо озарилось, он прищелкнул пальцами, а затем наставил указательный палец на Мишель.  — День рождения,  — выпалил он.
        Она тоже прищелкнула пальцами и ткнула указательным в него.
        — День рождения,  — передразнила она. Но он был слишком увлечен, чтобы заметить ее игривое настроение.
        — Да, это точно сработает. Как только он увидит Джолин, то поймет, что она должна быть с ним и Эллисон.
        — Верно,  — ответила Мишель, но ее голос прозвучал грустно.



        Глава 6

        — Я в большой беде,  — мрачно сказала Джолин, когда они с Мэнди вели Кевина в ближайший парк покататься на горке.  — Возможно, мне придется уйти.
        — Что случилось?  — забеспокоилась Мэнди.
        Джолин сделала глубокий вдох и окинула взглядом рождественские украшения, развешанные вдоль улицы. Есть что-то горько-сладкое в этом времени года. Надежды и ожидания уносят тебя в заоблачную высь, а жизнь зачастую возвращает обратно на землю.
        — Мне кажется,  — наконец тихо призналась она,  — он мне нравится.
        — Кто?  — изумилась Мэнди.
        Джолин вздохнула и перевела взгляд на сына, бежавшего впереди них, на прелестный капюшончик его голубой курточки, болтавшийся из стороны в сторону всякий раз, когда он перепрыгивал через трещины на тротуаре.
        — Грант Фарго,  — сообщила она, вздрогнув от звука его имени, словно это был смертный грех.
        Мэнди пристально смотрела на нее некоторое время, потом закатила глаза и расхохоталась.
        — Господи, Джолин, неужели ты не можешь испытывать к нему симпатию без того, чтобы влюбляться в него?
        — А что, если не могу?  — очень серьезно спросила Джолин.  — Что, если я начну при звуке его имени неметь или стану краснеть, когда он входит, и вздрагивать, когда он касается моей руки?
        Мэнди притворно рассмеялась.
        — Ну, если ты всегда ведешь себя так, когда влюбляешься, я могу понять твое беспокойство.  — Она посуровела.  — Научись владеть собой. У тебя ведь есть сила воли. Ты можешь делать то, что тебе нужно.
        — Ты права,  — согласилась Джолин и расправила плечи.  — Я женщина. Я сильная и могу противостоять мужчине, каким бы он ни был красивым, милым и забавным, отзывчивым и заботливым.
        — Прекрати,  — рассмеялась Мэнди.  — Так ты уговоришь себя работать бесплатно, лишь бы быть рядом с ним. Ты сама говорила, что это лучшая работа из всех, которые ты когда-либо имела. Подумай о Кевине.
        Джолин нахмурилась.
        — Ты права.  — Она закусила губу, потом добавила:
        — Знаешь, мне кажется, он не очень-то любит Кевина.
        Мэнди всплеснула руками.
        — Как ты могла влюбиться в мужчину, который не любит твоего ребенка? Джолин кивнула.
        — Именно поэтому я в серьезной беде,  — тихо сказала она самой себе. Но, глядя на сына, на его светящееся радостью личико, она поняла, что здесь нет места соперничеству. Кевин прежде всего. Так было и так будет всегда.
        — Мужчины подлецы, и тут уж ничего не поделаешь,  — крикнула Мэнди на следующее утро, размахивая только что полученным письмом.
        — Эй, следи за своими выражениями,  — предупредила ее Джолин, прервав свой завтрак.  — Я ведь ращу маленького мужчину.
        — Знаешь что, ни в коем случае не делай из него такую двуличную тварь, как Стэн,  — проворчала Мэнди, садясь за стол напротив нее.  — Честно говоря, хотела бы я добраться до той женщины, что вырастила его, и выяснить, о чем она думала, когда внушала ему, что он пуп земли.
        Джолин прожевала кусочек булочки, который был у нее во рту.
        — Что же Стэн сделал такого, что привело тебя в состояние столь крайнего возбуждения?
        Мэнди передернула плечами.
        — Он все-таки поехал на Гавайи, хотя я отговаривала его. Уехал два дня назад, не осмелившись сказать мне.  — Мэнди скомкала письмо.  — У него не было времени позвонить, но у него было время написать. Как тебе это нравится?
        Джолин издала подобающие ситуации сочувственные звуки.
        — Подлецы,  — согласилась она.  — Им нельзя доверять.
        — Ты права,  — хмуро сказала Мэнди. Потом озабоченно взглянула на часы.  — Как думаешь, он позвонит?
        Джолин едва не подавилась булочкой и, побагровев, повернулась к подруге, чтобы напомнить ей о том, что нужно сохранять чувство собственного достоинства, но тут раздался звонок в дверь.
        Они переглянулись.
        — Кто бы это мог быть?  — спросила Джолин, поднимаясь, чтобы открыть дверь.  — Может, он прислал цветы, чтобы ты простила его?  — предположила она.
        Мэнди замотала головой.
        — Такого быть не может. Он, вероятно, сейчас ждет в своем номере отеля, чтобы я извинилась, что заставила его чувствовать себя виноватым.
        Джолин усмехнулась:
        — Ты права. Как только тебе не стыдно? В дверь снова позвонили.
        — Думаю, лучше открыть и посмотреть, кто там,  — сказала Джолин без особого энтузиазма. Она повернула дверную ручку и увидела на пороге Гранта Фарго.
        — Привет,  — сказал он, весело улыбаясь ей.  — Я тут бегал поблизости и решил заглянуть.
        Она еще ни разу не видела его таким, в спортивном костюме и кроссовках, с взъерошенными ветром волосами. Он казался моложе, бесшабашнее, и было невозможно представить себе, что он владелец одного из крупных ресторанов.
        — Заходи,  — поспешила сказать она,  — пожалуйста.  — Она сделала шаг назад и оглядела гостиную. На первый взгляд, все было как будто в порядке.  — Познакомься с Мэнди. Знаю, ты уже разговаривал с ней, но официально вы ведь не знакомы. Мы вместе снимаем квартиру.
        Грант повернулся к Мэнди и протянул руку.
        — Она в плохом настроении,  — продолжала Джолин.  — Ее приятель только что уехал на Гавайи.  — Она знала, что несет вздор, но была не в состоянии остановиться.  — Его зовут Стэн. Он молодой фотограф и отправился в путешествие на корабле, полном супермоделей.
        Грант посмотрел на нее странным взглядом, и ей пришлось продолжить:
        — Мэнди думает, это путешествие повлияет на их отношения. Она умоляла его остаться.
        Мэнди печально кивнула, но ее глаза оживились оттого, что подруга так переживала за нее.
        — Я действительно пыталась уговорить его не ездить. Но он сказал, что мне придется привыкать к этому, если у наших отношений есть будущее.
        Грант присел на стул, который Джолин пододвинула для него.
        — А ты надеешься на будущее?
        — Сомнительно,  — Мэнди засмеялась.  — Я никогда не привыкну к этому. И, честно говоря, вовсе не хочу привыкать.
        Грант участливо кивнул.
        — Я не могу представить, как можно к этому привыкнуть.
        — Значит, ты на моей стороне?  — поспешно спросила Мэнди.
        Он снова протянул руку, и она пожала ее.
        — Я с тобой до конца.
        Мэнди рассмеялась и, повернувшись к Джолин, которая принесла еще одну чашку для Гранта, объявила:
        — Слушай, Джолин, мне нравится этот парень. А ты говорила, что он черствый и бессердечный.
        — Мэнди! Я не говорила ничего подобного.
        — Сегодня меня нельзя понимать буквально,  — рассмеялась Мэнди.  — У меня разбито сердце, вот я и несу невесть что.
        — Не горюй,  — ласково сказал ей Грант.  — Я найду тебе кого-нибудь другого. Лучше прежнего. У которого морская болезнь и который не сможет путешествовать.
        — Ты?  — удивленно спросила она, зная, что он шутит.  — Зачем тебе заниматься этим? Грант пожал плечами.
        — Я вошел во вкус сводничества. Если мой текущий проект удастся, я посмотрю, что могу сделать для тебя.
        Мэнди зачарованно уставилась на него, а Джолин покачала головой. Она не имела ни малейшего представления о том, что происходит. Уже давно к ней не заходил ни один мужчина, а Грант такой привлекательный и проявляет к ней интерес.
        — Где малыш?  — обратился к ней Грант.
        — Его зовут Кевин,  — автоматически поправила она. Ей так часто приходилось делать это, что, по-видимому, это становится их любимой шуткой.
        — Он спит.  — Она кивнула в сторону спальни, в которую можно было пройти прямо из гостиной.  — Кевин поздно лег спать, потому что заигрался в прятки с тетей Мэнди.
        — О, разумеется,  — протянула Мэнди, стараясь напустить на себя строгий вид.  — Вали все на меня.
        — Во всем виновата она,  — сказала Джолин Гранту, не обращая внимания на слова подруги.  — Так всегда бывает.
        Они рассмеялись.
        — На самом деле,  — сказал Грант,  — я пришел, чтобы пригласить тебя завтра вечером на день рождения моей мамы. Соберется вся семья. Мне бы очень хотелось; чтобы ты пришла.
        Он взглянул на нее. Его черные, подернутые туманом таинственности глаза, казалось, уносили ее в глубокий омут. Джолин захотелось дотронуться до него, чтобы убедиться, что он настоящий. Она одернула себя, но сердце бешено билось в груди, словно что-то предчувствуя. «Будь начеку,  — мысленно сказала она себе.  — Не дай эмоциям захлестнуть тебя». Она неохотно отвела взгляд.
        — Не знаю, смогу ли я… — она запнулась, силясь придумать подходящий предлог для отказа.
        — Может быть, Мэнди тоже пойдет, а?  — предложил он, вопросительно взглянув на ее подругу.
        Но Мэнди отрицательно покачала головой.
        — Завтра вечером мне нужно быть на параде Санта-Клауса и торговать кренделями,  — ответила она.  — Спасибо за приглашение.
        Грант снова повернулся к Джолин.
        — Там будет Мишель,  — сказал он ей.  — И мой брат Тони.
        Его брат Тони. Тревожные колокольчики звенели у Джолин в голове всякий раз, как он упоминал Тони. Почему он так многозначительно произносит его имя?
        — Начало в три,  — продолжал он,  — если хочешь, я заеду за тобой.
        Она отчаянно замотала головой.
        — Нет, прости, Грант, но я действительно не могу. У меня масса дел.
        Его черные глаза погрустнели.
        — Моя мама огорчится,  — сказал он ей с таким видом, словно это был очень серьезный аргумент.  — Кроме того, Кевину там понравится. Во дворе маминого дома устроен настоящий «Мир развлечений», с качелями и поездом, на котором он сможет покататься, с механическими птичками, подвешенными на деревьях и щебечущими в ветвях. Он не будет скучать.
        Джолин колебалась. Впервые за все время ей захотелось пойти туда, несмотря на то что она знала, как это рискованно.
        Грант поднялся, собираясь уйти.
        — Будем ждать тебя после трех, хорошо? Увидимся.  — И он ушел прежде, чем она согласилась. Она стояла, глядя на закрывшуюся дверь, не зная, что ей делать. Возможно, там будет весело. Однако она не хотела настолько сближаться с Грантом. Это было слишком опасно. Она повернулась к Мэнди, чтобы услышать ее совет, но та только покачала головой.
        — Я начинаю понимать твои опасения. Теперь он собирается познакомить тебя со своей семьей.  — Мэнди в притворном ужасе выпучила глаза.  — Берегись.
        Джолин ничего не возразила. Она не могла понять, было ли это обычным кривлянием Мэнди, или она говорила серьезно.
        — Что это значит?  — спросила она. Мэнди положила руки на стол и окинула Джолин долгим многозначительным взглядом.
        — Это значит, что ты действительно нравишься ему,  — ответила она, отчеканивая каждое слово.
        — Ну, разумеется,  — тут до нее дошло, что Мэнди имела в виду.  — О, Господи! Мэнди подняла руку.
        — Успокойся, не сходи с ума. То, что ты ему действительно нравишься,  — это хорошо. Это не так уж и страшно.
        Джолин не успокаивалась.
        — А что, если я действительно отвечу ему взаимностью?
        Мэнди на мгновение задумалась, потом заявила:
        — Ты не должна.
        Джолин красноречиво пожала плечами.
        — Но он мне нравится,  — объяснила она. Мэнди оперлась подбородком на ладони.
        — Да. Ты действительно в большой беде.



