Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Когда Растает Снег " - читать онлайн

Сохранить .
Когда растает снег Кэрол Мортимер


        # Откуда было знать Элли, что случайно оброненную ею фразу ее брат Тоби воспримет как руководство к действию? И вот теперь ей предстоит отправиться на праздничную вечеринку в сопровождении босса Тоби - симпатичного и удачливого Патрика Макграта.

        Кэрол Мортимер
        Когда растает снег

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Золушка пойдет на бал! - с порога объявил Тоби, сияя мальчишеской улыбкой на симпатичном лице. - Но феей прошу меня не называть!
        Элли строго взглянула на него поверх газеты, которую читала, сидя за кухонным столом. Ее голубые глаза прищурились, когда она заметила, что на щеках брата горит румянец.
        - Тоби, ты снова заходил в бар по дороге домой? - заподозрив неладное, спросила она.
        Похоже на то: его глаза как-то чересчур ярко блестят, да и несет он полную чушь.
        - И это вся благодарность за то, что я спас тебя в такой щекотливой ситуации? Ты обвиняешь меня в пьянстве!
        Тоби снова улыбнулся и вошел на кухню, оставив дверь настежь распахнутой, хотя на дворе уже была зима и на сегодняшний вечер обещали обильный снегопад.
        Элли невольно вздрогнула, когда порыв холодного воздуха ворвался в кухню вслед за ее братом.
        - Тоби, хотя бы дверь закрой! - возмутилась она, но в ее голосе звучала нежность.
        - Ты не слышишь меня, Элли?
        Он легко поднял ее со стула и закружил в воздухе.
        - Слышу. Ты говорил что-то насчет Золушки и бала. - У нее уже начала кружиться голова, словно опьянение, в котором находился Тоби, передалось и ей. - Тоби, пожалуйста, хватит!
        Он остановился и, опуская Элли, держал ее за руки, давая ей время обрести равновесие.
        - Элли, я попросил его, и он согласился! Можешь в это поверить? - радостно воскликнул Тоби. - Я же тебе говорил, он такой славный! Он даже зайдет к нам сегодня вечером, чтобы все обсудить. Ну разве не здорово?
        - Тоби, прошу тебя, объясни же наконец, кого ты попросил и о чем? - нетерпеливо прервала его Элли. Впрочем, она уж догадывалась, что произошло, и легкое чувство неловкости начало постепенно овладевать ею. Нет, Тоби, разумеется, не мог… Он бы не стал… О господи, ведь она же просто пошутила!
        Тоби отпустил ее руки и, победно улыбаясь, схватил яблоко из миски, стоявшей на обеденном столе. С невозмутимым видом он принялся хрустеть им.
        - Тоби! - строго окликнула его Элли. - Сейчас же скажи мне, что ты натворил?
        Брат взглянул на нее невинными голубыми глазами.
        - Я попросил Патрика сопровождать тебя на рождественскую вечеринку твоей компании, заявил он, вполне довольный собой.
        - Патрика? - повторила она слабым голосом.
        - Патрика Макграта, моего босса, - нетерпеливо пояснил Тоби, так как она смотрела на него в полном недоумении. - Ты забыла? Мы обсуждали эту проблему в воскресенье, ты еще сказала, что тебе позарез нужно найти какого-нибудь представительного кавалера на эту вечеринку. И вот…
        - Но я пошутила, Тоби, - растерянно пролепетала Элли, медленно опускаясь на стул.
        Брат был моложе ее всего на год, но иногда вот как сейчас, например, - казалось, ему не больше десяти лет от роду.
        Рождественская вечеринка была не за горами, но в этом году, после разрыва Элли с Гаретом, младшим партнером юридической компании, где они оба работали, это мероприятие обещало стать для нее настоящим испытанием. Не пойти туда означало бы проявить трусость перед перспективой встречи с Гаретом и его новой подружкой, а если бы Элли пришла одна, то все могли бы подумать, будто она все еще сохнет по Гарету, что вовсе не было правдой.
        Вот почему в воскресенье, когда они с Тоби ужинали и она выпила на один бокал вина больше, чем следовало, Элли в шутку сказала, что ей было бы неплохо найти себе кого-нибудь вроде Патрика Макграта, всемогущего босса Тоби, чтобы отправиться на этот праздник, и тогда никому бы и в голову не пришло, будто Гарет все еще ее интересует.
        Какая девушка может интересоваться Гаретом, если рядом такой мужчина? Высокий, невероятно красивый, темноволосый и притом необычайно удачливый бизнесмен, Патрик Макграт был идеальным спутником для вечеринки.
        Однако Элли даже не пришло в голову, что Тоби воспримет ее идею серьезно! Расстроенная, она глубоко вздохнула и закрыла глаза.
        - Тоби, пожалуйста, скажи, что ты пошутил!
        Это ведь не правда, что ты попросил Патрика Макграта отправиться со мной на вечеринку на следующей неделе!
        Брат снова надкусил яблоко.
        - Не правда? - Триумфальное выражение начало покидать его лицо, когда он наконец заметил, что Элли действительно не очень-то рада.
        Она встречалась с начальником Тоби только один раз, пять месяцев тому назад, и этой встречи ей вполне хватило. Не оставалось никаких сомнений, что Макграт очень богат, уверен в себе, могущественен. Одним словом, Элли никогда всерьез не думала о том, чтобы встречаться с таким человеком.
        Тоби озадаченно посмотрел на нее:
        - Но тогда, в воскресенье, ты сказала…
        - Я выпила слишком много вина! - Элли поднялась и принялась расхаживать по кухне. - Я не имела в виду… Я не говорила серьезно…
        - Но Патрик будет для тебя потрясающим кавалером на рождественском ужине в пятницу!
        Элли поморщилась, вспомнив, что в точности так и сказала брату в воскресенье. Ситуация, конечно же, сложилась необычная и требовала какого-то экстренного решения. В то воскресенье Элли позволила себе невинную шутку, предположив, что Патрик Макграт будет идеальным вариантом, но она никак не ожидала, что Тоби воспримет ее слова как руководство к действию!
        - Тоби, пожалуйста, скажи мне, что ты не…
        - Я это сделал, - нетерпеливо прервал ее брат. Я попросил Патрика сопровождать тебя на вечеринку, и, раз он согласился, я вообще не понимаю, в чем проблема.
        Он не понимает! Проблема заключалась в том, что Элли чувствовала себя до крайности смешной и к тому же униженной. Разумеется, у нее не было никакого намерения…
        - Тоби, позвони ему прямо сейчас и попроси не приходить к нам сегодня. Скажи, что ты ошибся, что твоей сестре не нужен провожатый ни в следующую пятницу, ни когда-либо еще и что, если мне понадобится кавалер, я найду кого-нибудь среди своих знакомых. Да, обязательно поблагодари его за любезность!
        Элли испытывала неимоверное наслаждение, изливая поток возмущения на своего совершенно невозмутимого брата. Ее голубые глаза гневно сверкали при одной мысли о том, какое смущение она теперь всегда будет испытывать, встречаясь с Патриком Макгратом.
        - Но…
        - Звони ему, Тоби! - повторила она в холодной ярости. - Звони прямо сейчас и все ему скажи.
        - Но…
        - Прямо сейчас, Тоби!
        - Думаю, ваш брат просто пытается вам сказать… Элли, не так ли?., сказать вам, что нет необходимости мне звонить, поскольку я уже здесь, - раздался за ее спиной ленивый и немного насмешливый голос.
        При первых же словах Элли резко повернулась и подняла голову. Прямо перед собой она увидела лицо Патрика Макграта. О, никогда еще Элли не испытывала такого стыда и никогда ей так сильно не хотелось, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее.
        Высокий, с коротко стриженными, немного вьющимися волосами, очень красивый, удачливый. Серые глаза мягко сияли под изящными изгибами темных бровей, уголки губ были слегка приподняты в легкой насмешливой улыбке, четкие черты лица оттенял экзотический, не по сезону, загар. Да, удачливый - даже его небрежный наряд, состоявший из черной шелковой рубашки и потертых джинсов, выдавал почерк известного дизайнера, а кожаные ботинки были определенно ручной работы.
        - Итак, Элли, - медленно проговорил он, что же Тоби должен был мне сказать?
        Она попыталась заговорить, но не могла вымолвить ни слова.
        - Наверное, какие-нибудь подробности относительно следующей пятницы? - предположил Патрик Макграт, и в его глазах появилась легкая насмешка.
        Этот пристальный взгляд Элли видеть уже доводилось; она никогда не рассказывала брату о том, что произошло во время ее неожиданной встречи с этим человеком. Тоби в разговорах с ней ни о чем таком не упоминал, из чего она сделала вывод, что Патрик тоже не стал разглашать подробности той истории.
        Но Элли никогда этого не забудет!
        В том году лето выдалось необычно жарким, поэтому все надевали на себя только самый необходимый минимум одежды. Элли предстоял отпуск на Майорке, и, не желая появиться на тамошнем пляже устрашающе бледной, она решила одним жарким субботним полднем позагорать в саду позади дома.
        Без верхней детали купальника.
        Откуда ей было знать, что Патрик Макграт уже целый час обрывал телефон, пытаясь срочно связаться с Тоби? Что он решит поискать его дома? И что он забредет в сад, обнаружив дом незапертым и совершенно пустым?
        Поняв, что она уже не одна, Элли издала дикий вопль ужаса и стремительно прикрыла грудь, однако нежданный гость, без сомнения, успел многое рассмотреть.
        И теперь Элли видела в его чуть насмешливых глазах отблеск воспоминания. Что бы она там ни говорила в воскресенье, а все-таки, даже если Патрик Макграт был последним мужчиной на земле, она вряд ли бы рискнула пойти с ним куда-нибудь.
        Элли глубоко вздохнула.
        - Тоби… Он ошибся, когда попросил вас… Извините за причиненное беспокойство, мистер Макграт. - Она старалась говорить небрежно, но это ей никак не удавалось. Элли не могла отвести взгляд от пуговицы на его рубашке, не решаясь посмотреть ему в глаза. - Я не имела в виду…
        - Тоби, ты не угостишь нас кофе? А мы с Элли пока выясним, почему мне дают отставку на пятницу.
        Тоби принялся готовить кофе, а Элли укоризненно посмотрела на Патрика Макграта. Ему это все, наверное, кажется забавным, но ей вовсе не до смеха. Можно подумать, будто хоть одна женщина способна дать ему отставку!
        Однако нужно было срочно разобраться во всей этой неразберихе, а Элли не хотелось объясняться в присутствии своего добродушного, но довольно безрассудного братца.
        - Давайте пройдем в гостиную, мистер Макграт, - предложила она, чувствуя, что ее обычное самообладание мало-помалу возвращается к ней.
        Элли было двадцать семь лет, и она заботилась о Тоби с тех пор, как восемь лет назад их родители погибли в автокатастрофе. Все это время она не оставляла работу секретаря в крупной юридической фирме и теперь справедливо полагала, что вполне сильна и самостоятельна.
        Обычно Элли была в состоянии справиться с любой проблемой, но теперь, когда посреди ее гостиной стоял Патрик Макграт, глядя на нее своими холодными смеющимися глазами…
        Господи, как только Тоби выносит его каждый день? Макграт прямо-таки излучает властную самоуверенность, подавляя волю Элли.
        Правда, она знала, что Тоби очень доволен своей работой и боготворит шефа, чьим личным помощником и является. Наверное, Патрик Макграт подавлял только женщин… Ну, по крайней мере ее. Возможно, если бы она не думала постоянно о том, что он видел ее полуобнаженной, тогда бы…
        Нет, надо остановиться, и прямо сейчас! Изгнать из памяти это ужасное происшествие… Интересно, с каким чувством он вспоминает о той встрече?
        - По-моему, мы официально не представлены друг другу, - мягко заметил Макграт, делая ударение на слове «официально».
        Еще бы!
        - Видимо, нет, - довольно резко ответила она. Но думаю, вы понимаете, что я Элли Фэрфакс, старшая сестра Тоби, а я знаю, что вы - Патрик Ти Макграт, босс моего брата.
        Он изящно склонил голову:
        - Ти означает Тимоти. А Элли - это сокращенное от…
        - Элизабет. Хотя какое…
        - Вдруг в пятницу об этом зайдет речь, - пожал он широкими плечами.
        - Мистер Макграт, не будет никакой пятницы. - Она вздохнула. - Я не знаю, зачем мой безрассудный брат…
        - Представляете, он вас просто обожает, прервал ее Патрик Макграт.
        Такое замечание заставило ее слегка покраснеть.
        - Я тоже люблю его, - кивнула она и нахмурилась. - Однако не думаю, что это существенно для темы нашего разговора.
        - Элли, я полагаю, мы могли бы оба беседовать сидя, - спокойно предложил Патрик. - А то мы оба похожи на двух боксеров, готовящихся к поединку на ринге.
        Да, именно так он и заставлял ее чувствовать себя - приготовившейся к обороне.
        - Пожалуйста, присаживайтесь, - сухо отозвалась Элли.
        - После вас, - вежливо заметил он.
        Она нетерпеливо взглянула на него, рискнув снова оказаться под прицелом холодных серых глаз. Старомодные манеры и все такое прочее, еще бы!
        Элли быстро села на диван.
        - Я признаю, что Тоби… - Она мгновенно замолчала, когда заметила, что Патрик Макграт улыбается.
        - Извините, - сказал он, по-прежнему улыбаясь, - насколько я успел заметить, Тоби - наименее эгоистичный из всех людей, кого я знаю. Он также чрезвычайно честен, достоин всяческого доверия и покоряет своим простодушием. Вы так много сделали для него, Элли!
        В его голосе прозвучало неподдельное восхищение, и Элли помимо воли опять покраснела.
        - Надеюсь, он вполне устраивает вас в качестве помощника…
        - Предмет нашего разговора - вовсе не Тоби и не мое отношение к нему как к помощнику, Элли, - нетерпеливо прервал ее Патрик. - Тоби необыкновенный молодой человек, и всем этим он обязан вам.
        - Ну, знаете ли, наши родители тоже в этом поучаствовали…
        - Ваши родители погибли, когда Тоби было восемнадцать. - Патрик покачал головой. - Это очень опасный возраст для юноши, оставшегося без опекунов.
        - Вы не ошиблись, когда назвали Тоби довольно простодушным, - Элли нахмурилась. Хотелось бы знать, что именно брат мог рассказать Патрику Макграту о ее личной жизни!
        Патрик посмотрел на нее немного озадаченно:
        - Вы должны гордиться им, Элли, а не…
        - А вот и кофе!
        Широко улыбаясь, Тоби распахнул дверь ударом ноги и вошел в комнату с подносом.
        Элли бросила на брата взгляд, полный любви.
        Конечно, она гордилась им - он прекрасно закончил школу, потом изучал право в университете, два года проработал в юридической фирме и наконец получил это место у Макграта. Еще бы ей не гордиться таким братом! Вот только если бы он был чуточку хитрей и проницательней, когда речь заходила о ее личной жизни!
        - Ну что, все улажено? - поставив поднос на низкий журнальный столик, Тоби в ожидании переводил взгляд с одного на другую.
        - Почти, - сухо ответил Патрик.

«Да ни о чем мы не договорились», - подумала Элли. Она была благодарна Патрику за похвалу в адрес Тоби и за признание той важной роли, которую она сыграла в жизни младшего брата, но это вовсе не значило, что Элли была готова согласиться с тем смехотворным планом…
        - Нам осталось договориться о мелочах, - заверил Патрик молодого человека.
        - Правда? - Тоби казался очень довольным. Тогда, если не возражаете, я вас покину - у меня свидание. Вы пока болтайте, а я пойду наверх, переоденусь. Я скоро вернусь, - добавил он, выходя из комнаты.
        - Ну вот, что я и говорил, - пробормотал Патрик Макграт. - Ваш младший брат похож на ребенка, которого ни за что не хочется обижать или разочаровывать.
        - А я боюсь, что как раз пришло время сделать это, - сурово отозвалась Элли.
        - Почему? - Макграт остановил удивленный взгляд на ее лице.
        - Потому что оно пришло, мистер Макграт! нетерпеливо заговорила она.
        - Патрик, - мягко, но настойчиво произнес он.
        - Хорошо, Патрик, - сдалась Элли, стараясь не убавлять строгости в своем голосе.
        - Видимо, что-то произошло с тех пор, как Тоби разговаривал со мной сегодня днем? - живо поинтересовался он. - Вам и вашему бывшему дружку удалось договориться? Потому что, если…
        - Нет, нам не удалось договориться, - резко прервала она, чувствуя, что ситуация все больше и больше выходит из-под контроля. - Но это не значит, что…
        - ..что вы пойдете на вечеринку со мной, медленно закончил он. - У вас появилась другая кандидатура?
        - Нет, но…
        - Тогда в чем проблема? Меня попросили, я согласился.
        - Вы говорите то же, что и Тоби! - слабеющим голосом произнесла Элли. - Мистер… то есть Патрик… вы не можете всерьез думать, что будете сопровождать меня на эту скучнейшую вечеринку!
        - Почему?
        - Потому что там и вправду будет скучно! - с жаром воскликнула она. Что с ним такое? Он что, не видит, что она не хочет идти с ним?
        Его губы скривились в подобии улыбки.
        - Элли, я полагаю, вы себя недооцениваете.
        - Послушайте, Патрик, Тоби не следовало рассказывать вам так много о моей жизни.
        - Вы немного смущены, - заключил он, по-видимому заметив ее румянец.
        Немного смущена? Тоби еще никогда так не подставлял ее. Он, конечно, парень честный и достойный доверия, но вот с его наивностью надо срочно что-то делать!
        - Да, смущена, - призналась Элли с тяжелым вздохом. - И я не понимаю, почему вы должны выполнять просьбу Тоби, пусть даже он и является вашим любимым сотрудником!
        Патрик Макграт долго пристально всматривался в ее лицо, потом наконец спросил:
        - Не понимаете?
        В уголках губ Патрика пряталась улыбка, а в бездонных глазах появился странный блеск, который почему-то напомнил Элли о том, что случилось в саду пять месяцев назад, о ее паническом бегстве…
        Те же самые насмешливые глаза смотрели на нее теперь, только она не могла вскочить и убежать…
        - Не знаю, Элли, почему вы должны чувствовать себя неловко только потому, что у какого-то идиота не хватило мозгов оценить то сокровище, что находилось у него в руках?
        Это прозвучало как комплимент, хотя и немного странный.
        - Я не из-за этого чувствую себя неловко, нехотя призналась она. - Мои отношения с моим другом… это мое личное дело. Не понимаю, как Тоби мог оказаться настолько нескромным, чтобы предложить вам составить мне компанию.
        - Вы же собирались попросить меня об этом?
        - Разумеется, нет! - нетерпеливо воскликнула Элли.
        - Хм, поскольку я до разговора с Тоби вообще не знал об этой вечеринке, то сам уж никак не мог пригласить вас на нее! Послушайте, я думаю, Тоби не имел в виду ничего дурного, - снова заговорил Патрик. - Он просто… беспокоится о вас, хочет, чтобы вы были счастливы.
        - Нечего ему беспокоиться! - запротестовала Элли. - Мне двадцать семь лет, а не двенадцать!
        - Никто не спорит, вы совершеннолетняя особа, - усмехнулся Патрик, - очень даже!
        Элли нахмурилась:
        - Что вы имеете в виду?
        - Ничего особенного, - резко ответил он и поднялся с дивана. - Так вы точно уверены, что вас не нужно сопровождать на эту вечеринку в пятницу?
        - Абсолютно, - подтвердила она с невозмутимым видом.
        Как бы приятно ей ни было впорхнуть в офис под руку с таким привлекательным кавалером и увидеть изумление на лице Гарета, Элли никак не могла согласиться на это.
        - Не сочтите меня неблагодарной…
        Он кивнул:
        - В таком случае мы просто теряем время.
        Надеюсь, вы все объясните Тоби, когда он спустится? И пожалуйста, передайте ему, что я изо всех сил старался уговорить вас.
        - А кофе? - Элли беспомощно взглянула на Патрика, вдруг сообразив, что даже не сделала попытки налить ему чашку.
        Он сухо улыбнулся:
        - Мы оба знаем, что это был всего лишь предлог, чтобы поговорить наедине.
        - Да, - вздохнула Элли и тоже поднялась, чтобы проводить его.
        В дверях Патрик задержался.
        - Не будьте слишком суровы с Тоби за то, что он сделал. Тоби чувствует себя обязанным заботиться о вашем счастье.
        - Постараюсь не забывать об этом, - спокойно и даже как-то отрешенно отозвалась она.
        - Элли…
        У Элли едва не перехватило дыхание, когда она поняла, что находится под пристальным взглядом загадочных серых глаз Патрика Макграта. Он и вправду был самым фантастическим мужчиной, какого ей когда-либо доводилось видеть.
        - Вы знаете, где меня найти, если передумаете, - шепнул он.
        Да, Патрик был потрясающим. И если бы он пришел с ней на вечеринку, это спасло бы ее уязвленное самолюбие! Но ни за что на свете Элли не смогла бы принять его предложение.
        - Я не передумаю, - твердо сказала она.
        Элли не могла предположить, что на следующей неделе произойдет нечто настолько ужасное, что она не просто передумает, но даже будет вынуждена самолично отправиться к Патрику Макграту и попросить его все-таки пойти с ней на эту злосчастную вечеринку.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Как я выгляжу? - Элли, вопросительно улыбаясь, вошла на кухню, где Тоби доедал приготовленный ею ужин.
        - Потрясающе! - с восторгом отозвался он. Новое платье?
        Конечно, платье было новое. Да и как иначе, если она собралась выйти в свет с Патриком Макгратом? Элли хотелось надеть что-то модное и яркое, и она сразу поняла, что именно, когда увидела облегающее красное платье длиной до колена - как раз такое, чтобы убедить Гарета, что она больше ничуть не сокрушается об их разрыве.
        - Оно тебе нравится? - спросила Элли брата с некоторой неуверенностью в голосе.
        Примерив наряд дома, она поняла, что на ней он выглядит совершенно по-другому, нежели в витрине магазина. Платье оказалось чересчур откровенным: оно не только дерзко обтягивало ее фигуру, но и слишком сильно открывало взгляду грудь, руки, шею и спину. Волосы, присобранные на затылке двумя золотыми заколками, свободной волной струились по плечам, огромные глаза и губы, на которых была помада под цвет платья, выделялись на ее красивом бледном лице. Такой увидела себя Элли в зеркале своей спальни и тут же подумала, не стоит ли тотчас все это снять и надеть старое доброе черное вечернее платье, в котором всегда выходила в свет прежде.
        - Ты потрясающе выглядишь, сестрица! - заверил ее Тоби, глядя на нее с восхищением. - Он не сможет удержаться на ногах.
        Элли нахмурилась.
        - Тоби, это вовсе не для того, чтобы завлечь Патрика Макграта…
        - А я имел в виду Гарета… - пробормотал он.
        - А, Гарет… - тихо повторила Элли и почувствовала, что краснеет из-за своей глупой ошибки.
        По правде говоря, Гарет совсем вылетел у нее из головы, пока она собиралась на эту вечеринку.
        Довольно смешно, если учесть, что ей пришлось пойти на многое, чтобы избавиться от этой проблемы с Гаретом. Начать с того, что Элли была вынуждена спрятать подальше свою гордость, отправиться к Патрику и сообщить ему о том, что она передумала.
        Надо отдать должное Макграту - он даже бровью не повел, когда Элли совершенно неожиданно появилась в его офисе три дня назад и спросила, может ли он все-таки составить ей компанию на вечеринке в пятницу.
        - Я вас ждал, - заявил Патрик Макграт, как только она вошла в кабинет. Он отложил в сторону свою ручку с золотым пером, улыбнулся Элли поверх кипы бумаг и папок, наваленных на его письменном столе, и поднялся с кресла.
        - Вот как? - нахмурилась она.
        Как это Патрик мог ожидать ее, если она сама еще полчаса назад не знала, что придет сюда?
        - Назовем это предчувствием. - Патрик кивнул ей на стул:
        - Присаживайтесь.
        Сегодня он казался каким-то другим. Может быть, оттого, что выглядел моложе своих тридцати восьми лет. На нем был темно-серый костюм, белая шелковая рубашка и тщательно повязанный светло-серый галстук.
        Элли проигнорировала его предложение, зная, что совершила ужасную ошибку, придя сюда сегодня, что должна была сначала как следует подумать, что…
        - Я все еще свободен в пятницу вечером, если вас это интересует, - заметил Патрик.
        - Правда?
        Он утвердительно кивнул.
        Элли с трудом проглотила ком в горле. Но после того, что ей довелось узнать сегодня, присутствие этого человека рядом с ней на вечеринке в пятницу становилось более чем необходимым.
        - Элли? - переспросил Патрик, видя, что она в замешательстве и не может вымолвить ни слова. - Что-то случилось?
        Случилось? Гарет, этот эгоистичный, безмозглый, безответственный…
        - Значит, случилось, - вынес свой вердикт Патрик. Он поднялся с места, чтобы налить ей кофе из кофейника, стоявшего на углу стола. Извините, нет ничего покрепче. Судя по вашему виду, вам требуется как минимум двойной виски.
        - Я не пью виски, - пробормотала Элли, делая глоток обжигающе горячего кофе.
        Вряд ли это приведет ее в чувство, но, по крайней мере, чашка с кофе хоть как-то занимала ее дрожащие руки. И не просто дрожащие, а ледяные, как она поняла, сжимая горячую чашку.
        Снегопад, который обещали всю неделю, наконец обрушился на город этим утром, а Элли, охваченная страшным волнением, забыла надеть пальто и перчатки, когда убегала из своего офиса.
        - Произошло что-то, о чем мне следует знать? деликатно поинтересовался Патрик.
        - Дело не в Тоби, если вас это беспокоит.
        - Я думал не про Тоби. Он уехал в Йорк с одним из наших служащих. Прошу вас, присядьте, Элли, - тихо попросил Патрик.
        Ну конечно. Он не сядет, пока не сядет она!
        Элли осторожно опустилась на стул, следя за тем, чтобы ее чашка не соскользнула с блюдца.
        Патрик снова устроился за столом.
        - Не спешите. У меня нет никаких встреч на ближайшую пару часов.
        - Это не займет много времени, - ответила она, стараясь вернуть былое самообладание. Мой бывший парень собрался объявить о своей помолвке на этой вечеринке в пятницу.
        - Вот как… - пробормотал Патрик.
        Элли пристально посмотрела на него:
        - Мне его личная жизнь совершенно безразлична.
        Он приподнял брови:
        - Неужели?
        - Послушайте, мистер… Патрик, не знаю, что там Тоби нарассказывал вам о моих отношениях с Гаретом, но…
        - Ничего особенного ваш брат не рассказывал, - совершенно спокойно прервал он ее. - Тоби умеет быть очень осмотрительным в выражениях, когда требуется. - Патрик бросил на нее неодобрительный взгляд. - В противном случае он не смог бы выполнять работу моего помощника!
        - Ну да, понятно. - Элли покачала головой. Это я порвала с Гаретом.
        - В таком случае почему…
        - Он всем в офисе рассказал, что бросил меня, - неохотно пояснила Элли. - А потом, когда уже через пару дней появился с новой подружкой… Что мне было делать? Объяснять всем, что на самом деле все не так, как он рассказывает? Я выглядела бы глупо, просто как обиженная женщина, не знающая, как отомстить!
        - Да… И все же интересно было бы знать, почему вы решили перестать с ним встречаться?
        - Потому что… - Она глубоко вздохнула и покачала головой. - Думаю, что это мое личное дело, и оно никого больше не касается.
        - Ладно, - сдался Патрик. - И все-таки не понимаю, почему вас так расстраивает его помолвка?
        - Вовсе она меня не расстраивает! - решительно заявила Элли. - Поймите, мне работать с этими людьми, Патрик! Если я приду в пятницу одна, а он объявит об этой своей помолвке…
        - Все коллеги будут вас жалеть, бедняжку, закончил за нее Патрик.
        Ее глаза вспыхнули синим огнем.
        - Вот именно! - Ей предстояло работать с этими людьми каждый божий день! Нет, в такой ситуации все же было менее унизительным прийти сюда и попросить о помощи этого совершенно чужого человека. - Если вы согласны…
        Если вы все еще согласны, то это будет чисто деловое соглашение между нами, - холодно заявила она. - Я возмещу вам все расходы, какие вы понесете из-за меня, включая бензин для машины, которая привезет нас туда, напитки, которые вам придется покупать.
        - Лучше помолчите, Элли, - резко произнес Патрик. - Когда я провожу вечер с дамой, плачу всегда только я. Договорились?
        - Нет, не договорились, - строптиво возразила она. - Это я вас приглашаю, значит, я и плачу - Плачу я, и это условие, при котором я согласен сопровождать вас, Элли. Иначе наша сделка не состоится.
        - Но это вовсе не одна из ваших коммерческих сделок!
        Патрик тихо рассмеялся:
        - Элли, разве для вас не важно показать этому самому Гарету, что вы способны привлечь другого мужчину кроме него? Кстати, это совершеннейшая правда!
        Он одобрительно окинул взглядом ее изящную фигуру.
        Элли была одета в один из своих офисных костюмов, сегодня это был облегающий черный, с голубой блузкой. Она никогда не строила иллюзий относительно своей внешности - не красавица, но смотреть на нее действительно было приятно. Стройная, всегда хорошо и со вкусом одетая, голубоглазая, с густыми темными ресницами, мягкой, нежной кожей, Элли, безусловно, была довольно-таки симпатичной, но в ней не было ничего такого, что бросалось бы в глаза и привлекало бы взгляды. Вот почему, когда в их компании шесть месяцев назад появился Гарет белокурый красавец с теплыми синими глазами, - она была несказанно удивлена, что этот молодой человек сразу же стал проявлять к ней такой интерес.
        Что ж, за это время она успела узнать истинную цену лести и настойчивому вниманию, поэтому не сомневалась, что мистер Макграт всего лишь отдает дань вежливости.
        Его глаза прищурились.
        - И как давно вы расстались с Гаретом?
        - Какое это имеет значение? - неуклюже ответила она.
        Патрик пожал плечами.
        - Просто мне интересно, почему у вас до сих пор не появился новый приятель.
        Элли горько усмехнулась:
        - Потому что после общения с Гаретом мне больше не хочется заводить себе нового друга.
        - Хм, с каждой минутой ваша история становится все более и более захватывающей! - пробормотал Патрик.
        Она бросила на него укоризненный взгляд.
        - Поверьте, ничего захватывающего в этом нет!
        - Значит, проще обратиться с вашей просьбой к совершенно незнакомому человеку, нежели просто взять и завести себе нового воздыхателя? - задумчиво произнес Патрик. - Впрочем, может, вы и правы.
        - Вы так считаете?
        Нет, ей вовсе не просто было попросить Патрика стать ее спутником на один вечер, но разве она не оказалась в безвыходной ситуации? Не пойти вообще? Ни за что она не доставит Гарету такого удовольствия!
        - Считаю. - Патрик загадочно улыбнулся. Что ж, как я уже сказал, Элли, я все еще не занят в пятницу вечером.
        Она набрала в легкие побольше воздуху.
        - Значит, вы сможете пойти со мной на вечеринку?
        Неожиданно лицо Патрика озарила улыбка, сразу сделавшая его на несколько лет моложе, и серые глаза потеплели.
        - А я уже начал думать, вы так никогда и не отважитесь попросить меня об этом!
        Вот почему теперь Элли стояла тут, облаченная в весьма пикантное красное платье, накрашенная так, как никогда не позволяла себе прежде.
        Патрик Макграт запаздывал.
        Было уже без четверти восемь, а ведь, когда Элли покидала его офис три дня тому назад, они условились, что он заедет за ней в половине восьмого, чтобы явиться в ресторан с вежливым опозданием в десять-пятнадцать минут и поспеть как раз к тому времени, когда будут подавать аперитивы.
        - Патрик всегда такой непунктуальный? спросила Элли, хмурясь.
        - Он приедет, не волнуйся, - заверил ее Тоби, - а мне уже пора. Я сказал Тесе, что заеду за ней около восьми. - Этим вечером он собирался в кино с подружкой, с которой встречался последние два месяца. - Хочешь, я позвоню Патрику на мобильный? Может, машина сломалась или что-нибудь еще случилось.
        - Разве «мерседесы» ломаются? - с горькой иронией возразила Элли, мысленно задавая себе вопрос, попадет ли она вообще на эту злосчастную вечеринку.
        - Мой - нет, - откликнулся знакомый голос.
        Элли вздохнула и повернулась лицом к Патрику, который стоял на пороге. Хорошо, что она успела набрать воздуха в легкие, иначе теперь бы просто задохнулась - в смокинге он выглядел просто ошеломляюще.
        - Мне не нравится, когда люди вот так подкрадываются и пугают меня, - сердито сказала Элли, изо всех сил пытаясь скрыть свое смятение.
        Как можно быть таким красивым? Таким потрясающим? Никакими другими словами описать Патрика было бы невозможно.
        - Я напугал вас? - он насмешливо приподнял брови. - Ну как, я подхожу?
        Еще бы! До такой степени, что любая другая женщина умерла бы от зависти!
        Патрик всего лишь помогает ей справиться с трудным испытанием. Он здесь не для того, чтобы ее пульс бился чаще, колени слабели и все внутри таяло!
        - Элли немного нервничает сегодня, - решил извиниться за нее Тоби, держа в руках свою куртку и собираясь уходить. - Счастливо провести время! Хочешь, чтобы я вечером дождался тебя, Элли?
        - Нет, ложись спать, - она бросила на брата укоризненный взгляд, но он только виновато улыбнулся в ответ, помахал рукой и исчез.
        - Мы ведь не задержимся на этой вечеринке, правда, Элли? - Патрик насмешливо посмотрел на нее. - Я привык ложиться спать в пол-одиннадцатого.
        Элли сделала нескромное предположение, что единственной причиной, по которой такой мужчина мог оказаться в постели в столь раннее время, было то, что он там окажется не один, но вслух сердито сказала:
        - Вы опоздали.
        - Всего на несколько минут, - небрежно ответил Патрик. - Мне пришлось по дороге заехать и купить вам это.

