Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Мужчина Моей Мечты " - читать онлайн

Сохранить .
Мужчина моей мечты Кэрол Мортимер


        # Кэт Рурк после несостоявшейся свадьбы приезжает в деревню, где устраивается работать в воскресной школе. Патриархальный покой внезапно нарушает приезд известного архитектора с трехлетним сыном, который после автокатастрофы перестал говорить. Проходит время, мальчик успокаивается и делится тайной, свидетелем которой он был…

        Кэрол Мортимер
        Мужчина моей мечты

        ПРОЛОГ

        - Ради бога, Джемма, поднимайся, одевайся и уходи скорей! Она может войти в любой момент!

«Она» уже была здесь.
        Кэт остановилась перед дверью и постучала, не сразу заметив, что дверь слегка приоткрыта. Какой же все-таки Грэм невнимательный, подумала она и тихо вошла. Кэт сразу поняла, что Грэм вовсе не из-за рассеянности не закрыл дверь, причина была, очевидно, в другом. Услышав, как ее Грэйхем просит какую-то Джемму убраться из его постели, она просто оцепенела, не в силах пошевелиться. Грэйхем! Мужчина, уверявший ее в своей любви и мечтавший жениться на ней!
        - Я надеюсь, тебе недолго осталось ходить на цыпочках, дорогой, - говорила Джемма. - Почему бы тебе сейчас не расспросить ее обо всем? - В спальне раздался легкий шорох - очевидно, Джемма все-таки встала с постели. - И пока ты здесь, - продолжала она, - попроси ее вернуть мое обручальное кольцо. Девушки в офисе донимают меня вопросами, почему я его больше не ношу.
        Кэт взглянула на свою левую руку. Это кольцо с бриллиантом Грэйхем подарил ей неделю назад, когда делал предложение. Оказывается, кольцо принадлежит Джемме…
        - Потерпи еще немного, Джем, - успокаивал ее Грэм. - Сегодня вечером мы будем обсуждать планы нашей свадьбы.
        - Ты знаешь, мне тоже хотелось бы поговорить о нашей свадьбе, - колко заметила Джемма.
        - Как только эта история завершится, - торопливо пообещал Грэйхем, - я издам книгу и наверняка заработаю на ней тысячи фунтов. Ей-богу, она стоит этого! А может, получу еще и международное признание!
        История? Что за история? Нуждалась ли Кэт в объяснении? Да, в ее жизни действительно были события, заслуживающие внимания Грэйхема. Похоже, благодаря им началось головокружительное ухаживание Грэйхема, а затем помолвка… с кольцом Джеммы.
        Кэт ничего не видела - слезы обиды застилали ей глаза. Она верила, что Грэйхем состоятельный бизнесмен, который много путешествует, и поэтому они не всегда могут быть вместе. Она верила, что он любит ее, хочет жениться и переехать к ней. Они мечтали о будущих детях. А на деле оказалось, что он лгун и мошенник, репортер, пытающийся разузнать ее тайну. Конечно, книга может сделать автора богатым и знаменитым, но и полностью разрушит жизнь ее героини. - Все-таки объясни…
        - Ты не понимаешь, Джем, - нетерпеливо перебил Грэхем, - что, как будущий муж, я должен познакомиться с ее семьей и друзьями. Вот тогда я получу все, что мне нужно.
        Так вот о чем он думает! Кэт сняла бриллиантовое кольцо с пальца, положила на самое видное место и покинула квартиру так же незаметно, как и вошла.
        Теперь она твердо знала, что больше никогда не поверит мужчине.



        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Ну, Тоби, придумай что-нибудь пооригинальнее, - смеялась Кэт, удобно вытянувшись в полный рост на садовых качелях так, что ее ноги чуть касались Тоби. - Ты действительно хочешь спать со мной, чтобы прекратить всякие разговоры в деревне о том, что у нас с Кейт определенные взаимоотношения? - насмешливо добавила она, и ее зеленые глаза лукаво заблестели. - Ты, сосед, просто начитался дешевых газет!
        В ответ он лишь покачал головой. Тоби был довольно симпатичен; длинные нечесаные волосы, выгоревшие джинсы и полинявшая рубашка с обтрёпанными воротником и манжетами - лишь видимость неопрятности. Было в нем что-то плутовское. Ему, весьма преуспевающему художнику, нравилось изображать из себя неряху.
        - Абсолютно неестественно для двух красивых незамужних женщин жить с бабушкой в огромном старом доме, - возразил он ей. - И при этом ни одного мужчины поблизости.
        С тех пор как несколько месяцев назад они подружились, Тоби предлагал заняться любовью то Кэт, то Кейт, по крайней мере, раз в неделю и продолжал это делать с завидным постоянством. Это была своего рода игра, и, если бы она вдруг неожиданно закончилась, стало бы немного грустно. И все же игра игрой, но, согласись одна из них на его предложение, он, вероятно, мгновенно примчался бы, с легкостью преодолев почти милю. Тем не менее, в его компании можно было весело провести время, полому молодые женщины слегка флиртовали с ним, ни о чем особенно не заботясь.
        Кэт слегка подтрунивала над художником, чувствуя себя гораздо старше тридцатипятилетнего Тоби, хотя была моложе его лет на десять. Кэт воспринимала Тоби не иначе как непослушного младшего братишку, к тому же довольно безобидного.
        - Кэт, ради бога, Кэт, где ты? - Кейт искала их, выйдя из дома в сад, окруженный высоким забором.
        При звуке ее голоса Тоби весь съежился, сгорбился, при этом строя Кэт смешные гримасы.
        - Пришествие леди Дракон, - пробормотал он заговорщицки. - Сиди тихо, может быть, она и уйдет.
        - Перестань. - Кэт звонко шлепнула Тоби по руке и привстала, опершись на локти. Качели слегка качнулись.
        Кейт стояла посредине вымощенного внутреннего дворика, сдвинутые брови подчеркивали ее хмурый вид. Но это нисколько не умаляло безупречную красоту ее лица, обрамленного густыми шелковистыми волосами, казавшимися золотыми в солнечных лучах. Она была высока, отлично сложена и выглядела просто замечательно в юбке и блузе строгого покроя.
        - Кейт, мы здесь, - приветливо улыбаясь, позвала Кэт подругу.
        - Зачем ты это сделала? - осуждающе пробормотал Тоби. - Почему никто из вас не воспринимает меня всерьез? Деревенские девушки видят во мне представителя богемы и считают довольно интересным мужчиной, тогда как вы с Кейт обращаетесь со мной, как с капризным мальчишкой, который должен знать свое место.
        Вопреки его специфической внешности не было сомнения в том, что Тоби был состоятельным человеком. Его последние три выставки проходили в престижных галереях Лондона, и все картины были с успехом распроданы. Огорчало лишь то, что, несмотря на частые встречи, эти две девушки не относились к нему серьезно.
        Кэт, выпрямившись, сидела на качелях, слегка покачивая ногами, когда к ним подошла Кейт.
        - Только оставаясь в душе детьми, можно желать такого милого «младшего» братишку, - задорно сказала Кэт Тоби, а затем с улыбкой повернулась к Кейт: - Все в порядке?
        - Вполне, - кивнула в ответ Кейт. - Как мило вы тут устроились, - вздохнула она, падая в подушки на качелях. - Не хочется беспокоить тебя, Кэт, но через полчаса к нам приезжает отец ребенка.
        Кэт совсем забыла об этом! На работе она будто окуналась совершенно в другую жизнь.
        Кэт неохотно встала и потянулась грациозным кошачьим движением. Кэт была привлекательной рыжеволосой молодой женщиной с зелеными сияющими глазами и нежной бархатной кожей, покрытой мягким золотистым загаром. Совладелицы единственной игровой школы для подготовишек в округе, Кэт и Кейт постоянно поддерживали связь с родителями детей, оставляемых на их попечение.
        - Кроме того, - продолжала Кейт, - новый папаша очень перспективный, и мы должны заинтересовать его нашим бизнесом. Правда, воскресенье - не слишком подходящий для этого день.
        - Вот почему мы и живем в этом большом и старом доме, Тоби, - вздохнула Кэт. - Нам требовалось достаточно просторное помещение, чтобы разместиться самим и одновременно оборудовать его всем необходимым для школы.
        Годы, прошедшие с момента открытия, оказались на редкость удачными, даже более чем можно было надеяться.
        Несмотря на воскресный день, девушки не смогли отказать во встрече отцу недавно поступившего к ним ребенка, потому что Калеб Рейнольдз настаивал на визите именно в воскресенье: так было удобно ему.
        - Пойду, переоденусь, - сказала Кэт и поспешила в дом.
        По пути она задумчиво покачала головой, думая о Тоби. Красивый, удачливый, обаятельный, легкий в общении. И все-таки ему не хватало мужского магнетизма. Тоби совершенно не обладал тем волнующим и возбуждающим началом, какое могло заинтересовать женщину.
        Зато мужчина, прибывший точно в назначенное время, обладал именно этим качеством.
        Незнакомец был красив, высок, темноволос, коротко подстрижен, на висках уже поблескивала седина. Холодный взгляд серо-стальных глаз придавал ему несколько надменный вид. Возможно, Рейнольдз был всего года на три старше Тоби, но чувствовалось, что он достаточно опытен и искушен в жизни. Он великолепно смотрелся в отлично сшитом темно-сером костюме, белоснежной рубашке с синим галстуком. Да, он выглядел мужественным и сильным, и от него исходил мощный эмоциональный заряд!
        Кэт была так ошеломлена тем впечатлением, которое на нее произвел Калеб Рейнольдз, что не сразу заметила прижимающегося к нему маленького мальчика.
        Взглянув на ребенка, Кэт поняла, что ему страшно. Карие глаза, полные ужаса, казались огромными на бледном личике. Кэт почувствовала, что в ее душе что-то дрогнуло. Она любила детей, а этот застенчивый и, очевидно, нервный малыш нуждался в большем внимании, чем другие.
        - Моя коллега Кэт Рурк, - представила подругу Кейт, взглядом давая Кэт понять, что в достаточной степени оценила Калеба Рейнольдза и его сына. - Кэт, это мистер Рейнольдз, а это… - Она ободряюще улыбнулась мальчику.
        - Адам, - коротко ответил за него отец. Он чуть наклонился и мягко отцепил пальцы ребенка от своей ноги, затем слегка подтолкнул и поставил его впереди себя, положив ему руки на плечи. - Адам Рейнольдз - мой сын, - с вызовом добавил он, словно оправдываясь.
        Глядя на отца и сына, Кэт поняла причину некоторого замешательства Калеба Рейнольдза: они с сыном были абсолютно непохожи друг на друга. Калеб - высокий, темноволосый, сероглазый, а Адам - хрупкий кареглазый блондинчик, слишком маленький даже для своего возраста.
        - Я очень рада видеть тебя, Адам. - Кэт подошла и нагнулась, чтобы пожать маленькую ручку, взгляд ее заметно потеплел, когда она посмотрела в его робкие карие глаза. Рука Адама была крошечная и почти невесомая, как крылышко птички. Кэт нахмурилась - мальчик казался слабым и болезненным.
        - Адам был нездоров, - наконец заговорил его отец, когда Кэт выпрямилась и мрачно уставилась на него. - Но сейчас ему уже лучше, - поспешно добавил он.
        Кэт продолжала изучающе смотреть на Калеба Рейнольдза. Ничего удивительного, что отец хочет осмотреть школу, которую будет посещать его сын. Непонятно только, почему при этом не присутствует его жена.
        - Я пойду, приготовлю чай, - предложила Кейт. - А ты, Адам, хочешь немного сока? - ласково спросила она.
        Раздражение, которое она чувствовала по отношению к большинству взрослых, никогда не проявлялось в разговоре с детьми. Кейт обожала малышей даже больше, чем Кэт, и они в ответ платили ей тем же, чувствуя необыкновенную доброту, скрывавшуюся за ее внешне строгим обликом. Поэтому Кэт нисколько не удивилась, когда Адам нерешительно подошел к Кейт и вместе с ней отправился на кухню.
        - Потрясающе, - тихо произнес Калеб Рейнольдз, изумленно глядя на закрывшуюся за его сыном дверь. - Адам боится оставить меня даже па минуту вот уже последние шесть месяцев.
        - Что же случилось шесть месяцев назад? - осторожно поинтересовалась Кэт.
        - Умерла его мать, - резко сказал он, и в его тоне послышался вызов.
        Странно, подумала Кэт, он не сказал, что умерла его жена, а сделал ударение на слове «мать». Значила ли она что-нибудь в его жизни?
        - Они попали в автомобильную катастрофу, - продолжал Калеб Рейнольдз. - Алисия погибла, Адам при ударе вылетел из машины и сломал руку. Меня тогда с ними не было. - Рейнольдз говорил в резкой и язвительной манере, словно ожидал осуждения за свое объяснение.
        У Кэт возникло ощущение, что этот человек уже достаточно наказал себя за последние полгода.
        - Адам - прекрасный ребенок, - дипломатично заметила девушка. А что еще она могла сказать? Ни Калеба Рейнольдза, ни его сына, ни мать ребенка она не знала. Кэт показалось, что, посвящая ее в свои семейные дела, Рейнольдз испытывает чувство боли. И только любовь к сыну заставляет его рассказывать все это.
        - Адам ничего не говорил почти шесть месяцев. - Казалось, что слова давались Калебу Рейнольдзу с огромным трудом.
        Кэт в душе почувствовала сострадание к милому малышу, так долго бывшему в плену у молчания.
        - Значит, с момента аварии, - мягко уточнила она.
        - Шок, - объяснил ей Калеб Рейнольдз. - Не возражаете, если мы присядем? А то я чувствую себя школьником, которого вызвали к директору для объявления выговора за какой-то проступок.
        Кэт засомневалась, что его могут беспокоить такие мелочи, - уж слишком он был самоуверен и высокомерен. Но может быть, если он не будет возвышаться над ней, то, наконец, утратит свою отвратительную самонадеянность?
        - Садитесь, пожалуйста, - пригласила Кэт. - Вы рассказывали об Адаме, - напомнила она, когда они расположились лицом друг к другу:
        Калеб - в кресле, а Кэт - на софе.
        Калеб тяжело вздохнул.
        - Адам не говорит с тех пор, как его нашли после автокатастрофы. Он прекрасно понимает, о чем его спрашивают, реагирует довольно быстро и с большой готовностью, но… - Калеб внезапно замолчал. Было заметно, что он сильно волнуется.
        - Каким был мальчик до происшествия? - мягко продолжала выяснять Кэт, размышляя, приживется ли здесь Адам. А вдруг он не захочет расставаться с отцом?
        Строгие черты лица Рейнольдза смягчились, на губах промелькнула улыбка, в одно мгновение, сделав его милым и обаятельным.
        - До этой катастрофы Адам был таким же, как и все трехлетние малыши, он все время смеялся, - углубившись в свои воспоминания, продолжал Калеб. - Адам ничего не боялся, его все обожали, для него не существовало никаких запретов. Когда я возвращался с работы домой, меня всегда встречал его звонкий смех. Как же мне теперь этого не хватает! - Он опустил голову. - Адам был ласковым и любящим ребенком, полным жизни, - резко закончил он и снова помрачнел.
        Кэт тяжело вздохнула. Этот мужчина не только потерял жену шесть месяцев назад, он потерял и сына, потому что Адам, которого он знал и так любил, нисколько не был похож на болезненного и нервного ребенка, боящегося собственной тени.
        - А вот и мы. - В комнату вошла улыбающаяся Кейт, держа в руках поднос с чаем. - Я устроила Адаму экскурсию по нашей школе, пока закипал чайник. Больше всего ему понравились горки и качели в саду, правда, Адам? - весело спросила она мальчика, усевшегося на софу рядом с Кэт. Потом она поставила на столик перед ним тарелочку с тортом и бокал сока.
        Малыш улыбнулся, кивнул и с жадностью принялся за шоколадный торт.
        - С аппетитом у тебя все в порядке, - удовлетворенно отметила Кейт, затем обратилась к Калебу: - Чаю, мистер Рейнольдз?
        - Без сахара, пожалуйста, - кивнул он, с беспокойством глядя на сына.
        Наблюдая за ними, Кэт поняла, что Калеб Рейнольдз, выглядевший суровым и малообщительным, с легким пренебрежением смотревший на окружающих, безгранично любил своего сына. И это делало ему честь.
        - Какой замечательный старый дом, - заметил Калеб, с удовольствием попивая чай не прикасаясь, однако, к торту и бисквитам, принесенным Кейт.
        - Спасибо, - тепло поблагодарила Кейт, а Кэт предоставила своей подруге поддерживать разговор: последние десять минут в обществе Калеба Рейнольдза несколько утомили ее. - Нам обеим очень нравится здесь, - продолжала Кейт, - и, конечно, дом идеально подходит для нашей школы.
        Калеб кивнул.
        - А ваши мужья тоже живут тут, вместе с вами?
        - Нет, - сухо ответила Кэт, сверкнув зелеными глазами. Неужто и он, пытаясь выяснить, замужем ли они, сомневается в их ориентации?
        Прищурившись, он посмотрел на нее, ничего больше не спросив, но не потому, что не хотел, в этом Кэт была уверена, а потому, что мог встретить вызов на ее лице и вовсе не собирался давать ей такой шанс.
        - Я снимаю коттедж в деревне, - отрывисто произнес он. - Не уверен, знаете ли вы его. Это Розовый Коттедж.
        - Конечно, знаем, - улыбнулась Кейт. - Вы, наверно, недолго здесь пробудете, мистер Рейнольдз?
        - Поживем - увидим.
        - Вы работаете где-нибудь поблизости? - вежливо поинтересовалась Кейт, умеющая намного лучше, по мнению Кэт, вести переговоры с родителями.
        - Не совсем так. - Ответ был весьма лаконичен.
        Кэт лишь подтвердила свое первоначальное впечатление, что Калеб Рейнольдз не слишком любит распространяться о себе. И лишь обстоятельства вынудили его рассказать ей о катастрофе.
        Кое-что о Рейнольдзе она уже слышала. Например, то, что он не имел ни малейшего представления о жизни в деревне. Некая Лилли Стюарт, работавшая на почте и в магазине, была прекрасно осведомлена обо всем, что происходит вокруг. И конечно, теперь Калеб Рейнольдз станет главной темой для разговоров. Любому посетителю почты Лилли непременно расскажет все, что знает, и, соответственно, будет выспрашивать о неизвестных ей подробностях.
        Кэт и Кейт, занимаясь с сыном Калеба Рейнольдза в течение пяти дней в неделю, естественно, окажутся в центре всеобщего внимания. Жизнь в деревне имеет свои недостатки…
        - Я не представляю особенного интереса для окружающих, - протянул Калеб, словно прочитав ее мысли. - Зато ваша жизнь активно здесь обсуждается.
        Он очень ловко изменил тему разговора, упорно не желая говорить о себе, и это не ускользнуло от Кэт.
        - Во всяком случае, мне так кажется, - снова заговорил Калеб, потому что ни Кэт, ни Кейт никак не отреагировали на его последние слова.
        - Вы, наверно, имеете в виду Тоби Вестворда? - спросила Кэт. - Наш, колоритный в буквальном смысле, местный художник. Он как раз сегодня был у нас на ленче.
        Что случилось с современным обществом? Почему две женщины не могут жить и работать вместе, не вызывая при этом слухов и вполне недвусмысленных предположений?
        - Ну что вы! - усмехнулся Рейнольдз. - Я имел в виду Кэтрин Мэйтланд. Кажется, она когда-то жила в этом доме.
        Разорвавшаяся бомба не произвела бы на них такого эффекта, как последние слова гостя. Девушки в немом изумлении уставились на Калеба.
        - Откуда вы узнали? - с трудом выдавила из себя Кейт, а Кэт, не мигая, смотрела на него, как жертва смотрит на змею перед тем, как будет нанесен смертельный удар.
        Рейнольдз пожал плечами.
        - Когда я вчера получал деньги на почте, какая-то женщина упомянула об этом, - криво усмехнувшись, ответил он. - Немного местного колорита, так сказать. Она вроде бы упомянула и о Тоби Вестворде.
        - Не сомневаюсь, что и вы теперь окажетесь в ее списке местных колоритных фигур, - как можно строже заметила Кэт. - А что касается Кэтрин Мэйтланд… Действительно, когда-то она приобрела в собственность этот дом, о чем нам сообщили, когда мы его покупали. - Кэт нарочно не смотрела на Кейт. - Однако не смогла надолго тут обосноваться. Да и вообще это было так давно.
        - Давно, - согласился Калеб. - Хотя вы, по-видимому, слышали о ней? - спросил он, приподняв брови.
        - Конечно, - вступила в разговор Кейт. - Кэтрин Мэйтланд была в свое время популярнейшей оперной певицей. Думаю, она уже умерла. Если же нет, то она сейчас наверняка - древняя старуха, не так ли?
        - Не совсем так, - с легкой иронией ответил он. - Ей чуть больше семидесяти, древней ее не назовешь. Однажды, незадолго до того, как она покинула сцену, я видел ее выступление. Это было нечто незабываемое! У нее не только дивный голос, она очаровывала и буквально завораживала всю аудиторию.
        - Но вы, очевидно, были тогда совсем юным, - сказала Кэт, пытаясь говорить легко и непринужденно.
        - Не таким уж и юным, - заметил он. - Хотя с тех пор, как после семейной трагедии она оставила карьеру оперной певицы, прошло лет двадцать пять. Вы…
        - Посмотрите-ка, - тихо перебила его Кейт и улыбнулась, - мы своими разговорами так утомили бедного Адама, что он заснул.
        Она встала и подошла к малышу, уютно устроившемуся на подушках в углу софы. Его длинные густые ресницы почти касались щек. Кейт мягко убрала шелковистые пряди со лба мальчика.
        - Он еще иногда спит днем, - как бы извиняясь, произнес Калеб, поднимаясь с кресла. - Я был бы счастлив с завтрашнего утра оставить у вас Адама, конечно, если вы не возражаете. Постарайтесь решить этот вопрос в первую очередь, - теперь уже надменно добавил он, - когда найдете время.
        Кэт мельком взглянула на Кейт, заранее предугадывая ответ подруги. Отец, конечно, мог представлять для них определенную проблему, но Адама они обе сочли очаровательным ребенком.
        - Вы думаете, он захочет остаться с нами? - Кэт вопросительно посмотрела на Рейнольдза.
        - Мне кажется, ему здесь хорошо и к вам он явно расположен, - с явным удивлением произнес Калеб и тут же строго добавил: - Хотя наверняка сказать ничего нельзя, до тех пор, пока мы не попробуем.
        Кэт подумала, что отцу и сыну следует немного отдохнуть друг от друга, пусть даже на несколько часов. Адаму будет полезно пообщаться с другими детьми, да и Калебу пришлось нелегко, постоянно находясь при ребенке последние шесть месяцев.
        - Вы правы, - кивнула она. - Мы ничего не узнаем, пока не попробуем.
        Калеб бросил на нее выразительный взгляд, но, ничего не сказав, бережно взял Адама на руки и пошел к машине.
        - Фу, - с облегчением вздохнула Кэт, когда они остались вдвоем, и в изнеможении опустилась в кресло.
        - Наконец-то! - Кейт уселась на стул напротив, рассеянно поглаживая кошку, прыгнувшую к ней на колени.
        - Адам изумительный малыш, - пробормотала Кэт, откинув голову назад и прикрыв глаза. - Но отец! Такой холодный, самоуверенный!
        - Зато безумно любит Адама, - устало ответила Кейт. Видно, и на ней сказалось напряжение от разговора с Калебом.
        - Он очень беспокоится за него, я чувствую это, - продолжала Кэт. - Но Адам…
        Ее мысли снова вернулись к милому взъерошенному мальчику, уже столько пережившему за свою недолгую жизнь. Они смогут помочь ему, и обязательно помогут.
        В этом она не сомневалась. Начало уже было положено, когда Адам отправился вместе с Кейт осматривать школу, что немало поразило его отца, который не мог добиться ничего подобного в течение шести месяцев. И Кэт подробно передала подруге все, о чем Калеб Рейнольдз успел рассказать ей.
        - Я смогу не обращать внимания на высокомерие отца, если мы хоть чем-то поможем сыну, - заключила она.
        - Давай попытаемся, - медленно сказала Кейт. - Я имею в виду, попробуем игнорировать мистера Рейнольдза, но мне кажется, что это удается немногим.
        Кэт и сама понимала, сколько проблем у них может возникнуть с Калебом. Она решительно встала.
        - Давай-ка выпьем чаю и отнесем чашечку Китти, - предложила Кэт, пытаясь взбодриться после встречи с Калебом Рейнольдзом. Конечно, его больше всего волнует, насколько будут хороши забота и уход за Адамом. И возможно, он больше не вспомнит о другом лице, так заинтересовавшем его. Ну а если вспомнит, то они справятся и с этой проблемой.