        Глава 7

        Грант вошел в кухню матери и тотчас почувствовал себя дома. Многочисленные тетки и кузины сидели за длинным столом: некоторые складывали салфетки, одна чистила горох, другая сворачивала каннеллони,  — и все говорили одновременно. Два его дяди стояли в дверях, обсуждая политические события. Большинство присутствующих повернулось, приветствуя его, а одна молоденькая темноволосая кузина вскочила и чмокнула Гранта в щеку. Его маленькая, пухлая мама была занята приготовлением лазаньи, на ее миловидном лице проступала напряженность, когда она пробовала, готова ли лапша. Большой серебристый персидский кот поднял на Гранта зеленые глаза, лежа на своем месте в дальнем конце кухни, и беззвучно мяукнул. Кто-то принялся напевать пронзительным голосом популярную песенку. Другими словами, на кухне царил полный хаос.
        Грант улыбнулся.
        — Дом, милый дом,  — произнес он, окинув взглядом знакомые лица. На кухне собственного ресторана он не потерпел бы подобного беспорядка. Но в доме матери это было совершенно естественным.
        Он поздоровался со всеми родственниками и друзьями, отпустив шутку одному, поздравив другого. Остановился около мистера Домашние Тапочки, персидского кота, чтобы погладить, за что тот укусил его в палец и умчался прочь. Наконец Грант подошел к матери и обнял ее. Она лучилась счастьем.
        — Мама, отгадай, что у меня для тебя есть,  — прошептал он ей на ухо.  — Я нашел девушку для Тони.
        Мать подняла к нему перепачканное мукой лицо и испуганно взглянула на сына, неодобрительно качая головой.
        — Нет, только не это, Грант. Ты не можешь отдать своему брату одну из своих бывших подружек. Это было бы… — Она никак не могла подобрать слово, достаточно сильное, чтобы выразить свое возмущение.
        — Нет, мама. Она не одна из моих бывших подружек. Это очень хорошая девушка. Мать фыркнула.
        — Рада, что ты все-таки чувствуешь разницу,  — сказала она, вернувшись к своему занятию.
        Грант пропустил ее слова мимо ушей: он знал, что в этом споре никогда не победит.
        Мать повернулась, с интересом глядя на него и пытаясь увидеть в теперешнем взрослом сыне своего милого маленького мальчика.
        — Нельзя манипулировать людьми, как шахматными фигурами,  — строго сказала она ему.  — Теперь ты начал обманывать тех, кого любишь, а это до добра не доведет.  — Она погрозила ему пальцем.  — Займись лучше собой, Грант. Что толку искать кого-то для Тони? Он никогда не забудет Мэри.
        — Мама, Мэри была замечательная.  — Грант взял две маслины и отправил их в рот, несмотря на ее попытки отогнать его.  — Но Мэри с нами больше нет. А ему нужно, чтобы кто-нибудь был рядом.
        Мать помолчала, обдумывая слова Гранта.
        — Знаю,  — наконец грустно произнесла она.  — И Эллисон нужна мать.  — Она дотянулась до щеки сына и нежно погладила ее.  — Но, золотой мой, Тони должен сделать это сам.
        На лице Гранта была написана непокорность, как и тридцать лет назад, когда он стоял в этой самой кухне; время ничуть не умерило его горячего нрава.
        — Если мы предоставим выбор ему,  — возразил он,  — он в конце концов женится на своем телевизоре. Не можем же мы допустить этого. Ему есть для чего жить.
        Мать склонила голову набок и оглядела его с головы до ног.
        — А ты, мой дорогой, когда собираешься начать настоящую жизнь?
        Улыбка снова вернулась на лицо Гранта.
        — Дай же мне передохнуть,  — сказал он жалобно,  — я живу так, как могу.
        — В том-то и вся беда. Тебе нужно жениться и завести семью.
        Тень легла на его лицо.
        — Мама, я пытался. Вспомни Стефани. Она возмущенно фыркнула.
        — Женитьба на Стефани была капитуляцией,  — отчеканила она.
        Грант отвернулся. Он не хотел говорить о Стефани, тем более с матерью. Роман со Стефани остался в прошлом, но напоминание о нем все еще причиняло боль.
        К счастью, кто-то появился на подъездной дороге и спас его от неприятного разговора.
        Грант выглянул в окно и с улыбкой повернулся к матери.
        — Она пришла, мама. Девушка, о которой я говорил тебе. Посмотри на нее. Что скажешь?
        Мать встала рядом с ним и глянула в окно. Джолин была одета в темно-синие брюки и белый свитер: ее белокурые волосы струились по плечам, придавая ей неземной вид.
        Она держала за руку Кевина и поэтому двигалась медленно. Малыш то и дело останавливался, чтобы понюхать цветок или ткнуть пальцем в жука. Грант не удержался и рассмеялся. Если так пойдет и дальше, с обедом будет покончено раньше, чем они доберутся до парадной двери.
        Но Роза нахмурилась:
        — С ней маленький мальчик.
        — Да, Кевин. Он ее сын.
        — Она была замужем?  — Мать негодующе посмотрела на него:
        — Или нет?
        Грант не знал, что ответить. Джолин рассказала ему о себе очень немного.
        — Разведена,  — коротко ответил он. Кажется, так она ему сказала? Роза закатила глаза.
        — Ты хочешь женить своего брата на этой женщине, а сам ничего не знаешь о ней!  — воскликнула она.  — Тебе бы следовало побольше о ней узнать, мой милый! Слишком уж ты беспечен в отношении счастья собственного брата.
        Он не мог не признать, что мать права. Джолин открыта и правдива, но, может быть, она просто хорошая актриса?
        Ломать голову над этим вопросом не было времени, потому что гостья уже появилась в кухне, улыбаясь всем присутствующим. Кевина тут же окружили, а Джолин протянула коробку в яркой обертке матери Гранта.
        — Творожный пудинг,  — сказала она.  — Я подумала, что он не будет лишним — у вас ведь столько гостей.
        Роза холодно поблагодарила, заставив Гранта нахмуриться,  — она могла бы быть повежливей. Он уже жалел о том, что обо всем рассказал матери.
        — Джолин работает у меня кондитером, мама,  — поспешил вмешаться Грант, надеясь смягчить мать, похвалив таланты Джолин.  — Ее творожный пудинг просто тает во рту.
        — Хорошо.  — Роза положила коробку на стол с таким видом, словно собиралась убрать ее подальше в шкаф.  — Посмотрим, понадобится ли нам этот пудинг.
        «Когда рак на горе свистнет»,  — подумал Грант, увидев знакомый упрямый огонек в глазах матери. Но прежде чем он успел что-нибудь возразить, из духовки повалил черный дым. Сидевшие за столом вскочили.
        — Господи! Цыпленок горит!
        Джолин бросилась было на помощь, но Грант остановил ее и увел вместе с Кевином в гостиную. Подняв к нему глаза, она увидела, что он смеется.
        — Это случается каждый раз,  — сообщил он ей, усмехнувшись.  — Моя мама всегда ухитряется сжечь обед.
        — Не говори так,  — сказала Джолин, с упреком посмотрев на него.  — Там, на кухне, было много чудесной еды — лазанья, сосиски, каннеллони, пицца.
        — Все это принесли тетки, кузины и друзья,  — сказал он ей. Балконные двери были открыты, и они вышли во внутренний двор. Аромат сладких и нежных цветов коснулся его, словно легкий бриз. Ведь сейчас не весна. Что же может цвести? Тут Грант понял, что этот запах исходит от волос Джолин.
        Он заставил себя отойти от нее и с трудом вспомнил, о чем они говорили.
        — Мама никогда не была хорошей хозяйкой. Когда я был маленьким, все завтраки, обеды и ужины готовил отец.
        Джолин огляделась. Лужайка казалась бесконечной; девочки в нарядных платьях играли под деревьями; несколько мужчин бросали подковы. В дальнем конце лужайки прогуливалась, держась за руки, молодая парочка.
        — Раньше рестораном занимался отец?  — тихо спросила она.
        Он кивнул и, несмотря на все свои усилия, не смог отвести взгляда от ее серебристых волос, ниспадавших на плечи и на спину.
        — Папа держал ресторан еще до того, как я родился,  — ответил Грант, всеми силами стараясь вернуться в реальность.
        Джолин восхищенно посмотрела на него.
        — Так вот где ты рос?  — спросила она, вспоминая собственное, более прозаическое, детство.  — Не удивительно, что ты такой избалованный.
        Он приложил руку к сердцу.
        — Каюсь, как на духу. У меня было замечательное детство.
        Сердце Джолин начало бешено стучать. Грант заметил, что Кевин наблюдает за ним.
        — Эй,  — воскликнул он, довольный возможностью изменить тему разговора.  — Посмотри-ка на сына. Он что-то замышляет против меня.
        — Что?  — Джолин расхохоталась, погладив Кевина по пушистой белокурой головке.  — У тебя паранойя. Он же совсем ребенок.
        — Неужели? От этого ребенка я уже успел натерпеться неприятностей.  — Он прищурился и снова взглянул на Кевина.
        Она отпрянула от Гранта, потому что ей вдруг захотелось прикоснуться к нему, обнять его. Нельзя сказать, что это случилось впервые. Каждый день он нравился ей все больше и больше. В нем было что-то несказанно привлекательное. Она вовсе не собиралась терять голову, но и не могла не признать, что ее влечет к этому человеку.
        На секунду зажмурив глаза, Джолин заставила себя сдержать желание и отвернулась. И тут заметила кота, лежавшего на плоском камне в нескольких шагах от нее.
        — Ой, Кевин, посмотри,  — сказала она, указывая сыну на него.  — Посмотри, какой красивый кот!
        — Киска!  — крикнул Кевин и бросился туда, где грелся на солнышке мистер Домашние Тапочки.
        Джолин открыла рот, чтобы предостеречь Кевина, но Грант уже сорвался с места и догнал мальчика.
        — Не так быстро, малыш,  — сказал Грант, подхватив его на руки.  — Киска не очень-то любит бесцеремонных детишек.
        Кевин зашелся в крике.
        — Никакой киски.  — Грант держал его осторожно, но крепко.  — Прекрати, Кевин.
        Что-то в голосе Гранта заставило мальчика замолчать.
        Джолин подошла к ним и протянула руки. Грант передал ей ребенка. Но как только Кевин понял, что больше не во власти Гранта, он начал пинаться и вырываться. Грант снова взял ребенка на руки.
        — О, нет, Грант,  — испуганно сказала Джолин, понимая, что Грант не любит детей.  — Я сама могу с ним справиться.
        — Я хочу, Кевин, чтобы ты пообещал мне, что никогда больше не будешь обижать маму. Обещаешь?
        — Щаю,  — пробормотал сердито малыш.
        — Хороший мальчик,  — сказал Грант и, прижав его к себе, обнял.  — А теперь можешь идти играть.
        Как раз в это время из дома Выбежали девочки и окружили Кевина, оказавшегося в центре всеобщего внимания.
        Грант быстро огляделся, надеясь увидеть Тони, но его не было видно. Три молоденькие девушки отделились от остальных и подошли к Гранту.
        — Привет, Грант,  — сказала рыжеволосая, помахивая ракеткой, и надула из жвачки пузырь.  — Нам нужен четвертый для партии в бадминтон. Не желаешь присоединиться?
        — Бадминтон.  — Джолин мечтательно улыбнулась.  — Я была чемпионом школы по бадминтону, когда училась в последнем классе.
        — Правда?  — спросила обрадованная девушка.  — Тогда почему бы тебе не сыграть с нами?
        Джолин повернулась к Гранту и нерешительно, но с надеждой взглянула на него.
        — О, я не могу. Это было так давно.
        — Конечно, можешь,  — сказал ей Грант, улыбаясь.  — Ты здесь для того, чтобы развлекаться. О Кевине я позабочусь.
        — Правда?  — Ей явно хотелось поиграть. Сколько лет прошло с тех пор, как она последний раз держала в руках ракетку…
        — Вот и замечательно,  — заявила рыжеволосая.  — Когда будешь готова, приходи на площадку.
        Джолин смотрела ей вслед, закусив губу. Черт возьми, почему бы и нет? Она повернулась к Гранту.
        — Кто это?  — спросила она, указывая рукой на девушек, с которыми ей предстояло играть.
        — Кузины,  — ответил он.  — Итальянские кузины. Что еще я могу сказать? Не трудись запоминать их имена. Мне это так и не удалось. Иди и развлекайся. С Кевином я справлюсь.
        Джолин внезапно почувствовала себя свободной, пусть даже на короткое время. Ее глаза заблестели.
        — Хорошо,  — сказала она.  — Я им покажу, что такое настоящий бадминтон.
        И Джолин зашагала к площадке. Грант обернулся и увидел, что Кевин отделился от группы детей и целеустремленно движется к мистеру Домашние Тапочки.
        — О, нет, только не это,  — закричал он, преградив Кевину дорогу. На этот раз, когда Грант поднял его на руке, малыш засмеялся.  — Кыш!  — крикнул Грант коту, и тот исчез в кустах.  — Итак, Кевин,  — сказал Грант,  — мы с тобой остались вдвоем. Что ты хочешь делать?
        Прозрачные голубые глаза мальчика заблестели.
        — Песенье,  — уверенно сказал он. Грант подумал, потом кивнул.
        — Хорошо. Пойдем посмотрим, найдется ли там для тебя печенье.
        Он взял Кевина за руку и с удивлением отметил, что это доставляет ему удовольствие.
        Найти Розу было нелегко. Грант быстро оглядел собравшихся за столом родственников в поисках матери, но не увидел ее'. Зато нашел для Кевина целую тарелку печенья. Он оставил мальчугана с одной из теток и пошел на звук падающих банок, который привел его в кладовку, где мать разыскивала ингредиенты для очередного несъедобного блюда, которое хотела приготовить.
        Взглянув на нее, Грант понял, что нет смысла начинать разговор. Она была вне себя, и он, к несчастью, знал, отчего.
        Грант знал, что, когда мать сердилась, лучше ее не трогать. Он повернулся, намереваясь так же бесшумно уйти, но в этот самый момент она увидела его.
        — Грант, помоги мне донести эти банки,  — попросила Роза, кивком головы указав на банки с томатной пастой, которые едва умещались у нее в руках.  — Я то и дело роняю их.
        Он взял у нее банки и понял, что ему предстоит выслушать лекцию. Приготовившись к худшему, он прислонился к дверному косяку.
        — Хорошо, мама,  — сказал он с видом великомученика.  — Что такое?
        — У нее какие-то чудные глаза,  — сказала мать напрямик.
        Грант едва сдержался.
        — Они красивые,  — возразил он. Она упрямо покачала головой.
        — Нет. Они очень странные. И она поэтому тоже выглядит очень странно. А Тони не нравятся странные девушки. Мне кажется, тебе пора бросить ту затею.
        В нем закипело бешенство, но он решил, что лучше не отвечать.
        — И у малыша такие же чудные глаза. Думаю, тебе следует держаться подальше от них обоих.
        Это было уже слишком.
        — Ты что, думаешь, она колдунья?  — поинтересовался Грант.  — Что она какой-нибудь вампир или оборотень?
        Его мать фыркнула:
        — Конечно, нет. Я не верю в подобные вещи.
        — Тогда что? Ты полагаешь, что она дрянная девчонка?
        — Я говорю о том, что тебе следует держать ее подальше от Тони. Она не похожа на Мэри,  — заявила Роза.
        Грант так и взвился:
        — Мама, Мэри больше нет. Никто не может заменить ее.
        — И уж точно не эта женщина.
        Грант замолчал, стараясь привести свои чувства в порядок. Он не мог вынести несправедливость матери. Она совсем не знала Джолин, какой милой и симпатичной она может быть. Джолин идеально подошла бы Тони.
        Когда он наконец вернулся в кухню, то обнаружил, что Кевин стоит возле стола и пытается взять еще одно печенье, а Роза не дает. Его первым импульсом было защитить малыша. Но от чего? Его мать никогда не обидела ни одного ребенка.
        — Видишь?  — сказал Грант.  — Ну, разве он не милашка?
        Роза взглянула на него и неохотно согласилась:
        — Да, малыш определенно мил. Но он должен уйти,  — быстро прибавила она,  — ему не место в кухне. Здесь опасно. Он может обжечься.
        — Хорошо,  — ответил Грант, взглянув на пушистую макушку мальчика.  — Где же все-таки Тони? Во сколько он обещал приехать?
        — Он сказал, что немного опоздает,  — ответила Роза, отмывая сковороду.  — Эллисон на футбольном матче.
        — А когда мы сядем за стол?
        — Через полчаса,  — отрезала она. «Это значит, не раньше, чем через полтора часа»,  — подумал он, что вряд ли имело какое-то значение. Он здесь для того, чтобы познакомить Джолин с Тони и посмотреть, что из этого выйдет. Правда, теперь Грант почему-то уже не испытывал былого оптимизма.