«Это» оказалось прелестной красной розой, едва распустившимся бутоном, чью хрупкую красоту только оттеняли пушистые снежинки, поблескивавшие на лепестках.
        Элли в растерянности захлопала ресницами, не решаясь посмотреть Патрику в глаза. Этот подарок не особенно вписывался в рамки их делового соглашения.
        - Спасибо, - пробормотала она и прикрепила цветок к корсажу платья.
        - Что ж, теперь можно ехать, - мягко сказал Патрик.
        - Давно пора, - отозвалась Элли, немного смущенная тем, что он так ничего и не сказал ни о ее платье, ни о прическе.
        Впрочем, она ведь тоже не сказала ему, какое впечатление он произвел на нее. Такие нюансы не входили в их соглашение, так что пока все идет как надо. Элли накинула свое длинное черное зимнее пальто, и Патрик вдруг пробормотал:
        - Какая жалость! Вы выглядите потрясающе в этом платье, просто обидно прятать его под пальто.
        - Спасибо. - Элли почувствовала, как тепло наполняет каждую клеточку ее тела, и просто не могла сдержать улыбку.
        - Да уж, - сказал Патрик, когда они сели в машину. - Полагаю, Гарет просто будет кусать себе локти!
        - И Тоби так сказал, - рассмеялась она.
        - А мы оба знаем, что Тоби не стал бы лгать.
        Да, Тоби не стал бы ее обманывать. Но Патрик… В нем чувствовалась какая-то внутренняя безжалостность, холодность, способность ранить, как стальной нож, в самое больное место.
        Однако Элли моментально забыла и о своих опасениях, и о неожиданных комплиментах Патрика, как только они подъехали к ресторану.
        Должно быть, все служащие компании «Делакорт и Делакорт» уже в сборе, и, без сомнения, ее опоздание уже истолковано как трусливое бегство.
        - Все будет хорошо, Элли, - наклонившись к ее уху, прошептал Патрик и взял ее ладонь в свою руку. - Положись на меня.
        После предательства Гарета Элли не думала, что сможет когда-либо довериться мужчине.
        - По-моему, я так и не поблагодарила тебя за то, что ты согласился помочь мне… - пробормотала она, смущенная неожиданно возникшей между ними близостью.
        - Ну почему же, - рассмеялся он. - Благодарность в мой адрес уже была, правда в тот первый раз, когда ты выставила меня вон. Давай лучше дождемся конца вечеринки и посмотрим, захочешь ли ты тогда поблагодарить меня!
        Элли бросила на него быстрый пронзительный взгляд - его слова прозвучали как-то двусмысленно.
        - Да не волнуйся же так, Элли! Клянусь, весь вечер я буду твоим самым преданным другом.
        - Да? - с сомнением спросила она.
        В конце концов, что Элли знает об этом человеке? Только то, что ей рассказывал Тоби. Тридцать восемь лет. Очень удачлив в бизнесе. Не женат. Вот и все. Каков он в компании? Как поведет себя после пары бокалов спиртного?
        - Ну, вот мы и приехали, - проговорил он, останавливая свой спортивный «мерседес» рядом с зеленым «роллс-ройсом» босса Элли.
        Элли плотнее закуталась в пальто и подняла воротник, когда они поспешили ко входу в ресторан.
        - Это мы оставим здесь, - тихо сказал Патрик, когда они вошли в вестибюль, и легким движением снял с нее пальто, прежде чем она успела понять, что происходит.
        Оставшись в одном платье, Элли снова почувствовала смущение и неловкость. Наверное, она перестаралась с нарядом. Речь идет всего лишь о рождественской корпоративной вечеринке.
        Вдруг она покажется смешной в своем откровенном платье?
        - Элли, ты выглядишь потрясающе, - тихо шепнул Патрик, и его губы нежно коснулись ее губ, а рука обвила талию и прижала к своему телу Поцелуй оказался таким неожиданным и страстным, что Элли не могла не ответить на него. Она даже на мгновение забыла, где они находятся. Ее кровь огнем разливалась по всему телу, ноги ослабели.
        Когда Патрик снова посмотрел ей в лицо, его глаза словно излучали какой-то таинственный свет.
        - Так-то лучше, - пробормотал он и провел кончиком пальца по ее нижней губе. - Теперь ты действительно похожа на женщину, которая пришла на вечеринку со своим возлюбленным.
        - В следующий раз сообщи мне, если соберешься сделать что-нибудь подобное, - резко парировала Элли и принялась рыться в своей сумочке. - Помада. Ты испачкался.
        - Да? Вытри, пожалуйста, мне не видно.
        Элли с трудом проглотила комок в горле. О, как же ей хотелось, чтобы ее сердце не колотилось так сильно, рука так не дрожала, когда она принялась вытирать салфеткой следы своей помады с его губ! Элли так старалась не выдать своего волнения, что совершенно не обратила внимания на мужчину, который остановился рядом с ними и принялся их разглядывать, словно не веря своим глазам.
        - Элли? - наконец неуверенно позвал он.
        Она замерла в напряжении, потом посмотрела на него.
        - Гарет?
        Элли не видела, скорее почувствовала, как Патрик приблизился к ней; через мгновение его рука властно обвила ее талию.
        - Патрик, это мой коллега по работе, Гарет Дэвис, - медленно проговорила она, наслаждаясь производимым впечатлением. - Гарет, это Патрик Макграт.
        - Тот самый Патрик Макграт? - нахмурившись, переспросил Гарет.
        Патрик улыбнулся, но улыбка не растопила ледяного сияния его серых глаз.
        - Возможно, я не единственный Патрик Макграт в мире.
        - Нам пора, Патрик, - быстро вмешалась Элли. Она отчетливо увидела яростный вызов в глазах обоих мужчин. - Извини, Гарет.
        Схватив Патрика под руку, она увлекла его в главный зал ресторана.
        И зачем только он ее поцеловал! Она все еще чувствовала прикосновение его губ, тепло, которое разошлось по всему ее телу. А какое самозабвение ее охватило, когда Патрик прижал ее к себе…
        А Гарет? Как странно, что теперь Элли ничего не чувствовала к нему! Разве что легкое недоумение оттого, что она так долго могла находить его обаятельным…
        Что все это значит?
        Но они уже вошли в зал, и Патрик здоровался с Джорджем Делакортом, владельцем фирмы «Делакорт и Делакорт». На вопросы, которые она себе задала, ответы найдутся позже.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Я и не знал, что ты придешь сюда сегодня вечером с Элли, Патрик! - Пожилой джентльмен тепло поприветствовал Макграта, и оба мужчины обменялись рукопожатием.
        Джордж Делакорт был высоким седым господином с проницательными сверкающими карими глазами, выдававшими в нем наблюдательного человека.
        - Как же так, ты не сказала мне, Элли! - поддразнил он.
        Сказать ему? Но что же? Несколько мгновений тому назад она и не подозревала, что ее босс и Патрик знакомы!
        - Как Энн и Томас? - улыбаясь спросил Джордж.
        - Спасибо, прекрасно, сэр, - вежливо ответил Патрик. Его рука по-прежнему обвивала талию Элли.
        Почему он не сказал ей, что знаком с Джорджем Делакортом? По той непринужденной манере, с какой Патрик разговаривал с ним, становилось очевидным, что ее спутник не сомневался в возможности такой встречи.
        - А Тереза? - продолжал расспрашивать его Джордж. - Разбивает сердца, как и прежде?
        Патрик пожал плечами:
        - Да нет, похоже, она встретила своего единственного.
        - И прекрасно, - усмехнулся Делакорт.
        Кто же такие все эти Энн, Томас и Тереза? Элли подумала, что ей следовало бы расспросить Патрика о кое-каких подробностях его личной жизни, но как она могла знать, что это окажется важным?
        - Я должен сказать Мэри, что ты здесь, она очень обрадуется, - Джордж с улыбкой похлопал его по плечу. - И Сара тоже где-то тут. - Он вдруг нахмурился:
        - Ты придешь на семейную вечеринку завтра?
        - Разумеется, - отозвался Патрик.
        - Приводи с собой Элли, - Джордж подмигнул ей. - Ты ведь придешь, дорогая?
        Элли не имела ни малейшего представления, о какой семейной вечеринке идет речь.
        - Я не уверен насчет планов Элли на завтра, ответил Патрик. - Мы вам сообщим.
        - Конечно, конечно! Пойду найду Мэри. Джордж еще раз улыбнулся молодой паре, прежде чем отправиться на поиски своей жены.
        - Так вот какой он, злосчастный Гарет, - задумчиво пробормотал Патрик, когда они остались одни. - Надо сказать, он не особенно впечатлил меня, Элли.
        - Да бог с ним, с Гаретом! Лучше скажи, кто такие Энн, Томас и Тереза? - сердито прошипела она в ответ. - И откуда ты знаешь Джорджа Делакорта?
        - Он мой дядя, - небрежно уронил Патрик, с интересом рассматривая около сорока других сотрудников компании, собравшихся в зале. - А что касается Энн, Томаса и…
        - Твой дядя? - Элли недоверчиво посмотрела на него.
        - Да, он женат на моей тете, - кивнул Патрик. Мэри Делакорт - сестра моего отца.
        - Почему же ты мне не сказал?! - возмущенно воскликнула она.
        Патрик взглянул на нее. Его темные брови удивленно приподнялись, а в серых глазах снова появилась насмешка.
        - Я не думал, что это важно.
        - Не думал! - сердито повторила она.
        - Элли, почему ты повторяешь все мои слова? ехидно осведомился он.
        - Потому что просто не могу поверить своим ушам! - Она почувствовала, что медленно краснеет, ее синие глаза грозно засверкали. - А Тоби знает, что мой босс приходится тебе дядей?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Патрик. Наверное, да. Как ты думаешь, нам не пора пообщаться с остальными гостями? Некоторые твои коллеги посматривают на нас с большим любопытством.
        Элли было все равно, смотрят на них или нет, ей хотелось немедленно все прояснить, даже если это займет полночи. Если Тоби знал, что Патрик приходится близким родственником Джорджу Делакорту, то…
        - Патрик!
        Элли обернулась и увидела Сару Делакорт, единственную дочь Джорджа, которая устремилась в объятия к Патрику и поцеловала его.
        Сердце Элли подскочило, когда она заметила, с какой искренней радостью эта молодая женщина смотрит в лицо Патрика.
        Сара была настоящей красавицей, а облегающее короткое черное платье выгодно подчеркивало все преимущества ее гибкого тела, шелковистых светлых волос и нежного лица. К сожалению, именно с Сарой Гарет встречался последние полтора месяца, и именно о помолвке с ней он и собрался объявить на сегодняшней вечеринке!
        И теперь Элли со смятением поняла, что Сара - кузина Патрика!
        - Как ты тут оказался? - спросила Сара, не выпуская его из объятий и глядя ему в лицо с неподдельным обожанием.
        Патрик ласково улыбался ей. Видимо, он был не менее рад встрече с Сарой.
        - Меня привела Элли, - сказал Патрик, поворачиваясь и беря свою спутницу за руку.
        - Боже, Элли, я сто лет тебя не видела! - тепло поприветствовала ее Сара. - Ты потрясающе выглядишь!
        Ее слова прозвучали очень искренне. Действительно, молодые женщины давно не виделись.
        Последний год Сара провела в Париже, работая на одного известного дизайнера. Ее карьера модели неожиданно совершила стремительный взлет в течение последнего полугода, и теперь ее фото красовались на обложках многих популярных журналов. Именно потому, что Сара так долго была за границей, она не имела ни малейшего представления о том, что ее Гарет еще два месяца назад встречался с Элли!
        И Элли была почти уверена, что Гарет ничего не говорил о ней своей новой пассии и уж тем более не рассказывал о том, что какое-то время встречался с ними обеими. Сама она тоже не собиралась сообщать об этом Саре, хотя то обстоятельство, что Патрик приходился ей кузеном, делало всю ситуацию какой-то неловкой.
        - Насколько я понимаю, сегодня ты принимаешь поздравления, Сара?
        Элли заметила, что теплота вдруг исчезла из глаз Патрика.
        - Ну разве не чудесно? - мечтательно проворковала Сара. Внезапно она показалась Элли совсем юной, много моложе, чем была на самом деле. - Еще вчера я была такая беспечная и свободная. И вдруг - раз! - я потеряла почву под ногами, как только увидела его.
        Сара смущенно рассмеялась, а рука Патрика сильнее сжала пальцы Элли, хотя его взгляд по-прежнему был прикован к лицу двоюродной сестры.
        - Любовь с первого взгляда, да? - сухо спросил он.
        - Что-то вроде этого. - Сара прямо-таки светилась от счастья. - Подожди, скоро ты с ним познакомишься. Он тебе понравится!
        Элли сильно в этом сомневалась, поскольку помнила, что Патрик говорил о Гарете несколько минут назад. Конечно, мнение Патрика сложилось таким образом во многом благодаря рассказам Элли. Что он станет думать об этом человеке впоследствии, судить было сложно. Да и какая разница?
        Ситуация становилась все более интригующей. Что задумал Тоби, устроив ей это свидание с Патриком? Неужели ее брат не понимал, что нельзя так запутывать между собой ключевые фигуры всей этой драмы?
        Патрик слегка наклонил голову:
        - Не сомневаюсь, ты найдешь время представить нас друг другу. А сейчас, я думаю, Элли хочет познакомить меня со своими коллегами.
        - Конечно, - согласилась Сара и с жаром добавила:
        - Я так рада снова видеть тебя, Элли! Если будет время, давай сходим куда-нибудь вместе, выпьем кофе и поболтаем, как раньше!
        Поболтаем? О ее счастливой любви с Гаретом? Нет уж, спасибо!
        - С удовольствием, - тихо ответила она, пряча свое недовольство.
        - Еще увидимся, Сара, - быстро проговорил Патрик, увлекая за собой Элли. - Оставь это на потом, ладно? - обратился он к ней, как только они отошли подальше.
        - Но…
        - Элли, здесь не место обсуждать это, договорились? - прошептал он, увидев, что она упрямо остановилась посреди набитого людьми зала.
        - Нет, не договорились!
        Все пошло наперекосяк из-за неожиданного родства Патрика с семейством Делакорт. Он тяжело вздохнул, заметив мрачное выражение на ее лице.
        - Я понимаю, все это может показаться тебе…
        - Нет, ты не понимаешь, каково мне!
        - Ну, может, и нет, - хмыкнул Патрик. - Но у нас впереди целый вечер, который нужно выдержать до конца. И о помолвке твоего бывшего приятеля будет объявлено как раз ближе к концу мероприятия…
        - О помолвке Гарета с твоей двоюродной сестрой!
        - Да, - мрачно подтвердил Патрик. - Однако, я полагаю, ты тоже заметила, что Джордж не особенно в восторге от перспективы иметь Гарета Дэвиса своим зятем!
        - Не в восторге? - растерянно повторила Элли.
        Конечно, Джордж знал, что Гарет еще пару месяцев назад встречался с Элли, - это знали все в компании. Но когда босс заговорил с ней о ее отношениях с этим молодым человеком, она заявила, что их связывала только дружба. Элли не могла переступить через свою гордость, но тогда даже не подозревала, что Джордж расспрашивает ее о Гарете, волнуясь из-за своей дочери.
        - Нет, - тяжело вздохнув, сказал Патрик.
        Элли нахмурилась:
        - Тогда почему он что-нибудь не придумает, чтобы…
        - Что же? Сказать Саре, что этот тип - просто охотник за приданым? Ведь он именно таков, правда, Элли? Человек, который повсюду ищет выгоду и мечтает, чтобы ваша компания называлась «Делакорт, Делакорт и Дэвис», верно?
        Элли кивнула. Гарет был именно таким. Красивый, обаятельный - и чудовищно меркантильный.
        Шесть месяцев назад Элли - секретарша Джорджа, очень уважаемый человек в компании - казалась ему лакомым кусочком, но ее шансы упали до нуля, когда вдруг выяснилось, что у босса есть незамужняя дочь.
        - Да, - с горечью произнесла Элли, чувствуя себя до крайности униженно.
        Патрик кивнул:
        - А теперь, как ты думаешь, какова будет реакция Сары, если кто-нибудь скажет ей такое о человеке, в которого, как ей кажется, она безумно влюблена?
        Как бы реагировала сама Элли, если бы ей сказали такое о Гарете еще три месяца назад?
        Разве бы она поверила? Разве могла бы предположить, насколько мелочным и расчетливым окажется ее возлюбленный?
        Элли нахмурилась:
        - Но если Джордж действительно подозревает, что Гарет действует из каких-то низменных побуждений…
        - А именно таковы его мотивы, не сомневайся!
        - Почему он просто не уволит Гарета?
        - Да по той же самой причине! Разве ты сама не понимаешь?
        Да, Элли отлично понимала! Воодушевленность Сары, ее счастливая улыбка, восторженные слова о Гарете - все красноречиво свидетельствовало о том, что бедняжка совершенно без ума от него.
        Так же, как и Элли еще совсем недавно…
        Теперь она на собственном горьком опыте убедилась в том, что, похоже, с самого начала было вполне очевидно для Патрика и его дяди Гарету всего лишь тридцать два, но он не имеет ни малейшего намерения добиваться жизненного успеха упорным трудом. Отнюдь. Но он готов использовать все свое обаяние для достижения целей. Теперь он во что бы то ни стало хочет заполучить в жены дочь старшего из партнеров фирмы
«Делакорт и Делакорт»!
        У Элли ушло две недели на то, чтобы убедиться в том что Гарет встречается еще с кем-то кроме нее. Она не торопилась предъявлять обвинения, потому что хотела быть во всем совершенно уверенной. Когда же Элли поняла, каковы его планы, то прямо в лицо сказала Гарету, что думает о нем.
        Если бы Элли не сомневалась в том, что он действительно влюблен в Сару, то приняла бы свое поражение как неизбежность, поняла и простила бы Гарета. Однако теперь она не могла смотреть на своего бывшего возлюбленного без презрения.
        Сейчас Элли пыталась понять, что задумал Патрик. А в том, что он что-то задумал, у нее сомнений не было.
        - Ну так что? - Патрик смотрел на нее серьезно и задумчиво. - Ты не хочешь помочь нам показать Саре, какой… какой расчетливый мерзавец ее жених?
        Элли оглянулась. В глубине зала Гарет разговаривал с Сарой, и на его лице сияла улыбка, полная торжествующего превосходства. Девушка смотрела на него с обожанием, самозабвенно поглощая каждое сказанное им слово. Элли задрожала. Неужели она тоже когда-то смотрела на Гарета с таким же восторженно-преданным выражением на лице? О, как ей льстило внимание такого красивого, самоуверенного мужчины!
        Сейчас Элли ощущала только горечь разочарования и отвращение к этому человеку!
        Она снова повернулась к Патрику, решительно выпрямившись и подняв голову.
        - Понятия не имею, что вы намерены делать, но я согласна помочь. Если, конечно, я могу чем-то помочь, - добавила она неуверенно.
        Если Патрик и Джордж, два таких замечательных и умных человека, толком не знают, как взяться за дело, то какой прок может быть от нее?
        Откровенный разговор с Сарой не принесет плодов. Элли уже думала об этом, когда узнала, каковы намерения Гарета, ведь она действительно любила девушку и беспокоилась о ней. Однако Элли прекрасно понимала, что Сара вряд ли поверит словам брошенной подружки своего жениха.
        Патрик с чувством пожал ей руку:
        - Я не сомневался, что не ошибусь в тебе, Элли;
        - Не ошибешься?
        Он тепло улыбнулся:
        - Я был уверен, что ты борец по натуре. Такой и должна быть девушка, которая восемь лет назад взяла на себя трудную задачу заботиться о брате и блестяще выполнила ее. Вряд ли ты позволишь Гарету безнаказанно улизнуть со своей добычей и сделать ее такой же несчастной, какой оказалась ты сама.
        Ну вот, опять! Похоже, это был своеобразный комплимент, но он оказался спрятан под насмешкой, граничащей с оскорблением!