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - О Боже, кто это? Только бы не Тоби, - взмолилась Кейт, услышав звонок в дверь как раз в тот момент, когда они уже собирались выйти в сад.
        Кэт сочувственно ей улыбнулась. В конце напряженного рабочего дня, когда дети благополучно возвратились домой, они с Кейт поужинали, убрали со стола, и теперь их единственным желанием было отдохнуть в саду, наслаждаясь удивительно теплым и светлым вечером.
        Сад был обнесен высокой стеной, и это имело свои преимущества, которые они сразу оценили при первом же осмотре дома: днем это было безопасное место для игр детей, а вечером и в выходные взрослые могли спокойно уединиться и поболтать.
        - Все в порядке, - приободрила Кэт подругу. - Иди вперед, а я присоединюсь к тебе через несколько минут, когда отделаюсь от него.
        Вообще-то, Тоби им нравился, они получали удовольствие от его общества, находя его забавным и веселым, но в последнее время он часто являлся без приглашения. Пожалуй, слишком часто.
        - Он приходит сюда исключительно из-за тебя, - лукаво заметила Кейт. - Я, наверно, кажусь ему слишком строгой.
        Кэт тряхнула головой, откинув со лба непослушные рыжие локоны.
        - Да и меня он еще не раскусил. Знал бы мой пылкий ирландский темперамент - не играл бы с огнем.
        День для Кэт тоже был нелегким, она устала, и твердо вознамерилась отправить Тоби восвояси, тем более что никаких важных дел у него быть не могло.
        Кейт мягко рассмеялась, и в ее глазах засверкали веселые искорки.
        - Восхищаюсь твоим оптимизмом!
        Кэт лишь улыбнулась в ответ, перед тем как открыть дверь. Единственным положительным моментом в столь неожиданном визите Тоби было то, что он заявился после ужина, - обычно он приезжал во время ужина и всегда ждал, когда его пригласят к столу.
        - Нет, Тоби, и я тебя предупреждаю… - Кэт, открыв дверь, в замешательстве застыла на пороге, увидев Калеба Рейнольдза. Совершенно другого Калеба, так не похожего на себя. Он был одет в голубую рубашку с короткими рукавами и расстегнутым воротом и выглядел менее официально, чем во вчерашнем строгом костюме.
        - Мистер Рейнольдз, - приветствовала его Кэт, испытывая неловкость за свой наряд - полосатую безрукавку и выцветшие брюки из грубой бумажной ткани. Но ведь они сегодня никого не ждали…
        - Это не Тоби. Но вы настолько убедительно сказали ему «нет», что, возможно, для меня это к лучшему, - мрачно пошутил Калеб.
        Кэт почувствовала, как у нее вспыхнули щеки.
        - Сожалею, - усмехнулась она. - Вообще-то, Тоби замечательный…
        - Но? - выжидающе спросил Калеб.
        Кэт совершенно не собиралась что-либо ему объяснять. В конце концов, Тоби иногда ей надоедал, но он был другом, и Кэт не хотела обсуждать Тоби за его спиной, тем более с малознакомым мужчиной.
        - Чем могу быть вам полезна, мистер Рейнольдз? - быстро проговорила она.
        Он казался более чем счастливым, когда сегодня в полдень приехал за Адамом и нашел своего сына спокойно сидящим в углу, с увлечением, составляющим картинку-загадку вместе с Кейт.
        - У Адама все в порядке или ему что-то не понравилось в нашей школе? - с беспокойством спросила Кэт.
        - Совсем нет, - благодарно улыбнулся Калеб, - и, надеюсь, это никогда не случится. Больше всего меня заботило, как он впервые останется без меня.
        Разлука с отцом прошла для Адама почти безболезненно. Кейт просто взяла малыша за руку и предложила показать ему горки и качели, так заинтересовавшие его вчера.
        - Я собирался позвонить вам сегодня, - продолжал Калеб, - но дочь женщины, у которой я снимаю коттедж, согласилась побыть с Адамом. Мне показалось, что на нее можно положиться, - добавил он смущенно. - А так как Адам быстро заснул, и спит он довольно крепко, я…
        - Джейн действительно очень надежная и ответственная девочка, - заверила его Кэт, внезапно почувствовав острую жалость к нему. После всего случившегося Калебу с Адамом, наверно, трудно расстаться друг с другом. - Она немного помогает нам в школе, занимаясь с самой младшей группой, и уже достигла больших успехов. - Только сейчас Кэт осознала, что слишком разболталась.
        Ей вовсе не хотелось развлекать Рейнольдза. Кейт лучше бы справилась с данной ситуацией. Такт, дипломатия не являлись стихией Кэт.
        - Вы не возражаете, если я все-таки зайду на несколько минут? - вежливо поинтересовался Калеб, глядя Кэт прямо в глаза. - Я не отниму у вас много времени.
        Она не то чтобы не хотела пригласить его, просто считала, что сейчас для этого выбран неудобный момент. Они с Кейт собирались погулять по саду и…
        - Заходите, пожалуйста, - пригласила она и поспешно добавила: - Извините, но Кейт принимает ванну. Я пойду и предупрежу ее, что вы здесь.
        - В этом нет необходимости. Во всяком случае, до тех пор, пока вы не почувствуете потребность в моральной поддержке, - иронично заметил Калеб, проследовав за ней в комнату.
        Кэт сразу отметила, что присутствие Калеба в их чисто женской комнате с ситцевыми занавесками и покрывалами как бы еще больше подчеркивает его мужественность. В душе ее поднялась буря возмущения из-за его насмешливого тона. За эти несколько мгновений ее симпатия к нему полностью испарилась.
        - В помощи я не нуждаюсь, - жестко парировала Кэт. - Присядьте, пожалуйста, - выразительно предложила она и, убедившись, что он удобно устроился в кресле, встала рядом с незажженным камином. - Так если нет проблем с Адамом, что же привело вас сюда, мистер Рейнольдз, и чем мы можем помочь? - осторожно спросила она. У Кэт не сложилось впечатления, что этот высокомерный мужчина имел привычку наносить светские визиты. В комнате воцарилось неловкое молчание.
        - Мисс Рурк… могу я называть вас Кэт? - наконец спросил Калеб, растягивая слова и, казалось, забавляясь ее усилиями соблюдать формальности.
        Да, сомнений не оставалось: ситуация явно развлекала Рейнольдза. Но Кэт была готова держать пари, что, если она проявит несколько большее внимание к его личной жизни, чем просто вежливый интерес, он живо поставит ее на место.
        - Пожалуйста, - сдержанно разрешила она.
        - А вы зовите меня Калебом.
        Как мило! И все же ее не покидало ощущение, что этот мужчина способен раздавить ее, как клопа, если она встанет у него на пути. Что же все-таки привела его сюда?
        - Вы мне так и не сказали, чем я могу вам помочь. Если нет никаких проблем с Адамом…
        - С Адамом все в порядке, Кэт, - спокойно повторил Калеб, не сводя с нее глаз. - Все утро я не находил себе места - вдруг ему что-то нужно, а меня нет рядом. Но Адам получил удовольствие от пребывания в школе. А дома, со мной и Джейн, ему стало скучно. - Он глубоко вздохнул и с усмешкой продолжал: - Ведь так всегда с детьми, не правда ли? Мы седеем, а они растут, взрослеют, набираются сил.
        Кэт невольно смягчилась, понимая, что, какое бы негативное впечатление он ни производил, прежде всего, Калеб Рейнольдз, окруживший своего сына такой заботой и вниманием, бесконечно любящий отец. Он полностью преображался, менялась даже его интонация, когда он говорил об Адаме.
        - Я как-то об этом не думала, - улыбнулась она, - но, вероятно, так оно и есть. Адам сегодня замечательно играл с другими детьми, и никто не заметил его молчания. В этом возрасте у них присутствует что-то вроде телепатии в общении.
        - Я заметил, - согласился Калеб. - У моей сестры двухлетняя дочка, и они с Адамом великолепно понимают друг друга.
        Постепенно Кэт узнавала все больше и больше о Калебе. Он был женат, его жена погибла, у него есть сестра и маленькая племянница. Конечно, о ней самой он знал гораздо меньше, и это вполне устраивало Кэт. Главное, чтобы так и оставалось в дальнейшем.
        Но Кэт не могла не удивляться тому факту, что, имея поблизости родственников - ведь Адам имел возможность играть с маленькой кузиной, - Калеб переехал в их деревню.
        - Собственно, цель моего визита, - попросить вашего разрешения осмотреть этот дом.
        Вот те раз! Кэт уставилась на него с широко открытыми глазами.
        - Я думала, после утреннего осмотра вы остались довольны нашими средствами обслуживания и всеми удобствами. - Она нахмурилась. - Нас регулярно инспектируют и…
        - В мои намерения не входит снова осматривать школу, я ее уже видел, как вы только что заметили, - деликатно прервал он Кэт. - И не сомневаюсь в положительных результатах проверок. Меня интересует остальная часть дома.
        - Зачем это вам? - выпалила Кэт, не сознавая, насколько грубо прозвучал ее вопрос.
        - Да просто ваш дом является одним из старейших зданий в округе, а меня давно привлекают старые дома, - спокойно объяснил Калеб, но его брови медленно поползли вверх от удивления.
        Она, не мигая, смотрела ему прямо в глаза.
        - Ну и что?
        Калеб пожал плечами.
        - А что-то должно быть еще?
        - Конечно, - напряженно кивнула Кэт.
        С какой стати ему понадобился именно их дом? Сто пятьдесят лет назад это было одно из богатейших поместий, окруженное крупным фермерским хозяйством, где в основном работали деревенские жители. Но в дальнейшем семья эсквайра переехала, ферму выкупили соседи, деревня разрослась, и оказалось, что ближайший дом сейчас находился на расстоянии четверти мили отсюда. Это и был коттедж, снимаемый Калебом Рейнольдзом.
        Кэт смело встретила его твердый взгляд. Калеб сильно ошибается, если думает лишить ее присутствия духа. Она вела себя с ним вежливо и достойно, как, впрочем, с родителями других детей, но посягать на их - свою и Кейт - личную жизнь не позволит!
        - Ну что ж, хорошо, - наконец заговорил Калеб, - скажу честно, вы разгадали мой секрет. - На его лице появилась обаятельная улыбка.
        Это было так несвойственно для Калеба, что Кэт насторожилась.
        - Здесь нечто большее, чем простое любопытство, - признался он. - Понимаете…
        - Кэт, ради бога, куда ты запропастилась? - донесся из коридора нетерпеливый голос Кейт. - Послушай, Тоби, у нас действительно был сегодня очень тяжелый день и…
        Кейт была так поражена, увидев Калеба в комнате, что, как и Кэт, на мгновение потеряла дар речи.
        - Мистер Рейнольдз, - озадаченно приветствовала она его.
        - Мисс Брэйди, - вежливо ответил Калеб, вставая при ее появлении. - А мы с вашей подругой решили пренебречь формальностями и обращаться друг к другу по имени, - добавил он, одарив подруг приятной улыбкой.
        Если кого-то можно было очаровать ею, то только не Кэт. И, кроме того, ей показалось, что, несмотря ни на что, его серые глаза оставались холодными.
        - Правда? - Кейт искоса посмотрела на подругу, очевидно также смущаясь его присутствием.
        Но Кэт уже пришла в себя и больше не смущалась, как в первые минуты их встречи. Если он думает, что она забыла о его «секрете», то он здорово ошибается.
        - С легким паром, Кейт. Вы ведь только что принимали ванну? - На губах Калеба появилась лукавая усмешка.
        Кэт сразу поняла причину его иронии. Во-первых, несколько травинок, запутавшиеся в волосах у Кейт, а во-вторых, выражение полного недоумения на ее лице были явным доказательством, что ни о какой ванне в последние минуты она и не помышляла. Сказав Калебу, что Кейт в ванной, Кэт хотела побыстрее избавиться от него. И сейчас она фактически была уличена во лжи.
        - Прошу прощения, похоже, я ошиблась, - сказала Кэт, придав своему голосу невинную интонацию. - Я думала, что ты пошла в ванную, - обратилась она к Кейт, - а у тебя, оказывается, были еще дела в саду.
        Кейт бросила на нее хмурый взгляд, а затем снова повернулась к Калебу.
        - Сад отнимает так много времени, - поддержала она разговор, однако, никак не подтверждая или не опровергая замечание Кэт. - Вы обязательно с этим столкнетесь в вашем Розовом Коттедже, если, конечно, кто-нибудь другой не будет заботиться о саде.
        Кэт знала, что уборкой в коттедже всегда занималась мать Джейн. Интересно, как Калеб распорядится своим свободным временем, если учесть, что кто-то еще будет работать в его саду?
        - Думаю, что нет смысла нанимать садовника, - с улыбкой ответил он Кейт. При коттедже есть огромный сад, который мне очень нравится. Когда мы жили в Лондоне, доктора посоветовали полностью сменить обстановку, так как считали, что это будет полезно для Адама.
        - Так, значит, садоводством собирается заниматься Адам? - с сарказмом спросили Кэт.
        Калеб посмотрел на нее.
        - Я вам очень не нравлюсь, Кэт, ведь так? - задумчиво произнес он.
        Нравится ли он ей! Да она даже не знает его! В принципе Кэт не ощущала неловкости в компании Калеба, но с появлением Кейт почувствовала некоторое смущение и дискомфорт.
        - В нашем тандеме роль дипломата отводится Кейт, - с нажимом отметила Кэт. - А у меня лучше, получается, общаться с детьми.
        - Не так, как с мужчинами? - с обманчивой мягкостью спросил Калеб.
        - Как ни с кем другим, - огрызнулась Кэт, а ее зеленые глаза гневно засверкали. Во взгляде же, обращенном к Кейт, явно читалась просьба: поддержи меня, пожалуйста, этот мужчина только получил по заслугам.
        - Вы, по-моему, собирались объяснить, почему вас так заинтересовал наш дом? - обратилась она к Калебу, нарочно не глядя на подругу. У той вырвался сдержанный вздох. Теперь-то Кейт, наконец, поймет отношение Кэт к этому человеку.
        Калеб выглядел вполне спокойным и, казалось, совсем не чувствовал возникшей в комнате напряженности.
        - Да все очень просто, - ответил он. - Дело в том, что этот дом проектировал мой прапрадед.
        Обе девушки были настолько ошарашены его словами, как будто он сказал им, что его предком является сам Джек Потрошитель. Кэт не знала, какое объяснение она ожидала услышать, но только не то, которое представил Калеб Рейнольдз. А бедная Кейт и вовсе утратила дар речи.
        - Клив Рейнольдз, - снова заговорил Калеб, так как молчание слишком затянулось, - это мой прапрадед, и фактически дом был назван в его честь. Его имя высечено на каменной кладке фасада дома, - добавил он, так и не дождавшись ответа ни от одной из девушек. Клив Рейнольдз! Со временем значение имени известного архитектора было позабыто, и только на камне, прямо над входной дверью, можно было прочитать: «Клив Рейнольдз, 1850». И все же…
        - Какое совпадение, - опять съязвила Кэт, но, встретив суровый взгляд Калеба, не решилась продолжать в том же духе.
        - Не совсем так, - жестко осадил он Кэт. - Я нахожусь здесь потому, что занимаюсь некоторыми исследованиями в Йоркском музее и сознательно выбрал деревню, находящуюся вблизи от этого дома. И я намерен узнать, строил ли мой знаменитый предок другие дома в округе.
        - Весьма сомнительно, - пессимистически заметила Кэт. - Здесь не то место, где можно содержать и поддерживать в хорошем состоянии два таких огромных дома, - рассуждала она, пока Калеб с холодным вниманием изучал се лицо.
        - Прежде всего, я историк, Кэт. - Калеб явно старался сдерживать свои эмоции и творить спокойно, но его глаза превратились и узкие ледяные щелочки. - Но специализируюсь и области архитектуры. Это вполне естественно, имея прапрадеда-архитектора, - добавил он почти враждебно.
        Кэт придерживались иного мнении. Ее отец разводил лошадей, но Кэт, к его полному неодобрению, всегда испытывала перед ними ужас. Без сомнения, лошади прекрасные и сильные животные, ими можно любоваться и восхищаться со стороны, но, как она обнаружила, они абсолютно непредсказуемы при близком общении. Впрочем, как и Калеб Рейнольдз.
        Он совсем не похож на историков, которых она видела по телевидению или на фотографиях в газетах и журналах. Большинство из них были пожилыми людьми, да и выглядели несколько старомодно, как будто принадлежали прошлому вместе со своими пыльными манускриптами.
        - При данных обстоятельствах я вполне понимаю ваш интерес к нашему дому. - Кейт, наконец, смогла присоединиться к разговору.
        Это было весьма кстати, так как Кэт, с ее обычной прямотой, казалось, все время перечила Калебу. Его осведомленность об одной из обитательниц дома сейчас легко объяснялась, но почему он не сказал всего этого вчера - оставалось загадкой.
        - Я уверена, мы без проблем договоримся, и в любое удобное для всех нас время вы сможете его осмотреть, - вежливо продолжала Кейт. - Думаю, вы по достоинству оцените модернизацию дома за последние годы.
        - У нас даже есть система сточных вод и канализация, - быстро вставила Кэт, не обращая внимания на огорченную гримаску подруги. Да будь он проклят, этот Рейнольдз, со своими просьбами! От него одни неудобства!
        - Уверен, что все оценю, - усмехнулся Калеб, вздернув брови в ответ на ее вызывающее поведение. - И ради бога, не беспокойтесь, я не настаиваю на немедленном осмотре. - Он повернулся к Кейт: - Я хорошо понимаю, насколько неожиданным для вас является мой визит, и допускаю, что на этот счет у вас имеются другие соображения.
        Кэт раздраженно посмотрела на гостя, не желая поддаваться его обаянию. Впрочем, когда он обращался к ней, оно практически отсутствовало.
        - Какие другие соображения? - враждебно поинтересовалась она.
        - Я имел в виду вашу работу в школе, - пояснил он. - Конечно же, я не могу находиться здесь в течение дня, когда вы заняты с детьми.
        У нее была для него новость: и в отсутствие детей он также не сможет бродить по дому.
        - Также нужно принять во внимание желание бабушки Кейт, - спокойно закончил он.
        Теперь ситуация наэлектризовалась до предела. Этот мужчина, совершенно им незнакомый, если не считать последних тридцати шести часов, слишком уж хорошо был осведомлен о них и о доме. Ни Кэт, ни Кейт не упоминали вчера при Калебе о бабушке. В принципе у Кэт сложилось четкое мнение, что выуживание у Калеба сведений, о которых он хотел умолчать, было равносильно выжиманию воды из камня.
        Несмотря на то что он с готовностью и вполне добровольно рассказывал о причине своего пребывания в деревне, о великом предке-архитекторе и о том, что побудило его осмотреть дом, Кэт не оставляло ощущение, что он о чем-то умалчивает. Искоса взглянув на Кейт, она заметила, что та, побледнев, смотрит на Калеба каким-то зачарованным взглядом.
        - Больше ничего не говорите, и так все ясно, - презрительно бросила она Калебу. - Это наверняка опять Лилли с почты. Вас, Калеб, я бы никогда не приняла за пустого болтуна, - добавила она, насмешливо прищурив глаза.
        - Я не уверен, что вы меня вообще воспринимаете, - отозвался он, но в его глазах промелькнуло удовлетворение, в то время как Кэт залилась румянцем. - Однако вы правы насчет сплетен, - быстро вставил он, прежде чем она смогла ответить на его выпад. - Когда я интересовался Клив-Хаузом, меня проинформировали, что мисс Брэйди и мисс Рурк живут вместе с бабушкой мисс Брэйди.
        Как все просто! Конечно, это не секрет, что бабушка Кейт живет вместе с ними. Но все-таки Кэт была раздосадована, что Калеб так много знает о них! И не только от Лилли. Откуда у него эта информация и зачем она ему? А вдруг он репортер? Однажды на ее пути уже встретился один репортер, и Кэт не могла позволить, чтобы с ней снова случилось подобное.
        Калеб испытующе посмотрел на девушек.
        - Не понимаю, я что-то не так сказал?
        - Нет-нет, вы совершенно правы, - ответила Кейт. - Китти - это моя бабушка, и она живет сейчас вместе с нами. Но она неважно себя чувствует, практически никого не принимает и никуда не выходит. Прежде чем вы приступите к осмотру дома, надо переговорить с ней. Думаю, вы будете приятно удивлены, когда увидите, что многое сохранилось в первоначальном виде.
        - Он вовсе не собирается покупать дом, - вмешалась Кэт.
        - Я сегодня слишком злоупотребил вашим вниманием, - сардонически произнес Калеб, направляясь к двери. - Разрешите попрощаться.
        - Я провожу вас, - с готовностью подхватила Кейт, следуя за ним.
        - До свидания, Кэт. - Он остановился в дверях и кивнул ей на прощание.
        - Всего хорошего, мистер Рейнольдз, - выразительно ответила девушка.
        Кэт не сдвинулась с места, а только проследила взглядом за Кейт, появившейся в гостиной несколькими минутами позже.
        - Он мне не нравится, - резко сказала она Кейт, и ее зеленые глаза сердито засверкали.
        - А по-моему, он выглядел расстроенным, - осторожно заметила Кейт.
        - Кейт, по отношению ко мне этот мужчина почти все время держался крайне надменно, и я ему ничуть не доверяю.
        - Давай не будем принимать все так близко к сердцу, - предостерегла ее Кейт. - Да, я была удивлена, узнав, что он хочет осмотреть наш дом, но если его прапрадед действительно проектировал его…
        - Так он говорит, - отрезала Кэт. - Рейнольдз - не самая редкая фамилия. Вчера он нам ничего не сказал о своем предке-архитекторе. Мне кажется, эта идея пришла ему в голову именно сегодня, когда он увидел имя Клива Рейнольдза над нашей дверью.
        Кейт, казалось, была сбита с толку.
        - Не думаешь ли ты, что Клив Рейнольдз не был его прапрадедом?
        - Считаю, что здесь слишком много совпадений, - уверенно ответила Кэт. - Но я докопаюсь до правды. Должны же существовать какие-то документы. В общем, я собираюсь их найти и установить, имеет ли Калеб отношение к архитектору Рейнольдзу. Давай сейчас ничего не будем говорить Китти. Не вижу смысла беспокоить ее до тех пор, пока не будем знать все наверняка.
        - Хорошо, - согласилась Кейт, прикрыв глаза. - Как ты думаешь, Кэт, это когда-нибудь закончится? - произнесла она устало, выходя в сад вместе с Кэт.
        Кэт крепко сжала ее руку.
        - Ну, конечно. Нам здесь было так спокойно и уютно вот уже несколько лет, и я не представляю, что может этому помешать.
        У Калеба Рейнольдза возникнут проблемы, если он окажется не тем человеком, за которого себя выдает. Кэт с огромным удовольствием покажет ему, на что способна.
        - Добрый вечер, мои дорогие! - Китти с сияющей улыбкой смотрела на них. Бабушка Кейт, которая, по словам своей внучки, была, не совсем здорова, стояла на коленях и пропалывала сорняки.
        Несмотря на свои семьдесят с небольшим лет, она сохранила почти по-девичьи стройную фигуру. Ее светлые волосы, доходящие до плеч, были зачесаны назад, а на лице практически отсутствовали морщины. Да, Китти не появлялась на публике двадцать пять лет, но для всех, кто любил и восхищался ею, как Калеб Рейнольдз, она пользовалась признанием и могла легко быть узнанной как выдающаяся оперная певица Кэтрин Мэйтланд.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Его прапрадеда действительно звали Клив Рейнольдз, - сердито произнесла Кэт, усаживаясь за обеденный стол.
        Во вторник в полдень, когда школа опустела, она отправилась на машине в местную библиотеку. Просмотрев ряд документов, Кэт заметно приуныла. Она была уверена, что найдет сведения, разоблачающие Калеба Рейнольдза, но его имя и фамилия были напечатаны черным по белому, поэтому его личность не вызывала никаких сомнений.
        - Так это же замечательно, - с облегчением вздохнула Кейт. - Ты обнаружила книгу о Кливе Рейнольдзе?
        - Мм, не совсем так, - поморщилась Кэт. - Я нашла книгу, написанную Калебом Рейнольдзом и посвященную истории английской архитектуры, - призналась она с неохотой. - Там на первой странице помещена небольшая статья об авторе.
        К этой статье прилагался также портрет автора, очевидно сделанный с фотографии трех-четырехлетней давности, потому что в темных волосах Калеба практически отсутствовала седина. Очки же в тонкой золотой оправе придавали ему вид ученого мужа.
        - «Вероятно, он начал интересоваться архитектурой, чтобы продолжить семейные традиции, ведь его прапрадед Клив Рейнольдз был очень известным архитектором», - процитировала она фразу из статьи о Калебе. Кейт лукаво улыбнулась.
        - Но это же хорошие новости, не правда ли?
        - Все равно я ему не доверяю. - Кэт упрямо тряхнула головой.
        - Он тебе просто не нравится. Никогда не путай неприязнь с недоверием.
        - Что могло заставить этого человека поселиться, пусть временно, в такой маленькой деревеньке, как наша? - задумчиво пробормотала Кэт.
        В статье о Калебе говорилось, о высочайшей квалификации и достижениях в области архитектуры, список же литературы под его именем ошеломлял. Калеб Рейнольдз был не только ас в своем деле, его уважали и почитали, а с мнением его всегда считались.
        - Он же нам все объяснил, - протестующе заметила Кейт в ответ на явное нежелание Кэт принять все как есть. - Калеб проводит какие-то исследования в музее и вполне логично, что он заинтересовался нашим домом. Господи, Кэт, я не помню у тебя такой реакции с тех пор, как год назад в нашей деревне поселился Тоби.
        Это была правда. Но, несмотря на постоянные предложения переспать с одной из них, в принципе Тоби был совершенно безобидным малым. А вот именно этого она не могла сказать о Калебе Рейнольдзе.
        - Кстати, о Тоби, - ухмыльнулась Кейт. - Он звонил недавно, и я пригласила его к нам пообедать. Китти будет в восторге, - поспешно добавила она, прежде чем Кэт смогла что-то возразить.
        Кейт использовала правильный аргумент, упомянув Китти, чтобы заставить Кэт смолчать. Китти находила Тоби веселым и забавным, наслаждалась его обществом, а так как Тоби не имел ни малейшего понятия, кем она была на самом деле, то Кэт и Кейт вполне могли расслабиться и спокойно отдохнуть в его компании.
        Девушки не сразу приняли решение купить именно этот дом, чтобы поселиться здесь и открыть свою школу. Дело в том, что Китти жила в нем много лет назад, и многие местные жители все еще помнили, хотя и хранили молчание, что бабушка Кейт и Кэтрин Мэйтланд - один и тот же человек.
        Когда Клив-Хауз выставили на продажу, они как раз подыскивали помещение для школы. Китти пришла в полный восторг при мысли, что можно снова вернуться в дом, где она была так счастлива вместе с мужем и детьми. Надо отдать должное деревенским жителям: когда прошел первоначальный интерес к личности Кэтрин Мэйтланд, они сплотились вокруг нее, оберегая от приезжих и тщательно скрывая тот факт, что среди них живет знаменитая оперная певица, пусть давно уже не выступающая и ведущая замкнутый образ жизни. В течение двадцати пяти лет Китти не появлялась на публике. Семейная трагедия, о которой Калеб упомянул вчера, объясняла причины, по которым она никогда ни с кем не откровенничала.
        Когда Китти приняла решение покинуть сцену, многие месяцы ее одолевали газетные репортеры, умоляя продать ее историю. С годами интерес начал пропадать, но все прекрасно понимали, что в любой момент он может вспыхнуть вновь. Китти мало беспокоилась об этом, она была счастлива и наслаждалась покоем и безмятежностью.
        Итак, покупка Клив-Хауза подтвердила правильность их выбора, школа процветала, и, казалось, ничто не нарушало тихой размеренности их жизни. Но Кэт никак не могла избавиться от гложущего ее чувства, что Калеб Рейнольдз каким-то образом может все изменить.
        - Хорошо. - Она решительно встала, стараясь выбросить из головы мрачные мысли. Кейт действительно права - нельзя путать неприязнь с недоверием. Кроме того, Кэт не могла бы с уверенностью сказать, что так уж невзлюбила Калеба… - Что бы повкуснее приготовить сегодня на вечер? - спросила она.
        Кейт удивленно взглянула на нее.
        - Но сегодня моя очередь готовить ужин. И потом, мне всегда казалось, что ты не любишь стоять у плиты, - с усмешкой проговорила она, доставая с полки овощи.
        - Ненавижу, - со вздохом подтвердила Кэт, начиная чистить морковь. - Если бы не вы с Китти, я бы питалась исключительно консервами.
        Кейт с улыбкой кивнула.
        - Как любит повторять Китти, жаль того мужчину, который женится на тебе.
        - Выйти замуж и разрушить наше счастливое трио? Да ни за что! - с пафосом заявила Кэт и засмеялась.
        И девушки сообща занялись приготовлением ужина. В это время Китти если не помогала им на кухне, то обычно отдыхала. Но вечером за ужином она непременно будет блистать, так как не утратила ни своего обаяния, ни магнетизма, которые вызывали любовь и восхищение публики во всем мире в период расцвета ее карьеры.
        - Добрый вечер, леди. Мы как раз проезжали мимо, и Адам захотел зайти и поздороваться, - извиняющимся тоном произнес Калеб Рейнольдз.
        Кэт с грохотом уронила разделочный нож в раковину, едва услышав его голос. Вторжение незваных гостей поразило ее.
        Вместе с сыном они прошли до боковой двери и появились прямо на кухне. Хотя, следовало отдать Калебу должное, он выглядел весьма смущенным. Адам же тихонько хихикал, стоя рядом с отцом, и казался очень довольным собой.
        - Я несколько раз звонил в дверь, - с улыбкой продолжал Калеб, - но, по-видимому, звонок не работает.
        - Да-да, Тоби тоже упоминал об этом, - вставила Кейт, вытирая мокрые руки полотенцем. - Должно быть, опять сломался, - обратилась она к Кэт.
        А та не сводила пристального взгляда с Калеба, такого высокого, темноволосого, внушительного, необыкновенно привлекательного в черной рубашке и черных джинсах. Она не хотела думать о нем сегодня, но Калеб, похоже, становился таким же постоянным гостем, как и Тоби.
        - Я могу посмотреть, если хотите, - предложил Калеб.
        - Мм, обычно за этим следит Кэт, - извинилась Кейт, бросая на подругу укоризненный взгляд.
        Действительно, неисправность электроприборов была для Кэт так же невыносима, как и приготовление еды.
        - Будьте моим гостем, - пригласила она. - Я дам вам подходящую отвертку, а потом покину вас и отведу Адама на качели. Вот, возьмите. - Она протянула Калебу отвертку, едва удостоив его взглядом, а затем повернулась к Адаму, который смеялся от радости и нетерпеливо подпрыгивал на месте, и весело крикнула: «Вперед!» Взявшись за руки, они выбежали из дома и поспешили к качелям и горкам.
        - Приветствую вас, - раздался голос Китти, отдыхавшей в кресле с книгой в руках. Ее волосы отливали золотом в лучах заходящего солнца, голубые глаза блестели от удовольствия, когда она посмотрела на Адама. - Это твой друг, Кэт? - мягко спросила она, в то время как Адам от неожиданности спрятался у Кэт за спиной.
        - Конечно. - Кэт присела на корточки рядом с оробевшим мальчиком.
        Она не думала, что встреча с Китти напугает малыша. Но Китти всегда любила детей, и они в ответ на мягкое и доброе обращение платили ей взаимностью. Кроме того, подруги уже успели рассказать Китти, что произошло с мальчиком.
        - Это Адам, мой новый друг, - представила его Кэт. - А это Китти.
        - Ты уже видел нашу кошку, Адам? - спросила Китти, наблюдая, как их пестрая любимица трется о ее ноги. - Ее зовут Мадам Баттерфляй, но мы между собой называем ее просто Мэдди. - Она ободряюще улыбнулась малышу, нагнулась и взяла кошку на руки, лаская и убаюкивая ее. - У нашей Мэдди скоро будут котята, - нежно добавила она.
        В этом году Мэдди уже второй раз собиралась принести потомство, но так как пристроить котят удалось довольно легко, то они не видели проблем и в будущем.
        - Ты должен обязательно прийти и посмотреть на маленьких котят, когда они родятся, - сказала Кэт Адаму, сознавая вдруг, что прошло достаточно времени, с тех пор как они ушли.
        Меньше всего ей хотелось, чтобы Калеб отправился на их поиски и, конечно же, встретился с Китти. Вот Тоби был абсолютно невежественен, когда речь шла об опере, и слыхом не слыхивал о былой славе Китти.
        При упоминании о котятах лицо у Адама просветлело, и Кэт смогла легко увести его на игровую площадку.
        Все-таки Адам - самый замечательный ребенок. К такому выводу пришла Кэт, помогая мальчику раскачиваться. Его глаза светились, а когда он улыбался, на раскрасневшихся щеках появлялись очаровательные ямочки.
        Как жаль, что его постигло такое несчастье! И как много общего у него с Китти! Две родственных души, с грустью подумала Кэт.
        - О чем задумались? - раздался тихий голос у нее за спиной.
        Кэт с раздражением обернулась. Она так сосредоточилась на мыслях об Адаме, что совершенно не заметила, как к ней подошел Калеб. Быстро взглянув в сторону розария, где сидела Китти, она немного успокоилась. Когда появлялись незнакомые люди, Китти, по обыкновению, незаметно исчезала в своей комнате.
        - Иногда так приятно подумать о чем-то нейтральном или просто немного погулять, - задорно сказала Кэт, одарив его лучезарной улыбкой.
        - Ваш звонок снова в исправности, - сообщил он, раскачивая Адама.
        - Спасибо.
        Калеб пожал плечами.
        - Рад был вам помочь. Я бы хотел…
        - Да? - вызывающе спросила Кэт, мгновенно напрягаясь и мысленно задавая себе вопрос, видел ли он Китти.
        Калеб спокойно смотрел на нее.
        - Я бы хотел пригласить вас поужинать со мной сегодня.
        Кэт не была бы так поражена, если бы он предложил ей раздеться и сплясать обнаженной на лужайке.
        - Меня? - пискнула она, понимая, насколько нелепо звучит ее вопрос. Как будто ни один мужчина никогда не приглашал ее на ужин! Но это было почти правдой…
        И, словно нарочно, Калеб рассмеялся над ее озадаченным видом, а взгляд его серых глаз стал необыкновенно теплым. Кэт отметила, какие у него белые и крепкие зубы, а на щеках такие же симпатичные ямочки, как и у Адама, но уже переходящие в морщины, свойственные человеку среднего возраста.
        - Простите. - Он взял себя в руки, но на губах еще искрилась улыбка. - Очень необычная реакция в ответ на приглашение к ужину.
        Конечно, он был прав. Но, учитывая, что еще полгода назад он был женатым человеком, интересно, сколько подобных приглашений он сделал!
        - Я просто удивлена, что именно меня вы решили пригласить, - резко ответила Кэт.
        Он с любопытством посмотрел на нее, затем снял с качелей Адама, и они втроем направились к дому.
        - Так я не понял, Кэт, вы мне отказываете?
        - Как и любому другому мужчине! - нахмурилась она, и между ними на мгновение возникла некоторая отчужденность.
        Затем Калеб улыбнулся.
        - Мне нравится ваша честность, Кэт. Единственное, чего я не выношу в женщинах, - это притворство.
        Она бросила на него испытующий взгляд, но его лицо абсолютно ничего не выражало.
        Безусловно, в области истории архитектуры Калеб был асом. Во всяком случае, так ей показалось после посещения библиотеки. И еще он был любящим и заботливым отцом. Но как мужчина Калеб оставался для нее загадкой.
        Кэт глубоко вздохнула.
        - В таком случае…
        - Я видел книги из библиотеки на столике в прихожей, - быстро вставил он. - И Кейт сказала мне, что они ваши.
        Вот проклятие! Он прекрасно знал, что Кэт откажется от его предложения! Но, упомянув про библиотечные книги, он вновь вызвал в | ней защитную реакцию. Архитектура, особенно история архитектуры, не представляла для? % нее интереса, но Кэт не смогла справиться с любопытством и не взять две книги, написанные Калебом, которые она нашла на библиотечных полках. Собиралась просмотреть их сегодня вечером.
        - Куда бы вы хотели пригласить меня? - ослепительно улыбнулась ему Кэт.
        - Как насчет Розового Коттеджа? К сожалению, мне не удалось найти няню для Адама на сегодня, - ответил Калеб. - А мне бы так не хотелось оставлять его одного второй вечер подряд.
        Конечно, он все правильно рассудил. Но ужин в его коттедже? Не слишком ли много для первого свидания? Первое свидание… Затем обычно следует второе, но в этом Кэт сильно сомневалась. Калеб отлично понял еще вчера, какую неприязнь она испытывает к нему. Однако его предложение заинтриговало ее.
        - Кажется, я раскусила вас, Калеб, - усмехнулась Кэт. - Вы хотите, чтобы кто-то приготовил для вас ужин. Но вы будете разочарованы, если думаете, что этим займусь я.
        Он покачал головой.
        - Вовсе нет. Я и сам прекрасно готовлю. Могу предложить бифштексы и печеный картофель. Если вы не против такого меню, присоединяйтесь ко мне где-то через час. А я пока искупаю Адама и уложу его в кровать.
        Как по-семейному, подумалось Кэт.
        - Прекрасно, - пробормотала она, все еще колеблясь, следует ли ей ужинать с ним. Интересно, как бы отреагировали на это Кейт и Китти? А Тоби? Кэт была уверена, что уйдет до его прихода. А эта троица может хоть весь вечер обсуждать ее свидание с Калебом.
        Когда они снова вернулись на кухню, Кадеб подхватил сына на руки и оживленно обратился к Кэт:
        - Будьте готовы через час. Я обязательно заеду за вами. С моей стороны было бы не по-джентльменски заставлять вас ехать самой.
        Его лицо приняло хитроватое выражение, видимо, он получал удовольствие, наблюдая ее смущение.
        - Нет-нет, - отказалась Кэт. - Ваш коттедж совсем недалеко, и я с радостью прогуляюсь. Кстати, захвачу с собой бутылку красного вина. По-моему, с мясом это будет замечательно, - решительно добавила она, видя, что он намеревается что-то возразить ей.
        Да, он может обеспечить продукты, возможно, он готовит лучше ее, возможно, он вообще все делает лучше, но она тоже собиралась внести свою долю в этот ужин. У них как раз было несколько бутылок отличнейшего красного вина. Кроме того, Кэт считала, что ей будет просто необходимо немного выпить сегодня.
        Как же так получилось, что двое таких разных людей, как Кэт и Калеб, собрались провести вечер вместе? Известно, что противоположности притягиваются, но Кэт была другого мнения.
        - Отлично, - легко согласился Калеб. - Сожалею, что причинил беспокойство, - на прощание извинился он перед Кейт.
        Кейт подождала, когда они с Адамом выйдут, а затем повернулась к Кэт с широко открытыми от изумления глазами.
        - Я правильно все поняла? - медленно спросила она Кэт. - Ты собираешься ужинать сегодня с Калебом Рейнольдзом?
        Как и Кэт, ее, крайне удивило, что подруга приняла приглашение Калеба. И этому было вполне разумное объяснение - ведь только что Кэт говорила ей о своей неприязни и недоверии к нему. А правда была в том, что Кэт не могла довериться любому мужчине, так как слишком хорошо помнила урок, преподнесенный ей Грэйхемом Бартоном пять лет назад!
        В ответ она пожала плечами.
        - Думаю, вы с Китти насладитесь обществом Тоби без меня.
        - Да ты не беспокойся о Тоби, Я совсем о другом, - отмахнулась Кейт. - Ты же говорила, что не выносишь Калеба.
        У Кэт вытянулось лицо.
        - Да, не выношу. - Она скрестила руки на груди. - И не имею ни малейшего понятия, как мы с ним будем ужинать и уж тем более, почему он меня пригласил!
        Кейт громко рассмеялась.
        - Ты когда-нибудь смотришься в зеркало, Кэт? Да ты же просто красавица! У тебя замечательные рыжие локоны, изумрудно-зеленые глаза, пушистые темные ресницы и такие пухлые губки, о которых я всегда мечтала, когда была моложе, - с неожиданной тоской произнесла она.
        - Перед тем, как ты поняла, что мужчины предпочитают высоких и стройных блондинок, - сострила Кэт.
        - Наверно, не все мужчины, - вздохнула Кейт. - Помнишь, когда мы были маленькие и… - Она не договорила, углубляясь в собственные воспоминания. - Иногда мне все кажется таким далеким…
        - Подождите, пока доживете до моих лет, - назидательно сказала Китти, присоединяясь к разговору. Она обняла их за плечи. - Тогда и будет время писать мемуары. А в вашем возрасте все только начинается. - Затем она обратилась к Кэт: - Знаешь, дорогая, мне очень понравился твой молодой человек. По-моему, он довольно привлекателен.
        - Я… он… ты…
        - Кэт, ты забыла слова? - Китти лукаво подмигнула Кейт: - Мне кажется, она влюбилась.
        - Ни в коем случае! - Кэт просто взорвалась от негодования. - Во-первых, Калеб (это тот мужчина, которого ты видела в саду) - отец Адама, и он совсем не молод. Во-вторых, он не мой и, насколько мне известно, вообще ничей. А что касается его привлекательности… - Внезапно она замолчала, чувствуя, как щеки предательски покрываются легким румянцем.
        - Ну, что ж ты, продолжай, пожалуйста, - вкрадчиво попросила Китти. - Уже второй раз за последние несколько минут она теряет дар речи, - заметила она, поворачиваясь к Кейт.
        - Просто невероятно, - согласилась Кейт, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, глядя на обескураженный вид подруги.
        - Хватит. Дайте мне хоть небольшую передышку, - рассердилась Кэт. - Я вовсе не интересуюсь Калебом Рейнольдзом, - продолжала отрицать она, сознавая, что даже если это и так, то она слишком бурно реагирует на сказанное.
        Действительно, она знает Калеба Рейнольдза всего три дня. Тогда почему же при мысли о вечере наедине с ним она чувствует волнение и легкий трепет внизу живота?
        Наверно, это нервы, убеждала себя Кэт, выходя из кухни и направляясь к себе, чтобы переодеться к вечеру. Проходя по коридору, она наткнулась на взятые из библиотеки книги. Сейчас она многого не знает о Калебе, но, возможно, просмотрев эти книги, сможет составить более четкое представление о нем, перед тем как снова увидит его.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Красиво. - Кэт внимательно оглядела маленькую, но очень уютную гостиную Розового Коттеджа, а затем серьезно взглянула на Калеба. - Как же мне обращаться к вам: доктор Рейнольдз или профессор Рейнольдз?
        После довольно беглого знакомства с его книгами она поняла, что должна прочитать их более основательно: Калеб так вдохновенно писал об архитектуре, особенно о ее истории, что это невольно вызывало интерес.
        Прогулка к Розовому Коттеджу доставила ей огромное удовольствие. Вечер выдался удивительно теплым и приятным. Кэт, одетая в свое любимое зеленое платье, весело шагала, любуясь обилием ярких душистых цветов, растущих прямо вдоль дороги и у изгороди. На деревьях на разные голоса щебетали птицы. Кэт была так счастлива, что почти совсем забыла о Калебе и об ужине. Почти…
        Когда в ответ на ее легкий стук он открыл дверь, ей достаточно было одного взгляда, чтобы почувствовать нервную дрожь возбуждения.
        Калеб великолепно смотрелся в голубой рубашке с расстегнутым воротом и узких голубых брюках. Он был чисто выбрит, и от него необыкновенно приятно пахло очень дорогим - в этом Кэт была уверена - лосьоном после бритья.
        - Я предпочел бы, чтобы вы называли меня Калебом, - ответил он. - А звание зависит оттого, где я нахожусь и с кем. С моими коллегами я доктор Рейнольдз, со студентами - профессор, - сообщил Калеб, и в его серых глазах вспыхнули веселые искорки.
        Упоминание о студентах очень заинтриговало Кэт. Наверно, он недавно начал преподавать, поскольку об этом ничего не было написано в биографической статье.
        - Где же вы преподаете? - поинтересовалась Кэт.
        Калеб слегка нахмурился.
        - В данный момент нигде. Я взял отпуск после автокатастрофы, - объяснил он с легкой грустью в голосе.
        Той самой автокатастрофы, в которой погибла его жена, а Адам получил травму.
        - Мне очень жаль, простите, - мягко проговорила Кэт, кляня себя за любопытство.
        - Вам незачем извиняться, - резко сказал Калеб, и его лицо сделалось мрачным и жестким. - В тот день можно было о многом сожалеть, но вас это совершенно не касается.
        Губы Кэт дрогнули, но она промолчала.
        - По-моему, хватит о смерти и печали, - неожиданно произнес Калеб, приступая к делу. - В качестве аперитива у меня есть белое охлажденное вино. - Бутылку же красного вина, принесенную Кейт, он поставил на кухне. - Я предлагаю выйти в сад и выпить там по бокалу. - Он открыл дверь и, пропустив вперед Кэт, следом за ней вышел из коттеджа. - Какой замечательный вечер! Я думаю, можно поужинать на свежем воздухе, если вы не возражаете.
        Это был риторический вопрос, так как в саду Кэт с удивлением обнаружила, что стол уже был накрыт и сервирован на две персоны, а по краям стояли две свечи в серебряных подсвечниках.
        - Вы великолепно потрудились, - с легкой иронией отметила Кэт.
        Уголки его рта изогнулись в едва уловимой усмешке, и он стал наливать вино в бокалы.
        - Мне столько всего пришлось пережить, когда я остался один с Адамом, и, конечно, оказавшись в экстремальной ситуации, я должен был мобилизовать все свои силы. В течение первого месяца, - Калеб подал Кэт бокал, - мы с Адамом жили в полном хаосе. Утром возникало столько дел, но не успеешь оглянуться, как уже время ленча, а я только лишь одел и умыл его, - он в ужасе покачал головой, вспоминая, - но Адам был необыкновенно терпелив со мной.
        Слушая Калеба, Кэт поняла, что у него практически не оставалось времени на себя. Любовь к детям, занятия с ними, забота о них не были обременительными для нее - это шло от сердца, но она вполне допускала, что Калеб изначально не знал даже, как подступиться к собственному сыну. Но он смог справиться с возникшими трудностями, и сейчас, спустя шесть месяцев, у него все под контролем.
        - Очень вкусное вино, - тихо сказала Кэт, осматриваясь вокруг. - Какое красивое место, правда?
        Коттедж был частью имения, когда-то принадлежавшего Клив-Хаузу. Розовый Коттедж был куплен бабушкой Джейн Гринвуд, той маленькой девочки, которая помогала Кэт в школе и оставалась с Адамом прошлым вечером. Но пожилая леди умерла года два назад, а ее дочь, мать Джейн, решила, что лучший способ сохранить коттедж - это сдавать его приезжающим.
        Сам коттедж смотрелся очень симпатично. Выкрашенный белой краской, с тростниковой крышей, он утопал в розах, тем самым оправдывая свое название. Боб Гринвуд, отец Джейн, был первоклассным садовником, и, пока коттедж не был занят, он ухаживал за садом с такой же любовью, как за своим собственным.
        Тонкий аромат и благоухание цветов наполняли вечерний воздух. Кэт с удовольствием потягивала вино, чувствуя покой, умиротворение и интимность этого вечера.
        - Вы мне позволите удалиться на минуту, на кухню и проверить, все ли готово?
        Снова риторический вопрос, так как поступки Калеба всегда соответствовали его замыслам.
        Кэт глубоко вздохнула. Что она здесь делает? Почему все-таки Калеб пригласил ее?
        Охлажденное вино, зажженные свечи, ужин вдвоем означают…
        Калеб вернулся в сад, неся по большой тарелке в каждой руке.
        - Я немного изменил меню, - извинился он. - Рекомендую, копченая лососина. - И он поставил тарелки по обе стороны стола. - А на десерт у нас клубника. Но жарить бифштекс я буду сам, - добавил он тоном, не терпящим возражений.
        Кэт же ничуть не сомневалась, что этот мужчина способен сделать все, что задумал.
        Копченая лососина была аппетитно уложена на тарелках вместе с ломтиками лимона, листьями салата и тонко нарезанным черным хлебом с маслом.
        - Я всегда считал, что даже для себя надо готовить еду по всем правилам, соблюдая малейшие тонкости, - произнес Калеб, в то время как Кэт широко открытыми от изумления глазами смотрела на содержимое тарелок, понимая, что таким оформлением блюд по праву может гордиться самый шикарный ресторан.
        - Знаете, Калеб, если я когда-нибудь надуваю открыть ресторан, то приглашу вас к себе в качестве шеф-повара, - весело сказала Кэт, когда они, наконец, принялись за еду. Он мягко рассмеялся.
        - Лососину я достал из пакета, Кэт.
        - И все равно она не будет так аппетитно выглядеть, если этим займусь я, - убеждала она его.
        - Просто кулинария - не ваш конек, - рассудил он.
        Неожиданно кусочек лимона выскользнул из ее руки, пролетел через стол и оказался в тарелке у Калеба.
        - Я сама еще толком не разобралась в своих способностях, - призналась Кэт, тогда как Калеб молча вернул ей лимон.
        - В близости с детьми, насколько я понимаю. Да и Адам явно предпочитает вас.
        - Но он все же немного поиграл и с другими детьми, - оправдывалась Кэт, хотя сама разрешила Адаму пробыть с ней почти все утро. Она и не сомневалась, что когда-нибудь Адам с удовольствием будет общаться со своими сверстниками.
        - Я не осуждаю вас, Кэт, - уверенно произнес Калеб. - Это замечательно, что он начинает снова воспринимать других людей. Я думаю, это потому, что вы общаетесь с ним на его же уровне.
        - Вот уж, право, не знаю, принять ли это как комплимент, - со смехом сказала она.
        - Я не имел в виду, что вы опустились до уровня Адама, Кэт, - с улыбкой возразил Калеб. - Точнее сказать, нашли с ним общий язык. Не многие обладают этим талантом. Это уже комплимент, Кэт.
        - В таком случае спасибо.
        - И еще, могу ли я добавить, что вполне одобряю выбор моего сына?
        - Пока повремените!
        Кэт вдруг заинтересовалась своей порцией. Надо отдать должное - лососина была необыкновенно свежей и божественно вкусной! Но, кроме того, слова Калеба привели Кэт в замешательство. Что он имел в виду, говоря, что одобряет выбор своего сына?
        Еще в воскресенье Калеб производил впечатление надменного, сдержанного, даже снисходительного человека, и роль воздыхателя казалась весьма неожиданной. Почему он так переменился к ней? Сегодня Кейт сказала, что она красива и желанна. Но Кэт почему-то не была в этом уверена.
        - Кэт…
        - Калеб, выслушайте меня, пожалуйста, - перебила она его. - Мне хочется кое-что прояснить. Неважно, какое мнение у вас сложилось или не сложилось обо мне, но я не гожусь для кратковременного романа, который, возможно, развлечет вас, пока вы здесь.
        Ее дыхание стало прерывистым, щеки пылали уже от раздражения, а глаза стали, как и платье, изумрудными.
        Пока она говорила, Калеб пристально смотрел на нее, затем медленно отложил нож и вилку, поставил локти на стол и сцепил пальцы под подбородком.
        - Вы правы, Кэт, нам действительно надо кое-что прояснить, - тихо пробормотал он. При этом его серые глаза сузились, лицо стало непроницаемым. - Во-вторых, - жестко продолжал он, - в этом коттедже спит мой трехлетний сын, и, если вы думаете, что чуть позже я собираюсь затащить вас в постель, забудьте об этом.
        Кэт открыла рот. И закрыла. Затем открыла и закрыла снова. И все совершенно беззвучно. Терять дар речи третий раз за день - это было просто невероятно!
        Калеб с издевкой поднял брови.
        - Вам раньше никогда не отказывали мужчины?
        - Я никого не просила. - Кэт вновь обрела способность говорить, но не потому, что отдышалась - просто разговор пошел в ином направлении.
        Калеба же явно забавляло ее оскорбленное выражение лица.
        - О совращении не просят, Кэт. Здесь необходим мягкий и нежный подход, убеждение.