        Глава 8

        Грант отправился на лужайку посмотреть, как Джолин играет в бадминтон.
        Он остановился неподалеку и стал наблюдать за ней. Она обладала кошачьей грацией, врожденной гибкостью и духом соревновательности, чем очень удивила его. Он подошел ближе, завороженный ее игрой.
        Она подпрыгнула, чтобы отбить высоко летевший волан, и вдруг он обнаружил, что пытается схватить ее в воздухе, словно птицу на лету, и Джолин оказалась в его объятиях, и ее волосы щекотали ему лицо. Грант крепко прижимал к себе ее сильное стройное тело.
        Но все это предназначалось для Тони, а не для него.
        — Тони,  — пробормотал он себе под нос.  — Мне нужно наконец познакомить ее с Тони.
        — Где Кевин?  — спросила Джолин.
        — С моими юными кузинами,  — ответил он, указывая ей на Кевина, которого можно было разглядеть через просвет между деревьями. Тот перебегал от одних качелей к другим, окруженный свитой девочек.
        Джолин, не скрывая нежности, взглянула на Гранта. Ей захотелось взять его за руку, но, прежде чем она решилась, он указал ей в сторону дома.
        — О Кевине позаботятся,  — сказал Грант, взглянув на нее затуманившимся взглядом.  — Пойдем со мной. Я хочу кое-что показать тебе.
        Она вошла вместе с ним в дом, и они поднялись по длинной лестнице. Он провел ее по темному, устланному коврами коридору и остановился около одной из дверей.
        — Комната Тони,  — сообщил он, повернувшись к ней, таким торжественным голосом, словно эти слова могли что-то значить для нее.
        — Да?  — удивилась Джолин, гадая, почему он привел ее в комнату Тони.
        — Давай войдем,  — предложил он, толкнув дверь и шагнув в комнату.
        — Зачем?  — спросила она, упрямо не двигаясь с места. Постоянное упоминание имени брата беспокоило ее.
        Грант удивленно обернулся.
        — Я хочу кое-что показать тебе,  — ответил он, щелкнув выключателем.  — Все трофеи и награды Тони хранятся здесь. Заходи и взгляни.
        Джолин по-прежнему не двигалась с места, но ей не хотелось портить ему настроение, и она тихо вошла.
        — Похоже, мать перенесла все мои вещи сюда и свалила их вместе с вещами Тони,  — с удивлением заметил Грант.
        Она не смогла сдержать смех, увидев выражение его лица.
        — Кажется, ни один из вас больше не пользуется этой комнатой, ведь так?  — спросила она.
        — Да,  — признался он.  — Но это ничего не значит.
        — Ради Бога! Ты действительно избалованный ребенок.  — Она опустилась на его кровать и поджала под себя ноги, наблюдая за ним.
        Грант взглянул на улыбающееся лицо Джолин. Она была очаровательна.
        Он сделал шаг к ней, принимая ее вызов и собираясь заключить ее в свои объятия, но тут вспомнил, где находится и зачем пришел сюда, и резко остановился, а затем снова направился туда, где находились вещи Тони.
        — Я просто хотел тебе кое-что показать,  — сказал он ей деланно бодрым голосом.  — Посмотри сюда. Это футбольный трофей Тони.
        Футбольные трофеи Тони интересовали ее меньше всего. Она вскочила с кровати, взглянула на полку, висевшую над кроватью, и достала вымпел с изображением пловца.
        — Что это такое?  — Она помахала ему вымпелом.  — Кажется, здесь твое имя.
        — Это за плавание.  — Грант махнул на вымпел рукой, словно он не заслуживал никакого внимания.  — А у Тони за футбол. Он был в защите.
        — Мне больше нравится твой,  — сказала она, рассматривая его.  — Пловцы всегда нравились мне больше, чем футболисты.
        Грант был озадачен, словно она сошла с дистанции и он не знал, как снова вернуть ее на беговую дорожку.
        — Ой, я совсем забыл об этом. Посмотри.  — Он поднес к ней старую фотографию.  — Корвет Тони. Когда Тони купил его, фрегат был совершенно разбитый, и Тони собрал его сам. Он победил на гонках в Онтарио.
        — Неужели?  — Она взглянула на снимок только для того, чтобы не показаться невежливой, а затем перевела взгляд на фотографию в золотой рамке, стоявшую на письменном столе.  — А это кто?
        Грант повернулся, чтобы посмотреть, и на какой-то момент ему показалось, что время остановилось. С фотографии на него смотрела Стефани, и его сердце бешено заколотилось.
        — Это Стефани,  — сказал он ей.  — Я был на ней женат.
        — Какая красивая,  — мягко сказала она. И это действительно было так. Стефани была похожа на ангела, с нимбом золотых волос вокруг головы, с мечтательными глазами и слегка приоткрытыми губами. Такое лицо трудно было не полюбить и еще труднее забыть. Джолин задумчиво посмотрела на Гранта. Он все еще стоял, не сводя глаз с фотографии.
        — Долго вы были женаты?  — спросила она, чувствуя какую-то пустоту в сердце. Было очевидно, что эта женщина по-прежнему держит его в своей власти.
        Грант обернулся и как-то странно посмотрел на нее, словно только что вспомнил о ее существовании.
        — Полгода,  — ответил он, убирая фотографию корвета Тони.
        — Упс,  — сказала она, округлив глаза. Он вдруг улыбнулся:
        — Да, весь наш брак был не более чем «упс».
        Джолин тоже улыбнулась, обрадованная тем, что с его лица исчезло это затравленное выражение. Ей хотелось сменить тему и никогда больше не заговаривать о Стефани, но Джолин знала, что от этого та не исчезнет из его мыслей.  — или даже из его сердца. Лучше открыто поговорить.
        — И что же случилось?  — осторожно спросила она.
        Грант попытался изобразить беззаботную улыбку.
        — А что обычно случается?  — начал было он, но тут что-то внутри него сломалось, и он обнаружил, что делает то, чего никогда не делал прежде,  — откровенно говорит о Стефани и о том, почему она ушла от него. Никто, кроме него, не знал об этом. Возможно, потому, что было слишком больно, а возможно, ему было стыдно. А теперь он выплескивает все женщине, которую едва знает, и чувствует облегчение.
        Грант обнаружил, что сидит рядом с ней на кровати. Они касались друг друга плечами, и он рассказывал ей о своем неудачном браке. Стефани ожидала, что замужняя жизнь будет одной нескончаемой вечеринкой, и была разочарована, когда ей дали понять, что от нее потребуется несколько больше, чем просто тратить его деньги. Тут ее как ветром сдуло. Одна из ее подруг собиралась в круиз по Карибскому морю, и Стефани присоединилась к ней.
        — Можно сделать вывод, что она просто была слишком молода,  — произнесла Джолин сочувственно.
        — Дело не только в этом,  — сказал он.  — Тут есть и моя вина. Я понял, что не создан для брака. Некоторым людям суждено одиночество, и я из таких.
        Джолин было очень неприятно слышать это, но она ничего не сказала ему.
        — А теперь ты скажи мне,  — обратился к ней Грант, наконец сменив тему разговора,  — что случилось с отцом Кевина?
        — Хорошо, я скажу тебе.  — Она знала, что придет ее черед, и приготовилась.  — Отец Кевина услышал старый, как мир, зов ветра. Он был очарован северным сиянием, таинственностью и опасностью. Он захотел вернуться в те дни, когда мужчины были частью дикой природы.  — Она помолчала, хитро улыбаясь. Он актер. Играет в каком-то маленьком театре на Аляске.
        Грант рассмеялся, чего она и хотела добиться.
        — Вы разошлись?  — спросил он на всякий случай.
        — Да.
        Джолин повернулась, чтобы посмотреть на него, ее волосы щекотали ему щеку. Их взгляды встретились, и он потерялся в серебристом тумане ее красивых глаз и вынужден был сжать кулаки, чтобы не позволить себе прикоснуться к ней.
        Не понимая причину его напряжения, Джолин закусила губу и, оглядевшись в поисках какого-нибудь предмета разговора, достала с полки книгу.
        — А это что такое?  — спросила она. Он заморгал, как человек, только что очнувшийся от сна.
        — Ничего особенного. Просто старый альбом.
        — Правда?  — Это могло оказаться настоящей находкой.  — Твой школьный альбом?
        — Брось. Это скучно.
        Она откинулась на подушки и стала перелистывать альбом.
        — Не возражаешь, если я почитаю послания? Читать старые альбомы бывает очень забавно.
        — Читать старые альбомы бывает неудобно. Она рассмеялась. Именно поэтому ей и нравилось это делать.
        — Столько лет прошло,  — сказала она, переворачивая страницы.  — Теперь все это, наверное, кажется тебе сном.
        — Скорее кошмаром,  — проворчал он, заглянув ей через плечо.
        Она нашла фотографию, где Грант был в плавках, и рассмеялась, а он застонал.
        — «Оставайся таким же очаровашкой, какой ты сейчас». Как оригинально.  — Она покосилась на него.  — Но девушка права. Ты был очень хорош.
        — Бьюсь об заклад, ты была лучше.
        — Ты бы проиграл это пари. Я была ужасной и неуклюжей и всегда роняла книжки, особенно перед мальчиками, которые мне нравились.
        Он усмехнулся:
        — Мне это знакомо. У меня всегда срывался голос, когда я старался казаться крутым.
        — А, вот что мы почитаем,  — сказала она, наткнувшись на послание, написанное малиновыми чернилами.  — Это поинтереснее. «Мой милый, любимый Грант, вспомни горячие ночи за стадионом, как ты снимал…»
        — Эй!  — Он попытался вырвать у нее альбом.  — Не смей! Кто это написал?
        — Нет, подожди. Сначала ты должен дослушать послание до конца.
        — Нет!
        Вцепившись в альбом и смеясь, Джолин не заметила, как его лицо оказалось совсем близко, так близко, что она могла чувствовать его горячее дыхание на своих губах; книга выскользнула у нее из рук.
        Джолин была такой мягкой, нежной, сладкой и в то же время неподатливой и вызывающей. Губы Гранта прижались к ее губам, растаявшим от его прикосновения, и сердце, казалось, подпрыгнуло в груди, и он забыл, где находится, потерял чувство времени, логику и разум. Он хотел только одного — ее, всю ее, здесь, на своей кровати.
        Его поцелуй был безумно горячим, и у нее перехватило дыхание. Где-то далеко звали к столу, но ее мысли были далеко. Она вся растворилась в его объятиях.
        — Что случилось?  — ошарашенно спросил ее Грант, приподнявшись на локте.  — Я ведь просто хотел отнять у тебя альбом.  — Он казался совершенно сбитым с толку.
        Джолин сладко потянулась, улыбаясь ему.
        — Не знаю,  — нежно ответила она.  — Может быть, это произошло потому, что должно было произойти.
        Он долго смотрел на нее сверху вниз, потом вспомнил, зачем они пришли сюда.
        — Нет,  — сказал он, поднявшись,  — так дело не пойдет.
        Вот опять он отталкивает ее, как случается всякий раз, когда она оказывается слишком близко. Это начинало ее раздражать.
        — Прости,  — сказала Джолин сдавленным голосом.  — Я не думала, что ты рассердишься.
        Он обернулся и покачал головой. На его лице отражались противоречивые чувства.