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Какого черта! Что ты задумала?
        Элли медленно обернулась. Уже по одному только раздраженному тону Гарета она поняла, в каком скверном настроении он находится. Сразу же после десерта Элли вышла из-за стола и направилась в уборную. Гарет тотчас устремился за ней следом.
        В гневе он казался еще более красивым, его синие глаза испепеляюще сверкали.
        - Что? - холодно переспросила Элли.
        Сейчас они оказались совершенно одни в холле, потому что швейцар помогал официантам разносить напитки.
        - Ты слышала! - нетерпеливо парировал он. Что ты тут делаешь с племянником Джорджа?
        - Ужинаю, как и все остальные, - ответила она с легкой небрежностью.
        Разумеется, Элли прекрасно знала, что Гарет не сможет причинить ей какую-либо физическую боль, но вот моральную… Он вполне мог одними своими словами сровнять ее с землей!
        Губы Гарета скривились, на лице появилась неприятная гримаса.
        - Не умничай со мной, Элли! Решила повращаться в блестящем обществе, да?
        Его слова прозвучали оскорбительно, и Элли знала, что он сказал это намеренно. Однако сердиться она могла лишь на себя - как только ее угораздило влюбиться в такого типа? Жаль, что Сара не видела его сейчас! Уж тогда бы у нее точно не осталось никаких иллюзий относительно милого и обаятельного Гарета!
        Элли знала, что он подразумевал под «блестящим обществом». Обычно во время корпоративных вечеринок она сидела за другим столом, вместе с остальными секретаршами, но сегодня, раз уж ее спутником являлся племянник старшего из компаньонов фирмы, они с Патриком оказались за другим столом, там, где сидело высшее руководство компании. За тем же столом, где ужинали и Гарет с Сарой…
        Встретив недовольный взгляд Гарета, Элли невозмутимо спросила:
        - Тебя это беспокоит?
        Неприязненно поморщившись, он рассмеялся.
        - Вот еще! Если ты надеялась заставить меня ревновать…
        - Не обольщайся, Гарет! - резко произнесла она, чувствуя, как в ней закипает ярость. Правда, что за самодовольный тип! - То, что мы с Патриком… наша с ним дружба не имеет к тебе ни малейшего отношения!
        - Ты что-нибудь рассказывала ему обо мне? тихо спросил Гарет, цепко схватив ее за руку. Потому что, если рассказывала…
        - Поверь, у меня с Патриком находятся более приятные темы для разговоров, чем твоя персона! Отпусти мою руку.
        Он посмотрел на нее своими холодными синими глазами, на его губах появилась безжалостная улыбка.
        - Ты сегодня такая красивая, Элли. Очень сексуально выглядишь.
        Ее едва не затошнило от отвращения к человеку, который совсем недавно так ей нравился.
        - Да, Патрик обожает, когда я надеваю что-нибудь красное, - сказала она с вызовом, надеясь, что ее глаза так же холодны и бесстрастны, как и его.
        Гарет стиснул губы.
        - Ах ты, маленькая…
        - Все в порядке, дорогая? - неожиданно раздался спокойный голос Патрика. - Тебя так долго не было, и я подумал, что что-нибудь случилось, - добавил он, подходя ближе.
        Элли почувствовала неимоверное облегчение. Гарет медленно отпустил ее руку. Подавив желание немедленно вытереть то место, к которому он прикасался, Элли бросила на него взгляд, полный отвращения, и повернулась к Патрику, сияя благодарной улыбкой:
        - Я объясняла Гарету, как найти мужской туалет.
        - Да? - Холодный взгляд Патрика остановился на лице молодого человека. - По-моему, вы как раз туда и направлялись, когда мы встретили вас в начале вечера.
        Гарету потребовалось немало усилий, чтобы прийти в себя. Он не хотел быть нелюбезным с племянником своего будущего тестя и ответил очень вежливо:
        - Нет, я выполнял одно из поручений Сары.
        - Ах да, поручение моей кузины Сары, - пробормотал Патрик. - Моей маленькой любимой сестры.
        - Она восхитительная девушка! - с жаром воскликнул Гарет.
        - Безусловно, - быстро ответил Патрик. - Ни за что на свете я бы не допустил, чтобы она стала несчастной.
        Элли не спускала глаз с Гарета, когда Патрик произносил эти слова. На красивом лице молодого человека по-прежнему сияла приятная улыбка, но в глазах появилось что-то, похожее на беспокойство. Элли была не совсем уверена, разумно ли со стороны Патрика так провоцировать Гарета, но, как она уже начала понимать, этот человек всегда поступал по-своему.
        Гарет быстро поклонился:
        - Нам действительно пора возвращаться в зал. Джордж хотел объявить о нашей помолвке, когда подадут кофе.
        - Да, пожалуй, - ответил Патрик, беря Элли под руку. - Ступайте. Я хотел бы несколько минут побыть наедине с моей очаровательной спутницей, - добавил он сухо.
        - Я как раз говорил Элли, что она любит преподносить сюрпризы, - проговорил Гарет. - Кто знает, вдруг мы с ней вскоре окажемся родственниками?
        Как же Элли хотелось, чтобы с его лица исчезла эта наглая, самоуверенная улыбка! Не без усилия она собрала свою волю в кулак и ответила с легким пренебрежением:
        - В этом я очень сильно сомневаюсь, Гарет.
        - Надеюсь, ваши намерения вполне благородны, Патрик, - широкая улыбка Гарета отнюдь не смягчала холодный блеск его глаз. - Должен вас предупредить, Джордж обожает Элли и относится к ней почти как к собственной дочери. Ему не понравится, если окажется, что вы играете ее чувствами.
        На миг Элли подумала, что не удержится и как следует ударит Гарета, и к черту здравый смысл! Джордж Делакорт действительно любил ее и после смерти родителей девушки относился к ней с почти отцовской нежностью и заботой.
        Но это и делало сложившуюся ситуацию еще более тягостной - ни за что на свете Элли не стала бы мешать счастью единственной дочери своего босса!
        Патрик ободряюще улыбнулся ей, обнимая ее за талию.
        - Не думаю, что у Элли могут возникнуть подобные сомнения относительно наших отношений. У вас все было по-другому.
        Глаза Гарета ехидно прищурились, выдавая его злобу.
        - На вашем месте я не обращал бы столько внимания на слова обиженной женщины, какой, безусловно, является Элли, - сказал он, едко ухмыльнувшись и бросив на нее уничижительный взгляд.
        В этот момент Элли точно бы влепила ему оплеуху, если бы Патрик с удивительной быстротой не отпустил ее талию и с силой не схватил ее за руку. Какой ужас! Гарет делал из нее несчастную, униженную, раздавленную рухнувшими надеждами дуру!
        - Я привык самостоятельно составлять свое мнение о людях, - спокойно ответил Патрик и добавил:
        - Поэтому я сегодня здесь с Элли.
        Гарет кивнул:
        - Я знаю, как ее пугала мысль прийти сюда сегодня одной.
        - Об этом и речи быть не могло. - Патрик с улыбкой повернулся к Элли, но в его глазах она увидела приглушенный блеск затаенной ярости. Столько других мужчин с удовольствием бы заняли мое место сегодня.
        - Разумеется! - отозвался Гарет с иронией в голосе. - Что ж, мне правда пора. Получится некрасиво, если меня не окажется в зале, когда объявят о помолвке.
        Он одарил их своей обаятельной улыбкой и спокойно вышел прочь.
        Элли перевела дыхание. Последние несколько минут разговора доказывали, что Гарет опаснее, чем она полагала. Вполне очевидно, что он испытывал к ней мстительную ненависть, а потому не постеснялся унижать ее даже в присутствии Патрика и…
        - Не поддавайся, Элли, - прервал ее мысли Патрик, который сочувственно смотрел на нее сверху вниз. - Он ведет себя так, потому что не знает в точности, что именно ты рассказала мне о нем.
        Элли охватило смятение. Гарет выставил ее полной идиоткой перед Патриком, а мнение этого человека было так важно для нее! И уж конечно, ей вовсе не хотелось, чтобы Патрик считал ее несчастной дурочкой, раненной предательством Гарета Дэвиса и все еще влюбленной в него.
        - Я думаю, Гарет может быть очень опасен, медленно произнесла она.
        - Ну, не опасным, но раздражающим - это точно. В особенности для Джорджа. Однако я следил за Гаретом весь ужин, и знаешь, что заметил? Когда ему кажется, что никто на него не смотрит, он не отрывает от тебя глаз. Как только он увидел, что ты вышла из зала, то сразу же бросился за тобой. Все это доказывает, что этот человек не так уж уверен в себе, как думают окружающие.
        Элли недоверчиво посмотрела на него.
        - Правда?
        Ей Гарет показался таким самоуверенным!
        Она не замечала, чтобы он следил за ней за ужином.
        Патрик медленно покачал головой.
        - Да, определенно ты его очень беспокоишь, Элли, и особенно то, что ты пришла со мной, двоюродным братом Сары, - задумчиво пробормотал он. - Возможно, именно в этом направлении нам и стоит продолжать.
        Она широко раскрыла глаза:
        - Что ты имеешь в виду?
        Патрик усмехнулся.
        - Ты зацепила его, Элли! И надо продолжать давить на него.
        Что он имел в виду?
        - Ты помнишь о семейной вечеринке, о которой говорил Джордж?
        - Завтра?
        Насколько помнила Элли, они с Патриком договаривались только об одном совместном выходе - сегодня вечером. Правда, все оказалось гораздо более сложным и запутанным, чем она думала. Он кивнул:
        - Да, завтра. Речь идет о праздновании помолвки Сары в узком семейном кругу. - Патрик улыбнулся. - Я подумал, что было бы хорошо, если бы ты…
        - Нет, - решительно заявила Элли, отрицательно качая головой. - Мой ответ - нет, Патрик!
        Я согласна, ты оказал мне большую любезность, согласившись приехать со мной сюда, но, принимая во внимание все обстоятельства… Думаю, я с лихвой отплатила тебе за твое согласие.
        Джордж - твой дядя, ты обо всем знал, поэтому и не удивился, когда я объявилась в твоем офисе!
        Его глаза негодующе засверкали.
        - Элли!
        - Нет, Патрик! Сегодняшний вечер - просто катастрофа, и у меня нет ни малейшего желания пережить ее снова!
        - Катастрофа? - повторил Патрик, вдруг придвигаясь так близко к ней, что Элли почувствовала себя неловко. - Весь вечер, по-твоему, не удался?
        Конечно, не весь. Их поцелуй был настолько приятным, что Элли даже боялась вспоминать о нем.
        - Да, весь, - решительно отрезала она. - Ни за что на свете я не пойду с тобой на вечеринку завтра.
        Патрик с беспокойством посмотрел на нее:
        - Даже ради спасения Сары?
        - Ты шантажируешь меня, Патрик! - раздраженно фыркнула она, вспомнив о несчастной Саре.
        Они с Сарой раньше были подругами. Элли знала, насколько доверчива, искренна и беззащитна дочь Джорджа. Брак с Гаретом - с этим коварным, грубым, безжалостным человеком грозил разрушить все ее будущее.
        - Я не хочу идти на эту вечеринку с тобой, слабо запротестовала Элли. - И мне нечего надеть, - добавила она ни с того ни с сего, так как Патрик молчал.
        Эта реплика прозвучала еще более глупо, и Элли подняла глаза на Патрика.
        Его молчание объяснялось тем, что он просто беззвучно смеялся. Глаза Патрика сияли, улыбка слегка обнажила белые зубы. Почему только Элли все время вспоминает о том, как он поцеловал ее? Неужели потому, что безумно хочет, чтобы он повторил поцелуй?
        Отблеск этого затаенного желания, должно быть, промелькнул на ее лице, потому что Патрик решительно взял ее за плечи и отодвинул подальше от себя.
        - Нет, Элли, я не хочу, чтобы в дополнение к шантажу Меня обвиняли еще и в совращении, пробормотал он и виновато улыбнулся.
        Элли покраснела. Неужели все ее чувства так очевидны?
        - Ну хорошо, Патрик, - сдавшись, сказала она. - Я пойду на вечеринку с тобой.
        - Я знал, что ты меня не оставишь! - Он весь просиял и неожиданно с силой прижал ее к своей груди.
        Элли предусмотрительно отстранилась.
        Нет, ей придется что-то делать со своими чувствами! Влюбиться в Патрика Макграта было бы полным безумием!



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Ни слова! - воскликнула Элли, заходя на кухню, где Тоби был занят чтением субботней газеты. - Ни слова, Тоби, - повторила она, поймав на себе его вопросительный взгляд. - Не думаю, что испытываю к тебе самые нежные чувства в настоящий момент!
        Элли опустилась на один из стульев, а брат продолжал смотреть на нее своими невинными голубыми глазами.
        - Надо же, какое у тебя плохое настроение, сестрица, - он пожал плечами. - А ведь ты так любишь ходить по магазинам!
        Вообще-то он прав… Впрочем, Тоби был в курсе. Она сердито посмотрела на брата.
        - Похоже, длительное времяпрепровождение с Патриком плохо на тебя влияет. Ты становишься таким же вредным, как и он.
        Тоби тихо фыркнул:
        - Скажи еще, таким же «коварным», «таинственным» и «умело манипулирующим людьми»!
        Именно такими словами она описывала Патрика Макграта сегодня утром, когда Тоби спросил у нее, как прошла вечеринка.
        - Да, и ты забыл еще «слишком умным, на свою беду», - сухо добавила Элли, но ее настроение уже начало улучшаться. - Ох, ты должен был меня предупредить, Тоби!
        - Тогда ты бы вообще не пошла с ним, - возразил он. - И было бы очень жалко.
        - Почему это? - осторожно спросила она, заподозрив в словах брата тайный смысл.
        - Потому что мы с Патриком - хорошие ребята, а Гарет - плохой мальчик! Вспомнила?
        Да уж, она помнила. Как ей забыть торжествующий и самодовольный вид Гарета, когда Джордж встал из-за стола, чтобы объявить о его помолвке со своей дочерью Сарой!..
        - Он не заслуживает Сары, не говоря уже о тебе, Элли! - пробормотал ей на ухо Патрик, когда услышал слова дяди.
        А в конце ужина, когда все семейство Делакорт обсуждало завтрашнее семейное торжество, Патрик предложил Элли сопровождать Сару утром в ее походе по магазинам.
        - Элли только что жаловалась мне, что ей тоже нечего надеть завтра, - сказал он своей двоюродной сестре.
        - Я мог бы походить с тобой по магазинам, Сара! - вмешался Гарет. В его тоне чувствовалось явное раздражение.
        - Как мило с твоей стороны, дорогой! - Сара благодарно пожала руку своему жениху, и на ее изящном пальчике сверкнуло кольцо с бриллиантами и изумрудом - подарок Гарета. - Но я-то знаю, как ты не любишь шопинг! И потом, мне бы хотелось, чтобы новое платье было для тебя сюрпризом.
        - По-моему, это только свадебное платье мне нельзя видеть заранее, - нахмурился Гарет.
        - Что ж, это моя маленькая прихоть, - рассмеялась Сара и повернулась к Элли:
        - Думаю, будет просто здорово, если завтра мы вместе пройдемся по магазинам, как ты к этому относишься?
        Доверчивое прямодушие Сары предполагало, что Элли не откажется, а поскольку и Патрик смотрел на нее с таким же ожиданием, у Элли не оставалось выбора.
        Вот почему она теперь сидела здесь, в джинсах и теплом свитере, ожидая, когда Сара заедет за ней и они отправятся в центр за покупками.
        - Знаешь, - мрачно сказала она, обращаясь к Тоби, - пока Патрик не поговорил со мной вчера вечером, я даже и не представляла себе, насколько Джордж и Мэри обеспокоены выбором дочери.
        - До чего же странно все повернулось, - задумчиво ответил Тоби. - Твой чертов бывший приятель собирается жениться на двоюродной сестре Патрика!
        Элли нахмурилась. Ей не хотелось, чтобы Гарета все продолжали называть ее бывшим приятелем. Хотя, по правде говоря, ее несколько ободрило замечание Патрика, когда он заявил, что Гарет не заслуживает ни Сары, ни ее самой.
        Это тоже было похоже на комплимент. На комплимент, о котором Элли следует поскорее забыть, если у нее есть хоть капелька мозгов. И после истории с Гаретом ей не помешает побольше задумываться над своими словами и поступками!
        Элли чувствовала себя довольно неловко, когда после вечеринки Патрик повез ее домой. Она все пыталась представить себе, как они станут прощаться. Конечно, это не было свиданием в общепринятом смысле слова, и все же он так поцеловал ее…
        - Завтра нам нет необходимости приезжать к дяде слишком рано, - заявил Патрик.
        - Конечно, - согласилась она.
        - И не беспокойся насчет завтрашнего шопинга с Сарой, - добавил он с улыбкой. - Веди себя естественно, и все пройдет прекрасно.
        Легко ему говорить! А каково будет Элли несколько часов выслушивать восторженный лепет Сары о том, как прекрасен ее Гарет? День обещал превратиться в настоящее испытание для нервов!
        - Купи что-нибудь голубое, Элли, - вдруг предложил ей Патрик. - Этот цвет подойдет твоим глазам.
        Значит, он даже заметил, какого цвета у нее таза?
        - Кстати, - сказал он, садясь в свою машину, Энн и Томас - мои родители, а Тереза - моя младшая сестра.
        Чудесно! Значит, завтра ее ожидает встреча и с родителями Патрика!
        - Это платье превосходно на тебе сидит! - с восхищением воскликнула Сара, когда Элли вышла из примерочной кабины.
        Да, и сумма на ценнике тоже была превосходной - вполне достаточной, чтобы окончательно разорить ее. Не стоило и сомневаться, что дочка Джорджа Делакорта захочет отправиться по самым дорогим бутикам. Она уже выбрала себе стильное и очень дорогое зеленое платье, которое выгодно оттеняло изумруд на кольце, подаренном Гаретом. То платье, которое теперь примерила Элли, тоже высмотрела Сара. Оно было из голубого шелка, как раз того цвета, какой посоветовал Патрик, с высоким воротничком и короткими рукавами.
        - В таком наряде ты будешь выглядеть довольно необычно, Элли, - продолжала восхищаться Сара.
        Да, такого шикарного платья Элли еще никогда в жизни не надевала, но как же ей решиться купить его?
        - Патрик сойдет с ума, когда увидит тебя в нем, - многозначительно добавила Сара.
        Вот это уж совершенно ни к чему. У их отношений не могло быть никакого будущего!
        Видя, что Элли колеблется, Сара предложила:
        - Ладно, давай выпьем кофе, и ты подумаешь еще.
        - Хорошая мысль, - с облегчением отозвалась Элли.
        На самом деле мысль эта вряд ли была такой удачной - стоило им двоим усесться в кафе, разговор неизбежно зашел о будущем замужестве Сары.
        - Все это получилось… слишком быстро, да? осторожно поинтересовалась Элли, размешивая в чашке сахар.
        - Ну, не знаю, - задумчиво произнесла Сара. В прошлом году я была так увлечена своей работой - показы мод, мои фотографии на обложках журналов… Я соскучилась по друзьям, своей семье. Вот и подумала, что будет так здорово выйти замуж…
        Да, но уж Элли-то знала, что Гарет - не самый подходящий человек для воплощения таких планов!
        - Тебе только двадцать один, - сказала она. Ты еще столько всего могла бы сделать, Сара!
        Разве ты не собиралась сама заняться дизайном одежды?
        - Да, и уже кое-что сделала, - оживилась Сара. - Я совсем забыла рассказать тебе об этом, столько всяких волнений за последнее время! Я жду приезда Жака, модельера, с которым я работала в Париже, чтобы он оценил мои усилия.
        - Звучит интересно, - подбодрила ее Элли. Это как-то повлияет на твои отношения с Гаретом?
        - Знаешь, я не думала об этом. Я ведь только что обручилась и еще не привыкла к мысли, что должна все время принимать во внимание мнение другого человека! Но я бы хотела и дальше заниматься дизайном, если Жак одобрит мои идеи.

«Это хорошо», - снова подумала Элли. Отношения с Гаретом не настолько заполнили жизнь Сары, чтобы она отказалась от собственных амбиций.
        - Я уверена, Гарет согласится немного подождать со свадьбой, пока я не определюсь с работой.
        Элли сомневалась насчет терпеливости Гарета. Ему было выгоднее как можно быстрее жениться на Саре, ведь чем скорее он станет зятем Джорджа, тем увереннее будет его положение в компании. Но Элли ничего не стала говорить Саре о своих домыслах. Она только передала этот разговор Патрику, когда вечером он заехал за ней, чтобы отвезти на семейный праздник.
        - Ты прекрасно выглядишь, Элли! - одобрительно проворковал Патрик, увидев ее в новом платье.
        Элли покраснела, услышав похвалу.
        - Патрик, ты разве не слышишь, о чем я тебе рассказываю? Сара…
        - ..все еще лелеет планы стать модельером, закончил он. - Это здорово, но…
        - Здорово, и все? - настойчиво переспросила Элли. - Пойми, тут кроется возможность вбить клин в ее отношения с Гаретом.
        - Конечно, конечно, я понимаю, - небрежно подтвердил Патрик. - Ему вовсе не понравится мысль отложить свадьбу на неопределенный срок.
        - Вот именно! - с удовлетворением констатировала она. - И это просто замечательно.
        Странно, но Патрик совсем не казался обрадованным. Элли же ожидала с его стороны более бурную реакцию.
        - Сейчас меня больше интересует другое. Ты потрясающе выглядишь, Элли! Это платье… Ты в нем просто сногсшибательна!
        Действительно, Элли поддалась внезапно овладевшему ею порыву, вернулась в бутик и купила платье из голубого шелка, вполне отдавая себе отчет в том, что оно стоит целое состояние.
        Как ей советовала Сара, она собрала волосы в узел на затылке и подкрасила глаза. Результат оказался весьма впечатляющим, и неудивительно, что Патрику тоже понравилось, как она выглядит. Но может ли это быть больше, чем просто симпатия?
        Глупо было бы отрицать, что Патрик очень нравится Элли, что ей приятно находиться в его компании, но она не могла не думать о том, что их отношения носят временный характер, а тесное общение обусловлено иными, нежели взаимное притяжение, причинами. Им обоим не следует забывать об этом! Когда проблема с Гаретом будет улажена, они снова станут совершенно чужими людьми и, возможно, даже никогда больше не встретятся… Ну и что, что ее сердце забилось сильнее, когда она увидела его в элегантном вечернем костюме? Нет, Элли не позволит себе потерять голову…
        - Ну что, едем? - немного резко спросила она, опуская взгляд на наручные часы. - Уже много времени, и наше опоздание могут принять за невежливость.
        - Ты говоришь точь-в-точь как моя мама! рассмеялся Патрик. - Ох нет, только не это! воскликнул он, выхватив из рук Элли тяжелое зимнее пальто, которое она уже собралась надеть, и бросив его на спинку стула. - Я принес тебе подарок.
        В его руках появилась большая белая коробка.
        - Подарок? Мне? - затаив дыхание, тихо спросила Элли. - Но…
        - Да, тебе, - прервал ее Патрик, снимая с коробки крышку и вынимая оттуда что-то темное. - Это называется пашмина. Она изготовлена из тонкой овечьей шерсти в Северной Индии.
        - Я знаю, из чего это изготовлено, - озадаченно пробормотала Элли. И ей прекрасно было известно, сколько это стоит! - Патрик, ты не должен был…
        - Нет, должен, - возразил он, разворачивая длинную накидку и укутывая ею Элли. - Ты заслужила самую горячую благодарность за то, что помогаешь мне! Считай это подарком на Рождество. И потом, - добавил Патрик, видя, что она все равно собирается протестовать, - это черное пальто абсолютно тебе не идет.
        Да, в нем спутница Патрика Макграта будет выглядеть убого, с горечью призналась себе Элли. Конечно, его суждение относительно ее длинного черного пальто не было лишено справедливости, но вещь приобреталась для холодной погоды и с полным пренебрежением к требованиям моды. И потом, Элли смущал этот дорогой и неожиданный подарок, пусть даже и на Рождество, которое будет через неделю…
        Накидка была такой теплой, такой красивой, она так подходила к ее платью! Как Элли могла отказаться?
        Патрик приподнял ее лицо за подбородок.
        - Просто вежливо скажи: «Спасибо, Патрик», и все. Можешь еще поцеловать меня, если хочешь, и поедем.
        Элли с трудом сглотнула, прекрасно понимая, какая именно часть его совета вызвала у нее спазм в горле.
        - Это так сложно? - спросил он с насмешливым блеском в серых глазах. - Ну ладно, тогда просто поцелуй меня, и забудем про «спасибо»!
        Боже мой, Патрик знал, что именно ее смущает!
        - Ты слишком долго раздумываешь, Элли, - с легким укором сказал Патрик, - так и вечеринка, пожалуй, закончится.
        Оно бы и к лучшему! Однако дальше убегать от ответа было просто невозможно, и ей пришлось взять себя в руки.
        - Спасибо за подарок, Патрик! - Элли поднялась на цыпочки и быстро поцеловала его в губы. - Но ты не должен был этого делать.
        - И ты называешь это поцелуем? - иронично отозвался он. - Вот Сара делает это с куда большим энтузиазмом!
        Конечно! Ведь Сара его родственница и может целовать его не стесняясь. Элли же приходилось быть гораздо более осмотрительной.
        - Нет, попробуй еще раз, - прошептал он, неожиданно с силой прижимая ее к себе, так что Элли даже ощутила тепло его тела и терпкий запах одеколона.
        - Патрик… - тихо произнесла она, но тут же снова поднялась на цыпочки и приникла к его губам с такой страстью, которой сама от себя никак не ожидала.
        - Ух ты! - выдохнул Патрик, наконец ослабляя объятия. - Вот это поцелуй! У тебя много тайных талантов, Элли!
        - Я…
        - Можно? - Тоби бесцеремонно ворвался на кухню, но резко остановился, увидев, что Элли и Патрик стоят практически обнявшись. - Ой, извините… Я не знал…
        - Ничего страшного, - Патрик отодвинулся подальше от Элли. - Я как раз говорил твоей сестре, как чудесно она выглядит сегодня.
        - Да, ты выглядишь потрясающе, - с готовностью подхватил Тоби, несмотря на то, что продолжал озадаченно хмуриться.
        Элли разглядывала брата с неподдельным удивлением - он облачился в смокинг и белую рубашку.
        - Разве я не говорил тебе, что Тоби тоже идет с нами на вечеринку? - как ни в чем не бывало спросил Патрик, беря со стола ключи от своей машины.
        Конечно, ей никто ничего не сказал. И Патрик, и Тоби совершенно забыли сообщить о такой невероятной подробности!