«Мягкий и нежный подход» к этому мужчине смахивает на диалог ружья и танка, подумала Кэт.
        - Меня очень трудно убедить, - колко заметила девушка. - Ни мягко, ни нежно, ни как-либо еще, - уточнила она, бросив на него свирепый взгляд.
        - Знаете, - Калеб откинулся на спинку стула, - я вспоминал о вас в воскресенье. Я думал: вот молодая женщина говорит все без задней мысли и не обращает внимания, будет ли она тактична или нет.
        - Вы же сами сказали мне, что цените честность и прямоту, - строго напомнила она ему.
        - Ценю, - согласился Калеб. Он был совершенно спокоен. - Действительно, намного лучше сразу прояснить сложившуюся ситуацию. Скажите, Кэт, Кейт, и ее бабушка не возражали против вашего прихода сюда? - Он намеренно изменил тему разговора, затем встал и начал собирать со стола грязные тарелки.
        - Вовсе нет, - быстро ответила Кэт, снова насторожившись. Для нее оставался непонятным вопрос: что она здесь делает? - Тоби собирался прийти к нам сегодня вечером, - сообщила Кэт, хотя специально вышла пораньше из дома, чтобы избежать встречи с ним.
        Калеб посмотрел на Кэт, вопросительно приподняв брови.
        - По-моему, он у вас частый гость. Вы упоминали, что Тоби был у вас на ленче в воскресенье, - пояснил он в ответ на ее озадаченный вид.
        - Давайте я помогу вам. - Кэт подхватила тарелки и унесла их в кухню, показавшуюся ей слишком аккуратной для помещения, где только что готовили ужин.
        Да, многое в Калебе поражало ее.
        - Я думаю, Тоби так часто навещает нас потому, что ему скучно, - заметила Кэт, когда Калеб начал жарить бифштексы. - Он приехал из Лондона «коло года назад, но спустя какое-то время жизнь в провинции показалась ему не интересной и недостаточно утонченной, короче говоря, не соответствующей его избалован ному вкусу. Да что говорить, ведь наиболее волнующим событием в нашей деревне за последние шесть лет было бегство персидской кошки от миссис Томас. Ей затем долго пришлось гнаться за беглянкой по дороге.
        Калеб оторвал взгляд от жарящегося на рашпере мяса.
        - Это было незабываемое зрелище?
        - Видите ли, миссис Томас, которой уже шестьдесят пять, - озорно улыбнулась Кэт, - в спешке забыла переодеть ночную рубашку. Вообще-то, и проблемы бы не было - ведь все произошло рано утром, но Сэм, развозчик молока, видевший миссис Томас бегущей по дороге в прозрачной ночной рубашке, бледнеет при одном воспоминании об этом. Бедняга был так потрясен, что нам с Кейт пришлось отпаивать его чаем в Клив-Хаузе.
        - А миссис Томас теперь покупает молоко в городе, - подхватил Калеб.
        Вначале, слушая рассказ Кэт, он тихо посмеивался, наконец, не выдержав, громко рассмеялся. У Кэт перехватило дыхание. Его серые глаза искрились от смеха, а белозубая улыбка на смуглом лице была настолько обаятельна…
        - Ну и как поживает кошка? - спросил Калеб, вдоволь насмеявшись.
        - Живет, проказница, - с улыбкой ответила Кэт.
        - Пока вы рассказывали эту трогательную историю, Кэт, я услышал, что вы говорите с легким ирландским акцентом. Да и фамилия Рурк - подтверждение тому.
        - Будьте уверены, перед вами настоящая ирландка, - с преувеличенным акцентом ответила девушка. - Моя бабушка в течение многих лет учила меня говорить правильно. Это было просто необходимо, ведь мой отец говорил с таким сильным акцентом, что мог ругаться на своих лошадей добрые пять минут, совершенно при этом, не заботясь, что кто-то поймет его…
        - Конечно, кроме лошадей, - шутливо заметил Калеб.
        - Да, уж они-то его хорошо понимали, - согласилась Кэт. - Ростом он чуть выше меня, но мог объездить любую дикую лошадку, - с гордостью добавила она.
        Калеб кивнул.
        - Я слышал о таких людях. Ваша семья все еще в Ирландии?
        - Да, мои мать и отец, - ответила Кэт, понимая вдруг, что она слишком разоткровенничалась. Или это Калеб так влияет на нее?
        - А есть ли у вас сестры или братья?
        - К сожалению, у меня никого нет, хотя обычно у ирландцев большие семьи. Папа всегда мечтал о сыне, потому что я, к несчастью, не смогла заниматься лошадьми. Конечно, я отлично умею ездить верхом, так как меня посадили в седло, едва я научилась ходить и говорить. Но я не очень люблю лошадей, - призналась Кэт. - Хотя папа и считает, что они лучше многих людей.
        - Рурк, - пробормотал Калеб, что-то припоминая. - Ваш отец случайно не Мишель Рурк, довольно знаменитый жокей, ставший впоследствии объездчиком лошадей?
        Кэт прикусила язык. Не следовало слишком много выкладывать о себе. Но она и представить себе не могла, что историк, профессор так прекрасно осведомлен насчет лошадей и скачек!
        - Как там бифштексы? - напомнила она Калебу, с удовольствием меняя тему разговора, так как увидела дым за его спиной.
        - Проклятие! - ругнулся Калеб, снимая сковороду с рашпера. - Надеюсь, вам нравится хорошо поджаренный бифштекс, по крайней мере, с одной стороны?
        - Их можно есть? - осторожно спросила Кэт. - Я могу приготовить салат. Все лучше, чем стоять столбом ничего не делая. С салатом я вполне справлюсь.
        - Он уже готов, - сказал Калеб, продолжая возиться с бифштексами. - Если хотите, поставьте его на стол, - предложил он, пока Кэт доставала из холодильника вазу с аппетитным салатом. - Там же стоит вазочка со сметаной и чесноком для картофеля и острым соусом для бифштексов. Я ведь еще не знаю, что вы предпочитаете. Моя жена всегда говорила, что я недостаточно хорошо считаюсь со вкусами других людей, - сухо добавил он.
        По его тону Кэт поняла, что именно к пристрастиям своей жены он относился невнимательно. Видимо, между супругами были довольно прохладные отношения. Интересно, как они жили до этой злополучной аварии?
        В конце концов, подгоревшие бифштексы и последующий разговор полностью отвлекли Калеба от ее ирландской семьи, в особенности от отца. Это не стоило обсуждать. Фактически никто из ее родни…
        - У меня нет особых пристрастий, я люблю почти все, - заверила она Калеба, когда они снова вышли с едой в сад.
        - Вот и отлично! - Он налил красное вино в чистые бокалы.
        - Завтра я проснусь с тяжелой головой, вино лучше не смешивать, - попыталась возразить Кэт.
        - И меньше всего утром вам захочется общаться с этими озорными непоседами, - заключил Калеб, усаживаясь напротив нее.
        - Кроме Адама, конечно, - с грустью сказала она, делая глоток вина. - Какой прогноз о его дальнейшем состоянии?
        - Все врачи единодушно считают, что он обязательно заговорит, когда окончательно окрепнет и оправится от последствий шока. Во всех других отношениях Адам - нормальный ребенок. Вот только не разговаривает… Хотя, - сдержанно заметил Калеб и многозначительно посмотрел на Кэт, - он ухитрился объяснить мне, что в ближайшее время хочет котенка.
        - О, - нахмурилась Кэт, - я не помню, чтобы кто-то из нас предлагал Адаму котенка. Мы приглашали его просто прийти и посмотреть на новорожденных котят. Адаму тогда, кажется, куда больше понравилась Китти.
        Калеб оторвался от своего бифштекса.
        - Будущая мама?
        Кэт чуть не подавилась.
        - Китти - это бабушка Кейт. Ей семьдесят два, но выглядит она замечательно!
        Он усмехнулся, поняв, что оплошал.
        - Просто удивительно, на что способна современная медицина.
        - И я думаю, что это не предел, - кивнула Кэт.
        - Согласен. Итак, Адам встретился с таинственной Китти.
        Веселость Кэт мгновенно исчезла, и она недоверчиво посмотрела на Калеба. Неужели приглашение на ужин, беззлобное подшучивание друг над другом сводились к единственно занимающему его вопросу? Выражение лица Калеба ни о чем не говорило, но его поведение стало казаться ей подозрительным. Калеб Рейнольдз был мужчиной трезвомыслящим, и поэтому доброе и мягкое обращение с людьми, казалось, было ему совсем несвойственно.
        - Да, он встретился с бабушкой Кэт, - ледяным тоном проговорила она. Еда уже не приносила ей прежнего наслаждения, хотя бифштекс, несмотря на упущение Калеба, превратился в сочное, вкусное кушанье. Сейчас Кэт хотелось, чтобы вечер поскорее закончился.
        - Я бы тоже с удовольствием с ней познакомился, - беспечно сказал Калеб, потягивая вино и глядя на Кэт поверх бокала.
        Она оказалась права: с ним надо держаться настороже. Кэт вдруг осознала, что в течение вечера слишком много рассказала Калебу о себе и практически ничего нового не узнала о нем.
        - Я уверена, если вы пробудете у нас долго, Калеб, вы непременно будете видеться с Китти время от времени, - уклончиво ответила она.
        Конечно, она не собиралась сознательно устраивать им встречу, так как, увидев Китти хоть раз, Калеб сразу поймет, кто она.
        - Кэт, я очень надеялся на официальное представление. Возможно, оно состоится, когда вы пригласите меня осмотреть дом?
        Теперь у Кэт не осталось ни малейшего сомнения в том, что этому мужчине нельзя доверять. А сколько было разговоров о его прапрадеде!
        - Возможно, - натянуто сказала она. - Хотя я уже объясняла вам, что Китти не очень хорошо себя чувствует.
        Он пристально посмотрел ей в глаза.
        - Но она же была в состоянии встретиться с Адамом? Хорошо, хорошо, Кэт. - Он сделал руками успокаивающий жест. - Я же просто болтаю. Не принимайте мои слова так близко к сердцу. - Он покачал головой, как бы поддразнивая ее. - Если мы с вами будем навещать друг друга, Кэт, вам следует научиться понимать, когда я шучу, а когда серьезен.
        Навещать друг друга? Ну, уж нет! Калеб Рейнольдз не нравился ей, и более того, она ему не доверяла.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - По-моему, - переведя дыхание, сказала Кэт, - мы уже договорились, что нам не нужны кратковременные бессмысленные отношения.
        Руки Калеба, как стальные обручи, обхватили ее талию. Он крепко прижал Кэт к своему напряженному телу.
        Кэт прекрасно осознавала, как он привлекателен, но все же не была готова к сопротивлению, когда несколько минут назад оказалась в его объятиях.
        К тому времени, когда закончился ужин, уже совсем стемнело, несмотря на мерцающие Свечи. Становилось прохладно, и Кэт согласилась на предложение Калеба вернуться в коттедж. Она решила, что настал удобный момент, чтобы принести извинения и отправиться домой. Но она никак не ожидала, что, очутившись в уютной гостиной коттеджа, Калеб обнимет и поцелует ее. Это был совсем не дружеский поцелуй. Калеб жадно припал к ее губам, их тела плотно соприкасались, и от этого Кэт чуть не лишилась чувств.
        Конечно, она и раньше целовалась, но ни с одним из своих приятелей не испытывала ничего подобного. Его губы были такими теплыми, нежными и… такими требовательными. Руки мягко скользили по спине. Во время глубокого и страстного поцелуя Кэт почувствовала, как жаркая волна прокатилась по ее телу. Но какой-то панический страх перед новыми ощущениями заставил ее отпрянуть от Калеба несколько мгновений назад.
        В его дымчато-серых глазах словно полыхало пламя, румянец на щеках говорил о пережитом душевном волнении.
        - Я заплатил арендную плату за коттедж на полгода вперед, - хрипло сказал он, - и это исключает кратковременность нашего «романа», вам не кажется? Кроме того, никакие взаимоотношения не могут называться бессмысленными, пока не окунешься в них с головой и не поймешь, что они значат для тебя.
        - Калеб…
        - Кэт. - Он нежно приложил к ее губам кончики пальцев, глядя на нее сверху сквозь длинные темные ресницы. - Мы с вами замечательно поужинали, получили удовольствие от обычного поцелуя на ночь, давайте оставим все как есть.
        Кэт не могла оставлять все как есть! Его слова предполагали дальнейшие встречи и вот такие же совместные вечера. После наслаждения, полученного в его объятиях, она не могла позволить, чтобы…
        На этот раз Кэт с легкостью выскользнула из его рук. В душе она кляла себя за то, что потеряла контроль над собой. Они с Калебом едва знакомы. Откуда тогда это странное волнение в крови?
        - Калеб!
        - Больше всего на свете мне хочется побыть здесь с вами как можно дольше. - Он покачал головой. - Понимаю, сейчас поздно, и утром много дел. К сожалению, я не смогу проводить вас домой. - Он явно тяготился этой мыслью.
        Кэт чуть заметно покачала головой.
        - Так как кошка миссис Томас вряд ли убежит снова, я застрахована от нежелательных сюрпризов, - заверила она Калеба. - Сегодня такая полная и яркая луна! Я уверена, что спокойно дойду до дома, это же совсем близко, - добавила она с нетерпением.
        - Все же я был бы вам очень признателен, если бы вы позвонили мне из дома, - произнес он с несчастным видом.
        - Калеб, это, по меньшей мере, нелепо, - огрызнулась Кэт.
        Создавалось впечатление, будто между ними сложились близкие, даже интимные отношения. Кэт считала, что звонить, дабы он убедился в ее безопасности, просто глупо.
        - Может быть, а может, нет, - в его тоне появились жесткие нотки, - но я очень надеюсь на ваш звонок.
        Господи! До чего же надоедливый!
        Кэт с досадой вздохнула.
        - Впрочем, я и сам могу позвонить вам, - неожиданно предложил он.
        - И перебудите весь дом! Замечательно! - взорвалась Кэт.
        - Да, вы правы, - спокойно продолжал Калеб. - Поступим по-другому. Я не буду даже снимать трубку. Просто дайте трижды прозвонить телефону, и я буду знать, что это вы.
        Интересно, кто же еще может звонить ему почти в полночь?
        Видя, что она еще колеблется, Калеб ухмыльнулся.
        - Ради Бога, я прошу вас, просто поднимите трубку и позвоните.
        - Хорошо, три звонка, - пробормотала она, собираясь уходить.
        - И никакой благодарности за необыкновенный ужин! - с пафосом воскликнул он. Затем последовал за ней в прихожую, открыл дверь и проводил до калитки.
        Кэт обернулась, чтобы еще раз взглянуть на Калеба и на коттедж, который так понравился ей своей очаровательной простотой. Окружающая обстановка казалась почти идиллической, но Калеб совсем не вписывался в нее - он принадлежал другому миру. И Кэт старалась не забывать об этом. Деревня - это ее дом, и так будет всегда, даже когда Калеб уедет…
        Ее губы скривились в усмешке.
        - Я все думаю, что же означает «обычный поцелуй на ночь»?
        Он, улыбаясь, посмотрел на дорогу, залитую лунным светом.
        - Только поцелуй.
        - И… ничего больше?
        - Мне на ум приходят многие мысли, Кэт, - ответил Калеб, не реагируя на ее сарказм. - Но я пока воздержусь озвучивать их. Будьте осторожны по дороге и не забудьте позвонить. Мне бы не хотелось переполошить весь дом своими звонками только потому, что вы упрямитесь.
        Он именно так и сделает, подумала Кэт, чувствуя, как начинает закипать от гнева. Будь он проклят! Проведенный вместе вечер и «обычный поцелуй на ночь» не дают ему права…
        - Смотрите, кто-то специально оставил для вас свет. - Калеб жестом указал в сторону Клив-Хауза, в котором где-то в левой части дома и на кухне светились окна. - Приятно сознавать, что не я один веду себя нелепо.
        - Спокойной ночи, Калеб, - попрощалась Кэт.
        - В следующий раз все будет иначе, - пообещал он, глядя, как она решительно направилась по дороге к дому.
        - Непременно, - фыркнула девушка.
        Следующего раза не будет! Она пошла у него на поводу, даже заставила себя принять приглашение на ужин, но теперь будет вдвойне осторожна с Калебом. Он должен идти своим путем. А она привыкла делать только то, что приносит ей радость и удовольствие. Они с Калебом просто несовместимы. Кроме, быть может, того поцелуя…
        Кэт не могла отрицать, что в тот момент они дополняли друг друга, как две половинки образуют целое. Страсть разгорелась в них мгновенно, едва соприкоснулись их тела. Кэт еще чувствовала тепло губ Калеба и его руки, нежно обнимающие ее. Нет! Она не должна влюбляться в Калеба. Просто не имеет права!
        Когда десять минут спустя Кэт вернулась домой, она была крайне удивлена, увидев на кухне Кейт с чашкой кофе в руках.
        - А я думала, ты давно спишь, - приветливо сказала она.
        Кейт ласково улыбнулась.
        - Ты идешь на ужин к красавцу мужчине и думаешь, что я отправлюсь в постель, не дождавшись всех подробностей? - Она лукаво покачала головой.
        - Калеб вовсе не такой уж красавец, - проворчала Кэт и подошла к телефону. - Он, безусловно, человек самых разнообразных достоинств, но отнюдь не красавец, - с иронией продолжала она, поднимая трубку и набирая номер.
        - Кому это ты собираешься звонить в такое время? - забеспокоилась Кейт.
        - Лучше не спрашивай, - пробормотала Кэт, слушая гудки: один, два…
        - Привет, Кэт, - раздался тихий голос Калеба, прежде чем прозвучал третий звонок.
        - Вы же сказали, что не снимете трубку, - гневно прошипела она. - Вы обещали…
        - Я сказал, что, возможно, не сниму, но определенно не обещал, - резонно заметил он.
        Но даже если и так, в этот момент я скрестил пальцы за спиной.
        - Вы… вы… в следующий раз, когда мы будем о чем-то договариваться, я желаю видеть ваши руки. Обе!
        В следующий раз?
        - Хорошо, Кэт, - спокойно согласился он. - До завтра. Сладких снов, любовь моя. - И повесил трубку.
        Кэт оцепенела, не в силах пошевелиться. Из его уст эти слова прозвучали ласково и нежно. Он что, играет с нею?
        - Кэт, дорогая, давай я положу трубку, - предложила Кейт, - на том конце линии, наверно, уже никого нет. Это Калеб? - спросила она, наблюдая, как ее совершенно ошеломленная подруга молча упала на один из стульев за обеденным столом.
        - Калеб, - выдавила Кэт.
        Глаза Кейт широко открылись.
        - Похоже, ты провела довольно интересный вечер.
        Интересный? Какое там! Она чувствовала себя немного неловко, неуютно, даже напряженно. Но поцелуй был восхитительный!
        Кэт тяжело вздохнула.
        - Я провела почти три часа в обществе мужчины, вызывающем у меня ярость. И знаешь, что я поняла по дороге домой? Я не узнала о нем ровным счетом ничего нового.
        Мысленно она все время возвращалась к разговору с Калебом. Кроме того факта, что он иногда преподавал студентам, его прежняя жизнь до переезда в деревню, а особенно история его женитьбы по-прежнему оставались для нес загадкой. Вспоминая, как ловко он подвел ее к рассказу о себе самой, Кэт нашла это довольно странным.
        - А как ты провела вечер? - спросила она Кейт, пытаясь избавиться от своей подозрительности.
        - Нет-нет, - смеясь, запротестовала Кейт. - Мы тут просто сгорали от нетерпения услышать твой рассказ. По правде говоря, большую часть вечера мы сплетничали именно об этом.
        - Могли бы прийти и удовлетворить свое любопытство, - проворчала Кэт. - Я бы только приветствовала ваше появление.
        Да, особенно в последние полчаса, когда она была у Калеба в объятиях!
        - О, я думаю, что Калеб бы с тобой не согласился, - игриво сказала Кейт, глядя на хмурое лицо подруги. - Ну, Кэт, продолжай, не могло же все быть так плохо.
        Конечно, ей не было плохо у Калеба! А когда они вместе отправились проведать спящего Адама, на Кэт нахлынуло чувство тепла, нежности и огромное желание защитить этого милого малыша. Во сне Адам больше, чем прежде, походил на ангелочка: его кудрявые локоны разметались по подушке, светлая челка слегка упала на лоб, щеки окрасил нежный румянец. И в тот момент Кэт поняла, что она искренне любит этого мальчика.
        - Знаешь, Кейт, мне кажется неэтичным ужинать с отцом ребенка, оставленного на наше попечение.
        - Но ведь кое-кто из родителей приглашали нас на барбекю, - удивилась Кейт, - и тогда у тебя не возникало подобных мыслей.
        - Да, но в данном случае я была наедине с отцом мальчика, а это меняет дело, - объясняла ей Кэт, хотя, зная свою подругу, была уверена, что та уже все поняла.
        - Ну, если бы присутствовала мать, - резонно заметила Кейт, - то все было бы в порядке, увы, Калеб вдовец.
        Но ее довод все же не убедил Кэт.
        - Я считаю, что мы совершили ошибку, так сблизившись с ним.
        - Мы или ты?
        - Обе!
        - Так вы этим занимались вечером? - продолжала мягко расспрашивать Кейт.
        - Конечно, нет.
        - Тогда не о чем беспокоиться, - настаивала Кейт. - Кстати, у нас все прошло просто замечательно. Мы приготовили ужасно вкусный ужин и решили поесть прямо в саду.
        - Так же как и мы, вечер был таким теплым… - Кэт осеклась, нещадно ругая себя в душе, что опять заговорила об этом злополучном вечере с Калебом. Чем меньше сказано, тем лучше. - Как дела у Тоби?
        Кейт пожала плечами.
        - Тоби в своем обычном амплуа. Но Китти он нравится, - вздохнула она.
        Это была одна из причин, почему они позволяли Тоби так часто бывать в их доме. Китти не хватало того чувства радостного возбуждения, того счастья, которое она испытывала, покоряя публику. А Тоби своим специфическим юмором всегда поднимал настроение Китти, развлекал ее. Они вдвоем не уставали говорить о Лондоне, о его улицах, местах, которые были им близки. Тоби не имел никакого представления о прошлом Китти, просто ему нравилось приходить к ним, нравилось их общество.
        - Вероятно, потому, что он не старался уговорить ее лечь с ним в постель, как нас. - Кэт состроила гримасу. - Кстати, о постели. - Она решительно встала. - Пора на боковую. Как мне уже сегодня напомнили, нам завтра с утра предстоит столько всяких дел!
        До сегодняшнего дня Кэт и не думала, что Клив-Хауз виден из Розового Коттеджа. Она поднялась в свою темную спальню, подошла к окну и вполне ясно увидела, как свет в кухне у Калеба погас, а затем уловила наверху движение темного силуэта по направлению к окну. Ей показалось, что она даже видит поднятую руку, как бы приветствующую ее, перед тем как окончательно задернуть занавески.
        Калеб…
        Она больше не верила в совпадения, когда речь шла о нем, и просто не сомневалась, что он ждал, когда у них погаснет свет, прежде чем самому отправиться спать.
        Лунный свет струился в окно ее спальни. Она не хотела ни о чем думать, но невольно опять вспомнилось, как Калеб пожелал ей «сладких снов» и добавил «любовь моя».
        - Так что же представляет собой Калеб Рейнольдз? - требовательно спросил Тоби.
        Кэт уже несколько раз задавала себе этот вопрос сегодня утром. Калеб привез Адама в школу, небрежно кивнул, едва удостоив ее взглядом, и быстро уехал. Он показался Кэт каким-то отрешенным. Наверно, как и она, сожалел о том, что произошло между ними вчера. Кэт и хотела, и боялась надеяться на это.
        У него не было возможности поговорить с ней, когда он вернулся за Адамом. Кэт была занята приготовлением ленча для детей, оставшихся с ними. Только Кейт присутствовала при его отъезде, но, встретившись с Кэт чуть позже, ничего не упомянула о Калебе.
        Меньше всего девушка рассчитывала встретить Тоби около деревенского магазинчика, куда она направилась, закончив свои дела.
        Она задорно улыбнулась ему. Яркие солнечные лучи придавали какой-то необыкновенный оттенок ее волосам, рукам, ногам, казавшимся золотисто-коричневыми на фоне ее желтого платья. Улыбка, подаренная Тоби, больше предназначалась для всезнающей и вездесущей Лилли Стюарт, еще какая-то женщина с видимым интересом наблюдала за ними из окна магазина. Кэт не сомневалась, что вся деревня уже в курсе ее визита в Розовый Коттедж.
        - Как странно, - насмешливо обратилась она к Тоби, - он спрашивает то же самое о тебе.
        На лице Тоби появилось нетерпеливое, чуть капризное выражение. Одет он был, как всегда, небрежно, на рубашке пятна краски, холщовые брюки старые и выцветшие.
        - Чем же он все-таки занимается, Кэт?
        - Тоби, Калеб Рейнольдз - известный профессор истории, - ответила она, - и сейчас он занимается какими-то изысканиями в музее в Йорке.
        О чем ему наверняка прошлым вечером уже поведали Китти и Кейт.
        - Никогда о нем не слышал, - высказался Тоби.
        - Очень забавно, - усмехнулась Кэт, - но то же самое он сказал и о тебе.
        Тоби раздраженно посмотрел на нее.
        - Это совсем не забавно, Кэт.
        - Я не могу с тобой согласиться, - ослепительно улыбаясь, сказала она, краем глаза следя за реакцией Лилли.
        Спор и препирательства с Тоби после ужина с Калебом могли привести к появлению самых разнообразных слухов в ее адрес, а этого Кэт и старалась не допустить всеми силами.
        - Хотя я не вполне понимаю, на что ты намекаешь, - вкрадчиво добавила она, и глаза ее сузились.
        - Мы же друзья, Кэт…
        - Конечно, друзья. Но именно поэтому ты не должен, просто не смеешь судить о других моих друзьях. И я не припомню, чтобы я что-то выговаривала тебе, когда однажды тебя видели в машине с таинственной блондинкой.
        Всю информацию Кэт получила от Лилли Стюарт независимо от того, хотела она этого или нет. Лилли умудрялась вести дела на почте, в магазине и, кроме того, следить за всем, что происходит в деревне. Как все это дико и чуждо Кэт!
        - Какая такая таинственная блондинка? - мгновенно ощетинился Тоби.
        - Не знаю, Тоби, - засмеялась в ответ Кэт. - Не знаю и не желаю знать.
        - Но послушай, Кэт…
        - Тоби, - нахмурилась девушка, - я думаю, сегодня ты уделил мне слишком много внимания. - Она многозначительно посмотрела в сторону магазина. - В любом случае вы прекрасно провели время без меня.
        - Да не в этом суть.
        - Так или иначе, но это не тема для разговора, - решительно возразила Кэт. - Теперь, если ты не против, я хотела бы кое-что купить.
        И, прошмыгнув мимо него, она вошла в магазин, страстно желая, чтобы Лилли, увидев румянец на ее щеках, отнесла это на счет жаркого летнего дня, а не ее раздраженного состояния.
        Как посмел Тоби разговаривать с ней в подобном тоне, как будто имел на нее какие-то права?
        - Чудесный денек, не правда ли, Кэт? - приветствовала ее Лилли. Это была женщина лет пятидесяти, которая независимо от погоды постоянно носила шерстяной джемпер и твидовую юбку.
        - Прекрасный, - быстро согласилась Кэт. - Поэтому я и заглянула к вам купить салата к легкому ужину с чаем и вашей вкуснейшей домашней ветчины.
        - Сегодня так тепло, что можно снова поужинать в саду, - поддержала дружеский разговор Лилли, нарезая ветчину.
        Снова, уныло подумала Кэт, сильно подозревая, что не одна Лилли видела их с Калебом вчера вечером.
        - Все хорошо, пока насекомые не начинают одолевать, - оживленно проговорила она, стараясь не обращать внимания на «снова».
        - Я только что беседовала с мистером Вествордом, - продолжала Лилли, заворачивая ветчину, - похоже, в этом году их чересчур много.
        Упоминание о мистере Вестворде позабавило Кэт. Всех женщин Лилли называла по именам, но к мужчинам, заходящим в ее магазин, она обращалась исключительно
«мистер». Будучи старой девой, Лилли, очевидно, полагала, что она в полной безопасности, избегая фамильярности с представителями мужского пола.
        Кэт пожала плечами.
        - Да я особенно не замечала.
        - Что-нибудь еще? - лучезарно улыбаясь, спросила Лилли, с любопытством глядя на Кэт поверх своих очков, сидевших на кончике носа.
        - Кейт, по-моему, говорила, что у нас кончается кофе, - вспомнила Кэт.
        - Я никогда не пью кофе по вечерам последнее время, - продолжала болтать Лилли, протягивая Кэт банку растворимого кофе. - Иначе я плохо сплю. А вы? - не без ехидства спросила она.
        Лилли, наверно, была уже обо всем хорошо осведомлена, свет в ее спальне долго горел прошлой ночью, и к кофе это, видимо, не имело никакого отношения.
        - Я прекрасно сплю, - вяло парировала Кэт, решив, что в следующий раз в магазин отправится Кейт.
        - До меня дошли слухи, что в Розовом Коттедже появился новый жилец, - не унималась Лилли, видя, что Кэт собирается забрать покупки и уйти. Поэтому она решилась прямо выяснить то, что ее так интересовало. - Джентльмен из Лондона. Мистер Рейнольдз. Я все думаю, станет ли он вашим другом?
        Двусмысленный вопрос, подумала Кэт, и задан умышленно.
        - Нет, - коротко ответила она. - Хотя его сын ходит в нашу школу.
        - Да, такой прелестный мальчик, - охотно подхватила Лилли. - Но вот так мало говорит…
        Адам вообще не разговаривал, но Кэт не собиралась обсуждать эту тему с Лилли. И не потому, что Лилли могла позлорадствовать. Напротив, она была милой и добродушной женщиной. Просто ей хотелось все знать. Но Калеба ни в коем случае нельзя делать центром всеобщего внимания, объектом для сплетен и пересудов местных кумушек.
        - Адам робок и застенчив, - тактично заметила Кэт, передавая деньги и собираясь покинуть магазин. - Дадим ему несколько недель привыкнуть ко всему, и он будет таким же общительным, как…
        - Его отец, - вставила Лилли, не теряя надежды что-нибудь узнать.
        - … как другие дети, - решительно закончила Кэт. - Приятного вам вечера, Лилли, - попрощалась она и вышла на улицу.
        Да, в следующий раз в магазин определенно пойдет Кейт. А Лилли, без сомнения, получит массу удовольствия, расспрашивая ее о Тоби. Стоял прекрасный вечер, один из тех жарких летних вечеров, когда на душе становится легко и просто, а на губах появляется улыбка, когда…
        - Вас подвезти до дома?
        Именно в этот вечер Калеб вместе с улыбающимся Адамом, притормозив на глазах у всего магазина, предложил подвезти Кэт.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Кэт в недоумении уставилась на Калеба через полуоткрытое окно машины и быстро прикинула, какие у нее шансы. Не слишком высоки, подумалось ей. Ситуация складывалась явно не в ее пользу, так как Лилли Стюарт намертво прилипла к витрине магазина. Калеб насмешливо посмотрел на Кэт.
        - Я хотел только подбросить вас, Кэт, - медленно сказал он, уловив ее нерешительность. - Не такое уж жизненно важное решение.
        Для него все просто, возможно, скоро он уедет отсюда, тогда как Кэт…
        - Садитесь, - настаивал Калеб. - Видите, обе мои руки на руле, - лукаво добавил он.
        Она метнула на него свирепый взгляд, обошла машину и заняла место пассажира.
        - Прошлым вечером вы поступили бесчестно, - прошипела она, а затем с ласковой улыбкой повернулась к Адаму. - Ты хорошо провел день?
        Он радостно кивнул ей в ответ.
        - Мы ездили купаться, - объяснил Калеб и наконец, к большому облегчению Кэт, отъехал от магазина.
        Нос Лилли был прижат к стеклу: болтушка пыталась разглядеть, что происходило на улице, а Кэт не хотелось давать ей повода для пересудов. Хотя, по ее мнению, было уже поздно.
        Сначала она остановилась поболтать с Тоби как раз у магазина, а сейчас Калеб притормозил, чтобы подвезти ее домой. К закату солнца вся деревня будет перешептываться о том, что за ней ухаживают сразу двое мужчин. В ее жизни уже случалось нечто похожее, это было в Ирландии, но после трех лет пребывания в колледже она поняла, насколько сложнее вращаться в маленьком и тесном обществе, в окружении слухов и сплетен.
        - Жаль, что вы не смогли пойти с нами, наверно, у вас накопилось много дел, - как ни в чем не бывало, продолжал Калеб.
        - Вы правы, профессор, - резко ответила она.
        Он искоса посмотрел на нее.
        - Вы не являетесь моей студенткой, Кэт. Я чем-то огорчил вас?
        Он замедлил ход. Автомобиль плавно остановился у ее дома.
        - Что вы имели в виду, говоря о моем бесчестном поведении? - спросил Калеб, выключая двигатель. Затем он повернулся к Кэт. Его рука лежала на спинке сиденья Кэт, пальцы слегка коснулись ее рыжих локонов.
        Он снял телефонную трубку прошлой ночью, хотя обещал не делать этого, а чуть позже помахал ей рукой из окна своей спальни - вот что вертелось у нее на языке, но Кэт промолчала. Она не намерена обсуждать это именно сейчас. И еще ей хотелось, чтобы он немедленно убрал руку: ласковые прикосновения его пальцев рождали целый вихрь ощущений в ее крови, лишали возможности сосредоточиться. Она судорожно сглотнула, пытаясь вспомнить, о чем он только что спросил.
        Ах, да, вспомнила…
        - По-моему, вы были не особенно приветливы этим утром, и…
        Мягкий, чуть ироничный смех Калеба прервал ее тираду.
        - Ах, малышка Кзт. - Он слегка покачал головой. - Я поступил так ради вас. За нами наблюдало столько мам! Я подумал, что вы не захотите давать им повода посплетничать на ваш счет.
        Теперь пришла очередь Кэт посмеяться над его наивностью. Не давать повода для сплетен! Да этот мужчина абсолютно не имеет представления о жизни в деревне!
        - Я считаю, что сейчас уже немного поздно говорить об этом, - заметила она.
        Он удивленно поднял темные брови.
        - Опять учтивая и обходительная Лилли Стюарт?
        - Именно, - подтвердила Кэт, выходя из машины. - Не хотите ли заглянуть с Адамом к нам и выпить чашечку чая? - неожиданно для себя самой предложила она. - Я думаю, Кейт будет рада вам обоим.
        - Кейт действительно будет рада видеть нас? - недоуменно пробормотал Калеб. Он отстегнул ремень безопасности и вытащил Адама из машины. Кэт старательно избегала его взгляда, от всей души желая, чтобы он не заметил, как она покраснела от смущения.
        Вместо ответа девушка повернулась к Адаму и протянула ему руку.
        - А у меня для тебя сюрприз, малыш, - весело сказала она мальчику. - Попробуй угадать, какой.
        - Что бы это ни было, - Калеб, как и его сын, взял Кэт за другую руку, - но я тоже хочу пойти и посмотреть.
        Все это было чрезвычайно забавно!
        В течение последних лет мужчины играли незначительную роль в ее жизни. Большая часть сил и времени была направлена на создание и процветание школы. Конечно, в свободное от работы время она не сидела дома, ходила на свидания, но никто не смог ее заинтересовать и увлечь. А за последние полгода единственный мужчина, составлявший им компанию, был Тоби. А вот Калеб - совсем другое дело: стоило ему дотронуться до нее, как по телу пробегала приятная теплая волна.
        Почему же именно он? Снова и снова она задавала себе этот вопрос. С ним так непросто общаться…
        - Сюрприз предназначен для Адама, - с вызовом сказала она ему. - Вы здесь только из-за него.
        Калеб медленно отпустил ее руку, и Кэт с облегчением почувствовала, что ее волнение постепенно исчезает.
        Это было необъяснимо. Недопустимо. Невыносимо.
        На кухне, где, поджидая подругу, хлопотала Кейт, она заговорщицки сжала маленькую ручку Адама, и лицо мальчика засветилось от удовольствия.
        - Адам, у нашей Мэдди родились четыре котенка. - Кэт опустилась рядом с ним на колени. - Им всего несколько часов от роду, и надо быть очень осторожными. Мэдди очень устала, поэтому мы побудем с ними совсем немного. Но я уверена, что котята тебе понравятся.
        Она откинула белокурый локон с его брови, еще раз убеждаясь, что светлые волосы и карие глаза Адам унаследовал от матери, хотя черты лица мальчика были точной копией отцовских. И в отличие от своего отца Адам уже занял место в ее сердце.
        - К вашему возвращению я приготовлю сок, - пообещала Кейт.
        - По-видимому, меня не приглашают, - уточнил Калеб, усаживаясь за обеденный стол. - Ну что ж, я составлю компанию Кейт.
        Калеб не был приглашен по двум причинам. Во-первых, сюрприз предназначался только для Адама, а во-вторых, корзина с Мэдди стояла в гостиной Китти.
        Котята у Мэдди были очаровательны - длиной всего в три дюйма, с крошечными мордочками и еще слепые. Двое из них, пестрые с рыжими разводами, походили на мать, третий был тоже пестренький, но с черными и белыми отметинами, и последний - черный как смоль с белоснежными лапками.
        Мэдди, усердно вылизывавшая котят, подняла голову, внимательно посмотрела на два человеческих существа, пришедшие взглянуть на ее семью, и, как показалось Кэт и Адаму, улыбнулась, а затем вновь принялась вылизывать своих детенышей.
        Когда Адам повернулся к Кэт, она увидела слезы в его глазах.
        - Они чудные, правда? - с трудом сдерживая эмоции, прошептала Кэт. - Ты можешь, вы брать любого из них, когда они подрастут настолько, чтобы обходиться без матери…
        Но реакция Адама на эти слова была совершенно неожиданной - он отшатнулся от нее, как будто она его ударила, глаза расширились от ужаса.
        - Адам! - воскликнула Кэт. Но прежде, чем она смогла остановить его, мальчик крутнулся на каблуках и побежал обратно в кухню.
        Что же так расстроило Адама? Застыв на месте, Кэт попыталась дословно вспомнить, о чем говорила. Так, сюрприз, Мэдди, котята… Стоп! Она сказала, когда котята подрастут, они смогут покинуть свою мать. Кэт не представляла, какие взаимоотношения были у Калеба с женой до несчастного случая, не знала, как именно произошла авария, но теперь поняла, что тревоги Калеба больше касались сына, который в момент катастрофы находился рядом с матерью.
        Женщина, безусловно, умерла от травм, так как находилась в машине, когда произошел несчастный случай. Но причина внезапного молчания Адама, казалось, была намного серьезнее.
        Она пришла к выводу, что должна обязательно поговорить с Калебом.
        Адам сидел на коленях у отца и пил сок, когда Кэт вошла в кухню. Мальчик, как будто нарочно, отвернулся от нее. Однако Кейт и Калеб, судя по беспечному тону их разговора, по-видимому, не догадывались о его состоянии. Когда же Кэт присела за стол выпить чаю, он ни разу не посмотрел в ее сторону. И она поняла, что потеряла его. Похоже, Адам выдал ей какую-то свою внутреннюю боль и теперь не мог простить Кэт за это.
        - Китти уже проснулась?
        - Я не видела ее, Кейт, - ответила она. Кейт испытующе посмотрела на подругу, удивляясь, почему она так задержалась. Кэт едва заметно покачала головой и потянулась за чашкой, и тут неожиданно для себя поймала взгляд карих глаз, устремленных на нее. В этих глазах читалось сознательное обвинение - Адам больше не доверял ей. Теперь она могла с уверенностью сказать, что, несмотря на их прежние теплые отношения, с этого момента он будет ее избегать.
        - Благодарю за чай, милые дамы, - прервал молчание Калеб, - но нам, видимо, пора ехать домой готовить ужин.
        - Вы оба могли бы… - начала было Кейт, но Кэт ее прервала:
        - Спасибо, что довезли меня до дома, Калеб.
        - Пожалуйста, - резко ответил он, поняв, что она помешала Кейт пригласить их на ужин.
        - Я провожу вас, - с нажимом произнесла девушка.
        - У меня сложилось такое впечатление, что нас выпроводили, - натянуто произнес Калеб, посадив Адама на заднее сиденье машины.
        - Мне необходимо поговорить с вами, Калеб, - тихо сказала она, не желая, чтобы ее услышал Адам.
        Лицо Калеба сделалось непроницаемым.
        - О чем же?
        Кэт взглянула на Адама и вновь увидела в его глазах слезы досады и боли.
        - Могу я прийти к вам в коттедж попозже, когда Адам уснет? - Она старалась не повышать голоса.
        - О, какая приятная неожиданность, Кэт. Вы сами, без приглашения…
        - Не надо иронизировать, Калеб, - сердито огрызнулась она, ее зеленые глаза гневно засверкали. - Кое-что случилось недавно. Я… - Кэт снова посмотрела на Адама и увидела, что он пытается сорвать ремень безопасности своими тонкими нервными пальчиками. - Я к вам приду в девять часов, - решительно пообещала она Калебу.
        Тот насмешливо кивнул.
        - Похоже, у меня не остается выбора.
        Кэт нетерпеливо вздохнула.
        - Сейчас не время для игр, - она метнула на Адама озабоченный взгляд. - И еще, Калеб. Ни в коем случае не говорите Адаму, что я приду к вам в коттедж, и не упоминайте о котятах.
        - Да в чем дело? - Его замешательство усилилось. - Я совершенно не понимаю, что происходит, но надеюсь, что в девять вечера, вы мне дадите исчерпывающие объяснения.
        - А я со своей стороны надеюсь, что вы тоже разъясните мне некоторые вещи, - жестко заговорила Кэт. - С какой стати трехлетний малыш считает себя виноватым в смерти своей матери? И почему, черт побери, он трясется от ужаса при мысли, что можно забрать котенка у кошки?
        Кэт посмотрела на Калеба сузившимися глазами и, ничего больше не сказав, вернулась в дом. Определенные выводы постепенно стали вырисовываться в ее мозгу как возможный ответ на последний вопрос.
        Когда Калеб говорил о жене, его голос заметно менялся - становился холодным и резким. И еще он сожалел о чем-то, что случилось в день автокатастрофы. Был ли Адам свидетелем ссоры своих родителей? И не стал ли он сам предметом их раздора?
        Кэт не знала ответы на эти вопросы, но была уверена, что Калеб знал. И хотя ему могло не понравиться ее настойчивое внимание, только ради Адама она заставит его пооткровенничать. И пусть попробует сказать, что это не ее дело! Может быть, это и так, но ей очень хотелось помочь мальчику.
        Она не задумывалась, как подобное вмешательство в личную жизнь Калеба отразится на их взаимоотношениях. В любом случае они ведут в никуда. Возможно, только к душевным страданиям. Сейчас лишь Адам имел для нее значение.
        Китти, неожиданно появившаяся на кухне, положила свою теплую мягкую ладонь Кэт на плечо и заглянула в ее глаза, полные слез.
        - Китти, ты знаешь, что случилось?
        - Да, - вздохнула пожилая женщина. - Бедный мальчик. Он еще слишком мал, чтобы так страдать.
        Китти были знакомы ощущение боли при потере любимого человека и чувство ответственности за его смерть. Ведь это послужило поводом для ухода со сцены от славы и успеха в расцвете карьеры двадцать пять лет назад. С годами боль утраты проходила, к величайшей радости Кейт и других членов семьи. Но Китти была взрослым, сформировавшимся человеком, способным справиться со своим горем, а Адам - всего лишь ребенок, перенесший тяжелую душевную травму, и это оказалось непосильным для его неокрепшей психики.
        Кэт считала, что именно Калеб, хотя и непреднамеренно, несет ответственность за все происшедшее с его сыном.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Кэт! - радостно приветствовал ее Тоби. - Куда направляешься?
        Он шел ей навстречу, приветливо улыбаясь.
        Кэт обернулась и насмешливо взглянула на него.
        - Я не думаю, что после нашего разговора тебе действительно захочется узнать.
        - Снова Рейнольдз, - нахмурился Тоби. - Кэт, да ты бегаешь за мужчиной, и…
        - Осторожнее, Тоби, - мягко предупредила она, ее зеленые глаза угрожающе вспыхнули.
        Кэт не предвкушала удовольствия от предстоящей встречи с Калебом. Но, обсудив с Кейт и Китти проблему, связанную с Адамом, они втроем пришли к выводу, как важно переговорить с отцом ребенка, причем немедленно. И если Кэт вызвалась сделать это…
        Китти убедила ее, что сейчас надо думать только о мальчике. Но чем ближе она подходила к Розовому Коттеджу, тем больше размышляла о Калебе, вспоминала, каким сдержанным и высокомерным он показался ей в то воскресенье.
        - Я не понимаю тебя, Кэт. - Тоби сердито тряхнул головой. - Я здесь уже целый год и не замечал, чтобы тебя интересовали мужчины. Стоило только появиться Рейнольдзу, как ты и дня без него не можешь прожить. А ведь ты его совсем не знаешь!
        Последнее замечание Тоби означало, что, несмотря на их длительное знакомство, Кэт не воспринимала Тоби как мужчину. Этому было простое объяснение - Тоби с его незатейливым флиртом и всякими непристойными предложениями никогда не привлекал ее. Их дружба не давала ему никаких прав обсуждать ее поступки, а тем более обвинять в чем-то Калеба.
        - Тоби, это уже слишком, - отрезала Кэт. - Прошу в будущем держать свое мнение при себе. Он, прищурившись, посмотрел на девушку, изумленный ее резкостью. Это было так непохоже на Кэт, которую он знал. Но раньше он никогда и не вмешивался в ее личную жизнь так, как позволил себе сегодня.
        Да, они вчетвером были хорошими друзьями - Кэт, Кейт, Китти и Тоби. И Кэт вдруг поняла, что некоторые люди очень собственнически относятся к друзьям и Тоби в данный момент проявил себя именно с этой стороны. Но Кэт не позволит, чтобы кто-то распоряжался ее чувствами!
        - Да, я действительно собираюсь встретиться с Калебом. И нисколько не сомневаюсь, что спустя пять минут, после того, как зайду в дом, по всей деревне поползут слухи, что я увлечена вами обоими. - Она пожала плечами. - Мне уже двадцать пять, и я отнюдь не монахиня. Но я прекрасно знаю, какими непостоянными и ненадежными могут быть мужчины, и у меня нет ни малейшего желания страдать снова.
        О боли и унижении, которые принес ей Грэйхем Бартон, Кэт старалась не вспоминать, но его предательство все-таки наложило определенный отпечаток на ее отношения с мужчинами.
        - Но…
        - Никаких «но», Тоби. А сейчас извини меня. - Она посмотрела на часы. - Без двух минут девять. Я уже опаздываю.
        - Ну а я все-таки пойду в Клив-Хауз, - медленно произнес Тоби.
        - Конечно, иди. - Кэт мягко коснулась его руки. - Я уверена, Кейт и Китти обрадуются тебе.
        - Однажды, Кэт, - раздраженно буркнул он, - ты встретишь своего мужчину, и пусть ему поможет Бог!
        Она рассмеялась над его пожеланием, но в душе горячо поклялась, что мужчина никогда не поселится в ее сердце.
        Спустя несколько минут Калеб открыл ей дверь коттеджа.
        - Вы опоздали на две минуты, - вместо приветствия сообщил он.
        Не очень хорошее вступление к такому деликатному разговору, подумалось Кэт. Тем более что такт и деликатность не являлись основными чертами ее характера.
        - Адам спит? - тихо спросила она, отчетливо сознавая, как привлекателен Калеб в черной рубашке и черных джинсах.
        - Уснул час назад, - коротко ответил хозяин. - Хотите вина или кофе?
        Да, определенно не самое благоприятное начало. Признаться, Кэт с удовольствием выпила бы бокал вина, но она понимала, что ей придется призвать на помощь весь свой ум, изворотливость и чувство юмора, когда будет говорить с Калебом.
        - Кофе, пожалуйста, - решилась, наконец, Кэт, заметив, что Калеб даже не предложил ей присесть. - Надеюсь, вы не сочли, что сегодня я была с вами резка? - осторожно спросила она, пока Калеб готовил кофе.
        - Я уже немного изучил вас, Кэт, и понял, что вы живете по каким-то вашим собственным законам. Вы считаете, нам нужно кое-что обсудить. Итак, мы оба здесь.
        - Я имела в виду, что грубо оборвала Кейт, когда она собиралась пригласить вас к ужину, - в замешательстве пояснила она.
        - Мне так не показалось, - холодно ответил он.
        - Тогда… Калеб, мне не хотелось приходить сюда и вторгаться в вашу жизнь, - взорвалась Кэт. - Я говорила о том, что случилось немного раньше. С Адамом.
        Он кивнул и молча склонился над кофеваркой. Ароматный запах свежесваренного кофе заполнил комнату.
        - Когда вы ходили посмотреть на котят.
        - Он вам рассказал? - вырвалось у Кэт.
        - Нет, - натянуто произнес он. - Если вы помните, Адам не говорит.
        - Калеб!
        - Простите, Кэт. Вы правы, кое-что действительно случилось. Когда мы вернулись в коттедж, Адам нервничал и был очень возбужден. Я даже не уверен, что он сейчас спит. По-моему, он просто притворился спящим.
        - О, - Кэт тут же понизила голос и объяснила причину, почему приходится говорить так тихо: - Адам сейчас настроен очень враждебно по отношению ко мне. Вероятно, думает, что я могу его предать, - с грустью добавила она.
        - А вы? - раздраженно спросил Калеб. - За последние несколько дней Адам очень привязался к вам, и я уже считал, что мы добились какого-то сдвига. - Он немного помолчал. - Но сегодня Адам кажется каким-то необщительным, удрученным. До настоящего момента я не был уверен, в ком причина… - Он устремил на нее мрачный взгляд. - Ради бога, Кэт, что же произошло?
        Другими словами, он спрашивал: что вы сделали моему сыну?
        Кэт не удивило такое начало разговора: Калеб всегда был настороже, когда дело касалось его сына.
        - Давайте не будем нервничать, - мирно предложила она. - Покажите мне, пожалуйста, где чашки, я налью кофе, и мы все спокойно обсудим.
        Калеб достал из буфета две китайские чашечки.
        - Мне, пожалуйста, черный без сахара, - сдержанно попросил он. - И я советую вам побыстрей приступить к делу, Кэт. Терпение не является моим достоинством.
        В это Кэт охотно верила. Она налила кофе, присела и поставила чашечки на кухонный столик из сосны. Коттедж был настолько мал, что в нем не было столовой.
        - Калеб, - нерешительно начала девушка, когда он сел за стол напротив нее. - Еще в Ирландии, когда я была совсем девчонкой, к нам приехала погостить моя кузина.
        - Но, Кэт…
        - Выслушайте меня, Калеб. - В ее голосе прозвучала мольба, и, подождав, пока он сухо кивнул, она продолжала: - Моя кузина, всего на несколько лет моложе меня, была очень красивой девочкой. Она походила на ангелочка, которым украшают верхушку рождественской елки, - белокурые локоны, очаровательное личико. Все обожали ее. Все, кроме меня. Я грубила ей, брала ее игрушки, прятала их и дергала ее за волосы, когда мне казалось, что никто этого не видит.
        - Естественная реакция ребенка, Кэт, - произнес Калеб. - Пока не приехала ваша кузина, вы были в центре внимания и всеобщей любимицей.
        - Верно, - согласилась она. - Мои родители были женаты почти десять лет, когда на свет появилась я. Они считали меня маленьким чудом. И в моей голове не укладывалось, что мои папа и мама любили меня так же, как и мою кузину. Мне даже казалось, что ее они любили больше. Я вот что стараюсь вам объяснить, - смущенно сказала Кэт в ответ на его жесткий взгляд. - Дети не могут четко распознать различные грани и глубину любви. Мне бы очень хотелось надеяться, что у нас есть шанс помочь Адаму, и я почти уверена, что вам это не понравится.
        - Я сделаю все для своего сына, Кэт, - с силой произнес Калеб. - Все!
        Как она и предполагала, он снова стал похож на прежнего Калеба, с которым она познакомилась в воскресенье.
        - Физически ничего делать не надо, - как можно спокойнее ответила Кэт. - Но я еще не закончила. Сейчас мне, конечно, стыдно за мои ребяческие шалости, я вам не все рассказала.
        - Вы были ребенком, - повторил Калеб, - и не понимали…
        - Адам - тоже ребенок, - перебила его Кэт, - и он также не понимает. - Ее дыхание стало прерывистым. - Я вполне допускаю, что могу ошибаться, но мне кажется, что все-таки что-то случилось в день автокатастрофы, о чем Адам предпочитает не говорить. И я думаю, что это, вероятно, связано с тем, что его хотели забрать от матери.
        После такого предположения Кэт внутренне вся сжалась от страха, ожидая взрыва возмущения или негодования, ведь уже во второй раз она вторглась в святая святых - его личную жизнь. Но если Кэт не поговорит с ним об этом, то кто же это сделает? Конечно же, не Адам!
        - Я предупреждала, что вам не понравится то, что я скажу, - виновато закончила она.
        Калеб устало прикрыл глаза, затем снова открыл.
        - Вы сказали не так уж много… Тот день, еще до того, как произошел несчастный случай, был самым тяжелым и мрачным днем в моей жизни. - Для Адама, видимо, тоже, - кивнула Кэт. - Но в отличие от взрослых у него отсутствует логика, и он никак не может разобраться в своих чувствах. Калеб, сегодня я показала Адаму котят. Я… я сказала, что ему можно выбрать одного из них, когда они подрастут и смогут покинуть мать. - Она подавила невольный вздох. - Я никогда не видела такую боль в глазах трехлетнего ребенка. От моих слов он пришел в неописуемый ужас. Затем стремглав побежал к вам - вот почему я задержалась на несколько минут.
        Калеб резко встал, полностью заполнив собою тесную кухню, его голова почти касалась потолка.
        - Проклятье! Он не мог… Он был наверху. - Калеб словно оцепенел, не в силах продолжать. Затем заговорил снова, еле сдерживая волнение: - Вы правильно угадали, Кэт. Алисия, мать Адама, собиралась уйти от меня в тот злополучный день.
        Вот это новость! До прихода сюда Кэт придерживалась версии, согласно которой жена Адама не хотела куда-то брать мальчика, или Калеб не хотел, чтобы Адам ехал с ней, или Калеб должен был быть вместе с ними, но по каким-то причинам не смог, и супруги поссорились по этому поводу. Кэт совершенно не предполагала, что у Калеба произошел разрыв с женой!
        Алисия Рейнольдз была, очевидно, либо очень мужественной, либо просто глупой женщиной. Почему ей вздумалось расстаться с Калебом? Быть любимой этим мужчиной - это… это…
        Нет! Она не желает быть любимой никаким мужчиной, а Калебом - меньше всего! Она все делала только ради Адама, и не имеет значения, что его жена… Нет, имеет!
        Кэт смотрела на Калеба широко открытыми глазами. Снисходительный, самоуверенный, надменный. Она не могла влюбиться в такого мужчину. Но внутренний голос противоречил ей. Все-таки он добрый и внимательный и так нежно любит своего сына!
        Но насколько сильна была его любовь к Адаму шесть месяцев назад?
        - Понимаю, - пробормотала Кэт, на самом деле ничего не понимая.
        Калеб, наконец, взглянул на нее, губы его изогнулись в саркастической улыбке.
        - Сомневаюсь. Восемь лет назад Алисия была моей студенткой. Такая миниатюрная, изящная, с огромной жаждой знаний. Но она была страшно амбициозна и безумно хотела добиться успеха. Тогда из нашей дружбы ничего не получилось. Вам может ничего не говорить мое имя, но в области архитектуры я довольно заметная фигура. Этим и объясняется интерес Алисии к моей персоне.
        - Понимаю, - повторила Кэт.
        Действительно, прочитав две его книги и заказав в магазине другие, она сейчас в полной мере осознала, насколько он известен и значителен в своем мире.
        - Алисия восхищалась мной, - сурово продолжал Калеб. - Но как мужчина я был ей безразличен. Она любила не меня, а мою репутацию. - Он горько рассмеялся. - А я верил, что она была без ума от меня. - На мгновение он запнулся, затем заговорил снова: - Она не видела во мне мужчину, нормального мужика с нормальными чувствами и желаниями.
        Кэт недоверчиво посмотрела на Калеба. В своей жизни она не встречала мужчину более сильного и привлекательного, мужчину в полном смысле этого слова. При первой встрече с Калебом она сразу почувствовала его природный магнетизм.
        - Алисия влюбилась в мое имя, а я - в ее внешность, у нас были общие интересы, но все это, конечно, не являлось основой для создания счастливой семьи. Алисия ненавидела физическую сторону любви, - безучастно сказал Калеб. - К счастью для нас обоих, эта сторона нашего брака благополучно завершилась вскоре после медового месяца, когда Алисия поняла, что беременна… Да, я сказал, все закончилось, Кэт, - подтвердил он в ответ на ее изумленный взгляд. - Я не хотел больше заниматься любовью с женщиной, у которой она вызывала отвращение. Но в качестве компенсации за все это у нас появился Адам. Мы безумно полюбили его с момента рождения.
        Кэт заметила, как озарилось лицо Калеба при мысли о сыне.
        - В тот день мы достигли перемирия, на котором и строилась наша дальнейшая семейная жизнь в течение трех лет. Шесть месяцев назад Алисия решила вернуться на работу. Она была включена в группу, занимающуюся раскопками в Египте, в качестве ассистента. В данных обстоятельствах она пришла к выводу, что это очень удобный случай расстаться со мной, и поставила меня перед фактом, что забирает Адама.
        Кэт слушала его, затаив дыхание. Ее настолько поразил рассказ Калеба, что она не находила в себе силы поверить всему до конца. Как можно было терпеть так долго этот брак - брак без любви!
        Калеб оказался женатым на женщине, которая не любила и не хотела его. Он был поставлен перед жестким выбором: развод и как следствие расставание с сыном. Но, все еще питая слабые чувства к жене и зная о ее любви к Адаму, Калеб считал это совершенно неприемлемым.
        - В день катастрофы вы спорили, с кем останется Адам? - догадалась Кэт. - Возможно ли, чтобы он подслушал ваш разговор?
        - Сейчас я думаю, что возможно, - ответил он расстроенно. - Но почему это так подействовало на него? Он всего лишь мог слышать, как бесконечно мы любим его, как дорог он нам обоим.
        Калеб явно был в замешательстве.
        А Кэт вдруг почувствовала себя страшно усталой, ей показалось, что разговор почти исчерпан и пора подводить черту. Она глубоко вздохнула. Нет, они зашли слишком далеко, надо продолжать.
        - Это только предположение, Калеб, - признала она. - Но что, если Адам сначала слышал ваш спор, а затем его увезла мать, и он думал, что больше никогда не увидит вас? В таких случаях у ребенка может начаться истерика. А может быть, уже после аварии Адам терзался чувством вины за то, что его мать погибла. Калеб с изумлением уставился на нее.
        - Вы действительно считаете, что все произошло именно так?
        - Это всего лишь догадка. Ведь так естественно для ребенка плакать по кому-то из родителей, думая, что он расстается с ним. Посмотрите на это его глазами. Вы с Алисией громко спорите, с кем останется мальчик, и вскоре после разговора она увозит его с собой.
        - Но она поехала по магазинам, - возразил Калеб. - Мы собирались вечером продолжить этот разговор.
        - Так Адам-то этого не знал! - взорвалась Кэт. - Малыш поверил в то, что его увозят от отца, которого он обожал. Конечно, он заплакал, закричал, Алисия разнервничалась и не смогла сосредоточиться…
        - О Боже! - Калеб встал и взволнованно зашагал из угла в угол. - Я никогда не думал, не предполагал…
        - Но как вы могли догадаться, Калеб? Вы потеряли жену, Адам - мать, последние шесть месяцев, я уверена, были чрезвычайно сложными для вас, чтобы еще терзаться чувством вины за случившееся, - искренне убеждала его Кэт. - Ко всему сказанному мной вы должны относиться только как к предположению. Я могу ошибаться.
        - Черт возьми, но все совпадает! - свирепо воскликнул Калеб. - Даже слишком.
        - Будьте осторожны, Калеб, - забеспокоилась Кэт. - Совпадение не означает истинное положение дел. Если я не права и вы расскажете обо всем Адаму, ситуация может сильно усложниться.
        Но Калеб, погруженный в свои беспорядочные мысли, больше не слушал ее. Что ж, это вполне понятно. Вольно или невольно, но Кэт всколыхнула в нем прежнюю боль, обиду, разочарование.
        - Итак, малышка Кэт, - раздраженно обратился он к ней, - что вы думаете обо мне сейчас? «Вот мужчина, который не смог удержать в своей постели собственную жену»?
        - Не надо, Калеб. - Она легко коснулась его руки. Ей было невыносимо его самоуничижение. - Такие женщины иногда встречаются, но это не означает…
        - Не означает что, Кэт? - насмешливо спросил Калеб, рывком поставив ее на ноги. - Что я не представляю интереса для женщин? Или что я плохой любовник?
        Его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее лица. Кэт покачала головой, чувствуя легкую дрожь в теле, когда его пальцы чуть сжали ее руки.
        - Вы же знаете, Калеб, я так не думаю.
        - Знаю? - спросил он охрипшим от волнения голосом, а глаза засверкали стальным блеском.
        Сейчас он разительно отличался от сдержанного, чуть ироничного мужчины, с которым она провела вечер накануне, мужчины, так трогательно заботящегося, благополучно ли она добралась до дома, и настаивавшего на ее телефонном звонке.
        - Я вообще не знаю, о чем вы думаете, Кэт. Зато знаю, о чем думаю я.
        Он властно притянул девушку к себе и жадно припал к ее губам. Кэт была готова к его поцелую, она подспудно ждала этого с тех пор, когда он заговорил о жене и их странном браке. Поэтому она не отстранилась от Калеба, ее руки обняли его за талию, а губы с готовностью отвечали ему, может быть, не так требовательно, но столь же пылко и страстно.
        Вопреки своей воле она влюбилась в этого мужчину, его боль стала ее собственной. Его поцелуи становились более настойчивыми, рождая в Кэт целый вихрь ощущений.
        Калеб на мгновение оторвался от ее нежного рта и приник горячими, влажными губами к ее груди. Тонкая ткань блузки была единственной преградой. А когда Кэт почувствовала, как он начал ласкать ее набухшие от возбуждения соски, эта преграда перестала для нее существовать. Она едва не задохнулась и закрыла глаза, вся трепеща от его прикосновений, чувствуя неизъяснимое блаженство. Кэт ждала большего, гораздо большего! Она хотела Калеба. Всего. Она желала полностью раствориться в этом мужчине. - Нет!
        Калеб оттолкнул Кэт так внезапно, что она пошатнулась и чуть не упала, едва успев схватиться за край стола. Губы распухли от его поцелуев, щеки пылали, зеленые глаза лихорадочно блестели. Она в замешательстве смотрела на него. Он безумно хотел ее. Она знала, чувствовала это. Тогда почему?..
        - Уходите, Кэт, - процедил Калеб сквозь зубы и отвернулся от нее. - Уходите, - с силой повторил он, - прежде чем я сделаю то, о чем мы оба потом будем сожалеть.
        Будет ли она сожалеть? Возможно. Но позже, много позже. А сейчас она все еще испытывала непреодолимое желание быть с ним.
        Он снова повернулся к ней лицом, и, так как Кэт не двинулась с места, его серые глаза сделались колючими и холодными, а лицо вспыхнуло от гнева.
        - Вы не должны проявлять ко мне снисхождение, Кэт, - произнес он, сдерживаясь с большим трудом, а его взгляд словно раздевал ее. - Мне не нужно доказывать, что я еще мужчина. У меня и до Алисии были женщины, и будет еще больше в дальнейшем. Только после неудачной женитьбы я стал более разборчив.
        - Замолчите, - Кэт заткнула уши, не желая слушать обо всех женщинах, которых он любил. - Я ухожу, - проговорила она сквозь душившие ее слезы. - Вам не следовало быть таким жестоким.
        - Кэт, - простонал он, протягивая к ней руку.
        Но она уклонилась от его прикосновения.
        - Не смейте дотрагиваться до меня! - пронзительно вскрикнула девушка. - Мне уже говорили сегодня, что я вас совсем не знаю. Так вот, после этого вечера я не хочу вас знать.
        Она почти выбежала из кухни, из коттеджа и быстрым шагом направилась к дому, стараясь не привлекать к себе внимания, но в душе отчаянно желая поскорее покинуть место своего унижения.
        Кэт пришла сюда в надежде помочь Адаму. Но то, чего она достигла, обернулось против нее, причинив ей боль.
        Нельзя было забывать, какими жестокими могут быть мужчины. Сперва Грэйхем старался использовать ее, а теперь вот Калеб. Он унизил ее почти так же, как и Грэйхем, но другим способом.
        Никогда больше не захочет она снова видеть Калеба Рейнольдза!