        — Нет, дело вовсе не в этом.  — Грант снова потянулся к ней, притягиваемый какой-то необъяснимой силой.  — О, Господи,  — пробормотал он, отпрянув. Отвернувшись, сделал глубокий вдох и постарался успокоиться.  — Скажи,  — снова начал он приторно-сладким голосом,  — ты знаешь, что Тони получил президентскую стипендию?
        Джолин со всей силы швырнула в него подушку.
        — Ну, ладно, я сказал глупость,  — признал он.  — Беру свои слова обратно.
        — И ты никогда больше не будешь показывать мне трофеи Тони?  — потребовала она.
        Он с сожалением оглянулся на полку с вещами Тони.
        — Хорошо.
        Джолин просветлела.
        — Вот и замечательно. Я прощаю тебя. Она смеялась над ним, и ее глаза были такими задорными, а губы такими нежными, что он не мог удержаться. «Один поцелуй напоследок,  — пронеслось у него в голове.  — Всего один».
        Он коснулся ее губ, и тут распахнулась дверь, и его райское блаженство прервал голос матери.
        — Еда стынет,  — ледяным тоном произнесла Роза.  — Лучше спуститесь и поешьте.
        Оба застыли в том положении, в каком застала их мать, а та отвернулась и пошла по коридору. Грант, взрослый, тридцатилетний мужчина, казался обескураженным. Что такого, если мать застала его целующим женщину? Это какая-то бессмыслица.
        Он взял Джолин за руку и повел вниз. Они не обмолвились ни единым словом. «Будто мы дети, которых застали занимающимися любовью на заднем сиденье машины»,  — озадаченно подумала Джолин. Они доверху наполнили тарелки и вышли из дома, чтобы поискать Кевина. Не в состоянии проглотить ни кусочка, Грант извинился и пошел в дом, чтобы поговорить с матерью, предоставив Джолин ломать голову над загадкой. Что он говорит ей? И зачем?
        Возмущение его матери не знало пределов.
        — Ты и в самом деле пытаешься сбыть с рук свою бывшую подружку и всучить ее Тони? Я так и знала! И у тебя хватило совести, Грант!
        — Мама, да будешь ли ты меня слушать?  — Грант потер висок. У него определенно начинала болеть голова.  — Все совсем не так, как ты думаешь.
        Роза угрожающе хмыкнула.
        — Мама, лучше скажи мне, когда наконец приедет Тони?
        Ее глаза победоносно вспыхнули.
        — Он уже приехал,  — спокойно сказала она ему.
        Грант оглядел кухню.
        — И где же он?
        — Твой брат приехал с Эллисон, они посидели с нами за столом, пока вы были наверху. А потом снова уехали, вместе с Мишель.
        — Мишель тоже была здесь?
        — Да. Эллисон нужно завтра утром сделать в школе доклад о привидениях, а Мишель знает человека, у которого в доме водятся привидения, поэтому они поехали туда.
        — Черт!
        — Грант, в этом доме не ругаются. Ты это знаешь.
        Вид у него был совершенно несчастный.
        — Я знаю, мама. И прошу прощения.  — Он попятился к выходу.  — Прости меня, мама, что целовался в твоем доме,  — крикнул он, закрывая дверь.
        Нахмурившись, она смотрела ему вслед. Возможно, ей не следовало быть с ним такой жестокой.
        Грант снова присоединился к Джолин, но вид у него был рассеянный, и в конце концов она не выдержала:
        — Грант, что такого страшного произошло? Ему не нужно было ничего объяснять. Он прекрасно знал, о чем она. Сейчас ему нужно было найти какую-нибудь отговорку, и, цепляясь за соломинку, он ответил:
        — Я твой босс, и нам не стоит заводить близкие отношения, когда мы вынуждены каждый день видеться на работе.  — Он взглянул в ее бездонные глаза, и ему пришлось отвести взгляд. Она, безусловно, понимала, что он несет вздор.
        Он заставил себя снова посмотреть ей в глаза.
        — Я говорю совершенно серьезно и действительно считаю, что нельзя смешивать работу и удовольствие.
        Джолин внимательно посмотрела на него и тихо спросила:
        — А это удовольствие? Он не мог солгать.
        — Ты прекрасно знаешь, что да,  — хрипло признался он.
        Джолин удовлетворенно кивнула. Когда настало время уезжать, она, натянуто улыбаясь, поблагодарила Розу. Потом Грант помог ей перенести спящего ребенка в машину и уложить на сиденье. Он стоял возле ее машины в сгущающихся сумерках.
        — Мы чудесно провели время,  — сказала она ему.  — Спасибо, что пригласил нас.
        — Спасибо, что приехали,  — хрипло ответил он, держа руки глубоко в карманах, чтобы не прикоснуться к ней.
        Джолин взглянула на него и покачала головой.
        — Думаю, мне не стоит надеяться на прощальный поцелуй,  — лукаво сказала она.  — Иначе тебя будет терзать страх, что завтра утром я потребую повышения зарплаты.
        — Думаю, я могу рискнуть,  — неохотно произнес он.  — Я всегда ходил по краю пропасти.
        Она потянулась к нему, и он слегка коснулся ее губами.
        — Спокойной ночи,  — прошептала Джолин, садясь в машину.
        По-прежнему держа руки в карманах, он стоял и смотрел, как удаляется ее машина.



        Глава 9

        Рано утром Мэнди вошла в комнату Джолин, чтобы разбудить ее.
        — Просыпайся, подружка,  — настоятельно потребовала она громким шепотом.  — У меня гениальная идея. Я с трех часов не спала и не могу больше ждать. Я должна рассказать тебе.
        Джолин приоткрыла один глаз и сонно уставилась на нее.
        — Сколько времени?  — недовольно спросила она.
        — Гм, половина седьмого. Я знаю, что рано, но…
        Джолин заморгала.
        — Кевин уже проснулся?
        Мэнди сокрушенно помотала головой:
        — Нет.
        Джолин схватила Мэнди за ворот рубашки.
        — Ты разбудила меня, а Кевин еще даже не проснулся? Ты понимаешь, что ты наделала?
        — Один умный человек сказал, кто рано встает, тому…
        — Бенджамин Франклин никогда не был матерью,  — завыла Джолин, выпустив рубашку Мэнди и засунув голову под подушку, чтобы не слышать ее голоса.  — Сон, сладкий сон,  — пробормотала она.
        Мэнди, немного поколебавшись, отняла у нее подушку.
        — Когда услышишь, что я придумала, ты забудешь о сне,  — гордо сказала она.
        — Это уже случилось, в тот день, когда у меня появился Кевин,  — простонала Джолин, перекатываясь из стороны в сторону, и закрыла уши руками.
        — Когда у тебя маленький ребенок, ты вынуждена использовать для сна каждую свободную минуту.
        — Я серьезно, Джолин. Послушай меня. Джолин перестала кататься по кровати, но ее глаза все еще метали молнии.
        Мэнди радостно запела сладким голоском:
        — Разве мы с тобой не красивые?
        — Скажем так, не совсем страшные,  — протянула Джолин, но тут увидела свое помятое отражение в зеркале и застонала:
        — По крайней мере, так мне казалось, когда я ложилась спать. Видимо, за ночь все изменилось.
        Мэнди подпрыгнула, не вставая с кровати.
        — Да ладно тебе, мы обе отлично выглядим, и ты прекрасно знаешь это. У тебя лучистые глаза, у меня длинные ноги.
        — Длинные ноги? Да в тебе же всего пять футов и два дюйма!
        — Ну, с красивыми ногами. Мне часто говорили, что у меня красивые ноги. Джолин поморщилась.
        — В общем, мы потрясающие красавицы. И ты предлагаешь стать девушками на ночь или искать заморских женихов?
        — Нет, моя дорогая. Все совершенно законно и благопристойно. Мы станем,  — она помолчала, чтобы усилить эффект,  — моделями.
        Джолин нахмурилась, не уверенная, правильно ли она поняла.
        — Моделями? О чем ты говоришь?
        — Мы будем работать моделями. Вместе работать, в паре. Заработаем кучу денег, и к тому же я смогу сопровождать в поездках Стэна.
        Джолин свирепо уставилась на нее:
        — Ты для этого разбудила меня? Казалось, Мэнди огорчилась.
        — По-твоему, это плохая идея?
        — Если вкратце, то да.
        — Джолин, но это же замечательная перспектива. Мы не сопливые девчонки. Я совсем недавно читала статью, в которой говорилось, что модельному бизнесу требуются зрелые женщины. Мы будем хитом.
        Джолин прикрыла глаза и громко застонала.
        — Мэнди, ты слишком маленького роста, чтобы быть моделью.
        У Мэнди задрожала нижняя губа.
        — Я могла бы быть в роли миниатюрной манекенщицы.
        Джолин взяла Мэнди за руку и заговорила уже мягче:
        — Даже миниатюрные выше тебя.  — Она покачала головой.  — Мэнди, посреди ночи и не такое взбредет в голову. Мне кажется, что твоя идея — подобного рода. Выпей кофе и обдумай все при свете дня.
        На лице Мэнди появилось упрямое выражение.
        — Ты думаешь, что я понятия не имею, о чем говорю, но я знаю модельный бизнес. Я работала с моделями, когда занималась пошивом одежды. С твоей стороны очень неразумно отказываться от такого прибыльного дела. Мы могли бы быть парой разного роста.
        Джолин закрыла глаза и поморщилась.
        — Не смеши меня. Я не собираюсь становиться моделью.
        — Да ладно тебе, Джолин.  — Мэнди одарила подругу ободряющей улыбкой.  — Вместе будет веселее.
        Джолин наконец окончательно проснулась.
        — Мэнди, я кондитер, и у меня замечательная работа.
        Лицо Мэнди помрачнело, и глаза, еще минуту назад горевшие азартом, потухли.
        — Да, конечно.  — Она уронила голову.  — Не знаю, о чем я думала. Просто модельный бизнес показался мне единственным выходом. Знаешь, я ведь в прошлом была моделью. Фотографировали мои руки.  — Она подняла вверх свои хрупкие с длинными пальцами руки, демонстрируя их Джолин.  — Видишь?
        Джолин молча смотрела в лицо подруги. Внезапно ей стало ясно, что происходит.
        — О, Мэнди. Ты просто не можешь выбросить его из головы?
        Мэнди криво усмехнулась.
        — Нет. Похоже, что нет.  — Она тяжело вздохнула.  — Сказать по правде, я не могу заставить себя не думать о нем.
        Джолин сочувственно улыбнулась.
        — Я знаю. На самом деле я прекрасно знаю, что ты чувствуешь.
        — Ты хочешь сказать?..
        Джолин с обреченным видом кивнула. Не было смысла и дальше скрывать от самой себя правду. Вчерашний день, проведенный с Грантом, не оставил никаких сомнений.
        Ее бабушка частенько говаривала: «Не влюбляйся, милочка. Это только все усложняет». И как всегда, бабушка была права. Однако теперь было уже не до мудрых советов.
        — Я пропала,  — тихо сказала она. Мэнди широко раскрыла глаза.
        — Ты любишь Гранта?
        — Ну, если это не любовь, то слишком правдоподобная имитация ее.
        Лицо Мэнди выражало озабоченность.
        — Ты не можешь думать только о себе.
        — Да, я знаю.  — Джолин покачала головой, и в это самое время ее сын оповестил о том, что готов к встрече нового дня.  — Именно поэтому я должна забыть его.
        — Что ты собираешься делать? Джолин обняла подругу, бодро улыбнулась ей и спрыгнула с кровати.
        — Уж конечно, не становиться моделью.