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Патрик вел машину по заснеженным улицам города. Сидя на переднем сиденье машины, Элли все еще задавалась вопросом, почему Тоби должен поехать с ними. Разумеется, он был помощником Патрика, но ведь речь шла о семейной вечеринке по случаю помолвки Сары. Надо полагать, брат Элли гораздо больше знал о семье Делакорт, чем она могла себе представить, но это никак не объясняло тот факт, что его пригласили на подобное торжество.
        Элли нахмурилась - ни к чему забивать себе голову такими загадками, ей и так есть о чем поразмыслить.
        Во-первых, этот подарок Патрика…
        Даже теперь, сидя внутри машины, она продолжала ощущать нежное тепло шерстяной накидки. Не приходилось сомневаться, что Патрик сам, без чьей-либо помощи, выбрал для нее этот подарок, что делало его вдвойне ценным.
        Во-вторых, поцелуй…
        По правде говоря, едва ли Элли доводилось испытывать что-либо более волнующее, чем прикосновение к чувственным губам Патрика.

«Остановись, Элли», - приказала она самой себе. Не следует думать, что такое еще когда-либо повторится!
        Дом семьи Делакорт был освещен яркими огнями. Патрик припарковал автомобиль в ряду еще около двадцати «ягуаров», «мерседесов» и «роллс-ройсов». Хотя, как справедливо заметил Гарет, Элли и была любимой секретаршей шефа, она еще ни разу не бывала у него дома. Теперь ее просто ошеломил прием, который ей оказали.
        Двери им учтиво открыл дворецкий, верхнюю одежду приняла специальная горничная. Потрясла Элли и роскошь внутреннего убранства.
        Интересно, у родителей Патрика такой же дом?

«Да уж наверное», - подумала она. Хотя, как говорил ей брат, Патрик, будучи холостяком, жил отдельно от них, в собственной квартире в центре города.
        Каким же скромным, должно быть, выглядело в глазах Патрика ее собственное жилище! Тут и сравнивать нечего. Элли не следует забывать о разнице в их положении.
        Взяв ее под локоть, Патрик повел их с Тоби в большой зал для приемов, откуда доносились оживленные голоса и смех. Элли тут же захотелось убежать отсюда как можно дальше, поджав хвост. Словно прочитав ее мысли, Патрик заметил:
        - Моя семья не кусается, Элли! По крайней мере при первой встрече.
        - Звучит ободряюще, - отозвалась она, беря бокал шампанского у проходившего мимо официанта.
        - Прошу извинить меня, - пробормотал Тоби и, стремительно сорвавшись с места, растворился в толпе гостей.
        Элли озадаченно посмотрела ему вслед.
        - Пойдем поздороваемся с Джорджем и Мэри, - предложил Патрик, словно не замечая ее замешательства. - Возьми меня под руку, пожалуйста. Не хотелось бы потерять тебя в этой толпе.
        Элли такая возможность страшила еще больше: кроме Джорджа и Мэри Делакорт она не знала тут ни одного человека. Зал был поистине огромным; он, вероятно, занимал практически весь первый этаж дома, его высокие окна-двери выходили в сад. Однако здесь было около полусотни гостей, и свободного места совсем не оставалось.
        - У нас большая семья, - заметил Патрик, пробираясь сквозь толпу к камину, возле которого родители Сары беседовали с какой-то другой пожилой парой.
        У Элли и Тоби было несколько тетушек, дядюшек, двоюродных братьев и сестер, но они никогда бы не смогли заполнить целиком даже ее небольшую гостиную.
        Беспокойство Элли только усилилось, когда она заметила, как Мэри Делакорт похожа на высокого пожилого мужчину, с которым разговаривала. Элли поняла, кто это, еще раньше, чем незнакомец радостно улыбнулся, заметив их. Его сходство с Патриком не вызывало сомнений.
        Поздороваться с Джорджем и Мэри Делакорт это одно дело, но знакомиться с родителями Патрика…
        Элли резко остановилась.
        - Элли, ты только поприветствуешь их, - попытался успокоить ее Патрик. - Тебе не нужно объяснять им суть наших отношений.
        - Нет, - она решительно отпустила его руку. Мое согласие помочь тебе еще не значит, что я должна запутывать все еще больше, представляясь твоим родителям. Иди поздоровайся, а я пока схожу в дамскую комнату.
        - Но…
        - Я сказала «нет», Патрик. - Глаза Элли холодно встретили его взгляд. - Когда ты закончишь разговаривать с ними, я буду ждать тебя возле вот этого окна.
        Он озадаченно покачал головой.
        - Ты самая упрямая из всех женщин, которых я когда-либо знал.
        - Приятно сознавать, что я хоть чем-то отличаюсь от остальных.
        - Очень отличаешься, - сухо заметил он и вздохнул, чувствуя, что придется отступить. Ладно, не будем знакомиться с моими родителями, но постарайся не потеряться, хорошо?
        Однако, несмотря на подробные разъяснения горничных, Элли все же не сразу снова вышла в холл. Там она вдруг натолкнулась на Гарета. Молодой человек хотел извиниться, но, подняв взгляд, увидел, кто стоит перед ним, и его обаятельная улыбка тут же сменилась гримасой, исполненной издевки.
        - А я решил, что ты раздумала приходить сюда, когда увидел, что твой новый друг стоит один-одинешенек!
        Элли распрямила плечи и с силой сжала в руках вечернюю сумочку.
        - Значит, ты ошибся, - парировала она.
        - Значит, ошибся. - Гарет не скрывал едкой усмешки, звучавшей в его словах. - Не знаю, чего ты хочешь этим добиться, Элли, но…
        - Понятия не имею, о чем ты, - прервала она, отчаянно ища глазами Патрика или Тоби.
        - Я понимаю, что ты влюблена в меня, Элли, но…
        - Ты ничего не понимаешь! - взорвалась Элли. Теперь было просто невозможно представить, что она когда-то могла увлечься таким человеком. - Если я и влюблена в кого-то, то определенно не в тебя!
        Глаза Гарета сузились.
        - Макграт!
        Элли сама не знала, что именно чувствовала к Патрику, но сейчас она надменно вздернула подбородок.
        - И что, если так?
        Гарет презрительно посмотрел на Элли и покачал головой:
        - Тогда ты теряешь свое время еще более бездарным образом, чем со мной. Не особенно обольщайся насчет него!
        - А ты? - моментально вспыхнула она. - Разве Сара Делакорт тебе по зубам?
        - Ну, у меня-то с Сарой все в порядке, - насмешливо напомнил он.
        - И это не надолго, - сердито фыркнула Элли, а когда Гарет вдруг больно схватил ее за руку, яростно воскликнула:
        - Немедленно отпусти меня!
        Но Гарет притянул ее к себе. Его глаза свирепо сверкали.
        - Даже не пытайся вмешиваться в мои дела, тихо проговорил он. - Если ты попробуешь…
        - Все в порядке, Элли?
        На этот раз на выручку пришел Тоби. Гарет отпустил ее руку, и Элли обернулась к брату, который шел через холл ей навстречу.
        - Добрый вечер, Дэвис, - холодно сказал молодой человек, обеспокоенно глядя на сестру.
        Очевидно, у них с Гаретом был странный вид: он - в бешенстве, она - в смятении.
        - Элли, Патрик ищет тебя, - мягко напомнил ей Тоби. - Думаю, тебе пора присоединиться к нему.
        Ей вовсе не хотелось присоединяться к Патрику, хотелось только немедленно уйти отсюда, спрятаться дома и в одиночестве зализывать свои раны. К тому же сильно болела рука; наверное, пальцы Гарета оставили на ней синяки.
        - А я пока поболтаю с Гаретом, - спокойно продолжал Тоби. - По-моему, я еще не поздравил его с помолвкой.
        Элли отошла прочь. Столкновения с Гаретом буквально выбивали ее из равновесия. Хотя Патрик, похоже, был действительно прав - уже одно ее появление заставляло Гарета нервничать и терять самообладание. Но и у Элли уверенность в себе стремительно таяла…
        Когда она подошла к Патрику, ожидавшему ее у окна, он нахмурился.
        - Куда ты запропастилась? Я уже сто лет назад закончил разговаривать с родителями. Я… В чем дело? - взволнованно воскликнул Патрик, видя, что на глазах Элли блеснули слезы. - Элли! - Он схватил ее за руку, как раз за то место, куда только что вцепился Гарет, и Элли пришлось прикусить губу. - Элли, где ты была? И почему у тебя болит рука?
        Она покачала головой, отчаянно пытаясь справиться со слезами; ей не хотелось выглядеть полной идиоткой перед Патриком и его родственниками.
        - Я… я натолкнулась на Гарета в холле, и…
        - А! Значит, вот где ты повредила руку.
        - Нет, нет, - неловко забормотала она. - Понимаешь, у меня там синяк еще с прошлого вечера, когда он схватил меня, и я…
        - Дэвис причинил тебе боль, - сказал Патрик очень спокойно, и его серые глаза, сузившись, сверкнули, как холодная сталь.
        - Нет, он не нарочно, - солгала она. - Понимаешь…
        - Да, я понимаю, Элли, - сухо ответил он и быстро окинул взглядом огромный зал. - Вон идет Тоби. Побудь с ним, пока я поговорю со своим будущим родственником.
        - Патрик, нет! Пожалуйста!
        Однако было уже поздно. Он стремительно зашагал к дверям, на ходу бросил несколько слов Тоби и скрылся из виду.
        Какой кошмар! Элли совсем не одобряла выбор Сары, но меньше всего на свете хотела бы устроить скандал на празднике в честь ее помолвки. А судя по выражению лица Патрика, скандал был неминуем!
        Тоби, приблизившись к Элли, тепло улыбнулся ей:
        - Патрик попросил меня отвести тебя к столу, где накрыт фуршет. Он сейчас к нам присоединится.
        Наверное, именно в этом и заключалась причина того, что Патрик захотел присутствия Тоби на вечеринке, - так он мог быть уверен, что Элли ни на мгновение не останется одна.
        - Тоби, Патрик отправился поговорить с Гаретом, и я боюсь, что он не сдержится и ударит его, - быстро проговорила она, в тревоге оглядываясь на двери.
        - Правда? - В голосе молодого человека не чувствовалось никакого беспокойства.
        - Но, Тоби…
        - Элли, - решительно прервал он. - Я сам бы с удовольствием ему врезал, но мне пришлось ограничиться только словами. Кстати, о синяках.
        Патрик сказал, что Гарет только что причинил тебе боль.
        Она глубоко вздохнула, не находя себе места от беспокойства.
        - Это вообще не важно! А вот то, что Патрик сейчас устроит скандал…
        Тоби покачал головой:
        - Патрик никогда не устраивает скандалов.
        Наверное, ему вполне достаточно сказать пару слов этим его холодным, тихим голосом… И все же Гарет не тот человек, чтобы безропотно позволить отчитать себя, пусть даже и без свидетелей.
        - Пошли же, сестрица, - весело сказал Тоби. Пора немного перекусить.
        Как Элли могла думать о еде при таких обстоятельствах!
        - Я хочу домой, Тоби, - прошептала она, чувствуя, что на глаза снова наворачиваются слезы. - После всего, что случилось сегодня вечером, мне пора всерьез поразмыслить о своей жизни.
        Да уж! Вряд ли она теперь сможет работать в одном офисе с Гаретом, не говоря уже обо всем прочем.
        Элли работала в компании Делакорта с тех самых пор, как закончила школу в восемнадцать лет, и потихоньку продвигалась по службе, а четыре года назад стала личным секретарем Джорджа. Работа очень нравилась Элли, по крайней мере до недавнего времени, потому что теперь перспектива натолкнуться в офисе на Гарета приводила ее в уныние. А после сегодняшнего вечера…
        - Я не уверен, что ты должна принимать какие-то поспешные решения, - нахмурился Тоби. - Дай Патрику еще немного времени, и он разберется в этой ситуации.
        Элли горько усмехнулась:
        - Похоже, ты очень веришь в возможности своего босса!
        - Я еще ни разу не видел, чтобы он потерпел поражение, - пожал плечами Тоби.
        Патрик действительно казался уверенным человеком, не сомневающимся в своих возможностях. Но для Элли вся эта история была настоящим мучением, она затрагивала ее личные чувства…
        - Привет, Элли! - радостно поприветствовала ее Сара. Девушка выглядела невероятно красивой в зеленом платье, которое купила накануне. - Скажи, ты нигде не видела моего жениха?
        Элли почувствовала, что бледнеет.
        - Я…я…
        - Он разговаривает с Патриком в холле, - ответил за нее Тоби и, улыбаясь, протянул руку: Кстати, я - Тоби, брат Элли.
        - Сара Делакорт. - Она пристально посмотрела на него, пожимая протянутую руку. - Вы работаете с Патриком, да?
        - На него, - сухо поправил Тоби.
        - Да, конечно, - Сара лучезарно улыбнулась ему. - Что ж, очень рада была познакомиться.
        Извините, я пойду поищу Гарета.
        Когда они остались одни, Элли с волнением взглянула на Тоби:
        - Наверное, я тоже должна предупредить Патрика…
        Ее брат снова пожал плечами:
        - Он вполне способен позаботиться о себе сам. Пошли лучше поедим, потому что я умираю с голода!
        Взяв сестру под руку, он решительно повел ее к столу. Элли вдруг поняла, что, работая с Патриком, Тоби научился у него так же решительно изменять ситуацию. А она даже и не заметила, как ее младший брат стал совсем взрослым мужчиной, почти таким же сильным, как и тот человек, на которого он трудился…
        И он был таким же красивым, как и Патрик, молодые девушки бросали на него более чем заинтересованные взгляды. Двадцать шесть лет, высокий, с короткими темными волосами, голубыми глазами, приятным лицом и сильным стройным телом.
        Когда же вчерашний мальчик стал таким?
        - Ты ничего не ешь, Элли.
        Рядом остановился Патрик, и Элли быстро осмотрела его лицо, боясь увидеть на нем следы драки. К счастью, ничего такого не обнаружилось.
        - Как я могу есть, если знаю, что ты мог бы сейчас лежать без сознания в холле? - резко ответила она, понимая, что не сможет скрыть от него свое беспокойство.
        Прямо как хлопотливая мамаша, обеспокоенная поведением сына, который ввязался во что-то опасное… Или как женщина, опасающаяся за своего возлюбленного.
        Ответ Патрика вряд ли должен был усмирить ее внезапно вспыхнувший гнев.
        - Уж так прямо и мог бы?
        Глаза Элли сверкнули.
        - Тебе легко говорить, но я…
        - Элли, - рассмеялся Тоби, - я же тебе сказал, что Патрик в состоянии о себе позаботиться!
        Она перевела взгляд с одного мужчины на другого - улыбающийся Тоби, лукавый Патрик с насмешливо приподнятой бровью…
        - Да ну вас! - пробормотала она, поворачиваясь к ним спиной и быстро набирая в свою тарелку все, что подворачивалось под руку.
        - И ты все это съешь? - тихо спросил Патрик.
        Повернув голову, Элли увидела, что они остались одни: Тоби отошел на другой конец комнаты и теперь болтал с темноволосой девушкой, которая до того разглядывала его с нескрываемым восхищением. Да, ее брат, похоже, не терял времени!
        Она посмотрела на Патрика. Ее гнев моментально испарился - уж очень забавным было его лицо, чуть насмешливое, но доброе.
        - Я думала, вы с Гаретом подеретесь, - призналась Элли.
        Патрик пожал плечами:
        - Я редко прибегаю к насилию. Хотя в случае с Дэвисом… - Выражение его лица вдруг изменилось, взгляд омрачился. - Для него я с удовольствием бы сделал исключение… Как бы то ни было, я дал ему понять, что произойдет в следующий раз, если он подойдет к тебе слишком близко или посмеет до тебя дотронуться. И наверное, нам пора обсудить степень твоего участия в этом деле.
        Сердце Элли подскочило. Что он имел в виду?
        Еще пару минут назад она думала, что ей придется что-то изменить в своей жизни, возможно, оставить работу в компании Делакорта. Но если получится так, что Элли больше не будет видеть Патрика…
        На прошлой неделе он был для нее просто начальником Тоби и человеком, который однажды сильно смутил ее, вот и все. Но теперь…
        - Хочешь сказать, теперь вы можете обойтись без меня?
        - Я этого не говорил. - Патрик бросил на нее укоризненный взгляд. - Я просто подумал, что для тебя будет лучше, если…
        - Я сама решу, что будет лучше для меня, если не возражаешь, - решительно прервала его Элли и гордо добавила, противореча своим недавним размышлениям:
        - И если ради спасения Сары мне надо будет много времени проводить рядом с Гаретом, я вынесу и это!
        Раз уж единственной возможностью быть поближе к Патрику оставалась перспектива стать занозой в боку у Гарета…
        А ей так важно было продолжать видеться с Патриком!



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Извини, а как Тоби собирается возвращаться домой? - устало зевнув, спросила Элли, когда Патрик вез ее с вечеринки пару часов спустя.
        Он слегка пожал плечами:
        - Насколько я понял, его привезет кто-то из друзей, с кем он там встретился.
        Наверняка это была та самая симпатичная темноволосая девушка, которая так заинтересованно разглядывала Тоби. Во всяком случае, после фуршета Элли практически не видела брата.