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Звонил Калеб, - сказала Кейт, вернувшись в комнату после телефонного разговора. - Извинялся, что Адам сегодня не был в школе, и предупредил, что его не будет и завтра.
        И даже не попросил меня к телефону, подумала Кэт, чувствуя, что у нее заныло в груди. Хотя после того, как они вчера расстались, этого следовало ожидать. Может быть, как и она, Калеб не хочет ни видеть, ни слышать о ней. И все же…
        Какая-то частичка ее безумно желала встретиться с ним. Та самая, которая влюбилась в него.
        Она сама виновата, что поставила себя в глупое положение, а Калеб способствовал этому. И сейчас Кэт была довольна, что не встретится с ним до конца недели. Может быть, к понедельнику чувство унижения пройдет и ей станет немного легче.
        Вчера она была уязвлена до глубины души, чувствовала себя растоптанной, опустошенной. Но утро прошло, Калеб с сыном не появились, и Кэт начала беспокоиться. Конечно, только об Адаме, пыталась убедить себя она. Вдруг мальчик подслушал их разговор?
        - Калеб объяснил почему? - осторожно поинтересовалась Кэт, зная, что Кейт обладает отличной интуицией и тонко чувствует ситуацию.
        Вчерашнее состояние Кэт, когда она, ослепленная гневом, буквально ворвалась в дом, о многом сказало ее подруге. Но надо отдать должное Кейт - она ни о чем не допытывалась ни вчера, ни сегодня. Однако ее так и распирало от любопытства, особенно после того, как Адам не появился в школе. Но не в привычках Кейт было торопить события. Она решила подождать, пока Кэт сама захочет поговорить обо всем.
        - По семейным обстоятельствам - это все, что он мне сказал, - ответила она и подошла к столу, чтобы помочь Кэт лущить горох к обеду.
        Замечательно! Правда, Калеб говорил ей, что неподалеку у него живет сестра с маленькой племянницей, но все же Кэт не была уверена, что это истинная причина.
        - Надеюсь, с Адамом все в порядке, - пробормотала она, заметно волнуясь.
        Кейт успокаивающе погладила ее руку.
        - Калеб - любящий и заботливый отец, Кэт, и я думаю, после вашего разговора он будет контролировать ситуацию.
        Кэт не решилась рассказывать Кейт и Китти о вечере, проведенном с Калебом, о его жизни и неудачной женитьбе. Она лишь упомянула о причине их жаркого спора с женой в день катастрофы. И уж совсем ей не хотелось говорить о том, что произошло между ней и Калебом поздно ночью.
        Кэт сама не понимала, почему ее так тянет к Калебу. Ни один мужчина раньше не был для нее таким желанным. И сейчас она знала наверняка, что занялась бы любовью с Калебом, если бы он захотел этого. Фактически он отверг ее, затем она разнервничалась, накричала на него, между ними вспыхнула ссора, и Кэт в спешке покинула Розовый Коттедж.
        Вполне типично для нее. Кэт всегда поступала по-своему. Даже отец признавал, что с рождения она была своевольна и безумно упряма, и меняться она не собиралась.
        Иногда Кэт скучала по родителям, по Ирландии так сильно, что чувствовала почти физическую боль. Ее отец был маленького роста, с рыжими волосами, зелеными глазами и такой же решительный и прямой, как и его дочь. По поводу вчерашнего вечера он непременно высказался бы несколькими смачными фразами, выражающими его отношение к англичанам. Это не уменьшило бы ее боль, не ослабило бы силу ее чувства к Калебу, но отец смог бы морально поддержать Кэт, дать совет и все разложить по полочкам. Может быть, ей удастся съездить домой на выходные, чтобы как-то успокоиться и определиться на будущее.
        - Тоби звонил после твоего ухода. - Слова подруги вернули ее к действительности. - Рвался исполнить свой братский долг. - Кейт скорчила гримасу. - Но Китти удалось унять его пыл. Она сказала, что нет причин для беспокойства, так как ты в компании джентльмена и ему можно доверять.
        Да, Калеб достоин доверия, чего нельзя сказать о ней. Кэт вопросительно подняла брови:
        - Китти так и сказала ему?
        - Конечно, - подтвердила Кейт. - Твой мистер Рейнольдз, кажется, произвел на нее хорошее впечатление.
        - Он вовсе не мой, - огрызнулась Кэт. - И я не понимаю Китти, она ведь никогда с ним не встречалась.
        - Но я же видела его, дорогая. - Китти вошла в кухню и присела за стол рядом с девушками. Одетая в голубой сарафан и с распущенными по плечам светлыми волосами, она выглядела бодрой, веселой и гораздо моложе своих семидесяти двух лет. - Я отлично разбираюсь в мужчинах.
        Интересно, какова была бы реакция Китти, если бы Кэт рассказала ей о подробностях прошлой ночи?
        - Ты должна пригласить его к нам на ужин, Кэт, - предложила Китти, начиная накрывать на стол. - Кейт сказала мне, что по проекту его прапрадеда был построен наш дом.
        - Да, - подтвердила Кэт. - А ты не думала, что Калеб может узнать тебя? - предположила она, всей душой противясь этому визиту.
        - Мне не показалось, что мистер Рейнольдз приветствует вторжение в свою личную жизнь и отличается излишним любопытством по отношению к другим, - медленно сказала Китти. - Кроме того, я всегда говорила вам, девочки, что мой образ жизни не должен влиять на вашу судьбу.
        - Девочки, - усмехнулась Кэт, качая головой. - Тебе не кажется, что мы уже выросли?
        - Это так, - согласилась Китти. - Пройдет немного времени, вы встретите великолепных мужчин, выйдете замуж и родите детей.
        - Сейчас ты говоришь совсем как Тоби, - возмутилась Кэт.
        - Вот уж кто поистине великолепен, - насмешливо заметила Кейт.
        Прошли пятница, выходные дни, но ни Тоби, ни Калеб так и не появились в Клив-Хаузе. Кэт немного успокоилась, хотя каждый раз, собираясь ложиться спать, украдкой бросала взгляд в сторону Розового Коттеджа, желая удостовериться, горит ли там свет.
        Но самым необычным было отсутствие Тоби. В воскресенье вечером Кэт пришла к выводу, что все-таки необходимо пойти проведать его. Могло случиться так, что Тоби заболел, и, кроме них, помочь ему было некому. А может быть, он думал, что Кэт все еще сердится на него, и поэтому держался в стороне.
        У Китти были свои планы на этот вечер - она решила немного поработать в саду, когда спадет жара. У Кейт болела голова, поэтому Кэт в одиночестве отправилась к Тоби.
        Тоби жил на другом краю деревни, и Кэт надеялась, что прогулка благотворно подействует на нее. По пути она посмотрела на Розовый Коттедж. Машины около дома не было, свет в окнах не горел, значит, Калеб еще не приехал.
        Коттедж Тоби показался ей каким-то пустым, когда она подошла к нему через десять минут. Окна были темные, но это ни о чем не говорило - Тоби мог находиться в одной из дальних комнат. Осмотревшись, Кэт обнаружила, что и спортивная машина тоже отсутствует.
        Конечно, замечательно найти двух великолепных мужчин, выйти замуж и поселиться вместе с ними. Но, похоже, они с Кейт так напугали возможных претендентов, что те попросту исчезли с горизонта.
        Все же Кэт подошла к двери и позвонила, надеясь, что Тоби все-таки дома. Не дождавшись ответа, она обошла коттедж и остановилась около студии.
        - Вас подвезти до дома?
        Калеб! У Кэт перехватило дыхание, а сердце учащенно забилось, едва лишь она услышала его голос.
        Они не виделись с тех пор, как… Сможет ли она взглянуть ему в глаза после того, как так глупо вела себя?..
        - Садитесь в машину, Кэт, - сказал Калеб. - Я не собираюсь похищать вас, а всего лишь предлагаю доставить домой.
        Кэт резко обернулась, почувствовав насмешку в его голосе, щеки ее вспыхнули от гнева, глаза горели. Но Калеб только широко улыбался, глядя на нее.
        - Я знал, что вы именно так отреагируете, - протянул он, наклоняясь, чтобы открыть ей дверцу.
        - Я настолько предсказуема? - пробормотала Кэт, усевшись рядом с ним.
        Посмотрев на заднее сиденье, она увидела спящего Адама.
        - К несчастью, нет, - уже серьезным тоном ответил Калеб. - Навещаем друзей?
        Кэт, не мигая, встретила его пристальный взгляд.
        - Его нет дома, - сдержанно сказала она.
        - «Его»? - тихо повторил Калеб, а его серые глаза сузились. - Это Вестворд? - попытался угадать он, затем завел мотор, и машина рванула с места.
        Кэт едва успела пристегнуть ремень безопасности, как была с силой отброшена назад.
        - Да, - стиснув зубы, проговорила она.
        - И как часто вы навещаете его?
        - По-моему, это не ваше дело, - язвительно парировала девушка, снова оборачиваясь, чтобы убедиться, что их голоса не разбудили Адама.
        Калеб пожал плечами.
        - Как отец одного из ваших…
        - Калеб, пожалуйста, - с раздражением перебила его Кэт. - Моя личная жизнь не касается никого, кроме меня.
        Нечто подобное она уже не так давно выговаривала Тоби. Просто удивительно! Она провела здесь уже несколько лет, была вполне довольна своей жизнью, но с прошлой недели наступил полный хаос. С момента приезда Калеба.
        - Что-то я не припомню, чтобы вы возражали против моего прихода к вам в среду вечером.
        Калеб внимательно посмотрел на нее.
        - Тогда я не считал себя вправе, - небрежно бросил он.
        Кэт вызывающе рассмеялась.
        - Как прекрасно самому определять права и свой собственный статус. Лично я всегда остаюсь собой, - добавила она выразительно.
        Он кивнул:
        - Прямая, искренняя, импульсивная, красивая…
        - Вы не смеете…
        - … оживляющая все вокруг своим появлением, - закончил он, не обращая внимания на ее слова. - Какое фатальное сочетание качеств в одной женщине!
        Кэт с подозрением взглянула на Калеба, но его лицо было сосредоточенно и печально.
        Она промолчала. Да и что можно сказать в ответ на такие слова?
        За последние четыре дня она решила, что самое лучшее для нее - держаться подальше от этого человека. Он должен сам решать свои проблемы, а ей не следует усложнять ни свою, ни его жизнь.
        Калеб криво усмехнулся.
        - Значит, еще и таким способом можно заставить вас замолчать, - спокойно произнес он, явно забавляясь.
        Кэт упрямо сжала губы и крепко сцепила пальцы рук, чтобы не дать волю своей
«импульсивности». Она прекрасно понимала, что Калеб имел в виду.
        С огромным облегчением Кэт увидела, что они уже приближаются к дому. Она не знала, как долго сможет сохранять молчание, так как испытывала непреодолимое желание высказать Калебу все, что думает о нем и его проклятых намеках.
        К несчастью, когда Калеб остановил машину около калитки, Кэт увидела, что Китти еще находится в саду и вырезает сухие стебли из кустов роз.
        Именно этой неожиданной встречи она так надеялась избежать. Особенно после предложения Китти пригласить Калеба к ужину. И тут Китти поднялась с колен, помахала рукой в знак приветствия и направилась к ним навстречу.
        В этот момент Кэт поняла, что все пропало!