        — Привет, предательница.
        Мишель оторвалась от документации, когда в офис ресторана вошел Грант, и в ее глазах промелькнуло виноватое выражение.
        — Привет,  — тихо отозвалась она. Он облокотился на ее письменный стол и холодно взглянул на нее.
        — Так, значит, дом с привидениями, да, Мишель?  — На какое-то мгновение в его глазах появилась ярость.  — Ты приехала и забрала моего брата.
        — Но я в самом деле знаю парня, у которого в доме водятся привидения. Чего там только не происходит: хлопают двери, вещи перемещаются по столу, слышатся стоны. С этим связана целая история. Вот послушай…
        — Я не желаю ничего об этом слышать,  — взорвался Грант.
        Мишель слегка передернуло от испуга.
        — Извини, если я нарушила твои планы,  — тихо сказала она.
        — Что ж, может быть, еще что-то удастся спасти. Ты рассказала ему про Джолин? Рассказала, какая она замечательная?
        Мишель едва удержалась, чтобы не улыбнуться.
        — Нет, Грант, этого я ему не рассказала.
        — Когда ты сможешь снова увидеться с ним?
        Она зашелестела бумагами на столе, чтобы не смотреть ему в глаза;
        — Вообще-то мы ужинаем с ним и Эллисон в четверг вечером.
        — Тогда ты и сможешь ему все рассказать о ней.
        Мишель оторвалась от бумаг, вся вспыхнув при этих словах. Но ее голос остался спокойным.
        — На самом деле мы уже говорили о ней немного.
        — Правда? Я очень рад.
        Она поднялась и направилась со стопкой бумаг к шкафу, где хранилась документация.
        — У Тони друг женится в субботу,  — произнесла она на ходу,  — а кондитерская, где он заказал свадебный торт, сгорела, и я посоветовала…
        — Ты сказала ему, что Джолин может приготовить свадебный торт,  — радостно закончил вместо нее Грант.  — Мишель, это гениально!
        Мишель взглянула на него и улыбнулась. Она знала его всю свою жизнь, он был ей как младший брат. Что бы Грант ни вытворял, она никогда не могла по-настоящему рассердиться на него — и уж тем более теперь, когда он схватил ее в охапку и принялся кружить по комнате.
        — Я сказала ему, что поговорю с тобой об этом,  — поправила она, вырвавшись.
        — Хорошо,  — крикнул он через плечо, выходя из кабинета.  — Ты со мной поговорила. А теперь дай мне поговорить с ней.
        Джолин еще не было, и он принялся расхаживать взад-вперед по ресторану, потом отправился на кухню. Его голова была переполнена многочисленными планами. Когда же она наконец появилась, его планы вдруг рассеялись как дым, потому что перед ним стояла не та женщина, которую он прочил своему брату, а та, которую он вчера целовал, что было не одно и то же.
        — Привет,  — сказала она, направляясь прямо к нему и лукаво улыбаясь.  — Не беспокойся. Я не буду вспоминать вчерашнее.
        — Вчерашнее?  — Он попытался улыбнуться.
        — Ах так,  — громко зашептала она.  — Ты просто будешь делать вид, что обо всем забыл. Так и должно было случиться.  — Она погрозила ему пальцем.
        Если бы он не старался сдерживаться, она заставила бы его рассмеяться.
        — Джолин, я прекрасно помню вчерашнее,  — тихо сказал он, зная, что ступает на зыбкую почву.
        — В самом деле?  — Она заглянула ему в глаза, но, не увидев того, что ожидала, отвернулась.  — Тогда почему же ты не поставил решетку?  — усмехнулась она, устанавливая манеж Кевина.
        Накануне он допустил грубую ошибку. Наклонившись, чтобы помочь ей с манежем, Грант напряженно пытался придумать способ все уладить.
        — Джолин, нам нужно поговорить,  — начал было он, но тут вошел Пикар с Кевином на руках, потом появилась Фу-Фу, громко здороваясь, и кухня начала оживать. Грант выжидающе замолчал, надеясь продолжить разговор, когда все разойдутся по своим рабочим местам.
        Но это случилось не скоро. Казалось, каждому просто необходимо что-то сказать Джолин. За несколько дней она успела сделаться здесь просто незаменимой. От ее улыбки озарялось все вокруг. Грант чувствовал, что от ее улыбки в нем самом загорался огонь.
        Однако нельзя допускать, чтобы кто-нибудь заметил это, и тем более Джолин.
        — Хорошо,  — наконец сказала она, когда все приступили к своим обязанностям.  — О чем ты хотел поговорить?
        Грант сделал глубокий вдох и приготовился уже рассказать о свадебном торте, но, к несчастью, его прервал Кевин.
        — Песенье!  — закричал он, барабаня маленькими кулачками по стенке манежа.
        — Песенье!
        Грант остановился, совершенно озадаченный. Потом вопросительно посмотрел на Джолин.
        — Неужели обязательно всякий раз называть меня Печеньем?  — пожаловался он.
        — Так он познакомился с тобой,  — объяснила она, и ее глаза заискрились весельем.  — Это ассоциация, которая совершенно естественно возникает у него при виде тебя.
        Грант понял, что она забавляется, и успокоился. Он должен принять все как есть. Грант повернулся к малышу.
        — С того дня мы с ним так часто виделись,  — сказал он.  — Может быть, пора назвать меня как-то иначе!
        — В какой-то степени Кевин тебе льстит. В конце концов, он любит печенье.
        — Она тихо засмеялась.
        Грант приблизился, радуясь тому, что она смеется. Так-то лучше. Пусть царит веселье. Он не хотел начинать разговор в серьезных тонах. Все пройдет безболезненно, если он расслабится и позволит событиям идти своим чередом.
        — Хорошо, дело вот в чем,  — сказал он.  — Как ты отнесешься к тому, чтобы испечь свадебный торт? Он нужен одному моему знакомому.
        — Свадебный торт?  — Джолин коснулась пальцами губ.  — О! Я всегда мечтала приготовить свадебный торт. Когда он потребуется?
        — В субботу,  — ответил он, радуясь ее настроению. Он хотел бы знать больше способов приводить ее в такое счастливое состояние.
        — В субботу? Мне уже сейчас нужно все обдумать.  — Ее лицо оживилось.  — Какой величины он должен быть? Сколько будет гостей? Они хотят, чтобы торт был в несколько ярусов, или нет? Какого цвета? С какой начинкой? Нужно столько продумать!  — Вдруг она нахмурилась, подозрительно глядя на него.  — Погоди-ка. А для кого этот торт?
        Грант принужденно улыбнулся. Он надеялся пока избежать этого вопроса.
        — Грант, мне нужно знать. Для кого этот торт?
        Тут вошла Мишель — Грант не сказал тебе?  — Она улыбнулась Джолин.  — Для друга Тони, который женится.
        — Тони?  — Джолин пригвоздила Гранта к стене своим взглядом.  — Тони? Это уже слишком. Я думала, что ты серьезно.  — Ее глаза сверкали яростью.  — Почему бы тебе не испечь торт самому?  — С этими словами она повернулась и отправилась в подсобку.
        Мишель, совершенно ошеломленная, вопросительно взглянула на Гранта.
        — Что я такого сказала?
        Грант застонал, мрачно покачал головой и упал в кресло.
        — Это моя вина. Я настроил ее против Тони.
        Мишель удивленно подняла брови:
        — Как тебе это удалось?
        — Забудь. Это долгая история. Есть только один способ все поправить. Я попрошу Тони лично забрать торт в субботу. И сделаю так, чтобы Джолин еще была здесь.
        Мишель сжала губы.
        — Если ты сможешь уговорить ее испечь торт.
        — Это будет нелегко, но я попробую,  — уверенно сказал он.
        Мишель решила не пускать все на самотек. Вечером она привела Джолин в свой кабинет, усадила ее напротив себя и сразу приступила к делу:
        — Джолин, я хочу тебе объяснить насчет Тони.
        — Это брат Гранта?  — Джолин сдержалась, чтобы не закатить глаза.  — А что объяснять? Что он самый замечательный парень на свете? Я все уже слышала.
        Мишель натянуто улыбнулась.
        — Нет, ты не все слышала. Есть причины, объясняющие поведение Гранта. Это уходит корнями в глубь их детства.
        Джолин откинулась на спинку кресла.
        — Хорошо. Расскажи.
        — Тони был старшим из двух братьев. Он всегда получал награды и делал то, чего от него ожидали. Грант…
        — ..всегда мешался под ногами и проказничал,  — закончила Джолин вместо нее.
        — Возможно,  — сухо сказала Мишель.  — Дело в том, что мать любила их обоих, а вот отец откровенно отдавал предпочтение Гранту, который напоминал ему его в молодости. Дикий, неугомонный, этакий беззаботный шалопай.
        — Теперь он не такой,  — заметила Джолин. Мишель кивнула:
        — Каждый должен когда-нибудь повзрослеть.
        Джолин улыбнулась.
        — Но иногда в нем можно заметить старые замашки. Должна признать, мне это кажется весьма привлекательным.
        — Правда?  — Мишель не улыбалась.  — Так вот, когда встретишься с Тони, просто помни о том, что Грант действительно обязан сделать это для него.
        — Ты хочешь сказать, обязан, потому что отец выделял Гранта?
        — Есть и еще причины. Грант обожает Тони.
        Джолин рассмеялась:
        — Это совершенно очевидно.
        — Поэтому он попросил тебя испечь этот свадебный торт.
        Взгляд Джолин похолодел.
        — Так вот к чему весь этот разговор,  — сказала она.  — Он подослал тебя, чтобы ты меня умаслила?
        — Спасибо, что выслушала меня,  — резко сказала Мишель и поднялась из-за стола.
        Что-то терзало Мишель: разумеется, не эта история про Тони и Гранта. Но что тогда? Джолин с огорчением подумала, что ей стоило бы держать рот на замке и выслушать Мишель до конца.
        Она прошла в кухню, думая о том, что ей предстоит принять решение — готовить свадебный торт или нет?
        По большому счету, она не могла противостоять соблазну. Ей приходилось печь свадебный торт в кулинарном училище, но тогда они готовили его общими усилиями. На этот раз ей предстояло все делать самой. Это было увлекательно, и какое ей, в конце концов, дело, кому предназначается этот торт?
        — Пять ярусов и основание,  — бормотала она, торопливо заглядывая в список инструкций, который Грант нарочно оставил на самом видном месте.  — Боже мой, какой громадный!
        — Вы сможете испечь его, мисс?  — спросила Фу-Фу, комкая фартук.
        Джолин свирепо посмотрела на нее.
        — Я должна суметь, Фу-Фу.  — Она оглядела всех присутствовавших, решительно сжав кулаки.  — Я должна, и я сумею.
        Все были рядом, готовые помочь, и она отдавала приказания, как генерал, собравшийся на войну. Фу-Фу взбивала бездрожжевое тесто, одну миску за другой, Пикар регулярно проверял температуру в духовке, а помощники официантов вырезали круги из картона для опоры торта. Джолин испекла каждый корж дважды, а затем выбрала наиболее удавшиеся, покрыла их абрикосовой глазурью, упаковала каждый отдельно в целлофан и положила в огромный стенной холодильник.
        В пятницу началась лихорадка. Джолин не слышала, когда к ней обращались. Она вся была поглощена работой. Фу-Фу работала не покладая рук, взбивая огромную миску с глазурью и пять маленьких с декоративной глазурью разных цветов.
        — Чем отличаются эти глазури?  — поинтересовалась Мишель.
        — Простая глазурь более жидкая, чтобы ею легко можно было покрыть торт,  — механически ответила Джолин.  — Декоративная более густая, чтобы хорошо держала форму, когда я буду выдавливать ее из шприца.
        Грант, видя, как она погружена в работу, чувствовал себя забытым. Когда они в последний раз разговаривали? Он и не думал, что Джолин так необходима ему, чтобы наполнять весельем его дни.
        Джолин тренировалась в изготовлении розочек, несмотря на то, что было уже поздно, а она никогда так не задерживалась.
        — Я хочу, чтобы они получились как настоящие,  — объясняла она всякому, кто спрашивал. Окончательный вариант был выполнен на вощеной бумаге.
        Вспомнив о Кевине, она резко обернулась. Манеж был пуст. Сердце подпрыгнуло у нее в груди, и она в ужасе метнулась в соседнюю комнату, но долетевший до нее детский смех остановил ее на полпути. Она испытала невероятное облегчение и тихонько заглянула в офис Гранта.
        Они оба, Грант и Кевин, сидели на полу, играя в мяч. Джолин некоторое время стояла, наблюдая за ними. Грант улыбался, глядя на мальчика добрыми и счастливыми глазами. Ее переполнили нежность и ощущение тревоги оттого, что она вот-вот поверит во что-то невозможное.
        — Эй,  — крикнул Грант, наконец заметив ее.  — Смотри, Кевин, вот твоя мама.
        Кевин даже не обратил внимания. Он катал мячик и визжал от восторга.
        — Спасибо,  — сказала Джолин.  — Я была так занята.  — Она покачала головой и пожала плечами.  — А теперь мне нужно отвезти Кевина домой и покормить его.
        — Он уже поел,  — ответил Грант, кивнув в сторону стоявшей на столе тарелки.  — Я пытался сказать, что собираюсь покормить его, но ты даже не слышала меня.
        Джолин почувствовала себя ужасно неловко. Она игнорировала не только своего сына, но и начальника. Довольно глупо так поступать. Чем больше она узнавала Гранта, тем больше в ней росла уверенность, что он заслуживает лучшего к себе отношения.
        — Грант, мне очень стыдно,  — начала она, но Грант отмахнулся от ее извинений.
        — Мы весело провели время,  — сказал он, поднимаясь на ноги и улыбаясь ей. Она выглядела очень усталой.  — Но тебе лучше отвезти его домой и поспать. Завтра трудный день.
        Она кивнула. Решающий день. Торт будет собран воедино и покрыт разноцветной глазурью.
        — Я буду здесь в шесть, на случай если что-то будет не так.
        — Все будет отлично,  — заверил ее Грант.  — Ты сотворила чудо. Я уверен, что у тебя выйдет самый красивый свадебный торт на свете.
        Джолин засмеялась. Он говорил так искренне и одновременно так преувеличивал.
        — Могу я получить это заявление в письменном виде?  — спросила она, но глаза оставались печальными.  — Тогда я смогла бы достать его и перечитать, когда мне станет грустно.
        Пусть никогда ей не будет грустно!  — подумал Грант. Он хотел бы отвезти ее домой, уложить в кровать, чтобы она могла отдохнуть. Странно… Грант вздохнул. Он не мог вспомнить, чтобы когда бы то ни было стремился вот так заботиться о ком-нибудь. Не раздумывая, Грант приблизился к Джолин и погладил ее по щеке. В ее взгляде читался вопрос, на который он не в состоянии дать ответ. Завтра решающий день. Он наконец-то познакомит Тони и Джолин. Поэтому безумное чувство, охватившее его, совершенно неуместно. Он сделает то, что должен. Он обязан так поступить.