«Что ж, удачи ему», - сказала она про себя, немного завидуя. Правда, Патрик оставался рядом с ней весь вечер, но, к сожалению, мотивы у него были совсем иные!
        - Мне так жаль Джорджа и Мэри, - вздохнула Элли.
        Действительно, родителей Сары не слишком радовал выбор дочери. Это было видно по их невеселым лицам.
        - А Сара и вправду не понимает, что ее родители не одобряют Гарета?
        - Ну, Джордж сказал, что его несколько смущает поспешность этой помолвки, - поморщился Патрик. - Скажи он еще хоть что-нибудь, и Сара только еще больше заупрямится, решит во что бы то ни стало сделать все по-своему.
        Элли улыбнулась, хотя Патрик вряд ли мог заметить ее улыбку: в машине царил полумрак.
        - Маленький фамильный недостаток, да? - с легкой иронией спросила она.
        - Что-то вроде этого.
        Элли уже и сама поняла: у них хорошая семья, но упрямство, похоже, передавалось по наследству.
        - А Гарет вцепился в наживку изо всех сил, мрачно заметила она.
        Губы Патрика сжались.
        - Это правда. Он настоящий мерзавец.
        Как же тяжело ей говорить о Гарете, постоянно сознавая, что она сама совсем недавно была его жертвой! Лучше совсем не говорить о нем.
        - Что будем делать дальше? - тяжело вздохнув, спросила она.
        - Ну, наверное, поужинаем вместе во вторник, - небрежно ответил Патрик.
        Элли нахмурилась:
        - А что будет во вторник?
        Патрик бросил на нее быстрый взгляд искоса и пояснил:
        - Я приглашаю тебя поужинать вместе, Элли.
        - Но…
        - Элли, ты поужинаешь со мной во вторник вечером или нет?
        - Ну… я же сказала, что сделаю все, чтобы…
        - Я говорю об ужине только со мной. - Он остановил машину и повернулся к ней. - Ты и я, больше никого. Теперь я понятно выразился?
        Если Элли все правильно поняла, Патрик только что пригласил ее на свидание! Он улыбнулся, заметив на ее лице совершенно озадаченное выражение.
        - Я всегда считал, что после совместно проведенного вечера принято приглашать кавалера на чашку кофе.
        Элли все еще не могла прийти в себя, потрясенная предложением Патрика. Она безропотно вышла из машины и отправилась отпирать входную дверь. Потом сразу же устремилась на кухню, но Патрик остановил ее и медленно развернул лицом к себе.
        - Покажи-ка мне свои синяки на руке, Элли, сказал он мрачно, снимая с ее плеч накидку.
        Патрик осторожно приподнял рукав платья, и Элли почувствовала, что медленно краснеет. На руках красовались отчетливые следы пальцев Гарета - старые были желтоватыми, сегодняшние - совсем синими.
        - Надо было все-таки врезать ему как следует, - сердито выпалил Патрик. - Черт! Я, пожалуй, вернусь назад и еще раз с ним потолкую!
        - Не нужно, - покачала головой Элли, опуская рукава. - Поверь мне, это не имеет значения.
        - Нет, имеет! Ты думаешь, я должен спокойно наблюдать, как он обижает тебя?
        - Ну, ты уже немного опоздал.
        - Ты так сильно любила его? - после некоторого молчания спросил Патрик, следуя за Элли на кухню.
        - Да нет, - совершенно искренне ответила Элли. - Мне, наверное, просто польстило его внимание. Можешь не верить, но он умеет быть очень обаятельным, когда хочет очаровать кого-нибудь.
        - Не сомневаюсь.
        Сейчас Элли начала понимать, что никогда Гарет не заставлял ее чувствовать то, что она ощущала, находясь рядом с Патриком. На кухне воцарилась удивительно уютная атмосфера мягкий, рассеянный свет, тихое бормотание кофейника… В полумраке глаза Патрика казались почти черными, его взгляд манил и притягивал…
        - Так мы ужинаем во вторник? - вдруг спросил он.
        - Да, - наконец согласилась Элли, так и не сумев найти причин, по которым ее приглашали. Хотя…
        - Достаточно просто сказать мне «да», - насмешливо сказал Патрик. - Я хочу, чтобы ты расслабилась и немного развлеклась для разнообразия.
        Он ошибался, если полагал, что Элли сможет расслабиться в его компании. Хотя она, безусловно, получит большое удовольствие, проведя с ним вечер.
        Патрик стоял так близко, что Элли не могла сохранять спокойствие и поддерживать связный ход мыслей. Ее сердце судорожно колотилось, дыхания не хватало…
        - Ты такая красивая сегодня, Элли, - вдруг произнес он чуть слышно.
        - Ты уже говорил это, - тихо отозвалась она.
        Патрик улыбнулся, его взгляд потеплел.
        - Есть вещи, которые стоит говорить почаще. Он обнял Элли, притянул ее ближе, а потом наклонил голову и прильнул к ее губам.
        Время, казалось, остановилось. Элли чувствовала, что вот-вот упадет, но руки Патрика плотно обвивали ее талию.
        - С тобой так приятно целоваться, Элли Фэрфакс, - пробормотал он, на миг отрываясь от ее губ. - И такая чувственная шея, - продолжил Патрик, покрывая поцелуями нежную кожу. - И такая восхитительная грудь…
        - Наверное, тебе следует на этом остановиться. - Элли неловко задергалась в его объятиях, пытаясь высвободиться.
        Он выпрямился и покачал головой, пристально глядя прямо ей в глаза.
        - Почему у меня такое странное ощущение, что я имею дело с совершенно невинной девушкой?
        - Наверное, потому, что я такая и есть. - Элли наконец выскользнула из его объятий и сердито посмотрела на него. - И что в этом такого?
        Улыбка Патрика стала шире.
        - Я, честное слово, не считаю, что в этом есть что-то плохое.
        Что ж, может, действительно не считает, но он, безусловно, никак не ожидал познакомиться с двадцатисемилетней девственницей!
        Однако сама Элли никогда не комплексовала по данному поводу и ни разу не обсуждала этот вопрос с другими женщинами. До девятнадцати лет она встречалась с несколькими молодыми людьми, но после смерти родителей у нее оставалось слишком мало времени, чтобы задуматься о серьезных отношениях с мужчинами. Наверное, именно поэтому Элли и стала такой легкой добычей для Гарета полгода тому назад.
        Встреча с Патриком, который казался таким непростым, таким умудренным жизнью человеком, заставила ее почувствовать себя особенно наивной. Ну и пусть! Элли вовсе не собиралась изображать из себя опытную обольстительницу, каковой она никогда и не была!
        - Мы собирались пить кофе, - напомнил Патрик.
        - Да, конечно.
        Элли тут же засуетилась и принялась накрывать на стол. Она доставала чашки, сахарницу и сливки, тщательно стараясь не встретиться взглядом с Патриком, но чувствовала, что он не сводит с нее глаз.
        - А что же Дэвис… Эй, осторожнее! - воскликнул он, когда ложка выпала из рук Элли и зазвенела на плитках пола.
        Элли наклонилась, чтобы поднять ложку, надеясь спрятать краску, проступившую на щеках.
        - Элли?
        Патрик хотел, чтобы Элли посмотрела ему прямо в глаза. Что ж, она подняла голову. Взгляд Патрика был именно таким, как она и думала, властным и непреклонным.
        - Что тебя интересует, Патрик? - нетерпеливо фыркнула Элли и с грохотом швырнула поднос с посудой на кухонный стол. - Были ли мы с Гаретом любовниками? Если и так, тебе какое дело? - Ее голубые глаза воинственно засверкали.
        - Черный, без сахара, пожалуйста, - спокойно сказал он. Потом, видя, что Элли стоит в полной растерянности, пояснил:
        - Я имею в виду, что пью черный кофе без сахара.
        - А, прекрасно, - пробормотала она, стараясь сосредоточиться на словах Патрика.
        - Ты совершенно права, Элли, - мягко проговорил он. - Это не мое дело, насколько далеко зашли ваши отношения с Дэвисом. Если только…
        - Да? - она снова с вызовом посмотрела на него.
        - Он обидел тебя, Элли?
        Она почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица, а рука, державшая кофейник, так задрожала, что кофе пролился мимо чашки.
        - Элли?
        Она глубоко вздохнула. У нее в горле стоял ком, и ей не удавалось вымолвить ни слова. Нет, Гарет не обидел Элли, но унизил. Однако ей вовсе не хотелось рассказывать об этом Патрику.
        Элли бодро улыбнулась, пытаясь не смотреть в глаза Патрику, и протянула ему чашку.
        - Это совершенно не важно, - быстро проговорила она. - Мы же оба понимаем, что он не очень порядочный человек.
        Патрик неожиданно приблизился к Элли и взял в руки ее дрожащую ладонь.
        - Расскажи, что случилось, - тихо сказал он.
        Его голос звучал чуть хрипло.
        Элли закрыла глаза. Как бы ей хотелось навсегда стереть из памяти ту последнюю встречу с Гаретом!
        В тот день Гарет позвонил ей, когда она уже заканчивала работу, и предложил отвезти домой.
        Последние две недели отношения между ними стали немного напряженными. Он то забывал позвонить, то отменял свидания, и Элли обрадовалась возможности немного побыть с ним наедине.
        Когда они приехали к ней домой, Тоби еще не пришел с работы. Гарет начал целовать ее, едва они успели переступить через порог. Однако когда его губы и руки стали более настойчивыми, Элли попыталась высвободиться.
        - Не надо, - нахмурившись, попросила она, но Гарет только усмехнулся. Усмешка эта была настолько злой и едкой, что Элли невольно содрогнулась.
        - Вот в чем проблема, - сказал он и резко выпустил ее из своих объятий, так что она чуть не потеряла равновесие. - Если бы ты не была такой холодной, мне не пришлось бы искать кого-то на стороне.
        Элли молча смотрела на него. Смутные подозрения, конечно, у нее были и до этого - уж слишком странным стал Гарет в последнее время.
        Он насмешливо приподнял брови, видя ее замешательство.
        - Ну, еще не поздно, - проговорил Гарет с явным намеком. - Меня еще можно уговорить продолжить встречаться с тобой.
        - Ты самодовольный идиот! - разгневанно воскликнула Элли. - Хочешь сказать, если я лягу сейчас с тобой в постель, ты передумаешь разрывать со мной отношения?
        То, что у него есть другая, потрясло ее, но она обдумает случившееся позже, когда Гарет уйдет.
        А уйти ему придется незамедлительно!
        Он улыбнулся.
        - Ну, не обязательно заходить так далеко…
        - Тогда я не совсем понимаю, что ты хочешь мне предложить.
        Гарет рассмеялся:
        - Если все пойдет, как я задумал, скоро состоится моя свадьба, но это не повод расстаться с тобой.
        Пойдет, как он задумал? Но что же именно он задумал?
        - То есть если бы мы были любовниками?
        - В сложившейся ситуации глупо рисковать из-за меньшего.
        - Убирайся. - Элли оперлась рукой о стол, потому что ноги больше не держали ее.
        - Да будет тебе, - отмахнулся Гарет и шагнул к ней.
        Она выпрямилась и гордо подняла голову.
        - Я сказала, убирайся! И да поможет Бог той несчастной, на которой ты собрался жениться!
        Он остановился в нескольких шагах от нее и презрительно пробормотал:
        - Ты просто фригидна, Элли.
        Ее глаза сверкнули холодным бешенством.
        - Тебе никогда в этом не убедиться, Гарет.
        Он усмехнулся:
        - Я и так знаю. Ладно, как хочешь. Мое дело предложить. Увидимся в офисе! - и он насмешливо помахал рукой на прощанье.
        Элли взглянула на Патрика. Конечно, ей совсем не хотелось рассказывать ему об этом разговоре с Гаретом! Она через силу улыбнулась:
        - Это не имеет никакого значения. Гарет обидел меня тем, что однажды наговорил мне гадостей, вот и все.
        Патрика это, казалось, не убедило.
        - Слова иногда ранят сильнее, чем брошенный камень.
        Еще бы! Элли не забыла ни одного из тех, что сказал ей Гарет шесть недель тому назад.
        - Это проблема касается только Гарета. Пусть даже он думает, что любая женщина, которая отказывается переспать с ним, фригидна.
        Серые глаза Патрика удивленно округлились.
        - Он так сказал? Тебе?
        Элли нахмурилась и раздраженно подтвердила:
        - Да, он мне так сказал.
        Патрик издал короткий смешок.
        - Знаешь что, Элли, ты права. Это и в самом деле не важно. Он вообще, похоже, не успел как следует узнать тебя, верно?
        - Что ты имеешь в виду? - насторожилась она.
        Патрик ответил ей долгим серьезным взглядом, потом пояснил:
        - Элли, ты самая сердечная и отзывчивая из всех женщин, с которыми мне довелось встречаться.
        Щеки Элли зарделись. Ее тело действительно чутко отзывалось на каждое его прикосновение…
        - И знаешь, что еще? - продолжил Патрик, обхватив ее за плечи и прижав к себе. - Я рад, что у Дэвиса не было возможности убедиться в этом.
        С этими словами он припал к ее губам в долгом страстном поцелуе.
        Конечно, Элли вовсе не была фригидной!
        Просто она могла ответить взаимностью не каждому, но только тому единственному, предназначенному для нее мужчине. И теперь Элли вполне отдавала себе отчет в том, что влюблена в Патрика. Да, этот богатый, влиятельный, успешный человек, ведущий совсем другой образ жизни, совершенно не подходил ей. Но чувство, которое испытывала Элли, было сильнее всяческих предрассудков.
        Уже некоторое время ей приходилось бороться с собой. Однако теперь, тая в его жарких объятиях, наслаждаясь пламенным поцелуем, Элли больше не могла отрицать очевидное.
        Но в таких чувствах она могла признаться только себе, и ни в коем случае не Патрику!
        - Я рада, что ты так думаешь, - небрежно заметила она, решительно высвобождаясь из его объятий. - Наверное, я не безнадежна.
        Патрик, нахмурившись, не сводил с нее взгляда.
        - Элли…
        - Я слышала, как к дому подъехала машина.
        Наверное, это Тоби, - прервала она его, не скрывая своего облегчения.
        Похоже, мама была права, когда говорила, что Элли вечно прыгает из огня да в полымя - после ужасного фиаско с Гаретом Патрик был наименее подходящей кандидатурой на роль возлюбленного.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Хорошо повеселилась в субботу?
        Элли в изумлении подняла голову, оторвавшись от бумаг, с которыми разбиралась, и увидела в дверях Гарета. Он выглядел весьма жизнерадостным и самоуверенным.
        Элли оглянулась на дверь, соединявшую ее кабинет с кабинетом Джорджа, чтобы убедиться, что та как следует закрыта, и только после этого ответила:
        - Семья Джорджа устроила вам с Сарой великолепный праздник по случаю обручения.
        Гарет улыбнулся и вошел в комнату, плотно закрыв за собой дверь.
        - Ты не ответила на мой вопрос, - заметил он, присаживаясь на край ее письменного стола и глядя на нее насмешливыми синими глазами.
        Элли вздохнула.
        - Я думаю, что имею право не отвечать тебе.
        Она недоверчиво следила за Гаретом, полагая, что он не станет долго любезничать, да и его недавнюю враждебность ей тоже забыть не удавалось.
        Он пожал плечами:
        - Кстати, спасибо за подарок. Прекрасная хрустальная ваза. Сара всем ответит, как положено, официально, в письменной форме, но я решил поблагодарить тебя лично.
        Ваза? Элли помнила, что тогда, в субботу, Патрик нес под мышкой какой-то красиво упакованный сверток, но какое отношение имеет к ней этот подарок?
        - «Поздравляем, с любовью, Патрик и Элли»… - насмешливо процитировал Гарет. - Патрик и Элли! И надолго ли это?
        На пару дней, не говоря уже о том, что в действительности никаких «Патрика и Элли» не существовало…
        Элли и не подозревала, что он написал ее имя рядом со своим на открытке, приложенной к подарку для двоюродной сестры в день ее помолвки. Разумеется, она понимала, зачем Патрик сделал это, но он мог бы, по крайней мере, предупредить ее! Элли окинула Гарета ледяным взглядом.
        - Я вообще не понимаю, почему это так тебя интересует, Гарет.
        - Вовсе не интересует. - Он по-прежнему казался очень самодовольным. - Просто я подумал, что это будет классным ходом со стороны семейства Фэрфакс, если вам с Тоби удастся ваш номер. Должен признаться, ты меня удивила.
        Особенно после того, как разыгрывала со мной святую недотрогу.
        Элли с подозрением посмотрела на него. Неужели он пьян? Было всего лишь полдвенадцатого, но какое другое объяснение можно найти всей этой белиберде, которую он нес?
        Она покачала головой и решила воздержаться от вопросов, желая прекратить нелепый и мучительный разговор.
        - Я ценю твой комплимент, Гарет, а теперь, если не возражаешь, я примусь за работу. У меня ее сегодня немало.
        Он ухмыльнулся, не делая ни малейшей попытки встать с ее стола.
        - Тебе больше не надо притворяться со мной, Элли. Правда в том, что мы с тобой больше похожи, чем я мог предполагать.
        Она застыла в напряжении.
        - Я так не считаю!
        - Еще как похожи, - возразил он с довольной ухмылкой. - Жалко, что мы поругались! Из нас бы вышла отличная команда! Ну, и с Тоби, конечно.
        Определенно он выпил - иного объяснения его поведению просто не существовало.
        - При чем тут Тоби? - нетерпеливо спросила Элли.
        Конечно, Тоби и Гарет несколько раз встречались, когда Гарет заезжал за ней домой, но, как ей казалось, Тоби и тогда недолюбливал ее приятеля, а теперь уж и подавно. Что касается Гарета, то он никогда не проявлял какого-либо интереса к ее брату.
        - Да хватит тебе прикидываться, Элли, хмыкнул Гарет. - Игра кончена, так что карты на стол. Может, устроим что-то вроде клуба?
        - Гарет, я не понимаю, о чем ты! - Элли потеряла всякое терпение. - У меня срочная работа.
        Пожалуйста, уходи.
        Он неторопливо встал, все такой же самоуверенный.
        - Ладно. Но смотри не забывай! Храни мой маленький секрет, а я поберегу твой. Ну, и секрет Тоби, конечно, - загадочно добавил он. - Это будет по-честному.
        - Гарет? - Неожиданно в дверях появился Джордж, и его недоверчивый взгляд был прикован к молодому человеку, стоявшему возле Элли.
        Внезапное появление будущего тестя, казалось, вывело Гарета из равновесия.
        - Я… я просто заскочил к Элли… Хотел сказать ей, как нам с Сарой понравилась ваза, которую они с Патриком нам подарили.
        - Ну а теперь я могу попросить тебя уйти и дать ей продолжить работу? - сухо спросил Джордж.
        - Конечно. - Гарет неспешно направился к выходу. - Надеюсь, мы увидимся с вами и с Мэри за ужином сегодня вечером?
        - Полагаю, что да.
        - Пока, Элли, - бросил Гарет, выходя из кабинета.
        Джордж горестно вздохнул:
        - Как бы я ни старался, не могу заставить себя полюбить этого парня…
        Элли печально улыбнулась.
        - Не беспокойтесь, Джордж. Боюсь, что большинство окружающих разделяет ваши чувства.
        - Я бы и не волновался, если бы Саре не взбрело в голову выйти за него замуж. Я как раз принял решение уволить его, поскольку он вообще не подходит для работы в нашей компании, как вдруг моя дочь объявляет нам о своей помолвке с ним! Мы с женой просто не знаем, что теперь делать.
        - Я думаю, вы оба поступаете правильно.
        Очень часто бывает лучше всего сделать вид, что вы вообще здесь ни при чем.
        Джордж ответил ей улыбкой, исполненной благодарной признательности.
        - Хочешь хороший совет, Элли? Не заводи дочерей, это опасно для сердца родителей.
        Элли было так жалко его! И как печально, что она ничем не может помочь.
        Джордж выпрямился.
        - Я хочу съездить в контору к Джералду. У меня встреча в полпервого, да?
        Быстро пролистав свой настольный ежедневник, Элли утвердительно кивнула и вздохнула с облегчением, когда наконец снова осталась одна.
        Слова Гарета по-прежнему казались ей полной бессмыслицей. Но в конечном счете этот человек вообще был сплошной загадкой для нее.
        Как можно жениться на той, которую совсем не любишь, пусть даже она так прелестна, как Сара?
        А она сама? Как Элли могла влюбиться в Патрика, от которого не стоит ожидать взаимности?
        Элли уже устала задавать себе этот вопрос.
        Ответа на него все равно не было. Единственное, что Элли знала, так это то, что считает часы, оставшиеся до новой встречи с ним…
        - Вот чудесно, тебе передали мои слова, и ты оделась, как я и хотел! - с облегчением воскликнул Патрик, когда Элли открыла ему дверь в восемь вечера во вторник.
        Она улыбнулась, впуская его в дом. Сегодня на ней были светлые джинсы и облегающий темно-синий свитер. Патрик покачал головой, не в силах отвести от нее восхищенный взгляд.
        - Я не сомневался, что могу положиться на Тоби!
        Действительно, брат в точности изложил ей просьбу своего шефа, когда они вместе обедали в пиццерии.
        Элли не могла не признаться себе, что в черном свитере и джинсах Патрик выглядел не менее привлекательным, чем в дорогом вечернем костюме.
        - Понимаешь, мы все время встречаемся в какой-то официальной обстановке, - пояснил он. Я подумал, что будет здорово, если нам удастся отдохнуть в каком-нибудь уютном тихом месте.
        Конечно, вряд ли Патрик встретит кого-либо из знакомых в небольшом загородном ресторанчике! Элли подумала об этом, когда Тоби передал ей о желании своего босса поужинать с ней в неформальной обстановке. Сам Патрик никогда ничего ей не говорил, а брата она постеснялась расспрашивать, поэтому до сих пор не знала, была ли в жизни Патрика в настоящий момент какая-нибудь женщина. То, что он пришел на семейное торжество с Элли, еще не значило, что у него никого не было. Возможно, Патрик просто не хотел знакомить свою подругу с родственниками.
        Однако теперь Элли хотелось задать ему этот вопрос. Ей вообще хотелось знать как можно больше о его жизни. Нет, она по-прежнему понимала, что понапрасну теряет с ним свое время, но ей нужно было быть уверенной в том, что Патрику не придется лгать другой женщине, объясняя ей, почему он встречается с Элли.
        - Надеюсь, тебе нравится итальянская кухня? весело спросил Патрик.
        - Очень даже, - кивнула Элли, беря со спинки стула свой толстый шерстяной жакет.
        Она специально выбрала его, чтобы Патрик не думал, будто у нее нет замены длинному черному пальто, которое так ему не нравилось. Что касается шерстяной накидки, подаренной ей в субботу, то она лежала в глубине шкафа, аккуратно сложенная и упакованная в ту же коробку.
        Элли понимала, что у нее, вероятно, никогда больше не будет возможности надеть ее снова…
        - Ну что, идем?
        Патрик бросил на нее пристальный взгляд.
        - Все в порядке, Элли? Дэвис больше не надоедал тебе?
        Она нахмурилась:
        - Нет, если не считать очень странного разговора, который он затеял со мной вчера утром.
        - Расскажешь, пока мы будем ужинать, предложил Патрик, открывая дверь. - Если не боишься, что у нас от этой темы не начнется несварение желудка.
        Внутри машины было тепло и уютно, слегка пахло лосьоном после бритья, которым пользовался Патрик.
        - Я все еще не понимаю, для чего эта сегодняшняя встреча, - тихо проговорила Элли, когда Патрик устроился рядом с ней.
        Он пожал плечами.
        - Ну, считай это знаком признательности за все, что ты сделала для моей семьи.
        - А как насчет того неудобства, которое тебе приходится терпеть из-за меня?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты ведь вынужден встречаться со мной.
        - Я не понимаю, о чем ты, Элли.
        Лицо Патрика стало суровым, и она на миг почувствовала сожаление, что вообще заговорила об этом. Элли поступила так, потому что влюбилась в мужчину, о котором ей не стоило даже и мечтать, но это не значило, что она должна портить ему настроение в те редкие моменты, когда они были вместе.
        - Ладно, не будем об этом, - пробормотала она. - Это все Рождество. Напряженная пора, как обычно. Спасибо, что ты пригласил меня.
        - Элли, я знаю, мы не так давно знакомы, произнес Патрик с мрачным выражением лица, но когда ты узнаешь меня лучше, то поймешь, что я отнюдь не жестокий человек. Я хочу сказать, не настолько жестокий, чтобы предложить женщине провести вечер вместе только в знак благодарности.
        За последнюю пару недель ей доводилось видеть Патрика в разном настроении: веселом, настороженном, радостно-беззаботном, но еще ни разу он не был раздосадован или сердит на нее.
        А сейчас, казалось, именно такие чувства Патрик и испытывал по отношению к ней.
        - Извини, я выбрала неудачный момент…
        - И не надо извиняться! - нетерпеливо прервал он. - Я сам виноват, потому что не смог достаточно внятно объяснить свои намерения. Но сейчас я все исправлю!
        С этими словами он резко свернул с дороги, направляясь на безлюдный паркинг у шоссе.
        - Что ты делаешь? - обеспокоенно спросила Элли, когда Патрик остановил машину посередине слабоосвещенной стоянки.
        Он отстегнул ремень безопасности, затем повернулся к ней.
        - Собираюсь убедить тебя в том, что предложил провести со мной время по одной-единственной причине.
        Патрик обхватил Элли за талию, притягивая к себе, и в следующий миг его губы жадно слились с ее губами.
        Поцелуй был настолько неожиданным, что Элли, изумленная и потрясенная, на несколько мгновений неподвижно замерла в его объятиях, но потом страстная настойчивость Патрика вызвала уже знакомую ей жаркую волну во всем теле. Ее кровь словно вскипела. Элли с готовностью отвечала на ласки Патрика, а когда его руки принялись гладить ее спину, а губы - целовать ее шею, она застонала от наслаждения.
        - Что на вас надето под этим свитером, Элли Фэрфакс? - пробормотал Патрик, положив ладонь ей на грудь.
        - А как вы думаете, Патрик Макграт? - отозвалась она охрипшим голосом.
        - Я думаю, что должен это выяснить.
        Элли судорожно вздохнула, почувствовав руку Патрика на своей обнаженной коже. Его пальцы были холодными, а она сама просто пылала, и это прикосновение вызвало в ней острый озноб восторга. Когда губы Патрика коснулись ее груди, Элли показалось, что каждая клеточка ее тела медленно тает. Элли никогда еще не испытывала такого пьянящего ощущения: каждая частица ее естества чутко отзывалась на малейшее его прикосновение.
        Патрик поднял голову и посмотрел на нее.
        - Я не сделал тебе больно?
        - О нет, - выдохнула она, чувствуя себя так, точно только что умерла и стремительно возносится к небесам.
        - Теперь ты знаешь, почему я пригласил тебя поужинать?
        - Да. Наверное, да.
        - Думаешь? - поддразнил он. - Может, я был недостаточно красноречив и…
        - Нет, нет! Патрик, послушай…
        - Я знаю, - медленно проговорил он, осторожно опуская край свитера Элли, который задрался кверху, обнажив ее тело. - Это не самое подходящее место, чтобы заниматься любовью, да и вообще… - он пригладил свои растрепанные волосы, - я уже, конечно, староват, чтобы предаваться этому на паркинге. Но вот позже… когда я привезу тебя домой…
        - Обещаешь?
        - Да, и я всегда выполняю свои обещания.
        Неужели Патрик действительно готов заняться с ней любовью? Значит, он находит ее привлекательной и желанной?..
        Итальянский ресторан, восхитительная еда, непринужденный разговор - все это было как чудесный сон, овеянный особым чувством в предвкушении обещанного после возвращения домой.
        Элли узнала, что Патрик учился в университете, который закончил с лучшими оценками, а потом, вместо того чтобы идти работать на кого-нибудь, набираясь необходимого опыта, решил наладить собственное дело и в течение последних пятнадцати лет усердно трудился, создавая свою компанию. Этот вызов, брошенный им судьбе, все еще воодушевлял и радовал его.
        Она также узнала, что он был очень привязан к своей дружной семье, в особенности к сестре Терезе, всеобщей любимице, бывшей на четырнадцать лет младше его.
        Однако к тому времени, когда они ехали домой, Элли так и не смогла установить, была ли в его жизни какая-нибудь женщина. После того, что произошло между ними, ей было неловко спрашивать об этом.
        - Черт возьми! - пробормотал Патрик, когда они подъехали к дому Элли. Рядом была припаркована машина Тоби. Элли покраснела, угадав причину его раздражения - присутствие ее брата не даст им возможность осуществить то, что они задумали! - Тебе никогда не приходило в голову жить одной?
        Если честно, то не приходило. После смерти родителей казалось вполне естественным продолжать жить вместе с младшим братом, но сейчас она тоже чувствовала досаду из-за того, что не могла побыть наедине с Патриком.
        - Не сердись, - прошептала она, сжав его руку. - Ничего не поделаешь.
        - Ты права. Подождем другого случая.
        Он вышел из машины, обошел вокруг, чтобы открыть ей дверцу. Элли чувствовала себя на седьмом небе от счастья, ведь Патрик сказал, что представится другой случай, и это означало, что он собирается и дальше видеться с ней!
        К удивлению Элли, Тоби нигде не было видно.
        - Наверное, он уже лег спать, - предположила она.
        Патрик подошел к ней поближе.
        - Это значит, что мы все-таки в некотором роде одни, да?
        - Наверное, но я… - Она замолкла, услышав чьи-то шаги на лестнице. - Похоже, что нет.
        Однако на кухню вошел вовсе не Тоби. Это была та самая девушка, которая с таким интересом разглядывала брата Элли на субботней вечеринке.
        - Какое счастье, что вы наконец вернулись! торопливо выпалила молодая особа, но смотрела она не на Элли.
        - В чем дело? - настороженно спросил Патрик, отпуская руку Элли и подходя к незнакомке.
        - Тоби! - воскликнула та. - Наверное, он съел что-то не то! Мне пришлось привезти его сюда.
        Он даже не смог сам вести машину… - Девушка выглядела потерянной и смятенной. - Ох, Патрик, я так беспокоюсь за него!
        И она бросилась в его объятия, заливаясь слезами. Элли в полном недоумении разглядывала обоих. Похоже, эта девушка провела вечер с Тоби, к тому же она была отлично знакома с Патриком, возможно, они даже родственники, но…
        Впрочем, сейчас Элли была слишком обеспокоена тем, что произошло с Тоби, и не хотела решать еще одну головоломку, поэтому просто повернулась и бросилась вверх по лестнице, в спальню брата.
        Тоби выглядел ужасно. Он лежал на подушках с восковым лицом и глазами, выражавшими тоску и боль.
        - Сейчас я вызову врача, - решительно заявила Элли.
        - Ладно, может, ему удастся спасти меня, слабым голосом отозвался Тоби.
        Элли кивнула и побежала вниз. То, что брат даже не спорил с ее решением, красноречиво говорило о том, каково ему сейчас: как и большинство мужчин, Тоби терпеть не мог обращаться к врачам.
        - Пищевое отравление? - спросил Патрик, заходя в коридор, где Элли сидела за телефоном, набирая номер врача.
        - Наверное. - Элли нахмурилась, ожидая, пока на звонок ответят. - Ты не мог бы сварить нам всем кофе?
        - Тереза уже этим занимается, - мрачно произнес он. - А кому ты звонишь?
        Элли озадаченно посмотрела на него. Тереза?
        Молодая женщина, готовившая сейчас на кухне кофе, женщина, с которой, по всей видимости, провел вечер ее брат, была младшей сестрой Патрика?
        - Элли! Кому ты звонишь? - повторил Патрик.
        - Врачу, - с трудом выдавила она.
        - Подожди, дай я позвоню своему.
        Он взял трубку из ее рук, нажал на рычаг и набрал другой номер.
        Элли не оставалось ничего другого, кроме как потерянно стоять рядом с Патриком, который строгим и властным голосом разговаривал со своим собеседником.
        Эта молодая особа, которая так смотрела на Тоби на субботней вечеринке… Тереза, сестра Патрика… Тереза… Тесе? Разве Тесе не было уменьшительным от имени Тереза? Возможно ли, чтобы сестра Патрика оказалась той самой Тесе, с которой ее брат встречался последнюю пару месяцев?
        Но если это так, то почему Тоби никогда не говорил ей, что встречается с сестрой Патрика?
        К тому же сам Патрик нисколько не удивился, увидев тут свою сестру. Значит, он знал об отношениях Тоби и Терезы?
        И что же все это значит?



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Если хочешь, кто-нибудь из нас или даже мы оба останемся с тобой до утра, - предложил Патрик Элли некоторое время спустя.
        Доктор, приглашенный для осмотра Тоби, поставил диагноз - тот, которого, впрочем, все и ожидали, - пищевое отравление.
        Последние несколько часов были чрезвычайно напряженными для Элли. Она беспокоилась за здоровье брата и была совершенно озадачена его любовными отношениями с Терезой-Тесс.
        Элли хотелось побыть какое-то время одной, чтобы все это обдумать, а потому предложение Патрика и его сестры остаться до утра не очень ее прельщало. Кроме всего прочего, она не видела в этом никакой необходимости - доктор сделал укол, чтобы остановить рвоту, и Тоби, которому стало немного легче, тотчас же крепко заснул.
        - Это ни к чему, - сухо сказала Элли Патрику.
        Неловкость, которую она первое время чувствовала, обнаружив, что подруга Тоби Тесе - на самом деле сестра Патрика Тереза, исчезла без следа.
        Если уж на то пошло, это открытие не было худшим из тех, что свалились на голову Элли за последние пару часов. Ее терзали всевозможные подозрения и доводы, слишком тревожные и угнетающие, чтобы долго размышлять над ними.
        - Я очень тебе признательна, что ты так быстро нашел доктора, - добавила она, сообразив, что, вероятно, показалась невежливой.
        - Хочешь, чтобы мы ушли? - сочувственно спросил Патрик, догадываясь, что она сейчас чувствует.
        Было уже почти час ночи. Элли невероятно устала из-за всей этой кутерьмы, у нее путались мысли, голова шла кругом, поэтому она действительно хотела, чтобы Патрик и Тесе уехали.
        Элли взглянула на молодую женщину. Подавленная и бледная, Тереза сидела за кухонным столом, уставившись на чашку с холодным кофе.
        Теперь бросалось в глаза необычайное сходство между братом и сестрой - оба смуглые, с завораживающими серыми глазами; но если лицо Патрика отличалось резкими чертами, то у Терезы оно было мягким и по-девичьи красивым.
        Почему же Элли не заметила этого на субботней вечеринке?
        Просто потому, что ничего подобного и не могло прийти ей в голову! Потому, что никто не удосужился сообщить ей, что подруга Тоби Тесе - сестра Патрика!
        - Да, уезжайте, если ты не против, - спокойно ответила Элли на его вопрос. - И знаешь, на твоем месте я бы не надеялась, что Тоби завтра выйдет на работу.
        Вряд ли Тоби сумеет завтра даже встать с постели, так что не может быть и речи о том, чтобы он вышел из дома.
        - Что ж, пусть отлежится. Элли…
        - Патрик, не думаю, что сейчас стоит затевать какие-то разговоры, - поспешно прервала его она, отворачиваясь и переводя взгляд на его сестру.
        Тереза, казалось, не обращала на них никакого внимания. Она всецело была поглощена мыслями о Тоби, и это неоспоримо свидетельствовало о том, что нежные чувства, которые Тоби питал к Тесе, были взаимными.
        Почему никто не сказал Элли, что Тоби встречается с сестрой Патрика?
        Хотя, возможно, кто-то и говорил. Элли понемногу начала припоминать вчерашние загадочные слова Гарета…
        Гарет сказал, что Тоби и она сама ничуть не лучше его. Гарет не сомневался, что они оба завели интрижку с братом и сестрой Макграт по той же причине, по какой он решил жениться на Cape, - из-за их денег, из-за честолюбия. Разумеется, Гарет был не прав насчет их обоих, но…
        - Элли?
        Она подняла глаза на Патрика, который встревоженно смотрел на нее.
        - Пожалуй, тебе сейчас лучше отвезти сестру домой, - сухо предложила она и с сочувствием взглянула на молодую женщину:
        - Похоже, ей досталось за сегодняшний вечер.
        - Думаю, нам всем досталось, - мрачно кивнул Патрик. - Я зайду завтра - навестить Тоби.
        В его словах был намек на то, что он хотел продолжить разговор. Что ж, Элли все равно требовалось некоторое время, чтобы немного привести мысли в порядок. Правда, она вовсе не была уверена, что двенадцати часов для этого хватит.
        - Конечно, - согласилась Элли. - А сейчас уже в самом деле поздно…
        - Нам пора, Тереза, - спокойно произнес Патрик и быстро добавил, видя, что та собирается возразить:
        - Я уверен, Элли позвонит, если мы ей понадобимся.
        Учитывая, что единственным известным ей телефонным номером Патрика был его рабочий телефон, позвонить в действительности она бы не смогла. Впрочем, Тоби должен знать номер мобильного телефона своего шефа.
        - Я обязательно позвоню, если что, - заверила Элли Терезу, когда та взглянула на нее с отчаянием.
        Тесе поднялась, высокая и стройная. Ее лицо по-прежнему было печально.
        - Мне очень жаль, что мы познакомились при таких обстоятельствах, - сказала она.
        Да, было бы гораздо лучше, если бы они обе встретились раньше.
        - Не думаю, что Тоби долго пробудет в таком состоянии. Возможно, он как-нибудь вечером привезет вас к нам пообедать, - постаралась она утешить Терезу.
        - Мы могли бы пообедать все вчетвером в эти выходные, - предложил Патрик.
        Элли холодно взглянула на него.
        - Спешить ни к чему. И потом, - продолжила она, видя, что Патрик собирается с ней спорить, сомневаюсь, что Тоби будет в состоянии съесть хоть что-нибудь в течение ближайших нескольких дней.
        Это был веский аргумент, на который Патрику будет сложно ответить. И слава богу! Ей не хотелось связывать себя лишними обязательствами, не хотелось назначать с ним встречу в какое-то определенное время. Это произойдет не раньше, чем она получит ответы на несколько беспокоящих ее вопросов. Ответы, которые ей в состоянии дать только ее брат.
        - Я позвоню вам утром, если можно, - уже в дверях сказала Тереза Макграт.
        - Конечно, - согласилась Элли. - Бр-р-р, как холодно!
        Она задрожала от ледяного пронизывающего ветра, подувшего на нее с улицы через приоткрытую дверь.
        - Да, кажется, немного подмораживает, - пробормотал Патрик.
        Элли пристально взглянула на него, заподозрив в его словах тайный смысл. Иронично приподнятые темные брови подсказали ей, что она не ошиблась.
        - Ожидается снегопад, - твердо проговорила она.
        - К счастью, снег никогда не бывает обильным в наших местах, - сказал он в том же тоне.
        Элли пожала плечами.
        - Говорят, на этот раз надвигается долгосрочный холодный фронт.
        Это была некая игра, в которой участвовали только двое. И только таким образом они могли выразить свои чувства. Холодный фронт - именно то, что лежало между ними.
        - Лед и снег рано или поздно тают, - возразил он.
        - Рано или поздно, - спокойно повторила Элли.
        - Патрик, ты можешь поболтать о погоде в другой раз, - поторопила брата Тереза, очевидно не уловившая двусмысленного характера слов в этом разговоре. - Нам в самом деле пора, и дай Элли наконец вернуться в дом, сейчас слишком холодно.
        Элли подумала, что они с Патриком в этот момент похожи на парочку тайных агентов из второсортного фильма, разговаривающих только на им одним понятном языке.
        - Да, идем! - Патрик порывисто кивнул, потом вдруг повернулся и легко поцеловал Элли в губы. - Но я вернусь утром.
        В этих словах ей послышалась настоящая угроза, и это не на шутку разозлило ее. Элли решила, что если Тоби будет лучше к утру, то Патрик, приехав сюда, не застанет ее дома.
        Да, она уедет на работу, но не раньше, чем поговорит с Тоби!
        - Я и понятия не имею, о чем ты толкуешь, сестрица! - покачал головой Тоби.
        Все еще бледный, он сидел в постели, откинувшись на подушки. Ночь прошла спокойно, тошнота, казалось, полностью прекратилась, но сильная головная боль не утихала.