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Кэт быстро выскочила из машины, хотя и понимала, что ее спешка ни к чему не приведет. Калеб медленно последовал за ней и тоже подошел к калитке, где стояла улыбающаяся Китти - высокая, стройная, элегантная, с великолепной осанкой, светлыми волосами и голубыми глазами, излучающими дружелюбие.
        Чуть постаревшая Кэтрин Мэйтланд, бывшая оперная звезда, подумала Кэт. Да, в этом трудно было ошибиться.
        - Мистер Рейнольдз, - тепло приветствовала его Китти, протягивая руку, а затем неловко рассмеялась, вспомнив, что работала в саду. - Извините, но садоводство - довольно грязное занятие. А я так люблю покопаться в земле, а вы, мистер…
        - Пожалуйста, зовите меня Калебом, - мягко перебил он. - Боюсь вас разочаровать, но я не любитель.
        - Но вы должны попробовать, Калеб! - с энтузиазмом воскликнула Китти. - Я считаю, что это своего рода терапия.
        - Ну, я могу попытаться, во всяком случае, пока живу здесь, - без особого восторга согласился он.
        Тема разговора исчерпана, формально Китти и Калеб уже представлены друг другу, обрадовалась Кэт. Рано обрадовалась - Калеб далеко не глуп, более того, он страстный поклонник Кэтрин Мэйтланд!
        - Тогда пойдемте ужинать, Калеб, - любезно пригласила его Китти. - Конечно, вместе с Адамом, - прибавила она с улыбкой.
        - Если бы я знал заранее, то непременно оставил бы Адама с няней, - решительно ответил Калеб. - Он еще очень мал, и я стараюсь по мере сил соблюдать режим.
        - Тогда приходите к нам, когда вам будет удобно, - согласилась Китти. - У вас очаровательный сын, Калеб. Вы должны гордиться им.
        Она понимающе сжала его руку.
        - Я и горжусь, - признался Калеб.
        Хотя больше ничего не было сказано, но подразумевалось, что об автокатастрофе и травме Адама хорошо известно.
        - Кейт мне говорила, что Клив Рейнольдз ваш предок и именно он спроектировал и построил этот дом. - Китти ловко изменила тему разговора.
        - Это мой прапрадед, - кивнул Калеб.
        - Подумать только, как тесен мир, не правда ли? - Китти послала ему одну из своих ослепительных улыбок.
        - Намного теснее, чем я предполагал, - пробормотал он.
        Несколько секунд Кэт внимательно наблюдала за ним - он знал! Калеб ничем себя не выдал, но что-то в его лице убедило ее: он ясно представлял, что перед ним знаменитая актриса.
        Своим именем Китти вовсе не хотела кого-то запутать или ввести в заблуждение. Просто предпочитала, чтобы ее звали по-дружески - Китти. Кэтрин, решила она, осталась в прошлом.
        - Тогда, Калеб, ждем вас завтра к ужину, - настаивала Китти.
        - Хорошо, - согласился он. - Постараюсь договориться с няней.
        Кэт не думала, что с этим у него возникнут трудности, так как не сомневалась, что Джейн будет свободна в понедельник вечером. Проблема была в другом - провести в обществе Калеба, по меньшей мере, часа три и все время ожидать, вдруг он заговорит о Кэтрин Мэйтланд.
        Каким-то образом нужно попробовать уговорить Китти отменить свое приглашение. Однако Китти, вот уже двадцать пять лет ограждавшая себя от посторонних, была просто не способна понять, почему она все еще представляет такой интерес для многих людей.
        Примерно год назад какая-то женщина, приехавшая в их деревню, настойчиво расспрашивала всех о Кэтрин Мэйтланд, пытаясь собрать информацию. Деревенские жители были, как всегда, начеку и сказали, что Кэтрин давно уже не живет здесь.
        Китти пришла бы в ужас, если бы узнала об этом. А Кэт и Кейт всегда помнили, что ее внезапный уход со сцены сопровождался сплетнями и злословием и в течение многих лет репортеры пытались узнать причины такого решения, чтобы опубликовать историю жизни и любви знаменитой певицы.
        С годами девушки поняли, кому можно доверять. Тоби не представлял угрозы для Китти, воспринимая ее только как бабушку Кейт и ничего не зная о ее прошлом, в противоположность Калебу.
        - Отлично, - обрадовалась Китти. - В половине восьмого. А сейчас я вас покидаю. Доброй ночи.
        - Завтра утром Адам приедет в школу? - осторожно спросила Кэт Калеба.
        - Я не вижу причин, почему бы нет, - медленно ответил тот.
        - Я… мы думали, что, возможно, ваши дела Здесь уже закончились.
        - Нет. А вы надеялись, Кэт? - язвительно поинтересовался он.
        Ее зеленые глаза предупреждающе вспыхнули.
        - Я с удовольствием жду встречи с ним утром.
        - Как жаль, что не со мной завтра вечером, - лукаво заметил Калеб.
        Кэт пристально посмотрела на него.
        - Полагаю, вы гость Китти, а не мой. У меня несколько иные планы на завтрашний вечер, - упрямо произнесла она.
        Конечно, никаких планов у нее не было. Она знала, что Китти не одобрит ее отсутствия, ведь пожилая женщина пригласила Калеба, будучи уверенной, что Кэт им интересуется.
        Калеб смерил ее холодным взглядом.
        - Вы опять собираетесь к Вестворду? Она вызывающе откинула голову назад.
        - А что, если так?
        Теперь в его глазах появилось отчаяние.
        - Мы можем по-разному относиться к вещам, но я всегда считал, что выбор остается за мужчиной.
        Ответный удар! Как, черт возьми, он смеет судить ее? Сейчас она никак не могла представить себе, что же ее привлекало в нем с первой встречи. Китти, без сомнения, будет раздосадована, откажись она от совместного ужина. Потому что ни под каким предлогом Кэт не смогла бы сидеть с Калебом за одним столом. С каким наслаждением она запустила бы в него тарелкой! Этот человек обладал редкой способностью выводить ее из себя.
        - Вы на удивление старомодны, Калеб, - сказала она с неприкрытым сарказмом.
        - Возможно, - раздраженно ответил он. - Но мне кажется, что именно это и ценится.
        - Только мужчинами, - усмехнулась она, совершенно не понимая, почему так заупрямилась. - Лично я благодарю Бога, что прошли те дни, когда женщина терпеливо ждала, пока какой-нибудь мужчина обратит на нее внимание. Его губы исказила легкая гримаса.
        - Я очень сомневаюсь, чтобы вы, Кэт, сидели в ожидании кого-то. И не уверен, что сам хотел бы быть с женщиной, которой так легко добиться.
        Она недоуменно покачала головой.
        - По-моему, вам еще не приходилось никого добиваться. Так или иначе, Калеб, я уверена, вы проведете прекрасный вечер. А сейчас мне действительно пора. Надо успеть кое-что подготовить к утру. А вам надо укладывать Адама, - быстро добавила она, видя, что Калеб собирается снова заговорить.
        - Я непременно так и сделаю.
        Опять этот холодный оценивающий взгляд!
        - Но я бы хотел вас увидеть, прежде чем вы решите, чем займете себя вечером во вторник. Может быть, накануне поужинаем вместе? Или сразу после вторника?
        Кэт нарочно не смотрела в его сторону. Они пойдут ужинать вдвоем? Наедине? Не будет этого!
        - Мне кажется, вы не захотите, чтобы Адам оставался с няней два вечера подряд, - заметила Кэт, краем глаза наблюдая, как лицо его снова сделалось мрачным. - Кроме того, - решительно продолжала она, - и этот вечер у меня, к сожалению, занят.
        Темные брови поднялись над холодными серыми глазами.
        - Опять Вестворд?
        Она тряхнула рыжими локонами.
        - У меня есть и другие друзья.
        Калеб тяжело вздохнул:
        - Уж в этом-то я уверен, Кэт. Похоже, мы плохо начали сегодняшний вечер…
        - Разве только этот вечер? - перебила она. - Если мне не изменяет память, вечер на прошлой неделе тоже не совсем задался.
        Ее щеки вспыхнули, когда она вспомнила, как убегала из его коттеджа той ночью. Заметил ли Калеб ее смущение?
        - Я считаю, что нам не следует встречаться. Кажется, мы раздражаем друг друга.
        - Не думаю, что это раздражение, Кэт. Мы…
        - Я действительно должна идти, Калеб.
        Кэт быстро отвернулась от него, почти уверенная, что сейчас окажется в его объятиях и тогда предательская дрожь выдаст ее с головой. Она страстно желала его и одновременно говорила совершенно противоположные слова. Вопреки ее ожиданиям чувство влечения к нему не ослабло за последние четыре дня, а, наоборот, усилилось.
        - Увидимся завтра утром, - сказала она, кивнув ему на прощание, и поспешила к дому.
        - Кэт!
        Она застыла на месте, затем медленно повернулась и посмотрела ему в глаза. - Да?
        - Почему вы все время убегаете? - хрипло спросил Калеб.
        Кэт почувствовала, как внутри у нее закипает ярость. Разве во время их встреч она хоть, словом намекнула на свои прошлые неудачные отношения с мужчинами?
        - Я ни от кого не убегаю, Калеб, - заявила она, еле сдерживая гнев. - Я просто возвращаюсь домой.
        - Не прикидывайтесь дурочкой, - спокойно ответил он.
        Зеленые глаза возмущенно сверкнули.
        - Вы предпочитаете, чтобы я стала грубой?
        - Я предпочитаю видеть вас прямой и честной.
        - «Прямой и честной», - повторила Кэт, качая головой. - Ну что ж, если хотите правды, та вы ее получите. Вы…
        - Похоже, я начинаю сожалеть о своих словах, - обреченно промолвил он.
        - А у меня такое ощущение, что ваше сожаление не так уж велико, - насмешливо возразила Кэт. - Правда, в том, что я не хочу быть вовлечена…
        - Слишком поздно, Кэт, мы уже вовлечены, - отрезал Калеб. Его взгляд буквально приковывал ее к месту. - Почему вы с таким упорством отталкиваете меня? Кто он?
        - Он? - вызывающе переспросила она.
        - Ну да, тот человек, который причинил вам боль и заставил так страдать, что теперь вы избегаете мужчин, - спокойно произнес Калеб. - Кем он был для вас? Что он сделал?
        Кэт глубоко вздохнула, делая над собой усилие, чтобы не вспылить.
        - Не старайтесь изменить ситуацию, Калеб, - ловко ускользнула она от ответа. - Мы с вами слишком разные…
        - Конечно, вы - женщина, а я - мужчина, - сардонически заключил он.
        - … во взглядах, воспитании, образе жизни, - закончила Кэт, пристально глядя ему в глаза и удивляясь в глубине души его легкомыслию. - Мы можем быть только друзьями. Я…
        - Я думал, мы уже подружились.
        Кэт отрицательно покачала головой:
        - Это далеко не так.
        В обществе друзей она всегда чувствовала себя расслабленно и комфортно, будто надеваешь старые удобные тапочки. С Калебом были совсем иные ощущения, о которых она старалась не думать.
        - Калеб, поверьте, будет лучше, если мы оставим все как есть. Вы - отец ребенка, я - хозяйка школы.
        - Послушайте, Кэт, разве вам неизвестно, что во взаимоотношениях людей не бывает обратного пути? - резко спросил он. - Мы не сможем поддерживать с вами исключительно деловые отношения. Нам с Алисией пришлось вернуться к общим делам и сохранять дружбу после медового месяца, однако ничего путного из этого не вышло.
        Кэт почувствовала легкую дрожь. Он прав. После всего, что было между ними, ей бы не удалось заставить себя воспринимать Калеба Рейнольдза всего лишь как отца Адама.
        - Я предлагаю попробовать, - отрывисто заявила Кэт и быстро направилась к дому.
        Чувствуя слабость в ногах, девушка прислонилась к двери и прикрыла глаза. Ей очень хотелось надеяться, что Калеб не пробудет долго в их деревне, иначе она просто не сумеет справиться со своими чувствами. Увидев его сегодня, Кэт поняла, что не доверяет сама себе, оставаясь с ним наедине. Откуда этот предательский жар в груди, откуда желание почувствовать его губы на своих губах? Он вызывал в ней страсть, волнение, желание. Он…
        - Кэт, Китти сказала мне, что пригласила Калеба завтра к ужину.
        - Похоже, что так, - невесело подтвердила Кэт. - По-моему, он обо всем догадался с первого взгляда.
        - Да? - встревожилась Кейт.
        - В любом случае Китти должна была согласовать с нами свое приглашение и удостовериться в том, что мы будем дома.
        - Логично, - спокойно сказала Кейт. - Только меня-то не надо убеждать.
        Конечно, главная проблема была в том, чтобы убедить Китти. И не потому, что Китти могла, рассердится, - Китти никогда не сердилась и не гневалась. Просто она будет обижена, раздосадована и огорчена. А девушки так сильно ее любили, что пытались уберечь от всего, что могло бы вызвать у нее эти чувства.
        Но в данном случае у Кэт не было другого выхода. Она знала определенно, что ни за что не останется ужинать вместе с Калебом.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Привет, Кэт!
        - Привет! - Она обернулась поприветствовать ребенка, прибывшего утром в школу, но на мгновение потеряла дар речи, когда увидела, кто это был.
        Адам! И он заговорил! Его голосок был хриплым и немного срывающимся, но он говорил вполне отчетливо.
        Кэт пристально посмотрела на высокого мужчину, стоявшего рядом с сыном. Почему Калеб ничего не сказал ей вчера? Ах, ну да… Они слишком много спорили и были так заняты друг другом, что он не нашел удобного случая поговорить о малыше.
        - Доброе утро, Адам. - Она быстро отвернулась от Калеба, испытующе смотревшего на нее, и опустилась на корточки рядом с мальчиком. Теперь они были почти одинакового роста. - Как ты провел выходные?
        Что бы ни произошло за эти дни - Калеб, возможно, многое объяснил ему, - самое главное, что Адам преодолел эмоциональный барьер. Сейчас, если привлечь к этому внимание, дать мальчику понять, какие перемены в нем произошли, можно только все испортить.
        - Ты, наверное, хорошо повеселился со своей сестренкой, правда? - весело спросила она, с трудом сдерживая желание подхватить его на руки и закричать во весь голос от радости.
        Кэт уже не сомневалась, что через несколько дней он станет таким же шумным и непоседливым, как и другие дети.
        Адам наморщил нос и презрительно сказал:
        - Она же девчонка!
        Кэт от души рассмеялась над его недовольным видом. Она слегка взъерошила ему волосы и встала.
        - Когда-то я тоже была девчонкой. Но мы же растем, взрослеем.
        - И тогда начинаются взрослые проблемы, - негромко пробормотал Калеб, но Кэт его услышала.
        - Китти такая замечательная, - медленно сказал Адам, подумав несколько секунд. - Мы придем сегодня навестить вас, Кэт, - с удовольствием добавил он.
        Кэт пришла в ярость, почувствовав откровенную насмешку в словах Калеба, но после заявления его ребенка вопросительно посмотрела на отца.
        - Возникла проблема с няней, - сухо объяснил тот. - Джейн собралась вечером с другом в кино. Мы только что созвонились с Китти, и она перенесла ужин на более ранний час, что бы я мог прийти в Адамом.
        У Кэт в душе все оборвалось. И вовсе не потому, что Калеб хотел взять с собой сына, а потому, что он сам звонил Китти. Столько лет они берегли ее покой, защищая от любых попыток вторжения в ее личную жизнь! А теперь этот мужчина может встретиться с ней, когда только пожелает.
        - Ты ведь тоже придешь, Кэт? - Адам сжал обеими ладошками ее руку и умоляюще посмотрел ей в. глаза.
        - Китти, кажется, говорила, что у Кэт какие-то дела, - вмешался Калеб, вызывающе глядя на девушку, обескураженную просительным тоном малыша.
        Калеб, будь он проклят, знал, что Кэт не сможет присутствовать за ужином! Она лично поставила его в известность вчера вечером. Кэт почувствовала тайный сговор.
        Утром Китти едва ли выглядела расстроенной, когда Кэт объявила ей, что за ужином ее не будет, а ведь Калеб вчера уже знал об ее предполагаемом уходе.
        Однако, глядя на Адама, в эти темно-карие, широко открытые глаза, такие чистые и наивные, она была поставлена в тупик. Возможно, присутствие мальчика немного смягчит неловкость, предотвратит возможные расспросы Калеба, и вечер пройдет не столь натянуто?
        - Мои планы рухнули. - Она, не мигая, встретила лукавый взгляд Калеба. - И сегодня вечером я буду дома.
        Адам весь засветился от удовольствия, затем отпустил ее руку и оглянулся на других детей, игравших неподалеку.
        - Ну что ж, Адам, беги к своим друзьям, - подтолкнул его отец. - Мы увидимся попозже. И вдвоем с Кэт они стали наблюдать, как мальчик нерешительно приблизился к ребятам, заговорил с ними, и уже очень скоро все играли вместе, весело и увлеченно.
        - Дети совсем по-другому воспринимают многие вещи, - с завистью сказала Кэт, обращаясь к Калебу.
        - Не всегда. Вот вы, например, когда приехала ваша кузина, - напомнил он ей.
        Калеб Рейнольдз помнит обо всем и слишком много знает!
        - То было детское соперничество, - возмутилась Кэт, - и это совершенно разные вещи.
        - Надеюсь, что так, - протянул Калеб. - Но мне не кажется, что ваши планы на сегодняшний вечер изменились, не правда ли? - Он замолчал, затем, глубоко вздохнув, продолжил: - А так как Джейн свободна завтра вечером, почему бы нам не пойти поужинать куда-нибудь вдвоем? По-моему, неплохая идея.
        Хотелось ли ей провести с ним вечер? Ответ должен быть, конечно, «нет». Но Кэт не терпелось узнать об удивительной перемене, происшедшей с Адамом.
        - Нам нужно кое-что обсудить, - мягко заметил Калеб.
        - Я…
        - Мы поговорим об этом чуть позже, Кэт, - прервал он ее. - Обещайте, что подумаете над моим предложением.
        Он бодро кивнул ей и удалился, обворожительно улыбаясь двум женщинам, прибывшим в школу со своими детьми.
        - Как жаль, что так мало отцов приезжают сюда, - лукаво сказала одна из женщин.
        - Особенно такие красавчики, как этот, - засмеялась другая.
        Кэт, к своему ужасу, поняла, что ее раздражает этот разговор. Как они посмели говорить о Калебе в таком тоне? Может быть, своей ослепительной улыбкой он намеренно спровоцировал их?
        Она тряхнула головой, чувствуя отвращение к себе. Да она же просто-напросто ревнует Калеба!
        Что с ней случилось? С тех пор как этот человек появился в ее жизни, она превратилась из свободной, беспечной женщины в зеленоглазого монстра, беснующегося оттого, что Калеб улыбается другим женщинам!
        Ей не следовало влюбляться в Калеба. А вдруг он уедет из деревни через несколько недель? И с чем она останется? В таких же растрепанных чувствах, как сейчас, только Калеба не будет рядом.
        К тому моменту, когда забрали последнего ребенка и все было убрано, Кэт подключилась к приготовлению ужина. Стол требовалось накрыть на пять человек, а не на троих, как обычно. А меню было составлено с учетом вкусов самого юного гостя - сначала дыня с клубникой, затем цыпленок, на десерт - шоколадная меренга и мороженое - если окажется, что Адам не любит меренгу.
        Кэт занялась приготовлением дынных шариков, укладывая их на блюдо вместе с клубникой.
        - Я так рада, что ты изменила решение и остаешься с нами, - тепло сказала ей Китти.
        Кэт покорно улыбнулась:
        - Мне было трудно устоять перед просьбой очаровательного трехлетнего кавалера.
        - А как же твоя встреча? - мягко рассмеялась Китти.
        Кэт быстро взглянула на Кейт, затем на Китти - то же невинное, вопросительное выражение лица.
        - Ее можно отложить, - сухо ответила она.
        - Я никак не могу понять, в чем у тебя проблема, Кэт. - Китти пожала плечами и начала чистить картошку. - Калеб - очень красивый мужчина, вежливый и воспитанный. Не думаю, что он стал бы расспрашивать меня о моей карьере, если, конечно, кто-то из нас не заведет разговор на эту тему.
        Они-то, конечно, не заговорят! - Кроме того, - продолжала Китти, поддразнивая Кэт, - ты уже ужинала у него на прошлой неделе. Он не женат, и, по-моему, у него никого нет. Так что все в порядке, дорогая. Я не нарушала никакие приличия, он сам мне рассказал, что его жена погибла в той аварии.
        Как же растянулись несколько минут, которые были у Калеба, чтобы договориться о встрече с Китти! По-видимому, они проговорили достаточно долго, если зашел разговор о его жене! - Но ты же уже знала об этом, Китти, - напомнила ей Кэт.
        - Конечно, знала, - согласилась пожилая женщина. - Но, несмотря на это, я сочла, что Калеб поступил как джентльмен, поставив меня в известность. Он очень приличный человек, - с удовлетворением заключила она.
        Кэт нахмурилась. Ей не понравилось, что он заговорил с Китти о своем семейном положении. Наверно, таким способом косвенно предупреждал, что вечер, проведенный с женатым мужчиной, полностью исключается. Однако не исключается вероятность, что Калеб сделал это по другой причине. Возможно, хотел узнать, как много Кэт успела рассказать о нем Китти. Это больше похоже на правду. Калеб не принадлежал к людям, с удовольствием распространяющимся о своей личной жизни, даже все то, чем он поделился с Кэт, произошло в доверительной обстановке и под влиянием обстоятельств. Кэт невесело усмехнулась: - Я думаю, ты не представляешь Калеба во всей красе, Китти.
        - Он не без недостатков, как, впрочем, и все мы, - спокойно ответила та. - Но я считаю его честным человеком.
        - Иногда, даже слишком честным, - с готовностью согласилась Кэт и, полагая, что наступил удачный момент, ускользнула из кухни под предлогом, что пора переодеться к ужину.
        Погода была изумительно теплой, но из-за Китти, настаивавшей на соблюдении этикета при приеме гостей, Кэт выбрала черное платье без рукавов, чуть выше колен, отлично подчеркивающее фигуру Ее стройные ноги покрылись бронзовым загаром за те часы, что она провела в саду, а каблучки черных туфелек сделали ее немного выше. Кэт причесывала свои непокорные локоны до тех пор, пока они не приобрели блестящий медный оттенок. Она посмотрелась в зеркало в своей спальне и нашла себя утонченной и элегантной.
        Через несколько минут, когда Кэт спустилась, Калеб и Адам находились в гостиной; Кэт уже знала об их прибытии, потому что слышала, как подъехала машина Калеба.
        Калеб замечательно смотрелся в темно-сером костюме и белой рубашке с галстуком. Адам был миниатюрной копией отца, только без пиджака. Поодиночке мужчины Рейнольдз были приятными и милыми людьми, в паре же их привлекательность и обаяние были поистине роковыми.
        Китти в своем голубом платье, улыбаясь, встала при ее появлении.
        - Я уже предложила напитки Адаму и Калебу, будь добра, налей себе вина. - Она указала на бутылку белого вина, которое открыла специально для своего гостя.
        Адам с удовольствием пил апельсиновый сок.
        - Кейт разговаривает по телефону, а я должна проверить, готов ли цыпленок.
        Китти извинилась и вышла из комнаты, оставив за собой аромат тонких духов.
        Кэт лихорадочно искала подходящую тему для разговора, отлично понимая, что выражает взгляд Калеба, не сводившего с нее глаз. Она не представляла, что можно сейчас сказать, - мозг отказывался ей служить.
        - Ты здорово выглядишь.
        Если бы эти слова произнес Калеб, то независимо от принятого ею решения она вся бы затрепетала от удовольствия. Но это был Адам, который восторженно, как взрослый, сделал ей комплимент.
        Кэт улыбнулась ему:
        - Так же, как и ты.
        - Постойте, молодой человек, - ласково проворчал Калеб, подходя к Кэт. - Найди свою собственную девушку. - И он слегка обнял Кэт за плечи.
        Его слова настолько ошеломили Кэт, что какое-то время она позволила этой властной руке обнимать себя. Она не девушка Калеба! И он не должен был говорить такие вещи при своем юном и впечатлительном сыне!..
        Кэт вывернулась из-под его руки под предлогом, что хочет поговорить с Адамом.
        - Адам первый увидел меня, - сказала она и заговорщицки подмигнула малышу.
        - На самом деле не я, - робко возразил он. - Но ты не можешь быть папиной девушкой.
        - Не могу? - осторожно переспросила Кэт.
        - Он очень старый, - со знанием дела произнес Адам.
        Кэт старалась изо всех сил сдержать смех, но, взглянув на помрачневшее лицо Калеба, не выдержала и громко рассмеялась.
        Слишком стар для нее! Разница в возрасте между ними составляла лет тринадцать-четырнадцать, но для своего трехлетнего сына отец был просто стариком.
        Калеб нарочито сурово посмотрел на сына, но по плотно сжатым губам было ясно, что ему трудно не засмеяться вместе с ней.
        - К тому времени, когда соберешься жениться ты, Кэт будет уже старушкой, - поддразнил он Адама, взъерошив ему волосы.
        - Тогда ладно, - согласился Адам. - Я…
        - Извините. - Кейт, ослепительно улыбаясь, вошла в комнату. - Бокалы у всех наполнены?
        Кэт была благодарна подруге за то, что она присоединилась к разговору, внешне казавшемуся легким и непринужденным, но для двух взрослых таившему серьезную опасность.
        Однако через несколько минут, в течение которых Кейт щебетала без умолку, Кэт удивленно взглянула на подругу, находя ее состояние более чем странным. Глаза Кейт лихорадочно блестели, на щеках появился яркий румянец, а веселость казалась неестественной.
        С кем она говорила по телефону?
        Кейт чуть заметно кивнула головой, когда увидела, что Кэт смотрит на нее, и завела разговор о хорошей погоде.
        Да, решила про себя Кэт, с Кейт определенно что-то происходит. Кто-то звонивший ей расстроил ее. Нет, даже не расстроил, скорее встревожил. Кто и с какой стати?..
        - Обед подан, - объявила Китти.
        Они впятером представляли собой довольно необычное общество. Так, во всяком случае, показалось Кэт, когда они направлялись в столовую: вместе три поколения, это так походило на семью. Кэт тут же отбросила эту мысль - после недавнего разговора с Калебом подобные идеи нарушали ее душевное равновесие.
        - К сожалению, нам недостает одного мужчины, - заметила Китти, оглядев собравшихся. Затем стала рассаживать всех по местам. - Я думаю, что лучше всего, если я сяду во главе стола, Кэт с Адамом - слева от меня, а Кейт и Калеб - справа. Согласны?
        В этот момент раздался звонок в дверь.
        - Как не вовремя! - Китти раздраженно нахмурилась.
        Кейт вскочила с места.
        - Я открою.
        - Сиди.
        Кэт насильно усадила подругу. Кейт запротестовала: - Но…
        - Я обещаю, что вернусь еще до того, как все остынет, - смеясь, пообещала Кэт, обращаясь к Китти, упорно игнорируя Калеба, но всем своим существом чувствуя, что он внимательно наблюдает за ней.
        Ничего страшного не произойдет, если она на несколько минут покинет их компанию, ведь вечер обещал быть таким долгим.
        - Тоби! - изумленно воскликнула она, открыв дверь.
        Он исчез почти неделю назад, вот почему его появление оказалось неожиданностью для Кэт. С одной стороны, было невежливо уехать вот так, не попрощавшись, особенно после столь частых совместных застолий. Но Кэт также знала, что темпераментный Тоби целиком зависел от настроения и мог сорваться с места в любую минуту.
        - Не смотри на меня с таким удивлением, Кэт, - сказал Тоби, недовольный выражением ее лица. - Я звонил вам недавно и предупредил Кейт, что приеду.
        Так это с ним Кейт разговаривала по телефону несколько минут назад. Да чем, черт возьми, Тоби так разволновал ее?
        - Ну что, - он удивленно поднял брови, - ты так и оставишь меня стоять в дверях, Кэт?
        Тоби обычно никогда не огорчал Кейт.
        Имела ли Кэт право пригласить его в тот момент, когда все уже собрались за столом?
        Но едва она посмотрела Тоби в глаза, как поняла, что у нее нет выбора.