        Глава 10

        На следующее утро все слои торта были вынуты из холодильника и сложены на столе, и Джолин приготовилась приступить к возведению торта. Очень осторожно она положила четыре слоя основания один на другой и поместила их на картонный круг, который вырезали для нее помощники. Верх и боковые стороны она облила глазурью, потом положила следующий слой, предварительно также поместив его на картон. Ярус за ярусом она завершила постройку торта, и вот он стоял, сверкая глазурью, похожий на модель небоскреба — изящную и многообещающую.
        — Оставим его на часок, чтобы глазурь затвердела,  — сказала она своим помощникам.  — Потом примусь за украшение.
        Джолин вывела зеленой глазурью листья.
        Затем достала из холодильника розочки, приготовленные накануне, и усыпала ими торт сверху донизу.
        — О, мисс Джолин!  — воскликнула Фу-Фу, когда увидела, что получилось.  — Я никогда в жизни не видела ничего красивее.
        — Мило, правда?  — согласилась Джолин, и ее глаза заблестели. Она была в восторге и безумно гордилась собой.
        Свадьбу назначили на шесть вечера, а Тони намеревался заехать за тортом после двух. По мере того как появлялись другие служащие ресторана, возбуждение на кухне росло. Все, казалось, ходили на цыпочках. Даже Кевин отказался оставаться в своем манеже, чтобы быть вместе со всеми.
        Разумеется, все дело было в торте. Он был великолепен. Такому красивому торту место в музее, подумала Джолин.
        Она посмеялась над своими глупыми мыслями, но ничего не могла с собой поделать.
        — Но постойте,  — сказал Пикар, когда пробило два.  — Где пара, которая должна быть на самой вершине торта?
        Джолин вздохнула. Она нарочно оттягивала этот момент. Жених с невестой прислали статуэтки — несколько комичные вместо традиционных, но это их торт. Приставив стремянку, чтобы достать до верха торта, она взобралась на нее, собралась с духом и потянулась, чтобы поставить статуэтки на место.
        Это случилось так быстро, что позднее было трудно восстановить, как все произошло.
        Мишель открыла дверь и прошептала: «Тони здесь!», и Грант кинулся к двери, чтобы наконец представить своему брату Джолин, а Фуфу побежала за Кевином, чтобы поймать его и посадить в манеж, и как раз в это самое время Джолин потянулась к вершине торта. Кевин врезался в стремянку, Джолин испустила громкий крик и зашаталась. Грант в ужасе смотрел на нее. Все разом завопили: «Нет!» — и бросились к ней. Но было уже поздно. Через мгновение она рухнула прямо в торт — вот такую картину и застал вошедший в кухню Тони.
        Грант, как парализованный, застыл на месте. Он посмотрел на брата, а потом на Джолин, которая поднималась с лицом, перемазанным глазурью.
        — Тони, позволь мне представить тебе Джолин Кемпбелл,  — произнес Грант бесцветным голосом, не ожидая ответа. Сказать было нечего; все стояли как вкопанные, в полной тишине и смотрели на безобразие, которое еще несколько секунд назад было прекраснейшим свадебным тортом на свете.
        Тони первым нарушил молчание. Он обвел присутствующих недоумевающим взглядом.
        — Что происходит?  — спросил он брата.
        — Думаю, Джолин упала в торт,  — объяснил Грант с совершенно обескураженным видом и поспешил добавить:
        — Наверное, она сделала это не нарочно.
        Тони медленно покачал головой, начиная понимать, какие масштабы имел нанесенный ущерб. Он свирепо посмотрел на Гранта.
        — Что мне, черт возьми, прикажешь теперь делать? Я же не могу приехать на свадьбу с этим!
        Грант кашлянул и взглянул на Джолин. Та стояла, уставившись на торт, и он понял, что она слишком поражена случившимся и не в состоянии говорить. Но главное, она ничего себе не повредила.
        — Мы раздобудем тебе другой торт,  — успокаивающе заверил он своего брата.
        — Мы его купим. Что-нибудь придумаем.  — Он судорожно пытался найти какой-то выход, зная, что его нет. Ему оставалось только делать вид, что все поправимо.  — Не беспокойся,  — сказал он.  — Он будет здесь через три часа.
        Тони посмотрел на него недоверчиво, потом в его глазах загорелась надежда.
        — Ты уверен?  — спросил он и, когда Грант поспешно кивнул, добавил:
        — Давай через два часа.  — С этими словами он развернулся и вышел.
        Когда дверь за ним захлопнулась, все снова ожили.
        — О Господи, полный разгром,  — простонал Пикар, качая головой.
        — Что же нам теперь делать?  — крикнула Мишель, заламывая руки, не в силах совладать с собой.
        — Сначала нужно убрать это отсюда, а потом… — начал Грант, но был прерван истошным криком: «Нет!», и слова застряли у него в горле.
        Джолин стояла уперев руки в бока, с перепачканными кремом волосами и горящими, как у Валькирии, глазами.
        — Никто не должен прикасаться к торту, кроме меня,  — скомандовала она.
        — Что ты собираешься делать?  — изумился Грант.
        Она с вызовом посмотрела на всех присутствующих.
        — Буду переделывать торт. Все уставились на нее в шоке. Наконец Грант пришел в себя.
        — Думаю, никому не захочется есть торт, в который кто-то упал.
        — Я знаю. Не волнуйся. Никому и не придется.  — Она взяла в руки лопаточку и окинула взглядом месиво.  — Я ведь упала не на весь торт. Я знаю, что делаю. Ты,  — она указала на Пикара,  — принеси пластиковую разделочную доску и держи ее вот здесь.  — Она указала, где именно.  — Мишель, достань из холодильника запасные коржи. Ты,  — обратилась она к Гранту,  — позвони Мэнди и попроси ее посидеть с Кевином, чтобы я могла полностью сконцентрироваться на работе.
        Все быстро разбежались, выполняя поручения. Джолин работала, как хирург, удаляя безнадежно испорченные куски торта и спасая то, что было возможно сохранить.
        — Мы покроем глазурью запасные коржи и нарежем их на куски, так что их можно будет вынести после того, как будет сделан традиционный первый надрез,
        — объяснила она Гранту.  — Нам потребуются бумажные тарелочки и целлофан, чтобы завернуть каждый кусок по отдельности после того, как мы их нарежем.
        — Замечательная идея,  — отозвался он.  — Но третья часть торта безвозвратно пропала.
        — Я знаю, что делаю,  — сурово сказала Джолин.  — Предоставь это мне.  — Повернувшись к Фу-Фу, она попросила ее взбить еще глазури.
        — Она просто волшебница,  — прошептала Гранту Мишель, заглянув в кухню. Грант кивнул:
        — Я начинаю думать, что у меня тоже есть дар. Все портить.
        — Что ты имеешь в виду?
        Он взглянул на нее, и на его обычно безмятежном лице словно появилась печать Рока.
        — Сначала я хотел сделать так, чтобы Тони, словно случайно, наткнулся на нее в кухне, а он перепутал ее с Фу-Фу. Потом планировал познакомить их на дне рождения матери, но тут он уехал с тобой охотиться за привидениями. Наконец, я устраиваю так, чтобы они встретились при замечательных обстоятельствах. И что же? Я представляю их друг другу, а у нее все лицо перемазано тортом!  — Он тяжко вздохнул.  — Не думаю, что она произвела на него впечатление, которого я ожидал.
        — А тебе никогда не приходило в голову, что сводничество, возможно, не является твоим основным талантом?  — спросила Мишель, тихо рассмеявшись.
        Грант повернулся, чтобы взглянуть на Джолин. Та отдавала приказания, которые немедленно выполнялись. Женщине с такой сильной волей можно только позавидовать. Пикар присвистнул, подмигнув Гранту.
        — Дай ей волю, она всю мою кухню приберет к рукам.
        Грант ухмыльнулся:
        — Она уже это сделала.
        Сначала он был настроен довольно скептически, но Джолин сотворила чудеса с глазурью, а когда появились зеленые листья и розочки, торт снова обрел былую красоту.
        — Здорово получилось,  — сказал Грант, когда она наконец оторвалась от работы.
        — Надеюсь, что так,  — согласилась она.  — Думаю, мне удалось все исправить.
        Ей захотелось поцеловать его, но вокруг было слишком много народу. Грант прочитал это желание в ее глазах и отвернулся, потому что оно совпадало с его собственным и он боялся, что не сможет сдержаться.
        — Взгляните,  — сказал он, обращаясь к окружающим, подняв ее руку так, чтобы всем было видно.  — Железные нервы.
        Чтобы отпраздновать удачу, открыли шампанское, и Джолин сначала запротестовала, повторяя, что не пьет, но потом залпом опорожнила предложенный ей бокал. Она не употребляла спиртное, но это был особый случай. И ее очень мучила жажда.
        Торт перенесли в грузовик.
        — Мы перевезем его к половине четвертого,  — удовлетворенно отметил Грант.
        — Но я не могу ехать вот так,  — возразила она, взглянув на свою перепачканную одежду и проведя рукой по слипшимся волосам.
        Грант не знал, на что решиться. Ему очень хотелось отвезти торт как можно раньше, но он понял, что с этим придется повременить.
        — Мы заедем ко мне. Ты сможешь быстро принять душ.
        Джолин согласилась, и он включил мотор. Джолин с удивлением заметила, что светит солнце. Вот уже несколько дней она была поглощена работой и совершенно забыла о том, что снаружи продолжается жизнь.
        Квартира Гранта находилась в современном здании из стекла и бетона на Калифорния-стрит. Они спустились по ступенькам в гостиную, устланную густым, как мех белого медведя, ковром.
        — Это я и ожидала увидеть,  — насмешливо сказала Джолин.  — Типичная берлога холостяка, а?
        — Это помогает мне достигать своих целей,  — отшутился он.
        Джолин засмеялась. Он предложил ей еще бокал вина, и она не отказалась. По телу растекалась приятная теплота и леность. Она сделала несколько глотков и спросила, где душ.
        — Однако у меня нет свежей одежды, чтобы переодеться.
        — Не беда,  — ответил он.  — Стефани оставила целый шкаф, битком набитый одеждой, а я так и не удосужился разобраться в нем.  — Он указал в сторону спальни:
        — Иди взгляни.
        Ты немного выше, но, возможно, тебе все-таки что-нибудь подойдет.
        Джолин прошла в спальню и раздвинула дверцы шкафа-купе. Шелк, мерсеризованный хлопок, вискоза — всех цветов и оттенков. Она протянула руку к голубому платью, но тотчас отдернула ее. Как раз в это время в комнату вошел Грант.
        Нет, она не может сделать этого. Джолин повернулась к Гранту и покачала головой.
        — Я не могу,  — просто сказала она.  — Не могу, и все.
        Он нахмурился, силясь понять ее.
        — Почему нет? Половину этих вещей Стефани даже ни разу не надевала. В чем дело?
        Джолин отвернулась, чтобы он не видел выражения ее глаз. Если он не в состоянии понять, почему она не может надеть платье его бывшей жены, то вообще не понимает ни ее, ни ее чувств к нему.
        — Может быть, я могла бы надеть одну из твоих рубашек и какие-нибудь старые джинсы.
        Грант понял, что она настроена решительно, и не стал терять время на уговоры.
        — Иди в душ и вымой голову,  — сказал он ей, указав в сторону своей огромной спальни, которая вела в душ.  — Я возьму платье напрокат у соседки.
        Джолин отправилась в душ, напевая себе что-то под нос и чувствуя приятную неловкость оттого, что находится обнаженной в ванной мужчины. Вымыв голову и высушив волосы, Джолин накинула халат и выпила еще вина. Приятная истома разлилась по всему телу:
        Она услышала, что Грант зовет ее, открыла дверь и вышла в спальню.
        — Что ты скажешь об этом?  — спросил он ее, демонстрируя красивое облегающее платье бледно-голубого цвета с узкими рукавами.
        — О, просто фантастика,  — сказала она мечтательно.  — Думаешь, оно мне будет в самый раз?
        И тут произошло нечто странное. Халат начал сползать с ее плеч. Однако Джолин не предприняла ни малейшей попытки подхватить его. «Сначала торт,  — думала она, в то время как халат скользил по ее телу вниз,  — а теперь еще и это».
        — Джолин,  — вскричал испуганный Грант и потянулся, чтобы схватить халат, прежде чем тот упадет на пол.  — Эй, погоди минутку!
        Она смотрела на него, улыбаясь.
        — Почему?  — спросила она, и ее лучистые глаза засверкали, как две звезды.
        — Потому что,  — поспешно ответил он, стараясь удержать в руках материю, которая выскальзывала у него из пальцев.
        Но этот довод не показался ей убедительным; она слегка повела плечом, и халат очутился около ее босых ног.
        — Упс,  — только и сказала она, глядя на Гранта своими огромными глазами, в которых он мог утонуть.
        Джолин стояла перед ним обнаженная, прекрасная и свежая, как весна. Он опустил взгляд на ее высокую грудь, на твердые темные соски и застонал от переполнивших его эмоций.
        — Джолин, мы не можем,  — начал было он.
        — Вот как?  — Она смело взглянула на него и провела пальцами по его щеке.
        — А я могу.
        Грант больше не в силах был противиться. Ему вдруг показалось, что он умрет, если прямо сейчас не овладеет ею. Он обнял ее и впился поцелуем в губы, прижав ее к своему крепкому мускулистому телу, и его самого охватило пламя страсти.
        Джолин давно знала, что это случится. С того самого дня, когда он поцеловал ее в доме матери. Ей следовало бы сопротивляться, но она любила его так сильно, так безнадежно, что у нее не оставалось на это сил:
        В комнате было прохладно, но его тело под рубашкой пылало, и она еще сильнее прижалась к нему. Мужские руки ласкали ее так нежно, что Джолин закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновениями.
        Он положил ее на кровать и сбросил с себя одежду. Джолин окинула взглядом его тело, задыхаясь и вздрагивая от страсти. Он что-то нежно прошептал ей. Джолин улыбнулась, притянув его к себе.
        Прерывисто дыша, он поднялся над ней.
        — Джолин, я никогда…
        Она прекрасно знала, что он имеет в виду.
        Она тоже никогда не испытывала ничего подобного. Они созданы друг для друга. В этом не может быть никакого сомнения.
        Приподнявшись, чтобы дотянуться до него, она коснулась пальцами его груди, потом с удовольствием провела рукой по изгибу спины, по узким бедрам, а когда он взглянул на нее, залюбовалась его волосами.
        — Ты не сердишься, нет?  — серьезно спросила она.
        Он медленно покачал головой, потом нагнулся, чтобы коснуться ее губ. Этот поцелуй должен был сказать ей, что он испытывает к ней нежность и сожалеет о происшедшем. Поцелуй, казалось, длился вечно. Слившись воедино, они потеряли счет времени.
        — Нам нужно идти,  — напомнила она ему, когда они наконец восстановили дыхание.  — Иначе мы опоздаем, у нас ведь торт.
        — А как же насчет романтики?  — пожаловался Грант, одеваясь.  — Как насчет сладких глупостей на ушко?  — Он снял с вешалки пиджак, не сводя с Джолин глаз.  — Вместо этого: «Большое спасибо, парень, а теперь мне надо бежать».
        Джолин засмеялась и повернулась к нему, подставив губы для поцелуя. Потом через голову надела платье и посмотрела на себя в зеркало. Она выглядела бесподобно и знала это. Она повернулась к нему, чтобы услышать его мнение, но оно было написано в его глазах.
        Не произнеся ни слова, Грант направился к выходу. Всю дорогу они молчали. Сердце Джолин разрывалось на части.
        Что беспокоит его? Всякий раз, когда Джолин казалось, что они сделали решительный шаг к сближению, он снова замыкался в своей раковине. «Сейчас не самое подходящее время для этого, Грант,  — мысленно сказала она.  — Только не сейчас. Только не после того, как ты занимался со мной любовью и мне казалось, что ты любишь меня так же сильно, как я тебя». Но, глядя на него теперь, никто бы никогда не догадался, что еще несколько минут назад он был страстным любовником. Она многое отдала бы, чтобы узнать, о чем он думает.
        В мыслях Гранта царила полная сумятица. Он испортил все, что мог. Расстроил собственные планы, не оставил никакой надежды на то, чтобы подарить эту удивительную женщину брату. Но что хуже всего — воспользовался слабостью Джолин, вместо того чтобы проявить стойкость. Каким ничтожеством он оказался…
        Они отыскали церковь и припарковали грузовик около заведения, где должна была проходить свадьба. Двое официантов помогли им водрузить торт на длинный стол. Джолин тут же принялась за работу, подправляя цветы и цукаты, обрамлявшие основание торта.
        И тут появился сияющий Тони.
        — Глазам своим не верю. Как тебе это удалось? Фантастика. Я в жизни не видел более красивого торта.
        — Это все Джолин,  — сообщил ему Грант, и Тони повернулся к ней.
        — Так вот, значит, какая она, Джолин,  — сказал он, забыв о том, что уже видел ее несколько часов назад, перемазанную глазурью. Он крепко пожал ей руку.  — Спасибо. Грант говорил, что ты замечательный кондитер, и он оказался прав.
        Она тоже улыбнулась, взглянув ему в глаза, такие похожие на глаза Гранта. Тони был очень красив, сдержан и обладал хорошими манерами.
        — Я рада, что вы довольны,  — тихо сказала она.
        Джолин почувствовала, что ему нравится, как она выглядит в этом голубом платье. Наконец Тони заметил в ней женщину, а не только кондитера. Но тут Тони позвали, и момент был упущен.
        Она взглянула на Гранта. Он как-то странно смотрел на нее, словно пытался прочитать на ее лице какие-то чувства.
        — Что такое?  — спросила она его, но он только покачал головой и ничего не ответил. Они медленно вышли, сели в грузовик и уехали, оставив позади Тони, и торт, и свадьбу.
        — Ты проделала грандиозную работу,  — сказал наконец Грант.  — Спасибо. Я действительно ценю те усилия, которые ты приложила, чтобы все исправить.
        Она улыбнулась:
        — И тебе спасибо за помощь. Без тебя ничего не получилось бы.
        На его лицо вернулась былая улыбка.
        — Разумеется, получилось бы. Просто тебе было бы не так весело,  — сказал он. Некоторое время они ехали в молчании.  — Ну, как тебе Тони?  — поинтересовался Грант неестественным тоном.
        — Тони?  — Она повернулась и непонимающе уставилась на него.
        Грант кивнул и мельком взглянул на нее.
        — Да. Как тебе Тони? Разве он не замечательный парень?
        — Он твой брат,  — ответила она очень осторожно.  — Я готова думать, что все твои родственники замечательные.
        — Нет, я серьезно,  — сказал Грант, снова посмотрев на нее.  — Ты не находишь, что он красавчик?
        Джолин улыбнулась, любуясь его точеным профилем.
        — Не такой красавчик, как ты:
        — Да ладно, Джолин,  — сказал он, явно начиная терять терпение.  — Ты знаешь, что я имею в виду.
        Она нахмурилась. Во всем этом разговоре было что-то странное.
        — Нет, не совсем.
        Грант взглянул на нее так, словно хотел дать понять, что она просто упрямая девчонка.
        — Тони — бухгалтер. У него чудесная одиннадцатилетняя дочка Эллисон. Единственное, чего ему недостает, это жены.
        Джолин вдруг осенило. Она вспомнила все, начиная с самого первого дня, когда она пришла в ресторан и Грант задавал ей вопросы о том, сможет ли она полюбить заботливого, доброго мужчину, у которого есть одиннадцатилетняя дочь. Тогда она ничего не поняла, но теперь стало ясно, что он имел в виду своего брата. Все встало на свои места — все загадочные разговоры о Тони, осторожное обхаживание.
        Она повернулась к нему с расширенными от удивления глазами.
        — Ты хочешь, чтобы я встречалась с твоим братом?
        Грант не стал разубеждать ее.
        — Я думаю, это было бы здорово,  — сказал он.  — Если, конечно, вы понравились друг другу.
        Некоторое время Джолин сидела молча, пытаясь переварить это открытие.
        — Не могу поверить,  — пробормотала она наконец, глядя в окно. У нее было такое чувство, что она смотрит в перевернутую подзорную трубу.
        Грант свернул на обочину дороги и выключил мотор, чтобы иметь возможность спокойно поговорить.
        — Позволь объяснить тебе.  — Он помолчал.  — Ну, мы с отцом всегда хорошо ладили, а с Тони он всегда был на ножах. Отец был не очень-то мягким человеком. Тони никогда не сомневался, что отец ненавидит его.
        Она кивнула, не совсем понимая, зачем ей нужно это знать.
        — Мишель уже рассказывала мне об этом. Я не могу взять в толк одного — почему ты хочешь, чтобы я… — Ее голос сорвался.
        — Так ты согласна встречаться с Тони? Она не могла больше сдерживать своего бешенства.
        — Ты подонок!  — крикнула она ему.  — Негодяй! Лживый подлец!
        — Что?
        Джолин угрожающе сверкнула на него глазами.
        — Все это время ты подготавливал меня для своего брата!
        — Джолин, он достоин кого-нибудь вроде тебя.
        — Кого-нибудь вроде меня?  — Она едва не задохнулась от ярости.  — Перед тобой не кто-нибудь вроде меня, а я. Тебе все равно, чего я достойна?
        — Послушай, Джолин, тебе не найти лучше партии, чем Тони.
        — Неужели ты не понимаешь? Ни капельки?
        — Не понимаю чего?  — искренне изумился Грант.
        Она открыла дверцу.
        — Я выхожу здесь. Грант схватил ее за руку.
        — Джолин, постой, просто послушай.
        — Нет, это ты послушай. Я ухожу. Ты этого добивался? Я не могу находиться рядом с тобой. Постараюсь забыть о тебе и о том, что я когда-либо была с тобой знакома. Прощай.
        Она выпрыгнула из грузовика и повернулась, чтобы сказать последнее слово:
        — А на твой вопрос я отвечу: нет, я не собираюсь встречаться с твоим братом. Я вообще не хочу больше иметь дел с кем-либо из вашего семейства. Включая тебя.
        — Будет тебе, Джолин, ведь ты это не серьезно.
        Она отвернулась и зашагала прочь. К счастью, ее дом был недалеко, она взбежала по лестнице, распахнула дверь, влетела в квартиру и, захлопнув дверь, прислонилась к ней, тяжело дыша.
        — Ты была права, бабушка,  — прошептала она.  — О, как ты была права.
        Придя в себя, Джолин принялась внушать себе, что ненавидит его. Для этого потребуется долгая тренировка, но она справится.