«Не ты один», - подумала Элли. Глубоко вздохнув, они присела на край кровати.
        - Ладно, давай начнем с того, почему ты не сказал мне, что Тесе, с которой ты встречаешься последние несколько недель, - на самом деле Тереза Макграт, младшая сестра Патрика.
        - Я…
        - Только не говори, что думал, будто это не так важно, - посоветовала ему Элли и с возмущением воскликнула:
        - Ты отлично знаешь, как это важно! И не прикидывайся наивным!
        - Разве можно так придираться к больному человеку! - Тоби снова лег и закрыл глаза. Он все-таки рискнул немного подкрепиться, выпив чашку некрепкого чая и съев сухарик.
        - Все может обернуться еще хуже для тебя, Тоби, - пригрозила ему Элли, воинственно сверкнув глазами. - Если мои подозрения окажутся не напрасными, я просто придушу этого больного, не испытывая ни капли сожаления!
        У нее было вполне достаточно времени на раздумья, и те выводы, к которым она пришла, казались совсем неутешительными.
        Тоби приоткрыл один глаз и, мрачно взглянув на сестру, произнес:
        - Скажи, что ты там подозреваешь, а я отвечу, правда это или нет.
        - Если ты собираешься соврать мне, то какой в этом смысл?
        Однако Тоби невозмутимо посмотрел на нее.
        - Моя старшая сестра велела мне всегда говорить правду!
        - Очень смешно. - Элли слегка улыбнулась и, поднявшись, стала в нетерпении ходить по комнате, не сводя с брата внимательных глаз. Наконец, тяжело вздохнув, она спросила:
        - У тебя с Терезой Макграт все серьезно?
        - Да, - не раздумывая, ответил Тоби.
        Элли кивнула, услышав то, что и ожидала, и продолжила:
        - Почему Патрик Макграт согласился сопровождать меня на рождественскую вечеринку, устроенную нашей компанией?
        Такая перемена темы разговора привела Тоби в замешательство.
        - Я же тебе сказал…
        - Я слышала, что ты говорил, - отрезала она, но сейчас хочу знать истинную причину!
        Тоби поморщился, словно ее слова вызвали у него чувство неловкости.
        - Да это и была истинная причина, - неуверенно повторил он, увидев, что ему не удается убедить сестру.
        К облегчению Элли, ответ Тоби означал, что он не принимал участия во всем том, что затевал последние две недели Патрик Макграт.
        Элли уже поразмыслила над тем, что говорил ей Патрик на прошлой неделе. Его слова о том, что Тоби чувствует себя ответственным за нее, а также вопрос о том, почему Элли ни с кем не встречается после разрыва с Гаретом, поначалу сбили ее с толку, а теперь привели к неутешительному выводу.
        Узнав о том, что между Тоби и Терезой сложились серьезные отношения, Патрик отчаянно пытался, пусть даже на время, убрать Элли с дороги, тем самым стремясь защитить счастье своей сестры.
        - Тоби, почему ты не сказал мне о Тесе? - мягко спросила она.
        - Да я же тебе рассказывал о ней, - уклончиво ответил он.
        - Ты действительно говорил, что вы проводите время вместе, но не признавался, что любите друг друга!
        Глубоко вздохнув, Тоби нехотя пробормотал:
        - Два месяца назад ты вряд ли бы захотела услышать что-нибудь другое.
        Два месяца назад? Тогда она терзалась подозрениями относительно того, есть ли у Гарета другая девушка, а шесть недель назад наконец открылась правда, и Элли порвала с ним.
        - О, Тоби! - взволнованно воскликнула Элли, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. - Я все равно была бы рада услышать, что ты счастлив!
        Стараясь не огорчать сестру, Тоби держал в секрете свои отношения с Тесе, а Патрик Макграт был единственным, кто сумел раскрыть эту тайну.
        Элли присела на край кровати брата и взяла его за руку.
        - Вы собираетесь пожениться?
        Тоби вздрогнул и уклончиво ответил, стараясь не смотреть в глаза сестре:
        - Может быть, со временем.
        Так она и думала! Шесть недель назад все ее внимание было сосредоточено на отношениях с Гаретом, и Тоби ничего не говорил о себе, стараясь не травмировать ее чувства. Несмотря на многочисленные протесты со стороны Элли, Тоби был уверен, что после смерти родителей всем в жизни обязан сестре, поэтому, когда она порвала с Гаретом, решил не торопиться с устройством своей личной жизни. Но у Патрика, похоже, было другое мнение на этот счет.
        - Никаких «может быть» и «со временем», Тоби! - твердо сказала Элли. - Если вы любите друг друга, ты должен сделать ей предложение.
        - Я уже сделал, - немного смутившись, сказал Тоби.
        - Когда? - удивленно спросила Элли.
        - Восемь недель назад, - признался он.
        Элли не могла скрыть своего изумления.
        - И она ответила «да», - тихо произнес Тоби и застенчиво улыбнулся.
        Элли нервно рассмеялась.
        - Ты просто дурачок, Тоби! Сделал предложение, она согласилась. Теперь купи кольцо и устрой свадьбу, а я приду потанцевать. - И добавила, дразня его:
        - Тебе все понятно?
        - Еще бы! - ответил Тоби и широко улыбнулся.
        Элли удовлетворенно кивнула и, нахмурившись, проговорила:
        - Прекрасно! Надо только привыкнуть к тому, что этот надменный Патрик Макграт будет теперь моим родственником.
        - Я думал, он тебе нравится, - задумчиво сказал Тоби и тоже нахмурился.
        Нравится? Даже слишком!
        Элли проглотила ком в горле и решительно выпрямилась. В конце концов, у нее тоже есть чувство собственного достоинства!
        - Он твой босс, Тоби, поэтому я была любезна с ним и останусь таковой, когда он станет твоим шурином. Это не трудно, ведь, если повезет, я буду редко с ним видеться, - сердито подытожила она и, повернувшись, чтобы выйти, столкнулась на пороге лицом к лицу с настороженно смотревшей на нее Терезой Макграт.
        По выражению лица Тесе Элли поняла: та слышала ее последние слова.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Я знаю, что обещала позвонить, но не удержалась и приехала сюда, а когда постучала в кухонную дверь и никто мне не открыл, то решила войти, - объяснила Тереза. - Надеюсь, вы не возражаете.
        Разумеется, Элли не возражала, что молодая женщина вошла к ней в дом. Но ей не понравилось, что Тереза нечаянно услышала ее слова о Патрике. Одно дело - говорить это Тоби, своему родному брату, и совсем другое - когда подобное слышит кто-то из семьи Макграт!
        - Тесе! - позвал Тоби из своей спальни.
        Лицо Терезы просветлело.
        - Ему лучше?
        - Намного! - с жаром отозвалась Элли. - Я спущусь и сварю нам кофе, а вы пока поболтайте вдвоем.
        Как же ей сейчас хотелось, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее!
        Элли вся дрожала. Зайдя на кухню, она тут же опустилась на табуретку, поскольку чувствовала сильную слабость, и закрыла лицо ладонями.
        Как теперь снова обрести утраченное спокойствие и уважение к себе? Как ей объяснить все Терезе, не выдавая своей тайны - что она безумно влюблена в Патрика?
        Единственное, в чем Элли теперь не сомневалась, так это в том, что была непростительно глупа и приняла его знаки внимания за чистую монету. Как выйти из этой ситуации, сохранив остатки униженного самолюбия?
        Из огня да в полымя… Элли снова вспомнила слова матери.
        Она думала, что история с Гаретом была худшим событием в ее жизни, но оказалось, что влюбиться в Патрика - куда ужаснее. Да и любовь к нему победить будет сложнее…
        Свежий кофе приготовлен; чашки, ложки, сахар - через десять минут, когда на кухню спустилась Тереза, - все было расставлено на столе.
        Улыбка на лице Элли сияла искренней теплотой и дружелюбием.
        - Ему действительно намного лучше, - сказала ей Тереза. Голос ее звучал сдержанно.
        Элли глубоко вздохнула. Наверное, пора бросаться головой в омут.
        - Послушайте, что касается того, что я говорила о Патрике…
        - Прошу вас! - замахала руками Тереза. - Я знаю, каким иногда бывает мой брат. Он, честное слово, не имел в виду ничего такого… Патрик привык отвечать за всех и вся… Может быть очень агрессивным… Хотя, конечно, он чаще предпочитает пользоваться своим обаянием.
        Элли прекрасно знала, насколько очаровательным умел быть Патрик!
        - Все равно, это не повод, чтобы… - она покачала головой. - Я сожалею, что вы услышали мои слова, Тереза!
        Боже, какая она неловкая! Неужели это неуклюжее объяснение сойдет за извинение за ее грубые слова?
        - Налить вам кофе?
        Тереза обвела взглядом накрытый стол, потом снова посмотрела на Элли.
        - Это было бы чудесно, спасибо.
        Элли внезапно подумала, что вряд ли Тереза привыкла пить кофе, сидя на кухне. Скорее всего, ей, как и Патрику, этот напиток прислуга подавала в гостиную. Как же получилось, что Тоби оказался в таких близких отношениях с этой девушкой? Не приходилось сомневаться, что они с Терезой влюблены друг в друга, но разве можно допустить одну только мысль о браке между ними? Тоби не в состоянии обеспечить Тесе тот уровень жизни, к которому она привыкла…
        - Я дизайнер интерьеров.
        Элли встрепенулась: Тереза весело ей улыбалась. Неужели ее мысли были написаны у нее на лице? Или у Терезы та же способность, что и у ее брата, - видеть насквозь бедную Элли Фэрфакс?
        Она покачала головой:
        - Я не имела в виду…
        - Я знаю. - Тереза положила руку на плечо Элли. - Просто мы уже сто раз все это обсуждали с Тоби. Бедняга боится, что люди будут думать, будто он интересуется моими деньгами!
        Да, точно так же, как и Гарет интересуется деньгами Сары.
        - Я не сомневаюсь в чувствах Тоби, - уверенно сказала Элли.
        - И я, - улыбка Терезы стала еще шире. - Если бы вы знали, как мне трудно было уговорить Тоби впервые появиться со мной в обществе…
        Он ведь почти вбил себе в голову, что я - сестра его шефа - для него особа неприкосновенная.
        Элли без труда представила себе мучения брата. Разве и ее саму не терзает мысль о том, что Патрик ей не пара?
        - Но, по всей видимости, в конце концов вам удалось убедить его в обратном?
        - Ну, не совсем, - с легкой грустью улыбнулась Тереза. - Я сказала Патрику о своих чувствах к Тоби, и он мне помог… Сделал так, что мы стали часто встречаться… Я оформляла офисы, где работал Тоби. Патрик как раз купил новые помещения в Йорке…
        В Йорке? Элли вспомнила, что Патрик недавно упоминал о том, как Тоби работал в Йорке с одной из служащих его компании. Вот именно, служащей! Но Тереза мало подходила под это определение… Ах, не все ли равно! То, что Патрик сыграл в этой истории роль сводника, не вызывало сомнений.
        - Элли… Можно мне называть вас Элли?
        - Конечно.
        - А я для вас просто Тесе. Дома меня все называют Терезой, но я предпочитаю, чтобы друзья звали меня Тесе. И я надеюсь, что мы станем друзьями, правда?
        Им придется, ради Тоби. И все же Элли не могла не признать, что все члены семьи Макграт были настолько милыми и обаятельными, что не любить их невозможно.
        - Конечно, - снова сказала Элли, гадая, чем закончится их разговор.
        Тереза кивнула, и на ее лице появилось напряженное выражение.
        - Я и в самом деле не какая-нибудь избалованная богатая девушка, которой вдруг захотелось во что бы то ни стало получить то, что ей понравилось, а Патрик - вовсе не снисходительный старший братец, который торопится преподнести ей желаемое на блюдечке с голубой каемочкой. Я люблю Тоби. Я очень его люблю, и та разница в нашем положении, о которой вы все время думаете, не имеет никакого значения.
        - Вам сейчас так кажется, - осторожно напомнила ей Элли.
        - Никогда это не будет иметь значения! - решительно заявила Тереза. - Да, мои родители богаты. Мой брат - тоже удачливый и состоятельный человек, но нам с самого раннего детства внушали мысль, что каждый должен сам пробить себе дорогу в этой жизни, зарабатывать средства к существованию собственным трудом.
        Нам бы в голову не пришло сидеть сложа руки и ждать родительского наследства… Да, звучит неожиданно, но именно так воспитано большинство детей в богатых семьях.
        - Я и не подозревала, - недоверчиво произнесла Элли.
        Тесе пристально посмотрела на Элли. В ее взгляде чувствовались теплота и искренность.
        - Вы даже не представляете себе, какое в действительности сокровище для меня ваша дружба и любовь к Тоби! Я надеюсь, вы позволите мне стать частью вашей семьи?
        Разве можно противостоять обаянию этой молодой женщины? Неудивительно, что и Тоби не устоял перед ней!
        Брак между Тесе и братом Элли неизбежно приведет к тому, что ей придется часто видеться с Патриком. Но она была готова смириться и принять всю неловкость такого положения. Ни в коем случае Элли не станет разрушать счастье, которое ее брат нашел с Терезой!
        Элли тепло улыбнулась молодой женщине.
        - Что ж, с нетерпением буду ждать возможности потанцевать на вашей свадьбе! - заверила она и тотчас же пожалела о своих словах.
        Они напомнили Элли о ее оскорбительном замечании в адрес Патрика, и дразнящая улыбка на лице Терезы свидетельствовала о том, что и собеседница не забыла о тех словах.
        Элли почувствовала, что краснеет.
        - Я правда сожалею, что вы тогда услышали…
        Тереза рассмеялась, в ее серых глазах появился озорной огонек.
        - Не нужно беспокоиться, Элли! Я полагаю, Патрику доводилось выслушивать и не такое!
        - Да, но не из уст его будущей… Ой, я даже не знаю, кем в точности теперь буду ему доводиться!
        - Я тоже. Но вам действительно не стоит переживать. Когда надо, Патрик прекрасно умеет постоять за себя.
        - И мне в самом деле придется постоять за себя? - раздался за спиной Элли насмешливый голос того, о ком они говорили.
        Она поспешно обернулась, краснея еще больше прежнего.
        - Я решил не прерывать вашей беседы стуком в дверь, - сказал Патрик, входя на кухню.
        Похоже, в этой семье никто не утруждал себя необходимостью постучаться, прежде чем войти!
        - Мы пьем кофе. Хочешь присоединиться? неловко предложила Элли.
        - Нет, спасибо. Что мне на самом деле нужно…
        - Тоби намного лучше, - прервала его Тесе. Он, кажется, заснул, но если уже проснулся, то наверняка захочет увидеться с тобой.
        Она моментально поднялась со своего места, изящная и стройная, в облегающих джинсах и черном свитере. Патрик не сводил взгляда с взволнованного лица Элли.
        - Иди наверх, я сейчас приду, - медленно проговорил он.
        - Да, но…
        - Иди наверх, я поднимусь, как только поговорю с Элли, - резко повторил Патрик.
        Покидая кухню, Тесе бросила Элли исполненный сочувствия взгляд. Обе женщины знали, что спорить с Патриком бесполезно.
        Казалось, даже воздух в помещении наэлектризовался от напряжения, которое возникло между Элли и Патриком, когда они остались наедине. Элли принялась поспешно складывать грязные тарелки в посудомоечную машину, лишь бы не смотреть на него, но она все равно ощущала его присутствие. Ей казалось, что от Патрика словно исходят магические волны, сводящие ее с ума, заставляющие сердце бешено колотиться.
        - Что происходит, Элли?
        Она глубоко вздохнула, прежде чем решилась повернуться к нему лицом. На ее губах застыла натянуто-безмятежная улыбка.
        - Мне понравилась Тесе. Не сомневаюсь, они с Тоби станут прекрасной парой, - спокойно и чуть небрежно сказала Элли.
        - Иначе и быть не может, - ответил Патрик, продолжая пристально разглядывать ее. - Послушай, жаль, что тебе пришлось узнать об их отношениях именно таким образом, но…
        - Не глупи, Патрик, - отмахнулась Элли. - Я вообще не понимаю, зачем надо было держать все в такой тайне. - Она с вызовом посмотрела на него. - Тоби уже большой мальчик, ему двадцать шесть, мне - двадцать семь; одному из нас уже пора бы завести свою семью.
        Конечно, Элли прекрасно понимала, что жизнь без брата в этом доме станет для нее одинокой и пустой. Неужели наступит утро, когда она не обнаружит в ванной обычного беспорядка - брошенного как попало грязного белья - и не проводит Тоби на работу, закрывая за ним дверь с последними напутствиями на дорогу?
        Однако Элли отдавала себе отчет в том, что их совместная жизнь не будет продолжаться до бесконечности, что в один прекрасный день брат найдет подругу, которую полюбит и на которой захочет жениться.
        То обстоятельство, что этой женщиной оказалась сестра человека, в которого Элли имела глупость влюбиться, никак не изменит сложившейся ситуаций.
        - Элли!
        - Патрик! - решительно отрезала она. - В течение последних десяти дней ты взял на себя роль… своеобразного сводника, помогающего Тоби и Тесе решить их проблемы, но…
        Губы Патрика скривились, на лбу появились глубокие морщины.
        - Значит, именно так ты трактуешь события последней недели?
        - Ну, разумеется, - быстро проговорила Элли, изо всех сил надеясь, что ни разу не выдавала своих истинных чувств к нему. - Конечно, я благодарна тебе за то, что ты пошел со мной на вечеринку, устроенную нашей компанией. Я понимаю, ты хотел упрочить отношения между нашими семьями.
        Он решительно шагнул к ней.
        - То есть ты думаешь, будто это единственная причина, по которой я согласился быть твоим спутником на той вечеринке?
        Элли старалась не показывать своего смятения, хотя сейчас она каждой клеточкой своего тела ощущала его близость и испытывала от этого сильное волнение.
        - Еще тебе интересно было поближе познакомиться с избранником твоей двоюродной сестры… Но вряд ли все это было тебе приятно.
        Глаза Патрика вдруг грозно сверкнули.
        - Элли, в самом деле, что происходит? Вчера…
        Она небрежно рассмеялась:
        - Вчера, полагаю, мы оба слегка забылись и вышли из своих ролей.
        - Я и не подозревал, что мы исполняли какие-то роли. Мы по обоюдному согласию отправились поужинать вместе. Я попросил тебя об этом, и ты не отказалась!
        Да, а ей следовало бы это сделать! Как она могла так жестоко обманывать саму себя, полагая, будто у ее отношений с Патриком есть какое-то будущее? Но теперь, когда Элли поняла, что было истинной причиной его внимания к ней, она уже не могла питать никаких иллюзий.
        Элли снова выдавила из себя беззаботный смешок.
        - Значит, ты ошибался.
        Он сделал еще один шаг к ней и теперь стоял так близко, что Элли ощущала тепло его тела.
        - Так, значит, я тебя не правильно понял? Но ведь ты отвечала мне взаимностью вчера вечером! - воскликнул он.
        - И ты тоже отвечал мне, - парировала она, иронично приподняв брови. - Глупо было бы отрицать, что между нами есть определенное притяжение. Но я же говорила, что мы оба немного переборщили, - быстро добавила она, видя, что Патрик намеревается возразить. - Зачем нам такие легкомысленные отношения?
        - Легкомысленные отношения? - медленно повторил Патрик, и Элли встревожилась.
        Что он ожидал услышать? Неужели Элли может позволить себе нелепую интрижку с Патриком после недавней катастрофы с Гаретом? Она покачала головой.
        - Патрик, ради Тесе и Тоби мы не должны увлекаться друг другом. Когда они поженятся, мы станем родственниками, и будет довольно глупо…
        Патрик не сводил с нее холодного взгляда, который проникал, казалось, в самую глубину ее души. Элли терпела это довольно долго - почти полминуты! - потом неожиданно для самой себя рассмеялась:
        - Послушай, у меня и так масса неудобств на работе, потому что в офисе я постоянно натыкаюсь на Гарета. А теперь ты хочешь, чтобы я испытывала такие же чувства, общаясь с семьей супруги своего брата?
        - Все-таки он тебе небезразличен, да?
        Небезразличен? Гарет? Разумеется, нет. Элли прекрасно понимала, что этот человек представляет собой. Однако в словах Патрика содержалась хоть какая-то возможность выйти из сложившейся щекотливой ситуации с высоко поднятой головой.
        - Я и сама не знаю, что чувствую к нему, твердо сказала Элли и пожала плечами.
        - Ясно, - проговорил Патрик упавшим голосом и отошел от нее в сторону. Его лицо не выражало никаких чувств.
        Элли пыталась убедить себя в том, что так будет лучше для них всех. Для всех… Но как она сможет жить без этого потрясающего ощущения легкости и счастья, которое сумел подарить ей только Патрик и которое она больше никогда не испытает?
        - Правда, еще остается эта проблема с помолвкой Сары, - поспешила добавить Элли. Если я чем-нибудь могу помочь…
        - Например, отвоевать Дэвиса назад? - насмешливо предположил Патрик.
        - Не думаю, - ответила она ровным голосом.
        Только бы не потерять самообладание! Ведь она может наговорить таких вещей, о которых будет потом горько сожалеть.
        - Тогда, полагаю, мы уж и так злоупотребили вашей добротой, мисс Фэрфакс, - произнес Патрик с высокомерной любезностью.
        Боль в душе Элли от этих слов усилилась. Конечно, она сама хотела, чтобы расстояние между ними стало непреодолимым, дабы не так страдала ее униженная гордость, и вот ей это вполне удалось.
        Элли посмотрела на наручные часы.
        - Извини, мне пора. Тоби гораздо лучше, и я обещала Джорджу, что приеду на работу до обеда.
        - Тереза, я полагаю, останется здесь на весь день?
        - Да.
        Как тяжело уходить, не зная, когда она сможет снова увидеть его… Наверное, только на помолвке и на свадьбе Тоби. Тогда вокруг них будет полно других людей и Патрик, возможно, даже не заговорит с ней…
        Патрик бросил на Элли еще один испытующий взгляд, потом сказал:
        - Пойду проведаю Тоби.
        - Хорошо.
        Она с тоской смотрела на Патрика, надеясь, что по ее глазам видно, как сильно ей хочется, чтобы он обнял ее, прижал к себе, поцеловал…
        - Тогда до свидания, - Патрик резко повернулся и вышел из комнаты.
        Должно быть, Элли оказалась лучшей актрисой, чем она сама могла себе представить, но от этого было не легче. Какая-то часть ее души рвалась вслед за Патриком в порыве раскрыть ему свои чувства, поведать об отчаянии, которое теперь охватило ее.
        Но она не сделала этого. Медленно взяв пальто, Элли прислушалась к голосам, доносившимся сверху, потом стремительно вышла из дома.
        Какой одинокой и чужой она ощущала себя посреди радостной и праздничной предрождественской суеты, царившей на улицах города!