        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Посмотрите, кто приехал! - радостно объявила Кэт, когда они вместе с Тоби вошли в столовую. - Теперь, кажется, мужчин вполне достаточно, Китти.
        Она счастливо улыбалась, в то время как остальные продолжали сидеть за столом, пристально глядя на них с Тоби. Кейт, насколько поняла Кэт, пришла в смятение; Китти удивилась, но уже через мгновение ее лицо сделалось ласковым и приветливым, как и подобает гостеприимной хозяйке. Адам смотрел на нового гостя с любопытством, а Калеб - Калеб выглядел сердитым и хмурым и был откровенно не рад его появлению. I Приход Тоби принес Кэт некоторое облегчение. Она не сомневалась, что, если возникнет> необходимость, мужчины сами смогут выяснить отношения.
        - Тоби, садись, пожалуйста, - тепло пригласила Китти своего любимца. - Кэт, поставь еще один прибор, дорогая.
        - Я все сделаю, - немедленно вызвалась Кейт, вскочив со стула и быстро направляясь в кухню.
        - Я помогу ей, - Кэт последовала за подругой; прекрасно понимая, что представлялся удобный случай поговорить с Кейт.
        - Зачем он приехал? - простонала Кейт, прикрыв ладонью глаза. - Я ему сказала, что у нас сегодня гости. Совсем его не понимаю.
        - Не все ли равно?
        Кэт достала оставшуюся часть дыни из холодильника, сделала несколько дынных шариков и занялась клубникой.
        Кейт продолжала стоять, тяжело и прерывисто дыша.
        - Я не знаю. Я… Тоби повел себя недавно так странно.
        Кэт, приготовив фруктовое ассорти, достала недостающие столовые приборы.
        - Давно его здесь не было, - заметила она.
        - Я имела в виду, - пояснила Кейт, - когда он приходил к нам в последний раз. Тот самый вечер, который ты провела с Калебом.
        Всегда такая спокойная, уравновешенная, Кейт находилась сейчас почти на грани нервного срыва.
        - И что же было странного в его поведении? - медленно спросила Кэт подругу.
        - Он… он, - Кейт судорожно сглотнула, - он поцеловал меня, - с трудом выдавила она.
        - Тоби поцеловал тебя? - машинально повторила Кэт.
        Эта новость потрясла ее. Тоби относился к Кейт с благоговейным трепетом, ее уверенность и строгая манера поведения удерживали его от проявления фамильярности или каких-либо вольностей. Шутки шутками, но поцелуй - это уже слишком. И самое странное заключалось в том, что Кейт ни разу до сих пор не обмолвилась об этом.
        - И как ты чувствуешь себя после этого поцелуя? - Кэт испытующе посмотрела на подругу.
        Та снова разволновалась.
        - Я действительно была очень удивлена. Он… он никогда не намекал, не проявлял ко мне… Конечно, он поступил так только потому, что ты была с Калебом, но…
        - Забудь ты о Калебе хоть на минуту! - в сердцах сказала Кэт. - Я спросила, что ты почувствовала.
        На красивом лице Кейт промелькнула неуверенность.
        - Я… он… я… - Она села прямо на кухонный стол. - Мне понравилось, Кэт, - в отчаянии заплакала она. - Даже больше, чем просто понравилось. Я старалась выбросить все из головы, не дать этому повториться, но потом, когда он позвонил… Услышав его голос…? - Да ты влюбилась в него, - изумилась Кэт. Кейт и Тоби? Она не могла представить их вместе.
        - Что же мне делать? - опять заплакала Кейт.
        Кэт села рядом с ней и мягко взяла ее за руки.
        - Что ты сама хочешь делать?
        Кейт и Тоби… Они настолько разные. Тоби - эмоциональный, ветреный, а Кейт - серьезная, сдержанная. Притяжение противоположностей? А почему бы и нет? Они с Калебом тоже совершенно разные и все же определенно симпатичны друг другу.
        - Продолжения не будет, - тихо сказала Кейт. - Мы можем быть только друзьями, как и раньше.
        Кэт сочувственно покачала головой:
        - Вчера кое-кто объяснил мне, что в отношениях обратной дороги нет.
        - Калеб?
        - Калеб, - подтвердила она. - Неужели ты и вправду думаешь, что Тоби сможет остаться для тебя только другом? - Она пристально посмотрела на Кейт, находя ответ на свой вопрос в несчастном лице подруги. - Что Тоби сказал тебе по телефону? Хочет ли он все оставить по-прежнему?
        Вообще-то, сама Кэт так не думала. Сейчас ей стало понятно, почему Тоби исчез так неожиданно. Но ведь именно с Кейт он захотел поговорить, когда вернулся.
        - Я не знаю, чего он хочет, - честно призвалась Кейт. - Я всегда считала, что именно к тебе он…
        Кэт рассмеялась, когда поняла, что Кейт имеет в виду.
        - У нас с Тоби всегда были абсолютно невинные отношения! - весело воскликнула она.
        Кейт нахмурилась:
        - Но вам было хорошо вместе.
        - Слишком хорошо, - улыбнулась Кэт, - но нас ничего не связывало, кроме дружбы. - Она еще не совсем осознала, что произошло между Кейт и Тоби, но идея ей определенно понравилась.
        - Я думаю…
        - Все в порядке, леди? - Калеб возник в дверях и, скользнув взглядом по девушкам, сразу отметил, что они не занимаются делом, а просто сидят на столе и болтают. - Китти беспокоится.
        Кэт ободряюще сжала руку подруги.
        - Мы уже идем, - быстро ответила она Калебу. - Будьте добры, помогите мне. - Кэт протянула ему два бокала и, взяв вазочку с фруктами, обернулась к Кейт. - Готова? - весело спросила она.
        - Готова, - глубоко вздохнула Кейт, беря ножи и вилки.
        Вернувшись в столовую, Кэт с любопытством взглянула на Тоби. Его глаза неотступно следили за Кейт, которая чуть наклонилась к нему поставить прибор. Да, она оказалась права - Кейт, и Тоби уже никогда не будут просто друзьями.
        Когда все, наконец, расселись по местам, Кэт бросила быстрый взгляд на Калеба, ничуть не удивившись, что он пристально смотрит на нее, а его брови вопросительно приподняты.
        - Вот так намного лучше, - довольно произнесла Китти, совершенно не замечая возникшей напряженности.
        Они с Адамом, пожалуй, были единственными из всех присутствующих, кто ничего не понимал. Кейт сидела справа от Тоби, усиленно поглощая фрукты, и решительно не смотрела в его сторону. Кэт даже сомневалась, понимает ли ее подруга, что именно она ест.
        А Тоби вяло ковырял вилкой в своей тарелке, его веселая самоуверенность куда-то исчезла. Было очевидно, насколько неловко он себя чувствует.
        Китти продолжала радостно улыбаться.
        - Первый званый ужин в этом доме за…
        У Кэт перехватило дыхание, когда Китти сделала паузу, а Кейт резко повернулась к своей бабушке. Обе с нетерпением ждали, что скажет Китти.
        - … за последние годы, и я так давно мечтала об этом, - беспечно закончила она.
        - А я считал, что вы втроем живете тут не более трех-четырех лет, - вступил в разговор Калеб.
        Наступила гробовая тишина. Кэт знала, что так и будет. Значит, Калебу точно известно, сколько они живут здесь и кем была Китти в прошлом. Пытался ли он навязать им какую-то игру сейчас? Мысль об этом страшно разозлила ее.
        - Три-четыре года иногда кажутся бесконечно долгими, - резко заметила она, - а в некоторых случаях, - она многозначительно посмотрела на Адама, - это целая жизнь.
        Лицо Калеба приобрело насмешливое выражение, когда он понял, как ловко Кэт повернула тему разговора.
        - Так и есть, - согласился он. - Признаю свою ошибку.
        И он слегка наклонил голову в сторону Китти. У той едва заметно дрогнули губы.
        - В моем возрасте, Калеб, три года кажутся вечностью. Кто-то говорит, чем старше становишься, тем быстрее летит время, но я спешу вас уверить, что это не в моем случае.
        Легкая тень пробежала по ее красивому лицу. Кэт никогда не слышала, чтобы Китти говорила с такой тоской, словно о многом сожалела в своей прошлой жизни.
        А тут еще Кейт, пребывавшая в совершенно растрепанных чувствах из-за внезапной влюбленности в Доби.
        И ее собственное состояние оставляло желать лучшего.
        Они втроем прожили здесь несколько спокойных и счастливых лет. Но с приездом Калеба все резко изменилось…
        - А вы что делаете в наших краях, мистер Рейнольдз? - поинтересовался Тоби. Очевидно, пока девушки были на кухне, Китти представила их друг другу.
        Калеб перестал, есть и холодно взглянул на Тоби.
        - Да так, кое-что, - значительно протянул он. - А вы?
        - То же самое, - осторожно ответил Тоби. - Но я уверен, что девушки, - он обернулся к ним с ласковой улыбкой, словно ища у них поддержки, - подтвердят: у меня это хорошо получается.
        - Очень, - поспешно сказала Кэт. - И, по-моему, пора покончить с формальностями, мы здесь все друзья, - добавила она, не очень веря собственным словам.
        - Но, наверно, существуют причины, по которым вы приехали рисовать именно в эту деревню, - настаивал на ответе Калеб.
        Тоби посмотрел на него сузившимися глазами.
        - Здесь так красиво, - пробормотал он.
        Калеб слегка наклонил голову.
        - Я согласен с вами. Но, насколько мне известно, вы не пишете пейзажи.
        Кэт бросила на Калеба недоуменный взгляд. Несколько дней назад у нее создалось впечатление, что он никогда прежде не слышал о Тоби, а тем более о его работах. Вероятно, с тех пор Калеб где-то раздобыл сведения о нем.
        - Да, вы правы, не пишу, - резко произнес Тоби. - Когда я говорил, что это красивое место, то имел в виду царящие здесь мир и покой. И мне очень приятно, что местные жители не суют свой нос в чужие дела.
        Даже Китти, не выносившая никаких конфликтов, не смогла ослабить возникшее чувство неприязни между мужчинами.
        С огромным трудом им удалось преодолеть первый этап сегодняшнего вечера. Девушки вызвались вымыть посуду и накрыть стол для горячего. Вскоре к ним присоединился Калеб.
        - Почему вы оставили Адама одного? Ведь прошло всего несколько дней, как мальчик заговорил! - накинулась на него Кэт.
        Калеб улыбнулся.
        - Когда я выходил из гостиной, Китти с воодушевлением расспрашивала его о прошедших выходных.
        Кэт не могла придраться к поведению Калеба в течение оставшегося вечера. Он бессовестно льстил Китти, добродушно поддразнивал Адама, увлеченно беседовал с Тоби о Лондоне, мягко беседовал с Кейт о котятах. Если Кэт и хотела найти какие-либо недостатки, то их просто не было, если не считать того, что он не спускал с нее глаз.
        Она с удовольствием полакомилась шоколадной меренгой, умело приготовленной Китти, прислушиваясь к общему разговору. Но через некоторое время снова почувствовала потребность в передышке. Что же с ней творится? Как быть с ее любовью к Калебу?