        Глава 11

        Парк был украшен рождественскими гирляндами. Джолин и Мэнди сидели на скамейке, разговаривая и присматривая за Кевином, который играл с маленькой рыжеволосой девочкой.
        — Уже шесть дней прошло,  — сказала Мэнди.  — Я отвечала на все звонки. Звонила Мишель и спрашивала, не сможешь ли ты встретиться с ней, чтобы она объяснила поведение Гранта. Звонил Пикар и просил тебя вернуться, потому что некому готовить десерт.
        Звонила Фу-Фу и так невнятно что-то тараторила, что ничего невозможно было разобрать. И, наконец, звонил Грант и, изменив голос, назвался твоим дядей из Дубьюка. Кстати, есть у тебя дядя в Дубьюке?
        — Я о нем ничего не знаю.
        — Я так и думала,  — тихо засмеялась Мэнди, увидев суровое выражение лица подруги.  — В любом случае, не достаточно ли они уже наказаны? Не говоря уже о том, что ты мне устроила сладкую жизнь. А я даже не знаю, в чем, собственно, дело.  — Она подняла брови.  — Самое время все рассказать.
        Джолин вздохнула, словно вся тяжесть мира лежала на ее плечах.
        — Происшедшее просто необъяснимо, моя жизнь кончена,  — заявила она.  — Я стала совсем другим человеком, Мэнди. Закаленным, сильным, уверенным. С железными нервами.  — Ее передернуло, когда она вспомнила, где слышала это выражение.  — Меня теперь ничем не проймешь,  — твердо сказала она.
        Мэнди вздохнула, качая головой.
        — Да, ты определенно стала другим человеком. Как сильно ты изменилась.
        Джолин поцеловала подбежавшего к ней малыша и сделала глубокий вдох, закрыв глаза. Ей нужно успокоиться. Мэнди всплеснула руками и улыбнулась обоим.
        — Пошли,  — сказала она.  — Пройдемся по магазинам, посмотрим рождественские подарки.
        Джолин вздохнула.
        — Пойти-то можно. Но ты, кажется, забыла. Я ушла с работы. У нас нет денег. Мэнди беззаботно пожала плечами.
        — Мы можем сделать вид, что есть, разве не так?
        — Не знаю,  — Джолин все больше и больше хмурилась.  — Видеть то, что тебе хочется, и не иметь возможности получить это — так можно и с ума сойти.  — Ее взгляд блуждал где-то далеко.  — Совсем с ума сойти,  — тихо повторила она.
        Мэнди закусила губу. Она знала, что Джолин любит Гранта. Зачем же избегать его? Она надеялась, что подруга все-таки объяснит ей. А пока она не могла придумать никакого развлечения лучше, чем поход по магазинам, даже если этот поход будет заключаться просто в разглядывании витрин.
        — Пойдемте,  — снова позвала она,  — прогуляемся по Старому городу и хотя бы посмотрим на украшения.
        И все же несколько дней спустя Джолин снова увидела Гранта. Мэнди гостила у друзей, а она была дома одна с Кевином. Когда раздался звонок, она решила, что это Мэнди, которая забыла ключ, и распахнула дверь. На пороге стоял Грант. У нее замерло сердце, и она прислонилась к дверному косяку, чтобы не упасть. Он был так красив. Некоторое время она стояла, любуясь его черными глазами и гладкой смуглой кожей, с удовольствием втягивая его запах. Как могла она отказаться от него? У нее возникло желание броситься к нему, обнять и никогда больше не отпускать.
        Но первое впечатление бывает обманчиво. Присмотревшись повнимательнее, она заметила, что Грант слегка покачивается.
        — Грант?  — вопросительно произнесла она. Он постарался встать прямо, но потерпел позорное поражение.
        — Я напился,  — громко объявил он, словно соседям обязательно нужно было знать об этом.
        Джолин едва не рассмеялась, но сумела сдержаться.
        — Это я вижу,  — сказала она ему, покосившись на двери вдоль по коридору, и впустила его в квартиру, прежде чем он успел сделать еще какое-нибудь заявление.  — Как ты добрался сюда?
        Грант снова пошатнулся и с удовлетворением огляделся, словно его вполне устраивало то место, где он очутился.
        — Меня Мишель подвезла.  — Он вскинул голову и, щурясь и моргая, попытался сфокусировать взгляд на ее лице.  — Она не хотела, чтобы со мной что-нибудь случилось.
        Джолин никогда не видела его таким прежде и должна была признать, что в таком состоянии он был весьма забавен. Она приняла суровый, вид. Он не должен узнать, что она чувствует на самом деле.
        — По крайней мере, у тебя хватило ума не садиться за руль в таком состоянии.
        На его лице появилось выражение оскорбленного достоинства.
        — Знаешь, я ведь не идиот. Джолин закусила губу, чтобы не улыбнуться.
        — Ну, это еще надо проверить, не так ли?  — сказала она, многозначительно посмотрев на него.
        Он нахмурился, словно не понимая, что она имеет в виду.
        — Думаю, тебе лучше присесть,  — сказала она, почувствовав внезапный прилив материнских чувств.  — Стоять ты тоже не в состоянии.
        Он послушно подчинился, но и ее усадил рядом, бесцеремонно уставившись на нее.
        — Мой визит имеет особую цель,  — сказал он, запинаясь.
        — Неужели? Какую же именно?
        — Забыл,  — помолчав, печально ответил он. Но тут его лицо просветлело.  — Ах, да. Теперь вспомнил. Я пришел, чтобы попросить у тебя прощения.
        У нее замерло сердце, но она не позволила ни одному чувству отразиться на своем лице.
        — Почему?
        Он озадаченно посмотрел на нее.
        — Потому что я хочу, чтобы ты простила меня.
        Джолин покачала головой, испытывая неудержимое желание поцеловать его, но не решаясь на это.
        — И прежде чем прийти сюда, тебе обязательно нужно было напиться?
        — Конечно,  — очень серьезно ответил он, тщательно выговаривая каждый слог. Она удивленно уставилась на него:
        — Зачем?
        Грант так посмотрел на нее, словно причина была очевидной для любого здравомыслящего человека.
        — Потому что я опасался встречаться с тобой лицом к лицу, предварительно не заправившись.  — Он был очень доволен собой, что ему удалось произнести эти слова.  — Так вот, я пришел сказать тебе, что, если ты не хочешь встречаться с Тони, ничего страшного.
        Джолин подавила в себе раздражение, мгновенно вспыхнувшее при имени его брата.
        — Что ж, большое спасибо,  — сказала она, пытаясь скрыть сарказм и не слишком преуспев в этом.
        Но он ничего не заметил.
        — Нет,  — сказал он.  — Я серьезно. Ничего страшного.
        Улыбка тронула уголки ее губ.
        — Я тоже серьезно,  — тихо сказала она, прекрасно понимая, что сейчас не самое подходящее время, чтобы поставить его на место.
        — Правда?  — Грант не стал ломать голову над ее словами и только пожал плечами.  — Мне просто придется найти ему другую девушку,  — весело добавил он.
        Ей хотелось встряхнуть его. Неужели конца не будет этим разговорам о Тони?
        — И где же будет проходить этот поиск?
        — Да везде. Мне придется обыскать все рестораны и кондитерские в Лос-Анджелесе.
        — Рестораны и кондитерские?  — она не могла понять, зачем.  — Зачем тебе делать это?
        Выражение его лица, казалось, говорило:
        «Ты что же, совсем глупенькая?»
        — Разумеется, мне придется найти ему другого кондитера,  — терпеливо объяснил он.  — А это будет нелегко. Потому что,  — он трагически умолк, потом победоносно закончил:
        — ..большинство из них мужчины.
        Джолин закашлялась, чтобы скрыть смех.
        — Похоже, что так,  — глубокомысленно заметила она, пряча улыбку.
        Он кивнул, довольный тем, что она поняла.
        — Мужчины не подходят,  — сокрушенно посетовал он.  — Тони хочет девушку.
        Джолин не могла больше сдерживать смех. Достаточно было уже того, что Грант собирается раздобыть кондитера, а тут еще этот комментарий насчет того, что Тони предпочитает женщин.
        — Очень мило с его стороны,  — согласилась она.
        Потом Гранту пришла в голову новая идея, и он вскочил на ноги.
        — Где Кевин? Я хочу с ним поздороваться. Джолин быстро поднялась, чтобы остановить его.
        — Кевин спит.
        Грант улыбнулся ей так, словно ее замечание к делу не относилось.
        — Хорошо,  — сказал он и направился в спальню.
        Схватив Гранта за руку, она потянула его назад.
        — Нет, Грант. Не ходи туда. Ты же не хочешь, чтобы он увидел тебя таким?
        — Почему? Я в полном порядке.
        — Нет, не совсем. Ты совершенно пьян. Он заморгал, пытаясь заглянуть ей в глаза.
        — Не без этого.  — Он коснулся ее волос и залюбовался игрой света.  — Ты все еще ненавидишь меня?
        — Я никогда не смогла бы тебя возненавидеть,  — призналась Джолин едва слышно.
        — Мне не хватало тебя,  — сказал он, и у нее подступил к горлу ком. Потом он о чем-то вспомнил и нахмурился.  — Я имею в виду, нам всем не хватало тебя, всем в «Грилле».
        Джолин не знала, что ответить, но ей не пришлось ничего придумывать.
        — Эй, твоя комната ходит ходуном,  — заявил Грант. Внезапно его взгляд затуманился.  — Я думаю, мне лучше лечь.
        Он растянулся на диване и тут же уснул. Джолин взглянула на него с нежностью. Ей хотелось обнять его, прижать к своему сердцу, коснуться губ и почувствовать, как его дыхание щекочет ей ухо. Ей показалось, что она взорвется от переполнявших ее чувств, которые он возбудил в ней. Но тут раздался осторожный стук в дверь.
        Это была Мишель. Она неуверенно заглянула в комнату.
        — Привет,  — сказала она, застенчиво улыбаясь, словно не знала, какой прием ей окажут.  — Я просто заглянула, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
        Джолин широко открыла дверь, чтобы впустить ее.
        — Он готов.  — Она указала на диван.
        — О Господи. Именно этого я и боялась.  — Мишель повернулась к Джолин и виновато улыбнулась.  — Я очень сожалею, Джолин, но он настаивал на том, чтобы поехать к тебе, а я не могла отпустить его одного.
        Джолин обняла ее. В этот вечер сердце ее было переполнено любовью ко всему миру.
        — Пойдем в кухню,  — пригласила она Мишель.  — Там мы сможем спокойно поговорить.
        Они беззаботно болтали, пока Джолин готовила кофе, но разговор неизбежно должен был вернуться к Гранту и Тони.
        — Грант сказал мне, что Тони очень понравился твой торт,  — осторожно сказала Мишель, глядя прямо в глаза Джолин, ожидая увидеть ее реакцию.
        Джолин пожала плечами.
        — Ну и денек тогда выдался.  — Потом она взглянула на Мишель.  — Ты ведь тоже была в этом замешана?
        Мишель изобразила невинность.
        — Не понимаю, о чем ты говоришь.
        — Прекрасно понимаешь. Ты действовала более осторожно, чем Грант, но это ничего не меняет.
        — Джолин…
        — Мишель, пожалуйста, пойми. Мне не нужен Тони.  — Джолин сделала глубокий вдох и набралась храбрости:
        — Мне нужен Грант.
        Явная радость отразилась на красивом лице Мишель.
        — Ты уверена в этом? Джолин серьезно кивнула.
        — Конечно, уверена. Неужели ты не видишь?
        — Я боялась.  — Мишель умолкла и, закрыв глаза, прижала руки к груди.  — Слава тебе, Господи,  — прошептала она.
        Джолин нахмурилась, совершенно не понимая, что происходит.
        — Что такое?  — спросила она. Мишель улыбнулась.
        — Не обращай внимания.  — Юна подалась вперед.  — Мне нужно кое-что сказать тебе.
        — Что же?
        — Ты замечательный человек, Джолин. Ты женщина девяностых, прямая, открытая, правдивая. А я старой закалки. Я получаю то, что хочу, хитростью.
        — Не понимаю, о чем ты говоришь.
        — Предоставь это мне.  — Мишель снова выпрямилась.  — Я все продумала. Ты пойдешь на свидание с Тони.
        — Но, Мишель…
        Она схватила Джолин за руку и крепко сжала ее, глядя ей в глаза.
        — Тебе обязательно нужно сделать так. Грант вбил это себе в голову, и ничто другое не поможет. Ты слышала о соперничестве между братьями? Так вот, здесь обратное. Нужно придумать этому явлению какое-нибудь название. Он считает тебя лучшей женщиной из всех когда-либо виденных им, и он хочет отдать тебя брату, который, как он считает, все эти годы был обделен по его вине.
        — Я знаю.  — Джолин покачала головой.  — Какое-то безумие, честное слово!
        — Но в этом весь Грант. Как только он увидит, что вы не подходите друг другу, он, может быть, успокоится,  — объяснила Мишель.
        Через час Грант, шатаясь, присоединился к ним, стараясь ни с кем не встречаться взглядом. Что он наговорил Джолин, когда пришел? Он не мог бы ответить с уверенностью и надеялся, что не раскрыл своих чувств, осознавая, что быть вдали от нее — самое тяжкое испытание, когда-либо выпадавшее на его долю.
        — Ты в порядке?  — ласково спросила Джолин.
        Грант поднял глаза, не совсем понимая, о чем она его спрашивает.
        — Ах, да, конечно, я в порядке,  — пробормотал он, постаравшись выпрямиться.  — А ты?
        Она улыбнулась:
        — Да, думаю, в порядке.
        Грант взял ее руку в свою и крепко сжал.
        «Как друг,  — яростно твердил он себе.  — Как очень хороший друг». Вслух он произнес:
        — Тогда, думаю, ты готова вернуться к работе?
        Она рассмеялась.
        — Я действительно нужна тебе? Я слышала, Фу-Фу готовит сногсшибательные десерты.
        — Так и есть. Она сожгла пару тортов и приготовила несколько бисквитов, больше похожих на хоккейные шайбы, прежде чем мы остановили ее.
        — Ну что ж, если я в самом деле нужна тебе…
        — Поверь мне, ты нужна нам всем. Постоянные клиенты требуют твоего возвращения.
        — В таком случае, разумеется, я не могу разочаровать своих многочисленных поклонников.
        Джолин обратила все в шутку, но Грант оставался серьезен. Она возвращается. И это самое главное. Впервые за целую неделю у него стало легко на сердце.
        Вернулась Мэнди, и Мишель направилась в гостиную, чтобы поговорить с ней, а Джолин осталась с Грантом, который собрался уходить.
        — Мишель удалось уговорить меня,  — сказала она ему.  — Я согласна пойти на свидание с Тони.
        Он переменился в лице.
        — Что?
        — Ты ведь именно этого хочешь?
        — Ах, да. Правильно.  — Конечно, он этого хотел.  — Великолепно. Я позвоню ему сегодня и узнаю, когда он свободен.
        Что-то промелькнуло в ее глазах.
        — Хорошо. Мишель как раз рассказывала мне, какой он восхитительный парень. Уверена, мы замечательно поладим.
        — Да-а,  — отозвался Грант, внезапно почувствовав дурноту.  — Замечательно.
        Почему у него стало тяжело на сердце? «Должно быть, сказывается чрезмерное возлияние,  — сказал он сам себе.  — Наверняка».
        Снова приступить к работе было просто чудесно. Все встречали Джолин так, словно она уезжала в отпуск и они скучали по ней. Кевин засмеялся при виде Фу-Фу и обвил ручонками ее шею, а потом, пританцовывая, бегал по всему ресторану, здороваясь с каждой официанткой, словно они были его родственниками, которых он давным-давно не видел. Наткнувшись на Гранта, он остановился и некоторое время смотрел на него. Грант улыбнулся ему, глядя сверху вниз и ожидая, что его вот-вот назовут Печеньем. Но вместо этого Кевин одарил его лучезарной улыбкой и сказал, громко и отчетливо:
        — Привет, Грант.
        Грант смотрел на него, раскрыв рот.
        — Что ты сказал?  — спросил он, хотя прекрасно все слышал.
        Кевин не стал повторять. Одного раза, по его мнению, предостаточно. Но Грант был сам не свой от удивления; он подхватил мальчика на руки и помчался с ним в кухню, чтобы всем поведать о случившемся.
        — Честно, он сказал это совершенно отчетливо,  — настаивал он, но все вокруг лишь бросали на него скептические взгляды.
        — Грант, Кевин еще не умеет по-настоящему говорить,  — осторожно сказала Джолин.
        — Слышала бы ты его! Давай, Кевин, повтори!  — попросил Грант.
        Все в ожидании повернулись к мальчику, а тот счастливо улыбался, довольный всеобщим вниманием, но так и не издал ни звука.
        — Он правда произнес мое имя,  — сказал Грант, нервничая.
        — Разумеется, Грант,  — насмешливо сказала Мишель.  — Дай нам знать, когда он расскажет тебе наизусть Декларацию Независимости. Вот это действительно произвело бы на нас впечатление.
        Все засмеялись, а Джолин погладила его по руке.
        — По крайней мере, он не назвал тебя Печеньем,  — ободряюще прошептала она.
        Грант взбешенно взглянул на нее и укрылся в своем офисе, бормоча себе под нос ругательства. Джолин вопросительно посмотрела на сына. Но прошел весь день, а он так и не повторил сказанное утром, и вскоре все забыли об этом.
        Джолин была так рада своему возвращению, что провела полдня за приготовлением эклеров для коллег, прежде чем приступить к выпечке «ракушек» для ужина. Как восхитительно снова быть вместе с людьми, которых она любила, а еще приятнее видеть, что Грант наблюдает за ней, и вспоминать о времени, что они провели у него в квартире, о его руках, обнимавших ее, и о том, с каким жаром ее тело отвечало на каждую его ласку.
        «Хорошо,  — сказала она себе.  — Я пойду на свидание с твоим братом. Схожу разок. Если ты и тогда не захочешь заполучить меня, я… — (Здесь было слабое место ее плана. Что она сделает?) — горько заплачу»,  — беззвучно признала она.
        В этот вечер Джолин пришла домой довольно поздно, но Мэнди еще не вернулась. Все последнее время она, не жалея ног, пыталась воплотить в жизнь свою мечту о карьере модели, которая была лишь шагом на пути к Стэну. Джолин хотелось чем-нибудь помочь подруге. Было так печально видеть Мэнди в отчаянии.
        Джолин уложила Кевина и только поставила на газ чайник, как в квартиру ворвалась Мэнди. Швырнув на пол сумку и сбросив туфли, она упала на диван.
        — Что ж, ты была права,  — сказала она, сокрушенно качая головой.  — Никто не хочет брать меня в манекенщицы. Они смеялись надо мной. Представляешь?
        У Джолин сжалось сердце. Она подошла и села на валик дивана.
        — О, Мэнди, мне так жаль.
        Мэнди некоторое время наслаждалась ее сочувствием, потом продолжила:
        — Но не все потеряно.  — Она лукаво улыбнулась подруге.  — Я нашла работу.
        Джолин удивленно посмотрела на нее.
        — И чем же ты будешь заниматься? Мэнди подняла руки.
        — Буду моделью второго плана. Я говорила тебе, что уже занималась этим раньше. Джолин не знала, верить или нет.
        — В рекламе?  — озадаченно спросила она.
        — И в рекламе тоже. Агентство, с которым я подписала контракт, поставляет моделей для телешоу.  — Она поднесла руку к свету и принялась критически рассматривать ее.
        — Телешоу?
        — Разумеется. Они всегда используют моделей второго плана для таких маленьких эпизодов, как открывание замка или поиск какого-нибудь предмета в ящике.
        Тут Джолин начала понимать, о чем идет речь.
        — Ты хочешь сказать, что только ненастоящие актрисы снимаются в подобных сценах? Мэнди расхохоталась:
        — О, моя милая простушка! У звезд нет времени на такую нудную работу. Тогда вызывают нас, и все идет как по маслу.
        — Я не понимаю.  — Она нахмурилась и покачала головой.  — Как это поможет тебе быть ближе к Стэну?
        — К Стэну? С какой стати?  — удивилась Мэнди.  — Это будет совершенно новый мир.
        Возможно, я встречу настоящую любовь.  — Она замолчала и серьезно посмотрела в глаза Джолин.  — Будь что будет. Если я останусь с тем, кого полюблю, замечательно. Если нет — всегда найдутся другие возможности.
        Джолин молча слушала, как Мэнди без умолку расписывала прелести своей новой работы. Теперь она знала наверняка: Мэнди не любит Стэна. Джолин поняла это потому, что очень любила Гранта. Никакая работа не могла бы удержать ее вдали от любимого мужчины.
        Она пойдет на свидание с Тони, а что будет дальше — Бог весть. Это шаг в неизвестное. Возможно, Грант потеряет к ней всякий интерес, как только станет очевидно, что она не может полюбить его брата, несмотря на все его старания. Но она могла надеяться и на другой исход. Надеяться и мечтать.