        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        В пятницу вечером счастливый Тоби прямо с порога весело объявил:
        - Ну вот, все вполне официально! Мы с Тесе купили кольца сегодня днем.
        Элли ожидала эту новость, готовилась к ней, но все равно от слов брата ее сердце болезненно сжалось. Решение было принято, и события следовали с удивительной быстротой. Накануне Тоби поужинал с Томасом и Анной Макграт, официально попросил у отца Тесе руки его дочери и получил разрешение от обоих родителей девушки. Зная, как высоко Патрик ценит Тоби, Элли не сомневалась, что предложение брата не будет отвергнуто. Так и случилось: семья Макграт, с радостью принимая Тоби, отнеслась к нему как к родному человеку.
        Да, Элли теряла брата, но зато в какой-то степени становилась частью семьи Макграт. Как она и ожидала, после их последнего разговора с Патриком от него не было ни слуху ни духу. Прошло уже долгих три дня.
        - Помолвка будет в доме семьи Макграт накануне Рождества, - продолжал Тоби, открывая бутылку шампанского, которую принес с собой, и доставая три фужера.
        Вихрь противоречивых чувств охватил Элли, когда она поняла, что скоро снова увидит Патрика. Счастье - потому что она всем сердцем жаждала этого; отчаяние - потому что встреча не уменьшит ее сердечной боли… И потом, он, возможно, будет на этой вечеринке с какой-нибудь другой женщиной.
        - Как замечательно, Тоби! - воскликнула Элли, заставив себя забыть о собственных чувствах и подумать о брате. - За тебя и Терезу! - добавила она, принимая из его рук бокал с шампанским.
        Сделав маленький глоток, Тоби еще раз поднял бокал:
        - За лучшее Рождество в нашей жизни!
        Рождество. Теперь, когда Тоби и Тесе обручатся, вряд ли брат будет отмечать этот праздник с ней, Элли. Прежде они тихо проводили рождественский вечер дома вдвоем, потому что никаких других близких родственников у них не было. Но в этом году, похоже, для Элли Рождество окажется совсем одиноким.
        - Семья Макграт пригласила нас обоих на Рождество, - сообщил Тоби, снова наливая шампанское.
        Рождество в доме семьи Макграт. Рождество с Патриком!
        - Очень приятно, что они меня пригласили, Тоби, - медленно проговорила Элли, качая головой. - Но не думаю…
        - Если ты не пойдешь, сестрица, я тоже не пойду, - нахмурился Тоби.
        Это похоже на настоящий шантаж. Но Элли знала, что брат будет действительно огорчен, если ему придется оставить ее дома одну на Рождество. Она глубоко вздохнула и ответила:
        - Ну разве что я могу остаться на обед…
        - По-моему, вас пригласили на весь день, послышался с порога знакомый голос.
        Она порывисто обернулась. Эту дверь определенно следует запирать на десять замков!
        - А мы только что выпили за Тесе и нашу помолвку, - радостно сообщил Тоби, который, конечно же, в присутствии Патрика не ощущал ни малейшего смятения. Совсем другое дело - Элли. Бедняжка безуспешно попыталась спрятать лицо за своим бокалом с шампанским. Только сейчас она сообразила, почему ее брат достал три фужера. Тоби знал о намерении своего босса присоединиться к ним.
        - За вас! - Патрик поднял бокал и поднес его к губам, не отрывая загадочного взгляда от Элли.
        Брат поставил свой фужер на стол и бодрым голосом заявил:
        - Я иду наверх. Мне надо переодеться, но я недолго.
        - Не очень субтильный молодой человек, правда? - весело сказал Патрик, прислушиваясь к тому, как Тоби несется вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.
        Патрик был в длинном теплом пальто, усыпанном снежинками. Немного оправившись от потрясения, вызванного его внезапным появлением, Элли вновь задалась вопросом, зачем он здесь. Стоя напротив элегантного и самоуверенного гостя, она чувствовала себя неловко в старых джинсах и длинном бесформенном свитере.
        Вздохнув, Патрик поставил свой бокал на стол.
        - Элли, наверное, тебе не очень хочется проводить Рождество со мной и нами всеми, но я постараюсь, чтобы ты практически не ощущала моего присутствия.
        - В этом нет необходимости, - с трудом проговорила Элли, растроганная его словами. Патрик все понял как раз наоборот: именно с ним ей так хотелось бы провести праздники! Но, к сожалению, это было невозможно. - Твои родители очень добры ко мне.
        На его лице появилась печальная улыбка.
        - Они действительно хотят встретиться с тобой, Элли, - тихо сказал Патрик.
        - Для этого представится прекрасная возможность на вечеринке по поводу помолвки, - возразила Элли.
        - Кстати, что касается этого приема…
        Элли бросила на Патрика пристальный взгляд и по выражению его лица поняла, что он собирается сказать ей нечто малоприятное.
        - Послушай, можно я сниму пальто? Здесь так жарко…
        Она только пожала плечами. Ее беспокойство с каждой минутой возрастало. Как видно, Патрик не спешил уходить, а ужин как раз поспевал на плите. Это был жареный цыпленок, и его приятный запах от гостя не утаишь. Значит, простая вежливость заставит Элли предложить ему остаться и поужинать с ними.
        - Ты, кажется, начал говорить что-то насчет приема?
        Он взял свой бокал с шампанским, осушил его одним глотком и посмотрел на Элли.
        - Это будет семейный праздник. Братья, сестры, кузены, кузины, дяди, тети…
        Значит, придут и Гарет с Сарой.
        - Я пытаюсь сказать, Элли, - нетерпеливо продолжил Патрик, - что был бы тебе очень признателен, если бы ты смогла на один вечер спрятать свою неприязнь ко мне и прийти на эту вечеринку в качестве моей пары.
        - Неприязнь? - повторила она слабым голосом.
        Если Патрик просит ее составить ему компанию на празднике по случаю помолвки, то и на Рождество он не придет с другой женщиной…
        Но почему он решил, будто Элли относится к нему с враждебностью? Ведь ее единственное желание - броситься ему на шею, растаять в его объятиях.
        - Я не чувствую к тебе неприязни, Патрик, проговорила она. - Почему ты так подумал?
        Боже мой, неужели Тесе рассказала брату о ее резких замечаниях в его адрес? Довольно глупо, и вряд ли это будет способствовать налаживанию внутрисемейных отношений.
        - Почему я так подумал? - Патрик усмехнулся. - По-моему, во время нашей последней встречи ты довольно недвусмысленно выразилась насчет своих чувств ко мне.
        Она нахмурилась.
        - Разве я сама не говорила, что между нами существует некая обоюдная симпатия?
        - Да, - кивнул Патрик, - но еще ты сказала, что продолжаешь печалиться о потере Дэвиса.
        Да, ей пришлось намекнуть на что-то вроде этого, а что еще оставалось делать? Элли, безусловно, страдала из-за мелочного и подлого предательства Гарета, но как она могла по-другому вернуть уважение к самой себе?
        - Давай не будем приплетать сюда Гарета, резко возразила Элли.
        - Я был бы счастлив никогда больше не слышать этого имени, - заверил ее Патрик, мрачно нахмурившись. - К сожалению, это пока невозможно. Он, вне всякого сомнения, появится на рождественской вечеринке вместе с Сарой. При таких обстоятельствах будет разумнее, если ты придешь туда как моя спутница.
        Разумнее. Что ж, он довольно точно оценил ситуацию, в которой они оказались.
        Элли сердито поджала губы:
        - Не самое любезное приглашение в моей жизни! Но, если ты думаешь, что так лучше, я, конечно же, согласна.
        Решение не такое уж бескорыстное, каким могло показаться, - для Элли была невыносима мысль о том, чтобы появиться на вечеринке одной, без пары.
        Ее слова, казалось, вызвали облегчение у Патрика. Он вздохнул и расправил плечи.
        - Не самый любезный ответ на мое приглашение! Но, полагаю, с этим мне придется смириться.
        Элли бросила на него неуверенный взгляд, не зная, что ответить. Патрик тоже молчал, и обстановка снова стала несколько напряженной. Тишину, воцарившуюся на кухне, нарушало только бульканье подливки в кастрюле с цыпленком.
        Будь это кто-нибудь другой, а не Патрик, Элли уже давно пригласила бы гостя к ужину.
        Положение спас Тоби, который радостным вихрем ворвался на кухню, переодетый в свитер и черные джинсы. Когда он взглянул на кастрюлю, стоявшую на плите, его лицо вдруг помрачнело.
        - Ой, я совсем забыл тебя предупредить, что мы с Тесе сегодня собирались поужинать в китайском ресторане.
        Элли, смущенная, вдруг поняла, что это не Тоби забыл предупредить, а она сама, занятая своими невеселыми мыслями, совершенно выбросила из головы его слова насчет сегодняшнего вечера.
        Работа в офисе превратилась для нее в настоящий кошмар, потому что каждую секунду она боялась встретиться с Гаретом и снова стать жертвой его наглых угроз. Но и дома было ничуть не лучше: Элли то страдала, скучая по Патрику, то обмирала от страха при мысли о том, что он может неожиданно здесь появиться.
        - Возможно, Патрик… - проговорил Тоби, с сожалением глядя на кастрюлю.
        - Тебе пора идти, - резко прервал его будущий шурин. - Если твоя сестра захочет пригласить меня на ужин, то прекрасно сделает это сама. Не встревай в это, ладно? - добавил он более мягко.
        - Ладно, - неуверенно согласился Тоби, казавшийся немного озадаченным. - Увидимся позже, сестрица. - Он подошел и быстро поцеловал ее в щеку. - Прости, что так получилось.
        Помахав на прощание рукой Патрику, Тоби ушел, и на кухне снова воцарилось молчание, еще более напряженное, чем раньше.
        - Мне лучше…
        - Ты, может быть…
        Они заговорили разом и одновременно замолчали.
        - Что ты хотел сказать? - переспросила Элли.
        - Сначала ты скажи.
        Ей не хотелось этого делать, поскольку Патрик, очевидно, собирался сообщить, что ему пора уходить, а она - надо же, в самом деле, проявлять вежливость к гостю - хотела предложить ему поужинать с ней. Наверняка он так и понял ее фразу, поэтому и захотел услышать продолжение.
        Элли глубоко вздохнула.
        - Я хотела пригласить тебя поужинать со мной. Цыпленок получился неплохим, жаль, если он пропадет.
        Несколько мгновений Патрик смотрел на нее, и его губы как-то странно подергивались. Наконец он разразился безудержным смехом. Патрик не скоро обрел дар речи. Его глаза озорно блестели.
        - Знаешь что, Элли, ты совсем не заботишься о моем самолюбии! Цыпленок пропадет, боже мой! - И он снова захохотал.
        Несколько секунд Элли смотрела на него в полном недоумении, затем до нее дошел смысл сказанных ею слов, их неуклюжая грубость. Хорошо еще, что у Патрика хватило чувства юмора посмеяться над ее фразой.
        - Можно я попробую еще раз? Патрик, ты не против поужинать со мной?
        - Правда? Ты предлагаешь это искренне?
        - Искренне, - ответила Элли.
        Возможно, она совершает ошибку, идет навстречу собственным желаниям и позже пожалеет об этом, но сейчас, после стольких дней, проведенных вдали от Патрика, ей безумно хотелось провести вечер с ним рядом.
        - В этом случае я согласен. Цыпленок и правда пахнет очень соблазнительно. Гораздо лучше, чем замороженная лазанья, которую я собирался испечь в микроволновке себе на ужин.
        Элли направилась к плите, где стоял овощной гарнир.
        - Значит, ты не готовишь для себя? - спросила она, радуясь, что нашлась такая невинная тема для разговора.
        - Ну почему же, иногда готовлю. Помочь тебе? - спросил Патрик, когда она начала накрывать на стол.
        Элли собралась было отказать ему, но потом сообразила, что если Патрика не занять каким-нибудь делом, то он будет просто молча сидеть и смотреть на нее - как она ходит по кухне, достает посуду, раскладывает еду.
        - Возьми вон там, в нижнем ящике, ножи и вилки, а из того шкафа достань соль и перец.
        То, что они вместе хлопотали на кухне, создавало обстановку некой интимности. Патрик налил им по бокалу шампанского, когда стол был накрыт, и это придало их ужину характер почти что семейного праздника. Странно, потому что вряд ли у себя дома Патрик имел обыкновение есть на кухне. В доме Элли специальной обеденной комнаты попросту не было.
        - Знаешь, это напоминает мне мое детство, мечтательно сказал Патрик, когда они принялись за еду. - На каникулы я всегда приезжал домой из школы, и няня любила кормить меня в детской, поэтому я был просто в отчаянии, когда мне исполнилось двенадцать и родители решили, что я уже достаточно взрослый, чтобы есть вместе с ними в столовой. Это оказалось совсем не так весело!
        Элли с интересом взглянула на него.
        - Тебе нравилось в школе?
        Да, их образ жизни, их воспитание - все было совершенно разным!
        - Не особенно, - признался Патрик. - Но думаю, что я примирился с чем-то неизбежным. Там учились и мой отец, и мой дед, понимаешь? - Он нахмурился. - Однако эта традиция закончится на моих собственных детях, потому что я не собираюсь отпускать их учиться далеко от дома.
        Его дети! Он говорил о них с такой уверенностью, точно их появление на свет в ближайшем будущем было делом решенным и легкоосуществимым. Но Элли нашла эту мысль довольно неприятной: она представила рядом с Патриком какую-то ей неизвестную, безымянную женщину, которая подарит ему этих детей…
        - Элли, твой ужин просто великолепен, - прервал ее тревожные мысли довольный голос Патрика. - Где ты только научилась так готовить?
        Она покраснела от удовольствия, польщенная искренностью этого комплимента.
        - У мамы и бабушки, наверное.
        - Тогда спасибо маме и бабушке! - Он поднял свой бокал. - Когда Тоби отсюда съедет, можно мне занять его комнату?
        Конечно, он шутил, но его неожиданное предложение заставило Элли покраснеть еще сильнее. На что бы это было похоже: жить под одной крышей с Патриком? Разговаривать с ним, улыбаться ему, заниматься с ним любовью? «Боже, о чем это я!» - упрекнула себя Элли, устыдившись своих мыслей.
        - Наверное, будет проще, если ты наймешь кухарку, - посоветовала она.
        - Возможно, проще, - медленно проговорил Патрик. - Но не так весело.
        - Это имеет для тебя значение? - поинтересовалась Элли.
        - А как же! Если тебе не доставляют удовольствия то, что ты делаешь, и те, с кем ты проводишь время, то зачем же это вообще нужно?
        Хотел ли он сказать, что ему приятно проводить время с Элли? Что он не остался бы на ужин, если бы не хотел побыть с ней? Нет, нет, она не должна забывать, что Патрика волнует только счастье его горячо любимой младшей сестры…
        И потом, он, наверное, намекал на то, как глупо с ее стороны питать какие-то чувства к Гарету после всего, что произошло.
        - Знаешь, не у всякого человека есть выбор, сердито ответила она.
        Патрик остановил на ее лице свой внимательный взгляд.
        - А что, работа в фирме «Делакорт и Делакорт» по-прежнему представляет собой некоторую проблему?
        Проблему? Да она стала просто невыносимой, если вспомнить, как прошла вся последняя неделя. Наверное, ей все же придется поменять работу, хотя Элли отдала компании целых десять лет. В любом случае жизнь Элли сильно изменится, когда ее брат и Тесе поженятся и Тоби переедет из этого дома.
        Элли отвернулась, пряча лицо от пытливого взгляда Патрика.
        - Не думаю, что тебя действительно интересуют мои проблемы, - небрежно проговорила она. - Ешь, а то ужин остынет.
        Еще несколько мгновений Патрик продолжал испытующе смотреть на нее, потом кивнул.
        Она чувствовала, что Патрик хотел многое сказать ей, и его молчание беспокоило ее больше всего.
        - Просто превосходно, Элли! - с улыбкой сказал он, когда ужин был закончен.
        Элли поднялась, чтобы убрать со стола.
        - Боюсь, что десерта не будет.
        - Я не ем сладкого, - отозвался Патрик, снова смущая ее своим пристальным взглядом, потом медленно проговорил:
        - Элли, как ты думаешь…
        Его слова прервал громкий стук в дверь. Глаза Патрика сузились, когда дверь распахнулась и на пороге появился Гарет.
        Элли замерла, глядя на непрошеного гостя в крайнем изумлении.



        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Гарет, казалось, не удивился, увидев гостя на кухне Элли. Наверное, потому, что перед домом был припаркован «мерседес» Патрика. Однако почему же он все-таки решился войти?
        И вообще - зачем Гарет пришел к ней?
        Хотя это уже не имело значения. Все внимание Элли было приковано к Патрику. Его глаза сверкнули недобрым огоньком, губы приподнялись в презрительной улыбке. Он весь напрягся, точно приготовился к прыжку. Похоже, Патрик пришел к собственным выводам относительно того, почему Гарет появился здесь. Он медленно поднялся из-за стола, бросив на Дэвиса раздраженный взгляд. Сердце встревоженной Элли учащенно билось: одно дело - намекать на наличие каких-то чувств к Гарету, и совсем другое создавать у Патрика впечатление, будто между нею и женихом Сары что-то в самом деле есть.
        Гарет самоуверенно усмехнулся.
        - Добрый вечер, Патрик, - небрежно бросил он и, сменив тон, тепло поздоровался с хозяйкой дома:
        - Привет, Элли!
        Казалось, Гарета ничуть не смущал тот факт, что ему здесь не особенно рады. Как же раздражала Элли его наглая, немного насмешливая улыбка! И как же она ненавидела этого пустого и никчемного человека!
        - Я не смог увидеться с тобой до того, как ты ушла из офиса сегодня, поэтому решил заскочить и пожелать счастливого Рождества, - сказал Гарет не без вызова.
        Счастливого Рождества? На что это он намекает? С сегодняшнего дня в компании начались двухнедельные рождественские каникулы, и Элли решила улизнуть с традиционной предпраздничной вечеринки в конторе, чтобы лишний раз не встречаться с Гаретом и не портить себе и без того невеселое расположение духа.
        - Вы могли бы сделать это накануне Рождества, - медленно процедил Патрик. - Мои родители устраивают прием в честь помолвки моей сестры Терезы и брата Элли, Тоби. Вы с Сарой, разумеется, тоже в числе приглашенных.
        Неуверенность промелькнула во взгляде Гарета и тут же исчезла. Он снова невозмутимо заулыбался:
        - Конечно, конечно! Но эти семейные праздники уж очень официальные, правда? А мы с Элли такие близкие друзья…
        Вовсе не такие уж и близкие, слава богу!
        Страшно представить себе, насколько более унизительной оказалась бы для нее ситуация, будь они с Гаретом и вправду любовники.
        - Пьете шампанское? - спросил Гарет, заметив на столе пустую бутылку. - Может, вам двоим тоже есть что отпраздновать?
        Он бросил на Элли насмешливый взгляд, и она с недовольством подумала, что Гарет, видно, действительно считает, будто они с Тоби не лучше его самого.
        - Мы отмечали помолвку Терезы и Тоби, - холодно уронила она в ответ.
        - Ну разумеется, - легко согласился Гарет.
        Какой-то он слишком вежливый. Мог бы и уйти, все равно уже добился того, чего хотел: вывел Элли из себя, испортил этот тихий вечер с Патриком, сделал отношения между ними еще более сложными и запутанными.
        - Вы прямо на глазах превращаетесь в одну большую дружную семью, - продолжал Гарет со слащавой улыбкой.
        - Что касается Тоби и Терезы, я думаю, у них получится прекрасный брак, - отозвался Патрик ледяным тоном.
        Гарет многозначительно посмотрел на него и медленно спросил:
        - У меня такое чувство, что я не очень-то вам нравлюсь, верно?
        Это заявление нисколько не задело Патрика, насколько могла судить Элли, но все равно она нервничала. Единственное, чего ей хотелось сейчас, так это чтобы и он, и Гарет поскорее ушли, потому что уж слишком они походили на пару гладиаторов, готовых сию же минуту схватиться не на жизнь, а на смерть.
        - Мне никогда не нравились мужчины, которые испытывают удовольствие, причиняя физическую боль женщине, - проговорил Патрик с нескрываемым отвращением и сжал кулаки.
        - Я ее бил? Элли? - изумился Гарет, поворачиваясь к ней. - Что ты порассказала обо мне?
        Теперь он казался менее уверенным в себе.
        - Ей не нужно было ничего говорить, - холодно ответил ему Патрик. - Я сам видел синяки, оставленные вами во время вечеринки и позже, в доме моих родственников. В следующий раз, когда вам захочется рассыпаться в пустых угрозах, приходите побеседовать со мной, хорошо?
        Патрик с вызовом посмотрел на Гарета, и Элли совсем запаниковала - ситуация выходила из-под контроля. В любой момент один из них мог наброситься на другого, и тогда на ее кухне началась бы драка.
        Элли шагнула вперед, разделяя собой обоих мужчин.
        - Гарет, ты уже сказал все, что хотел. - Она ненадолго задумалась и решительно добавила: А теперь, будь добр, уходи!
        Несколько секунд Гарет высокомерно смотрел в глаза Патрику, потом кивнул.
        - Жду не дождусь встречи с вами обоими на Рождество!
        - Да, и не забывайте, что я вам сказал.
        Уже у дверей Гарет повернулся и насмешливо произнес:
        - Кстати, мы с Сарой решили назначить свадьбу на пасхальные каникулы.
        - Многое может случиться за три с половиной месяца, - спокойно парировал Патрик.
        Гарет небрежно улыбнулся.
        - Да, кто знает! Может, и вы с Элли к нам присоединитесь - тогда будет двойная свадьба!
        Его улыбка стала еще шире, когда он заметил смущение и растерянность на лице Элли.
        - До встречи! - крайне довольный собой, он помахал им рукой и исчез за дверью.
        Если при появлении Гарета обстановка накалилась, то как определить словами атмосферу после его ухода? Она стала прямо-таки взрывоопасной.
        Прерывая напряженное молчание, первым заговорил Патрик:
        - Нет, я никогда не смогу понять, что вы с Сарой нашли в этом типе!
        Его холодные глаза сверкали возмущением, которое он даже не пытался скрыть. Что до Элли, то она теперь смотрела на Гарета беспристрастно и с тем же чувством, что и сам Патрик.
        Но она не могла объяснить ему это, да и вряд ли бы он ей поверил.
        - Думаю, мне пора, - холодно проговорил Патрик, снимая свое пальто со спинки стула. - Мне заехать за тобой на Рождество или ты приедешь с Тоби?
        Хорошо бы, чтобы Патрик ушел поскорее, а то она ведь может и не выдержать и разрыдаться прямо при нем.
        - Я приеду с Тоби, - произнесла Элли сдавленным голосом, стараясь не смотреть в глаза Патрика, выражавшие неодобрение и презрение.
        - Прекрасно, - резко отозвался он. - Спасибо за ужин.
        Голос его немного смягчился на последней фразе, и эта неожиданная теплота произвела ошеломляющее впечатление на Элли. Она почувствовала, как по ее щекам покатились крупные слезы. Элли не могла сдержать рыдания, от которых содрогалось все ее тело. Она громко всхлипывала, не в силах спрятать нахлынувшие чувства.
        - Эй, - тихо окликнул Патрик, увидев, что с ней происходит. Бросив назад свое пальто, он быстро подошел к Элли. - Поверь, он не стоит твоих слез!
        Он нежно коснулся ее подбородка, приподнимая лицо, но от этого горячие слезы Элли покатились еще быстрее и неудержимее. Патрик все не правильно понял, но она ничего не могла объяснить, ничего, потому что боялась быть втоптанной в грязь. Если Патрик поймет, что Элли рыдает из-за любви к нему, а не к Гарету, ее унижение будет еще более чудовищным.
        - Почему такие прекрасные женщины влюбляются в мерзавцев? - задумчиво проговорил Патрик.
        Шмыгая носом, Элли пробормотала:
        - Просто она еще слишком юная, чтобы разобраться…
        - Я говорю не о Саре, а о тебе, - прервал ее Патрик.
        - Обо мне? По-твоему, меня можно назвать прекрасной женщиной? - Элли с неподдельным удивлением всматривалась в его лицо.
        - Ну конечно, - нетерпеливо подтвердил Патрик. - Одна из самых прекрасных женщин, каких я только встречал в своей жизни. - Он с досадой фыркнул:
        - Разве не смешно, что ты влюблена не в того парня? Но знаешь что? После сегодняшнего разговора я окончательно принял решение: этот Дэвис женится на Саре только через мой труп!
        Элли озадаченно смотрела на Патрика. А что же насчет нее? Значит, он не будет против, если она, Элли, выйдет за Гарета?
        Патрик наконец отпустил ее подбородок и сделал шаг назад.
        - Но и тебя он тоже не получит. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этого не произошло.
        Этот человек никогда не станет частью моей семьи!
        - Ты сделаешь… - слабым голосом повторила она. Что ж, теперь ясно, что пылкие слова Патрика диктовались не интересом к ее особе, а нежеланием впускать Гарета в семью Макграт. Однако Элли постаралась ничем не выдать своего разочарования. - Тебе будет нелегко убедить Сару.
        - Посмотрим, - уверенно ответил он с загадочной улыбкой. - Так ты точно не хочешь, чтобы я заехал за тобой на Рождество?
        - Точно, - с жаром подтвердила Элли.
        Патрик поспешно кивнул.
        - Хорошо, увидимся через пару дней.
        - Да, - отозвалась она.
        Патрик ясно объяснил ей, что все его интересы связаны вовсе не с ней, а с устранением Гарета. Почему же он не уйдет, пока Элли снова не начала плакать?
        Но он все еще стоял на прежнем месте, изучая ее заплаканное лицо, а потом вдруг сказал:
        - А ведь я мог бы поцеловать тебя, пока ты была в невменяемом состоянии.
        - И чего бы ты этим добился? - с трудом проговорила Элли.
        - Да ничего, но чувствовал бы себя намного лучше.
        Что он хочет этим сказать?
        - Вряд ли, - отозвалась она, нахмурившись.
        - Возможно. - Патрик как-то невесело рассмеялся и вышел, аккуратно прикрыв за собой двери.
        Губы Элли снова задрожали, а глаза наполнились слезами, едва она осталась одна. Как же долго все это будет продолжаться? Сколько еще подобных сцен ей придется вынести?