        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        - Я решил не дожидаться кофе, - обратился Калеб к Кэт. - Адам почти заснул в кресле, и мне нужно отвезти его домой. Так что, боюсь, вам придется пить кофе без меня.
        - И без меня. Я тоже ухожу, - заявил Тоби в ответ на вопросительный взгляд Кэт.
        Нет, Тоби не может просто так уйти. Он навязал им свое присутствие на сегодняшний вечер по известным ему одному причинам. Бедная Кейт пребывала на грани нервного срыва с момента его телефонного звонка. И теперь Тоби просто обязан предоставить Кейт хоть какие-то объяснения, если не более.
        - Останься еще ненадолго, Тоби. - Кэт подошла к нему и накрыла его руку своей. - Ты так торопишься, как будто тебе нужно кормить собаку или…
        - Или уложить ребенка в кровать, - резко вставил Калеб.
        Он переводил взгляд с Кэт на Тоби, которые стояли совсем близко друг к другу - Затем, нахмурившись, быстро повернулся и направился обратно в столовую.
        - Калеб!
        - Оставь его, Кэт, - сурово отрезал Тоби. - Он же достаточно проявил себя сегодня. Я его раскусил.
        Она, прищурясь, посмотрела на него, и ее рука, потянувшаяся за Калебом, безвольно упала.
        - Достаточно? Раскусил? - с изумлением переспросила она, тряхнув рыжими локонами. - Знаешь, Тоби, я вообще перестала понимать, что происходит.
        - Зато я все прекрасно понимаю, - с горечью сказал Тоби, поворачиваясь к двери. - Твои гости, по-моему, собираются уходить, - сухо добавил он, увидев в прихожей Калеба со спящим ребенком на руках.
        Калеб не был ее гостем - его пригласила Китти, но, что бы Тоби ни воображал себе, следующие пять минут она провожала их. И только потом подумала, что Калеб так и не напомнил ей о своем приглашении поужинать.
        На следующий день, когда Калеб привез Адама в школу, его обращение с Кэт трудно было назвать безучастным или равнодушным. Оно было откровенно ледяным.
        Никакого тепла или мягкой иронии, никакого намека на сегодняшний вечер. Калеб был молчалив и угрюм, коротко поговорил с Адамом, затем надменно кивнул Кэт и пошел обратно к машине.
        И Кэт сделала то, что, казалось, не могла бы сделать никогда.
        - Калеб! - негромко позвала она, следуя за ним. Во рту мгновенно пересохло, когда он, обернувшись, внимательно посмотрел на нее. - Я думала, - она сделала паузу, нервно облизнув губы, - что мы сегодня поужинаем вместе.
        Ее подбородок вызывающе вздернулся, она вся дрожала. А если он откажет ей? Сейчас Кэт имела некоторое представление, как чувствует себя мужчина, назначая женщине свидание, и это было совсем не смешно.
        Губы Калеба сжались в тонкую линию.
        - Я был не прав, - медленно сказал он.
        Она почувствовала, как кровь отхлынула от ее пылающих щек, а сердце бешено забилось в груди. Он не может… Не должен…
        - Не буду лгать, что мне не нравится, когда женщина просит меня о встрече, - усмехнулся Калеб, но глаза его подобрели. - В любом случае очень приятно получить приглашение от женщины, - закончил он, совершенно лишив Кэт дара речи.
        Она не приглашала его, черт возьми, а просто напомнила о его же собственном предложении!
        Калеб протянул руку и легко коснулся ее щеки.
        - Я заеду за вами в половине восьмого, и мы решим, куда отправимся.
        Кэт вздрогнула от его прикосновения, но быстро взяла себя в руки, увидев приехавших родителей с детьми.
        - Это будет замечательно, мистер Рейнольдз, - оживленно заговорила она.
        - Увидимся позже, Кэт, - кивнул Калеб, а его серые глаза откровенно смеялись над ее внезапно появившимся деловым тоном.
        Кэт пыталась сосредоточиться на работе оставшуюся часть дня, показавшегося ей слишком длинным, но ее мысли невольно отвлекались на Калеба. С ней никогда не случалось ничего подобного, и к вечеру она уже чувствовала легкое раздражение из-за человека, который явился причиной ее невнимательности и рассеянности.
        - Какая приятная новость! - Китти просто сияла, когда Кэт сообщила ей, что поужинает сегодня с Калебом.
        - Обе мои девочки, - она положила руки на плечи девушек, - проведут вечер с мужчинами.
        А то я уже начала расстраиваться из-за вас, - призналась она.
        - Только что звонил Тоби и пригласил меня к себе на ужин, - радостно объявила Кейт, и яркий румянец залил ее щеки.
        Кэт не могла припомнить, когда видела в последний раз свою подругу такой возбужденной, немного испуганной, но очень счастливой. Конечно, Кейт и раньше встречалась с мужчинами - за ней многие ухаживали в университете, но никто не вызывал у нее таких сильных эмоций. Кэт только надеялась, что Тоби окажется достойным их.
        Если же он заставит Кейт страдать!..
        - Замечательно, - сказала Кэт и ободряюще улыбнулась подруге. - Значит, вечером, Китти, ты остаешься одна?
        - Кто знает? - игриво заметила пожилая женщина. - Может быть, и для меня найдется мужчина.
        Все дружно рассмеялись. Китти очень любила своего мужа, и после его безвременной кончины в ее жизни больше не было ни одного мужчины. По ее словам, с Дэном никто не мог сравниться…
        - Я чувствую себя такой глупой, - призналась Кейт, когда часом позже спустилась вниз, уже готовая отправиться к Тоби.
        Кэт с восхищением оглядела подругу. Голубое платье под цвет глаз открывало стройные загорелые ноги; на лице почти не было косметики, только губы чуть тронуты помадой; шелковистые светлые волосы распущены по плечам.
        - Ты очаровательно выглядишь, - порадовалась Кэт.
        - Это из-за Тоби, - ответила Кейт.
        И Кэт еще раз мысленно обратилась к Тоби, умоляя не причинять боли ее подруге. Теперь она уже ничуть не сомневалась, что неожиданно для самой себя Кейт в него влюбилась. Но, к сожалению, понять, каковы намерения Тоби, она не могла.
        Великолепно, если он серьезно относится к возникшей ситуации и не играет чувствами Кейт. Если же это игра с его стороны, он с лихвой ответит за все.
        А между тем пришло время подумать и о себе. Едва вспомнив о вечере наедине с Калебом, Кэт опять почувствовала нервное напряжение. Он совершенно непредсказуем! Минуту назад - внимательный и дружелюбный, а в следующее мгновение как будто окатывал ледяной водой: И ни то, ни другое не доставляло ей особого удовольствия. Вот, например, сегодня он поставил ее в дурацкое положение - якобы именно она пригласила его поужинать, - и поэтому Кэт должна быть на высоте.
        Кейт уже ушла, Китти тоже куда-то исчезла, и, когда ровно в половине восьмого раздался звонок, Кэт поспешила сама открыть Калебу дверь. Бросив последний раз взгляд в зеркало, девушка осталась весьма довольна собой.
        Когда же она увидела Калеба в светло-серой рубашке и черных брюках, такого нарядного и импозантного, у нее перехватило дыхание.
        - Можно войти? - поинтересовался он, пока Кэт стояла, не сводя с него глаз. - Или свои свидания вы проводите на пороге?
        Очнувшись, Кэт широко открыла дверь, приглашая Калеба в гостиную. Ощущая на себе его испытующий взгляд, она, идя по коридору, сознательно слегка покачивала бедрами, демонстрируя стройные загорелые ноги.
        - Не хотите ли выпить чего-нибудь? - предложила Кэт.
        - Нет, благодарю, - ответил Калеб. - Я за рулем и предпочел бы выпить немного вина за ужином.
        Тогда зачем он вошел? Кэт хотела спросить, но промолчала. Потому что боялась услышать ответ?
        - Кейт нет дома, да и Китти тоже, - извинилась она.
        - Китти сейчас в Розовом Коттедже. Разве она не говорила вам, что сегодня посидит с Адамом? - Он задумчиво посмотрел на Кэт, которую неожиданное сообщение застало врасплох. - У Джейн опять какие-то планы на вечер, и Китти - единственный человек, кого я мог попросить об этом одолжении. К счастью, она с удовольствием согласилась.
        Так вот чем объясняются слова Китти. Но это также означает, что она знала о приглашении Калеба еще до того, как Кэт рассказала ей об этом.
        - Думаю, она прекрасно проведет время, им будет хорошо вдвоем, - уверенно сказала Кэт.
        Калеб охотно согласился:
        - Когда я уходил, они играли в животных.
        - Китти обычно играет…
        Кэт резко замолчала, понимая, что чуть не проболталась.
        - Да? - выжидающе спросил Калеб, высоко подняв брови.
        - … в карты, - быстро нашлась она, - но это так непохоже на игру в животных.
        Калеб кивнул, подал Кэт ее черный пиджак, и они вместе направились к машине.
        Адам определенно был для них самой безопасной темой; говоря о нем, они как будто отдыхали. Хотя, несмотря на то, что сейчас Калеб улыбался, Кэт впервые за все время почувствовала, что он очень напряжен. Трудно представить, что он, всегда такой сдержанный и уравновешенный, может быть в чем-то не уверен. Может быть, только в том, что этот вечер они проведут вместе?
        - Куда вы собираетесь отвезти меня? - спросила она, удобно устроившись на сиденье рядом с ним.
        Калеб включил зажигание, и автомобиль медленно отъехал от дома.
        - Если нет других предложений, мы поедем в один паб. Это недалеко, в двух милях отсюда. Мне сказали, что там довольно прилично и не надо заказывать столик заранее.
        Хотя Кэт не считала, что во вторник вечером рестораны переполнены, она ничего не сказала, тем более что паб ее вполне устраивал.
        - «Лебедь», - вспомнила она. - Там действительно очень уютно.
        Интересно, кто же посоветовал ему этот паб? Если Китти, то проблем нет, а если кто-то вроде Лилли…
        - Это Джейн, - ответил он с улыбкой, словно прочитав ее мысли.
        - Отлично.
        Кэт откинулась назад.
        - Знаете, Кэт, вы очень удивили меня утром, - сказал ей Калеб спустя некоторое время, когда они уже вошли в паб.
        Посетителей было немного, и они легко нашли свободный столик с видом на сад.
        - Вы не выглядите удивленным, - буркнула она, уткнувшись в меню.
        Сейчас, когда их окружали совершенно незнакомые люди, ей почему-то стало трудно смотреть Калебу в глаза. Он заметно выделялся среди остальных мужчин - высокий, темноволосый, красивый и статный. От нее не ускользнули взгляды нескольких женщин, брошенные украдкой на Калеба.
        - Я приятно удивлен, - уточнил он, широко улыбаясь ей и, казалось, совсем не замечая проявленного к нему интереса. - Вот уж не думал, что вы способны пригласить меня на ужин!
        Ее изумрудные глаза вспыхнули.
        - Не будьте таким самоуверенным, больше это не повторится, - отрезала она, всеми силами пытаясь сохранить определенный барьер между ними. - Вы обещали рассказать об удивительном превращении, происшедшем с Адамом.
        Кэт намеренно сменила тему: пусть думает, что именно поэтому ей хочется побыть с ним вдвоем.
        - Пойду, закажу что-нибудь, - сказал Калеб и встал. - А поговорить мы сможем во время еды.
        - Раз я вас пригласила, мне и платить, - с улыбкой заявила Кэт.
        - Будете платить, если я вдруг окажусь банкротом! - рявкнул он.
        Действительно, могло показаться, будто она хочет побольнее задеть его. Как же с ним трудно - никогда не знаешь, когда наступишь на мину. Хотя Кэт знала за собой такую черту - способность слегка подтрунить над кем-то.
        - Я бы выпила белого вина, если, конечно, на обратном пути вы не усадите меня за руль.
        - Вам приходилось когда-нибудь управлять автомобилем?
        - Случалось как-то, - небрежно заметила она.
        У ее отца был небольшой пикапчик, на котором Кэт любила кататься вокруг фермы.
        - В таком случае я запомню ваше предложение.
        Калеб направился к бару сделать заказ, и его громкие и, очевидно, забавные реплики вызвали у барменши одобрительный смех.
        Самонадеянный. Снисходительный… Если думает, что его заигрывание с Хэйли произведет на нее впечатление, то он ошибается. Она познакомилась с Хэйли два года назад, хорошо знала ее мужа - большого любителя затевать драки, если, на его взгляд, кто-то слишком внимателен к его жене. А Калеб вел себя именно так. Впрочем, ему не повредит, если его раз в жизни поставят на место.
        Пару минут спустя Калеб возвратился с подносом, на котором стояли два бокала вина и вазочка с острым розовым соусом.
        - Прежде чем мы вернемся к разговору об Адаме, я бы хотел извиниться за свой резкий тон. - Он вздохнул. - Алисия была из состоятельной семьи. Я был вполне способен обеспечить и жену, и ребенка, но она постоянно подчеркивала, что может сама содержать себя и Адама, - без моей помощи.
        Для такого гордого человека, как Калеб, ситуация складывалась явно не простая. Но и Кэт тоже была довольно хорошо обеспечена и не нуждалась в финансовой поддержке кого бы то ни было. Правда, мать внушала ей, что существует мужское самолюбие, и если его задеть, то может случиться непоправимое.
        - Вы были правы на сто один процент на счет Адама, - продолжал Калеб. - Мой сын подслушал наш спор с Алисией. И после того, как она посадила его на заднее сиденье машины и отъехала, он начал плакать и звать меня.
        Алисия сначала рассердилась, потом расстроилась. Она просила его замолчать, но Адам продолжал рыдать. Тогда она совсем обезумела. И чем больше гневалась, тем сильнее он кричал. А затем произошла эта катастрофа.
        Калеб стиснул зубы. Было видно, что он пытается совладать со своими чувствами, вновь переживая в душе муки своего сына, его шестимесячное молчание.
        Так как мать запретила Адаму звать папу, малыш перестал говорить вообще.
        Кэт схватила Калеба за руку.
        - Вы нашли с ним общий язык, а это очень важно, - горячо убеждала его она. - Потребуется совсем немного времени, чтобы Адам смог снова общаться с людьми и доверять им. А пока он сделал первый шаг - он заговорил. Дайте ему время.
        На лице Калеба еще лежала печать сомнения, и Кэт пыталась приободрить его:
        - Адам так любит вас. Главное, что вам удалось внушить ему, что он совсем не виноват в смерти матери. Остальное чуть позже встанет на свои места.
        Вполне естественно, что Адам еще не полностью раскрепостился, но Кэт не сомневалась: очень скоро он станет таким же веселым и счастливым мальчиком, каким его помнил отец.
        Калеб покачал головой.
        - Пока вы не раскрыли мне глаза, я оставался в полном неведении. Подумать только, я мог так никогда и не осознать…
        - Конечно, вы бы обо всем догадались, - живо вмешалась Кэт. - Просто все ваши мысли и чувства были поглощены смертью жены.
        - Я не любил ее больше, Кэт, - медленно произнес Калеб. - И не любил ее многие годы.
        Она судорожно сглотнула.
        - Любую смерть трудно пережить, Калеб, а ведь Алисия была матерью вашего сына. Об этом нужно постоянно помнить, вы же сами все понимаете.
        Его рука дотронулась до ее локонов.
        - Такая мудрая головка на столь юных плечах.
        - Я не так уж и молода, Калеб, - насмешливо ответила она.
        Все это время ее сердце неистово билось от его волнующей близости.
        - Иногда мне кажется…
        - Один салат с креветками и один бифштекс без картошки, - громко объявила Хэйли, ставя перед ними заказанные блюда.
        За столом воцарилась тишина, затем Кэт и Калеб, встретившись взглядами, дружно прыснули со смеху. У них был слишком серьезный и напряженный разговор, который Хэйли прервала своим неожиданным появлением, и поэтому разрядка оказалась весьма банальной.
        Барьер, существовавший между ними, сломался, и они спокойно приступили к еде, неторопливо беседуя, как добрые старые друзья. Исчезло чувство прежней настороженности и недоверия, они искренне наслаждались обществом друг друга.
        Спустя два часа Калеб протянул Кэт ключи от автомобиля, предоставляя ей возможность хоть немного побыть за рулем. И вовсе не потому, что он много выпил за ужином - они заказали по бокалу вина, затем по чашечке кофе, а чуть позже немного минеральной воды.
        - Прекрасная машина, - отметила Кэт, когда развернула «БМВ» и выехала со стоянки, прежде чем свернуть к дому.
        - Просто хороший водитель, - пробормотал Калеб, запрокинув голову и прикрыв глаза, - я знал, что у вас получится.
        - Откуда вы могли знать? - требовательно спросила Кэт.
        Он ласково посмотрел ей в глаза.
        - Вы никогда ничего не делаете наполовину, Кэт.
        Она заставила себя смотреть на дорогу. Нет, у нее не хватит смелости признаться Калебу, как сильно она его любит. А вечер, проведенный вместе, лишь усилил это чувство. Кэт уже не размышляла, что с ней будет дальше. Просто получала удовольствие оттого, что он рядом.
        Вскоре они остановились перед Розовым Коттеджем. Калеб неожиданно повернулся, обнял и поцеловал Кэт - сначала нежно, потом со стремительно нарастающей страстью. Его руки нетерпеливо скользили по ее спине, а Кэт все крепче прижималась к нему. Почувствовав, как его пальцы ласкают ее грудь, она тихо застонала от наслаждения, ощущая блаженное тепло, разливающееся по всему телу.
        Между ними уже происходило нечто подобное, и сейчас она вновь отчетливо поняла, что ей этого мало. Она хотела большего. Ее руки бесстыдно обвивали Калеба, его поцелуи доводили ее до исступления.
        Потом до них внезапно дошла комичность ситуации, и Калеб начал посмеиваться, затем зарылся носом в ее волосы, и они оба, не выдержав, тихо рассмеялись.
        - Давненько со мной не случалось такого! В машине, как мальчишка… - Теперь он просто трясся от смеха.
        - А вы знаете, - поинтересовалась Кэт, - что у Лилли есть бинокль и он теперь наверняка направлен на нас.
        Калеб с удовольствием смотрел в ее веселые глаза.
        - Вас действительно это волнует? - Он положил руку ей на шею, нежно играя шелковистыми локонами.
        - Нет, - честно призналась Кэт. - С того момента, как вы приехали, моей репутации пришел конец. Но все равно, - она грустно улыбнулась, - мы должны пойти проведать Адама и Китти.
        Калеб неохотно выпрямился.
        - Вы правы. - Он помолчал немного, а потом сказал: - Сегодня я был счастлив, Кэт. В первый раз за все время, проведенное с вами, - добавил он.
        - Я рада, - пробормотала Кэт.
        Они вышли из машины и рука об руку направились к коттеджу.
        Китти радостно приветствовала их, отложив книгу.
        - Адам спит уже несколько часов, - заверила она Калеба. - Он не доставил мне никаких хлопот. Если в ближайшее время вам опять понадобится няня, дайте мне знать.
        - Непременно воспользуюсь вашим предложением, Китти, - с шутливой угрозой произнес он, посмотрев на покрасневшую Кэт.
        Китти также взглянула на Кэт.
        - Как я сказала - в любое время.
        Кэт вдруг почувствовала себя неловко. Со стороны могло показаться, что между ней и Калебом уже все решено. Однако она еще не была готова принять решение, да и Калебу это вряд ли понравилось бы. Они провели вместе всего два вечера, не считая того, самого первого, когда она пришла поговорить об Адаме.
        - Нам пора, Китти. - От смущения ее голос прозвучал более резко, чем ей хотелось бы, но она уже не могла ничего изменить.
        Калеб устремил на девушку пристальный взгляд.
        - Конечно, - поспешно согласилась Китти и грациозно поднялась из кресла. - Я только…
        - Тогда доброй ночи, Калеб, - прервала ее Кэт, подозревая, что прощание может слишком затянуться.
        - До свидания, Кэт, - медленно сказал он, не сводя с нее глаз.
        Вернувшись, домой в машине Китти, Кэт вдруг поняла, что сегодня у Калеба было много возможностей заговорить о Китти, упомянуть, что ему известна ее тайна. Но он этого не сделал. Когда же, наконец, у него развяжется язык? Ведь не кто-нибудь, а сама Кэтрин Мэйтланд нянчила его сына в этот вечер.
        - Как прошел ужин?
        - Спасибо, очень хорошо, - ответила Кэт, глядя на дорогу. Сегодня ей довелось управлять сразу двумя автомобилями, и ни один из них не принадлежал ей.
        - По-моему, Калеб - прекрасный человек, - удовлетворенно заметила Китти. - Я тебе уже говорила - однажды, что никогда не ошибаюсь в отношении мужчин.
        Но Кэт усомнилась в ее прозорливости: может ли Китти быть уверена и в Тоби, если, войдя в кухню, они нашли там Кейт, сидевшую за столом и рыдавшую так, как будто ее сердце было разбито?