        Глава 12

        Знаменательное событие было назначено на следующий вечер, во вторник, самый спокойный вечер в ресторане. Грант вызвался посидеть с Кевином, пока Джолин будет на свидании. Он пришел к ней, когда она одевалась, бегая по квартире, и чертыхалась. Джолин всем своим видом показывала, что действительно волнуется. А когда вышла из своей комнаты продемонстрировать новое платье, по его глазам она поняла, что, возможно, слишком хорошо играет роль.
        — Отлично выглядишь,  — сказал он бесцветным голосом.
        — Спасибо,  — ответила она, невинно глядя на него.  — Я делаю это для тебя, ты же знаешь.
        — Я ценю твой шаг,  — грустно произнес Грант.
        Широко улыбаясь, Тони уже стоял в дверях. При виде Джолин его глаза загорелись. Грант заметил восхищенные взгляды, которыми они обменялись, и внезапно почувствовал себя нехорошо.
        — Кажется, здесь слишком жарко?  — сказал он, но никто не обратил на него внимания.  — Может быть, стоит включить кондиционер?  — предложил он, несмотря на то что была середина декабря.
        Снова никакой реакции. Они были полностью поглощены друг другом. Грант помрачнел.
        — Или, может быть, мне набить штаны льдом и сесть в ванну?
        Джолин вдруг очнулась, наконец вспомнив о его существовании.
        — Лед?  — спросила она, непонимающе посмотрев на него.  — Думаю, в морозилке найдется. Если захочешь приготовить себе что-нибудь выпить, на холодильнике целый ящик содовой.
        — Не думаю, что мне понадобится целый ящик,  — сказал Грант, не сумев сдержать сарказм.  — Я же не пытаюсь залить огонь.
        Но Джолин уже снова забыла о нем, сладко улыбаясь Тони.
        — Грант сам предложил посидеть с моим малышом сегодня вечером,  — сообщила она.  — Но я не люблю оставлять Кевина с кем бы то ни было, поэтому мне бы не хотелось вернуться очень поздно.
        — Ты хорошая мать, это сразу видно, не волнуйся. Я хорошо помню то время, когда моя дочка была совсем крошкой. Она всегда находилась с кем-нибудь из нас. Мы не решались оставить ее с няней, пока ей не исполнилось три года.
        — Да ты же постоянно оставлял ее с мамой,  — запротестовал Грант, совершенно не узнавая брата.
        — Мама — это не няня,  — возразил Тони.  — Она родной человек.
        — Это большая разница,  — подтвердила Джолин, кивая.
        Грант переводил взгляд с одного на другого, гадая, что произошло. Они вели себя как герои мультфильма. Может быть, именно так бывает, когда влюбляются с первого взгляда?
        — Поужинаем на берегу в одном маленьком ресторанчике,  — предложил Тони,  — где подают дары моря? А потом прогуляемся по Балбоа-Айленд и полюбуемся на рождественские огни. Когда стемнеет, вокруг острова плавает множество замысловато украшенных яхт, и их огни отражаются в воде. Чудесное зрелище.
        — Звучит заманчиво,  — пришла в восторг Джолин.
        — Балбоа-Айленд.  — Грант нахмурился.  — Ты действительно собираешься так далеко ехать?  — спросил он брата.
        Тони только рассмеялся:
        — Мы вернемся домой еще до полуночи.
        — Если только не загуляемся,  — весело добавила Джолин, выходя за порог.
        Грант заскрежетал зубами, но когда Джолин повернулась к нему, чтобы помахать на прощание рукой, он снова улыбался. Он подошел к окну, наблюдая, как они уезжают. Тони подвел Джолин к машине, открыл перед ней дверцу и помог устроиться поудобнее. Потом сел за руль и включил зажигание, и Грант отчетливо видел, что они оба смеются. Видимо, приятно проведут время. Он тихо выругался. Но разве не этого он хотел?
        Машина исчезла из виду, и только тогда Грант отошел от окна. Он знал, чего ему хочется. Биться головой о стенку. Но не сейчас. Сперва нужно позаботиться о Кевине.
        Грант накормил мальчика и полчаса играл с ним в голодных гиппопотамов, смеясь над тем, как глупые животные поглощают пластмассовые чипсы. Однако он все время думал о Мэри и о том, как Тони любил ее. Джолин совсем на нее не похожа.
        «Потому что она тебе нравится»,  — шептал ему внутренний голос.
        — Вовсе нет,  — сказал он вслух. Джолин совершенно не похожа на Стефани. Совершенно. «Но Стефани никогда не была в твоем вкусе,  — нашептывал ему голос.  — И то, как закончились ваши отношения,  — лишнее тому доказательство».
        Когда Грант вспоминал теперь о Стефани, в его душе не оставалось и тени сожаления. Единственной женщиной, которая заполнила собой все его мысли, была Джолин. Грант ничего не мог с собой поделать — он ревновал.
        — Эй,  — сказал он Кевину, пытаясь отвлечься.  — Поедем к моей матери, ты поиграешь у нее во дворе. Хорошо?
        — Шо,  — ответил Кевин и побежал за своей курточкой.
        Вскоре в приподнятом настроении они прибыли к его матери. Она вышла им навстречу и повела Гранта за дом, чтобы показать, как чудесно цветут ее исландские маки и анютины глазки. Роза испытывала гордость за свои зимние цветы.
        — Так ты наконец приехал проведать меня,  — сказала она сыну.  — И привез мальчугана с красивыми глазами.
        Он удивленно посмотрел на нее.
        — Теперь они уже стали красивыми? Мне казалось, ты нашла их пугающими.
        Роза пожала плечами, и легкая улыбка тронула уголки ее губ.
        — Я уже привыкла к ним. А где его мама? Грант сделал глубокий вдох и выпалил:
        — Ужинает с Тони.
        Она в шоке отпрянула, а затем повернулась и зашагала к дому. Он пошел вслед за ней, пытаясь объяснить ей все:
        — Мама, почему ты никак не можешь понять? Я желаю Тони счастья. И поверь мне, лучше Джолин никого не найдешь.
        Она резко обернулась:
        — Но ты целовался с ней. Он с трудом сглотнул.
        — Да, но это случилось до того, как Джолин встретилась с Тони. Как только она поймет, какой он замечательный парень, я уверен, она непременно влюбится в него.
        — А ты?  — мягко спросила мать.  — Что будет с тобой? Она ведь тебе небезразлична, не так ли?
        Он не хотел отвечать на этот вопрос.
        — Ох, Грант, Грант.  — Она взяла сына за руку.  — Неужели ты не видишь, какое несчастье навлекаешь на себя? Нельзя, строить счастье брата, разбивая собственное сердце.
        У Гранта сжалось сердце. Он надеялся только, что боль, которую испытывает, не отражается на его лице.
        — Мама, ты же знаешь, что я не собираюсь снова жениться. Хватит с меня и одного раза. Семейная жизнь не для меня. А вот Тони нужна жена.
        — Нужна. Но он не может отобрать у тебя женщину, которую ты любишь.
        Грант покачал головой. Ему хотелось возразить ей, но нужные слова не приходили.
        — Мама, Тони и Джолин самые лучшие люди, которых я знаю, и они достойны друг друга.
        — Ты ошибаешься. Грант. Тони достоин, чтобы выбрать себе женщину самостоятельно. А эта женщина достойна, чтобы быть рядом с мужчиной, который ее любит.
        Грант не успел ничего ответить. На дорожке появился Кевин, волочивший за собой исландский мак, который он выдернул из земли. Малыш сунул Розе цветок, хитро улыбаясь при этом.
        — Песенье?  — попросил он, предлагая обмен.
        Грант замер, ожидая, что сейчас разразится буря. Мамины драгоценные маки были неприкасаемы. Но к своему удивлению, он заметил, что она улыбается.
        — Посмотри, Грант, он сорвал для меня цветок.
        — Да, я вижу.
        — Ах ты, маленький утеночек.  — Роза наклонилась к ребенку.  — Я дам тебе печенье, но больше не рви цветы, хорошо?  — Она взяла растение в одну руку, а ручонку Кевина в другую.
        Грант стоял в оцепенении. Если бы он жил вечно, ему и тогда не удалось бы постичь женщин. Роза повела Кевина в кухню и дала ему два больших круглых печенья. Потом повернулась к своему озадаченному сыну.
        — О, парнишка кого угодно очарует. Ты был таким же в его возрасте,  — сказала она, с любовью погладив Гранта по щеке.  — Именно поэтому так трудно сказать тебе «нет».
        — Что-то я такого не помню,  — возразил он. Он действительно не помнил, чтобы ему разрешали все, чего он хотел.  — Возможно, ты перепутала меня с Тони?
        — Нет.  — Она покачала головой.  — Тони не был таким очаровательным. Тони был слишком честным, слишком прямым. Если что-то тяготило его, он не мог спать.  — Она засмеялась, вспоминая.  — И это сводило твоего отца с ума.
        Грант тихо кивнул:
        — Я знаю.
        — Отец беспокоился о Тони и хотел, чтобы он воспринимал жизнь не так серьезно,  — она улыбнулась Гранту,  — чтобы был больше похож на тебя, для его же блага, и никак не мог смириться, что Тони совсем другой.  — Роза вздохнула.  — Он так любил его.
        — Тони?  — Грант в изумлении уставился на нее.  — Папа любил Тони? Ты шутишь. Я хочу сказать, что это было не заметно.
        Роза с упреком посмотрела на него.
        — Конечно, любил. Ты был просто слишком мал, чтобы увидеть это. Грант поморщился:
        — А Тони?
        — О да. Тони знал, как волнуется о нем отец. Спроси его самого, если мне не веришь. Я знаю, что он тебе ответит.
        — Но тогда… — Грант умолк, не зная, как спросить ее о том, что мучило его долгие годы.  — Мама, почему отец оставил ресторан мне?
        Она удивленно посмотрела на него, потом глаза ее наполнились сочувствием.
        — Все это время ты чувствовал себя из-за этого виноватым? О Грант, дорогой. Неужели ты не знал? Он сначала предложил ресторан Тони. Ведь он старший, это было справедливо. Но отец прекрасно знал, что Тони откажется. Ресторан был ему ни к чему. Свою жизнь с Мэри он спланировал заранее, и ресторан в этот великий план не вписывался. Ты прекрасно знаешь, Тони им и сейчас не интересуется.
        Разумеется, Грант знал это. Но дело не в ресторане, а в любви и нелюбви отца. Если все обстояло так, как говорит мать, почему Грант был так слеп?
        — Тони и твой отец получали удовольствие, споря друг с другом. Ты больше похож на меня. Ты не пойдешь на конфронтацию с теми, кого любишь, и всеми силами постараешься избежать этого. А отец и Тони были схожи. Они ругались для собственного удовольствия.
        Слова матери разрушили до основания представления Гранта о прошлом, и нужно было время, чтобы переварить информацию. Он не мог до конца поверить в это — картина безмятежного счастья семьи Фарго не очень-то вписывалась в его воспоминания. Возможно, мать вспоминает события такими, какими ей хочется их видеть. Неважно. Для него стало настоящим открытием, что отец сначала предложил ресторан Тони, и с этой мыслью еще нужно свыкнуться. Ему требовалось время, чтобы все обдумать. Он позвал Кевина и собрался отвезти обратно домой, но мать остановила его.
        — Ты ведь приедешь на рождественский ужин?
        — Конечно, мама.  — Грант не пропустил ни одного рождественского ужина в доме матери.  — Куда же еще я поеду?
        — Сюда,  — подтвердила она.  — Здесь твой дом. Я хочу, чтобы вы оба приехали и привезли своих девушек.
        Он взглянул на нее, не вполне понимая, что именно она имеет в виду.
        — Не важно каких?
        — Не важно. И я хочу видеть этого малыша.  — Она указала рукой на Кевина, который играл в песке рядом с подъездной дорогой.  — Я уже придумала, что подарить ему.
        Вернувшись в квартиру Джолин, Грант не заметил, как утомлен Кевин, пока малыш не забрался к нему на колени, положив голову на плечо. Грант машинально обнял его, чтобы не уронить.
        — Хочешь лечь в кроватку, Кев?  — нежно спросил он мальчика, с удовольствием вдыхая легкий, свежий запах белокурых волос и испытывая пронзительное чувство любви к ребенку.
        Веки Кевина слипались, и он пробормотал что-то неразборчивое, оканчивающееся словом «папа».
        Сердце замерло в груди Гранта, и он затаил дыхание, гадая, послышалось ли это ему или было сказано на самом деле. Кевин назвал его папой?
        Мальчик поднял на него сонные глаза и устроился поудобнее.
        — Папа,  — прошептал он снова. Гранту показалось, что он вот-вот задохнется от нахлынувших на него чувств. Ни один ребенок никогда не был ему так дорог.
        — Я люблю тебя, Кевин,  — тихо сказал он.
        Кевин кивнул и закрыл глаза.
        Грант улыбнулся, испытывая чувство глубокого счастья, до этого момента незнакомого ему. А все потому, что маленький мальчик назвал его папой и он сказал этому мальчику, что любит его. Может быть, именно такой должна быть жизнь?
        Но еще один вопрос не давал Гранту покоя. Если он смог сказать это Кевину, то почему не мог сказать то же самое Джолин?
        Он держал на руках Кевина, слышал биение его сердечка, чувствовал сонное дыхание. А ревность Гранта все росла. Он отправил женщину, которую любил, на свидание со своим братом. Кто он, как не сумасшедший?
        Грант не сомневался, что Джолин и Тони полюбят друг друга. Ведь они два самых дорогих ему человека. Он привел в движение механизм, о чем будет сожалеть весь остаток своей жизни.
        Полчаса спустя проснулся Кевин, и Грант вскочил и забегал по комнате.
        — Мне нужно это как-то остановить, пробормотал Грант себе под нос, а Кевин присоединился к нему, имитируя его походку.  — Я должен остановить их, пока они не зашли слишком далеко.  — Грант встал как вкопанный.  — Что, если он поцелует ее? О Боже!  — Он завыл, запрокинув голову.  — Хорошо. Вот что мы сделаем,  — сказал он, сжав правую руку в кулак и ударив им по ладони другой руки. Кевин, как мог, копировал его.  — Мы поедем и заберем ее,  — заявил Грант.
        — Поедем,  — повторил Кевин, имитируя решительное выражение лица Гранта.
        Грант посмотрел на него невидящими глазами. Малыш старательно копировал каждое движение Гранта. Поняв комичность ситуации, Грант расхохотался.
        — Правильно,  — сказал он Кевину.  — Ты и я. Мы вернем твою маму.
        До дома Тони было всего несколько минут езды. Они уже вернулись. На подъездной дороге стояла машина Тони. Грант поднял голову, и у него замерло сердце. Свет был приглушен; Тони никогда так не делал раньше. Что, если уже слишком поздно?
        Грант позвонил. Казалось, прошла целая вечность, пока дверь распахнулась. На пороге стоял Тони, в расстегнутой рубашке, со слегка взъерошенными волосами. Грант уставился на него, не в состоянии произнести ни слова.
        — Привет, Грант.  — Брат непринужденно улыбнулся ему.  — Мы только что говорили о тебе. Заходи.
        Грант шагнул в гостиную. Кевин, увидев мать, громко закричал, вырвался из рук Гранта и побежал к ней. Джолин рассмеялась, потому что малыш едва не опрокинул ее. Прижав к груди свое бесценное чадо, она взглянула на Гранта.
        А у того шумело в ушах. Единственное, что он видел,  — это Джолин. Она была залита светом, и вокруг ее головы словно сиял райский нимб. «Как на картине времен Возрождения,  — пронеслось у него в голове.  — Как у Да Винчи или Боттичелли».
        — Мы пришли за тобой.
        — За мной?  — Она была удивлена, даже несколько встревожена.  — Что ты хочешь сказать?
        Грант знал только одно — Джолин должна быть с ним.
        — Пойдем,  — сказал он ей, но она повернулась назад.
        Оглянувшись, Грант заметил сидевшую на диване Мишель. Откуда она взялась? Как бы то ни было, она была очень кстати.
        — Мишель, пригляди за Кевином, хорошо?  — попросил он.  — Нам с Джолин нужно поговорить.
        — Конечно,  — ответила она, но Грант уже не слышал. Он схватил Джолин за руку и потащил к двери.
        — Пойдем со мной, Джолин.  — Нужно решить это раз и навсегда.
        — Хорошо,  — наконец кивнула она. Быстрым шагом они направились к его машине. Ни один из них не проронил ни слова, пока они ехали на квартиру к Гранту.
        Джолин покорно поднялась по лестнице, а оказавшись внутри, решительно повернулась к нему.
        — Итак, может быть, ты объяснишь? Что все-таки происходит? Ты неделями уговаривал меня пойти на свидание с твоим братом, а когда я наконец пошла, ты врываешься и…
        Тут Грант припал к ее губам. Это был единственный способ заставить ее замолчать. И она ответила на его поцелуй так, что он едва не задохнулся и почувствовал в себе желание, какого никогда не испытывал раньше.
        Они сбросили одежду, словно устранив преграды, так долго разделявшие их, и когда его руки обвили ее обнаженное тел
        Она выгнулась, прильнув к нему каждой клеточкой своего тела, чтобы раствориться в нем и превратиться с ним в одно целое. Они опустились на толстый серебристый ковер.
        — Это был только предлог, так?  — прошептала Джолин, когда они вернулись на землю.
        Грант неохотно кивнул, наслаждаясь приятным теплом, растекавшимся по телу.
        — Правильно, предлог. Я хотел еще разок заняться с тобой любовью, поэтому решил похитить тебя.
        — Но нам не следовало делать этого.
        — Нет,  — подтвердил он.  — Но это было по старым правилам. А теперь мы живем по новым.
        — Да? И что же гласят эти новые правила?
        Грант коснулся губами ее шеи, щекоча кончиком языка мочку уха.
        — Новые правила гласят, что мы будем заниматься любовью три раза в день,  — сказал он.
        — Размечтался,  — ответила Джолин со смехом и вдруг помрачнела.  — Но Тони…
        — Тони найдет себе девушку сам,  — закончил он вместо нее.  — А эту нашел я. Кто нашел, тот и владелец.
        Осторожно приподнявшись, она посмотрела ему в лицо, пытаясь понять, что же на самом деле произошло.
        — Почему ты передумал?
        Грант ничего не ответил. Вместо этого притянул ее к себе. Признается ли он наконец, что любит ее?
        — Я лгал. Всю оставшуюся жизнь я хочу провести, занимаясь любовью с тобой.
        Эти слова подвели его слишком близко к опасной теме.
        — Слушай, а что там делала Мишель в самый разгар вашего свидания?
        Джолин смотрела на него некоторое время, закусив губу, потом решилась сказать правду:
        — Она приехала с нами.
        — Что?
        Джолин кивнула:
        — Мишель и Тони встречаются вот уже две недели.
        — Встречаются?  — Он ошарашенно уставился на нее.  — Они не могут встречаться.
        — Почему же?
        — Прости, я сморозил глупость. Я просто привык думать о Мишель как о сестре.
        — Ты, может быть, и привык. Но не Тони.  — Джолин улыбнулась.  — Знаешь, она давно влюблена в него.
        Грант не верил своим ушам. Мишель? Давно влюблена?
        — Откуда ты узнала все это?  — спросил он.
        — Женщины разговорчивы. И умеют слушать. Мужчинам следовало бы это иметь в виду.
        — Джолин…
        Она заставила замолчать Гранта, коснувшись пальцем его губ.
        — Это еще не все. Я хочу убедиться, что ты понял: я не интересуюсь Тони и пошла на свидание, чтобы преподать тебе урок.
        Он взял ее за руку и поцеловал в ладонь.
        — Поверь мне, я запомню твой урок. Больше никогда не буду заниматься сводничеством.
        Джолин усмехнулась. Вообще-то она имела в виду несколько другое. Но что поделать? В этом был весь Грант, и Джолин любила его таким.
        Едва они успели одеться, как в дверь позвонили. Грант нахмурился. Ему не хотелось, чтобы волшебное уединение с любимой закончилось.
        — Кто там?  — спросил он, взявшись за ручку двери.
        — Папа!  — раздался громкий голос Кевина.
        Джолин онемела от изумления. Грант поспешно открыл дверь, и Кевин ворвался в прихожую и обхватил ручонками ноги Гранта. Мишель и Тони вошли следом за ним.
        — Извините, но Кевин хотел видеть свою… — Мишель собиралась сказать «маму», но что-то удержало ее.  — Он хотел видеть свою семью,  — закончила она.
        Грант пристально посмотрел на нее, взяв Кевина на руки.
        «Семью,  — и его при этом не бросило в холодный пот.  — Джолин идеально подходит тебе. Вот в чем дело».
        Он резко повернулся к Джолин. Кевин был по-прежнему у него на руках, и Гранту совсем не хотелось отпускать его.
        — Джолин, я… — Он снова не мог подобрать нужных слов.
        — Что, Грант?  — спросила она взволнованно, с надеждой и любовью глядя в его глаза.  — Что ты хотел сказать?
        — Я люблю тебя,  — наконец сумел выговорить он.  — Я люблю тебя,  — снова повторил он.
        На этот раз было легче, и его губы тронула улыбка.
        — Грант мой папа,  — заявил Кевин, словно констатируя факт, который доставлял ему удовольствие.
        Джолин совершенно забыла о Тони и Мишель. Главное, что Кевин и Грант здесь, рядом с ней.
        — Я тоже люблю тебя,  — отчетливо произнесла она.  — И буду любить всегда.
        Глядя в бездонные глаза Джолин, Грант понял, что нашел смысл своей жизни. Вместе они представляют собой единое целое. Вместе они семья.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к