        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        - Тоби, ты не поможешь мне застегнуть молнию… - Элли замолкла на полуслове, когда, вбежав в гостиную, обнаружила там не Тоби, а Патрика.
        Прижав к груди лиф облегающего черного платья, она поторопилась спрятать свою полуобнаженную спину, развернувшись лицом к нежданному гостю.
        Когда же он успел приехать? Элли не слышала, чтобы кто-то звонил в дверь. Хотя, если вспомнить, Патрик входил без звонка и прежде.
        Это уже вошло у него привычку…
        - Ему пришлось уехать, - спокойно ответил Патрик. Когда Элли появилась в комнате, он отложил журнал, который листал, и поднялся из-за стола. - Понимаешь, Тоби должен быть в доме к приезду первых гостей, ведь ему нужно встречать их вместе с Терезой. Так что там насчет молнии? - спросил он, подходя к ней ближе, соблазнительно элегантный, в смокинге и белоснежно-белой рубашке.
        - Я сама справлюсь, - нахмурилась Элли. Ладно, я все поняла о Тоби, но ты-то что тут делаешь?
        Если бы Тоби сообщил ей, что ему надо пораньше явиться в дом Макгратов, то Элли уж как-нибудь постаралась бы закончить свои сборы поскорее, чтобы поехать туда вместе с братом. В конце концов, она могла бы вызвать себе такси.
        Патрик небрежно пожал плечами.
        - Я же тебе объяснил! Мы решили, что Тоби следует приехать пораньше…
        - Это я поняла, - нетерпеливо прервала Элли. - Скажи мне, кто решил, что ты должен заехать за мной?
        - А это важно?
        Элли покачала головой. Действительно, какое это теперь может иметь значение?
        - Повернись, я застегну тебе молнию, - бодрым голосом скомандовал Патрик.
        Элли, смущенная, еще сильнее прижала к груди свой наряд. На ней было новое платье, которое соблазнительно облегало ее фигуру, подчеркивало стройность длинных ног, безо всяких рукавов или бретелек, поддерживающих лиф.
        - Я сказал, повернись, Элли, - повторил Патрик.
        Под платьем на ней были надеты только черные кружевные трусики, их будет отлично видно Патрику, если она повернется к нему спиной, поскольку длинная молния была полностью расстегнута. Однако по выражению его лица Элли поняла, что ускользнуть ей не удастся, и, тяжело вздохнув, повиновалась.
        Несколько долгих мгновений ничего не происходило. Элли решила оглянуться и узнать, в чем там дело.
        Патрик смотрел на нее неподвижным мрачным взглядом, сжав зубы. Элли поспешно отвернулась.
        - Мы сами сейчас опоздаем, если не поторопимся, - проговорила она, чувствуя, что вся дрожит от волнения и не знает, как понимать его странный взгляд.
        Кровь бросилась ей в лицо, когда она ощутила легкое прикосновение его ладони к своей обнаженной спине. Патрик осторожно погладил ее кожу, которая, казалось, начинала пылать в том месте, где останавливались его пальцы. «Что он делает?» - спрашивала себя Элли, испытывая одновременно и смятение, и наслаждение. Ей настолько нравились прикосновения Патрика, что она боялась невольно выдать свои чувства.
        Его пальцы коснулись плеч Элли, потом шеи.
        Боже, она не сможет долго противиться своему желанию повернуться и поцеловать его! А это сведет на нет все усилия, которые она прилагала на этой неделе, чтобы отдалить его на некоторое расстояние от себя.
        - Молния, Патрик, - решительно напомнила Элли.
        - Твоя кожа такая нежная на ощупь, - пробормотал он, точно не слыша ее слов. - Я так и знал.
        Еще тогда, когда увидел тебя в саду тем летним днем…
        - Ладно, я и сама могу застегнуть эту молнию, - быстро произнесла Элли, резко поворачиваясь и глядя ему прямо в глаза. - Я полагаю, что настоящий джентльмен не стал бы даже упоминать о том, что когда-то видел меня в саду полуобнаженной! - воскликнула она в порыве возмущения. Ее глаза ярко блестели, щеки покраснели.
        Почему только он никак не хочет забыть о том злосчастном дне, когда увидел ее в саду?
        - Я вернусь через пару минут! - бросила Элли и выскочила из комнаты прежде, чем Патрик успел что-нибудь ответить.
        До чего же ужасно! А ведь это только начало рождественских каникул, которые Тоби уговорил ее провести рядом с семейством Макграт. И если Патрик не сможет сохранять дистанцию между ними, эти дни превратятся для нее в настоящий ад…
        - Ты готова? - спросил он как ни в чем не бывало, когда Элли снова спустилась вниз, набросив себе на плечи шерстяную накидку, недавно подаренную им.
        - Вот чемодан и сумка - мой багаж, - медленно ответила она, протягивая ему вещи.
        - Я положу это в багажник машины, - кивнул Патрик.
        - А я пока еще раз проверю дом - все ли в порядке.
        Элли вздохнула с облегчением, когда он вышел, и принялась обходить все комнаты первого этажа. Она внезапно подумала о том, что всего через три дня Рождество закончится и ей придется вернуться сюда совсем одной…
        Но что это? С улицы послышались раздраженные голоса, принадлежавшие Патрику и Гарету. Элли поспешила на кухню и выскочила через дверь на улицу. Как раз в этот момент Патрик с размаха ударил Гарета в подбородок. Она резко остановилась. Гарет зашатался, но устоял на ногах; в следующий миг он ответил своему противнику ударом кулака в лицо. Что тут происходит?
        Патрик тоже удержался на ногах; на его лице, выражавшем холодную ярость, появился злобный оскал, и он снова изо всех сил ударил Дэвиса. Элли громко вскрикнула, когда Гарет тяжело рухнул на забетонированную дорожку.
        - Что вы делаете? - Она опрометью бросилась к дерущимся.
        Гарет сел на землю, потирая рукой ушибленный подбородок, а Патрик стоял рядом, все еще сжимая кулаки.
        - Только не делай вид, будто ты, в отличие от своего приятеля, тут ни при чем, - рявкнул Гарет, медленно поднимаясь на ноги и отряхивая снег со своих джинсов.
        - Не вмешивай сюда Элли, - резко ответил Патрик. - И вообще, почему бы тебе просто не убраться подобру-поздорову?
        Глаза Гарета вспыхнули ненавистью.
        - Никуда я не уйду, - медленно проговорил он.
        Элли чувствовала, как все больше нарастает напряжение. Еще мгновение, и оба мужчины вновь набросятся друг на друга.
        - Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело?
        На лице Гарета появилась отвратительная ухмылка.
        - И долго вы оба будете старательно притворяться, будто ничего не понимаете?
        - Похоже, тебе не терпится получить еще! прорычал Патрик.
        Гарет весь покраснел от гнева.
        - Послушай, ты…
        - Прекратите, вы оба! - нетерпеливо воскликнула Элли. - Это все-таки мой дом! Теперь всем соседям будет о чем сплетничать все Рождество.
        Ей показалось, что из дома напротив, где проживала любопытная пожилая супружеская пара, за ними уже наблюдают. Громкие голоса и драка на улице вряд ли могли ускользнуть от внимания соседей.
        - Если вам так уж необходимо продолжать эту… этот спор, - возмущенно продолжила Элли, - хотя бы потрудитесь зайти в дом. Но даже и думать не смейте о драке! Только попробуйте мне что-нибудь разбить!
        Она по-прежнему не понимала, что могло стать причиной их ожесточенного столкновения, но намеревалась до конца сегодняшнего вечера добиться внятных объяснений - хотя бы от одного из них.
        Мужчины последовали за ней в дом и вошли в гостиную. Элли переводила взгляд с одного на другого и хмурилась. Гарет казался настроенным весьма воинственно, а на лице Патрика были написаны лишь спокойствие и удовлетворение. И хотя именно поведение Патрика больше всего интересовало Элли, свой первый вопрос она задала Гарету:
        - Что ты вообще тут делаешь?
        Даже если бы они с Патриком отправились на вечеринку прямо сейчас, то все равно приехали бы со значительным опозданием; но Гарет, облаченный в старые джинсы и толстый свитер, вообще не был готов к появлению в доме родственников Сары.
        - Намереваюсь объяснить твоему дружку, что он не должен считать, будто со мной покончено, ответил Гарет, мрачно взглянув на Элли.
        Патрик спокойно наблюдал за молодым человеком.
        - И почему же это, Дэвис? - с вызовом спросил он. - Разве вы не получили от компании «Делакорт и Делакорт» уведомление о том, что будете уволены через три месяца? Я полагаю, что и с вашей помолвкой с Сарой тоже все покончено, разве нет?
        Элли округлила глаза. Когда же все это произошло? Еще четыре дня назад Гарет считался неофициальным младшим партнером компании и его помолвке ничто не угрожало, как вдруг…
        Значит, не случайно Гарет не был одет в торжественный костюм, необходимый для присутствия на приеме по случаю помолвки Тоби и Терезы.
        Губы Гарета нервно задрожали.
        - Думаете, вы самые умные, да? Считаете, я просто так сдамся? - он решительно поднял голову. - У Джорджа не было никаких причин увольнять меня, не считая личной неприязни, но в суде это не будет аргументом в его пользу…
        - Ему и не потребуется никаких аргументов, - прервал его Патрик. - Я вам удивляюсь, Дэвис! Вы что же, не прочитали внимательно свой контракт? Там ведь написано, что в течение первого, испытательного года работы вы можете быть уволены с предупреждением за три месяца, и это без всякого объяснения причин со стороны работодателя. А вы, Дэвис, сколько проработали в компании?
        Элли прочитала на лице Гарета растерянность и потрясение, доказывавшие, что он действительно не учел этого пункта контракта.
        - Что же до вашей помолвки с Сарой, - невозмутимо продолжал Патрик, - то, полагаю, не в первый раз случается, что девушка решает отменить свадьбу.
        - Ну, это не без помощи ее семейки, повсюду сующей свой нос, - злобно прошипел Гарет.
        - Возможно. - Патрик пожал плечами. - Разве это меняет тот факт, что Сара передумала?
        Элли почувствовала огромное облегчение, поняв, что оба мужчины дрались под дверью ее дома отнюдь не из-за нее. И вовсе не важно, как именно Патрик добился своей цели. Главное, что Сара выскользнула из цепких лап корыстолюбивого Дэвиса.
        - Ты, чертов самоуверенный… - начал было Гарет, но Элли резко остановила его:
        - Я сказала, никакой драки в моем доме, Гарет!
        Он устремил на нее разъяренный взгляд своих синих глаз.
        - А что до тебя…
        - По-моему, я уже просил не вовлекать сюда Элли, - напомнил Патрик опасно мягким голосом.
        - Не вовлекать? - Гарет снова сжал руки в кулаки. - Но насколько я понимаю, она уже по уши вляпалась в это дело! Надеюсь, ты понимаешь, что он все равно никогда не женится на тебе, Элли? Эти Макграты и Делакорты считают, что слишком хороши для таких, как мы с тобой!
        Элли с трудом проглотила комок в горле и почувствовала, что бледнеет. Оставалось только надеяться, что ни один из мужчин не заметил, как сильно задело ее замечание Гарета. Разумеется, Патрику никогда бы и в голову не пришло думать о браке между ними, но горькие слова Гарета прозвучали как пощечина.
        - Тут вы ошибаетесь, Дэвис, - спокойно ответил Патрик. - Как раз сегодня мы собрались отпраздновать помолвку брата Элли и моей сестры.
        - Помолвка - еще не свадьба, - возразил Гарет и снова с презрением посмотрел на Элли. Хотя у тебя и до этого не дошло!
        - Убирайся вон, - сказала она дрожащим голосом.
        - Хорошо, я ухожу, - согласился Гарет, потирая разбитый подбородок. - Но я еще вернусь.
        - В таком случае вам придется иметь дело со мной, Дэвис. Если попробуете еще хоть раз приблизиться к Элли, то узнаете, каково быть на скамье подсудимых, - холодно предупредил его Патрик. - В любом случае, это, по-видимому, плохо скажется на вашей дальнейшей карьере.
        Гарет покраснел от гнева.
        - Не стоит угрожать мне, Макграт!
        Однако его голосу недоставало уверенности.
        Перспектива стать ответчиком в суде могла разрушить карьеру адвоката, а это вряд ли было нужно Гарету. На его лице появилось растерянное выражение, и это не ускользнуло от внимания Патрика.
        - Дэвис, я полагаю, что для всех будет лучше, если вы тихо и незаметно уберетесь туда, откуда появились, - посоветовал он.
        Щеки Гарета еще ярче запылали. Он бросил на Элли взгляд, исполненный ненависти, и небрежно отозвался:
        - Позвони мне, когда надоешь ему. Может, мне захочется продолжить наши отношения с того места, где мы с тобой остановились.
        Он вышел из дома, с шумом захлопнув за собой входную дверь.
        Воцарилась гнетущая тишина. Рыдания душили Элли.
        Что же после всего, сказанного Гаретом, должен был думать о ней Патрик?



        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

        - Мне показалось или у Патрика действительно подбит глаз?
        Элли резко обернулась, услышав голос Сары.
        До этого она наблюдала за Патриком, который беседовал с одной из своих многочисленных тетушек в дальнем конце комнаты. Элли уже успела понять, что семья Макграт довольно велика и что Патрик - всеобщий любимец. Но сейчас все ее внимание переключилось на Сару.
        - Что? - переспросила Элли.
        Улыбка Сары была немного натянутой, но сама девушка выглядела еще прекрасней, чем прежде, облаченная в короткое облегающее красное платье.
        - Элли, пожалуйста, не смотри на меня с таким сочувствием! - попросила Сара. - В конце концов, мы обе, похоже, только что счастливо избежали серьезных неприятностей. Так что насчет синяка?
        Элли по-прежнему не знала, что же заставило Сару порвать всяческие отношения с Гаретом.
        Прошло уже довольно много времени с тех пор, как они с Патриком приехали сюда, отделавшись от Гарета, который так неожиданно заявился к ней. Разумеется, Элли сразу же приложила к глазу Патрика лед, но сейчас уже не оставалось сомнений, что у него будет большой синяк.
        - Да, - мрачно согласилась она, - у Патрика действительно подбит глаз.
        И завтра этот синяк начнет переливаться всеми цветами радуги, ничуть не хуже, чем синяки на ее предплечье, оставленные пальцами Гарета.
        Сара нахмурилась.
        - Наверное, здесь не обошлось без Гарета… Я права?
        - Боюсь, что так, - вздохнула Элли.
        Сара покачала головой, ее лицо помрачнело.
        - Скажи, почему мы обе оказались такими недалекими в отношении Гарета?
        Элли не смогла сдержаться - через мгновение она расхохоталась, а Сара засмеялась вслед за ней. Их немного истеричный смех уже начал привлекать внимание окружающих, и Элли постаралась успокоиться. Взяв у официанта два бокала с шампанским, Сара протянула один из них Элли и произнесла тост:
        - За наше освобождение!
        Что бы там ни заставило Сару разорвать свою помолвку, Элли была рада видеть, что, по крайней мере на первый взгляд, девушка быстро приходила в себя после такого страшного разочарования. К тому же она просто не могла не восхищаться Сарой: не так-то просто появиться на семейной вечеринке после столь неудачной собственной помолвки, состоявшейся всего лишь несколько дней тому назад.
        - За освобождение! - повторила Элли, делая небольшой глоток шампанского.
        - Со мной действительно все в порядке, - заверила ее Сара и печально улыбнулась. - Конечно, я еще немного не в себе, но думаю, что справлюсь с этим. А как ты?
        Элли пожала плечами:
        - Я избавилась от Гарета уже несколько месяцев тому назад.
        И, видимо, только для того, чтобы так отчаянно влюбиться в Патрика!
        - Должно быть, это я виновата, что ты… что из-за меня он…
        - Бросил меня… - закончила за нее Элли. - Ну да, в какой-то степени. И слава богу! Скажи, он не заставил тебя страдать? Не причинил тебе боль?
        Сара горько рассмеялась:
        - Думаю, что пострадала только моя гордость. Теперь мне трудно будет верить в то, что я такая замечательная… Что же касается Гарета, то он показал себя во всей красе, когда я заговорила с ним о своих намерениях поработать с Жаком, о том, что хочу отложить нашу свадьбу на полгода, потому что мне нужно уехать в Париж.
        Тогда Гарет решил, будто это вы с Патриком затеяли какую-то интригу против него. Слово за слово, и тут я поняла, что он встречался с тобой, пока я не приехала в Англию. Почему ты мне ничего не сказала, Элли? Я бы на твоем месте выцарапала разлучнице глаза!
        - Когда ты вернулась, я уже прекрасно понимала, что он из себя представляет, - покачала головой Элли. - Единственное, чего мне хотелось, так это попробовать удержать тебя от поспешных решений и открыть тебе его истинную сущность!
        - А почему же ты мне ее не открыла? - поинтересовалась Сара.
        - Патрик убедил меня, что ты все равно не поверишь.
        - Вот как? - Сара посмотрела на своего двоюродного брата, задумчиво приподняв брови.
        - Ну да. А что заставило тебя отказаться от брака с Гаретом?
        - Мне не понравилось, что он говорил о тебе и Патрике. Ты, наверное, заметила, что я особенно привязана к Патрику, хотя последнее время мы и не так уж часто видимся. А с тобой мы вообще долгое время были подругами… Потом, когда он начал оскорблять моего отца, это переполнило чашу моего терпения.
        Элли с нескрываемым удивлением посмотрела на Сару.
        - Твоего отца?!
        Неужели Гарет сошел с ума? Или он забылся и попросту не понял, когда ступил на опасную и зыбкую почву?
        - Представь себе! - Сара мрачно усмехнулась. - Никогда не говори плохо о родителях своей девушки - таково первое правило хорошего кавалера. - Она покачала головой. - Элли, ты ведь знаешь, как я боготворю отца…
        - И он тебя обожает! - воскликнула Элли.
        - Гарет оказался слишком глуп, чтобы понять это. Думаю, он потерял самообладание, когда сообразил, что все идет не так, как ему хотелось бы. Я имею в виду нашу свадьбу.
        - Ты теперь понимаешь, почему?
        - Еще бы! - с отвращением призналась Сара. Не волнуйся, Элли! Теперь я знаю истинную цену Гарету Дэвису!
        - Очень рад это слышать! - раздался за спиной Элли голос Патрика.
        Быстро обернувшись, Элли с тревогой посмотрела на его лицо. Да, синяк под глазом теперь приобрел шикарный багровый оттенок.
        - А как насчет тебя, Элли? Теперь тебя тоже не так-то просто обмануть?
        Не имеет ли он в виду Гарета? Или еще кого-нибудь?
        - Я думаю, тебе нужно приложить к глазу кусок сырого мяса, - посоветовала она.
        Сара подмигнула Патрику и спросила:
        - Болит?
        - Пожалуй, не так сильно, как челюсть у Дэвиса. Думаю, несколько дней ему будет трудно жевать.
        - И хорошо! - Сара повернулась к Элли:
        - Я рада, что мы с тобой обо всем поболтали. А сейчас извините меня, я пойду к отцу.
        Она лучезарно улыбнулась и отошла в сторону, а Патрик тихо сказал, глядя ей вслед:
        - Не сомневаюсь, дядя Джордж в восторге от такого развития событий.
        - Надеюсь, что так.
        После ухода Сары между Патриком и Элли воцарилось молчание, но оно не казалось молодой женщине неловким, а было многообещающим.
        - Наверное, в холодильнике найдется что-нибудь, что можно приложить к моему глазу, - сказал наконец Патрик. - Ты не сходишь со мной?
        Почему бы и нет? О помолвке уже было объявлено, Тоби и Тереза теперь являлись центром всеобщего внимания, смеялись, разговаривали и принимали поздравления. Ужин-фуршет ожидался примерно через час, и Элли согласилась.
        - Если ты думаешь, что от меня будет какой-то прок…
        Патрик устремил на нее серьезный и задумчивый взгляд.
        - Я не уверен, что ты готова услышать то, о чем я намереваюсь тебе сказать.
        Элли недоверчиво посмотрела на него, поскольку в его голосе ей послышались нотки тоскливого сомнения, потом, глубоко вздохнув, спросила:
        - Скажи, пожалуйста, зачем ты приехал ко мне домой сегодня вечером?
        - Как только я узнал, что Сара порвала с Дэвисом, то понял: его следующим шагом будет визит к тебе.
        - И что же?
        - Элли, мы не могли бы поговорить где-нибудь в более спокойном месте, а не посреди толпы веселящихся людей? - нетерпеливо спросил Патрик и, не дожидаясь ответа, взял ее под руку и повел за собой к дверям гостиной, потом дальше - через украшенный венками и лентами коридор - на кухню.
        Как и предполагала Элли, дом, принадлежавший семье Патрика, оказался ничуть не меньше, чем дом семьи Делакорт. Огромная кухня была обшита дубовыми панелями, посередине стоял массивный стол, на стенах красовались медные сковородки и кастрюли. Патрик недовольно насупился, когда увидел, что здесь еще суетится прислуга, поскольку завершались последние приготовления к ужину.
        - Черт побери, где же в этом доме можно поговорить с глазу на глаз? - пробурчал он, и сердце Элли гулко забилось.
        - Они уже почти закончили, - заметила она и улыбнулась горничным, которые разглядывали их, не скрывая любопытства. - Давай я посмотрю, нет ли в холодильнике сырого мяса, которое можно приложить к твоему глазу.
        - Да к черту мой глаз! - взорвался Патрик, снова хватая ее за руку и увлекая прочь из кухни.
        Он издал радостный возглас, когда увидел открытую дверь в какую-то комнату в глубине коридора, и поспешил прямо туда, буквально таща за собой Элли. Вероятно, это был рабочий кабинет его отца - посередине возвышался массивный письменный стол, вдоль стен стояли стеллажи с книгами. Когда Патрик закрыл за ними дверь, их снова окружила долгожданная тишина.
        Несколько мгновений Элли пытливо вглядывалась в лицо Патрика, потом напомнила ему:
        - Ты что-то хотел мне сказать.
        Его лицо мгновенно преобразилось, на нем появилось беспокойство.
        - Я… я пришел к тебе домой сегодня вечером, потому что…
        - Так почему же? - с нетерпением спросила Элли.
        Он вздохнул:
        - Если Дэвис намеревался заявиться к тебе, то обязательно снова набросился бы на тебя с оскорблениями, а я хотел помешать этому. И если он собирался уговорить тебя снова стать его девушкой, я хотел помешать ему сделать и это тоже! - решительно закончил он, и его серые глаза сверкнули. - И хочешь знать, почему?
        Элли думала - а точнее, надеялась, - что знает ответ. Но как она могла быть в этом уверена?
        - Элли, прошу тебя, скажи хоть что-нибудь!
        Не пора ли ей перестать цепляться за свои предубеждения, не пришло ли время позабыть о своей пресловутой гордости?
        - Элли, когда же ты придешь в себя? Если ты сейчас же не скажешь хоть слово, клянусь, я выкину в окно эту бутылку любимого папиного виски!
        Элли не смогла удержаться от смеха.
        - И к чему это приведет? - наконец сумела выговорить она, снова с трудом сдерживая волнение. - Ты только испортишь настроение отцу и устроишь тут сквозняк. Патрик… Патрик…
        На ее глазах блеснули слезы, но это были слезы радости, а не печали.
        Лицо Патрика тут же смягчилось, он шагнул к ней навстречу и заключил в свои объятия.
        - Элли, я так больше не могу! - прошептал он. - Я люблю тебя. Я люблю тебя уже так давно! Наверное, с того самого момента, когда летом случайно зашел к вам в сад, где ты…
        - Патрик! - воскликнула Элли. Она снова ощутила замешательство от упоминания о той давней неловкой ситуации, когда он увидел ее полуобнаженной. - Патрик, по-моему, ты только что признался, что любишь меня?
        Он кивнул, улыбаясь, потом вздохнул:
        - Мне пришлось нелегко. Я всегда думал, что быть влюбленным - приятное дело, но с тобой у меня просто голова шла кругом! Конечно, если бы ты разделяла мои чувства, все было бы не так запутанно и сложно…
        - Но я их вполне разделяю! - воскликнула Элли, обнимая его за плечи. Она смотрела прямо ему в глаза, не пытаясь скрыть ту радость, которая переполняла ее сердце. - Я тоже тебя люблю.
        - Да? Правда? - медленно проговорил Патрик.
        Элли застенчиво улыбнулась и повторила:
        - Я люблю тебя, Патрик!
        Он недоверчиво взглянул на нее.
        - Но ведь в тот день, когда Дэвис так быстро ушел из твоего дома, ты плакала…
        - Потому что он унизил меня в твоем присутствии. Если я вообще решалась разговаривать с Гаретом, то только чтобы скрыть мои чувства к тебе.
        - А я все это время должен был сходить с ума от ревности! - простонал Патрик. - Элли, скажи, любишь ли ты меня настолько сильно, чтобы отправиться со мной в церковь и в присутствии священника и всех наших родственников и друзей дать клятву в вечной любви?
        Неужели Патрик просит ее выйти за него замуж?
        Он слегка отстранился, беря ее за плечи и пристально глядя ей в глаза:
        - Я люблю вас, Элизабет Фэрфакс. Вы согласны стать моей женой?
        Элли быстро заморгала глазами, пытаясь прогнать слезы.
        - Да.
        Он закрыл глаза, точно не верил тому, что только что услышал, потом снова посмотрел на нее, сияя.
        Элли нежно провела рукой по его щеке. Какое счастье, что ей не нужно больше таить свои чувства к нему!
        - Почему ты так долго молчал? Почему не дал мне понять, что…
        - Потому что когда я наконец осознал свои чувства к тебе, то уже знал от Тоби о твоих отношениях с Гаретом Дэвисом. Ты не представляешь, каково мне пришлось! Терпение не принадлежит к числу моих добродетелей.
        Она нахмурилась:
        - Но я порвала с Гаретом уже пару месяцев назад…
        - Я решил, что все должно уладиться само собой, что нужно дать тебе какое-то время… дать время справиться со своими чувствами к Дэвису… А тут вдруг Тоби приходит ко мне и спрашивает, не мог бы я стать твоим спутником на вечеринке. Не мог бы я? Да я помчался тем же вечером к вам домой, чтобы только увидеть тебя…
        - Ох, прости, Патрик… Я не подозревала…
        - Не важно, - он покачал головой. - Все это теперь не имеет никакого значения, раз ты любишь меня!
        Элли тяжело вздохнула:
        - Когда тем вечером я узнала о Тоби и Терезе, то решила, что ты просто стараешься отвлечь меня, чтобы дать им возможность чаще бывать вместе, чтобы Тоби решился наконец объявить об их помолвке…
        - Но я никогда не стал бы обманывать тебя! запротестовал Патрик. - Значит, из-за этого ты стала вдруг так холодна со мной? И именно поэтому ты дала мне понять, что все еще любишь Дэвиса?
        - Да, - призналась она.
        - Элли, хотя я высоко ценю Тоби и считаю его прекрасной парой для сестры, я пригласил тебя поужинать действительно только потому, что хотел быть с тобой как можно больше. Ты веришь мне, Элли?
        Она ответила с дрожащей улыбкой:
        - А дети, которых ты собрался обучать дома, будут и моими детьми тоже?
        Патрик порывисто обнял ее, потом прошептал на ухо:
        - Только твоими, чьими же еще?
        - Я так тебя люблю, Патрик! - тихо произнесла она, обвивая руками его талию.
        - И я тебя, Элли, - отозвался он. - Жду не дождусь момента, когда смогу назвать тебя своей!
        - Да, но нам придется подождать, пока не пройдет синяк под твоим глазом, а то ты похож на панду!
        - Значит, тебе придется стать миссис Пандой, кому какое дело?
        Насколько другим теперь стал мир вокруг Элли! Патрик любит ее, они поженятся! Действительно, Тоби оказался прав: это лучшее Рождество в ее жизни.
        Патрик и Элли…
        Как прекрасно это звучит!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к