        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        - В чем дело? - Кэт, едва оправившись от шока, подбежала и обняла Кейт. - Что, черт возьми, произошло?
        Что бы то ни было, она не позволит Тоби уйти от ответа!
        - Возможно, случилось что-то ужасное, раз Кейт так расстроилась. - Китти участливо наклонилась над внучкой.
        - Я не расстроена. - Кейт подняла голову, в ее голосе чувствовалась ярость, голубые глаза горели страстным огнем. - Расстроена - это слишком мягко сказано. Я в бешенстве! И если бы я не убежала от Тоби, то, наверно, убила бы его.
        - Но Тоби не мог…
        - Он отвратительный, испорченный, подлый, двуличный предатель!
        Кейт сердито выкрикивала оскорбительные слова, а на ее щеках полыхали два темно-красных пятна. Видимо, Тоби был далек от признания в любви. Он определенно что-то натворил.
        - Я поставлю чайник и заварю нам по чашечке чаю, - жестко произнесла Китти. - А потом, Кейт, если захочешь, ты нам обо всем расскажешь.
        - Приготовьте, пожалуйста, чай для четверых, - произнес Тоби, который незаметно вошел в кухню через боковую дверь.
        - Убирайся! - в ярости выкрикнула Кейт, поднимаясь ему навстречу. - Кому говорю…
        - Это касается не только тебя, Кейт, - мрачно перебил ее Тоби. Сейчас он потерял свою былую мальчишескую привлекательность - глубокие морщины внезапно проявились около глаз и рта, и теперь он выглядел на свои тридцать пять лет. - Я не хотел говорить тебе, Кейт, - продолжал он, встретив ее немигающий взгляд, - и вполне мог уехать отсюда раньше планируемой выставки, никому ничего не объясняя…
        - Значит, пока не откроется выставка, - язвительно вставила она. - Ну что ж, мы очень благодарны тебе.
        Он вздохнул, качая головой:
        - Ты не дала мне возможность объясниться раньше.
        - Потому что нечего объяснять, - снова накинулась на него Кейт. - Существование картины и есть объяснение!
        - У меня не было шанса даже сказать тебе, что я не буду ее выставлять. Картина уже отозвана.
        Кейт внезапно успокоилась и, подозрительно глядя на него, выдавила:
        - Я не верю тебе.
        Кэт и Китти стояли неподвижно, как статуи, наблюдая за развернувшейся перед ними сценой. Единственное, что было для них очевидно в этом эмоциональном разговоре, - Кейт с Тоби влюбились друг в друга. Они были слишком разные: Кейт - всегда сдержанная и спокойная, Тоби - легкомысленный, непостоянный, и все же в этот момент именно Тоби контролировал ситуацию, а Кейт настолько не отдавала себе отчета в своем поведении, что Кэт не узнавала ее.
        - Китти, у меня есть подарок для вас, - сказал Тоби. - Он в машине.
        От неожиданности Китти несколько опешила.
        - Подарок для меня?
        Тоби кивнул.
        - Вы все поймете, когда увидите его. - И он вышел из дома.
        Кэт безумно хотелось накинуться на подругу с расспросами, но на Кейт было жалко смотреть: побелевшая от напряжения, она могла сорваться в любую минуту. И Кэт показалось, что приятный вечер, проведенный с Калебом, остался в далеком прошлом.
        Когда в прихожей зазвонил телефон, она уже точно знала, что это Калеб. Возможно, стресс пережитых ею минут каким-то образом передался ему, и вот он звонит, беспокоясь за нее. Да нет, ерунда, просто хочет удостовериться, благополучно ли они доехали до дома.
        - Я подойду, - быстро сказала она и поспешила к телефону.
        - Кэт? - хрипло приветствовал ее Калеб, когда она подняла трубку. - Я только хотел пожелать вам спокойной ночи и сказать, что я провел удивительный вечер.
        - Я тоже, - прошептала девушка.
        - Кэт, нам нужно поговорить.
        Она слегка насторожилась: они беседовали весь вечер!
        - О чем же?
        - О, Кэт, вы должны понять, что я… Почему вы говорите шепотом? - Неожиданно для себя он тоже сбавил тон.
        Кэт просто не терпелось узнать, что же она должна понять. Понять, что он - что? Любит ее? Желает ее? Что?
        - Кэт?
        Она глубоко вздохнула, сознавая, что Калеб не собирается удовлетворить ее любопытство, так как момент был упущен.
        - Уже поздно, Калеб, - мягко извинилась она.
        Только Богу известно, как бы он поступил, если бы знал, что в данный момент происходит в их доме!
        - Я не хочу беспокоить остальных, - начала она, но громкие голоса Кейт и Тоби были хорошо слышны из кухни.
        - Мне кажется, еще никто не спит, - сухо заметил Калеб, очевидно услышав шум. - Уверен, что это не Кейт и Китти.
        - Нет, - подтвердила Кэт. - Зашел Тоби и…
        - Вестворд у вас? - нетерпеливо перебил он ее.
        Кэт чуть не застонала - эти мужчины реагировали друг на друга, как бык на красную тряпку.
        - Сейчас объясню, - торопливо начала она. - Он приехал…
        - В одиннадцать часов? А я думал, что они вместе с Кейт.
        - Так и было. Я… Появились проблемы, Калеб.
        Она больше не могла вынести криков, доносившихся из кухни.
        - Какие? - прямо спросил он.
        - Большие, - осторожно ответила Кэт. - Спасибо за звонок, Калеб, но мне действительно пора.
        На кухне наступила зловещая тишина, не предвещавшая ничего хорошего, так же как и доносившиеся ранее крики.
        - Увидимся утром. - Вы…
        - Я должна идти, Калеб.
        Кэт повесила трубку, прежде чем он успел остановить ее, и вернулась на кухню. Она поговорит с Калебом завтра, когда будет точно знать, в чем дело. Сейчас она вообще ничего не понимала.
        Но, увидев прислоненную к стене огромную картину, Кэт, застыла на месте, потеряв дар речи.
        - Она называется «Время», - прокомментировал Тоби.
        А Кэт все стояла и смотрела, не в силах оторвать от картины глаз.
        На ней были изображены три периода жизни женщины: сначала молодая девушка, счастливая и влюбленная, затем женщина средних лет, уже слегка разочарованная в жизни, и, наконец, пожилая дама, все еще красивая, внутренне спокойная и безмятежная.
        Без всякого сомнения, картина являлась шедевром. Портрет женщины, которую Кэт боготворила, был так безукоризненно выполнен, с такой теплотой и любовью, что невольно вызывал слезы.
        Женщина, изображенная на картине в своих трех ипостасях, не была Китти. Это была Кэтрин Мэйтланд!
        Кэт осуждающе посмотрела на Тоби, и ее глаза вспыхнули.
        - Так ты знал! Все это время!
        Она так ошиблась в Тоби, считая его совершенно безобидным!
        Художник опустил голову.
        - Я знал это еще до нашего знакомства, - угрюмо ответил он, умоляюще глядя на Китти. - Мой агент - та самая блондинка, с которой меня однажды видели, Кэт, - продолжал он, - решила, что для моей выставки нужно что-то выдающееся, что привлекло бы внимание широкой публики. После некоторых неудачных попыток я напал на след Кэтрин Мэйтланд, жившей в этом доме после ее исчезновения из общественной жизни. Я с трудом поверил своей удаче, когда оказалось, что дом куплен внучками Кэтрин. А потом совсем нетрудно было выяснить, что Китти и есть та женщина, которую я искал. Рейнольдз как-то спросил меня, почему я решил обосноваться здесь. Теперь вы все знаете.
        Лучше бы им оставаться в неведении. Они симпатизировали Тоби, доверяли ему, а он так поступил!
        - Это действительно потрясающая картина, Тоби, - наконец заговорила Китти. - Но как тебе удалось так четко уловить мои черты и отразить в них…
        - Ясность и покой? - с воодушевлением закончил Тоби. - Потому что вы такая и есть, Китти. Я начал восхищаться вами много месяцев назад.
        - Ах, какая чувствительная натура! - съязвила Кейт. - Ты нас просто использовал, Тоби. Всех без исключения. Приехал в деревню, специально подружился с нами, чтобы нарисовать вот это! - она яростно ткнула пальцем в картину.
        Кэт понимала ее гнев и негодование, она тоже чувствовала себя обманутой и сейчас ненавидела Тоби, но не восхищаться портретом не могла.
        Безусловно, Тоби мог по праву гордиться своим творением.
        Уже во второй раз за последние пятнадцать минут боковая дверь кухни распахнулась и кто-то вошел.
        Кэт в изумлении уставилась на Калеба Рейнольдза. Выражение его лица было мрачным, а глаза буквально пронизывали Тоби насквозь.
        А как же Адам? Он не мог оставить его одного. А вдруг малыш проснется?
        - Я фактически захватил в плен проходящую мимо соседку и попросил ее приглядеть за ним, - объяснил ей Калеб, снова с удивительной легкостью читая ее мысли. - Это почти, правда. Лилли выгуливала свою собаку и…
        О Господи!
        Калеб остолбенел, увидев картину. Пока он смотрел на нее, мозг Кэт усиленно работал. Лилли! Он попросил Лилли Стюарт побыть с Адамом. Кэт даже представить не могла, что скажет Лилли утром на почте в связи с его необычным поведением.
        Калеб, наконец, повернулся к Тоби.
        - Изумительно, - с восхищением пробормотал он. - Она продается?
        - Калеб, - запротестовала Кэт.
        - Не для меня, - мягко улыбнулся он. - Я хотел купить ее для вас.
        - Для меня? Но почему? Я не…
        - Эта картина должна остаться в семье, - уверенно сказал Калеб. - И как внучка Китти вы должны принять ее.
        Кэт была потрясена. Сначала Тоби, а сейчас Калеб!.. Неужели все знали?
        Когда Китти приняла решение покинуть Ирландию, где проживала в относительной безвестности, выбор был очевиден - любимая ею Англия. Они были предельно осторожны, покупая дом, делая все возможное, чтобы имя Кэтрин Мэйтланд никогда не упоминалось. В целях предосторожности девушки решили, что даже лучше, что Кэйтлин Рурк - известная всем внучка Китти - внешне совсем не похожа на бабушку. И анонимность Китти будет сохранена, если для непосвященных она станет бабушкой одной лишь Кейт. А Кейт была кузиной Кэт, которая однажды приехала в семью Рурк, будучи маленькой девочкой, той самой, к которой Кэт так отчаянно ревновала…
        Когда же Калеб узнал об этом?
        - Сегодня я выступала в качестве гида, показывая Калебу дом, - заговорила Китти. - А потом у нас состоялся дружеский разговор. - Она тепло улыбнулась ему.
        Теперь Кэт поняла, почему он не упоминал имя Кэтрин Мэйтланд за ужином. Он уже узнал обо всем еще раньше, побеседовав с Китти.
        - Я не действовал за вашей спиной, - возразил Калеб в ответ на ее укоризненный взгляд. - Китти первая решила открыть мне вашу тайну.
        - Это правда, Кэт, - ласково обратилась к ней бабушка. - Мне становилось все более очевидно, особенно в последнюю неделю, что мое присутствие здесь так мешает личной жизни моих девочек…
        - Неправда, - запротестовала Кейт. Не отставала и Кэт:
        - Конечно, нет!
        Китти привезла маленькую Кейт в Ирландию. Девочки вместе пошли в школу, вместе окончили колледж семь лет назад. Поэтому Кэт, уже не могла припомнить, чтобы они когда-то разлучались. Быть вместе, рука об руку в этой жизни казалось так естественно для них, что они, не раздумывая, обе приехали в Англию с Китти, когда та приняла это решение. Они нежно любили бабушку, готовы были защищать ее, встать на пути у любого, кто намеревался причинить ей вред.
        - Да, дорогая, это влияет на твою жизнь и жизнь Кейт, - решительно продолжала Китти. - У вас сейчас непростой период. Великий Боже! Вам уже по двадцать пять, и давно пора одной, а то и обеим сделать меня прабабушкой. И, если я не ошибаюсь, - добавила она лукаво, - есть мужчины, которые могут стать вашими партнерами в этом непростом деле.
        - Бабушка!
        - Китти!
        Девушки готовы были сквозь землю провалиться от смущения, не в силах поднять глаз на Тоби и Калеба.
        - Я бы оказал содействие Кэт, - весело протянул Калеб. - Одна из ваших внучек, Китти, вполне умет обращаться с мужчинами.
        - А вас пока не спрашивают, - огрызнулась Кэт, и ее зеленые глаза засверкали.
        - Забудьте на какое-то время о равенстве, - парировал он. - Когда дело дошло до предложения, то говорить буду я один.
        - Да как…
        - Вы выйдете за меня замуж, Кэйтлин Рурк, - мягко сказал он, хотя мягкость в его словах была обманчивой. Об этом свидетельствовали волнение и страстное желание в его глазах.
        - Я…
        - Кэт, я собираюсь отправиться в Ирландию и поселиться с твоими родителями, - перебила ее Китти, давая внучке понять, что это никак не связано с ее ответом Калебу. - Я сделала, что хотела, мои дорогие. Живя с вами, я отдохнула душой, а сейчас, думаю, пора вернуться домой, в Ирландию. Да, я сказала: домой. - Она, улыбаясь, посмотрела на изумленных девушек. - Только здесь я по-настоящему поняла, как люблю мою родину - Ирландию.
        А Кэт все еще находилась под впечатлением от предложения Калеба. Неужели он говорил всерьез?
        - Я уверена, что вам обоим хорошо известна история моего раннего ухода со сцены и бегства от людей, - обратилась Китти к мужчинам. - У меня была удивительная карьера, но она принесла моей семье много горя, - вздохнула она, печально качая головой. - Две мои дочери выросли буквально у всех на виду, и куда бы они ни пошли, за ними всегда наблюдали чьи-то любопытные глаза. Им нельзя было допускать ошибок и поддаваться соблазнам, столь свойственным юным девушкам, - все это незамедлительно появлялось в газетах весьма сомнительного содержания. Моя старшая дочь Аманда избежала этого, когда полюбила Мишеля Рурка и вышла за него замуж. А Мишель всегда защищал свое, то есть жену и дочь.
        Она выразительно посмотрела на Кэт, и та в ответ улыбнулась ей сквозь слезы, зная, что признание причиняет бабушке боль, как когда-то и всей семье.
        - К моей младшей дочери судьба не была так благосклонна. На десять лет моложе Аманды, Патти стала для меня смыслом жизни, особенно после смерти мужа. К несчастью, она превратилась в центр внимания закулисной жизни. И конечно, неудивительно, что дочка влюбилась в абсолютно недостойного ее человека. Извини, Кейт, он был твоим отцом.
        - Все в порядке, Китти. - Кейт понимающе кивнула. - Я не строю иллюзий в отношении отца.
        - Как бы я этого ни желала, но, к сожалению, наша воля не изменит того, что случилось, - решительно продолжала Китти. - Патти влюбилась в Жана Брэйди. И хотя я сразу раскусила его - он оказался обычным охотником за удачей, - моя дочь попала под его влияние и не могла сказать ни слова ему поперек. Она вышла за него замуж против моей воли. Но коль скоро она была его женой, ничего не оставалось, как мужественно скрывать под улыбкой свои переживания. Когда же Патти забеременела, Брэйди стал вспыльчивым и нетерпимым по отношению к ней.
        В кухне царила напряженная тишина. Китти снова горестно вздохнула.
        - Это был несчастный брак. Когда Патти рожала, ее муж развлекался в постели с другой женщиной. Вскоре моя дочь снова превратилась в добычу для репортеров, знавших о скандалах в семье Мэйтланд и устроивших настоящую охоту на бедную Патти. - Китти судорожно сглотнула. - Кейт было два месяца от роду, когда Патти, не в силах выдержать больше, выпила упаковку таблеток. - Она вытерла слезы, вспомнив свою умершую дочь. - Неужели кажется странным, что после всего этого я бежала прочь от людей? Так я рассталась со своей карьерой, взяла внучку и…
        - И отправились в Ирландию к Мишелю и Аманде, - закончил за нее Калеб. - Я был горячим поклонником таланта вашей бабушки, Кэт, - напомнил он ей, видя, как она снова насупилась. - Я знал, что старшая дочь Кэтрин вышла замуж за жокея Мишеля Рурка и что их дочь - вы, Кэт. Но я не собирался ни с кем говорить об этом.
        На последней фразе он немного повысил голос и холодно посмотрел на Тоби. Тот уныло ответил на его взгляд.
        - До вашего приезда я принес Китти в подарок эту картину.
        - Как великодушно с вашей стороны, - презрительно заметил Калеб. - Совесть взяла верх над тщеславием?
        - Нет. - Тоби опустил голову. - Просто я влюбился, как и вы.
        Руки Калеба сжались в кулаки.
        - Но сперва решили опробовать свои чары на Кэт, - резко произнес он. - Убирайтесь, Вестворд, или…
        - Я люблю Кейт, Рейнольдз. - Тоби перевел умоляющий взгляд на ошеломленную его признанием Кейт. - Я допускаю, что сначала пытался использовать всех, чтобы добиться своей цели. Но, поверьте, тогда для меня существовала только будущая картина. Однако, познакомившись и подружившись с вами, я понял, что не смогу выставить Китти напоказ перед публикой, зная, как это может отразиться на всех вас.
        - Скромность, по-моему, не является вашим основным достоинством, - язвительно вставил Калеб.
        Тоби исподлобья посмотрел на него.
        - Сомневаюсь, что и вы хорошо с ней знакомы.
        - Разговор сейчас не обо мне, - протянул Калеб. - Я не из тех, кто обманным путем вкрадывается в доверие к людям ради своих целей.
        - Джентльмены, джентльмены, - Китти заставила замолчать обоих. - Поскольку в ближайшее время вы, возможно, женитесь, я прошу вас прекратить взаимные унижения и оскорбления. Лучше обратите внимание на моих внучек. Что же касается картины, Тоби, это действительно шедевр, и я уверена: она принесет тебе успех, которого ты так ждал.
        - Она ваша, Китти, - твердо стоял на своем Тоби.
        Китти протянула руку и нежно коснулась его щеки.
        - Спасибо. А сейчас я иду спать, - заявила она. - Я не так молода, как когда-то, и мне кажется, что нам еще столько всего предстоит.
        Мой отъезд в Ирландию, подготовка к двум свадьбам…
        - Сначала я должен объясниться с Кейт, - ответил Тоби.
        - Ну что ж, действуй, - сказала Китти, целуя своих внучек, после чего вышла из кухни.
        - Давайте пройдем в гостиную и дадим Кейт и Тоби возможность поговорить, - предложил Калеб.
        Он встал и открыл перед Кэт дверь. Кэт взглянула на сестру. Она видела, что Кейт все еще чувствует себя неуверенно. Подойдя к Кейт и ласково погладив ее руку, она прошептала:
        - Картина очень понравилась Китти, да она не так уж и расстроена.
        - Но…
        - Дайте человеку шанс, Кейт, - вмешался Калеб. - Мы все делаем ошибки. По крайней мере, Тоби признался во всем и смог частично их искупить.
        Они молча вышли из комнаты и направились в гостиную. Верит ли Калеб, что его жизнь с Кэт будет счастливее жизни с Алисией? Действительно ли он сделал ей предложение? А. если его намерения серьезны, то, как к этому отнестись? Эти вопросы теснились у нее в голове.
        А сможет ли она преодолеть свое недоверие к мужчинам и стать женой Калеба? Как бы ей этого хотелось!
        Калеб совсем не похож на Грэйхема. Он пробовал защитить Китти, даже хотел купить картину у Тоби, чтобы она осталась в семье…
        - Кэт, - нежно проговорил Калеб, - мы не так давно знакомы, но я люблю тебя. Пока мы отсутствовали с Адамом, я ни на минуту не переставал думать о тебе. Я никого не любил так, как тебя. Ты такая преданная, честная, красивая - все, о чем можно лишь мечтать. Мне оставалось только надеяться, что и ты полюбишь меня. Ну, скажи же хоть что-нибудь! Если я похож на идиота, ради Бога, останови меня!
        Его глаза с мучительной болью смотрели на нее.
        Кэт подбежала к нему, обняла его за талию и положила голову ему на грудь.
        - Ты совсем не смешон, я тоже очень люблю тебя, - ласково сказала она, уже точно зная, что настало время забыть о прошлом. - Однажды ты спрашивал меня о человеке, который предал меня, помнишь? И я тогда ушла от ответа. - Она вздохнула. - Ты был прав, Калеб. Он использовал меня, чтобы подобраться к Китти. - Немного помолчав, она продолжила: - Я собиралась выйти за него замуж, но вовремя все поняла. Это принесло мне…
        - Ублюдок, - прорычал Калеб. - Кто он?
        - Сейчас это уже неважно, - с легкостью ответила Кэт. - Калеб, милый, я так люблю тебя, так хочу быть с тобой и Адамом!
        - Всегда?
        - Всегда, - кивнула она.
        - Как жена?
        - Да, - прошептала она, чувствуя, как он крепко обнял и прижал ее к себе. Так крепко, как будто вообще не хотел отпускать.
        Она посмотрела на него светящимися от любви глазами.
        - Я буду счастлива стать твоей женой, Калеб.
        - Спасибо, - поблагодарил он чуть дрогнувшим голосом, а затем наклонился, взял в ладони ее лицо и стал покрывать его поцелуями.
        Они были объяты огнем желания, их неудержимо тянуло друг к другу. Так было всегда между ними. И так будет!
        Некоторое время спустя они сидели на софе в гостиной. Кэт, уютно устроившись в объятиях Калеба, вдруг вспомнила о малыше, оставшемся в коттедже под присмотром Лилли. Но Калеб лишь рассмеялся, когда она напомнила ему об этом. Его пальцы продолжали ласково играть с ее рыжими локонами.
        - Я приглашу ее на свадьбу, когда вернусь. Лилли это очень понравится, особенно, - лукаво улыбнулся он, - когда я сообщу ей, что это будет двойная свадьба.
        Как замечательно, что они с Кейт выйдут замуж в один день, вместе разделят эту радость, ведь, они всегда все делали вместе!



        ЭПИЛОГ

        - Как ты себя чувствуешь сегодня, дорогая?
        Калеб легко коснулся губ Кэт, а затем наклонился поцеловать в щечку свою маленькую дочь, которую Кэт кормила грудью.
        Они с Калебом поженились чуть больше года назад, и для них это был радостный и счастливый год.
        Сестры по-прежнему работали в своей школе, конечно согласовав решение с Калебом и Тоби. Обе пары остались жить в Клив-Хаузе, каждая - на своей половине. Адам был окружен всеобщей любовью и вниманием. И у него появился свой любимец - маленький черный котенок с белыми лапками, взятый у Мэдди.
        Их немного волновал вопрос, как Адам воспримет рождение сестренки или братишки, но, когда родилась Аннабель, он первый поспешил сообщить радостную новость тете Кейт и дяде Тоби.
        Впрочем, удовольствие, которое мальчик получал от общения с сестричкой, не шло ни в какое сравнение с тем, что чувствовал Калеб. Он лишь частично был занят в университете, проводя остальное время с семьей. Помогал Кэт, вскакивал по ночам к плачущей дочке. И никогда не стыдился своих слез, счастливых слез, когда смотрел на любимую жену с крохотной дочуркой на руках.
        Это был удивительный год для всех, и Кэт знала, что их любовь становится крепче и глубже день ото дня.
        - У меня все в порядке, - улыбаясь, сказала она Калебу, отнимая дочь от груди и укладывая в кроватку, поудобнее устраивая ее на ночь.
        - По-моему, ты чем-то озабочена, - заметил Калеб, внимательно посмотрев на нее и начиная потихоньку раздеваться.
        В прошлом году он, казалось, почувствовал, как сделать ее счастливой, до того как она сама поняла это. Их совместная свадьба с Кейт и Тоби отмечалась в Ирландии, куда приехали все родственники и друзья. Решение жить всем вместе в Клив-Хаузе и быть одной семьей, но одновременно иметь свою долю собственности тоже принадлежало Калебу. Мужчины давно уже стали добрыми друзьями. Кейт сейчас была на шестом месяце беременности, и Тоби постоянно спрашивал у Калеба совета, что и как лучше для нее сделать.
        Да, это был счастливый год, и Кэт уже не могла представить своей жизни без Калеба.
        Она легла в постель рядом с мужем.
        - Сегодня Аннабель исполнилось ровно полгода, и я показывала ее врачу, - сообщила она ему.
        Калеб мгновенно напрягся.
        - У нее все хорошо, дорогой, - смеясь, успокоила она мужа.
        - Тогда…
        - Я тоже проверялась сегодня.
        Они с Калебом уже давно не занимались любовью. Их первая брачная ночь была такой же волнующей и необыкновенной, как и все последующие ночи. Даже беременность Кэт нисколько не уменьшила их желания и страсти.
        Но с рождением Аннабель интимные отношения пришлось прекратить. Кэт надеялась, что ненадолго, хотя сейчас ощущала некоторую неловкость, готовясь объяснить Калебу, что снова готова к интимной близости.
        - Какие-то проблемы? - Он выглядел озабоченным.
        - Совсем нет, - мягко ответила она, думая, как еще можно просить мужа заняться с ней любовью.
        - И все в порядке?
        - Калеб… - Она потянулась к нему и обняла его за шею. - Ты никак не хочешь мне помочь.
        Он покачал головой:
        - Наверно, потому, что не понимаю, в чем, собственно, дело.
        Кэт весело рассмеялась:
        - Это касается только меня. Доктор дал мне карт-бланш, Калеб. - И она выжидающе посмотрела на него.
        Сначала его взгляд ничего не выражал, затем до него медленно стали доходить ее слова. Но вместо радости, которой она ожидала, на его лице появился страх.
        Кэт в недоумении отшатнулась.
        - Что такое, Калеб? Ты больше не хочешь меня?
        Ее фигура снова обрела прежние очертания, разве что грудь стала чуть полнее. Но, может быть, Калеб не находит жену столь привлекательной, как раньше?
        - Не будь дурочкой!
        Неожиданная резкость, как ни странно, рассеяла ее подозрения.
        - Кэт, я хотел тебя с первого дня нашей встречи. Но сейчас ты для меня вдвойне желанна - такая нежная, женственная. Я безумно хочу быть с тобой, любить…
        - Тогда…
        - А ты хочешь меня, Кэт? - Он нахмурился, чувствуя какую-то неуверенность. - Действительно хочешь? Или ты просто… просто…
        Ох, Калеб, милый Калеб! Все эти недели он боялся, что она начнет избегать его близости, как Алисия когда-то…
        Ее руки крепко обвили его шею.
        - Я не была расстроена сегодня, мой дорогой. Я мечтала, чтобы день поскорее закончился, наступила ночь, мы легли бы в постель и любили друг друга.
        Калеб с шумом выдохнул, все его прошлые сомнения рассеялись, едва он заглянул ей в глаза.
        - О, Кэт, - простонал он. - Моя любимая, моя единственная. В тебе вся моя жизнь. Я всегда буду любить тебя!
        И Кэт знала, что будет любить и желать его до конца своих дней.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к